КулЛиб электронная библиотека 

Сердце атолла [Максим Зарецкий] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Максим Зарецкий Сердце атолла

Глава 1

Аэтонэ стояла перед седым вулпи в человеческом обличии. Несмотря на все усилия, ей так и не удалось вернуть себе собственный облик. Потеря большей части эссенции крови вкупе с пережитым сделали её инвалидом. Серый вулпи уверял, что со временем она сумеет восстановить родословную драконов и даже вернуть способность к перевоплощению, ну а сейчас ей оставалось просто ждать и довольствоваться путём развития обычного человека.

К сожалению, это совсем не означало, что она тем самым отсрочила приближающееся Небесное Бедствие до этапа «Совершенства», как это происходило у людей. Кровь драконов, пускай и сильно ослабленная после ритуала в любом случае ставила её перед Бедствием на этапе «Осознания». И вот вопрос, сумеет ли она в таком случае пережить это испытание? «Высшие миры» дали Аэтонэ то, чего она всю жизнь была лишена — огромного количества духовной энергии в достатке, разлитой вокруг, вот только воспользоваться в должной мере она этим не могла. Ирония.

— Ты хочешь уйти? — Вулпи понимающе смотрел на неё своими алым горящим взглядом.

— Да старший, — кивнула девушка. — Мне нужно найти способ излечить мою родословную. К тому же кланы города Синего Кита ушли возглавляемые мастером Долсом и у меня плохое предчувствие насчёт этого толстяка. Он запросто может натравить на это место кровавый клан в обмен на их ресурсы.

— Девочка, я слишком давно живу, чтобы не видеть даже таких хитрецов, как Долс, насквозь. Он никуда не пойдёт, пока боится меня, при особом желании мне составит особого труда достать его, даже если он будет в другом мире. Поверь, люди ушли и больше мы о них ничего не услышим. А что же касается твоих ран… я обещал твоему отцу позаботиться о тебе. Останься и мы найдём способ, как излечить тебя.

— Старший, — Аэтонэ упрямо наклонила голову.

Не говорить же седому вулпи, что нахождение в этом мире в человеческой оболочке среди постоянных настороженных взглядов ноа-эт и других демонов её сильно тяготило. Девушка хорошо чувствовала отношение окружавших её демонов, к тому же впервые за долгое время она вдруг почувствовала, что подобралась очень близко к тому, чтобы узнать кто были её родители и почему оставили внутри закрытого мира на попечении горстки умирающих древних истинных драконов.

— Всё-таки собираешься уйти? — с грустью спросил седой вулпи.

Демон посмотрел на упрямого молодого дракона перед собой с грустью понимая, что не сможет последовать за ней в «Высшие миры». Его собственная раса и союзники сейчас не справятся без помощи сильного практика. Этот мир оказался далеко не самым безопасным местом, как и все прочие открытые миры человеческого атолла влияния. Без его помощи вулпи, ноа-эт, и другие демонические расы переселившиеся сюда обречены на медленную смерть.

— Да, старший. — между тем ответила ему Аэтонэ. — Но перед этим я хотела бы узнать, что вы знаете про моих родителей. Кем они были и куда ушли. Прошу вас, расскажите о них, мастер.

***
Сонг шёл по коридору, стены которого состояли из постоянно находящегося в движении пепла и концентрированной концепции времени. Если бы перед ним всё это время какая-то неизвестная сила не открывала проход внутри пепельного марева, он никогда на текущем уровне развития не смог бы пройти даже пары метров внутри бушевавших законов времени.

Шаг за шагом Сонг уходил всё дальше вглубь серого марева, из-за того, что восприятие здесь практически не повиновалось ему, приходилось ориентироваться исключительно по своим внутренним ощущениям. С каждым пройденным метром парень чувствовал значительное усложнение законов времени, плескавшихся вокруг него. Теперь становилось понятно, почему ни один из самых сильных практиков внутреннего круга не смог подойти к шпилю. Сонг сомневался, что это возможно даже для экспертов на этапах «Божества».

Через несколько минут он вдруг почувствовал дрожь внутри своего кольца с карманным пространством. Кольцо с заключённым внутри дворцом начало медленно вибрировать, распространяя вокруг себя странную энергию. Эту же энергию стали испускать парные клинки Сонга, находящиеся в одной из комнат дворца. Складывалось впечатление, что они находились в предвкушении. Точно ожидая чего-то или кого-то.

«Проклятье, я точно знаю, что и клинки, и кольцо не наделены душой, так почему от них явственно ощущается распространение духовной энергии живых существ?» — Сонг остановился, прислушиваясь к собственным чувствам.

Его охватывало непонятное впечатление, что он приближался к чему-то важному. Настолько важному, что это даже затмевало его собственную жизнь. Молодой человек терялся в догадках, что за явление могло создать такой след на его душе? Каждый шаг начал даваться ему с большим трудом. Внутри пылевых стен ему стали видится странные иллюзии. Неизвестные люди разговаривали друг с другом, ругались и даже воевали. Там же появлялись демоны, драконы, фениксы, цийлини и крины. Все смотрели на Сонга какими-то пронзительно одинокими безмолвными взглядами. А ещё через несколько мгновений перед ним стали появляться существа ещё никогда им не виданные. Высокие люди с заострённым ушами и надменными взглядами, человекоподобные создания с синюшней кожей, длинными руками с саблевидными длинными ногтями и пастью полной острейших зубов. Низкорослые создания с мехом по всему телу, чем-то напоминающие Сонгу обезьян, виденных им в Туманном Архипелаге закрытого мира. Только в отличие от тех глупых созданий, эти совершенно не казались одичавшими, были одеты в ладные лёгкие одежды и вооружены тяжёлыми посохами. Это странно, но именно эти обезьяны смотрели на молодого человека с явственной болью и немым укором.

— Странники… — вырвалось у Сонга, когда он в очередной раз взглянул на этих необычных существ.

Ещё через несколько мгновений, показавшихся ему тысячелетиями, он увидел перед собой людей. Хорошо знакомых Сонгу по посещению когда-то секты Фир Болг. Молодая улыбчивая девушка, назвавшаяся ему сестрой и глава секты Болг. Оба застыли в напряжённых позах вглядываясь в покрытую песком поверхность стен и стоящего за этой стеной самого Сонга.

— Отец, я не могу ничего увидеть, это слишком сложно, — хнычущим голосом сказала девочка из-за чего парень непроизвольно вздрогнул, он слишком привык к абсолютной тишине этого места.

— Смотри внимательно, — непреклонным тоном сказал ей глава. — Твои познания времени и пространства на самом высоком уровне внутри клана. Ты должна найти их.

— Я ничего не вижу, — продолжала плачуще отвечать девочка.

— Постарайся, от этого зависит будущее всех. У нас осталось не больше нескольких минут, прежде чем ткачи обнаружат нас. Ну же, дочка.

— Вижу, — вдруг вскрикнула радостно та в ответ. — Но это слишком далеко, я не смогу коснуться этого времени.

— Когда и где?

— Три эпохи. Нет, четыре, у одного ключа к сердцу.

— Отлично, — кивнул довольный мужчина. — Тогда есть шансы…

Видение пропало, а на его месте Сонг увидел расширяющийся коридор, ведущий к башне колоссальных размеров. Она вздымалась ввысь и пропадала где-то далеко в небесах искусственного мира.

— Что это было? — спросил парень вслух и мотая головой, отгоняя пронзительный звон в голов. — Видение прошлого? Или они действительно пытались кого-то найти?

По здравому размышлению Сонг решил, что шанс на то, что искали его, всё же, даже несмотря на его потерянную память, слишком низок. Но тогда кого пытались найти эти двое? Решив пока на время отложить этот вопрос, он направился вперёд к видневшемуся впереди основанию башни-шпиля и осматривая, наконец, своим высвобожденным восприятием, окружающую территорию.

С близкого расстояния, будучи не закрытой серой пеленой пепла и низкими облаками, башня больше напоминала гигантскую пагоду, с тысячами этажей уходящим в вышину. Её терракотовые стены гармонично сочетались со светлой черепицей переходов, выкрашенной в оттенки цвета охры. Уже когда парень ближе оказалось, что вся башня оказалась покрыта вязью постоянно перемещающихся глифов, что в своём движении постоянно складывались в надписи, которые даже можно было при должном внимании успеть прочитать. Это очень походило на уже видимую Сонгом когда-то технику, используемую в городе-ловушке в Туманном Архипелаге.

«Печати династии Синк работали по тому же принципу, как и печати божественного клана, но, похоже, корни этой техники лежат далеко не у богов и дьяволов. Это техники клана Фир Болг», — понял Сонг, заметив хорошо знакомый ряд символов, запросто способный заворожить и вогнать неопытного практика в гипноз.

«Жизнь. Душа. Смерть. Сила. Движение. Время. Благородство».

Эти слова постоянно появлялись то там, то здесь на стенах башни.

— Интересно, что означают эти слова? Непросто же так они были использованы в запечатывающих техниках? — вслух спросил Сонг, всё ближе подходя к пагоде-шпилю.

Секунды сменяли друг друга. Когда до стены башни осталось не больше полусотни шагов, парень вдруг почувствовал движение внутри невероятного по своим размерам здания. А спустя ещё десяток шагов впереди, прямо в стене, вдруг появилась знакомая ему массивная дверь.

«Всё как прошлый раз», — подумал Сонг доставая небольшой клинок и делая надрез на своей ладони. — «Надеюсь, с уходом Вэл Синка, я смог в достаточной мере подавить влияние родословной Синк на кровь Фир Болг».

— О кровь великого клана Фир Болг, управляющая пагода приветствует достойного носителя мечей. Ты можешь войти внутрь, но вмешательства в некоторые процессы башни для тебя закрыты. Чтобы иметь полный контроль, стань сильнее и приходи вновь.

Сразу после того, как последние слова отгремели створки дверей начали медленно отворяться, открывая доступ к внутренним помещениям сердца закрытого мира.

«Ясно, моей текущей силы недостаточно, чтобы в полной мере управлять пагодой-шпилем», — подумал Сонг, делая шаг вперёд. — «С другой стороны, возможно, и того, что есть сейчас может мне вполне хватит».

Переступив порог, парень ощутил, как в одно мгновение за его спиной закрылись врата, отрезая путь назад и погружая внутренний мир башни в абсолютную темноту.

— И почему в подобных местах никогда не работает освещение, — со вздохом спросил вслух парень, зажигая сразу несколько огненных светлячков, осматривая помещение, в котором оказался.

Глава 2

Зал, в котором оказался Сонг представлял собой квадратное помещение с высоким полукруглым потолком, на котором кем-то очень искусным были выгравированы множество разных сцен с участием неизвестных практиков. Великие битвы, борьба с невероятными чудовищными зверями, возвышение сильнейших практиков, сцены триумфов и поражений. Сонг некоторое время разглядывал удивительные рисунки, при этом постоянно ощущая дрожь кольца с карманным пространством и находящихся в нём клинков. Через некоторое время молодому человеку это надоело и он, выбрав один из трёх проходов, ведущих вглубь пагоды, направился прочь из зала. Возможно, позже, если будет время, он ещё вернётся сюда, а пока следовало лучше изучить башню.

Войдя в один из тёмных проёмов с распахнутой настежь двухстворчатой дверью, Сонг очутился в длинном коридоре уходящему куда-то вдаль. Сделав шаг, он тут же услышал под ногами характерный звук, издаваемый плиткой из звездчатого камня. Очень редкая вещь, видимая им только однажды в сокровищнице секты «Вечных Сумерек», причём тогда такой плиткой покрывался относительно небольшой участок с некоторыми специфическими артефактами, что не имели собственных стендов или пьедесталов. Здесь же этой плиткой, похоже оказался покрыт весь коридор. Насколько Сонгу было известно, для звездчатого камня характерна высокая прочность и способность сопротивляться воздействию духовной энергии. Именно поэтому стоимость его в «Высших мирах» являлась запредельной. У молодого человека даже непроизвольно закралась довольно странная мысль вскрыть несколько плит и перенести их в карманный мир дворца, но он очень быстро отказался от этого. Во-первых, неясно, как хозяева пагоды отреагируют на такой вандализм. Почему-то он был уверен, что Фир Болг должны были оставить хоть кого-то приглядывать за шпилем. Во-вторых, на то, чтобы просто вскрыть это покрытие могло уйти очень много времени. Не зря о прочности звездчатого камня ходили легенды. Потому оставалось только мысленно вздохнуть и шагать по целому состоянию под ногами.

Время в этом лишённом дневного света месте, шло медленно и неторопливо. Парень шёл вперёд, вслушиваясь в абсолютную тишину этого места. Пагода казалась мёртвой, безжизненной. Сколько бы он ни пытался ощутить внутри неё движения духовной энергии сделать это никак не получалось. Складывалось впечатление, что стены коридора блокируют не только восприятие, но и проникновение любой духовной силы внутрь себя. Это настораживало. Зачем это нужно делать непонятно, но сами усилия и монументальность постройки впечатляли.

Сонг продолжал идти вперёд по, казалось бы, бесконечному коридору. Несмотря на сухой воздух сколько бы молодой человек ни вглядывался ни одной пылинки по углам и на полу он так и не увидел. Кто или что следил за местным порядком оставалось непонятным.

Шорох собственных шагов в какой-то момент стал настолько громок, что стал напоминать Сонгу грохот. Возможно, причиной этому являлась тишина, нависающая вокруг молодого человека. Спустя, казалось, целую вечность он, наконец, добрался до первой развилки. И на некоторое время остановился. Коридор раздваивался и шёл в противоположных направлениях, при этом каких-либо обозначений того, куда он вёл, нигде не было. Всё те же серые стены и пол из звездчатого камня.

Решив, что, в сущности, раз никакой разницы нет, то можно просто положиться на удачу, Сонг шагнул в правый коридор. После этого ответвления, развилки и даже полноценные перекрёстки стали встречаться куда чаще. Молодого человека это нисколько не пугало, он прекрасно помнил весь путь, проделанный им и при особой нужде вполне мог вернуться. Несколько раз он выходил в довольно большие по своим размерам залы, в которых, кроме интересного барельефа и установленного в самой середине чёрного камня, ничего не было. При этом от камней несло такой силой, что, даже используя всё силу, Сонг мог приблизиться к ним лишь на расстоянии пары метров, дальше уже становилось опасно.

«По своей сути это концентраторы энергии, и чем ближе к центру шпиля, тем больше этих концентраторов попадается мне на пути», — думал он, выходя из очередного зала с чёрным камнем. — «Но всё же хотелось бы найти лестницу и начать подниматься к вершине. Уверен именно там скрывается секрет пагоды».

Лестницу удалось обнаружить лишь только через несколько часов. Самое неприятное оказалось в том, что Сонг мог бы обнаружить подъём намного раньше, но почему-то не увидел кое-чего очевидного и потратил время на блуждания по первому этажу.

В какой-то момент он решил немного отдохнуть и, отойдя к краю коридора, присел возле одной из стен, которая в ту же секунду пропала, показав проход с лестничным пролётом ведущим наверх. Оказалось, что башня каким-то образом ощущала мысли Сонга и тут же старалась реализовать их, если могла, конечно. Так, после того, как Сонг подумал о развилке, та через некоторое время появлялась, как и залы с установленными камнями-сборщиками. Всё это время парень проходил мимо выходов к лестницам, просто не замечая их.

«Получается, башня в определённой степени подчиняется мне, выполняя всё, что я её попрошу?» — размышлял Сонг, осматривая лестничный пролёт.

Он уже провёл несколько экспериментов, выяснив, что создавать лестницы пагода могла далеко не в каждом месте. Но достаточно часто, чтобы не утруждать себя поисками нужной части стены, тянущегося вглубь пагоды коридора.

Второй и третий этажи, как и четвёртый с пятым, продемонстрировал всё те же бесконечные коридоры со звездчатым камнем, только в отличие от первого этажа по этим коридорам постоянно проносилась концентрированная духовная сила, из-за чего передвигаться по ним оказалось не очень-то комфортно. А вот уже на шестом этаже всё вдруг сильно поменялось. Сонг совершенно неожиданно для себя вышел в самом настоящий лес с высоким, находящимся в своём зените, ярким солнцем. Зачем строителям Фир Болг понадобилось создавать нечто настолько сложное внутри шпиля оставалось для молодого человека большим вопросом. Что куда важнее, духовная энергия этого этажа оказалась куда плотнее, чем даже энергия внутреннего кольца из-за чего первое время ему опять пришлось привыкать к этому. Жаль только сама энергия была насыщена концепцией жизни из-за чего Сонгу, никогда не изучавшему этот закон, оказалось непросто поглощать духовную силу внутри этажа. Впрочем, даже то, что ему стала доступна такая, пускай и не совсем удобная, но концентрированная энергия, уже являлось большой удачей.

На этом этаже Сонг провёл несколько часов. Разлитая повсюду концепция жизни буквально творила чудеса. За короткий промежуток времени у него полностью испарилась накопленная усталость, а сам он стал куда бодрее и даже впервые за долгое время позволил себе искренне улыбнуться. После этого он, кажется, понял для чего был построен шестой этаж.

С этого момента началось восхождение Сонга к вершине пагоды Фир Болг. Он начал подниматься всё выше по нескончаемым этажам. Довольно быстро парень понял, что каждые десять-двенадцать ярусов обязательно должен был находиться сад или место с высокой концентрацией законов жизни и духовной энергии высших порядков. На таких этажах часто попадались редкие духовные растения. Сонгу даже удалось стать счастливым обладателем нескольких растений легендарного ранга. Вот только во время их поимки он несколько раз был на грани получения серьёзных травм. Легендарные травы вполне способны постоять за себя. Здесь даже росли такие, которые он, несмотря на этап «Восхождения», пробовать срывать никогда не решился бы, так как это казалось слишком рискованым и опасным.

Добраться до верхних этажей Сонгу удалось лишь через несколько дней. Он бы даже не понял, что оказался на месте, если бы ни появление необычного этажа, отличающегося от всего, что парень видел до этого.

Огромный зал, внутри которого горело самое настоящее рукотворное солнце, свет которого не обжигал и не слепил. Настоящий сгусток чистой духовной силы. Когда Сонг приблизился к полыхающему шару, дорогу ему совершенно неожиданно преградил человек. Духовный призрак мужчины, одетого в хорошо знакомую молодому человеку форму клана Фир Болг.

— Дальше для вас хода нет, мастер, — используя мыслеречь, сказал призрак.

— Что это такое и почему мне не разрешено посмотреть ближе? — спросил его Сонг.

— Это один из духовных концентратов мира, он предназначен для стабилизации духовной энергии искусственного мира и её плавного распределения, таких концентратов больше десяти тысяч расположено по всей Ключ-пагоде, — спокойно ответил призрак.

— Как мне добраться до центра этой пагоды? — спросил парень, решив, что будет большим упущением, если он не задаст этот вопрос.

— Вашего текущего развития и наличия родословной Фир Болг не хватает, чтобы получить доступ к сердцу пагоды.

— Хорошо. Можешь ли ты провести меня до места максимально близкого к центру пагоды?

— Конечно, — согласился призрак.

— Тогда веди, — кивнул Сонг и я хотел бы задать тебе некоторые вопросы.

— Конечно, мастер, — ответил тот и неспешным шагом направился куда-то прочь от пылающего солнца на этаже, при этом подстраиваясь под шаг молодого человека, пристроившегося рядом.

— Что это за место? — первым делом уточнил Сонг обведя глазами зал и спохватившись добавил. — Я имею в виду, для чего нужна этот шпиль, установленный в сердце искусственного мира.

— Эта пагода питает и насыщает духовной энергий всё вокруг себя, если бы её не было, не было бы и искусственного мира. Но это не единственная её функция, Фир Болг использовали подобные башни прежде всего как переработчики духовной энергии частей тела «Скитальца».

— А? — не понял его Сонг. — При чём тут раса странников?

— Ни при чём, — терпеливо пояснил искусственный человек. — Я говорил о «Скитальце», одна из его частей тела сейчас находится под башней Фир Болг и создаёт ядовитые эманации силы. Для их очистки и переработки используется башня. Это по своей сути гигантский фильтр, предназначенный для того, чтобы очистить заразу «Скитальца» и превратить её в духовную энергию нашей реальности.

— Хм-м, — Сонг некоторое время обдумывал слова неспешно идущего призрака и задал самый логичный вопрос. — И кто же такой этот «Скиталец»?

— Существо, пришедшее издалека, шагнувшее далеко за грань этапа «Бессмертия», возможно даже равное богам и умершее здесь, в нашем атолле.

Глава 3

— Этап выше «Божества»? — повторил задумчиво Сонг.

— Всё верно, — кивнул призрак, и продолжая неспешно идти по только ему известному пути. — Основатель Фир Болг, насколько нам известно, являлся одним из двух существ, когда-либо живших в человеческом атолле, кто сумел шагнуть за пределы божественности. Другим стал Локус Болг, последний глава клана. Что же до «Скитальца», то это существо пришло в атолл уже серьёзно раненным и стало причиной большого количества бедствий. Впрочем, если бы не его тело, очень, может быть, человеческий атолл уже давно перестал существовать, стёртый с лица нашими ближайшими соседями.

— Почему?

— Потому что благодаря «Скитальцу» клан получил нужные знания и силы, чтобы остановить вторжение других атоллов и пустоты, пришедшей за ними. Жаль только это не уберегло нас от предательства и нападения расы «Призраков».

Дух остановился перед самой обычной стеной и та, спустя секунду, отошла в сторону, явив за собой винтовую лестницу. На время подъёма призрак прекратил свой рассказ, точно обычный живой человек.

— Старший, вы можете рассказать, что послужило падением клана Болг, куда делись все представители родословной клана? — спросил Сонг, когда они поднялись и тишина стала уже затягиваться.

— Если говорить очень просто, нашему падению послужило сразу три причины, — ответил призрачный практик. — Предательство подчинённых кланов и сект во главе с Божественными во времена последнего великого вторжения, собственно само вторжение расы «Призраков» на человеческий атолл и уход основателя за пределы известной вселенной. Пережить сразу три этих удара клан не смог. Даже с силой Локус Болга, главы клана, мы не смогли оттянуть неизбежное. К тому же нас преследовало вырождение, кровь основателя с каждым поколением ослабевала. Дошло до того, что в клане начали появляться практики не несущих в себе родословной Болга. Это и стало нашим концом. Божественный клан, забравший себе регалии власти атолла оказался настолько влиятелен, что даже пожар войны со второй силой, предавшей нас — дьявольской сектой — не сильно ослабил их. Сейчас мы наблюдаем и пожинаем результаты поражения и вырождения клана Фир Болг. Божественные не смогли удержать полученную власть в собственных руках и на протяжении тысячелетий понемногу сдают позиции, зреющий бунт тёмных мирах и закрытом регионе дьяволов и подступающие к порогу «Призраки» жаждущие поглотить души всех людей, находящихся в человеческом атолле.

— Теперь многое становится понятным, — кивнул своим мыслям Сонг и глубоко задумался.

— Мы почти пришли, — в это время заговорил дух. — Это самая высокая и самая близкая к средоточию силы точка пагоды, доступная сейчас для вас. В основном на этом этаже находятся порталы, ведущие в ключевые точки искусственного мира и за его пределами. И здесь же располагаются карманные миры испытаний наследников, без прохождения которых вы не можете рассчитывать на любые наследия клана Болг.

— Что? — Сонг даже остановился, услышав проводника. — Во мне течёт кровь Фир Болг, разве этого недостаточно?

— Конечно нет, — ответил спокойно дух. — Кровь великого клана остаётся лишь кровью, вам придётся делом доказать, что достойны наших наследий. В том числе и возможностью управлять ключ-пагодой со всеми её секретами, доступными лишь старейшинам клана.

— Что ж понятно, старший, спасибо за мудрость.

— А вот и главный зал этого этажа.

Сонг вместе с проводником очутились в большом зале, где прямо посередине была установлена круглая площадка из белого камня, а вдалеке виднелся ряд бумажных окон с проходом на балкон, закрытым хлипкой на вид дверью.

— Это реплика настоящего испытания наследников клана Болг, — призрак указал на каменную площадку. — В ключ-пагоде она использовалась, как средство проверки членов клана, но для вас это станет самым настоящим испытанием. Только после того, как вы его пройдёте и докажете свою принадлежность к Фир Болг, я смогу открыть доступ к комнате порталов и раскрою оставленные в башне наследия.

— И допустите до этажа управляющего этой пагодой, старший?

— Нет, для такого вы всё ещё слишком слабы, — покачал головой призрак.

— Ну, спросить всё же стоило, — пожал плечами Сонг, подходя к белому возвышению. — Мне просто нужно встать туда?

— Да, вы неограниченны во времени, можете пробовать свои силы сколько угодно раз. Однако я должен предупредить, за вашими действиями станут следить, и любая попытка обмана будет наказана.

— Я вас понял, старший, — он поклонился духу, который через секунду растворился в воздухе.

«Опять эти каменные площадки», — подумал Сонг, разворачиваясь и уверенно заходя на круглое возвышение. — «Терпеть не могу. Надеюсь, хоть на этот раз меня никто не захочет поглотить или использовать в качестве ходячего сосуда…»

Додумать мысль он не успел, мир перед глазами подёрнулся пеленой, и вот уже молодой человек очутился посреди пустынной гладкой площадки вокруг которой вздымались, куда ни посмотри, высокие острые пики скал, созданные шквальным ветром гулящим в этой небольшой долине.

Опять бои? Сонг некоторое время осматривался вокруг, но так и не смог заметить что-то или кого-то, кто мог сойти бы ему за противника. Лишь пустота и завывания стремительного ветра. Пока он совершенно не понимал, почему оказался здесь и что следовало делать. Попытался взлететь, но это у него не получилось. Восприятие молчало, и, похоже, кем-то ограничивалось до каких-то жалких пары метров. Спустя некоторое время вокруг арены начали появляться мистические светлячки силы, несущие в себе осколки неизвестной Сонгу концепции. Светлячков с каждой секундой становилось всё больше, и уже через пару минут окружающий мир заполнился яркими огнями, точно парень стоял посреди полноценной снежной бури, где вместо снежинок вокруг него крутились светлячки.

Вытянув руку, Сонг попытался прикоснуться к одному из огоньков проплывающих мимо. И лишь только его пальцы дотронулись до светлячка, как разум тут же пронзила острая боль, точно кто-то пытался проникнуть к нему в голову. А затем перед мысленным взором молодого человека вдруг начали появляться образы чужой жизни:

Бедняцкая хижина, внутри еле тлеет очаг, вокруг которого собралась семья. Холод. И хочется есть. Он смотрит на всё глазами ребёнка, судя по тому, как воспринимаются окружающие. Каждый из взрослых, по очереди черпает деревянными ложками их скудный ужин из небольшого почерневшего от копоти котелка. Дети, которых, кроме Сонга в хижине сразу несколько, послушно ждут своей очереди, проглатывая подступающую слюну. Через несколько минут, наконец, доходит очередь и до них. Зачерпнув своей большой ложкой не очень аппетитно выглядевшее варево, он с большим удовольствием проглатывает его и со всё так же голодными глазами возвращается к наблюдению за очередью.

Сонг вынырнул из сгустка сна-яви и посмотрел на огонёк в своей руке. Чужая жизнь на ладони. Неужели? Подумав, он потянулся к другому светлячку и лишь только коснулся его, как утонул в воспоминаниях молодого практика, стремительно бегущего по какому-то лесу, справа и слева ощущались другие практики и их взгляды не казались Сонгом дружелюбными. Где-то впереди есть цель. А он должен её достичь. Во что бы то ни стало. Непроизвольно он лишь на мгновенье ослабляет бдительность, отвлекаясь на свою мечту, и его соперники тут же используют это. В спину прилетает комок холода, судорога сводит ноги Сонга, и он с отчаянием падает в пыль и дёрн, разбивая в кровь руки и раздирая дорогую одежду. Он проиграл.

Следующая жизнь и это какая-то знатная особа, что вот уже несколько месяцев как плетёт интриги, вокруг своего недруга. Не останавливаясь ни перед чем, знатная особа добивается полного триумфа. Противник казнён, а она на шаг ближе к своей цели. Удовольствие от хорошо проделанной работы и предвкушение очередного возвышения, пускай и полученного такой ценой.

Ещё одна жизнь — дряхлый старик, закрывшийся в уединении. Последний шанс на прорыв и возвышение. Единственная надежда угасающего маленького клана одного из множества миров. Провал означает не только смерть старика, но и гибель целого клана, его детей, внуков и правнуков. То, ради чего он жил и на что он потратил все силы.

Наконец, Сонг прерывается, выныривая в реальность испытания, глубоко вдыхая прохладный горный воздух. Теперь ему многое становиться понятно. Вокруг него вертятся воспоминания чужих жизней, а неизвестная концепция, использующаяся в них не что иное, как законы кармы, одни из самых загадочных в известной вселенной.

— Получается, чтобы продемонстрировать свою силу, я должен использовать законы Кармы? — вслух спросил Сонг. — И, похоже, даже совершенствование души?

Он вдруг улыбнулся, раз выпала такая возможность, то почему бы не воспользоваться этим шансом на полную? Парень взмахнул рукой призывая к себе все светлячки-души в округе и тут же окунаясь в хаотический поток чужих жизней. Если требуется изучить душу и законы кармы, что же, значит, так тому и быть.

Глава 4

Сонг не знал, сколько времени прошло в реальном мире. День? Неделя? Год? Ныряя из одной жизни в другую, он совершенно потерялся в этом казавшимся бесконечным водовороте. Проживая в некоторых мирах годы Сонг, вместе с совершенно разными людьми проживал целые эпизоды их жизней. И каждый раз, заканчивая путь в той или иной истории, он с сожалением понимал, что законы кармы всё так же далеки и чужды ему. Пожалуй, это была самая трудная концепция, когда-либо встречаемая им. Даже законы времени не могли сравниться с ней.

Двенадцатый по счёту мир. Как обычно, не похожий ни на что виденное Сонгом ранее. Здесь правили великие чудовищные звери невероятной силы. Сильнейшие разумные звери, ведущие свою расу к возвышению и стремящиеся оказаться на вершине, подмяв под себя других монстров. Людям в этом мире приходилось выживать на самой грани, прячась и развиваясь лишь урывками, с едва тлеющими угольками наследий прошлого.

— Ван, ты можешь слегка сбавить шаг? — прозвучавший возле Сонга женский голос напомнил ему, что сегодня он шёл в паре с Тоской, самой невыносимой из группы фуражиров.

— Да, без проблем, — согласился с ней, послушно остановившись при этом не забывая вслушиваться в обманчиво мирный окружающий лес.

— Отлично. Давай не будем понапрасну тратить силы и просто в спокойном темпе доберёмся до северного лагеря.

«Понапрасну тратить время — это плестись, как улитки», — с небольшим раздражением мелькнула мысль и молодого человека. Девшука ему нравилась, даже не смотря на порой странное поведение. Вслух же он лишь сказал:

— Как скажешь.

Спорить с Тоской себе дороже, не зря фуражиры из лагеря прозвали её именно так. Слушать нудные причитания в течение десяти часов мало кому понравится и уж тем более молодому фуражиру, в теле которого Сонг нашёл себе пристанище в этом мире.

Одной из самых интересных особенностей светлячков с душами оказалось возможность Сонгу самому управлять душой-хозяйкой каждого светлячка. Правда, работало это далеко не всегда, в какие-то важные и поворотные моменты он не мог вмешиваться, оставаясь лишь безвольным наблюдателем, но чаще Сонг, всё же имел возможность на некоторые поступки или решения. Сам он считал, что такая свобода давалась не просто так, а для лучшего погружения в демонстрируемый мир. И это работало.

— Замечательно, — вдруг неожиданно улыбнулась обычно хмурая Тоска и пристроившись по правую руку от него, продолжила путь.

Поселение, в котором оказался Сонг после переноса, занималось выращиванием кровавого риса благодаря чему считалось для этого мира довольно крупным. Больше тысячи воинов — огромная сила для людей в этом мире. Только вот проблема кровавого риса заключалась в том, что рос он в буквальном смысле на крови людей и чудовищных монстров. Потому большинство воинов поселения, закономерно занимались исключительно охотой. А молодёжь оказалась занята в качестве носильщиков добытого. Каждый день Ван — пятнадцатилетний мальчик в теле которого оказался заперт Сонг выходил вместе со своими товарищами за пойманной охотниками добычей. Точно так же, как люди охотились на чудовищных зверей, те охотились на людей. И у монстров это получалось намного лучше.

Поселение, сокрытое глубок в лесной чаще, постоянно опасалось нападения сильнейших рас зверей из-за чего воинам и фуражирам приходилось быть постоянно начеку, чтобы не выдать расположение деревни монстрам. Каждый день они жили в ожидании того, что их раскроют и придётся перебираться к запасному убежищу, как это было десять лет назад, а до этого пять и так далее. Но не выходить на поиск и добычу жизненно важного мяса и тел чудовищ не могли.

Как обычно, спустя пару часов хода Сонг почувствовал, что они с Тоской приближаются к тому самому месту, из-за которого, похоже, он и оказался в этом поселении. Загадочное гало, как его назвал сам Сонг. Тонкая светящаяся полоска силы, поднимающаяся ровно на метр и расположенная в нескольких километрах от поселения, опоясывая его. И единственным, кто способен его видеть был, похоже, только он. При этом Вик никак не реагировал на приближение к гало, точно для него оно не существовало. При этом Сонг мог поклясться, что видел подобное и в других посещённых им мирах, только не настолько отчётливо, как сейчас.

— Погоди, Тоска, — взмахнул рукой Вик, подчиняясь просьбе молодого человека, делящего с ним сознание. — Давай пятиминутный перерыв, мне нужно отдохнуть.

— Отдых — это хорошо, — согласилась девушка, скидывая на землю корпус грузовых салазок, крепящихся спине. — Только недолго, нас ждут.

— Да-да, — согласился с ней Сонг, сумевший на время получить управление над телом подростка.

Приблизившись к гало, он как уже множество раз до этого, вытянул вперёд руку, ощущая на себе заинтересованный взгляд Тоски и старательно игнорируя его. Прикосновение к серебряному барьеру неощутимо, но при этом, Сонг ощущал внутренним взором, как сплошная стена искажается и через секунду буквально взорвалась тысячами нитей, проникающих в Вана и Тоску. Эти нити стремительно проявлялись, опутывая весь видимый Сонгу мир, окутывая его в серебристую паутину. Кармические связи. Он лишь совсем недавно научился различать их, и только лишь в моменты наивысшего озарения. Впрочем, уже сейчас Сонг мог сказать, что видимые им связи опутывали всех разумных существ, этого и других миров. И что самое странное, у Вана, мальчишки в котором поселилась душа Сонга, этих связей оказалось настолько много, что он буквально представлял собой настоящее серебряное солнце, нестерпимо яркое и плотное.

Лишь только Сонг убрал руку от гало, как всё пропало. Он перестал наблюдать кармические связи, а мир окрасился обратно в привычные ему краски.

«Возможно, дело не в пареньке», — впервые за время пока Сонг находился в этом мире, у него появилась эта мысль. — «Может быть он-то как раз нормальный, и это я, захватывая контроль над его телом, создаю такое количество связей? Тогда это многое объясняет, и тут же ставит сотни новых вопросов».

— Ты наигрался Ван? — подала голос Тоска. — Давай продолжать путь.

— Да, сейчас, минуту, — ответил Сонг, пытаясь с помощью слабого восприятия юноши вглядеться в барьер.

Ничего. Пустота. Сколько бы он ни пытался, все чувства, кроме глаз, говорили ему, что на месте гало ничего нет. Несомненно, это законы кармы, принявшие необычную форму, но точно они.

— Да, — Сонг повернулся к своей спутнице и улыбнулся. — Давай продолжать путь.

На то, чтобы добраться до лагеря охотников у них ушло ещё пара часов, там уже собралось большинство фуражиров, прибывших другими путями. Местные старались сильно не кучковаться и даже группы охотников редко когда насчитывали больше пяти членов, что уж говорить про обычных носильщиков. Чем меньше группа, тем больше шансов проскочить незамеченными мимо чудовищных зверей высоких уровней развития, а в случае обнаружения, не заинтересовать их.

Прибыв в лагерь Сонг с Тоской, заметили колоссальную тушу убитого чудовищного зверя, закрытую плотным духовным барьером, исключающим выход эманаций смерти и энергии поверженного чудовища за пределы лагеря. Судя по красному гребню вдоль гибкого туловища охотникам, сегодня досталась крупная добыча — воздушный крикун. Дальний родственник алых драконов. Вокруг поверженного зверя суетились фуражиры с охотниками. Первые профессиональными и сноровистыми движениями срезали с туши куски мяска и упаковывали их в плотные листы зонтового дерева. Так мясо практически не испортится за время доставки к поселению и не потеряет живительный сок так нужный кровавому рису. Что же до самой крови, то её собирали в специальные чаны и также готовили к отправке.

В лагере, по скромным оценкам Сонга сейчас находилось больше трёх сотен людей, но благодаря маскировочному куполу шанс, что их обнаружат разумные чудовищные звери были минимальны. Тоска опередила своего напарника и уже занималась работой, вытащив из чехла большой нож, скорее напоминающий полноценный меч. Через секунду Сонг присоединился к ней. следовало поторопиться, в селение нужно вернуться до темноты, если не успеть это сделать придётся заночевать в лесу, а это очень опасно. Особенно для обычных носильщиков. Пускай до заката ещё полно времени, но просто стоять на месте любуясь видами тоже не дело.

Достав точно такой же, как и у Тоски нож Сонг принялся собирать мясо, но уже через несколько секунд вдруг остановился.

«Что за…?» — мысленно воскликнул он, заметив тонкую кармическую нить, соединяющую его с монстром, что он сейчас разделывал. — «Как такое возможно?»

Этот чудовищный зверь и Ван были соединены единой судьбой? Но как это могло быть? Сонг вернул контроль тела юноше, а сам попытался отследить серебристую нить. Вот только та почти сразу пропала, тут же подтверждая мысли, что не Ван являлся тем, кто связан с монстром. После нескольких экспериментов, когда Сонг менялся местами с юношей стало окончательно понятно, что нить соединяла именн именно его душу с душой чудовищного зверя.

«Получается, я каким-то образом связан с этим миром? Возможно, я был здесь когда-то до потери памяти?» — в его голове всплывали одни и те же вопросы, но ответов на них, естественно, пока не имелось.

Понятно одно, он должен понять, как связан с этим последним миром, показанным ему испытанием.

Обратный путь до поселения Сонг запомнил плохо, всю дорогу он обдумывал увиденное и понятое, предоставив полную свободу действий Вану. В деревне они с Тоской скинули части чудовищного зверя в специальный котлован для подготовки питательного бульона кровавому рису и получив от распорядителя фуражиров положенные духовные печати в качестве оплаты и отправились на заслуженный отдых.

— Ван? — вдруг позвала юношу Тоска.

— М-м-м? — спросил он задумчиво.

— Может, сходим к Бельчиный угол, выпьем вместе? Сегодня был тяжёлый день, а завтра у нас нет выходов.

«Надо же, это девушка смелая», — между делом удивился Сонгом и, взяв управление телом парня, извиняющимся жестом соединил ладони, подняв их перед собой.

— Прости, но сегодня у меня неотложные дела, — ответил он, мысленно извинившись перед Ваном, пускай Тоска и была ворчлива и нелюдима, пареньку она нравилась. — Как насчёт завтра? Можем попробовать рис у тётушки, я слышал от ребят, что она опять придумала новый рецепт.

Расстроившаяся было Тоска вдруг улыбнулась, мгновенно преобразившись и став довольно симпатичной девушкой и согласно кивнула.

— Договорились, завтра днём я зайду за тобой, — она довольно кивнула и, как обычно, неспешно отправилась куда-то в сторону своего дома.

Ну а Сонг, не теряя времени, отправился в ещё одно место, которое вместе с гало сразу привлекло его внимание в этом мире. Местный храм, посвящённый довольно странному, с точки зрения Сонга, богу. Пустоте. Сам храм представлял собой полукруглый амфитеатр с установленным посередине алтарём в виде бесформенного нечто, видимо, символизирующую саму пустоту.

Это удивительно, но местные люди действительно поклонялись «великой пустоте». Отсутствию всего, абсолютному порядку. И это не укладывалось в голове молодого человека, но самое странное было не это. Он единственный во всём поселении видел на алтаре несуществующего божка призрачный, едва различимый человеческий силуэт. Он медленно кружился на одном месте, не подавая признаков жизни. И если раньше Сонг мог различить её с большим трудом, то сейчас, после последнего посещения гало и озарения он, наконец, смог рассмотреть человека, что парил над алтарём.

«Проклятье, этого не может быть», — подумал Сонг, смотря на свою так называемую «сестру» из сна-яви, что ошибочно приняла его за брата. — «Как всё это понимать? И почему испытание показывает подобное мне?»

Яркая серебристая нить соединяла застывшего на месте молодого человека и его несостоявшуюся «сестру» из членов династии Синк, парящую над алтарём.

Глава 5

Спустя несколько секунд парящая над алтарём фигура девушки изменилась и плавно преобразилась в Блу Фен, хорошо знакомую Сонгу ещё со времён событий в городе Тёмной Звезды, несколько секунд и вот уже та изменяется, превращаясь в Кроун Вэй, а за ней в Аэтонэ, находящейся в человеческом облике, и в заключение становясь фигурой Син Фен.

— Что это за проклятье? — не выдержал он, наблюдая за преображением парящего силуэта. — Оно имеет доступ к моим воспоминаниям?

Сонг ещё несколько минут наблюдал за фигурой, а затем вечерняя месса закончилась и люди, окружившие алтарь, потянулись к выходу. Это послужило сигналом и молодому человеку — задерживаться здесь без веской на то причины означало привлечь к себе ненужное внимание адептов пустоты.

Напоследок, почти у самого выхода он кинул взгляд на фигуру Син Фен, парящую над алтарём и мысленно дал себе лёгкий подзатыльник. Он совершенно не представлял, где она сейчас и в каком состоянии, потому следовало взять себя в руки и начать усерднее пробивать себе путь к вершине, чтобы как можно быстрее освободить Син из лап дьяволов. Но перед этим следовало освоить совершенствование души и законы кармы, без которых отделить душу Син от души советницы становилось практически невозможно.

Задумчивым он вышел из храма и посмотрел на стремительно заходящее солнце. Завтра, как правильно напомнила ему Тоска, у них выдался один из немногих дней отдыха и не воспользоваться такой хорошей возможностью, чтобы изучить получше гало было бы полнейшей глупостью. Завтра с восходом солнца он планировал выдвинуться туда и попробовать более подробно изучить загадочное явление каким-то образом, использующее законы кармы.

А пока следовало отдохнуть. Тело Вана, в отличие от тела Сонга, было намного слабее и нагрузки во время работы фуражира фактически иссушали его. Усталость с каждым пройденным шагом всё больше наваливалась на плечи, а глаза смыкались. Сонг с большим трудом дошёл до комнаты юноши, расположенной в одном из двухэтажных хлипких на вид зданий, служащих кровом для молодых фуражиров.

Дверь поддалась не с первого раза, пришлось навалиться на неё всем телом и ввалиться в небольшую каморку с установленной единственной кроватью. Опустившись на неё, Сонг нашёл в себе крохи силы, чтобы заняться медитацией и очистить внутренний мир Вана от накопившейся за день порчи.

Порча. Пожалуй, это была самое неприятное в обнаруженному Сонгом мире. Чем-то это напоминало ему ограничения закрытого мира. Местная духовная сила содержала в себе элементы концепции смерти, накапливаясь в телах местных людских практиках. Без специальных методов извлечь укореняющиеся в духовных каналах разрушительные законы являлось непростой задачей. Если, конечно, ты не был воином, изучавшим концепции смерти. Даже с учётом потерянных наследий местные практики законов смерти оказались куда сильнее всех виденных когда-либо Сонгом. Вот только даже их знание не спасало от порчи. К сожалению, местные практики боевых искусств редко доживали даже до полутысячи лет, чего уж говорить о достижении действительно высоких этапов. А самым сильным воином в поселении считался мастер этапа «Императора». Такова оказалась реальность этого мира. Порча, отсутствие наследий и кланы враждебных чудовищных зверей.

Сонг глубоко вдохнул прохладный, благодаря приоткрытому окну, воздух и принялся очищать тело подростка от порчи. К сожалению, он прекрасно понимал, что таким образом помогает лишь себе, устраняя влияние порчи на разум. Изменить реальность и судьбу бедного юноши он никак не мог — законы неба и земли были неумолимы. Кармические воспоминания оставались всего лишь воспоминаниями и ничего более.

Закончив с медитацией, Сонг обессиленно лёг на кровать. Даже несмотря на раннее врем, я его быстро сморил беспокойный сон полный странных видений и образов. В них он пытался добраться до высокой башни, где, как ему казалось, находилась Син Фен, но сколько бы ни старался каждый новый шаг лишь отделял его от башни…

Проснувшись перед рассветом Сонг несколько секунд, смотрел в серый потолок, пытаясь осознать, где он и каким образом оказался в столь странном мире. Когда удалось немного прийти в себя, он с небольшой заминкой поднялся с кровати. Где-то за окном начинали просыпаться утренние птицы, говоря, что очень скоро появится солнце, а значит нужно поторопиться. Сегодня Сонг впервые с момента своего появления в этом мире хотел самостоятельно в одиночку выйти за пределы поселения. Он до сих пор не знал позволят ли условия испытания сделать это, но определённая надежда имелась. В прошлых мирах один раз ему уже удалось нечто подобное, правда, не специально. Сейчас Сонг надеялся повторить это.

На западных воротах его утреннюю попытку выйти за пределы поселения местная стража встретила без большой радости. Как правило, фуражиры редко выходили раньше групп охотников, а тут даже не группа, а одиночка. Однако всё же пропустили, поинтересовавшись только целью и причинами такого раннего выхода.

— Во время предыдущего выхода наткнулся на скелет чудовищного зверя, хочу проверить, — ответил Сонг и дождавшись кивка от старшего караула спокойно прошёл через приоткрытые малые двери в массивных вратах.

Он был готов встретиться с возражениями стражи и даже заготовил парочку аргументов, но всё обошлось. Утро обещало стать солнечным, и воины на воротах резонно решили, что в ближайших окрестностях от поселения опытному фуражиру ничего угрожать не должно.

Добраться до гало удалось достаточно быстро, к тому времени солнце уже взошло достаточно высоко, чтобы Сонг мог, особо не опасаясь, идти по видимой лишь только одному Вану тропинке. За всё прошедшее время, что он находился в этом мире сам Сонг так и не научился нормально распознавать направления в местном лесу. Да и не стремился это делать.

— Вот я и на месте, — пробормотал он, остановившись напротив слегка изгибающегося тонкого серебристого диска.

Всё это время он не мог долгое время оставаться возле диска из-за того, что всегда находился с кем-то в группе, и если бы не вчерашнее озарение, наверное, сосредоточил бы свои усилия на алтаре, а не на гало, так как именно он первоначально казался ему ключом в этих воспоминаниях. Но теперь всё поменялось. Сонг уверенно шагнул к серебристой стене и как в прошлый раз, протянул к нему руки, стараясь уловить малейшие отзвуки новых концепций.

И лишь рука коснулась гало, как всё вокруг пришло в движение. Как и в прошлый раз серебряные нити начали стремительно закручиваться вокруг Сонга создавая самый настоящий рукотворный кокон, что ослеплял своим сиянием. И с каждой новой секундой этот кокон всё увеличивался. В голове Сонга начало появляться стремительно сменяющие себя события. Колоссальные объёмы нитей потянулись к нему, стремясь оплести, закутать в себя. Перед его внутренним взором эти нити начали превращаться в самые настоящие струны кармы, соединяющие его с каждым существом в мире. Он купался в законах судьбы впитывая их точно губка и пытаясь понять фактически на живую, пропуская через себя. Там, где появлялась одна струна, вслед за ней шли две других. Они множились, опутывали его. Соединяясь с каждым из живых сущетсв находящихся в мирах человеческого атолла влияния. Нет, больше того. Сонг ощущал нити кармы даже с теми, кто уже миллионы лет как умер. Сквозь время и пространство. С каждым из них он оказался связан. Дни. Годы. Тысячелетия. Миллионы. Миллиарды лет. Время стало как податливое тесто. Он чувствовал, что смог бы слепить из него всё, что захотел бы или пожелал.

«Это замечательная возможность изучить саму судьбу», — Сонг осмотрелся, окончательно получив контроль над собственным телом.

Вытянув ладонь, он тут же попытался ухватиться за одну из нитей кармы и в тот же миг с болью одёрнул руку. Нить оказалась настолько холодной, что обжигала. Однако вместе с болью внезапно пришло маленькая толика озарения. Сонг на короткое время ощутил, что судьба неизвестного тесно переплетена с ним и этот кто-то был совсем непростым человеком. А ещё в голове начала медленно складываться головоломка по типу того, что он видел на рынках разных великих городов. Парень тут же схватился за другую струну. Шипя от боли, он несколько секунд вбирал в себя понимание кармы и тут же отпустил нить прочь, ясно ощущая как руки медленно превращаются в лоскуты из мяса и сухожилий. Плевать. В голове громким набатом било озарение, он вдруг ощутил, что сделал небольшой шажок в понимании самой судьбы.

«Я должен разобраться!» — мысленно крикнул он, и нырнул ещё глубже в гало, всё плотнее закручивая вокруг себя кокон из тончайших нитей.

Мир-наваждение снаружи давно перестал существовать разрушенный эонами серебристых струн. Сонг без остановки и без разбору хватался за ближайшие к нему нити балансируя на самом краю сознания и впитывая вместе с болью законы кармы. Он ощущал каждого из тех, с кем соприкасался. Посеяна карма, связи судьбы через время и пространство.

С громким хлопком струны вокруг Сонга начали лопаться. Несколько мгновений и он обессиленный с кровоточащими руками вывалился в реальный мир. Всё внутри полыхало от боли, а в глазах танцевали разноцветные круги. Упав в красную пыль какого-то неизвестного мира Сонг, уже находясь в своём собственном теле, закашлялся кровью. Судороги сотрясали его, а перед глазами проносились тысячи образов. Он и сам не понимал каким образом сумел остановить стремительно разрушение тела, но уже через пару минут разрывающий лёгкие кашель ушёл на задний план, а сам Сонг смог хоть и с трудом, но подняться на ноги.

— Погоди-ка, я знаю это место, — еле слышно сказал он вслух осматриваясь.

Очередной сон-явь. Мир, уже видимый им когда-то очень давно в Туманном Архипелаге.

Широкое плато с серыми красками и тусклым единственным солнцем. Далеко впереди виднелись замершие в полёте изящные фигуры чёрных фениксов. Чудовищных зверей сопоставимых по силам божественными практиками.

Он медленно повернул голову и наткнулся взглядом на них — великих мастеров, что противостояли приближающейся угрозе:

Высокий человек, c массивной дубиной, в форме меча. Он с безумной улыбкой смотрел на фениксов и, казалось, готов был кинуться в бой прямо сейчас. Возле него стояла изящная девушка с очень длинным изогнутым клинком. Её спокойное безмятежное лицо резко контрастировало с безумной улыбкой гиганта. Слегка позади девушки сидел в позе лотоса старик. Одна из его рук покоилась на животе, а вторая была перед лицом. Его пальцы формировали одну из сложны печатей, не знакомых Сонгу.

Чуть поодаль от этой группы он увидел вулпи прикрывающего маленькую фигуру девочки с чёрной косой. Девочка казалась обманчиво расслабленной в отличие от выглядевшего взбешённым демона.

Последним Сонг увидел одинокого человека, с хорошо знакомыми парными клинками клана Фир Болг. Вокруг этого человека растекалась такая мощь, что даже будучи готовым к этому, он не сумел удержаться и со стоном опустился на одно колено.

«Абсолют», — прогрохотало в его голове. — «Тот, кто шагнул за грань божественности».

Глава 6

Сонг всматривался в лицо человека с парными клинками. Он выглядел молодо, но при этом его глаза источали такую силу, что, казалось, могли одним желанием гасить и зажигать звёзды. В прошлый раз он видел здесь Локус Болга, главу клана, но сейчас это, несомненно был другой человек. Из-за это всё происходящее вокруг казалось иллюзией.

Мужчина медленно двинулся вперёд, оценивающе смотря на приближающихся фениксов, каждый из которых по оценке Сонга вполне мог сравниться по силам с сильнейшими практиками человеческого атолла влияния.

Каждый взмах крыльев этих благородных созданий создавал вокруг себя возмущение силы из-за чего вмиг потемневшей от количества фениксов небо постоянно искажалось и преломлялось, точно разрушаясь. Сонг перевёл взгляд на замершего мужчину. Его спутники всё это время молчали, чего-то ожидая. Сам же практик с парными клинками вдруг улыбнулся и перевёл взгляд прямо на Сонга, посмотрев ему в глаза.

— Это истинные правители атолла, — один из клинков поднялся и остриё указало на приближающихся чудовищных зверей. — Бывшие правители атолла. Почему ты кажешься удивлённым? Задаёшься вопросом, почему я вижу тебя или смущает тот факт, что родина человеческой расы оказалось в этом атолле?

Мужчина хмыкнул и с безразличием разрезал с помощью левого клинка воздух перед собой. С оглушительным грохотом небеса вспыхнули ярким светом и обрушились на летящих фениксов, поглощая в себе большую часть легендарных чудовищных зверей. Всё пространство начало стремительно заполняться серебристыми провалами, из которых, разрезая воздух, к выжившим потянулись тысячи нитей кармы, стремительно иссушая фениксов и поглощая их. Вокруг мечника с каждой прошедшей секундой разрастался серебристый вихрь кармических нитей, из-за чего он начал казаться настоящим воплощением закона кармы.

— Остальных я оставляю на вас, — бросил он своим спутникам спустя несколько мгновений.

Концентрация энергии вокруг мужчины вдруг преобразилась, став чище и глубже, серебристые нити вонзились в коричневую землю, уходя глубоко вниз и пронзая твердь, судя по ощущениям Сонга, на очень большую глубину, точно пытаясь проникнуть к самым недрам этого бесплодного мира. Молодому человеку в какой-то момент пришлось отступить на несколько шагов, чтобы не оказаться захваченным законами кармы. Даже понимая, что всё это лишь часть большой иллюзии, парень всё равно не мог спокойно стоять на месте, настолько всё происходящее вокруг казалась ему реальным.

Тем временем спутники мужчины, улыбаясь в предвкушении, бросились к пытающемся всеми силами отступить противникам. Громила с дубиной азартно гаркнул что-то нечленораздельное и с безумной улыбкой на глазах у изумлённого юноши исчез, судя по всему, использовав какую-то технику на основе концепции пространства. Девушка с изящным клинком и старик лишь молча переглянулись, обменявшись немного усталыми взглядами и использовав тот же тип перехода присоединились к громиле. Оставшийся вулпи и девочка с оружием в виде косы последовали за своими товарищами лишь после того, как возле последней появилось сразу несколько тёмных духов-слуг, призванных прямо из пустоты.

Тем временем чёрные фениксы уже и не помышляли о каком-то нападении, просто пытались вырваться всеми силами из ловушки, в которой оказались. С каждой секундой численность легендарных птиц стремительно уменьшалась. И даже их знаменитое абсолютное бессмертие в виде непрерывного цикла реинкарнации оказалось не в силах остановить губительное воздействие нитей кармы, что мгновенно стирали саму судьбу несчастных птиц разрывая циклы реинкарнаций точно обычный папирус.

— Тебя не должно быть здесь, — обратился он к Сонгу, когда поблизости никого не осталось.

Парень в ответ лишь молчал. Непонятно, что ответить такому призраку из прошлого, да и из прошлого ли он в действительности был? Сонг уже запутался в том, что видел и где находился. Шпиль Фир Болг оказался куда более сложной вещью, чем ему виделось это в самом начале.

— Молчишь? — понимающе усмехнулся практик и слитным движением убрал в карманное пространство парные клинки, после чего махнул рукой призывая молодого человека следовать за ним и уже не оборачиваясь направился к поднимающемуся впереди песчаному холму.

Недолго думая Сонг последовал за мужчиной, хорошо ощущая волны духовной силы, расходящиеся от него. Казалось, что впереди шагает не человек, а какой-то живой источник силы, яркий подобно тысячам звёзд, и лишь его собственное желание не причинять вреда окружающему миру, останавливало эту силу от того, чтобы разрушить всё видимое и невидимое пространство.

— Твоё появление внутри потока времени стало неожиданностью даже для меня, — слова мужчины прозвучали в голове Сонга лишь только он поднялся на гору. — Ты же не против, что я воспользовался одним из этих твоих воспоминаний? Предполагаю, ты догадываешься кто я такой, так?

— Фир Болг? — подумав, ответил Сонг, осматриваясь вокруг.

Они поднялись на самую высокую точку. С этого холма неожиданно хорошо, точно как на ладони, оказалась видна окружающая пустыня. В прошлый раз, как помнил Сонг, пейзаж был немного иной. Но так ли это важно сейчас?

— Это одно из имён, если честно, просто позаимствованное в одном из миров на другой стороне грани. не беспокойся, я не углубляйся в твои воспоминания. Скажи, тебе удалось хоть немного осознать себя? Кто ты есть на самом деле?

— Нет, старший.

— Понятно. В таком случае я лишь могу посоветовать сделать это как можно скорее. Нити кармы и потоки времени переплелись, очень причудливо создав сразу несколько узлов, в которых даже мне тяжело разобраться. Возможно, это результат кого-то, кто скрывается в пластах времени, но сказать наверняка я не могу. В любом случае в этом месте и в этом времени такому как ты находиться нельзя. Тебе пора уходить.

