КулЛиб электронная библиотека 

Гроссбух [Дмитрий Силин ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Гроссбух

= 00 =

Уже почти полтора года я находился в этом мире. В теле самого себя, но с мозгами — пятидесятилетнего. Я проснулся на своем диване 26 января 1993 года. Физически чувствовал себя на двадцать один год. Вспомнил, чем занимался в это время, где работал. Мои родные и близкие — подвоха не почуствовали. Мне удалось больше добиться на своей работе. Подзаработать денег. Торговал металлом и автомобилями. Принимал никель, клеил модель "восьмерки". Потом — занялся с другом автосигнализациями. Женился, купил машину, умудрился не потерять квартиру. Мы с женой ждали появления ребенка. Телевизор я почти не смотрел, по своей привычке из XXI века. А зря.

По нему крутили иногда вполне занятные вещи. Рекламу МММ, например. Хотя… шансов пропустить эту рекламу — практически не было. Она была агрессивна, непонятна и массова. Доносилась из каждого утюга.

МММ. Как я мог забыть! Признаться честно, в том, первом для себя 1994 году я не обратил на него внимания. Ну МММ и МММ… Потом, когда в рекламе заговорили о каких-то "немыслимых процентах на акции", тоже отнесся к этому скептически. Какие там проценты? Ну пять, ну десять….

Тогда же сам взял кредит, под 30 % в месяц. Бешеный процент! Не смог его отдать, потерял квартиру

Мне казалась невероятной сама мысль, что там дают больше. Не мог не то что думать, смотреть в газетах цены, считать… Даже слышать об этом не мог. "Буржуй Еврей Палыч дал деньги — под 30 %. А вложив их в какую-то "левую" контору — получишь больше? Ну все бы так и делали! Брали у одних, а отдавали другим! На разницу — жили!"

Мы даже обсудили это однажды, с моими коллегами-металлургами. Пришли к выводу: "лохотрон". И больше к этому вопросу не возвращались. А получилось, что не "лохотрон", а "пираМММида". И я мог вполне вернуть свой кредит, если бы отобрал тогда у Ильи все свои деньги, когда стал насчет него "прозревать".

Даже была одна из реклам, про двух "бизнесменов", которые влипли с кредитом. Вернули его, благодаря МММ. Как будто высшая сила подсказывала мне прямым текстом, что надо делать. Я только горько улыбался… Это же реклама… какого-то "лохотрона"…

* * *
— Ну да! — воскликнула Аня. Ты так же говорил. Что разводят людей на деньги, а потом — кинут.

— Говорил. Проблема в том, что они действительно выплачивали эти, "немыслимые" проценты. Акции удваивались в цене — каждый месяц. Примерно. Но принцип был такой: 100 % прибыли каждый месяц. В течение нескольких месяцев подряд. Начиная с февраля. Сначала 1 акция МММ стоила — 1 000 руб. В конце, когда пузырь — "лопнул" — более 100 000 рублей. Я не запомнил точно, так как узнал это — гораздо-гораздо позже. Да и как "лопнул"… Просто одна акция стала "стоить" — по своему номиналу. 1 000 рублей. Обычный капитализм… бывает… Другое дело, что те, кто покупали эти акции по 50, по 60, и так далее тысяч рублей — были не согласны с этим! Так и говорили, на митингах: "Мы не согласны! Давайте наши деньги взад!"

— И что?

— И то. Если вложить в нужное время рубль — получишь через месяц — два. А если вложишь десять миллионов — получишь двадцать. Если деньги кредитные, то отдашь владельцу денег — 30 % и у тебя останется 7 миллионов.

— И ты?

— И я взял кредит — 10 миллионов, через месяц отдал 3 миллиона процентов, договорился о том, что продляю кредит, на тех же условиях. В середине апреля — отдал его. 10 миллионов, которые брал, плюс 3 миллиона накапавших процентов. Полностью погасил кредит. Порвал свою расписку. Мы ничего не должны. Квартира остаётся у нас.

Аня помолчала, потом вслух посчитала: "10 плюс 10 — двадцать. Минус 3 — семнадцать. 17 плюс 17 — тридцать четыре. 34 минус 13 — двадцать один. У тебя что, есть сейчас 21 миллион рублей?!!"

Молодец, хорошо считает. Садись, у тебя "пять", по математике. Она не учитывала, что я вложил в МММ не только кредит, но вообще все наши деньги. Вместе с нашей "заначкой". Ей сказал другое:

— Нет. У меня сейчас есть акции. Не знаю сколько. Сейчас они стоят гораздо дороже. Но скоро они будут стоить — по номиналу. По факту, их никто покупать и продавать — не будет. Фактически — они будут стоить ноль. Ноль рублей, ноль копеек.

— Покажи! — потребовала моя жена.

— Они спрятаны в надежном месте. Ты что, мне не веришь?!!

— Верю — ответила она. "Куда мне деваться. Ты все посчитал и всё скрывал от меня. Конечно, спрятал куда-нибудь… На Луну, например."

— Гораздо ближе. Но раз эти бумажки имеют ценность — их могут у нас украсть. Но скоро они потеряют свою цену. Поэтому я рассказываю это тебе.

— Так давай их продадим, пока не поздно!

Вот тут мы подошли к самому главному. Продать открыто мы эти акции — не можем. По крайней мере — в Екатеринбурге. Здесь очень много знакомых глаз и чутких ушей. Представь, что кто-то узнает, что мы разбогатели, продав вовремя акции МММ? К кому обратятся "обманутые вкладчики"? В закрытый офис МММ? Нет, Анюта, они придут к тебе домой. Несколько тысяч человек. Потребуют поделиться. Каждый заберет всё, до чего сможет дотянутся. Вдруг это куплено на его деньги? И останешься ты, Анюта, без "видеодвойки". С одной голой попой.

Поэтому я в пунктах купли/продажи акций в Екатеринбурге — не появлялся. Те миллионы я получал, летая в Москву. Продавая акции в разных местах, кроме главного офиса — на Варшавском шоссе. Ведь именно там я их — покупал. Сейчас там везде, конечно, движуха — акции растут в цене. Народу много. Но я тоже опасаюсь где-нибудь появится второй раз. А в одном месте все акции не сдать. Боюсь привлечь к себе внимание и просто — что не унесу сумку с деньгами.

Кроме того рубли — постоянно обесцениваются. Надо сразу менять их на доллары. Это тоже время и беготня. Надо где-то оставлять деньги, маскировать их, под что-то обычное, при переноске. Поэтому без твоей помощи мне не обойтись. Я знаю, что ты — в положении. Но больше мне обратиться — не к кому. Один я могу, конечно, летать в Москву, хоть каждый день. Но гораздо разумнее будет действовать вдвоем. Один аккумулирует деньги, другой бегает. Потом сразу все вывозим. На поезде. В самолёте досмотр, большое количество купюр на "рентгене" может вызвать вопросы. Или нас кто-нибудь "встретит", из "хороших" знакомых сотрудников аэропорта. Отнимут деньги, а потом — прикопают, в лесочке. Такие дела. Надо ехать вдвоём.

