КулЛиб электронная библиотека 

Правил Нет [Элис Райт ] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Правил Нет — Элис Райт

Глава 1

Лесли

В любой непонятной ситуации нужно постараться отключить голову, переключить внимание, включить музыку и не останавливаться. Проверено — помогает. Даже когда кажется, что хуже быть не может и вы сейчас сдохнете. Не сдохнете, вам показалось. Это глюк.

Просто продолжайте двигаться вперёд несмотря ни на что. Только вперёд.

Мы с моей подругой из Универа, где успешно закончили второй курс, пришли на открытие бара, поскольку являлись любительницами громкой музыки и непринуждённого времяпровождения. Хотя здесь явно будет играть тяжёлый рок, а я меломан, но мне комфортно. Мне нормально.

Сейчас уже середина июня, а значит, впереди время для отдыха, работы, тусовок и парней. Тех самых, кто считал, что они самые важные существа на нашей планете. Тех самых, кто тряс своим органом в любой непонятной ситуации. Тех самых, кто катастрофически переживал на любой косой взгляд на этот самый орган. А если вы что-то сказали (не то, что они хотели бы услышать), то и вообще готовы были замертво упасть. Не упадут. Это глюк. Поэтому, девчонки, не стесняйтесь! Высказывайте им всё, что вы думаете на их счёт, переживут.

Так вот время для веселья началось.

— Лесли Энн Морган, вас вызывают людишки на земле! Приём! Вы с нами или опять думаете, как уничтожить своим шармом побольше кобелей? — засмеялась моя подруга, Ханна, помахав рукой перед моим лицом.

Моргнув, сосредоточилась в моменте.

— Я не уничтожаю, — подмигнула ей, поудобнее усевшись на барном стуле. — Я просто живу.

— О, да, конечно! На прошлой неделе несчастный Бобби, неделей ранее был Билл, а до него Генри, — скорчила гримасу Ханна, якобы она в шоке. Да она сама всем сердца разбивала, но считала меня главной сердцеедкой.

Ханна была очень и очень симпатичной девушкой. Мы с ней сразу же подружились, когда я перевелась к ним в начале второго курса из Университета Портленда, а затем она пригласила попробовать себя в их команде по чирлидингу. Я тогда была не в самой лучшей форме, но всё же меня прошла отбор. А Ханна сразу же взяла меня под своё крыло, и мы с ней быстро спелись. Она достаточно высокая, стройная, шатенка, с карими глазами и утонченными чертами лица. Если бы я узнала, что у неё в роду были итальянцы, то ни разу не удивилась бы. Очень уж она похожа на них. А я про Италию знала многое.

— Мне не понравились их имена, — фыркнула я. — Сама посуди, ими можно назвать корм для кошек. Или самих котов.

Ханна расхохоталась, запрокинув голову.

— Лесли, ты даже меня иногда удивляешь. Хоть я и за свободу, но с твоим отношением к парням, мне порой кажется, что будь твоя воля — ты бы их всех кастрировала, как тех самых котов, — смеясь, прокомментировала она.

Пожав плечами, отпила коктейль и осмотрелась по сторонам.

Как сказала Ханна, здесь будет выступать группа, вокалист которой будущая звезда. Ну, во всяком случае, ему это пророчили. Судя по восторженным отзывам очевидцев, голос у него невообразимо хорош, и некоторая популярность в сети уже имелась. Выступление должно было начаться через несколько минут, и все находились в приподнятом настроении.

Когда мы зашли, то обнаружили, что в баре яблоку негде упасть, но если ты блондинка в красном платье, то места всегда найдутся. Администратор по имени Адам сразу нашёл нам пару стульев и усадил за барную стойку, напротив танцпола, за которым находилась сама сцена. Вообще, интерьер бара мне очень понравился. Всё сделано из тёмного дерева, с яркой и интригующей подсветкой, фотографиями на стенах. На них много видов городов с высоты птичьего полёта. Здесь было хорошо.

— Значит, ты уедешь скоро, да? — перевела тему с кобелей на более волнующую лично меня.

— Да, на пару недель сгоняю к родственникам и вернусь. Не скучай, детка, — подмигнула Ханна, — время быстро пролетит.

Надеюсь.

К себе домой, В Портленд, я не собиралась ехать, вместо этого выбрав работу в книжном магазине. Но вот без подруги будет совсем одиноко. Но лето — это то самое время, когда многие студенты возвращались в родные пенаты, чтобы навестить родных или друзей. Мы с Ханной и ещё одной девчонкой снимали небольшую квартиру недалеко от универа. Наша соседка, Берта, уже уехала домой в Хьюстон.

— О, смотри, кажется сейчас начнётся, — воодушевлённо произнесла Ханна, повернувшись на барном стуле в сторону сцены.

Последовав её примеру, увидела, что на сцену вышли ребята и одна девушка с короткой стрижкой. Все парни в отличной физической форме. Просто лучшие образчики среди кобелей. Один из них в бейсболке, за которой лица не видна. Но вот остальные… Очень даже ничего. Девушка тоже симпатичная и харизматичная.

— Добрый вечер, дорогие друзья, — начал говорить вокалист их группы. Парень высокий, с тёмными волосами до плеч и очень мужественным лицом. Но лучшее, что в нём было — явно его голос. Он роскошный. Такой приятный и волнующий, я бы сказала. — Мы очень рады, что вы нашли время и пришли на открытие. Для нас это очень важно, правда. Этот бар детище моего близкого друга, который сидит за ударной установкой позади меня. Более того, он его построил для своей жены и по совместительству моей сводной сестры, — тихо рассмеялся он, оглянувшись на брутального парня за барабанами, а затем перевёл взгляд на девушку с короткой стрижкой и гитарой наперевес. Они женаты?! Так рано?! — Кроме того, у этих ребят вчера была годовщина, давайте поздравим их нашими аплодисментами, — произнёс он и бар восторженно захлопал и засвистел. А барабанщик подмигнул своей жене, явно будучи довольным происходящим вокруг. — Благодарю, друзья. Им приятно, поверьте. Возможно, кто-то из вас нас уже где-то слышал. Кто знает, правда? Если это так, то мы очень рады вновь с вами услышаться и увидеться. А если мы ещё не знакомы, то, смею надеяться, вам понравится та музыка, которую мы будем исполнять. С сегодняшнего дня группа Stream к вашим услугам здесь каждую пятницу. Приходите и пойте вместе с нами. Ещё одно обязательное условие — танцпол должен быть всегда занят, поэтому милости просим. И да, не забывайте, что музыка для нас — средство общения. Каждой композицией мы хотим что-то донести до вас. Я пою, конечно, для всех, но каждую посвящаю одной девушке, которая перевернула всю мою жизнь. Своей любимой Трише, — подмигнул он какой-то девушке, сидящей за столиком недалеко от сцены. Лица её не видно, только заметна красная прядь волос.

— Бог мой! Вот это голос! Не даром говорили, что его заслушаться можно! — взвизгнула Ханна, посмотрев на меня.

— Согласна. Голос, что надо, — кивнула ей, переведя взгляд на столик, где сидела большая компания молодых ребят и девушек.

Помимо девушки с красной прядью, там были парочки, которые не отлипали друг от друга. А за столиком рядом с ними сидели несколько парней и ещё одна парочка.

— Готовы? — произнёс вокалист группы, смотря исподлобья. В ответ все засвистели и заорали. — Тогда поехали.

Он дал отмашку, и они начали играть песню Wе Got It Going On группы Bon Jovi.

Публика в баре взревела и началось какое-то сумасшествие. Все начали орать, подпевать, танцевать и прыгать. Невольно улыбнулась, наблюдая за окружающими. Находясь в беснующейся толпе, всегда чувствовала себя более живой. Но, с другой стороны, всегда ощущала одиночество. Такое непонятное и парадоксальное ощущение. Вроде ты и со всеми, а вроде очень далеко. Кажется, что ты здесь, в моменте, но мыслями всё время улетаешь куда-то. Вроде тебе хорошо, но скорее можно сказать, что тебе нормально. Вроде и живёшь, но скорее существуешь. Но хотя бы уже не выживаешь, что, конечно же, очень радовало и воодушевляло.

— Вау! Посмотри на их клавишника! Он мне нравится! Точнее его кудряшки и пальцы, — хищно улыбнулась Ханна, разглядывая парня на сцене.

Он увлечённо играл на своём инструменте, изредка поворачивая голову направо, в сторону танцпола.

— Он как раз в твоём вкусе, — заметила я.

Мы с ней не ратовали за серьёзные и постоянные отношения. Нам нравилась свобода, богатый выбор, возможность уйти в любой момент. Первой.

— Надо будет познакомиться с ним поближе, — заключила подруга, отпив коктейль.

Покачивая головой в такт, рассматривала публику. Здесь было много студентов, которые ещё не разъехались. Так же было несколько пар постарше. Группе с первых аккордов удалось завести людей. На танцполе творился хаос, словно я была на концерте популярной группы.

Взглядом прошлась по танцующим парочкам, заметив высокого, широкоплечего парнями. Сердце подпрыгнуло в груди. Мне была видна только его спина и цвет волос. Он танцевал рядом с другим парнем. Ну, они, наверное, думали, что исполняли танец. Это было больше похоже на ритуальный припадок, но их очевидно всё более чем устраивало. Парень с выбритыми висками и тёмно-каштановыми волосами пританцовывал на месте, выделывая какие-то движения руками, а второй, со светлыми волосами, двигался так, словно костей в его организме не было. Но взгляд зацепился за первого. Что-то в его движениях показалось мне смутно знакомым. И цвет волос. Я уже видела этот интересный оттенок однажды, но лучше б не знала его вообще.

Показалось. Это невозможно.

Отвернулась и отпила ещё коктейль. Глубоко вздохнула и на секунду прикрыла глаза. Всё хорошо. Всё нормально.

— Слушай, мне нравится здесь! Когда вернусь, надо будет ещё раз прийти сюда. Да я поселюсь здесь, — рассмеялась Ханна.

— О’кей, — кивнула ей, приведя дыхание в норму.

— Смотри на этих идиотов, я не могу, — хохотала она, указывая головой на танцпол.

Вновь посмотрела на танцующих парней, которые теперь исполняли нечто невразумительное, никого не замечая вокруг. Светловолосый забрался на второго и делал вид, что оседлал коня, подгоняя его. Я видела только их спины. Оба парня были в хорошей форме, подкаченные, спортивные. Узкие бёдра, широкие спины, красивые руки. И, очевидно, они были весёлыми ребятами, любящими разного рода развлечения.

До чего же он похож на…

— Ты что-то притихла, всё в порядке? — перекрикивая музыку, Ханна слегка придвинулась ко мне и заглянула в глаза.

— В порядке. Просто показалось, что увидела знакомого, — пожала плечами, сидя вполоборота.

Вообще пространство здесь было выстроено грамотно, как мне показалось. Сидя за барной стойкой, можно было видеть всё происходящее вокруг. Напротив неё танцпол и сцена. А слева и справа от танцпола были небольшие столики. И здесь не было ощущения, что стены давят на тебя. Хоть пространство и не было огромным, но ты не чувствовал, что у тебя кто-то сидит на голове или дышит в затылок.

В задумчивости повернув голову на этих парней, наткнулась взглядом на него. Моя душа ушла в пятки. Не показалось. Это был он. Тот, кого я мечтала не знать. Тот, кого я всеми правдами и неправдами пыталась забыть. Тот, из-за кого моя жизнь разделилась на до и после. Тот, благодаря кому я сильно изменилась. Можно сказать кардинально. Тот, кто не достоин звания даже кобеля. Он вообще не достоин никаких званий. Однако насколько я знала, регалии он всё-таки какие-то получал. Он ведь спортсмен. Мотогонщик. Чёртов кобель с голубыми глазами и хищной улыбкой. Соблазнитель и игрок.

Мудак, короче.

А моё сердце гулко стучало в горле. Громыхавшая музыка звучала теперь как-то тихо и отдалённо. А взгляд сфокусировался только на нём, словно разглядывала его в увеличительное стекло. Никого, кроме него не видела. Этого просто не могло быть, но это происходило здесь и сейчас. Вцепившись пальцами в обивку барного стула, неотрывно смотрела на него. Он танцевал, подпевая слова из песни. Руками проводил по телу, явно пытаясь соблазнить очередную безмозглую идиотку в этом баре. Ничего не поменялось. А что бы изменилось?! С чего бы что-то могло измениться?!

Пока я, как оглушённая, пялилась на него, он поднял глаза и, заметив меня, подмигнул и отвернулся.

Что, чёрт побери?!

Он, что, не узнал меня?! Какого, собственно, чёрта сейчас было?!

Спокойно. Всё нормально. Если он не узнал меня, то, может, это и к лучшему. Правда же?! Всё, что ни делается — к лучшему. И это тоже.

Но как?! Как, мать его, он мог не узнать меня?! Я совсем ничего не значила, да?! Я даже не запомнилась ему?!

Ему похрен на всё и всех. Так было, есть и будет всегда.

Но, чёрт побери, от этого ещё более омерзительно становилось. Что ж, хорошо. Раз так, значит так. Я сильная девочка. Неожиданно, конечно, но ничего. И не с таким справлялась. Плевать.

Мельком глянув на него и пытаясь восстановить дыхание, отвернулась.

— Потанцевать не хочешь? — спросила Ханна.

— Нет. Во всяком случае, не сейчас, — улыбнулась ей, надеясь, что испытанный шок не написан на моём лице.

В глазах Ханны я всегда была стервозной сучкой. А в своих собственных глазах я была просто сучкой. Стервозность включалась, когда кобель был чрезмерно напыщен. А сейчас, после такого внезапного напоминания о прошлом, мне нужно было переключить своё внимание. А потом, можно и потанцевать.

Закинула одну ногу на другую, немного оголив загорелое бедро.

Охота началась.

— Девушки, можно с вами познакомиться? — подошёл какой-то кобель.

Как быстро.

— Не сегодня, малыш, — стрельнула в него взглядом Ханна.

Он ошалело посмотрел на неё, потом на меня. Да, они не привыкли, чтобы им отказывали. Все парни думали, что девушки просто обязаны падать к их ногам и вылизывать им ботинки. Ну да, как же, разбежались. Бежим, спешим и падаем. Да, девочки?!

— Ты мне сцену загораживаешь, — цокнула в ответ.

Бедолага. Кобель несчастный.

— Ого, неожиданно. Можно вас угостить чем-нибудь? — не унимался несчастный.

— Если хочешь угостить, то угощай. Нахрена спрашивать?! Проверяешь нашу скромность? — очень вежливо спросила у него.

Правда же, вежливо?

Несчастный побледнел, потом покраснел. Ох ты боже мой, бедолажка. Ай-яй-яй. Ну да, и так бывает. Порой они правда очень забавные. Таких особенно приятно спускать с небес на землю.

— Хорошо, я вас понял. Парочка коктейлей и закуски. Сейчас всё будет, — кивнул он и придвинулся ближе к барной стойке, обойдя меня.

Ханна подмигнула мне и вновь устремила взор на сцену. А я ещё раз посмотрела на танцпол. Так, на всякий случай. Убедиться, что не показалось. Он по-прежнему танцевал. Странно, что с другом, а не с девушкой. Он всегда был окружён ими. Он умел создавать изобилие на пустом месте. У него какая-то слишком притягательная аура, видимо. Слишком завораживающая. Слишком манящая. Но за этим ничего больше не стояло. Пустой звук. Пустозвон.

— Прошу, — опять возник несчастный с коктейлями и орешками.

Орешки? Серьёзно?

— Я, по-твоему, на белочку похожа?! Грызи сам, а за допинг благодарю, — взяла бокал и поставила рядом с собой.

Ханна тихо засмеялась, но коктейль тоже взяла.

— Такие красивые и одни. Могу составить компанию, — продолжил несчастный.

— Можешь. Но тебе этого не предлагают, — улыбнулась ему, поправив платье на бедре, оголив его ещё сильнее.

Мне нравилось провоцировать их. Нравилось видеть их реакцию и как они пытались завладеть моим вниманием. Примитивные такие, ей-богу. Помани их пальчиком, и они пойдут. При этом ты могла говорить всё, что угодно. Но если в этот момент показывала часть красивого тела, то эти несчастные не слышали ровном счётом ничего. Вот ведь правду говорят, что мужики думают не головой. Во всяком случае не той, где мозг должен находиться. Хотя у некоторых и мозга-то нет. Так, зачатки.

Я люблю мужчин, правда. Только настоящих, как мой папа. А таких в наше время днём с огнём не сыщешь. Вокруг одни мальчики с выросшими членами, но не доросшей мудростью и честью. Они научились (и то не все) управлять своим органом, а совершать действительно достойные поступки нет. Они думали, что если угостили коктейлем, то совершили жест. Какой к чёрту жест?! Ты мне помог сумки тяжёлые до дома донести? А может, своим таким внезапным появлением в моей жизни ты не принёс проблем с собой и мои ещё помог решить? А может, я глупенькая и слепая не заметила, как ты мне принёс поесть, когда я без сил лежу после тяжёлого дня? Нет, наверное, ты готов подорваться и отвезти меня по моим делам в выходной день? Зачем им это надо, правда? Они просто угостят тебя коктейлем и чёртовыми орешками, думая, что они охренеть какие крутые. Что теперь ты просто обязана пасть перед ним. Серьёзно?!

Жизнь показала, что с такими разговор должен быть коротким. Если мужчина вас использовал, унизил, уничтожил, то шлите его куда подальше. Далеко и надолго. Не оборачивайтесь. Идите только вперёд. Не жалейте их. Не давайте им шансы. Не ищите им оправдания. Не живите прошлым.

Живите своей жизнью, не оглядываясь на мнение окружающих. Просто продолжайте жить на зависть им. А ещё лучше сводите с ума других. Возможно, когда-нибудь среди подобных крутышей повстречается действительно достойный персонаж.

А пока…

Пока вокруг танцующие призраки прошлого и несчастные с орешками.

Глава 2

Натан

Жизнь прекрасна. Закончился второй курс универа, впереди лето и время с друзьями. Ещё меня ждали соревнования. Я родился в Лос-Анджелесе и с детства занимался мотокроссом, но в подростковом возрасте понял, что глотать пыль и грязь мне надоело и ушел в шоссейно-кольцевые мотогонки. Это что-то типа «Формулы-2», только на мотоциклах. Как и в случае с престижными автогонками, здесь существовала своя иерархия. Мне оставался один шаг до MotoGP, это аналог «Формулы-1». Если меня в будущем заметит кто-нибудь из спонсоров и захочет поработать со мной, то я смогу перейти на новую ступень в своей спортивной карьере. Но и сейчас грех жаловаться. Я гонял на супербайке Kawasaki Ninja ZX-10R. Просто пушка, а не байк. Скоростной, мощный, громкий — всё, как полагается для настоящего супербайка. Короче говоря, я обожал свою жизнь. Все её аспекты. Любил и поработать как следует, и отдохнуть так, чтобы на следующий день ничего не вспомнить.

Сегодня же нас пригласили на открытие бара, где только что выступила талантливая группа молодых ребят. Пригласили?! Правильнее было сказать, что Габи, сестра моего близкого друга Диего буквально притащила нас сюда. Но мы не прогадали. Получился отличный вечер в классной компании. Давно я так не наслаждался и музыкой, и окружающей обстановкой. Владельцами бара оказалась молодая пара, которые год назад поженились. Они были всего на год старше меня. Охренеть. Значит, они поженились, когда им было двадцать?! Да ну нафиг, ребята! Гуляем! Зажигаем! Веселимся!

Когда мы сюда пришли и познакомились, то я охренел от количества парочек. Такой концентрации любви я давно не видел. У них вообще вся компания помешана на браках и кольцах. Если честно, то я не был готов к такому. Четыре пары практически составляли всю их компанию! Помимо хозяев этого заведения, Джея и Хлои, была пара Майкла и Грейс. Как я понял, они начали эту заварушку со свадьбами среди них. Ещё одна их парочка, Тайлер и Сидни, должны были пожениться этой осенью. А вокалист группы, Дэвид, встречался с моей ровесницей Тришей. Исключением были нормальные парни: Алекс — клавишник, Мэтт — гитарист, Рикки — бас-гитарист. Вот они мне сразу понравились, любители покуролесить и повеселиться.

Глядя на них, оставалось только надеяться, что вся эта любовная хрень не передавалась воздушно-капельным путём.

— Нэйт, ты просто человек-развлечение, — заржал мой двоюродный брат Трэвис, как только я уселся после бешеных танцев в течение всего концерта.

Трэвис мне как родной брат, я любил его всей душой. Правда, он иногда слишком серьёзно относился к жизни. Я же больше любил лёгкость бытия. Зачем напрягаться?! Живи и радуйся. В нашей компании только он успел отличиться и уже чуть больше недели официально встречался с Джойс. Но она классная. Идеально подходила ему.

— Я сюда пришёл не геморрой отращивать, а развлекаться, — улыбнулся ему и отпил воды.

Алкоголь мне нельзя. Впрочем, мне и находиться здесь нельзя. У меня скоро соревнования и за две недели до них, нас не только сажали на строгую диету, но и следили за каждым долбаным шагом! Поэтому если меня здесь кто-нибудь заметит, мне хана. Но я любил развлекаться, поэтому извините.

— Геморрой точно не надо отращивать, — заржал Майкл. Друг хозяина бара.

Забавный он. Тоже тот ещё танцор со своей женой Грейс. Только танцевал он явно лучше меня. Я просто дёргался под музыку, а он очень умело двигался. Насколько я понял он пуэрториканец и у них это в крови.

— Майк, не начинай, — завыл Мэтт, сняв свою бейсболку.

Вдвоём с Алексом-клавишником они мега угарные ребята. В этой компании их прозвали Бивисом и Батхедом. Я успел оценить их юмор до начала выступления. Чуть не обоссался от смеха, честно, пока они обсуждали эпиляцию яиц. Выяснилось, что Дэвид, их вокалист, больше двух лет назад должен был сделать себе эпиляцию абсолютно всего тела в качестве какого-то наказания. Он сказал, дословно: «Это было адски больно. Просто до слёз, мать его за ногу. Вот так бывает, когда тупишь по жизни, а потом расплачиваешься лишь бы твоя девушка тебя простила». Алекс с Мэттом угорали, что у них вообще компания лысых шаров и волшебных палочек и только они нормальные и волосатые мужики. Я, разумеется, поддержал их в этом плане и обрадовался, что в подобном сосредоточии ванильной хрени были парни, которые не стремились к отношениям и обязательствам и любили тусовки и девушек.

— Ребята, вы очень классно отыграли! Будем к вам почаще заходить, — воодушевлённо завопила Габи.

— Будем рады, — улыбнулась хозяйка бара, Хлоя.

— Ебобо, будешь приходить сюда? — толкнул плечом своего близкого друга.

Мы с Джастином знакомы лет с десяти, кажется. Порой складывалось впечатление, что мы с ним родные братья. Нам было очень легко общаться. Мы часто зависали друг у друга и отдыхали вместе.

— Трахунчик, там, где веселье, там я, — улыбнулся мой друг.

Наши прозвища — это отдельная история. Как только этот слоняра не называл меня по жизни. Что только этому хоббиту ни приходило в голову. Но я тоже не оставался в долгу и вечно придумывал для этого трах-тибидоха новые прозвища.

Фоном заиграла песня Red Dress Woman группы Airbourne.

Покачивая головой, рассматривал публику. Мне здесь понравилось, приятная атмосфера. Даже нашему рэперу-Джастину было комфортно тут, а это о многом говорило.

— Вы такие милые, — рассмеялась жена танцора Майкла, Грейс.

— О, у них любовь с первого взгляда. Помню, как-то Джастин остался у нас ночевать и всё, любовь до гроба. Бритни Спирс их связала, — улыбнулся Трэвис.

— Бритни Спирс?! — выпалил хозяин бара, Джей.

Его взгляд был очень говорящим. Мне даже показалось, что он нас собрался выгнать из своего бара.

— У всех свои тайные слабости, — пожал плечами, улыбнувшись, и все рассмеялись.

— Да, Джей. Ты, вон, Наталию Орейро можешь послушать, — заржал его друг Тайлер.

— А я рэп обожаю, — вставил Джастин. Он же Бибер.

Чёрт, в его прозвищах я сам скоро запутаюсь.

— Не позорь меня, Ебобо, — ткнул его в ребро, и он захрюкал от смеха.

Рядом с ним сидела его девушка Кайла. Вечно всем недовольная. Вот прям от слова всегда.

— Ты сам прекрасно справляешься с этой задачей, — парировал этот идиот. — Уже присмотрел себе новую цель? Клянусь, я прям вижу, как в один прекрасный день одна девушка растопчет тебя к чертям за твоё отношение к женщинам.

Джастин боготворил женщин. Ну, молодец, что тут скажешь. А я просто трахал их.

— Пока взгляд ни за кого не зацепился, — ответил ему, разглядывая всех посетителей.

Заметил девушку в красном платье, сидящую за барной стойкой. Это судьба. Играла песня про женщину в красном, и вот она моя цель тоже будет в красном. Иногда я именно так и выбирал себе девушку на ночь. Загадывал цвет и клеил первую встретившуюся девушку, которая была одета в этом оттенке. Они никогда не отказывали. Чаще, разумеется, они сами на меня вешались. Но иногда мне самому хотелось кого-то конкретного зацепить. Сейчас сама композиция буквально кричала на весь бар, что я должен уложить эту блондинку.

— Нэйт, когда у тебя соревнования? — отвлёк меня Диего. Наш Рэмбо-убийца. Отличный боксёр, которого лучше не злить.

— Через пару недель.

— Брат, я не успею вернуться, — вклинился Трэвис.

Джойс сидела у него на коленях и с интересом разглядывала всё и всех вокруг. Они должны были завтра отчалить на пару недель в путешествие по Америке. Трэвис решил, что это отличный подарок на День Рождение Джойс, которое было на днях. Плюс он очень хотел отвлечь её от переживаний насчет её отца-тирана, которого держали сейчас под следствием. Вот ведь носит земля таких ублюдков. Но Трэвис, красавчик, набил ему морду как следует. Глен, наш ангел-хранитель, по совместительству местный коп, впустил его в камеру и «моргнул» (он так всегда делал, когда ситуация вынуждала). То есть уснул на полчаса, чтобы Трэвис оторвался. Как брат сказал мне, он решил не сдерживаться, а показать этому мудаку, что значит, когда тебя загоняет в угол противник, превосходящий по силе и мощи.

— Ничего страшного. В конце лета будут ещё одни, — улыбнулся ему, вновь посмотрев на свою добычу в красном. — Пойду прогуляюсь, — оповестил всех, поднявшись со своего места.

Зачесав волосы, двинул к барной стойке.

— Милая, даже песня в твою честь играет. Тебе очень идёт красный цвет, — шепнул незнакомке на ухо. — Но твоё платье идеально будет смотреться на полу. Нельзя прятать такую красоту.

Она вздрогнула и обернулась. В её глазах застыл шок и недоумение. Зрачки сначала расширились, а потом сузились. Она прищурилась и замешкалась, словно слова подбирала.

— Неужели на это кто-то клюёт?! — наконец ответила она.

Голос у неё очень приятный. Но вот интонация настоящей сучки. Её карие глаза практически посылали меня куда подальше. Вообще она симпатичная. Овальное личико, в меру пухлые губки, светлые волосы, высокие скулы, светлые брови и совсем немного веснушек на аккуратном носике. Определённо хотелось бы уложить её.

— На мой крючок многие клюют, — заявил я, улыбнувшись.

Чёрт, а она хорошенькая.

Слева от неё вился какой-то неудачник, справа, вероятно, сидела подруга, которая молча изучала меня.

— Мои соболезнования. Но крючок — это ещё не приговор, — парировала она, взглядом прожигая дыру во мне.

Почему она так смотрела на меня?! Словно я украл её любимую игрушку в детстве. Или будто я отчаянный отморозок, с которым ей неприятно находиться рядом.

Но язык у неё острый, как бритва.

— Милая, позволь найти твоему языку другое применение, — выгнув бровь, сладко протянул я.

Обычно пары фраз хватало для того, чтобы они падали к моим ногам. Точнее на колени.

— Милый, позволь найти применение для твоего языка и ног. Моей подруге понравился клавишник из этой группы. Передай ему это, будь хорошим мальчиком, — в той же манере ответила она.

Я охренел. Я курьер что ли?! Долбаный гонец?! Она вообще не хотела меня?! Как такое возможно?! Я же Натан Митчелл, мотогонщик, состоял в братстве. Я крутой чувак, как говорил Джастин. Ну, он в принципе, много чего говорил. Но тем не менее, я хорош в своём деле. И в постели тоже. А эта незнакомка сейчас буквально матом смотрела на меня.

— Ты лесби что ли?! Я не против, если что, — поиграл бровями, — Можем устроить втроём.

Её подруга засмеялась, откинув голову назад. А незнакомка распахнула глаза и уставилась на меня, как будто у меня рога выросли.

— Ты глухой что ли?! Иди сотрясай воздух в другом месте, пустозвон, — достаточно злобно процедила она.

Я охренел ещё больше.

Какого чёрта?!

— Милая, ты не понимаешь от чего отказываешься. Поверь, со мной тебе будет невообразимо хорошо, — решил сделать ещё один заход.

Быть того не могло, чтобы мне отказали.

— Милый, это ты не понимаешь. Мне без тебя невообразимо хорошо. А теперь метнись кабанчиком и передай кудрявому, что в нём заинтересованы, — хлопая ресницами, произнесла эта Пиранья.

Сначала я хотел что-то ей ответить, но понял, что адекватных слов найти не мог. А оскорблять девушек я не привык. Хотя язык чесался что-нибудь ляпнуть. Чёрт подери, я впервые растерялся и не знал, что ответить на такое. А что тут можно было ответить, сохранив лицо при этом? Правильно. Ничего.

Опешив от подобного казуса, вернулся за столик.

— Ты чего потерянный такой?! — тут же поинтересовался Джастин.

— Ебобо, меня отшили. Ты прикинь?! Меня! Отшили! — срывающимся голосом ответил, глядя на друга и сев на свое место.

— Да ладно?! — заржал он. — Та, в красном?!

Кивнул ему, всё ещё пребывая в шоке.

— Трэвис, прикинь, что творится! Твоего брата отшили, — завопил он, ударяя по столу. — Впервые в жизни!

— Нэйт, старость подкрадывается. Скоро отказы будут звучать всё чаще, — заключил довольный Трэвис, прижав Джойс к себе поближе.

— Иди ты! Что за хрень?! Какого лешего она себе позволяет?! — возмутился я.

— Значит хорошая девчонка, — ответил Майкл-танцор. Я непонимающе уставился на него. — Ты, небось, подкатил с избитыми, если не сказать, сальными комплиментами? — обратился ко мне, улыбнувшись.

— Началось, — завыл Мэтт.

Что ещё началось?!

— Я сказал то, что всегда работало.

— В этом всё дело. Ты банальный. Она нет. Значит, хорошая девчонка. Раз не клюнула на твоё примитивное говно, значит стоит присмотреться повнимательнее, — улыбнулся Майкл.

Все парни из его компании начали ржать. В моей компании все переглянулись.

— Кстати, подруга Пираньи в красном заинтересована в тебе, Алекс. Меня попросили передать, — обратился к нему, и он тут же бросил взгляд в сторону барной стойки.

— Ну, если она не ждёт от меня клятв и верности до гроба, то мы подружимся, — игриво улыбнулся он и, взяв стакан, встал из-за стола.

— До тебя мой волшебный пендель тоже долетит, — крикнул ему в спину Майкл. В ответ Алекс показал ему средний палец и пошёл к девушкам.

Я задумался какого хрена произошло. Мне впервые в жизни отказала девушка. Реально впервые! Я всегда получал то, что хотел. Так было с детства. Сначала родители баловали, потом сам себя. Трэвис часто мне говорил, что я слишком выпендриваюсь. Раньше так и было, правда. Я обожал всякие гаджеты, шмотки и прочее. Потом немного успокоился. Но с девушками не успокаивался лет с шестнадцати. Всегда получал утвердительный ответ на всё, что хотел. Всегда. А эта Пиранья разве что на три буквы не послала меня! Меня! Да она вообще знает, кто я?!

Опять посмотрел в её сторону. Это оголённое бедро в разрезе её платья буквально манило прикоснуться к нему. Красивая грудь тоже привлекала внимание. Прямая спина, волосы до лопаток. Всё, как я любил. Она была сексуальной и явно не скромницей. Декольте её платья было достаточно убедительным, чтобы понять, что она не девственница. Хоть она и сидела, но я понимал, что ростом она чуть выше среднего. Мне по плечо где-то. А на каблуках, которые сейчас на ней и того выше. Она была одета так, словно ждала именно меня. Блондинка, в красном, стройная. Какого чёрта, спрашивается, она меня отшила?! И ведь даже не смотрела больше в мою сторону.

— Нэйт, ну всё бывает в первый раз, — улыбнулся Диего.

— Нет, ты не понимаешь! — почти завопил я. — Меня не отшивают! Никто и никогда. Кто она такая?! — негодовал, ощутив себя жалким неудачником. Даже на душе стало как-то не очень.

— Может, ты её обидел чем-то? — обратился ко мне охрененно приятным голосом Дэвид. Я б за такой голос убил, честно. — По своему опыту скажу, что мы порой такие тупые, что даже страшно становится.

У него на коленях сидела его девушка, Триша. Она очень прикольная и яркая, любящая поспорить. Очевидно, сегодня был день красного, потому что прядь её волос была выкрашена именно в этот цвет.

— Да я в первый раз в жизни вижу её! — возмутился, взмахнув рукой.

— Значит, просто ты ей не понравился, — пожала плечами Габи.

— Милая, я всем нравлюсь.

— Очевидно, нет, — заржал Бибер долбаный.

Ткнул его в ребро, отчего он заскулил.

— Она просто цену себе набивает, — заключила Кайла, девушка Бибера.

— Поясни.

— Ну, ты подошёл к ней и ляпнул какую-то фигню. Ей показалось твоих слов недостаточно. Возможно, она хочет, чтобы ты предложил ей что-нибудь повесомее. Поход на ужин или новое платье, — ответила она.

— Меня порой очень сильно настораживают твои умозаключения, — бросил ей Джастин, сидящий справа от меня.

Меня тоже. Но он мой друг. Я не лез в его жизнь.

— Поход на ужин ещё ладно. Но вот шмотки за секс — это, как бы сказать, похоже на нечто другое, — аккуратно подбирал слова Диего.

— На подстилку это похоже, — в свойственной ему манере ответил Трэвис.

— Опять ты этим словом разбрасываешься, — покачала головой Джойс.

Он уткнулся носом ей в шею и что-то прошептал.

— Короче, я ни хрена не понял. Это всё чушь какая-то. Наверное, сегодня ретроградный Меркурий и это всё объясняет, — бросил в ответ и отпил воды.

Все за столом заржали. Моя мама, Миранда, обожала гороскопы и увлекалась астрологией. Поэтому про влияние планет и их соединения я периодически слушал за завтраком, когда оставался ночевать дома.

— Меркурий точно всё объясняет. Но ты всё-таки на досуге подумай над своими методами, — улыбнулся Майкл.

— Майк, ты себе новых подопечных что ли нашёл? — засмеялся Мэтт. Я уставился на него в немом вопросе. — Он у нас просто купидон ходячий. Берегись его стрел. Хотя то, что ты сидишь с ним за одним столом уже означает, что ты в опасности. Не успеешь оглянуться, как упадёшь на колени и будешь умолять выйти замуж ту блондинку. Помяни моё слово, — сквозь смех ответил мне этот гитарист.

Я чуть не поперхнулся.

— Да ну нахрен! Я?! Жениться?! Вы в своём уме?! Нет, увольте. Я люблю секс, а не проблемы. А эта девушка очевидно одна сплошная головная боль. Поэтому, нет, спасибо. Я пас, — передёрнул плечами, нервно улыбнувшись.

Почему-то все парни из той компании переглянулись, словно им известна какая-то тайна.

— Где-то я всё это уже слышал, — задумчиво потёр подбородок Майкл-купидон.

— Не смей! — серьёзно заявил ему, выставив вперёд руку. — Даже не думай сейчас говорить, что я просто ещё не встретил свою единственную и прочую чушь. Я не собираюсь жениться в ближайшие лет десять. Это вы какие-то странные, стремитесь быть в отношениях. Ну и мой брат. Но ему можно, он же серьёзный такой. А я нет! Я обожаю веселье и вечеринки. Люблю секс без обязательств. Мне нравится менять партнёрш. Новые тела, новые запахи, новые эмоции, понимаешь? Одна мне не даст подобного спектра. Всё приедается, теряется новизна ощущений. Одно и тоже лицо, тело. Скучно, — на одном дыхании выдал ему свою философию.

— Видит бог, тебя кто-нибудь поставит на колени, — покачал головой Джастин.

Покосился на него, но ничего не ответил. Я с ним и так часто спорил на эту тему. Он боготворил всех женщин, кроме своей девушки. О чём тогда с ним разговаривать?! О каких счастливых отношениях и радужной перспективе брака?! Да и что это за слово такое: брак?! Прямо аж трясти начинало от этих разговоров, честно.

— Я бы поспорил с тобой, но ты не согласишься. Просто знай: однажды ты проснёшься и осознаешь, что не против каждое утро видеть эту девушку рядом с собой. Почему? Потому что она будет срывать тебе крышу. Тебе же это надо, да? Чтобы эмоций было по максимуму? Так вот та, кто будет для тебя, как красная тряпка для быка и поставит тебя на колени. Да, ты крепкий орешек, но и не таких кололи, — серьёзно ответил мне этот новоявленный купидон и дал пять Джею, хозяину бара.

Кстати, он охрененно на барабанах стучал. Прямо захотелось самому так уметь.

— Ты же не обидишься, если я тебе фак покажу? — улыбнулся ему.

— Поверь, я их от своих друзей столько видел и до сих пор вижу, что это для меня уже как признание в моей правоте, — заржал он и я, покачав головой, всё же показал ему средний палец.

Все рассмеялись и переключились на обсуждение предстоящих концертов.

Вновь посмотрел на свою красную тряпку. Парень, что вился вокруг неё, уже готов был лечь перед ней, чтобы она ноги об него вытерла. Неудачник. На хрен ему надо так унижаться?! С ней явно какая-то проблема. Внешне она очень хорошенькая, но вот тараканы у неё, вероятно, самые уродливые, какие только могли быть. Иначе не объяснить её отказ. Либо же Меркурий во всем виноват. По любому.

Я красавчик. Спортсмен. Зарабатывал на победах. А побеждал я часто.

Долбаный Меркурий.

Глава 3

Лесли

Ханна уехала, я теперь осталась одна в нашей квартире на ближайшие пару недель. Аренду мы проплатили на год, поэтому на этот счёт можно было не переживать. Но вот одиночество я не любила.

Когда-то я была более-менее уверенной в себе, но очень доверчивой девчонкой, если не сказать наивной. Я занималась спортивной гимнастикой. Почти все школьные годы меня сопровождали выступления и соревнования. Я не планировала делать карьеру в спорте, просто была гибкой и у меня многое получалось. Скажем так, мне это легко давалось, на зависть тем, кто действительно хотел связать свою жизнь с этим видом спорта. Хоть это и отнимало львиную долю моего времени, но я не воспринимала всерьёз гимнастику. Если не проходила в какой-то чемпионат, то сильно не расстраивалась. Всегда искренне радовалась за других девчонок. Короче я не была создана для этого. И, справедливости ради, стоит отметить, что первые места я занимала далеко не всегда, но частенько была в тройке лучших.

Всё было хорошо, до одного момента. Однажды, на важном соревновании меня засудили. Это был тот самый случай, когда я точно знала, что выступила отлично и первое место буквально забронировано для меня. Но что-то пошло не по моему плану. Мне дали третье место. Третье! Мне тогда было шестнадцать лет и это было первое серьёзное испытание в моей жизни. Я не справилась с той несправедливостью и ушла из спорта.

Последствия подобного решения были разнообразными.

Во-первых, я перестала доверять людям. Верила только близким и друзьям.

Во-вторых, я зареклась участвовать в каких-либо спортивных мероприятиях или соревнованиях.

В-третьих, после завершения моей, с позволения сказать, спортивной карьеры я серьёзно набрала вес. Очень серьёзно. Я стала фактически пышкой. Благодаря моему росту в 5.6 футов[1] всё выглядело не так критично, но я была прямо упитанной. Когда я занималась спортом, то времени на мальчиков у меня в принципе не было. Стоило мне закончить с этим занятием, мальчиков больше не стало, и я стала заедать всё на свете. Любая проблема — я тянула в рот пончик или круассан, чипсы или орешки. Не важно что, лишь бы жевать. Стоит ли удивляться, что очередь из красивых юношей перед моей дверью не выстроилась?!

В-четвёртых, ввиду предыдущего пункта я стала закомплексованной.

Это привело к тому, что я мало с кем общалась в выпускном классе и на первом курсе Университета.

В общем. Из стройной гимнастки я превратилась в пухлую девчушку с кучей тараканов. Но я потихоньку с ними справлялась. Первым пунктом в моём списке было определиться с будущей профессией. Тут сомнений не было. Я с детства обожала иностранные языки и у меня явно была к этому предрасположенность. Больше всего меня тянуло к итальянскому. Я вообще обожала Италию и мечтала когда-нибудь там пожить. Поэтому поступила в Университет Портленда изучать лингвистику. Затем, правда, пришлось перевестись в Лос-Анджелес. Но меня это не сбило с намеченного пути. Скорее наоборот. Ещё больше уверило в правильности моих действий. И ещё больше разозлило. А злость порой отлично помогала в достижении целей.

Однажды в моей жизни произошла ситуация, после которой я пришла ко второму пункту своей реабилитации. Я похудела. Достаточно резко и быстро.

Та же ситуация привела и третьему пункту. Я возненавидела мужчин. Всех. Теперь я их использовала для собственного удовольствия или же чтобы просто скоротать одиночество.

Одиночество.

Это то, над чем я неустанно работала. Я пыталась как-то заполнить ту пустоту, которая образовалась в моей душе. Но ничего не помогало. Ни учёба, ни вечеринки, ни подружки, ни чирлидинг, ни парни. Поэтому иногда я старалась найти пользу в одиночестве. Подумать и поковыряться в себе, например.

Кстати, чирлидинг стал первым нарушенным запретом. Но не даром говорят: «Никогда не говори никогда». Я ненавидела любые спортивные сборища всей душой. Мне везде мерещилась несправедливость, подлость и корысть. Но я также понимала, что мне необходимо чем-то себя занять. А поскольку моя физическая форма к моменту приглашения в их группу была уже не настолько печальной, а тело помнило, что от него требовалось, то я рискнула. Не могу сказать, что пищала от восторга. Нет. Но время убивала, а значит всё хорошо. Всё нормально.

Единственное, за что я благодарна спорту в моей жизни — это то, что я научилась не сдаваться и переть напролом к своей цели. Да, я сдалась один единственный раз — когда меня засудили. Но там я просто не видела смысла оставаться. Так нельзя поступать. Должны же быть у людей хоть какие-то принципы! Хоть какая-то честь.

В общем и целом, я не сдавалась, шла прямо к тому, о чём мечтала.

Я часто ходила на свидания с парнями из университета. Просто, чтобы развлечься и отвлечься. Чтобы заполнить пустоту. Чтобы переключить внимание. Из закомплексованной доверчивой дурёхи я превратилась в стервозную суку. Так часто бывает в жизни, правда же? Вот и меня эта участь не обошла. На всё были причины.

Натан Митчелл лишь напомнил мне о необходимости двигаться вперёд и не оглядываться назад. Даже если очень хотелось. Нельзя. Я изменилась, он нет. Я его узнала, он меня нет. Это к лучшему. Это лишний раз доказывало, что тот случай для него не значил ровным счётом ничего. А мне это стоило слишком дорого. Поэтому я не хотела даже стоять рядом с ним. А этому кобелю хватило наглости подойти ко мне, чтобы впоследствии уложить в постель. Конечно, я поняла, что в его крошечном мозгу даже не промелькнула мысль, что мы, как бы, знакомы, но тем не менее. Он меня шокировал своим появлением. Своим шёпотом и тупым предлогом. Безусловно я искала парня, с которым можно было провести время, но не его. Не этого несчастного кобеля с примитивными инстинктами.

Хрен с ним. Мне необходимо переключить внимание.

Собралась с мыслями и пошла на пляж. Сегодня у меня был выходной, а значит, я могла позагорать и послушать музыку. А ещё почитать книгу и насладиться одиночеством, которое так меня достало. Я всегда старалась окружить себя людьми, чтобы не слышать свои мысли. Но вот в такие моменты, когда вынужденно оставалась совсем одна, появлялась возможность услышать себя.

Близился конец июня и было очень жарко. На пляже Санта-Моника, как всегда, людей полно в любое время суток. Натянула бейсболку на глаза, расстелила полотенце и, сняв шортики и топ, легла на него. В плеере звучала песня Unstoppable группы The Score. Открыла историю древнего Рима и погрузилась в чтение.

Солнце припекало мои плечи и спину, как вдруг почувствовала, что тень набежала на моё тело. Сначала не придала этому значения, даже успела насладиться небольшой передышкой от обжигающих солнечных лучей, но тень слишком долго задержалась, тогда я обернулась. Сердце подпрыгнуло в груди.

Только не это!

Да почему я такая везучая?!

Рот этого кобеля двигался, очевидно, он что-то говорил. Но я решила не вынимать наушники и сделать вид, что не заметила его. Точнее всем своим видом показать, что я не хотела с ним разговаривать, видеть и слышать.

Но он был настоящим идиотом, поскольку уселся на песок рядом со мной, около моей книги и помахал ладонью перед страницами.

Снова игнор. У меня ещё оставалась надежда, что до зачатков его мозга дойдёт, что общаться с ним не хотят.

Наивная.

— Я ещё не встречал такую необщительную девушку, как ты, — произнёс он, нагло вытащив наушник из моего уха.

— А я ещё не встречала более настырного и тупого кобеля, чем ты, — фыркнула в ответ, не поднимая головы.

Козырёк бейсболки спасал не только от солнечных лучей, но и от его взгляда.

— Послушай, не знаю какая муха тебя укусила, но я не опасный тип. Не хочу тебя изнасиловать, не собираюсь обижать или что-то ещё в таком духе, — начал он. Моё тело вмиг напряглось и по нему пробежали мурашки. — Я всего-навсего хотел познакомиться с красивой девушкой. Что в этом плохого?!

— Просто отвали от меня, — бросила в ответ, сосредоточившись на книге.

Но этот идиот и не собирался уходить. Вместо этого он лёг на песок, и его голова оказалась рядом с моей книгой.

— Так я хотя бы увижу твои глаза, — объяснил он. Подавив обречённый вздох, посмотрела на него. — Я узнал тебя по длинным и стройным ногам. И красному купальнику. Подумал: «По любому это она. По любому отошьёт. По любому подойду», — слащаво улыбнулся этот кретин.

Его голубые глаза излучали столько озорства, что если б я его не знала, то возможно и купилась на всё это. Но вся беда в том, что я его знала.

— Скажи, в твоей реальности не существует слова «нет»? Какое тогда волшебное слово мне нужно произнести, чтобы ты отвалил от меня и больше никогда не подходил?! — начинала закипать от его настырности.

Скорее всего он редко слышал отказы от девушек, но меня это мало волновало. Я лишь хотела избавиться от его назойливого внимания.

— В моей реальности существуют слова «да», «конечно», «с радостью» и всё в таком духе, — подмигнул мне, усмехнувшись. — Но ты встряхнула мою реальность своим характером. Целую неделю о тебе думал, представляешь? — не сводил с меня своих глаз кобелина.

— Почём зря. Я тебя даже не запомнила. Свали в закат, — огрызнулась, взглядом посылая его как можно дальше и глубже.

Да я буквально расчленяла его своим взглядом, а останки скармливала бродячим псам. Всё моё нутро протестовало от его близости. Каждая клеточка моего тела вопила о нежелании чувствовать его рядом. Была б моя воля я бы его утопила в океане.

Боже, иногда я очень жестокая…

— Если только с тобой, милая, — протянул он, лёжа на спине и щурясь от солнца.

— Какой же ты тупой. Неужели кого-то это заводит?! Я думала, девушки больше уважают себя и с таким пустоголовым не ложатся в одну постель, — в его же манере ответила ему.

— Поверь, в постели мой мозг не нужен. Там работают инстинкты, навыки и умения. Думать там некогда, — стрельнул в меня хищным взглядом.

— А меня не возбуждают тупоголовые. Самое сексуальное, что есть в мужчине — это его мозг. Твои зачатки меня вообще не воодушевляют.

— Знаешь, ты так яростно отказываешь в простом знакомстве, что это даже настораживает. Но меня этим не возьмёшь и не остановишь. Я спортсмен, а мы привыкли добиваться своего, — самодовольно произнёс этот кретин.

Да что ты говоришь?! Серьёзно?

Мне ли не знать, как спорт закаляет.

— Знаешь, в моей жизни тоже присутствовал спорт, и я тоже не привыкла отказываться от намеченного пути. Поэтому, повторяю ещё раз: исчезни. Найди себе тупенькую и наивную дурёху, а меня, ради всего святого, оставь в покое, — вздохнув, ответила ему и, закрыв книгу, села на полотенце.

Идиот тут же уселся рядом со мной.

— Меня Натан зовут, кстати. Но все близкие называют меня Нэйтом, — улыбнулся он, пытаясь поймать мой взгляд.

— Очередная бесполезная информация.

— Каким спортом занималась? — непринуждённо спросил он, зачерпнув песок в ладонь и наблюдая, как он просачивается сквозь его пальцы.

— Боже, да отвали ты уже! — разозлилась я, засунув книгу в сумку.

Почитала, блин!

— Как тебя зовут, милая? — не унимался этот кретин.

— Для тебя меня не зовут, и сама я не приду, — огрызнулась на него.

— Я тебе уже говорил, что занимаюсь шоссейно-кольцевыми мотогонками? Кстати, у меня через неделю соревнования, приходи на меня посмотреть. Вдруг твоё мнение поменяется, когда увидишь меня в деле, — покосился на меня, продолжая играться с песком.

— Послушай, ты слишком навязчив, не находишь? — злобно посмотрела на него.

— Я целеустремлённый, — улыбнулся кретин.

— Мне пора, — схватила шортики и начала натягивать их на себя.

— Тебе говорили, что твои ноги совершенны? — поинтересовался он, разглядывая меня.

Закатив глаза, проигнорировала его.

— Милая, я совсем не против твоего буйного сопротивления, но просто приходи на гонку, ладно? Обещаю, ты не пожалеешь, — изучал меня, пока я одевалась.

Его взгляд блуждал по моему телу, от чего мне стало не комфортно. Мне хотелось убраться отсюда, да поскорее. Этот кобелина испортил мне всё настроение.

— До чего же ты хорошенькая, — сладко протянул он.

— Что нужно сделать, чтобы ты отвалил?!

— Приходи на меня посмотреть, — подмигнул мне.

Чёрт побери, нафиг оно мне надо?!

— Надеюсь больше тебя не увижу, — запихнула полотенце в пляжную сумку и ушла прочь.

Как так вышло, что я проучилась здесь год и именно сейчас встретилась с ним?! Я не пряталась, жила своей жизнью и даже не думала о нём. Хотя я помнила, что он учился в этом же Университете. Но он настолько огромный, что я не боялась случайной встречи, а в городе и подавно. Но встретиться с ним в новом баре и на многолюдном пляже?! Какого чёрта?!

Его общество тяготило меня. Воспоминания лавиной накрывали. А я только привыкла жить по-новому. Где никто не знал меня, никто не обсуждал и не показывал пальцем. Мне не нужны эти проблемы. Мне не нужен этот кобель.

Однако на гонке можно найти других, с кем смогу скоротать время. Может сама идея и не плохая, сходить можно. Трибуны большие, там он меня точно не найдёт.

Но меня искренне поражала сама ситуация. Я его не видела чуть больше года. Да и встреча была не здесь, а в Портленде. Он туда как раз на соревнования свои приезжал. Так уж получилось, что у нас были общие знакомые. Ключевое слово — были. Да, я тогда была пышечка, мало красилась, была вся в своих комплексах. Конечно, он мог меня не узнать. Но блин. Даже не понимала всех своих эмоций по этому поводу. Вроде и отлично, что я для него незнакомка. Я бы сама не отказалась забыть его насовсем и смотреть, как на чистый лист бумаги. Вроде это всё упрощало, что он обладатель куриной памяти. Но вроде и неприятно это всё. Очуметь, как неприятно. Ведь я всё помнила. Детально. А последствия того, что он не помнил были для меня катастрофичными. И это не преувеличение. Куда там. Вся моя жизни пошла прахом одним утром. А он не помнил меня! Это справедливо?! Это достойно настоящего мужчины?! Это характеризовало его, как взрослого и отвечающего за свои поступки человека?! Нет, нет и нет.

Это лишний раз доказывало, что я была дурёхой, а он остался кобелём. Это подтверждало, что я всё сделала правильно. Я ведь тоже могла обидеть, а потом, упс, забыть. Я теперь тоже умела сводить с ума глупых и примитивных особей мужского пола, а потом уходить в закат. Научилась не зацикливаться на переживаниях или уколах совести. Освоила присущую некоторым мужчинам науку — поматросил и бросил. Она знакома многим девушкам, правда?

Сколько же нас по всей планете наберётся… Тех, кого обидели или унизили. Тех, кому что-то пообещали и не выполнили. Тех, кому вешали не только лапшу на уши, но и открыли целый завод по производству пасты разных видов и размеров. Тех, кого окружали пустозвоны. Тех, кого предавали. Тех, кто внезапно осознавал, кто на самом деле их окружал. Тех, кто в один «прекрасный» день видел своё окружение без масок. Тех, кто ужасался от настоящих лиц и подлого нутра этих, с позволения сказать, людей.

Лучше бы ему не маячить перед моими глазами. Ох, лучше не стоит, правда.

Земля — круглая.

Глава 4

Натан

Сегодня третий этап чемпионата. Сегодня третья гонка. Я шёл к своей мечте — участвовать в чемпионатах MotoGP. Вообще мотоспорт очень популярен в Европе. В особенности в Испании и Франции. Но у нас, в США, тоже неплохо развит.

— Нэйт, всё готово, — оповестил наш механик.

До старта меньше трёх минут. Мне словно вкололи адреналин, но одновременно с этим я был предельно сосредоточен. Такое ощущение всегда было перед стартом. От нашей команды ехал я и мой напарник Трой. Сначала прогревочный круг, а затем ещё 30 без возможности облажаться.

Появились зелёные световые огни и зелёный флаг, оповещающие о старте прогревочного круга, и я стартанул. В голове стоял гул от общего шума вокруг. Несясь на скорости 235 км/ч, думал только о том, что ужасно хотелось пить. За последние пару недель я жёстко сушился. Сбрасывал, так сказать, всё ненужное. Как правило, к соревнованиям я терял около 10 кг. Затем быстро их восполнял, поскольку половина из них была вода. А так как после каждой гонки я устраивал вечеринку и нажирался вусмерть, то сегодня вечером наберу два или три килограмма в лёгкую.

Долетев до финиша, встал на стартовую позицию и приготовился к заезду.

Всё получится. Я всё смогу.

После квалификационного заезда моё место в стартовой решётке второе. Доли секунды в этом виде спорта решали всё. Меня обошёл мой главный соперник Смит Дуглас. Но это всего лишь стартовая позиция. Всего лишь начну вторым. Но приду первым. Иначе и быть не могло. На стартовом светофоре загорелись одновременно пять пар красных огней.

Три, два, один…

Взревев, мы буквально взлетели и началась любимая часть моей жизни. Гонки.

Одним из главных отличий шоссейно-кольцевых гонок от любых других, в наличии не только левых или только правых поворотов, а комбинации и тех, и других. Не скучно, короче говоря.

Помимо этого, трасса была асфальтирована, и пыль, как при мотокроссе, ты не глотал. Очевидно, это смертельно опасный вид спорта. Ты особо ничем не защищён и мог в любой момент оказаться по ту сторону бытия. Но мне нравился этот риск. Я был адреналиновым наркоманом. Чем больше эмоций вызывало у меня дело, тем лучше.

Так, кстати, было и с девушками. Ну, любил я эмоции, что можно сделать? Если мне становилось скучно, то я сам мог найти себе проблем или развлечений. Но без эмоций жить не мог.

Поэтому мотоспорт для меня идеален. Он давал мне неописуемые эмоции и ощущения на всех этапах.

Например, во время подготовки к чемпионату, когда ты не мог сожрать то, что так хотелось. Когда хотелось всё послать, но ты сушишься, сидишь на строгой диете и изводишь своё тело на беговой дорожке. Обычно в те моменты я становился похож на не самого приятного человека, готового сожрать с потрохами любого, у кого в руках была вредная запрещёнка в виде газировки или чего-нибудь вкусного.

Ещё более крутые эмоции ты получал во время самой гонки. Тут колоссальный выброс адреналина и стремление к победе. Кстати, во время заезда, ловил себя на мысли, что напрочь забывал обо всех лишениях, предшествующих этому событию. Ну, кроме воды. Порой перед гонкой мне снилось, как я жадно пью воду из ведра. Однако игра определённо стоила свеч.

А после гонок, чествование победителя. Что может быть лучше? Эмоции через край. И благодарность, и восторг, и триумф, и ощущение полёта, и вседозволенность.

А потом всё по новой. Это образ жизни. Здесь невозможно быть наполовину мотогонщиком. Это зависимость.

Конечно же финансы тоже играли роль. Со своих первых заработанных денег я купил себе Ford Mustang кабриолет. Машина настоящего кайфожора и ценителя этой жизни. Деньги со всех остальных побед обеспечивали мне независимость от родителей и возможность ни в чём себе не отказывать.

Обогнав на повороте своего соперника, поднажал, чтобы не дать ему возможности обойти меня. Где-то там ещё ехал мой напарник, который должен был помешать этому Смиту приблизиться ко мне. Но моё дело было только гнать вперёд, ловко и чётко входя в повороты, практически ложась на землю, коленкой касаясь земли. Во время гонок я сливался со своим железным конём в одно целое. Обожал это ощущение. Такое же чувство бывало во время секса. Хотя там не всегда удавалось поймать одну волну с партнёршей. То темпераменты разные, то видение секса отличалось. А вот с байком я был реально одним и неделимым целым.

Предельная аккуратность, концентрация, внимательность, умение маневрировать — вот что требовалось сейчас от меня. Если ты в плохом настроении, нарушил режим, потрахался накануне, поругался с кем-то, то мог проиграть. В этих случаях лучше вообще не выходить на трек, серьёзно. В гонках важна абсолютно каждая мелочь. Абсолютно каждая. Как-то я занялся сексом накануне гонки и пришёл вторым. С тех пор никаких девушек во время подготовки к соревнованиям. Я исключал любые соблазны из своей жизни. Я умел расставлять приоритеты, когда дело касалось моего будущего. Для любого спортсмена крайне важен режим, а также его неукоснительное соблюдение. До соревнований ты жил по графику, следуя всем предписаниям. А вот после, мы уходили в загул. Пили, трахались, ели, веселились. Поэтому да, все спортсмены далеко не святые. Ну, что поделаешь? Ничего. Такова жизнь.

Мне оставался ещё один круг до финиша, и я смогу выдохнуть. С трассы не видно болельщиков, поскольку данный вид спорта опасен не только для нас, но и для зрителей. Если что-то пойдёт не так и гонщик вылетит с трека, то могли пострадать люди. Поэтому трибуны отнесены на приличное расстояние, но с экранов можно было наблюдать за нами. Интересно, а незнакомка пришла?

Стоп.

Рано ещё думать. Никаких отвлекающих факторов до финиша.

Три, два, один…

Чёрт подери, да!

Натан Митчелл снова первый! Двадцать пять очков в копилку.

Так она пришла или нет?! Почему-то мыслями я периодически возвращался к ней с того момента, как неделю назад встретил на пляже. Её реально всегда можно узнать по любви к красному цвету.

— Нэйт, красавчик! — подлетели механик и тренер, как только подъехал к ним и снял шлем.

Руки немного дрожали от напряжения в мышцах. Но в основном я испытывал непередаваемый кайф. Вот теперь можно было выдохнуть. Однако весь мой организм разрывало от адреналина и предвкушения отмечания.

— Как же я хочу пить, — рассмеялся в ответ, зачесав волосы назад.

— Сначала иди на подиум для церемонии награждения, а потом делай, что хочешь. Следующая гонка в конце августа. Тренировки возобновим в начале месяца. Молодец, сынок, — похлопал по плечу тренер Бриджес и отошёл в сторону.

Конечно, я молодец, разве кто-то сомневался?!

После награждения, переодевшись в шорты и футболку, пошёл в сторону трибун, где меня ждали друзья и знакомые.

— Трахунчик, ты просто мой кумир! — завопил Джастин, запрыгнув на меня.

— Ебобо, дай воды, — подхватив его, завыл от своей ноши. Но он один такой неповторимый в моей жизни.

— Диего, кинь в него бутылкой, — заржал Джастин, удобно устроившись на моих руках.

— А поймает он чем? Зубами?! Слезь с него, Бибер, — улыбнулся Диего и подошёл к нам с бутылкой воды. Отцепив от себя эту мартышку, схватил целительную воду и присосался к бутылке. Я буквально чувствовал, как каждая клетка тела оживала и молила о большем. — Ну, что, чемпион?! Теперь отмечать?

Моргнул в ответ, не отлипая от бутылки. Но взглядом окинул ближайшую ко мне трибуну в поисках блондинки. А вдруг она была где-то здесь?! Она меня зацепила своим противостоянием. Мне хотелось сломать эту стену и уложить её на лопатки. Тоже соревнование своего рода.

Заметив, красный топ, член зашевелился в трусах. По любому это она. Я прям чувствовал это, хоть и видел только её удаляющуюся спину.

— Минуту, парни. Сейчас поедем, — улыбнулся им, отлипнув от пустой бутылки, и пошёл в сторону незнакомки.

Догнав её, почувствовал уже знакомый парфюм. От неё в те пару раз, что я видел, заманчиво пахло розой. Такой женственный и притягательный аромат для такой стервозной сучки.

— Незнакомка, притормози, — окликнул её и она замерла. — Не спеши убегать. Я хотел пригласить тебя на вечеринку, — шепнул ей на ухо, подойдя к ней со спины и вдохнув этот невероятный аромат. Аж голова закружилась.

Её полуголая спина напряглась. На ней были короткие белые шортики, которые идеально подчеркивали золотистый загар и стройные, длинные ноги. А красный топ держался только на двух завязках вокруг шеи и под грудью. Дёрни за верёвочку и дверь откроется…

— Как ты меня узнал? — вдруг спросила она, повернув ко мне голову.

Её карие глаза снова смотрели матом на меня. За что она так ненавидела меня?!

— Не знаю, — признался ей. — Увидел твои волосы и спину и понял, что это ты, — улыбнулся, разглядывая её лицо. — Поехали с нами. Там будет достаточно парней и для твоей охоты, раз я тебе не подхожу, — подмигнул ей, надеясь, что она не откажет.

Не знаю, чем я её так бесил, но мне искренне хотелось повеселиться с ней. Это же всего лишь секс! Она явно была не прочь поразвлекаться. Только почему-то не со мной.

— Где будет вечеринка? — прищурившись, не сводила с меня своих красивых глаз.

— У меня дома, — начал я, — Но прежде, чем ты начнёшь отказываться, знай: там будут мои родители. Поэтому мы просто нажрёмся и разойдёмся.

Мои родители ещё не уехали в отпуск, но знали, что после соревнований меня не остановить, поэтому дали добро устроить веселье у нас дома. Поскольку начались каникулы, то в доме братства никого не было, но все мои близкие остались рядом. Часть приятелей из Универа тоже были местными. Поэтому тусовка должна быть очень даже многообещающей.

Она замешкалась, но потом развернулась ко мне. Взгляд сам пополз по её фигуре. Она была без лифчика. Член вновь зашевелился, напоминая мне о моём двухнедельном воздержании. И сегодня я намеревался заняться сексом. С ней.

— Поехали со мной? Обещаю, руки не буду распускать, — и в доказательство поднял их, показывая ей свои добрые намерения.

Ну, почти добрые. Я просто решил зайти с другой стороны. Она же не знала, что присутствие родителей меня не остановит. Меня ничто не остановит, если я принял решение.

— Ладно, поехали. Там правда будет достаточно кобелей? — уточнила она.

— Достаточно, — улыбнулся ей.

Кивнув, она пошла следом за мной к ожидавшим меня друзьям.

— Парни, теперь я готов ехать, — оповестил их. — Эта незнакомка поедет со мной. Своего имени она не говорит. Если узнаете, скажите мне, — рассмеялся, покосившись на неё.

— Крошка, скажи, по-братски, как тебя зовут? — сделал попытку Джастин, показав ей идеальную улыбку и две ямочки на щеках.

— Дорогой, крошка у тебя в штанах, — приторно ответила незнакомка.

Джастин поперхнулся, а Диего заржал в голос.

Не получилось. Вот ведь кремень, а не девушка.

— Поехали, — скомандовал нам Рэмбо и повёл нас к выходу.

— Меня-то за что?! — жалобно заскулил на ухо Джастин, приобняв меня за плечо.

— Что, уже не смешно тебе, да?! — улыбнулся ему, — Хрен её знает. Она явно ненавидит мужчин.

Незнакомка шла справа от меня, периодически бросая на меня свой говорящий взгляд.

— Удачи, — хохотнул Джастин, толкнув меня плечом.

Сев в тачку, незнакомка продолжила упорно молчать.

— Почему ты не хочешь сказать своего имени?! Оно, что, такое смешное и ты его стыдишься?! — сделал ещё одну попытку.

Нет, ну серьёзно, что её останавливало?! Я же не замуж её звал, в конце концов!

— Почему ты не можешь не задавать вопросов?!

— Хм… Дай подумать, — посмотрел в боковое зеркало, перестраиваясь в левую полосу, чтобы обогнать тормоза передо мной. — Потому что я люблю общаться. Что в этом криминального?!

— Ничего, — фыркнула она и посмотрела в окно.

— Милая, ты девушка-загадка. Я так и буду тебя называть, — улыбнулся своим словам, но она никак не отреагировала.

О’кей. Никуда ты не денешься с подводной лодки.

Подъехав к своему дому, заметил, что родители ещё не вернулись. Утром они мне сказали, что поедут в гости к своим друзьям и приедут ближе к вечеру. Видимо, решили задержаться. Идеально.

Диего и Джастин ехали за мной, остальные знакомые ждали около дома.

Зайдя в дом, сразу же врубил музыку и достал алкоголь из холодильника. Сегодня я заслужил полный отрыв и веселье. Все распределились по парам, либо по небольшим компаниям. Через полчаса в дом вломилась толпа липучек, как называл их Джастин, и что в принципе отражало их сущность, и мои многочисленные знакомые. Незнакомка-загадка держалась подальше от меня, но я дал ей возможность немного расслабиться и освоиться.

