КулЛиб электронная библиотека 

Вуаль. Крыло третье [Сергей Соколов ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 1

Фагрис. Второй ярус нодов планеты Эстель. Жилой сектор ЖН-19.

— Ар-р-рх! — Рявкнул Стас, которого из забытья вывело срабатывание ворота вернувшегося к нему облачения, а рука сжалась на горле чумазого паренька, от неожиданности не успевшего вынуть руку из кармана его куртки. — Проваливай, пока жив….

— Д-да… П-прости, дядь, не бей. — Залепетал парнишка, поднимая одну руку, а второй пытаясь отцепить руку молодого мужчины от шеи. — Думал ты уже надулся.

— Сам так думал. — Сквозь маску фильтрового очистителя произнёс молодой мужчина, оттолкнувшись одними лопатками от стены бокса, вставая на ноги.

Освободившийся воришка перекатился неваляшкой, вставая на ноги, и хотел дать дёру, но перед ним упало несколько пластиковых пластинок.

— На вот, пожрать себе купи, а то тощий, что доходящая кляча.

Не смотря на то, что парень не понял всей фразы, он быстро собрал галакредиты, озираясь на непонятного мужика, ожидая подвоха.

Усмехнувшись на это под маской, Стас прошёл мимо, склоняясь над косой убитого жнеца. Взяв оружие за рукоять, княжич размахнувшись, ударил её торцом о металлизированное покрытие пола, разбивая на части. Сев на корточки, копаясь в оставшихся от блока управления частях, Мышкин остановился, медленно повернув голову, уставившись в лицо мелкого воришки, который перевесивши шею через его плечо, любопытным утёнком наблюдал за действиями мужчины.

— А что ты делаешь? — Полюбопытствовал пацанёнок.

— Оружейные модули и батареи собираю на продажу. — Не стал скрывать Стас, который собрав всё нужное, подошёл к телу со сломанной шеей, одним движением сорвав с него фартук, на который выложил свои находки.

Серьга из уха трупа, была вырвана и отправилась в карман куртки, после чего сбор трофеев продолжился.

— А я знаю эту бабу. Она здесь недалеко живёт. — Сообщил воришка, которому надоело смотреть за действиями странного мужика, тыкнув пальцев в розовые волосы отрубленной головы.

— Рад за тебя, посмотри под её телом, там должен быть виброрезак, себе возьми, пригодится.

— Можно? — Боязливо спросил парнишка, но всё же запустил руку под тело.

— Бери уже, и проваливай. — Сквозь маску произнёс княжич, вырывая серьгу из уха второго жнеца, откинув его голову на мусорную кучу. — Карту от её бокса брать не советую… Она зазывалой у жнецов промышляла. На органы отправишься если её дружки к ней в гости заглянут.

— Зазывалой? — Удивился парнишка, покосившись на небольшую грудь под виниловым топом. — Она же стрёмная, дядь. Чего ты за ней попёрся?

— А ты, я смотрю, прям ценитель женской красоты… — Усмехнулся Стас вставая, покосившись на отверстие в своё правом боку, прикоснувшись к нему пальцами, после чего его глаза остекленели, а взгляд утратил фокус.

— Ээээ! Дядь! Что с тобой? — Почуял неладное воришка, видя как меняются черты лица мужчины в маске.

— Ска! Айзек! Я тут чуть не сдох, а ты ходишь моими причиндалами по берегу реки трусишь!

— Дядь, ты завязывай со стимуляторами… — Боязливо сказал воришка, покрутив пальцем у виска….

—…И жрёшь! — Спустя несколько секунд добавил княжич, глаза которого вновь приняли осмысленный вид. — Натуральную еду жрёт… Ублюдок!

***
Российская империя

— Шикоз… — Довольно потирая ладони, я подкинул ещё немного дров в свой костерок, втянув носом приятный запах дыма от древесины разбитого мной ранее ящика. — Посмотрим….

«Будто скверхи мессу справили!»

Оно и понятно. Когда резервуар принял форму границ моего духовного тела, все меридианы и мосты были оборваны. Нужно создавать новый резервуар и заново прикреплять к нему сопряжения, чтобы это всё вновь заработало.

Попомнив скверхову родню, я уже хотел приступить к приятному действу, но в ворота цеха «постучали». Да так постучали, что обитые железом створки, высотой в четыре метра, были вырваны с петель, и упали на пол, а по цеху раскатилось гулкое эхо.

— «На халяву сбежались… Так самому ничего не достанется»

Судя по количеству народа, который вломился в цех, к моим поискам подошли основательно. Имперская полиция, две бригады штурмовиков, бойцы нашего рода, какие-то непонятные ребята разных возрастов, вроде волонтёров, отец и Токарев.

— Фто? — Поинтересовался я, когда меня окружили штурмовики, наставив стволы. — Уфпокойтесь… Швои….

— Это княжич, оружие опустили, живо! — Рявкнул Токарев, приходя в себя через несколько секунд после увиденного зрелища. — Стасик, ты как? С тобой всё в порядке? Ставр, нашли… Живой! Да опустите свои пукалки!

— Сын, ты не ранен? — Тут же поинтересовался отец, на каменном лице которого сейчас было выражение радости и облегчения. — Зачем ты нацепил это на себя?

— Фолодно было… Ммггм.…

— Стас, с тобой точно всё хорошо? — Радость на лице Токарева сменилась опасением. — Тебя не били? Может наркотики?

— Не-а, со мной нормально обращались.

— Тогда… Что ты сейчас делаешь?

— Сижу в шерстяном халате и тюрбане, перед костерком, на котором греется термос и ем… — Описал я очевидную вещь, зачерпывая большой широкой ложкой дхансак. — Что это ещё может быть?

— Где похитители? — Влез в разговор капитан группы штурмовиков. — Они покинули объект?

— Нет, они все здесь. — Видя, как встрепенулись бойцы вокруг меня, начав рыскать по сторонам, я замотал ложкой.

— Численность? — Тут же спросил вояка, удобнее перехватывая винтовку.

— Человек пятьдесят, может шестьдесят.

— Княжич, я с тебя каждое слово должен тянуть? — Не выдержал капитан, после чего посмотрел на Токарева. — Командующий, ну скажи ему.

— Да мертвы они все, успокойтесь. — Внеся ясность, полами халата я поспешил снять термос с огня, из-за того, что остатки пищи начали пригорать.

— Полсотни человек? — Вступил в разговор ещё один вояка, что стоял рядом с капитаном, забрало шлема которого было поднято, чтобы было лучше наблюдать за его выпученными глазами.

— Да, только я тут не при чём. Не нужно на меня так смотреть. — Расставив все точки над «Ё», ложка начала приближаться к моему рту.

— Княжич, понимаю, у тебя шок… Что тут вообще произошло? — Вкрадчиво спросил капитан, садясь на корточки, дав знак своим бойцам прочесать здесь всё, и похлопывав меня по плечу. — Ты немного не в себе.

— Есть просто хочу. — Пожав плечами, поглядывая на горячее мясо с рисом в соусе, что сейчас было в моей ложке, я тяжело вздохнул. — Со мной всё в порядке, говорю же. Обращались хорошо, не били. Держали, правда, в какой-то холодной каморке, и хотели в жертву принести своему богу, а так всё хорошо.

— В жертву? — В один голос воскликнули одновременно Токарев, Ставр и капитан, округляя глаза.

— Ага, ещё и веру в единого Бога заставляли принять и обрезание сделать, но я отказался. — Натянув маску аристократического спокойствия, стараясь не заржать в голос, моя фантазия начала работать с удвоенной силой. — Разумеется, получив отказ, сектанты меня заперли, а потом решили принести в жертву, говоря, что я избранный. Раздели меня, начали ритуал свой творить возле склада, но у них что-то не получилось. Их главный маг, которого они звали «Гуру», взбесился и убил всех, признав вероотступниками, а потом уплыл вверх по Муринке. Тоже голый….

Гробовая тишина повисла в цеху, после моего короткого рассказа. Будучи уверенным, что половина из присутствующих считают, что я прибываю не в себе, мне оставалось только пожать плечами и постараться реабилитироваться.

— Сам знаю, как это звучит, можете не смотреть на меня так.

— Капитан! — Окликнул запыхавшийся боец вояку, что со мной разговаривал, который прибывал в ступоре, вместе со всеми остальными. — Вам нужно это увидеть. Там возле склада….

— Что там? — Вышел из задумчивости кэп.

— Трупы… Всё, как княжич говорил. Большая часть в жутком состояние….

— Можно мне идти? Если понадоблюсь, то по повестке вызовете.

— Да, можно. Оставь только следственной группе описание этого «Гуру».

— Всё верно. — Включился в разговор мужчина, стоявший немного поодаль от меня. — Нужно описание сбежавшего для дачи ориентировки, а завтра к девяти в управление явиться.

— Хорошо. — Кивнул я, уже представляя в своей голове, как у Сингха вырастает борода и свиной пятак….

Через десяток минут мною было выданное такое описание «Гуру», что самому стало страшно. Сомневаюсь, что подобный человек, даже отдалённо похожий внешностью, вообще существует. Попрощавшись со следователем, собираясь уже на выход, меня всё же остановили.

— Простите, княжич… Что у вас в руках? — Задал мне неудобный вопрос следователь, указывая на свёрток, который я подхватив собирался покинуть это место вместе с отцом и Токаревым.

— Это моё оружие, которое было со мной при похищение. — Ответил я, доставая тонфу из свёртка.

— Боюсь, что вы не можете её пока забрать. Я составлю….

— Почему не могу?

— Мы должны сопоставить характер повреждений этого оружия с ранами на телах жертв. — Заявил следователь, собираясь забрать у меня свёрток.

— Не пори горячку, Сергей Михайлович. — Раздался голос подходящего к нам капитана штурмовиков. — Этой штукой только в «лапту» играть. Там у склада работали ни пойми чем. Давно не видел ничего подобного. Княжич, этот «Гуру» он точно один был?

— Точно, капитан. Палил магией направо и налево, когда обезумел после своего ритуала. — Я демонстративно поёжился, состроив брезгливую гримасу.

— Хорошо, ладно. — Немного смутился следователь, и немного поколебавшись спросил, ловя мою реакцию. — Княжич, Станислав. Вы брали какие-нибудь вещи с места преступления?

— Разве что это… — Сказал я устало, раздвигая полы халата, показывая свою набедренную повязку из куска ткани. — Могу я уже быть свободным?

— Да-да, княжич, извините. — Залепетал следователь, напоровшись на хмурые взгляды моего отца и Токарева, у которого уже начал дёргаться глаз. — Всего доброго. До завтра.

— Ничего. Увидимся. — Добродушно произнеся это, мои руки поправили свёрток, в котором помимо моей тонфы было ещё два дрына индусов.

Сами палки меня не интересовали, а вот нанесённое на них изображение петель очень даже. Нужно будет зарисовать их, а сами дубинки отдать оружейникам, чтобы они разобрались со способом нанесения петель, которые невидны в нормальном состоянии. Каон, что использовали монахи для высвобождения оргона из ладони, состоит всего из двух связок, которые я благополучно запомнил. Моя задумка была предельно проста. Что если удастся скопировать петли с этих коряг на мою тонфу? Пока сложно судить о том, будет ли с этого толк, но ведь эти фанатики просто так не стали бы создавать нечто подобное. Если не получится, то не сильно расстроюсь. Самые главные сокровища у меня под тюрбаном. Как же Сингх ревел, когда я у него отнял его игрушки. Наверное больше, чем по своим мёртвым братьям. Пришлось стукнуть его несколько раз, чтобы он отдал свою погремушку и чётки, которые он назвал «Божественным оружием». С этими вещичками я уже сам покопаюсь. Глядишь, может чего интересное получится.

— Стас, о чём задумался? — Спросил Ставр, положив мне руку на плечо, слегка приобняв, чего от него редко дождёшься. — С тобой точно всё хорошо?

— Да, отец. Не волнуйся, устал просто.

— Тогда иди в машину, мы сейчас кое-что уладим с Фёдором и домой поедем.

— Хорошо, отец…

— И сын, — Уже вслед сказал мне Ставр. — Я очень рад, что ты не пострадал….

***
Гостевой дом «Пилигрим»

— Спасибо, любезный, я сам. — Седоватый мужчина с глубокими залысинами, поспешно взял большой коричневый чемодан, не дав носильщику коснуться его ручки. — Лифт там?

— Да, сударь. — Коротко ответил немного смущённый парень в форменном жилете служащего отеля.

— Хорошо. Этаж мы знаем, дорогу найдём. Не беспокойтесь. — Протянув расстроившемуся парню пару банкнот, который тут же повеселел, старейшина Стефан, обратился к своему спутнику, занятому тем, что с неподдельным интересом осматривался по сторонам. — Идём, Яков. Не на что тут глазеть.

— Извините, старейшина. Давно не видел городских людей. — Зеленоглазый молодой блондин, лет тридцати, виновато улыбнулся, почесав затылок, поднимая такой же коричневый чемодан, как у отца Стефана. — Сами знаете, что я только из Якутии.

— Да, Яков. Тот шаман… Я в курсе. — Бросил через плечо полноватый мужчина, направляясь к лифту. — Сложно было?

— Нет, старейшина Стефан. Работа была не сложной, сложнее было отыскать его.

— Оно всегда так… — Тяжело вздохнул пожилой мужчина, кивая головой, заходя в лифт.

— Что нам поручили на этот раз, старейшина? — Поинтересовался Яков, когда двери лифта закрылись.

— Пустяк… — Махнул свободной рукой Стефан. — Наблюдатели Енисейского Рождественского монастыря командированные сюда, обнаружили ковен. Не открывай так широко рот, маленький ковен, три начинающих ведьмы всего.

— Действительно пустяк. — Согласился блондин дёрнув плечами. — И вдобавок, в колдовстве не обличены? Верно?

— Верно. — Разочарованно кивнул старый инквизитор. — Опять окажется, что они обычные магессы. Более чем уверен в этом, но сам знаешь, Яков….

—… Нужно проверить. — Закончил вместо старейшины парень, почесав затылок. — А второе дело какое? Упоминалось, что есть ещё что-то.

— Тут уже интересней, но возни куда больше.

Стефан замолчал, когда двери лифта открылись. Выйдя и убедившись, что никого в коридоре нет, пожилой мужчина продолжил.

— Есть место волшбы….

— Ну, вот. Снова придётся неделями сводки имперской полиции и газеты читать. — Неподдельно расстроился молодой мужчина, останавливаясь со своим спутником у нужной двери.

— Погоди расстраиваться, иеромонах Яков. — Назидательным тоном сказал старейшина, открывая дверь в номер и первым заходя внутрь. — Тех скудных данных, что добыли наблюдатели вполне хватает, чтобы с уверенностью утверждать о присутствии здесь в Петрограде, внимание — потомственной стреганки или стрегана!

— Простите, старейшина, — Неуверенно начал Яков, прикусив зубами указательный палец. — Вряд ли нас будет ждать успех. Ведьм этого типа почти невозможно обнаружить. Они не отличаются от обычных людей и магов.

— Яков, Российская Империя платит нам звонкой монетой не за то, чтобы мы сомневались, а за обличение и истребление ведьм, которые убивают магов и пользуются их заёмной силой.

— Можете не объяснять, старейшина. Я в курсе, но стреганам не нужно приносить в жертву мага для волшбы. Им достаточно….

— Иеромонах Яков! Не забывай кто мы! — Повысил голос старейшина Стефан. — Мы инквизиция, его величества Императора! Наше дело обличать и истреблять ведьм, что творят волшебство поганое, принося магов в жертву. В последний свой визит в Святейшую Епархию, Император недвусмысленно дал понять, что не потерпит убийства магов. События в Бухаресте помнишь? Ковен из шести ведьм, который мы не могли поймать, принёс в жертву восемьдесят трёх магов за год. Думаешь император забудет нам эту промашку? «По ведьме, за каждого мага» — вот его слова тогда были! Ещё поговаривают, что он недоволен нашей работой, и собирается распустить наш орден!

— Успокойтесь, старейшина Стефан, вы меня неправильно поняли. Не нужно злиться. — Замотал руками Яков. — Я лишь хотел сказать, что их сложно обнаружить. За ведьмами-стреганами не тянется след из трупов, и на них не работают все наши средства по выявлению. Мы даже пол стрегана не знаем.

— Не знаем, но место откуда можно начать поиски имеем. — Хмыкнул старый инквизитор, восстанавливая спокойствие. — Место волшбы, оно не в самом Петрограде. Оно во владениях рода Мышкиных. Думаю, что стоит начать именно с них.

— Вы подозреваете княжеский род? - Не поверил свои ушам иеромонах.

— Я не исключаю княжеский род, Яков. — Вновь с назиданием озвучил одну из своих прописных истин старейшина Стефан. — Есть у ведьм и ведьмаков дурная привычка, гадить рядом со своим жилищем. Для начала займёмся сбором сведений, но интуиция мне подсказывает, что нам нужны именно Мышкины….

Глава 2

Какой-то из умнейших мужей этого мира был прав: «Всё познаётся в сравнение». Индусы были не такими плохими, пока я не убил Абхая. Это при том, что я у них был на положение жертвенного кабана.

Будучи в Петроградском управлении имперской полиции в качестве свидетеля, неудобств было куда больше. Меня не били, но было больно моему многострадальному мозгу, извилины которого грозили в любой момент распрямиться, как и моя кардиограмма из-за стоящей здесь духоты. Против запаха чернил ничего не имею, он довольно приятный.

Не смотря на то, что я с самого начала сказал следователям, что в курсе о «перекрёстном допросе», меня не услышали. Ровно четыре раза пришлось повторить одно и тоже, будто стимер в цикличном трипе! По четыре, ска, раза мне задавали одни и те же вопросы! Менялась лишь их постановка. Благодаря облачение чистоты за то, что у меня есть обруч, на который можно скинуть всю работу, я терпеливо отвечал, пока ткался мой новый резервуар. Даже то, что одним из следователей была красивая женщина, которой просто дико шла форма, меня не радовало. Хорошо, что удалось самовольно организовать себе перерыв. Сказав, что мне нужно попить, и проследив за пальцем этой модам указавшей мне кулер в углу, пакетик кофе «3 в 1» с соседнего стола был «приХватизирован» в пользу рода Мышкиных.

Получив порцию всей химии, что нужна растущему княжескому организму, мой моральный дух пополз вверх, только дача показаний подошла к концу. Сказав, чтобы перед употреблением окропляли гречку святой водой и боялись рептилойдов, я покинул этот «Санаторий Сатаны», предварительно получив подпись на временном пропуске.

Отпустили меня вовремя. Судя по лицу Токарева, он уже собирался ломать дверь. Всю дорогу до стоянки, старый вояка бухтел о тыловых крысах и бумажной моли, и подсвинках, что присосались к имперской кормушке. Чтобы ещё и всю дорогу не слушать ворчание дяди Фёдора, я плавно сменил тему на одного, своего и не только, знакомого — Петра Петровича Велланского.

Вот тут оказалось всё очень интересно. Когда любителя химозы крепко взяли за шары наши местные законники, успели дотянуть их ему только до пупка, дальше не получилось. Не потому, что сил не хватало или желания. За «врачевателем» пришли особисты из имперской разведки. Дальнейшая судьба Велланского остаётся теперь загадкой. Как сказал Токарев, точек соприкосновения с особистами разведки у него нет, а пробовать копать по непроверенным каналам грозит, «предельно закономерной рифмой к этому слову». В одном дядя Фёдор был уверен точно — Дела Велланского хреновее некуда. Не могу с ним не согласиться. Даже Стас знал несколько шуток про чёрный "Бумер" с жёлтой полоской. Эти ребята могли запросто завалиться, хоть на княжеское собрание, и не объясняя причин взять под белы рученьки любого, невзирая на титул, положение и прочие заслуги, ещё и портрет подправить, если выступать начнёт. "Врил" вне закона в Российской империи, так что участь Велланского предрешена, туманность ему свинцовым куполом над головой теперь.

Пока были в пути на новую копию моего телефона, что утром вручил мне Токарев, пришло сообщение от Лили, которая интересовалась, "Не забыл ли Казанова о том, что нужно ходить на лекции?". Понятное дело, что здесь совсем не лекции имелись ввиду, от чего настроение заметно пошло вверх. Пообещав, что завтра не пропущу ни единой лекции самого сексуального инструктора лицея, заодно справился о завтрашнем расписании. Всю дальнейшую дорогу мы делились новостями, переодически флиртуя. Ещё будучи в автобусе заметил, что Лили очень нравится это занятие. Мне и веретену оно тоже пришлось по нраву, судя по его ускорению. Со вторым крылом дело шло значительно бодрее. Думаю, что уже вечером смогу заново запустить все свои вязанки. Как только это произойдёт, можно будет закончить остальные мосты, которых осталось всего три: тазовый, правая и левая нога. Далее, наступает полная свобода! Второе крыло открыло мне новые горизонты, аж глаза разбегаются. Мало того, что к каждой перчатке, помимо пяти фаланг что были, добавилась возможность нанести плетение на ладони, ещё второй слой для каона появился и на моём духовном теле. Каон «жажда жизни» оправдал себя полностью. Количество поглощаемого им оргон из окружающего мира, было почти в два раза больше, чем требовалось для поддержания его работы. Правда, мне всё равно этого не хватило для полного расширения резервуара к началу своей вчерашней казни. План с тем, чтобы трансформировать веретено и убить всех вокруг, когда начнётся моё казнилово, потерпел фиаско. Впрочем, теперь это уже неважно. Сингх с его Верховным Гуру сами себе злобными скверхами оказались. Атакующие мантры никогда до хорошего не доводили. Теперь остаётся гадать, примет ли Сингх моё предложение или нет. Инфомагу только известно, что за мякиш у этих фанатиков в голове.

Прибывая в раздумьях, я вошёл в поместье, и пройдя через прихожую, чуть было не пропустил проходившее в гостиной совещание "девичника".

— Денёчек! Что за женсовет? — Поинтересовался я у мамы Эвы, Анны и Ушанки, которая тут же покраснев, отвела глаза, перед этим состроив злую моську, будто я виноват в случившемся.

По сути ничего не произошло, девчонка простой драматизировала. Когда меня вчера вернули в поместье, посидев за поздним ужином с родителями, мы уже собирались спать. Отец покинул нас раньше, а мы с мамой Эвой задержались, обсуждая ювелирный магазин и новое назначение Анны моим управляющим. В разгар нашей беседы, белокурое сонное чудо, волочащее с собой огромного плюшевого медведя за шкварник, будучи в одной ночнушке, ввалилось в гостиную. Прибывая в сонном состояние, с одним полуоткрытым глазом, Ушанка поинтересовалась, что случилось. Ничего криминального вроде, разве что её ночнушка, которая была на несколько размеров больше, преподнесла сюрприз. Из-за длинных бретелек, предмет дамского туалета сильно сполз вниз, демонстрируя грудь, а вернее — её отсутствие. Когда Ушанка поняла в чём дело, я не нашёл ничего лучшее, как вставить палец в рот, издать звук откупорившейся пробки, показать большой палец и сказать "Nice!", игриво подёргивая бровями. После этого жеста изменив цвет, девчушка исчезла, а я получил втык от мамы Эвы. Собственно из-за этого, Зоя сейчас была не особо рада меня видеть. В свою очередь, мне было до далёкой звезды, чему она там не рада. Сейчас моё внимание занимала Анна, лицо и глаза которой выражали огромную гамму эмоций из-за моего появления. Вчера было уже поздно, а ранним утром после пробежки, я сразу уехал давать показания, не дожидаясь назначенных девяти часов, чтобы поскорее покончить с этим. Видя, что сейчас мне хотят броситься на шею, чего не нужно делать при маме Эве, начал действовать первым.

— Анна, только не говори, что отказалась подписывать бумаги о своём назначении? — Как последний, подлый, даже к самому себе, скверх, я разрушил трогательный момент воссоединения. Чтобы намекнуть девушке, что мы тут не одни, обратился к остальным присутствующим. — Она ведь согласилась?

— Да, согласилась. — Сказала мама Эва, в глазах которой мелькнули хитрые огоньки. — Никогда не думала, что собственный сын уведёт из своего же рода такую ценную сотрудницу.

— Помимо ценной, ещё умную и красивую, забыла добавить. — Довольно улыбнувшись, я обратился к Анне, по отсутствию формы на которой, и так было понятно, что она подписала своё назначение. — Поздравляю, Анна Алексеевна. Уверен, что мы обязательно сработаемся.

— Спасибо за оказанное доверие. Буду стараться, княжич Станислав. — Отрапортовала девушка, улыбнувшись своей волшебной улыбкой, после того как я ей подмигнул.

— Другого и не ожидал. — Вернув улыбку, решил перейти к своим первоначальным планам. — Дамы, вынужден вас покинуть. Если что, я у себя.

Оказавшись в своей комнате, потирая довольно ладони, я закинул в обруч последнюю связку нового резервуара. С улучшенным веретеном, на пряжу 38-ми петель из которых состояла связка, уйдёт чуть больше двадцати пяти минут.

Даже это время мне не хотелось тратить впустую. Достав из шкафа ваджру, которую отобрал у Сингха я уселся за стол, взяв бумагу и ручку, собираясь зарисовать символы петель c каждой её грани, чтобы определить их последовательность и принцип работы этой приблуды. От похода на заседание совета князей у меня было освобождение, выданное ещё вчера Ставром, так что, сегодняшний день целиком и полностью будет посвящён облачению чистоты и себе любимому.

Непередаваемый азарт охватил меня и держал до самого вечера. Около часа я разбирался с начертаниями петель на ваджре Индры. Хоть сочетания не походили ни на одну из известных мне связок, с принципом работы этой штуковины я разобрался. Подняв в глобалнете мифологию, мои предположения подтвердились. Если сбить весь религиозный налёт, с тех крупиц сведений, что мне удалось найти, то это действительно оружие. Основная ирония в том, что эту штуковину доставали пару раз в год для церемоний, Сингх использовал её как «оргоновый резец», который своим концом резал бетон, правда неглубоко, всего на сантиметр.

Очень хотелось проверить свою догадку, но для этого нужно было нанести на одну из пяти фаланг правой перчатки каон из двух связок, что я подсмотрел у Сингха и его братьев. В их варианте перчатки облачения, которая фаланг не имела, плетение каона наносилось на ладонь.

— «Перчатка вмещающая в себя один каон… Умора…»

Эта мысль вызывала у меня смех и жалость одновременно. Тонга удар бы хватил увидь он такое бездарное использование духовного тела. В первоначальном варианте перчатки, которому он меня учил, на каждую фалангу идёт по каону — пять вязанок только на одной руке! В моём варианте, есть ещё ладонь, которая стала мне доступна для проработки с получением второго крыла. На пятом крыле можно будет проработать манжет. Итого семь каонов на одной руке, вместо одного. Местные прядильщики не то, что отстали, они сделали один шаг и стоят на месте. Закрадывается подозрение, что эта ваджра Индры работа не местных аборигенов. Имя божественного мастера-кузнеца, что создал эту приблуду — Тваштар, очень напоминает зубодробительные погоняла огнов. Как бы эти «большие дети» по своему характеру, любящие различного рода «поделки» мимо этой планетки не пролетали на малом ходу.

— «Да, не… Бред…»

Усмехнувшись своей же гипотезе, решил отложить испытание ваджры, хоть и очень хотелось. Каон нанесу сегодня, там всего две связки, а испытаю позже. Не хочу делать этого в своей комнате, неизвестно, как эта штука себя поведёт. То, как использовал её Сингх, при помощи своего оргона низкого качества, даже баловством назвать язык не поворачивается. Истинный потенциал этой вещи, куда более внушителен, чем всякую похабщину при помощи оргона на асфальте и стенах «царапать». Уверен, что и те трофейные чётки таят в себе не малый сюрприз….

Где-то в восемь вечера в дверь комнаты постучали. К тому моменту, я успел подвязать к резервуару все сопряжения меридиан и мостов, соткал большую часть разветвлённого тазового моста, от которого пойдёт плетение мостов ног.

— Стас, не помешала? — Тихо спросила Анна, держа в руках папку и ещё несколько листов, стоя у двери, думая, что я занят чем-то важным.

— Нет, не занят. Можешь говорить громче. Я всё равно ерундой страдаю. Проходи… — Развернувшись на стуле, видя что ко мне пришли не с пустыми руками, решил полюбопытствовать. — Что там у тебя?

— А! Мы с княгиней Эвелиной смотрели торговое оборудование для магазина по каталогам, и кое-что присмотрели. Хотели узнать твоё мнение. — Закрыв дверь, девушка подошла ко мне, протянув папку. — Здесь всё отмечено, а княгиня даже эскиз зала первого этажа сделала. Мне очень нравится… Посмотри. Если всё устроит, то завтра….

Анна не договорила, потому что взяв её за талию, я потянул девушку к себе, усадив на колени, принимая из её рук папку откладывая на стол.

— Стас… — Только и успела вымолвить Анна поначалу растерявшись, но потом быстро пришла в себя, а на её лице появилась робкая застенчивая улыбка.

— Волновалась за меня? — Спросил я, положив руку на талию, аккуратно поглаживая.

— Конечно волновалась… Почти не спала, переживала всё ли с тобой хорошо. — Справившись с робостью, девушка прижалась ко мне обняв за плечи. — Боялась, что с тобой что-нибудь плохое сделают….

— И я боялся, что не увижу этой потрясающей улыбки. — Честно признался я, поглаживая девушку по спине, почувствовав влагу на своей шее. — Ну, что ты? Всё же хорошо закончилось. Пожалей мою психику. Хватит мокроту разводить….

— Не буду… — Шмыгнула носом Анна, смахивая тыльной стороной руки выступившие слёзы. — Это я от радости….

— Если от радости, тогда можно. — Большим пальцем, проведя по щеке девушки, я стёр пропущенную её каплю, не отрывая взгляда от больших зелёных глаз Анны. — Только не увлекайся, иначе….

Я замолчал, когда рука девушки легла мне на щёку, а её губы прикоснулись к моим, сливаясь в нежном, и в то же время робком поцелуе. У меня не было причин не отвечать на её нежность, к тому же мысли начали путаться от ударившего в голову оргона, к качеству которого я ещё не успел привыкнуть. Чувствуя, как дыхание начинает учащаться, мне захотелось отпустить все тормоза, поддавшись взаимному порыву, но Анна поцеловав меня ещё раз, отстранилась.

— Прости меня, Стас… Знаю, что мы с тобой не пара, но мне очень хотелось это сделать. — Поднявшись с моих колен, Анна ещё раз поцеловала меня. — Спасибо, что ты есть в моей жизни….

Сказав это, пряча глаза, Анна быстрым шагом покинула мою комнату, прикрыв за собой дверь, украдкой взглянув на меня через проём.

— Женщины, и их логика… Непостижимы…. — Устало произнёс я, тяжело вздыхая. — «Не пара…»… Выдумала, что-то себе… Мне здесь никто не пара, и что теперь?

Сделав себе пометку в голове разобраться с этим моментом позже, ощущая буйство оргона внутри, я поспешил вернуться к пряже мостов, пользуясь неожиданным бустом. Работы ещё много, а впереди целая ночь….

Утро следующего дня. Романовский магический лицей. Перерыв после второй лекции общеобразовательного стека.

— Ну и дыра! — Одними губами произнесла Елена, ожидая похожего мнения от своих спутников, ища поддержки.

— Не золото стен определяет мудрость таящуюся в них. — Певучим голосом произнесла Мэйли Тяньжань, четвёртая принцесса, будущая наследница культа Игуаньдао, поправив длинный чехол за спиной.

— Девочки, не ссорьтесь. Здесь, вполне, так «ничего». — Доратея из рода Аркас, высокая темноволосая гречанка, с небольшой горбинкой на носу и чувственными губами, обвела взглядом коридор. — Хотя нет… Парни здесь не очень.

— Ну так «бурса» же. Единственное из высших заведений куда берут без рода и племени. Ха-х… Не удивительно. — Снова вступила в разговор Елена-Алиса Виллермоз, поигрывая ноготками маникюра. — Даже международного статуса нет.

— Дамы, прошу, не отставайте. — Сказал высокий шатен, поправляя галстук. — Потом будете сплетничать.

— Штайнер, тебе говорили, что ты зануда? — Елейным голосом поинтересовалась гречанка.

— Дора, а ты, как всегда остра на язык. — Поспешил подметить, идущий рядом с Йозефом Штайнером, кареглазый парень из рода Рерих.

— Судя по твоему довольному лицу, Николай, ты рад оказаться в родных краях. — Подметила приподнятое настроение товарища по учёбе Елена.

— Рад. Я ведь родился здесь, в Петрограде. — Ответил княжич из рода Рерихов.

— Везёт. Я вот не помню своей Родины и даже не бывал там ни разу. — Покачал головой коренастый Амиран из рода Гуджиевых.

— Птица всегда стремиться к старому гнезду. — Пропела Мэйли, не обращая внимания на лица окружающих, которые давно устали слушать её мудрые изречения.

— Стоп… А куда делся Виго?! — Штайнер растерянно осмотрелся по сторонам.

Быстро найдя взглядом светловолосого парня, небольшого роста, который сейчас стоял у стенда с расписанием, Йозеф облегчённо вздохнул. Бросив остальным студентам по обмену из Распутинской академии высшей магии короткое «Подождите…», немец большими шагами направился к Виго, который водил пальцем по стенду.

— Ай! — Взвизгнул паренёк, держась за голову, когда Штайнер стукнул его по голове ребром ладони. — Сейчас, кто-то кишками своими… А! Йозеф, чего тебе?

— Идём, мы и так опоздали. В деканате нас уже давно ждут. — Холодно сказал Штайнер, взяв за плечо светловолосого паренька, но тот быстрым движением скинул руку.

— Идите без меня, я с «другом» хочу поздороваться. — Ответил Виго, продолжив водить пальцем по доске.

— Виго-Александр Кроули, ты нас всех задерживаешь. — Монотонным холодным голосом произнёс Штайнер, предпринимая вторую попытку увлечь за собой англичанина. — И какие у тебя друзья могут быть здесь?

— Ну, что вы там застряли? — Раздался из группы Распутинских студентов голос вечно чем-то недовольной Елены. — Опять у этого сумасшедшего заскоки….

— Хочу на топа перваков посмотреть. Идите без меня. — Вновь отмахнулся Кроули.

— Посмотреть? Виго, значит, вы не знакомы?

— Нет, но сейчас познакомимся. — Парень доброжелательно улыбнулся, мечтательно закатив глаза. — Интересно, какой он?

— Виго, не начинай… — С лёгкой опаской в голосе произнёс Йозеф. — Мы только приехали, а ты уже…

— Да я одним глазком на него взгляну и обратно. Пойду к нему в аудиторию схожу.

— Виго, у тебя топографический кретинизм….

— Да не переживай, Йозеф, здесь, как-нибудь разберусь. Пойду поздороваюсь с этим Станиславом Ставровичем Мышкиным….

Глава 3

Утро началось не с кофе, а с ежедневного комплекса упражнений и растяжки. Не смотря на то, что спал всего три часа, ощущал я себя на все сто. Причиной тому было не только взлетевший по своему качеству оргон, степень взаимодействия которого с моим физическим телом повысилась, но и банальное довольство собой. Вся развязка меридиан, не без помощи визита Анны, была завершена, каон сикхов, который я доработал и назвал "Форсунка", занял большой палец правой перчатки.

На этом мои подвиги прядильщика не закончились. Усевшись за начертание петель, я закончил работу, которую начал ещё на Фагрисе, но не успел завершить по причине своей казни. Суть работы заключалась в том, чтобы превратить бесполезный заряженный удар перчаткой, которым можно только юбки с девок срывать пока не получишь пятое крыло, в грозное оружие. Само плетение предмета облачения мы с Тонгом не раз переделывали, но нужного эффекта достичь не получалось. В итоге мною была начата разработка каона для одной из фаланг, который уменьшил бы разброс. В теории это легко, если бы не одна деталь. Некоторые связки не сочетаются друг с другом. Это как пытаться вставить в круглое отверстие квадратный брусок такого же размера. Без молотка даже пытается не стоит.

Сегодня мне удалось решить эту загадку, поменяв сам подход, создав очень гибкий каон, который будет взаимодействовать не только с перчаткой, но и с другими каонами. Именно его я собираюсь нанести на указанный палец правой руки. Должно получиться очень интересно. Можно было пойти уже проторённой дорогой, и соткать какой-нибудь из известных мне ранее каонов, но какой в этом интерес? Никакого….

Я уже хотел пойти принять душ, но вспомнил про подарок от физика, чья лекция была сегодня первой. Как-то вылетело из головы, что мне туда можно не ходить. Иметь привилегии и не пользоваться ими — верх глупости. Вот и не пойду, могу себе позволить.

Решив, что пусть скверхи учат физику, а не душка Айзек, накинув спортивный костюм, отправился на пробежку. Нужно пользоваться моментом, пока есть возможность. С моей тушкой всё отлично, ничего не сломано, и погода сносная. Скоро дожди начнутся, тогда не побегаешь на свежем воздухе.

Всё же возросшее качество оргона давало о себе знать. Чувствовался ощутимый прирост выносливости. Марафонцем я не стал, но всю дистанцию до колодца мне удавалось держать быстрый темп, не делая передышек. Правда дыхалки так же не хватало, но это решаемая проблема, просто нужно время на плетение. Меридианы к лёгким и сердцу решат эту проблему. Со вторым крылом и постоянно активированной "жаждой жизни" моё естественное восполнение оргона просядет, но незначительно. Это не страшно, ведь скорость восполнения моего резерва гораздо выше трат на пряжу новых элементов облачения.

Возвращаясь назад, с пригорка я увидел, как от поместья отъезжает автомобиль с гербами рода Ермоловых, увозя мелкий, но очень болючий, белокурый геморрой в Романовский лицей. Не, Зоя ведёт себя хорошо, когда в поместье, но это только благодаря маме Эве, которая сумела найти к ней подход. Сдаётся мне, что вся Романовка, и я в том числе, хапнем с ней горя, по самые гланды. В памяти ещё свеж тот пассаж, что Ушанка устроила на выставке. Не хотелось, чтобы уже сегодня у меня появилась возможность убедиться в своей правоте.

Судя по моему плотному завтраку, увеличилась не только моя выносливость, но и аппетит. Впрочем это не особо страшно, ведь с едой и её качеством проблем нет. Оставшуюся работу довершат смеси и аминокислоты. Мосты ко всем частям тела построены, а значит можно всерьёз заняться работой над своей физической формой. Тут я конечно немного лукавил. Можно было и раньше начать заниматься, но всему виной мои постоянные травмы и банальная лень. Не то, чтобы я против работать над собой, но меня всегда волновал результат и приложенные к нему усилия. Вот на кой мне пыхтеть в спортзале, когда нет мостов, которые усиливают регенерацию или меридиан, которые выводят все физико-химические, восстановительные и метаболические процессы организма на иной уровень? У обычного человека полное восстановление мышц после физических нагрузок занимает 72–74 часа! Пффф! Если я не ошибся в своих подсчётах, то сейчас на полное мышечное восстановление мне нужно около 28–30 часов. Конечно, если соотношение — 12-ть часов за одно крыло, с погрешностью на развитость физического тела и регенерацию усиленную мостами работает в этом мире. Таймер на смартфоне я уже выставил, чтобы точно всё проверить….

Дорога в бурсу началась с принятия важного решения, на что у меня ушло около пяти минут. Передо мной стоял выбор, какой каон начать прясть? Я метался между моей новой разработкой, которую назвал просто и незамысловато «Метка» и каоном для духовного тела «Геморандж». Первый взаимодействовал с заряженным ударом, носил атакующий характер, и в перспективе мог взаимодействовать с другими каонами, а второй существенно поднимал мою выживаемость, даже со вторым крылом. «Геморандж» — каон устраняющий кровотечение. На седьмом крыле достигается полное устранение даже сильных кровотечений. Хоть я и решил сам для себя, что буду жить припеваючи в этом мире о-очень долго, но выбор сделал в пользу «метки».

Моя логика была проста, как гироконтур. Крепкая «шкура» — это хорошо, но и зубы должны быть острыми. Какой смысл выдерживать тысячу ударов, если не можешь нанести в ответ ни единого? Здравый смысл… Его здесь нет, ведь «здравый смысл» никогда не станет с глупостью в один ряд. Пора начинать показывать зубы, только так, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Всё нужное для этого у меня есть, остальное — вопрос времени. Не сразу, но я прижму к ногтю Орлова и всю его кодлу, постепенно перекрывая кислород, как это делают на Астрогасе. «Хорошая» планетка, где рабским трудом покупаешь себе кислород, чтобы встретить завтрашний день, где тебе снова придётся батрачить на кислород, и так пока не сдохнешь….

Три первых связки «Метки» отправились в обруч, а я благополучно задремал, проснувшись уже на подъезде к стоянке Романовского лицея. Поправив форму, прогладив ладонью по рукояти тонфы, махнув рукой свои бойцам, зашагал ко входу в бурсу, где толпились лицеисты, вышедшие на перерыв.

Знакомых лиц не было, а вот мой портрет, видимо был всем знаком, раз уже на подходе на меня стали бросать косые взгляды. Зарекался ведь, что буду тихим и незаметным, как скверх в засаде. Чувство собственного величия пело бы от радости, только его последняя песня уже прозвучала во взрыве на Фагрисе. Второй раз, Айзек на мину самонадеянности и тщеславия не наступит.

Сделав самый будничный вид, подсложив плечи, прикинувшись «ветошью», глядя в керамический гранит плитки, проскользнул через вход, взяв сразу направо по коридору к лестнице.

Поднявшись на третий этаж, войдя в холл у меня невольно возникла усмешка при взгляде на окно. Про «утреннее задание» для Жанны я забыл. Главное, чтобы не обиделась, а то подумает, что ей внимание не уделяют.

Подпрыгнуть удалось вовремя. На выходе из холла по полу прокатилось тело, будто шар для боулинга, которое меня чуть не сбило. Тихо выругавшись, заметив инициатора этого «боулинга», на ходу покрутив пальцем у виска и усмехнувшись, дал «пять» Скобинову, даже не взглянув на «свою» бывшую. Ну, как «мою»? Стасову….

Стоило мне войти в аудиторию, как раздался смех десятка глоток, а потом заливистое хрюканье и новая порция ржача. В моём виде не было ничего смешного, а в душе я вообще суровее, чем огнова пятка. Большая часть группы кучковалась возле двух парт первого ряда, где творилось некое действо, вызвавшее всеобщее веселье. Короткий перерыв, и снова под ослиное ржание толпа взорвалась смехом.

Не испытывая особого интереса к происходящему, подняв глаза вверх, чтобы взглянуть на своё место, я невольно остановился, удивлённо приподняв бровь. Предпоследний ряд столов никуда не делся. Всё было на своём месте, и даже больше. Дополнительным приложением являлась Жанна, которая сидела за моим столом на соседнем стуле.

— «Вот это киса к нам подкралась…» — Мелькнуло в голове, и я уже собирался пройти к девушке, чтобы поприветствовать и завести разговор на тему, чем скромный «сын конюха» обязан визиту такой цацы, но меня кое-что остановило.

Из толпы послышался очень знакомый девчачий голосок, наполненный таким гонором, который превышал вес его владелицы.

— «Да я инфомаг, ска!»

Внутри всё опустилось, а скверхи начали выпрыгивать из засады. Вспоминая все моменты, где сильно накосячил в прошлой жизни, я буром пробирался к центру устроенного здесь митинга, игнорируя недовольные возгласы.

— Получай! — Колода карт ударила по кончику носа, а я взявшись за сердце, зарекаясь, что сплету к нему меридиан чтобы не сдохнуть от инфаркта, направился к столу, схватив за ухо мелкий белокурый «геморрой».

— Барышня… — Вкрадчиво обратился я к княжне Ермоловой, которая намеревалась ещё раз съездить колодой карт поносу Левицкому, бывшему Стасову подхалиму. — Вы в курсе, что азартные игры запрещены в лицее?

— Ай-яй! Отстань, желтопузый! — Замахала кулаками девчушка, а в тот же момент из под стола раздалось блеяние.

— Не прикроешь варежку, я твои рукава при всех выпотрошу. — Тихо и вкрадчиво шепнул я на ухо сопротивляющейся Ушанке. — Стыдно, ведь, будет… Шапочку твою тоже подниму.

— Уговорил… — Буркнуло чудо, поле того, как я опустил «ухо» её несменного атрибута, писклявым голоском заявив для зрителей. — Господа и дамы, расходимся! Продолжим на следующей перемене.

Из под стола вновь раздалось козлиное блеяние бедолаги, которому не посчастливилось связаться с этой мелочью. Для себя отметив что, когда титулованное лицо орёт разными голосами, сидя под столом — это печально, тихо выругавшись, потянул Зою держа за ухо за собой, отводя в сторону.

Ушанка хотела что-то возразить на моё самоуправство, но рука с вытянутыми вперёд пальцами оказалась перед её лицом, а между указательным и среднем пальцем плавно начала показываться карта бубнового туза. Следом за этой картой, так же плавно выдвигаясь, как из старого принтера, появился крестовый туз. Коснувшись указательным пальцем левой руки кончика носа девчушки, в ней моментально возникла, будто из воздуха, остальная пара «четвёрки», пика и черва. Взмах, щелчок пальцами левой руки и все четыре туза оказываются зажатые в правой.

— На, забери, и никому не показывай. — Протянув карты Ушанке, которые вытащил из её же шапки, я указал на ряд вверху, чуть ниже моего. — Садись там, чтобы….

— Научи… — Перебила меня девчушка, протягивая карты обратно. — Покажи ещё раз!

— Монетка есть? — Спросил я, видя вопрошающий и решительный взгляд загоревшихся глаз Зои, которая сейчас готова была разораться, если ей откажут.

— Червонец… Золотой! — Ушанка вытянула из кармана кителя монету, протягивая её мне, а я немного охренел.

Подобные деньги считались наградными, и их можно было получить только от императора лично. Один такой «червонец» был равен десяти миллионам рублей. Дело было даже не в золоте, что использовалось для их изготовления. Подобные монеты изготавливались только в «Царском дворце», и являлись причудой штучной работы. Сейчас, через окулус, я видел неисчезающее эфирное клеймо мастера, который её изготовил. Это была не подделка или дешёвый сувенир, а оригинал.

— А попроще чего-нибудь нет? — Мой вопрос был вполне резонным.

— Поменьше? Сейчас… — Высунув язык, девчушка начала капаться в карманах, а у меня начали закрадываться сомнения по поводу того, что она моя ровесница. — Вот!

— Годиться, — Одобрительно кивнув, в моих руках оказалась медная пуговица. — Теперь, смотри….

Перекатив пуговицу несколько кругов по костяшкам пальцев, я отдал её обратно Ушанке, которая теперь стояла с приоткрытым ртом.

— Когда научишься так, то с картами покажу.

Потрепав за шапку девчушку, которая напрочь забыла о моём присутствии, стараясь воссоздать показанный ей «фокус», освоенный мной от безделья в одном из дрейфов, я направился на своё место, облегчённо вздохнув. Может на какое-то время, подобной заманухой, мне удастся нейтрализовать её прыть.

— Денёчек, милая Жанна. Вы как всегда обворожительны. — Начал я высокопарную речь, снимая невидимую шляпу. — Чем моя скромная персона заслужила ваше присутствие в моей одинокой обители.

— Пфф! Очень смешно, Мышкин. — Недовольно фыркнула девушка, но как-то с более пониженным содержанием жёлчи, нежели обычно. — Хоть ты не беси.

— Ладно, не буду. — Сев рядом, я тут же положил ладонь на внутреннюю часть бедра девушки, легонько погладив. — Жалуйся, чего ты молнии мечешь с самого утра.

— Руку убрал. — Коротко бросила Жаннет, сердито сверкая глазами.

— И не подумаю. — Будничным тоном заявив это, моя рука скользнула чуть дальше. — Так что стряслось, милая? Ты как струна, которая сейчас лопнет.

— Не твоё дело. — Всё так же недовольно ответила девушка, на щеке которой появился едва заметный румянец, когда моя рука продвинулась на несколько сантиметров дальше по её бедру, срываясь под юбкой. — Мышкин, прекрати… Если кто увидит?

Жанна схватилась за мою руку, наморщив лоб с вызовом глядя мне в глаза, но через пару секунд, её хватка ослабла, а Лисицына отвела взгляд, немного смутившись.

— Не смотри на меня так. — Буркнула Жанна, не отпуская запястье моей руки.

— С восхищением и обожанием? — Улыбнувшись, я погладил пальцами по бедру девушку. — Этого я не могу сделать, Жаннет. Так, что случилось? С компашкой своей разругалась?

— Нет, не разругалась. — Небрежно бросила Лисицына, взгляд которой вновь перешёл на меня.

— Тогда ты бы здесь не сидела. — Приведённый мной аргумент был вполне логичен.

— Просто меня тошнит от рожи Драгунова, который делает вид, что ничего не произошло. — Сквозь зубы выпалила Жанна, зло сверкнув глазами, которые были направлены сейчас в сторону «Орловской ложи». -…Ещё, как ни в чём не бывало, интересовался у меня, в чём дело, мразь. Смотреть на него и слушать его речи даже противно… От твоей рожи меня меньше воротит, вот и решила к тебе сесть.

— Хоть грубо, но мне приятно. — Решив, что хватит изводить Жанну, я убрал руку, положив её девушке на колено, осторожно погладив. — Смотри, чтобы у тебя проблем потом не возникло из-за общения со мной.

— Спасибо, что переживаешь и заботишься обо мне. — Ехидным елейным голоском протянула Жанна, снова войдя в свой «стерворежим». — Мне прям легче стало….

— Сегодня, в 19:00 жду тебя в гостинично-развлекательном комплексе «Виконт». — Видя, как глаза Жанны округлились, а её милый ротик собирается открыться, чтобы в очередной раз мне нагрубить, указательный палец лёг девушке на губы. — Захвати с собой купальник, и рекомендую не краситься.

— Не краситься? Ты сдурел, Мышкин! — Через пару секунд пришла в себя рыжая бестия, гневно сопя, и видя как на нас начали оборачиваться, понизила голос, перейдя на змеиное шипение. — Может ещё голой придти?

— Можно, но мне кажется, что это будет лишним. — Сохраняя спокойствие будничным тоном заявил я, добродушно глядя в серо-зелёные глаза Жаннет, отмечая, что она даже не подумала об отказе встретиться со мной.

— Говори, что ты задумал, иначе….

— Это будет сюрприз, Жаннет. Обещаю, что тебе понравится. — Добавил я в свой голос нотки загадочности, напуская тумана.

— Пф! Я не давала своего согласия. — Задрав нос высокомерно сказала девушка, скрестив руки на груди.

— Милая Жанна, — приблизившись к её уху, мой голос стал низким и жёстким. — Ты забываешься. Мне не нужно твоё согласие. Уясни это себе….

— Ты скотина, Мышкин… — Прыснула сквозь зубы девушка, сразу после чего раздался звонок к началу лекции.

— Я тебя тоже обожаю, Жаннет. Купальник не забудь….

Вся лекция по алгебре благополучно прошла в моём смартфоне. Скачав себе на телефон рисовалку пальцем по экрану, я набрасывал варианты плетений, изредка отвлекаясь на Жанну. Несколько раз девушка предпринимала попытки «невзначай» выведать мои задумки, но у неё ничего не вышло. Я либо тактично уходил от темы, либо напускал ещё больше таинственности, от чего Лисицына устраивала демонстрации своего показного недовольства. Как бы она сейчас не «брыкалась», но моё предложение её заинтересовало. Несколько раз она симулировала попытки отказаться, но это было скорее для вида, нежели от нежелания куда-то со мной идти, что заводило меня ещё больше.

После звонка, издав своё фирменное недовольное «Фыр!», Лисицына взмахнув гривой своих огненно-рыжих волос, которые по обыкновению пахли вишней, получив очередной отказ на свои расспросы, демонстративно ушла, вертя «хвостом».

Подавив обильное слюноотделение от аппетитных форм этой чертовки, которая знала, что я за ней наблюдаю, решил тоже прогуляться по коридорам. Проходя мимо «Орловцев» во главе со своим лидером, который сверлил меня недовольным взглядом, по традиции послал воздушный поцелуй Тори. В этот раз, «обычай» был немного нарушен. Вместо того, чтобы сразу отвернуться, продемонстрировать своё «Фи», «Снежная Королева» Виктория измерила меня взглядом, а уже потом, с укором покачав головой на моё традиционное дурачество, поправив прямые белые волосы, отвернулась.

Ни чуть не обидевшись, прибывая в приподнятом настроение от того, что обруч добивал последнюю связку каона «Метка», я вышел в коридор, прибавив шагу. Сегодняшняя тренировка явно сказалась на моём аппетите. До столовки ещё две лекции ждать, но кит в моём желудке уже начал издавать призывные трели. Благо, что тут есть буфет, который работает постоянно, даже во время лекций.

Тихо матерясь, и сношая всё скверхово племя в нетрадиционных позах, я стоически выдержал пребывания в очереди таких же любителей пожевать. Время перерыва уже подходило к концу, набив карманы кителя протеиновыми батончиками, жуя набегу булку и жалея, что сейчас не могу нанести на своё духовное тело каон «Обжора», припустил по первому этажу в правое крыло, где была лестница.

Затормозить получилось вовремя, но булка, что была у меня в руках вылетела и покатилась по полу. Огибая угол я врезался в высокую девушку. Каскад чёрных вьющихся волос расплескался в разные стороны, а брюнетка одетая не по форме, начала заваливаться назад. Контур вуали активировался, ломая пределы физического тела. Из-за повысившегося качества оргона, звон в ушах начал давить на череп, окружение замедлилось, а лёгкие сжало в болезненном спазме. Не смотря на это, я успел подхватить за талию падающую девушку, в тёмных карих глазах которой, застыла растерянность. Отрубив контур, облегчённо вздохнув, я поставил брюнетку в синем лёгком пальто на ноги. Быстро прейдя в себя, растерянность в глазах девушки, тут же сменилась яростью, а мне стало понятно, что сейчас может начаться скандал.

— Не сильно ушиблись? Прошу прощения, милая леди за мою неуклюжесть. — Задействовав всю свою галантность, я учтиво поцеловал утончённую ручку девушки, которую продолжал держать. — Чем такой невежда как я, мог бы загладить свою вину перед вами?

Злоба черноглазой девушки вновь исчезла, сменившись растерянностью и интересом. Продолжая молчать, голова незнакомки наклонилась слегка набок. Пробежав оценивающим взглядом по мне, девушка удовлетворенно хмыкнула.

— Не ушиблась…. Видимо не все здесь неотёсанные болваны. — Величавым голосом произнесла брюнетка, с кокетливым прищуром глядя на меня. — У кого-то есть манеры. Приятно, очень приятно.

— Княжич Станислав, к вашим услугам, милая леди. — Продолжил я игру в галантного кавалера, быстро оценив ситуацию. — Могу ли я для вас что-нибудь сделать.

— Принцесса Доротея. — Представившись, улыбнулась девушка, поправив губками коричневую матовую помаду, поспешив добавить. — Раз мы с вами, княжич Станислав, так близко познакомились, — намекнула на наше ранее столкновение черноглазая красотка. — То, можете назвать меня Дора.

— Приятно познакомиться, Дора. У вас очень необычное и красивое имя, — подсказала мне память Стаса. — Как и вы сами.

— Приму за комплемент. — На мгновение мне показалось, что в чёрных глазах, подведёнными такими же чёрными стрелками, вспыхнул огонь. — И… Да, Станислав, мне бы не помешала ваша помощь.

— Зовите меня просто Стас, и раз мы так близко познакомились, то будет уместно перейти на «ты».

— Быстрый… Не возражаю. — Захлопала длинными ресницами Дора, поправив чёрные вьющиеся волосы и перейдя к волнующему её вопросу. — Я ищу здесь одного болвана.

— Здесь очень много болванов, милая Дора. Какой именно тебе нужен?

На моё замечание, девушка заливисто рассмеялась, обмахивая лицо ладошкой.

— А ты ещё и остроумный, Станислав. — Довольно прищурилась брюнетка с небольшой горбинкой на тонком носике. — Я и ещё шесть студентов, плюс одна копуша, которая будет только завтра, прибыли сюда из РАВМИ по программе обмена магическим опытом.

— Распутинской академии высших магических искусств? — Решил подтвердить я свои догадки по поводу аббревиатуры.

— Верно, Стас. — Кивнула девушка, не подозревая, что я уже рассматриваю её эфирное тело.

— Это большая честь, — Одобрительно закивал я, для поддержания разговора. — Уверен, что у наших магов будет возможность чему-нибудь у вас поучиться. Дора? Я что-то смешное сказал?

— Да, так, ничего. — Быстро отсмеялась девушка. — Это мы будем у вас учиться.

— Не понял… — Искренне удивился я несоответствию слов девушки с развитием её сформированного эфирного тела.

— Мы самые худшие студенты Распутинки. — Дора таинственно усмехнулась, осмотревшись по сторонам. — Так вот, самый большой идиот из нашей группы потерялся. Знаю только, что он направился на третий этаж, к аудитории группы «А» повидаться с другом или приятелем, но может быть где угодно. У него топографический кретинизм. Виго и в академии постоянно терялся. Сейчас может быть где угодно.

— Тебе повезло, Дора. Я как раз из группы «А». Пойдём поищем твоего коллегу. Он должно быть там….

Глава 4

— Какого… — Слова застряли у меня в горле, будто гравий, который взлетает в воздух от объёмного взрыва и забивается в дыхательные пути.

Приподнятого настроения от милой беседы с Дорой, которая оказалась принцессой одной из четырёх самых знатных семей Греции, не осталось.

— Я её знаю… Это… — Доротея нахмурилась, глядя как светловолосый парень держал за горло Ушанку, после чего с размаха ударил о стену с такой силой, что отлетела штукатурка и краска от стыков. — Виго! Идиот! Стас…?

От скакнувшей скорости веретена, разгоняемого бешенством, давление оргона резко взлетело вверх, выдавливая из духовного тела излишки, нагнетаемые в него каоном "Жажда жизни". Чёрные волосы отступившей от меня Доротеи начало развивать будто на ветру, а у меня в ушах зазвенело, как от активации контура.

— "Ты чО творишь, скверх? Я же башкой за неё отвечаю, ска! Убью…."

Сам даже не понял, как преодолел пятнадцать метров, оказавшись рядом со светловолосым парнем небольшого роста, одетым в тонкую чёрную дублёнку с меховым воротником, который прижав Ушанку к стене, уже заносил кулак для удара в лицо.

Опередил. Мой размашистый удар, активированной перчаткой облачения, впечатался в правую скулу распутинского беспредельщика, а коридор огласил глухой звук с металлическими нотками. Сила моей плюхи была такова, что этот гоблин должен был отправиться в кратковременный полёт, вытерев собой пол, но эффект оказался куда скромней. Ушанку распутинец всё же отпустил, отступив на несколько шагов назад, восстанавливая равновесие. Даже сквозь захлестнувшую меня ярость, затуманивающую разум, стало закрадываться подозрение, что "что-то" идёт не так. На этой, прибывающей сейчас в растерянности роже, должно было как минимум рассечение остаться, а по факту — будто погладил!

Не давая опомниться этому сверху, последовала двойка прямых с апперкотом, который угодил точно в подбородок, заставив лишь немного отшатнуться паренька.

— "Да ты из стали отлит что ли?" — Вновь промелькнула в голове мысль, когда до моего слуха донёсся нехарактерный для рукопашных ударов глухой звук гудящего металла.

Решив, что удивляться буду потом, вновь сократил дистанцию, тут же проводя подсечку, намереваясь выбить из под бронированного скверха опору, но здесь меня ждала неудача. Легонько оттолкнувшись одними носками, распутинец отпрыгнул метра на четыре назад, довольно усмехаясь.

— О! Это ведь ты…. Стас Мышкин. — Паренёк, которого я сейчас рассматривал в окулус, довольно осклабился. — А я как раз тебя ищу!

Моё чутьё начало вопить об опасности, но было уже поздно. Снизу у ног вспыхнул эфиром круглый пятачок с метр в диаметре, глухой хлопок, и меня подбросило вверх, почти до самого потолка холла. Следующая вспышка за спиной, и меня швырнуло прямо на паренька, который так же легонько оттолкнувшись носками туфель, моментально набрав ускорение сблизился со мной, и схватив пятернёй за шкварник, впечатал затылком в пол, садясь сверху.

Вспышка, и в глазах всё поплыло, но сработавший ворот вернул мне ясность обзора, теряя накопленный заряд.

— Хм… А ты точно "топ" перваков? — Озадаченно спросил парень, сидя сверху, продолжая вжимать мою голову затылком в пол. — Что-то ты слабоват для….

Раньше, чем распутинец закончил фразу, последовала активация контура. Сбив локтем руку со своего лица, опрокидывая говорливого скверха вправо, совершил перекат, закидывая на него ногу, садясь сверху.

— Это бес… Пххх… — Хотел сказать паренёк, в тот момент когда раздался тихий писк активации светошумового минизаряда, который заткнул ему рот, а сверху легла ладонь моей руки в активированной перчатке облачения.

Раздался глухой хлопок, щёки Виго раздулись как у хомяка, яркая вспышка пробилась между моими пальцами, а следом повалил густой дым, с кисловатым запахом.

— Сучара… — Коротко бросил я на последних остатках запала от боя, вставая с Распутинца, ища взглядом Ушанку.

Раздавшийся за спиной кашель и сиплый смех заставил взлететь мои брови вверх.

— Беру свои… Кхе-кхе, слова обратно. — Отплёвываясь дымом и кусками резины, оставшимися от корпуса, заявил бессмертный скверх, поворачиваясь набок, несколько раз сплюнув, упираясь руками в бетон пола, чтобы подняться. — Ты, тьфу… Интересный….

Внутри всё опустилось, а по шарам пробежал лёгкий холодок. Через мгновение, я даже услышал ритмичное постукивание. Нет, это не от того, что распутинец был в состоянии продолжать бой. Всё произошло на считанные мгновения. Из толпы зевак, сбив несколько человек, на форсированном ходу вылетела Ушанка, подскочив к почти вставшему на ноги Виго, став прямо перед ним.

— Соскучилась по нашим играм, мелкая? — Усмехнулся парень и хотел потрепать Зою за шапку, но винтажный магострел, похожий на обрез двуствольной курковки, упёрся обоими стволами распутинцу под нижнюю челюсть.

— Команда "отбой", мудило. — Пискнула Ушанка, а голова Виго скрылась в огне эфирной вспышки.

"Переломив" через колено магострел, Ермолова достала из кармана ещё два патрона, поспешно заряжая оружие, но они вылетели у неё из рук. Тому виной стал мой подзатыльник.

— Ты сдурела, малявка? Теперь проблем не оберёшься! — Я взялся за голову, прикидывая, что делать с трупом, но в тот же момент мне прилетел пинок под колено маленьким сапожком.

— Салага! Кроули из магического ПТРа хрен убьёшь! — Ушанка спешно полезла в карман, доставая ещё пару боеприпасов. — Нужно ещё разочек ему жахнуть, чтобы наверняка….

— Ненужно, Зоя. — Раздался величавый голос Доротеи за нашими спинами, заставивший наш дуэт одновременно обернуться. — Я забираю этого болвана, пока он ещё что-нибудь не натворил.

Вокруг вытянутой вперёд элегантной ручки Доры, змеёй начал виться эфир, а до этого чёрные глаза, наполнились фиолетом магии. Окутавшись фиолетовым маревом, тушка находящегося в отключке Виго приподнялась сантиметров на тридцать от пола и поплыла к Доротее.

— До свидания, Станислав. Надеюсь мы ещё увидимся, при более приятных обстоятельствах. Извини за этого дурака, у него кроме драк ничего другого нет на уме. — Доротея развела светящимися магией руками. — Пойду к ректору, пока он не очнулся.

— Проваливай, шалашовка казарменная. — Тихо буркнула Зоя, но я услышал.

— Не торопитесь, принцесса Доротея, — Рука инструктора Довмана легла мне на плечо, а вторая его пятерня опустилась на шапку Ермоловой. — Мы идём с вами к ректору.

— Эмм… Зачем? — Поинтересовался я, уже зная ответ, бросив косяка на Ушанку, которая пыталась спрятать магострел за спину.

— Использование взрывчатых веществ, а княжна Ермолова за использование магического стрелкового оружия в стенах лицея. — Монотонным голосом, нагоняющем уныние, сообщил Довман, легонько подтолкнув нас вперёд. — Давайте поспешим, может на лекцию ещё успеете….

Пока шли к ректору, Виго пришёл в себя, и теперь передвигался своим ходом. Меня нервировало, что паренёк поглядывал на меня влюблёнными глазами, светясь от радости, будто начищенный пятак. По началу у меня закрались опасения, что он один из тех персонажей, рядом с которым в душе не стоит ронять мыло. Высказав свои подозрения Доре, в очередной раз насмешив девушку, удалось прояснить ситуацию. У англичанина просто протекала верхняя палуба, он всегда ходил такой довольный после драки, особенно если хорошенько выхватывал по щам. То, что не нужно ходить и оглядываться, переживая за свою приватность, немного меня утешило перед предстоящим визитом к Морозову.

Подойдя к двери, Довман сначала постучал, после чего заглянул внутрь, через несколько секунд дав нам команду заходить.

— "… А они точно первокурсники? " — Возникла в голове первая мысль, когда я взглянул через окулус на поднимающихся из-за большого овального стола распутинцев.

— Раз всем всё понятно, то можете располагаться. Завтра жду на занятиях. — Коротко подытожил ректор, мазнув краем глаза по нашей пятёрке. — Да… Введите в курс дела опоздавших.

— Ещё раз извини за него, Станислав — Чуть ближе, чем нужно, подошла ко мне Дора, кокетливо улыбнувшись, стрельнув уголком обозначенных чёрными стрелками глаз, в сторону двух своих подружек, которые с интересом наблюдали за нами.

— Ничего страшного, принцесса. — Игнорируя тихий шёпот Ушанки, с обидной рифмой на "принцесса", поддерживая игру, взяв двумя пальчиками утончённую ручку девушки, я учтиво поцеловал её. — Надеюсь на нашу скорую встречу.

— И я! — Влез в наш разговор Виго, похлопав меня по плечу, как старого приятеля. — Смахнёмся, как-нибудь ещё раз, Мышкин… Ай! Штайнер….

— И-и-дём…. — Протянул на ходу высокий шатен, хватая Виго за ухо, потащив за собой.

Когда дверь закрылась, ректор устало выдохнул, указывая на левую часть стола.

— Присаживайтесь, — лаконично бросил Морозов, складывая пальцы рук в замок пред собой на столе. — Инструктор, что произошло?

— Станислав Мышкин — применение взрывчатых веществ, Зоя Ермолова — использование стрелкового магического оружия.

Чтобы не быть голословным, парой едва уловимых движений, магострел Ушанки и вторая "шумка" из моего поясного чехла, подаренная оружейниками, легли на стол ректора.

— Пострадавшие? — Коротко спросил Морозов, вертя в руках конфискованными у нас с Ушанкой «игрушки».

— Вы его видели только что, ректор. Это Виго-Александр Кроули.

— Его с гранатомёта не убьёшь. — Выдал Морозов, а мне показалось, что лицо Довмана на секунду приняло удивлённый вид.