Поэтому я и рассказал тебе всё это, Анюта. Как считаешь, стоит рискнуть. Или ну их нафиг, эти акции?

* * *
Мы разработали план. Забираем акции, летим а Петербург налегке.

— Почему Питер?

— Ты же сам сказал, что в Москве во многих местах уже был…

Я хлопнул себя по лбу. Вот я тупица! Чего я зациклился на Москве? В городе на Неве тоже есть пункты обмена! И меня там — никто не видел. Купим карту, разработаем план, начнём их методично "окучивать". Попутно меняя рубли на доллары. Можно даже на дойчмарки, но их курс тогда снижался. Он вырастет потом, когда европейская валюта станет единой — превратится в евро, в 2002 году. Даже обойдет доллар. Сейчас лучше не разбрасываться, не выметать из конкретного обменника всю твёрдую валюту: доллары, марки, фунты… "Засветимся". Еще хуже — ошибёмся, с этими бесконечными переводами одного в другое. Доллар уже стоил около 500 рублей, количество нулей на российских купюрах — зашкаливало.

Если там не получится всё обменять — есть другие крупные города. Конечно, неудобно таскаться с сумками и беременной женой, по железнодорожным вокзалам. Но тогда представлю, что я всё это — украл! И сразу станет немного полегче. Тем более — это так и есть. Или, вернее, будет, если о наших "прибылях" узнают прогоревшие "вкладчики".

Мы забрали акции из чуланки на Бардина и из маминой квартиры. Их было уже не две больших пачки, а одна. Но стоила она — гораздо больше. Математика, бессердечная ты сука!

Купив билеты на самолет, мы сразу улетели. Ребят в гараже мы уже предупредили, мама была на даче, а родителям Анюты мы позвонили. Из квартиры на Восточной. Сказали, что едем посмотреть Питер, пока выдалась свободная минутка и Ане еще не вредно перемещаться. Потом — будет не до этого.

* * *

В Пулково мы первым делом купили первую попавшуюся газетку и карту Санкт-Петербурга. Отметили на ней адреса офисов МММ и нашли гостиницу, примерно в середине города. Ну ладно, не в самом центре, но около станции метро. Вещей у нас почти не было, мы рассудили, что сможем купить необходимое — на месте. Мы ведь приехали не на один день.

Заселившись в гостиницу, мы разделили все акции по количеству офисов. Необходимо появиться в каждом — один раз и больше там не отсвечивать. Обойти все обмены валют вокруг этого пункта и зачеркнуть его на карте. Пункт на Фурштатской мы оставили напоследок, в Центральном районе. Там мы "толкнем" последние акции, если они останутся от других пунктов.

Так мы и сделали. По утрам спокойно завтракали, брали необходимые документы и отправлялись гулять по Питеру. Сначала на метро, потом — пешком. Ходили как туристы, не торопясь. Снимая на камеру и фотоаппарат все вокруг. Единственно, что меня беспокоило, это курс акций. Я знал, что как только он превысит значение 100 000 тысяч рублей за одну акцию, крах МММ близок. Не помнил день, когда это произойдет, помнил только эту цифру, ориентировался по ней.

Нас очень путали "билеты МММ". Все вокруг имели только их, все разговоры были только о них. Цена на них была меньше, важно было не запутаться в нулях. На всякий случай всё проверяли на калькуляторе, 16-ти разрядном. Мы думали, что будем "белыми воронами" со своими акциями. Они у нас были небольшого номинала. Один сертификат — не больше, чем на 5 акций. Я позаботился об этом заранее.

Оказалось — зря мы переживали. Большой город проглотил нас, пережевал и выплюнул, с нашими акциями. Все были заняты своими делами. Мы даже расстроились, что нам не пришлось убегать, попадать в засады и участвовать в перестрелках. Нас иногда даже пропускали вперед, без очереди. Узнав, что мы собираемся продать, а не купить. Ну и из-за явной беременности Ани. Даже её положение сыграло нам в "плюс"!

От предложений продать, в частном порядке, мы отказывались. Дескать приехали из провинции, всего кругом боимся, будем действовать — официально! Это было чистой правдой. Наш уральский выговор выдавал в нас провинциалов. А боялись мы, что у "покупателей" просто не будет тех 400–450 тысяч рублей, которых стоила наша бумажка в 5 акций МММ.

Гораздо сложнее было с покупкой валюты. Здесь уже почти не пропускали без очереди, да мы и не лезли… Правда, Аня пыталась корчить из себя актрису, хвататься за живот. Но я, как опытный режиссер сразу мысленно кричал "не верю!" и уводил её совсем. Поменяем в другой раз. Шли в какое-нибудь кафе и дожидались, пока народ у кабинки — сменится.

Я говорил Анюте, что очень ценю её порыв, но нам надо только не торопясь поменять валюту. Нам не надо конфликтов. Мы и так выгребем из пункта обмена все крупные купюры. Поэтому — не меняем валюту у разных "окошек", в сомнительных местах. Только там, где есть отдельное помещение. Чтобы сразу потом уйти. Вдруг следующий за нами человек, пропустивший нас вперед, тоже хочет купить 100 долларов? И расствоится, если ему не удастся это сделать…

* * *
Устав от обменных дел, мы просто лежали на кровати. Потом открывали купленную нами одежду, спортивную и повседневную. Складывали деньги в стопки, не считая и укутывали шмотками. Мы их покупали разные, на подарки друзьям, в том числе. Старались не брать лишнего, кроссовок, например. Хоть и очень хотелось. И так начали набираться внушительные сумки. Перематывали их скотчем, чтобы они не порвались и просто — не открывались. Я отвозил их, по одной, на Московский вокзал. Там, как какой-нибудь Корейко, сдавал в камеру хранения. В номере у нас ничего не оставалось. Акции мы утром уносили с собой. Уборщицы, которые прибирали наш номер, видели только разбросанную новую одежду.

Не забывали и просто гулять. "Белые ночи" уже кончились, поэтому мы просто понаблюдали, как разводят мосты. Ездили по каналам и на такси туда, где не была "зачеркнута" область на карте. Меняли там оставшиеся рубли. Потом — тоже её зачеркивали. Наконец, купили билеты в Москву, в вагоне СВ. Выселились из гостиницы. Поменяли оставшиеся акции в офисе, который был в Центральном районе и забрав свои сумки — сразу уехали.

Нам помог один носильщик, с тележкой, довез их до вагона, я щедро с ним расплатился. Аня их "охраняла", а я — занес в вагон. Сумок было не так уж и много, но я не подумал о тележке раньше. В Москве мы купили, потом, две сумки на колесиках. Примотали к металлической основе наши сумки. Тем же, скотчем. К одной — поменьше, для Ани. К другой — побольше, для меня.

Носильщик в Москве, перевез наши сумки с Ленинградского вокзала в камеру хранения вокзала Казанского. Благо они были на одной, Комсомольской площади. Он катил свою тележку быстро, следуя привычным маршрутом. Мы, как собачки, семенили следом, стараясь не отстать. Сдав вещи, мы обречённо побрели. В газетный ларек.