— Старший, мне нужно стать сильнее, — неожиданно сказал Сонг, проигнорировав последнюю часть сказанного мужчиной. — Вы говорите, что я должен осознать себя, как это можно сделать?

В сущности, пришёл он сюда лишь с одной целью — стать сильнее. И если для получения силы Сонг должен вспомнить своё прошлое, то он это сделает.

Мужчина удивлённо посмотрел на молодого человека перед собой. Нечасто происходило так, что кто-то осмеливался перебивать его так грубо. Но, с другой стороны, это говорило ему о многом. Фир Болг улыбнулся и кивнул, понимая мотивы Сонга.

— Прежде всего собери осколки собственной силы или это сделают за тебя другие. Вспомни кто-то ты и почему оказался на этом пути. Будь готов к тому, что тебя начнут ненавидеть просто потому, что ты сильнее. Практикуйся. Что, банально звучит? Иного пути нет. Вижу по глазам у тебя есть ещё много вопросов, но эта реальность уже неспособна сохранять целостность. Впрочем, возможно, я успею ответить на ещё один твой вопрос. Задавай.

— Кто я такой? — спросил тут же Сонг.

— Не думаю, что на этот вопрос я смогу ответить. И это совсем не потому, что не хочу. Просто мой ответ ничего тебе не даст. Ты должен сам собрать все кусочки головоломки. И что главное, понять, а так ли нужна тебе эта память? Впрочем, могу немного намекнуть. Для того чтобы перед тобой появился путь достаточно найти любую из частей Скитальца. Ты сам всё поймёшь, когда окажешься возле него. А теперь тебе пора идти.

— Старший, почему вы ушли? — успел выкрикнуть парень и прежде, чем провалиться в беспамятство успел услышать короткий ответ:

— В этом и состоит наш путь.

***

Аэтонэ появилась в одном из великих миров, шагнув из мирового портала вместе с потоком людей, путешествующих между мирами. Большинство являлись обычными практиками, что искали во внутренней сфере миров человеческого атолла влияния возможности возвыситься или присоединиться к одной из сильнейших великих фракций. Другая часть состояла из торговцев, учёных и представителей великих кланов, сект и храмов. Из-за такого количество людей, большинство из которых оказалось, как минимум на этап, а то и на два выше Аэтонэ по развитию ей всё время было не по себе.

Старик Вулпи передал девушке-дракону артефакт, способный скрыть её природу почти ото всех практиков боевых искусств. Пожалуй, только «Божества», «Парагоны» и «Бессмертные Императоры» были способны распознать в обычной с виду девушке представителя невероятно редкого даже высших миров, истинного дракона. Именно поэтому старший настоятельно просил её не пытаться приближаться к резиденциям великих сил человеческого атолла, так как шансы встретить там практиков высших этапов развития сильно возрастали.

Впрочем, она и сама не собиралась рисковать понапрасну. Сейчас её задача была в том, чтобы отыскать теряющийся в веках след её рода и родителей. Куда ушли истинные драконы и почему это произошло не было известно даже старику-вулпи. Хотя старик и не мог ничего знать, династия Синк заточила его в ту тюрьму до массового исхода драконов.

— Посторонись! — мимо Аэтонэ прокатилась духовная лодка, которую, похоже зачем-то перетащили через портал-переход за, скорее всего, просто огромное количество синих камней.

Зачем это нужно делать, когда за те же деньги можно купить пять таких лодок в этом мире, оставалось большой загадкой. У богатых свои причуды.

Лодка прокатилась до середины портальной площади с сотнями вратами-переходов попроще, расположенных вокруг большого межмирового портала и, когда ограничения на полёты для неё были сняты, тут же рванула куда-то ввысь, скрываясь среди башен огромного города одного из центральных миров.

«Найти здесь какую-то информацию будет очень непросто», — подумала Аэтонэ оглядываясь и, пытаясь глазами найти нужный портал между городами.

Её путь лежал в один из крупных городов западного континента этого мира, где, по словам старика-вулпи, должен был жить один из его невероятно старых знакомых. По какой-то причине седой демон был полностью уверен, что даже спустя столько лет знакомый должен всё ещё жить там и при этом до сих пор хорошо помнить его.

«Это человек, но поверь он не выдаст тебя. Пожалуй, он один из немногих кому совершенно плевать на любые материальные ценности, включая духовные ресурсы для развития. Ты всё поймёшь, когда встретишься с ним. Думаю, что если и есть в этом атолле человек, знающий об истинных драконах почти всё, то это именно он», — примерно в таком ключе тогда выразился вулпи, передавая Аэтонэ информацию о месте, где она может найти столь осведомлённого человека. — «Он должен мне, поэтому, когда увидишься с ним, напомни о броске в солнце, это ему всё скажет. Карма была посеяна между нами, и узел должен быть разбит».

Глава 7

Пространство вокруг Сонга исказилось, и он обнаружил себя стоящего посреди арены. Здесь всё так же повсюду в хаотическом беспорядке крутилось огромное количество светлячков.

Сонг поднял руку перед собой и, повинуясь какому-то внутреннему импульсу, воззвал к каждой жизни, находящейся сейчас на арене. И к последовавшей за этим реакцией он оказался совершенно не готов. Десятки тысяч нитей рванули от каждого светлячка к Сонгу, соединяя его внутренний мир с собой. Серебристый вихрь заполнил всё вокруг, создавая подобие колоссальной паутины, сотканной пауками шелкопрядами, из-за чего ориентироваться на арене стало совершенно невозможно. Всё пространство вокруг заполнилось концентрированными законами кармы и времени, переплетающимися самым причудливым образом.

Не теряя времени даром и выкинув из головы лишние мысли, Сонг уселся в позу лотоса прямо посреди этого поднявшегося вихря буквально каждой частичкой тела, впитывая концепции, концентрировавшиеся на арене. Он совершенно потерял счёт времени. Сколько прошло? Несколько часов или дней? Или, возможно, даже годы?

Перед внутренним взором Сонга, пока находился в медитации, проносились тысячи образов. Он видел, как судьбы людей соединяются и разрываются, порой оставляя после себя зияющие раны. Несколько раз он оказывался свидетелем появления узлов кармы, массивного переплетения судеб и предназначений и каждый раз это заканчивалось каким-то великим событием, двигающим целые народы и миры.

Наконец, в какой-то момент Сонг открыл глаза, оказавшись посреди уже пустой арены, посередине которой медленно закручивался тёмный зев пространственного перехода — выход из испытания Фир Болг. Он чувствовал внутри себя появившиеся изменения. Весь окружающий мир приобрёл большую чёткость, а цвета стали более насыщенными, точно всё это время Сонг смотрел глазами неспособными различить истинные краски мира.

— Это и есть понимание кармы? — вслух произнёс он, вставая на ноги.

Он ощущал кармические связи внутри себя и их оказалось настолько много, что уже через пару секунд он потерялся среди скопления нитей. Это сбивало с толку. Сонг оставался уверен, что за сою сознательную жизнь никак не мог встретить стольких людей и успеть посеять ростки кармы.

«Ну хорошо, все вопросы будем задавать потом», — подумал он, направляясь к порталу. — «Сейчас самым правильным будет последовать совету основателя Болг и попытаться найти части «Скитальца».

Шагнув через портал, он появился в зале с тренажёрами, где, казалось, целую вечность назад разговаривал с хранителем пагоды. За его спиной массив испытания вдруг преобразился и загорелся мягким сиреневым светом, разгоняя тени огромного зала.

— Вам удалось, господин, — голос призрака раздавшегося справа привлёк внимание Сонга.

— Я прошёл испытание?

— Испытание учеников пройдено, ваш результат нельзя назвать идеальным, но он достаточно высок, чтобы однозначно говорить о высоком потенциале. Пойдёмте за мной, я покажу вам последний из залов — комнату порталов и сокровищницу наследий башни.

Призрак не спеша направился на выход из зала, не дожидаясь какой-то реакции со стороны Сонга. Тому ничего не оставалось, как последовать за ним.

— Сколько прошло времени с момента моего отсутствия? — спросил он, поравнявшись с призраком.

— Не больше десяти минут, — ответил тот. — Внутри испытаний время сжато и течёт по-другому. Управление пространством, временем и судьбой — это то, благодаря чему клан Фир Болг правил в человеческом атолле влияния. Итак, вот мы и пришли. Добро пожаловать в зал порталов ключ-башни, здесь расположены все врата ведущие как во внутренний и внешний круги земли возвышения, так и за её пределы, в мир Хэл и не только.

Сонг осмотрелся. Зал, куда они вошли, имел колоссальные вытянутые размеры и содержал в себе огромное количество врат-переходов, установленных в строгой последовательности вдоль стен.

— Когда пожелаешь покинуть пагоду, достаточно просто назвать место, куда ты хочешь попасть и я укажу нужный тебе портал.

— Спасибо, старший.

— Теперь для тебя больше нет ограничений в землях развития, ты можешь приходить сюда в любое время и без пропуска, достаточно просто использовать вот этот амулет, — сказал призрак и перед Сонгом появился квадратного вида украшение, он, недолго думая принял его, спрятав в карманном мире кольца.

Тем временем призрак продолжал:

— Твоё кольцо является одним из наследий Фир Болга с настроенным поиском родословной, но, к сожалению, воспользоваться им, в том числе и прямым порталом сюда, могут лишь практики этапов «Бессмертного Императора» и выше. После того как получишь эту силу, почти все комнаты откроются, в том числе и комната с порталом.

— Значит, это всё-таки кольцо клана Болг? — парень удивлённо посмотрел на свою руку, какие ещё тайны скрывало кольцо.

— Да, — призрак кивнул. — Я не знаю многих его свойств, но таких артефактов было изготовлено больше дюжины штук, и за всё время в мир вернулось лишь это. Хорошо, теперь давай проведу тебя к наследиям Фир Болг.

Сама комната оказалась в соседнем от порталов помещении. Войдя внутри Сонг замер на пороге небольшой комнаты, посередине которой находился лишь только чёрный камень, парящий над низким постаментом. От этого камня веяло настолько плотной убийственной духовной силой, что Сонг непроизвольно сглотнул вмиг ставшую вязкой слюну. Чистая сила, без привязки к атрибуту, закону или направленности.

— Старший, что это? — наконец смог спросит он у призрака.

— Одно из главных сокровищ клана Болг. Это камень изначального мира, принесённый Основателем из за пределов известной вселенной. Сейчас в полной мере владеть ты им не сможешь, однако тебе разрешено взять себе его осколок. Подойди и отколи столько, сколько получится и помни у тебя только одна попытка. Второй шанс ты получишь, лишь когда сможешь пройти испытания Фир Болг на достойном уровне.

— Хорошо, — Сонг кивнул и осторожно приблизился к чёрному камню.

Он видел множество сколов на каждой его стороне и по всему выходило, что раньше некоторые представители клана наведывались сюда, в эту ключ-башню, чтобы попробовать забрать себе осколок этого камня, так? Сонг подошёл поближе к артефакту, размышляя каким образом нанести удар.

«Сдерживаться никакого смысла нет, если силы окажется недостаточно, я останусь без наследия. Нужно использовать всё, что имею», — мелькнула у него мысль.

Он извлёк из карманного мира парные клинки, чем явно удивил призрака и заставил нахмуриться.

— Рассечение, финальная форма! — с силой произнёс Сонг и, раскрутив на полную духовную энергию, вложил в одно единственное движение все свои силы.

Комната, что до этого казалась молодому человеку маленькой вдруг преобразилась, став поистине огромной, расширившись до впечатляющих размеров, а затем парные клинки ударил по камню неся за собой яростный крик чёрного феникса, появившегося вдруг за спиной у Сонга. Оглушительный грохот чуть не лишил его слуха и, если бы не вовремя использованные силы парень сам нанёс бы себе множество ран из-за обычного отката, но это того стоило. Окружающий мир на краткий миг исказился, под действием парных клинков и через секунду вернулся вновь в свою первичное состояние. Перед Сонгом застыл дух. Вытянув руку, он направил её на клинки, а взгляд его оказался сосредоточен на Сонге.

— Использовав такую необычную способность в помещении башни, ты подверг себя глупой опасности, эта сила не предназначена для того, чтобы её высвобождали здесь, — заметил он.

— Я понимаю старший, но вы сами сказали не сдерживаться.

— Это была моя ошибка, я не подумал, что у тебя в запасе есть такая способность и ты сумеешь использовать её вместе с клинками Основателя. Хорошо, будь в следующий раз повнимательнее, а теперь можешь забрать свой приз.

Призрак кивнул на чёрный камень, где у его основания, возле постамента Сонг заметил одинокий осколок, чем-то похожий на обсидиан. Наклонившись, он подобрал часть камня, внимательно всматриваясь в осколок и пытаясь ощутить своим восприятием истинную сущность полученного предмета.

— Чёрный камень способен на многое, — произнёс призрак. — Перед тем как использовать его как способ прорваться к этапу «Осознания» я бы посоветовал тебе потратить некоторое время на его изучения. Этот камень, часть скалы иного мира. Он несёт в себе отголоски совершенно иных законов и, возможно, станет настоящим трамплином в твоём понимании принципов духовной энергии нашей вселенной.

— Спасибо старший, но у меня есть ещё одна просьба, — поклонился Сонг, перед этим спрятав полученный осколок и клинки в карманный мир кольца.

— Я слушаю.

— Перед уходом мне хотелось бы взглянуть на погребённого под башней «Скитальца», — попросил парень и заметив, как нахмурился призрак, тут же пояснил. — Только посмотреть. Издалека. Можно даже через какой-то барьер. Старший — это крайне важно для меня.

— Ну что же, большой проблемы в этой просьбе, я не вижу. Пойдём за мной, — наконец, ответил призрак.

***

Пустота стремительно росла. Она уже захватила всё пространство, что когда-то называлось великим атоллом расы Странников. Своими границами пустота вплотную приблизилась к атоллу святых и людей. Несколько раз она пыталась проникнуть внутрь, ощущая огромное количество пищи находящихся в этих атоллах, но каждый раз была вынуждена отступить. Барьер людей, установленный на самой границе, нестерпимо жёг, причиняя пустоте боль. Чувство, что до этого она никогда ещё не ощущала. В разочаровании пустота попыталась двинуться во владения Святых, но была остановлена глухой стеной, несъедобной и даже противной. Однако голод продолжал грызть её изнутри, заставляя поочерёдно бросаться то на один барьер, то на другой.

Через несколько циклов пустота остановила свои тщетные попытки проникнуть дальше и принялась создавать. Это противоречило законом земли и неба. Но так было. Великое Дао несколько раз обрушивалось всепоглощающим огнём, пытаясь сокрушить нарушителя, но оказалось бессильно против голода абсолютного ничто.

Спустя некоторое время в пустоте появились её первые посланники. Эмиссары пустоты, несущие внутри себя страшный её отпечаток. Игнорируя великие законы Дао, они без каких-либо проблем сумели проникнуть через барьеры, защищающие великие атоллы от вторжения и рассредоточиться внутри них. Голод пустоты толкал их найти и уничтожить источники силы атоллов, во что бы то ни стало.

Глава 8

Часть тела «Скитальца» — колоссального существа, питающего целый карманный мир своей духовной энергией, находилось глубоко под землёй. В самом основании пагоды. Именно благодаря его силе мир возвышения оказался способен не только существовать вне реальности «высших земель» но и давать огромное преимущество как всем пришедшим сюда практикам молодого поколения, так и оставшимся здесь жить людям и демонам.

— Старший, всё-таки, что такое «Скиталец»? Вы говорили, что это существо, шагнувшее за грань этапа «Божества», и оно пришло к нам откуда-то издалека, можете рассказать подробнее?

— Нам неизвестно, что за существо «Скиталец» и откуда он пришёл к нам. Единственный кто разбирался в нём достаточно хорошо был Основатель, но он не оставил после своего ухода ни одной записи. Что же до Локус Болга, второго главы клана, то согласно его предположениям, «Скиталец» — это просто существо, ставшее настолько сильным, что родной атолл стал для него слишком тесен. Как это произошло с Основателем Фир Болг, оно в какой-то момент почувствовало желание идти дальше. Именно поэтому основатель и назвал его «Скиталец», вечный поиск которого прервался только смертью.

— Известно, из-за чего он умер? — Сонг даже мысленно не мог представить себе существо, располагающее такими силами.

— Второй глава предполагал, что «Скиталец» сражался с кем-то или чем-то значительно превосходящим его по силам. Только этим можно объяснить то плачевное состояние, в котором он прибыл к нам в атолл.

— И вы добили его?

Залы, которые Сонгу с призраком приходилось проходить, постепенно начали расширяться и увеличиваться. Концентрация духовной энергии в них с каждой минутой нарастала, и даже привычный ко всему Сонг начал чувствовать значительное давление. Мужчина же продолжал:

— Не было иного пути «Скиталец» начал сразу же поглощать силы миров человеческого атолла влияния, Основателю и клану пришлось использовать все силы, чтобы остановить его. К тому же благодаря ядовитой духовной энергии «Скитальца» и тем знаниям, полученным при изучении его тела, клан значительно возвысился не только над другими в «высших землях», но и стал доминирующей силой среди всех атоллов влияния.

Наконец Призрак вошёл в просторный круглый зал, посередине которого находилась огромная тёмная дыра. Из этой дыры вырывался поток ревущей духовной силы, бьющий куда-то в потолок зала, прямо в установленный там массивный обсидиановый купол. Сколько бы Сонг ни пытался, собственное восприятие не позволяло ему заглянуть глубже, чем на несколько десятков метров. Духовная сила с каждым метром ниже становилась всё более хаотичной, загрязнённой из-за чего ощущать её становилось невозможно из-за проникающей глубоко в душу боли.

— Там далеко внизу находится одна из частей «Скитальца», — между тем пояснил Сонгу призрак. — Это место самое близкое из всех возможных в башне для вашего уровня развития.

— Спасибо старший, — парень подошёл к пропасти ближе, пытаясь вглядеться в хаос переплетающихся жгутов силы.

Однако сколько бы он ни пытался разглядеть хоть что-то, кроме всполохов силы, сделать это никак не выходило. Лишь где-то на самом краю собственных ощущений он чувствовал странные всполохи необычной энергии, почему-то казавшиеся ему знакомыми.

«Мне нужно найти части тела „Скитальца“, но как это сделать, если испускаемая им сила даже не позволяет подступиться к нему?» — с раздражением подумал Сонг. — «И опять всё упирается в моё развитие. Замкнутый круг».

— Старший, если я стану сильнее, смогу ли я подобраться ближе к «Скитальцу»?

— В самом низу есть комната для медитации Основателя. Попасть туда возможно лишь практикам уровня «Императора» и выше. Находиться дольше получаса только «Божествам».

— Благодарю, — кивнул Сонг. — Старший, давайте вернёмся к порталам. Думаю, мне пора возвращаться в «Высшие миры».

— Хорошо, — кивнул призрак. — Помните, вам всегда будет открыт путь в башню, как и в земли возвышения. Достаточно лишь воспользоваться портал в вашем кольце.

— Осталось только стать достаточно сильным, чтобы открыть нужную мне дверь во дворце, — скептически хмыкнул в ответ Сонг, ступая за поплывшим к лестнице ведущей наврех призраком.

Через полчаса, находясь в зале порталов, он задумчиво обходил выстроившиеся в ровный ряд врата, всматриваясь в руны, написанные в их верхней части.

С одной стороны, у него на руках сейчас имелся тёмный осколок и предстоял, возможно, самый тяжёлый, с момента начала пути, прорыв к этапу «Осознания». Взятие последнего бастиона «Восхождения» считалось самым сложным из всего, с чем сталкивался до этого момента любой практик боевых искусств.

С другой же стороны, прошло слишком мало времени с момента его последнего прорыва. Основание всё ещё оставалось шатким, и если Сонг попытается сейчас ворваться на этап «Осознания», то сильно рискует.

Как ни крути, а со взятием следующего этапа нужно немного повременить. К тому же сейчас, избавившись от большей части родословной Синк, он получил возможность вернуться к части души Локус Болга, находящегося в парных клинках. Его обещание научить Сонга техникам клана Фир Болг после избавления от дьявольской родословной он помнил очень хорошо.

А ещё, благодаря пониманию концепции времени, Сонг отчётливо ощущал, что срок отмеренный ему Вал Гоном подходит к концу. Очень скоро он прибудет в отделение «Вечных Сумерек» для того, чтобы забрать его вместе с другими кандидатами в секту «Тёмной Души». Одну из великих сил «высших миров».

— Старший, откройте мне, пожалуйста, портал в мир Хел, — наконец, решительно сказал он призраку. — Желательно в город Огненной птицы или соседний с ней.

— Как пожелаешь, — кивнул тот и взмахом руки активировал один из порталов. — Я буду ждать твоего возвращения.

— Спасибо.

Шагнув внутрь Сонг, наученный прошлым опытом, зажмурил глаза, использовав только силу восприятия, чтобы не быть ослеплённым, если там светит солнц, в первые минуты появления из портала.

— Мне кажется или мы его уже видели? — раздался скрипучий голос впереди.

— Этого? Действительно, он кажется мне знакомым, — вторил ему ещё один.

Сонг отчётливо ощущал присутствие двух уже знакомых духов. Похоже, его забросило в тот же самый портал, из которого он вышел, впервые оказавшись в мире Хэл.

— А я знаю, это тот слабак, что вышел из этого портала в прошлый раз, да?

— Да-да, только сейчас почему-то он кажется каким-то другим?

— Да-да. Ты проиграл, я же говорил, что он проживёт дольше всех.

— Мы с тобой не спорили, дубина ты старая.

— Сам ты дубина, глава без клана!

Два духа пустились в перебранку, а Сонг, открыв глаза, осмотрелся. Несомненно, он очутился именно в том месте, где, казалось бы, целую вечность назад, впервые появился в мире Хэл. Здесь находились руин какой-то неизвестной секты и два странноватых склочных духа.

Не обращая на ругающихся внимания, Сонг взлетел в небо и осмотрелся. Насколько он помнил, город Огненной Птицы находился далеко на западе, в прошлый раз каравану пришлось потратить несколько дней на то, чтобы добраться до него. Сонг рассчитывал, успеть добраться до города в два раза быстрее, так как не был скован ограничением в передвижении довольно медлительных нагруженных духовных лодок. Пустыня, как обычно выглядела абсолютно безжизненной и, казалось, была бесконечной. Используя внутреннее чутьё и полученные знания во время жизни во внешнем дворе секты «Вечных Сумерек» Сонг без особого труда ориентировался в мире Хел.

В пути он пару раз видел вереницы караванов следующих тем же маршрутом что и он, но, наученный горьким опытом, старался держаться от них в стороне. Ему вполне хватило знакомства с Фло Райс. Тёмные миры оставались тёмными в любой ситуации.

Несколько раз во время своих редких стоянок Сонг пытался обратиться к парным клинкам, вызвав дух Локус Болга, но без особого толку. По какой-то причине мечи оставались глухи к любым попыткам манипуляции с ними.

Когда далеко впереди замаячили вздымающиеся ввысь пагоды города Огненный Птицы, Сонг отчётливо почувствовал сфокусированное на нём лёгкое восприятие. Похоже, кто-то сумел заметить его приближение к городу. Поначалу он даже подумал, что глава отделения секты «Вечных Сумерек» выставил сеть следящих печатей вокруг города даже несмотря на огромную стоимость подобного решения. И серьёзную опасность со стороны второго старейшины, способного незамедлительно доложить о происходящем, как высшим старейшинами секты, так и напрямую Вал Гону, представителю одной из самых влиятельных сил атолла. Но уже через пару минут стало понятно, что слежка слишком явная. Пускай неизвестные и пытались всеми силами замаскировать своё восприятие им просто не хватало должного умения, чтобы спрятать его от Сонга. Глава бы никогда не стал действовать настолько глупо.

Очень скоро парень сумел разобрать, откуда на него было направленно чуждое восприятие и всё сразу встало на свои места.

Один из караванов, медленно плывущий сейчас к городу, сосредоточил на Сонге сразу несколько восприятий.

«Ну надо же, Фло Райс», — удивлённо подумал он, уже хорошо различая того, кому принадлежало одно из восприятий. — «Даже интересно, каким образом у них получилось мгновенно обнаружить меня при приближении к городу. Никогда не слышал о подобной технике. Прятаться уже поздно, придётся разбираться с ними сейчас».

Решив притвориться, что он не заметил слежки, Сонг продолжил как ни в чём не бывало свой путь. К сожалению, внутри города полёты даже ученикам секты «Вечных Сумерек» были запрещены. Пришлось опускаться на землю. Почему Райс не решилась напасть на него до момента входа в городе — непонятно. Но, вероятно, на этот случай у них есть какой-то план. Сонг мысленно коснулся парных мечей, проверяя всё ли в порядке. При нужде он может ударить всем чем есть почти мгновенно.

Перед центральными городскими вратами, как обычно, местная охрана попросила у Сонга стандартную оплату прохода, взимаемую с одиночных путников. Но лишь увидев значок секты «Вечных Сумерек» они тут же почтительно закивали и пропустили его без лишних вопросов. Всё это время за Сонгом следовало и чужое восприятие, лёгкое, едва ощутимое. И достаточно ему было углубиться вглубь городских улиц, следуя к резиденции отделения родной секты, как в одном из небольших переулков, ему преградил дорогу сразу несколько воинов.

— Мы очень давно тебя ищем, мастер Сонг, — голос начальника охраны каравана раздался из-за спин появившихся практиков.

— О, клан Райс ещё не разорился, используя свои бесчестные способы? — с усмешкой спросил его Сонг, аккуратно выпуская вокруг себя силу практика «Восхождения» и запечатывая все выходы из переулка. — Мне бы очень хотелось перекинуться парой приветствий с самой Фло Райс.

Глава 9

— Тебе представится возможность поговорить с главой, когда мы переломаем тебе руки и приведём в таком виде к ней, — с улыбкой ответил глава охраны каравана.

Похоже, никто так и не обратил внимание на то, как Сонг собственной силой запечатал все выходы. Всё внимание и восприятие нападавших оказалось сосредоточено на молодом человеке, чтобы он никаким образом не смог улизнуть от них.

— А как же секта «Вечных Сумерек»? Не боитесь ответной мести? — Сонг оглядел присутствующих. — Судя по тому, что вы привели сюда большую часть своих сильнейших воинов, решили действовать наверняка?

Несколько практиков начального и среднего этапов «Восхождения», а также пара человек с пиком «Основания». Клан Райс выставил почти всех своих верных людей для поимки обычного ученика, пускай и великого клана.

— Скажем так, — с улыбкой отозвался глава охраны. — Нас уверили, что месть будет лишь в том случае, если подозрения падут на нас, но мы ведь не допустим этого? — После этого улыбка пропала с лица мужчины, и он холодным голосом отдал приказ. — Схватить и обезоружить!

Сонг не стал ждать, пока на него нападут и атаковал первым. Сила пика «Восхождения» забурлила в нём, подобно безудержной буре, время остановило собственный ход, точно кто-то невероятно сильный приказал ему замереть, а затем окружающий мир, под действием удара Сонга вдруг искривился, перекручиваясь и разрушаясь. Сила способная уничтожать целые города оказалась сфокусирована на небольшом пятачке пространства. Большинство практиков «Восхождения» успело среагировать, выставив щиты, но это не помогло воинам «Основания», защита самых слабых из них лопнула неспособная сдержать удар и лишь вмешательство старших товарищей спасло их от неминуемой гибели.

В это же время Сонг ощутил приближающуюся ответную атаку. Массивный молот закрученной концепции огня рухнул на него сверху. Глава охраны первым из противников пришёл в себя и с ходу атаковал молодого человека, стремясь всеми силами не дать ему ударить повторено.

— Все вместе! — рявкнул он, соединяясь с другими в атакующую формацию.

«Мир клинков» — Сонг не стал больше церемониться, и, выхватив их карманного мира меч, ударил одной из самых сильных атак. По сравнению с мастером-тенью, с которым он каждый день тренировался внутри дворца карманного мира кольца, сегодняшние противники были ничем. Сотни и тысячи поединков отточили скорость молодого человека, он без жалости влил в навык огромное количество сил. Поднявшийся ветер и стремительно застывающее время. Сильнейшие воины клана Райс сосредотачивают собственную силу для одного-единственного удара, но не успевают.

Глава охраны каравана с перекошенным лицом видел, как вокруг него поднимаются тысячи алых стягов, развивающихся под действием эфирного ветра. Пространство и время для него и его людей превратилось в неподатливый кисель, не позволяя хоть что-то противопоставить новой угрозе. Сфера влияния силы Сонга захватила их, ограничивая и опутывая подобное нитям паутины. По переулку прокатилась стремительная волна разрушительной силы, разрушая в пепел всё до чего была способна дотянуться. Несколько мастеров начального этапа «Восхождения» не сумели вовремя отреагировать и попросту рассыпались в прах вместе со всеми мастерами «Основания».

Тугая волна с неудержимой силой ударилась о поставленные Сонгом совсем недавно печати и опала вместе с частью самих печатей. Глава охраны упал на колени, выплёвывая кровавую слюну, находясь на самом острие формации, он оказался под основным ударом «Мира клинков» и с большим трудом сумел нейтрализовать его разрушительное воздействие на собственное тело

«Я сильно недооценил увеличившуюся мощь этого навыка», — мелькнула мысль у Сонга, когда он заметил, как мелко подрагивают стены окружающих домов, с которых спала защита его печатей. — «Но кто бы знал, что эта сила способна повергнуть сразу десяток обычных воинов «Восхождения», да ещё и в пыль разнести часть собственных печатей.

Он бросился к поверженным противникам, стремясь закончить всё до того, как те придут в себя, к сожалению, даже потеряв часть самых слабых товарищей клан Райс ещё рано было списывать со счетов.

— Смертный мир Райс! — успел крикнуть название техники глава, всё ещё находясь вместе с другими членами клана в атакующей формации.

Только из-за собственной глупости и самонадеянности он недооценил Сонга, непозволительно расслабившись, даже несмотря на собственный многовековой опыт. И это стало фатальной для него и всего клана Райс ошибкой. Глава охраны каравана поступил как самонадеянный дурак и пожинал плоды этого прямо сейчас. Ему пришлось пожертвовать собственным развитием, понимая, что сейчас иного пути нет. На короткий миг его кровь забурлила внутри мужчины, перепрыгивая на ступень «Осознания» и приближаясь к его пику. Ведя за собой других практиков, мужчина использовал все собственные силы вкупе с силами людей, находящихся в формации. На краткий миг он со своими людьми приблизился к самому порогу этапа «Единства» перепрыгнув почти две границы развития. В одну секунду над самым обычным переулком города Огненной Птицы сгустились силы равные практикам высших ступеней развития. Это выходило за рамки того соглашения с безымянным членом клана «Вечных Сумерек» и фактически ставило весь клан Райс вне закона. Но если он этого не сделает, то клан перестанет существовать в любом случае рано или поздно сметённый силой этого молодого выскочки, так быстро ставшего настолько сильным.

«Это плохо», — в это же время мелькнула мысль в голове Сонга, ощущая скопившуюся мощь направленного на него удара.

Он мгновенно собрал вокруг себя всю имеющуюся у него силу без промедления, вливая её в духовный щит и выхватывая парные клинки. Но даже так Сонг прекрасно понимал, что катастрофически не успевает получить достаточно сил, чтобы полностью остановить эту атаку. Разрывающий всё и вся вихрь упал на место скоротечной схватки ломая и корёжа физическое и духовное тело Сонга. Его наспех возведённая защита оказалась сметена точно бумага, вынуждая молодого человека использовать собственную кровь, чтобы хоть как-то повысить свои шансы на выживание. Вихрь ударил по окружающим домам, сминая остатки печатей и вырываясь наружу. Даже несмотря на то, что город Огненной Птицы был поделён на специальные сектора с ограждающими печатями и в каждом отдельном районе постоянно дежурили сильнейшие практики, как минимум половину квартала вызванный вихрь мог легко поглотить.

Сонгу ничего не оставалось, как, прокусив собственную губу, влить в собственную защиту крохи оставшейся у него силы в том числе и пожертвовав частью с таким трудом полученного развития. Пускай это немного отодвинет его от цели, но позволит получить второй шанс. Вкус собственной крови, мысленное сожаление, что переоценил собственные силы и всё вокруг вдруг замерло. Разрастающийся чёрный вихрь мира Райс, бледные без единой кровинки практики клана Райс, отдавшие все свои силы этой техники, превратившийся в глубокого старика глава охраны каравана с бешено горящими глазами — всё это застыло.

Парень несколько секунд моргал, пытаясь понять, что происходит. Даже движение духовной энергии замедлилось, и о таком Сонг никогда не слышал. Его понимание концепции времени говорило, что такое просто невозможно, ведь движение духовной энергии полностью остановить невозможно.

В это же время, в нескольких метрах от Сонга внезапно исказилось пространство и под напором неизвестной силы лопнуло, оставив после себя аккуратный разрыв с плещущимся внутри первозданным хаосом. Секунда и из портала вышла невероятно красивая женщина, от вида которой Сонг замер, не веря собственным глазам. Императрица Чин Э. Божественное воплощение луны. Так, кажется, было написано на её саркофаге? Сильнейшая бессмертная равная по силам великим практиками этапа «Божества» и член Божественного клана.

Осмотревшись, девушка увидела Сонга, несколько секунд она разглядывала его, как бы сверяясь с собственными ощущениями, после чего плавно шагнула к нему.

— Юноша, почему я явственно ощущаю в тебе искру души Вэл Синка? — мягким голосом спросила она, приблизившись на расстоянии вытянутой руки.

Сонг не знал, что ответить. Все мысли смешались в его голове. Сейчас перед ним стояла богиня способная одним движением погасить или зажечь звезду. И, несмотря на это, он абсолютно не ощущал от неё хоть каких-то отголосков силы, точно это была лишь иллюзия. Но даже она обязана оставлять в себе духовный след…

— Ты слышишь меня? — мягкий голос проник в голову Сонга, мгновенно возвращая его в реальность.

— Я не знаю, императрица, — тут же ответил он. — Я не знаю, как вы можете ощущать во мне присутствие души Вэл Синка, ведь он говорил, что у него больше нет сил поддерживать своё существование.

— Хм-м, — протянула женщина, вглядываясь вглубь Сонга, отчего тому тут же стало неуютно. — Вэл, как и всякий Синк никогда не говорит всю правду, это у них глубоко укоренившееся. Дай-ка я посмотрю.

Она протянула руку, говоря взглядом, чтобы Сонг последовал её примеру. Секунду поколебавшись, парень всё же решился, протянув ей свою ладонь. Всё же перед ним стоял полноценный практик этапа «Божества» и даже захоти он сказать нет, ничего бы не получилось.

— А что с этими практиками и созданным ими вихрем? — парень кивнул на замерших в разных позах представителей клана Райс и разрастающийся убийственный вихрь, вызванный ими.

— Тебя это волнует? — выгнула бровь Чин Э и слегка мотнула головой.

В эту же секунду вихрь пропал, точно его и не было, а бедолаги из клана Райс оказались внутри массивной клетки созданной какой-то странной концепцией, неизвестной Сонгу.

— Интересно-интересно, — задумчиво пробормотала женщина разглядывая руку молодого человека. — Не знаю, где вы с Вэлом прятались, но мне пришлось перерыть всё скопление миров, чтобы найти вас. Я даже уже собиралась прекратить свои поиски, когда вдруг почувствовала появление крови с отголосками сил Вэла. Ага, нашла! Ну-ка.

Женщина всплеснула руками и перед Сонгом вдруг появилась знакомая призрачная фигура улыбающегося мужчины.

— Чин! Любимая, ты жива! Значит, всё в порядке… мои старания были не зря! — с улыбкой полной облегчения, выдохнул он.

Женщина тепло улыбнулась призраку и тут же озабоченно осмотрела его.

— Твоя искра души, она почти поглощена?!

— Ну, тут уж мне просто не повезло. Тело этого молодого человека оказалось не по зубам даже моей запечатывающей техники. Оно поглотило почти все мои силы, я даже попрощался с этой «не-жизнью». Было бы так жаль не увидеть тебя перед окончательным развоплощением.

— Я восстановлю твоё тело! — вдруг горячо заговорила до этого казавшейся невозмутимой Чин У. — Только нужно вначале извлечь искру твоей души из этого молодого человека.

— Не сомневаюсь, что у тебя всё получится, но погоди немного — с усмешкой кивнул Вэл и повернулся к Сонгу. — Ты, наверно, хочешь знать, почему я ещё жив и насколько искренне были те мои слова во время нашей последней встречи?

— Да, я бы хотел услышать от вас это, старший.

— Ну, прежде всего я был почти искренен с тобой, — кивнул мужчина. — Почти.

Глава 10

— Прежде всего, о том, что искра моей души почти погасла, я не лгал, — слегка наклонив голову, пояснил Вэл Синк. — Чин Э, конечно, уверена, что сможет восстановить моё тело и я верю ей, но искра настолько слаба… Если бы не высокая плотность духовной энергии внутри карманного мира Фир Болг, меня бы уже не было. Способность твоей родословной медленно поглощать силы совершенствования души почти непреодолима. К моменту, когда мы впервые смогли поговорить я уже оказался почти на самом краю…

— Старший, а то ваше предупреждение…

— Оно, несомненно, было правдой, — перебил Сонга Вэл Синк, после чего, поняв резкость ответа, улыбнувшись, пояснил. — Послушай, парень. Я довольно долго сидел рядом с той печатью. Был свидетелем всех событий, произошедших с тобой почти с самого начала. И всё это время мою душу планомерно поглощали. Если даже Чин возродит меня, не думаю, что смогу вернуть даже жалкий отголосок собственной силы. За печатью находится существо за границами моего понимания. Лишь одна трещина в запечатывающей технике, когда тебя ранил дьявольский принц чуть не уничтожила одного из сильнейших мастеров дьяволов. Пускай на тот момент принц ещё и не восстановил полностью свои силы… но всё равно лишь тончайшая трещина сделала тебя сильнее него. И, подумать только, твоё неподготовленное тело без труда выдержало это.

Чин Э внимательно вслушивалась в слова Вэл Синка, то и дело кидая задумчивые взгляды на Сонга, из-за чего тому каждый раз становилось не по себе. Не каждый день на тебя смотрит всемогущее бессмертное существо способное уничтожать целые миры собственной силой.

— Всё это выходит за рамки моего понимания, — мужчина покачал головой.

— Старший, но у вас же есть предположение кто я на самом деле такой?

— Ты? — Вэл Синк поднял задумчивый взгляд, осматривая молодого человека перед собой. — Ты — это Сонг, один из сильнейших практиков закрытого мира, с невероятной удачей и настоящий магнит для неприятностей. Сонг, ты же научился чувствовать нити кармы, так?

— Да, — осторожно кивнул парень, не понимая, к чему эта резкая смена разговора.

— Так ради всех богов, почему сразу не попробовал использовать эту силу? — вдруг раздражённо спросил мужчина. — Попробуй и оглянись.

Парень непонимающе посмотрел на собеседника, но спорить не стал, послушно использовав видение нитей кармы и замер от шока. Глазам стало больно от нестерпимого блеска. Отовсюду к Сонгу тянулись серебристые нити, соединяясь с его внутренним миром.

— Вспомни, сам Император тебе говорил, что ты связан с каждым человеком закрытого мира кармой. Тогда он это понял с помощью артефактов династии Синк, которые я делал лично, основываясь на запечатывающей технике Фир Болг — десять колец Синк. Тебе очень повезло, что родословной Болг практически не осталось в атолле, потому что любой практик с пониманием концепцией кармы и кровью великого клана способен увидеть это.

— Что это? — Сонг всё ещё не мог поверить, вглядываясь в свой внутренний мир и пытаясь в блеске разглядеть хоть что-то.

— Ещё не понял? — усмехнулся мужчина. — Ты связан не только с людьми закрытого мира. Нет. Ты связан со всеми без исключения во всём атолле человеческого влияния. С умершими и не рождёнными. На тебе завязаны кармические нити каждого человека, даже ещё не рождённого.

— Но как такое возможно? — слова Вэл Синка повергали в шок.

— Я не знаю. Твоя истинная личность, если это именно она, находящаяся за печатью, настолько странная, что я теряюсь в догадках кто ты такой. Она способна искажать реальность, время и даже саму концепцию судьбы. Не удивлюсь, если даже само небо «преклонит» пред ним свои колени, а Дао послушно «склонит» голову. Вспомни, что произошло во время того взрыва в гробнице наследий, построенной Синк? Каким-то невероятным образом личность за печатью соединила два времени, приведя тебя в домашний мир Синк до падения клана. Она изменила саму реальность. Показало тебе времена, когда клан Болг подчинил себе этот атолл и даже позволило поговорить с самим Основателем. Именно поэтому я и говорил тебе ни в коем случае не срывать печати.

— Старший, вы считаете, что этот неизвестный, если я открою печать, попытается причинить вред атоллу?

Вэл Синк качнул головой и переглянулся с Чин Э. После чего женщина, взяв на себя инициативу, мягко пояснила:

— Вэл пытается сказать, что такая сильная личность, пробудившись, неизбежно поглотит без остатка всё твоё сознание, тем самым убив тебя. Это неизбежно и поэтому тебе ни в коем случае нельзя позволять этого сделать. Твоя текущая личность перестанет существовать, соединившись с этим… м-м-м, человеком.

— Я понимаю старшая, — кивнул Сонг.

То, о чём говорила бессмертная очевидно, но отчего-то совсем не приходило ему раньше в голову.

— Думаю, соприкоснуться с этим существом ты сможешь, лишь достигнув и преодолев этап «Божества», став истинным бессмертным и приблизившись вплотную к граням силы. До этого, любое взаимодействие с печатью опасно.

Сонг задумался, пытаясь осмыслить то, что ему рассказали. Кто он такой? Что за личность запечатана в нём? Кем он был раньше? Откуда он родом и кто он вообще такой?

— Спасибо вам, теперь я многое понял — наконец, очнувшись от своих мыслей, он почтительно поклонился женщине. — Старшая, возможно это слишком наглый вопрос, но, возможно, вы сможете ответить на него, скажите, может быть, вам известно, куда и почему ушёл Основатель клана Фир Болг?

Раз уж он встретился с представителем Божественного клана, будет большим упущением не спросить об этом.

— А? — Чин Э явно удивилась этому вопросу. — Ну, я прорвалась к этапу божества уже к концу падения клана Болг и как ты, наверное, знаешь именно Божественные свергли тиранию великого клана. Мы тоже мало знаем о причинах его ухода, все записи об этом оказались стёрты из архивов Болг, но мой наставник говорил, что, достигнув границы невероятной силы, Основатель, скорее всего, отправился за грани, изучать Дао иных проявлений вселенной. Вечный поиск и вечный путь под небесами и Дао. Больше я ничего не знаю.

— Ещё раз благодарю, старшая. Скажите, раз Божественный клан являлся противником клану Фир Болг, то, как вы поступите со мной? — вполне логичный вопрос, к сожалению, Сонг прекрасно понимал, что даже захоти он сбежать, это у него вряд ли бы получилось.

— Отпущу, — ответила женщина, чем немало удивила Сонга.

— Отпустите? Но вы же совсем недавно говорили…

— Война давно закончилась, — сказала она, недослушав молодого человека. — Да, большинство членов Божественного клана захватила бы тебя, показав старейшинам. К тому же с личностью сокрытой внутри тебя, мне кажется, проще погрузить в вечный сон. Наподобие того, в котором пребывала я. Но знаешь что? Сейчас мне всё равно. Тысячи лет жизни и тысячи лет заключения в собственном теле делают человека очень эгоистичным. Мы с Вэлом, уединившись в одном из спокойных миров на окраинах, будем внимательно следить за твоими успехами Сонг.

— И вы не боитесь, что существо во мне повергнет весь атолл в хаос?

— Не боимся, — улыбнулся Вэл Синк. — Если бы ты настоящий хотел уничтожить атолл, думаю, это было бы сделано уже давно. Однако всё на своих местах и главная гарантия этому — то количество кармических связей, тянущихся к тебе.

— К слову, о связях, — вдруг встряла в разговор женщина. — Что делать с этими людьми? — Она указала на клан Райс замерших в разных позах посреди переулка города Огненной Птицы.

— Ну, у меня нет понимания, что с ними делать, — ответил Сонг.

— Хорошо, пусть их наказанием будет полным лишением сил. Лишь раскаяние и смирение со своей судьбой станет для них ключом к возвращению силы, — кивнула Божественный практик после чего щёлкнула пальцем и все замершие практики повалились на землю, с трудом пытаясь дышать.

— Ты, как всегда, беспощадна, — заметил Вэл.

— Такова расплата тёмных за их действия, это соразмерное наказание, — ответила она. — Я отправлю их к ближайшему горному кряжу без чудовищных зверей. Ах, да Сонг, возьми.

Чин У передала в руки молодого человека небольшой квадратный амулет.

— Это амулет связи, если захочешь с нами встретиться можешь сломать его, я услышу тебя. Но прошу как следует взвесить важность этого решения, практики божественного уровня не бегают у младших на побегушках. Я отвечу на один твой вопрос либо единожды помогу, считай это моей благодарностью за то, что сохранил искру души Вэл Синка.

— Спасибо, старшая. Это очень щедрый дар.

— Хорошо, — кивнула женщина. — Вэл, ты готов? Возвращения тела будет непростой задачей даже для меня.

— Конечно, Чин, — кивнул мужчина и повернулся к Сонгу. — Удачи тебе парень, я надеюсь ты сможешь вытащить Син Фен из того ада, куда она попала. Прощай.

— Прощайте…

Через секунду переулок опустел. Ни клана Райс, ни призрачного Вэл Синка ни практика божественного уровня. Как будто ничего и не было и всё случившееся недавно в городе Огненной птицы было лишь обычным сном.

Осмотревшись по сторонам, Сонг некоторое время стоял в задумчивости, прислушиваясь к собственным ощущениям. Нападавшие на него бесследно пропали, время в переулке всё ещё вело себя странно, но уже чуть дальше казалось совершенно обычным. Город жил своей обычной жизнью так и не поняв, что его только что посещал практик божественного уровня.

Сонг мысленно попытался обратиться к той самой пресловутой печати, о которой говорил ему Вэл и ничего не почувствовал. Всё как всегда, тело, несомненно, было его и никакой «печати» не ощущалось.

«Как же всё это странно», — мысленно подумал он, делая шаг к выходу. — «Нужно будет обдумать всё во время медитации, а сейчас следует возвращаться в секту „Вечных Сумерек“. Глава охраны клана Райс говорил, что их прикрывает кто-то из секты и почему-то я уверен, что этот кто-то глава отделения. Главное, дождаться прибытия мастера Вал Гона и отправки к „Тёмной Душе“ и не дать заманить себя во внутренние разборки секты. Уверен второй старейшина захочет воспользоваться мной, чтобы попытаться лишить главу отделения опоры».

До самого входа на территорию «Вечных Сумерек» больше никто не побеспокоил Сонга. Он опасался, что где-то неподалёку со своими телохранителями обосновалась Фло Райс, но нет. Всё обошлось. Конечно, хотелось решить эту проблему сразу, но парень рассудил, что без большей части сильнейших практиков клан Райс уже обречён.

Вход в секту, как обычно, заполняла очередь практиков жаждущих пройти первое испытание. Они заполняли всю площадь перед воротами, медленно проходя внутрь. Встав на краю площади, Сонг некоторое время наблюдал за тем, как медленно продвигается очередь, после чего решительно направился вперёд, вдоль вереницы скучающих людей. Будучи членом секты ему было всё равно на этих людей, вот только по уму следовало переодеться в форму ученика внешнего двора, так как вслед тут же полетели возмущённые возгласы.

— Эй! Вставай в очередь!

— Недомерок, куда ты прёшь?! Не видишь тут очередь?!

— Да кто ты такой?!

Несколько раз Сонга даже пытались атаковать с помощью духовных техник настолько слабых, что он даже не стал останавливаться, чтобы наказать наглецов. Лишь только использовал мощь пика «Восхождения», чтобы шагнуть сразу к воротам секты.

— Кто такой? — рявкнул один из стражей секты стоящий возле дверей.

— Прошу пропустить, я ученик внешнего двора, — Сонг продемонстрировал печать ученика.

— Кхм-м, — замялся тут же страж. — Мастер, для членов секты есть отдельный вход, в следующий раз, прошу вас, используйте его, чтобы не было таких недоразумений, прошу прощения.

— Ничего страшного, я просто даже не в курсе, где он находится, — махнул рукой Сонг, мысленно отругав себя за то, что сразу же не поинтересовался этим, когда уходил из секты.

— Северная часть площади, там установлены ворота для учеников, — ответил страж, пропуская молодого человека внутрь. — Вам вперёд по коридору и направо, дверь отворится, когда вы покажете ей знак секты.

— Благодарю, — Сонг кивнул стражу.

Внутри секты, за время отсутствия ничего не поменялось. Разве что на главной площади внешнего двора секты в очередной раз был сделан ремонт. Видимо, кто-то опять раскурочил её во время соревнований в рейтинге внешнего двора.

Подойдя к возвышающемуся постаменту, Сонг не заметил своего имени на самом верху, что и не удивительно. Он отсутствовал в секте почти полгода, за это время ученик Пари опять оказался на вершине рейтинга, что, впрочем, никак не волновало самого Сонга. Разве что он бы не отказался от тех богатств, положенных первому в рейтинге.

«Кстати, о богатствах…», — вдруг мелькнула у него мысль. — «Я же отсутствовал целых полгода, значит, там должно было накопиться сразу несколько положенных мне даров секты? Будучи некогда первым в рейтинге — это большие богатства, которые позволят мне укрепить базу „Восхождения“ и, возможно даже приблизиться к пятой революции огненного бессмертного».

Сонг, не откладывая, направился в местную лавку, где ему в прошлый раз выдали положенные сокровища.

— А, никак ученик Сонг вернулся? — встретил его вопрос, только лишь он вошёл внутрь лавки.

— Да, старший, — кивнул парень, заметив возле прилавка одного из младших старейшин, кажется, судивших его бой с учеником Пари в прошлый раз.

— Вот, положенные тебе сокровища, думаешь секта «Вечных Сумерек» забывает о своих учениках? — на прилавке появилось три массивных шкатулки с сокровищами. — Ну как? Удачно посетил земли возвышения?

— Благодарю, старший, — Сонг не заглядывая внутрь переместил все шкатулки в карманный мир своего кольца. — Тренировка внутри земель возвышения, пожалуй, самый лучший способ стать сильнее, из тех, что мне доводилось испытывать на себе. Скажите, старейшина, корабль секты «Тёмой Души» ещё не прибывал?

— Всё же хочешь покинуть нас, да? — с грустью спросил мужчина. — Ну, можешь не оправдываться, я бы на твоём месте сделал так же. Настоящий практик боевых искусств должен стремиться к великим свершениям и смотреть лишь только в небо. Таков путь. Что же до твоего вопроса, то нет. Корабля ещё не было. Но, думаю, уже скоро он должен появиться. Говорят, секта «Тёмной Души» готовиться к отправлению в свой мир. Поэтому просто не уходи далеко, чтобы не пропустить их прибытия.

— Ещё раз спасибо, старший, — Сонг почтительно поклонился и вышел из лавки.

«Что же, раз есть время, то стоит его посвятить укреплению базы „Восхождения“, благо теперь есть нужное количество материалов для этого», — подумал он и направился к себе в комнату.

Глава 11

Весть о том, что он вернулся в секту, разлетелась очень быстро. Уже на подходе к общежитию, где находилось комната переданная Сонгу во временное пользование, его уже ждали.

— Привет, мы уж думали, что до самого прибытия мастера Вал Гона тебя в секте можно и не ждать, — возле входа в здание меня встретили Айс Рейн и Сноу Флей. — Даже пропустил предыдущую квалификацию, чтобы тренироваться.

Молодой мастер со своей сестрой улыбаясь смотрели, как к ним неспешно подходит Сонг.

— Так уж вышло, что тренировка в землях возвышения куда выгоднее даже первого места нашей секты. Думаю, если бы вам предоставили выбор, вы поступили бы точно так же.

— Несомненно, — кивнула Сноу и весело пихнула брата в бок. — А мы не такие богатые чтобы покупать себе пропуски в земли возвышения. Говорят, несколько были разыграны во время рейтингового турнира среди учеников внутреннего двора, но нам ещё пару лет ждать перевода туда из-за кое-кого слишком гордого… нет чтобы просто пойти и попросить.

— Отстань, мы уже много раз обсуждали это.

— Да-да… — со всё той же улыбкой кивнула девушка и вернула своё внимание обратно к вернувшемуся из далёкого путешествия Сонгу. — Мы хотели узнать, будешь ли ты участвовать в следующем рейтинге? Он вот-вот должен начаться.

— Нет, — мотнул головой парень. — Нужны тренировки в спокойной обстановке, боёв за последние полгода для меня было достаточно.

— Ну, как знаешь, — пожал плечами Айс Рей. — Я слышал, что мастер Вал Гон и другие мастера секты «Тёмной Души» собрали лучших практиков мира Хел и с этими людьми тебе придётся лететь пару недель на духовном корабле до одного из родных миров секты «Тёмной Души». Там будут ученики как нашей секты, так и секты «Повелителя Мира» и, возможно, даже малых сект. Поэтому, Сонг, постоянно будь начеку. Будут и провокации, и попытки вызова тебя на дуэль под каким-нибудь надуманным предлогом. Секта «Тёмной Души» не станет вмешиваться в разборки учеников, а я точно уверен, что многие конфликты будут с обеих сторон. Ученики «Повелителя Мира» и «Вечных Сумерек» обязательно попытаются пустить друг другу кровь.

— Спасибо за предупреждение, — с благодарностью Сонг кивнул Айсу.

Он и сам предполагал, что среди самых выдающихся представителей целого великого мира соперничество в порядке вещей, а уж для плохо относящихся к друг другу двум великим сектам тем более.

Брат и сестра ещё несколько минут расспрашивали Сонга о высших землях пытаясь узнать как можно больше информации об этом месте. Несмотря на их слова о том, что они в ближайшее время не планируют отправляться туда стало очевидно, что в планах покупка пропуска у них всё же была. Если и не сейчас, то несколько позже. Помня о том, что брат с сестрой несколько раз помогали ему, Сонг рассказал почти всё, что узнал во время своего путешествия. В том числе и о внутреннем круге.

Наконец, узнав всё что хотели Айс с Флей попрощались с Сонгом, напоследок искренне пожелав удачи на новом месте.

Проводив их взглядом, парень мысленно в очередной раз вспомнил Син Фен, сейчас ему бы не помешало чья-то надёжная спина, что сможет прикрыть его в случае непредвиденных ситуаций, но тут уж ничего не поделаешь. Поднявшись к себе, он первым делом снял с себя уже серьёзно запылившуюся верхнюю одежду и с наслаждением опустился на циновку для медитации. Пожалуй, это впервые за последние месяцы, когда он смог немного расслабиться. Конечно, даже здесь, в секте «Вечных Сумерек» оставалась небольшая опасность, что глава отделения решит свести с ним счёты, не беря в расчёт других старейшин или прямой протекторат со стороны головного отделения секты, но это в любом случае было лучше, чем на территориях земель возвышения.

Прикрыв глаза, Сонг мысленно обратился в себя, выстраивая примерную последовательность своих дальнейших действий. Прежде всего, ему всё ещё не хватало сил для того, чтобы спасти Син Фен, не прибегая к помощи личности, запечатанной внутри его тела. Для этого он и должен попасть в одну из великих сил «Высших Миров». Он крайне нуждался в высококлассных техниках и ресурсах развития, чтобы как можно быстрее стать сильнее…

Таким образом, у Сонга имелось лишь три пути и те с некоторыми ограничениями. Имея такую плотную родословную Фир Болг в Божественный клан Сонгу уже точно оказался путь заказан. Как он понял божества продолжали охотиться за родословной Болга по всему атоллу и связываться с ними было себе дороже. К тому же в любой клан, и уж тем более божественный, попасть можно только за очень большие заслуги… Храм Небесного величия — ещё одна великая сила человеческого атолла, являлся его запасным путём, если по какой-то причине у Сонга не получится устроиться в секте «Тёмной Души» он попробует свои силы там.

Вытащив все три шкатулки из карманного мира, Сонг открыл их. Высококлассные травы сразу же отправились в специальный тайник — во время своего ожидания корабля Вал Гона он планировал также вплотную заняться практикой начертания. Солидный запас синих камней также отправился в отдельный тайник. Перед ним остались духовные ресурсы, предназначенные исключительно для саморазвития, насыщенный энергетический аромат из духовных сокровищ, трав и артефактов заполнил его комнату. Подумав немного, Сонг присовокупил к уже лежащему все ресурсы полученные им у пленных учеников секты «Вечных Сумерек» и лежащих в запечатанных временем комнатах Дворца реинкарнантов. Осмотрев небольшую горку из духовных сокровищ, Сонг удовлетворённо кивнул. Можно было бы продать их и выручить весьма большое количество синих камней, но зачем? Его целью было не обогащение, а возвышение.

Дни слились в одну сплошную смазанную линию. Сонг не мелочась поглощал один духовный ресурс за другим. Тысячелетняя орхидея, лавовый лотос, синецветный камень души, чешуя бессмертной анаконды, рог золотогривого Кирина, каждый ресурс стремительно и безжалостно поглощался им отправляемый в топку собственного развития. Финальный этап «Восхождения» требовал огромного количества накоплений. Основание выстраивалось очень медленно и каждый поглощённый ресурс становился кирпичиком будущего трамплина к «Осознанию» и штурму последнего, самого сложного бастиона. То, на чём останавливались практически все мастера закрытого мира — незримый бастион, преграда так и не преодолённая миллиардами мастеров.