— Вот! — Довольно вскрикнула Ушанка, ударив меня в бок кулачком. — Я же тебе говорила, а ты мне подзатыльник дал! Слушай, что дядя Максим…

— Ректор, а не "дядя Максим", — поправил я девчушку, после того, как не дав ей договорить, заткнул ладонью рот. — Соблюдай субординацию, боец.

— К тебе, Станислав, у меня вопросов нет, — Морозов протянул мне конфискованную "хлопушку". — Это тактическое наступательное средство, а вот к вам барышня, претензии остаются. Только не говори, Зоя, что не знала о правилах лицея. Они почти идентичны, с твоей бывшей академией.

— Э-э-э… А это дважды наградной пистоль… — В своё оправдание заявила Ушанка, задрав нос. — С наградным оружием можно где угодно ходить!

— Как это "дважды"? — Ректор, приподняв бровь, покрутил магострел в руках, через секунду нахмурившись. — Зоя, здесь гравировка: "Прапорщику Ивану Замятину за отличную службу Российской Империи".

— Да, не… Ну, я же говорю, что дважды наградное. Его наградили, а я магострел в карты выиграла у прапора, а значит — это моя награда за выигрыш! Дважды наградной пистоль… Карточный долг свят… Вы что?

Ушанку насторожило, что сразу три мужчины в кабинете изобразили популярный мемный жест — рукалицо, даже непробиваемый Довман.

— Зоя… Иди на лекцию. Оружие останется у меня. — Ректор указал в сторону двери, давая понять, что разговор окончен. — Довман, проследи, пожалуйста. Ты, Станислав, останься на пару слов.

Чувствуя, как скверх сейчас начнёт свои колдунства из засады, я проводил умоляющим взглядом Ушанку и Довмана, надеясь, что в последний момент они развернутся и утащат меня за ногу от Морозова. Чуда не произошло. Когда дверь закрылась, я уже был готов к самому худшему.

— Рад, что ты не пострадал, Стас. — Морозов откинулся в кресле, приняв расслабленный вид. — Я про твоё похищение.

— Спасибо, ректор. Знаю, что вы оказывали содействие в моих поисках.

— Ну, ведь в случившемся частично была и моя вина. — Не стал выгораживать себя Морозов, чем заслужил очки в моих глазах.

— Ректор, как там Мила? — Задал я интересующий меня вопрос, пока нет лишних ушей. — Хотел позвонить ей, но тут…. С новым студентом "познакомился".

— С ней всё хорошо. — Кивнул Морозов, слегка улыбнувшись. — Завтра на занятия придёт.

— Буду по возможности приглядывать за ней. — Не преследуя корыстных мотивов, что на меня не похоже, пообещал я.

— Спасибо, Стас. Вот…

Запустив руку под стол, ректор вытянул оттуда пёстрый бланк с императорской печатью, сверху которого лежала пластиковая карта и эполет с буквами "ГРШК".

— Поздравляю, Станислав. Вполне заслуженная награда.

— Благодарю, ректор. — Настроение тут же поднялось, а плохое предчувствие резкое притупилось от вида пластикового прямоугольника с денежками.

— Наградная часть завершена, перейдём к более насущным вопросам, но перед этим… Вот, ознакомься. — Запустив руку под стол, ректор протянул мне ещё один бланк с императорским гербом.

— Дочитал, — Через минуту ответил я, с хмурым видом вернув императорский указ, пытаясь понять количество подводных камней в прочитанном.

— Что думаешь о студентах Распутинской академии? — Вкрадчиво спросил Морозов, следят за моей реакцией.

— Вам честно или соврать?

— Сначала соври, чтобы душу отвести, а потом скажи то, что думаешь. — тут же нашёл вариант Морозов, чтобы никому обидно не было.

— Я буду очень рад помочь отстающим коллегам из Распутинской академии высшего магического искусства выйти на новый уровень магического мастерства. — Величаво заявил я, с интонацией партийного деятеля, после чего выражение моего лица стало серьёзным. — А если честно, не знаю, как все остальные, но этот Виго, не тянет на отстающего. Он чуть не убил Ермолову, когда я подоспел. Она хоть и заноза редкостная, но я отвечаю за неё перед генералом и вами.

— Зоя сильнее, чем кажется. Ей ничего не угрожало. — С полной уверенностью констатировал ректор, продолжив разговор. — И ты прав… Распутин направил сюда не отстающих, а самых проблемных своих учащихся в наказание, а это другое.

— То-то думаю, почему Кроули не сдох от гранаты которой я его накормил.

— Накормил?

Нечаянно мои мысли были озвучены вслух, а правая бровь Морозова приподнялась, не двусмысленно давая понять, что его сейчас заинтересуют подробности.

— Я ему «шумку» в рот вставил. — Моё лицо выражало саму невинность и любопытство. — Ректор, а что это за «Разрешите представиться»? Что-то подсказывает, от участия в этом мероприятие мне не отвертеться?

— Верно, Станислав. — Подтвердил мои опасения ректор. — Первая часть мероприятия постановочная сценка от команды нашего лицея и от учеников Распутина… Культурная составляющая….

— А «некультурная»? — Решил подтвердить я свои догадки.

— «Дружеский поединок» — Мрачно сказал Морозов, ожидая моей реакции.

— В спаррингах участвуют только представители от команды? — Мне захотелось выяснить, по какую часть тела я и ещё семь бедолаг находимся в дерьме. — Кружки лицея задействовать не получится?

— Получится, только результат поединков будет очевиден.

— А этот Распутин вас недолюбливает….

— Мы хорошие друзья, Станислав. — Ошарашил меня своим ответом Морозов. — Соперничество между нами есть, безусловно, но и учёба здесь в Романовском лицее — это ежедневное соперничество. Тебе ли об этом не знать, княжич. Именно в условиях такой жёсткой конкуренции культивируются настоящие таланты, повышающие магическую мощь Российской Империи на мировой арене. Методы отбора у нас с Ефимом разные, но интересы совпадают.

— Максим Александрович, давайте отставим в сторону идеологию Российской империи, которая до сих пор находится в состояние холодной войны со всем миром, и поговорим конкретно о ваших интересах. — Чувствуя, что сейчас упаду в обморок от собственной наглости и страха, сводящего живот, я до боли ущипнул себя за кожу на тыльной стороне левой руки. — Вы не хотите проиграть, ректор… Именно поэтому мы сейчас ведём этот разговор?

— Верно, Станислав. — Не стал отрицать Морозов. — Только дело не в моём тщеславии, как ты ошибочно мог подумать, а в лицее.

— Инвестиции из императорской казны, которые расширят учебную базу. — Ответ для меня был очевиден.

— Рад, что тебе не нужно объяснять, княжич. — Ректор облегчённо вздохнул, вновь откинувшись в кресле. — Ты толковый парень, не по годам… Про твои боевые качества даже спрашивать не хочу, всё равно соврёшь. Теперь говорю с тобой, как ректор. Это не мой каприз, но учитывая твой статус, тебе придётся быть в команде, хочешь ты этого или нет, Стас. Твой статус «топа» первых курсов в рейтинге лицея тебя к этому обязывает. Надеюсь, ты меня понимаешь….

— Понимаю, ректор. — С полным осознанием на что иду, моя шея изогнулась в кивке, но не мой прагматичный склад мышления. — Предположим, я обеспечу победу лицею, но мне хотелось бы кое-что за это получить.

— Тысяча голосов отпадает… — Сразу заявил Морозов, тут же став мрачнее младшего сына в семье огнов.

— Речь не о голосах, но теперь мне интересно «Почему?». У вас ведь нет лимита. — Чувствуя, что моя наглость начинает зашкаливать все пределы, пообещал себе сбавить обороты.

— Потому, что мои коллеги, помимо Распутина, интересуются первокурсником, который имеет на данный момент 214 голосов, а ещё первый месяц обучения не завершился. Сверху, положи присвоение тебе степени. Как вся картина смотрится со стороны?

— Хреново, ректор. — Честно ответил я, не особо стесняясь в выражении. — Только меня не голоса интересовали, а ваши закрытые глаза и протекция от тех, у кого они широко открыты.

— Станислав, мне нужны пояснения.

— Вдруг, как-то случайно, я продемонстрирую во время поединков нечто странное….

— Стас, говори яснее. — Приосанился Морозов, который превратился в одно сплошное ухо с глазом по центру, оценивая каждое моё движение и слово.

—… Родовые техники довольно «противоречивые» у меня есть… — Начал я издалека, но Морозов тут же понял к чему я клоню.

— Хоть демона из ада призови, если он существует. — Дал довольно понятный ответ ректор. — Даже не буду спрашивать, зачем тебя украли сикхи из Амритсара? Почему ты, Станислав, попал в область их интересов, ведь они очень мирный культ? Что за ритуал был проведён, что его вся губерния видела? Про пять десятков трупов посвящённых «Золотого храма», тоже не спрошу.

— Рад, что мы нашли взаимопонимание. — Мне стоило огромного труда сохранять невозмутимый вид, ведь даже моё веретено сейчас выписывало такие фортели, что аж к горлу подкатывало. — Второе… Это в ваших интересах, и это у вас есть, хоть вы и «большие» друзья с Распутиным. Досье на каждого из «академиков» хотелось бы получить. Оно ведь есть у вас?

— Есть. — Не смутившись ответил Морозов, протягивая мне флешку, сразу предупредив. — Там может быть не всё.

— В любом случае лучше, чем ничего. — Пожал я плечами, принимая носитель с инфой. — Максим Александрович, вы отлично разбираетесь в магических техниках, должность обязывает… Что использовал Виго? Металлический глухой звон раздавался, когда я его бил….

— «Стальное тело»… Там всё есть. — Морозов кивнул на мою руку. — Свои комментарии я тоже добавил.

— Последний вопрос, ректор. Выбор команды….

— У тебя есть рекомендации, Станислав? — Морозов вновь приосанился, подавшись вперёд. — Говори, даже если сомневаешься. Мы обсудим.

— Есть один урод… — после небольшой паузы начал говорить я, удивив контекстом Морозова, но всё равно продолжил. — Нужно, чтобы он участвовал, а остальных сами подберите, ректор. Михаил Драгунов — необходим нашей команде… И мне…

Глава 5

— «Покатай меня жнец на пилокосе. Да они монстры…!»

Волосы на моей голове не шевелились — они готовы были выпасть и убежать в ужасе! Теперь понятно почему Морозов был так озадачен этой программой обмена. «Дружеский поединок» который намечался после культурной части, будет ни чем иным, как избиением Романовских лицеистов. Дружок ректора, Распутин, подложил даже не свинью, а огромного большого толстого скверха Морозову. Вернее, целых восемь….

— Мля-мля-мля… — Тихо зашептал я одними губами, но Жанна, у которой был позаимствован переходник для флешки, всё же услышала.

— Что ты бубнишь себе под нос постоянно, как старый дед? Отвлекает… — Раздражённо выдала Лисицына выказывая своё недовольство, делая вид, что внимательно слушает лекцию по анатомии, последнюю в общеобразовательном стеке на сегодня.

— А ты ещё раздражительней после моей драки стала, милая Жаннет. — Рука легла чуть ниже поясницы девушки, из-за чего она сильнее выпрямилась, когда я её слегка погладил. — Так сильно волновалась за меня, что перенервничала, и теперь отойти от эмоций не можешь?

— Пфф! Не льсти себе, Мышкин. — Жанна убрала мою руку, издав своё традиционное «Фыр», наморщив носик, ехидно бросив напоследок. — Пусть твои шлюхи за тебя переживают.

— Жанна, ты прикалываешься? — У меня даже глаз задёргался, а рука указала на Ушанку, которая сидела рядом ниже, сквернословя и звеня падающей с костяшек пальцев пуговицей. — Ты посмотри на это дитё? Я приверженец более традиционных отношений, немного извращенец, не без этого, но педофилия сюда не входит. Как же плохо ты обо мне думаешь! Фу, Жанна! Фу такой быть… Если ты не в курсе, то род Мышкиных, а в большей степени я, отвечаем за эту девчонку. Она в нашем поместье живёт, если что, на будущее, а то, ты на меня ещё организацию детского борделя повесишь.

— А я не про неё, идиот. — Завелась Жанна, повысив голос, из-за чего Ушанка отвлеклась от пуговицы, и повернулась к нам, приподняв оба «уха» своего атрибута, чтобы лучше слышать. — «Надеюсь мы ещё увидимся при более приятных обстоятельствах»… Тоже мне нашлась… Принцесса….

— М@нданесса! — Второй раз за сегодня зарифмовала Зоя, и видя наши вытянувшиеся лица, достала из под своего стула откупоренную бутылку шампанского, делая глоток, добавила, указав горлышком на Жанну. — Да подстилка она солдатская на греческом меху. Эта ржавая соска с завлекущими губёшками права. Хобби у Феодоры такое, мужиков охмурять, а потом лбами сталкивать. По 2–3 дуэли из-за неё за день случалось. И что в ней все находят? Может то, что она всем даёт? Я и то красивее….

От откровения мелкой бухающей девчушки, глаз начал дёргаться не только у меня, но и у Жанны, которую обозвали «ржавой соской». Во избежание сцены, контур был активирован, а Ушанка получила щелчок по носу.

— Быстро отвернулась, сегодня тебя ждёт знакомство с Токаревым и мылом.

— Уже за правду бьют. — Надулась Зоя, держась за нос, но всё же выполнила моё указание.

— Спокойно, Жанна. — Положив руку на плечо Лисицыной, которая начала подниматься со своего стула, усадил её обратно, притянув к себе за талию, тихо шепнув. — А ты ревнивая, как я погляжу, моя лисичка… Не нервничай по пустякам, от этого кожа портится.

— Да пошёл ты, Мышкин. — Немного смутившись, сверкая глазами полными злобы, заявила Жанна, показав мне затылок.

— Жанна, прекрати себя так вести. — Серьёзно сказал я, прильнув к спине девушки, продолжая держать за талию. — Ты вынуждаешь позвонить меня в управление имперской полиции, а потом в пожарную часть.

После моих слов, Лисицына дёрнулась всем телом, а до слуха донеслось тихое шипение сквозь зубы.

— Все мужики скоты… Один никогда не любил, вытирая об меня ноги… Другой, что назывался «другом» хотел подставить, а ты петлю на шее решил….

— Глупая, ты меня неправильно поняла, — Решил внести я ясность, запустив руку под блузку Жанны, гладя плоский животик девушки, чувствуя, как её тело пробивает мелкая дрожь от касания моих пальцев. — Милая, это преступление быть на столько сексуальной, когда ты начинаешь злиться. Теперь, потребуется не одна пожарная машина, чтобы меня потушить. Я только это имел ввиду, а не то, что ты подумала. Сегодня вечером постараюсь тебе доказать, что не такой уж я и плохой на сомом деле, как ты обо мне думаешь. Уверен, тебе понравится моя затея.

— Придурок… — Как-то без энтузиазма сказала Жанна, добавляя. — … И комплементы у тебя паршивые.

— Какой есть. — Пожал я плечами под раздавшуюся трель звонка.

—… Поеду домой. — Коротко бросила Жанна, дёрнув крыльями носа. — Надоело всё, и ты в том числе.

— Я тебя тоже обожаю. — Подмигнув Лисицыной, откинувшись на спинку стула, руки сложились на груди, а взгляд был направлен на обтянутые юбкой бёдра девушки. — Можешь уходить….

Вместо ответа издав своё коронное «Фыр», Жанна удалилась, провожаемая моим пристальным пожирающим взглядом.

— Всё же преступление быть на столько сексуальной… — Заключил я, подтверждая ранее сказанные слова, поглядывая в смартфон….

Объявив столовую свои штабом, усиленно работая правой рукой с ложкой, а левой, держа смартфон, я постигал полный масштаб трагедии, читая и смотря досье на каждого из «академиков».

Начал разумеется с Виго, и не прогадал. Не удивительно, что у парня брызгала форсунка, ведь собственная семья ставила над ним эксперименты. Семейка Кроули была достаточно известна в Англии своей концепцией, делающей ставку на генетику, фарму и магию. В Российской Империи подобные исследования находятся под контролем ведомств, но семейка Кроули вела в этом направление свои частные разработки, которые они продавали за звонкую монетку всем, кто платил. Ирония в том, что Виго-Александр Кроули, если зреть в саму суть, являлся продуктом генной инженерии, фармакологии и магии. Его даже по нормальному не зачали, а в юном возрасте пичкали препами, как того стимера, что хотел попасть за грань «добра и зла». Не удивительно, что у него форсунка брызжет, вместо того, чтобы равномерно распылять. По факту, мы имеем мутанта, или он нас, с незаурядными магическими способностями. Этот низкорослый парнишка не уступит своей крепостью тяжёлому танку, из-за своей магической техники «Стальная кожа», на которой отразилась его мутация. Даже «грачам» практикам эфира, нужно около трёх секунд, чтобы использовать эту технику, которая защищает от одного любого удара, будь то магия либо физика. Так же «стальное тело» нивелирует инерционные воздействия. Вот почему не получилось сбить с ног одним ударом этого паренька, а теперь у меня болит локоть. За это рассчитаюсь, ведь я нащупал слабое место этой технике, не без помощи комментариев Морозова.

Хоть мне нравятся девочки, но внимание я уделил парням. Следующим стал Йозеф Штайнер, освоивший материализацию эфира ещё в детстве, когда его не устроили игрушки. Чуть борщ из носа не потёк, когда прочитал, что этот «уникум» отнял первую жизнь в шесть лет, проткнув свою няню сотворённым им эфирным кинжалом, из-за того, что на него повысили голос, а было время тихого часа в пансионе, где он воспитывался. В четырнадцать Йозеф определился со своим стилем, став фехтовальщиком, только шпагу он не использовал. Этот уникум творит оружие из эфира и им сражается. В материалах данных Морозовым содержалось видео боя Штайнера снятое камерами Распутинской академии. Этот парень, с повязкой дисциплинарного комитета, за несколько секунд превратил своего оппонента в решето, за то, что этот бедолага гулял по коридору после звонка. По сравнению с ним, Виго мне уже кажется вполне вменяемым.

Следующим прокажённым в этом лепрозории значился Петроградский «земляк» Николай Рерих, чей род переехал в «Золотое кольцо» Российской империи. Настолько был он «белым и пушистым», что меня затошнило. Такими только жнецы бывают и их зазывалы. Прямо самородок, от которого за версту радиацией фонит и дерьмом воняет, хоть по его досье этого не скажешь. Тут даже пометку Морозов сделал, что не всё чисто с этой «ромашкой». Закрадывается подозрение, что этот доброжелательный парень тайком замораживает в холодильнике котят, а потом ими задорно хрустит под сериальчик с пивком. Нужно будет родственничков его тряхнуть. Чувствую, там скелеты жнецов в шкафы не помещаются. Очень плохо, что о его магических способностях в досье ничего не было. Даю «Дружка» на облизание, что не за красивые глазки его Распутин на месяц «сослал» в Петроград.

Амиран Гуджиев оказался из всех парней распутинки самым «нормальным». Имптуб знал его, как титулованного борца вольного стиля. Другое дело, что помимо выступлений, были ещё видео из Распутинской академии и пометки в скане личного дела от самого Распутина. Если опускать все политесы склада ума человеческого, Амиран был огном. Имея нечеловеческую физическую силу благодаря развитию эфирного тела, парень был легковерным, открытым, наивным, бесхитростным и добрым. Прям огн воплоти, только человек и маг. Весь его обширный список «залётов» из Распутинской академии, если просмотреть сквозь пальцы и читать между строк, ясно говорил об этом. Проблема для него состояла в том, что его окружение не гнушалось пользоваться его качествами, подбивая Амирана на всякие крайности, а благодаря своей силе и складу характера, парень не мог определить планку этой самой «крайности».

Закончив с парнями, перешёл на прекрасных дам. Естественно начал со своей новой знакомой. Тут Зое зря съездил по носу, так как она не соврала ни в едином сказанном слове. Не смотря на «слабость переда», магические способности Доротеи превышали все мыслимые и немыслимые пределы. Маг-универсал с огромным запасом, оперирующий эфиром на всех трёх дистанциях, идеально сочетающий как защитные, так и атакующие техники. Но самое главное было не в этом. Дора могла использовать одновременно несколько техник играючи, как защитного, так и атакующего характера. По пятёрке видеозаписей мне так и не удалось определить две или три техники одновременно способна применять девушка. Качество было отвратительным, но одно я вынес для себя точно — легко моим подругам по команде не будет. По предварительной модели проведения «Разрешите представиться», в поединках будет присутствовать половое разделение. Мальчики себе, а девочки себе. Даже боюсь представить, что будет с той, кто столкнётся с Дорой. Может удастся как-то обыграть иначе, но пока об этом рано задумываться.

— «Азиаточка…» — облизнулся я редкому подтипу людской расы в моём родном мире, хотя тут впору было наступить на свой язык, и прикусить его.

Сделав первый шаг, в руке у Мэйли Тяньжань, наследницы культа Игуаньдао, оказалось копьё, с которым она уверенно шагает по жизни, и даже спит. Из всего написанного чётко понятно, что эта девушка в совершенстве владеет магическими оружейными техниками. Всё это только вершина айсберга. В отчётах дисциплинарного комитета Распутинской академии сказано, что за этой малышкой в сиреневой юкате и деревянных сандаликах, водятся непонятные вещи, противоречащие магическим законам. Предпринимались попытки более подробно разузнать о природе силы Мэйлин, но они не увенчались успехом. Политической заложнице императора Российского, хоть копьё на голове теши. Ничего разузнать не получилось, а более активное воздействие не представлялось возможным, по причине её положения. Прочитав почти три страницы мелкого текста, про «заложницу» я так и не понял всей подоплёки, но нахождение Мэйлин в империи обеспечивает соблюдение неких обязательств культом Игуаньдао. Тёмная история, как не крути….

Елена-Алиса из рода Виллермоз, с фарфоровым личиком, была загадочней улыбки Моны Лизы. В её досье значился довольно скверный характер, порча имущества академии и то, что она использует магические техники, связанные с метательным оружием. Ни единого видео или фото, чтобы понять её стиль в досье не было, так что, как взаимодействуют метательное оружие и магия мне представлялось слабо.

Информация о восьмом студенте академии отсутствовала, но это была точно девушка. Из какого она рода не знаю, но её зовут Ксения, она спит на ходу, вечно опаздывает, как обмолвилась Доротея, когда мы с ней поднимались по лестнице к аудитории в поисках Виго. Скудноватая информация, но возможно удастся что-нибудь выяснить до начала мероприятия, которое состоится в следующую пятницу.

Для себя я уже сделал некоторое выводы, и они были не утешительными. Первый, и самый главный, заключался в том, что мне за те десять дней, что есть в запасе, нужно подтянуть свою физическую форму. Стыдно признавать, но после использования контура у меня всё тело болит, особенно мышцы плеч, спины и ног. Что касается вязанок, то без "геморанджа" на духовном теле, и "манипулятора" на одной из фаланг правой перчатки на этих "дружеских" поединках мне делать вообще нечего. Шкуру мне там будут портить сильно, к инфомагу не ходи. Хоть у веретена сейчас два крыла и у меня нет недостатка в оргоне, постараться всё равно придётся. Каон "Манипулятор" состоит из пятидесяти девяти связок, а "геморандж" из семидесяти трёх. Остаётся надеяться, что мне будут подворачиваться возможности для ускорения веретена. Эти два каона лишь минимум, с которыми появляется шанс хоть на что-то рассчитывать. В идеале, ещё каон «Арчер» не помешал бы, но построить меридианы к лёгким и сердцу куда важней.

— Вот… — вывел меня из задумчивости девичий голос, а передо мной на стол лёг кекс в бумажной корзинке. — Это тебе, бери.

— Эмм… Это за какие такие заслуги? — Приподнял я бровь, глядя на Ушанку, поднос которой ломился от тарелок.

Навскидку я насчитал только восемь порций, и это при том, что они здесь не маленькие. Да мне, чтобы досыта наестся, нужно всего три!

— Просто… — Немного смутилась Ушанка, садясь напротив. — Я бы конечно сама Кроули наковыряла, — глядя в потолок заявила девчушка, теребя пальцы рук. — Но ты молодец, что не стоял олухом, а помог… Самую малость, не задирай высоко нос.

— Ну спасибо, прямо царская награда. — Усмехнулся я на благодарность Зои, продолжая коситься на заставленный тарелками поднос, которые еле на нём вмещались.

— Я к тебе со всей душой, а ты ещё и нос воротишь?! — Не правильно поняла меня девчушка, недовольно начав сверлить глазёнками из-под своей шапки. — Между прочим, это фирменный романовский кекс с варёной сгущёнкой и кусочками шоколада! Их всего один поднос в день делается. Мне пришлось укусить какого-то пацана за руку возле буфета, чтобы урвать этот ништяк, а ты привередничаешь ещё? Жри, что дадено, гадина… Вот!

—… Не за что. — Ответил я одной фразой, усмехаясь умению Ушанки выражать свою благодарность, всё же решив поинтересоваться. — А ты не лопнешь? Тут еды больше, чем ты весишь.

— Вот ещё! Я тебе что, котёнок? — Покрутила пальцем у виска шапки Зоя. — Я здоровая, половозрелая девушка. Мне нужно много витаминов и хорошо питаться. Магия уйму сил отнимает, знаешь ли….

— Да император с тобой, деточка, кушай на здоровье. — Отмахнулся я, поправив пустую посуду на подносе, сгребая честно заслуженный потом и кровью кекс со стола. — Благодарю за презент, сладкое я люблю….

Потрепав Ушанку за шапку, на что она взвизгнула рассерженным котёнком, начав махать кулаками, я поспешил скинуть посуду на ленту, на форсированном ходу покидая столовую.

На спешку у меня была очень веская причина, которую звали Лили. Сейчас была середина большого перерыва между стеками. Почему бы не провести свободное время с пользой для нас двоих, а там по настроению «строгого» инструктора посмотрим. Может обломится протестировать лаборантскую на предмет разврата. В аудитории сейчас всё равно никого нет.

Через несколько минут, сидя на скамье у раздевалки, я получил сообщение от девушки, после которого неприязнь к «академикам» Распутина, кроме Доры — усилилась. Лили сейчас была с ними в качестве няньки, помогая с размещением и исполняя функцию гида по лицею, а позже — по Петрограду. Да… Эти распутинские скверхи сейчас балдеют, а душка Айзек остался без женской ласки. Вместо шалостей на перерыве, и лекций с красоткой Лили, в улыбке которой праведность, а в глазах жгучая похоть, мне подсунули Сколова, который будет её замещать. Пусть бы лучше он «кормил» этих упырей из академии, вместо лапули Медведевой.

Пребывал я в расстроенных чувствах не долго. Женщины — это конечно замечательные создания, но зацикливаться на них, имея за своим горбом целый туристический рюкзак насущных проблем, которые требуют решения, не нужно. Тем более, что у меня впереди приятный вечер с Жанной.

Осклабившись в предвкушении, я снял с правого плеча свой старый эполет, бросив в мусорную корзину, рядом со скамейкой. Его место занял новый, выданный мне сегодня Морозовым, с буквами «ГРШК». Не тщеславия своего ради нацепил, просто эта «светяшка» ассоциировалась у меня с Лили.

На лекции к Медведевой я обещал прийти, а вот к Сколову, хоть он и мужик вроде хороший, желания идти не было, от слова вообще. Дальнейшие планы были подкорректированы, в соответствии со сложившимися обстоятельствами. Сильно мудрствовать не стал.

Если не удалось заняться телом Лили, то займусь своим! Речь не об онанизме…. Нужно, чтобы мои мышцы были привычны к большим нагрузкам, во избежание ненужных травм от использования контура вуали. Так что, мне прямая дорога в тренажерный зал лицея. Ещё теорию нужно освоить, которой щедро поделился со мной Морозов.

Помимо досье, на флешке были ещё материалы с описанием магических техник, практикуемых учениками Распутина. Подозреваю, что это будет не особо весёлое занятие, но мне нужно изучить все 150 страниц текста до буквы. Уверен, что у той же способности Виго, которая позволяет завтракать ему гранатами, найдётся хотя бы парочка слабостей. Для гаек с хитрой резьбой, всегда существует гидравлический болторез….

***
Вечер того же дня.

VIP — апартаменты гостинично-развлекательного комплекса «Виконт».

— Мышкин, ты где? - Услышал я, будучи в предбаннике с душевой, голос Жанны из соседнего зала, через приоткрытую дверь. — Предупреждаю! Если это какая-то твоя очередная дурацкая задумка, то пеняй на себя… Я вообще не настроена ни на что, особенно если ты в этом принимаешь какое-то… Что? Вино… Мышкин?! Это что значит?

— Жанна, десять секунд… — Крикнул я, понимая, что не стоит заставлять ждать Лисичку, а то ещё покусает.

— Можешь не торопиться, мне уже одной тут неплохо. — Заявила Жанна, а я услышал, как скрипнула кожа дивана.

— Извини за ожидание, милая.

Хихикнув с Лисициной, которая уже освоилась без меня, взгромоздившись на диван, поджав ноги, и прихлёбывая вино, глядя в противоположную сторону, где был камин, приблизился к ней, взяв со столика наполненный холодным вином бокал.

— Ну, и что ты за… — Повернулась Жанна, теряя дар речи, с трудом удержав бокал в руке. — Стас, какого чёрта?

— Что-то не так? - Игриво поинтересовался я, невинно улыбаясь, глядя, как на щеках Жанны, появился едва заметный румянец, явно не от вина.

— Почему ты в одном полотенце? - Боязливо поглядывая на меня спросила Жанна, но тут же восстановив спокойствие, поставила отпитый бокал на столик, поспешно вставая, закидывая на плечо небольшую спортивную сумку, яркого зелёного цвета. — А знаешь, неважно… Потому, что я ухожу.

— Стой на месте. — Не грубо, но жёстко и властно сказал я, ставя бокал и обходя столик с левой стороны, становясь на пути Жанны к двери. — Ты никуда не идёшь. Я тебе ещё не разрешал.

— Скотина, — Прошипела Жанна сквозь зубы, сверкая желтизной карих глаз, которые сейчас были не подведены, как обычно.

— Почему ты мне постоянно грубишь? - Спросил я с усмешкой, приблизившись к девушке, которая сделала пол шага назад от меня.

— Мышкин, мне не нравится твой взгляд. — С опаской, одними губами произнесла Жанна, сделав ещё шажок назад. — Что ты… Фу, ты мокр….

— Потому, что только из душа, не успел хорошо вытереться… — Пояснил я через несколько секунд, отлипая от нежных губ Жанны, держа девушку за талию.

—…Стас, я на это не соглашалась, всему есть границы дозволенного. — Жанна немного поёжилась, в моих объятиях. — Мне стыдно, неловко и вообще… Не принуждай меня….

— Не соглашалась она! — Всплеснул я руками, изображая это самое расстройство. — Жанна, ты конечно красивая девушка, и не глупая, но иногда бываешь такой тупицей. Вообще, я этот вечер задумывал конкретно для тебя, а не ради своих капризов. Ты мне взвинченной с самого утра показалась и нервной, вот и решил сделать для тебя кое-что приятное. Развлекательную программу составил, между прочим….

Видя, как округлились от удивления глаза Лисицыной, пользуясь моментом, я вновь обнял девушку, погладив её по волосам.

—… Не знаю, что и сказать. — Тихо пискнула Жанна, когда «стерворежим» деактивировался, и стыдливо подняла глаза.

— Лисичка, я ведь не по пояс деревянный. Тебе обидно за потраченное впустую время на человека, которому ты была безразлична. Обидно за то, что тебя хотел подставить твой друг, которому ты доверяла… Мне нравится хитрая, ехидная, темпераментная и сексуальная Жанна, но никак не истеричная. Вот и решил кое-что затеять, чтобы ты отдохнула этим вечером от своих душевных переживаний….

—… И что же ты придумал? — Перестав подрагивать, немного расслабившись спросила Жанна, в глазах которой появился интерес.

— Милая моя, Жаннет, — Выдержав паузу, которую потратил на поцелуй, хитро усмехнувшись, решил продолжить. — План такой… Первым делом, я тебя хорошенечко отжарю….

Глава 6

— Мышкин, ты скотина… — довольно промурлыкала раскрасневшаяся Жанна, слегка прикрыв глаза, положив голову мне на плечо. — Но скотина потрясающая.

— А ты уходить хотела… — Моя рука скользнула в гриву рыжих влажных волос Лисицыной, подтянув Жанну поближе к себе. — Бросаться меня бить, было вообще не обязательно.

— Дурак ты, Мышкин, и шутки у тебя дурацкие. — Повернувшись ко мне в пол оборота, лежащая рядом Лисицына, положила руку мне на грудь, начав проигрывая ноготками по коже. — Как же хорошо….

— Давай повторим, а потом перейдём ко второй части нашего вечера. — Предложил я, откидывая в сторону берёзовый листок, застрявший в волосах девушки.

— Не откажусь, — Промурлыкала Жанна, прижавшись ко мне всем телом, закинув на моё бедро обнажённую ножку.

Через секунду начав ворочаться, девушка приподняла голову, и поцеловала меня в уголок губ.

— Ммм… Вижу, мне удалось заслужить твоё расположение. — Улыбнувшись, я погладил Лисицыну по бедру, медленно продвинувшись выше, запустив ладонь под халат, остановившись на ягодице, которую немного сжал.

— Опять руки распускаешь, подлый-подлый Мышкин. — Беззлобно пробурчала для вида Жаннет.

— Чего это подлый? — Удивился я, легонько шлёпнув Жанну по попе, чтобы не наговаривала, на что нежащаяся в моих объятиях девушка лишь довольно улыбнулась, прикрыв глаза.

— А кто меня в бассейн прямо в одежде бросил?

— Нечего было орать " Помогите, насилуют!" и в драку лезть. — Пожал я одним плечом, потому что на втором лежала голова девушки. — Пришлось немного остудить тебя. Не переживай, скоро всё высохнет.

— Пф… Да кто знает, что за извращенские мысли в твоей голове гуляют? — Немного виновато сказала Жанна, чуть сильнее выпустив коготки. — Ты, кстати, так и не ответил, что ты ещё задумал? Уверенна, что это будет какая-нибудь пошлость. Специально притупил мою бдительность, чтобы воспользоваться моей беспомощностью, а потом трахнуть.

— Хорошая идея, можно устроить, но только если ты меня нежно поцелуешь, и хорошо об этом попросишь. — Серьёзно заявил я, проигрывая локонами Жанны, массируя кожу головы.

— Пфф…Размечтался наивный. — Стукнула меня легонько кулачком в грудь девушка, смутившись. — Этого никогда не произойдёт, Мышкин.

— Когда-то ты говорила, что я тебе противен, что ты меня ненавидишь, даже убить пыталась, но сейчас мы лежим вместе на одном лежаке, прижавшись друг другу и ты меня обнимаешь. — Видя, как Жанна обиженно надула губки, осуждающе глядя на меня, я ещё шире улыбнулся. — А ещё какая-то рыжая лисичка, не будем показывать пальцем, сама меня поцеловала с минуту назад. И заметь, я тебя к этому не принуждал….

— Козлина… — Буркнула Жанна, опустив взгляд, уткнувшись мне в плечо, но я чувствовал, что она сейчас улыбается. — Это потому, что ты подлый, хитрый, коварный, расчётливый подлец. Просто от жара у меня в голове помутилось, и от вина, а ты этим пользуешься.

— Обманщица, опять грубишь? Придётся ещё один банный веник растрепать об эту аппетитную попку. — Сказав это, я шлёпнул немного сильней, чем в прошлый раз по вышеупомянутой части тела, от чего Жанна довольно зажмурилась, прикусив нижнюю губу. — Сейчас вина налью, и на второй заход перед более приятными процедурами….

Сорок минут спустя….

— Я больше этого не вынесу… Стас… — Постанывания Жанны стали чуть громче.

— Может мне остановиться? — Игриво поинтересовался я, спускаясь от плеч к лопаткам.

— Тогда я тебя точно побью… — Промурлыкала девушка, дёрнув кистью, ткнув меня кулачком в ногу. — Продолжай… Не останавливайся.

— Сейчас, — Взяв тюбик, как заправский массажист, я выдавил половину его содержимого на спину девушке, от чего Жанна слегка дёрнулась, довольно хмыкнув.

— Ммм… Вишня, люблю этот запах.

— У тебя волосы всегда ею пахнут. — Сказав это, я потянул за шнурок верха чёрного купальника, чтобы не мешал, принимаясь растирать масло по розовой, после бани и веника, гладкой коже.

— Ты внимательный, Стас… Как же классно! От одного запаха голова кружится… Ой, а это зачем? — Среагировала Жанна, на то, что я распустил боковые завязки бикини.

— Чтобы ничего не пропустить, Жаннет. — Будничным тоном заявил я, массируя упругие ягодицы, в который раз за сегодня вкидывая новую порцию связок в обруч облачения.

— Я ведь совсем голая теперь… Мышкин, ты всё же подлец. — Утвердила Жанна, сладко замурлыкав, когда мои руки заскользили по её бёдрам.

— Лисичка, этот шнурок, что был на тебе, особо ничего не скрывал.

— А тут… Мгм… Сам факт важен. Мх…Обалденно…. — Со знанием дела заявила девушка, потянувшись рукой к повязке, что сейчас была на её глазах, но я положил её руку обратно.

— Не, не, не… Снимать нельзя.

— Я просто поправить хотела….

— Не время, сейчас самое интересное начнётся. — С полным знанием дела констатировал я, сосредоточившись на икроножной мышце левой ноги, спускаясь к стопе. — Ты знала, что на стопе сосредоточено просто огромное множество нервных окончаний? Если всё правильно сделать, то…

— Ахххх… Мышкин, ты дьявол. Что это… Я сейчас… Ах…

— Всё потому, что ты постоянно ходишь на каблуках, Жаннет. — Приподняв ногу, держа стопу в руках, большие пальцы начали спускаясь от пятки ниже, от чего девушка уткнулась лицом в небольшую подушку, чтобы заглушить стон. — Ступни напряжены и зажаты, икры тоже.

Продолжая массировать стопу одной рукой, мне хватило лёгкого нажатия большого пальца, чуть выше центра пучка икроножной мышцы, чтобы Жанна впилась зубами в подушку издав протяжный сдавленный стон, а по её телу побежала мелкая дрожь.

—… Это магия какая-то… Я только что…

— Никакой магии, всё в ручную. Шучу… У тебя очень чувствительная грудь, спина, живот и стопы. О последнем я только что узнал, если честно….

— Мышкин, прекрати… Сейчас сознание потеряю. — Заявила девушка подрагивая от того, что я водил кончиком пальца по её спине.

— Милая, мы только начали. — Ласково сказал и на ухо Жаннет, приблизившись к нему губками очень близко, чтобы пощекотать своим дыханием. — Теперь займёмся передом.

— Ты точно меня угробить решил, Мышкин. — Изобразила недовольство Лисицына, приподняв голову, вытягивая руку. — Подай полотенце, мне нужно перекрытья.

— Оно тебе не понадобится, милая. — Заявил я, отдёргивая руку Жанны от повязки. — А-а-а! Не снимать.

— Ну дай хотя бы низ прикрыть. — Заранее понимая какой будет ответ, попросила девушка.

— Ни в коем случае. — Выделяя каждое слово произнёс я, поцеловав княжну в губы, коснувшись кончиком пальца её носа. — Так будет неинтересно.

— Вот знала, что не нужно соглашаться. — Сказала Лисицына, осторожно принимая сидячее положение, стыдливо сомкнув бёдра, прикрывая одной рукой высокую вздымающуюся от учащённого дыхания грудь. — Уже жалею об этом….

— Жанна, не могу перестать восхищаться твоим прекрасным телом.

Приподняв лицо девушки, я ещё раз её поцеловал, проигрывая кончиком своего языка с её, который сплетался с моим, отвечая взаимностью.

— Ты меня точно с ума свести сегодня захотел… — Тихо сказала Жанна, когда я обошёл массажный стол, что стоял в соседней комнате от бани.

— Даже не знаю. — Игриво сказал я стоя сзади, любуясь идеальными формами и перегибами тонкой талии, переходящими в широкие упругие бёдра. — Милая, с тебя только картины писать… — сделав шаг вперёд, нагнувшись к самому уху так, чтобы коснуться своей грудью спины девушки, шепнул её на ухо. — Опусти руку и расслабься….

— Ай… — Вздрогнула Жанна всем телом, когда масло для массажа полилось по её груди, выгибая спину будто кошка, закусывая нижнюю губу. — Мгхм….

Пройдя через ложбинку между грудями, капли масла добрались до живота, отчего по телу девушки вновь пошла мелкая дрожь, а её пальцы впились в полотенце, расстеленное на массажном столе.

— Вижу, тебе понравилось….

— Стас, мне и так стыдно, а ты меня ещё смущаешь…

Жанна не договорила, тихо застонав, запрокинув голову, когда мои руки нежно заскользили по её вздымающейся груди. Через пару минут, стоны стали громче, а её тело начало отвечать на мои ласки, начав ритмично изгибаться.

— Умница… — Шепнул я на ухо Лисицыной, когда девушка вздрагивая от движения моих пальцев к низу её живота, слегка раздвинула до этого сжатые бёдра, желая чтобы её поласкали и там.

Стоило кончикам моих пальцев едва коснуться половых губ Жанны, как девушка издав громкий стон, выгнула дугой поясницу, подавшись всем тазом ко мне. В силу отсутствия у меня нарушений потенции и того, что я был сам разгорячён затеянными мной играми с Жанной, а «Дружок» уже давно подумывал о том, чтобы обвиться вокруг моей шеи и удавить, произошло то, что произошло. Так как был я в одном халате, а «Дружок» гордо смотрел вперёд, как приёмник воздушного давления на носу истребителя, мой член лёг Жанне на поясницу. Стараясь не придавать этому значения, захлёбываясь от бушующего внутри оргона и похоти, я продолжил «играть» с Лисицыной. Только вот разгорячённая Жанна, которая уже вошла в кураж, находясь на пике наслаждения, значение этому предала.

Пребывая в экстазе, девушка зачастую пытается вырваться из объятий, чтобы нейтрализовать раздражитель, либо для небольшой передышки, чтобы продлить удовольствие. Не стала исключением и Жанна. Пришлось отвлечься от её груди, и взять её за шею, чтобы не дёргалась, сократив интенсивность стимуляции клитора. Из-за этого Жанна прижалась ко мне спиной, начав ёрзать. «Дружку» разумеется понравилось, но то, что выкинула девушка следующим номером, понравилось ему ещё больше.

— Ммм… Малышка нашла «антистресс игрушку». — Успел сказать я, перед тем, как Жанна завела руку за спину, взяв меня за член, начав двигать ставшей скользкой от масла рукой.

Девушка никак не отреагировала на мои слова, продолжая стонать, попутно лаская меня рукой. Степень моего возбуждения начала нарастать по экспоненте, а в ушах послышался гул, будто где-то недалеко начал запускаться реактивный двигатель. На мгновение показалось, что я вижу токи оргона, которые проходят по моей коже закручиваясь причудливым узором, а в комнате для массажа начался лёгкий сквозняк, судя по качающимся шторам на окне. Через полминуты всё закончилось. Издав протяжный стон Жанна обмякла запрокинув голову вверх, задыхаясь от отдышки, ловя открытым ртом воздух. Я же в свою очередь, на долю секунды позже разгрузил накопившийся «боезапас». Отпуская шею обессиленной подрагивающей девушки, рука которой соскользнула с моего «Дружка», мне с трудом удалось устоять на ногах. Казалось, что веретено сейчас пробьёт грудь и вылетит в окно, отправляясь в ночную даль.

— Живая? — Через треть минуты, спросил я, немного восстановив ритм дыхания.

— Не уверенна… — Сбивчивым голосом ответила девушка, продолжая тяжело дышать с запрокинутой вверх головой.

— Оу… Струйный… — Усмехнувшись, я посмотрел на капли «сока» стекающие с моей руки. — Сколько раз за сегодня?

— Пошляк… Неприлично спрашивать такое у девушки. — Делая паузы между словами проговорила Жанна, после чего уголки её губ дёрнулись. — Я со счёта сбилась, если честно… Мышкин, ты точно демон. У меня никогда такого не было….

— Сочту за комплемент. — С напускной скромностью сказав это, в моей голове начался обратный отсчёт, до того, как Лисицына всё поймёт, после чего, о её реакции остаётся только гадать.

— Мыыы-шкин, — Протяжно и вкрадчиво привлекла моё внимание Жанна.

— «Уже поняла….»

— Да, Жаннет….

— Это ведь не масло у меня по всей спине и по ягодицам стекает? — Вопрос Жанны носил скорее риторический характер.

— Наверняка нет, Лисичка моя… — Мой голос выражал саму невинность. — И это… Когда в душ пойдёшь, концы волос промой сначала холодной водой, а то потом не вычешешь….

— Мышкин, ты скотина… — Вымучено сказала Жанна, краснея. — Умеешь же ты всё испортить… Я в душ….

— «Фух! Пронесло!»

Проводив Жанну взглядом, полюбовавшись её фигуркой и своей «работой», в обруч отправились следующие связки каона «Манипулятор», «Метка» уже была завершена после второго похода в баню.

Только я хотел присесть на массажный стол, довольный собой, как из душа раздался удивлённый возглас, а потом ёмкое Русское междометие.

— Мышкин! Ёп твою мать! — Начала свою речь Жанна, которая, вероятнее всего посмотрела на себя в зеркальную стенку душевой кабины. — Ты, что, с собой в ведре принёс?

— Это выражение моего безграничного обожания….

— Да пошёл ты, придурок!

Когда по прошествии получаса я уже начал скучать, Жанна закончила водные процедуры, покинув душевую облачившись в халат, который предусмотрительно взяла с собой. Всем своим видом выражая недовольство, только не глазами, глаза были как раз таки довольными, девушка подошла ко мне, сунув под нос кулак.

— Убью в следующий раз за твои проделки. — Помедлив, Жанна добавила. — По настоящему….

— Ты даже когда злишься прекрасна… — Понизив голос, озвучив свои мысли, в который раз за сегодня я поцеловал Лисицыну, оставившую все попытки сопротивления. — Пойду ополоснусь, и сразу к тебе. Не скучай, милая….

Несколько секунд, пристально глядя на меня, чуть наклонив голову, Жанна слегка улыбнувшись, молча кивнула.

— Спасибо, Стас за сегодня. Мне было это нужно. — остановила меня Лисицына уже в дверях душевой, хитро сощурившись и добавив. — Но, ты всё равно подлец и придурок.

— Пустяки, Лисичка… — Не отреагировал я на вторую часть фразы.

На придуманное мной прозвище, девушка улыбнулась чуть шире. Подмигнув Жанне, я скрылся в душе. На это у меня ушло не больше пяти минут. Когда вышел, сразу заметил отсутствие сумки на диване с которой девушка сюда приехала. Окна апартаментов «Виконта», расположенных на втором этаже, выходили на главный вход здания. Взяв смартфон, блямкнувший сообщением, со столика, я раздвинул жалюзи, наблюдая, как по ступеням сходит уже одетая Жанна.

— «Сегодня моя очередь собирать трофеи» — Прочитал я всплывшее на экране сообщение.

По началу было не понятно, что имеет ввиду Лисицына. Всё прояснилось, когда девушка остановилась у открытой двери своей машины сопровождения, повернувшись к окну, где сейчас был я.

Ехидно улыбнувшись в своей манере, Жанна помахала мне одними пальчиками на прощание, после чего достала из небольшой зелёной спортивной сумки мою рубашку. Сделав несколько взмахов ею, будто знаменем из вражеского штаба, девушка села в машину и уехала, отправив мне воздушный поцелуй из-за опустившегося вниз тонированного стекла.

— Чертовка…. Нет, она даже не потрясающая. — Поменял я своё мнение о Жаннет, закрыв жалюзи. — Она невероятная….

***
Родовое поместье Орловых

— Ещё! — Холодно сказал глава рода Орловых, требовательно посмотрев на сына, который сейчас лёжа ворочался на покрытие тренировочной комнаты.

— Отец, я больше не могу… — Тяжело дыша выдавил из себя Александр, неуклюже поднимаясь. — У меня сейчас перегрузка настанет… Руки и ноги почти….

— Поднимайся… — Голос Орлова стал более требовательным. — Ты думаешь мне больше заняться нечем, как тренировать тебя?

— Нет, отец… Я…

— У меня нет желание бесполезно тратить своё время впустую. — Глава рода, небрежно дёрнув себя за ворот лёгкой тренировочной формы с открытым вариантом рук, чтобы поправить.

— Мне порежет руки, у меня не получиться удержать эфир, до истощения недалеко. — Быстро затараторил Александр, в надежде, что его не перебьют.

— Вот по этому, ты должен освоить смежный сбор эфира, чтобы в бою не думать о том, что у тебя кончится… — Глава рода прервался, быстрым движением доставая из чехла, что висел на поясе штанов просигналивший смартфон.

До того, как мэр Петрограда успел прочитать первое сообщение, друг за другом пришёл ещё целый десяток. Несколько раз двинув по экрану прокрутку, уходя в самый низ страницы мессенджера лицо главы рода Орловых исказилось, а когда поднял глаза от экрана, поглядывая на своего сына, скривилось ещё сильнее в брезгливой гримасе.

— На, полюбуйся… — Мэр швырнул телефон своему чаду, которое с трудом, но всё же смогло его поймать, на что его отец лишь усмехнулся.

— Жанна? — Удивился Александр, глядя на первое фотов в ленте, где девушка выходит из машины сопровождения возле «Виконта». — Зачем твои люди следили за ней?

На следующем фото Лисицына, которая почему-то была без макияжа, с раздражённым лицом поправляла волосы, собираясь направиться внутрь.

— Листай дальше… И особенно хорошо посмотри на того, кто стоит в окне второго этажа. — На лице Александра старшего, появилась злая ехидная улыбка.

— Мышкин?! — Воскликнул через несколько секунд, удивлённо глядя на своего предка. — Отец… Может она….

— У тебя фамилия Баранов или Орлов, не могу понять? — Голос главы рода сочился небрежностью.

— Отец, это не имеет особого значения, мы всё равно с Жанной расстались….

— Расстались? — Вкрадчиво спросил глава рода, после чего рассмеялся. — Тебя бросили, Александр. Выкинули, как ненужную вещь или мусор.

— Отец….

— Молчи, когда я говорю. Не имей привычки перебивать. — Холодно сказал глава рода Орловых, с презрением глядя на своего отпрыска. — Я твой отец… Хотя, не так… Скажу тебе как мужчина мужчине, чтобы ты понял. Знаешь, я даже не осуждаю княжну Жанну за её выбор. Вы не расстались или тебя бросили, Александр — тебе предпочли другого. Это так называется. Женщины подсознательно делают выбор в сторону более сильного и перспективного кандидата. То, что тебя отшили, как бродячую шавку, является индикатором твоей никчёмности и слабости. Ты даже с женщиной не смог совладать, а я ещё надеюсь, что ты в будущем займёшь моё место. Меня начинают одолевать сомнения, что ты сможешь измениться, Александр. Наверное, твоё место быть всегда на вторых ролях….

— Прекрати, отец… — Тихо сказал княжич, исподлобья глядя на своего предка.

— Ты посредственность по жизни, твоя роль быть ведомым, а не ведущем, пресмыкаться, чтобы тебя….

— Замолчи! — Рявкнул Александр на эмоциях, на что глава рода Орловых только презрительно усмехнулся.

— И не подумаю. Как ты меня заставишь? Мусор вроде тебя….

Волна эфира разошлась от ног Александра по покрытию, а руки вспыхнули синим огнём с фиолетовыми прожилками, подпрыгнув на месте, совершив пол оборота вокруг оси тела, меняя его положение, Орлов оттолкнулся от воздуха двумя ногами, будто от стены набрав моментально ускорение, метнувшись на отца. Его руки разошлись в стороны, охваченные магическим огнём, на манер крыльев. В момент столкновения, воздух разрезало сразу шесть магических росчерков, около пары метров в длину, будто от перекрёстного удара гигантских когтей.

— Оу… — Довольно осклабился глава рода, глядя на дымящийся эфиром разрез, оставшийся на боковых пластинах тренировочного жилета. — Наконец «Орлёнок» когти показал… Ещё раз! С тем же настроем! Давай!

***
Родовое поместье Мышкиных.

— 99…100! Отлично!

Добив отжимания и пресс, закинув в рот четыре мерных ложки белково-углеводной смеси, запил разведёнными в стакане аминокислотами, я посетил душ, прошёл рыльно-мыльно-бритвенные процедуры, и начал готовиться к завтраку и поездке в лицей. Утренняя пробежка была отменена по причине дождя, так что обошёлся двумя лишними кругами ежедневного комплекса и упражнениями на растяжку. Настроение немного омрачало лишь то, что мне не удалось сегодня протестировать каон «Метку» на «Германе», которую я закончил не без помощи Жанны.

— Ммм… Лисичка… — Мои губы растянулись в довольной улыбке, а глаза сами собой прищурились, от ещё свежих в моей памяти воспоминаний вечера.

— Чо лыбишься, как салага контуженный на первом году службы? — Вывел меня из сладостных воспоминаний голос Ушанки, которая остановилась у приоткрытой двери моей комнаты, с полотенцем и ворохом различных цветастых флаконов, которые двумя руками прижала к себе.

Немного прифигев я даже не нашёл, что ответить, потому, как эта мелочь, пнув дверь ногой завалилась ко мне в комнату, удивлённо оглядываясь по сторонам.

— А чего у тебя комната такая маленькая, как каптёрка в духанском бараке? — Удивилась Зоя, хлопая ресницами с задумчивым видом. — Это наверное потому, что ты младшенький в семье.

— Каким образом это взаимосвязано? — Удивился я, почесав затылок.

— У твоего брата, где сейчас моя располога, комната большая, а у тебя раза в три меньше. — Решила объяснить мне неразумному Зоя. — Младший сын обычно дурачок, вот и подозреваю, что ты лох в семье, значит и комнату тебе соответствующую статусу выдали.

— Иди и потеряйся в своей большой комнате. — Отмахнулся я, никак не отреагировав на умозаключения Ушанки. — Чего ты вообще пришла сюда?

— Ванну захватывать. — Пожало плечами белокурое чудо, а у меня начало подёргиваться веко, когда обратил внимание на бутылку шампанского в ворохе пузырьков с шампунями.

— У тебя своя есть, прямо напротив комнаты. — Покрутил я пальцем у виска. — На кой тебе в противоположное крыло мотаться постоянно?

— У меня только душ, а у тебя и душ и ванна. Мне ванна нужна!

— Делай что хочешь. — Отмахнулся я от надоедливой мелюзги, подходя к гардеробу, чтобы выбрать рубашку, думая, что Ушанка уже ушла, но она не ушла. — Чего тебе ещё дитё?

— «… И на груди его могучей, три волосины сбились в кучу»… Что-то ты дрищеват, Стас. — Выдала Зоя, наклонив голову на бок изучая меня, а моё второе веко начало непроизвольно сокращаться. — Не пойму, как тебе удалось пробить Кроули? Ещё и кулаки целы остались… Что ты делаешь? Что за самоуправство?! Положи где росло!

Не слово не говоря я подошёл к Ушанке, забирая бутылку шампанского и ставя её в сторону на пол, после чего, сгрёб Зою в охапку.

— Ээээ! Прекрати! Прекратил я сказала! — Начала барахтаться девчонка, рассыпая по полу пузырьки. — Стоп… Зачем это?! Поставь на землю! У меня трусики видны, бестолочь! Зачем это?

— Воспитывать тебя буду. — Садясь на кровать, и перекинув девчушку через колено сообщил я, занося ладошку.

— Может не надо? А? — Сразу поняла Ушанка, чем тут "пахнет", давая заднюю.

— Надо, Зоя. Надо!

— Ай! Отпусти, гад! Ай! Это внеуставные отношения! Ай!

— Дисциплинарное взыскание, боец Зоя Ермолова. — Поправил я девчушку, занося ладошку, а мою комнату после шлепка вновь огласил девичий писк, а потом ещё и ещё….

На первом этаже Романовского лицея сегодня творилось что-то непонятное. Целый табун народа толпился возле информационной стены, где висели стенды, что-то оживлённо обсуждая. Я хотел пройти мимо и направиться в правое крыло к лестнице, но по селектору раздался монотонный женский голос.

— Объявление. Просьба всех учащихся ознакомиться со стендами информации.

— «Наверное что-то важное, раз даже селектор задействовали» — Сразу смекнул я, начав осторожно протискиваться в толпу.

Через пару минут мне всё же удалось пробиться к желаемому.

— Вот это страсти у нас творятся! — Не удалось мне сдержать удивления.

— И не говори. Жалко их. Хорошие девчонки были. — Сказал рядом стоящий со мной парень, услышав мои слова. — Они обе с моей группы, а графиня Потапова, их подружка, в «Д» училась.

— Красивые… Жаль. — Сказал я, дочитав объявление, кивнув парню, взяв обратный курс и пытаясь вспомнить, где я видел показавшееся мне знакомым одно из лиц.

Все три девушки с фото на стене, были учащимися Романовского лицея. Позавчера они все вместе отправились в ночной клуб, откуда бесследно исчезли, а через пять часов, под утро, случился пожар на стройке в паре, километрах от заведения, где произошла пропажа. Пожарная бригада прибывшая на место обнаружила три обгорелых женских трупа. Кто-то, вероятнее всего маг, привязал всех троих к свае при помощи арматуры, закидал деревянными поддонами и сжёг. Описания мелких деталей происшествия не было, но они мне не были особо нужны. На Фагрисе мне приходилось гореть несколько раз. Полученного опыта с лихвой хватает, чтобы считать смерть в огне одной из самых хреновых. Хоть этих троих я не знал, но настроение ухудшилось. Не сторонник я того, чтобы сжигать молодых девок заживо, да ещё красивых.

В конце объявления было сказано, что если кто-то располагает информацией, которая может помочь следствию, просьба обратится в деканат. Я их не знал, соответственно и информацией, что могла помочь никакой не обладал. Конечно, в моих силах было кое-что раздобыть, посетив место преступления и устроить сеанс с атминтисом, но у меня нет ни мотива, ни желания этого делать. Способности свои светить лишний раз, опять же. Меня попросту это не касается.

— «Оставим подвиги героям… Пусть они надрывают свои животы восстанавливая справедливость, воздавая злодеям по их злодейским рожам» — Твёрдо решил я, на секунду остановившись перед раздевалкой, вновь взглянув в сторону стендов, где толпились лицеисты. — «Я же, если буду где-то надрываться, то только, когда буду доедать последний кусок торта, который в меня уже не лезет, либо в кровати с какой-нибудь прекрасной девушкой. На другое я не согласен…»

Сразу после окончания моей мысли, внимание привлекли едва слышные всхлипы, стоящей возле решётки раздевалки девушки, в форменном кителе, широких бриджах и красных боксёрках на ногах, которая держала в руках лист с несколькими фотографиями, шмыгая носом.

— Или согласен…Ну, бля… — Вымучено протянул я одними губами, направляясь к раздевалке, где стояла Настя Ермакова, смутно догадываясь в чём дело….

Глава 7

Гостевой дом «Пилигрим»

— Старейшина! — С нескрываемым волнением в голосе воскликнул Яков, когда пожилой мужчина с глубокими залысинами вошёл в комнату, держа в левой руке большой коричневый чемодан. — Я уже начал волноваться за вас. Вы со вчерашнего вечера не отвечали на звонки….

— Верного слугу божьего любая беда стороной обойдёт. Не стоило беспокоиться. — Добродушно улыбнулся инквизитор Стефан, махнув правой рукой в которой была газета и какие-то документы.

— Вера ваша крепка, как всегда, отец Стефан. — Коротко поклонился молодой мужчина, решая доложить о своих успехах. — Я всю ночь работал по предположительным участницам ковена. Перебрал все сведенья о девушках и их родственниках. Вероятнее всего наблюдателями была допущена ошибка. До трёх поколений никаких ведьмовских проявлений не значится. Родовое древо чистое. Да, они магессы, но никак не ведьмы. У одной из них может предположительно быть пассивный дар, который никогда не разовьётся, но она не представляет никакой угрозы….

— Это уже не имеет значения. Пока ты сидел здесь, я обо всём позаботился, Яков. — Старейшина Стефан протянул мужчине свёрнутую пополам газету. — Теперь мы можем сконцентрироваться на более интересном деле, начав выявление и охоту на стреганку, так же уделить внимание её возможным потомкам.

— Инквизитор… вы… — Глаза иеромонаха Якова широко раскрылись, когда он взглянул на первую страницу газеты. — А как же доказательства?

— Они есть… Вот. — Так же добродушно сказал старый инквизитор, протягивая десяток фотографий.

— Колдовской фетиш из головы пса? Круг ритуала элементов? — Воскликнул Яков, после того, как пролистал фотографии, опустив глаза. — Отец Стефан, при всём моём уважении к вам… Им по девятнадцать, а одной двадцать… Они в силу своего возраста не смогли бы работать ни с колдовским фетишем, ни с кругом элементов… Отец Стефан….

— Верно, Яков, но думаешь слепых глупцов из Епархии это волнует? От нас им нужны результаты, иначе наш орден упразднят. Мы уже одной ногой на пороге к этому.

— Я буду вынужден доложить об этом….

— Иеромонах Яков, не доводи до греха, прошу. Подумай, что твоё слово значит против моего? Может оказаться, что ты потворствуешь в поганых ведьмовских делах. — Многозначительно заявил инквизитор Стефан, но видя, что решимость никуда не исчезла с лица Якова, отставив напускное дружелюбие, схватил парня за грудки, поднял как пушинку от пола, хорошенько тряхнув. — Приди наконец в себя, иеромонах! Мы не только должны бороться с ведьмами! Сейчас на весах лежит само существование нашего ордена! Не будь глупцом и открой глаза наконец!

Аккуратно поставив Якова на пол, старейшина утёр проступившую слюну в уголке рта, поднимая с пола рассыпавшиеся бумаги, которые он бросил в порыве гнева. Быстро выбрав нужные, приложив к ним пакет, что достал из кармана, он протянул их иеромонаху.

— Предстоит работа. Вот всё необходимое… Сейчас расскажу о деталях. — Начал быстро говорить инквизитор, полностью успокоившись.

— Фальшивые документы? — удивился Яков, заглянув в пакет. — Но откуда?

— А как ты думаешь мне удалось в одиночку разобраться с тремя ведьмами? — Подчеркнув последнее слово спросил старый инквизитор не ожидая ответа. — Мир не без добрых людей. Остались ещё благородные, которые верны праведным слугам матери церкви….

***
Романовский лицей

— Эй, Валькирия, кто обидел? Пошли его побьём… — Подошёл я к Насте, которая прикрывая лицо, повернулась ко мне, поспешно стирая слёзы, но это не помогало.

— Если ты по поводу нашего уговора, то в ближайшее время не получится, мне сейчас не до этого. — Шмыгая носом сказала Ермакова, стараясь спрятать заплаканные глаза. — Я не отказываюсь, не подумай….

— Оставь пока это. Вот. — Коротко сказав это, я протянул один из протеиновых батончиков, что остался у меня с последних закупок. — Пожуй сладенького, и расскажи, что случилось.

— Вера, она… — Подтвердила мои опасения Настя указав на фото, а я вспомнил, что видел эту девушку два раза.

Первый раз, я видел её рядом с Ермаковой, когда она приходила бросать мне вызов. Второй раз был на самом поединке, она крутилась рядом с Настей, исполняя роль её секунданта. Запомнил потому, что покойная девушка была и вправду красива, ещё и лицо доброе с мягкими чертами.

— Она была твоей подругой? — Ответ на вопрос был вполне очевидным, но задан он был лишь для отвлечения.

— Да, благ… Стас… Наши отцы хорошие друзья, и мы с детства дружи-и-или, а теперь…. — Запричитала Валькирия, пустив новую порцию слёз.

— Ну всё…Всё… Не реви только, Насть. Моя психика страдает от женских слёз. Иди сюда…

Раздвинув полы пальто, которое не успел снять, я обнял девушку, прикрыв ими со всех сторон, создавая чувство защищенности.

— Настя, послушай… Если вы были с Верой хорошими подругами, то она бы расстроилась, увидев как ты плачешь… Ей бы было грустно… — Взяв из рук девушки листок, я вновь прикрыл её полами своего пальто. — Пореви немного, и давай завязывай с этим мокрым делом.

Видимо из меня хреновая «жилетка», или Настя долго сдерживалась, а тут её прорвало. Даже те глупости, что я нёс, не помогали её успокоить.

— Мрази… Самих их сжечь. — Всхлипнула девушка, не поднимая головы. — Надеюсь люди отца найдут этих извергов, что сделали такое с Верой и девочками.

— Непременно. — Коротко согласился я, изображая уверенность, быстро прикинув, что если объявления появились в лицее, значит следствие в полной большой огновой заднице. — Так и будет, не сомневайся.

Пока пытался успокоить «грозную» ревущую Валькирию, моя бдительность ослабла, за что сейчас, кажется, наступит расплата. В боковом зрение появилась Мила в своём привычном виде, с пучком на голове и очках в чёрной оправе. Картина была явно двусмысленная. Если отбросить все детали, обстоятельства, понимание и здравый смысл, то сейчас Мила видела, как я обнимаюсь с другой девушкой.

По воле судьбы или её величества Удачи, Мила оказалась «не Жанной». Ревнивая Лисичка увидев такое устроила бы разнос, не ища правых и виноватых. Вместо этого, голубоглазая милашка подошла, и несколько секунд молча разглядывала нас, после чего слегка нахмурилась, недоумённо уставившись на меня своими большими голубыми глазами.

— Здравствуй, Стас. — Со свойственной ей лёгкой стеснительностью тихо поздоровалась Мила, поглядывая на Настю. — Что происходит? Это ты её чем-то обидел?

— «Спасибо мудрости атминтиса, что пролилась в этот уголок» — Поблагодарил я единственную высшую силу, в существование которой был наверняка уверен, и прежде чем давать объяснения, протянул Миле лист с объявлением. — Её лучшая подруга погибла. Пытаюсь успокоить. Как видишь, получается не очень.

— Я… Я в порядке. Извини, что со своими соплями к тебе кинулась. — Отстранилась от меня Настя, поспешно вытирая лицо, поглядывая на Милу.

— Как тебя зовут?

— Н-Настя. — Всхлипывая произнесла Валькирия, принимая от меня платок, кивнув в знак благодарности.

— А я Мила. — Стесняясь сказала племянница ректора. — Настя, разреши мне кое-что сделать?

— Валяй… — Апатично сказала Валькирия, после чего девушка шагнула к ней, несмело коснувшись указательным и средним пальцами лба Ермаковой, а в месте прикосновения, едва заметно блеснул эфир своим фиолетом.

— Так лучше? — Убрав руку поинтересовалась Мила, слегка улыбнувшись, с пониманием глядя на Настю.

— Лучше… — Растерянно сказала Ермакова, широко открыв глаза от удивления, перестав всхлипывать. — Что это было? Спокойно на душе стало…. Ты какая-то крутая магичка?

— Нет… — Стесняясь опустила голову Мила, отводя глаза, теребя левой рукой, локоть правой. — Наоборот… У меня не получается одна техника, которая должна моментально усыплять. Вместо снотворного эффекта она оказывает лёгкое успокаивающее действие, но длительное. — поспешила добавить Мила. — Я её на себя использую, когда сильно нервничаю… Вот, как-то так.

— Спасибо, недотрога… И тебе, Стас. — Ермакова утёрла остатки влаги с раскрасневшегося лица, легонько шлёпнув нас по плечам. — Пойду себя в порядок приведу, сейчас уже звонок будет, а вы тут со мной нянчитесь. Я сильная, я справлюсь….