* * *
В Москве управились за три дня. Обвели на карте офисы МММ и к ним не приближались. Обменяли, сколько смогли, рубли на доллары. Стопка квитанций с нашими паспортными данными, об обмене валюты, уже прилично выросла. Мы вынуждены были таскать их везде с собой.

Купили билеты на поезд до Екатеринбурга, выкупили полностью одно купе. Позвонили Олегу, попросили нас встретить. Взяли поесть в дорогу, чтобы выходить только в туалет. Я уже давно сделал себе дубликат трёх универсальных железнодорожных ключей. Взял их у Вадика Коматова. Он тоже, в своё время был в стройотряде, на "целине". Работал проводником. Естественно, сделал себе свой комплект. Одним из ключей был тот, трехгранный, которым открывают туалеты. Я показал его проводнице, сунул денег и попросил разрешения пользоваться "служебным" туалетом. Наше купе было первым, её мы всю дорогу не беспокоили, так что она порой и не замечала, что мы там бываем. Мы мимо унитаза не гадили, лом в сливное отверстие тоже не вставляли.

Олег нас встретил, но взглянув на наши лица, после "отдыха", не стал ни о чем расспрашивать. Просто довез до дома, помог с сумками и отправился домой — на такси.

У нас же никаких эмоций уже не было. Мы, хоть и поспали в дороге, всё время были "на измене". Прислушивались к каждому звуку. Вздрагивали, когда в купе стучали. Кричали, что нам ничего не надо, даже еды из ресторана и чая. За кипятком я ходил сам. Поход в туалет тоже был целой спецоперацией.

Поэтому, когда мы закрылись в собственной квартире, на сто замков и забаррикадировав дверь, только тогда — расслабились. Тупо сидели около кучи денег и смотрели на них. По моим оценкам, там должно было быть порядка трёхсот тысяч долларов.

Когда я зачерпнул купюры и осыпал нас "денежным дождем", Анюта сказала:

— А знаешь, Денис, я это уже однажды видела…

— Что именно?

— Вот эту сцену. Как мы сидим, в этой самой комнате, и купаемся в деньгах. Во сне, вскоре после нашей свадьбы…

— Точно. Было такое, в момент "кризиса". А еще ты говорила, что у нас будет сын, а не дочь… Может это действительно будет так?

— Конечно, я видела его во сне. Купала его, у него был такой маленький "хвостик". Как у тебя!

Она еще могла шутить… Сравнить мой огромный "болт" с детской пипиркой… Тогда я тоже "пошутил":

— Здесь где-то триста тысяч долларов. Не миллион.

— Ну и что. У нас теперь "одной проблемой меньше", как сказал твой Форрест Гамп

Я уже не удержался, рассказал ей сюжет этого фильма. В лицах и подробностях. Он уже должен был скоро выйти. Или уже вышел, просто до России еще не дошел. Естественно, не упустил и момент, как он отреагировал на то, что стал мультимиллионером: "Мне не надо теперь заботится о деньгах? Чтож, одной проблемой меньше…"

— Я к чему… Встретишь где Шахрина или Бегунова, скажи им… что они должны нам еще 700 тысяч "бакинских"!

= 01 =

Анюта не отходила от меня ни на шаг. Не соглашалась остаться одна. Тем более, с такими деньжищами. Сопровождала везде, говорила что боится. Если пропадем — так вместе. Вот такая она — собственность… Очень большая ответственность.

Мы вместе поехали к маме в сад, заехали к Аниным родителям. Рассказали, как здорово отдохнули в Питере. Сказали, что в основном гуляли, наслаждались архитектурой этого города на Неве. Ведь Питер чем хорош: выйдешь и в нем можно пойти в любую сторону, везде будет классно. На Эрмитаж и Петергоф нам времени не хватило. Это настолько большие источники эмоций, что к посещению этих мест нужно готовиться отдельно. Потом, когда Анечка родит и мы будем готовы оставить внука — бабушкам. Или поехать туда — всем вместе. Конечно, мы были осторожны. Передвигались на такси и "речном трамвайчике", не перетруждали Аню с нашим животом.

Выслушали их новости, потихоньку спрятали часть денег в "сейф" в вагончике и в какое-то место квартиры родителей Ани. Я даже не знаю, куда. Надеюсь оно будет таким же надежным, как "сейф" за городом и чуланки на Бардина и на Восточной.

В гараж попали только ближе к вечеру, нас там с нетерпением ждали. Оля устала работать на телефоне две недели без выходных, поэтому парни её периодически подменяли. Сами Олег с Андреем тоже установили гибкий график своих смен. Развели по разным боксам и дням тех из установщиков, которые начали конфликтовать между собой. Не по поводу работы, а по личным мотивам и взглядам. Так бывает, к сожалению…

Но все — решаемо. Что парни и продемонстрировали. Они были полностью готовы к самостоятельной работе. Поняв, что я, вопреки ожиданиям, не "переделываю" всё по-своему, после них… полностью одобряю их действия — успокоились.

Разобравшись с установщиками, я отозвал "руководство" в сторону. Спросил Андрея, подумал ли он, как мы будем работать дальше? Он ответил, что его полностью все устраивает, он думал, что я "включу большого начальника" и ему будет не комфортно. Он получает оклад, за то, что присматривает за персоналом, плюс процент от тех работ, по установке сигнализаций, что выполняет. Амбиций, чтобы "пролезть в партнеры" у него нет. Он понимает, что мы с Олегом вместе всё это затеяли, вложили собственные деньги, силы, время. Нам и разбираться между собой, кто тут главный.

Раз так, я пригласил Олега проследовать в "офис". Пока Анечка готовила нам "горячие бутерброды", мы закрылись в комнате для серьёзного разговора. Олег сказал, что немного "порулив" финансами, понял — это не его. Но уделять им время — нужно, иначе мы "зарулим" не туда… Если я продолжу заниматься ими и другой административной деятельностью, он возьмет на себя техническую часть и не будет высказывать свои претензии. Мы с ним — партнеры, 50 на 50, как и раньше.

Я ответил, что согласен быть партнером, но проценты мы никогда не обсуждали. Руководитель у бизнеса должен быть один, без двоевластия. Так что проценты надо разделить так, чтобы насчет этого ни у кого не было заблуждений. Я предлагаю: 20 на 80.

Олег вскинул на меня глаза, помолчал, чтобы не ответить мне слишком резко. Потом сказал: "Ты не охренел? Не переоцениваешь ли ты долю своего участия?"

Я пожал плечами, сказал, что вроде нет. 20-ти процентов мне будет достаточно… Всё-таки идея — моя, деньги вложены — мои, помещение нашел я. Он действительно, очень удачно развил её, воплотил голую идею — в жизнь, нашел поставщиков, создал с нуля процесс установки сигнализаций. Олег должен быть главным в этом бизнесе, управлять им и развивать его. Надеюсь, он будет прислушиваться к моим советам, но поступать — по своему.