В редких перерывах и во время отдыха от тренировок Сонг возвращался к практике начертания. Полученные знания от старика Лода ещё в закрытом мире дали ему нужное понимание того куда следует двигаться для постепенного развития начертания.

Прибытие Вал Гона и корабля секты «Тёмной Души» пропустить оказалось невозможно. В один из дней по всему отделению секту разнёсся мелодичный звон сразу трёх главных колоколов вместе с главным гонгом секты, говоря о том, что отделение посетил кто-то очень значимый. Сонг как раз в это время оканчивал поглощать очередной духовный камень. Он уже некоторое время назад закончил с укреплением базы и сейчас всеми силами старался начать накопления для штурма бастиона.

Открыв глаза, парень прислушался к своим ощущениям, пытаясь с помощью восприятия понять причину использования колоколов. Наконец, спустя пару секунд он отчётливо почувствовал приближение к отделению секты какого-то массивного объекта, закрытого сетью непроницаемых щитов. Поднявшись на ноги, Сонг движение руки отправил остатки духовных сокровищ в карманный мир кольца и спокойным шагом вышел из комнаты.

Он оказался не единственным вышедшим из своей комнаты. Вся секта услышала призывы колоколов и почувствовала приближение духовного судна «Тёмной Души». В прошлый раз Вал Гон путешествовал совместно с великими старейшинами секты «Вечных Сумерек» на кораблях секты, а сейчас уже прилетел на полноценном экспедиционном судне, приспособленном к путешествию между мирами. Сонгу доводилось видеть подобный тип кораблей. К примеру, Синфул — судно старика Лода, присвоенный Императором в закрытом мире и духовные корабли во сне-яви. Но то, что он увидел, выйдя на улицу сильно отличалось от его понимания. Сейчас к секте «Вечных Сумерек» медленно подплывал настоящий исполин. Вытянутый чёрный корабль с резкими обводами и переходами палуб. Размером, пожалуй, даже превышающий всю жилую зону секты включая и внешний двор и это притом что на корабле активно использовались концепции пространства для сжатия и расширения внутреннего пространства корабля, отчего-то Сонг был точно уверен в этом.

«Сомнительно, что такую махину могли пригнать только ради меня», — мелькнула мысль у него в голове, когда Сонг наблюдал за тем, как корабль медленно накрывает своей тушей всё пространство над отделением секты.

Уже через несколько минут колокола начали бить другую мелодию — общий сбор. Всех учеников внешнего и внутреннего двора собирали на главных площадях для встречи с прибывшими почётными гостями. Решив не выбиваться из общего потока, Сонг направился со всеми. Довольно быстро младшие старейшины построили всех учеников внешнего двора отделения секты на площади по старшинству. Из-за этого Сонгу пришлось довольствоваться местами в задних рядах так как членом секты «Вечных Сумерек» он оказался относительно недавно. Окружающие ученики всё время косились на него с любопытством, явно хорошо зная кто он и кем является.

Наконец на площади появилась небольшая делегация во главе с Вал Гоном и главой отделения секты «Вечных Сумерек». Как обычно, первый оказался одет в странный цветастый наряд с включением каких-то вычурных перьев и забавно выглядевшего головного убора в виде башни.

— Детально рассмотрев ещё несколько кандидатов, мы решили пригласить к себе ещё пару кандидатов, — спокойно говорил главе Вал Гон, не обращая особого внимания на построившихся в ровные шеренги учеников.

— Вот как? — удивился глава. — Всё-таки оценили степень подготовки наших учеников?

— Нет, — отрицательно покачал головой мужчина, отчего башня на его голове угрожающе качнулась, готовая, похоже, упасть. — Нет, просто, когда мы с другими резидентами секты «Тёмной Души» подсчитали количество рекрутов, оказалось, что их непозволительно мало. Скажу прямо глава — это позор для великой секты тёмного мира иметь столь малое количество настоящих талантов. Если бы не тот факт, что ваш основной соперник в этом мире оказался ничем не лучше, мы бы уже прекратили всякое сотрудничество с вами. Ну да ладно. Пересмотрев наши требования, я с другими резидентами выбрали ещё определённое количество кандидатов, чтобы хоть как-то компенсировать… вырождение вашего мира.

— Вырождение? — глава секты явно с большим трудом сдерживал клокочущий глубок внутри него гнев.

— Всё верно, именно вырождение. Послушайте, вы, как один из тех, кто стоит у истоков силы молодого поколения, несёте полную ответственность за всю эту ситуацию. Не думайте, что в нашей беседой с основателем секты мы не затрагивали эту тему. Вы и другие главы отделений должны пересмотреть политику набора и отбора молодого поколения, а также разобраться, что у вас происходит не так с самим обучением и есть ли оно в принципе.

— Я… — начал было отвечать глава, но Вал Гон прервал его взмахом руки.

— Оставьте это, мне неинтересны ваши оправдания. В конце концов, я не высший старейшина вашей секты и уж тем более не Основатель. Поберегите свои аргументы для них. А теперь давайте займёмся делом, нам ещё посещать несколько других отделений и не хотелось бы затягивать всё это.

Глава 12

Вал Гон спокойным движением передал тонкий свиток главе отделения со словами:

— Здесь все кандидаты, кого мы выбрали в вашем отделение. Прошу вас, можете направить их в резиденцию, где вы подготовили встречу.

— Да, конечно, — кивнул ему глава, глубоко внутри сгорая от еле сдерживаемого гнева. — Сейчас всё сделаем.

— Благодарю.

Он подозвал к себе одного из старейшин, и мыслеречью объяснив, что от того требуется, вручил ему свиток Вал Гона. Кивнув, его подчинённый, не говоря ни слова отправился выполнять переданное ему поручение.

Учеников, собравшихся на площади, продержали там ещё около получаса хотя сам Вал Гон с другими приглашёнными мастерами секты «Тёмной Души» давно скрылся в резиденции для гостей. Наконец, постепенно собравшихся начали отпускать.

«Ученик Сонг», — в этот момент голове молодого человека раздалась чья-то мыслеречь. — «Согласно указанию эмиссара великой секты „Тёмной Души“ вас приглашают в её ряды. Если это предложение интересно, то вам в течение часа надлежит явиться в резиденцию для гостей со своими вещами и быть готовым отправиться в один из миров великой секты».

Он уже некоторое время ждал чего-то подобного. Все вещи давно были собраны и находились в пространстве карманного мира кольца. В общежитие осталась только пустая личная комната.

Резиденция для гостей, расположенная на самом краю территории внешнего двора секты, представляла собой миниатюрный дворцовый комплекс, построенный специально для таких случаев. В прошлый раз Вал Гон с великими старейшинам также останавливались там, но тогда охраной дворца занимались местные старейшины, сейчас всё поменялось.

На самом входе перед Сонгом вдруг будто бы из воздуха материализовался высокий мужчина в бамбуковой шляпе и тяжёлым железным посохом. От него явственно расходились мощь практика высоких этапов, по ощущениям на уровне как минимум этапа «Совершенства».

— Имя, — лаконично спросил он, вглядываясь в лицо молодого человека перед собой.

— Ученик Сонг.

Мужчина некоторое время молча смотрел невидящим взором вперёд, как если бы пытался что-то ощутить, после чего кивнул, отходя в сторону и пропуская Сонга к дверям дворца.

— Благодарю, старший, — кивнул мастеру молодой человек и быстрым шагом направился к входу.

Его уже ждали. Лишь только он подошёл к высокой двухстворчатой двери, как та открылась и из неё вышла изящная светловолосая девушка в чёрном ципао, на котором был искусно вышит символ-узор секты «Тёмной Души». Она обольстительно улыбнулась Сонгу и подняла руку со словами:

— Ученик Сонг, я так понимаю, ваш приход сюда означает, что вы согласны на вступление в нашу секту?

— Всё верно, старшая, — почтительно кивнул он девушке.

Почему-то ему показалось, что эта особа куда опаснее, чем пытается показаться и даже испускаемая ею мягкая сила практика начального этапа «Восхождения» не обманула Сонга. Настоящие мастера умели ограничивать собственную силу ровно настолько, насколько это им требовалось.

— Хорошо, — между тем кивнула его собеседница. — Пойдём, я провожу тебя в главный зал. Мастер Вал Гон, отвечающий за это отделение секты «Вечных Сумерек» не хочет задерживаться, поэтому мы отправляемся через час. Другие ученики ещё не подошли, но не думаю, что их придётся долго ждать. Вот возьми.

Она передала в руки Сонгу небольшой простой свиток, перетянутый чёрной лентой, на которой можно было заметить глифы с названием секты.

— Здесь все правила секты «Тёмной Души», а также полезная информация по кораблю и по тому миру, в который мы отправляемся после того, как покинем Хэл. Ты когда-нибудь бывал в других мирах, отличных от этого?

— Да, старшая, но я бы не сказал, что опыт в этом у меня большой.

— Секте «Тёмной Души» принадлежит около трёх десятков миров в центральной области «Высших Земель», в каждом из них существуют свои опасности. Это не те места, которые можно назвать спокойной гаванью и так и должно быть. Лишь в самых опасных условиях, самых странных древних полях боя, осколках великих цивилизаций прошлого можно найти лучшие сокровища и получить шанс на стремительное возвышение.

— Ценою жизни тысяч учеников?

— Несчастные случаи случаются, — пожала плечами девушка. — Наши мастера боевых искусств неспособны постоянно быть рядом с младшими, достаточно и того, что они сопровождают младших в этих экспедициях. Если соблюдать осторожность и взвешивать риски, опасность значительно снижается.

«На словах всё это звучит очень красиво, но почему-то мне кажется, что действительно ценятся жизни только прямых учеников секты…», — мрачно подумал Сонг, но вслух, конечно, ничего не сказал.

— Можно сказать, что среди всех великих сил «Высших Земель» именно в секте «Тёмной Души» обеспечен самый стремительный рост учеников. О, а вот мы и пришли, прошу.

Сонг с девушкой подошли к ещё одной деревянной двухстворчатой двери, которая, подчиняясь мысленному приказу красавицы, отворилась, демонстрируя за собой внушительных размеров зал, в конце которого находились несколько мест, занятых Вал Гоном и других эмиссаров.

— Здесь я тебя покину, — с улыбкой сказала провожающая. — Мне нужно встретить следующих приглашённых. Мастер Вал Гон с другими эмиссарами находятся там впереди, смелее.

— Благодарю, старшая, — кивнул Сонг, подавив мимолётное раздражение.

Он спокойно направился к сидящим эмиссарам, заметив возле них как минимум двух стражей, одетых в ту же одежду, что и человек встретивший его у входа. Выделить среди присутствующих Вал Гона не составляло большого труда, его выделяющийся наряд сильно контрастировал на фоне строгой чёрной формы других эмиссаров. Сам Вал Гон весело общался о чём-то с сидящими возле него мастерами и демонстративно заметил Сонга лишь когда тот проделал большую часть пути до него.

— О, а вот и самородок этого отделения! — воскликнул он, когда молодой человек подошёл достаточно близко. — Уважаемые мастера, позвольте представить вам юного ученика Санка, демонстрация его способностей в прошлый раз оставила у меня хорошее впечатление.

— Ну надо же, — тут же один из сидящих экспертов, седой мужчина с длиной козлиной бородкой, с усмешкой заметил. — В кои-то веки мастер Вал Гон смог рассмотреть чей-то талант помимо собственного.

— Уж не вам об это судить, мастер Фэй, — Вал Гон вернул усмешку мужчине. — Кажется, вам так и не удалось найти действительно достойных кандидатов в своём путешествии.

— Ха-ха-ха, — раскатистый хохот седого разлетелся по залу. — Мастер Вал Гон, а давайте это проверим, ваших… кхм-м, самородков? Скажем устроим товарищеские поединки с моими подопечными? Вот тогда и решим чьи способности к поиску талантов выше?

— Почему бы и нет? — кивнул Вал Гон. — Мне будет приятно показать вам своё место в очередной раз.

— Это мы ещё посмотрим, — улыбка седого мгновенно стала опасной и Сонг почувствовал, как пласты реальности начали смещаться из-за гнева одного из эмиссаров, но Вал Гон даже не обратил на это особо внимания.

— Встань вон там ученик Санк, очень скоро подойдут другие избранные, и мы отправимся в путь, — обратился он к молодому человеку и кивнул в сторону небольшого пяточка возле мест эмиссаров.

— Благодарю, мастер, — молодой человек почтительно поклонился. — Только меня зовут Сонг.

— Неважно, — всё ещё приветливо улыбаясь, но уже заметно холоднее ответил он.

«Похоже, мастер Вал Гон очень не любит ошибаться, и из-за этого легко поддаётся даже на самые простые провокации. Этот мужчина с козлиной бородкой явно рассчитывал на развитие конфликта именно в том ключе, котором он прошёл», — Сонг, не говоря больше ни слова, отошёл в указанное место, постоянно ощущая на себе не очень дружественные взгляды со стороны седого. — «Сам того не желая, я умудрился получить себе недоброжелателя в секте, в которую только вступил».

Как и говорила девушка, что встречала Сонга, в зале постепенно стали появляться другие приглашённые. В основном это были ученики внутреннего двора. Помимо Сонга из внешнего двора в зал вошёл только один ученик — хорошо знакомый Рэд Пари — нынешний сильнейший воин рейтинга и личный ученик старейшины Пари. Заметив Сонга, лидер рейтинга приветственно кивнул ему. Рэд хорошо помнил своё сокрушительное поражение во время предпоследнего турнира, но никаких отрицательных эмоций от этого не испытывал.

Однако на этом сюрпризы не окончились, одной из последних приглашённых в зал вошла член внутреннего двора и личная ученица главы отделения секты «Вечных Сумерек» Рину. Девушка в обычной своей безразличной манере поблагодарила Вал Гона за выбор и не обращая больше ни. На кого внимания встала в шеренгу выбранных учеников. Всего таких оказалось восемь человек. Спустя ровно час с того момента, как было объявлено о сборе, один из эмиссаров «Тёмной Души» встал со своего места и обратился к избранным ученикам:

— Ученики, с этого момента вы становитесь полноправными членами секты «Тёмной Души» и вашим обучением будут заниматься лучшие наставники, а так же вы получите возможность исследовать множество мест возвышений секты. Как и везде у нас есть определённые правила и законы, которые следует соблюдать, будучи членами «Тёмной Души», все они перечислены в переданном вам свитке. Во многом они похожи на правила секты «Вечных Сумерек». Есть ещё один важный момент, который мне следует проговорить — вы все начнёте свой путь с учеников вне дворов секты. Наша секта каждый год набирает множество выдающихся практиков к себе, но далеко не всем из них суждено ступить во внешний или внутренний двор секты и уж тем более далеко не каждому уготована судьба прямого ученика. Только настоящий труд, желание и немного удачи поможет вам стать величайшими практиками человеческого атолла влияния. Помните об этом.

«Всё, как везде. Придётся опять пробиваться с самых низов», — рассеянно подумал Сонг. — «Но если эта секта, в отличие от „Высших Сумерек“ сумеет дать мне возможность стать сильнее я, если понадобиться, стану лучшим».

Сонг немного заглянул в свиток и вывел для себя несколько интересных моментов. В секте «Тёмной Души» делался большой упор на развитие совершенствований практиков, имелось даже три специальных «Павильонов» внутри секты — тела, энергии и души соответственно. Именно последний больше всего заинтересовал его. Внутри карманного мира дворца его ждали захваченные реинкарнанты, единственная нить, что пока связывала Сонга с Син Фен. И ему отчаянно не хватало понимания совершенствования Души, чтобы вытряхнуть из них знания о местоположении дьявольских миров и особенно миров той ветви дьяволов, что захватила Син.

— А теперь, раз все сборы закончены давайте отправимся на корабль. — Между тем объявил выступающий эмиссар. — Перед тем как покинуть мир Хэл, нам нужно заглянуть ещё в несколько отделений сект в вашем мире. Каждому из вас уже подготовленны собственные аппортаменты. Слуги покажут их вам.

Сонг считал, что на примере Синфула хорошо разобрался в астральных кораблях «Высших миров» но реальность оказалась немного сложнее. Корабль секты «Тёмной Души» под названием Грэйрок представлял собой настоящий лабиринт из наложенных друг на друга карманных пространств и вмещал в себя полноценный город. Основная часть всех помещений Грэйрока представляла собой тренажёрные залы и земли возвышения, предназначенных для тренировки нового набора учеников. Большую часть экипажа корабля составляли слуги, они занимались поддержанием порядка и обслугой тренажёров.

Помещения, где Сонгу и другим ученикам предстояло жить на протяжении нескольких недель полёта, оказались довольно просторные дома в одном из центральных карманных пространств. Как признался слуга, показывающий Сонгу его новое жильё, сейчас Грейрок не был заполнен даже на четверть. Обычно конгломераты «Высших миров», в который входил и мир Хэл, предоставляли намного больше учеников секте «Тёмной Души», но в этот раз всё стало намного хуже. С чем это могло быть связано слуга не знал, но обмолвился, что капитан и руководитель экспедиции находились в ярости. Они рассчитывали, что наберут куда больше учеников в этом районе скопления тёмных миров.

«Последние годы стычки между сектами „Вечных Сумерек“ и „Повелителя Мира“ стали постоянными, возможно, это и послужило причиной такого плачевного положения? Впрочем, судя по словам слуги, проблемы с новым поколением наблюдается сразу во всём районе, а не только в мире Хэл» — размышлял Сонг. — «Какая-то сила сдерживает развитие молодого поколения тёмных миров? Возможно, Божественный клан? Или кто-то скрывающийся в тени?»

***

«Бессмертная советница» дьявольского клана задумчиво осматривала тело принца. Прошло уже достаточно времени с того инцидента случившегося с ним в закрытом мире, но выздоровление всё ещё шло крайне медленно. Несмотря на то, что клан использовал все доступные божественные сокровища, состояние принца оставляло желать лучшего.

— Эта сила, атаковавшая вас, продолжает циркулировать внутри тела и постоянно наносит вам урон. Она с большим трудом поддаётся на любые попытки вывести её, — задумчиво сказала советница, водя изящными руками Син Фен над телом принца. — Моих сил пока всё ещё недостаточно, чтобы эффективно разрушать её, поэтому перестаньте упрямиться и разрешите старейшинам взглянуть на ваши раны.

— Ты прекрасно знаешь, что я не хочу и не буду этого делать. Старые лисы правили кланом больше десяти тысяч лет, и среди них есть те, кто предал моего отца.

— Принц, в вас говорит самая настоящая паранойя, — покачала головой девушка.

— Пусть так, но это лучше, чем умереть как отец. Я восстановлюсь сам, тем более что сила уже начала постепенно возвращаться ко мне. Тебе удалось выяснить, с кем я сражался тогда? Эти движения и удары, никогда ничего подобного не видел.

— Неизвестный использовал очень глубокое понимание законов кармы. Эту концепцию крайне редко используют и познают, разве что…

— Фир Болг, — перебил советницу принц. — Но такой уровень не показывал даже старик Локус во время того боя, я точно помню те отголоски силы, что гуляли по вселенной, это точно не он. Но тогда кто?

— Возможно, Основатель? — задумчиво спросила девушка.

— Великий вернулся? Нет, всё же я не думаю, что это он. Пошли разведчиков из числа самых доверенных, пусть попробуют собрать информацию. Если это действительно сила Основателя она не сможет вечно прятаться.

Глава 13

Дом, переданный Сонгу, оказался довольно уютным местом. Находился он в небольшом квартале, состоящем из точно таких же двухэтажных домов с собственным садом и доступом к самой настоящей реке, каким-то образом текущей в этом карманном пространстве. Других практиков из отделения секты «Вечных Сумерек» заселили на участки по соседству. Большинство домов, как и говорил слуга, пустовало из-за чего этот карманный мир казался Сонгу удивительно пустынным, точно целый город по какой-то причине вымер.

Внутри место обитания Сонга оказалось, пожалуй, самым удобным из того, где ему в своей осмысленной жизни приходилось жить. Больше десяти просторных комнат, включая небольшую коморку, предназначенную для занятий алхимией и начертанием. Отдельная комната для медитации и зал для практики, укреплённый духовными печатями высокого уровня. Подобного не было у него даже на Синфуле.

— Если вам потребуется помощь слуг, мастер, достаточно активировать эту печать, — слуга, сопровождающий Сонга, указал на небольшой амулет, подвешенный возле входа. — Также прошу не устраивать поединков вне специальных тренажёров, предназначенных для этого. Убийства внутри секты строжайше запрещены, и я прошу вас ограничиться лишь тренировочными боями.

— Да, конечно, — Сонг кивнул слуге в очередной раз осматривая высокие потолки дома.

— Корабль ещё как минимум несколько дней будет находиться в мире Хэл после чего мы направимся к месту приписки. Сам полёт займёт чуть больше двух недель, если не произойдёт ничего неожиданного.

— Например, что? — молодому человеку стало любопытно, что могло бы такого произойти, из-за чего такой мощный астральный корабль, как Грейрок остановил бы своё движение.

— Нападение кровавых кланов, например, — пояснил слуга, пожимая плечами. — Причин может быть много. Да и ещё одно. Мастер Вал Гон попросил передать вам, что через час он будет вас ждать главном тренировочном комплексе.

— Главный тренировочный комплекс? — Сонг понял, что желание Вал Гона продемонстрировать свою компетентность старику с козлиной бородкой, похоже, очень велико, раз он решил выяснять отношения прямо сейчас.

— Да, если хотите, я провожу вас. И да, вот возьмите этот амулет, внутри него находится подробная карта Грейрока, а также пропуск в большинство карманных пространств корабля.

— Большинство? — парень с любопытством посмотрел на переданный ему квадратный амулет.

— В управляющий и командные отсеки вам доступ закрыт. Также вам закрыт путь в карманные миры старейшин и управляющих.

— Понял, спасибо. Сейчас можете показать, где находится главный тренировочный комплекс?

— Да, следуйте за мной. Ваши товарищи, вероятно, присоединяться к вам на месте.

«Не сомневаюсь», — подумал Сонг. — «Надеюсь, это не продлится слишком долго? Хотелось бы заняться тренировкой, а не бесполезным выяснением отношений».

Путешествие между слоями реальности корабля происходило внешне совершенно спонтанно, вот они идут по мощёной дороге с домами и вот уже делают шаг по какому-то хорошо освещённому коридору. Слои сменились с невообразимой скоростью. Ещё один шаг и вот они уже стоят посреди огромного хорошо освещённого зала с большим количеством высоких постаментов, выполняющих роль в секте «Тёмной Души» полноценных тренажёров и земель испытаний.

В зале, в отличие от карманного пространства с личными домами, находилось достаточно много людей. В основном принятые в секту ученики конгломерата миров, в который входил и мир Хэл.

— Мастер Вал Гон попросил вас ожидать возле центрального постамента, — сказал слуга и указал на возносящуюся к самому потолку зала массивную колонну. — Другие практики из вашего потока должны либо уже быть там, либо скоро подойти. А я с вами прощаюсь. Если не сможете самостоятельно вернуться к дому, попросите помощи у любого слуги зала.

— Спасибо, — Сонг благодарно кивнул и направился к выглядящей монументально центральной колонне, оказавшейся при ближайшем рассмотрении банальной доской рейтинга испытаний.

На вершине этой колонны были выгравированы имена самых выдающихся учеников с их рекордами прохождения испытаний. Сонг вглядывался в ряд имён, но, закономерно, ни одно из них не вызывало внутри него каких-то особых откликов.

Восприятие кольнуло ощущением, что на него кто-то смотрит. Сонг опустил глаза и встретился взглядами с Рину. Девушка в свойственной ей манере смотрела совершенно безучастно на него, точно на глыбу камня или обычную стену.

— Приветствую, — Сонг поднял руку, улыбнувшись девушке.

Он не испытывал какой-то неприязни к Рину, прекрасно понимая, что, будучи прямой ученицей главы отделения секты «Вечных Сумерек» она была вынуждена полностью подчиняться ему и, вероятно, даже расплатилась за это обучение частью своей человечности. Впрочем, расслабляться в её присутствии он не собирался, неизвестно насколько мстителен был глава, с него станется через свою ученицу попытаться нанести удар в спину.

— Приветствую, — безразлично повторила за Сонгом Рину и тут же потеряла всякий интерес к подошедшему молодому человеку.

Тот лишь в ответ понимающе усмехнулся и встал возле. Очень скоро к ним начали подтягиваться и другие практики, включая ученика старейшины Пари. Увидев Сонга, он тут же направился к нему, приветственно подняв руку.

— Ученик Сонг, — сказал он, вставая рядом. — Я очень рад, что смог попасть в число приглашённых вместе с вами в секту «Тёмной Души». У меня к тебе есть небольшая просьба. Она может показаться немного наглой, но прошу, для меня это очень важно.

Сонг с небольшим удивлением посмотрел на ученика Пари, раньше он казался ему гордым и необщительным, а сейчас выглядел и говорил очень вежливо и тактично.

— Я слушаю, — наконец ответил он и ощущая заинтересованные взгляды со стороны других учеников, включая даже казавшейся холодной Рину.

— Мне хотелось получить ещё один шанс сразиться с тобой, ученик Сонг, — с улыбкой сказал Рэд Пари. — Тот наш поединок во время рейтинговых соревнований, я бы хотел получить ещё одну попытку.

— Почему бы и нет, — Сонг пожал плечами, ему, в сущности, было всё равно. — Но вначале нам следует выполнить распоряжение мастера Вал Гона.

— И это правильно, — сказал внезапно появившийся возле колонны сам Вал Гон, с привычной своей беззаботной улыбкой он осмотрел присутствующих и, растягивая слова, продолжил. — Я бы хотел, чтобы вы разгромили своих оппонентов. Не оставили им ни единого шанса. Очень надеюсь, что вы не разочаруете меня, уж поверьте, я крайне не люблю оказываться разочарованным.

— Да мастер, — все присутствующие почтительно поклонились.

«Вал Гон помешан на своём статусе», — подумал Сонг, украдкой наблюдая за довольно улыбающимся мастером. — «Если проиграть поединок, то он, несомненно, отыграется на проигравшем позже».

— Вот и отлично, я в вас верю, пойдёмте. Наши оппоненты должны были уже собраться.

Мастер Вал Гон, чуть не подпрыгивая от предвкушения предстоящей битвы, быстрым шагом повёл учеников к только ему известному месту встречи мимо сотен тренажёров и практиков входящих и выходящих из них. Провожаемые удивлёнными взглядами со стороны каждого встреченного практика бывшим ученикам секты «Вечных Сумерек» становилось не по себе от такого количества внимания. Пожалуй, только Рину не обращала на происходящее никакого внимания, что, впрочем, и не удивительно.

— О, а вот и массив испытания, на котором мы проверим ваши силы, ученики, — радостно воскликнул Вал Гон, показывая вперёд. — Похоже, нас там уже ждут, ага.

Действительно, возле высокого постамента Сонг увидел уже знакомого седого мужчину с козлиной бородкой в окружении десятка учеников, облачённых в чёрную форму секты «Тёмной Души».

— Мастер Фэй, вы поразительно пунктуальны, — со всё той же расслабленной улыбкой обратился к седому Вао Гон.

— Это вы настояли на том, чтобы провести поединки сразу после взлёта корабля, мастер Гон.

— Я не тянул вас за язык, мастер, — усмехнулся мужчина в пёстрой одежде. — Итак, давайте начинать?

— Как угодно, — пожал плечами Фэй и посмотрел на ученика по левую руку от себя. — Ученик Оду, ты первый.

— Да, мастер, — коротко кивнул тот и подошёл к постаменту, ожидая своего противника.

— М-м-м, кого бы выбрать, — задумчиво проговорил Вал Гон, переводя взгляд с одного ученика на другого. — Давай ты. — Мужчина кивнул на плотного молодого человека возле себя.

Сонг никогда не видел его раньше, что, в общем-то, было не удивительно. Ученики внутреннего двора редко контактировали с учениками внешнего. Исключением была разве что та же Рину. Между тем парень посмотрел на Вал Гона, уверенно кивнул и спокойным шагом направился к своему оппоненту.

— Это испытание является обычной ареной, на ней допускается использовать любые силы доступные вам, — мастер Фэй парой фраз объяснил правила поединка. — Убийства и нанесение тяжкого вреда на этой арене невозможно, дух защитник зелёного ранга будет следить за этим. Вашей задачей будет обезвредить своего противника или заставить сдаться. Способы и средства достижения разрешены любые. Вопросы?

Молчание было ему ответом.

— Раз вопросов нет, то давайте начинать, — кивнул седой.

Оба ученика активировали печати и отправились внутрь испытания, а над постаментом вдруг появилось реалистичное изображение происходящего внутри. Судя по тому, что видел Сонг, это была какая-то разновидность иллюзорной техники на основе концепции света, но принципов её работы он понять не мог.

Местность внутри испытания казалась совершенно обычной. Это была бесконечная степь с мягкой короткой травой и редкими полевыми цветами. Ученики оказались в ста метрах друг напротив друга. Небольшой ветер чуть шевелил их волосы, а солнце застыло строго над головой, так чтобы не ослеплять ни одну из противоборствующих сторон.

— Ну-ну, покажи ему, парень, — Вал Гон с улыбкой потирал руки, внимательно следя за происходящим на арене.

«Действительно, очень не любит проигрывать», — Сонг осторожно посмотрел на мужчину в пёстрых одеждах и перевёл взгляд на застывших друг против друга практиков. — «Да, тем, кто проиграет, будет в любом случае несладко».

Тем временем первым начал движение практик из секты «Вечных Сумерек». Шаг и вокруг него появляется сияющий круг с горящими внутри рунами. Ещё шаг и круг ускоряет своё движение в такт каждого движения воина. Даже со своего места Сонг почувствовал, как от сияющего круга расходится плотная концепция меча, пожалуй, она оказалась даже глубже его собственной. Этот воин очень давно и напряжённо познавал путь меча и продвинулся в нём настолько далеко, что его концепция стала проявляться в реальном мире. Шаг. Воин положил руку на рукоять клинка, покоящегося на его поясе. Шаг. Концепция меча уплотнилась ещё сильнее, круг за спиной ученика «Вечных Сумерек» преобразился, закручиваясь в вихре энергии становясь ещё ярче.

Его противник всё так же безучастно смотрел на приближение оппонента, Сонгу даже показалось, что тот… откровенно насмехался над мечником? Наконец воин с мечом, с очередным шагом вдруг рванул вперёд, одновременно с этим обнажая клинок и тут же нанося удар. От сокрушительной силы, обрушившейся на арену, пласты реальности внутри карманного мира испытания вздыбились, разрушаясь и искривляясь. Удар практика «Восхождения», способный уничтожать целые города сконцентрировался на одинокой фигурке замершего воина. Иллюзия над постаментом не передавала звук, но Сонг вполне мог себе представить стоящий сейчас в мире испытания грохот.

Когда сокрушительный удар уже готов был обрушиться на замершего ученика мастера Фэя тот, всё так же продолжая улыбаться, сделал едва уловимое движение рукой. И в эту же секунду сам мир внутри испытания стремительно покрылся сетью трещин, концепция меча под действием неизвестной силы исказилась и, замкнувшись сама на себе, бессильно рассыпалась ворохом светящихся искр. Сам мечник попытался отступить, стремясь уйти от быстро расширяющихся трещин, захватывающих всё большее пространство на арене, но не успел. В эту же секунду его выкинула из испытания измочаленного и измождённого, но живого.

«Атаки на основе концепции пространства», — Сонг задумчиво перевёл взгляд на практика, что всё ещё продолжал стоять на арене. — «Концепцию пространства очень редко используют для атакующих способностей. Этот воин непрост».

— Ха-ха-ха, — мастер Фэй залился довольным смехом. — Мастер Вал Гон, выбранный вами ученик проиграл без каких-либо шансов. Могу сказать по секрету, ученик, стоящий сейчас на арене, является претендентом на вступление во внешний двор секты «Тёмной Души». Более того, большая часть старейшин уже одобрили его кандидатуру, я взял на себя труд подать прошение раньше положенного срока, но только посмотрите на его понимание концепций и силу. Ха-ха-ха.

Сонг взглянул на Вал Гона и мысленно вздохнул. На мастера оказалось невозможно долго смотреть, гнев накрыл его с головой из-за чего всё вокруг начало стремительно стареть и разрушаться под действием его гнева. Стоящие возле ученики начли пятиться, сейчас находиться возле разгневанного мастера стало по-настоящему опасно. А мастер Фэй, точно не видя, что происходит, продолжал подливать масла в разгорающийся огонь:

— Более того, давайте повысим ставки, если я скажу, что ни один из ваших выбранных учеников не сможет победить моего избранного практика? Согласны на такое пари? Что там у нас на кону? Как насчёт увеличить ставку втрое?

— Согласен! — в гневе рявкнул Вал Гон и тут же посмотрел на Сонга. — Ты! На арену, живо! Если сотрёшь улыбку с лица этого ученика, можешь просить у меня всё, что захочешь.

«Значит, он решил поставить всё на меня?» — парень удивлённо посмотрел на Вал Гона.

— Хорошо, — кивнул Сонг.

Ему как раз требовалась помощь для того, чтобы попасть в павильон Души и почему бы не воспользоваться этой возможностью для того, чтобы получить туда доступ через Вал Гона? Тем более что отказ будет воспринят мастером, как личное оскорбление и автоматически сделает Сонга врагом номер один.

— Чтож, придётся ударить всем что есть, — пробормотал Сонг еле слышно, подходя к постаменту и прикладывая к нему руку. — Никогда ещё не приходилось сражаться против мастеров, практикующих концепцию Пространства.

Сонг появился посреди арены. Незримая сила привела её после последнего боя в порядок, вернув прежний вид ровной степи. Его противник точно так же, как и в прошлом бою стоял в сотне шагов и просто молча ожидал, когда его атакуют.

«А парень-то продолжает оставаться внешне беспечным. Улыбается и, похоже, даже не воспринимает меня всерьёз, хм-м-м…», — Сонг несколько секунд вглядывался в лицо противника после чего непроизвольно и сам усмехнулся, извлекая из карманного пространства клинок, полученный им ещё в секте «Вечных Сумерек».

После последних тренировок он значительно изменил «Мир клинков» и, похоже, появилась замечательная возможность проверить его нынешнюю форму. Сонгу и самому было интересно, насколько изменилась эта атака с последнего его применения во время поединка с кланом Райс в городе Огненной Птицы.

«Ну что ты застыл, давай же, нападай», — в голове молодого человека появилась мыслеречь его противника. — «Я, так и быть уж, дам тем возможность первого удара».

Сонг мысленно усмехнулся. Практики подобного уровня никогда не станут говорить подобное просто так. Значит, его сила основывается на контратаке и, вероятно, использование мощи удара для усиления собственной атаки? Что же, тем интереснее будет узнать возможно ли отразить и перенаправить атаку, основывающуюся на концепции «Кармы».

Сонг неторопливо обнажил клинок и вернул улыбку противнику.

«Истинный мир клинков!» — каждое произносимое им слово казалось невероятно тяжёлым и, точно камень падало в мир, оставляя после себя расходящиеся концентрические круги духовной силы.

Когда последнее слово оказалось произнесено, расслабленная улыбка ученика, стоящего напротив Сонга, слегка дрогнула, он что-то почувствовал, но отреагировать не успел. Если раньше в мире клинков ввысь поднимались стяги неизвестного воинства, то сейчас из земли стали появляться тысячи и тысячи мечей. Тугая духовная сила с огромной скоростью закручивалась в мире испытаний и вот уже вместе с клинками из земли стали подниматься величественные воины в древних доспехах. Сонг безостановочно вливал свою духовную силу в «Истинный мир клинков».

«Законы кармы едины для всех», — произнёс мысленно Сонг, видя своим взглядом оплетающие появляющихся воинов серебряные нити и одним движением уничтожил их. — «Разрежь карму и получи ярость небес».

Мир испытания содрогнулся. Тугая волна духовной энергии, прокатилась по нему превращая в пепел всё до чего могла дотянуться. Ученик мастера Фей в отчаянной попытке решился выполнить тот же фокус, что он делал в предыдущий раз. Концепция пространства вздыбилось, покрылось трещинами пытаясь перенаправить удар на Сонга, но практически в ту же секунду разлетелось, не выдержав истинной ярости небесного дао. Удар оказался настолько сокрушительным, что дух-защитник, следящий за поединком, успел лишь в самый последний момент. Противника Сонга вышвырнуло из мира испытания с такой силой, что он, пролетев несколько метров, с силой приложился о соседний постамент. Всё его тело было покрыто ожогами и травмами, а самого его сотрясал тяжёлый кровавый кашель.

Сразу несколько слуг в ту же секунду оказались возле бедолаги, пытаясь остановить разрушительное действие небесного дао, каждое мгновение продолжавшее наносить ему новые травмы.

«Всё-таки не следовало мне бить в полную силу…», — подумал Сонг, появившись возле постамента испытаний и ощущая на себе множество испуганных взглядов со стороны других учеников. — «С другой стороны, теперь Вал Гон точно должен помочь мне попасть в павильон Души».

Глава 14

Когда первое удивление спало, а суматоха чуть стихла, Сонг понял, что в зале главного тренировочного комплекса стояло удивительное молчание. Множество взглядов скрестилось на нём. В большинстве своём он ощущал в обращённых на себя взглядах опасение и даже страха. Хотя имелись и другие…

Сонг посмотрел на Рэда Пари, глаза молодого мастера горели смесью восхищения и удивления. Он явно оказался под впечатлением от увиденного, как и все из группы Вал Гона. Даже обычно совершенно спокойная Рину впервые за долгое время показала какие-то эмоции. Её привычная невозмутимая маска дала трещину демонстрируя… заинтересованность? Сонг не совсем понял, что это было, потому как девушка почти сразу опять отгородилась от окружающего мира своим бесстрастным выражением лица.

Показательнее всего оказалась реакция Вал Гона, он чуть ли не подпрыгивал от счастья и, весело подскочив к Сонгу, со всего размаха похлопал молодого человека ободряюще по спине.

— Так держать, парень! Как тебя, зовут, напомни?

— Сонг.

— Да! Точно, Сонг, молодец, потом обсудим твоё будущее, найди меня позже через слуг, хорошо? — Вал Гон ещё раз похлопал по спине молодого человека и, уже не обращая на него внимания, направился к мастеру Фэю склонившемуся к поверженному ученику. — Мастер, вы же помните наш уговор, да? — голос Вал Гона звучал как мёд, настолько сильно он растягивал гласные. — Ваш «гений» оказался не таким уж и «гением» раз найденный мной ученик из совершенно заштатного отделения секты оказался сильнее. Ха, да оставьте вы этого неудачника, им займутся лучшие лекари секты, мастер Фей, пойдёмте лучше обсудим вопрос выплаты долга за наш недавний спор.

На мастера Фея стало трудно смотреть. Вал Гон явно наслаждался тем, что мог насмехаться над своим оппонентом в точно таком же ключе, что он делал буквально совсем недавно.

«Да они оба достойны друг друга, сначала один подначивает второго и доводит чуть ли не до белого каления, затем второй начинает выводить из себя первого», — Сонг мысленно покачал головой, смотря, как уходят два мастера-эмиссара.

Тем временем к молодому человеку подошли другие ученики из группы Вал Гона.

— Мастер Сонг, это было нечто, что за концепцию вы использовали, во время нашей последней битвы этот навык был другим и содержал в себе лишь концепции меча? — первым задал вопрос Рэд Пари, он явно находился под большим впечатлением от прошедшего поединка.

— Да, Мастер Сонг, расскажите, пожалуйста, нам тоже интересно, что это была за концепция? — другие практики тоже вторили Пари.

— Простите, но это не мой секрет, — парень виновато развёл руками. — Могу лишь сказать, что ничего сверхнеобычного там нет.

На лицах многих практиков отразилась досада, впрочем, не очень надолго и они закидали Сонга другими вопросами. Как он сумел противостоять концепции пространства оппонента, насколько силён он был, если бы противник сумел заблокировать ту атаку, имелись ли у Сонга ещё какие-то столь впечатляющие шаги и тому подобное. Парень как мог отвечал правдиво, при этом стараясь ничего лишнего не сказать и уклониться от прямого указания собственной силы. Даже проигравший до Сонга ученик с выдающейся концепцией меча старался участвовать в расспросах и внимательно вслушиваться в ответы. Его, похоже, не очень заботило собственное поражение, как и реакция на него Вал Гона.

— Простите, но я потратил много сил во время этого боя, — наконец, извинился Сонг у всех. — Пожалуй. займусь их восстановлением.

Все с пониманием отнеслись к его словам, прекратив расспросы. Любой из них после такого удар чувствовал бы себя вымотанным. Другое дело, что сам Сонг в действительности чувствовал себя вполне сносно и планировал, вернувшись в переданный ему в пользование дом, заняться практикой. К сожалению, эти планы временно пришлось отложить. Уже на выходе из зала с тренажёрами его остановило появление сразу десятка человек, судя по всему, являющимися учениками других сект конгломерата тёмных миров и видевших его бой.

— Погоди немного, ученик, — сказал один из этих практиков, преградив Сонгу. — Мы с братьями видели немного твой последний поединок и хотели бы предложить тебе дружественный спарринг. Дабы обменяться опытом и выявить сильнейшего. Ты же не откажешь в этой просьбе со стороны старших учеников?

Сонг безразлично осмотрел подошедшею компанию при этом хорошо ощущая сразу несколько внимательных взглядов, направленных отовсюду на них. Очевидно, этих учеников подослали, чтобы прощупать почву. Кто-то очень хотел понять, что ждать от появившегося новичка и может ли он прогнуться. После города «Тёмной звезды» и путешествий по землям закрытого мира Сонг научился хорошо ощущать подобное.

— Мне некогда, — улыбнувшись, он попытался пройти дальше, но практики не шелохнулись, всё ещё преграждая ему путь.

— Брат-практик, такое отношение к другим избранным не делает тебе чести. Неужели никто не учил тебя хорошим манерам? — воин, преградивший ему путь вдруг опасно улыбнулся, чувствуя за своей спиной присутствие поддержки из других воинов.

«Какие доставучие. Несмотря на то что я показал свою силу в том поединке, всё равно пытаются спровоцировать конфликт», — Сонг мысленно вздохнул. — «Придётся аккуратно разобраться с этим и заодно продемонстрировать людям наблюдающими сейчас за всем представлением, что лезть ко мне не стоит».

Сонг обратился к своему внутреннему миру, раскручивая силу пика «Восхождения» на полную. Сотни серебристых нитей вдруг всколыхнувшись появились в поле его зрения, каждый из присутствующих в зале оказался связан с ним крепчайшими нитями кармы. Сонг стал быстро закручивать их вокруг себя, превращаясь в серебристый клубок кармических связей. Он щедро зачерпнул духовной силы и, расплетя клубок нитей, обрушил энергетическое давление на стоящих перед ним практиков. Их вялая попытка защититься, оказалась мгновенно подавлена, и вся группа повалилась перед стоящим Сонгом на колени.

— Не я к вам первый подошёл, — сказал он им и каждое его слова обрушивалось на них словно скала, не позволяя даже поднять голову. — Найдите себе ещё кого-то, кто согласиться быть для вас тренажёром, а ко мне больше не подходите. Вам это понятно?

— К-ха, — главный из группы попытался что-то ответить, но не смог, из его лёгких вырывалось лишь хриплое дыхание, он не мог даже вдохнуть воздух.

— Значит, договорились, — кивнул Сонг и спокойно вышел из зала, постоянно ощущая на себе сразу несколько задумчивых сильных взглядов.

К сожалению, он ничего не мог поделать с тем, что после этого поединка большинство учеников на корабле будут воспринимать его, как соперника в борьбе за внимание эмиссаров.

Благодаря карте переданной ему слугой, Сонг смог с горем пополам найти путь в хитросплетениях накладывающихся друг на друга реальностей. Корабль буквально состоял из наслаивающихся друг на друга пространств и представлял собой шедевр мастерства практика с выдающимся пониманием концепции пространства.

Спустя час блужданий Сонг вышел в той реальности, где ему и другим ученикам из его отделения секты были предоставлены временные обители. За время его отсутствия в этом месте ничего не поменялось. Аккуратная дорога, выложенная серым кирпичом, вилась между домами, резко поворачивая то к одному дому, то к другому.

Лишь когда Сонг пересёк порог своего двора, странное чувство остановило его, внутри обители кто-то был. И он не скрывался. Сделав несколько шагов по двору, парень увидел женскую фигуру, сидящую внутри беседки расположенной на берегу спокойной реки.

— Ученица Рину, чем обязан этому визиту? — с улыбкой спросил Сонг, внутренне оставаясь настороже, пытаясь восприятием охватить как можно более объёмный кусок пространства вокруг себя.

Рину была прямой ученицей главы отделения секты, а с ним у молодого человека особо не сложились отношения. Особенно когда расставленная им ловушка не сработала должным образом и кольцо, что должно было вернуться к главе так и осталось в руках Сонга. Зная всю ценность кольца, в карманном пространстве которого находился целый дворец, парень прекрасно осознавал, какую ценность оно в действительности представляло и то, что ни один практик вплоть до уровня Божества не стал бы просто так раскидываться артефактом подобного уровня, особенно за авторством клана Болг.

— Та сила, что ты использовал во время боя… — девушка смотрела на Сонга спокойным, лишённым любых эмоций взглядом. — Это же была концепция кармы? Я правильно понимаю?

— Кто знает…? — с усмешкой ответил он, уходя от ответа и замечая, как дрогнули брови девушки.

Мысленно удивившись, Сонг вошёл в беседку и присел напротив Рину, внимательно всматриваясь в её лицо.

— Могу я кое о чём спросить? — он дождался, когда собеседница медленно кивнёт и продолжил. — Скажи, твой наставник отправил тебя сюда, чтобы забрать у меня кольцо, я прав?

— Кто знает…? — в тон ему ответила Рину и тут же улыбнулась, чем сильно удивила Сонга. Впервые за всё время он увидел на её лице самую настоящую искреннюю улыбку. — Мастер Сонг, если тогда ты использовал законы кармы, то, возможно, у тебя получится.

Девушка замолчала, невидящим взором уставившись куда-то вдаль.

— Получится что? — с любопытством спросил Сонг.

Хоть он и понимал, что возможно эта была некая ловушка, чтобы выяснить его текущие силы, но что-то ему подсказывало, что Рину искренна сейчас в том, что говорит.

— Возможно, у тебя получится разорвать карму, связывающую меня и главу отделения секты «Вечных Сумерек». Тогда я наконец-то смогу быть свободной, — твёрдо ответила она и посмотрела Сонгу в глаза, пытаясь найти в них ответ на вопрос.

***

Аэтонэ блуждала по центральным мирам уже несколько недель и пока не смогла найти даже намёка на присутствие следов Истинных Драконов. Она посещала самые крупные библиотеки миров, в которых оказывалась, но без особого толка. Как и обещал старый вулпи, благодаря его защите истинную природу Аэтонэ не видело ни одно существо. Она путешествовала от одного мира до другого и лишь несколько раз встречала на своём пути по-настоящему сильных практиков. Но казалось бы, само проведение хранило девушку. Те на неё не обратили никакого внимания, проходя дальше каждый своим путём. Возможно, если бы она встретилась с ними не посреди многолюдного города, а в более спокойном месте Аэтонэ бы легко разоблачили, но пока удача всё ещё была не её стороне.

К сожалению, проблемы пришли оттуда, откуда она совершенно не ожидала. Из-за очень плотной духовной энергии в центральных мирах её замершее развитие чудовищного зверя сдвинулось с места и, начав набирать обороты начало стремительно расти. Уже к третей неделе Аэтонэ была вынуждена подавлять попытки собственного тела к переходу на уровень «Осознания». Любой истинный дракон, являясь по своему происхождению высшим чудовищным зверем, должен был при восхождении к «Осознанию» пройти самое настоящее небесное бедствие и это грандиозное по своему размаху событие, несомненно, привлекло бы к Аэтонэ всеобщее внимание. Пока у неё не было понимания каким образом скрыть небесное бедствие от взглядов миллионов сильнейших практиков, она оказывалась вынуждена всеми силами сдерживать собственное развитие.

Оставалась лишь вопрос — как долго Аэтонэ сможет это делать?

Глава 15

— Значит, ты говоришь, что как-то по-особому связана с главой отделения секты «Вечных Сумерек»? — осторожно уточнил Сонг у девушки.

— Да, — кивнула она. — Глава использовал кармические узы, чтобы связать меня печатью подчинения. Это практически остановило мой прогресс развития, но сделало абсолютно лояльной к нему.

Сонг удивлённо посмотрел на Рину. Что-то в её рассказе не сходилось.

— Ученица Рину, если на тебя сейчас действует печать подчинения, каким образом тебе удаётся говорить столь откровенно? — спросил он.

— Печать подчинения не превращает человека в безмолвного истукана, — улыбнувшись, ответила она. — Я всё ещё могу говорить о некоторых вещах, не раскрывая секретов мастера. Мастер Сонг, эксперты концепций кармы способны разрушать подобные печати, разрывая связи судьбы, оплетающие захваченного практика. Если вы сумеете помочь мне, клянусь собственным развитием, я буду в долгу у вас и сделаю всё, что вы захотите. Всё что угодно.

Последнюю фразу Рину произнесла с таким нажимом, что Сонгу стало понятно — девушка не шутит. Несколько секунд поколебавшись молодой человек осторожно кивнул и оказался ослеплён ещё одной радостной улыбкой Рину. Он тут же поднял руки, поясняя:

— Ничего не обещаю, у меня нет ни опыта, ни знаний в работе с концепцией кармы, но я постараюсь.

— О большем я и не прошу, — кивнула девушка. — Спасибо.

— Пока не за что.

Когда Рину ушла, Сонг задумчиво присел на небольшую полоску белого чистого песка возле текущей кристально чистой реки. В ней он хорошо видел плывущих на одном месте красных карпов. Наблюдая за их движением, парень обдумывал произошедшее сегодня в том числе и предложение прямой ученицы главы отделения. Как бы он ни вертел в голове ситуацию с ней, найти объективные причины отказа не получалось. Впрочем, это не значит, что следовало расслабляться. Если это ловушка, в чём бы она ни заключалась он будет готов к такому повороту.

Решив так, Сонг закрыл глаза, вводя себя в медитативное состояние. Ему следовало осмыслить сегодняшний бой и результаты той сокрушительной атаки, уже сейчас у него появилось несколько интересных идей по её усилению.

Спустя несколько часов неподвижного сидения в позе лотоса Сонг открыл глаза и поднявшись отправился в зал для практики боевых искусств. Последнее время он практически прекратил развитие совершенствования тела, полностью сосредоточившись на энергии, из-за чего его выносливость и физическая сила стало значительно отставать от текущего развития. Это следовало исправлять.

Лишь через четыре часа Сонг смог оторваться от своей тренировки и искупавшись в реке, отправиться к мастеру Вал Гону. По его мнению, тот уже должен был закончить все дела к этому времени.

Как и говорил мастер, чтобы попасть в помещения эмиссаров Сонгу потребовалась помощь прислуги. Лишь только после того, как пойманный молодым человеком слуга связался с кем-то из своих старших и подтвердил право Сонга на посещение района эмиссаров его, наконец, проводили до дома мастера Вал Гона.

Сам район эмиссаров оказался практически точной копией места, в котором поселили Сонга, за исключением лишь самих домов. Для элиты секты «Тёмной Души» полагались самые настоящие дворцы, размерами не уступающие тому, что находился в карманном пространстве кольца.

У массивных двухстворчатых дверей, ведущих во внутренний двор дворцового комплекса, где жил Вал Гон, Сонга встретил личный слуга мастера. Высокий, в белом одеянии практика боевых искусств он коротко поклонился и уважительно, но настойчиво остановил подошедшего молодого человека:

— Мастер Вал Гон сейчас принимает гостью, прерывать их нельзя, — пояснил он, когда Сонг вопросительно посмотрел на слугу. — Позвольте проводить вас в сад. Я передам мастеру, что вы ожидаете его там, но придётся немного подождать.

— Да, конечно, — не стал возражать Сонг и последовал за слугой, с любопытством осматривая обитель Вал Гона.

Под стать хозяину дворец оказался наполнен огромным количеством дорого барахла. Похоже, Вал Гон собирал всё, что считал красивым, а считал красивым он очень много чего. Назвать интерьер дворца пёстрым — это ничего не сказать. Уже после первых двух-трёх залов Сонгу стало трудно смотреть на то, во что Вал Гон превратил комнаты дворца и весь оставшийся путь до внутреннего сада он проделал, уже не вглядываясь в окружающие детали.

— Ожидайте, мастер скоро подойдёт, — сказал слуга, указав на небольшую аккуратную скамейку, расположенную на входе в цветущий сад, в очередной раз коротко поклонился и удалился.

Сонг почти сразу ощутил веющую от сада характерную духовную энергию. Будучи собирателем в городе Тёмной Звезды, он хорошо знал, что это за энергия — просто огромное количество духовных растений, причём судя по плотности силы, далеко не самых простых. Мастер Вал Гон, похоже, путешествовал вместе со своим личным садом духовных растений? Сонгу неожиданно пришло в голову, что он никогда не задумывался, а на какой ступени развития находился вызывающе одевающийся мастер. Из его поведения это было совершенно непонятно, лишь только несколько вспышек гнева чуть не разрушившие пласты реальности…

Где-то минут через десять Сонг услышал шаги двух людей, приближающихся к нему, при этом собственным восприятием парень ничего не ощущал, точно звук шагов являлся самой обычной иллюзией. Буквально через несколько мгновений из-за поворота, ведущего к дворцу, показались двое. Вал Гон в сопровождении изящной женщины в тёмном ципао. Именно она встречала Сонга перед залом, где находились эмиссары в отделении секты совсем недавно. Он встал и почтительно поклонился двум приближающимся мастерам.

— Приветствую старших.

— Да-да, мастер Хори, позвольте представить вам ученика Сонка, найденного мной в самом заштатном отделении секты «Вечных Сумерек». Поразительный потенциал, интересные используемые законы, но слабоватая основа. Что поделать, окраина тёмных миров, сами понимаете.

Сонг погасил слабую вспышку раздражения, появившуюся глубоко внутри, Вал Гон обсуждал точно обсуждал раба. Такое отношение он не любил больше всего.

— Я знакома с этим молодым мастером, — слабо улыбнулась женщина. — Приветствую, ученик Сонг.

— Здравствуйте, старшая, — он совершенно не ожидал, что его запомнили лишь после одной встречи.

— Мастер Вал Гон, мне было приятно провести этот час с вами, но дела требует моего срочного присутствия. Прошу простить, — женщина повернулась к хозяину дворца и тепло улыбнулась ему.

— Конечно-конечно, мастер Хори, я понимаю, — закивал с готовностью тот.

Когда тёмный силуэт женщины пропал за поворотом Вал Гон, наконец, заметил присутствие Сонга.

— Итак, младший, ты захотел со мной встретиться, это неожиданно. Чем обязан этому визиту?

— Мастер, ваши слова перед поединком… я бы хотел попросить вашей помощи в одном вопросе.

— М-м-м? — Вал Гон заинтересованно взглянул на молодого человека перед собой, точно уже не помнил данного им совсем недавно слова. — Это интересно, обычно младшие слишком напуганы чтобы просить помощи у мастеров-эмиссаров секты. Ну хорошо, я готов выслушать твою просьбу.

— Мастер, я бы хотел попросить у вас помощи во вступление в павильон Души, — Сонг проигнорировал слова Вал Гона, он уже ничему не удивлялся во время общения с этим странным человеком.

— Как странно, нечасто подобное услышишь от учеников. Павильон души, пожалуй, самый не востребованный из всех трёх павильонов. Ты уверен, что хочешь вступить в него?

— Да, мастер.

— Ну хорошо, когда прибудем в секту, я согласую твоё прошение. Это не так уж и сложно.

— Спасибо, старший, — Сонг с благодарностью ещё раз поклонился, но был остановлен следующими словами Вал Гона.

— А скажи-ка мне, младший, кто за такой короткий промежуток времени научил тебя использовать законы кармы? То победное движение я видел в прошлый раз, во время рейтинговых боёв, но в нём не было даже намёка на концепцию кармы.

Сонг замер, смотря на улыбающегося Вал Гона. Казалось, этот вопрос был задан как бы между прочим, но цепкий взгляд мастера ясно говорил, что он сейчас предельно серьёзен.

— Я всегда изучал эти законы, — осторожно ответил он полуправду, пытаясь отследить реакцию стоящего перед собой эксперта. — Только сейчас полученные крупицы знаний позволили мне использовать изученные законы в той атаке.

Вал Гон молча продолжал внимательно смотреть на Сонга, изучая его и о чём-то думая. Несколько секунд молчания и он задумчиво кивнул.

— Похоже, что ты не лжёшь. Это хорошо — было бы очень печально, если бы я почувствовал в твоих словах враньё. Для тебя прежде всего, ученик.

— Я понимаю, мастер.

Вал Гон ещё полчаса мучил Сонга вопросами о концепции Кармы, пытаясь, видимо, понять её потенциал и возможность изучения. Наконец, он отпустил молодого человека поняв, что ничего толком узнать от младшего не сумеет. Как обычно, подобные законы изучались только через личный опыт.

Сонг с облегчением вернулся к себе в дом. Пускай опасность со стороны Вал Гона была минимальна, он всё же не стал рисковать, лишний раз привлекая к себе его внимания. Достаточно было и того, что удалось договориться о вступлении в павильон Души, то, ради чего всё и затевалась.