— Мила, ты супер. Спасибо за помощь. Без тебя, даже не знаю, что и делал. — Поспешил поблагодарить я девушку, когда Настя отдалилась от нас на достаточное расстояние. — Как ты? Я интересовался твоим самочувствием у… дяди. Он сказал, что с тобой всё хорошо.

— Д-Да… Так и есть. Голова только на следующий день болела. — Запнувшись ответила Мила, а на её щеках появился румянец. — Приятно, что ты интересуешься мной. Очень… Сам как? Я мало что помню после того, как пошла в уборную. Всё как в тумане было. О случившемся потом, и о стрельбе, знаю только из рассказов телохранителей и дяди. Ещё это похищение… Я за тебя переживала.

— Как видишь, я живее всех живых. — Усмехнувшись, мой взгляд зацепился за большие настенные часы, висящие напротив раздевалки. — Мил, сейчас лекции начнутся. Давай я тебя провожу, заодно и поговорим.

— У меня в противоположном крыле аудитория…Три минуты осталось, ты опоздаешь. — Забеспокоилась девушка, но в её глазах сверкнуло довольство, от моего предложения, а зрачки расширились.

— Я ещё немного с тобой побыть хочу.

Стоило мне это сказать, как смартфон звякнул пришедшим на него сообщением.

— Не посмотришь? Может это важно. — Спросила девушка, на что я лишь улыбнулся.

— Подождёт… Всё подождёт, Мил. Идём….

Три минуты пролетели за мгновение. Не утерпев, наплевав на всё и всех, я взял девушку за руку. За это, наградой мне стал милый румянец, появившийся на её щеках и не менее милая кроткая улыбка.

— Стас, ответь мне, только честно. — Уже перед самыми дверями своей аудитории спросила девушка. — Извини, что скрывала… Ты теперь знаешь кто мой дядя и кто я. Скажи, ведь… — Мила сделала паузу, набираясь смелости. — Отношения между нами… Твоё отношение ко мне… Оно не поменяется?

— Такой ответ тебя устроит? — Погладив по щеке девушку, я привлёк Милу к себе, нежно поцеловав в губы, не переживая за конспирацию, ведь в коридоре уже никого не было.

— Вполне… — Пискнула засмущавшаяся девушка, глядя на меня двумя сапфирами глаз, через линзы очков. — Мне пора, Стас. До встречи.

Дождавшись, когда Мила скрылась за дверью, я быстрым шагом направился к своей аудитории, доставая на ходу смартфон. Сообщение, что было проигнорировано мной возле раздевалки было от Жанны и гласило следующее: «Мышкин, где тебя черти носят? Дуй в аудиторию немедленно!!!»

По контексту и трём восклицательным знаком в конце, становилось понятно, что в аудитории меня ждёт не показ прошлогодней коллекции купальников и не вручение огромного торта красотками в неглиже.

Оказавшись возле кабинета, прежде чем заходить, я использовал окулус, вглядываясь в стену, за которой начиналась аудитория моей группы.

— Ска! — Вскрикнув, чтобы избавиться от накативших эмоций, натянув каменную маску спокойствия, я остановился перед дверью, глубоко вдохнув и резко выдохнув, полностью успокоившись.

Широко открыв дверь, шагнув внутрь и прикрыв за собой, я вошёл в мертвенно тихую аудиторию, бросив нашему учителю по русскому языку Дмитрию Сергеевичу «В деканате задержали…», поднял взгляд на задние ряды, направляясь на своё место. Мой взгляд был суровее пятки огна, от чего градус напряжения в помещении начал увеличиваться.

Предусмотрительно не деактивируя окулус, в звенящей тишине, слыша всю полноту стука каблуков моих туфель, весело и зло улыбаясь, нарочито медленно начал подниматься по центральному проходу, чеканя каждый шаг, представляя будто давлю пустые черепа.

— Какой сюрприз… У нас пополнение. — Весело произнёс я в половину голоса.

Обведя взглядом по очереди, каждого из семи распутинцев, учтиво кивнув Доре, я переступил через «Кинетическую мину», выставленную Кроули, который сейчас был довольнее скверха после мессы, и энергично махал мне рукой, привстав со своего стула. Продолжалось это не долго, потому как Штайнер одним движением усадил своего соседа на место, впившись ему пятернёй в плечо.

— «Хреновое соседство, что не говори» — заключил я, проходя четвёртый с конца ряд, где расположились «академики». — «Прямо под носом уселись, ска».

По другому никак не сказать. Я сидел на втором с конца ряду, где сейчас находилась Жанна, лицо которой было мрачнее грозовой тучи. Помимо Лисички, в моей скромной обители адепта чистоты, было ещё одно маленькое дополнение. Видимо не только меня не устраивало соседство с «академиками», но и Зою, которая покинув третий ряд, сейчас сидела на втором, через мой стул от Жанны.

— Денёчек, дамы. — Улыбнулся я девушкам, и ещё одной маленькой мелочи, которая была заметна лишь в окулусе. — Одну минутку…Муха….

От угла стола, через метр от Жанны, невидимая обычному зрению, располагалась заряженная эфиром область, размером около трёх сантиметров с нечёткими краями. След от этого магического плевка, подсвеченного моим эфирным зрением, тянулся прямой дорожкой к левому уху Елены Виллермоз.

Зло усмехнувшись, подмигнув девчатам, которые начали оглядываться по сторонам и прислушиваться ища муху, мой палец указал на пустое место стола.

— Да вот же она! — Радостно воскликнул я, взяв короткий резкий замах, что есть силы ударив по магической мембране, видимой лишь мне.

Сразу после эха от удара на звук которого обернулась вся аудитория, раздался короткий крик, и глухой звук столкновения головы Елены-Алисы и деревянной крышки стола. Сидевшие по обеим сторонам от девушки Дора и Мэйли тут же встали, слегка приоткрыв рты от удивления. От головы княжны Виллермоз, потерявшей сознание в результате болевого шока, по крышке стола расходилась кровавая лужа, увеличивающаяся в размерах.

— Убил… — Коротко, нарочито громко сказал я, садясь между Жанной и Зоей, взглянув на своих соседок, которые широко открыв глаза наблюдали за происходящим.

— Шомполом в ухо… — Тихо шепнула Ушанка, хлопая ресницами, приоткрыв рот. — Кровищи, как со свиньи. — переведя удивлённые взгляд на меня, продолжая хлопать ресницами, Зоя поинтересовалась. — А она вообще живая?

— Более чем… — Выдал свою оценку случившегося, не упуская ни единой детали, продолжил наблюдать за развитием событий. — Мага её уровня не убьёт такое ранение, как разрыв барабанной перепонки, среднего и внутреннего уха. Возможна ещё контузия, но это вряд ли….

— Стас… Знаешь, мне её даже жалко. — Тихо сказала Ушанка, искоса посмотрев на меня.

— Мне больше нашего препода жалко, Дмитрия Сергеевича. — Я указала на лысого щуплого мужичка, который носился с телефоном возле кафедры. — Хороший мужик, но впечатлительный. Чую седины у него добавилось.

Служба дежурных медиков работала в Романовском лицее на первоклассном уровне. Не прошло и двух минут, как бригада «бледных» влетела в аудиторию. Елена тут же оказалась на носилках, а младший медперсонал убрал следы крови, будто ничего и не было.

— Мыыыыышкин… — Протянула Жанна, неотрывно наблюдая, как уносят Елену-Алису. — Что ты только что сделал?

— Если опустить все технические вопросы, то произошло нечто вроде сильного пневмоудара в ухо. — Не стал я вдаваться в подробности, протянув девушки переходник для флешки. — Возьми, Жаннет. Ты вчера так быстро ушла, что я тебе отдать забыл.

— А…Ага. — Немного растерялась Жаннет, видя, что сейчас шесть пар глаз «академиков» устремлены на нашу троицу. — И чего их к нам в группу всей толпой определили? Раскидали бы по группам….

— Так понятно чего. — Будничным тоном заявила Ушанка со знанием сути вопроса, прихлёбывая шампанского, ставя бутылку рядом со своим стулом, чуть не выколов мне пальцем глаз. — Из-за него. Я их разговор слышала возле аудитории.

Ушанка довольно задрала нос, создав такую интригу, что моя рука тут же легла ей на плечо, притягивая девчушку поближе.

— И что же ты слышала, вот этими большими ушками? — Потрепал я «ухо» несменного головного убора Зои. — Расскажи своему соседу по бараку….

— Что? Что? Пришли они своей зондеркомандой к ректору и заявили в один рупор, что хотят все быть в группе «А», поближе к «топу», чтобы пример с него брать и всяким премудростям учиться. Жополизы… Кошмарить они тебя будут, вот что….

— %?;;№*(?:%?%;№:*?(%?:?:(;??(- Грязно выругавшись на родном всеобщем, я прищурился, сверля спины усевшихся «академиков» злым взглядом. — Обложили, демоны….

— На каком это было? — Удивилась Жаннет, с интересом поглядывая на меня. — Явно не французский.

— Французско-матерный в моём личном диалекте. — Ушёл я от темы, нервно потирая руки.

— Кажется, тебя решили загнать в угол и устроить «райскую» жизнь ещё до «Разрешите представиться…» — Констатировала Жанна, следя за моей реакцией, но не злорадствуя, как делала это обычно.

— Солидарна с этой ржавой соской. — Вставила своё веское слово Ушанка, а мои пальцы оказались на её родном ухе.

— Теперь на «русском» скажи. — Елейным голосом попросил я Зою, многообещающе гладя ей в глаза, гаденько так улыбаясь.

— А что я не так сказала? Ржавая соска — это рыжая красотка, чего непонятного? Это вы тут басурмане. — Хмыкнув, Зоя отвернулась в расстроенных чувствах, демонстрируя обиду «лютую».

— Рыжая красотка, не сверкай глазами. Не хватало, чтобы вы мне тут разборки устраивали. — Пользуясь тем, что Зоя отвернулась, я погладил Жанну по бедру. — Не заводись, Лисичка. Игнорируй….

— Не обещаю. — Коротко бросила Жанна, выпуская пар, взглянув вниз. — Может уже прекратишь лапать….

— Не-а. Я так стресс снимаю.

— Озабоченный. — Тихо шепнула Жанна, сделав вид, что сосредоточилась на продолжившимся уроке, только я сильно сомневаюсь, что такой довольный взгляд может быть от «Сопряжения глаголов».

— Кто бы говорил… — на моём лице появилась сладострастная улыбка. — Признавайся, Лисичка… Спала сегодня в моей рубашке?

—… Дурак. — Тихо шепнула Жанна, а на её щеках появился румянец. — Делать мне больше нечего. Не мешай, я лекцию слушаю….

Закинув очередную порцию связок в обруч, мой мозг принялся делать наброски всех возможных вариантов развития событий, а в руку лёг смартфон, где уже были открыты материалы по магическим техникам, которыми меня снабдил Морозов.

Читая, делая небольшие перерывы, для себя я вывел пару выгодных вариантов, в процессе мозгового штурма оставив только один. До проведения мероприятия ещё много времени. Вполне в моих силах не навязчиво сделать так, чтобы к его началу от команды распутинцев попросту некому будет участвовать. Та же Виллермоз не факт, что сможет теперь участвовать. Травма нанесённая ей была довольно сильной. Она получила волновой удар своим же эфиром, а не звуковой волной, как я сказал Жанне. Возможно в команде будущих академиков уже «минус один». Остальных тоже можно будет постепенно нейтрализовать….

Хороший вариант, и очень удобный для меня, только «выхлоп» небольшой. Есть вероятность, что мероприятие отложат, а не отменят полностью. Это не годиться.

Второй вариант, где по возможности я выжидаю, сидя тихо и не высовываясь, коплю силы, а потом устраиваю публичный тотальный разнос «академиков», размазав их тонким слоем по полу перед независимым жюри и гостями из столицы. Такой расклад мне нравился куда больше. Это будет в разы сложнее и рискованней, слишком много переменных, которые могут сложиться не в мою пользу, но и награда! Здесь речь идёт не только о моей личной победе, а о победе Романовского лицея. Я и так фаворит ректора, а после разгромного поражения распутинцев, он у меня будет в неоплатном долгу. Заполучить такого сильного союзника дороже любых сокровищ. Мне нужны такие связи, ведь я планирую долго… О-очень долго здесь жить, развивать свой род и самому развиваться, используя свой второй шанс на всю катушку.

Менее глобальным интересом было проучить Драгунова, за подставу с аукционом. Подозреваю что «Телескоп» действовал не только в своих интересах, ведь он решил ударить по всему роду Мышкиных, а не конкретно по мне. Отплачу ему теми же палёными галокредитами, только целью будет конкретно он. Не дорос я ещё до того, чтобы скручивать в бараний рог главного прокурора Петрограда. Пока его сынка хватит. Фантазия у меня богатая, и память хорошая. Кто знает, как закончится для него это лицейское мероприятие? Опять же, лишний фавор у злопамятной Лисички получу, как приятный бонус. О своей личной репутации и своего рода даже упоминать не нужно. После того, как раскатаю «академиков» с особой жестокостью, то у всех в головах отпечатается, что со Стасом Мышкиным лучше дружить, чем враждовать. Это даст мне возможность не только спокойно дышать здесь в лицее, но и приведёт к появлению новых знакомств и связей, возможному появлению будущих сторонников. Стоит рискнуть ради этого. Последним, но далеко не второстепенным пунктом в этом списке значится лично моё моральное удовлетворение. Решили загнать меня в угол? Так даже лучше, со спины никто не нападёт….

***
Петроградская губерния. Ювелирный магазин «EVE Cristal»

— Ставьте вот сюда. — Указала грузчикам место Анна, делая пометку в накладной, предварительно сверив код с короба.

— Прошу прощение, прекрасная леди. — Галантный моложавый мужчина лет сорока на вид, одетый в дорогой костюм, слегка поклонился. — Вы должно быть управляющая будущего магазина.

— Всё верно. — Анна по привычке улыбнулась, сделав едва заметный книксен. — Я Анна… Алексеевна. С кем имею честь?

— Илья Ростоцкий. — Представился мужчина, добродушно улыбаясь. — Я назначенный представитель группы бизнесменов занимающихся торговлей ювелирными изделиями в Петрограде. Мои наниматели, хотели бы познакомиться со своим новым коллегой, и обсудить варианты взаимовыгодного сотрудничества, устроившие бы каждую из сторон.

— Меня предупредили, что кто-то вроде вас должен будет придти. — Девушка, открыла боковой карман сумочки, протягивая свёрнутый пополам лист бумаги. — Я не уполномочена решать подобные вопросы. Передайте своим нанимателям вот это. Исполнительный директор «EVE Cristal» княжич Станислав Ставрович будет рад встретится с вашими нанимателями в любое время.

— Спасибо, можно ещё вопрос?

— Да, конечно. — Кивнула Анна, сохраняя приветливое выражение лица.

— Вы сказали, что вас предупредили, что кто-то….

— Ах это… — Не стала дослушивать вопрос Анна, исполняя данные ей инструкции. — Станислав Ставрович и предупредил.

— Вот, как… Вопросов больше не имею. — Ростоцкий коротко поклонился. — Всего доброго.

Выйдя из магазина на улицу, не отходя от входа, Илья достал телефон, нажав кнопку быстрого набора.

— С ним не удалось поговорить, но он оставил послание… Да, там номер телефона и подпись «Надеюсь, у вас будет, что мне предложить»… Да, наглец, как есть… Понял, возвращаюсь.

Отправив сообщение княжичу, с коротким словом «Клюнули», мечтательно улыбнувшись, девушка хотела приступить к работе, но её вновь окликнули.

— Покорнейше прошу простить, молодая леди. — Обратился пожилой мужчина к Анне, сняв шляпу. — Могу ли я поговорить с управляющим этим магазином?

— Вы сейчас с ней говорите. Я Анна Алексеевна.

— Очень приятно. Прочёл объявление, что вам требуется помощник. — Пожилой мужчина приветливо улыбнулся. — Я немного не подхожу вам по возрасту, но мой ум не менее цепкий и живой, как в молодости. Взгляните на мои документы. Тут мои рекомендации с предыдущих мест работы, документы об образование. В общем всё… — Пожилой мужчина прервался, повернувшись к грузчикам. — Поставьте это лучше к той стене, потом самим будет мешаться на проходе… Прошу простить меня, Анна Алексеевна. Люблю, чтобы был везде порядок.

— Я заметила. У вас очень хорошая дикция, как у политика. — Отметила девушка, у которой возник интерес к бодрого вида пожилому мужчине. — А как вас зовут?

— Простите мою невоспитанность… Меня зовут Стефан Вячеславович Никонов. Приятно познакомиться….

Глава 8

— Давай смахнёмся, Мышкин!

— Сказал же, нет. Не хочу я с тобой махаться!

— Ну пазязя! — Продолжил канючить Кроули схватив меня за руку, начав трясти.

— Нет! — Наверное в сотый раз сказал я освободившись, пытаясь справиться с нервным тиком правого глаза.

После первой лекции начался мой персональный ад, и имя этому аду было Виго. Парень не отходил от меня ни на шаг, упрашивая с ним смахнуться. Даже в туалете, справляя малую нужду, этот любитель подраться, пристраивался рядом, продолжая упрашивать меня помахать кулаками.

Пробовал подкупить, но мой дух адепта чистоты, оказался крепче его уговоров. Выспросив у Ушанки о моих предпочтениях, он притащил из буфета пакет батончиков, но сдерживая слёзы, и текущие слюни, я стоически выдержал этот изощрённый метод психологического насилия, ответив твёрдым отказом. С трудом удалось не дать слабину, когда этот белобрысый скверх получив очередной отворот, раздал всем желающим пакет “моих” батончиков!

Даже в столовой мне не удалось от него отделаться. Он нашёл мой излюбленный стол, расположенный почти в углу, возле окна и усевшись рядом, завёл свою «шарманку». Как не странно, спасение пришло откуда не ждали. Сегодня за мой стол вновь пришла Ушанка, с загруженным под завязку подносом. Несколько минут наблюдая за тем, как меня пытаются уломать будто девочку, её нервы тоже не выдержали.

— Виго, с тебя три бутылки шампанского, и я его уговорю с тобой смахнуться. — С полной уверенностью заявила девчушка. — Шустрее, пока не передумала. Давай! Метнулся кабанчиком….

— Да ладно? — Не поверил парень, но своего интереса скрыть у него не вышло. — Как ты это сделаешь?

— А я слова волшебные знаю. — Всё с той же непоколебимой уверенностью заявила Зоя, задрав нос.

— Это какие ещё? — Мне уже самому стало интересно.

— Какая разница. — Пожала плечами Зоя, взявшись за ложку, с ожиданием поглядывая на Виго.

— Да врёшь ты всё. — Не поверил Виго, махнув рукой. — Докажи!

— Легко. — Сказала Ушанка, отложив ложку и подойдя ко мне, склонилась над ухом, быстро заговорив.

— Согласен! Давай смахнёмся. — Выслушав аргументы девчушки я тут же дал своё согласие. — После специального стека, жду тебя в курилке за корпусом старших курсов.

— То есть, ты согласен? — Не поверил своим ушам Кроули, округлив глаза.

— Конечно согласен! На что это по твоему похоже? — Вступила в разговор Ушанка, садясь на своё место, вновь вооружившись ложкой. — За шампусом мне метнулся, живенько….

— Понял, сейчас организуем. — Кроули вскочил из-за стола. — Спасибо, мелочь. Сейчас мои люди всё привезут.

— В штанах у тебя "мелочь" — Буркнула ему в след Зоя, и дождавшись когда Виго скроется из вида, прокрутила пальцем у виска. — Не мог какое-нибудь место подальше придумать. Никакой военной смекалки. Курилка за соседним корпусом, тоже мне…. У него хоть и топографический кретинизм, что он может в коридоре лицея заблудиться, но не на столько же….

— Это ты смекалку включи, синеботка полутораметровая. — Видя, что Ушанка думает больше трёх секунд, я поводил по её шапке ладонью. — Вари горшочек, вари… Не дошло ещё?

— Не-а… Чё ты мне ребусы задаёшь? — После этих слов, Зою осенило. — Курить на территории лицея запрещено ведь… Меня в РАВМИ за это от занятий отстранили…

— Верно, Шерлок. Никакой курилки нет за корпусом старшекурсников. — Усмехнулся я, чувствуя радость от того, что никто не стоит над душой, правда продлилась она не долго.

— Да мне до головки фугаса вообще, есть там что или нет.. — Задрала нос Ушанка, тыкнув в меня ложкой. — От Кроули я тебя избавила? Избавила! Ты мне должен.

— Уважаю. — Покачал я головой, поражённый предприимчивостью девчушки, показав большой палец. — И с Кроули состригала и с меня. Браво! Ладно, куплю я тебе шампуса сладкого. Белого?

— Дёшево отделаться хочешь… — Серьёзно заявила Ушанка с набитым ртом, быстро прожёвывая и делая обиженное лицо, а на её белых щеках появилась лёгкая краснота. — В увал меня своди.

— На горшок? — Переспросил я, не поняв, что сейчас имеет в виду белокурое чудо.

— Ага… Потом на голову тебе его надеть… вместо каски, и гранатой м-24 настучать. — Раздражённо сощурившись, заявила Ушанка, немного смутившись, после чего стукнула по столу маленьким кулачком. — Погуляй со мной!

— Чего?! — У меня даже ложка выпала из рук, а второй глаз задёргался в унисон второму. — С ума сошла?

— А что тут такого?! — Упёрлась обеими руками в стол Ушанка, встав коленями на стул, пробуя нависнуть надо мной, но получилось не очень. — Ты должен развлекать меня и знаки внимания оказывать! Я между прочем в гостях у тебя. Местности не знаю, союзников у меня нет, вечерами в распологе чахну. Веди меня в увал!

— Ну ладно. — Пожал я плечами. — Завтра после занятий в «Детский Мир» сходим, прикупим тебе чего-нибудь, заодно и выгуляю тебя.

— Мышкин, ты часом не блаженный? Может тебе «Лося бегущего» просадить? Вдруг мозги на место станут…. — Видя, что непонимание не покинуло меня, Зоя тяжело вздохнула. — Валенок ты солдатский, я на два месяца с небольшим старше тебя, сижу и в поместье вашем тухну. Какой «Детский Мир» затопи твой редут напалмом? В бар своди или ночной клуб, аквапарк на худой конец, караоке можно, да хоть по улицам Петрограда погуляй со мной… Ты же мужик, фантазию прояви. Только в пафосный ресторан не надо вести, у меня от чванливых рож гламурных мажоров изжога. Куда-нибудь попроще. Почему я вообще тебе должна говорить об этом? Уже сам давно должен был проявить инициативу, хотя бы из вежливости.

Сказать, что сейчас мой мозг плавился — это не сказать ничего! Он горел огнём! Охота было пустить слюну, упасть набок и прикинуться мёртвым. Причина тому не в сказанных сейчас словах, а в том, кем они были сказаны. Скажи такое Жанна, моё восприятие действительности не пострадало бы, а мозг не словил бы клина. Сейчас передо мной была мелкая девчушка лет четырнадцати на вид, с детским лицом, в милом голубом полосатом сарафане, форменном кителе лицея и белой ушанке из под которой торчали кукольные блондинистые пряди длинных волос. Меня сложно чем-то пронять, но степень полученного диссонанса между её внешним видом и словами была такой, как от удара рельсом по голове.

— Хорошо, сходим куда-нибудь погулять. — Пообещал я, чтобы замять ситуацию, белокурому хмурому чуду, которое сейчас сверлило меня своими серо-зелёными огромными глазами.

— Ну, слава императору! Выпросила! Хрррр… — Зарычав, взяв вилку со стола, Ушанка со свирепым взглядом, ткнула ей в воздух, видимо представляя мою печень.

Я же, продолжая пребывать в тихом ахеревании, наматывал спагетти, пытаясь восстановить работу своего перегоревшего мозга, который до сих пор не мог оформить озвученную тираду.

Ловя тупняк, я загрузил в себя остатки еды и потрепав по шапке свирепую малявку, которая недовольно зарычала в ответ, пытаясь меня укусить, направился на выход из столовой.

Тридцать минут оставшихся у меня в запасе, решил потратить на себя любимого, совершив экспресс поход в тренажерный зал лицея. Подойдя к своему шкафчику, номер которого мне сказали ещё при получении формы, достал ключ из кармана, и открыв дверцу частично переоделся, облачившись в майку, оставив брюки и туфли на себе. Бегать я всё равно не собирался, лишь железо потолкать без фанатизма.

На "Катастрофе" мне приходилось частенько практиковать силовые тренировки с подручными материалами: жим кислородного баллона от груди, присед с орудийным боеприпасом, тяга диэлектрической штанги реактора к поясу, разводка рук с паками душевых реагентов и прочие увлекательные упражнения. Организовать полноценный тренажерный зал на крейсере не представлялось возможным по многим причинам, главной из которых было отсутствие незадействованной площади. Как-то подходил к дедуле Нейтану по поводу скамейки для жима в углу грузового отсека. На мою хотелку, последовал относительно мягкой отказ, в результате которого моё здоровье не пострадало. Мне спокойно, на повышенных тонах объяснили, что если во время боя кончатся боеприпасы, то используют меня в качестве снаряда. Пришлось импровизировать. Чего только не придумаешь, когда находишься в дрейфе, ожидая окончания рейда законников по нодам.

Надежда, что я окажусь единственным посетителем тренажерного зала не оправдались. Идея подкачать тушку в перерыве, возникла не только у меня, но ещё у парочки парней, одним из которых был Амеран Гуджиев. Увидев меня "академик" приветливо махнул рукой, продолжив навешивать блины. Помимо распутинца, моё внимание привлёк ритмичный звук ударов, раздававшийся из угла зала. Кто-то колотил ростовую грушу с особой жестокостью.

— "Так и думал. Кто ж ещё".

Там была Настя. Девушка будучи одета в майку, шорты и бинты по рукам и ногам уничтожала тренировочный снаряд. Уже второй, судя по находящейся рядом растерзанной груше, под которой была куча высыпавшегося из неё наполнителя. Решив, что пока её не стоит отвлекать, занялся выполнением поставленных задач.

Не мудрствуя, и трезво оценив свои силы, выбрал регулируемую скамью для жима и стандартный гриф, что используют обычные люди.

На выполнение стандартной для меня схемы ушло не больше пятнадцати минут. Имея контур, мосты и меридианы необходимости часами впахивать с железом у меня попросту нет, особенно на моём уровне. Нужно лишь найти вес, который будешь жать на 2–3 повторения, врубаешь контур и вместо пары повторений, исполняешь шесть или семь на 3–4 подхода. Главное не переусердствовать с весом, иначе можно травмировать суставы, что для меня не желательно из-за отсутствия каона "Ревайд" в каждой из развязок мостов, что расположены в местах всех основных суставов: плечевых, локтевых, кистевых, тазовых, коленных и голеностопа.

Забив обруч следующей тройкой связок каона "Манипулятор", взяв полотенце в автомате, я направился к Насте, осыпающей грушу градом ударов со скоростью автоматной очереди. Когда мне оставалось до девушки чуть меньше десятка метров, Валькирия вышла на новый уровень своего зверства. От рук девушки, очертания которых начали смазываться в воздухе, пошли магические всполохи. Звук ударов тут же стал на четверть громче и мощней. В конце серии, сверкнув разъярённым взглядом, Валькирия нанесла завершающий прямой удар пятернёй с расставленными пальцами на манер когтей в центр мешка, в область воображаемой грудной клетки. На пол посыпался наполнитель, а рука Насти показалась с противоположной стороны ростовой груши, погрузившись по самый локоть в кожаный чехол.

— Да ты страшный противник. Впечатляет… — Без малейшего преувеличения заявил я, подходя к девушке. — Как ты, Насть?

— А ты, как думаешь, благородный? — Апатично сказала Валькирия, поворачиваясь ко мне лицом. — Тебе когда-нибудь приходилось терять друзей?

— Нет, не приходилось. — соврал я, глядя в красные от слёз, пустые глаза девушки. — Сколько слёз не лей, это не вернёт твою подругу к жизни — вот что мне известно наверняка… Не сразу, но со временем, рана на душе заживёт, оставив после себя рубец, который будет иногда ныть в «плохую погоду», принося неудобство, но ты спокойно продолжишь жить дальше.

— Говори за себя, благородный. — Прыснула сквозь сжатые, подёргивающиеся от бессильной злобы губы. — Ты думаешь я не знаю, что Веру уже не вернуть? Знаю! Но покоя мне не будет, пока те нелюди не заплатят за то, что сделали с ней и девочками. Убила бы вот этими самыми руками… Только не надо вот этого ссанья про то, что месть это не выход, что….

— О нет, у меня иные взгляды, уверяю. Месть не облегчает душевных страданий, но приносит чувство глубокого удовлетворения, по крайней мере мне. И зови меня Стас….

— Извини… На нервяках. — Шмыгнула носом девушка, сжав зубы. — Каждый час отцу звоню, но новых сведений, которые могли бы помочь, так и не появилось. С самого утра лишь пара звонков от аферистов поступала и всё….

— Аферистов? — Нахмурился я, почесав затылок.

— Ну, да. Пользуются чужим горем, чтобы денег урвать… Мрази….

— Стоп! Какие деньги? — Приподнял я бровь, делая закономерное предположение. — Есть награда?

— Разумеется есть… Стас, ты в каком веке живёшь? За «просто так» никто помогать не будет.

— Да-да… Только что в этом убедился. — Мрачно сказал я, вспомнив о Ушанке, которую придётся в ближайшее время выгулять, иначе обои в комнате драть начнёт. — А по чём ныне оценивается возможность отомстить?

— Благородный, как есть… Одни деньги на уме — Прыснула Ермакова, но спустя несколько секунд ответила. — Пять миллионов.

— Не дёшево. — Присвистнул я, примерив эту сумму на свой ежемесячный бюджет. — Эххх… Так хотелось сходить на теорию магии к инструктору Медведевой, но видимо ничего не поделаешь… Душ прими, одевайся и поехали.

— Куда? — Удивилась Настя всхлипывая, захлопав глазами.

— На эту стройку, где девчат убили. Следы будем искать.

— Стас, ты думаешь криминалисты в носу ковыряли?! — Возбужденно всплеснула руками Настя. — Отец и дядя Лёша столько им отвалили, подключили все свои связи, что они каждый волосок проверили! Мага со специализацией прорицатель привлекали даже! Герой тут выискался….

— Отнюдь… Ты меня сегодня с кем-то постоянно путаешь. Давай-давай, пошевеливайся, а то я могу передумать. — Замахал я руками в сторону женской раздевалки, подталкивая Настю, взяв за влажные от пота плечи.

— Стас, если ты хочешь меня обнадёжить, то не нужно….

— И в мыслях не было. — Покачал я головой, криво усмехнувшись.

— Тогда зачем?

— Может потому, что ты мне симпатична как девушка, может из-за того, что не перевариваю женских слёз, а может потому, что я корыстная сволочь, которая хочет поправить своё материальное положение… Выбери любой вариант, который тебе больше понравится. — Видя, как Настя задумалась, решил дожать, перейдя к активным действиям. — Разве ваша семья и убитый горем отец не жаждут кровавой расправы над виновными? Преподнести на блюде не обещаю, но направление в котором нужно копать покажу, будь уверенна.

— Каким образом? — В вопросе девушки чувствовался неподдельный скепсис. — У специалистов ничего не получилось, а тут пришёл ты….

— Не задавать мне подобных вопросов, будет первым условием нашего сотрудничества. — Мой голос был уверенным и спокойным. — Помнишь, ты не верила, что мне удастся тебя победить, но я оказался прав. Сейчас тот момент, когда стоит мне поверить, Настён.

— Хорошо. — Лаконично сказала девушка, через секунду кивнув. — Стас, надеюсь это не какая-то глупая шутка, и ты знаешь, что делаешь… Я быстро.

— Не торопись, тоже ополоснусь….

Через двадцать минут мы с Настей выходили к стоянке. Сожаления, то что пропускаю лекции милашки инструктора у меня не было. Морозов вновь припахал Лили по полной, а её лекции повесил на Довмана. Вот к нему я бы точно на лекцию не пошёл, лучше уж к Сколову. Один голос Довмана способен довести до суицида. За двадцать минут может развиться депрессия, а что произойдёт за час даже боюсь представить.

— Это зачем? — Приподнял я бровь, когда к стоянке друг за другом подъехало сразу четыре автомобиля, давая знак своей охране, чтобы не нервничали.

— На место преступления как ты попадёшь? Там до сих пор оцеплено всё. Пришлось отцу позвонить. — Пожала плечами Настя, легонько дёрнув меня за рукав, сказав чуть тише. — Мышкин, надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Пришлось соврать немного….

— Проехали… — Так же тихо ответил я, понимая, что узнавать подробности затеи Насти уже поздно.

Фёдор Ермаков или «Раскат», уже вышел из машины, направляясь к нам. Мне с огромным трудом удалось сдержать готовую вырваться наружу усмешку. Двухметровая гора мышц, далеко не заурядный маг судя по цвету эфирного тела, лицо которого было суровее пятки огна, от одного его взгляда позвоночник в ужасе был готов ссыпаться в исподнее, даже без удара по куполу, шёл в сопровождение двух телохранителей, которые были ему ростом до плеча. Понимаю, что эскорт прямой показатель статуса и все дела, но кто кому ещё должен за охрану платить?

— Благородный… — С лёгкой неприязнью произнёс предок Насти, слегка скривив губу, поперёк которой тянулся глубокий шрам, сразу определив мою принадлежность. — Граф? Князь? Постой… Я тебя уже видел где-то.

— Вероятно. — Не стал спорить я, решая удовлетворить своё любопытство, пропуская этап, где мы оба должны рассыпаться в любезностях, предписанных деловым этикетом. — Как узнали Фёдор Константинович, что я благородный? Герба на рукаве, перстня и шпаги у меня нет.

— Лицо у тебя наглое и надменное. — Хмыкнул Раскат, мазнув осуждающим взглядом по своей дочурке. — Ладно… Что за информацией ты располагаешь?

— Пока не знаю. — Честно признался я, наблюдая за тем, как глаза здоровяка превращаются в две маленьких горящие точки. — Мне нужно попасть на место преступления, тогда определимся.

— Не трать моё время. — Сдерживая раздражение бросил Ермаков, собираясь развернуться и уйти.

— Настя такая же недоверчивая, как и вы. До последнего уговаривал, чтобы она отказалась от состязания со мной. — Видя, как приподнялись брови Раската, я продолжил. — Мне теперь и вас придётся уговаривать и убеждать?

— Значит, ты тот парень, о котором рассказывала дочь. — Задумчиво произнёс Ермаков, посмотрев на Настю, которая утвердительно кивнула, после чего к суровости его лица, добавилась ещё и подозрительность. — Тогда вообще не пойму, зачем ты решил помочь… Только не говори, что из-за денег.

— Деньги — вещь безусловно полезная, но основных причины всего две. — Мой ответ был вполне честным, ведь Ермаков был не тем человеком, с которым стоит играть в «игрушки», чувствую у него иной склад характера.

— Какие? — Вкрадчиво поинтересовался Раскат, ловя каждое моё слово и жест.

— В моих силах вам помочь, и я это знаю. Жизнь она ведь длинная… Вдруг, когда-то и мне потребуется от вас помощь.

— Услуга за услугу, значит….

— Не совсем. — Покачал я головой, видя настороженность Ермакова, решив повернуть диалог в правильное русло. — Назовём это налаживанием доверительных отношений.

— Это от результата будет зависеть. — Сразу провёл черту «простой» спортсмен, «честный» бизнесмен, который держал в своих руках всю Фрунзенскую губернию.

— Я же не против. — Пожав плечами, мой взгляд пробежался по автомобилю рядом. — Едем на место?

— Вторая причина? — Сощурился Ермаков, а мне удалось окончательно определиться с типом, к которому принадлежит этот человек, выдержавший проверку.

— Она личного характера.

— О каких тогда доверительных отношениях может идти речь? — Выдержал ещё одну мою проверку Раскат, окончательно завоевав моё уважение.

— Хорошо, Фёдор Константинович, как мужчина мужчине, только без лишних ушей. — Я обвёл взглядом сопровождение Ермакова, и кивнул головой в сторону Насти, которая взглянув на отца, тут же без лишних вопросов отошла от нас на несколько метров.

Убедившись, что лишних ушей нет, приготовившись к самому худшему, я сообщил вторую причину Ермакову, наблюдая, как сначала его лицо из сурового, превращается в удивлённое, потом наступает стадия ахреневания, что пропадает дар речи, а следом накатывает ярость.

— Да ты… — Даже не нашёл, что сказать Раскат, расправляя плечи, сверкая глазами. — Убью!

Здоровенный кулак остановившийся в паре миллиметрах от моего лица существенно изменил бы мой портрет для памятника, если бы не вмешалась Настя.

— Папа! — Завизжала девушка так, что звуковая волна не менее 150 децибел ударила по ушам нам обоим. — Прекрати!

— «Я покойник или нет?» — Мелькнуло в голове, но судя по тому, что кулак начал отдаляться от моего лица, выходило, что нет.

Несколько секунд Раскат буравил меня немигающим взглядом, после чего перевёл взгляд на Настю, смерив её с ног до головы, возвращаясь ко мне.

— Даже не моргнул… — Удовлетворенно хмыкнул Ермаков, продолжив ковырять во мне дыры взглядом.

— «Ясен скверх не моргнул! Мне реакции попросту не хватило!» — Заорал в моей княжеской головушке маленький Айзек.

— Сказать мне такое… — Тряхнув головой, будто оправляясь после нокдауна, Раскат ещё раз посмотрел на Настю, а потом снова на меня. — Впрочем, одобряю… Как звать?

— Станислав Мышкин. — Не стал я представляться официально, наблюдая, как Ермаков вновь меняется в лице услышав мою фамилию. — Что-то не так? Вы с отцом моим знакомы?

— Настя, — Обратился Ермаков к своей дочурке, хлопнув меня по плечу, едва заметно усмехнувшись. — Нужно было сразу сказать, что этот парень нормальный благородный, а не из пижонов.

— Не подумала… — Пискнула девушка, переводя дух и удивляясь вместе со мной такими переменами в поведение своего отца.

— Жаль самому не удалось посетить выставку, чтобы своими глазами посмотреть на всё. Дела возникли… — Посетовал Ермаков, расстроено нахмурившись. — Коллеги по бизнесу и пацанята из моей школы несколько дней только о тебе судачили. Лихой ты парнишка… Ладно, не будем из кулька в пакет перекладывать, едем….

***
Индия. Штат Пенджаб. Амритсар «Золотой храм»

— Сингх, рад тебя видеть. — Верховный гуру величаво кивнул на поклон молодого мужчины, вдохнув дым из мундштука кальяна. — Знаю… Ты потерпел поражение, утратив божественное присутствие, но не отчаивайся. Все мы выполняем волю Бога, а значит в этом и было твоё предназначение.

— Да, верховный гуру. На всё воля его. — Кивнул Сингх, запуская руку в карман, что-то достав оттуда, зажав в кулаке.

— Ты прав, мой мальчик. — Кивнул гуру, выпуская клубящийся дым.

— Великий гуру, что теперь будет? - Спросил молодой мужчина старца в синем тюрбане, сидящего со слегка прикрытыми глазами и скрещенными ногами.

— Задействую все силы «Золотого храма», чтобы прекратить шествие мятежника по этому миру.

— Прежде, чем это сделать, — немного колеблясь начал Сингх. — Верховный гуру, у меня для вас послание от мятежника.

После сказанного воцарилась тишина, в которой едва слышно прозвучали слова молодого мужчина : «Он предупреждал об этом».

— Что за послание. — Немного оживился старец, приоткрыв глаза.

— Передаю его слова: «Верховный гуру, если ты не оставишь свои глупые попытки убить меня, то я сначала убью тех кого ты ко мне пошлёшь. Не сразу, спустя какое-то время, я постучусь в двери «Золотого храма», чтобы залить его кровью, если ты не прекратишь мешать мне жить…» — Сингх закончил говорить, слегка кивнув головой. — Таковы были его слова.

— Словам мятежника не сбить меня с моего пути. Меня направляет сам Бога. Я проводник его воли, для верных чад его. — Гуру замолчал, собираясь сделать затяжку, но двери в зал открылись.

Толпа молчаливых монахов повалила внутрь, постепенно заполнив всё помещение.

— Почему вы здесь? - Удивился старец, откладывая мундштук в сторону на подушку.

— Это я их позвал, верховный гуру. — Сказал Сингх, добродушно глядя на старика. — Мятежник, передал вам вот это, сказав, что «Вам известно, что это означает».

Сделав несколько шагов, молодой мужчина вложил в морщинистую руку старика простое металлическое кольцо, с прямоугольной планкой спереди.

— Великий гуру, что оно означает? - Спокойно поинтересовался Сингх, с ожиданием и надеждой глядя на лидера храма, который разглядывал вещь оказавшуюся в его руках. — Мятежник сказал, что если вы общаетесь с Богом, то дать ответ для вас не составит никакого труда….

Глава 9

Недостройка высотки в четыре первых этажа, располагалась между Приморской губернией и курортным районом. Добирались долго, около часа, из-за перегруженных дорог, и в молчаливой обстановке, ведь не на Бразильский карнавал спешили. За всю дорогу, лишь раз Ермаков нарушил молчание, желая узнать, как я собираюсь добыть сведения, и мой зазвонивший телефон, на который ломился Токарев. Его бойцы, что сопровождали меня, уже доложили старому вояке обо всём. Обе проблемы были тут же решены. С Ермаковым, я сослался на «родовое колдунство», а Токареву объяснил, что нет причин для волнения.

Кого только не было возле ворот строительной площадки. Автомобилей различных служб насчитывалось больше, чем спецтехники задействованной в этой самой стройке, начиная от имперской полиции и заканчивая выездной следственной группой из центральной Петроградской прокуратуры. От «люстр» на крышах жестянок собранных здесь, у меня зарябило в глазах.

После того, как наша процессия преодолела ленту, мы направились по проложенным деревянным мосткам через грязь к первому из трёх недостроенных подъездов без внешней отделки.

— Дочур, может здесь останешься? — Спросил Ермаков Настю, которая шла сложив руки на груди, слегка подрагивая, явно не от холода. — Тела давно в морге, но….

— Я пойду. — Коротко сказала побледневшая девушка, с пустыми стеклянными глазами.

Ничего не ответив, Ермаков, находящийся во главе нашей процессии двинулся дальше по лестничному маршу. Через пролёт, мы оказались на четвёртом этаже, где частично начали перекрывать потолок плитами.

Место, где всё произошло не нуждалось в демонстрации. Всё и так было очевидно. Обугленная колонна поддерживающая бетонное перекрытие, над которым нависали закопчённые плиты и являлось местом расправы.

— Настя, — обратился я к Валькирии, которая прикрыв ладонью рот начала тихо поскуливать. — Может всё же….

— Я в порядке. — Тихо сказала девушка, сделав несколько быстрых глотков воздуха.

Этаж не пустовал. Вкруг колонны, будто муравьи, маячили криминалисты в белых «касперах». Выделявшийся из общей толпы высокий мужчина, размерами чуть меньше Раската и в похожем чёрном драповом пальто двинулся нам на встречу.

— Фёдор, появилось что-то? — Тут же спросил здоровяк с квадратным подбородком и широкой шеей, побратавшись с Ермаковым.

— Возможно, Лёха. Пока не знаем. — Здоровенная рука легла на моё плечо. — Всё от этого парня зависит. Узнаёшь? Ты мне видео на телефоне с ним показывал….

— Да… Станислав Мышкин, помню. — Кивнул убитый горем мужчина с потерянным взглядом. — Мне то видео Вера показала, незадолго до… — Здоровяк замолчал, поправив галстук, опустив взгляд. — Я Алексей Иванович Потапов, отец….

— Мужайтесь. — Коротко сказал я, прерывая речь крепкого рослого мужчины от которого исходил лёгкий запах спиртного. — Вижу вам тяжело говорить, но мне потребуется ваша с Фёдором Владимировичем помощь. И просьба у меня….

— Всё что угодно, — не думая даже мгновения заявил Потапов. — Лишь бы был результат.

— Забудьте сегодняшний день и то, что я сделаю. Вопросов мне тоже не задавайте, всё равно не отвечу. — Серьёзно заявил я, поморщившись от щекочущего нос сладковатого запаха гари, и дождавшись когда все кивнут, даже пара из сопровождения Раската, продолжил. — Нужно выгнать с этажа всех этих людей. Мне не нужны зрители.

— Сделаем. — Одновременно сказали Ермаков и Потапов.

Чуть меньше минуты потребовалось на то, чтобы на этаже никого не осталось, кроме нашей компашки. Чувствуя нетерпеливые взгляды собравшихся, я направился к обугленной колонне, к которой был приклеен флажок с номером «3». Немного подумав, мне пришлось присесть, перед лежащей на полу арматурой, которую согнули будто алюминиевую проволоку, опоясав ею девчат у квадратной колонны.

— «Не подведи, Атминтис» — Дав себе установку, я активировал контур воззвав к потоку памяти.

Несколько секунд, и мне удалось увидеть достаточно, чтобы дать нужную информацию. Из-за возросших сил, последние два образа относились к возможным вариантам будущего, которое меня откровенно говоря озадачило тем, что имело прямое отношение не к убитым девушкам, а ко мне!

Зная, что не рекомендуется использовать два раза подряд связь с потоком за короткий промежуток времени, внимание моё привлекла обугленная пряжка ремня, потерявшая форму. Ещё пара секунд потребовалась на следующий сеанс, а в голову ворвалась новая порция видений прошедших и будущих событий.

Утерев кровь закапавшую из носа, встав, я направился к кучкующейся в сторонке паре былинных богатырей, сопровождающих чахликов, что их охраняли, и Насте.

— «Неожиданно… Как задорно скверхи пляшут то!»

Судя по их разочарованным лицам, все наверное надеялись на какое-то эпичное колдунство, с разрыванием небес, светяшками, громом и молниями, а вышло всё скромнее некуда.

— Алексей Иванович, можно вашу фляжку? — Попросил я, протянув руку к Потапову, который молча положил в неё блестящий «пузырёк», что извлёк из левого внутреннего кармана пальто.

Ловя удивлённые взгляды, я вновь направился к месту, куда упала пара капель крови из моего носа. Растерев их с пылью, я нюхнув содержимое фляжки, где судя по запаху был крепкий алкоголь с травяным запахом, вылил немного на пятна, ещё раз растерев подошвой туфли. Не хватало ещё свою кровь разбрасывать в месте, где по одному криминалисту на квадратный метр.

— Благодарю, — Вернул я «соску» мужчине, ещё раз мрачно взглянув на закопчённую колонну и потолочные плиты.

— Что-то не так? Не получилась родовая волшба? — Поинтересовался Ермаков, погладив по голове уткнувшуюся лицом в его пальто подрагивающую Настю. — Мрачный ты, княжич, какой-то.…

— Всё получилось. Поехали в клуб, здесь нам делать нечего. — Видя удивлённые лица, мой потяжелевший взгляд остановился на Потапове. — Алексей Иванович, дело ваше, но советую давать отбой всем. Здесь нечего ловить, только время и деньги на вознаграждения потратите.

— Визит в клуб нам ничего не даст. — Скептически отнёсся к моему указанию Потапов, немного помявшись, добавив. — Его хозяин Зинин Олег Михайлович, мой бывший однокашник. Очень отзывчивый и чуткий человек. Мы вместе смотрели записи с камер. Персонал опрашивали….

— Ничего не убудет, если в этот раз спрошу я. — Мысленно выругавшись, у меня невольно возникла ностальгия по своему родному телу, будучи в котором, сказанное мной воспринимали бы с большей серьёзностью в силу возраста. — Не будем терять время. Тем более тут рядом.

— Едем, раз нужно. — Кивнул Ермаков, поглаживая по спине стоящую рядом с ним Настю, утирающую лицо платком, что я ей дал утром.

— Я с вами. — Коротко сказал Потапов, извлекая из кармана смартфон. — Сейчас Олега предупрежу, что мы скоро будем.

— Этого не надо делать. — Покачал я головой, положив руку поверх экрана смартфона.

— Княжич, неужели ты думаешь, что Олег… Да он бы никогда… — Вступился за своего друга Алексей.

— Пока я ничего не думаю. — Мне не было причин врать, ведь пока стопроцентной уверенности в причастности к делу хозяина клуба, у меня не было. — Фёдор Владимирович, сколько у вас людей в шаговой доступности? В клубе «Знамение», где были девочки два основных выхода, и один для персонала. Нужно их перекрыть, чтобы никто не вышел и не вошёл.

— Откуда тебе известно название клуба? — Через пару секунд удивлённо спросил Потапов опомнившись, широко открыв глаза. — Его не афишировали в СМИ, чтобы не портить репутацию Олега….

— Мне много чего известно, но не будем терять времени. — Решил поторопить я нашу компашку, чтобы избежать лишних вопросов.

Пока спускались вниз, Ермаков и Потапов висели на телефонах. Не зря, потому как возле забора за воротами стройки нас уже ждало порядка двадцати бойцов, судя по виду которых, они явно не имели принадлежности к какой-нибудь охранной фирме.

— Скажи, Стас, — Понизив голос почти до шёпота спросил меня Раскат, настоявший на том, чтобы мы ехали с ним отдельно от Насти и Потапова. — У тебя ведь было нечто вроде видений, я прав?

— Да. — Не было смысла мне отрицать.

— Что тебя так разозлило? — Верно оценил выражение моего лица после сеанса с атминтисом Ермаков.

— Не хочу вдаваться в подробности, но лёгкой смерть девчат не была. — Мне не хотелось объяснять, что девушек изнасиловали, а потом издевались, прежде чем придать огню. — Потапову не говорите.

— Значит ты и вправду видел, что случилось. — Раскат на мгновение зло оскалился, но уловив мой интерес, всё же пояснил. — Отчёт экспертизы, что у Алексея — лажа. Настоящий, со всеми подробностями у меня. Веру и девчонок всё равно не вернёшь, а он убиваться будет.

— Резонно. — Согласился я, заново прокручивая в голове увиденное. — Этот клуб вроде не далеко. Долго ещё ехать?

— Минут десять. — Быстро прикинул Ермаков. — Нам разве нужно спешить?

— Нет… Просто руки у меня немного чешутся. — Честно признался я. — Не люблю, когда красивых девчёнок насилуют, пытают, а потом заживо сжигают.

— Не лез бы ты, княжич. Тебе всего-то нужно указать пальцем на причастных к убийству нелюдей. Остальное мы уже сами сделаем.

— Пока не уверен, кто и в каком количестве нам нужен. — Немного приоткрыл я завесу предстоящего дела. — Да и не привык в себе что-то держать.

— Я заметил. — Прищурившись, посмотрел на меня Раскат. — Додуматься же сказать мне такое про мою дочурку… А если бы голову тебе снёс?

— Огорчился бы.

На мой ответ, Ермаков лишь хмыкнул, слегка усмехнувшись, но тут же стал серьёзным, когда мы выехали на улицу, где был расположен ночной клуб «Знамение».

— Половина второго. Если ничего не путаю, то они в двенадцать дня уже открываются. — Посмотрел на свой смартфон Раскат, пряча его во внутренний карман пальто.

— Это хорошо. Народа постороннего там сейчас не будет. — Тут же смекнул я, прокручивая план действий в голове. — Всё тихо отработаем без лишнего шума.

— Мышкин, а ты точно благородный? — Видя мой вопросительный взгляд, Раскат пояснил. — Разговариваешь, будто бывалый разбойник и замашки у тебя стрёмные. Фляжка Алексея, следы крови, а тот взгляд, что у тебя был, когда ты магичить закончил, я видел ни один, и даже не два раза. Про игру в «Рулетку» на дворцовой площади, даже упоминать не буду. Это было не состязание, а банальное убийство.

—… А у вас неожиданно цепкий ум. — Искренне похвалил я Ермакова.

— Думал, что я только кулаками умею махать? — Раскат, сдержано усмехнувшись, смерил меня спокойным взглядом. — Не напрягайся так, просто поделился своими наблюдениями.

— Всё потому, что наш род отличается от других благородных. Мы до сих пор держим своих бойцов, а не пользуемся услугами охранных фирм, у нас есть арсенал на территории, не носим гербов, родовых перстней, шпаг, и других знаков статуса.

— А! Вот оно что… Звеняй, не силён во всех этих ваших благородных премудростях. — Ермаков пожал плечами, хмыкнув. — Могу сказать только то, что вашему роду повезло. Кому подфартило меньше, сейчас в Магаданской губернии на ПМЖ за грехи дедов и прадедов, чьи памятники в назидание оставлены нетронутыми по всему Петрограду, под местным солнышком «греются» и комаров размером с кулак кормят.

— Памятники? — Переспросил я, не поняв, к чему клонит Раскат.

— Да. Раньше головы на частокол вешали, а император памятники проклятых родов оставил нетронутыми. Даже деньги выделяет, чтобы за ними ухаживали. — Помолчав немного, Ермаков добавил. — Названия губерний и улиц специально не изменил — Фрунзенской, Калиновской губернии… Площадь Ульянова, проспект красных командиров, набережная Рошаля, площадь жертв революции — все названия оставлены нетронутыми. Так император тешит своё самолюбие, демонстрируя, что станет с теми, кто пойдёт против него. Интересный он человек….

— Сейчас, и мы станем очень «интересными» — Мрачно подытожил я, когда автомобиль остановился перед клубом. — Пусть ваши люди выходы перекрывают, а мы внутрь идём, искать охранника со следом от цепочки с крестиком на шее, и двух его друзей.

— И как мы его найдём? — Поинтересовался Ермаков, пристроившись рядом, со своими двумя телохранителями, а следом подоспели Настя и Потапов.

— Их рожи мне известны… А про след от цепочки на шее, сказал чтобы у вас не возникло сомнений в правильности моих действий. Вера за неё дёрнула, когда пыталась отбиться, цепочка не порвалась, врезалась в кожу, но из-за протяжки оставила след.

Дав отбой своим бойцам, которые хотели составить мне компанию, проводив взглядом пару автомобилей, поехавших ко второму выходу их клуба, открыл нараспашку дверь, заходя внутрь оказываясь в фойе.

Наше появление не осталось незамеченным. По лестничному маршу со второго этажа к нам торопливо спускался пиджак, с гарнитурой в ухе.

— Алесей Иванович, что-то срочное….

— Это кто? — Поинтересовался я у Потапова, перебив мужчину лет тридцати пяти на вид, с короткой стрижкой-ёжиком и оттопыренными ушами.

— Андрей, помощник начальника охраны клуба. — Успел представиться ушастый перед тем, как схлопотал от меня удар перчаткой облачения в нос, и принял сидячее положение на полу.

Видя удивлённые взгляды, активировав контур, я метнулся к молодому мужчине, не давая прейти в себя, рванув за ворот его рубашки, под которым оказалась ранее упомянутая мной отметина.

— Ещё нужны комментарии? — Заданный мой вопрос был из разряда риторических, судя по взглядам всех присутствующих, указательный палец левой руки пиджака уже оказался в моей руке. — Андрюша, где остальные, кто с тобой был?

Сразу после заданного вопроса, раздался глухой хруст и крик боли, а моя рука уже держала средний палец.

— Повторяю вопрос… Где сейчас остальные? — Сразу после вопроса, вновь раздался хруст и крик боли, ещё шлепок, выданной мной оплеухи свободной рукой.

— Ещё раз повторяю… — Спокойным холодным тоном начал я, но тут вмешалась Настя, которая хотела метнуться вперёд, но рука Раската преградила ей путь.

— Ты же ему ответить не даёшь!

— Именно. — С будничным выражением лица кивнул я, а фойе огласил очередной крик. — Мы так на беседу настраиваемся. Андрюша, ещё раз повторяю свой….

— Миха! Ааааа! В мониторной….В мониторной! Ик! — Залепетал лопоухий, тут же получив от меня затрещину.

— Да ты успокойся, а то уже икать начал, бедолага. Почему ты замолчал…

Мизинец хрустнув, принял неестественное положение, и вновь крик прокатился по стенам помещения.

— Антон! Антон! Он за баром или в официантской! Прекрати!

— Хорошо, — Протянул я, взявшись за большой палец. — Зинин в этом замешан?

— Нет! Нет! Аааа! Бляяя… Хватит!

— Девчонки тоже тебя умоляли… Вот как ты сейчас…. — Последовала ещё одна затрещина перчаткой облачения, после чего до моего слуха донеслось тихое журчание. — Уже? Быстро… А я ведь только начал.

— Я ответил! Ответил! Прекрати! — Заверещал лопоухий, рванув правую руку, указательный палец которой был следующим на очереди.

— Андрюша, ты ведь соврал мне, но это ничего. Когда у тебя кончатся пальцы на правой руке, я буду по очереди разбивать тебе пальцы на ногах вот этой штуковиной. — Активировав вновь контур, одним движением выхватив тонфу из чехла, я с размаха ударил по полу рядом с ногами. — Думаю, хватит парочки для возникновения между нами доверительных отношений и откровенности. К тому времени, ты не только обоссышься, но и….

— Не нужно! Я всё скажу! Это Зинин дал приказ! Это он!

Парализатор нокаутирующего действия тонфы тут же сработал по прямому назначению, отправляя Андрея в отключку.

Встав в полный рост, я окинул прибывающих в лёгком шоке свидетелей моего разговора c помощником начальника службы безопасности. На что Ермаков и Потапов были тёртыми калачами, но даже они стояли сейчас молчаливыми статуями, забыв как моргать.

Возникшую немую сцену нарушил звук звонка.

— Говори… — Коротко бросил Ермаков не спускающий с меня глаз, прислонив смартфон к уху. — Понял. Только не сильно. — Завершив звонок, Раскат мрачно хмыкнул. — Мониторщика на заднем входе повязали.

— Зинин… В голове не укладывается. — Подал голос Потапов, глаза которого горели холодной решимостью и жаждой расправы, направившись к лестнице на второй этаж.

Останавливать убитого горем здоровяка я не стал, поглядывая на дверь возле раздевалки в зал клуба.

— Пойду за официантиком схожу. — Коротко бросил я, направившись по запланированному маршруту.

— Пап… — Тихо позвала Настя, подёргав Ермакова за рукав, когда Мышкин отдалился на достаточное расстояние. — У этого благородного похоже не все дома….

— Благородного? Да из него благородный, как из меня офисный клерк. — Хмыкнул Раскат, поглядывая на княжича идущего в тройке метрах впереди. — Нормально всё с ним, дочь… Не наговаривай на человека, он расстроен не меньше нашего случившимся, вот и зверствует.

— Пап… — Вновь обратилась Настя к отцу, хлопая ресницами на опухших от слёз веках. — А что он тебе такого сказал, что ты его чуть не убил?

— Любопытной Варваре….

— Ну, пап! — Обиженно пискнула Настя, шмыгнув красным растёртым носом. — Ты же знаешь, что не отстану. Это про меня, да? Говори! Не отстану ведь… Что за вторая причина?

— Мгххх… Ладно. Не отстанешь ведь… — Пробубнил себе под нос Ермаков, немного наклонившись. — Сказал, что ты ему симпатична.

— И всё? Отец, не увиливай. Ты ведь не с этого завёлся… — Сразу заподозрила Настя, что ей что-то недоговаривают.

— С этого. — Коротко возразил Раскат и немного смутившись добавил. — Сказал, что ты ему симпатична, и что… грудь у тебя красивая, потому помочь и согласился. Дочь, стоять… Ты куда?

— Пойду сломаю этому придурку что-нибудь. — Буркнула себе под нос Настя, лицо которой было краснее спелого помидора.

— Насть, лучше ты это… — Рука отца легла на плечо девушке, а его лицо приняло не свойственное Ермакову выражение стеснения и неловкости. — На каблуках бы училась ходить. Он сказал, что у вас свидание намечается….

— Пап! — Пискнула красная до кончиков ушей Настя, шлёпнув ладошкой по рукаву плаща.

— Не «папкай» мне тут. — Строго заявил Ермаков, и немного смягчившись добавляя. — Тебя никто не заставляет, дочь. Просто присмотрись… По мне, вроде не плохой малый, хоть и благородный.

— Уже присмотрелась… — Обиженно сказала себе под нос Настя, отворачиваясь, поправляя китель и достав из кармана протеиновый батончик, несколько секунд глядя на него, принялась срывать обёртку. — Ну тебя, лучше сладенького пожую….

***
Два часа спустя

Как добрался до поместья, я даже не заметил, пребывая в раздумьях. После того, как выволок официанта из подсобки, посчитав, что моя работа выполнена, предпочёл удалиться, отказавшись от поездки на шоу под названием «расправа». Изначально, это было не моё дело. Таковым оно осталось и после завершения, но свой гешефт я поимел. Не смотря на уговор, что деньги меня не особо волнуют, на мой счёт, привязанный к номеру телефона, которыми мы обменялись с Раскатом и Потаповым, упало три миллиона с пометкой «За хлопоты».

Знал бы Ермаков на сколько его подпись была ироничной, наверное посмеялся бы. Во время сеансов по извлечению воспоминаний из атминтиса, я видел не только произошедшее с девушками, но и несколько образов возможных вариантов будущего, которые касались непосредственно меня. Этот Зинин с тремя ублюдками лишь исполнители.

Я немного «потолковал» с официантом Антоном. Он охотно рассказал, что перед поступлением приказа от Зинина, хозяин клуба обедал с каким-то пожилым мужиком в VIP-руме. Это и так мне было известно из образов посланных атминтисом. Внешность этого старика тоже не представляла для меня секрета, как и предположительное его местонахождение. Он сейчас ближе, чем можно себе представить даже в смелых фантазиях — рядом с Анной. Пока переживать нет повода. Этот старый плешивый скверх начнёт действовать не раньше, чем произойдёт открытие магазина. В образе, что я получил от атминтиса, зал «EVE Cristal» был полностью обставлен, а на стене висел баннер об открытии. Пока рано бить тревогу, разве что по его подельнику. Судя по телосложению это молодой парень, либо мужчина. Из убитых девушек его лица никто не видел, да и не было его на стройке. Ума не приложу, что нужно этим пассажирам от моего рода, кто они вообще, но я это выясню.

— Княжич, вы спите? — Вывел меня из задумчивости один из моих людей. — Приехали.

— Да… Спасибо. — Поблагодарил я, выходя из машины, направившись на трассу перед входом в поместье.

Скинув верхнюю одежду в прихожей, я направился в гостиную, где раздавались голоса мамы Эвы и Зои.

— Денёчек, дамы. — Поздоровавшись в своей привычной манере, мои плечи приподнялись к верху, под укоризненным взглядом маман. — Что?

— Ничего! — Ответила за маму Эву Ушанка. — Кто-то обещал за мной присматривать, а сам позорно дезертировал!

— Срочные дела возникли. Пришлось спешно уехать из лицея в магазин. — На ходу придумал я оправдание, замерев на месте не дыша, будто скверх в засаде.

Из открывшейся двери кухни, вышел молодой высокий мужчина лет тридцати пяти, с аккуратной стрижкой, добрым и учтивым лицом, держа в руках поднос с чаем и печеньем, одетый по форме служащего поместья Мышкиных.

— Княгиня, княжна… Ваш чай. — Ровным, поставленным голосом сказал мужчина, аккуратно поставив поднос на стол.

Сразу после этого, выпрямившись, сложив руки по швам, он сделала полупоклон, повернувшись ко мне.

— Княжич Станислав, с возвращением. Позвольте представиться. Меня зовут Яков Березин, я ваш новый дворецкий, но пока буду исполнять обязанности прислуги на время поиска рабочей единицы.

— Неожиданно, но приятно. — Мой удивлённый взгляд пал на маму Эву. — А что с Валерием Кузьмичом? Что-то случилось?

— Ничего. — Пожала плечами мама Эва. — Сам он не признается, но ему бы не помешал помощник. Пока искала кого-нибудь на замену Анне, нашла Якова, вернее, он сам откликнулся на данное нашим родом объявление. Рекомендации на высшем уровне. Вот и ввела новую единицу дворецкого в штат, правда прислугу пока не нашла.

— Оу! Рад, что вы выбрали наш род. — Я протянул руку мужчине, который немного удивился моему жесту, замешкавшись с ответом на рукопожатие. — Надеюсь, вам понравиться у нас работать. — Через мгновение, мой взгляд пал на поднос. — О! Мои любимые печеньки!

Протянув руку и взяв одну, я задел вилку, которая прокатилась, отпружинив от задранного бортика, подлетая и готовая свалиться со стола. Так бы и произошло, если бы Яков едва уловимым взгляду движением не поймал её.

— Извиняюсь за свою неловкость. — Виновато пожал я плечами, откусив печенюшку испечённую нашей поварихой Анжелой, взглянув в сторону лестницы. — Пойду к себе, устал немного.

Озорно усмехнувшись и подмигнув присутствующим, довольный собой, направился к себе в комнату.

— «А вот и второй показался….»

Глава 10

— Покойся с миром, Герман. Ты был хорошим снарядом для битья, но твой срок подошёл к концу. Прощай, друг. — С этими словами я плеснул немного воды из взятой с собой бутылки на полуметровый обломок ствола, торчащий из земли, залпом влив в себя остатки поллитровки. — За тебя, деревяшка.

Закончив речь, достал из рукава ваджру Индры, и поцеловал её, после чего начал отплёвываться, вспомнив, что по сказочным приданиям сикхов она сделана из костей какого-то мужика, считавшегося мудрецом. Тут конечно непонятно, почему именно «кость»? Штуковина была явно из меди, судя по виду, но мало ли!?

Впрочем не «погремушка» стала причиной безвременной кончины и так уже мёртвого Германа, а моя ошибка в связках каона «Метка». Изначальная идея была довольно проста. Пока искал в глобалнете сведенья о своих трофеях, которые отнял у Сингха, читая всякую мифологическую муру, наткнулся на один греческий миф о бабе с клубком, которая дала, а потом дала моток своему мужику, чтобы он не заблудился в лабиринте с огромным толстым рогатым скверхом. Чудо звали Мангуст или Минотавр, вроде бы. Между строк читал, так что не помню точно, но это и не важно. Клубок назывался «Путеводная нить Ариадны».

Пошевелив извилинами, прикинув свойства известных мне связок, я решил создать каон, который сосредотачивал бы весь оргон от заряженного удара, не давая ему рассеиваться, терять концентрацию, и задавал бы направление. Намерение было создать свой вариант «путеводной нити», только для оргона, что выбрасывает заряженный удар перчатки.

Способ реализовать мою хотелку был найден, но имел своеобразный механизм применения. В изначальной задумке, мне нужно было сначала коснуться пальцем атакуемого объекта, оставив на нём метку, с тянущимся из её центра направляющим каналом в виде нити, до моей перчатки. По заданному связками алгоритму, именно проложенный канал должен был собирать оргон от заряженного удара, сосредотачивать его вокруг созданной «нити», задавать ему направление и место удара. Опуская весь теоретический трёп и самооправдания — я сам себя перемудрил, ещё и в связках ошибся. Получилось «немного» не то, что планировалось, но расстройства по этому поводу у меня не возникло. Главное руку не оторвало, и на том спасибо, а вот Герману повезло меньше….