На мне уже висели парочка приставучек. Они, как банный лист, приставали и не отлипали от тебя пока не получали того, чего хотели. Поскольку денег на них я не тратил, то им нужен был только секс. В любой другой день я бы уже уединился с ними, но не сегодня. В доме находилось около двадцати пяти человек, но шума было как от целой трибуны. Джастин о чём-то беседовал с Диего. Кайла стояла рядом с ними и недовольно всех рассматривала. Как обычно.

— Нэйт, поздравляю тебя! Ты второй по крутости после Трэвиса, — налетела на меня Габи.

— Второй?! Я первый! Ну или мы делим с ним первенство, — улыбнулся, поцеловав в висок. — Ещё раз с Днём Рождения, сестрёнка. Люблю тебя очень сильно, — подхватил её на руки и крепко обнял. У неё вчера была днюха, но я не появился на отмечании. Габи заверещала и звонко рассмеялась. — У меня к тебе просьба, сделаешь? — обратился к ней, поставив на пол. Кинул взгляд в сторону незнакомки. — Видишь ту в красном? Я не теряю надежды склеить её. Можешь принести ей ещё один бокал того, что она пьёт. Её надо расслабить.

Габи, подмигнув мне, тут же отправилась выполнять свою миссию. Кто-то включил песню Legendaryгруппы Welshly Arms. А я продолжил своё наблюдение, заметив, что на щеках незнакомки появился лёгкий румянец. Значит, уже слегка пьяна. Вокруг неё вилась пара парней, которых я знал. Судя по её виду, они не заинтересовали эту привереду. Значит, пора.

— Потанцуешь со мной? — подошёл к ней сзади, положив руку на талию и слегка придвинув её к себе.

Она напряглась, но не отодвинулась.

— Ты мне всю рыбу распугаешь, — процедила она.

— Я думал мы для тебя кобели. Уже рыбками стали? — усмехнулся, шепча ей на ухо. Кажется, ей понравилось это движение. Поэтому я не отстранялся, начав слегка двигаться в простом танце, стоя за её спиной. — Поверь, я отойду в сторону, если ты найдёшь кого-нибудь. Я не претендую на твою руку и сердце. Но мне показалось, что тебе с ними скучно.

Она резко развернулась и её лицо оказалось в паре сантиметров от моего, а её рука легла мне на талию. Возбуждение и без того разогревало меня, но от такого поворота я завёлся ни на шутку.

— Что ж, покажи на что ты способен, — приторно протянула она.

Настоящая Пиранья.

Её зрачки были расширены, на щеках был уже очевидный румянец, а взгляд впервые не посылал меня. Она явно была уже пьяна и расслаблена больше обычного. Взяв её бокал и поставив его на стол, не мешкая притянул её ближе, положив руку на оголённый участок спины. Ногу просунул между её ног и начал двигаться в такт звучащей песне. Хотя танцем это было сложно назвать. Фактически это была прелюдия, поскольку я посадил её на свою ногу и не давал отодвинуться, немного раскачивая. Её сбивчивое дыхание выдавало с потрохами реакцию на меня. Рука сама поползла по её пояснице, из-за чего она прижалась вплотную ко мне.

— Это не танец, это секс двух подростков, которые толком не знают, что делать, — хищно улыбнулась она, явно пытаясь задеть меня.

— Вся беда в том, что я знаю, что нужно делать, — в той же манере ответил, и схватил её за задницу, направляя на своей ноге.

— Что-то верится в это с трудом, — прошипела она, опалив своим дыханием.

В её взгляде вновь читалась ненависть, но меня теперь было невозможно остановить. Я завёлся. Я хотел получить её. Второй рукой обхватил её за шею и притянул к себе.

— Твои слова провоцируют, чтобы я уложил тебя прямо здесь и сейчас. Если ты хотела обратного эффекта, то советую промолчать, — задевая её губы, ответил ей.

Я не собирался останавливаться, но и насильно брать не хотел. А ещё не хотел, чтобы она завела и кинула. Что-то мне подсказывало, что с ней всё возможно.

— Ты думаешь, что бразды правления у тебя, да?! — не отрываясь от моих губ, ответила она, задев бедром мой стояк.

По телу пробежала дрожь, а по позвоночнику электрический разряд.

Пальцы на её шее сами сжались, усилив хватку.

— А ты думаешь иначе?! — захватил её нижнюю губу зубами и аккуратно оттянул, смотря ей в глаза.

В них вспыхнул огонь. Адский, мать его, огонь.

— Я знаю это, — продолжая тереться о меня, ответила она.

Её рука начала блуждать по моей спине.

— Сомневаюсь, — улыбнулся и подхватил её на руки.

Ногами она обхватила мою талию, руками зарылась в волосы. Придерживая её за задницу, пошёл на второй этаж в свою спальню. Я знал, что уложу её. Знал, что она сдастся. И как же приятно было рушить эту стену. Эта незнакомка вызывала во мне бурю эмоций.

Толкнув дверь, зашёл со своей добычей внутрь.

— Не облажайся только, — прошептала она, пока я закрывал ногой дверь.

— Милая, твой комментарий не по адресу. Уж где-где, а в постели я не любитель, а профессионал, — заявил, прижав её к стене.

Она тяжело дышала и смотрела на меня странным взглядом. Вроде и вожделеющим, а вроде и ненавидящим. Сплошная загадка. Нащупав на шее завязки от её топа, потянул за них, и красная ткань скользнула вниз, обнажив её красивую и достаточно полную грудь. Да сегодня просто мой день! Я победил дважды.

Не в силах больше терпеть, провёл большим пальцем по её скуле и прильнул к губам. Мягким, податливым и чертовски вкусным губам. Она была истинной женщиной, но с характером настоящей сучки. Но сейчас меня волновало только её тело. Она уверенно провела языком по моему и впустила в свой горячий рот, который совсем недавно язвил в мою сторону. Со стоном блаженства ворвался в него, прижав сильнее её к стене. Рукой обхватил её грудь и аккуратно смял, другой продолжал придерживать за шею. Член болезненно ныл в шортах после моего воздержания. Я безумно хотел секса. Аж вспышки перед глазами словил. Незнакомка сильнее прижалась своей промежностью к моему животу, её ноги плотно обхватили мою талию.

— Скажи, как ты хочешь? Сверху, снизу, стоя, лёжа, в воздухе, сидя, сзади? — оторвавшись от неё, уточнил.

— Лишь бы не облажался, — ухмыльнулась она.

— Милая, твои провокации до добра не доведут, — предупредил и вновь напал на её такой манящий и заводящий меня рот.

Она застонала и с напором ответила на мой глубокий и страстный поцелуй. Казалось, что мы хотели съесть друг друга. В поцелуе не было и намёка на нежность и аккуратность. Наоборот, было какое-то ожесточение. Она зацепила зубами мою нижнюю губу и сильно прикусила её. Я аж вздрогнул, и яркая вспышка ослепила меня. На языке почувствовал металлический привкус.

— Даже так?! — облизнув губу, усмехнулся, смотря на неё. Дыхание сбилось у обоих, в её глазах полыхал пожар. — Как скажешь.

Отлепив её от стены, поднёс к кровати и разомкнул руки. Но она продолжала держаться ногами. Мне это не помешало стянуть с себя шорты с боксерами и лечь с ней в постель. Нащупал пуговицу на её коротких шортиках и тогда она позволила стянуть их себя вместе с бельём. Быстро надев презерватив, вновь припечатал её к кровати.

— С тобой можно не осторожничать, да? — нависнув над ней и держа себя на предплечьях, уточнил на всякий случай.

— Только не облажайся, — вновь повторила она и я резко вошёл в неё.

Своими провокациями она заводила до предела. Войдя до упора, я на секунду замер, прильнув лбом к её. Как же внутри неё оказалось хорошо. Тепло и тесно. Незнакомка громко застонала, прикрыв глаза.

— Ну, давай, покажи на что ты способен, — тихо произнесла она, облизнув губы.

— Надо найти твоему языку другое применение, — улыбнулся и закусил её нижнюю губу, начав скользить в ней.

Было так хорошо, что стон сам сорвался с моих губ. То ли воздержание перед соревнованиями сыграло роль, то ли её поведение, то ли алкоголь, но мне реально было охрененно. Её запах, казалось, был везде. Самый женственный запах, что я когда-либо чувствовал.

Начал жёстко и ритмично входить в неё. Закинув ноги мне на талию, она прижалась и подхватила мой ритм. Губами я блуждал по её лицу. Мне хотелось целовать её везде. Она манила меня к себе.

— Быстрее, — приказала она, сильнее прижавшись ко мне и вцепившись мне в спину своими когтями.

— Сильнее, — приказал в ответ, наращивая амплитуду.

Она, убрав одну ногу со спины, подтянула к груди и выпрямила её, как в шпагате. От этого движения в ней стало слишком тесно.

— Чёрт тебя дери, — прорычал в ответ и выпрямился на руках.

Членом разрывал её всё яростнее и яростнее, кровать заскрипела от моих неистовых толчков. Тогда она отвела обе ноги в сторону в чёртовом поперечном шпагате. Я охренел от её возможностей. Схватился руками за изголовье кровати и начал врываться в неё с неистовой силой. У меня всякое бывало, но настолько гибкой партнёрши ещё не встречал. Она стонала на всю комнату, я же мог только чертыхаться и материться. По спине, рукам и лицу струился пот. Поясницу пекло, а пресс свело.

— Быстрее, — сбивчиво прошептала она, закрыв глаза и ещё больше открывшись для меня, приподняв бёдра.

— Твою ж… — застонал я и начал исступлённо трахать её, держась за деревянное изголовье кровати. Шлепки моих яиц о её задницу, наши стоны, крики и музыка с первого этажа — всё смешалось в абсолютную какофонию звуков. Перед глазами появилась пелена и всё закружилось. Я был в её плену. В тесном и тёплом плену.

— Да… Ещё немного, — простонала она и вцепилась ногтями мне в задницу, подгоняя меня.

— Сильнее, — приказал ей, и она послушно вонзила свои когти в меня.

Словно удар током почувствовал и по позвоночнику побежал разряд. Я перестал соображать, где я и с кем. Начал задыхаться от переполнявших меня эмоций и ощущений. Яйца свело и член задёргался в ней, но я продолжал фанатично входить в неё.

— О да… — застонала она и тут же закинула ноги мне талию, прижавшись ко мне.

Рухнул на неё и, замедляясь, продолжал скользить в ней. Она сокращалась и сжималась вокруг моего пульсирующего члена. Если до секса я был немного пьян, то сейчас мне хорошенько ударило по шарам и я не мог даже слова вымолвить. Комната вращалась вокруг меня, мне казалось, что я падаю. Просунул руку под её спину и прижал к себе, уткнувшись лбом в подушку рядом с её головой.

— Чёрт тебя дери, — только и смог прохрипеть, переводя дыхание.

— М-м-м, — промычала она, слабо приобняв меня. Она была расслаблена и дышала часто и глубоко.

Аккуратно вышел из неё спустя пару минут, не выпуская из своих объятий.

— Не облажался? — усмехнулся я.

Но в ответ тишина. Приподнял голову и увидел, что она лежала с закрытыми глазами и абсолютно умиротворённым выражением лица. Такая хорошенькая.

— Милая, с тобой всё в порядке? — разглядывал её красивое и загорелое лицо.

— М-м-м, да… — пробормотала она и повернула голову набок.

Она решила поспать?! Я, в принципе, был не против. Время было уже позднее, да и я неоднократно спал с теми, кого трахал. Но не ожидал, что она останется в моей постели. Почему-то я был уверен, что она сразу подорвётся и убежит.

У меня была простая политика: я никого не выгонял из своей постели. Хочешь поспать рядом после секса? Не вопрос. Я знал, что Трэвис, например, ни с кем не ночевал. Потрахался и ушёл. Правда он мог всю ночь развлекаться и не спать вообще. Он не любил засыпать с кем-то рядом. До Джойс.

Я же был не против заснуть в обнимку с девушкой. Но утром всегда по-быстрому их выпроваживал. Почему-то с восходом солнца вся магия исчезала и мне хотелось остаться одному. Можно было ещё разок покувыркаться и дальше расходиться. Поэтому сейчас я не собирался выгонять её. Тем более она выпила. Но у меня внизу ещё продолжалась вечеринка в мою честь, поэтому решил оставить её ненадолго одну.

Стянув презерватив и надев шорты, спустился вниз. Людей поубавилось, музыка звучала тише. Мои самые близкие друзья сидели в кухне за столом и что-то обсуждали.

— О, Трахунчик, а мы тебя потеряли, — улыбнулся Бибер.

— Дайте попить, — протянул руку, увидев бутылку колы.

Джастин вручил её мне, и я припал к живительной влаге.

— Судя по его виду, охота прошла удачно, — улыбнулся Диего.

Стрельнув в него взглядом поверх бутылки, моргнул в ответ, и они заржали.

— Нэйт никогда не сдаётся, — засмеялась Габи, сидя в объятиях своего брата-боксера.

— И что ты ей предложил за секс?! — вклинилась Кайла. Джастин покосился на неё.

— Ничего, — прохрипел, оторвавшись от горлышка бутылки. В носу защипало от сладкой газировки. Но доза сахара быстро ударила по организму, явно соскучившемуся по всему вредному за время сушки. — Мы просто потрахались. Отлично, надо сказать, потрахались.

— Тогда в чём был смысл её противостояния?! Если уж начала такую игру, то веди её до конца. Нельзя так просто потом сдаваться, — не унималась Кайла.

Плюхнулся на стул рядом с Диего.

— Порой меня пугают твои мысли. Но почему бы ей не сдаться, когда Нэйт просто охренительный красавчик?! — ответил ей Бибер, толкнув меня в ребро.

— Спасибо, друг, что веришь в меня несмотря не на что, — засмеялся я.

— А где она? — спросил Диего.

— Спит.

Они засмеялись.

— Значит ты и впрямь хорош, умотал бедняжку, — прокомментировала Габи. — Когда я к ней подошла по твоей просьбе, она метала огненные стрелы во всех парней, словно хотела их сожрать. Но мне она показалась очень даже адекватной девчонкой. Хотя мы перекинулись всего парой фраз, но она мне понравилась.

— Мне она тоже понравилась, в постели, — улыбнулся ей.

— Дорогой, поздравляем тебя с победой! — вошла на кухню мама, Миранда, и следом зарулил папа, Харви.

Внешне я был похож на него. Во всяком случае цветом глаз, волос и комплекцией. От мамы мне достался характер и любовь потрепаться. Мы с ней порой слишком общительные.

— Спасибо, ма, — встал, чтобы поцеловать её. Ростом она была, как незнакомка в моей постели.

— Молодец, сын. Горжусь тобой, — приобнял папа. — Но вечеринку пора заканчивать, а то соседи копов вызовут.

— Без проблем, — улыбнулся им.

Кивнув и помахав моим друзьям, они пошли в свою спальню. Вырубил музыку и указал на выход приставучкам и знакомым парням.

— Мы тогда тоже пойдём, — улыбнулся Джастин. — Надо будет собраться, как Трэвис с Джойс вернутся.

— Согласен. Они приедут через пару дней, тогда и встретимся, — приобнял за плечо своего друга. Джастин был для меня особенным человеком.

Хотя, если честно, то каждый из них был для меня важным. Я каждого из парней любил, как брата, и вообще не представлял своей жизни без них. Каждый из них внёс свою лепту в мою жизнь.

Трэвис, например, всегда балансировал меня своим более серьёзным нравом. С его слов я был слишком ветреный и необязательный. Он мог вмиг привести меня в чувства, если я заигрывался. Так было с самого детства, когда мои родители взяли опеку над ним. Я считал его своим родным братом, а не двоюродным. Он был частью моей души, серьёзно. Если вдруг потребовалось бы, то не задумываясь отдал бы жизнь за него. Я очень ценил его. Хоть и редко говорил ему об этом. Когда я был мелким, то очень хотел брата или сестру, но родители не спешили с этим делом. А потом произошла ужасная трагедия в семье Трэвиса и мой папа, не раздумывая, забрал его к нам. Я был счастлив, что с тех пор он жил с нами. К тому же мы ровесники, а значит могли вместе чудить, что мы и делали всё детство.

Джастин, наоборот, всегда поддерживал любую мою бредовую идею, как брат-близнец. Прыгнуть голышом в бассейн? Не вопрос. Там будут две голые задницы. Кто больше на спор сожрёт сникерсов и потом весь покроется аллергией? Было б сказано, будет сделано. Я тогда год не мог смотреть на эти батончики, но зато выиграл. Придумать очередной розыгрыш для Трэвиса или Диего?! Конечно же Бибер будет первым напарником. Ему я, кстати, часто признавался в любви. Последний раз буквально оду спел ему, когда нажрался у него дома, а он тащил мою тушу в гостевую спальню. Не помню, что он ответил мне. По любому пошутил в ответ.

Диего был для меня фактически старшим братом и к нему я обращался, если нужен был дельный совет. Он никогда не отказывался выслушать. И что удивительно, он реально всегда не просто слушал, но и слышал собеседника. Он никогда и ничего не делал вполсилы. Он был мега надёжным. У меня была уверенность, что бы я с ним не обсуждал, не уйдёт дальше него. Он не трепался налево и направо. Но в чувстве юмора ему тоже нельзя было отказать. Только вот юмор у него был своеобразный. Очень выверенный и рассудительный.

К Габи я относился как к младшей сестрёнке. Никогда не рассматривал её в качестве девушки, за которой можно приударить. Я понимал, что потом по мне больно ударит кулак Диего. Проверять не хотелось.

Поэтому мои друзья реально были самыми лучшими на этой планете. Не знаю, чем я их заслужил, правда. Но искренне дорожил ими. Хоть и знакомых у меня было вагон и маленькая тележка, эти ребята были по-настоящему близкими для меня. Они знали практически всё обо мне. Практически. Но всего я и сам о себе не знал. Во всяком случае так мне иногда казалось.

Проводив друзей, поднялся в свою спальню. Незнакомка, свернувшись в позе эмбриона, сладко спала в моей постели. В полумраке её обнажённое тело выглядело особенно соблазнительно и притягательно. Даже член вновь начал крепнуть. Но я не хотел будить её. Как спортсмен, я понимал важность сна. И, если честно, сам обожал поспать подольше и всегда ценил, когда появлялась такая возможность.

Быстро приняв душ, забрался к ней в кровать. Она что-то пробормотала, пока я укладывался рядом с ней, но не повернулась, а уткнулась своей голой задницей мне в пах. Чёрт тебя дери, незнакомка. Почему же ты такая провокаторша?! Даже во сне не унималась. Приобняв её за талию, притянул к себе поближе и, уткнувшись носом в её волосы, закрыл глаза.

Этот запах розы я по любому запомню надолго. Такой ненавязчивый, но обволакивающий. Такой простой, но в тоже время сложный. Такой понятный, но… ни хрена не понятный.

Вкусный, приятный, дурманящий. Запах настоящей женщины.

Запах, который теперь будет ассоциироваться только с ней.

Глава 5

Лесли

Боже, как горячо…

Почему так ярко?!

Открыв глаза, ни фига не поняла. Где я?! Горячая ладонь держала меня за ягодицу, пока я, закинув ногу на мужское тело, головой лежала на чьей-то груди. Не просто груди, а явно мускулистой. Приподняв голову, увидела его.

Твою ж мать!

Я же вроде не напивалась вчера, почему я отрубилась?! Ах ну да. Дурочка ты тупенькая, Лесли. Сочетание секс плюс алкоголь всегда действовали на мой организм подобным образом. Я расслаблялась донельзя, до неприличия просто, и мгновенно засыпала. А после такого космического оргазма, что вчера подарил мне Натан, я не смогла даже веки разлепить. Даже не помнила остался ли он со мной или ушёл. Но раз я сейчас спала на нём, значит он был не против подобного соседства.

Чего нельзя было сказать обо мне. Я не должна была оставаться на ночь. Секс и всё, до свидания. Никаких утренних объятий, поцелуев и прочей хрени.

Он крепко спал, лёжа на спине. Одна его рука лежала на моей заднице. Голой заднице. Другая была на моей руке, лежащей поверх его живота. Должна признать, что Натан был симпатичным кобелём. Особенно, когда улыбался, то становился похож на голливудского актёра. В нём была какая-то харизма и магия. Во взгляде всегда читалось озорство и живой интерес. Он словно любопытный ребёнок, который мечтал всё попробовать. Тёмно-каштановые волосы на солнце всегда немного отливали медью. Виски были выбриты, а на макушке пряди длиннее. Небесно-голубые глаза всегда были ясными, даже когда он выпивал. Лицо по-мужски графичное и выразительное, со слегка заострённым подбородком. Скулы создавали красивый рельеф, а небольшая щетина только подчеркивала мужественность. Губы были плотными и чётко очерченными. А тело… Тело было супермодели. Рост чуть выше 6 футов[2], широкие плечи, узкие бёдра, длинные ноги, кубики пресса. Даже голос у этого кобеля был приятный и в какой-то степени мелодичный. Он действительно был хорош собой.

Аккуратно выпуталась из его объятий и начала быстро одеваться. Его комната при свете дня выглядела вполне симпатичной. Не было ничего лишнего или особо раздражающего. Стены, выкрашенные в серо-голубой оттенок, кровать из тёмного дерева, светлые полы, письменный стол, шкаф и комод. Всё обычное, тривиальное.

Пробравшись в ванную, ужаснулась своему виду в отражении зеркала. Губы припухли, глаза странно блестели, на голове было не пойми что. Нашла в сумочке резинку и собрала волосы в хвост. Наскоро умылась прохладной водой, чтобы побыстрее проснуться и привести свои скачущие мысли в порядок. Не найдя новой зубной щётки, пожевала зубную пасту, чувствуя себя натуральной идиоткой. Но после этих простых действий мой внешний вид стал более-менее удобоваримым.

Вышла из ванной и на цыпочках, чтобы не разбудить спящего красавца, выбралась из его логова и спустилась вниз. Я даже не понимала который час.

— О, доброе утро, — послышался голос сзади, и я резко обернулась, застыв на последней ступеньке.

В дверном проёме стояла женщина, на вид около сорока лет. Моего роста, подтянутая, с очаровательной улыбкой. Серые глаза излучали любопытство и озорство. Русые волосы были собраны в небрежный пучок и пара прядей около лица выбивались.

— Эм… Доброе, — промямлила я, постаравшись улыбнуться.

— Я Миранда. Мама этого сорванца, от которого, очевидно, ты сбегаешь сейчас, — подмигнула мне эта милая женщина, вытирая руки полотенцем.

Не думала, что у него такая приятная мама.

— Очень приятно. Но я правда сбегаю, — наконец я спустилась и повернулась к ней лицом.

— Может, хотя бы чашечку кофе? Или ты чай предпочитаешь? — склонив голову набок, она внимательно изучала меня.

Мне стало неловко от всей этой ситуации. Я никогда не оставалась ночевать у парней. Во всяком случае старалась этого не делать. И уж тем более не завтракала с их матерями!

— Любимая, с кем ты там беседуешь?! — послышался низкий голос мужчины и сзади неё оказался видимо ещё и отец этого кобеля.

Ух ты ж блин! Доброе утро, чёрт побери!

— Дорогой, эта незнакомка хотела сбежать от нашего сына, — тихо рассмеялась она, мельком глянув на копию Натана Митчелла, только постарше.

Высокий, широкоплечий мужчина тоже где-то около сорока или чуть старше. Голубоглазый, с тёмными каштановыми волосами, высокими скулами и скульптурными губами. Он был очень хорош собой.

— Я Харви, отец этого оболтуса, — подмигнул он мне.

Да что у них всех нервный тик что ли?! Почему они все такие приветливые?! Я думала его родители такие же ублюдки, как и он сам.

— Я уже ухожу, — начала пятиться назад.

— Да ну, прекрати! Нэйт обожает поспать подольше. Особенно после соревнований. Поэтому не бойся и позавтракай с нами, — кивнула в сторону кухни его мама.

— Не стоит, правда, — попыталась отказаться, но в голове словно металлическим молоточком стучали по колокольчику.

Такой мерзкий и протяжный звон, что хотелось прикрыть глаза и заткнуть уши. Очевидно, второй бокал этого винного коктейля вчера был лишним. Я редко пила, но метко. И сейчас мне правда больше всего на свете хотелось крепкий кофе.

— Милая, не стесняйся, проходи, — обратился ко мне мистер Митчелл и рукой показал на стол в кухне.

«Милая»?! Это у них семейное, да?!

Вздохнув, я всё же сдалась и зашла следом за ним. Села за стол, спиной ко входу.

— Чай или кофе? — миссис Митчелл с понимающей улыбкой рассматривала меня.

— Кофе.

Кухня, как, впрочем, и весь дом, был абсолютно типичным. Не было чего-то сверхъестественного или необычного в интерьере. Светлые деревянные шкафчики кухонного гарнитура соседствовали с серебристыми хромированными поверхностями варочной панели и мойки. Разве что холодильник был огромным и бросался в глаза. Гостиная, что осталась за моей спиной и в которой вчера происходило всё веселье, тоже не сильно отличилась от всего дома. Огромная плазма висела на стене, напротив деревянный журнальный столик и большой диван молочного цвета. Стены были сложного оттенка оливы. На кухне же стены были в оттенке какао. Вообще, должна была признать, здесь было по-домашнему уютно.

— Как прошла вечеринка? Мы вчера специально не торопились домой, дали возможность нашему гонщику оторваться, — улыбнулся его отец, отпив кофе и откусив панкейк.

Миссис Митчелл тут же поставила мне кружку и тарелку с блинчиками и ягодами.

Боже, это уже слишком. Почему они такие хорошие?!

— Вечеринка… Полагаю всё прошло хорошо, — пожала плечами, поняв, что мне и рассказать-то им нечего.

Я час присматривала себе добычу, выпив пару бокалов коктейля, а потом… поймала на свой крючок их сына. Хотя он по любому думал иначе. Ну и пусть, меня это не волновало.

— Поешь. Вы, наверное, пили и ничего не ели. Голова, должно быть, нещадно болит, — с понимающей и тёплой улыбкой его мама села напротив меня.

Да, голова раскалывалась.

— Ты вчера была на гонке? Мы не смогли приехать, потому что у наших знакомых родился ребёнок. Поехали посмотреть на это чудо. Как там наш мальчик справился? Как всегда лучше всех? — продолжила она. В её интонации чувствовалась гордость.

Чёрт, надо быть повежливее. Всё-таки эти люди не причём.

— Да, была. Я не любительница мотогонок, поэтому мне сложно оценить. Но раз Натан пришёл первым, то, видимо, он лучше всех, — аккуратно подбирала слова, откусив свежайший и тёплый панкейк.

Как же я соскучилась по домашней еде. Чуть не застонала от наслаждения. Мы с девчонками, конечно, готовили иногда. Но еда, приготовленная родителями, всегда была вкуснее и ароматнее.

— Хм, а как же ты тогда попала туда, если не любишь это дело? — удивился мистер Митчелл.

— Натан пригласил.

— Интересно. Значит, мой сын видел тебя до гонки?! Обычно, ты прости конечно, но он цепляет девушек после гонки. А с тобой получилось иначе? — искренне удивился его отец.

Да я сама недоумевала, если честно. Я пришла на гонку, потому что хотелось отвлечься. Переключить внимание. Кто ж знал, что он такой глазастый и заметит меня на многолюдной трибуне. Я ведь уже уходила. А потом решила принять его приглашение для своей собственной охоты. Но в его окружении ловить абсолютно нечего. У них на уме только тачки и байки. Даже не пестики и тычинки, а машинки! Прямо как дети малые, честное слово! Вчера ко мне приклеились два гонщика, но, как я поняла, гоняли они на машинах. Так вот они мне наперебой рассказывали о возможностях своих авто и что-то про цилиндры, поршни и турбины. Мой мозг почти закипел, как подошёл Натан.

— Да, мы как-то увиделись в баре, потом неделю назад он каким-то чудом нашёл меня на пляже и пригласил. Я пришла. Ничего интересного, — небрежно ответила и сделала большой глоток кофе.

Его родители переглянулись и уставились в свои тарелки.

— На самом деле Нэйт очень общительный юноша — это правда. Молодой, ветреный, увлекающийся парень, но у него безумно доброе сердце и мозг работает отлично. Знаешь, он из тех, кто не держит ножа за спиной. При всей его несерьёзности, он без двойного дна. Я увлекаюсь астрологией и многие ответы на свои вопросы нахожу там. Нэйт по знаку зодиака Лев. А такие люди обожают внимание и лавры. Они победители по своей натуре. Любят находиться в центре внимания, веселиться и шумно отдыхать, — с улыбкой произнесла его мама, обхватив кружку обеими руками и посмотрев на меня.

Я знала, какой он… Может, они не всё знали о собственном сыне?!

— Мы молодые, поэтому все очень общительные и любим веселиться, — пожала плечами, не зная, что ещё сказать.

Я понимала, что родителям, возможно, тоже неловко находиться рядом с совершенно незнакомой девушкой, которую они видели в первый и в последний раз.

— Милая, какой сюрприз, — раздался сонный голос за моей спиной, и я, от неожиданности, подпрыгнула.

Чёрт бы тебя побрал, кобель! Какого хрена ты не спишь?!

Его мама вскинула голову и приветливо улыбнулась ему, отец подмигнул.

— Я уже ухожу, — пробормотала, поднимаясь со своего места, но в этот момент его ладони легли мне на плечи и надавили на них.

— Не торопись. Тебя никто не гонит, — произнёс он и, нагнувшись, коснулся губами моей макушки. — С добрым утром, Пиранья, — прошептал он, опустив голову ещё ниже и коснувшись моего уха.

— Нэйт, дорогой, садись скорее. Я думала, что мы не добудимся до тебя сегодня полдня, но ты подоспел как раз вовремя. Поскольку тебе теперь можно есть всё, я приготовила твои любимые панкейки, — запричитала его мама, подскочив со стула.

— Спасибо, ма, — обратился он к ней, продолжая стоять за моей спиной и слегка массируя мои плечи. — Я проснулся, потому что солнце нещадно светило прямо в лицо. А потом увидел, что моя незнакомка сбежала.

Его большие пальцы уверенно растирали мою затёкшую за ночь шею. По коже от его слаженных движений пробежали мурашки. Вот это уже было слишком. Я словно в дурдом попала. Этот несчастный кобель мало того, что не облажался в постели, так ещё и массаж умел делать. И вообще явно был не против моего нахождения здесь.

— Сын, расскажи, как всё прошло! Смит небось обматерил тебя после гонки, да? — засмеялся его отец, сидя справа от меня и поглядывая на Натана, стоящего за моей спиной.

— М-м, да, — как-то задумчиво ответил он, надавливая на чувствительные точки на моей шее. Его пальцы двигались вверх-вниз с умеренной силой достаточной для того, чтобы размять мышцы. — Прошло всё отлично. Стартанул вторым, пришёл первым. Надо сказать, гонка прошла как по маслу. Без аварий или неожиданностей, — глубоким голосом ответил он, пока продолжал разминать теперь мои плечи.

Отпила кофе, делая вид, что ничего необычного не происходило.

— Боже, Нэйт, ты у нас такой молодец, — улыбнулась его мама, поставив ему кофе и тарелку слева от меня. — Я хоть и не отношу себя к тем мамам, которые вечно хвалят своих детей и считают их гениальными, но мои дети и впрямь крутые! — рассмеялась она. — Трэвис гроза на дорогах. Хотя эти гонки подпольные и, по идее, мы должны быть в ужасе от этого. Но он у нас аккуратный парень, поэтому переживать не за что. А ты, сынок, гроза на треке, — подмигнула ему, сев на место.

— У тебя есть брат?! — удивилась я.

Почему-то это прошло мимо меня.

— Да, Трэвис. Как сказала мама, гроза на дорогах. Он даже аэрографию на своей тачке сделал в виде разряда молнии, — расхохотался Натан, продолжая разминать мои плечи. — Официально он мне двоюродный, но по факту роднее брата у меня нет, — сжав напоследок мои плечи, он наконец-то сел за стол.

Я смогла спокойно выдохнуть, попутно отметив про себя, что плечам реально стало легче. Ушла тяжесть и напряжение. Но мой мозг лихорадочно искал пути к отступлению. Семейный завтрак с этим кобелём — это последнее, что мне нужно было и чего хотелось.

— Да, мы взяли Трэвиса под опеку, когда ему было шесть лет. Они с Нэйтом ровесники. Мой старший брат Бен и его жена Джессика были убиты в своём доме. Трэвиса чудом спасли врачи. Мы забрали его сразу же, как его состояние стабилизировалось. Он отличный парень. но характеры у них с Нэйтом разные. Нельзя сказать, что они полные противоположности, но Нэйт более открытый, чем Трэвис, — пояснил мистер Митчелл.

Кусок панкейка застрял в горле. Я ничего не знала об этой трагедии. Да и Трэвиса этого не знала даже.

— Мне очень жаль вашего брата, — тихо ответила ему.

— Благодарю, милая. Это правда был худший кошмар наяву. Но я надеюсь мы все пережили это. Особенно Трэвис. Хочется верить, что рядом со своей девушкой он наконец заживёт по-настоящему и отпустит прошлое, — тепло улыбнулся мне.

— О, да они с Джойс просто как нитка с иголкой, ей-богу, — рассмеялся Натан. — Как только они познакомились, то Трэвис всё время искал с ней встреч. Хотя отрицал это. Но мы с Джастином сразу его раскусили, — стрельнул взглядом в своего отца и откусил панкейк. Стон сорвался с его губ. — Боже, ма, это нереально вкусно. Как я соскучился по этому вкусу, — засунув весь панкейк в рот, он от наслаждения прикрыл глаза.

Натан был абсолютно расслаблен, несмотря на моё присутствие. Может он всегда завтракал со своими партнёршами?! По его виду нельзя было сказать, что он мечтал выпроводить меня или испытывал дискомфорт. Он получал наслаждение от еды и общения с родителями, несмотря на ту, которая пару раз его продинамила и вообще не жаждала общаться с ним.

Он выглядел абсолютно нормальным парнем. Но таковым не являлся, уж мне ли не знать.

— Ешь, дорогой, — улыбнулась ему миссис Митчелл. — Мы только парой фраз перекинулись с Джойс. Перед их отъездом он показал нам её, и они тут же уехали. Но, как сказал Трэвис, по их возвращению они поживут недолго тут, с нами, пока он будет искать им небольшой дом с большим гаражом в округе.

— Ну, гараж ему правда нужен. Он со своей лошадкой постоянно ковыряется, — запив кофе, прокомментировал Натан.

Я сидела и молча слушала их, попевая кофе.

— А ты чего не ешь?! — стрельнул в меня озорным взглядом Натан. — Давай, я не жадный, ешь, — подкинул мне в тарелку пару блинчиков. — А то не успеешь оглянуться и я всё сожру. После гонок от меня надо прятать еду. Хотя перед гонками тоже.

Его родители рассмеялись, а я уставилась в тарелку. После своего похудения я крайне редко ела мучное, жирное, жаренное и высоко калорийное. Не то чтобы я панически боялась снова набрать вес, но проверять не хотелось. Я держала себя в ежовых рукавицах и не расслаблялась. Да, моё похудение тогда было стремительным и оправдано стрессом, поэтому нельзя сказать, что я убивалась в спортзале. Но часть ненавистных килограммов я сгоняла уже целенаправленно.

— Благодарю, ешь сам, — подвинула ему свою тарелку и он, прищурившись, внимательно посмотрел мне в глаза.

— Почему мне кажется, что я видел твои глаза где-то раньше?! — задумчиво спросил он, жуя очередной блин.

Неужели?! Просвет наметился или вспышка, после которой ничего не последует?!

— Может ты их видел где-то раньше?! — не ответила ни хрена на его вопрос.

И не собиралась. Если не узнал, то так тому и быть.

— Клянусь, я в жизни ещё не встречал такую таинственную девушку, как ты, — рассмеялся он, покачав головой.

Его родители заинтересованно переводили взгляды с меня на него и обратно.

— Что ж, благодарю за завтрак, миссис Митчелл, — произнесла я, поставив пустую чашку на стол. — Мне правда надо идти, — встала из-за стола, заметив прищуренный взгляд Натана.

— Тебя отвезти? — поинтересовался он.

— Нет.

— Номер телефона не дашь?

— Нет.

— Почему я не удивлён? — рассмеялся он.

— Всего доброго, — кивнула его родителям и пулей вылетела из дома.

На улице стояла жара, на небе ни облачка и я достала из сумочки солнцезащитные очки. Их дом и впрямь был типичным для среднестатистического среднего класса американцев. Даже белый заборчик имелся и зелёная лужайка. Так всегда. С виду обычный и, можно сказать, идеальный. А внутри хранил постыдные секреты. Так и с людьми. Смотришь на него и думаешь: «Хороший парень. Симпатичный, спортивный, голубоглазый. Мечта».

Ага, мечта идиотки, не иначе.

Нельзя судить книгу по обложке. Порой внутреннее наполнение пугает до ужаса, либо же, наоборот, вызывает восхищение. Но никогда нельзя судить людей по внешности. Этот урок я запомнила на всю жизнь.

Когда я увидела Натана Митчелла впервые, на фото, то чуть слюной не изошла. Правда. На той фотографии он улыбался, а во взгляде было столько жизнелюбия, что казалось, он самый лучший парень на свете. Потом я увидела его вживую. И, идиотка безмозглая, только уверилась в своих тупых умозаключениях. А его вот это коронное: «Милая» мелодичным и игривым тембром? Сразу таяла, думая, что я для него что-то значу. Ну-ну. Как оказалось, так он называл абсолютно всех девушек. Просто обращение такое, вместо «Эй ты».

А потом… мы познакомились поближе. После чего я его больше не видела, но слава о нашем «знакомстве» разлетелась по всему городу.

Но я и подумать даже не могла, что буду когда-нибудь завтракать с ним и его семьёй! Какая ирония. Забавно, ничего не скажешь.

Простить его я не могла. Да и разве он извинился?! Разве он помнил?! Разве он осознал, что сделал?! Нет, нет и нет.

Поэтому живём дальше и не сочетаем алкоголь и секс.

Либо одно, либо другое. И, желательно, подальше от Натана Митчелла.

А то моё терпение не резиновое.

Глава 6

Натан

День обещал быть отличным. Только что вернулись Трэвис с Джойс. Мы всей нашей тусовкой стояли на улице, около гаража и вновь наблюдали за нашим неугомонным другом Джастином. Он откопал у меня в плеере песню Come With Me Now группы Kongos. После пяти минут дикого ржача он всё-таки врубил её и сейчас изображал ковбоя, скачущего на лошади и размахивающего руками, под неё.

— Хэй, братишка, как же я соскучился, — запрыгнул на спину Трэвиса, пока все ухахатывались с танца Бибера.

— Знаешь, не поверишь, но я вообще по вам не скучал. Ни сколько. Вот вообще ни разу, — рассмеялся он, придерживая меня под колени.

Джойс стояла рядом и наблюдала за нами. Про себя отметил, что она была в шортах и футболке. Раньше она носила несколько слоёв одежды, чтобы скрыть побои. Я был чертовски рад видеть, что её тело зажило. Хотелось бы верить, что и на душе у неё стало лучше.

— Знаешь, ты прав. Не поверю, — протянул я, положив подбородок ему на макушку. — В жизни не поверю, что тебе не хватало меня. Вот можешь врать сколько угодно, но про меня ты точно вспоминал, — подмигнул Джойс, которая с улыбкой переводила взгляд с меня на своего парня.

— Он скучал, — произнесла она. — Особенно, когда мы зашли в один бар в Далласе и там группа подвыпивших ребят пытались что-то изобразить на танцполе. Тогда Трэвис сказал, что его брат и друзья танцуют куда хуже, даже будучи трезвыми. Что в свою очередь означает, что он скучал, — сдала моего брата с потрохами Джойс.

Мы рассмеялись.

— Волчонок, ну зачем ты все мои тайны выдаёшь?! Он теперь достанет нас с тобой своими танцами. Мы же теперь будем соседями какое-то время, — заныл Трэвис.

— Эй, неандерталец, я отсюда вижу, что твои «олдскулы» напряглись и ты опять чем-то не доволен, — завопил Джастин, танцуя свою джигу.

— Чёрт бы вас всех побрал, я скучал, — заржал Трэвис, показав ему средний палец.

— Милая, как у тебя дела? Всё в порядке? — спросил у Джойс, наблюдая с какой любовью она смотрела на моего брата.

Она мне сразу понравилась, когда я впервые её увидел. Симпатичная, с характером, но без ненужных закидонов. Правда я и подумать не мог, что мой брат так конкретно влюбится в неё, но вместе они смотрелись крайне органично.

— У меня всё отлично, — склонив голову набок, посмотрела на меня.

— М-м-м, рад слышать, — подмигнул ей и слез со спины брата.

— А я-то как рад, — он тут же подхватил Джойс, обвив её ноги вокруг своей талии. — Я же тебе говорил, что однажды услышу, что у тебя всё отлично. А последние пару дней ты меня несказанно радуешь своими ответами, — промурлыкал этот почти двухметровый шкаф.

Покачал головой, глядя на них.

— Не обращай внимания, от любви мозг течёт, но в целом это всё тот же Трэвис, — подошёл Диего и закинул руку мне на плечо.

— Думаешь? Мне кажется, что он стремительно превращается в плюшевого мишку, — потёр подбородок, смотря на воркующую парочку.

— Это всего лишь любовь, Нэйт. Но я согласен, Трэвис определённо меняется. Может и не плюшевый мишка, но что-то няшного, как говорит Джастин, в нём точно прибавилось, — усмехнулся Диего.

— Эй, я всё слышу, — Трэвис повернул голову в нашу сторону. Его взгляд говорил о том, что мой брат абсолютно счастлив. — А ну-ка, давай, братишка, продемонстрируй нам свои танцы, — с Джойс на руках этот амбал подпрыгнул в мою сторону и отвесил мне пендель.

— Ах ты ж гад, больно же, — заскулил я, потирая пятую точку.

— Давай, Нэйт, вы в паре с Джастином — это же целое шоу. Можно билеты уже продавать на ваши танцульки, — подхватила Габи, сидящая на капоте тачки Трэвиса и поедающая мороженое.

— Я вам сейчас покажу, как конь гуляет без узды, — заржал я.

Важной походкой, расправив плечи, вальяжно пошёл в сторону Бибера. В спину мне полетели различные шутки. Я любил веселье, смех и приколы. Любил лёгкость в общении и непринуждённое времяпровождение. Любил вызывать улыбку на лицах.

Джастин подмигнул мне, продолжая делать странные движения. Теперь он изображал, что играл на флейте или что-то в этом роде. Боже, что за человек?! Когда рядом не было Кайлы, то он буквально излучал самую драйвовую и позитивную энергию. Но стоило появиться ей рядом с ним, то он мгновенно закрывался и становился каким-то холодным. Словно мечтал сбежать от неё в пустыню или в лес, или на необитаемый остров. Какая-то странная любовь. Одного жёсткого типа превратила в пластилин, а из другого мягкого и пластичного неуклонно делала сталь.

— Камон, Трахунчик, подключайся, — наш танцующий рэпер развёл руки в стороны и начал исполнять чечётку.

Подлетел к нему и, встав с ним рядом, подхватил его незамысловатый танец. Чувствовал себя ирландским танцором, отбивая непонятную хрень ногами. Это ни разу не чечётка, но нам было весело. Особенно ценным для меня было, видеть реакцию друзей. Когда они смеялись, то хотелось ещё больше выпендриваться, лишь бы все вокруг радовались.

Все смеялись, глядя на нас. Конечно, это не только моя заслуга, но видеть радость на лицах друзей — это мой отдельный вид кайфа. Серьёзно. Не знаю почему, но я всегда считал, что нужно уметь делиться со своими друзьями в первую очередь позитивом и счастьем, а не грузить их проблемами и сваливать на них свою непосильную ношу.

— Трахунчик, я тебе говорил, что если бы ты был девушкой, то я точно женился на тебе?! — заржал Джастин.

— Ебобо, придумай мне новое прозвище, серьёзно. С этим я хожу уже пару месяцев, что-то ты теряешь хватку, слоняра, — протянул я, толкая его с дороги, пока мы подходили к ребятам после танца.

— Вот ведь правда, парочка твикс, — тихо засмеялась Джойс, рассматривая нас.

Трэвис по-прежнему держал её на руках и постоянно целовал то в щёку, то в шею, то в ухо. Короче он просто не отлипал от неё. Натуральная прилипала, мать его.

— Придумаю, дай мне пять минут, — подмигнул Джастин.

— Как у вас тут дела? Что нового? — обратился Трэвис к нам.

— Диего выиграл бой на прошлой неделе и заработал приличную сумму, — воодушевлённо ответила Габи, доедая мороженое. Диего лишь улыбнулся своей сестре.

— Я выиграл гонку несколько дней назад и уложил на лопатки ту незнакомку из бара, помнишь? Блондинка в красном, — похвастался я своими заслугами.

— Серьёзно?! Насчёт гонки я и не сомневался. Поздравляю. А вот насчёт девушки любопытно, — усмехнулся он, прислонившись к бамперу своей тачки.

— Да, от моих чар ещё ни одна не уходила неудовлетворённой, — протянул я, облокотившись о Джастина.

— А меня Кайла задолбала, — печально произнёс Бибер.

Он редко так выражался про девушек, особенно про свою, поэтому мы все в шоке уставились на него.

— Что случилось? — спросил Диего.

— Крошки, заткните уши на минуту, пожалуйста, — шутливо произнёс он, но не продолжил ровно до тех пор, пока они не закрыли уши. — Эта сука затрахала мой мозг в конец. Я уже не выдерживаю, мать его. Серьёзно, парни! Я буквально на грани. Но и отшвырнуть её от себя не могу! Меня повязали по рукам и ногам. Родители уже бокалы на мою свадьбу выбирают! А я, на минуточку, ещё даже предложение не сделал. Я хотел боготворить свою женщину, а не матом крыть! Меня очень настораживают все её умозаключения, мысли и выводы относительно людей вокруг. Я не такую девушку видел рядом с собой. Это всё какой-то грёбаный фарс! В какой момент моя собственная жизнь превратилась в цирк?! Или театр уродцев?! — с напором выдал Джастин, размахивая одной рукой в воздухе.

— Она что-то конкретное говорит или ты в принципе под лупой разглядываешь её поведение? — уточнил наш самый мудрый Диего.

— Да я бы с радостью вообще не слушал её! Я бы прикинулся глухим и слепым, лишь бы не видеть и не слышать её! Вы сами были свидетелями некоторых её высказываний. Когда мы наедине, то она начинает выедать мне мозг чайной ложечкой. То туфли ей купи, то платье, то купальник. То у кого-то увидела булыжник, вместо красивого кольца на пальце и мечтательно мурлычет мне на ухо, натирая мой болт, что хочет такой же. Не болт, а булыжник, — уточнил он и мы заржали. — Смех смехом, но она реально пытается через секс получить от меня что-то. Всё бы ничего, но и секс уже не тот, — вздохнул он, зачесав волосы назад.

— Бибер, — завопила ничего не слышащая, себя в том числе, Габи. — У меня нос чешется! Можно уже уши открыть?! — орала на всю улицу, вызвав у нас ещё больший приступ хохота.

Он ей кивнул, а Трэвис дал сигнал Джойс, что мужская исповедь окончена.

— Хочешь, я к тебе зайду на днях? Поболтаем? — спросил у Джастина.

Мы часто проводили время вместе. Мне он доверял некоторые свои переживания, зная, что я не осужу его, поскольку сам был «оторви и выкинь».

— А ты сможешь?! — повернул ко мне голову.

— Ебобо, для тебя я всегда найду время! Что за вопрос?! Конечно, смогу, — подтолкнул его и он тихо рассмеялся.

— Пипетка! Точно! Будешь Пипеткой, — после секундной паузы внезапно захрюкал от смеха Джастин, видимо придумав новое прозвище.

— Что?! — загоготал Трэвис.

— Какая к чёрту Пипетка?! — недоумевал я.

— А что?! По-моему смешно, — пожал он плечами.

— Долбоящер хренов, не смешно. А то ты из слоняры превратишься в носорога, — парировал я.

— У носорога нет хобота! У них рог!

— Тогда будешь хоббитом с хоботом, — завопил я, довольный своим юмором.

— Они всегда такие? — послышался тихий голос Джойс.

Мы с Бибером одновременно повернули головы на неё и улыбнулись.

— Волчонок, это они ещё тихие и прилично себя ведут, — рассмеялся Трэвис.

— Да, чаще они всё же напоминают героев из фильма «Тупой и ещё тупее», — подхватил Диего.

Блин, я обожал своих друзей. Вот правда. Вообще не представлял своей жизни без этих отморозков, оболтусов, негодяев и просто классных парней. Особенно, когда мы все собирались вместе, то я чувствовал себя абсолютно счастливым. Зачем мне отношения и девушка, когда в моей жизни и без того было столько позитива?!

Девушки мне нужны были только для секса. Потрахался и до свидания. Как например с этой Пираньей. Секс был охрененным. Я бы повторил при возможности. Но на этом всё. Какой бы офигенный секс не дала мне девушка, это всего лишь химия и физика. Не более. Не нужно там искать любви. Там только инстинкты.

Хотя, конечно, она мне приглянулась как идеальная партнёрша для дикого секса. Поэтому я с удовольствием позавтракал в её компании. Обычно я себе такого не позволял. Обычно ни одна моя знакомая не сидела за одним столом с моими родителями, потому что я разделял веселье и семью. В этот раз их знакомство произошло без меня, поэтому тут я был бессилен. Но и не разозлился. Что-то в ней было такое знакомое, что заставляло меня думать иначе. В любом случае, это же всего лишь приём пищи, не более. Но вот я не отказался бы зажать её ещё разок, а потом уложить на лопатки. Она хороша. Очень хороша.

— Раз Пипетка не зашла, будешь Пистоном, — стрельнул в меня озорным взглядом.

— Почему у тебя в голове всё крутится вокруг болтов и секса?! — заржал я.

— О, кончай с этим. Вечно ты всё передёргиваешь, — захрюкал от смеха этот недотрах ходячий.

Все парни застонали от смеха.

— Я и для Трэвиса тоже придумал новое, — заговорщически улыбнулся наш генератор прозвищ. Трэвис выгнул бровь, глядя на него. — Ты долбаный Винни.

Мы все согнулись пополам от смеха, даже Джойс рассмеялась. Трэвис покачал головой, тихо смеясь.

— А Диего ты боишься давать прозвища, да? — хохотала Габи.

— Ну, как тебе сказать, наш Рэмбо не простит мне прозвища типа «Милаш» или «Лютик», — парировал Джастин.

Диего начал демонстративно разминать руки и кулаки.

— А ну-ка, повтори. Кто здесь «Лютик»? — прыгая на месте в своей боксёрской стойке, Диего хищно улыбался и был готов уложить его на землю за ванильную хрень в свой адрес.

— Тебе послышалось, — хрюкая от смеха, Джастин вскинул руки в знак капитуляции.

Такие вот у меня друзья. Забавные парни.

— Пистон, можно тебя на минуту? — обратился ко мне Трэвис, посадив Джойс на капот.

— Конечно, Винни, — заржал я.

Мы отошли подальше от компании.

— Слушай, пока мы ездили в наше мини-путешествие, мне Глен позвонил. Это насчёт отца Джойс, — начал он, встав напротив меня. — Этот мудак пытается выйти под залог. Разумеется, ему никто не даёт этого сделать. Но он решил зайти с другой стороны и, откуда-то достав мобильник в камере, начал наяривать Джойс на телефон. В первый раз она взяла трубку, не зная кто это, и охренела. Точнее оцепенела. Я её потом еле успокоил. Снова этот ужас в глазах и нервная дрожь. Потом он позвонил ей опять. Тут уже трубку взял я, и, как ты понимаешь, он услышал всё, что я о нём думаю. Теперь этот хрен угрожает прийти за моей Джойс к нам домой. Поэтому я просто обязан тебя предупредить. Глен уверяет, что из камеры он не выйдет ещё минимум лет десять, но на всякий случай, имей в виду.

— А какого хрена он у него трубку не отберёт?! — изумился я.

Я понимал, чего боялся Трэвис. Но мы вдвоём могли защитить всю нашу семью, в этом никаких сомнений не было. Но мой брат пережил ад, когда был маленьким. Поэтому для него самый страшный кошмар не суметь помочь тем, кого он любил. Снова столкнуться с тем, что тебя загнали в угол или застали врасплох.

— Ну, сначала я попросил Глена не забирать, потому что знал, что он опять позвонит. А потом дал отмашку и трубку у него забрали, попутно сломав руку. Я вот думаю, может снова наведаться к нему в гости и вторую сломать? — злобно ухмыльнулся Трэвис, почесав подбородок.

— Чёрт, да! Возьми меня с собой, — подмигнул ему. — А ещё лучше возьми всех нас! Мы поиграемся, а Диего поставит эффектную точку, — предложил я.

Трэвис рассмеялся.

— Я просто реально переживаю за Волчонка. Мы только уехали, а тут этот звонок. Но она вроде отошла. Я очень старался, чтобы она забыла об этом. В себе и своих силах я тоже уверен. Но мы же сейчас будем жить в вашем доме, поэтому…

— Стоп, — перебил его. — Не «в вашем», а в нашем, братишка. О’кей? Давай без этой твоей чухни, ладно? Ты мне родной брат, и никак иначе. Хоть ты и считаешь меня лоботрясом, но я тебя люблю, и ты можешь рассчитывать на любую помощь и поддержку, — ответил, сжав его плечо.

— Спасибо, — улыбнулся он и обнял меня, похлопав по спине. — Ну и как девушка в красном? Имя-то у неё есть? — поинтересовался он, заглянув мне в глаза.

— Нет, прикинь! Точнее имя есть, но она упорно его не говорит, — засмеялся я, пока мы шли обратно. — А в остальном идеально мне подошла. По темпераменту мы однозначно схожи.

— Впервые слышу от тебя «идеально мне подошла», — покосился на меня.

— Ну правда, тут иначе и не скажешь. Но она меня ненавидит. Не понимаю за что, но её взгляд красноречивее слов. Да ещё и номер телефона не дала. Я вообще о ней ничего не знаю. Если Джойс ты называешь Волчонком, то я эту незнакомку прозвал Пираньей, — хохотнул я.

— Ну, зато сразу понятно с кем имеешь дело, — рассмеялся он, когда мы подошли к ребятам.

— Ну что?! — хлопнул в ладоши Джастин. — Ещё потанцуем, а потом заломимся в какой-нибудь бар отмечать возвращение ребят?

Под всеобщее одобрение Бибер врубил очередную песню и начал выплясывать. Скорее всего ему самому эту было необходимо. Я знал его достаточно хорошо, чтобы понять, что таким образом он избавлялся от накопленного негатива. Мне, например, когда было грустно или встал не стой ноги, помогал алкоголь. Нельзя сказать, что я злоупотреблял этим, нет. Просто на утро после алкогольного возлияния, мне было ещё хуже, но чисто физически. А это в свою очередь отвлекало меня от ненужных мыслей. Такая вот философия. Но со мной такое редко приключалось. Обычно пил я, когда мне было хорошо.

Я любил свою жизнь. Безоблачную, с танцами и песнями, с гонками и девушками, с выпивкой и вкусной едой. Я обожал каждый миг своего пути и старался прожить его по максимуму. Помню в детстве Трэвис мне частенько говорил, что я родился под счастливой звездой. Мне буквально всё само шло в руки. Мне не нужно было напрягаться, чтобы получить желаемое. Конечно, не всегда, но по большей части так и было. На гонках, особенно в самом начале, я очень старался, чтобы меня заметили спонсоры. И они заметили. Потом всё пошло по накатанной. Как говорится, сначала ты работаешь на имя, потом имя работает на тебя. Было правда время на первом курсе, о котором я не любил вспоминать, когда меня пригласили вступить в братство… Ох…

А в основном я любил думать, что притягивал удачу. Что я был везунчиком. Что звезда, под которой я родился и впрямь была самая счастливая. Знаю, что многие считали меня безответственным, но мне хотелось бы верить, что насчёт своего будущего я всё правильно рассчитал. В моих планах было сделать серьёзную карьеру в мотоспорте, как Валентино Росси[3]. Я жил этим и намеревался связать свою жизнь именно со спортом, а не с той специальностью, что я получу после окончания Универа. Я учился на менеджера по связям с общественностью. Ну, со связями у меня было всё шикарно. Никто не жаловался. Но, если честно, то на занятия я ходил для галочки. Да и многие преподы, зная меня, принимали тесты и экзамены с закрытыми глазами. Говорю же, имя на меня работало. Поэтому в связях с общественностью я кое-что понимал, но не в том смысле, в котором преподавали. Может я и опрометчиво сделал ставку только на спорт, но диплом, в любом случае, у меня будет. Так, мало ли пригодится.

В общем и целом, всё в моей жизни было отлично, чего я всем и желаю.

Глава 7

Лесли

Что делать, чтобы поддерживать себя в отличной физической форме?! Нужно бегать и меньше жрать. Пить алкоголь тоже не советую.

Воткнув наушники, включила песню Little Miss Crazy группы The Lazys и побежала. Пробежка всегда помогала привести мысли в порядок. Нельзя сказать, что я сейчас запуталась, просто привыкла бегать в любой мало-мальски непонятной ситуации. И для фигуры отлично, и для здоровья полезно, и для душевного равновесия прекрасно.

А я многое могла рассказать про душевные переживания. Например, если вам вонзили нож в спину (речь про воображаемый нож, если что), то, скорее всего, вы внезапно прозрели и начали смотреть на своё окружение с широко раскрытыми от ужаса глазами. Или, например, если вы узнали, что вас жёстко подставили, то, вероятно, вы озлобились на всех вокруг. Правда перед этим пройдёте все круги ада, чтобы восстановить репутацию, психическое здоровье и самооценку. Или вот такая ситуация: просыпаетесь вы однажды утром, а мир вокруг сошёл с ума. Все словно с цепи сорвались и выбрали вас в качестве своей мишени. Как будто у вас на спине табличка наклеена «Плюнь в меня», а на лбу бегущая строка «Со мной так можно».

В моей жизни было и предательство, и нож в спину, и унижения, и издевательства. А всё благодаря кому? Благодаря главному кобелю — Натану Митчеллу.

Когда я была маленькая, то не знала никаких проблем. Я единственный ребёнок в семье, родилась в городе Олбани, штат Орегон. Мой папа, Джордж, адвокат. Мама, Кимберли, старший партнёр в юридической фирме. Как раз когда мама пошла вверх по карьерной лестнице мы переехали в Портленд. Мне тогда было около восьми лет. В итоге Портленд стал моим домом и там я закончила школу, а затем поступила в Университет. Думала, что моя жизнь распланирована на годы вперёд. Родители не давили на меня в плане выбора профессии. Когда я закончила с гимнастикой, то дали мне полную свободу выбора. А я всегда увлекалась историей Европы и языками. Поэтому лично для меня выбор был очевиден.

На первом курсе я познакомилась с весёлыми, шумными и общительными ребятами, с которыми у нас были общие пары по истории США. По какой такой причине я доверилась, для меня до сих пор загадка. Наверное, они мне показались простыми и понятными. Обычными. Тривиальными.

Не суди по обложке.

В общем, я подружилась с двумя парнями Чаком и Фредом и двумя девчонками Дженнифер и Кендрой. Фред встречался с Дженнифер. А Чак и Кендра просто дружили. Влившись в их компанию, начала везде тусить с ними. А на первом курсе тусовок всегда очень много. На одной из таких, во время отмечания Хэллоуина мы веселились в общежитии и тогда Фред впервые показал мне фото Натана. Как оказалось они учились вместе чуть ли не с первого класса, но Фред с родителями переехал из Лос-Анджелеса в выпускном классе. Однако это не помешало ему поддерживать связь со школьными приятелями. С его слов Натан был шикарен до невозможности, обаятелен до неприличия, весел до умопомрачения.

Увидев Натана на фото, я обомлела. Было ощущение, что я увидела звезду шоу-бизнеса. Хотя с экрана телефона тогда на меня смотрел восемнадцатилетний парень в окружении друзей. Но от его улыбки и взгляда исходило какое-то невероятное жизнелюбие, которое буквально завораживало и было очень заразительным. Фред поведал мне, что Натан мечтал стать известным мотогонщиком, любил тусовки и девчонок. А также, что очередной этап соревнований будет проходить в Портленде и он сюда приедет.

И он действительно приехал через несколько месяцев, в начале апреле. После соревнований, где он одержал победу, решил немного задержаться в наших краях и погостить на выходных у школьного приятеля. Тогда меня пригласили на их вечеринку. Разумеется, я пошла. Хоть и чувствовала себя пятым колесом, но мне безумно хотелось познакомиться с ним. Наверное, я влюбилась в него, как многие девочки сходят с ума по киноактерам. Наверное, я была слишком наивной и глупой. Мной тогда овладело необъяснимое желание оказаться рядом с ним. Глупо, понимаю. Но я была закомплексованной и неуверенной в себе девчонкой, которая не умела общаться, флиртовать и на всё вокруг смотрела с широко открытыми глазами. Которая очень хотела влиться в тусовку и обрести новых друзей. Которая наивно полагала, что не все люди прогнившие.

Вечеринка была в доме у Фреда. Натан общался со всеми одинаково приветливо. Не было какого-то превосходства или надменности с его стороны. Он вёл себя так, словно всех знал с рождения. Много пил и веселился. Очень много пил. А потом вдруг произошло то, чего я в принципе очень хотела, но даже не смела надеяться: он обратил на меня своё внимание. Шутил, обнимал и называл милой. Я буквально стала центром его Вселенной. Кто ж знал, что это было не просто так. Кто ж знал, что ждало меня потом.

А потом последовала настоящая катастрофа. Если вкратце, то он меня уничтожил. Остальные, как я считала друзья, подхватили то, что он начал и продолжили. Меня не пожалели. На меня обрушили лавину отборного дерьма, приправленного желчью и ядом.

Родителям пришлось поднять все свои связи, чтобы оградить меня от травли в интернете и в городе, который я считала родным. Но этого было недостаточно, поэтому меня экстренно перевели в другой Университет в Калифорнии. Я испытала невообразимый стресс. Такого даже врагу не пожелаешь.

Ох…

До сих пор воспоминания порой накатывали, вызывая нервную дрожь. Прошло чуть больше года, а раны ещё не все затянулись. Но я справлялась как могла.

Загрузила себя учёбой, тренировками, бегом, новыми знакомствами. Друзей я больше не заводила, но появилась Ханна, которая, очевидно, тоже в своё время хапнула дерьма и понимала меня. Хотя она и не знала всей моей истории. Её никто не знал. Что я зря сбежала что ли?! Чтобы тащить это говно в новую жизнь и на каждом углу рассказывать, что случилось?! Нет уж, увольте. Я помнила, что случилось. Мои родители помнили. И те люди из прошлого. Да, им закрыли рты, но они всё знали. Они были в этом виноваты. Но они там, а я здесь. И Натан Митчелл здесь.

Вот уж кого я действительно хотела видеть меньше всего, так это его. Вот уж кто был виноват больше всех. Вот уж кто пострадал меньше всех. Точнее сказать вообще не понёс никакого наказания. Он просто уехал домой и оставил меня наедине с последствиями своей выходки. Только я тогда сама не стала искать его и не дала сделать этого родителям. Мы просто замяли ситуацию. В обществе.

Но в душе и памяти такое замять невозможно. С теми ребятами я ещё виделась пару раз после случившегося. Не сразу, но я поняла, что за волки в овечьих шкурах меня окружали. Поняла, что они смеялись надо мной. Поняла, что всё было спланировано ими. Поняла, что у них просто отсутствовали такие понятия как честь и достоинство.

Безусловно, несправедливость встречается нам на каждом шагу. Только вот когда ты становишься объектом травли, то тебе как-то всё равно, что есть люди, которым хуже тебя. Ты думаешь только о том, как выжить. Бывали мысли, что нужно просто сдаться. Но мне не дали этого сделать. И я всю жизнь буду благодарна своим родителям за понимание и верные слова, которые они каким-то чудом смогли найти для меня. Я даже не представляю, что они в тот момент почувствовали и какую боль испытали за меня. Но вида не показывали, а действовали быстро и собранно.

Я, в свою очередь, закалилась, стала сильной и не сломалась. Изменилась и внешне, и внутренне. Теперь я была в роли Натана Митчелла. Разве что, не опускалась совсем до его уровня, но поведение его скопировала. Теперь у моих ног были все кобели, а я просто перешагивала через них. Теперь я выбирала с кем и когда, а не наоборот. Хоть многие думали иначе. Теперь я устанавливала правила игры.

Я больше не грезила о большой и чистой любви. Да и о какой любви могла идти речь, когда люди ничего не ценили?! Мне вообще порой казалось, что у большинства населения отсутствовали базовые качества, которые, как я раньше наивно полагала, были предусмотрены по умолчанию. Как, грубо говоря, заводские настройки. Такие, как: честность, искренность, открытость, благодарность, деликатность, преданность, сердечность. Вместо этого с чем я столкнулась? С отчуждением, ожесточением, надменностью, фальшью, лицемерием, злорадством, жестокостью, отвращением, враждебностью и злостью. А ещё абсолютным собственным бессилием и непониманием. Почему люди такие бесцеремонные и беспощадные?! За что?! Особенно удивляли те, кого я вообще даже и не знала. И даже возрастная категория не имела роли! И стар и млад тыкали пальцем и унижали.

В общем, я познала все грани отчаяния и апатии, боли и агрессии. Зато стала другой. Ушла вся наивность и безмятежность.

Однако, нет худа без добра. Перевод в другой Университет открыл передо мной совершенно новые перспективы. Моя увлечённость Европой, в частности Италией, здесь только окрепла и обрела новые очертания. Где-то лет с пятнадцати, после одного соревнования, которое как раз проходило в Риме, я заболела этой страной. Раньше я её просто любила, но тогда… Мне показалось, что в прошлой жизни я была Итальянкой. Словно я приехала домой. Архитектура, люди, еда, история и язык буквально завладели мной. Я увидела себя там в будущем и поняла к чему хочу стремиться. Детально представила свою жизнь. Тогда я для себя решила, что обязательно вернусь туда и поживу там какое-то время. Желательно длительное. В идеале вообще туда переехала бы.

В моей голове нарисовался чёткий план действий, и я его придерживалась. То, что я училась здесь на лингвиста — это только часть, только небольшой шаг в сторону моей глобальной мечты. Меня ничто, и никто не остановит.

Даже секс с этим кобелём. Я просто позволила этому случиться, чтобы он уже отвалил от меня. Он привык получать. Что ж он получил. Я тоже осталась удовлетворенной от процесса. Ничего особенного или заслуживающего внимания не произошло. Не думать, не чувствовать, не привязываться.