Через пару дней корабль «Тёмной души» посетил последнее отделение секты в мире Хэл и, развернувшись, покинул тёмный мир, ставший на короткое время новым домом для Сонга. Всё это время парень посвятил занятиям в тренажёре физического развития, и особо не обращал внимания на происходящие вокруг события. Помимо совершенствования тела, Сонг продолжал изучение концепции Кармы, помня о просьбе Рину и пытаясь понять каким образом можно разорвать судьбу человек, не вызвав при этом небесное бедствие.

Несколько раз его навещал Рэд Пари, прося о тренировочном поединке, но пока молодому человеку было не до того. После случая с практиками, неудачно попытавшимися навязать собственную волю, Сонга почти не трогали. Несколько раз какие-то одиночки вызывали его на поединок, но услышав отказ молча уходили. Провокаций со стороны других учеников больше не было, но отчего-то ему казалось, что всё это являлось затишьем перед бурей. Каждый раз появляясь в главном зале испытаний, он ощущал на себе сразу несколько недружелюбных взглядов.

Первую неделю путешествия корабля «Тёмной Души» между мирами Сонг продолжал заниматься, проблемы начались на вторую неделю. Всех бывших учеников «Вечных Сумерек» начали откровенно травить, вызывать на поединки, провоцировать на драки и оскорблять. Единственным кто не почувствовал этого, оставался Сонг — его продолжали игнорировать. Дошло до того, что в один из дней у дома Сонга не собралась целая делегация из практиков секты «Вечных Сумерек».

— Мастер Сонг, наше положение на корабле с каждым днём становится всё хуже, — один из учеников обратился к молодому человеку, когда тот вышел разобраться, что происходит у его дома. — Нам удаётся с большим трудом получить доступ к некоторым очень нужным тренажёрам, а оскорбления уже слышаться от каждого встречного ученика. Они порочат нас и секту «Вечных Сумерек».

— Не понимаю, как я могу вам в этом помочь? Вызовите на поединок обидчиков и решите все вопросы в бою, — пожал плечами парень, не понимая в чём затруднения пришедших к нему людей.

— Все, кто их оскорбляет намного сильнее, — пояснил вышедший вперёд Рэд Пари. — Мастер Сонг, среди этих практиков хватает сильных мастеров, и они прекрасно осведомлены о возможностях каждого из нас.

— Тебя это тоже задело? — Сонг удивлённо посмотрел на ученика Пари, он хорошо помнил, насколько тот был силён.

— В какой-то степени, — ответил тот. — Два поединка из трёх я с треском проиграл. Мастер Сонг, ни для кого не секрет, что через нас они пытаются спровоцировать вас, но всё же… я прошу вас помочь нам.

— И как же вы видите это? — спросил парень. — Я должен буду ходить за вами и защищать от нападок других учеников? Это, может, прозвучит грубо, но ваша слабость стала причиной происходящего. Станьте сильнее и только тогда никто не сможет провоцировать вас.

— Всё так, мастер Сонг, но как я уже сказал, другие ученики действуют организованно, выбирают своих жертв таким образом, что те не могут ничем ответить.

— Я нет возможности и желания быть телохранителем для всех вас, — ответил он собравшимся. — Ваша разобщённость и нежелание действовать сообща стала результатом произошедшего. И то, что вы пришли ко мне после произошедшего, ясно говорит об этом.

Проследив за спинами уходящих прочь учеников, Сонг покачал головой. Он мог бы начать решать их проблемы, но в таком случае оказался бы втянут в цепь постоянных противостояний.

Тем более что практики боевых искусств на своём пути часто сталкиваются с множеством препятствий и решать их за счёт других — это путь в никуда. Сильным так не стать. Впрочем, отчего-то Сонг был уверен, что очень скоро задеть попытаются и его самого, когда неизвестные оппоненты наберутся достаточной смелости сделать это.

Как он и предполагал, первые ласточки прилетели уже через два дня после разговора с учениками «Вечных Сумерек». Во время посещения одного из отсеков, где находилось огромное панорамное окно, демонстрирующее всё, что происходило снаружи астрального суда, он столкнулся сразу с двумя странными учениками.

Сонг в привычной и уже устоявшейся для себя традиции занял один из специальных плотных подстилок, предназначенных специально для медитаций, и посмотрел на глубокую черноту великого космоса, который прорезался сейчас кораблём. Яркие звёзды мерно мерцали ярким светом, успокаивая и даря умиротворение. Закрыв глаза Сонг уже было хотел погрузиться в медитативное состояние когда почувствовал приближение сразу двух практиков. Он бы и не обратил на это внимание, если бы не странное поведение приближающихся. Они явно нервничали, и их эмоциональная нервозность даже искусно скрытая оказалась легко различима Сонгу.

— А это же тот самый урод, что наделал столько шуму недавно, — сказал громко один из вошедших в помещение учеников.

— Да, точно! Говорят, он лишь чистой удачей привлёк внимание эмиссаров и победил в том бою, отбросы из секты «Вечных Сумерек» ни на что не способны.

Попытка вывести из себя Сонга оказалась исполнена настолько глупо, что он, не удержавшись, даже улыбнулся. Удивительно, как только другие ученики секты могли оскорбиться на такое.

Уже через несколько минут Сонг погрузился в себя, не обращая никакого внимания на злые комментарии двух пришедших учеников. Те продолжали без остановки поливать грязью как самого Сонга, так и других воинов секты. И с каждой минутой их слова становились всё злее и оскорбительнее.

— Брат, да он же издевается, — до одного из учеников вдруг что-то начало доходить. — Он же сейчас медитирует!

— Игнорировать нас? Ха, думаю его надо поучить хорошим манерам! — с усмешкой заметил другой и распространил вокруг себя давление практика этапа пика «Восхождения».

Это довольно распространённая «шутка» использовать развитие, чтобы выбить из состояния медитации. Обычно, для воинов, находящихся на одном этапе, давление развития не способно сделать ничего. Если только один из практиков на которых идёт удар, не расслаблен настолько, что сам позволяет воздействовать на себя. К примеру, так это происходит, если человек глубоко погружён в медитацию. Такое можно сравнить с поставленной подножкой — не смертельно, но раздражающе неприятно.

Вот только развития Сонга хоть и находилось на уровне пика «Восхождения» его настоящая сила как минимум достигала мощи обычного практика пика «Осознания».

Он сразу же почувствовал давление испускаемое одним из учеников и силой выбив себя из состояния медитации играючи отбил воздействие эксперта этапа «Восхождения» и тут же, не сдерживаясь, обрушил всю свою силу на обоих учеников.

С сиплыми хрипами оба тут же повалились на пол. Они пытались вдохнуть ставший вдруг тяжёлым воздух, точно рыбы, открывая и закрывая рты, скребя бессильно ногтями по гладкому полу наблюдательного зала.

— Я не совсем понял, кто вам дал право отзываться обо мне или о секте, в которой я недавно состоял в такой манере? — вкрадчиво спросил Сонг, ещё больше усиливая сокрушительное давление собственного развития. — И по какому праву вы решили, что способны использовать на мене давление своего развития?

— Кха-а, — ученики продолжали хрипеть не в силах произнести ни слова.

— А теперь я жду от вас объяснений, — Сонг немного уменьшил силу давления, позволяя обоим практиками вдохнуть спасительный воздух.

— Простите мастер, — тут же прохрипел один из них. — Один из старших учеников попросил нас.

— Кто?

— Мы не можем сказать. Мастер, нам не будет жизни, если скажем. Поверьте, рано или поздно он сам появится.

— Кто? — повторил Сонг и безжалостно усилил давление, однако спустя некоторое время был вынужден отступить так как почувствовал приближение нескольких слуг. — Ну хорошо, а теперь проваливайте.

Он посмотрел в спину уходящих с большим двум ученикам и мысленно покачал головой. На этом корабле за время недолго путешествия уже появился какой-то серый кардинал и он управляет каждым учеником. Похоже, дорога до секты «Тёмной души» не будет скучной.

Глава 16

Верховный старейшина, магистр Яма задумчиво наблюдал за сердцем человеческого атолла, находящегося в специальном изолированном пространстве. Совсем недавно магистр вернулся из своего вынужденного путешествия к окраинам атолла и сейчас находился в плохом расположении духа. Защитная стена атолла оказалась в нескольких местах сильно повреждена и медленно зарастала. Это говорило о том, что событие, создавшее разрыв, произошло совсем недавно. Мастер Яма опоздал на каких-то несколько дней… Помимо этого, верховный старейшина оказался неприятно удивлён фактом медленного истончения духовной преграды, защищающей человеческие миры от внешних угроз. Если истончение продолжится, то уже через пару сотен лет человеческий атолл влияния потеряет свою защитную стену и окажется совершенно беззащитен.

В большой тревоге великий старейшина вернулся в собственный замок и первым делом отправился проверить сердце атолла. Предчувствие не обмануло его — сила сердца угасала, теперь он уже мог с уверенностью об этом говорить. И судя по тому, что магистр Яма видел, этот процесс с каждой минутой ускорялся.

— Проклятье, — пробормотал он, погружаясь своим восприятием внутрь легендарного артефакта. — Что-то поглощает его энергию. Но как такое возможно?

Магистр Яма почувствовал сразу множество ручейков силы, утекающей куда-то за пределы атолла. Неизвестное существо стремительно поглощало духовную энергию, создаваемую сердцем, из-за чего создание новых миров на окраинах атолла практически прекратилось. Магистр продолжал вглядываться, пытаясь разглядеть источник появившейся опасности. Если к атоллу приблизилось существо способное поглощать духовную силу…, то все без исключения живые существа, защищаемые сердцем, находятся в огромной опасности.

«Нужно оповестить совет клана, и начать подготовку к войне и отражению нападения этого неизвестного существа», — подумал магистр.

Он не питал иллюзий, соседи, несомненно, попытаются воспользоваться этим бедствием. Духи и Святые нападут на беззащитный человеческий атолл, чтобы успеть поживиться в нём, а после неизвестное существо поглотит всю оставшуюся духовную силу.

***

Сонг находился в одном из тренажёров-испытаний предназначенном для практики совершенствования тела, при этом сама территория испытания являло собой местность, покрытую лавой, благодаря чему молодому человеку удалось за одним вернуться к познанию уже порядком заброшенной концепцией огня.

Духовное давление равное практику этапа «Совершенства» давило на него с такой силой, что каждое движение давалось Сонгу с большим трудом.

Шаг вперёд — удар, шаг в право — удар, шаг вперёд — удар.

Сонг с маниакальным упорством терпел навалившуюся тяжесть. У него создавалось впечатление, что на собственных плечах он таскает самую настоящую гору. Несколько раз Сонг подумывал увеличить давление, но спустя некоторое время отказался от этой идеи. Он и так оказался очень близко к своему пределу и дальше его тело бы просто не выдержало, и тренировки бы просто покалечили его.

После событий во время медитации на наблюдательной площадке всё затихло, на практиков из секты «Вечных Сумерек» перестали нападать, а сам Сонг практически не замечал на себе враждебных взглядов. Неизвестный руководитель всего этого спектакля прекратил свои попытки любыми способами спровоцировать молодого человека на необдуманные действия и затаился. Сонг предполагал, что, скорее всего, очень скоро неизвестный недоброжелатель обязательно как-то проявит себя, и на что он собирался сделать ставку на этот раз оставалось непонятным.

Через несколько часов, закончив с тренировкой, Сонг вышел уставший из тренажёра и облегчённо вдохнул прохладный воздух главного тренировочного зала. Ему наконец удалось прикоснуться к новому откровению во время познаний стихии пламени и, похоже, его понимание концепции огня шагнуло на новую ступень.

Время оказалось позднее, людей, занимающихся на тренажёрах, оказалось не так много. Несколько человек стопилось возле испытаний боем — пожалуй, самых интересных практических тренажёров. И самых редких. За всю жизнь Сонг лишь пару раз сталкивался с чем-то отдалённо похожим на них. Данное испытание заключалось в том, что испытуемый сталкивался с призрачными копиями противников. В случае с сектой «Тёмной Души» — с самыми выдающимися учениками и мастерами секты. Каждый новый противник в этом испытании был сильнее предыдущего и, как признавались слуги-хранители, там внутри были запечатлены все вплоть до великих мастеров секты. Это означало, что ученику просто невозможно пройти это испытание. Над каждым из тренажёров можно было увидеть небольшую рейтинговую таблицу из десяти имён учеников добившихся наибольших успехов за всё время существования этих тренажёров.

Признаться честно, Сонг и сам пробовал свои силы в этом испытании, но победив своего первого соперника дальше продвигаться не стал. Со всей очевидность он мог сказать, что каждый бой внутри этих тренажёров отнимал много сил и иногда даже времени, поэтому он решил пока сосредоточиться на собственном развитии, а не устраивать спарринги целыми днями.

— Ученик Сонг? — возле него появился слуга. — Эмиссар Вал Гон хотел бы с вами поговорить. Не могли бы вы завтра утром быть здесь?

— Да, конечно, — парень с готовностью согласился, при этом мысленно перебирая причины, зачем мастер мог попросить встречи с ним и, кроме участия в очередном споре в голову почему-то ничего не приходило.

К сожалению, предчувствие Сонга не подвело. На следующее утро он, как и было уговорено пришёл в главный тренировочный зал, где несмотря на довольно раннее время уже собралось довольно много учеников. Как только парень оказался в зале, на нём скрестилось множество взглядов, в одних сквозило любопытство, в других откровенное раздражение, а в кое-каких даже надежда и уважение. Последнее относилось по большей части к тем практикам кто, вместе с Сонгом прибыл на корабль из секты «Вечных Сумерек».

Среди собравшихся он смог заметить Рэда Пари и даже Рину. Похоже, они были больше осведомлены о происходящем чем даже сам Сонг. Парень хотел было подойти к ним, чтобы поинтересоваться о происходящем, но появление прямо перед ним слуги не дало ему это сделать.

— Ученик, прошу за мной, мастер Вал Гон вместе с другими эмиссарами скоро подойдёт.

— Другими эмиссарами? — удивился парень. — Можете объяснить, что происходит.

— Мастер Вал Гон сам вам всё расскажет, — качнул головой слуга и, не слушая возражений, направился к испытаниям боем.

«Что задумал этот чудак», — Сонг без труда подавил раздражение, направившись за слугой.

Возле самого тренажёра уже собрались три ученика, хмуро наблюдающих за приближением молодого человека. В их взглядах легко читалось откровенное пренебрежение пополам с насмешкой. Сонгу достаточно оказалось просто скользнуть по ним взглядом, чтобы понять — собравшиеся являлись совсем непростыми практиками. От каждого несло такой скрытой мощью, что, казалось он встретился с полноценными мастерами секты.

«Вероятно, это будут мои будущие соперники, что задумал этот Вал Гон?» — мелькнула у него мысль, когда он приблизился к компании учеников и встав возле них.

Виновник всего происходящего появился, как и было сказано минут через тридцать в сопровождении небольшой компании других эмиссаров. Он весело переговаривался с мастерами постоянно шутя и что-то рассказывая им.

— А вот и тот самый самородок! — воскликнул Вал Гон, показывая пальцем на Сонга. — Ученик Сонк, сильнейший из учеников на этом корабле. И сегодня он вам это всем докажет. Так ведь Сонк? Мастера, ну так что, вы готовы на этот спор?

— Как договаривались? — уточнил один из людей, идущих по правую руку от Вал Гона. — Наши лучшие ученики против твоего?

— Именно! Кто займёт положение выше в испытании боем, тот и станет победителем! Моя ставка — духовная жемчужина династии Фир Болг! — заявил он, остановившись перед учениками. — Что вы готовы поставить на своих фаворитов.

«Проклятье, он пытается за счёт меня обогатиться», — Сонг не сдержался и мысленно выругался.

— А вы что скажете, ученики? — поинтересовался один из эмиссаров у замерших четверых практиков.

Один из соперников с улыбкой поклонился к обратившемуся мастеру и, покосившись на Сонга, с издёвкой ответил:

— Мы готовы продемонстрировать мастеру Сонгу, насколько сильно отличается его реальный отрыв от настоящих учеников. Тем более что последнее время его поведение было далеко от идеального. Мы даже пытались намекнуть ему быть чуть скромнее, но, похоже, без особого толку.

«Очень сомневаюсь, что именно и есть тот, кто дёргает за ниточки, слишком уж это было бы для него просто. Нет, виновник происходящего последние недели давления на меня кто-то другой, возможно, кто-то из этих молчаливых товарищей?» — Сонг внимательно посмотрел на напарников говорящего ученика, но уловить что-то в их взгляде было трудно.

— Вот как? — тем временем поднял брови эмиссар. — Что же, я надеюсь, что вы все выложитесь на полную. — После чего повернулся к нахмурившемуся Вал Гону. — Я ставлю серебристое духовное ожерелье.

— Моя ставка — поводья истинного дракона, на то, что ученики выиграют у вашего претендента Вал Гон — тут же вторил ему другой эмиссар.

— Цветок огненного сияния десяти тысячи лет на ученика Сонга, — подала голос знакомая мне женщина в чёрном ципао, она пришла вместе с другими эмиссарами.

— Корень древнего каменного цветка, — на учеников.

— Копьё тысячи молний, — на учеников.

От собравшихся мастеров посыпались их ставки и, судя по вытянувшемуся лицу Вал Гона он никак не ожидал, что согласных на спор окажется так много.

— Замечательно, думаю можем начинать? — мужчина записал всё в заранее подготовленный духовный свиток, явно находясь в хорошем настроении. — Раз возражений нет, то я прошу активировать испытанием боем. Всех участвующих практиков прошу пройти к своему тренажёру и начать бой.

Сонг вместе с другими учениками коротко поклонились стоящим эмиссарам и каждый направился к своему испытанию.

«Нужно что-то решать с этим, или Вал Гон будет использовать меня даже после прибытия в секту. Уверен его запросы буду расти. Возможно, стоит попросить помощи у той женщины в чёрном? Её статус как минимум не меньше мастера секта», — мысленно парень перебирал варианты, как избежать навязчивое внимание одного из эмиссаров. — «Хотя надо бы сосредотфочиться на том, что происходит здесь и сейчас. Если не удастся выйти победителем из этого дурацкого спора, будет очень неприятно».

Вспышка духовной энергии, сопровождаемая громким хлопком и вот все четыре кандидата пропали, войдя внутрь своих испытаний. Над каждым из тренажёров зажглась духовная иллюзия, демонстрирующая происходящее внутри.

— Ну что, все готовы? — спросил Вал Гон, чуть ли не потирая руки от удовольствия и предвкушения. — Начинаем.

Глава 17

Сонг поднял взгляд на глубокое синее небо без единого облака до самого горизонта. Он уже привык к испытаниям выглядевшим, как импровизированные арены или необычные экстремальные места, но сейчас перед ним простиралась ровная, точно плоская доска, степь без конца и без края соединяющаяся с горизонтов где-то очень далеко впереди.

«Ну это даже интереснее… — подумал он осматриваясь. — А вот и, кажется, первый противник».

Перед Сонгом появился молодой практик в древних доспехах, и синем плаще, какие носили в древних гравюрах воины атолла человеческого влияния во время войн наследия. Лишь по лёгкой дымке, расходящейся от появившегося мастера, можно было понять, что он являлся воплощением тени, созданной какой-то мистической техникой внутри испытания боем.

Противник Сонга держал в руках тяжёлое копьё с широким наконечником в виде лепестка. Замерев на мгновенье, он осторожно поклонился молодому человеку перед собой и плавно перетёк в стойку.

Сонг оценив этот жест также коротко поклонился и извлёк из карманного пространства клинок.

— Что у него за хлам в руках? — поморщился один из эмиссаров, наблюдающих за полем боя. — С таким оружием далеко не уедешь.

Вал Гон, в этот момент непроизвольно нахмурился. Этого он действительно не учёл, ученик держал в руках довольно посредственный клинок и это могло плохо сказаться на результатах спора. Эмиссар мысленно выругался, он уже начал терять уверенность в том, что правильно поступил, решив устроить этот спор. Впрочем, к дьяволам всё, что случилось, то случилось. Этот паренёк уже несколько раз удивлял Вал Гона, и мужчина был почему-то уверен, что и сейчас он не подведёт. А если подведёт… что же, тогда он узнает, что значит гнев одного из сильнейших эмиссаров секты «Тёмной Души».

Тем временем сам Сонг внимательно следил за замершим противником. Воин направил на него копьё встав в устойчивую стойку и совершенно спокойно ожидал следующего действия от своего оппонента. Со всей очевидностью копейщик предпочитал защитный стиль боя, полагаясь на собственные стремительные контратаки.

— Ну раз так… — Сонг сделал шаг, за ним следующий. — Позвольте мне нанести первый удар.

Внутри него закрутился огненный вихрь, четвёртая революция Огненного бессмертного вспыхнула силой, соединяя Сонга со стихией пламени, земля под его ногами тут же вспыхнула, сгорая в ярком огне. После взятия четвёртой это впервые, когда он решился использовать её высвобождение в реальном бою. Несмотря на то что сами законы огня отставали от той же концепции времени, их мощь всё равно оставалась на достойном уровне, тем более под влиянием техники огненного бессмертного, значительно усиливающей их.

Жаркое пламя развернулось позади молодого человека, создавая некое подобие алого плаща, разворачивающегося за ним. Клинок описал круг и принял положение средней стойки. Противник Сонга продолжал спокойно следить за его приближением, лишь немного опустив копьё. Когда до призрачного воина в доспехах оставалось лишь пара десятков метров, парень с силой сделал выпад вперёд. Пылающий плащ за его спиной дрогнул и повинуясь движению точно приливная волна обрушился на копейщика, воздух завыл, под действием сотрясающих его духовных сил, лавина огня в буквальном смысле сорвалась с клинка Сонга, грозя утопить всю местность в жарком пламени.

«Огненное рассечение», — с силой произнёс он и тут же нанеся ещё три таких же последовательных удара, вливая в атаки прорву силы.

Воздух вспыхнул, поднимая вихри горячего воздуха в небеса искусственного мира испытания.

Ответное движение воина Сонг уловил за секунду до того, как шторм огня готов был снести его, превратив в горстку пепла. Взмахнув рукой, он сделал стремительный выпад копьём разрывая своим ударом сотканные молодым человека энергетические плетения «Огненного рассечения». Первый вихрь пламени разлетелся на мелкие искры, превратившись в красочный безобидный фейерверк, второй и третий постигла та же участь и лишь четвёртое рассечение добралось до врага. В последний момент он успел выставить какой-то барьер на основе всё той же силы способной развеять направленный на него энергетический удар, но пламя, в самый последний момент усиленное Сонгом, всё же по касательной умудрилось задеть его, подпалив полы синего плаща и обжигая открытые участки тела. Впервые с момента его появления в мире испытания лицо практика дрогнуло, он на мгновенье пришёл в замешательство, не ожидая, что его способность не сработает в должной мере.

В этот же миг Сонг, воспользовавшись тем, что противник на долю секунды потерял концентрацию, использовал всю доступную ему скорость и, оказавшись прямо перед ошарашенным воином, ударил по нему из нижней стойки. Пламя, всё ещё бушевавшее за его спиной, последовало за движением меча оставляя после себя, светящийся алым, полумесяц. Миг и защитная сущность практика вспыхнула, точно свечка, превращая его в оживший факел. Вся его сила уже оказалась неспособна развеять такую атаку вкупе с физическим ударом клинка. С шипящим звуком пламя опало, оставив после себя лишь догорающие искорки поверженного врага.

— Ну, это в любом случае самый слабый из воинов, — пожал плечами мастер возле Вал Гона. — Другие справились примерно за это же время. Давайте посмотрим, что будет дальше.

«Это очень похоже на испытание, что мне предложила когда-то гробница Синк», — Сонг наблюдал за тем, как стремительно излечивает свои раны земля внутри тренажёра. — «Предполагаю первый противник был самым слабым».

В подтверждении этого невдалеке появилась фигура следующего призрачного мастера. На этот раз им оказалась девушка с лёгким клинком и затянутыми в хвост тёмными волосами. Лёгкими изящными движениями она поклонилась Сонгу и выпрямившись отсалютовала ему мечом.

Парень с небольшим отставанием повторил её приветствие и в ту же секунду оказался вынужден отражать вихрь стремительных атак. Перед глазами молодого человека вспыхивали серебром невероятно быстрые удары оппонента, сыпавшиеся буквально отовсюду. В каждой атаке девушки содержалось такое количество концепции меча, что Сонг с большим трудом умудрялся парировать их при этом ощущая как его вокруг него с каждой секундой всё больше сужается круг из незримых клинков, нацеленных прямо в духовную сущность. При этом он прекрасно осознавал, что девушка даже близко не подобралась к пику собственного потенциала и просто играла сейчас с ним, гоняя самыми базовыми атаками.

«Множественные огненные спирали», — под ногами Сонга вспыхнула концепция огня и старый, казалось бы, забытый им навык, усиленный новым пониманием законов пламени и возросшей личной силой рванул в разные стороны разрушая всё, что находилось вокруг молодого человека в радиусе нескольких десятков метров.

Удары уничтожили безупречный вихрь атак призрачного мастера и Сонг с трудом, но смог разорвать дистанцию, вырвавшись из поднявшегося облака пыли и подготавливая сразу несколько рассечений для контратаки, вот только использовать заготовленные навыки не успел.

Вокруг девушки, прямо из земли, начали появляться тысячи клинков разных размеров и формы.

В главном тренировочном зале наблюдатели в этот момент дружно загудели. Большинство из присутствующих были неспособны добраться до второго этапа, но хорошо оказались наслышаны о мастере мечей. Эта атака считалась сильнейшим её ходом и то, что она решила использовать именно такую способность говорило о многом.

— Не думаю, что у этого малого есть шансы против этого хода старшей госпожи, — подал голос один из учеников.

— Твоя правда, брат, даже мне приходилось лишь однажды ощутить на себе всё мощь госпожи, она не оставила мен ни единого шанса, — со вздохом согласился с ним сосед.

— Погодите, ещё ничего не решено, — шикнул на них третий ученик. — Не отвлекайтесь!

В это же время Сонг понял, что даже усиленное кармическими связями «Поле клинков» просто не успеет сейчас отразить столь массированную атаку концепции меча, а сам он никак не сможет уйти с линии удара потому как сам удар оказался нацелен на всё в огромном радиусе действия. С шелестящим звуком клинки вырывались снизу, взрывая рыхлую землю и распространяя вокруг себя крайне плотную энергию законов меча.

«Раз против меня используют столь сокрушительную и массированную атаку стоит ответить тем же и посмотреть, чей навык окажется сильнее», — мелькнула в голове Сонга шальная мысль.

В следующее мгновенье с его клинка рвануло ввысь неудержимое тёмное пламя, сам он с головы до ног покрылся тьмой, а над его головой вдруг появилась столь же чернильная корона.

Вечное чёрное пламя! — рявкнул он с силой опуская клинок прямо перед собой, точно разрезая мир на две половинки.

В эту же секунду всё вокруг начало стремительно выцветать и терять яркость. Мир разделился на две половинки, идеальным разрезом пройдя по всему полю вызванных девушкой клинков, разрезав походя и самого призрачного мастера за миг до того. Пространство вокруг Сонга стало стремительно покрываться трещинами, и затем лопнуло, обнажив хаотическую изнанку внутри тренажёра. Все вызванные клинки девушки не выдержали распространения вечного пламени стремительно сгорали, а оппонент застыл на месте, медленно теряя чёткость и истлевая.

— Комбинация из законов времени, пламени и… странной силы? — пробормотал один из эмиссаров. — Кто-нибудь знает, что это такое?

— Поначалу я подумал, что это наследие Фир Болга, но нет, похоже, но не то, мастера времени никогда так не работали, — задумчиво подал голос другой эмиссар. — Эмиссар Вал Гон, может, вы объясните, что за силу использовал найденный вами ученик?

Сам Вал Гон с непониманием повернулся к вопрошающему, и, задумчиво ответил:

— Боюсь мне нечего вам сказать, этот молодой человек продолжает меня удивлять всё больше с каждым днём.

— Однако, теперь я понимаю, почему вы решились на этот спор, но не стоит недооценивать сильнейших учеников этого потока, я уверен, как минимум двое ничем не уступают вашему самородку, — понимающе кивнул эмиссар первым задавшим вопрос.

— Посмотрим, что будет дальше, — ответил, улыбаясь мужчина. — Всё-таки странная у него форма этого навыка. Зачем нужно это покрытие огнём и корона?

— Похоже, он просто не контролирует процесс превращения во время использования навыка и просто показывает своё истинную сущность, — вмешалась в разговор единственная девушка среди компании эмиссаров.

— Впечатляет, — задумчиво отозвался один из мастеров.

Тем временем Сонг наблюдал за тем, как разрушенное им пространство стремительно возвращает себе прошлый вид. Похоже, и второй раунд оказался за ним, хотя тот последний навык девушки, чем-то он напомнил ему собственное «Поле клинков» только состоящее исключительно из законов меча высокого порядка. Отчего-то он был уверен — если бы эта атака попала по нему, пришлось бы очень туго.

Вместе с излечиванием испытания Сонгу постепенно возвращался его изначальный облик, эффект от полного использования «Вечного чёрного пламени» начал постепенно сходить на нет.

«Итак, кто будет следующим противником?» — парень осмотрел пустое пространство вокруг себя, ожидая, когда появится его оппонент. — «Я и так потратил много сил только лишь на первых двух мастеров, как долго удастся сохранять такой темп и заканчивать бои одним движением?»

В это время, как обычно, в нескольких десятках метрах от Сонга появился его следующий противник и этим противником оказался… вулпи. Людолис, облачённый в обычный для этой расы просторный балахон, в отличие от предыдущих оппонентов сидел на земле и просто наблюдал за действиями Сонга. В его горящем алым светом взгляде ощущалась откровенная насмешка и пренебрежение.

Непроизвольно, где-то глубоко внутри юноши шевельнулось раздражение, в голову почему-то пришли те несколько стычек с демонами и причинами, почему он вообще оказался сейчас здесь, на этом месте. Сонг давно научился контролироваться собственный гнев, но сейчас ему, похоже, представилась замечательная возможность спустить свои истинные желания с поводка, продемонстрировав всем, что будет с теми, кто посмеет выступить против него.

— А вот и мастер элементов, — с улыбкой сказал один из эмиссаров. — Мне очень любопытно, как все ученики будут проходить это испытание, особенно это касается вашего дарования, мастер Вал Гон…

— Погоди, — прервал его другой эмиссар. — У это паренька в испытании сейчас происходит что-то странное.

Все обратили своё внимание на иллюзию демонстрирующею мир где происходило сражение Сонга. В ней парень медленно приближался к сидящему элементалисту. Но каждое его движение казалось неправильным. От его шагов мир испытания начинал прогибаться, точно сейчас внутри находился мастер высоких этапов. Пространство не выдерживало, трескаясь, точно хрупкий лёд во время очередного движения Сонга, но парень совершенно не обращал на это внимание. Его облик вновь изменился, вернув ему тёмную сущность, а корона над головой, казалось, стала даже больше.

— О-о-о, — протянул вулпи, когда Сонг подошёл к нему достаточно близко. — Нечасто увидишь в этой круговерти боёв кого-то с такой необычной линией крови. Знаешь, юноша, мои истинное воплощение прожило долгую жизнь, но это впервые, когда я встречаю что-то подобное. Тем интереснее будет сокрушить твои надежды и остановить столь победное шествие внутри испытания…

Сонг не стал дослушивать вулпи и просто ударил всем, что у него было. Он вложил в этот удар всю свою силу и злость, обрушив на ненавистную демонскую морду «Финальную форму Рассечения». На этот раз не было никаких фениксов, разрывающих небо или других впечатляющих эффектов. Просто всё что окружало Сонга в одну секунду, перестало существовать поглощённое и растерзанное сходящим с ума временем и пламенем. Вулпи поднял лапы, используя всю свою силу для отражения этого удара. Воздух перед ним колыхнулся, укрепляясь тысячами прочнейшими слоями, и через мгновенье разлетелся на ошмётки под действием рассечения, а ещё через секунду в морду лиса прилетел удар кулаком, усиленный «Вечным тёмным пламенем». Сонг, не видя ничего от ярости, опустился на колени и вколачивал в морду вулпи удар за ударом, вокруг них появился тёмный вихрь из энергии и духовной силы, которую с жадностью поглощало вечное тёмное пламя и корона молодого человека. Удары сыпались один за другим, превращая противника молодого человека в непонятный комок вяло отбивающегося тела.

В главном тренировочном зале стояла тишина, в которой отчётливо разносились хлёсткие частые удары Сонга. Наконец, так ничего и не сделав, вулпи начал медленно растворяться, оставляя после себя лишь светлые искорки силы и оставив опустошённого молодого человека с измочаленными в кровь руками стоять посреди абсолютной пустоты, в которую в очередной раз превратилась поле испытания.

— Мда-а, — наконец протянул эмиссар стоящий возле Вал Гона. — Неожиданно. Ладно посмотрим, как он проведёт следующий поединок, там уже будут ослабленные воплощения старших мастеров… Да и усильте вы, наконец, стабилизацию концепции пространства внутри испытаний, почему мы после каждого боя наблюдаем эту круговерть из хаотической изнанки!

— Слушаюсь господин, — тут же отозвался один из слуг, находившихся рядом.

Между тем Сонг продолжал стоять на коленях, смотря на то место, где совсем недавно находился демон. Почему-то после этой вспышке ярости он совсем не чувствовал себя лучше, наоборот, ему почему-то показалось, что так он сделал лишь хуже…

Глава 18

Тройка учеников, что проходили сейчас свои испытания вместе с Сонгом также быстро, хоть и не столь эффектно, справлялись с собственными противниками. Говорить о том, что у кого-то появилось существенное преимущество было нельзя. Все оппоненты за исключением вулпи-эллементалиста, для учеников оказались достаточно простыми. Впрочем, именно следующий противник должен кардинально изменить расклад.

— Что же, сейчас мы посмотрим действительно ли так сильны собравшиеся ученики, — произнесла женщина в тёмном ципао, а эмиссары возле неё согласно закивали.

— Старшие мастера, пускай и сильно ослабленные — это очень грозный противник. Чистой силой их задавить не получится, — согласился с ней Вал Гон. — Уверен с этого момента каждый шаг по пути будет для учеников настоящим подвигом. Ну что, вы всё ещё уверены в собственных ставках? Ха-ха. Стоит напомнить вам, уважаемые мастера, что из нашего спора выйти нельзя.

— Ты так уверен в своём кандидате мастер Вал Гон? — усмехнувшись, ответил ему один из эмиссаров. Мне кажется сейчас ему не до сражений. Возможно, последний бой даже пошатнул его уверенность в себе? Ты сам так не считаешь?

Он указал на застывшего на месте Сонга, всё ещё невидящим взором смотрящего куда-то в пустоту. Вал Гон нахмурился и ничего не сказал на это замечание, лишь только неопределённо повёл плечами и хмыкнул.

Тем временем Сонг, находясь в искусственном мире испытания, смотрел на собственные разбитые руки при этом пытаясь ощутить свой внутренний мир, находящийся сейчас в полном беспорядке. На короткий миг, во время той вспышки он прикоснулся к чему-то знакомому. Чему-то, что, казалось ему давно забытым. Всеми силами Сонг сейчас пытался сосредоточиться на этом чувстве, вернуть его и понять, что же такого почувствовал. Ему даже показалось на миг, что он стал значительно сильнее…

Сонг настолько сосредоточился на себе, что даже не заметил, как стремительно восстановилась вокруг него местность испытания и в сотни шагах появился следующий противник — сухой старик в широкой бамбуковой шляпе и посохом обитым железом. Он пару секунд удивлённо вглядывался в замершего молодого человека перед собой, после чего, покачав головой, неспешно начал приближаться. Несмотря на свою расслабленную позу любому внимательному практику было понятно, что старик максимально сосредоточен и готов к любой неожиданности.

— Тебя поразили внутренние демоны, ученик? — спросил он, когда до Сонга оставалось не больше десятка шагов. — Жаль, но я не могу дать тебе справится с ними, это просто не в моём характере.

Со следующим шагом вокруг мастера взвихрилась духовная энергия, подняв полы его простого плаща, а сам он, покрепче ухватив посох единым слитным движением, ударил вперёд, туда, где находился замерший Сонг. Парень, потеряв своё тёмное облачение, оставался стоять на коленях, не обращая внимания на атаку старика, лишь тёмная корона продолжала крутиться над его головой. Сила, вложенная в, казалось бы, простой удар старика оказалась настолько плотной, что без труда могла пробить даже самую прочную защиту сильнейших практиков пика этапа «Осознания». Благодаря содержащемуся в этой атаке невероятно высокому уровню концепции воздуха, уследить за ней даже практикам высоких этапов было крайне сложно.

Однако, за миг до того, как стремительный посох готов был обрушиться на Сонга парень изменил положение тела и без особого труда ушёл от атаки. С оглушительным взрывом посох ударил пустоту, и оставляя после себя светящийся след в воздухе, уходящий в невообразимую даль и говорящий о том, что даже укреплённая реальность испытания оказалась не до конца готова выдержать такую атаку.

— Хитрец, решил провести меня? — старик поудобнее перехватил оружие, разглядывая застывшего перед ним Сонга, который, казалось, не обращал на происходящее вокруг себя никакого внимания. — Раз так, позволь мне сразу весь прекратить этот фарс.

В это же время в зале Вал Гон замер, уставившись немигающим взглядом на иллюзии, где демонстрировался поединок Сонга. Стоящий возле него эмиссар с улыбкой прокомментировал:

— Ну надо же разозлить одного из древних патриархов, он сам напросился.

— Старика трудно разозлить, но чего он терпеть не может, так это всякие уловки, — согласился с ним другой мастер. — О, смотрите, один из претендентов уже проиграл, ну надо же.

Действительно, иллюзия одного из испытаний погасла и из него вышел ученик, с досадой почёсывая затылок. Он явно был сильно обескуражен тем, как так просто умудрился проиграть. То и дело парень оборачивался к проваленному испытанию силясь понять каким образом он оказался повержен.

— Ну ничего, ученик, ты добрался достаточно высоко, просто сражение с патриархами прошлого это не самая простая задача, — успокоил проигравшего один из эмиссаров, тот, кто и нашёл его в одном из тёмных миров.

— Да, мастер, я понимаю.

В это же время, в испытании боем Сонга, старик до этого напоминающий обычного нищего странника преобразился. Вокруг его фигуры закрутилась духовная энергия, распространяя вокруг себя пускай и ограниченную, но очень плотную силу, равную практически пику «Совершенства». Одеяния старика превратились в серебристую шелковую тунику, а обычный с виду посох преобразился в золотую тяжёлую Гуань Дао — алебарду с широким лезвием.

— Сминай! — рявкнул патриарх, с силой обрушивая своё оружие на Сонга.

Свет в испытании в момент удара померк, погружая всё в непроглядный мрак. Земля под молодым человеком покрылась миллионами трещин, уходящих на километры в разные стороны от места боя и через мгновенье взорвалась, поднимая в воздух тучу комьев грязи, перемешанной с остатками духовной силой, оставшейся после удара.

— Как такое возможно? — вырвалось через мгновенье у старика, когда он увидел стоящего перед ним Сонга всё так же с закрытыми глазами спокойно державшего двумя пальцами лезвие Гуань Дао.

— Как это возможно? — тот же вопрос прозвучал и среди эмиссаров, смотрящих за поединком. — Что это за сила такая? Вал Гон, ты понимаешь, как он это сделал?

Мастер Вал Гон лишь удивлённо пожал плечами, молча говоря, что и сам не в курсе происходящего. Глаза женщины в чёрном ципао заинтересованно блеснули, когда она проследила реакцию заносчивого эмиссара. Этот молодой человек внутри испытания стал ей ещё более интересен. Как и источник его загадочной силы. Она хорошо знала возможности патриарха пускай и серьёзно ослабленный. Обычный ученик никак не способен остановить его удар одной рукой.

Тем временем старик всматривался в юношу перед собой прекрасно видя, что тот всё ещё погружён в себя, при этом тот каким-то образом реагировал на его атаки и даже умудрился остановить «давление истинной силы», одно из самых сокрушительных движений доступных ему в этом виде.

— Хмпф, — раздражённо бросил патриарх и в следующий секунду взорвался силой. — К дьяволам всё, я сокрушу тебя наглый мальчишка!

Одним движением он разорвал пласты реальности возле себя и извлёк откуда-то из хаотического провала алый клинок, сотканный будто бы из самой крови. Схватив его за рукоять, старик тут же покрылся тысячами порезов, а из его ушей и глаза хлынула кровь — клинок, созданный из первоначального хаоса, тяжело держать даже Императорам чего уже говорить об ослабленном мастере, снизившем своё развитие до пика «Совершенства». Но хаотический клинок оставался хаотическим клинком даже при таких условиях.

Патриарх взмахнул мечом разбрызгивая в разные стороны эссенцию чистого хаоса, оставляющую после себя дыры в реальности. Ничто не являлось преградой этому оружию, способному резать даже ткань реальности.

— Почему пропала иллюзия?! Эй! — крикнул Вал Гон, смотря на пустое место, где должна была находиться иллюзия, демонстрирующая происходящее в мире Сонга.

— Расслабьтесь, мастер, — снисходительно ответил ему один из эмиссаров. — Патриарх создал алый клинок, ни одна иллюзия не может выдержать такого. Всё уже решено, ваш ученик проиграл.

— Ничего ещё не решено, — проворчал Вал Гон. — Пока он не вышел с поражением из испытания, ничего не решено.

Что же до самого патриарха, то он сейчас был сильно озадачен, впервые с начала поединка реакция Сонга на события вокруг него поменялась, старик ощутил необычную внутреннюю активность в теле молодого человека вместе с распространяющейся от него странной энергии, но сразу понять в чём конкретно заключалось появившееся отличие не смог, да и не захотел, полностью вкладывая себя в атаку, которая наносила ему каждый миг сильнейшие повреждения.

Сам Сонг в это же время наконец смог нащупать путь, к тому, что так долго искал. Находясь внутри собственного мира, он очутился перед десятком круглых печатей, с множеством глифов, горящих силой, вокруг них. Первая печать оказалась треснута, сразу несколько трещин пересекало её и с каждым мигом эти трещины всё больше расширялись и ширились. Парень хорошо помнил предупреждение Вэл Синка, но поделать ничего не мог, видя, как стремительно рассыпается одна из преград, служащая для него защитой.

Наконец, когда с отвратительным хрустящим звуком, печать окончательно рассыпалась, Сонга накрыл вихрь из мелькающих непонятных образов. Голова вспыхнула нестерпимой болью, внутренний мир молодого человека наполнился духовной силой, сминающая все преграды энергия накрыла его с головой. Никогда ещё до этого Сонг не чувствовал такой боли. У него появилось чувство, что его сознание раздвоилось, словно он ощущал всё сразу с двух точек зрения. Развитие пика «Восхождение», наполненное огромным количеством энергии, скакнуло ввысь, сминая малу преграду и ударяясь о «стены» последнего бастиона, закрывающего путь к этапу «Осознания». Для всех практиков разрушение последнего бастиона являлось вызовом, для Сонга же это стало вынужденным решением. Силе оказалось всё равно, на каком этапе молодой человек находился, и она бы просто разорвала его, если бы он не направил её на уничтожение последнего бастиона.

Перед внутренним взглядом Сонга появился огромный шар, состоящий тёмного огня опутанный нитями кармы и времени. Миг и он стал больше, натянув нити кармы, ещё миг и время распространилось по всей поверхности шара создавая на нём светлые прожилки. Внезапное понимание озарило Сонга — это моя духовная сила, мой собственный внутренний мир, основа силы любого практика. Она, точно сердце, сокращалось, с каждым новым биением расширяясь и увеличиваясь в размерах. Этап «Осознания» являлся этапом, когда практик понимал природу своей силы и то, что она из себя представляла — кровью и сердцем любого практика боевых искусств. Духовная энергия есть одно целое с человеком, как и сам человек есть энергия, эти два понятия неотделимы и едины друг перед другом.

Сонг ощутил, как последняя преграда рухнула и он ступил на этап «Осознания», ещё миг и основа этапа начал стремительно укрепляться под действием энергии выделяемой после разрушения печати. В голове молодого человека с огромной скоростью мелькали непонятные ему образы, сколько бы он ни вглядывался, не силился понять, эти образы ускользали от него. Лишь в конце, он почувствовал печаль, гнев и… смирение. Последний образ оказался наиболее долгим из-за чего он сумел уловить его — идущий по звёздной пустоте человек, весело и бесстрашно улыбающийся самой пустоте. Каждый его шаг изменяет миры. Каждый его шаг — это миллионы смертей и миллионы рождений. Каждый его шаг создаёт само время. Каждый его шаг зажигает солнца.

В это же время в мире испытания патриарх стремительно опустил клинок на Сонга, ощущая, как тот разрывает на части воздух и превращает его в ничто. Пространство всколыхнулось, бросившись прямо на меч, сила молодого человека перед стариком вспыхнула такой мощью, что патриарх непроизвольно зажмурил глаза, спасаясь от ослепления, и тут же почувствовал, как его в тело врезается стена. Алый клинок в его правой руке протестующе завыл. Открыв глаза, старик столкнулся взглядом с Сонгом, который каким-то образом уже поднялся с колен и каким-то образом играючи отклонил удар алого клинка. Вот только в этом взгляде не было разума мальчишки. На патриарха смотрела смерть.

Сонг или тот, кто управлял им медленно, не торопясь поднял руку, и сделал движение подобно тому, как сминают бумагу. В эту же секунду патриарх перестал существовать, духовное тело, созданное испытанием, разлетелось на множество искорок, осыпавшихся к ногам молодого человека.

В это же время иллюзия вновь начала демонстрировать эмиссарам и собравшимся ученикам поле боя Сонга.

— Проклятье, что там произошло? Он что победил старика, использовавшего алый клинок? Как такое возможно?

Стоящий за спинами собравшихся верховный старейшина секты «Тёмной Души», до этого момента никем не замеченный вдруг вмешался в разговор эмиссаров:

— Мастер Вал Гон, признаюсь честно, ваш ученик действительно способен удивить, я знаю лишь с десяток случаев, когда старшего патриарха побеждало молодое поколение после извлечения алого клинка. Позвольте поздравить вас с отличной находкой.

Несколько секунд эмиссары, удивлённые появлением старейшины, молчали. После чего дружно почтительно поклонились.

— Верховный старейшина, пока ещё исход спора неясен, — возразил один из эмиссаров. — Два других ученика тоже прошли свои испытания, хоть против них и не применялся алый клинок.

— Конечно, давайте подождём, — с улыбкой кивнул старейшина. — Но уже сейчас я могу сказать, что этот рейс к тёмным мирам для нашей секты обернулся большой удачей.

Глава 19

— Уважаемый верховный старейшина желает также сделать ставку? — Вал Гон с улыбкой подошёл к появившемуся старейшине.

— Почему бы и нет, эмиссар, — кивнул тот. — Пожалуй, я поставлю на вашего ученика. В противовес другим ставкам, так сказать.

— Ох-хо-хо, обещаю, вы не пожалеете уважаемый верховный старейшина. Мой ученик сделает всё от него зависящее, чтобы выиграть этот спор.

— Буду смотреть с большим интересом, мастер. С большим интересом. В том числе и за тем, как себя будут проявлять другие ученики. Как старейшине мне это очень любопытно.

Старик обратил свой взгляд на иллюзию, демонстрирующую происходящее сейчас в испытании и с большим любопытством осмотрел застывшего на одном месте Сонга. В глазах старейшины мелькнуло и тут же пропало странное выражение.

— Позвольте спросить, мастер Вал Гон, — наконец спросил он у эмиссара.

— Ммм, да старейшина? — осторожно ответил тот, склоняясь к старику.

— Какое развитие было у младшего, когда он входил земли испытания?

— Насколько я помню, средний этап «Восхождения», уважаемый.

— Тогда почему я сейчас ощущаю силу практика этапа «Осознания»? — вдруг спросил старик и кивнул в сторону иллюзии.

— Что? — собравшиеся эмиссары обратили взгляды на молодого человека, только что закончившего свой бой, действительно ощущая мощь практика этапа «Осознания».

— Он что же это, получается, прорвался во время предыдущего боя? — озадаченно спросила вслух женщина в чёрном, этот паренёк всё больше начинал её интриговать.

Тем временем сам Сонг застыл недвижной статуей посреди стремительно восстанавливающегося после прошлого сражения испытания. Вокруг него медленно в тугой комок закручивалась собственная сила. Сейчас, в собственном внутреннем мире парень всеми силами пытался сдержать рвущуюся наружу энергию, появившуюся после разрушения печати. Направляя её на укрепление своей основы, ставшей в мгновение ока невероятно шаткой от такого стремительного скачка развития. К сожалению, это полностью отрезало Сонга от реальности, где он сейчас должен был сражаться с сильнейшими мастерами. Парень всеми силами старался управиться с, казалось бы, бесконечным потоком силы и лишь краешком сознания ощущал, что снаружи, в реальном мире происходило что-то странное. Каждую минуту он ожидал, удара, который выбьет его из этого странного состояния сосредоточенности и нарушит сосредоточенность, но время шло, а ничего не происходило. Ему давали шанс? Нет, определённо, даже такая сильная секта, как «Тёмная душа» не станет заниматься подобным. Поэтому Сонгу оставалось только продолжать с бешеной скоростью распределять потоки энергии, рвущиеся наружу и способные в одно мгновенья разорвать его на части. Укрепление основы, усиление совершенствования энергии и значительное укрепление совершенствования тела.

Тем временем в мире испытания в сотне метров от Сонга появился следующий его противник. На этот раз появление нового оппонента несколько отличалось от того, что происходило обычно. Прямо в воздухе испытания появился разрыв, из которого неторопливо вышел молодо выглядевший человек с гибким копьём. Осмотревшись, он заметил присутствие замершего на месте Сонга, всё так же надвигающегося с чёрной короной над головой. Выгнув бровь, мужчина внимательно пригляделся к своему противнику, после чего усмехнулся и уверенно сделал шаг вперёд. Каким-то невероятным образом этот шаг переместил его за спину Сонга и в ту же секунду он атаковал. Уследить за градом ударов, обрушившихся на застывшего юношу, оказалось совершенно невозможно. Ввысь взметнулась пыль вперемежку с концепцией разрушения, которая превращала любую материю в небытие за считаные мгновенья.

— Узнаю стиль боя третьего патриарха, — улыбнулся Верховный Старейшина. — Хотя он и никогда и не считался действительно сильнейшим воином его понимание концепции разрушения позволило нам создать земли страха на границе нашей территории. Боюсь, на этот раз жребий выпал на самого неудобного для этих учеников противника.

— Согласен с вам Верховный, — тут же кивнул Вал Гон. — О, а вот и второй проигравший. Получается, теперь остались лишь двое? Мой ученик и твой, я правильно понимаю? — Мужчина посмотрел на эмиссара, стоящего неподалёку, из-за чего у того, даже несмотря на всю многовековую выдержку, непроизвольно дёрнулся глаз. Зло глянув на Вал Гона, эмиссар едко ответил:

— За своего ученика беспокойся. Обрати внимание, парень почти проиграл, он даже толком не отвечает на выпады патриарха.

Конечно, это была откровенная провокация, сейчас никто из присутствующих, пожалуй, за исключением Великого старейшины не был способен проникнуться собственным восприятием через пелену пыли, наполненной опасной концентрацией законов разрушения. Сам Великий старейшина предпочитал молча наблюдать за боем, лишь загадочно и немного рассеянно улыбаясь.

— Посмотрим, мастер, посмотрим, — отозвался на это Вал Гон и, повернулся к иллюзорному изображению полей боя испытаний, на которых сейчас сражалось двое учеников.

Между тем, почти всё пространство испытания, где сражался Сонг, наполнилось концепцией разрушения. Время от времени внутри поднявшейся пылевой бури появлялись вспышки сталкивающихся ударов двух противников. Патриарх безостановочно атаковал Сонга гибким копьём, не оставляя тому даже небольшой возможности на контратаку. Однако по какой-то причине молодой человек продолжал держаться и судя по тому, сколько из него изливалось духовной силы, он не слабел, а становился сильнее. За всё свою долгую жизнь патриарх, а точнее, его точное воплощение впервые встречалось с практиком, что во время боя не тратил, а создавал духовную энергию, да ещё и в таком количестве и настолько чистую, что впору использовать её для собственного возвышения… И чем дольше патриарх сражался со своим противником, тем страннее ему становилось. В какой-то момент у него даже появились сомнения в собственном успехе, а это уже о многом говорило.

«Его движения слишком прямолинейны и быстры. Похоже, сам ученик потерял сознание, а тело при поддержке какого-то духа-защитника само защищает себя, используя рефлексы и реагируя на каждое моё движение. Любопытно. Но раз уж всё зашло так далеко, пора прекращать эти детские игры», — наконец подумал патриарх во время несколько вдохов и непрекращающегося шквала атак.

Мастер-патриарх взорвался духовной силой, что без труда закрутила поднятую в воздухе пыль, превращая её самый настоящий торнадо. Пускай воплощение Патриарха и было ограничено развитием начального этапа «Совершенства», он всё ещё оставался одним из сильнейших экспертов, некогда живших в секте «Тёмной Души». Его копью поднялось в среднюю позицию, а сам молодой мужчина вдруг улыбнулся радостной улыбкой — ему нечасто доводилось сражаться с достойными противниками, и, этот парень, пускай и находясь сейчас без сознания, несомненно, таковым являлся.

«Мир на кончике копья», — чеканя каждую букву, произнёс мастер и одновременно с этим сделал выпад вперёд, прямо в замершего на месте Сонга.

В это же время сам Сонг, находясь в собственном внутреннем мире отчётливо почувствовал приближение опасности, впервые с того момента, как оказался перед разрушенной печатью.

«Проклятье! Сила продолжает хлестать из разрушенной печати, и, если оставить всё как есть, меня просто разорвёт изнутри или серьёзно повредит развитие», — Сонг мысленно выругался, пытаясь ощутить, что происходит снаружи, однако из-за увеличивающегося давления силы сделать это так и не сумел.

Снаружи Патриарх начал свою атаку. Копьё вспыхнуло ярким светом, а в следующую секунду на мир испытание обрушился настоящий энергетический шквал, Каждый шаг патриарха создавал сотрясение испытание, каждое движение провоцировало ураганы и бури. Кончик копья уже не слепил, он изменял саму реальность, расслаивая её на небольшие пласты дао, небесных законов и концепций, точно она являлась каким-то пирогом. В этот же миг Сонг изменился, за спиной молодого человека появилось бело крыло, сотканное из духовной силы, а корона над головой с противным звенящим звуком разлетелась на мелкие осколки. Его форма всё ещё была далека от той, что использовалась против дьявольского принца, но, всё же, отдалённо несла тот же самый отпечаток силы. Одновременно с этим в руках Сонга вдруг появились блёклые воплощения парных клинков, а сам он рванул вперёд прямо к приближающемуся патриарху.

— О, как интересно, — молчавший некоторое время Великий Старейшина неожиданно заговорил.

— Что-такое, мастер, что вы видите? — нетерпеливо спросил Вал Гон.

После того как был применён «Мир на кончике копья», группа эмиссаров окончательно перестала видеть и ощущать происходящее внутри испытания.

— В том-то и проблема, что я ничего не вижу, — с улыбкой ответил старейшина. — Что у одного, что у другого кандидата. Они оба спровоцировали патриарха на использование «Мира на кончике копья», одно из базовых, но при этом сильнейших его движений. Какие удивительные молодые люди. После поединков, приведите ко мне обоих.

— Слушаюсь, Верховный старейшина.

В момент столкновения призрачных парных клинков и копья Патрирах мир внутри испытания, даже укреплённый по приказу эмиссаров, просто перестал существовать, не выдержав буйства энергий в нём. Благодаря тому, что все тренажёры защищались с помощью духовной мощи центральных узлов корабля, испытание выдержало этот шторм, однако всё, что находилось внутри, превратилось в первородную духовную энергию. Патриарх отбросил всякую гордость черпал все доступные ему силы из разлитой повсюду чистой энергии. Его сокрушительные удары сыпались, точно звездопад, сминая и разрушая реальность. В центре бушующего шторма стоял молодой человек с парными клинками и изливал из себя мощь такого же порядка, что и патриарх. Каждый взмах белого и чёрного меча сопровождался выплеском такого количества энергии, что сотрясалось само основание тренажёра. Время, пространство, тьма, свет, энтропия и рождение всё это закручивалось в тугой комок энергии, готовой уничтожать всё вокруг себя.

— Да кто ты такой?! — выкрикнул патриарх, собирая вокруг себя всё больше сил, он уже давно не сдерживался и с каждой атакой выкладывался сильнее, но загадочный ученик перед ним, такое ощущение, совершенно не обращал на это внимание.

«Это уже выходит за все разумные границы. Парень сражается силами намного выше границ „Совершенства“ и „Единства“. Уверен, что даже не каждому мастеру „Предела“ доступна подобная мощь, а ещё эти клинки кровавого клана, откуда они у него, и почему они настолько сильны?»

В это же время он заметил, как за спиной Сонга неспешно удлиняется и становится реальнее необычное крыло. Миг и вот он уже почувствовал, как пространство стремительно сжимается, заключая его в свои объятия. Повинуясь движению молодого человека, реальность в очередной раз смялась, сминая вместе с собой и самого Патриарх.

— Не позволю, — с раздражением пробормотал тот и, собрав вокруг себя всю доступную мощь, разбил готовящуюся западню. — Ну же, давай! — рявкнул он, бросившись вперёд.

За спиной патриарха появились сразу несколько тёмных сфер разрушения, закрутившихся вокруг него, а сам мужчина бросился вперёд, концентрируя на кончике копья всю доступную ему силу.

