КулЛиб электронная библиотека 

Пусть мечты сбываются!!! [Натали Дан ] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Глава 1

— Маша, мне сегодня звонил Илья! — Лия говорила чуть ли не всхлипывая в трубку. — Предлагал встретиться, но я отказалась. А сейчас думаю, может быть зря? Ведь я так скучаю по нему, хоть и понимаю, что ничего хорошего из этого не выйдет.

— Лия, во-первых успокойся. Ты же понимаешь, что это всё на раз, и опять будешь его ждать месяц или более. Встречи без каких-либо обязательств не дадут тебе ни радости, ни покоя. А уж после того, как он с тобой чуть ли не советовался, кого ему выбрать в жёны, я вообще не понимаю, как ты его можешь терпеть.

Конечно, я утрировала: он не советовался, а ставил перед фактом. Илья сказал ей, что ему надо выгодно жениться. Что женщина ему нужна с жилплощадью, ведь он живёт в общежитии, чтобы могла ему родить, ведь родители так на него надеются. А Лия ему для любви нужна. Вот такое признание в любви было!

После их размолвки Лия много переживала, но, к сожалению наверное, не могла осуждать его. Он младше её, жила она в съёмной квартире, зарабатывала немного. Помогала своей сестре с племянниками и вообще не думала рожать, понимая, что для этого надо иметь хороший достаток и время, и, конечно, свою жилплощадь. К воспитанию и обучению детей Лия подходила с большой ответственностью, это было видно по отношению её с племянниками. К тому же поздновато, возраст за сорок. Очень хотелось друга рядом, поддержку, общение.

Загнав себя, пытаясь всем угодить: сестре, её мужу, племянникам, не оставалось ни времени, ни сил на себя. А Илья такой милый, красивый не требовал многого, и хоть мало давал, но она вполне могла с этим смириться, если бы… Ей очень хотелось, чтобы они жили вместе, чтобы видеть его хотя бы по вечерам, заботиться о нём, готовить, стирать, убирать и что угодно, лишь бы почувствовать семью, быть необходимой кому-то по настоящему.

Я понимала, что ей нужно и понимала, что от Ильи она ничего не получит, кроме разочарования и разового секса раз в месяц или реже, так как все праздники, отпуска он проводил со своими родителями, и, возможно, не только с ними. Такие тяжёлые отношения, и она никак из них не выберется. Как бы мне хотелось ей помочь.

Опыт моей семейной жизни был небольшой и в основном негативный. Рано вышла замуж, родила двух сыновей, муж был грубый и пил, погиб рано. Мне пришлось растить детей, помогали мои родители и его. Зависимое положение более 20 лет не воодушевляло на новые подобные отношения, да и мужчины более разочаровывали, чем радовали. Я и Лие часто говорила, лучше никого, чем кто-нибудь. Мужчина обязательно должен показать свою заботу, самоотверженность, заинтересованность… Но Лия была романтиком. Она сама хотела выбирать, привлекать и заинтересовывать. Когда-то в молодости, вероятно, это у неё получалось неплохо. Сначала она влюбилась в учителя. Он был намного старше её. Он долго романтично ухаживал за ней. Они прожили около десяти лет без оформления отношений, но они, как два художника, разошлись во мнениях на разные течения в искусстве, и Лия ушла от него. Потом был короткий роман с боссом, где она была помощником и консультантом, вела всю документацию.

Лия была красавица, одевалась модно, с шиком. Ей дарили букеты охапками. Но всё-таки не сложилось. Ей сорок два года, мне на шесть лет больше. Она умела за собой ухаживать, а я несколько лет занималась очищением организма, тренировками для оздоровления, и тоже выглядела моложе своих лет. У меня уже большой опыт семейных отношений, пройдены и романтика и суровые будни. Она же испытала пока только романтику. Лия поделилась своей мечтой — просто выйти замуж, чтобы хотя бы раз был штамп в паспорте. Для меня это было уже слишком дико. Но эта моя любимая подруга — пусть её мечты сбудутся!

— Да, я всё понимаю! Прости пожалуйста, что я опять со своими проблемами. Всё пройдёт! Всё утрясётся! — уже как-будто меня стала уговаривать Лия. Я понимаю, что это она себя уже хочет остановить. Но мне совершенно не нравится её унылое настроение, да и самобичевание, на которое она потом перейдёт. Хочется отвлечь её на другие мысли, и я говорю первое, что приходит мне в голову:

— Давай съездим отдохнуть вместе!

— Куда?

— Мы можем попутешествовать, какие-нибудь экскурсии. Я тоже скучаю и с удовольствием пообщаюсь с тобой несколько дней.

— Смотря куда, конечно. На море я не поеду, там пристают.

— А на реке? На теплоходе, например? Несколько дней на природе, у воды. Я читала, что вода снимает отрицательную энергетику.

— Не знаю. — Лия немного зависла. Правильно, надо дать ей подумать, прочувствовать. наконец. Да и у меня это было спонтанное решение. Стоит обмозговать, поискать, возможно, другие варианты.

— Давай ты подумай, а я посмотрю в интернете что и почём. Через пару часов созвонимся. Хорошо?

— Ну давай. — особого воодушевления я не слышу, но уже от безнадёги мы ушли.

Глава 2

Пары часов нам, конечно же, не хватило, но за три дня мы подобрали подходящий вариант. А через неделю заходили на палубу комфортабельного теплохода. Каюта была хоть и немного тесной, но мы удобно разместились, я даже смогла организовать что-то вроде кухни, конечно, без плиты, но соковыжималка поместилась.

— Ты меня всё же вывела в свет, — присев на диванчик, заулыбалась Лия. Я села рядом и обняла её.

У нас с ней были отношения тёплые, почти сестринские. Она любила поговорить, я послушать. Мы всегда хотели поддержать друг друга в словах или делах, и никогда не злоупотребляли добротой. Последнее время не часто разговаривали по телефону, ещё реже встречались, но друг друга хорошо понимали. Вероятно, потому, что потребности были похожие. Обе были довольно ранимы в отношениях, и потому навязывание или давление — это не для нас.

— А ты меня! Я одна не поехала бы никуда, — немного отстранившись сказала я. — И теперь нам надо набраться впечатлений, лучше хороших, конечно. Так что сидеть и скучать мы не будем. И сейчас же пойдём и всё осмотрим. Я видела, что здесь есть открытый бассейн, бар, и что-то ещё.

— Да! И давай съедим что-нибудь сладкое. Хоть не полезно для фигуры, но полезно для настроения.

И мы пошли изучать соседние помещения. Мы прогулялись по палубе, посидели возле бассейна, изучили всю программу мероприятий, время и место стоянок. Решили, что на каждой остановке будем выходить в город на экскурсию, обсудили по каким достопримечательностям. Далее мы посетили бар, или правильнее сказать, сценическую площадку. Там было уютно и прохладно, работал кондиционер. Бар был на входе, дальше зал для танцев, по краям которого располагались столики, ну, и в самой глубине сцена. Ближе к ночи будет живая музыка, вероятно, не протолкнуться, да и компания выпивших мужчин и женщин не очень вдохновляла нас на прибывание в это время здесь. А пока мы расположились у столика, стараясь не бросаться в глаза вновь прибывающим. На столе у нас был сок, фрукты, мороженое и пироженые. Мы поглядывали по сторонам. Чуть наклонившись к уху Лии, я начала свой "сеанс психотерапии".

— Лия, тебе нравится кто-нибудь здесь?

— Не знаю, Маш, я как-то не хочу о мужчинах думать. Мне напоминают они об Илье, я начинаю опять скучать по нему.

— Ну, что у тебя было хорошего с ним? Насколько я помню, ты редко была радостной, встречаясь с ним. Всё больше слёзы и страдания, когда мне звонила.

— Но до этого всё-таки кое-что было.

Я на пару минут погрузилась в воспоминания, как начинался их роман. Лия восхищалась им, взгляды их искрили. Она могла говорить о нём бесконечно, какой он милый, очаровательный. А я не могла его всерьёз воспринимать: слишком спокойный, молчаливый, как-будто чего-то боится. Нет, это не могло быть настоящим чувством, мне казалось, что он достоин только жалости.

— Давай приглядись и скажи, какой мужчина тебе мог бы понравиться. Если и мне он понравится, то мы его попробуем взглядом привлечь за наш столик.

Лия мне кокетливо улыбнулась и глазами прошлась по собравшимся. Я тоже решила осмотреться. Лие всегда нравились мужчины помладше, мне — постарше. Вероятно, нам понравятся разные мужчины. Лия наклонилась ко мне, и мы тихонько стали обсуждать то одного, то другого мужчину, но взгляд всё чаще останавливался на одной накаченной фигуре мужчины, что сидел у барной стойки. Он, как казалось, задумался о чём-то и больше смотрел вперёд, иногда чуть поворачиваясь в сторону рядом сидящей молодой парочки. Парень с девушкой рядом с ним переговаривались, приблизившись друг к другу так же близко, как и мы с Лией.

Мыслительная деятельность, накаченные мышцы, некоторая неторопливость движений привлекли моё внимание. Я обратила внимание Лии на него, и мы стали вместе его разглядывать. Белоснежная майка, бежевые бриджи, стрижка совсем короткая, мы ждали когда он повернётся к нам лицом. Меня заинтересовал его возраст. Волосы были светло-русые, у таких седину и не увидишь. Я могла себе его представить и поднимающим штангу, и борцом на ринге, моя богатая фантазия начала активную деятельность. Вероятно, и Лия тоже не отставала от меня.

— ОН, наверное, тяжелоатлет, — сказала мне тихо Лия почти в ухо.

— Или борец, — добавила я.

— Да, вероятнее всего. ОН плавно двигается: шея, корпус…

— Тебя ОН привлекает? — спросила я и внимательно посмотрела Лие в глаза. Мне хотелось увидеть её настроение, слов было бы мне сейчас недостаточно. То, что я увидела, меня несказанно порадовало. Искра авантюризма, кокетства, радости — она забавлялась тем, что мы сейчас разглядываем и выбираем кто лучше. "Что ж, значит выбираемся из зависимости? Надо продолжить"

Если ОН борец, то, вероятно, почувствует наш взгляд. У хороших борцов должна быть хорошо развита интуиция и чувствительность. Я уже специально направила на него взгляд с мыслю: "Ты очень хочешь с нами познакомиться!" И представила, как он подходит к нашему столу и предлагает провести с нами этот вечер.

Мне вначале показалось, что он немного напрягся, потом голова стала неторопливо поворачиваться в нашу сторону. Пойманный мной взгляд всё-таки стал для меня неожиданностью. В груди пронеслось волнение, и я немного покраснела. На несколько секунд опустила взгляд, потом вернула. Его взгляд стал мягче, отвернувшись на некоторое время, он опять посмотрел. Мы с Лией то переговаривались, то смотрели в его сторону. Дух авантюризма проснулся и у меня, мне захотелось кое-что попробовать, кое-что из того, о чём я подумывала раньше.

— Лия, как ты думаешь, если бы мы переспали с ним вдвоём…? — Она сначала округлила на меня глаза от удивления, а потом негромко фыркнула.

Глава 3

— Как ты это представляешь себе? По очереди? — Лие трудно было сдержать удивление.

— Думаю в одной комнате втроём, а там видно будет, как получится.

— Я немного читала о таком, но не думала, что такое случится в моей жизни.

— Ты представь, мы будем вдвоём, а он будет один — это ведь для нас спокойнее, чем наедине. Я больше люблю ласку, ты — секс, мы вполне могли бы дополнить друг друга. — Мне очень хотелось уговорить Лию. Вряд ли с кем-либо ещё я смогу провернуть такое. А попробовать бы хотелось.

— А ты что, не собираешься с ним сексом заниматься?

— У меня есть Лёша. И хоть мы живём почти как отец с дочкой, он всё-таки так не думает, и стоит оставить самое важное место за ним. А ласки и внимания мужского мне мало от него достаётся. Если для него уже это не очень интересно, то мне не седьмой десяток, а всего пятый.

Мы с Алексеем съехались восемь лет назад. Он старше меня на пятнадцать лет. Мне он напоминал моего покойного отца своей заботой. Я относилась к нему, как к родному, но страсти между нами не было. Я как бы смирилась с этим, но иногда мне хотелось большего, чем дружеские отношения. К тому же, я любила приласкаться, понежиться, но мои ласки принимались как само собой разумеющееся, и ответных я не получала. Мне хотелось поддержать Лию в её потребностях, почему бы не пожелать подобного себе?

— Не знаю. — Лия вроде как не против, — Мужчина согласится ли на такое?

Мы и не заметили за разговором, как у нашего столика кто-то остановился. Надеюсь, нас не подслушали? Нами облюбованный мужчина стоял на расстоянии вытянутой руки от нас и заглядывал поочерёдно нам в глаза. Наконец, он спросил:

— Мы знакомы?

— Думаю, пока нет. — Решила я ответить первой.

— Можно с вами познакомиться?

— Будем очень рады. Маша. — Я протянула руку для приветствия. Он взял в свою лишь мои пальчики.

— Михаил. — Он слегка поклонился. Лиля протянула свою ладошку.

— Лия. — То же самое досталось и ей.

— Увидел таких милых девушек и захотелось разделить их компанию. Вы позволите?

— Мы рады. — Далее мы неспешно продолжили разговор.

Михаил оказался приятным собеседником. Его тёплый взгляд располагал к дружеской беседе. Меня не отпускали чувства, что мы очень давно знакомы, с ним было легко и спокойно. Я заметила, что Лия расслабилась. Она как-будто отдыхала в его обществе. Разговор шёл неторопливо, с ним было легко и помолчать. Михаил иногда зависал взглядом, смотрящим как-будто в душу или сквозь меня. Мне знаком такой взгляд. Сама таким пользовалась, когда хотела почувствовать человека, понять его дальнейшие действия.

Он к нам внимателен? Мы ему не безразличны? Значит понравились? Выбрал ли он кого-то из нас? По-моему он ни одну из нас не выделял, с каждой был внимателен, улыбался чуть губами, глаза были добрые. Да, мне он точно понравился и Лие, по всей видимости, тоже. Если в нём разгорится страсть, он нам бы очень подошёл для небольшого романа. Ему пятидесяти лет точно нет, есть ли сорок, даже под вопросом. На долгие отношения я его не могла рассматривать. Для меня он слишком молод, я не льщу себя надеждой на вечную молодость. У него фигура и лицо очень приятные, особенно фигура. К тому же при деле, вероятно, при средствах. На такого девушки вешаются, выбор огромен. Это здесь пока, вероятно, выбор невелик.