Постояв в «планке» над зевом колодца, до момента пока не начнут трястись руки, готовые в любой момент дать слабину, подстегнув веретено адреналином и закинув новые связки каона «Манипулятор», потрусил в поместье. Пришлось немного задержаться на террасе, чтобы обтереть кеды от грязи. Утро выдалось так себе, ни за что бы не решился на пробежку если бы не желание испытать каон «Метку» и взаимодействие каона «Форсунка» с ваджрой Индры, которая, как и предполагалось, приоткрыла часть своего потенциала. Даже качества моего оргона не хватило для этой «игрушки», чтобы обкатать её на полную мощность. Этот факт упрочил мою веру в то, что приблуда создана не хуманами, а кем-то, кто превзошёл мастерством даже бывших собратьев моего учителя Тонга, и наш с ним тандем.

Пройдя прихожую, в гостиной я наткнулся на Якова, который натирал салфеткой вазу, оглядывая её под светом люстры, выискивая разводы.

— «Как хорошо играет… И лицо такое доброе, как у зазывалы жнецов, только это всё пустое. На шары твои, друК, уже легла петля, только ты об этом не знаешь».

Заметив моё появление, Яков немного удивился, но быстро собравшись, коротко поклонился в знак приветствия.

— Доброе утро, княжич Станислав. Вы рано встаёте. — Тут же подметил наш новый дворецкий. — Могу ли я быть чем-нибудь полезен?

— Пока нет. Благодарю Яков. Занимайся своими делами.

Поиграв в «княжича», я направился к себе в комнату, морща извилины на тему, кто тот старик «гроза красивых девок» и это «воплощение учтивости» по имени Яков?

Может Вриловцы решили заглянуть на огонёк? Маловероятно… Ладно я — топ перваков, но девчата своими магическими успехами не тянули на дарований. Объявившиеся конкуренты по ювелирному бизнесу, тоже отпадают. Убийство девчат им, как стимеру барбитураты жрать — бессмысленно. Остаётся вариант с серийными маньяками-ненавистниками красивых девок. В образе с вариантом возможного будущего, действие происходило в ювелирном магазине. Хоть лица были не чёткими, но действующими персонажами были мама Эва, Анна и эти двое скверхов, которые не ладят между собой. Не то, что прямо не ладят, но между ними по любому жнец на пилокосе проехал, не меньше. В "Кристалле Евы" Яков сцепился со стариком, но получил по куМполу, отправившись в отключку, а старый скверх переключился на Анну и Эву. В следующей сцене из образа магазин уже горел. Подозреваю, что и Яков остался там. В образе из прошлого, «дворецкий» тоже решил качать свои права, но его разочек тряхнули за грудки и он тут же озяб.

Ничего не ясно, кроме двух общих моментов: убивают исключительно женщин и общий способ убийства — сожжение. Попахивает религиозной мурой и скверховыми мерзкими ритуалами, правда те предпочитали свежевать заживо, продляя мучения магией и химозой. Нужно будет спросить у глобалнета "Кто жгёт красивых баб?". Наверняка случаи были. Думаю, что наткнусь на пару клубов радикалов импотентов-женоненавистников. Времени у меня предостаточно. Целых четыре дня. Открытие магазина намечено на вторник следующей недели. Вынюхивают что-то эти ребята или ищут, иначе никак не объяснить манёвр с внедрением. Пока мешать им не буду, но в комнаты для персонала загляну. Если Яков в такое время уже в поместье, значит он занял одну из комнат. Там могут быть личные вещи, которые дадут мне подсказку, кто заглянул к Мышкиным на огонёк, чтобы устроить свой «огонёк» из мамы Эвы и Анны.

Замешкавшись у дверей своей «кельи», решил сразу пойти в ванную, чтобы искупаться и скинуть спортивный костюм в стирку. Без задней мысли, войдя внутрь, я одним движением стянул с себя олимпийку вместе с футболкой и замер.

— Упс… Ска… — Только и успел сказать, сделав шаг обратно за порог закрывая дверь.

Ванная не пустовала. Занята она было Зоей, которая сейчас там плавала. Хорошо, что девушка меня не заметила и не подняла крик.

Довольный этим фактом, на моём лице появилась улыбка, а следом брови взлетели вверх, когда пришло понимание того, почему меня не заметила девчушка и не поднялся визг. Как заметить и закричать, если плаваешь на поверхности воды лицом вниз?

— «Уколи меня стимер химозой!» — Внутри всё опустилось, быстро открыв дверь, забив на всё, я решил убедиться в том, что мне наверное показалось. — Не показалось! Ска!

Контур активировался по наитию. Одним прыжком, прокатившись по плитке, я очутился возле ванны, рывком вырывая из воды девчушку, укладывая на пол, готовясь делать непрямой массаж сердца, возложив руки на грудную клетку, но вовремя остановился.

— Это на хер чО сейчас происходит? — Тихим вкрадчивым голосом поинтересовалась распластанная на полу, абсолютно голая, с выпученными от неожиданности глазами Ушанка, заливаясь краснотой.

— Тихо… Только не ори, я сейчас всё объясню. — Выставив ладони вперёд, убрав их от отсутствующей груди девушки, мой мозг скрипя от напряжения, начал подбор слов для объяснения ситуации.

Не сработало. Набрав воздуха в лёгкие девчушка хотела закричать, но моя ладонь заткнула ей рот.

Сдёрнув с края умывальника свободной рукой полотенце, аккуратно положив его поверх тушки Зои, я решил возобновить диалог, глядя в выпученные огромные глаза.

— Сама виновата! После пробежки хотел душ принять, а тут ты моськой вниз плаваешь, как труп! Откуда мне знать, что ты живая? Испугался, думал суицииднулась или залилась. Вот и кинулся спасать тебя, бестолочь! — Выпалив всё это на одном дыхание, решил поинтересоваться. — Кричать будешь?

Почувствовав, как девчонка пытается помотать головой, я с опаской медленно отвёл руку от её рта.

— Ну ты и тупорез, Мышкин! — Принимая сидячее положение, прикрываясь полотенцем, Ушанка звонко шлёпнула себя по лбу, качая головой, скорбно опустив глаза. — Я в «Смерть водолаза» играла, а теперь пошёл вон!

— «Смерть водолаза»? — Переспросив, чувствуя, что завожусь, покрутил пальцем у виска, зло зыркнув на белокурое чудо. — А смысл «игры» в чём? Выпугать того, кто случайно зайдёт, до усрачки? Так у тебя получилось, дурында.

— Нет, правила другие…. — Сделав серьёзное лицо тихим голосом возразила Ушанка, стыдливо отводя взгляд. — Нужно, как можно дольше, плавать на поверхности воды, задержав дыхание.

— За что мне всё это? — Вставая с колен спросил я у потолка ванной комнаты, и не дожидаясь ответа собирался выйти.

— Стооооять! Круугом! Куда это ты сапоги наканифолил? — Ушанка обмотавшись полотенцем, встала одним прыжком, притопывая ножкой, и менее командным тоном, вновь отведя глаза, сверкая красными ушами заявила. — Ты мне должен!

— Это ещё за что?! — Вытаращил я от удивления глаза, не веря своим ушам. — За появившиеся у меня седые волосы на голове? Даже самую малость не считаю, что седина украшает мужчину.

— Нет, не за это… — Зыркая на меня рассерженным котёнком, белокурое чудо надуло сжатые губы. — Кто только что лапал юную непорочную княжну за грудь, и пытался вероломно посягнуть на её честь? М? С тебя ещё один увал….

— Про лапал ты преувеличиваешь, а про честь это твои домыслы.

— Да ты чО! Футболку стянул, а штаны значит не успел? Так получается? — Елейным голосом поинтересовался мой личный белокурый кошмар, указывая на мой внешний вид, зацепившись взглядом за ваджру, заткнутую за пояс штанов. — А это ещё чего за штука? Первый имперский фалоиметатор со времён революции?

— Не твоё дело. — Прыснул я сквозь зубы, собираясь уйти. — И про грудь, тут явно….

— А я сейчас закричу… — Елейным голосом промурлыкала Зоя, ехидно улыбнувшись. — Интересно, что все подумают?

— Скааа! Ладно! — Обречённо махнув рукой, чувствуя, что меня только что поимели, я вышел из ванны, размышляя о том, что день явно не задался. — «Смерть водолаза, мля»….

В угоду необходимости, мой путь пролегал в лицей через оружейников и «EVE Cristall». Благополучно сдав палку сикхов на изучение и сделав заказ, спустив полтора миллиона, следующей остановкой в списке был магазин. Нужно будет узнать как идут приготовления к открытию и лично познакомиться со своим идейным врагом — «поджигателем красивых девок». Именно «идейным», потому как для меня, подобные вещи неприемлемы. Не себе не людям, даже обидно становится. Тем более, что этот скверх предположительно во вторник сожжёт магазин, а с ним маму Эву и Анну.

Опрос глобалнета на тему сжигания представительниц женского пола выдал полную ерунду. Случаи были, только они более характерны не для Российской империи, а для феодальной Испании, вернее для её одной области, которой заправляет инквизиция. Старый скверх на испанца никаким боком не похож, да и в моих образах фламенко или севильянос дед не танцевал. Не смотря на это у меня есть одна мысль, как узнать всю подноготную этого пироманьяка.

— «А вот и скверх вылез из засады» — Довольно потёр я ладошки, когда автомобиль остановился у магазина, перед входом которого возле урны стоял объект моего интереса. — «Как бы удержаться, чтобы тебе в хрюкальник сходу не заехать… Ладно, потерплю до вторника»

Желание подправить портрет старикану с глубокими залысинами тут же исчезло, стоило мне взглянуть на него через окулус. Дедуган оказался магом и довольно незаурядным, судя по развитию эфирного тела, имеющего светло-бирюзовый ореол, что свидетельствовало о силовом уклоне развития. К инфомагу не ходи, этот персонаж запросто может перевернуть автомобиль. Арматуру по крайней мере в узлы вязать может, а значит и меня уработает. Якова, который тоже маг, он с одной плюхи уложил.

— Улыбочку, старче… — Тихо сказал я, поднимая смартфон, и сделав фото через зеркальную плёнку стекла автомобиля, поспешив выйти.

Ещё на подходе, бросилось в глаза, что меня заметили, но вида не подали. Не выказывая повышенного внимания, дедуган достал из кармана сигарету и закурил возле урны. Мне бы не показалось это странным, если бы не активированный окулус. Дым от сигареты был довольно странным и содержал в себе эфир. Стоило ему попасть в область действия каона «Жажда жизни», который вытягивал оргон из среды в радиусе трёх метров от меня, как магический дымок тут же отпрянул, а глаза старика на мгновение округлились от удивления, но он тут же собрался, продолжая изображать из себя слепого скверха.

— Утречко! Вы должно быть новый помощник управляющего. — Сходу начал я, показав свою осведомлённость. — Я княжич Станислав Мышкин, приятно познакомиться.

— Приятно-приятно! Анна только о вас и говорит… Рад нашей личной встрече. — Встрепенулся старикан, натянув маску доброжелательности. — Позвольте представиться. Меня зовут Стефан Вячеславович Никонов. Ну, что мы в пороге стоим?! Пройдёмте внутрь, вы ведь приехали ознакомиться с ходом приготовлений к открытию?

— Именно, Стефан Вячеславович. — Прищурившись, я довольно кивнул, заходя в приоткрытую стариком дверь. — Оу! Уже часть витрин собрали и подсветку наладили! В таких темпах, мы к понедельнику откроемся, а не ко вторнику.

— Боюсь, что нет, княжич Станислав. — Огорошил меня Стефан, изображая досаду. — С вывеской и банером для зала возникли проблемы. Они будут только во вторник, поздним вечером. Мы ещё вчера пробовали решить эту проблему с Анной Алексеевной, но не вышло. Даже если отменим заказ, то новый подрядчик всё равно не уложится в сроки. Как без вывески на входе открываться? Боюсь, что открытие состоится только в среду.

— Досадно, но может это и к лучшему. — Как можно более спокойно отреагировал я, чуть не подпрыгнув до потолка, от осознания того, что у меня появляется лишний день в запасе. Видя вопросительное лицо Стефана, решил пояснить. — Мы открываемся в спешке, не исключено, что могли что-то пропустить, а так у нас будет время учесть все нюансы, чтобы избежать неприятных неожиданностей. Флаеры и рекламу ведь не делали ещё?

— Нет, не успели. — Покачал головой воодушевившийся стариках. — И ведь верно, так мы сможем более тщательно подготовиться. Я так расстроился, что не укладываемся в сроки, что даже не обратил внимание на положительные моменты.

— Ничего страшного. — Добродушно усмехнувшись, поражаясь актёрской игре старого скверха, я осмотрелся по сторонам. — А Анны Алексеевны ещё нет?

— Пока нет, но она звонила мне предупредить, что задержится. — Ответил на мой вопрос Стефан, на который я и так знал ответ, ведь девушка сейчас выполняла моё поручение. — Ах, да. Она мне сказала, что на втором этаже, в столе для вас лежит пакет, от коллег по бизнесу, что доставили вчера вечером. Это не моё дело, но я видел тех людей, что его доставили. Они не внушают мне доверия. Будьте осторожны, княжич.

— Спасибо за беспокойство, Стефан Вячеславович.

— Подождите немного, я сейчас принесу.

— Не беспокойтесь, сам схожу. Ноги после поездки разомну как раз….

Поднявшись на второй этаж по лестнице в конце зала, проследовал к месту, которое на плане было отдано под кабинет Анны. Дверь оказалась не заперта, как и предупреждала меня по телефону девушка. Оказавшись внутри кабинета, я сразу нашёл искомое.

В пакете адресованном мне, было приглашение на встречу, которая произойдёт сегодня вечером в VIP-руме игорного дома «Фортуна» и записка на цветастом листе с золотыми краями, где было описано, как все приглашённые страстно желают со мной познакомиться.

Рассовав по карманам кителя содержимое пакета, спустился вниз и сославшись на дела, поспешил удалиться, попрощавшись с любителем барбекю. Через пятнадцать минут, я уже шёл от стоянки к лицею. У его центрального вхожа никого не было, ведь сейчас полным ходом шла лекция. Вернее «почти» никого.

На верхней ступеньке в гордом одиночестве, сидела девчушка в чулках, призывно сверкая трусиками. Подойдя поближе, слегка наклонив голову, я потолкал её в плечо, на что мозель с растрёпанными тёмно-русыми волосами лишь хрюкнула и поудобнее пристроила голову на рюкзаке, который держала на коленях, обняв двумя руками, используя в качестве подушки. Следом раздался храп. Не такой, как обычно издают спящие огны, а даже чем-то милый.

— Просыпайся, принцесса Храпунцель. — Более настойчиво потряс я девчонку, но она засопев, отмахнулась от меня рукой. — Почки застудишь же… или чего поинтересней. Давай! Хватит тут кипеть! Ух ты ж бля! Ска!

Следующий взмах, оказался с применением магии. У ладони девушки появилось продолжение, в виде эфирного хлыста, который чуть не заехал по мне, ясли бы я вовремя не пригнулся.

— Ну и оставайся здесь, будущая пациентка гинекологии. — Махнул я рукой, напоследок полюбовавшись белыми трусишками, собираясь войти внутрь.

В этот самый момент, раздался мерзкий звук механического будильника, который бойком начал барабанить по металлическим чашкам.

— Ну, вот! Опять уснула… Блин-блинский! — Девчонка оторвала голову от рюкзака, и достав из-за пазухи полушубка огромный будильник на толстой цепи, отключила бесовскую звонилку, уставившись на меня. — Ты кто?

— Слюни вытри, Храпунцель, и причешись. — Недовольно буркнул я, поёживаясь от воспоминаний мерзкого звука «часиков на цепочке». — Разбудить тебя пытался. Лекции начались, а ты тут зад морозила, когда я собирался….

— Аааа! Блин-блинский! Лекция! — Девчушка подпрыгнув, вытерев рукавом слюни, стартанула с места круче олимпийского спринтера, бросив на бегу короткое «Спасибо!», моментально исчезнув за входными дверями….

— Понаберут по объявлению, — Недовольно буркнул я, скривившись от воспоминаний того, что меня чуть не огрели магической плетью. — «Один Морозов тут вменяемый, вот к нему и пойду. Он у нас эксперт по индусам… Может и о пироманьяках в курсе…»

ЗЫ: "Смерть водолаза"

Глава 11

— От это поворот на форсированном ходу… — Непроизвольно вырвалось у меня, когда закрыл дверь, попрощавшись с ректором.

Наш разговор надолго не затянулся. Морозов мужик, который всегда говорит по делу, не разводя демагогию. Жаль, что пришлось обмануть его, но честным парнем меня сложно назвать. Показав фото ректору, я сослался на то, что этот тип часто маячит рядом и у меня есть подозрения, что он член Врил. Тут было чистой воды враньё, чтобы показать «красную тряпку» ректору. Расчёт оказался верным. Морозов пообещал, что не пройдёт и часа, как мы узнаем, что это за старикан. В этом сомнений не было, ведь о связях и информационных каналах, к которым имеет доступ ректор, можно только мечтать.

Уже уходя, я решил рассказать о сонной тетере, что морозила почки и «пилотку» на крыльце лицея, и про её мерзкий будильник. Вот тут и случился дрифт на форсированном ходу. Стоило мне обмолвиться про будильник, который способен разбудить даже Сатану, местного предводителя чертей, как Морозов скорбно вздохнул и поинтересовался, не предпринимал ли я попыток разбудить эту девчонку? Соврав, что нет, ректор вручил мне скреплённую вместе тройку листов. Спящая мозель была ни кем иной, как княжной Ксенией из рода Сониных, ученица РАВМИ. Соответствие фамилии показалось мне смешным, но это продлилось до того момента пока не пробежался по профайлу девчонки. С трудом удержавшись чтобы не выругаться, с каменным лицом вернул листы Морозову, и пошёл выполнять его рекомендацию звучащую как: «Иди на лекцию. Скажи, что я задержал».

Самое печальное в восьмой «академичке» было не то, что её нельзя будить, иначе рискуешь потерять здоровье. Вся скорбь заключалась в будильнике, который она с собой таскала. Звук этой приблуды был на столько мерзким, что меня коробило даже от воспроизведения его в своих воспоминаниях. Ирония в том, что теперь вся группа «А» будет подвергаться психологическому насилию каждые пятнадцать минут! Именно это время указанно в отчёте между интервалами. Украсть его не представлялось возможным. Этот пыточный прибор был пристёгнут цепью к запястью Ксении, и имел противоударный корпус с антимагической защитой, формируемой за счёт эфира княжны. Ещё студенты РАВМИ пытались разбить этот агрегат, но судя потому, что он до сих пор работает, их попытки не увенчались успехом.

Размышляя на тему, каких «уникумов» только не встретишь в этом мире, обследовав доску объявлений, направился выверенным маршрутом к лестнице. На половину второй лекции я успевал, а наглеть тоже не нужно. Ректор щепетильно относился к посещению занятий, и ещё более внимательно к выданным им рекомендациям, которые по факту были приказами.

— «Ааааааааа!» — Издал я не мой крик, открыв рот и зажав его ладонью, после чего грязно выругался, помянув скверхово племя. — Не дошла, бедолага….

У аудитории стояла княжна Сонина, держась за ручку, уперевшись головой в дверь и мирно так посапывала, пустив нить слюны до самого пола. Тяжело вздохнув, я подошёл к спящей девушке.

Будить её не было никакого желания, ведь это могло привести к потере здоровья, как было указанно в отчёте, но кое-что проверить мне захотелось. Не похоти ради, а эксперимента для!

В отчёте говорилось, что её очень сложно разбудить обычными методами, и мне захотелось проверить «необычные» Не мудрствуя, пристроившись сзади, я осторожно запустил руки под блузку девушке.

— Да ладно… — Немного прифигев от того, что реакции не последовало, мои ладони сейчас покоились на девичьей груди.

То ли у княжны были предрассудки по поводу ношения лифчика, то ли она банально забыла его одеть, но он отсутствовал.

— «Яблочки прямо под мои руки росли» — Тут же определил я, аккуратно пожмакав и поиграв затвердевшими сосками. — «Уверенный второй с претензией…»

Видя, что княжна не реагирует на мои действия, получив доказательства того, что её действительно нечем не проймёшь, когда она спит, я уже собирался убрать руки, но не тут то было.

— Приятно… — Раздался тихий голос девушки сквозь сон, а её свободная левая рука, легла на блузку, прижимая мою руку к правой груди, начав ею двигать. — Ещё хочу….

— Не-не-не… Это на Новый Год… — Заключил я, вспоминая про камеры, извлекая руки из под блузки княжны Сониной.

— Нечестно…. — Пробурчала Ксения, ровно засопев.

— Нарекаю тебя «Сплюшка», от слова… Впрочем, ладно…

Подойдя сбоку, подсев, я взвалил девушку на плечо. Придерживая за ноги, ещё раз присев, захватив её рюкзак с пола, похлопал по попе, одёрнув вниз задравшуюся юбку, чтобы никто не любовался белыми трусишками.

— Поехали, находка клофелинщика, сдам тебя коллегам «академикам»….

Во всей ситуации, больше всего было жалко препода русского языка. То ухогрейку Елену на его лекции госпитализировали, теперь я притащил тушку какой-то девчонки. Пришлось потратить время на объяснения и заверения, что она просто спит, а не мёртвая, прежде чем пройти к задним рядам и вручить Сплюшку "академикам". Порадовавшись тому, что они не обрадовались воссоединению с подругой, подмигнув страстной Доре, проследовал к себе в "штаб" на предпоследнем ряду.

Сегодня, как и вчера, страдания от одиночества мне не грозили. По левую руку от меня злобно сверкая глазами и выпуская пар из ноздрей сидела Жанна, а по правую, сверкающая красными щеками "Смерть водолаза" или "Инфаркт Айзека", но это для своих.

— Жаннет, ты как всегда прекрасно выглядишь. — Сделал я учтивый комплемент, зная причину недовольства девушки.

— Иди шалашовкам своим комплементы отвешивай. — Прыснула сквозь зубы Жанна, ещё больше рассердившись, когда опустила взгляд, увидев требовательно оттопыренный карман моего кителя.

Несколько секунд девушка ковыряла во мне дыры взглядом, но эффекта никакого не было. Через секунду наступила капитуляция, и вручение победного знамени в виде трусиков.

— Скотина… — Обласкала меня Жаннет, на что я ещё шире улыбаться, погладив Лисичку по внутренней части бедра, подаваясь вперёд, чтобы не увидела Ушанка.

— Я тебя тоже обожаю, Жаннет. — Ответив на любезность девушки, которая сделала вид, что не слышит, решил порадовать Ушанку. — Пссс… Зоя. Сегодня в увал идём. Форма одежды парадная. К 19:00 чтобы была в полной боевой готовности. Подробности операции на перерыве.

— Да ладно…Неужели выпросила… — Не веря своим "заводским" ушам прошептала Зоя, хлопая ресницами. — И что будем делать? Только учти, что на меньшее, чем воровать металлолом я не согласна.

— Уверяю, тебе понравится. Подробности на перерыве. — Поспешил убедить я Ушанку, чувствуя, как начало печь затылок от испепеляющего взгляда.

— Куда это вы собрались? — Елейным голосом поинтересовалась Жанна, демонстрируя удивительные слуховые способности. — Предисловие очень знакомое про "тебе понравится". Слышала уже где-то… — Сладким голосом, впившись ногтями в мою руку, закончила Лисичка.

— Так понятное дело, куда! — Я извлёк из кармана приглашение, протянув его Ушанке.

— Игорный дом? — Удивилась Ушанка, вытаращив огромные глаза, приоткрыв рот, но тут же радость куда-то исчезла. — А меня пустят?

— А чего не должны? — Пожал я плечами, чувствуя, как ослабевает хватка Жанны.

— В столице, эти жлобы… — Зоя осеклась, а на её лице появилась коварная ухмылка.

— Всё верно, мы не в столице. — Тут же понял я причину радости Ушанки, а Жанна тихо ойкнула, от того, что моя рука в наказание, отказалась у неё под юбкой, продолжая наглаживать. — А чего не пускают?

— Да жлобы они в Имперском игорном доме… — Недовольно буркнула девчушка, но стушевавшись по моим пристальным взглядом, выложила всё как на духу. — Карта случайно в рукав завалилась, а служба безопасности заметила. Теперь дальше порога не пускают.

— Не знала, что тебя интересуют азартные игры. — Не скрывая брезгливости ко мне заявила Жанна, скривив губы, легонько прикусив нижнюю от моих поглаживаний.

— У меня там деловая встреча, Лисичка. Мне больше нравится игры иного рода, не имеющие отношения к картам и фишкам, но не менее азартные.

—… Это девок всяких на плечах таскать? — Не упустила момент продемонстрировать свою ревнивую натуру Жанна, стараясь сохранять ровный ритм дыхания.

Видя, что Зоя сейчас увлечена тем, что крутит приглашение в руках, я поближе придвинулся к Жанне.

— Лисичка не провоцируй меня… — Мои губы специально приблизились к самому уху девушки. — Когда ревнуешь, ты такая сексуальная….

— Иначе, что? — Промурлыкала Лисицина, специально наклонив голову, чтобы мои губы коснулись её уха. — Что будет?

— Могу не сдержаться. — Указав взглядом вниз на натянувшийся перед штанов, я продолжил чуть тише. — Забуду обо всём, сорву с тебя одежду, перегну через стол задрав юбку, а ты уже без трусиков, возьму за волосы…

— Прекрати… Я сейчас стонать начну. — Краснея пискнула Жаннет с помутневшим взглядом, вяло одёргивая мою руку, что была у неё под юбкой. — Похотливый подлец….

— Кто бы говорил, рыженькая извращеночка. Тебя ведь заводит одна мысль о том, что нас могут увидеть….

— Придурок… — Обиженно буркнула Лисицына, продемонстрировав своё коронное "Фи", отвернувшись от меня.

Усмехнувшись поведению девушки, делая себе пометочку, что при случае нужно будет вытащить Жанну на повторное свидание, переключился на Ушанку, которая тискала в своих ручонках приглашение. Жаль её обламывать, но с собой я её беру не для того, чтобы она жулила в казино, где состоится встреча.

— Зоя, ты хорошо стреляешь?

— Постеснялся бы внучке генерала от инфантерии такие вопросы задавать. — Ушанка с укором во взгляде посмотрела на меня, как на неразумного, качая головой.

— А если серьёзно? — С лёгким нажимом в голосе переспросил я, давая понять, что вопрос носит серьёзный характер.

— Гибриды и магострелы только. От огнестрельного отдача сильная. — Потупила взгляд Зоя, закончив крутить пригласительный билет в руках. — А ты с какой целью интересуешься?

— Мы туда не играть в карты идём.

— Так и знала. — Всплеснула руками девчушка, с нескрываемым подозрением уставившись на меня. — В чём подвох?

— Сейчас расскажу. Слушай внимательно….

— Так это ещё круче! — Удивила меня Зоя, терпеливо выслушав, а мне на мгновение показалось, что в её глазах горят азартные звёздочки. — Настоящая боевая операция!

— Надеюсь до этого не дойдёт. — Честно признался я, поражаюсь рвению девчушки. — Зоя, хочу напомнить, что это будет опасно, и ты и я можем пострадать.

— Вот заладил… — Отмахнулась Ушанка, с блестящими глазами продолжая вертеть приглашение в руках, но я вновь завладел её вниманием, положив руку на шапку, развернув к себе.

— Зоя, мне меньше всего хочется, чтобы ты словила пулю. — Вкрадчиво, выделяя каждое слово, постарался донести я до белокурого чуда свою основную мысль. — Если с тобой что-то случится, то в первую очередь….

— Мышкин, миномётную мину тебе в окоп… Ну, чего ты нюни распустил? Прохвати тебя понос в горящем танке… — Девчушка смотрела на меня взглядом умудрённой опытом женщины. — Ты за себя лучше переживай, а я развлекаться буду. И это… Ты не такой унылый чистоплюй, каким я тебя считала. Сделаю вид, что не поняла твоей задумки меня использовать. В конце концов это будет весело. Чего залип?

— Да так… Приготовься. Время часиков…. — Предупредил я Ушанку, которая сразу всё поняла, и потыкал пальцем в Жанну, прибывающую в образе самой обиженной Лисички во всей Российской Империи.

— Чего тебе, Мышкин? — Недовольно пробурчала Жанна, соизволив повернуться.

— Жаннет, самое время заткнуть ушки. — Сказав это, я последовал своему же наставлению.

— Он прав. Скорее… — Громче чем нужно сказала Ушанка, думая, что если она плохо слышит свой голос, значит и все остальные тоже её не слышат.

— Это какая-то ваша дурацкая игра? — Нахмурилась Жанна, глядя на нас с Ермоловой.

— Суй пальцы в уши! — Вновь громче чем надо заверещала своим детским голоском Зоя, заставив одновременно повернуться всех семерых "академиков" и добрую половину аудитории.

Жанна может быть не решилась последовать нашему примеру, если бы распутинцы, тихо матерясь, не сделали того же самого, что и мы с Ушанкой.

— Три…Два… Один… — Начала обратный отсчёт Ушанка. — Запуск!

Аудиторию огласил душераздирающий звон будильника. По лицам полным страдания на головах вжатых в плечи было сразу понятно, кто не успел закрыть уши. Хорошо, что Сплюшка быстро очнулась, отключив свой бесовской агрегат.

— Прошу прощения. Не обращайте внимания. Продолжайте…. — Вежливо извинилась проснувшаяся девушка, коротко поклонившись и садясь на место.

— И так каждую лекцию будет? — Поинтересовалась Жанна, приподняв бровь.

— Каждые пятнадцать минут, Жаннет… Засекай время….

Звонок пыточной машины Ксении слился с мелодичной трелью второго звонка, означающего конец лекции. На перерыв я не пошёл. Тому послужило причиной письмо от ректора, пришедшее на мою почту. Игнорируя «жужжащего» рядом со мной Виго, вымаливавшего второй шанс смахнуться со мной, потому что он вчера не нашёл курилку, я вдумчиво читал подноготную старика, который даже не потрудился выдумать себе имя.

Отец Стефан Никонов был ни кем иным, как старейшиной ордена «Сынов Гавриила» — последнего ордена инквизиции, которому осталось существовать хер да маленько. Причиной тому был сам император, видимо задавшийся целью постепенно изжить духовенство.

Морозов не поленился и скинул мне всю историю «Сынов Гавриила» и Имперской инквизиции, которую я терпеливо прочитал. Опуская всё словоблудие и перипетии, ситуация была такова: Инквизиция — это огромнейший косяк одного из предыдущих самодержцев Российской империи. Он хотел как лучше, а получилось через огнову задницу, тут даже мне понятно. Монархический строй подразумевает под собой фундаментальный принцип, сосредоточение власти в руках одного человека — монарха. В случае Российской империи таким человеком является Великий князь, он же император. Слишком много власти предыдущий монарх дал церкви, за что и поплатился. Вместо того, чтобы заниматься «делами духовными» и укреплять авторитет монарха, церковники полезли в «дела государственные», почувствовав волю. Вроде хуже уже не может быть, а нет! Ещё как может! Любая власть не может держаться на красивом слове, она должна иметь поддержку силовую. Так вот предыдущий самодержец, совершил вторую глупость из благих побуждений.

В этом мире есть ещё одна разновидность магов, способная управлять эфиром, но неспособная его добывать из окружающей среды и сосредотачивать в своём эфирном теле. Ох, не прав был я, полагая в самом начале, когда попал сюда, что маги не додумались вспарывать своих коллег для получения ещё большей силы. Уникумов, которые способны оперировать только заёмной силой в этом мире называют по разному, но основных названий два, одно научное другое церковное. Научное предписывает называть таких магов — колдуны, а церковное — ведьмаки и ведьмы, соответственно.

Я всегда за мир, тортики и сиськи, и чтобы мне было хорошо — это к тому, что можно было найти компромисс для мирного сосуществования этим двум разновидностям кудесников, но скверх тут плавал. В первую очередь подобное сосуществование не устроило магов, которых подавляющее большинство. Причина тому врождённая способность колдунов поглощать эфир заклинаний. Самое интересное здесь то, что им не требуется обучение, только практика. Эфир просто повинуется их воле. Даже самый заурядный колдун, если верить написанному, способен прикосновением за несколько секунд опустошить духовное тело мага, правда есть один нюанс. Забранный таким образом эфир колдун не может хранить. И вот тут нам на помощь приходят банальные жертвоприношения. При убийстве мага, разрушается его эфирное тело, образуя «эфир распада». Именно этот эфир колдун способен держать у себя сколько угодно по времени и количеству, пока не использует. Благодаря качественному различию, на сильную волшбу, эфира распада расходуются жалкие крохи. При активном пользование магией одной жертвы колдуну хватает на 1–2 месяца. Какой маг обрадуется подобному соседству? Я бы точно не обрадовался. Колдуны идеально заточены под убийство магов, как шары не крути и не перекладывай из руки в руку.

Первыми тревогу по потенциальной опасности забили князья. Объявив большой съезд, они наведались к императору, в ультимативной форме заявив о том, что нужно раз и навсегда решить проблему с колдунами. Вот тут и настал звёздный час духовенства, которое стуча себя кадилом в грудь вызвалось покончить с ненавистными ведьмаками и ведьмами.

Императорский карт-бланш и вливания средств из казны были получены. Так у церковников появилось собственное воинство — инквизиция, которая должна была избавлять магов от поганых колдунов. По началу у инквизиции это неплохо получалось, но беда пришла откуда не ждали. Вседозволенность святых отцов сыграла злую шутку со всей империей. Когда император открыл глаза, то произошла ротация с «Церковь на службе монархии» до «Церковь и монархия». Если бы не смена династии в результате дворцового переворота, то сейчас бы на месте Российской империи был бы второй Ватикан.

Император Иван V-й быстро навёл порядок, показав в чьём кулаке находятся шары, объявив высшее духовенство изменниками короны. В тот же вечер мобилизованные полки гвардейцев пилокосой жнеца прошли по столице устроив резню. Далее последовало повторное принятие присяги, по которой любое вмешательство во внутреннюю и внешнюю политику жестоко каралось без суда, следствия и права на оправдание. Вот тут епископы и забыли напрочь, как пинком ноги открывать дверь в императорские покои. Потом духовенству император помог забыть дорогу и на княжеские собрания, а Иван VII по сей день продолжает традиции своего деда.

На сегодняшний день мы имеем последний малочисленный орден «Сыны Гавриила», поддерживаемый наплаву лишь Епархией, старейшина которого решил пустится во все тяжкие, чтобы продемонстрировать пользу самого существования сборища ненавистников красивых девок. Теперь понятно почему мама Эва попала в поле зрение этих фанатиков. Даже с моими скудными познаниями в магии то, что я видел в образах, как она расправилась с бандитами не тянет на «стандартную» магию. Только мне с трудом вериться, что мама Эва вспарывает магов направо и налево.

— О чём задумался? — Раздался рядом мелодичный женский голос, вытянувший меня из дум тяжёлых.

— Подумываю создать свой клуб по интересам «Любители красивых девушек». — Ответил я усмехнувшись, подошедшей ко мне Доре. — Будешь нашим талисманом?

— Если только лично твоим. — Сверкнув тёмными карими глазами, которые казались ещё больше от наведённых стрелок, сладострастно промурлыкала Дора. — Я к тебе с предложением, Стас. Как ты смотришь на то, чтобы вместо лицейской столовой съездить куда-нибудь, в тихий ресторанчик например… Посидеть, поговорить по душам, узнать друг друга получше….

— Боюсь, Дора, что ничего не получится. — Учтиво улыбнулся я, замечая зловещую рыжую тень, источающую флюиды жажды убийства, за спиной жгучей брюнетки. — Та девушка, от которой я безума, меня не поймёт. Правда, Жанна?

— А я тут при чём? — Приосанилась Лисичка, миловидно улыбнувшись Доре, как делают это победители, продефилировав к своему стулу, и садясь рядом со мной, чуть ближе, чем обычно.

Всегда поражался искусству женщин говорить одними глазами и мимикой. Я сейчас не про то, когда руки женщины сжимают вашу шею — значит она чем-то недовольна. Жаннет дружелюбно улыбалась, глядя на Доротею, но над её головой был видимый мне огромный транспарант со словами «Выкуси, сучка! Гори в огне».

— Как жаль… — Картинно расстроилась Дора, говоря следующую фразу мне, но при этом глядя на Жанну. — Тогда может в другой раз получится. Мне пора.

Вот тут для меня наступило настоящее испытание, но я как истинный целомудренный адепт чистоты прошёл его с блеском. Изобразив полное отсутствие интереса, даже не посмотрев на шикарные бёдра жгучей Доротеи, которая сейчас явно ими выписывала в воздухе послание «Вот от чего ты отказался, идиот», я повернулся к Жанне, следящей за уровнем наклона моей шеи и косиной моих глаз.

— Что? — Поинтересовался я у Лисицыной, переходя в нападение. — Что я не так сказал?

— Да, нет, ничего… — Слегка растерялась Жанна, глаза которой светились довольством, хоть она и старалась это скрыть, но быстро собравшись, ехидным голоском спросила. — … И кто эта счастливица от которой ты без ума?

— А то ты не знаешь, Лисичка? — Запустив руку назад, я погладил Жанну по обтянутым юбкой ягодицам, после чего легонько шлёпнул, от чего девушка едва заметно дёрнулась. — Чтобы в следующий раз знала, будешь наказана.

— Я против.

— Забыла, что твоё мнение меня не интересует?

— Скотина ты, Мышкин. — Беззлобно сказала девушка, усмехаясь, после чего стала серьёзной. — Честно сказать, ты меня удивил. Думала бросишься на эту шалашовку, как кабель на тапок.

— Цени… — Многозначительно сказал я, величаво задрав нос.

— Ой, всё… Ну, тебя, придурок.

— Я тебя тоже обожаю, Лисичка. — Добродушно улыбнувшись, мой корпус склонился к девушке. — А ты меня?

— Пф! Размечтался… — Стараясь не выказывать смущение, с горделивым видом, но довольная, Жаннет отвернулась.

Знала бы Лисицына то, что знаю я про Дору, так бы не радовалась. То, что я отшил эту сексапильную принцессу, только подстегнёт её быть более настойчивой, но Жанне об этом знать не обязательно….

Глава 12

Игорный дом «Фортуна»

— Как бахвалиться и трясти кулаками, так все горазды, а до дела дойдёт, так в кусты! — Пожилой француз Келлерман стукнул кулаком по столу, пригладив большими пальцами обеих рук бакенбарды, оглядев всех присутствующих. — Крестов, Гришин, Леско, Манукович… Где все? Правильно! Чужими руками ведь приятнее угли из печи загребать — свои чистенькими останутся.

— Босс, вам нельзя нервничать. — Предупредил Илья Ростоцкий хозяина игорного дома.

— Знаю, но как с ними не нервничать? — Старик Алонсо махнул рукой в сторону пустых мест за столом. — Четверо здоровых лбов пацана испугались… Немыслимо… А ведь от этих переговоров их бизнес зависит. Я в любом случае выплыву, в дерьме им тонуть….

— Вам бы тоже, босс, не стоит расслабляться. — С осторожностью в голосе заявил Ростоцкий, оглядев присутствующих. — Хоть Станислав Мышкин молод, не стоит забывать, что он благородный, и кому принадлежит здание, где располагается его магазин. Оно вверено ему советом князей. Мышкин их инвестиция, и они будут его защищать….

— И ты не о том думаешь, Илья. — Махнул рукой умудрённый жизненным опытом Алонсо, обращаясь не только к своей «правой руке», но и ко всем остальным. — Нам его здание даром не нужно. Достаточно будет, чтобы он подписал контракт о вступлении в наше торговое объединение. Таким образом мы сможем навязать ему свою ценовую политику. Основная проблема в том, что цены у нас одинаковые с «EVE Cristal», только в наших магазинах лежат позапрошлогодние коллекции, а у Мышкина брендовые изделия, показ которых недавно отгремел. Когда он вступит в наше объединение, то мы сможем инициировать голосование о реструктуризации и перераспределению товарной базы. Возможно, даже забрать часть его поставщиков. Нам просто нужно убедить поставить его подпись под соглашением. Возможно придётся обмануть, надавить, даже угрожать, а может и не придётся ничего делать. Хватит одного убеждения, девятнадцатилетний пацан в конце концов, может оказаться легко внушаемым. Может? Может! Стратегию определим в процессе. Поговорим, выпьем, сыграем в карты, прощупаем, надавим немного авторитетом… Не мне вас всех учить.

— Босс, княжич Мышкин здесь. — Коротко бросил Ростоцкий, держа пальцы на гарнитуре.

— Так скажи работникам зала, пусть встретят гостя дорогого! — Келлерман усмехнулся добродушной улыбкой, погладив себя по животу. — … И проводят к нам, а мы уже потолкуем с нашим новым коллегой по бизнесу….

***
Ранее

Торговый центр «Детский мир»

— Не так я себе представляла «полный парад». Ой не так… — Нахмурилась Ушанка глядя на себя в зеркало, будучи в пышном розовом детском платьице, в котором её можно было смело вести за ручку на новогодний утренник в младшую школу. — А знаешь что, Мышкин?

— Что, маленькая фея? — Усмехнулся я, отыгрываясь за все свои мучения на Зое. — Ещё бантики тебе повяжем большие, и сандалеты какие-нибудь в виде зайчиков, чтобы от милоты у всех непроизвольное испражнение желудка радугой началось.

— Вынь бананы из ушей! — Рявкнула Ермолова, прерывая мой полёт фантазии, где я думал съездить на конюшни и найти белого пони для Ушанки. — Я отказываюсь! Вернее не так… Суеты мы наведём, но этот увал не считается.

— Не-а! Тут можно сразу два увала списывать за один сегодняшний вечер! — Началась торговля с мелким белокурым геморроем, который появился на моё седалище. — Театральная постановка, игра в карты, шампанское тебе нельзя — ты в образе, возможно перестрелка, но не желательно. Целый комплекс, а ты нос воротишь! Фу такой жадной быть!

— Я выгляжу, как идиотка. — Недовольно произнесла Ермолова, сложив руки на груди, надув губы. — На это я не подписывалась… Ты мне ещё соску вставь….

— Куда тебе её вставить?

— Да пошёл ты, Мышкин. — Выдала Ушанка, подняв руку и тыкнув мне в лицо популярный жест, с оттопыренным средним пальцем. — Себе куда-нибудь вставь… В ту дырку в голове, в которую тебя сношали.

— Как грубо… Подожди, дай проверю. — Подняв шапку Зои, я быстро осмотрел голову, надев головной убор обратно, впав в задумчивость. — Хм… Странно, очень странно.

— Чего там странного?

— Демонических рогов нет….

— Я тебе сейчас всеку! — Встав в стойку, своим внешним видом Зоя у меня вызвала лишь смех.

— Ящик шампанского?

— Ммм… Годится. — Деловито кивнула девчушка, рассматривая себя перед зеркалом. — Думаю, что это платье самое ублюдское, которое здесь было. Куда дальше?

— В парикмахерскую… Про банты я не шутил. — Расстроив Зою, решил сгладить ситуацию. — Потом к оружейникам за всем необходимым. По итогам операции ещё презент лично от меня будет.

— Уговаривать ты умеешь… Тащи уже свои чешки или сандалии, что ты там хотел? — Обречённо сказала Зоя, шумно выдохнув, искоса глядя на моё довольное лицо. — И не суши зубы так, а то мне страшно становится….

Стоило нам появиться в оружейной, как Борис засуетившись, выложил кейс на стол.

— Рад видеть вас снова, княжич Станислав. — Приветливо улыбнулся менеджер, открывая и разворачивая чемоданчик в мою сторону. — Здесь всё, что вы просили. Несколько раз проверили, всё отлично работает. Батареи заряжены, готово к использованию. — Отчитавшись, менеджер нырнул под стойку, доставая второй кейс. — Здесь всё остальное по списку.

— Анна Алексеевна была у вас? — Дождавшись кивка, всё же решил переспросить, хоть и была уверенность в профессионализме этих ребят. — Задача вам до конца ясна или есть какие-нибудь вопросы?

— Нас интересует только техническая часть и пожелания, мотивы клиентов нас не касаются.

— Другого ответа не ждал. — Довольно кивнув, у меня остался последний вопрос. — Исследовать начали, что я вам принёс?

— Да, ещё утром передали в лабораторию, но результаты будут только завтра.

— Отлично. Всего доброго, по исполнению оповестите.

— Одну минуточку! Я не отниму много времени. — Поспешно замотав руками, Борис вновь нырнул под стойку. — Вот, Анна Алексеевна передала, что вы потеряли кольцо для правой руки. Это вам за счёт фирмы и примите от нас скидочную карту на 10 % постоянного клиента. Благодарим, что выбрали именно нас.

— Приятно, Борис. Спасибо и до скорых встреч.

Даже у меня начался нервный тик правой брови, когда автомобиль подъехал к «Фортуне». Зоя пыталась храбриться, но судя по тому, что она всю дорогу грызла ногти, нервишки у неё тоже шалили. Чтобы как-то успокоиться, Ушанка решила докопаться до меня.

— Смотрю уже полный кубарь натрусил, салага. — Захихикала девчушка, но в её смешках явно прослеживались нервозные нотки.

— Я не считаю страх чем-то постыдным, Зоя. Это естественная реакция организма на опасность, один из защитных механизмов психики. В этом чувстве нет ничего плохого, хуже всего, когда оно исчезает. Это означает только две вещи: либо тебе нечего терять, либо ты из человека, превратился в зверя.

— Знаешь, Стас… Подобные мысли до добра не доводят. — Серьёзно заявила Ушанка. — В одном из гарнизонов, где я бывала с дедушкой, был политрук, который постоянно говорил о подобных вещах.

— Был? — Тут же уловил я контекст, поглядев на панель автомобиля, где был циферблат часов. — И что с ним случилось?

— Да, ничего. — Махнула рукой Зоя. — Дедуля ему пиз@ды дал, чтобы солдат от учений не отвлекал. Вот и говорю, что подобные разговоры до добра не доводят.

— А твой дедуля прирождённый философ. — Оценил я, начав подсмеиваться на пару с Зоей. — Готова?

— Как технолог ЛВЗ. — Кивнула Ушанка, хрустнув шеей, потирая руки.

— Зоя, за выражениями следи, ты в образе. — Поспешил напомнить я Ермоловой, поднеся кулак ей под нос.

— Братик, — Детским голосом пискнула Зоя, чуть не пустив слезу, вылупив огромные глаза, подёргивая сжатыми от обиды губами, жалобно глядя на меня. — Не обижай меня… На ручки хочу, погладь меня….

— Кхм… — Закашлялся я от того, что эта ряженная кукла, косолапя подошла ко мне, залезла на колени и обняла за шею.

— Не злись, братик… — Зоя сложила губы бантиком, слегка покраснев, потянувшись ко мне. — Лучше… Поцелуй свою маленькую сестрёнку.

— Зоя, ну ёп твою мать! — Взяв, как кошонка обеими руками ряженную, ехидно ржущую Зою, я усадил её как куклу, обратно на сидение. — Что это за японщина?

— Гы-гы! Купился, олух! — Ухохатываясь, Ермолова взялась за живот, катаясь по сидению, задёргав ногами. — Видел бы ты свою моську, извращуга! Му-ха-ха….

— Бестолочь… — Посмеиваясь бросил я, понимая, что девчушка таким образом скинула волнение, снял с неё шапку, поправив банты. — Это пока здесь полежит.

— Ээээээ! Нельзя! — Замотала руками Ушанка, пытаясь отобрать у меня шапку. — Я в ней пойду!

— Сегодня придётся потерпеть, из образа будешь выбиваться. — Покачал я головой, положив аксессуар на переднее сидение. — Что такого в этой шапке, что ты с ней не расстаёшься?

— Эта шапка с головы самого императора. Не награда, которые он щедро раздаёт, а именно его личная. — Огорошила меня Зоя. — Прошлой зимой он приезжал проверять инфантерию. Увидев, что я мёрзну, он снял её с себя и отдал мне.

— Круто. — Честно признался я, оценив историю девчушки. — Но твоему сокровищу придётся побыть немного здесь. Это для дела.

— Ладно, уболтал. — Нехотя согласилась Зоя, поглядывая в сторону сидения.

— А вот и выездной нотариус подоспел. — Констатировал я, видя пристроившийся рядом автомобиль. — Сейчас перекинусь с ним парой слов и начинаем. — В этот момент мой телефон пиликнул сообщением. — Токарев на месте, но ворчит, как всегда… Начинаем!

— Да, да… Только из машины выбраться помоги, а то я запутаюсь в этом розовом чехле от парашюта….

Ведя за ручку Зою, которая прижимала к себе огромного плюшевого зайца, и изображала детский восторг новому месту, мы успешно миновали вход. Даже можно было не показывать пригласительный. При виде Ушанки, секьюрити утратили всю суровость, чуть не расплывшись от умиления. Зоя сейчас была похожа на маленькую фею, только без крыльев. Для большего эффекта, девчушка шла на согнутых ногах, чтобы уменьшить свой рост. Платье полностью скрывало ноги Зои, доставая до ковролина, что создавало иллюзию того, что Ермолова плывёт. Женский персонал, тоже не остался равнодушным. Оказавшись в самом начале игрового зала, к нам уже подошло несколько умиляющихся девушек, желающих закормить Зою шоколадом. Знали бы они, что в эта девчушка предпочла бы, чтобы в неё шампус литрами вливали, а не шоколадками давиться. Не смотря на это, Зоя принимала все «подношения», вежливо говоря «Пасибо, тётя».

— Зефирка, идём скорее, нас ждут. — Изображая нетерпение бросил я отставшей девчушке.

— Сейчас, братик. — По детски намного шепелявя, пискнула Зоя, тыкая в плюшевого зайца небольшим мячиком, специально испачкав губы в шоколаде. — Ой! Улетел….

Посадив зайца на пол, расставив руку, с криками «Уру-ру-ру-ру», Зоя погналась за мячиком, улетевшим в открытую дверь «аквариума», стеклянного предбанника с гипсокартонными перекрытиями между стёкол.

— «Не знал бы, что её дед Ермолов, заподозрил бы в родстве с дьяволом. Вот кого инквизиторам сдать надо…» — Подумал я, глядя, как пятеро здоровых мужиков оторвались от мониторов, и бросились искать улетевший мячик порождения ада.

Сделав скорбное лицо, я направился следом за Зоей. Остановившись в дверях, глядя, как пара пиджаков ползают на коленках по полу ища мячик вместе с Зоей, моё лицо посуровело.

— Ну, вот! Опять ты людям проблемы создаёшь! — Погрозил я пальцем девчушке, которая подмигнув, показала мне язык.

— Нашёл, держи, малышка. — Мужчина стоявший на коленях рядом с Зоей, протянул ей красный мячик.

— Пасибо, дядя. Это любимый мячик Гоши. — Зоя указала в дверной проём, через который виднелся сидящий на полу заяц. — Он бы плакал….

— Прошу простить мою сестру за то, что она доставила вам неудобства. — Бросив косой взгляд на Зою, я слегка поклонился. — Зоя, не мешай дядям работать!

— Да, ничего. — Одновременно махнули руками сразу несколько мужчину.

— Идём, давай… Ещё раз извините.

Взяв Зою за руку, довольную найденным мячиком, вернувшись к зайцу, которого девушка взяла в охапку мы направились дальше по залу, ловя на себе умилённые взгляды.

— Ну как? — Коротко поинтересовался я у девчушки, которая крутила головой по сторонам, с приоткрытым ртом.

— Две стойки и серверный шкаф. — Отчиталась Зоя о проделанной работе.

— Отлично, сестрёнка. — Осторожно потрепал я по макушке вьющегося рядом со мной белокурого «котёнка», который если ему протянуть сосиску оттяпает руку по самое плечо, обращая внимание, что нас заметили. — Улыбаемся и машем….

— Добрый вечер, княжич Станислав. — Подлетевший к нам пиджак с гарнитурой в ухе, изображая радушие, судя по натянутым мышцам скул, вежливо поклонился. — Мне поручили вас сопроводить к господину Алонсо.

— «Ему бы больше борделем руководить подошло с таким имечком…» — мелькнуло в голове, но вместо этого я лишь лаконично сказал. — Ведите….

Пройдя через лестничный марш на второй этаж игорного дома, мы прошли игровой зал разграниченный на несколько игровых зон, подходя к двустворчатой, богато отделанной двери, перед которой были порожки и ограждения по краям. Делая вид, что осматриваюсь, нашёл взглядом дядю Фёдора, который хотел попытать удачу, стоя перед игровым автоматом. Старый вояка тоже меня заметил, всем своим хмурым видом выказав «восторг» от моей затеи.

— Одну минуточку, — Преградил мне путь охранник, с лопатой металлодетектора в руках, совмещённой с индикатором поля. — Обычная процедура. Положите ваш смартфон в корзину перед входом.

— Дядя, а можно я туда свои конфеты положу? — Подёргала за край пиджака охранника Зоя. — Чур только не есть! Посторожить только, я их потом заберу.

— Хех! Обещаю, — Усмехнулся охранник, принимая от меня смартфон, передав его девушке в чёрном строгом костюме, которая попала под чары белокурого демонёнка, расплывшись в умилении.

— Учтите! — Деловито сказала Зоя, с напускной важностью. — Я все-все конфеты посчитала!

— Забавная у вас сестрёнка, — Усмехнулся охранник, закончив водить своей «лопатой» вокруг меня. — Можете проходить. Вас уже ждут.

— Спасибо, — Сдержанно поблагодарил я, благосклонно кивнув на то, что передо мной открыли двери и взял Зою за руку. — Идём, Зефирка. Не будем заставлять ждать почтенных господ.

«Живут же люди…» — Было первой мыслью, когда двери за нами закрылись.

Зал поражал своей вычурностью и роскошью, от обилия которой всё помещение походило на вертеп. Статуи у стен, дорогие ковры, золотая отделка столов, люстры из хрусталя, прозрачнее горной воды или слезы, несколько картин с налётам «антикварности». Даже два игровых стола-гибрида и бильярд в углу, были из красного дерева.

— Какая безвкусица… — Едва слышным шёпотом, будто читая мои мысли озвучила своё мнение Зоя, сохраняя восторженную моську, обращаясь к своему зайцу уже громко, чтобы её все слышали. — Смотри Гоша, как кЛасиво!

— Добрый вечер, господа. Прошу простить меня за задержку, — Слегка поклонившись, я одобрительно взглянул на Зою, которая изображая стеснение, спряталась за меня, любопытно выглядывая будто из укрытия. — Сами видите, что я не один, но она нам не помешает. Поздоровайся с дядями.

— Дратути. — Кивнула Зоя высунув голову из-за меня, на что почти все присутствующие посмеялись себе в усы.

— Проходите, княжич Станислав, — Растягивая слова начал величаво полный мужчина с густыми бакенбардами, на животе которого вот-вот должен был разойтись жилет тройки. — Присаживайтесь, и давайте знакомиться.

— Благодарю, мистер Алонсо Келлерман. — Не стал скрывать я свою осведомлённость, присаживаясь на пустое место, оставленное специально для меня, на такой же пустующей половине стола.

— А-А….А можно я вон там поиграю? — Переминаясь с ноги на ногу стеснительно поинтересовалась Зоя, указывая на игральный стол. — Там разноцветные штуки.

— Конечно, можно юная мисс. — Добродушно улыбнулся пожилой мужчина с морщинистым лицом, интересуясь. — Это ваша сестра?

— Да, двоюродная, по линии матери. Не успел в поместье завезти её, но она не будет мешать, уверяю.

— Да ничего, всё нормально. — Келлерман повернул голову. — Илья, составь компанию юной барышне.

— Хорошо, босс. — Согласился мужчина, тщательно скрывший своё недовольство, который именем и описанием Анны, соответствовал приходившему в магазин Ростоцкому. — Юная мисс, а давайте я вас одной игре научу?

— Угу… — Кивнула Зоя, быстро соглашаясь.

Легонько подтолкнув «демонёнка» к подхалиму Келлермана, ещё раз обвёл взглядом всех присутствующих.

— Думаю, затягивать знакомство будет излишним. — Весь мой вид излучал юношескую надменность и высокомерие, свойственную благородным. — Меня вы знаете, а о вас обо всех я уже навёл справки. Время уже позднее, скоро моя любимая сестрёнка захочет спать. Перейдём сразу к делам. Хотелось бы услышать ваше предложение. Вы же не просто так меня позвали?

—… Не просто. — Первым в себя от моего пассажа пришёл Алонсо, сохранивший приветливое выражение лица, а вот тройка комерсов начала пускать из ноздрей пар. — Должен признать, что меня удивляет ваша деловая хватка, однако это немного не учтиво, переходить сразу к делам. У нас, скорее дружеская встреча, нежели деловая. Не в обиду, княжич Станислав, понимаю, уважаю ваше рвение и энергичность, сам таким был, но вы в силу своей юности не понимаете основных принципов переговоров.

— «Какой смышлёный, похвалил, и тут же портретом в дерьмо окунул. Не буду тебя расстраивать, друК». — Изобразив смущение, я слегка пожал плечами. — Вам виднее. Это мои первые переговоры, не судите строго, и не стесняйтесь — говорите мне, что делаю не так.

— Это ещё одна из причин, почему мы сегодня собрались здесь. — Ни чуть не расстроившись покивал головой Келлерман, взглянув на меня по отечески. — Вы начали предпринимательскую деятельность, и вам несомненно пригодился бы опыт более старших коллег. Выпьем?

— Не откажусь, — Согласился я, не оценив гениальности попытки меня подпоить.

Дальнейшие двадцать минут, мне пришлось изображать из себя доверчивого огна, соглашаясь с откровенной глупостью, которую с уверенным видом лил мне в уши Келлерман, а потом и его приятели подключились к этому занятию, вставляя своих пять копеек.

Ещё через десять минут, творящийся абсурд перешёл в степень полного маразма. Ситуацию спасало только неплохое на вкус красное вино, которое мне в достатке подносили, стараясь споить, тем самым «разминая» мои меридианы. Ловя на себе завистливый взгляд Зои, которой не наливали, мысленно, я начал молиться атминтису, чтобы эти хитрожопые скверхи уже сделали свой ход. И они его сделали….

— Вот, Станислав, ознакомьтесь с нашим предложением. — Наконец-то открыв папку, всё это время лежащую справа от Келлермана, он протянул мне договор. — Здесь то, о чём мы говорили. Это соглашение о нашем сотрудничестве, которое будет выгодно нашему объединению, частью которого станете и вы, княжич Мышкин.

— Не возражаете, я одним глазом взгляну? — Мои собранные в кучу глаза, от обильных вливаний алкоголя сосредоточились на старике Алонсо, который довольно приглаживал свои бакенбарды.

— Конечно, княжич. — Добродушно кивнул Келлерман с довольным лицом, потянув вина из бокала.

— «Потерпи немного, Алонсо. Сейчас начнём стирать твою довольную лыбу»

Приняв документы, я сначала принялся внимательно читать, но потом перешёл к беглому осмотру, перейдя сразу к правам и обязанностям сторон.

— Приложение к пункту 5.7, будьте добры. — Закончив изображать подпитие, восстановив чёткость взгляда, я смешливо взглянул на Алонсо, отмечая точность своих прогнозов. — Хотя… Ненужно, я всё равно это не подпишу. Как же было забавно наблюдать, когда шестеро бездарей, чьи магазины переполнены неликвидом учат меня, как вести дела. Спасибо за то, что меня потешили, но я не намерен тратить на вас время. Всего доброго, надеюсь до не скорых встреч.

— Значит по-хорошему не получилось… И-и-и-горь! — Дождавшись, когда в затылок Зои упрётся пистолет, старик Алонсо вновь расплылся в улыбке, только теперь недоброй. — Будем по-плохому… Подписывай, и с твоей сестрёнкой будет всё хорошо.

— Дядя, Игорь, — Детским голоском спросила Зоя, подняв глаза, глядя прямо в ствол. — А он настоящий?

— Нет, игрушечный. — Ни как не отреагировав на чары милоты Зои, прыснул Ростоцкий, рука которого даже не дрогнула.

— Ну, ладно. — Ушанка отвернулась, приобняв своего большого плюшевого зайца, но потом вновь повернулась, уставившись на мужчину своими огромными глазами.

— Дядя, Игорь, а что говорит коровка? — Сразу после этого вопроса, раздался пистолетный выстрел.

— Ааагррр… Бля! — Подпрыгнув на одной ноге, отпустив пистолет, Ростоцкий плюхнулся на пол с простреленной ступнёй.

— Неправильно, мудило. — Мрачным, огрубевшим голосом сказала Зоя, став на голову выше, тряхнув магострелом извлечённым из зайца-рюкзака. — Коровка говорит «Мууу!». И ещё я ящик шампанского из-за тебя проспорила, урод. Вы и правда дебилами оказались, как и говорил Мышкин.

Быстро подняв пистолет Ростоцкого, Ушанка бросила его мне. Поймав ствол, убедившись, что он снят с предохранителя, я опустил руки под стол.

— Отгадайте, кто из вас получит выстрел в живот?

— Никто. — С полной уверенностью заявил Алонсо. — Мы хоть и не благородные, но не последние люди. На записях камер….

Речь Келлермана прервал вой сработавшей пожарной сигнализации.

— Пожар всё уничтожит. — Так же уверенно заявил я, а Зоя покрутила в руках небольшой пультик. — Правда, одна запись всё же останется… Та что сделала, вот эта юная леди, со своим чудным зайчиком. А там чётко виден факт мошенничества, оказание давления на титулованное лицо, угроза убийства… Но даже не в этом ваша главная промашка, а в том, кому та дрессированная мартышка, что ревёт на полу, пистолет к голове приставила. Этой девчушке достаточно позвонить своему дедуле, и вас танками раскатают вместе с этим казино. Генерал от инфантерии Ермолов о чём-нибудь говорит? Это его любимая внучка, Зоя. Познакомьтесь….

— Вижу вы и без меня справились, ребятишки. — Вышагнул из воздуха Токарев, сложивший руки на груди, постучав магострелом себе по плечу.

— Почти все в сборе. Можно переходить к конструктивному разговору. Теперь, слушайте МОЁ «предложение»….

Глава 13

— Вот это называется выгодным предложением, а не то, что вы хотели мне впарить. — Закончил я, оглядев присутствующих, но видя, что "сверхразумы" колеблются, решил дожать. — Поймите, помимо того, что вы трясётесь над неликвидом, которым забиты ваши полки, вся ваша логистика полное дерьмо.

— Я бы попросил! — Встрепенулся полноватый мужчина с сальным лицом, нос которого напоминал свиной пятак.

— А я бы не дал! — Тут же сообщил я поросёнку, чем вызвал смех у Зои, которая играла сама с собой в рулетку, сидя на игральном столе. — С вашими успехами, Тарасевич, вообще рот открывать не стоит. Хотите расскажу вашим коллегам, как вы из своих автосалонов вливаете значительную часть прибыли в ваши три ювелирных магазина, которые даже аренду с трудом отбивают, чтобы держать их наплаву? А переброска изделий из салона в салон? Она решила проблему? Разумеется нет!

— Говорить легко, только внести конкретного предложения не выходит. Правда? — Решил парировать мой натиск комерс.

— Тарасевич, по факту вы имеете бордель с тремя старыми шлюхами. Бесполезно двигать местами кровати, выручка от этого не увеличится. Их нужно направить на заслуженную пенсию и взять одну красивую, с высокой проходимостью. На медицинских расходах и оплате амортизации сэкономите…

— Ну, Стас! Ты опять за своё? Похабщина так и прёт! Ну? — Только Токарев не оценил моего примера, судя по смешкам окружающих и ухохатывающейся Ушанке.

— Это образное сравнение, дядя Фёдор. — Поспешно отмазался я, от "гусарщины". — Под этим примером имелась ввиду ликвидация убыточных предприятий, в пользу создания одного, но приносящего прибыль.

— Твоё предложение нам понятно, княжич Станислав. — Взял слово Алонсо, на правах самого авторитетного участника переговоров. — Ты хочешь, чтобы каждый из нас провёл ликвидацию….

— Нет, Келлерман, мне как раз до далёкой звезды, что вы будете делать. Будущее, которое вас ждёт, я обрисовал. Год, может два, и вы сами ликвидируете свои точки, а изделия отправятся в переработку по цене лома. Моё предложение в том, чтобы вы уже сейчас начали оптимизацию, а не продлевали агонию стопроцентного покойника. В свою очередь, я куплю всё предложенное мне золото по рыночной цене лома плюс пять процентов.

— Это немыслимо! — Встрял в разговор Иван Ховалкин. — Украшения….

— Я лом у вас покупаю, а не изделия, — мой голос на столько отдавал металлом, что щуплый интеллигент поёжился, будто его обдало сквозняком. — Предложение более чем щедрое. Ближайшая приёмка с переработкой драгметаллов способная заплатить и обработать такие объёмы, находится в Казахстане. В Петрограде есть пара ювелирных мастерских с индукционными печами, но они принимают золото под изготовление новых изделий и в мелких объёмах. Думаю, об уровне их работы, за которые придётся платить, вам не нужно говорить? Вы переплавите неликвид на неликвид, ещё и приплатите за рестайлинг. Я же даю лишних пять процентов от рыночной стоимости лома и избавляю от сопутствующих расходов на доставку и сопровождение. Про Имперскую таможню даже упоминать не буду. Своё предложение я озвучил, решение за вами.

Настала очередь добивания, для чего, я обратился к выездному нотариусу, который пришёл к началу нашего разговора.

— Арсен Давидович, вы подготовили бумаги, что я просил?

— Обижаешь, дорогой княжич Мышкин. — Улыбчивый армянин запустил руку в портфель, доставая договора. — Сразу после вашего звонка всё сделал. Ничего сложного, типовая форма. Правда, на мой скромный взгляд, условия для господ слишком мягкие. Нет сроков исполнения обязательств….

— Не всё так просто, дорогой Арсен Давидович. — Ещё шире улыбнулся я, положив стопку договоров на середину стола. — Они недействительны без моей подписи, а подпишу я лишь те, которые окажутся у моей управляющей Анны Алексеевны, в течение десяти дней, начиная с сегодняшнего дня. По истечению срока, остальные договора не принимаются. Это не означает, что я не куплю лом у тех, кто не подпишет договор в отведённый срок. Куплю, конечно… На десять процентов дешевле рыночной стоимости. Вот тут начинается «грабёж», о котором вы господа упоминали ранее, только ошибочно обвиняли в нём меня. Вас будет грабить собственная глупость и высокомерие. Вон, на Мухина посмотрите.

— А я что? Внимательно вас слушаю, княжич. — Ровным голосом сказал мужчина в очках, с трёхдневной щетиной на лице, который подпёр голову рукой, облокотившись на стол.

— «Благородный выродок… Да что этот сопляк о себе возомнил? Уселся тут, и указывает, как жить и что делать» — Озвучил я предполагаемые мысли Мухина, и видимо попал в точку, судя по тому, что его голова соскользнула с руки. — Вы наверное подумываете устроить большую распродажу… Слово «акция» действительно творит чудеса, но не в вашем случае.

— Это почему? — На лице комерса отразилась вся ранее скрываемая неприязнь ко мне.

— Да, кстати?! — Влезла в разговор Ушанка, потеряв интерес к фишкам. — Это ведь реально работает, по себе знаю.

— Здесь совокупность многих факторов. Если на розовый шампус акция, ты его купишь? — Задал я вопрос Зое, чтобы своим примером ещё сильнее расшатать нервы аудитории.

— Нет, конечно. Мне белый нравится, полусладкое. — Покачала головой Ермолова, смешно тряхнув бантиками.

