КулЛиб электронная библиотека 

Высшие миры (СИ) [Максим Зарецкий] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Максим Зарецкий Небесный шаг (7 арка) Высшие миры

Глава 1

Один из центральных миров божественного клана. В огромном дворце размером с целый город, выстроенном из божественного белого камня, находилась изолированная комната. В ней за высоким столом, сделанным из духовного чёрного дерева, сидел один из сильнейших воинов человеческого атолла влияния. Верховный старейшина великого Божественного клана магистр Яма. Несмотря на то что магистр выглядел внешне, как седобородый старец его тело казалось поистине невероятным. Высокий в два с половиной метра роста, мускулистый, будто бы свитый из тугих канатов мышц. Он возвышался точно скала. В глазах старца мерцал золотой огонь говоривший, что магистр достиг пика границы Божественности. «Тот, кто несёт просветление» — последний из истинных монархов, принявших силу от самого «Десницы». Он с силой сжимал свой посох, вслушиваясь в то, что говорил ему второй сын.

Чин У, потерянная навеки лунная владычица нашлась и, более того, она оказалась жива, хоть и под давление печати одного из «Бессмертных Советников» дьяволов. А ещё в мире появилась чистая кровь вершителей судеб, сынов «десницы», и это была ещё одна шокирующая новость. Яма не помнил, чтобы за последние несколько тысяч лет появлялся хоть кто-то с родословной Фир Болга способный открыть односторонний портал. А этот парень каким-то невероятным способом сумел открыть двусторонний! К тому же один из «дьявольских» принцев сумел сбежать, по сообщениям, столкнувшись с чем-то или с кем-то равным уровню божества и умеющий управлять законами «Кармы».

Яма нахмурился ещё больше. Что-то собиралось в один пучок. Что-то нехорошее приближалось. Засуетились тёмные секты, начал поднимать голову кровавый клан, штампуя в беспорядочном количестве проклятые-мечи. И всё ближе к «высшим мирам» подбирались святые и духи.

Божественный практик с силой законов кармы, возможно, самому Яме нужно было во всём этом разобраться. Не откладывать. Ведь если он окажется прав… Но что, если нет? Это будет потеря времени, и кто будет всё контролировать здесь в его отсутствие? Глава клана чувствует себя всё хуже, и его божественная искра с каждым днём становиться всё тусклее. Яма со вздохом встал и подошёл к зеркалу дальней связи, на котором виднелось тусклое изображение второго сына.

— Немедленно возвращайся с императрицей Чин У, в закрытом мире оставь один духовный корабль и начни его запечатывать, его энергия нам скоро пригодиться, но прежде всего Чин У. не жалей духовных источников.

— Понял, верховный Старейшина, — кивнул мужчина и пропал из зеркала.

В этот момент в комнату вошла миниатюрная девушка из прислуги.

— Магистр Яма, — обратилась она к старику.

— До прибытия посольства святых осталось десять минут.

— Да, спасибо, — поблагодарил слугу старик. — Сейчас спущусь.

Пока следовало выкинуть из головы все эти вопросы и подозрения. Разговор со святыми был слишком важен. Фактически это был один из шансов предотвратить огромную катастрофу, приближающуюся всё ближе к атоллу человеческого влияния.

Делегация святых прибыла точно в условленное время. Магистр Яма смотрел на то, как из небольшого, но богато украшенного астрального судна выходят пять святых. Со стороны они казались обычными людьми. Но лишь с первого взгляда. Если присмотреться начинали явственно видеться различия.

Высокие, как минимум ростом с магистра Яму, стройные, с острыми чертами лица и сильно натянутой на череп кожей. Их белые, без радужки глаза с тремя зрачками часто пугали неподготовленных людей, но больше всего они выделялись, конечно, крыльями. У каждого за спиной имелось по одному сложенному перепончатому крылу, наследию, доставшемуся от предков демонов.

— Магистр Яма, — вперёд вышел святой со слегка потемневшим лицом, что говорило о его впечатляющем возрасте. — Давно вас не видел. Сколько прошло с нашей последней встречи?

— Думаю не меньше десяти тысяч лет мастер Влад, — без улыбки отзывался магистр. Во-первых, потому что человеческая улыбка всегда нервировала святых, а во-вторых, и повода особого улыбаться не было. Это был его очень давний противник, и хоть причин враждовать у него и мастера Влада больше не было, их отношение друг к другу оставляли желать лучшего. Магистр не верил в случайности.

«Значит эти переговоры будут на этот раз очень сложными и, скорее всего, провальными».


Территория финального этапа испытания секты «Вечных сумерек» взорвалась от духовной энергией. Над одним из уютных парков ввысь взметнулись тёмные всполохи жгучего пламени. А вслед за ними окружающие на несколько километров вокруг прокатилась волна громогласного взрыва. Огневая тьма рвалась наружу, сметая всё до чего могла дотянуться. Несколько воинов высоких этапов успели вовремя заметить появление опасности и преградить распространение убийственной силы по всей территории этапа испытаний. Впрочем, при этом не став ослаблять её воздействие на восприятие. Каждый из испытуемых чувствовал в этой тьме что-то убийственно-острое, опасное, способное подавить даже самых сильных гениев, претендующих на вступление в секту.

— Ах-ха-ха-ха-ха, — счастливо расхохотался мальчик, смотря на это представление, разворачивающееся возле его дома. Он беспечно и с полным восторгом находясь на одной из наблюдательных площадок над территорией секты с наслаждением смотрел как некогда аккуратная и умиротворённая часть земель секты превращается в руины, охваченные хаосом.

— Ты чего смеёшься, это же твоя вотчина, — женщина возле мальчика презрительно повела плечами, всем видом показывая пренебрежение к мальчишке, но тому на это было совершено плевать. Будучи сильнейшим старейшиной этого отделения секты, он уважал лишь трёх людей. Главу отделения и двух его советников. Только с ними он считался, остальные были достойны разве что пренебрежения. Это задевало многих, если не всех старейшин.

— Плевать, — крикнул мальчишка. — Какая сила, ты посмотри на это! Вот так сюрприз, он же на уровне наших принцев, как минимум. Возможно, даже равен двум наследникам.

— Не говори чушь, — вмешался сгорбленный старик с белой точно снег бородой чуть ли не до самого пола. — Наследники поглотили сущность сумерек, они и есть сумерки. Какой-то пришлый практик извне даже близко не может стоять рядом с ними.

— Старик, мне плевать на твою преданность секте, но эти мальчишки пока слабы, и то, что вижу сейчас, так это то, что обычный паренёк ни в чём им всем не уступает, — отмахнулся от седого старейшина исптыаний.

— Старик, ха. На себя бы посмотрел, старше меня на несколько десятков тысяч лет, — проворчал седобородый.

— Что? — притворился, что не расслышал мальчик и улыбнулся, облизывая от предвкушения губы. Неужели ему сейчас кто-то хотел бросить вызов.

— Ничего, кивнул седой, пряча взгляд.

— Ну если ничего, то и не бубуни. Итак! Есть ещё кто-то желающий сделать свою ставку? Что за кислые лица?

— Не знаю откуда, но ты же знал его истинную силу? — подал голос гладко выбритый мужчина, мы почти все поставили против него, один ты поступил иначе.

— Вот только не нужно наговаривать, ещё как минимум трое поставили на паренька, — возразил мальчишка.

— Исключительно из любопытства и не так много, в отличие от тебя.

— Чушь! Ты путаешь предчувствия и знания, — отмахнулся от мужчины мальчик. После чего потёр руки. — Посмотрим, что этот парень нам ещё заготовил. У меня такое чувство, что он ещё полон сюрпризов. Давай же пацан, покажи ещё что-то интересное!

В это время Сонг уже превратился в живое воплощение чёрного огня. Вокруг него в разные стороны расходились круги из всепожирающего пламени. Его противники, используя атакующую формацию безостановочно атаковали, пытаясь всеми силами остановить распространение силы огня и времени.

— Я теряю с вами время! — рявкнул Сонг в нетерпении. Он уже пару минут не мог сломить упрямое сопротивление группы воинов во главе со светловолосым, напавшим на него. Практики изо всех сил сопротивлялись, хотя уже прекрасно понимали, что шансов у них нет. И, скорее всего, причиной этого было то, что они ждали вмешательства старейшин, которого всё не было, и не было.

«Земля мечей»! — наконец, Сонг выдохнул полной грудью ключ-фразу, время утекало сквозь пальцы, и больше медлить он просто не мог.

А в следующий миг меч в его руке, купленный ещё в мире Синего Кита, верой и правдой служивший ему множество месяцев с жалобным звуком лопнул на тысячи осколков. Вокруг замерших в полном ступоре практиков этапов «Основания» и «Восхождения» начали взметаться ввысь тысячи алых стягов. Тысячи и тысячи. Несметная духовная армия. За спиной Сонга стали выходить гигантские фигуры воинов в древних доспехах. Каждый со своим оружием. Меч. Копьё. Гуань Дао. Коса. Сасумата. Молот. Безмолвные гигантские фигуры одна за другой выступали вперёд, распространяя вокруг себя ошеломительное давление. Два практика в вышине секты, сдерживающие беснующиеся духовные силы вдруг выплюнули целый сгусток крови, капилляры в их глазах лопнули, сделав их красными, точно глаза вулпи.

В это же время мальчишка и другие старейшины замерли, смотря на происходящее.

— Я не понимаю как, но его сила растёт, он же сейчас на уровне пика «Осознания», — сказал белобородый старик.

— Эта способность, у меня такое ощущение что в ней что-то не так, — согласился мальчик, но додумать что же не успел.

Сонг взмахом руки привёл в действие навык «Земли мечей». В это же время у практиков, находящихся в формации, сдали нервы, они прекрасно понимали, что сейчас их единственным шансом стало идеальная защитная формация. Только так и никакого нападения, все силы без остатка на защиту. Гигантские воины Сонга ударили молниеносно. Разрывая пространство. Алые стяги колыхнулись, взметаясь ввысь. И неудержимая волна силы смяла, точно клок пергамента несчастных практиков во главе со светловолосым и разметала в разные стороны разрушая и духовную сущность и буквально вгрызаясь энергетикой концепции меча внутрь бедолаг. Лишь только вмешательство сразу двух старейшин предотвратило их неминуемую гибель. Такие раны и такая атака были для них смертельны.

Сонг не стал дожидаться, когда его противник придут в себя и с максимальной для него быстротой рванул за убегающим реинкарнантом, пока тот ещё каким-то чудом оставался в его фокусе восприятия. Попадающиеся по дороге редкие претенденты финального этапа в удивлении шарахались от пролетающего мимо молодого человека. Для них всех произошедшее было лишь мгновеньем. Не больше двух минут продолжался поединок Сонга и группы встретивших его молодых претендентов. Другие даже не успели узнать, чем всё закончилось, некоторые из практиков даже подумали, что парень убегает от преследователей, но по какой-то не совсем ясной для них причине пытаться остановить бегущего по дороге, выложенной аккуратным золотым кирпичом, даже не попытались.

Глава Вэй ждал его возле одного из домиков. В его глазах Сонг не увидел того страха, из-за которого мужчина убежал от своих товарищей. Сейчас он казался спокойным. Взгляд казался уверенным, а сам он стоял прямо, смотря прямо в глаза Сонгу.

— Итак, ты ведь что-то от меня хочешь узнать, да? Надо же, как повернулась ко мне судьба, — с мрачной усмешкой сказал он. — Надо было последовать за госпожой, а не пытаться найти собственный путь.

— У меня к вам есть пара простых, но очень важных вопросов глава Вэй, — сказал Сонг, подходя ближе. — Очень надеюсь на вашу честность.

— И как же ты проверишь мои слова, мальчик? — с улыбкой спросил мужчина.

— Я всё пойму, — с усмешкой ответил парень.

Глава 2

Сонг с досадой посмотрел на осевшее бездыханное тело главы Вэй. Он смог узнать не так уж и много прежде, чем практик мысленным приказом успел убить себя, перед этим презрительно высказавшись про монстров в человеческом обличии.

Из того, что удалось услышать главным, были, пожалуй, слова реинкарнанта о том, что его господин мог уйти к родным дьявольским мирам. Среди прочей патетичной мишуры про невозможность даже такому, как Сонг туда попасть это предположение казалось самым честным из всего, что сказал Вэй. Тем более, что реинкарнант искренне считал, что парень не сумеет даже приблизиться к региону дьявольских миров находящихся в блокаде Богов. Конечно, у Сонга не имелось навыков допроса или извлечения информации из таких практиков, что заставляло задуматься об изучении совершенствования не только энергии и тела, но и души, потому как именно последнее позволяло эффективно допрашивать таких людей. Что же до дьявольских миров, то там всё было действительно непросто.

Даже спустя тысячи лет Боги не сумели продвинуться глубоко внутрь этого региона, впрочем, с определённого момента они не особо-то и стремились это делать, ограничившись полной блокадой. Судя по тем нескольким фразам, сказанным с полным презрением реинкарнантом, несмотря на поражение в войне и пленение большинства сильнейших воинов, дьявольские кланы сумели оградить свои центральные миры от вторжения богов, закрывшись каким-то универсальным щитом, что не только защищал их, но и уничтожал каждого воина без выдающейся дьявольской родословной решившего пересечь барьер.

Слова главы Вэй были довольно очевидной ловушкой, но в них же была и большая доля истины. Действительно, куда могу уйти зализывать свои раны дьявольский практик, как не в собственную берлогу. Значит, перед Сонгом вставала новая задача. Не только стать сильнее, чтобы на равных разговаривать с практиками высоких этапов, но и прорваться через дьявольский барьер, перевернув всё там в поисках Син Фен.

«Впрочем, это не значит, что нужно сосредоточиться только на дьявольских мирах», — подумал Сонг, развернувшись и уходя прочь по каменной дорожке. — «Вполне возможно, Син там может и не быть, но это в любом случае лучше, чем ничего».

Вдруг навалилась усталость, в его глазах потемнело. Усилием воли Сонг не споткнулся, даже не подал виду, но стало ясно, что ему нужен отдых. А как отдохнёшь, когда вокруг все потенциальные враги? Как там говорил старейшина, можно себе взять любой домик, при условии, что его хозяин будет не против? Кажется, он говорил, что испытание начнётся через две недели. Стоит в любом случае решаить вопрос с жильём.

Осмотревшись, Сонг обнаружил стоящего неподалёку воина. Развернувшись, парень рывком оказался прямо перед мужчиной, вставшим в боевую стойку. В его глазах не было страха, лишь настороженность и внимательность.

«Здесь собрались выдающиеся практики, запугать их как на предыдущем этапе испытания непросто», — подумал Сонг и обратился к мужчине.

— На меня напал светловолосый воин, стоящий во главе нескольких сильных практиков, знаешь кто он такой?

— Светловолосый лидер группы сильных воинов? — задумчиво спросил всё ещё настороженный воин. — Скорее всего, это был Лу Сэр с его прихлебателями.

— Где он живёт?

— Хмм, в другом конце долины финального испытания. Возле домика старейшины. У его дома находится приметный камень для практики внутренней силы.

— Благодарю, — кивнул Сонг, и больше не обращая внимания на мужчину, но при этом не спуская с него своего восприятия, отправился в сторону, откуда совсем недавно пришёл.

Найти указанный дом не составило никакого труда, действительно возле него имелся камень для практики, сделанный из особо прочного материала способного сопротивляться чистой духовной энергии. Простой, но эффективный тренажёр по управлению духовной силы. Подойдя к дому, Сонг проверил каменную табличку, установленную справа от двери.

«Лу Сэр», — красовалось на ней. Движением брови он разрушил табличку и уверенно вошёл внутрь домика. В отличие от хором старейшины, это была обычная бамбуковая хижина. С небольшой кроватью, соломенным матрацем, циновкой и столом, на котором стоял одинокий кувшин с чистой водой.

— Ну, пока это лучше, чем ничего…Нужно постараться хоть немного восстановиться.

Сонг присел на циновку и закрыв глаза, погрузился в медитацию. Повинуясь его мысленному приказу, духовная энергия «Высших миров» закручиваясь в невидимые вихри затанцевала вокруг, поглощаясь телом Сонга. Приходилось контролировать этот процесс, так как помимо поглощения, он должен был ещё и усваивать её, направляя на исцеления и поддержание тела. После закрытого мира скорость и плотность духовной силы «высших миров» напоминало живительный поток. Тело человека, что всю свою сознательную жизнь поглощало воду лишь по капле и вдруг получило доступ к самому настоящему бурному водяному потоку — так это выглядело со стороны. Сонг пока не мог нормально приноровиться использовать эту силу для максимального усиления способностей и возможностей, но уже было понятно, что духовная энергия «высших земель» каким-то странным образом влияла на него, в голове появлялись смутные образы, а сам он начинал ни с того ни с сего понимать какие-то моменты, которые знать просто не мог.

Неизвестно сколько он так медитировал, но в какой-то момент Сонг почувствовал восприятием появление возле хижины практика боевых искусств. И ни кого-то, а самого Лу Сэра. Рядом со светловолосым юношей он ощущал практика, но понять какое у него было развитие не смог, что говорило о многом.

«А вот и новые проблемы», — мысленно кивнул он сам себе и встал с циновки. — «Нужно просто продержаться до начала испытания, просто продержаться».

Он проверил, на всякий случай, находятся ли парные клинки в карманном пространстве достаточно близко, чтобы, если потребуется призвать их одним движением. К сожалению, он лишился своего верного клинка и сейчас был фактически безоружен.

Выйдя на улицу, Сонг увидел уже знакомого светловолосого в компании с симпатичной темноволосой девушкой. Её одеяния иначе как воздушными назвать было нельзя, а сама она излучала подавляющую уверенность из-за чего казалась в восприятии Сонга тёмным пятном. Духовная сила расходилась вокруг девушки, даже не задевая её, что сильно настораживало.

«Что за мастер использует такой странный метод развития? Самосовершенствование лишь только тела? Это походит на путь буддистских архатов, но без присущей им обращении в духовность. Я не ощущаю от него не только силы, но даже простых эмоций. Точно это камень какой-то».

— Вот он старшая! Это он покалечил меня и братьев! А теперь ещё и забрал мой дом!

— Приветствую госпожу, — между тем Сонг ударил кулаком в ладонь и слегка склонил голову в знак уважения, в отличие от того же старейшины в этой девушке он чувствовал какой-то моральный стержень, что было большой редкостью для тёмного мира. Чем-то она напоминала ему старика Лода.

— Ты сумел победить сразу нескольких воинов «Восхождения» находясь на этапе «Основания», — сказала Сонгу девушка, при этом даже не смотря в его сторону. — Такая сила интересна. Откуда ты?

— Старшая, почему вы с ним говорите? Мой отец просил вас помочь, а не говорить! — светловолосый заголосил в полную глотку, но девушка его проигнорировала вместо этого, вновь обратившись к Сонгу.

— Я бы хотела посмотреть, на что ты способен, надеюсь, ты удовлетворишь моё любопытство?

«Проклятье», — в ответ лишь успел подумать парень, когда на него сверху обрушилась молния. Лишь за мгновение до удара он успел уйти в сторону. Концепция молнии разнесла вдребезги место, где он секунду назад стоял при этом, походя чуть не разрушив домик. Гневный вопль Лу Сэра потонул в раскатах грома, обрушившихся на долину.

В это же время Старейшина, находившийся у себя дома, вдруг замер, прислушиваясь к тому, что происходит снаружи, вдруг выругался, и прихватив высокий для его детского роста резной посох вышел на улицу.

Сонг же между тем стремительно рванул за взлетевшей женщиной, что поливала его молниями со скоростью, превышавшей даже скорость и силу Син Фен в её разгневанной форме. Без клинка противостоять такому сильному практику было равносильно битве голыми руками против вооружённого скорострельным арбалетом воина. Но доставать парные клинки пока не хотелось. Только если всё будет оборачиваться действительно в худшую сторону. Раз противник настолько силён, а использовать «Рассечение» и «Поле и Мир Клинков» нельзя, то придётся обратиться к той самой способности…

«Остаётся только надеется, что я не пожалею об этом», — мелькнула у него в голове мысль, но Сонг её тут же подавил. — «Сама напросились, проверить она меня решила».

«Вечное тёмное пламя»! — он выкрикнул ключ-фразу с щедростью напитывая силой способность. А в следующий миг вокруг него появилось сразу с десяток огромных чернильных шаров источающих убийственную силу концепций времени и огня.

Впервые за всё время с начала поединка лицо девушки изменилось, и она с явным удивлением посмотрела на Сонга. В эту же секунду шары взорвались тысячами нитей разрезая всё до чего могли дотянуться и в чём ощущали хотя бы немного духовной энергии. Область вокруг домика Лу Сэра тут же превратилась в хаотическое переплетение убийственных нитей. Светловолосый не успел даже среагировать, когда его настигли острейшие чёрные лезвия, и лишь защита появившегося, казалось бы, из ниоткуда воина-защитника, курировавшего в это время район финального испытания, уберегла парня от мгновенной смерти. Что же до девушки, то она оказалась оплетена плотным коконом нитей, из которого вырывались удары такой мощи, что были способны стереть всё окружающее пространство на несколько километров в округе. Только вот сам Сонг давно потерял возможность управления своей силой. Эта форма вечного тёмного пламени стремительно поглощала всю энергию, до которой могла дотянуться и преобразовывала её в силу. Таким образом, девушка сейчас сражалась с целым миром и с каждой секундой слабея всё сильнее.

Наконец в какой-то момент она не выдержала и, прокричав что-то нечленораздельное изнутри кокона, вызвала вспышку яркого света мгновенно выжигая взбесившуюся силу Сонга и превращая её в лёгкий пепел. А в следующий миг за спиной девушки появился сам Сонг с раскрученным диском «вечного тёмного пламени» в руках.

— Госпожа довольна? — спросил он, останавливая убийственный клинок в нескольких сантиметрах от её тела.

— Вполне, — отозвалась девушка и Сонг замечает, что с десяток светлых клинков сейчас находятся возле его горла готовые в любой миг снести ему голову.

— Проклятье, вы что тут устроили? — возле замерших молодых людей появился мальчик-старейшина. — Старшая ученица Рину, что вы забыли на территории финального испытания и почему напали на одного из претендентов?!

Было очевидно, что мальчишка не на шутку взбешён случившимся.

Глава 3

Взбешённый вид старейшины никак не испугал девушку, которую он назвал Рину. Сонг не чувствовал ни одного всплеска эмоций, точно мальчишка разговаривал с камнем, а не с симпатичной девушкой. Она лишь смотрела на старейшину ожидая, когда тот закончит кричать, чтобы ответить:

— Я здесь по просьбе младшего.

Гневный взгляд мальчишки переместился на замершего испуганного Лу Сэра. Щелчком пальцев он притянул светловолосого юношу к себе и смотря ему в глаза. Ни Сонг, ни Рину не смотрели на бедолагу, предпочитая мысленно мериться силой друг с другом.

— Так значит это твоих рук дело, да? Объясни-ка мне парень, зачем вызывать внутреннего ученика секты претенденту в секту? Как так вышло, и зачем это было сделано?!

— Он чуть не покалечил меня, отобрал репутацию и дом, я должен был что-то делать…, — завопил Лу Сэр, но тут же был оборван старейшиной.

— Ты умудрился нарушить сразу два правила нашей секты, парень. Их ведь не так много. Мало того что из-за тебя в процесс финального испытания вмешался ученик внутреннего двора секты, так ты ещё и оказался причастен к тому, чтобы этот ученик напал на одного из претендентов, помогая тебе. Помощь извне запрещена. Ты же помнишь об этом? Строго-настрого запрещена. И наказанием за это может быть только изгнание. С этого момента я личным указом одного из старейшин «Вечных Сумерек» навсегда закрываю для тебя вступление в секту!

— Нет! — горестный вопль отвлёк Сонга, он без каких-либо сожалений увидел, как светловолосы пропадает в портале «коротких путей», вызванных мальчишкой. Дурак сам оказался виноват в произошедшем.

После того как с одним участником было законченно, взгляд старейшины переместился на Сонга.

— А ты чего смотришь? — тебе это тоже должно послужить уроком. — И хватит уже превращать земли испытаний в пепелище!

— Вы сами сказали, что я могу не сдерживаться. И о том, что здесь есть практики способные сдерживать любые силы…

— Да-да-да, — мальчишка прервал объяснения Сонга с самым скучным видом говоря, что ему неинтересны оправдания. — Теперь ты ученица Рину! — он наставил на девушку палец грозно хмуря брови и со стороны вызывая скорее смех, чем страх. — Во имя богов, если бы ты не была личной ученицей главы отделения секты, я тоже без сожаления выгнал тебя взашей!

— Вы не можете, — без каких-либо эмоций отозвалась Рину.

— Я знаю! — с раздражением крикнул старейшина, после чего покачал головой и успокоился. — Молодое тело иногда делает меня чересчур эмоциональным. Ученица Рину, с этого момента вам запрещено появляться на территории испытаний без моего согласия, это понятно?

— Да, вполне, — согласилась девушка. — Теперь я могу идти.

— Да, надеюсь, что в ближайшую пару десятков лет я вас не увижу.

— Теперь ты, парень, — мальчишка проследил за тем, как Рину неспешно улетает вдаль. — Признаю, я немного погорячился с тем, что натравил на тебя всех на этом испытании, но твои способности впечатляют. После того, как вступишь в секту, приходи ко мне, я не прочь взять тебя в личные ученики. Пока только внешнего двора, но всё же, подумай. Стать внутренним учеником для тебя не составит большого труда, с такими-то данными.

«Стать учеником этого хитрого лиса? Вот уж вряд ли», — мелькнула в голове Сонга мысль. Вслух же он ограничился лишь:

— Конечно, я обязательно подумаю об этом мастер.

— И, между прочим, ты, бьюсь об заклад, не понял на каком этапе развития находится мисс Рину, так? Она один из гениев нашего отделения и является практиком этапа пика «Основания». Что неожиданно для тебя, да? Запомни парень, только то, что большинство воинов вокруг слабее тебя, не значит, что они все такие. Среди молодого поколения есть те, кто ничуть не слабее тебя. Ладно, на этом моя лекция закончена. Жду тебя через две недели на испытании в секту.

«Как интересно, получается, Лу Сер называл Рину старшей при этом находясь выше её по развитию?» — Сонг задумчиво опустился на землю, перешагивая через горы мусора, оставшегося после его с девушкой поединка и направляясь к уже точно собственному домику. — «Значит, у них принято измерять старшинство ещё и положением, а не только развития? Интересно».

Войдя в домик, он вернулся к своему прошлому занятию. Медитация должна была изгнать из тела усталость, вернуть бодрость и с помощью поглощения духовной энергии восстановить ему силы в самые короткие сроки.

После неудачной попытки мести со стороны Лу Сера больше к Сонгу никто не наведывался. Битва с ученицей Рину красноречиво сказала людям, что пропуск будет забрать намного сложнее, чем некоторым казалось в начале.

Дни стали сменяться один за другим. Сонг занимался саморазвитием. Вникал с помощью третьей революции в концепцию меча, распространяемую парными клинками, тренировался в управлении «Вечного тёмного пламени» в том числе и когда оно обволакивало Сонга, создавая его чёрную оболочку с короной. Пожалуй, именно эта форма была ему понятно меньше всего. Из-за отсутствия клинка для тренировки Сонгу пришлось вернуться к тренировкам базовых движений, изученных им ещё в гробнице-испытания. Было уже очевидно, что эти движения перестали поспевать за его развитием, и становились всё менее эффективными в любом бою, особенно воздушном, когда практик использовал ядро слияния. Поэтому отталкиваясь от собственного понимания и неимения чего-то лучшего, он стал самостоятельно изменять подход в движениях, подгоняя их под свои нужды. На выходе не всё получалось гладко, но пока он только начал и потому много от своих тренировок не ждал.

Так же во время медитации парень постоянно ощущал, как плотная энергия «высших миров» заполняет его, ломая внутренние ограничения. Сам того не замечания он вплотную приблизился к прорыву к среднему этапу «Основания», и это при невероятно плотном основании. Такая скорость развития даже не поражала, а ошеломляла. Совершенствование тела постоянно усиливалось под действием получаемой энергии. Совершенствование энергии сходило с ума от количества силы. А он сам, всем существом, ощущал изменения в себе. Очень похоже, что его рост стал выше, а лицо вытянулось, обостряя его черты. Вместе с этими силами начала приходить внутренняя уверенность. Сонг каким-то образом чувствовал в себе внутренний стержень, что делал его увереннее. Так было и раньше, но теперь, в «высших мирах» это стало заметно ещё сильнее.

Ещё одним приятным сюрпризом для Сонга стал камень для практики внутренней силы. Этот камень позволял вводить в себя духовную энергию и манипулировать ею внутри, тем самым тренируя её тонкое использоване. Подобные манипуляции были не менее важны чем масштабные светопреставления и взрывы с демонстрацией силы. Он каждый день старался заниматься с камнем по нескольку часов. Благодаря навыку начертания, у Сонга было впечатление, что уж с тонким использованием энергий у него было всё в порядке. Оказалось, что это не так. В лучшем случае он мог бы похвастаться неплохим уровнем манипуляции тонких духовных энергий.

Когда через две недели по всей долине финального испытания прозвучал горн начала прохождении заключительного этапа, Сонг как раз занимался тренировкой тонкого воздействия духовной силы. Вскинув голову, он прислушался к протяжному звуку, разносящемуся повсюду.

«Ну вот и начало», — подумал он, отходя в сторону от камня. Сонг заранее узнал, где и каким образом будет проходить предстоящее испытание, потому без проволочек, хоть и не спешным шагом, направился в сторону горной цепи, перекрывающей долину финального испытания от великого дворца секты в городе Огненной Птицы. Само испытание, как и говорил когда-то главный старейшина, не отличалось особой изощрённостью. Испытуемому просто требовалось подняться по ступеням до храма на вершине и возложив руку на алтарь принести клятву верности секте. Казалось бы, ничего сложного. Но ведь не зря это было именно испытание?

Подойдя к подножью храма, где уже находилось больше нескольких сотен испытуемых, Сонг посмотрел в вышину. Туда, где среди редких облаков виднелся храмовый комплекс из сотен пагод и храмов разной высоты. Сама лестница, поднимающаяся в вышину, была достаточно широка, чтобы на неё уместились все без исключения практики, собирающиеся на площади перед ней.

Наконец, спустя полчаса к ожидавшим испытуемым вышел старейшина. В привычном для себя виде одиннадцатилетнего мальчишки он осмотрел собравшихся практиков и, усмехнувшись, крикнул, срывающимся в фальцет голосом.

— Претенденты! Вы все сегодня получаете шанс вступить в великую секту Вечных Сумерек! Если хотите достичь неба, прорваться к самым высоким этапам развития эту возможность нельзя упускать! Только тот, кто достоин сможет подняться по этим ступеням. Вашей задачей будет возложить руку на каменный алтарь в центральном храме секте — сделаете это, и вы приняты во внешний двор. Финальное испытание начинается!

Сонг посмотрел по сторонам, ожидая, когда кто-то из первых смельчаков ступит на лестницу. Минута, другая — и сразу два практика подходят к лестнице и с уверенностью ступают на неё. Один из испытуемый тут же хрипит что-то нечленораздельное и валится с ног, кое-как удерживая себя, чтобы не распластаться по всей поверхности первых ступеней. Второй практик чувствовал себя лучше, но с каждым новым шагом его следующий шаг был в несколько раз тяжелее и весомее, как если бы он поднимался с тяжёлым грузом.

«Интересно», — подумал Сонг наблюдая, как каждый новый практик, ступающий на лестницу, сталкивался с чем-то тяжело преодолимым, мгновенно превращающим этих людей из гордых воинов в медлительных черепах.

— Вы все ничтожества! — один из стоящих претендентов вдруг громко заявил всем окружающим это и вдобавок крикнул ещё. — Не можете сделать несколько шагов под давлением! Я, старший наследник клана Кан покажу вам, ничтожествам, что такое настоящая сила! — с этими словами паренёк сорвался с места и бросился бегом по лестнице. Первые несколько шагов он бежал быстро, Сонг даже начал верить, что парня всё получиться, но вот на тридцати метрах он вдруг замер и рухнул, обливаясь потом. Очень похоже, что там воздействие на практика вырастало ещё больше.

«Это похоже на испытание в городе Синего Кита, когда нам так же требовалось подняться по лестнице, преодолевая давление разной силы. Возможно, тут работают те же принципы?» — продолжал размышлять Сонг, следя за тем, как всё больше практиков ступают на лестницу.

Наконец, когда ему стало понятно, что ничего принципиально нового он больше не увидит, парень, размяв шею, направился к ступеням.

— Ну хорошо, давай посмотрим, насколько это испытание действительно сложное, — с усмешкой сказал он сам себе и смело ступил на первую ступень.

Глава 4

Магистр Яма, заложив за спину руки, шёл по длинным коридорам своего дворца. Встреча со святыми оставила в его душе тяжёлые чувства. Пожалуй, так близко к катастрофе человеческий атолл влияния ещё никогда не был.

Сказать, что переговоры прошли плохо — ничего не сказать. Святые были несговорчивы. С ходу отвергали любые инициативы и сами выдвигали абсурдные, невыполнимые требования. Это было похоже на то, что они любыми способами стремились сорвать переговоры. Впрочем, о некоторых вещах всё же удалось довольно легко договориться. И это было странно.

«Очевидно, что раса Духов опередила меня и уже заручилась поддержкой Святых. Теперь оставалось лишь вопросом времени, когда Духи попытаются напасть на нас. Главный вопрос тут только в одном — заручились ли они боевой поддержкой Святых, или только лишь их лояльностью?» — магистр тяжело ступал по каменному полу, прокручивая в голове варианты возможного будущего. Божественный клан и он сам не был способен манипулировать судьбами и потоками времени, подобно клану Болг. Предсказать и управлять нитями было не в его силах и потому приходилось двигаться на ощупь.

— Если бы только здесь был великий монарх, мы бы справились с этим кризисом без каких-то особых проблем, — со вздохом сказал вслух магистр и, остановившись напротив высокого ростового окна, посмотрел в пустоту, в которой сейчас плавал его дворец. — Учитель был способен единолично решить подобную проблему, а я, даже используя сильнейшие практики его наследий, не могу ничего поделать. Если бы только его клан не был уничтожен из-за собственной глупости…

Это была самая большая ирония. Сильнейший клан, потерянный во времени. Учитель говорил, что они сами выбрали свою судьбу, но магистр Яма всегда сомневался насчёт этого. Неужели великий монарх, будучи основателем клана, Болг не смог предотвратить их уничтожение? Или, может, он не захотел?

Отойдя от окна, старик продолжил свой путь. На то, чтобы добраться до своих личных покоев у него ушло ещё несколько минут, и всё это время магистр продолжал прогонять в голове возможные варианты его следующих действий.

Наконец, он оказался возле высокой двустворчатой двери, на которой в круге виднелась духовная печать с выгравированным внутри отпечатком его руки. Вложив в отпечаток ладонь, магистр отворил дверь и быстрым шагом отправился в одну из самых часто посещаемых им комнат. Комнату с личным порталом. Щелчком пальца великий старейшина Божественного клана активировал его и вошёл внутрь.

Ещё несколько сотен лет назад в этом месте помимо магистра Ямы появлялся ещё и глава клана, но…из-за болезни и постепенного угасания жизни главы он был теперь единственным человеком, входящим внутрь источника силы их Божественного клана и всего человеческого атолла влияния. Сердцем «высших земель». И последнее не было какой-то фигурой речи.

Магистр оказался в высоком зале доверху заполненным настолько плотной духовной энергией, что существовать здесь могли лишь воины «Божественного» ранга, а нормально передвигаться и управлять сердцем лишь пиковые «Божества». Такие, как магистр Яма.

Старик шёл сквозь молочный туман из концентрированной энергии уверенно, хоть глаза его и не видели дальше вытянутой руки он прекрасно знал, куда ему идти. Несколько шагов и он оказался перед солнцем. На первый взгляд. Но если присмотреться становилось понятно, что солнце было живым сердцем, сотканным из духовной силы невероятной плотности. Сам Яма не знал, чьё это было сердце, как не знал этого и глава Божественного клана. Великий монарх Фир Болг однажды установил его здесь, назвав источником силы человеческого атолла. Именно благодаря сердцу «высшие миры» получали такую плотную духовную энергию, и чем ближе мир находился к сокровищу, тем качественнее и плотнее была получаемая им сила.

Но не это было главным назначением сердца. Магистр Яма приблизился и немного замешкавшись, положил руку на него руку и закрывая глаза. В голове старика зашумело. Его разум померк и через секунду переместился в отдельное независимое от реальности пространство.

Внутри этого него магистр ощутил себя всемогущим. Способным по одному лишь желанию уничтожить целые галактики. Он ощущал весь атолл, на который распространялась сила сердца. Это походило на то, как человек мог ощущать своё тело. Двигать руками, ногами, головой. Главное, что сейчас интересовало магистра — это окраины «высших земель». Он внимательно осматривал с помощью сердца всё, что казалось ему странным и очень скоро его опасения подтвердились. Духи стягивали к границам своего атолла всё больше сил. Пока это нельзя было назвать чем-то угрожающим, но уже то, что там разворачивались базы, говорило о многом.

— Грядёт война и нам тоже следует к ней подготовиться, — вслух произнёс великий старейшина Божественного клана, внимательно изучая позиции духов.


Опустив ногу на первую ступень, Сонг ощутил на себе чьё-то внимание. Шаг, второй, третий и вот уже на плечи молодого человека опускается невероятная по своей интенсивности жажда крови. Он даже дёрнулся, чуть не отпрыгнув назад. Вслед за этим на плечи Сонга наваливается неизвестная сила, как если бы кто-то ему на плечи закинул мешок с кирпичами. Следующий шаг и вот уже давление практика уровня «Осознания» присоединяется к двум другим.

«Хах, так тут проверяется одновременно все три совершенствования? Дух, энергия и тело. Каждый шаг всё увеличивает давление на меня и если с телом и энергией я почти никак не ощущаю дискомфорта, то от воздействия на душу меня чуть ли не выворачивает», — подумал Сонг, делая очередной шаг. — «Из-за того, что я практически не занимался изучением души, это испытание станет очень непростым».

Шаг за шагом он поднимался выше. Волны жажды крови становились всё интенсивнее. Разум начал мутиться, зрение практически пропало, а вокруг него вдруг начали проявляться иллюзии. Но он даже не думал отступать. Сонг продолжал подниматься несмотря на то что всё его тело скручивало болью. В какой-то момент он ощутил, что давление ещё больше усилилось, скакнув до этапа «Совершенства» из-за чего Сонг чуть не споткнулся на ровном месте. Голова раскалывалась, а жажда крови, обволакивающая его стала настолько высока, что мир вокруг стал в дополнение к сужению окрашиваться алым цветом. В какой-то момент Сонгу пришлось закрыть глаза, и ориентироваться исключительно на своё восприятие. Шаг, следующий, ещё один. Он уже давно обогнал других претендентов, упрямо поднимаясь по лестнице. Сонг чувствовал, как по его ушам текут струйки крови, но не обращал на это никакого внимания. Каждая следующая ступень с силой вгоняла в него очередной «штырь» всё более усиливающейся жажды крови. Очень скоро он стал понимать, что уже неспособен нормально сдерживать духовное давление, которое скакнуло до практиков пика «Единства». И это, не говоря уже о том, что его ноги кое-как передвигались из-за физического воздействия.

Но несмотря на это Сонг продолжал упрямо подниматься по ступеням, уходя всё выше и выше.

В это же время в храмовом комплексе на вершине горы, к которому поднимались испытуемые, в одной из специальных комнат, находилась парящая в паре метров над полом сфера духовной энергии с установленным внутри неё массивом испытания. Ею управляла одинокая сущность, специально поставленная сюда для этого. Сущность постоянно подстраивала массив под изменяющуюся обстановку испытания и наращивал воздействие на тех практиков, кто слишком быстро поднимался на вершину, таких как Сонг. Сам смысл этого испытания был в том, чтобы показать претендентам, что ни одна задача простым нахрапом решиться не может. Поэтому больше всего доставалось тем испытуемым, кто шёл впереди.

И на этот раз массив безошибочно определил человека, что с упрямством пробивался вперёд, очень быстро поднимаясь по лестнице. Сам Сонг и не знал, что показываемая им скорость была намного выше обычной. Из-за этого духовный массив всё усиливал своё воздействие на практика. Нащупав его слабую сторону, он всё больше наращивал давление на душу Сонга, взвинчивая его до самых невероятных уровней. Однако всё это не слишком замедляло молодого человека. Несмотря на внутренние и внешние травмы тот упорно поднимался по ступеням с силой делая каждый свой шаг. Массив, а точнее, духовная сущность управляющая массивом всё больше впадала в ступор от происходящего. Казалось бы, Сонг давно уже потерял сознание и просто поднимался на автомате. В какой-то момент массив подошёл к своим максимальным возможностям. Жажда крови практика «Предела» упала тяжёлым грузом на разум молодого человека и в этот момент для сущности управляющей массивом испытания случилось сразу два событие. Первое — жажда крови вдруг ни с того ни с сего пропала, разлетевшись в разные стороны от поднимающегося Сонга, а сама сфера массива, издав скрежет, с противным звуком рухнула вниз, на каменный пол храма, где находилась. Сущность в панике пискнула что-то нечленораздельное, подлетая к полуразрушенному массиву и изучая его. Оказалось, что духовная печать, отвечающая за воздействие на совершенствование души испытуемых, оказалась выжжена изнутри, точно под воздействием собственной силы.

— Что происходит, почему я перестал ощущать душу массива? — в зале появился тёмный монах, в бамбуковой широкополой шляпе. — Что здесь произошло?

В это же время Сонг вдруг почувствовал небывалое облегчение — чужая жажда крови, сминающая его разум во что-то бесформенное, внезапно пропала. Оставив лишь Физическое давление и давление энергии. Стало легко. Настолько легко, что Сонг преодолел оставшееся расстояние до вершины лестницы за несколько минут. Без каких-либо особых проблем. По пути ему даже удалось немного привести себя в порядок. Лицо было залито кровью, а верхняя часть одежды почему-то превратилось в разорванное тряпьё.

Когда была преодолена последняя ступень Сонг оказался на небольшой площадке перед храмовым комплексом. Никто не здесь не встречал. Была лишь тишина, прерываемая свистов ветра гулящем на вершине.

— Как там было сказано? Нужно войти в храм и прикоснувшись к камню принести клятву? — вслух подумал он и шагнул к высокой двухстворчатой двери, закрывающей вход в храм.

Без каких-либо усилий отворив её, он оказался в небольшой зале с каменным постаментом посередине. На постаменте виднелась эмблема секты «Вечных Сумерек», а вокруг неё уже собралось несколько монахов. Они ждали. Сонг не спеша подошёл ближе, постоянно отслеживая реакции монахов, но те никак себя не выдавали, замерев на своих местах. На самом постаменте он увидел фразу-клятву, что, скорее всего, должен был произнести и даже место, к которому должен был прикоснуться. Метку в виде ладони.

Прикоснувшись к метке Сонг ещё раз, на всякий случай, посмотрел на стоящих в зале людей и решив, что делает всё правильно, произнёс вслух фразу:

— Становясь сильнее — я иду за братьями. Моё предназначение в расширении величия секты. Долг, верность и сила — вверяю это в руки секты и главы. Теперь я часть «Великих Сумерек», а она часть меня!

— Поздравляю ученик, ты прошёл во внешний двор секты «Вечных Сумерек», — сзади Сонга появился мужчина в тёмных одеждах. — Я один из управляющих внешнего двора, пройдём за мной, пора тебе подыскать нормальное оружие и устроить в одну из комнат.

«Оружие?» — Сонг встрепенулся, после потери меча он чувствовал себя почти голым, и если ему в секте дадут хотя бы такой же клинок, он будет просто счастлив.

Глава 5

Идя за управляющим, Сонг осматривался по сторонам. Пройдя насквозь весь храмовый комплекс, они вышли на улицу, к массивным воротам ведущим во внешний двор секты «Вечных Сумерек». От врат веяло едва ощущаемой духовной энергией, что говорило о том, что на них была установлена какая-то необычная печать. Повинуясь движению руки распорядителя, створки врат неспешно отворились прямо перед тем, как они подошли к ним.

— В секте принято три основных правила, за нарушения которых последует немедленное исключение, — на ходу сказал распорядитель, при этом не особо заботясь слушает ли его Сонг. — Первое и самое главное. Слушаться во всём старейшин и наставников. Без этого вашего совершенствования просто не будет. Второе запрещены убийства и кражи. Хотя сами поединки разрешены. Конечно, в рамках честной дуэли на специальной арене споров. Третье и последнее — всегда быть лояльным секте. Если тебя поймают на предательстве простым изгнанием дело не закончится. Помни об этом.

— Да, управитель.

— Отлично, давай вначале наведаемся в сокровищницу.

Внешний двор, куда они попали после того, как пересекли ворота оказался похож на колоссальных размерах чистый плац, по краям которого располагались высокие здания с терракотовыми массивными колоннами по всей их длине. Ни клочка голой земли, всё было покрыто мелкой брусчаткой и поделено на специальные зоны. Посередине площади Сонг мог заметить слегка возвышающийся круг с установленным по его периметру статуями. Скорее всего, это и была та самая арена, на которой решались все спорные вопросы во внешнем дворе. Вдалеке можно было заметить несколько групп внешних учеников, проводящих какое-то групповое занятие. Судя по всему, практикующих дыхательную технику, так как из движения были едва заметны с такого расстояния. Всего Сонг насчитал на площади около сотни учеников, где были сейчас остальные — загадка. Или это были все ученики?

— Здание впереди это наша сокровищница. Там ты можешь выбрать любой предмет, только есть одна тонкость. Выбирай очень осторожно, только будучи полностью уверенным в своём выборе — среди предметов очень часто встречаются и проклятые.

— Какой смысл держать в сокровищнице для учеников проклятые предметы?

— Это тоже урок. Научись сделать правильный выбор, а если он оказался всё же ошибочный, принять его. Ну вот мы и пришли.

Сонг с распорядителем оказались перед дворцом, что возносился на высоту как минимум в пять этажей. Молодому человеку здание казалось слишком уж основательно сделано, без обычной для секты «Вечных Сумерек» лёгкости. Казалось, всё это было сделано лишь для того, чтобы как можно сильнее задержать что-то способное ворваться внутрь здание или вырваться из него…

Войдя внутрь здания, они оказались в небольшом зале. В дальнем его конце находились несколько скамеек возле стены на которых сидело двое стариков. Казалось, они спали или медитировали. Стояла тишина, прерываемая лишь стуком бамбуковой колотушки, стоявшей в небольшом разбитом пруду посреди зала.

Тук…Тук…Тук…

Мерные удары с интервалом в пару минут. Распорядитель долго стоял, всматриваясь в сидящих на лавке стариков. После чего медленно и с большим уважением поклонился им. И вслед за ним Сонг повторил поклон, почувствовав важность момента.

Старики всё так же сидели недвижно, казалось бы, не обращая никакого внимания на появившихся гостей. Распорядитель посмотрел на Сонга и указал на дверь, что находилась по левую руку от двух медитирующих или спящих практиков.

— За этой дверью находится сокровищница, ты волен там выбрать любой единственный предмет, но есть важный момент. Если предмет по каким-то причинам откажется тебе подчиняться, тебе придётся отказаться от него, как и от шанса что-то взять в сокровищнице. Ещё раз повторю — подходи к выбору очень вдумчиво.

— Да, мастер, — кивнул Сонг.

Тук. Тук. Колотушка продолжала биться о камень в пруду.

Сонг прошёл через весь зал, кинул настороженный взгляд на двух стариков и, не заметив каких-то возражений с их стороны, прошёл в указанную распорядителем дверь.

Внутри сокровищница выглядела именно как сокровищница. С огромным количеством оружия, доспехов и артефактов, вывешенных на манекенах, стеллажах, полках и стенах. При этом даже с первого взгляда было видно насколько сильно разнилось качество этих сокровищ. Сонг бродил между полок и стеллажей, рассматривая копья, мечи, молоты, доспехи, луки, амулеты и множество ещё чего. Всего было просто и не упомянуть. При этом даже Сонгу было прекрасно видно, что все эти сокровища имели очень разное происхождение. Что-то несло в себе положительную энергетику светлых кланов, что-то отрицательную проклятых путей развития. Становилось очевидно, что сокровищница была не чем иным, как складом награбленного у других сект, кланов и храмов. Скорее всего, по-настоящему ценных вещей здесь найти было нельзя, но вот что-то подходящее для этапа Сонга — вполне.

«Мне нужен нормальный меч», — парень задумчиво продолжал бродить между сокровищ, пытаясь найти что-то подходящее.

— Ого, ну надо же, — впечатлённо присвистнул он, наткнувшись на, пожалуй, самый необычный меч, виденный им когда-либо. Казалось, клинок был создан из застывшей крови, превратившейся в острейший кристалл. Несомненно, это был клинок какой-то кровавой секты, возможно из того же потока, что и кровавый практик, встреченный Сонгом в городе-ловушке. Вытянув руку, Сонг осторожно прикоснулся к вычурной гарде меча и тут же одёрнул её. От клинка исходила такая злобная и убийственная духовная энергия, что он никогда в здравом уме не стал бы брать клинок. Почти наверняка он попытается взять своего нового хозяина под свой контроль, и будет большим чудом, что клинок такой силы не захватит тело обычного практика. Решив держаться подальше от проклятого оружия, Сонг отправился дальше.

Следующий клинок, привлёкший внимание молодого человека, оказалась изящная сильно изогнутая сабля, хищная и невероятно острая. К сожалению, он прекрасно понимал, что бой с таким необычным оружием сильно отличался от того искусства, что изучал и развивал он. Однако причудливая вязь вдоль всей кромки клинка всё же привлекала его внимание. Это были совершенно непонятные для него символы, очень своеобразные и красивые. Каждый виток перетекал в другой, образуя красивый след, горящий алым отсветом. Пожалуй, если бы не то, что Сонг понятия не имел, как управляться с кривыми саблями, он, несомненно, взял такой выдающийся меч себе. Жаль.

Следующим привлёкшим его вниманием оружием стало…стали парные клинки.

— Ну конечно, как же без вас…, — пробормотал он, разглядывая очень знакомые парные мечи, реплика тех самых клинков, что сейчас лежали у Сонга в кольце. Брать их в руки не хотелось, тем более что парень чувствовал в них какую-то странность, словно оружие было изменено, очень странное ощущение.

Меч, на котором он, наконец, остановил свой выбор, поначалу ничем не привлёк его внимания. Обычное оружие каких здесь, в сокровищнице, было сотни тысяч. Но какой-то странный отблеск, попавший в поле зрения Сонга заставил того обратить внимание на клинок. Подойдя ближе, он принялся изучать оружие. Идеально отполированное, слегка изогнутое лезвие длиной чуть больше метра, но благодаря высокой перевязанной зелёным шнуром рукояти клинок казался достаточно длинным. От меча исходила аура спокойствия и величия. Сонг буквально видел расходящиеся в разные стороны от клинка духовные энергии — создалось впечатление, что он разрезал саму энергию.

— Ого, — вслух пробормотал он. Чем больше молодой человек вглядывался в клинок, тем больше удивлялся. Отдельно стоит упомянуть и ножны, находящиеся рядом с клинком, на них можно было различить уже потускневшие глифы языка «высших миров».

«Равный богам», — прочитал Сонг. — «Как-то слишком для оружия, пылящегося на одном из складов секты, но в любом случае это лучший клинок из тех, что мне сегодня попадались на глаза, и, надеюсь, он не проклят».

Выходя из зала, парень увидел, как один из стариков, очнувшись от своего сна, поднялся на ноги и направился к нему.

— Старший, — Сонг почтительно поклонился, пытаясь понять, чем привлёк внимание одного из хранителей сокровищницы.

— Этот меч, — подошедший указал на новое приобретение молодого человека. — Я разрешаю тебе взять любой другой, а этот оставь в сокровищнице.

Сонг замер. Оставить? Но почему?

— Старший, это ваш приказ? — наконец спросил он, всё так же в поклоне и ощущая на себе восприятие старика.

— Нет…, всего лишь просьба, — с небольшой заминкой ответил тот Сонгу.

— В таком случае мне очень жаль, старший, я не могу последовать вашей просьбе, — как можно вежливее но твёрдо, ответил парень, всем телом ощущая волны гнева, начавшие расходиться от старика.

«Он куда сильнее воинов „Осознания“, мне даже примерно трудно понять каков порог его силы», — подумал Сонг, с большим трудом сдерживая давление от старика.

— Прекрати уже давить на ученика, — появление второго старика прекратило давление на Сонга, отчего тот с облегчением выдохнул. — Забрать этот меч из сокровищницы его полное право, и ты это знаешь. — Между тем продолжил второй старик. А тебе ученик, я советую как можно лучше узнать этот клинок, перед тем как использовать в бою.

— Спасибо за наставление, старший, — Сонг обхватил ладонью кулак и, вытянув руки перед собой, почтительно ещё раз поклонился.

— Ступай, — махнул рукой старик и обратился к распорядителю, уже довольно давно стоящему неподалёку. — Отведи ученика в его комнату.

— Слушаюсь мастер, — кивнул тот.

— И почему ты меня остановил? — проворчал первый старик, когда молодой человек и распорядитель вышли из зала сокровищницы.

— Как минимум потому что клинок находился на третьем этаже, но парень нашёл его почему-то на первом. Ты хочешь играть в игры с предназначением?

— Хм-м-м.

— Вот тебе и хмм! Сколько лет прошло, а ты всё ещё пытаешься управлять здесь, как когда-то управлял сектой. Послушай, я понимаю, что этот меч не должен был попасть в руки обычного практика, но если сама судьба на его стороне, то кто мы такие пытаться разорвать её? Я не готов противостоять гневу небес, а ты?

— Старые привычки нелегко уходят.

— Понимаю. Думаю всё, что сегодня произошло, в том числе и на экзамене надо обдумать.

— Да.

Старики замолчали, смотря на вялотекущую воду, падающую в бамбуковую колотушку.

Тук-тук. Тук-тук.

Глава 6

Личная комната оказалась довольно скромным помещением с единственным окном-бойнице находившееся в высоком десятиэтажном здании. Со стороны это сооружение напоминало большую подкову с устроенным внутри садом, где были установлены сотни духовных тренажёров.

Помимо комнаты Сонга на третьем этаже, куда его привёл распорядитель, можно было заметить большое количество дверей ведущих в похожие помещения. По оценкам молодого человека только на одном этаже было не меньше тысячи однотипных помещений, являющихся домом для учеников внешнего двора секты. Тогда получалось, что только в одном этом здании жило несколько тысяч учеников. С учётом того, что таких зданий здесь было несколько, цифра выходила интересная, ещё бы как-то подтвердить её немешало.

— Мастер неужели все ученики здесь это те, кто прошёл испытания подобно тому, что было у меня? — спросил Сонг, у него не укладывалось в голове, что такое количество учеников оказалось способно преодолеть лестницу.

— А? Кто-то прошёл, кто-то, и таких большинство, получил прямое приглашение, так как их семьи относятся к союзу секты «Вечных Сумерек». Или происходят из неё. Думаешь, ты единственный, кто сумел пройти лестницу? Не льсти себе ученик, ещё как минимум с полсотни учеников сумеют сделать это. Просто ты оказался первый и к тому же значительно опередил всех прочих. В секте принято поощрять сильных, поэтому я, как распорядитель, помог тебе лично.

— Поучается, остальные тоже получат возможность взять себе сокровище из сокровищницы секты?

— Лишь только первый десяток, — поправил молодого человека мужчина. — Все остальные должны быть благодарны за то, что секта согласна взять их под своё крыло.

— Спасибо за пояснения, мастер, — поклонился Сонг.

— Вот, это свиток с основными правилами секты, картой района внешнего двора и небольшой информацией для облегчения жизни в секте, не поленись и изучи. На этом я с тобой прощаюсь ученик. Теперь только от тебя самого зависит дальнейшее твоё совершенствование, не подведи секту.

— Я сделаю всё возможное, мастер.

Когда распорядитель оставил его одного, Сонг наконец смог с наслаждением лечь на кровать. С усталостью он кинул взгляд на свиток в своих руках и ввёл в него восприятие. Территория внешнего двора секты оказалась куда больше, чем ему показалось вначале. Как минимум в несколько раз. За обжитой территорией находилась приличный клочок леса, похоже, служащий чем-то вроде арены массовых тренировок, тренировок формаций и командных боёв. Другая часть внешнего двора, примыкающая к лесу, представляла собой ровную площадку, внутри которой находилось нечто не совсем понятное Сонгу. В пояснении путеводителя было написано, что эта странная местность являлась местом испытания учеников. Предположительно для вступления во внутренний двор.

Из свитка Сонг узнал, что чёткое расписание имелось только у самых младших практиков, находящихся до этапа Слияния. Они обязаны были посещать коллективные занятия и уроки, должны были каждый день практиковать в составе постоянной группы из десяти человек формационные упражнения и учения. Для таких учеников, как Сонг, пришедших извне и имеющих более высокое развитие подобных занятий не проводилось, вероятнее всего, из-за того, что учить их формациям уже было поздно. Но зато к ним предъявлялись повышенные требования.

Ученик внешнего двора пришедший извне секты должен был каждые полгода проходить квалификацию определяющую достоин ли он оставаться частью секты, и судя по тому, что понял Сонг, к каждому практику во время квалификации относились с большой внимательностью, можно было не только вылететь из секты, но и оказать принятым во внутренний двор, если удавалось сильно впечатлить распорядителей и наставников внешнего двора.

— Как ни крути, но к людям, присоединившимся с помощью испытания, у них отношение куда хуже, чем к «своим», — пробормотал Сонг, обдумывая информацию. — Впрочем, такое положение вещей вполне вписывалось в его понимание тёмных миров. Также он на всякий случай пробежался по правилам секты и не нашёл какой-то принципиально новой информации. Всё, что до этого говорил распорядитель — не убивать, не воровать, не нарушать, беспрекословно подчиняться.

Помимо этого, в свитке раскрывалась главная для Сонга информация, то, ради чего он и пришёл в секту — деньги и сила. Согласно тому, что было сказано в свитке, раз в три месяца проводился общий турнир, что распределял лучших учеников в специальном рейтинге внешнего двора секты «Вечных Сумерек», практики, вошедшие в первую тысячу, получали от секты почти две сотни синих камней в неделю в качестве поддержки. Это очень достойная сумма по меркам мира Хэл. Далее шли практики, входящие в сто сильнейших. У них всё было намного лучше, две тысячи синих камней, ресурсы развития, доступ на час в библиотеку внешнего двора. Конечно, самые замечательные условия были у учеников, входящих в десятку лучших во внешнем дворе. Десять тысяч синих камней, неограниченный запас ресурсов развития редкого качества, эликсиров и пилюль и неограниченный доступ в библиотеку.

Сонг несколько раз перечитал эту информацию. Было ещё одно замечание, что тройка лидеров рейтинга имеет какие-то дополнительные выгоды, но что конкретно в свитке не указывалось.

«Залезть на вершину этого рейтинга и получить доступ к ресурсам, деньгам и знаниям», — Сонг задумался, это был план, нужный ему трамплин, чтобы двигаться дальше, вглубь «высших миров», в том числе тем самым изолированным мирам дьяволов.