Для Лии? Я бы уступила, если бы почувствовала заинтересованность и флирт с их стороны друг к другу. Я её знаю. И сияние её глаз и вдохновение, этого точно не появилось. Но она только из депрессии выходит. Думаю, её нужно закрутить в отношения, и лучше в интимные, чтобы отношения с её бывшим Ильёй поблёкли в сравнении. Но лучше, если они не будут слишком глубокими, чтобы не ранить снова, а только воодушевить. Ну, что ж, будем разогревать…

Мы наверное около часа посидели в баре. Нас он угостил ещё соком и конфетами. Заметила, что и сам он пил сок вместе с нами. Потом вышли на палубу, опять прошли к бассейну. Там ещё купалось несколько человек, хоть день клонился к вечеру и становилось прохладно. Ещё через час мы с Лией решили отдохнуть в каюте. Мы поблагодарили Мишу за приятную компанию и договорились, что если не уснём, то придём на вечерний концерт. Настроение было прекрасное. Поняла, что отдых удался, что бы там ни было потом.

Глава 4

Михаил проводил взглядом девушек, и, наконец, отпустил на волю чувства. Глубоко вздохнул, провёл рукой по голове, взъерошил свой короткий ёршик. Мысли возвратили его на восемь лет назад. "Маша не узнала меня. — думал он с некоторой досадой. — Не мудрено, конечно, уже прошло лет восемь, как мы встретились, а потом быстро расстались. Всего два дня общения, но их я запомнил надолго. Познакомились, когда она переезжала к своему хмырю".

У Михаила в то время была организована бригада грузчиков. Они организовались втроём, все бодибилдеры из тренажёрки, на Мишиной старенькой грузовой газеле, оставшейся после отца. Он любил поднимать тяжести, для него это было в удовольствие. Однажды их вызвали вывести старое пианино. Встретил их пожилой мужчина, который беспрестанно что-то говорил. Решено было разобрать пианино до железного основания, началась работа и вдруг из кухни вышла ОНА.

ОНА была в облегающем сарафане, очень милая фигурка: не толстая и не тонкая, как раз как ему нравилось. Но больше всего привлекли её милая улыбка и глаза: столько тепла и, казалось, восторга они излучали. Хотелось ловить её взгляд, а она очень весело по доброму, тепло и искренне общалась со всей бригадой, состоящей из трёх человек. Она говорила немного, но взгляда бы её вполне хватило, и кажется не нужно больше ничего. Через пару дней они же вызвали их бригаду снова, надо было немного мебели перевезти из другого района к ним в квартиру. Когда они приехали на адрес, Миша нашёл время на несколько минут уединиться с ней в машине.

В разговоре она расхваливала их бригаду, как легко и быстро они работают, особенно вынос пианино её восхитил. Миша, понадеявшись, что понравился ей, предложил пойти на свидание с ним. Но как только заикнулся об этом, она смутилась, и сказала, что не может, что, вообще-то, уже выбрала мужчину и к нему переехала..

Миша никак не мог взять в толк, зачем ей этот старый хрен. Вообще, сначала подумал, что это может её дядя или отец. Долго потом о ней вспоминал, даже сравнивал с другими. Бывало потом представлял, что она его встречает дома, как она обнимает его, а он её — это казалось таким правильным. Он мечтал о ней. Прошло время и он почти забыл её. И вдруг сегодня увидел её в баре. Сначала появилось чувство, как-будто его кто-то позвал. Даже показалось, кто-то дотронулся до спины, пробежали мурашки. Решил оглядеться и наткнулся на её взгляд. Его пробило насквозь. Мысли сразу настроились на активное действие: " Плевать мне на этого хмыря. Я буду с ней! Уверенности в себе мне всегда хватало, чтобы добиться того, что хочу. Только не буду её пугать своим напором. Пусть думает, что мы просто подружились. Друзей обычно не отталкивают. А потом я смогу быть ей полезен и постепенно увлеку."

* * *

— Лия, как он тебе? — спросила я подругу, чуть закрылась за нами дверь в каюту. Мы расположились на небольшом диванчике.

— Ну, симпатичный, даже красивый, мужественный. Но знаешь, не совсем в моём вкусе. Он такой уверенный в себе. Зачем мы ему?

— Ну, а для секса пойдёт? — Лия была стеснительнее меня. Она улыбнулась и задумалась.

— Такой делает то, что сам хочет. И вряд ли он захочет ублажать нас двоих. Мне кажется ты ему больше понравилась.

— С чего ты взяла? Он с нами одинаково ровно общался.

— Нет. Он на тебе больше зависал.

— Да нет же! Я думаю, тебе показалось. И знаешь, если бы мы постарались его соблазнить вдвоём, то думаю, что он бы не отказался. — Лия тихонько фыркнула и повела плечом. — У меня идея! Давай накрасимся, оденемся и пойдём на концерт. Его немного подпоим, ну, и пригласим к себе. Надо комнатку, пожалуй, немного подготовить к нашему приходу. — Я начала немного прибираться. — Диванчик разложим, застелим. Презервативы есть? — Лия полезла в косметичку. Нашла, бросила на стол небольшую пачку.

— Ты вообще, не с ума сошла? — улыбаясь, заговорила она.

— Нет вроде. Даже не напилась. — Мы засмеялись. — Но выпить немного нам всё-таки придётся, чтобы раскрепоститься. И, знаешь, мы ещё посмотрим на его поведение: сможет ли он, захочет ли он, нежен ли он. Последнее, пожалуй, самое важное. Грубости я не выношу!

— Это конечно. Но я, честно скажу, не обещаю, что смогу настолько расслабиться, что лягу с ним в постель в первый же вечер. Меня ещё надо довезти до такого, да и не каждому это под силу. Пока он меня не вдохновил.

— По-моему у него большой потенциал. Я возьму на себя его вдохновение, а на него переложу вдохновение тебя. — Мы ещё немного посмеялись. — Постарайся расслабиться, тебе это надо. Секс несколько дней "один с двумя" — это несерьёзно, это и он и мы будем понимать. Это, чтобы развеяться, наполниться новыми яркими впечатлениями. Всю жизнь жила слишком серьёзно. Боялась ранить себя и других. Но разве это жизнь? Дела, разные проблемы и почти никакой радости. Даже с мужем близость, чтобы его порадовать, чтобы на сторону не ходил. А уж с Лёхой мне вообще ничего не светит, уж полгода не вспоминал, что ему или мне что-то нужно. Сидит в своих играх и ничего ему не надо. Я уже давно подумывала найти кого-нибудь для секса. Но это в мыслях. На практике, не хотелось бы его ранить. Да и одна я побаиваюсь с кем-то связываться. А вот вдвоём с тобой я бы попробовала. — Я улыбнулась и обняла Лию. Мы посидели немного молча. Мне бы хотелось, чтобы и она выговорилась, но она молчала. — Ну, и что скажешь? Как тебе всё-таки моя идея?

— Ну, что тебе сказать? Давай попробуем. Как ты думаешь, мы не будем друг друга стесняться? Здесь надо будет полностью раскрепоститься.

— Ты же знаешь, я тебя очень люблю. И желаю тебе самого лучшего. А хороший секс даст нам обоим многое. Он как сила жизни. Оживит, наполнит радостью… Но это, конечно, если нам всё понравится. Но, если нам что-либо не понравится, то мы сможем вдвоём и выпроводить его. Пусть не постоянный секс, но воспоминаний нам хватит. И повысить самооценку кой-кому не мешает. — Намекнула я на её слишком длительные страдания по поводу Ильи. По моим разумениям, не стоит связывать себя с человеком, который вызывает слишком частые негативные эмоции.

Себе я уже давно не позволяю отношения с тем, от кого я хоть раз прослезилась. Мой муж часто доводил меня до слёз. Внушал чувство вины, у него всегда я была виновата. И я прекрасно усвоила, что это уж точно не из-за любви или заботы. Да и не нужно мне больше такого. Как я овдовела, осталась с двумя детьми, как не странно, я продолжала привлекать к себе мужское внимание, хотя не особо к этому стремилась. Но я тянулась к обществу. Чем тяжелее жизнь, тем больше ценишь лёгкое общение. Я была смешливая, общительная, на работе особенно. Старалась хоть на работе забывать свои проблемы. Бывало увлекалась кем-то — это было всего пару раз. Но близости не допускала, хотела сначала получить подтверждение чувств с их стороны, проявления заботы, беспокойства обо мне, внимания. В идеале, мне хотелось, чтобы мужчина принял и моих детей. Но чаще всего мужчинам хотелось просто соблазнить меня, им даже было не интересно, что хочу я. Последний раз я увлеклась главным механиком. Старалась не афишировать свою симпатию, надеялась, что он заметит и как-то проявит внимание ко мне. Всё это длилось 4 года, я просто любовалась им. Но как-то раз он неожиданно ушёл в отпуск, а я пришла домой и расплакалась, скучая по нему. А как успокоилась, решила, что всё, хватит страдать. И через месяц нашла новую работу и уволилась. Я знала, что буду скучать какое-то время, но понимала, что отношения, приносящие страдания, мне не нужны. Бог создал нас для счастья! А всё, что со страданиями, это не божий путь. И свою жизнь я старалась строить в этом ключе.

Мы с Лией стали готовиться к выходу. Решили просто повеселиться и отдохнуть, а там уж как получится. Для себя я решила, что если моя счастливая судьба будет за исполнение моих замыслов, то у нас всё получится.


Глава 5

Михаил, посетив душ, просмотрев непринятые вызовы и сообщения, решил не заморачиваться делами, позволив немного расслабиться и погрузиться в приятные воспоминания и мысли о Маше. Всё это грело душу, наполняло радужными надеждами. Даже мысли о развитии бизнеса, из-за которого ему и пришлось отправиться на теплоходе, казались перспективными, раз ему улыбнулась удача, и он вновь встретил Машу. Эта судьбоносная встреча показывала ему, что он на верном пути, и его преследует удача во всём. До этого он ещё сомневался, стоит ли ему расширять бизнес, и связывать себя новым договором. Встреча состоится уже завтра в одиннадцать часов. Во время стоянки он должен заверить договор с подрядчиками. Завтра же к нему присоединится его давнишний друг Илья. Он и предложил эту бригаду, поручился за них. Ну, что ж, Миша как никогда теперь хотел действовать и развиваться.

Оделся и вышел Михаил немного раньше начала концерта, надеясь занять столик. Хоть девушки не говорили, что точно придут, но он опять же понадеялся на удачу. Михаил занял столик поближе к бару, чтобы иметь возможность видеть входящих.

Зал постепенно наполнялся. На сцене занимались подготовкой: готовили инструменты и стулья. Михаил отвлёкся, разглядывая посетителей. Вдруг к нему подсела молодая блондинка.

— Можно к Вам присесть? — спросила она, томно растягивая слова. Взгляд цепкий, соблазняющий. Но такое поведение вряд ли могло его теперь привлечь. У него была уже такая, которая выжгла у него всякое желание на это вестись.

— Столик занят, — с металлом в голосе ответил он. Девушка с некоторым пренебрежением встала и отошла к бару.

Его бывшая жена завоевала его страсными взглядами, томным голосом, сексуальным бельём. А когда он совсем размякал под её гипнозом, она выворачивала его душу и карманы. Он не мог против неё устоять и решил жениться, хотя многие друзья его отговаривали. После пяти лет постоянной нервотрёпки, прерываемое страстным сексом, он застал её с любовником. Детей они не нажили, она не хотела. После развода, он кажется возненавидел всех женщин, которые хоть чем-то её напоминали. В молодости он занимался рукопашным боем, а после развода занялся бодибилдингом. Ему это помогало заглушать некое безумие, которое он испытывал после общения с женой.

Ещё посидев некоторое время, уйдя в воспоминания, он вдруг услышал звонкий женский голос со стороны дверей: "Убери от неё руки!" — это же Маша. Михаил быстро поднялся и двинулся к выходу. Скоро он увидел Машу и Лию и на несколько секунд завис в некотором ступоре. Первая мысль: "Они что, всех мужиков собрались соблазнить?" А потом промелькнула спасительная: "А может только его?" Какой-то мужик, уже достаточно захмелевший, тянул руку к талии Лии, а Маша встала ему на перерез. Михаил подошёл, немного подвинул плечом мужика, взглядом его предупредил, тот отодвинулся.

— Маша! Лия! — девушки протянули ему одновременно свои руки. Он взял обе, потянул на себя и немного их развернул, что те встали по бокам, взяв его под руки.

— Миша, мы тебя искали! — сказала Маша. А Лия только поддакнула. Улыбаясь, они вместе двинулись к столику.

Михаил был доволен. Он только что избавил их от неприятностей. И на шаг уже приблизился к своей цели.

Глава 6

Мы с Лией, наверное, немного подзадержались с выходом, хотелось всё довести до идеала. Особенно этим страдает Лия. Она, как истинный художник, может краситься и наряжаться бесконечно. Сегодня же она и мной решила заняться. Я, наверное, первый раз буду такой красивой. Раньше я мало возилась с макияжем, как-то и так обходилась. Я, вообще, старалась меньше привлекать к себе внимание, после некоторых событий. Сегодня же я хотела исполнить в некотором роде свою мечту, и потому пренебрегла некоторой техникой безопасности. Вспоминая Михаила, я надеялась, что защиту мы в его лице найдём. Лишь бы он пришёл, ведь мы не договорились. Ну, ничего, в крайнем случае, найдём его в каюте.

Наконец, мы вышли и двинулись к бару. Внимание мы привлекли сразу. На нас пялились, оборачивались. "Мы что, одни здесь нарядились?" — подумала я. Как зашли в бар, стало ещё хуже. Пока мы вертели головами, пытаясь увидеть знакомое лицо, к нам уже приблизилась парочка самцов полупьяной наружности с маслеными взглядами. Вот такие взгляды и отбивают желание краситься и наряжаться. Один прошёл мимо и рукой задел, даже коротко провёл по животу, от омерзения и злости я начинала закипать. С другой стороны подкатил мужик и потянул руки к Лие.

— Какие красавицы! Вас девушки угостить? — спросил он, скосив на неё глаза.

Лия ниже меня на голову, а мужик был выше меня на голову, то есть для него она была как Дюймовочка. Я хоть занималась на тренажёрах дома, а она, вообще, не дружна со спортом. Я решительно шагнула в её сторону и загородила её от мужика собой, сказала громко и холодно.

— Убери от неё руки!" — мужик уже стал наклоняться ко мне, как вдруг передо мной появился Михаил. Сразу стало легче дышать.

— Маша! Лия! — мне захотелось его сейчас обнять. Я сразу протянула к нему руку. Мы с Лией одномоментно схватились за его кисти рук. Он потянул нас на себя, мы же шустренько взяли его под руки с обеих сторон. Он нас развернул и повёл к столику.

— Миша, мы тебя искали! — улыбаясь, сказала я. И поняла, что неприятности на сегодня закончились.