— Хорошо, далее… Если будет белое по «акции», но в стограммовых пузырьках? Что тогда?

— Я не пью из мелкой посуды. — Почесав висок стволом магострела заявила Ушанка, задрав нос. — Ещё и греметь в рюкзаке будут.

— А если до окончания срока годности день остался, но со скидкой?

— Ммм… Сомнительную бурду я пить не буду. — Брезгливо нахмурилась девчушка, отхлебнув с горла бутылки, которую стянула ранее со стола по окончанию нашего с ней представления «Троянская Зефирка».

— Видите, господа? С ювелирной продукцией подводных камней будет больше. Тот же дефицит среднего сегмента размерного ряда, который наблюдается в большей части ваших точек. Затраты на пиар акцию и рекламу распродажи… — Тяжело вздохнув, я устало махнул рукой. — Надоело… Пойду я, пожалуй. Моё предложение было озвучено, оставляю его вашему разумению. Да… Чуть не забыл, господин Келлерман, у меня для вас маленький совет.

— Какой? — Удивился Алонсо, пребывавший до этого в глубокой задумчивости.

— Сожжения комнаты безопасности, лично для меня, хватает, чтобы забыть о нашем маленьком недопонимании. Дело вот в этой белокурой малышке… — Подмигнув Зое, которая навострила штатный комплект своих ушей, я продолжил. — Она очень злопамятная и обидчивая, особенно, когда ей в голову пистолетом тыкают. Может дедуле своему наябедничать, но три ящика хорошего белого полусладкого шампанского, доставленные в «EVE Cristal», заставят её замолчать. Для вас это пустяк, а княжна Ермолова сразу обо всём забудет. Теперь точно всё. До скорых встреч….

Десять минут спустя

— Дядя Фёдор, ну не дуйся. — Я слегка толкнул в плечо мрачного вояку, который изредка поворачивался в мою сторону и недовольно цокал. — Всё хорошо закончилось, чего ты?

— А если бы нет? Да я весь извёлся там в зале, а когда выстрел услышал, так чуть в ящик не сыграл. Доведёшь ты меня, парень… Ох доведёшь… — Взгляд Токарева перешёл на княжну Ермолову, которая на сидение провела неполную разборку магострела и теперь рассматривала его части. — Ещё и княжну в свою авантюру втянул. А если бы она «маслят» наелась? Представляешь, чтобы тогда было?

— Риск определённый был… — Начал я, но Ушанка меня перебила.

— Никакого риска не было. — С полной уверенностью заявила девчушка. — Я не так слаба, как кажусь. Тем более у меня эта крутая волына была.

Фраза сказанная Зоей показалась мне знакомой. Нечто подобное я слышал от Морозова, когда упомянул про инцидент с Виго. Тогда ректор сказал почти тоже самое. Ещё раз взглянув на Зою через окулус в тот момент, когда девчушка присосалась к бутылке шампуса, мне стало не по себе. Ране я уже отметил, что у неё ярко выражен центр эфирного тела, неестественного оранжевого цвета, с множеством фиолетовых щупалец, которые тогда мерно покачивались. Сейчас они бесновались в такт глоткам, производимым девчушкой из бутылки. Зрелище напоминало насыщающегося паразита.

— Чего ты на меня уставился будто хочешь? И явно не хлеба… — Поинтересовалась Ушанка, прервав свои возлияния, а потом ответила сама на свой же вопрос. — А ну да… Забыла, что ты извращуга… братик. Му-ха-ха-ха!

— Не льсти себе. — Не отреагировал я на провокацию белокурого демонёнка, быстро закинув две последних связки кона «Манипулятор» в обруч. — … Хотя, должен признать, что ты отлично справилась с заданием.

— Ага… И развлеклась…. — Медленно кивнула Ушанка, требовательно протягивая руку ладонью к верху. — Где обещанный презент?

— Ты его разобрала. — Я указал на магострел, части которого лежали на сидении рядом с девчушкой. — Не «дважды» наградной, но взамен того, что конфисковал у тебя ректор, вполне сгодится. В багажнике две пачки разных патрон к нему и кобура с обвязкой. С собой в лицей носи, на случай экстренных ситуаций, вроде той, что произошла с Кроули. Только не маши им без дела, сама знаешь о правилах.

— Класс! — Воодушевилась княжна Ермолова, но через секунду, смутившись, исподлобья посмотрела на меня, а на её щеках появился едва заметный румянец. — Спасибо… И что беспокоишься за меня тоже… Вот.

— Пустяки. — Отмахнулся я, откидываясь на сидение, довольный тем, что осталось меньше часа до завершения каона «Манипулятор».

— Стас, я тут подумал… — Подал голос Токарев, по виду которого было видно, что напряжение его отпустило. — А зачем тебе вообще столько золота и сможешь ли ты его купить? Объёмы будут не маленькими. Сомневаюсь, что денег вырученных с аукциона хватит, чтобы купить всё золото у этих бизнесменов.

— Золото мне нужно в качестве сырья. — Не стал скрывать я, понимая, что скоро об этом всё равно узнают. — Очень перспективной отраслью промышленности, которая быстро развивается, является электроника. Я сейчас про азиатские конгломераты, которым скоро у меня будет, что предложить. По поводу закупки лома у этих комерсов… Большого объёма по началу они мне не предложат. Сейчас они сидя за тем столом, по очереди демонстрируют ко мне своё пренебрежение, бравируя друг перед другом. Скорей всего обсуждают сейчас, куда мне нужно засунуть «бумажки», что я им вручил.

— Уверен, что так и есть. — Согласился Токарев, приготовившись слушать дальше мой рассказ.

— Потом они начнут тайком бегать ко мне, прячась от своих коллег, как крысы, и сдавать мне подписанные договора, боясь показать партнёрам, что прогнулись под «благородного сопляка». Буду принимать документы и провожать их фразой: «Рад, что вы последовали примеру своих коллег», чтобы потом за тем столом, они волками смотрели друг на друга, утратив доверие.

— Да ты хитрее складского прапора! — Вставила свой комментарий Зоя, которая, теперь уже в четыре уха внимательно слушала мой рассказ.

— Некоторые из них захотят «побарахтаться», устроив распродажи и акции. Что-то распродадут, но большая часть изделий так и останется мёртвым грузом, а вырученных денег не хватит на обновление ассортимента. Я в достаточно мере изучил этот рынок, чтобы с уверенностью говорить об этом. Так по одному они будут маленькими партиями носить мне золото, продавая за дёшево. Возможно не все из них, но большая часть. Остальные тоже придут ко мне, но уже позже и расстанутся со своим золотом уже не за «дёшево», а за бесценок.

—…Но тебе ведь самому придётся везти золото на переработку. — Верно подметил Токарев, а Ушанка утвердительно закивала. — Транспортные расходы, сопровождение, пошлины — это всё ляжет на тебя.

— Не ляжет. — С полной уверенностью сказал я, заложив руки за голову. — Потому, что мне не нужно никуда везти золото. Я уже прикидывал расходы. Ситуация такова, что купить индукционную печь с графитовым тиглем, способную обработать такой объём металла в три раза дешевле. Тем более, что она будет задействована не только для переработки украшений, но и для изготовления уже готовой продукции.

— Как всё сложно… — Протянула Зоя, потеряв интерес к моему рассказу.

— Так что ты собрался изготавливать, Стас. — Токарев почесал затылок, пожимая плечами. — Не золотые же слитки?

— Разумеется нет, я же не дурак. — Усмехнувшись, в моей голове ещё раз прокрутилась вся моя задумка. — Пошлины на вывоз золота очень сильно кусаются, особенно если экспортировать азиатским конгломератам. Скоро всё сами увидите. Много тонкостей, которые долго объяснять, но конечный результат увеличит стоимость золота за вычетом всех расходов почти в четырнадцать раз.

Судя по вытянувшимся лицам моих слушателей, последнее предложение они отчётливо поняли, тут же прикинув его в уме с учётом нынешнего курса, который был относительно стабильным и колебался между 1400–1500 рублями за грамм.

Пользуясь моментом, решил сменить тему о своих дальнейших планах на более отвлечённую, заговорив с Ушанкой про лицей. Когда автомобиль остановился во дворе поместья, сославшись на то, что хочу подышать воздухом, дождавшись как Зоя и Токарев скроются из виду, бодрым шагом направился к левому крылу здания поместья. Именно там располагался вход в служебные помещения и комнаты персонала.

Место, где кинул свои кости и пожитки Яков, мне удалось найти без особого труда. Этот скромняга уже повесил над дверью крест и табличку со своим именем. Вглядываясь окулусом сквозь стены, я облегчённо вздохнул. Ни души, что не удивительно. Большинство персонала уезжало в город на организованном родом Мышкиных маршруте, либо личном транспорте.

Достав из кармана несколько шпилек-невидимок, оставшихся от причёски Зои, усмехнулся механическому замку, который сдался не прошло и минуты.

Спешить не стал. Вместо того, чтобы нырнуть внутрь, тщательно осмотрел дверь и не зря. Осторожно сняв кусочек воска со стыка возле петли, который я бы раздавил, открыв дверь, уже не опасаясь вошёл внутрь. Чтобы зря не тратить оргон на ночное зрение, включив свет, и сразу полез под кровать. Ещё когда в самом начале просматривал помещение через окулус, под кроватью было замечено проявление эфира.

— «Ах ты ж хитрый скверх! Ска!»

То от чего шёл фон эфира, я нашёл. Это был коричневый чемодан. Хоть он был простым и невзрачным на вид, но вот внутри было нечто ценное. Об этом ясно говорил некий магический механизм, связывающий ручку и застёжки с замками этой увесистой коробки.

— А мы пойдём другим путём… — Констатировал я, поворачивая чемодан противоположной стороной. — Внешние петли со штифтами… Как непрактично….

Ещё пара минут потребовалось мне, чтобы выбить штифты. К счастью, они были не ржавыми, заклёпанные лишь с одной стороны, и не сильно запрессованными.

Обратную сторону чемодана удалось открыть не полностью. Тому виной были направляющие, но мне хватило, чтобы увидеть содержимое. Внутри были книги, круглая громоздкая сферическая курильница для ладана, занимающая минимум одну пятую от объёма, два слегка изогнутых широких клинка, похожих на мачете, цилиндрическая банка, как из под сгущёнки, фонящая магией и глиняный горшок с какой-то явно горючей жидкостью. Был ещё свёрток с «хирургическим» инструментом, явно не для спасательных операций, свечи и различные побрякушки, назначение которых для меня осталось загадкой.

Сделав фото всего содержимого, я переключился на самую интересную вещь, которая была внутри. Поспешно листая страницу за страницей рукописного журнала в тёмно-синей обложке, написанного частично понятным языком, но латинскими буквами, пришлось активировать контур, для ускорения. Записей было порядка шестидесяти страниц, иногда встречались гротескные зарисовки, выполненные явно Яковом, и вклейки вырезок газет, которые я тоже фотографировал.

Собрав чемодан, вбив обратно штифты, засунул его так, как он лежал под кровать, переключившись на шкаф.

— Да он педант. — У меня невольно вырвался тихий свист. — Аскетичный, правда….

Два костюма, какое-то бельё, рубашки, пальто — в общем всё необходимое, лежало идеально ровно и аккуратно, будто складывалось под линейку.

В мужском белье рыться не было желания, поэтому пошарился по карманом верхней одежды. С пустыми руками я не остался. В кармане жилетки от костюма я нашёл аккуратно свёрнутый, а не скомканный как зря чек за завтрак из гостевого дома «Пилигрим».

Прикинув, что уже достаточно задержался «в гостях» у Якова, оставил ему «подарок» на светильнике, что был прикручен прямо над кроватью, и поспешил удалиться, скрыв все следы присутствия, закрыв за собой дверь, уже подозревая, что сегодня мне предстоит бессонная ночка….

Глава 14

Стоило мне открыть глаза, как в голове засела отчётливая мысль, что именно сегодня, нужно что-то изменить в своей жизни, и я изменил. Цель дня была достигнута. Вместо того, чтобы дотрусив до ворот, побежать направо, к старому колодцу — я побежал налево, к конюшне. Чем не поворот?

Видя, что горит свет в стойле, пообещав себе, что загляну на обратном пути, пробежал мимо. Сегодня дистанция была длинней, чем обычно на километр с небольшим, что давало лишнее время подумать. Основной темой для размышления был рабочий журнал иеромонаха Якова, в который он записывал на церковной латыни все материалы, касающиеся каждого из поручаемых ему дел, а иногда и свои мысли. Чуть больше тридцати дел поручалось монаху, но ликвидированных им колдунов было не больше дюжины. Такое расхождение наблюдалось не потому, что этот воин церкви плохо работал. Как раз напротив, судя по наработкам и материалам дел. Яков не приступал к ликвидации, пока у него на руках не оказывалось железных доказательств. Надо признать, что все убитые им колдуны заслуживали смерти, даже если руководствоваться моими моральными принципами, коих не так много. Невинных среди них не было, к тому же, очень много общего со скверхами, которых я на дух не перевариваю. Даже плохо о маме Эве стал думать потому, что начал работать со снимками страниц по порядку.

Большинство колдунов при наличии возможности не убивали мага сразу, а подвергали долгой мучительной смерти. Некоторые из колдунов своей изобретательностью переплюнули даже скверхов. Причиной такой жестокости было получение большего количества эфира распада с одной жертвы. В результате постепенной мучительной смерти долгоиграющий эфир от распада эфирного тела, выделялся медленно, что позволяло избежать потерь при присвоении его колдуном. Всё-таки моя теория о том, что скверхи из моего родного мира являются не магами, а некой разновидностью колдунов — не лишена смысла.

Начитавшись записей изощрённых методов получения эфира распада местными "скверхами", начал подумывать грешным делом сходить на "призывной пункт" мракоборцев, чтобы записаться к ним добровольцем. Лишние руки им бы не помешали, да и мне тренировка….

Хорошо, что Яков вёл записи своих дел по мере их разработки, а не постфактум. После якутского колдуна, который заживо сварил двух девчонок-магичек, шла запись о недавнем инциденте с лицеистками и теоретическая разработка каждой из жертв. Уже на этой стадии Яков сразу отмёл двух кандидаток, а подругу Насти пометил знаком вопроса, но потом перечеркнул его, и тоже отмёл её кандидатуру, сославшись на то, что колдовской дар угнетён наличием магического и никогда не пробудится.

После сухих данных последовала запись мыслей Якова, где он в подробностях описал утро, когда пришёл довольный Стефан и вручил ему газету. Далее в журнале, на половину страницы шло словоблудие, где в культурной форме объяснялось, что старейшина «Сынов Гавриила» полное мудило, но с этим Яков ничего сделать не может. Шары у дедули побольше, и потяжелее будут, о чём он непрозрачно намекнул иеромонаху, пообещав выставить его лысым скверхом пред Епархией, обвинив в ереси и потворстве колдунам. В результате, мотая сопли на кулак, Яков работает под прикрытием у нас, ища доказательства, что мама Эва ведьма.

Представлялось подобное с трудом, а если бы своими глазами не видел ту вакханалию в образах, что Эвелина устроила возле конюшни, то никогда бы не поверил. Если бы не педантичность Якова, который описывал каждый тип колдунов на который охотился, то вопрос так и остался бы нераскрытым, а у меня зародились бы сомнения в своей компетентности. Ну не может она потрошить магов, как окушков на берегу Невского.

Мой мозг отказывался принимать тот факт, что мама Эва тайком занимается свежеванием магов, и оказался прав. Родительница Стаса принадлежала к очень редкому и сильному типу колдунов, которых церковники обозвали «стреганами» — повелители природы. Сложность с этим типом была в том, что на них не работал главный метод выявления колдунов — эфирный ладан, секрет изготовления которого был известен лишь «Сынам Гавриила». Метод определения был простецким, как младший сын в семье огнов. Дым от сгорания этой приблуды тянулся к поглощённому эфиру распада, как молоденькая графиня к смазливому княжичу. Причиной тому было поле притяжения, образующиеся из-за разности потенциала эфирного тела колдуна с чужеродным ему эфиром распада от убитого мага. Колдуны стреганы представляли собой некий гибрид между магом и колдуном, который мог генерировать эфир распада самостоятельно, без жертвоприношений. Этот тип ведьм единственные, кто мог поглощать эфир из окружающего мира. Правда, делали они это очень медленно и непроизвольно. При таком несознательном поглощение, эфир не накапливался в эфирном теле, а шёл на его развитие. Вот тут был самый главный нюанс недомагов и недоколдунов. Их эфирное тело было атрофировано и имело постоянную форму. Тут как кидаться липухами грязи в иллюминатор крейсера с отталкивающим покрытием — подержится пока не высохнет, и отвалится, не оставив и следа. Тоже самое происходило и с эфиром у стреган. Он временно соединялся с атрофированным телом и отваливался, превращаясь в эфир распада, который даже я не могу увидеть своим окулусом. Для ладана инквизиторов наступал так же облом. Если стреган имел только свой эфир распада, то не образовывалось поле притяжения из-за разных потенциалов эфирного тела и магической силы в нём.

Яков уже умудрился каким-то образом протестировать маму Эву на предмет потрошения магов. Проверка ничего не показала, а у меня на душе перестали скрести косами жнецы. Сам иеромонах склонялся к тому, что всех без исключения колдунов, чьи руки не пачкались в крови магов — убивать было неправильным, особенно стреган. Тут я с ним согласен, но не с позиции человеколюбия и прочих розовых соплей.

— «Зондеркоманда из колдунов! Да круче этого только горы и горб скверха-теурга, который не разгибаясь стоит согнутый, что шахматный конь над жертвенным столом…»

Страшно представить, каких дел смогут натворить эти ребята, если их кинуть в гущу мясорубки, где дохнут маги. Неправильная политика… Нужно отбирать, культивировать, приручать, вскармливать «императорской грудью» таланты, заставляя их работать на пользу империи, а не пускать под инквизиторский нож. Единственным сильным противником для колдуна может быть лишь охотник вроде Якова или отца Стефана, и то при соблюдение определённых условий.

Эфирный ладан не только средство обнаружения ведьм. Та магическая курильница, что я видел в саквояже иеромонаха — это основное оружие инквизиторов против колдунов. Как я понял, при активации этой приблуды выделяется большой объём эфирного дыма, которым может управлять инквизитор. Стоя в таком облаке, колдуну становиться сложно, толи вообще невозможно магичить. Возможно какая-то информация по этому поводу была в книгах Якова, но с ночёвкой оставаться у него, как-то желания не было. В любом случае, задумка, как избавиться от инквизиторов, раз и навсегда, у меня уже готова. Про Якова пока не могу сказать, по обстоятельствам посмотрим, а вот от Стефана я избавлюсь вне сомнений. Как президент клуба «Любителей красивых женщин» и единственный его член, не могу пройти мимо подобного вопиющего произвола. Ещё и маму Эву с Анной укокошить решил в начале следующей недели, скверх плешивый. Жаль, что я не на Фагрисе. Уже сегодняшней ночью по его жопу сходил бы в «Пилигрим», отправив к атминтису, но придётся потерпеть. Ещё не все приготовления завершены. Исполнить отца Стефана это одно, а избежать последствий — совсем другое. Его убийство разворошит осиный улей «Сынов Гавриила», а все факты укажут на мой род. Просто так он сам не уйдёт. Если не найдёт доказательств, то сам их организует. Случай с девчонками прямое тому подтверждение. Вариант с тем, что он отправится восвояси, я изначально не рассматривал, ведь этот скверх обломал мне свидание с Настей, которое планировалось на этих выходных. Уж больно хотелось посмотреть на боевую девчушку в платье и на каблучках, вместо боксёрок, а теперь облом.

Обкатывая в мыслях все шероховатости своего плана даже не заметил, как добежал до трассы и развернувшись на месте, закинув в обруч следующие связки кона «Геморандж» для духовного тела, понёсся обратно, поддерживая высокий скоростной темп. Целью было без использования контура вуали не снижая скорости добежать до заграждения вольера конюшни.

Получалось уже лучше, чем когда начинал, но чуть больше сотни метров я всё же недотянул. Переводя дыхание, сетуя на отсутствие меридиан к лёгким и сердцу, что превратят мою требуху в пламенный мотор, бодрым шагом добрался до конца дистанции.

Ловко перепрыгнув заграждение, чтобы не обходить вольер, решил зайти внутрь, поздороваться с Матвеичем и Таней, которые явно были здесь, судя по торчащему носу фольксвагена из-за конюшни. Пройдя через всё здание, поздоровавшись со всеми лошадьми, как делал это Стас, пообещав фыркнувшему Водолазу, что вскоре доберусь до него, вошёл в бытовое помещение для конюших, испугав Таню, которая только потянула руку к электрочайнику.

— Утречко! — Поздоровался я с удивлённой моим визитом девушкой. Растерянность фигуристой стройной красотки продлилась считанные секунды, сменившись интересом и довольством.

— Привки! Испугал, Стас… — Беззлобно сказала Таня, улыбнувшись, быстро поправляя причёску. — Смотрю приключения тебе на пользу идут, потеряшка.

— Неужели я такой страшный? — Спросил я, полюбопытствовав. — И почему «потеряшка»?

— Не страшный, очень даже ничего. — Понизила голос Татьяна, и засуетилась над чайником, чтобы скрыть смущение. — Кофе будешь?

— Да. Мне только без сахара… — Сказал я, за пару шагов приблизившись к девушке, которая решила повернуться для уточнения, вспомнив видимо, что княжич без сахара кофе не пил.

Было бы глупо с моей стороны не воспользоваться отсутствием Матвеича, по этому особо не наглея, я чмокнул Таню в щёчку, слегка приобнимая одной рукой.

— Сладенькое я уже получил только что. — Подмигнув девушке, в глазах которой заплясали озорные бесенята, я уселся на свободный стул возле небольшого столика, что стоял в бытовке. — А где твой начальник? В конюшне я его не видел….

— Буду за двоих сегодня. — Пожала плечами девушка, шумно выдохнув, показывая всю скорбь. — Приболел дед.

— Что-то серьёзное? — Поспешил справиться я о масштабах трагедии.

— Неее… — Махнула рукой Татьяна. — Простудился немного. На работу рвался, но бабуля быстро его приструнила.

— Он точно в порядке? — Переспросил я, зная из памяти Стаса склонность его подруги детства приуменьшать серьёзность происходящего.

— Да точно! — Сразу поняла в чём дело девушка, притопнув ножкой, уперев руки в бока. — Знаешь же деда, его лопатой не убьёшь.

— Ладно, с этим вопросом разобрались. — Закрыл я тему, перейдя к следующей. — Так почему я «потеряшка»?

— Потому, что порысачить договаривались, а тебя второй раз похитили. — Выдала своё заключение Татьяна, заливая в кружки кипяток, с лёгким беспокойством поглядывая на меня. — Было страшно?

— Не-а. Кормили хорошо, обращались прекрасно, регулярный сон, водные процедуры, интересная шоу-программа. — С самым убедительным видом заявил я, принимая кружку. — Заказчик доволен. Пять звёзд.

—… Стас, с тобой точно всё в порядке? — Слегка удивлённо спросила Таня потупив взгляд, открыв чуть шире глаза. — Я тут ожидала душещипательную историю про нелёгкую судьбину похищенного, что тебя успокаивать и утешать придётся, а ты… Хотя, не удивительно после того, что ты устроил на площади Петроградского ДК. Меня холодный пот прошиб, когда смотрела видео… Задал ты жару, Стас.

— Немного… Я не нарочно. — Изобразив смущение, на моих губах тут же появилась хитрая улыбка. — А вот утешать всё же придётся. Меня расстраивает тот факт, что не получилось порысачить с тобой, Танюш.

— Да, ничего. Не последний день живём. — Махнула рукой девушка, но в её глазах всё же промелькнуло лёгкое разочарование. — Когда занят не будешь, то обязательно покатаемся. Лошадки не убегут. Уж я прослежу.

— Не в этом дело, Танюш… Устроить скачки это лишь повод, чтобы провести время с тобой. То что всё сорвалось меня расстраивает. Знаешь, амазонка… — Взяв стул за край сидения, на котором покоилась точёная попка девушки, находящейся в ступоре от моей прямоты, я притянул её к себе поближе. — У меня есть предложение получше скачек.

Наклонившись вперёд, почти к самому уху Татьяны, я начал излагать появившуюся у меня идею, приобняв девушку за талию. Когда я закончил рассказ, озорное лицо неунывающей амазонки приняло розоватый оттенок.

— Стас, ты в своём уме? — Поинтересовалась моим психическим здоровьем Татьяна, несмело продолжив развитие своей мысли, что спровоцировала подозрения отсутствия у меня дееспособности. — … Одно дело если мы лошадок погоняем, чтобы не застаивались, и совсем другое то, что сейчас предлагаешь ты….

— Отказываешься значит… Эх…

— Да не отказываюсь, — Тон красного на выпуклости щёк Тани стал чуть насыщенным. — Просто ты княжич, а я из простых….

— Это ничего не меняет, Танюш. Отсутствие титула не меняет того факта, что ты красивая девушка, — не отводя взгляда, я добродушно улыбнулся, наблюдая за усиливающимся блеском озорных глаз, продолжая свои пояснения. — … Ровно как и наличие этого самого титула у меня не означает, что я чем-то отличаюсь от тебя в лучшую или худшую сторону. Ты девушка, я мужчина, который хочет составить тебе компанию на вечер.

— Немного неожиданно, что даже неловко как-то. — Поделилась своими ощущениями Таня, переминаясь на стуле.

— Тогда, делай то, что я говорю. — С полным знания дела уверенно сказал я, обнимая сидящую рядом девушку за плечи, слегка прижимая к себе. — Значит так… Закрой глаза, амазонка, и представь, что я обычный парень, а потом открой их вновь.

— Не уверенна, что сработает. — С лёгкой озорной кокетливостью в голосе сказала Таня, сидя с закрытыми глазами, улыбнувшись на моё ребячество.

— Я надеюсь, что сработает, — Продемонстрировав всю серьёзность своих опасений, погладив девушку по плечу, мои губы ещё раз коснулись потеплевшей щеки Татьяны. — Иначе точно расстроюсь, а тебе придётся меня….

Договаривать я не стал, да и не нужно было. Открыв глаза, немного несмело, Таня поцеловала меня в губы.

— Сработало. — С присущей девушке детской непосредственностью, сказала Татьяна, утвердительно кивнув, а озорство тут же сменилось любопытством. — А куда мы пойдём завтра? И это… Подумай о том, чтобы мне не пришлось учить ваш занудный этикет и соблюдать манеры. Не в обиду, Стас… Я далека от всего этого, и буду чувствовать себя, как лошадь под чужим седлом.

— Вот именно поэтому, место куда мы поедем выберешь ты. — Принял я самое здравое на свой взгляд решение, исключающее любого рода промашки. — Это не потому, что у меня отсутствует фантазия, Танюш. Стыдно признать, но не смотря на то, что мы знакомы с малых лет, мы не общались на личные темы. Я ума не приложу, как ты проводишь время вне работы, что тебя интересует, какое у тебя хобби, но зато знаю, что у тебя два любимых цвета — зелёный и красный, твоё любимое блюдо пельмени, любимый фрукт яблоко… Ну и то, что я тебе «слегка» нравлюсь.

— Если ты от чего-то умрёшь, то точно не от скромности, — подметила Таня, кокетливо захлопав ресницами. — Но мне нравится, что ты говоришь то, что думаешь. Как насчёт какого-нибудь ночного клуба? Танцевать умеешь? Я не про вальс сейчас…Хихххх….

— Обижаешь, амазонка. — На моём лице отобразилась напускная досада, которая тут же пропала. — Выбирай любой клуб, какой тебе понравится и диктуй адрес, куда мне за тобой заехать.

Получив адрес, который я и так мог посмотреть в книге учёта сотрудников, заработав ещё один поцелуй и довольную улыбку с многообещающим озорным взглядом, подстегнувшую работу веретена, поспешил в поместье. Может ещё к завтраку успею….

К завтраку я всё же успел, но в лицей опоздал, по независящей от меня причине, имя которой — «автомобильные пробки». Явление было для меня совсем не новым. В космосе пробок быть не может, а вот на причале портовых нодов они всегда. Не помню такого, чтобы удавалось причалить без ожидания. Хорошо, что отлёта подобные трудности не касались.

Пройдясь по холлу первого этажа, вдоль информационного стенда, не найдя там ничего полезного, направился в аудиторию. Узнавать, что за предмет не было желания. Пусть будет сюрпризом.

— Пятку косы жнеца мне в пузо. — Скорбно вздохнув, дойдя до самого конца лестничного марша, я потыкал пальцем Сплюшку, которая стояла на предпоследней ступеньке нужного нам этажа, не дойдя до аудитории чуть меньше сотни метров. — Эх… Везёт тебе, что мордашка милая, хоть и слюнявая… И ножки ничего….

Перекинув девушку через плечо, нагнувшись за рюкзаком, чувствуя, что Сонина начинает возиться, и недовольно мычать, на такую перемену положение тела, я погладил её по аккуратной упругой попе.

— Всё, успокаивайся… Ты уже на борту такси «Стас». Такси «Стас» — полный экстаз.

Усмехнувшись своему каламбуру, с княжной на плече, я отправился к аудитории. Постучавшись в дверь, открывая её и заходя внутрь, следуя этикету, остановился в пороге, немного умилившись.

Не знаю, что сейчас за лекция, но моим вниманием завладела инструктор. Через приспущенное пенсне, на меня смотрела старушка «Божий одуванчик», как в этом мире принято говорить. Белое платье до пят, везде рюшечки, ленточки, бантики и кружавчики. Седые волосы были стянуты в тугой, аккуратный пучок из которого не торчало ни единой выбившейся волосинки. Кружевные перчатки, и такая же шляпка под цвет платья, довершали образ. Ничего не имею против инструкторских длинных кителей, они довольно круто смотрятся, но в данном случае он портил весь образ «Снежинки — пенсионерки».

— Это что ещё такое? — На французском языке спросила женщина нахмурившись, исподлобья глядя на меня, хмурясь ещё больше, когда её взгляд остановился на филейной части Сплюшки, которая до середины бёдер была прикрыта юбкой. — Вы аудиторией не ошиблись, молодой человек?

— Прошу меня простить, — Перешёл я на французский, который был почти родным языком для княжича. — Не имел чести быть знакомым с вами, экстравагантная дама в белом… Разрешите представиться, княжич Станислав Мышкин, учащийся группы «А». Со мной, — Сделав паузу, я повернулся задом, продемонстрировав Сплюшку со всех сторон. — Это княжна Ксения из рода Сониных, учащаяся РАВМИ, задействованная в программе обмена. Вас наверное ставили в известность о возможности подобных ситуаций, экстравагантная дама в белом.

— Хо-хо… Экстравагантная дама в белом. Давно меня так не называли… — Перешла на русский старушка, поправив шляпку, сбросив всю напускную строгость. — Ударение немного хромает, княжич Мышкин, но ваш уровень языка очень впечатляет. Я ваш преподаватель французского языка, инструктор Селина Дюваль. Присаживайся, Станислав… И княжну Сонину на её место доставь, если не затруднит.

— Никак не затруднит, благодарю, почтенная Селина. — Ответил я на французском бодрой старушке, от одного взгляда на которую поднималось настроение.

Пока шёл, заметил, что собираю на себе ненавидящие взгляды, при чём всех и каждого. Через секунду до меня дошло, что тут не моя заслуга, а живого груза на моём плече.

— Принимайте подругу… — Коротко бросил я в пол голоса, ставя лунатичку на ноги, слегка придерживая, чтобы не грохнулась.

— Мышкин, зачем ты её притащил? — Так же в пол голоса зашипел Виго, но всё же встал и принял роль опоры для Сплюшки на себя.

— Не нужно было… — Подтвердил слова Кроули «хороший» парень Николай Рерих, которого я подозревал в поедании замороженных котят под пивко. — Мы её специально там на лестнице оставили из-за её будильника….

— Ляя вы крысы! — Фраза была произнесена уже во весь голос, разлетевшись по аудитории. — Да вы хуже… — Чуть не брякнул «скверхов», но вовремя промолчал. — Те хотя бы своих не жрут.

— Кто своих не жрёт? — Поинтересовался Кроули.

— Забей, Виго. Соображение есть… — Подойдя к низкорослому пареньку, я шёпотом объяснил свою задумку, дослушав которую Кроули энергичной закивал головой.

— А ведь точно… Должно сработать. — Тут же согласился с моей идеей «академик», в знак одобрения хлопнув по плечу, будто мы с ним лучшие приятели. — Голова у тебя работает, Мышкин. Давай смахнёмся на перерыве?

— Кроули… Нет. — Жёстко сказал я, направившись к своему ряду, где должна была сидеть только Зоя, но её тоже не было.

Жанны сегодня не будет, о чём узнал по пути сюда. В причине отсутствия Лисички я был почти уверен, хоть она мне и не объясняла, но сегодня забить на лекцию решила не только Жаннет, но и Орлов с Драгуновым. Местонахождение Зои, честно говоря, оставалось загадкой. Куда мог подеваться этот мелкий белокурый демонёнок, даже моей фантазии придумать не хватало.

— «Уж не произошло ли воссоединение дружеского подряда Орловцев?» — Мелькнула в голове мысль, перед тем, как дверь аудитории открылась, а к бабуле Селине поспешно подошёл инструктор Довман, что-то быстро объясняя.

— Княжич Станислав Мышкин, — Воспользовавшись микрофоном на конторке, угрюмым, монотонным голосом продолжил Шрам. — Тебя снимают с занятий. Спускайся и пройдём со мной….

Глава 15

— Я где-то проштрафился? — Через десяток секунд не выдержал я, когда мы дошли до лестницы вместе с молчаливым Довманом.

— Нет. — Лаконично ответил инструктор, последовав вверх по лестничному маршу, а я тут же смекнул, что идём мы не к ректору. — А ты где-то проштрафился, Стас?

— Неее, тише травы, ниже воды был всё время. — Тут же последовало от меня отрицание причастности к чему либо.

— Это хорошо, Мышкин, но спецдисциплины посещать всё же нужно. — Повернул в неожиданную сторону наш разговор Довман. — Специальный и практический стек дисциплин ты не посещаешь. Что будешь делать, когда практика начнётся? К началу декабря от каждого из магов ждут хотя бы одну базовую защитную технику, пусть даже незавершённую.

— С этим проблем не возникнет. — Поспешил уверить я, быстро прикинув, что кое-что могу продемонстрировать уже сейчас при помощи каона «Манипулятор». — Лучше скажите, инструктор, куда мы идём?

— Никуда… Мы уже пришли. Заходи, а мне по делам нужно уйти…

Судя по нумерации, сейчас я находился на пятом этаже. Его планировка разительно отличалась от третьего, на котором располагалась аудитория группы «А». Сразу после лестницы начиналось небольшое фойе, в конце которого были широкие двустворчатые двери с надписью «Малый актовый зал».

Вот тут до меня начал доходить масштаб того замеса, в который мне сейчас придётся попасть. «Дружеский» поединок с распутинцами это один момент, но ему предшествует ещё и культурная часть. Непонятно, что из этого хуже, но склоняюсь к тому, что именно первая часть, предшествующая боевой. Одно дело мять бока благородным князькам РАВМИ, и совсем другое командная работа с князьками Романовки. Один Драгунов чего стоит, которого я выпросил у ректора в команду. Остальные участники остаются загадкой, но уже сейчас, даже огну понятно, что легко не будет. Отличительной чертой подавляющего большинства благородных, особенно их чад, является излишняя амбициозность и высокомерие, зачастую ни чем не подкреплённое, кроме чувства собственного величия. О какой командной работе может идти речь если в одной комнате собрано восемь таких индивидов? Себя я тоже посчитал, ведь амбиций у меня не меньше, чем у любого из благородных, хоть я, теперь уже «бывший», космопират….

— Чтоб меня… — Вовремя замолчав из-за того, что Довман был ещё близко, скверхи меня отдрючили в мыслях. — «До боли в заднице ваш профиль мне знаком…».

Данное выражение подходило сюда как нельзя лучше всего. Лица и вправду были знакомыми в большинстве своём.

— Как всегда, никакого уважения к окружающим. — Констатировал Орлёнок, переглянувшись с Михаилом, который держал два больших бумажных стакана с латте, найдя поддержку в дружеском кивке.

— Пфф! Пфф! — Быстро замахал я рукой перед собой, будто отгонял от себя что-то невидимое, падающее на меня. — Извини, что ты сказал? Я просто не услышал, тут перья куриные откуда-то сыпятся… Ой, да это с тебя!

— Придурок. — Процедио сквозь зубы Орлов, взглядом указав на места в первом из пяти рядов посадочных мест перед сценой. — Пойдём, Миш, присядем туда, здесь конским навозом пованивает.

— "Хм… Кто-то определённо начал терять нюх" — Предположение тут же нашло подтверждение, когда я взглянул через окулус на удаляющуюся к остальному бомонду парочку. — "А старший гриф поднатаскал курёнка… То-то он борзеть начал. Умеет ректор преподносить сюрпризы…".

Ладно Драгунова я выпросил на растерзание, ради ответочки за аукцион, но вот наличие Орлова в команде это сюрприз. Ещё больший сюрприз его прорыв в магическом ремесле. Сформированного эфирного тела у него точно не было, когда я ему клюв рихтовал возле аудитории. Ещё и выделились более развитые зоны в структуре магической тушки на лопатках, нижней части рук и стопах. Развивается парнишка, не по дням, а по часам, как здесь говорят. Нужно будет подумать, подо что "эдакое" его подвести, чтобы туманность свинцовым куполом стала ему над башкой. Включу-ка я его в нехитрую схему, что придумал для Драгунова. Просто и действенно, сыграю на жажде лидерства и признания. Он обязательно поведётся….

— Чего лыбишься, как младлей упавшей звёздочке в гранёный с водкой? — Поинтересовалась у меня Ушанка, сидящая на стуле скрестив ноги, скидывая карты в отбой. — Как-то жутко даже становится….

— Тебя сюда за какие прегрешения направили, военнопленная? — Пропустил я вопрос Зои, поглядывая на незнакомого мне паренька, которого раньше не видел. — Ладно остальные, а ты почему здесь?

— Что значит "Почему"? — Удивилась Ушанка, потупившись на секунду, после чего задрала нос. — Потому, что я умная, красивая, и творчески одарённая молодая леди, дубина ты! — закончив свой пассаж, Ушанка по очереди начала выкидывать карты, на стул рядом, что использовался в качестве игрального стола. — Ха! Черпак тебе, Вадюша!

— Блин… — Искренне расстроился черноволосый кареглазый паренёк, с выразительным взглядом и развитой мимикой. — Проиграл…Но мне кажется, что ты жулила….

— Тебе не казалось. — Уверил я парня, на что Ушанка скорчила сердитую моську, и зарычала маленькой болонкой, а я перешёл к знакомству. — Стас Мышкин, а ты чьих будешь?

— Граф Вадим Новицкий, «топ» группы «Г», приятно познакомиться, княжич. — Парень слегка поклонился.

— Давай без титулов. — Дождавшись кивка, решил прояснить один момент. — А как узнал, что я княжич?

— Так "топ" первокурсников же.

— Есть немного. — Было бесполезно отрицать очевидный факт. — А тебя как сюда запрягли, военнопленный?

— Лаврова сказала, что если не попаду в команду… Эмм… Цитирую её слова — «к секси перваку», то создаст все условия для того, чтобы меня исключили. — Своим ответом, парень треснул меня будто бревном по голове. — В деканат пришлось не идти, а бегом бежать…

— Кхмм… — Немного ужаснулся я со здешних нравов. — Декана я видел разок… Кто такая «Лаврова»?

— Куратор группы «Г». — Хоть у меня нет склонностям к состраданию, но моё сочувствие носило искренний характер. Должно быть все кураторы ещё те чудилы. — Она монстр… Вот я сюда и попал.

По лицу Новицкого было видно, что ему не сладко приходится, а я ещё на Довмана буксую за его суицидальный голосок, способный вызвать чёрную депрессию. Страшней этого, может быть только то, как он «развлекается». То закозлить с первого дня пред группой хотел, потом с рекомендацией с присвоением степени помог, пообещав, что ещё двое инструкторов подпишутся, следом намекнув, что за похороны самому придётся платить….

— Ты по реверсивному принципу выбрасываешь эфир или по дискретному? — Задал мне непонятный вопрос граф.

— Мне редко удаётся посещать специальный и практический стек. — Не стал я врать, сказав чистую правду. — Не знаю о чём ты говоришь.

Пока мой мозг пытался оформить всю творящуюся здесь «дичь», (заимствованное от Стаса словечко, которое не про жратву) взгляд прошёлся по «цветнику» из трёх девушек, одна из которых была мне хорошо знакома и с удивлённым видом смотрела на меня. Ушанку я к девушкам из «цветника» не причисляю, она что-то вроде шумной младшей сестрёнки, которая постоянно заливается шампусом и сквернословит.

— Привет, Стас. — Сдержано поздоровалась Настя, слегка улыбнувшись.

Хоть девушка выглядела бодрой на вид, но это было далеко не так. Той боевой решимости и задора, которые от неё всегда исходили не ощущалось, а это значит, что Ермакова всё ещё горюет по подруге.

— Утречко, Настя. Не ожидал тебя здесь увидеть. Думал, тебе сейчас не до «этого» всего….

— Так и есть. — Не стала отрицать девушка. — Декан утром вызвал к себе и предложил поучаствовать. Сначала отказаться хотела, но подумала, что это будет хорошая возможность отвлечься от дурных мыслей.

— Всё верно, воинственная Валькирия. — Я погладил Настю по плечу, подмигнув, запуская руку в карман, доставая батончик из своих подходящих к концу запасов, которые необходимо было пополнить в ближайшее время. — Сладенького хочешь?

— Опять ты меня подкармливаешь… — Чуть шире улыбнулась Ермакова, принимая вкусняшку. — Задабриваешь перед нашим будущим свиданием? Учти, если начнёшь распускать руки, я тебя побью.

В тот же момент, подошва боксёрски, на пятке которой был жёлтый смайлик с крестообразными глазами и высунутым языком, с отходящей него надписью «Бух!» на весь протектор, оказалась у меня перед носом, зависнув на несколько секунд.

— Вот такая, ты мне больше нравишься. — Констатировал я, чем смутил Настю, после чего поднял руку сделав короткий жест двумя пальцами, будто пытаюсь подозвать девушку.

Глаза Ермаковой округлились от неожиданности, когда её сзади что-то толкнуло в спину. Девушка подалась всем телом вперёд, теряя равновесие, оседая в моих руках.

— Это считается? — Понизив голос, улыбаясь спросил я, чуть не упавшую после своих выкрутасов Настю.

— Ах ты ж… — Начала заводиться боевая девчушка, но тут же выпустила пар, посмотрев на мою довольную мордашку и сложив губки бантиком, беззлобно буркнула. — …Дурак ты, Мышкин, и магия у тебя дурацкая. Ну, тебя….

Проводив смешливым взглядом Настю, которая с напускной сердитостью уходила от меня к своему месту, тряся торчащими в разные стороны хвостиками причёски, решил ещё немного поиграться «Манипулятором».

Бумажный стакан кофе, что стоял на левом подлокотнике места на первом ряду, где сидел Орлов, разговаривающий сейчас о чём-то с Драгуновым, опрокинулся на бок, заливая брюки Александра сладкой молочной жижей, не успевшей остыть.

— «Одна пятая резерва сгорели…» — Оценив затраты оргона на моё баловство, вывод напрашивался сам собой. — «Оно того стоило».

Глядя на чертыхающегося Орлёнка, который платочком приводил себя в порядок, хотел приступить к знакомству с двумя незнакомыми мне девчушками, но остановился, чувствуя, как начинает улучшаться моё настроение. Тому было две, очень симпатичных причины, которые вышли из-за занавеса сцены с деловым видом что-то обсуждая. Одну причину моего приподнятого настроения звали Лили, а вторую Тори, хотя арифметика получается непонятной. Зоя, Настя и две незнакомые мне девушки — это уже четверо. Кто-то здесь явно лишний. В команде должно быть четыре парня и четыре девушки.

Присмотревшись внимательно, всё быстро стало на свои места. В образе красотки Виктории нашлось несколько деталей, которые явно говорили о том, что она здесь не с целью участия. На предплечье девушки была белая повязка, как у волонтёров из новостного клуба или рейтинговых статистов, а утончённую шею обрамляли два ремня тянущиеся к фотоаппаратам.

Обе девушки синхронно остановились увидев меня и замолчали на полуслове прервав диалог, после чего коротко переглянулись, уловив странность в поведение друг друга.

— Утречко, Тори и инструктор Лилия. — Поспешил я поздороваться с девушками, складывая сердечко из пальцев, традиционно адресуемое «Снежной королеве», но не в этот раз. — Вика, сфоткай меня.

Ничего не сказав, девушка, в чьём взгляде ясно читалось «Ой, дуралей», лишь с укором покачала головой и шумно выдохнув, провожаема насмешливым взглядом Медведевой, направилась в левую часть сцены, производя манипуляции с одним из фотоаппаратов.

— Вот всегда она так. — С напускным расстройством сказал я, продолжая держать сложенное сердечко, которое предназначалось Лили. — Одно расстройство.…

— Я смотрю, Казанова, ты в хорошем настроении сегодня. — Улыбнулась своей праведной улыбкой Медведева, во взгляде которой заплясали кокетливые огоньки.

— Всё благодаря вашему присутствию, инструктор.

— Не сомневалась. — Прибывая в образе, отмахнулась от меня Лили, похлопав в ладоши. — Все стягиваемся на первый ряд. Ермолова и Новицкий, карты убрали, не испытывайте моё терпение. Подходим, подходим… И так… Объясняю задачу. Нам нужно подготовить постановочную сценку, тема свободная, юмор приветствуется. Слушаю ваши вопросы и предложения….

***
Сорок минут спустя

Получилось всё как я и думал. Басня этого мира про «лебедя, рака и щуку» один в один описывала всё происходящее. За сорок минут удалось решить много общих вопросов, но вот с темой постановки определиться не получилось. Большая часть нашей команды тянуло одеяло на себя любимого, желая оторвать кусок. Всё время я лишь терпеливо слушал, оценивая поднимающийся градус дискуссии, подозревая, что до дружеских поединков мы не дойдём, после «междусобойчика», который вскоре должен начаться.

Ещё три минуты понадобилось, чтобы мой глаз начал дёргаться. Лили, которая записывала все идеи уже откровенно бралась за голову, изредка с надеждой поглядывая на меня, ожидая что рыцарь в моём лице, героически появится и вмиг решит все проблемы. Милашку инструктора не хотелось расстраивать. Когда дебаты перешли на повышенные тона, а Лили собиралась начинать успокоительные процедуры, хрустнув кулаками, переглянулся с девушкой, выставив ладонь вперёд, озорно подмигнул. Расстегнув пуговицу, я задрал рукав кителя до локтя, и закатал рубашку, после чего поднял руку вверх, на которой начал концентрироваться оргон заряженного удара. После глухого грохота, эхо от которого разнеслось по залу, а занавес дёрнулся будто от порыва сильного ветра, в наступившей тишине, я медленно опустил руку.

— Прошу прощения, господа и дамы, но все ваши предложения полное дерьмо. — Спокойным голосом начал я озвучивать свою мысль, но меня перебил Орлов.

— Ты вообще ничего не предложил за всё время.

— Как раз собирался, если бы ты меня не перебил. — Сдержался я, чтобы не подставить обращение в виде слова «олух» в конце. — Смотрите… Давайте взглянем на ситуацию в целом, сейчас речь не про культурную часть. К нам в лицей приедут именитые гости из столицы и не только. Про местный бомонд, даже не упоминаю. Множество высокопоставленных людей бросив свои дела, отменив встречи, отправятся сюда, чтобы посетить наше мероприятие. Без обид, Зоя, но постановка сказки «Редька прапора» их мало заинтересует.

— Чего это? — Тут же с возмущением восприняла мою критику Ушанка. — Ты всего прикола не понял. Редька засядет в доте и штык-ножом отбиваться будет!

— Нет не будет, Зоя. — Уверил я девчонку, продолжая развивать мысль. — «Ромео и Джульетта» банально и избито до такой степени, что зрители сами от скуки выпьют яд, чтобы не видеть всего этого. С остальными предложениями аналогичные минусы. Всё дело в публике, которую будет сложно чем-то удивить. Вторая проблема это мы сами. Давайте говорить начистоту — на командную работы мы не способны. Здесь множество факторов, которые нет времени объяснять, но всем вместе создать «что-то» у нас не выйдет.

— Мышкин прав. — Вступил в разговор Михаил, коротко кивнув, следом поправив очки, пожав плечами на раздражённый взгляд Орлова. — Продолжай… Не буду мешать.

— Предлагаю отказаться от театральной постановки.

— Как отказаться? Так нельзя… — Тут же возразила Лили, покачав головой. — Номер должен быть от обеих команд.

— И он будет, инструктор. — Улыбнулся я Медведевой, поддерживая игру в отношения учитель/ученик, обращаясь ко всем присутствующим. — Моё предложение… Я предлагая, вместо постановки, устроить «Ярмарку талантов».

— Эээ… Я против, чтобы мной барыжили. — Подала голос Зоя, задрав нос, складывая руки на груди. — Отказываюсь….

— Речь сейчас не об этом. — Отмахнулся я от малявки, решив не шутить на тему детского киднеппинга. — Вместе мы ничего не сделаем, но по отдельности, каждый из нас в чём-то талантливый. Именно это мы и продемонстрируем! Каждый из нас приготовит короткий номер от себя.

Не давая времени никому опомниться, встав со своего места, я подошёл к сидящей на краю сцены перед нами Лили, заняв место рядом с ней.

— Граф Новицкий, — Обращение к Вадиму было не случайным, потому как, после озвученной мной идеи, лицо парня приняла застенчивый и мечтательный вид. — Вот ни за что не поверю, что у тебя нет какого-нибудь интересного навыка или таланта, который мог бы удивить не только нас, но и гостей мероприятия. Колись давай, что умеешь?

— Эмм… Есть кое-что, но не знаю, подойдёт ли? — Понизив голос, не обманул моих ожиданий парень. — Я занимаюсь фигурным катанием и танцами на льду с детства….

— И каким образом мы сцену льдом зальём, умник? — Усмехнулся Орлов, противно так захихикав.

— Варежку схлопни, и дай человеку договорить. — Не выдержал я, слегка рыкнув на курёнка. — Продолжай, Вадим….

—… Эмм… Лёд не понадобится… Благодаря своему увлечению я кое-что придумал, но ещё никому не показывал.

— Продемонстрируешь нам? — Добродушно предложив, и дождавшись неуверенного кивка, решил уточнить. — Тебе что-нибудь нужно для этого?

— Нет, только сцена.

— Тогда бегом показывай, что ты придумал! Давай! Давай! Не тушуйся!

— Хорошо… — Утвердительно кинул Новицкий, вставая со своего места, торопливо направившись по порожкам, а я с лёгким замиранием сердца смотрел на «первопроходца», которому выпало разрушать бетонную стену скепсиса перед моей задумкой.

Поднявшись по короткой лестнице в четыре ступеньки в правой части граф остановился на секунду, собираясь с мыслями, после чего его ноги вспыхнули огнём эфира, становясь выше из-за лезвий появившихся на подошвах его туфель, под которыми появилась плоскость эфирного покрытия в несколько миллиметров в толщину.

Далее, не мудрствуя, оставляя за собой след из магического фиолетового огня эфира, Новицкий будто скользя по льду, заложил вираж по сцене, и докатившись до центра совершил двойной аксель. Это был единственный элемент, название которого было известно Стасу, остальные были знакомы лишь визуально, но это и не важно. Смотрелось просто потрясающе, ещё и разводы огня от лезвий создавали свой неповторимый антураж.

Откатав произвольную программу, завершив поистине эпичным вращением, окутавшись до пояса эфиром, Новицкий резко остановился, став в завершающую стойку, подняв обе руки и топнув ногой, от которой разошёлся круг магического пламени. По началу я стал переживать, что вспыхнет занавес, но этого не произошло. Пламя растворилось фиолетовой дымкой, не причинив повреждений.

Слова были лишними, поэтому я просто начал хлопать, а следом за мной и все остальные, включая Лили, Тори, которая всё это снимала периодически фотографируя. Даже Орлов не остался равнодушным, добавив от себя несколько вялых хлопков.

— Отлично! Браво, Вадим! — Довольно крикнул я, поворачиваясь к публике. — Вот это будет покруче любой сценки. Кто ещё что-то умеет? Не скромничайте, вас бы здесь не было, если бы вы были бездарными.

Никто не успел ответить, из-за раздавшегося перелива звонка.

— Хорошо, перерыв как раз вовремя. Подумайте на нём, что из своих талантов можно продемонстрировать.

Задумчиво кивая, все участники начали расходиться, кроме Зои, которая немного стесняясь, торопливо подошла к нам с Лили.

— Это… Я на баяне могу играть, и на гитаре. Подойдёт? — Стеснительно взглянуло белокурое чудо из-под своей шапки.

— Конечно подойдёт! — В один голос сказали мы с Медведевой, быстро закивав головами, а на лице Ушанки появилось выражение облегчения.

— Кажется, я видела в складе инвентаря и то, и другое. — Задумчиво сказала Лили, подкатив глаза. — Да! Точно видела… К концу перерыва организую, посмотрим на что ты способна….

— Хорошо! — Пискнула довольная Зоя, побежав к выходу из зала.

— Спасибо, Стас… Задумка очень хорошая. Думала чокнусь, но ты меня выручил. Пойду инструменты на складе поищу….

Одним прыжком очутившись на ногах, Медведева удалилась исчезнув за занавесом. Я же в свою очередь, оглядевшись по сторонам, не наблюдая в маленьком актовом зале на пятьдесят мест ни живой души, потёр ладони, усмехнувшись запрыгивая на сцену, направившись по маршруту милашки инструктора.

— «Мало ли? Вдруг девушке понадобится моя помощь…»

Глава 16

—… Где-то здесь видела же… — Мурлыкала себе Лили под нос, обернувшись в тот момент, когда я подкрался сзади и обнял её. — Стас…

— Что? — Спросил я, поцеловав девушку в шею, потом немного выше, после чего сказав "Аммм", легонько куснул за мочку уха, наблюдая, как кожа милашки инструктора покрывается мурашками. — Я тебе с поисками пришёл помочь….

— Чувствую, что мы вряд ли что-то найдём… Хотя… — Рука Лили скользнула по моему животу, через пояс, остановившись на "Дружке", находящимся сейчас в полной боевой готовности. — Неплохо, но на гитару не очень похоже.

Развернувшись ко мне, продолжая наглаживать, девушка хотела встать на носочки, но я склонился раньше, опередив Лили, слившись с её губами. Сознание начало понемногу затуманиваться, уступая место бушующему внутри оргону, замешанному со страстью, похотью и чувством опасности, что нас могут увидеть.

—… Стас… Ну всё. Хватит, нас может кто-нибудь увидеть. — Нехотя, в перерывах между поцелуями начала Лили, будто прочитав мои мысли, но её взгляд говорил совсем иное.

Медведеву, не меньше чем меня, заводило чувство опасности быть замеченными в самый неподходящий момент.

— Лили, ты ведь совсем не этого хочешь. — Сладким голосом зашептал я, осыпая поцелуями шею девушки, справившись с последней пуговицей блузки, скрывавшей от меня мягкие контуры прекрасной высокой груди.

— Не хочу, но… Мх… Негодник… — С придыханием произнесла девушка, запрокинув головушку назад, прогнув спину, когда моя рука оказалась под чашкой белого лифа, с кружевной оторочкой по краям, сжав упругую грудь.

Играя пальцами с затвердевшим соском, свободная рука, методично изучала изгибы спины и форму упругих ягодиц, ласково гуляя по телу Лили.

— Нам… Нужно остановиться…

Слова девушки, которая справилась с молнией на брюках и сейчас массировала мой член, возбуждаясь от этого ещё сильнее, противоречили происходящему.

— Ну уж нет… — Не согласился я, задрав лифчик вверх, любуясь тем, как качнулась освобождённая, поддерживаемая им грудь. — Я только настроился….

— Мышкин… Ах! Ты сумасшедший… — Вновь всем телом выгнулась Лили, когда мои руки сжали её груди, а язык заиграл с одним из сосков. — Я уже вся взмокла….

— Это один из лучших комплементов, который можно услышать от девушки. — Сладострастно прошептал я, вновь прильнув к сладким губам красотки инструктора, запуская руку под юбку. — … И довольно правдивый. Оу… Чулочки!

— Знала, что оценишь. — Выпалила раззадоренная ласками Лили, сощурившись от моих стимулирующих поглаживаний. — Ты… Горячий, будто у тебя… Мммх… Жар…

— Не обращай внимания. — Успокоил я обнимающую меня за шею девушку, быстро осмотревшись по сторонам, выбрав место для дальнейшего, более чем приятного времяпрепровождения. — Идеально….

— Ой… — Пискнула Лили, тут же обхватив меня ногами, когда я её приподнял, но быстро оценив направление моего движения, лишь довольно хихикнула, принявшись от предвкушения дальнейших наших действий, с ещё большей страстью целовать мои губы.

В углу помещения для хранения реквизита, стоял декоративный паровозик зелёного цвета и загадочно так улыбался. Это "произведение искусства" не являлось плодом больной фантазии. Паровоз был выполнен в мультяшном стиле, с прилепленными на стекло кабины глазами, косящимися на нас, будто подозревая, что сейчас он будет протестирован на прочность.

Переступив через какой-то тюк, оценив, что плоскость крыши совсем не пыльная, усадил на неё Лили.

— Интересно, — взяв игривый тон, я на мгновение оторвался от губ девушки, борясь с головокружением и лёгкой тошнотой от того, что нагнетаемый обезумевшим веретеном оргон своим давлением расширял границы резервуара. — Когда мы закончим, у него с трубы повалит дым?

— Сейчас проверим. — Озорно сказала Лили, глядя на то, как я достал из маленького заднего кармана брюк презерватив, срывая зубами упаковку по отрывной линии. — Это не обязательно, Стас. Я на таблетках если что.

— Супер! Не люблю скафандр. Ощущения совсем не те. — Отбросив резинку в сторону, я вновь прильнул к губам девушки, отодвинув в сторону белый треугольник трусиков.

Лили тихо сдавленно застонала, когда я решил её немного подразнить, перед тем как войти. Продолжая целовать девушку, играя левой рукой с грудью, взяв свободной рукой управление "Дружком" на себя, начал водить его головкой по влажным розовым губам.

— Мннн… Паршивец. — Сладостным голосом, граничащих со стоном протянула, млеющая от удовольствия милашка. — Ну не томи, Стас…

В следующий момент, девушка прогнула спину, закусывая губы, сдерживая крик когда я только начал входить. В ушах зазвенело от бьющего по рецепторам оргона, а в помещении появился лёгкий сквозняк, вызванный вырывающейся из меня силой жизни. От ощущения того, как мышцы Лили сжимали мой член, остатки мыслей, что были в голове, полностью исчезли, прихватив с собой разум. Я полностью подчинился воле желания и инстинктов, отдавшись процессу, поймав нужный ритм, слушая поскрипывание рессор колёс.

Через пару минут показалась финишная прямая. С ускорением моего темпа, прибывающая на пике наслаждения Лили откинулась назад, зажав двумя руками рот, прикрыв глаза, после чего мы одновременно сорвали торжественную ленточку.

— Не высовывай, дай ещё немного побалдеть. Мне кажется, что ты меня до горла накачал… — Промурлыкала развратная кошечка не открывая глаз, довольно улыбаясь, но через пару секунд всё же приоткрыла. — Ничего себе… На пару секунд приуныл, и снова встал… Стас, ты ненасытный.

— Ты жалуешься или восхищаешься? — Игриво спросил я, водя пальцем по подтянутому животику милашки инструктора, описывая мягкие впадины от развитых мышц пресса.

— А ты как думаешь? — Кокетливо захлопала ресницами Лили, издав вздох разочарования. — Жаль повторить времени не осталось.

— И кто тут ненасытный, инструктор Лили?

— Поганец… — Промурлыкала девушка, принимая сидячее положение, поцеловав меня. — А теперь брысь из меня. Только медленно… Ох ты ж мама дорогая! Стас, там в правом кармане моего кителя упаковка бумажных платков. Неси… Сразу все….

Несколько минут были потрачены на восстановление подобающего внешнего вида, после чего Лили поспешила отправить меня восвояси, во избежание ненужных подозрений и сплетен. Поцеловав девушку, на прощание легонько шлёпнул по попе, от чего уровень её довольства ещё немного подрос.

Активировав окулус, чтобы нечаянно с кем-нибудь не столкнуться, поспешил покинуть помещение, но перед этим, одарил смешливым взглядом фанерное дерево из нарисованного дупла которого торчала башка внимательно зыркающей совы с выпученными глазами. Птица была не единственным свидетелем наших с Лили проказ. Ещё один зритель, а вернее зрительница, находилась прямо за этой декорацией, часто дыша от напряжения. Можно было поздороваться, но я решил не устраивать панику, чтобы не портить Лили настроение.

Пройдя за занавесом я спрыгнул с платформы сцены в узкий проход ведущий к уборной, которую посетил в поисках зеркала, чтобы поправить взъерошенные волосы после моих бурных приключений.

Выйдя из-за сцены с довольным лицом, будто справлял нужду, вкинув в обруч связки для плетения, уселся на своё ранее выбранное место, как раз тогда, когда прозвенел звонок. Через десяток секунд, цокая каблучками, на сцене появилась подправившая макияж Лили с гитарой в руке. Невольно засмотревшись на пружинящие при каждом шаге кудряшки её волос, встретившись взглядом с красоткой инструктором, я озорно подмигнул, получив в ответ праведную улыбку и блеск довольства в кокетливом взгляде.

— О! Гитарка! — Плюхнулась на сидение рядом со мной Зоя, потирая лапки. — Ща чО нить сбацаю….

— Вот, Ермолова, держи. — Спорхнув со сцены, мягко приземлившись при помощи магии, Лили протянула Зое гитару, мазнув по мне быстрым взглядом. — Пришлось хорошо потрудиться, чтобы найти.

— Сейчас подстрою… И разомнусь быстренько. — Высунув язык, скрестив ноги, Зоя начала крутить колковую механику, бренча по струнам со знанием дела.

— Пока Зоя готовится, — С энтузиазмом начала Медведева, оглядывая всех присутствующих. — Кто ещё что-то придумал для выступления?

После заданного вопроса милашкой инструктором, реакция сопартийцев меня откровенно удивила. Я ожидал увидеть толпу желающих, но в зале воцарилась тишина и всеобщая неловкость. Поняв, что нужно спасать положение, мне вновь пришлось встать и занять место перед сценой. Пару секунд поковыряв дыры взглядом присутствующих, остановился на Драгунове.

— Михаил, ладно твой дружище, донор набивочного материала для китайских пуховиков, но с тобой то что? — Поинтересовался я у «Телескопа», который поправив линзы потупил взгляд.

— Я не умею ничего такого, что можно продемонстрировать. — Пожал плечами Драгунов, разведя руками, при этом сохраняя всё благородство в своём внешнем виде.

— Да я никогда не поверю в это. Должно быть то, в чём ты талантлив. — Постучав костяшкой пальца по краю платформы сцены, мои извилины в голове заворочались, встряхивая память княжича по поводу Михаила.

— Таких вещей нет. Петь не умею, к музыкальным инструментам не тянет… — Начал перечислять Драгунов, загибая пальцы, ничуть не смущаясь в том, что сейчас выставляет себя не в лучшем свете. — Танцевать не могу, в музыку не попадаю….

— Стоп… Младшая школа и половина средней… Ты постоянно что-то мастерил, с кипой книг таскался и запчасти различные в рюкзаке носил….

— Я и сейчас, как ты выразился «мастерю». — Пожал плечами Михаил. — Только не понимаю, как это может помочь с выступлением?

— Миша, друг мой любезный, а что ты последнее смастерил? — Вкрадчиво поинтересовался я, уловив нужную струну, как это делала сейчас Зоя, пыхтя над гитарой.

— Да ничего особенного. Безделушка… — Махнул рукой Драгунов, но я увидел, как его взгляд на мгновение был направлен в сторону нагрудного кармана, откуда торчал смартфон.

— Покажи! — Настойчиво сказав это, мой палец указал на телефон.

— Сейчас, — Не стал сопротивляться Михаил, с лёгкой ленцой и небрежностью свапая по экрану смартфона. — Ерунда, говорю же….

— Миш, чего ты вообще с ним любезничаешь? — Не выдержал Орлов, которого я ещё разочек хотел осадить, но Драгунов сделал это первый.

— А что? Мне его укусить что ли? — Хмыкнул Драгунов, пожимая плечами, протягивая свой смартфон с открытым видео. — Пусть сам убедится, и отстанет….

По мере просмотра видео со смартфона Михаила, у меня стали вырываться истеричные смешки.

— Хорош ржать! — Не выдержал Драгунов, поменявшись в лице, когда я взялся за голову и захихикал.

— Подожди… Подожди… Дай в себя прийти. — Замахал я рукой, разворачивая смартфон ко всем, после чего указал на Михаила. — Господа и дамы, посмотрите на него… Он говорит показать ему нечего, а сам смастерил действующую модель робота! Нормального такого робота!

— Это не робот, а скорее голем. — Немного растерявшись, поправил меня Михаил.

— Дай посмотреть слад… Стас. — Немного запнулась Лили, не потеряв самообладания после своей оговорки, протянув руку.

— Конечно, инструктор Медведева. — Кивнул я, улыбнувшись одними глазами, протянув Лили смартфон.

Второй просмотр минутного ролика носил уже публичный характер, потому, что заинтересовались все, даже Зоя, которая бросив гитару, запрыгнула на сцену, склонившись над всей нашей кучкой, отвешивая похабные комментарии, выражая своё восхищение.

— Михаил, ты определённо должен устроить демонстрацию этой крутой штуки. — Выразил я не только своё мнение, но и мнение окружающих, которые одобрительно смотрели на поделку Драгунова. — Доставить робота сможешь к конкурсу?

— Легко, — Чуть подумав, смущённо ответил Драгунов. — Только сомневаюсь, что кому-то понравиться смотреть на….

— Не сомневайся. Твой робот просто бомба и определённо заслуживает того, что бы его показали. Зрителям точно понравится. — Без малейшего сомнения заявил я, видя что все остальные члены команды полностью со мной солидарны.

— Но он ещё не закончен…

— Да что ты паникуешь, будто молоденькая графиня в первую брачную ночь? Это для тебя он незакончен, а зрителям откуда это знать? Единственное в чём у тебя здесь косяк, — решил кинуть я небольшую ложку «дёгтя», чтобы Драгунов не зазнавался. — Это несоответствие движений человеческой моторике и центр тяжести, который нужно опускать вниз для большей устойчивости. Если мощности приводов хватит, то можешь воспользоваться утяжелителями. Желательно чтобы они не имели жёсткой фиксации для исполнения роли компенсаторов. Проверить на сколько нужно утяжелить всю конструкцию очень легко, достаточно легонько толкнуть твоего робота плечом. Сейчас центр тяжести всей машины находиться в верхней части груди и он легко упадёт. Подбери вес, при котором робот оставался бы на ногах, после толчка. Его так же и при ходьбе меньше мотать будет. С моторикой сложнее. Здесь нужно вносить конструктивные изменения, вроде использования гибких муфт и плавающих шарниров, но того что у тебя есть на данный момент полностью хватает, чтобы устроить крутую демонстрацию. А! Ну ещё площадь стопы увеличить, и изменить её конструкцию с учётом анатомических особенностей человеческой. Эмм… Чего залип?