Олег молчал, так как вначале подумал, что я хочу всё забрать себе, а его оставить с маленькой "долей", простым техническим консультантом… Когда осознал моё предложение, вдруг взволновался. Спросил: "Ты хочешь "выйти", забрать все деньги?". Дескать у него денег на закуп и прочее — нет. Чем он будет "рулить", если ничего не останется? Может, так и быть, он соглашается остаться — главным, а у меня будет 40 или 45 процентов?

Я его успокоил, сказал, что проценты — процентами, а деньги — деньгами. Это никак не связано. Я ничего не забираю из "темы", напротив, готов вложить еще. Прежде чем мы это обсудим, он должен подтвердить: устраивает ли его, что я буду владеть 1/5 частью ЕГО бизнеса? Вдруг он потом, через пять лет, окажется недоволен? Он сам, без меня, придумает разные электронные табло, электромобили, космические корабли… а я к этому руку не приложу, ничего не буду делать… только стану его деньги считать да по телефону болтать?

Он рассмеялся, сказал, что если я возьму на себя административные функции и финансы, а он будет только космические корабли изобретать, то он — согласен.

В том-то и дело. Люди меняют свое мнение. Финансами может заниматься любая девушка-бухгалтер, а административные функции всё равно, рано или поздно, перейдут к основному собственнику. Мне же останется простой "пассивный доход". Пусть ХОРОШО подумает. Готов он будет отдавать 20 %? После уплаты налогов, зарплаты сотрудников и прочего? Ведь это в 2 раза больше, той же церковной "десятины"…

Он задумался уже покрепче, под таким углом он на вопрос еще не смотрел. Нужно серьезно подумать… Конечно, до этого — еще долго. Прежде чем бизнес будет приносить собственнику стабильный доход, нужно будет отдать "кредит"… им нужно серьезно заниматься, развивать. Ему одному это будет делать — трудно. Если я ему буду помогать, то… наверное буду достоин такого "пассивного дохода".

Итак — он подумает. Раз мы тут так серьезно разговариваем, то у меня еще наверняка есть, что сказать?

Конечно, пусть думает. Если он захочет оставить мне только 1 %, я его — поблагодарю. Заберу все деньги и буду наблюдать за ним со стороны, ждать когда он достаточно разовьется. Один процент от миллиарда — тоже не плохие деньги! Сам стану его конкурентом, вместе с тем же Андреем…

Всё это я сказал в шутку, но с определенной целью. Олег должен понять, что в каждой шутке есть только доля шутки. Мне важно, какое решение он примет. Здесь, "на берегу". И оно должно меня устраивать.

Пока же я рассказал, как я вижу нашу дальнейшую работу. Мы с Аней зарегистрируем ТОО "АДС", с долями — 51 % мне, оставшиеся жалкие 49 % — Аньке. Эта организация будет основой большого холдинга. Мы будем владеть квартирами, офисами, гаражами, машинами и прочими паровозами и пароходами. Создавать новые направления бизнеса. Обкатывать их, если дело покажет себя прибыльным, работоспособным или просто доставлять нам эстетическое удовольствие — регистрировать на него новое ТОО. "АДС-электроника", "АДС-недвижимость", "АДС-флора" и так далее. Находить человека, способного "рулить" этим бизнесом самостоятельно. Дав ему 80 %, себе оставив — 20 %. Может быть другое соотношение — как договоримся. Будем держать этот уговор в тайне. Все вокруг будут знать, что мы — собственники бизнеса. Но не будут знать, какую его часть мы имеем. Будем всячески способствовать этому бизнесу, развивать его, вкладывать необходимые деньги.

Вот например — сейчас. Формируется успешный бизнес — установка автосигнализаций. Его пора легализовывать, иначе скоро придут люди в форме, с погонами. Мы должны создать ТОО "АДС-сигнализации" или ТОО "АДС-электроника", ведь автосигнализации — это первый этап. Уверен, что Олег может развить еще несколько направлений в этой отрасли.

Он может придумать свое название, которое больше выражает его планы. Единственное требование — это приставка "АДС". Во-первых, это будет зарегистрированый товарный знак. Во-вторых, она будет указывать на принадлежность к нашему холдингу. Нам будет легче рекламироваться и так далее. В-третьих, если Олег через 20 лет решит, что он сильно много нам отдает, то мы просто цивилизованно растанемся. Закроем эту организацию, произведем взаиморасчеты и Олег спокойно сможет открыть новое ТОО. Которое не будет входить в холдинг, иметь любое другое название. Без "АДС".

Что касается денег — то у меня всё подсчитано. Сколько я вложил, сколько мы заработали. Оформим беспроцентный кредит: от "АДСа" — "АДС-электронике", обговорим сроки возврата. Пусть он сам решает, купить себе "Мерседес" или вернуть часть кредита. Единственно, кредит будет — в долларах. Возвращать нужно будет — в них же. Возможно, рублями — по курсу, на текущий момент…

Вообще, я рекомендую весь бизнес привязать к этой валюте. Держать основную часть денег — в ней. Или в товаре. Рубль очень не надежен, курс может измениться в любое время. А тут — хоть какая-никакая стабильность. Рост курса рубля и будет теми "процентами за кредит". Считаю это справедливым. Я не должен терять деньги на чужих прожектах. Пусть думает, если что-то не устраивает — будем пытаться договариваться.

Мы попрощались, я сказал, чтобы Олег забирал "Оку", она сейчас ему нужнее. Потом определим её стоимость на сегодняшний день, в долларах. Она будет еще одним вложением в его бизнес. Не последним. О дальнейших планах я расскажу ему позже. Нам нужно завершить этот этап, договориться, пожать друг-другу руки.

Мы попрощались, Олег ушел в гараж, руководить, а мы с Анютой остались. Она слышала часть нашего разговора, но не вмешивалась. Теперь спросила меня — зачем ей 49 %? Она ничего в юридических делах не понимает…

Для того, Анечка, что мне в одного тащить все 100 % — тяжело. Ты мой партнер в этой жизни. Мы вместе приложили усилия, чтобы сделать её лучше и ты должна быть уверена, что не останешься "на бобах". А я — тыщу раз подумаю, прежде чем посмотреть "на сторону", чтобы не лишится, в случае развода — половины "состояния".

Тогда она заявила, чтобы я отдавал ей тот один процент. Чтобы наши доли были равными. Я вздохнул, предложил лечь на диван переговоров. Немного погодя, кажется, убедил, что должен быть — главным…

* * *
Поужинав, мы стали заниматься каждый своими делами. Анюта читала книгу Бенджамина Спока "Ребенок и уход за ним", которую ей подарила моя мама. Я — продолжил формировать свой холдинг. Ведь у меня были теперь деньги, я мог развернуться теперь во всю мощь. Понятно, не привлекая внимания санитаров…

Часть денег была в рублях, их надо было поскорее превратить в что-то более материальное. Осенью произойдет "черный вторник", деньги у многих обесценятся.