Он нас усадил за столик. Заказал напитки, салаты, сладости. Я предложила заказать и шампанское. Нам придётся выпить хоть немного, основная выпивка предназначалась Михаилу. С первого же фужера разговор потёк легко и свободно. Скоро мы общались, как старые друзья. Мы с Лией много хихикали, много его хвалили. Он сам рассказывал разные истории из жизни. Оказывается он работал на стройке, кем даже не поняла. Мы старались обходить темы на счёт зарплаты и проблем. Я как заправский психолог вытягивала его предпочтения в отношениях с женщинами. Он пытался увильнуть от ответов. Получалось, как-будто мы напрашиваемся на комплимент. Я всё держала один полу наполненный фужер шампанского, Лия немного расслабилась, и кажется забыла зачем мы здесь. Она уже допивала второй. Мы великодушно разрешили выпить Михаилу что-то покрепче. Тогда руки начали потихоньку "распускаться". Его руки то оказывались у меня на талии, то поглаживали руку Лии. Я не заметила, как Лия выпила что-то покрепче. Ситуация выходила из под контроля. Хотя может лучше её отпустить? Но я боялась, что Лия напьёться до бессознательного состояния, тогда точно ничего не получится. Моя рука поселилась на плече Миши и начала там его поглаживать, спускаясь на лопатку. Всё чаще я ловила его горячий взгляд. Но взглянув на Лию, поняла, что всё! Пора! Надо попытаться хотя бы прогуляться, может выветрится основной хмель. У меня — то ни в одном глазу. Я не пью вообще, принципиально, бесповоротно. Пару раз пригубила бокал для видимости за весь вечер. Я понимаю, что таких больше нет и не очень давлю на окружающих. Но всё же, для чего так напиваться? Она же будет завтра болеть. Не знаю как у Миши, бог с ним, у него мускулатура, справится. Но пропадает такой вечер… и ночь! Чёрт! Чёрт! Чёрт!

Мы вышли, прошлись по палубе. Михаил обеих нас держал за талию. У Лии ноги подкашивались. Она постоянно хихикала и несла какую-то чушь. Миша посмотрел на меня, потом подхватил её на руки и сказал:

— Лиечке пора отдохнуть. — Я кивнула и пошла показывать дорогу к нашей каюте. Открыла и мы вошли. У нас был расстелен диван. Он посадил Лию на диван, опустился на колено и стал растёгивать ей босоножки на шпильках. "Какой вид! Какое действо!" Для меня он уже превратился в рыцаря в сияющих доспехах, после сражения с драконом. Потом он обратился ко мне:

— Вы что, спите вместе?

— Да! — соврала я, и глазом не моргнув. — Хочешь с нами? — я взглянула на Лию. Милая моя подружка, думаю, она завтра не вспомнит ничего.

— Не отказался бы. — Миша поднялся на ноги и посмотрел кокетливо с улыбкой.

— Думаю, сегодня не получится. Я сегодня должна позаботиться о моей любимой подружке.

Михаил приблизился ко мне, обнял за талию и прижал. "Да! Этот мужчина может доставить мне удовольствие!"

— А я заслужил хотя бы поцелуй? — его губы неумолимо приближались к моим.

— Ты заслужил и более, — уже с хрипотцой ответила я. Его зрачки расширились, его чувства стали давить мне на мозги, моя голова уже начинала кружиться. Силу его желания я почувствовала и животом, оно вдавилось в меня не малой величиной.

— Пойдём ко мне, — на самое ухо тихо сказал он.

Я посмотрела на Лию. Она лежала на диване, закрыв глаза, ноги всё так же стояли на полу.

— Мне бы хотелось…, чтобы мы этим… занимались вместе, втроём.

Он немного отстранился, более внимательно вглядываясь мне в глаза. — Ты хочешь, чтобы мы занимались этим втроём? — я кивнула. — Вы ТАК сексом с ней занимаетесь?

— Мы просто хотим попробовать. Вернее, я хочу, а Лия согласилась попробовать, если ты будешь достаточно нежен. — Я протянула руку и провела по его щеке, забираясь в волосы на затылке. Взгляд его потяжелел. Его правая рука поползла на мою ягодицу, левая — легла на затылок. Его губы обхватили мои, язык проник в рот и стал наворачивать там кульбиты. Ноги мои подогнулись. Он удержал меня и продолжал несколько минут делать со мной невообразимые вещи. Со мной происходило что-то необыкновенное: в груди ходило ходуном, в голове пульсировало, внизу живота завибрировало, зазвенело. Я не понимала, дышу я или нет, но мне было очень приятно. Мозг требовал остановиться и выполнять задуманные планы. Потихоньку чувствительность стала возвращаться. Он, наконец, оторвался от меня. Глаза его были просто безумные.

— Ты хочешь, чтобы мы сейчас этим занялись? — чуть слышно спросил Миша.

— Сегодня не получится, но может завтра? Мне бы не хотелось, чтобы мы были совсем пьяные. Ты бы согласился на секс втроём?

— Ты, по-моему, совсем не пьяная. — Бросив взгляд в сторону Лии, вероятно, поняв, что до Лии дело не дойдёт, продолжил, — Я бы на любой с тобой согласился! Ты сводишь меня с ума! — Он попытался снова меня поцеловать, но я немного его придержала.

— Но у меня будут условия. Во-первых, я живу с мужчиной, у нас с ним отношения больше похожие на отца с дочкой, но он считает меня своей гражданской женой. Мне бы не хотелось изменять ему и отдавать то место… кому-то другому. Туда нельзя, но в остальном я свободна. У Лии нет никого и, вероятно, она будет доступна и там, если ей понравится. А во-вторых, ты должен относиться к нам одинаково, чтобы не выделять ни одну. Чтобы никому не было обидно.

— А ты выдержишь, не давать мне то… место, если я тебя буду ласкать?

— Я привычная, и сама могу удовлетвориться.

— Зачем тебе это? — его взгляд был почти ошарашенный.

— У меня за всю жизнь не было нормального секса и достаточных ласк. Кажется, никто не мог доставить мне удовольствие, или не хотел. Вот дожила до своих лет и никогда не получала удовольствия от секса. Сама себя иногда доводила. А ты, я знаю, сможешь. Если захочешь, конечно. — Я вгляделась в него. Дала ему немного подумать. Поняла, не об этом он мечтал. Но сдаваться так быстро я не хотела. — Не отказывай себе, и нам. Тебе ведь тоже не будет плохо. Ты выполнишь мою мечту, а мы постараемся тебе угодить. — Я сделала последнюю попытку уговорить его. — Я хочу, чтобы и во мне и рядом со мной бушевала страсть, может это расшевелит меня, и я смогу, наконец, испытать её в полной мере! — он сделал шаг назад.

— Я подумаю. — И вышел из каюты.

Я задумалась: "Может зря отказалась. Хоть сама бы получила крышесносный секс. А так ведь может не получится ничего. Всё-таки я его ошарашила. Он оказался чище и правильнее. Но представила, что вот у нас бы получилось, как он хотел, и поняла, не обязательно, что секс стал бы крышеносным. Для себя бы он всё получил, а получила бы я, что хочу, это под вопросом. А Лия? Что я за подруга? И он тогда не друг, раз этого не понимает. И хочет так, как он хочет. Не нравится, пусть идёт лесом!

Я немного расшевелила Лию и помогла ей раздеться, накрыла одеялом. Завтра надо ей найти что-то от похмелья. Зайду в медпункт утром. Разделась, приняла душ, надела майку и легла рядом. Спокойной нам всем ночи!


Глава 7

Михаил возвращался в свою каюту. Мысли скакали, одна не слаще другой. " Она вообще меня ни во что не ставит?", "Она просто хочет меня использовать?", "Я ей нужен для услаждения её подруги?", "Она верна своему хахалю, а я для неё развлечение на пару ночей?"… Остановился около поручень, стараясь всмотреться в тёмный берег, потом ударил несколько раз по ним кулаком. Стал восстанавливать дыхание, начиная успокаиваться. Привести себя в состояние здравой мысли было трудно под натиском разгоревшегося гнева и алкоголя в крови. Надо проспаться. Первым делом рванул в душ. Вспомнил поцелуй. Такое было улётное состояние, помог себе кончить. Всё, в постель, завтра ещё дела, но настроение уже было изрядно подпорчено.

Проснуться получилось за час до встречи. Промелькнула спасительная мысль: "Сегодня заселится Илья. Попрошу отвлечь подругу, надо поговорить с Машей. Надо как-то отговорить её от этой бредовой идеи, предложить ей вариант получше. В любом случае, для Маши я на многое готов. Но ублажать Лию рядом с ней мне не под силу. Рядом с Машей, я хочу только её! К тому же, я хотел длительных отношений, а после секса с её подругой, я уверен, что меня она серьёзно воспринимать не будет."

Вышел Михаил минут на десять позже остановки теплохода. От пристани уже отъезжали экскурсионные автобусы. Он не увидел Машу и Лию, отъезжаюших на одном из них. Девушки тоже его не заметили. Илья стоял на пристани с бригадиром и юристом. Мужчины поприветствовали друг друга, прошли в кафе, где их уже ждала вся бригада. Переговоры продолжались около часа. После того, как распрощались с бригадой, Михаил с Ильёй ещё посидели в кафе, немного выпили за встречу. Михаил решил посвятить Илью в свои проблемы с Машей и Лией, взяв заранее слово с него, что тот не разболтает об этом никому.

У Ильи было прекрасное настроение, ему предстоял отдых несколько дней, в которые он собирался хорошо развлечься. Илья не рассматривал данную ситуацию так трагично, как Михаил. Михаилу было сорок лет, Илья был на четыре года старше, характер у него был лёгкий, весёлый. После Мишиного развода, Илья поддержал его своими наставлениями. Заниматься бодибилдингом его надоумил именно Илья, и это действительно помогло вывести Михаила из депрессии. Илью развеселила ситуация с девушками.

— И что? Ты хочешь отказаться? — от души забавлялся он. — Это может стать очень приятным времяпровождением. Я снимал как-то раз двух девушек, это было охрененно вообще. Правда я уже не так молод, чтобы вновь пуститься в такой марафон, хотя… Но, если они сами себя предлагают, значит и претензий не должно быть.

— В том-то и дело. Маша поставила мне условия, что с ней мне нельзя, только ласкать, и что я их должен удовлетворить обеих одинаково. А я кроме неё никого не хочу. Но, я так думаю, что это просто её блажь, ну, придумала для развлечения, прикола. Ведь, если кто испытал это с любимым или любимой, понимает, что так лучше любой экзотики. Хотя, конечно, и любимая может разочаровать. Но, чёрт, я же могу её удовлетворить, но мне надо, чтобы был доступ к телу. Если ты сможешь взять на себя Лию, то у меня будет хоть надежда её уговорить.

— Ну, не факт, что только с любимой хорошо. Вообщем, не проблема. Если ты правду сказал, что она такая милашка, то я, пожалуй, пущу своё обаяние в ход. — Илья кокетливо повёл бровью.

— Только, пожалуйста, аккуратнее. Маша по-моему очень привязана к Лие. Если она почувствует опасность для неё, то боюсь, нам мало не покажется. Я уже видел, как она за неё заступалась.

— Успокойся, брат, со мной девушкам всегда хорошо. — Илья откинулся на спинку стула и самодовольно улыбнулся. — А может попробуем вместе, вчетвером? — заговорщицки проговорил он. Миша кинул на него злой, горящий взгляд. — Всё понял! — Илья показал ладони в примирительном жесте и весело расхохотался.

Илье настроение Михаила сейчас больше нравилось, чем даже год назад, когда он его последний раз видел. Горящий взгляд, желание деятельности. "Он оживает." — подумал Илья.

Глава 8

Проснулась я около восьми часов. Лия ещё спала. Я сходила в медпункт, там нашлись таблетки от похмелья. Сложила их на столике и решила пойти искупаться. По утрам людей почти совсем нет. Я постаралась хорошо размяться. Вернулась в каюту и села тихонько читать электронную книгу. Часов в десять начала будить Лию. Удостоверившись, что она всё же желает пойти на экскурсию, мы стали собираться, потом сходили на завтрак. Надо бы посетить рынок и прикупить какие-нибудь фрукты для сока. Я уже скучала, привыкла, что пила сок каждое утро. Вообщем, мы собрались и вышли вместе со всеми на пристань. Выбрали экскурсию из предложенных, краеведческий музей мне показался интересен. Лие было что-то не очень хорошо, и мы решили обзорные автобусные экскурсии исключить. Нас довезли до музея, там мы походили. Потом повезли в магазины, рынок был рядом, чему я очень обрадовалась и закупилась гранатами, лимонами и немного имбирём. Сок с добавлением имбиря очень хорошо освежает.

Я, конечно, просветила Лию, чем вчера закончился вечер. Она охала и вздыхала, говоря, что ей очень стыдно из-за того, что была в таком невменяемом состоянии, и Мише пришлось даже носить её на руках. Хотя я считала это довольно волнительным и вобщем-то прекрасным моментом. Потом начала всячески отказываться от моей выдумки: секса на троих, говоря, что я Мише понравилась, и она не хочет мешать. В общем начался процесс самобичевания, из которого я и пыталась раньше вытащить подругу. Алкоголь подорвал её силы. Как говориться, не готовь яму другу — попадёшь в неё сам. Алкоголь предназначался Михаилу, но больше всего от него пострадала Лия. Я успокаивала Лию, сказав, что ничего без её желания не случится, что мы будем просто отдыхать, а Миша мне не нужен, потому что есть Лёша. На такой безрадостной, но успокоительной ноте мы закончили нашу прогулку-экскурсию и вернулись на теплоход.

Сидеть в каюте мы долго не стали. Приняли душ, я очистила четыре граната и выжала сок. Пила сок, будто нектар богов. Лия тоже после него заметно взбодрилась. Мы решили посидеть у бассейна. Купаться мы не стали: Лия себя не очень хорошо чувствовала, а я уже купалась.

Мы засмотрелись на детишек, что резвились возле воды. Рядом с ними сидела пожилая дама, вероятно, бабушка, а рядом в бассейне плавала совсем молодая мама. В бассейне плавало ещё несколько человек. Наше же внимание привлекли дети. Умиляясь их разговором и играми, мы и не заметили, как к нам приблизился Миша с каким-то мужчиной. Тот был немного ниже ростом Михаила, хоть и был не менее накаченным. Взгляд был с некоторой хитрецой и улыбался как-то ненатурально. Вообщем — фальшивый, как я его квалифицировала для себя. Миша поздоровался с нами, представил своего друга. Тоже Илья, не дай бог, если будет такая же гниль. Он посмотрел маслено на Лию, она ему мило улыбнулась, а у меня появилось желание сграбастать её в охапку, и предупредить Илью, чтобы не трогал и не подходил близко. Вероятно, я сегодня не в настроении: мечты не сбываются, а всё хорошее заканчивается плохо.