—… А ведь это может сработать. — Протянул удивлённый моими познаниями Михаил, хлопая глазами. — Хммм… Ладно. Сегодня пятница… Думаю к «Разрешите представиться» успею довести до ума.

— Будет шикарно! — Показал я большой палец Михаилу, закончив с ним, и переключаясь на Настю, которая явно приуныла. — Валькирия, что не так? Ты тоже считаешь, что тебе нечего показать?

— Да… Я кроме как драться ничего не умею. — Стыдливо констатировала Настя, пожимая плечами. — Всё моё свободное время посвящено тренировкам.

— Хм… Подожди… — Пришла мне в голову идея, после чего я достал телефон, быстро натапав запрос глобалнету для поиска видео по теме, ткнув одно из первых, поворачивая к насте экран. — Так сделать сможешь?

В ролике были азиаты, один ассистировал, держа рейку с тремя закреплёнными на разной высоте дощечками, а второй, лихо подпрыгнув, крутанувшись в воздухе, разбил все дощечки ударами ног по очереди.

— Пфф… Выпендрёжники. — Наморщила свой приподнятый носик Настя, который придавал девушке озорной околохулиганский шарм. — Вообще легко, даже если добавить четвёртую.

Чтобы не быть голословной, сделав несколько шагов девушка изобразила точно такую же вертушку, только с одним лишним вращением, встав в стойку после приземления.

— Отлично… А с меткостью у тебя как? — Находясь под лёгким впечатлением поинтересовался я. — К примеру, серную головку брошенной в тебя спички с вертушки сможешь зажечь?

— Не пробовала, но думаю справлюсь. — Подумав пару секунд ответила Ермакова, утвердительно кивнув, добавляя. — Да хоть в пинг-понг без ракетки играть. Работа ногами это мой конёк. Только все эти фокусы в реальном бою не помогают….

— А ведь про пинг-понг хорошая идея. — Начала работать моя фантазия. — Стол мы в лицее запросто найдём… А говорила, что ничего не умеешь. Подумай на досуге, что ещё можно придумать с твоими навыками, видео в глобалнете посмотри на эту тему. Я может что-нибудь ещё придумаю. Поняла в каком направление работать?

— Поняла… — Довольно кивнула повеселевшая Ермакова, после чего на её щеках появился едва заметный румянец. — Спасибо за подсказку.

— Не за что, Насть. — Подмигнул я девушке, посмотрев на нашу воодушевившуюся руководительницу Лили. — Что скажете, инструктор?

— Мне нравиться, Мышкин. Горшочек у тебя варит. — Удовлетворенно кивнула Медведева, по глазам которой было видно, что мне за помощь будет полагаться благодарность при случае.

— МожнА я!? Инструмент готов! — Замотала рукой Зоя, теребя струны.

— Давай, Ермолова. Удивляй. — Одобрительно кивнула Медведева.

И Зоя удивила. Поначалу была мысль, что девчушка преувеличивает свои способности, но все подозрения исчезли без следа, когда миниатюрные пальчики забегали по струнам. Ермолова без труда сыграла фламенко, после чего переключилась на Бетховена «К Элизе». Когда Зоя закончила, все без исключения находились под впечатлением. Девушка действительно мастерски владела инструментом.

— Браво, княжна! — Закончила хлопать в ладоши Лили, решая кое-что прояснить. — А ты только играешь или ещё и поёшь?

— Могу и петь… — С небольшой задержкой кивнула Зоя. — Сейчас… Песня «Свинья рожает свинью»….

— Э не… — Замотал я руками, подозревая по названию, что песня «не зайдёт». — Давай что-нибудь поприличней.

— Поприличней? — Удивилась Зоя странно хихикнув. — Ну ладно. Песня «Кто кого, а я тебя»

Пальцы девчушки заиграли по струнам не сложный мотивчик, после чего Ушанка театрально прокашлялась, переходя к вступлению.


— Князь е@ёт княгиню,
герцог — герцогиню,
принц — принцессу,
поэт — поэтессу,
 кузнец куёт — он никого не е@ёт,
скульптор — скульптуру,
а я — тебя, дуру!

— Затянула Ушанка, и пользуясь всеобщим охреневанием, перешла сразу ко второму куплету.


— Конец света е@ёт начало начал,
я слышал про это, но никогда не встречал.
Да это всё х@йня, это — жизнь моя прошлая,
а е@у тебя — ты такая хорошая!
Ооооо! Ооооо! Ты такая хорошая!!![1]

-Ну как?

— О боже… — Показал я головой, закрыв лицо рукой, глядя сквозь пальцы в скорбные лица собравшихся. — Следующий кто? И давайте обойдёмся без неожиданностей….

Глава 17

Под самый звонок удалось определиться со всеми, кроме Орлёнка. Этот поганец напустил тумана, с надменной моськой заявив, что у него кое-что есть для номера, но показывать он ничего не хочет, а потом ему позвонили. Сославшись на архиважные и неотложные дела рода, Александр по шустрому нарезал педали, так и не приоткрыв завесу тайны.

С двумя девчонками немного пришлось повозиться. Ольга из рода Поздняковых, высокая стройная девушка с собранными в длинный хвост прямыми чёрными волосами, занималась художественной гимнастикой и современными танцами. Можно было использовать, что-то из этого, но мне пришла в голову отличная идея. Гимнастика, особенно художественная, особенно в женском исполнении, это конечно прекрасно, но нужно было добавить зрелищности. Пришлось немного покумекать, как добавить номеру Ольги небольшую перчинку. Идея появилась случайно, более того девушка с большим энтузиазмом отнеслась к выдвинутому мной предложению. В результате у нас будет танцевально-гимнастическая программа с фаер-шоу.

С герцогиней Матильдой Флавиан, улыбчивой девушкой небольшого росточка с пышным формами, было поначалу непонятно. Разговорчивая пышечка, которую я про себя окрестил "Плюшка", не знала, что подготовить для выступления. Спасла наблюдательность, благодаря которой, мной была замечена тонкая папка. Оказалось, что Мати, девушка сама попросила её так называть, отлично разбиралась в моде и кройке с шитьём. В папке были сделанные ею эскизы моделей одежды. Здесь тоже пришлось пораскинуть мозгами, как впихнуть этот её навык в программу, но девушка сама дала подсказку, упомянув в разговоре, что ей не нравится школьная форма. Тут меня опередила Лили, сняв идею с моего языка. Теперь у нас будет показ мод с вариантами новой униформы, модели которой разработает Мати, совместно с клубом портных Романовского лицея. Идея сразу нашла поддержку в лице женской половины команды и самой Лили, которая намекнула, что о инструкторах тоже не стоит забывать, вызвавшись моделью для показа. Женщины….

— Трум-пум-пум, трум-пум-пум — Напевая себе что-то под нос, Зоя уселась напротив, вновь шокируя меня количеством еды на своём подносе.

—… И куда в тебя столько вмещается? — Не выдержал я. — Да у тебя желудок должен быть чуть больше, чем у котёнка.

— Много ты понимаешь, дрищ Вологодский. — Сделала важную моську малявка, потирая ладошки, уцепив ложку. — Солдат должен хорошо питаться, чтобы быть сильным и способным сражаться за империю и монарха.

— Ты не солдат, а учащаяся лицея. — Решил открыть я глаза Ушанке, приоткрывшей рот после моих слов, выронив ложку.

— Это кто ещё не военный? Да будет тебе известно, что я с шести лет являюсь воспитанницей при штабе инфантерии, а в семь принесла солдатскую присягу. Понял!

— Эммм… Стесняюсь спросить, а в каком ты чине?

— В очень большом. Тебе не снилось даже, салопет. — Зоя показала мне язык, но по глазам было понятно, что девчушка явно преувеличивает.

— Это какой такой "большой" чин?

— Не могу сказать. Военная тайна….

— А если я твоему деду позвоню?

—… Рядовой. — Тут же стушевалась Ушанка, начав оправдываться. — Отставить зубы сушить! Это не потому, что я неспособная… Глупые дисциплинарные взыскания. Если бы не они, то давно уже в офицерах ходила.

— Вот это уже близко к истине. — Усмехнулся я, глядя на недовольную мордашку Зои.

— Вот же въедливый… Как "Черёмуха". — Буркнула с лёгкой обидой Зоя, взяв обратно ложку в руку, чтобы приступить к набиванию едой своего бездонного желудка, но девчушку что-то остановило, а её взгляд скользнул выше моей головы.

— Мышкин, не отвлекаю?

По правое плечо появилась неслышно подошедшая Тори, внешний вид которой вызвал у меня улыбку, и в то же время обеспокоенность мотивами её визита.

— Я присяду… рядом с тобой? — Сразила меня на повал Виктория, от чего мне пришлось помотать головой, чтобы отогнать глюк, но это оказалась явь.

Тори, сколько её помнил Стас, и на сколько мне самому довелось её узнать, своей эмоциональностью была около Ставра. Если глава рода Мышкиных своим отсутствием эмоций напоминал скалу, то Виктория была самым настоящим айсбергом. Вывести на эмоции девушку было практически невозможно. Что тут говорить, ведь я впервые увидел как она улыбается на аукционе, и то это было едва заметно. Сейчас на лице Тори была повседневная ледяная маска с той разницей, что через её щёки, середину носа и уши протянулась красная полоса румянца, которая была отчётливо заметна на белой коже.

— Тогда извини за назойливость. Я… — Начала говорить девушка неверно истолковав мой жест, но мне удалось быстро сообразить.

— Нет, Вика. Ты неправильно меня поняла. В ухе зажужжало. Присаживайся конечно. — Поспешно избавившись от возникшего непонимания, я сместился в сторону с насиженного места, в который раз обновив связки в обруче.

— То ржавая соска, теперь белобрысая цаца аудиенции просит, — Подозрительно начала Зоя, прищурившись, показывая ложкой на Викторию и косясь на меня. — Не ту фамилию тебе присвоили, Стас… Кобельский в самый раз тебе подошла бы. А что? Стас Кобельский! Звучит гордо….

— Не обращай на неё внимания, Тори. — Пропустил я мимо ушей приступ остроумия Ушанки. — Присаживайся.

Я постучал ладонью по месту на котором сидел. Одарив Зою молчаливым холодным взором серебряно-серых, Тори поставила свой поднос на стол. Поправив длинную юбку, чтобы не осталось складок, порадовав прекрасным видом мой взор, девушка села рядом, после чего её глаза слегка расширились, а взгляд устремился в поднос. Ей стало явно от чего-то неловко. По началу причина такой реакции Тори была неясна, но мне удалось догадаться в чём дело. Из-за того, что сейчас моё веретено молотило без устали, температура тела была выше нормы. Стул немного разогрелся подомной, сохранив остатки тепла, которое почувствовала Тори.

— Для меня стало неожиданностью, что ты состоишь в клубе журналистов. — Решил нарушить я возникшее неловкое молчание.

— Всего лишь формально. — Пришла в себя Виктория, быстро собравшись, но румянец на щеках выдавал её полностью. — Фотографировать люблю, а статьи пусть другие пишут.

— Не знал об этом твоём хобби. Впрочем, не удивительно. По пальцам одной руки можно перечесть сколько раз мы с тобой общались. Сейчас речь о нормальном общении, а не том, что было в младшей и средней школе. — Добродушно улыбнувшись, я показал Зое кулак, которая намеревалась открыть рот чтобы выдать очередной спич. — Ты ведь не просто так подошла, Вика? Что-то хотела?

— Да, хотела. Помнишь наш разговор на выставке? Завтра суббота и… Это… Если…. — В очередной раз уложила меня на лопатки девушка.

Да чтобы Вика запнулась, начав подбирать слова и собираться с мыслями — это нонсенс!

— Успокойся, Снежинка. — Подмигнул я, открыто улыбнувшись, подозревая, что сейчас вероятно начнётся неприятная часть нашей беседы. — Говори как есть.

Вика может наплевать на всё, и начать говорить при Зое об увиденном на складе хранения реквизита. Рисунок эфирного тела Тори нельзя спутать ещё с кем-то. Тому виной интересно развитый центр каплевидной формы, вместо классического круга. За декорацией дерева пряталась именно она, ошибки быть не может. Другое дело, что я на сто десять процентов уверен, что девушка сделала несколько снимков. Остаётся гадать, как она их теперь использует. Хотя… Зачем гадать? Атминтис мне на что? Может никаких снимков нет? Нужно будет вернуться к тому фанерному дереву. В худшем случае на меня попытаются надавить при помощи фото. Я несомненно выйду сухим из воды, но вот Лили может пострадать, чего мне бы не хотелось, особенно сейчас, когда мы начали близко «дружить». В любом случае, пока рано что-то предпринимать, ведь проблема ещё не обозначилась, а на домыслах далеко не уедешь. Эхх… Сам виноват, нужно было через окулус всё осмотреть, прежде чем идти за Лили.

— Мы с тобой договаривались по поводу практики верховой езды… Помнишь? — Начала Виктория, а на меня накатило облегчение. Шантажа вроде не намечается. — Твоё предложение ещё в силе или….

— Конечно в силе. — Недоумённо пожал я плечами. — Почему я должен передумать?

— Всё! Я больше не могу! Му-ха-ха-ха! — Красную от напряжения Ушанку, которая уже десять секунд зажимала себе рот двумя руками, пуча глаза, прорвало. — Ты не Кобельский! Беру свои слова обратно… Гыыыы…Ыыыы… Ты Жеребцов! Ну «верховая езда» и «Жеребцов»… Смекаешь? Ай! Едрить — мадрить! Ты чего творишь? Умгм…мммм….

— Зоя, — Вкрадчиво обратился я к малявке, на глаза которой только что натянулась шапка, а творожная булка, слетев с подноса, заткнула рот. — Я ведь тебя предупреждал.

— Не шмогла уделжаться. — Промямлила девчушка с набитым ртом, поднимая шапку с глаз, моментально прожевав добрую половину булки. — Всё… Молчу. Из-за вас каша остыла….

— Тори, прошу прощения за её поведение.

— Эфирокинез? — Приподняла бровь девушка, даже не обратив внимание на сальную шутку Зои. — Впечатляет, Стас. Довольно сложная в освоение магическая техника.

— «Эфирокинез? Ну ладно… Пусть будет так…» — Не имело смысла возражать Тори. — Я только осваиваю эту технику.

— Ты скромный, Мышкин. За полгода упорных занятий, даже успешные маги могут, самое большее, поднять яблоко со стола. — Со знанием дела заявила Тори, быстро опомнившись, видя лёгкое смущение на моём лице, неправильно истолковав его причину. — Поняла… Сама не люблю, когда начинают разговаривать о моих техниках.

Я уже хотел поддакнуть, чтобы закрыть вопрос о магии, но боковым зрением заметил, что к нашему столу движется пара визитёров, и довольно неприятных.

— Скааа… — Вырвалось у меня вслух, после чего последовал долгий выдох через нос.

— «Ска»? Это что? Французский? — Для удовлетворения любопытства поинтересовалась Тори.

— Нет, междометие. — Не обращая на лёгшую на моё плечо руку я продолжил. — Производная от самки собаки. Выражает мою высокую степень разочарования либо высокую степень радости, в зависимости от интонации.

— Вика, какие-то проблемы? — Поинтересовался Виталий Шаповалов, не добро так глядя на меня, как и его братец Николай, стоявший рядом.

— А это фто за «Двое из ларца»? — Спросила Ушанка с набитым ртом, захлопав ресницами, но на неё никто не обратил внимания.

— Мышкин, тебя видимо ничему жизнь не учит? — Включился в разговор Николай, вклиниваясь корпусом между мной и Викой, положив правую руку на стол, начиная нависать.

В другой раз, я бы возможно постарался избежать конфликта, но видимо беснующийся внутри оргон, после «акселерации» веретена подрывал планку. От потери руки, лежащей на моём плече, Виталия спасло вмешательство Тори, так же, как и его братца, обошла стороной проверка головой пола на прочность.

— Виталий, Николай… Я вас сюда звала или просила о помощи? — Ледяным голосом поинтересовалась княжна Елисеева.

— Нет, но… — Начал было Виталий, но Вика его вновь перебила.

— Возвращайтесь за стол, я сейчас договорю и присоединюсь. — Тем же холодным голосом продолжила княжна.

— Вика, но если он что-нибудь… — Хотел поддержать влюблённого в Тори брата Николай, но девушка и ему не дала договорить.

— Покиньте нас. — Уже с лёгким нажимом произнесла Вика, показывая, что у неё начинает заканчиваться терпение.

— Да не нервничай, Тори. Хорошо… — Прибывая в растерянности от поведения девушки, первым дал «заднюю», ставший мрачнее инструктора Довмана Виталий. — Идём, Коля.

Без лишних слов братья Шаповаловы демонстративно не торопясь удалились, под разочарованные вздохи ожидающих развития конфликта очевидцев.

—… Извини за них, Стас. — После десяти секундного ожидания произнесла княжна Елисеева, на лице которой вновь появилась красная полоса от румянца.

— Да ничего, Тори. Квиты. — Махнул я рукой, расслабившись от того, что сейчас избежал демонстрации своих способностей.

— Почему «квиты»? — Едва заметно удивилась княжна.

— А! Так за глупые шутки этой козы. — Мой палец указал на Зою, которая усиленно и увлечённо работала «веслом», потеряв к нам всякий интерес. — Я ответственный за неё перед её дедулей, который попросил присмотреть за внучкой. То, что она тебе нахамила — моё упущение.

— Теперь ясно. — Понимающе кивнула Тори, едва заметно улыбнувшись уголками губ. — Я, если честно, уже забыла, не придав значения.

— Аналогично, только касаемо Шаповаловых. — Уверил я Вику, которая сегодня била все рекорды по странному поведению, заставляя меня активно морщить извилины. — За верховую езду не переживай. Можешь на меня рассчитывать.

— Благодарю. — Едва заметно кивнула Вика, переведя взгляд в сторону стола, где сидели угрюмые Виталий с Николаем, и обеспокоенный Савелий, который суетливо то привставал, то вновь садился на своё место, не спуская растерянного взгляда с сестры. — Пойду к брату, а то он уже сам не свой от беспокойства. Переживает.

— Не безосновательно. Я ведь страшный и коварный Стас Мышкин, не забывай об этом. — С напускной серьёзностью заявив об этом, несколько раз утвердительно кивнул, в подтверждение своих слов. — Ты ведь помнишь о моём коварном плане?

После этой фразы вновь произошло небывалое явление. Вика не знала, что ответить на сказанное мной, а красная полоса через её щёки увеличилась в ширину.

Слегка поёрзав на стуле, девушка молчаливо встала, тихо бросив на прощание «Мне нужно идти», взяла нетронутый поднос и направилась к своей компашке, не оборачиваясь.

Когда Вика удалилась, Зоя прикончив порцию соскочила со своего места, и оббежав стол, склонилась над стулом, где сидела Тори, пытливо его разглядывая, после чего вновь вернулась на своё место.

— Это что сейчас было? — Почесал я затылок, пытаясь найти причину поведения Зои.

— Проверить кое-что хотела. — С напускной серьёзностью заявила Ушанка, но через пару секунд, видя мой интерес, её мордашка расплылась в ехидной улыбке. — А ты разве не слышал, когда она тут сидела?

— Что слышал?

— Ну ты и глушпед… — Театрально изобразила Зоя разочарование, покачав головой, вновь расплываясь в улыбке. — Да у неё «пилотка» шкварчала, как карась на чугунной сковородке! Думала дыру в стуле прожгла, но дыма не было. Решила проверить….

— Зоя… Я тебя точно Токареву на перевоспитание сдам.

Сегодня планы пришлось подкорректировать. Вопреки наставлениям Довмана, на спецдисциплины придётся вновь забить болт, но не на все. На кое-какие занятия я всё же успею, но придётся на часа полтора отъехать к оружейникам, а после посетить гостевой дом «Пилигрим», где устроил себе лёжку отче. Исполнить Стефана один момент, но мне этого мало. К тому же существует вероятность, что за святошей придут другие. У меня есть соображение, как раз и навсегда решить проблему с инквизицией, но для этого нужно больше доказательств. По факту, сейчас на руках у меня ничего нет, кроме записей Якова. Слабоватая поддержка штанов, как не крути. Нужно добыть нечто существенное, такое, от чего просто так не отмахнёшься, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, что Стефан сознательно убил трёх невиновных магичек, но перед этим, остаётся решить по-быстрому вопросик с наличием компромата у Виктории.

Чуть меньше пяти минут ушло на то, чтобы добраться до малого актового зала, двери которого оказались закрыты. Торжественно поклявшись купить себе набор отмычек у конструкторов, пришлось страдать, используя вместо специализированного инструмента всё те же шпильки для волос, оставшиеся от Зои.

Ещё четыре минуты, и я был на складе. Испытывая лёгкое волнение от того, что предстоит увидеть, не стал тратить драгоценного времени, тут же прислонив руку к декорации, активировав контур вуали, воззвал к атмитису. В тот же момент, перед глазами пронёсся ряд образов.

Поток жизни, несущий в себе воспоминания всего живого — штука порой непредсказуемая. Образ, что пронёсся перед моими глазами состоял из семи обрывков различных сцен, пятеро из которых абсолютно не касались произошедшего здесь. Интересными были последние два. Они вызвали у меня неподдельное удивление в купе с весельем. Виктория не делала фотографий. У неё было целое видео снятое на телефон, но кое-что подсказывало мне, что девушка не воспользуется этим компроматом против меня или Лили.

— «Тори, Тори… Ты не перестаёшь меня сегодня удивлять». — Подумав об этом, сев на корточки, я запустил руку за декорацию, пройдясь пальцами по полу, доставая оттуда маленький красный декоративный бантик из тонкой шелковой тесьмы, пару сантиметров в ширину. — Маленькая шалунья….

Положив в карман свою находку, довольно хихикнув, будучи в более чем приподнятом настроении, от «убийства» двух зайчулек, одним ударом, я зашагал со склада не в силах справиться с непроизвольной улыбкой. Проблема с Викой не являлась таковой, а на очереди был Стефан….

***
Вечер того же дня

Родовое поместье Елисеевых

— Добрый вечер, Отец. — Поприветствовала моложавого беловолосого мужчину, одетая по домашнему Виктория, и видя что её предок плюхнулся на диван в гостиной, запрокинув голову вверх на его спинку, массируя лицо руками, поспешила поинтересоваться. — Устал или что-то случилось? Ты странный последнее время, и вид у тебя озабоченный.

— Есть немного, Викусь. — Не стал скрывать беловолосый моложавый мужчина своей озабоченности. — Ума не приложу, как могла произойти утечка информации со студии. Сегодня все рабочие компьютеры проверили спецы и ничего не нашли.

— Кто-то слил эксклюзивный репортаж конкурентам? — Удивилась Вика, проследовав в столовую, наблюдая за Матвеем через широкую арку.

— Нет, Викусь, не репортаж, а видеоматериалы отснятые с аукциона Мышкиных. О… Спасибо, дочур. — Поблагодарил Матвей Елисеев, принимая от дочери стакан холодного апельсинового сока.

— Большие убытки? — Решила уточнить Вика, садясь рядом.

— Никаких убытков… Тут нечто другое. В глобалнете появилось видео с использованием отснятого на площади ДК материала с участием княжича. Интересно то, что новостной репортаж на основе отснятого материала, вышел часом позже.

— Утечка… — Коротко констатировала Тори.

— Верно… — Устало произнёс Матвей. — Ничего страшного, но сам факт довольно неприятный.

— Понимаю, отец. Отдыхай, у тебя усталый вид, а я к себе пойду. — Сделав несколько шагов к лестнице, девушка повернулась. — Ужинать не хочу… У меня сегодня клановый рейд в летающий замок «Доминос».

— Не засиживайся допоздна, милая. Побереги глаза. — Заботливо посоветовал Матвей, вновь откидывая голову на спинку дивана, принимая привычное ему положение для раздумий.

Поднявшись на второй этаж, Тори зашла в свою комнату, прикрывая дверь, повернув защёлку замка. Подойдя к компьютерному столу с тремя мониторами, выстроенных полукругом, девушка сняв тапок, нажала большим пальцем ноги на кнопку включения системного блока, садясь в эргономичное игровое кресло.

После загрузки операционной системы, сработал автозапуск, открывая браузер на странице Имптуба. Введя в строке свой логин «EliFrost», состоящий из сокращения от фамилии, и навеянной прозвищем «Снежная королева» приставки «Frost», Виктория бегло ознакомилась с парой сотен комментариев к смонтированному ею видео, с участием Стаса Мышкина.

По окончанию прочтения, потеряв интерес, девушка перешла на жёсткий диск, листая папки с файлами. Остановившись на нужной, затребовавшей пароль для открытия, Тори быстро пробежалась пальцами по клавиатуре. Проведя синхронизацию данных устройств, девушка зашла на флешку своего телефона, скопировав новые фотографии княжича Мышкина в папку, которые ей удалось сегодня сделать. Пробежавшись по завершению копирования взглядом по иконкам предварительного просмотра, Тори удалила парочку неудачных на её взгляд снимков.

Когда курсор коснулся иконки единственного видео на телефоне, девушка почувствовала, как её дыхание участилось, а язык непроизвольно облизал пересохшие губы. В голове начали всплывать события сегодняшнего дня. Когда после звонка, сев на корточки с левой стороны от платформы сцены, Тори решила удалить неудачные фото с фотоаппарата, а по завершению, поднявшись в полный рост, то увидела Стаса. Настрой княжича, глаза которого блестели от предвкушения, а на губах играла улыбка, вызвал интерес у Вики, решившей посмотреть, куда направляется ставший с недавних пор симпатичным ей парень.

По началу, когда Стас подкрался к инструктору Медведевой заключив её в свои объятия, девушка хотела вмешаться, чтобы предотвратить сексуальное домогательство. Удивлению Тори не было предела, когда вместо того, чтобы закричать, или оказать сопротивление Лили и Стас начали страстно целоваться. Не зная, как реагировать, чтобы не быть замеченной, девушка спряталась за декорацией, желая уличить нужный момент, чтобы уйти. Сладострастные вздохи, звуки поцелуев, тихие стоны, вызвали в ней интерес. Сама не зная зачем, Виктория достала смартфон, и выглянув из своего укрытия, начала снимать происходящее на видео. Вид того, как два человека наслаждаются друг другом, придаются сексуальным утехам, полуобнажённые тела, тихие развратные разговоры, тяжёлое учащённое дыхание обоих, сдерживаемы стоны Лили, капли пота на поблескивающей спине Стаса, который двигался всё быстрее, от чего Медведева изгибалась всем телом, утопая в наслаждение… Вика сама не поняла, как сидя на корточках за декорацией, начала ласкать себя свободной рукой, с трудом сдерживаясь, чтобы не застонать вместе с Лили.

Оторвавшись от своих мыслей, перебирая ногами, Тори поняла, что больше не может терпеть. Одев беспроводные наушники, не опасаясь, что кто-то может зайти, девушка два раза щёлкнула по видео. Учащённо дыша, откинувшись на спинку кресла, раздвинув полы халата, правая рука уже была под футболкой, а указательный и средний пальчики ловко скользнули под резинку домашних шортиков….

Глава 18

— "Мля… Ска! Как же всё болит, будто огн по мне потоптался или парочка… "

Утречко субботы выдалось тем ещё испытанием. Болело всё, даже веки. Виновником такого положения дел был я сам.

Посетив конструкторов, забрав подарки для отче, справившись о готовности спецзаказа для магазина и исследованиях дрына индусов, поспешил откланяться. Следующей остановкой стал гостевой дом "Пилигрим". После небольших трат, сняв номер на том же этаже, который был указан в чеке Якова, меня ждало «увлекательное» путешествие на лифте. Не прошло и сорока минут, как меня извлекли из застрявшей коробки, но осадок на душе остался.

Камеру при помощи каона "Манипулятор" скручивать не пришлось. В коридоре с десятком дверей она была всего одна, и смотрела на выход из кабины лифта, но не охватывала коридор. С набором отмычек, который прикупил у конструкторов, дверь номера тридцать шесть, после обследования, сдалась мне почти без боя. Вот что значит хороший инструмент в умелых руках.

В отличие от визита к Якову, у Стефана я задержался подольше. Возвращения старика не стоило опасаться. Он сейчас был в магазине, под присмотром Анны, которая тут же даст знать, если он вздумает отлучиться. Из-за эфирного фона механизма «от любопытных», моей первой находкой стал такой же чемодан, как у Якова. Действуя по отлаженной схеме, через пару минут у меня уже был доступ к его содержимому. Здесь меня ждало лёгкое разочарование. Рабочий журнал отец Стефан не вёл, в отличие от своего младшего коллеги. "Поколдовав" с пожитками святоши, оставив отче «подарок», чемодан был приведён в первичное состояние и занял своё место под кроватью. Осмотр комнаты мне почти ничего не дал. В шкафу, кроме двух деловых костюмов, один из которых был ещё с этикетками и сменного белья, ничего не было.

Установив микрофон с датчиком шума и 5G-станцию, которая будет передавать на мой смартфон сделанные записи, поспешил удалиться, даже не зайдя в комнату, которую оплатил на неделю.

Немного поколебавшись, устроил на ресепшне "концерт", и вернул деньги, сославшись на появление таракана в снятом мной жилище. Всё прошло как по маслу, а я на своё горе взял курс в сторону Романовки.

Лекция только началась, а опоздавшим быть не хотелось, поэтому весь остаток времени до её конца, я провёл в тренажерном зале, таская железо. Пользуясь тем, что у меня было целых сорок минут, проработал почти все группы мышц по ускоренной программе, пользуясь контуром вуали.

Причиной моего разбитого состояния сейчас было отнюдь не посещение тренажерного зала, а допущенная мной глупость пойти на практический стек к Довману. Жнец меня дёрнул вспомнить наш уговор о специальных занятиях с ножом. Было весело первые двадцать минут, но потом инструктор решил взяться за меня, что называется "всерьёз". Моё сегодняшнее разбитое состояние полностью на совести этого садиста. Сколько раз я оказался на полу, мне надоело считать после первого часа, а впереди был ещё один.

Взяв смартфон с тумбы, проверил почту, чтобы убедиться в том, что мой заказ для магазина готов. Его специфика была в том, что люди Бориса тайком, по ночам занимались его выполнением, скрывая все следы своего присутствия. Не бесплатно обошлись мне эти «кошки-мышки», но траты были вполне оправданы. Даже Анна не знала о моих приготовлениях к роковому моменту, когда святоша покажет своё истинное лицо.

Взгляда на прогресс каона «Геморандж» хватило, чтобы настроение поднялось, а боль во всём теле отступила. Нашими общими стараниями с Лили, я опережал график на целых два дня!

Порадоваться мне не удалось. В дверь комнаты постучали, что не могло меня не удивить в столь ранний час. Только половина шестого, а ко мне уже визитёры. Хотелось притвориться спящим, но на свою голову я решил дать знать, что не сплю, крикнув, чтобы входили.

— Ёп… — Удалось мне выдавить две буквы из себя, вместе с первым позывом начавшейся икоты.

То что ко мне в комнату вошла Зоя, ещё не говорило о беде. Страшно, что она культурно постучала перед этим. Да и лицо у девушки было откровенно говоря задумчивым. Постукивая друг о друга перед собой кончиками вытянутых указательных пальцев, сверля меня изучающим взглядом, девчушка подошла прямо к моей кровати.

— Дрищеват… — Задумчиво протянула Ушанка. — … Но длинный…Это хорошо. Жилистый, и соски не в разные стороны. Два соска, что тоже не маловажно. Значит не мутант… Ещё один плюс….

— Это сухая мышечная масса. — Решил поправить я мелкого «жнеца», который сейчас изучал меня с таким интересом, будто увидел импланты корпоратов последней серии.

—… Помолчи, я думаю. — Выдала мелочь, нахмурившись, семафоря красными щеками ещё со входа. — То, что избили как свинью, несомненно плохо, но рожа не кислая, а значит не неженка. Это безусловно плюс, как и то, что не пижон. Храбрый…или дебил — тут непонятно. Вроде, когда мы с Виго играли, вступился. Смекалистый… тут не отнять… Три ящика шампуса умудрился сбить с того хапыря, а значит — хозяйственный.

— Пережрала синьки? — Не выдержал я, но маленькая ладошка закрыла мне рот, а большой пальчик девчушки ещё и зажал мой нос.

— Не пыли, я думаю. — Почёсывая подбородок, будто там была борода, с важным видом заявила малявка, соизволив убрать руку. — Кобель ещё, но это поправимо. Пристрелю кого-нибудь из твоих шалашовок, а остальные сами отвалят. А! Титул! Хотя это вторично, да и у тебя он символический, для красного словца… Хотя… Это не важно, главное, что не мутант. Отвернись….

— Куда отвернись? Чего ты удумала? — Казалось, что кожа сейчас от напряжения лопнет на моём лице потому, что мои брови и так были подняты вверх, от высшей степени охеревания.

— В сторону отвернись! Вправо! Нужно, посмотреть кое-что.

— Зоя! — Попытался я воззвать к белокурому демону, который лишь дёрнул плечами на мои возгласы. — Ты сдурела? Может у тебя жар?

— Ну ладно…. — Обречённо протянула девчушка, поднимая одеяло на несколько секунд. — Не «крупный калибр», но норм, хоть и в чехле, а вот ножки, как у чахлой кошки. Тебе не мешало бы работать над собой, ну да ладно… Пара десятков марш-бросков в полном обмундирование и ноги нормальные тоже будут. Можно к тебе ещё пятёрку звеньев от танкового трака привязать.

— Зоя, маленькая моя, ты кажется увлекаешься… — Ласковым елейным голосом начал я, постепенно увеличивая громкость, начиная закипать. — Какой марш-бросок? Какой к чертям собачим трак? Что вообще происходит?!

— «Маленькая моя»… А что? Мне нравиться! Теперь обращайся ко мне так… — Убила меня наповал мелочь, с деловым видом одобрительно кивая своей наглой моськой, довольно улыбаясь.

— Зоя, ты сейчас к наркологу поедешь, клянусь соседским скверх… «поросёнком».

— От хер@ уши, а не нарколог. Я уже всё решила. — Заявила малявка, важно подняв вверх наглую моську.

— Что ты решила? — С нескрываемым опасением спросил я, чувствуя, как у меня начинается затруднение дыхания.

— Да ерунда… — Махнула рукой девчушка, будто муху отогнав. — Проснулась, что-то скучно стало, и мне пришла идея… Не будем тянуть ефрейтора за яйца….

После сказанных слов, подпрыгнув наверное выше своей головы, Зоя пластом рухнула на меня. С трудом удалось побороть инстинктивный рефлекс, поджать колени, пришлось героически принять удар на себя. Спасибо белому толстому махровому халату с длинной петлёй на Зое, который смягчил падение на мою помятую Довманом тушку. От боли, мои глаза невольно зажмурились, тут же открывшись, чтобы вызвериться на «раздражитель», но слова застыли у меня в горле. Хмурое и горящее от стеснения лицо мелочи было прямо напротив моего.

— Люби меня… — Буркнула малявка, лёжа сверху, сложив руки на моей груди, и глядя мне в глаза, после чего, немного смутившись, продолжила лучась довольством. — Так и знала, что ты расчувствуешься от такого щедрого предложения, и это не удивительно. Вон… Даже слезу пустил. Я иногда…добрая. Ещё общительная, красивая, привлекательная, не то, что твои швабры… Одна ржавая, другая альбинос, с нарисованными бровями и крашенными ресницами. Оу! Даже дышать перестал от радости! Вот тебя забрало… Мы ещё с тобой отличная команда, что не маловажно. Операция в казино тому доказательство. Я при титуле, дедуля генерал инфантерии, а родители оба министры иностранных дел. Идеально ведь, а ты рыло воротишь. Знаю, что дар речи потерял, но скажи уже чего-нибудь, а то, как плотва глушённая, губами шевелишь, а слов не слышно….

— Зооояя…

— Не плачь, сама от себя такого не ожидала, а потом подумал «А почему бы и нет?». Под оной крышей живём, мордашка у тебя не страшная. Что ты шепчешь? «Бога благодарить…?»

— Рёбра, бл@ть!

— «Не неженка» — вычерчиваем… — Покачала головой Зоя, продолжая смотреть мне прямиком в глаза. — Люби меня, говорю….

— Зой, ты привитая? — Сдавленным от боли голосом поинтересовался я.

— От чего? — Вопросительно буркнула девчушка, с любопытством глядя на меня, лёжа сверху.

— От инфекционного слабоумия… — На полном серьёзе констатировав это, хотел уже скинуть с себя девчушку, чтобы она перестала дурачиться, но оценив всю серьёзность мордашки Зои, всё же решил уточнить. — Подожди… Ты это сейчас всё на полном серьёзе говорила?

— Вот же дубина. И кому из нас прививка от слабоумия нужна? — Ушанка, которая сейчас была без своего бессменного атрибута, покрутила пальцем у виска. — Конечно серьёзно! Минут двадцать думала. В общем — люби меня! Говори какая я хорошенькая, дари цветы и води на свидания, а то мне скучно. Может тебе даже секс обломиться, если я в настроение буду.

— Можно не надо. — Взмолился я, представляя первые страницы газет с заголовками «Князь Педомышкин».

— Одно расстройство с вами мужиками. — Будто умудрённая опытом женщина, заявила мелочь, спрыгнув с меня. — Какой ранимый попался… Небось нецелованный ещё. Ладно… Вижу ты сам не веришь в собственное счастье. Даю тебе время подумать. Хотя, что тут думать? Как не крути, я со всех сторон замечательная….

С этими словами Ушанка покинула мою комнату, оставляя меня наедине со скрипом клинящих шестерёнок в голове, где кажется начал развиваться маразм.

Три первых лекции пролетели незаметно. Причиной тому было тестирование по каждой из них. Почаще бы так, ведь слушать по второму кругу то, что и так знаешь, как-то не комильфо. Жанны сегодня снова не было, а на моё сообщение «Лисичка — прогульщица, приходи. Я тебя по попе поглажу =*», пришёл ответ, который подтвердил причину отсутствия девушки: «Мышкин — скотина, тебе шуточки, а я второй день загибаюсь =*».

Не смотря на отсутствие Жанны, настроение мне всё же приподняли, но сначала испугали до усрачки. Что можно думать, когда звенит звонок, сидишь такой, никому зла не делаешь, а к твоему столу подходят сразу все распутинцы, по лицам которых понятно, что они что-то задумали.

Как человек, которого не обделили благоразумием с рождения (Про гироконтур умолчу. Молодой был тогда, горячий…), я уже начал подумывать в каком направлении дать по тапкам. Этого не пришлось делать. Выйдя вперёд, выбранный представителем от «академиков» Штейнер, поблагодарив от лица всех распутинцев, торжественно вручил мне большой пакет батончиков.

Сначала не понял, с какого скверхова уха такая честь, но потом до меня дошло. Я ведь помог разобраться с будильником Сплюшки. Полностью этого сделать не удалось, но стало гораздо терпимей. В прошлый раз, когда доставил спящую Ксюшу в аудиторию, мною была подкинута довольно простая идейка, по поводу будильника — обмотать его полотенцем и опустить в ведро с водой. Хоть и пустяк, но настроение после подгона распутинцев улучшилось.

Как и в прошлый раз на Петроградский ипподром нас доставил лицейский автобус. Сегодня я сидел один. Лили была занята обсуждением каких-то важных вопросов с садистом Довманом, который перед посадкой поинтересовался моим самочувствием. Услышав, что я прекрасно себя ощущаю, мне показалось, что инструктор немного расстроился этому факту. Лучше бы действительно показалось….

Когда автобус оказался на месте, стоило мне выйти, как ко мне присоединилась Вика и довольная Ушанка, которая на время пути организовала кружок картёжников в хвосте автобуса и жулила всех по чём зря. Не прошло и десятка минут, как вся наша группа оказалась в вольере, где уже были привязаны персоналом ипподрома лошадки.

— Так…это…Стас, — Немного смущённо начала Ушанка, подёргав меня за рукав кителя. — У меня к тебе дело есть, но если зубы начнёшь сушить, то я тебе втащу. Наклонись, мне тебе кое-что сказать надо.

Вид у Зои был на столько загадочный, что мне самому стало интересно, что на этот раз учудить мелкое блондинистое чудо. Как не странно, просьба Ермоловой оказалась вполне вменяемой, что даже не вызвала смеха.

— А ты точно умеешь? — Решил на всякий случай уточнить я.

— Крейсер тебе у бухту… Конечно умею! Я же всё таки генеральская внучка.

— Тори, одну минуту. — Предупредив девушку, Ушанка повела меня к серому «Орловцу». — Зоя, на нём мужское седло.

— И что? Ещё я на той раскривушке не сидела. — Девчушка указала на соседнюю пегую кобылку с женским седлом, поморщившись. — Бестолковая штука… Так… Начали, вроде на нас не пялятся. И не ржи… Я не виновата, что они все такие огромные.

— В следующий раз попрошу, чтобы специально для тебя доставили пони. — Усмехнувшись, я взял девчушку подмышки, поднимая над собой, усаживая в седло, как куклу.

— Сам на нём поедешь. — Буркнула недовольно Ушанка, принимая от меня поводья, тут же натянув. — Вперёд, Плотва….

Убедившись, что Зоя уверенно держится в седле, я вернулся к Тори, которая на мгновение улыбнулась одними уголками губ.

— А тебе идёт возиться с детьми. — Покачала головой Вика, мазнув взглядом по Ушанке, которая решила объехать вольер по кругу.

— Детьми? — Изобразив удивление, я приблизился к Елисеевой. — Вика, скажу тебе по секрету — Зоя не ребёнок, она дьявол претворяющийся маленькой беловолосой девочкой. Ты думаешь, почему она постоянно носит ушанку?

— Почему? — Заметно удивилась Тори, не скрывая заинтересованности. — Ей холодно? Что-то с циркуляцией крови?

— Нет, Снежинка, у неё по венам течёт горящая сера, а под шапкой она прячет рога! — С многозначительным видом, демонстрируя полную уверенность заявил я, с опаской взглянув на довольную малявку, болтающую ногами в седле.

После моих слов Вика на секунду зависла, а по её щекам протянулась розовая полоска, хорошо заметная на белоснежной коже. Далее случилось небывалое явление. Прикрыв рот рукой, девушка сдержано, и как-то робко засмеялась. Отметив для себя, что в этот момент Тори смотрелась очень мило, я тоже улыбнулся.

— Отлично. Подготовка к уроку верховой езды от Стаса Мышкина прошла успешно.

— Подготовка? — Переспросила Вика, захлопав ресницами. — И в чём она заключалась?

— В том, что нужно расслабиться. Ты напряжена была, Снежинка. Бытует такое мнение, что лошадь чувствует и перенимает эмоции седока. Если наездник нервничает, то нервозность передаётся лошади. — Реакция на сказанное мной, была немного странной, будто Вика сейчас не слышала то, что я говорил, хоть и смотрела всё время на меня. — Вика, что-то не так….

— Нет, всё так, просто ты меня в столовой вчера назвал «Снежинкой» и сейчас уже несколько раз. — На лице Вики вновь появилась красная сигнальная полоса румянца.

— А! Ну я люблю прозвища всем давать, сама знаешь. «Снежинка» тебе очень подходит, но если тебе не нравится, то не буду так называть.

— Мне нравится, но странно от тебя такое слышать. Вроде я всегда «молью белобрысой» была….

— Согласись, не лучшее прозвище для красивой сексуальной девушки. — Улыбнулся я, вспоминая все выверты фантазии Стаса в обзывательствах Вики, из которых «белобрысая моль» было самым безобидным. — «Снежинка» лучше звучит.

— Красивой сексуальной девушки… — Покатала на языке Вика, повторив мои слова, и слегка смутившись, задала неожиданный вопрос. — Стас, скажи, вы последнее время с Жанной общаетесь… Ты её считаешь красивой?

— Разумеется считаю. — Не стал скрывать я очевидного факта.

— А, к примеру, — Сделав паузу, Вика оглядела вольер, остановившись взглядом на Лили. — Инструктор Медведева. Она многим парням из нашей группы нравится. Она в твоём понимание красивая?

— Конечно. — Ответил я не задумываясь. — А почему ты спрашиваешь?

— Чтобы сравнить. — Ответила Вика, а красная полоска румянца увеличилась в ширину. — А я, если сравнивать, красивее Жанны или Лили?

— Не могу ответить на этот вопрос, потому, что не совсем его понимаю. — Пожал я плечами, не понимая, к чему меня пытается подвести Виктория, полностью уверенная в том, что я не в курсе её присутствия на складе реквизита.

— Кого бы из нас троих ты предпочёл? — Изменила формулировку Тори, а красная полоса расширила свои границы, протягиваясь ещё и по ушам.

— Всех. — Не испытывая ни малейшего стеснения ответил я.

— Я не это имела ввиду, Стас. — Снова загнала меня в тупик Вика. — Кто-то ведь должен тебе больше нравиться?

— Кажется я понял, что ты хочешь узнать, но у меня не получится дать тебе ответ. Всё потому, что вы все трое разные. Каждая из вас по своему красива. — Видя, что Тори не совсем понимает, я решил привести конкретный пример. — Взять Жанну и тебя. Жанна темпераментна, стервозна, с обострённым чувством собственности, источает сексуальность. Ты, Вика, красивая, умная, сдержанная, холодная, иногда отрешённая, с необычной внешностью, которая придаёт тебе загадочный шарм и чарующее обаяние. Ты как тайна, которую хочется разгадать. Вы обе по-своему красивы, Викусь. Как можно сравнивать вас или выбирать между вами? Понимаю, что будучи тем, кто пообещал залезть к тебе в трусики, я должен был ответить, что из вас троих выбрал бы тебя, но….

— После такого ответа это был бы последний наш с тобой разговор, Мышкин. — Не дала мне договорить Тори, сдержано улыбнувшись одними губами. — Спасибо за честность. Я это очень ценю. Давай начнём, говори что мне делать.

— Сейчас… Минуточку, Тори. — Почувствовав вибрацию, я достал телефон из внутреннего кармана кителя. — О… Мой управляющий. Да, Анна. Что случилось?

Привет Стас. Представляешь, мы сможем открыться раньше!

— Как это «раньше»? А баннер? А вывеска? — Удивился я услышанному.

- Наш подрядчик обратился в стороннюю фирму, где было нужное оборудование для резки плексигласа. Завтра к обеду всё привезут, а вечером уже смонтируют. Витрины собраны, зал оформлен. Я связалась с княгиней Эвелиной, перед тем, как звонить тебе. Она уже занялась организацией доставки украшений. В понедельник можем смело открываться. Я так рада….

— И я, Анна, — постаравшись сделать так, чтобы мой голос звучал более радостно, решил лишний раз кое-что напомнить девушке. — Держи меня в курсе всего происходящего.

- Непременно, Стас. Ты сегодня приедешь посмотреть, как идут приготовления?

— Боюсь, что не смогу. У меня на вечер были планы. — Ответил я, вспомнив о походе в клуб с Таней.

- Понятно… Жаль конечно. Тогда завтра с княгиней Эвелиной вечером приезжай, когда установят вывеску и банер, чтобы увидеть готовый результат.

— Постараюсь, Анна. Спасибо за информацию. Я сейчас на занятиях… Всего хорошего, и держи меня в курсе дел.

- Поняла, Стас. До встречи.

Пока клал смартфон в карман, принимая во внимание новые обстоятельства, мой озабоченный вид не укрылся от внимательной Тори.

— Что-то не так? — Тут же поинтересовалась девушка.

— Нет, Вика. Это по открытию ювелирного магазина. Оно произойдёт раньше, чем планировалось. — Задумчиво произнёс я, прикидывая, как это повлияет на мой план. — Не бери в голову. Извини за задержку, начинаем… Клади правую руку вот сюда…. Правильно….

В то же время

— Я урою его сейчас. — Прошипел Виталий Шаповалов, косясь в сторону симпатичной ему Виктории, которая беседовала с Мышкиным. — И чего она любезничает с ним? Вот ублюдок…ещё и трогает её за талию… Всё!

Когда Виталий хотел на всех парах рвануть в сторону княжича Мышкина, на его плечо легла рука Михаила.

— Спокойно, друг. Понимаю, что тебе хочется наказать наглеца, но не здесь и не сейчас.

— Ты предлагаешь спокойно смотреть, как он вьётся возле Вики? — Скинул руку Михаила с плеча Виталий.

— Я предлагаю не бросаться сгоряча на Мышкина, а потерпеть и выбрать нужный момент. — Холодным рассудительным голосом отчеканил Драгунов. — Сейчас не та ситуация… Только дураком себя выставишь. Получится как в столовой, когда тебя завернула Тори….

— Миша прав. — Вступил в разговор Николай, одобрительно кивнув в знак согласия. — Только глупо перед Викой будешь выглядеть.

— И я о том же. — Согласился Драгунов, взглянув в сторону княжича Мышкина и Вики. — Не так тут нужно действовать. Жди нужного момента.

— И когда этот твой «нужный момент» настанет. — Сквозь зубы процедил Виталий, закипая от злобы. — В следующем году?

— Нет, дружище. Раньше чем ты думаешь. Мероприятие «Разрешите представиться» вполне подойдёт, а лучше перед ним.

— У тебя есть какой-то конкретный план? — Не скрывая заинтересованности спросил Виталий.

— Разумеется есть. — Уверил Михаил, не скрывая своего довольства. — Ещё и выступление команды Романовки удастся подпортить, что ударит по авторитету Мышкина.

— А Мыша тут причём? — Задал вполне уместный вопрос Николай. — Он ведь не капитан команды, а такой же участник.

— Не скажи, Коля. Он фаворит Морозова, на которого ректор возложил большие надежды.

— Да ладно! Он водит дружбу с ректором? — Удивился Виталий.

— Можно и так сказать. — Утвердительно кивнул Драгунов. — Как ты думаешь, сильно ли расстроится ректор, когда Мышкин не оправдает его надежд? Нужно учитывать все факты, если решил отомстить….

— Подозреваю, что у тебя есть некий план? — Усмехнулся Николай Шаповалов, уже зная ответ.

— Разумеется есть….

Глава 19

Поздний вечер. Гостевой дом «Пилигрим»

— Здравствуйте, старейшина. — Сдержано поприветствовал вошедший в комнату Яков отца Стефана, решая перейти сразу к делу. — Вы получили моё сообщение?

— Получил. — Коротко ответил старый инквизитор, задумчиво стоя у окна, прихлёбывая чай из кружки.

— Я считаю, что нам пора сворачивать своё расследование. Проверка ладаном рода Мышкиных дала отрицательный результат. Проверка родового древа так же дала отрицательный результат — среди предков ведьм и ведьмаков нет.

—… А колдовского фетиша ты не нашёл в доме. — Закончил за иеромонаха Стефан, махнув рукой. — Говорю же, что ознакомился.

— Тогда заканчиваем работу? — Решил удостовериться Яков, добавляя. — Новую наводку от наблюдателей получили? В Ростовскую губернию нам нужно, и как можно скорей. Зверски убиты два мага. Снимки сами за себя говорят. Убийства носят ритуальный характер. В Ростов нам нужно, а Мышкиных оставить в покое. Можем потом вернуться и провести дополнительное расследование.

— Пожалуй, — отец Стефан сделал небольшую паузу, прикидывая что-то в уме. — Ты прав, Яков, но ещё на один день мы задержимся. Перестрахуемся. В Ростовскую губернию в понедельник отправимся.

— Мне кажется… Только время потеряем, но раз вы так считаете, старейшина, то ещё немного понаблюдаем.

— Лишним не будет. — Со знанием дела заявил отец Стефан, похлопав себя рукой по карманам. — Вот напасть….

— Что случилось, старейшина.

— Да сигареты кончились.

— Не беспокойтесь. Я всё равно в магазин собирался. — Заявил Яков, суетливо направившись к двери. — Тогда схожу сразу, тем более уже одет. Сейчас, старейшина. Подождите немного.

— «Мне кажется!» — Буркнул себе под нос инквизитор, передразнив иеромонаха Якова, когда дверь уже закрылась. — «Только время потеряем»… Теряешь время здесь только ты, а я нахожу ведьм… И расправляюсь с ними, юнец…

***
Воскресенье. Родовое поместье Мышкиных.

— 148, 149, 150! Ска! — Встав на ноги, приняв боксёрскую стойку, я пробил двойку в репу воображаемому святоше, подстёгиваемый довольством и злым азартом предвкушения вечера.

Просмотрев блямкнувшее сообщение, невольно улыбнулся, быстро напечатав ответ Татьяне, которая прислала фото с нашего вчерашнего свидания. Не смотря на то, что "Дружку" ничего не обломилось, расстройства по этому поводу у меня не было. Время мы провели более чем прекрасно, за коктейлями, танцами, разговорами и разумеется поцелуями на заднем сиденье авто. Довольны остались все, судя по тому, что договорились на следующих выходных повторить нашу вылазку, которая открыла мне глаза на один момент: иногда мне нужно просто отдыхать.

— "Мечтать гораздо легче, чем исполнять… Погуляли? Пора и поработать!".

На станции прослушки, подключённой к ноутбуку, моргал красный "чек" сигнализирующий о том, что имеются новые записи разговоров. Аудиофайлов было меньше десятка. Информационной ценности в большинстве своём для меня они не представляли. Молитва Якова вряд ли могла чем-то помочь, а вот один разговор всё же заинтересовал, где иеромонах ненавязчиво убеждает отца Стефана, что пора сворачивать свои кадила, отваливать от рода Мышкиных, и мчаться в Ростовскую губернию кошмарить колдуна. Хоть Стефан и согласился со своим младшим коллегой, но это лишь для того, чтобы тот не путался у него под ногами. В моём образе Яков присутствовал в магазине, значит он как-то узнал, что отче решил всё провернуть втихую, а потом поставить перед фактом, как с девчонками. Только пролетит отец Стефан, как скверх в работающее сопло двигателя, уж я об этом позабочусь.

Скинув разговор инквизиторов на флешку, к фото страницы из рабочего журнала, сразу положил её себе в карман, чтобы не забыть, и отправил письма, о которых позаботился ещё вчера перед свиданием. Сверив часы, где было без десяти восемь, отложив водные процедуры, накинул на себя олимпийку, вооружился ваджрой, захватил распечатку из ящика стола, и бодрой походкой двинулся на улицу.

Обойдя особняк, проскользнул через вход для персонала к жилым помещениям. Дверь в комнату Якова была приоткрыта, а значит иеромонах был на месте. Включив диктофон на смартфоне из предосторожности, скользнул внутрь.

— Эээ… Ааа… Доброе утро, княжич Стан… — Запинаясь, выпучил глаза Яков, завязывавший в этот момент галстук, шокированный моим визитом.

— Помолчи… — Коротко бросил я, закрывая дверь на замок с внутренней стороны, быстрым шагом подходя к "дворецкому". — Иеромонах Яков, ты конечно мужик хороший, но такое ссыкло… — Прямой удар вязанкой перчатки в челюсть, усадил мужчину на пол. — Извини, не смог сдержаться. Чего ты так этого старого мудака Стефана боишься? Вставай, хватит притворяться, тебе мой удар, как ладошкой погладили.

Растерянность с лица иеромонаха, через мгновение пропала, а его взгляд стал колючим и подозрительным. Обстановку младший инквизитор оценил быстро, даванув косяка на свою кровать, под которой был чемодан.

— М-да… Если тебе будет так комфортней, то вперёд, зажигай свой ладан, а то вдруг я страшный колдун… Бууу! — Видя, что моя шутка "не зашла", решил предупредить. — Там у тебя два ножика в чемодане, советую не трогать, если не хочешь сдохнуть. Убивать тебя у меня нет никакого желания, а по хрюкалу ты за дело получил. Тут не обижайся….

— Значит, ты рылся в моих вещах… Подобное поведение порочит вас, княжич, как дворянина. — Ровным голосом подметил иеромонах, на подбородке которого не осталось даже малейшей припухлости.

— Я должен знать, кого пускаю к себе в дом. Обычная предосторожность. — Пока я говорил, Яков достал какой-то фонящий эфиром огарок из кармана, поднеся к его краю зажигалку.

Стоило появиться дыму, как попав в область циркуляции оргона, образованную каоном "Жажда жизни", дым изменил направление, заклубившись в противоположную сторону.

— Впервые такое вижу… — Обескуражено протянул иеромонах, широко открыв глаза. — Дым ладана тянется к колдунам, на магов не реагирует, а от тебя вообще отталкивается!

— Потому, что я святой. — Тяжело вздохнув, понимая, что "клиент" достался мне с приветом, распечатка легла на кровать иеромонаха. — Не ломай голову. Не потянулся ко мне ладан твой, значит не колдун я. Почитай буквы умные, а я подожду. Как прочтёшь, мне с тобой легче разговоры разговаривать будет.

Видя, что подозрение Якова до конца не исчезло, я отошёл почти к двери. — Только каждое слово, каждую букву прочти, инквизитор.

Не сводя с меня подозрительного взгляда, иеромонах подошёл и взял копию настоящей медицинской экспертизы, той что Ермаков утаил от своего друга. Не прошло и минуты, как глаза молодого мужчины начали блестеть.

— Я… — Слова застряли у Якова в горле, а рука потянулась ослабить ворот рубашки.

— Что? Дурно тебе? — Чувствуя, что задел за живое подробностями, которыми не поделился Стефан, я решил продолжить прессовать младшего инквизитора. — Читай дальше, и сопли прекрати пускать, иначе я тебя тресну.

— Дочитал… Я… Я быстро ч-читаю. — Тихо сказал Яков, уставившись в пол громко сопя.

— Дочитал значит? — Елейным голосом спросил я, возвращая те эмоции, что были у меня, когда обследовал место преступления, концентрируясь на виденных мной образах, чтобы призвать повтор. — Это хорошо… А теперь посмотри своими глазами…

Образовав связь с атминтисом, концентрируясь на виденных мной ранее образах, чтобы призвать повтор, я активировал каон "Визион", который вошёл в сопряжение с работающим контуром вуали. Образы виденные мной ранее повторились, но сейчас их видел ещё и Яков.

— Я… Я каждую ночь оплакиваю их… Молюсь за то, чтобы их души… Знаю, что отец Стефан поступил бесчеловечно, но я не могу ничего сделать. Не тот у меня сан, чтобы Епархия приняла мои слова на веру. — Начал всхлипывать иеромонах, как только короткий показ закончился.

— Яков, дорогой мой, друг, не обижайся, но ты не лучше поступаешь, чем этот ебл@н Стефан, потому что зная всё — ты ничего не предпринял. Ладно… — Хлопнув в ладоши, понимая, что инквизитор созрел, решил перейти к сути своего визита. — Разговариваю с тобой просто потому, что немного верю в твою порядочность. Если ты поможешь мне, то Стефан понесёт "справедливую" кару. Это не предложение, а выбор. Святоша уже покойник, но ты можешь выбрать, забьёшь ли ты в его гроб последний гвоздь, либо отправишься вслед за ним. Что скажешь Яков?

— Что я должен сделать? — Через пару секунд задал вопрос иеромонах, тем самым уже дав мне ответ.

— От тебя мне нужен подробный рассказ о полученном задании, о проведённых мероприятиях, и о том, как поступил Стефан, сфабриковав улики, обманув Епархию, убив трёх невиновных в колдунстве магичек. Представь, что ты на суде даёшь показания, а я запишу твоё обращение на видео.

— Епархия не будет меня слушать, княжич. — Опустив голову тихо сказал Яков. — Говорю же, мои слова против слов Стефана ничего не значат. Он легенда ордена «Сынов Гавриила», в Епархии его уважают, а я всего лишь….

— Ты закончил? — Поинтересовался я, подойдя чуть ближе, садясь на кровать. — Яков, если бы у меня не было уверенности в успехе, то я бы не сидел бы здесь перед тобой, и не уговаривал, как девочку. Твоё обращение не к Епархии, это всё, что тебе нужно знать, если хочешь, чтобы проблема со Стефаном решилась.

— Хорошо… — Спустя несколько секунд кивнул иеромонах, видимо сделав окончательный выбор. — Я готов, только мне журнал нужен.

— Так бери, — Пожав плечами, решил предупредить. — Тебе скорее всего позвонят из Епархии, по поводу сделанного тобой запроса на получение документов. Подтверди информацию….

— Но я не делал никакого….

— Я делал, а тебе нужно подтвердить. — Не тратя времени на объяснения, перешёл сразу к инструкциям. — Скажешь, чтобы прислали все материалы на адрес электронной почты, с которой поступил запрос от тебя. В Епархии быстро работают?

Ответом мне стал звонок на смартфон Якова, который тут же поднял трубку. После нескольких коротких «Да», мужчина, взглядом полным надежды посмотрел на меня, и повторил слова выданной ему инструкции, завершив звонок.

— Быстро… Даже в воскресенье. — Проникшись уважением покачал я головой. — Внушает.

— Может скажешь, княжич, на что я только что дал своё согласие? — Вкрадчиво с опаской поинтересовался Яков. — У меня не тот чин, чтобы получить что-то важное, но….

— Ты сам ответил на свой вопрос. — Пожав плечами, понимая, что этот въедливый инквизитор от меня так просто не отстанет, решил всё же пояснить. — Попросил продублировать запрошенную тобой документацию по ковену и разработке моего рода.

— Но откуда ты знаешь схему по которой мы… — Иеромонах не договорив, замолчал, вновь косясь на меня, будто я ему денег должен. — Мой журнал….

— Разумеется, — Усмехнувшись, мой голос принял не радостный оттенок. — Если бы не твой журнал, по которому видно, что ты отличаешься от отче, то сейчас мы бы не разговаривали. Давай приступим к записи твоего рассказа.

Через пару минут иеромонах собрался, а ещё через минуту распевался соловьём в камеру моего телефона, пластая Стефана, как нашкодившего кошонка. Я даже позавидовал его умению говорить. Всё чётко и по делу, ни единого лишнего слова, будто его речь была заранее заготовлена и отрепетирована несчётное количество раз. На секунду мне даже показалось, что Яков старается. Знал бы иеромонах все детали, не испытывал бы такого рвения… Сейчас он не только свидетельствовал против своего старшего коллеги, а пилил ножку шаткого табурета, на котором стояло, сунув голову в петлю, само существование святой инквизиции, которую я вознамерился уничтожить вместе со Стефаном. У меня лично «силёнок» для этого маловато, но есть один человек, кому это раз плюнуть и растереть, нашёлся бы только повод. И я его предоставлю….

— Отлично, Яков. — Запись была прервана, а смартфон отправился в карман. — Получилось лучше, чем планировалось. Как получу документы из Епархии, нас ждёт с тобой поездка к одному человеку, который поспособствует решению нашей с тобой деликатной проблемы. Занимайся, чем ты там занимаешься, а мне подготовиться нужно….

— И всё? Так просто? — Удивился иеромонах, недоверчиво глядя на меня. — Княжич, послушай… То, что я сейчас сказал это пустой звук, не более. Стефан выкрутится. Моих слов мало.

— Не переживай. К вечеру у нас будет кое-что более весомое. Никому ни слова, ни полслова. Я найду предлог, чтобы вывезти тебя из поместья в разгар рабочего дня. Продолжай отыгрывать свою роль.

— Княжич, ответь мне на вопрос. Почему ты это делаешь? — Спросил у меня Яков, когда я уже был в дверях. — Почему мне помогаешь?

— Помогаю тебе? Да вот ещё! — Искренне удивившись выверту фантазии Якова, на моём лице появилась усмешка. — Наверное потому, что сделанное отче противоречит доктрине тайного могущественного общества в котором я состою.

— Масоны? Иллюминаты? — Удивился иеромонах, даже приоткрыв рот. — Вы так молоды, княжич, а уже….

— Да не… Я из «Общества любителей красивых женщин». Когда какой-то поехавший ебл@н убивает красивых девчат, за дело берёмся мы.

— Не слышал… И много вас? — Понизив голос, поинтересовался непонимающий шуток Яков.

— Пока только я, но мы быстро развиваемся. — На полном серьёзе уверил я иеромонаха, но не удержавшись, глядя на его деловую заточку морды лица, не выдержал, и начал давиться от смеха. — Это была шутка, Яков, но в ней есть доля истины. Стефан свидание мне обломал, девушку, что мне нравится, смертью подруги расстроил… упырь плешивый. Я ранимый, и осерчал на него «немного». Дышать не забывай, и рот прикрой, а я пошёл готовиться….

***
Полтора часа спустя

В дверь комнаты что-то врезалось. Выматерившись, белокурое мелкое чудо ураганом влетело внутрь, чуть не споткнувшись о кровать, оказавшись возле меня.

— Чего звал? Куда собираемся? Я готова! — Затараторила Ушанка, пребывая в возбуждённом состоянии. — Так и знала, что ты примешь моё предложение. Начинай говорить мне комплименты.

— Зоя, я не принимал твоего странного предложения. — Решил я сразу прояснить ситуацию, отрываясь от экрана ноутбука. — Это обычный «увал», как ты выражаешься. Сама говорила, что тебе скучно.

— Приемлемо, — несколько секунд подумав, кивнула малявка, задирая нос. — Пока побрыкайся, всё равно потом ко мне приползёшь. Чего делать будем? Переодеваться в ублюдские платья отказываюсь, сразу говорю.

— Этого делать не придётся. — Махнул я рукой, решая начать выдавать вводные. — Нужно будет пристрелить одного плешивого мудака, который собрался маму Эву и Анну сжечь вместе с магазином.

— Тётю Эвелину?! — Пискнула девчушка, начав ощупывать свой сарафан, в том месте, где должна быть кобура магострела. — Сейчас за оружием схожу… и оденусь. — Мрачным голоском протянула Ушанка. — Ещё пакеты и отбеливатель нужно захватить. Мешок извести понадобится. В строительном магазе купим….

— А ты серьёзная девушка, как я погляжу, княжна Ермолова. — Нервно хихикнув, сделал в голове пометочку о познаниях этой убийцы комнатной, продолжил пояснять. — Про пилу забыла… Об оружии я уже позаботился. Вот, посмотри. Тебе должна понравиться эта штука.

Достав из ящика стола цветную распечатку с картинками, протянул её Ушанке, глаза которой уже горели решительностью всех перестрелять за княгиню Эвелину, которая плетёт ей красивые косы.

— Ва-а-ау! — Аж подпрыгнула Зоя, широко открыв глаза. — Это ты меня ради этого позвал? Класс! Я в деле!

— Отлично, теперь слушай мой рассказ, пока будешь изучать инструкцию.

Десять минут спустя

— Эмм, Стас… А давай просто пристрелим, а я у деда танк попрошу, и закатаем этого муфлона во сыру землю. — Предложила Зоя, пребывая в состояние полной боевой готовности.

— Я тебе уже объяснял, почему его нельзя сразу пристрелить.

— Да знаю… Сложно как-то всё. — Поделилась соображениями Зоя. — И почему ты решил, что этот Стефан начнёт действовать именно сегодня вечером?

— Открытие магазина завтра, а сегодня последний день приготовлений. Маман в поместье не достать, а тут отличная возможность. Она сама идёт к нему в руки.

— Может предупредим княгиню? — Предложила Зоя.

— Не нужно. Стефан не должен ничего заподозрить. Всё должно быть естественно. — Видя лёгкое недовольство моим ответом на лице девчушки, продолжив печатать, решил пояснить. — Не забывай, что ты княгиню будешь прикрывать. С ней ничего не случится.