Информации о том, сколько ещё оставалось времени до следующего турнира в свитке, естественно, отсутствовала. Впрочем, это было не сильно важно, когда бы он не начался, Сонг собирался в любом случае в нём участвовать. И поэтому единственно, что сейчас нужно было делать — это практиковаться в боевых искусствах, становясь сильнее.

Сонг поднялся с кровати, и отворив дверь, вышел в пустой коридор. Пора было прогуляться по территории секты и заодно осмотреться. Прежде всего ему нужны были нормальные тренажёры, лавки с ингредиентами и пилюлями развития, а также камень с рейтингом. Пора было узнать кто станет его главным конкурентом в будущем турнире.

С тренажёрами было проще всего — оказалась, что во дворе здания-подковы были установлены несколько десятков отличных, явно лучше тех, что были на «Синфуле». К тому же пока он шёл до площади, на которой располагался камень с рейтингом Сонг то и дело встречал их по дороге. Секта не скупилась на развитие своих учеников. И даже несмотря на то, что тренажёров было очень много, Сонг видел каждый раз приличную очередь из как минимум трёх-четырёх учеников возле каждого. Он постоянно чувствовал на себе хмурые взгляды, но в отличие от испытаний сейчас не было ощущения враждебности. Его просто изучали.

Камень с рангами удалось также найти без особых проблем. Это был огромный монолит, установленный прямо посреди главной площади, возле арены, которую Сонг приметил ещё когда его сопровождал распорядитель. Тогда его больше привлекла именно арена, а не каменное нечто в нескольких десятках метров возле. Сейчас же он с интересом подошёл, сразу смотря на имена, расположенные наверху. Они были куда крупнее всех прочих. Всего на постаменте значилось лишь десять тысяч имён, согласно самой последней цифре, выведенной у основания камня, но очевидно далеко не все практики участвовали в турнире, а значит во внешнем дворе секты было как минимум пятнадцать может шестнадцать тысяч учеников. Это впечатляющая информация.

— И раз! И раз! И раз! — вдалеке раздавался дружный гул голосов занимающихся практиков, что пытались выполнить большой группой одно единое слитое движение — практика формации. Сама площадь, в отличие оттого, что было пару часов назад, была почти полностью заполнена воинами. На арену то и дело выходили люди, видимо, решая какие-то споры. Сонг отвлёкся от изучения рейтинга и подошёл ближе к проходящим боям. Вокруг арены был установлен специальный духовный щит, причём куда более мощный чем в том же первом испытании. Пожалуй, на этот раз даже при всём желании Сонг бы не смог сломать его. Практики «Слияния» внутри арены скакали, вокруг друг друга обрушивая шквал ударов, содержащих какие-то замысловатые законы на основе концепций тела и души. По всей окрестности раздавались гулкие звуки ударов, поддерживаемые толпой зевак, собравшихся вокруг.

«Странная техника», — подумалось ему. Ближний бой без оружия на таких этапах развития казался Сонгу слишком неэффективным, но дело каждого каким путём развития идти. Хотят использовать подобные способности и навыки — их дело.

— Эй, новичок, — позади него раздался голос. Сонг мысленно в очередной раз вздохнул, он уже давно почувствовал, как последние несколько минут к нему всё больше обращались взгляды других учеников, и многие из этих взглядов перестали быть нейтральными. Сонг молча повернулся к говорившему и увидел перед собой трёх молодых мастеров. Тот, что стоял впереди, холёно выглядевший щеголь, скрестив руки надменно улыбался, изучая молодого человека. Двое других, явно его прихлебатели, выглядели менее уверенными в себе, но всё же смотрели на Сонга внимательно, пытаясь понять его силы.

— Я, кажется, к тебе обратился новичок, — повторил щеголь. — Или ты уже зазнался? Поднялся из своей помойки сюда и думаешь стал императором мира? Да?

— Что тебе надо? — спросил Сонг, выделяя каждое слово. Он уже понял, что этот практик пытался спровоцировать его, скорее всего, для того, чтобы иметь возможность вызвать на арену. И он даже догадывался из-за чего. И как подтверждения до него донеслись слова щеголя:

— Говорят у тебя есть пропуск в земли возвышения? Это так?

— Может так, а может и нет, — ответил Сонг, пытаясь понять какое развитие у воина напротив.

Восприятие он не использовал, чтобы не дать повода спровоцировать человека, но предполагал, что это либо пик «Восхождения», либо начальный, может средний этап «Осознания». В последнем случае у него появлялись очень большие проблемы.

— Отказываешься отвечать. Друзья, мне кажется, этого наглеца нужно научить уважать старших. Как думаете?

Прихлебатели дружно закивали, давая понять, что они полностью за.

— Когда уже закончишь этот цирк? — с усмешкой спросил Сонг. — Ты хочешь вызвать меня на дуэль, на эту арену? Так?

— Смотри сюда новичок, либо ты мне отдаёшь пропуск здесь и сейчас, и твои проблемы заканчиваются, либо я каждый день буду заставлять тебя заходить в эту клетку и избивать до полусмерти, понимаешь?

— Есть ещё один вариант, и он мне нравится куда больше — я сам буду тебя избивать в этой клетке каждый день, а ты станешь прятаться от меня по всей территории внешней секты, понимаешь? — Сонг ещё шире улыбнулся, ему следовало как можно раньше пресечь все эти попытки со стороны других учеников ограбить его. Тёмный мир оставался тёмным даже в условиях секты «Вечных Сумерек».

— Чего? Ты сам напросился! Живо на арену, я покажу тебе, что значит настоящий гений развития в бою! — рявкнул щеголь, указывая на клетку, из которой как раз выходило двое потрёпанных практиков.

— Ну давай посмотрим, чего стоят местные тепличные воины, — серьёзно отозвался Сонг, смотря прямо в глаза своему противнику.

Глава 7

Сонг вошёл внутрь арены всем существом ощущая, как невидимый купол арены давит своей силой. Этот барьер устанавливал кто-то находящий как минимум на уровне «Вечного предела» из-за чего даже при всём желании воинам уровня Сонга и его противника сломать защиту было невозможно.

Отойдя к краю арены, парень посмотрел на щеголя, замершего перед входом и с улыбкой спросил:

— Ну ты идёшь или так и будешь там стоять?

— Тебя не спрашивали! — огрызнулся практик. Он оказался не готов к тому, что обычный практик «Основания» оказался настолько самоуверен. Ему, конечно, говорили, что этот парень сокрушил несколько воинов «Возвышения», но сравнивать обычный мусор с шаткой базой развития с учениками внешнего двора всё равно, что сравнить ворону и феникса. Со стороны всё казалось просто — подойти и силой забрать пропуск. Если станет сопротивляться — вызвать на дуэль. Но вот он стоит перед ареной и ощущает…неуверенность? Щеголь не понимал почему. Почему этот никчёмный воин «Основания» вызывал у него внутри плохие предчувствия.

«Проклятье, у него есть какой-то секрет? Возможно, какой-то артефакт?» — в голове щеголя крутился ворох мыслей, от которых он в какой-то момент просто отмахнулся. — «Неважно, я пиковый мастер „Восхождения“, истинный гений секты „Вечных Сумерек“, не то, что этот мусор извне! Пора показать всем этим пришлым, какая между нами разница!»

Щеголь уверенно ступил на арену прямо смотря на Сонга и презрительно усмехнулся, возвращая себе уверенность.

— Ты пожалеешь парень, я заставлю тебя есть пол этой арены, — с презрением сказал он, вставая в стойку.

«Этот тоже не использует оружие, что за странные люди», — подумал Сонг, вытаскивая недавно взятый в сокровищнице меч. Он, конечно, ещё не привык к нему, но это в любом случае лучше, чем ничего. Взмахнув несколько раз мечом для пробы, он посмотрел на застывшего щеголя. — «Ещё и гордый, не желает нападать первым. Что у этих воинов в секте за надменное благородство в голове».

Фигуру Сонга начало охватывать чёрное пламя из-за чего со стороны он стал казаться воплощением самой тьмы. Над головой молодого человека появилась пылающая корона, что распространяла вокруг себя невероятно глубокую концепцию огня. Сдерживаться против практика «Восхождения» он точно не собирался. Пыль на арене разметало в разные стороны. А через секунду воздух разрезали сразу несколько рассечений первой формы. Щеголь лишь чудом успел уйти с линии атаки нутром чувствуя, что каждая эта атака в одно мгновенье закончить поединок. Воздух протестующе взвыл под действием рассечения, разрушаясь и распадаясь от плотности законов удара. Ударившись о барьер, рассечения вызвали настоящую огненную буру, накрывая добрую половину арены ураганом хаотической энергии, а сам барьер содрогался от каждой атаки так, словно в любой момент мог рухнуть. Конечно, установленный мастерами барьеров, он не мог разрушаться от такого, но один лишь вид того, как его выгибает и корёжит, говорил о многом.

«Проклятье! Откуда у этого урода такие силы? И что это за удар такой? Если бы он попал в меня, пришлось бы несладко», — в панике мелькнула мысль у противника Сонга. Он тут же погасил в себя зарождающуюся панику и бросился к врагу создавая вокруг себя плотный духовный барьер, и выводя в воздухе стремительные линии руками. Это боевое искусство использовало духовные печати в качестве основы боя. Тут же перед атакующим практиком вспыхнуло сразу несколько кругов-печатей, состоящих из глифов «высших земель». Пространство перед ним заполнилось крутящимися кругами-печатями что светились золотым, нестерпимо ярким светом. Сила практика «Восхождения» рванула к Сонгу сокрушительным валом, сминая перед собой воздух.

Тёмная корона с тлеющей тьмой над головой Сонга мигнула, а в следующий миг всё пространство вокруг молодого человека превратилось в пылающую чёрным огнём концепцию времени. Стена тьмы рванула навстречу золотым печатям неудержимой лавиной сталкиваясь с ними.

Люди, собравшиеся возле арены, непроизвольно начали прикрывать глаза руками, спасаясь от золотой вспышки. По всей площади разлетелся гулкий оглушительный грохот, обращая внимание всех, кто на ней находился на происходящее возле центральной арены.

На другом конце площади шёл задумчивый мужчина в сопровождении молодого помощника, его брови хмурились, и он явно обдумывал что-то очень важное, когда раздавшийся грохот отвлёк его:

— Что там происходит?

— Ученики сражаются на арене, глава, — тут же с готовностью отозвался помощник мужчины.

— Вот как? — мужчина с помощью восприятия прощупал сражающихся. -Действительно, какой необычный ученик. Давай посмотрим.

— Да, глава.

В это же время в арене Сонг скрипнул зубами. Воин «Восхождения» с хорошим основанием действительно был куда более опасным чем даже практики «Осознания», встреченные им в пустыне. Расслабляться было никак нельзя. Ухватив покрепче клинок, Сонг позволил концепции огня и тьмы захлестнуть его. Плитка под ногами молодого человека пошла трещинами.

— Рассечение, третья форма, — бросил он ключ-фразу, внимательно смотря за тем, как щеголь создавая вокруг себя десятки золотых печатей, продвигается вперёд, разрушая тёмную огненную стену и приближаясь всё ближе.

На светлом клинке Сонга вдруг появилось чёрное жидкое пламя, обволакивающее его. Жидкий огонь принялся капать к его ногам оставляя после себя на камнях арены выжженные чернильные пятна размерам с ладонь человека. Повинуясь велению, к Сонгу рванула духовная сила со всей площади, создавая вокруг него настоящую энергетическую воронку. Скорость поглощения духовной силы и её концентрация около Сонга оказалась настолько высокой, что возле арены на высокой ноте завыл ветер, подстёгнутый движением энергии. Практики вокруг начали потрясённо переглядываться. Полы их одежд беспрерывно колыхались под действием всё более усилившегося ветра.

— Что происходит? — крикнул один из зрителей, непроизвольно делая несколько шагов назад. Он чувствовал, что внутри арены с огромной скоростью растёт концентрация духовной энергии.

— Разве это может быть силой практика этапа «Основания»? — крикнул другой, озвучивая мысли всех наблюдающих за боем.

В это же время щеголь впервые с начала боя по-настоящему испугался. Впереди, там, где был его противник, он видел бесконечно растущую силу, что с каждой секундой всё больше увеличивалась, заполняя всю территорию арены. Даже создав вокруг себя сотни печатей, ученик внешнего двора с большим трудом сдерживал пугающую тьму, которая грозила в любой момент захлестнуть его. Прикусив губу, он движением руки нажал на пять акупунктурных точек на теле. Стало легче, сила разошлась по всему телу щеголя, а золотистые печати стали значительно увеличиваться в размерах.

— Хочешь играть по-крупному? Да? Я принимаю вызов! — в безумии прокричал он и вслед за этим нажал ещё на пять точек. — Кха-а-а. — кровь полилась из его ушей и глаз, но он не обратил на это внимания. Если цена за получение пропуска станет койка на этот месяц — он заплатит за это.

Через мгновенье золотые печати стремительно сомкнулись, слившись с телом практика, а сам он превратился в воплощение золотого Будды. Неудержимая мощь рванула от него, разрывая чёрную пелену вокруг. А в следующий миг он рванул к своему противнику.

Сонг успел увидеть золотистый росчерк и стремительным движением сместится вправо, а в следующий момент место, где он недавно стоял, затопило золотым разрушительным светом.

«Эта сила, он стал намного быстрее и опаснее», — мелькнула мысль в голове Сонга. — «Мне нужно больше энергии!»

Концентрированная духовная сила «высших миров», воронкой закручивающаяся вокруг арены рухнула к молодому человеку. Он открылся ей, полностью поглощая и в следующий миг встречая атаку золотого Будду. Золото и тьма столкнулись в неудержимой пляске жизни и смерти. Разрывы пространства и времени вырывающийся хаос из небытия, воины собравшиеся вокруг ошалело смотрели на то, как лихорадило барьер арены. Это было сражение не практика «Основания» с воином «Восхождения», это было столкновение двух противостоящих друг другу стихий. Чёрный жидкий огонь разлетался в разные стороны, сталкиваясь с золотистыми руками воина. Щеголь безбоязненно блокировал удары меча Сонга руками, создавая вокруг них защитные печати, но жидкий чёрный огонь каждый раз наносил бедняге сильные раны, фактически выжигая его даже несмотря на золотую защиту.

— Рассечение, финальная форма, — выдохнул Сонг ключ-фразу. Клинок вспыхнул тёмным огнём и со следующим взмахом в небо, под самый купол взмыл самый настоящий чёрный феникс.

«Кя-я-я-я!» — оглушительный крик легендарной птицы разлетелся по площади, заставляя ближайших практиков, наблюдающих за боем закрыть непроизвольно уши. Зависнув на мгновенье над куполом арены, феникс рухнул на замершего в страхе золотого воина, подминая его под собой. Защита арены в очередной раз заходила ходуном, но выдерживая, а в следующий миг всё закончилось. Тёмная сила Сонга, заполнявшее всё пространство на арене испарилось, а перед молодым человеком появился мужчина. Он стоял возле лежащего без сознания щеголя, что лишился своей золотой защиты и выглядел очень плохо. Множество ран на руках и ногах и превратившиеся в лохмотья некогда богатые одежды ясно говорили, кто выиграл в их поединках.

— Отличный бой, — кивнул мужчина Сонгу. — Убивать всё же не стоит, это один из гениев секты, мы очень много ресурсов потратили для того, чтобы взрастить его.

— Мастер, — Сонг поклонился мужчине, не зная его статуса, но отчётливо понимая, что это именно он без каких-либо проблем остановил тёмный огонь и финальную форму рассечения.

— Новичок, я правильно понимаю? — уточнил мужчина.

— Да, — кивнул парень.

— Отличный бой, я буду с интересом следить за твоим прогрессом, ученик. Секта «Вечных Сумерек» может дать тебе очень многое, главное — это придерживаться правил. Помни об этом.

— Да, мастер.

— Хорошо, — мужчина повернулся к своему помощнику, что вошёл на арену. — Нужно отнести проигравшего в госпиталь секты, если сейчас ему не помочь, то, возможно, сильные проблемы с будущим развитием. Проследи.

— Понял глава, — поклонился помощник.

«Глава?!» — всё ещё стоящий на арене Сонг удивлённо посмотрел на этого мастера. — «Так это глава отделения секты „Вечных Сумерек“ в городе Огненной Птицы? Вот так встреча».

— Если вдруг возникнут какие-то проблемы, смело обращайся к старейшинам внешнего двора, они постараются помочь, — кивнул глава на прощание Сонгу после чего неспешным шагом вышел прочь с арены.

«Какой интересный парень», — задумчиво размышлял он. — «Находиться всего на этапе „Основания“, а способен использовать такие навыки и силы. Нужно узнать о нём получше, возможно это мой шанс выбраться из этой дыры».

Глава 8

После прошедшего поединка больше никто не пытался заговорить с Сонгом. Создавалось отчётливое впечатление, что все ученики внешнего двора всячески избегали его, не желая лишний раз пересекаться даже взглядами. Впрочем, Сонга это вполне устраивало. Он сумел узнать у одного из старейшин, через сколько времени планируется очередное распределение рангов и с сожалением понял, что до него ещё два с небольшим месяца. Поэтому всё свободное время он уделял тренировкам и вылазкам в ту самую огороженную местность, располагающуюся на территории внешней секты. По своему размеру она весьма впечатляла, если не сказать больше, ошеломляла. Благодаря применению неизвестных Сонгу законов пространства, полноценный район оказался запечатан в относительно небольшом клочке земли секты.

Там обитали чудовищные звери этапов «Осознания» и даже выше. Что важно, Сонгу не удалось до конца выяснить кем было построено это пространство, но согласно уверениям свитка в самых отдалённых уголках сада можно было обнаружить сокровища невероятной редкости и ценности, вместе с монстрами самых высоких этапов. И лишь один этот факт говорил ему о том, что секта не имела никакого отношения к созданию пространственного барьера. Даже «Вечные Сумерки» не могли просто так раскидываться редкими ингредиентами и сокровищами. В свитке-путеводителе ученику настоятельно рекомендовалось не уходить от стен секты дальше, чем на два-три километра. Сонгу это сразу напомнило запретный сад и город Тёмной Звезды с его устрашающим великим лесом. Только на этот раз он уже не был тем наивным парнишкой, а из друзей возле него не осталось никого.

Ничего удивительного, что Сонг начал постоянно наведываться туда, с удивлением обнаруживая не только редкие духовные травы, но и некоторых мифических животных. По крайней мере, они были таковыми в закрытом мире. Великие Рухи, чёрные драконы — младшие родственники истинных драконов, низшие кирины и белые цийлини. О последних он узнал лишь благодаря тому, что оказался свидетелем стремительного двигающегося на горизонте грозового облака. Что было, согласно известным Сонгу легендам, явным признаком цийлиня. Все эти монстры, если удастся их убить или поймать, были источником огромного количества редких и очень полезных для него ресурсов. Любая такая находка могла дать ему самый настоящий трамплин, что в условиях «Высших земель», скорее всего, легко бы позволило преодолеть малый этап развития и даже укрепить после этого фундамент.

Оставался сущий пустяк, найти чудовищного зверя, что по своей силе должен превосходить воинов «Осознания» и попытаться убить его. Конечно, Сонг даже и не помышлял о таком, особенно когда узнал, что этот район каким-то невероятным образом соединял между собой все филиалы секты «Вечных Сумерек» включая главный дворец в столице мира Хел. Но и это было не всё, доступ сюда, в эти же охотничьи угодья был у ещё одной секты. Главных соперников «Вечных Сумерек» — секте «Повелителей Мира».

В свитке ничего не было об этом сказано, но Сонг догадывался, какие здесь порой происходили стычки между двумя великими силами тёмного мира. Даже в этом обширном районе наполненным столькими опасностями они точно постоянно выяснили между собой кто лучше и достойнее. Так был устроен мир, в особенности тёмный. Да и монах говорил об этом, Сонг припоминал что-то такое.

Сам район обитания чудовищных зверей, редких духовных растений и сокровищ носил название «Пространственных пустошей», хотя пустошами сами земли Сонг бы назвал с большой натяжкой. Это был край настоящих густых лесов, простирающихся на многие километры, а вдалеке можно было заметить даже настоящий горный кряж, на отдельных вершинах которого можно было увидеть яркие вспышки неестественно потустороннего света.

Впервые увидев этот невероятный пейзаж, Сонг был шокирован, он-то представлял себе местность за стенами внешнего двора как обычную равнину вперемежку с лесными массивами, но никак не то, чему был свидетелем. Достаточно было одной вылазки за стену, чтобы понять, на какую духовную жилу он наткнулся. И сами старейшины внешнего двора подтвердили его мысли. Он мог пользоваться любыми ингредиентами, катализаторами и ресурсами, найденными за барьером. Никто из секты не станет посягать на них, а это означало, что все эти сокровища должны были пойти на его совершенствование и усиление. То, что нужно перед настолько важным приближающимся рейтинговым испытании. К слову, о последнем, Сонгу так и не удалось толком узнать, что именно там происходило, однако все ученики, с опаской посматривая в его сторону, отвечали, что каждый раз испытания были непохожи на предыдущий. Старейшины старались особо не повторяться. Хотя это, по словам некоторых, удавалось далеко не всегда.

Так начались его относительно спокойные дни, заполненные тренировками перемежающимися редкими вылазками за пределы стены. Благодаря выдающемуся восприятию, третьему глазу и опыту в собирательстве Сонг умудрялся с невероятной простотой находить даже самые редкие растения, без труда собирая те духовные реагенты, что порой скрывались даже взгляда старейшин. Найденные сокровища и постоянные тренировки дали свой результат, он без особого труда ступил на средний этап «Основания» и приступил к очень быстрому укреплению своей базы.

День за днём между вылазками, Сонг до изнеможения истязал себя в тренажёрах, постигая концепции меча с помощью парных клинков и учась использовать своё новое приобретение. Тот бой, на арене ясно показал ему, что, даже используя приёмы без оружия, практики всё ещё могли оставаться смертоносными, это расширило его горизонты и дало толчок к пониманию, что «Рассечение» даже финальной формы перестало давать ему тех огромных преимуществ, очень скоро потенциал этого навыка и вовсе угаснет, и хоть он останется смертоносным его сила снизиться, по сравнению с теми, что шли сейчас на этапе «Осознания» и выше. Чтобы не отставать, Сонг должен был совершенствовать и «Рассечение» и «Поле мечей», иначе рисковал оказаться в ситуации, когда в очередном бою он просто не сможет нанести значимого урона своему противники.

Благодаря постоянно получаемым сокровищам из-за стены Сонг сумел также получить некоторое количество синих камней, продавая ненужные реагенты в местную лавку. А затем без сожаления потратить эти камни на покупку двух «Огненных лотосов» — растений, чья эссенция была способна значительно усилить и углубить понимания концепции пламени — то, что сейчас ему было нужнее всего. К сожалению, чего-то подобного для времени раздобыть не удалось.

Так пролетел его первый месяц в секте «Вечных Сумерек».

В один из обычных дней Сонг направился восполнить свои запасы духовных трав и реагентов на территории «Пространственных пустошей». Дело уже привычное и не вызывающее у него никаких затруднений. Если не уходить от стены дальше, чем на пару километров, никаких проблем с чудовищными зверьми не было, да и дальше, в общем-то, тоже. Сонг безбоязненно уходил на пять-шесть километров от внешнего двора секты, но при этом никогда не ослаблял бдительности и почти никогда не пользовался полётом — слишком большая опасность оказаться замеченным не только со стороны чудовищных зверей, но и «коллег-учеников». С тех станется устроить полноценную засаду. При всей моей уверенности в собственных силах — против пяти-шести воинов «Восхождения» или двух «Осознания» мне не выйти. Это всё равно, что подписать себе смертный приговор.

Процесс сбора протекал без каких-либо проблем, Сонг старался обходить стороной духовные растения, что сумели приобрести за свою долгую жизнь разум и собирал лишь безмозглые травы. Делал он это не из любви к первым, а потому что прекрасно понимал — большинство таких растений, будучи загнаны в угол попытаются ударить всей своей накопленной силой. В большинстве своём это практически бесполезно и не может повредить его здоровью, но зато на шум сбегутся все окрестные твари в округе. Один раз он уже имел глупость так сделать, и потом долго пытался уйти от погони из нескольких очень шустрых птиц рухов.

Соревноваться в скорости с громовыми птицами дело неблагодарное и тяжёлое. Больше такого испытывать ему как-то не сильно хотелось.

Буквально за пару часов блужданий по окрестностям, прилегающим к стенам внешнего двора секты Сонгу, удалось собрать больше двадцати трав высшего качества, и даже одно высочайшего. Если бы кто-то сказал ему тогда, в городе Синего Кита, что он собственноручно будет находить духовные растения лишь на один ранг ниже Семицветного Лотоса, Сонг бы рассмеялся им в лицо. Но вот он здесь, и в его карманном пространстве находятся травы, за право обладания которыми многие средние секты закрытого мира устроили настоящую резню.

Видимо, таков и был порядок все вещей, поднимаясь выше, Сонг оставлял за спиной всех тех, кто двигался хоть немного медленнее его.

«Интересно, как там Син? Всё ли у неё в порядке?» — подумал он, наклоняясь к очередному растению и аккуратно срезал его в любой момент готовый отскочить в сторону, если трава попытается рефлекторно атаковать его. Но нет всё обошлось. Поднимаясь Сонг замер. Он ощутил, как возле него находился некто. И этот неизвестный смотрел прямо на него.

— Почувствовал, да? — раздался позади девичий голос. — Впечатляет, не зря я тогда почувствовала, что ты совсем не простой практик. У тебя восприятие как у воина «Осознания»? Или даже лучше? Тебя тяжело было найти.

Сонг обернулся, уже зная кого увидит позади себя. И верно, напротив, на одной из толстых веток стоящего мощного деревьев, свесив ногу, сидела девушка со спокойным, даже бесстрастным лицом. Она внимательно следила за каждым действиями Сонга, чего-то ожидая.

— Мисс Рину, — слегка склонил голову молодой человек. — Зачем личной ученице главы отделения секты искать меня? Мне казалось, в прошлый раз мы расстались без обоюдных претензий?

— Всё верно, — кивнула девушка. — У меня появилось к тебе предложение.

Изящным движением она спрыгнула на землю и подошла к Сонгу. Девушка обошла его вокруг, придирчиво оглядывая, после чего кивнула сама себе и выдала:

— Отлично, ты подходишь.

— Подхожу чему, — не понял её он.

— Я предлагаю тебе временное сотрудничество, мне нужен кто-то с сильным восприятием, и чтобы это был не старейшина секты.

— И зачем же тебе он нужен?

— Что, если я предложу тебе изучение «пещеры мудреца»?

Что? Пещера мудреца? Это понятие означало убежище какого-то сильного мастера. Она смогла найти что-то подобное здесь, в «Пространственных Пустошах».

— Готова поклясться на своём развитии, что поделюсь с тобой поровну всё найденное там, — тут же сказала она и, заметив на лице Сонга большой скепсис, добавила. — И не стану пытаться нападать или кому-либо рассказывать о находках. Идёт?

— Идёт, — подумав немного кивнул он, но всё же напомнил. — Но вначале клятва.

— Обоюдная.

— Хорошо.

Так у Сонга в секте «Вечных Сумерек» совершенно неожиданно появился настоящий союзник.

Глава 9

Сонг впервые давал клятву на собственном развитии. Очень неприятная вещь для любого воина, суть её заключалась в том, что практикующий боевые искусства приносил обет ставя на кон собственное развитие. В том случае если практик нарушал данную клятву, он неминуемо лишался своего развития, по сути, становясь инвалидом. Страшная участь для любого человека. Хотя, если не нарушать её, то, естественно, проблем быть не должно, в теории. На практике же очень часто многие воины из-за размытости собственных фраз, используемых в клятве, оказывались в ситуации, когда не специально нарушали обет. Небесное дао очень чётко отслеживало выполнение данных под её присмотром обещаний. Поэтому слова, произносимые во время принесения клятвы были жизненно важны и несли в себе огромный смысл.

В закрытом мире клятвы практически не использовались из-за того, что небесное дао по каким-то причинам очень редко принимало их. В высших же мирах с этим никаких проблем не было, дао здесь было, как нигде сильно и способно было стать судьёй. Существовал ещё один способ принесения клятв — на сердце воина, но в отличие от клятвы на развитии практически не использовался, хотя был куда надёжнее. Всему виной было то, что клятвы на сердце вредили скорости развития оставляя «зарубки» на душе практиков. И такой обет, как правило, использовалась в качестве наказания.

— Итак, мы поклялись, что дальше? Идём к пещере мудреца? И зачем я тебе понадобился там? — Сонг посмотрел на всё так же невозмутимую Рину. Было очень тяжело что-то прочитать по её лицу или выражению глаз. Даже эмоциональный фон вокруг неё казался заморожен. Это несколько раздражало, но он старался не поддаваться эмоциям.

— В найденной мной пещере есть барьер. Моего восприятия не хватает, чтобы подобрать к нему ключи, нужен кто-то намного сильнее, — ответила девушка всё так же безэмоционально.

— А если помимо барьера там ещё находятся ловушки? — из любопытства поинтересовался Сонг.

— Это просто пещера мудреца, в которой уединялся какой-то очень сильный мастер, судя по барьеру, он в ней и умер. Там нет ловушек. У меня есть способ проверить это.

Сонг мысленно усмехнулся. Всё, в общем, складывалось довольно складно. Личная ученица главы отделения секты «вдруг» находит его, и даже толком не узнав зовёт к загадочной пещере мудреца. Ну-ну. Не нужно быть каким-то мудрецом, чтобы понять — его проверяют. Скорее всего, пещера мудреца окажется либо подделкой, либо удачно подвернувшейся находкой. В любом случае это была какая-то проверка. Он решил подыграть им, чтобы проверить, что на уме у главы и его ученицы. Тем более что, в сущности, он ничего не терял, а выгода, потенциальна, была очень высокой. Подружиться с главой, узнать больше о духовных барьерах и, конечно, возможные сокровища. Хотя последних могло и не оказаться.

— Ладно, давай выдвигаться, где там находится твоя пещера? — сказал он тем временем вслух.

— Левая гора, называемая Серым Пиком, — кивнула Рину в сторону горного хребта.

— Погоди-ка, а это не слишком далеко от территории секты? — тут же уточнил он. — Не слишком ли это?

— Всё нормально, если будем осторожными.

— То есть слова старейшин о том, что в глубине «Пространственных Пустошей» могут водиться чудовищные звери самых высоких этапов развития…

— Абсолютная правда, — подтвердила Рину. — Таких монстров там великое множество, только бояться их не нужно. Если будем идти достаточно тихо, прошмыгнём мимо без каких-либо проблем. Главная проблема — это не чудовища, а люди. Возле хребта очень часто можно наткнуться на учеников внутреннего двора секты «Повелителей мира», а это, как ты понимаешь, лучшие их гении. В отличие от чудовищных зверей они не упустят возможности напасть на нас.

— Даже не знаю, как реагировать на твои слова.

— Просто помни, что нужно быть осторожнее. Как ты понимаешь, я одна из самых младших во внутреннем дворе и считаюсь из-за этого слабым практиком. Поэтому если вдруг окажемся под прицелом этих людей немедленно бежим. У меня есть пара хороших вещей способных отвлечь внимание даже самых сильных практиков. Как ты понимаешь, сражаться в таком случае последнее дело.

— Ну хорошо, в таком случае вверяю в твои руки свою жизнь, — поразмыслив, ответил Сонг, но на всякий случай приготовил парные клинки. Это был его единственный шанс на спасение против действительно сильнейших противников.

— Тогда выдвигаемся, — сказала девушка и скользнула вперёд. Лететь, естественно, в таких условиях было бы большой глупостью.

Продвигаясь по густому лесу, Сонг украдкой кидал взгляды на свою спутницу. Пока она была для него полнейшей загадкой и тот краткий миг их битвы даже близко не позволил понять её силы. У него даже складывалось впечатление, что Рину не особо старалась, решив в самый ответственный момент, просто не использовать всю свою силу. Хотя, возможно, это было просто поверхностное ощущение.

Продвигаясь по «пустошам», почему-то изобилующим живностью и бесконечным лесом с вековыми деревьями, они всё дальше отходили от территории секты «Вечных Сумерек». Сонг активно пользовался своим восприятием, усиленным третьим глазом революции Огненного Бессмертного, и всеми силами пытался запомнить дорогу, основные ориентиры, а также разбросанные вокруг разные сокровища и духовные травы. Последних, кстати, было особенного много. Поэтому запомнить маршрут было точно нелишне, вернуться сюда позже и собрать всё это было бы замечательной возможностью.

Судя по тому, что понял Сонг, время в пустошах текло несколько иначе, потому как за почти двенадцать часов единственное солнце в небе сместилось лишь совсем немного. Если это так, то до наступления темноты было ещё очень долго. Он двигался за быстро продвигающейся по лесу девушкой и чувствовал, что та ведёт его через какие-то пласты пространства, используя эту концепцию, чтобы значительно сокращать свой путь. Чем-то это напоминало ему способности Императора ступать на «короткие пути», только исполненные на куда более высоком уровне мастерства. Несколько раз Сонг чувствовал на самом краю своего восприятия движения неизвестных чудовищных зверей. Те не особо скрывали своего присутствия, поэтому он легко их обнаруживал, но вот ведь вопрос — а как быть с теми тварями, что скрывали себя в этом лесу? Оставалось надеяться, что они во время своего небольшого путешествия не наткнуться на подобных существ.

— Мы почти пришли, — через некоторое время подала голос Рину. — Мне пришлось потратить очень много сил, чтобы за неполный день довести нас досюда, поэтому перед обратным путём нужно будет обязательно отдохнуть.

— Я точно не против, — пожал плечами Сонг. — Итак, где эта пещера мудреца?

— Терпение, скоро будем возле неё.

Очень скоро начался подъём, а ещё через некоторое время высокие деревья начали вытесняться низенькими елями вперемежку с большим количеством кустарников. Саму пещеру Сонг увидел лишь ещё через час шага по пересечённой местности, которая становилась всё более каменистой, безжизненной и скалистой. Пещера представляла собой круглый вход, проделанный прямо внутри отвесной скалы. Даже с расстояния в несколько десятков метров Сонг прекрасно видел, что проход был слишком идеальным — явно сделан искусственно. Войдя внутрь, стало понятно о каком барьере говорила Рину. Это ощущалось всем существом.

Что-то яркое, точно солнце, но при этом обжигающе холодное. Барьер казался настоящей монолитной стеной. Сонг никогда ничего подобного не видел, казалось, защита была создана не с помощью духовной силы, а из самого настоящего камня усиленного способностями какого-то алхимика или начертателя. Очень впечатляло.

Сонг подошёл вплотную к барьеру, не обращая внимания на заинтересованные взгляды со стороны Рину. Это очень походило на полноценный защитный домен, внутри которого в хаотическом круговороте перемешивалась духовная сила необычайной плотности.

— Мисс Рину, — обратился Сонг к девушке, не отрывая взгляда от энергетической полупрозрачной стены, перекрывающей вход в пещеру.

— Да?

— Что именно мне требуется найти? Как выглядит этот самый ключ?

— Это духовные уплотнения особой формы. Их не так-то просто обнаружить в этой мешанине духовной силы, чем-то они похожи на триграммы. Можешь ориентироваться на такую форму.

— И что делать, когда я найду их?

— Уничтожь, введя в них свою духовную силу. По сути, это запасные отмыкатели. Если бы этот мастер не умер целую прорву тысяч лет назад, мы бы даже близко к барьеру подойти не смогли, не то что открыть. Просто за все эти годы защита стала ослабевать и теперь её можно открыть. Правда, как ты видишь не всем.

— Как же всё-таки удачно, совершенно случайно обнаружить такую находку посреди «Пространственных Пустошей», — Сонг даже не стал скрывать в голосе сарказма, но девушка даже бровью не повела, оставшись совершенно безучастной.

Он вернулся к своей работе, досконально изучая каждый участок защитной стены. Первый отмыкатель удалось найти спустя десять минут напряжённого вглядывания в хаос энергий, из-за чего у Сонга уже начала болеть голова. Отмыкатель выглядел именно так, как описала его Рину — некое подобие триграмма. Интересным было то, что он постоянно видоизменялся, перетекая из одного положения в другую, но при этом своей формы не меняя.

«Ввести свою силу и уничтожить? Так?» — Сонг сделал это, и символ тут же рассыпался на множество энергетических вспышек, слившихся с хаосом силы барьера. — «Так, теперь нужно найти ещё несколько».

Щелчок, щелчок, щелчок. Он работал как заведённый находя и уничтожая один за другим все отмыкатели. Пот лился по всему лицу Сонга, закатываясь за воротник. Хотелось пить, но он старался не отвлекаться, чтобы не потерять концентрацию. Наконец, спустя несколько часов парень отодвинулся от барьера и выдохнул облегчённо:

— Кажется, всё.

И в подтверждении его слов полупрозрачная стена защита стала вдруг истончаться, превращаясь сначала в тонкую плёнку, которая через несколько секунд с характерным хлопком разорвалась, выпустив наружу из пещеры мудреца спёртый воздух и концентрированную духовную силу практика высочайших этапов. Сонг, оказавшись на пути хлынувшей волны с большим трудом удержал своё сознание и со стоном опустился на одно колено. Лишь через пару минут его немного отпустило, и он посмотрел на тяжело дышащую девушку напротив.

— Что это было?

— Отголоски силы мастера умершего здесь, — выдохнула она. — Ну? Ты идёшь?

— Ну давай проверим, что за шкатулку я открыл, — пробормотал Сонг, ступая за Рину, что смело пошла к входу в пещеру.

Глава 10

Внутри пещеры было сухо и пыльно. Пахло чем-то необычным, похожим на смесь ладана и барбариса. Сонг с Рину продвигались вперёд и буквально через пару десятков метров коридор пещеры расширился, превращаясь в массивный зад с горящими под самым потолком десятков синих огней концепций пламени. Такие же умел создавать и Сонг, но их жизнь была ограничена парой часов, а никак не несколькими веками, как было здесь.

Внутри просторной пещеры находился маленький дом, скорее просто сруб, от которого веяло духовной силой неизвестного мастера. Рину в своей обычной невозмутимой манере направилась к дому, но была тут же остановлена Сонгом:

— Погоди, ты разве не чувствуешь эту силу?

— Конечно, её трудно не ощущать.

— Это разве не означает, что хозяин пещеры мудреца жив?

— Если бы был жив, давно уже вмешался бы в наши попытки взломать его защиту. Слушай, неужели ты не ощущаешь, что сила не направлена на нас, она обволакивает всю пещеру. Мастер давно мёртв. Пошли.

Девушка уже не обращала внимания на Сонга уверенно подошла к дому и открыла дверь. Парень мысленно выругался, но последовал за ней. У неё явно было куда больше знаний о «высших землях» и «пустошах» чем у него, потому, скорее всего, Рину знала, что делает.

Внутри дома было самый минимум мебель, главными из которых была одноместная кровать и широкий дубовый стол. На кровати застыл самый настоящий скелет, его кости казались состояли из чистейшего хрусталя, а сам он распространял вокруг себя глубокую и таинственную силу. Сонг пораженно не мог отвести взгляд от величественной застывшей фигуры.

— Похоже, умер во время прорыва, — подала голос Рину.

— Почему ты так думаешь?

— Сильнейшие эксперты используют пещеры мастера лишь для определённых целей — к примеру, для финального прорыва к очередной ступени. Или для познания какого-то навыка или техники. Так просто в изоляцию не уходят. А этот мастер умер во время возвышения, это видно даже ребёнку. Вероятнее всего, его убило Небесное Дао, хотя, разрушений вокруг я что-то не вижу, но, возможно, он просто не выдержал сражения с Дао…

— Получается, Небесное Дао нападает на каждого, кто пытается прорваться к новому этапу после «Осознания»? — спросил Сонг, припомнив рассказ монаха.

Девушка не ответила, подходя к столу и осторожно прикасаясь к свиткам, разбросанным по нему. Сонг некоторое время смотрел на неё, ожидая ответа, но так ничего и не услышав подошёл ближе к скелету. Внимательно смотря на него, парень подошёл ближе. Несмотря на то что останки неизвестного мастера распространяли вокруг себя сильную духовную энергию, он не чувствовал какого-то напряжения или опасности.

Внимание Сонга привлекли два кольца, находящиеся на руке сидящего мертвеца. Несомненно, это были кольца с духовным пространством внутри. Скорее всего, именно в них мастер хранил свои сокровища. Но можно ли беспрепятственно забрать их? Парень наклонился, осматривая артефакты, а в следующую секунду скелет вдруг протянул руку и с неё упали оба кольца.

— Что за?! — от неожиданности Сонг чуть не отскочил назад, но сдержался и поймал выпавшие кольца.

— Что такое? — оторвалась девушка от просмотра свитков и вопросительно посмотрела на молодого человека.

— У меня кольца мастера, такое ощущение, что он сам решил отдать нам их.

— Отлично, их, как я вижу, два, тогда не глядя выбираем себе по кольцу? Чтобы не было глупой делёжки?

— Я не против, — согласился Сонг, вытягивая руку с артефактами.

Девушка тут же взяла то кольцо, что было ближе к ней и вернулась к просмотру свитков. Сонг же удивлённо посмотрел на Рину. Его самого раздирало любопытство, а она просто положила артефакт с неведомыми сокровищами себе в карман и как ни в чём не бывало, продолжила свои дела. Человек ли она? Особенно если посмотреть на то, как она всё реагировал, холодная королева, ни дать ни взять. Сам он с трудом подавил в себе желание взглянуть внутрь кольца и вернулся к изучению домика. Возле кровати он заметил короткий посох из какого-то необычного тёмного дерева. Со стороны он казался совершенно обычным, и даже восприятие, усиленное способностью техники Огненного Бессмертного, молчало. Но чем-то эта палка привлекла внимание Сонга. Ещё раз на всякий случай взглянув на скелет — не против ли — он шагнул к палке и, взяв в руки, начал вертеть, осматривая. Сколько бы он ни изучал её, понять, чем обычная палка так привлекла его внимание, не получалось. Решив изучить посох позднее, Сонг закинул его в карманное пространство — спрашивать у Рину не стал, и так было понятно, что девушке были неинтересны подобные вещи.

— Итак? — подошёл он к напарнице, когда стало понятно, что больше ничего интересного в домике нет. — Что ты изучаешь?

— Это свитки навыков развития и способностей. Все на легендарном уровне, о многих я никогда даже не слышала, но потенциал просто поражает.

— Как будем делить?

— Прежде всего посмотри и выбери то, что поможет лично тебе, а насчёт остального… у меня есть предложение моего мастера, который и рассказал мне об этой пещере и даже посоветовал взять тебя.

«Вот оно! Похоже, что всё это было изначально спланировано для предложения», — подумал Сонг. — «Конечно, очень сомнительно, что пещера мудреца искусственно создана главой, но предполагаю, что меня сюда взяли только ради этого, ну и заодно проверить способности восприятия».

— Я слушаю, — вслух же отозвался Сонг.

— Перед этим я прошу тебя принести клятву, что ты не станешь никому рассказывать кому бы то ни было содержания предложения учителя.

— Хм-м-м, — Сонг неодобрительно нахмурился, ему не нравилось множить клятвы и сковывать себя этим.

— Это обязательно.

— Ну хорошо, я клянусь, что пока нахожусь в секте «Вечных Сумерек» и в мире Хел никогда не расскажу об услышанном предложении главы отделения секты в городе Огненной Птицы. И да будет Дао свидетелем моей клятвы. Ты довольна?

— Учитель хочет, чтобы в ближайшем испытании, которое должно пройти через полтора месяца ты позаботился об одном человеке.

— Я не наёмный убийца, — сухо отозвался парень, внимательно смотря на бесстрастное лицо Рину.

— Учитель это понимает, — кивнула девушка. — Потому он просит тебя лишь о том, чтобы во время поединка, когда ты повергнешь его, ты использовал вот этот камень. Это камень заточения, он запечатает силы ослабленного практика, причём далеко не сразу. На тебя даже не упадёт подозрений. Вот возьми его. Ты можешь как использовать камень, так и отказаться. Но помни, если поможешь, учитель возвысит тебя, внеся в списки учеников внутреннего двора и даже может взять в качестве ученика. Подумай сам, сегодня ты получил столько сокровищ, что, скорее всего, никогда ещё не видел в своей жизни. И благодаря моему учителю ты можешь получить ещё больше. Это путь возвышения.

«Цель не всегда оправдывает средства», — молча подумал Сонг, но камень спрятал в карманное пространство, ограничившись лишь:

— Я подумаю.

— О большем учитель и не просит.

Вначале он всё досконально проверит. Вся ситуация перестала ему нравиться. Сонга пытались втянуть в какие-то внутренние разборки и ему это сильно не нравилось. С этого момента нужно каждый шаг обдумывать по нескольку раз. Он и отказываться от предложения с ходу не стал только потому, что не хотел пока что настраивать против себя главу целого отделения секты. Но теперь у Сонга появилась ещё одна головная боль.

— Итак, твоей целью, если согласишься, будет лучший ученик внешнего двора по имени Рэд Пари. Он использует концепции смерти и льда. Поэтому будь осторожен в поединке с ними.

— Будут только поединки или что-то ещё на испытании?

— Финальная часть испытаний станет дульными соревнованиями между практиками. Учитель позаботится об этом. Повторюсь, если ты используешь камень на Рэд Пари, то получишь огромные преимущества. Продвинешься во внутренний двор секты и даже получишь возможность стать учеником главы отделения секты. Такой шанс выпадает раз в жизни.

Девушка продолжала говорить, убеждая Сонга, а он же сам наблюдал за её бесстрастным лицом и думал:

«Неужели она тоже точно так же когда-то давно выполнила заказ от своего учителя? При этом Рину совершенно не умеет убеждать. Худшего человека для убеждения и отправить было нельзя, или для тёмных миров предполагается, что я должен быть просто в восторге от полученного шанса?»

— Как я уже сказал, я подумаю, — ответил Сонг после «вдохновляющей» речи Рину. — Но передай учитель благодарность за предоставленную возможность.

— Обязательно, — серьёзной кивнула девушка.

Сонг в очередной раз про себя вздохнул. Пока портить отношения с главой нехотелось, поэтому просто пока ограничился мягким ответом. Конечно, он не собирался идти на поводу подобных людей. И для этого, требовалось очень быстро стать сильнее. Если уж не противостоять им в прямом столкновении, то хотя бы доказать свою полезность секте и тем самым получить сторонников. Нужно было узнать побольше об этом главе и попытаться выяснить кто находится с ним в тихой войне. Он ведь не так просто решил избавиться от обычного ученика внешнего двора. Сонг не верил, что у главы отделения секты не было возможностей убить любого ученика, хоть внутреннего, хоть внешнего двора. Таким образом, предполагаемая жертва имела своих покровителей, из-за чего главе приходилось действовать скрытно.

— Итак, выбери нужные свитки, а остальное мы поделим, — прервала его мысли Рину.

— А ты себе…?

— Себе я уже выбрала вот это, — она указала на отложенные два тубуса.

Сонг кивнул и принялся изучать и вдруг понял, что всё, что находилось на столе совершенно ему не подходило. Здесь не было ни одной техники или навыка, базирующегося на изучаемых им концепциях. Более того, большинство свитков базировались на тёмных путях развития — жертвоприношения, кровавые техники, поглощение женского инь. Всё это было совершенно бесполезно для него.

«Было бы странно встретить здесь техники и навыки светлого пути, это да, но почему нет нейтральных свитков?» — Сонг с раздражением перебирал тубусу один за другим. Наконец, он проверил последний и повернулся к девушке.

— Из всех этих свитков, мне ни один не пригодиться, предлагаю делить поровну, — сказал он.

Продать в тёмном мире эти свитки ему было невозможно. Живым с аукциона его бы просто не выпустили. Таким образом они были просто бесполезной грудой бумаги. Покрайней мере пока.

— Хорошо, — кивнула Рину и впервые за долгое время, удивлённо посмотрев на Сонга.

«Надеюсь, хотя бы в кольце будет что-то полезное. Мне нужно как можно быстрее стать сильнее», — подумал он, обдумывая сложившуюся ситуацию.

Глава 11

Возвращение на территорию внешнего двора секты «Вечных Сумерек» прошло без происшествий. На их пути так никто и не встретился. Ни чудовищные звери, ни уж тем более людей. Что-то иногда мелькало на самом краю восприятия Сонга, но почти всегда неизвестные существа, скрывались быстрее, чем он успевал что-то толком почувствовать. Складывалось впечатление, что кто-то или что-то оберегало Сонга и Рину от нежелательных встреч в лесах и дорогах «Пространственных Пустошей».

Весь путь до пещеры и от неё он старался высекать в своей памяти. В будущем, когда он самостоятельно попытается дойти до горного кряжа, эти знания могут оказаться крайне важными. Особенно его интересовали многочисленные духовные травы, встречаемые по пути. Хотя, если честно, из-за того, что Рину постоянно искажала пространство перед собой, пробивая тропу через лес, сделать это было очень непросто. Это походило на фрагментарное изучение мира.

Несколько раз он своим восприятием натыкался на очень редкие и насыщенные энергией духовные травы. С точки зрения любого практика закрытого мира каждая такая трава могла равняться сокровищу уровня Империи и была доступна лишь богатейшим людям, а здесь она просто произрастала в лесу. Если бы не то, что они торопились вернуться, Сонг обязательно попробовал бы добыть одно-два растения, из тех, что не имели разума и неспособны были серьёзно сопротивляться.

Реальность была таков, что создавать лишний раз шум на территории пустошей чаще всего просто не хотелось. Было чревато серьёзными неприятностями.

Через несколько часов их по большей части молчаливого похода, они, наконец, вышли к стенам территории внешнего двора секты «Вечных Сумерек». В этот момент девушка остановилась и внимательно посмотрела на Сонга, после чего сказала:

— Помни, учитель, как глава этого отделения секты может, как одарить тебя великой возможностью вырваться из череды бесконечных циклов тренировок, дав толчок в нужном направлении, так и отправить обратно, в ту клоаку из которой тебе повезло выбраться. Мир не чёрно-белый и уж точно не делиться на хороших и плохих, научись идти лишь по самым выгодным для себя путям, не обращая внимания на такие ограничения, как честь и мораль, и это сделает тебя великим.

Сказав эти слова, Рину ушла, оставив Сонг в задумчивости. Честь и мораль качества мастеров чаще всего светлых и порой нейтральных миров, очень похоже, что своими действиями он пробудил в ней подозрения о принадлежности не к тёмному миру Хэл. Ну, рано или поздно это в любом случае должно было произойти. Он не использовал техники развития и способности тьмы, что, так или иначе, вызвало подозрение и сказал бы о «ненормальности» Сонга.

Проводив взглядом стройную фигуру Рину, он задумчиво направился к себе в комнату общежития. Пора было проверить, что именно приготовил ему умерший мастер. То, что это было также подстроено главой Сонг сильно сомневался, та сила, расходящаяся от мертвеца, её просто нельзя было подделать. Это был очень сильный мастер с настолько высоким этапом развития, что тому же Сонгу просто не хватало понимания, чтобы почувствовать границу его былого могущества.

Оказавшись в комнате, он первым делом проверил, не было ли здесь во время его отсутствия незваных гостей. С недавних пор это вошло в его привычку, на всякий случай проверять собственные апартаменты после относительно длительного отсутствия.

Убедившись, что несколько установленных им секретов никто не тронул, Сонг уселся на кровать и вытащил кольцо мудреца. С внешней точки зрения, это был обычный пространственный артефакт, практически аналог того кольца, что использовал сам Сонг, только вот чем дольше парень вглядывался внутрь тем больше видел несоответствий. Предмет распространял вокруг себя мягкие волны успокаивающей энергии, демонстрируя странные и необычные свойства. У молодого человека создавалось впечатление, что кольцо слегка искажало вокруг себя пространство из-за чего, когда оно лежало на ладони, сама рука казалась…больше.

— Интересно что в нём, — Сонг ввёл восприятие в кольцо и чуть не задохнулся от переизбытка эмоций. Такого он никак не мог ожидать. Кольцо оказалось карманным миром с настоящим дворцом внутри. Кроме этого дворца и небольшой прилегающей к нему территории больше не было ничего. Конечно, Сонг слышал о пространственных артефактах, что содержали в себе достаточно пространства, чтобы вместить небольшой дом или даже сад, но чтобы это был целый дворец впечатляющих размеров…Каким же уровнем познания в концепции пространства должен обладать мастер, способный создать артефакт такого уровня?

Подумав немного, Сонг нырнул в пространство кольца оказавшись перед величественным терракотовым дворцом в шесть этажей высотой. Покатые черепичные откосы каждого яруса и такая же покатая черепичная крыша блестела на солнце, как если материал, из которого она была сделана был самым настоящим обсидианом. Множество пузатых колонн опоясывали сам дворец, а прилегающий к западной его стороне высокий каменный забор не позволял заглянуть на его территорию, чтобы узнать какие сокровища она скрывала.

Перед собой Сонг лишь видел высокие кованные врата, на которых были выведены два переплетающихся истинных дракона. Он подошёл к ним ближе и прислушался к своим чувствам. Вроде бы восприятие молчало, а чувство опасности лишь растерянно пожимало плечами. В карманном пространстве кольца не позволялось летать, из-за чего Сонг не мог посмотреть сверху, насколько велика была территория дворца, но, когда он ещё совсем недавно вводил своё восприятие в артефакт, было ясно что впечатляющая.

Подойдя к вратам. Сонг положил на них руки и попытался открыть. Пришлось приложить усилия. Створки врат вначале не хотели поддаваться даже несмотря на то, что он давил изо всех своих сил. С неимоверным скрипом, наконец, они отворились, пропуская молодого человека внутрь.

— Это…? — непроизвольно сказал Сонг, смотря на зал, в котором очутился. Назвать его обычным, язык не поворачивался. У него появилось впечатление, что он очутился глубоко под водой. Песчаный илистый пол, множество водорослей, колыхающихся в несуществующей воде, косяки рыб, спокойно проплывающие мимо…Всё это создавало впечатление нахождения на дне самого настоящего водоёма. Вопреки ожиданиям Сонга никто не встречал, ничего не объяснял. Осмотревшись и не найдя каких-то примечательных ориентиров, он просто пошёл вперёд, обшаривая восприятием окружающую местность. Через несколько минут он оказался перед тёмным проёмом, из которого время от времени вырывались всполохи тьмы. Что-то манило его внутрь, говоря, что это путь, по которому он должен пройти.

«Интересно», — подумал Сонг, осматривая проход. Несмотря на то что было очевидно, что неизвестные хозяева этого места хотели, чтобы он вошёл внутрь, парень всё ещё медлил. Наконец, он решился переступить порог и в следующую секунду вывалился на землю, заросшую мягкой травой. Оглядевшись Сонг понял, что стоит посреди огромного поля по обе стороны которого находились две замершие армии. По правую руку от него в нескольких сотнях метрах, находились тысячи алых стягов, смотрящих в пасмурные небеса. Несметное воинство людей застыло на месте, ожидая чего-то. По левую руку он видел армию не меньших размеров с белыми стягами. Такие же люди, только одетые в основном в светлые одежды так же, как и их противники беззвучно смотрели на своих противников.

«Что это такое? Я оказался посреди назревающего сражения?» — Сонг вертел головой пытаясь понять, что происходит. Секунды текли как минуты. Он физически ощущал напряжение, нарастающее на поле боя. А в следующий миг мир вдруг лопнул. Оба воинства рванули друг на друга. Каждый из воинов, участвующих в сражении, был как минимум на уровне «Восхождения» и когда такие силы столкнулись друг с другом, всё вокруг превратилось в первозданный хаос переплетающихся в самых причудливых формах духовных сил. Поле, пасмурное небо, трава — всё в один миг перестало существовать. Остались лишь сражающиеся воин и бесконечная битва. Сонга очутился в эпицентре круговерти боя. Ему приходилось отбиваться от обеих сторон, принимающих его за врага.

Стремительная атака алого воина, сминающая защиту молодого человека из-за чего он тут же перевоплощается в тёмную фигуру и быстро контратакует, пытаясь выиграть хотя бы секунду передышки, чтобы уйти прочь из эпицентра битвы, но не тут-то было. Мелькание за спиной и вот уже копьё светлого воина чуть не пробивает ему бок. Лишь неимоверным усилием Сонг умудряется уклониться и отмахивается в ответ «Рассечением». Атака, защита, атака, защита. Круговерть битвы и смерти вокруг. Всё тело изранено, но двигаться можно. Сонг до боли сжимает зубы и продолжает рубиться, пробивая себе путь прочь из центра сражения. Он уже не обращает внимания на то убивает или калечит. Ядро «Слияния» уже на пределе. Если он рухнет обессиленный в хаотическое небытье, простирающееся сейчас под ногами, это станет концом.

«Да что происходит?! Что это за место, что происходит?» — две мысли мелькали у него перед глазами. Пот застилал глаза. Несколько ударов Сонг пропустил. Вспышка боли. Рот наполняется кровью. Сразу с десяток белых воинов бросается на него, нацелившись копьями в грудь. Сонг делает над собой усилие и создаёт круговое движение второй формы «Рассечения» убивая каждого из нападавших, а через мгновенье чувствует, как сразу два клинка протыкают его насквозь.

— Кха! — Сонг отбросил кольцо, что так и находилось всё это время у него в руке и отскочил в сторону, чуть не снеся деревянную тумбу, установленную возле кровати.

«Что это было? Я готов поклясться, что всё произошедшее со мной в кольце было наяву», — он осматривал тело и не находил каких-либо повреждений. Всё внешне было в порядке. Кинув взгляд на специальные песочные часы, Сонг удивлённо подходит к ним.

«Я готов поклясться, что, когда зашёл в комнату, песка было на шесть делений», — подумал он. — «Получается в мире кольца время течёт по-другому? Но почему моё понимание концепции времени в таком случае молчало?»

Сонг озадаченно поднял кольцо с пола и внимательно к нему присмотрелся. Что это была за битва такая, и почему она казалась ему такой реальной? Он испробовал все способы, чтобы выжить в ней и оказался неспособен это сделать. Ещё и эти выверты времени, которые он не мог почувствовать. Сонг не знал, для чего предназначалась это кольцо, но оно было просто идеальным полигоном по оттачиванию его умения сражения, разработки новых навыков и, что главное, познания концепции времени.

Интересно что досталось Рину в её кольце? — подумалось Сонгу. Впрочем, по большому счёту без особой разницы. Он посмотрел на кольцо в своей руке.

«Думаю хоть для меня подобный переносной тренажёр куда важнее любых ресурсов, но что-то тут явно не чисто. Слишком много удачных совпадений. Нужно очень внимательно изучить дворец и понять его истинное предназначение».

Глава 12

Изучение дворца внутри кольца оказалось непростой задачей. Сонг целыми днями находился в нём, пытаясь разгадать загадку карманного пространства кольца. Но до сих пор толком не приблизился к этому. Законы, используемые неизвестным мастером при создании этого артефакта, превосходили всё, что было известно Сонгу до этого. Прежде всего уже после нескольких посещений стало очевидно влияние дворца на его душу. Он вдруг заметил, что в какой-то момент начал задумываться о том, что знать никак не мог — некоторые запретные практики и тренировки совершенствования души и тела.