В своем прошлом 1994 году я, уйдя с "Тайма" и получив остатки заработанного за никель, объединился с Олегом. Мы взяли в аренду подвал, начали заниматься обслуживанием и ремонтом оргтехники. Я тогда нашел в объявлениях "Москвич-412", эта машина была практически "девочкой". Ей было всего восемнадцать лет… Продал свои доллары прямо накануне "черного вторника". Если бы подождал пару дней — купил бы что-то "помоложе"…

Сейчас я решил вложить деньги, которые пока они чего-то стоили — в недвижимость. Я знал, что она будет постоянно расти, даже обгоняя курс доллара. Тем более, я наснимался в свое время жилья. Одни переезды с места на место чего стоили. Отдавал свои деньги чужим дядям-тётям, оставаясь в результате — ни с чем… Сейчас я был лишен этого "удовольствия", но аренда гаражей — стоила денег. Олег мог платить их мне, а не тем пенсионерам. Для этого я должен стать их собственником. Начать можно с кооперативов. Гаражных и жилищных, вроде того, в котором у нас была квартира. Люди в них были полноценными собственниками, недвижимость в них легко и просто переоформлялась. Кроме того, не мешало бы улучшить свои жилищные условия, ведь скоро появится ребенок. Место, где был наш дом, мне нравилось, а как известно, цена на недвижимость определяется тремя факторами. Во-первых, это местоположение…

После, когда народ начнет приватизировать свое жильё, появится рынок недвижимости. Необходимо занять в нем — свое достойное место. Выкупать "сладкие" предложения, расселять коммуналки, переводить квартиры на первых этажах, в хороших, "торговых" местах — в нежилой фонд. Сдавать их под магазины. Хоть чужим людям, хоть — себе же, под новые "темы", если найду людей, которые смогут торговать — самостоятельно.

Чтобы случайно не стать "черным риэлтером", надо поставить руководить этой "темой" — правильного человека. Бой-баба Юлия — будет в самый раз. Со своим инженерным складом ума — сможет составить план, а людей убивать она, надеюсь, не начнет. Её напора хватит, чтобы искать "варианты" и общаться с собственниками, а покупатель у неё будет пока один. Мы с Аней или ТОО "АДС".

Я набрал её вечером, по телефону, пригласил заглянуть к нам, на Восточную, на чашечку кофе. Она поняла, что я не забыл своё обещание и сразу приехала. Начал свой разговор с ней так: "Мне всё равно, чем ты сейчас занимаешься, где работаешь. Меня интересует, когда ты сможешь полностью освободиться от своих дел и начать работать со мной?".

Объяснил ей, что это будет не подработка, а полноценная работа. 24 на 7. Она про неё ничего не знает, но благодаря своим талантам — быстро научится. Будет получать первое время железный оклад, а потом — проценты от сделок. Её первым и единственным клиентом буду я. Потом, когда освоится и если времени будет хватать, появятся и другие.

Она ответила, что ей на все, про всё, нужен один рабочий день. Я её хорошо изучил и если считаю, что она "потянет" — так тому и быть. Это хорошо. Раз она так быстро и слепо мне доверилась, стало быть, я и дальше могу на неё рассчитывать. Она не будет задавать мне разных глупых вопросов: что да почему. Будет постигать "тему" сама, с моей помощью, конечно.

Я выдал ей первый аванс и обрисовал круг первых задач: пойти в книжные магазины, записаться в библиотеку Белинского. Изучить всё, что касается рынка недвижимости, в данный момент, в России. Законодательную базу, состояние рынка. В какие газеты люди подают объявления. Телефон у неё дома есть, будем на связи. Дал ей телефон своего "офиса" и гаража, если меня не застанет, пусть просто оставит информацию. Будем встречаться по мере необходимости. Я — ставить ей новые задачи, она — отчитываться о уже выполненном. На том и порешили.

* * *
С утра следующего дня я не дождался Олега, с его решением, а позвонил другому Олегу — в автосалон "Форд". Он сообщил мне, что давно поговорил со своим руководством о размещении моей рекламы в их автосалоне и на авторынке "Белая башня". Они не против, данная тема их пока не интересует. В благодарность за мои услуги они разрешают мне разметить её — бесплатно.

Ну уж нет. Я не воспользуюсь таким предложением. Бесплатный сыр — только в мышеловке. Буду платить за рекламу деньги. Цены я примерно знаю, по договору с Шарташским рынком. А в автосалоне — пусть Олег раздает мои флаеры. Продавцы будут предлагать установку, как дополнительную услугу. Места мы там занимать не будем. А вот на авторынке "Белая Башня" место установки автосигнализаций — хотелось бы заиметь.

Тем более, что еще Олег сказал, что со мной хочет познакомиться Алексей, управляющий комиссионным автомагазином. Он знает, что именно благодаря мне эта должность — вообще появилась. Они с Олегом часто взаимодействуют, но у него есть вопросы, на которые он не может ответить. Не мог бы я туда подъехать и поговорить с ним.

Я ответил, что приехать можно, тем более, что получил "добро" на рекламу. Но сначала я хотел бы поговорить с ним, насчет этого Алексея. Кто он такой, "чем дышит"… Если он член ОПГ, то мне такие знакомства и даром не нужны. Готов ли он сам, чтобы я приехал прямо сейчас?

Олег ждал меня в любое время. Собравшись, мы с Аней отправились в путь. На такси, ведь "Оку" я оставил развивать бизнес. Ох и нелегко ей придется…


= 02 =

В автосалоне нас встретила уже знакомая мне девушка — менеджер. Приветливо улыбаясь, она поинтересовалась, не за автомобилем ли мы пришли? Форд Скорпио в кузове универсал до сих пор нас ждёт!

Она запомнила меня, ведь я оказался знакомым Олега Владимировича. Подойти и встретить меня было уместно. Как и продолжить наш давнишний разговор. Я ответил, что все деньги — у жены. Если она убедит её и та сможет расстаться с определённой суммой — мы пожалуй, подумаем. Может быть, у нас хватит денег — на пару колёс. Остальное — будем приносить, когда заработаем.

Аня увидела вышедшего в торговый зал Олега, поняла, что нам надо поговорить и позволила менеджеру увлечь себя к автомобилю. Слушать, что задние фонари расположены вертикально, потому, что дверь получается шире — удобнее класть вещи в багажник.

Олегу сообщили, что я приехал, остальные продавцы тоже меня знали. Кто-то незаметно доложил ему обо мне — система сигнализации и оповещения была поставлена четко. Я даже не намекал Олегу об этом, он сам до этого "допёр". Или его просто уважали.

Мы поговорили об Алексее. По мнению Олега, он принадлежал к одной из "бригад", просто по территориальному признаку — жил на Уралмаше. Был не робкого десятка, поэтому просто не мог, в свое время, избежать этой участи. Но преступником он не был, сторонился "крышевания" и прочих "движух". Его интересовала техника, он постоянно пропадал в "бригадном" гараже, ремонтировал автомобили и мотоциклы. Видимо, эту страсть заметили и оценили. Предложили заняться организацией комиссионного автомагазина, выделили место на рынке. Из легких металлоконструкций собрали пару боксов, для осмотра принимаемых в продажу автомобилей. Да и просто, чтобы у него было своё место, около автомобилей, а не в администрации рынка. Те занимались совсем другим, сдачей в аренду прилавков для торговли запчастями и продажей "билетов" тем, кто хотел продать свой автомобиль самостоятельно, во время выходных.