Мы немного поговорили, обсудили кто, где был во время стоянки. Миша оказывается встречал Илью и оформил какие-то документы по работе. Они предложили вместе перекусить. Сначала правда хотели нас разделить, но я сказала, что пойду с Лией. Я не собиралась оставлять её наедине с незнакомым мужиком. Так мы и болтались вместе до вечера: сначала сидели в баре, потом немного походили, постояли, рассматривая берег. Илья сначала неплохо нас развлекал разными историями, но потом и он стал более задумчив и молчалив. Наконец, Миша попросил меня уделить ему время для разговора. Илья предложил проводить Лию до каюты, я же пошла за ними, на что Илья уже более серьёзно, даже сурово, посмотрел на меня и сказал:

— Лие ничего не угрожает! Я её просто провожу до каюты. — взгляд у него был холодным и жёстким. Наконец, я увидела его настоящим. Я поняла, что он довольно целеустремлённый и волевой мужчина. Что ж, друга он своего точно не подставит. Ладно, доверимся ненадолго. Я сделала короткий кивок и встала рядом с Мишей. Нам действительно надо поговорить. Не люблю, когда мешает какая-то недосказанность в отношениях.

Миша мне нравился. В душе у меня было тепло от его присутствия. Мы бы могли стать очень хорошими друзьями, если бы могли понимать друг друга лучше и доверять. Я подарила ему совершенно искреннюю улыбку. Мне хотелось, чтобы он раскрепостился и был со мной откровенен. Немного помявшись, он заговорил:

— Маша, мы ведь уже встречались. Ты помнишь меня? — Я посмотрела на него внимательней, но почти ничего не почувствовала.

— Знаешь, я как тебя увидела, почувствовала, что будто уже давно тебя знаю. Но я не помню, когда мы с тобой встречались.

— Я был грузчиком, когда ты перезжала к своему мужчине. Помнишь пианино? — О да, я сразу вспомнила тот момент.

Сначала нам надо было вытащить старую мебель и пианино, а потом привезти немного моей, остальное мы покупали. Когда я переехала к Алексею, мы поменяли всю обстановку в его квартире. На мне было столько забот, ремонт в основном был на мне, хоть косметический, но было немного обидно, что Лёша почти мне не помогал. Я хотела создать уют в его старой холостяцкой квартире.

— Да, конечно! Вы с такой лёгкостью отрывали деревяшки от него, просто руками постукивая. А потом подняли эту железяку, которую мы даже всем телом опираясь, сдвинуть не могли, и понесли по лестнице. Да вы просто богатырями мне показались! — восторга у меня и сейчас было выше крыши.

— Ты тогда мне очень понравилась. А вот вчера увидел тебя, обрадовался. Вы ещё кокетничали со мной, и я подумал, может ты уже не занята… У нас есть возможность быть вместе? — Ни о чём серьёзном я, конечно, не думала, но ведь и он, наверное, несерьёзно. Надо, пожалуй, озвучить свою позицию.

— Ты про долго или только здесь?

— Ну, с перспективой продолжения.

— Мне ведь придётся свою жизнь менять, а на сколько длительная перспектива? — Я внимательно вглядывалась ему в лицо, глаза он отвёл. Он ещё сам не знает, насколько сильны его чувства и желания. А я уже не молоденькая девушка, в омут с головой нырять не собираюсь. Я никогда не любила загадывать планы на будущее. Они чаще всего не сбываются, тем более планируя жизнь с другим человеком. Думаю, надо брать то, что даёт судьба, благодарить и за это, а не тянуться за большим или лучшим, костеря то, что есть. Если неплохо, значит хорошо. Расстаться с Лёшей, жить опять с мамой, погрязнуть в детях и внуках, чтобы забыть о своих делах и потребностях. Вот во что может обратиться его перспектива. Не говоря ещё, что будет с Лёшей. — Вот ты скажи, сколько тебе лет?

— Мне сорок, а что?

— Я старше тебя и на много. Такие отношения не продлятся долго. А я хочу друга иметь и в старости. Да и сейчас. Уверена, девушки на тебя вешаются, так будет и через десять, и через двадцать лет. Я даже не смогу их осуждать. Это будет нормально и естественно. Тебе нужна нормальная семья, молодая жена, дети. У тебя есть дети? Ты был женат?

— Да, я был женат. Уже более десяти лет назад как развёлся. Детей нет. Я тебя понимаю, ты не доверяешь мне. Если ты живёшь со своим как дочь с отцом, то может будем встречаться? Хотя, я не хотел бы секс на троих. Я хочу только тебя.

— Успокойся, этого не будет. Лия не хочет. И, вообще, очень стыдится за вчерашнее поведение. — Миша выдохнул. Вероятно, этот вопрос сильно тяготил его.

— Ну, так как? — Миша ждал ответ, но я пока не готова что-то решать. Настроения было не очень. У меня в жизни было всё неплохо. Может только чувств немного не хватало, но стоило ли ради них что-то менять? Вспомнила его поцелуй. Вот его повторить захотелось. Потянула руки к его волосам. Очень медленно начала приближаться к нему. Он перехватил инициативу. Миг и его губы прижались к моим. Этот поцелуй был совсем иной. Язык начал вылизывать мои губы, нежно поглаживая. Мне захотелось, чтобы он и тело так моё вылизывал, особенно в самых чувственных местах. Мои губы он стал по очереди всасывать и выпускать, а у меня уже в воображении, как он так засасывает мой сосок в рот, а потом другой. Когда же его язык проник в рот, то мне уже захотелось совершенно открыться ему и брать всё, что он даёт.

Надо остановиться! Не сейчас. А где Лия? Всё ли в порядке? Я ладонью нажала на его грудь, стала отодвигать от себя. Мы разъединились, оба тяжело дыша. Только от его взгляда мне хотелось стонать. Я только сказала:

— Не сейчас, где Лия?

— Не беспокойся, с ней ничего не случится.

— Я её должна найти. — И направилась к нашей каюте. Миша взял меня за руку, мы так и шли. Когда мы подошли к двери нашей каюты, я решила постучаться сначала, а потом зашла. Лия сидела на кровати. Я огляделась, больше никого в каюте не было. Я быстро попрощалась с Мишей до завтра, пожелала спокойной ночи и закрыла дверь.

Оказалось, что Илья действительно просто проводил Лию до каюты, пожелал спокойной ночи и назначил встречу на завтра у бассейна в десять часов. Лие мне тоже пришлось рассказать о разговоре с Мишей. Лия рассказала, что Илья ей понравился, оказался интересным мужчиной, даже поддержал её разговор о художниках. Оказалось, что он тоже предпочитает реалистическое искусство и не любит Пабло Пикассо. Если они с Мишей друзья, может он и не такой прохвост. Лия отвлечётся от своих переживаний, лишь бы за эти пять оставшихся дней она не влюбилась заново.

Может и не стоит что-то пробовать новое. Если я смогу расслабиться, Лию оставить с Ильёй, а сама увлечься Мишей. Если Миша будет целовать только меня, а не нас с Лией, то, вероятно, мне будет только лучше.

Я не хотела изменять Лёше, хотя эти поцелуи забрали у меня все эмоции ещё как-то связанные с ним. Да, он добр и заботлив, но с ним я не живу, а существую. Я так жила и раньше, правда было тяжелей, больше проблем, приходилось барахтаться, чтобы выжить. Каждодневные переживания: чем накормить детей, как оплатить всё, что необходимо для жизни; как всё успеть. И вот сейчас такой покой, относительный достаток. Дети выросли. А я нашла уголок покоя, занялась своими интересами. Живу с человеком, который приятен и интересен мне, хоть моим родным он и не приглянулся. Но к чему мне сейчас любовь и страсть? Чтобы впасть в депрессию? Мне этого не хватает? Пусть я в жизни не испытала всепоглощающей страсти, и мою женскую чувствительность даже не разбудили, но думаю я заслужила элементарный покой в душе после нескольких лет зависимости и страхов. Конечно, стремление к счастью, как желание жить, не пропало, чему можно только порадоваться. И надеюсь, оно не принесёт мне новых несчастий, ведь опыт у меня какой — никакой есть.


Глава 9

Михаил возвращался. На палубе, опираясь на поручень, стоял Илья, потягивая сигарету. Промелькнула мысль: "Илья закурил? Он вроде бросил." Поравнявшись с другом, Михаил услышал недовольное:

— Это что вообще было? Ты видел, как она на меня зыркала? Пока сидели в баре, она к каждому слову придиралась и от всего кривилась: что ни сделаю, что не скажу. Что ей не понравилось?… Нет, ну был вежлив, корректен, развлекал как мог. Кстати, как у тебя с ней?

— Немного поговорили, раз поцеловались, а потом она побежала Лию проверять. — Миша не смог сдержать улыбки. Ему уже стало забавно, вспоминая их сегодняшнее свидание. Действительно, Машина забота о Лие была какой-то гипертрофированной. А к нему ведь девушки отнеслись совершенно по другому. Илью же Маша сразу невзлюбила, непонятно даже почему. Илья тоже усмехнулся, но потом снова помрачнел.

— И что она к Лие пристала? Да она просто манипуляторша. И, вероятно, на Лию надавила с этим сексом втроём.

— Кстати, Маша сказала, что Лия отказалась от этой идеи, и даже стыдится за своё поведение вчера.

— Я же говорю, манипуляторша. Это от неё надо спасать Лию.

— А тебе, я смотрю, Лия понравилась? — Миша почувствовал не малый интерес Ильи к Лие. Илья не часто становился таким серьёзным и кого-то защищал. Чаще было, что он кого-то высмеивал.

— Ну, а что? Ничего так. Вполне симпатичная, адекватная и поговорить можно. Но, если твоя Маша будет продолжать в том же духе, уж не обессудь, я её поставлю на место! Я и сегодня еле сдержался. Только ради тебя! Ну, ты хоть разобрался с ней?

Миша пожал плечами. Что он выяснил из разговора? Она ничего ему не ответила. Только действием показала, что не против. Возраст — так это совсем ерунда, разве это что-то решает? Ладно, есть ещё пять дней. Надо бы близости добиться. Может это её переубедит.

— Надо бы мне с ней наедине остаться на час, другой.

— Завтра попробую уговорить Лию погулять со мной. Завтра стоянка в двенадцать часов, предложу ей прогуляться со мной по городу. Если и она от Маши оторваться не сможет, то, брат, уж дело пустое. Я тогда пас! В вашу компанию больше не лезу.

* * *

Утром с Лией нам хотелось обменяться впечатлениями. Лию удивило моё негативное отношение к Илье. Я пыталась объяснить.

— Мне показался он не искренним. Но знаешь, перед уходом, я всё-таки разглядела в нём и настоящие чувства. Думаю, что он неплохой, просто вёл себя как клоун вначале.

— Ну, ты зря. Он старался произвести на нас хорошее впечатление: быть вежливым и приятным. Мне было приятно с ним общаться. И если он меня пригласит на свидание, то я буду очень рада.

— Неужели этот Илья лучше прошлого? — Мне хотелось, чтобы Лия сама сказала об этом и закрепила бы эту мысль у себя в голове. Хотя, как бы ни был хорош кто-то чужой, любим мы тех, с кем нам хорошо, а не с тем, кто лучше всех.

— Не знаю. Мы же его совсем не знаем.

— Вот это правда. И глядя по его поведению, не скоро и узнаем. Он умеет хорошо и долго притворяться. Несколько часов терпел, улыбался.

— Мне показалось, что мне он улыбался вполне искренне. — Лия буравила меня своим весёлым взглядом. Крыть мне было нечем. С таким отношением к человеку вряд ли бы мне кто-нибудь улыбался искренне. Даже можно отметить его выдержку. Я поняла, что будет справедливо, если я сегодня извинюсь перед Ильёй за своё грубое отношение к нему вчера.

— Лия, не слушай меня, вчера я была не в духе. Если он тебе нравится, то я только рада. Он ничем не хуже Михаила. И если ты с ним замутишь, я сделаю всё, чтобы тебе не мешать. Мне Миша тоже нравится, и я даже подумываю с ним замутить, может всего лишь на эти оставшиеся пять дней.

— А как же Лёша?

— Лёше, как женщина, я не больно то и нужна. А мне не хватает. У меня ещё есть силы и желания, но ведь скоро и я буду как Лёша. Не так долго и осталось. И тогда мне даже будет нечего вспомнить. Вся жизнь в проблемах или в равнодушии. В жизни из мужчин я любила отца и учителя. Но чтобы горячую мужскую любовь испытать на себе, такого у меня не было. Мужчины рядом разные кружили, но не задевали мне душу, если только негативом. Но, если жизнь предложит испытать честные сильные чувства, то, думаю, нельзя отказываться от такого подарка! Это глупо! Столько стремиться к счастью, другим его желать, а когда, наконец, его дают, делать недовольную мину и говорить: "Как не вовремя!"

— А как же чувства других? Их страдания? Если семья и вдруг встретила другого? Обычно это не приводит ни к чему хорошему.

— Взрослый человек должен понимать, что просто так ничего на голову не падает. Если что-то не ценишь, то можешь это потерять. Если пользуешься чьей-то сговорчивостью, значит пользуешься чужим. Своё придёт само, тебе его дадут с удовольствием. Но и в этом случае, если ты получил и не оценил, не берёг, я имею ввиду чувства, то тебе этого и не иметь. Дети, да! Ради них можно и пожертвовать своим счастьем. Но разве можно считать счастьем, если из-за него дети остаются без внимания и любви? Значит это было не оно. Я думаю, что Лёша мало ценит своё счастье. Лёша пользуется комфортом, который я ему создаю. Он вкладывает средства, но не вкладывает душу в наши отношения. И я думаю, он видит, что любви между нами нет. Он создал себе иллюзию хороших отношений. А я не люблю жить иллюзиями. Мне лучше горькая, но правда.

— А мне бы не хотелось никем жертвовать. А потом, разрывать даже просто привычные отношения слишком больно, и это тоже нельзя назвать счастьем, даже если новые отношения кажутся приятнее и легче.

— Вот потому нужно время, чтобы разобраться: нужны ли тебе отношения или нужен ли тебе разрыв. Здесь как раз и подойдёт пословица: "Поспешишь — людей насмешишь". Или правильнее сказать — себя насмешишь до слёз. И Лия, ты очень ответственно ко всему относишься. Ты считаешь, что именно от тебя зависит счастье всех окружающих тебя людей: сестры, племянников и так далее. От нас зависит только наше счастье!