Благодаря испытаниям мы становимся жёсткими, порой жестокими. Но мы учимся отстаивать себя и больше не давать в обиду. Главное не опускать руки и всё время двигаться. Не останавливаться и не давать себе поблажек. Всё непременно будет хорошо. Из любой задницы можно выбраться. Но помочь себе можете только вы сами. Этот урок я тоже вынесла и запомнила. У меня есть я. Этого более чем достаточно.

Из размышлений и воспоминаний, меня выдернул звонок мобильника, Ханна.

Вокруг, оказывается, жизнь кипела, пока я под музыку плавала по волнам памяти. На набережной гуляли семьями или парами. А за всем этим могла стоять одна большая фальшь.

— Привет, подруга, — весело поздоровалась она.

— Привет. Я соскучилась, — перейдя на быстрый шаг и пытаясь восстановить дыхание, ответила ей. Пот застилал глаза, дыхание сбилось от слишком быстрого темпа.

Ханна рассмеялась. Она была очень похожа на меня по характеру. Разве что несколько добрее к парням. Её политика свободных отношений была более человечной что ли. Она просто хотела свободы. Я же хотела указывать кобелям на их место, и чтобы они ждали моей команды.

— Я тоже. Завтра уже возвращаюсь. Как ты там, всё бегаешь? Как работа? — живо поинтересовалась она.

— Я нормально. Сейчас на пробежке как раз. Работа хорошо, целыми днями читаю. Это мечта, честное слово, — улыбнулась, наблюдая за компанией, играющей в пляжный волейбол.

Серьёзно, работать в книжном магазине — одно из моих лучших решений. Свободный доступ ко всем книгам по истории Италии. Шикарно, я считаю.

— Я рада, что ты довольна. Как приеду, пойдём в бар?

— Конечно.

— Помнишь того парня, клавишника из группы? — загадочно спросила она.

— Разумеется помню. Алекс, да? Ты с ним тогда весь вечер флиртовала. Но он показался мне забавным, — вспомнила тот злополучный поход в бар.

Но парень из группы и впрямь был хорошим. Весёлым и общительным. А ещё у него классные кудряшки. Когда речь заходила про Ханну и её выбор, я никогда не встревала со своим мнением касаемо мужчин.

— Именно. Так вот, мы с ним до сих пор переписываемся! Представляешь?! Выяснилось, что он тоже голосует только за свободные отношения! Просто идеальный, — довольно поделилась Ханна.

— Вы нашли друг друга, — пошутила в ответ.

Ханна мечтала найти парня, который поддержит её идею свободных отношений. Чтобы не взрывал ей мозг ревностью и контролем, а дал зелёный свет на свидания и встречи с другими. Короче, чтобы он жил своей жизнью, но периодически спал с ней.

— Да! В общем, у меня теперь друг по постельке и по переписке, — засмеялась она и рассмешила меня.

Почему-то ей я доверяла, хотя была разочарована во всех людях вокруг. Но Ханна открыто говорила о своих недостатках и не рисовалась перед людьми. Когда мы только познакомились, то она искала соседку в квартиру. Тогда она сразу дала понять, что совсем не идеальная и не будет мириться с грязью в квартире. Поэтому устроила мне допрос, не грязнуля ли я. К счастью, в этом мы с ней совпали и обе ненавидели, когда кто-то оставлял грязную посуду в мойке. Но особый пунктик у неё всё же был. Она поднимала дикий ор, если видела на полу в ванной чьи-то волосы. А ещё она всегда с полуслова понимала было ли у меня настроение или нет. И никогда не лезла с расспросами.

— А меня преследовал тот кобель из бара. В итоге я с ним переспала, а потом позавтракала с его родителями. Можешь себе такое вообразить?! Я уже хожу и оглядываюсь, боясь вновь с ним столкнуться. Он слишком общительный, — поделилась с ней.

— Воу! Ничего себе! Я думала он тебя не заинтересовал. Но он чертовски хорош собой. Такими симпатичными должны быть девушки, а не парни. А то они сразу слишком верить в себя начинают, — заметила Ханна.

— Вот и я о том же. Поэтому одного раза будет достаточно, чтобы корону себе не взрастил.

— Узнаю свою подругу. Ты по-прежнему не собираешься поехать домой?

— Нет, — резко ответила.

Ханна не знала причину, по которой я туда не ездила на праздники или каникулы. Конечно, её это удивляло, особенно когда на Рождество я осталась сидеть одна в квартире. Но это было моим решением, которое не обсуждалось. Даже родители не могли повлиять на меня, заверяя «что все забыли». Никто и ничего не забыл. Я в первую очередь.

— Ладно, как скажешь. До завтра, подруга, — почувствовала улыбку в её голосе.

— Жду тебя, красотка, — попрощалась и положила трубку.

Что ж, отлично. Когда рядом была Ханна, то я считала себя самой обычной студенткой, без тёмного прошлого. Когда мы ходили на вечеринки, то я всегда сначала осматривалась и только потом начинала веселиться. Если ко мне кто-то усердно проявлял внимание, как Натан в баре, то я слала лесом. Я сама всегда выбирала с кем хочу общаться. Любой, кто подходил познакомиться, отправлялся в долгое путешествие. Я не доверяла парням, поэтому их интерес ко мне меня волновал меньше всего. Главное, чтобы мне кто-нибудь понравился. Как правило, когда я подходила первая к парню, то он сначала удивлялся, а потом радостно бежал за мной.

Поэтому ещё пару месяцев достаточно разгульной жизни и я начну новую главу. А пока надо дописать эту. Лето, вечеринки, веселье, океан, кобель… Только вот я ещё не решила, как закончить её. Можно пойти одной дорогой и в конце поставить жирную точку. А можно выбрать другую, поставив многоточие. Был ещё третий вариант. Вообще не дописать эту главу. Просто бросить, как есть.

Как поступить — это вопрос моей совести. А была ли она у меня? Ещё каких-то пару недель назад я и не сомневалась, как вести себя, но этот чёртов Натан Митчелл опять спутал мне все карты.

На его месте я бы включила интуицию и держалась от меня подальше.

Глава 8

Натан

Подъехав к дому Джастина, припарковался около центрального входа. Это очень забавно, но двадцатилетний парень жил со своей няней. Я одно время ржал над ним, но Нанни, как он её всегда называл, воспитывала его с самого детства. Точнее с рождения. Когда же наш малыш вырос, то она не захотела уходить и осталась. Родители Джастина были не против, поскольку дома их практически не было. Точнее в этом доме. Они сколотили огромное состояние, занимаясь продажей предметов роскоши и антиквариата, поэтому жили в самом престижном районе Лос-Анджелеса, рядом со всеми голливудскими звёздами. А этот дом подарили Джастину. Он, конечно, тоже ни разу не маленький и находился в отличном районе, но, по меркам его родителей, не подходил им по статусу. Джастин же наоборот любил его, считая его своим уютным гнездом.

Позвонив в звонок, прислонился к огромной колонне.

— Кого я вижу?! Нэйт, мальчик мой! Заходи скорее! — запричитала Нанни.

Вообще-то её звали Ашанти и она была совершенно потрясающей женщиной родом из Эфиопии. Более доброго, душевного и отзывчивого человека я ещё не встречал. Она буквально была мамой для Джастина. Может, поэтому он так стремился в своё время в гетто, где было много афроамериканцев? Но он на самом деле боготворил Ашанти. Да и вся наша компания обожала её.

— Привет, Нанни, — крепко обнял её. — Как твои дела?

— Мои, как всегда, лучше всех. А твои? — задорно улыбнулась и, закрыв дверь, повела меня на кухню.

Она всегда много и очень вкусно готовила. Просто язык можно было проглотить. В доме орала песня GetLow в исполнении Lil Jon & The East Side Boyz & Ying Yang Twins, что означало, что я точно приехал к Джастину. Он обожал подобную музыку.

— Мои ещё лучше, чем твои, — рассмеялся я.

С ней было очень легко общаться. Мы росли на её глазах, и она нас всех воспринимала, как своих детей. Ей стукнуло 60 лет, но выглядела она моложе. Своих детей у неё не было. Вообще, как я понял, жизнь у неё была больше похоже на ад до того, как она попала в дом к родителям Джастина.

— Джас, к тебе Головастик примчался, — крикнула она и я заржал.

Только она меня так называла. Почему? Видите ли мои гонки она сравнивала со сперматозоидами, которые стремились побыстрее добраться до яйцеклетки. Очевидно, я был самый шустрый головастик и всегда первый приходил к цели. А Трэвиса, другого нашего гонщика, прозвала Торпедой.

— Он теперь Пистон, Нанни. Я хотел назвать его «Пипеткой», но ему не понравилось, — зашёл в кухню Джастин, натягивая футболку.

— Мне бы тоже не понравилось, если бы ты назвал меня «Пипеткой», — рассмеялась она, доставая из духовки шоколадный брауни.

На столе уже стояла огромная банка Nutella. Джастин обожал эту шоколадно-ореховую пасту. Он и дня не мог прожить без неё.

А насчёт наших вечных прозвищ — это пошло с детства, с того момента, как мы с ним познакомились. Буквально в первый же день, когда мы узнали друг друга и Джастин остался ночевать у нас с Трэвисом, мы врубили Britney Spiers и бесились. Он тогда уже тащился по рэпу, а я по року. Но выбор пал на попсу. Такая золотая середина, мать её. Так вот в танцующем угаре Бибер выдал, что я Червяк. Мол танцевал, как варёная макаронина. Я не растерялся и назвал его Беляшом. За светлые волосы. Так и пошло. Только прозвище «Бибер» приклеилось намертво. Ну и ещё Полтинник.

— Странные вы. Что плохого в Пипетке? — игриво протянул Бибер, качая головой в такт песни.

— А что хорошего? — покосилась на него Нанни.

— С неё капает. А у него вечно капает с одного места, — захрюкал несчастный Бибер.

— Ох, мальчишки, — ударила его полотенцем по плечу.

Джастин увернулся, но тут же обнял её сзади и начал раскачивать в такт песни.

— Я люблю тебя, Нанни, — замурлыкал он.

— Я тебя тоже, сорванец. Я всё приготовила, пойду приберусь, пока вы тут сплетничать будете. Нэйт, проследи, чтобы он поел. А то в последнее время его аппетит резко пропал, — отдала распоряжения Нанни, поставив нам на стол кружки с кофе и брауни.

Как только она вышла, Джастин плюхнулся на стул напротив меня.

— Аппетит пропал? У тебя? — удивился я, схватив брауни и положив себе в тарелку.

— Да, кусок в горло не лезет, — пожал плечами, но потянулся за банкой с пастой Nutella. — Меня затрахала моя жизнь. Какая-то беспрерывная череда не понятных событий привела меня к осознанию, что я серьёзно влип. Буквально по ноздри уже в дерьме стою. Скоро задохнусь, — пожаловался он, параллельно умудряясь подпевать и облизывать ложку.

— Ебобо, я тебя не узнаю. Мы же с тобой всегда были на одной позитивной волне. А сейчас ты больше похож на Снуп Догга, которому не дали затянуться косяком, — усмехнулся, отправив в рот божественный брауни.

Он заржал, качая головой, как истинный рэпер.

— Блин, обожаю эту песню, — начал пританцовывать плечами мой неугомонный друг. — Насчёт позитивного вайба ты прав. Я потихоньку превращаюсь в агрессивного нытика. Такое вот парадоксальное сочетание. Вот как бы ты поступил на моём месте? Представь, что ты просто переспал с девушкой, а на следующий день узнаешь, что она станет твоей женой. Такой вот нежданчик. Такое вот доброе утро, чёрт подери! — облизал ложку с пастой.

Откинувшись на спинку стула, отпил кофе.

— Утопил бы её в бассейне, — заржал я.

— Камон! Я не убийца, Пистон!

— Да я шучу! Успокойся. Да хрен знает, чтобы я сделал. В моей картине мира такого вообще быть не может. Какая к чёрту свадьба?! Какая невеста?! Какие кольца и клятвы?! Какие отношения? Вы вообще о чём, мать вашу?! Что за чухня?! — нервно рассмеялся я, закинув в рот ещё брауни.

— В моей картине мира свадьба присутствует, — задумчиво ответил он, смотря в одну точку на столе. — А также клятвы, верность и дети. Но, сука, не с ней! Она же вместо того, чтобы клятвы давать, будет требовать от меня тотального подчинения. Вместо верности — будет прыгать на болте нашего садовника, — я удивлённо вскинул брови. — Да не смотри ты так! Пусть садовника пока нет, но она его наймёт! Без него же жить невозможно! — развёл руки в стороны. — А вместо рождения детей, она вечно будет сидеть на диетах и считать калории в стакане воды! — повысив голос, он зачесал волосы назад.

— Вода без калорий, — вставил я ремарку.

— Серьёзно?! Я тупой по-твоему?! Ты это ей объясни! Она со своей микрозеленью, безглютеновой чухнёй, безлактозной лактозой и бескалорийным сахаром достала меня! У неё уже безмозглый мозг, чёрт подери! Знаешь, что я специально делаю перед ней?! — спросил он. Отрицательно покачал головой. Откуда мне знать, до чего он додумался. — Жру эту сладкую пасту с чипсами или картошкой-фри, запивая газировкой! Ты бы видел её лицо, а я кайфую! Я прям оргазм получаю, глядя, как её ноздри раздуваются!

— Фу, чипсы с Nutella? Ты извращенец, — скорчил гримасу, представляя себе этот вкус.

— А ты чипсы бери только с солью, без вкуса. Залетает отлично. Особенно, когда ты зол, как чёрт. А ещё знаешь, что она придумала?!

— Откуда?! Мне кажется, я многое пропустил, пока готовился к соревнованиям.

— Ага. Прикинь, она хочет, чтобы я продал этот дом, купил новый и помахал ручкой Нанни! Нанни! Моя любимая женщина! Моя самая верная и преданная! Единственная, кто любит меня таким, какой я есть и не пытается переделать. А эта сука считает, что мы и без неё справимся. А ничего, что ей идти некуда?! Ничего, что эта великая женщина двадцать лет своей жизни мне отдала?! Совершенно чужому ребёнку посвятила лучшие годы своей жизни! — уже почти орал Джастин.

М-да. Вот ведь у всех жизнь начинает играть новыми красками, когда на горизонте появляются отношения. Я всегда считал, что вся эта хрень только усложняет жизнь. Нет отношений — нет проблем. Никто мозг не выедает, никто не ворчит под ухо, никто не донимает. Делаешь, что хочешь. Ни перед кем не отвечаешь. Каждый раз новые запахи, новые тела, новые ощущения. Нет вот этого: «У меня голова болит» или «Сегодня месячные, отойди. Ты меня бесишь сейчас». Можешь спать звёздочкой в постели. Можешь носки разбрасывать. Можешь приходить домой под утро и пьяным. А можешь и вовсе не прийти, заночевав у друга. Либо же у другой девушки. Вот она настоящая жизнь молодого парня и мужчины. Вот она свобода.

— Ну, ты же не пойдёшь на эти условия. Нанни полноправный член твоей семьи. Да она ближе, чем твои собственные родители, — ответил ему.

— Именно, — ткнул в меня пальцем, — Нанни мне роднее и ближе собственной матери. Как я могу вышвырнуть на улицу эту неземную женщину?! Да я сам вместе с ней уйду из этого дома, если понадобится! А ещё знаешь, что выдала Кайла?! Что я должен сделать ей предложение на Рождество. Она мне недавно прислала фото кольца со словами «Правда милое? По-моему, будет идеально смотреться на моём пальчике». А там булыжник такой, карат десять. Она совсем с головой не дружит?! Во-первых, у меня нет столько бабла на это. А если бы и было, то для неё всё равно нет. Во-вторых, это абсолютная безвкусица. В-третьих, какое нахрен предложение?!

— Ну, с баблом у тебя проблем нет, насколько я знаю, — заметил я.

— Это не мои деньги, а родительские. Мои собственные лежат в банке. Она про них знает и думает, что там миллионы долларов. Но это не так. Это моё наследство от бабушки. Я потихоньку беру оттуда, чтобы меньше от родителей зависеть. Плюс подработка. Короче в её мире всё крутится вокруг долларовых знаков, — вздохнул он, воткнув ложку в банку.

— Джас, твоя швабра вечно разбрасывает свою «зубную нить» где не попадя, — прервала нас Нанни, зайдя в кухню со стрингами Кайлы. Мы заржали. — Она криворукая или слепая?! Почему она бросает их вечно мимо корзины для белья?! — искренне недоумевала она.

Джастин покачал головой, посмотрев на меня.

— Вот об этом я и говорю, ни стыда, ни совести, ни уважения, — обречённо вздохнув, покачал головой. — Выкинь их в помойку, чтоб не повадно было. А если спросит, где они, скажи, что у нас в доме мыши завелись. Она их боится, может реже заходить будет, — обратился к ней.

Нанни довольно улыбнулась и, демонстративно держа двумя пальцами бельё Кайлы, выкинула его в мусорку.

— Мальчики мои, вам вкусно? Вы заметили, что я в брауни кое-что добавила? — поинтересовалась она.

Переглянувшись, мы покачали головами.

— Эх вы! Там конопляная мука! — тихо засмеялась она и вышла.

А мы резко схватили по ещё одному куску.

— Слушай, а с родителями поговорить не пробовал? — жуя брауни из конопли, уточнил у него.

Блин, почему не ощущался вкус конопли?! Может она пошутила?!

— Пробовал. Ответ один. Точнее два. От матери: «Ничего, привыкнешь. Не всё в жизни складывается так, как ты хочешь». От отца: «Ничего, не смертельно. Найдёшь себе любовницу и будешь кайфовать. Это бизнес. Это и есть жизнь». Такая вот петрушка, — заключил он, закинув в рот брауни с Nutella. — Ты нашёл коноплю или хотя бы намёк на неё?!

Отрицательно покачал головой, он насупился, разглядывая кусок пирога на тарелке.

— Везде обман, — прокомментировал он. — Нанни, тут нет чёртовой конопли! Либо её очень мало! — заорал он на весь дом.

— Джас, а ты съешь всё, что я приготовила, глядишь повеселеешь, — крикнула она в ответ и мы рассмеялись.

Хоть мы с Джастином и были во многом схожи, но вот с родителями мне повезло больше. Мои никогда не гнали меня под венец с первой встречной. Более того, они мне всегда говорили, чтобы я сначала нагулялся как следует и только потом женился. Мама придерживалась мнения, что семью надо создавать с тем, кому не захочется изменять. В её понимании мужчина изменяет, когда решает найти лучше. А значит уже не уверен в своём выборе. А значит и не надо тогда жениться в таком случае. А, зная мою любовь к сексу, она советовала не торопиться, чтобы потом никому не причинять боль. Справедливое замечание.

Папа же всегда говорил, что жениться надо только на той, которая вызывает эмоции. Если мне плевать есть эта девушка рядом или нет, то это дохлый номер. А если меня бесит, что её нет рядом или я не знаю где она и постоянно думаю о ней, то значит пора. Значит, это она.

Я такую ещё не встретил. Мне на всех было плевать в этом смысле. Где они, с кем, когда и почему.

— Хреновая петрушка, Ебобо. Я бы просто послал всех на три буквы. А если бы не пошли, то сам бы ушёл. По мне, они просто посредством этого брака увеличивают капитал. Это не про семью и счастье. Это реально бизнес. Но строить его на несчастье собственного сына — такое себе дело. Как-то не очень. Как-то совсем хреново, если честно, — усмехнулся я, смотря как Джастин совсем поник.

Где мой вечно улыбающийся друг?!

— На кой чёрт я тогда потрахался с ней на посвящении?! Ну на кой чёрт я тогда вообще посмотрел на неё?! Она же вилась тогда не только вокруг меня, но заметив мой оценивающий взгляд, тут же прыгнула на мои колени, — запустив руку в волосы, он тяжело вздохнул. — Я же всего лишь на сиськи посмотрел, а теперь глаза б мои их не видели.

Я заржал.

— То есть перевоспитание не задалось?

— Как видишь. Диего был прав. Поздновато для перевоспитания и не я должен был этим заниматься.

— А если сделать так, чтобы она сама от тебя сбежала?! — выдал гениальную мысль я.

— А ты думаешь я не пытался?! Мало того, что жру всё самое жирное и сладкое при ней, я уже разбрасывал свои вещи, чтобы она начала беситься и попросил Нанни не убирать их. И что ты думаешь?! Ей плевать! Она и свои начала разбрасывать, как ты успел заметить! Потом как-то сказал, что мне понравилась другая. Хоть это и не правда, но я хотел, чтобы она психанула и ушла! В ответ она сказала, что я могу потрахаться на стороне, ничего страшного в этом нет. В смысле нет?! Я терпеть не могу ложь, грязь, предательство и подковёрные игры. А ей это нормально. При этом она, как ястреб, следит за мной и отгоняет любую девушку! Когда тебя в баре отшила та блондинка, — я закатил глаза на это упоминание. — Да-да, когда ты потерпел фиаско, — продолжил он, уже улыбаясь. Ну хоть это ему поднимало настроение. — Так вот, когда тебя сбрили, я заметил проходящую мимо девушку с самыми охренительными волосами, какие я только видел в своей жизни. Знаешь, как макаронины! Реально! Такие кудряшки классные, что мне захотелось в них палец просунуть, — заржал он, отпив кофе. — Я просто вслух озвучил, какие классные пружинки у незнакомки, так она чуть не подорвалась, чтобы схватить ту бедняжку за волосы! Пришлось рыкнуть на неё, чтобы угомонилась.

— М-да, полная чухня, Ебобо. И в какой момент что-то пошло не так?! Ты ведь говорил, что она тебе нравится. Не замечал её сути или она внезапно изменилась?

— А хрен его знает… Нравилась, да. Я и сейчас не могу сказать, что она мне противна. Но, чёрт… Это всё как-то неправильно. Не так должно быть. А насчёт её сути, порой мне кажется, что мы, парни, реально частенько думаем не тем местом. Вот правда. Наверное, она всегда была такой, просто я дебил, смотрел на сиськи, а не в душу. А теперь, что мне делать, я не знаю. Моя жизнь как будто больше мне не принадлежит, — обречённо ответил он, отпив кофе.

— Не знаю, что тебе сказать, — задумчиво произнёс, ковыряя вилкой брауни. — Я бы такого не потерпел. Моя свобода и моё личное пространство для меня всё.

— Кстати, как у тебя с той блондинкой?! Мы же так и не обсудили. А на утро они проснулись и… — взмахнул он рукой, показывая, чтобы я продолжил за него.

— И мы позавтракали. С родителями, — хохотнул я. Глаза Джастина в шоке распахнулись. — Прежде чем ты начнёшь фантазировать на тему моей свадьбы и выбирать имя моему сыну, скажу, что не я её пригласил за стол. Я тогда ещё спал. Но в целом всё прошло нормально. Даже массаж ей сделал, — рассмеялся, видя приоткрытый от удивления рот Джастина. — Но и это ничего не значит. Ты же знаешь меня, я умею делать массаж, а она была такая напряжённая за столом, что я решил помочь ей расслабиться, — пожал плечами, наблюдая за другом.

Он знал, что я ни одну не приглашал за стол к родителям. Знал, что по утрам я очень вежливо их выпроваживал. А тут завтрак и массаж.

— А дальше?!

— Она подорвалась и убежала.

— И всё?! Ты её больше не видел?!

— Не-а. Да я и не искал. Я бы не отказался от повторения с ней, но за эту неделю как-то и не думал о том, чтобы начать её поиски. Если случайно опять где-нибудь увижу, то, разумеется, подойду. Но я не сталкер, чтобы преследовать незнакомок. Тем более тех, кто так ненавидит всех мужчин. Видимо её обидел кто-то из нашего племени, а она теперь отрывается на всех остальных, — улыбнулся ему.

— Возможно. Мы порой такие мудаки, что самому противно, честно. Даже я. Ведь не хочу обижать Кайлу. Я просто мечтаю вновь стать свободным и реально полюбить кого-нибудь, а не жить в этой фикции. Но получается, что ей приходится терпеть от меня не самое лучшее обращение. А это, как ни крути, некрасиво с моей стороны, — вздохнул он, крутя вилку в руках.

— А я мечтаю кайфово провести лето, потом в таком же темпе вернуться в универ и братство, тусить, гонять и жить полноценно. Без всякой этой радужной чухни в виде отношений. Никаких ссор, истерик, претензий, недомолвок. Как вообще два совершенно разных и чужих друг другу человека могут органично взаимодействовать?! Это ж противоестественно! — заржал я.

— Так в этом и смысл: найти ту, с которой ты как раз будешь органично взаимодействовать! Которая одним своим видом заставит тебя меняться, побеждать и к чему-то стремиться, — подмигнул наш романтик.

На секунду представил, чтобы я ради кого-то что-то делал. И вообще не получилось. Я всё всегда делал ради себя и своей жизни. Нет, родителей я тоже радовал, не без этого. Покупал им разные подарки и сувениры, когда ездил на соревнования в другие города и штаты. Трэвису тоже перепадали от меня нужные ему запчасти. Но я побеждал не ради них.

Ради девушки я никогда и ничего не делал. Вообще ни разу. Я и от них ничего не ждал. Со мной вообще очень просто общаться. Главное, не делайте мне мозги и будет вам счастье.

— Ладно, хватит о грустном. Через неделю я решил устроить вечеринку, поскольку родители отчаливают в отпуск. Так что приходи, — подмигнул ему.

— Приду, конечно. Куда ж ты без меня, — поиграл бровями этот идиот. — Устрою тебе песни и пляски.

— Может, после конопляной дозы пойдём поспаррингуем? Давно я не махал кулаками, — с надеждой посмотрел на него.

— Да нет тут конопли! Тебя вставило хоть немного?! — озадаченно спросил он.

— Не-а.

— Вот и я о том же, — вздохнул он, встав из-за стола.

У Джастина был свой небольшой зал, где был весь необходимый инвентарь. Мы частенько там зависали, приводя себя в нужную форму. Иногда я перед соревнованиями занимал его беговую дорожку и доводил себя там до состояния загнанной сушёной селёдки. А Джастин, судя по его форме, сам сейчас не вылезал из зала, поскольку «железо» очень успокаивало. Своего рода медитация для парней.

Когда мы были помладше, Джастин был озабочен идеей стать как Диего, непобедимой и накаченной скалой, и обучался базовым ударам у нашего Рэмбо. Я же постоянно был в роли боксёрской груши, поскольку сам тогда ещё не проявлял интереса к боксу. Но однажды мне надоело терпеть удары по своему котелку от начинающего Майка Тайсона, и попросил Диего, втайне от Джастина, научить парочке приёмам. Научил.

Как-то раз, оставшись на очередную ночёвку у Джастина, мы как обычно начали спарринговать и он привычным движением хотел настучать мне по голове. Не получилось. Но вышла абсолютная фигня, потому что я не рассчитал силу и слишком сильно приложил Бибера. А тот, в свою очередь, не ожидая от меня такой прыти и умений, не успел среагировать. Короче, бедолага потерялся минут на пять. Как контуженный сидел на полу и что-то бубнил себе под нос. Я тогда перепугался, что сделал его дебилом конкретным. Позвонил Диего, а тот долго ржал и сказал, что скоро его отпустит. «Возможно, голова поболит пару дней, возможно будет обниматься с унитазом, но это не смертельно», — сказал он тогда. С тех пор Бибер был более внимательным, а я взял ещё несколько уроков у Диего. Так, на всякий случай. Никогда не знаешь, что в жизни может пригодиться.

Такая вот у меня классная жизнь. А пример Джастина лишний раз доказывал, что отношения не для меня. Лет через десять может быть. Но сейчас?! В двадцать лет?! Я вас умоляю! Дайте мне насладиться настоящей жизнью, а не мучиться, подбирая ключики к чьему-то сердцу. Нахрен оно вообще надо?! Возможно, в будущем я буду счастлив от нахождения рядом с какой-нибудь девушкой. Возможно, я даже полюблю. Возможно, я даже захочу детей. Возможно, я остепенюсь.

Но это не точно.

Глава 9

Лесли

Сидя за прилавком на своём рабочем месте, перелистывала книгу-фотоальбом. В ней были собраны фотографии и небольшие статьи знаменитого фотографа, который путешествовал по Италии. Боже, эти Тосканские виды… Только чтобы увидеть разок это своими глазами я была готова убить. Серьёзно! Это неописуемая красота… Зелёные поля, солнце, старенький ретро автомобиль, я в шляпе, больших солнцезащитных очках и лёгком платье, с бокалом вина (не за рулём, разумеется) под вокал Eros Ramazzotti…

Dolce far niente[4], не иначе.

У меня же фоном играла песня Flower исполнителя Moby. Оторвав свою задницу, подошла к книжным стеллажам. Пританцовывая, стоя не небольшой приставной лестнице, выбирала себе новую книгу. В такую жару сейчас посетителей было мало и можно было насладиться тем самым сладким ничегонеделанием. Вдруг колокольчик над дверью зазвонил, оповещая о приходе клиента. Замерев, обернулась.

Да что б меня! Кобель несчастный!

Как же он меня достал. Натан Митчелл в солнцезащитных очках и с мороженным в руках, облокотившись плечом о стену при входе и качая головой, наблюдал за мной.

— Привет, Пиранья, — усмехнулся он, слизывая с вафельного рожка тающую субстанцию.

— Ты табличку при входе не заметил?! Кобелям вход воспрещён, — напала на него.

— М-м-м, какая же ты… — провёл языком, слизнув мороженое. — Как дела?

— Мои дела тебя не касаются. Ты ведь книг не читаешь, так что свали отсюда, — огрызнулась, отвернувшись от него.

— Классная песня, старая такая, — продолжил бесить меня этот кобель. — Тоже люблю старьё послушать.

— Слушай, пустозвон, иди сотрясай воздух в другом месте, — взяв нужную книгу, спустилась и вернулась на своё место.

Магазинчик был небольшим, но неимоверно уютным. Его владельцы — тётя и дядя Ханны. Меня сюда взяли, можно сказать, по блату. Но тут удачно совпало, что девушка, работающая до меня — уволилась. А Ханна хотела немного отдохнуть перед подработкой у родителей, поэтому я заняла её место. Сейчас, когда она уже вернулась, не стала меня прогонять. Поэтому мы будем посменно тут до конца лета. Просто идеально. А рядом с магазином была офигенная кофейня с очень вкусным капучино и круассанами. На завтрак позволяла себе эту вкуснятину.

— А я, представляешь, шёл мимо и вдруг в витрине магазина заметил знакомые длинные ноги и светлые волосы. Думаю: «Ух ты ж, надо зайти». И зашёл. Не совсем туда, куда ещё б не отказался зайти, но здесь уютно и вкусно пахнет, — пожирая мороженое, кобель оглянулся, рассматривая магазин. — С детства любил запах книг. Есть в этом какая-то магия.

— Серьёзно?! Ты и книги — это параллельные прямые, которые не пересекутся.

— Ты такая злая, тебе нужно есть побольше сахара. От этого добреют, — ухмыльнулся он, придвинувшись к стойке, за которой я расположилась. Затем протянул рожок с мороженым к моим губам и провёл им по ним. Холодок мгновенно окутал мои губы, а в нос ударил запах арбуза. — Наслаждайся, милая. Я взял арбузный шарик, ягодный и со вкусом жвачки. Но его съел первым. От него язык синий, — и в доказательство показал мне его. Облизала свои губы, почувствовав приятную сладость. — Тут, за углом отличная кофейня. Там лучшее мороженое, — сняв свои очки, положил на стойку и подмигнул мне.

— Спасибо за информацию. Не думаю, что она мне пригодится. А теперь свали в закат, — открыла книгу, пытаясь всем своим видом показать, что он мне не интересен.

Его присутствие, да ещё такое близкое, меня раздражало. Буквально хотелось этой книгой дать ему по башке. Раз двадцать.

Почему у некоторых кобелей напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения?! Почему они жили только одним инстинктом — сношения с выбранной самкой?

— Тогда дам тебе ещё одну важную информацию, — продолжил он, снова проведя мороженым по моим губам. — Слизывай, не отвлекайся, — между делом бросил мне и сам припал к своему рожку. Мне же пришлось вновь облизнуть свои сладкие арбузные губы. — На этих выходных будет вечеринка у меня дома. Приходи. Можешь подругу захватить, — с набитым ртом произнёс он. — Боже, до чего же вкусно. Летом я готов жить на мороженом, — застонал он, прикрыв глаза.

Да, получать кайф от жизни Натан определённо умел. После такой рекламы мне тоже захотелось мороженого. Особенно итальянского gelato. У него был талант наслаждаться каждым мигом. А ещё, мне показалось, он мог бы стать отличным продавцом. Он умел очаровывать, попутно впаривая ненужную хрень.

— Свали в закат.

— Кстати, я бы не прочь повторить, — как ни в чём не бывало продолжал он, опять проведя мороженым по моим губам. — Чёрт тебя дери, этот сок на твоих губах… Так о чём я? А, да. Повторение — мать учения. Так ведь в книгах пишут? — улыбнулся он, жуя вафельный рожок.

— Свали, а?! — начала злиться на него.

Безусловно он был чертовски обаятельным. Мне ли не знать. Но сейчас его чары выводили меня из себя.

— Угу, — пробормотал он, облокотившись о стойку и смотря мне в глаза. — Тебе говорили, что у тебя очень красивые ноги?! А про растяжку упоминали? Ты охеренна, милая, — подмигнул мне.

— Твою мать, не вынуждай меня применить силу к тебе! — зарычала на него.

— М-м, примени, — улыбнулся одним уголком губ. — Я только вчера с Бибером спарринговал. Правда к девушкам я силу не применяю, но пару приёмов могу показать, как уложить на лопатки за секунду.

— С Бибером?! — удивилась я.

С Джастином Бибером?! Этим певцом?!

— Ну да. Джастин Бибер — мой друг, — невзначай бросил он. Потом посмотрев на меня, рассмеялся. — На самом деле он Джастин Коулман. Но он чёртов Бибер. А ещё Ебобо, Полтинник, слоняра, хоббит с хоботом. Ты его видела уже, сказав, что у него крошка в штанах.

Я постаралась не улыбнуться в ответ. Забавная у них компания. Но это ведь Натан. А значит, людей вокруг него всегда до хрена и больше.

— Слушай, Пустодрочер, иди пустословь в другом месте, — фыркнула я, на что Натан от души рассмеялся.

— Блин, ты понравишься Биберу. Я передам ему твоё прозвище для меня. Приходи, познакомлю тебя поближе с нашей рэп звездой. Он мега обаятельный бугай, — подмигнул мне, совершенно не обращая внимания на мои слова.

— Что мне сделать, чтобы ты свалил?!

— Дай мне свой номер, — пожал плечами, доедая мороженое.

— Нахрена?!

— Хочу отправлять тебе пошлые фотки, — улыбнулся он.

— Я тебя заблокирую.

— Тогда начну с невинной эротики, а там посмотрим, — не унимался он. — Слушай, это просто номер. Просто цифры. Захочешь — заблокируешь. Я не буду спамить. Периодически буду приглашать тебя на вечеринки. Я уже знаю где ты работаешь, не вынуждай меня своим фэйсом тут светить постоянно, — выгнул скептически бровь, при этом озорно смотря на меня и закинув в рот остаток вафельного рожка.

Нет, вот только этого мне и не хватало. Его обаятельная кобелиная рожа не вписывается в интерьер милого магазинчика.

Ну почему он настырно лез в пекло?! Ну где мозг-то? Ну хоть зачатками пошевелил бы ради приличия, ушами подёргал.

— Ладно, — вздохнула я, написав на небольшой бумажке свой номер телефона. — Если начнёшь заниматься пустодрочерством, то пойдёшь в чёрный список. Пиши только по делу, О’кей? — протянула ему.

Он обхватил своими пальцами мои и медленно провёл по ним.

— О’кей, Пиранья. На выходных увидимся, — подмигнул и поцеловал мои пальцы, забрав бумажку.

Я обомлела на секунду. Он мне руку поцеловал?!

— Я не сказала, что приду, — нашлась я, когда он уже подошёл к двери.

— Но и не сказала, что не придёшь, — парировал он и вышел из магазина.

Вот ведь чёртов дамский угодник! Я и в первый раз также клюнула на него! Мне тогда казалось, что он смотрел на меня как-то по-особенному, что говорил с особым чувством.

Ага, как же! Как в том приколе: «Кажется, он ко мне неровно дышит?! Ага, неровно дышит, криво ходит, косо смотрит, плохо слышит!».

Придурочный кобель. Бедные девочки вокруг него. По любому среди его знакомых найдётся десяток, а то и больше, глупеньких разбитых сердец.

Мы на днях, по возвращении Ханны, сходили в бар, тот самый, где выступала группа. И я наблюдала за тем, как девочки всячески пытались привлечь внимание музыкантов. Со стороны это выглядело так жалко. А ведь так и по жизни происходит.

Порой мы, забыв про самоуважение, вешаемся на шею абсолютно недостойных кобелей. То ли страх одиночества нас толкает к этому, то ли высокая конкуренция среди женщин. Мне бы хотелось, чтобы между девушками было больше солидарности. Я бы, например, зная, что Натан Митчелл опаснейший кобель, приклеила ему табличку на спину и всем своим знакомым об этом рассказала, чтобы остерегались. Но нет, к сожалению, это тоже не сработает.

Почему? Потому что у девушек есть ещё одна черта, мы обожаем спасать. Включается самая пагубная мысль из всех возможных: «Со мной он изменится». Ни черта! Не изменится! Был кобелём — им и останется! Был изменщиком — по любому будет ходить налево постоянно! Поднял руку? Ох… Этих вообще вырубать надо. В нокаут сразу же.

Поэтому, из-за несостоятельности женской солидарности, Натан Митчелл до сих пор ходит весь такой из себя, расточая фальшивые флюиды. Жизнь, очевидно, баловала его. В принципе, мне нет до него дела. Важно, чтобы у этого кобеля тоже проснулся третий глаз и отвёл от меня. Ибо моё терпение на исходе.

Вдруг телефон завибрировал, незнакомый номер:

Милая, а тебе говорили, что ты хорошенькая?


Нет, у этого образчика из рода кобелиных явно мозг отсутствовал. Там ни то, чтобы зачатка, там даже намёка на серое вещество не было.

Я:

Это не по делу, кобель.

Свали в закат.


Митчелл:

Милая, я хочу, чтобы твои ноги вновь обхватили мою талию.

А от шпагата в твоём исполнении я и подавно не откажусь.


Покачав головой, решила включить игнор. Говорят, что если не проявлять заинтересованность к людям с повышенным уровнем общительности и мудачности, то они теряют к тебе интерес и переключаются на других. А ещё говорят, что талантливый человек талантлив во всём.

У этого персонажа явно был талант, он был великолепным иллюзионистом, который создавал адскую дичь и испарялся. Мудини чёртов. Гудини[5] обзавидовался бы.

Когда-то в детстве, мои родители говорили мне, что в жизни человека самое главное — это семья. Чувство плеча, локтя и прочих частей тела. Туда же можно отнести спину, за которой женщина могла спрятаться.

Мои родители женаты больше двадцати лет. Мама говорила, что они с папой через многое прошли. Особенно в начале семейной жизни, когда была притирка, а потом добавилась её беременность мной. Потом бессонные ночи, отсутствие близости между ними, непонимание что делать с ребёнком, который вечно орал.

Мама вечно сокрушалась, что в школах обязательно надо ввести занятия по житейской мудрости. Потому что, только набивая себе шишки, ты к чему-то приходил. А в детских сказках нам только показывают прелюдию к семейной жизни, а потом что? «Жили они долго и счастливо». Правда, что ли? Мама говорила, что самое «интересное» как раз и начинается после замужества, когда перед тобой открывается непаханое поле, порой заводящее в тупик. А молодые девушки к такому не готовы. Что уж говорить про парней…

Папа же как-то поделился со мной, что в любой семье есть свой шкаф со скелетами. Что нет идеальных союзов без ссор и недопонимания. У всех свои проблемы и претензии и нужно уметь прощать и вести диалог. Но в одном они всегда были солидарны, что семья — это основа. Без семьи ты одинок. Будучи подростком, я свято верила в ценность семейных уз. В ценность брака. Поэтому так легко повелась на Натана.

Но после знакомства с ним я решила, что мир обойдётся без одной ячейки общества, которую чисто теоретически я могла бы создать. И дело здесь не в том, что я такая активная феминистка «всё смогу сама». И заработать, и родить, и воспитать. И всё это без участия мужчины как такового. Дело не в этом. Я признавала, что достойные мужчины ещё остались. Где-то же они остались, правда?! Но вот парни… Некоторые из них просто ещё не доросли до звания мужчины. А некоторых из них и вовсе разделяла пропасть от образцовых мужей. Некоторые вообще стояли в самом начале эволюционной цепочки.

Порой смотрела на них и думала, каким таким магическим образом я должна считать тебя мужчиной?! У тебя есть стержень или ты при упоминания этого слова глупо хихикаешь и поглядываешь на свою ширинку?! Ты отвечаешь за свои слова? А за поступки?! У тебя в голове есть хоть что-то дельное, помимо мишуры? А как насчёт реальной надёжности, а не мнимой?! А нахрен тебе нужен профиль в социальных сетях?! Что тебе это даёт?! Нет, серьёзно! Я вообще не понимала нахрена парням нужны социальные сети. Выкладывать свои самодовольные селфи?! Или кубики пресса, типа «Смотрите я позанимался и стал охренительно прекрасным кобелём»?! А свой сальный взгляд можешь вообще себе в жопу засунуть!

Поэтому я приняла решение не заводить семью, не вступать в брак. Никогда. С детьми пока не решила. Возможно, когда-нибудь захочу стать мамой. Но сейчас я не представляла себя в этой роли.

Папа был для меня примером настоящего мужчины. Сильного, волевого, упрямого, умного. Его поступки всегда совпадали со словами. А слов на ветер он не бросал. В семье он был мягким и понимающим. На работе он был разным. Профессия адвоката способствовала тому, чтобы он умел подстраиваться под предлагаемые обстоятельства и настроения людей. Но одного у него было не отнять — какая-то монументальная надёжность. Он был почти кумиром для меня в этом плане. Если бы не он, то я сейчас здесь не жила и не любовалась видом океана из витрины магазина. Он замёл все следы, которые оставили мои обидчики. Он помог вернуть мне мою жизнь.

Мама была примером женского профессионализма и собранности. Она умела справляться с эмоциями и держать себя в руках. Но дома всегда отпускала себя и много смеялась. Благодаря её связям я смогла перевестись в университет в Лос-Анджелесе.

Пожалуй, они и были самыми верными друзьями для меня. Они показали мне, что не всё в этом мире прогнило до конца и семья действительно может быть колоссальной поддержкой. А другой семьи, своей собственной, мне и не надо. Я не хотела выйти замуж для видимости и жить с мужем соседями. Не хотелось ощущать пропасть между нами. Не хотелось однажды проснуться и осознать, что этот кобель, похрапывающий рядом, срать на меня хотел. Что он в любой момент свинтит, предаст или подставит. Не хотелось просто быть замужем. Хотелось быть любимой. По-настоящему. А сейчас очень многие просто соседствуют, боясь остаться в одиночестве. У многих пар отсутствует эмоциональная близость. Им плевать на мечты или желания своей второй половины. Им вообще на всё плевать кроме собственного удовольствия.

Люди разучились ценить и любить. Все только потребляли, как Натан. Быстрее, больше, чаще. И никакой души. Никакой поддержки. Никакого сочувствуя и эмпатии. Никакой искренности и почтения. Никакого уважения и трепета. А самое страшное, что от этих особей нам, девушкам, надо рожать. Я лучше воздержусь, правда.

Мне одной зашибись. Мне одной хорошо. Мне нормально.

Глава 10

Натан

Вечеринка была в самом разгаре. Играла песня Girls, Girls, Girls группы Mötley Crüe. Наверное, я самый отчаянный любитель вечеринок, но ничего не мог с собой поделать. Мне нравилось быть окружённым девушками. Что в этом плохого? Ничего. Я же никому не изменял. Никого не принуждал. Ничего не нарушал.

Вообще, именно моя любовь к непринуждённому времяпрепровождению привела меня в студенческое братство, куда я вступил год назад. На одной из тусовок ко мне подошли парни и мы разговорились. В ходе беседы они много спрашивали о моей спортивной карьере и достижениях. Я без задней мысли рассказал, если не сказать хвастался. Потом выяснилось, что они из братства и в красках поведали о плюсах такого образа жизни, о вечеринках, реках алкоголя и толпах девушек. Сначала всё казалось достаточно безобидным и многообещающим. Как я потом узнал, ежегодно среди первокурсников они искали самых перспективных парней, чтобы «завербовать» их. Это делалось для повышения престижа того или иного братства, поскольку между ними существовали различные соревнования, в том числе и спортивные, и велась настоящая охота на достойных претендентов. К слову, попав в такое братство ты по жизни обеспечивал себя поддержкой своих товарищей. Так вот, я загорелся этой идеей и решил вступить в их ряды.

И вот тут началось самое интересное. Я не любил вспоминать те пять месяцев, потому что даже мне было непросто выдержать всё то, что происходило в моей жизни. Пожалуй, всё же одно испытание в моей жизни имелось.

Нас было одиннадцать человек, которых также привлекли горячие девушки и бесконечные тусовки. Но, прежде чем стать полноправным участником этих мероприятий, мы должны были много чего пройти в течение испытательного срока. Никто просто так в братство не попадал. Нам предстояло на пять месяцев превратиться фактически в рабов других членов братства.

Каждому из нас дали кличку, которую я должен был всегда озвучивать, здороваясь с людьми. При том не важно с кем, с преподом или знакомым. Моя была «Каштан» за цвет волос. Первое и основное — мы должны были вызубрить историю братства. Нас реально могли в любой момент спросить цитату из книги. Не справился — залёт. Наказание могло быть разным. Часто физическим, но иногда могли заставить сожрать несколько головок чеснока или что похлеще. Три залёта — до свидания.

Сначала всё было достаточно терпимо. «Будете выполнять разного рода поручения и всё. Это всего лишь проверка, не более» — говорили они. Ага, как же. Тебя могли сдёрнуть с любой пары, чтобы ты принёс сигареты одному из старших членов. Либо же должен был отвезти его к девушке в любой момент. Либо же носиться, как в жопу ужаленный, с первого по пятый этаж к разным членам братства просто потому, что они тебя звали. Короче ты должен был быть на связи 24/7. Ночью им особенно нравилось позвонить и сказать что-то типа: «Эй Каштан, мне нужна зажигалка и ящик пива, у тебя пять минут». И не дай бог тебе опоздать.

Постепенно их фантазия расходилась пуще прежнего. Однажды нас десятерых, один парень уже отвалился, ночью отвезли за 70 км от дома братства и дали пятьдесят минут добраться обратно. Без машины, денег и телефонов. На наше счастье, мимо проезжал мужик на пикапе.

Было одно испытание, когда мы должны были выпить самый дешевый алкоголь, какой они нашли для нас. Пить надо было ровно три часа без остановки, а заедать сырым луком. Некоторым моим сотоварищам по несчастью становилось плохо, но остановиться было нельзя. Помню, один остановился, в наказание всю следующую неделю он носил в рюкзаке три кирпича (вместо одного, который в течение пяти месяцев ты должен был носить при себе), обязан был ходить в стрингах и лифчике, а каждое его утро начиналось с пробежки в 7 км. В одних стрингах с рюкзаком на плечах.

Короче было дохрена всего за пять месяцев. Как я ещё умудрился при этом выступить на одних своих соревнованиях и не проиграть — я не знаю.

Финальным испытанием была «адская неделя», когда тебя на семь дней закрывали в доме братства и ты был изолирован от жизни. Нельзя было выходить из дома в течение этого срока. А испытания сыпались, как из рога изобилия. Нам было запрещено мыться и спать. Есть давали только яйца. Сырые. Но один раз в два дня позволялось сварить или пожарить два яйца. Каждый день нас проверяли на знание истории братства.

Заключительное испытание было таким: нас четверых (все, кто дошёл до финала) поставили на скамью и заставили пить из двадцатилитровой бутыли воду, после этого отжиматься, качать пресс и делать любые другие физические упражнения, которые они придумывали, потом отвечать на вопрос про историю братства, а затем снова пить. В туалет выйти, разумеется, нельзя. А испытание на пять часов, поэтому этих двадцатилитровых канистр было дофига. Мы постоянно должны были пить. А основной фишкой было то, что мы были в прохладном подвале и нас обдували огромные вентиляторы. Поскольку я спортсмен, то прекрасно понимал, что выпить такое огромное количество воды — смерти подобно. Недостаток воды, как и чрезмерное употребление крайне опасно для организма, поскольку нарушался водно-солевой баланс и вымывались важнейшие электролиты. Но остановиться в шаге от финала я просто не мог, поэтому большую часть времени делал вид, что пью, обливаясь этой водой. Я решил, что лучше замёрзну от этих чёртовых вентиляторов, чем умру. Члены братства играли в карты, пока мы беспрерывно, стуча зубами от холода, пять часов пили-отжимались-отвечали-пили, но моя стратегия сработала, и я справился. Меня в итоге приняли.

После этого нам дали неделю отдыха, чтобы выспаться и привести себя в порядок. А потом была тайная церемония посвящения. Кстати, после церемонии, я фактически сразу же уехал на соревнования в Портленд. Помню, что из-за недели на одних яйцах я тогда здорово похудел и мой тренер интересовался как это мне удалось. Я решил не вдаваться в подробности, иначе он бы меня не допустил до гонок. Мой организм реально был обезвожен и истощён. По-хорошему я должен был просрать гонку, но удача, как и победа, были за мной. А потом я завис у школьного приятеля на выходные, отмечая и вступление в братство, и выигрыш в гонке. Из-за своего печального состояния я тогда слишком быстро опьянел и почти ничего не помню.

В общем, с тех пор я стал членом братства. Мог участвовать в самых громких вечеринках, издеваться над новобранцами и спать с любой понравившейся мне девушкой. Не жизнь, а мечта.

Поскольку мы с Трэвисом решили отправить родителей в отпуск, оплатив им проживание в отеле Сан-Диего и какие-то экскурсии, то сегодня вечеринка была у нас дома. Перед отъездом они попросили только об одном: чтобы мы не разнесли весь дом. Поэтому мы убрали все вазы и легко бьющиеся предметы. Мои друзья был аккуратными, но вот другие знакомые или залётные приставучки, когда напивались, сразу теряли координацию и устраивали погром.

Трэвис с Джойс сидели на диване и ворковали. Диего осматривался в поисках новой добычи. Габи о чём-то спорила с Джастином, сидя у него на коленях. Кстати, он пришёл один, без Кайлы, а значит сейчас он расслаблялся и наслаждался полной свободой. Он, как и мы все, обожали Габи — нереальную красотку, умную, жизнерадостную, открытую, игривую. Единственный минус — она сестра нашего друга. Значит, мы могли общаться с ней только по-дружески. А Габи вообще-то очень сексуальная девушка. Поскольку мы долгое время её не видели, а в Австралию она уехала ребёнком, то по её возвращению мы были не готовы увидеть настоящую секс-бомбу. Когда она вернулась, Диего собрал нас и сказал: «Парни, я всё понимаю, но свои болты держите при себе. Если вы не хотите от неё детей, то даже не смотрите в её сторону. А если и смотрите, то проверяйте кто вьётся вокруг неё». Но детей никто из нас не хотел, поэтому мы все с ней дружили и присматривали. Она единственная девушка в нашей компании, с которой никто из нас не спал и кто, тем не менее, была с нами постоянно.

— Пистон, как ты? — заржал Джастин, приобнимая Габи.

— Отлично. Смотрю ты сегодня один, — плюхнулся в соседнее кресло рядом с ним, усадив себе на колени одну из приставучек.

— Ага, у меня выходной, — рассмеялся он.

— Бибер, ты прости конечно, я тебя люблю и всё такое, но тебе не кажется, что Кайла тебя не достойна? — обратилась к нему Габи.

— Почему ты так думаешь? — внимательно посмотрел на неё Джастин.

Он с ней никогда не обсуждал свою девушку. Только парням мог что-то рассказать.

— Она высокомерная задница, — всплеснула руками Габи. — Порой кажется, что она чересчур хитрая и меркантильная. Прости, что я такого мнения о твоей девушке и будущей жене, но я переживаю за тебя и не могу молчать. Ты же в нашей компании самый сердечный из всех. Для тебя слова «семья», «отношения», «любовь» не пустой звук, — улыбнулась, смотря на него через плечо.

Джастин изменился в лице. Он и так переживал, а тут ещё мнение со стороны подъехало.

— Не извиняйся за то, что ты говоришь правду, крошка, — вздохнул он и притянул к себе поближе. — Ты, как всегда, зришь в корень. Её натура не самая приятная.

— Но зачем тебе это надо?! Если она к окружающим относится с презрением и надменностью, то очередь когда-нибудь дойдёт и до тебя, — заметила она.

— Знаю. Понимаю. Но пока ничего не могу сделать, — поцеловав Габи в висок, положил подбородок на её плечо.

— Давайте не будем о грустном? — предложил я, наблюдая как настроение моих друзей стремительно портилось. — Винни, как твои гонки? Джойс, как твоя работа?

— Гонки хорошо. Но вот её работа меня бесит, — фыркнул Трэвис, обнимая Джойс.

— Гонки отлично. А моя работа меня радует, — парировала она, посмотрев на него.

Мы рассмеялись.

— Волчонок, я тебя целыми днями не вижу. Я же с ума схожу, — заныл мой брат.

— Джойс, я не знаю, что ты с ним сделала, но притормози немного. А то, боюсь, в один прекрасный день я не узнаю его и случайно пройду мимо, — заржал я. — Он в жизни так никому не говорил! Чтобы он скучал по кому-то?! Да я вас умоляю! А тут буквально воет без своей волчицы, — подмигнул ей.

— Я ничего специально не делаю, — смеясь, защищалась она.

Трэвис смотрел на неё с каким-то особенным выражением. Недавно он мне сказал, что улыбка и смех Джойс для него самая главная награда.

— Да она просто любит его и этого достаточно, — подключилась Габи.

— В точку, — вклинился Джастин. — А для парня больше и не надо. Только знать, что тебя любят, а дальше ты сам всё сделаешь.

— Но он же становится каким-то слишком мягким, как ванильное мороженое в известной забегаловке! — указав на брата рукой и улыбнувшись, запротестовал я.

Трэвис показал мне средний палец, а потом произнёс:

— Знаешь, я не планировал этого. Серьёзно. Я не думал, что способен полюбить. Я искренне хотел помочь Волчонку. Но, чёрт бы меня побрал, в какой-то момент что-то пошло не так, — тихо рассмеялся он, поцеловав Джойс в плечо. — В какой-то момент я понял, что без неё моя дальнейшая жизнь будет чёрно-белой и неинтересной, если не сказать бессмысленной. Но зато, когда она рядом… Чёрт, брат, я не знаю, как тебе это объяснить. Я ведь был таким же, как и ты. Я ведь тоже не стремился остепениться. Даже не думал об этом, даже мысли не допускал. А теперь я не представляю своего утра без её заспанной улыбки. Я не понимаю как жил без неё.

Покачал головой на его вдохновляющую речь. Это не про меня.

— Трэвис, голодный сытого не поймёт, — подключился Диего, встав за диваном, позади ребят и посмотрев на меня. — Ты можешь сколь угодно долго рассказывать ему, как ты счастлив, но он не любил. А значит, не поймёт и не услышит тебя.

— О, мудрость подоспела, — заржал Джастин. — Но я соглашусь с тобой. Нэйт уверен, что это Джойс имеет над ним магическую власть. Но дело в любви. Она меняет людей, а не сами люди.

Вот ведь какие все умные вокруг!

Хотел было ответить, но тут я заметил незнакомку с её подругой. Она общалась с одним моим знакомым из Универа, Джимом. Улыбалась ему, а он уже практически стелился перед ней. Затем Джим положил руку ей на талию и начал с ней танцевать.

Наблюдая за ней, заметил, что она была не против, но и не спешила близко подпустить его к себе. Она плавно двигалась в неспешном танце, её светлые волосы слегка покачивались в такт, а тело соблазнительно извивалось.

— Пистон, это не та самая незнакомка, которая отшила тебя? — обратился ко мне Джастин.

— Да, Ебобо, это та самая Пиранья, которую я уложил на лопатки, — довольно парировал я и все парни тут же оглянулись, чтобы посмотреть о ком мы говорили.

— Нэйт, может мы уже пойдём наверх? — пролепетала приставучка, сидящая на моих коленях.

— Попозже, — бросил ей, продолжая наблюдать за Пираньей.

Сегодня, как, впрочем, и всегда, она была в красном, который действительно ей подходил и делал особенно заметной и притягательной. Взгляд сам цеплялся за неё и не хотел отлипать.

Вот и сейчас я пялился, представляя её под собой. В шпагате. Чёрт, я бы не против повторить. А ещё лучше с ней и своей приставучкой.

Незнакомка, видимо почувствовав мой жадный взгляд, повернулась в мою сторону. Джим склонился к ней, целуя её в шею.

— Милая, иди к нам! Я тебя с друзьями познакомлю, — крикнул ей, поймав её взгляд, который тут же начал посылать меня далеко и надолго, но спустя минуту она всё же подошла.

Приставучка, сидящая на моих коленях, прижалась сильнее.

— У тебя входит в привычку распугивать мой клёв, — скептически приподняв бровь, произнесла она, встав рядом с Диего. Он улыбнулся, рассматривая её.

— Милая, я всего лишь проявил качества гостеприимного хозяина. Джастина Бибера и Диего ты уже видела на гонках. А это мой брат Трэвис и его девушка Джойс. С Габи ты тоже уже виделась, — представил ей моих близких. — Ребята, если узнаете имя этой незнакомки — передайте мне, — рассмеялся я.

— А это кто? — кивнула Пиранья в сторону приставучки на моих коленях.

Ах да, совсем забыл о ней.

— Как тебя зовут? — обратился я к девушке на коленях.

— Агнес, — проблеяла она.

Все друзья фыркнули, а Пиранья закатила глаза.

— Ты хотя бы сначала имя узнавал, прежде чем тащить в койку, — заключила Пиранья.

— Серьёзно?! Как тогда получилось, что я до сих пор не знаю твоего имени?! — справедливо заметил я.

Её взгляд вспыхнул. При том как-то не по-доброму.

— А может ты его уже знаешь?! — процедила она.

Диего внимательно посмотрел на меня. Трэвис тоже удивлённо приподнял брови.

— Да откуда ж мне знать?! Хотя твои глаза мне знакомы, это правда. Но я никак не могу вспомнить, где я их видел, — ответил, рассматривая её. — Не хочешь присоединиться ко мне и Агнес? Мы как раз собирались подняться наверх.

Пиранья вновь посмотрела матом на меня. Какая злая. Как ей удавалось так красноречиво смотреть на людей?! Она явно обладала потрясающим талантом взглядом указывать тебе на твоё место. Только я был не согласен с тем, куда она меня вечно посылала.

— А тебя хватит на двоих?! Ты с одной-то справиться не можешь, Пустозвон и Пустодрочер, — свирепо ответила она.

Бибер не выдержал и заржал в голос, Трэвис спрятал смеющуюся рожу за спиной Джойс, Диего от недоумения вскинул брови, но, гад, при этом улыбался. Габи же внимательно смотрела на меня и не смеялась.

— Крошка, ты сделала меня в придумывании прозвищ. Пустодрочер — это шедеврально! — завопил Бибер, показав ей большой палец вверх. Пиранья, на удивление, улыбнулась ему.

А я вдруг почувствовал, что мне стало жарко. Меня могли обвинить в чём угодно, но только не в том, что я полный ноль в сексе. Я всегда стремился не только сам кайфануть, но и девушке доставить удовольствие. А тот единственный секс с этой Пираньей определённо был фантастическим. К чему этот выпад?!

— Пиранья, ты сегодня мало крови выпила, да? — усмехнулся я, смотря в эти сверкающие глаза. — Почему ты такая злая?!

— Что, правда глаза колет? Рассказываешь тут всем какой ты профи в постели, а сам ни хрена не можешь, — не унималась она, скрестив руки на груди и не сводя с меня своих разъярённых глаз. Грудь в вырезе её красного топа приподнялась.

Я прифигел от такого напора. За что она так ненавидела меня?!

— Милая, пойдём наверх. Я напомню тебе какой я профи и как потом сладко спится в моих объятиях, — сладко протянул в ответ.

— И не мечтай. Вон у тебя Агнес на буксире повисла, справься хотя бы с ней, — кивнула в сторону моей приставучки и вернулась к Джиму, который тут же притянул её к себе и продолжил танцевать.

— Жёстко прошлась. Ты, что, когда-то переспал с ней и имя забыл?! Поэтому она тебе мстит?! — обратился ко мне Джастин.

Честно говоря, я реально не запоминал имена. Но лица-то точно помнил. Её бы, такое хорошенькое, точно не забыл бы. Иногда бывало, что и имя въедалось в память, но редко.

— Да не спал я с ней до того раза! Такую девушку я бы точно запомнил, поверь мне, — заверил его и он заржал.

— Складывается впечатление, что вы знакомы, Нэйт, — заключил Диего.

— Да не знаю я её! Я бы в жизни не забыл такую Пиранью!

Что-то не нравилось мне всё это. Но больше всего не нравилось, что в моих способностях засомневались.

— А ну-ка, подожди, милая, — пересадил с себя на подлокотник Агнес и двинул в сторону Пираньи.

Врубив свою любимую песню Paralyzer группы Finger Eleven, подошёл к ней сзади, пока она танцевала с моим знакомым.

— Джим, иди погуляй, — бросил ему, положив руку на талию Пираньи.

Он озадаченно посмотрел на меня, но спорить не стал.

Правильно, это бессмысленно.

— Я не понимаю, кто тебя так обидел и почему ты отрываешься на мне, но точно знаю, что тебе надо, — прошептал ей на ухо и резко развернул лицом к себе, держа за талию.

Она уставилась на меня, испепеляя взглядом.

— Свали в закат, — прошипела она.

— Только после этого, — прижал её к себе, схватив за затылок и провёл языком по губам.

Я чувствовал всё её напряжение. Пальцами опустился к шее и слегка сжал её, разминая. Она застонала, немного приоткрыв рот. Тогда я мгновенно ворвался в него, лаская своим языком. Член встал ещё во время нашего диалога, и я мечтал оказаться в ней, но решил, ради разнообразия, сначала заняться её удовольствием. Подхватив её второй рукой и прижав к себе, пошёл в сторону кухни.

— Что тебе надо?! — оторвавшись от моих губ, спросила она.

— Это не мне надо, а тебе, — улыбнулся и, прижав её к стене, отпустил.

Она медленно сползла и её промежность оказалась на моей ноге.

— Мне от тебя точно ничего не надо, — воинственно заявила она.

— Правда? — усмехнулся в ответ, схватив её за бедро и слегка качнув на моей выставленной вперёд ноге. Её дыхание в момент сбилось. — Что ты там говорила про то, что я с одной справиться не могу? — лукаво протянул, качнув её ещё раз. Её промежность буквально искры высекала от соприкосновения с моим бедром. — Спорим мне даже пальцем трогать тебя не придётся, чтобы ты получила оргазм? Глядишь и подобреешь хоть немного, — ещё раз качнул её и глубоко поцеловал. Она не сопротивлялась. Скорее наоборот, вцепилась в мои плечи и жадно целовала в ответ. — Спорим ты сейчас не хочешь, чтобы я останавливался? — прошептал, оторвавшись от её губ и проведя кончиком носа по её. Она тяжело дышала и сильнее прижалась к моей ноге. — На твоё счастье, я сам не хочу останавливаться, пока не увижу, что ты кончила, — двинул ногой вперёд, одновременно качнув за её бедро. Она застонала мне в губы. — Со мной нет никаких правил, милая. Я не против, чтобы ты получила удовольствие таким образом, — оттянул её нижнюю губу, ритмично раскачивая за бедро на своей ноге. Сердце лупило на полную катушку, член слабо пульсировал от её близости. Своей спиной я закрывал её от любопытных глаз и было сложно догадаться, что именно мы делали. — Позволь себе расслабиться. Здесь, со мной, на кухне, — прошептал ей на ухо, прикусив мочку. Вцепившись в мои плечи, она подхватила ритм и, стоя на одной ноге, скользила на моём бедре. — Умница, моя милая. Я знаю, что тебе это надо.

— Я не твоя милая, — сбивчиво прорычала она, не останавливаясь.

— В данный момент ты моя. А я твой и здесь для твоего удовольствия. И даже ни о ком постороннем не думаю, — искренне ответил, проведя языком по её шее.

Мне отчаянно хотелось поласкать её грудь, но я понимал, что даже я не могу себе позволить раздеть девушку на кухне, куда в любой момент мог зайти кто угодно.

— Ты кобель, — огрызнулась она.

Её промежность тёрлась о меня всё быстрее и быстрее.

— М-м, знаю, — подмигнул, сильнее схватив за шею и сжав её. — Но сейчас ты трёшься о меня, как самая настоящая сучка. Но я не против, — поцеловал её приоткрытые губы. Я чувствовал какой жар исходил от неё, но держал себя в руках. Но больше всего мне сносил крышу её запах. Это нежная и манящая роза проникла в каждую клетку моего тела. Удивительно, насколько этот аромат диссонировал с её словами и взглядом, который сейчас в очередной раз посылал меня на три буквы. — Чёрт тебя дери, где же я видел твои глаза… — обречённо прошептав, глубоко поцеловал её, заглушив громкий стон.

Сбившись с ритма, она начала дрожать, сжав в кулаках мою футболку. Сильнее обхватив её бедро, максимально близко придвинул свою ногу и прижал к её промежности.

— Запомни, Пиранья: со мной нет правил. Как видишь я могу доставить удовольствие, даже не тронув тебя.

— Я не собираюсь спать с тобой, — хрипло прошептала она, восстанавливая дыхание и отпустив мою футболку.

— Как скажешь, меня ждёт Агнес, — подмигнул ей. — Это было удовольствие исключительно для тебя.

— Ты был кобелем, им и останешься, — опустив ногу, ответила она.

Продолжая держать её за шею, слегка сжимал её. Она была уже не настолько напряжённая, но тем не менее взгляд остался ненавидящим.

— Спасибо, что заглянула на огонёк, — улыбнулся, смотря в её глаза. — Если ты не против, то мне надо отлучиться. После такого мой стояк особенно нуждается в заботе. Может передумаешь? — подмигнул ей. — Тебе не хочется втроём с Агнес или именно со мной?

— Во-первых, с тобой. Во-вторых, я не привыкла делиться. Я хочу, чтобы всё внимание мужчина уделял только мне, — достаточно спокойно ответила она.

На её щеках появился лёгкий румянец, а губы немного припухли.

— Очень жаль. Я бы с удовольствием повторил с тобой. Вдвоём или втроём, не важно. Но я бы правда не отказался от твоих объятий, стонов, поцелуев и даже твоего острого языка, — провёл ладонью по её бедру и схватил за задницу.