По мнению Олега — Алексей был хоть и наглым, дерзким, но вполне миролюбивым, адекватным парнем. С ним можно иметь дело. Криминала он сам сторонится. Его клиенты — понимающие люди. Платят за стоянку продаваемых машин, соглашаются на процент от продажи. Ведь с ними обо всем договариваются — "на берегу". Ну а если потом оказываются чем-то недовольны — им объясняют, где они не правы… Другие, "специально обученные" этому люди. Не Алексей.

Приняв такую "характеристику", я вышел с Олегом в торговый зал. Анька уже крутила рулем у Форда Скорпио. Я подошел, спросил: "Нравится?". Она ответила — да, очень. Тогда я попросил девушку-менеджера: "Заверните!". Поняв, что я не шучу и готов приобрести данный автомобиль, тут же упорхнула — готовить документы. Олег тоже куда-то испарился. Мы остались одни.

Аня меня спросила: "Ты серьезно? Хочешь всем показать, что разбогател? Не рано начал деньги транжирить?!". Я ответил, что уже отдал "Оку". Смысла покупать вторую — нету. Все равно мы постараемся быстро легализовать свои миллионы, пока МММ не развалился, так что надо не "транжирить", а вкладывать деньги. При этом пользоваться предлагаемыми на данный момент удобствами.

Подошедший Олег сказал, что согласовал для меня у руководства скидку на машину. Они знали, что я работал на Ефрем Палыча. Видимо заработал достаточно, чтобы купить такую машину. А вообще, это было не их дело. Я хочу отдать им свои деньги? Прекрасно. Они готовы дать мне скидку. Отблагодарить.

Я подумал, что "не мешать" было бы мне — достаточно. Но отказываться от такого "подарка" — глупо. И подозрительно. Глядишь, заинтересуются, так ли уж бесполезны автосигнализации? Что я так разбрасываюсь деньгами.

Мы оформили справку-счет на Анну Николаевну, внесли не нужные нам рубли в кассу. Попрощались с персоналом автосалона и отбыли — устанавливать сигнализацию.

Естественно, все собрались посмотреть на нашу обновку. Я сказал обзвонить всех сотрудников, пригласить вечером — "обмывать" автомашину. Иначе ездить не будет. Заметил легкую грустинку в глазах Олега Тихонова. Значит, я отдал ему "Оку" — не просто так. Сам задумал поменять машину, а старую — отдал ему?

Чтож, отчасти это было так. Олегу предстояла работа. На выезде. Машина ему была необходима. И Андрею — тоже. Один Олег — не справится. У нас скоро появятся новые "точки" установки сигнализаций. По городу, а потом и по области.

Я пригласил Олега прокатиться, посмотреть на место установки новой нашей рекламы — на авторынок. Быстренько определить, по схеме электропроводки Форда — куда её там можно "воткнуть", пускай Андрей с ребятами аккуратно, не торопясь, разбираются. Составляют технологическую карту, фотографируют. Возможно, мы скоро будем устанавливать сигналки на аналогичные автомобили.

Аня с Олей займут привычное место в "офисе", посплетничают. Кто-то из самых бестолковых стажеров пусть отправляется за мясом. Маринуют его, покупают спиртное. Готов "АДС-Электроника" взять на себя расходы? А то я — поиздержался…

Олег согласился, мы сели в его "Оку" и отправились. По пути выяснили, что Олег согласен предложить мне 20 %, пока я принимаю активное участие в нашем совместном бизнесе. И 15 %, когда я их брошу. Я ответил, что такие условия — приемлемы. Только оформлять сначала одно, потом другое — достаточно геморно. Сразу зарегистрируем доли в 15 и 85 процентов, а за свои "услуги", в качестве генерального директора, он будет мне платить зарплату. Всё равно, в связи с расширением, работы предстоит много, нам нужно пересмотреть штатное расписание. Способных — повысить, лентяев — выгнать. Набрать новых стажеров, готовить их к самостоятельной работе, на разных "точках".

Меня он потом с позором изгонит, сам станет править и всем владеть. Начнем обсуждение прямо сегодня, на празднике. Увидим весь коллектив в целом, кто чего стоит, в неформальной обстановке. Так за разговорами, мы прибыли на авторынок. Пожали друг-другу руки, в знак того, что достигли договорённостей.

* * *
Разыскали Алексея, познакомились с ним. В десна не бились, пока приглядывались, кто как себя покажет. Алексей показал себя — как надо. Сказал, что давно меня ждет. Подготовил место для нашей рекламы. Большое, на самом видном месте. От денег отказался, сказал, что у него на этот счет — определенные инструкции. Тогда я попросил его познакомить с тем человеком, в администрации рынка, кто занимается рекламой. Такой человек нашёлся и мы заключили договор еще на два рекламных места. Тоже на рынке, но вне юрисдикции Алексея. Этот человек не был настроен мне делать скидку, а я получил, в результате — три рекламных места, по цене двух.

Управляющий автомагазином показал нам свое хозяйство, я попросил его подумать над организацией нашей "точки". Металлоконструкции мы закажем сами, того же стиля, как у него. Будем платить аренду, за место. Идеально, если оно будет рядом с ним. Тогда мы будем видеться чаще, может быть, я еще на что-нибудь ему сгожусь.

Он ответил, что может прямо сейчас выделить мне один из боксов. Он на этой территории — маленький хозяин, немедленно закажет установить еще два. Или больше, сколько мне понадобится. Места хватит. Это было кстати, народ у него в автомагазине был, даже чего-то покупал. Наши готовые клиенты. Которых мы уже упускаем.

В завершение разговора, я сказал, что мой партнер хочет приобрести подержанный автомобиль. Только не рухлядь, а что-нибудь не слишком старое. Двухгодовалое, например. Олег выпучил на меня глаза. Когда мы остались одни, я сказал ему, что выполняю своё обещание. Продолжаю вкладывать деньги в бизнес. Машина ему понадобится, как и Андрею. Пусть пока тот поездит на "Оке" — не заработал еще на другую служебную машину.

Олег спросил, где я взял столько денег? Мне пришлось указать ему на неэтичность данного вопроса. Да, мы друзья, но я не обязан ему рассказывать про свои дела. Отвечу последний раз. Ездил в Питер, закончил один проект. Неужели он думал, что мы с Аней туда отдыхать ездили? В разгар работы… Нет, мы решали более важные дела. Привезли всем подарки… Кстати, надо заехать за ними, на Бардина.

Нам предложили несколько автомобилей — на выбор. За техническое состояние Алексей — ручался. Олег был скромен, выбрал "девятку". Я спросил его: "У нас технологическая карта на "девятку" есть?"