Мы решили, что хватит предаваться длительным серьёзным беседам. Сюда мы приехали отдыхать и отвлечься от дел. Так что собрались и пошли искать приключения и повнимательнее рассмотреть наших новых знакомых.

Глава 10

Наши кавалеры нашлись у бассейна. После приветствий, я первым делом извинилась, за своё вчерашнее поведение перед Ильёй. Оправдывала я себя тем, что вчера весь день переживала за Лию, так как она плохо себя чувствовала, и у меня, вероятно, включилась "внутренняя мамочка", которая к вечеру из-за усталости так и не выключилась. Мы уже немного посмеялись надо мной. И Илья заметно расслабился, появилась уже совершенно искренняя улыбка. После этого он заявил, что тогда он хотел бы забрать Лию сегодня на прогулку с ним, если она, конечно, согласна. Лия заверила, что ей будет очень приятно разделить его общество, после чего мы отправились в бар перекусить, так как никто из нас ещё не завтракал.

Усевшись за столик, мы продолжали беседу. А я захотела закрепить полученный результат примирения, и начала использовать всякую возможность похвалить Илью. Мишу мы в первый день по-всякому хвалили и подбадривали, что же Илью обделять? Я, наверное, слишком увлеклась, так как между прочим повернувшись к Мише, увидела, что он уже не радуется, и даже хмурится. Кажется я не знаю меры, когда начинаю что-либо делать, это я за собой давно заметила. Я накрыла своей рукой ладонь Миши, что покоилась на его колене. На это Миша очень ярко среагировал. Выражение счастья на его лице вдохновило и меня, настроение просто подлетело. Вероятно, такое же выражение лица появилось и у меня. Я рада была, что все это приняли за нормальное явление. Только Лия старалась теперь реже смотреть в нашу сторону и сосредоточилась на Илье.

На причал мы выходили вместе, но довольно быстро разошлись в разные стороны. Миша тоже попросил с ним вместе прогуляться, и мы забили на все экскурсии. Шли мы больше молча, наслаждаясь обществом друг друга и касанием рук. Прошли мимо цветочного магазина, и Миша попросил его подождать. Быстро забежав туда, он вышел уже с букетом чайных роз. Мне всё больше хотелось остаться с ним наедине. И когда он вышел, то предложила вернуться на теплоход, чтобы поставить розы в воду. Я надеялась, что Миша правильно меня поймёт. Он лишь очень пристально посмотрел мне в глаза, улыбнулся и только кивнул.

По прибытии в каюту, быстро положив цветы в воду, я уже ни о чём не могла думать. Повернулась к Мише, и отдалась чувствами этому моменту. Мне хотелось его рассматривать, ощупывать, изучать. Какой он красивый, мужественный, сильный! Я никогда не видела такие мышцы, такие волосы, не ощущала такого аромата. Я хотела дышать им, ласкать его, найти самые чувствительные места. Как это было всё ново и интересно. Мне захотелось узнать, что он думает и чувствует. Я посмотрела на него таким же взглядом, каким он когда-то смотрел на меня: расфокусированным, как бы сквозь.

Миша не торопил меня, так же изучал. Мы знали, что у нас приблизительно 3 часа времени, не бог весть какая бесконечность, но нам хватит передать то, что хотелось. Судьба не была благосклонна к моей идее, сексу втроём, но она благоволила нашей встрече с Мишей, нашей тяге друг к другу, нашему единению. Пусть будет так! И что значат чужие желания, относящиеся к нам, перед тем, что мы хотим отдать, хотим подарить друг другу? Разве важно, что будет потом? Ведь это тоже чаще всего не от нас зависит. Вместо того, чтобы вершить судьбы других, нам надо просто принять подарок Судьбы с благодарностью. С большой благодарностью!

Миша был нежен! Нестерпимо нежен, раздевая и лаская одновременно. Я его чувствовала всё сильнее и сильнее. Он кажется доставал до каждого миллиметра моей кожи. Я уже давно лежала на диване, а он всё вертел меня и ласкал то руками, то губами: поцелуи на спине, плечах, шее, груди. Он добрался до всего самого чувствительного. Мои сосочки простреливали меня насквозь, живот жаждал и волновался. Я всё больше расслаблялась, отдаваясь на его волю.

Он правильно понял, мне это было надо. Недоверчивая, вечно анализирующая, я должна сначала договориться со своими тараканами в голове. Мозг не хотел вначале сдавать свои позиции, страх то и дело вспыхивал: "А вдруг будет больно? А вот это правильно? А к чему приведёт?". Я пыталась договориться со своим сознанием. Требовала его оставить меня в покое, требовала, чтобы оно отпустило мою душу. Миша нёс мне свою душу, я это чувствовала. Без колебаний, без сомнения, и только справедливый обмен душа на душу могут нас удовлетворить. Никакие больше варианты не интересовали нас.

Когда его рот приник к набухшим складочкам, я уже была на грани и быстро пришла к кульминации. Я сжимала губы как могла, потому что понимала, крик будет слишком громким. Я кричала про себя, в воображении. Я понимала, что не могу просто терпеть это. Это должно выплеснуться в космос или куда-то ещё. Пусть хоть в воображаемый мир, пусть это где-то останется. Его губы пробежались лёгкими поцелуями по животу и груди и припали к моим губам. Новый умопомрачительный поцелуй уже разгонял энергию в теле. Этот вихрь жара, шедший снизу вверх, а потом сверху вниз. Я чувствовала, что краснею всем телом. Жар же сменялся вдруг на мурашки и обратно.

Первый раз в меня он вошёл медленно, но потом быстро сменил на резкий и глубокий темп. Он заполнил меня очень туго. Теперь я ему отдавалась. Я смотрела ему в глаза с каждым толчком из меня через глаза выплёскивался волнами поток энергии. Глаза его были просто безумные. Он брал, он требовал, он просил и рычал мне в лицо. А потом припал к моим губам и в последних толчках излился, с силой прижимая меня к себе. Немного полежав, он взял меня в охапку и повернулся на спину, положив меня на свою грудь.

Мы не заметили, как уснули. Проснулись от стука в дверь. Я только успела прокричать: "Нельзя!" Лия быстро сориентировалась. Сказала, что они пойдут в бар пообедать, и если мы хотим, то найдём их там. Я стала подниматься, и только тогда вспомнила о защите. Это как же я так забыла?

— Мы не предохранялись? — Миша мне показал презерватив, который он уже снял и держал в руке. — Ты ж мой заботливый! — Легко поцеловала его в губы и помчалась в душ.

Миша пошёл за мной в душ, и скоро мы вернулись опять в кровать. Он был горяч, жаден. Так же высасывал мой взгляд. И когда ему казалось, что я мало чувствую, начинал покрывать меня поцелуями. Я замечала, как он изучает меня. Где-то дотронется — посмотрит в глаза, где-то поцелует — и опять вернётся взглядом. Заканчивая второй раз, он прохрипел: "Любовь моя!" И опять лёг на спину со мной. Через пару минут я начала быстренько одеваться, чтобы не началось всё заново. Его взгляд всё так же жадно блуждал по мне. Мне было немного неудобно перед Лией. Быстро вдвоём одевшись, мы почти бегом рванули в бар к нашим друзьям. Как мы не старались скрыть наше настроение, но улыбки трудно было стереть, и они нас выдавали с головой.

Илья и Лия уже, вероятно, давно поели и просто сидели и разговаривали. Они вроде неплохо спелись, как мне показалось. Непринуждённо беседовали, даже нас сразу не увидели. Миша сразу убежал за едой, я присела за столик. Лия на меня посмотрела сначала укоризненно, а потом заулыбалась. Миша принёс мне сыр и овощи, а себе заказал стейк.

Мы поинтересовались как они погуляли, на что нам рассказали довольно насыщенную культурную программу. Сначала они были в парке и погуляли около одного очень интересного фонтана, вероятно, архитектурная достопримечательность. Потом прошли по улице, где продавались картины свободных художников, а потом даже в музей художественный зашли. Вообщем, очень устали. Мы же про себя рассказали, что немного погуляли и вернулись. Я постаралась быстро поесть, чтобы вместе с Лией вернуться в каюту. У Лии оказался пакет с цветами. Перед уходом Илья поцеловал ей руку и поблагодарил за прогулку.

Глава 11

Мы с Лией вернулись в каюту.

— Ну, и как у вас с Мишей? — Лия решила удостовериться в своих подозрениях. Хотя зачем было спрашивать? Вид нашей каюты красноречиво рассказывал, даже запах секса ещё витал в воздухе. Я на мгновение опустила глаза и улыбнулась. Очень надеялась, что Лию не очень смущают наши отношения с Мишей.

— Лучше расскажи, как тебе Илья? Какие у тебя впечатления от прогулки? Нравиться ли он тебе так же?

— Да! Ещё больше нравится. Он такой галантный кавалер, так ухаживает. С ним чувствуешь себя чуть ли не принцессой. — Она как-то задумчиво застыла.

— Ну, ты только не влюбись сломя голову. Не думаю, что что-то серьёзное сразу получится. Мы здесь на теплоходе, в закрытом пространстве, потому от общения не отвертеться. А потом мы их можем и не увидеть никогда. Надо помнить об этом, предвидеть и такое продолжение. Наслаждайся тем, что есть. Нельзя отдавать любовь без доказанной взаимности.

— Я так не могу. Если нравится, то хочется раствориться в нём, иначе какой толк от общения.

— А когда он исчезнет, ты будешь опять плакать?

— Ну, что ты? Я ведь не совсем глупая. Пять дней всего. Из-за чего плакать? — Её некоторая задумчивость немного настораживала. Она не признавалась себе, как глубоко запал Илья ей в душу. Её сияющий вид за столом очень контрастировал с задумчивостью сейчас. Я не знала радоваться или огорчаться. И решила про себя: пусть идёт, как идёт. Действительно пять дней — не месяцы, не год, переживём. — Ты давай с Мишей колись, на сколько у вас всё серьёзно?

— Ну, у нас, я думаю, всё совершенно несерьёзно. Всё так быстро, много страсти и почти никакого общения. Он тоже приятно ухаживает, всем своим отношением показывает, что я самая прекрасная и желанная. С таким и пяти дней хватит на несколько лет жизни вперёд. И я собираюсь взять всё, что он даст. Постараюсь и отдариться соответственно. Но продолжения я не допущу. Он достоин более плодотворных отношений. Миша обязательно должен иметь полноценную семью. Он будет прекрасным мужем и отцом. Я не имею права его занимать. Эти пять дней я не собираюсь от него отказываться. Судьба свела нас вместе. Ответила на мою просьбу о сногсшибательном сексе, и я приняла её подарок и отвечу тем же, что и он — заботой и любовью. Семейного счастья он достоин, а я не та, которая может ему это дать.

— Да ладно, неужели ты откажешься, если он будет предлагать дальше встречаться?

— Это разрушит мою жизнь. Как я буду в глаза смотреть Лёше? Обманывать его я не хочу. Я могу замалчивать некоторые незначительные эпизоды в моей жизни, но что-то серьёзное даже не захочу замалчивать. Значит мне придётся уйти от него. Мне придётся вернуться к маме, значит я возьму заботы о семье. Я стану примерной дочкой, мамой, бабушкой. С Мишей мы будем встречаться некоторое время, а потом он сам поймёт, что только теряет со мной время. Вообщем, такая перспектива меня никак не прельщает. Так что разрыв и полный после теплохода. Но ты, пожалуйста, не говори об этом никому. Мы сами должны всё это решить.

— Я, конечно, никому не скажу, но мне кажется ты зря так думаешь о Мише. У него по-моему всё серьёзно. И ты его очень ранишь таким отношением. В тебе больше не любовь и забота говорит, а эгоизм.

— Ну, себя я тоже жалею. Пять дней одно, а через несколько месяцев или год не смогу расстаться вообще. Он такой ласковый, что я просто таю, полностью растворяюсь. Такое "желе" не сможет ни с кем расстаться. Привязанности между нами ещё нет, пока только страсть — сейчас это не так серьёзно. Мы оба справимся со временем.

— Нет, я не расстанусь с Ильёй, если буду ему нужна.

— Если почувствуешь, что ему нужна, не расставайся. Он, как мужчина, вполне достойный.

Мы всё выяснили и готовились на вечернюю прогулку. Решено было сегодня посетить кинозал. Наши сборы не были такими длительными по сравнению с прошлым разом.

* * *

В кинозале мы с Мишей продержались не более получаса. Нам обоим хотелось одного: остаться наедине, и мы тихо ушли в нашу каюту. Перед тем, как уйти, я тихо сказала Лие, что как закончится фильм я её буду ждать, чтобы приходила, как захочет. Мне не хотелось, чтобы она себя хоть как-то стесняла.

Мы нашли, чем заняться пару часов, но я не позволяла, чтобы мы оказались раздеты к приходу Лии. По окончании фильма она пришла только сказать, что не придёт до утра и, что мы встретимся за завтраком. Пожелав нам счастливой ночи, ушла. Я некоторое время ещё беспокоилась, что Лия себя стесняет из-за меня. Но Миша меня убедил, что Илья никогда ничего плохого Лие не сделает. Рассказал, как Илья помогал ему, поддерживал. Я даже узнала историю его первого брака.

Его первая роковая страсть закончилась для него плачевно и привела к спиванию и депрессии. Илья буквально переселился к нему почти на месяц. Следил, как он восстанавливается, посещает тренажёрку. Бодибилдингом Миша занялся именно под его руководством.

Нам было о чём поговорить. Миша охотно рассказывал, а мне было интересно. Когда же он решил узнать про меня побольше, я, сославшись на усталость, предложила пока просто поспать.

Я не хотела рассказывать о своей жизни. Вспоминать свои прошлые переживания я не любила. Надо жить сегодняшним, ловить прекрасные моменты, и я ловила. В его ласках, его заботе, нежности, любви. Миша так много мне давал только своим присутствием. Мы легли вместе, друг друга обняв. И это чувствовалось так просто, будто мы всю жизнь так жили.

Я решила, что надо запомнить этот момент, чтобы, когда мы расстанемся, продолжать жить в нём сколько возможно. Да, я постоянно держала в голове, что мы расстанемся, чтобы необоснованные надежды не забирали силу. Может быть надо было и его начинать готовить к нашему расставанию, но пока хотелось продлить этот счастливый день. С завтрашнего дня я решила всё-таки озвучить моё видение ситуации, чтобы и он себя уберёг от разочарования.