— Кобель, ты своё дело сделал. Можешь теперь заняться Агнес, — оттолкнув меня, поправила свои шорты, которые задрались от наших игрищ.

— Милая, у меня есть твой номер телефона. Я снова приглашу тебя и надеюсь ты вновь заглянешь.

— Надежда умирает последней, — бросила мне и пошла в гостиную.

Поправив свой стояк, вернулся к друзьям.

Трэвис, усмехнувшись, бросил многозначительный взгляд на меня.

— Без комментариев, — улыбнулся ему. — Милая, пойдём со мной? У меня есть для тебя работа, — подмигнул Агнес, и она тут же подскочила с кресла, повиснув на мне.

По пути к лестнице на второй этаж, заметил Пиранью в объятиях Джима. Крепких объятиях. Его ладонь вовсю сминала её задницу. Отчего-то внутри меня разгорелся пожар, глядя на эту картину. Но вчетвером заниматься сексом я не хотел. В каком-то смысле я тоже любил повышенное внимание к себе и не хотел делиться.

И вот как в таком образе жизни найти возможность встроить отношения?! Как их воткнуть в такой плотный график между вечеринками, соревнованиями и новыми девушками?! Это ж абсурд!

Пусть остальные отдуваются в отношениях и сносят все лишения.

Глава 11

Лесли

Слава богу, я целую неделю не видела и не слышала Натана Митчелла. Он заколебал меня, правда. Для него кроме сексуальных утех и побед больше ничего в жизни не существовало. И, в принципе, для молодого и привлекательного парня это совершенно нормально. Но беда в том, что в его мозгу больше ничего и не было. Реально даже зачатков не наблюдалось. Отсюда у меня возник вопрос: ну какого хрена он мне тогда понравился. Конечно, опыта у меня не было, мне было восемнадцать. Но где был мой собственный мозг?! Где хоть проблеск сознания? Ведь включи я тогда свою голову, то избежала бы череды омерзительных поступков.

Моя жизнь протекала в привычном режиме. Работа в магазине, куда я сейчас и зашла за Ханной, приносила одно удовольствие. Пару раз заглянула на вечеринки, не найдя достойного претендента на мою постель. То, что произошло между мной и Натаном неделю назад у него дома я списала на взаимное притяжение, которое отрицать бесполезно. Это даже сексом назвать нельзя, считай помастурбировала. Хоть для этого он сгодился. Химия, не более.

Приближаясь к пирсу, мы с Ханной заметили две параллельные вечеринки. Летом они проходили каждый день и практически на каждом шагу. Одна непосредственно на нём, другая недалеко от него на пляже. И там, и там отдыхала молодёжь, разумеется. Жизнь бурлила.

— О, там видимо вечеринка гонщиков. Пойдём сначала туда, а потом на пляж?! Сразу две вечеринки за вечер — это идеально, — рассмеялась Ханна, явно заметив, что прямо по курсу было больше парней.

— Ну, пойдём, — подхватила я, поправив небольшую сумочку на плече.

Сегодня я отличилась и была не в красном. Настроение было более мирным, поэтому надела белое платье на тонких бретельках длиной до середины бедра.

Честно говоря, я была рада, что у меня была хотя бы одна подруга. Я и не планировала доверять кому-то. Но всем же известно, что ты мог планировать всё что угодно, у жизни на тебя в любом случае свои планы. Так и получилось, что мы идеально совпали в своём стремлении тусоваться и общаться с парнями. Мы с ней познакомились в кафе прошлым летом. Стоя в очереди за капучино, разговорились и она мне поведала, что перед началом семестра ищет соседку в съёмную квартиру. Я тогда тоже снимала небольшую квартирку, но мне порой было нестерпимо одиноко, и я решила согласиться. Достаточно быстро мы поняли, что нам очень комфортно друг с другом и нет никакого соперничества, как это порой бывает у девушек. Вкус на кобелей у нас был разный, поэтому и в этом смысле проблем не было. Тактика и мотивация общения с ними тоже отличились, но мы могли в любой момент подыграть друг другу. Единственное, я мало рассказывала ей о своей интимной жизни, только в общих чертах. Ханна была более откровенна.

Подойдя к пирсу, мы услышали песню A Crime To Remember группы Pop Evil. А в следующий миг я заметила его, а следом и всю их компанию. Это уже не смешно. Год, учась в одном месте, мы ни разу не пересеклись, а летом каждую неделю стабильно сталкивались. А у это кобеля явно была волшебная антенна, которая подсказывала ему, что я появилась на горизонте, потому что он только что заметил меня и уже двинул в мою сторону.

— Кажется, одна сегодня ты точно не останешься, — заметив Натана, прокомментировала Ханна.

— Поверь, всё бы отдала, чтобы не видеть его. А ещё лучше не знать, — фыркнула, наблюдая как этот кобелина приближался.

Вкратце, без подробностей, я рассказала подруге откуда знала этого прохвоста после ситуации недельной давности. Когда я вышла с кухни немного разгорячённая после его ноги и своего оргазма, то она поинтересовалась почему я не продолжу с ним в спальне. Пришлось немного приоткрыть завесу тайны на наше с ним общее прошлое. Рассказала без подробностей, что мы были как-то вместе и мне не понравилось, осадочек мол остался.

— Пойду поздороваюсь со знакомым, — произнесла Ханна, смотря куда-то вперёд и, подмигнув мне, прошла мимо этого кобеля с антенной.

— Кажется, я и впрямь родился под счастливой звездой. Тебя даже не пришлось выманивать, сама пришла, — улыбнувшись, начал Натан.

— Я здесь ненадолго, человек-успех, — пожав плечами, не смотрела в его сторону.

— Милая Пиранья, заклинаю, расскажи, кто тебя так обидел?! — немного прищурившись, смотрел исподлобья.

Господи, он же сейчас несерьёзно?! Это нелепая ситуация уже основательно бесила меня. Чем больше я с ним случайно сталкивалась, тем глупее всё казалось в моём мозгу. Может, уже пора пролить свет, чтобы этот кобель несчастный оставил меня в покое?! А то, чем дальше в лес, тем больше дров. А я только-только эти деревяшки разобрала.

Ладно, пора. Это и впрямь уже не смешно ни разу. Я хотела, чтобы он отвалил и оставил меня в покое. Чтобы его рожа не напоминала мне каждый раз то унижение и крах моей жизни.

— Ты, — невозмутимо ответила ему.

Он замер, внимательно изучая мои глаза.

— Я?! Когда?!

— Чуть больше года назад.

По выражению его лица была видно, и даже слышно, как он усиленно думал. Но, разумеется, поскольку думать ему было нечем, то он ни хрена не вспомнил. Взгляд по-прежнему излучал тупое непонимание.

— Я бортанул тебя на какой-то вечеринке?! Такое редко, но случается, — зачесав непослушную прядь назад, смотрел на меня.

С океана подул сильный порыв ветра и по коже пробежали мурашки. Он ещё и отказывал девушкам?! Лучше б мне отказал, вот честно!

— Нет.

— Хм-м, — задумчиво потёр подбородок с двухдневной щетиной. — Я пьяным что-то ляпнул после секса?! Но я не помню близости с тобой до той, что была у меня дома три недели назад.

— Нет, — закатив глаза, поежилась.

Сколько всего, оказывается, он мог ещё сделать.

— Чёрт, милая, я не знаю, — слегка развёл руки в стороны. — Дай подсказку, а?!

— Портленд, — пошла ему навстречу.

Внутри меня поднималась настоящая буря. Потёрла предплечья от нервной дрожи.

Тут что-то вспыхнуло в его взгляде, словно озарение, а потом опять потухло. А вот улыбка, наоборот, стала шире.

Он издевался?! Он хотел, чтобы я скормила его акулам в океане?!

— Ох, милая, видишь ли, в Портленде в тот раз я был после соревнований, а до них пять месяцев провёл рабом, чтобы вступить в братство. Поэтому я был пьяным и ни хрена не помню, — беззаботно рассмеялся, словно это всё решало.

Но это не решало ровном счётом ничего. Во всяком случае для меня. В моём понимании его алкогольное опьянение тогда не оправдание, а отягчающее обстоятельство.

— Не помню, значит не было?! — разозлилась я, метнув в него гневный взгляд.

Клянусь, скормлю эту псину акулам!

— Нет, конечно, нет, — вскинул ладони в примирительном жесте. — Но это объясняет почему я не могу вспомнить тебя, а ты теперь злишься.

— Нет, кобель, я злюсь не поэтому. Поверь, твой алкоголизм волнует и злит меня в меньшей степени.

Он сделал шаг вперёд, чтобы закрыть меня от порыва ветра. Мои волосы метались из стороны в сторону и мешали обзору. Зачесав их за уши, уставилась на него. Внутри меня клокотала ярость. Самая настоящая дикая и безумная ярость. С этим чувством я как раз и познакомилась в то время. И вот снова он, снова и чувство пришло.

— Пиранья, напомни мне, что произошло? Я что-то натворил, да? — поправив мои волосы, он смотрел прямо в глаза.

Оттенок его ясно-голубых глаз сейчас больше напоминал небо перед штормом, а тёмные ресницы лишь усиливали эффект.

Но самое ошеломительное было то, что в них, в этих чёртовых глаза, было веселье. Это меня вконец добило. Он всегда вёл праздный образ жизни, много тусовался и веселился, пил и занимался беспорядочным сексом. Он всегда был легкомысленным, если не сказать, распущенным. Он всегда отличался ветреностью и тупоголовостью. Ему всегда весело. А из-за него моя жизнь рухнула. В памяти появились непрошеные картинки той ночи и последующих дней. Тут же вспомнила свои ощущения. А глядя сейчас в эти глаза, излучающее озорство, мне стало по-настоящему тошно и противно.

Что ж, отступать было некуда.

— Натворил, да. Ты уверен, что это имеет значение для тебя? — уточнила у него. — Ну, не помнишь ты и хрен с ним. Для тебя эта информация ничего не изменит.

— Я хочу знать. Что я натворил?!

— Ты помнишь Фреда?

— Фреда Вудса что ли? Моего одноклассника? Конечно помню. Он же в Портленд переехал и изучает океанографию сейчас, по-моему, — тут же ответил он, все ещё ничего не догоняя.

— А ты помнишь, что произошло, когда после соревнований ты остался у него на выходные?!

Он посмотрел куда-то в сторону, очевидно вспоминая.

— Помню, что я был очень истощён из-за последней недели перед вступлением в братство, а затем добавилась изнурительная гонка. Я был фактически не в себе от всего происходящего. Казалось, что я спал наяву. Потом помню мы закупили алкоголь и приехали к нему. Помню компанию девчонок, но тебя, хоть убей не помню, — вновь посмотрел на меня.

Моё сердце неистово разрывало грудную клетку.

Держись! Ты сильная!

— Допустим. С какого момента ты не помнишь и что первое потом всплывает в памяти? — решила зайти с другой стороны, все ещё надеясь, что мне не придётся всё самой вслух озвучивать.

Как ни крути это было больно, сложно и грязно. И это моё прошлое. Ну, и его.

— Я помню до момента, как мы начали пить виски. Потом вспышками помню какую-то комнату. Я там, кажется, был с кем-то. А потом помню, что-то обсуждали с парнями. А потом уже после этого двухдневного запоя я проснулся, собрался и уехал, — перечислил он.

Как легко жилось таким мерзавцам, как он.

— Да, ты был в комнате с кем-то. Моё имя Лесли Энн Морган. Оно говорит тебе о чём-то?

Улыбка медленно сползла с его лица, а взгляд вновь излучал усиленный мыслительный процесс.

— Чёрт, что-то крутится на уме, но не могу вспомнить, — признался он.

Господи, вот надо было мне повстречать этого дебила и тогда, и сейчас. Они ведь не меняются, эти самые дебилы.

Во рту пересохло и язык буквально прилип к нёбу. Мне казалось, что я уже не слышала ни музыки, ни шума волн или толпы вокруг. Только собственный пульс и свои безрадостные мысли.

— Когда ты приехал и вы начали пить, то ты с другом Фреда, Чаком, решил поспорить. Меня тогда не было рядом, я подошла попозже, — начала я, а Натан внимательно слушал, всё время поправляя мои волосы, которые так и норовили залезть в рот и глаза. — Спор заключался в соревновании кто больше отожмётся. Как я потом узнала, ты тогда хвалился, что на испытательном сроке в своё дебильное братство много отжимался и сделаешь его. В общем, вы поспорили, но ты проиграл, — продолжала я, увидев, что выражение его лица вмиг поменялось.

— Чёрт подери, точно! Помню этого идиота, сделал меня! — оживился и этот идиот.

— Ты помнишь на что вы поспорили?!

— Нет, — замотал он головой.

— Точнее на кого, — тихо добавила я, и он распахнул глаза, рассматривая меня.

— Что, прости?! В смысле?!

— В прямом, Натан. Вы поспорили на меня. Кто проиграет должен был переспать со мной, — ответила ему, сглатывая огромный ком в горле.

Ненавидела вспоминать это, а уж тем более вслух произносить. А ему это озвучивать и вовсе за гранью добра и зла. Я должна была напомнить человеку, который угробил мою жизнь, что он сделал! Какая нелепица!

— А какой в этом смысл?! Скорее кто выиграет должен спать с такой красоткой. Но точно не наоборот, — недоумевал этот безмозглый кобелина.

— Я тогда была на тридцать килограммов больше. А ещё я была девственницей, — озвучила я.

Да, из-за своих тараканов, комплексов и прочей дребедени в моей голове, я плохо представляла на что способны люди. Даже подумать не могла. А Натан мне казался Аполлоном. Просто моделью, сошедшей с обложки, улыбающейся мне и проявляющей знаки внимания. Кто ж знал, что когда он давил из себя свои фальшивые феромоны, то он выполнял одно из условий спора. Он же мне по-настоящему понравился. Я же понятия не имела, что должен был сделать проигравший.

Натан нахмурился, всматриваясь в моё лицо.

— Чёрт тебя дери, эти глаза! Точно… — опять перевёл немного ошарашенный взгляд в сторону. — Я помню, когда эти глаза так умоляюще смотрели на меня, — затем посмотрел в глаза. — Ты ведь хотела этого?! Я же не насильник, верно?! — вдруг спросил он.

— Ты не насильник, ты мудак, — озвучила истину.

Конечно, в тот момент я хотела близости с таким потрясающим, как я думала, парнем. Он не насиловал, нет. Но он, тем не менее, уничтожил меня.

— Ну, милая, главное, что я не насильно взял тебя. А раз ты была пышечкой, то неудивительно, что я не узнал тебя, — непринуждённо ответил он.

Я не знала, какой реакции ждала от него на свои откровения. На свою боль. Но точно не такую. Он даже не понял, что натворил. Он даже на секунду не задумался, какого чёрта он сотворил.

— Тебя волнует только то, что ты не насильник? — дала ему шанс.

— Конечно! Я хоть и не самый лучший человек на планете, и далеко не святой, но и не насильник! — слегка повысил голос, словно я спросила нелепицу.

Значит, в его картине мира это нормально?!

— А нормально потом доказательство потерянной невинности фоткать на телефон для совершенно посторонних людей?! — также громко ответила, сжав кулаки.

У меня скрутило живот, и тошнота подкатила к горлу.

Так хотелось двинуть ему по кобелиной морде. Так хотелось утопить его в океане.

Натан нахмурился.

— Ну… Видимо это было частью спора, — пожал он плечами.

М-да… А чего я, собственно, ожидала?! Раскаяния?! Понимания?! Было частью спора… Да, было. Но не только это. Я даже не буду озвучивать вторую часть их сделки. А толку?!

— Да, кобель, ты далеко не самый лучший человек на свете. Здесь я с тобой солидарна, — отодвинулась от него, оглядываясь в поисках Ханны.

Мне хотелось сбежать от него и срочно переключить внимание. Сейчас я чувствовала себя уязвимой, как тогда. И снова с ним. За последний год я привыкла к другим ощущениям и этот флешбэк мне совсем не нравился. Это выбивало почву из-под ног. Это заставляло вновь переживать тот позор, боль и отвращение. А я училась смотреть только вперёд и не давать прошлому засосать меня в пучину отчаяния и самоистязания.

— Пиранья, теперь я знаю твоё имя, — довольно проворковал несчастный кобелина. — Лесли Энн Морган, красиво звучит, — подмигнул мне. — Но почему ты не говорила мне его?! Я б всё равно не вспомнил, как видишь, — непринуждённо пожал плечами, усмехнувшись.

— Кто ж знал, что ты натуральный мудак, а не прикидываешься?! — задала вполне уместный вопрос и пошла прочь от него.

Он попытался схватить меня за руку, но я увернулась, направившись в сторону пляжной вечеринки. Меня буквально разрывало от ярости и какого-то бессилия. Хотелось заорать и разрыдаться. А потом замолчать навечно. Лучше б ему свалить в закат, иначе моё терпение лопнет. Оно уже было на грани. Сейчас я дошла до предела. В его же интересах самоликвидироваться. Ему же будет лучше, если он всё-таки найдёт одну извилину в своей голове и подёргает за неё. Я же искренне старалась сейчас быть правильной. Но порой казалось, что с такими можно и нужно общаться и обращаться только в их стиле. Иначе они не понимали.

С волками жить — по-волчьи выть, так ведь умные люди говорят?

Хватит с меня этих никому ненужных откровений. Мне они приносили тупую ноющую боль, а ему ничего. Он продолжал улыбаться, веселиться, подмигивать, словно у него нервный тик. Ну, когда голова без мозгов и не такое бывает, но всё же у меня теплилась надежда, что он не совсем конченый человек. Но нет. Страшно было представить, что ещё могли сотворить такие кобели, как Натан Митчелл. Я знала, на что он был способен. Мудаком родился, им и помрёт.

Когда кажется, что человеку лучше не доверять, то не доверяйте. А когда кажется, что хуже быть не может и вы сейчас сдохнете, то это не так. Не сдохнете. Вам показалось, это глюк.

А когда вам надо что-то кому-то объяснять, значит объяснять не надо.

Глава 12

Натан

Охренеть не встать! Я спал с ней и не помнил этого! Проспорил и лишил невинности. Ещё и что-то там сфотографировал. Вот это поворот! Вот это я бухнул тогда! Если бы она не рассказала, то я в жизни бы не вспомнил. Для меня тех выходных словно и не было. Как будто моргнул и поехал обратно домой. Правда с жутким похмельем, но я правда почти ничего не помнил. Помнил, как встретился с Фредом после гонки, потом поехали в магазин, начали пить и… я проснулся через два дня и уехал домой.

Может и не стоило соглашаться на подобный спор, но блин! Мы молодые и явно были уже подвыпившими, когда меня дёрнуло согласиться на это. Ничего же криминального не произошло. Хотя согласен, ситуация может и на самая красивая. Но всё же было по обоюдному согласию в итоге. Я неоднократно спорил с парнями и всегда выигрывал. Тогда дело было в моём истощённом организме.

Смотрел ей вслед, пока она спешно удалялась в сторону пляжной вечеринки. А мы на пирсе отмечали очередную победу Трэвиса. Он теперь на каждую гонку брал с собой Джойс. Марк, тачку которого мой брат не так давно выиграл в заезде и уже продал, был пока пешеходом, но сегодня хвастал тем, что скоро у него будет «ну самая быстрая тачка и Трэвису не поздоровится».

Ну-ну.

Трэвису не поздоровится только в одном случае: если Джойс решит его отравить. Всё. Больше вариантов не было. Мой брат один из самых морально устойчивых людей, каких я встречал. Его невозможно подвинуть или запугать. Он крепко стоял на ногах несмотря на молодой возраст. Наверное, его детство так закалило и повлияло на него, что он лет с десяти стал как-то очень монументально относиться ко всему, что делал. Ничего не бросал на полпути. Поэтому любое дело сначала изучал и, если оно ему нравилось, то уходил с головой в него. Если же нет, то даже не начинал. Поэтому в этих гонках ему равных не было. Но все хотели попытаться. При этом вся их тусовка с огромным уважением относилась к нему и его заслугам. Кроме Марка. У них какая-то взаимная неприязнь на молекулярном уровне.

Ещё один максимально серьёзный и обстоятельный тип — Диего. Вот уж кого лучше не злить. Реально ведь вырубит. Порой мне казалось, что он одним взглядом может навалять противнику. Из всей нашей дружной компании он самый крепко стоящий на ногах. Он, безусловно, умел веселиться и радоваться жизни, но его мозг функционировал как-то иначе. У него ведь тоже, как у Трэвиса, было сложное детство. Улицы, приюты, драки, потом переезд, гетто, снова драки. Вероятно, из-за этого Диего был фантастически фундаментальным. Просто скала, мать его. А ещё у него был колоссальный авторитет в своей боксёрской тусовке. Несмотря на прозвище «Танцор», все его побаивались.

Ну, а Джастин тоже был местами очень внимательным и дотошным. Хотя с виду и не скажешь. Он умел очаровывать и многим казался поверхностным. Но при более близком знакомстве выяснялось, что он очень глубокий, начитанный и вдумчивый парень.

В нашей компании, если честно, я был максимально отвязным разгильдяем. Как говорил Трэвис, во всем должен быть баланс. И я создавал ту самую гармонию между чересчур важными Трэвисом и Диего. А Джастин был золотой серединой. Человек-гармония, мать его. Просто идеальный с какой стороны не посмотри. Такая вот у нас компания.

И сейчас все мои друзья отдыхали и над чем-то смеялись, пока я подвис в раздумьях. Но мне захотелось всё-таки догнать незнакомку и поговорить с ней. Хотя какая она незнакомка теперь?! Лесли. Красивое имя. Мелодичное.

Спустившись с пирса, снял кроссовки и пошёл по берегу в сторону другой тусовки, откуда доносилась какая-то спокойная песня.

Здесь публика была более хипстерской что ли. Наши приставучки всегда носили платья в облипку, каблуки и яркий макияж. Здесь же девушки были в длинных и развивающихся платьях, босоножках либо босиком и с натуральным макияжем. Более расслабленные и естественные. Парни тоже не напрягались, пританцовывая. Заметил белое платье Лесли. На загорелой коже оно выглядело особенно сексуально. А на её фигуре… Хотелось содрать его. Неужели она и год назад была такая же хорошенькая?! Я…

Стоп!

Я вспомнил. Чёрт меня дери! Точно! Она была более крупная и постоянно вилась вокруг меня, стараясь «нечаянно» прикоснуться. Но стоило мне обратить на неё внимание, как она смущённо отворачивалась. Вспомнил даже мой разговор с Фредом, когда мы уже прилично выпили, заключив спор с его знакомым.


Голова немного кружилась, я сидел на диване, прислонившись спиной к горе подушек на нём.

— Нэйт, может всё-таки поменять условия спора? Тебе не кажется, что это не очень-то красиво по отношению к этой девчонке?! — нервно усмехнулся мой друг Фред.

— Слушай, я выиграю у него и пусть сам решает, что с ней делать, — улыбнулся и сделал глоток пива.

— Да я не только про сам секс, но и доказательство. Нахрена фотографировать это?! Это унизительно, — скорчил гримасу, словно он лимона с луком обожрался.

— Я не буду этого делать, Фред. Я же охрененный спортсмен, мать его!

— А ей каково будет?! Дело не в том, что ты не будешь этого делать, а в ней. Она же девушка… Блин, не нравится мне всё это. Весь ваш спор — одна большая грязь.

— Забей. Для неё это будет просто секс по пьяни, не более. Может, лишиться девственности лучше именно таким образом, а не ждать своего несуществующего принца, — фыркнул в ответ.

Всё тело гудело и мечтало занять горизонтальное положение. Я устал и вымотался. Сначала испытательный срок в братстве, затем «адская неделя» с их финалочкой, потом соревнования. Я бы сейчас с огромным удовольствием просто отдохнул, но вечеринки — моя вторая натура и отказаться от такого я не мог. Тем более в компании своего бывшего одноклассника. Фред был неплохим парнем. Значит и его друзья тоже нормальные ребята. Заметил несколько симпатичных девушек.

Рядом со мной села та самая, на кого мы поспорили. Пухленькая, без макияжа, с карими глазами и светлыми волосами до поясницы. Она робко поглядывала на меня, пытаясь придвинуться как можно ближе ко мне. Она разительно отличалась от остальных девушек в этой тусовке. Была не только скромной и неуверенной в себе, но от неё веяло чистотой и наивностью. Как рассказал мне этот Чак, с которым я поспорил, с ней никто не хотел встречаться. Потому она слишком зажатая, толстая и не умела общаться с парнями. Поэтому кому-то из нас двоих придётся лечь с ней в постель и лишить девственности. Это точно буду не я. И дело не в весе или внешних данных этой девушки, дело в том, что я по жизни привык достигать своих целей. Хотя, конечно же, она была не в моём вкусе и в обычных обстоятельствах я бы даже не рассматривал её, как свою потенциальную партнёршу для секса. Но это не мешало мне с ней просто общаться, как со всеми остальными.

— Милая, а почему ты не пьёшь?! Не любишь или родители отругают, если узнают? — улыбнулся, пытаясь сфокусироваться на ней.

Перед глазами был туман, может надо закусить хоть чем-нибудь? А то я нажрусь раньше времени.

— Я не люблю алкоголь, — еле слышно проблеяла она, зачесав за ухо прядь волос.

— Как тебя зовут, милая? Мне Чак сказал, но я забыл, — усмехнулся в ответ, отпив ещё пива.

На столе около дивана стояла целая батарея алкоголя. Там были и какие-то коктейли для девушек, и пиво с виски для нас, парней. Я всегда начинал с пива, постепенно увеличивая градус.

— Лесли Энн Морган, — представилась она, покраснев.

— А я Натан. Но для тебя, милая, Нэйт, — улыбнулся, положив руку на спинку дивана. Она кивнула и немного откинулась назад.

— А вы с Чаком поспорили, да? Я только пришла, не слышала вашей договоренности.

— Ага. Он хочет посоревноваться со мной в отжиманиях, — рассмеялся я.

— Ты такой спортивный, значит выиграешь, — смущённо улыбнулась мне.

— Я обязан выиграть. В противном случае мне придется делать то, чего я не хочу, — уклончиво ответил, как в этот момент подошел Чак, разминая руки.

— Ну что, Нэйт, погнали?! — обратился он ко мне, стрельнув взглядом в Лесли.

— Погнали, — кивнул ему, поставив банку пива на стол…».

Память стремительно подкинула небольшие подробности того вечера. Тогда я отжался от пола семьдесят раз и рухнул, а он сделал семьдесят один. А дальше я начал специально клеить Лесли, чтобы расположить к себе и лишить невинности, а в итоге нажрался вусмерть и заработал провал в памяти. Я реально помнил только вспышками. Комната, кровать, глаза Лесли. Всё. Очевидно, бухал и после секса. Да я два дня там не просыхал. Я думал, что помнил всё до отжиманий, но, очевидно нет. Я напрочь забыл про спор. Как будто кто-то стёр из моего мозга ту тусовку практически от начала и до конца. Может, я там ещё что-то натворил?!

Но за год она так изменилась! Охренеть не встать! Как она из такой застенчивой и неуверенной девчушки превратилась в такую пиранью?! За год! Может курсы какие прошла?

Бросив обувь, подошёл к ней, пока она общалась с каким-то лузером в очках. То ли хипстер, то ли ботаник. Хрен их разберёшь, вот правда. Заиграла красивая композиция Feel It в исполнении Michele Morrone. Песня, по-моему, идеально подходила Лесли. Такая же загадочная и манящая, как и она. Приятная на слух, хоть я и любил музыку пожёстче.

— Не помешаю? — вклинился к ним.

— Уже помешал, свали в закат, — тут же бросила мне.

— А ты кто?! — обратился ко мне очкарик, непонимающе уставившись на меня.

— Её муж, — невозмутимо ответил. Лесли в шоке распахнула глаза, а затем и её рот приоткрылся. Она то ли негодовала, то ли мысленно убивала меня. А парень, растерявшись, начал пятиться и бормотать извинения. — Будь другом, прихвати это, — забрав из рук Лесли какой-то алкогольный коктейль, всучил ему и притянул её к себе.

— Что ты себе позволяешь?! — почти прохрипела она.

Её тело было напряжено, как струна.

— Он тебе не подходит, — улыбнулся ей. — Я хотел потанцевать всего-навсего.

— Ты меня забыл спросить, — огрызнулась она.

Но я уже начал медленно двигаться, прижимая её к себе. Она не противилась.

— Милая, давай немного проясним произошедшее. Я не знаю, что должен сказать в сложившейся ситуации. Я был пьян. Понимаю, это не оправдание, но из-за этого совершенно не чувствую себя виноватым. Я ведь даже не помнил того дня, пока ты не озвучила. Жил себе спокойно, а тут выясняется, что уже спал с тобой, — признался ей. В её взгляде что-то поменялось. Он стал не просто ненавидящим, а расчленяющим меня. — Знаю, что тебе не нравится то, что ты сейчас слышишь, но я говорю, как есть. Я ни хрена не помню. Но тебя вспомнил.

— Тебе лучше исчезнуть из моей жизни, — ответила она, оттолкнув меня и начав очень соблазнительно двигаться, не смотря в мою сторону.

— Пиранья, я понимаю твоё негодование. Теперь понимаю. Но давай просто потрёмся друг о друга. Ты сегодня такая красивая, — мне показалось, что я нёс полную ахинею.

Но я не понимал, что должен делать. Мне хотелось с ней пообщаться, но я впервые в жизни не знал, как подобраться к девушке. Обиженной на меня. Ненавидящей. А я не чувствовал себя виноватым. Не то, чтобы я не умел извиняться. На меня просто никогда особо не обижались. Во всяком случая я не знал таких случаев. А когда ещё и не чувствовал вины за собой, то всё как-то совсем непонятно становилось. Я же не виноват?! Или виноват?! Чёрт! Что делать-то?!

— Кобель, иди потрись о сук деревянный, — процедила она, отвернувшись от меня.

Её бёдра так маняще и зазывно покачивались, что я, повинуясь инстинктам, прильнул к ней и подхватил ритм. Её спина была прижата к моей груди, а задница в момент разбудила член.

— Для близких и друзей я Нэйт, милая, — прошептал ей на ухо.

Опять этот запах розы. Как же вкусно-то, будь она неладна.

— Для меня ты кобель. На худой конец Натан, — ответила она, продолжая танцевать.

— Лесли, — протянул её имя шёпотом. Она немного задрожала. — Лесли, у тебя очень красивое имя, — взяв её за подбородок, немного повернул голову к себе. — Тебе очень подходит это имя. Ты очень хорошенькая, Лесли.

Нагнувшись, коснулся её губ. Сначала аккуратно и целомудренно. Но обстановка всеобщего веселья и расслабленности придавала импульс к более решительным действиям. Поэтому, закусив её нижнюю губу, оттянул, а затем поласкал языком. Потом обхватил своим губами и проник языком в её рот. Второй рукой поглаживал её бедро, продолжая неспешно двигаться в танце. Она не сразу ответила на мой поцелуй, как будто боролась с собой. Но между нами явно существовала какая-то сумасшедшая химия. Ни она, ни я не могла препятствовать этому. Наконец её язык пришел в движение и начал лизать мой, а мягкие и нежные губы касались моих.

Она целовалась всегда в точности, как и я. Если я набрасывался с неистовым напором, то она вторила и страстно отвечала. Если, как сейчас, нежно и глубоко, то она поддерживала и это настроение. Не спешила, не отстранялась. Она словно чётко чувствовала меня и моё настроение. А я не мог оторваться сейчас. Слышал только песню и шум прибоя. Чувствовал только океанский бриз и розу. А моё тело жило своей жизнью, двигаясь синхронно с её. Я даже не следил за движениями, всё само собой происходило. Обычно было не совсем так. Ни с кем не было такого слаженного тандема раньше.

Наши языки неспешно, но при этом более чем уверенно ласкали друг друга. Поцелуй не был скромным, но был чувственным, опьяняющим и неторопливым. Я словил какое-то странное ощущение парения и головокружения от такого простого проявления ласки.

Лесли была настоящей девушкой, хоть и вела себя как пиранья, но внутри неё точно жила абсолютно женская сущность. Порой мягкая и тягучая, порой обволакивающая и манящая, порой интригующая и соблазнительная. Но она её почему-то прятала. Любопытно, что все эти мысли закрались в мою голову. Обычно мне было всё равно как целоваться, лишь бы в итоге кончить. Сейчас же я наслаждался этим моментом.

Но в это мгновение она, тяжело дыша, отстранилась и опустила взгляд. Только сейчас осознал, что я всё ещё придерживал двумя пальцами за её подбородок и поглаживал его, а рука на её бедре вообще жила сама по себе. То гладила, то прижимала к моему бедру, то немного сжимала его.

— Исчезни из моей жизни, Натан. Поверь так будет лучше. Для тебя в первую очередь, — нарушила тишину и, ловко выпутавшись из моей хватки, быстро пошла в сторону набережной. А затем и вовсе побежала.

В задумчивости и с диким стояком стоял, смотря ей вслед. Я любил секс. Любил разнообразие. Но сейчас я поймал себя на мысли, что с ней я реально хотел повторения. Неоднократного. Нет, не остепениться, упаси боже! Хотелось подольше побыть в её заманчивой и интригующей ауре. Напитаться энергией что ли. Она была какая-то особенная, не похожая на тех приставучек, с которыми я вечно спал.

Что-то я немного не врубился. Какого чёрта я должен исчезнуть?! Из-за её обиды?! Может, если извинюсь, то она подпустит к своему телу ещё разок или два?! Мне не сложно извиниться, лишь бы результат оправдал мои старания.

Почему не все девушки такие простые, как те, что сейчас на пирсе ждали, когда ты расстегнёшь ширинку?! Почему всё надо усложнять?! Для чего?! Это игра такая или мозг так устроен у некоторых?! Большинство тех, с кем я спал не задавали лишних вопросов, на мои отвечали быстро и не делали мне мозги. Но эта Пиранья, простите, эта Лесли вынуждала бегать за ней и пытаться уложить её. Зачем, когда можно было просто получить кайф и мирно разойтись?!

Жизнь сама по себе иногда подкидывала сложности и испытания, на хрен ещё и самим всё усложнять?! Ну да, ей тогда было неприятно узнать, что с ней переспали из-за проигрыша в споре. Но, чёрт подери, это же не смертельно. Да, потом, видимо, потребовали доказательство в виде фото. Ну, всякое бывает в конце концов! Зачем дуться и раздувать из этого Вселенскую трагедию?!

Боже, до чего же девушкам сложно живётся. Бедняжки.

Вот у меня было всё очень просто. Я со всеми всегда общался на равных, старался уделить внимание каждому в компании, в которой находился. Любил непринуждённое общение и позитивный настрой. На негативе никогда долго не заострял своё внимание. А зачем?! Что изменится, от того, что ты мусолишь какую-то проблему? Если уже что-то произошло, то так тому и быть. Можешь решить? Решай. Не можешь? Живи дальше. Всё ж просто. С Лесли я не мог изменить прошлого. Да, возможно, первое впечатление у неё касательно меня сложилось не самое радужное, но, чёрт подери, можно же дать возможность произвести первое впечатление во второй раз. Ну, или хотя бы, непринуждённо провести время в моей компании. Я не святой и никогда не утверждал этого. Не исключено, что я творил вещи и похлеще по пьяни и также не помнил о них. Но, обычно, если я что-то чудил, то мои друзья тут же мне сообщали об этом, стоило мне проснуться на следующий день.

Например, когда я однажды нажрался до беспамятства и голышом бегал по улицам. В таком виде наткнулся на копов. Мне конкретно повезло, потому что в той тачке сидел Глен, наш ангел-хранитель. Он мне сам потом рассказал, потому что я реально ничего не помнил, как отвёз меня домой и на своём горбу отнёс в спальню. Даже одеялом укрыл. Святой человек.

Был ещё один случай, мне Джастин потом рассказал. На очередной вечеринке я снова нахрюкался до поросячьего визга и познакомился с девушкой. Всё шло, как по маслу. Я поднялся с ней в спальню, но вспомнил, что забыл презервативы в машине. Спустившись и забрав их, зашёл в дом. А там моя приставучка, уже одетая и на коленях Сэта, одного гонщика. Ошалев от подобного поворота, немного наехал на него. Это всё со слов Бибера. Как он сказал я на повышенных тонах объяснил ему, что он спёр мой оргазм. Сэт ответил, что был не в курсе и не претендует, но я почему-то полез в драку. Нас разняли и Джастин проводил меня в спальню вместе с этой приставучкой. А там мы охренели. Оказалось, что это две близняшки и Сэт был вообще не виноват. Когда мне наутро всё рассказали, то я купил ему ящик пива и извинился, что спёр в итоге его оргазм, а сам получил сразу двух приставучек.

Молодость нам и дана для экспериментов, идиотских ситуаций и разного рода шальных и безрассудных поступков. Я проживал по максимуму каждый свой день. Каждую возможность оторваться и пуститься в очередное приключение подхватывал и развивал. Когда, если не сейчас?! Неужели мужчину будет красить, если он, женившись, начнёт вытворять нечто подобное? Разумеется нет. Неужели, имея детей, вы сможете сорваться в небольшое путешествие? Не думаю. Поэтому я и не спешил остепениться и осесть дома. По-моему, это было честно по отношению к окружающим.

Я ничего и никому не обещал. Все знали меня и понимали, что за сексом со мной не последует предложения руки и сердца. А за моей приветливой улыбкой не кроется тайное глубокое чувство. Я просто был таким. Общительным, весёлым и шумным парнем. Не надо искать во мне того, чего нет. Не надо проецировать на меня то, что вам бы хотелось увидеть во мне. Может, я не совсем ответственный в обычной жизни. Ну, что тут скажешь. Я такой. Зато в спорте я более чем собранный и целеустремлённый. Может, я не соответствовал чьим-то ожиданиям. А должен?! Нет, серьёзно. Я, что, должен подстраиваться под ожидания других людей?! Для чего, стесняюсь спросить?! Чтобы кому-то жилось легче? Извините, подвиньтесь. Это моя жизнь! И только я решал, как её прожить и каким мне быть. Если не нравится, то я никого не заставлял общаться со мной и насильно не удерживал. Поэтому и уточнил у Лесли насчёт насилия. Я никого ни к чему не принуждал. Остальное — дело добровольное.

Зачем всё усложнять?!

Глава 13

Лесли

Клянусь, я уже мечтала, чтобы лето побыстрее закончилось. Я обожала его, но в этом году оно приготовило для меня испытание в лице Натана Митчелла. «Нэйтом» он для меня никогда больше не будет. Пусть его зовут так приставучки, так ведь он «уважительно» называл всех девушек?

Нельзя было позволять ему целовать меня позавчера, но я не устояла. Он умел целоваться. Тут спорить бессмысленно.

Когда я начала своё моральное восстановление, то ни о каком сексе речи не шло. Мне просто было тяжело представить, что после такого позора я смогу лечь с кем-то в постель. Но зато я открыла для себя мир поцелуев. И я абсолютно искренне полюбила это занятие. Потом и до секса дошла очередь, где-то месяцев через восемь я впервые после случившегося доверилась одному парню.

С теми парнями, с которыми я постоянно знакомилась, прежде чем заняться с ними сексом, всегда проверяла их навыки в поцелуях. Терпеть не могла слюнявых парней или слишком робких. Но обожала, когда парень точно знал, что нужно делать. Мне нравилось, когда мужчина собственнически притягивал к себе и целовал. Обожала всепоглощающие поцелуи, когда ты забывала, где находишься. Влажные, горячие, интимные, игривые, неистовые, томные, неторопливые, жёсткие, голодные, дурманящие, яростные…

В общем, я всякие поцелуи любила. Лишь бы парень точно знал, как работать языком и губами. Но самое главное настроение. Можно ведь и грамотно всё сделать, а искры между вами не появится. То самое настроение, которое предшествовало поцелую для меня имело значение. Если я зла, то не следовало робко меня целовать. Если я спокойна и умиротворена, то навряд ли обрадуюсь особой пылкости. Нужно уметь чувствовать и улавливать настрой. Это особая химия, которая рождалась между двумя людьми и которые магическим образом знали, что именно требовалось другому.

По поцелую можно многое сказать о человеке.

С Натаном, кобелём несчастным, были изумительные поцелуи, честно. И тогда, и сейчас. Когда он год назад пьяным касался моих губ, то я открыла для себя этот мир чувственности. Его поцелуи были медленными, изучающими, пьянящими и головокружительными. Но потом…

В эти несколько раз он тоже целовался отменно. Тут ничего не поменялось. Он явно умел это делать. Возможно, он тоже любил это дело, кто знает. Но я не собиралась заострять на его навыках своё внимание. Каким бы мастером в этом деле он ни был, это не меняло главного факта: он уничтожил мою жизнь своим поступком. Растоптал и сбежал. И даже не вспомнил год спустя. Есть название подобному поведению? Может, «Мудини в деле»? Или, «Кобелиные скачки в Портленде»? Хрен знает, как назвать то, что он сделал, но в любом случае это омерзительно, отвратительно, подло и низко.

Включив песню Can’t Stop Me Now в исполнении Oh The Larceny, решила прибраться на полках книжного магазина. Недавно заходила женщина с двумя детьми, и они навели в книгах свой порядок. Подпевая и пританцовывая, была в своих мыслях, как вдруг на мои бёдра легли чьи-то руки. Вздрогнув, обернулась и наткнулась на довольную морду кобеля.

— Какая же ты соблазнительная, Лесли, — протянул идиот.

Видимо теперь он решил постоянно называть меня по имени, которого так долго не помнил.

— Нельзя так подкрадываться к людям, кобель, — огрызнулась и стряхнула с себя его руки.

— За тобой очень интересно наблюдать из-за витрины. Не забывай, что она прозрачная, — прокомментировал он, отпустив меня и взяв какую-то книгу с полки.

— Ты, что, следил за мной?!

— Совсем немного. Скорее наблюдал, чем следил, — невзначай бросил мне, усиленно что-то рассматривая в книге.

— Что, много незнакомых букв увидел, да?! — съязвила я, мельком посмотрев на него.

— М-м, твой язык так и просится, чтобы его заняли другим делом, — стрельнул в меня своими голубыми топазами. — «Если вы видите, что девушка закатывает глаза, пока вы говорите, то не спешите делать вывод, что она не довольна чем-то. Возможно, она пытается показать вам, что вы говорите банальности или глупости. Но существует ещё вероятность того, что она ищет свой мозг в черепной коробке», — прочитал он, улыбаясь. — Что это за хрень?! Девушка, закатывающая глаза просто, не знает, что ответить, это ж очевидно, — выдал свою версию, прикрыв книгу и посмотрев на обложку. — «Советы начинающему пикаперу. Соблазни за полчаса». Хм-м. Любопытно. С такими советами он и на следующий день будет дрочить в одиночестве, — хохотнул он, посмотрев на меня. Я закатила глаза. Это получилось неосознанно, но Натан заржал ещё сильнее. — Ты по любому мозг ищешь, Пиранья. Обрадую, у тебя он есть, не ищи. Всё на месте, — подмигнул, вновь открыв книгу.

Стукнув его каким-то журналом по плечу, продолжила свою уборку, а он решил ещё почитать вслух.

— Нет, ты только послушай это: «На первом свидании нельзя говорить в открытую о своих намерениях затащить её в постель. Будьте туманны в своих рассуждениях. Даже если она в лоб спросит вас чего вы от неё хотите — врите. Говорите всё, что угодно, только не озвучивайте конечную цель», — кобель в голос рассмеялся, запрокинув голову назад. Да, книга и впрямь забавная. Улыбнувшись, отвернулась от него. — Милая, такие книги опасно продавать. Ты понимаешь, что если парни будут следовать этим советам, то рождаемость в стране рухнет?! Парни просто не доберутся до желанной вагины, — хрюкая от смеха, он продолжил развлекать меня. — О, Господи! Послушай это: «Если девушка говорит вам «нет», значит она имеет в виду «да». Всегда. Это правило работает на сто процентов в любой ситуации. Например, вы спросили хочет ли она ещё свидание с вами. Она ответила отказом. Не верьте ей! Она мечтает вновь оказаться рядом с вами, поэтому дерзайте!», — Натан уже от души ржал, вытирая слёзы с глаз. — Такого бреда я ещё не читал.

— А ты вообще читал хоть что-то?! — поддела его, пока, стоя на верхней ступеньке приставной лестницы, расставляла книги в алфавитном порядке.

— Разумеется. Знаешь, какая у меня любимая книга?

Посмотрела на него сверху вниз, держась за лестницу.

— Камасутра, — улыбнулся он.

— Идиот, её не читают, а рассматривают скорее, — фыркнув в ответ, закатила глаза.

— Зато сколько пользы в ней, не находишь? А ты прекрати уже свой мозг искать. Он там, всё хорошо, — захохотал он.

Покачав головой, решила не комментировать. Интересно, если я сделаю вид, что его здесь нет, он испарится?! Ну, вдруг сработает, как и те тупые советы из книги. Он же Мудини, в конце концов. Мастер иллюзий.

— Е-е-е, — протянул он, смеясь. — Совет на века. Готова? Слушай: «Если вы обидели девушку — извинитесь. Если вы не обидели её, а она всё равно не в духе — извинитесь. На всякий случай. Вдруг она каким-то образом узнала о ваших истинных намерениях и расстроилась. Поэтому в любой непонятной ситуации — извиняйтесь. Всегда есть шанс всё обыграть и представить в том свете, в котором нужно вам», — прочитал он, прислонившись плечом к книжной полке. — Гениально! Я, собственно, за этим и пришёл, милая.

Я посмотрела на него, замерев с книгой в руках.

Что, простите?!

— Вижу, я наконец-то завладел твоим вниманием, — довольно расплылся в улыбке этот кобелина. — И я додумался до этого без суперполезной книги, — поднял вверх указательный палец. — А значит, мозг у меня тоже имеется. Но это цитата явно знак. Серьёзно, я пришёл, чтобы извиниться за своё поведение год назад.

— Да неужели?!

Что-то слабо верилось в искренность его слов. Мне вообще было сложно представить, чтобы он осознавал всю вину и последствия своего поступка. Он всего даже не помнил!

— Представь себе. Такие дела, ага, — подмигнул он. — Прости меня, Лесли Энн Морган. Я поступил гадко. Я два дня ходил и думал. Думал и ходил. И даже когда не ходил, продолжал думать. Представляешь?!

— С трудом.

— Но тем не менее. Я так много думал, что даже голова разболелась в какой-то момент, — заметил он, улыбаясь.

— С непривычки и не такое бывает, — парировала я, продолжая расставлять книги.

— Угу. Ты примешь мои извинения?

— Нет.

— Ха! Это значит «да»! — заржал, закрыв книгу. Я вновь посмотрела на него. — Книга врать не будет. Если ты говоришь «нет», значит завуалированно произносишь «да». Буквально всё твоё естество сейчас вопит: «Да! Боже да! Я прощаю тебя! Да! Да! И ещё раз да!», — паясничал он, явно довольный собой.

Изогнув вопросительно бровь, смотрела на него. Ну что за идиот?!

— Кобель, свали в закат.

— До него ещё несколько часов. Солнце ещё высоко, поэтому подожду закат вместе с тобой, — улыбнулся, оттолкнувшись от стеллажа. — И я даже знаю очень приятное времяпрепровождение, пока ждёшь заката.

— Да что ты говоришь?! Для меня самое приятное видеть, как ты уходишь, — бросила ему, закончив с верхней полкой.

Натан подошёл к лестнице и обхватил своими руками мои ноги.

— Уйду, не волнуйся. Но сначала, мне бы хотелось, чтобы эти изумительные и роскошные ножки пообнимали меня самую малость.

Ах вот оно что! Думал, что извинился и дело в шляпе?! Ох, каким бы опытным в плане девушек парень ни был, одно неизменно: в большинстве своём они слишком самонадеянны. Он даже не просто кобель, он нарцисс.

— Могу задушить ими, если сейчас сяду на твою шею. Желаешь попробовать? — приторно протянула, смотря на него сверху вниз.

Он сильнее обхватил меня и снял с лестницы.

— Как-нибудь в другой раз продемонстрируешь свой удушающий приём, а пока покажешь мне кое-что другое, — спокойно ответил он, развернувшись на месте и ища место для уединения.

Такое было в нашем магазинчике только в небольшой подсобке, которая выполняла роль и камеры хранения, и кухни, и переодевалки.

— Натан, ты слишком самоуверен, не находишь?! Ты слишком высоко оцениваешь собственные умения по части девушек.

— Ого, ты назвала меня по имени. Значит, дело серьёзное. Что ты имеешь в виду? — посмотрел на меня, зайдя в коридор, ведущий к подсобке. Его руки крепко держали меня за бёдра.

— Я имею в виду, что ты не умеешь доводить девушек до оргазма, — сладко проговорила я, наблюдая за его реакцией. Он оступился.

— Чёрт, нельзя такое говорить, когда я несу тебя, Лесли! Лоб хочешь расшибить?! Что за хрень ты сейчас сказала?! В смысле не умею?! Ты со мной уже два раза кончила, — быстро ответил, прижав меня к стене рядом с подсобкой и отпустив.

Я сползла по ней и уставилась ему в глаза, слегка подняв голову. Он был выше меня сантиметров на семь, не больше.

— Какая короткая у тебя память, куриная прям. У нас было три раза, кобелина, — прожигала дыру в нём.

Он нахмурился, сведя брови к переносице.

— Ты тогда не кончила?!

— Нет.

— Ха! Согласно книге, ты сейчас врёшь, — хохотнул он, явно забавляясь.

Мой пульс ускорился. Этот идиот выводил меня из себя всё больше, буквально заставляя указать ему на его место по жизни. А я ведь хотела по-хорошему.

— Нет, — спокойно ответила ему, сжав кулаки.

— У тебя какие-то проблемы с достижением оргазма, да?! — участливо спросил он.

И вот тут меня накрыло. Волна была настолько сильной и поглощающей, что на секунду мне показалось что началось землетрясение. А в Калифорнии оно случается.

Проблемы?! Проблемы будут у него. Сам напросился. Я терпела, сдерживалась, старалась не обращать на него излишнего внимания, но он настырно лез в пекло. Что ж, его право.

— У тебя какие-то проблемы с соображалкой?! Закати глаза, поищи получше свой мозг. Что-то я сомневаюсь в его наличии у тебя. Если ты несостоятелен в постели, то имей смелость это признать, а не сбрасывать всю ответственность на девушку, — подмигнула ему.

Что ж, погнали. Кобелям место на привязи.

— Позволь напомнить, что тогда я был пьян. Пьяный настолько, что заработал амнезию. Удивительно, как он вообще встал в таком состоянии! Я, что, просто кончил и ушёл?! — склонив голову набок, внимательно изучал меня своими голубыми топазами.

— Да.

Он на мгновение прикрыл глаза.

— Извини. Дерьмовая ситуация вышла, — озвучил он.

Да что ты?! Серьёзно?!

— Ага. Не то слово.

— Но позволь так же напомнить, что два других раза ты дошла до финиша, — подмигнул он, проведя рукой снизу-вверх по моей ноге. — Но ввиду открывшихся обстоятельств, я тем более должен доказать тебе, что мой член умеет творить волшебства. Точнее умею я, а он просто идеально выполняет, — тише произнёс, наклонившись ко мне.

Второй рукой упёрся в стену рядом с моей головой. Не сводя с него глаз, наблюдала как его зрачки расширились.

— И только один единственный раз из вышеперечисленных финиш был ознаменован твоим мастерством, — сладко улыбнулась ему.

Я знала по каким правилам играл он. Сама пользовалась такой же тактикой. Имя такой стратегии: «Правил нет».

— Пиранья, твоим острым языком можно бетон разрезать, — прошептал он, коснувшись своим носом моего. От него весьма недурно пахло. Какой-то смесью кофе, свежего парфюма и его собственным запахом. Такая гремучая смесь, надо сказать, для моих рецепторов. — Позволь я всё же докажу тебе, что тот единственный раз, когда ты осталась неудовлетворённой была случайностью. Статистической погрешностью. Долбаной нелепостью. Грёбаным казусом. Чёртовым эпизодом, который больше не повторится. Не со мной, — подмигнул и тут же накрыл меня своими губами.

Дыхание сбилось от его напора. Он целовал исступлённо. Его губы были созданы для поцелуев, это правда. Мягкие, но упругие. Полные и чувственные. Внизу живота стал закручиваться вихрь. Сжав бёдра, подалась ближе к нему, давая понять, что я не прочь продолжить. Он понял намёк и свободной рукой обхватил меня за шею и слегка сжал её. Он так делал всегда после того массажа на его кухне. Должна признать это было приятно и действительно расслабляло, посылая мурашки по всему телу. Мне стало жарко от близости его тела. Его твёрдый член упёрся мне в низ живота.

— Почему от тебя так умопомрачительно всегда пахнет? Этот аромат буквально сначала дурманит голову, а потом сносит крышу, — хрипло прошептал он, ловко расстегнув мою джинсовые шорты.

— Это приманка, — томно ответила ему.

— Чёрт тебя дери с твоими приманками. Работают ведь, — улыбнулся, стянув к щиколоткам шортики. Переступила через них и одной ногой ловко отбросила в сторону. Приподняв бровь, Натан усмехнулся. — Ты сама ходячая приманка, Пиранья, — расстегнул свои шорты и, достав из кармана презерватив, спустил их вниз.

Опустив взгляд, оценила его мужское достоинство. Хотя достоинства у него не было, но член имелся. Хороших размеров. Особенно толщина мне нравилась. Не любила тонкие сосиски. Мне больше по душе толстые сардельки. Боже, что за сравнения в моей голове?! Ах да, я не обедала сегодня.

— У тебя такой взгляд голодный, — довольно заключил он, надев презерватив.

Я прыснула от смеха. Почему все кобели всё воспринимали на свой счёт?! Идиоты и нарциссы, потому что. А та единственная извилина, что имелась в их башках, держала уши и не участвовала в умственных процессах.

— Иногда ты бываешь до страшного проницательным, — прокомментировала в ответ.

С довольной ухмылкой он снова склонился надо мной, прижав к стене и подхватив меня под ногу.

— Знаешь, я ведь правда хотел повторить с тобой, — произнёс он, приставив член к моему входу. Держа его у основания, водил по моим половым губам. Прислонившись затылком к стене, прикрыла глаза. Я хотела секса. Со временем научилась любить его после случившегося. — Ты красивая, Лесли Энн Морган, — шепнул он и резко вошёл в меня на всю длину.

Стон сорвался с моих губ, но он тут же накрыл их своими. Его тёплый язык уверенно лизал мой, заводя ещё больше. Держа меня за задницу, он входил в меня неспешно, но ритмично. Доходя до упора, замирал на секунду и снова отстранялся. Мне нравилось ощущать, как он растягивал меня под себя. Решила усилить эффект и задрала ногу ему на плечо. Он хотел шпагат, он его получил.

— Матерь божья, — простонал в мои губы. — Что же ты творишь, а? — задал риторический вопрос, ускоряясь во мне.

Затем он нащупал мои ладони и завёл их мне над головой, прижав к стене всем своим телом. От такого напора и контроля с его стороны, мои барьеры рухнули, позволив по-настоящему насладиться близостью. Мне нравилось, когда парень вёл себя так уверенно и настойчиво. Громко застонав, прижалась к нему ещё плотнее. Натан стал яростнее врываться в меня, продолжая целовать. Его ладони крепко держали и прижимали мои к стене. Внизу живота стремительный вихрь разрастался больше и больше, угрожая смести всё на своём пути. От пота топ прилип к спине. Но сейчас мне было хорошо.

— Да… — простонала, когда он слегка отстранился и посмотрел в мои глаза.

— А так? — прохрипел он и начал тереться лобком о меня, выделывая бёдрами какие-то неописуемые движения снизу-вверх. Искры посыпались из глаз от ощущений. — Вижу, что нравится, — улыбнулся и усилил трение.

— Чёрт, да… — задыхаясь, призналась ему. Сжала его ладони, стараясь не рухнуть от накатывающей волны наслаждения. — Быстрее, — одними губами попросила его.

— Чёрт тебя дери, Лесли, — сбивчиво ответил, ускоряясь.

Его член был так глубоко во мне, а бёдра так искусно двигались, подводя меня к кульминации. Задержав дыхание, уткнулась ему в шею. Его запах, казалось, был везде. Вдохнув полной грудью, закрыла глаза. Мощный вихрь поднялся с низа живота и заполнил каждую мою клетку. Меня качнуло и начало трясти. Клитор стремительно запульсировал. Всё тело буквально ходило ходуном и пылало.

— Да… Да… — содрогаясь, укусила его за шею.

— Ещё, сильнее — грудным голосом произнёс он и я послушно вцепилась зубами в солоноватую от пота кожу.

Его толчки стали жёсткими и быстрыми. Я еле стояла, прижатая к стене. Всё плыло вокруг, нога, на которой я стояла подкашивалась от его напора и моего мощного оргазма.

— Твою мать… — выдохнул он, начав дрожать, прижимая своим телом к стене.

Член задёргался во мне. Сделав ещё несколько толчков, он медленно остановился, уперевшись головой в стену. Я по-прежнему дышала ему в шею, крепко держа его ладони над моей головой, пока всё вокруг меня вращалось. Казалось, что я сейчас упаду.

— Я не уроню, расслабься, — прошептал он, видимо почувствовав мои ощущения. — Ты буквально на моём крючке сейчас, — хрипло рассмеялся он следом.

Улыбнулась и позволила ему крепче обхватить меня. Отпустив мои руки, обнял за спину и притянул к себе.

— И долго ты можешь так стоять на одной ноге? — поинтересовался он минуту спустя.

— Долго, — ответила, не открывая глаз.

— Хм-м, — лениво протянул он. — Даже не знаю, что сказать. Наверное, буду банальным, но твои ноги и растяжка — это нечто. Правда.

Натан отстранился от стены, увлекая меня за собой. Отлипла от его шеи и затуманенным взором посмотрела на него. Испарина появилась на его лбу, взгляд был довольным, как у кота. Нет, как у кобеля. Глаза будто стали ещё более голубыми. Лицо было расслабленным.

— Не люблю банальности, — улыбнулась и опустила ногу вниз.

Он уловил мой намёк и аккуратно вышел из меня.

— Почему-то я не удивлён. Ты же Пиранья. Тебе подавай что-нибудь поинтереснее и поизощрённее, — подмигнув, стянул презерватив.

Быстро надела шортики с бельём.

— Именно. Я больно кусаюсь. Можно сказать смертельно.

— Вот тут согласен, — рассмеялся, потерев место укуса на своей шее.

Поправила топ и пошла в сторону своего рабочего места.

— Я сейчас пойду за мороженым, тебе захватить? — вышел следом за мной.

— Не стоит.

— Тогда я возьму вот это, — подойдя к стеллажу, он взял ту самую книгу с тупыми советами для начинающих кобелей.

— Решил добить девушек своими познаниями из этой макулатуры?! — скептически изогнув бровь, посмотрела на него.

— Ну скажи, что советы там очень смешные?! Когда будет грустно, буду себе настроение поднимать.

— Тебе не бывает грустно, — заметила я, просканировав книгу с тупыми советами для тупых кобелей. Он протянул свою карточку.

— Я живой человек. Всякое бывает, — пожал плечами и забрал карточку с чеком и книгой.

— О’кей. Ну, хоть что-то ты всё-таки прочитаешь за свою жизнь, не всё ж весёлые картинки разглядывать.

Он внимательно посмотрел на меня, словно думал о чём-то. Села на стул, придвинув себя поближе к стойке.

— Рад был тебя увидеть, Лесли.

— Рада, что ты рад, — приторно улыбнулась.

Покачав головой, зажал книгу подмышкой и вышел из магазина.

Кто у кого на крючке это спорный вопрос. Очень спорный.

Лето теперь показалось мне и не таким плохим. Вполне даже сносным, если не сказать хорошим. До его конца оставалось чуть больше месяца. Вполне достаточно для отчаянного веселья. Натан любил вечеринки, веселиться и много улыбаться.

А хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

Глава 14

Натан

Субботний вечер начала августа не предвещал ничего плохого. Мы собрались у нас с Трэвисом дома поиграть в приставку, поржать, пожрать и послушать музыку. Сейчас как раз играла песня This Ain’t a Scene, It’s an Arms Race группы Fall Out Boy. Трэвис объяснял Джойс, как управлять тачкой на пульте от приставки, и надо сказать, она быстро всё схватывала.

Наш Полтинник сегодня пришёл один. Бразильский Рэмбо по жизни один, а Габи поехала на шопинг. Порой мы устраивали такие посиделки. Любили либо порубиться в приставку, либо посмотреть боевик какой-нибудь.

— Крошка, сделай ты уже этого Шумахера! Хоть кто-то же должен его обогнать на дороге, пусть и виртуальной, — заржал Джастин, перед их стартом.

— Бибер, сейчас в твою голову что-то прилетит. Больно прилетит, — усмехнулся Трэвис.

Мы заржали, а Джойс, усевшись на диване поудобнее, была предельна сосредоточена, словно от этой гонки зависела её жизнь.

Надо сказать, что она очень органично влилась в нашу компанию. Я теперь не представлял, как мы жили без неё. Особенно приятным было то, что по утрам она готовила завтрак не только Трэвису, но и мне. А ещё, она была правда очень милой девушкой. Порой даже трогательной, но с характером. Короче, брату было не скучно с ней.

— Джастин, держи за меня кулаки. С таким противником, как Трэвис, мне хотя бы стартануть без происшествий, а ты про финиш уже говоришь, — рассмеялась Джойс.

Наблюдая за ними из кресла и попивая пиво, заметил, как Трэвис бросил на свою девушку такой любящий и восхищённый взгляд, что захотелось нажраться. Вот правда. Просто Бэмби, мать его.

Началась их виртуальная гонка и мы все уставились на экран. Диего сидел рядом с ними на диване и старался отвлечь его.

— Трэвис, ты в курсе, что сегодня международный день яйца? — выдал он, поглядывая в телефон и давясь смехом.

— Не поможет, — бросил ему Трэвис, ловко управляя своей тачкой.

— Питекантроп, я принёс твои любимые чипсы, будешь? — подключился Джастин и кинул в него пачкой. Попав ему в грудь, она упала между ног.

— Хорошая попытка, но меня не проведёшь, — усмехнулся он, продолжая уверенно гнать в виртуальной гонке.

— Братишка, вчера после твоей настоящей гонки, заметил, как Марк пожирал глазами Джойс, — невзначай бросил ему.

— Что?! Какого хрена?! — тут же отвлёкся от экрана и посмотрел на меня.

Мы все заржали.

— Е-е-е, гениально, Пистон! — Джастин дал мне пять.

Взгляд Трэвиса буквально метал в меня огненные стрелы.

— Твою мать, Нэйт! Ты пошутил?!

— Да кто ж меня разберёт, — пожал плечами, давясь хохотом.

— Спасибо, мальчики! Я его обогнала, осталось доехать, — воодушевлённо прокричала Джойс, смеясь и не отрываясь от гонки.

— Друзья, называется, — проворчал Трэвис, поправив свою бейсболку и вновь устремив взгляд на экран.

Мы смеялись и переглядывались, пока наша сладкая парочка пытались обогнать друг друга. Они сидели так близко друг к другу, словно не могли разъединиться и на миг. Когда Джойс не работала, то всегда была рядом с Трэвисом. Они даже душ вместе принимали. Я как-то случайно это обнаружил, когда зашёл в ванную, не зная, что они там вдвоём. Трэвис тогда больно запульнул в мою голову шампунем, грозя прибить. Шишка даже была.

— Нэйт, сейчас будет твой любимый момент в песне, — вновь подключился Диего.

Ах да, точно! Меня разрывала эта песня на куски, я просто обожал её. Поэтому, взгромоздившись на стол, начал прыгать на нём, мешая Трэвису.

— «I’m a leading man

And the lies I weave are so oh-so intricate…»[6], — вопил слова во всю глотку.

Парни рухнули со смеха, Джойс кивала головой в такт, продолжая выигрывать у Трэвиса, который отчаянно пытался разглядеть хоть что-то сквозь моё дрыгающееся тело перед его носом. У меня было ощущение, что по мне ток пустили по венам и я выделывал такие движения, которые потом даже специально не смогу повторить. Но сейчас было потрясающее настроение, и я обожал бесить своего любимого брата с детства.

Я прыгал перед ним, задирал ноги, размахивал руками, делал волну, тряс задницей, голова вообще грозила оторваться от отчаянной тряски. Короче, я максимально отпустил себя и позволил подурачиться в нашей тёплой компании.

— Нэйт, я тебя вырублю сейчас, — прогремел Трэвис, при этом сдерживая улыбку.

— «All the boys who the dance floor didn’t love…»[7], — ответил ему словами из песни, слегка нагнувшись к нему.

— Ещё немного, — подала голос Джойс.

— Давай, крошка, сделай нашего непобедимого! — завопил Бибер. — Пистон, не отвлекайся! — дал мне ногой под зад.

— «This ain’t a scene, it’s a god damn arms race…»[8], — размахивая руками перед Трэвисом отчаянно вопил на весь дом, вызвав уже истерику у парней.

— Да! Да! Да! — заорала Джойс и, встав, начала прыгать на диване.

— Е-е-е! Крошка ты бесподобна! Наша Богиня дорог, — рассмеялся Джастин.

Трэвис сначала посмотрел на мою довольную рожу, потом на прыгающую справа от него девушку, которая начала подпевать и размахивать руками, потом обречённо покачал головой и схватил меня за ноги, перевесив через плечо.

— Ты лузер, братишка! Тебя сделала девушка! — хрюкал от смеха, ударяя его по спине, пока он нёс меня на кухню.

— Я тебе сейчас задницу подожгу! Посмотрим, кто у нас тут лузер, — заржал он и включил огонь на плите. — Готов? Кто хочет жареного бекона?! — заорал мой придурочный брат и начал опускать меня на плиту.

Вцепившись в его плечи, начал брыкаться.

— Братишка, мы всё можем обсудить и решить, — рассмеялся я.

— Ни хрена, братишка, — передразнил он меня. — Когда ты отвлекал меня, то явно забыл, что я твой брат, — довольно протянул он и ловко отцепив мои руки, зажал их и рывком опустил меня плиту.

— Сука! Гад! Сними меня! — орал я, пока этот идиот ржал и смотрел на меня, держа и не давая мне даже двинуться.

В дверях кухни уже стояли все остальные и гоготали, глядя на нас.

— Они всегда такие?! — произнесла Джойс.

— К счастью, да, — ответил довольный Джастин.

— Жарко, Нэйт? — пошутил Диего.

И тут до меня дошло, что ни хрена не жарко. Я не горел! Что за хрень?!

— Ах ты ж козел несчастный! Ты меня надул! — прищурился, глядя на него.

— О, да ты расстроен, я смотрю? Хочешь погреться?! Не вопрос, — подмигнул мне и ловко подхватил меня.

Трэвис был мощнее меня. Я по сравнению с ним был более компактным и сухим. А эта мясистая махина могла любого в бараний рог скрутить.