В этот же момент за спиной Сонга появились сразу десяток чёрных шаров из концентрированного «Вечного тёмного пламени». Взмахнув клинками, он рванул навстречу своему противнику.

За мгновенье до того, как противники должны были встретиться чёрные сферы Патриарха взорвались всепоглощающей энергией, накрывая всё вокруг себя тиранической силой, уничтожающей любое до чего она могла дотянуться. Шары «Вечного тёмного пламени» ударили на мгновенье позже, взорвавшись сотнями тысяч игл и поглощая всю энергию, до которой могли дотянуться. Патриарха буквально изрешетило вихрем этих игл в мгновенье ока превращая в энергетическую пыль, из которой тот и был создан. Однако и Сонгу тоже досталось. Хранитель испытания оказался дезориентирован лишь какие-то мгновения во время столкновения, но этого хватило, чтобы молодого человека задела одна из волн концепции разрушения, созданных чёрными сферами патриарха. Призрачное крыло приняло на себя основной удар, но полностью поглотить его не сумело, молодого человека ударило с такой силой, что в мгновенье ока сразу несколько рёбер оказались переломаны, а левая рука повисла бесчувственной плетью вдоль тела. Этот удар и последовавшая за ним боль вырвали, наконец, Сонга из объятий внутреннего мира вернув его в сознание.

— Кха, проклятье, как же жжёт, — парень практически сразу почувствовал сильную боль от переполнявшей его внутренний мир духовной силы.

Он поднял правую руку, вторая почему-то отказывалась ему подчиняться и прикоснулся ею к груди. Похоже, он всё-таки успел. Сила печати хоть и не полностью, но всё же оказалась усвоена им, остатки уже не были способны как-то ему навредить, хотя боль от них, конечно, ощущалась серьёзная.

Наконец, Сонг смог немного осмотрелся вокруг. Но сколько бы ни вертел головой, понять, где он оказался, не получалось. После этого он перевёл взгляд на раненую руку. На ходу оценить, насколько всё плохо не получалось, но один только тот факт, что все внутренние каналы оказались в хаосе, говорило о многом.

«Похоже, всё это время кто-то или что-то управляло его телом? И этот кто-то почему-то не справился?» — подумал он, пытаясь хоть как-то временно приуменьшить боль, которая мешала ему сосредоточиться. — «А где мой противник? Проиграл?»

— Итак, я объявляю наш спор завершённым! — в это же время снаружи радостно крикнул Вал Гон, когда увидел, как из одного из испытаний выходит последний потрёпанный ученик. — Мой подопечный победил, и ваши ставки не сыграли.

Кислые лица и раздражённые взгляды были ему ответом.

— Надеюсь, ко мне у вас нет претензий? Всё было в рамках оговорённых правил, — с улыбкой добавил он. — Слуги, выпустите ученика Сонга из его испытания.

— Погоди немного эмиссар, — вдруг вмешался Верховный Старейшина со всё той же добродушной. — Из-за способностей третьего патриарха нам так и не удалось нормально посмотреть бой ученика. Позвольте насладиться следующим поединком. Пускай останется ещё на некоторое время внутри.

— Хм-м, как пожелает старейшина. Но вы же понимаете, что следующий противника никогда не побеждал ни один ученик? А мой подопечный ранен.

— Конечно, тем интереснее будет посмотреть на то, какие решения он будет использовать, — кивнул Верховный, в очередной раз странно посмотрев на застывшего посреди пустоты Сонга. — Мне бы хотелось увидеть их поединок.

— Как пожелает мастер, — кивнул Вал Гон.

Глава 20

— Мне кажется, что ученик может нанести себе внутренние травмы, если продолжит бой, — в разговор Вал Гона и Верховного старейшины вмешалась женщина в чёрном платье-ципао.

Великий старейшина с раздражением взглянул на женщину.

— Не вижу ничего страшного, дух-защитник испытания всё ещё на месте и защитит ученика, если тому будет угрожать какая-то опасность, — ответил наконец старик.

— Великий старейшина, у него сломана одна из рук, а все духовные каналы находятся в полном хаосе, если бой продолжится вы можете потерять с таким трудом найденного ученика. Мастер Вал Гон, как человек, взявший на себя ответственность за своего подопечного, прошу вас прекратить испытание, — не сдавалась женщина.

Эмиссары, стоящие сейчас неподалёку, с беспокойством начали переглядываться между собой, перечить словам Великого старейшины, являющегося главным в этой экспедиции, было не принято, однако эта женщина была одной из немногих, кто мог себе это позволить.

— Мастер Вал Гон? — с нажимом повторила она ещё раз.

— Да-да, — на лице мастера стали заметны бисеринки пота, на миг он оказался меж двух огней. — Великий старейшина, я вынужден согласиться с госпожой Фан. У ученика сейчас слишком много повреждений, чтобы продолжить сражение.

— Я понимаю, — с улыбкой кивнул старик, хотя многие эмиссары отлично ощущали, насколько Великий старейшина недоволен происходящим. — Мастер Вал Гон и другие, не забудьте, что пригласил всех участников этого маленького пари к себе. Мне бы хотелось поговорить с этими учениками. Пусть пока восстанавливаются и приходят ко мне, скажем, послезавтра. Да послезавтра определённо хороший день.

— Хорошо Великий старейшина, — Вал Гон и стоящие возле него эмиссары почтительно поклонились.

— Напоминаю, что уже через пять дней корабль должен прибыть к центральным мирам и достигнуть места назначения, к этому времени прошу составить списки всех собранных вами учеников.

С этими словами старик развернулся и неспешным шагом отправился к выходу. Присутствующие молча проследили за ним, не смея выдохнуть, каждый из стоящих мастеров ощущал, что старик остался недоволен и понимал, что это неизбежно выльется во что-то плохое. Единственная кто оставался спокойной это женщина в чёрном, он лишь едва заметно усмехнулась в спину старику и обратился к одному из слуг, находящихся поблизости.

— Завершайте испытание и направьте ученика в лазарет.

— Да, госпожа.

В это же время к женщине подошёл Вал Гон.

— Госпожа Фан, Великий старейшина никогда не забывает обид, вы зря решили ему перечить из-за какого-то ученика, — заметил он.

— Если уж говорить начистоту, то это твоя работа Вал Гон. А за меня не беспокойся, Великий старейшина не зря был сослан после ссоры с моей семьёй сюда управлять этим кораблём. Мне даже интересно, как он решит мне это «припомнить».

Она усмехнулась, мысленно представив, как старик пытается ей отомстить.

— Ну хорошо, — понимающе кивнул мужчина после чего обернулся к начавшим уже уходить эмиссарам. — Уважаемые мастера, прошу всех, кто ставил на проигрыш ученика, которого я нашёл передать сюда сокровища, участвующие в качестве ставки. Думаю, никому из вас не нужно напоминать о честности? Если, вдруг, кто-то забыл, какую ставку использовал, я взял на себя смелость запечатлеть этот момент в иллюзии.

Повсюду послышались раздражённые перешёптывания, Вал Гон всё продумал и на всякий случай даже умудрился запечатлеть сделанные ставки других эмиссаров. Многие из мастеров кидали взгляды полные ненависти не на ушлого эмиссара, а на ученика, сделавшего их за каких-то несколько часов значительно беднее. Даже ученикам плохо знакомым со всей ситуацией стало очевидно, что Сонгу, находящемуся сейчас внутри испытания предстоят непростые времена.

Возвращение в реальный мир для самого Сонга стало неожиданностью, за секунду до этого перед ним появился следующий противник — мечник, вооружённый изогнутым лёгким клинком. Парень ещё успел ощутить подавляющую мощь оппонента и столь плотную духовную силу, что, казалось, сам воздух вокруг него дрожал. Стало очевидно, что в текущем состоянии ему никаким образом не победить этого человека.

Мгновенье и вот Сонг уже стоит в зале тренажёров под скрещенными взглядами сотен людей, собравшихся посмотреть за поединками учеников. После искусственного мира реальность даже на несколько мгновений ослепила его.

— И каков результат? — наконец, спросил Сонг в полнейшей тишине.

— Ты выиграл, ученик! — тут же возле молодого человека появился радостный Вал Гон. — Полностью оправдал все мои ожидания, возложенные на тебя. В знак благодарности сам Верховный старейшина захотел увидеться с тобой, как и с другими учениками, проходившими испытания. Послезавтра, как приведёшь себя в порядок, приходи ко мне, я проведу тебя к нему в покои.

— Да мастер, — Сонг почтительно поклонился, гадая, зачем он мог понадобиться Великому старейшине.

К Сонгу и Вал Гону подошла женщина в чёрном, она с улыбкой кивнула молодому человеку и кивком указала на слугу, стоящего возле:

— Мастер Сонг, этот слуга направит вас в лазарет, ваши духовные каналы сейчас находятся в полном беспорядке, а рука, судя, по тому, что я вижу сломана в нескольких местах. Конечно, вы и сами вполне способны излечить такие незначительные раны, но, всё же, так будет куда быстрее. У нас здесь находятся несколько мастеров концепции жизни и множество целебных сокровищ, что ускорят ваше восстановление.

Сонг припомнил, что ещё с момента, когда он сумел стать первым учеником внешнего двора, у него находилось довольно редкое лекарственное средство, но раз лечение брала на себя секта, то почему бы этим и не воспользоваться?

— Благодарю старшую, — он почтительно поклонился женщине и взглянув ещё раз на радостного Вал Гона мысленно пообещал себя поговорить с этой женщиной позже с глазу на глаз.

Как бы ни произошло то, что он больше всего опасался — эмиссар захочет впредь и дальше обогащаться за его счёт. Стать его личным бойцом для ставок? Это… нисколько не входило в планы Сонга.

Слуга действительно проводил его в лазарет корабля, где уже находились другие ученики, участвовавшие с ним в соревновании. Когда Сонг вошёл в помещение седоволосый мужчина, хлопотавший сейчас над одним из этих учеников, не глядя бросил:

— Пока присядь вон там, на один из стульев, сейчас закончу и займусь тобой.

— Хорошо, мастер, — Сонг посмотрел в глаза ученику, над которым сейчас корпел эксперт концепции жизни и мысленно улыбнулся, когда тот, не выдержав, отвёл свой взгляд.

Другие ученики, сейчас отдыхающие на циновках возле мастера, также пытались не смотреть ему в глаза, старательно отводя свои взгляды. Даже тот ученик, что во время прошлой встречи не двусмысленно намекал на то, что является тем, кто организовал все эти преследования Сонга и учеников из его бывшей секты, даже он выглядел угрюмо и смотрел в одну точку.

«Возможно, я, всё-таки закончил с этим преследованием», — рассеянно подумал он, наблюдая за тем, как работает седой практики над одним из учеников. — «В этой комнате очень плотная духовная энергия, насыщенная законами жизни, думаю будет нелишним побыть здесь чуть дольше».

Наконец, спустя около десяти минут наступила очередь Сонга.

— Садись и старайся не двигаться, — сказал мужчина, создавая в руках клубок из перемешанной концепции жизни вперемежку с законами молнии. — Может быть, немного больно, но ты же практик боевых искусств? Предполагаю, что легко сумеешь справиться с этим.

Мастер концепции жизни не врал, боль действительно пришла, да ещё какая. Первые несколько мгновений Сонгу показалось, что все его внутренности сминают и перемешивают. Впрочем, уж что что, а терпеть боль он был научен. Мастер начал водить руками над телом Сонга вводя в него огромное количество концепции жизни. Руку удалось излечить буквально за несколько минут, другое дело духовные каналы. К ним Сонг бы не допустил никого, слишком уж важны они были для любого воина, практикующего боевые искусства. Благо мужчина и не попытался этого делать. Он лишь сказал:

— Ваши духовные каналы в хаосе, ученик. Если не привести их в порядок, можете серьёзно повредить своё развитие, займитесь этим как можно раньше и не затягивайте.

— Да, мастер.

— Можете пока воспользоваться одной из циновок, в лазарете высокая концентрация законов жизни, это облегчи ваше восстановление, заодно сможете попытаться чуть привести в порядок вашу энергетику. Руку я вам излечил, однако ближайшие дни всё же лучше не использовать её в тренировках. Это понятно?

— Более чем, мастер.

Ну раз так, то я займусь своими делами. Если вдруг возникнут проблемы или вопросы вы всегда можете найти меня здесь. А теперь отдыхайте.

Сонг направился на одну из циновок и осмотрев всё так же не обращающих на него учеников, уселся в позу лотоса и принялся за приведение в порядок своего тела. А вот с этим возникли как раз первые серьёзные проблемы. Энергетика оказалась в таком плачевном состоянии не только из-за проведённого боя, но и прежде всего из-за стремительного подъёма развития Сонга. Сейчас он впервые осознал, что без особого труда преодолел сложнейший бастион этапа «Восхождения» и прорвался к этапу «Осознания», мгновенно став несколько раз сильнее. Духовные каналы просто не успели должным образом перестроиться из-за чего во время использования духовной силы возникла проблема распределения энергии…

«Да, тут предстоит очень много работы. Хотя и укрепил своё основание как мог, это в любом случае не уберегло меня от травм. Придётся потратить очень много времени, чтобы привести себя в порядок», — подумал Сонг, погружаясь восприятием в собственное тело. — «Что же, чем раньше начну, тем быстрее закончу».

Молодой человек просидел недвижный в лазарете астрального корабля несколько часов, постепенно восстанавливая циркуляцию духовной энергии внутри своего тела. Медленно и кропотливо он восстанавливал духовные каналы, выправляя и распутывая их. Когда стало понятно, что основные моменты он исправил, Сонг смог выдохнуть. Поднявшись на ноги, Сонг отправился домой. Теперь ему не одну неделю придётся всё восстанавливать, но самое важное и то, что требовалось восстановить как можно быстрее он сделал. Лишь на выходе он всё-таки ощутил на себе взгляд, нёсший в себе толику жажды крови. Обернувшись, он встретился взглядом с самым задиристым учеником и не удержавшись вопросительно посмотрел на него, при этом не скрывая откровенную насмешку. Поняв, что его поймали с поличным, парень постарался тут же спрятать взгляд, явно не желая идти на конфликт. Сонг мысленно покачал головой, удивляясь такой реакции, ну выиграл и выиграл спор, почему этот ученик стал так его опасаться всё равно оставалось непонятным.

Весь оставшийся день и часть следующего Сонг пробыл дома, занимаясь постоянно медитаций и самовосстановлением, даже не прерываясь на сон и еду. Лишь следующим вечером, он, наконец, позволил себе оторваться от практики и немного поспать. Когда наступило «долгожданное» послезавтра к дому Сонга был отправлен слуга Вал Гона. Дежурно поинтересовавшись здоровьем, слуга напомнил, что пришло время встретиться с Великим старейшиной и попросил следовать за ним. Молодому человеку ничего не оставалось, как сделать это.

Сам Великий старейшина жил, в самой охраняемой части корабля, карманные пространства, предназначенные для старших офицеров корабля и особых гостей. Пожалуй, назвать эти места роскошными это ничего не сказать, даже по сравнению с отсеками, предназначенными для эмиссаров то, что увидел Сонг, не шло ни в какое сравнение. Кажется, это называлось «каскадным дворцом». Огромный дворцовый комплекс, поднимающийся в вышину, теряющуюся где-то за облаками. Зачем такая махина была нужна одному человеку Сонг в толк взять не могу, тем более что большинство мастеров боевых искусств являлись по своей природе аскетами, и не сильно обращали внимание на внешние атрибуты. Вероятно, самым большим исключением здесь являлся мастер Вал Гон, но Сонг считал это скорее исключением из правила.

— Мастер Сонг, Великий старейшина уже ждёт, пройдёмте, — слуга напомнил ему о своём существовании и указал на главные врата, ведущие внутрь дворцового комплекса.

«Что-то у меня не самые хорошие предчувствия от всего этого», — подумал парень, вглядываясь в вышину, туда, где терялись в облаках пагоды колоссального дворца старейшины. — «Думаю, лучше держать парные клинки поближе. Так, на всякий случай».

Глава 21

Обитель Великого старейшины оказалось не где-нибудь, а на вершине выстроенного дворцового комплекса и путь туда занял у Сонга и слуги продолжительное время. Так до конца и не восстановившись после своих поединков, молодой человек с некоторым трудом преодолел этот путь и, уже находясь перед дверью обители Великого старейшины, с раздражением понял, что старик просто специально заставил его преодолеть весь этот путь. Возможно, исключительно ради того, чтобы лишний раз подчеркнуть статус Сонга, но, скорее всего, для того, чтобы проверить границы его выносливости. А то и всё вместе одновременно. В любом случае, молодой человек не строил каких-то особых иллюзий насчёт встречи с Великим старейшиной, похоже, старому лису от него что-то было нужно, и сам молодой человек предпочёл бы не оказываться в поле его зрения.

— Проходите, уважаемый Великий старейшина ждёт вас внутри, — слуга поклонился и указал на дверь обители. — Я подожду вас здесь, чтобы проводить после аудиенции к выходу.

— Благодарю, — кивнул Сонг и с усилием толкнул двухстворчатую дверь, оказавшуюся даже несмотря на его развитие «Осознания» тяжеленной.

«Обитель» внутри оказалась самой обычной комнатой для медитаций. Небольшое возвышение, на котором по кругу были расположены с десяток курительниц, насыщенная духовной энергией атмосфера и сидящий одинокой старик посередине этого возвышения.

— Заходи ученик, не бойся, — прозвучал глубокий голос старейшины.

Сонг подавил небольшую вспышку раздражение, вызванной таким простым и глупым способом манипуляции, и приблизился к возвышению

— Ученик Сонг приветствует Великого старейшину, — поклонился он. — Вы хотели меня видеть старший?

— Да-да, погоди минутку, я закончу, — ответил старик и погрузился в молчание.

Молодому человеку ничего не оставалось, как замерев на месте ожидать старейшину. Тот же особо не торопился, спокойно продолжая медитировать. Минуты текли одна за другой, становилось понятно, что старейшина и не собирался возвращаться в реальный мир.

«В медитации модно просидеть несколько суток, этот старик продолжает испытывать моё терпение?» — Сонг посмотрел на сухое тело старейшины, что застыл в позе лотоса на возвышение и мысленно усмехнулся. — «Что же, возможно, мне то же стоит стать чуточку наглее. В конце концов, здесь очень плотная духовная энергия, грех этим не воспользоваться».

Он полностью расслабился и без особого труда вошёл в медитативное состояние. Конечно, не находясь в позе лотоса, оптимальным такой способ медитации назвать было никак нельзя, но благодаря тому, что на вершине пагоды дворцового комплекса оказалось сосредоточено значительная часть духовной энергии это было не особо важно. Сонг погрузился в себя, начав стремительное поглощение энергетических линий, раскиданных повсюду. Раскручивая свой внутренний мир, он начал быстро собирать разлитую вокруг энергию, направляя её на укрепление своего расшатанного, после невероятного скачка, основания. Скорость поглощение духовной силы резко возросла, старик, сидящий на постаменте, нахмурился. Ощутив необычное изменение, затрагивающее разлитые повсюду энергетические линии пагоды, он сразу же попытался понять, чем это было вызвано. Великому старейшине и в голову не могло прийти, что в этом оказался повинен обычный мальчишка, сейчас точно губка поглощающий всю доступную ему духовную силу.

Великий старейшина хмурился всё сильнее. Происходило что-то очень странное, ресурсы, предоставляемые ему астральным кораблём, начали стремительно истощаться, чего раньше никогда не случалось. Он схватил одну из нитей стремительно истончающуюся прямо перед его мысленным взором и попытался отследить причину этого… Распахнув глаза, старик чуть не разразился отборной бранью, смотря на застывшего, на одном месте молодого человека. Он отчётливо различал стекающиеся к нему силовые линии духовной энергии.

Великий старейшина буровил яростным взглядом мальчишку, но того, казалось, это нисколько не занимало. Притом что старейшина нисколько не скрывал своего гнева и с силой обрушивал на наглеца мощь своего развития. Это оказалось настолько необычно, что старик даже в какой-то момент замер, прекратив попытки сломить стоящего впереди юношу и внимательно пригляделся к тому, как тот поглощал духовную силу. Сейчас он напоминал старейшине самую настоящую воронку, которая с жадностью поглощала всё до чего могла дотянуться, независимо от количества доступной ей энергии.

— Каков наглец! — наконец расхохотался старик и хлопком ладони рассеял всю силу, собранную сейчас около пагоды и выводя Сонга из медитации.

— Старший, вы проснулись, — очнувшись тут же отозвался с почтением юноша. — Пока вы занимались медитацией я позволил себе наглость присоединиться к вам.

— Да-да, и поглотить всю доступную энергию вокруг, будешь отпираться?

— Старший, видимо, уже поглотил большую её часть, и просто не заметил этого.

— Не дерзи мне мальчишка, я куда сильнее тебя и хорошо вижу, что происходило в комнате последние полчаса. Ну хорошо, раз уж так. вышло, считай это поощрением тебе за показанный интересный поединок. А теперь, раз уж ты уважил старика и находишься здесь, подойди ближе.

Сонг спокойно шагнул ближе, понимая, что в любом случае никак не сможет отвертеться от этого.

— Скажи мне, ученик, — с улыбкой спросил старейшина, когда парень оказался в двух шагах от него. — Что за силы ты использовал, чтобы победить патриарха?

— Концепции времени и огня, — без промедления ответил молодой человек.

— Покажи, — потребовал тут же старейшина. — Можешь не беспокоиться я смогу контролировать используемое тобой количество силы.

Сонг поднял руку и с небольшой паузой создал на ней сгусток «Вечного тёмного пламени». Он старался контролировать его как мог, однако получалось это у него с большим трудом, сказывались внутренние травмы и общая измотанность. Из-за этого вокруг чёрного шара то и дело появлялись стремительные чёрные протуберанцы всеми силами пытающиеся поглотить окружающую духовную силу.

— Какое интересное решение, — задумчиво прокомментировал увиденное старейшина. — Никогда не видел, чтобы обе концепции использовали таким образом. Эти два закона, вообще-то, противоположены друг другу, как лёд и пламя или жизнь и смерть. Предполагаю соединить эти две концепции было очень непросто ученик, да?

— Да, Великий Старейшина.

— Но этого в любом случае мало, не верю, что подобная способность может сокрушить патриарха.

— Но это так, старший. Сейчас в моей руке небольшая толика «вечного тёмного пламени», однако, когда я использую всю свою силу и вкладываю в навык полную мощь — это становится по-настоящему смертельный удар.

Сонг надеялся, что старейшина клюнет на сказанную им полуправду. «Вечное тёмное пламя, конечно, сильно, но всё же, он так и не смог должным образом научиться контролировать его… К тому же его использование поглощало просто прорву сил.

— Покажи, — тут же потребовал старик.

— Я не могу, Великий старейшина. Мои состояние и раны не позволят этого сделать.

— И это говорит тот, кто совсем недавно поглотил чуть ли не треть дневного запаса энергии этой комнаты медитации, — проворчал старейшина, но настаивать на своём почему-то не стал. — О, а вот, похоже, и другие начинают подтягиваться.

Сонг проигнорировал замечание о том, что, оказывается, подобных комнат медитаций во дворце было не одна, и повернулся в сторону, куда смотрел старик. В комнату зашёл ещё один участник спора — ученик, который, кажется, занял самое низкое место и вылетел раньше других.

— Приветствую Великого старейшину, — тут же поклонился тот.

— Отлично, осталось дождаться двух других.

— Старший, может быть, вы объясните, зачем собрали нас здесь? — Сонг всё же не удержался от этого вопроса, поначалу он думал, что старик желает узнать какие-то его и других учеников секреты, однако сейчас уже не был так в этом уверен.

— Дождёмся других учеников, и я всё объясню, — отмахнулся старейшина от вопроса. — А пока, подойди-ка сюда парень, расскажи мне, каким образом ты сумел победить своих противников в испытании…

Где-то через полчаса подошли оставшиеся двое и старик начал свой допрос по новому кругу. Его интересовало буквально всё, режим тренировок, способности, умения, навыки, используемые концепции. Наконец, когда казавшимся бесконечным поток вопросов утих, старик с торжественной улыбкой обратился к четырём ученикам, стоящим напротив него:

— Ученики! Я собираюсь подать от вашего имени заявки на испытания во внутренний двор секты! Сегодня я окончательно убедился в том, что вы сумеете это сделать.

— Благодарим Великого старейшину, — тут же подал голос ученик, которого Сонг подозревал в преследовании представителей секты «Вечных Сумерек» и негласный лидер младшего поколения на корабле. — Но вы уверены, что мы действительно готовы?

— Конечно, я видел ваши возможности на испытании, ваш потенциал трудно оценить, уверен вы сумеете пройти отбор. За исключением ученика Сонга, но его результат говорит сам за себя.

— Если Великий старейшина верит нас, то мы не подведём, — в ответ ученик склонился в поклоне, пряча перекошенное от гнева лицо, хорошо видимое Сонгом с его места.

«Этот отбор, почему-то эти ученики не хотят его проходить», — мелькнула у него мысль.

— Конечно, если хотя бы двое из вас сумеют сразу же пройти во внутренний двор, это будет настоящим прорывом, очень рассчитываю на вас ученики. Через три дня мы как раз прибываем к центральным мирам, и я сразу же подам заявку на ваши имена. Можете не беспокоиться, оформление бумаг я возьму на себя. А теперь можете расходиться, оставшиеся дни рекомендую полностью посвятить восстановлению.

— Благодарим, Великий старейшина, — хором ответил трое.

Сонг промолчал, он прекрасно видел отчаяние в глазах этих троих, но вот причин этого понять не мог. Ну испытания, даже если они являлись чем-то опасным, это в любом случае шанс на то, чтобы сразу же ступить во внутренний двор, минуя внешний. Большое достижение особенно в одной из великих сил человеческого атолла влияния. Но почему-то его не покидала уверенность в том, что этот путь будет большой ошибкой. Старик задумал что-то очень плохое и идти у него на поводу было огромной опасностью — ощущение этого буквально пронизывало Сонга.

«Нужно узнать больше об этом испытании, эта реакция не просто так. Однако для меня сейчас главным в любом случае является вступление не во внутренний двор, а в павильон Души».

— Ученик Сонг, ты выглядишь озадаченным, можешь говорить, я разрешаю.

— Я отказываюсь, — спустя пару мгновений ответил тот.

— Что? — удивлённые лица троих учеников и самого Верховного старейшины.

— Я отказываюсь, на данном этапе мне неинтересно нахождение во внутреннем дворе секты «Тёмной Души».

Повисшее молчание в комнате ясно сказало, что все находившиеся просто не могли поверить в то, что услышали. Лицо старика наливалось красным, а сам он с большим трудом сдерживал бурлящую в нём ярость. Сонг мысленно потянулся к парным клинкам, что же, раз так получается, если потребуется он будет сражаться.

Сильный звук гонга раздался над дворцовым комплексом, отвлекая верховного старейшину от Сонга. Он поднял голову, прислушиваясь к чему-то, после чего раздражённо что-то цыкнул себе под нос и, сделав пас рукой, создал разрыв в структуре пространства.

— Мы не закончили парень, позже я тебя навещу, и мы вернёмся к этому разговору, а пока все свободны, — грозно бросил он и вошёл в созданный разрыв, тут же пропав из комнаты для медитаций.

Глава 22

Сонг задумчиво проследил за тем, как Великий старейшина входит в рукотворный разрыв и, наконец, позволил себе расслабиться.

«Похоже, он каким-то образом пытается использовать нас, для восстановления своего авторитета в секте. У меня на это совершенно точно нет времени», — подумал он и хотел было уже отправиться в свою резиденцию, как наткнулся на одного из учеников стоящего возле выхода. По предположениям Сонга именно этот молодой человек был ответственен за происходящее последнее время преследование бывших учеников секты «Вечных Сумерек».

— Великий старейшина не тот, кто просто так прощает свои обиды, — проговорил тот, пристально вглядываясь в лицо Сонга.

— Значит, так тому и быть, — в ответ пожал плечами парень.

Сонг осознавал, что своим отказом пошёл против воли Великого старейшины и такое спускать с рук ему точно не станут. Однако, несомненно, оказаться игрушкой старейшины и стать инструментом его возвышения в секте Сонг точно не хотел. У него был собственный путь, и пока он продолжал чётко его придерживаться. Тем более что, судя по тому, что Великого старейшину определили главой какой-то, пускай и важной, но поисковой экспедиции говорило о многом. Сейчас старик имел не так много влияния в секте…

Сонг обогнул задумавшегося ученика и вышел из комнаты-медитации. Он уже давно определил для себя главные цели нахождения в секте «Тёмной Души». И главным сейчас для него стало изучение совершенствования души. Поиск достойных атакующих и защитных навыков, а также накопление ресурсов, способных помочь ему в преодолении этапов развития и изучению начертания. Последнее он совсем забросил из-за постоянной гонки и попыток превзойти себя в развитии. Сонгу так и не пригодились знания получение от старика Лода, пора это было менять. В конце концов, начертание один из навыков, что мог помочь Сонгу понять техники печатей Божественного клана и династии Синк и, за одним, разобраться с той печатью, наложенной на ученицу Рину главой отделения секты «Вечных Сумерек». Он всё-таки обещал помочь девушке, да и к тому же сейчас ему не помешали бы надёжные товарищи на которых можно было бы положиться.

— Проводить вас в вашу обитель, мастер Сонг? — спросил учтиво слуга, всё ещё ожидавший его возле дверей в комнату медитации.

— Нет, я бы хотел встретиться с…, — Сонг описал внешность женщины, обещавшейся с Вал Гоном.

— Вы, вероятно, о госпоже Фан? Но она не принимает без приглашения.

— Проводите меня до её резиденции и передайте, что я бы хотел с ней встретиться. Если она не захочет меня видеть, я пойму.

Было видно, что слуга колебался, но спустя пару мгновений всё же отступил кивнув.

— Хорошо, следуйте за мной мастер Сонг.

Госпожа Фан жила в том же районе, что и мастер Вал Гон. Когда Сонг со слугой прибыли к её резиденции, им пришлось некоторое время ожидать разрешения на вход. Наконец, ворота отворились и их впустили внутрь казавшегося небольшим, по сравнению с дворцом старейшины, поместья. Сама хозяйка встречала Сонга у входа. Как обычно, одетая в изящное тёмное ципао подчёркивающее её красивую фигуру она с улыбкой кивнула приближающемуся молодому человеку.

— Ученик, я удивлена твоим визитом, ты хотел что-то обсудить со мной?

— Госпожа Фан, — Сонг почтительно поклонился. — Да, я бы хотел с вами поговорить.

— Хорошо, пройдёмте в сад, — женщина указал рукой в сторону видневшейся беседке, расположенной около аккуратных грядок с множеством духовных растений самого разного ранга. — Вы можете пока подождать нас здесь. — Добавила она слуге, который тут же с готовностью поклонился и отошёл к воротам.

— Итак, зачем ты меня хотел видеть, мастер Сонг? — спросила женщина, когда они расположились внутри беседки.

— Если честно, я пришёл сюда с просьбой, госпожа Фей, — ответил тот и увидев, как удивлённо поднимаются брови женщины, продолжил. — Это касается мастера Вал Гона.

— Я, пожалуй, скажу, что не удивлена, — понимающе кивнула женщина.

— Мастер Вал Гон пытается использовать меня в своих играх со ставками и мне, как ученику секты «Тёмной Души» это не нравится. Госпожа я бы хотел заниматься самосовершенствованием, а не бесконечным участием в навязанных поединках. Конечно, это определённая практика боя, но…

— Понимаю о чём ты говоришь, а что от меня-то хочешь, — женщина слегка наклонила голову, говоря, что ей интересен ответ ученика.

— Госпожа, я заметил, что вы обладаете некоторым влиянием на мнение мастера Вал Гона, являетесь авторитетом для него и потому хотел бы заручиться вашей поддержкой.

— Хм-м-м, — протянула задумчиво женщина, оценивающе смотря на молодого человека перед собой. — Это я осознала, но пока ещё не совсем понимаю, какая мне от этого выгода? И я так понимаю у тебя просто нет ничего, что бы ты мог мне предложить, так?

— Госпожа, вы можете сами высказать ваши требования, — ответил Сонг.

Он рассчитывал на то, что женщина согласиться помочь ему лишь только ради щелчка по носу Вал Гону но, к сожалению, ошибся. Неужели он неправильно понял ситуацию и ошибся в том в каких они отношениях?

— Ну хорошо, я помогу тебе, — наконец сказала госпожа Фей. — Однако это будет не забесплатно.

— Назовите вашу цену, госпожа.

— Когда ты попадёшь в один из миров секты «Тёмной души» вас отправят в боевую библиотеку навыков, где самые достойные из вас смогут получить по два свитка навыков в зависимости от вашего потенциала. Я бы хотела, чтобы ты взял из этой библиотеки один конкретный навык и передал его мне. Это моя цена.

— Госпожа, вы же понимаете, что такое…

— Либо так, либо никак иначе.

— В таком случае я согласен при одном условии.

— Говори, — в голосе женщины послышались опасные нотки раздражения и зарождающегося гнева.

— Великий старейшина хочет подать заявку от моего имени на экзамен вступления во внутренний двор секты. Возможно ли этому как-то помещать?

— Старик опять взялся за старое? — удивлённо спросила женщина. — Насчёт этого не беспокойся, просто откажись. Его влияние распространяется только на этот корабль, а в самой секте он не более чем эксцентричный старик. К тому же у него сейчас будет не так много времени на свои игры, поверь мне.

— Спасибо, госпожа Фей.

— Если это всё, что ты хотел обсудить, то я бы хотела продолжить свою практику.

— Да, это всё, госпожа.

— Хорошо, в таком случаем мы договорились. Ты выносишь мне один из навыков из боевой библиотеки секты, а за это мастер Вал Гон и более не использует тебя в качестве своей ставки. Теперь касательно навыка, я хочу, чтобы ты взял мне свиток из белого золота «Грани лунного света», ты найдёшь его на последнем этаже. И да, если я не получу этот свиток, то с мастером Вал Гоном ты будешь объясняться лично. Это понятно?

— Да.

После этого Сонг вернулся к слуге и отправился к своей резиденции. Как и обещала госпожа Фей, больше вестей от Вал Гона не поступало. Молодому человеку оставалось надеяться, что несмотря на это тот помнил о своём обещании насчёт павильона Души. Угроза Великого старейшины пока так и оставалось угрозой, однако Сонг не ослаблял бдительность, понимая, что даже несмотря на слова госпожи Фей, Великий старейшина оставался довольно важной фигурой в секте и был вполне способен тем или иным способом осложнить жизнь любому ученику. В этом Сонгу пришлось убедиться в день прилёта астрального корабля в порт следования.

Один из слуг принёс молодому человеку письмо, запечатанное личной печатью Великого старейшины, и не уходил, пока не убедился, что тот ознакомился с его содержанием.

Ученику Сонгу.

Ученик, как Великий старейшина и куратор экспедиционного корабля я принял решение направить твою кандидатуру на рассмотрение и проверку советом старейшин. У меня есть определённые сомнения в твоей искренности и преданности нашей секте. Я всем сердцем желаю ошибаться, но мой долг, как Великого старейшины предполагать даже наихудшие варианты.

Великий старейшина, управляющий духовным кораблём Санрайз.

Сонг несколько раз прочитал текст и мысленно выругался. Этого сейчас ему было нужно меньше всего. О какой преданности может идти речь, если Сонг только вступил в секту Тёмной Души? Ещё раз перечитав письмо, ему оставалось лишь пожать плечами. Если будет проверка, он пройдёт её, когда он шёл против желания Великого старейшины, чего-то подобного следовало ожидать.

Наконец, духовный корабль прибыл к месту своего назначения и настала по всем карманным мирам и внутренним помещениям пролетел протяжный звук гонга — знак того, что ученикам и членам экипажа следовало подготовиться к выходу. Выходя из особняка, ставшим для него за время путешествия домом Сонг с удивлением обнаружил возле врат группу бывших учеников секты «Вечных Сумерек» во главе с учениками Пари и Рину.

— Мы решили, что сойти всем вместе было бы лучше, — с улыбкой пояснил Пари. — Ты же не против? Тем более мастер Вал Гон не сможет нас сопровождать по причине большой занятости.

— Нет, конечно, нет, — Сонг осмотрел собравшихся. — Пойдёмте все вместе.

Порт прибытия, куда причалил корабль, находился в одном из центральных миров, находящихся под управлением секты «Тёмной Души» и назвался миром Сталсит. Резиденция секты одновременно являлась самым крупным городом этого мира. Когда Сонг с другими учениками переместился в доки порта, куда прибыл корабль, его чуть не оглушило звуками города и его толкучки. После относительно спокойных дней внутри астрального корабля суета город с многомиллионным населением оглушало не хуже духовного удара.

— Нам туда, — ученик Пари указал на возвышающуюся прямо посреди порта пагоду с изящными резными перекатами и поперечными балками, исполненными в форме облаков и драконов. — Мастер Вал Гон дал мне нужные наставления.

Внутри самой пагоды царила бюрократическая суета, огромное количество слуг носились по этажам с кипами свитков. На первом этаже чиновники, одетые в официальные халаты с нашивками секты «Тёмной Души» сидели за своими конторками и не особо торопясь принимали вновь прибывших на кораблях людей. Они скрупулёзно заполняли данные в свои свитки и сильно напоминали своими действиями Сонгу чиновников из города Тёмной Звезды.

— Перед тем, как отправляться дальше мы должны зарегистрироваться и получить пропуск, разрешающий передвигаться в мире Сталсит, — пояснил Пари. — Тут же нас должны определить в одну из ученических башен внешней секты.

Встав в очередь из более чем двух десятков людей Сонг со вздохом, принялся ждать. Очередь продвигалась крайне неспешно и ему ничего не оставалось, как погрузившись в себя заняться поверхностной медитацией. Даже бюрократия, с которой он сталкивался внутри Тёмной Звезды и Синего Кита была лишь тенью того, что он наблюдал сейчас. Скольких людей принимала эта пагода одновременно? Две? Три тысячи? Сонгу оставалось только поражаться тому, как отлажено работали местные управленцы.

Наконец, подошла его очередь.

— Имя? — сухой словно жердь мужчина поднял на него водянистые серые глаза и с подозрением осмотрел.

— Сонг.

— Причина визита в секту?

— Обучение.

— Ученик?

— Да.

— Предыдущая секта?

— Секта «Вечных Сумерек», мир Хел.

— Ранг развития?

— Начальный этап «Осознания»

— Возраст?

— Двадцать лет, — с небольшой запинкой сказал Сонг, пытаясь подсчитать, сколько прошло времени с момента, когда он осознал себя в песках пустыни близ города Тёмной Звезды.

Мужчина удивлённо поднял взгляд, оторвавшись от свитка, который заполнял и ещё раз осмотрел молодого человека напротив себя.

— Эмиссар?

— Мастер Вал Гон.

— Ожидайте. Ваши слова проверяются, пропуск и предписание готовится. Слуга принесёт его в течение получаса. Следующий.

— Благодарю.

Глава 23

Внутрь административного здания каждую минуту входило и выходило множество людей. Большинство из них являлись прибывшими в город практиками, учениками и слугами. Каждый обязан был зарегистрироваться в городском магистрате и только после этой регистрации людям выдавался пропуск и дозволялось беспрепятственно передвигаться по миру Сталсит.

Сонг отошёл к другим ученикам секты и воспользовавшись тем, что появилось немного свободного времени, погрузился в свои мысли, размышляя о дальнейшем пути и действиях.

Прежде всего у него возникли проблемы в виде внимания со стороны совета старейшин из-за доноса Великого Старейшины. Чем это может обернуться и оберётся ли в принципе он пока не знал. Также Сонг не был уверен в том, что Вал Гон, особенно после разговора с госпожой Фэй, захочет помогать ему во вступлении в павильон совершенствования Души, а это сейчас было самым важным. Можно сказать, по большей части именно ради этого Сонг и решил вступить в секту Тёмной Души. В карманном пространстве его кольца всё ещё находилась группа выходцев из закрытого мира захваченных реинкарнантами. Помимо этого, он надеялся изучить технику печатей величайшей секты человеческого атолла влияния. Пускай она и не могла соперничать в достойной мере с техниками печатей Божественного клана, но всё же оставалась достаточно сильной. С её помощью Сонг надеялся не только помочь Рину, но и понять каким образом происходило запечатывание комнат внутри дворца. Потенциально это могло сильно помочь ему в будущем.

— Мастер Сонг, вас вызывают, — один из бывших учеников секты «Вечных Сумерек» вывел его из задумчивости.

— Да, спасибо, — поблагодарил его Сонг и направился к администратору, выдающему пропуска.

Удостоверившись в личности Сонга, тот выдал небольшую каменную табличку, в которую, если использовать немного восприятия, были введены все его данные. Там же указывалось и место проживание — квартал Золотых Вепрей.

— Если хочешь, мы можем пойти все вместе, — к нему подошёл ученик Пари. — Другие уже почти закончили с регистрацией. Так будет проще и не потеряемся.

— Я не против, — ответил парень, хорошо понимая, что с его умением ориентироваться в больших городах, в этом лучше положиться на кого-то более опытного.

Как и говорил Рэд Пари, уже через десяток последний из учеников получил свой пропуск, и они все направились к указанному в табличках кварталу Золотых Вепрей. Всех учеников из одного потока заселяли для простоты и удобства в один район. Как заметила всегда невозмутимая Рину — так проще следить за вновь прибывшими и, если нужно, сталкивать лбами учеников для усиления чувства конкуренции.

Лишь выйдя с территории порта Сонг, наконец, понял и увидел собственными глазами, что такое город-столица одного из центральных миров. Чем-то это напомнило ему город-ловушку из закрытого мира, с его тысячами шпилями пагод, устремляющимися ввысь и царапающими небосвод. Вот только здесь всё казалось ещё более огромным и величественным. Невероятно высокие дворцовые комплексы, укреплённые резными костями чудовищных зверей пиковых этапов развития. Колоссальные острова, плавающие в вышине над городом и иногда своими тушами закрывающие небосвод. Проносящиеся над головами богато украшенные астральные лодки, с сидящими в них надменными практиками самых высоких этапов развития. Суета людского потока, постоянно перемещающегося по улицам мегаполиса. Несколько раз Сонг видел, как мимо их группы пролетал практики таких этапов, что даже их мимолётная тень вызывала в молодом человеке настоящую бурю эмоций. За время пока группа учеников шла, на их пути уже несколько раз встречались арены аукционов, и каждая такая арена как минимум в несколько раз превышала всё, что до этого видел Сонг. В какой-то момент молодой человек мысленно похвалил себя за решение отправиться к нужному району вместе с группой учеников — найти в этом лабиринте нужный путь он бы сам, конечно, смог, но вот сколько у него на это ушло времени вопрос открытый.

— Как странно, — вдруг пробормотал идущий возле него ученик Пари, то и дело оглядывающийся вокруг себя.

— Что такое? — спросил у него Сонг.

— Я могу поклясться, что видел, как минимум с десяток больших групп практиков в форме Божественного клана.

— Хм-м? Я думал секта «Тёмной Души» враждебна к ним…

— Они соперника, да. Но война не объявлена и до этого ещё очень далеко, — покачал головой Пари. — Скорее обе этих силы просто молча ненавидят друг друга, но до открытого конфликта пока дело не доходило.

— Тогда почему в городе принадлежащей «Тёмной Души» гуляет Божественный Клан?

— Здесь не только Боги, — вдруг вмешалась в их разговор Рину. — Я также видела практиков Храма «Небесного Величия». Представители третьей силы человеческого атолла также встречаются здесь. И тому может быть только лишь одна причина.

— Турнир молодого поколения? — понимающе кивнул Пари. — Жаль нам не удастся поучаствовать, зато получим возможность посмотреть за поединками прямых учеников.

— А почему нельзя участвовать? — заинтересовался Сонг.

— Потому что на него могут записаться лишь прямые ученики, а мы пока всё ещё входим только во внешний двор секты, — пояснил юноша. — С другой стороны, это даже хорошо, поверь, мастер Сонг, даже тебе может оказаться ой как непросто в поединке с прямыми учениками.

— Возможно, — парень пожал плечами как бы говоря, что не особо заинтересован в этом.

Чем дальше ученики отходили от порта, тем чаще им начали встречаться практики других фракций. Они всегда ходили довольно большой группой в сопровождении сильного практика и нескольких сопровождающих от секты «Тёмной Души». Сонг заметил, что и храм, и божественный клан выглядели очень непростыми практиками. Пожалуй, он мог с уверенностью сказать, что каждый из этих учеников ничем не уступал ему самому, а то и казался значительно сильнее, что говорило о многом.

Наконец, спустя пару часов ученика секты «Высших Сумерек» удалось добраться до района, куда их приписали. Как оказалось, это была самая окраина города, где количество высоких башен, пагод и дворцов было значительно меньше. В основном здесь находились одно-двухэтажные поместья, наподобие тех, что были на корабле, а также большое количество парков и лесных зон, служащих, очевидно, для тренировочных целей, так как в них Сонг постоянно замечал небольшие группки учеников великой секты, тренирующихся там.

Обители, подготовленные для учеников, оказались куда скромнее тех, что были выданы во время их пребывания на духовном корабле. Хотя и не сказать, что для Сонга это стало каким-то неудобством. Он прекрасно помнил, как жил в бараке города Тёмной Звзеды, и довольно небольшая коморка его вполне устраивала, тем более что на территории обители оказалась очень плотная духовная энергия, позволяющая ему очень эффективно тренироваться.

В этот же день Сонг узнал у одного из кураторов района, где подаётся прошение на вступление в павильон и сразу же сделал это. Теперь оставалось надеяться, что Вал Гон вспомнит о своём обещании и поможет ему вступить в павильон. Что же до великой библиотеки, о которой упоминала госпожа Фей, то уже в этот же день всех вновь прибывших предупредили о том, что через пару дней им предстоит первое посещение библиотеки. Можно сказать, это было их первым полноценным испытанием на территории секты «Тёмной Души». Те из учеников, кто не сможет вынести из библиотеки ни одного свитка, отчислялись и становились слугами, если они, конечно, захотят. Стоит ли говорить, что этот нюанс очень замотивировал каждого ученика.

Даже обычно невозмутимая Рину оказалась удивлена способами, используемыми сектой «Тёмной Души» для обучения своих учеников. И отчасти Сонг был с ней согласен.

Сама библиотека находилась в соседнем от Золотого Кабана районе и представляла собой серпантин с круглыми площадками, на которых были установлены огромные стеллажи со свитками. Подъём на каждый этаж требовал от практика определённых физических сил и, что главное, силы воли. Насколько понял Сонг, даже на первый этаж подняться многим практикам было непросто. Что уж говорить про сороковой — являющийся вершиной библиотеки. Самым неприятным для молодого человека оказалось то, что свиток, который от него потребовала госпожа Фей, оказывается, находился на тридцать первом этаже… И чтобы туда подняться ему придётся, похоже, использовать все силы. При том что до тридцатых этажей добираются исключительно единицы всех соискателей.

— Ну что, готовы к покорению вершины библиотек? — весело спросил собирающихся учеников Ред Пари через несколько дней, когда звонкий звук гонга, призывающий всех на испытание, начал раз за разом прокатываться по всему району.

— Ты, как обычно, полон энтузиазма, — не удержался Сонг от комментария. — Давай просто попробуем свои силы и не будем загадывать наперёд.

— Как скажешь, — пожал плечами парень и махнул всем собравшимся ученикам. — Пойдёмте к библиотеке, чувствую, сегодня все мы покажем, что из себя в действительности представляем.

***

Аэтонэ продолжала блуждать по тёмным мирам. Она посещала один за другим но никак не могла найти хотя бы просто отголоски силы своих родичей. Центральных миров оказались куда больше, чем она первоначально себе представляла и это значительно усложняло поиски. А ещё больше усложняло всё то, что она с каждым днём всё хуже справлялась с тем, чтобы сдерживать собственный прорыв к этапу «Осознания». Она всё сильнее ощущала сгущающиеся над собой тучи из приближающегося «Небесного Бедствия» и страшилась этого момента, понимая, что возможно, может не пережить подобного.

Знакомый мастера Вулпи, к которому он её направил, не смог ей помочь, но указал на едва видимый след, назвав это судьбой. Он постоянно бормотал Аэтонэ какую-то непонятную тарабарщину, упоминая по пять раз законы кармы. Впрочем, благодаря этому она сейчас оказалась здесь, в конгломерате тёмных миров, управляемых сектой «Тёмной Души». Этот знакомый в какой-то момент убедил её, что путь её следует именно в тёмные миры. Жаль, но пока это всё чего ей удалось добиться. День за днём, неделя за неделей девушка блуждала по городам тёмных миров, скрываясь от взгляда сильных практиков. Ей с большим трудом и лишь благодаря знакомому мастера Вулпи удалось, не вызывая подозрений приобрести себе пропуск, но даже так, она старалась лишний раз не показываться на глаза стражникам и местным мастерам.

Из-за постоянных перемещений с помощью порталов, запас синих кристаллов, переданный ей Влупи стремительно истощался, и уже через несколько месяцев она могла оказаться без средств к существованию и путешествию. Пожалуй, именно это Аэтонэ страшило больше всего.

Сейчас она стояла посреди площади совершенно обычного тёмного мира и прислушивалась к своим чувствам. Вот уже несколько часов подряд у неё не проходило ощущение, чего-то или кого-то очень знакомого. Но этого просто не могло быть.

Глава 24

— Потрясающе, — восхитился кто-то из бывших учеников секты «Вечных сумерек», идущих возле Сонга.

Впереди появилась верхушка колоссального сооружения, являющегося библиотекой секты «Тёмной Души». Винтовая резная башня возносилась к небесам, чуть ли не протыкая их своим острым шпилем. Казалось, что неизвестные строители вырезали эту башню из цельного куска белого мрамора из-за чего сооружение напоминала Сонгу возвышающееся до самых небес тонкое белое копьё.

— Кто бы мог подумать, что эта библиотека окажется такой… — задумчиво подтвердил Рэд Пари. — Говорят её открывают, только когда прибывает корабль с пополнением. А они последнее время не так часто прилетают.

— Откуда ты знаешь? — не удержался Сонг от вопроса.

— Успел поболтать со слугами и другими учениками. Ты удивишься, как легко можно узнать много нового, если быть просто вежливым.

— Я верю, а что ещё говорят люди об этом сооружении?

— Ну, как обычно, — пожал плечами Пари. — Это очень похоже на испытание по вступлению в секту «Вечных Сумерек». Внутри нас ждёт давление духовной силы разного уровня воздействия, а на самых высоких этажах даже стражи, которых следует победить, чтобы получить доступ к свиткам этого яруса.

Возле первого этажа библиотеки Сонг увидел уже довольно много учеников, собравшихся там. И насколько он мог судить, далеко не все из них были с корабля привезшего сюда самого Сонга и его товарищей. При этом судя по стягивающимся с разных дорог ручейкам людей, сюда стекались просто огромное количество практиков.

«Неужели все они решили попробовать свои силы в библиотеке? Получается в момент её открытия я как ученик имею право зайти в неё?» — подумал он, и тут же переадресовал вопрос Пари, идущему от него по правую руку.

— Да, всё верно, — с важным видом кивнул тот. — Но брать свитки им разрешено только на тех этажах, где они ещё не бывали. Также, тем, кто впервые входит в библиотеку разрешается взять себе два свитка, в ином случае только один.

— Хм, теперь многое становится понятным.

Таким образом, ты имел право вновь попробовать свои силы в библиотеке, но для этого должен был в обязательном порядке улучшить свои прошлые результаты. Звучало это вполне логичным.

Сонг припомнил, что свиток нужный госпоже Фей находился на последнем этаже библиотеки и мысленно подобрался. Раз так всё складывалось, что же, он достанет этот свиток, перед этим, конечно, ознакомившись с ним. А там уже станет чуть понятнее мотивы госпожи Фей.

Когда группа подошла к библиотеке, Сонг вдруг ощутил на себе сразу несколько внимательных взглядов от откровенно враждебных до сдержанно любопытных. Осмотревшись, он тут же перехватил взгляды знакомой троицы, с которой соревновался во время последнего испытания и своры их прихвостней. Что же Сонг ожидал такой реакции, слишком уж сильно он перешёл им дорогу тогда. Ему даже было любопытно, как все трое покажут себя во время этого испытания. А то, что это было полноценное испытание, Сонг нисколько не сомневался. Лишь самые достойные могли добраться до вершины и как он понял, последнего этажа достигали лишь единицы.

Один из троицы, судя по всему, самый сильный из них и, похоже, негласный лидер, двинулся в сторону Сонга. Спустя мгновенье за ним двинулись и другие. Лицо лидера казалось невозмутимым, но Сонг хорошо ощущал идущую от него едва сдерживаемую злость.

— Приветствую, ученик, — сказал он, приблизившись к группе учеников секты «Вечных Сумерек». — Надеюсь, тебе удалось полностью восстановиться после нашего поединка?

— Да, конечно, — безразлично ответил Сонг смотря как бы сквозь этого ученика, в действительности ему было всё равно, что тот скажет.

— Хм-м-м, — лидер прекрасно понял этот намёк, гневно раздув ноздри, но, всё же сдержавшись. — Смотри не упади во время подъёма, мастер Сонг. Подставлять плечо тебе никто не будет. И даже, возможно, кто-то поспособствует твоему падению. Встретимся на вершине, если встретимся.

— Вы о себе беспокойтесь уважаемые ученики и своих ногах, — всё так же безразлично отозвался Сонг. — Увидимся на испытании.

— Я в этом не сомневаюсь, — шаркнув ногой практик развернулся и ушёл прочь.

Возле Сонга появился Рэд Пари и озадаченно произнёс:

— Странные люди, им бы беспокоиться о своих результатах, сосредоточившись на себе, а не отвлекаться на других…

— Похоже, это большая мудрость и понять её дано далеко не каждому, — не удержавшись Сонг усмехнулся.

Очередной гонг раздался спустя час ожидания, когда довольно приличная площадь перед библиотекой оказалась практически полностью заполнена прибывающими практиками. Сонг даже мысленно удивился, а хватит ли на всех свитков и возможно ли, чтобы на стольких людей внутри библиотеки могло находиться столько навыков? Вероятно, сама библиотека внутри была куда больше того, что он видел сейчас, в центральных мирах умение создавать карманные пространства было на достаточном уровне, чтобы уместить в этом шпиле просто колоссальные пространства.

— Началось, — пояснил Пари. — Сейчас откроются несколько врат и испытание начнётся.

— Предлагаю особо не торопиться, чтобы не оказаться в давке, — подала голос молчавшая всё это время Рину, её не сильно заботило окружающая толкотня, но вот то, что происходило возле подножья башни можно было бы охарактеризовать просто как хаос.

— Согласен, — кивнул Сонг.

Следующий удар гонга совпал с открытием дверей. Толпа неудержимым потоком хлынула внутрь, а над головами практиков развернулись иллюзорные картины, демонстрирующие этажи башни. Сразу несколько людей вскочив на импровизированные, поставленные ими самими, возвышения, начали выкрикивать, что принимают ставки. Сонг даже удивлённо покачал головой, ладно некоторые мастера, наставники или эмиссары, но то, что этим было разрешено заниматься даже самим ученикам, ему это казалось дикостью. Тёмная секта не заботилась сдерживать как-то подобные порывы, и с его точки зрения, совершенно зря.

На площади стало не так людно, и можно было без особых проблем по ней передвигаться, лишь спустя десяток минут. Когда этот момент наступил, Сонг шагнул вперёд, бросив ученикам позади себя:

— Я пошёл, кто желает, присоединяйтесь.

Он не особо рассчитывал на то, что кто-то из учеников пойдёт за ним и оказался сильно удивлён тем, что все без исключения практики двинулись следом. Возможно, одним своим присутствием он как-то успокаивал их, хотя всем было понятно, что эти испытания являлись по своей сути индивидуальными.

Подойдя к распахнутым двухстворчатым вратам, Сонг заглянул внутрь башни. Виднелся довольно хорошо освещённый зал, с очень высоким потолком и огромным количеством стеллажей, уходящих вдаль. И сколько бы парень ни пытался собственным восприятием ощутить пространство внутри башни, почувствовать ничего не мог. Наконец, когда ему это надоело, Сонг сделал шаг и переступил порог библиотеки. В ту же секунду на его плечи будто бы кто-то навалился. Точно самый настоящий гигант прилёг на его спину и мешал даже нормально дышать, не то что двигаться.

«Ничего себе какое давление даже на первом этаже», — удивился он. — «Как минимум это пик этапа „Слияния“ или даже выше».

Осмотревшись Сонг уверенным шагом, направился к тому месту, где по его разумению виднелась центральная винтовая лестница, накрученная на идущий вертикально вверх огромный столб, являющийся, судя по всему, монолитной структурой, на которой и была построена башня. Как и предполагалось, лестница являлась довольно широкой, на ней без особых проблем могло разойтись больше дюжины практиков и сделано это было прежде всего для того, чтобы ученики, поднимающиеся по ней, не мешали друг другу. Сонг, начав восхождение, обернулся, осматривая идущих за ним учеников секты «Вечных Сумерек». Многие из них выглядели сейчас неважно. Лучше всего себя чувствовали, судя по внешнему виду Рэд Пари и Рину. Он на секунду задумался, увидев в замерших перед ним молодых людях и в том взгляде, котором они на него смотрели что-то странное. Что это за взгляд? Он никак не мог понять его.