Глава 12

Миша первый проснулся рано утром. Ему захотелось полюбоваться Машей, пока она спит. Её лицо было серьёзно, даже слишком серьёзно. Даже складка между бровей обозначилась. Как же жизнь её потрепала, что она не может расслабиться даже во сне? Он сразу заметил её настороженность в отношениях. Так же он понял, что настороженность относится не лично к нему, а к отношениям с мужчинами вообще. Когда отношения дружеские или просто со знакомыми, она была открытым и даже восторженным человеком. Но как только он пытался ей показать свою симпатию, как мужчина женщине, то проявлялась её настороженность и волнение. Чувствовалась её неопытность в отношениях с мужчинами. Это радовало, успокаивало его, и в то же время усложняло. Даже то, что она живёт с мужчиной не сделало её более раскованной. Миша был уверен, что сможет показать ей что-то необычное, раскрыть её сексуальность. У него хватит терпения и желания изучать её и ублажать.

Судя по всему в её отношениях с мужем нечего и разрушать. Но почему она выбирает его, хоть тот совершенно её не удовлетворяет? Она любит его или жалеет? Как ему привлечь её к себе насовсем? Миша решил, надо ей как можно больше рассказывать о себе. Пусть узнает его чувства и планы на счёт неё. Надо свозить её к своим родителям. Показать ей коттедж, который хотел приобрести для себя. Если она его полюбила ничего почти не зная о нём, то узнавая больше, чувства только окрепнут.

"Я знаю себя, — думал он. — Если кто-то мне понравится, то это навсегда. Не хочу терять её! Не хочу, чтобы это всё закончилось!"

Маша почувствовала его взгляд, проснулась и открыла глаза, улыбнулась. Они оба чувствовали, какое это утро восхитительное. Их счастье было одинаковым. И она и он проживали эти дни, отдаваясь чувствам, как в последний день жизни.

— Доброе утро! — сказала Маша — О чём ты думаешь?

— Доброе утро, любимая! Я думаю о тебе и о нашем будущем.

— Нашего будущего осталось только трое суток. Как закончится наша поездка, так закончатся наши отношения. — Выражение лица сменилось на серьёзное.

— Не говори так. — Миша не хотел этой обречённости. Он чувствовал, что нельзя поддерживать эту тему. Он обнял любимую. Стал целовать её нежно: губы, лицо, шея, грудь. Всё сильнее они распалялись в страсти. Останавливаться никому уже не хотелось. Он хотел рассказать ей о своих чувствах. Во время страсти это выходило особенно удачно. И он шептал ей о любви, о том, как она прекрасна и как ему нужна.

Маша же не хотела потерять и крупицу, того бальзама на сердце, что неограниченным потоком вливалось ей в душу. Оно залечивало раны, нанесённые когда-то давно, когда душа ещё была открыта и доверялась не тем и не тому. Она не могла ответить тем же, боялась ранить его несбыточными надеждами или обманом, но душа её отвечала огромной благодарностью ему и всей вселенной, которая, наконец, сжалилась над ней и дала ей крупицу счастья. Пусть ненадолго, всего на пять дней, но она пронесёт её, храня в душе на годы, может быть навсегда.

Глава 13

Последующие трое суток пролетели как-то очень быстро. Встречались мы все вместе лишь во время еды, иногда ненадолго на стоянках, как правило, расходясь или разъезжаясь по разным местам. С Лией мы успевали немного пообщаться, иногда во время сборов на вечерние концерты. Мы обычно только сообщали, что у нас всё хорошо, и в основном прекрасно понимали друг друга. Ведь у нас происходило одно и то же. Я слишком хорошо понимала недолговечность, скоротечность момента. Лия же придавалась надеждам и романтике. Здесь уж ничего не изменишь, это зависело от склада характера. Убеждать её я больше не пыталась. Всё надо просто пережить и испытать последствия. В любом случае, это был прекрасный опыт и он был нам всем полезен.

В последний вечер мы с Мишей старались совсем не расставаться. Миша не хотел выпускать меня из рук. Мы так и ходили на прогулке и так же находились в каюте. Он то обнимал меня со спины, то сбоку, то утыкался мне в шею и там сопел, разгоняя мурашки по телу, наполняя меня какой-то живительной силой. Я так и не нашла момента с ним поговорить о наших отношениях в будущем. Я решила отложить наш разговор на последнее утро. При прощании, я ему всё скажу. Скажу, что не могу продолжать отношения с ним, пока живу с Алексеем. Что не хочу мужа ранить, и не хочу его оставлять. Что наши отношения закончатся, и со временем мы совершенно спокойно сможем принять наше расставание. А я ему желаю найти девушку, с которой он построит семью и народит детей. Я была уверена в своём решении. И очень надеялась, что мне хватит сил его исполнить.

Утром я проснулась раньше Миши. Он посапывал рядом. Я всегда умилялась его лицу, когда он спит. Какая-то трогательность, даже беззащитность. Так хотелось его обнять, зацеловать и сказать, что всё будет хорошо и, что он со всем справится. Да уж, со всей своей накаченной силой, а также внутренней уверенностью, он иногда ассоциировался у меня с ребёнком, любящим и доверчивым. Я поняла, что опять превращаюсь в "желе". Надо взять себя в руки.

Я начала про себя прокручивать разные сюжеты развития наших отношений, наших жизней. Я представила его отцом сына или дочки, это мне неплохо удалось. Я замечала здесь, хоть и не часто, как он смотрел на детей. Думаю, что его любили в семье, и он так же будет любить своих детей. Жену его мне было трудно представлять. Вдобавок это было больно. Уже душа прикипела к нему. А ведь прошло всего шесть дней вместе. Что будет, если это продлиться дольше?

Дальше стала представлять свою жизнь с продолжением наших отношений: вот он мне звонит, и мне приходиться то шёпотом общаться, то прячась, то просто переходить на письма с беззвучным режимом. Потом будут встречи тайком от Лёши. Мне придётся врать ему, что я пошла по магазинам или ещё куда. Уже стало противно. Я так привыкла ничего не бояться, быть откровенной и уверенной в себе. Я не видела счастливого будущего у нас. Какое-то время мы будем наслаждаться близким общением, но всё затухает без развития и надежд на лучшее будущее. Для зарождающейся семьи самыми прекрасными надеждами, могут быть дети, расширение семьи, общие интересы.

В моём же возрасте интересы уже сменялись на спокойствие и даже уединённость. Мишу я плохо представляла уединившегося с книжечкой, может только с чем-то по хозяйству, и то вряд ли. Он общительный, молодой, активный — это его судьба сейчас и в ближайшее будущее. Лёша — это моё будущее, а Миша — настоящее и прошлое. Романтика пройдёт, я справлюсь, да и Миша тоже.

Укрепившись такими мыслями, я настроилась на разговор. И после пробуждения Миши, я почти сразу начала его.

— Миша, надо поговорить. — Миша не сразу настроился на серьёзный лад. Думаю, ему надо было тоже время, чтобы уйти от состояния блаженства, с которого начинались и заканчивались эти несколько дней. Улыбаясь и водя по моему бедру рукой, он пытался сосредоточиться на моём взгляде. Всё-таки у него это не получилось с первого раза и он потянулся за поцелуем, и я позволила, стараясь не затягивать. Но потом всё-таки постаралась убрать улыбку с лица. — Давай, ты меня выслушаешь, а потом скажешь, что об этом думаешь?

— Хорошо. Говори. — Он наконец взглянул на меня более внимательно.

— Я думаю, — начала я, и грудь как-будто сдавило. Поняла, расставание будет болезненным. — Мы сегодня расстанемся и больше не будем встречаться. Для тебя это бесперспективные отношения, а для меня — болезненные. И потому ни звонков, ни встреч, чтобы не мучить себя дольше. — Взгляд Миши потяжелел. Потом на некоторое время отвлёкся от меня.

Как же мне стало холодно и больно от этого. И надо же быть таким мазохистом, чтобы заводить подобные разговоры. Мне очень захотелось поскорей закончить этот разговор, куда-нибудь забиться в уголок и себя там пожалеть. Кажется я мечтала сейчас лишь о чьей-то жалости, потому что в себе я сил уже не находила. Наверное, Миша понял меня и погладил по щеке, смягчил свой взгляд.

— Скажи, ты не любишь меня? — мне стало немного легче. Свою любовь я не отвергала, привязанность себе прощала и его тепло стало мне лучиком надежды, что у меня всё будет не так беспросветно.

— Я люблю тебя! Очень! Лучше тебя я не встречала! Но у нас нет будущего.

— Это почему?

— Я почти старуха, а ты молод и полон сил. У нас разная жизнь.

— Ну, почему ты так зациклилась на возрасте?! Какое это имеет значение, если мы друг друга любим?!

— Большое! Чтобы жить с человеком вместе, надо разделять его образ жизни, его интересы, приоритеты. Нам было хорошо эти дни, но через некоторое время всё придёт в более спокойное состояние, и тогда появится вопрос — "что дальше?" Тебе надо создать семью и иметь детей, а мне поддерживать здоровье и меньше волноваться. Твоя жена должна быть красива и молода, чтобы поддерживать твой огонь желаний, а также родить тебе детей! Разве ты этого не хочешь?

— Я хочу, чтобы рядом со мной была ты! Я долго мечтал о тебе. Ты красива и желанна для меня. А дети? Не у всех вообще счастливые семьи, даже если есть дети. Я не могу смириться с тем, что я тебя нашёл, мы с тобой были счастливы и расстались просто из-за предполагаемых преград. Ведь мы не знаем, что будет в будущем, только предполагаем и уже боимся этого заранее. Давай доживём и увидим?

— Прости, от меня зависит жизнь не только моя, и было бы безответственно не подумать о близких. Что будет с Лёшей, что с тобой, и что со мной? Нет, я думаю, что надо закончить отношения. Как бы ни было тяжело сейчас, позже будет ещё тяжелее, а сейчас мы справимся, если не будем обвинять друг друга, и оставим только прекрасные тёплые воспоминания.

Миша был недоволен, пытался ещё настоять на том, что отношения мы можем не рвать совсем, а просто приостановить, чтобы потом решить. Но я была непоколебима. Я знала, что потом могу просто ослабнуть и потерять контроль, пуская всё на самотёк. Я не хотела срывов. Я хотела вернуться опять к тому душевному покою, что царил у меня до поездки. Пусть останутся лишь воспоминания, которые скрасят мои одинокие вечера.

Я смогла добиться того, что Миша хоть и без желания, но согласился и отпустил меня без номера телефона и без адреса. Мы расстались у такси, в которое я садилась одна.

Глава 14

Миша долго не мог успокоиться и сосредоточиться на работе. Мысли всё возвращались к последнему разговору с Машей. "Почему она выбрала расстаться с ним? Может она просто не любит его и постеснялась ему это озвучить?" Но Маша всегда была откровенной в разговорах, не стеснялась и деликатных тем, да и настроение её всегда легко читалось по ней. Маша совершенно не умела скрывать своё настроение, по крайней мере от него. Наконец, Миша утвердился в мысли, что Маша любит его, и сказала то, что думала. Заставить или уговорить её встретиться, он считал пока невозможным. Надо переждать.

Он помнил адрес её гражданского мужа, и её матери с того ещё времени, как встречался с ней в первый раз. Михаил решил дать время Маше на размышления. Если их чувства истинные, глубокие, то непременно перевесят всякие умозаключения. А он переждёт и через месяц, другой найдёт повод с ней встретиться. На счёт телефона, то можно будет, пожалуй, обратиться к её подруге, Лие. Миша знал, что Илья с Лией обменялись телефонами. Лия показалась Мише вполне адекватной, чтобы не испугаться и дать телефон своей подруги. Через несколько дней Миша достаточно успокоился, уверив себя, что всё будет так, как нужно, и он добьётся, что они будут вместе. К тому же загруженность на работе увеличилась. Так же он стал чаще посещать тренажёрку, поняв что это хорошая альтернатива борьбы с тоской и стрессом. Ночью же Маша часто ему снилась и Миша считал это признаком того, что Маша тоже его не забывает. Он стал верить в благоприятное будущее ещё сильнее.

* * *

Первые дни после расставания я себя чувствовала неплохо. По приезду Лёша спросил лишь, как всё прошло, хорошо ли. Я уверила его, что всё было замечательно. Показала несколько фотографий, но, конечно, не показала множество фоток, где был Миша. Я теперь частенько оставшись одна, смотрела на них. И с каждым днём я всё лучше относилась к Мише, всё больше о нём думала. Наконец, это наваждение стало меня напрягать: жалость, что всё закончилось; просыпающиеся желания по вечерам, а так же ночами просыпаясь от такого сильного желания, что невозможно было унять самоудовлетворением. Я догадывалась, что, вероятно, это Мишино желание доходит до меня. Я давно заметила за собой, что чувствую сексуальный интерес мужчин к себе уж слишком сильно. Вероятно, тому виной была моя чувствительность. Но я знала, как её притупить. Я решила увеличить физические нагрузки. Теперь на тренажёре я занималась каждый день. Я старалась себя утомлять, чтобы уж спать без задних ног.

Через пару дней мне позвонила Лия.

— Ты представляешь, что мне сказала хозяйка квартиры? — после приветствия спросила Лия опять с расстройством в голосе. Я поняла, что она снова плакала.

— Что случилось? — с тревогой спросила её.

— Хозяйка сказала, что они разводятся с мужем и продают эту квартиру. Что не могут ждать, и что уже выставили её на продажу. Я была просто в шоке. Денег мне сейчас не хватит за два месяца заплатить, я потратилась на поездку. Да и квартиру быстро не найдёшь. В центре всегда очень дорого.

— Лия, давай я тебе взаймы дам. У меня есть ещё НЗ. А то может в моёй комнате у мамы моей поживёшь? Хоть несколько месяцев, пока деньги накопишь?

— Это очень далеко, с племянниками сколько всего надо посетить. И я не буду занимать ни у кого. Мне сестра предложила у них пожить. Вот собираюсь, но как так можно с людьми обращаться, просто на улицу выкидывать? Может неделю ещё здесь смогу перекантоваться. — Я помнила, как Лия рассказывала, что она какое-то время жила у сестры с мужем, и как ей было тяжело выносить постоянные придирки от мужа сестры, что ей пришлось срочно искать жильё тогда. И теперь она обрекает себя на тесноту и неприятные отношения. Я опять начала за неё беспокоиться.

Лия нервничала и жаловалась. Ей хотелось хоть кому-то выговориться, кто её поддерживает. Сестра с её мужем хоть и были зависимы в некотором роде от помощи Лии, но относились к ней с прохладцей. И часто просто использовали её. А она считала чуть ли не обязанной им помогать, так как одинока и имеет свободное время. Так же она слишком ответственно относилась к учёбе и воспитанию детей, тем более очень любила племянников, которые отвечали ей взаимностью. После её откровений и моих успокаивающих слов, мы закончили разговор. Но я не почувствовала, что ей стало легче от нашего разговора, а я не знала как ей могу ещё помочь.

На следующий день Лия опять позвонила. Настроение у неё было уже гораздо лучше.