— А если святоша магией шмальнёт?

— В арсенале инквизиторов, хоть они и маги — нет атакующих магических техник, как и защитных, кроме одной. — Решил дать я справку. — Весь эфир уходит на укрепление эфирного тела и использование курильницы, которая выпускает дым от ладана, лишающий колдунов силы. Они как танки, Зой, только без орудий. Крепкая шкура, курильница на поясе и два тесака — весь их арсенал. Магические техники они не используют, чтобы не подкармливать колдуна своим эфиром, который обернётся против них же.

— Боевая единица узкой специализации. — Подвела итог Ермолова. — Раз магией не шмаляет, то опасаться нечего. К княгине я этого валенка плешивого не подпущу.

— Да, маленькая просьба от меня. — Решил я на всякий случай предупредить Ушанку. — Осторожнее в магазине, постарайся интерьер не портить.

— Вот скряга… — Буркнула девчушка, изобразив напускное расстройство. — Ладно, постараюсь, но тут как получится. А чего ты там всё печатаешь?

— Как я уже говорил, моя цель не только исполнить Стефана, но и разрушить инквизицию. — Пришлось немного уменьшить темп набора. — Прежде, чем что-то разрушить, нужно предложить нечто новое взамен. Желательно, чтобы это «новое», было лучше того, от чего нужно избавиться. Это план оптимизации работы Имперских силовых ведомств и учебных заведений.

— Бррр… Сложно это всё… — Явно поморщилась сейчас Зоя, сидящая на моей кровати, болтая ногами.

— Ты бы лучше мануал учила. Времени не так много остаётся. — Допечатав последний пункт, я пустил свою писанину на печать, повернувшись к Зое. — … Или ты не собираешься везти со мной на «исповедь» Якова?

Как только мы подошли к двери, то хозяин небольшого поместья, которое было образчиком скромности для человека такого положения, сам открыл нам дверь.

— Добрый день. — Поприветствовал нас в своей спокойно манере Морозов, имевший слегка озабоченный вид, задержав взгляд на Якове. — Проходите.

— Здрасте, дядя Максим. — Поприветствовала ректора Зоя, для которой слово субординация было чем-то вроде пустого звука. — А…

— Она в своей комнате, наверху. — Тут же перебил Морозов девчушку, погрозив пальцем.

— Поняла. — Кивнула Ермолова, даванув косяка на Якова, и только оказалась в гостиной, по хозяйски направилась сразу к лестнице на верх. — Я вам всё равно не нужна, оставлю вас….

Чего я собственно ожидал? И так всё понятно. Морозов и Виктор Ермолов друзья, не удивительно, что Мила и Зоя знакомы. Впрочем сейчас было не то время, чтобы разбираться в дружеских связях.

— Скажу сразу, — без прелюдий начал Морозов, стоило нам сесть. — Дело очень деликатное, если я правильно понял, что от меня требуется. Не хочу тебя расстроить, Станислав, но даже мне не так просто связаться напрямую с императором, прыгнув через множество голов. Одно дело, когда он сам вызывает, и совсем другое, когда хочешь к нему обратиться по личной инициативе.

— То есть ничего не получится? — Мрачно произнёс я, чувствуя, как невидимая рука начинает сжимать мне горло.

— Я этого не сказал. — Отрицательно покачал головой Морозов. — У нас полчаса времени. Одному моему хорошему товарищу предстоит встреча с Иоаном. Я уже связался с ним. Он с радостью передаст все материалы лично в руки императору, пожертвовав своим приёмным временем.

—… Но это не означает, что император тут же кинется рассматривать наш вопрос. Верно? — Выдвинутое мной утверждение напрашивалось само собой.

— Верно, Станислав, — медленно кивнул ректор, не изменившись в лице, продолжая. — Только тебе крупно повезло. На этой встрече будет ещё Распутин.

— А в чём здесь везение?

— В том, что мой коллега очень болезненно воспринимает, когда кто-то вредит молодым магам, а ещё у него есть небольшое влияние на нашего монарха, если это можно так назвать.

— Так это в-видео о-о-обращение, — подал голос Яков начав заикаться. — Оно… Его увидит император?

— Вероятнее всего это произойдёт в течение этого часа. — Констатировал ректор, посмотрев на наручные часы, в тот же момент мазнув взглядом по тройке листов в моей руке. — Ещё материалы?

— Вроде того. — Кивнул я, протягивая ректору свою писанину, для которой сделал даже титульный лист. — Нужно, чтобы это лежало поверх всего, когда попадёт к императору.

Отогнув первый лист скрепленный степлером с остальными, после прочтения первых строк, глаза Морозова слегка расширились. Дочитав первый лист, а потом быстро пролистав остальные, ректор медленно поднял потрясённый взгляд, едва заметно шевеля губами.

— Видите, Максим Александрович, я и о вас позаботился… Давайте только договоримся, что это была ваша идея….

Глава 20

— Ничего себе! А титёхи у тебя подросли, Милка! Дай ещё пожамкаю!

— Зойка! Отстань, дурёха!

— Бесполезно, Милка. Ты меня никогда не могла забороть! Жамк-жамк!

— Ну Зоя, прекрати дурачиться!

— Жамк-жамк! А?

— Продолжайте, не обращайте на меня внимания. — Махнул я рукой, наблюдая чудесную картину. — Простите, не смог удержаться.

— Стас, сними её с меня. — Попросила раскрасневшаяся Мила, лежащая на кровати, сверху которой восседала Ушанка, сжав свои ручонки на груди девушки.

— Э-э-э… А вы… — Начала удивлённая Зоя, после чего зарычала рассерженной кошкой, когда я её взял подмышки, и поднял, как куклу. — Ррррх! Поставь где росла!

— Зоя, прекрати, а то мне завидно. Я тоже хочу «Жмак-жмак». — Поставив Ушанку на ноги, получив от неё несколько пинков, и вовремя убрав руку, чтобы меня не укусили, помог Миле подняться.

—Спасибо, Стас. — Переводя дыхание произнесла голубоглазая милашка, поправляя очки и ворот ярко-жёлтого халата, после чего начала торопливо приглаживать растрепавшиеся волосы.

— Так это… Я чет не поняла… — Подозрительно поглядывая на нас обоих, переводя взгляд то на Милу, то на меня начала Зоя, уперев руки в бока. — Вы знакомы?

— Более чем, — Пожал я плечами, садясь рядом с Милой на кровать, поцеловав девушку в румяную и разгорячённую после недавней борьбы щёку. — Привет, Мил. Как дела?

— Вот это поворот! Чтоб мне траки на болоте порвало! — Приоткрыв от удивления рот, хлопая ресницами, Ушанка уселась рядом с Милой. — Ну рассказывай, как тебя угораздило так вляпаться, подруга? А впрочем не надо….

— Чего это сразу "вляпаться"? — Вмешался я, желая реабилитировать свою персону.

— А ты помолчи, — Заткнула мне рот Ушанка, подсев к Миле поближе. — Слушай, Милка, а вы уже это….

Зоя изобразила недвусмысленный жест, потыкав указательным пальцем в сложенные «бубликом» пальцы на другой руке, от чего красный цвет щёк голубоглазой милашки стал более насыщенным.

— Зоя, а ничего, что я здесь сижу рядом? — Вкрадчиво поинтересовался я у белокурого демонёнка, понимая, что Милу нужно спасать. — Ничего мы не "это". Не лезь, куда не следует.

— Да ладно, я же из любопытства только. — Недовольно буркнула Зоя, переведя взгляд на Милу, сидевшую краснее спелого помидора. — Слушай, подруга, а ты не можешь… — Загадочно начала Ермолова, мазнув по мне взглядом, после чего фыркнув, что-то начала шептать Миле на ухо.

— Совсем с ума сошла? — Опешила девушка аж дёрнувшись. — Не буду я этого делать.

— Тебе жалко, что ли? — Не знаю о чём велась речь, но это была явно провокация со стороны малявки.

— Жалко… — Тихо сказала Мила, мазнув по мне взглядом, а я понял, что пора прекращать этот балаган, затеянный Зоей.

— Зоя… Иди в машину, я тебя догоню. — Сказанное носило приказной характер, нежели рекомендательный.

— Как глазами засверкал то, будто кадык сейчас вырвешь…. — Фыркнула Ушанка, один в один скопировав Жанну, вставая с кровати. — Пока, Мила. Была рада повидаться. Иди сюда, обнимулькаться будем, моя ты жадинка.

С этими словами, Зоя приобняла свою подругу, привставшую с кровати, после чего хихикнув, подмигнула мне.

— Ладно, милуйтесь, не буду отсвечивать.

— М-дааа… — Протянул я, когда Ушанка скрылась, притворив за собой дверь. — Вот же язва мелкая.

— Я всё слышала. — Раздалось из-за приоткрывшейся двери, через которую показалась одна голова с двумя комплектами ушей. — Милка, я тут подумала… Не очень то мне и нужно твоё разрешение. Теперь ушла.

Активировав окулус, убеждаясь, что за дверью никого нет, я скорбно подкатил глаза.

— Повезло тебе с подругой, нечего сказать. — Вывод был вполне закономерен, с точки зрения увиденного сейчас. — С такими друзьями и врагов не надо.

— Это точно. — Вздохнула Мила, которую я тут же обнял, подсаживаясь ближе. — Только мы не совсем подруги. Так… Играли по детству, когда её дедушка дядю навещал. Чаще всего наши игры с Зоей заканчивались тем, что она доводила меня до слез и нас разводили по разным углам.

— Понятно. Значит "друзья поневоле"

— Да. Сюда это выражение хорошо подходит. — Усмехнулась одними губами Мила, положив мне голову на плечо.

— Что она тебе сказала? — Решил я удовлетворить своё любопытство, но Мила лишь махнула рукой.

— Очередную глупость. — Решила уйти от ответа девушка. — Ты к дяде приехал?

— Да, Мил. — Не было смысла врать, да и не хотелось. — Понадобилась его помощью в одном вопросе. Рассказал бы, но это будет слишком долго, а мне уезжать уже пора.

— Жаль. — Не стала скрывать своего расстройства Мила, едва ощутимо дрогнув от того, что я взял её за руку.

Подняв голову, девушка застенчиво посмотрела мне в глаза, слегка подавшись вперёд, недвусмысленно давая понять, что от меня требуется.

— Мила, у нас был с тобой неудачный опыт, — начал я, оправившись от ударившего по мозгам оргона после затяжного поцелуя. — Но может мы ещё раз попробуем куда-нибудь сходить с тобой, только на этот раз без похищений и перестрелок, если конечно твой дядя тебя отпустит со мной… Мало ли, что он себе надумал после случившегося в кафе….

— Конечно… Я только с радостью. — Со свойственной робостью, но не скрывая довольства, ответила девушка, чуть тише добавив. — И не думай, что дядя Максим деспот, держит меня взаперти, это мой собственный выбор. Да… И скажу по секрету… Он после случившегося, кроме как с тобой, ни с кем меня не отпустит….

— Буду иметь в виду. — Немного удивившись текущему положению вещей, я погладил мягкие волосы девушки, поцеловав ещё раз. — Мне пора, милая Мила. Если задержусь дольше, то опоздаю на место встречи, да и неприлично парню задерживаться на долгое в комнате, наедине с обаятельной девушки, особенно, когда её дядя дома.

Моё замечание немного развеселило Милу, за что на прощание меня ждал ещё один поцелуй. Спустившись в гостиную, отмечая, что двери в кабинет Морозова, где сейчас шли переговоры по видеосвязи ещё закрыты, направился на выход. Пусть Яков с ректором отдуваются, а моя работа здесь закончена. Можно было тоже поучаствовать, как предлагал Морозов, только мне флаер с прогоревшим подавителем шума не тарахтел. Глупо светить своей мордашкой перед сильными мира сего, до того времени, пока я не могу разговаривать с ним на равных.

Сев в автомобиль, не удержался, чтобы не одарить Зою тяжёлым осуждающим взглядом, на что мелочь лишь наморщила нос и отвернулась.

— Хочешь вести себя как порась — дело твоё, только не делай этого при мне. Договорились?

— Вот он, защитник выискался. — Зоя медленно повернула голову, недовольно глядя на меня исподлобья. — Чего не остался? Пожалел бы Милку….

— Зоя, речь сейчас о тебе. — Мой голос был ровным, без злобы, обиды или осуждения. — Противно мне было не от того, что ты обижала Милу… Мне было противно смотреть, как ты себя ведёшь, пусть не с подругой, но со своей знакомой. Не разочаровывай меня, хорошо? Ты со своими заскоками, все мы не без них, но подобные поступки портят моё отношение к тебе, а мне этого не хотелось бы. — Видя, что Зоя задумалась, я приподнял шапку, потрепав её по волосам. — Ладно… Ты не глупая, думаю поняла. Что есть будем? Заказывай… Неизвестно сколько в засаде на цоколе магазина сидеть придётся. Каналюги там нет… Ведро тоже понадобится, тут не до титулов если припрёт, уж извини….

—… И ты меня. — Буркнула Зоя, на секунду опустив взгляд. — Давай замнём? Ну дурында я, что с меня взять? Чего зубы сушишь? Я тут извиняюсь если что… и мне всё равно завидно….

— Чему завидно? — Удивился я, приподняв бровь. — Жить вот так, постоянно оглядываясь? Зоя, тут ничего хорошего нет, уверяю тебя….

— Да, Стас… Жить «вот так», как ты выразился… Я не про Милку сейчас, а про себя. — Возмутилась малявка, как-то странно поглядывая на меня. — Давай, кое-что покажу, чтобы ты понял, олух.

— Олух? Опять ругаться начинаешь?

— Олух! Говорю правду, как есть, а на неё, как ты знаешь, не обижаются. — Лихо парировала мой «тычок» белокурое чудо, довольно ухмыляясь. — Мне нужно, чтобы ты закрыл глаза и не двигался.

— Это ещё зачем? — Почувствовал я сразу подвох.

— Да по шарам тебе втащу, дубина! Зависть мою лечить будем… — Рявкнула Зоя, забарабанив по моей тушке маленькими кулачками, но через пару секунд остановилась. — О! Словечко новое где-то подцепила… Закрывай зенки свои блудливые, пёс! Закрывай! Закрывай! Я же тебе жизни не дам, Мышкин! И не дёргайся!

— Эхх… Охотно верю. — Демонстрируя всю вселенскую скорбь я прикрыл глаза, догадываясь, что сейчас будет, решая не расстраивать мелкого белокурого демона, с которым мне ещё дела делать.

После того, как скрипнула шторка, отгораживая нас от водителя, я активировал окулус. Хоть мои веки были закрыты, но для вязанок это не проблема. В черноте, где видны лишь контуры предметов, мне отчётливо было видно, как Зоя перебросила свою ножку через меня, усаживаясь на колени.

— «Докатился… Ладно, пусть целует. Надо потерпеть, а то вдруг психанёт, развернётся и уйдёт, а мне оператор нужен».

— Не напрягайся ты так, Стас. — Раздался смешливый женский голос, с забавным дефектом речи на твёрдую согласную «р», которая звучала как «рь», а меня будто током ударило.

Это был голос Зои, только более глубокий и женственный. Не поверив окулусу, я хотел открыть глаза, но две ладошки легли поверх век.

— Не нужно… Ты обещал не двигаться. Доверься чувствам, как ты это всегда делаешь. — Опять эта «рь» приятно царапнула слух, а последовавший за этим короткий, но страстный поцелуй рванул веретено.

Произошёл резкий выброс, от которого забилась штора, издавая хлопающий звук, а нас с Зоей обдало будто порывом ветра.

—… Ёп… твою… мать! — Проговорили мы одновременно с Ермоловой, но по разным причинам, глядя друг на друга, в то время, как её ладони продолжали лежать на моих щеках, а сама Ермолова сидеть у меня на коленях.

— Это что за хреновина сейчас была? — Первым пришёл я в себя, поспешно ссаживая с себя Зою на сидение рядом.

— Нашёл у кого спросить!? — Своим нормальным голосом ответила Ушанка, недоумённо хлопая ресницами, выдвигая логичную теорию. — Ты что-то накосячил! Фасоль жрал?

— Зоя… — Вкрадчиво произнёс я с вызовом, но малявка лишь скрестила руки на груди, обижено надув губы. — Я не про "ветерок" сейчас….

— Чуть что, так сразу Зоя! Отвянь, противный. — Ясно дала понять Ермолова, что не намерена обсуждать произошедшее только что, но через десяток секунд изображения «обиды обидной», наглая моська соизволила повернуться. — … Там про еду что-то было… Ты утомил меня, поэтому с тебя большая пицца и шесть порций пельменей. Сметана и сливочное масло обязательны! Ничего не знаю. Исполняй капризы дамы, и не будь мурлом.

— Зоя, не наглей, я и так исполнил твою просьбу.

— Я ранимая! Пельмени давай… И пиццу… Большую! Соус приветствуется!

— Уболтала…

—… И шампус.

***
Вечер. «EVECristall»

— Потрясающе! Анна, твоя идея с поворотным механизмом для баннера оправдала все ожидания. — Княгиня Эвелина, слегка коснулась пальцем движущейся инсталляции, боясь оставить на ней след, поворачиваясь к девушке. — Сегодня возле магазина будут дежурить наши люди, пока не наймём кого-то на постоянную работу.

— Я уже рассмотрела несколько кандидатур. — Вступила в разговор Анна, протягивая резюме. — Вот, княгиня, посмотрите… Вот этот военный заинтересовал.

— Тебе не кажется, что «кто-то» отлынивает? — Добродушно усмехнулась Эва, погладив Анну по плечу. — Завтра открытие, а самого виновника нет. Женщины разбираются с проблемами, а этот хитрый мужчинка, где-то бродит, и трубку не берёт… Ты бы Анна смотрела за ним….

— Должно быть у Стаса… Ой! Княжича, Станислава….

— Анна, я ведь тоже женщина, и не слепая. Иногда мужчину нужно подтолкнуть, хоть они якобы сильные… — Эвелина усмехнулась, покачав головой, приложив руку к груди. — Как вспомню, Ставра, аж смех берёт… Красивый, властный, суровый на первый взгляд, преуспевающий маг, а несколько месяцев тенью бледной ходил, прежде чем заговорить со мной… Начала думать, что преследует, а потом закрутилось….

— Наверное, вы красиво познакомились… У благородных всегда так… — Мечтательно произнесла Анна, на что Эвелина прикрыв лицо ладонью начала смеяться.

— Если бы… — Княгиня Эва начала обмахивать покрасневшее лицо ладошкой, еле сдерживая смех. — «Какие породы скаковых лошадей вам нравятся?»

— А… А вы что на это, княгиня? — Прошептала Анна, затаив дыхание, поднеся кулачки к подбородку.

— Сказала, — Эва замолчала, озорно посмотрев по сторонам, приблизившись к Анне, и уже чуть тише продолжила. — … Что те, которые наконец решаться за два месяца томных взглядов, предложить мне выйти замуж или пригласят на первое свидание.

—… И как прошло первое свидание? Это наверно было волшебно… — С замиранием сердца спросила Анна.

— Никак… Он мне сделал предложение посреди выставки, а потом они подрались с мои отцом… — Эва предавшись воспоминаниям прищурилась. — Шума было! Разнесли половину ипподрома! Гвардию вызвали, но мы к тому времени со Ставром уже сбежали… неделю нас не могли найти… Это была одна из лучших недель…

— Княгиня, зачем вы мне это рассказываете? — Робко спросила покрасневшая Анна. — Я не маг, не имею титула, происхождения, богатых родителей….

— Самая младшая, без права наследования, без выдающихся магических способностей… Зачем я тебе это рассказываю? — Княгиня пожала плечами. — Может намекаю на то, что тебе нечего бояться всякой ерунды, если тебе нравится мой сын, который тоже вроде тебя привечает. — Эвелина подалась ещё ближе, став почти вплотную к Анне. — Энни, ну расскажи, а вы со Стасом уже….

Нижний край закрывшихся антивандальных ворот ударил о бетон, а входная дверь слетела с петель, грохнувшись на пол, прокатившись и врезавшись в край тумбы одной из витрин.

— Две мило воркующие ведьмы… — Сквозь сжатые зубы произнёс Стефан, загибая проушины для замка ворот ударом ноги, раздвигая решетчатую металлическую ширму. — Начнём….

— Анна, убегай на второй этаж, — Спокойно произнесла княгиня, легонько толкнув оцепеневшую девушку в плечо, и видя отсутствие эффекта, громко крикнула. — Очнись!!! Беги! Быстро, не стой….

— Как мило! Самопожертвование среди ведьм…

Сжатый кулак в котором была рукоять короткого меча легла на круглый горшок у пояса старика из которого повалил едкий сине-серый дым, устремившийся к Эвелине, заволакивая её целиком.

— Сначала с тобой разберусь, а потом… — Стефан не договорил, утопая в огне, глотая остатки выгорающего кислорода.

От громыхнувшего взрыва вылетели стёкла внешних витрин. Осколки опали, ударившись о полосы антивандальных рулонных ворот, а тумбы разъехались в разные стороны, стирая пластиковые накладки, оставляя следы битых стёкол.

Держась за правую часть паховой области, не обращая внимания на разорванную взрывом опалённую одежду, инквизитор поднялся, озираясь по сторонам, обожжённой рукой стараясь нащупать взорвавшуюся курильницу ладана.

— Что это? — Одними губами произнёс Стефан, трогая пустое место, где проходил ремень, сжав до скрежета зубы, поднимаясь с пола, зло глядя на княгиню Эвелину и Анну, перехватывая удобней рукоять короткого меча с широким лезвием. — А неважно! Сейчас…

Гипсовая потолочная плитка в центре зала начала лопаться, роняя осколки на пол, выдавливаемая блестящей полусферой, исполосованной линиями сочленений рабочих частей. Под гул приводов, полусфера разошлась в стороны, ощетинившись парой орудийных стволов.

— Шаг вправо, шаг влево — попытка к бегству. Продырявлю! Прыжок на месте — попытка улететь! — Шипение динамиков на секунду стихло, но потом вновь возобновилось. — Рожа у него тупая… Может сказать Стасу, что у меня пальчик соскочил? Хрена себе! Вот это скорострельность по мануалу! Можно на две части распилить, как фанерку.

— Зоя, я тебя слышу… — Мой голос, раздался по всему залу, через динамики орудийной точки. — И не только я… Пи@здец…

Техника иногда преподносит сюрпризы. Это стало понятно, когда поднявшись с цоколя, вместо того, чтобы приватно общаться со свои оператором, наш разговор транслировался на весь магазин, через динамик орудийной точки.

— Да пофиг! Нам есть что скрывать? — Прогремел из динамиков орудийной точки писклявый голос Зои. — Ой… Сейчас звук попробую тише сделать….

— И то верно… — Согласился я, стоя под автоматизированной орудийной точкой, мануальное управление которой осуществляла Зоя. — Дай в него четверть боезапаса, только по ногам.

Хорошо, что успел закрыть уши. Грохочущий рокот очереди разнёсся по залу, а Стефана начало трепать как осиновый лист на ветру.

— Мама, Анна… Идите на второй этаж. — Спокойно сказал я слегка улыбнувшись, глядя на двух растерянных женщин, которые сейчас стояли открыв рты, не моргая глядя на орудийную точку, торчащую из потолка. — Знаю, что красивая штука, самому нравится, поторапливайтесь. Давайте….

— Никуда они… — Начал говорить Стефан, предпринимая попытки подняться.

Был бы он обычным человеком, прогнозы Зои по поводу «перепиленной фанерки» оказались более чем правдивыми, но не в случае со Стефаном. После очереди из орудия ноги святоши остались на месте, но несколько переломов всё же святоша получил.

— Ты! Да ты знаешь кто я? Благородный сопляк, ты посмел помешать уничтожению ведьмы. Когда я сообщу об этом куда следует, ты и… И весь твой род отправитесь в Магаданскую губернию!

— Зоя, дай по нему ещё очередь, чтобы языком не трепал.

— Агась… — Пискнула малявка, а по магазину вновь разнеслась трель очереди, в этот раз чуть длинней.

— Аррргххх! — Взвыл святоша, барахтаясь на полу, держась изломанными руками за грудь.

— Стефан, мне всё известно, и не только мне. — Я достал свёрнутый в трубку листок, подойдя ближе и разворачивая его. — Обрати внимание на первую строчку. Епархия тоже в курсе твоих дел… Тебя лишили сана, отче, и всех привилегий.

—… Как?! — Не поверил своим глазам святоша, пучив глаза, будто они сейчас вывалятся. — Рххх! Как они могли! После всего того, что я сделал!?

— А что ты хорошего сделал, гнида? Убивал ни в чём неповинных магов, клеймя их колдунами? Совершал подлог улик? — Мой голос играл издевательскими нотками, источая злорадство. — Стефан, а помимо девчонок, скольких магов ты несправедливо обвинил в колдунстве поганом и убил?

— Ты ничего не понимаешь! Я делал это ради «Сынов Гавриила»! Идиотам из Епархии и императору нужны были результаты, и я их предоставлял! — Брызжа слюной верещал святоша, ворочаясь и гневно сопя.

— Убивая невинных магов, которых должен был защищать… — Продолжил я, садясь на тумбу витрины.

— Юнец! Ты не понимаешь! Это были оправданные жертвы, ради существования ордена! — Затряс руками с изломанными пальцами отче, лёжа на полу. — Да я убивал их, но….

— Ну блин… Ааа! Индюк ты тупой! Стас, он правда купился на липовое постановление Епархии, что нам в фотосалоне нарисовали. — Заскрипел детский недовольный голосок Зои из динамиков турели. — Глупый святоша! Я из-за тебя ящик шампанского Мышкину проспорила! Вот на кой ты признался? — Чтобы выразить свою досаду, Ушанка дала одиночный выстрел в плечо святоше, который лишь слегка дёрнулся, а деформировавшаяся пуля упала на кафель плитки. — Это тебе за тётю Эву! Кто бы мне крутые причёски из кос делал?! Стас, можно я ещё очередь по нему дам? Он меня бесит….

— Не нужно, Зоя. Кассеты дорого стоят. К тому же «кавалерия» уже прибыла. — Услышал я юзг шин, подъезжающих к магазину машин.

— Вот ты скряга, Мышкин… — Недовольно буркнула девчушка, которая успела чем-то набить рот. — Ладно, я к тебе.

Не прошло и десяти секунд, как рядом со мной стояла Зоя, хомяча кусок пиццы, а снаружи кто-то начал вскрывать сломанные Стефаном рулонные ворота.

— По твою задницу идут, святоша. — Предупредил я старого инквизитора, корчащегося на полу.

— Будешь? — Пискнула Зоя с набитым ртом, протягивая мне надкусанный кусок пиццы. — Пофледний офстался.

— Ещё чего! Ты уже всю середину… — Не успев договорить, спрыгнув с тумбы, я скрестил руки, заслоняя собой Зою, выронившую кусок пиццы. — Глупо… Сссска…

— С-Стасик… — Пискнула Ермолова, испуганно смотря на меня широко открытыми глазами, а бригада имперских штурмовиков справившись с рулонными воротами, уже вынесла решетчатую дверь, врываясь внутрь.

— Вот же мудило… Плешивое… — Выразил я своё расстройство, глядя на рукоять инквизиторского меча, который метнул Стефан, засевший на две трети в моём животе, как раз на высоте головы Ермоловой.

— С-с-стас… — Проскулила Ушанка, на глазах которой моментально навернулись слёзы. — Не умирай.

— Не дождёшься… — Успел сказать я ослабевшим голосом, чувствуя, что ворот разрядился, дав мне лишь пару секунд побыть в сознании, перед тем, как оно меня покинуло окончательно….

Глава 21

За день до «Разрешите представиться»

Бар-караоке «По нотам»

— Знакомые все… — Александр хотел сказать «лица», но замолчал, когда его взгляд пал на Жанну, которая усмехнувшись подняла бокал, будто чокаясь с невидимым собутыльником.

Хорошее настроение Орлова резко улетучилось. Смерив свою, теперь уже бывшую пассию тяжёлым взглядом, парень нахмурился.

— Она что тут делает? — Вопрос Орлова был направлен не кому-то конкретному, а всем присутствующим.

— Думаю не ошибусь, если скажу, что пью. — Улыбнувшись, глаза Жаннет сверкнули ярче, чем блестели стразы на её чёрном обтягивающем идеальную фигуру коротком платье.

— То-то думаю, что «мышатиной» завоняло. — Наморщился Орлов, скинув пиджак на вешалку, садясь по центру небольшого диванчика, рассчитанного на две персоны, стоящий во главе стола. — Я тебя не звал….

— А я не к тебе пришла, а к Тори. — Похлопала ресницами Лисицына, улыбнувшись ещё шире, обнажив белые зубки.

— Алекс, хватит. — Вступился за княжну Лисицыну Михаил, но девушка на его жест лишь усмехнулась, отхлебнув из бокала. — Понимаю, что вы расстались, но давайте вы будете ссориться наедине, а не когда мы отдыхаем. Жанна, постарайся не провоцировать Александра, как ты это обычно любишь делать. Не порти такой хороший вечер….

— Она его не испортит потому, что сейчас уйдёт. — Орлов кивнул головой в сторону двери. — Жанна, уходи, пока хорошо прошу, иначе….

— Иначе «что»? — Пропела Жанна, ставя бокал, закидывая ногу на ногу, подаваясь вперёд, поставив локоток на колено, подперев рукой подбородок. — Удиви меня….

Ничего не говоря, Александр опалив девушку презрительным взглядом, спокойно встал, проследовав к вешалке, где висел его пиджак. Не доходя до стола, Орлов швырнул стопку фотографий, рассыпавшихся веером.

— Сама напросилась… Это сняли люди отца возле «Виконта». Пояснения, думаю излишни? — После заданного вопроса, Александр торжествующе ухмыляясь, уселся на своё место, но вернувшееся настроение снова покинуло княжича.

Взяв ближайшую из фотографий по примеру остальных присутствующих, Жанна ничуть не растерялась. Одобрительно кивнув каким-то своим мыслям, девушка взяла ещё одно фото, внимательно рассматривая его со всех сторон.

— Как не крути, я даже без косметики красивая. — Заключила Жанна, разворачивая фото изображением к Орлову, где она довольная держит мужскую рубашку, а в окне второго этажа стоит Стас Мышкин в одном полотенце. — Я оставлю этот снимок себе, если не возражаешь? — Взяв ещё один снимок, девушка сладострастно сощурившись, слегка куснула нижнюю губу, стараясь не попортить фактуру ярко-красной помады. — Вот эту, где Мышкин один в полотенце у окна, тоже забираю.

— Мерзкая шлюха…. — Процедил сквозь зубы Александр, закипая от злости, под глумливым взглядом своей бывшей девушки, которая вместо того, чтобы испытывать неловкость, откровенно веселилась.

— Пфф… — Равнодушно фыркнула Лисицына в своей привычной манере, показывая фото рядом сидящей Виктории. — Хорошо получился, будто позировал специально.

— Убирайся! — Вскрикнул Орлов, срываясь со своего диванчика, собираясь перевернуть стол, но вскочившие со своих мест Драгунов и Анатолий, старший из братьев Мишиных, вовремя осадили своего друга.

— Как раз собиралась это сделать. — Не дав ни малейшей слабины промурлыкала Жанна, встав и поправив платье, поворачиваясь к Тори. — Викусь, давай завтра встретимся, в более приятной обстановке.

— Хорошо, Жаннет. Обязательно. — Подняв взгляд от собранного веера фотографий, Виктория добродушно кивнула, улыбнувшись одними уголками губ.

— Много не пей, а то у тебя уже щёки красные. — Подмигнула Лисицына Елисеевой.

— А ты не долго горевала, Рыжуля. — Хихикнула Хлоя Лидс, а вслед за ней и её сестра близняшка Лояна.

— Было бы по кому горевать, девочки. — Поправила ремешок сумочки Жанна, иронично посмотрев на Орлова, прожигающего её ненавидящим взглядом. — Всем хорошего вечера.

— Эмхм… Алекс… Посмотри сюда… — Драгунов поспешно развернул экран пискнувшего новым сообщением смартфона. — Это клиника, где лежит Мышкин.

— Пожар? — Удивился Орлов, поспешно выхватив смартфон из рук Михаила, начиная свапать по экрану. — Пишут, что по предварительной версии кислородный баллон рванул. Информации о пострадавших нет, но….

—… Угу… Стёкла даже в соседних палатах выбило. — Констатировал Драгунов, протянув руку, чтобы забрать телефон, но Александр сделал шаг в сторону, становясь на пути уходящей Жанны. — Ты как знала, нарядившись в чёрный… Смешно будет, если откинулся твой Мышонок. О! Тут и видео есть….

Не скрывая интереса, продолжая улыбаться, Жаннет взяла смартфон, и после короткого просмотра видео, вернула гаджет обратно, ещё шире улыбнувшись.

— Реветь будешь, если твоего Мыша прожарило? — Голос Александру сочился ядом злого торжества. — Чего скалишься?

— Орлов, как же мне за себя стыдно. — С горькой иронией ровным голосом сказала Жанна, покачав головой. — Куда мои глаза всё это время смотрели, я даже не знаю… "Папкин сынок", как есть. Хах! Прав был Стас. На будущее, Орлов… В отличие от тебя, Мышкин редкостный подлец, а подлецы так просто не умирают.

— Это княжна Виктория Елисеева. Кто из спецкоров на пожаре в клинике Невского? Поняла, спасибо.

Все взгляды сейчас были направлены на Тори, которая совершала уже следующий звонок. Даже Александр, хотевший продолжить склоку с Жанной замолчал, затаив дыхание наблюдая за Викторией.

— Алло, Грошев? Это княжна Елисеева. Вы в клинике? Отлично. Что известно по пострадавшим? — Наступила небольшая пауза. — Странно… Да, конкретный человек… Княжич Станислав Мышкин… Что?! Не может быть! Удвоенная премия лично от меня. Давай лайфстрим! Жду! И экстренный выпуск, я сейчас всё согласую. Что? Отец согласовал уже? Отлично! Начинай через десять секунд… Фотограф пусть не спит. Работайте!

Сбросив звонок, тапая с невероятной скоростью по экрану смартфона, Вика на секунду остановилась, подняв взгляд и решив, что ни у кого нет вопросов по поводу её нетипичного поведения, направилась к телевизору, висящему на стене. Взяв с тумбы пульт, воспользовавшись Wi-Fi Direct, наладив сопряжение экрана смартфона и телевизора, Вика запустила стрим на большом экране.

— Спасибо, княжич Станислав, что согласились дать эксклюзивное интервью нашему каналу. — Худощавый, пронырливый на вид мужчина, с добродушной улыбкой и выразительным подбородком, подставил микрофон чуть ближе.

— Это потому, что вы умеете уговаривать, Дмитрий. — Мышкин помахал надкусанной шаурмой в бумажном пакете, чем вызвал смешки за кадром. — А мы в прямом эфире?

— Да, княжич Мышкин. Лайфстрим. Не ТВ, глобалнет.

— Вы меня успокоили, Дмитрий. — Усмехнулся Стас, сидящий на капоте автомобиля, укутанный в одеяло.

— Так, что же произошло, княжич Мышкин? — Решил перейти к основной теме опроса Грошев.

— Сам не понимаю. — Пожал плечами Стас. — Лежал я в кровати после процедур, потом послышался вой пожарной сигнализации, забегали люди по коридору. Выйдя из палаты, увидев задымление, сверился с планом эвакуации и проследовал указанным маршрутом. Когда я уже был на первом этаже, что-то грохнуло в районе лаборантских. Это навело меня на мысль что нужно скорее покинуть здание. Вот я и здесь.

— Эмм… Княжич Станислав, вы говорили, что у вас есть что-то интересное о пожаре?

— А! Не…Это всё, что я могу вам рассказать. — Пожал плечами Мышкин, откусывая смачный ломоть от шаурмы.

— Но вы сказали ранее… — Не унимался Грошев, пытаясь вывести Мышкина на диалог.

— Угу… Стресс заесть хотел, а за едой самому лень было идти.

— Вы меня обманули?

— Почему обманул? — Вновь пожал плечами Станислав, довольно глядя на бумажный покет в своих руках. — У вас каждый день пожары в клиниках случаются? Интересно ведь….

Спецкор хотел, что-то ответить, но за кадром раздался гневный девичий крик «Э! Окунь! Камеру убрал, быстро! Я те ща всеку! Стас, хватит хомячить, поехали уже…», после чего картинка пропала.

В VIP`е повисло гробовое молчание, но ненадолго. Через пару секунд, тишину нарушило хихиканье, принадлежавшее Жанне.

— По-моему, Мышкин живее всех живых. — Отсмеявшись, с толикой ехидства в голосе подметила Жанна, поправив широкий ворот длинного пальто. — Это то, о чём я говорила… Не скучайте.

После этих слов, Жанна картинно помахав ручкой, скрылась за дверью.

— Шлюха… — Выдавил сквозь зубы Орлов, быстро садясь на своё место, поспешно наливая подрагивающей от бешенства рукой вино в бокал, который выпил залпом, слегка поморщившись.

— Я тоже пойду. — Подала голос раскрасневшаяся Тори, выключая телевизор, положив пульт на тумбу. — С вином что-то перебрала.

— Вика, я тебя провожу. — Поспешил предложить Виталий Шаповалов, но девушка лишь покачала головой.

— Не нужно, — Коротко отрезала Виктория, подойдя к столу, поспешно собрав остатки снимков, после чего направилась к вешалке, где висела верхняя одежда.

— Вика, зачем ты забрала фото? — Поинтересовался Драгунов, от которого не укрылся этот момент.

— Чтобы избавиться от них. Не нужно подобным разбрасываться. — Холодно сказала Тори, и не много помедлив, добавила, обратившись к Орлову. — Александр, Жанна не подарок, но ты поступил некрасиво. Это лично моё мнение.

— Пусть оно останется при тебе, Вика. — Спокойно сказал Орлов, сдержав раздражение. — Помни, что она теперь не с нами.

— Не с тобой, Александр. — В своей холодной манере произнесла Виктория накидывая на шею шарф.

Быстро попрощавшись, девушка покинула зал. Проводив Тори взглядом, Виталий от досады стукнул кулаком по столу.

— Да что вообще этим женщинам нужно?

— Я бы тебе подсказала, — подала голос Хлоя Лидс, усмехнувшись. — Но не в случае с Викой. Она всегда была немного «с приветом».

— Хло, за языком следи. — Тут же среагировал княжич Елисеев.

— Да я в хорошем смысле, Сава! — Покрутила пальцем у виска княжна Лидс, всплеснув руками. — Мужчины, вы сегодня какие-то все нервные, право слово. Один Михаил как всегда задумчивый, и в своём смартфоне… Правда я никогда не видела, чтобы он нервничал, но это не меняет дела.

— Мне некогда нервничать, я думаю по поводу Мышкина. — Поднял глаза от экрана Драгунов, поправив очки. — Придётся менять планы насчёт выступления.

— Это какие ещё планы? — Удивился Орлов, приподняв бровь. — Почему я не в курсе?

— Потому, что я не успел тебе рассказать. — Пожал плечами Михаил, откладывая смартфон. — Из мастерской все эти дни не выходил, а по телефон не люблю о таких вещах трепаться, как ты знаешь.

— Резонно. — Одобрительно кивнул Орлов. — Рассказывай, что придумал? Теперь, здесь все свои….

***
Пять минут спустя

— Идея хорошая, Миш, только ты кое-что не учёл. — Прибывая в задумчивости, Александр быстро побарабанил пальцами по столу. — Вовремя ты рассказал. Ты так хотел засадить Мыша`, что о нас с тобой забыл.

— Не понял… — Удивился Михаил, затеребив очки. — Я вроде бы всё просчитал. Не мог я ничего упустить….

— Миш, смотри… Тебе не кажется странным, что я оказался в команде? — После наводящего вопроса, Александр сам заметно смутился. — Как ты думаешь, почему это произошло?

— Я не думал об этом до того, как ты не сказал. — Честно признался Драгунов.

— Потому, что мне пришлось подключить отца, чтобы он через декана этому поспособствовал. — Удивил всех своим ответом Орлов. — Это не просто дурацкий конкурс, Миш. От предварительного списка высокопоставленных персон волосы на голове начинают шевелиться. — Видя, что Драгунов ещё не понял к чему склоняется разговор, Александ решил объяснить в деталях. — Засадить Мышкина перед ректором — это безусловно замечательно, я всегда двумя руками за это, но не сейчас. Особенно теперь, когда он скорее всего не будет принимать участие. По моим сведениям его проткнули мечом, вряд ли он сможет выступить, а значит в победе команды нашего лицея попросту не будет его заслуги.

— Подожди… Ты хочешь… — От удивления, очки Драгунова сползли на нос.

— Да, Миша. Я хочу достойно выступить и победить, а не достойно выступить и проиграть. Так что нет смысла саботировать выступления остальных участников нашей команды, как ты хотел.

— То есть, вместо того, чтобы портить репутацию Мышкину, ты решил поднять свою. — Уловил основную мысль Драгунов.

— Верно, Миш. Да и Морозов, думаю оценит, что мы справились без его фаворита.

— Признаю, Алекс… Ты меня уделал. — Михаил склонил голову, в знак одобрения. — Только ты уверен, что нам удастся победить?

— Шансы высоки. У нас не слабая команда, Миш. — Серьёзно заявил Орлов. — Благодаря идее грызуна, победа в первой части конкурса нам обеспечена. Остаются поединки, но там нам тоже будет, чем ответить распутинцам. Не сомневаюсь, что на замену Мышкину кого-нибудь толкового подберут. Если победа будет за нами в первой части, то в худшем случае нас ждёт «ничья».

— Эххх… Не люблю кидаться магией и махать кулаками, но видимо придётся….

— Говоришь так, будто не умеешь этого делать. — Ухмыльнулся Орлов, наполняя бокал.

— Умею, но это так утомительно….

***
Пять дней назад

—Огн меня дери… Чего же так погано? — Задал я чисто риторический вопрос, разлепив глаза, щурясь от света. — … И спать охота.

Через несколько секунд глаза пришли в норму. Повертев головой, сразу стало понятно, где мне не посчастливилось оказаться. Это была операционная и она не пустовала. Пять пар глаз сейчас были направлены на меня. Лица невидны из-за масок, но похоже врачи сейчас пребывали в глубоком шоке, судя по размеру их зыркал.

— Я тоже рад вас видеть господа, — Промямлив это, мне пришлось сплюнуть, чтобы избавиться от трубки, что была у меня во рту. — Вы меня зашили или только собираетесь?

— З-Зашили. — Сбивчиво произнёс пожилой, судя по седым бровям, мужчина, поворачиваясь к рядом стоящему врачу. — Почему он пришёл в себя раньше времени? Снова ошибся в расчётах?

— Я? Нет! Три раза всё проверил. Из-за его высокой резистивности дозировку пришлось увеличить почти в два раза. Больше побоялся, мог вызвать остановку сердца. — Начал бубнить врач, который видимо отвечал за наркоз.

— Потерпите, княжич… Сейчас мы вам сделаем укольчик и вы заснёте. — Ласково сказал хирург, и хотел уже обратиться к женщине, что стояла рядом с ним, но не успел.

— Если вы попытаетесь это сделать, я разнесу вам операционную. — Копируя ласковую интонация хирурга, последовало заявление от меня. — Я маг, мне это не составит труда.

Не обращая внимания на мои заверения, видимо решив, что у меня шок, хирург повторно дал знак своей ассистентке, которая направилась к медицинскому столику на колёсиках. Не успела она вытянуть руки, как я уже успел собрать присутствующий в помещение оргон при помощи каона «Манипулятор» врезав им от души по медоборудованию. Столик отлетел в стену, а по кафелю операционной зазвенел рассыпавшийся инструмент.

— Я же предупредил. Не думайте, что у меня шок или отходняк от наркоза. Мысли мои вполне ясны. Сознание не спутано, пульс возможно слегка учащён, но это ваша вина. Никаких снотворных и успокоительных средств колоть мне не надо.

Мои заверения и устроенный дебош вроде подействовали. Переглядываясь, врачи начали шушукаться между собой. Совещание продлилось не более полуминуты.

— Хорошо… — Согласился хирург, что хотел отправить меня поспать. — Судя по приборам, показатели в норме. От себя мы всё сделали. Готовьте княжича к переводу в постоперационную палату. Княжич Станислав, должен сказать, что у вас очень сильный организм.

— Я же маг, доктор. Мы гораздо крепче обычных людей. — Высокопарно заявив об этом, в моей голове судорожно заворочались нехорошие мысли.

— Это точно. — Согласился хирург. — Что ж… Операция прошла успешно. Скорейшего выздоровления.

Привлёк я к себе внимание, к инфомагу не ходи. Вот же Стефан, скверх плешивый! Да и я сам хорош… На ровном месте подставился! Теперь нужно будет позаботиться о том, чтобы к моему скорейшему выходу отсюда не осталось ни единого анализа и ни единой записи обо мне.

Пока бить тревогу рано, но масштабы трагедии не мешало бы узнать, и как можно скорей, пока не стало поздно. Ещё выписаться отсюда нужно, как можно скорей. Мила может этому поспособствовать, но просить я её об этом не буду, по нескольким причинам. Да и Морозов может не одобрить, ещё ему торчать буду, за лекарские способности племянницы, которые он тщательно скрывает. Значит остаётся только один способ, как быстро излечить рану…..

Глава 22

— Потрясающе… — Не смог я удержаться, несмотря на ранее полученный наказ от Жанны.

А как тут промолчать, когда в метре от тебя страстно целуются сексуальная девушка с симпатичной женщиной лет тридцати пяти в медицинской форме.

— Ты меня любишь? — Оторвавшись от губ медсестры спросила Жанна, и дождавшись кивка, промурлыкала. — Тогда принеси мне биоматериал анализов княжича Станислава Мышкина. Поспеши, я жду.

— Да, Жанна. — Покорно ответила женщина, не моргая глядя на девушку с горящими магией глазами.

Проводив взглядом медсестру, я тихо похлопал в ладоши, чтобы выразить свой восторг.

— Мышкин, я тебя сейчас добью, ей богу! — Зло посмотрела на меня Лисичка, сверкая глазами. — Поверить не могу, что согласилась на это. Зачем тебе вообще понадобились твои же анализы?

— Не о том спрашиваешь Лисичка. — Уклончиво ответил я, уходя от ответа. — Гораздо важнее то, что тебе будет за помощь мне?

— А что мне будет? — Кокетливо спросила Жанна, не скрывая своего интереса.

— Уверяю, тебе понравиться, но смогу рассчитаться только после полного выздоровления. — С самым таинственным лицом заявил я, но девушка уловила мой замысел.

— Опять будут различные пошлости и домогательства? — Задала риторический вопрос Жанна, с хитрым прищуром глядя на меня.

— Нет, Лисичка, как ты могла такое про меня подумать? — Изобразил я святую невинность, подмигнув девушке, игриво улыбнувшись. — Подойди поближе, на ушко скажу что задумал. Сам бы встал, но пока мне нельзя этого делать. Восьми часов после операции не прошло.

Усмехнувшись, Жанна подошла к моей кровати и поправив волосы наклонилась, после чего я притянул к себе рукой девушку и поцеловал.

— Так что же ты придумал? — Спросила после поцелуя, не скрывающая своего довольства Лисицына.

— Не скажу. Мне тебя поцеловать просто хотелось.

— Подлец, — Жанна замахнулась чтобы треснуть меня кулачком в грудь, но вовремя вспомнила о моём состоянии. — Нет, добью тебя в другой раз. Ты мне ещё должен. Вернёшь с процентами, за обман.

Наше милое воркование было прервано вошедшей медсестрой в руках которой был термобокс.

— Отлично. — Сказала Жанна, встав с края моей кровати принимая бокс, и отдавая его мне.

— Что я ещё могу сделать? — Поинтересовалась женщина, глядя остекленевшими глазами на девушку.

— Спроси её, какими способами они пользуются для хранения сведений о больных? Как быстро уничтожаются материалы после операций? У них собственная база или общая медицинская?

Пока Жанна расспрашивала медсестру, я взял с прикроватной тумбы зажигалку, открывая и нагревая поочерёдно, каждую из шести пробирок с моим именем на стикере, читая название анализа, параллельно слушая рассказ медработника.

Закончив порчу материалов для исследований, я вернул термобокс, слегка приуныв от рассказа медсестры.

— Жанна, а она точно ничего не вспомнит? — Решил я на всякий случай удостовериться.

— Пфф… Конечно. Стала бы я рисковать будь это не так? — Задала риторический вопрос девушка, посмотрев на экран смартфона. — Это всё, что ты хотел, а то мне в лицей пора?

— Нет, не всё. Ещё поцелуй хотел на прощание.

— Обойдешься. — Фыркнула Жанна, желая, чтобы я её поупрашивал.

— Лисичка, это повлияет на моё скорейшее выздоровление. — Тут же был найден аргумент. — Больных нельзя расстраивать между прочим! Это плохо сказывается на положительной динамике. В целительных целях так сказать….

— Если только в целительных. — Промурлыкала Жанна, садясь рядом и склоняясь надо мной, игриво улыбнувшись и потрепав мои волосы. — Выздоравливай, подлец.

Поцеловав меня на прощание, девушка поспешно ударилась, оставляя наедине со своими мыслями. Материал для исследований я испортил, утилизация послеоперационных расходников происходит незамедлительно, после каждой операции. Остаётся медкарта в регистратуре, её электронная копия в локальной базе больницы, ведь клиника частная, и что-то есть у того, кто в скором времени прибежит ко мне цедить кровь из вены, возможно образцы тканей брать. Судя по стикерам на пробирках, анализы мне провели только общие. Для полноценного исследования необходим ещё материал, который попытаются в скором времени с меня взять. Вот и подождём, когда скверх выйдет из засады, а он выйдет, ведь я собираюсь вполне легально "избавиться" от своего лечащего врача, которого ко мне здесь приставили….

***
За день до конкурса "Разрешите представиться"

"Жилой комплекс Романовского магического лицея"

— Поднимем бокалы за нашу завтрашнюю победу? — Усмехнулся Николай Рерих. — Мэйли?

— Алкоголь и праздность пагубно сказываются на боевом духе воина. — Заявила наследница культа Игуаньдао. — Я молока попью лучше.

— Наша воительница в своём репертуаре. — Подметила Дора, передавая бокал Йозефу Штайнеру, который степенно кивнул в знак благодарности.

— Виго, а ты чего? — Поинтересовался Николай у низкорослого паренька, который насупившись, сидел к нему в пол оборота и рассматривал стену.

— Настроения нет. — Буркнул Кроули, продолжая смотреть перед собой. — Смысл участвовать, если Мышкина не будет? Я хотел с ним смахнуться, а он на больничку отправился.

— Хорошо развлекаетесь, студенты… — Раздался из-за спины Штайнера вкрадчивый спокойный голос с лёгкой хрипотцой, а в появившейся синей дымке возник силуэт высокого мужчины в чёрном пальто и шляпе с полями.

— Ректор? — Почти в один голос воскликнули учащиеся РАВМИ, повставав из-за стола, застыв в учтивом полупоклоне.

— Извините, Ефим Григорьевич. Мы ждали вас только завтра и… — Первым пришёл в себя Штайнер, но Распутин приподнял руку, давая понять, что сейчас будет говорить он, а все остальные слушать.

— Я ненадолго. Объявление хотел сделать. — Двумя пальцами мужчина пригладил клиновидную бороду. — Вы все в курсе условий проведения конкурса, повторять их нет смысла. Скажу сразу, что меня не волнует его первая часть, но ваша победа меня порадует. Меня интересует боевая часть. Вы должны не просто победить, а одержать разгромную победу. Чтобы повысить вашу мотивацию сообщаю, что тот, кто проиграет в поединке — автоматически становится учеником Романовского лицея. Можете использовать любые способы и средства для достижения поставленной цели. Это всё, что я хотел сказать. Отдыхайте….

Сразу после сказанных слов, окутавшись магической дымкой, Распутин исчез. Не исчезла только гнетущая атмосфера оставшаяся от его визита….

***
Пять дней назад.

— "М-да… Раньше, чем стану лабораторной крысой, меня заморят голодом. Девять столовых ложек жидкой манной каши, и то клянчить пришлось. Хорошо, что через капельницу подкармливают, но не тем, чем надо".

Знал бы, что посадят на такой голодный паёк попросил бы родителей, чтобы принесли чего-нибудь пожевать, но они двадцать минут назад, как ушли. Зря им сказал, что мне всё здесь нравится. Хорошо, что вообще смогли прийти. Всё утро мои предки провели в комиссариате имперской полиции.

Пока размышлял на тему "как достать еды?", в дверь постучали. Не пришлось использовать окулус, чтобы понять кто за ней. Гнетущая аура улавливалась без использования дополнительных средств.

— Здравствуйте, Максим Александрович. — Поздоровался я с Морозовым, который претворил за собой дверь, и кивнув в знак приветствия, занял место на стуле, возле кровати.

— Как самочувствие, княжич? — Первым делом поинтересовался ректор. — Выглядишь довольно неплохо для того, кого насадили на инквизиторский меч.

— Преувеличивают. — Махнул я рукой, чтобы дать понять, что со мной всё хорошо, но лицо Морозова от моей бравады стало только серьёзней. — Там царапина в пару сантиметров.

— Стас, я ведь следом за штурмовой бригадой приехал в тот момент, когда старейшину Стефана хотели увозить в комиссариат. — Морозов постучал пальцем по подлокотнику. — Немного не успел до того, как он тебя ранил.

— Да, отец обмолвился, что император вынес ему смертный приговор, который вы исполнили.

— Всё верно. Это одна из моих обязанностей перед нашим самодержцем. Как один из десяти перстов я исполнитель воли императора. — Спокойно, без лишних эмоций заявил Морозов дёрнув плечами. — Я ненадолго зашёл. Сам понимаешь, лицей ждать не будет. Хотел сказать, что сегодня утром мне пришло письмо о том, что выдвинутое тобой предложение рассмотрено, одобрено и принято к скорейшему исполнению.

— Позвольте уточнить… «Ваше» предложение. — Поправил я Морозова, который немного смутился, после моих слов.

— Да, "моё". — Скромно согласился ректор, продолжив говорит с того места на котором остановился. — Более того, императору очень понравилась твоя идея на столько, что уже с сегодняшнего дня ордена "Сыны Гавриила" больше не существует. Сейчас по каждому из его членов имперские шпицы проводят проверку. Мне в свою очередь, предстоит составить модель обучения для специальной группы "Мракоборцев". Дело сложное, но лично для меня — интересное. Готовить мага, как самостоятельную боевую единицу — это одно, а вот парное обучение для боевых двоек, состоящих из мага-инквизитора и колдуна — нечто новое. Приведённые тобой варианты механизмов взаимодействия между такой парой, открывают множество боевых, и тактических решений.

— Ещё внедрение таких двоек "Мракоборцев" в каждый участок имперской полиции и силовые структуры, позволит быстро реагировать на происшествия, связанные с колдунами. Исключив ненужное посредничество между структурами, религиозную подоплёку, прямой контроль, прозрачность деятельности, тем самым получив высокую результативность работы. Я в курсе, ректор. Можете не перечислять. — Ухмыльнувшись, решил напомнить ещё о нескольких неупомянутых моментах. — Так же, работающим колдунам будет иногда перепадать эфир распада, если штурмовая бригада нечаянно мага в расход пустит. Почему нет? Зачем добру пропадать… В свою очередь, стабильный приток эфира даст возможность колдуну планомерно развиваться, что позволит определить, раскрыть и изучить их потенциал, о котором можно только догадываться. А если такой прирученный «пёс» полезет в «свой» курятник, то специально обученный человек, с которым он работает в паре, быстро его успокоит.

— Согласен. — Кивнул Морозов. — Тоже размышлял на досуге. Фактически ты, Стас, открыл целую неизученную область. Если всё удастся, то через три месяца в Романовском лицее появится экспериментальная группа по подготовке двоек «мракоборцев».

—… А у лицея щедрые инвестиции.

— Не без этого. — Едва заметно стушевался Морозов, после секундной паузы скромно добавив. — … Очень щедрые, Стас. Всё обусловлено тем, что Российская империя в этой области станет первопроходцем, как и Романовский лицей.

— А ещё одна моя рекомендация одобрена, по кандидатуре руководителя экспериментальной группы? И как сам «кандидат» себя чувствует?

— Ему некогда думать о своём самочувствие, как и мне. — Морозов слегка усмехнулся, качая головой. — Задал ты мне и ему работёнки, но я рад… Инструктор Яков Березин уже весь в работе. Он хотел тебя навестить, но сам понимаешь….

— Значит, сам с ним потолкую при случае. — Довольно потерев ладони, видя, что ректор действительно сильно спешит, поглядывая на дверь, решил ещё немного его расспросить. — Максим Александрович, как там команда? Готовятся?

— Готовятся, Стас. — Кивнул ректор, вновь впадая в задумчивость. — За первую часть не переживаю, а вот за вторую, особенно теперь….

— Эээ! Ректор… Что значить «особенно теперь»? — Накатившее напряжение отдалось болью в районе живота.

— Долго рассказывать, но уверен, что боевая часть пройдёт жёстче, чем планировалось. — Морозов не изменился в лице, но я на подсознательном уровне почувствовал, что дела действительно плохи.

— Максим Александрович, распутицы не такие сильные, как кажутся.

— Да, Стас, знаю… Знаю… — Встав со стула, ректор уже сделал шаг, в направление двери, но остановился. — Если у тебя есть рекомендация на замену, охотно выслушаю.

— Какую замену? — От удивления, мне удалось почувствовать, как готовый взорваться мозг, начал выдавливать мои глаза из черепа. — Кого менять собрались, ректор? Ласточка заболела? Драгунов очки потерял? Зоя получила отравление палёным спиртом? Орлов отправился в половничество по курятникам Петрограда?

— Тебя…заменить. — Опешил Ректор от моего напора. — Ранение очень серьёзное, повреждения органов… Я же спрашивал, Стас. За пять дней, ты разве что самостоятельно ходить… Постой. Нет, я этого никогда не одобрю.

—… А я никогда не попрошу об этом, ректор. Видел, что бывает. — Тут же успокоив Морозова, что не собираюсь клянчить лекарских услуг от Милы, решил перейти к самому главному. — Есть другой способ… Вы же сами говорили, что я могу хоть демонов вызывать?

— Помню, не томи, княжич. — Судя по тому, что Морозов слишком быстро сдался, ситуация действительно серьёзная.

— Обещаю разгром… Нет, не разгром — избиение. Три, может четыре секунды на каждого из парней команды Распутина. С Кроули повозиться придётся, может секунд пять понадобится. Ничью — гарантирую, а дальше всё от девчат наших зависеть будет.

— Что от меня требуется? — Не прошло и пары секунд спросил Морозов, уже приняв решение.

— Изменить условия проведения поединков на ступенчатую турнирную систему для каждого из участников, но зачёт идёт командный. — Видя, что ректор не совсем понял, решил пояснить, во избежание недопонимания. — Победитель поединка остаётся на боевой арене, если готов продолжать бой, сражаясь со следующим участником. Отказаться может любой из них. Поединки длятся до того момента, пока не останется способных продолжать бой. Частный вызов вне конкурса, только приветствуется, но не идёт в зачёт.

— Это возможно, но тогда мы окажемся в проигрышном положение.

— Не окажемся, ректор. — С полной уверенностью заявил я, продолжая список нужных мне условий. — Следующий момент… Драгунов и Орлов идут первыми, а я за ними. Новицкий последний, но ему не придётся участвовать.

— Стас, ты думаешь, что Александр и Михаил ничего не смогут противопоставить команде Распутина? — Со стороны Морозова, это был не вопрос, а скорее желание узнать моё мнение.

— Совсем ничего, ректор. Дело не в том, что они слабы, а в их первом противнике. Сам к нему искал «ключик»….

***
Пару часов спустя

— Станислав Ставрович, вы едва живы! Вам срочно необходимо в реанимационное отделение. Ну поймите вы….

— «А вот и скверх из засады выполз…» — Констатировала я, мучаясь от позыва девяти ложек манной каши, которые хотели выбраться наружу, по вполне объективной причине.

— Сейчас мы быстренько проведём курс анализов на аллергены, чтобы определиться с моделью лечения…

— Не получится. — Покачал я головой, глядя на тот беспорядок, что сейчас стоял в моей палате, после моих шалостей с веретеном.

— Почему? — Удивился Александр Евгеньевич Попов, главврач и заведующий клиники в одном лице.

Вместо того, чтобы ответить, показывая всем своим видом, что мне тяжело говорить, я поманил к себе пальцем плечистого мужчину небольшого роста, с блестящей лысинкой в квадратных очочках.

Исполнив свой каприз, выпустив девять ложек манной каши, что мне довелось съесть ему на штанину и шнуровку туфель, можно было начинать диалог.

— Прошу меня простить… — Отыгрывая умирающего, робко извинился я, стараясь не заржать, иначе швы разойдутся. — Перекормили… Анализы сдавать не буду, мне лечащий врач запретил.

— Стоцкий, что это значит? — тут же спросил, слегка покривившись после моего «фи» Попов. — Как вы ему запретить могли?

— Александр Евгеньевич, не могу знать. — Искренне удивился худощавый мужичок с синюшными губами, подёргав усиками. — Я ничего не запрещал, более того, мне пришлось объяснять княжичу, что для полной картины происходящего, нам необходимо провести дополнительные исследования. Станислав Ставрович, — обратился ко мне Стоцкий. — Ваш организм ведёт себя странно… Отлаженные схемы лечения не работают на вас. Иммунная система воспринимает почти любые медикаменты как яд….

— Необходим забор венозной крови на алерг… — Начал гнуть свою линию Попов, но я лишь покачал головой.

— Мой лечащий врач запретил….

После сказанного, мой смартфон пикнул сообщением, а лицо невольно расплылось в улыбке, когда в дверях появилась «тяжёлая артиллерия». Даже мне потяжелело….

— Отседу шли. — Коротко бросила эффектная женщина, держащая мою медицинскую карту в руках, и видя не двусмысленную реакцию сразу трёх мужчин, кокетливо закусила колпачок ручки, что держала в другой руке. — От те раз, ястем его терапевту. Шли отседу.

— Перевожу, господа, — Видя смятение, подозревая об эрекции, решил сразу растравить я все точки над «ё». — Это мой новый лечащий врач Софа Шевчик. — Не удержавшись, чтобы не погладить по ножке в чулках своего «лечащего врача», занявшего место, что называется «у изголовья», с деланным возмущением обратился к «докторше». — Зося, длячего робишь так барзо як дивка?

— Ото сука! Запоментане! — Удивилась красивая женщина, переведя кровожадный взгляд на присутствующих здесь врачей. — С этого момента я лечащий врач княжича Станислава Ставровича Мышкина. Пользуюсь своим правом, документы, которые могли навредить роду Мышкиных и привести к раскрытию родовых магических техник были мной изъяты из регистратуры больницы. Записи из базы так же удалены по моему наказу.

— Что за самоуправство?! — Начал распаляться Попов, но Софа его тут же осадила.

— Статьями не хочу сыпать, вы и сами их знаете наизусть коллеги. Теперь попрошу удалиться, немедленно.

— Что вы себе позволяете! — Вскрикнул Попов, тряся кулаками.

— Швытко, пьес! — Рявкнула в ответ Софа так, что оба мужчины дрогнули, но через мгновение полька вновь обворожительно заулыбалась. — Коллеги, давайте не будем ссориться, и я вам объясню всё положение ваших скорбных дел. Если вы сейчас не покинете эту комнату, то я вынуждена буду поинтересоваться, почему вы пытались совершить умышленное убийство препаратами Станислава Мышкина? Если не хотите такого исхода, то просто выйдите. Мне нужно поговорить с княжичем.

— Может это вы выйдите из моей клиники? — Предложил Попов, но Зося лишь хмыкнула на угрозу.

— Мы выйдем, — спокойно сказала Шевчик, продолжая ухмыляться, а я в очередной раз подтвердил для себя, что полька по характеру — полная копия Жанны, только более поздняя «версия». — Только твоя лицензия на врачебную деятельность, Александр Евгеньевич, и частную практику — тут же порвутся… Станиславу Ставровичу только порог этой палаты нужно переступить. Он благородный… маг… И его состояние сейчас не оценивается как «удовлетворительное» о чём свидетельствует характер полученной травмы. Не понимаю в чём проблема? Род Мышкиных забирает на полное обеспечение исполняющего обязанности главы рода на базе вашей клиники, снимает с вас ответственность за его состояние, ещё и приплачивает.

— Хорошо… — Через десяток секунд произнёс Попов, стараясь скрыть раздражение, но получалось у него плохо. — Софа, после того, как закончите беседу, могу ли я с вами немного поговорить, как врач с врачом?

— Можем и дольше, чем «немного», если под вино. — Обворожительно улыбнулась Зося, а мне стало понятно, где на самом деле творится магия.

— Понял, — Коротко сказал Попов, окинув Софу таким взглядом, что мне захотелось встать и врезать ему по шарам. — Стоцкий, идём….

Стоило мне дождаться, когда эскулапы выйдут, мой недовольный взгляд перешёл на «виновницу торжества», которая с упоением на что-то смотрела в моей карте.

— Кхм- кхм! Зося, не отвлекаю? — Обратился я к своей «тяжёлой артиллерии», даже для меня. — Зось, мне реально завидно, что этот хмырь с тобой винцо будет попивать.

— Тебе страшно должно быть, а не завидно… — Через нос промурлыкала полька, не оторвав взгляда от моей медкарты, но дочитав до самого интересного места всё же подняла взгляд. — Стас, тут либо ошибка, либо ты зомби. От такой дозы бензодизепинов в коктейле отъехал бы слон. Вполне объяснимый факт для магов, почему ты ещё жив и при памяти, но эти дебилы перепутали и влили тебе не ту группу крови.

— Агглютанация? Так эта херня называется? — От моего вопроса Софа потеряла интерес к своему чтиву, приподняв бровь, а я решил добить. — Антигены моей крови будут захвачены антителами реципиента. Продукты распада убьют меня, а кровь перестанет переносить кислород. Подох бы я….

— Стасик, ты точно на мага учишься?

— Софа, выясни что у него на меня есть. — Устало произнёс я, глядя на закрытую дверь. — Ты девочка умная, знаешь что делать… Когда выйдешь, скажи мелкому демонёнку, что за дверью топчется и греет уши зайти, а то она как не своя.

— Ничего я не топчусь! И не подслушивала! — Раздался возвещённый крик из-за приоткрывшейся двери.

— Зоя, заходи уже.

— Нет! — Раздался решительный голос, но наглой моськи из-за двери не показалось.

— Зой, ты уже пол час там стоишь, а я жду, когда у тебя нервы сдадут. Заходи давай…

Спустя пару секунд в дверной проём шмыгнуло чудо в ушанке, но остановилось у порога, стыдливо шаркая ножкой.

— Какая милая девоч… — Расплылась в умиление Софа, но Ермолова быстро поставила всё на свои места.

— Ху@евочка — На ходу озвучила одно из свих коронных свечек Ермолова, протопав до моей кровати. — Что это за старая выдра?

— Софа, не обращай внимания, она так здоровается.

— Да я и не обратила. — Пожала плечами Шевчик, используя мою медицинскую карту, как веер. — Пойду с Потаповым потолкую, может что интересное удастся узнать.

— Ага и узнай, что у него есть на меня, и где он это держит. — Крикнул я вслед уходящей польке, расстроившись, что не удалась насладиться видом её шикарных бёдер из-за халата накинутого на плечи женщины.