— Я пойду вперёд, а вы, если хотите, можете присоединиться ко мне, — наконец, сказал Сонг, ощущая, как по лестнице прокатываются волны силы. — Это немного облегчит вам подъём, так как сама волна будет прежде всего ударяться об меня, но это в любом случае не спасёт вас от давления духовной энергии, поэтому ориентируйтесь только на эти силы. Кто будет не в силах продолжать остановитесь.

Сказав это, Сонг уверенно двинулся вперёд, поднимаясь по лестнице. С каждым новым шагом он явственно ощущал усиления давления на себя, а прокатывающаяся мимо волна с каждым разом становилась всё более внушительной, несущей в себя ещё большую мощь. Однако подобное воздействие для него нельзя было бы назвать каким-то серьёзным. То же самое касалось и большинства практиков встречающихся ему по дороге и следующих за ним учеников секты «Высших Сумерек». Время от времени он обгонял вяло плетущихся людей, что опирались о перила или стенку уходящей в высь колонны вокруг которой и была выстроена винтовая лестница. Тем самым они пытались как-то улучшить скорость собственного восхождения, но в действительности делали только хуже.

До первого яруса ученикам, возглавляемым Сонгом удалось добраться достаточно быстро и без особых проблем. Они даже не стали надолго задерживаться на этаже и подходить к стеллажам с навыками и просто продолжили своё восхождение дальше. Спокойно и уверенно.

Первые проблемы начались на шестом ярусе, до которого часть учеников секты «Вечных Сумерек» поднялась уже чуть запыхавшись. Сонг отчётливо видел, что некоторые даже вспотели, что говорило о том, что они постепенно приближались к собственному потолку.

«Всего шестой этаж, а они так вымотались», — парень покачал головой смотря на то, как ученики переводят дух и готовятся продолжить восхождение.

— Все готовы? Если не сможете идти дальше, лучше остановитесь на этаже и займитесь подбором себе навыка или техники, так будет лучше для всех. Никто из других учеников помогать подниматься вам не станет, это запрещено правилами, — Рэд Пари поднял голос, чтобы его услышали все. — Сонг, ты как сам, в порядке? — участлив также осведомился он.

— Со мной всё в норме, давайте продолжать, — ответил тот, чувствуя неловкость и небольшое раздражение на себя из-за этого. — Двинули.

Ещё через пару этажей учеников, кое-как, чуть ли не на четвереньках, поднимающихся по лестнице, стало значительно больше. Они с большим упорством продолжали своё восхождение и при этом, похоже, терпели сильную боль. Если они так будут продолжать, Сонг не сомневался, это приведёт к внутренним травмам. Очень скоро и среди группы учеников, идущей за Сонгом, начали появляться отстающие. Уже на этаже выше сразу четверо отказались от попыток продолжить подъём. А ещё через этаж сошли с дистанции больше половины. Сонг уже и сам ощущал серьёзно увеличившееся давление. Теперь оно было как минимум на уровне практика «Осознания» и с каждым шагом всё увеличивалось.

«Удивительно, что другие ученики продолжают идти за мной», — он ещё раз взглянул на довольно сильно поредевшие ряды практиков, но всё же всё ещё достаточно многочисленные. — «Думаю уже на следующем этаже станет понятно, подготовка каждого из них».

Глава 25

Уже через несколько этажей ожидания Сонга полностью подтвердились. Помимо него, единственными, кто всё ещё продолжал подниматься рядом, оказались Рэд Пари и ученица Рину. Они с упорством следовали за Сонгом, выдерживая шквал силы и давления.

Впрочем, когда оказался преодолён двадцатый этаж, начали отставать и они. Здесь уже чувствовалось давление равное практику этапа «Совершенствования», и оба ученика стали заметно сдавать свои позиции.

— Мастер Сонг, — на двадцать втором этаже подал голос Пари. — Здесь я с вами прощаюсь. Дальше подниматься я не могу. — Он с благодарностью кивнул Сонгу и, пошатываясь, двинулся к стеллажам с хранящимися на них свитками.

Рину продержалась ненамного дольше Пари. Через ярус сдалась и она, последовав примеру своего товарища молча отправившись подбирать себе навык.

Чем выше забирался Сонг, тем труднее становилось продвижение даже для него. Хотя, стоит сказать, время от времени навстречу ему попадались редкие практики. Один лишь этот факт говорил, что ученики, прибывшие в этот мир, были далеко неслабыми воинами.

Первые настоящие проблемы начались, когда он ступил на верхние этажи библиотеки… на тридцатом его в один момент чуть не смяла сила практика «Единства» обрушившись на плечи с такой неудержимостью, что Сонг даже непроизвольно выдохнул, когда появился на этаже. Первые секунды он непроизвольно мысленно выругался, пытаясь преодолеть это давление. У него было ощущение, что настоящая гора сейчас обрушивалась на его плечи и не позволяла сделать даже шага. Пришлось на полную раскрутить глубоко внутри собственную духовную энергию и тем самым хоть как-то облегчить своё продвижение вперёд. Вот только это оказались не все сюрпризы на этом ярусе. В какой-то момент Сонг с удивлением, увидел впереди, возле входа на лестницу, ведущую к следующему этажу замершую куклу, похожую на ту, что обычно использовали внутри испытаний боем.

Кукла шагнула навстречу появившемуся молодому человеку и, очевидно, совсем не испытывала проблем с враждебным давлением, двигаясь с очень высокой скоростью. Мгновенье и вот она уже оказалась возле Сонга, с ходу нанося веер сокрушительных ударов. В обычной ситуации он бы без особых проблем справился с ней, но сейчас сделать это оказалось куда сложнее.

Выхватив из карманного пространства клинок, Сонг с большим усилием сумел отразить большую часть ударов, а от остальных уйти, сместившись в сторону. Перевести дух противник ему не дал. Кукла рванула вперёд, прекрасно ощущая, под каким давлением находился сейчас Сонг и стремясь как можно быстрее сократить дистанцию с ним.

На этот раз уйти с линии атаки оказалось намного сложнее, Сонг поднырнул под удар куклы, ощущая лёгкое покалывание возле затылка и тут же с силой атаковал мечом из нижней стойки. Рукоять ударила в руку, говоря, что атака достигла своей цели, одновременно с этим парень увидел, как с громким треском на две косых половинки разваливается перед ним кукла.

«Это оказалось куда сложнее, чем думалось поначалу», — мелькнула у Сонга мысль. — «Впрочем, не страшно, просто надо быть более осторожным. Это всё ещё слабые куклы, ничего более».

Следующего противника он встретил только после преодоления ещё пяти ярусов. Сила, что сейчас давила Сонгу на плечи повысилась с начального этапа «Совершенства» до пика «Совершенства» из-за чего его продвижение ещё больше приостановилось. Чтобы сразить нового противника, Сонгу даже пришлось использовать «Вечное тёмное пламя», правда, перед этим он некоторое время наблюдал, как с этой же куклой сражается неизвестный ему ученик секты «Тёмной Души», весь залитый кровью тот с большим трудом одолел шуструю марионетку и только после этого, Сонгу позволили ступить на площадку перед входом к лестнице, ведущей на следующий ярус.

Кукла, поверженная практиком, исчезла, а на её месте появилась новая. Сонг не стал ждать, пока марионетка нападёт на него и просто атаковал первым, швырнув в неё чёрный сгусток «Вечного тёмного пламени». Скакать и сражаться с противником, на которого не действовало давление молодому человеку откровенно, не хотелось.

От удара марионетку разнесло на мелкие куски вместе с частью лестницы и гранитного, отполированного до блеска, пола.

«Надеюсь, после этого испытания, никто не станет вспоминать об этом незначительном разрушении собственности секты. В конце концов, никто не ограничивал нас в используемых сила…» — мелькнула у Сонга мысль, когда он преодолевал разрушенную им часть серпантина.

Где-то уже ближе к вершине, когда каждый шаг начал отдаваться болью внутри, Сонг встретил своих старых знакомых. Трое учеников, участвовавших в гонениях учеников секты «Вечных Сумерек» во время полёта шли чуть ли не в обнимку, цепляясь друг за друга и с огромным трудом продвигаясь по лестнице. Было отлично видно, что этот ярус для них являлся последним, забраться выше они уже никак не могли.

Проходя мимо этой компании, Сонг слегка наклонил в приветствии голову, не позволив себе даже тени улыбки. Он хорошо помнил слова, сказанные одним из этих учеников прямо перед входом в библиотеку. Все трое замерли на месте, смотря в спину поднимающемуся молодому человеку, пытаясь прожечь взглядом. Вот только каждый из этой троицы внутренне прекрасно понимал, что, похоже, это был их последний шанс хоть в чём-то обойти этого странного практика из совершенно заштатного отделения одного из окраинных тёмных миров.

Последние этажи для Сонга превзошли всего его ожидания. Ступив на ярус, где, по словам, госпожи Фан находился нужный ей свиток он впервые был вынужден остановиться на несколько минут, приходя в себя от сокрушительного духовного удара, обрушившегося на него в виде давления практика пика «Единства». В этот момент Сонгу даже пришлось прибегнуть к помощи парных мечей, почерпнув с их помощью некоторую часть духовной силы. Доставать их из карманного пространства он решился, понимая, что сейчас за его подъёмом следило множество взглядов на площади перед библиотекой.

Грудной кашель начал сотрясать тело Сонга из-за чего он почти минуту не мог продолжить движение, а когда посмотрел на свою руку, прикрывающую рот, то увидел на ней большое количество крови. Давление неизвестного мастера начало наносить ему внутренние повреждения, а значит задерживаться на этом этаже долго не стоило. Следовало найти нужный свиток, а также ещё подыскать что-то себе, и уже после этого заканчивать с этим испытанием.

Этаж, на котором находился, нужный Фан навык оказался одним из самых маленьких, что видел до этого момента Сонг. Пара стеллажей, а также несколько открытых шкафов, из которых торчало множество тубусов белого цвета. Взяв на пробу первый же из этих свитков, он ввёл в него восприятие и с удивлением обнаружил, что в отличие от Закрытого мира здесь не было принято подробно описывать свитки, а также разделять их на ранги. Лишь название и скупое описание.

«Прикосновение смерти» — навык позволяющий использовать концепцию разложения для создания сферы смерти, внутри которой царствовал домен разложения.

Спустя несколько секунд он убрал в сторону этот тубус и взял другой.

«Водоворот пяти стихий» — навык позволяющий смешать пять основных концепции и создать на их основе сокрушительную атаку.

«Кровавый мир», — создание на основе концепции крови удар, способный захлестнуть своей силой всё видимое практиком пространство.

Сонг ещё раз изучил свиток лежащий сейчас в его руках, понимая, что уже сталкивался пару раз с чем-то подобным. Кажется, в городе-ловушке, когда его пытался обмануть и убить мастер кровавого клана, а затем чуть позже, во время сражения Императора с этим же самым мастером.

— Хм, насколько я знаю, кровавые техники являются запретными для атолла человеческого влияния, и именно из-за них кровавый клан преследуется по всему атоллу. А здесь эти свитки навыков просто лежат и любой ученик способен их забрать…

Как-то всё было слишком странно. Тут было о чём подумать.

Найти свиток «Граней лунного света» удалось найти спустя где-то десять минут, за это время Сонг успел сильно вымотаться и даже пару раз передохнуть, так как даже стоять ему сейчас было довольно тяжело. Сам свиток, на его взгляд, оказался очень невзрачным, как и его описание. Согласно тому, что было в нём указанно — это была высшая техника иллюзий и преображения мира. Как это работало, оставалось Сонгу неясным.

В этот момент внимание Сонга привлёк странный свиток, лежавший на одном из стеллажей, которые он не проверял и отличающийся от всех прочих алым цветом тубуса, в котором находился. А ещё, когда парень пригляделся, он почему-то ощутил нить кармы, тянущуюся от него к этому свитку. Это настолько поразило его, что он сразу же направился к странному тубусу. Взяв его в руки, Сонг ввёл в свиток восприятия и с большим трудом удержался от удивлённого восклицания.

«Техника Огненного Бессмертного» — одна из запрещённых техник клана Фир Болг, преодолевая восемь огненных и две кармических революции, человек практикующий эту технику приближается к пути истинного бессмертного.

Сонг потрясённо ещё раз перечитал строчки, записанные внутри свитка. Он знал наизусть текст свитка, найденного им в библиотеке города Тёмной Звезды и совершенно точно ни о какой карме там не было и речи. Как и о том, что помимо восьми революций было ещё две, завязанных на карме. Также проникнув восприятием внутрь свитка, он обнаружил некоторые хоть и незначительные, но расхождения в технике, обнаруженной им в начале своего пути. Возможно, причиной этого были попытки переписывания техники? Или её переработки?

Долго не думая, Сонг взял с собой свиток «Огненного Бессмертного» и «Грани лунного света» и направился на выход.

«Значит, моя встреча с этой техников в библиотеке была неслучайна?» — он пытался припомнить мельчайшие детали причин, почему им был тогда выбран именно этот метод развития. — «На то, чтобы я взял „Технику Огненного Бессмертного“ настаивал дух-хранитель библиотеки. Именно из-за его рекомендации я тогда решился это сделать. Возможно, дух что-то знал или почувствовал? И как вообще можно объяснить причину нахождения свитка навыка такой силы в обычной библиотеке относительно небольшого города закрытого мира?»

У Сонга в голове крутилось множество вопросов, но ответа, конечно, на них не было.

В это же время несколько мастеров-преподавателей задумчиво наблюдали за происходящим в библиотеке.

— Ну надо же, он забрался так высоко, — сказал один из мастеров, очень высокий мужчина с пышными усами. — Когда последний раз на этот этаж забирались ученики?

— Около сотни лет назад, если мне память не изменяет, — тут же ответил ему сухой старик, с простой деревянной клюкой в руках.

— Эмиссары этого года неплохо поработали, — подала голос мастер, похожая на девочку. — Вот только, если я не ошибаюсь, именно на этого мальчика жаловался мастер корабля…

— Мы проверим, конечно, но старый чудак, как по мне, просто опять что-то не поделил с младшим, — усмехнулся усатый мастер.

— Разберёмся, а пока можно только порадоваться за наше отделение. Кстати, вы заметили какой выбор сделал мальчик?

— Сильная техника иллюзий и бессмысленная техника Болг, — отозвался старик. — Зачем ему последнее непонятно, этот свиток бесполезен.

— Наверно не так понял описание? Думаю, если он захочет поменять свиток позже, можно будет пойти ему навстречу. Согласны? Ну вот и ладно.

Тем временем Сонг, наконец, вышел из библиотеки и смог, наконец, облегчённо выдохнуть. Что ни говори, а находиться под духовным давлением такой силы крайне тяжело, и, если бы он продолжил свои поиски дальше, очень вероятно получил бы множество внутренних повреждений.

Ученики секты «Вечных Сумерек» все как один стояли неподалёку от выхода из библиотеки и лишь только он появился у выхода, тут же приветствовали его ободряющими криками.

— Мастер Сонг, у вас получилось опередить всех присутствующих во время испытания практиков, — пояснил Рэд Пари, когда парень приблизился к группе учеников.

— Спасибо, — поблагодарил его Сонг, а сам мысленно удивился, он не считал чем-то сложным добраться до высоких этажей, у него затруднения возникли только лишь с самыми высокими. — Если я последний то, думаю, можно возвращаться.

Следовало отдать полученный свиток госпоже Фан и закрыть уже этот вопрос. Перед тем как отправиться к Фна Сонг, конечно, заглянул в свиток с техникой, запечатлённой внутри, и даже попытался ознакомиться с его содержимым, однако очень быстро понял, что просто не имеет нужного уровня понимания совершенствования души, чтобы хоть что-то из написанного осознать в нём. Он постарался запомнить как можно больше из указанной в свитке информации, возможно, в будущем это всё-таки может ему пригодиться.

Чтобы найти госпожу Фан Сонгу пришлось обращаться за помощью к слугам секты, а потом, после получения разрешения, ещё целый час путешествовать через несколько локальных порталов, по которым его повели. Сонг не старался как-то скрываться или маскировать себя, понимая всю бессмысленность такого поведения. Если госпожа Фан заранее об этом его не попросила, то и он не видел в этом особого смысла.

Особняк, в котором жила женщина, оказался довольно скромных размеров и сопоставим с тем, что он видел на духовном корабле. Единственное отличие, пожалуй, заключалось в довольно большой площадке для практики боевых искусств. Саму госпожу удалось найти как раз именно там, она занималась медитацией и судя по тому, что её слуги беспрепятственно пропустили Сонга, была не против его присутствия на площадке.

— Я слышала о твоих успехах, — сказала она, через пару минут, открыв глаза. — Слухи быстро разносятся в секте. Поздравляю.

— Благодарю вас, — Сонг сдержанно поклонился.

Он хорошо понимал, насколько сложно для любого ученика, зашедшего в библиотеку, забрать тот свиток, и, очевидно, госпожа Фан просто воспользовалась подвернувшимся случаем…

— Я уже поговорила с Вал Гоном, — между тем сказала она. — Мастер не станет тебя беспокоить, а также я подтвердила твою заявку на вступление в павильон Души. Так уж вышло, что, будучи одним из кураторов этого павильона, мне это сделать несложно. У тебя есть её какие-то пожелания?

— Нет, старшая. Это всё чего я хотел, — Сонг поклонился.

— В таком случае если у тебя больше нет вопросов, то я вернусь к своей практике. Свиток можешь оставить на том столике, — женщина изящно склонила голову, позволив себе тень небольшой, ободряющей улыбки.

Госпожа Фан не солгала, вернувшись к себе, Сонг обнаружил на столе небольшой свиток с приглашением и пропуском в павильон Души — организации, занимающейся обучением практиков секты совершенствованию Души.

Глава 26

Сонг задумчиво уставился на свиток с техникой «Огненного Бессмертного». Всё что было в нём написано практически полностью совпадала с тем, он помнил. Всё за исключением последних двух эволюций, о которых в прошлом свитке не было ни слова. Восемь последовательных эволюций с развитием силы на базе понимания огня и две эволюции на базе понимания кармы. При этом если раньше Сонг, смотря на технику полностью не мог понять её главного замысла, того, что должно было получиться в итоге, то сейчас всё поменялось. Самым неожиданным образом кусочки головоломки сложились в голове Сонга.

Техника «Огненного Бессмертного» на последних этапах разрывала кармические нити практика, отделяя его от мира, в котором он находился. Истинное бессмертие, как оказалось, заключалось не в том, чтобы освободить практика от опасности смерти или дать ему неуязвимое тело. С точки зрения создателя этой техники, истинным бессмертным можно было считать только практика, разорвавшего любые связи с миром и с помощью этого получившего силу, далеко превосходящую этап «Божества».

Вот только Сонгу никак не удавалось разобрать, каким конкретно образом это можно было сделать, его понимания пока просто не хватало, чтобы увидеть это.

Отложив в сторону свиток, он задумчиво поднялся на ноги и вышел в небольшой сад, разбитый под окнами обители. Пока он так и не смог понять, каким образом в самом обычном мире к нему в руки мог попасть свиток техники подобной силы. По сравнению с «Всполохом меча», полученном в той же библиотеке, техника «Огненного Бессмертного» на несколько порядков стояла выше. Возможно, причиной этого стало родословная Фир Болг. Как это происходило с мечами или кольцом — артефакты клана Фир Болг сами стремятся попасть в руки Сонга. Возможно, причина как раз в этом? В любом случае у него всё ещё критически не хватало знаний о клане Болг… даже просто, как и чем они жили.

Он достал кольцо, полученное в поддельной пещере мудреца, погрузив в него своё восприятие. После взятия этапа «Осознания» Сонг так ни разу и не заглядывал далеко внутрь дворца, занимаясь исключительно стабилизацией своего основания развития у песочных часов, так как это для него было самым важным. Возможно, сейчас было лучшее время для того, чтобы проверить какие новые комнаты открылись там.

Первым делом Сонг проверил своих пленников, находящихся в бессознательном состоянии в одной из комнат с замершим временем. Как он и рассчитывал, реинкарнанты за всё прошедшее время так и не приходили в себя, что его полностью устраивало.

Что же касается новых комнат… оказалось, что ему открылось целое новое крыло, прилегающее к внешней границе дворца. Внутри крыла он обнаружил несколько пустых пыльных комнат и круглую оранжерею с одним-единственным высоким деревом, которое раньше никогда не встречалось Сонгу. Лепестки этого дерева казались тонкими и хрупкими из-за чего парень даже в первые секунды подумал, что оно искусственное, стеклянное. Вокруг древа струилась плотная духовная сила, закручиваясь в спирали и круги.

Сонг шагнул к дереву, и почти сразу же обнаружил невероятно плотную, насыщенную и питательную духовную энергию. С таким он встречался лишь однажды, когда находился внутри искусственного мира Фир Болг. Идеальное место для практики и восстановления. Усевшись под древом, Сонг закрыл глаза и погрузился в медитацию, ощущая, как энергия начинает с большой скоростью циркулировать по его духовным каналам.

Через пару минут энергия внутри него начала закручиваться ещё сильнее из-за чего Сонг почувствовал нестерпимый жар. Уже через секунду он повалился на колени, заходясь кашлем, и еле сдерживая клокочущую внутри мощь. Находиться долго в оранжереи с загадочным деревом Сонг не мог. Слишком много разрушительной энергии начинало наполнять его тело.

Выдохнув, парень покинул карманный мир кольца и с наслаждением вдохнул прохладный воздух сада, в котором всё ещё находился. Несомненно, новая открытая комната была огромным сокровищем, но, как и с песочными часами, он всё ещё был не готов использовать её в свою полную силу.

Посмотрев на высоко поднявшееся солнце, Сонг вернулся домой за свитком-приглашением в павильон Души, пора было начать то, ради чего всё это и затевалось.

Павильон Души, как и другие два павильона, являлся организацией объединяющей в себе сотни тысяч великих мастеров, сооружений, библиотек и тренировочных площадок на всей территории секты Тёмной Души. Главной задачей этих павильонов стояла в обучении практиков и младших учеников секты совершенствованиям тела, души и энергии. Тем основам, вокруг которой и строилась сила каждого человека, занимающегося боевыми искусствами.

Закалка тела, сила энергии и величие души — три основы.

Сердцем павильона Души в мире, где находился Сонг, являлась колоссальных размеров пагода, находящаяся в одном из центральных городов мира. Внутри этой пагоды располагались площадки для тренировок и медитаций, наставники самого высокого уровня и тренажёры для практики концепции души. Именно последнее оказалось самым важным для Сонга.

На входе в пагоду павильона Души не было никакой стражи, не стояли слуги или охранники. Лишь одинокая статуя огромного кота по правую руку от двухстворчатой двери.

— Пропуск, — в голове Сонга появилась мыслеречь, лишь только он подошёл ближе, а глаза статуи вдруг загорелись ярко-алым светом.

Достав полученный от госпожи Фан свиток, он спокойно продемонстрировал его изваянию.

— Проходи, — алые глаза статуи потухли, говоря о том, что она вновь впала в свою спячку.

Внутри пагода оказалась разделена на несколько независимых частей, и самая первая из них оказалась административная. Как и везде в секте Тёмной Души, перед началом практики внутри павильона Души Сонгу пришлось зарегистрировать свой текущий статус в ней. Для этого, у входа были установлено несколько конторок, за которыми откровенно скучали люди, одетые в форму слуг секты.

— Мастер впервые здесь? Желаете зарегистрироваться? — подал голос ближайший к Сонгу слуга.

— Да, всё верно, — кивнул молодой человек. — И где я мог найти наставников начального уровня?

— Заполните этот свиток. Прошу, — слуга передал Сонгу небольшой свиток. — Наставников начального уровня в павильоне Души нет. Однако в аудиториях для начинающих постоянно запускается иллюзия мастера-наставника, на этот этапе такого более чем достаточно.

— Благодарю, — молодой человек заполнил бумаги и передал их в руки слуге. — Где я могу найти аудитории для начинающих?

— Второй этаж, мастер. Все аудитории там предназначены для новичков.

Как и сказал слуга, достаточно Сонгу было войти в один из этих залов, как перед ним появился полупрозрачный наставник. Посмотрев на него своим невидящим взглядом, безымянный мастер спросил:

— Что угодно ученику?

— Я бы хотел начать своё совершенствование Души, мастер.

— Присаживайся и внемли, — с достоинством ответил наставник, одним движением преобразуя пространство вокруг себя и создавая вид небольшого озерца с высокими многовековыми деревьями вокруг.

Так началось обучение Сонга основам совершенствования Души, или Духа, что являлось по своей сути одним и тем же. Каждый день парень приходил в главную пагоду павильона и по нескольку часов слушал призрачных мастеров, пытаясь понять их манеру речи и сложные слова, которыми они любили изъясняться. В остальном он занимался практикой возле стеклянного древа, всеми силами стараясь продлить своё время нахождения подле него и познания концепции времени в комнате с песочными часами.

Помимо этого, Сонгу впервые с момента, когда он покинул Закрытый мир, представилась возможность нормально работать с начертанием. В местной мастерской, находящейся неподалёку, как оказалось, требовались ученики с основами искусства начертания. Умения Сонга вполне устроили хозяина мастерской, и он с готовностью принял молодого человека к себе в работники. Согласно договорённости, Сонг обязан был трудиться на мастерскую около четырёх часов в вечернее время каждый день. За это ему предоставлялся некоторый доступ к реагентам, хоть и не таким уж и редким, но достаточно дорогим, а также шла оплата почти сотня синих камней в час.

Лучшим в этой ситуации было то, что Сонг мог, наконец, заниматься практикой начертания без оглядки на количество ингредиентов. Ему даже дали несколько свитков с самыми ходовыми местными глифами, благодаря чему его понимание начертания поднялось ещё выше, а сам он узнал довольно полезные символы.

Так продолжалось до момента, когда в один из дней лавку, в которой трудился Сонг с мастером и ещё парой учеников не вломились незванные гости. Пинком ноги открылась парадная дверь и внутрь помещения, где работали ученики с мастером, вошёл смуглый воин в форме высшего эксперта секты «Тёмной Души» с огромной секирой и расплёскивающейся повсюду силой практика «Вечного Предела».

— Хозяин! Твой глиф, поставленный в этой лавке, стёрся и повредил моё духовное оружие! — от крика воина у всех находящихся внутри заложило уши. — Либо ты сейчас мне бесплатно всё делаешь ещё лучше, либо я вытрясу из тебя всю душу!

— Сейчас-сейчас, — тут же засуетился мужчина, подбегая к воину. — Давайте я посмотрю, что случилось с начертанным символом.

— У тебя есть пять минут.

Сонг подошёл поближе, с любопытством заглядывая за плечо хозяина. Похоже, символ на топоре до этого был установлен обычное усиление, но почему он мог сойти? Спустя несколько секунд Сонгу стала понятна причина этого, глиф был наложен с ошибкой, один из завитков оказался нарисован внахлёст из-за чего сама структура символа оказалась нестабильна. Не удивительно, что всё так произошло. Хозяин, как и Сонг, легко разгадал причины произошедшего и легко отгадал, кто ставил этот глиф. Он со злостью посмотрел на одного из учеников, которому хуже всех давалось умение начертания и, если бы тот он не был сыном хозяина, Сонг уверен, уже сегодня же его выгнали отсюда.

— Сейчас всё исправим, мастер, — кивнул хозяин и уже было хотел приступить, как его руку перехватил воин.

— Нет, я хочу, чтобы было лучше.

— Желаете другой символ? — не понял его мужчина.

— Нет, ты сделаешь мне тот же символ, но он должен быть как минимум в два раза лучше! Используй лучшие ингредиенты, но сделай это!

Было видно, что хозяин окончательно был сбит с толку, символ усиления являлся базовым глифом и его нельзя улучшить. Это же он попытался сразу объяснить практику, но был без лишних слов прерван.

— Это ошибка твоих людей, делай, — с нажимом повторил он.

На хозяина было тяжело смотреть. Он лишь обречённо кивнул и отошёл к начертательному столу, думая о чём-то своём.

«А это может для меня стать неплохим трамплином», — подумал вдруг Сонг. — «Лишние синие камни мне сейчас точно будут нелишними, особенно после того, как узнал, сколько стоят частные уроки в павильоне Души».

Он приблизился к хозяину начертательной лавки и обратился:

— Мастер, позвольте мне выполнить этот заказ?

***

Пустота космоса оказалась разрезана стремительным росчерком, из которого медленно появился магистр Яма, нынешний сильнейший практик атолла человеческого влияния и по совместительству великий старейшина Божественного клана.

Он задумчиво рассматривал разворачивающуюся впереди пустоту космоса. Если приглядеться, в этой пустоте можно было заметить редкие вкрапления духовной энергии и тёмные осколки, несущие в себе загадочные отзвуки неизвестной силы.

Магистр Яма нахмурился, явственно ощущая в пустоте остатки некогда процветавшего мира. Ещё недавно здесь, на этом месте, находилась укреплённая застава Божественного клана, несколько миллионов практиков и более тысячи сильнейших мастеров оказались уничтожены, не оказав никакого сопротивление. Магистр не ощущал даже попыток ответа, неизвестные практики появились возле этого пограничного мира и единственным ударом уничтожили его. Такое по силам было лишь самым выдающимся представителям духов или святых, однако сколько бы Яма ни прислушивался к своим ощущениям, он не мог различить в энергии, уничтожившей пограничный мир отголосков силы рас Духов или Святых.

«Кто тогда это мог быть?» — подумал магистр, медленно раздвигая перед собой пространство и делая шаг равный нескольким километрам. — «Это уже третий аванпост, потерянный Божественным кланом за месяц… Если так продолжиться, уже через несколько месяцев мы окажемся под ударом».

Повинуясь мысленному приказу магистра, духовная сила вокруг закрутилась, стягиваясь в тугой комок. Мастер Яма отсеивал каждую частичку духовной силы вокруг себя прислушиваясь к собственным ощущениям. Минуты складывались в часы, но он никак не мог обнаружить то, что искал. Пустота. Словно целую армию учеников, практиков и мастеров поглотила пустота.

Наконец, магистр отвлёкся и со вздохом опустил руки. Как обычно, он ничего не нашёл. Даже обычное всегда бурная река времени именно здесь превращалась в едва различимый ручеёк и переставала быть той податливой стихией, с которой он так привык работать. Верховный старейшина вздохнул и открыл перед собой пространственный разрыв, войдя внутрь. Пора было радикально решить этот вопрос. Вспышка света и вот уже на месте, где совсем недавно находился величайший мастер человеческого атолла, осталась лишь одна пустота.

Глава 27

— Что? — мастер лавки начертания удивлённо посмотрел на Сонга.

Этот юноша совсем недавно устроился к нему в работники. Хоть он и проявил себя, как старательный и способный человек, но сделать что-то настолько сложное? Мастер покачал головой, понимая, что с этой проблемой ему придётся разбираться самому.

— Не думаю… — начал было он говорить, но Сонг перебил его.

— Я понимаю, что это немного нагло с моей стороны и самонадеянно, но вы ведь всё равно не знаете, каким образом сделать то, что требует этот эксперт, так? Тогда позвольте мне это сделать. Уверяю вас, вы удивитесь.

Хозяин лавки долгим оценивающим взглядом посмотрел на Сонга, пока со стороны стоящего возле выхода эксперта не раздался окрик:

— Эй, вы там заснули? Я жду свой символ и немедля!

— Ну хорошо, ученик, — сдался наконец хозяин. — Действуй, только если ты зря переведёшь мои ресурсы и унизишь перед тем человеком, я найду тебя даже по ту сторону жёлтой реки.

— Как пожелает мастер, — Сонг кивнул, и внутренне собравшись подошёл к столу для начертания.

Несмотря на то что с момента, когда его учил старик Лод прошло больше года, он всё ещё хорошо помнил каждый урок по начертанию. В том числе и технику, благодаря которой рассчитывал выполнить заказ воина. Он был полностью уверен в себе и своих способностях расслабляться не следовало. Достав стопку чистых пергаментов для начертания, Сонг положил их на стол и вытащил нужные ингредиенты.

На этом этапе всё было стандартно, как если бы он создавал обычный глиф усиления. Взмах рукой, второй. В ступку упали несколько духовных растений. Сонг щедрыми порциями начал вливать в измельчаемые им духовные части растений энергию, при этом слегка изменяя их природу.

Следующим этапом стал чернильный загуститель. Не жалея Сонг смешал его с получившейся массой и осторожно надрезал большой палец руки, окропляя получившуюся смесь собственной кровью. Именно на этом этапе происходило всё самое сложно. Усиление символа начертания. Парень начал с помощью духовной энергии видоизменять получающиеся чернила, вливая огромное количество собственной силы в получающуюся смесь. В какой-то момент мир подёрнулся перед его глазами, говоря о том, что он вплотную подступил к собственному лимиту и одновременно с этим чернила в ступке приобрели требуемую насыщенность.

Сонг тут же вытащил перо и уверенным быстрым движением вывел на первом пергаменте лёгкими мазками символ усиления, при этом не забывая всё это напитывать собственной силой. Чернила вспыхнули духовной энергией, запечатлеваясь на бумаге и превратились в полноценный глиф. Сонг смог перевести дух и, подняв листок, передал его мастеру, внимательно наблюдающему за всем процессом.

— Вот, пусть уважаемый практик нанесёт этот символ усиления на оружие, уверен его устроит полученный результат, — сказал он, ощущая, как от знака расходится плотная сила.

Мастер лишь кивнул, явно впечатлённый увиденным. Несмотря на весь свой опыт, он даже приблизительно не понял, что такого сделал с чернилами и символом Сонг, но отчётливо ощущал изменившуюся и углубившуюся структуру полученного глифа. Его глаза не могли обмануть — самый обычный ученик, полный новичок в искусстве сумел создать рисунок очень высокого уровня исполнения.

— Вот, господин, попробуйте, — мастер передал пергамент скучающему воину.

Тот с раздражением придирчиво осмотрел полученный рисунок, но, не понимая сути искусства, лишь проворчал какое-то ругательство себе под нос и одним движением нанёс полученный глиф на своё духовное оружие. И, ухватившись за топор, прислушался к собственным ощущениям. Наконец на его лицо появилось удивлённое выражение, но уже через пару секунд оно пропало, вернувшись обратно к презрительно-надменному.

— Мне нужно испытать оружие, — сказал он.

— Да-да, пройдёмте на задний двор, — тут же закивал мастер, вытирая вспотевший лоб, несмотря ни на что он всё ещё слабо верил в то, что полученный Сонгом эффект сможет удовлетворить воина.

Сонг проследовал за мастером и раздражённым практиком на задний двор, где были установлены сразу несколько болванок из сплава небесного металла высокого качества — куда более прочного, чем тот, что использовался в Закрытом мире. Молодому человеку и самому было интересно, насколько хорош оказался его символ. Другие ученики, занятые сейчас в мастерской начертания также не удержались и последовали за своим мастером и Сонгом.

— Можете использовать любой манекен, на ваше усмотрение, — сказал хозяин лавки, с трудом произнося слова от напряжения.

— Да-да, — воин ухватил покрепче топор подошёл к одной из болванок. — Ха-а-а! — с криком он обрушил топор на манекен, при этом практически не используя собственную духовную силу.

Грохот удара ударил по ушам гулким хлопком, ввысь взметнулись тучи пыли, и когда спустя пару секунд всё прояснилось, удивлённые люди увидели замершего воина перед раскуроченного остова болванки. Ещё совсем недавно выглядевшим надменным воин, вдруг радостно закричал и уже не сдерживаясь вдарил по другому манекену, снеся его и всё, что находилось возле. На этот раз грохот чуть не сбил некоторых из учеников, а лавка за спиной Сонга опасно покачнулась, явно не рассчитанная на такое буйство духовной энергии.

— Уважаемый мастер, прошу вас, не портите мою собственность! — завопил хозяин, останавливая ещё один удар воина. — Вас устроило качество глифа? У вас больше нет претензий к моей мастерской?

— Считай мы в расчёте, — улыбнулся практик. — А ты, сделаешь мне ещё один такой символ! — Последнее было сказано Сонгу.

— Это будет вам стоить в десять раз дороже стандартного глифа усиления, — равнодушно ответил ему парень.

— Что?! Ты за кого меня принимаешь? — от воина распространилась сила практика этапа «Вечного Предела» и обрушилась на Сонга. — Ты сделаешь мне ещё один такой символ и бесплатно.

Молодой человек тут же потянулся к парным клинкам, находящимся сейчас у него в карманном пространстве, щедро заимствуя их силу. Как ни крути, а «Вечный Предел» оставался для него слишком высоким этапом, чтобы без посторонней помощи сдержать натиск такого давления. А вот с поддержкой клинков это оказалось сделать достаточно легко. Он спокойно принял его на себя, и улыбнувшись заметил:

— Старший, не забывайте, что я также являюсь членом секты «Тёмной Дущи» и сейчас вы нарушаете один из законов секты.

— Хмпф, — раздражённо отозвался воин, отзывая свою силу и по-новому смотря на Сонга. — Ну хорошо, завтра я принесу синие камни, к этому времени символ должен быть уже готов.

— Конечно, старший, — молодой человек слегка склонил голову, позволяя себе немного расслабиться.

Когда воин ушёл, любуясь своим духовным оружием, к Сонгу подошёл хозяин лавки.

— Что это за техника? Я совершенно точно уверен, что ты использовал самый обычный глиф за исключением добавления крови… Из-за этого я даже поначалу подумал, что ты используешь технику кровавых кланов. Но это совершенно точно не их работа. Откуда ты научился этому навыку?

Сонг видел, что хозяин лавки буквально сгорал от любопытства, как человек большую часть своей жизни, потративший на изучение начертания, он оказался сильно заинтересованным увиденной новой техникой.

— Прошу прощения, мастер, но я не могу вам сказать об этом, — как можно мягче ответил ему Сонг. — Это не только моя тайна.

— Я понимаю, — кивнул мастер. — Очень скоро к тебе начнут выстраиваться очереди из практиков желающих столь сильный символ усиления. Ты можешь использовать ингредиенты и стол для начертания моей лавки за половину прибыли…

— Десятую часть, — перебил его Сонг.

— Что? — мастер даже немного опешил от такой наглости.

— Я буду передавать вам десятую часть прибыли, это как раз покроет стоимость ингредиентов, плюс ваша лавка получит приток потенциальных клиентов. Раз вы говорите будут выстраиваться очереди, прежде всего это станет выгодно вам.

Хозяин лавки мысленно подтвердил свои предположения. Совсем недавно этот молодой человек легко противостоял ученику внутреннего двора секты, да ещё при этом имел очень необычные познания в мастерстве начертания. А когда парень уверенно настоял на своём, у хозяина пропали всякие сомнения — это точно был личный ученик одного из мастеров секты. Наверняка его отправили во внешний двор, чтобы он научился взаимодействовать с другими людьми, мастер начертания часто слышал истории об этом. С другой стороны, даже если паренёк не был из числа личных учеников и просто сам по себе являлся настолько уверенным, хозяин в любом случае был в выигрыше. Чем больше людей посетят его лавку начертания, тем лучше…

Как и предполагал хозяин, на следующий день воин привёл с собой сразу нескольких мастеров, заинтересованных в новых символах и когда Сонг передал им уже заранее подготовленный глиф на пергаменте, они незамедлительно воплотили его на коротком мече одного из практиков. После того, как уже и на этом оружии мощь символа проявилась во всей красе, Сонгу было сделано сразу десяток заказов, а его карман пополнился очень приятной суммой синих камней.

С этого момента популярность лавки начертания, в которой работал Сонг, взлетела до небес. Конечно, те символы, которые создавал парень, оставались базовыми, самыми простыми, и не могли соревноваться с ведущими мастерскими начертаний мира, всё же на Сонга обратили внимание. Поток людей поначалу скудный с каждым днём всё более усиливался и даже не собирался ослабевать. В какой-то момент ему даже пришлось выбирать, какие заказы брать, а от каких отказываться, так как Сонг не мог себе позволить пропускать ежедневные занятия в павильоне Души. Поток синих камней с каждым днём всё увеличивался. Очень скоро он вдруг осознал, что в карманном мире кольца, комната, в которой он хранил полученные вознаграждения, появилась довольно приличная горка из синих камней.

Что же касается самого павильона Души, то уже спустя месяц Сонгу удалось закончить с начальной подготовкой и сдать экзамен для допуска к живым наставникам и испытаниям души Павильона. Пожалуй, именно последнее оказалось для него самым полезным. Внешне такие испытания очень походили на обычные тренажёры, встречаемые повсеместно в человеческом атолле влияния, однако, их содержание значительно отличалось. Впервые оказавшись внутри такого испытания, Сонг смог продержаться там лишь пару минут — иллюзорные образы создаваемые испытанием оказались настолько реальными, что находится внутри долго ему оказалось очень трудно. Каким-то образом тренажёр для совершенствования души черпал знания откуда-то из глубин сознания Сонга, создавай каждый раз всё более тяжёлые образы.

Впрочем, постоянная практика совершенствования Души очень быстро сделало своё дело. Сонг быстро учился, преодолевая всё более сложные испытания. У него даже появлялось впечатление, что он не обучался, а вспоминал умения являющиеся частью его «я» когда-то давно. Каждый день он прогрессировал с пугающей быстротой. Учителя, которых он нанимал благодаря полученным богатствам, отмечали его несомненный талант, называя гением, а сам Сонг внутренне ощущал, что всё ближе подступался к чему-то очень опасному. Но как бы он ни хотел, свернуть с намеченного пути было нельзя.

Помимо всего прочего, Сонг каждый день пытался медитировать под древом, найденным во дворце карманного кольца. К сожалению, особых успехов здесь он достичь не смог, не считая того, что ему, наконец, удалось укрепить собственное основание и приступить к развитию этапа «Осознания» и начать свою подготовку к грядущему небесному бедствию. Для людей именно на взятие этапа «Совершенства» происходило сопротивление Небес и Дао, несущих за собой великое бедствие. Огромное количество практиков и гениев, оказавшись перед лицом небесного бедствия, умирали, и чем больше накоплений имел человек во время взятия этапа «Совершенства», тем тяжелее проходило преодоление бедствия. Однако здесь крылась и главное преимущество бедствия — чем оно было сильнее, тем больше преимущество извлекал из него человек, после преодоления. В каком-то смысле это можно было назвать перерождением.

Наконец, в один из дней Сонг решился на первую попытку изучения печати реинкарната. Он буквально чувствовал, как его время утекало, точно песок. В каждом событии происходящим около него чувствовалось приближение бури…

Глава 28

Сонг задумчиво стоял возле обездвиженного практика, чью душу запечатал реинкрнант дьявольского клана. Для удобства он перенёс его в отдельную свободную комнату дворца карманного мира. Поближе к древу, на тот случай, если понадобится срочное восстановление духовной энергии.

Сама печать реинкарнанта представляла собой сплошную мешанину из духовных линий, видоизменённых законов кармы, и совершенствования души.

Когда Сонг впервые попытался прикоснуться к печати, его мгновенно обожгло силой дьяволов, а тело бедолаги, в котором засел ринкарнант, выгнулось дугой. Волны боли сотрясали практика из-за чего Сонгу пришлось на время отступить и начать изучение печати ещё осторожнее.

Чем дольше он вглядывался в печать, изучая её строение, тем очевиднее становилось её невероятно сложная природа. Можно было уверено сказать, что создатель этой техники был настоящим гением совершенствования души, далеко ушедший даже от техник Божественного клана, считающихся лучшими в этом среди всех сил человеческого атолла влияния. А ещё Сонг почему-то видел знакомую руку в том плетении, что использовалось внутри печати. Как если бы он когда-то уже видел нечто похожее.

«Однако у меня всё ещё не хватает понимания совершенствования души, чтобы снять эту печать», — подумал он, оступаясь от лежащего на полу практика. — «Но уже то, что мне видна сама печать, её структура уже большой успех. Сейчас нужно как можно сильнее погрузиться в изучение совершенствования души и изучения печатей».

Теперь, когда у Сонга появились деньги, он мог позволить себе начать покупать личные уроки наставников павильона Души и даже начать откладывать лишние камни для будущего путешествия. Сонг не строил иллюзий — очень вряд ли дьявольские практики стали бы скрываться в центре атолла. А значит ему предстоял долгий путь до одного из регионов периферийных миров, возможно, относящихся к закрытому региону.

Сонг вернулся в реальный мир и, взглянув на солнце, понял, что ему уже пора отправляться в начертательную лавку. Последнее время он начал брать куда больше заказов — практика возле древа карманного мира сильно углубили и укрепили духовную энергию благодаря чему каждый заказ теперь не оставлял Сонга без сил, и он мог за день успеть сделать пять-шесть заказов, прежде чем полностью выдыхался.

Помимо глифов усиления ему всё больше заказывали более сложные символы, на которые уходило куда больше сил и ингредиентов, благо хозяин лавки дал Сонгу полный доступ к своим запасом, и он не был стеснён в средствах и возможностях. Помимо этого, чуть ли не каждый день он изучал новые символы как из личной библиотеки хозяина, так и из свитков, приносимых самими клиентами. Слава Сонга, как начертателя стремительно разносилась по миру, что привлекало к нему и к магазину всё более крупных мастеров и сильных экспертов. Но с этим приходили и проблемы — прежде всего в определённый момент он был вынужден отказывать некоторым сильным мастерам, ставя их в общую очередь. Естественно, для многих подобный «неуважительный» подход показался оскорбительным…

Ещё одним важным шагом стало возвращение Сонга к практике боя с сильнейшими воинами внутри карманного мира Дворца. Благодаря искажению концепции времени дворца он сутками сражался с великими Экспертами, при этом проблема истощения практически перестала его беспокоить благодаря появлению хрустального древа. Сонг был вынужден признать, что кольцо с карманным миром ничем не уступало парным клинкам. А во многом даже становилось полезнее легендарного оружия.

Дни сменялись днями и складывались в месяцы. Из-за искажения времени внутри кольца Сонг практически перестал ориентироваться в том, сколько же в действительности прошло с момента его появления в секте. Может год, а может два. Каждый день он практиковался, изучал совершенствование души, создавал десятки глифов, познавал концепцию времени и медитировал под хрустальным древом. Сражался в бесконечных битвах карманных миров дворца и изучал печати реинкарнантов.

Сонг и сам не заметил, постепенно поднялся до самой вершины пагоды павильона Души, без особого труда практикуясь в совершенствовании Души и преодолевая одно испытание за другим. Все до одного преподаватели отмечали его феноменальные способности, намного превышающие даже гениев из числа внутренних учеников секты. А сам Сонг, такое ощущение просто вспоминал старые знания. Полученная информация от учителей легко ложилась в его разуме, создавая непрерывную вязь знаний и пониманий. А ещё через полгода он оказался допущен к квалификационному, который был без проблем сдан за один день и сделал Сонга официально мастером совершенствования Души. Конечно, говорить о том, что он добрался до вершины понимания Души было точно нельзя, это оставалось лишь его первым шагом, но один только факт, что некоторым практикам приходилось тратить на прохождение этого экзамена до нескольких сотен лет говорил сам за себя.

С момента, когда он получил статус мастера павильона Души Сонгу стал доступен последний этаж пагоды павильона и вместе с этим библиотека с несколькими самыми полезными тренировочными испытаниями.

А ещё совершенно неожиданно в последние дни он начал иногда ощущать присутствие чего-то неуловимо знакомого. Это нельзя было назвать аурой или работой восприятия. Словно совершенствование души дало ему возможность ощущать практиков, связанных с ним одними воспоминаниями.

К сожалению, кроме самого ощущения Сонг так и не смог понять, откуда появилось ощущение старого знакомого, в данном случае ему оставалось лишь ждать.

Через несколько дней после восхождения к вершине пагоды Души Сонг решил выполнить обещание, которое когда-то дал Рину. Пора было избавить её от печати поставленной главой отделения секты «Вечных Сумерек», тем более что, по своей сложности она наверняка была куда проще печатей реинкарнантов. Сразу после очередной практики внутри пагоды павильона Души, Сонг направился к резиденциям учеников, прибывшим из секты «Вечных Сумерек». У него оставалось ещё несколько часов до работы в лавке начертания, и Сонг рассчитывал за это время успеть разобраться с печатью Рину.

Саму девушку ему удалось найти у себя в резиденции, расположенной неподалёку от дома самого Сонга.

Войдя во двор небольшого участка с домом Рину, он увидел ученицу, занимающуюся возле одного из манекенов. Девушка с огромной скоростью обрушивала на него удары, буквально сминая укреплённый каркас куклы. В какой-то момент она всё-таки почувствовала появление постороннего и отвлеклась от практики, повернувшись к входу в дом.

— Мастер Сонг, — девушка почтительно склонила голову, приветствуя появление молодого человека.

Сонг мысленно вздохнул, эта почтительность немного раздражала, но говорить что-либо на эту тему он не стал.

— Привет, — молодой человек поднял в приветствии руку. — Я пришёл, чтобы попробовать снять печать.

Он увидел, как вздрогнула Рину. Обычно невозмутимая девушка казалась шокированной, но быстро справилась с собой и осторожно кивнула. Похоже, она и не надеялась на то, что он вспомнит о своём обещании.

— Что… — она недоговорила, запнувшись, но спустя мгновенье справилась с собой и продолжила. — Что от меня требуется.

— Давай присядем, — Сонг постарался быть как можно мягче. — Лучше внутри дома.

— Да, конечно.

Внутри дом Рину выглядел точно так же, как и Сонга. Даже предметы интерьера казались сделаны одним и тем же мастером точно по одному проекту. Девушка, поколебавшись, повернулась, вопросительно посмотрев на него.

— Ложись на кровать и постарайся расслабиться, — сказал ей Сонг.

Рину тут же подчинилась. Улёгшись, она с готовностью закрыла глаза, полностью доверившись ему. Сонг мысленно покачал головой, возможно, именно такая доверчивость и сделал её рабой главы отделения.

— Успокойся, — сказал тихо он, заметив появившуюся бледность Рину. — Постарайся дышать ровно, больно не будет, обещаю.

— Да, мастер.

Сонг аккуратно поднял руки и осторожно провёл ими вдоль тела девушки, пытаясь зацепиться за установленную печать.

Контур печати подчинения удалось найти ближе к солнечному сплетению, прямо в точке, где сплеталось сразу несколько духовных каналов. Когда Сонг начал изучать печать, очень быстро выяснилось, что из-за неё у девушки была серьёзно нарушена циркуляция духовной энергии. Совершенно непонятно каким образом она добилась таких выдающихся результатов, будучи фактически инвалидом. Сонг несколько раз перепроверил саму печать. В своей основе она представляла довольно среднюю поделку и заставляла носителя полностью подчиняться человеку, установившему её. Судя по тому, что он видел у Рину были практически полностью блокированы эмоции, а сама она абсолютно во всём подчинялась человеку, установившему печать.

Здесь же Сонг обнаружил и ловушку. Глава отделения секты установил очень сложный и коварный контур прямо внутрь печати. Если бы Сонг попытался снять печать, не обезвредив ловушку, то убил бы этим не только Рину, но и самого себя, судя по тому, какое плетение было использовано. Ловушка использовала силу крови самой ученицы, и только этот факт говорил о том, что глава отделения секты каким-то образом был связан с кровавым кланом. Кроме них, подобными техниками пользовались лишь дьяволы… Сонг мысленно пообещал себе, что непременно заглянет в гости к главе, когда станет достаточно сильным для этого.

Понемногу парень начал аккуратно раскручивать плетение вокруг печати, всё отчётливее понимая, что кажущаяся простота лишь приманка. Уже через пять минут пот начал застилать его глаза, мешая сосредоточиться. Постепенно Сонгу стало понятно, почему Рину так настаивала на использовании концепции Кармы — глава отделения секты использовал технику печатей, что сплавляла собственную судьбу с судьбой собственной ученицы. Сделано это оказалось настолько грубо, что, скорее всего, сильно навредило Рину, но главе, похоже, на это было плевать.

Сонг буквально по нити распутывал опасный клубок, постепенно обнажая поставленную печать. Он думал, что на снятие уйдёт не дольше десяти минут, но вот уже больше часа продолжал пытаться это сделать. Наконец, когда руки от напряжения уже начали мелко дрожать ему удалось обнажить поставленную печать в достаточной мере, чтобы уничтожить её. Ему хватило на это одного лишь несильного удара. С треском, слышимым только одному Сонгу та разлетелась на мелкие кусочки практически сразу же превращаясь в остаточную духовную энергию, поднимающуюся над Рину.

Ещё больше часа ушло на то, чтобы развоплотить ловушку. Хоть без печати она уже и не представляла угрозы, Сонг решил её всё равно убрать, так как вместе с мешаниной кармических нитей эта структура мешала развиваться.

Следующим шагом стала уничтожение нитей кармы, соединяющие жизни Рину и главы отделения секты «Высших Сумерек», и это стало для него ещё одним испытанием. Пускай на это ушло не так много времени, Сонг оказался вынужден буквально рвать кармические связи, разрушая всё, что связывало учителя и ученицу. Сделать подобное очень непросто.

— Ну как ты себя чувствуешь? — спросил он, когда всё было кончено.

Девушка лежащие на кровати открыла глаза. Несколько секунда она явно не могла понять, где находится. Приподнявшись и присев Рину прислушалась к себе, а затем из её глаз хлынули ручьи слёз. Сонг примерно ожидал подобной реакции и с облегчением позволил себе улыбнуться, вместе с печатью пропал и установленный эмоциональный блок, теперь девушка могла выражать своим чувства свободно.

Поднявшись на ноги, парень тихо вышел на улицу, позволяя плачущей девушке побыть с собой наедине. Возможно, ему не следовало снимать эмоциональные блоки, но в таком случае девушка осталась бы на всю жизнь инвалидом… С другой стороны, она бы никогда не беспокоилась насчёт того, что заставлял её делать ради своего возвышения собственный учитель. В любом случае сейчас всё зависело исключительно от самой Рину, а ему пора было идти на работу.

В лавке начертателей Сонга уже ждали. Высокий мужчина, судя по ощущениям молодого человека, находящийся на этапе «Совершенства» не стал ходить вокруг да около и достал из своего карманного пространства тубус со свитком.

— Я хотел бы, чтобы вы сделали мне вот такой глиф, — сказал он, пристально смотря в глаза Сонга.

Вместо ответа парень заглянул с помощью восприятия внутрь свитка и удивлённо замер.

«Символ запечатывания истинного дракона», — прочитал он в заголовке. — «Если этому мастеру нужен подобный свиток, значит, они захватили где-то истинного дракона? Но в самом рецепте одним из ингредиентов числится кровь запечатываемого зверя».

— Вот бутылёк с кровью существа, для которого создаётся глиф, — прочитав мысли Сонга, сказал мужчина, протянув небольшую колбу с плещущейся внутри алой жидкостью.

Сонг замер на месте, прекрасно ощущая эссенцию жизни заключённую в переданной ему ёмкости. Совершенно точно он знал кому принадлежит эта кровь…

Глава 29

Сонг ощущал эссенцию крови истинного дракона, и она принадлежала Аэтонэ. Это совершенно точно. Ему удалось с большим трудом внешне не показать своего удивления и замешательства. Сонг спокойно кивнул практику, принёсшему кровь натыкаясь на его пристальный взгляд.

— Приходите завтра, Мастер. Символ намного сложнее тех, что я привык создавать, — сказал он, ещё раз проверив свиток.

— Сегодня, — отрязал мужчина.

— Что? — Сонг поначалу даже не понял, что практик сказал.

— Я хочу, чтобы вы сделали это сегодня. Если нужно буду ждать сколько угодно долго. О деньгах не беспокойтесь, заплачу в пять раз больше камней.

— Дело не в оплате, а в сложности…

— И всё же я настаиваю, заплачу в десять раз больше, — непреклонно покачал головой мужчина. — Только начните прямо сейчас, а я подожду.

Сонг замолчал, якобы задумавшись о том, сумеет ли он это сделать, а сам взвешивал возможные варианты. Он не мог просто взять и проигнорировать появление Аэтонэ. Следовало во что бы то ни стало вытащить её из лап этого человека. Почему-то Сонг был уверен — ничего хорошего ей такой плен не предвещал. В лучшем случае используют точно так же, как кланы города Синего Кита. В качестве живого источника бесконечной крови истинных драконов. Что же, раз выходило, что потянуть время нельзя, лучшим решением было затянуть процесс создания глифа и как следует подготовиться.

— Хорошо, — наконец, ответил Сонг. — Подождите в таком случае окончания создания символа в комнате для гостей. — Он тут же поднял руки, заметив попытку эксперта перебить его. — Здесь уже я настаиваю, не нужно меня и других учеников отвлекать. Вам и без того хватит сил держать меня в поле своего восприятия.

— Ладно, — подумав пару мгновений, согласился практик. — Я подожду.

После того как он ушёл, Сонг позволил себе немного расслабиться. В действительности символ был не настолько сложен, по крайней мере для него. Однако во время его изучения у молодого человека появилась идея и она казалась настолько наглой, что, возможно, волне могла сработать.

Подойдя к столу начертателя, Сонг одним движением извлёк нужные для создания свитка ингредиенты и поставил бутылёк с кровью чуть в стороне — его черёд должен был подойти в самом конце.

Вытащив чистый лист, он сделал пару лёгких штрихов специальными чернилами, намечая контур будущего символа. Минута и вот уже только-только намеченные контуры начали обретать чёткую структуру. Сонг работал на автомате, пока ничего сложного в том, что он делал, не было. Параллельно он продумывал свою идею, немного безумную, но от того и вполне рабочую. На определённом этапе Сонг начал аккуратно вплетать в узор символа собственные наработки, очень осторожно и неспешно.

С этого момента стало во много раз сложнее. Очень непросто включить в символ посторонние плетения при этом так, чтобы это было тяжело увидеть. Если бы не обучение у старика Пари и большое количество практики за последние месяцы Сонг бы даже не стал об этом думать. Ну и, конечно, то самое усиление символа должно окончательно замаскировать постороннее включение — он очень сомневался, что даже выдающийся эксперт сумеет в этом случае отделить его включение и усиление глифа.