— Мне вчера звонил Илья. И застал меня, когда я плакала. Я ему объяснила обстановку и он сказал, что постарается помочь. Обещал позвонить сегодня. И вот звонил, сказал, что тут недалеко в строящихся домах, у него есть однокомнатная квартира. Он проверил и убедился, что там вполне нормальный ремонт, и я могу там пожить. Он объяснил, что приобрёл себе её, но не знал, на сколько там жилые условия. Мне, конечно, было неудобно стеснять его. Но он сказал, что ещё не собирался скоро туда переезжать. Я думаю, поживу там хоть пару месяцев, пока скоплю на два месяца предварительного платежа за квартиру.

— Я очень рада, что Илья так тебе помог. Хоть кто-то проявил к тебе участие из мужчин. Я к твоему Илье ещё лучше стала относиться. — Я почувствовала, что и Лия оттаяла рядом с ним. Может у неё с ним и сладится, а то уж слишком долго она одна.

— Ну, что ты, он не мой. Он мне ничего не обещал. Вот позвонил первый раз, узнать как дела. Мне очень неудобно его беспокоить, но это единственный нормальный вариант. С сестрой будет очень тесно. И я рассказывала, как я с ней жила прошлый раз. — Я была рада, что у неё всё утряслось хоть на пару месяцев. А уж поддержка Ильи меня радовало вдвойне. — Слушай, а как у вас отношения с Мишей? Он тебе звонил?

— Нет, Лия. Я попросила не звонить мне, и даже телефон свой ему не дала.

— Зачем ты так? Неужели ты не скучаешь? Вы были такие счастливые всё то время, что были на теплоходе.

— Я тебе уже говорила, что ни к чему хорошему эти отношения не приведут. Я, конечно, очень скучаю, но я справлюсь. Ради его счастливой судьбы, ради своего здоровья и спокойствия, да и ради Лёши. У меня были расставания, нужно просто некоторое время перетерпеть.

Лет через десять, как погиб мой муж, я начала встречаться с мужчиной чуть младше меня, Сергеем. Он был приятен в общении, веселил меня анекдотами. Я стала успокаиваться, думала, что у нас любовь. Через два года знакомства, мы стали жить вместе. Он жил со мной, но не помогал почти совсем. Говорил, что ему не платят, что найти другую работу он не может, кризис. Работал с утра до вечера. Мы хоть и бедно, но сводили концы с концами за счёт моих средств.

Он бывало раз в неделю не жил у меня два-три дня, объясняя, что от своей мамы ближе к работе. Потом я узнала, что он вёл двойную жизнь. Семьи у него вроде параллельной не было, но он ни в чём себе не отказывал. А со мной ему было просто удобно, на полном пансионе. Разочарование было болезненным. Мы жили год, а как я выгнала его, то ещё долго переживала, его вспоминая. Скучала. Он ещё долго мне периодически звонил, мы разговаривали. Но не разрывая полностью общение, я лишь терзала себя.

Это что-то похожее, что было у Лии с первым Ильёй. Да, я прошла через подобное, и нисколько не осуждала подругу за мазохизм, лишь пыталась её увезти от таких отношений. Теперь же и я не собиралась повторять подобное в своей жизни.

Через полторы недели моих усиленных тренировок у меня появились проблемы со здоровьем. Давление падало, кружилась голова и подташнивало. Виной этому я посчитала слишком большие нагрузки, и дала себе отдых. Но симптомы не проходили, и я задумалась, что за болезни могут меня одолевать? Не пришли и месячные, появились беспокойства другого рода. Купила тесты на беременность. А вдруг!

То, что я оказалась беременной, меня привело просто в шок. Хотела для себя радости и покоя, а пришла к таким результатам. Я была категорическая противница абортов, и это привело меня к полному изменению жизни. Я раньше размышляла, каковы бы были дети от любимого человека? Но рожать почти в пятьдесят лет, и каково их растить престарелой даме? У ребёнка обязательно должен быть отец. Я не могла его лишить родного человека. Так же не могла обманом или даже просто навязать мужчине воспитывать чужого ребёнка.

С Лёшей мы всё меньше разговаривали. И я уже поняла то, что есть я у него или нет — это почти ничего не меняет. А ради ребёнка мне будет лучше объединиться с родными людьми. Разговор с Лёшей был недолгим. Я рассказала ему о своём состоянии, он упрекал меня за измену. Я же ему попеняла, что отношений у нас как у мужа с женой уж больно давно нет, да и ребёнка ему наверняка чужого не нужно, так что жизнь придётся перестроить, и я переезжаю к маме. Ему было, конечно, неприятно, но сильных переживаний я у него не заметила. Самой мне было не до самокопаний. Настрой у меня был решительный, я собиралась рожать и растить ребёнка.

Переехав к маме, в свою комнатку в её трёхкомнатной квартире, первым делом записалась на приём к врачу и позвонила Лие. Я попросила у неё узнать у Ильи телефон Миши. На вопрос: "Зачем?", решила пока не рассказывать ничего, пообещав потом всё объяснить. Вечером Лия мне переслала Мишин телефон, и я ему позвонила, договорившись о встрече на следующий день.

Глава 15

Миша был очень обрадован звонком от Маши. Она первая сама позвонила ему, позвала на встречу. Он не знал цели их встречи, но настроение резко подскочило. Ему очень хотелось её увидеть. Днём на следующий день позвонил Илья.

— Миша, привет! Как у тебя дела?

— Илья, привет! Всё замечательно! Дом скоро сдадим. Кстати, это ты купил однушку в третьем доме? Заметил твою фамилию.

— Да, купил недавно.

— Я удивлён. Почему ты ко мне не обратился? Ты для себя? Ты думаешь у нас в городе пожить?

— Не совсем для себя. Лию киданула хозяйка её квартиры, и я решил купить, мне всё-равно пригодится, а она пока поживёт.

— Вот это да! Ты ей квартиру купил?

— Я просто предложил ей там пожить. Кстати, твоя Маша просила Лию дать твой телефон. Так я дал. Наверное, позвонит тебе.

— Да, позвонила уже. Позвала на встречу. Сегодня встречаемся..

— Поздравляю! А не сказала зачем?

- Нет, не сказала, но, думаю, нам уже пора встретиться. Надеюсь, она тоже соскучилась.

— Кстати, не говори ей на счёт квартиры, что я её купил недавно. Я сказал, что у меня уже была, а то Лия и так отказывалась от помощи, еле уговорил.

Окончив разговор, Миша успел съездить на два объекта и подходило время свидания с Машей. Сердце гулко стучало, в ушах шумело от приподнятых эмоций. Сам не ожидал подобную реакцию от себя на предвкушение встречи. Мысли были лишь о том, чтобы не отпустить, продлить встречу, добиться следующей, а лучше вообще увезти её домой к себе и не отпускать больше.

* * *

С самого утра пошла в женскую консультацию и задержалась до обеда. Сначала сдала все анализы, потом пошла по врачам. Сразу предложили аборт, а как отказалась, каждый считал своим долгом рассказать о разных осложнениях: давление уже стало падать, предполагали, что будет хуже, нашли ещё несколько болячек, да и возраст. Под конец уже решила не спорить, старалась отмалчиваться. Мне невозможно представить убийство ребёнка, даже не рассматривала такой вариант для себя. Но надо быть готовой ко всему. Потому встреча с Михаилом должна состояться. Если со мной что-то случится, ребёнок не должен остаться без поддержки.

Мысли о том, что Миша может отказаться от ребёнка, гнала от себя. Знала его совсем недолго, но не могла представить, что он избавится от своего ребёнка, даже если будет трудно. Хождения по врачам не давали скатиться в беспокойство об этом. Выскочила из консультации за пятнадцать минут до встречи. Пришлось вызвать такси, и на встречу я немного опоздала. Когда увидела Мишу за столиком в кафе, не удержалась от улыбки. Какой же он всё-таки красивый в простой, но стильной одежде, одухотворённое лицо, перед ним букет алых роз — картина маслом, повесила бы перед собой и любовалась. Даже дышать стало легче. Он увидел меня, тоже улыбнулся. Я всеми силами постаралась прочувствовать серьёзность момента. Решается судьба нашего ребёнка, нельзя пока расслабляться. После приветствия, сразу перешла к делу.

— Миша, у меня к тебе серьёзный разговор.

— Я рад тебя видеть. Но если очень серьёзно, то говори. — Он тоже постарался сделать серьёзное лицо.

— Я беременна. — Внимательно вглядывалась, стараясь почувствовать впечатление. Заметила расширившиеся глаза: удивлён, недовольства не появилось, улыбка, едва сдерживаемая, не исчезла. Он не злится — уже хорошо, даже рад в первое мгновение. Значит, я могу ему доверять.

— Это точно? Что ты собираешься делать?

— В больнице уже была. Буду рожать. Но мне интересно как ты к этому относишься? — он буквально на мгновение задумался.

— Ну, как? — он улыбнулся. — Я думаю, нам надо пожениться. — Всё-таки я в нём не ошиблась. Но замужество для меня сейчас не было в приоритете. Главное ребёнок будет иметь отца, и он будет заботливым. Сразу представила малыша и обняла его в мыслях. Про себя я увидела малыша с такими же глазами, как у Миши, буквально его лицо и улыбка. Я их обоих обожаю! Но тут же вспомнились слова врачей, предостережения, что опасность почти смертельная. Ни к чему Мишу повязывать к себе. Вдруг я вообще не выживу, станет вдовцом. Да и потом, если будем вместе жить, я постарею и буду тяготить его. Просто ради ребёнка жениться не стоит. Теперь есть время приглядеться, жизнь нас свела опять и уже на более длительное время. Сейчас все мои чувства находились с нашим малышом.

Пока я размышляла, не заметила, как Миша достал и положил на стол маленькую коробочку. Когда я её увидела, он посмотрел мне в глаза и спросил, — Ты выйдешь за меня? — В коробочке оказалось скромное золотое кольцо с тремя прозрачными камушками.

— Давай сейчас не будем об этом. Сейчас меня беспокоит только судьба малыша. Мало ли что произойдёт за время беременности. А замужество — это дело двоих. Это не стоит решать в спешке. И только из-за ребёнка не стоит связываться. Для принятия такого решения нам надо друг друга лучше узнать.

— Ты хочешь остаться жить с Лёшей?

— Нет. Я переехала к маме.

Мы ещё около часа пообщались. А потом он меня подвёз к моему дому. Мы решили созваниваться и общаться чаще и тогда, когда кому-то из нас захочется. Но я не думала, что это станет настолько частым.

Глава 16

Миша звонил теперь каждый день по нескольку раз. Вечером перед сном, утром смс с пожеланием доброго утра, в обед спрашивал о самочувствии. Если я чувствовала себя хорошо, то он звал на свидание. Мы гуляли, сходили разок в театр, но самочувствие не позволяло часто находиться в людных местах. Обязательные прогулки каждый день мы проводили почти всегда вместе. Находились темы для разговоров. Миша оказался достаточно интересным собеседником. Близкие отношения для меня были тяжеловаты. Слабость усиливалась даже от одного поцелуя. Так что тёплые объятия — это всё, что ему доставалось. Я вначале была почти уверена, что ему это скоро надоест и он начнёт находить причины, чтобы пореже общаться со мной. Но прошёл месяц, второй, но он продолжал звонить, писать, приходить. Через два месяца слабость усилилась, предложили лечь в больницу и провести курс лечения витаминами, но мне не хотелось ложиться в больницу, там совсем испортится настроение, и не думаю, что это пойдёт нам с малышом на пользу. Тогда Миша предложил пожить у него. Сказал, что сможет посвятить больше внимания мне, решил нанять сиделку на два-три часа в день, чтобы я была под присмотром. Я согласилась, мне очень нравилось, как он о нас заботится.

Когда я приехала к нему в квартиру, то первое время чувствовала себя как-то скованно. Если с Лёшей или у мамы я чувствовала себя хозяйкой, могла навести свой порядок, или у мамы и так знала что и где должно быть, то у Миши в холостяцкой квартире я некоторое время старалась ничего не менять. Но стремление к уюту и полученное разрешение от Миши, заставили меня начать переустройство его обстановки. Спасибо Мише, что он потакал моим капризам: то кровать не той стороной стоит, то свет не туда падает, то слишком тёмный угол. Моё настроение менялось быстро: то я довольна, то всё не так. Он проявил много терпения и такта со мной. Я, кажется, даже забывала, что мы не женаты. Я стала просто командовать им иногда, от чего он кажется только веселился больше и размягчался.

Я только распаляла его желания. У самой же периодами просто сносило голову и я заласкивала его до стонов. Скоро у нас наладилось и сексуальное общение. То он меня доводил до оргазма, то я ему помогала в том же. Скоро без откровенных ласк не обходилось уже ни одно наше общение. Каждый день для меня был как последний. Я часто думала, что может оказаться, что я не переживу роды, уж слишком много было противопоказаний. Я, конечно, не скажу, что совсем не боялась умереть. Но мысль, что уже возраст большой, мой папа умер в 63 года. Я философски размышляла, что мне и так оставалось немного времени на жизнь, а часть из неё просто существование с болячками и в одиночестве. Сейчас же одни из самых счастливых дней в моей жизни, и они не могут длиться вечно. К тому же всё по воле Высших, что уготовано, то и произойдёт. Страх от себя старалась гнать, и жить радостями, которыми меня одаривает судьба, может как раз из-за этого ребёнка.

Приближался день рождения Лии. Мы договорились с Мишей, что вместе съездим за подарком. За день до этого вечером Мише позвонил Илья. Оказалось, что он хотел посоветоваться, что подарить Лии на день рождения, что она любит, есть ли у неё мечта?

— Что ей подарить? — спросила я. — Она художница и любит всё красивое, художественно оформленное. Ювелирные украшения, конечно. А мечта? Есть у неё одна мечта. Но не знаю, захочет ли он её исполнить? — Миша весь превратился во внимание. Честно сказать, не знала, стоит ли открывать сокровенные мечты моей любимой подруги. Но буквально шестое чувство меня подтолкнуло. "Может это шанс их исполнения?" — Она мечтает выйти замуж. Лия чувствует свою неполноценность из-за того, что ни разу не была замужем. — Миша передал мои слова Илье. И я мысленно извинилась перед Лией. Не подумает ли она, что я предала её?

На следующий день, ближе к вечеру, когда мы вернулись с купленным подарком для Лии, я приобрела для неё шикарное нижнее бельё, подумала, что это поможет разнообразить её сексуальную жизнь, позвонила Лия.

— Мне Илья сделал предложение! — выпалила она мне почти сразу. Её голос подрагивал в интонациях, что показывало ее взволнованное состояние. По-моему она очень старалась сдерживаться, чтобы не перейти на визг от радости. Вероятно, Илья находился рядом. — И мы решили позвать вас с Мишей в свидетели.