Довольно быстро стали ощущаться пока ещё не очень сильные, но всё же попытки влияния на душу Сонга. Если бы не та странная защита, что ограждала молодого человека от любого воздействия на уровне души — уже после третьего посещения дворца он неизбежно стал бы терять собственную личность. А так всё ограничивалось лишь какими-то смутными идеями и образами, появляющимися в голове.

Это не было похоже на то, через что в своё время прошла Син Фен. Умерший практик не пытался переписать своё сознание внутрь Сонга. Нет, вместо этого он очень настойчиво и крайне скрытно пытался внедрить в его разум какую-то идею. Благодаря собственной устойчивости уже после второго появления внутри кольца он ощущал, что ему всеми силами пытались навязать определённую идею. Очень скоро стало понятно, что чужеродное воздействие никак не связано с экспертом, создавшим кольцо, Сонг был уверен, что оно было добавлено сюда совсем недавно, и очень скоро получил подтверждение этому поняв, что ему пытались внушить.

— Старый лис, похоже, внедрил внутрь кольца конструкт воздействия на души, чтобы наверняка склонить меня к сотрудничеству. Но не слишком ли расточительно использовать такой впечатляющий артефакт для того, чтобы подчинить обычного ученика? — Сонг рассматривал кольцо, покоящееся на ладони.

Скорее всего, глава отделения секты позже забрал бы у него кольцо, после того как оно окончательно поработило бы разум Сонга. Единственное, что он не мог предугадать, так это защита души, ограждающая молодого человека, на уровне куда более высоком, чем всё, что глава знал и понимал.

«Даже пещеру мудреца соорудил для этой цели, насколько же ему важно убить того бедолагу. Узнать бы чем он ему так насолил. И заодно чем мне грозит отказ убивать его», — подумал парень и в очередной раз вошёл внутрь карманного мира кольца.

Если была такая отличная возможность тренироваться внутри столь полезного артефакта, пускай и ценой проскальзывающих временами чужих мыслей он был не прочь ей воспользоваться. Тем более что он всё ещё не мог понять причин создания многих комнат во дворце. Так, например, ему была непонятна комната с пространством в виде одного большого леса, где не было ничего, кроме тысяч бесплотных духов, блуждающих между деревьями. Или зависшем в пустоте огромным куском базальта на котором находился лишь один маяк ярким светом, озаряющий окружающую тьму. Несколько полей сражений, с разными по силе существами. В таких Сонг тренировал и оттачивал свои навыки боя.

Была комната, что представляла собой обычное помещение, внутри которого находился самый настоящий человек. Точнее сказать настоящий мастер. Достаточно было Сонгу войти внутрь, как неизвестный нападал на него, буквально сминая любые попытки к сопротивлению. При этом неизвестный находился на том же уровне, что и молодой человек. Для Сонга, что впервые за долгое время был побеждён практиком его же уровня развития это было настоящим шоком. Каждый новый бой мастер использовал разный набор способностей и концепций из-за чего подготовиться к сражению оказывалось невозможно. Сонг раз за разом проигрывал дуэли и всё больше поражался изобретательности неизвестного мастера, создавшего кольцо.

Были ещё несколько комнат, которые, сколько бы он ни пытался открыть не получалось. Как не удалось ему попасть и внутренний двор, где по его оценкам должно было находиться что-то грандиозное, так как иногда внутрь дворца проникали редкие отголоски энергии оттуда. Вероятнее всего, для доступа туда следовало понять структуру дворца и его предназначение. Для этого он часа медитировал в центральном холле, вслушиваясь и внимая в искажённое временем пространство кольца. В иное время он без устали занимался практикой и самосовершенствованием подготавливая тело к прорыву на пик «Основания». По ощущениям он почти у самого порога и оставалось лишь сделать один шаг до достижения последней промежуточной цели перед взятием этапа «Восхождения», то, к чему он шёл так долго.

Из всех комнат, больше всего времени Сонг проводил именно в первой им обнаруженной. Огромном поле боя, где в бесконечной круговерти временной петли сходятся в смертельной схватке два воинства. Дуэльное мастерство, конечно, замечательно, но в реальном мире честные поединки встречаются лишь только в рамках турниров или, собственно, самих дуэлей… Реальный бой никогда не был «справедливым».

Он день за днём находился в реальности кольца оттачивая и перерабатывая собственные навыки. Рассечение всех форм, включая финальную, поле и мир клинков, и даже вечное тёмное пламя. Сонг непрерывно экспериментировал, пытаясь сделать собственные навыки ещё более смертоносными. Переплетал по-иному законы, используемые навыками, даже пытался слить со старыми, неэффективными типа «всполоха пламени» и «огненными спиралями». Оттачивал собственные движения, умирая и возрождаясь бесконечно на полях боя. Учился предугадывать атаки и даже само намерение удара. Благодаря тому, что время в реальном мире текло намного медленнее, чем внутри кольца ему удавалось тренироваться в пять-шесть раз больше.

Глава отделения секты и не предполагал, что его попытка подчинить себе одного из перспективных воинов выльется в подобное. По его задумке кольцо должно был полностью внедрить в Сонга за пару дней желание убийства, а предложение сотрудничества с главой прочно связывало молодого человека обязательствами. После выполнения «заказа» Сонг был бы вынужден обратиться к главе, и уже никуда не мог деться. Наказание за умышленное убийство внутри секты каралось смертной казнью.

Конечно, он не создавал пещеру мудреца с нуля, это действительно была она, как и скелет неизвестного мастера, находящийся в ней. Только вот глава самолично пару тысяч лет назад нашёл эту пещеру и подчистую ограбил, благодаря и стал тем, кем он являлся сейчас. Одно из колец, использованное им, как ловушка для Сонга он нашёл как раз в этой пещере. И хоть сам по себе этот артефакт был весьма неплох, на уровне, котором находился мастер кольцо было почти бесполезно. Пускай он и не смог до конца секретов артефакта это сейчас было и неважно. А важно было другое — во что бы то ни стоило уничтожить личного ученика первого советника. Если позволить ему жить, то уже на следующий год он попадёт во внутренний двор, а вместе с этим его наставник получит возможность аудиенции у совета секты. Этого допустить было никак нельзя.

Глава был полностью уверен в том, какую милость тот попросит у совета, и нужно было этому помешать. По крайней мере, пока Рину не сделает свой следующий прорыв. Что произойдёт ещё нескоро.

Дни продолжили сменять друг друга. Сонг без остановки тренировался. Прерываясь лишь на редкий приём пищи. Вместо сна он использовал медитацию, тем самым восстанавливаюсь не только телом, но и душой. Несколько раз его пытались навестить, вероятнее всего, слуги главы, но Сонг лишь отмахивался и продолжал свои упорные занятия. Так пролетел месяц. Дней до следующего испытания становилось всё меньше.

В это же время Сонг всё-таки решился на совершение своего прорыва к этапу пика «Основания». Благодаря плотной энергии высших миров он был уверен, что накопил достаточно для того, чтобы пробиться через малую преграду развития.


Магистр Яма смотрел на медленно приближающийся духовный корабль. Он был одним из встречающих судно в порту собственной цитадели. Внешне он никак не проявлял своего нетерпения, но внутренне же…Внутри его пожирал самый настоящий огонь. На этом корабле находился его второй сын и вёз он саму лунную владычицу Чин Э. Одну из сильнейших носителей искры человечества. Когда Божественный клан потерял её и десятого старейшину — это было настоящим ударом, от которого они смогли оправиться лишь через несколько тысяч лет. Сейчас, когда весь атолл человеческого влияния находиться в смертельной опасности возвращение императрицы станет настоящим благословением, единственным за последнее время. Ведь буквально несколько недель назад окончательно погасла божественная искра главы клана. Сколько он сможет скрывать это от других? Год? Два? А что потом? Яма был уверен, что святые и духи узнают об этом в тот же миг, как он объявит в совете о гибели главы. И это обязательно спровоцирует их на какие-то действия. Знать бы только какие.

Корабль медленно подплывал к выставленному трапу и аккуратно, точно по учебнику остановился ровно там, где был должен. Открылся духовный проход, в котором показался второй сын магистра, возле которого парил массивный каменный гроб.

— Отец, я приветствую тебя, — тут же поклонился он.

— Оставь это, — махнул Яма и приказал. — Веди саркофаг в зал для опасных ритуалов.

— Это может оказаться настолько серьёзно? — удивился его сын.

— Это проклятье советницы дьяволов, когда-то они наводили ужас на весь атолл, не стоит недооценивать таких врагов.

— Хорошо отец.

После того как гроб был доставлен в нужное место, магистр Яма никого не слушая выгнал всех из зала, запер его самой мощной сдерживающей техникой и принялся изучать то, что произошло с императрицей. И чем больше он изучал проклятье, окутывающее Чин У, тем тяжелее ему становилось на сердце. На то, чтобы распутать этот клубок даже у него уйдёт несколько недель, а он не может себе позволить отвлекаться даже на день. Всё это походило на какой-то дурной сон. Дьявольская советница запечатала императрицу настоящим каскадом печатей и техник самого высокого уровня исполнения. Если честно Яма не был уверен, что смог бы повторить что-то подобное. Хотя были положительные моменты. Старик отметил странное влияние кармических связей Чин У на проклятье, такое ощущение, что кто-то или что-то невольно задело вязь проклятий и оборвало их в нескольких критичных местах, из-за чего весь клубок сейчас можно было распутать с куда меньшими усилиями.

— И всё ж, что это такое? — спросил магистр, осматривая место, к которому когда-то, ещё в закрытом мире, прикоснулся Сонг. — Такое ощущение, что проклятье здесь просто выжжено чем-то…

Глава 13

Сонг продолжал медитировать, сосредотачивая вокруг себя всё больше духовных сил, подготовляемых для прорыва. Те немногочисленные духовные ресурсы, найденные им во время рейдов в пустоши и переданные стариком Лодом он разложил вокруг себя, подготавливаясь к финальному прорыву. Создавалось впечатление, что воздух внутри комнаты загустел, превращаясь в прозрачный кисель. Каждый вдох давался молодому человеку всё тяжелее, как если бы на него давили сразу несколько гигантских невидимых рук.

«Теперь следует сосредоточиться и выпустив накопившуюся силу, ударить всем, что у меня есть по преграде», — Сонг мысленным взором охватил своё тело, сосредотачивая внимание на тонкой, едва ощущаемой перегородке, за которой по его ощущениям плескался целый океан силы. Если повезёт, то начального импульса прорыва хватит и на то, чтобы укрепить базу развития. В этом случае до этапа «Восхождения» останется лишь одна малая граница. Сонг сделал глубокий вдох сосредотачивая возле всех основных точек развития духовную энергию, а затем одним слитным движением ударил по ним.

От накатившей боли он чуть не потерял сознания, но удержал себя на самой грани. Ещё никогда он не ощущал преодоление границы развития столь болезненно и связанно это было прежде всего с тем, что следующий этап «Восхождения» фактически являлся реформацией силы практика. Преображением воина в буквальном смысле. Эксперт, достигший этапа «Восхождения», по-другому начинал использовать духовную энергию вокруг себя. И если обычный практик буквально физически изменял реальность, то мастер «Восхождения» в качестве инструмента управления начинал использовать окончательно формируемое в момент преодоления этапа, духовное основание, что с таким трудом он растил всё это время.

С этого момента все достижения практика оказывались как на ладони. Любые его решения и достижения — всё это становится видимым фундаментом воина. Именно поэтому многие практики «Восхождения» так отличались друг от друга по силе. И он почему-то не сомневался, что в будущем ещё не раз будет происходить что-то подобное. Когда изначальная сила эксперта вдруг преобразовывалась за счёт его прошлых накоплений. Не зря все воины и учителя так настаивали на укреплении основания. Так было в закрытом мире и так было здесь.

— Кх-а-а, — Сонг, терпя боль, продолжал двигаться вперёд, всей собранной мощью продавливая невидимую границу этапа «Основания». — Ну же! — пот градом лился по его лицу, а из всех пор на теле выделялась тёмная дурнопахнущая слизь — все накопленные им за долгое время духовные загрязнения. Пилюли, что он принимал, использованные источники духовной энергии, травмы, полученные в ходе развития. Всё это оставляло внутри него огромное количество энергетического загрязнения, которое выходило. Чем чище было тело практика, тем проще ему было преодолеть последнюю границу «Основания» и прорваться к «Восхождению».

Наконец, спустя несколько часов напряжённой борьбы невидимая преграда не выдержала и лопнула с пронзительным оглушительным звоном, слышимым только Сонгом. А через миг всё существо молодого человека вдруг затопила кристально чистая и освежающая духовная энергия. Начальный импульс прорыва оказался настолько силён, что это хватило Сонгу не только на то, чтобы укрепить его основание, но и оказаться фактически возле самой границы этапа «Восхождения». Казалось бы, протяни руки и разрушь невидимую преграду и…но нет, делать так было нельзя. Прорыв дал ему импульс, но на то, чтобы прорваться дальше его точно не хватит. А раз так, значит, нужно закрепиться на том уровне, где он находится сейчас. В полушаге от этапа «Восхождения». Вложить остаток импульса в укрепление и начать подготовку к прорыву на один из самых ответственных и важных этапов развития любого воина.

Сонг открыл глаза, посмотрев на свою комнату изменившимся взглядом. Сегодня он сделал намного больше, чем преодолел одну малую границу. Сегодня он заложил фундамент своего будущего.

«Ну а теперь давай посмотрим, что это мне дало на практике…»

Сонг вошёл в карманный мир кольца и, пройдя во дворец неизвестного мастера, направился в уже хорошо знакомую комнату. Там, где без устали сражались в своём вечном противостоянии две безымянные армии.

Оказавшись внутри, Сонг наблюдал за тем как в обычной своей манере два воинства приближаются к нему. В том месте, где он стоял они должны были сойтись в самой настоящей рубке боевых практиков. Никто не пользовался полётом, соблюдая строй, они неслись, друг на друга и не обращая никакого внимания на стоящего Сонга.

Парень стоял, не шелохнувшись, плотно закрыв глаза. Его внимание было полностью сосредоточено на себе. Он открыл рот и начал произносить слова. Каждое слово, тяжёлое, точно стальная чурка, падало в неизвестность оставляя после себя невероятное глубокое ощущение иррационального страха:

— Великая река времени, взываю к тебе. Разрушь всё до чего сумеешь дотянуться. В безумстве я открываю тебе проход в этот мир.

В этот же момент оба воинства с оглушительным грохотом сошлись с оглушительной какофонией боя. А ещё через мгновенье на том месте, где должен был находиться Сонг ввысь рванули пять колоссальных размеров чёрных змеев. В их переливающейся чешуе, если бы кто-то захотел в неё всматриваться можно было запросто увидеть зарождение и гибель мира. Пять чёрных драконов, искажающих и разрушающих пространство вокруг себя обрушились на замершее в страхе воинство. Сонг будучи всего лишь мастером пика «Основания» сумел поколебать практиков «Восхождения» и даже «Осознания». На поле боя царило безумие и хаос. Несмотря на то что изначальные змеи были не настолько сильны из-за того, что Сонг не обладал высоким уровнем развития, их более чем хватило, чтобы превратить поле боя в беспорядочную свалку из отсыпающих воинов. И среди всего этого хаоса стоял Сонг, окружённый десятью огромными чёрными шарами, что без остановки крутились вокруг него, создавая чернильные стремительные молнии, поражающие наповал любого приблизившегося к ним.

Очень скоро изначальные змеи начали вгрызаться в реальность карманного мира выедая его и оставляя после себя зияющие дыры, из которых внутрь заглядывала сама бездна. Карманный мир начал трястись, грозя в любой миг лопнуть точно мыльный пузырь. Сонг попытался отозвать беснующихся тварей, но те даже и не думали отзываться на его приказы. Они бросались на практиков, которые пытались сдержать их с помощью формаций и без особого труда вламываясь в их строй, уничтожали целые отряды. Лишь несколько воинов «Осознания» с трудом отбивали нападения изначальных чёрных змеев.

«Я призвал их сюда, но, похоже, управлять не могу», — с досадой подумал Сонг. — «Впрочем, уверен очень скоро здесь должны появиться те, кто обязан следить за порядком внутри дворца».

И через несколько мгновений это случилось. В разрушающемся карманном мире стали появляться стремительные светлячки, что за несколько мгновений окружили чёрных змеев и через некоторое время те стали стремительно истончаться, пропадая из самой реальности. Очень скоро светлячки заполнили мир и Сонгу стало тяжело там находиться. Вернувшись в общий холл, он задумчиво погладил подбородок.

«Я использовал усиление „Вечного тёмного пламени“ но, как и с ним, новая форма всё так же неуправляема, а значит использовать нормально её не получится. К тому же она поглощает просто прорву силы. Значит, с этим навыком, как и с прошлым вариантом тёмного пламени придётся повременить. По крайней мере, пока не научусь управлять чёрными змеями».

Сонг вздохнул. С этим ему было всё ясно. Пора проверить остальные способности…


Глава отделения секты «Вечных Сумерек» с удовольствием потёр руки. Он сейчас смотрел на кристалл, установленный у него в личных покоях. Парень пользовался кольцом постоянно. Почти не выходил из него. А кто бы на его месте не сделал так же? Признаться честно, главе удалось с большим трудом внедрить в артефакт такого уровня собственное плетение. И то, по его предположениям, уже через несколько недель кольцо полностью избавится от последних отголосков силы главы. Пусть так. Этот артефакт позволил главе стать тем, кем он стал, одним из самых сильных практиков секты. И сейчас он ещё раз послужит ему, позволив захватить к себе в подчинённые этого талантливого мальчишку. Тот и сам не заметит, как захочет стать подчинённым. Конечно, подобное воздействие на разум практика в будущем очень негативно сказывается на практике боевых искусств, но кому какая разница? Главное, что парень перед тем, как стать бесполезным сможет послужить главе, да и не раз.

Взгляд мужчины непроизвольно упал на девушку, что являлась его ученицей. Кто бы мог подумать, что это решение с отказом от всех эмоций окажется настолько эффективным? Но, в отличие от того парня, у неё есть своя задача, хоть и жаль терять такое дарование.

Глава улыбнулся и, встав на ноги, подошёл к окну. Его обитель была установлена на самом высоком пике отделения секты, благодаря чему перед ним открывался прекрасный вид.

«Подумать только, ведь когда-то эта должность была для меня всем. Но теперь, когда я уже несколько тысяч лет нахожусь здесь стало очевидно — это самая настоящая тюрьма. А я её узник. И только лишь по-настоящему решительные действия позволят мне вырваться из этого тупика».

Более трёх тысяч больших и малых отделений секты с главным центром в средоточии мира Хел. Одна из двух величайших сил этого мира — секта «Вечных Сумерек». Уже очень скоро величайшая секта атолла человеческого влияния начнёт призыв сильнейших под своё крыло, и он должен. Даже нет — обязан оказаться в числе избранных, чтобы разорвать эту непрекращающуюся кармическую петлю. Глава нутром чувствовал, что это его последний шанс ступить на путь истинного величия.

Но для этого он во что бы то ни стало должен пошатнуть влияние первого и второго старейшины. Они те, кого могут избрать вместо него. С первым старейшиной было всё ясно — опека и искренняя забота о своём наследнике сделало его уязвимым. С помощью Сонга глава выбьет из-под него опору на пару месяцев и этого станет вполне достаточно. А вот со вторым старейшиной придётся повозиться… Впрочем, есть один способ наверняка, но ему бы сильно не хотелось его использовать. Такой ученицы, возможно, у него больше уже не будет. Глава ещё раз посмотрел на девушку и улыбнувшись поманил её к себе.

— Скажи, Рину, на всё ли ты готова ради своего мастера?

— На всё, учитель, — бесстрастно кивнула она.

— Хорошо, тогда у меня для тебя будет одно пустяковое задание.

Глава 14

Время пролетело с какой-то невероятной скоростью. Со своими тренировками Сонг совсем потерял счёт времени и чуть не пропустил начало испытание. Видимо, всё прекрасно понимая, наставники и старейшины внешнего двора начали оповещать всех учеников секты за день до старта долгожданного события, обходя комнаты и оставляя духовные послания.

Сонг, вынырнув после очередного дня практики из мира кольца с удивлением обнаружил на своей двери предупреждение о скором начале. Осмотрев себя, он понял, что за долгое время тренировок его одежда пришла в полную негодность, превратившись в дурнопахнущие обноски. Следовало посетить бани и очистится от слоя налипшей грязи. Несмотря на то что Сонг постоянно мылся в источниках внутри карманного мира кольца, это никак нельзя было назвать настоящем умыванием.

Выйдя из комнаты, он спустился на первый этаж и направился по мощённой дороге в сторону общих бань, расположенных на западном краю внешнего двора. По дороге Сонг постоянно оживлённые группы практиков. Судя по тому, что выхватывало из общего гула его восприятие, большинство учеников создавали временные альянсы друг с другом, чтобы как можно быстрее и лучше пройти первые этапы испытания. Правда, касательно сути этих этапов никому ничего не было известно.

Общественные бани, находясь на отшибе, сейчас практически пустовали. В столь раннее время — около десяти часов утра, судя по положению солнца, здесь находилось только пара учеников и несколько слуг, занимающихся чисткой. После купаний Сонг, наконец, смог облачиться в чистый белый костюм и халат практика, купленные им ещё в закрытом мире Синк и хотел было направиться на площадь, но остановился, заметив приближение Рину.

— Ученица Рину, — Сонг слегка склонил голову в качестве приветствия. — Чем обязан?

— Мастер просит напомнить о своей просьбе, — сказала девушка. — Для него очень важно, чтобы ты сделал свою работу, а он за ценой не постоит.

Последнее предложение девушка особенно выделила. Она внимательно отслеживала реакцию Сонга, как если бы пытаясь что-то понять.

— Я помню о предложении, — ответил он, стараясь при этом всеми силами показать «стеклянный» взгляд.

Скорее всего, девушка пыталась понять в достаточном ли объёме его зачаровало кольцо. Ещё некоторое время она вглядывалась в лицо Сонга после чего кивнула и не прощаясь развернулась, уходя прочь.

«Ну надо же, а если я сказал нет, что было бы тогда?» — подумал он, смотря вслед уходящей Рину. — «В любом случае следует решить, что делать после испытания. Вероятнее всего, я вызову гнев главы. И кто знает, чего это мне будет стоить».

Сонг шёл вперёд, направляясь к монолиту, на котором были выгравированы имена предыдущих победителей. Именно там следовало ученикам подтверждать своё желание участвовать в предстоящем испытании. Чем-то это напомнило Сонгу регистрацию к турниру в городе Божественного Дождя, только на этот раз возле монолита не было никого. И, конечно же, никаких вулпи поблизости. Ему просто требовалось один раз прикоснуться к нему, чтобы подтвердить своё участие. По всей площади, где был установлен монолит, раздавались дружные выкрики учеников младших этапов развития, что занимались большими группами неподалёку. Возле арены в паре сотен метров от места установки монумента, как обычно, находилась небольшая толпа, наблюдавшая за время от времени проходившими там поединками.

Сонг вернулся к тому, для чего пришёл сюда.

— Я так понимаю следует сделать так? — сказал он вслух и уверенно прикоснулся к чёрному камню.

Раздался мелодичный звук в голове молодого человека, говоря о том, что камень принял его имя. Всё вроде без особых проблем. Что теперь? Он осмотрелся и направился в другую часть площади — там, где находились лавки местных торговцев кому он раньше продавал тучу ингредиентов, найденных в пустошах. Насколько ему помнилось, там продавались некоторые нужные ему пилюли. За некоторое время после покупки «огненных лотосов» использованных Сонгом для усиления концепции пламени, он сумел ещё немного накопить синих камней и теперь пришла пора без сожаления их потратить.

— Что ученик желает? — один из трёх торговцев, находящихся в довольно просторном помещении лавки, оторвался от своих дел и подошёл к Сонгу.

— Нужно десяток лечебных пилюль среднего качества, и две высокого. А также десяток пилюль энергии.

— Сто двадцать синих камней, ученик, — быстро посчитал в уме торговец, и Сонг без возражений согласился. Цена грабительская. Но это было совершенно нормально для лавки внешнего двора. Что-то не нравится? Можно, конечно, сходить на рынок города Огненной Птицы, только не факт, что удастся сторговаться лучше и есть вполне реальный шанс оказаться обманутым.

Через пару минут Сонгу вынесли нужные пилюли, закрытые в три коробочки. Две больших и одна маленькая. Открыв их, парень почувствовал яркую лечебную эссенцию и удовлетворённо кивнув, поблагодарил торговца. Теперь можно было остаток времени до начала испытания заняться тренировкой и медитацией, чтобы наилучшим образом подготовиться к нему.

На следующий день с утренним горном, возвещающем о начале нового дня в секте «Вечных Сумерек» Сонг открыл глаза и уверенно вышел из комнаты. В коридорах общежития было людно. Множество других учеников спешили к месту первого испытания, которое должно было начаться на центральной площади возле монумента. Сонг примерно представлял себе, сколько практиков должно было согласиться на прохождение испытание, но увиденное превзошло все его ожидание. Почти вся площадь оказалась заполнена воинами. Каждый вставал на специально выведенный на брусчатке квадрат из-за чего ряды практиков со стороны казались идеально ровными.

Впереди, возле постамента было установлено специально возвышение, на котором уже находились несколько старейшин внешнего двора секты. Сонг, встав на одно из свободных мест, принялся ждать. Скорее всего, руководители секты должны были взять слово перед началом испытаний и именно этого ждали все ученики. Очень скоро на возвышении появились вначале первый и второй советники, а затем и сам глава отделения секты «Вечных Сумерек». Его усиленный духовной энергией голос разнёсся по площади.

— Ученики! Сегодня начинается очередной виток рейтингового испытания, по итогам которого кто-то из вас возвыситься. Помните, даже если вы не займёте лидирующих позиций вы не должны опускать руки! Путь боевых искусств заключается в бесконечном преодолении. Тренируйтесь. Становитесь сильнее. Двигайтесь вперёд. Именно в этом заключается вся сущность духа воина.

Глава осмотрел ровные ряды учеников перед собой. Все они стояли, вслушиваясь в то, что он говорил. Безмолвные. Внимательные. Почему-то вспомнилось, как он точно так же несколько десятков тысяч лет назад стоял среди точно таких же учеников и внимая тогдашним старейшинам секты. Он понятия не имел почему именно в этот раз на него накатили подобные воспоминания. Возможно, из-за его плана. Вдохнув сырой утренний воздух, глава взмахнул рукой, создавая над собой иллюзию.

— Вашим первым испытанием станет — лабиринт иллюзий. Задача проста, пройти лабиринт за максимально быстрое время. На следующий этап проходят лишь половина испытуемых. На пути вам могут встретиться чудовищные звери и другие ученики. Напоминаю, что намеренные убийства других членов секты строжайше запрещены. Постарайтесь не переусердствовать. Ученики, признавшие своё поражение, проваливают испытание. А теперь…

Глава развеял иллюзию, после чего взмахом руки открыл портал прямо перед возвышением и, указав на него, сказал:

— Итак. Мы начинаем первое рейтинговое испытание. Входить по очереди.

Ровные ряды членов секты начали быстро входить в открытый портал. Очень скоро подошла очередь и Сонга. Перед самым порталом он вдруг ощутил на себе взгляд, но отвечать на него не стал. Мало ли, глава заметит, что он не подпал под его наваждение.

Секундная вспышка перед глазами. И вот уже Сонг стоит посреди зала с высоким потолком. Сами стены зала были покрыты каким-то веществом, испускающим мягкий свет благодаря чему окружающее пространство было хорошо различимо. Отсюда вёл лишь один выход в виде высокого дверного проёма без створок.

— Как странно, — задумчиво сказал Сонг ещё раз внимательно осматриваясь.

Он отчётливо ощущал своим восприятием какую-то странность. Подойдя к неприметному месту у одной из стен зала парень вытянул руку и положил ладонь на ровную шершавую поверхность.

— Развейся, — повинуясь его приказу стена вдруг подёрнулась пеленой, и с булькающим неприятным звуком пропала, оставив на своём месте ещё один проход.

«Вот оно как», — подумал Сонг с улыбкой. — «Теперь понятно почему это место называется лабиринтом иллюзий. Очевидно, что увидеть подобное сможет далеко не каждый практик. Даже для меня увидеть эту иллюзию оказалось непросто».

Выйдя из зала через найденный секретный проход, он очутился в широком и длинном коридоре, в конце которого отчётливо виднелся яркий солнечный свет. Осторожно продвигаясь вперёд, Сонг довольно быстро понял, что свет не был какой-то иллюзией, коридор вывел его в небольшую пещеру с идеально гладкими стенами без потолка, сверху внутрь пещеры лился самый настоящий дневной свет. Посередине можно было увидеть статую какого-то человекоподобного существа с копьём и с головой гиены. Посмотрев в её морду, Сонга кольнуло неприятное ощущение — точно это было живое существо. Обойти статую оказалось невозможно, достаточно было просто сделать несколько шагов, чтобы голова гиены вдруг повернулась в сторону молодого человека.

— Чтож это стоило ожидать, — сказал Сонг, вытаскивая меч из карманного пространства кольца.

«Я страж лабиринта. Победи меня и можешь задать один вопрос», — раздалось в голове парня.

— Надо же ещё и говорит, — удивился тот. — Ну хорошо, мне и самому интересно, насколько сильна стала моя техника меча.

Разрубив мечом перед собой на пробу воздух и оставляя пылающие знаки, Сонг встал в среднюю стойку.

Секунды текли медленно. Статуя не двигалась, явно не собираясь нападать первой. В какой-то момент молодой человек застывший без движений вдруг слегка качнулся, и вот уже через секунду оказался за спиной каменного монстра, сделав широкий взмах клинком. От его удара сотряслись стены пещеры, концепция меча, буквально распотрошила всё, что находилось в нескольких метрах от застывшего Сонга, превращая статую в сотни безжизненных кусков камня.

Парень некоторое время стоял на месте, ожидая безмолвного голоса, но ничего. С ним никто не собирался связываться.

— Похоже, перестарался… — со вздохом сказал Сонг, смотря на булыжники под ногами.

Глава 15

Залы, пещеры и коридоры сменяли, друг друга создавая невообразимо причудливое переплетение из реальности и иллюзий, даже несмотря на то, что Сонг имел выдающееся для его этапа развития восприятие он далеко не всегда мог различить что перед ним, настоящий мир или наваждение.

Несколько раз Сонгу казалось, что он слышал голоса, но сколько бы ни вслушивался разобрать, что те говорили, не получалось. Какой-то отдельный еле слышный шёпот.

Помня о том, что сказал глава — пройдёт лишь половина испытуемых — Сонг уверенным шагом пересекал залы и пещеры, при этом не ослабляя бдительности и проверяя на наличие ловушек всё пространство вокруг себя. Чем-то это походило на распутывание клубка — он, ориентируясь на свои ощущения, шёл по лабиринту иллюзий встречая на пути лишь редкие статуи, наподобие той, что разрушил совсем недавно. Помня о своём первом горьком опыте, Сонг каждый раз старался сдерживаться, чтобы не повредить хрупкие изваяния. От них же он смог узнать дорогу к выходу. По своей сути они предназначались только лишь для этого. На все вопросы о чём-то вне лабиринта, статуи просто молчали — как понял Сонг им можно было задать лишь один вопрос, и неважно знала ли каменюка на него ответ или нет… Что интересно, статуи так же с готовностью делились любой информации о нахождении в лабиринте практиков. От них Сонг узнал, что за каких-то пару часов пока он находился в лабиринте, испытание покинули сразу несколько сотен испытуемых, что говорило как минимум о том, что оно всё же для большинства было далеко не самым простым.

Спустя ещё несколько часов Сонг начал встречать отчётливые знаки присутствия других людей. Места столкновений статуй и практиков, а также дуэлей между учениками. Причём последних мест оказалось куда больше. Складывалось впечатление, что какая-то группа учеников внешнего двора решила заняться охотой на своих же. Напрямую правилами это не запрещалось. Нельзя убивать, но вынудить сдаться можно и просто угрозой. Оставался только вопрос, какая у этих людей была выгода в подобных действиях. Ещё через несколько минут Сонг столкнулся с одной из таких групп, промышлявшей нападениями на других учеников.

Парень как раз пересёк один из залов и пытался разгадать, где находилась иллюзорная дверь, так как недавно посещённая статуя указала на то, что где-то здесь должен был находиться короткий путь, когда почувствовал приближение группы людей. В зале появилась сразу пятёрка учеников. Похоже, они целенаправленно шли по следу Сонга узнав от одной из статуй место его нахождения.

— Погоди-ка друг, — высоким срывающимся голосом обратился к нему лидер группы. — У нас есть к тебе пара вопросов.

Сонг же, не обращая внимания на приближающихся внимание, пытался понять совсем другое. Почему он чувствовал не пятерых учеников, а семерых. Ещё двое, всеми силами скрывая своё присутствие, приближались всё ближе к залу, где он сейчас находился.

— Чего молчим? — поинтересовался тем временем предводитель. — Испугался что ли? Слушай, ты знаешь правила, либо признай поражение, и мы пойдём дальше, либо давай камни, ну а не захочешь по хорошему, так мы можем и по плохому.

Один из прихвостней предводителя вдруг остановился, внимательно вглядываясь в бесстрастное лицо Сонга, и как-то неуверенно хотел было обратиться к идущему самым первым, воину, но сделать ему это не дали. В зале появилось ещё двое действующих лиц. Парень и девушка на вид примерно одного с Сонгом возраста, беловолосые в светлых одеждах.

— А вот и мышки, — весело крикнула девушка замершей на песте группе учеников.

Её напарник с такой же лукавой улыбкой подмигнул удивлённому Сонгу и вдруг размылся на сотни остаточных образов, рванув к пятёрке. Всколыхнув воздух в пещере беловолосый, материализовался прямо перед предводителем и каскадом взрывных движений, оставляющих после себя белый замёрзший воздух. Пространство исказилось под действиями ударов этого практика и его противника отбросило прочь, с силой приложив об стену, из-за чего да с невероятным грохотом обрушилась под действием этого удара. Сонг даже мысленно удивлённо присвистнул — стены лабиринта были специальным образом укреплены духовной силой мастеров барьеров, чтобы практики «восхождения» не смогли их разрушить, а этот парень сумел разрушить один из таких барьеров просто телом своего врага.

Между тем эффект произошедшего сработал точно взрыв духовного орудия, с подбадривающими криками оставшаяся четвёрка слаженным единым движением явно с основами формаций атаковала беловолосого, вот только тот, точно издеваясь над ними, просто в очередной раз пропал из поля зрения оказавшись за спиной другого ученика и нанося свои сокрушительные удары. Хруст ломаемых костей и вот очередной практик врезается в и без того осыпающуюся стену зала.

Сонг не успел досчитать и до десяти, как небольшая группа учеников, судя по всему, занимающаяся обычным террором, оказался полностью повержена. Из-за поднявшегося плотного облака пыли в том месте куда своих противников отшвыривал беловолосы визуально было трудно оценить тяжесть травм неудачников, но то, что они были серьёзны у Сонга почему-то не вызывало сомнений. Всё это время напарница практика стояла на месте и не думая вмешиваться в его бой, лишь изредка кидая в сторону Сонга задумчивые взгляды. Когда всё было закончено, она изящной походкой подошла к своему напарнику, замершему прямо посреди зала и окутанному завесой инея и снега.

— Хорош красоваться, — с усмешкой бросила она ему и обратилась к Сонгу. — Я тебя не знаю, ты новичок внешнего двора? — дождавшись положительного ответа, она кивнула в сторону беловолосого выводящего из снежной сферы говоря. — Мы с братом как раз идём к выходу, ты судя по тому, что я вижу, уже нащупал тропу, не желаешь временно объединиться? Ты помогаешь найти путь, а мы защищаем тебя от подобных типов?

— И с чего ты взяла, что ему вообще нужна наша помощь Сноу? Посмотри на него, он даже не выглядит испуганным.

— Может это шок?

— Откуда тебе знать?

— Ну он молчит и ничего не говорит, очень похоже на то, что просто парень испугался, — заметила девушка и помахала рукой Сонгу. — Эй, всё в порядке, успокойся. Меня зовут Сноу Флейк, а это мой единокровный брат Айс Рэйн.

Сонг улыбнулся, ему отчего-то забавляла эта парочка и он не чувствовал от них угрозы, но всё же, прекрасно понимая, что находится в тёмном мире, где несколько иное понятие доброты и долга, всё же ответил достаточно серьёзно и осторожно.

— Моё имя Сонг и я действительно, новичок во внешнем дворе. Что же до вашего вопроса, то я согласен провести вас через лабиринты, компанией здесь будет куда проще, чем в одиночку.

— Ну вот, видишь Сноу, он вполне спокоен, а ты говорила шок.

— Но перед этим, можете объяснить, почему крались за этой группой учеников? — Сонг кивнул в сторону практиков, лежащих в руинах оставшейся от западной стены зала.

По его ощущениям некоторые из этой группы уже были перенесены прочь из лабиринта. Видимо, какая-то сущность следила за происходящим, отправляя выбывших прочь с испытания.

— Это шакалы, занимаются тем, что вымогают у одиночек синие камни в обмен на то, что те их не трогают. Сестра их сильно не любит, вот и охотимся на них, пока ищем выход из лабиринта. Мне самому эти ребята никак не мешают, но, с другой стороны, всяко неплохое развлечение.

— Да-да, — усмехнулась девушка. — Сам-то их ещё больше призираешь.

— Ну так то призирать, я же не буду охотиться за крысами по всей секте, только потому, что они мне не нравятся? Это твоя идея.

— Ну так что Сонг, ты согласен побыть нашим проводником?

— Почему нет, — пожал плечами тот.

— Отлично! Вот и договорились. Кто знает, может, следующие испытания тоже потребуют совместную работу? Сам удивишься насколько проще, если не пытаться тащить всё на своих плечах. Ладно веди, великий проводник, — кивнула Сноу Флейк.

Сонг без особых проблем нашёл очередной спрятанный проход в зале, при этом не забывая держать фокус восприятия на брате с сестрой. Получить удар в спину не хотелось. Да и доверять людям, с которыми ты познакомился пять минут назад — самоубийство. Судя по тем движениям, что исполнял Айс, у Сонга было преимущество, но кто сказал, что беловолосый использовал свою полную силу. Это было бы очень глупо.

— Воу, потрясно, — прокомментировала разрушение иллюзорной стены, закрывающей проход Сноу. — Ты и вправду нечто. Ну что? Идём?

Сонг кивнул, вслушиваясь в пустоту коридора впереди.


Для магистра Ямы разрушение печати, закрывающей жизненные и духовные каналы Чин Э оказалось, пожалуй, самой сложной за последние пару тысяч лет работой с тонкой высшей энергией. Ему даже пришлось заимствовать силу источника из-за чего по человеческой вселенной волнами прокатывались энергетические волны и искажения. Он чувствовал, как при каждом его движении где-то в глубине человеческого атолла взрывались и зажигались новые звёзды. В его руках была мощь первоисточник, и он пользовался им, чтобы стереть древнюю печать и не повредить при этом владычице Чин Э. День за днём старик разматывал клубок проклятий и печатей и, если бы не та брешь, оставленная неизвестным практиком, сильнейший воин человеческого атолла влияния потратил бы на работу в несколько раз больше энергии и времени.

— И последний узел готов, — с удовлетворением сказал магистр, замыкая своё плетение.

Секунды потянулись одна за другой. В комнату вошёл второй сын. Он молча встал за спиной старика и принялся ждать. Почувствовав, что колыхания силы, неудержимыми штормовыми волнами накатывающие на дворец прекратились, он поспешил к отцу. То, что должно было произойти.

Вокруг саркофага начинало закручиваться духовная сила. Это походило на паутину, что оплетала гроб множество раз, превращая его в кокон, напоенный чудовищным количеством энергии.

— Отец…, — неуверенно подал голос мужчина, но старик Яма грубо прервал его:

— Помолчи.

Кокон начал сужаться, а в следующий момент крышка гроба вдруг отлетела в сторону и из саркофага показалась изящная женская рука.

— О-ох, — раздался полный боли голос. — Где я.

— Чин Э, девочка, как ты? — затаив дыхание старик подошёл ближе.

— Мастер Яма? Как я… Что произошло? — девушка приподнялась из гроба и нахмурила брови, пытаясь хоть что-то вспомнить.

— Что ты помнишь последнее?

— Вы послали меня и старших в закрытый мир подавить восстание дьявольской крови и…, — она ещё больше нахмурилась.

— Тебе надо отдохнуть девочка, — наконец произнёс старик, понимая, что Чин Э тяжело сосредоточиться.

— Вэл, он…, — не стала его слушать Чин Э. — Он что-то пытался мне сказать. — Девушка вдруг посмотрела прямо в глаза старику. — Я не помню. Где Вэл? Я должна его видеть.

— Девочка, он Синк, — Яма попытался говорить как можно мягче. — Он предал Божественный клан и мёртв уже очень давно.

Чин Э покачала головой. До неё плохо доходили слова магистра.

— Ладно, сейчас это слишком сложно для тебя, надо восстановиться, пойдём за мной.

Глава 16

Сонг с вновь приобретёнными товарищами шёл по коридорам испытания. Ему удалось чуть лучше узнать обоих. Айс Рейн и Сноу Флей были не только братом и сестрой, но и ещё близнецами делящие одну карму. Это настолько редкое явление, что далеко не каждый мог о нём слышать. Сонга просветила словоохотливая девушка, пока её брат шёл чуть впереди, проверяя залы и тоннели испытания на наличие ловушек.

— Ну вот смотри, ты, скорее всего, это знаешь, но нужно пояснить, — сказала она, показывая на Сонга. — Карма — это связи, соединяющие людей, форма…, — девушка запнулась. — Ну форма духовного долга, что ли. Она иногда помогает, а иногда мешает возвышению. Если ты помог нищему — ты посеял карму, соединив ваши жизни. Теперь он должен отдать этот долг, и тем самым исполнить карму. Это работает и наоборот — если кто-то тебе помог, то он посеял карму с тобой, и правильным решением станет исполнить долг как можно быстрее. Так вот, у нас с братом общая карма. Если он оказывается должен кому-то, то и я автоматически становлюсь должником.

— Это же плохо? — заметил Сонг, обшаривая восприятием тянущийся вперёд коридор.

— Не всё так просто друг Сонг, — подал голос Айс, хорошо слышащий разговор.

— И да и нет, — не обращая внимания на слова брата девушка. — В этом наша и главная сила. Благодаря кармическим связям мы с братом постоянно усиливаем совершенствование души и делим на двоих духовную энергию.

— В каком смысле, — не понял он.

— Мы способны передавать духовную силу друг другу и даже больше, — с улыбкой пояснила она.

— И насколько тогда становитесь сильны?

— А вот это, боюсь, я не могу сказать человеку знакомому с нами меньше двадцати минут, — с улыбкой ответила Сноу. — Не принимай близко к сердцу.

— Нет, я всё понимаю, — кивнул Сонг.

Очевидно, весь этот рассказ был предупреждением. Прямым. Брат и сестра почему-то посчитали его опасным и предостерегли от того, чтобы он не делал глупости. У Сонга была уверенность, что озвучила Сноу общеизвестную информацию о них, но благодаря её словам он кое-что узнал и сами собой у парня начали появляться совсем другие вопросы.

— Госпожа Флей, — официально обратился он к девушке.

— Просто Сноу, — поправила она его. — Что?

— Как можно увидеть чужие кармические связи? Я имею в виду, как другие практики могут взглянуть на какого-то воина и понять — вот у него очень много кармических связей? — Сонг вспомнил, как совсем недавно Император обвинял его в том, что каким-то образом он имел кармические связи со всеми людьми закрытого мира Синк.

— Для этого достаточно получить кое-какое понимание в концепции кармы, ну или владеть специальным артефактом, чувствительный к подобным законам.

«Сильно сомневаюсь, что Император силён в подобном, скорее всего, он сумел меня прощупать с помощью артефакта или тех же колец, что он постоянно носил на своих руках, это объясняет, почему больше никто в меня не показывал пальцем с вопросами о карме», — подумал Сонг.

— Если хочешь, я могу попытаться прощупать тебя? У нас с братом есть небольшие знания в этой области.

— Нет, пожалуй, воздержусь, — тут же отказался Сонг.

На него посмотрели с подозрением, но настаивать девушка не стала.

Пока шли до выхода, на их пути ещё несколько раз встречались другие практики. Поодиночке и группами, они лишь почтительно кивали близнецам, рассмотрев, кто перед ними. И с каждой такой новой встречей Сонг всё больше приглядывался к своим спутникам. По всему выходило, что они были совсем нерядовые члены внешнего двора. Возможно, кто-то из входящих в топ сто или даже выше.

Сноу Флейк продолжала весело щебетать, между делом выпрашивая у Сонга информацию о нём. Кто он, откуда, когда вступил в секту. Девушке было всё это очень интересно. Как и её брату. К слову, тот лишь время от времени отвлекался на очередного хранителя, чтобы узнать верную дорогу, не позволяя сестре или Сонгу вмешаться в его бои. Почти все его поединки заканчивались быстро и сокрушительно. При этом не казалось, что Айс хоть сколько-то напрягался.

После очередной победы приходила очередь Сонга. Согласно указанию хранителя он отправлялся в очередной зал и находил там иллюзорную дверь. Уже через пару часов таким неспешным ходом группа сумела добраться до последнего портала, означающего окончание их первого испытания. В зале где находился выход стоял один из старейшин секты. Он с улыбкой кивнул всей компании, когда они приблизились к нему.

— Старейшина Рог, — синхронно сказали брат и сестра, кланяясь, Сонг с небольшой заминкой последовал за ними.

— Ученик Рейн и Флейк, приятно видеть, что представители двух сильнейших семейств секты пришли первым в этом испытании, а это…, — мужчина сделал заминку, вопросительно смотря на Сонга.

— Ученик Сонг, я недавно поступил в секту и оказался во внешнем дворе.

— Как же, как же, — кивнул старейшина. — Наслышан. Самое быстрое поступление за последние три тысячи лет? Весьма впечатляет ученик.

— Я благодарю старейшину за такую высокую оценку моего пути.

— Что-ты, это не оценка. Лишь озвучиваю известные факты. Но хочу предупредить тебя ученик Сонг, — взгляд старейшины вдруг стал очень острым, безжалостным и холодным. — Если мне станет известно, что ты замыслил что-то плохое по отношению к секте…

— Клянусь, по отношению к секте у меня нет тёмных мыслей, — тут же поспешил сказать парень, почувствовав на себе враждебное давление мастера за гранью его понимания развития.

Где-то в глубине души Сонга начало подниматься волна сильного раздражения, совершенно несвойственная молодому человеку. В его глазах мелькнул отголосок чего-то совершенно непонятного из-за чего старейшина вдруг почувствовал…отчаяние? Как если бы на него смотрел кто-то из патриархов секты.

— Старейшина Рог, мы можем идти? — отвлёк мужчину Айс Рейн.

— Да, конечно, — взгляд практика смягчился, а убийственное давление вдруг совершенно пропало точно его и не было. — Вы свободны. Как закончившим одними из первых вам будут начислены дополнительные баллы прохождения испытания, а также положено поощрение. Когда вернётесь в ваши комнаты, оно уже будет вас ждать там. Второе испытание начинается ровно через два дня, не пропустите.

— Всенепременно старейшина Рог, — кивнула Сноу Флейк и первой вошла в портал, за ней последовал брат и последним исчез во вспышке света Сонг.

Мужчина задумчиво посмотрел на энергетический разрыв, в котором исчезла фигура новичка, мысленно прокручивая в голове момент, когда он почувствовал то ощущение.

— Это точно не воля патриархов. Тогда что это было? Уверен, будь у меня восприятие хуже, я бы даже не почувствовал его…

В это же время Сонг вывалился из портала, оказавшись на площади, там же, где до того начиналось. Его товарищи по подземелью как раз о чём-то переговаривались. Обернувшись, Айс Рейн обратился к молодому человеку:

— Ученик Сонг, если следующие испытания будут с возможностью объединения мы с сестрой приглашаем тебя составить нам компанию, как ты на это смотришь?

— Почему бы и нет? — согласился он.

— Отлично, в таком случае до встречи, — кивнул Айс.

— Увидимся, — вторила ему сестра.

Оба, взмахнув руки в прощальном жесте, тут же направились прочь с площади. Сонг не стал задерживаться и так же отправился в свою комнату. Ему было интересно о каком поощрении говорил старейшина.

Как оказалось, речь шла о мешочке с тремя сотнями синих камней и небольшой шарик, плотно завёрнутый в бумагу, пропитанную духовной силой.

— Что бы это могло быть? — задумчиво спросил вслух Сонг и аккуратно развернул бумагу. В нос тут же ударил концентрированный лекарственный аромат, говоря о том, что он держит в руках очень дорогую пилюлю. Возможно, самую дорогую из того, что он когда-либо встречал в своей сознательной жизни. С одной стороны, это очень походило на высококачественное средство возвышения, с другой же, благодаря некоторым навыкам полученным во время изучения начератния Сонг отчётливо ощущал внутри пилюли не только духовные травы. Там чувствовалось какой-то закон, даже сразу несколько законов совершенно неизвестных молодому человеку. Проверив бумагу, в которую была завёрнута пилюля, Сонг нашёл глифы высших земель.

«Это лекарственное средство называется „малая таблетка восхождения“, и её главное предназначение в усилении базы воина и помощь в прорыве малых границ», — прочитал он. Хотя было одно существенное НО. Согласно инструкции сила воздействия пилюли зависело от количества принятых до этого. Иными словами, самым эффективным было её первое применение, все последующие были на порядок хуже.

— Возможно, с этим мне удастся закрепиться на пике «Основания» и ослабить границу к этапу «Восхождения»? — Сонг прекрасно основал, что даже такое сильное лекарственное средство не даст ему достаточного импульса, чтобы прорваться к следующему этапу.

Слишком уж это было фундаментально. Но вот подобраться вплотную к границе, ослабить её. Дать нужную базу для будущего прорыва — вот это всё можно было сделать. И для ещё большего усиления эффекта лекарства следовало использовать все средства.

Сонг потянулся к своему кольцу, вытаскивая инструменты начертателя. Пора было доказать самому себе, что он не зря потратил столько времени на эти занятия.

Вытащив перо-стилус, предназначенный для нанесения глифов, он извлёк из колец огромное количество духовных ресурсов. Да, по нынешним временам для высших миров подобные ингредиенты, пускай и самого хорошего для закрытого мира, качества, были…посредственны, но он собирался на этот раз взять не качеством, а количеством. Ну и, конечно, само мастерство Сонга. Он нисколько не сомневался, что получиться усилить лекарственные свойства «малой таблетки восхождения», весь вопрос состоял только в том, насколько это получится сделать.

Разложив вокруг себя все травы, Сонг взял в руки стилус и начал создавать духовные плетения. Именно так это выглядело даже внешне. Перед молодым человеком стала проявляться духовная энергия, заплетающаяся в узлы и петли. Он точно ткач формировал рисунок на ткани реальности, постепенно сужая этот рисунок, уплотняя его. Из растений, разложенных около него начала испаряться, лекарственная эссенция с каждым новым витком или узелком, всё больше насыщая получающийся рисунок. Секунды складывались в минуты, Сонг продолжал работать. Наконец, в определённый момент перед ним появился светящийся символ. «Глад» — усилитель. Выглядел символ слегка искажённым, но в целом казался правильным. От него расходилась яркая, насыщенная энергетическая волна, говорившая о том, что у Сонга всё получилось.

Теперь было самое ответственное. Соединение.

Он направил символ к пилюле. Повинуясь мысленному приказу, глиф уменьшился и впитался в круглую таблетку. Миг, второй, третий. И вот жёлтый шарик, размером чуть больше горошины начал наливаться силой, меняя свой свет на ярко-алый. На пилюле появился символ «Глад». Соединение произошло успешно. Сонг облегчённо смахнул выступивший пот и с усталостью выдохнул. Получилось. Теперь нужно было принять пилюлю и до начала следующего испытания успеть переработать её.

Глава 17

Взяв пилюлю в руку, Сонг внимательно осмотрел её, проверяя с помощью восприятия. Насыщенные лекарственные ароматы наполняли комнату. Сам шарик казался настоящим хаотическим скоплением энергетических нитей. Они постоянно переплетались точно между друг другом, из-за чего рассмотреть что-то в структуре таблетки было очень трудно.

— Ну хорошо, давай посмотрим, насколько хороша эта пилюля, — сказал вслух Сонг и решительно проглотил шарик.

В этот момент парень почувствовал, что проглотил настоящее горячее солнце. Именно на это больше всего походило то, что он чувствовал. Горячим комом таблетка прокатилась по пищеводу и ухнула в желудок. Сонг тут же начал бешено раскручивать ядро слияния, пытаясь поглотить рвущуюся наружу неудержимую духовную силу.

Пот градом катился по лицу и спине. Он сжал от боли зубы, но терпел. Пилюля ломала тело и заново восстанавливала, реформируя его и изменяя. Это действительно было выдающееся средство возвышения, особенно с усилением глифа, созданным сами Сонгом.

Вокруг него начала собираться духовная сила — предвестница возмущения Дао. Великого бедствия, через которое проходя все практики переходя на высокие этапы. Его первые признаки стали проявляться у Сонга уже на этапе пика «Основания» наглядно демонстрируя выдающуюся базу юноши. Двенадцать полосок татуировки властителя создавшие яркий сформированный рисунок, воплощённый и слитый с телом Сонга. Его база укреплялась и упрочнялась, с каждой секундой улучшая и углубляя её дополнительно. Перед мысленным взором молодого человека один за другим стали вспыхивать яркие рисунки изученных им законов. Опасная и хищная аура концепции меча, безудержная и яркая концепция огня и величественная и загадочное время. Пути совершенствования энергии и тела, точно прочный клей соединяли всё это в одну упорядоченную и сильную структуру.

Распахнув глаза, Сонг увидел, как пространство вокруг него вдруг изогнулось точно стеклянная линза, а затем вернулось к привычному состоянию колыхаясь.

— Я шагнул к этапу «Восхождения» и теперь от него меня отделяет лишь тонкая плёнка, — с улыбкой сказал в пустоту Сонг.

Если бы он захотел, то прорвался к заветному этапу развития прямо сейчас, но решил силой остановить себя. Следовало накопить как можно более выдающийся импульс, чтобы ступить на один из важнейших этапов развития практиков боевых искусств.

Закрыв глаза Сонг погрузился в медитацию, успокаивая разум от нахлынувших эмоций и чувств. Следовало оставшееся время потратить подготовку к следующему этапу.

Через несколько часов гулкий звон колокола вывел его из медитативного состояния — учеников внутреннего двора призывали на площадь для того, чтобы продолжить соревнования.

В это же время глава отделения секты с внутренним ликованием смотрел на то, как Рину, стоящая в отдалении вместе со вторым советником о чём-то с улыбкой переговаривалась с ним. У главы изначально не было особых надежд на то, что его замысел сработает. Второй советник был любвеобилен, но далеко не дурак. Несмотря на то что они с главой были хорошими приятелями подпускать к себе чужого ученика, было просто глупо. Тёмный мир оставался тёмным миром.

То, что советник поддался на уловки Рину, удивило главу. Хотя, с другой стороны, это было к лучшему. По его изначальному замыслу ученица, располагая очень чистой холодной инь, должна была втереться к нему в доверие, воспользовавшись именем главы, после чего уличив момент, попытаться сблизиться с советником хотя бы на краткий миг — достаточно было даже простого касания. Ледяная инь, усиленная самим главой, сделала бы своё дело. На несколько дней энергетика любого была бы парализована. В этом случае глава неизбежно бы терял ученицу, потому как нападение на другого члена секты, а уж тем более советника становилось тяжёлым проступком.

Но глава недооценил развращённую натуру советника. Он с готовностью начала отношение с Рину, и это превзошло все ожидания наставника девушки. Теперь в любой момент глава отделения секты мог приказать ученице парализовать энергетику конкурента, при этом не подставляя девушку. Доказать, что ледяная инь принадлежит именно Рину не так просто, и глава очень сомневался, что советник захочет вообще поднимать этот вопрос.

Теперь оставался последний конкурент, о котором должен позаботиться мальчишка. Глава был уверен, что кольцо полностью поглотило разум Сонга, и теперь оставалось только надеяться, что сил этого новичка хватит для использования камня проклятья пепла. Ученик Рэд Пари должен умереть как можно более мучительной смертью, это должно сильно вывести первого советника из равновесия. Потеря собственного сына, являющегося наследником целой семьи, надолго выбьет старика из гонки.

Постепенно всё больше учеников внешнего двора начало прибывать в центр площади. Даже несмотря на то, что последнее испытание отсеяло больше половины, их всё ещё было очень много. Впрочем, на этот раз новое испытание должно сильно сократить количество претендентов на верхние строчки. Главное — это сделать, чтобы новичок прошёл дальше. В предыдущем испытании очень удачно удалось направить к нему близнецов, в этом же придётся действовать несколько иначе.

— Ученики! — обратился он к собравшимся, усиливая голос духовной энергией. — Сегодня вам представится возможность показать свои умения познания законов. Те из вас, кто наиболее умён, даже сумеют извлечь несомненную пользу из этого испытания. После того как войдёте в портал вы окажетесь на поле среди тысяч камней законов. Вашей задачей станет выбрать понравившийся камень несущей в себе какую-либо концепцию и зажечь его, заставив полыхать той энергией, к которой он относится. Те из вас, кто зажжёт большее количество, пройдут на следующий этап. Помните это испытание ограничено лишь сотней учеников. Скажу откровенно, вам будет тяжело зажечь даже один камень. На всё это вам даётся неделя времени. Удачи, испытуемые!

Стоящий в толпе Сонг удивлённо поднял брови. Сотня учеников из почти тысячи если не больше? Видимо, старейшины с главой решили проредить количество прошедших практиков.

Тем временем посреди площади появился, как и в прошлый раз, яркий портал, в который начали упорядочено входить испытуемые. Очень скоро подошла очередь и Сонга. Секундная потеря ориентации и вот он уже стоит посреди пустыни, заставленной камнями вышиной в метр. Возле каждого такого булыжника находился круг, на котором были выгравированы какие-то символы, отдалённо напоминающие алфавит высших земель. Камней вокруг было гораздо больше, чем пришедших сюда людей, в несколько раз как минимум. Но даже так, было очевидно, что удобных для каждого человека камней концепций не будет много, испытуемым следовало поторопиться.

Некоторые практики, уже знакомые с этим испытанием быстрым шагом ходили между камней, выбирая какие-то, и усаживались перед ними ровно в круг начиная свою медитацию.

«Получается, это соревнование в познании концепций?» — решил Сонг, ступая между камней и ощущая от них отчётливое распространение очень глубоких законов. — «Это действительно не только испытание, но и огромный шанс».