Десять минут, двадцать, тридцать. Сонг продолжал работать, обливаясь потом. Наконец последний штрих его маленького добавления оказался завершён, и он позволил себе осторожно выдохнуть. Самое сложное по написанию оказалось позади. Сонг добавил в символ отслеживающую метку. Теперь даже в неактивном состоянии, он мог легко отслеживаться символ по всему миру. Пускай этот практик, принёсший кровь Аэтонэ, находился на довольно высоком этапе развития, но и Сонг уже был далеко не слабак. Будучи практиком «Осознания» с парными клинками, он был уверен, что способен справиться даже с «Предком». Тем более, мужчина даже не был членом секты. Какой-то пришлый воин. Хотя, конечно, Сонг вполне отдавал себе отчёт о том, что, скорее всего, ему придётся для победы сжигать не только собственное развитие… Впрочем, до этого доводить он никак не собирался.

Ещё раз придирчиво осмотрев получающийся символ, Сонг задумчиво потёр подбородок. Многие бы не стали лишний раз рисковать и остановились бы на этом, но он так сделать не мог. Если взвесить всё, что ему известно справиться даже с одним этим мастером будет непросто, а если там таких несколько? При том что нападать на гостей секты было строжайше запрещено, какие у него были шансы на то, чтобы после конфликта не стать преступником? Наконец, решившись, он начал стремительно добавлять ещё штрихи к получаемому символу. Он рисковал, да, но в этом был его шанс.

Спустя несколько часов символ оказался закончен и Сонг смог приступить к его усилению. За окном начали сгущаться сумерки, когда он удовлетворённый отошёл от стола начертателя. Пожалуй, этот символ был вершиной его текущей формы. Теперь оставалось положиться на собственное мастерство и дождаться, когда неизвестный практик использует символ, чтобы точно быть уверенным, что Аэтонэ где-то поблизости. Он понимал, что был призрачный шанс, что эксперт с заказом прибыл откуда-то из другого мира, но здесь оставалось только рискнуть, иначе никак.

— Вот, мастер, я закончил, — Сонг передал пергамент с получившимся символом скучающему в комнате для гостей практику.

— О, наконец-то, вы даже быстрее чем я думал, — с улыбкой мужчина поднялся со стула, на котором сидел, ожидая выполнения своего заказа. — Вы позволите всё проверить?

— Да, разумеется, — вот оно, то ради чего он так старался.

Если этот эксперт заметит изменения, для Сонга это станет провалом. Практик придирчиво осматривал тем временем полученный символ. Он вертел его и так, и эдак. Сонг хорошо чувствовал, сколько сил и какое количество восприятия вкладывал тот в эту проверку.

— Всё в порядке, — с улыбкой кивнул мастер. — Подумать только, символ оказался действительно почти в половину сильнее того, что могли создать лучшие начертатели. Вот эти камни полностью заслужены вами, мастер.

В руки Сонгу опустился увесистый мешок с синими камнями самого высокого качества, судя по духовной энергии распространяемой ими. Похоже, у него всё получилось.

— Я рад, что вас всё устроило, старший, — слегка поклонился Сонг.

Когда за спешащим экспертом закрылась дверь, он позволил себе выдохнуть с облегчением. Теперь оставалось самое сложно дождаться, когда символ будет использован и вытащить Аэтонэ из той западни, в которую она угодила.

Благо, случилось это уже через несколько часов. Сонг успел к этому времени восстановиться и даже немного помедитировать. Яркая вспышка силы, мелькнувшая в его разуме, прервала медитацию. Прислушавшись к себе, парень удивлённо вздохнул. Аэтонэ находилась сейчас совсем близко, судя по всему, в порту центрального города. Поднявшись с циновки, Сонг отправился к месту, где держали Аэтонэ — если это действительно порт то, вполне вероятно, духовный корабль. Если судно сейчас покинет центральный город, всё станет напрасным.

Как Сонг и предполагал, Аэтонэ держали на одном из судов, стоящих на стоянке в порту центрального города. Для того чтобы найти его он потратил больше часа блужданий между пирсов. Сам корабль представлял собой изящного вида прогулочную яхту. Сонгу удалось узнать, что она принадлежала одной из дружественных Тёмной Души сект. Возле входа на судно дежурило два слабых практика, только-только переступивших этап «Восхождения», что немного удивляло.

Впрочем, несмотря на то, что это были слабые воины, нападать на них стало бы в любом случае сейчас самоубийством. Как понял Сонг, благодаря разговорчивым работникам порта, владелец яхты сейчас находился с приглашением в центральной пагоде секты Тёмной Души и в ближайшее время судно точно никуда не должно было деться. А это означило, в свою очередь, что Сонг мог попытаться воспользоваться полученным временем для подготовки к освобождению Аэтонэ.

Самым опасным пока ему казался тот мастер, что заказал у него символ — он, как ни крути, находился как минимум на этапе «Совершенства». Быстро с таким не справишься, даже используя парные клинки. Значит, прямая атака, даже если закрыть глаза на то, что это прямое нарушение правил секты, здесь не могла сработать. Следовало поступить хитрее. Он мысленно в очередной раз похвалил себя за удачное решение добавить в созданный символ дополнительное плетение. Очень скоро оно должно было сработать.

Сонг достал из карманного мира кольца свои привычные одеяния тёмного цвета, решив лишний раз не показывать всем форму ученика секты Тёмной Души. По его прикидкам, установленное дополнительное свойство глифа должно было сработать в любой момент, оставалось только дождаться этого. Вот только он оказался совершенно не готов к тому, что произошло, когда добавленное им, казалось бы, безобидное свойство сработает. Дело в том, что Сонг включил в созданный глиф свойства саморазрушения спустя несколько часов после установки. На время Аэтонэ должна была освободиться и, получив свободу, создать суматоху, позволив Сонгу проникнуть внутрь корабля.

Вот только всё пошло совсем не по плану. В момент срабатывания побочного свойства над кораблём начали сгущаться облака. Поначалу Сонг даже не обратил на это внимания, сосредоточившись на реакции стражников, стоящих возле входа на корабль, но, когда появившиеся облака стали наполняться духовной энергией, да ещё настолько плотной, что у него зашевелились волосы на затылке, Сонг не мог не обратить на это своё внимание. С каждой секундой облака всё больше наливались силой и в какой-то момент он начал замечать в них отчётливое проявления силы Небо и Дао.

«Это же Небесное Бедствие!» — вдруг дошло до Сонга. — «Как это может быть? Кто-то внутри корабля делает прорыв?»

Первая же молния гнева Неба, обрушилась на корабль с такой невообразимой мощью, что мгновенно проделала огромную дыру в нём. Воины, стоящие на страже, попадали на землю, не в силах выдержать давления Небесного Бедствия. Великое Дао начало сходить с ума, закручиваясь в вихрь спирали над кораблём. Если бы вокруг судна не была полностью погашена духовная сила, этот удар он, возможно, даже не ощутил бы. Но в порту центрального города было строжайше запрещено швартовать корабли использующие духовные барьеры.

«Вот же, теперь вся секта знает о том, что здесь происходит прорыв!» — Сонг мысленно выругался, по правилам взятие этапа, во время которого предполагалось, Небесное Бедствие разрешалось только в специально отведённых местах. — «Ладно. Возможно, это и к лучшему. Пока поднялась суматоха следует воспользоваться такой замечательной возможностью».

Сонг посмотрел на кольцо, надетое на руку. Во дворце карманного мира существовало несколько комнат, в которых он вполне мог спрятать даже Истинного Дракона, если, конечно, ему удастся добраться до девушки. Ещё раз посмотрев на всё более усиливающееся Небесное Бедствие над кораблём он, вдохнув поглубже, бросился к входу на судно. К этому моменту стражи уже убежали, даже не озаботившись заблокировать духовной печатью вход на судно. Впрочем, Сонг нисколько их не винил за это. Он и сам, будь на то его воля, не стал бы приближаться к тому, что сейчас происходило в небе.

Влетев внутрь корабля, Сонг осмотрелся. Здесь, как и на других подобных суднах часто использовались каскады карманных пространств и, если бы не чёткая метка глифа, установленная на Аэтонэ, он долго бы блуждал по этим лабиринтам.

Где в вышине послышался особенно сильный гром, а в следующую секунду корабль содрогнулся от очередного сокрушительного удара.

Глава 30

Судно, где держали Аэтонэ, оказалось лишь чуть больше Синфула — корабля Императора закрытого мира. Как и предполагал Сонг, оно являлось скорее яхтой какого-то богатого частного лица, чем полноценным астральным кораблём.

Продвигаясь по его карманным пространствам, он несколько раз натыкался на слуг, в панике спешащих куда-то. Их силы и возможности восприятия находились на таком уровне, что заметить Сонга они просто не имели возможностей. Однако сам парень нисколько не сомневался — на корабле присутствовало достаточно практиков, способных обнаружить его присутствие. Следовало до нахождения Аэтонэ оставаться осторожным.

Пару раз он натыкался и на кого-то из команды корабля, но, благо, они оказались полностью поглощены попытками защитить корабль от воздействия разбушевавшихся стихий. В какой-то момент ему улыбнулась удача и он обнаружил одинокого слугу, лежащего без сознания в карманном пространстве с разбитым садом с духовными растениями. Благодаря тому, что слуга оказался примерно одного роста с Сонгом, он раздобыл форму, которая позволила ему не выделяться.

Главное, до того, как сюда заявятся мастера секты успеть спрятать Аэтонэ в карманном пространстве кольца — открыть большую часть комнат Дворца без родословной Фир Болг невозможно, как и почувствовать, что находится внутри.

Корабль мелко вибрировал и каждую минуту сотрясался от очередного особенно сильного удара Небесного Бедствия. При этом частота ударов, с каждой секундой понемногу увеличивалась. Метка Аэтонэ всё ещё хорошо ощущалась, но в любой момент могла быть уничтожена пришедшем в гнев Небом и находившимся в хаосе великим Дао. Очень похоже, что её держали в самой глубине корабля, в одной из центральных карманных реальностей. Сонгу приходилось использовать собственное восприятие, чтобы найти проход между реальностями. К сожалению, его познания в концепции пространства находились на самом низком уровне, потому полагаться на это было нельзя. Пару раз мимо него проносились эксперты в форме секты, что владела этим кораблём, они не особо обращали внимания на Сонга, одетого в форму слуги.

Наконец, спустя несколько минут он всё-таки смог подступиться к реальности в которой, по его ощущениям находилась Аэтонэ, к этому времени Небесное Бедствие окончательно разрушило защитные контуры корабля благодаря чему найти вход не составило большого труда. Другое дело, что из-за бушующей стихии Сонгу приходилось прилагать вдвое больше усилий, чтобы передвигаться по пространству, где держали Истинного Дракона. Аэтонэ находилась в тёмном пустом мире, окружённая разрядами молний Небесного Бедствия и судя по тому, что видел Сонг, сейчас претерпевала переход на этап «Осознания».

Неизвестные, захватившие девушку, не стали выдумывать и создали идеальную тюрьму для неё — пустоту. Вот только не рассчитали появления Небесного Бедствия. Без своей защитной духовной оболочки, корабль оказался не готов к удару абсолютной стихии. Что странно, Сонг почему-то не видел самих тюремщиков, что по логике должны были сейчас находиться возле Истинного Дракона, охраняя его от посягательств не только воров, но и хозяев города. Очевидно, что такое светопреставление должно было привлечь внимание всей секты Тёмной Души.

«Если попытаюсь вмешаться, Небесное Бедствие станет атаковать и меня тоже», — появившись в карманном мире-тюрьме Сонг замер, пытаясь решить, каким образом вытащить отсюда Аэтонэ. — «С другой стороны, появление здесь сильных практиков лишь вопрос времени. Сражаться с ними — терять драгоценное время».

Сонг продолжал вглядываться в хорошо знакомую фигурку девушки, зависшей в позе лотоса посреди этой пустоты. Она, судя по напряжённому лицу, всеми силами пыталась сдержать удары Бедствия, нацеленные в её душу и тело. Непонятно, как она умудрялась, будучи в эпицентре происходящего буйства стихий, защищать себя, но пока это у неё это вполне получалось.

За время что Сонг не виделся с Аэтонэ, девушка почти не изменилась, она всё так же оставалась заключена в человеческое тело и не похоже, что продвинулась в том, чтобы вернуть себе возможность перевоплощения и настоящий облик. А сейчас, будучи запертой в смертное тело, оказалась перед лицом Небесного Бедствия чудовищных зверей. Опасная ситуация, но помочь ей он не мог — прервать взятие этапа «Осознания» означало сделать девушку на всю оставшуюся жизнь калекой. Впрочем, он всё же мог помочь ей быстрее достигнуть следующего этапа… Достаточно защитить Аэтонэ от атак Небесного Бедствия и тем самым завершить преодоление этапа.

Следовало действовать быстро, наверняка уже через несколько минут сюда придут не только хозяева корабля, но и сильнейшие представители секты Тёмной Души. И опередить их, значит победить.

Обратившись к парным клинкам, Сонг щедро зачерпнул из них духовную силу, благо разлитой энергии вокруг было более чем достаточно из-за сходящего с ума Дао. С каждой секундой вибрация пространства всё больше увеличивалось. Он отчётливо чувствовал, как разрушались некоторые карманные пространства корабля, не выдерживая этого напора и выбрасывая наружу огромное количество энергии и вещей, что находилось в них. Такая сила сбивала, не позволяла нормально ориентироваться в пространстве и, возможно, в этом состоял главный шанс Сонга. Прыгнув вперёд, он быстро подлетел к замершей девушке, не смущаясь того факта, что вокруг неё сейчас плясали молнии гнева Небес и начал создавать над ней защитную полусферу, вплетая в неё концепцию кармы. Это должно было позволить сильно ослабить гнев Небес и усмирить разрушительное Дао.

Он торопился, формируя один защитный круг за другим. Руки порхали, создавая печать за печатью. Сонг должен был успеть до того, как сюда заявятся тюремщики Аэтонэ. С каждым мгновеньем Небесное Бедствие всё больше распалялось, обрушивая уже не одиночные заряды, а целые каскады ударов. С силой оно обрушивалось на возводимый духовный щит и, опадая бессильными искрами, разлеталось по всей тюрьме, наполняя её светящей энергетической пылью.

Лицо Аэтонэ, впервые с момента, как Сонг её обнаружил, порозовело. Пропала бледность, а сама она, похоже, с новыми силами продолжила продвигаться к своему этапу «Осознания». Мгновенья сменяли мгновенья. Вокруг девушки начали закручиваться осколки Дао и Неба, создавая настоящую воронку, где эпицентром была она. Аэтонэ с жадностью поглощала остатки Небесного Бедствия, превращая его в собственную силу. Действовала ли она по наитию или знала, что делает, неизвестно, но то, что благодаря этому в какой-то момент внутри неё вдруг что-то «взорвалось» почувствовал даже Сонг. Переход на этап «Осознания» для чудовищного зверя немного отличался от человеческого «Совершенства».

Вокруг Аэтонэ распространилась аура силы, которую не почувствовать было нельзя. Она была куда чище, чем всё, с чем до этого сталкивался Сонг. Вот только продолжалось это совсем недолго. В вышине грянула последняя вспышка молнии, особенно сильная, которая чуть не уничтожила духовный щит молодого человека и вместе с этим тучи Небесного Бедствия стали постепенно пропадать. Сразу после этого Аэтонэ вдруг как-то обмякла и повалилась без сознания. Благо Сонг успел её подхватить.

Проверив состояние девушки, он с облегчением выдохнул — всё в порядке. Исчерпав практически все собственные ресурсы, она просто сейчас заснула. Недолго думая Сонг переместил спящую девушку в одну из пустых комнат дворца карманного пространства кольца и развернулся к выходу, из которого пришёл.

«Отлично, теперь пора убираться отсюда», — мысленно он позволил себе немного выдохнуть, самая сложная часть была позади, оставалось удивляться, как его так легко подпустили к сокровищу, которое так охраняли.

— Эй, ты там! — окрик прервал мысли Сонга. — Ты не слуга нашей секты!

«Надо бы приучить себя не расслабляться, когда дело ещё не сделано», — с сожалением подумал он, оборачиваясь лицом к своим противникам. — «Её всё-таки охраняют».

Три практика зависли в нескольких сотнях метрах от него. Они внимательно вглядывались в Сонга, который застыл посреди совершенно пустого карманного пространства, где совсем недавно был заключён Истинный Дракон.

Двое из этих практиков, как минимум находились на этапе «Совершенства». Третий воин, застывший чуть впереди своих соратников, судя по ощущениям являлся экспертом как минимум начального этапа «Единства». Как ни крути, но для Сонга ситуация сейчас была не самой лучшей. Хотя его жизни ничего и не угрожало — он был уверен, что при любых раскладах способен справиться с охранниками — было лишь вопросом времени, когда к этому месту стянутся другие сильные воины. Тогда всё станет куда более опасным. Он начал медленно, так чтобы это было незаметно собирать вокруг себя духовную силу. Парные клинки мгновенно откликнулись на зов Сонга, преобразуя эту энергию в чистую силу. Ему лишь нужно было немного времени.

— Мастер, нарушитель лишь на этапе «Осознания», — подал голос один из воинов.

Предводитель нахмурился, смерив взглядом Сонга. Духовная энергия внутри этого карманного пространства до сих пор не могла прийти в норму после хаоса Небесного Бедствия, а в вышине всё ещё виднелась дыра в структуре пространства, ведущая наружу корабля. Мужчина не был дураком и прекрасно понимал, что ещё совсем недавно здесь бушевал гнев Небес, и пойманный Истинный Дракон совершал свой прорыв… А значит человек в форме слуги, каким-то образом захватил собственность их секты. Вокруг предводителя начала закручиваться сила, а в глазах всё сильнее разгоралась ярость:

— Ты посмел украсть у нас нашу собственность. Я позабочусь о том, чтобы ты и все твои родные и люди которых ты знаешь, отправились вместе с тобой к жёлтой реке без права на посмертие!

Сонг мысленно фыркнул. Как же всё-таки иногда любят поговорить некоторые практики боевых искусств. Он до сих пор не знал с чем была связана такая беспечность, возможно, именно эти сейчас связывались с другими своими мастерами, призывая их сюда. Ему было неинтересно гадать.

Повинуясь мысленному приказу, тело Сонга преобразилось, став чёрным, а над головой завертелась корона. Он больше не собирался размениваться на мелочи — нужно было закончить с врагом одним движением. Где-то вдалеке послышался зарождающийся крик фениксов, меч, позаимствованный Сонгом у одного из ринкарнантов, вдруг вспыхнул чёрным пламенем, увеличившись на несколько метров.

«Рассечение, финальная форма», — карманный мир сотряс его голос.

За спиной Сонга величественно расправлял крылья чёрный Феникс, увитый прожилками из кармических нитей. Мгновенье и вместе с ударом молодого человека величественная птица рухнула на трёх практиков. Все трое успели закрутить вокруг себя плотную преграду духовной силы, выставляя щиты. Феникс упал на эти щиты и, разрывая кармические нити, с громким треском уничтожил защитные формации воинов, сминая их. Сонг перестарался, его удар в мгновенье ока испепелил двух воинов «Совершенства», а их предводитель лишь чудом успел использовать какой-то артефакт, закрываясь от «Вечного Тёмного Пламени, которым оказался окутан Феникс.

Не дожидаясь, когда последний выживший придёт в себя, Сонг взмыл в небо. Туда, где медленно закрывалась дыра в пространстве, оставленная Небесным Бедствием. К сожалению, клинок, которым он воспользовался, не выдержал удара и рассыпался прямо во время удара, оставив лишь пустую рукоять в руках. Отбросив бесполезный хлам, Сонг достал ещё один подобный меч, мысленно надеясь, что воспользоваться им уже не придётся.

Жаль, но этому оказалось не суждено сбыться. Лишь только он вырвался из недр духовного корабля, пролетев сквозь несколько разорванных и выпотрошенных духовных пространств, как, уже оказавшись над судном, прямо перед ним открылись «короткие пути», из которых навстречу Сонга шагнуло сразу двое мастеров. Они распространяли вокруг себя давление практиков этапа «Вечного предела» и «Предка».

— Я призываю вас остановиться…, — с улыбкой объявил первый.

— Мы просто убьём вас и не станем больше беспокоить, — закончил второй.

Сонга мгновенно скрутили жгуты чужой духовной силы, не позволяя даже двинуться. Но ему и не нужно было двигаться.

Вместо ответа, парень вернул им улыбку и, мысленно создав сложную печать, использовал то, над чем работал без устали последний год.

«Дальний шаг», — темнота раскрылась перед ним, забирая к себе.

Чёрная вспышка из концепций времени и кармы поглотила молодого человека, оставив двух сильнейших воинов в одиночку висеть над собственным полуразрушенным кораблём, удивлённо пялясь на пустое место, где совсем недавно находился Сонг.

Глава 31

К сожалению, Сонг так и не смог окончательно доработать «дальний шаг». Когда-то давно, ещё в городе Тёмной Звезды шаг множество раз спасал его от верной гибели. Однако позже он просто перерос его, навык стал бесполезен. И отошёл вначале на второй, затем на третий план. В какой-то момент Сонг даже полностью отказался от его использования. Лишь в искусственном мире Фир Болг он вернулся к нему, начав видоизменять и улучшать «дальний шаг».

Вначале Сонг предполагал вплести в навык лишь концепцию времени, используя возросшее на тот момент понимания этого закона, однако очень скоро оказалось, что из-за времени «дальний шаг» терял свою стабильность и попросту отказывался хоть как-то работать. Всё изменилось с момента, когда Сонг попробовал ко времени добавить ещё и концепцию Кармы.

У него ушло несколько месяцев, напряжённых практики и медитаций возле песочных часов в карманном мире кольца, однако это того стоила. И даже этого времени не хватило, чтобы довести получаемый навык до ума. Пока Сонг добился лишь того, что «дальний шаг» использовался мгновенно и отправлял использующего его мастера в случайную точку мира, в котором тот находился.

При этом отследить точку выхода из-за используемой концепции кармы оказалось невозможно, а законы времени перекручивали течение великой реки времени. Именно благодаря этому перемещение практика, использующего «дальний шаг» оказывалось мгновенным. Однако, Сонг пока не смог разобраться, почему этот навык оказывался способен отправить человека в любую случайную точку мира, не используя при этом даже толики концепции «Пространства».

И здесь же крылась основная опасность недоработанного навыка — Сонг не мог никак контролировать место своего появления. Он мог запросто оказаться заживо замурованным в скале или глубоко под землёй, появиться на дне глубокого океана. В таком случае на текущем этапе развития это означало неминуемую гибель. Карма. Судьба. Он полностью отдавал себя на её суд и оттого ещё ни разу не использовал улучшенный навык на практике. До сегодняшнего дня.

Сонг вывалился из тьмы перехода «дальнего шага» в паре километров от земли. После ночной темноты центрального города яркое солнце мгновенно ослепило его, а ветер тут же взвыл в ушах, говоря о том, что он очень быстро падает. Пришлось по новой раскручивать ядро слияния и восстанавливать своё равновесия.

«Где я?» — подумал Сонг, оглядываясь вокруг.

Глаза быстро привыкли к дневному свету, и молодой человек попытался понять, куда привели его нити кармы, созданные «дальним шагом». Где-то далеко внизу, за облаками он видел бесконечные зелёные леса, уходящие вдаль к видневшемуся горному кряжу. Пики гор казались Сонгу острыми, точно наконечники копий, а сам горный кряж уходил куда-то далеко за горизонт и, похоже был колоссальных размеров.

Прислушавшись к себе, Сонг сколько бы ни пытался не мог ощутить местоположения центрального города секты Тёмной Души. Только одно это говорило, что «дальний шаг» закинул молодого человека очень далеко. Более того, он вообще не мог ощутить какого-либо присутствия человеческих поселений в ближайших нескольких тысяч километров.

«Стоит подыскать место, где можно немного отдохнуть и перевести дух», — подумал Сонг, начав снижаться и осматривая местность внизу. — «И заодно, проверить как там Аэтонэ после произошедшего прорыва к этапу «Осознания».

Через полчаса неспешного полёта он приблизился достаточно близко к горам и сумел найти подходящее место. Небольшая речная долина, расположенная между высокими склонами. В середине этой долины река расширялась, образуя небольшое озеро с водопадом. Также возле озера Сонгом была замечена пещера, которую он и решил использовать в качестве временного убежища.

Приземлившись, он первым делом проверил своим восприятием, не скрывает ли озеро и пещера каких-либо опасностей, подобные места часто облюбовывали сильные Чудовищные Звери, и это было серьёзной опасностью, особенно в центральных мирах человеческого атолла. Благо на этот раз всё обошлось — долина оказалась необитаема. Сонг, используя духовную силу, обустроил пещеру, чей потолок оказался слишком низок. Он поставил духовный барьер на входе и сделал некое подобие копии своей комнаты, какая у него была ещё в городе Тёмной Звезды. После этого он накрыл всю долину своей силой, маскируя её от взглядов практиков даже высоких этапов развития и Чудовищных Зверей. И лишь только после этого позволил себе немного расслабиться.

Когда с маскировкой временного убежища было покончено, Сонг обратился к карманному миру внутри кольца. С момента, как он поместил сюда Аэтонэ она так и не приходила в себя. Девушка лежала в одной из комнат в той же позе, какой он её положил.

Подойдя ближе, Сонг присел возле Истинного Дракона, всматриваясь в её лицо. Пускай это было всего лишь воплощение, но оно также было связано с сущностью девушки и, по сути, являлось её вторым обликом. Сейчас он хорошо видел, что за время пока они не виделись, девушка сильно изменилась. Тени пролегли на её. Лицо, скулы обострились, а глаза, казалось, немного впали, делая её образ более зрелым. Произошедшее в закрытом мире, предательство Императора и попытка принесения в жертву, всё это не прошло для неё бесследно. Сонг аккуратно притронулся к плечу Аэтонэ, предполагая, что этого более чем достаточно, чтобы пробудить её. И он угадал.

Девушка распахнула глаза, испуганно вскидываясь, и уже через секунду удивлённо смотря на Сонга. В её глазах парень читал вначале смятение, перешедшее в шок, который сменился радостью.

— Привет, — не удержался он от улыбки и в следующий миг Аэтонэ уже бросилась к нему в объятия.

Шокированный этим внезапным порывом, парень не знал, как быть. Осторожно, точно боясь сломать или спугнуть, он обнял в ответ девушку и успокаивающе проговорил:

— Аэтонэ, всё хорошо, ты в безопасности.

На то, чтобы прийти в себя девушке хватило пары минут. Она в смущении отодвинулась от Сонга и, повернув раскрасневшееся лицо, спросила:

— Как ты оказался в «Высших мирах»? Как нашёл меня? Где остальные? Син Фен и Лод? И каким образом тебе удалось вытащить меня из лап секты «Проклятой Руки»?

— Ну-ну, не всё сразу, — не выдержав, рассмеялся Сонг. — Давай по порядку.

Его рассказ занял долгое время. Оказалось, что за время прошедшее с момента его ухода из Закрытого мира много чего произошло. Сонг почти ничего не утаивал, с Аэтонэ он не видел в этом смысла. Девушка была шокирована известием, что Син Фен оказалась захвачена реинкарнантами, а сам Сонг вот уже больше года пытался найти её. Ещё больше её удивило то, что столь короткое время он обогнал её в развитии, ступив на этап «Осознания» на несколько недель раньше. На это Сонгу оставалось лишь пожать плечами, попытавшись изобразить на лице загадочную мину. Впрочем, это всё меркло по сравнению с дворцом в карманном пространстве кольца, где она сейчас находилась.

— Ты понимаешь, насколько ценно подобное кольцо? — спросила Аэтонэ, когда смогла осознать масштабы дворца.

— Конечно, поэтому о нём знаешь только ты. Даже его бывший владелец, я уверен, не до конца понимал, какое сокровище ему попало в руки, в ином случае он никогда не отпустил бы от себя это кольцо. Ладно, давай я покажу тебе дворец. К сожалению, пока тебе придётся побыть здесь до того момента пока мы не найдём мастеров высоких этапов способных снять с тебя отслеживающие метки, либо не переберёмся в другой мир. А то, что на тебя навешали кучу меток, я уверен. На их месте поступил бы именно так.

— Я доверяю тебе, — с готовностью кивнула Аэтонэ. — Да у меня и выбора-то особого нет. Есть несколько сильных практиков, знакомых старшего Вулпи. На всякий случай он дал мне их местоположение, возможно они захотят помочь?

— Старший Вулпи? — Сонг вначале не понял, что имела в виду девушка, но тут же вспомнил седого демона, которого спас из города-ловушки. — А, я понял. Если получится, мы попробуем найти их.

— Только вот слишком много времени прошло с тех пор, как старший появлялся в «Высших мирах». Я попыталась найти некоторых, но разыскала только одного.

— Что же, лишним это всё равно не будет. В любом случае в центральных мирах я долго задерживаться не собираюсь. Уверен, дьявольские миры находятся где-то на окраине человеческого атолла. Поэтому долго тебе здесь сидеть не придётся.

— А если я захочу отправиться с тобой? — внезапно спросила Аэтонэ.

— Зачем это тебе? — Сонг с удивлением посмотрел на неё. — Это будет очень опасно. Не уверен, что это будет безопасно для тебя.

— Я и сама могу о себе позаботиться, Сонг, — возразила ему девушка.

— Как пожелаешь, помощь мне действительно очень нужна.

После этого молодой человек показал Аэтонэ место, где ей предстояло пробыть всё время, пока он находился в мире секты Тёмной Души. Больше всего её впечатлили песочные часы и, конечно, хрустальное дерево.

— Если хочешь, можешь использовать любой из местных артефактов для укрепления своего основания и практики боевых искусств. Здесь есть испытания боем, если вдруг тебе понадобиться закрепить что-то в спарринге. И, кстати, местные противники очень сильны.

После этого он показал девушке пленённых реинкарнантов. К сожалению, сейчас Сонг и Аэтонэ практически сравнялись в понимании совершенствования души и смысла просить её прощупывать их души не было никакого смысла. Теперь это полностью находилось в его руках. Что же касается припасов, ингредиентов и ресурсов развития — Сонгу удалось в достаточном количестве скопить их в карманном мире. Их количества вполне должно хватить им вдвоём как минимум на несколько лет.

— Если тебе что-то понадобится, достаточно обратиться ко мне мыслеречью, я услышу, — сказал напоследок Сонг, перед тем как возвращаться в реальный мир.

— Думаю, я пока займусь стабилизацией собственного основания. После Небесного Бедствия оно сильно пошатнулось, — кивнула Аэтонэ. — Спасибо тебе, за всё.

— Нет, это тебе спасибо. В Закрытом мире ты несколько раз мне очень помогла, и я хорошо помню это. Отдыхай.

Вернувшись в реальный мир, Сонг вышел из пещеры, в которой обустроил своё временное жилище и задумчиво осмотрелся. Пока лучше переждать бурю здесь. Когда он уходил к кораблю, где держали Аэтонэ, на всякий случай оставил хозяину послание о том, что отправляется в закрытую тренировку. На какое-то время этого будет более чем достаточно, чтобы его никто не искал.

«Что же, это не самое плохое место, чтобы действительно заняться закрытой тренировкой», — подумал он, усаживаясь в позу лотоса на берегу озера и смотря на его спокойные воды. — «Я всё ещё слишком слаб, чтобы спасать кого бы то ни было. А значит нужно просто стать сильнее…»

Время неторопливо двинулось дальше, продолжая свой ход. Сонг вернулся к практике в комнате с песочными часами, чтобы не мешать Аэтонэ, которая всеми силами пыталась закрепиться на этапе «Осознания». Для чудовищного зверя, пережившего Небесное Бедствие с помощью защиты другого практика это оказалось сделать не так-то просто. Поэтому девушка оказалась вынуждена практиковать днями напролёт, чтобы стабилизировать своё состояние. Что же до Сонга то он вновь занялся познанием концепции времени и кармы, не забывая так же практиковать законы меча и огня, понимание которых значительно уступало первым двум.

Благодаря открывшимся испытаниям внутри дворца, он не испытывал недостатка в практике сражений чуть ли не каждый день, пытаясь победить призраков сильнейших мастеров прошлого. К сожалению, даже по прошествии такого количества времени он всё ещё проигрывал практически все поединки с мастерами прошлого. Но это не беспокоило Сона, он откровенно наслаждался самим процессом самосовершенствования.

Не забывал он и практике совершенствования души. То и дело Сонг возвращался к реинкарнантам, пытаясь подобрать ключи к их печатям, жаль пока без особого толку. Впрочем, он нисколько не сомневался, что скоро всё поменяется, хорошо ощущая, что уже вплотную приблизился к разгадке дьявольской техники возрождения.

День сменял ночь, а ночь сменял день. Благодаря песочным часам и пониманию законов времени, Сонгу удалось создать внутри долины, в которой он обустроил своё жилище, полноценный домен времени, замедлив его течение здесь почти в три раза. При этом благодаря песочным часам, ему удалось избежать самого неприятного побочного эффекта при манипуляции времени во время практики боевых искусств — его внутренняя сущность продолжала развиваться даже внутри созданного им пузыря. С помощью древнего артефакта ему удалось невозможное. Песочные часы оказались ещё более удивительным сокровищем, чем он думал вначале.

Самой большой проблемой использования времени для практики боевых искусств всегда являлось невозможность нормального течения духовной силы под воздействием сжатия времени. Из-за этого практиковать боевые искусства в таких условиях становилось практически невозможно — оставалось лишь познавать концепции и изучать навыки. Однако с этими часами. Согну удалось обойти закон. Пускай лишь отчасти. Песочные часы не могли бесконечно долго удерживать барьер времени, тратя накопленную внутри них духовную энергию.

Впрочем, даже так силы внутри легендарного артефакта было достаточно минимум на полгода, а большего Сонгу и не требовалось.

Глава 32

Сонг продолжал практиковаться, находясь внутри пузыря времени. Постепенно он всё глубже постигал совершенствование души, то и дело пытаясь разгадать плетенья печатей дьяволов, окутывающие реинкарнантов.

Каждый день он пытался постигнуть секрет возрождения. Изучал печати души и то, как они работали. Иногда, в часы редких передышек Аэтонэ помогала ему. Постепенно он всё глубже погружался в секреты жизни и смерти, увидев закономерности там, где раньше их не было.

Вместе с этим, Сонг закончил с укрепления своего основания и смог приступить к развитию этапа «Осознания» — одной из самых важных ступеней высоких этапов развития. Именно во время преодоления этого этапа всем человеческим практикам предстояло то, что совсем недавно пережила Аэтонэ — Небесное Бедствие. И Сонг планировал не только с честью выдержать его, но и использовать саму силу гнева Небес чтобы укрепить собственное тело. Возможно ли сделать что-то подобное? Он считал, что да, при условии, что сумеет должным образом подготовиться. А для этого требовалось много практики и времени. Слава богам, последнего-то как раз у него сейчас имелось в достатке.

Иногда, в редкие часы передышки он общался с Аэтонэ узнавая, что произошло с ней с момента, когда её забрал седой Вулпи. Так Сонг узнал, что кланы города Синего Кита, возглавляемые мастером Долсом отделились от демонов и отправились куда-то вглубь «высших миров», считая, видимо, что с другими расами закрытого мира им не по пути.

— Рано или поздно карма, посеянная Долсом, настигнет его, — уверенно сказал Сонг, вспоминая толстяка, ставшего причиной настоящей катастрофы в Закрытом мире. — Это судьба каждого из нас.

Аэтонэ на это лишь кивнула, думая о чём-то своём. Она рассказала Сонгу, зачем отправилась к центральным мирам. Поиски других представителей Истинных Драконов закончились ничем. Любое упоминание этой расы стёрлось в бездне прошедших веков. Отдельных представителей иногда видели и сейчас, но с каждым столетием это происходило всё реже. Однако девушка не теряла надежды узнать судьбу своего народа. Хотя прекрасно понимала все перспективы встретить сородичей и уж тем более возрождение самой расы.

— Я просто хочу узнать правду, что послужило причиной нашего исчезновения, а также куда пропали мои родители, — заключила она. — Можешь считать это странным.

— Нет, я не считаю, это странным. Находясь в карманном мире кольца, тебе ничего не угрожает, если хочешь, пока можешь путешествовать со мной, возможно по дороге мы наткнёмся на какую-то информация о твоих родителях? Карма последнее время шутит со мной странные шутки…

— А ты всё так же надеешься найти Син Фен? — помолчав немного спросила Аэтонэ.

— Да, я уверен, что смогу освободить её душу от захвата реинкарнатов, главное стать сильнее.

— Дьявольский клан когда-то был одним из сильнейших, ты же помнишь об этом? Пускай они потеряли большую часть своей силы во время воин с Божественным кланом но, всё же.

Сонг кивнул. Он всё понимал. И именно поэтому, как проклятый пытался стать сильнее, изучая законы кармы, практикуясь как сумасшедший, стараясь хоть как-то уменьшить разрыв в силе между ним и дьявольскими практиками.

— Хорошо, — Аэтонэ кивнула. — В любом случае для меня лучшего варианта всё равно нет. Даже находясь под защитой артефакта старшего Вулпи, я всё ещё остаюсь слишком уязвимой. И Сонг…

— Да?

— Спасибо тебе, — девушка улыбнулась. — Я в очередной раз оказалась обязана тебе и отплачу при первой же возможности.

— Не за что, — молодой человек не удержался от ответной улыбки.

Спустя несколько месяцев постоянной практики и попыток познания совершенствования души у Сонга, наконец, начало получаться. Печать одного из реинкарнантов, взятого подалась на манипуляции и стала истончаться. Метка души, запечатлённая на теле человека постепенно пропадала, а вместе с ней разрушался и разум самого дьявола, подвергаясь необратимым изменениям. Лишь только почувствовав это, он заговорил.

Обитаемые миры дьяволов, как многие и предполагали, находились в одном из районов закрытых миров, на самой окраине человеческого атолла влияния в регионе, некогда принадлежащем дьяволам. Из-за пространственных бурь, ловушек и хаоса духовной энергии, находится там было небезопасно даже практикам этапа «Божества». Найти в этой мешанине сил обитаемые миры без каких-либо ориентиров было невозможно. И даже имея на руках эти ориентиры, без проводника путешествовать по региону дьявольских миров означало сильный риск. Сонг в буквальном смысле выпотрошил душу реинкарнанта в поисках информации.

К сожалению, полученных знаний, как ни крути, оставалось недостаточно. Сонг узнал о двух мирах, ещё об одном ринкарнант лишь слышал. Когда стало понятно, что больше ничего важного он выяснить не сможет, Сонг занялся удалением метки разума из человека, захваченного дьяволом. Это оказалось куда сложнее. Несколько раз он думал, что вместе с меткой стирает и оригинальную личность порабощённого человека, настолько плотно слились разумы двух людей.

Спустя несколько дней, проведённых возле песочных часов Сонг смог в какой-то момент смог удовлетворённо выдохнуть. Прямо перед ним лежало тело человека, в котором совсем недавно находился реинкарнант и, похоже, у молодого человека получилось всё-таки стереть метку души захватчика из его разума, хоть это и стоило Сонгу огромного количества душевных сил.

— Где я? — мужчина средних лет открыл глаза, удивлённо осматриваясь.

— Вы в безопасности, расскажите, что помните последнее?

По словам ошарашенного практика, он помнил всё, что происходило с ним за всё время пока он находился под подчинением. Он подробно рассказал, как дьяволы захватывали новые тела, о том, как решили следовать за своим принцем и как пытались раздобыть синие камни для того, чтобы отправиться к центральным мирам. По его словам, именно там находились несколько схронов с астральными судами дьяволов. Подготовленные как раз для таких случаев. Однако точно расположение этих схронов он не знал, как не знало их и большинство рядовых реинкарнантов.

Именно для поисков богатств они раздобыли пропуски в мир испытания Фир Болг. И рассчитывали с их помощью добраться до центральных миров, купить там самую дешёвую астральную лодку и отправиться к одному из тысяч схронов. Услышав всё, что было известно практику Сонг с благодарностью кивнул:

— К сожалению, я пока не могу отправить вас домой. Закрытый мир находится очень далеко. Если желаешь, после того как мы вернёмся в центральный город секты Тёмной Души, главный город этого мира, могу отпустить тебя. Далее уже всё будет зависит исключительно от тебя.

— Позвольте остаться с вами, мастер, — спустя несколько мгновений раздумий ответил мужчина. — Я прекрасно осознаю, что с вами у меня больше шансов вернуться домой… или хотя бы получить возможность это сделать. Сейчас, скорее всего, с моей силой меня ждёт лишь рабство.

— Хорошо, — Сонг кивнул. — Обещаю, что при первой же возможности помогу вам. Однако сейчас для меня первостепенно это поиск миров дьяволов. Сейчас мой путь лежит туда.

— Мастер, я всё понимаю.

С этого момента Сонг принялся за допрос дьяволов. К сожалению, большинство из допрашиваемых ничего не знало о местонахождении схронов, но Сонг не отчаивался. Он всё ещё с большим трудом стирал метки с души захваченных воинов, иногда даже откладывая некоторых особенно сильных дьяволов, но процесс пошёл. Однако сейчас сам принцип техники реинкарнации стал куда понятнее, а вместе с этим и появились новые идеи, как проще разрушать метки души дьяволов. Благодаря постоянной практике совершенствование души Сонга начало прогрессировать ещё быстрее, пожалуй, это стало для него самым большим сюрпризом. Уничтожение меток души и работа с освобождением захваченных людей Закрытого мира давала ему куда больше, чем целый месяц работы с наставниками павильона Души секты.

Постепенно небольшая долина, стала заполняться освобождёнными людьми. Сонг посчитал, что держать их внутри кольца вместе с Аэтонэ не имеет смысла, и выпустил в реальный мир. Большинство из этих людей согласились продолжить путь вместе с ним, понимая, что в «Высших мирах» с их развитием, даже значительно усиленным дьяволами, они оставались слишком уязвимы.

Одной из последних, кого освободил Сонг стала Сноу Кас — девушка, которая когда-то, казалось бы, вечность назад, помогла ему во время прохождения испытаний в гробнице дьяволов. Будучи сильнейшей в своём отряде её реинкарнант, оказался и самым осведомлённым. Именно благодаря его сведениям Сонг смог узнать точные координаты одного из миров дьяволов, правда без информации о ловушках и бурях, царствующих там. А ещё ему удалось выяснить координаты тайника реинкарнантов, которых находился в одном из центральных миров, почти под боком у одной из сект, которая подчинялась секте Тёмной Души.

А вот стереть метку души дьявола, не повредив душу и разум Сноу Кас оказалось в разы сложнее, чем у других реинкарнантов. Дьявол сопротивлялся. Его сила оказалась в несколько раз выше всех, с кем мне доводилось иметь дело до этого. Сонг не мог сказать, сколько у него точно ушло времени на то, чтобы освободить Сноу Кас. По ощущениям это продолжалось где-то неделю. Несколько раз он даже думал, что придётся оступиться на некоторое время, пока понимание совершенствования души не достигнет нужного уровня, но всё обошлось. В какой-то момент Сонг нащупал нужную тропу и, используя все свои силы разрушил проклятую печать, стерев метку душу с девушки.

Это настолько его вымотало, что, когда последние штрихи печати оказались уничтожены Сонг с усталостью уселся возле песочных часов, переводя дух и стараясь лишний раз не шевелиться. Он потратил практически все силы на то, чтобы освободить Сноу.

— Я… — девушка открыла глаза и осмотрелась.

На её лице вначале он видел растерянность, которая спустя несколько секунд сменилась отчаянием. Воспоминания медленно возвращались к Сноу Кас, и, судя по всему, то, что она вспоминала было не самое приятное.

— Спасибо, — наконец, ей удалось справиться со своими эмоциями, и она смогла посмотреть Сонгу в глаза. — Боги, какое же отвратительное чувство.

— Что ты помнишь? — он задавал этот вопрос всем практикам, которых освобождал.

— Всё. В том числе и то, что ты выпытывал у дьявола. Тот, что поработил мою душу был из главных. Кха-а. Сейчас. Кха.

Она закашлялась, и мотая головой отошла к стене комнаты. Тело Сноу Кас скрутило судорогой. Сонг тактично не стал вмешиваться, понимая, насколько сейчас было ей плохо. Да и ему самому было не лучше.

— Ты, наверное, хочешь знать где должна сейчас находиться Син Фен, да? — наконец спросила девушка, переведя дух.

Сонг молча кивнул.

— В центральном мире дьяволов, среди сильнейших практиков. Её всё-таки захватила советница принца. Я не знаю, где точно находится этот мир, но это не значит, что путь к нему для тебя… нет для нас, закрыт.

Глава 33

Повисла пауза. Сонг обдумывал то, о чём говорила девушка. Если всё действительно так, как она говорила, то добраться до Син Фен будет ещё сложнее. Расспросив Сноу Кас о том, что она знала Сонгу стали понятнее много моментов.

В частности, теперь становилось очевидно почему Син Фен и раненый принц одной из ветвей Дьявольского клана покинули Закрытый мир вместе. И это сильно осложняло Сонгу его задачу. Как ни крути, а он в любом случае должен был найти тот самый схрон Дьяволов, о котором говорили люди, некогда захваченные реинкарнантами.

— Можешь рассказать подробнее об этом схроне, где он находится, как к нему попасть? Наверняка у тебя больше всего информации о нём.

— Да.

По словам Сноу Кас, подобных схронов, оставленных Дьяволами когда-то на заре противостояния с Божественным кланом в центральных мирах огромное количество и о местоположении двух самых крупных ей хорошо известно. В первом схроне находились несколько духовных кораблей клана, ожидающих своего часа. Как выразилась девушка эти суда были намеренно лишены всяких отметок принадлежности к Дьяволам и предназначались для того, чтобы в будущем стать силой, на которую Дьявольский клан мог опереться. Некогда одной из сильнейших сил человеческого атолла влияния всё ещё хотелось побороться за влияние. Естественно, спрятанных подобных хранилищ кораблей было достаточно много, но девушке о них, к сожалению, мало что было известно.

Что же касается второго схрона, то Сноу Кас лишь знала, что он являлся одним из самых крупных в центральном регионе, а вот что находилось внутри ей было неизвестно. Предположительно там хранили запасы артефактов высокого уровня. Но, естественно, это были лишь предположения.

Сонг ещё некоторое время расспрашивал её о том, что происходило после того, как реинкарнанты покинули закрытый мир, почему разделились с главой семьи Вэй. По поводу последнего выяснилось, что реинкарнант использующий тело главы Вэй был отправлен в секту «Вечных Сумерек» для того, чтобы узнать о наличии пропусков в «Земли Испытаний». Без особых успехов из-за вмешательства Сонга. Впрочем, реинкарнанты сумели и без этого найти нужное количество пропусков.

— Спасибо. В долине, где я остановился другие выходцы из Закрытого мира, уже соорудили небольшой лагерь, ты можешь присоединиться к ним, — Сонг движением руки создал портал, ведущий в реальный мир. — Думаю логичнее всего для нас будет самим найти этот схрон с кораблями…

После того как Сноу Кас покинула карманный мир кольца, Сонг уселся в позу медитации, обдумывая всё, что он услышал от реинкарнантов. Путь казался предельно понятен — найти схрон Дьяволов с кораблями, захватить один и отправиться в нём к пограничным мирам, остающихся под властью древней секты.

Вот только сейчас появилась другая проблема — Сонг был слишком слаб, чтобы иметь возможность противостоять сильнейшим Дьявольским практикам и уж тем более самого принца и его советников. Надеяться на то, что кто-то неведомый вновь появиться в момент нужды и победит всех врагов для Сонга было как минимум глупо. А ещё, в процессе практики боевых искусств он совсем недавно наткнулся на барьер. Поначалу он показался ему лишь обычным препятствием, которое Сонг преодолевал даже не задумываясь. Но на этот раз всё стало по-другому. Чем больше он пытался преодолеть барьер, тем прочнее он становился, складывалось впечатление, что эта преграда подписывалась какой-то силой. И только детально изучив её, он начал понимать…

Эта стена в развитии оказалась намного сложнее, чем Сонг думал вначале. Когда он попытался изучить «стену» оказалось, что сбылись давние опасения Сонга — его тело, в процессе невероятно быстрого возвышения было загрязнено негативной энергией. И это загрязнение стало настолько сильным, что начало мешать его развитию. Превратившись в ту самую непреодолимую «стену». Не помогали даже попытки практики возле хрустального древа, где собиралась самая чистая духовная энергия из всех видимых им ранее источников.

Сонг всегда старался отслеживать количество загрязнения, считая, что оно всё ещё находится на низком уровне, даже несмотря на то, что поглощал порой очень «грязную» духовную энергию. Проверив всё, он с удивлением обнаружил, что за короткий промежуток времени количество «грязной» энергии увеличилось в несколько раз и продолжало расти. Как если бы до этого она скапливалась где-то в закрытом от восприятия Сонга месте, но никак себя не проявляла… до этого самого момента. Каким образом это работало, он пока понять не мог.

Теперь ему следовало разобраться с этим как можно быстрее. Очистить тело и разобраться, где находится источник или место скопление негативной энергии. Как вариант использовать один из ресурсов развития самого высокого уровня, предназначенный для очистки тел практиков от негативных энергий. Сонгу было точно известно о том, что подобные сокровища продавались на аукционах, но вот мог ли Сонг себе позволить что-то подобное?

— Нужно заработать ещё больше денег, — сказал он вслух, открывая глаза. — Без этого сокровища я рискую остаться до конца на уровне «Осознания».

Он вышел из карманного мира и задумчиво ступил на песок горного озера. Взгляд Сонга зацепился за пару практиков из Закрытого мира, медитирующих на большом камне возле водопада. По всему выходило, что ему в любом случае требовалось найти схроны Дьяволов. Даже если среди найденных сокровищ не получится найти что-то, что могло ему помочь, возможно, он сумеет это выгодно продать? Сонг решил поставить на это.

На следующий день он собрал всех практиков Закрытого мира и объявил о своём решении. Они могли отправиться за ним, а могли остаться здесь, в этой долине, Сонг даже согласился оставить им некоторые припасы. Однако все отказались, хорошо понимая, что одни в Высших мирах ничего сделать не смогут.

Вернуться в центральный город этого мира оказалось непростой задачей. «Дальний шаг» Сонга забросил его на соседний континент, плохо заселённый сектой Тёмной Души из-за этого, пришлось несколько дней потратить на то, чтобы добраться до обитаемых мест. А уж оттуда используя тоннель-переход добраться до центрального города. За время отсутствия Сонга там ничего не изменилось.

Даже район порта выглядел точно так же суетлив, как будто и не было никакого Небесного Бедствия совсем недавно. Сонг не стал проверять, находится ли на месте корабль, захвативший Аэтонэ, смысла в этом было, а риски, хоть и небольшие имелись. Духовную метку на самом Сонге мастера, встреченные им во время отступления, поставить не успели. Также он был уверен, что разглядеть его противники никак не могли, по крайней мере, за то время пока он был перед ними. Однако лишний раз перестраховаться было в любом случае нелишне.

За время отсутствия Сонга в его апартаменты никто не заходил, он заблаговременно оставил там несколько хитрых меток, которые оказались нетронуты. А его легенда о закрытой тренировке, судя по реакции учеников секты «Вечных Сумерек», была принята на веру. Лишь через несколько часов, всё по десять раз перепроверив, Сонг позволил себе немного расслабиться.

Судя по всему, никто не заподозрил в ученике, создавшем печать что-то странное. Вероятнее всего, из-за разрушений устроенного Небесным Бедствием секта Тёмной Души была недовольна своей подчинённой сектой и у них сейчас просто не было времени на поиски виновных? В любом случае Сонг не собирался рисковать. Уже завтра он планировал на скопленные за время работы начертателем деньги взять в аренду небольшое астральное судно и отправиться к одному из схронов Дьяволов. Оставалось только один небольшой момент, который ему нужно было уладить.

— Мастер Сонг, — ученица Рину с уважением кивнула ему, когда он пересёк порог её дома. — Вы долго отсутствовали. Закрытая тренировка прошла успешно?

— Более чем, — кивнул Сонг. — Я пришёл к тебе с небольшой просьбой.

— Конечно, я готова на всё, — девушка ответила сразу, без единой тени сомнения. — Вы многое сделали для меня и бы хотела отплатить вам тем же.

— Кхм-м, дело в том, что я собрался в небольшое путешествие по центральному региону Высших миров и планирую взять в аренду небольшую духовную лодку… Насколько я помню, ты как-то говорила, что умеешь управлять подобными судами?

Сонг и сам немного умел управлять лодкой, как и Аэтонэ. Но если сам он не чувствовал себя достаточно уверенным в этом деле, то с Истинным Драконом всё было куда сложнее. Лишний раз вытаскивать её в реальный мир он не хотел, это был сильный риск. Поэтому Сонг решил попросить помощи у единственного человека, в котором был уверен.

— Да, я могу. А на какой время вы планируете свою поездку?

— Как минимум месяц, — пояснил Сонг.

— Конечно, я помогу вам.

— Вот и замечательно. Спасибо Рину.

— Мастер Сонг, прежде всего это вам спасибо.

***

Сердце Атолла остановилось. Магистр Яма смотрел на потухший артефакт. Глубоко внутри него сейчас разрывалась душа от увиденного. Он отчётливо ощущал, что с этого момента Божественный клан и весь атолл человеческого влияния начинает своё падение в бездну. Незримая духовная стена на границе атолла продержится ещё несколько лет, но новые миру уже сейчас зарождаться перестанут. А вместе с этим начнёт неуклонно уменьшаться духовная энергия внутри атолла.

Старик со вздохом ещё раз окинул взглядом сердце. В теории его ещё можно было запустить, но для этого он должен был найти ключи, которые уже тысячи лет, как потеряны. И эти загадочные исчезновения на фоне. Дошло до такого, что начали пропадать целые миры, оставляя после себя лишь пустоту, а по центральным мирам начали бродить очень странные люди, распространяющие опасную веру в великое «Ничто». Сам магистр Яма ещё не занимался этим вопросов отправив для проверки своего сына и попросив помощи у Чин У, которая когда-то давно хорошо разбиралась в подобных вопросах. Однако девушка попросила его немного подождать, занятая какими-то важными исследованиями в своей вновь отстроенной лаборатории.

Также от разведчиков Божественного клана начали появляться тревожные известия о Дьявольском клане. Согласно донесениям, Дьяволы сумели договориться со своими давними соперниками Кровавым кланом и именно сейчас начали постепенную подготовку к вторжению в центральные миры. И решение этого вопроса магистр никому делегировать не мог. Нужно было заканчивать с этой дрянью прямо сейчас, пока ещё кризис человеческого атолла не стал настолько большим.

— Магистр, вы просили меня прийти? — в голове Ямы послышалась мыслеречь человека, появившегося в приёмном зале дворца.

Вернувшись в реальность, Магистр посмотрел на вошедшего молодого человека. С короткой бородкой, абсолютно лысый, и один из самых сильных практиков "Высших земель. Настоятель храма Небесного Величия. Одной из трёх величайших сил человеческого атолла влияния.

Глава 34

— Так куда мы идём? — с любопытством поинтересовалась Рину, когда они с Сонгом вышли за пределы территории секты Тёмной Души.

Всё это время она терпеливо молчала, понимая, что вокруг них находилось слишком много посторонних ушей.

— В доки центрального города, поможешь мне выбрать духовную лодку, — пояснил Сонг.

— Но я плохо разбираюсь в подобном, — попыталась возразить девушка.

— Я разбираюсь ещё меньше, — криво усмехнулся парень. — Не переживай, давай просто вместе попробуем обдумать лучшее решение, которое нас устроит.

— Хорошо, — хотя в глазах Рину всё ещё виднелось беспокойство, но, всё же она перешла к обсуждению покупки. — А что вы хотите от лодки?

— Как минимум она должна без проблем добраться даже до отдалённых мест центрального региона «Высших Земель» и иметь достаточный запас энергии, чтобы лететь без смены Силовых Камней как минимум полгода.

— Это дорог, мастер Сонг, — заметила Рину. — В какую сумму нам надо уложиться?

— Думаю двадцать-тридцать тысяч синих камней, — подумав, ответил тот.

— У вас есть такие деньги? — девушка чуть не споткнулась.

— Удалось скопить небольшую сумму, — уклончиво ответил Сонг, более половины этих синих камней он получил ещё в башне Фир Болг и от реинкарнантов.

Впрочем, последние заказы тоже приносили приличную прибыль, особенно то, благодаря которому удалось спасти Аэтонэ. Мастер заказавший глиф заплатил приличную сумму за свой заказ.

— Ну, этого в любом случае будет недостаточно, чтобы купить что-то действительно быстрое… — вслух начала рассуждать Рину. — Но на какую-то рабочую лошадку вполне должно хватить. Только сразу предупреждаю, не думайте, что судно за такие деньги способно впечатлить.

— Я понимаю, — Сонг кивнул.

В результате, добравшись до доков с продающимися судами, они несколько часов бродили среди духовных кораблей самых разных размеров и форм в попытке найти что-то, что сможет их устроить. Многие из представленных судов не устраивали Сонга одним лишь своим состоянием — некоторые, такое ощущение, готовы были рассыпаться прямо тут, на своей стоянке. К тому же парень рассчитывал получить корабль хотя бы с двумя, ну максимум с одним карманным пространством в качестве жилища для Аэтонэ и практиков из Закрытого мира. Он не хотел, чтобы они бесконечно сидели во дворце карманного мира кольца. Можно назвать это как угодно, но Сонга почему-то это сильно нервировало.