— Ладно-ладно! Отпусти меня! — смеясь, сдался я, тогда мой брат, наконец-то, отпустил меня, дав подзатыльник и ударив по заднице ногой. Вечно он дрался. Моя задница уже столько его ударов за всю жизнь вытерпела.

— Давайте отмечать победу Джойс и провал Трэвиса! — предложил Бибер, открыв холодильник и выгребая оттуда свою добычу.

— Волчонок, я требую реванша, — улыбнулся Трэвис своей девушке, повернув к ней голову.

— Кто бы сомневался. Я подумаю, — игриво ответила ему.

— Насчёт этого реванша ты думать не станешь, поверь мне, — подкрадывался он к ней.

Мы все наблюдали за этими брачными играми двух голубков.

— Понятно, отмечать будем втроём, — хохотнул Бибер, открывая очередную банку с его любимой шоколадно-ореховой пастой.

— Вы в ночь уходите или мы ещё увидим вас сегодня? — посмотрел на эту парочку Диего.

— Как пойдёт, — бросил ему Трэвис, подхватив Джойс на руки и поднимаясь на второй этаж.

Проводив их взглядом, мы вновь уселись на диван в гостиной. На этот раз решили порубиться в футбол.

— Как твои соревнования, Нэйт? — обратился Диего, закинув в рот чипсы.

— В конце месяца очередной этап. С понедельника начнутся тренировки, — ответил, обогнав игрока, за которого играл Джастин, и ведя мяч в сторону ворот.

— А как твоя блондинка поживает? — подключился Бибер.

— Виделся с ней дней пять назад, кажется. Заглянул к ней на работу, — ответил и забил гол. — Е-е! Меня ваши вопросы и уловки не возьмут, — рассмеялся я, отпив ещё пива.

Скоро опять придётся сидеть на диете и сушиться. Поэтому я ловил каждый момент свободы.

— Что-то ты зачастил к ней. Не уж-то тебя всё-таки возможно зацепить? — толкнул меня плечом Диего.

— Не-а, не угадал, — довольно протянул, пока Бибер, нажав на паузу, облизывал ложку и запивал газировкой. — Я был виноват перед ней, как оказалось. Зашёл извиниться и загладить вину, так сказать. Подмазаться, смазать, умаслить и…

— Чебурахнуть, короче говоря, — перебил меня Джастин, воткнув ложку в банку, не смотря на нас.

Всё его внимание было отдано банке с лакомством. Клянусь, мне порой казалось, что у него вместо крови был сахарный сироп. Он жить не мог без сладкого.

— Бибер, твой словарный запас порой поражает, — засмеялся Диего.

Да, Джастин у нас знал много всего. Начитанный парень, что ни говори.

— Но суть он уловил, — улыбнулся я. — Чебурахнул её. В том смысле, что трахнул, а не в том, что звезданул. Я девушек не бью, разумеется.

— Да ты, как я погляжу, тоже знаешь много слов и их значения, — прокомментировал Бибер, жадно облизывая ложку.

— А то. Я даже книгу купил у неё в магазине с наитупейшими советами для начинающих мачо. Но там можно коньки отбросить от смеха. Или как там пишут в книгах? «Животики надорвать», — засмеялся я, рассмешив парней. — Там не только не чебурахнешься, там так бабахнешься впросак, что хлобыстнешь по полной от девушки.

Парни рассмеялись в голос.

— Ладно, мы поняли, что ты не тупой спортсмен, — поддел меня Диего, жуя чипсы.

Отпил пиво и довольно улыбнулся.

— А в чём виноват-то?! — вернул нас к теме Бибер.

— Прикиньте, я оказывается трахнул её год назад и забыл, — заржал я. Парни, перестав жевать и облизывать ложки повернули головы ко мне. Их взгляды надо было на камеру записывать. — Ага, у меня, наверное, такое же выражение лица было, когда она мне рассказала. Вообще ситуация получилась до смешного нелепой. Я проспорил и должен был лишить её девственности с фото доказательством, но нажрался до усрачки и напрочь…

— Прости, что ты сказал?! — перебил меня Бибер, сидящий справа от меня, и положил ложку на стол.

— Да, я вот тоже что-то не уловил. Повтори, — кивнул Диего слева от меня.

Закатил глаза, вспомнив цитату из книги, и начал ржать себе под нос.

— Был спор. Я проиграл. Условием было переспать с местной невинной толстушкой. Ну, собственно, я это и сделал, — пожал плечами.

— Что ты сделал?! — напрягся Диего.

— Да вы глухие что ли?! Я уже два раза сказал! — раздражённо фыркнул и отпил ещё пива.

— Нэйт, скажи, что ты пошутил сейчас. Скажи, что ты не опустился до такого, — серьёзно посмотрел на меня Джастин.

Я нахмурился, взглянув на него. Он крайне редко обращался ко мне по имени, а когда это делал, то это означало одно из двух: он был готов либо чебурахнуть, либо звездануть. Хотя это, в принципе, одно и то же.

— А что тут такого?! Я же извинился перед ней! К тому же это всего лишь спор по пьяни, а она было толстой, и никто из парней даже не смотрел на неё! Я, можно сказать, сделал ей одолжение! — защищался я.

Джастин сжал челюсти, повернувшись на диване лицом ко мне.

— Джастин, спокойно, — выставил вперёд руку Диего. — Нэйт, а ты нормально извинился, искренне?! Или как обычно, на отвали? — посмотрел на меня.

— Да нормально я извинился! Она потом громко стонала от моих извинений, — бросил ему.

Чего они взъелись на меня?! Если бы не простила, то не подпустила бы к себе после. Значит, всё отлично, и она тоже не придавала теперь тому случаю столько внимания!

— Нэйт, какого лешего, ты натворил?! Ты вообще с головой поругался?! Она же девочка! Какая разница толстая или худая?! Она была невинной, а вы поспорили на неё! Да ещё и с фото?! Кто это дерьмо придумал?! И вообще, когда и с кем это было?! Почему нас там не было?! — засыпал вопросами злой Джастин.

Он редко злился. Очень редко.

— В Портленде, чуть больше года назад. С парнем, которого вы не знаете. Да и я с ним только там познакомился, — объяснил им.

— Камон, чувак! Ты с незнакомым хреном поспорил на невинную девушку?! — завыл Джастин, метнув в меня недовольный и злой взгляд. — Кто-нибудь однажды поставит тебя на колени, Нэйт. Вот увидишь. Помяни моё слово, но ты будешь стоять на коленях перед девушкой. Ты слишком легкомысленно, а порой отвратно, ведёшь себя по отношению к этим прекрасным и нежным созданиям, — заключил наш романтик Джастин.

— Нежным?! Да она пиран…

Меня перебил телефонный звонок. Достав из кармана мобильник, провёл по экрану и ответил на звонок Глена, местного копа, который прикрывал наши, любящие приключения, задницы.

— Да, Глен. Митчелл на проводе, — улыбнулся, стараясь не обращать внимания на недовольные рожи моих друзей.

— Хоть один из вас знает для чего нужен телефон, — торопливо произнёс он. — Где Трэвис?!

— Суббота, вечер, Джойс. Сам догадаешься или мне прямо сказать? — рассмеялся я.

— Они дома?!

— Да дома они, что ты кипишуешь?!

— Нэйт, у нас проблема, — ответил запыхавшимся голосом.

На заднем фоне слышались звуки города, вой сирен и незнакомые голоса.

— Какая? — отпив пива, поинтересовался.

— Келвин Палмер сбежал.

— Палмер? Кто такой Келвин Палмер?! — нихрена не понял я, но после того, как произнёс это, лицо Диего странным образом поменялось и ожесточилось.

— Отец Джойс. Его перевозили в здание суда, куда она должна была приехать в понедельник для слушаний. Так вот его сегодня должны были туда доставить, но он сбежал, — отчитался Глен.

И тут до меня начало доходить. Я выпрямился и поставил банку на стол. Парни тоже напряглись, наблюдая за мной.

— И что ты хочешь мне сказать?!

— Он отправится прямиком к вам. Это абсолютно точно. Он точит зуб на Трэвиса, а Джойс для него, как ты знаешь, груша для битья.

— Пусть приходит, нас тут много, кто на него зуб точит и мечтает сделать своей грушей для битья, — спокойно ответил, но ощутил, как по венам пробежал адреналин.

— Нэйт, он не один сбежал. В машине был ещё один преступник, который подозревается в серии убийств. Он наркоман и за дозу грохнет собственную мать. Судя по всему, именно он и был зачинщиком побега, поскольку у Келвина рука не до конца зажала после перелома. Они забрали оружие у копов, которые их сопровождали. Я только десять минут назад получил сигнал об этом и приехал на место происшествия. А это случилось полчаса назад. Когда я узнал, кто был в этой тачке, то начал звонить Трэвису, но он засунул свой телефон в жопу! Короче! Дверь никому не открывать! К окнам не подходить! К вам выехал наряд. Я буду минут через пятнадцать, мне здесь надо закончить. Не надо геройствовать! Ты меня понял?! — буквально ошарашил новостями Глен.

— Если он постучит в мою дверь, то ему не поздоровится, — встал с дивана, направляясь к лестнице.

— Нэйт! Не вздумай открывать ему! Он не один! А у него на привязи торчок, мечтающий уколоться! Не вздумай! Понял меня?! К вам скоро приедут мои ребята, главное сами не выходите пока, — отдал приказ Глен.

— Ага, разумеется, — бросил ему и начал стучать в дверь спальни Трэвиса.

— Ждите меня, скоро буду, — ответил Глен и отключился.

Следом за мной поднялись Диего и Джастин с непонимающим выражением на лицах.

— Нас, возможно, захотят чебурахнуть сегодня, — ухмыльнулся им. — Только не в смысле трахнуть, а в смысле долбануть по кукухе, — парни переглянулись. — Трэвис, чёрт тебя дери, реальность вызывает! Спустись на время на грешную и полную отморозков землю. У нас проблема нарисовалась, которая сбежала из клетки и едет сюда. Ты не захочешь, чтобы эта проблема была рядом с Джойс, — стуча в дверь, постарался максимально корректно донести до него.

Он не любил, когда его прерывали во время секса с Джойс.

В ответ тишина.

— Трэвис, вытащи свой болт… — продолжил я, как дверь открылась и на меня посмотрели злые синие глаза.

— Мне не послышалось?!

— Нет. И он не один. Глен скоро будет.

Выражение лица Трэвиса вмиг стало суровым, челюсти плотно сжались. Взгляд был яростным и диким. И я его понимал. У самого руки зачесались. Посмотрев на Диего и Джастина, понял, что в одном доме собралось четыре парня, которые мечтали разобраться с этим мужиком, который избивал свою хрупкую дочь четыре года. А Диего так тот вообще, профессиональный киллер. Ну, образно говоря. Хотя…

Спустившись вниз, подошёл к окну осмотреть участок. Прямо на подъездной дорожке стояла моя тачка. Когда Трэвис бывал дома, то обычно его лошадка стояла в гараже вместе с отцовской. Гараж был двухместным. Поэтому я парковался на улице, когда заезжал домой. Но сейчас отец с матерью уехали в отпуск на авто, а я поленился загнать свою под крышу после поездки в магазин.

Если эти ублюдки решат раскромсать мою ласточку, то им точно живыми отсюда не выбраться.

— Пойду тачку загоню в гараж, — оповестил друзей.

Трэвис как раз спускался к нам, за ним вышла встревоженная Джойс.

Открыл дверь и, сделав шаг вперёд, почувствовал, как меня кто-то схватил и заломил руку назад. Боль пронзила плечо, как яркая вспышка.

— Твою ж мать, — вырвалось у меня.

На улице смеркалось, жара немного спала, дул небольшой ветерок, а я оказался прижатым к потному и вонючему телу непонятно кого. Но в следующий миг увидел второго мужика, чем-то похожего на Джойс. Значит я в лапах торчка. Зашибись.

— Поглядите-ка, сами в руки идут, сосунки, — прошипел отец Джойс, Келвин.

— Отпусти его, — прогремел Трэвис.

Я стоял на крыльце перед открытой настежь дверью в дом и видел всю нашу компанию. У парней застыла ненависть в глазах, а у Джойс панический страх.

— Ни за что, — процедил торчок и сильнее заломил мне руку, а свободной приставил нож к горлу. Сглотнув, постарался оценить ситуацию. — Думаешь мы будем слушаться тебя?! Ты кто такой вообще?! Келвин сказал мне, что у тебя полно денег, да?

— Келвин тебя облапошил, наркоман ты несчастный, — ответил ему, чувствуя холодный металл на своей шее. — Ты за дозу готов любого грохнуть, да? Только с нас ты ни цента не получишь, — продолжил, глядя на своих друзей.

Трэвис еле заметно покачал головой, пронзая меня своим взглядом. Скорее всего он переживал сейчас нечто похожее, что было в его детстве, когда на его глазах убили родителей. Судя по его взгляду, он перепугался до смерти. Только я не собирался сегодня коньки отбрасывать. У меня соревнования на носу. Какие похороны, мать их?! Я жить хочу!

— Заткнись, сосунок! — прошипел Келвин и ударил меня по печени.

Постарался не согнуться, иначе нож врезался бы в горло. Боль сковала тело, перед глазами появились яркие вспышки. Начав жадно глотать воздух, думал, что нам делать.

— Не трогай его! — заорал Трэвис и сделал шаг вперёд.

— Стой, где стоишь, иначе ему не поздоровится. Рону терять нечего, пырнёт твоего друга и глазом не моргнёт, — продолжил отец Джойс.

Что ж, он думал я друг. Знал бы, что я брат, вообще на голову залез бы мне, козёл несчастный.

— Что тебе надо?! — подключился Диего и сделал два шага вперёд. Вот уж кто никогда и никого не слушал, будучи уверенным в своих силах на двести процентов. — Если с его головы упадёт хоть один волос, я убью вас одним ударом на двоих. А теперь отвечай, что тебе надо?

Понемногу выровнял дыхание. Этот торчок уже не так сильно прижимал нож к моему горлу, видимо заслушавшись Диего.

— Какой смелый, — рассмеялся Келвин. — Джойс, я смотрю ты нашла себе самых опасных из всех возможных сосунков. Они тебя по кругу пустят, а потом убьют, — злорадно процедил этот субъект, которого сложно назвать мужчиной. Отцом тем более.

— За языком своим следи, гиена, — прорычал Трэвис, сжав кулаки.

Я же слегка расслабился, понимая, что торчок больше обращал внимания на перепалку, чем на меня. Поймал взгляд Джастина, который притянул к себе Джойс, стоя в двух шагах позади ребят. По его виду было понятно, что он готов сорваться в любой момент. Хоть пять минут назад он готов был навалять мне, сейчас он хотел накостылять всем за меня. Такие у меня отличные друзья. Глядя мне в глаза, он повёл немного головой в сторону, где у нас был выход из гаража. Я моргнул ему. Мы понимали друг друга реально с полуслова, по взгляду, по дыханию даже, мать его.

Наркоман то ли реально расслабился, то ли увлечённо слушал, поскольку нож у моего горла больше не давил на кожу. Я хотел было открыть рот и что-то сказать, как взгляд нашего Рэмбо буквально заткнул меня. Закатив глаза, продолжил стоять. Правая рука болела от неудобного положения, но я пока не мог выпутаться из его хватки.

— По кругу пустят тебя, ублюдок. Это ж надо ещё иметь наглость или тупость приходить домой к Трэвису. У тебя совсем с мозгами туго, да? — начал провоцировать Джастин, заводя за спину Джойс и делая шаг вперёд, ближе ко входу в гараж.

— Стоять! — завопил торчок сзади меня, чуть не разорвав мне барабанные перепонки.

Зажмурился от невозможного звона в ушах. Вот же больной чёрт! Может он приход словил?! Зачем так орать?!

Парни замерли, смотря на меня. Почувствовал, как по шее полилось что-то тёплое. Трэвис побледнел, Диего сжал кулаки, а Джастин, резко развернувшись, скрылся в доме. Судя по всему, этот торчок воткнул в меня нож, когда орал. Странно, что я ничего кроме тепла на шее не чувствовал.

— О, погляди-ка, кровь побежала. Но ничего, это ещё не смертельно. Ты же ко мне подослал людей руку сломать, да ещё и сам как-то приезжал, — довольно прохрипел Келвин, смотря на Трэвиса. Стоя в метре от него, видел, как тяжело давалось ему стоять и наблюдать. — Думал я это оставлю просто так?! Нет. Сосунок, у меня твой друг. У тебя моя дочь. Отдаёшь её мне, получаешь обратно своего товарища. Нет, тогда ему будет очень больно, — ухмыльнулся отец Джойс и торчок сильнее прижал нож к моему горлу.

Вот тут я почувствовал боль. Сердце подпрыгнуло в груди, адреналин уже настолько бурлил во мне, что меня чуть ли трясло от желания подраться.

— Папа, прекрати это! Что ты делаешь?! — послышался срывающийся голос Джойс.

Она вышла из-за спин парней. В её глазах стояли слёзы, а на лице застыла маска ужаса. Трэвис моментально притянул её к себе.

— Любимая, иди в дом. Мы разберёмся, — поцеловал её в макушку и попытался завести обратно, но Джойс упрямо замотала головой, прижимаясь дрожащим телом к Трэвису. — Волчонок, пожалуйста. Просто. Зайди. В. Дом. Тебе не надо это видеть, — с напором произнёс он и она, слава богу, послушалась, зайдя в дом.

— Джойс, немедленно иди сюда. Ты пойдёшь со мной, иначе этот парень пострадает, — напирал её отец.

Торчок, подвинув нож от раны, остриём уткнулся мне в кадык. Я даже лица его не видел. Но понимал, что ростом он с меня или чуть ниже и захват у него неплохой. Во всяком случае какая-то сила и ловкость в руках имелась. А до меня начало доходить в какой ситуации я оказался. Любое неосторожное движение, и этот наркоман мог воткнуть нож мне в горло. Класс.

— Слушай, ты можешь сколько угодно угрожать ей, но она с тобой не пойдёт. Хочешь поговорить, говори с нами, — не выдержал я, боковым зрением заметив какое-то движение слева от дома, там, где был гараж.

— Заткнись, а то Рон сейчас быстро горло перережет, — рыкнул на меня.

Трэвис и Диего заметили Полтоса за нашими спинами и их плечи напряглись. В следующий момент я услышал глухой звук и торчок налетел на меня, выпустив мою руку. Левой рукой быстро убрал нож от горла.

— Гнида паршивая, — прорычал Джастин, — Не смей трогать моего друга, — ударил его по ушам, а в следующее мгновение послышался ещё один удар, только это уже Диего чебурахнул отца Джойс.

А затем он схватил торчка и отца Джойс и со всей дури ударил их головами друг о друга. Всё произошло в секунду, что я не успел опомниться, как ко мне подлетел Трэвис и, схватив меня за лицо, обеспокоенно заглянул в глаза.

— Ты как?! — в его глазах был дикий страх.

Посмотрел на Джастина, который уже вовсю отрывался на торчке, а Диего уложил на землю Келвина.

— Братишка, я живее всех живых, — подмигнул ему. — Но мне надо кого-нибудь звездануть, у меня адреналин шарашит, — улыбнулся, смотря ему в глаза. — Всё хорошо, не волнуйся. Я живой.

Трэвис кивнул.

— Нэйт, он твой, — Джастин отошёл от торчка, который хрипел, лёжа на земле.

— Ебобо, я тебя люблю, ты ведь знаешь это? — посмотрел на друга, который буквально спас мне жизнь.

— Знаю, Пистон, это взаимно. Бей, — ответил он, подняв торчка с земли и поставив передо мной.

Замахнувшись со всей силы, приложил его, попав в скулу и по касательной в нос. Из него и так уже текла кровь, но сейчас поток усилился. Тогда левой двинул в бровь, и он опять упал. По телу буквально разлилось тепло от ощущения возмездия, не сколько за себя, сколько за Джойс. Хоть этот торчок лично ей ничего не сделал, но меня это мало волновало. Ощутив неимоверный прилив сил, чувствовал, как внутренности немного потряхивало от осознания, что вообще произошло.

Приложив торчка ещё пару раз, подошёл к лежащему на земле отцу Джойс и пару раз ударил его ногой по почкам. Он хрипел и что-то невразумительно бормотал.

Тут мы увидели тачки копов, которые свернули на нашу улицу. Джойс выбежала из дома и застыла, смотря на эту картину. Её отец лежал на земле, а Трэвис стоял над ним, ногой наступив ему на яйца и что-то рыча в его лицо, которое больше было похоже на кровавое месиво.

— А сегодня правда день яйца? — обратился к Диего, который подошёл ко мне и решил осмотреть мою шею.

— Сегодня правда твой день, хер ты волосатый, — тихо ответил он, разглядывая порез на шее. — Надо обработать, но жить будешь.

— Спасибо, парни. Я вас всех люблю, — обратился к ним.

— Нэйт, прости пожалуйста, — вытирая слёзы, промолвила подошедшая Джойс.

Мельком глянув на Трэвиса, который всё ещё держал одной ногой всё существо того конченого мудака, протянул руку к ней.

— Милая, ты ни в чём не виновата. Даже не думай брать ответственность за его поступок или чувствовать вину. Ты сама была в опасности. Так что перестань, ладно? — притянул её к себе, крепко обняв. Она начала плакать.

— Твою ж дивизию! Я же сказал дома сидеть! Ну что за мальчишки непослушные! — завопил Глен, вылетев из своей тачки. — Джойс, ты в порядке?! Он её не тронул?!

— Нет. Пострадал только Нэйт, — ответил Джастин, пнув напоследок торчка и сдав его в руки копов.

Глен тут же пробежался взглядом по мне и увидел кровь на шее. Его глаза распахнулись. Неужели там всё так страшно было?! Я чувствовал себя охеренно, а по выражению его лица можно было сделать вывод, что он увидел живого мертвеца.

— Я сейчас вызову…

— Никого не вызывай, — перебил его, уперевшись подбородком в макушку Джойс, которая рыдала у меня на груди. — Дома есть всё необходимое, чтобы обработать порез. Он только кожу проткнул.

Глен осмотрелся вокруг и покачал головой.

— М-да, с вами, ребята, не соскучишься, — прокомментировал он. — Трэвис, отпусти его. Дай моим ребятам поработать, — крикнул моему брату, который уже стоял всем своим нехилым весом на яйцах отца Джойс.

Боюсь, что после этого они будут похожи за сдувшиеся воздушные шарики. Такие дряблые и трепыхающиеся на ветру. Поделом ему. Но моим яйцам стало не по себе, и они подтянулись, словно по команде «Смирно».

— Ещё раз увижу тебя рядом со своей девушкой или моей семьёй, то ты сдохнешь. Клянусь. Не проверяй на прочность моё самообладание, — громко прорычал Трэвис и смачно плюнул ему в лицо.

Затем повернул голову в нашу сторону, в его взгляде было столько ненависти, что удивительно, как Келвин Палмер ещё дышал. Но увидев, что его любимая девушка плакала в моих руках, тут же отпустил его и подошёл к нам. Заключив нас в свои огромные объятия, он выдохнул.

— Брат, прости, — тихо произнёс мне на ухо. — На твоём месте должен был быть я.

— Нет. У тебя есть Джойс. Тебе нельзя теперь бросаться в руки разных отморозков, — подмигнул ему.

Джойс подняла заплаканное лицо на нас.

— Милая, всё хорошо. Пойдёмте домой? Хочешь поиграть в доктора? — подмигнул ей. Она еле заметно улыбнулась в ответ и кивнула.

Мы на днях заезжали к ней домой всей нашей тусовкой. Познакомились с её мамой и младшим братом Картером. Классный паренёк, показывал нам, как он умеет обращаться с мячом. Диего сказал мне, что поговорит с одним знакомым тренером, чтобы к нему присмотрелись. Только попросил, чтобы я не проговорился ни Джойс, ни Трэвису. А то вдруг не получится, а они обрадуются раньше времени. Но я тогда всё время наблюдал за ней в кругу семьи. Она правда идеально подходила моему брату. Я был уверен, что она даст ему столько тепла, сколько он заслуживал. А он… Он просто с ума по ней сходил. Если раньше я думал, что гонки для Трэвиса всё, то сейчас, первенство явно было отдано Джойс.

— Я тоже хочу полечить тебя, Пистон, — подключился подошедший Джастин.

— Вы хоть знаете, как оказывать первую помощь в таких случаях? — скептически подняв бровь, вклинился Диего. — Пойдём, пусть Глен тут решит всё. Тебе правда надо обработать порез, а нам всем надо выдохнуть и выпить.

Вот такая вечеринка. А ведь ничто не предвещало. Но зато этому отморозку теперь светило ещё дольше просидеть за решеткой, а значит, всё сложилось наилучшим образом.

А я в который раз убедился, что с таким друзьями не страшно идти по жизни, особенно под моей счастливой звездой.

Глава 15

Лесли

Порой просыпаешься утром и головы не можешь поднять. Вот сегодня как раз такой день. Меня буквально прибило к кровати. Нет ни сил, ни желания встать и что-то начать делать. Меня хватило только дотянуться до док-станции и включить песню Far From Home группы All That Remains. Благо сегодня воскресенье, и мне не нужно никуда идти, могла вдоволь належаться и насладиться своим неработоспособным состоянием.

Помню, когда произошла та ситуация с Натаном, то таких застывших дней было предостаточно. Я могла неделю пролежать в кровати, не вставая вообще, забыв про еду и душ. Тогда даже родители были бессильны в своих уговорах подняться и продолжать жить.

Ладно если бы он просто переспал со мной на спор, так нет же…

Этим ублюдочным кобелям показалось мало унижений, и они потребовали от Натана доказательств того, что он сделал. Я точно не знала в какой момент они включили этот пункт в свой спор до начала отжиманий или после. Может они думали, что Натан не сможет от количества выпитого выполнить часть сделки или просто вовремя одумается, не знаю. Факт остаётся фактом: он должен был доказать, что лишил меня девственности.

Воспоминания буквально лавиной накрыли…

Боже мой сколько же они могут пить?! Алкоголь буквально течёт рекой, все вокруг сходят с ума, смеясь и танцуя под незнакомую мне песню.

Я не люблю алкоголь и не умею пить, поэтому просто сижу и наблюдаю за всеми. Нэйт сел рядом, вытерев пот с лица. Он нереально симпатичный и обаятельный. Странно, что он проиграл Чаку, ведь у него такие потрясающие мышцы, которые, когда он отжимался, напрягались и чётко проявлялись под его футболкой.

— Милая, я проиграл. Представляешь?! Впервые просрал спор, — сокрушенно произнёс он, приобняв меня за плечо.

Сердце затрепетало от этого жеста и его близости. От него так вкусно пахло, что хотелось уткнуться носом в его шею и дышать им. Смесь какого-то потрясающего парфюма и его собственного запаха задурманили мою голову, словно я пила вместе с ними.

— Ничего страшного. Это всего лишь спор, — проблеяла я, постаравшись придвинуться к нему поближе.

Все посматривали на нас с улыбками. Наверное, завидовали. Ведь он мог сесть рядом с кем угодно, но выбрал меня. Меня! Упитанную, ненакрашенную, в обычном спортивном костюме.

— Может выпьешь немного, м? — протянул мне какой-то алкогольный коктейль.

— Нет, спасибо.

— Ты такая хорошенькая, Лесли, — прошептал мне на ухо и притянул поближе. Моё тело начала сотрясать мелкая дрожь. — Такая чистая. Такая неиспорченная, — горячий шёпот обжигал моё ухо. — Расслабься. Ты очень напряжена, — поставив бокал с виски на столик, он начал разминать мне шею.

Я чуть не замурлыкала и прикрыла глаза. Нэйт ещё ближе притянул к себе, что я фактически уже сидела на нём. А он, прислонившись спиной к подушкам на диване, массировал мою шею и внимательно разглядывал меня.

— Ты мечта, а не девушка. С такими красивыми глазами и чувственными губами. Просто сносишь мне крышу, — продолжил он и я открыла глаза, посмотрев на него.

Его ярко-голубые глаза излучали интерес и тепло, словно ему и впрямь было хорошо со мной. Моё тело уже фактически горело. Внизу живота всё свело судорогой. У меня ещё не было близости с парнем, но я понимала, что мои ощущения продиктованы диким возбуждением и желанием.

— Эй, Нэйт, не забудь про все аспекты нашего спора, — игриво протянул Чак, усевшись напротив нас в кресло. Рядом с ним тут же уселась Кендра и начала поглаживать его по голове.

— Помню. Отвали, не до тебя сейчас, — бросил ему Нэйт и тот рассмеялся.

Мне казалось, что я сплю. Иначе как объяснить, что этот невообразимый красавчик сейчас смотрел только на меня, а остальные для него не существовали. Нэйт осушил ещё один бокал виски и налил себе следующий.

— Ты так много пьешь. Тебе завтра плохо не будет? — искренне удивилась, наблюдая, как он пил крепкий алкоголь, словно это обычная вода.

— Завтра я продолжу, милая. Я заслужил много выпивки, веселья и секса, — прошептал мне на ухо, задевая своими губами. — Как же я хочу секса. У меня было воздержание из-за подготовки к гонке. Но ещё больше мне бы хотелось ощутить твоё тепло, — закусил мочку уха и сильнее прижал к себе.

Меня неистово затрясло. Он хотел меня?! О боже! Нэйт выбрал меня, а не всех этих разодетых в пух и прах девочек?! Это точно не сон?!

— У меня нет опыта, — сипло промямлила в ответ.

— Зато у меня его предостаточно, — провёл языком по уху, а второй рукой поглаживал по бедру. — Может, ты подаришь мне своё внимание? Я буду аккуратным, обещаю.

Голова закружилась. Я и мечтать не смела о таком предложении со стороны самого красивого парня в этой комнате. Да какой там в комнате! Самого красивого во всём мире! Неужели это всё наяву?!

— Хорошо, — кивнула ему, и он тут же встал с дивана, взяв меня за руку.

— Нэйт, может не стоит?! — окрикнул его Фред.

— Отвали. Я занят, — бросил ему Нэйт, выводя меня из комнаты и ведя на второй этаж.

Мы зашли в одну из спален, и он мгновенно прижал меня к стене, прикрыв за собой дверь.

— У тебя такие глаза красивые, Лесли. Их я точно запомню надолго. Ты словно разговариваешь взглядом, — прошептал он и прильнул к моим губам.

Ноги подкосились, в ушах появился гул, тело словно пульсировало. Нэйт провел языком по моим губам, рукой сжимая мне шею. Неуверенно приоткрыла рот, и он со стоном углубил поцелуй. Всё вокруг перестало существовать. Я безумно хотела его. Безумно хотела, чтобы первым мужчиной был именно Нэйт. Неужели моим парнем станет такой красавчик?! Боже, мне не верилось, что всё это происходило здесь и сейчас.

Не отлипая от моих губ, начал подталкивать меня к постели. Уложив и нависнув надо мной, левой рукой шарил по всему моему телу. Везде, где он касался меня, становилось неимоверно горячо. Я таяла под его ласками.

Нэйт стянул с меня и с себя всю одежду, что-то бормоча себе под нос.

— Расслабься, милая, — прохрипел он, надев презерватив и припечатав меня к кровати. — Я буду предельно аккуратным, — вновь прильнул к моим губам. — Посмотри на меня, милая, — словно умоляя, попросил он.

Открыла глаза, перед которыми от возбуждения и неимоверных чувств, полыхавших внутри меня, всё плыло. Нэйт всматривался, словно искал что-то. Аккуратно провёл ладонью по моей щеке и резко толкнул бёдрами в меня. Боль пронзила тело. Я зажмурилась, но он остановился и начал медленно и нежно целовать мои губы, щёки, кончик носа, что-то бормоча себе под нос. Я начала расслабляться, осознав, что в данный миг была центром его мира. Он был со мной. Он выбрал меня. Я лишилась девственности с парнем, в которого влюбилась с первого взгляда. А значит, не зря я ждала до восемнадцати, чтобы подарить этот миг именно ему.

М-да. Начиналось всё достаточно многообещающе, но потом градус страсти понизился. Не знаю почему, но всё как-то стихло во время секса. Натан словно потерял связь с действительностью, впав в алкогольный транс. Двигался, как робот. Я бы описала свой первый секс одним словом: смазанный. Ни искры, ни пожара, ни оргазма. Он просто сам закончил и, поцеловав меня, встал и начал одеваться. Молча. А потом взял свой телефон и сфотографировал простыню, на которой всё это происходило. Вот тогда что-то щёлкнуло в моём мозгу, но чёрт подери, не до конца! Я была одурманена им, не иначе. Как ещё можно объяснить такую тупку с моей стороны?!

На следующий день, приехав к ним на очередную тусовку, обнаружила их за игрой в приставку. Я, как самая тупая и наивная дурёха, старалась сесть поближе к Натану, прикоснуться, обратить его внимание на себя, заговорить с ним. Короче, я максимально навязывалась ему, а он продолжал пить. Он, конечно, поздоровался со мной и назвал «милой», но никаких тёплых объятий и горячих поцелуев не последовало. Вся компания странно посмеивалась и шепталась, глядя на меня. Но и тут я подумала, что они всего-навсего завидовали мне. Господи, это ж надо было быть такой идиоткой! Просто образец недалёкой и неопытной дурилки!

Тот день и вечер я провела в бесплодных попытках оказаться ближе к этой звезде. Так и не добившись его внимания, уехала обратно. А на следующий день домой вернулся и он. Я хотела успеть его проводить, но не сложилось. А не сложилось, потому что рано утром мой телефон стал разрываться от разных сообщений в социальных сетях и мессенджерах. Они сыпались на меня буквально каждую минуту, если не чаще. Я не успевала прочитать одно, приходило другое, следом ещё десяток. И все они были оскорбительные или насмешливые.

Я ничего не понимала. Сначала в голову пришло, что кто-то подшутил, где-то разместив мой номер телефона. Я никак не могла вникнуть в чём меня обвиняли знакомые и незнакомые люди. В итоге, написала Фреду с вопросом что, собственно, случилось. Вместо ответа он отправил мне видео. Открыв его, я забыла, как дышать. До сих пор вспоминая то мгновение, мне становилось дурно. На том видео мы с Натаном занимались сексом. Кто-то записал нас и выложил в сеть с моим номером телефона и предложением «развлечься с пышной уродиной». Как гласила подпись к видео, раз уж красавчик-спортсмен лёг со мной в постель, то и остальные могут не брезговать.

В тот миг вся моя жизнь, абсолютна вся, рухнула. Я жить не хотела. Мне дышать было трудно. При том физически трудно. Казалось, что огромный слон сел мне на грудь и не собирался вставать с неё. Мне писали даже мои друзья, как я тогда наивно думала о них, оскорбляя меня и называя «шлюхой на любителя».

Вечером того дня, когда родители вернулись домой, то по выражению их лиц, я поняла, что им тоже прислали это видео. У меня началась истерика. Даже плохо помню, как меня успокоили и уложили спать. На следующий день я наотрез отказалась идти в Универ. Я готова была бросить всё, лишь бы больше не видеть тех людей, которых считала своими близкими. Родители проявили понимание и терпение, не давив на меня. Они начали планомерно подчищать за этими уродами всё по сети, направляя гневные письма владельцам и администраторам сайтов, где это видео размещалось. Поскольку мои родители не последние люди в Портленде, то никто не хотел с ними связываться и удалял. Но убрав их с одного сайта, оно тут же появлялось на другом. Это казалось никогда не закончится, как какая-то мышиная возня. Но родители почти не спали, продолжая запугивать всех и спасать мою репутацию.

Я же всё это время просто лежала и глотала слёзы. Выключив телефон и компьютер, я только слушала музыку и ненавидела этот мир. Ещё начала стремительно худеть от таких переживаний. Я буквально таяла на глазах. Но мне было плевать на всё.

Когда в сети немного разгребли, то принялись подчищать листовки, которые кто-то распечатал и распространил по городу с моей фотографией и номером телефона. Потом папа сказал, что травля продолжится и мне необходимо уехать. Мама подняла свои связи и мне предложили Лос-Анджелес в качестве альтернативы. Решение было принято буквально одномоментно, я не сопротивлялась. В тот момент мне вообще было всё равно, я сдалась. Через месяц, досрочно сдав все тесты в Портленде, я уехала сюда и целое лето провела в одиночестве. Но спустя время я поблагодарила папу за такое мудрое решение. Переезд действительно помог не сойти с ума и начать новую жизнь без ненависти и насмешек в мой адрес.

А этого «добра» хватало с лихвой в Портленде. Когда я спустя неделю впервые вышла из дома в магазин, то в меня только ленивый не бросил презрительный взгляд. Казалось, каждый в городе теперь знал меня и считал своим долгом унизить.

Помню, как однажды одна пожилая дама бросила в меня реальные помои. Она выносила мусор и когда я проходила мимо её дома, достала из пакета нечто отвратительно пахнущее и кинула в меня. После того случая я отказалась выходить из дома до переезда. А отец по-своему наказал эту тётку. Хоть он и адвокат, и взрослый мужчина, и вообще вполне умеющий держать себя в руках и адекватно рассуждать, но, как оказалось, нельзя бесить его. Ночью он проткнул все четыре колеса её тачки. Даже не проткнул, а конкретно порезал. Затем довольный пришёл и поделился со мной. Он тогда явно пытался разбудить во мне злость, чтобы я начала защищаться. Не сразу, но она проснулась и больше не засыпала.

По сей день могла больно укусить любого, кто косо посмотрит на меня. Или если просто встала не с той ноги. Я перестала жалеть людей и давать им шансы. Вместо этого нападала первая. Научилась огрызаться, использовать людей, помыкать ими, а если надо, то и жёстко указывать на их место. Теперь я никому не позволяла унижать меня. Теперь я сама выбирала с кем проводить время и стоит ли данный субъект вообще моего внимания. Кто бы не пытался подкатить ко мне, я всех отшивала. Только я решала кто будет рядом со мной. Возможно, это страх, что раз кто-то проявил интерес ко мне, то за этим обязательно стоял скрытый смысл. Не знаю. Но я никого не подпускала ближе, чем на два метра. В барах, клубах, в универе, на улице — не важно. Разрешала угостить себя вкусненьким или сделать комплимент и до свидания.

На хрен пошёл, кобелина сраный.

Если этот кобелина не понимал, а такое случалось периодически, то я кусала. Больно, но не смертельно. Могла прилюдно унизить, могла закинуть его номер на сайт гей-знакомств, могла пустить слух о скромных или очень печальных размерах его мужского достоинства. Короче, развлекалась как могла. И чувствовала себя, наверное, как мой папа, когда порезал колёса соседки. Я злорадствовала.

Мама, кстати, пригрозила моим обидчикам уголовным преследованием, если хоть один из них откроет рот в будущем. Им грозил срок за хранение и распространение порнографии. Мама с папой, подключив своих айтишников, нашли с какого IP адреса всё началось и имели весомые доказательства против этого человека. Им оказался Чак. Тот самый, который поспорил с Натаном.

Потом к нам домой ещё Фред заходил. Папа тогда посоветовал ему держаться от меня подальше, если он хотел закончить учёбу в Портленде. Фред извинялся и говорил, что старался переубедить Натана, но тот был уверен, что ничего страшного в этом споре нет. Короче говоря, снял с себя всю ответственность. Он ведь мог мне всё сказать, перед тем как Натан повёл меня в спальню. Он также мог и у Чака отобрать телефон и удалить видео. Он мог в принципе запретить снимать, ведь всё происходило у него в доме. Но он струсил или смалодушничал. С тех пор я с ним не общалась. Надеюсь, он ежесекундно горел в аду собственной совести, если она у него всё-таки имелась.

С Чаком и девочками из компании я и подавно не поддерживала общения. Они умерли для меня. Девочки приложили к распространению видео больше всех усилий, как позже выяснилось. Мы же стервозные суки, правда? Если кобели дерутся до первой крови, то суки до первой смерти. Это аналогия из животного мира, но с людьми ведь так же.

Родителей я не видела уже больше года. Только по видеосвязи. Им тоже нелегко пришлось. Но более-менее адекватные люди не отвернулись от них. А поскольку имя моей семьи в Портленде имело вес, то хитро сделанные люди решили не болтать языками, чтобы иметь возможность обратиться к моим родным за помощью в случае необходимости. Всё-таки адвокат и юрист — нужные люди.

Вот так я познала одну из главных мудростей жизни — не суди книгу по обложке. Внешность обманчива. Банальность? Разумеется. Но как часто мы об этом вспоминаем в рутине нашей жизни? Думаю, не очень. Пока нам в спину не воткнут нож. Натан внешне обычный парень. Симпатичный, но на лбу у него не бежит строка «Я Мудини — беги от меня. Да побыстрее». Простой молодой человек, который вдребезги разбил мою жизнь и веру в мужчин.

Кто он после этого?! Как таких парней принято называть? Я таких называла кобелями. И даже не с большой буквы. Иногда ещё кретинами, идиотами и, конечно же, мудаками.

То, что он так внезапно вновь появился в моей жизни, конечно поразило меня. Точнее сначала повергло в ужас. Но у него больше не было власти надо мной. Он больше не получит ни одной моей слезинки. Скорее сам умоется слезами. Никому не позволено так отвратительно и гадко поступать с людьми. Не важно парень перед тобой или девушка, это человек в первую очередь. С сердцем, чувствами и мечтами. Никому не дано разрушать это. Никому нельзя срать в душу, а потом молча уходить в закат.

Я поняла по каким правилам играл этот идиот, и взяла их на вооружение. В основе лежало главное: правил нет. Но иногда, в некоторых ситуациях, могли быть оговорки. Ну, типа таких: нельзя брать чужое, нельзя привязываться, нельзя чувствовать, нельзя обещать, нельзя серьёзно относиться к людям, нельзя очаровываться, нельзя что-то ждать от людей. Я выучила эти правила, его правила. Теперь только так и жила, поступая с людьми так, как они поступали со мной. Ни больше, ни меньше. Если человек был искренен, то живи дальше спокойно. Если же ты родился кобелиной, то и сдохнешь ей. А я только подкину угли в костёр твоих мучений. Жестоко? Может быть. Справедливо? Определённо. По правилам? А это как посмотреть. Смотря за какую команду вы играете, правда ведь?

На тумбочке завибрировал мой телефон.

— Дочь, привет, — с улыбкой в голосе поздоровалась мама.

Иногда мне очень не хватало поддержки родителей. Конечно, они всячески старались продемонстрировать, что они рядом, но я скучала по ним. Мне не хватало тёплых маминых объятий и надёжного папиного плеча.

— Привет, мам. Как у вас дела? Давно не слышались, — перевернулась на спину, разглядывая потолок.

— Я, собственно, поэтому и звоню. Мы не только давно не слышались, но и не виделись, — начала мама.

Периодически она затевала подобные разговоры, чтобы я к ним приехала. Но я всегда наотрез отказывалась.

— Вы хотите приехать? — включила дурочку.

— Нет, работы много. А ты не хочешь приехать?

— Нет, тараканов много, — усмехнулась я.

Мама тихо рассмеялась.

— Дочь, может пора дать мелки твоим тараканам? Пусть порисуют, а ты отдохнёшь, — предложила мудрая мама.

— Что в твоём понимании мелки для моих тараканов?

— Новые впечатления, новые установки, новые эмоции, закрепляющие позитивный опыт, — включила мудрость мама. — Здесь обстановка уже не такая напряжённая. Приедешь и сама убедишься, что никто уже пальцем не будет показывать. А значит, твои тараканы успокоятся и не будут воспринимать дом, как опасное и недружелюбное место, кишащее уродцами.

— Мам, прошёл всего год. Конечно, бывают люди с куриной памятью, но всё же большинство слишком хорошо помнят то, что лучше забыть, — вздохнув, вновь перевернулась на бок и зажала телефон между щекой и подушкой.

Сил не было даже трубку держать.

— Люди быстро переключаются. Мы живём в то время, когда информация сменяется каждую минуту и люди, как бешеные псы бросаются на растерзание сначала одной истории, а через пять минут, забыв про неё, несутся к другой. Ты же знаешь, что людям только дай новый повод. А твой — уже не то, чтобы устаревший, он древний в наших реалиях. Дочь, больше года прошло. Приезжай, а? — с надеждой в голосе тепло произнесла мама.

Она у меня не просто мудрая, она какая-то невероятно глубокая женщина.

— Я не готова.

— А когда ты будешь готова? Открою тебе секрет: ты никогда не будешь готова, пока просто не сделаешь это.

Закатила глаза на очередную мудрость, зачем-то вспомнив цитату из тупой книги.

— Давай как-нибудь в другой раз?

— Когда?! Дочь, ты потом на год будешь недосягаема!

— Вот после и приеду, — улыбнулась я.

— То есть мне ещё год ждать момента, когда я смогу тебя обнять?

— Да. Раньше я просто не могу. Давай не будем сейчас это обсуждать? Пожалуйста. Как папа? — перевела тему, не желая вообще говорить о доме и всём, что с ним связано.

— Папа скучает по тебе, дочь. Но он более терпеливый, чем я, — рассмеялась она. — Ладно, не буду больше доставать тебя. У тебя всё хорошо? Какие новости? Деньги есть?

— Всё нормально, новостей никаких, деньги есть, — отчиталась я.

— Хорошо, молчунья моя. Не пропадай, ладно?

— Разумеется, — улыбнулась и попрощалась с мамой.

Про встречу с Натаном я не планировала рассказывать. В этом не было никакого смысла. Для меня это ничего не значило, поэтому и им не нужно волноваться.

Год назад они пару раз настойчиво спрашивали, что за парень со мной на видео, а я, дурёха, не хотела даже имя его произносить. Имя-то они потом узнали от Фреда или Чака, но я попросила не искать его и не привлекать к ответственности. Не хотелось вновь увидеть, услышать его и испытать ещё больший стыд. Я похоронила его заживо.

Наверное, поэтому меня накрыло волной бессилия. Слишком много сил и энергии приходилось отдавать при встречи с ним. Любой контакт с Натаном был для меня проверкой на прочность. Ну неужели я не справлюсь, пережив такой ужас?! Конечно, справлюсь.

Я же Лесли Энн Морган. Отключила голову, переключила внимание, включила музыку и пошла вперёд. Не оглядываясь, попутно дописав эту главу и поставив жирную точку.

Цель оправдывала средства.

Глава 16

Натан

— Чёрт, да… — прохрипел, пока моя приставучка старательно ублажала меня ртом. Член уже накалился, предвещая скорую разрядку. Её губы плотно обхватили головку члена и старательно посасывали. Отпил пива, сидя в кресле её небольшой комнаты. — Быстрее, милая, — откинул голову на подголовник и двинул бёдрами навстречу. Она ускорилась, жадно вбирая меня своим ртом. Сжал в руках банку с пивом, как почувствовал мощный разряд, и сперма стрельнула ей в горло. Она застонала и тут же отстранилась, продолжая рукой водить вверх-вниз по члену.

Как же хорошо, мать вашу.

Обожаю секс. Обожаю это ощущение расслабления после оргазма. Словно тебя хорошенько промяли в массажном кресле, и ты не чувствуешь своего тела. Абсолютная лёгкость и эйфория.

— Продолжим или поедешь? — поднявшись с пола и вытирая рот, уточнила приставучка.

— Давай в другой раз продолжим? Мне пора, — встал из кресла и пошел в ванную, чтобы привести себя в порядок.

Я зацепил эту приставучку сегодня в кафе. Она первая подошла и вспомнила, что мы с ней уже как-то развлекались и предложила повторить. Разумеется, я не отказался. Только сегодня не хотелось марафон устраивать. Кончил и пошел. Идеально.

Одевшись, попрощался с ней и вышел на улицу. Оргазм и небольшая доза алкоголя расслабили меня донельзя. Плюхнулся в тачку и двинул в сторону дома. Проезжая мимо кафе с открытой верандой, заметил знакомую светлую шевелюру в компании какого-то парня. Я был бы не я, если бы решил остаться незамеченным.

Припарковался недалеко от кафе и вышел из тачки. Начало августа выдалось жарким. Воздух был раскалён, что даже вечером дышалось тяжело. Но везде были свои плюсы и девушки раздевались донельзя, демонстрируя свои фигуры. Рай для мужского взгляда и воображения. Хотя, честно говоря, некоторые не оставляли простора для фантазии. Всё как на ладони. Даже не знаю, как к этому относиться. Трэвис выдал мне недавно свою мудрость, что в девушке должна быть загадка. Я призадумался, поскольку никогда в таком ключе не размышлял и загадок не разгадывал. Чем проще, тем лучше. Зачем всё усложнять, правда? Но сейчас, идя по набережной в сторону кафе, смотрел на девушек как-то по-новому. Я только что у одной увидел просвечивающие сквозь майку соски! А мы ещё даже не знакомы!

Короче, я не решил ещё, что мне больше по душе: загадка и игра моего воображения или товар лицом, так сказать.

Пиранья, то есть Лесли, сразу заметила меня, как только я зашёл в кафе и направился в их сторону. Из динамиков играла одна из моих любимых групп Theory of a Deadman с песней Lowlife. Натянув свою обольстительную улыбку, встал около их столика.

— Какие люди! А я ехал мимо, решил остановиться и поздороваться, — подмигнув ей, посмотрел на её спутника.

Накаченный, явно высокий, все руки забиты татухами. Телосложение у него было нечто среднее между моим подсушенным и мясистым Трэвиса.

— Я больше люблю с тобой прощаться, — приторно улыбнувшись, съязвила она.

— Натан, — протянул руку её качку. — Давний знакомый этой Пираньи.

— Спенсер, — ухмыльнувшись, крепко пожал мою ладонь.

Оглянувшись, увидел пустой стул за соседним столиком, где сидели две девушки. Выдавив из себя всю вежливость, забрал его и уселся рядом с Лесли. Она уставилась на меня, явно не понимая какого хрена я делал.

— Клёв распугиваю, да? — усмехнулся, вспомнив её вечную претензию ко мне.

— Я видимо пропустил, когда мы тебя приглашали к нам? — тут же обратился ко мне Спенсер, пока я поудобнее расположился и закинул руку на спинку стула Лесли.

Своим бедром задевал её. Она недовольно посмотрела на меня, задержавшись на моей шее.

— Видимо пропустил, — улыбнулся ему.

— Что у тебя с шеей?! Сучка разодрала? — презрительно прошипела Пиранья.

— Ну, если для тебя торчок, желающий порезать меня за бабки — разгневанная сучка, то определённо это она и была, — хохотнул я, смотря в её блестящие карие глаза.

Хорошенькая она, всё-таки.

А моя шея за два дня не распухла и не загноилась, значит, Диего всё чётко сделал. Мы тогда, оставив Глена выполнять его работу, вернулись в дом, и он оперативно обработал мне порез. А Джастин обмахивал то ли меня, то ли себя журналом, чтобы не рухнуть в обморок. Джойс всё время плакала и извинялась. Мы её успокаивали всей нашей дружной компанией, но удалось достучаться до неё только Трэвису, разумеется. Он что-то прошептал ей на ухо, видимо заклинание, и она достаточно быстро перестала плакать, даже начав улыбаться. Но он не отпускал её со своих коленей весь оставшийся вечер. А мы с парнями продолжили пить пиво и играть в приставку. Совершенно обычный вечер выдался тогда.

Глен, кстати, потом позвонил и сказал, что Келвину светит ещё одна статья за побег и нападение на нас. Короче попал он по-взрослому. Так ему и надо. Никто его не жалел, даже Джойс.

— Тебя хотели грохнуть?! Промахнулись?! Какая жалость, — рассмеялась эта стервозная Пиранья.

— Милая, я ещё столько всего в жизни не сделал, мне рано уходить на покой, — покачивая головой в такт песни, ответил ей. Боковым зрением заметил, как Спенсер напрягся.

Очевидно, я им помешал. Но я же просто проявил свою вежливость и ни на что не претендовал.

— Натан, может ты пойдёшь по своим делам? У нас с Лесли свидание, — вклинился недовольный Спенсер.

Лесли захлопала ресницами, смотря на него, словно она тупая и невинная овечка. Что за игру она вела?!

— Какое по счёту? — уточнил у него.

— Первое.

— Хм-м. Пиранья, он ещё не знает какая ты, да? — улыбнулся, разглядывая её профиль.

Выгнув бровь, она повернула голову ко мне. Что-то в ней неуловимо изменилось, но я не мог понять что. Логично, ведь ключевое слово было «неуловимо».

— Можно подумать ты знаешь, — закусив нижнюю губу, ответила она. Болт в шортах мгновенно отреагировал на этот сигнал. Чёрт её дери, какая же она соблазнительная. — У нас ни одного свидания не было, кобель.

— Я не хожу на свидания, сразу перехожу к следующему этапу, — подмигнул ей.

— Кстати, насчет следующего этапа, можно устроить, — улыбнулась она, посмотрев на меня.

Я немного ошалел от того, что она в открытую на своём собственном свидании предложила мне секс, но быстро нашёлся.

— Как скажешь, милая. Я не против.

Спенсер, стиснув челюсти, посмотрел на меня. Ой, да расслабься! Можно подумать девушек больше нет.

— Спенсер, что скажешь? Возьмём его третьим? — невозмутимо обратилась Лесли к нему.

Я почти поперхнулся.

Что, простите?!

— Третьим? — задумчиво ответил он, смотря ей в глаза. — Я не очень люблю делиться. Только если после меня.

Я охренел. Они сейчас о чём?! Я ничего не имел против секса с несколькими девушками, я любил это дело. Но вот в обратную сторону это не работало. Не мог представить, чтобы я с каким-то хером был в одной девушке. Одновременно или тем более после него.

Что за хрень здесь происходит?!

— Милая, я не то имел в виду. Я говорил только про тебя и меня, — обратился к ней, опустив руку ей на спину и провёл по позвоночнику пальцами.

— А я имела в виду именно это. Я люблю, чтобы всё внимание парней было обращено ко мне, — как ни в чём не бывало ответила она. — Ты же сам предлагал мне с твоими приставучками. Теперь моя очередь.

Эм. Хм. Ну…

Да ну нахрен!

— Видимо, мне придётся отказаться, — легонько провёл по её спине к шее и слегка сжал.

Она опять была напряжена. За всё время нашего непродолжительного знакомства она практически никогда не была расслаблена. Неосознанно начал массировать её.

— Слабо? — не растерялась она, повернув голову ко мне.

— Ни в коем случае. Просто я люблю эксклюзив, — надавил посильнее на её шею, и она немного задрожала.

Неужели она так легко могла согласиться на секс втроём?! С двумя парнями?! Где та застенчивая девушка, с которой я был год назад? Что с ней случилось? Почему она стала такой?

Я никого не судил, сам любил развлекаться. Но чёрт…

Почему-то именно от неё мне не хотелось слышать подобного. От кого угодно, но не от неё. Почему? Я не понимал. Если бы меня позвала другая девушка, я бы, наверное, тоже отказался. Я правда не любил делиться. Но запросто мог щедро одарить своим вниманием сразу двоих. Как-то так. Короче, много девушек хорошо. Много парней в девушке — не очень. Как-то хреново совсем. В общем не моя история. Я играл по другим правилам.

Пока я летал в своих мыслях, продолжал разминать её шею и она расслабилась.

— Значит не составишь нам компанию? — поинтересовалась она, стрельнув в меня соблазнительным взглядом.

Как же она умела общаться своими карими глазами. В жизни ещё не встречал девушку с таким навыком. Она взглядом могла убить, послать, похвалить, возбудить, остудить и много чего ещё.

— Не в этот раз. Ладно, развлекайтесь, — встал из-за стола, решив, что мне нужно кое с кем поговорить.

Лесли коварно улыбнулась, подняв голову. Вот ведь пиранья.

— Ещё увидимся, милая Пиранья, — прошептал, нагнувшись к ней и чмокнув в нос, на что она опешила. Да я сам не ожидал, но просто захотелось похулиганить.

Кивнул Спенсеру и пошёл в сторону выхода, на ходу доставая мобильник из кармана. Нашёл номер Фреда, моего бывшего одноклассника. Я с ним не общался как раз с тех пор, как был в Портленде. В школьные годы мы часто отрывались на уроках, за что потом вместе посещали кабинет директора. А в выпускном классе он переехал, и мы виделись крайне редко, а точнее, всего один раз.

— Алло? Нэйт? — удивлённо ответил он на мой звонок.

— Именно. Здорова, Фред. Не отвлекаю?

— Нет, не отвлекаешь. Что-то случилось? Сто лет тебя не слышал.

— Да, я больше не был в твоих краях. Случилось то, что я тут встретился с Лесли, помнишь такую? — усмехнулся, пока озвучивал причину своего звонка.

Перебежав дорогу, шёл в сторону припаркованной тачки.

— Морган?! Да ладно? Серьёзно?! Конечно помню. Разве такое забудешь?! — нервно и удивлённо произнёс он.

— Абсолютно серьёзно. За последние два месяца регулярно сталкиваюсь с ней. Она сильно изменилась. Скажи, она давно стала такой?

— В смысле «такой»?! Нэйт, я не знаю какая она сейчас. Она уехала из Портленда практически сразу после произошедшего. Ей ведь нельзя было здесь оставаться, — недоумённо произнёс он.

— Ты о чём?! — нахмурившись, уточнил.

Повисла тишина.

— Фред?! — напряжённо произнёс в трубку.

Отчего-то мне не понравилась эта пауза. Что-то в груди ёкнуло.

— Нэйт, ты, что, не помнишь?

— Твою мать, о чём ты?! — остановившись около своей машины, прислонился к водительской двери.

— Ты помнишь, что переспал с ней? — раздраженно спросил он.

— Помню.

— А ты помнишь, что было на следующий день?

— Нет. Я и об этом-то забыл, мне Лесли сама рассказала. В моей памяти те выходные отсутствовали, — признался ему, пытаясь понять какого хрена он сейчас был таким нервным и недружелюбным по отношению ко мне.

— Нэйт, на следующий день я показал тебе видео с вами двумя в главной роли, которое тайно записал и отправил мне этот ублюдок Чак. Ты посмотрел его и, пожав плечами, сказал, что ничего в этом нет, обычный секс, — быстро говорил он, а мне почему-то стало сложно стоять. Открыв дверь, плюхнулся на сиденье. — Я тебе сказал, чтобы ты поговорил с Чаком и удалил это дерьмо с его телефона. Но ты продолжил пить как ни в чём не бывало, а меня он не слушал, говоря, что это не моё дело. Короче говоря, он опубликовал видео в день твоего отъезда. Жизнь Лесли в то утро кардинально изменилась. Можно сказать, что вы её этим поступком фактически растоптали…

— Погоди, — пытался угнаться за ним. Мне не нравилось то, что я слышал. Совсем не нравилось. — Я с ним не поговорил?!

— Нет, ты с ним бухал весь день.

Твою мать…

— То есть я его не остановил, — озвучил, скорее для себя, чем для Фреда.

В голове хаотично стали всплывать разные картинки тех выходных, что перед глазами всё поплыло. Прикрыв на мгновенье глаза, перевёл дыхание.

— Да, ты не увидел в этом ничего такого. Разве что, сказал ему, что снимать исподтишка — хреновая затея, мол ракурс неудачный, — бросил мне Фред, и я буквально почувствовал его негодование и презрение. — Это видео, как ты понимаешь, заинтересовало всех больше, чем то фото, что ты сделал. Правда ты его хотя бы не отправлял никуда, просто показал и тут же удалил.

Смотря в лобовое стекло, я ничего не видел. Каким бы разгильдяем я не был, понимал, что подобным поступком гордиться нельзя. Да какой «гордиться»? Такого поступка впору стыдиться. Тот алкоголь, что сейчас ещё плескался в моём бренном теле, словно испарился. Лёгкость и расслабление вмиг пропали.

— Чёрт, — выдохнул я, откинув голову на подголовник и уперев локоть в дверь, держа телефон. — Что было, когда я уехал?

— Было дерьмо, Нэйт. Тотальное и всепоглощающее дерьмо, — тихо ответил он. — Лесли затравили. Это видео было везде. А поскольку с того ракурса было отлично видно её лицо, то сам понимаешь… Чего только она не выслушала в свой адрес. Её родители постарались всё замять, но, как не трудно догадаться, люди ещё долго судачили. Сейчас вроде успокоились, а она уехала через месяц после случившегося. Поэтому я даже не представляю какая она сейчас. Но могу предположить, что подобное дерьмо не могло пройти незаметно. По любому она заработала кучу комплексов к тем, что уже были. С Чаком я перестал общаться практически сразу, просто не смог смотреть, как он делал вид, что ничего страшного не случилось. Прямо как ты.

— Я не знал! — возразил тут же, повысив голос. — Я же не думал, что это вообще кому-то будет интересно смотреть! Это же секс! Самый обычный секс! Кому интересно на это пялиться?! Что вообще за бред?! — громко возмутился я.

— Нэйт, это студенты. Это немного выросшие подростки с бушующими гормонами, своими бешеными тараканами и любящие тыкать в дерьмо всех и каждого, которые увидели на видео свою знакомую или просто сокурсницу! А из Универа они понесли это домой! А там родители качали головами и судачили со своими знакомыми. В итоге за сутки весь Портленд знал её в лицо! Столько гнилья в людях, что страшно становится. Её дом разукрашивали из баллончиков. Как ты понимаешь, писали разные гадости, у кого на что фантазии хватало. Её саму атаковали со всех сторон. Ей нельзя было выйти на улицу, не услышав при этом какого-нибудь мерзкого оскорбления в спину.

— Я не знал. Кстати, почему ты мне не позвонил?! Ведь на видео нас двое, а досталось только ей!

— Я не звонил?! Ты совсем мозги пропил, что заработал амнезию?! Я тебе позвонил спустя два дня! Но у тебя была очередная вечеринка и ты мне сказал, что потом перезвонишь. Но не перезвонил. А мне отец Лесли потом сказал держаться подальше от его дочери и вообще забыть всё это. Поэтому я перестал пытаться достучаться до тебя.

Вот же дерьмо! Вот это я задержался на выходные у друга.

— А её родители почему на меня не вышли?

— Вроде им Лесли не дала этого сделать. Взяла весь удар на себя. По каким причинам — я не знаю. Только она может сказать какого хрена она защищала тебя, кретина несчастного, — фыркнул в трубку.

М-да. Почему она не сдала меня на съедение этим псам голодным?! Тут же вспомнился обрывок того видео, и там действительно моего лица почти не видно. Только цвет волос угадывался. Почему моя память только сейчас начала подкидывать воспоминания?!

— Что ещё? Рассказывай всё, — обречённо попросил его.

— А что ты ещё хочешь услышать?! Тебе этого мало?! — зарычал он.

— Я хочу знать масштаб последствий для неё, — спокойно ответил ему, проигнорировав его интонацию.

— Масштаб колоссальный. И не только для неё. Когда она уехала, то удар по цепочке перешёл на её родителей. Их стали обвинять в коррумпированности, мол они за бабки перевели дочь в другой универ. Её отец хороший адвокат, можно сказать лучший в нашем городе, чуть без своей практики не остался. Но они, красавчики, просто на всех в суд подавали. Любое слово в их адрес и сразу иск. Поскольку правда была за ними, то они выплыли из этого болота. Попутно бабок срубили. Красавчики, говорю же. Но потрепало их нехило. Сейчас всё улеглось, но некоторые уроды до сих пор вспоминают.

— Кто?!

— Чак и его компания. Я ведь с ним перестал общаться, но моя девушка, Дженни, поддерживает общение с Кендрой, которая спит с Чаком. Поэтому я знаю, что он нашёл новых друзей, таких же отморозков, — процедил он.

Стиснув челюсти, думал, что мне делать.

— Ты с Лесли больше не общался?

— Нет. Не знаю приезжает она к родителям или нет, но я её не видел с тех пор. В социальных сетях её тоже больше нет, поэтому я ничего не знаю о её жизни. И я крайне удивлён, что ты с ней общаешься. Как она? — в его голосе слышалось беспокойство.

А я ни хрена не понимал почему она мне эту часть истории не рассказала. Опять защищала? Зачем?!

— Она изменилась, Фред. И внешне, и внутренне. Учитывая, что я её даже не вспомнил сначала, то можешь себе представить масштаб перемен. Она стала абсолютно другой. Лесли превратилась в стерву, — ответил ему, вздохнув.

Взгляд был устремлён вперёд, но я словно ничего и никого не видел. Перед глазами начали беспрерывно вспыхивать картинки, которых я до этого не помнил. И комната, и она обнажённая передо мной, а потом я над ней. Её красивые глаза, смотрящие на меня с каким-то странным выражением, словно я подарок ей принёс. Её губы, которые сначала так неумело целовали, а потом всё настойчивее. Её тихие стоны и всхлипы. Вроде, я был аккуратным с ней. Я помню, что держал мысль в голове «Не торопись, ты первый у неё». Надеюсь, ей было не сильно больно.

Не больно.

Да она ад потом пережила! А мне ничего не сказала ни тогда, ни сейчас. Почему?!

— Нэйт, если честно, я вообще не представляю сколько моральных сил надо иметь, чтобы с тобой потом общаться и не завалить тебя. Но раз она стала стервой, то берегись. Возможно ещё покусает тебя, — злорадно протянул он.

— Поверь, кусается она больно, уже проверил, — улыбнулся в ответ.

Однако я понимал, что он имел в виду другое. Но она даже близко не хотела меня подпускать к себе, чтобы потом завалить или отомстить. А значит, она не доверяла мне. Что логично. Может мне стоит попытаться загладить свою вину?! Я не хотел жить с этим грузом на душе. Одно дело, когда ты не помнил ни хрена и не знал, а другое, когда прозрел, мать его. Закрыть на это глаза не получится. Во всяком случае у меня.

— Не обижай её, — тихо произнёс он.

— Да я и не собирался! Просто пытался понять, где та наивная девчушка. А тут вон что оказалось, — со вздохом ответил и завёл тачку, прижав телефон плечом.

— Ладно, мне пора. Если ты планируешь с ней общаться, пожалуйста, будь поласковее и повнимательнее. Ей и так от тебя досталось. Стань ей другом, что ли. Мне кажется, это было бы справедливо. Я не лезу, но всё же она не заслужила пережить такое. Никто не заслужил, — задумчиво говорил он.

И я был согласен с ним. На все сто.

— Спасибо, что рассказал, — включив поворотник, отъехал от обочины.

— Надеюсь, это что-то изменит, — сказал он и отключился.

В моём восприятии точно изменит. Во всяком случае мне теперь стало понятно почему она такая. Особенно по отношению ко мне.

Интересно, она с остальными такая же стервозная пиранья или только я огребаю и расплачиваюсь за прошлое. Нельзя сказать, что она прямо больно мне делала, нет. Но её вечные замечания, оскорбления, напряжение и нежелание задерживаться рядом со мной теперь объяснимы.

Значит, я конкретный мудак, раз с моего молчаливого согласия это видео попало в сеть. Что теперь я мог сделать для неё? Постараться стать другом. В жизни, кроме Габи и теперь ещё Джойс, не дружил с девушками. Может через секс мне удастся подобраться к ней поближе и подружиться? Хрен его знает. Она неохотно подпускала к себе. А что я мог дать ей ещё? Ничего.