Распространяя вокруг себя восприятие, парень продвигался вперёд, пытаясь найти нужные ему законы. От количества разных концепций голова шла кругом. Молния, дерево, металл, разрушение, кровь, жизнь, смерть, вода, сабля, копьё, разум, яд, хаос, забвенье, концепции женского и мужского начал, даже эфир. Голова шла кругом. Через несколько минут поиска он вдруг почувствовал знакомое жгучее ощущение. Законы огня? Подойдя к нужному камню, Сонг удостоверился, что это были именно они.

Сделав выбор, молодой человек присел в круг, закрыв глаза и погрузившись в медитацию. И почти тут же чуть не отскочив от камня законов. Сонг пораженно посмотрел на казавшийся простым с виду высокий булыжник. От него веяло настолько чистой и мощной концепцией, что молодой человек чуть не потерял сознание, попытавшись с ходу окунуться в законы пламени.

«Я даже близко не ощущал ничего подобного раньше. Для того чтобы камень загорелся мне, как я понял, следует понять распространяемую им концепцию, так?»

Закрыв глаза, Сонг вернулся к своей медитации, рядом с ним по ощущениям плавал раскалённый кусок рукотворного солнца. Он осторожно продолжил ощупывать своими ощущениями законы пламени, стараясь понять их, пропуская через себя. Минуты начали складываться часы, а часы в дни. Время неумолимо начало разгонять свой маховик. С каждой проведённой возле камня секундой Сонг ощущал удивительное чувство общности с чем-то большим. Он видел перед собой колоссальных размеров огненный шар, в несколько раз превышающий размерам мир Хэл. Это казалось очевидным. Само собой разумеющимся. Он купался в волнах этого огня, впитывая его всем своим существом.

Изначальное пламя, дарующее жизнь. И забирающее её. В один из дней, когда он продолжал вникать в яркие законы пламени Сонг вдруг почувствовал приближение чего-то…значительного. А затем к нему пришло озарение, сопровождающее яркой вспышкой, озарившей его камень. Вскочив со своего места, Сонг удивлённо вглядывался в танцующий на камне свет, а перед его мысленным взором простиралось знание того, как работали высшие законы огня. Это было удивительной чувство. Только что его сила, основанная на законах огня, качественно изменилась, скакнув на небывалую ранее высоту.

Если только другие камни дадут ему так же много…где бы только достать столько времени. По ощущениям Сонга с момента начала испытания прошло уже пять дней, а он сумел пробудить лишь один камень. Правда, судя по тому, что он видел, у других практиков дела обстояли не очень хорошо. Зажжённых камней вокруг светилось не так и много.

— Ну хорошо, следует попробовать найти концепцию времени или законы меча.

«Если хочешь зажечь сразу несколько камней, и гарантированно пройти дальше, попробуй сесть возле законов пепла», — вдруг в голове появился неизвестный голос.

Что? — Сонг остановился, быстро обшаривая восприятием всё, до чего у него получалось дотянуться. Без толку. С ним связался кто-то намного сильнее, чем он сам.

«Помни о том, что должен сделать», — голос продолжал. — «Камни пепла дадут тебе гарантию, что ты пройдёшь дальше».

Использовать жульничество, чтобы пройти дальше? — Сонг мысленно усмехнулся. Он шёл к своей цели не для того, чтобы избегать препятствий, а для того, чтобы преодолеть их и стать сильнее. Убегать от трудностей? Такой путь точно не для него.

С этими мыслями он подошёл к камню распространяющий вокруг убийственную ауру меча. Ощутив невероятно острые законы расходящиеся от места медитации, Сонг улыбнулся этим ощущениям и уверенно сел в позу лотоса, закрыв глаза. Путь возвышения труден и долог, но это его путь…

Глава 18

Разум Сонга погрузился глубоко внутрь камня, пытаясь осознать острую концепцию меча. В отличие от концепции огня, здесь не было какого-то средоточия силы. Наоборот. Сила меча, казалось бы, разделялась на множество убийственно острых фрагментов. Даже мысленно прикосновение к ним было болезненно. С каждой минутой парень всё глубже проникал с помощью своего восприятия внутрь камня. В какой-то момент боль, что была его проводником в мире законов меча исчезла, оставив его наедине с ощущением присутствия чего-то… чего-то неизвестного. В абсолютной тьме внутреннего мира камня Сонг заметил небольшую точку света, что с каждой секундой всё увеличивалась, превращаясь в самый настоящий шар слепящего огня распространяющего вокруг концентрированные концепции меча. Сфера, сотканная из частиц света медленно подлетела к Сонгу, а в следующий миг молодой человек понял, что это никакой не свет, а самые настоящие концентрированные законы клинка, внутри которых плавали парные мечи. Те самые, соединённые цепочкой.

«Ну надо же», — подумал Сонг, вглядываясь в слепящие вспышки законов внутри сферы. — «В моём сознании высшие законы меча имеют форму парных клинков».

Он потянулся к сфере, мысленно обращаясь к воспоминаниям о силе мечей, находящихся сейчас в его кольце. В момент соприкосновения с концентрированной концепцией Сонга основательно тряхнуло, а в следующую секунду его разум сотрясся от хлынувшей информации. Могучее давление начало буквально сминать его, направляя на него невероятный поток знаний. Всё это походило на волны, что захлёстывали его с головой, грозя в любой момент выжечь память и разум.

Сонг прикусил до крови губу, сдерживая готовый вырваться стон, и с упорством попытался познать то, что ему было доступно из моря информации о законах меча, разлитых повсюду. Раз за разом он пытался создать в голове понимание того, что ощущал, и каждый раз у него что-то не получалось. Концепция меча казалась понятной, но как только он пытался использовать её, чтобы зажечь камень, тот реагировал болезненным ударом, говоря, что Сонг в очередной раз ошибся. И так раз за разом. Он пытался познать закон, использовал его и вновь возвращался к познанию.

Пролетел день. У него оставалось не так много времени на то, чтобы зажечь камень. Сонг чувствовал, как вокруг него повсюду практики активировали свои концепции. Следовало стать более решительным. Парень в очередной раз направил восприятие внутрь сферы законов меча ощущая на себе их мучительное воздействие.

Он мысленно представил в своих руках парные клинки, при этом взывая к концепции меча, и начал понемногу распутывать нити законов, поглощая и познавая их. Виток за витком. Внутри молодого человека начал расти рукотворный ком из преобразованных законов, теперь согласно его плану, их оставалось только поглотить. Делать что-то подобное опасно, так как можно нанести себе увечья, если не справиться с напором поглощаемых знаний. Но зато это позволяло быстро, используя свой разу и тело, понять изучаемые концепции. В теории. Сам Сонг толком ещё подобным методом не пользовался, если не считать пары моментов в самом начале, когда он совал руки в костёр, пытаясь нащупать законы огня.

«Попробуем», — подумал он, сливаясь с собранным комом. Разум Сонга сотряс самый настоящий ураган из убийственно холодного намерения меча, способного даже убить самых слабых практиков этапов «слияния». Войдя внутрь тела, законы меча, преобразуясь, начали стремительно разрушать его. Сонг в реальном мире непроизвольно выплюнул кровь, закашлявшись. Каждую секунду его тело получало повреждения, но при этом он стремительно познавал законы меча. Для текущего уровня Сонга подобный способ был бы невозможен, если бы не парные клинки, давшие ему понимание способное в какой-то мере оградить его от ударов концепции. Любой другой практик на его месте уже свалился бы замертво. А он держался, терпя адскую боль и при этом узнавая всё больше и больше концепций меча. В какой-то момент камень дрогнул, и когда Сонг в очередной раз бросился своим восприятием внутрь сферы клинков, вдруг вспыхнул, говоря о том, что практик, сидящий возле него, достиг нужного уровня понимания законов, а сам Сонг вдруг замер посреди светлого шара ощущая, как смертельная аура клинков постепенно сходит на нет, а перед его мысленным взором вдруг простятся тысячи образов…

Распахнув глаза Сонг с усталостью и удовлетворением, посмотрел на яркий белый свет, бьющий из камня. Несмотря на то что никаких серьёзных травм он за время познания законов меча не получил, всё же, телу после случившегося следовало немного отдохнуть.

«По ощущениям у меня ещё есть полдня, на то, чтобы попытаться найти камень времени и попробовать его», — подумал он, вставая с места и осматриваясь вокруг. Многие практики уже успели зажечь как минимум по одному камню и сейчас корпели над вторым, хотя были и те, кто не смог справиться даже с одним…

— Время, время, время…, — пробормотал Сонг вслух, идя вперёд и осматриваясь вокруг. Последний камень найти ему не дали, уже через несколько минут над каменным полем раздался продолжительный звук гонга, означавший конец испытания.

— Испытуемые, — над головами людей пронёсся голос главы. — Время, отмерянное вам для прохождения испытания, закончилось. Чтобы понять, прошли ли вы дальше, достаточно просто ознакомиться со списком прошедших.

С этими словами над полем камней вдруг появилась колоссальная таблица со списком ста имён, прошедших на следующий этап испытания практиков. Сонг попытался найти своё имя и нашёл его в первой десятке, на восьмом месте.

— Ну надо же, с двумя зажжёнными камнями мне удалось пробиться в десять лучших, — вслух удивился он.

В списке тех, лучше, помимо самом Сонга находились хорошо знакомые ему Айс Рейн и Сноу Флей — на шестом и пятом местах соответственно. Ну а первое место оказалось за тем, кого молодому человеку попросили убить — Рэд Пари. Сонг не удивится, если оказажется, что этот парень зажёг три, а то и больше камней законов.

Между тем голос главы отделения секты «Вечных Сумерек» продолжил говорить:

— Как обычно, в зависимости от занятого вами места, вам полагается награда, когда вернётесь в свои комнаты, она уже будет ожидать вас там. Следующее испытание ожидает вас завтра, за это время я крайне рекомендую вам не тренироваться, а отдохнуть, так как завтра вам понадобится вся ваша сила. А теперь всех участников прошу пройти в портал.

«Похоже, намечаются поединки? Или, всё же, что-то совсем другое?» — Сонг задумчиво шёл к открывшемуся порталу, размышляя о возможных вариантах. — «С другой стороны, начинать поединки, когда испытуемых ещё целых сто человек слишком рано, на первый и второй круг уйдёт огромное количество времени. Значит, скорее всего, будет что-то другое».

— Брат Сонг, — раздался позади него знакомый голос Айс Рейна. Вместе с сестрой он подошёл ближе в приветственном жесте поднимая руку. — Неожиданно увидеть тебя в десятке лучших этого испытания.

— Что так? Я не могу хорошо разбираться в законах?

— Не принимай близко к сердцу мои слова, просто, как правило, практики, сосредоточенные на усилении собственного восприятия, редко уделяют внимание чему-то другому, — качнул головой Айс. — К тому же ты находишься на этапе «Основания», а это испытание рассчитано на как минимум учеников этапа «Восхождения».

— Вот как? — удивился Сонг.

«Значит, таким образом, они пытались ограничить учеников с низким уровнем развития? Не давая возможность пройти дальше. Теперь понятно почему глава так хотел мне помочь», — мелькнула мысль у молодого человека. — «Жаль всё же, что мне так и не удалось найти камень с концепцией времени».

Благодаря этому испытанию понимание законов меча и пламени у Сонга значительно укрепилось и теперь он был уверен, что способен составить конкуренцию даже некоторым гениям высших земель в этом вопросе.

— А вы не в курсе какое может быть следующее испытание? — тем временем без особой надежды спросил Сонг у близнецов.

— Нет, тут не угадаешь, — подала голос Сноу.

— Как насчёт пройтись по городу? — вдруг предложил Айс. — Заскочим в одно неплохое место, где подают весьма достойное духовное вино?

— Нет, завтра же новый день испытания, — отказался парень.

— Ну ты и скучный брат Сонг, — возмутился в ответ близнец.

— А ты бы лучше с него брал пример, и, может быть, тогда был на первой строчке, считаясь лучшим учеником внешнего двора, брат, — заметила на это Сноу. — Пойдём мы, пожалуй. Увидимся завтра, Сонг.

— Да, до встречи, — попрощался с ними парень и направился к себе в комнату.

После последнего подарка ему было интересно, что на этот раз он найдёт у себя в комнате. Всё же это было восьмое место.

Вернувшись в общежитие и, войдя в комнату, Сонг увидел небольшой сосуд в виде кувшина с вытянутым запечатанным горлышком. Он стоял на тумбе возле кровати. На этот раз это был единственный подарок. Ни лекарственных пилюль, ни синих камней. Ничего.

Подойдя ближе, Сонг обследовал восприятием содержимое кувшина, но ничего не почувствовал. Даже отголоска духовной силы. Возможно, виной тому была духовная печать, установленная в горлышке сосуда.

Сам кувшин стоял на небольшой записке, как и в прошлый раз поясняющей, что это такое.

«Духовный эликсир исцеления и укрепления. Предназначен для исцеления серьёзных ран практиков. Использовать только в случае крайней необходимости т.к. создан на основе Гу ядовитой эссенции, исцеляющий эффект несёт очень сильную боль. Не пить».

— Так значит это исцеляющий эликсир? Но при этом есть опасность умереть от боли? Я правильно понял предупреждение? — Сонг осмотрел сосуд и с удивлением обнаружил на его дне ещё одну записку со всего одним предложением:

«Приходи завтра за час до испытаний к парку в северной части территории секты».

Парень задумчиво вглядывался в аккуратный, каллиграфичный почерк неизвестного, написавшего записку. Очевидно, что это был не глава — тот бы просто прислал Рину, не утруждая себя чем-то подобным. Если это не глава отделения секты то кто? Имеет ли смысл встречаться с этим неизвестным? С другой стороны, хуже-то точно не будет?

Положив сосуд в карманное пространство кольца, Сонг туда же отправил и загадочную записку. Пусть пока там побудет.

После этого он принял крововосстанавливающую пилюлю и сев в позу лотоса погрузился в медитацию. Следовало как можно лучше подготовиться к завтрашнему испытанию. Закрыв глаза, и успокоив разум, Сонг принялся собирать окружающую духовную энергию, поглощая её.

На следующий день он вышел из медитации примерно за полтора часа до начала общего призыва учеников, и направился к месту встречи, указанному в записке. Утренняя территория секты выглядела совсем иначе. Пустынные улочки, дорожки, парки и тренировочные площадки. Редкие слуги, спешащие по своим делам да караул, патрулирующий округу. Иногда Сонгу попадались ученики внешнего двора, в основном это были медитирующие практики, иногда ожидающие своей очереди возле какого-нибудь особенно востребованного тренажёра.

Выдохнув морозный воздух, мгновенно превратившийся в облачко пара, Сонг распространил своё восприятие, чтобы проверить не следили ли за ним. Конечно, заметить старейшину или старшего учителя он бы никогда не смог, но вот какого-то ученика, да даже ту же Рину — запросто.

Обшарив ближайшие и дальние окрестности и никого не почувствовав, Сонг ускорил шаг. Уже через десять минут он был возле того самого парка, где ему была назначена встреча.

Со стороны это был просто небольшой пяточек, засаженный деревьями и удобной летней беседкой, выкрашенной в белый цвет. Поднявшись по ступенькам внутрь беседки, Сонг заметил, что там его уже ждали. Старик с усталыми глазами смотрел, как парень приближается к нему.

— Приветствую первого старейшину, — слегка поклонился Сонг.

Именно его он видел во время посещения сокровищницы после вступления во внутренний двор секты. И именно этот старик защищал его, фактически разрешая забрать меч.

— И тебе привет, ученик, — кивнул старейшина. — В прошлый раз мы так и не познакомились. Меня зовут Вайт Пари и именно моего ученика тебя попросил убить глава отделения секты…

Глава 19

Сонг несколько секунд смотрел на старика, стоящего перед ним. В голове проматывались суматошные мысли. Впрочем, парень почти сразу пришёл в себя, вернув себе первоначальное спокойствие. Значит, глава отделения оказался не таким уж хитрецом?

— Вижу ты практически не удивлён? — с улыбкой и одобрением кивнул старейшина. — Зная главу, и его проблемы с доверием он должен был попытаться поработить твой разум. Но странное дело, не ощущаю в тебе ничего подобного. Либо впервые за столько лет я впервые ошибся в оценке главы отделения, либо тебе каким-то образом удалось скинуть наваждение.

— Последнее, — не стал юлить Сонг, в этом просто не было особого смысла.

— Вот как? — улыбнулся старик. — Ты очень интересный молодой человек. Не каждый может похвастаться способностью избежать наваждения главы, его мастерство в области совершенствования души находиться на самом высоком уровне в секте.

Старейшина помолчал некоторое время, прислушиваясь к своим ощущениям, после чего вернулся к ожидающему Сонгу:

— Очень скоро начнётся предпоследний этап испытания, и я уверен, ты сумеешь пройти его. Зная главу, он непременно сведёт тебя и моего ученика в поединке на последнем этапе, поэтому я бы хотел тебя попросить об одном одолжении, и поверь, в твоих интересах принять мою просьбу. Глава отделения мстительный и суровый человек. Он точно не будет оставлять лишних свидетелей своих поступков, уверен, что он даже не станет щадить свою ученицу, не говоря уже о тебе.

— Расскажите ваш план, старейшина, — не ответил ни да ни нет Сонг.

— Осторожен, да? Хорошее качество для практика боевых искусств, — кивнул старик. — Ну, слушай. Всё очень просто. Вот. — Старик на вытянутой руке продемонстрировал ему небольшой железный брусок, легко помещающийся в ладони, после чего пояснил. — Этот артефакт создал я специально для такого случая. Во время одной из своих атак зажми этот брусок в руке и ударь моего ученика. Далее глава увидит то, что ему хочется. После этого будь готов к самому неприятному — за убийство внутри секты полагается суровое наказание, и, думаю, глава попытается как можно быстрее решить твою участь. Ничего не бойся, когда всё закончиться я тебя освобожу.

— И какие гарантии, старейшина, что меня всё же вытащат? — Сонг внимательно следил за реакцией старика, но, ожидаемо, ничего не ощущал, точно смотрел на пустое место.

— Гарантий нет, парень, — его собеседник покачал головой. — Пойми своё положение правильно. Либо ты остаёшься один на один против главы — убить своего ученика я тебе не дам, даже не думай. Либо соглашаешься с моим предложением, и я тебе вытаскиваю сразу после раскрытия планов главы.

«И так плохо и эдак нехорошо», — подумал Сонг, размышляя над предложением старейшины. — «Довериться кому-то из тёмного мира большой риск, местные не страдают излишним благородством и, если им это невыгодно палец о палец не ударят, чтобы помочь кому-то».

— Послушай парень, — ощутив колебания молодого человека, сказал старик. — Мне нет никакого резона убивать тебя, в отличие от главы. В тебе и других учениках заключается будущее нашей секты, губить таланты всё равно что копать самому себе яму.

Подумав, Сонг взял протянутый ему цилиндр, чувствуя его тёплую шершавую текстуру. Внутри чувствовался неудержимый поток духовной энергии, он извивался и преломлялся из-за чего, казалось, будто в руках у него был не артефакт, а миниатюрный вихрь их концентрированной силы.

«Это штука не так проста, как кажется», — подумал Сонг, изучая цилиндр.

— Сейчас начнётся испытание силы, ты сам всё увидишь, а теперь иди, или рискуешь опоздать. И помни, парень, глава отделения секты далеко не прост, постарайся не встречаться с ним до начала последнего испытания, или он вполне может заподозрить, что ты не подпал, под его влияние.

— Понял, старейшина, — кивнул он. — В таком случае я с вами прощаюсь.

Сонг ещё долго ощущал на себе восприятие старика пока отходил от парка, где произошла их встреча. Молодому человеку очень не нравилось, что его умудрились затянуть в свои интриги управляющие сектой, ещё больше ему не нравилось, что его использовали обе стороны. Гарантии, что старейшина сдержит своё слово, не было. Пустые слова, не подкреплённые ничем, оставались лишь пустыми словами. В крайнем случае у него оставались парные клинки…

На площади уже начали собираться подходящие к очередному испытанию практики. На этот раз, из-за того, что претендентов на первые места в рейтинге оказалось куда меньше обычного — всего сто человек — площадь казалась непривычно пустынной.

Глава отделения секты, как обычно, в сопровождении нескольких старейшин внешнего двора, ожидал, когда на площади соберутся оставшиеся ученики. Он о чём-то тихо переговаривался со вторым старейшиной, то и дело усмехаясь. Судя по всему, у него было сегодня очень хорошее настроение. Наконец, когда время на сборы вышло, его усиленный голос разнёсся над площадью:

— Ученики! Сегодня начинается следующее испытание. Лишь двадцать человек сумеют после него пройти на финальный этап, поэтому я рассчитываю, что сегодня вы выложитесь на свой максимум тем более что, это испытание как нельзя лучше подходит для этого! Испытание силы!

После того как были сказаны эти слова впереди, там, где была установлена специальная арена появилась чёрная, словно сама ночь, сфера размерами в несколько раз превышающая рост обычного человека.

— Для тех, кто не знает. Это сфера называется «силомер», и она выдерживает атаку воина «Вечного предела». Двадцать практиков, что сумеют выбить самые высокие показатели из этой сферы проходят на следующий этап. Ну а тот, кто окажется на первом месте…получит вот это.

Над главой и старейшинами вдруг появилась иллюзия в виде флакона, в котором находилась какая-то ярко-алая жидкость. Среди учеников послышались перешёптывания. Никто не понимал, что им показывал глава отделения секты.

— Перед вами одно из сокровищ нашей секты — капля крови феникса. Это средство возвышения самого высокого ранга, и, несомненно, оно способно дать любому практику вашего уровня самый настоящий рывок к новым вершинам. Думаю, такая мотивация продемонстрировать свои максимальные силы вас устроит?

В ответ послышался одобрительный гул со стороны учеников. Сонг же заворожённо смотрел на медленно вертящийся флакон всего с одной самой настоящей каплей легендарного существа. Куда более редкого даже по сравнению с истинным драконом. Почему секта решила так расщедриться оставалось загадкой, но то не воспользоваться этим было нельзя. Сонг прекрасно осознавал, что с его собственным родством со стихией огня эта капля крови способна поднять на новую ступень силы. Как и все ученики вокруг, Сонг решил использовать свою полную мощь. Этот флакон был слишком ценен, чтобы вот так проходить мимо, пускай он и продемонстрирует окружающим свою полную силу, но, с другой стороны, это же была просто физическая сила.

— Все прониклись? — с улыбкой кивнул глава отделения секты. — Отлично, в таком случае давайте начинать. Но перед этим я ещё раз скажу — не бойтесь повредить «силомер», это просто невозможно. Итак, начинаем!

Один из старейшин подошёл к арене и кивком головы открыл проход к «силомеру» вопросительно смотря на собравшихся учеников.

— Смелее, — с усмешкой подбодрил всех глава. — В порядке живой очереди.

Тут же к арене подскочил невысокий ученик в синей форме. Несмотря на свой рост он казался на вид крепким, а его духовная сила была полна не скрываемой мощи концепции льда. Он прошмыгнул в открытый старейшиной проход и уверенно подошёл к «силомеру».

— О, это же брат Сонг, — справа послышался голос Айса, парень, как обычно, в сопровождении своей сестры, подошёл ближе доверительно обращаясь. — Ну что, готов показать всем класс? В прошлом я лишь пару разу ударял по этой штуке и мне жутко интересно смогу ли я уже сейчас обогнать брата Пари.

— Не обращай на него внимания, — пояснила Сноу Флей. — Брат просто очень болезненно воспринимает это испытание, каждый раз пытается прыгнуть выше головы.

— А что такого? Если я хочу выбить десять рун? Разве плохо?

— Рун? — переспросил, не понимая Сонг.

— Ну да, ты же впервые на этом испытании, — кивнул Айс. — Там суть какая, каждая руна — это уровень силы. Максимальное количество, что я видел за всё время это как раз десять рун, у брата Пари. Это наш гений внешнего двора, поговаривают, что его уже в этом году переведут во внутренний двор, сделав элитой секты.

«Ну надо же, Рину, оказывается, входит в элиту секты», — удивился мысленно Сонг, сам он не считал девушку сильным практиком, но, может, он просто не видел её настоящей силы?

— Я в прошлый раз выбил всего восемь рун, — продолжал, между тем Айс. — Но в этот раз я рассчитываю на десять! Да. И это как минимум.

— Хвастун, — с усмешкой махнула на него сестра.

— А вы, мисс Флей, какой получили результат на прошлых испытаниях, — ради интереса спросил Сонг.

— Шесть рун, тогда был мой потолок. Сейчас, думаю, смогу сделать восемь.

— Я буду за тебя болеть, сестра, — рассмеялся Айс. — О, начинается. Парень, наконец, решил ударить.

Всё это время пока Сонг с близнецами разговаривал, практик, находившийся внутри барьера, совершал какие-то пасы руками, что-то бормоча себе под нос, по-видимому сосредотачиваясь. Или настраивал себя так. Трудно сказать.

Закончив с плавными движениями, ученик замер на мгновенье, а затем взорвался целым ураганом атак из-за чего барьер, установленный над ареной, заколыхался, точно под порывами сильного ветра.

— Неплохо, — похвалил его атаку Айс, а через секунду на сфере, опоясывая её, начали появляться руны. Один, три, пять. Пять рун. Ученик продолжал ждать, но ничего. «Силомер» оставался стоять с зажжёнными рунами.

— Пять рун! — прокричал старейшина, объявляя результат. — Следующий.

— Ну, не так плохо, — заметила Флоу.

— Ага, особенно для первого раза, — согласился с ней брат. — Что-то не помню его раньше на испытании. О, а вот и действительно сильные ребята подтягиваются.

Последний комментарий касался вошедшей внутрь арены девушки непримечательной наружности, больше похожей на мышку.

— Обрати на неё внимание, брат Сонг, — сказал Айс. — Эта особа способна победить даже самый выдающихся гениев. В прошлом испытании я, кстати, ей и проиграл.

— Брат просто очарован этой особой, — заметила тут же Флоу получив от Айса укоризненный взгляд.

— Я просто всегда интересуюсь сильными людьми, — пояснил он тут же.

Между тем девушка подошла к «силомеру» и без подготовки вдарила по нему. Да так, что у многих на площади заложило от грохота уши. Это была чистая сила, без каких-либо применений концепций или усилений навыками. Просто удар, который даже Сонг едва успел различить. По окружности сферы стали проявляться руны. Одна, три, пять, семь, восемь.

— Восемь рун! — объявил старейшина.

Девушка раздражённо поморщилась и без слов вышла с арены, результат её явно разочаровал.

— Отлично, таким образом, я смогу ей сегодня утереть нос, — с большим удовольствием произнёс Айс в предвкушении потирая ладони.

— Ты сначала сделай, а потом хвастайся, позёр, — Флоу была не так уверена в успехе брата.

— Сейчас всё сама увидишь, — улыбнулся он и начал протискиваться через толпу вперёд, то и дело прикрикивая. — Эй, а ну, пропустите будущего чемпиона. Посторонись!

— Ну, как бы то ни было, он в любом случае должен ударить сильнее, чем на восемь рун, всё же нехотя согласилась Флоу. — Сейчас посмотрим.

Глава 20

— И как ты оцениваешь его шансы? — спросил задумчиво Сонг Флоу смотря как её брат пробивается через практиков, желающих пройти испытание следующими.

— Шансы на что? — с улыбкой спросила девушка. — Если говорить о том, чтобы обогнать Пари, то практически равны нулю, а вот стать вторым, то достаточно высокие. Если только не найдётся кто-то из новичков достаточно сильный, чтобы составить этим двою конкуренцию.

С этими словами она очень внимательно посмотрела на Сонга и между ними повисла на некоторое время неловкая пауза.

Что же до Айса, то он без особых проблем растолкал учеников — очевидно, возражать ему никто особо не рвался. Очутившись перед входом на арену, парень с улыбкой похлопал по плечу выходящего из неё ученика.

— Отлично справился, не раскисай, — заявил он нахмурившемуся бедолаге и уверенно вошёл под купол.

Подойдя к матово-чёрной сфере Айс замер, подняв перед собой руки. Вокруг него тут же стали закручиваться вихри силы, создавая энергетические потоки из белёсого холодного воздуха. Концепция льда неудержимо разрасталась, заполняя всю арену и уже через несколько мгновений стало трудно что-либо разглядеть, не используя восприятия.

Сонг, не задумываясь использовал третий глаз, чтобы пробиться своим восприятием через плотную завесу арены и как раз стал свидетелем атаки Айса. Молодой человек ринулся вперёд, разрывая и сминая реальность точно клочок бумаги, а в следующую секунду «силомер» взорвался сминаемый невероятной силой удара, напоенной до отказа законами льда. Внешне это походило на яркую вспышку, ослепившую на секунду большинство присутствующих на площади учеников. Старейшина возле арены лишь взмахнул рукой удерживая в узде готовый сорваться защитный купол, оберегающий всех присутствующих от готового вырваться наружу ледяного ада.

— Впечатляет, — с уважением кивнул Сонг.

Он отлично видел совершенство применённой концепции, это намного превосходило силы большинства учеников, что пытались расшевелить «силомер» до этого. Теперь становилось понятно, почему Флоу так была уверена в своё брате, эта сила была сопоставима с практиками среднего этапа «Осознания». И положа руку на сердце, Сонг сильно бы не хотел оказаться на пути такого удара.

В этот момент сходящие на арене с ума духовные силы начали потихоньку успокаиваться, демонстрируя абсолютно не повреждённую чёрную сферу и застывшего возле неё юноши. На поверхности шара одна за другой стали появляться руны. Одна, вторая, третья…, все с замиранием следил за тем, как одна за другой появлялись знаки на «силомере».

— Десять рун! — громогласно объявил старейшина и над площадью раздались удивлённые голоса учеников. Даже несмотря на прошлые достижения Айса никто из людей, знающих его, не верил, что он способен выдать такой результат.

— А? Как вам? Ха! — прокричал парень, выйдя из-под купола. — Эй, Пари! — крикнул он с широкой улыбкой указывая на другого молодого человека, невозмутимо стоящего неподалёку от арены. — Сможешь побить это, а?

Сонг пригляделся к тому, с кем разговаривал Айс. Это был довольно молодой практик с непримечательной внешностью, одетый в обычную форму учеников внешнего двора. Он проигнорировал направленные ему слова и просто вышел, чуть вперёд встав в общую очередь к арене. В отличие от Айса он не собирался никого расталкивать, терпеливо ожидая, когда ему дадут возможность показать себя.

— Ну вот, опять он ведёт себя как кукла, — проворчал парень, подходя к Сонгу и сестре.

— А что ты хотел? — удивилась Флоу. — Ты же с ним общаешься как с лучшим другом, тогда как он тебя даже не знает толком. Ладно, пора и мне попробовать свои силы, вдруг удастся тебя потеснить с пьедестала, братец. — С усмешкой добавила она и тоже встала в очередь.

— Ха, ну-ну, — рассмеялся Айс вслед сестре после чего обратился к Сонгу. — И как тебе? Отлично вышло?

— Да, это был хороший удар. Мне, кстати, показалось, что в вихре мелькнуло что-то ещё, помимо законов льда? — ответил Сонг.

Он действительно заметил своим восприятием, как перед самой атакой в плетение духовной силы было вплетено что-то ещё, непонятное и решил интереса ради проверить, заодно отследив реакцию Айса.

— Ничего такого, просто щепотка умения, — ухмыльнулся в ответ собеседник, но Сонг успел заметить опасный блеск в его глазах.

«Как я и думал — это был навык, которым он усилил атаку, и, скорее всего, этот навык относился к секретным. Иначе такую реакцию объяснить нельзя», — подумал он, наблюдая за тем, как очередь постепенно подходит к главному претенденту на победу в этом испытании.

Пари выглядел собранным. Совершенно не обращая внимания на звучащие над площадью объявления старейшины парень продолжал подходить всё ближе к арене.

— Пять рун!

— Семь рун!

— Семь рун!

— Четыре руны!

Ученики продолжали один за другим отсеиваться. Айс с каждый объявлением становился всё улыбчивее и радостнее. Очевидно, что его невероятно радовал факт полного доминирования над всеми испытуемыми, выходящими с арены.

Наконец, спустя несколько минут наступила очередь главного конкурента Айса и тот мгновенно посерьёзнел, острым взглядом отслеживая каждые движения соперника, входящего под купол. Сонг также следил за тем, что происходило перед «силомером».

Вот молодой ученик встал перед чёрной сферой закрывая глаза, вот он продолжает стоять, по-видимому, сосредотачиваясь, а в следующую секунду арена буквально взрывается в молниевых разрядах. Сонг успевает, как старейшина накидывает на купол один за другим дополнительные слои, с огромной скоростью добавляя их к тем, что были сейчас и, сдерживая рвущий напор духовной энергии, что стремиться разрушить всё до чего ей удаётся дотянуться.

— Ну надо же, законы молнии, да ещё и фиолетовой, — вслух сказал Сонг, наблюдая за тем, как трясётся арена и площадь под ней.

Это довольно очевидно, но удар Пари намного сильнее атаки Айса. Скорее всего, сила равная пику «Осознания» или даже кому-то находящемуся у самой границы… Взглянув на лицо стоящего около Сонга молодого человека, совсем недавно радостно улыбавшегося, а сейчас злобно оскалившегося, стало ясно, что Айс совсем не был таким уж добряком. Складывалось впечатление, что практика такого уровня сейчас душила ненависть и зависть — две самых опасных эмоции для воина. Очень уж легко было потерять себя, поддавшись на них.

Буря, вызванная Пари бушевала ещё несколько секунд, а затем стала медленно оседать. Открывая чёрную от копоти выжженную арену. Теперь уже стало очевидно, почему первый ученик внешнего двора являлся первым.

«Будет тяжело ударить сильнее его», — подумал Сонг, смотря как на сфере одна за другой появляются руны. В абсолютной тишине все с замиранием сердца следили за появлением новых огней на «силомере». Пари, со всё таким же невозмутим лицом развернулся и направился на выход. И только когда он переступал порог над площадью раздался голос старейшины:

— Одиннадцать рун!

— Ах ты везучий ублюдок, — услышал Сонг шёпот позади.

Очевидно, Айсу произошедшее было очень не по душе. Да и выглядел он…неважно. Плохо контролировал свои эмоции из-за чего на лбу у парня вздулись вены, а сам он напоминал разозлённого быка.

«Ну точно, сожжёт себя когда-нибудь этими эмоциями», — мысленно покачал головой Сонг и двинулся вперёд к концу очереди. Пора было уже и ему попытаться забрать главный приз и для этого придётся показать всю силу.

Очередь продвигалась не самым быстрым образом. Большинство практиков пыталось перед ударом сосредоточиться, поймать максимально лучший момент…без особого толку, правда. В основном это были результаты в шесть-семь рун, очень редко в восемь рун. Девять рун получилось услышать лишь однажды, когда на арену вошла Флоу, девушка без каких-либо проблем выбила из «силомера» девять горящих символов и радостной улыбкой вернулась к брату.

Что же до Сонга, то ему удалось ступить под купол чуть ли не самым последним. Большинство практиков, провалившихся в испытании уже, не особо хотели смотреть на происходящее и просто ожидал заключительной речи главы, потому собирались кучками вдали от арены.

Наконец, наступила очередь Сонга. Встав перед «силомером», парень охватил своим восприятием площадь понимая, что кроме пары человек, и старейшин, никто не обращает на его испытания внимания, и мысленно усмехнулся. Даже Айс с Флоу отошли в сторону что-то обсуждая.

«Ну что же, пора показать, чему я научился за время нахождения в секте и тренировок в кольце», — подумал Сонг отсранённо. — «Нет смысла сдерживаться. Мне нужно получить кровь феникса».

А в следующую секунду его захлестнула сила, он снял все ограничения, что искусственно возводил вокруг себя. Над головой Сонга вспыхнула тёмным огнём самая настоящая корона, позади появились яркие всполохи пламени, точно крылья. Он решил использовать ту единственную способность, что даже сейчас ему с трудом подчинялась. Даже после того, как он стал намного сильнее, с лучшим пониманием концепции огня и времени. Но зато ему удалось ещё больше усилить его после посещения камней концепций в последнем испытании.

«Вечное тёмное пламя», — чётко выговаривая каждое слово, произнёс Сонг, а в следующий миг прямо перед ним появилась чёрная сфера ничем не меньше самого «силомера».

Время застыло. Старейшины и преподаватели начали вставать со своих мест, где до этого отдыхали, а глава с двумя заместителями, не веря собственным глазам на ученика, что сумел одним лишь использованием навыка напрочь снести духовный купол над ареной. Куратор испытания бешено без остановки накладывал один за другим защитные оболочки, пытаясь залатать стремительно разрастающиеся бреши, но без особого толку.

А ещё через мгновенье Сонг ударил. Куратор зло выругался и, прикусив губу, щелчком пальцев создал сразу ворох щитов, накрывших пространство над Сонгом, а затем содрогнувшихся от сошедшей с ума силы времени и огня переплетённых вместе. Как это было раньше, вечное тёмное пламя, пожирая всё вокруг себя, включая щиты куратора начало крушить всё до чего могло дотянуться, в это же время сам Сонг превратился в чёрную тень, объятую пламенем, что с маниакальным упорством сминало «силомер» перед собой.

— Будь я проклят, что это за сила такая? — пробормотал шокированный Айс, наблюдая за тем, как с каждой секундой территория над ареной всё больше поглощается невероятно агрессивной техникой Сонга.

Всё закончилось столь же неожиданно, как и началось. Глава отделения секты, поморщившись, силой загасил начавшийся временной шторм. Взоры всех людей на площади обратились к Сонгу, что стоял возле чёрной сферы без верхней части одежды, оказавшейся уничтоженной бушующей мощью вечного тёмного пламени.

«Всё-таки этот навык следует и дальше дорабатывать, он способен убить и меня тоже», — с грустью подумал Сонг, ощущая, что все его внутренности сейчас были в той или иной степени повреждены неудержимой силой.

А затем «силомер» вдруг медленно стал превращаться в пыль, осыпаясь к ногам Сонга…

Глава 21

Над площадью повисла тишина, прерываемая лишь шорохом ветра. Такое ощущение, что люди забыли, как дышать. Все смотрели на застывшего посреди разрушенной арены Сонга.

Айс, не веря самому себе, смотрел на то, что стало с «силомером», как он медленно осыпался к ногам Сонга тёмной пылью.

— Знаешь, похоже, у него побольше рун получится, — пробормотала Флоу, следя восторженным взглядом за Соном.

— Да уж, наверное… — согласился её брат.

В это же время первый советник повернулся к главе и с озадаченным видом спросил у того:

— Э-э-э, разве во внешнем дворе у нас были ученики способные сломать камень проверки? Там же должна быть сила практика высоких этапов?

— Навык, который был использован этим учеником способен поглощать духовную энергию объектов вокруг него и тем самым усиливать себя, в прямом столкновении это не так эффектно выглядит.

— Но вы же не будете отрицать, что парень заслуживает самой высокой оценки? — вмешался в разговор второй советник.

— Безусловно, — ответил глава, мысленно оставив себе зарубку на памяти вытрясти все секреты из этого ученика после того, как он сыграет свою роль. До начала созыва сильнейших оставалось меньше месяца и первоочерёдной целью было именно попадание в число лучших. Он должен во что бы то ни стало обеспечить себе попадание в секту Тёмной души. Это начало его великого будущего.

Наконец, старейшина, отвечающий за создание барьеров, сумел прийти в себя и, подойдя к Сонгу, обратится к нему.

— Ученик, для тебя испытание окончено, вернись к своим братьям и сёстрам.

Сонг оторвался от осмотра того, что сотворило с ареной Вечное тёмное пламя и, поблагодарив старейшину, направился ко всё ещё находящимся в шоке товарищам.

— Подумать только, мастер Сонг, вы полны сюрпризов, — улыбнулся Айс, но в глаза же этой улыбки и в помине не было, он цепко следил за каждой реакцией молодого человека напротив.

Что же до Флоу, то её реакция на появление Сонга была противоположенной брату. В отличие от того, как это было ещё десять минут назад, она казалась крайне заинтересованной в молодом человеке. Девушка слегка улыбалась, и внимательно вслушивалась в то, что и как говорил парень.

— Я просто ударил всем, что у меня было, — ответил Сонг как можно скромнее и стараясь не провоцировать Айса.

Он уже понял характер этого человека, потому постарался не оказаться в поле его «интересов». Правда, без особого толку. Взгляд юноши вспыхнул гневом, но он подавил его. Было очевидно, что с этого момента Сонга приписали к небольшой группе соперников и теперь с ним будут общаться соответствующе.

— Отлично, — кивнул Айс. — Я с нетерпением жду нашего поединка на следующем этапе и поверь, мастер Сонг, сдерживаться не стану.

От былого пренебрежения не осталась ни следа. Парень смотрел на Сонга цепко, пытаясь понять, чего тот стоит. Его сестра лишь покачала головой, прекрасно осознавая эту черту брата. Сонг и сам её заинтересовал, только несколько в ином ключе — тот удар, использованный им, использовал скрученные вместе законы времени и огня. И девушка, увлекающаяся изучением навыков и техник боевых искусств, была очарована всепоглощающей силой нанесённого удара. Она сгорала от любопытства, но сдерживала себя, понимая, что сейчас не время и не место на расспросы.

— Всем ученикам, собраться! — прозвучал усиленный духовной энергией голос главы над площадью.

Все проходившие испытания практики внешнего двора секты выстроились перед главой со старейшинами ожидая, когда им объявят результаты. Невольно большинство то и дело посматривало в сторону Сонга, отчего у того, непривыкшего к такому вниманию, начало появляться раздражение. Ему даже пришлось даже применить некоторые техники для того, чтобы вернуть себе самообладание.

— Победителем сегодняшнего испытания объявляется ученик Сонг, нанесённый им удар был сильнее ближайшего конкурента и флакон с каплей крови феникса передаётся ему.

С этими словами перед молодым человек вдруг появился прозрачный сосуд с алой, пульсирующей, каплей жидкости, заключённой внутри. Протянув руку, он взял бытлёк под пристальными взглядами находившихся на площади людей и тут же отправил в карманное пространство кольца. Очевидно, большинство учеников сейчас безмерно завидовало Сонгу…

— Теперь что касается начала следующего этапа испытаний, — продолжил глава отделения секты. — Оно, как и запланировано начнётся на этом месте через два дня…

В этот момент он вдруг замолчал, переглядываясь с одним из старейшин. Очевидно, между ними происходил диалог с помощью мыслеречи. Через пару мгновений глава отвлёкся и поправил себя:

— Начало последнего испытания переносится на неделю, нам нужно время на то, чтобы восстановить арену и укрепить её. И да, наверное, для вас это стало сейчас очевидным — последний этап испытаний будут индивидуальные поединки. Каждому прошедшему предпоследнее испытание сейчас придёт уведомление на значок, всех же кто не смог этого сделать я прошу не расстраиваться, через три месяца у вас появится ещё шанс продемонстрировать всем, что вы достойны большего. Всем претендентам удачи через неделю.

Закончив на этом, глава развернулся и отправился в сопровождении своих советников прочь с площади. Сонг не стал задерживаться и попытался ускользнуть незамеченным, но, закономерно, это у него не особо получилось.

В этот момент перед ним вдруг появилась его цель в следующем испытании — Пари. Парень выглядел уверенным, но при этом смотрел твёрдо и спокойно и без какого-либо вызова.

— Это был хороший удар, — сказал он Сонгу.

— Спасибо.

— Теперь ты стал объектом преследования многих учеников, будь осторожен. Надеюсь, мне удастся проверить твои силы в следующем испытании.

Сказав это, Пари кивнул на прощание и пошёл прочь. Стоящий неподалёку Айс в этот момент был готов взорваться от злости, Сонг это видел даже без восприятия. Ясность внесла Флоу:

— Ну надо же, Пари решил заговорить с тобой? Обычно он ни на кого не обращает внимания, это, можно сказать, его обычное поведение. С братом он вообще ни разу не заговорил, хотя тот чуть ли не на каждом испытании пытается подойти к нему.

— Помолчи, Флоу, — бросил Айс, и, пренебрежительно фыркнув, отправился за ушедшим Пари.

— Увидимся мастер Сонг, — весело сказала девушка и поспешила за уходящим братом.

Вернувшись в комнату, он тут же вытащил сосуд с каплей крови феникса и с замиранием сердца попытался ощутить её восприятием. Без особого толку. Стенки сосуда имели какие-то сложные печати и не пропускали даже намёка на духовную энергию. К бутыли прилагалась небольшая печать-записка, гласившая, что внутри сосуда была эссенция жизни алого феникса. Это действительно была кровь настоящего феникса, правда обычного, не легендарного тёмного или синего.

Насколько помнил Сонг, тёмные и синие фениксы, являясь мифическими существами и имели невероятную по своей ценности эссенцию крови сравнимую разве что только с королевским цийлинем, чёрным истинным драконом и молниевым кирином.

Раньше эти существа населяли все атоллы вселенной неся в себе силу и мудрость бессмертных могущественных существ равных богам. Сейчас же, найти кого-то из них было просто невозможно. Зато куда чаще можно было встретить их младших родственников — алых фениксов. Наследников великих существ. Но даже так эта кровь, что сейчас была в его руке, ценилась куда выше того же истинного дракона. Тем удивительнее было то, что секта Вечных Сумерек имела запасы эссенции сущности феникса, и даже передавала её обычным ученикам внешнего двора секты.

Сонг без труда снял запечатывающую технику, наложенную на восковую пробку сосуда, и открыл флакон. От ворвавшейся в помещение невероятно плотной силы, нёсшей в себя настоящую концентрированную концепцию огня, он чуть не потерял сознание. Капля крови медленно выплыла из бутыля и, зависнув перед лицом Сонга, начала неспешно вращаться, распространяя вокруг волны плотной духовной энергии.

Подняв руки, парень накрыл её ладонями и стал медленно поглощать эссенцию, усваивая её. Здесь ни в коем случае нельзя было торопиться. Потому как в одной капли содержалось столько силы, что запросто могло разорваться Сонга. Энергия хлынула на него неудержимым потоком, и он начал тут же укреплять собственное основание всё ближе подбираясь к этапу «Восхождения». До этого он специально удерживал себя от шага на следующий этап, но теперь делать это стало очень трудно. Часы проходили один за другим, а он, обливаясь потом продолжал укреплять себя, пытаясь подвести себя к идеальному прорыву к «Восхождению».

Где-то в глубине духовного тела Сонга вдруг раздался только ему слышимый треск, настолько оглушительный, что приносил боль. Треск всё нарастал, вырываясь из-под контроля. Великое дао начало собираться в вышине над местом, где находился Сонг. Плотные облака стремительно наливались алым цветом нависая вначале над общежитием, а затем стремительно распространяясь по всей округе, накрывая собой территорию секты, города, а затем и целого района.

Глава отделения, находящийся в своей резиденции, почувствовав неладное, вышел на балкон и с удивлением смотрел на небо, затянувшееся алыми облаками. О таком он слышал лишь в легендах… Не только глава вышел сейчас на улицу, привлечённый необычным явлением. Многие старейшины, ученики и обычные практики с удивлением наблюдали за происходящим.

«Алый ветер приходит с востока».

В это же время Сонг продолжал поглощать суровую и неудержимую энергию крови феникса. Гром внутри его тела уже не умолкал, превратившись в нескончаемую какофонию. В какой-то момент оглушительный гром в ушах молодого человека замер на высшей точке, а затем небо над сектой разверзлось и оттуда хлынул яркий солнечный свет. А в это время Сонг ощущал, как ядро слияния разрушилось, а на его месте появилось настоящее рукотворное солнце, состоящее из перекрученных в тугой узел силовых лучей, формирующих силу практика этапа «Возвышения».

Открыв глаза, парень с удивлением обнаружил, что окружающая его действительность сильно изменилась. Он видел и ощущал окружающий мир как переплетение и сочетание энергетических нитей. Всё вокруг него состояло из силы, и если бы он захотел, из каждого предмета запросто мог вытянуть силу и поглотить её. Правда, неизвестно с каким эффектом, но сделать это было вполне возможно. А ещё он видел медленновращающийся посреди его комнаты сгусток силы и концепции огня. Он всё ещё оставался плотным и, казалось, за всё время нисколько не утратил своей силы.

— Что же, тогда продолжил, — пробормотал Сонг и приступил к укреплению собственного фундамента. Он, наконец ступил на этап «Восхождения» и это был один из самых важных моментов жизни любого практика. Именно сейчас для воинов высших земель начинался путь возвышения…

Глава 22

Аэтонэ с трудом открыла глаза. Боль тугим комком пульсировала где-то внутри неё и распространялось резкими жгутами по всему телу. Она всё ещё находилась в человеческом обличье. Форма истинного дракона оказалась ей недоступной, точно кто-то её запечатал. Кое-как сфокусировав взгляд, девушка смогла, наконец, осмотреться. Сейчас она находилась в какой-то тёмной круглой комнате судя по стенам, вырытой прямо в земле.

С усилием пошевелившись, Аэтонэ попыталась принять сидячее положение и чуть опять не провалилась в беспамятство. Волна слабости накатила с такой силой, что она чуть не потеряла сознание, но каким-то образом удержался на самом краю и спустя некоторое время смогла перевести дух. А затем пришли воспоминания. От них нельзя было спрятаться. Лучше бы она потеряла память.

Стиснув зубы, девушка прикрыла глаза и прислушалась к себе. После недолгого изучения стало понятно, что её тело сейчас находилось в ужасном состоянии, да несмотря на очень хорошее лечение, проведённое кем-то, девушка ощущала себя почти калекой. Состояние было гораздо хуже, чем даже когда-то в городе Синего Кита. Несомненно, если бы не помощь неизвестного, Аэтонэ была уже мертва, судя по количеству ран и их тяжести.

Уже через несколько минут она попыталась сесть в позу лотоса и начать медитировать. Поначалу это получалось плохо — боль раскалённой спицей пронзала её разум, не позволяя сосредоточиться. Но уже через некоторое время Аэтонэ смогла нащупать тропинку к собственному сосредоточению и погрузилась в лечебную медитацию. Неизвестно сколько прошло времени, но в какой-то момент истинный дракон начала ощущать потоки духовной энергии, разлитой вокруг. Направляя и управляя ими, она стала медленно исцелять себя. Даже с учётом помощи неизвестного практика, занимавшегося её исцелением на полное восстановление у неё, в лучшем случае, уйдут многие месяцы. И всё это время она не сможет практиковаться, так как оказалось, что ядро «Восхождения» тоже повреждено и сейчас скорее выглядело как иссушенный серый булыжник.

— Я почувствовал, что ты очнулась, — послышалась в её голове мыслеречь неизвестного. — Неужели мои никудышные способности восстановления всё-таки смогли дать хоть какой-то эффект?

Аэтонэ открыла глаза, увидев появившегося в комнате седого людолиса. Даже несмотря на её состояние девушка ощутила глубокую силу застывшего в проходе Вулпи. А ещё испускаемая им энергия была созвучна с той, что сейчас исцеляла её тело. Старик пытался лечить истинного дракона, даже несмотря на то, что сделать подобное не представителю этой расы было очень трудно.

— Старший, — Аэтонэ попытался встать, но у неё это, закономерно, не вышло.

Вулпи оказался возле девушки и поддерживая, аккуратно усадил на лежанку.

— Тебе пока не следует сильно напрягаться. Эти раны смертельны для большинства существ, чудо, что родословная истинного дракона смогла каким-то образом замедлить твою смерть. Не говори ничего, вижу, что тебе тяжело это даётся. Сейчас мы находимся в одном из пустынных миров высших земель так называемого региона закрытых миров «высших земель». Мой народ устроил здесь временное убежище. Здесь же находится раса Ноа-эт и некоторое количество людей…знакомых тебе.

Вулпи тяжело вздохнул, понимая, что этот разговор неизбежен и добавил:

— Ты должна знать многих из них потому как именно они захватили тебя в городе Синего Кита.

В глазах истинного дракона мелькнула ненависть, и старик это хорошо видел. Он поднял лапы перед собой успокаивая девушка.

— Аэтонэ, поверь, они уже осознали все свои ошибки… как и некоторые из вулпи участвовавшие в том инциденте. Оставь свою ненависть, сейчас тебе надо восстановиться, а месть, оставь её девочка. Я был знаком с твоими родителями и обещал им в случае чего позаботится об их ребёнке. Да будет свидетелем моих слов священный предок, я выполню это обещание во что бы то ни стало. Поэтому Аэтонэ, пока ты здесь, прошу, просто восстанавливался. Эти люди в любом случае надолго с нами не останутся и отправятся искать себе новый дом среди миров человеческого атолла влияния.

Вулпи подошёл ближе и острожное прикоснулся к руке девушки. Целительная энергия начала наполнять её тело, понемногу восстанавливая его, а людолис между тем продолжал говорить мыслеречью:

— Возможно, тебе будет интересно. Тот парень, Сонг, вместе с товарищами оказался единственным, кто захотел спасти тебя, девочка, и у него это почти получилось.

Аэтонэ отвлеклась от своего гнева и удивлённо посмотрела на седого вулпи.


Сонг без раздумий продолжал вливать неудержимый поток силы в собственное основание, а энергия даже и не думала истощаться. Кровь феникса пульсировала, точно настоящее сердце наполняло огненной концепцией всё его существо. Так как до этапа «Восхождения» его отделяла лишь призрачная граница, он потратил на прорыв в разы меньше сил, чем рассчитывал. Всю остальную энергию он направил укрепление основания достигнутого. С каждой секундой Сонг чувствовал, что его сила становится всё более чистой. Пожалуй, для него это было впервые, когда преодоление большой границы развития оказалось настолько лёгким процессом.

Перерождённое ядро «Восхождение» крутилось перед мысленным взором молодого человека, ослепляя его своей яркостью, оно стремительно поглощало потоки силы, становясь всё более плотным. Оно темнело с каждой новой порцией усвоенной энергии. В определённый момент Сонг почувствовал, что вплотную подобрался к незримой границе, после которой начинался путь к среднему этапу «Восхождения» и именно это сделало невозможным дальнейшее усиление и укрепление его развития. Тело скрутило судорогой, а все внутренности буквально сдавило тисками. Он с усилием сдержал готовый вырваться стон и медленно выдохнул воздух сквозь зубы. С начала развития этапа «Восхождения» перед практиком вставала одна из самых серьёзных проблем возвышения — бастионы боли «Восхождения». Это становилось главной преградой воинов для взятия каждого малого этапа вплоть до прорыва «Осознания», преодоление которого вызывало ярость великого Дао. И именно с бастионами боли была связана основная проблема этапа «Восхождения», особенно преодоление его пика. Император, Хозяин Зимнего Сада, глава Вэй и многие другие воины пика «Восхождения» закрытого мира Синк так и не смогли преодолеть эту границу, какой бы тонкой она ни была. Причиной тому последний бастион — его сила и прочность были таковы, что запросто убивали смельчаков, питающихся чистой силой, прорваться к этапу «Осознания» и это казалось непреодолимой преградой для них…

К сожалению, у Сонга сейчас не было техники, помогающей найти ключи к этим бастионам, но она точно должна была быть в секте судя по количеству практиков «Восхождения» среди учеников внешнего двора.

— Раз дальнейшее укрепление и усиление развития сейчас невозможно, значит, можно сосредоточиться на другом…, — сказал вслух Сонг и начал вокруг себя собирать огненную эссенцию из чистых законов огня.

Четвёртая революция техники огненного бессмертного. Возможно, это был его шанс взять её. Парень всё больше накапливал концепцию огня из-за чего воздух вокруг него начал искажаться под действием невероятно концентрированной силы. Секунда проходила за секундой, а он всё продолжал собирать мощь. Каменный пол вокруг Сонга стал трескаться, не выдерживая нагрузок и напора силы, все без исключения ученики, живущие в общежитии, почувствовали неладное. Сила вокруг здания стала стремительно иссыхать, точно пруд в засуху, и концентрироваться на одном из этажей.

Сонг же в это время продолжал собирать всю доступную энергию. Для преодоления четвёртой революции её требовалось просто огромное количество. Позади молодого человека всё явственнее проступали контуры четырёхрукой женщины с парными клинками. Она улыбалась неестественной безумной улыбкой, смотря куда-то вперёд. Тем временем Сонг, не замечая ничего и обливаясь потом, начал сжимать накопленную в комнате силу до размеров кулака. Превратившись в настоящий источник энергии, он движением кисти соединил получившийся клубок силы и остатки крови феникса, а затем без промедления прикоснулся к нему.

Яркая вспышка озарила комнату, а вслед за ней внутри Сонга родилось пламя. Четвёртая революция огненного бессмертного наделяла получившего её даром. Даром единения со стихией огня. Практик, постигший её, получал возможность на краткий миг вбирать в себя воплощение истинного неугасимого пламени, фактически превращаясь в сам закон пламени. К сожалению, подобная сила была доступна воинам лишь на несколько секунд, после которых любой практик уже не был бы способен сопротивляться даже пятому владыке.

Вернувшись в реальность, Сонг с большим удивлением отметил царившую вокруг разруху. Его комната, все предметы интерьера, превратились в угли, а стены были черны от копоти. В отличие от комнаты на самом парне не было и пылинки, его идеально белая одежда всё так же оставалась без единого пятнышка.

«Здесь нечем дышать, думаю, стоит проветрить комнату», — подумал Сонг и открыл дверь, откуда на него с удивлением смотрели несколько десятков пар глаз.

— Что? — спросил он, прикинувшись, что ничего не произошло.

— Ученик Сонг, — почтительно обратился к нему комендант, явно бывший в курсе недавних подвигов парня. — Мы услышали странные звуки из твоей комнаты, всё ли в порядке?

— Да, конечно, — кивнул он, и обернувшись осмотрел свою, ставшую в один миг нежилой, комнату. — Скажите, старший, у вас есть ещё свободные помещения? Здесь какое-то время будет тяжело жить.

— Конечно, свободные комнаты ещё есть, — тут же отозвался комендант и указал вперёд по коридору. — Прошу за мной, посмотрите, какая из комнат лучше всего вам подходит.

«Ну надо же, как изменилось у них отношение после последнего испытания», — немного удивился Сонг, смотря на мастера перед собой.

Прав был старик Лод, в тёмных мирах правила сила и власть.

Первая же показанная комната вполне устроила молодого человека и он, попрощавшись с комендантом, сразу же приступил к медитации. Внимательно осмотрев собственное тело с помощью восприятия, Сонг с улыбкой должен был признать, что проделал хорошую работу. База начального этапа «Восхождения» казалась незыблемой, настолько сильно она укрепилась, а близость первого бастиона была неоспорима. Если бы не факт его присутствия Сонг, скорее всего, сумел взять средний этап. Ну да тут ничего не попишешь.

А ещё, став воином «Восхождения» парень вдруг почувствовал странную энергию из карманного мира своего кольца. И распространяло эту силу то самое устройство, переданное ему совсем недавно старейшиной. Обычный с виду цилиндр, помещающийся в кулаке, удобная штука для кулачных боёв рабов — частое явление на рабских рынках.