Она была, поэтому я предложил выбрать модель, на которой мы могли бы поучиться ставить сигнализации. Такой была только ДЭУ Нексия, прошлого года, корейская. У меня позже была такая, только узбекская, я знал, что корейские — еще надежнее.

В машине была комплектация GL, не то что в Форде. Не было стеклоподъемников, кондиционера и прочего. Но Олег был всё равно доволен. Когда поездил на ней — заявил, что по сравнению с советскими машинами — небо и земля. "Она сама едет, куда мне надо!"

У меня было такое же мнение, когда я пересел на ДЭУ с "восьмерки", в свое время. Олег умчался в гараж, устанавливать сигналку на новую машину, создавать технологическую карту. Устанавливать разные датчики, стеклоподъемники, реле автоматического закрывания окон, при постановке на охрану.

Я же поехал за подарками, чуть про них не забыл. На своей "Оке". Последний раз. Пока ехал, повспоминал Машку, как мы с ней ездили на озёра… Где-то она сейчас?

Это был пройденный этап, мне надо было двигаться дальше. Вечером будет удачный момент — все наши друзья будут в сборе, можно вручить подарки. Аня сказала, что попробует вызвонить Нелидова с Галей, пусть тоже порадуются за нас. Надо постепенно "легализовываться".

* * *
Мы посидели в гараже, пожарили шашлыки, "обмыли" наши машины. Мы с Анютой втихомолку "обмывали" еще и свой "большой куш". Олег с Андреем уже успели обзавестись мангалом и разными шампурами с рюмками. Видимо, не только работали, но и налаживали отношения между собой. Пока у них не было машин. Сейчас — всё. Я предупредил их, чтобы больше не пьянствовали, на рабочем месте. Тем более, с подчиненными. Сегодня — последний день "неформального" общения. Дальше мы становимся — серьезной, официальной организаций. Все сотрудники должны будут ходить по-струночке, в одинаковой форме, петь по утрам гимн фирмы и клясться ей — в верности. Кто провинится — будем бить розгами… и садить на кол! В подтверждение серьезности своих слов — забрал рюмки себе на дачу. И мангал с шампурами тоже.

А пока мы угощали всех соседей, по гаражу. Пили с ними брудершафт. Парни, похоже, разогнали всех клиентов, освободили вечер и ночь — под "гудеж". Мне сказали, что это у них по случайному стечению обстоятельств нет в боксах машин. Для наших с Олегом, новых, есть место. А "Ока" и на улице постоит.

Сторожить остался Олег. Он не мог расстаться со своей "ласточкой", хотел установить на неё "полный фарш", из всего того, что у нас было. Вместе с ним остался один любопытный стажер. Он не пил, а только глядел на нас, как мы веселимся. Ему не терпелось стать частью нашей команды, проявить себя. Чтож, ему это удалось. Олег стал присматриваться к нему.

Я по секрету поделился с сотрудниками, что давно хотел поменять машину. Оказалось, что "уралмашевские" могут мне в этом поспособствовать, за оказанную когда-то услугу. Вот — угнали где-то автомобиль. Раз так, Олег добавил своих денег и мы купили подержанную машину и ему. То есть не совсем ему, а в нашу с ним фирму, которую будем регистрировать. Объявляется конкурс — на лучшее название!!!

Победил "АДС-Электроник", который предложил Андрей. Немного нечестно, так как он знал, в отличие от других, что Олег не собирается останавливаться на сигнализациях. Но мы всё равно вручили ему приз. От бутылки водки он отказался, тогда пришлось его повысить — назначить заместителем Олега. Он и так им уже был, а нам — не жалко… Для него этой должности.

Егор с Галей не смогли приехать, мы заехали к ним с Анютой в другой день. Вручили спортивные костюмы и кроссовки фирмы "adidas". Предложили съездить на Знаменку. Фестиваль стройотрядной песни, проходящий в начале августа в Свердловской обласи, на берегу реки Пышма. Договорились поехать туда на трёх машинах, но Олег — откололся. У них с Андреем было много дел по организации нашего бизнеса. Мы разместили рекламу еще на Центральном и "Уралмашевском" рынке, заняли предоставленный Алексеем бокс. Юля нашла несколько капитальных гаражей в разных районах. Я их потихоньку покупал, нигде не афишируя.

Зарегистрировал "АДС", обратившись в юридическую фирму. По аналогии с ней, сам сделал учредительные документы для "АДС-Электроник", зарегистрировал и её. Сдал гаражи, как частное лицо, своей фирме, дальше, в субаренду — "Электронику". Сам тоже не сидел без дела, в общем. Копировал технологические карты, чтобы они были на каждой "точке", печатал фотографии. Фотоаппарат, кстати, у меня был новый, взамен отданного Юлии. Фирмы "Pentax", с большим объективом. Видеокамера тоже осталась у меня, Ефрем Палыч про неё не вспомнил. Вспомнит, позвонит — отдам. Телефон мой у него есть.

* * *
С Юлей мы плотно работали, изучая законы, формы документов, необходимых для приватизации жилья. Сознание народа в этом вопросе было — как "белый лист". Я дал ей задание плотно заняться квартирами в моём районе, мы расклеили на подъездах домов объявления. В них было сказано, что помогаем с приватизацией, выплачиваем срочный аванс.

Я объехал весь город, обшарил все закоулки возле рынков, где мы собирались подать рекламу. Которую Толик, в срочном порядке изготавливал. Нашел несколько капитальных гаражей, удобно расположенных, сказал их адреса Юле. Она разыскивала председателей, этих кооперативов, брала адреса и телефоны владельцев удачно расположенных боксов и буквально преследовала их, уговаривая, а иногда и угрожая, чтобы они продали мне свой гараж. Говорила, что "у нас длинные руки", приглашала съездить на "Белую Башню", посмотреть, где у нас главная "точка".

Цену я предлагал выше "рынка", поэтому народ соглашался. Мы оформили куплю-продажу нескольких гаражей, Юля получила свои первые проценты. Говорила, что разговаривать с людьми — так просто! Сунешь ногу в дверь и стой, общайся. Народ, в основном, культурный, силу не применяет. Терпеливо ждут, когда она выскажется. А там уж она втягивала в разговор. На пятый-шестой раз хозяева даже обречённо предлагали зайти… Выпить чаю… И уже уйти, наконец-то…

Этого то я от неё и ждал — результата. У меня дома копились папки с разными документами. На гаражи, по установке сигнализаций, методические и обучающие материалы по торговле. Пора было подыскивать офис. Ставить его под охрану. Перемещать папки — туда. Так же, как и деньги. Пока же они были рассованы по разным укромным местам. Того и гляди, мои движения заметят нехорошие люди и начнут вдумчиво вскрывать квартиры моих родственников, да и мою собственную. Аня уже была на последнем месяце и я был не готов рисковать её жизнью.

* * *
Однажды, уже в конце июля, Юля сообщила мне, что нашла квартиру, которая продается прямо в моём доме. Она уже разговаривала с хозяйкой, но она просит достаточно высокую цену. Я решил взглянуть на неё, пригласил Юлю приехать, когда сам буду дома. Она провела меня во второй подъезд и позвонила… в квартиру "мамы Артура"!