Ладно, походу дела придумаю как себя вести и что делать, но рассказывать ей про то, что теперь узнал не буду. Если она сама не поделилась, то у неё были причины. А лишний раз лезть ей под кожу и мусолить то, от чего она убежала мне тоже не хотелось. Время покажет, по каким правилам с ней общаться. Возможно, она сама мне эти правила и покажет, а мне останется только их соблюдать.

Что-то мне подсказывало, что такое прошлое превращало людей либо в жёстких и циничных потребителей, либо в закомплексованных тихонь, либо в затравленных и озлобленных социофобов, либо в стервозных мужененавистниц.

Кем стала в итоге она?!

Глава 17

Лесли

Поиграем?!

Мне нравилось это ощущение, когда предвкушаешь что-то. Это придавало силы. В данный момент я очень хотела продолжить свою медленную и аккуратную атаку на этого кобеля.

Мы с Ханной после работы пришли в бар Wild Fire и уселись за барную стойку. Что-то подсказывало мне, наверное, моя задница, что Натан будет сегодня здесь. Когда включаешься в игру, то буквально кожей начинаешь предчувствовать что-то. Это похоже на животный мир, когда у тебя обостряются все инстинкты. Так и сейчас, я была уверена, что он где-то рядом. Моё тело чувствовало его на каком-то ином уровне.

— Блин, жаль не успели на выступление ребят. Мне они понравились, — отпив ягодный коктейль посетовала Ханна.

— В другой раз успеешь. К тому же ты же общаешься с их клавишником, а он ещё и поёт. Значит, концерт тебе обеспечен, стоит только попросить, — подмигнула ей.

— О, да! Голос у него приятный. Мелодичный такой. А пальцы… — загадочно протянула Ханна и рассмеялась.

— Вы с ним просто спите?

— Просто спим и периодически переписываемся. Ничего серьёзного, как я и люблю, — окинув взглядом бар, она прищурилась и продолжила: — М-м, там сидит твой кобель в окружении друзей и над чем-то ржёт.

Я так и чувствовала. Что ж, отлично.

— Тим, — обратилась к бармену, рассмотрев его имя на бейдже. Он вскинул на меня свои серые глаза, улыбнувшись. — Скажи, пожалуйста, а кто здесь включает музыку для танцев?

Мне нужно правильное музыкальное сопровождение для раскрепощения.

— Вообще Хлоя, хозяйка бара. Она помешана на музыке и выбирает что-то для фона, что-то для танцев. А что такое?

— Значит, мне нужна Хлоя. Я хотела попросить её включить одну песню, — улыбнулась ему.

— Сейчас позову. Они после выступления ещё не вышли из подсобки, — кивнул мне и скрылся из виду.

Поскольку Ханна спала с клавишником из группы, которая здесь выступала, то она мне вкратце рассказала про их компанию. Там все по парам, кроме, собственно, самого Алекса и их гитаристов Мэтта и Рикки. Алекс поведал ей, что все ребята очень классные, но зануды по части отношений. Только они втроём с гитаристами держали оборону и не собирались поддерживать этот массовый психоз. Как он пошутил, что их компания «проклята» и обречена всем пережениться.

— Почему-то мне кажется, что этот кобель зацепил тебя, раз ты даже музыку просишь специальную, — прищурившись, заключила Ханна.

— Подруга, этот кобель не отрастил ещё свою «цеплялку». А я да, — рассмеялась я, как к нам подошла девушка с короткой стрижкой.

— Я Хлоя, вы меня искали? — протянула мне руку.

Её я помню ещё с открытия. Такая молодая, а уже замужем. Обалдеть можно, на самом деле. Она же наша ровесница плюс-минус! А тут уже и семья, и бизнес… Дальше, видимо, дети пойдут. Это всё не для меня.

— Привет, я Лесли. — улыбнулась ей. Хлоя была харизматичной девушкой, с косой длиной чёлкой через пол лица и лучезарной улыбкой. — Могу ли я обнаглеть и попросить включить одну песню, да погромче, чтобы потанцевать? Знаю вы по пятницам и так создаёте настроение разными композициями, но я не слышала ту, которая мне нужна.

— Что, надо кого-то сразить наповал, да? — подмигнула мне, смеясь.

А она сообразительная.

— Ну, можно и так сказать, — неоднозначно покачала головой.

— Если это не попса и всякий там дабстеп, то можно.

— Детка, всё в порядке? — к ней подошёл её муж, высокий и накаченный парень. Он прямо скала по сравнению с миниатюрной Хлоей. Обнял её сзади и поцеловал в макушку.

Помню в день открытия бара, заметила, как он на неё смотрел. В жизни не видела такого любящего взгляда. Складывалось ощущение, что он боготворил её. Я, честно говоря, не верила в подобную любовь, но эта парочка явно исключение из правил.

— Да, девушкам хочется повеселиться под их песню, — объяснила ему.

— Понятно. Кому-то сейчас будет не до веселья. Кто этот счастливчик?! — улыбнулся он.

— Да я просто хочу потанцевать! — возразила я, но мне понравилось, что они меня раскусили.

Любила проницательных людей. А тупых и самоуверенных не переваривала.

— Знаешь, моя жена тоже раньше «просто так» танцевала. То около меня, то на мне, используя меня в качестве шеста, то передо мной. А я готов был разорвать её на танцполе, если понимаешь о чём я, — хохотнул он, сильнее прижав Хлою к себе. — Вы, девушки, никогда и ничего просто так не делаете.

Мы с Ханной рассмеялись, закивав головами.

— Я же говорю, у вас всегда свои мотивы. Только мы, парни, не всегда догоняем, тупим частенько, — улыбнулся он.

— Вообще, я редко танцую. Не очень люблю это дело, но сейчас прям настроение такое… хулиганское что ли, — разоткровенничалась с ними, отпив коктейль.

— Раз настроение, значит иди и танцуй! — смеясь, приказала Хлоя. — Вкусный коктейль? — озорно поинтересовалась она.

— Слушай, правда очень вкусный. Идеальный баланс кислого и сладкого, — кивнула ей.

Они с Хлоей рассмеялись.

— Это любимый коктейль Хлои. В своё время она постоянно пила его в другом баре, в нашем родном городе. Можно сказать, что это напиток с историей, — пояснил Джей, вновь поцеловав жену в макушку.

— Ладно, говори песню и когда включить, всё сделаем, — подмигнула мне Хлоя.

Я правда редко пускалась в пляс. По-настоящему, так чтобы всё тело жило своей жизнью. Обычно я медленно и соблазнительно покачивалась, немного извиваясь, чтобы поймать на крючок нужного самца. Это всегда работало. Но сейчас мне хотелось побеситься и побесить.

Услышав какую песню я хотела, Хлоя рассмеялась и, сказав, что танец и впрямь будет «самым обычным», вернулась с мужем в подсобку. Спокойно допила коктейль и через десять минут услышала знакомые гитарные рифы заказанной мной песни, которые разнеслись по всему бару. Заиграла песня Hellevator группы Thundermother и публика одобрительно засвистела.

Ну что, игра началась.

Поправив свой алый топ, уверенно пошла в центр танцпола. Столик, за которым сидел Натан, был недалеко и это только вопрос времени, когда он меня заметит.

Начав очень эротично извиваться, увидела его друга, Диего кажется, который очень вовремя решил вернуться от барной стойки к своим друзьям. Но у меня на него были другие планы. Схватив его за руку, притянула к себе. Кто-то за их столиком пронзительно засвистел. Он удивлённо вскинул брови, внимательно посмотрев на меня. А я буквально, как кошка, начала тереться о него. Покачав головой, словно смотрел на ребёнка, и улыбнувшись, он обхватил меня за поясницу одной рукой, но не танцевал и не двигался.

— Мне нужно подыграть тебе, да? — спросил он, пока я водила руками по его груди, а бёдрами тёрлась о его ногу.

— Просто потанцевать, — игриво ответила, начав опускаться и ведя руками по его телу вниз.

— Ну, разумеется, — усмехнулся он, убрав руку с моего тела.

А я опустилась на корточки, вращая бёдрами и водя ладонями по его бёдрам. Почувствовала чей-то устремлённый взгляд, который буквально испепелял меня.

Клюнул.

Подняла глаза наверх и увидела, как Диего смотрел на Натана, подняв ладони в знаке капитуляции, типа он не виноват, это всё я.

Так и было. Это всё я.

Держись, кобель.

Мельком посмотрев на Натана, заметила усмешку уголком губ и прожигающий взгляд. Тогда я медленно поднялась и запрыгнула на Диего, обхватив его талию ногами. Ему ничего не оставалось, как подхватить меня и придержать за спину.

— Может ты с Нэйтом потанцуешь?! — прищурившись, он явно недоумевал какого хрена я делала.

— Не нуди. Мы просто танцуем, — игриво пролепетала, плотнее обхватив его талию.

— Ты не просто танцуешь. Ты заводишь моего друга, — улыбнулся он.

Вместо ответа ещё одному проницательному парню, резко откинулась назад, достав волосами до пола. Топ стремительно пополз наверх, угрожая обнажить мою грудь. Но мне было всё равно. Однако Диего явно был другого мнения, и в следующий миг схватил топ и прижал его к животу. Я чуть не рассмеялась. Вот ведь целомудренный какой! А следом, он рывком поднял меня, как-то очень ловко и аккуратно отцепил мои ноги, и закружив вокруг своей оси, подтолкнул вперёд. В полёте я буквально врезалась в Натана, который хищно улыбнулся и, обхватив меня одной рукой, просунул ногу между моих и начал двигать своими бёдрами в такт.

— Ну привет, Пиранья, — подмигнул мне, продолжая танцевать.

От моего головокружительного полёта по танцполу перед глазами всё поплыло. Увидела довольную усмешку Диего, севшего за их столик.

— Ну привет, Натан, — улыбнулась ему, продолжая вращать бёдрами.

— Что ж, ты завладела всем моим вниманием. Но могла бы просто подойти, зачем было использовать моего друга, м? — вопросительно изогнув бровь, изобразил обаятельную улыбку.

Он был чертовски хорош собой, но меня больше не возьмёшь одной внешностью. За красивой картинкой порой скрывались самые отвратительные человеческие качества.

— Вы любите, когда вас используют, — ответила и закинула одну ногу на его талию, продолжая ритмично двигать бёдрами.

Натан сильнее прижал меня к себе, подхватив за ногу. Его ладонь поглаживала мою задницу, а бёдрами делал очень сексуальные движения.

— Не согласен. Никто не хочет быть использованным, — прошептал на моё ухо, пока его промежность упёрлась в мою.

Он явно был сильно возбуждён. В какой-то момент мне показалось, что он снова захочет прижать меня в углу и довести до оргазма, но он не отлипал. Наоборот, крепко прижимал и был со мной на одной волне.

Удивительным было ощущение уединения на заполненном танцполе. Тем более с Натаном.

— А ты неплохо чувствуешь музыку, — перевела тему.

— Я неплохо чувствую тебя и твоё настроение, — парировал он и, слегка откинув меня назад, держа за бедро, сделал полукруг моим туловищем и резко поднял обратно. — Это как секс, милая. А с ним у с нас тобой проблем нет, — соблазнительно произнёс мне на ухо.

Ох. Он и впрямь хорош на танцполе. Я не ожидала подобного, но получить удовольствие от танца была не против.

Тогда я опустила ногу и, развернувшись, начала сползать вниз по его телу, вращая задницей и извиваясь всем телом. Между нами не было и сантиметра пустоты. Я буквально стекала по нему. Его тело завибрировало, наверное, ему понравилось. Тогда я начала медленно подниматься, особенно ритмично крутя бёдрами, задевая его эрекцию. Натан положил ладонь на мой живот и прижал к своей мускулистой груди. Спиной чувствовала неимоверный жар его тела. На секунду прикрыла глаза, мне понравился наш танец. Давно я не получала настоящего наслаждения. Правда здесь цель была одна, а итог вышел совсем другим, но я, тем не менее, была довольна. Я в эти три минуты жила и чувствовала. Не играла.

— До чего же ты соблазнительная, Пиранья, — шепнул мне на ухо, прижимая мою задницу к своему возбуждённому члену. — Можно я признаюсь кое в чём?

— Валяй.

— Я хочу тебя.

Я рассмеялась. Это не новость для меня. Но мне нравился ход его мыслей.

— Мне посочувствовать тебе или что? — повернулась лицом к нему.

— Или что, — игриво ответил и, схватив меня за шею, притянул к себе и поцеловал.

Медленно провёл языком по моим губам, а потом расслабленно и чувственно обхватил своими губами мои. Песня закончилась, началась другая, а мы продолжали неспешно и глубоко целоваться. Он поразительно точно чувствовал меня и моё настроение. И совершенно магическим образом демонстрировал это настроение через поцелуй. У него был особый талант в этом деле. И мне нравилось это, правда.

— Чёрт тебя дери, Лесли, — прильнув лбом к моему, Натан пытался отдышаться. — Ты невозможно умопомрачительно целуешься. Просто с ног сбиваешь своей энергетикой.

Приятно было услышать, что он на моём крючке. Мой клёв сегодня был отличным.

— Пойдём, познакомлю тебя с ребятами из группы. Я обещал с ними ещё немного посидеть, — хрипло прошептал он, пока я молча обдумывала его слова, идя за ним.

Он познакомил меня с компанией, состоящий из одних парочек. Видимо, про них и говорил Алекс. Даже удивительно, что в наше время молодые люди стремились быть в отношениях. Поразительно, что такие молодые, а уже женаты. И больше всего меня шокировало, что я видела любовь в их глазах. Да я её буквально кожей ощущала здесь!

Я ведь год назад тоже мечтала о таком. Чтобы такой же симпатичный и накаченный спортсмен смотрел на меня, как на смысл своей жизни. Но у меня не сложилось. А здесь, за столом в баре, наблюдала четыре пары, которые жили друг другом.

Любопытно, почему у одних вот так всё удачно складывалось, а у других, как у меня, всё шло жопой об косяк. То есть дерьмово. То есть плачевно. То есть адски больно. То есть несправедливо и жестоко.

Почему? За что? Для чего?

В своё время, мне очень помогла мысль, что мне это испытание было нужно для чего-то, а не в наказание за что-то. Я зацепилась за неё и стала выплывать. Решила, что это произошло со мной, чтобы я стала искусной сердцеедкой, независимой стервой, уверенной в себе женщиной. Кем угодно, но не наивной дурёхой.

Эти парочки немного сбивали меня с толку своими флюидами. Парни были в моём вкусе в плане телосложения. Все, как на подбор подкаченные, сильные. Девушки были симпатичными, ухоженными. Они все выглядели очень гармонично. Их глаза светились от счастья. Они любили и были любимыми.

Повезло?

Может быть. Я не знала историй их знакомства, но червь сомнения закрался в мой мозг, нашёптывая: «Ты тоже так хочешь, не обманывай себя».

Хлоя тут же дала мне пять, как только мы подошли к их столику, а Джей, улыбаясь, лишь покачал головой.

— Лесли, думаю для тебя не секрет, что ты практически свела с ума этого мопедиста? — обратился ко мне парень из той компании, Майкл.

Он явно имел латиноамериканские корни. Очень уж хорошенький, чем-то отдалённо напоминал какого-то певца, не могла вспомнить его имя. Он ещё пел песню Despacito.

Все устремили свои взгляды на меня, кроме Диего с его сестрой и вокалиста этой группы с его девушкой. Они что-то увлечённо обсуждали, глядя в телефон. Боже, до чего же много людей за двумя совмещёнными столиками. Год я избегала больших компаний незнакомых или малознакомых людей. Но по иронии судьбы я опять оказалась с Натаном и снова в большой компании. Пока не понимала, как к этому относиться, но наличие парочек меня каким-то образом успокаивало.

— Я не мопедист! — заржал Натан, усадив меня на своё место, сам же сел на подлокотник моего стула. — Я мотогонщик. Профессиональный, между прочим.

— Не суть, — махнул на него рукой и посмотрел на меня, слегка прищурившись. Было ощущение, что он видел меня насквозь.

— Практически не считается, — выгнув бровь, ответила ему.

— Натан, поздравляю! — перевёл взгляд на него. — Ты попал. Эта девушка перевернёт твою жизнь, вот увидишь, — воодушевлённо заключил этот Майкл и вся его компания заржала.

Сделала вид, что ничего такого он не сказал, но в груди сердце возбуждённо подпрыгнуло.

— Это ты по каким признакам понял, гуру? — заржал Натан, положив ладонь мне на шею и начал её разминать.

Он так делал постоянно, стоило ему оказаться рядом со мной. Даже тогда, несколько дней назад в кафе, когда он застал меня в компании Спенсера. Жаль, что он не согласился продолжить с нами. Я ведь так искренне приглашала его.

— По взгляду. Как обычно, короче говоря, — подмигнул ему.

— Я же говорил вам, он диссертацию может по взглядам написать! — поднял палец ещё один парень, Тайлер. У него были необычные серые глаза. Складывалось ощущение, что он линзы носил.

— А мы с Мэттом скажем вам, просто не смотрите ни на кого, пока общаетесь с нашим купидоном! Уставьтесь либо на него, либо в стол, серьёзно! — заржал Алекс, тот самый клавишник, вставая из-за стола вместе со своими друзьями-гитаристами. — Зато так вы избежите всяких его умозаключений. Совет бывалого, как говорится.

— Я практически никогда не ошибаюсь, Алекс, — обратился Майкл к нему.

— А? — театрально поднёс ладонь к уху Алекс. — Ещё один непрошеный совет: делайте вид, что не слышите его. Тоже работает.

Мы все рассмеялись.

— Засранцы, мой пендель однажды больно ударит по вашим отросшим геморроям. Ты же знаешь это, — рассмеялся этот неуёмный Майкл.

Видимо он у них был самый помешанный по части отношений. Его жена, куколка-блондинка, тихо смеялась, сидя на его коленях.

— Кстати, пока все здесь, то я напомню. Мы вас ждём на празднование нашей свадьбы с Сидни. 15 сентября будем отмечать здесь, в баре. Так что ребята приходите, будем рады всех видеть. И Трэвису с Джойс передайте, — произнёс Тайлер.

— Ого, Тай, это же меньше, чем через полтора месяца! Офигеть как время летит! Прямо бум и свадьба уже, — рассмеялась его девушка, сидя у него на коленях.

А я просто выпала в осадок. Свадьба. У таких молодых. Они, что, знают какой-то секрет построения отношений?! Как такое возможно, чтобы в одной компании все были такими счастливыми?! Что за хрень здесь происходила?!

— Передам. Они сейчас гоняют где-то в этих краях, — кивнул ему Натан.

— Ладно, романтический Халк, будем. Куда же без нас, — заржал Мэтт, поправив свою бейсболку с надписью Super Man. Хорошенький такой. Прямо симпатичный. Очень.

— Вы уже все женаты или кто-то остался условно холостым? — спросил Джастин, которого в компании Натана все называли Бибером.

Он был невероятно очаровательным парнем. Особенно прекрасны были его ямочки на щеках, когда он улыбался. И глаза. Я ещё в прошлую нашу встречу заметила, что у него безумно добрые глаза. Наверное, он душа этой компании. Бывают такие люди, от которых идёт тепло. Вот он из таких. Если бы не моя политика и философия, то я бы захотела пообщаться с ним поближе. Или хотела бы иметь такого брата.

— Ну, эта святая троица холостяков пока не поддаются дрессировке, — заржал Джей. — А так остался Дэвид, наш «шоколадный» баритон, как называет его Триша.

Тот самый Дэвид, услышав, что говорят про него, отвлёкся от обсуждения чего-то с Диего и поднял свои зелёные глаза.

— Вы же знаете, я хоть завтра пойду с Тришей куда угодно, но она, — бросил на неё говорящий взгляд, — ещё не устала спорить со мной.

— Я не спорю, — тут же ответила она.

— Споришь.

— Нет.

— Да.

— Нет.

— Да.

— Короче, вы сами видите. И так во всём. Но эта тема самая животрепещущая. Обычно она сдается через пять минут. Но насчёт семьи она спорит уже полгода. Полгода, мать его за ногу! — Дэвид покачал головой, посмотрев на свою девушку, а она сделала вид, что всё отлично и продолжила беседовать с Диего и его сестрой.

Все рассмеялись.

— А я с радостью выйду замуж за Джастина, — пискляво протянула Кайла, его девушка.

— Короче, мы пошли, женатики хреновы, — закатив глаза, Алекс со своей холостяцкой компанией попрощался и ушёл.

Пока я танцевала, заметила, что Ханна покинула бар в компании какого-то брюнета. Вот у кого идеальные отношения, так это у них. Никто никому не делал мозги «Где ты?», «С кем ты?», «Когда будешь?» и прочее. Свободные отношения — это лучшее, что придумало человечество.

— Джастин, пойдем домой. Я устала. Тут так шумно было, — опять заныла его девушка. Он закатил глаза, что-то пробурчав себе под нос.

Говорю же, кому вот это всё надо?! Капризы, претензии, недовольство. Цепи, одним словом.

— Да, до всех доберётся, — задумчиво потёр подбородок Майкл, наблюдая за Джастином.

Я молча переводила взгляд с одного на другого и, как не странно, почувствовала себя уютно в их обществе, что для меня было крайне неожиданно.

Натан всё это время разминал мне шею, словно сам медитировал в этот момент.

— Ребята, спасибо за прекрасный вечер. Мне очень понравилось, хоть я и не особо слушаю подобную музыку. Глядишь, скоро стану отчаянным рокером, — улыбнулся им Джастин, собираясь уйти.

— Мы на это и рассчитываем, так что приходите почаще, — улыбнулась ему Хлоя.

— Пиранья, может и мы пойдём прогуляемся? На луну посмотрим, например, — прошептал Натан, надавив большим пальцем на какую-то чувствительную точку на шее, что по коже мгновенно побежали мурашки и волоски встали дыбом. — Я устал слушать их трёп про дебильные отношения. Это не наша история.

Ошибаешься, кобель. Ох как ошибаешься.

— Пойдём, — ответила ему, подняв голову.

Он посмотрел мне в глаза с каким-то странным посылом. Не было того привычного нахального взгляда. Он словно заново изучал меня.

— Ох уж эти взгляды, — опять прокомментировал вездесущий Майкл.

— Ты же не обидчивый, насколько я помню, да? — повернулся к нему Натан и тут же показал ему средний палец.

Все рассмеялись, а он, поднявшись, взял меня за руку и, помахав всем, повёл к выходу из бара.

Если честно, меня немного сбил с толку его взгляд. Я чувствовала, что-то изменилось. Он как будто стал более внимательным. Но это же Натан Митчелл. Какая внимательность или осторожность?! Какое уважение к девушкам?! Я вас умоляю!

Такие кобели умели играть.

А ещё благодаря таким экземплярам ты тоже могла научиться виртуозно играть по их правилам или без них, пустив пыль в глаза и нажав на правильные кнопки. В итоге всё воспринималось так, как надо. Никакого подвоха не ощущалось. Потому что вы были на одной волне.

По правилам или без.

Глава 18

Натан

Эти купидоны со своими отношениями такие забавные, вот правда. Они думали, что меня можно повязать по рукам и ногам?! Меня?! Серьёзно?

Я вообще слабо себе представлял отношения, когда ты профессиональный спортсмен и часто уезжаешь куда-то. С одной стороны — это хорошо, так вы не надоедаете друг другу. Но с другой, девушки обычно начинали выедать мозг чайной ложечкой. Мол ты ей постоянно изменяешь в своих поездках, им вечно мерещится чей-то голос на заднем фоне и так далее. А поскольку я собирался развиваться по спортивному направлению, то в будущем планировал часто и много ездить. Как только я выйду на нужный мне уровень — моя жизнь станет кочевой. Она вся будет состоять из режима, заездов и веселья. Куда ж без него? А девушка и отношения являлись в этом плотном графике отягчающимся фактором, балластом.

С Лесли я хотел только секса и постараться загладить вину за то видео. Я не совсем понимал правильно ли всё делал, но мне казалось логичным хотя бы попробовать. Конечно, не я его снимал и распространял, но отвечала она одна. Я лишь выполнял условие спора. Но снимать этот процесс было лишним. А спор и в Африке спор. Раз проиграл, то отдувайся. В этом я по сей день не видел ничего такого унизительного, как Джастин или Диего. Это же просто секс. Да даже сейчас мы гуляли по берегу, а мыслями я уже был в ней.

Обычный секс.

Единственное, что отличало его для меня от остального — неимоверная тяга именно к этой девушке. Просто необъяснимая. Раньше со мной такого не приключалось. Точнее сказать, раньше я вообще на всё это не обращал внимания. А сейчас заряжался и питался от неё. Меня заводило в ней абсолютно всё. Её язык, манера держаться в обществе, запах, длинные ноги, волосы, губы.

— Милая, я все ещё хочу тебя, если что, — улыбаясь, признался ей, пока мы шли босиком по песку, а волны омывали наши ноги.

— Я сейчас что должна сделать? Завопить от восторга? Или, может, тут же лечь? А может, запрыгнуть на тебя? Ты яснее выражайся, — язвительно ответила она.

Даже её характер мне в какой-то степени нравился. Не весь, разумеется. Но я не любил «пластилиновых» девушек. Не нравилось мне, если они были без своего мнения. Мне нравилось сопротивление. В этом читалась личность.

— Ты должна сейчас обнять меня и расслабиться. Остальное предоставь мне, — подхватил её на руки, она послушно обняла меня ногами и руками.

Я понимал, что секс на пляже так себе затея. В фильмах может это и романтично или красиво, но на практике не так. Песок потом будет везде. Копы снуют туда-сюда. Хоть на улице и ночь уже, но и прохожих хватало. Но, чёрт подери, я хотел и здесь галочку поставить. Я во многих местах, в том числе и общественных, занимался сексом, но на пляже как-то не случилось.

— Нас могут увидеть, — напряглась она.

В этом риске мне виделся шанс на сближение с ней, чтобы впоследствии заработать её доверие. Это ещё одна причина почему я хотел на пляже. Однажды я, сам того не подозревая, подставил её в сексе. Мне хотелось исправить этот косяк. Может это странная логика, но мне показалось всё вполне объяснимым.

— Не увидят. Поверь мне. Хотя бы постарайся, — прошептал, проведя языком по её шее.

Она задрожала, сильнее прижавшись ко мне. Поднёс её к укромному местечку. Таких на пляже было совсем мало, но сюда, как правило, мало кто заходил. Темнота, пляж, океан и она. Кайф же, разве нет?

Уложил её на песок, нависнув над ней.

— Жаль, что ты не в юбке, было бы удобнее, — целуя её ключицы, медленно опускался к груди, пальцами расстегивая шортики.

Адреналин напомнил о себе, разогрев и ускорив кровь по всему организму. В ушах стоял непонятный гул, а каждая мышца напрягалась, словно я готовился к старту на своей гонке. Океан касался наших ног, здесь было меньше непослушного песка, но было мокро. Очень.

— Это твоя фантазия, да? На берегу океана, под лунным светом, с практически незнакомой девушкой? — тяжело дыша, спросила она, подняв топ наверх, подставляя под мои губы мягкую, но упругую грудь.

— Ты хорошо чувствуешь меня, Пиранья. Да, это так, — обхватил её сосок губами.

Она со стоном выгнулась мне навстречу. Стянул с нас ненужные шорты, продолжая языком теребить набухший сосок. Потом закусил его и потянул. Её тело дрожало подо мной, значит именно так она сейчас и хотела. Аккуратно, но настойчиво. Не знаю, каким таким секретным средством для тела она пользовалась, но её кожа казалось сладкой. А запах… эта роза была везде.

Быстро надев презерватив на каменный член, навис над ней. Свет луны как-то по-особенному освещал лицо Лесли. Замер на секунду, разглядывая её глаза, нос, губы. Она была чертовски хорошенькой. Подняв руку, она убрала мою непослушную прядь волос со лба и легонько провела ладонью по голове. Почему-то этот жест снёс мне крышу. Я напрочь забыл, где находился. Видел только её тёмные глаза, загадочно сверкающие в свете луны и не посылающие меня сейчас матом в далёкие дали.

Приставил член к её горячей киске и медленно, но уверенно вошёл в неё. Её стон был заглушён шумом океанского прибоя. Всё было словно ненастоящим. Словно во сне. Я стремительно терял голову. Здесь и сейчас я начал сходить с ума.

— Пиранья, ты до безумия соблазнительная, — обхватил её под спину и сильнее прижал к себе.

Мы лежали практически в волнах. Фактически как на ладони, но в тоже время скрытые от ближайшей дороги и гуляющих зевак. Член слабо пульсировал от напряжения, и я начал двигаться в ней. Размашисто, настойчиво, властно. Не сбиваясь со своего темпа, прильнул к её губам и так же по-собственнически поцеловал. Чувствовал себя королём мира в данный момент. Хрен знает почему, но у меня словно крылья за спиной выросли. Её язык ненасытно ласкал мой, а сочные губы чувственно касались моих. Свободной рукой провёл по талии и обхватил грудь.

— Да… — выдохнула в мои губы, крепче обхватив меня своими стройными ножками.

Чувствовал, что окружающая нас обстановка заводила до предела не только меня, но и её. Увеличивал амплитуду, входя в неё всё резче и жёстче. Но мне не хватало её, было ощущение, что она ускользала.

— Я хочу ещё ближе и глубже, — прошептал и, крепче прижав к себе, рывком поднял её и сел на песок, усадив Лесли на себя.

Она прижалась ко мне всем телом, словно тоже хотела слиться со мной. Ногами и руками обвила спину и начала раскачиваться на мне.

— Недостаточно, — еле слышно произнесла мне на ухо.

Тогда обхватил ладонью её шею и, сжав, притянул к себе и вцепился в её губы. Страстно и требовательно ласкал, сминал и покусывал их. Другой ладонью помогал ускоряться на мне. Член был максимально глубоко в ней, зажатый её узким пленом. Кайфовым пленом. Каждый мой нерв сейчас был оголён. В любой момент нас могли застать, но это лишь больше подстёгивало продолжать. Я впитывал её близость в себя каждой клеткой, почувствовав какое-то до этого неизвестное мне абсолютное единение. Я был сейчас на грани помешательства. Крепче обхватив бедро Лесли ускорил её, впившись в эти мягкие губы. Она практически кусала меня, а не целовала и в следующий миг замерла, откинув голову назад и громко застонав.

— Чёрт тебя дери, Пиранья. Обожаю, когда ты кончаешь, — признался ей и её неистово затрясло. Сильнее прижавшись ко мне, вцепилась когтями в мою футболку. — Сильнее, — рыкнул на неё, и она резко дёрнула обеими руками в разные стороны, что послышался треск ткани, а её ладони тут же легли на мою голую кожу. — Так лучше, — усмехнулся я, взяв её под задницу и начал быстро поднимать и опускать на своём члене.

Я был готов заорать от наслаждения. По любому этот секс запомнится мне надолго. Да чёрт я каждый наш раз, кроме первого, отлично помнил. Лесли продолжала пульсировать всем телом, а её сокращающийся тёплый плен массировал мой член. Своими когтями она впилась мне в кожу, её голова болталась из стороны в сторону, пока я яростно насаживал её на себя. Мышцы напряглись как никогда, руки пекло, но в следующее мгновение сокрушительный оргазм накрыл меня, освобождая от невероятного накала. Мне стало нечем дышать, всё в миг перестало существовать, кроме этого момента. Ловя ртом воздух, застонал, уткнувшись в её шею и прижал к себе.

— Чёрт, Лесли, — прохрипел, пока член, дёргаясь, выстреливал спермой в презерватив. — Как же хорошо, мать твою, — признался, ощущая, как волна расслабления накрыла меня.

Всё вокруг кружилось и плясало, словно я был под запрещёнными веществами или нажрался, как свинья. Обхватил её руками и вжал в себя. В ответ она ещё крепче обняла меня руками и ногами, сбивчиво дыша.

— Я вся мокрая и в песке, — прошептала мне на ухо.

— То, что ты мокрая — это более чем логично. Это наша общая заслуга с океаном, — тихо рассмеялся я, дыша её невероятным ароматом. Она только недовольно цокнула на моё остроумие. — Пойдём смоем ненужный песок, а потом я отвезу тебя домой, — усилием воли поднял себя, не выпуская Лесли из объятий и зашёл с ней по пояс в океан.

От прохладной воды её кожа покрылась мурашками. Мне не хотелось её сейчас отпускать. Вместо этого я водил ладонью по её бёдрам и заднице, смывая песок.

— Я и сама могу, — усмехнулась она, немного отодвинувшись от меня.

— Знаю, но мне нравится, когда ты обнимаешь меня своими ногами. Могу я ещё немного покайфовать?! — задал резонный вопрос.

Я до сих пор не вышел из неё, и, если честно, готов был продолжить наши дикие сексуальные танцы на берегу, но остатки разума говорили мне остановиться.

— Немного — можешь, — улыбнулась она, заелозив на моём члене.

Он в ответ приветственно дёрнулся.

— Чёрт тебя дери, Лесли, — прорычал я. — Мы сейчас продолжим. А я стараюсь вести себя прилично и здраво.

Она рассмеялась, запрокинув голову.

— Здраво?! Ну-ну. Кобель, не тешь себя иллюзией, что та единственная извилина в твоём мозгу способна на анализ окружающей обстановки, регулировку поведения, критическую оценку ситуации и прочего. Она просто держит твои уши, — веселилась Пиранья, сидя на моём члене.

Вот ведь стерва! Но от её смеха плен, в котором находился мой член, немного сокращался. И это был истинный кайф. Поэтому в данную секунду я был не против её заливистого смеха надо мной.

— Если бы ты не была такой хорошенькой, то утопил бы тебя в океане, — ухмыльнулся, выходя из воды.

— Я хорошо плаваю, — довольно парировала она.

— Ты хорошо доводишь людей, но меня так просто не возьмёшь, — улыбнулся ей. — Ну что, ещё посидишь или будешь слезать? — спросил, крепко обхватив её за задницу и рывком насадив поглубже.

Она застонала и откинула голову назад. А у меня перед глазами заплясали яркие вспышки.

— Не льсти себе, кобель. Отпусти меня, — задыхаясь, попросила она.

— Да что ты?! — ещё раз качнул её на себе. Чёрт, если я продолжу, то не смогу остановиться. Член тут же подал знак, что ему тоже нравится эта идея. Лесли задрожала, сильнее вцепишься в мои плечи. — Почему мне кажется, что ты врёшь сейчас и не против продолжить? — ещё раз дёрнул её на себе. Со стоном она сильнее прижалась ко мне. Мышцы в момент вновь напряглись. Я не смогу остановиться. — Чёрт тебя дери, Пиранья, — прохрипел, сжимая её задницу и насаживая на свой твёрдый член.

— Быстрее, — с мольбой в голосе попросила она и вот теперь у меня точно сорвало крышу.

Я мог быть разным в сексе. То игривым, то ласковым, то неспешным. Но сейчас я хотел разорвать её и стереть эту ухмылку с лица. Она стала стервой возможно из-за меня в том числе. Значит, мне и суждено поставить её на место. А сейчас её место было на мне, в моих руках и в моей тотальной власти. Отчего-то я упивался этим. Жёстко и быстро насаживал её лёгкое тело на себя. Стоя по щиколотке в воде, наслаждался происходящим рядом с ней. Такого тоже ещё не было в моей жизни. Ни одна девушка не будила во мне настоящего охотника или зверя. Эта Пиранья затрагивала какие-то другие струны моего существа. Взывала к самым мощным и древним инстинктам. С ней я был не только весёлым и вечно флиртующим, но и диким и властным. По венам пробежал жар, я буквально озверел. Яростно и быстро двигал её податливым телом на себе.

— Да… Ещё немного, — взмолилась она.

— Чёрт, да, — на выдохе прохрипел и ускорился.

Руки запекло от той силы, с какой я вцепился в неё. Член разрывал её узкий и тёплый плен. Я был то ли в аду, то ли в раю. С ней всегда не совсем понятен этот момент. Вроде всё прекрасно, но в тоже время тебя словно на костре подожгли, желая истребить навсегда.

— Да, — почти неслышно прошептала она, содрогаясь в конвульсиях на мне и прижимаясь ближе.

Её манящий плен буквально сжал меня, отчего в поясницу словно током ударило. Стремительный оргазм накрыл, что меня качнуло назад и я еле устоял на ногах. С хриплым стоном уткнулся в её шею, вдохнув дурманящий аромат розы. От второго оргазма меня унесло куда-то, видимо в преисподнюю. Моё тело дрожало, мышцы горели, член яростно пульсировал в ней, а когти Лесли разрывали мне спину. Так быстро во второй раз я ещё не кончал, но её аура буквально сводила меня с ума.

— Матерь божья, что же ты творишь, — обречённо произнёс, вдыхая её запах. — Что же ты творишь, Пиранья…

Она обмякла и расслабилась, повиснув на мне. Крепко обнял её и наслаждался каким-то странным умиротворением. Словно затишье перед бурей. Такое ощущение бывало в момент финиша после гонки. Когда ты выдыхал и понимал, что всё. Ты смог, ты сделал. Что через секунду начнутся поздравления и чествование победителя, а потом безудержное веселье, отчаянная попойка и бешеный секс с приставучками. Но сначала был момент тишины, только ты, пересёкший секунду назад финишную черту.

Только я нигде больше не ловил подобного ощущения. И сейчас мне казалось, что я победил. Только вот в чём?! Непонятно. Но одно точно: бурю с этой Пираньей можно было ждать постоянно. Её характер таил в себе разных демонов, которые с радостью загрызут любого.

— Вот теперь я готова слезать, — шёпотом произнесла она.

— Ну, теперь и я готов отпустить тебя, — улыбнулся, немного отстранившись от неё и поставив на песок.

Одевшись, побрели в сторону дороги. По необъяснимому порыву взял её ладонь и переплёл наши пальцы. Она напряглась, но руку не отдёрнула.

— Ты злишься, что я тебя не узнал? — почему-то решил задать этот вопрос.

На самом деле я не знал что и думать обо всей ситуации. От количества информации, которую на меня обрушили она и Фред, я просто немного прифигел. Единственное чего мне хотелось — это сгладить последствия для неё. Как-то смягчить пилюлю что ли. Показать ей, что я могу быть хорошим и весёлым другом, который поддержит. Хотя с девушками я не умел дружить.

— Раньше да, сейчас нет, — спустя несколько мгновений ответила она, смотря себе под ноги.

Впереди замаячили уличные фонари и парковка.

— Ты же понимаешь, что я не специально? Я тогда действительно нажрался до потери памяти.

Ветер с океана забрался в мою разодранную футболку, принося с собой приятную прохладу. Аж волоски на теле встали дыбом.

— Понимаю. Но не каждый день встречаешь человека, который, переспав с тобой, не помнит этого, — прокомментировала она.

Подойдя к тачке, заметил недалеко от бара Майкла с его женой. Они неспешно брели в обнимку в нашу сторону, о чём-то оживлённо беседуя. Первой нас заметила его жена, Грейс.

— О, а мы думали вы уже уехали, — улыбнулась она, поравнявшись с нами.

Майкл внимательно посмотрел на меня, потом на Лесли, а потом начал смеяться.

— И ты хочешь сказать, что я ошибаюсь на твой счёт?! — сквозь смех, обратился он ко мне.

Его взгляд бы полон озорства и веселья. Когда Лесли начала сегодня танцевать, Майкл первый её заметил и сказал мне, что моя девушка очень неплохо двигается на моём друге. Я резко обернулся и увидел её. Она реально отлично двигалась, что я не смог оторвать взгляд от неё. Джастин начал свистеть и улюлюкать. А я молча наблюдал за её членоподнимательным танцем. Взгляд Диего тогда меня только рассмешил. Он был в шоке, но вёл себя более чем достойно. Особенно, когда топ Лесли чуть не обнажил её грудь. Тогда я не выдержал и кивнул ему, чтобы он отдал её мне, и он моментально и виртуозно выполнил мою молчаливую просьбу. Майкл в тот момент и сказал, что я влип по самые уши, а ещё немного и мои глаза будут видеть только её. В ответ я, уже отработанным движением, показал ему средний палец.

— Майкл, я не хочу ничего сказать, кроме того, что уже сказал, — улыбнулся в ответ.

За столом пришлось повторно озвучить свою позицию. Но он словно не слушал. Его уверенность, что я сойду с ума по этой девушке даже забавляла.

Лесли стояла рядом, держа меня за руку.

— Я больше поверю в то, что Лесли к тебе будет дольше присматриваться, чем ты к ней, — улыбнулся он, переводя взгляд с неё на меня.

Его жена рассмеялась, покачав головой.

— Пойдём, дорогой. Им явно надо домой, они какие-то взъерошенные и мокрые, — оценив наш внешний вид, с игривой интонацией произнесла она.

Мне понравились эти ребята, да вообще вся их компания. Но одно меня настораживало: их озабоченность отношениями. Они всех стремились соединить в пары, а Майкл больше всех. Как он мне сказал, что в мире должно быть больше любви и ему обидно, когда люди просирают своё драгоценное время, не замечая очевидного. Поэтому он считал своим долгом подтолкнуть людей друг к другу. Только я не просил его этого делать и вообще не рвался заиметь проблему на свою голову. А отношения для меня были именно проблемой и головной болью.

— Согласен. Нас тоже ждёт манго в холодильнике, — поцеловав жену в лоб, он посмотрел на нас. — Помни одно: когда покажется, что ты влип, то тебе не кажется, — подмигнув мне, он крепче обнял Грейс и они пошли дальше.

Покачал головой и открыл дверь для Лесли.

— Dios mio[9], кажется, тупиц меньше не становится, — донёсся до меня его хохот.

— Майкл, — окрикнул его. Он обернулся, с улыбкой на устах. — А ты родился таким или в один момент прозрел, что хочешь эту тягомотину в виде отношений?

Он заржал, его жена с любовью в глазах посмотрела на него.

— Я родился таким. Но прозрел, когда увидел свою будущую жену. И, знаешь, я ведь тоже обожаю веселье и вечеринки, смех и радость вокруг. Я прекрасно понимаю тебя. Классно находиться в эпицентре и быть частью этого. Но ты упускаешь один момент. Отношения не могут помешать этому. Вы же вдвоём можете веселиться и дурачиться. Так даже круче, когда на любую твою безумную затею всегда найдётся компаньон. Подумай об этом на досуге, — вновь подмигнув мне, развернулся и побрёл дальше, обнимая свою жену.

— Забавные ребята, — прокомментировал я, пока Лесли садилась в машину.

Сев за руль, завёл тачку и включил песню Casual Sex группы My Darkest Days. Лесли назвала свой адрес, и я выехал с парковки.

— Интересная ребята. Я ещё не встречала компанию, где все по парам. Да ещё и такие дружные, — произнесла Лесли, покачивая в такт головой.

— Да они помешаны на любви. Если честно, мне кажется, что любовь переоценена, — ответил и Лесли вопросительно посмотрела на меня. — Ну, сама посуди. Любовь тебя прокормит? Нет. Любовь тебя согреет, когда ты замёрз? Нет. Любовь даст какие-то заоблачные перспективы? Нет. Всё это ты должен сделать сам, своим трудом и упорством. А любви приписывают какие-то целительные и чуть ли не магические свойства. Нахрена?! Это просто чувство. Такое же, как и все остальные. А послушать таких ванильных Бэмби, как эти, так можно подумать, что любовь это всё, что тебе надо. Мол без неё ты не выживешь. Хрень это всё. Без неё ты не только выживешь, но и добьёшься высот. Поскольку тебя никто и ничто не отвлекает. Не надо ломать голову, почему твоя девушка обиделась или почему у неё плохое настроение. Не нужно сдерживать себя, когда хочешь выпить. Не нужно довольствоваться только одним телом и запахом. Короче для меня отношения — это полная хрень. Я не готов сейчас остепениться и быть с одной девушкой. Это скучно, как минимум. Как максимум, в моём возрасте это глупо. Мне двадцать скоро будет! Поэтому я не против их мнения, но и своё не дам принижать. Кому-то нравится, например, пиво, а другому виски. Что им теперь переругаться из-за несовпадения вкусов?! Нет, конечно. Мы все разные, — понесло меня короче.

Словесный понос, не иначе. Видимо, меня зацепили эти попытки Майкла свести меня с Пираньей.

Лесли, задумавшись над моими словами, посмотрела на дорогу. Наверное, я её подгрузил своей тирадой. Но, чёрт подери, я правда так думал.

— Согласна с тобой. Но людям хочется чувствовать себя нужными, важными и особенными. Приятно же когда о тебе думают и заботятся. Приятно знать, что рядом есть человек, который принимает тебя со всеми твоими заскоками и тараканами. Поэтому все так и стремятся найти себе кого-то, — озвучила своё мнение Лесли.

Даже странно, что мы сейчас не бросались остроумными и не очень колкостями в адрес друг друга, а спокойно беседовали. А всё почему? А потому что секс всему голова! Разве любовь даст вам это? Нет. Она принесёт головную боль и проблемы. Претензии и обиды. А секс дарит удовлетворение, кайф и расслабленность. Даже Пиранья после оргазма согласна со мной! А это вообще нонсенс.

— А ты любила кого-нибудь? — поинтересовался, глянув на неё и вальяжно расположившись на своём сиденье.

Машин на дорогах было уже не так много, можно было расслабиться и не следить, что какой-нибудь дебил решит подрезать тебя. Хорошо, что мой брат не слышал моих мыслей. Он как раз гонял по этим дорогам, вводя в ступор остальных автолюбителей. Однажды, он пронесся мимо меня, подрезав, когда был на своём заезде. Я ему посигналил, обозначив своё недовольство, но его и след простыл. Потом он сказал, что специально это сделал. Развлекался так, дебил. Сегодня он тоже был на гонке, но она, по идее, уже должна была закончиться и они с Джойс наслаждались друг другом, пока меня не было дома. Хотя их и моё присутствие особо не смущало. Из их спальни стабильно доносились приглушенные стоны. А поскольку заседание суда перенесли из-за выходки отца Джойс, то он отвлекал её на полную катушку.

— Думала, что любила. Но показалось, — как-то нервно ответила она.

— Согласно философии Майкла — когда тебе кажется, то тебе не кажется, — рассмеялся я.

Она в шоке посмотрела на меня и замотала головой.

— Поверь, мне точно показалось. Это был глюк. Тем более я не разделяю его философию, — дёрнула плечом и отвернулась.

— Я тоже. И никого не любил. Только родителей, брата и друзей. Но это другая любовь, она не мешает на моём пути, а наоборот помогает. А к девушкам у меня совсем другой интерес.

— То есть ты совсем не рассматриваешь вариант влюбиться, кобель? — проснулась язвительная Лесли.

Видимо оргазм после секса на неё недолго действовал.

— Совсем. Во всяком случае сейчас, — улыбнулся, глядя на дорогу. — Мне это нахрен не сдалось. Позаботиться я и сам о себе могу. Кстати, у меня через пару дней День Рождения. Приходи, я вечеринку устрою. Может поохотишься на кого-нибудь. Но я буду не против, если в качестве подарка для именинника ты выберешь меня, — подмигнул ей.

— Я подумаю. Но только с одним условием: ты не будешь мешать мне охотиться. Если я захочу с тобой переспать, то сама тебе об этом скажу. А то у тебя дурная привычка появляться в ненужный момент. То ты на свидание моё припёрся, то сегодня в баре не дал потанцевать со своим загадочным другом. Ты везде маячишь и сбиваешь парней с толку!

— Секс втроём? Серьёзно?! — вспомнил её предложение. — Я ничего против не имею, только если наоборот. А трахать тебя с каким-то хером… Увольте. Не хочу. Я привык к лаврам победителя, а тут надо делиться. Нет уж, спасибо, не надо, — запальчиво выдал ей, сжав руль.

Не знаю, чего это я так разозлился, но, чёрт подери, завёлся ни на шутку.

— Ну, это моё дело. Не хочешь, не надо. Благо Спенсер парень настойчивый и не из пугливых. Поэтому веди себя прилично, кобель, глядишь и тебе перепадёт моё внимание, — сладко протянула она.

— Пиранья, — покачал головой, улыбнувшись, — ты правда такое практикуешь?!

— Хотела попробовать. Ты всю малину обломал, — вздохнула она, откинувшись на спинку сиденья.

А я почему-то обрадовался этому. Но не хотел я представлять её на члене другого, пока мой у неё во рту, например. Аж передёрнуло всего.

— Скажи, а ты и раньше была такой? Я ведь не всё вспомнил, да и тебя толком не знал. Ты всегда была стервой? — решил по-хитрому зайти.

Я точно знал, что она не была такой, потому что помнил её взгляд, а глаза не врут. Она была застенчивой, а стала сукой.

— Нет. Раньше я была наивной дурёхой. Больше я себе такого не позволяю, кобель.

— А почему? Что стало причиной изменений? — допытывался у неё.

Мне хотелось, чтобы она сама рассказала о том, через что прошла. Чтобы понимать её позицию. Да, она общалась со мной после всего, значит не злилась. Но в душе могли остаться сомнения или обида. И мне правда хотелось узнать её получше. А ещё, возможно, хотелось услышать, что она не винила меня в случившемся. Ведь я не виноват? Не я же записал и распространил. Да, не остановил. Но, чёрт дери этого Чака, я в жизни не подумал бы, что он на это способен!

— Причина не во мне, а в окружающих меня людях. В мире вообще. Наивных и глупых девочек проще обидеть. Стервы обижают сами, — спокойно ответила она, нихрена толком не сказав.

Усмехнулся её изворотливости. М-да, характер у неё не подарок.

— Ты ходячая тайна, Пиранья, — озвучил истину, припарковавшись около её дома.

Видимо здесь она снимала квартиру, поскольку дом находился недалеко от Универа.

— Спасибо, кобель, — потянулась к ручке, чтобы выйти из машины.

— Эй, а поцелуй на ночь?! — удивился я, игриво улыбнувшись.

— Не заслужил, — подмигнула мне и быстро вышла.

Я только и мог, что обречённо покачать головой и поехать обратно. Ну что за стерва?! Обычно я отбивался от девушек, которые лезли обниматься и целоваться. С ней же вечно приходилось доказывать, что я что-то умею, чего-то стою и вообще-то не совсем плохой человек.

После того разговора с Фредом я думал, что бы мог тогда сделать, когда узнал про видео? Поговорить с Чаком? О’кей, допустим, ведь он записал это дерьмо на свой телефон. Я имел право приказывать ему что делать с этим? Возможно, так как главный герой ролика в том числе и я. Он мог сделать вид, что удалил? Определённо. Мог ли я отобрать и сам всё нахрен удалить? Мог, но не стал. Почему? Да я понятия не имел, что он это выложит! Думал он поржёт и удалит. Поэтому ничего и не предпринял. Я бы так сделал, например. Кто вообще додумается до публикации порнографии?! В моём пьяном мозгу даже намёка на подобную мысль и перспективу не было! Кому надо это? Очевидно, кому-то да надо, раз такое в нашем мире практиковалось. И ведь всегда найдется зритель на подобное.

Жесть, конечно, но это реалии ХХI века. Все так и норовят засунуть свой нос в чужую жизнь, залезть в твою постель и поковыряться в твоей голове, навязав своё видение жизни и приоритеты. Куда не глянь, все советы раздают, проводят марафоны и подглядывают за жизнью знаменитостей. И во всём этом круговороте информации в сети заблудился тот несчастный ролик, где мы с Лесли занимались сексом. Хотя нет, не заблудился. Если бы он это сделал, то никто бы его не заметил. Он возглавил все Портлендские хит парады самой дерьмовой информации. А люди действительно жестокие. Сидя дома, с немытой башкой и неудовлетворённые своей жизнью, начинают хэйтить наивную девчушку. Они просто на говно исходят, чтобы опустить её. Разве это нормально? Неужели не видно по качеству видео, что она не знала, что её записывали? Неужели из этого нельзя сделать вывод, что она, вообще-то, жертва обстоятельств. Это не порнуха, снятая специально. Это даже не хоум видео пары. Это наглое вторжение в частную жизнь с последующим распространением.

Короче я максимально так призадумался над этой историей. Мне было обидно, что из-за самого обычного секса раздули такое дерьмо с последующей травлей. Мы не сделали ничего плохого, но в итоге Лесли получила порцию отборных помоев.

Она отличная девчонка, хоть и превратилась в Пиранью, но мне было хорошо рядом с ней. Приятно было осознавать, что мы с ней на одной волне и одинаково смотрели на вещи. Никто из нас не стремился увлечь другого, мы были честны. Никто из нас не нарушал правил играл под название «Только секс, без отношений».

Может я и не святой и порой ошибался, но меня нельзя было упрекнуть в лживости моих намерений. Я всегда в открытую говорил всё, что у меня на уме. А как к этому относились люди — это уже не моя забота. Поэтому я ценил людей, которые принимали и разделяли мою позицию. Лесли была одной из них. Надеюсь, мы подружимся.

Глава 19

Лесли


Митчелл:

Милая, безудержное веселье сегодня отменяется.

Мне адски плохо. У меня рандеву с унитазом.


Полчаса назад Натан прислал это сообщение. Сезон охоты на кобелей приостановлен потому, что он чем-то отравился и говорит, что сил нет даже стоять. Я пожелала ему подохнуть, чтобы больше не мучиться. Он оценил. Но я пообещала, что заскочу на его похороны. Он оценил. Ну а что, собственно, он ждал от меня?! Сочувствия? Поддержки? Участия? Хрен, хрен и ещё раз хрен.

Чёрт побери, пусть подыхает! Нечего жрать всякую всячину, где не попадя.

Рабочая смена в магазине подходила к концу, посетителей не было. Попивала кофе из ближайшей кофейни, как заметила, что телефон опять завибрировал. Снова Митчелл:

Пиранья, можно тебя попросить?


Я:

Рискни.


Митчелл:

Можешь приехать?

Трэвис с Джойс на гонке, а мне есть нечего.


Я поперхнулась от подобной наглости. Да и вообще, какого хрена я должна была спасать и кормить его?! Да и разве после отравления хотят есть?! Троглодит несчастный.

Я:

Лечебное голодание бывает полезным.


Митчелл:

Пожалуйста.

Мне правда плохо.


Хм. Он знал волшебные слова?! Фыркнув, отбросила мобильник подальше.

Но в моей голове тут же закрутились шестерёнки. Вообще-то я должна была увидеться со Спенсером сегодня. У нас было назначено второе свидание. Однако, когда к тебе само всё идёт в руки, то глупо пренебрегать такой возможностью.

Через час закрыв магазин, двинула к нему. По пути заехала в магазин, поскольку понятия не имела есть ли всё необходимое в его холодильнике. Водитель такси всю дорогу пытался склеить меня, подмигивая и затевая бессмысленный разговор. Какие же все мужчины тривиальные. Слушать про то, что таксистом он подрабатывает для души, а на самом деле он будущий Президент, вызывало тошноту и непроизвольное желание закатить глаза. Что там говорили про это в той тупой книге?! «Возможно вы говорите что-то глупое». Наверное, книга не настолько плоха. Во всяком случае таким экземплярам можно почитать хотя бы её, авось поумнеют.

Почему нельзя гордиться своей работой? Зачем все эти дешёвые понты и пускание пыли в глаза?! Это ведь не волшебная пыль, не работает. Доехав наконец до дома Натана, разозлённая и вымотанная позвонила в дверь.

— О, ты всё-таки приехала? — удивлённо поприветствовал меня.

Вид у него был и впрямь нездоровый. Бледный, щеки впали, губы сухие.

— Ты мне должен за потраченные нервы из-за поездки на такси с будущим президентом, — бросила ему и вошла в дом.

— Президентом?! Может стоило подружиться с ним? Стала бы первой леди, — ухмыльнулся он, взяв пакет с продуктами из моих рук.

Метнула в него гневный взгляд, пока мы шли на кухню. Он слабо покачал головой и поднял ладони в примирительном жесте.

— У вас, мужчин, какая-то странная тяга к преувеличению. Все мнят себя президентами и генералами. А на деле клерки и салаги, — фыркнула, доставая из пакета всё необходимое.

— Мы просто ставим максимально масштабные цели, — улыбнулся он и сел за стол. — Могу помочь чем-нибудь? — вяло поинтересовался он.

Голос был тихим, уставшим и безжизненным. Обернулась на него. Блин, жалость плохое чувство, но именно её я сейчас и испытывала.

— Ты пьёшь воду? У тебя обезвоживание.

— Пью, — кивнул он. — У меня соревнования через пару недель, а тут это. Мне надо держать нужный вес, а я за ночь потерял то, что сгоняю за неделю. Если так пойдёт, то меня снесёт ветром с мотоцикла, — вяло пошутил он.

— Значит, у тебя сушка должна начаться по плану? — уточнила. Он кивнул. — Ну, сладкий чай я тебе всё равно сделаю. От одной или двух чашек хуже не будет. Иди ложись, я всё принесу, — включила свою лучшую сторону личности и решила не добивать лежащего. Во всяком случае пока.

— Я в гостиной лягу, ладно?

— Делай, что хочешь. Я приготовлю тебе суп, его можно и во время сушки, — ответила и отвернулась к плите.

— То, что я хочу сделать невозможно ввиду моей дикой слабости, — улыбнулся он и поплёлся в гостиную.

Решила включить себе музыку для настроения и отвлечения от разных непрошеных мыслей. Выбрала песню Black Rose группы Volbeat и, пританцовывая, начала готовить. На варочную панель водрузила кастрюлю с водой и принялась за разделку курицы и нарезку овощей.

Сделав ему сладкий чай с лимоном, развернулась и увидела, что он всё это время наблюдал за мной, лёжа на диване. Выражение его лица было странно-довольным. Взгляд был тёплым и ласкающим.

— За тобой приятно наблюдать, Лесли. Спасибо за чай, — подмигнув, взял кружку из моих рук.

Решила не комментировать и вернулась на кухню. Я всё привыкла делать под музыку. Готовить, убираться, работать, заниматься спортом, читать, думать и даже засыпать. Музыка меня всегда сопровождала, унося куда-то далеко, либо наоборот погружая глубоко в себя. Сейчас она помогала абстрагироваться от навязчивых мыслей, что я делала доброе дело этому кобельку. Поэтому, не обращая на него никакого внимания, танцевала и резала. Закидывала в кастрюлю и подпевала. Остатки курицы решила запечь с оставшимися овощами. Раз он на сушке, то печёное самое то.

Поскольку я следила за весом, то знала, что при таком строгом рационе питания, как у него, по максимуму исключались все углеводы и сокращались жиры. Основой была белковая пища, приготовленная либо на пару, либо в духовке, либо варёная. Поэтому суп и печёная курица то, что надо и при отравлении, и при сушке.

В какой-то момент я вообще забыла, что была на его кухне, в его доме, с устремлённым взглядом мне в спину.

Я витала где-то далеко. Наверное там, где dolce vita[10], где вкуснейшее вино и тирамису, где история буквально на каждом шагу, где звучит любимый язык, где вам не подадут капучино после полудня, предложив эспрессо. Я была мыслями там, в любимой стране. Мысленно заказывала пасту с бокалом белого вина в кафе на площади Навона с видом на три фонтана. Я буквально слышала экспрессивных итальянцев за соседним столиком и вдыхала запах Рима. Вокруг шум и гам, кто-то постукивал приборами по тарелке, кто-то успокаивал плачущего ребёнка, кто-то громко спорил. Это Италия. Это страсть. Это жизнь. Моя жизнь. Жизнь мечты.

— М-м, как пахнет, — послышался сзади голос Натана, и я подпрыгнула от неожиданности. — Тише, это всего лишь я, приведение Нэйт, — тихо рассмеялся он, поставив пустую кружку на стол.

— Я забыла, что ты здесь.

— В моём доме забыла, что я здесь?! Пиранья, ты меня удивляешь, — подмигнул и облокотился о стол. — Спасибо, что согласилась приехать. Джойс утром уехала в суд, потом Трэвис её развлекал, а затем у них началась гонка. Им не до меня сегодня. Я не знал кого ещё попросить. Друзей много, а я в этой ситуации растерялся, — пожал плечами, внимательно смотря мне в глаза.

— А вечеринку отменил или перенёс? — зачем-то уточнила у него.

— Пока отменил, потому что сегодня был последний день свободы перед подготовкой к гонке. А значит, две недели я должен быть примерным мальчиком. Не пить, не жрать сладкого и жирного, отбой не позже одиннадцати вечера, никакого секса. Короче скучно и грустно, — усмехнулся, склонив голову набок.

— А секс чем помешал? — удивилась я.

— Отвлекает и чересчур расслабляет, — пояснил он. — У меня ещё своё собственное суеверие есть: не трахаться накануне гонки.

— Ясно. Садись, поешь. Всё готово, — распорядилась, повернувшись к плите.

— Посидишь со мной? — тихо спросил он.

Поставила перед ним тарелку с ароматным супом. Натан склонился над ней, вдохнув аромат.

— Матерь божья, как же вкусно пахнет, — тихо простонал он и, схватив ложку, тут же начал пробовать. — Чёрт тебя дери, Лесли. Если бы я был помешан на всей этой чухне с отношениями, то клянусь, я бы женился на тебе. Это фантастически вкусно, — прокомментировал он.

Улыбнувшись на его реакцию, всё же решила составить ему компанию и села напротив. Только без супа, но с чаем.

— Ты просто давно не ел. Твой организм почти сутки очищался, поэтому тебе так кажется.

— Нет! — тут же возразил он, с набитым ртом. — Поверь, я тот ещё привереда в еде и врать на эту тему не буду. Если мне невкусно, то меня невозможно заставить съесть. Но твой суп — это космос. Считай я кончил сейчас, — улыбнулся, мельком посмотрев на меня.

Готовить я умела, но не любила. Я ценила простые рецепты, когда тебе не нужно полдня проводить у плиты. Поэтому для себя я всегда готовила по минимуму. Сварить или пожарить яйца, сделать сэндвич и всё. Серьёзно, мне было жаль тратить на это своё время. Но когда был посыл постоять у плиты, то получалось вкусно. Однако такое настроение нападало на меня крайне редко. Практически никогда. Да и девушки особо не готовят для себя. Обычно мы стараемся покорить своими умениями парней. Поэтому готовка для меня была чем-то ненужным. Я цепляла парней иначе.

— Тогда съешь всю тарелку. Твоему организму нужны силы для восстановления, — ответила ему, попивая чай.

— Ха! Я ещё добавки попрошу, — подмигнул мне.

— Где ты отравился?

— Вчера ходил в кафе с одной приставучкой. Она сказала, что там очень вкусная мексиканская кухня. Поел, чёрт подери. Но хоть потрахаться успел, — тихо рассмеялся он.

Ну, разумеется! Он потрахался, а накормить его должна я. Кобелиная сущность — она такая. Многоликая и многогранная. К одним поворачивался членом, к другим жопой.

— Почему тогда я тебе готовлю еду, а не твоя приставучка?! — громко возмутилась я.

— Пиранья, не кричи, — скривился он, жуя овощи из супа. — У меня голова чугунная. А на кой чёрт она мне здесь нужна?! Потрахались и до свидания. Тем более она, можно сказать, отравила меня! Если я пущу её на свою кухню, то она добьёт меня, приготовив какую-нибудь отраву. Другое дело — ты. Я тебе доверяю, хоть ты первая в очереди среди желающих прибить меня. Первая и последняя, кстати, — довольно протянул он. — Ещё хочу. Пожалуйста, — протянул мне пустую тарелку, а в глазах появилось озорство.

Кажется, еда пробудила настоящего Натана.

Дала ему добавки, пока размышляла над его словами. Он мне доверял?! Прекрасно. Это отличная новость, особенно учитывая, что я сама себе порой не доверяла.

— Ешь, дристун, — усмехнулась я.

— Милая, фонтан вышел ртом, — рассмеялся он, подмигнув мне, и я не сдержала улыбку, наблюдая, как от еды ему явно становились лучше. Даже цвет лица изменился. Хоть я и была стервой, но видимо не конченой. — Спасибо, что приехала. Не ожидал, если честно. Это прямо подарок на День Рождения, — задумчиво проговорил он, смотря в тарелку.

— Кстати, да, с Днём Рождения! Я совсем забыла, что вечеринка должна была быть именно по этому случаю, — поспешно произнесла, но вины не чувствовала.

Мне было глубоко насрать на его праздник.

— Спасибо. Вот такая вечеринка, — грустно усмехнулся он, ковыряя ложкой в тарелке.

На столе ожил мой телефон, Спенсер:

Очень жаль, что ты не сможешь

Перенесём на пару дней?

Я соскучился по тебе, красавица.


Улыбнувшись, начала печатать ответ, как Натан перегнулся через стол и заглянул в экран мобильника.

— Какого чёрта ты забыл в моём телефоне?! — недоуменно уставилась на него. Его голубые глаза излучали любопытство.

— Решил узнать, что вызвало улыбку на твоём красивом личике, — пояснил он, вновь усевшись на место.

— Спенсер вызывает не только улыбку, но и кучу других приятных вещей, — приторно улыбнулась ему, отправив ответ своему новому ухажёру.

Натан прищурился, внимательно посмотрев на меня.

— Лесли, можно одну просьбу?

— Ещё одну?! Не многовато?! — изумилась я.

— В честь Дня Рождения, — посмотрел исподлобья. А взгляд стал грустным, как у щенка. Кобелина! Явно что-то задумал. — Останься со мной на ночь. Пожалуйста. Без секса, потому что я сегодня играю в импотента. Просто поспи рядом со мной.

У меня отвисла челюсть. Этот кобель просил, чтобы с ним просто поспали рядом?! Сердце начало трепыхаться в грудной клетке. Я не привыкла к Натану, который такой спокойный и… искренний что ли. Его взгляд был другим. Он словно нервничал, что совершенно ему не свойственно.

— Натан, дай лоб потрогаю. У тебя жар, не иначе, — протянула руку к нему, и он послушно прильнул лбом к ладони.

Холодный. Не труп, конечно. Но и не горел. Ладонь сама начала поглаживать его лицо с двухдневной щетиной. Он чуть не замурлыкал.

— Пожалуйста, — прошептал он, прикрыв глаза. — Я очень тебя прошу. Останься со мной.

Почему-то в груди начало разрастаться пламя, а на глаза навернулись слёзы. Быстро сморгнула, пока он не заметил. Не хотела признавать, но меня тронула его беззащитность сейчас. Но я понимала, что это его игра. Часть стратегии. Но, чёрт побери, это работало.

— Хорошо, кобель. Останусь.

Он тут же открыл глаза, устремив на меня благодарный и радостный взгляд своих голубых топазов.

— Спасибо, Пиранья. Это лучший подарок. Ну, после супа, — улыбнулся мне и, поймав мою ладонь, поцеловал пальцы.

Прямо как тогда, в магазине. Задержала дыхание от нахлынувших чувств и эмоций. Такой простой жест. Но в нём было столько почтения. Ага, как бы не так! Кобель ни к кому почтительно и уважительно не относился. Это всё его игрища. Но я тоже не пальцем делана.