— Это… Ты как? — Пискнула Ушанка, пряча глаза.

— Да нормально всё. Говорил же, что не дождёшься моей смерти. — Сказав это я потрепал Зою за шапку. — Чего унылая такая?

— Не унылая я…Просто, короче… Спасибо, что спас меня. Вот…. — Запинаясь от неловкости произнесла малявка. — Не умею я благодарности раздавать.

— Пустяки, Зоя. — Махнул я рукой, подмигнув девчушке. — Тем более, что теперь спасать нужно меня. Поможешь?

— Ещё спрашиваешь! — Тут же воодушевилась Ермолова, приняв бравый вид. — Кого убить нужно?

— Никого, просто наведём суеты, возможно украдём что-нибудь. Ты в деле?

— Конечно!

Глава 23

Конкурс «Разрешите представиться»

— Что-то мне немного не по себе…. — Проговорил одними губами Михаил не свойственную для себя фразу, глядя из-за занавеса в зал. — Все ректоры «Большой семёрки» здесь, включая Морозова и Ефима Распутина. Даже Станич — знаменитый мастер причуд из Черногории приехал! В очередной раз признаю твою правоту, Александр. Мышкин того не стоит, чтобы проигрывать перед такими людьми.

— А я что говорил! Ты на второй ряд посмотри. — Кивнул пристроившийся рядом с Драгуновым Алекс в сторону зала. — Вся столичная элита в сборе, именитые главы столичных родов, чиновники, военные. Даже командир личной гвардии императора Аврора Невская здесь.

— О! Деда! — Неожиданно пискнул кто-то снизу, а взгляд парней упёрся в белую шапку Зои, которая оказалась перед ними у просвета занавеса. — Деда! Привеееет!

— Никаких манер… — Буркнул Орлов, одним движением руки отодвинув девчушку в сторону, которая тут же на него зарычала, начав махать кулаками. — Ведёшь себя как деревенщина. Очень шумная деревенщина…

— Зато вы, я смотрю, манерные тут стоите, жеманные такие…. — Зоя показала язык, после чего хитро прищурившись, брезгливо наморщила носик. — А может вы из этих….

— Это каких «этих»? — Поинтересовался Александр, с лёгким раздражением глядя на наглую малявку.

— Ну, «этих»… — Зоя сжала кулачок, несколько раз стукнув по нему ладошкой другой руки. — К которым нужно обращаться не «сударь», а «спидарь». А кто из вас кого? Или вы по очереди меняетесь?

— Хамка мелкая. — Сквозь зубы произнёс Орлов, приподняв взгляд на Стаса Мышкина. — Сгори отсюда, Ермолова. Вон к своему конюху иди, пока таким же средством передвижения как он не обзавелась.

— Ой, не знала, что я вам мешаю. Воркуйте голубки…. — Довольно хихикая, Ермолова с криками «Уру-ру-ру-ру», понеслась по сцене заведя руки назад, как это делают ниндзя в запрещённых азиатских мультиках.

— Ты снова был прав, Алекс. Мышкин участвовать не будет, только непонятно, почему нам замену не дали вместо него. — Драгунов мазнул взглядом по Стасу, который сейчас сидел в инвалидной коляске. — Вроде Елена-Алиса будет принимать участие, а значит у распутинцев численный перевес.

— Да, этот момент мне тоже непонятен. — Согласился Александр. — Странно, почему ректор ничего не предпринял, будто он не заинтересован в нашей победе.

— Учащиеся Романовского лицея, подойдите ко мне. — Замахала рукой над головой появившаяся в закулисье инструктор Медведева.

Дождавшись, когда все участники соберутся, Лили ещё раз внимательно осмотрела всех, после чего удовлетворенно кивнула своим мыслям.

— Как настроение, команда? — Бодрым голосом спросила Медведева, и услышав утвердительные возгласы продолжила. — Мы выступаем после учеников распутинской академии. Не нервничаем, мы всё идеально отрепетировали. Княжич Орлов, что с тобой? Плохо себя чувствуешь?

— Нет инструктор, — Покачал головой Александр оглядывая присутствующих. — Запах какой-то, вроде горючего….

— Керосин. — Пожала плечами Ольга, которая уже была переодета в костюм для своего выступления.

— То-то думаю, чем воняет… — Наморщил нос Орлов, сделав пол шага в сторону, а в образовавшийся проём между Поздняковой и Александром, тут же вклинился Мышкин на кресле.

— А мне нравится, Ольчик! Не слушай пернатого. — Заключил Стас, мило улыбнувшись девушке, хмурое лицо которой тут же расправилось, а на губах появилась улыбка, после слова «пернатый». — Костюм класс, повернись…. Отлично! Можно ничего не поджигать, ты сама огонь, и чёрный с красным тебе очень идут. Мати это ты придумала?

— Да, Станислав. — утвердительно кивнула леди Флавиан. — А ребята из кружка кройки и шитья помогли.

— Блеск! — Мышкин поднял большой палец в знак одобрения, обратившись к княжне Поздняковой. — Ольчик, выступи так, чтобы после твоего шоу пришлось тушить зал.

— Хорошо, Стас. — Одобрительно кивнула девушка, оценивающим взглядом посмотрев на парня, теребя ноготками с красным маникюром край накинутого на плечи кителя.

— Беги, подруга… — Раздался тихий заговорщицкий шёпот Зои, стоящей с другой стороны от Ольги. — Глянь какие глазёнки блудливые… Поматросит и бросит, кобелище, как это было со мной. Смотри как зыркает, будто хочет чего-то и явно не хлеба….

— Зоя, не наговаривай на меня. Никто тебя не «матросил». — Слегка смутившись произнёс Мышкин под скрестившимися на нём осуждающими взглядами, показав кулак Ермоловой. — Она врёт всё.

— Как? — Картинно закатив глаза, Ушанка приложила запястье ко лбу, скорбно глядя вверх, имитируя предобморочное состояние. — Да после того, что было между нами в ванной, ты обязан на мне жениться, как честный и порядочный мужчина!

— В ванной? Это когда ты в «смерть водолаза» играла? Я тогда чуть инфаркт не получил!

— Инструктор Медведева, — подал голос Драгунов, решая направить диалог в более конструктивное русло. — По поводу Мышкина… Почему нам никого не дали на замену? В его состоянии от него нет никакого проку. Извиняюсь за прямоту….

— Казанова тоже участвует. — Удивила всех присутствующих Лили. — В первой части конкурса точно.

— И что у него за номер? — Удивился Орлов, сощурившись глядя на своего заклятого «друга». — Мышкин, что ты можешь в таком состоянии?

— Скоро сам всё увидишь.

***
Три дня назад. Клиника.

— Мышкин? Я конечно всё понимаю, но почему у тебя в палате опять погром? — Зоя с большим рюкзаком за плечами, осмотрев обстановку, упёрла руки в бока. — Это такая форма протеста против лежачего режима?

— Не, магичу потихоньку. — Отодвинув край одеяла, я принял сидячее положение, под матерное восхищение Ушанки. — Вот мебель и летает… Секунду.

Взяв зазвонивший телефон и посмотрев на экран, мои губы расплылись в довольной улыбке. Не больше минуты мне понадобилось, чтобы выслушать оперативную информацию от Софы. Пожелав удачи своему "лечащему" врачу, отмечая, что всё идёт по плану, завершил звонок. Подняв взгляд, я невольно пожал плечами, напоровшись на укоризненный взгляд Зои.

— Что? — Мной был озвучен один из самых ёмких вопросов.

— Да смотрю прям расцвёл, как борщевик, когда старая выдра со шпаклёванной сосальней позвонила. — Брезгливо наморщив носик, Ермолова сложив руки на том месте, где должна быть грудь. — "Ой, Софочка! Рад тебя слышать…"… Сю-сю-пусю! "Пока, Зосенька! Удачи"… Тьфу!

— Эээ… Тебя послушать, так все девушки вокруг меня сплошные страшилища.

— А я тебе про что говорю, дубина! Вот на меня к примеру посмотри — хороша во всех отношениях, а ты по какой-то выдре старой уже струю в штаны пустил. Что молчишь? Сказать даже нечего? — Наглая моська забралась вверх. — Давай, начинай меня нахваливать, а то ничего не получишь.

— О несравненная, княжна Ермолова, свет очей моих, прошу покорнейше меня простить, — Велеречиво начал я усмехаясь, сидя изобразив нечто вроде реверанса. — … Что такое мурло как я, обращаюсь к бесподобной тебе, целую ваши рученьки, но ты принесла, то что я просил?

— Было неискренне, но мне всё равно приятно. — Хихикнула мелочь, с грохотом опустив рюкзак на пол, чуть не отдавив мои ноги, которые не успела отдавить моя отвисшая челюсть. — УДШ-ЭМ2. Экспериментальная модель унифицированной дымовой шашки, десять килограмм дымообразующего вещества в каждой. Три штуки думаю хватит. Ими дымовую завесу на здания укреплений вешают при бомбардировках.

— Ты пёрла тридцать килограмм? С ума сошла?

— По мне может не скажешь, но я сильная. — Гордо задрала нос Ушанка, демонстрируя прямой бицепс. — Ладно… Выкладывай план.

— Ничего хитрого. План здания где? — После моего вопроса, Зоя уселась рядом со мной на кровать, протянув свой смартфон.

— Вот, я ещё как в прошлый раз приходила сфотографировала планы эвакуации по всем трём этажам. Тут даже назначение помещений подписаны.

— Отлично, — Похвалил я Зою, не став реагировать на то, что малявка придвинувшись вплотную, взяла меня под свободную руку, пристроив голову ниже моего плеча.

— Вентиляция, полагаю? — Зоя ткнула пальцем в квадратную комнатку на третьем этаже.

— Да, только нужно узнать, какого она типа.

— Принудительного. Я уже проверила. — Меня удивило, что Зоя сейчас была серьёзна как никогда.

— Провода на электродвигателе сможешь перекинуть?

— Разумеется, легче лёгкого. Там трёхфазный двигатель. Два провода местами поменять…. — Кивнула прижатой к моей руке головой Ушанка. — Организация пожара на мне, я правильно понимаю?

— Да, Зой. Действовать будем в пятницу, время начала 20:00. Попова не будет, а у персонала пересменка. — Сообщил я, продолжая посвящать свою подельницу в детали. — Пока он будет на свидании с Софой, ты по моей команде пустишь дым и покидаешь клинику. Пользуюсь суматохой, я продвигаюсь к кабинету докторишки и приватизирую его ноутбук, где по словам Софы электронные копии всех моих больничных документов. Потом выбираюсь….

— Тут камеры есть, если не забыл… — Напомнила мне Ермолова. — Засветишься.

— За это не беспокойся. Когда пойдёт дым, я спокойно проберусь до кабинета Попова, никто не подкопается. Потом пошумлю немного, и тоже на выход, а вот тебе нужно как-то….

— Вот так… — Сказала девчушка, проведя пальцем по карте, показав свой маршрут. — Тут вдоль стены пройти и всё. План не сложный, я уже всё обмозговала… Стас, почему ты меня закрыл от брошенного инквизитором меча?

Зоя задрала голову, глядя мне в глаза, ведь мой взгляд, тоже был направлен на неё, после заданного вопроса.

— Потому, что мог… Потому, что твоя мордашка с мечом в глазнице будет смотреться менее нагло… Потому, что на мне лежит определённая ответственность за тебя… Потому что, не знаю почему, но у меня иногда возникает чувство, что у нас с тобой что-то общее. — Пожав плечами, я тапнул пальцем на приподнятый кончик носа Ермоловой, отмечая, что сейчас у девчушки вновь тот взгляд, который мне доводилось видеть несколько раз. — Как-то так… Выбери из этого, что тебе понравится, и не ошибёшься.

— Думал ли ты об этом обо всём, когда закрыл меня собой? — Последовал следующий вопрос от Зои, а у меня возникло чувство, будто я сейчас разговариваю с совсем другим человеком.

— Нет, Зоя. Не думал, и не сомневался. — Ответ не вызвал у меня никакого затруднения, ведь я говорил правду, а Ермолова удовлетворенно кивнув, опустила голову.

— А ты точно княжич Станислав Мышкин? — Спросила девчушка, а меня чуть не прошибло холодным потом.

— Так же, как и ты, княжна Зоя Ермолова.

— Сложно поспорить. — Хихикнула малявка. — Расскажешь потом, на кой ляд тебе свои анализы воровать? Хорошо, что не банку мочи с боем отбивать придётсО… Признайся! Ты беглый сифилитик из лепрозория?

— Вот теперь, я точно уверен, что ты Ермолова….

***
Сейчас….

Конкурс «Разрешите представиться»

Распутинцы даже не «отстрелялись» — они взорвали! Академики замахнулись на мюзикл «Нотр-Дам де Пари» по роману Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери». На мой взгляд были ляпы, но публика проглотила, а у меня начали закрадываться подозрения, что мы не возьмём первую часть конкурса. Не знаю, какими стимуляторами пичкал Распутин своих «академиков», но игра, а главное голос — высочайший уровень. По крайней мере у семи участников из восьми, что стало откровенным сюрпризом. Мне казалось, что Сонина будет пребывать в своём привычном состоянии, но ошибся. Ария Флёр-де-Лис была прекрасно исполнена Ксенией, на которой не было её будильника, и при этом, девушка бодро выглядела, что настораживало, а вот Квазимодо-Виго — лажал по полной. Несмотря на это, почти весь зал встал, рассыпавшись в аплодисментах.

Когда настала наша очередь, то Ольга и Новицкий сразу показали, кто здесь хозяин. Как я и предсказывал, Позднякова порвала зал. Её танец с горящими веерами под восточный мотив, вызвал мужской восторг, и ревность женской половины. На выступление Новицкого была обратная реакция. Парень просто очаровал женскую половину зала, а мне стало понятно, когда на сцену Вадиму под ноги полетело несколько букетов, что отбоя от девушек, ближайшие пару месяцев, у графа точно не будет.

Робот или голем, как его назвал Драгунов, «выстрелил» не хуже. Михаил не стал мудрствовать, а вышел вместе со своим творением, которое потом за ним повторило все его движения, и разнесло в пюре подброшенное им в воздух яблоко. Короткая тишина сменилась аплодисментами, когда «Гектор», так звали поделку, исполнил танец «маленьких утят» и ответил на десяток вопросов зрителей из зала, которых Драгунов произвольно поднимал. Судя по тому, что в конце его показа, за сцену просочилось около десятка «незаметных» угрюмых мужиков, «поделка» заинтересовала зрителей.

— Зоя, а что ты играть будешь? — Поспешно подойдя к Ермоловой спросила Лили.

— Ludovico Einaudi — Nuvole Bianche. — Пожала плечами Ушанка. — Может My heart will go on из «Титаника». По нормальному сыграю, а не на четырёх струнах.- Зоя, это одна из моих любимых… Можешь показать? - Робко спросила Лили, мечтательно сощурившись.- Да легко….И Ермолова заиграла, а мне показалось, если память Стаса не изменяет, что оригинал хуже, чем играла Зоя. В один момент, у меня появилось ощущение отторжения, что меня где-то обманывают. То, как Ермолова «извлекала звук» из инструмента было круче любой магии. Этот инструмент был и в моём родном мире, только количество его вариаций гораздо больше. Сам в дрейфе учился на гитаре играть, но времени и терпения не хватило. Ермолову даже мастером язык не поворачивался назвать. Она была виртуозом игры….- Потрясающе, Зоя… — Прошептала Медведева, утерев проступившую слезу. — А может у тебя, что-нибудь из твоего «авторского» есть? - Спросила с замиранием сердца Лили.

— Есть, недавно сочинила случайно песню… — Ермолова немного засмущалась, а у меня началась изжога от ощущения какого-то подвоха. — Про Мышкина….

— Про Стаса? - Удивилась Лили, слегка прищурившись, видимо пребывая в непонимании, благодаря каким заслугам Ермолова целую песню про меня сочинила. — Интересно послушать…

— И мне… — Мрачно сказал я, тазовым нервом чувствуя какой-то подвох.

— Все чувства в неё вложила… Сейчас исполню….

По ритмичной «рубке» струн, вместо мелодичного мотива, стало понятно, что песня «немного» эксцентричная, но когда Зоя, чуть не срывая струны заорала Оззи Осборном, начался ад….


Грозный княжич Стасик Мышкин!

Злобный княжич Стасик Мышкин!

Хитроумный и свирепый

*проигрыш*

Был грозой губерний всех!

На балу он пил не пиво!

И не брагу пил из рога

Пил жестокий Стасик Мышкин

*проигрыш*

Слёзы вдов и матерей! Ваааа-ха!!!

Благородные боялись

Герцоги с ним дружили

А маркизы убегали,

*проигрыш*

С поля боя наутёк! Ииии-ху!

Он ругался и бранился,

Вёл себя он непотребно

И сражался не по чести

*проигрыш*

Кровожаден и жесток! Яяяя-ха!

Знал в бою приём секретный

Что шепнул не Император!

А коварный пьяный Ленин

*проигрыш*

Рассказал ему о том!

Он сражался не пистолем,

Не рапирой, не кинжалом,

Он в разгар свирепой сечи

*проигрыш*

Бил ногою по шарам!

И враги того боялись

Хитроумного приёма,

Ну раненья, ну увечья,

А вот это — не-не-не!

Это ж не по-христианоски!

Это жуткое бесчестье

Призовут тебя на небо

А яйчата в сапоге!!! Вууу-хууу!!!

Если в ходе революций

Ленин сдохнет, сгинет Сталин,

Хитрожопый Стасик Мышкин

Ни за что не подведёт

Он возьмёт сапог керзо`вый!

И всекёт ногой могучей

Прямо Троцкому в еб


Одной рукой я зажал струны, а ладонь другой, заткнула рот Ермоловой.

— Про «слёзы вдов и матерей» это безусловно сильно, но учитывая контингент зала, «политуру» лучше не распевать, можно в Магаданскую губернию улететь на ПМЖ, и дедуля не поможет.

— Скучные вы… — Фыркнула Зоя, едва сдерживая смех с упоением глядя на вытянувшиеся лица вокруг. — Ладно, про Мышкина петь не будем. У меня тут ещё одна композиция есть. Назвала её «Имперский болтотряс». Сейчас исполню….

— Нет! — Одновременно вскрикнули мы с Лили, и ещё большая половина нашей команды, которые делали вид, что их тут нет, во время пения Зои, пока Ласточка устраивала шоу с поджиганием брошенных в неё спичек ударами ног.

— Какие все нежные… Тогда про пикник на природе спою. — Обижено надулась Ушанка, играя одной рукой перебором неизвестную мне и всем остальным красивую мелодию.

Зря все согласились… Из приятной мелодии, мотив тут же стал агрессивным, а мелкий «Оззи» вновь заверещал….


Я пела это много раз но петь меня не з@ебёт!

О том как любит отдыхать у нас в губернии народ!

Тусовки, балы и коктейли — это точно не про нас!

Мы вновь упёрдываем в глушь, где маги пляшут под Hard Bass!

В бутылках плещется отравленная влага!

Вы это пьёте!? - Yes of cours!

На наших флагах «Слабоумье и отвага»!

Нам по@хуй белка, триппер и боррелиоз![2]


— Маэстро… Давайте остановимся? Не для себя прошу… Я тебе по седалищу настучу — это ладно. Там дед твой в зале.

— Резонное замечание… — Поморщилась Зоя, погладив себя сзади, видимо испытывая фантомные боли. — Тогда без «авторского»… «Титаник» и «Бланку»….

— Вау! Настька! — Взвизгнули одновременно Ольга, Мати, Новицкий и Лили, которые успели увидеть завершение номера Ермаковой.

Начало я пропустил, благодаря творчеству Зои, но смысл был понятен. В двух телескопических штативах на расстоянии чуть меньше пары метров, по обе стороны от Насти, было закреплены дощечки. Количество не видел, но судя по пустым держателям, около пяти штук на каждом. Высота самой высокой дощечки была около шести метров. Здесь Валькирия решила воспользоваться «помощью», попросив ассистента из зала, которым стал её отец. Сомкнув пальцы обеих рук, пользуясь своей гипертрофированной силой, подбросив дочурку вверх, будто пушинку, ещё до приземления Настя раскола все фанерки. Было эпично!

Помахав зрителям рукой, приобняв отца, девушка покинула сцену улыбаясь, уверено шагая за занавес, но стоило Насте выйти из поля зрения зрителей, как её лицо исказилось от боли. Посмотрев на ногу девушки, я тихо выругался. Вывихнутая щиколотка при приземлении, а у нас — минус топовый боец в женской команде….

Наблюдая за тем, как идёт показ новой формы организованный Мати, я скорбно прикидывал варианты, которые были совсем неутешительными. Вполне могло случиться, что мы проиграем. В поединках среди девушек главным нашим козырем была Настя, которая теперь не сможет участвовать. Остаётся Мати, в арсенале которой две защитные техники и «Эфирная пуля», Ольга, которая сама призналась, что у неё недостаток боевой практики из-за танцев и гимнастики. Есть ещё Зоя, но тут вообще непонятно, если только ей огнестрел не дать, а лучше танк….

— Очкуешь? - Поинтересовалась малявка, закончившая свой выход в качестве модели для Мати.

— Нет, размышляю над нашей дальнейшей участью. — Честно признался я, поигрывая пальцами.

— Чего тут размышлять? - Пожала плечами Ушанка, снимая зелёный берет с синей окантовкой, заменяя его привычным головным убором. — Всё круто. Даже этот футболтус Орлов отлично выступил. Не думала, что с обычным футбольным мячом можно такие штуки вытворять.

— Сам в шоке. — Кивнул я с задумчивым видом, продолжая перебирать все варианты.

— Главное, чтобы ты не лажанулся. Завершать программу тебе, а последнее впечатление очень важно. — Со знанием дела заявила Зоя, после чего на её лице проступило любопытство. — Может уже наконец расскажешь, что ты будешь делать?

— Петь я буду. — Понизив голос сообщил я Ушанке, которая хлопала широко открытыми от удивления глазами.

— Надеюсь это будет не какая-нибудь слезливая баллада на французском. — Быстро пришла в себя Зоя, недоверчиво поглядывая на меня. — И это… Ты вообще петь умеешь?

— Умею, представь себе. — Немного слукавил я с ответом.

Навык к пению был совокупностью нескольких факторов. У княжича действительно был довольно незаурядный голос, но чувство ритма хромало, в отличии от меня. Горланить мантры, то ещё занятие, но даже не это самое главное. В клинике я времени зря не терял, соткав меридианы к лёгким и сердцу. Сомневаюсь, что не смогу вытянуть хотя бы один из куплетов. К тому же, я тренировался эти дни. Думаю, что проходившие мимо моей палаты медсестры, останавливавшиеся послушать, как я пою, довольно хороший знак.

— Так что петь будешь? Из старого или из нового?

— Из нового… «Потерянный рай» знаешь?

— Ничёси! — Удивилась Зоя, одобрительно закивав головой. — На святое замахнулся!

— Ага. Я покатил, сейчас Авдей меня объявит и минус симфонической версии поставит.

— Удачи желать не буду. — Пискнула за моей спиной девчушка, когда я погнал на своём «кресломобиле» на сцену.

После моего короткого представления Авдеем, которого выбрали ведущим, я хотел уже дать знак звуковикам, но меня перебили аплодисменты из зала, и отвлекли звуки возни слева от меня. Это была Зоя, которая волокла по сцене стул, с закинутой на плечо гитарой. Следом за девчушкой выбежал ассистент со штативом.

Поставив рядом со мной стул, Ермолова тут же уселась, с деловым видом подстраивая гитару.

— Я же говорила, что удачи желать не буду. Она тебе не нужна, если я тебе подыграю. Давай сбацаем, Стасик….

И мы сбацали! Уже после половины вступления в зале, где на время моего пения приглушили свет, начали появляться огоньки фонариков смартфонов, а к окончанию песни, можно было не включать свет. Весь большой актовый зал был освещён мириадами покачивающихся в такт музыки «светлячков».

Сорвав овации, поблагодарив публику мы покинули сцену с Ермоловой, которая за сценой ещё долго в матерной форме удивлялась моим вокальным данным.

Подведение итогов должно было состояться после боевой части, что способствовало нагнетанию градуса обстановки. Даже мне передалось напряжение, судя по тому, что я слышал как барабанит кровь по вискам.

Пять минут пути, двадцать минут мучительного ожидания, и вся процессия переместилась в зал для магических поединков, который здесь в шутку называли «Колизей» из-за похожей архитектуры на манер амфитеатра.

— Дружеский поединок, значит… — Одними губами произнесла Зоя, оглядывая дежурные бригады «серых», занявших места вокруг арены, будто вороньё в ожидании добычи. — Интересно, кого же первого выставят распутинцы. Может Виго?

— Нет, Зоя. Это будет не Кроули, а Амиран Гуджиев. — Со знанием дела заявил я.

— Ну точно! — Ермолова хлопнула себя по лбу. — Он же всегда за «паровоза» в любом деле.

— Здесь не это. Не смотря на характер Амирана, он самый сильный из парней. Идеальный баланс между защитными и атакующими способностями, огромный опыт поединков. Его выставили первым с расчётом на то, что он в одиночку играючи расправится со всеми парнями, тем самым втоптав Романовский лицей в грязь. Как будет выглядеть если первый боец «академиков» расправится со всеми четырьмя нашими парнями, включая меня?

— Эээээ…. Это хреново будет выглядеть. — Замотала головой Ушанка, после чего стараясь скрыть своё беспокойство посмотрела на меня. — Как ты оцениваешь свои шансы на победу?

— Тут не нужно оценивать, Зой. — После сказанного я ухмыльнувшись посмотрел через духовное зрение на простенький каон всего из четырёх связок, называемый «Катализатор». — Я подожду, пока Амиран отправит Орлова и Драгунова на больничку, а потом выйду и наваляю всем распутинцам с особой жестокостью. Как тебе план?

— Годится, только не переоцениваешь ли ты свои силы? - Подозрительно спросила Ермолова, косо поглядывая на меня.

— Пункт в правилах, позволяющий использовать вспомогательные средства, работает….

Я замолчал, отмечая нечто странное. Когда Авдей уже был готов начать объявлять открытие второй части конкурса, рядом с ним возник Морозов, что-то быстро заговорив на ухо Бляхеру, от чего тот побледнел. Сам ректор был тоже обеспокоен, судя по нервозным отрывистым движениям. Странно повела себя не только эта парочка, но и зрители. Через пару секунд, по залу покатилась волна гомона. Складывалось впечатление, что какой-то инфомаг предсказал падение метеорита на «Колизей». Пару минут ожидания, и я убедился, что был не далёк от истины. Лучше бы метеорит….

Двери в зал открылись, после чего все до единого, в том числе и я, «в меру» своих возможностей, склонили головы. В сопровождении двух гвардейцев, в зал вошёл мужчина в парадном мундире.

— Благодарю за приветствие, господа и дамы. Продолжайте… — Приветственно помахав залу рукой, мужчина с крючковатым носом и слегка вытаращенными большими глазами, бодрой походкой направился к первому ряду, где сидели ректоры «Большой семёрки» высших учебных магических заведений.

Собрав порцию поклонов, со скучающим видом отмахиваясь рукой, император Иоана Рюрикович, сел рядом с Ефимом Распутиным. Видя, что всеобщее оцепенение не покидает зал, вновь встав Иоан похлопал в ладоши, чтобы привлечь внимание присутствующих.

— Продолжаем конкурс. Я здесь проездом, и у меня не так много времени. — Сообщил действующий монарх Российской империи, вновь усевшись на выбранное им ранее место, с интересом глядя на арену.

Дар речи раньше всех появился у Бляхера. Но оно и понятно, после недвусмысленного жеста Морозова, который как бы невзначай провёл большим пальцем по горлу, показывая, что светит Авдею, если он заставит Иоана ждать.

— Поверить не могу… — Прошептала Зоя, не сводя потрясённого взгляда с Иоана. — Сам император здесь….

— Аналогично. — Коротко согласился я, наблюдая за тем, как на арену выходит Орлов и Амиран, стараясь ничего не пропустить.

После возникновения барьера по периметру отмеченного столбами квадрата, который возвели инструктора Романовского лицея, от Авдея прозвучала команда о начале боя.

— «А вот и основная техника Амирана…»

Магическая техника Гуджиева, называющаяся «Кулачная пара» представляла собой ничто иное, как два небольших кулачных щита, сотканных из эфира, центр которых находился в районе кисти. Вроде ничего особенного на первый взгляд, только не всё так просто. Со «щитом» здесь было мало чего общего, а вот с диском циркулярной пилы сходство было поразительным. Две закручивающихся по обеим рукам магических фрезы, около сорока сантиметров в диаметре, резали не хуже, чем упомянутая мной циркулярная пила. И да… Функционал защиты никуда не пропал. Более того, по неподтвержденным данным Амиран мог их метать, как пляжную тарелку.

Бой занял чуть больше десяти секунд. Удивил Орлов, который в самом начале предпринял отчаянный и глупый шаг, закончить всё одним ударом. Взмыв метров на пять вверх, он шустро спикировал на Гуджинва, который терпеливо выжидал атаки, которую успешно блокировал своими щитами. Не усвоив первого урока, Александр сразу же атаковал второй раз, призвав магические когти на своих руках. Результатом стала контратака с захватом и перелом двух рук, один из которых был открытым.

— Стас, почему ты улыбаешься? Он Амирана даже не измотал… Тебе хуже придётся….

— Не критично. — Махнул я рукой, наблюдая, как бригада медиков уносит верещащего от боли Орлова. — Эххх! Просто песня для моих ушей….

— Ну ты и мурло злокозненное. — Хихикнула Зоя, с наигранным укором погрозив мне пальцем. — Вообще… Он мне тоже не нравится….

После быстрого приведения арены в порядок, начался второй бой. Вот тут Драгунов откровенно говоря удивил. Используя какую-то технику быстрого перемещения Михаил играючи уходил от всех атак Амирана, боле того, умудрился нанести пару ранений базовой магической техникой «Эфирное лезвие», когда в районе ребра руки образуется плоскость истончённой магической силы высокой плотности. Мне даже начало казаться, что у Михаила есть шанс победить Гуджиева, но стоило мне об этом подумать, как в очередной раз разорвав дистанцию, Драгунов получил диск магической циркулярки в грудь, подтвердив мои догадки.

— Вот и ещё один хорёк отправился на больничку. — Удовлетворенно промурлыкал я, наблюдая, как чистильщики удаляют пятна крови с арены. — Ладно, Зоя… Пора заканчивать разыгрывать из себя умирающего лебедя. Пойду вынесу парней распутинки.

— Удачи, Мышкин…

— Она мне не понадобится.

Встав из своего кресла, я взял прикреплённый к его спинке рюкзак, откуда достал тактические перчатки, натянув их на руки. Накинув одну лямку рюкзака себе на плечо, мои ноги бодрой походкой взяли направление на арену.

Скинув китель, бросив его в угол арены, положил рядом рюкзак из которого извлёк квадратный бумажный пакет сока. Сделав глоток, подмигнув Зое, которая не скрывая своего волнения, прижала к себе сжатые кулаки затаив дыхание, я двинулся к центру, где стоял с приоткрытым ртом удивлённый Амиран.

— Не ожидал, что ты будешь участвовать. — Было первой его фразой, на что я молча пожал плечами.

Обменявшись рукопожатием, мы по команде Авдея разошлись к своим отметкам. Был дан отсчёт, а я загадочно улыбаясь, сунул указательный палец перчатки себе в рот.

После того, как была дана команда о начале поединка, не став даже в боевую стойку, на ходу запустив руку в карман брюк, я зашагал прогулочным шагом к Амирану, который опешил от моей наглости. Чиркнула зажигалка, извлечённая из кармана, тут же упав на пол, а указательный палец перчатки на моей правой руке занялся огнём.

— «Ну меридиан лёгких, не подведи» — Сделав носом глубокий вдох, выставив перед собой горящий указательный палец перчатки, чувствуя отток оргона от интоксикации химией, я распылил ранее набранный в рот авиационный керосин.

Магическая техника Амирана тут же была прервана из-за потери концентрации. Сложно творить волшбу, когда одежда на тебе горит. Сделав пару шагов назад, глядя на незримую нить от каона «Метка», которую я оставил при рукопожатии, активировал сразу два каона, «Форсунку» и «Катализатор». По созданному мной каналу потёк изменённый «катализатором» оргон. В тот же момент, пламя на Гуджиеве резко усилилось, превращая парня в пятиметровый факел. Наблюдая через вязанку окулуса, когда у Амирана почти не останется эфира, который в огромных количествах уходил на то, чтобы предохранять его от ожогов, разорвав связь «метки», чтобы не убить распутинца, заряженным ударом перчатки в грудь, я сбил с него пламя, вместе с горящей одеждой. Посмотрев на то, как измазанное копотью и пеплом, надышавшееся продуктов горения тело рухнет на пол, под всеобщее молчание я направился в свой угол, готовиться к следующему бою….

Глава 24

За день до конкурса….

— Всех излечит исцелит, добрый Айзек Айболит. — Мурлыкал я себе под нос, периодически поправляя статоскоп, что висел на шее, и кашляя.

И мне было до далёкой звезды, что сейчас на мне была зелёная роба хирурга, а со статоскопом ходят терапевты. Кто первый взял халат, тот и доктор. Задумка моя была проще, чем младший сын в семье огнов. Зачем прятаться от камер, если можно было попросить Зою посетить магазин спецодежды. Спокойно щеголяя по задымлённому коридору, изредка покашливая в маску, я без проблем добрался до кабинета Попова.

Простенький замок сопротивлялся меньше половины минуты, после чего я попал внутрь. Подойдя к столу, прежде чем сгрести ноутбук и направиться на выход, решил проверить ящики и шкафы.

— Ай, какой плохой доктор… — Довольно осклабившись, сфотографировав три последних страницы гроссбуха, с нанесёнными на них пометками, бросил журнал обратно.

Через пару минут я уже спускался по лестнице, держа подмышкой ноутбук Попова. Можно было направиться на выход, но этот субъект нарвался на то, чтобы получить ответочку за свою "вшивость". Зося мне рассказала некоторые подробности их разговора по душам. Смысл был довольно тривиальным. Сначала док предлагал купить у Софы мои анализы, а к концу беседы ставки выросли до предложения совместной работы над научным проектом. Догадываясь, что в "научную работу" входил бонусом и член Попова, но об этом история умалчивает.

Не долго думая, ноги понесли меня к лаборатории клиники. Думаю, хорошее место, для свершения моей мсти лютой. Наверняка там полно дорогостоящего оборудования….

Дверь в помещение оказалась открытой. Видимо забыли закрыть в спешке. Пошарившись по соседним кабинетам, стянув с кушетки простыню и одеяло, я нырнул внутрь лаборатории, предусмотрительно закрывшись на щеколду. Подойдя к холодильнику, открыв его дверь, я запихнул в него одеяло, простыню и свой смартфон.

— "Ну, что атминтис? Резервуар перестал расширяться ещё вчера… Сдаюсь на твою милость"

Произнеся в голове торжественную речь, прижав к себе покрепче ноутбук Попова, чтобы он наверняка разлетелся, я извлёк нить из веретена, накинув её на его тело, запуская процесс трансформации.

—"Вот и третье крыло, а с ним бессонная ночь ткацких работ над новым резервуаром и присоединением оторванных меридиан и магистралей… Погнали! "

Конкурс "Разрешите представиться"

— Да ты зверюга, Мышкин! Думала всё… Шашлындос из Амирана! — На секунду возбуждённая Ермолова успокоилась, о чём-то задумавшись. — Кстати, шашлычка было бы неплохо… Вспомнила, аж захотелось….

— Если победим, то так и отметим….

— Ловлю тебя на слове. — С важным видом выдала Ушанка, взглянув в противоположный угол арены, после чего поморщилась. — Кто бы сомневался, что следующим будет твой фанат… Что ты творишь?

— Помахал ему в ответ. — Усмехнувшись, я достал из рюкзака увесистый мешок, занимавший половину от всего объёма.

— Выглядит тяжёлым. — Тут же выдала своё предположение Зоя. — А что там внутри?

— Посмотри. Время ещё есть. — Решил я удовлетворить любопытство Зои, которой не особо требовалось моё разрешение.

— Дробь? — Немного удивилась девчушка, щупая приготовленный мной ништяк для "поклонника". — Ну мешочек увесистый, настучать ему по мордашке можно, только сомневаюсь, что Виго это проймёт. Гранатомёт надёжней будет.

— Это не дробь, но похоже. Сейчас всё увидишь. Я пошёл.

Взяв у Зои мешок, выполняя команду Авдея, занял место у отметки. Перед тем, как начался отсчёт, мой взгляд задержался на Распутине.

— «Улыбается будто жнец новому управляющему чипу для пилокосы». — Отметил я, переходя с привычного зрения на окулус, усмехнувшись тому, что на полу, в метре передо мной уже появилась заготовка техники «Кинетической мины».

Как только была дана отмашка, перепрыгнув через заготовку магической техники Виго, активировав контур вуали, я с пробуксовкой рванул к парнишке, так что полосы от подошв туфель остались на покрытие арены.

Посчитав, что расстояния чуть меньше трёх метров будет достаточно, ушёл вправо, от ещё одной заготовки мины, которые Кроули мог расставлять не только по полу, а в любой плоскости пространства. Решив, что дистанция оптимальна, подняв на ладони левой руки свою заготовку, я ударил заряженным ударом перчатки облачения по мешку. Раздался глухой мощный хлопок удара. Мешок порвался, а маленькие шарики, величиной с горошину, что были внутри, захваченные выбросом оргона, словно шрапнель, полетели в Виго, забарабанив по нему.

Закрывшись скрещенными перед собой руками, Кроули сначала осклабился тому, что не получил никаких повреждений. Только через мгновение, посмотрев на свои руки и тело, которые были облеплены шариками неодимовых магнитов, пареньку стало не до смеха. Сейчас у него было два варианта, как поступить, вот только они оба подходили и мне.

Все прилипшие к Кроули шарики магнитов одновременно осыпались на пол, а следом рухнул и сам распутинец, со сломанной челюстью, в которую я заехал прямым ударом вязанки перчатки под контуром вуали.

— «И стоматолог тебе тоже понадобится…». — Оценив масштаб трагедии, заключил я, и не дожидаясь объявления победителя, направившись в свой угол, второй раз под гнетущую тишину.

Правда это продолжалось не долго, аплодисменты всё же прозвучали, те что могли заменить овации всего зала. В ладоши хлопал Иоан, прозванный «Угрюмым» в силу особенности своего лица. Тому причиной являлись опущенные вниз уголки толстоватых губ, и сдвинутые брови со складкой между ними.

Разумеется, что после этого, последовала буря рукоплесканий, правда не совсем в мой адрес, по вполне понятным причинам.

— Стасик… Стааасик! А расскажи мне неразумной, что это сейчас было? — Потыкала меня пальцем Зоя в бок. — Руки-базуки? Ты Виго пластику сделал одним ударом, правда хреновую… Дробь магическая какая-то?

— Это не дробь, а ниодимовые круглые магниты по 0,6 сантиметра в диаметре.

— Похер — пляшем… Как ты Кроули половину лица в месиво превратил?

— Если в двух словах, то техника «Стального тела» при активации, создаёт напряжённость магнитного поля…

— Давай проще. — Остановила меня Ушанка, протягивая пакет с соком.

— Хорошо. — Сделав глоток, я тут же поморщился, сплюнув всё выпитое. — Керосин, ска… Зоя, мля!

— А что сразу Зоя? Я у тебя в рюкзаке взяла. Скажи, как ты Виго вынес с одного удара?

— У его техники есть серьёзная уязвимость. После получения удара превышающего определённый порог, техника активируется. При активации она образует напряжённость ЭМ поля в участке поражения. Деактивация техники происходит, когда «раздражитель» покидает границы….

— Стас, если ещё проще… — Стесняясь, шаркая ножкой спросила Ушанка, поправив свой атрибут.

— Происходит удар шариком, техника активируется, защищая Виго, но при этом создаёт напряжённость поля, которая исчезнет только тогда, когда объект её создавший покинет зону действия. И тогда произойдёт отмена активной фазы техники. — Видя, что Зоя не поняла мои объяснения, я тяжело вздохнул, посматривая по сторонам.

— Ещё проще можешь? — Немного смущённо спросила Ушанка. — Я так и не поняла, по чему ты Виго одним ударом вынес.

— Раздражитель, активировавший его технику не покинул зону деактивации. «Стальное тело» работает по срабатыванию, а вот для постоянной работы не приспособлено. Я активировал его технику на максимум в её активной фазе, которая сосёт эфир круче, как ты шампус. Понимаешь?

— Ммм… А чего он технику не отменил, чтобы сбросить с себя магниты? — Пожала плечами Зоя. — Отменил и вновь использовал… Время активации! Точно! Мышкин, а ты оказывается ещё и умный!

— Помимо чего? — Хихикнув, глядя на смущённое лицо малявки, которая надула губы в показной обиде, я решил озвучит саму главную тонкость. — У Виго было всего два варианта. Продолжить бой, но остаться без эфира за десяток секунд или отменить активную фазу техники, перезапустив технику, чтобы скинуть с себя раздражитель, в виде магнитов.

— Задержка в повторном применение? Да! Ах ты ж хитрожопый Мышкин! — Зоя начала угрожающе хихикать. — Ты ему втащил, когда он скинул с себя магниты, чтобы не лишиться эфира!

— Бинго, княжна Ермолова! Вклинился в десяток секунд, когда Виго уязвим, после отмены «Стального тела». — Подтверждая соображения Зои, мой взгляд уже был направлен в угол распутинцев, где разминался Рерих.

— Николай… А почему не Штейненер? — Потеряв нить беседы, приподняла бровь Зоя. — Они же планировали «Блицкриг», молниеносную победу, все дела… А тут неизвестно, что ждать. Сомневаюсь, что он вообще в бою что-то из себя представляет.

— Специализация магов «Искоренитесь», тебе о чём-нибудь говорит? — Задал я невинный вопрос, от которого у Ермоловой задёргалась бровь. — Верно, Зой… Знала бы ты, чем его предки занимались.

— Массовое уничтожение живой силы на неподконтрольной территории противника… — Прошептала Зоя.

— Верно мыслишь, княжна. — Кивнув на сухое определение Ермоловой, последовал следующий вопрос, исключающий всякое недопонимание. — Догадываешься, кто остаётся на бывшей подконтрольной территории?

— Знаю. У меня свои мозги есть. — Немного смутившись, Ермолова добавила. — Будь осторожней, а то на шашлыки охота. У тебя есть заготовка на этот поединок?

—Не-а. Тут ничего не нужно.

Ухмыльнувшись, я направился к отметке по команде Бляхера, уже понимая, что всё закончится быстрее, чем планировалось. Рерих выдал свою технику не успев выйти. Когда после объявления начала боя из рукавов кителя Николая повалил густой эфирный дым, то все мои предположения подтвердились. Одной работы моего каона «Жажды жизни» хватило, чтобы пройти через отравляющий эфирный газ, вызывающий нарушение работы лёгких. Сильная техника, но слабое воздействие, как с дымом ладана инквизиторов, который благодаря циркуляции оргона вокруг меня, сразу отталкивается.

Пройдя сквозь синюшное облако, завалив охреневшего от происходящего Николая на лопатки, сел на него сверху и заработал кулаками, активировав вязанки перчаток. От души оттянувшись, поменяв Рериху портрет, я вновь направился в свой угол арены, где стояла с выпученными глазами Зоя, где-то раздобывшая табурет.

— Штайнер остался… С ним ещё быстрей…. — Сбив несуществующею пыль с рук, констатировал я, усевшись на табурет раздобытый Зоей. — Вода есть? Керосин в глотке до сих пор стоит….

— Есть… Мышкин, ты вообще человек? — Зоя пальцем почесала висок.

— Иногда, не всегда, не со всеми. — Пожал я плечами, поглядывая на первый ряд, где сидели ректоры, залпом выпив пол литровки воды.

— С Йозефом будь осторожней, он псих. — Полушёпотом заявила Ермолова, сощурившись глядя в угол распутинцев. — Видела лично, как он орудует призванным оружием…

— Это я тоже умею пользоваться холодным оружием и плазм… Не важно… — Потрепав по шапке Зою, я извлёк из чехла, пристёгнутого к боковине рюкзака тонфу. — Сейчас высший класс владения дубиной продемонстрирую… Я пошёл….

Взяв тонфу, крутя её на ходу за в руке, я остановился у отметки. Когда начался отсчёт, мой палец зажал спускной клапан. Короткий взмах в таком положение, и освобождённое стопорное кольцо на конце рабочей части звякнуло о покрытие.

— Мля… Шесть штук минусом… — Недовольно буркнул я стоя у отметки, на что отреагировал Йозеф, который что-то не разобрал в моих словах.

— Не нервничай, Мышкин. Всё быстро закончится.

— Гляди на свидание с девушкой такого не говори. — Ухмыльнулся я, активируя контур, за пару за секунду до команды Авдея.

Описания техник Йозефа немного были ошибочными. Та штука, что появилась у него в руках, была отдалённо похожа на меч, но из-за отсутствия гарды, выглядела как заострённая штакетина.

Не мудрствуя, развернув рабочую часть в сторону немца, нацелившись, я нажал одновременно две кнопки на боковой рукояти тонфы, для выброса лезвия. Жало спрятанное внутри, выталкиваемое давлением в 80 атмосфер, должно было выдвинуться, упёршись в стопорное кольцо… которого не было. Сорока сантиметровое крестообразное лезвие, спрятанное внутри рабочей части, врезалось в грудь Штенера, который только успел встать в атакующую стойку. Сотканный из магии резак, бывший в его руке, не успев упасть на пол, взмыл вверх под действием оргона, управляемого каоном «Манипулятора». Описав петлю, оружие сотворённое Йозефом исчезло, после того, как оказалось в его спине.

— «Как же всё медленно» — Шепнул я, за мгновение сократив дистанцию, нанося размашистый удар в лицо Штейнера, который ещё не успел упасть от полученных ранений.

Тряхнув рукой, будто отбил костяшки, массируя саднившее плечо, развернувшись, я направился в свой угол, но в этот раз под аплодисменты зала.

— Как тебе моя техника работы тонфой? — Спросил я, прибывающую в оцепенение Зою, которая стояла статуей, приоткрыв рот.

— Мощно… — Прошептала девчушка, показав большой палец правой руки, но при этом глядя в торону бригады медиков, что уже уносили Йозефа. — Мышкин, ты страшный, до ус….

Писк микрофона заставил Зою замолчать, привлекая не только её внимание, но и всего зала.

— Воин — не звание, а состояние души…. — В микрофоне взятом у Авдея, зазвучал с лёгким акцентом голос Мэйли. — Станислав из рода Мышкиных, я и моё копьё вызываем тебя на поединок. Душа копья Гань Юй сказала, что хочет с тобой сразиться.

— Ну, ок… — Пожал я плечами, положив рюкзак обратно в угол, собираясь направиться к девчонке, но Зоя схватила меня за руку.

— Стас, не ведись, ты можешь отказаться. Ты уже победил… Не сражайся с ней. — Серьёзно сказала Ермолова, опасливо глядя в сторону китаянки, стоящей рядом с Авдеем.

— Переживаешь за меня? — Положив свою руку поверх ручонки Зои, я аккуратно её отвёл.

— Что если так? — С вызовом спросила малявка, после чего добавила. — Это сражение не идёт в зачёт. Ты и так победил….

— Знаю, но сражаться с ней я не собираюсь. — Мой ответ удивил Зою. — Покажу, что она заблуждается, не более… и тебе помогу. Будет проще, если на одного противника станет меньше. Насти нет, Ольга и Мати — не бойцы. Остаёшься ты. Запретить участвовать тебе я не могу, но хотя бы выведу из игры сильного противника, а лучше, чтобы ты отказалась. В больницу к тебе не хочу ходить. Меня подобные места угнетают….

Под аплодисменты зрителей, прибывавших в ожидание всё это время, я направился в центр арены, где стояла Мэйли, ожидая моего ответа.

— Ты принимаешь выз… — Запнулась девушка, когда вместо того, чтобы дать ответ, использовав контур, я одним рывком оказался перед нею, сжав рукой её оружие.

Борьба оказалась короткой. Дёрнув на себя оружие китаянки, я подался вперёд, ударив плечом, одновременно делая подсечку левой ногой.

Мэйли хотела встать, но находящееся в тряпичном чехле остриё именного оружия, упёрлось ей в горло.

— Ты думаешь, что ты слышишь оружие? — Видя желание оказать сопротивление, я сильнее надавил на горло лезвием девушке. — Отвечай….

— Душа воина едина с душой оружия. Я и моё копьё….

Реликвия культа вспыхнула зелёным пламенем в моей руке, проявляя вязь плетения родных мне символов, а глаза Мэйли на столько широко открылись, что стало сложно заметить азиатские корни.

— Копьё значит? Ну да… Ну да…

Проведя рукой по полумесяцу сотканному из оргона, выросшему из боковой режущей кромки лезвия, я довольно осклабился.

— Только твой «Гань Юй» или как там его нихрена не копьё, а боевая коса!

Добавив ещё оргона и каона «Форсунки», моя ухмылка стала ещё шире от появившегося сбоку отростка под постановку ступни.

— «Атминтис! Как же забавны твои шутки! Не перестаю удивляться этому миру!»

Опустив пятку косы на пол, я прыгнул на «подтапник», как его на своём жаргоне называли жнецы, поддав ещё оргона в реликвию. Сорвавшись с места, нарезая зигзаги по арене, сделав несколько кругов, спрыгнув с косы, я прекратил ток оргона, с размаха воткнув остриё «копья» перед сидящей на полу Мэйли, прибывавшей в оцепенение.

— Я хочу, чтобы ты признала своё поражение и отказалась от дальнейшего участия.

— Признаю… — Коротко сказала девушка не поднимая головы, едва заметно кивнув. — Спасибо за урок.

Одним движением вырвав лезвия из пола, описав дугу, перехватывая древко перед рабочей частью, Мэйли хотела воткнуть остриё Гань Юй себе в горло, но древко совершило ещё один оборот, подстёгиваемое каоном «Манипулятор», оказавшись у меня в руке.

— Тупица… — Конец древка хлопнул по макушке наследнице культа Игуаньдао.

— Ай! — Схватилась за голову девушка, ожидая следующего удара, но его не последовало.

— Заслужила, бестолочь. — Бросив реликвию перед Мэйли, я поморщился, бурча себе под нос. — Удумала овца… Тоже мне, мученица нашлась… Горем убитая, х@ем придавленная. Не реви… У меня психика слабая. Бери свою зубочистку и тренируйся упорней, тогда сразимся….

— Хорошо. — Коротко сказала девушка не поднимая головы, слегка поклонившись.

— И не горбись, плечи ровнее держи, так грудь лучше видно….

Поняв, что шутку мою не оценили, я лишь махнул рукой, направляясь в свой угол, сетуя на то, что мне везёт на «интересных» девушек. Ну хоть не скучно….

Вопреки опасениям, мои покатушки на косе не вызвали ни к кого вопросов, кроме Зои, которая лишь поинтересовалась, могу ли я её покатать на этой штуке, если она сопрёт копьё у Мэйли.

Не удивительно, что всем было до далёкой звезды на мои незаурядные способности после появления императора. Мне кажется, если вызвать сейчас демона, то никто не обратит на это внимания. Настоящий император гораздо круче, чем какой-то рогатый чёрт….

Воспользовавшись объявленной пятиминуткой я собрал для тяжёлого разговора женский состав, поглядывая в угол арены, где в чёрном боди на всё тело стояла Дора поигрывающая эфирной змейкой магии, вьющейся вокруг её руки.

— Мышкин, если ты собираешься разводить нас на тройничок, то я не учавствую. — Заявила малявка хихикнув, взглянув на Ольгу и Мати. — И вы девочки не соглашайтесь, даже если сильно упрашивать будет.

— Идея хорошая, но речь сейчас не об этом. — Я тяжело выдохнул. — Мы замечательно сегодня выступили, но пора заканчивать. В том углу стоит самая сильная из магичек распутинцев. Как не прискорбно это говорить, но шансов ни у кого из вас против Доротеи из рода Аркас нет. Вместо того, чтобы получать травмы, предлагаю подойти к Авдею и отказаться от поединка. У нас уже и так ничья за боевую часть получается. Вам нет смысла выходить на заведомо проигрышный бой и калечить себя. Это всё, что я хотел сказать. Решайте….

— Мышкин прав, — Подала голос Лили, стоявшая неподалёку и слышавшая наш разговор. — Я видела на практическом занятие способности Доротеи. Эта девушка может сражаться на равных с учащимися третьих курсов. Даже мне пришлось бы постараться, чтобы одолеть Дору.

Через пару минут, когда окончился перерыв, я наблюдал, как проводили аплодисментами отказавшуюся от поединка Ольгу, и как выходит к отметке Матильда, чтобы сделать тоже самое.

— Ты про обещанные шашлыки не забыл? — Поинтересовалась Ушанка, разминая свои кулачки.

— Не забыл, но кажется ты меня не услышала. Всё же собираешься участвовать? — Ермолова ничего не ответила, лишь подняла свою наглую довольную моську, уставившись на меня. — Зоя, если Дора тебя прибьёт, то шашлык ты есть не сможешь, учти….

— Волнуешься за меня? — Спросила девчушка, а её взгляд стал зрелым и осмысленным.

— Конечно волнуюсь. — Не стал скрывать я очевидного факта. — Ещё в больницу не хочу к тебе ходить.

— Не переживай, Стас. Тебе не придётся этого делать.

Услышав, что её вызывают на арену, Зоя подмигнула мне, и одарив смешливым взглядом, приговаривая «Уру-ру-ру-ру» понеслась своим фирменным бегом к отметке.

У меня упал камень с души, когда девчушка подошла в Авдею, начав ему что-то объяснять.

— «Отлично… Всё же отказалась…».

Неладное я заподозрил, когда следующими словами растерянного Авдея, стало не то, что княжна Ермолова отказывается от поединка, а приглашение на арену к Доре ещё и Елены!

Следующие слова Бляхера, будто дубиной ударили меня по голове, вогнав в ступор. Находясь в сомнамбуле на негнущихся ногах я направился к углу нашей команды, навстречу Зое.

— Скажи, что это какая-то глупая шутка… — С трудом удалось мне выдавить из себя, когда Ермолова подошла к углу арены. — Сразу с двумя?

— Ну да. — Пожала плечами Зоя, как не в чём ни бывало, снимая китель. — Мэйли и Сонина не участвуют. Чего прапора за шары тянуть? От наших с тобой разговоров аппетит разыгрался, вот и решила по быстренькому разобраться с распутинскими выдрами… Подержи мою шапку, а то потом хрен найдёшь….

— Зоя ты… — Я запнулся, потупив взгляд, наблюдая, как Ермолова начала начала разуваться, усевшись на оставшийся в углу после моего боя табурет. — Эмм… Зачем это?

Ермолова лишь усмехнулась на мой вопрос, не скрывая того факта, что её сейчас забавлял мой растерянный и скорее всего глупый вид. Справившись с носками, Зоя встала, и выправив блузу из под пояса юбки, принялась расстёгивать её низ.

— Будет стыдно, если не выдержит… — Сосредоточенно выдала Ермолова, завязывая края ниже груди, оголяя живот, после чего подёргала за пояс юбку. — Хорошо, что тут резинки… Ой, чуть не забыла. — Девчушка сделала шаг ко мне, повернувшись спиной. — Раз стоишь, то помогай.

— Эммм…

— Чего мычишь? Лифак расстегни… Вот хотела же не одевать.

За отсутствием понимания происходящего, давать какие-то комментарии было излишне, по этому я сделал то, что от меня просили.

— Чудненько. — Констатировала малявка, закончив растягивать пуговицы на рукавах блузы, ухмыляясь глядя на меня. — Губёшки не раскатывай, стриптиза не будет…Хих-х… Никуда не уходи, я не долго.

От последней фразы я немного дрогнул, ведь сказана она была тем голосом, что довелось мне слышать в машине, когда Зоя меня поцеловала. Повернувшись спиной, Ермолова, вокруг которой начал от магии трещать воздух, не торопясь, шлёпая босыми ногами по покрытию арены, отошла от угла метров на пять.

Повернувшись ко мне лицом, держа ладони на животе, постепенно окутываясь фиолетовым огнём магии, который усиливался с каждой секундой, Зоя начала медленно разводить руки в сторону. В том месте где были её ладони, закрутилась магическая воронка, увеличивающаяся в размерах. Захваченную ураганом магии Ермолову приподняло от пола почти на метр. Я отпрянул назад, перед тем как из воронки на животе девчушки, центр которой засветился оранжевым огнём, разом вырвалось около полусотни фиолетовых жгутов, толщиной в человеческую руку, которыми начало обматывать Зою.

Зрелище было не для слабонервных. То, что сейчас было предо мной, напоминало по виду змеиный клубок, в центре которого сейчас была Ермолова. Я хотел уже броситься, чтобы вырвать девчонке из образовавшегося кокона, но его центр резко полыхнул ярко оранжевым огнём. От вспышки света, мне пришлось зажмуриться.

Через секунду открыв глаза, я к своему удивлению обнаружил вместо жуткого на вид клубка нечто другое. На том же месте, вместо него, в воздухе висела овальная сфера матового фиолетового цвета, в центре которой пульсировало оранжевое пламя. Через секунду, по её поверхности пошла паутина трещин, из которых начал пробиваться яркий тёплый свет.

— Нарушение первого закона. Отмена трансформации. — Прозвучал девичий голос с забавным дефектом речи, перед тем, как по глазам ударила ещё одна яркая вспышка.

Обломки скорлупы кокона, разбросанные по всей арене истаивали фиолетовой дымкой, а мне на встречу, ухмыляясь, шла высокая девушка, с пышными, длинными волосами, висевшими аж ниже талии. Это несомненно была Зоя, судя по нагловатому взгляду, приподнятому носу и ехидной ухмылке. Только сейчас она была не малявкой, которая дышит мне в пупок, а вполне сформировавшаяся девушкой — сексуальной девушкой, судя по тому, что от одного взгляда на неё я почувствовался тепло внизу живота. Один взгляд на эту красотку с неприлично сексуальным телом, высокой грудью, поддерживаемой завязанной в узел выше плоского живота блузой и ставшей короткой юбке, вызывал самые непристойные фантазии, на который был способен мой мозг.

— Хих… Судя по лицу, ты немного удивлён. — Промурлыкала Ермолова, пальцем приподняв мой подбородок. — Рот прикрой, а то слюни потекут.

Взяв у меня из рук шапку, Зоя стряхнула с неё несуществующую пыль, возвращая свой атрибут на его законное место.

— Эмм… То есть ты всегда могла трансформироваться из малявки в обалденную цацу? — Задал я самый главный, волнующий меня вопрос. — И это… Долго ты в таком виде можешь находиться?

— Ну ты и балбес, Мышкин. — Скорбно покачала головой Ермолова, покрутив пальцем у виска. — «Обалденная цаца», как ты выразился, это моя нормальная внешность. Да Стас… Именно так я и выгляжу. Блин… Ай… — Скривившись, Зоя посмотрела по сторонам. — Пойду тех двух выдр быстренько вынесу, а то мне труселями сейчас вареник разрежет.

— У-угу. — Буркнул я, отупевшим взглядом глядя в след направившейся к отметке Ермоловой. — Чтобы меня скверхи дрючили…. А@уеть.…

Поединок не продлился больше десяти секунд. Только прозвучала команда Авдея к началу, не сходя с места, Ермолова лишь подняла руку. Громыхнув, воздух разрезали два вытянутых фиолетовых гудящих росчерка. После раздавшегося сдвоенного взрыва магических снарядов, никто из девушек распутинской академии не поднялся, а бой был тут же прекращён.

— Готово… — Констатировала Ермолова, потирая руки, подходя к углу арены, когда магическая защита периметра спала. — Я их уделала, а с тебя обещанный шашлык, если меня труселями не разрежет. Что ты на меня так смотришь, как баран на новые ворота….

— Ты всегда была такой сильной? — Потупив взгляд спросил я у девушки, которая по хозяйски засунула носки внутрь сапожек, захватив их с собой, перекинув через плечо форменный китель лицея, маленького размера.

— И да, и нет… Позже объясню всю технологию, как ёжики любятся… — Усмехнулась Зоя, толкнув меня локтем. — Заканчивай уже ходить с таким глупым лицом, а то я передумаю.

— По поводу чего? — Мне не сразу пришло на ум о чём говорит Ермолова, ведь сейчас в моей голове был полнейший винегрет. — Шашлыков?

— Вот про это, я точно не передумаю, — Зоя хихикнула, а на её щеках появился розовый румянец. — Я о моём предложение… Тогда у тебя в комнате. Оно ещё в силе….

— Буду иметь ввиду. — Подмигнул я Ермоловой, поняв о чём идёт речь.

Несколько минут ректоры учебных заведений, за исключением Морозова и Распутина совещались, а затем вышедший на арену Бляхер объявил победителя. После выступления Зои, не стало сюрпризом, что им стал Романовский магический лицей.

Сюрприз последовал потом, когда поблагодарив зрителей, мы с Ермоловой собирались поскорее покинуть зал, и перейти к исполнению «шашлычных» планов.

— Зоя, Станислав… — Обратился к нам подошедший Морозов, который явно нервничал. — С вами хотят поговорить. Следуйте за мной.

— «Нет…нет! Нет! Ну, не надо, ска!» — Забегали в моей голове нехорошие мысли, когда стало понятно, куда нас ведут.

— Княжич Станислав из рода Мышкиных, поздравляю с блестящим выступлением.

— Благодарю, император. — Пожав протянутую мне руку, я учтиво поклонился монарху.

— Княжна Ермолова, вы были великолепны. — Иоан погладил девушку по плечу, кивнув на шапку. — Вижу, вы с ней не расстаётесь. Очень лестно. — Обведя нашу парочку взглядом, император продолжил. — Приятно осознавать, что под чутким руководством ректоров учебных заведений, Российская Империя взращивает таких талантливых магов. Я же лично считаю, что любой талант заслуживает поощрения. Княжич Мышкин, чего бы ты хотел? В пределах разумного, разумеется….

— Император, не знаю, в курсе ли вы, — начал я, через несколько секунд раздумий, подбирая слова. — Но мой род стеснён в своих правах….

— Можешь не продолжать, Станислав. Я думал об этом, когда подписывал присвоение тебе степени. Не только у рода Мышкиных такая проблема, но с этим сделать ничего не получится. Дело в законодательстве Российской империи. Действующий император не может менять указы своих предшественников, тем более, что титуловал ваш род не я, а мой прадед.

— Император, прошу простить мою наглость, — я ещё раз поклонился, чувствуя, что начинаю заходить за пределы дозволенного. — Есть один способ, как можно… «обойти» правила.

— Вот как? Охотно выслушаю. — Удивил меня своей реакцией Иоан.

На объяснения, мне понадобилась пара минут. Терпеливо выслушав, император, лицо которого стало ещё более угрюмым, чем было ранее, достал из внутреннего кармана смартфон.

— Горецкий, перед тем, как будешь готовиться к внеочередной аттестации, для установления твоей профессиональной пригодности как юриста, составь два указа. — Предисловие разговора уже начало нравиться. — Первый о лишении опального рода Мышкиных княжеского титула, и второй — о присвоении им княжеского титула со всеми привилегиями…. лично мной. Выполнять. — Завершив звонок, уголки губ Иоана выпрямились, а его лицо приняло нейтральное выражение. — Я уладил недоразумение. В ближайшее время мой курьер доставит документы о присвоение княжеского титула роду Мышкиных.

— Благодарю вас, император. — С трудом сдерживая ликование, я ещё раз поклонился.

— А ты чего бы хотела, княжна Ермолова? — Обратился монарх к Зое, добавляя. — Деду твоему звание генералиссимуса не дам, сразу предупреждаю. Нет такого звания в табеле о рангах Российской империи.

— Да знаю. Мне уже в прошлый раз всё популярно объяснили. Я не глупая, с первого раза всё понимаю. — Ответила Ермолова, а я в очередной раз понял, что слово «субординация» отсутствует в лексиконе девушки. — Можно на Новый год отменить все командировки родителям, хочу с ними отпраздновать?

— Хорошо. Исполню. — Пару секунд подумав, кивнул Иоан.

— И это… Сфотографироваться с вами можно?

— Зоя, ты каждый раз со мной при встрече фотографируешься. Сколько можно?

— У вас, император, очень красивый мундир.

— Ладно…

Фагрис. Причальная платформа планеты-тюрьмы «Астрогас»

— Живее, мусор. — Законник в боевом скафандре ударил кулаком в спину чумазого доходягу, еле волочившего ноги.

— Офицер, Гален! Офицер… — Несколько раз окликнул рядовой в таком же скафандре, законника, тыча пальцем в транспортный лист. — Тут что-то не сходится.

— Сделай, чтобы сошлось. — Недовольно рявкнул Гален Баррет, отвечающий за приёмку новых осуждённых.

— Убить двоих, сэр? — Поинтересовался рядовой на полном серьёзе у старшего.

— Не понял… Вынь член изо рта и объясни в чём дело!

— В транспортном листе указано, что в скотовозе Р-7 должно быть тридцать человек, но здесь их тридцать два. Два человека лишние….

— И что? Считай, что им не повезло. — Закончив подсчёт в своём транспортном боксе, офицер скомандовал через громкоговоритель скафандра. — На выход, отбросы! Не разбегаться! Хотя… Можете разбегаться… Бежать всё равно некуда! Построились у жёлтой лини! Вводный инструктаж проводить два раза не буду… Эй! Вы двое!

— Чего тебе, служивый? — Спросил длинноволосый зеленоглазый парень лет двадцати семи, рядом с которым был худощавый пацанёнок.

— Правила не желаешь послушать? — Елейным голосом спросил офицер Глен.

— Да, не, благодарю, любезный. Я уже в курсе… Бывал здесь.

— Твои проблемы. Иди нанимателя ищи тогда. — Махнул рукой законник, потеряв интерес к парочке, после чего обратился к выходящей из транспортировочных боксов корабля веренице заключённых. — Вот все бы так! Каждый раз одно и тоже трепать языком приходится….

— Ну и дыра… — Сказал сквозь фильтровую маску худощавый паренёк. — Зачем тебе вообще понадобилось сюда, Стас? Люди отсюда наоборот убраться хотят, но не могут….

— Вот за этим… — Указал Мышкин на самый верхний ярус нодов, где был расположен высокий шпиль, вершину которого украшал крейсер.

— Тебе нужна «Катастрофа»?! — Удивился парнишка, почесав затылок. — Угнать посудину капитана Айзека Гераса из которой сделали памятник… Это безумие, Стас. Её сюда на буксировочной платформе доставляли… Она кусок железа без своего капитана.

— Откуда знаешь, Нокс?

— Да разговор портовых забулдыг слышал. — Махнул рукой парнишка. — Ладно, с чего начнём?

— Для начала освободим моих друзей и учителя….

Конец третьей книги


Nota bene

Опубликовано Telegram-каналом «Цокольный этаж», на котором есть книги. Ищущий да обрящет!


Понравилась книга?


Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://author.today/work/152635

Примечания

1

песня группы «Х… забей — кто кого, а я тебя»

(обратно)

2

Используемые материалы для песен Зои:

Infornal FuckЪ — Джи Джи Арнульф

Infornal FuckЪ — Слабоумие и отвага

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Nota bene
  • *** Примечания ***