— Мы очень рады за вас и поздравляем! — Я очень хотела поддержать её немного официальный тон. Мы потом с ней выпустим пар, а перед нашими мужчинами не упадём в грязь лицом и не покажем наших сверх эмоций. Я посмотрела на Мишу с немым вопросом: "Ну, как?" Он улыбнулся и кивнул. И я продолжила. — Мы вполне могли бы стать свидетелями на вашей свадьбе, но моё состояние может не дать возможности гулять на свадьбе.

— Это не важно. Мы собираемся провести скромную свадьбу.


Но скромной свадьбы у них не получилось. Надо отдать должное Илье, он решил исполнить мечту Лии в полном объёме. Они выбрали шикарное место у пруда, пригласили около ста человек, провели шикарную фотосессию с посещением разных мест. А после свадьбы отправились в свадебное путешествие на Бали на 10 дней. Мы побыли с Мишей на свадьбе, наверное, час. На большее меня не хватило. Всё остальное я просмотрела по видео и фотографиям.

Через два месяца Лия уже была беременна. Она призналась мне, что замужество её поменяло. Раньше она думала, что не хочет иметь детей, а после замужества родить ребёнка стало её навязчивой идеей. Я тоже заметила, что она изменилась. Она почти постоянно светилась от счастья. От самобичевания ничего не осталось. Илья смог поднять её самооценку на такой высокий уровень за такой короткий срок. Это надо быть психологом, никак не меньше. Но всё-таки я понимала, что, конечно, не свадьба так изменила её, а любовь.


За два месяца до планового срока родов меня всё-таки положили в больницу на сохранение. Никто мне не говорил уже, что очень опасно. Старались меня настроить на благополучное разрешение, но я всё чаще ловила себя на страхе и беспокойстве. Я как-будто что-то предчувствовала.

Миша и здесь меня не забывал. Мне приходилось почти всё время лежать, а его не пускали в палату. Он приходил каждый день, но встречались мы уже совсем редко. Я стала скучать. Рукам не хватало тепла его тела, перед глазами стоял его образ. Если днём меня хоть кто-то или что-то отвлекало, то вечером и ночью хотелось просто выть. Я, конечно, старалась себя подбадривать, настраивать на положительный лад, но, вероятно, гормоны не давали мне привести себя в нормальное состояние.

Глава 17

Миша как раз собирался в больницу к Маше, когда ему позвонил врач и сообщил о рождении сына, но предупредил, что есть осложнения, и его просят приехать для оформления каких-то документов. Миша спешно примчался в больницу. Его провели к главврачу и стали говорить о нестабильности состояния Маши. Он как в тумане слушал о том, что Маша оформила доверенность на своего ребёнка на него, если с ней что-то случится. Ставили его в известность, что состояние критическое, рассказывая о диагнозах, которые с трудом поддавались пониманию. Когда доктор озвучил, что хотел, Миша лишь смог попросить: "Спасите её! Что надо сделать? Любые деньги! Только спасите её!"

Вначале, от внезапного страха за жизнь Маши, у него на время помутился рассудок, он стал плохо понимать слова. Потом вдруг всё прояснилось с чётким пониманием, что надо делать. МИхаил развёл бурную деятельность. Связались с каким-то врачом из столицы, стали готовиться к внеплановой операции. Всё это время Миша был в больнице, постоянно справляясь о Машином самочувствии. Операция длилась пять часов и уже закончилась ближе к ночи. После операции его уговорили поехать домой. Он уехал с мыслью лишь помыться и переодеться. Придя домой, Михаил почувствовал резкий откат от пережитых эмоций и после душа уснул практически мгновенно. На следующий день с утра Михаил был опять в больнице и узнал, что состояние стабилизировалось, и хоть она ещё не приходила в сознание, но прогноз был хорошим. После курса реабилитации есть возможность вернуться к здоровой жизни.

Вернувшись вечером домой, он чувствовал усталость и удовлетворение. У входа остались стоять два пакета, что дали ему в роддоме с Машиными вещами, и он решил их разобрать. В первом была её одежда, во втором он наткнулся на ежедневник в толстой обложке с изображением малыша. Он открыл его и стал читать.

"Дорогой мой сынок! — так начинался дневник. — Ты ещё растёшь у меня в животе, но я уже безумно тебя люблю. В жизни многое происходит без нашего желания, просто неожиданно, но мы можем предугадать разные последствия и приготовиться к ним. Вот и я решила, что с моим состоянием здоровья, я должна подготовиться, и если Богу будет угодно забрать меня в такой ответственный час, то я всё-таки найду возможность поговорить с тобой. Рассказать важные для тебя вещи, которые больше никто не сможет тебе рассказать.

Я знаю много людей, которые оставшись без отца или матери, или обоих родителей, часто зацикливаются на мыслях, что их бросили, что их не любили, что они не нужны. Это очень неправильные мысли. Ты очень нужен всей Вселенной, поверь мне! Тебя любит сам Бог, и чем труднее твоя жизнь, тем больше он внимания тебе уделяет, тем больше ты ИМ любим!

Самое важное, что я хотела сказать тебе, это то, что ты плод любви! Мы с твоим папой очень любим друг друга. Для меня Миша самый прекрасный мужчина, какого я только встречала. Я уверена, что ты очень похож на него не только внешне, и я тебя уже люблю не меньше, чем его, и тем более не меньше, чем своих старших детей. У тебя будут родственники с моей стороны, я тебе о них расскажу всё, что знаю, расскажу про предков, которых ещё помнят в моей семье, а также у тебя есть и отец, который не меньше тебя будет любить, и его родственники.

Так как ты плод любви, то, уверена, что и у тебя в жизни появится любовь и счастье. Обязательно дождись ЕЁ и не променяй на материальные блага и своё спокойствие.

То, что мы ещё не женаты, не говорит о том, что твой папа не хотел связывать со мной, с нами, свою жизнь. Он хотел, но это я не хотела связывать его с собой. Я тебе объясню почему.

У нас с твоим папой большая разница в возрасте. Женщины чаще всего стареют быстрее мужчин. И если я через десять лет стану морщинистой усталой женщиной, то мужчина останется привлекательным, сильным ещё долго. Я сейчас глубоко понимаю, как тяжело жить с человеком, когда ты ещё активен и здоров, а твой партнёр уже думает только об отдыхе и покое. Как ты становишься одинок, и как стареешь вместе с ним. Это не счастливая жизнь, а существование. Человек в любом возрасте должен находить интерес и радость. Зачем себя закапывать раньше, чем это сделает природа? Это неправильно. Мне не хотелось разбивать себе сердце через несколько лет, расставаясь с ним, когда ему захочется общаться с молоденькими девушками. Поэтому я решила обозначить наши отношения, как временные, и не согласилась за него выходить замуж.

Человек всегда должен быть свободен в выборе. Я, вероятно, вообще против института брака, потому, что в жизни оно ничего не гарантирует, в частности опираюсь на свой опыт. Но любовь сама по себе приносит счастье, если умеешь дать свободу любимому человеку. Если ты наслаждаешься взглядом, замираешь от восхищения, видя его; чувствуешь себя частью Мира, где он живёт — можно быть счастливым, и не обладая.

Ты вырастешь и обязательно это испытаешь и меня поймёшь!"

Далее шли записи: менялись даты, шли подробные описания предков до пра-пра-пра-прадедушки, который оказался священником. Были описания мест рождения некоторых родственников и немного о их жизни. Было даже описание жизни пра-пра-прабабушки, которая была крепостной, родила девочку от цыгана. Барин его отправил на военную службу, чтобы прибрать к рукам молодую и красивую жену. Как она бежала в деревню к своим дальним родственникам и там уснула на несколько дней. Её посчитали мёртвой и похоронили. Когда приехал барин, заставил раскопать могилу, там её обнаружили перевёрнутой и задохнувшейся с ободранными ногтями. Девочку, оставшуюся сиротой, определили на попечение деревни. Каждый день менялся дом, где она питалась. Так она и выросла, а потом вышла замуж, была очень хозяйственной и красивой, родила восьмерых детей. Прилагалась фотография её с мужем. Её дети тоже были описаны.

Были и другие истории. Были названия деревень, где проживали разные родственники, некоторые истории оттуда. Миша не смог оторваться от дневника, пока не прочитал весь, а в конце он нашёл записку и для себя. Маша вставила её отдельно. Она была немногословна.

"Дорогой и любимый Мишенька! Если ты читаешь это, то, вероятно, меня уже нет в живых. Но ты должен знать, что я ни о чём не жалею. Этот ребёнок — ещё одно счастье для меня в придачу с твоей любовью. В жизни и смерти человек не властен. Как бы не повернулась судьба, она всегда справедлива и правильна!

Не сомневайся, я любила тебя! Я сейчас люблю тебя, как никого за свою жизнь. Я отдаляла тебя, старалась не связывать с собой только ради того, чтобы ты нашёл своё счастье. У тебя должна быть крепкая семья на всю жизнь! Ты достоин этого с твоей душой, с твоей способностью любить так самоотверженно и честно!

Прости меня за то, что принесла тебе страдания. Но скажу тебе, что очень не хочу, чтобы ты страдал. Помни радостные моменты и желай опять любить. Не закрывайся от жизни. Сын тебе не помешает. Думаю, у тебя появится рядом ещё один человек, который будет желать тебе счастья, и оно у тебя обязательно будет!

Я уверена, что ты со всем справишься! Ничего не бойся! А я люблю тебя и буду любить и за гранью! Прощай! Твоя Маша."

Сначала Мишу душили слёзы. Мучила мысль, что он мог потерять её. Потом же его постепенно отпустило, и он стал улыбаться от счастья. Он узнал всё, что хотел. Теперь он ни за что её никуда от себя не отпустит. И она выйдет за него замуж, уж ему хватит настойчивости уговорить её. Он хотел иметь её всю без остатка. Она его счастье и любовь, и будет с ним до последних дней! Ни о какой старости он не думал. Свою Машу он безумно хотел, хотел просыпаться каждый день рядом, слышать её слова, чувствовать её руки. Уходя в свои желания, воспоминания, он постепенно ушёл в сон, где уже явственно слышал такой желанный голос, чувствовал ласки и объятия. Он был счастлив и наяву и во сне.


Эпилог

Очнулась я в больнице, слабость была неимоверная, тяжело было даже дышать. Мысли были лишь о ребёнке. Очень хотелось услышать, что он жив и здоров. Я видела врачей, пыталась спросить, но на разговор сил ещё не было. Наконец, рядом сел какой-то врач и сказал, что операция прошла благополучно, что у меня родился здоровый мальчик, что его скоро выпишут, и он отправится к своему отцу. Я успокоилась и скоро опять провалилась в темноту.

В следующий раз, когда я пришла в себя, я уже увидела Мишу. Какой же он был осунувшийся, усталый, но счастливый. Мне даже показалось, что в глазах блестели слёзы. Но может мне это просто показалось, ведь мне самой хотелось плакать от счастья. Как я по нему соскучилась! Надеюсь, я смогла нормально улыбнуться, так как руку я ещё поднять не смогла. Он взял меня за руку, поцеловал сначала каждый пальчик, потом губы, и я действительно почувствовала его слезинки на щеке. Он мне говорил, что всё теперь будет хорошо. Что с сыночком он будет сам сидеть, и ему поможет его сестра, что специально приехала из другого города для этого. Что все здоровы, и что я поправлюсь скоро. Врачи сказали, что опасности больше нет. А я слушала его голос, улавливала его запах, наслаждалась счастьем от его присутствия.

С каждым днём я всё дольше бодрствовала. Через неделю уже стала вставать. Миша приходил каждый день, стал звонить, писать сообщения. Он мне прислал фотки и видео нашего сыночка, мы решили назвать его Андрюшей, в честь его отца. Через три недели меня выписали по нашей просьбе. Я ещё была слаба, но теперь могла обнять своих любимых.

В первый же день прибытия в квартиру Миши, мы устроили праздник для нас двоих. Миша сам всё организовал: заказал еду из ресторана, поставил свечи, весь зал был заставлен цветами. Мне было приятно от такого внимания. Сначала мы просто наслаждались едой и обществом друг друга, потом Миша решил начать серьёзный разговор.

— Маша, необходимо оформлять документы на сына и, думаю, нам надо оформить наши отношения. Ты просила дать тебе время подумать. Мои желания не изменились. Ты выйдешь за меня замуж?

Я догадывалась, что он заведёт этот разговор. За время беременности было всё передумано не раз. Я понимала, что теперь расставаться нам будет очень тяжело, даже невозможно. Всё уже изменилось у меня в жизни, возврата к старому нет. Моё стремление оградить его от нашей связи встретило довольно сильное противодействие с его стороны. Значит пусть всё идёт своим чередом. Судьба связала нас, изменила всю жизнь, стоит ли спорить с судьбой, тем более, что она и дала то, что мы хотели? И я ответила согласием на его предложение.

Регистрацию провели без особых торжеств. А потом мы поехали, как я подумала, домой, к нему в квартиру, но Миша привёз нас к какому-то загородному коттеджному посёлку. Я была так удивлена, когда мы подъехали к двухэтажному дому, где нас и встретили родственники, а так же Илья с Лией. Я только сейчас вспомнила, что Миша говорил о перспективном строительстве домов с использованием передовых технологий. На мой вопрос: "Куда мы приехали?", он только ответил: "Домой." От избытка чувств я просто прослезилась. Надо же какие партизаны? Никто не сказал мне ничего, даже Лия молчала. В доме уже всё было подготовлено, сынок мирно спал в детской на втором этаже, в спальне стояла огромная кровать, основные вещи были уже привезены и разложены. Я была в шоке, восторге и никак не могла прийти в себя. Внизу была большая гостиная. Я сидела за столом и всё не могла наглядеться. Всё было такое красивое, светлое, просторное. И я всё-таки не выдержала и расплакалась.

Миша обнял меня, шептал что-то успокаивающее. А я ему говорила, что я когда-то давно мечтала о доме с садом рядом. Что выросла я в частном доме. Папа подстраивал его так, что у каждого была своя комната, был большой зал, где я в детстве любила танцевать. Я всегда мечтала, что у меня будет тоже большой дом. Но потом забыла об этом. Смирилась с тем, что есть. А теперь я как — будто вернулась в детство. Я снова почувствовала себя маленькой девочкой. Господи, за что ты меня так балуешь, так любишь? Неужели лишь за то, что я люблю, и что счастлива?

Даже праздник прошёл как-будто мимо меня. Я была в таком состоянии, что кажется ничего не видела и не слышала. Я находилась внутри себя. Я там радовалась, я там танцевала. Там я была маленькой девочкой, которая мечтала и верила, что все её мечты сбудутся!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Эпилог