— Что-то ты слишком сладко поёшь, кобель. Прям сахар скрипит на зубах от твоих слов, честное слово, — улыбнулась ему.

Он продолжал увлечённо есть суп, стрельнув в меня своими голубыми глазами. Видимо обдумывал свой ответ. Нравилось мне в лоб говорить то, что заставляло несчастную извилину в его мозгу колыхаться.

— Не поверишь, но я говорю правду. Почему люди не верят, когда говорят, как есть?! Что за извращённое восприятие действительности?!

— Да потому что мужчины или особи себя ими мнящими не способны к правде. Вы только и делаете, что преследуете свои цели. Будь то бизнес, работа или личная жизнь. Вы не умеете искренне общаться и открывать свою душу, — выдала ему.

Он скептически приподнял бровь, жуя овощи.

— Ты правда так считаешь?! То есть, по-твоему, ни один мужчина на планете не искренен?! Мы все только врём?

— Именно, — кивнула ему.

Натан на секунду замер, внимательно смотря мне в глаза. Потом прищурившись, склонил голову набок и улыбнулся.

— Милая, с такой философией ты никогда не найдёшь своего кобелька.

— А кто сказал, что я его ищу?!

— Все девушки ищут.

— Я не все, Натан. Ты поел? Могу убрать? — перевела тему.

Обсуждать с ним отношения не входило в мои планы. Не сейчас.

— Да, милая, спасибо. Это был лучший суп в моей жизни. Клянусь. Зуб даю. Голову на отсечение. Отвечаю. Разрази меня гром. Истину глаголю. Гадом буду. Слово рыцаря. Что мне надо ещё сказать, чтобы ты поверила в это?! — игриво улыбнулся.

Покачала головой на его ребячество и убрала тарелку со стола.

Поев, Натан разомлел и засыпал на ходу.

— Милая, пойдём баиньки. У меня нет сил даже сидеть, — заныл он, подойдя сзади и обняв меня, пока я намывала посуду. Я любила делать это руками, успокаивало. Он носом уткнулся мне в шею и сделал глубокий вдох. — Чёрт, как же от тебя всегда умопомрачительно пахнет. Стояк сразу же намечается, но я не специально, правда.

— Сегодня никакого секса, кобель. Однажды ты уже оставил меня без оргазма, повторения из-за твоей никчёмности не хочется. Ой, прости, я имела в виду из-за твоей слабости, — ехидно бросила ему.

Его тело затряслось от смеха, пока он продолжал нюхать меня и крепко обнимать.

— Тебе повезло, что я не обидчивый. Пойдём, — закрыв кран, он развернул меня и, взяв за руку, повёл на второй этаж.

Зайдя в спальню, молча разделся и буквально упал в постель. Я стояла и наблюдала за ним.

— Тут есть вакантное место, — похлопал по кровати справа от себя, не поднимая головы и не смотря на меня. — Иди скорее, мне одиноко.

Вздохнув, сняла с себя топ и шорты, но натянула его футболку, в которой он только что ходил, поскольку спать с ним в одном белье в мои планы не входило. Она едва прикрывала мою задницу, но во всяком случае спасала от чрезмерной наготы.

Медленно подошла к постели и забралась к нему. Он тут же просунул руку мне под спину и ловко уложил к себе на грудь.

— М-м, в моей футболке?! — провёл ладонью по спине, не открывая глаз. — Милая, да мы прям как настоящая пара. Ты приготовила ужин, мы поели и пошли баиньки. Даже без секса. Прямо-таки настоящие отношения, — тихо рассмеялся он.

Улыбнулась его остроумию, но чувствовала себя не в своей тарелке. Прижимая к себе правой рукой, занёс левую и начал массировать мне шею.

— Опять напряжена, — сонно пробормотал он, прикладывая усилия и разминая мышцы.

Прикрыла глаза, слушая стук его сердца. Ровное и спокойное сердцебиение необъяснимым образом успокаивало и расслабляло. Запах от футболки и его самого заполнил всё пространство вокруг меня, словно укутав одеялом. Голова начала кружиться от ощущений. Немного прижалась к нему, положив руку на его живот.

— Так-то лучше, — прошептал он, убрав руку от моей шеи и поцеловав меня в кончик носа. Мне казалось всё это немыслимым. Нереальным. Невозможным. — Милая?

— М?

— Ты ведь утром сбежишь, да?

— Разумеется, — усмехнулась я.

Мне вообще следовало поставить будильник, чтобы встать с рассветом и бежать отсюда, чтобы пятки сверкали.

— Жаль. Впервые мне не хочется, чтобы от меня сбегали, — еле слышно ответил он и уткнулся носом в мои волосы.

Через пять минут он уснул, и его рука безвольно сползла с меня. Развернулась к нему спиной и постаралась уснуть.

Однако у моих мыслей были свои планы, и они атаковали меня, громко звуча в голове. У Натана тоже были свои планы, и он повернулся набок, обняв меня сзади и прижавшись своим телом ко мне.

До чего нелепая ситуация. Просто до идиотизма. Но если посмотреть на неё под другим углом, то всё складывалось наилучшим образом. Для меня. Может Натан родился и под счастливой звездой, как он однажды мне сказал, но его везение закончилось после более близкого знакомства со мной. Я та самая чёрная кошка, которая перебежала ему дорогу.

Порой мне казалось, что люди реально забывали, что за всё надо платить. У всего, абсолютно у всего в этой жизни существовала своя цена. Вы безусловно могли обмануть человека и думать, что всё прошло удачно. Но бумеранг вас настигнет в любом случае и больно ударит по вашей макушке, пока вы будете убегать от последствий сделанного. Но некоторые индивидуумы и не старались убежать. Они, наоборот, лезли в самое пекло, наивно полагая что всё отлично. Ведь их обаяние способно растопить ледники Антарктиды. Серьёзно?! Вот ведь самомнение!

Нарциссы несчастные!

Натан научил меня одной очень важной вещи, за что я ему действительно благодарна. Прямо от души. Теперь я точно знала, что верить можно только поступкам. Ни словам, ни своим эмоциям, ни своему сердцу. Нет. Это всё может солгать. Особенно если речь идёт о влюблённой девушке. Там и сердце будет вопить, что он один единственный, и слова его будут восприниматься воспалённым мозгом иначе. Обычно на такой стадии мы все схожести преувеличиваем, а различия нивелируем. А эмоции… это вообще очень переменчивая субстанция.

Другое дело поступки. Вот по ним и можно хоть что-то сказать о человеке. В особенности о мужчине или его жалком подобие. Все поступки Натана говорили мне об одном: он нихрена не осознал.

Что ж, тем больнее будет однажды проснуться в своей реальности, которую своими ручками и создал. Никто кроме него не будет виноват. Никто.

А я лишь хочу, как лучше. Для себя.

Глава 20

Натан

Благодаря чудодейственному супу и запечённым овощам с курицей я за четыре дня встал на ноги. Реально чувствовал себя полным сил и, как ни странно, был преисполнен благодарности. Прям от души. Обо мне никогда, кроме родителей, никто не заботился. Когда я понял, что дело дрянь и мне хреново, то первая о ком я подумал, была Пиранья. Не знаю почему, да и как-то не хотелось вникать в это. Просто взял телефон и написал ей, и был чертовски рад, что она не продинамила меня, а приехала и осталась. Но на утро я проснулся один. Я ей написал потом, чтобы ещё раз выразить свою искреннюю благодарность, но Лесли была в своём репертуаре и ответила: «Кобель, прекрати заниматься пустодрочерством».

Как-то так.

Порой мне казалось, что я в зеркало смотрелся, общаясь с ней. Реально возникало ощущение, что она мой клон, только в женском теле. Ей не нужны сантименты и проявления ласки, кроме секса. Никаких простых проявлений заботы или внимания. Никакой привязанности или даже намёка на это. Я такой же. Только парадокс весь в том, что я оценил эту заботу и мне хотелось сделать ответный шаг. Но я вообще не втыкал пока как вернуть ей это. Опыта в этом у меня не было.

— Как шея? Зажила? — поинтересовался Диего, сидя рядом со мной на диване в гостиной.

Они с Габи заехали ко мне, чтобы удостовериться, что я не отбросил коньки после отравления.

— Да, тебе надо было на врача идти учиться, а не на политолога, — подмигнул ему.

Вот ведь талантливый парень. И боксёр, и будущий политолог, ещё и врач.

— Значит, наш король вечеринок остался без своего собственного праздника? — улыбнулся он.

— Прикинь! Жизнь — боль! Несправедливость года просто, — рассмеялся я. — Но после соревнований можно будет двойную закатить.

— Как любит повторять Трэвис: «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь», — подмигнула суеверная Габи. — Мне Джойс сказала, что тебе спасла твоя Пиранья?! У вас с ней что-то намечается?!

Покосился на неё. Почему в восприятии всех людей даже простая человеческая забота превращается во влюбленность?!

— Сестрёнка, она мне суп приготовила. Понимаешь? Просто суп. Это еда, а не клятва в вечной любви, — объяснил ей, в ответ она закатила глаза и пошла на кухню сделать себе какао.

Я заржал, вспомнив про эту дебильную цитату из книги. Она, кстати, и впрямь оказалось дико смешной. Пока я восстанавливался, то прочитал все тупые советы в ней. Настроение поднимала на ура.

— Нэйт, а ты сам как к ней относишься? — уточнил Диего.

— Как к подруге, наверное, — пожал плечами. — Понимаешь, я хочу загладить вину за тот поступок. Подумал, что если продолжу с ней общаться и вне постели, то это может как-то минимизировать её агрессию и недоверие.

Диего задумчиво рассматривал меня.

— То есть ты с ней будешь не только спать, но и, скажем, гулять? Приводить в нашу компанию?

— Типа того. Во всяком случае план таков. Мне нравится её характер, поэтому не вижу проблем проводить больше времени вне постели. Тем более она не хочет отношений, а значит, всё правильно поймёт и не будет думать о свадебных колоколах и прочей лабуде, — посмотрел на него.

Диего, сколько его знаю, встречался с девушкой всего один раз. У них прям отношения были. Ему тогда восемнадцать было. Когда они расстались, то он перестал обсуждать свою личную жизнь. Судя по всему, этой жизни-то и не было. Он спал периодически с разными девчонками. На этом всё. Но в душу свою никого не пускал, даже нас.

— Интересно от тебя подобное услышать, — потёр подбородок, прищурившись. — А ты с ней обсудил то, что тогда произошло? Ты точно нормально извинился, Нэйт?

Теперь моя очередь закатывать глаза.

— Вот что в твоём понимании: «нормально извинился»? Я искренне сказал ей всё, что думаю по этому поводу. За спиной ножа не держал ни тогда, ни сейчас. Я открыт перед ней. Но мы больше не возвращались к обсуждению. Она вообще не поднимает эту тему, а я не уверен стоит ли ворошить это дерьмо. Раз молчит, значит не хочет ковыряться. Значит, пошла дальше. Значит, и мне следует не заморачиваться на этом, — прокомментировал и отпил божественной воды.

На большее мне рассчитывать не приходилось. Хотя и воды много нельзя. Сушка — дело такое.

— Не согласен. Кто и должен заморочиться, так это ты. Сам посуди, ты жёстко и подло обошёлся с ней. Кто вообще спорит на девушек, да ещё и фотографирует это потом?! Нахрена было ввязываться в подобную историю? Знаешь, когда человек тебя предает или подставляет, то последствия могут быть очень сокрушительными. А она девочка, слабая и беззащитная. Уверен, она всего тебе и не расскажет, но постараться выяснить можно. Поступай, как считаешь нужным, но я бы постарался всё прояснить, — задумчиво ответил он, вырисовывая пальцем круги на подлокотнике кресла.

— А что тут прояснять?! Ну правда! Я тогда нажрался вусмерть и ничего не помню. Секс был по обоюдному согласию. Фото делать не надо было, согласен. За это я извинился.

Про видео я никому ничего не рассказал. Не знаю почему. Наверное, не хочется выслушивать какой я разгильдяй ветреный и что из-за этого ей даже пришлось переехать.

Диего лишь покачал головой, с недовольством посмотрев на меня, словно разговаривал с пятилетним ребёнком.

— Ди, будешь какао? Нэйт, тебе не предлагаю, — крикнула Габи с кухни. Я улыбнулся.

— Нет, дорогая. Спасибо, — отозвался Диего и вновь посмотрел на меня.

— Ну и какие у тебя планы? Ты говорил, что хочешь отблагодарить её?

— Типа того. Только как — не знаю. К ней подобраться непросто. Да и что сделать, чтобы выразить благодарность?! — недоумевал я.

— Пригласи погулять. Пообщаетесь заодно, — предложил он. — Вы только на вечеринках и пересекаетесь. Измени тактику что ли. Покажи, что помимо веселья у тебя в голове ещё что-то имеется, — подмигнул мне наш местный мудрец.

Подавил желание закатить глаза, но достал мобильник, чтобы написать ей.

Не мудрствуя, решил зайти прямо:

Милая, не хочешь погулять?!

Гениально, правда? Я бы сам на такое ответил «Не хочу». Потому что вопрос был так поставлен.

К нам вернулась Габи с чашкой какао и маршмеллоу. Усевшись в позе лотоса, начала поглощать это глюкозное великолепие прямо перед мной. Я, в принципе, привык, что режим только у меня и друзья здесь не при чём. Но чёрт! Особенно после отравления отчаянно хотелось засунуть в себя и маршмеллоу, и какао, и бургер с картошкой. А заполировать всё это великолепие любимым лакомством Джастина.

— Прости, Нэйт, но сидеть на кухне в одиночестве не хочется, — улыбнулась Габи, видимо поймав мой голодный взгляд.

— Ничего, я водичку попью, — усмехнулся и отпил из стакана.


Лесли:

Не хочу.

У меня свидание.


По любому со своим Спенсером. Парень-то он вроде неплохой, но я тоже хотел погулять.

Я:

Где?

Опять ищешь себе кобеля на ночь?!


Лесли:

Недалеко от работы.

Бери больше, сразу двоих.


Почему-то мне показалось, что в данную секунду я выглядел жалким. Сидел дома, пригласил увидеться, а у неё свидание. Да я самый охренительный красавчик, а ощущал себя неумелым девственником! Что за хрень?! Не привык я к такому.

— У неё свидание. С двумя кобелями, — оповестил ребят, кинув телефон на стол.

Погулял, блин.

— Сразу с двумя? Ого, вот это аппетит! — завопила Габи. Диего метнул в неё свой профессиональный «братский» взгляд. В нём читалось такое между строк: «Даже не думай. Прибью нахрен всех троих, если узнаю». Габи тоже это заметила и поспешно добавила: — Да я просто удивилась, Ди! Не смотри так на меня!

— Смотри у меня! — пригрозил ей кулаком, но при этом улыбаясь. Он обожал свою сестру. — Если не хочешь стать причиной госпитализации двух кастрированных ушлёпков, веди себя прилично. Я тебе и так многое спускаю с рук и закрываю глаза на твои гулянки. Ты вчера вообще домой под утро пришла! Так что не вынуждай меня охрану к тебе приставлять, — отчитал сестру, но в его интонации не было и грамма угрозы.

Однако, если он правда что-то подобное узнает, то беда будет. Он реально ни на что не посмотрит и убьёт. Ну, образно говоря. Хотя…

— Ди, клянусь, никакого группового секса! Просто я изумилась, что она в открытую говорит об этом и не боится.

Слушал их и понимал, что меня это тоже не то, чтобы изумило, но возмутило. Одно дело мы, парни. Но совсем другое девушки.

— Тебя это бесит? — улыбнулся Диего, наблюдая за мной.

— Не знаю. Но что-то определенно вызывает во мне. Мне хочется открутить им болты, — ухмыльнулся я.

Диего заржал.

— Знаешь где она с ними? — уточнил он, кивнул ему. — Ну так поезжай, напомни о себе или забери её погулять. Ты же другом ей хочешь быть. Правда друзья, обычно, радуются за подвиги близких… — хитро улыбнулся он.

Ох не нравится мне всё это. Эти улыбочки, ухмылочки, намёки такие прозрачные. Но и близкое соседство двух болтов с Пираньей мне тоже не приносило радости.

Вскочил и под безудержный смех Диего и Габи побежал в свою спальню переодеваться.

— Всё, я поехал, — оповестил друзей, спускаясь вниз.

— Эй, я какао ещё не допила и не все маршмеллоу съела, — запротестовала Габи.

— Возьми с собой. Кружку потом вернёшь, — быстро ответил ей, и они вышли со мной из дома.

— Удачи, — подмигнул Диего, сев в свой Ford Mustang.

Прыгнул в свою тачку и помчался в сторону её работы. Включил песню Bad Girlfriend группы Theory of a Deadman, откинул крышу на своём кабриолете и пытался унять внезапно поднявшееся бешеное сердцебиение. Если быть предельно откровенным с самим собой, то я реально сейчас взбесился.

В моём мозгу никак не могла ужиться информация: где та наивная девчушка, с которой я был год назад? Лесли сегодняшняя, сидящая на свидании сразу с двумя болтами — это вообще как?! Это я виноват? Это после того спора она стала такой?! Или это Чак виноват с его видео?! Урод хренов! Вот зачем он это сделал? Она же теперь вела себя как…

Как не очень хорошая девочка.

Среди многих, если не всех, парней бытовало такое мнение: если ты не рассматриваешь девушку серьёзно, то она может хоть с армией одновременно переспать. Только тебе быть желательно в начале очереди. Но если ты как-то по-особенному относился к девушке, то такой поворот в её биографии немного смущал. А точнее сказать выводил из себя, вызывая отчаянное желания кому-нибудь накостылять.

Лесли была очень манящей девушкой. Очень притягательной и соблазнительной. А из-за этого козла она теперь буквально мечтала отдать своё тело двум каким-то болтам, которые не оценят её по достоинству. Нам же только дай тело и оргазм, а дальше мы пойдём по своим делам и навряд ли вспомним о ней завтра. Почему-то мне казалось это несправедливым по отношению именно к ней. Наверное, потому что я увидел её с другой стороны, плюс я видел её год назад. Она другая. Что бы она там себе не придумала, внутри она была совершенно не сукой.

Подъезжая к книжному магазину, притормозил и медленно двигался вдоль дороги, всматриваясь в лица людей, сидящих за столиками в кафе. Увидел. Она реально была с двумя качками. Одним из них был Спенсер. Нажав на тормоз, наблюдал за ней, задержав дыхание. В ушах появился глухой шум и стук собственного пульса.

Лесли целовалась со Спенсером, пока другой поглаживал её по талии и бедру. Сжал руль, но смотреть не перестал. А чего, я, собственно, так распереживался?! Хотел быть третьим?! Нет уж, благодарю. Я и на вторые роли не согласился бы, а в очередь вставать и в помине в мои планы не входило. Ей нормально с этим?! Нормально, что два болта будут драть её?! Хотя, может это сексуальная фантазия такая? Мы же, парни, с подросткового возраста мечтаем о сексе с двумя девушками. Не знаю ни одного, кто бы отказался. Так почему девушкам нельзя мечтать о подобном?

В этот момент Лесли отлипла от Спенсера и повернула голову ко второму. Он тут же притянул Пиранью к себе и вцепился в её губы. От этого зрелища меня затошнило, как четыре дня назад. Прикрыл на секунду глаза и начал глубоко дышать. Чего я так остро реагировал?! Это вообще не моё дело с кем она и в каких позах. Но, чёрт подери, я хотел вытащить её за волосы из этого кафе и усадить в свою тачку. Хотел хотя бы погулять. Хотел отвезти к себе домой. Сам хотел заняться с ней сексом. Вдвоём, без посторонних глаз и прочих частей тела. Даже без второй приставучки. Хотел уснуть, вдыхая эту чёртову розу!

Стоп.

Не нравилось мне всё это и туда, куда устремились мои мысли. Мне же нельзя сейчас заниматься сексом. У меня график, режим. Тюрьма считай.

Значит, я должен оставить её и уехать восвояси. Не мешать хоть ей радоваться жизни, пока я готовился к соревнованиям. Дыхание вроде восстановилось, и я вновь бросил взгляд в их сторону. Парни уже вовсю гладили её стройные ноги, нашёптывая что-то.

Достаточно, мать твою. Насмотрелся.

Нажав на газ, резко стартанул с места. Мне надо думать о себе и гонке. Мне надо думать о своей жизни, а не копаться в её предпочтениях. Раз хочет трахаться с двумя болтами, то пусть это и делает. Мне до этого нет никакого дела. Абсолютно. Я хотел подружиться, а не стать голосом её совести и чести. Лесли, как и я, любила свою жизнь и секс. Поэтому кто я такой, чтобы учить как ей жить и с кем спать?! Правильно. Никто.

Сделав погромче музыку, рванул в сторону дома. Постукивая пальцами по рулю и подпевая, наслаждался ветром с океана и своей свободой.

Кто я такой, чтобы влезать в её мир и наводить там свои порядки? Очевидно же — никто. Единственное, что мне не давало покоя, это моя собственная реакция на чужой выбор. Какое мне дело?! Почему я так психанул?! Я всегда равнодушно относился к чужим предпочтениям. Бывало такое, что девушка предлагала мне что-то, типа анального секса, а я ей отказывал. Но у меня не возникало никаких мыслей на её счёт. Мне было насрать. Хочешь анал? Иди вон к нему, он у нас любитель этого, а я пойду по старинке воткну свой болт туда, куда хочу. И всё. Никаких эмоций по этому поводу, никаких психов. Просто и спокойно отправлял девушку по адресу.

Но Лесли буквально взбудоражила меня своим стремлением переспать с двумя сразу. Перед глазами замаячили картинки того, как это возможно будет у них происходить. Чёрт. Тряхнул головой, чтобы не представлять. Разумеется, не помогло.

Что же это за чухня такая?!

Припарковался около дома и побрёл внутрь.

— Ты чего суровой такой? — обернулся ко мне Трэвис сидя на диване, как только я вошёл и смачно хлопнул дверью.

Рядом с ним сидела Джойс и читала какую-то книгу. Её ступни лежали у него на бедре, и он разминал их. Вот ведь идеальная парочка. Но справедливости ради мог отметить, что сам всегда непроизвольно начинал массировать шею Лесли, хоть она мне никто. Видимо у семейства Митчелл в крови не только всех побеждать и трахать, но и умело делать массаж.

— Я что-то немного прифигел, — буркнул в ответ и уселся в кресло слева от него. Трэвис вопросительно посмотрел на меня, Джойс тоже отвлеклась от чтения, устремив на меня свои ведьминские зелёные глаза. — Вы не находите, что мир сходит с ума?!

Трэвис ещё больше нахмурился.

— Определённо так и есть, — вздохнув, ответила Джойс и прикрыла книгу, зажав нужную страницу ладонью.

— Вот я и обалдел от этого! — нервно зачесав волосы назад. — Неужели это нормально?!

— Что именно? — уточнил Трэвис.

— Беспорядочный секс! — выпалил я.

Губы Трэвиса дрогнули, а Джойс округлила глаза, смотря на меня.

— Прости, тут стоит уточнить, — сжав губы, Трэвис смотрел на меня с таким видом, что ещё немного и он заржёт. — Ты сейчас про кого?! Ты сам спишь со всем, что не прибито к полу.

Джойс фыркнула и поёжилась. Он сильнее сжал её ступни, видимо пытаясь таким образом успокоить свою девушку или что-то ей сказать этим жестом.

— Я про девушек!

— Девушек?! Это те, что приставучки и прилипалы? — улыбаясь, уточнил мой брат.

Почему-то он меня сейчас начал раздражать.

— Нет. Я про нормальных девушек! Как Джойс, — махнул рукой в сторону его девушки.

Трэвис озадаченно посмотрел на неё, потом на меня.

— А теперь объясни мне, тупоголовому, где связь между беспорядочным сексом и моим Волчонком?! Я что-то не догоняю, — прищурившись, он взглядом абсолютно точно хотел меня прибить.

— Ну я образно выражаюсь, Трэвис! Не воспринимай всё так буквально! — раздражённо фыркнул и прислонился к спинке кресла. — Есть же девушки, как твой Волчонок. Хорошие, умные и достойные. Тогда какого чёрта им хочется трахаться с несколькими одновременно?!

Рот Джойс приоткрылся от удивления.

— Волчонок, скажи мне, только честно, ты хочешь ещё кого-то кроме меня? — обратился Трэвис к ней.

А в голосе чувствовалась сдерживаемая ревность и ярость.

— Я даже не думала на эту тему, — призналась она.

— А ты подумай, — надавил он на неё.

Нахмурившись, она посмотрела на него и попыталась убрать ноги. Но он не отпустил.

— Я не понимаю к чему эти вопросы. Но нет, не хочу, — обиженно ответила ему, и он тут же притянул её за ноги ближе к себе и впился в её губы.

Наблюдал за ними, понимая, что нихрена не понимал.

— Прости, любимая. Но я просто уточнил. Я нихрена не согласен делиться своей девушкой с кем-то. Точнее я вообще себе этого не представляю. Да я убью любого, кто посмотрит с желанием на тебя, — поглаживая её скулу, объяснял своё поведение Трэвис.

— Ну вы встречаетесь, Трэвис. Я сейчас не про отношения. Допустим есть девушка. Но она отличается от всех остальных. Не бегает за парнями, а заманивает их сама. Не спешит в твою постель, ничего не ждёт и не просит, ничего не обещает. Она другая. Но, чёрт её дери, готова трахаться с несколькими одновременно. Это по-вашему нормально?! — вопрошал я.

— Может она любит секс? — тихо спросила Джойс, мельком глянув на Трэвиса. — Но поскольку у неё нет парня, она может делать это с кем захочет, — поспешно добавила она, заметив, как ревнивый Трэвис напрягся.

— Ну так есть же я! В чём проблема?! Я тоже люблю секс и не стремлюсь быть тем, кем не являюсь. Ничего не обещаю, ничего не требую и не жду, — возмутился я.

Трэвис внимательно посмотрел на меня.

— Ты влип, брат, — спокойно произнёс он.

— В каким смысле?!

— В том самом.

— Нет, — замотал головой в ответ.

— Поверь мне, да. Я тоже несколько месяцев назад начал охреневать от действительности, когда не мог думать ни о ком, кроме Джойс. Просыпался и засыпал с мыслью о ней. Только был уверен, что это я так по-дружески переживаю. А нет. Тут вон что оказалось, — подмигнул Джойс, которая смущённо улыбнулась ему. — И я тоже не мог спать с кем-то другим. Точнее я вообще об этом не думал, отдав всё своё внимание Волчонку, — посмотрел на меня.

— В смысле «тоже»?! Я-то как раз могу и сплю с другими. Но как она может делать тоже самое?! — искренне не понимал я.

— Ты до сих пор трахаешься с прилипалами?! — удивился он.

— Конечно! А что мне мешает это делать?!

Они оба нахмурились и непонимающие смотрели на меня.

— Тогда какая тебе разница, что делает она?! Мы же сейчас про Лесли говорим? — спросила Джойс.

— Про неё. Вот я и не понимаю, какая мне разница. Но ещё больше я не втыкаю, какого хрена она это делает?!

— Видимо по той же причине, что и ты. Ей всё равно на тебя, — пожала плечами Джойс.

Трэвис усмехнулся, внимательно наблюдая за мной.

— Думаешь?! То есть ей вообще фиолетово на меня?

— Очевидно, да. Ты для неё очередной, не более, — предположила она.

Но отчего-то это предположение мне не зашло. В груди как-то стало тесно для моего большого сердца. Даже дышать стало трудно.

— Брат, что-то мне подсказывает, наверное, твоя реакция, что всё намного серьёзнее, чем ты сам думаешь. По ходу дела ты сам ещё не въехал, что с тобой случилось, — улыбнулся мне довольный Трэвис. — Но поверь, в постоянной девушке нет ничего страшного. Во всяком случае я для себя открыл много интересного с появлением Джойс. А, учитывая, что мы оба с ней новички в отношениях, то наше путешествие становится ещё более увлекательным.

Уставился на него, пытаясь осознать, что он только что сказал.

Совсем мозги потекли, да?!

— Братишка, не хочу тебя расстраивать, но кажется, ты превратился в ванильного ушлёпка, — хохотнул в ответ.

— Давай вернёмся к этому разговору, когда ты сам влюбишься. Ну, или осознаёшь, что влюбился. Вот тогда я с удовольствием обсужу с тобой какой я ванильный ушлёпок. А пока своди на свидание свою Пиранью, — рассмеялся мой брат-дебил.

— Какое ещё свидание?! Ты, мать твою, о чём?! — повысил голос, вцепившись в подлокотник кресла.

— То самое, когда парочка сидит вдвоём за столиком и воркует, глядя друг другу в глаза. Ещё они целуются и зажимаются, а потом продолжают вечеринку в постели. Если повезёт, разумеется, — улыбнулся Трэвис.

М-да. Мозг у кого-то помахал всем ручкой и отъехал. Что любовь делала с людьми?! И он мне желал того же?! Чтобы я превратился в Бэмби с сердечками вместо глаз?! Совсем кукуха съехала?! Очевидно да. Мой брат сошёл с ума.

Какое ещё свидание?! Я хотел пригласить сегодня Лесли просто погулять! Просто. Погулять. Так люди выражают свою благодарность друзьям! Мог бы даже купить ей кофе с мороженым или что она там захотела бы. Но это просто прогулка! По набережной, вечером, вдвоём. Самая обычная прогулка! Но это точно не свидание! Я же подружиться с ней планировал, а не свидания под луной устраивать!

Почему любовь так влияла на людей?! Надо попросить Диего, чтобы он, если вдруг совершенно внезапно заметит во мне подобные изменения, вырубил меня. Молча подошёл и вырубил, чтобы мозги встали на место. А то слишком печальное зрелище со стороны. Свидание. Пфф. Надо ж было такое предложить.

— Ты с головой поссорился, братишка, — нервно рассмеялся в ответ.

— А ты с сердцем. Даже не знаю, что хуже, — задумчиво парировал он.

Любовь всех такими философами делала? Ванильными Бэмби с замашками Аристотеля. Скоро он начнет хокку выдавать за завтраком, клянусь! Прямо вижу его, такого задумчивого, смотрящего в окно и произносящего что-то типа:

«Дождик за окном

Сижу и пью кофе

Люблю Джойс до смерти…»

Такая вот любовь. Я ведь спросил про секс, но нет. Все дороги в его мозгу ведут к любви. При чём тут она?! Раньше он был более сообразительным. Хотя раньше мы не обсуждали проблему беспорядочного секса. Сами так жили. Тогда какого хрена я сейчас возмущался на эту тему?! Пусть живет, как хочет. Но свидание… это он, конечно, выдал.

Просто охренеть не встать.

Глава 21

Лесли

Удивительное рядом. Натан Митчелл пригласил меня на свидание. Ха-ха. Забавно, ничего не скажешь. Я согласилась, разумеется. А почему бы и нет, когда да?! Ханна сегодня была в магазине, поэтому вечер у меня был абсолютно свободен. Наведя марафон, вышла в сторону кафе, куда он меня пригласил. Как он сказал: «Просто посидим и поболтаем».

Что ж, посидим и поболтаем. Я абсолютно не против.

Около входа заметила его. В белых джинсах и чёрной рубашке с закатанными рукавами. На ногах белые кроссовки. Он, как всегда, чертовски соблазнителен. Любая клюнула бы. Любая наивная дурёха.

Я же, конечно, была в красном платье и золотистых лодочках.

— Чёрт тебя дери, может поедем к тебе? — прорычал он, увидев меня.

— Кобель, слюни подбери, а стояк спрячь, а то откушу, — улыбнулась ему.

— М-м, откуси его к чёртовой матери, — игриво прорычал он, положив руку мне на поясницу и провожая за столик. — Хотя бы рот твой на нём почувствую.

Закатила глаза пока он не видел.

Сели за небольшой столик в углу уютного кафе, друг напротив друга. Здесь было мило и комфортно. Какая-то интимная и располагающая обстановка.

— Нравится? — улыбнулся, наблюдая за мной пока я рассматривала помещение.

— Нравится.

— Что ж, надеюсь здесь мы не отравимся, — нервно усмехнулся он и открыл меню. — Иначе тебе вновь придётся готовить для меня охрененный суп. Кстати, Трэвис с Джойс тоже попробовали и оценили. Правда я им дал только по одной ложке, остальное сам съел. Я бываю дико жадным, как выяснилось, — рассмеялся он, посмотрев на меня.

Старалась сдержать улыбку, но в душе мне было приятно. Правда я совершенно не ожидала такой реакции на самый обычный овощной суп.

— Не придётся, кобель. Я тебе не кухарка, — протянула я, закрыв меню.

— Милая, что едят по вечерам Пираньи? Больше мяса и крови, да? — подмигнул мне.

— Не угадал. Салат, сок. А потом чашечку эспрессо.

— Понял, милая. Сейчас всё будет, — быстро ответил и передал мой заказ подошедшему официанту.

Сам же взял курицу и воду. Его режим явно не подразумевал излишеств.

В кафе заиграла мелодичная песня Lovefool группы The Cardigans. Нам принесли хлебную корзинку со сливочным сыром, воду для него и свежевыжатый апельсиновый сок для меня.

Я расслабилась, почувствовав себя хозяйкой положения. Натан внимательно смотрел на меня, словно думал о чём-то. Решила усложнить ему задачу. Взяла кусок свежеиспечённого хлеба и, намазав его сливочным сыром, откусила. Он выгнул бровь, но продолжал наблюдать. А я, прикрыв глаза, медленно жевала. Не знаю почему, но многие мужчины любили наблюдать, как женщина ест. Поэтому я дала ему возможность лицезреть своё удовольствие от приёма пищи. К тому же запрещённой пищи для него. Куча глютена и углеводов. Двойной удар прямо-таки.

— Вкусно, да? — хрипло поинтересовался он.

— М-м-м, божественно, — тихо ответила ему, открыв глаза.

Натан уже завёлся. Это буквально читалось в его взгляде. До чего же он легко возбуждался. Мне казалось, у него вставал от дуновения ветерка.

— Как прошло твоё свидание… — запнулся бедняжка, почувствовав мою ногу на своей. А я, сняв туфлю, пальцами вела по его икрам, поднимаясь всё выше и выше. — … с двумя кобелями?! — кашлянув, закончил он, не сводя с меня глаз.

— Прекрасно, — протянула я, намазав ещё сыра на другой небольшой кусочек хлеба. Нога пока остановилась в районе его бедра.

— Ты… Хм. Переспала с ними? — прокашлялся он и моя нога вновь начала своё движение, щекоча его внутреннюю поверхность бедра.

Бедолага даже подпрыгнул.

— А что такое?! Откуда такой живой интерес к моей интимной жизни? — провела языком по нижней губе, слизывая сливочный сыр.

— Чёрт тебя дери! Я тебя сейчас в туалете трахну, Лесли, — прорычал он.

— Нельзя, кобель. Режим — это святое, — хлопая ресницами, невинно ответила ему и продолжила дразнить его ногой.

Она была в опасной близости от его члена. Натан тяжело дышал, и, прищурившись, смотрел мне в глаза.

В этот момент принесли наш заказ, но мы даже не посмотрели на официанта. Воздух между нами искрился.

— Ты решила подразнить меня? — выгнув бровь, усмехнулся он.

— Ни в коем случае, — улыбнулась и уткнулась пальцами ноги в его твёрдый член. Натан прикрыл глаза, тяжело дыша и вцепившись в край стола.

— Что же ты творишь, Пиранья?! — покачал он головой, устремив на меня вожделеющий взгляд.

— Ем, — пожала плечами и принялась за свой салат, пока он жадно начал пить воду.

Надавила на его член посильнее и Натан, поперхнувшись, начал кашлять.

Какой он чувствительный. Было забавно наблюдать за его мучениями.

— Твою мать, — прохрипел он, покраснев от кашля. — Милая, чего ты добиваешься?!

— Так о чём ты хотел поговорить?! — невзначай перевела тему, подвигав немного пальчиками в области его паха.

Он буквально зарычал.

— О твоём сексе. Беспорядочном и грязном сексе с двумя болтами, мать твою, — процедил он, воткнув нож и вилку в несчастную куриную грудку.

Взяла бокал с соком и соблазнительно обхватила губами трубочку. Натан перестал жевать и завис, смотря на мои губы. Сделав глоток, прикрыла глаза. Какой вкусный сок, просто лучший в жизни.

— Мой секс тебя не касается, — ответила ему, поставив бокал на место.

— Ты с ними спала?! — напирал он.

Боже, какие мы злые.

— Какие-то проблемы, Натан? Я не понимаю твоего интереса, — наигранно изумилась я, надавив посильнее на его член.

Он был твёрже стали. Водила ступней по всей длине, наблюдая как на лбу кобеля появилась испарина.

— Мой интерес… Чёрт, — промокнул лоб салфеткой, отложив приборы. — Мой интерес в том, чтобы узнать…

Он замолк, смотря на меня.

— Узнать что?! — поторопила, продолжая ласкать его ногой.

— Узнать… Понимаешь, я оказывается, жадный. Не только супом не хочу делиться. Но и тобой. Может мы будем спать почаще друг с другом?! — выдал он и снова воткнул нож с вилкой в труп курицы.

Попался, кобель. Внутри меня всё трепетало и распирало от восторга и радости.

— Не понимаю тебя, — тем не менее включила дурочку. Моя нога замерла.

— Если ты так любишь секс, то почему бы нам не заниматься им почаще вдвоём? Без моих приставучек и твоих болтов. Только ты и я, — озвучил он, смочив горло водой.

Внутри я ликовала, но внешне держала строгую мину.

— А смысл?!

— Смысл в том, чтобы доставлять друг другу удовольствие.

— У тебя один член, кобель. А я хочу больше, — улыбнулась ему сладко и едко.

Получай, кретин.

— Хочешь я куплю вибратор для тебя?! Будет тебя два члена, — не унимался он.

Но было очевидно, что Натан нервничал и это было прекрасное зрелище. Наблюдать, как такой самоуверенный парень, как Натан Митчелл, волновался и пытался подобрать аргументы, чтобы склонить меня к подобию моногамии. Подобию — ключевое слово. Он не знал, что это такое. Он просто не хотел делиться. А я просто не хотела принадлежать кому-то всецело. Его рука опустилась на мою ступню и начала ласково водить по моим пальцам. По телу пронеслась дрожь, а в промежность ударил мощный импульс.

— «Love me, love me…»[11] — внезапно тихо пропел слова из песни.

— «Fool me, fool me…»[12] — подыграла ему, пропев с придыханием.

Он внимательно наблюдал за мной, продолжая гладить мою ступню. То нежно проведёт, то надавит на посильнее и это было адски приятно. Чуть не застонав, прикрыла глаза.

— Вибратор не поможет, — ответила ему после небольшой паузы, стараясь выровнять дыхание.

— Пальцы?! — предложил он.

— Не то, — открыла глаза.

— Милая, ты правда голосуешь за секс с двумя парнями? — сильнее надавил на мою ступню и меня начало трясти от удовольствия.

Чёрт побери, надо держать себя в руках.

— Правда.

— Может хотя бы попробуем спать вдвоём почаще? Если, например, тебе захочется секса, то ты можешь позвонить мне и я приеду куда скажешь и доставлю тебе удовольствие, — улыбнулся он.

— Кобель, я хочу секса. Ты мне можешь дать его сейчас, а?! — скептически выгнула бровь, прожигая дыру в нём.

— Чёрт тебя дери, Пиранья! У меня режим, подготовка к соревнованиям! Я не могу сейчас, ты же знаешь, — нервно ответил мне.

— Вот и я о том же, — взяла себя в руки и надавила на его член.

— Но это всего две недели в несколько месяцев, — словно оправдывался он.

— А мне что делать?! Я привыкла получать то, что хочу. Поэтому ни с кем не встречаюсь. С одним парнем мне скучно, — пожала плечами, закончив есть салат. Наелась. Потянулась к эспрессо.

— У меня через неделю гонка и потом я весь твой, — зашёл с другой стороны.

— Я уеду… — осеклась, выдав совсем не то, что должна была.

Чёрт! Дурёха!

Он нахмурился, смотря на меня.

— Куда ты уедешь?!

— Домой, — быстро добавила.

Сердце оглушительно громыхало в груди, что я буквально слышала его стук.

— Ну, ты же ненадолго, скоро учёба уже начнётся. Вернёшься и мы будем развлекаться, — улыбнулся он.

— Слушай, давай к этому разговору тогда и вернёмся, — решила прикрыть эту тему.

Мне надо домой. Он слишком завёл меня своим массажем, что я плохо соображала, а мне нельзя допускать подобные оплошности.

Натан кивнул и, опустив вторую руку под стол, начал сильнее и увереннее массировать мою ступню. Все мои нервные окончания проснулись. Он тоже умел соблазнять. При этом массаж ведь можно делать по-разному. Так вот Натан явно умел им и возбуждать, и расслаблять.

— Нравится? — закусив нижнюю губу, наблюдал за моей реакцией.

— Нравится, — не солгала я.

Мне больше, чем понравилось. Я по-настоящему кайфовала сейчас. Давно не было так приятно. Так правильно приятно.

— До чего же ты соблазнительная, Пиранья. Я сейчас проклинаю свой режим, чтобы ты знала, — усмехнулся он, проведя большим пальцем по своду стопы и моя коленка дёрнулась.

Он ухмыльнулся и провёл ещё раз. Вцепилась в подлокотники кресла, чтобы нечаянно не сползти к его ногам.

— Я обожаю наблюдать за тобой, — хрипло прошептал он.

— Пора домой, — произнесла я, поверхностно дыша.

— Как скажешь, — улыбнулся и вновь уверенно сжал ступню, а потом уделил внимание каждому пальчику.

Это было так… интимно. Мне никто не ласкал ноги, никто даже не притрагивался к ним. А он так уверенно это делал, словно каждый день только этим и занимался.

Расплатившись по счёту, Натан предложил меня подвезти. Я согласилась, поскольку устала и хотела побыстрее добраться до дома, а на каблуках после такого массажа буду долго идти.

— Милая, ты абсолютно сногсшибательна в этом красном платье. Я ещё не видел ни одну девушку, кому бы так подходил красный, — прокомментировал, когда мы отъехали от кафе.

— Думаю, что ты вообще не оцениваешь внешний вид девушек. Ноги раздвинула и погнали, — фыркнула я.

Рассмеявшись, он покачал головой, уверенно управляя автомобилем.

— Ну, по большей части да. Однако я успеваю заметить и оценить в чём мои приставучки, — оправдался он, стрельнув в меня озорным взглядом.

Мне нравилась его манера вождения автомобиля. Расслабленная, но уверенная. Абсолютно мужская. Но это всё так отличилось от его совершенно не мужских поступков.

Мысленно подсчитала сколько его поступков или действий мне понравилось. Поцелуи, вождение, массаж. Всё. Даже секс нельзя было приписать к его достоинствам. Потому что именно из-за секса с ним я и стала такой. Так вот, разве по этим характеристикам можно сказать, что мужчина надёжный и уверенно стоящий на ногах?! Нет. Такая вот несправедливая жизнь. Внешне щедро одарённый природой кобель с гнилым наполнением. Жаль, но что поделать. Такова жизнь. Кому-то дают недурную внешность, кому-то роскошную душу. А кому-то и то, и другое. Интересно, эти идеальные экземпляры в какой стране водились?! Хотя разве бывают идеалы?! Разумеется, нет. У каждого человека были свои тараканы и изъяны.

В своих мыслях мы доехали до квартиры.

— Позволь я провожу тебя до двери? — спросил он, отстегнув ремень безопасности и заглушив двигатель.

— Проводи, — бросила ему и вылезла из авто.

Я кожей чувствовала его оценивающий взгляд. Он буквально пожирал меня, но не мог ничего сделать. Режим всё-таки.

Ай-яй-яй, бедняжка.

— Пиранья, — начал он, как только мы подошли к моей двери. — Ты всё-таки подумай над моим предложением, ладно? Мне показалось, что в постели мы отлично ладим в отличии от обычной жизни, — прижал меня к стене, обхватив своей ладонью мою шею и сжав её. — Я был бы совершенно не против твоих крепких объятий этими прекрасными ногами, — провёл второй ладонью по моему бедру. — А от твоих поцелуев только дебил откажется, — прошептал он и прильнул к моим губам.

Мягкие и горячие губы Натана буквально сводили с ума. Сдержав стон, ответила на его влажный поцелуй, прижавшись к нему вплотную. Он целовал властно и требовательно, словно заявляя свои права на меня. Его язык чувственно и пылко ласкал мой, ладонь сжала моё бедро и прижала к себе. Мне было трудно дышать и невозможно соображать от такого напора. Натан менялся. Из флиртующего парня он превращался в уверенного мужчину. Только вот мужчину ли?! Но перемена в его настроении была очевидна.

— Чёрт, я сорвусь. Клянусь, я не выдержу ещё неделю, — прошептал он, прильнув лбом к моему и тяжело дыша.

— Спасибо за ужин, — ответила ему и, ловко вынырнув из его объятий, прошмыгнула в квартиру и быстро закрыла дверь.

— Чёрт тебя дери, Пиранья, — прорычал он, стукнув чем-то по двери. Я стояла, прислонившись спиной к ней и, улыбаясь, слушала его. — Клянусь богом, ещё один такой поцелуй и я буду в тебе, — продолжил он.

— Иди домой, — ответила ему.

— Не хочу, — обречённо произнёс он, снова стукнув чем-то о дверь. Возможно, он бился головой. Но это не страшно, ведь мозгов в ней не было. — Я реально не хочу уходить. Что же ты творишь, а?! Скажи мне что-нибудь, чтобы я ушёл, иначе я сейчас выломаю дверь и зайду в тебя, — тихо рассмеялся он.

— Ты же не обидчивый, что я могу тебе такого сказать?!

— Уверен, ты придумаешь.

Улыбнувшись, прижалась затылком к двери, размышляя.

— Свали в закат, кобель, — протянула я.

Он рассмеялся и снова стукнул в дверь. По любому лбом.

— Сработало. Я пошёл. Но в следующий раз держи меня на расстоянии вытянутой руки от себя, иначе я не сдержусь, — предупредил он и послышались его удаляющиеся шаги.

Выдохнув, расслабила плечи. В следующий раз я планировала как раз-таки притянуть его к себе. Правила существует, чтобы их нарушать. А его пресловутый режим — это целый свод правил, которые я с особым удовольствием нарушу.

Натан оказался настолько предсказуемым, что это даже смешно. Я знала, что он приедет в кафе на моё очередное свидание. Знала, что его взбесит, потому что дух соперничества у парней никто не отменял. Они же, как истинные кобели, хотят всё вокруг «пометить», заклеймить и пойти дальше по своим делам. А когда они находятся в этой гонке, то их мозг, если он вообще имелся, не функционировал и отключался напрочь. Они видят цель, не замечая ничего вокруг и не предавая значения всяким несущественным нюансам.

Так вот, Натан Митчелл сейчас ничего и никого, кроме меня, не видел.

Кто его мог винить, правда?

Глава 22

Натан

У меня через пять дней соревнования, а я думал только о том, что происходило вне моей спортивной жизни. И это максимально необычно и непривычно. Что за чухня?! Все мои мысли крутились только вокруг красного платья, длинных ног, светлых волос и карих глаз. Где она, чем занималась, пошла ли после нашей встречи два дня назад с кем-нибудь на свидание? Я еле ушёл тогда от неё. Клянусь, ещё б немного и сорвался бы. Мне даже сны эротические начали сниться! Это похоже на одержимость какую-то! Раньше я так был помешан на спортивных победах. Сейчас же я хотел уложить на лопатки её. И желательно ещё, чтобы уложить на подольше.

Чёрт её дери! Почему я не мог выкинуть Лесли из головы?! Она меня отвлекала. Даже сейчас в спортивном зале, где мы с напарником бегали как ненормальные, сжигая всё ненужное, я думал только о том, чем она была занята в данный момент. Даже громыхавшая песня Coming For You группы The Offspring не заглушала моих мыслей. Меня это порядком выбешивало.

— Нэйт, ты так скоро выбежишь за пределы беговой дорожки, — рассмеялся Трой, парень из моей команды, с которым мы всегда в паре гоняли.

Посмотрел на свои показатели на дисплее. Пульс зашкаливал, темп выше среднего, скорость слишком высокая. Пот застилал глаза, мышцы горели, язык прилип к нёбу. Перед соревнованиями мы, для поддержания коллективного духа, порой вместе приходили в зал и тренировались, попутно обсуждая последние новости.

— Задумался, — запыхавшись, немного замедлился.

— Ты сегодня какой-то отстранённый. Много молчишь и ещё больше думаешь, что бы это значило? — протянул он, поглядывая на меня с соседней беговой дорожки.

Достал полотенце из-за пояса спортивных шорт и вытер шею.

— Конец света, мать твою, — бросил ему, и он заржал. — Много будешь ржать, дыхание собьёшь, — подначил его.

— Да и похрен, — улыбнулся мне и тоже вытер лицо и шею. — Так что такое?! Случилось что-то?

Да я даже в душе не представлял, как объяснить ему что случилось. Мне бы самому понять какого хрена приключилось. Может это сексуальная зависимость?! Ну что-то типа нашёл своего идеального партнера и теперь хотел её постоянно. Правда я спал с другими приставучками всё это время, но мыслями частенько возвращался к ней и её шпагату. Точно! Может всё дело в её растяжке и тех ощущениях, что она мне давала?!

— Слушай, у тебя с Лаурой всё с секса началось? — уточнил у него.

Он встречался со своей девчонкой уже полтора года. А поскольку Трэвис основательно засорил мне мозги этой чухнёй с отношениями, то я решил перестраховаться и спросить у ещё одного Бэмби, будь они все неладны. Трэвис до такой степени внушил мне идею, что я влип, что я даже на свидание пошёл!

Я. Пошёл. На. Свидание.

Нет, это просто уму непостижимо! Это надо где-то на транспаранте написать. Потому что это нереально. Но именно это я и сделал два дня назад. Сначала пригласил, а потом пошёл. Даже рубашку надел! Что с моим мозгом?! Может это из-за тренировок я с ума сходил?!

— Ну, не совсем, — хохотнул он, немного замедлившись и тяжело дыша. — Сначала я запал на её внешность и то, как она вела себя, — переводя дыхания, пояснил он. — Понимаешь, она была очень открытой и весёлой. С ней было очень легко общаться. А потом, конечно же, дело дошло и до секса, — улыбнулся он, сбавив скорость и уменьшив угол подъёма беговой дорожки.

Хм. Лесли очень хорошенькая. Общаться с ней непросто. Она чёртова Пиранья. Но мне вроде удавалось держать удар. Признаться, мне нравились наши с ней перепалки. С самого начала я в них не видел угрозы и не боялся её острого языка. Скорее наоборот, он меня заводил ещё больше. А секс… Тут вопросов не было. Он охрененный.

— И что?! Тебе не скучно?! Я имею в виду тебе не надоедает одно и тоже тело, запах, темперамент и прочее? Однообразие, короче говоря, — покосился на него, пока он бежал трусцой.

— Ты издеваешься?! Да я тащусь от того, что мне не надо никого искать и она всегда рядом, — бросил на меня такой взгляд, словно я сказал, что сейчас снег пойдёт.

— Я помню, ты её и на соревнования брал в Портленд год назад. Зачем?! — искренне недоумевал я.

Ведь после гонок всегда были вечеринки, алкоголь и секс. С незнакомками. Нахрена свой баян тащить, когда там такой шикарный выбор готовых на всё приставучек.

— «Зачем»?! Ты серьёзно не догоняешь, да?! — улыбнувшись, он, казалось, собирался поделиться со мной великой тайной создания мироздания, не иначе. Отрицательно покачал головой, вытирая пот со лба. — О’кей, давай объясню свою философию. До знакомства с Лаурой я, как и ты, обожал тусовки и секс с незнакомками. Я наслаждался подобным образом жизни. Когда познакомился с ней, то в мозгу что-то щёлкнуло, захотелось поближе узнать её. Узнал и не захотел отпускать в руки какого-то другого чувака. Подумал, что такая девушка нужна самому. Начал подбивать клинья к ней, она была не против, — перевёл дыхание, ещё сбавив скорость. — Потом мы начали типа официально встречаться. Но с нашим графиком и соревнованиями, было тяжело постоянно находиться рядом. Да и расставаться не хотелось, если честно. Поэтому я предложил ей ездить со мной. Но, как ты понимаешь, никто из тренерского состава не оплатит ей поездку туда-обратно, поэтому решение было за ней. Она согласилась. Из-за учёбы получается не всегда, но Лаура старается по максимуму ездить со мной по городам и штатам. Это своего рода небольшое приключение для нас двоих. А мне, как оказалось, очень важна её поддержка перед выходом на старт. Она заряжает меня что ли, не знаю. Но когда я еду без неё, то мне немного не по себе, — запыхавшись, он вцепился в боковые ограждения беговой дорожки и перешёл на быстрый шаг.

Да, пожалуй, много болтать во время бега не самая лучшая затея. Но он сам спросил, что со мной, поэтому извините.

Уменьшил градус подъёма на своей беговой дорожке и сбавил скорость. Мы уже бежали полтора часа, ещё полчаса и можно заканчивать.

— То есть ты сам хочешь видеть её везде и всюду?!

— Типа того.

— Не надоедает?!

— Не-а. Наоборот. Но когда она не со мной, то я дико скучаю. Правда. Понимаю, что парни редко признаются в этом, но я реально без неё на стену лезу, — улыбнулся он.

Любопытно. Трэвис мне тоже самое сказал, что без Джойс ему не по себе. Словно половины тела нет. Долбаные романтики. А ещё он сказал, что везде ищет её глазами, а в постели руками. То есть если она отползает от него во время сна, то он возвращает её на место. И самое смешное, как он говорит, что он даже не отдаёт этому отчёта, поскольку делает это спросонья. Но тело само просит её близости.

Это вообще нормально?! Как они так живут?! А спать звездочкой?! А забрать одеяло целиком и полностью в свои владения?! Нахрен делиться?!

Какой же я жадный, как оказалось.

— О’кей. А если она не хочет секса, то как быть?! — не унимался я.

Ну не могло быть всё так офигенно в этих сраных отношениях!

— Всякое бывает. Она же человек, а не робот, обязанный выполнять каждую мою прихоть. Тем более у девушек гормоны периодически лупят, поэтому я просто не трогаю её, если она не в духе, — пояснил он.

— Ну ты же хочешь секса! А она тебе, допустим, отказала. Что ты делаешь?

— Если ты намекаешь на измену, то нет. Я не люблю это дерьмо. Лучше уж расстаться и спать со всеми подряд, если так невтерпёж. Ну а когда она не хочет, то я терплю и жду, когда буря минует, — улыбнулся он.

Ждать. Серьёзно?! Какого хрена я должен ждать?! Если я хочу, то будь любезна подстроиться под меня.

Стоп.

Лесли на свидании сказала, что хочет секса. А я не мог дать ей его из-за подготовки к соревнованиям. Значит она уже с кем-то потрахалась?! От этой мысли я сбился и чуть не рухнул на беговую дорожку.

Ведь мы с ней очень похожи в этом плане и оба не умеем ждать. Значит…

Чёрт вас всех дери! Что за хренов самоанализ в моей голове?! Прямо бесило меня это! С какой стати я вообще думал обо всём этом?!

— Допустим, — процедил я, злясь уже на самого себя. Чем глубже я вникал, тем безрадостнее рисовалась картина. — А если она захочет семью и детей?

— Значит будет и то, и другое. Но у нас есть договорённость. Сначала мы заканчиваем универ, а потом уже всё остальное, — спокойно ответил Трой, вытирая шею.

— А карьера?! — почти завопил я.

— А что с ней?! Я же не травму получил, — заржал он. — Пока я физически способен управлять байком, то не вижу никаких проблем.

Да что с ними со всеми?! Это же обуза! Балласт! Это всё потянет назад.

— Как с женой и детьми можно строить спортивную карьеру?! Ты и детей будешь таскать по нашим заездам, скажем в Европу?! — выдал я, сбавляя скорость.

— Слушай, я так далеко не заглядываю. Время покажет. Но не вижу ничего страшного в женитьбе на любимой девушке. Это лишь помогает строить карьеру. Не только спортивную, между прочим. Да и вообще, с нашими разъездами не каждая согласится замуж выйти! Сам посуди. Кому нужен муж, который часто отсутствует?! — покосился на меня.

И вот тут я призадумался. Я всегда смотрел на это с совершенно другой стороны. Со своей. Всегда был уверен, что быть со мной — это счастье. Это манна небесная. Это благословение, если хотите. Может, это не скромно, но я этим качеством и не отличался.

Но я никогда прежде не думал на эту тему от лица девушки. А ей каково, когда меня нет рядом?! А если я ей нужен?! А если к ней кто-то приставал, пока я на гонке?!

Чёрт меня дери! Что со мной творилось?!

Мне было наплевать кто лез к приставучками. Они сами на всех вешались.

Но вот подобная мысль в отношении Лесли вызвала сейчас желание помолотить боксёрскую грушу.

— Дерьмо, — озвучил я содержимое моего мозга.

Трой сипло заржал, повесив полотенце на шею.

— Влюбился что ли?! Я и смотрю, что ты сегодня слишком задумчивый. Подумал ещё, что не к добру всё это, — продолжал веселиться мой напарник.

— Это называется «влюбился», если я думаю о ней чаще, чем об остальных?! Ещё я хочу написать ей. Увидеть её. Трахнуть. Боже, как же я хочу её трахнуть… — жалостливо простонал, пока Трой заходился смехом на соседней беговой дорожке. — Ещё меня выводит из себя мысль, что она трахается с другими. Ещё я ничего о ней не знаю и это тоже меня раздражает. Что это за дерьмо?!

— Это дерьмо по-другому ещё называют влюблённостью. Но если тебя так пугает это слово, то можно ещё назвать симпатией, влечением и заинтересованностью, — веселился он.

Симпатия. Заинтересованность. Ну, возможно. Так лучше звучало, чем влюблённость. Это всё хипстеры всякие и слюнтяи пусть в любви купаются. У меня это чисто симпатия. И влечение. Просто на животном уровне влечение.

— Симпатия и влечение, — заключил я, и Трой поднял большой палец вверх, смотря на меня.

— Ну, поздравляю тебя. В этом нет ничего плохого, Нэйт. Хотя порой будет казаться, что ты в аду. А в следующий миг в раю. И так по кругу, — хохотнул он.

Это точно. С Лесли я вечно не мог определиться, где находился: в аду или в раю. То всё было запредельно офигенно, то в следующий миг она тебя словно заживо поджигала на костре непонятной мне ненависти.

Что-то все мои умозаключения не похожи на дружеские. Как-то очень отдаленно. Совсем не похожи, короче говоря. Натан Митчелл проявил симпатию, глубокую заинтересованность и животное влечение к девушке. Готовьте транспарант.

А если серьёзно, хотя я сейчас и так на суровых щщах, что со всем этим делать?! Как быть?! Что обычно в таких ситуациях положено делать?! У меня опыта ноль. У Лесли тоже. Ха. Она вообще не подозревает, что я тут осознал сегодня, пока бегал.

Если пораскинуть мозгами, то получалось, что я:

1. Думал о ней постоянно.

2. Хотел её всё время.

3. Искал глазами.

4. Кайфовал, когда она была рядом.

5. Тащился от её характера.

6. Заводился от её языка.

7. Хотел прикасаться.

8. Испытывал разный спектр эмоций. От самых убийственных, когда она провоцировала, до самых возвышенных, когда она сдавалась и расслаблялась.

9. Мне нравилось делать ей массаж. Это дополнение к пункту 7.

10. Готов был нарушить режим ради неё.

А вот это уже серьёзная заявка. Для меня режим перед соревнованиями — это святое. Как бы я не ныл, жалуясь, что хочу одновременно жрать бургер во время животного секса с тремя приставучками сразу, я всегда неукоснительно соблюдал все предписания. Для меня соблюдение режима было верной приметой к успешному заезду и победе. Но сейчас…

Сейчас я был готов нарушить его и завлечь Пиранью в свои сети, потому что мне казалось, что я могу опоздать. Не понимал откуда это предчувствие, но мне хотелось как можно скорее снова увидеть её и озвучить свои мысли. Вода в жопе не держалась, короче говоря. Откуда-то из недр моего подсознания шёл сигнал, что я опаздывал. Куда? Почему? С чего вдруг? Не знаю. Может подобное все парни чувствовали себя перед тем, как совершить «каминг-аут» и заявить во всеуслышание, что ты теперь долбаный Бэмби, мать его! Ванильное тающее мороженое. Что ты увлечён девушкой.

А как всё это вслух озвучить? Как преподнести ей?

Твою ж мать, сколько сразу вопросов-то! А главное отмахнуться от них не получалось, это мне Трэвис тоже говорил. Как только до него стало доходить, что с ним произошло, то он уже просто не мог не думать об этом. Не мог даже спать нормально, пока не поделился всем дерьмом с Джойс. А потом отпустило. Как он сказал, потом такая лёгкость появилась и более-менее понятная перспектива будущего.

Но у них с Джойс прям отношения. Совместный быт, мечты и прочая лабуда. К такому я точно был не готов. Меня бесило только одно, что я не знал где и с кем Лесли. А чтобы знать это постоянно, у меня должны быть какие-нибудь права. А получить их, в таком случае, можно только обозначив свою позицию по этому вопросу. Жить с кем-то я не хотел, спать постоянно в обнимку тоже мне не улыбалось.

Я хотел свою любимую свободу, но постоянство в постели. Наверное, так. Что-то типа свободных отношений, но не в плане секса. Свободными они будут от ванильной хрени и клятв. В общем, я не знал, как это безобразие назвать, но мне отчаянно хотелось поскорее увидеть Лесли и вывалить на неё это. Хотелось чёткости, ясности и лёгкости, обещанной Трэвисом. Хотелось уже услышать «да» от Лесли и продолжить радоваться жизни без этой головомойки. А ещё хотелось сорваться и заняться с ней сексом. Хотелось почувствовать её тепло. И бургер. Как же хотелось сожрать сочный бургер. Боже, эта сушка вечно доканывала меня. Но я не жаловался. Я знал ради чего всё это делалось, поэтому, сжав зубы, продолжал бежать, обливаясь потом и думая о Лесли с бургером в руках.

Готовьте транспарант. Пусть на нём будет Бэмби, у которого в глазах вместо сердечек будет по бургеру, а рядом с ним Лесли в шпагате.

Глава 23

Лесли

Если бы мне ещё полгода назад сказали, что я встречусь и даже пойду на свидание с Натаном, то не раздумывая плюнула бы этому человеку в лицо. Серьёзно! Но жизнь всё время подкидывала нам разные обстоятельства. Испытания это или возможности?! Я пришла к выводу, что всё зависело от нашего восприятия. Из любого испытания можно вынести возможности и точки роста для себя. А в любой даже самой заманчивой перспективе может быть испытание. И не одно. Поэтому я привыкла во всём искать и находить плюсы. Даже во внезапной встрече с кобелем.

— Ты хоть пиши иногда, не пропадай, — обратилась ко мне Ханна, сидящая на полу около моего чемодана и поедающая мороженое.

— Разумеется. Ты стала для меня подругой, правда, — тепло улыбнулась ей, закинув в чемодан фен.

— Слушай, а Натан после свидания как себя ведёт? Если честно, то не думала, что он из тех, кто ходит по кафе и ресторанам. У меня о нём сложилось впечатление, что он не утруждает себя ухаживаниями, сразу тащит всех в постель. При том без разбора, — лизнув мороженое, вскинула на меня свои карие глаза Ханна.

— Так и есть, — усмехнулась я, — Переспит, а потом ни имени, ни лица не вспомнит. Самый настоящий потребитель. Но он мне писал несколько раз. Кажется, мы с ним на одной волне, — подмигнула подруге.

— Мне кажется, в параллельной реальности вы бы отлично смотрелись вместе. В той реальности, где и ты, и он голосуют за отношения. Вы словно отражение друг друга. Более свободолюбивых людей я ещё не встречала. Даже меня переплюнули, — рассмеялась она, запрокинув голову.

Покачала головой на этот комментарий. Эта реальность максимально далека от меня. А от Натана и подавно. Он кобель. С маленькой буквы. Не мужчина. Не достоин уважения и почитания. Он тот, кто не способен оценить по достоинству человеческое тепло и хорошее отношение. Не ценящий преданность и верность. Не способный к глубоким чувствам. Для него существовал только миг. А что будет завтра его не волновало.

— Как у вас с Алексом? Всё переписываетесь? — перевела тему, не желая обсуждать Натана.

— Ну, как тебе сказать… Он постоянно либо на репетициях, либо на студии, либо на концертах. В общем, он живёт музыкой. Ещё ему предложили записать партию клавишных для какого-то другого исполнителя. Поэтому для общения и секса времени не так-то и много. За последнюю неделю мы только один раз переписывались и не виделись, — пожала плечами Ханна.

— Мне кажется или он тебе понравился?!

— Понравился, но ты же знаешь, что я не доверяю мужчинам. Они все изменяют, а музыканты и подавно, — ответив, Ханна встала и пошла выбросить обёртку от мороженого.

Да, я знала, что ей причинили боль в прошлом. И, по-моему, не один раз. Поэтому она поставила крест на моногамии.

В мир свободных отношений просто так не приходят. Во всяком случае девушки. Для парней это рай на земле. А вот для нас, девочек, это скорее вынужденное решение. Мы по природе своей ищем постоянства и надёжности.

Мои размышления прервал стук в дверь. Открыв её, увидела курьера с букетом цветов.

— Мисс Морган? — обратился он ко мне. Кивнула в ответ. — Это вам, — протянул мне охапку белых роз.

Большую охапку красивых цветов. Поблагодарив его, закрыла дверь и чуть не рассмеялась в голос. Что ж, может же, когда захочет. В букете нашла записку:

Пиранья, загляни сегодня на огонёк.

Пожалуйста.

Сердце подпрыгнуло в груди и неистово заколотилось. Цветы были очень красивыми. А аромат от роз был просто феноменальный. Я обожала розы. У меня даже лосьон для тела и духи были с этим тонким, манящим, увлекающим и притягивающим ароматом. Теперь вся комната благоухала от этого роскошного букета. Да ещё и белые. Неужели он всё-таки способен на красивые жесты?! Не представляла его выбирающим букет для девушки. Да я вообще не могла даже вообразить, что Натан мог думать о ком-то дольше и больше, чем и самом себе.

Удивил так удивил.

Что ж, тогда пришло время для последнего шага, а потом…

Потом свобода.

— Вау! Вот это букетище! Какая красота, Лесли! Это Натан, да? Или Спенсер? — вскрикнула Ханна, зайдя в комнату.

Очередная провокация удалась. Сегодня написала кобелю, что у меня вновь «групповое» свидание и вот, пожалуйста, цветы подоспели с приглашением.

— Натан. Ждёт в гости, — ухмыльнулась я. Ханна рассмеялась, нюхая цветы.