— Нет-нет-нет, — парень в очередной раз отверг предложение представителя дока, сухого старика в форме чиновника города. — Эта яхта повреждена.

Сонг указал на огромную пробоину снизу кормы. Некогда корабль был чьей-то настоящей гордостью, но сейчас, находясь в таком плачевном состоянии, он вызывал лишь жалость и желание поскорее уйти от него подальше. В дыре виднелись ошмётки чёрного дерева — одного из самых твёрдых материалов «Высших Земель» вперемежку с Небесным Металлом.

— За те деньги, которые вы мне предлагаете это самый достойный вариант, — проворчал старик. — Это судно вполне способно двигаться, более того, оно всё ещё остаётся самой быстрой яхтой в нашем Порту. А эту дыру нужно только подлатать, наложить духовную заплату высокого уровня. Вам же нужен корабль для конкретной цели, а не для того, чтобы покрасоваться перед другими учениками секты «Тёмных Сумерек», так? Ну так эта яхта наилучший вариант и, прошу заметить, последний из того, что я могу вам предложить за ваши деньги.

— Хмф, — Сонг с раздражением подошёл поближе к дыре, пытаясь оценить, насколько всё плохо. — Что думаешь Рину, способна она двигаться?

— Думаю старший прав, для нас это лучший вариант из всех увиденных сегодня. Яхта на ходу, но за пределами обитаемых миров, если мы не заделаем пробоину, нам делать нечего.

— Могу посоветовать сильного мастера печатей, — встрял в их разговор старик. — Если скажете, что от меня, он сделает вам хорошую скидку.

«Вот же ушлый старик, везде у него выгода», — с раздражением подумал Сонг, но был вынужден согласиться мысленно с Рину.

У него действительно было не так много вариантов — те корабли, что он видел сегодня в большинстве своём просто неспособны долгое время находиться в космическом пространстве. И это делало их совершенно бесполезными для Сонга. Как ни крути, а последний вариант был самым рабочим.

— И сколько же стоит аренда этой… яхты? — спросил, на секунду запнувшись он.

— Двадцать тысяч синих камней до конца года, услуги моего знакомого вам, думаю, обойдутся ещё в десять. На всякий случай предупреждаю вас.

— Двадцать? — Сонг недоверчиво перевёл взгляд обратно на судно. — Так мало? Вы от нас скрываете что-то ещё? Помимо этой пробоины?

— Ничего я не скрываю, — обиделся старик. — Вы просто меня не спросили. На этой яхте практически иссяк источник энергии. Вы не сможете использовать её настоящую скорость, как бы ни старались.

«Ну, это не так страшно, как мне показалось изначально», — Сонг не подал виду, что его безразлична эта новость и изобразил на лице праведный гнев.

— Что? Почему вы сразу об этом не говорите? Я возьму эту развалюху за пятнадцать тысяч.

— С ума сошли? Это вам не базар, мы не торгуемся, — возмутился представитель города.

— Вы сами-то согласились бы путешествовать на таком корабле? — продолжал давить свою линию Сонг. — А я готов избавить ваш док от этого «груза», стоящего и занимающего место в доке.

Парень прекрасно понимал, что, скорее всего, человек, оставивший настолько повреждённый корабль в порту Центрального города, скорее всего, уже был где-то далеко, или город не стал бы выставлять его собственность в аренду и продажу. А значит это был шанс.

— Ну вы её не покупаете, а значит она в любом случае вернётся и займёт «своё место» в наших доках, — невозмутимо возразил старик.

— Зато вы будете избавлены от неё как минимум на пару месяцев, согласитесь, это неплохой вариант. Восемнадцать тысяч, вы должны понимать, что это её настоящая цена с учётом фрахтовки в городе.

— Двадцать, — было заметно, что чиновника изрядно утомил уже этот спор.

— Пойдём Рину, мне надоело всё это, — Сонг развернулся, делая вид, что уходит.

— Девятнадцать, — с раздражением сдался старик. — Но вы обязуетесь воспользоваться услугами моего знакомого для установки печатей.

— Восемнадцать с половиной и порукам, — кивнул парень.

— Ладно, боги с вами, пусть будет восемнадцать с половиной.

С чувством победителя Сонг оплатил указанную сумму чиновнику, забирая у него специальный ключ-печать от яхты и отправился к мастеру печатей, которого ему порекомендовали. Парень прекрасно понимал, что администрация доков, скорее всего, завысила цену если не семь, то точно на пять тысяч, но тут уж ничего нельзя было поделать. Он и так сбил цену как смог.

К сожалению, подобный фокус провернуть с мастером печатей не удалось. Сурового вида мужчина с квадратной челюстью согласился предоставить скидку лишь на то, что Сонга с Рину послал знакомый чиновник, в остальном, он оказался не прошибаем, и молодому человеку ничего не оставалось, как заплатить за полноценную печать полную цену. Конечно, он мог бы и сам попробовать установить печать на пробоину, но тут его познаний было слишком мало и имелись большие риски того, что печать во время полёта просто разрушиться, оставив людей внутри лодки беззащитными перед пустотой космического пространства.

— Ну, получилось не так плохо, эта яхта даже с условием такой большой пробоины лучшее, что нам предлагали за сегодня, — резюмировал Сонг.

— Да, мастер, согласна с вами, — кивнула идущая по правую руку Рину. — А когда мы отправляемся?

— Завтра.

— Хорошо, — было видно, что девушка хотела что-то спросить у Сонга, но не решалась.

— У тебя какой-то вопрос? — он решил подтолкнуть Рину.

— Да. Дело в том, что другие ученики секты «Вечных Сумерек» вероятно захотели бы присоединиться к нам, в особенности ученик Пари. Мы могли бы предложить им это? Дело в том, что управление таким судном вдвоём может стать для нас большим испытанием.

— Хм-м, кто сказал, что мы будем одни? — спустя небольшую паузу ответил Сонг. — Не думаю, что хочу видеть кого-то, кроме тебя на корабле, Рину.

Девушка явно удивилась, хотя и постаралась не подать виду, лишь кивнула.

— Хорошо, мастер Сонг, тогда я буду ждать вас завтра возле корабля в…

— Давай утром, скажем перед рассветом.

— Поняла, перед рассветом я буду там.

Сонг кивнул, всё ещё обдумывая вариант привлечения учеников секты «Вечных Сумерек». Спустя некоторое время он пришёл к выводу, что это будет слишком опасно, неизвестно сколько из этих учеников может быть подкуплено главой отделения секты. Риск того не стоил. Тем более, что практики Закрытого Мира должны и без посторонней помощи справиться со всеми вопросами, которые будут возникать во время путешествия.

На следующий день, как и было условленно, он встретился с Рину у корабля. Девушка немного нервничала, но несмотря на это, выглядела вполне спокойной.

— Ну что, готова к нашей небольшой вылазке?

— Небольшой. Длиною в месяц, — улыбнувшись, ответила она. — Да, готова.

— Тогда вперёд.

Сонг поднял печать, находящуюся в руках над головой и мысленным приказам открыл проход в корпусе корабля.

— Ты иди, начинай подготовку судна, а я пока проверю, что там накрутил нам мастер печатей, — сказал он девушки и когда та пропала в темноте прохода корабля, двинулся к рваной ране взятого в аренду судна.

Золотая печать, точно самая настоящая заплата красовалась сейчас на её месте. Мастер выполнил свою часть на совесть. Печать была до краёв наполнена силой и судя по тому, что видел Сонг, должна была продержаться как минимум год. Исходя из того, что чиновник говорил, когда показывал яхту из-за этой пробоины было повреждено лишь одно складское карманное пространство. Очень жаль, но н не смертельно. Всего на корабле имелось семь подобных пространств и пять из них являлись жилыми — то, что надо для того количества людей, которые жили сейчас во Дворце карманного мира кольца.

Убедившись в том, что печать поставлена как надо, Сонг отправился на корабль, первым делом заглянув в капитанскую рубку, где сейчас хозяйничала Рину.

— Отвлекись не надолго, я кое с кем тебя познакомлю, — сказал он ей и, махнув рукой, двинулся к одному из карманных пространств жилой зоны. — Ты только не пугайся. У меня есть кольцо с достаточно большим миром внутри, чтобы в нём жили некоторое количество практиков…

Жилая зона, в виде небольшого поселения, разбитого посреди иллюзорного леса, казалось очень уютной. Чем-то это поселение напомнило Сонгу Тёмную Дуброву, посёлок в котором он оказался вместе с Син Фен сразу после уничтожения города Тёмной Звезды. Они оказались на каменной площади посередине которого был установлен монумент неизвестного воина.

— Подобные кольца стоят целое состояние, — между тем удивлённо заметила девушка. — Откуда у тебя подобный артефакт?

— Если помнишь, ты сама мне его вручила, — с усмешкой отозвался Сонг, продемонстрировав кольцо, после чего призвал из него всех бывших реинкарнантов.

— Знакомься, это мои друзья и они будут помогать нам управлять кораблём. Не смотри, что они невысоких этапов развития. Эти люди через многое прошли.

Рину с удивлением наблюдала, как на каменной площади начинают появляться люди. Десятки людей.

— Где мы, Сонг? — к ним подошла Сноу Кас, озадаченно осматриваясь вокруг.

— Это карманное пространство взятого мной в аренду астрального корабля, — с улыбкой ответил тот. — Познакомься, это Рину, ученица секты в которой вхожу и я сам. Рину, а это Сноу Кас моя подруга и боевой товарищ.

Обе девушки настороженно поприветствовали друг друга.

— Ну что, давайте отправлять вглубь центральных миров? — с улыбкой спросил он, предчувствуя, что наконец встал на верный путь.

Глава 35

В капитанской рубке стояла тишина, Рину склонилась над сферой управления и что-то бормотала себе под нос, то и дело сверяясь с небольшим свитком, который держала в руках. На её лбу пролегла морщинка, говоря, что к девушке сейчас лучше было не подходить. Сноу Кас с двумя другими бывшими реинкарнантами разошлись по краям комнаты, заняв места наблюдателей и контролирующих. Что же до Сонга, то он остался стоять возле Рину, наблюдая за тем, как астральный корабль медленно поднимается над центральным городом этого мира. Он немного напрягся, когда, духовный источник, разогнавшись, начал стремительно ускорять судно, пока это не вышло за пределы границ мира секты Тёмных Сумерек. Печать не истлела и не разрушилась, и Сонг, наконец, позволил себе немного расслабиться — у него была мысль, что мастер печатей мог специально создать видимость техники, но нет, всё обошлось.

— Ну, самое сложное позади, — выдохнула Рину, утерев выступивший на лбу пот. — Куда теперь?

— Сноу? — позвал Сонг девушку. — Будь добра, озвучь местоположение ближайшего из тайников.

Сноу Как оторвалась от своей работы и подошла к Сфере управления. На ней сейчас с помощью иллюзорных техник демонстрировалась причудливая сетка, обозначающая пространство внутренних миров человеческого атолла развития.

— Здесь, — уверенно она ткнула пальца в один из квадратов сетки. — Нам нужно отправляться туда.

— Хм, необитаемый мир? — заметила Рину. — Это точно нужное нам место?

— Несомненно, — кивнула в ответ Сноу.

— Как долго мы будем лететь до этого места? — спросил Сонг, прервав уже годившуюся задать следующий вопрос Рину.

— Ну, с учётом того, что наш духовный источник не в лучшем состоянии, то где-то около двух недель. Скорее всего, всё же чуть быстрее, но это если по дороге нам не встретятся космические и духовные бури… или пираты.

— Пираты? — удивился Сонг. — В центральных мирах?

— Иногда самые отчаянные из них пытаются заниматься охотой даже в центральных мирах, — кивнула девушка. — Это редкость, но такое может быть.

Она ловкими движениями начала что-то делать над сферой, разворачивая корабль и ставя его на курс. Было видно с каким трудом ей давалось управление судном, но девушка не жаловалось, лишь прикусив губу, продолжала с упрямством ставить судно на требуемый курс.

— Вот и всё, предварительный маршрут я проложила, теперь корабль сам следует до указанного вами места, но нужно будет постоянно дежурить в рубке, на случай непредвиденных проблем.

— Хорошо, — кивнул Сонг. — Я составлю расписание для всех находящихся на корабле, а пока… хочу посмотреть на наш духовный источник, Рину ты со мной?

— Да, — девушка кивнула, отойдя от сферы.

Спустившись на слой с духовным источником, мы оказались посреди пустынной местности, в центре которой горела рукотворная звезда. Духовный источник астрального судна. Благодаря специальным печатям, закручивающимся вокруг источника сейчас, он не представлял какой-либо угрозы, однако жара, испускаемого им, было более чем достаточно, чтобы даже практики уровня Сонга или Рину ощутили его неприятное давление.

— Видите? — девушка показала на постоянно меняющуюся цветовую гамму источника, он становился то ярко-красным, то тускло оранжевым. — Духовный источник нестабилен. Как нас и предупреждал чиновник порта.

— Но он утверждал, что этого хватит для обычного полёта?

— Да, если не пытаться выжать из корабля слишком многого, — кивнула Рину. — Именно поэтому я хотела удостовериться своими глазами. Когда-то давно эта яхта была очень быстрой, возможно даже одной из самых быстрых в секте Тёмной Души, но, это было раньше. Сейчас если мы попробуем использовать духовный источник на полную мощность, то рискуем сжечь его в течение пары часов.

— Да, невесело. Но я ожидал чего-то подобного после слов чиновника, продавшего нам корабль. Будем надеяться, что полной скорости нам за всё время полёта не потребуется.

— Согласна с вами.

Вернувшись на мостик, Сонг прежде занялся организационными вопросами создав, как и обещал, расписание дежурства возле управляющей сферы. Со слов Рину через пару дней корабль должен был покинуть территорию секты Тёмной Души и именно после этого начинались самые большие проблемы. Маршрут корабля пролегал не только через пустынные и свободные области центральных миров. Далеко впереди лежали земли, принадлежащие Божественному клану и храму Небесного величия. Несмотря на то что они являлись адептами светлого пути развития, это далеко не значило, что эти силы были добряками. И храм, и клан вполне могли по собственной прихоти уничтожить корабль, особенно с местом приписки одного из миров секты «Тёмной Души». Оставалось надеяться на благоразумность людей и на то, что ни Божествам, ни храму полноценная война сейчас была не нужна. К сожалению, делать крюк и огибать обжитые районы центральных миров значило подвергать себя ещё большей опасности.

После того как всё было сделано, Сонг вернулся в карманный мир с жилыми домами и нашёл в нём Сноу Кас. Она облюбовала один из двухэтажных домов неподалёку от площади, другие практики из Закрытого Мира указали путь к нему. Как ни крути, а даже такой относительно небольшой духовный корабль был рассчитан на экипаж как минимум в три-четыре раза больше того, которым располагал сейчас Сонг. Но тут уже ничего не поделаешь, он не был готов нанимать кого-то со стороны.

— Вот список дежурства, — Сонг протянул свиток с именами Сноу Кас.

— Хорошо, — девушка с благодарностью кивнула и когда парень уже собирался уходить вдруг окликнула его. — Послушай, я… я понимаю, что это уже возможно слишком, но если вдруг представится такая возможность, Сонг… верни нас домой.

Он замер, обдумывая её слова. У него был свой путь и возвращаться в ближайшее время Сонг не планировал. Сноу Кас поняла причины его колебаний без слов. Она улыбнулась и мягко пояснила.

— Я всё понимаю, мы и так сильно задолжали тебе. Поэтому я и не требую ничего. Просто прошу, если вдруг так получится…

— Хорошо, — кивнул Сонг, прерывая Сноу Кас. — Если вдруг мне представится такая возможность, я постараюсь вернуться в Закрытый мир, в конце концов, у меня там тоже осталось пара дел, которые стоило бы закончить.

Ему сразу же вспомнился старик Лод, сейчас он всё ещё находился в Закрытом мире и самым правильным было бы забрать его в Высшие миры, тем более что сейчас с этим кольцом старику не нужно опасаться, что его кто-то обнаружит.

— Спасибо, спасибо ещё раз, — тем временем Сноу Кас с признательностью склонила голову, отдавая должное Сонгу.

С этого момента начался их относительно спокойный полёт вглубь центральных миров человеческого атолла влияния. Сонг выбрал себе уютный дом на самой окраине поселения, у небольшого леса, который оказался частично иллюзией, но сделанной достаточно искусно, чтобы не бросаться в глаза. Из-за невозможности практиковать боевые искусства он полностью сосредоточился на выведении токсинов из своего тела. А это оказалось самой непростой задачей, с которой Сонг когда-либо сталкивался. За всё время, когда был практиком боевых искусств он лишь несколько раз занимался очищением и последний раз это произошло с ним в том самом источнике, возле башни Мира испытания. Жаль, но это оказалось недостаточно, чтобы полностью решить проблему Сонга.

Каждый день он продолжал заниматься медитацией, прогоняя через своё тело настоящие массивы духовной энергией из-за чего помещение, в котором он медитировал начало очень быстро приходить в негодность. Первыми стали изменяться красочные гобелены на стенах — их стремительное истлевание демонстрировало пагубное воздействие токсинов, наполнявших тело Сонга. Следующим начали разрушаться предметы мебели, односпальная кровать на второй день рассыпалась в труху, а стол и стулья превратились пыль ещё раньше. Последними коррозией подверглись сами стены, они почернели и покрылись слоем серого налёта. Сам Сонг после каждого сеанса медитации был вынужден отправляться к персональному горячему источнику, чтобы очистить своё тело от покрывающих его склизких остатков негативной энергии.

Этот процесс он был вынужден проделывать до десяти раз на дню, но, к сожалению, оказался вынужден признать, что его прогресс по очистки тела продвигался слишком медленно. Приходилось постоянно сохранять максимальную концентрацию, поглощая огромное количество скопленных ресурсов, чтобы хоть как-то ускорить очистку тела и конца этого он не видел.

На вторую неделю, когда Сонг отдыхал между своими «сеансами» очищения в голове, раздалась речь Рину:

«Мастер Сонг, поднимитесь, пожалуйста, на мостик. Вам нужно это увидеть».

Немного удивившись, до этого момента его никто не смел отвлекать, парень поднялся на ноги и после того, как переоделся, отправился к Рину. Видимо, произошло действительно что-то плохое, раз его отвлекли от медитации.

Когда он появился на мостике, там уже собралась большая часть экипажа включая естественно, Рину и Сноу Кас.

— Мастер Сонг, мы находимся возле мира Божественного клана и нас остановил один из их духовных кораблей.

— Мы что-то нарушили? — спросил он.

— Нет, они останавливают все суда, не принадлежащие им. А причина… посмотрите сами.

Сонг перевёл взгляд на иллюзорную картину, расположенную на стене и демонстрирующую происходящее снаружи корабля. Там среди космической пустоты он увидел более тысячи гигантских судов, зависших у планеты Божественного клана. Каждый корабль был значительно больше того, на котором когда-то Сонг прилетел в мир секты Тёмной Души и судя по тому, что он видел — корабли продолжали прибывать.

— Они, что, готовятся к войне? — спросил озадаченно он, переведя взгляд на Рину.

— Похоже на то, — согласилась девушка. — Но это совершенно точно ненападение на секту Тёмной Души, нас не тронули.

— Если они выступают не против них, то против кого? — вопрос Сонга повис в воздухе.

***

Корабли всё прибывали. Возле планеты их собралось уже больше десяти тысяч и возглавлял этот флот глава эмиссаров закона Божественного клана и сын действующего великого Старейшины. Отец даровал ему новый титул — адмирала и направил к окраинам человеческого атолла влияния.

— Очень скоро Духи сделают свой ход, — сказал он новоиспечённому адмиралу. — Они уже почувствовали, что стены атолла истончились до такой степени, что уже не сдерживают влияние их атолла. Вторжение неминуемо.

— Да, отец, — лаконично ответил мужчина, склонив голову.

— К сожалению, я не смогу тебе отдать все силы. Но силы храма Небесного Величия помогут тебе. Мне удалось договориться с его главой. Какое-то время у тебя должно получиться сдерживать натиск Духов. Я прошу тебя сделать всё, чтобы приостановить их продвижение. Разрешаю любые способы. Постарайся выиграть нам хотя бы несколько сотен лет. Ну а я вместе с главой храма Небесного Величия постараюсь обнаружить причины появления алчущей пустоты…

Глава 36

Сонг задумчиво смотрел на прибывающие к миру Божественного клана корабли. Корабль продолжал стоять вместе с множеством других судов возле одного из миров Божеств, находясь под прицелом сразу нескольких практиков высоких этапов развития.

Все ждали, когда сильнейших кланов атолла, наконец, закончит свои приготовления и даст разрешение на продвижение по их территории.

— Зачем мы вообще решили следовать через этот мир Рину? — спросил Сонг.

Приготовления Божественного клана продолжались уже несколько часов и, конца этому пока видно не было. Будет плохо, если вынужденная стоянка затянется больше чем на пять дней…

— Это один из узловых миров, мы бы никак не смогли его обогнуть, — ответила будничным тоном девушка, продолжая колдовать над сферой управления, перепроверяя уже на сотый раз проложенный курс. — Предполагаю именно поэтому Божественный клан и решил собирать свой флот именно здесь.

— Да уж, всё-таки интересно, на кого они собрались нападать такими силами? Здесь же столько кораблей, что хватит на полномасштабную войну с любой силой в атолле, так?

— И на победу в том числе, — кивнула Рину. — Как ни жаль это признавать, но даже секте Тёмной Души подобный флот, скорее всего, не по зубам. А ведь мы официально считаемся второй великой силой в человеческом атолле. Удивительно всё-таки насколько велика разница между нами и Божественным кланом…

— Предполагаю, сейчас руководство секты стоит на ушах, пытаясь понять, куда собираются Божества, — заметил Сонг, после чего вздохнул и направился к выходу. — Свяжись со мной, когда они закончат и начнут пропускать суда.

— Хорошо.

К счастью, Божественный клан закончил со сбором куда быстрее, чем ожидал Сонг. Уже через двадцать часов весь флот астральных кораблей, используя мощные духовные источники, рванули в неизвестном направлении, быстро скрывшись в неизвестности. Однако другим кораблям пришлось ещё около двух часов ждать разрешение на то, чтобы продолжить свой путь.

Первый из схронов находился возле одной из хаотичных туманностей, на самой границе территории Божественного клана. Среди энергетических сгустков спрятать хранилище артефактов какого бы размера оно ни было ни составляло особого труда. Без чёткого знания, где должен находиться схрон найти его здесь было невозможно даже практикам уровня божества. Возможно лишь наткнуться по какой-то невероятной случайности.

Даже у Сноу Кас, знающей местоположение схрона, ушло больше дня на то, чтобы обнаружить нужное искажение пространства.

— Это здесь, — уверенно указала девушка на ни чем не примечательный квадрат на камне управлении.

— Точно? Мы уже второй день блуждаем среди этих хаотических разломов? — спросила Рину, скептически смотря на место, указанное Кас.

— Да, я полностью уверена, — кивнула та.

— Ну хорошо, — Сонг повернулся к Рину. — Как долго нам лететь до этого места?

— В хаотических разломах время движется по иным законам. Думаю, не дольше десяти часов? Да, точно, десять часов.

Как и сказала Рину, на то, чтобы корабль добрался до указанной точки, ему потребовалось десять часов. Всё это время Сонг продолжал следить за печатью. Хаотическая природа места, где находился схрон, являлась крайне агрессивной, за время пока они путешествовали по этим местам, печать подвергалась двойным, если не тройным нагрузкам, и Сонг с каждым часом всё больше начинал беспокоиться насчёт неё.

Однако, мастер печатей действительно знал своё дело и того количества энергии, вложенной в печать, с лихвой хватало на то, чтобы противодействовать хаосы, а на случай если вдруг начались бы проблемы сам Сонг готов был вливать свои силы в контур плетений поставленной заплатки.

Сама природа хаоса, находящегося прямо посреди центральных миров атолла, была для него загадкой. Почему Божественный клан или, скажем, секта Тёмной Души не попытались очистить это место? Здесь, среди всполохов разрушительной энергии каким-то образом существовали целые миры. Они во многом напоминали ему Закрытые миры, только закрывали их не искусной запечатывающей техникой, а самим фактом существования хаоса.

«Мастер Сонг, мы прибыли к месту», — мыслеречь Рину вывела его из задумчивости.

Поднявшись в капитанскую рубку, он увидел, что уже почти все реинкарнанты собрались здесь. Люди смотрели на разворачивающуюся перед ними иллюзию, демонстрирующую всё, что происходило за пределами корабля.

Пространство, точно чудовищный спрут медленно разворачивалось перед судном, пропуская их вперёд. Мгновенья сменяли, друг друга превращаясь в секунды. Сноу Кас и Рину стоящие возле камня управления замерли и, похоже, даже не смели двинуться, точно боясь спугнуть что-то. В какой-то момент пространство перед кораблём изогнулось и лопнуло на мелкие осколки остаточной чёрной энергией и вот уже корабль провалился в неизвестное карманное пространство с медленно парящим в его середине кусок чёрной скалы. Вот оно. Послышались облегчённые вздохи людей. Многие хоть и были уверены в словах Сноу Кас, но опасались, что она не так поняла те образы, что остались от реинкарнанта. Однако, вот он, схрон дьявольского клана сейчас находился прямо перед ними.

— Рину, давай аккуратно к этой скале, и следи за тем, что происходит вокруг нас, если что будь готова прикрыть нас, — Сонг ещё раз посмотрел на скалу, удостоверившись, что она не является иллюзией.

— Да, мастер.

— Сноу Кас, собери всех в карманном пространстве выхода и будь готова отправляться по моей команде. Но только после того, как я удостоверюсь в безопасности этого места.

— Да, мастер, — кивнула девушка, повторив один в один тон Рину.

Сонг и сам не заметил, как надменная некогда представительница Имперского Павильона стала относиться к нему с огромным уважением и почитать за старшего. Ну а сейчас уже было поздно просить что-то менять. Другие практики полностью переняли манеру двух девушек, называя Сонга не иначе как мастер или старший.

После того как корабль причалил к скале, он осторожно воспользовался выходом, раскручивая духовную силу на полную мощь и ожидая в любой момент удара на основе хаоса. Ступив на землю, Сонг осмотрелся. Он стоял посреди гладкой площадки размером с несколько десятков километров, далеко впереди виднелись постройки похожие на архитектуру династии Синк и дьявольского клана, которую они использовали в гробницах наследия.

Сделав несколько шагов, Сонг распространил над каменным плато своё восприятие, прислушиваясь к своим инстинктам, которые пока молчали.

«Можете выходить», — наконец, сказал он Сноу Кас.

Бывшие реинкарнанты высыпались на площадку перед кораблём. Они с опаской осматривались вокруг.

— Пойдём, Сноу. Посмотрим, что нам приготовили в качестве подарка дьяволы, — Сонг кивнул на видневшиеся вдалеке постройки.

— Да, — девушка кивнула. — Только я пойду первой. Здесь есть несколько ловушек.

Как и сказала девушка, уже через сотню метров, им на пути встретилась первая западня в виде нагромождений, скрытых от взглядов обычных людей печатей. Даже используя своё восприятие, Сонг не смог распознать в самом обычном отрезке скалы смертельно опасную ловушку. Сноу Кас несколько секунд что-то делала перед этими печатями и через мгновенье они рассыпались ярким заревом духовной силы.

— Впечатляет, — пробормотал он, наблюдая за тем, как быстро рассасывается смертельно опасная энергия. — Этой силы хватило бы даже на то, чтобы убить Божество…

— О да, — кивнула девушка, убрав со лба слипшиеся от пота волосы. — Дьяволы в этом плане не жалели сил.

Пока добирались до построек, Сноу Кас обезвредила ещё около пяти ловушек. Всю дорогу пока они шли Сонг не забывал оставлять чёткий духовный след на скале, чтобы реинкарнанты идущие за ними не сбились с пути и не попали в одну из неразряженных печатей.

Удивительное дело, но сами постройки не были ни чем защищены. Лишь подобие ветхих дверей, закрывающих вход. Когда Сонг появился внутри одной из этих построек, его восприятие оказалось под давлением невероятной силы, будто бы сходя с ума от духовной энергии, что ощущалась там.

Самое первое хранилище, в которое они заглянули, оказалось доверху наполнено синими камнями самого высокого качества. Они мерно поблёскивали духовной силой, завораживая этим невообразимым потусторонним блеском.

— Сколько здесь? — удивлённо спросил в воздух Сонг.

Понятное дело, это был риторический вопрос, по самым скромным оценкам камней в этом хранилище хватило бы на то, чтобы вооружить небольшую армию наёмников самых высоких этапов. Сонгу сразу же вспомнилась группа наёмников, пришедшая в Закрытый мир за Дьявольским практиком.

Следующее хранилище оказалось доверху наполнено духовными ресурсами самого высокого качества, перья и кровь фениксов, рога киринов и цилиней, чешуя истинных драконов — белых, чёрных, синих и даже золотых. Здесь находились травы с тысячелетним сроком цветения, стотысячелетний женьшень, серая трава с берегов жёлтой реки, и многое другое.

— Первым делом грузим это хранилище на корабль, — тут же распорядился Сонг, с этими сокровищами его искусство начертания сможет выйти на совершенно иной уровень, к тому же, используя их, он сможет получить возможность избавиться от загрязнения его сущности. И, возможно, это станет трамплином не только для него, но и для других практиков — Рину, Сноу Кас, Аэтонэ и другие его товарищи, это станет шансом для них стать сильнее и в будущем превратиться в надёжную опору для него.

Пока реинкарнанты занимались погрузкой, Сонг со Сноу Кас проверили третье и последнее хранилище. Как и предполагал парень оно оказалось доверху наполнено духовными артефактами. Как созданного самими Дьяволами и носящее их явные метки, так и произведённое другими силами человеческого атолла и даже за его пределами. Это стало понятно, когда Сонг остановился перед огромным глазом установленном на пьедестале. Глазное яблоко двигалось и, казалось, обладало разумом. Подойдя ближе, Сонг вдруг понял, что он сам в несколько раз меньше этого глаза. В определённый момент око замерло, смотря на него. Оно точно сфокусировало своё внимание на Сонге.

Молодой человек ощутил уже знакомое чувство, которое он совсем недавно ощущал. Всё его существо содрогнулось от внутренней мощи существа, которому принадлежало око.

— Это…? — парень смотрел несколько секунд на глаз и вопросительно повернулся к Сноу Кас.

— Здесь написано, что это око «Скитальца», — девушка показала на надпись под пьедесталом, на котором находился глаз. — Второе было утеряно во время войны с кланом Фир Болг.

Глава 37

Сонг замер. Так это, оказывается, часть тела «Скитальца»? Он несколько секунд всматривался в око, которое, в свою очередь, наблюдало за ним. Духовная энергия существа буквально сбивала с ног Сонга, но при этом стоящая возле него Сноу Кас, похоже, ничего не чувствовала.

«Эта энергия, она похожа на шквал, бурю», — Сонг прислушивался к себе, пытаясь понять, что он чувствовал.

— Думаю, самым правильным будет сразу же положить это око в карманное пространство кольца, как и все артефакты в этой башне, — сказал он, спустя несколько секунд. — Пускай на это уйдёт и много времени… Сноу, скажи всем, чтобы сосредоточились на перевозке грузов из предыдущих пагод, а содержимое этой я перенесу во дворец внутри кольца. Думаю, мы как раз сможем управиться одновременно и сразу же полетим ко второму схрону. Позже, уже на корабле займусь сортировкой и переправкой остальных сокровищ в карманное измерение.

— Да, — кивнула девушка и развренулась к выходу из башни.

Сонг ещё раз осмотрел глаз перед тем, как начать процесс переноса, после чего закрыл глаза и приступил к работе. Вообще, он ещё не сталкивался с тем, что какие-либо вещи приходилось переносить в кольцо дольше пары мгновений, даже парные клинки, загадочные и, несомненно, сильнейшие артефакты перемещались туда мгновенно, но из-за впечатляющего количества даже, казалось бы, практически мгновенный процесс затянулся на несколько часов. Прежде всего глаз — он отправил его в одно из помещений возле песочных часов, посчитав, что близость к артефакту времени будет самым правильным — на тот, случай, если в процессе изучения глаза что-то пойдёт не так. Что же до остальных сокровищ, собранных в этой пагоде, то большинство из них оказались либо созданы самими дьяволами, либо трофеями с многочисленных войн ведущих этим кланом в прошлом.

Краешком сознания Сонг старался всё же следить за тем, что за артефакты ему попадались в руки и почти все из них находились на самом высоком уровне исполнения. Доспехи, клинки, копья, флаги массивов и даже кольца с карманным пространством. В мирах секты Тёмной Души каждый подобный артефакт мог стоить огромную сумму, если бы Сонг захотел выложить его на аукцион… Защитные амулеты, пилюли развития самого высокого качества, свитки дьявольских техник и навыков — он сгребал всё в открытые комнаты дворца. И уже через несколько часов с удивлением понял, что свободных комнат у него практически не осталось. Сонг подчистую выгреб всё, что было в пагоде.

— Как проходит перенос ресурсов? — спросил он у Сноу Кас, когда та пришла его проведать.

— Даже используя переданные вами кольца с карманными пространствами, мы сможем справиться со всем лишь за несколько дней, — виновато развела та руками.

— Пусть так, я здесь закончил, пойдём, хочу вам помочь с остальным.

Как и предполагал Сонг, в другие помещения дворца он смог перенести лишь пятую часть синих камней. Все остальное было отправлено бывшими реинкарнантами на корабль. Лишь после того как он со Сноу Кас убедился, что весь схрон вычищен подчистую и больше ничего на безжизненной скале, плывущей посреди хаоса, интересного нет, было принято решение сниматься с «якоря» и отправляться к следующему схрону.

Корабль медленно отчалил и, используя лишь треть мощи духовного источника, направился на другой конец хаотического пространства, где по воспоминаниям Сноу Кас находился один из самых крупных тайников дьяволов с несколькими духовными кораблями самого высокого класса. Использовать полный ход посреди хаотических разломов, да ещё и вкупе с поставленной заплаткой на месте пробоины это не самое удачное решение.

Пока корабль двигался к своей цели Сонг занялся изучением перенесённого во дворец око «Скитальца». Распространяемая им духовная энергия, похоже, никем больше, кроме Сонга не воспринималась, и он не мог понять причины этого явления. Как если бы око могло взаимодействовать только с ним. Но почему это происходило? Возможно ли использовать эту силу? Он задумчиво ещё раз посмотрел на гигантских размеров глаз после чего, решившись, подошёл к нему. Время уходило, а Сонг так и не смог вернуть себе возможность практики, тело загрязнено и непонятно сколько придётся потратить времени, чтобы избавиться от этих примесей. Он должен найти способ ускорится.

Вытянув руку Сонг прикоснулся к глазу, вбирая в себя духовную силу невероятного существа. На мгновенье внутренний взор молодого человека в буквальном смысле содрогнулся от того количества образов, что хлынуло на него. Он ощущал невероятную свободу великого пути. Каждый его шаг сотрясал небеса. Он мог одним движением пересечь миллионы миров, оставляя позади себя десятки атоллов с самыми разными живыми существами. Ничто не могло приостановить его движения. Пустота расступалась перед его поступью, перед ним лежал путь. Путь и судьба. Нити кармы пронзали всё, что он видел, мгновенно связывая и окутывая, точно паутиной.

Сонг вынырнул из воспоминаний существа, задыхаясь от нахлынувших на него чувств. Ничего подобного он раньше не испытывал, эта уверенность абсолютного по силе существа, способного одной мыслью сотрясать Дао и разрушать миры. Всё его существо трепетало, от того, что он увидел и трепетало не от страха, а от… предвкушения?

Сонг помотал головой, приходя в себя. Он всё ещё ощущал отголоски той силы, и тех возможностей, к которым ему удалось прикоснуться лишь на миг. Теперь он явственно ощущал в распространяемой оком духовной энергией отголоски концепции кармы, почему он не видел этого раньше? Сонг поднялся с колен, на которые умудрился упасть, когда прикасался к глазу и всмотрелся в наполнившую всю комнату духовную силу. Концепция кармы. Его вдруг озарила загадка, а что, если использовать эту силу, наполненную концепцией кармы для того, чтобы очистить собственное тело от загрязнений? Законы судьбы можно было бы в теории использовать в качестве «лекарства».

В любом случае Сонг решил попробовать. Обратившись к силе оку «Скитальца», он начал постепенно впитывать энергию, распространяемую им. Он использовал её, чтобы начать извлекать из себя загрязнение и о чудо, процесс очищения значительно ускорился. Более чем в три раза. Впечатлённый таким результатом Сонг точно одержимый принялся за очищение своего тела, прерываясь лишь на редкий сон и еду. Он снова и снова прогонял через себя духовную энергию, наполненную концентрированными законами кармы, одновременно с этим пытаясь получить чуть большее понимание этой концепции. В один из моментов он даже подумал перенести око в комнату с песочными часами, чтобы иметь возможность заниматься очищением внутри сжатого кокона времени, но не сумел этого сделать — оба артефакта попросту отказывались существовать внутри одного плана реальности.

«Сонг, мы приближаемся ко второму схрону», — в его голове послышался безэмоциональная мыслеречь Рину.

«Буду через десять минут».

Выдохнув Сонг поднялся из позы лотоса, в которой медитировал возле глаза и осмотрел себя. Он с ног до головы был покрыт склизкой чёрной смолянистой субстанцей, от которой неприятно пахло — это то количество загрязнения, вышедшее из него, за время пока он находился в медитации. Перед тем как подниматься на капитанский мостик, пришлось заглянуть в бани.

Как и в прошлый раз на капитанском мостике уже собрался весь экипаж корабля, наблюдая за демонстрируемой на стене иллюзий происходящего за пределами корабля. Они даже не обратили внимания на Сонга, вошедшего в помещение. Парень проследил за их взглядами и удивлённо остановился на месте.

Если предыдущий схрон выглядел как зависшая посреди хаоса чёрная скала, то этот представлял собой просто тринадцать колоссальных размеров астральных судов, расположенных в круг друг за другом. Их размеры казались Сонгу ничуть не меньше, чем те, которые использовал Божественный клан. При этом сама конструкция отличалась, корабли казались изящнее тех, что использовали Божества с изящными обводами и более вытянутые.

— Эти корабли лишены отличительных знаков Дьявольского клана и могут быть без проблем использованы нами, — сказала Сноу Кас. — Главное сейчас, мастер Сонг — это запечатлеть вашу силу на камне управления, этим самым вы станете капитаном-управляющим.

— И как это сделать?

— Приблизиться к одному из кораблей ступить на него, найти капитанскую рубку и провести небольшой ритуал инициации, — ответила девушка улыбнувшись.

— Предполагаю, там, как обычно, будут ловушки, так?

— Верно, мастер, поэтому пойдём только мы с вами, как только инициация будет пройдена, можно будет спрятать наше судно в одном из карманных пространств дьявольского корабля и уже полностью перебраться на него. Я передала госпоже Рину все инструкции для стыковки.

— Тогда не будем терять времени, я думаю, — кивнул Сонг и, осмотрев зал, сказал Рину и другим практикам. — После того, как создадим связь с кораблём начинайте переносить вещи на него, сюда мы, скорее всего, уже не вернёмся. Рину пристыкуй нас к одному из этих судов.

Дождавшись кивка от Рину, Сонг со Сноу Кас направились к карманному пространству, которое служило выходом с корабля. Через несколько минут корабль начал мелко вибрировать, говоря о том, что приближается к какому-то очень крупному объекту. Благодаря иллюзорной технике, они видели, как их духовный корабль медленно приближается к громаде дьявольского судна. На его фоне он терялся, казался похожим на маленькое семечко на фоне гигантского серого ствола дерева. От одной мысли, каких трудов стоило построить это судно у Сонга захватывало дух, а тут таких громадин было целых тринадцать. Огромная сила, если не вспоминать флот Божественного клана, конечно.

Мир, в котором находился Сонг, содрогнулся в какой-то момент особенно сильно, а затем всё прекратилось, в голове раздался голос Рину:

«Мы пристыковались к кораблю, вы можете использовать выход».

Послушавшись её, Сонг со Сноу Кас вышли из карманного пространства, оказавшись внутри дьявольского судна. Тьма сомкнулась над ними, точно кто-то в один миг выключил свет. Парень вызывал сразу десяток синих огоньков концепции огня, а Сноу зажгла позади себя сноп яркого солнечного света.

— Где мы? — спросил он.

— Внутри. Это карманное пространство стыковочного шлюза корабля дьяволов. Теперь, мастер Сонг, прошу не отставайте, здесь повсюду установлены ловушки и пока мы не проведём ритуал, передвигаться по судну нужно очень аккуратно.

Глава 38

Сонг с Сноу Кас не спеша шли к сердцу корабля. Капитанская рубка традиционно располагалась в наиболее защищённой части любого астрального судна — в его середине, под защитой сразу нескольких слоёв карманных пространств разной силы. Чтобы пробраться к ней, Сонгу со Сноу пришлось поочерёдно преодолеть больше сотни измерений, разворачивая их будто бы слои луковицы.

Каждый новый слой встречал их очередной порцией смертельных ловушек. Впрочем, Кас это мало волновало, она уверенно шла вперёд, время от времени по одной ей известной причине, меняя резко направление. Один карманный мир, сменялся другим. Даже в состоянии покоя, многие из этих небольших миров продолжали жить своей жизнью. Леса, сады, поля и даже охотничьи угодья, заполненные чудовищными зверьми самых разных уровней и сил. При этом Сонг не понимал, каким образом всё это многообразие смогло выживать и существовать здесь в течение тысячелетий без поддержки людей. Пожалуй, исключением из этого было лишь самое крупное карманное пространство, располагающееся ближе к центральной части корабля. Оно оказалось настолько большим, что вполне могло вместить себя половину целый район Закрытого мира. По словам Сноу Кас, это объяснялось двумя вещами — душой-хранителем корабля, которая следила за состоянием всего судна на протяжении этих лет, а также богатой духовной энергией от источника, питающего местную живность.

Уже находясь почти у цели, количество ловушек вдруг значительно увеличилось, карманное пространство вокруг капитанской рубки оказалось буквально заполнено смертоносной силой на основе концепции разрушения. Последний шаг, даже со Сноу Кас оказался не самым простым. Им пришлось как минимум несколько часов подготавливаться к первой попытке проникновения к центру астрального судна. Кас несколько раз перепроверяла себя, прежде чем решиться на последний шаг — открытие прямого тоннеля перехода к карманному пространству капитанской рубки. Сонг почувствовал лишь небольшое покалывание, когда последовал за девушкой, исчезнувшей в темноте созданного перехода.

Яркая вспышка и вот уже он вышел прямо посреди огромного зала. Прямо посередине этого зала был установлен камень управления, такой же, что использовался на арендованном корабле за одним исключением — он оказался в несколько раз больше. К тому же тподобные камни, только поменьше находились возле стен капитанской рубки и, судя по всему, помогали в управлении столько большим судном.

— Мы на месте, — раздался голос Сноу Кас за спиной Сонга.

— Ты говорила, что следует провести ритуал? — напомнил он ей.

— Да, пойдёмте к главному камню управления, нужно будет немного вашей крови.

— Нужно так нужно, — пожал плечами Сонг, подходя вместе с девушкой к возвышавшемуся посреди зала камню. — Итак, что я должен сделать?

— Надрежьте палец руки и нарисуйте на самом камне кровью глиф управления. Да вот так. Теперь введите в него свою духовную силу, только постарайтесь не использовать слишком много энергии, её надо совсем чуть-чуть.

Сонг молча послушался, медленно насыщая получившийся рисунок своей энергий. Секунды текли медленно, точно под воздействием песочных часов, ему приходилось выверять каждый шаг, поддерживая одинаковый напор силы. Наконец, в какой-то момент камень управления корабля озарила яркая вспышка и глиф управления начал стремительно поглощаться им.

— Всё, ритуал выполнен, — сказала девушка, шумно выдохнув с облегчением воздух. — Можете прикоснуться к камню и связаться с нашим кораблём. Мне кажется перед тем, как перемещать судно внутрь одного из карманных пространств стоит предупредить об этом госпожу Рину.

— Да уж, — согласился он со Сноу.

На ощупь камень управления оказался тёплым и шершавым. При этом Сонг явственно ощущал мерную пульсацию энергии где-то глубоко внутри него, точно это было самым настоящим сердцем. Повинуясь мысленному приказу, корабль развернул перед мысленным взором молодого человека всё, что происходила за его бортом. Двенадцать огромных туш собратьев и маленькая пылинка яхты, на которой прилетел Сонг с товарищами.

— Рину, — он мысленно обратился к девушке сейчас управляющей их судном. — Ты меня слышишь?

— Сонг? — через пару мгновений послышался вопрос девушки. — У вас получилось провести ритуал?

— Да, теперь один из этих кораблей наш. Теперь нужно забрать яхту внутрь одного из карманных пространств, использующихся как порт малых судов. Единственно я не спросил в прошлый раз… на сколько нам хватит ёмкости духовного источника? Как долго он сможет существовать внутри карманного пространства другого корабля?

— Сейчас проверим, но, думаю, около трёх месяцев. Однако точно не больше, — тут же ответила девушка.

Сонг мысленно кивнул. Значит, вернуть корабль обратно секте Тёмной Души они успеют. Дело в том, что любой артефакт с карманным пространством внутри во время нахождения внутри другого пространства испытывало сильные нагрузки… Например, если использовать три кольца с собственным измерением и затем последовательно вложить одно в другое, то получится сильно сэкономить… до того момента пока кольцо, находящееся глубже всех, не рассыплется на чистую духовную энергию вместе со всем содержимым. Любой артефакт с собственным измерением испытывал двойные нагрузки, находясь внутри другого карманного пространства. И чем больше было таких слоёв, тем быстрее происходило разрушение артефактов и самих измерений. Конечно, если говорить об артефактах легендарного уровня, таких как кольцо с дворцом, используемое Сонгом, то там внутренней энергии хватало даже на то, чтобы путешествовать внутри десятка карманных измерений без каких-либо проблем…

Но яхта с повреждённым духовным источником… это совсем другое. Сонг опасался, что запас времени окажется слишком мало, но, похоже, всё обошлось. Теперь он был готов приступать к выполнению плана, о котором размышлял последние несколько месяцев.

— Отлично, как только пришвартуетесь, скажи, чтобы другие начинали переносить все добытые сокровища и ресурсы на этот корабль, а сама направляйся в капитанскую рубку, я отключу все ловушки. Думаю, пора нам возвращаться в секту Тёмной Души.

— Поняла.

Песчинка, что была яхтой, двинулась к кораблю. Сонг отдал мысленный приказ духу-хранителю отключить все ловушки и принять на борт яхту, используя один из специально предназначенных для этого миров с плотной и устойчивой структурой пространства.

На то, чтобы сделать всё, что сказал Сонг, у Рину ушло больше получаса. К моменту, когда она появилась в командной рубке, парень уже успел проверить практически все системы корабля, а также целостность всех карманных пространств, совместно с духом-хранителем выводя их из состояния консервации. Это следовало сделать первым делом, если они собирались пользоваться кораблём длительное время. Когда Рину появилась из портала-перехода, Сонг тут же подозвал её к себе. С помощью камня он назначил девушку главным помощник, фактически сделав вторым человеком на корабле и распорядился о прокладке курса к центральным мирам секты Тёмной Души.

— Мы возвращаемся? — удивилась Рину. — До этого я никогда не интересовалась вашими планами, но всё же, что дальше?

— Да мы возвращаемся, — кивнул Сонг, помогая ей проложить правильный курс, на это, слава богам, имеющихся знаний ему хватало. — Вначале я хочу вернуть арендованную яхту, ну и, конечно, нанять квалифицированный экипаж. Не лучшая идея набирать его в тёмных мирах, но, с другой стороны, где это делать проще?

— М-м-м…, — попыталась, что-то сказать девушка, но он, не слушая, продолжил.

— А дальше мы отправимся в гости к дьяволам.

— А? — Рину показалось, что она ослышалась.

— Всё верно, ты правильно меня поняла. Мы отправляемся на территорию дьяволов для небольшой разведки, но перед этим заглянем в регион закрытых миров.

— А туда-то зачем? — спросила совсем сбитая с толку Рину.

— Конечно, того, кто поможет нам найти дьявольские миры, — Сонг не удержался от улыбки и добавил. — Да.

Подготовка корабля к отправке занял куда больше времени, чем изначально рассчитывал Сонг, что прежде всего оказалось связано с его огромными размерами. Сразу после того, как все вещи были перенесены на борт судна, бывшие реинкарнанты во главе со Сноу Кас принялись подготавливать судно Дьяволов к полёту. Из-за того, что оно долгое время находилось в законсервированном состоянии многое пришлось сделать, чтобы просто заставить его двигаться. К сожалению, из-за нехватки времени пришлось отложить на время настройку всех защитных, орудийных и дополнительных доменов ограничившись лишь теми, что позволяли двигаться самому кораблю.

Так же Сонг, наконец, спустя долгое время смог освободить Аэтонэ из своего «заточения» внутри кольца. Даже с учётом того, что она не сидела там просто так, и без устали занималась практикой под хрустальным деревом, это в любом случае оставалось в какой-то мере заточением. Внутри корабля отследить Аэтонэ, даже используя её кровь, было попросту невозможно. Сонг с большим облегчением выпустил девушку.

Запустить корабль удалось лишь спустя несколько дней лихорадочных работ. Судно медленно отделилось от своих товарищей, и, развернувшись, рвануло через хаотическую пелену в сторону миров секты Тёмной Души. Находящийся в этот момент в рубке управления Сонг с облегчением выдохнул, провожая взглядом иллюзорную картину зависших на месте двенадцать колоссальных кораблей, точно двенадцать хищные звери перед атакой. Их время всё ещё не настало, но, несомненно, он ещё вернётся за ними.

— А как мы назовём его? — вопрос Рину прервал его размышления и повис в воздухе.

— Кого? — не понял сразу Сонг, отвлёкшись от своих размышлений.

— Ну, корабль, — девушка с любопытством посмотрела на камень управления.

Находящиеся в командной рубке люди также оторвались от своих дел, посмотрев вопросительно на Сонга, Аэтонэ и Сноу Кас поддержали Рину:

— Нам в любом случае нужно назвать как-то корабль.

— Хорошо, хорошо, я понял, — с улыбкой он поднял руки. — Давайте назовём его Фрисоул. — Он предложил первое же пришедшее в голову имя.

— Мне точно нравится, давай оставим это, — кивнула Аэтонэ, согласившись с предложенным Сонгом названием, точно так же как и другие практики, находящиеся сейчас в рубке.

Рину же между тем продолжила:

— Итак, раз с этим решено, то давайте вернёмся к самому полёту. По моим расчётам, мы прибудем к миру секты Тёмной Души уже через пять дней, скорее всего, у них будут вопросы о том, что это за корабль…

— Нет, мы не будем на Фрисоуле приближаться к тёмным мирам, — помотал головой Сонг. — Незачем привлекать к себе так много внимания. Поступим следующим образом. Оставим корабль возле ближайшей от центрального мира необитаемой системе, сядем на яхту и вернём её владельцам. Я получил достаточно много синих камней, поэтому мы на них купим такую же яхту, только новую и начнём поиск наёмников. Много людей нам не надо, не стоит забывать, что это всё же тёмный мир. Возьмём лишь несколько десятков квалифицированных воинов с силой до этапа «Единства». После этого уже отправимся к региону закрытого мира.

— Позвольте предложение, в прошлый раз ты не дал мне сказать? — спросила тут же Рину.

— А? Да, конечно.

— На территориях Центральных миров уже давно существует организация наёмников, они очень щепетильны в вопросах контрактов и своей чести, думаю, если мы наймём людей через них, то проблем с тем, что они пускай даже родом из тёмных миров не будет. Эта организация даёт определённые гарантии, что её члены не восстанут против своего нанимателя, если тот соблюдает все требования.

— Хм, — Сонг опять вспомнил тройку наёмников, пришедших в Закрытый мир для поимки практика Кровавого клана, он кивнул. — Этот вариант подойдёт идеально. Итак, решено. Также я прошу тебя Сноу Кас и других практиков, пока мы будем находиться в гостях у секты Тёмной Души, заняться подготовкой корабля к долгому путешествию. К слову, кто пожелает, может сойти в Закрытом мире, потому как вначале мы отправимся туда.

Сонг заметил, как лица многих товарищей Кас разгладились, они явно повеселели после известия, что корабль должен вернуть их домой.

— Да, мастер Сонг, — с готовностью ответила Сноу Кас.

Всё время полёта до секты Сонг, вместе с другими практиками занимался исключительно кораблём, пришлось отложить личную практику и заняться исключительно восстановлением всех возможностей судов дьяволов. К концу полёта удалось частично восстановить некоторые атакующие возможности корабли и практически полностью защитные. Правда, ценой сильного утомления. Но зато теперь Сонг был полностью уверен в том, что Фрисоул способен противостоять даже небольшому флоту лёгких и средних духовных судов. Конечно, при любых обстоятельствах они должны избегать этого, но, если вдруг их припрут к стенке… корабль сможет ответить и достаточно больно.

Наконец, спустя пять дней, как и предсказывала Рину, они добрались до места, находящегося неподалёку от мира Тёмной души, где была арендована яхта. Оставив судно дьяволов на орбите одной из безжизненных планет, Сонг, Рину и пять бывших реинкарнантов пересели на арендованную яхту.

После плотной энергии, распространяемой духовным источником огромного корабля, вернуться к высыхающему и умирающему источнику яхты оказалось всё равно, что вернуться в пустыню. Но тут уже с этим ничего поделать оказалось нельзя. Впрочем, даже с истощённым духовным источником им предстояло потерпеть лишь пару часов полёта. До мира секты Тёмной Души всё же, было не так далеко.

Прибыв в порт центрального города Сонг первым делом, вернул арендованное судно владельцам. Чиновник, который в прошлый раз передал ему яхту, лишь хмыкнул, принимая обратно печати-управления судном. Он, похоже, уже даже не верил, что эта «развалина» вернётся обратно в порт.

Уточнив дорогу, Сонгу с товарищами направились в следующее место, которое планировалось посетить. Главная верфь центрального города. Он хотел купить новую полноценную яхту, быструю и манёвренную. Идеально для того, чтобы путешествовать по самому миру. Всё-таки корабль дьяволов к этому плохо был приспособлен, да и добраться до него как-то же требовалось?

После нескольких часов блужданий по верфи между стапелями и балками, Сонг смог найти то, что его полностью устроило. Лёгкую изогнутую яхту в форме вытянутого клинка. Внутри неё находилось не так много карманных пространств — лишь три, но для Сонга это было даже плюсом. Чем меньше измерений внутри яхты, тем прочнее те, что были, а значит сама яхта сможет существовать внутри Фрисоула намного дольше. Тем более что представитель верфи буквально клялся, что в создании измерений был задействован лучший мастер из тех, что были доступны секте.

Облегчив своё состояние на несколько миллионов синих камней, Сонг вместе с Рину отправились к представительству Наёмников в городе. Теперь следовало нанять людей, который станут основой будущего экипажа Фрисоула. Девушка уверяла его, что это были самые надёжные люди и они всегда неукоснительно следовали букве контракта, который заключали.

— Хм-м, впечатляет, — сказал он, смотря на гигантскую пагоду, возносящуюся в небеса и являющуюся представительством наёмников в центральном городе. — Аренда такой громадины, наверное, дорого им обходится.

— Да, — согласилась с ним Рину.

Внутри их встретил вежливый администратор в тёмных одеждах. Он возник, казалось бы, из ниоткуда, лишь только они шагнули через порог.

— Мастерам требуются наёмники? Слуги? Или, возможно, рабы?

Последнее неприятно резануло слух Сонга, но он постарался подавить раздражение в зародыше. Не время и не место для гнева.

— Наёмники, — сухо ответил он администратору.

— Прошу за мной, мастера, — мужчина поклонился и указал в один из коридоров, ведущий куда-то на север.

Долго идти не пришлось, сделав несколько поворотов, администратор привёл их в небольшую комнату, где за столом их уже ждал усатый человек. Рядом с ним находился чайник с тремя маленькими кружками.

— Духовный чай? — предложил усач перед этим, почтительно встав и поклонившись гостям.

— Да, спасибо, — Сонг с благодарностью принял ароматный напиток, тут же налитый ему.

— Итак, вы хотите нанять людей, — утверждающе сказал мужчина, перейдя сразу к делу. — Скажите, мастер, кто вам требуется? Воины? Или специалисты?

— Специалисты, — парень сделал глоток обжигающего духовного чая. — С опытом путешествий и управления духовными судами. В том числе и крупными. Этапы развития не важны, но желательно до «Единства». Среди специалистов очень желательно люди, разбирающиеся в навигации, управления духовными источниками, мастерами карманных пространств и пилотами. Срок контракта пятьдесят лет с возможностью продления по соглашению сторон.

— Так-так, — покивал мужчина. — Сейчас мои помощники принесут информацию по всем наёмникам, что сейчас находятся в этом мире. Также я напоминаю вам, что вы нанимаете свободных людей и они, если им не понравится то, что написано в контракте, вольны отказать вам.

— Я понимаю.

— И скольких же вы планируете нанять?

— Не больше пятидесяти человек.

— Хорошо, давайте подождём, когда принесут свитки со списками, — кивнул усатый мужчина. — Ещё чаю?

— Да, спасибо.

Послесловие

Эту книгу вы прочли бесплатно благодаря Телеграм каналу Red Polar Fox.


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора подпиской, наградой или лайком.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Послесловие