Поставив цилиндр на столик, Сонг задумчиво уставился на него. Отчего-то ему не нравилась предложенная старейшины альтернатива — далеко не факт, что после всего произошедшего кто-то захочет разбираться и восстанавливать его имя. Как не нравилось и предложение главы, несмотря ни на что он не был наёмным убийцей и точка. Тем более что и в этом случае Сонгу грозила всё то же заточение. Парень сидел, задумчиво вертя перед собой цилиндр. Ему крайне важно было найти другой, собственный путь, из всей этой ситуации…

Глава 23

Глава отделения секты с улыбкой смотрел на приближающийся астральный корабль. Именно на этом судне должны были прибыть представители великого совета секты «Вечных Сумерек» и, что важнее почётный гость — один из представителей секты «Тёмной Души», сильнейшей силы тёмного пути в человеческом атолле влияния. Этого события глава ждал очень давно, он подготовил сразу несколько отличных решений, которые все вместе сделают его неоспоримо лучшим кандидатом от этого отделения секты на отправку в центральный мир, управляемый сектой «Тёмной Души».

К тому же он нашёл куда более перспективного исполнителя одной из финальных частей плана чем Айс Рейн, это должно было ещё больше закрепить его общий успех. Да и само использование новичка в секте куда безопаснее. Во-первых, за этим Сонгом не стоит сразу две семьи, как за Айсом, во-вторых, он куда сильнее, и это даёт по-настоящему хороший шанс, что старик Пари окажется выбит из этой гонки. Главное, сразу забрать реликвию у парня после того, как он выполнит задуманное, иначе есть риск, что гости могут заподозрить что-то неладное — слишком уж выдающийся предмет.

Что же до второго советника…Рину уже всё подготовила, и там ожидалось всё куда проще, чем со стариком Пари.

Корабль, тем временем причалил к вышке, и к встречающим был протянут широкий трап, по которому неторопливо спустилась небольшая делегация, состоящая из нескольких представителей секты «Вечных Сумерек» сопровождающих высокого гостя. Насколько помнил глава, в другие отделения были направлены такие же небольшие делегации, причём и в секту «Повелителей Мира» тоже. Главной тёмной силе человеческого атолла была неинтересна вражда двух своих подчинённых.

— Какое счастье, что вы смогли приехать раньше мастера! — воскликнул глава, слегка кланяясь подходящим гостям. — Завтра у нас как раз финальный этап испытаний внешнего двора секты и, если вы пожелаете, сможете насладиться поединками лучших представителей нашего отделения.

— Всё возможно, нам нужно ещё выбрать несколько представителей молодого поколения, — махнул рукой находящийся впереди воин. — Но сейчас мы бы хотели отдохнуть, распорядитесь чтобы нам подготовили хорошие комнаты.

— Несомненно, подготовим лучшие комнаты, прошу за мной.


За собственным развитием, укреплением, медитацией и практикой во дворце карманного мира подаренного кольца Сонг провёл всё оставшееся время до начала последнего, финального испытания.

Прежде всего довольно быстро выяснилось, что все комнаты, используемые им раньше для практики боевых искусств, оказались…не эффективны. Сонг без особого труда зачищал их, а там, где нужно было выжить внутри полноценного сражения оказывался неизменно последним стоящим на ногах. При этом он не особо напрягался. Тогда, когда нужно, уходил от прямого столкновения, в других ситуациях сокрушительно атаковал.

По этой причине ему пришлось искать новые комнаты и довольно быстро выяснилось, что целые секции дворца, раньше заблокированные оказались открыты. Одна из этих секций оказалась небольшой верандой, чьи окна выходили прямо на часть сада и простирающимися за ним бесконечными на вид просторами. Степь с клочками смешанного леса тянулась на многие километры вперёд и терялась в далёкой дымке, полуденное яркое солнце слепило и жарило так, будто Сонг сейчас находился посреди Туманного архипелага.

— Подумать только, — удивился вслух он. — Я не верю, что артефакт с подобным карманным пространством глава позволит отпустить далеко от себя. Значит, вероятно, на кольцо наложена какая-то следящая печать. С другой стороны, этот старейшина с его игрой и этим цилиндром. Использую его и окажусь в ситуации, когда придётся доверить собственную жизнь неизвестному человеку из тёмного мира, и при этом ещё рисковать всё тем же кольцом и другими сокровищами в другом моём кольце.

Парень мысленно потянулся к парным клинкам, висящим сейчас в пустоте другого карманного мира. Те привычно распространяли вокруг себя неизвестную духовную энергию и глубокие законы меча.

«Что же, значит придётся в очередной раз идти своим путём», — подумал он, убрав брусок подальше.

Среди открытых комнат он довольно быстро обнаружил ту, что быстро стала для него главной ареной практики. Это было довольное большое светлое помещение с установленными колоннами по всему периметру. Там, ровно посередине стоял одинокий человек в белых одеждах с опущенной к земле саблей. Вокруг него медленно распространялась тягучая духовная сила, внешне проявляющаяся в закручивающейся подобно змеям дымке.

Сонг, впервые оказавшись в этом месте, насторожённо замер, оценивая неизвестного. По всему было видно, что он был силён. Но при этом находился на том же начальном этапе «Восхождения». Когда парень сделал несколько шагов к застывшей фигуре, мужчина встал в стойку и поднял на него взгляд. В голове Сонга прозвучало:

«Шестой ключ наследия».

А в следующую секунду мужчина пропал из поля зрения. И…Сонг проиграл. Быстро, словно играючи его одолел призрак комнаты. После этого парень приходил сюда и по нескольку часов пытался победить. Без особого толку. Всё заканчивалось очень быстро. Неизвестный мужчина использовал глубокие законы сабли, при этом обладал поистине ужасающей скоростью и был способен использовать техники поразительные по своей силе. Именно так и проходило обучение Сонга вплоть до прозвучавшего гонга, приглашавшего к началу соревнований.

Уже когда он шёл своим привычным маршрутом к площади, где должен был проходить последний этап испытаний он начал замечать неладное. Людей, идущий вместе с ним в этом же направлении оказалось очень много. Даже первый этап не собирал столько учеников и членов секты «Вечных Сумерек», и, похоже, все эти люди шли посмотреть на предстоящие поединки.

Его предположения подтвердились, уже у входа на площадь он встал как вкопанный. Вся территория оказалась заполнена практиками. Сонг никогда бы не подумал, что во внешнем дворе столько людей. Казалось, здесь было несколько тысяч практиков. И все они пришли посмотреть на предстоящие поединки.

Пройдя по коридору до арены, Сонг присоединился к другим девятнадцати претендентам, внимательно следя за небольшим возвышением, где сейчас находился глава и другие старейшины. Почти все из них были на месте. Не хватало только второго советника, как и вечно крутящейся возле него Рину.

А ещё Сонг заметил возле главы новые лица. Несколько стариков, выглядевших очень мрачно и странного вида человека. Он был одет в пёстрый, делавшим его похожего на павлина, наряд. С шапкой, из которой торчало несколько перьев. Вокруг странного мужчины постоянно суетился глава, что-то спрашивал, услужливо кивал. А ещё то и дело переговаривался со стариками.

Среди участников соревнований не было видно Флоу — она не прошла, а вот её брат, Айс был на месте, только не особо жаждал разговаривать с Сонгом. Лишь скупо поприветствовал его и продолжил своё занятие — закрыв глаза что-то бормотать себе под нос. Очень похоже настраивался таким образом к бою. Примерно тем же занимались и другие. Сонг же мысленно лишь пожал плечами, никакого дискомфорта или напряжения он не чувствовал. Пройдя через сотни схваток в закрытом мире Синк тренировочный бой против учеников, пускай и великой секты, но всё же, это было очередное сражение даже не за жизнь, а просто за звание лучшего.

Наконец, когда время вышло, глава отделения секты, чуть подался вперёд и оглядев стоящих перед ним двадцать кандидатов громогласным голосом, разнёсшимся по всей площади, произнёс:

— Сегодня у нас начинается заключительный день испытания и, надеюсь, каждый из прошедших кандидатов сумеет показать всё, чего он достиг за эти месяцы постоянных тренировок. Помните, во время прохождения поединков остаются незыблемыми правила секты! Уважительно относится к своему противнику, не использовать концепцию смерти, и умышлено не убивать и не калечить участников! Сразу два учителя-старейшины будут сегодня за этим следить.

Сонг заметил, как вперёд вышли два человека, одного из которых он с удивлением узнал. Мальчик, что заведовал испытаниями в секту. Он явно был не сильно заинтересован в происходящем так как безразлично осматривался, поймав взгляд Сонга, тот лишь слегка кивнул, показывая, что узнал его и продолжил безэмоционально осматриваться.

— Также, хочу представить вам наших сегодняшних гостей! Это делегация из нашей штаб-квартиры во главе с великим старейшиной Зиносом и, конечно, представителем сильнейшей в человеческом атолле влияния секты «Тёмной Души» младшим мастером Вал Гоном. Он приехал лично оценить силы наших учеников и так уж совпало, что успел к нашему небольшому испытанию. Поэтому прошу вас, не сдерживайтесь, потому как, возможно, ваш талант сможет заинтересовать младшего мастера, и он пригласит вас перейти в секту «Тёмной Души».

Сонг посмотрел на кислую мину этого младшего мастера, складывалось впечатление, что ему было просто…плевать? Но, с другой стороны, Сонга вдруг осенило, если удастся заинтересовать этого человека, то ни глава, ни старейшина его тронуть не смогут. Парень ещё раз посмотрел в сторону скучающего разряженного представителя секты и мысленно кивнул, сдерживаться он не станет. По-видимому, остальные претенденты подумали так же.

— Отлично! Итак, первой парой станут ученик Сонг и ученик Пари!

Конечно, глава не захотел откладывать в долгий ящик то, что мог сделать сразу. К тому же оба практика считались сильнейшими среди всей группы и потому большинству присутствующих учеников было интересно исход их противостояния.

«Когда одолеешь его, парень, у тебя будет пара секунд на добивающий удар, не подведи меня и получишь всё, что пожелаешь», — в голове Сонга появилась мыслеречь главы вкупе с каким-то набором знаков, вероятно, предназначенных для того, чтобы активировать очарование, которое должно было поработить его разум после использования кольца.

Сонг проигнорировал сказанное, походя отмахнувшись от знаков. Это не укрылось от главы отделения, отчего он нахмурился, что-то было не так, но из-за того, что поблизости были старейшины из штаб-квартиры, он не мог позволить себе слишком много, лишь наблюдать.

Зайдя внутрь арены Сонг и, ученик старейшины посмотрели друг на друга.

— Я не стану сдерживаться, — заявил спокойным голосом Пари.

На это Сонг лишь кивнул, он и сам хотел показать всё на что был способен и вместо ответа извлёк из карманного пространства меч. Встав в среднюю стойку, он посмотрел вперёд, сосредотачивая взгляд на противнике. Он сокрушит всех и каждого, кто встанет у него на пути.

Глава 24

— И куда ты собралась? — старик Яма стоял возле открывающегося куда-то портала смотря на Чин Э одетую в лёгкое белое платье. — Мы только объявили о твоём возвращении, а ты уже пытаешься куда-то пропасть.

— Мастер, я давно уже не ваша ученица и вольна сама выбирать свой путь, — с улыбкой отозвалась девушка. — Но ваше беспокойство мне понятно. У меня осталось одно неоконченное дело регионе «Закрытых миров», и я хотела бы с ним покончить.

— Вэл Синк давно мёртв, девочка, незачем гоняться за его тенью по всему атоллу, когда над нами замерли мечи расы духов. А ещё, говорят, кто-то видел на самой периферии нашего влияния несколько кораблей странников. Ты же сама должна понимать, насколько это опасно.

— Я способна о себе позаботиться, — покачала головой Чин Э. — У меня всё ещё есть сила равная сильнейшим воинам «высших земель»…

— Сила не означает неуязвимость, уж тебе ли не знать, девочка? — вздохнул старик.

— То, что произошло… — она запнулась, но продолжила. — Не повторится. Как я уже сказала, мастер, у меня есть дела. Возможно, это эгоистично звучит, но они для меня куда важнее всего человеческого атолла.

— Я понимаю девочка, — вздохнул старик Яма. Он действительно при всём желании не смог бы её остановить. — Прошу, береги себя и помни, божественный клан придёт к тебе на помощь по первому зову, мы одно целое.

— Спасибо, мастер, — поблагодарила его Чин У и уверенно вошла в портал тут же пропав в нём.

— Отец ты мог бы попытаться остановить её, — в зал вошёл второй сын магистра. — Она одна из сильнейших столпов.

— Именно поэтому остановить её даже мне не под силу.

— Но есть же сила сердца, ты мог попытаться воспользоваться им…

— Ты в своём уме, мальчишка? — удивился магистр Яма. — Сейчас сердце единственное, что сдерживает продвижение границы атолла духов, а ты предлагаешь ослабить его? И чего это будет нам стоить? Сотне миров или тысячи?

— Простите магистр, — поняв, что сболтнул лишнего, второй командующий склонил голову.

— Будем надеется, что она быстро закончит со всеми делами, — вздохнул старик и неторопливым шагом направился к себе в покои, ему ещё предстояло много работы.


Над площадью, где проходило последнее испытание вдруг, раздвинув в сторону облака, появилось солнце. Оно осветило арену и стоящих друг напротив друга практиков. По бокам арены замерли сразу три старейшины готовые напитать своей силою барьер и, конечно, остановить «Вечное тёмное пламя» если оно вдруг появится. На этот раз они были готовы к его появлению, и его разрушительное воздействие будет не таким серьёзным.

«Значит, я должен впечатлить того странно выглядящего человека?» — подумал Сонг, мысленно прикидывая свои силы, после чего усмехнувшись решил. — «Чтож, раз так, то и сдерживаться смысла нет».

Пари, подтверждая эти мысли, атаковал первым. Сонг с большим трудом уловил его движения, тот просто пропал из поля зрения, а через секунду оказался возле, обрушиваясь градом, простых, казалось бы, ударов, но несущих в себе столько концепции разрушения, что пространство начало разбиваться на мелкие осколки оставляя после себя зияющие чернотой медленно зарастающие раны.

Сонг, оставляя сотни послеобразов, без проблем ушёл с линии атаки Пари и попытался разорвать дистанцию, чтобы ударить в ответ, но это оказалось сделать не так-то просто. Даже несмотря на то, что он прекрасно видел все движения противника и знал, что тот умеет управлять фиолетовой молнией, следующая атака оказалась неожиданной.

Сверху на него обрушилась частая цепь фиолетовых молний, выжигая всё, что находилось в пределах их досягаемости. Зрителям, наблюдавшим за поединком, было очень тяжело увидеть хоть что-то внутри арены из-за невероятной яркости испускаемого концепций молний света.

— Ну надо же, глава, у вас, оказывается, во внешнем дворе уже есть ученик, умеющий так хорошо управляться с фиолетовой молнией? — подал голос главный старейшина Зинос. — Как вам, младший мастер Вал Гон?

— Это просто фиолетовая молния, — скучающим голосом отозвался мужчина в пёстрых одеждах. — И это у вас считается чем-то выдающимся? Даже не знаю, есть ли у вашей секты будущее, имея такую посредственность на финальном испытании.

— Не судите строго, младший мастер, — заметил глава отделения. — Это же внешний двор секты. Хоть здесь собрались и сильнейшие его представители, но всё же они ученики, что ещё находятся вдали от сильнейших практик, техник и навыков секты.

На это Вал Гон лишь фыркнул, демонстрируя своё отношение к происходящему на арене и опять скучающе уставился в одну точку. Разговаривать с этими людьми ему не хотелось. Если бы не приказ старейшины он никогда не отправился бы в это захолустье на несколько лет в поисках талантов и сильных мастеров. За всё время своего пребывания в тёмном мире Хел он видел лишь пару практиков с хорошей силой и рекомендовал их секте. Что же касается учеников, то не было никого даже приблизительно соответствующего стандартам секты. Одни слабаки или переростки, что учениками даже называть стыдно. Мужчина безразличным взглядом прошёлся по арене, где вот уже несколько секунд происходила битва и вдруг удивлённо замер. Его восприятие без проблем пробилось через завесу фиолетовых молний и то, что он там увидел, сбивало с толку.

— Что это такое? — вырвалось у него.

Остальные старейшины и глава проследили за его взглядом и тоже вернулись к наблюдению за поединком.

Сонг же в это время спокойно стоял посреди яростного домена молний без проблем, уходя от сонма ударов Пари. Он позволил себе несколько секунд пассивной защиты, чтобы лучше прочувствовать силу фиолетовых молний, что так разительно отличались от золотистых ударов Син Фен. Поняв, что в основе этих ударов лежала слияние законов молнии и разрушения он успокоился.

«Думаю пора заканчивать», — решил Сонг, сжав посильнее меч.

«Мир клинков», — чеканя каждое слово, выговорил он и в туже секунду опустил меч.

Время, точно повинуясь чьему-то приказу, замерло в этот миг. Зрители, старейшины, мастера возле арены, глава — все застыли на месте. Перестал дуть ветер, замерла листва на деревьях вокруг площади, а небольшая стая птиц, что в этот момент пролетала где-то вдалеке, и казавшейся едва различимыми точками, остановилась на полувзмахе своих крыльев.

Сонг влил в навык столько сил, что этого бы хватило на уничтожение города второго класса. Куда ни кинь взгляд из земли повсюду на арене стали медленно подниматься стяги неизвестного войска. Один, два, десять, сотня, тысяча, десять тысяч. Алые флаги вздымались ввысь и колыхались от несуществующего ветра. Тягучая духовная сила накрыла всю арену, а затем из одной части огороженного поля боя и до другой прокатилась тугая ударная волна, разрушающая в пепел всё, что оказывалось неспособно защититься от неё. Скрученное в комок время дрогнуло, и начало свой отсчёт. А стены арены, принявшие на себя всю мощь удара, вздыбились, превращаясь в воплощение хаоса. Трое мастеров, обливаясь потом, латали стремительно появляющиеся дыры и укрепляли структуру барьера. Посреди этой атаки хорошо различалась фигурка ученика Пари, что каким-то невероятным образом всё ещё умудрялся стоять на ногах и даже выставить вокруг себя странный барьер, казавшийся Сонгу незыблемым, как если бы создан мастером высочайшего ранга.

Раз так, то у Сонга не остаётся выбора.

«Рассечение, финальная форма», — крикнул он ключ-фразу, перекрывая завывающий голос ветра.

Яростный крик феникса взлетел над площадью. После того как Сонг впитал в себя кровь самого настоящего феникса ему оказалась доступна совсем другая форма финального удара «Рассечения». И доказательством этого стало появление в небе сразу стаи чёрных огненных птиц, оставляющих после себя шлейфы чёрного огня, уничтожающего саму реальность. Птицы один за другим обрушились на Пари, сминая его защиту, точно это был обычный мыльный пузырь. А через секунду перед упавшим учеником оказывается один из старейшин, почувствовав неладное и закрыв парня своей силой и телом. Площадь содрогнулась, и тугая мощь Сонга разлеталась в разные стороны… Хорошо, что благодаря оставшимся двум мастерам удерживающим барьер эта сила стала безвредной и неопасной для других практиков. Но даже так все прекрасно почувствовали потенциал этой атаки. Над местом сражения, точно снег, начал медленно кружится и падать серый пепел. Концепции огня и клинка переплетались в нём, создавая причудливые иллюзии.

Стоящие перед ареной претенденты, включая Айса нервно сглотнули слюну, каждый из них понял, что ни за что не хотел бы встречаться в прямом поединке с Сонгом.

Послу устроенной какофонии на арену опустилась тишина, никто не мог поверить своим глазам — новичок, сумел победить сильнейшего ученика внешнего двора за два удара и каких удара. Не оставивших ни единого шанса оппоненту.

— Кто этот ученик? — вдруг спросил заинтересованно Вал Гон.

Он прекрасно видел потенциал парня, и какие тот использовал концепции в своих атаках. Оставалось только поаплодировать главе этого отделения — он вырастил настоящий талант. Сам же глава, поражённый увиденным, не сумел скрыть страшную гримасу, исказившую его лицо.

— Что с вами, глава? — спросил старейшина Зинос. — Наш гость задал вам вопрос и ждёт ответ на него. Если честно мне тоже интересно, что это за юное дарование.

— Это… — запнувшись на мгновенье, глава вернул себе самообладание, поняв, что дал слабину. — Это наш новичок, он впервые участвует в испытании и уже сумел зарекомендовать себя как сильный практик. Как видите, наши подопечные совсем непросты.

— Я хочу поговорить с ним, — вдруг сказал Вал Гон и, поднявшись с места, спокойным шагом направился к арене. Старейшина Зинос и его подчинённые тут же поспешили за ним. Ну а глава отделения, стараясь не показывать того, насколько он зол и обескуражен, присоединился к их компании.

«Проклятье, мальчишка же сейчас получит приглашение от этого Вал Гона, и я даже не смогу ничего сделать. А моё кольцо? Оно же стоит огромные деньги, и я ещё не до конца разгадал его секреты! Проклятье!» — глава судорожно думал. — «Ладно, что произошло, то произошло, нужно просто воспользоваться ситуацией и попытаться обернуть её в свою пользу». — решил, наконец, глава, догоняя Вал Гона.

— Кто наставник этого юного гения? И, напомните, как его зовут? — поинтересовался Зенос.

— Я, — с готовностью отозвался глава. — Лично занимался обучением ученика Сонга, старейшина.

— Вы хорошо постарались, — Вал Гон одобрительно кивнул, чтобы вырастить такой талант требовалось огромное количество ресурсов и сил. — Ученик Сонг. — крикнул он, приближаясь к юноше, что всё ещё стоял посреди арены ожидая, когда его объявят победителем. — Я не буду ходить вокруг да около — как насчёт стать приглашённым учеником секты «Тёмной Души»?

Сонг удивлённо замер, осматривая делегацию, что пришла к нему.

Глава 25

— Младший мастер, — удивился словам Вал Гона великий старейшина Зенос. — Вы уверены? Этот ученик только поступил в нашу секту, мы не знаем наверняка…

— Это всё неинтересно, — отмахнулся от старика человек в пёстрых одеждах. — Его сила, вот что важно. Какой у тебя костный возраст, парень? — обратился он к Сонгу.

— Мне этого точно не известно, но где-то от двадцати и до двадцати пяти, — ответил тот. Сонг, из-за постоянной практики и игр со временем в гробницах наследий действительно уже давно потерял понимание о своём возрасте, тем более что точно он его не помнил никогда из-за потери памяти.

— А не важно, даже если двадцать пять уже немыслимо, — усмехнулся младший мастер. — Так как тебе моё предложение, ммм?

«Если согласишься, я сделаю всё, чтобы уничтожить тебя парень!» — мыслеречь главы появилась в голове Сонга. — «Я сильнейший практик этой части света, достаточно простой мысли, чтобы стереть тебя в порошок!»

И одновременно с этой мыслеречью появилась вторая от старейшины-наставника Пари:

«Ты ходишь по очень тонкому льду, парень. Признаю, что недооценил тебя, но без поддержки, согласившись на предложение младшего мастера ты в любом случае обречён на забвение внутри величайшего столпа силы человеческого атолла. Откажись в пользу моего ученика, и я сделаю всё, чтобы твоё будущее в секте „Вечных Сумерек“ будет безоблачным. Даже глава не станет проблемой».

— Старший, это большая честь и я принимаю ваше предложение, — кивнул Сонг, проигнорировав слова посланные мыслеречью.

— Отлично! — воскликнул Вал Гон и повернулся к великому старейшине Зелосу и гневе. — Этот парень становится избранным в секте «Вечных Сумерек», после того как моя миссия окончится, я вернусь в отделение за ним. Если получится так, что с учеником Сонгом за это время что-то случится гнев секты «Тёмной Души» падёт на каждого кто сейчас находится на этой площади.

— Зачем же пускаться в такие крайности? — воскликнул старик-старейшина, а глава возле него лишь от гнева скрипнул зубами.

— Вы все за дурака меня держите? — раздражённо спросил Вал Гон. — Мне прекрасно известно, что такое секта тёмного пути. Ещё раз — совершенно неважно, что конкретно может произойти с учеником Сонгом, при любом раскладе пострадают все здесь. Это понятно? Он теперь член секты «Тёмной Души» и отношение к нему должно быть соответствующие.

Сонг мысленно усмехнулся, наблюдая за лицом главы отделения Секты, что на секунду исказилось от гнева, даже несмотря на его опыт, он всё же не смог удержать себя в руках, но, к его чести, очень быстро вернул себе самообладание.

— Конечно, я лично позабочусь о его безопасности, — поклонился глава. — Как долго вы планируете ещё искать кандидатов среди младшего и старшего поколений?

«Вот оно! Я должен узнать, сколько у меня ещё есть времени. Плевать, что план с учеником Сонгом не удалась. Что-нибудь придумаю с этим Пари, а Рину уже должна позаботиться о втором Старейшине, ничего ещё не решено!» — думал глава отделения проматывая в голове все возможности.

— Я практически не рекомендую секте экспертов старшего поколения, — поправил главу младший мастер. — В основном этим занимается старший мастер, он, к слову, должен скоро для этого посетить вас. Что же до сроков — моя миссия должна продлиться ещё год, ученик Сонг, я бы взял тебя с собой, но не могу, есть вещи от меня не зависящие. Поэтому просто дождись меня в этом «отделении».

— Конечно, старший, — обхватив кулак ладонью слегка поклонился Вал Гону Сонг.

Это даже было хорошо, у него всё ещё оставался на руках пропуск в земли возвышения и хотелось бы, наконец, понять для чего он нужен.

— Если всё решено, то давайте продолжать, — заметил старейшина Пари. — У нас всё ещё продолжаются испытания.

— Несомненно, — кивнул Вал Гон. — Увидимся ученик Сонг.

Наскоро устранив повреждения и залатав повреждённый защитный барьер, бои финального испытания продолжились. Сонг встал среди других ожидающих своей очереди учеников и принялся наблюдать за происходящими боями. В основном всё заканчивалось быстро, в первые же минуты, но иногда сражение могло продолжаться в течение нескольких минут. Он внимательно наблюдал за другими учениками на арене — к сожалению, приходилось признавать, что его опыт сражения с практиками «Восхождения» и выше был несколько ограничен. Сейчас он побеждал скорее чистой мощью, чем умением, тем полезнее был опыт наблюдения за другими воинами.

Удивил Айс, встретившись на арене с высоким мускулистым практиком, он сумел победить за секунду заковав льдом всё пространство под куполом и погребя под ним бедолагу. Непонятно каким образом, но мастера, следящие за боем, успели среагировать и отгородить проигравшего прочным щитом. На взгляд Сонга не зря Айс считал себя если не сильнее, то равным ученику Пари. Если подумать, то не будь в сегодняшнем испытании Сонга именно поединок этих двух должен был стать самым грандиозным.

Первый круг боёв закончился через тридцать минут и без задержки сразу начался второй. Времени на передышку им и не думали давать. Что, скорее всего, было очевидным намёком на важность для всех практиков общей выносливости.

Первым же противником Сонга оказалась миниатюрная девушка, спокойно справившаяся со своим последним оппонентом с помощью чего-то похожего на концентрированную концепцию копья вкупе с законами ветра. Сильное сочетание, позволяющее очень эффективно сражаться на средней и дальней дистанции.

Когда Сонг заходил на арену все три мастера барьеров ощутимо напряглись, им хватило и прошлого раза. Встав напротив противницы, он ощутил волны спокойствия исходящие от неё. Она стояла на месте, опустив древко копья в землю и смотря прямо в глаза Сонга.

— Став свидетелем вашего последнего боя, мастер Сонг, мне уже очевиден победитель нашего поединка, — вдруг сказала она низким грудным голосом. — Я признаю своё поражение! — Её усиленный духовной силой голос разлетелся по площади.

— Ну это просто скучно… — с досадой заявил младший мастер Вал Гон. Он то рассчитывал увидеть, как минимум повторение того боя, но нет. Сплошное разочарование.

Сонг лишь мимолётно удивился, хотя, конечно, возражать против автоматической победы не стал. Вероятно, у этой ученицы были свои мотивы не сражаться с ним.

В следующем круге всё опять повторилось. Ловкий практик, что совсем недавно буквально размазал своего противника с помощью выдающихся законов земли и огня, отказался сражаться с Сонгом. Лишь только вошли на арену он тут же поднял руку и объявил всем о том, что сдаётся. Теперь уже было очевидно, что никто из учеников внешнего двора участвующих в испытании не захочет связываться с Сонгом. Для многих наблюдателей последней надеждой на то, что хоть кто-то решится на бой, оставался Айс, который, как и Сонг, казался на голову выше своих противников.

— Последний поединок за первое место в рейтинге внешнего двора, ученик Сонг против ученика Айса Рейна.

Войдя под купол оба практика, ощутили, что оказались в фокусе внимания всех людей, находящихся сейчас на площади. Финальный поединок, каждый верил в то, что он должен был стать кульминацией сегодняшнего дня.

— Ты знаешь, не приятно это признавать, но после того боя мне как-то не очень хочется устраивать с тобой дуэль, — вдруг задумчиво произнёс Айс. — Жаль, но моя семья Рейн не поймёт этого поступка, как и семья Флейн. Учти, Сонг, я выложусь на полную, поэтому жду и от тебя того же.

— Даже и не думал поддаваться, — кивнул в ответ парень.

Усмехнувшись, Айс щёлкнул пальцами и… воздух вокруг взорвался вихрем острейших, точно лезвия клинков, снежинок. Ветер тут же взвыл, взмывая под купол и бросая в сторону Сонга вихрь острейшего снега. Плотный взрыв из концепций огня и времени разметал в разные стороны белую пургу, а через секунду из поднявшегося белого урагана выступила чёрная фигура, на голове существа красовалась полукорона из тёмного пламени. Плотная духовная мощь накрыла арену. Айс с расширившимися глазами смотрел на неспешно приближающуюся фигуру, после каждого шага она оставляла после себя тёмные тлеющие следы, а от распространяемой её мощи внутри молодого человека всё переворачивалось.

— Это… ученик Сонг? — удивлённо задал вопрос Вал Гон.

Он внимательно следил за преображением практика, пытаясь понять, что за концепции тот использовал. Одной была несомненно пламя, а вот со второй выходила проблема — скорее всего, какой-то высший закон.

— Думаю, он использует время, — задумчиво произнёс старейшина Зелос. — Я и сам изучаю этот закон, но, странное дело, не могу понять, что у него за разновидность. Точно там замешано что-то ещё, намного более таинственное чем даже один из великих законов.

— Удача? Или Дао? Или даже Судьба? — тут же спросил глава отделения, впервые его заинтересовал этот мальчишка как практик, а не как инструмент в своих манипуляциях.

— Боюсь понять невозможно.

Тем временем у Айса сдали нервы, и он ударил всем, что у него было. Пространство внутри арены вспыхнуло, поглощаемое тысячами осколками острейшего льда. Пахнуло невероятным холодом. А в следующий миг чёрная фигура, наконец, ударила. Простое «Первое рассечение». Росчерк тьмы разделил мир на две половинки походя разрушая вызванные Айсом ледяные кристаллы и поражая самого практика, а за ним и сам барьер. Как и в прошлый раз, трое мастеров внимательно следили за боем, готовые в любой момент вмешаться в поединок. Когда Сонг ударил, один из этих старейшин тут же бросился внутрь, встав на пути чёрного росчерка. Он выбросил правую руку вперёд, останавливая рассечение и с немалым удивлением осознавая, что сделать этого у него до конца не получается, пришлось перенаправлять эту атаку немного в сторону.

С яростным грохотом рассечение встретилось с барьером и всё-таки остановилось, сдерживаемое сразу двумя мастерами барьеров. Когда поле сражения немного очистилось, наблюдатели с замиранием сердца увидели три фигуры:

Замершего в страхе Айса, зажимающего кровоточащую руку старейшину и тёмного, пылающего духовной силой Сонга.

— Победителем испытания внешнего двора секты «Высших Сумерек» объявляется ученик Сонг, — по всей площади разлетелся усиленный энергией голос главы отделения.


Один из великих порталов мира Хел, ведущий в один из центральных миров, каждый день пропускал через себя десятки тысяч практиков боевых искусств. Это была разношёрстная толпа практиков, от простых скитальцев, торговцев, воинов и до глав целых кланов, сект и храмов. Стражники внимательно вглядывались в каждого, ступающего в мир Хел, ведь хоть они и жили в тёмном мире, действительно опасных сущностей видеть в своих землях никто не желал.

В определённый момент внимание некоторых из стражей привлекла фигурка женщины в лёгком белоснежно платье, что спокойно прошло через портал и направилась к выходу из «палат перемещения». Один из стражей хотел было остановить её, но тут же замер, поняв, что женщина пропала из виду. Страж просто больше не ощущал её.

— Ты видел, куда она пропала? — спросил он у своего напарника.

— Кто? — не понял тот.

— Женщина-практик, судя по всему, очень сильная, вся в белом.

— Я не видел такую, — покачал головой напарник.

— Но как же…

— Давай я попрошу, чтобы тебя подменили на полчаса, похоже, немного устал.

В ответ стражник лишь покачал головой, вновь осматриваясь и, пытаясь понять, почему никто, кроме него не заметил эту особу в белом.

Глава 26

Вернувшись в отремонтированную комнату Сонг впервые за долгое время, не стал медитировать, а просто повалился на кровать. Закрыв глаза, он мысленно пробежался по событиям, что произошли с ним после окончания финального поединка.

Прежде всего большой каменный постамент, на котором показывался текущий рейтинг изменился, на самой вершине красовалось имя Сонга, а сразу после Айса. Ученик Пари спустился до семнадцатого места. Его наставник, первый старейшина связался с молодым человеком ехидно заметив, что идти наперекор всем часто плохо кончается для многих заносчивых молодых мастеров, и добавил, что артефакт-печатку возвращать не нужно, в ней заключено несколько интересных печатей изучить которые будет полезно любому. Можно сказать — это было такое неуклюжее принесение извинений, за то, что Сонга хотели использовать в разборках старейшин с главой.

Сам же глава отделения больше с Сонгом не связывался, складывалось впечатление, что он и вовсе не замечал победителя испытаний всё своё внимание адресуя великим старейшинам и представителю секты «Тёмной души».

Большой неожиданностью для всех стало известие, что второй старейшина оказался подвержен ядовитому воздействию ледяной инь из-за чего и был вынужден пропустить финальное испытание, на полное восстановление у него уйдёт не один год. Рину, ученицу главы в этот же день была отправлена в другое отделение и лишена статуса члена внутреннего двора. Связи с этим ходило много слухов — большинство практиков умело сложить два и два, обоснованно предполагая, что болезнь старейшины связана с девушкой.

Уже через несколько часов Сонг оказался приглашён на встречу с младшим мастером Вал Гоном, и великими старейшинами. Мужчина в пёстрых одеждах много улыбался, расспрашивал молодого человека о том, кто был его наставником, где он получил свои познания концепций и каким образом сумел соединить эти законы таким причудливым образом. Его интересовало почти всё — от того, как Сонг тренируется и до того какими способностями владеет. Парень аккуратно обходил самые неудобные вопросы, стараясь давать как можно более обтекаемый ответ, что не укрылось от Вал Гона, но, как ни странно, злится он даже и не подумал, заявив, что у каждого уважающего себя практика должны быть секреты.

Судя по тому, что сказал младший мастер, Сонг понял, что сейчас мужчина находится в чём-то вроде поискового рейда. Он активно искал выдающихся воинов для своей секты и для этого его послали в мир Хэл вместе с несколькими другими младшими учениками. Секта «Тёмной Души» активно расширяла своё влияние и уже сейчас могла конкурировать во многом с божественным кланом, истинными правителями человеческого атолла. Когда речь зашла о богах, Вал Гон весь раскраснелся и принялся размахивать руками, расписывая причины ненависти многих сил к этому надменному клану. Как понял Сонг, главной причиной ненависти была обычная зависть. Божественный клан по праву сильнейшего владел сердцем атолла, древним артефактом невероятного уровня, фактически в каждом атолле вселенной существовало своё собственное сердце, что управляло им. Кузня миров откуда в древние времена появились все миры. Сейчас сердце использовалось, как средство атаки и сдерживания других атоллов, ну и для личного усиления силы, владеющей им.

Как понял Сонг, использовать этот артефакт для каких-то мелких разборок внутри атолла было почему-то нельзя, по какой причине оставалось не совсем понятно. Хотя Вал Гона возмущало далеко не это — он искренне считал, что с помощью сердца божественный клан каким-то образом развивал своих практиков до бессмертного этапа развития.

«Ну и чушь», — подумал Сонг, прокручивая в голове этот диалог. — «Какой толк в таких мастерах, если они не прошли свой путь самостоятельно?»

Он перевернулся на спину, всматриваясь в потолок своей комнаты.

«Но если подумать, если это сердце действительно способно создавать целые миры и сдерживать влияние целого атолла, то насколько силён артефакт? И какой мастер боевых искусств был способен создать что-то подобное?»

После приёма он получил всё, что причиталось ученику, поднявшемуся на первую строчку внешнего двора секты — объёмный мешок ресурсов для развития, небольшую шкатулку с причитающимися в этом месяце синими камнями и кое-какие ингредиенты для практики начертания. Пожалуй, это можно было бы назвать настоящим богатством, особенно после тех грошей, что он зарабатывал за стенами секты.

— Теперь осталось только использовать пропуск, чтобы получить возможность попасть в земли возвышения, — сказал он вслух, достав из карманного мира кольца полученный от Фло Райс в пустыне свиток.

С виду это была обычная бумага, но как ему объяснил старейшина Зелос, такой пропуск давал возможность попасть в специальную область мира Хэл, построенную какой-то древней неизвестной силой. Уровня божественного клана или даже выше. Согласно словам старейшины попасть туда с пропуском достаточно просто — использовать его во время обычного перехода врат. В этом случае пропуск переносил владельца в отдельный карманный мир, наподобие «Пространства пустошей» за пределами стен секты. Огромные пространства, где находилась земля, насыщенная духовной энергией — идеальное место для тренировок. Как объяснил Зелос, там было место даже подобию тренажёров, используемых всеми человеческими практиками. А ещё земли возвышения скрывали в своей глубине как невероятные сокровища, так и очень сильных чудовищных монстров, куда более страшных, чем всё, что до этого встречал Сонг.

Впрочем, узнай он в подробностях о землях возвышений до начала испытаний ничего бы, в сущности, не поменялось — синих камней на использование портала у него с трудом хватало даже сейчас, после победы. Сейчас оставалось только дождаться отбытия корабля с младшим мастером Вал Гоном и отправиться к ближайшему порталу, что был установлен в городе Огненной Птицы. С текущей силой Сонга никакой мелкий клан во главе с Фло Райс ему больше не был помехой. Да и статус внутреннего ученика великой секты мира Хел давал не мало.

Согласно утверждениям младшего мастера, его путешествие ещё продлится ещё минимум полгода, поэтому времени у Сонга на изучение земель возвышения имелось в достатке.

Корабль с гостями отчалил, как и планировалось на следующий день. Вал Гон перед своим отправлением ещё раз проверил учеников внутреннего круга отделения секты и так больше никого не найдя отбыл в направления своей следующей цели. Сонг после его отбытия оставался настороже. Несмотря на то что глава не обращал на него никакого внимания, и больше не связывался с помощью «мыслеречи» было очевидно, что он попытается всеми возможными способами отомстить, хоть и без убийства. Скажем схватить и закинуть в темницу под благовидным предлогом тренировки в изоляции и охране его жизни, при этом без каких-либо ресурсов.

Поэтому, как только корабль скрылся за горизонтом, Сонг без раздумий подхватил свои вещи и покинул стены секты, спустившись к городу Огненной Птицы. Уже в самом городе он докупил пару важных — несколько запасных комплектов одежды, палатку, припасы на полгода, и только после этого отправился к вратам перехода. Насколько Сонг понимал — главной опасностью земель возвышения были другие такие же практики получившие возможность попасть туда. И тут он мог надеяться только на себя и собственные силы.

Выйдя на площадь, где располагались сразу несколько порталов ведущих, скорее всего, в ближайшие к Хелу миры, Сонг осмотрелся. На его взгляд, именно площадь с вратами была самым оживлённым местом, что он встречал в городе. Люди постоянным неудержимым потоком выходили и входили во врата создавая ощущение бурной реки текущей одновременно в разных направлениях.

Перед тем, как отправляться он не забыл влить в заранее подготовленный свиток толику духовной силы, чтобы активировать его, и только когда от него начала распространяться мягкая духовная сила, молодой человек двинулся к центру площади.

Для того чтобы пройти через портал Сонгу нужно было заплатить в момент перехода почти все имеющиеся у него синие камни. И то, это был лишь малый портал, ведущий на другой континент мира Хел, а расценки на попадание в другие миры были значительно выше. Только вот он совсем забыл о собственной родословной Фир Болга. В момент, когда он шагнул под арку врат, те вдруг мигнули, изменив свой цвет и удивлённого, не меньше, чем окружающие другие люди, Сонга, втянуло в тоннель перехода.

Как и говорил старейшина Зелос, пропуск, соприкоснувшись с порталом, активировал его, и когда парень пересёк порог врат, тут же перенёс его в загадочные земли возвышения — место, куда мечтали попасть миллионы молодых практиков всего мира Хэл.

В следующую секунду Сонга ослепил яркий свет портала-перехода. Восприятие молчало, и, судя по ощущениям, он был один и вокруг ничего не было. Секунда и вот он вываливается из врат с другой стороны. Когда зрение вернулось к нему, парень понял, что стоит на небольшой круглой площадке посреди обычного леса с вековыми деревьями, чьи стволов в обхват казались в несколько метров, а в вышину достигали около сотни. Первые несколько секунду Сонг был ошарашен от количества духовной энергии, разлитой вокруг, даже с учётом того, что он всё ещё находился в одном из «высших миров» силы вокруг было столько, что она казалась вещественной. Первые минуты ему чудилось, что он может схватить эту силу руками и благо, через некоторое время это ощущение прошло.

— Действительно, идеальное место для возвышения, — пробормотал он осматриваясь.

После небольшой заминки Сонг взлетел над деревьями, чтобы немного осмотреться и понять, где же он оказался.

«Будь я проклят…», — пробормотал он от неожиданности, осматриваясь вокруг.

Отчасти местность, что он видел повсюду, походила на «Земли пустоши», всё те же далёкие горы, вековые леса раскинувшиеся на многие и многие километры. Но при этом его восприятие просто кричало о том, сколько вокруг было энергии и ещё огромная башня из белого нефрита, красующаяся вдали и вспарывающая сами небеса. Именно башня и вызывала ступор Сонга — он отчётливо помнил, где видел подобную форму и конструкцию. Место, куда парень попал когда-то давно, находясь в гробнице наследий дьявольской династии. Он оказался в мире Фир Болг и именно такие башни Сонг видел тогда.

Глава 27

Где-то вдалеке заревел тромбоном неизвестный чудовищный зверь. Лес внизу казался живым. Вдалеке на фоне голубого неба можно было увидеть сразу десяток птиц, напоминающих птиц грома, и даже улетающего прочь рух. Восприятие ощущало вокруг замершего Сонга множество мелких живых существ, что имели духовную силу равную, как минимум практикам воплощения. Видневшаяся далеко впереди башня привлекала внимание и притягивала к себе взор. А ещё через некоторое время Сонг понял, что она такая была не одна в землях возвышения. Если присмотреться, вдалеке можно было заметить ещё одну башню, а за ней ещё и ещё, и ещё. Казалось, мистические сооружения располагались на одинаковом друг от друга расстоянии.

— Ну надо же, — вслух сказал парень. — Мне нужно во что бы то ни стало нужно туда попасть.

Он на полном ходу полетел вперёд, при этом не забывая обшаривать вокруг себя всё пространство с помощью усиленного восприятия. После взятия третьей революции и этапа «Восхождения» оно стало настолько сильным, что Сонг мог легко контролировать местность вокруг себя на несколько десятков километров, при этом без особого труда ощущая прятавшихся существ с куда более высоким развитием, чем у него самого.

Уже через пару часов стало понятно, что с пространством внутри земель возвышения творилось что-то неладное, несмотря на то что он летел уже продолжительное время, расстояние до башни и не собиралось сокращаться, а скорее наоборот, даже увеличивалось. Благодаря пониманию концепции времени, Сонг ощущал, что дело было точно не в нём, значит, оставалось только одно — законы пространства не позволяли нормально путешествовать. На то, чтобы добрать до каменной белой башни ему потребовалось почти сутки. При том что летел с максимально доступной ему скоростью.

Казавшийся бесконечным, лес, наконец, начал сменятся редкими кустарниками, которые уже через пару минут и вовсе превратились в одну сплошную, состоящую их множеств мелких камней, пустыню, окружающую башню. Сонг приостановил скорость полёта. В пустыне духовная сила изменилась и стала намного «тягучее», потеряв насыщенность, но взамен приобретя какую-то знакомую лёгкую черту. Ощущение, что когда-то он часто сталкивался с подобным типом сил, но при каких обстоятельствах вспомнить не получалось. Внутри карманного мира кольца он вдруг ощутил движение парных клинков… За последние несколько месяцев Сонг несколько раз пытался опять попасть к Локус Болгу, загадочному главе клана Болг, но, похоже, родословная династии Синк не позволяла этого сделать. Мечи каждый раз оказывались глухи к любым его действиям. И вот сейчас впервые с того времени, как он посещал мир мечей, они зашевелись.

«Вероятно, они реагируют так на нахождение возле башен клана Болг», — подумал Сонг, плывя над безжизненной пустыней.

Вот он неспешно приблизился к башне, прислушиваясь к своим ощущениям, и аккуратно приземлился перед её единственным входом. Обычные тяжёлые двустворчатые врата закрывали проход и сколько бы Сонг ни пытался они и не думали отворяться.

«Очевидно, всё не будет так просто, тут должен быть какая-то отпирающая печать», — он осматривал двери, пытаясь найти что-то похоже на защитные плетения, но ничего. — «Проклятье, даже моё восприятие не даёт здесь никаких преимуществ».

Подумав, Сонг достал из пространственного кольца небольшой острый нож и надрезал палец. Лишь только он это сделал, перед замершим молодым человеком появился человек в маске. Призрак.

— Загрязнённая родословная клана Болг? — раздался спокойный голос нежити. — Я не могу пропустить такого, как ты, воин. Очисти свою кровь от скверны и приходи снова.

— Проклятье, — выругался Сонг. — И здесь не пускают.

Пришлось разворачиваться. Пока эта загадка останется не решённой до того, как он не избавиться от родословной Синк.

А пока следовало найти себе убежище, способное дать ему дом на ближайшие полгода, пока он будет заниматься собственным развитием. Для этого Сонг выбрал ближайшие горы. И странное дело, достаточно было отдалиться от башни Болг, как ощущение «неправильности» окружающего пространство тут же пропало. Складывалось впечатление, что как раз каменные башни как раз и делали из местного пространства идеальные земли для развития и возвышения. Не зря сюда могли попасть практики лишь до определённого возраста.

На то, чтобы раздолбить с помощью собственной силы часть горы и создать там пещеру мудреца у Сонга не ушло много времени, благо став мастером «Восхождения» ему оказалось доступно к мгновенному использованию просто прорва духовной энергии, разлитой вокруг. Это походило на то, как обычный практик использует дыхание, или движения — точно жил этим. Так и мастера «Восхождения» способны были манипулировать некоторым количеством пространства вокруг себя.

Вырыв себя приличных размеров пещеру и разместив там простую каменную кровать и уже привычное возвышение для медитации, Сонг решил перед началом закрытой тренировки на пару недель, осмотреться вокруг. Следовало понять, как много других практиков сейчас имелось неподалёку и насколько они были опасны. Помимо этого, молодой человек отчётливо ощущал поблизости множество чудовищных зверей опасных даже для него, и хотел проверить, насколько был вероятен шанс их нападения во время занятий в пещере мудреца.

Очень быстро выяснилось, что большая часть местного зверья даже и не думало нападать. Точно ощущая силу Сонга, они спешили убраться как можно дальше с его пути, лишь только почувствовав приближение. Впрочем, так было далеко не всегда. Во время обследования района возле пещеры парень наткнулся на небольшое, но очень глубокое горное озеро, из которого веяло ощутимой духовной силой с отчётливой примесью законов воды и жизни. Достаточно оказалось приблизиться Сонгу к озеру, как вода колыхнулась и из синей глубины появилось огромная морда дракона. Духовная сила колыхнулась под ураганным давлением существа этапа «Осознания» и парень почувствовал, как на него сосредоточилось восприятие невероятно древнего существа. По ощущениям резанула яркая вспышка, сигнализирующая об опасности. Сонг без раздумий поднял духовные щиты и тут же на него обрушилась вся мощь сфокусированного удара существа этапа «Осознания».

Удар способный разрушать целые города встретился с поднятой Сонгом защитной стенной и отбросил парня на несколько десятков метров назад, а место, где тот до этого стоял, вдруг вспыхнуло ярким фиолетовым светом, мгновенно разлагаясь и разрушаясь.

— Вот как? — усмехнулся парень, утирая выступившую изо рта кровь. — А теперь позволь мне ответить на это.

Он поднял руку и с секундной заминкой сжал её в кулак. В тот же миг прямо над озерцом появился невероятных размеров воин в древних доспехах, вооружённый длинным копьём. С силой он вогнал колоссальных размеров оружие в тёмную глубину водоёма, куда опустилась голова дракона. А в следующий момент водная гладь взорвалась духовной энергией с разлетающимися в разные стороны переплетающимися законами воды и жизни. Дракон взметнулся ввысь, разбивая иллюзию воина и оглушительно ревя, пугая всё живность в округе. Но контратаковать не стал. Сонг заметил, как по чешуе на голове монстра льётся кровь, а сам он насторожённо смотрит вперёд, там, где сейчас находится его противник.

Сонг отчётливо ощущал, что зверь больше не хочет нападать. Он готов защищаться, но уже явно не был так уверен в собственных силах. Несомненно, дракон такой силы был разумен в той же степени, что и та же Аэтонэ и прекрасно понимал, кто оказался его противником, только вот использовать мыслеречь для общения почему-то не желал.

— Кажется, мы друг друга поняли… — с улыбкой кивнул Сонг дракону и, развернувшись, продолжил исследовать местность вокруг своего убежища.

Чудовищный зверь из озера внимательно следил за каждым движением молодого человека и когда убедился, что тот не собирается больше нападать опустился обратно в своё логово. Теперь, когда познакомились с соседями, следовало, перед уходом в закрытую тренировку, расставить небольшие сигнальные печати.

Используя концепцию времени, Сонг начал понемногу расставлять специальные силки-печати по довольно отдалённому периметру вокруг своего временного убежища. Тонкая работа, но это того стоило. Заметить такие сигнальные ловушки могли только очень сильные мастера, пика «Осознания» или даже выше.

На то, чтобы расставить печати ушёл почти день, за это время Сонг успел заметить ещё несколько соседей, из числа тех, кто был вполне способен побеспокоить его тренировку — древний медведь, с целым выводком каких-то странных существ, вьющихся вокруг него, посчитал за лучшее не связываться, лишь предупредительно зарычал и скрылся в колючих зарослях дикого кустарника, похожего на шиповник. Ещё одним существом встреченным Сонгом оказалась уже знакомая ему гигантская змея. Такую он встречал во время охоты на краснокрылую виверну ещё в закрытом мире Синк, только эта оказалась равна по силам практику пика «Восхождения». И, точно так же, как и её родственница — абсолютно безмозглая. Напала сразу и без раздумья. Вероятно, он слишком сильно приблизился к гнезду твари. Пришлось тратить время и ценой разрушений приличного клочка леса, отгонять змею подальше. Убивать её Сонг не стал — на место убитой твари вполне могла поселиться другая, куда более опасная.

Наконец, когда с печатями на дальних рубежах было покончено, он уже куда более основательно принялся за установку ловушек в непосредственной близости от своей пещеры. На этот раз это уже были именно ловушки, способные даже убить неосторожного практика. Те самые, на основе огня и времени, что он когда-то давно использовал в поединках против марионетки в гробницы наследий и во время турнира города Синего Кита. Но на этот раз смертоноснее и куда более сильнее.

Наконец, когда все приготовления были окончены Сонг смог, закрыв вход в пещеру, приступить к началу своей закрытой тренировки. Для начала он решил уединиться на неделю, а уже только после этого продолжить изучение дальних рубежей земли возвышения. Поиском действительно сильных чудовищных монстров, чьи тела смогут содержать в себе ингредиенты для усиления практиков боевых искусств, наподобие крови феникса.

Ну а сейчас Сонгу требовалось подготовиться к штурму первого бастиона. Ещё в секте, уговорив старейшину Зелоса, он получил доступ к свитку развития воинов «Восхождения» секты. Это не была секретная техника, но, всё же, разрешение на её передачу старейшина дал с большим скрипом. Всё же было не принято изучение таких вещей за пределами специальной библиотеки боевых искусств, находящейся во внешнем дворе. К тому же Сонг пока находился внутри секты не так много времени, чтобы получать доступ к подобным материалам. Но протекция Вал Гона и показанные недавние результаты Сонга сделали своё дело. Старейшина махнул рукой и дал своё разрешение на выдачу одного из свитков с техникой молодому человеку.

Согласно свитку, первый бастион этапа «Восхождения», являясь самым простым, представлял собой преграду из физических ограничений тела практика. То, что воин долгие годы развивал, становилось преградой для него на пути развития этапа «Восхождения». И это требовалось разрушить, чтобы возвести заново. Создав собственный, первый «Бастион». Во время преодоления таких преград практик становился полностью беззащитен, и чем больше вокруг него было собрано духовной энергии в момент прорыва, тем проще было разрушение и реформация бастиона. Именно поэтому земли возвышения были идеальны для саморазвития.

Сонг уселся на возвышение для медитации и, закрыв глаза, обратился к своему внутреннему миру. Невидимую преграду, мешающую дальнейшему развитию, он почувствовал сразу. Если бы его кто-то попросил описать собственные ощущения, парень бы назвал это непреодолимой стеной. Каким образом практики закрытого мира, не имея инструкций, преодолевали подобные преграды, для него было загадкой. Если чистой силой, наскоком то какой ценой?

Сонг выдохнул, и сконцентрировал на указательном пальце сильный поток духовной энергии, настолько плотный, что тот стал способен разрезать прочный камень точно бумагу, после чего с силой вонзил несколько раз палец в живот, нанося себе сквозные ранения в определённых точках. Боль вспыхнула в голове Сонга, но он силой воли заглушил её. Парень ощущал, как стремительно иссыхало его тело, только что он собственными руками повредил одни из главных точек совершенствования тела и счёт пошёл на секунды.

Обратившись к разлитой вокруг силе, Сонг начал вливать в себя духовную энергию и в буквальном смысле изменяя и реформирую собственное совершенствование. Если подумать, это напоминало начало этапа «формирования рисунка», когда практик создавал татуировку властителя из полученных полосок, но на этот раз вместо полосок Сонг использовал стремительно разрушающееся совершенствование тела, чтобы создать что-то качественно сильнее. Башня, фундамент, основание — то, на что будет опираться дальнейшее развитие этапа «Восхождения» и на что будет опираться сам практик в дальнейшем. Кирпич за кирпичом, всё укладывалось в монолитную основу — первый бастион этапа «Восхождения». Когда самое опасное и тяжёлое спустя пару минут было закончено, Сонг позволил себе немного расслабиться. И уже не спеша продолжить укреплять собственное перерождённое основание. На это уходило много времени. Как раз почти пролетела неделя, что он сам себе дал на взятие первого бастиона. И уже в самом её конце Сонг, с удовольствием осмотрел, с помощью внутреннего зрения, творение собственных рук. Он сумел сделать почти идеальный прорыв к среднему этапу «Восхождения».

За всё время пока он был занят закрытой тренировкой, поставленные им на дальних подступах печати постоянно срабатывали. Как выяснилось, помимо самого Сонга в этих краях хватало и других практиков. Привлечённые шумом, поднятым водным драконом и сражением со змеёй, они первое время постоянно появлялись в районе облюбованным молодым человеком, но к пещере мудреца никто из них так и не приблизился, потому парень не обращал особого внимания на очередных появившихся гостей. Так было пока в одну из последних ночей, на печать не наступил кое-кто хорошо знакомый молодому человеку.

Распахнув глаза Сонг с удивлением, прислушался к собственным ощущениям. Неужели только что возле одного из силков он почувствовал Сноу Кас?

Глава 28

Он прислушался к себе, действительно это была Сноу Кас.

Это удивительно, ведь Сонг не слышал о девушке ничего с той битвы на острове Туманного Архипелага, когда он вместе с Син Фен сражались с группой реинкарнантов. После того как парень сознание, он ничего не помнил, что с ним произошло после, как и не знал судьбы Сноу Кас и вот пожалуйста, в мире Хел оказался не только глава клана Вэй, найденный им в секте «Вечных Сумерек» но и Сноу Кас.

Выйдя из пещеры мудреца, Сонг прислушался к своим ощущениям мысленно отслеживая с помощью своего восприятия передвижения реинкарнанта захватившего тело девушки.

Он ясно ощущал, рядом со Сноу Кас находились как минимум четвёрка практиков послабее. Сама же девушка уже вплотную подобралась к пику «Основания» и, если честно, сильно этим удивила. Для обычного практика такое быстрое развитие, без поддержки фрукта или тех же мечей поражало. С другой стороны, реинкарнант находящийся сейчас в теле девушки, вероятнее всего, уже второй раз проходил этот путь из-за чего мог легко обходить острые углы и преодолевать узкие места с куда меньшими потерями. Впрочем, для Сонга это в любом случае не было какой-то большой проблемой.

Взмыв в воздух он рванул в сторону, где ощущал группу реинкарнантов. Те шли аккуратно и слаженно, явно готовые ко всему, вплоть до сражения с монстрами «Восхождения». Проблема было только в том, что Сонг был намного сильнее, без особых проблем, скрыв своё присутствие, парень приблизился к дьявольским практикам, внимательно осматривая их тела. Благодаря выдающемуся восприятию он хорошо ощущал в каждом из этих людей пучок чужеродной силы, сосредоточенной возле трёх важнейших телесных точек, отвечающих за совершенствование души. Дьявольские осколки души блокировали с помощью какой-то хитрой техники чужой разум и полностью замещали себя. При этом люди, в чьих телах поселялся паразит, засыпали. Чем-то это напоминало Сонгу летаргический сон практиков, повредивших собственные души в процессе развития.

«Что ж, уже то, что чужие души не разрушались, а подавлялись, даёт большую надежду. Значит, Син Фен также подавлена, и это очень большой шанс вернуть её собственное тело. Какая удача встретить здесь этих людей. Надеюсь, с помощью них получится лучше изучить процесс захвата».

Рванув тенью вниз, Сонг рухнул на застигнутых врасплох воинов. Он распространил вокруг свою полную силу практика среднего этапа «Восхождения» обрушивая её на людей вокруг. Секунда и группа из десяти практиков ощутила над собой невероятное давление. Используя формацию, они попытались противостоять сминающей силе, обрушившейся на них, Сноу Кас даже успела выкрикнуть приказ к построению, а в следующую секунду их всех накрыла полная мощь духовной силы Сонга. Совокупная духовная защита группы воинов оказалась смята и растоптана, а через секунду люди рухнули на колени, выплёвывая кровь и тяжело дыша.

— Проклятье, перестарался, — пробормотал Сонг, вспомнив, что его духовная сила сейчас была равна как минимум воину «Осознания».