Закончив собирать чемодан, начала одеваться и прихорашиваться. Надела белое платье и красные босоножки. Слегка завила волосы, уложив их мягкими волнами, нанесла лёгкий макияж и, считай, к подвигам готова.

— Буду поздно, детка, — попрощалась с Ханной, которая только хихикала, наблюдая за мной, и вышла из квартиры.

Почему-то в этот вечер мне захотелось побыть собой, настоящей. Только я уже сама порой не понимала: а какая я настоящая? Я больше стерва или всё та же девчонка-дурёха? А может я превращалась в настоящую и манящую женщину? Я не знала. Но настроение у меня было побыть простой девушкой, которой прислали красивый букет и пригласили к себе. Возможно, я просто хотела вкусить того, чего так и не получила больше года назад.

Приехав к нему, позвонила в звонок. Он открыл дверь и моё сердце ухнуло вниз. До чего ж хорош собой этот кобель. Не даром он так любил себя. В белой обтягивающий футболке и белых джинсах он был абсолютно неотразим. Золотистый оттенок кожи, тёмно-каштановые волосы с выбритыми висками, пронзительно-голубые глаза и чертовски обаятельная улыбка дополняли образ породистого кобеля. А ещё он был босиком. Никогда раньше не обращала внимания, но его ступни были красивыми.

Надо выкинуть этот бред из головы, немедленно.

Из дома доносилась песня If Only For Now группы Pop Evil.

— Ты приехала, — улыбнулся он, смотря мне в глаза.

Казалось, он не ожидал, что я приму приглашение.

— Как видишь, — ответила ему, и он отошёл в сторону, приглашая меня в дом.

— Тебе очень идёт белый и красный, Пиранья. Надеюсь букет понравился, — тихо произнёс он, закрыв дверь.

— Понравился, — кивнула ему, ощутив какую-то странную неловкость.

Может не надо быть настоящей, а снова включить режим стервы?! А то всё как-то слишком романтично выходило, что для нас с ним нонсенс. Это та земля, куда ни один из нас не ступал ещё.

— Проходи в кухню. Я не знал придёшь ты или нет, но заказал в той самой кофейне, что рядом с твоей работой, несколько десертов для тебя. Сам же буду довольствоваться водой. У меня гонка через три дня, — улыбнулся он, доставая из холодильника десерты.

Неожиданно, что он и это предусмотрел. Я любила сладкое, но из-за своего прошлого запрещала себе его есть в большом количестве, в страхе вновь набрать вес. Я не была одержимой в подсчёте калорий, но всё же следила за фигурой. Однако сейчас, возможно из-за нервов, не отказалась бы от дозы глюкозы.

Натан выставил передо мной пирожные. Среди них было тирамису. Моё любимое. Откуда он узнал?! Или набрал всё подряд? Было ещё три шоколада, ягодное и безе. Всё это я реально обожала. Он словно залез в мою голову и выбрал всё, от чего я старалась держаться подальше, но всегда желала съесть.

— Я не знаю, что ты любишь, поэтому выбрал на свой вкус, — пояснил он и поставил на стол кружку с кофе. Себе же, как и сказал, стакан с водой.

— Ты уверен, что не сойдёшь с ума, наблюдая, как я буду поглощать сладкое? — усмехнулась я, сев за стол.

— Уверен. Точнее насчёт еды я потерплю, а вот насчёт того, как ты будешь есть — это серьёзное испытание, — подмигнув, сел напротив меня.

Взяв вилку и подвинув поближе тирамису, отломила небольшой кусочек и закинула в рот. Не смогла сдержаться и, закрыв глаза, застонала от взрыва вкуса во рту. В той кофейни я всегда брала на завтрак круассан и кофе. Ни одно пирожное не пробовала. А зря. Это оргазмически вкусно.

— Чёрт тебя дери, Лесли. Наблюдать за тобой не просто испытание. Чувствую себя ребёнком, перед которым поставили торт, а есть не разрешают! Это издевательство, милая, — смеясь, прокомментировал он.

— Но это невозможно вкусно, Натан, — открыв глаза, призналась ему и увидела его вожделеющий взгляд.

— Я рад, что угодил тебе. Твой взгляд даже не матерится сейчас, а значит, я сам могу писать книжки по соблазнению, — игриво улыбнувшись, отпил воды.

Он удобно расположился напротив, уперев локти в стол и внимательно рассматривая меня. Неловкость немного прошла, и я почувствовала себя более-менее уютно.

— Так значит ты пригласил меня, чтобы угостить пирожными?! Это на тебя не похоже, — скептически приподняв бровь, стрельнула в него глазами.

— Ты права. Это вообще не про меня. Я пригласил тебя, чтобы поговорить, — зачесав назад свои непослушные длинные пряди, Натан откинулся на спинку стула. Пальцами другой руки нервно барабанил по столу.

— О чём? — увлечённо поедая тирамису, поинтересовалась у него.

— О нас.

Я замерла, уставившись на него.

Да ладно?! Серьёзно?!

— Что?!

— Да, — хохотнул он, посмотрев мне в глаза. — Именно о нас. Дело в том, что я правда хочу, чтобы мы чаще виделись. Я хочу эксклюзива, Лесли.

Удивлена ли я?! И да, и нет.

— Что в твоём понимание «эксклюзив»? — уточнила, пока вилкой отломила ещё кусочек нежнейшего тирамису.

— Ты спишь только со мной, а я с тобой. Вообще никаких лишних людей в постели. И в жизни, — тихо произнёс он.

Я видела, как он нервничал. Его пальцы постоянно барабанили по столу.

— То есть это можно назвать отношениями?!

— Не люблю это слово, но да. Что-то типа того, — пожал плечами, опять зачесав назад волосы.

Подавила желание улыбнуться. Сердце радостно отозвалось на его предложение. Я и не мечтала услышать подобного от него. Но, услышав, словно воспарила. Оказывается, так приятно побеждать. Оказывается, вести себя как неприступная стерва давало свои неоспоримые преимущества. Ты всегда могла загнать под каблук любого кобеля. Вероятно, именно так ощущал себя Натан по жизни. Всё, что он хотел, сразу получал. И я более чем уверена, что сейчас он тоже был уверен, что всё шло по его плану.

Как бы не так, милый.

— Ты уверен? Зачем тебе это надо?! Отношения нужны тем, кто хочет развития. Кто влюблён. Кто смотрит в будущее и видит там этого человека рядом с собой. Кто не хочет смотреть по сторонам в поисках нового тела. Кто готов остепениться, Натан.

Он тяжело вздохнул и опустил взгляд.

— Милая, я хочу попробовать. Ничего не обещаю. Это новая история для меня. Не могу обещать, что справлюсь. Не могу также обещать, что ты будешь на первом месте. Но могу заверить, что спать буду только с тобой, — посмотрел на меня.

Ну, разумеется! Он не мог ничего обещать. Он не хотел меняться. Он и не собирался меняться. Ему просто захотелось «эксклюзива».

Понять ход его мыслей было возможно. Но, чёрт побери, это так мерзко для меня. Это потребление в чистом виде. Мол «Спи только со мной, когда я позову, когда я захочу, но при этом, на первом месте у меня моя жизнь и свобода. Поэтому, в случае чего, никаких претензий, ведь я ничего не обещал».

Как бы не так, кобель.

— Значит просто эксклюзивный секс, не более?

— Да. Ну и будем чаще проводить время вместе без секса тоже. Гулять, ночевать друг у друга. Короче отношения без отношений. Без всей этой романтической лабуды, серенад под окнами, прогулок под луной, признаний и клятв. Что скажешь? — с надеждой посмотрел на меня.

Соблазнительно облизала вилку, смотря в его глаза. Они вспыхнули.

— Когда начнём?! — вопросительно изогнула бровь.

Режим стервы вновь активировался. Достаточно быть настоящей. Пора быть той, кто нравится ему.

— Чёрт, я бы хоть сейчас, но у меня режим, ты же знаешь, — жалостливо протянул он.

Всё я знала. И про режим, и про его суеверия. Именно поэтому я поднялась из-за стола и медленно подошла к нему. Затем опустилась на колени перед ним и провела ладонью по члену. Он уже был твёрдый, что лишь больше раззадорило меня.

— Чёрт, — прошипел он. — Пиранья, остановись.

Посмотрела на него снизу-вверх и игриво покачала головой, проведя ладонью по всей длине.

Я ещё ни разу в жизни не делала ему минет. Почему бы не заняться этим сейчас?!

— А ты попробуй останови меня, — прошептала я, расстегнув ширинку его джинсов.

Натан судорожно вздохнул и на секунду прикрыл глаза. Тогда я подлезла пальцами под резинку его трусов и обхватила бархатный ствол члена. Натан сжал челюсти, что желваки заходили под кожей.

— Пиранья, я не могу оттолкнуть тебя. Но прошу, остановись, — обречённо прохрипел он, однако его бёдра еле заметно дёрнулись навстречу моей руке.

Вытащила член на свободу. Он был красив. Смазка сочилась из головки, венки отчетливо выделялись на его гладкой поверхности. Сжала бёдра, предвкушая мучительную пытку для него. Наклонилась к нему и слизала смазку. Натан гортанно простонал, вцепившись в край стола одной рукой.

— Не убедительно, кобель, — довольно ответила на его слабый протест, и захватила губами головку члена.

— Твою мать, — прорычал он и приспустил немного джинсы с трусами.

Внутри меня всё горело от желания. Я хотела свести его с ума. Хотела, чтобы он только обо мне и думал. Хотела, чтобы я ему снилась. Хотела, чтобы везде мерещилась ему. Хотела стать приведением для него.

Сердце неистово дубасило в груди, угрожая выбить мне рёбра. Я по-настоящему волновалась. Но маска холодной стервы помогала сохранить соблазнительный и уверенный вид.

Ладонью водила по всей длине, глубже заглатывая его.

— Лесли, что же ты творишь? — хрипло прошептал он, схватив меня за волосы.

Медленно водила головой вверх-вниз, параллельно лаская его языком. Подключив вторую ладонь, начала массировать его член по спирали, посасывая головку. Натан застонал и начал подаваться бёдрами навстречу, сжав мои волосы у корней. Выпустила изо рта головку, продолжая обеими ладонями водить вверх-вниз по спирали и сжимая его.

— Остановиться?! — игриво поинтересовалась у него.

— Твою мать, нет, — улыбнулся он, посмотрев на меня.

Мне показалось, что сейчас он был согласен на всё. Что не удивительно. Ведь в моих руках в буквальном смысле было самое главное для него. Самое важное. То, чем он думал. То, чем гордился и берёг. Честно говоря, гордиться было чем — член у него был хороших размеров. Особенно толщина мне нравилась. Но в мужчине не это главное. А вот у кобелей именно это.

Накрыв губами его влажную, сочащуюся и упругую плоть, начала опускать голову всё ниже и ниже, взяв его практически целиком. От его впечатляющих размеров и небольшого опыта у меня, лицевые мышцы свело и к глазам подступили слёзы. Затем медленно и с хлопком выпустила его изо рта. Животный рык вырвался из его уст. Натан словно с катушек слетел и начал отрывисто толкать бёдрами мне навстречу. Убрала ладони с члена и позволила ему сделать то, что он так хотел. Его толчки не были глубокими, но в каждом движении чувствовалась сила и власть. Закрыв глаза, старалась не думать о том, что я делала. В конце концов, мне действительно хотелось свести его с ума. Я чувствовала возбуждение от процесса, но больше заводилась от неминуемых последствий.

Натан ускорился, что-то шепча. Почувствовала, как член напрягся до предела и, надавив на его бёдра, перехватила инициативу и начала быстро двигать головой, глубже беря его в рот. Он громко застонал, а член выстрелил тёплой и солоноватой спермой мне в горло и быстро запульсировал. Мышцы лица свело, но я продолжала медленно водить головой вверх-вниз, пока он содрогался в оргазме.

— Чёрт тебя дери, — сбивчиво прохрипел он, вцепившись мне в волосы и тяжело дыша.

Провела языком по всей длине и нежно поцеловала покрасневшую головку члена.

— Иди сюда, — прошептал он и поднял меня с коленей. Усадил сверху на себя и, схватив за шею, притянул к своим губам. Проведя языком по ним, страстно вцепился губами в мои. Между ног чувствовала его член и невольно качнула бёдрами на нём. — Я тебя не отпущу сегодня, — предупредил он, отлипнув на секунду от моих губ и, подхватив меня на руки, встал со стула.

Разумеется, не отпустишь.

Обвила ногами его талию, а руками зарылась в его волосы. Он чуть ли не замурлыкал, пока нёс меня на второй этаж, чувственно целуя и поглаживая по моей заднице.

Режим? Какой режим? Суеверия? Нет, не слышали.

Так вот и бывает, когда думаешь не тем местом. Так и бывает, когда уверен в своей неотразимости. Так и бывает, когда видишь и слышишь только себя.

Надеюсь, теперь он не забудет, как я выгляжу и как меня зовут.

Глава 24

Натан

Надо бы остановиться, затормозить, но я не мог. Я сорвался. Я нарушил режим. Впервые в жизни я не соблюдал его до конца. В моей жизни был однажды секс в нарушении правил перед гонкой. По иронии судьбы мне тогда тоже сделали минет, а на следующий день я пришёл вторым, но сейчас я решил, что одним оральным сексом не отделаться. Может в таком случае и не сработает моя примета?! Тем более гонка не завтра, а через три дня.

Лесли согласилась попробовать нечто похожее на отношения. На самом деле я и не допускал мысли, что она откажется. Я не каждый день предлагал такое девушкам, чтобы разбрасываться отказами в ответ. Но она была сегодня странно притихшей. Какая-то особенная энергия шла от неё. Словно она расслабилась и отпустила себя, перестав быть слишком строгой к себе и окружающим. Ну и вероятно ей льстило повышенное внимание с моей стороны. Я ведь никому в жизни цветов не отправлял, а ей захотелось. Жаль только выражение её лица не видел, но самому тащиться к ней с букетом — это не про меня.

Зайдя в свою спальню, ногой захлопнул дверь. Трэвис с Джойс уехали смотреть новый дом, куда они планировали переехать на днях. Поэтому мы были совершенно одни.

— Милая, ты ведь утром не сбежишь теперь?! — лёг вместе с ней на кровать, придавив своим телом.

— Утром? Нет, не убегу, — улыбнулась она, прижавшись промежностью к моему стояку.

Я до безумия хотел её. Просто до остервенения. Всё тело было напряжено и жаждало ещё одной разрядки. Минета мне мало, это только разгон. Хотелось забраться как можно глубже и на подольше. Но и увлекаться я, конечно, пока не мог. Вот гонка пройдёт и тогда…

Забрался под её платье и стянул трусики. Начал водить пальцами по влажным складкам. От удовольствия аж глаза закатывались.

— Какая ты уже влажная, Пиранья, — прохрипел я, проведя языком по её губам.

Она только хищно улыбнулась и подалась навстречу моим пальцам. Я впервые хотел дотронуться до каждого сантиметра кожи девушки, а не просто вставить и кончить. Поэтому, облизав пальцы с её соками и сняв с себя всю одежду, потянул наверх её платье. Мне не хотелось спешить, но в тоже время хотелось побыстрее оказаться в ней. Ощущение, что я опаздывал не покидало меня, но именно оно толкало меня по максимуму изучить её сейчас. Всё было как-то необычно. Как-то не так.

— Милая, скажи мне, всё в порядке? — заглянул в её глаза, которые удивительно сияли сейчас.

Она только кивнула и провела ладонью по моему лицу. Чуть не застонал от удовольствия. Её прикосновения всегда вызывали во мне бурю эмоций. Блаженство растеклось по всему телу. Опустился к её груди и провёл всей поверхностью языка по твёрдому и тёмному соску. Лесли со стоном прижалась ко мне и задрожала. Лёг сбоку от неё и второй ладонью обхватил грудь и аккуратно сжал её. Такая мягкая, но упругая. Пальцами потеребил сосок и оттянул его. Лесли тяжело дышала и извивалась. Впервые я не спешил, пытаясь сделать всё иначе. У нас с ней не самый богатый совместный опыт в постели, но тот, что был нельзя назвать плавным и размеренным. Я всегда набрасывался на неё без прелюдии, словно в последний раз вижу. Хотя по началу я так и думал.

Водил ладонью по талии, животу, бёдрам. Хотелось трогать, целовать, лизать её везде. Захватил зубами сосок, пока пальцами ласкал её влажные складки.

Лесли решила добить меня и задрала ногу наверх в своём фирменном шпагате. Наблюдал за ней и понимал, что я реально хотел попробовать быть только с этой девушкой. Спать только с ней. Я буквально слетел с катушек из-за неё. Опустился ниже и дразняще начал ласкать языком её клитор и половые губы. Она протяжно застонала и сжала в кулаках простыню. Никогда ещё не занимался оральным сексом в подобной позе. Её шпагат сводил с ума. Провёл языком от входа до клитора и, покружив вокруг него, обхватил его губами.

— Да… — дрожа, простонала она.

Но в следующее мгновение оттолкнула меня и уложила на лопатки, забравшись сверху. Её взгляд был диким и безумным, на щеках появился румянец, волосы растрепались и запутались. Она была прекрасна. Её тёплое лоно прижималось к моему члену, вызывая непреодолимое желание и остатки моего самообладания полетели к чертям.

— Пиранья, не томи, — прохрипел, пока она медленно скользила по члену и дразнила своим жаром.

Потянулся к тумбочке и протянул ей презерватив. Она быстро надела его и приподняв бёдра, направила меня в себя. Толкнул бёдрами навстречу и застонал от кайфа и наслаждения. Тёплый и тесный плен снова обхватил мой каменный член.

Как же я скучал по ней, как оказалось. Лесли упёрлась руками мне в грудь и начала медленно насаживаться на меня. Закрыв глаза, она тихо постанывала и запрокинула голову назад. Обхватил ладонями её прекрасную грудь и сжал. Я был в космосе от ощущений или в аду. Непонятно, короче говоря. Вероятно, из-за того, что я нарушал запрет, занимаясь сейчас сексом, все ощущения обострились до предела. Я был одной большой эрогенной зоной. Даже пальцы на ногах покалывало от дикого возбуждения.

Лесли медленно раскачивалась на мне вперёд-назад. Позволил ей использовать меня в своё удовольствие. Опустил ладони на бёдра, помогая ей наращивать темп.

— Быстрее, — задыхаясь, взмолилась она, явно теряя связь с реальностью.

Её движения стали хаотичными и отрывистыми. Крепче обхватил её и раскачивал на своём члене всё быстрее и быстрее и, чёрт подери, быстрее. Она задержала дыхание, а в следующий миг застонала и начала пульсировать и вибрировать всем телом. Её голова металась, манящий плен сокращался вокруг члена, и она рухнула мне на грудь. Тогда я, вцепившись в её бёдра и удерживая их, начал активно и ритмично входить в неё. Лесли стонала, прижавшись ко мне и плотнее обхватила меня коленями.

А потом выпрямила одну ногу, положив мне на плечо, и я буквально отъехал. Или отлетел. Короче я чуть не сдох от наслаждения.

— Матерь божья, что же ты творишь, — застонал, но мне было недостаточно, и я резко перевернул её, оказавшись вновь над ней.

Её нога по-прежнему была на моём плече, создавая невообразимо приятные ощущения внутри неё. Она и так была тесной, но в такой позе было слишком узко. Никогда ещё у меня не было настолько гибкой партнерши. И теперь она моя, поскольку согласилась спать только со мной. От этого осознания я взревел и начал врываться в неё настолько дико и отчаянно, что кровать начала биться о стену.

— Чёрт тебя дери, Лесли, — прорычал, чувствуя, как по позвоночнику побежали электрические импульсы и в следующий миг оргазм накрыл меня с головой. Пресс свело, а перед глазами словно бомбу взорвали. Меня и ослепило, и оглушило. Рухнул на неё, продолжая по инерции входить. Член буквально горел в её адском плену. — Как же хорошо, Пиранья, — прохрипел в подушку.

Она обняла меня, проведя ладонью по волосам, и я застонал от какого-то нового ощущения. Мне было до безобразия хорошо. Мне нравилось то, что происходило между нами. Мне казалось, что всё шло правильно. Словно иначе быть и не могло. Идеальное совпадение в постели. Просто сто из ста. И это, кстати, я понял с первого раза. Вру. Со второго. Первый-то я плохо помнил.

— Ты такой страстный иногда, — тихо произнесла она через несколько минут, продолжая поглаживать меня по волосам.

А я совершенно в наглую тащился от этой ласки и не хотел отлипать от неё.

— Ты заводишь меня до предела, Пиранья, — признался ей.

С остальными я был разным, но с таким остервенением никого не трахал. С таким животным и всепоглощающим желанием.

— Пожалуй, тебе надо выспаться после такого. Тем более мы нарушили твой режим. Дважды, — услышал улыбку в её голосе и приподнял голову.

Выражение её лица было довольным, но почему-то во взгляде я уловил грусть.

— Ты из-за этого грустишь?! — усмехнулся, не веря, что ей вообще было дело до моего режима и уж тем более до его нарушения.

— Не бери всё на свой счёт, кобель, — усмехнулась в ответ.

Говорил же, не верю.

Аккуратно вышел из неё и стянул презерватив. На ватных ногах зашёл в ванную и наскоро умылся. Следом вошла Лесли с запутанными волосами и удовлетворённой улыбкой. Её взгляд не орал матом сейчас, а был спокоен. Даже умиротворён. До чего она хорошенькая, всё-таки. Я прям тащился от того, что отхватил себе такой эксклюзив и ни один парень теперь не узнает, какая она офигительная в сексе. Ну, по крайней мере пока мы с ней будем вместе. А там уж как пойдёт. Но я обошёл всех конкурентов и заманил невероятно соблазнительную девушку в свои сети.

Менять всю свою жизнь я не собирался. Моя спортивная карьера на первом месте. Я хотел создать жизнь своей мечты, поэтому ничто не могло встать на моём пути. Ни отношения, ни девушка, ни секс. Каким бы охрененным он ни был. Но я был рад, что решил попробовать. Посмотрим, что из этого выйдет.

Притянул её к себе и влажно и глубоко поцеловал. Мне было охрененно сейчас и даже совесть не мучила за нарушение моего вынужденного воздержания. Умывшись вместе со мной, Лесли приобняла меня за талию и пошла обратно в постель. Лёг и обнял её. Она положила голову мне на грудь и была абсолютно расслаблена, что даже массаж не надо было делать. Запах розы был везде. К нему я тоже уже успел привыкнуть и считал его каким-то близким и родным что ли. Так ни от кого не пахло, только от неё. Поэтому и прислал ей розы. Они теперь ассоциировались у меня исключительно с ней.

— Ты умопомрачительно пахнешь, — пробормотал я, нюхая её волосы и чувствуя, как тяжелели мои веки. — Ты мне нравишься, Лесли. Очень нравишься.

Последнее, что я успел уловить, перед тем как вырубиться, это её нежный поцелуй в подбородок.


Яркий луч солнца буквально слепил мне в глаза. Чёрт подери, нахрена светить так ярко?! Перевернулся на другой бок и протянул руку в сторону Лесли. Пусто. Пошарил ладонью по кровати, но её не было. Приоткрыл один глаз, но не смог сфокусироваться и снова уткнулся лицом в подушку и ещё раз, на всякий случай, провёл рукой рядом с собой. Никого.

Какого чёрта?!

Она же сказала, что утром не убежит. Прислушался, но в ванной тоже было тихо. Потянулся к тумбочке за мобильником. Время десять утра. Может, она спустилась вниз?!

Вдруг услышал какое-то громыхание, очевидно с первого этажа. Точно, она там. Потянулся и почувствовал что-то на её подушке. Что за…

На ней лежала записка:

Arrivederci, кобель.


Что это за непонятное слово?! На каком это языке вообще?! Сел и полез в Google переводчик.

«Прощай, кобель».

В смысле, «Прощай»?! Встал и натянул шорты с футболкой и спустился вниз.

— Нэйт, дорогой, привет! А мы только недавно вернулись, — бросилась мне на шею мама. — Ты забыл пирожные убрать, они немного подтаяли за ночь. А кто их ел?! Тебе же нельзя сейчас сладкое!

— А вы Лесли не видели?! — проигнорировав мамины вопросы, задал единственный интересующий лично меня.

Что-то в глубине души ёкнуло и заныло.

— Лесли?! А кто это?!

— Помнишь девушку, которая с нами однажды завтракала? — мама кивнула. — Вот её ты не видела?!

— Сегодня?! Нет. Мы с папой уже час дома и никого не видели.

— Привет, сын, — зашёл папа и приобнял меня.

— Привет, — задумчиво ответил и окинул взглядом кухню и гостиную.

Не знаю, что я искал, но взгляд сам бродил не за что не цепляясь. Отчего-то я растерялся и не понимал, что со мной.

Наверное, она поехала домой, чтобы переодеться перед рабочей сменой. А следом в моём мозгу всплыла информация, что она собиралась съездить домой. Она уехала, не попрощавшись?! Быть того не могло. А когда она вообще должна была уехать?! Чёрт подери, я вообще ничего о ней не знал! Мы решили спать вместе, но я ничего не знал об этой девушке.

Вспомнив про существование мобильного телефона в XXI веке, поднялся обратно в свою спальню и набрал её. Абонент не абонент. Повторил. Аналогично. Она отключила телефон?! Что за хрень происходила?! Нет, это самая настоящая чухня.

Решил позвонить Фреду, вдруг он знал когда она должна приехать. Ну мало ли. Всякое бывает.

— Нэйт, ты что-то зачастил, — вместо приветствий ответил он.

— Я по делу. Ты, случаем, не знаешь когда Лесли должна приехать домой?!

Пауза. Длинная пауза.

— Фред?!

— Да, я тут. Просто я не могу понять, а с какого хрена я должен это знать? — раздраженно ответил он и, немного помедлив, добавил: — А, во-вторых, с чего она должна приезжать сюда?! Насколько я знаю, она как уехала, так и не возвращалась.

Не нравилось мне всё это.

— В смысле?! Совсем?!

— Да. Дженни мне как-то сказала, что она год не приезжала. С родителями только по телефону поддерживает связь. С чего бы ей вдруг сейчас приезжать?!

Что, мать твою?!

Тут я начал понимать, что со мной происходила странная хрень. Просто диковинная. Мне стало нечем дышать и перед глазами появились чёрные точки. Сел на кровать и запустил руку в волосы.

— Нэйт?! — ворвался в мой затуманенный мозг голос Фреда.

— Да. То есть она год не приезжала туда и не собиралась?! — переспросил на всякий случай.

— Насколько я осведомлён — да.

Прикрыл на секунду глаза, пытаясь совладать с непонятной паникой. Куда она подевалась?! Может телефон сел, а она сейчас на работе?!

— О’кей, спасибо, — бросил ему и отключился.

Быстро приняв душ и переодевшись, вылетел из дома и поехал в книжный магазин.

Мной двигали какие-то инстинкты. Найти и убедиться, что с ней всё в порядке. Я никогда в своей жизни ни за кого не волновался и не переживал. Я не Трэвис, который реально мог плохо спать, думая в своё время о проблемах Джойс. Помню, он даже пару раз приезжал домой, потому что не мог уснуть в общежитии. Сидел в гостиной до утра, слушая музыку. Там я его и находил. А на мой вопрос с хера ли, собственно, он не спал, он отвечал, что не может отдыхать, не зная как там Джойс. Правда он тогда не рассказал, отчего такое беспокойство. Про побои и словом не обмолвился.

Так вот со мной ничего подобного не приключалось. Я вырубался всегда. Даже накануне гонок спокойно засыпал. Но сейчас меня потряхивало и в голове была сумятица. Какое-то предчувствие не давало мне покоя. Да ещё эта чёртова записка. Почему «Прощай», а не, например, «До скорого» или «Увидимся»?

Не нравилось мне всё это. Ох как не нравилось. Подъехав к магазину, сквозь стеклянную витрину не увидел знакомую светлую шевелюру, но заметил её подругу.

Как же её звали?! Хлоя? Нет, это жена Джея из бара. Хейли? Нет, это жена настоящего Джастина Бибера. Ханна? Точно! Не все мозги пропил.

Зашёл в магазин и направился к стойке, за которой сидела эта девушка.

— О, привет, — удивлённо посмотрела на меня.

— Привет, Ханна, — выдавил из себя улыбку, стараясь быть максимально вежливым. — А ты, случайно, не знаешь где Лесли?!

Она сначала нахмурилась, потом отвела взгляд. Затем вновь посмотрела на меня с каким-то непонятным выражением.

— Так ведь она уехала, — тихо произнесла она.

— Так и я подумал, что всё-таки уехала. А когда она вернётся? — выдохнул я.

Чёртов Фред ни хрена не знал.

— Эм-м. А ты что не знаешь?! — Ханна нахмурилась ещё сильнее.

— Нет, не знаю. Она не сказала сколько будет дома, — зачесал назад прядь волос.

Ханна распахнула глаза от удивления.

— Дома?! — повторила она. Я кивнул. — Нэйт, она не дома.

Теперь была моя очередь хмуриться и удивляться.

Какого хрена?!

— А где она?! — нервно выпалил я.

— Она… Сегодня рано утром улетела в Италию, — отведя взгляд в сторону, промолвила Ханна.

Меня словно по голове ударили. Я вцепился в стойку, стараясь осознать услышанное. Почему она ничего не сказала?! До начала учёбы оставалось пару недель. Значит, в любом случае скоро вернётся, но, чёрт подери, могла бы и сказать!

— В Италию, значит, — повторил я. Пульс эхом отдавался в ушах. — А когда вернётся?

Выражение лица Ханны мне не понравилось. Словно она готовилась озвучить новость, от которой у меня подогнуться колени. Словно она жалела меня. Словно я опоздал.

— Через год, — еле слышно ответила она. Колени всё-таки подкосились. Удержал себя, непонимающе уставившись на Ханну. Я не поверил свои ушам. — Она уехала по программе обмена студентами. Должна вернуться через год, но в этой программе есть приятный бонус: если студент будет отличником и покажет заинтересованность в обучении, то может остаться там ещё на год. А Лесли же буквально живет Италией и всегда мечтала там учиться и жить. Поэтому для неё это идеальная возможность и перспектива. Это её будущее.

Будущее… Перспектива… Италия…

И вот тут меня накрыло осознанием. Записка, её странное поведение и взгляд вчера, как она на свидании побледнела, когда обмолвилась про отъезд, что она в принципе ничего про себя и свои планы не рассказывала. Я вообще о ней ничего не знал. Ровном счётом ничего. Что она любила, чем жила, чем увлекалась, на кого, мать вашу, она училась! Мне стало плохо.

Какого хрена она тогда согласилась быть со мной?! Какого, спрашивается, чёрта она не сказала мне ничего?! Почему? За что?!

— Нэйт, с тобой всё в порядке?! Ты побледнел! — обеспокоено спросила Ханна, встав из-за своей стойки.

Посмотрел ей в глаза, а там жалость. Чёртова жалость ко мне, Натану Митчеллу! Тому, кто всегда добивался своего и укладывал всех на лопатки своим обаянием. Тому, кто никогда не страдал. Тому, кому всегда везло и всё давалось чересчур легко.

— Угу, — невразумительно промычал я, пытаясь собрать себя в кучу и выйти из магазина.

— Она тебе ничего не сказала?! — подошла ко мне и легонько коснулась моей руки.

Отрицательно покачал головой, потому что слов не осталось. В горле встал ком, а перед глазами появилась мутная пелена.

Она уехала?! На год или два?!

Какого чёрта, мать вашу?! А я?! А наши отношения без отношений?!

— Странно… Я думала ты всё знаешь и у вас просто секс. Лесли не заводит отношений. Мы с ней не любим всю эту чепуху с романтикой. Хотя твои розы очень красивые, на всю квартиру пахнут, — улыбнулась она, а мне стало тошно.

Розы…

Я ведь тоже не любил всю эту лабуду с отношениями, но почему тогда мне сейчас так больно в районе груди. Сердце буквально рвалось наружу.

— Я пойду… — проблеял я и на ватных ногах побрёл к выходу.

— Нэйт?! — окликнула меня Ханна, и я остановился, повернув к ней голову. — Год быстро пролетит. Может, она решит вернуться и не задержится там на ещё два семестра?

Пожал плечами, не зная, что ей ответить и вышел на улицу. Солнце нещадно пекло, а меня бросило в холодный пот и всё тело буквально трясло. Добрёл до тачки и рухнул на сиденье.

Что со мной произошло?! Помню, когда Джастин отрабатывал на мне свои приемы после занятий с Диего, и попадал мне со всей дури по голове, то было похожее ощущение, что и сейчас. Гул в ушах, а сама голова словно чугунная. Вытер пот со лба и завёл тачку.

Что за хрень?! У меня на носу соревнования, а я разбитый напрочь.

Она завлекла меня и бросила?! Не я её, а она меня?! Так получалось?! Она сделала всё, чтобы я предложил ей отношения или их подобие и кинула меня?! Но за что?! И тут я вспомнил, как она постоянно говорила мне, чтобы я держался от неё подальше. Действительно. Это так она предупреждала меня?! А прямо сказать не судьба что ли?! Хорошо, что я не влюбился в неё. Хотя вчера признался, что она мне нравится. Это так. Очень сильно нравится. Но это не любовь, иначе, наверное, я бы сейчас лез на стену и бухал.

Забавно, что я мечтал стать таким же знаменитым как итальянский мотогонщик Валентино Росси. Теперь Пиранья в Италии. Все дороги ведут в Рим, так ведь говорят?!

Отъехал от магазина и двинул в сторону дома. Чёрт, что ж так в груди печёт?! Почему она так поступила со мной?! Неужели нельзя было сказать, что собираешься уехать и ничего между нами не получится, потому что оно закончится, не успев начаться?! Зачем?! Неужели за два месяца нашего общения не нашлось и минуты, чтобы сказать о своих планах и учёбе заграницей?!

Что я такого плохого сделал?! Мы оба любили секс и не любили кандалы отношений. Я предложил идеальный вариант, а теперь сидел один в тачке и пытался воткнуть какого хрена произошло.

За что?! Просто объясните мне: за что?!

Глава 25

Лесли

В любой непонятной ситуации нужно постараться отключить голову, переключить внимание, включить музыку и не останавливаться. Проверено — помогает. Даже когда кажется, что хуже быть не может и вы сейчас сдохнете. Не сдохнете, вам показалось. Это глюк.

Да, Натан, это глюк, кобель ты несчастный! Как бы себя сейчас не чувствовал, это всё пройдёт. Переживёшь.

В плеере играла песня My Favourite Game группы The Cardigans, я сидела в удобном кресле бизнес-класса самолета, направляющегося в Рим, аэропорт Фьюмичино. Уже через час я буду на месте. Я ступлю на любимую землю и вдохну полной грудью запах свободы и новой жизни.

Да, я уехала учиться на год. А может и на два, как пойдёт. Всю свою сознательную жизнь я фанатично изучала историю Италии. А потом пошла учиться на лингвиста. Я грезила перспективой пожить в Риме. Tutte lastrade portano a Roma[13].

Когда я только перевелась в Университет в Лос-Анджелесе и познакомилась с Ханной, то она поведала мне о специальной программе для студентов. Наведавшись в учебный центр, узнала подробности и, когда полгода назад начали собирать заявки со всех желающих, я была в первых рядах. Моя мечта была связать свою жизнь с Италией. Неужели я могла прошляпить такую возможность?! Разумеется, нет.

Тогда я даже и подумать не могла, что в середине июня встречу Натана Митчелла. Тогда мне и в голову не могло прийти, что мы с ним возобновим общение. Не думала и не гадала, что он начнёт ухлёстывать за мной и в любой представившейся возможности зажимать меня по углам. Ну а потом…

Я ведь предупреждала его. Говорила, чтобы он держался подальше и не приближался ко мне. Я пыталась играть с ним по правилам, то есть честно.

Но из-за его нарциссизма пришлось внести коррективы в мой план. Для меня это ничего не значило, это была игра. Не более. Как он тогда со мной поигрался и бросил. Вообще, возвращаясь в тот ад, я понимаю, что прожила все стадии принятия: отрицание, гнев, торг, депрессия и смирение.

Отрицание со мной приключилось, когда видео появилось в сети. Ведь глупому сердцу не прикажешь, и я была уверена, что Натан тут не при чём. Ведь он был со мной, а не снимал это. До меня не сразу дошло, что он мне ничего не обещал, это я была наивной дурёхой и почему-то решила, что раз он со мной переспал, то это что-то значило и для него. Что он защитив меня от последствий и накажет обидчиков.

Гнев подключился, когда я через неделю после случившегося столкнулась на улице с Кендрой, которую считала когда-то своей подругой. Она рассмеялась мне в лицо, сказав, что секс со мной был частью спора и Натану пришлось это сделать, а затем ещё и продемонстрировать доказательство в виде фото, которое он действительно тогда сделал. Что Натан в жизни на меня, такую страшную и жирную уродину, не посмотрел бы. Вот тогда я начала понимать, что Натан не принц на белом коне. Однако, не до конца осознавая масштаб бедствия и подлость людей, попыталась воззвать к её разуму и спросила, почему она, будучи моей подругой, не предупредила меня о споре. И она меня добила, злорадно смеясь в лицо и рассказывая, что им всем насрать на меня, что я их всегда раздражала своей наивностью и доверчивостью, что они веселились, смотря это видео и просто показали мне настоящую жизнь и указали на моё место в ней.

Я тогда чуть без чувств не рухнула. Последним гвоздём в крышку моего гроба были слова о том, что Натан видел видео перед публикацией, но не остановил Чака. Он не сделал ровным счётом ничего. Не защитил. Вместо этого он потом играл в приставку с этим уродом.

Стоит ли говорить, что после такого потрясения моя вера в мужчин рухнула? Она не пошатнулась, а именно вдребезги разлетелась к чертям. С тех пор я решила, что ни один кобель, как я теперь называла всех парней, не причинит мне боли. Ни один самец не подберётся к моему сердцу и не нагадит в душу.

Торг начался, когда родители отчаянно хотели привлечь и Натана к ответственности. Честно говоря, я сама не понимала какого хрена я тогда не сдала его, имея небольшую информацию о нём. Вероятно, была не такой гнилой, как эти люди. Поэтому родители, покачав головой, оставили эту затею и переключились на Чака, но в суд не подали, поскольку его отец один из крупных бизнесменов в нашем городе с приличными связями. Было принято решение выжидать и рыть компромат на него. Папа сказал мне, что, если мы найдём весомые аргументы против самого отца этого выродка, то им уже ничего не поможет. Он не сможет защитить своего сына и тот сядет за распространение порнографии. Но нужно подождать.

Земля круглая, поэтому я ждала до сих пор и верила, что однажды справедливость восторжествует.

Следом подключилась депрессия. Я начала стремительно худеть и мечтала уснуть и не проснуться. Мне тогда реально кусок в горло не лез, и я пила кофе целыми днями. На такой диете я скинула за месяц двадцать килограммов. Стремительное похудение, ничего не скажешь. Десятку сбросила, уже прибыв в Лос-Анджелес. Потом было лето, которое я провела в абсолютном одиночестве, сняв небольшую квартирку. А потом началась учёба, я познакомилась с Ханной и переехала к ней и Берте. Там подключился чирлидинг, и новая жизнь по-настоящему вступила в свои права.

Тогда наступила заключительная стадия — принятия, смирение. Я ничего не могла изменить в прошлом, но могла по-новому выстроить настоящее и будущее. Этим я и занималась до этого лета.

Ну а насчёт Натана Митчелла я тогда решила очень просто: от бумеранга ещё никто не уходил и однажды он больно прилетит по его испорченную душу. Я просто верила в то, что он ещё получит за свои деяния.

Он тогда мог в любой момент остановиться и сказать: «Нет». И ничего бы не было, но он решил повеселиться. Что ж, это его право.

Когда я увидела его в баре впервые после случившегося, то искренне не хотела с ним связываться. Абсолютно не хотелось пачкать руки о него и тратить своё драгоценное время на этого кобеля. Но он же сам настырно лез в пекло. Что ж, и это его право.

Когда я напомнила ему историю нашего знакомства и увидела его реакцию, а точнее полное отсутствие сочувствия и участия, то я приняла решение стать тем самым бумерангом и больно ударить его. Заманивала его очень аккуратно и виртуозно. Провоцировала своими свиданиями, за которыми ничего не следовало. Я только целовалась с теми парнями, а дальше отправляла восвояси. Моя цель была Натан Митчелл. И он клюнул.

Мужчины же стадные животные, на это и был мой расчёт. Увидев вокруг меня рой мужиков, он обязан был включиться в эту гонку. И он это сделал. А я продолжала вилять хвостом и ловко манипулировать им. Я не торопила его. Честно говоря, я даже не знала какова именно моя конечная цель. Ведь день отлёта приближался, а он сомневался и топтался на месте. Но мнимое свидание с двумя парнями, которое якобы должно было состояться накануне моего отлёта, наконец подтолкнуло его к более решительным действиям. И букет сразу же нарисовался, и пирожные, и предложения эксклюзива в постели. Это была победа. Мой самый настоящий фурор. Я ликовала, что смогла. Я добилась того, о чём и не мечтала. Натан Митчелл засомневался в своём потребительском образе жизни. Он поставил под сомнение собственные убеждения.

Было всего пару моментов, когда на мгновение мне становилось жаль его и грусть волной накатывала, возвращая меня в прошлое. Порой смотрела в его искрящиеся голубые глаза и думала, может зря я так, может он и неплохой человек. Но быстро взяла себя в руки и поставила жирную точку в этой истории. В итоге, сегодня ночью, когда он уснул, оставила записку и уехала.

Самое смешное, что он ведь ни разу не спрашивал, чем я живу и на кого учусь. О чём я мечтала или чего я хотела. Что мне нравится или не нравится. Его волновала только моя растяжка и красный цвет в одежде. Такими очень легко манипулировать и отвлекать их внимание. Надела красный топ и всё, мозг отключён. И кто мне после этого скажет, что у Натана есть извилины в мозгу, кроме той, что держит его уши?! Он абсолютно примитивный кобель. С одним инстинктом сношения. Всё. Что ж, это его право.

Он выбрал политику «Не помню, значит не было», хоть и утверждал обратное. Но разве за эти пару месяцев он хоть раз поднял разговор об этом?! Он спросил: «Как ты себя чувствовала после того, как узнала, что это был спор?!». Нет. Он поинтересовался что я думала по этому поводу?! Нет. Он хоть раз спросил, как я справилась со всем этим? Нет. Он решил, что всё отлично и раз я не ору на него, значит его вины ни в чём не было. Что ж, это его право.

Поэтому я и не стала рассказывать ему про видео. А смысл?! Разве что-то изменилось за этот год, и Натан резко поумнел?! Он тогда не увидел в этом ничего криминального, и сейчас бы не придал этому значения. Зачем мне ещё больше расстраиваться и разочароваться в его сущности?!

Разумеется, я не питала надежд, что он будет убиваться по мне. Нет. Я вполне адекватно воспринимала действительность и понимала, что я просто щёлкнула его по носу. Если бы у меня было больше времени, то тогда да… Тогда бы я довела до конца нашу игру без правил. Он бы влюбился и страдал как ему полагалось. Но я и этим результатом была довольна. Натану Митчеллу указали на его место. А оно было в хвосте, в очереди, в жопе. Он не пуп земли, чтобы вокруг него всё вращалось. Он не подарок с небес. Не манна небесная. Он обычный кобель. Неотразимый, конечный, но кобель.

Я очень надеюсь, что больше никогда его не увижу. Я планировала задержаться по максимуму в Италии. В идеале остаться там жить. Но сначала нужно показать себя в течение предстоящего года. Я теперь буду учиться в вечном городе в Университете La Sapienza, основанным аж в 1303 году Бонифацием VIII. Это ж какая история у Университета! Боже, аж мурашки по коже от осознания, что я буду жить в истории, изучать её, видеть вокруг и дышать ею.

Единственное, что меня расстраивало, что я не увидела лица Натана в момент, когда он узнал, что я уехала. Вчера он так был доволен собой, когда получил моё молчаливое согласие. В его взгляде буквально читалось: «Я и не сомневался. Разве мне можно отказать?!».

Связаться со мной у него больше не будет возможности, поскольку телефон я выключила, а по приезду куплю местную симку и буду для него недоступна. Правда я для него всё время была недосягаемой, чтобы он себе там не напридумывал. Он был прав, когда видел в моём взгляде желание прикончить его. Я бы никогда не посмотрела на него иначе. Моя влюблённость рассеялась, как дым после дождя. Хрен тебе, Натан Митчелл. Мой взгляд на тебя никогда не изменится. Он всегда будет посылать тебя далеко и надолго и будет желать тебе долгой и мучительной… любви.

Да, именно любви. Таких ведь только настоящие испытания изменят. А любовь для него именно испытание. Мне правда хотелось, чтобы он мучился, страдал, кусал локти, ползал на коленях, рвал волосы на голове и заднице. Чтобы он наконец-то ощутил все прелести этого возвышенного чувства. Чтобы наконец-то кто-то научил его ценить и бережно хранить чувства других людей. Жаль, что я никогда не увижу этой трансформации. Но я ему искренне желаю столкнуться с тем, что он так отрицал и от чего открещивался.

Ну а я буду жить своей dolce vita. Говорят, что итальянские мужчины очень хороши собой. Проверим. Я не прочь пообщаться. Не прочь я и поохотиться. Время покажет, как сложится моя жизнь. Но я чётко следовала своему плану. Я мечтала жить в Риме и это осуществилось. Вот так бывает, когда ты вынужденно бежишь из своего города в другой, а там перед тобой открываются совершенно новые и неожиданные перспективы. Нет худа без добра, так ведь говорят? Это правда. Не было бы этого ужасного видео, я бы сейчас не летела в Рим. Такая вот интересная жизнь.

Я использую каждую возможность на своём пути, чтобы построить жизнь мечты. А насчёт кобелей…

Моё мнение не поменялось. В моей жизни был, есть и будет всегда только один настоящий мужчина — это мой папа. Все остальные просто грязь под его ногами. Моё сердце наглухо закрыто для любви. Она уже была в моей жизни и привела меня к печальным последствиям. Поэтому я с ней завязала. Она сделала из меня стерву и Пиранью, как называл меня Натан.

Я разве многого просила?! Всего-то не усложнять мне жизнь своим присутствием в ней. А если ещё и упростишь… что ж, тогда ты просто идеальный, чёрт побери! Но такого пока не встретила. Пока вокруг меня были одни кобели. Породистые, неотразимые, симпатичные, но кобели.

Вероятно, очень вероятно, что я ещё встречу когда-нибудь более-менее достойного парня. А пока его не было, продолжу свою охоту.

А Натану Митчеллу я искренне желаю научиться играть по правилам. А ещё лучше научиться чувствовать, брать ответственность за свои слова и поступки, беречь чувства близких и видеть глубину в людях. Короче говоря, не играть ему надо, а жить.

Ну а я продолжу жить по своим собственным правилам в надежде, что жизнь пока притормозит с новыми испытаниями для меня.

A presto, ci vediamo[14]!

Глава 26

Натан

Который час?! Почему мне так хреново?!

Боже, моя голова сейчас взорвётся…

Потянулся к тумбочке и чуть не опрокинул бутылку с виски. Три утра. Или ещё ночь? Хм. Значит проспал всего час. Как приехал из книжного, так и пробухал целый день. А завтра гонка. Ха. Гонка. А я бухой, не в форме, с адским настроением. Схватил бутылку и отпил из горла. Я уже даже не ощущал градуса, словно сок пил. Какая эта по счёту бутылка? Хрен его знает. Сейчас я чувствовал себя ещё хуже, чем когда начал заливать в себя это прекрасное пойло.

Режим? Не, не слышали!

У меня складывалось впечатление, что меня поезд переехал. Всё тело ломило, мышцы ныли, даже кости болели! Голова не просто разрывалась, в ней словно кто-то устроил долбаную вечеринку с мощными басами. Давление лупило, что в ушах стоял адский гул. А на душе… там кошки насрали! Нет, там одна сучка сделала своё грязное дело! Короче мне было охренеть как дерьмово.

— Нэйт, твою мать, открой дверь! — прогремел Трэвис, стуча по несчастной двери.

Видимо он меня и разбудил сейчас своим вторжением. Вчера он заехал, чтобы собрать вещи в их новый съёмный дом и увидел меня в абсолютно невменяемом состоянии. Пытался поговорить и отобрать бутылку, но я закрылся у себя и уже шесть часов не выходил. Он каждый час стучал и пытался воззвать к моему разуму. Не работало.

— Иди в задницу, — вежливо ответил, сев на кровати.

Включил песню Fire Water Burn группы Bloodhound Gang и сполз на пол, прислонившись к постели.

— Брат, я сейчас выломаю к чертям эту грёбаную дверь! У тебя сутки на восстановление перед гонкой! Сутки, мать твою! Открой дверь и отдай мне бутылку, — рычал он с той стороны жизни.

А я был в аду. Я умирал. Притом я не понимал какого хрена это делал. Но факт таков: я медленно и мучительно подыхал.

— Братишка, я люблю тебя, но иди к чёрту, — тихо ответил.

— Нэйт, — подключился Диего. Ха! Он, что, всех позвал, чтобы вызволить меня отсюда?! — Будь благоразумным и открой дверь. Ты же понимаешь, что мне не составит труда снять её с петель.

— Отвалите от меня, серьёзно, — проворчал, запрокинув голову и жадно присосавшись к горлышку.

В животе заурчало. Я, кажется, не ел уже… короче вчера на ужин была вода. Потом секс, сон и понеслась…

— Что тут у вас?! — послышался взволнованный голос Джастина.

— У нас тут треш и угар. Нэйт уже выжрал две бутылки вискаря, а сейчас закрылся с третьей. В перерывах было пиво. Я его вырублю, ей-богу, — зарычал Трэвис.

О, он всё посчитал, бухгалтер хренов! Третья, значит.

— Чёрт. А поговорить с ним не пробовали?! — опять голос Джастина.

Покачал головой, пока слушал их беседу. Дебилы, чёрт их дери. Вырубить меня?! Отобрать бутылку?! Попробуйте.

— Да тут, как бы, правда вырубить его хочется. Чтобы наверняка пить перестал, — проворчал Диего.

— Выруби, мать твою! — выкрикнул я, усмехаясь. — Выруби, чтобы я больше не проснулся! Только сначала я допью!

За дверью послышался отборный мат от Диего и Трэвиса.

— Пистон, впусти меня, а?! — жалостливо протянул Бибер.

— Ни хрена! Ты бутылку отберёшь. А я с недавних пор стал очень жадным! Не хочу делиться своим… — ухмыльнулся, но голос предательски сел.

— Пистон, я тебе закуски принёс. Ты оценишь, — напирал Джастин.

Покосился на дверь.

— Ебобо, а меня отпустит от твоих закусок?! — нервно хохотнул я.

— Тебя время отпустит. Открой дверь, я один зайду, — примирительно ответил он.

Задумавшись на минуту, всё же подполз и повергнул ключ в замке. Джастин тут же вошёл и прикрыл за собой дверь.

— Если что, они сидят в коридоре. На полу. Ждут, когда ты их тоже впустишь, — оповестил он, сев рядом со мной и прислонившись к стене рядом с кроватью. Поставил на пол банки Pringle’s с солью и Nutella. Джастин решил поделиться своим любимым лакомством! Какие классные у меня друзья и совсем не жадные! Открыл обе банки и, достав из кармана ложку, дал мне. — Попробуй. И дай мне бутылку, — протянул вторую руку ко мне. Скептически изогнув бровь, уставился на него. — Да я тоже хочу бухнуть! Три часа ночи самое то, чтобы нажраться, — пояснил он.

Ах вот оно что! Не верю.

— Ты просто хочешь, чтобы мне меньше досталось, — фыркнул я, но бутылку ему протянул.

— Ты очень проницательный, — улыбнулся он и, запрокинув голову, сделал большой глоток. На секунду зажмурился и потряс головой. — Но сейчас я и впрямь не прочь надраться, — выдохнул он и сделал ещё один глоток.

Пока он пытался выжрать побольше, зачерпнул ложкой пасту и намазал на чипсы. Закинул в рот и охренел от вкуса. То ли мои бухие рецепторы ни хрена не понимали, то ли это и впрямь неплохо.

— Ебобо, а это вкусно! Особенно когда тебе этого нельзя, но я и так уже нарушил свой режим… Да… Нарушил… — опять перед глазами появилась Пиранья в красном платье, когда я увидел её в баре.

На кой чёрт я сейчас её вспомнил?!

— Допьём это и хватит, Пистон. Я серьёзно. У нас есть сутки, чтобы привести тебя в чувства и обмануть твоего тренера и анализы. Либо отказывайся от гонки и бухай сколько влезет, — покосился на меня, намазав себе сэндвич из шоколадно-ореховой пасты и чипсов.

— Ебобо, это она из-за видео, да? Я ведь ничего такого не сделал. Ну да, переспал на спор. Но видео не я записывал и распространял! Можешь мне просто сказать: за что?

Джастин перестал жевать и уставился на меня.

— Видео?! Какое ещё видео?! Ты про фото говорил! — сипло прохрипел он.

Ах да, я же никому не рассказывал.

— Ну… Тот мудак, с которым я поспорил, записал наше хоум видео и слил в сеть. Лесли из-за этого пришлось переехать в Лос-Анджелес, — выдал ему краткую версию.

— Сука, клянусь, я бы всёк по твоей роже, но тебя и так прилично переехали, судя по твоему виду. То ли ещё будет, когда осознанием прибьёт. Сейчас ты просто скулишь, дня через три-четыре посмотрю на тебя, — обречённо произнёс он, покачав головой и смотря в пол. А потом запрокинул голову и начал жадно пить виски.

Смотрел на него и думал: а что будет ещё хуже, чем сейчас?! Дайте пистолет тогда сразу!

— Ты реально не догоняешь, да?! За что?! Ты, мать твою, совсем мозги пропил?! — процедил он, прищурившись и вытирая рот. — Ты знал про видео?!

— Знал. Но забыл, — выставил вперёд указательный палец.

— Ты мог это остановить?! Ты мог не спать с ней вообще?! Мог отказаться именно от этого унизительного условия вашего дебильного спора?! Ты мог вообще не участвовать в том споре?! Ты мог хотя бы раз включить свою голову и подумать о другом человеке?! О той самой девушке, которой ты нахрен всю жизнь сломал своим болтом! Ты мог извиниться, нормально извиниться, за всё, что ей пришлось пережить из-за того, что два конченых мудака решили поспорить на неё, а потом ещё и видео записать?! Ты мог хоть раз в жизни подумать о ком-то, кроме себя?! И ты после этого ещё спрашиваешь: «За что»?! Серьёзно, мать твою?! Камон, чувак! Пора взрослеть! Ты реально не догоняешь, да?! Да она ещё мягко прошлась. Я бы за такое ухандокал тебя, — практически завопил Джастин.

— Бибер, ты был против мордобоя, — из-за стены послышался голос Диего.

— А вы в курсе про видео, где наш дорогой Пистон лишает невинности прекрасную девушку? — крикнул он им.

— Чёрт. Всеки ему хорошенько, а? — послышался голос Трэвиса.

— «Ooh, Ooh. C’mon, party people»[15], — мой мозг решил, что лучше петь, чем отвечать им что-то. Джастин лишь обречённо покачал головой и что-то пробормотал себе под нос.

Но слушая их перепалку через стену, до меня начал доходить весь масштаб произошедшего. Только не относительно себя, как я привык делать. А что пережила она за всё это время, пока я нихрена не помнил и не знал. И в моём, очевидно, реально крошечном мозгу появилась мысль, что я был виноват. Я мог не спорить, но сделал это. Мог остановить Чака, но не сделал этого. Мог не спать с ней, но и тут не остановился. Хотя она даже удовольствия не получила. А я почти ничего не помню. Какой тогда во всём этом смысл?! Чёрт вас всех дери, какой нахрен смысл был в том сексе?!

— Но почему она мне ничего не рассказывала?! Я всё узнал от общего знакомого, а она словно воды в рот набрала! — уставился на Джастина, отобрав бутылку.

— А ты сам спрашивал?! Ты проявил хоть малейший интерес к ней?! Помимо секса, тебя хоть что-то в ней волновало?! — с вызовом произнёс он.

Нет. Очевидно же, что я нихрена не сделал. Я просто кайфовал рядом с ней и всё. Она мне понравилась. А теперь…

— Может я и виноват, не спорю. Но получается, что она разработала целую стратегию, чтобы обвести меня вокруг пальца и кинуть! Я-то был пьяным, когда то дерьмо сотворил! А она с холодным рассудком всё специально просчитала! И ведь, стерва, не просчиталась! — повысил голос.

— А сейчас, когда ты был трезвым, общаясь с ней, то как себя вёл?! Ты дал ей повод изменить своё мнение о тебе?!

— Так она сама хотела секса!

— Ты тоже! В чём тогда твоя претензия к ней и какого хрена ты сейчас надираешься?! — также громко возмутился Джастин.

— Да запал он, говорю же вам! — послышался голос Трэвиса из-за стены.

Скорчил гримасу и передразнил его, посмотрев на стену.

— А мы будто слепые, — парировал Джастин.

Метнул в него пьяный гневный взгляд.

— И не смотри так на меня, — ткнул в меня пальцем Джастин, — Ты запал, Нэйт. Ты влюбился, мать твою. Впервые в жизни ты влюбился, поэтому сидишь тут и практически плачешь от своей тупости.

Показав ему средний палец, зачерпнул ложкой сладкую пасту и воткнул её в рот с особым остервенением, что чуть зубы себе не выбил.

— Она мне понравилась! А теперь… — тихо произнёс.

Джастин вопросительно посмотрел на меня, ожидая продолжения и отобрав бутылку, но в этот момент дверь открылась и вошли Трэвис с Диего. Посмотрев на них снизу-вверх, вновь уставился на пол.

— А теперь я её ненавижу. Каждой клеткой своего поганого тела я её ненавижу. Нельзя так поступать. Я ведь искренне к ней относился. Да, я не идеальный и не святой. Но я абсолютно искренне хотел попытаться быть только с ней. Начать с постели, а там… Не знаю, я так далеко не загадывал. Но я ведь впервые вообще задумался о том, чтобы спать только с одной!

Парни сели на пол рядом с нами и посмотрели на меня с пониманием. Вероятно, мордобой отменяется.

— Нэйт, ты её любишь. Это не ненависть, это любовь, — тихо произнёс Диего, взяв чипсы.

— Ни хрена! Я её ненавижу! Стерва! Пиранья! Самая натуральная сука! Она прекрасно понимала, что для меня значил этот шаг! Она ведь стала такой же, как я. Ни в одной постели не задерживалась! Она знала, что для меня это почти остепениться! Почти жениться, чёрт её дери! Она всё прекрасно понимала! Пиранья! — процедил я, отобрав у Джастина уже почти пустую бутылку виски.

— От ненависти до любви один шаг, Пистон, — улыбнулся Бибер.

Я реально возненавидел её всей душой. Это я понял после первой бутылки виски, когда проанализировал последние два месяца и её поведение. Она всё прекрасно понимала и действовала хладнокровно.

Она знала, что услышать от меня такое предложение сродни признанию в любви. Ну, почти.

— Ты её ревновал, Нэйт. Ты бесился, что она хотела переспать с двумя болтами одновременно, — опять подключился Диего.

— Ещё как бесился, — кивнул Трэвис, — Возмущался, негодовал и не хотел делиться. Ты хотел быть с ней и только с ней. Признай уже, самому легче станет.

— Легче?! — хрипло завопил я. — Да я специально предложил ей эту муть с отношениями, чтобы мне легче стало, как ты и говорил! Но посмотри на меня сейчас! Нет, братишка, я больше ни ногой в это дерьмо, — покачал головой, смотря в его синие глаза, которые излучали понимание и грусть.

Теперь я буду ещё больше трахаться. Клянусь! Я теперь вообще не вылезу из постели, пока не забуду эту стерву! Уже забыл. Почти. Ни хрена я не забыл. Но я нажрусь до смерти и забуду. Как тогда, в наш первый раз. Я стану прежним Натаном Митчеллом. Вновь стану весёлым балагуром, обожающим вечеринки.

Никакого эксклюзива. Никаких цветов. Никаких пирожных. Только секс.

— Можно к вам? — в комнату заглянули Джойс и Габи.

Трэвис сразу расплылся в улыбке и протянул руку своей девушке, сидя на полу. Габи села рядом с братом. Вот так вот и лето пролетело. А я думал оно будет лучшим в моей жизни. А получилось что-то не очень. Как-то совсем хреново, если честно. Начало было многообещающем, а вот конец… Ну такое себе. Дерьмо, короче говоря.

Но зато друзья всегда были рядом. Даже ночью все приехали и сидели на полу вместе со мной. А Трэвис, как я слышал, попросил родителей уехать к друзьям на ночь, чтобы, видимо, надрать мне задницу без свидетелей.

— Ну и что мы тут грустим?! Наш мальчик влюбился. Ничего, бывает. Переживёт. Она же вернётся рано или поздно. А значит, у них ещё будет возможность высказать друг другу всё накопившееся говно. Значит, это ещё не конец истории, — заключила Габи, отобрав у Диего чипсы.

Нахмурился, глядя на неё.

— Сестрёнка, я тебя люблю, но ты сейчас глупость сморозила, — улыбнулся ей. Габи, сидящая напротив меня в позе лотоса, вопросительно подняла брови. — По части любви у нас профи Джастин и теперь ещё Трэвис. Я играю за команду «Ненависти и секса» или «Ненавистного секса» или «Секса по ненависти».

— Камон, да из меня профи, как из тебя святой, — вяло улыбнулся мне. — Я в своей-то жизни не могу разобраться, а наезжаю тут на своего друга, — обречённо вздохнул Джастин и перевернул вверх-дном бутылку, показывая, что мы всё высосали.

— Нэйт, самая тёмная ночь перед рассветом, — тихо обратилась ко мне Джойс. Мы все повернули головы к ней. Какая любопытная мысль. Мудрая, я бы даже сказал. — Если тебе сейчас кажется, что всё, конец, то поверь — это не так. У всех своя дорога к счастью. Порой очень извилистая, порой с ухабами, порой с труднопроходимой грязью. Но всё наладится, вот увидишь.

Почему-то глаза запекло и мне стало тяжело дышать. На грудь словно бетонную плиту положили и по венам разгорячённый свинец пустили.

— Как говорит Джастин: «Обнимашки — лучшее лекарство от всего», — тихо и сипло произнёс я, протянув руки к Джойс.

Именно этого мне сейчас захотелось. Простого человеческого тепла. Трэвис, поцеловав Джойс в висок, отпустил её ко мне. Она подползла и обвила своими тоненькими ручками мою шею. Закрыв глаза, крепко обнял её и уткнулся носом ей в плечо.

Да, может и я играл с Лесли. Вероятно, я не совсем серьёзно относился к нашему с ней общению. До поры до времени. Однако в глубине души мне было чертовски обидно, что она играла не по правилам. Складывалось впечатление, что для неё правил вообще не существовало. А для меня они были?! Своевременный вопрос. Я встретил ту, которая была очень похожа на меня. Которая, возможно, стала такой из-за меня. Которая, скорее всего, тоже ненавидела меня. Которая теперь была за тысячи миль от меня.

Я всю жизнь придерживался одной политики: правил нет. По большей части это относилось к сексу, поскольку я был открыт для любых экспериментов. Ну, почти. В жизни и спорте я старался вести себя подобающим образом. Хотя Джастин частенько говорил мне, что я слишком легкомыслен в отношении девушек. Трэвис тоже с детства талдычил, что моя ветреность до добра не доведёт. А Диего говорил, что есть вещи, где моя поверхностность может сыграть со мной злою шутку. Раз я сейчас сидел на полу и обнимал девушку брата, стараясь не разрыдаться, то, видимо, они все были правы, и я тоже играл не по правилам.

Но я не умел жить иначе. Я всегда был открыт для общения и развлечений. Такая жизнь для меня была привычной и понятной. Иногда взрывоопасной и безбашенной. Иногда выходящей за рамки. Но что-то подсказывало мне, что пора внести свои личные правила в мою собственную жизнь. Пора пересмотреть свою политику.

Кого я обманывал?! Я не стану больше прежним Натаном Митчеллом, у которого только одни вечеринки и секс на уме. Не знаю каким я стану, но оставаться прежним просто невозможно.

А Лесли… Что ж, надеюсь, что она довольна собой. Хотелось бы верить, что теперь она будет счастлива. Что её вендетта свершилась и теперь она перестанет жить прошлым, заживёт по-настоящему. Что это самое прошлое больше не будет дёргать её, вынуждая больно кусать всех вокруг. Что она расслабится и начнёт новую жизнь. Ведь она сбежала так далеко явно для этого. Пусть так и будет.

Как бы я сейчас не относился к ней, зла ей не желал. Вероятно, ей просто нужно встретить правильного для неё парня. Хоть я и не топил за отношения, но что-то мне подсказывало, что именно это ей и надо. Любящий рядом парень, который будет играть по правилам. Точнее не играть вовсе, а просто жить.

Мне тоже оставалось продолжать жить.

Со своими правилами. Полное отсутствие правил, как оказалось, так же плохо, как и абсолютная зашоренность и узость взглядов. Нужен баланс.

— Чёрт, что ж так больно-то, — прохрипел в плечо Джойс.

Меня начало трясти от непонятной дрожи, руки и ноги похолодели. Я был в аду. Внутри образовалась пустота. Дыра. Пропасть. Джойс ещё крепче обняла меня, слегка поглаживая по спине.

— Время. Тебе нужно время, Нэйт, — тихо произнёс Джастин и придвинулся ко мне, уперевшись своим плечом в моё.

Нужно время.

Нужны правила.


Продолжение следует…

Примечания

1

172 см. Здесь и далее примечания автора.

(обратно)

2

184 см.

(обратно)

3

Валентино Росси — итальянский мотогонщик. Легенда мотоспорта. Девятикратный чемпион мира по шоссейно-кольцевым мотогонкам. Один из самых успешных мотогонщиков всех времён.

(обратно)

4

Сладкое ничегонеделанье (итал.)

(обратно)

5

Гарри Гудини — американский иллюзионист, филантроп и актёр.

(обратно)

6

Я исполнитель главной роли

И паутина лжи, которую я плету, имеет очень замысловатый узор (англ.)

(обратно)

7

Парни, те, кто не дружит с танцполом (англ.)

(обратно)

8

Это не спектакль, это, твою мать, гонка вооружения (англ.)

(обратно)

9

Боже мой (исп.)

(обратно)

10

Сладкая жизнь (итал.)

(обратно)

11

Люби меня, люби меня (англ.)

(обратно)

12

Обмани меня, обмани меня (англ.)

(обратно)

13

Все дороги ведут в Рим (итал.)

(обратно)

14

До скорого, увидимся (итал.)

(обратно)

15

Давайте веселиться народ (англ.)

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • *** Примечания ***