На ногах осталась стоять только одна Сноу Кас. Парень неспешно подошёл к застывшей девушке, смотря ей в глаза. Из темноты и шока реинкарнант не узнала его, с трудом удерживая себя в сознании она смотрела на приближающуюся тень, что распространяла вокруг себя беспрецедентное давление.

— Ну надо же, я никак не ожидал увидеть здесь вас, — с улыбкой сказал Сонг, зажигая сразу несколько светлячков, осветивших его лицо.

— Ты?! — пораженно выпалила реинкарнант в теле Сноу Кас. — Но как…? — Начала было говорить она, и тут же споткнулся, вспомнив ужасающую силу человека способного с лёгкостью сражаться с принцем одного из дьявольских кланов.

— И я рад тебя видеть, мисс Кас.

— Ты прекрасно знаешь, что её здесь нет, — с ненавистью ответила девушка, кое-как дыша.

Заметив это, Сонгу пришлось ещё уменьшить силу духовного давления, так чтобы его пленники совсем не

— Я бы хотел узнать, что вы забыли в этой земле возвышения? — с улыбкой спросил парень, конечно, не особо надеясь на ответ.

Молчание было ему ответом. Девушка, прикусив губу, просто молча смотрела ему в глаза пытаясь, видимо, понять кто он такой. Сонг понимающе кивнул. Сноу Кас не станет рассказывать ему ничего, даже если он пригрозит ей расправой или пытками. Как и другие реинкарнанты. Почти все они были стариками в телах детей, но это не значит, что он ничего не сможет узнать о них. Если в будущем Сонг сумеет развить совершенствование души, то не только получит информацию о том, где может находиться Син Фен, но и даже научится на их примере излечивать вторжение чужих душ.

— Ну хорошо, — с улыбкой кивнул парень. — В любом случае найти вас здесь оказалось большой удачей.

Взмахом руки он сковал всех захваченных воинов в кокон из духовной силы и используя запечатывающую технику прочно опутал их тела вязью охранных глифов. После этого Сонг отправил пленников во дворец в духовном кольце, выделив для того отдельную комнату. Время внутри комнаты текло иначе, и потому он оставался уверенным, что его пленники будут там достаточно длительное время под надёжной охраной.

Сонг неслышно поднялся в воздух и полетел обратно в пещеру мудреца, мысленно прокручивая произошедшее и пытаясь понять, что в этом месте забыли реинкарнанты. То, что они здесь появились неспроста — это очевидно. Оставалось понять, почему члены клана дьяволов не последовали за своим господином, а предпочли целых несколько месяцев находиться здесь. Ещё когда Сонг обнаружил главу клана Вэй внутри секты «Высших Сумерек» ему такое поведение показалось странным, но он не придал этому тогда значения, сейчас же стало очевидно, что практик из дьявольского клана что-то искали в мире Хел, вопрос только что?

Вернувшись в пещеру, он вытащил горсть колец с карманными мирами. Стереть с них духовные метки оказалось просто, Сонг даже удивился этому факту, но потом вспомнил, что в большинстве своём хозяева там сейчас слабые для него воины.

В большинстве своём внутри колец были припасы, некоторые духовные ресурсы и свитки с навыками низкого уровня. Ничего интересного и особо ценного. Другое дело кольцо Сноу Кас. Во-первых, оно оказалось заполнено синими камнями, удивительное дело, откуда интересно их столько у такой относительно слабой группы воинов. Ну а во-вторых, внутри кольца Сонг обнаружил, помимо вороха свитков с техниками развития и навыками, карту, хоть и довольно поверхностную, земель возвышения.

Введя в свиток восприятие, он долгое время изучал его, пока не наткнулся на комментарии сделанные, судя по всему, либо самой Сноу Кас, либо кем-то из владельцев свитка до неё. Согласно комментариям ровно в центре земель возвышения, в окружении из десяти рядов башен находилось некое колоссальное сооружение, напоминающее остроконечный шпиль, указывающий в небо. Этот шпиль собирал внутри себя огромное количество духовной энергии, которая была предназначена для…, согласно предположениям, питания этой энергией всех земель. Зачем это делалось непонятно, но неизвестный, оставивший заметки, предполагал, что это должен был быть один из ключей к сердцу атолла. На чём строились его предположения, непонятно, но если это так…Теперь становилось понятно, почему группа реинкарнантов не захотела отправляться к своему господину, а задержалась здесь.

— Интересно, откуда только у вас денег хватило на столько пропусков? — пробормотал Сонг, осматривая лежащие у ног кольца. — Если подумать, то каждый пропуск в земли возвышения был бесценным, а тут целая группа относительно слабых воинов из закрытого мира каким-то образом сумел раздобыть их. Загадка, не иначе.

Зато теперь стало понятно, что нужно было сделать в ближайшее время — отправится к загадочному шпилю и посмотреть на него собственными глазами, изучить и возможно… что-то вспомнить, потому как у Сонга появилось впечатление, что это сооружение он мог уже где-то видеть.

На следующий день он запечатал вход в пещеру, в которой прожил целую неделю и взлетев, направился к центру земель возвышения. Как и в прошлый раз, очень скоро стало понятно, что пространство в воздухе причудливым образом изгибалось из-за чего Сонгу пришлось опускаться на землю и идти дальше пешком. Похоже, чем ближе любой практики оказывался к башням Фир Болга, тем труднее ему было путешествовать по воздуху. Для чего это нужно делать пока не очень понятно, но Сонг рассчитывал в будущем разобраться в этом.

Чем дальше парень продвигался, тем чаще начали встречаться сильные чудовищные монстры. Сильные уже даже для него. И исходя из его предположений, это было только начало. В основном это были лесные звери защищающие собственные владения и не проявляющие агрессивность, если вовремя уходить с их территории. Но несколько раз Сонг сталкивался с одержимыми чудовищными зверьми, теми, что впадали в безумие, лишь только почувствовав человека возле себя. Почти всегда парень успевал ощутить их раньше и обойти тварей стороной — незачем лишний раз шуметь, мало ли какие монстры окажутся привлечены битвой. Но всё ещё оставался вопрос, как долго это могло продолжаться.

Очень скоро он добрался до первой башни, затем до второй, а за ней и до третьей. Судя по карте башни выстраивались в несколько поясов вокруг шпиля и представляли собой, вероятнее всего, что-то вроде концентраторов энергии.

Сонг не исключал такого варианта, что его, как и в ту, первую башню, не захотят пускать внутрь шпиля, но это его нисколько не смущало. Всему своё время и сейчас ему прост нужно было разобраться в том, что из себя представляли собой земли возвышения, хотя бы в общих чертах. Как попасть внутрь башен он подумает позже.

Через несколько дней пути ему встали встречаться монстры этапа «Осознания», и спрятаться от таких оказалось намного тяжелее. На этот раз Сонг предпочитал использовать на полную мощь своё восприятие и обходить тварей по широкой. Порой ему приходилось проделывать просто огромные круги из-за чего его продвижение, и без того не самое быстрое, совсем уменьшилось. Количество башен значительно увеличилось, и он уже потерял счёт увиденных по пути высоких каменных копий, смотрящих в голубое небо искусственного мира.

Да теперь ему уже было очевидно, что этот мир был создан искусственно, с помощью чистой силы духовной энергии и, похоже, создателями являлись именно клан Фир Болг. Если это так, значит, предположение, что, внутри шпиля, может быть, ключ от человеческого атолла влияния был не так уж и невероятен. По крайней мере, Сонг начал всерьёз рассматривать этот вариант, а раз так, то он должен был найти возможность попасть внутрь шпиля — ведь такая сила может стать невероятным козырем в его поиске и исцелении Син Фен.

Глава 29

Чин Э задумчиво осматривала отделение секты «Вечных Сумерек» пытаясь уловить отзвуки силы Вэл Синк, но блёклые остатки духовной энергии, как назло, оказались очень слабыми, хотя до этого Чин Э чётко ощущала её присутствие. Достаточно оказалось появиться в мире Хел, как всё кардинально изменилось. Легко ощущаемый след превратился в едва заметный на фоне естественной духовной энергии мира из-за чего девушка, даже не смотря на свою божественную силу, долгое время не могла понять, куда отправляться. Она долгое время проблуждала по пустыне, выловив ложный след, который привёл её к вратам в закрытый мир и разочарованию.

Далее она отследила путь Вэла от найденных врат и до города Огненной Птицы, где нашла небольшой клан торговцев, с караваном которых молодой человек, представившийся Сонгом, добрался до города. После общения с кланом, Чину Э, в целом составила примерное представление о произошедшем с человеком носящем внутри себя частицу души Вэл Синка. И судя по тому, что она сейчас ощущала — это были именно лёгкие отголоски. Причём с каждым днём они всё больше тускнели, выгорая от какой-то невероятной силы подобно тому, как выгорает лист бумаги на солнце.

Сейчас она задумчиво шла по воздуху и каждый шаг Чин Э был равен нескольким сотням метров, девушка буквально складывало само пространство перед собой стремительно обыскивая отделение и при этом ни одна живая душа не могла почувствовать её присутствия.

Девушка заглянула в кабинет к главе отделения, проверив свитки с информацией по ученикам и даже ознакомившись с его некоторыми личными записями. Сам глава в этот момент спокойно работал за своим столом, параллельно выслушивая доклад какого-то молодого человека. Он и бровью не повёл, когда рядом с ним прошлась Чин Э. Девушка удивлённо вскинула брови, когда прочитала одну из заметок мужчины и с небольшой брезгливостью покачала головой. Впрочем, влезать в разборки чужой секты тёмного пути у неё не было никакого желания.

Узнав всё, что ей было нужно, Чин Э вышла из кабинета главы отделения секты. Сам же мужчина, очнувшись от своих мыслей, посмотрел ей вслед, и, незаметно, смахнул испарину. Он не видел того, кто посетил его кабинет, но почувствовав на мгновенье дыхание чужого присутствия, этого оказалось достаточно, чтобы в ужасе замереть, ожидая всё что угодно от незваного гостя.

«Вначале я подумал, что это мастер-управитель секты каким-то образом узнал о моих последних действиях и решил навестить отделение, но, теперь, очевидно, это кто-то намного сильнее…», — в смятении думал он, и пытаясь понять, что такому существу понадобилась в его секте и мире Хел.

Чин Э же стремительным шагом направлялась к площади, то что у других практиков заняло бы как минимум не больше получаса, у неё получилось сделать за пять минут. Объявившись на площади, она подошла к одному из порталов и прикоснулась к нему. Отследить путь Сонга не составило проблем, вот только попасть в место, куда он отправился, у неё не получалось. Портал просто отказывался работать.

— Ну надо же, — удивлённо пробормотала она, ощущая влияние чужой силы необычного качества. — Это энергия старшего клана, и что-то блокирует мне открытие портала.

Она вздохнула, похоже, придётся ещё немного подождать. Оставалось надеется, что к моменту выхода Сонга из врат, сила Синк распространяемая им не исчезнет окончательно.


Сам же Сонг в этот момент задумчиво смотрел на безжизненную землю, расположенную впереди. Куда бы ни бросал он взгляд, всюду виднелись лишь камни, галька и песок. Восприятие тоже молчало, говоря о том, что впереди ничего не было. Но что-то останавливало молодого человека к продвижению. Смутное чувство неясной опасности поселилось у него глубоко внутри. Каждый раз, когда он смотрел на эту пустыню, что-то внутри противилось приближению к ней. А ещё он заметил, что ни одно существо не заходило за невидимую черту, отделяющую лес и пустыню, и это говорило куда больше чем его ощущения.

«Такое ощущение, что это царство концепции смерти», — подумал он, ощущая едва уловимые законы. — «Жаль, что раньше я очень редко сталкивался с подобным, можно было бы понять, что это такое и как его обойти».

Сонг, подумав, отошёл немного назад и срубив ветку на одном из высоких деревьев с силой запустил её на территории начинавшейся пустыни. И в ту же секунду листва на ветке стала стремительно усыхать, а кора сереть, постепенно огрубевая и отпадая. За каких-то пять минут от ветки остался лишь труха.

— Концепция смерти здесь намного сильнее, чем показалось вначале, — вслух сказал Сонг и посмотрел вдаль. Где-то там впереди должен был находиться тот самый шпиль, являющийся центром этого искусственного мира, оставалось дело за малым — каким-то образом преодолеть эту пустыню.

Пришлось на некоторое время отойди назад, устроив себе временную базу в одном из найденных небольших холмов, оказавшихся остовами каких-то древних чудовищ, обитающих когда-то здесь. Ночевать внутри настоящего черепа, покрытого густым зелёным мхом, оказалось новым опытом для Сонга. Хотя стоит сказать, что сам скелет был невероятно прочным и когда-то принадлежал, вероятно, монстру как минимум уровня «Предка» или «Императора».

В теории, равнозначными по силе и свойствам концепцией смерти была изучаемые Сонгом законы времени. Если он сумеет каким-то образом противопоставить воздействию губительной концепции смерти, своё понимание времени, это даст Сонгу шанс без проблем путешествовать по пустыни. Осталось дело за «малым» — использовать эти мысли на практике и не умереть от воздействия губительной концепции.

На всякий случай укрепив скелет неизвестного существа, где он решил устроить себе временное убежище, Сонг в изобилии расставил в округе множество ловушек, на этот раз он обошёлся без сигнальных нитей, решив сосредоточиться исключительно на летальных капканах. Это место, где он оказался, буквально кишело монстрами этапа «Осознания» в том числе их пиковой формы. Пожалуй, сейчас Сонг был уверен в своих сила против одной такой твари, но если их окажется больше придётся очень быстро отступать иначе был риск получить серьёзные ранения, излечить которые внутри искусственного мира было очень тяжело.

Все подходы к базе Сонг буквально утыкал ловушками на основе концепций огня и времени. На всё это у него ушло почти три дня и всё это время у его убежища постоянно появлялись разные твари, но пока ещё ни разу не решившиеся напасть.

— Итак, вроде бы всё готово, — с удовлетворением кивнул сам себе Сонг, ощущая всё количество созданных ловушек. — Теперь можно и начать.

Парень вошёл в карманный мир дворца, где после взятия Сонгом среднего этапа «Восхождения» открылось ещё несколько интересных комнат и отправился по одному из коридоров, ведущих к появившемуся новому крылу. Во дворце причудливым образом изгибалось концепция времени и уже просто находясь в нём, можно уже изучать этот закон, но Сонгом оказалось найдено помещение с куда большим потенциалом и подходящее для этого намного лучше. Находилось оно как раз возле нового крыла. Парень уже давно нашёл эту комнату, она открылась ещё в прошлый раз, когда он прорвался на этап «Восхождения», но так и не успел ей воспользоваться. Ну а сейчас появилась замечательная возможность уделить этому максимальное внимание.

Найденная комната представляла собой вытянутое помещение, в конце которого находились совершенно обычные песочные часы, размером с рост высокого человека. Сонг уселся в позу медитации перед часами, обращая на них своё восприятие усиленное открытым третьим глазом и пытаясь понять, ощутить и воспринять потоки неудержимого закона времени, потоком разливающегося по всей комнате. Раз в сутки часы переворачивались, и отсчёт начинался заново, вот только этот отсчёт казался очень необычным. Частицы песка падали неравномерно, то замедляясь то, наоборот, ускоряясь. Каждый раз Сонг пытался понять, почему так происходило, но лишь сильнее запутывался. В какой-то момент парень даже, поддавшись какому-то внутреннему порыву, вызвал «вечное тёмное пламя» обернувшись в него и став единым с законом огня и времени. Окружающая его концепция с каждым часом усиливалась, грозя смять тело и душу и даже вызванный навык перестал помогать сдерживать силу времени. Прикусив губу, Сонг терпел, абстрагируясь от боли и сосредотачиваясь только на одном — понимании закона.

Неизвестно сколько он так просидел, один, перед песочными часами. Для молодого человека часы начали складываться в дни, а те, в свою очередь, в недели. Не теряя концентрации, он тут же, на ходу менял «вечное тёмное пламя», вплетая в него полученные новые знания и спустя бесконечно долгое время у Сонга начало получаться. Если бы какой-то практик сейчас оказался в этой комнате, он бы с удивлением обнаружил сидящего перед огромными песочными часами в позе лотоса молодого человека, чей внешний вид казался не только странным, но и в какой-то степени пугающим. Одна часть его тела была покрыта угольно-чёрным цветом с такой же наполовину чёрной короной, а вторая часть, ровно посередине делящая его тело, оказалась белого, точно свежевыпавший снег и с белой половиной короны.

Тёмное и белое. Преображение «вечного тёмного пламени» сделало бессмысленным это название, но пока Сонг не даже не видел этого, он продолжал с поразительным упорством вплетать всё новые и новые понимания концепции времени к навыку.

Неизвестно сколько ещё прошло времени, может быть пять минут, а может и не один год, но парень, наконец, открыл глаза и с усталостью поднялся на ноги. Он оказался полностью выжат и уже просто физически не мог находиться внутри дворца. Вынырнув в настоящую реальность, Сонг устало опустился на землю и, прикрыв глаза, прислушался к своим ощущениям. Похоже, у него получилось… оставалось только проверить это на практике. И ещё понять бы что произошло с «вечным тёмным пламенем» …

Парень закрыл глаза и заснул спокойным усталым сном без сновидений.

Его пробуждение оказалось неожиданным, где-то вдалеке загрохотали взрывы, говоря о том, что какое-то существо угодило в ловушки Сонга, но с упорством продолжающее идти вперёд. Молодой человек прислушался к себе, после чего быстро закинул несколько крововостанавливающих пилюль и запив их водой с высокой концентрацией духовной энергии. Его силы до конца не восстановились, но это и не требовалось, сейчас он чувствовал себя более чем уверено.

Выйдя из временного убежища, он посмотрел туда, где раздавались взрывы ловушек. Неизвестная тварь продолжала с упорством продвигаться, вперёд особо не обращая внимания на капканы. Ещё через мгновенье Сонг увидел виновника поднятого шума. По лесу ползла хорошо знакомая молодому человеку черепаха. Именно такое существо когда-то давно чуть не уничтожило город Тёмной Звезды. И сейчас она спокойно ползла вперёд к месту, где находился Сонг, явно не собираясь останавливаться из-за каких-то там ловушек.

Глава 30

Сонг внимательно вглядывался в медленно приближающуюся черепаху. Несмотря на то что она шла по его ловушкам, как обычной земле, тварь не выглядела агрессивной. Складывалось впечатление, что она просто… не ощущала взрывов под собственными ногами. Если так, значит, сила монстра превосходила этап «Осознания».

«Крепкая шкура, однако», — подумал он, продолжая следить за монстром. — «Но не похоже, чтобы чудовище хоть что-то интересовало».

Сочтя за лучшее, Сонг взлетел в воздух и постарался отлететь на некоторое расстояние от черепахи и своего убежища. Как ни жалко, но, похоже, сохранить это место в целостности ему уже не получится. Впрочем, парень не был этим как-то расстроен, наблюдая за тем, как черепаха спокойно идёт вперёд, и разрушает череп, что был несколько дней ему дом. В голове Сонга появилась одна безумная мысль, и чтобы удостовериться в ней, парень проследовал за двигающейся вперёд черепахой.

Та, невозмутимо продолжала идти ни на что не обращая внимания. Уже через пару часов тварь приблизилась к пустыне и окружающей её концепции смерти. Не приостанавливая шаг, она как ни в чём не бывало, ступила на выжженную пустошь и преспокойно продолжила свой путь, углубляясь вглубь пустыни.

Сонг же видел собственным восприятием, как вокруг черепахи появилось что-то похожее на купол с основой в концепции жизни, что легко защищал её от воздействия законов смерти пустошей.

«Ну надо же, мои предположения верны», — подумал он. — «Если я правильно понял, именно поэтому огонь и время не причинил вреда чудовищному монстру, просто потому что тот постоянно использует законы жизни. Необычно. Думаю, стоит рискнуть».

Сонг закрутил себя законы времени, чтобы на какое-то время укрыться от концепции смерти и рванул вслед за уходящим вперёд монстром. Секунда, вторая, третья и вот он уже пересекает невидимую черту, отделяющее обычное пространство от пустыни. И почти тут же со всех сторон на него обрушивается настоящий ураган из смертельной концепции. Сонг предполагала, что время сумеет на некоторое время защитить его от губительного закона, но оказался прав лишь отчасти. Его «защита» начала трещать по швам и с каждой секундой всё больше истончаться в любой момент грозя лопнуть. Сжав зубы, парень вливал в неё тонны силы, понимая, что если не сделает этого, ему уже точно ничего не поможет. Силуэт огромной черепахи приближался с невероятной скоростью. Сонг, не снижая скорости, на полном ходу влетел под распространяемый чудовищным монстром купол и упал на спину твари, тяжело дыша и прислушиваясь к реакции чудовища. Похожей, тому было абсолютно всё равно, что на его спине пристроился пассажир. Тем лучше, так как теперь уже Сонг не был уверен в том, что сумеет без проблем вернуться.

— Это оказалось труднее, чем ожидалось, — устало сказал он вслух, ощущая мерный топот черепахи. — Похоже, монстр даже не обратил внимания на моё появление. Удивительно.

Теперь уже было очевидно, что черепаха имело развитие как минимум «Предка», так как способность поддерживать столь долго концепцию жизни даже для «Осознания» было бы непросто.

Отдышавшись, Сонг привстал со своего места, пытаясь сориентироваться, как далеко монстр отошёл от границы с пустыней. Судя по тому, что он увидел, тонкая полоска леса терялась где-то вдалеке — значит, черепаха, как минимум за несколько минут преодолела расстояние в пару километров, это впечатляло. А со стороны она казалась неповоротливым чудовищем. При этом сама по себе спина чудовища оказалась довольно удобной относительно плоской площадкой впечатляющих размеров. Монстр имел размеры с центральную площадь секты «Вечных Сумерек», хотя вначале Сонгу он показался меньше. Возможно, причиной тому стало искажение из-за распространяемой вокруг него концепции жизни.

Так, парень и оказался пассажиром на самом настоящем чудовищном монстре, что направлялся к центру пустыни — туда, куда и нужно.

Ещё раз осмотревшись, и поняв, что сейчас ему ничего не угрожает, Сонг присел в позу лотоса и погрузился в медитацию, не забывая при этом отслеживать всё, что происходило вокруг с помощью восприятия. Теперь он должен был восстановить свои силы и, если получится продолжить изучение концепции времени. Потому как, если с черепахой что-то случиться, велика вероятность, что это станет приговором и для её единственного пассажира.

Так, находясь на спине гигантской черепахи, идущей через пустыню наполненной смертью, потекли с небывалой спокойностью его дни. Сонг каждый день погружался в мир дворца и продолжал впитывать концепцию времени возле песочных часов в надежде понять этот великий закон чуть лучше. Благодаря тому, что внутри дворца и особенно в комнате с часами время текло иначе куда более растянуто, чем в реальном мире, Сонгу удавалось познать очень многое. Ну и самое главное — мечи. Парные клинки, наконец, не только начали даваться ему в руки, без болевого воздействия, но и даже с готовностью отзываться, легко позволяя управлять собой. С этого момента Сонг постоянно пытался практиковаться с ними, хоть назвать это практикой было и тяжело. Дело в том, что парные клинки не предназначались для сражения в мочевом бое в естественном для любого мечника понимании.

Всё дело в том, что это оружие по своей силе превосходило всё понимание молодого человека, и чтобы тот мог банально пользоваться мечами, они сами, ограничивали собственную силу. Он понял это, когда впервые за долгое время вновь взял их в руки, первые несколько минут они казались Сонгу неповоротливыми, и у него даже сложилось впечатление, что весели клинки несколько тон, но вот прошло время и управляться мечами стало в разы проще, как если бы они приобрели обычный вес.

И если раньше Сонг считал мечи удивительным артефактом, то сейчас он начал понимать, что возможно их сила куда глубже и серьёзнее, чем он мог себе даже представить. К сожалению, мечи всё ещё отказывались пускать в свой мир и становилось очевидно, что без очищения от родословной они и не подумают это сделать. Но каким образом можно очистить собственную родословную, на которой стоит основание практика? Сонг пока не имел представления, однако слова Болга тогда, внутри мечей ясно говорили, что это вполне возможно.

Так проходили его дни, тренировки с мечами, медитация возле часов. Черепаха неотвратима шла вперёд и пока, согласно внутренним ощущениям Сонга им было полностью по пути. Возможно, её тоже влекла сила шпиля в центре, или что-то совсем иное. В любом случае он был рад этому стечению обстоятельств.

Через несколько дней впереди, туда куда шёл чудовищный зверь, появилась точка. Спустя некоторое время Сонг начал ощущать на самой границе восприятия появление сильного существа, по всем признакам походившего на его черепаху. И действительно спустя пару часов стало понятно, что почти параллельно их курсу движения идёт ещё одна такая же тварь, направляясь, очевидно, туда же. А ещё спустя полчаса молодой человек почувствовал, что не только он такой умный и на спине твари находятся сразу несколько молодых практиков этапа «Восхождения» и даже «Основания». Удивительное дело, но и они очень быстро ощутили Сонга, он ясно почувствовал чужое восприятие, зацепившееся на нём. Это говорило о том, что среди группы воинов имелся кто-то с силой восприятия не хуже, чем у самого Сонга.

Уже через пару часов гигантские черепахи встретились и пошли одним курсом, а к Сонгу пожаловали гости с соседнего монстра. Препятствовать их приближению и приземлению он не стал, решив лишний раз не нервировать животных, что везли их по этой пустоши.

Появившаяся компания оказалась, пожалуй, самой странной из тех, что когда-либо встречал парень. Двое молодых практиков, судя по внешнему виду чуть младше самого Сонга, вулпи, и девочка лет пятнадцати. Именно она, вероятнее всего, и почувствовала молодого человека на черепахе, потому как, встретившись с ней взглядами, Сонг ощутил внутренний трепет — восприятие этой девчушки поражало даже его. Она же сама смотрела на него с явным любопытством, и такое ощущение, пытаясь что-то разглядеть в Сонге. Зато парень хорошо рассмотрел форму гостей — это были ученики секты «Повелителей мира», судя по значкам, они происходили из внутреннего двора. Сам он сразу же снял все знаки различия, решив лишний раз не показывать окружающим, которых он мог встретить, на том, что является представителем секты «Вечных Сумерек» и сейчас мысленно похвалил себя за это. Сонг не был уверен, что ученики секты-противницы не напали бы на него, увидев соответствующие знаки различия и форму. Тем более при численном-то преимуществе.

— Мы ученики секты «Повелителей Мира», сильнейшие из поколения, — выступил вперёд один из мужчин. — По праву сильного требуем у тебя оплаты.

— Оплата за что? — слегка опешил Сонг.

Люди, похоже, не ощутили его силу, хотя он мог поклясться, что девочка должна была понять, что перед ними не совсем обычный практик. Такое сильное восприятие должно было ей об этом сказать. Но нет, по всему выходило, что это было не так.

— За проход, — ответил тем временем парень и надавил на Сонга собственным развитием — пиком «Восхождения». Видимо, с его точки зрения, этого должно было хватить с запасом, чтобы противник перед ним испугался.

Сонг же лишь удивлённого покачал головой и мягко слегка повёл рукой сминая и отбрасывая прочь силу ученика секты «Повелителей Мира» из-за чего тот чуть не захлебнулся кровью. Видимо, всё же не намерено Сонг переборщил с силой противодействия.

— Кто ты такой? — прохрипел упавший на одно колено ученик.

В этот же момент вулпи и второй практик кинулись на Сонга, раскручивая духовную силу вокруг себя, из-за чего парню пришлось призывать все свои силы мысленно примериваясь как бы ударить так, чтобы и дух на время у противников выбить, и при этом не всполошить чудовищного зверя.

— Стойте! — крик девочки остановил двух практиков буквально за мгновенье до того, как они должны были столкнуться с Сонгом. Последний с большим трудом за миг остановил собственный удар, а клинок, что уже был у него на изготовке застыл в нескольких сантиметрах от горла находящегося ближе всего демона.

— Прошу нас извинить, мои братья не хотели вас обидеть и уж тем более что-то требовать. Просто мы уже довольно давно путешествуем и наши запасы воды и еды начали подходить к концу. Если вы поделитесь с нами припасами, мы заплатим. Дорого.

— Сестра! — протестующе выкрикнул парень, что секунду назад пытался на меня напасть.

— Нет, я вам уже несколько раз говорила — этот человек способен стереть нас всех в порошок, одновременно. Теперь я уже не прошу, я приказываю. Остановитесь.

Сонг удивлённо посмотрел на девочку. Так она им сказала, но соратники её не послушали? Что-то не так у них с доверием.

— Он всего лишь воин «Восхождения», — с ненавистью прорычал вулпи.

— Который способен сражаться с практиками этапа пика «Осознания», — кивнула девочка, а затем обратилась к Сонгу. — Мы уже давно голодаем на спине этой богами проклятой черепахи. Ещё раз прошу простить нас. И, пожалуйста, продай немного еды.

— Хм-м-м, — Сонг осмотрел всю компанию, пытаясь понять, говорят ли они правду и что у них на уме.

Глава 31

«Это тёмный мир и секта „Повелителей Мира“, будет удивительно, если окажется, что они говорят правду», — подумал Сонг, внимательно смотря на людей перед собой. — «И эта девочка… такое ощущение, что она прекрасно видит мою силу».

— Что же, — подумав ещё немного, парень достал пространственное кольцо, доставшееся ему от одного из реинкарнантов. Благодаря этим ребятам он сейчас не испытывал никаких проблем с припасами.

— Ловите, — Сонг кинул кольцо ближайшему практику. — Этого хватит?

Ученик секты «Повелителей Мира» быстро проверил кольцо после чего радостно посмотрел на девочку говоря, что припасов достаточно.

— Да, спасибо, — кивнула она. — Что ты хочешь за эти припасы?

— Ресурсы, синие камни, — ответил тот, цепко держа в фокусе своего восприятия каждого практика.

— Да, конечно, — девушка вытащила такое же пространственное кольцо и спокойным движением передала его в руки Сонга.

Введя внутрь восприятие, парень ощутил внушительную кучу синих камней, сложенную в углу пространства, а также довольно много редких ресурсов, вероятно, найденных учениками секты в мире «земель возвышения». Удивительно, что они решили расстаться с таким количеством ради обычных припасов.

— Хорошо, — кивнул парень, вопросительно посмотрев на компанию. — Вам что-то ещё нужно?

— Да, мастер…? — девочка, теперь уже очевидно, что именно она являлась главной в этой странной компании, сделала паузу с очевидным намёком.

— Сонг, — ответил тот.

— Мастер Сонг, мы бы хотели присоединиться к вам.

— Что? — тут же всполошились другие ученики.

Глаза вуллпи свирепо сверкнули, говоря о том, что демону идея также не нравится.

— Всё равно наши черепахи идут в одном направлении — к центру «земель возвышения». Было бы логично объединиться на время, пока остаёмся невольными попутчиками, — девочка с нажимом продолжила, не обращая внимания на реакцию своих товарищей.

— Не думаю, что это хорошая идея, да и твои друзья явно выглядят против.

— Они всё поймут. Тем более что скоро должны начать появляться опасные пустынные чудовища. Объединить усилия будет логичнее всего.

— Если я не ошибаюсь, ты говорила, что очень давно блуждаете по этой пустыне.

— В прошлый раз именно эти монстры и отогнали нашу черепаху, так что насчёт моего предложения? Действовать вместе и отбивать атаки тварей большой группой будет куда легче.

Сонг прислушался к своим ощущениям, размышляя над словами девочки. В целом она была права, черепахи действительно сейчас шли в паре, практически не отставая друг от друга. Ученики секты «Повелителей Мира» в любом случае будут находиться поблизости и объединение силы не такая уж плоха идея, тем более что за ними в любом случае лучше приглядывать.

— Ну хорошо я не против объединения пока наши пути не разойдутся, а теперь расскажите подробнее про этих существ, что нападают на черепах.

Девочка улыбнулась, явно проследив за цепочкой размышлений Сонга, и пояснила:

— Песчаные драконы, это полуразумные чудовищные звери, охотящиеся за монстрами подобных этим черепахам. Большинство имеют развитие ранга пика «Восхождения», но встречаются и сильнее. Например, в прошлый раз две твари с силой пика «Осознания» напугали нашу черепаху. Несмотря на то что она является зверем этапа «Предка» эти чудовищные монстры способны прокусить её шкуру и даже убить, если будут достаточно настойчивы. Возможно, ты уже заметил, но эти черепахи практически не атакуют. Для этого им нужно время. Этим и пользуются песчаные драконы. Их число и скорость позволяет нападать на зверя с силой «Предка».

«Ну надо же, я точно помню, что то существо, напавшее на город Тёмной Звезды, без каких-либо проблем сражалось с главами кланов города», — подумал Сонг. — «Значит, такое пассивное поведение местных черепах вызвано изменениями создателями „земель возвышения“, весь вопрос зачем».

— Понятно, в таком случае будем защищать наших черепах от этих драконов вместе, — с улыбкой сказал Сонг и заметив, как нахмурились два человеческих ученика, а вулпи слегка фыркнул.

— Да, спасибо вам мастер Сонг.

После того, как представители секты «Повелителей Мира» вернулись на своего чудовищного монстра, парень смог немного расслабиться и обдумать всё, что увидел. У него сложилось впечатление, что девочка о чём-то недоговаривала и то, как она с готовностью отдала столько сокровищ в обмен на припасы, откровенно настораживало. Она даже не попыталась торговаться.

У Сонга сложилось впечатление, что девушка о чём-то банально недоговаривала, и, вероятнее всего, рассчитывала забрать позже кольцо себе как-то подставив его или, возможно, натравить на Сонга каким-то образом песчаных драконов. Пока трудно сказать. Если бы не тот факт, что его движения были связаны мерно идущей к центру черепахой парень, не задумываясь, отказал бы представителям секты.

— Ну хорошо, давай посмотрим, что у этой девчонки на уме, — сказал вслух Сонг и, прикрыв глаза, вернулся к своим тренировкам внутри дворца.

Дни начал проходить за днями. Практики с идущего невдалеке чудовищного монстра никак себя не проявляли. Сонг ощущал лишь их слабое присутствие, точно кто-то умеючи пытался закрывать их от его внутреннего взора. Если бы не третьий глаз техники Огненного Бессмертного, он, наверняка потерял их из виду. Понятно, что из всех воинов только странная девочка была способно на что-то такое, но чего она опасалась? Почему пряталась и не хотела, чтобы Сонг ощущал их? Пока у него не имелось ответа на этот вопрос.

Между тем, с каждым часом, проведённым возле часов Сонг начал ощущать всё больший прилив сил. Время — один из великих законов, чьё познание являлось крайне трудным, сейчас он чувствовал, что подошёл очень близко к открытию какой-то тайны, связанной с этим. Казалось, ещё чуть-чуть и в голове что-то «щёлкнет», дав понимание следующего уровня. Достав полученное от девочки кольцо, Сонг усмехнулся. Это огромное количество ресурсов сейчас может сильно помочь ему. Укрепить базу и, возможно, помочь в понимании великого закона. Парень считал это лучшее применение всех богатств кольца. Схватив слегка тёплый духовный камень неизвестной природы и дышащий духовной энергией Сонг закрыл глаза, начав поглощать его силу прямо через кожу — к сожалению, проглотить такой огромный предмет было просто невозможно.

Через несколько дней он открыл глаза и посмотрел на себя обновлённым взглядом. За последнее время он впервые чувствовал такое воодушевление. Сонг был уверен, что призови он сейчас «вечное тёмное пламя» слившись с ним, его сила увеличится сразу в несколько раз. Концепция дала ему понимание того, как управлять потоками времени, замедляя и ускоряя их, а ещё он и сам начал видеть эти потоки, похожие на тонкие нити, пронизывающие всё пространство. Устало поднявшись, парень вышел из помещения, где находились песочные часы и проследовал дальше по коридору. Теперь, когда его законы времени так укрепились, он хотел попробовать использовать их вместе с мечами, но для этого нужен был отдых и сильный противник. Первую проблему он решил довольно легко, уединившись в одной из комнат и проспав почти пятнадцать часов по внутреннему времени дворца. Снаружи же прошло не больше часа. Теперь он мог это легко чувствовать. Ощущать движения потоков времени вокруг себя и за пределами карманных миров. Чем-то это ощущение напоминало появление дополнительного восприятия, точно Сонг научился видеть ещё один пласт реальности, невидимый для других практиков.

После того как удалось, наконец, выспаться, парень направился в один из миров дворца, где находился призрак практика, с которым он последнее время тренировал сражения. Пора было проверить, насколько сильнее стало его «вечное тёмное пламя» и насколько хорошо оно сочетается с парными клинками клана Фир Болг.


Мастер Яма задумчиво смотрел на сердце управляющее атоллом человеческого влияния. В его голове гуляли дурацкие мысли, он думал о прошлом и о том, почему ситуация с расой святых казалась уже безумной, а раса духов, судя по донесениям, всё больше концентрировалась вокруг границ человеческого атолла.

— Мы бросили в горнило столько великих душ, усилили сердце до таких невообразимых высот и всё равно этого хватило лишь на несколько эонов, — сказал он вслух, и в его словах ясно ощущалась боль.

Яма совершенно не гордился тем поступком божественного клана, и он прекрасно осознавал, что человечество всё помнило. Великие секты, кланы и храмы. Под началом божественного калана или других великих сил — все они помнили, чем закончилась последняя война со святыми и странниками. И далеко не всё из них захотят стать жертвами для сердца. Особенно помня, что произошло в прошлом и как божественный клан возвысился после последней жертвы.

«Мне уже давно кажется, что свойство человеческого сердца атолла самое сильное и самое бесчестное среди всех сердец, даже у странников оно было не таким… впечатляющим и отвратительным», — Яма покачал головой и развернувшись, вышел из помещения, являющегося центром всех «высших миров».

— Отец, — к магистру подошёл мужчина — его старший сын, один из бессмертных клана. — Поступает информация о том, что в центральных мирах замечают много шпионов духов.

— Этого стоило ожидать, — кивнул старик и спокойным шагом направился вперёд по коридору, выслушивая доклад сына.

— Я отправил младшего брата в центральные миры, но уверен, что без поддержки он не справится, поэтому прошу разрешения на использование ищеек.

— Разрешаю.

— Ты даже не будешь спорить, отец? — удивился мужчина. — Обычно ты всегда отказываешь в использовании этих тварей, даже не захотел применить их против дьявольских кланов.

— Сейчас можно, дьяволы не та сила, против которой в текущих условиях стоит использовать ищеек. Займись этим лично, чувству, что у нас осталось не так много времени, но если мы отложим вторжение хотя бы ещё на несколько столетий это уже будет огромный успех.

— Да, отец, — кивнул бессмертный и попрощавшись быстро скрылся за одним из коридоров.

Магистр Яма же продолжил свою неспешную прогулку, обдумывая ситуацию, в которой оказался божественный клан.

Они не могут во всеуслышание заявить о готовившемся вторжении, это мгновенно даст сигнал гиенам, что готовностью кинуться на них, понимая, что сердце атолла не так сильно. Яма очень сомневался, что их остановит даже угроза духов. На месте самих духов сам магистр делал бы также — отправлял шпионов в чужой атолл влияния и старался всеми возможными способами стравить друг с другом великие силы, тем самым ослабив атолл перед вторжением. Это логично. И действенно. Потому в текущей ситуации божественный клан будет молчать и стягивать все силы к себе, формируя будущее ядро для обороны. Пока это единственная возможность. Позже, когда вторжение уже начнётся уже можно будет садиться за стол переговоров с другими великими силами, но точно не сейчас.

Глава 32

Яркое солнце поднималось из-за далёкого горного кряжа. Сонг задумчиво шёл вперёд, смотря на открывающийся пейзаж. Да, он прекрасно понимал, что всё вокруг являлось лишь иллюзией, но тем не менее, эти виды завораживали.

Его противник находился неподалёку. Призрак сутулого мужчины с мечом. Его лицо казалось усталым и невыразительным. Под глазами залегали круги, а сам он не казался сильным воином. Но Сонг прекрасно знал, что это впечатление ошибочно. Достаточно просто подойти к нему ближе, чем на пару метров, как призрак атаковал. Быстро, стремительно, с мощью практика этапа пика «Осознания». От каждого его шага окружающее пространство сотрясалось, а самому Сонгу приходилось использовать всё, чтобы хоть как-то противостоять давлению мастера прошлого.

— Посмотрим, насколько всё изменилось с прошлого раза, — сказал он вслух, кланяясь мастеру находясь на почтительном расстоянии.

Следующим движением он плавно вытащил два клинка. Тёмный и светлый. И если один, казалось, поглощал весь окружающий его свет, то второй, наоборот, распространял вокруг себя яркое ослепляющее свечение. Истинное наследие целого великого клана, что судя по тому, что он понял, некогда являлся сильнейшим в человеческом атолле. Или, даже, возможно, во всей известной вселенной.

Теперь уже когда Сонг брал в руки клинки не было той боли, а сами мечи послушно слушались каждого его движения. Однако, обращаясь к их силе, он ясно ощущал барьер, точно кто-то поставил глухую стену и не позволял использовать оружие с полной его мощью. Вероятнее всего, это объяснялось очень просто — развитие Сонга всё ещё находилось на слишком низком уровне, чтобы пользоваться мечами без каких-либо ограничений. Но даже то, что ему оставалось сильно впечатляло.

Призрак мастера, ощутив, как к нему приближается Сонг, слегка качнулся, делая церемониальный поклон и тут же исчез, растворившись в воздухе, чтобы в следующий миг очутиться за спиной молодого человека. Воздух буквально взорвался от первого же его сокрушительного удара. Сонг с большим трудом успел среагировать на эту атаку, выставив прочный духовный щит, что в ту же секунду покрылся тысячами трещин, не выдержав чистой мощи атаки практика.

С оглушительным громом молодого человека отбросило на несколько десятков метров в сторону, а через миг призрак, уже находился на новом месте, продолжая свои сокрушительные атаки. Удары сыпались один за другим, а Сонг продолжал лишь упрямо защищаться, выставляя и усиливая духовный щит, будто бы выжидая чего-то и вслушиваясь в биение собственного сердца. В какой-то момент он, точно что-то ощутив, вдруг подобрался, и использовав всю доступную ему скорость, контратаковал.

Оставляя после себя сотни послобразов, он рванул вперёд, на ходу преобразуюсь и изменяясь. Мгновенье и вот уже перед призраком появляется белая фигура с короной на голове, мир начинает стремительно разрушаться под действием неизвестной силы, а само пространство сворачиваться и разрываться, изгибаясь самым причудливым образом. Присутствие новой формы Сонга в этом мире приводило к его уничтожению и медленному опустошению.

Слитый в один удар клинками оказался незаметен человеческому глазу, пропустил его и призрак неизвестного мастера. Мгновенье и вот уже иллюзорный мир вдруг взорвался на тысячи иллюзорных осколков, посреди которых застыл противник Сонга. Он просуществовал в этой реальности лишь на пару секунд дольше, чем окружающая иллюзия, а затем рассыпался на яркие песчинки звёздной пыли оставляя после себя лишь смутные образы силы.

— Конечно, я ожидал чего-то подобного, но, чтобы такое, — пробормотал Сонг, поднимая перед собой руки, объятые белым пламенем. — К тому же такое ощущение, что клинки стали намного опаснее. От них веет чем-то невообразимо страшным. Подобного раньше точно не происходило.

Сонг стоял посреди полной пустоты, ощущая лишь только собственную силу, наполненную законами огня, времени и мечей. Три закона, которые он изучал, сейчас переплетались самым причудливым образом образуя что-то похожее на белые узоры в абсолютной тьме карманного пространства кольца. Где-то далеко, на самом краю восприятия Сонгу вдруг почудился чей-то голос. Он точно знал, что кроме связанных реинкарнантов внутри дворца больше никто быть не мог. Тогда почему с каждой секундой ему всё более отчётливее слышался чужие слова. Неспешный речитатив. Парень с беспокойством прислушивался в окружающую тьму пока не понял, что неизвестный голос доносится… откуда-то из глубин его собственного разума.

В какой-то момент он начал различать слова этого речитатива. Неизвестный говорил о династии Синк. О её былом величии. О том как она поднялась из пепла, оставшегося от падшей дьявольской ветви. О конфликте с богами, узнавшими, что задумала сделать с одним из их закрытых миров династия и о том, во что это вылилось.

Появление идущего в абсолютной темноте практика Сонг пропустил. В какой-то момент он вдруг заметил приближающегося мужчину, одетого в белые традиционные одежды. Он медленно приближался к молодому человеку благодаря чему тот сумел хорошо рассмотреть его. И узнать. Когда-то давно, ещё в закрытом мире, находясь в плену испытания гробницы наследий, он встречал этого мужчину. В древнем городе этот человек был спутником богини, что оказалась запечатана в саркофаге. Тогда оба показались Сонгу странно знакомыми и сейчас он, похоже, начал понимать почему.

— Приветствую, — с мягкой улыбкой поприветствовал Сонга мужчина, остановившись примерно в метре от молодого человека. — Меня зовут Вэл Синк и я являюсь одним из патриархов династии Синк.

— Приветствую старшего, — слегка настороженно поклонился парень, ожидая продолжения.

— Ты, наверно, удивлён моим появлением? — с улыбкой уточнил мужчина и, не дожидаясь ответа, продолжил. — Вижу, что удивлён. Так уж получилось, что я стал твоим временным спутником на некоторое время. Наверно, ты хочешь знать, как так произошло и что это значит?

Мужчина достал из складок своей одежды знакомый Сонгу предмет. Яркий оранжевый фрукт.

— Это фрукт яростного огня, — с улыбкой назвал он демонстрируемый предмет. — Реликвия династии Синк. Мы создали множество подобных фруктов. Ты никогда не задумывался, зачем великой династии это понадобилось?

— Нет, старший, — покачал головой Сонг после небольшой паузы. — Согласно словам хранителя — это просто награда.

— Способная убить награждённого, — кивнул Вэл Синк. — Да всё верно. И одновременно он является осколоком души одного из патриархов Синк. Лишь маленький осколок, который, если повезёт, способен прорости внутри практика и даже при определённых условиях захватить тело. Чем-то это походит на технику реинкарнации, которую ты уже видел. Один из принцев главной ветви дьяволов был запечатан внутри закрытого мира, и чтобы дать ему шанс на возрождения мы, тогда ещё просто одна из ветвей дьяволов во главе с великой советницей спустились в закрытый мир. Конечно, нам пришлось постараться, чтобы скрыться от всевидящего ока божественного клана. Но, когда ты занят тем, что делишь высшие земли и параллельно отбиваешься от нападок расы святых, спрятаться оказалось нетрудно. Мы построили те самые гробницы реинкарнатов, решив поместить туда на некоторое время основную часть слабейших воинов ветви. Заодно в пирамидах было установлен ключ к печатям принца, проблема была только в одном, из-за того, что мир был запечатан, духовной силы, разлитой в нём просто, не хватало на то, чтобы взломать печати. Пришлось придумывать способ уничтожения уже печати на самом мире.

— Зачем вы рассказываете мне это, старший, — спросил Сонг, когда мужчина остановился. По всему выходило, что каждое слово сильно ослабляло его. Вэл Синк начал тускнеть и с каждой минутой его голос становился всё слабее.

— Не перебивай, неизвестно когда я смогу связаться с тобой в следующий раз. Мы сумели создать ключ к печати, закрывающей мир, но не учли, что божественный клан, даже спустя несколько веков и начавшегося конфликта со святыми всё ещё наблюдает за всеми тюрьмами принцев. К нам был посланы сразу четыре воина божественного уровня и даже десять великих патриархов Синк, включая меня, не смогли противостоять их силе. Ты, наверное, помнишь Чин Э, девушку, запечатанную великой советницей в найденном тобой саркофаге? За несколько сотен лет до конфликта дьявольских кланов и богов она была моей невестой. Ирония, но именно её вмешательство когда-то помогло нам уйти от всевидящего ока божественного клана. К сожалению, старейшины клана не забыли об этом и в качестве наказания и проверки лояльности отправили её против династии Синк. Как ты, наверное, понял, моя невеста не смогла сражаться со мной, отчасти именно благодаря этому мы смогли продержаться так долго и…

Мужчина сделал паузу, переводя дух, после чего, вздохнув, продолжил:

— И сама Чин Э оказалась повержена великой советницей, я лишь сумел убедить не убивать её, а запечатать. Как ты понимаешь эта временная победа лишь отсрочила наш конец. Династия Синк пала, так и не освободив своего принца, а из всех парагонов династии смогли спастись лишь жалкая кучка, ушедшая куда-то в регион дьяволов. Меня, как и других ждала смерть, а великая советница в самый последний момент сумела запечатать свою душу в пространственный куб. Это всё ты уже знаешь. Последней надеждой Синк оставались фрукты, все мы оставили свои осколки душ внутри них, и по задумке каждый такой фрукт должен был захватить своего носителя, постепенно изменив его душу и заменив её на нашу. Это не совсем реинкарнация, а скорее копирование души мастера, но всё же. Проблема в том, что твоя душа Сонг отторгает меня. Даже когда ты поглотил фрукт яростного огня, слияние не ускорилось, а наоборот, замедлилось и более того, я постепенно умираю, пропадая из твоей души по мере её развития.

— Получается я, становясь сильнее, убиваю вас? — уточнил Сонг.

— Что же тут удивительного? Да всё верно. Но это даже к лучшему. Моё появление здесь имеет свои причины. Недавно мне удалось на время слиться с твоей душой. То, что я увидел, находясь внутри тебя и соприкасаясь с твоей истинной сущностью — это выходит за все известные мне рамки. Я должен, нет, обязан предупредить тебя Сонг — ни в коем случае, никогда, не пытайся отпереть собственные запечатанные воспоминания. Это совершенно точно убьёт не только тебя одного. Крайне важно! Что бы ни случилось, не пытайся заглянуть за печать.

Глава 33

Сонг смотрел на стремительно истончающуюся проекцию великого мастера. Вэл Синк со своей мягкой улыбкой, внимательно следил за реакцией молодого человека напротив.

— Что же такого в этих воспоминаниях? — наконец спросил парень. — Меня всегда интересовало собственное прошлое. Как я оказался посреди пустыни без духовной силы. Почему моё тело выглядело так, будто бы я никогда не пытался заниматься боевыми искусствами? Кто были моими родителями и как они могли допустить произошедшее… И вы предлагаете просто взять и забыть об этом?

— Возможно, это прозвучит грубо, но разве это ли тебя должно волновать в первую очередь сейчас? Насколько я помню, ты собрался спасать Син Фен? —заметила уже совсем потускневшая фигура мастера. — К тому же это просто предупреждение. Ты волен не послушаться меня. А теперь прощай, не знаю когда мы увидимся вновь, и увидимся ли, потому желаю тебе стать как можно сильнее и достигнуть своих целей как можно быстрее. Удачи и прощай.

С последними словами Вэл Синк окончательно исчез, оставив Сонга одного посреди тёмного пространства разрушенной комнаты для тренировок.

Он огляделся, осматривая опустевшее тёмное пространство. Куда ни кинь взгляд, была лишь пустота. В голове постоянно прокручивались слова, услышанные Сонгом от мастера. Его предупреждения казались немного странными. Без объяснения причин и даже каких-либо намёков. Всё это было очень странно. В любом случае он даже не мог почувствовать намёка на какие-либо печати, установленные на его разуме, потому думать об их уничтожении пока в любом случае было рано. Сонг вернётся к этому вопросу позже, когда сумеет нащупать и, что главное, получит возможность снять их.

— Ну хорошо, думаю пора возвращаться в реальный мир, у меня такое ощущение, что гости на соседней черепахе чем-то взволнованы, — вслух проговорил парень и покинул карманную реальность дворца.

Реальный мир встретил Сонга ранним утром, солнце только-только начало вскарабкиваться по небосклону, но уже освещало окружающий мир, окрашивая его яркими утренними красками. Черепаха соседей находилась чуть впереди и, казалось, даже немного продвинулась дальше. Хотя расстояние между двумя колоссальными животными всё ещё оставалось незначительным. Вокруг всё ещё простиралась, казавшейся бесконечной, пустыня, насыщенная по самую макушку концепцией смерти. Единственным отличием от обычного положения вещей стали появившиеся на самом горизонте несколько башен Фир Болг. Возможно, это было первой ласточкой того, что черепахи всё ближе подходили к границам пустыни и уже скоро они смогу попасть во внутренний круг это местности. Туда, где в самом центре должен был находиться загадочный шпиль, являющийся средоточием всего этого искусственного мирка.

Сонг ощущал нарастающую нервозность практиков на соседней черепахе. Складывалось впечатление, что они прекрасно понимали, к чему приближаются чудовищные звери. Уже через пару минут он почувствовал причину их нервозности. Черепахи на полном ходу приближались сразу же к десятке существ, которые судя по его ощущениям, находились и передвигались где-то глубоко под землёй.

«Похоже, это те самые песчаные драконы, и действительно по силе они всё как минимум находятся на уровне пика „Восхождения“ и выше», — подумал Сонг, изучая восприятием приближающихся существ. — «Впрочем, среди них должны быть те, кто приближаются как минимум к пику „Осознания“ иначе бы черепахи просто их не почувствовали».

Песчаные драконы, так называли этих существ практики с соседней черепахи, почувствовали приближение двух колоссальных чудовищных зверей, потому как на полном ходу сейчас приближались. Соседи Сонга пожаловали через пару минут. Перелетев со своей черепахи, они тут же направились к молодому человеку.

— Мастер Сонг, наш чудовищный зверь ближе всего к песчаным драконам, и они нападут на неё первым делом. Вы поможете нам? — девочка тут же обратилась к нему, лишь только они приземлились.

На этот раз её товарищи были куда более сдержаны и даже не кидали на своего соседа взгляды полные раздражения, что говорило о многом.

— Да, почему бы и нет? — пожал плечами тот, при этом фиксируя восприятие на всех воинах, и оставляя на них что-то вроде меток, исключением была лишь сама девочка.

Лучше на всякий случай перестраховаться. Сама метка походила на ту, что когда-то на него ставил хозяин Зимнего Сада. Если эти практики будут настолько неосторожны, что попытаются подставить Сонга, он сможет найти их. Где бы они ни были.

Поднявшись в воздух, парень вместе с учениками из секты «Повелителя Мира», перелетел на спину соседней черепахи. На этот раз пересекать пустыню, заполненную концепцией смерти, оказалось куда проще. Благодаря возросшему пониманию концепции времени молодой человек без особых проблем пересёк расстояние в пару сотен метров, что разделяло обе черепахи друг от друга. Сам чудовищный зверь ничем не отличался от черепахи Сонга. Единственным отличием был разбитый лагерь из нескольких палаток и чего-то напоминающего круглое гнездо — скорее всего, логово демона вулпи.

— Мастер Сонг, песчаные драконы нападают стаей, постарайтесь не попасть в окружение, или рискуете оказаться в сложной ситуации, — сказала девочка, что постоянно старалась находиться возле.

— Спасибо за предупреждение, — поблагодарил он её и призывал из карманного мира кольца клинок, полученный им ещё в сокровищнице секты «Вечных Сумерек».

Сами драконы появились возле черепахи через каких-то пару минут. Выглядело это так, как если бы над поверхностью каменистой пустыни вдруг появилось около десятка гребней стремительно приближающиеся к чудовищному монстру, спокойно идущему вперёд. Драконов не очень волновало запредельная концентрация законов смерти и, похоже, они даже не ощущали её судя по той скорости, с которой они двигались под землёй. Секунда и вот в вышину взвились сразу несколько серых гибких фигур. Сонг перед атакой успел рассмотреть покрытые мелкой чешуёй песочного цвета и рудиментарные крылья вдоль всего тела драконов. Но больше всего оказались необычны головы этих существ. Больше похожие на раскрытые лепестки какого-то хищного растения, усаженные огромным количеством зубов по всей пасти. Твари не только выглядели отвратительно, но и пахли, потому как окружающий воздух тут же наполнился удушливым запахом, который было очень тяжело вдыхать.

Секунда и вот уже Сонг делает выпад клинком, разрезая одно из молкнувших тел. Предсмертный крик и на песок падают две ровные половинки стремительно истлевающего гибкого тела. Законы смерти за несколько секунд превращают его в прах.

«Подумать только, моя концепция меча сильно укрепилась последнее время, настолько сильно, что чудовищный монстр „Восхождения“ оказался неспособен ей что-либо противопоставить. Впрочем, скорее всего, это лишь потому, что он был самым слабым из всей группы».

Точно подтверждая это, один из драконов, с силой ударил по тому месту, где был буквально только что Сонг превращая всё находящееся в радиусе нескольких метров там в средоточие смерти и разложения. Если бы он оказался нерасторопен, или по каким-то иным причинам задержался на месте — это стало бы большой проблемой. Сонг до конца не был уверен, что даже при самых благоприятных обстоятельствах сумел бы погасить такую атаку, не нанеся себя травм.

Ученики секты «Повелителей Мира» действовали осторожно и слаженно. Они постоянно использовали причудливую формацию, благодаря чему без особых проблем сдерживая атаки сразу двух тварей где-то на самой периферии боя. Девочка же, без особых проблем, как и Сонг ушла от одного из ударов пролетевшего мимо песчаного дракона и даже контратаковала атакой несущей в себе концепцию воды, в какой-то причудливой форме, не совсем понятной молодому человеку. Секунда и тварь, получившая удар, рухнула вниз и, хоть чуть погодя, продолжила двигаться, стало уже понятно, что парень не зря подозревал девочку. Она действительно оказалась сильнейшим из всей группы практиком.

Ну а дальше Сонгу стало не до размышлений и уж тем более за наблюдениями. Несмотря на то что в большинстве своём песчаные драконы были достаточно слабыми существами, их оказалось больше двух десятков и часть из тварей находились уже на этапе пика «Осознания». Накинься он одновременно на всех людей, то даже с силой Сонга выйти из такой передряги без серьёзных ранений оказалось бы непросто. Вот только всё внимание монстров оказалось сосредоточено на мерно идущих черепахах. На людей песчаные драконы нападали между делом, отмахиваясь, если те мешали им преследовать чудовищных зверей.

Как и говорила девочка, основной целью нападения стала черепаха, идущая впереди. Твари накинулись на неё точно пиранья на кусок мяса, стараясь укусить, ударить, замедлить мерно шагающего чудовищного зверя. Походя, они кидались на пролетающих мимо людей. Сонг даже несколько раз сцепился с одним из драконов находящемся в полушаге от «Совершенства», следующим за «Осознанием» этапом развития. Именно тогда стало понятно, почему в прошлый раз целая группа учеников не смогла отразить нападение — песчаный дракон без особого труда отразил атаку Сонга, и вслед за этим обрушился на молодого человека, буквально обрушивая на него каскад сокрушительных ударов и отбрасывая на несколько сотен метров от защищаемой черепахе. Стиснув зубы, парень решил пока не обращаться к сильнейшим своим движениям и приёмам, логично решив, что показывать их другим практикам, особенно с непонятными мотивами, было бы как минимум глупо.

«Множественные огненные спирали», — выдохнул он ключ-фразу и с силой опустил меч вперёд, на приближающуюся морду песчаного дракона.

Сонг уже пару лет не использовал этот, некогда придуманный им самим, навык и потому не представлял, каким он может стать с его текущей силой и пониманием концепции пламени. Тут же вокруг молодого человека вспыхнуло около полусотни ярких тонких линий, что, раскручиваясь вокруг его тела, вдруг единым порывом выпрямились, обрушившись на приближающуюся тварь. Десятки ярких вспышек огней разорвались оглушительным звуком в сопровождении рёва монстра, полного боли. Из клубов дыма выскользнуло гибкое серое тело и на полном ходу бросилось прочь, явно не собираясь больше преследовать черепаху. Вот только это было уже и не нужно. Ученики, что должны были защищать чудовищного монстра даже и не собирались этого делать. Точно по команде они вдруг бросились ко второй черепахе, а возле Сонга вдруг появилась девочка и запустив в него шарик с каким-то пахучим веществом тут же испарилась во вспышке пространственной концепции. Часть тварей, точно почуяв что-то вдруг бросилась в сторону замершего молодого человека, а другие продолжали нещадно атаковать несчастную черепаху из-за чего та уже начала понемногу истекать кровью.

«Вот значит, как, решили избавиться от меня с помощью этих тварей?» — отстранённо подумал Сонг, ощущая, как бывшие соратники стремительно улетают к его транспорту. — «Только это как-то глупо…».

Часть песчаных драконов пыталось напасть на вторую черепаху, но их количество было куда меньше, чем тех, что сейчас преследовали первую. Сонг лишь покачал головой, после чего, подняв руку, щёлкнул пальцами и этот щелчок прозвучал настолько сильно, что чуть не оглушил его. В тот же миг время вокруг молодого человека остановилось. Конечно, это не было остановкой реки времени в полном понимании этого. Проделать такое на текущем уровне Сонг при всём желании не мог. Но он мог использовать время, чтобы разорвать пространство на две части, сделав дыру в нём, и тем самым открыть самый настоящий портал. Грубо и не эффективно, но в критической ситуации, как это вполне возможно.

Шаг и вот он уже появляется перед застывшими учениками секты «Повелителя Сумерек» во главе с удивлённой девочкой и спокойным голосом спрашивает:

— Я хотел бы понять, зачем было нужно делать такие сложные ходы, чтобы убить меня? Вы вполне могли просто попросить меня дать вам место на черепахе, и я не был бы против.

Глава 34

Высшие миры человеческого атолла влияния включали в себя миллионы планет соединённых сетью порталов клана Фир Болга. Эти миры населяли великое множество существ. Люди, расы демонов, разумных чудовищных зверей. Были даже небольшие кланы и секты рас духов, святых и странников, что старались всеми силами не показываться на глаза другим расам.

Человеческие миры соседствовали сразу с двумя атоллами — святых и духов. Обе расы не раз сражались как с людьми, так и друг с другом, стараясь всеми возможными способами отхватить у соседей целые регионы миров. И каждый раз это выливалось в кровопролитные войны бессмертных мастеров.

Хаос, пространство, изнанка миров — всё это превращалось в пустоту, выгорая из-за битвы сильнейших экспертов, точно бумажный свиток, выброшенный в горячее раскалённое солнце. Опустошение захватывало целые районы вселенной, оставляя там прорехи великой пустоты. Отсутствие всего. Ни материи. Ни законов. Ни душ. Ни хаоса. Абсолютный порядок. И в этой тьме сотни тысяч лет зародилось нечто. Нечто чуждое всему обитаемому миру. Воид. Нечто. Ничто.

Не замечаемое никем оно росло. И с каждым прожитым эоном нечто становилось лишь сильнее, заполняя собой пустоту. В какой-то момент ожившая пустота достигла границ, где начиналась попадаться редкая материя. Лишь мельчайшие частицы. Совсем небольшие. Но пустота попыталась их поглотить. И у неё получилось. Сожрав материю, оно превратило её в ничто. В собственное тело. Так из мира начала пропадать материя, а на её место стало медленно приходить лишь голодное нечто. В полной тишине, на самой окраине всех атоллов становилась всё сильнее новая нежизнь. Пустота, что пришла утолить свой абсолютный голод. Воид-пожиратель.


Сонг смотрел на замерших учеников секты «Повелителей Мира». Девочка, как и её товарищи, с удивлением смотрела на неспешно закрывающийся за молодым человеком портал. Несмотря на то что у неё было выдающееся понимание законов пространства, понять с помощью каких сил открыл проход Сонг, она не могла. Сколько бы не вглядывалась в разрыв, понять, какими законами тот был создан у девочки не получалось.

— Как ты… — начала было говорить она, но запнулась, понимая, что сейчас Сонг с угрозой смотрит прямо ей в глаза.

— Я задам свой вопрос немного иначе. Назовите мне хотя бы одну причину, почему я не должен убивать вас прямо сейчас? — парень мысленно потянулся к мечам внутри своего кольца, черпая из них немного силы, на большее он, пока, способен не было, но и этого хватило с лихвой.

Совершенно неожиданно ученики секты вдруг почувствовали, как на их плечи опускается колоссальное давление. При этом все они прекрасно ощущали, что испускаемая Сонгом сила была на уровне этапа «Восхождения» просто её насыщенность и мощь казалось чем-то совершенно запредельным. Вулпи и два практика повалились на землю, их собственная энергетика дрожала, готовая в любой момент разрушиться под тяжестью силы Сонга, девочка же лишь скрипнула зубами. Обливаясь потом, она с огромным усилием сдерживала неудержимый поток, обрушивающийся сейчас на неё. В её голове не укладывалось понимание того, что она сейчас ощущала. Это выходило за все рамки разумного, у обычного одиночки, хоть и нелишённого таланта, сила развития оказалась на уровне первых гениев секты, возможно, даже выше. И этот человек путешествовал в одиночку по опасным землям возвышения. Разве это могло быть нормальным?

— Кажется, я задал вопрос, и всё ещё не получил на него ответа, — напомнил Сонг о своём присутствии и подошёл чуть ближе к главной в группе. — Назовите мне причину, почему я должен после вашего поступка оставить вас в живых?

— Мы заплатим, — прохрипел один из корчившихся на земле людей.

— У меня есть деньги, — спокойно ответил Сонг и, упреждая следующие слова, добавил. — Как и ресурсы. Какие ещё будут предложения?

Конечно, убивать бедолаг он не собирался, во дворце ещё более чем хватало комнат, но, возможно, они могут предложить, что-то действительно интересное?

— Я готов дать клятву, — прохрипел второй человеческий практик.

— О-о-о? — Сонг даже замер, нечасто воины были готовы расстаться с собственной идентичностью, да и к тому же такая клятва очень плохо влияла на последующее развитие практиков. — Неожиданно. А что же остальные?

— Мы готовы, — прикусив губу, ответила за всех девочка.

В её глазах парень отчётливо ощущал отчаяние, но жалости он не испытывал. Это был её промах и за него каждый из этой компании должен был заплатить. Впрочем, Сонг не собирался оставлять их рабами — в безвольных подчинённых он уж точно не нуждался, тем более что сам глубоко ненавидел рабство. После того, как всё устаканится, он снимет с бедолаг проклятье подчинения.

— Я жду, — сказал парень, чуть ослабив давление.

Трое людских практиков и один демонический смогли встать на ноги и, опустив голову, начали произносить слова подчинения. Сонг же внимательно вслушивался в произносимое ими, пытаясь уловить лазейку, через которую те могли освободиться. Чем-то эта клятва, её структура и энергетическая форма напоминала ему печать династии Синк, что наложил на душу Син Фен фрукт яростного огня. Хотя, если быть точнее, осколок души патриарха Синк, вот только формируемой вязи духовной силы явно не хватало изящества и силы погибшей династии. Всё-таки не зря Синк считались лучшими создателями печатей в закрытом мире и, возможно, даже одними из лучших во всех высших мирах. Вероятно, именно потому, печать на душе Фен не повлияло на её развитии.

Тут же Сонг невооружённым взглядом видел, как сами же практик собственной печатью отрезают себя от мира и потока духовной энергии. Он физически ощущал испытываемую бедолагами боль. Хоть это и продлилось какие-то несколько мгновений, но ощущения оказались не из самых приятных.

«Использовать такой грубый метод, неужели в высших мирах нет сил умеющих создавать нормальные печати для мастеров средних этапов развития, от „Восхождения“ и выше?» — подумал он, наблюдая за тем, как разум учеников секты «Повелителей Мира» стремительно окутывает сила печати.

Где-то вдалеке закричала черепаха, на которую накинулись песчаные драконы и судя по той боли в раздавшемся крике — на этот раз уйти ей никак не удастся. Зато благодаря её жертве чудовищный зверь, ставший временным транспортом для Сонга, продолжал без проблем свой путь дальше, к серединному региону этого искусственного мира.

Между тем практики закончили говорить свои клятвы, а вулпи произносить их с помощью внутреннего голоса, и завершили ритуал, вызвав поток силы, сосредоточившийся вокруг их голов. Несмотря на то что Сонг смутно представлял себе формирования самих клятв его понимания запечатывающих техник и принципов, по которым они строились оказалось более чем достаточно, чтобы понять, что все четверо наложили на себя реальные печати.

На всякий случай парень продублировал печати ещё и отслеживающими метками, благодаря чему в любой момент мог понять, где находился каждый из его новых товарищей.

— Мы готовы слушать и подчиняться, господин, — поклонилась Сонг девочка, из-за чего тот мысленно поморщился.

— Хорошо, а теперь расскажите всё, что знаете о том, куда сейчас направляется черепаха и что нас может ждать в ближайшее время, — кивнул он, постаравшись выкинуть из головы тот факт, что он разговаривает с, по сути, рабами.

Позже, как опасность пройдёт, Сонг освободит их, но лишь тогда, когда будет уверен в собственной безопасности наверняка.

— Господин, далее, после пустыни, нас ждёт средний круг, в котором располагаются несколько демонических и человеческих городов…

— Городов? — парень аж замер, ничего подобного на карте реинкарнантов не было, к тому же земли возвышения, в его мыслях никак ассоциировались с городами. — В земли возвышения могут попасть лишь люди с молодым костным возрастом. Откуда здесь города?

— Не все практики уходили из земель возвышения, кто-то остался. А ограничения работают только на вход. Как бы тогда здесь могли существовать чудовищные звери, чей возраст иногда более сотни тысяч лет? — удивилась девочка.

— Ну у зверей несколько иная родословная.

— В данном случае это неважно, во внутреннем круге живут потомки людей и демонов, пожелавших остаться здесь. Но вам не стоит их опасаться господин, с вашей силой вам по плечу справиться даже с практиком «Совершенства».

— Вот уж сомневаюсь, — хмуро отозвался Сонг, обдумывая сложившееся положение вещей. — Но, в города нам наведываться нет большого смысла, думаю.

— Чтобы пройти дальше, нужен проводник, господин, — не согласилась с ним девочка. Можете не беспокоиться благодаря соглашению с сектой «Повелителей Мира» никто из городов серединного круга не станет на нас нападать. Поверьте, у нашего патриарха есть способ осложнить жизнь городам, даже не появляясь в высших землях.

— Ну хорошо, — махнул рукой парень. — А проводник зачем нам нужен? Не знаю, куда направлялись вы, а я хотел попасть к шпилю.

— Наш путь лежал практически туда же, — вмешался мужчина, стоящий по правую руку от девочки. — Возле башни находится древний источник, в который можно войти лишь единожды и который может дать огромный толчок в развитии практика. Если, конечно, тот готов к этому. Именно из-за этого и сюда, в земли возвышения, и стремятся все без исключения молодые практики. И чем моложе человек, прошедший через источник, тем больше преимуществ он может получить.

«Ещё один источник», — хмуро подумал Сонг. — «Мне до конца жизни хватило сателлитов Синк, гробниц наследий, древних городов и прочих „замечательных“ сокровищ».

Ну хорошо, значит, придётся идти в город за проводником, — тем временем махнул он рукой. — Мне в любом случае нужно к центральному шпилю. Какой там насаелённый пункт ближайший, у вас есть понимание, куда держит путь эта черепаха?

— Вероятнее всего, к западной части кольца, — кивнула девочка. — Мы пытались понять это по солнцу, но в мире возвышения тяжело ориентироваться, поэтому можно ошибиться. В западной части кольца есть два достаточно крупных города. Один человеческий, а второй расы волантов. К какому желает направиться господин?

— Воланты это крысы, кажется, — припомнил Сонг бедных, порабощённых династией Синк, существ. — Думаю, всё же лучше к людям. С ними куда проще найти общий язык.

— Как угодно господину, — кивнул важно мужчина, отчего парень опять непроизвольно поморщился.

— Давайте без этого господина, называйте меня Сонгом.

— Да, господин, — тут же отозвались все четверо из-за чего парень лишь покачал головой вздыхая про себя и в очередной раз напоминая, что всё это ненадолго.

Глава 35

Черепаха медленно пересекала каменистую пустыню. На чудовищного зверя, что стал для Сонга отличным транспортом, ещё раза два нападали песчаные драконы, но на этот раз стаи были настолько маленькие, что хватило бы и одного из учеников секты «Повелителя Сумерек» для того, чтобы отогнать их подальше.

К слову, об учениках, к сожалению, как Сонг и предполагал, клятвы сделали из бедолаг скорее говорящих кукол, чем действительно помощников. Это было очень далеко от печати подчинения патриарха династии Синк. Без команды или вопроса практики не проявляли никакой инициативы и просто старались находиться возле своего «хозяина». О какой-то самостоятельности и речи не могло быть. Только самые базовые вещи — прими еду, утоли жажду, поспи. Это максимум. Стремления, желания и мечты оказались забыты, и им на смену пришли слепое подчинение и услужливая абсолютная преданность.

Сонг некоторое время посвятил тому, чтобы разобраться, что за клятвы были принесли ему практиками и какие свойства они скрывали. К сожалению для того, чтобы вникнуть и разобраться в тонкой вязи духовной энергии, наложенной в виде печатей на души учеников у него просто, не хватало в достаточной мере совершенствования души, но даже то, что он видел, говорило о том, что вся группа поставила на себя одинаковые запечатывающие техники.

И чем дольше он изучал применённую технику, тем больше подозрений у него появлялось. Ну не могли молодые практики наложить на себя такие печати, никто бы не согласился на подобное. Легче умереть, чем превратиться во что-то настолько… жалкое. А девочка, вместе со своими товарищами дураками, всё же, не являлась. Значит, у них был какой-то план, вероятно, в условиях установленной печати была какая-то лазейка для того, чтобы они могли освободиться. Конечно, это самый настоящий риск, в том плане, что за время пока они находятся в полном подчинении, их хозяин мог сотворить с ними всё, что заблагорассудится, но всё же. Осталось понять, что за лазейку они там себе сделали ну и не ослаблять бдительности. В идеале отпустить их при первой возможности или, как вариант запереть в одной из комнат дворца.

Сидя у небольшого костерка, рядом со своими новыми «подчинёнными» Сонг продолжал размышлять, не забывая укреплять при этом на них духовные метки. На тот случай, если ученики освободятся от своих печатей — он обязательно почувствует это. В будущем, по-хорошему ему бы следовало найти хоть пару свитков с продвинутыми техниками запечатывания, потому как сейчас Сонг ощущал себя ребёнком, пытающимся изучить боевые искусства на ощупь. У него было понимание, но оно оказывалось ограниченно собственными ощущениями и знаниями, подчерпнутыми ещё в закрытом мире. К тому же из-за малого количества знаний в этой области он даже примерно не мог ничего сказать о печатях, установленных на башнях Фир Болга… а изучить их стало бы нелишним.

Черепаха продолжала свой путь. И чем ближе чудовищный зверь подбирался к внутреннему кругу, тем чаще вокруг начали появляться башни. Сонг то и дело ловил себя на мысли, что создание шпиля и самих башен не могло быть завязано только лишь на создании стабильного карманного мира, как он думал в самом начале. Слишком уже колоссальные силы были потрачены на постройку. Пускай земли возвышения и были под завязку наполнены духовной энергией количество башен в любом случае оказывалось слишком уж большим. Впрочем, это были лишь его предположения, и чтобы сказать наверняка нужно просто попасть в одно из этих древних строений.

Уже через пару дней галька под ногами черепахи потемнела, что говорила, по словам товарищей Сонга, о скором приближении к краю обитаемого внутреннего круга. Количество песчаных драконов, в какой-то момент резко увеличилось, из-за чего Сонгу и его группе пришлось несколько раз отбиваться от стай почти равных по силе той первой, что сожрала транспорт учеников секты «Повелителя Мира». Благо на этот раз, совместными усилиями им удалось отогнать кровожадных тварей и даже при этом обойтись без каких-то серьёзных ранений. Пара царапин у вулпи да ожог лица у одного из парней, что с особым рвением принялся исполнять приказы Сонга, вот и все потери.

В общем, ничего серьёзного. Всё время пока они сражались, парень следил за своими «слугами» пытаясь понять, когда сработает та самая лазейка, или её должно было привести в действие что-то совсем иное? Но сколько бы он ни следил с помощью своего внутреннего зрения за каждым и четвёрки, ничего подозрительного не происходило. Даже когда на группу нападали песчаные драконы и Сонг находился в самом эпицентре боя, его товарищи оставались всё теми же живыми куклами и не думая о самостоятельности или преодолении печати.

Спустя целый день неспешного хода по чёрной гальке изменившейся пустыни один из дежуривших на голове мирно бредущей прокричал:

— Живая земля! Господин, я вижу живую землю!

Сонг встрепенулся, выходя из медитации и прислушался к своим ощущениям. Впереди он явственно ощущал своим восприятием огромное количество живых существ. После нескольких недель путешествия по безжизненной пустыне это напоминало безудержный поток силы, в котором можно было запросто захлебнуться. Несмотря на то что пустыня его не особо угнетала, появление жизни на горизонте воодушевляло. Непроизвольно Сонг улыбнулся, поймав себя на мысли, что ждёт с нетерпением, когда казавшейся бесконечной каменная галька закончится.

Поднявшись в воздух, парень осмотрелся, и тут же увидел впереди зелёную полосу, простирающуюся по всему горизонту. И именно тогда смог, наконец, точно сказать — вот они и добрались до внутреннего круга земель возвышения.

Тонкая полоска живого пространства постепенно вырастала, заполняя собой всё свободное пространство. Уже через каких-то полчаса черепаха приблизилась к внутреннему кругу и, замерев на пару секунду пред ними, уверенно шагнула дальше, направляясь по своим делам. Что же до Сонга и учеников секты, то они сразу же спустились на землю. К сожалению, с чудовищным зверем приходилось прощаться, их путь лежал в другой стороне.

— Город волантов ближе, но раз господин желает к людям, то мы повинуемся, — сказала девочка, когда вся группа начала движение на север, вдоль довольно высоких холмов, на вершине которых не было ничего, точно какое-то существо с заботой каждый день очищало вершины от любой относительно высокой растительности.

Сонг пропустил мимо ушей уже порядком надоевшего «господина» и уточнил:

— Сколько дней хода до города людей и не проще ли лететь? Или во внутреннем круге делать это так же опасно, как и во внешнем?

— Господин верно подметил, — с охотой отозвался идущий по правую руку мужчина. — Здесь более чем достаточно чудовищных зверей, внимательно следящих за небом. Нам, как простым практикам «Восхождения» не стоит привлекать к себе столько внимания. Что же до того как далеко до города, то мы точно не знаем — карта которая у нас имеется очень условна, а местные законы постоянно меняют географию мира.

— Хм-м-м, — задумчиво кивнул в ответ молодой человек и распространил вокруг себя восприятие, уходя им на всё более значительно расстояние.

Если его спутники были правы они рано или поздно должны были наткнуться на зверя, которому вполне оказалось бы по силам справиться с группой воинов «Восхождения» и Сонгом в придачу. И уже через пару минут он ощутил сразу несколько таких существ на их пути. Впрочем, в отличие от внешнего круга здесь существа оказались куда менее агрессивными судя по тому ощущению, что он получил, изучая их некоторое время. Девочка подтвердила его мысли — местные сильнейшие существа предпочитали охотиться на тварей своего размера. К тому же, будучи в большинстве своём полуразумными созданиями, они прекрасно усвоили за столько сотен тысяч лет, что нападение на разумных существ, будь то люди или демоны, ничем хорошим в конечном итогое для них не заканчивалось. Именно с этим было связано, прежде всего, их довольно вялая реакция на проходящую мимо группу практиков. Впрочем, во избежание проблем, Сонг повёл группу немного в сторону, в обход затаившихся и отдыхающих чудовищных зверей.

Обжитые земли стали появляться где-то на седьмой-восьмой час их довольно быстрого хода. Для практиков такого уровня «непроходимость» местных лесов была чем-то совсем несущественным. В какой-то момент Сонг всё-таки решил уточнить имена своих спутников, так как при передвижении обращаться к ним на «эй ты» стало не очень удобно.

Как бы парень ни хотел сближаться со своими спутниками, волей-неволей пришлось это сделать. Двоих мужчин звали Баф и Чен, оба не стали называть свои вторые имена из-за чего у Сонга возникло подозрение, что по своему происхождению они, как и сам парень, выходили из простого народа. Девочка назвалась Вил Зой и коротко добавила, что является ученицей внутреннего двора секты «Повелителя Сумерек», впрочем, Сонг и сам уже догадался об этом. Слишком уж приметна была её сила. Чо же касается последнего члена отряда, демона вылупи, внезапно оказавшейся женского пола, то её звали как-то совсем невообразимо и непроизносимо. Сошлись на том, что Сонг станет обращаться к ней Рут.

Первыми признаками разумной жизни стали встречаемые чёткие зарубки на каменных глыбах, в изобилии раскиданных повсюду и на вековых деревьях. Очень скоро они наткнулись на первое жильё, правда необитаемое. Это оказалась землянка охотников, что ходили в местные угодья для поиска своей добычи. Ещё через некоторое время такие землянки стали появляться чаще, а затем и вовсе им на смену пришли полноценные охотничьи домики.

Первых людей Сонг встретил лишь, когда сильно углубился на территорию людей. Это стало очевидно, потому как чудовищные звери практически перестали попадаться на пути, а если и встречались, то почти всегда являлись хранителями земель, с которыми враждовать не было никакого смысла, и, что главное, даже вредно для всего района обитания хранителя.

Раз это были охотничьи угодья то логично было бы предположить, что Сонг с товарищами встретится с группой охотников, но нет. Первыми кого они увидели оказались… торговцы. Небольшой караван двигался по одной из лесных дорог, на которую наткнулся Сонг во время своего прощупывания восприятием окружающего мира. Такое оказалось трудно пропустить, ведь саму дорогу явно постоянно укрепляли с помощью духовных техник, благодаря чему значительно увеличивая её прочность и жизненный цикл. Сам караван шёл неспешно и особо не скрывался благодаря чему всей группе удалось приготовиться к предстоящей встрече. Как к варианту если их не станут атаковать сразу, приняв за разбойников, так и в том случае, если предводитель каравана и его охрана решит перестраховаться.

Для того чтобы не испугать людей, Сонг специально не стал прятаться и точно так же приказал сделать своим временным подчинённым. Он сильно надеялся, что люди, направляющиеся сейчас к ним, не станут нападать, не выяснив, кто к ним вышел навстречу. Благо именно так решило руководство каравана — к появившейся на пути следования торговцев группе практиков был отправлен усиленный отряд воинов, и, судя по их осторожным действиям, атаковать они пока не собирались. Сонг мысленно выдохнул, бегать от практиков по лесам сейчас совсем не хотелось.

— Кто такие и почему преградили нам путь? — тут же крикнул усиленным духовной силой голосом один из воинов, когда расстояние между группой Сонга и воинами сократилось до двухсот метров.

— Уважаемый мастер, — крикнул в ответ парень. — Мы путешественники, нам очень нужно знать, как далеко находится ближайший обитаемый город, и мы готовы купить у вас карту.

Сонг почувствовал, как его осматривают, но без особого интереса. Путешественников во внутреннем кольце, видимо, более чем хватало.

— Купить карту, значит, — отозвался воин, явно о чём-то раздумывая. — Стойте здесь и не двигайтесь.

Глава 36

— Эта карта обошлась мне в целое состояние, — пробормотал Сонг, проверяя духовным восприятием полученный свиток.

Внутри содержался довольно подробный план местности почти всего внутреннего круга, за исключением областей, прилегающих к центру земель возвышения, там, где брало своё начало область, закрывающая собой центральный шпиль и загадочный источник силы, к которой стремились все практики боевых искусств, попадающие в искусственный мир.

Судя по карте до ближайшего города, как и говорили ученики секты «Повелителя Мира» было не больше дня пути. И, слова о том, что город волантов находился куда ближе также подтвердились. Он располагался на самой границе с мёртвой пустошью и, если бы Сонг пожелал, вся группа уже несколько часов назад была там. Однако пока у него не было желания связываться с демонической расой, пуская и мирной. Некоторые опасения к демоническим практикам у Сонга остались ещё со времён закрытого мира, хотя умом он и понимал, что чаще всего угрозу представляли не демоны, а как раз люди.

Оставив позади неспешно идущий караван, группа практиков отправилась в сторону города. Дорога, построенная людьми и демонами, и соединяющая города постоянно петляла, обходя по широкой дуге места, указанные на карте, как крайне опасные. Вероятнее всего, это были логова каких-то сильных чудовищных монстров или, вероятно, места обитания опасных тварей. Несколько раз прямо на дороге появлялись небольшие укреплённые заставы в виде каменных башен, укреплённых духовной энергией и с отрядом довольно сильных практиков.

Заставы располагались каждые десять-пятнадцать километров и как понял Сонг, предназначались в основном для защиты от нападений со стороны агрессивных тварей. Города разумных рас располагались таким образом, что образовывали регионы собственного влияния. К примеру, людские территории располагались аккурат между землями волантов и вулпи, ещё здесь же имелось несколько городов Ноа-эт и Ину, вечных союзников людолисов.

Теперь, когда за окружающей территорией следить уже требовалось куда меньше, а возможность медитировать или практиковаться так и не появилось Сонг решил немного разобраться в том, что же из себя представляли высшие миры, расспросив своих спутников. При этом он старательно отслеживал их реакции, стараясь понять, находятся ли они всё ещё под действиями печатей.

Прежде всего Сонг окончательно выяснил для себя, что же это за понятие такое — атолл человеческого влияния. Как объяснили ученики секты, атоллами назывались огромные конгломераты миров, объединённые некоей силой, защищающей от вторжения со стороны других атоллов. Каждые такие конгломераты находились под управлением определённой расы, что и фигурировало в их названиях. Атолл человеческого влияния, атолл влияния духов, атолл влияния святых, атолл влияния странников и так далее. Как понял Сонг людям было известно об как минимум десяти таких конгломератах, но сколько их было точно, оставаясь тайной. И прежде всего причиной этому были невообразимые территории атоллов и их крайне высокая опасность для любого человека вплоть до уровня божества.

С соседними конгломератами духов и святых у людей случались постоянные стычки, что приводило к огромным, колоссальным разрушениям, приводящим к опустошению и вымиранию целых районов миров внутри атоллов влияния. Одна из последних войн стала причиной медленного угасания божественного клана, а вместе с ним, и всего атолла в целом.

— Из-за слабости божественного клана сейчас атолл человеческого влияния постоянно теряет на границе целые скопления миров, отдавая их то духам, то святым, и что самое неприятное обе расы прекрасно видят этот спад. Они как волки, в любой момент готовы напасть на ослабевшее человечество, — декламировала точно по писанному Вил Зой. Было заметно, что девочка хорошо подкована в этом вопросе, и старалась дать наиболее полный ответ Сонгу.

— Ты считаешь, что на атолл людей нападут? — наконец уточнил он у неё.

— Несомненно, мы постоянно сдаём позиции и это лишь вопрос времени, когда на нас накинуться. Весь вопрос в том, кто из двух — святые или духи.

— Или оба вместе.

— Или так, но, чтобы договориться у них уйдёт огромное количество времени. Эти две расы ненавидят друг друга, намного больше, чем людей. Вероятнее всего, каждый из них ждёт, когда кто-то нападёт на человеческий атолл, а затем, воспользовавшись возможностью, атакует в спину соперника.

— А что за атолл странников? — спросил Сонг, он уже когда-то слышал об этой расе, о том, что с ними когда-то давно сражались боги.

— Ну, полноценным атоллом их уже называть нельзя. Очень давно, во время одной из войн, странники вместе с духами, развязавшими войну, напали на планету клана Фир Болг, спрятанную на окраине территории людей. Не знаю было ли это их изначальным намерением или они случайно наткнулись на неё, но как результат атолл странников превратился в абсолютную пустоту, унеся в небытие большую часть их расы, а клан Фир Болг так до конца и не смог оправиться от удара. Духи отделались меньшими потерями, но успели поглотить большую часть клана Болг. Божественный клан в то время бывший, на ряду с демоническим, одним из сильнейших, решил воспользоваться этой возможностью и захватил сердце атолла, древнейший артефакт, отвечающий за границы территории рас. Такой шаг окончательно поставил точку на некогда сильнейшем клане нашего конгломерата. И как вы понимаете, после всё пришло вот к этому положению вещей. Боги уселись на троне. Были ещё несколько воин со Святыми, Духами, и внутренние разборки с дьяволами, но они оказались куда менее кровопролитными.

Девочка выдохнула, столь длинное объяснение далось ей непросто. После этого Вил Зои продолжала рассказывать о высших землях, о сильнейших кланах, сектах и храмах, населявших их, а Сонг внимательно слушал, стараясь запомнить всё, что она говорила.

Самое главное, парень, наконец, понял, что произошло с кланом Фир Болг и почему один из глав, Локус Болг, предупреждал его в мире мечей о приближающейся угрозе со стороны атолла духов. Неужели новая война между атоллами неизбежна? Успеет ли Сонг добраться до этого до Син Фен? Ещё и эти дьяволы, что сейчас в своих мирах начали понемногу восстанавливать собственные силы. Судя по тому, что говорила Зои, раньше они были не слабее богов и если бы последние не захватили сердце атолла, то вполне могли стать правителями миров людей. Но, как говорится, везёт сильнейшим.

Через несколько часов быстрого хода, судя по карте, они почти достигли первого человеческого города в этой местности. Аян-нот — название почему-то на демоническом языке и означало «предрассветную звезду». Этот город считался одним из крупнейших во внутреннем кольце, и был знаменит, согласно словам учеников секты «Повелителей Мира» прежде всего произрастающим здесь сортом духовного чая. Когда Сонг услышал это, ему тут же пришло в голову, что Син Фен такое место, несомненно, пришлось бы по душе.

Ну а ещё через некоторое время джунгли, окружающие дорогу с обеих сторон, вдруг расступились, и группа совершенно неожиданно вышла на открытые пространства. Вся левая сторона за дорогой представляла собой золотые пшеничные поля, уходящие за горизонт. По правую руку от Сонга виднелись поднимающиеся ввысь по холмам каскады колоссальных размеров рисовые плантации, на которых даже отсюда хорошо различались фигурки работающих людей. Очень скоро группе начали попадаться густонаселённые деревни, где жили работники, занимающиеся выращиванием этих невероятных посадок. Через каждые сто метров высились высокие мельницы, такие же мельницы, но работающие от реки Сонг с товарищами встретил чуть позже, когда вышел к небольшой, но очень быстрой речушки, через которую был перекинут аккуратный широкий мост.

— Это впечатляет, — сказал вслух парень. — И этого они добились, живя в полной изоляции от высших и других миров?

— Всё так, здесь замкнутая, но довольно прочная, устоявшаяся за много лет система взаимоотношений. К тому же внутреннее кольцо очень богато на ресурсы как базовые и наиболее важные, так и на редкие. Рабов в городах кольца нет, но очень развит наёмный труд. В отличие от наших миров во внутреннем кольце без пропитания мастер боевых искусств не выживет, потому сильнейшим людям приходится считаться с работниками, и с фракциями, что создали эти работники. Очень скоро, господин вы и сами всё увидите.

— Ну хорошо, давай посмотрим, что будет дальше. Если здесь нет рабов — это место мне уже нравится. Кстати, может быть, уже полетим? Здесь же нет опасностей подстерегающей нас в небе или запрета на полёты?

— Да, господин, запрета нет.

Только когда Сонг, вместе со спутниками поднялся в воздух стали понятные истинные масштабы окружающего их пространства. Это нельзя было сравнить ни с чем, что парень видел до этого. Даже в закрытом мире для того, чтобы прокормить город второго класса требовалось куда меньше ресурсов, здесь же… каких же размеров должен был быть этот город? Вероятно, примерно сопоставим с Огненной Птицей или даже больше?

Путь до самого города у группы занял где-то ещё полдня даже несмотря на полёт, за это время один раз им пришлось остановиться на ночлег в одном из трактиров безымянной крупной деревни, где, как понял Сонг, производили хорошее духовное вино, так как повсюду вокруг росли виноградники и люди ходили какие-то весёлые. К позднему утру следующего дня далеко впереди показались шпили города Аян-нот. Даже с такого расстояния стало понятно, что он имел размеры не уступающие, а, возможно, и превышающие самые великие мегаполисы, видимые когда-либо Сонгом, включая столицу Империи в закрытом мире Синк.

Очень скоро им пришлось возвращаться на землю, так как закономерно вблизи Аян-нот полёты для практиков были запрещены. С каждым шагом стены гигантского города становились всё выше и Сонг отчётливо стал различать вокруг этих стен ауру чудовищных зверей этапов «Предка» и выше.

«Получается, местные жители укрепляли свои защитные сооружения костями и чешуёй настолько сильных чудовищных зверей? Тогда какие нападения переживал такой город?» — мысли крутились в голове молодого человека, когда он всё ближе подходил к городу.

Вокруг, куда не кинь взгляд, были люди. Совершенно разных сословий, этапов развития и богатств. Бедные путешественники, спешащие по своим делам торговцы, рикши с сидящими внутри учёными или знатными красавицами. Воины совершенно разных этапов от уровня владык и вплоть до «Предков» или даже «Императоров», что нисколько не скрывали своих сил, хоть и держали их в узде. По краям дороги сидели уличные торговцы, стараясь перекричать других, они выкрикивали призывные фразы, рекламируя свой товар, разложенный тут же на небольшом коврике.

У самых врат в Аян-нот Сонг, вместе с товарищами приостановил ход, ожидая, что его, как обычно, попытается досмотреть местная стража… но нет, их даже не окликнули. Без каких-либо проблем, среди всей толпы они вошли в солнечный город и окунулись в его неожиданно широкие, залитые солнцем улицы с высокими бордюрами и белыми, точно покрытыми снегом стенами многоэтажных домов.

— Добро пожаловать в Аян-нот, один из крупнейших человеческих городов внутреннего круга земель возвышения, — прочитал вслух Сонг, надпись на языке «высших земель», что красовалась впереди, на одном из самых высоких зданий, видимых со входа в город.

Глава 37

Города земель возвышений во многом отличались от своих аналогов в высших мирах человеческого атолла влияния. В основном тем, что их не делили между собой сильнейшие фракции внутри города. Вместо этого каждый город внутреннего круга имел одного правителя — человека, что, опираясь не на собственную свою силу, а на поддержку цехов рабочих, без которых выживание внутри круга даже для самых сильных практиков оказывалось непростым занятием.

Конечно, защита от блуждающих зверей и нападений демонических рас всё ещё оставалось за практиками боевых искусств. Вот только благодаря сильным печатям, оставшимся ещё с древних времён и защитных плетений, установленных в каждом городе их нужность оказалась не абсолютной. Обычные люди, малых и средних этапов развитий вполне оказались способны и сами отбиться от большинства опасностей, угрожающих им во внутреннем круге.

И благодаря этому Аян-нот не имел целых кварталов, занятых кланами, сектами, храмами и другими силами. Максимум, что могли себе позволить местные практики боевых искусств — это поместья и дома, выкупленные за большие деньги. А все парки, храмовые комплексы и сады оставались принадлежать городу. Как понял Сонг, в городе действовало множество бесплатных боевых и образовательных школ. Благодаря чему разница между обычными людьми и представителями сил боевых искусств оказалось не таким уж и большим.

— Где мы можем найти нужного проводника? — спросил парень у Вил Зои, пока они шли по улице, осматривая уютные с виду чайные, лавки и магазинчики, что располагались по обе стороны главной улицы Аян-нота.

— Господин, как таковых, людей, занимающихся работой проводника, в городе нет, местным нет особой нужды отправляться к центру земель возвышения, поэтому те, кто способен помочь нам — это пилигримы и охотники. В путеводителе секты говорилось, что их можно найти в городских постоялых домах, расположенных в конце главной улицы.

— Вот как? — Сонг задумчиво кивнул. — Хорошо, давай наведаемся туда. А что за путеводитель? Какие-то записи о мире земель возвышения?

— Всё верно господин, в этих свитках содержаться вся накопленная сектой «Повелителя Мира» информация о землях, включая внешнее и внутреннее кольцо. Перед отправкой любой ученик внутреннего двора, кому даровали пропуск в земли возвышения обязан запомнить всю имеющуюся информацию. От этого часто зависела жизнь учеников.

— Понимаю, и как я понимаю, эти свитки ты с собой не взяла?

— К сожалению, выносить за пределы секты эти свитки запрещено, господин, — покачала головой девочка. — Но вы всегда можете спросить меня или моих товарищей. Мы с готовностью поделимся с вами всеми полученными знаниями.

— Спасибо, — поблагодарил Сонг Вил Зой.

Аян-нот оказался действительно впечатляющим по своим размерам городом. Это была колоссальных размеров столица целого региона, и по ощущениям молодого человека она в несколько раз превосходила город Божественного Дождя или, даже столицу Империи закрытого мира. Идя по главной улице, Сонг раскинул собственное восприятие легко ощущая каждое существа в радиусе нескольких десятков километров. И то, что он чувствовал, заставило его мысленно удивиться. Несмотря на то что в Аян-нот не было сил практиков, правящих городом, индивидуальная мощь людей в любом случае поражала. Очевидно, не последнюю роль в этом играли сами земли возвышения до краёв, наполненные духовной силой. К тому же из объяснения «подчинённых» Сонг понял, что несмотря на ограниченную власть практиков боевых искусств культ силы здесь всё же присутствовал, хоть и не так выраженно, как это было в реальном мире. Из-за такого подхода сохранялся баланс между властью обычных практиков и мощью сильнейших воинов.

Путь до постоялых домов, с учётом того, что группе приходилось идти по довольно загруженной улице, с большим количеством прогуливающихся и спешащих по своим делам людей, занял довольно много времени. Почти полтора часа они добирались до мест, где, по словам учеников секты «Повелителя Мира», находились нужные им проводники.

Сами постоялые двора представляли собой двух и трёхэтажные поместья довольно впечатляющих размеров. Судя по входящим и выходящим оттуда людям, можно сказать, в этом городе они пользовались несомненной популярностью. Об этом же говорило и их количество. Сонг насчитал до трёх десятков, пока Вил Зой не остановила группу возле одной из гостиниц.

— Господин, думаю дальше нет смысла идти — мы можем снять комнаты в этом постоялом доме, сделав его отправной точкой наших поисков. Вы согласны?

«Удивительно, она проявила инициативу?» — Сонг задумчиво посмотрел на девочку. — «Мне казалось печать подавляет любую активность. По крайней мере, так было раньше. Нужно будет усилить бдительность».

— Хорошо, — ответил он вслух и направился к входу в гостиницу.

Толкнув дверь, Сонг оказался в хорошо освещённом и достаточно людном зале, больше двух десятков столов были практически полностью заняты людьми, большинство из которых, как чувствовал парень, являлись практиками боевых искусств и находились на уровне этапов «Слияния» и «Основания».

Когда группа Сонга зашла в гостиницу, внешне никто не обратил на них особого внимания. Лишь пара безразличных взглядов скользнуло по их фигурам, но при этом Сонг отчётливо почувствовал сфокусированное восприятие. Можно сказать, их осмотрели и оценили. Правда, Сонгу оставалось непонятным, какие выводы были сделали. Все восприятия пропали спустя пару мгновений, достаточно оказалось лишь пройти несколько шагов.

Хозяина гостиницы они нашли лишь спустя пару минут. Из-за большого количества гостей тот не сразу смог уделить внимание вновь прибывшим.

— Чего желают почтенные молодые мастера? — спросил угодливо тот, тут же отметив необычную одежду группы и наличие в ней вулпи.

— Четыре комнаты на три дня, — ответил Сонг.

— Будете расплачиваться синими кристаллами? — хозяин умел сложить два и два.

— Да, конечно.

Расплатившись с мужчиной, компания поднялась на второй этаж, где располагались комнаты. Сонг решил оставить вулпи и двумя мужчинами в гостинице, а вместе с девочкой заняться поисками проводника. Вил Зой, будучи сильнейшей в группе, могла сильно помочь на случай непредвиденных происшествий, а компания вулпи привлекла к себе лишнее внимание.

— Итак, с чего предлагаешь начать? — спросил он у девочки, когда они спустились спустя полчаса в общий зал.

— Логичнее всего обратиться к хозяину гостиницы, возможно у него есть информация о таких людях.

— Да, ты права, давай так и сделаем.

Мужчина, которого удалось найти лишь с помощью прислуги в гостинице, услышав вопрос Сонга понимающе кивнул, видимо, ожидая этого с самого начала. К сожалению, в его постоялом дворе редко сейчас останавливались гости из числа тех, кто мог бы стать проводником, но он посоветовал одну из соседних гостиниц, где, по его словам, как раз отдыхала компания охотников, пришедших с дальних рубежей. Так местные называли область внутреннего круга, что граничила со шпилем.

Найти нужную гостиницу, благодаря объяснениям хозяина, не составило никакого труда. Уже на входе Сонг почувствовал сразу несколько сильных практиков, находящихся в главном зале за одним из столов. Впрочем, их с Вил Зой тоже заметили. На всякий случай молодой человек поинтересовался у служки, пробегающего мимо об охотниках и, закономерно тот указал на столик тех самых сильных практиков. Сонг поблагодарил паренька и направился к молча пьющим духовное вино практикам.

— Долгих лет жизни, уважаемые, — поприветствовал он их, когда подошёл ближе. — Можем ли мы присесть за ваш столик? У нас есть к вам выгодное предложение.

— Ну если выгодное, то мы не против, — ответил задумчиво один из сидящих, высокий мужчина со смуглым лицом.

— Нам нужен проводник к источнику силы, — не стал ходить вокруг да около Сонг, с ходу обозначив для чего он пришёл. — А также тот, кто сумеет как можно ближе довести до центрального шпиля.

Сидящие удивлённо переглянулись. После чего один из них, всё тот же смуглый мужчина осторожно поинтересовался:

— Парень, а для чего тебе туда? Пойми нас правильно, просто это гиблое место. Независимо от силы практиков подобраться к шпилю пока ещё никому не удавалось, самое больше мы смогли подойти за два-три километра, дальше марево силы становится настолько плотным, что лишь кто-то уровня высочайших этапов развития способен пройти.

— Нам хотелось бы взглянуть, — упрямо наклонил голову Сонг, но всё же решил немного пояснить. — Необязательно подходить близко. Лишь до безопасного, с вашей точки зрения, расстояния.

Сидящие за столом опять переглянулись. По ощущениям Сонга каждый из охотников был как минимум уровня этапа пика «Восхождения», при этом он нисколько не сомневался, что их силы могло хватить и эксперту этапа «Осознания». Сильные и опытные воины.

— Ну хорошо, зависит от того какую цену вы хотите нам предложить за эту авантюру.

— Интересны ли вам синие камни? — уточнил парень.

— Почему бы и нет, — пожал плечами мужчина, похоже, он решил выступать в качестве переговорщика и говорить от лица всей группы, ну или решил для себя, что может поработать проводником.

— Две тысячи синих камней сейчас, в качестве аванса и пять, когда вернёте нас сюда, в город Аян-нот.

— Ха-ха-ха, — тут же расхохотался мужчина, говоря тем самым, что названная цена смехотворна. — Увеличьте сумму раз в пять и каждый из нас подумает, имеет ли смысл помогать вам.

— Могу предложить три тысячи синих камней и ещё пять, когда вернёмся в город, это хорошая сделка, — решил чуть поднять цену Сонг.

— Не пойдёт, тридцать тысяч сейчас и сорок по окончании.

«У меня, вместе с богатствами реинкарнатов и группы учеников секты имеются подобные средства, но что-то подсказывает, что цена в десятки раз завышена», — подумал он, смотря на улыбающегося мужчину.

— Думаю, мы вместе с подругой поищем других людей, имеющих схожие с вами знания. Если не сумеем договориться с ними, то вернёмся сюда, — Сонг поднялся с места замечая, как угасла улыбка у смуглого мастера. — Приятно было с вами пообщаться старшие.

— Погоди парень, — прозвучал голос со стороны ещё одного практика, этот был старше, на его лице залегли глубокие морщины, а волосы были задеты сединой — что для практика боевых искусств подобного уровня означало просто невероятный возраст в несколько десятков тысяч лет.

— Я слушаю, — Сонг присел обратно, внимательно отслеживая реакцию каждого сидящего за столом.

— Пять тысяч синих камней, когда выйдем из города, и ещё семь после того, как вернёмся. Это хорошая цена для такого опасного путешествия, можешь мне поверить.

Сонг почему-то почувствовал, что мужчина не лгал, он действительно считал, что даёт правильную цену.

— Хорошо, договорились, — кивнул парень. — Сколько нужно времени, чтобы вы подготовились и сколько идёт проводников?

— Пойду я и мой ученик, — седой кивнул на мужчину, с которым до этого разговаривал Сонг. — Дайте нам завтрашний день на подготовку, а далее уже на ваше усмотрение.

— Замечательно, тогда послезавтра утром, — кивнул парень и протянул руку в знак состоявшейся сделки. — Тогда по рукам?

— По рукам, — кивнул седой, пожимая протянутую ладонь Сонга.

Глава 38

Сонг с Вил Зои вышли из полутёмного зала гостиницы на залитую ярким солнцем улицу. Уже через пару часов светило над головой начнёт клониться к западу и город начнёт постепенно готовиться ко сну ну а сейчас дорога слева и справа оказалась заполнена людом. Спешащие по своим делам практики боевых искусств и торговцы, прогуливающиеся красавицы в компании с другими девушками, молодые воины, пялящиеся на них, работники, нагруженные мешками с разным товаром, множество торговых повозок и разноцветных паланкинов, в которых сидели местные богачи.

— Хм-м, думаю стоит заглянуть на местный рынок, посмотреть, чем торгуют в городах внутреннего круга, второго шанса сюда вернуться, скорее всего, уже не представится.

— Господин, скорее всего, крупные рынки должны находиться ближе к центру города, — сделала предположение Вил Зой.

— Хорошо, давай проверим.

Как и предполагала девочка, начав подниматься по улице к центру Аян-нота через некоторое время они добрались до распахнутых врат, над которыми красовались глифы «Высших земель» — центральный рынок города Аян-нот. Дорога плавно ветвилась, делая поворот к входу на рынок, и Сонг отметил, впечатляющее количество входящих и выходящих из этих врат людей. Ничего подобного он не видел даже на четвёртом и пятом ярусах города Синего Кита.

Внутри рынок оказался поделён на множество зон, делящихся по типу продаваемых товаров. Имея внушительный запас припасов и духовных ингредиентов от полученных колец реинкарнантов и учеников секты «Повелителя Мира», Сонг проигнорировал всё, что касалось этого и сразу же направился в зону, где продавали артефакты и реликвии.

Рынок Аян-нота казался удивительным местом, где обычный лоток мог соседствовать с настоящей пагодой торговцев. А пагода торговцев, в свою очередь, с самым настоящим дворцом аукциона. Это порождало удивительное впечатление. Впрочем, Сонг недолго удивлялся, очень скоро его полностью захватило то, что он видел вокруг. Вещи найденные внутри земель восхождения действительно сильно отличались от того, что он привык видеть за их пределами. Хотя, конечно, большей частью здесь были собраны артефакты производства местных умельцев, и, надо сказать, Сонг был приятно удивлён их качеством.

Оружие разных типов, от обычных мечей и до гибких копий, защитные амулеты, кольца с карманным пространством, карты и планы. Сонг ходил возле лотков рассматривая товары с помощью своего восприятия мысленно удивляясь. Часть товаров, как уже было сказано, производилось самими городами внутреннего круга, но другая часть… в них он отчётливо ощущал присутствие руки клана Фир Болг. Почему этот великий клан не только создал земли возвышения, но и наполнил такими вот артефактами? Всё это не делалось просто так, должна был быть причина.

— Ну надо же, и вновь они здесь… и почему я не удивлён, — сказал парень, застыв возле одного из прилавков на первом этаже пагоды с вывеской «Великий оружейный дом Рассвета».

Там, на специальной полке красовались хорошо знакомые Сонгу парные клинки. Точнее, их реплика. Сейчас, когда он долгое время прозанимался с истинными клинками он уже мог определить это с закрытыми глазами.

— О, у молодого мастера намётанный взгляд, — ним подскочил небольшого роста мужчина и с затискивающейся улыбкой указал на мечи. — Эти клинки были найдены в регионе прилегающему к шпилю и, несомненно, они несут в себе великую силу. Вот только далеко не всем дано взять их в руки. Владеть мечами может только эксперт с очень высоким пониманием концепции меча. Боюсь для вас, молодой мастер, сейчас это оружие просто неподъёмная ноша, но вы всегда можете прийти сюда в будущем и, если, хе-хе, мечи ещё останутся здесь, забрать их. Что? Неужели вы не верите моим словам? Тогда, пожалуйста, я разрешаю вам попытаться взять их в руки.

— Господин, скорее всего, это клинки принадлежат кровавому клану или расе драконов, — сзади Сонга появилась Вил Зой. — Обе этих силы когда-то в больших количествах создавали такие мечи, но пользоваться ими могут очень не многие, что не принадлежат к этим силам…

— Всё это чушь! — сзади раздался громкий мужской голос, порвавший объяснения девочки.

Обернувшись Сонг, Вил Зой и продавец удивлённо посмотрели на приближающегося мужчину в сопровождении красивой девушки. Мужчина, одетый в дорогой шёлковый халат, важно подошёл ближе и с брезгливостью взглянул на клинки, о которых совсем недавно говорили.

— Вы всегда в этом вашем «Доме Рассвета» продавали лишь один ширпотреб, мечи не позволяют дать себя в руки? Ха. Именно поэтому наш дом был лучшим среди оружейников, а не ваш. Ну хорошо посмотрим, что эти артефакты представляют из себя.

Франт улыбнулся идущей рядом девушке и уверенной походкой подошёл к клинкам, отмахнувшись от несмелых возражений продавца, что тут же попытался пойти на попятный он протянул руки и взял мечи в руки.

— Ну и что тут такого? — улыбнулся он. — Нашли на периферии какой-то артефакт и даже не поняли, что он полнейшее барахло. Так и быть я куплю его у вас за четверть от той цены, что вы… ай!

Мужчина жалко вскрикнул, точно ребёнок и отбросил от себя парные клинки, тут же отскакивая прочь.

— Что это за шутки!? — завопил он пронзительно. — Вы на эти мечи навесили проклятье и выдаёте за артефакт? Я немедленно иду жаловаться в коллегию!

Девушка тут же оказалась рядом и начала осматривать обожжённую руку крикну, при этом Сонг отчётливо помнил, что клинки даже когда он прикасался к ним будучи простым практиком «Формирования рисунка», никогда не наносили вреда. Лишь отпугивали. Скорее всего это могло значить одно — у идиота нет совсем никакой подготовки и даже базового понимания концепции меча. Возможно, весь его опыт был лишь в том, что он пару раз держал раньше мечи в руках?

— Это не проклятье молодой наследник, — тут же возмутился продавец. — Мечи так себя ограждают, взять их в руки может либо очень сильный практик, либо воин с высоким пониманием клинка.

Сонг подошёл к Вил Зой и взглядом указал на выход. Слушать весь этот скандал не сильно хотелось, тем более что он ещё хотел посмотреть на рынок. Но вот то, что даже в такой глухой местности оказалось можно найти реплику клинков сильно поражало, и ещё более удивительнее было то, что Сонгу на своём постоянно попадались эти клинки. Как если бы они по какой-то непонятной причине тянулись к нему.

Между делом парень всё-таки закупился некоторыми вещами. Прежде всего он приобрёл пару комплектов новой верхней одежды из тёмного мягкого материала, потому как закупленные ещё в закрытом мире впрок одеяния практически закончились во всех этих перипетиях последнего полугода. Ещё он купил относительно дешёвый духовный чай и три комплекта палаток, на смену тем, что использовала группа. По заверениям торговца используемый материал позволял выдерживать духовное давление периферии внутреннего круга.

Обойдя рынок вдоль и поперёк, молодой человек в сопровождении Вил Зой вернулся в гостиницу к своей группе и начал подготовку к намеченному на послезавтра выходу.

Весь следующий день Сонг посвятил тому, что, посетив местную общественную библиотеку, занялся изучением всех имеющихся свитков по периферии, внутреннему кругу, шпилю и источнику силу. По последнему в библиотеке нашлось много любопытной информации. Прежде всего парень выяснил, для чего всё-таки был нужен источник. Оказалось, что силу, как таковую, он никакую не давал. Его главным предназначением являлось реформация и упорядочивание используемых практиком духовных каналов. Местные практики плохо понимали каким образом это выходило, но факт оставался фактом, после использования источника, энергетика воинов становилась плавнее и, что главное, практик боевых искусств очищал своё дело от загрязнений веществами, благодаря которым когда-то становился сильнее. Пилюли развития, камни развития, синие камни — всё это сильно влияло на тело человека, загрязняло его, и в будущем любой воин сталкивался с настоящей проблемой, если вовремя не очищал своё тело.

Конечно, Сонг всегда старался поддерживать надлежащим образом собственное состояние, но всё же о полной очистке можно было бы только мечтать.

Помимо информации об источнике, он ещё постарался найти что-то о шпиле, но тут, к сожалению, ничего толкового узнать не получилось. Любые сведения о центре земель возвышения оказывались скорее предположениями, а достоверно узнать удалось только о том, что находилось, как и говорили наши новые проводники, за пару километров до шпиля. Сам шпиль на максимально близком расстоянии выглядел, как колоссальных размеров башня уходящая далеко в небеса и теряющаяся где-то в мареве вышины. Подняться до уровня, где можно было бы увидеть пик шпиля пока ещё ни у кого не выходило. Что же до загадочного марева, окружающего строение, то это была чистая сила на основе концепции времени — то, в чём специализировался клан Фир Болг. Сонг не был уверен, что сумеет каким-то образом пройти через такую преграду. Скорее всего, даже занятия рядом с часами во дворце карманного мира кольца не дало ему таких знаний, чтобы войти в защищающее шпиль марево силы. Другое дело, что посмотреть на это собственными глазами нужно — это, вне всяких сомнений.

На следующий день, как обговаривалось, группа Сонга встретилась со своими проводниками — учителя у ученика, на выходе из города Аян-нот. Несмотря на то что парень с товарищами пришёл как минимум за тридцать минут до назначенного срока их уже ждали.

— Приветствую, — кивнул подошедшим людям седой мужчина и, окинув взглядом собравшихся уточнил у Сонга. — Это все?

— Да, — кивнул тот.

— Перед тем как выдвигаться, давайте определимся с маршрутом, как вы планируете, вначале марево, а затем уже источник? Или наоборот?

— Вначале источник, а затем уже можно посмотреть на преграду к шпилю, — поправил его Сонг. — Аванс я вам отдал в гостинице, как и договаривались, расчёт после того, как вернёте нас сюда.

— Всё верно. Итак, все готовы? — уточнил седой и не дождавшись никакой реакции от как обычно апатичных, из-за печатей, практиков, пожал плечами. — Тогда вперёд. Как выйдем за пределы региона Аян-нот, я стану вести группу, а мой ученик станет замыкающим. Так мы будем уверены, что никто не потеряется. И да, за пределами городских владений никаких полётов, надеюсь, всем понятно почему?

— Договорились, — кивнул Сонг, ему было любопытно, как быстро удастся дойти до источника. Согласно записям в городской библиотеки, пешком туда и предстояло идти больше двадцати дней.

Глава 39

Казавшиеся бесконечными плодородные равнины Аян-нота закончились через несколько часов полёта. Группе пришлось опуститься на землю и продолжить путь уже на своих двоих. Вокруг Сонга с товарищами сомкнулись высокие, в сотню метров высотой, деревья. Начался тот самый древний лес, что по словам проводников должен был тянуться большую часть всего их пути.

Как и раньше, Сонг распространил своё восприятие на максимально возможное для него расстояние, внутренне вслушиваясь и ощущая всё в радиусе нескольких километров. И практически сразу же столкнулся с восприятием седого мужчины, к удивлению Сонга, оно лишь чуть-чуть оказалось хуже его собственного и это говорило о многом. Как минимум такая мощь на этапе «Восхождения» означала, что практик располагал каким-то методом развития, делающего ставку на восприятии, как это происходило при первой революции Огненного Бессмертного. Впрочем, при всей силе, чувствительность у седого проводника оставалась не такой уж и высокой. Во всяком случае внимания Сонга он даже и не почувствовал. Что же до его ученика, то его уровень оказался намного ниже и примерно сопоставим с представителями секты «Повелителя Мира».

Благодаря выдающемуся восприятию проводника, группа без особых проблем замечала приближение бродячих монстров, когда надо, пропуская их мимо. Даже несмотря на то, что это был торговый тракт и каждые пятьдесят километров на нём встречались укреплённые форты с относительно небольшой гостиницей, таких монстров оказалось на их пути достаточно. Сонг даже удивился столь разительной перемене — до этого, на другом торговом тракте таких проблем точно не было. Седой с готовностью пояснил — всё дело в том, что большинство бродячих монстров оказались сосредоточены именно в этом направлении, включая сразу несколько ходячих бедствий — чудовищ уровня «Парагона». Таких здесь было ровно четыре, и за каждым пристально наблюдали сильнейшие практики городов внутреннего круга, причём сразу всех рас. Если случится так, что монстры этапа «Парагона» отойдут от своих троп и приблизятся по каким-то причинам к обжитым района — это будет означать смертный приговор целому великому городу. Независимо от количества защитных сооружений и числа сильных практиков-защитников.

— Как вам земли внутреннего кольца? — вдруг спросил Сонга седой, когда они, спустя десять часов постоянного хода остались на ночёвку в одной из гостиниц торгового тракта.

— Я не ожидал увидеть здесь… обжитые земли, думал, что это будет гиблая земля с ордами хищных тварей. Внешний круг именно так и выглядел. Такое место, столь бесконечно далёкое и также бесконечно близкое к «высшим землям» никак не могло оказаться населено таким количеством разумных существ. Но вот я во внутреннем круге и практически не вижу разницы между «высшими землями» и землями возвышения. За исключения невероятно плотной духовной энергии. Для меня, выросшего в закрытом мире даже сила, разлитая в «высших мирах» первое время казалась пьянящее, а тут первое время можно было ей захлебнуться.

Мужчина кивал, соглашаясь с каждым словом произнесённым Сонгом. Его нисколько не удивило то, что парень сказал о «высших мирах» и даже информацию о закрытом мире он воспринял спокойно. Как и предполагал Сонг, мужчина прекрасно понял, кем являлись практики купившие его услуги, тем более за синие камни — способ оплаты в «высших мирах».

— Да, очень многие молодые люди, пришедшие сюда удивляются этому. Удивляются количеству очень сильных мастеров, живущих в таком ограниченном пространстве, как внутренний круг и тому, что у многих его жителей нет никакого желания уходить в эти «высшие земли». Ты, наверное, заметил, что наши сильнейшие эксперты не спешат покидать это место? Всё потому, что они подобный поступок считаю глупостью. До становления эксперта «Императором» уходить в «высшие земли» не имеет смысла. К сожалению, чтобы развиваться дальше требуются наследия, которых во внутреннем круге и большинство наших мастеров уходят именно из-за этого. Впрочем, отсутствие некоторых фундаментальных знаний всё равно сказывается на нас…

— Старший, скажите к чему ваши вопросы? И зачем вы описываете мне всё это? — вдруг поменял Сонг тему разговора. — Ведь вы что-то хотите сказать?

Седой мужчина внимательно посмотрел на молодого человека напротив. От его взгляда парню даже стало немного не по себе, как будто его сейчас взвешивали на и оценивали. Наконец проводник ответил:

— Я долго присматривался к твоим спутникам, и не могу понять их поведения. Они ничем не интересуются и лишь выполняют твои требования. Они твои слуги, парень? Тогда кто ты такой, что целых четыре практика «Восхождения» обходятся с тобой, как с господином?

«Слава богам, он почему-то не понял, что на них печати», — мелькнула мысль в голове Сонга. — «Возможно, в этом мире о техниках печати не так много информации, или сами проводники не изучали этот вопрос?»

— Это проклятье, — уверенно ответил Сонг, полуправда всегда лучше лжи, так его не должны поймать на обмане. — Души моих людей запечатаны, именно поэтому мы и идём к источнику силы, чтобы он помог им очиститься.

— Вот оно как… — задумчиво проговорил седой.

— Вы и сами можете изучить наложенные печати, мастер. Убедитесь, что я не лгу.

— Обязательно, — кивнул тот.

Сонгу оставалось лишь надеется, что знаний мужчине не хватит, чтобы понять, что там к чему. Впрочем, даже если поймёт очень страшно не будет, скорее всего, проводники просто откажутся работать с Сонгом и придётся искать кого-то другого.

На следующий день группа вышла из гостиницы засветло. Оба проводника признались, что хотели бы добраться до следующего города, называвшегося Гоз-нот хотя бы за трое пеших переходов, а для этого требовалось постараться. Вот и приходилось за день отмахивать огромные расстояния, чтобы успеть за бешеным планом этих двоих.

Город Гоз-нот оказался практически полной копией своего соседа, за исключением, пожалуй, лишь того, что он был в несколько раз меньше. Но и тут хватало практиков и обычных людей из числа работников в один миг наводнивший тракт и прилегающие дороги к городу. Проводники закупились кое-каким нужным и понятным только им вещами на местном рынке, после чего переночевав группа двинулась дальше, на этот раз свернув с торгового тракта в сторону видневшихся вдалеке горных пиков. Продвигаться уже по пересечённой местности стало в разы тяжелее и на этот раз без ночёвок в удобных гостиницах восстановление после длительных марш-бросков происходило несколько дольше обычного. Это ощутил даже Сонг, вынужденный тратить целый час в карманном мире с песочными часами для того, чтобы вернуть себе полную форму и заняться познанием времени.

К слову, о познании времени, уже в лесу ему удалось почувствовать странное движение времени. Выглядело это как самое настоящее просветление. Сонг неожиданно понял, почему земли возвышения не могли проникнуть даже сильнейшие существа на уровне бессмертных, какими бы сильными они ни были, проход для практиков с костным возрастом, превышающим определённый порог, был закрыт. И виной тому было время. Прежде всего оказалось, что мир внешнего и внутреннего кольца существовал не где, а когда. Судя по волнам искажений, появившимся в один момент вокруг Сонга, он начал чувствовать колебания концепции времени и теперь всё встало на свои места. Фир Болг, создавая земли возвышения, воспользовались самым настоящим пузырём, засунув их, фактически вне времени и пространства и главным вопросом сейчас для Сонга стало то, как этот мир взаимодействовал с реальным. Ведь полгода здесь, были равны тем же полгода «высших земель». Значит, происходило какое-то сообщение времени человеческого атолла и местным? От предположений и новых вопросов у него постепенно начала болеть голова. Для Сонга всё ещё оставалась загадкой причина создания столь грандиозного мира. Зачем было тратить столько усилий на такое?

Спокойное продвижение по пересечённой местности несколько раз прерывалось появлением весьма агрессивных тварей, каким-то образом чуявших группу с расстояния далеко превышающего восприятие не только проводников, но и самого Сонга. К счастью, каждый раз они успевали скрыться от монстра. Оба проводника, учитель и ученик, умудрялись сбить со следа тварь, благодаря чему группе удавалось уйти невредимой. А ещё Сонг всё чаще ловил на себе задумчивые взгляды седого мужчины. Похоже, его небольшой обман стал понемногу раскрываться так как поведение учеников секты «Повелителя Сумерек» уж слишком сильно бросалось в глаза. Их подобострастие и услужливость, направленная конкретно на Сонга. Довольно очевидно, что причиной такому могло быть лишь, то, что он начал догадываться о природе печатей.

Ему оставалось только надеется, что к тому времени, как учитель и ученик решатся на откровенный разговор, удастся добраться хотя бы до источника силы.

В один из обычных дней, когда группа снималась с лагеря, к Сонгу подошёл седой мужчина и сказал:

— До источника силы осталось не больше дня пути, но у меня плохое предчувствие. Что-то не так с чудовищными зверьми. Последние несколько часов их практически не встречается. Очень похоже на то, что их кто-то спугнул.

— Кто это может быть?

— Не знаю, возможно, какой-то крупный и сильный сверь уровня «Пророка» или даже выше. Если это так, то мы не сможем сбить его со следа, если он рванёт к нам.

— И что предлагаете?

— Сделаем крюк, это дольше по времени, но при этом маршрут безопаснее. Проблема только одна. Придётся подойти к горам, а там обитают Ноа-эт.

— Агрессивные?

— Нет, у нас с ними заключён мир уже очень давно, они просто не очень любят выходцев с «высших земель». Поэтому, если для вашего же блага не говорите об этом.

— Хорошо, без проблем, — кивнул Сонг, заметив, как блеснули глаза седого. — Единственная просьба, держите меня или кого-то из моих товарищей в поле своего зрения. Не хотелось бы потеряться.

— О, не беспокойтесь, молодой мастер, — заверил проводник.

«Что же ты задумал?» — глубоко внутри молодого человека поселилась нехорошее ощущение. Возможно идти на поводу этих двух проводников и было сейчас глупостью, но, в сущности, какой у Сонга был выбор. Если их действия окажутся ловушкой, чтож, в таком случае он сделает всё, чтобы эти двое пожалели о своём предательстве.

Если вдуматься, то ситуации с подозрениями он мог бы избежать, оставь всех учеников секты «Повелителя Мира» в городе. Но, с другой стороны, целых четыре воина уровня «Восхождения» — это большая сила, и если что-то случится во время похода они могут сильно помочь. Примерно так он рассуждал, беря учеников с собой, и остаётся надеется, что он не пожалеет о своём поступке.

Глава 40

Очень скоро местность вокруг небольшого отряда Сонга начала подниматься, вековым деревьям пришли на смену небольшие кустарники, а земля под ногами стала каменистой почвой. Постепенно стали встречаться всё реже сильные чудовищные монстры, а вместо этого стала встречаться обычная лесная живность с минимальным уровнем духовной энергии, характерная для многих миров, включая закрытый. Чудовищные медведи, один из представителей, которых когда-то чуть не убил Сонга с Виндом, вечнороги, серый монстроволк и многие другие.

Проводники всё больше молчали. Как и до этого, седой мужчина шёл впереди их небольшого отряда, а его ученик замыкал группу, следя за тем, чтобы никто не сбился с пути. Сонг старался внимательно следить за ними, стараясь уловить даже их общение мыслеречью. Конечно, подслушать их для него абсолютно точно невозможно, но вот сам факт общения Сонг услышать мог. И, судя по всему, они очень активно это делали всё время.

Почувствовать появление ноа-эт удалось немного раньше седого, благодаря чему Сонг успел подготовиться к их появлению.

Тени одной из самых загадочных рас появились на дороге спустя полчаса после того, как парень обнаружил их приближение. При этом стало понятно, что оба проводника стали общаться друг с другом куда интенсивнее при этом, скорее всего, подав какой-то сигнал ноа-эт. Сонгу оставалось пока ожидать, правда, он не собирался сидеть сложа руки и мысленно уже потянулся к парным клинка в своём внутреннем мире. Если окажется очень тяжело, он применит их. Хотя, конечно, хотелось избежать это любыми способами.

— Приветствую путешественников, — прошелестел голос одной из теней. — Старейшины давно ощутили ваше появление, назовите причины своего появления здесь.

Существа, появившиеся перед замершей группой, напоминали невесомые тени, одетые в лёгкие чёрные плащи и закрытые в такие же тёмные глубокие капюшоны.

Сонг знал, как выглядели на самом деле ноа-эт под этими плащами. Это была очень похожая на людей раса, с бледной кожей, очень тонкими конечностями и чёрными без радужки глазами. Ещё в закрытом мире он прочитал о них в одной из книг, и согласно всё той же книге — ноа-эт с трудом сохранили свой рассудок рядом с людьми. Правда, объяснялось это глубокой ненавистью связанной с геноцидом расы представителями династии Синк. И Сонг очень надеялся, что в этом мире ноа-эт не столкнулись с чем-то подобны — иметь дела с существами в любой момент желающих вцепиться в твою глотку ему не сильно хотелось.

— Мы опасались нападения одного из разрушителей и были вынуждены сделать крюк. Прошу разрешения в проходе через земли теней у уважаемых старейшин ноа-эт.

Одна из теней подплыла чуть ближе и внимательно осмотрев людей ответила:

— Прошу вас не заходить глубоко внутрь нашей территории и стараться не контактировать с другими… для вашего же блага.

— Конечно, — кивнул седой. — Мы всё понимаем.

Сонг ощутил на себе чужое восприятие. Его осмотрели, взвесили и оценили. При этом существа действовали настолько осторожно, что, если бы у молодого человека не было столь сильного восприятия, он никогда не смог бы ощутить этого.

Группа двинулась дальше почему-то без какого-либо сопровождения или надзора. Их просто отпустили дальше. Сонг внимательно прислушивался к собственным ощущениям, но чувство опасности молчало. Либо сейчас действительно никто не собирался на них нападать, либо мастера, задумавшие это, находились на столь высоком уровне, что он их просто не мог почувствовать. О последнем варианте парень старался не думать. С по-настоящему сильными практиками высоких этапов развития у него даже с мечами не было никаких шансов.

Идти по горам на своих двоих, даже несмотря на малое количество чудовищных зверей оказалось непросто из-за чего продвижение группы сильно снизилось. Сонг, тоже используя мыслеречь предупредил всю группу о возможной опасности и призвал быть настороже.

Когда солнце стало клониться к закату и уже закатилось за находившийся на западе горный кряж, они были вынуждены остановиться на ночёвку. Ощутимо похолодало. Даже несмотря на то, что во внутреннем круге был, в основном, одинаково ровный климат, именно в горах становилось значительно холоднее. Впрочем, практикам уровня «Воплощения» и выше подобные морозы и даже хуже не причиняли каких-то особых неудобств, чуть мешали внутреннему сосредоточению, да и только.

Ночи земель развития всегда были темны потому как ничего похожего на луну здесь не было, зато имелись звёзды и их оказалось столько много, что в их серебристом мерном сиянии можно было бы легко затеряться, если долго вглядываться в ночное небо.

На этот раз Сонг не стал погружаться во дворец карманного мира кольца или сильно сосредотачиваться на медитации. Вся его сила оказалась сосредоточена сейчас вокруг него, а восприятие, с одной стороны, пристально наблюдало за обоими проводниками, а с другой — следило за окружающей территорией радиусом в пару километров. Именно настолько сузив собственный фокус восприятия, он мог быть уверен в собственных силах. Сонг имел определённую уверенность, что сумеет почувствовать приближение практиков даже «Совершенства» или, вероятно, «Единства».

В какой-то момент он вдруг ощутил что-то странное, на самой краю сознания, точно чьё-то мягкое крыло коснулось лица Сонга. И хоть это было едва уловимо он тут же распахнул глаза, вслушиваясь в ночную тишину за пределами его палатки.

«А вот и гости», — Сонг мысленно вздохнул уже прекрасно понимая, что без конфликта, похоже, всё же обойтись не удастся.

Оба проводника уже были на ногах и спешили куда-то на север, явно на встречу к приближающимся существам. Сонг, подумав секунду, скользнул за ними. Его скорость и концепция позволяли ему без особых проблем следовать за проводниками, не привлекая к себе внимания.

Оба мужчины не побрезговали даже использовать полёт, чтобы как можно быстрее добраться до цели. Несколько мгновений Сонг думал, имеет ли смысл звать с собой учеников секты «Повелителя Сумерек», но всё-таки решил преследовать улетающих практиков в одиночку. Парень сильно сомневался, что в группе им удасться скрываться от восприятия двух довольно сильных воинов.

Прошло не больше пяти минут с момента преследования, как проводники вдруг снизились и приземлились на небольшой каменной площадке, на которой были раскидано множество валунов впечатляющих размеров. За одним из таких и решил притаиться Сонг. Вслушиваясь в задувающий холодный ветер, парень пытался понять с кем это решили так внезапно захотели встретиться оба охотника, да ещё и в такой тайне.

— Уважаемый старейшина, первый советник, уважаемые воины, нам очень лестно, что вы откликнулись на нашу просьбу.

— Не ходи вокруг да около, человек, — характерный голос для ноа-эт донёсся до Сонга, только лишь усилению собственного слуха с помощью восприятия парень сумел разобрать слова демона.

— Да-да, мы уверенны, один из людей, которых мы сопровождаем до источника силы, использовал запечатывающую технику, чтобы поработить других. Мы знаем, как сильно вы ненавидите рабские печати и чтобы восторжествовала справедливость, говорим об этом. Человек этот, несомненно, захватил своих спутников из корыстных целей и использует их как рабов и, что главное, он с внешнего мира.

— Конечно с другого мира, — вмешался другой голос ноа-эт, слегка грубее первого. — Раз не знает, что во внутреннем круге строжайше запрещены печати души. А теперь, может быть, ты покажешься?

Сонг почувствовал, как на нём сосредотачивается восприятие неизвестного существа, от силы которого у него всё внутри перевернулось. Как минимум «Предел», а то и выше.

«Проклятье, знал же, что ученики будут вызывать подозрения и всё равно решил не оставлять в городе. С другой стороны, откуда я мог знать, что среди местных находятся под запретом подобного рода клятвы», — Сонг мысленно выругался и выдохнув, уверенно вышел вперёд, приближаясь к месту встречи. — «Ничего у меня всё равно есть пара козырей в рукаве, так просто сломить меня им точно не получится».

— А? Как ты…? Но я ничего не почувствовал… — заикающимся голосом вдруг начал оправдываться седой, он был явно обескуражен появлением молодого человека, но присутствующим ноа-эт до этого оказалось мало дела.

Тёмные фигуры в бесформенных балахонах замерли перед проводниками. Один, два, пять. Пять демонов и как минимум один из них на уровне «Предела», для Сонга это оказалось очень неприятно.

— Так вот как выглядит виновник установки печатей, — слегка качнулся один из ноа-эт. — Ты знаешь, что тебе будет за использование запретных техник во внутреннем круге?

— И никто даже не поинтересуется, почему на тех практиках установлены печати?

— Зачем? Факт нарушения есть, и нам большего не надо, мальчик.

— И почему же вы тогда сейчас говорите со мной, уважаемый старейшина? — Сонг прекрасно понял, кто с ним разговаривает. — Почему не нападаете и не пытаетесь наказать?

— Всему своё время, человек. Прежде объясни, как сумел подобраться к нам так близко. Если бы не твоё мелькнувшее восприятие, я бы даже тебя не ощутил. Что за секреты ты скрываешь?

— И после этого вы милостиво убьёте меня? — с улыбкой спросил Сонг. — Какой мне резон отвечать на это?

— Дело твоё, но тогда мы сам выбьем из тебя эти знания, — безэмоциональный ответ ноа-эт и уже через мгновенье он добавляет. — Схватить его.

И в ту же секунду пространство вокруг молодого человека превращается в настоящий ад. К нему кидается сразу три практика, находящиеся как минимум на этапе «Осознания» и каменная площадка тут же взрывается от невероятной силы практиков. А через мгновенье Сонг отвечает — удар кулака, создание конуса духовной силы и вязь концепции времени. Всё вокруг вдруг вспыхивает яркими красками и тут же начинает тускнеть, выцветая и становясь блёклым. Краски стремительно уходят, оставляя после себя лишь чёрное и белое. Чем-то это напоминает удар кровавого практика, которым он воспользовался, призывая детей Уру`гала, но лишь отчасти. Вихрь силы сметает сразу трёх воинов, отбрасывая их назад. Ближайшие горные кряжи содрогаются от удара, начиная стремительно разрушаться и, если бы не вмешательство старейшины, уже через секунду всё вокруг оказалось бы погребено под тонким слоем каменного щебня… Сонг удивлённо смотрит на дело собственных рук и мысленно присвистывает, этот удар на уровне атаки Императора с использованием всех десяти колец. И хоть он не нанёс какого-либо урона троим ноа-эт, вихрь законов времени, очевидно, испугал их.

— Отойдите, — вдруг произнёс старейшина, выступая вперёд. — А теперь мальчик, говори. Кто ты такой?

Глава 41

— Меня зовут Сонг, — он бесстрашно улыбнулся, смотря на старейшину ноа-эт. — Я хотел бы посетить источник силы и границу с центральным шпилем.

Бояться уже не имело смысла. Сонг прекрасно понимал, что, скорее всего, его не собираются отпускать, а значит, хочешь не хочешь, а придётся драться. И нужно очень постараться, чтобы не быть захваченным или вовсе, умереть.

— И что же такому, как ты, понадобилось у границы с центральным шпилем, — вдруг спросил его демон.

Стоящие около старейшины ноа-эт в своих длинных балахонах дрогнули, Сонг ощутил едва уловимое движение своим восприятием и насторожился. Возможно, для этой загадочной расы шпиль был священен или они чего-то боялись. Реакция ноа-эт пока оставалась непонятной. Единственным оставшимся невозмутим, судя по движениям и голосу, старейшина тут же внимательно вперил в Сонга свой хорошо уловимый даже через черноту балахона взгляд.

— Что тебе нужно у шпиля, человек? — прошелестел его голос.

Несмотря на то, что сказано это было тихим голосом, Сонг ощутил в нём столько мощи и скрытой угрозы, что с большим трудом сумел удержаться от того, чтобы тут же не атаковать демона.

— Мне интересно, — парень поднял взгляд и твёрдо ответил, стараясь вложить в свой голос как можно больше уверенности. — Интересен сам шпиль, и я хотел попробовать добраться до него.

Ему не поверили.

Вокруг старейшины ноа-эт начало искривляться пространство изгибая и искажая окружающую местность. Он неспешно сделал шаг вперёд, приблизившись к Сонгу. Со стороны это напоминало чем-то неудержимо приближающуюся бурю энергии, что одним своим присутствием повергала любого, кто пытался противостоять ей.

Старейшина не спешил, вероятнее всего, стараясь запугать молодого человек, он медленно приближался, стараясь продемонстрировать убийственную ауру силы, кружащейся вокруг него.

— Мальчик, либо ты сейчас мне всё расскажешь, либо это место станет для тебя могилой.

Сонг мысленно невесело усмехнулся. Судя по тому, что он видел, старейшина использовал какую-то разновидность концепции пространства. Это вполне логично, ведь в мире земель развития благодаря клану Фир Болга пространство оказалось настолько искривлено и сжато, что многие мастера могли воспринимать столь сложную концепцию буквально во время обычных медитаций. Вероятно, подобное невероятное место вполне бы могло претендовать на одно из лучших для изучения такого сложного закона, как пространственный. И сила старейшины действительно превосходила все самые смелые расчёты Сонга. Он прекрасно понял, с каким противником сейчас его свела судьба, внутренне подобрался. Очень вероятно, если дать хоть немного слабины, этот бой мог оказаться для него последним. А значит, у него оставался только самый последний козырь — парные клинки. Отчего-то Сонг оставался уверен в том, что старейшина будет неприятно удивлён их появлением, а значит такое преимущество следовало использовать как можно выгоднее.

— Знаете, старейшина, — ответил он, раскручивая глубоко внутри собственную духовную силу и с большим трудом сдерживая всесокрушающую энергию, распространяемую приближающимся ноа-эт. — У меня есть к вам другое предложение. Вы отпускаете меня с миром вместе с... проводниками, и мы остаёмся друзьями.

— Ты смеешь говорить со мной в такой манере? — в шелестящем голосе старейшины явственно ощущался сильный гнев. — Мне кажется, такому, как ты лучше вначале преподать урок вежливости, а уж потом расспрашивать.

Сила приближающегося ноа-эт вдруг ярко вспыхнула, взлетая до немыслимых высот и падает на Сонга. Парень сжал до боли кулаки, с большим трудом сдерживая волны чуждой духовной энергии, из его глаз потекли две алые дорожки кровавых слёз, а из лёгкий начал рваться с трудом сдерживаемый кашель. Однако, стиснув зубы, Сонг удержался на ногах, оставаясь в сознании и даже позволил себе слабую улыбку, смотря на то, как к нему приближается демон.

— Старейшина, — с трудом проговорил он, когда ноа-эт приблизился на расстоянии вытянутой руки. — При всём уважении, прошу вас поумерить собственный пыл.

А в следующую секунду Сонг обратился к парным клинкам, покоившимся в одном из его колец. Достаточно было только мысленно коснуться их рукоятей как волны, сминаемой всё, и вся силы показались молодому человеку лишь спокойным бризом, а сам он вдруг успокоился. Время послушно замедлило свой бег, останавливаясь по его приказу. Сонг делает резкий удар открытой ладонью вперёд, как это было сделано совсем недавно с другими ноа-эт, сосредотачивая перед собой концепцию времени и, вкладывая в неё всё своё полученое понимание.

Столько времени возле песочных часов не прошли даром. Сила старейшины, всё ещё не воспринимающего Сонга, как противника, разлетелась, точно это был обычный ветер, а не концентрированная концепция пространства. Следующим ударом парень бросил всю подчерпнутую в клинках силу на застывшего демона, который, всё ещё не веря собственным глазам, пытался разорвать путы времени, но катастрофически не успевал это сделать.

Земля содрогнулась, прогибаясь под атакой молодого человека, точно это обычная глина и следующий миг Сонг уже бросается к своему удивлённому противнику. Он прекрасно понимал, что с воином такой силы и опыта эффект неожиданности может сработать лишь один раз. В руках молодого человека сверкают парные клинки, уже извлечённые из карманного пространства. Удар крест-накрест, слитый в едином движении, превращает всю округу в выжженное парадоксами времени поле. Мир вокруг преломляется на сотни ячеек, что разрезают его, как раскалённый нож масло. Восприятием Сонг замечает, как на колени падают все практики ниже этапа пика «Осознания», из них с невероятной скоростью уходит жизнь. Всё живое и неживое находящееся в ячейках начинает стремительно увядать и стареть.

— Ха-а, — кричит старейшина, чудом успевая выкинуть вперёд руку с зажатой в ней острым чёрным серпом, что, столкнувшись с парными клинками, с противным пронзительным звоном разбивается на сотни осколков, но каким-то чудом останавливая страшную атаку Сонга. Демон отскакивает назад одновременно с этим взмахивая руками и накрывая защитным слоем своих подчинённых и двух проводников. Не раздумывая, старейшина отзывает собственную силу, выстраивая между собой и Сонгом настоящий сонм барьеров и всеми возможными способами пытаясь стабилизировать сошедшее с ума время, а за ним и пространство.

Замершее время вдруг срывается с места и всё вокруг начинает стремительно восстанавливаться под воздействием концепции жизни. Кем бы ни был этот демон, его познания как в концепции пространства, так и в законах жизни оказались настолько глубоки, что смогли полностью погасить и обратить удар парных клинков.

«Это невероятно», — ошарашенно подумал Сонг, с трудом продолжая стоять на ногах. — «Я использовал полную силу, а он не только сумел остановить атаку парных клинков, так ещё и защитить собственных подчинённых и сам мир от разрушительного влияния времени. Проклятье, я что, переоценил силу клинков?»

Он с силой сжал рукояти мечей, понимая, что, если сейчас же не сделает что-то, его просто подавят чистой силой. Сражаться против воина этапа «Предела» даже с поддержкой клинков дольше минуты практику «Восхождения» попросту невозможно, тем более обмениваться ударами. И точно подтверждение этому Сонг в самый последний момент ощутил контратаку старейшины, лишь чудом успевая среагировать.

В последний момент он успевает выставить мечи перед собой и принимает ими сокрушительный удар. Нестерпимый жар сокрушительной силой рухнул на него, точно обрушили самое настоящее солнце, сминая и разрушая наспех выставленные барьеры силы и отбрасывая Сонга с такой силой, что ему приходится использовать клинки для остановки. Ноги не держат. Не получается даже нормально встать.

— Что это за клинки? — от голоса старейшины Сонг чуть не потерял сознания.

На этот раз его противник не был так беспечен. Старейшина приближался, а вокруг него плотной стеной стояла истинная сила. Та, что призвана не испугать, а защитить и, если потребуется, убить. Концентрированная, хищная и очень опасная. Она, точно одеяние обволакивала старейшину ноа-эт. Каждый шаг мастера этапа «Предела» отдавался внутренней болью где-то глубоко внутри Сонга. Он, прикусив губу, смотрел на демона, лихорадочно перебирая варианты возможных действий. Но, как назло, ничего не приходило на ум. Последней своей атакой он пытался поразить демона ударом клинков, но не вышло. А сейчас и вовсе, сделать это казалось невозможным.

— Не хочешь отвечать? — зло прошипел демон. — Что же, в таком случае я выпотрошу твой разум, выжму его досуха и узнаю сам, кто ты, что задумал и что это за клинки!

В следующую секунду ноа-эт схватил Сонга за горло и приподнял без каких-либо усилий над собой, у молодого человека не осталось сил даже для того, чтобы поднять парные клинки, они выскользнули из его руки воткнулись в каменистую почву. Приходящие в себя после атаки демоны и седой с учеником замерли, следя за сценой, разворачивающейся перед ними.

Из-под балахона появилось белое лицо ноа-эт. Он приблизил к себе Сонга посмотрев своим тёмным взглядом прямо в душу молодого человека.

«Ты сам виноват в том, что с тобой происходит, человек», — послышалось в его голове, а в следующую секунду он потерял сознание от боли, что обрушилось на него точно тёмный ураган, дающий хоть и временное, но избавление.

Старейшина же, уверенный в собственных силах, смял и отбросил без особых проблем выставленные в попытке защиты скромные силы совершенствования души Сонга, и обрушил на душу молодого человека всё собственную мощь пытаясь вытряхнуть из души все знания и воспоминания. Но внезапно наткнулся на преграду. Он, один из лучших в совершенствовании души, оказался остановлен каким-то человеком с развитием «Восхождения»? Первые мгновенья ноа-эт не верил этом. Но каждый раз смотря на поставленный блок, ментальную печать невольно проникался уважением к неизвестному мастеру. Если бы он был неосторожен, такая печать могла и навредить. Старейшина мысленно усмехнулся. Но всё это ничто, по сравнению с его опытом. Демон начал понемногу распутывать плетение неизвестного мастера и уже через несколько минут вскрыл печать, закрывающую душу человека от его взора.

С чувством удовлетворения от хорошо проделанной работы, старейшина попытался всмотреться в воспоминания Сонга и тут же замер. Что это такое? Ещё одна печать? И почему он её не ощутил? Старейшина попытался вернуться в реальность, чтобы обдумать увиденное и вдруг с ужасом осознал, что не может этого сделать...

Глава 42

Старейшина судорожно пытался выбраться из ловушки. Используя полную силу совершенствования души, он с размаху ударил по невидимой преграде и ничего не произошло. Печать, а точнее, барьер, что мешал ему выбраться в реальный мир остался нерушим точно и не почувствовав сокрушительного удара.

— Что это за сила? Как такое возможно? — оказавшись запертым внутри разума человека ноа-эт непроизвольно забормотал себе под нос ключ-слова к сильнейшим техникам на основе совершенствования души.

Он без остановки продолжал бомбардировать ударами барьер, пытаясь всеми силами пробиться через него. Но тот даже не шелохнулся, оставаясь незыблемым. Старейшина почувствовал, как всё ближе к нему подбирается отчаяние, что он с таким трудом отгонял прочь. Внутри мальчишки оказалась печать уровня «Парагона» или даже «Бессмертного» мастера. Чистой силой уничтожить или хотя бы просто вскрыть — не получится. Значит, нужно попытаться расплести узел, надеясь, что неизвестный мастер имел меньше опыта.

Старейшина мысленно обратился к вязи открывшейся печати, всматриваясь в круговерть духовных плетений. И чем дольше он вглядывался, тем сильнее его разум охватывала тревога, а за ним и отчаяние. Сложность печати оказалось настолько высокой, что демон уже через минуту попыток совершенно потерялся в ней. Впрочем, старейшина не был бы собой, если бы не попытался распутать даже такой сложный узел — не зря он считался лучшим практиком совершенствованием души среди его народа, населяющего внутреннее кольцо земель развития.

Он осторожно коснулся нитей печати и стал аккуратно их переплетать, замыкая сами на себя и почти сразу почувствовал, как силы с огромной скоростью начали покидать его. Каждое движение с управляющими нитями барьера становилось для него испытанием и уже через несколько вдохов старейшина вдруг то-то почувствовал на самой периферии собственного сознания.

Шаги.

Мерная поступь неизвестного, раздавшаяся в разуме старейшины. Вначале шаги казались едва различимы, но чем дольше демон вслушивался в тишину, тем отчётливо слышал их. Кто-то неизвестный приближался. И он не понимал, как такое оказалось возможно. Демон ощущал... страх? Ощущал приближение чего-то невообразимо огромного. Абсолютного. Старейшина вглядывался в окружающую его темноту. Где-то далеко впереди он заметил белую точку. Она медленно увеличивалась в размерах, пока демон не понял, что к нему приближается человек, в свободных белых одеждах которого освещал льющийся, будто бы, из ниоткуда свет. С удивлением старейшина понял, что смотрит на того самого молодого человека, чью душу ещё недавно с такой уверенностью решил обыскать. Но достаточно оказалось лишь посмотреть в глаза появившемуся человеку, как стало понятно, что это существо никак не могло быть тем слабым практиком, схваченным старейшиной в реальности. Глаза, смотрящего сейчас на него человека, источали такую мощь, что просто не могли принадлежать обычному воину людской расы. Ноа-эт смог продержаться лишь пару мгновений, а затем на разум демона точно обрушили духовный молот. Он тут же пошатнулся, ощущая, как его совершенствование души стремительно истончается, готовая вот-вот лопнуть. Лишь благодаря неимоверным усилиям демон умудряется держать себя в сознании и с еле слышимым хрипом, спрашивает:

— Кто... что ты такое?

Парень, нет, мужчина с холодными глазами, улыбнулся ему, беззвучно протянул руку к ноа-эт и прикоснулся к его запястью. От этого прикосновения разум старейшины помутился, его пронзила белая искра силы, что за одно мгновенье выжгла его душу, навечно превратив в калеку с разумом растения.

В реальности старейшина вдруг закатил свои чёрные глаза и рухнул на землю захлёбываясь в собственной крови и корчась от боли, чем вызвал удивлённый вздох своих подчинённых и двух проводников. На Сонга, что остался стоять на месте поначалу никто поначалу не обратил внимания. Все с оторопелым видом пялились на сильнейшего практика, что сейчас корчился у ног молодого человека — для реального мира прошло не больше пары секунд. Вот старейшина берёт в тиски молодого человеческого практика, а вот уже корчащейся грудой ползает у его ног.

— Что за... — начинает было говорить седой проводник, когда на всех воинов как людей, так и демонов, находящихся на небольшом пятачке, обрушивается давление такой силы, что каждый тут же падает на каменистую землю, с трудом пытаясь вдохнуть, ставший вдруг невероятно тяжёлым, воздух. Сразу несколько практиков, включая ученика седого теряют сознания. А посреди всего этого хаоса стоит с закрытыми глазами Сонг.

Движением брови он отправил оставшихся ноа-эт в беспамятство. Седой проводник затылком почувствовал восприятие неизвестного практика и от одного лишь касания этого восприятия он в этот же миг чуть не лишился чувств вслед за другими. Сделав над собой усилие, мужчина умудрился чуть-чуть повернуть голову, бросив взгляд на изменившегося Сонга. В это время молодой человек просто застыл на месте и пристально смотрел на небо, что-то разглядывая в нём. Неизвестно сколько это продолжалось, но в какой-то момент проводник вдруг почувствовал, как неизвестная сила ушла, оставив после себя хоть и остаточное, но липкое чувство страха, смешанного с облегчением.

В это же время в себя пришёл и сам Сонг. Он с удивлением осмотрелся, отмечая плачевное состояние старейшины под ногами и окружающих ноа-эт. Его восприятие говорило, что сейчас здесь в сознании оставался только он и один из людей. Осмотрев внутренним зрением своё тело, парень удостоверился, что с ним ничего плохого не произошло, и за исключением странной давящей пустоты на душе он ничего такого не чувствовал. Наконец, когда с осмотром было кончено, Сонг повернулся в сторону лежащего на земле, но находящегося в сознании, проводника.

«Вроде бы не притворяется?» — мелькнула у него мысль. — «Его действительно сильно потрепало. Такое ощущение, что в нём ни осталось ни капли духовной силы».

Решив, что в любом случае нужно разобраться, что здесь произошло Сонг быстрым шагом подошёл к пытавшемуся отползти куда-то в колючие кусты седому и одним движением духовной силы поднял его.

— Что здесь произошло? — ровным тоном спросил он.

— Это у тебя надо спросить, парень, — ответил проводник, тяжело дыша.

— Поясни, — потребовал Сонг. — И очень подробно. Я ничего не помню с момента, как меня схватил этот. — Он указал на лежащего в собственной луже крови старейшину.

— А чего тут объяснять, — выдохнул проводник и поморщился от силы, с которой сжал его духовными тисками парень, предупреждая переходить к делу. — Старший схватил тебя, хотел выпотрошить душу, но почти сразу упал, захлёбываясь в собственной крови, а затем на нас опустилось давление мастера самого высокого уровня. Ты простоял, глядя на небо несколько минут и очнулся. Всё. А теперь отпусти меня парень. Очень тяжело.

Сонг проигнорировал просьбу человека задумавшись. По всему выходило, что кто-то, опять помог ему? Кто-то, чья сила была спрятана внутри него, возможно, запечатана? Как это было тогда? На острове в туманном архипелаге, когда он оказался один на один с принцем дьяволов. Именно поэтому Вэл Синк просил не открывать печать? Он боялся, что этот кто-то прорвётся наружу?

В этот момент что-то мелькнуло в разуме Сонга. Какое-то мимолётное узнавание. Он вдруг подумал на мгновение, что ему почудилось что-то. Точно! Он вспомнил. Буквально на миг вспомнил какой-то очень старый эпизод своей жизни до того, как он стал рабом. Что это было? Краткая вспышка воспоминания была такой яркой. Но Сонг никак не мог осознать, что же увидел... Точно это был набор кратких смазаных образов.

— Парень, ты отпустишь меня, я сейчас задохнусь, — вдруг напомнил о себе мужчина, всё ещё весящий перед Сонгом.

Тот вернулся в реальность и вдруг улыбнулся и от его улыбки седому вдруг стало почему-то не по себе.

— У нас, кажется, есть договорённость? И вы всё ещё не выполнили её, — сказал он.

— Э-э-э... — почему-то не нашёлся что ответить проводник.

— Теперь, когда ты знаешь мои истинные силы и возможности, — Сонг подчеркнул слово «истинные». — Надеюсь, у тебя больше нет дурацких идей в голове о том, чтобы уклониться от своих обязанностей?

— Нет-нет, — тут же закивал головой проводник. — Мы с моим учеником помним о договорённостях и готовы продолжать сопровождать вас.

— Ну так и чего же мы тогда ждём? — с улыбкой спросил Сонг, мысленно хваля себя за то, что решил надавить на седого и отпуская его.

Судя по всему, тот оказался сильно напуган и некоторое время они оба будут покорно выполнять свои обязанность проводников боясь даже пытаться сбежать. Конечно, парень не питал иллюзий, очень скоро оба непременно попытаются бежать, используя знания местности, но главное, чтобы они привели группу к источнику силы и границам внутреннего круга, а уж обратный путь Сонг сможет найти и без проводников.

— Да-да, — между тем засуетился мужчина и, подбежав к ученику проверил его состояние. — Господин поможет? — спросил он, пытаясь поднять его.

— Нет уж, сам справляйся, — мотнул головой Сонг, попутно обыскивая лежащих без сознания ноа-эт и присваивая их кольца с карманным пространством.

Особенно его заинтересовало кольцо старейшины. Но всё потом, сейчас главное — вернуться к группе и продолжить путь. Тем временем седой подхватил ученика и, кряхтя с натуги, медленно поплёлся прочь с каменной площадки, на которой ничком лежали демоны.

«Так мы будем неделю добираться до лагеря», — озабоченно подумал Сонг и сказал уже вслух:

— Лови восстанавливающие пилюли и давай поторапливаться, а то наши спутники уже беспокоятся.

— Благодарю господин, — кивнул тут же мужчина, подхватывая коробочку. С пилюлями и закидывая в рот сразу две штуки, не забыв при этом вернуть коробочку обратно.

— Двинули, — Сонг проигнорировал подобострастное обращение к нему седого и тут же направился за уже довольно быстро начавшего ковылять проводника.


Магистр Яма с тревогой вглядывался в сходящее с ума сердце человеческого атолла влияния. Оно буквально фонтанировало скрученной духовной энергией уже несколько часов и даже не предполагала останавливаться. Если всё пойдёт так, как сейчас, то уже через несколько недель в атолле появится новый кластер новорождённых районов миров, а сердце надолго останется опустошённым оставив человечество один на один с угрозой духов и святых.

— Проклятье, да что на тебя нашло, — с досадой пробормотал магистр, наблюдая за беснующимся сердцем.

Впрочем, он примерно представлял, какое именно явление могло так повлиять на сердце. Появление давно забытой силы где-то в глубине атолла. Что-то очень знакомое, но при этом невероятно сильное. Такое, что было им специально забыто. Запечатано.

Сердце сходило с ума ещё целый день, а затем, наконец, успокоилось, вернувшись к своему первоначальному пассивному состоянию в виде одного стука в три дня. И магистр Яма смог немного расслабиться и заодно вернуться мыслями к тому, что он почувствовал тогда, загадочную силу, которую почему-то так хотел забыть.

Глава 43

Сонг шагал за проводниками, постоянно контролируя действия спутников небольшой частью собственного восприятия. После того как седой с учеником попытался передать сведения о группе ноа-эт, Сонг был начеку. Он постоянно сверялся со своими внутренними ощущениями и внимательно прощупывал местность, куда вели группу.

Уже через несколько сотен метров ученик седого открыл глаза и смог идти самостоятельно, то и дело кидая взгляды полные страха на Сонга, идущего за его спиной.

— Как далеко до источника силы? — в какой-то момент спросил молодой человек.

Он уже некоторое время ощущал приближение к лагерю, где оставил своих спутников и потому смог немного расслабиться, теперь уже становилось очевидно, что никто из ноа-эт даже и не собирался преследовать их.

— Источник силы находится в дне пути, господин, — тут же с готовностью ответил седой, обливаясь потом.

Похоже, он опасался, что в любой момент Сонг решит поработить его, наложив печать на душу, и от того готов был всеми возможными способами демонстрировать собственную покорность и преданность. По крайней мере на время. Ну а самого Сонга такое положение дел вполне устраивало. Если бы только в этом мире чуть больше были распространены техники запечатывания... тогда так легко обвести вокруг пальца двух довольно сильных практиков оказалось бы намного сложнее.

«Интересно, есть ли причина такой сильной ненависти к печатям души?» — подумалось Сонгу, и тут же перед его внутренним взором что-то ослепительно вспыхнуло.

Какое-то яркое воспоминание, что лишь на мгновенье привлекло внимание, и тут же пропало, принеся за собой ноющую головную боль.

— Какого... — вырвалось у Сонга, но он успел взять себя в руки, стараясь как можно быстрее вернуть зрение после стремительной яркой вспышки.

— Что господин? — тут же подскочил к нему седой, заглядывая в глаза.

— Ничего, продолжаем движение, — отозвался парень, протирая глаза и пытаясь вспомнить, что же ему только что привиделось перед внутренним взором.

Какие-то храмовые пагоды, дворцы очень похожие на тот, что находился в карманном мире кольца, солнце иного мира, излучающее чистую духовную энергию самых высоких порядков и тянущийся ввысь город, казавшийся воздушным из-за тысяч лёгких башен с синими крышами, похожими на облака. Кажется, он видел подобную архитектуру в сне-яви, когда посещал клан Фир Болг. Вот только окончательной уверенности у Сонга всё же не было. Слишком многое отличалось. Не было множества вытянутых астральных судов, не было ощущения древности.

Сонг задумчиво шёл вперёд, лишь частью своего восприятия следя за окружающей местностью, из-за этого пропустил появление вдалеке, на небольшом холме, появление группы учеников секты «Повелителя Мира». Седой отвлёк Сонга от собственных мыслей. Он кивнул в сторону появившейся компании.

— Господин, кажется, ваши спутники впереди.

— Да, — согласился с ним парень. — Даю тебе и твоему ученику два часа на восстановление и выдвигаемся. При максимальной нашей скорости, сколько уйдёт времени до источника силы?

— Три, может, четыре часа.

— Это что же получается, мы находились всё это время в нескольких часах от источника? И вы всё равно решили попытать счастья у ноа-эт? — Сонг осуждающе покачал головой.

Он, конечно, в чём-то понимал этих двоих, ведь, как выяснилось, техника печатей была запрещена во внутреннем кольце, но, с другой стороны, предательство есть предательство, сами виноваты.


Сонг поднял руку, давая знак ученикам приближаться. Те с готовностью бросились к нему, улыбаясь подобострастными улыбками, из-за чего Сонг непроизвольно поморщился, его безмерно угнетала эта роль господина и, если бы не сложившиеся обстоятельства он ни за что не потерпел происходящего сейчас.

Как и было сказано проводникам, он дал им лишь два часа на восстановление. Естественно, был небольшой шанс, что очнувшиеся ноа-эт бросятся за ними в погоню, но, положа руку на сердце, Сонг слабо в это верил. Его непонятная сила повергла одного из сильнейших старейшин целой расы, судя по откликам тщеславных мыслей предводителя ноа-эт, очень сомнительно, что в ближайшие несколько часов будет хотя бы попытка организации погони. Тем более что Сонг сомневался в том, что другие представители расы могли прийти в себя так быстро.

Наконец, спустя два часа группа двинулась дальше. Как и говорил проводник, благодаря пустынной гористой местности они продвигались быстро, особо не задерживаясь. Уже через пару часов местность вокруг начала стремительно меняться. Даже для невероятно насыщенного духовной энергии воздуха «земель возвышения» концентрация силы вокруг становилось более высокой. Из-за этого всё вокруг очень быстро заволокло тяжёлым белым туманом, из чистой духовной энергии. Ориентироваться в таких условиях даже с помощью восприятия становилось совершенно невозможно, поэтому группа, обвязавшись специальной верёвкой, продолжила свой путь.

Довольно быстро Сонг понял принцип, по которым в этом сплошном белом мареве ориентировались проводники, по своей сути вся энергия представляла собой сплошной поток, подчиняющийся определённым законам, которые очень напоминали ему законы, используемые в гробницах Синк.

В какой-то момент, спустя ещё час продвижения между силовыми потоками, группа вдруг вывалилась в пространство с чистым воздухом.

— Ну вот мы и на месте, — с облегчением выдохнул седой и подбежал к своему ученику, что со стоном устало опустился прямо на землю, явно оставшись без последних сил. — Думаю, вы здесь задержитесь надолго, источник там. — Он кивнул в сторону небольшого леса, раскинувшегося прямо посреди гористой местности, что уже было удивительным.

— А там, я так полагаю граница бесплодных земель, граничащих с центральным шпилём? — Сонг кивнул вперёд.

Там далеко впереди, за лесом, можно было увидеть колоссальную серую стену, уходящую ввысь, и за которой можно было заметить очертания невероятных размеров башню.

— Всё так, господин, — кивнул проводник, оторвавшись от ученика и посмотрев вперёд. — Это только кажется, что граница близко, в действительности до неё ещё несколько часов пути.

— Отлично, значит, в ваших услугах я больше не нуждаюсь. Заберёте с собой моих спутников и доведёте до города, — Сонг кивнул на учеников, застывших возле и смотрящих сейчас на него с преданностью в глазах. — За снятие печати, думаю, они сумеют вас отблагодарить.

— Господин... — начал было говорить мужчина, но парень прервал его взмахом руки.

— Держать за спиной таких как вы, и уж тем более полагаться на них, я не такой дурак, проводник. Потому после того, как они как следует отмокнут в источнике, забирай их и уходи, и надейся, чтобы больше законы судьбы и кармы никогда не свели наши дороги. Понятно?

— Да.

Сонг одобрительно кивнул. Он редко когда говорил так много, как сейчас, но того требовал момент. После этого он обратился к группе:

— Пока я буду внутри источника никого к нему подпускать, включая этих двоих.

— Слушаюсь, — прозвучал нестройный хор голосов учеников.

Седой кинул на него понимающий взгляд, на месте Сонга он бы поступил точно так же. Или вовсе избавился бы от всех, кто мешал. То, что этот парень оказался таким мягкотелым стало большой удачей для проводников. Мужчина мысленно в очередной раз напомнил себе о том, как важно перед заключением контракта лучше узнавать о нанимателе. Предложенные синие камни затмили на время его разум — они с учеником в один момент могли расплатиться со всеми долгами, нечасто такой шанс им выпадал. Впрочем, сейчас ему нужно сосредоточиться на своём ученике, а не размышлять о своей беспечности или удачливости.

Тем временем Сонг уверенно направился в сторону того самого источника силы, ради которого группа учеников секты «Повелителя Мира» отправилась во внутренний круг. Приблизившись к лесу, он понял, что первоначальное представление об источнике, как о каком-то водоёме оказалось совершенно неверным. Это была статуя сидящего в позе лотоса человека. Одна из рук статуи находилась на уровне лба, он как бы прикасался пальцами к нему, а вторая покоилась на животе, точно поглаживая. На каждой из рук парень заметил по пять колец, похоже являющихся обычными пространственными артефактами. Лицо статуи оказалось искусно выполнено благодаря чему Сонг смог разглядеть неизвестного практика внимательнее.

Ближе всего он походил на монахов-буддистов. Лысая голова. Одухотворённое выражение лица, его правильные черты, не обезображенные страстями, говорили о том, что неизвестных пытался идти светлым путём развития. И впервые за долгое время Сонг явственно ощутил распространяемую статуей силу родословной Фир Болга.

Перед изваянием кто-то сделал небольшую каменную площадку для медитаций и над этой площадкой парень отчётливо видел средоточие сразу десяток законов от высших и до самых обычных. Всё это причудливым образом переплеталось между собой, создавая очень сложную структуру, накрывающую не только каменную площадку, но и некоторую территорию за ней. Именно статуя была причиной той духовной энергии, что создавало плотный туман вокруг источника.

Решившись, Сонг подошёл к площадке и уселся в позу лотоса, начав медитацию. В тот же миг его внутренний мир сотряс самый настоящий удар. Совершенно неожиданно молодого человека вынесло в какое-то тёмное пространство. Абсолютная тьма и пустота, где находился лишь один человек. Вэл Синк.

— Вот мы снова и встретились, Сонг, — с грустной улыбкой сказал он, подлетая ближе. — Не ожидал, что это произойдёт так скоро. Это, — мужчина обвёл взглядом окружающую темноту. — Моё последнее прибежище. То немногое, что от меня осталось, пыталось скрыться внутри твоего внутреннего мира, при этом не потревожив печати. К сожалению, одну из них уже кто-то умудрился вскрыть. Ты, наверное, ощущаешь некоторые изменения с собой?

— Нет, — качнул головой Сонг, разглядывая собеседника.

Выглядел тот с каждой секундой всё хуже, едва различим, и, судя по всему, стремительно исчезал, превращаясь во всё более блёклое пятно, в котором уже с трудом угадывались очертания человека.

— Тогда скоро неизбежно почувствуешь, — отозвался Вэл Синк. — Сейчас скорость твоего развития поднимется ещё на одну ступень, но за это придётся платить Сонг. В твоём случае ты, если не будешь осторожен, запросто можешь потерять себя. Стать одержимым.

— Одержимым кем?

— Тем, кто не является тобой, конечно, — в голосе Вэл Синка послышалась улыбка. — Я был твоим спутником долгое время, парень, и постоянно следил за тобой. Прими мой последний совет перед тем, как я исчезну. Всё свою сознательную жизнь ты пытаешься понять кто ты такой, при этом сам не осознаёшь, что в действительности тебе это совершенно неинтересно. Прекрати гоняться за прошлым, оно тебе не нужно, парень. Вместо этого, сам создай себя и своё будущее. Желаю тебе удачи, Сонг. И передай привет от меня Чин Э.

Сказав это, тень, в которую превратился Вэл Синк, вспыхнула яркой вспышкой и испарилась, оставив Сонга висеть посреди пустого тёмного пространства его внутреннего мира.

Глава 44

Внутренний мир Сонга заполненный непроглядной тьмой вдруг озарила яркая вспышка силы. Парень пригляделся, пытаясь понять источник неизвестного всполоха. Он сумел ощутить невероятную концентрацию законов внутри вспышки, они пронзали внутренний мир Сонга насквозь, наполняя и расширяя его.

Перед его взором постоянно появлялись чужие воспоминания. Люди и места, никогда не видимые им раньше. Чужие эмоции — спокойные и уверенные. Мысли, совершенно непонятные Сонгу, но казавшиеся почему-то невероятно важными...

А затем пришла чистая энергия, вымыв всё прочее. Мысли, ощущения, воспоминания. Духовная сила закрутилась вокруг него, проникая в тело неудержимым потоком. Точно горная река она захватила Сонга, полностью поглощая остатки разума. Неизвестно сколько так, плавая в потоке силы, провёл времени без сознания. Здесь один час мог равняться дню, неделе или даже году. Всё казалось настолько эфемерным и зыбким, что казалось иллюзией. Когда сознание вновь вернулось к Сонгу, он с удивлением обнаружил себя парящем в тёмном пространстве окружённый настоящим коконом из духовной силы.

Несколько мгновений у него ушло на то, чтобы понять, где он и кто он. Когда Сонг сумел вернуть себе понимание, он тут же попытался осмотреть собственный внутренний мир и с удивлением понял, что тот значительно расширился. То ли благодаря окончательному снятию одной из печатей, то ли из-за ухода Вэл Синка. Осмотрев закручивающийся вихрь, он вытянул руку и с удивлением понял, что энергия послушно откликнулась на его попытки управлять её. Та самая энергия, что кружилась вокруг статуи сейчас наполняла его внутренний мир, и, скорее всего, именно благодаря её воздействию тот так значительно увеличился.

«Это означает, что я могу направить её в нужное русло, превратить её в таран и пробить один из бастионов этапа „Восхождения“ прорвавшись к его пику?» — мелькнула у него мысль и Сонг тут же попробовал воплотить её в действие.

Сосредоточив разлитую повсюду силу в один мощный кулак, парень решительно направил её к своему энергетическому узлу «Восхождения», что напоминал настоящее обжигающее солнце. Пора было сокрушить один из бастионов. В момент удара всё существо Сонга содрогнулось от невероятной боли. Согласно трактату, преодоление этого бастиона сопровождалось настолько сильной болью, что очень многие практики, неспособные выдержать её, отступали. Некоторые воины оказывались вынуждены штурмовать этот бастиона по три-четыре раза, а большинство практиков того же закрытого мира и вовсе не переживали попытки преодолеть его.

Боль накрыла его с головой, перед глазами заплясали разноцветные круги. Парень чувствовал, как сознание начинает опять ускользать от него, но Сонг продолжал с упорством направлять на штурм бастиона всё новые и новые силы. Боль и прорва силы — именно это было главным барьером второго бастиона, имея почти неограниченную энергию источника, Сонг мог направить её на взятие нового малого этапа. В это время у него появились первые подозрения. Почему имея почти неограниченный запас дармовой энергии сильнейшие практики внутреннего круга «земель развития» не забрали себе это сокровище. Ответ пришёл через несколько минут. Сонг внезапно осознал, что поток энергии начинает стремительно загрязняться. И если вначале это был чистейший поток, то сейчас с каждой секундой в нём стало увеличиваться количество примесей, а спустя ещё некоторое время он с удивлением начал слышать сводящий с ума шёпот. У Сонга появилось подозрение, что источник черпал свои силы... из великой жёлтой реки. И чем дольше он впитывал поток силы, тем больше убеждался в этом. Теперь к сминающей разум боли добавились мысли и ощущения умерших существ.

«Ещё чуть-чуть. Продержаться немного и выходить», — подумал он, сжимая зубы от боли и отвращения.

Источник силы мог очистить любую энергию, даже энергию жёлтой реки, но, похоже, имел естественное ограничение на использование одним практиком. С лёгким хлопком, ударившим Сонгу по ушам, он вдруг почувствовал прилив сил, боль пропала, точно её и не было, а внутри вдруг разлилось тепло. Второй бастион этапа «Восхождения», наконец пал. С облегчением парень прервал канал, соединявший его и источник силы и вынырнул из своего внутреннего мира, открыв глаза.

— Ха-а-а, — с отвращением он выдохнул и начал отплёвываться.

Касание великой жёлтой реки оказалось настолько противным и гадким, что Сонг непроизвольно почувствовал себя облитым помоями. Ещё раз подняв глаза к статуе, парень с удивлением отметил изменения произошедшими с лицом неизвестного практика. Оно перестало казаться одухотворённым и спокойным. Теперь Сонг отчётливо видел в нём признаки тёмного пути, хотя родословная Фир Болг оставалась всё так же сильна, он хорошо чувствовал в ней примись разложения. С чем было связано такое преображение оставалось только гадать.

— Прямо здесь проходит одно из русел жёлтой реки, именно поэтому Фир Болг создали свой мир именно здесь, потому местная энергия такая плотная и этот шпиль... — парень недоговорил, всё это казалось ему невероятным и... отвратительным.

Он встал на ноги, проверяя себя восприятием. Несмотря ни на что, он прорвался к среднему этапу «Восхождения» и теперь стал на ещё один шаг ближе к спасению Син Фен. Осталось придумать способ очистить себя от воздействия загрязнённой энергии. Штурм третьего бастиона теперь откладывался, пока он не решит эту проблему. Укрепить расшатанное основание и очистить себя от мёртвой энергии — следующая цель Сонга.

Ещё раз посмотрев на изменившееся лицо монаха, парень вернулся к своим спутникам.

Оба проводника сидели в позе лотоса, занимаясь медитацией, что же до группы учеников, то они внимательно наблюдали за ними, исполняя приказ Сонга.

— Можете использовать источник силы по своему усмотрению после того, как закончите с ним возвращайтесь в город с проводниками и займитесь снятием печатей, — бросил им Сонг. — Слушаться этих двоих во всём, кроме того, что может навредить вам или мне.

— Слушаемся господин, — почтительно поклонились ему ученики и тут же отправились к источнику.

— Теперь вы, — Сонг строго посмотрел на вставших на ноги проводников. — Доведите их до города и считайте свой контракт исполненным. На этом мы с вами прощаемся, и я, надеюсь, судьба больше никогда не сведёт нас вместе. В этом случае даже не думайте уйти от меня живыми. Это предупреждение.

— Да господин, мы всё поняли, — кивнул седой со своим учеником.

— А теперь идите к моим бывшим спутникам.

Сонг внимательно посмотрел на то, как уходят прочь оба мужчины и задумчиво кивнул сам себе. Теперь всё, что нужно он сделал. Парень повернулся к пронзающему небеса шпилю, и уверенным шагом направился к границе внутреннего круга. Отчего-то он был полностью уверен, что сумеет пройти через завесу тумана.

Чтобы добраться до загадочной стены, преграждающей последние несколько сотен метров до шпиля, Сонгу понадобилось около двух часов спокойного шага. Окружающая земля казалась полностью безжизненной. Камни, песок и ветер. Вот и всё что здесь было.

Сама стена представляла собой именно то, что и говорили о ней проводники. Плотный серый туман, настолько плотный, что казался монолитной структурой и если бы не постоянное движение пыли внутри этого тумана и восприятие, Сонг бы решил, что перед ним самая настоящая стена.

— Чтож же, давай посмотрим, что это такое, — вслух сказал он, подойдя ближе и пытаясь ощутить туман.

Очень скоро стало понято, почему никто из практиков этого мира не могу проникнуть сквозь стену. Это был не просто туман, Сонг явственно ощущал в нём примись чего-то очень знакомого. Энергию парных клинков, только приведённую в хаос, беспорядок. Эта энергия могла не только покалечить даже самых сильных практиков, но даже и убить.

«Если это действительно сила парных клинков Фир Болг», — подумал Сонг вытаскивая из карманного мира кольца клинки. — «Значит, если я использую полученные знания во время тренировки с мечами, то смогу пройти эту стену?»

Лишь только он это сделал, как стена тумана дрогнула, расступаясь перед Сонгом. Не секунды не сомневаясь парень шагнул внутрь образовавшегося коридора и, ориентируясь лишь по своим внутренним ощущениям, двинулся вперёд к центральному шпилю «земель возвышения».


Магистр Яма вместе с одним из сыновей в большой спешке покидал свою резиденцию, направляясь на окраины «высших земель». Он всегда был связан невидимыми нитями с сердцем человеческого атолла, но оставлять его под защитой даже целого совета старейшин... было большим риском. Оставалось надеется на то, что, если что-то случится они смогут продержаться достаточно, чтобы сам Яма успел вернуться к этому времени.

Причиной отъезда магистра стали сведения, полученные от одного из пограничных миров. И если бы это были пограничные миры с атоллами духов или святых Яма бы даже не шелохнулся, он ждал нападения от обеих рас и хорошо подготовился к предстоящему неизбежному, с его точки зрения конфликту. Но тревожные известия пришли совершенно с другой стороны. Атолл странников активизировался и это было сильным потрясением для магистра. Атолл странников был мёртв много лет, Фир Болг уничтожили его, заплатив при этом высокую цену. Магистр прекрасно это знал, в те времена, будучи одним из доверенных спутников главы Болг, он лично был свидетелем того, во что превратилась территория странников. И теперь оттуда приходят известия, что сразу несколько миров, граничивших с уничтоженным атоллом, перестали существовать. Превратившись в ничто. Всё это выглядело, как минимум странно, и магистр хотел лично разобраться, что могло послужить причиной пропажи сразу нескольких хоть и окраинных, но всё же густонаселённых миров.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44