Мы периодически встречались с ней, во дворе, раскланивались, но не общались. А тут — вон оно чё!

Да, она готова продать квартиру. Они с сыном — этнические немцы, хотят уехать на историческую родину. На немку она была мало похожа, но кто их разберет, фрицев всяких! Квартира была в приличном состоянии, но меня это особо не интересовало, так как я всё равно хотел делать ремонт — "под себя". С использованием современных материалов, пока их можно было купить на еще не обесценившиеся рубли. Стоимость квартиры она хотела получить в долларах или дойчмарках, чтобы ехать за границу сразу с твердой валютой. Говорила, что у неё уже "наклёвывается" покупатель, поэтому менять условия она не намерена.

Пока мы торговались, разговор перешёл на отвлеченные темы. Какие документы требуются на выезд, не нужна ли ей помощь, в оформлении… Нет, у неё "всё схвачено". Кто сейчас будет директором "Пельменной"? Почему она закрыта уже две недели — "на учёт"?

Тут она ответила такое, что у меня волосы зашевелились на голове. "Пельменная" тоже продается. Она приватизировала это торговое предприятие, ради помещения. На весь трудовой коллектив. А потом — закрыла его. Сотрудники, которым не выплачивали зарплату — разбежались. Она всех официально уволила, по "собственному желанию", взяла с каждого — хитрую бумажку. Что им выплачивают все долги по зарплате, а они отказываются от любых претенций к ней, как директору. Теперь она единоличный владелец этого предприятия и помещения, которое у него на балансе. Ей надо успеть продать это предприятие, до отъезда. Документы уже собраны, её держит только это. Цена высока, поэтому покупателей — нет.

Конечно — "высока"! Она хотела за него двойную стоимость своей двухкомнатной квартиры! За пустое помещение с обшарпанными стенами. Мне дико повезло, что народ еще не знал цену нежилым торговым помещениям в хорошем месте. Её рыночная стоимость будет минимум в полтора раза дороже, в скором времени. А в XXI веке — более, чем в 5 раз!

Единственно, что меня не устраивало, так это то, что она хочет продать — предприятие. С сомнительной схемой лишения собственности членов коллектива и наверняка, с массой других "косяков". Становиться директором этого предприятия и потом попасть под суд? Спасибо, не надо.

Мы вместе посмотрели помещение "Пельменной". Я осторожно сказал, что что готов его купить, вместе с её квартирой… Если она скинет тысяч пять долларов… И продаст только его, от одного юридического лица — другому. Полностью прозрачно, с оформлением всех необходимых документов. Деньги за него мы положим в банковскую ячейку, она получит их только после государственной регистрации сделки на моё имя. Она засмеялась, мол откуда у меня такие деньги! Но мы с Юлей молчали, спокойно глядя на неё. Она осеклась, сглотнула и больше вопросов не задавала.

Я ей прямо сказал, что это её единственный шанс. Быстро продать всё, бросить проблемное предприятие и свалить из страны. Она там потеряется, а я буду — "добросовестным приобретателем". После сомнений и юридических консультаций она, в результате, согласилась. Видимо, примерно так и сделала, в конце 90-х, когда в долгое время закрытом помещении "Пельменной" появилось какое-то частное кафе.

А я стал собственником её квартиры, а главное — "ПЕЛЬМЕННОЙ"!

= 03 =

В помещениях надо было делать ремонт, о том что я их купил, Анне не было сказано. Она не ходила больше за мной по пятам, деньги я почти все из нашей квартиры забрал, а если обворуют мамину… переживем. Зато никто не пострадает. Моя жена сидела в основном дома, выходила гулять во двор, когда я приезжал домой. Мы сидели среди кустов и деревьев, на полуразрушенной детской площадке. Наш двор был очень зеленым и в моём детстве, а сейчас — зарос совсем. За ним было футбольное поле, на котором никто не играл, а дальше был детский сад. В который будет ходить наш сын. У меня есть время привести в порядок и двор и детскую площадку и футбольное поле. Пару лет они ему будут — без надобности. Мы строили планы, а я думал, что пора открывать новое направление нашего "холдинга": строительство и ремонт.

У меня были, в будущем, знакомые, которые этим занимались. Тот же Егор Нелидов. Но у него была узкая специализация — только электрика, так что он — не подходил. Был еще одноклассник — Димка Поляков. Он попал в одну строительную компанию, которую основал мой, как оказалось, однокашник. Он учился на другом потоке и мы были "шапочно" знакомы. Когда встретились — начали общаться. Играли все вместе, в преферанс — по вторникам. Сам Димка был лентяем, ему быстро наскучило работать руками. Он пролез в сметчики, так как немного знал компьютер. Но об этом — позже.

Контора занималась промышленным альпинизмом, ремонтировала разные трубы и заделывала швы у разных цехов. Соответственно, они работали только с заводами.

Оставался только один человек — Игорь Томилин. Он был примерно одного с нами возраста, был в одном стройотряде с Димкой, в ССО "Ассоль". Это был самый "музыкальный" стройотряд в УПИ. Туда брали только тех, кто умел играть на музыкальных инструментах. Хоть на контрабасе. Димка хорошо играл на гитаре, Игорь — тот вообще сочинял музыку и песни. К сожалению, качество этих песен осталось любительским, студенческим. Хитов из них не вышло, хоть они и звучали в выступлениях команды КВН УПИ "Уральские пельмени". Эта команда была дружна с ССО "Ассоль". Бойцы ССО — Максим Ярица и Саня Попов потом стали выступать вместе с этой командой.

Игорь очень стремился заниматься творчеством, но не добился успеха. Необходимо было что-то кушать и он занялся еще и строительством. Сколотил бригаду, ремонтировал разные объекты. В том числе, на субподряде у Димки. В начале 00-х ремонтировал помещения моих магазинов, был честным и добросовесным. Поэтому — бедным. Он, как и мой рекламщик Толик, был бессеребренником, не мог юлить и обманывать. Тогда мы с ним и познакомились.

Чем занимается Игорь сейчас — я не знал. Он был родом из области, в институте тоже, как и я, недоучился. В данный момент мог быть — где угодно. Был шанс найти его через Димку, но существовал лучший способ. Он наверняка будет выступать на "Знаменке". Там же я могу с ним заново познакомиться и убедить, что заниматься стройкой — выгоднее, чем музыкой.

Звезды "сошлись", Знаменка должна была состояться в первое воскресенье августа. Мы уже решили на неё поехать, с Егором. Анечку тоже можно было рискнуть взять с собой. Машина у нас была, большой, комфортной, спать на земле ей бы не пришлось. Мы собрали вещи, купили палатку и спальники, взяли мангал, мясо и разные огурцы-помидоры.

В свои студенческие годы я на Знаменке — не был. Мы работали за пределами Свердловской области. Наш отряд просто физически не мог приехать на этот фестиваль. Позже — начали ездить, не очень организовано. "Молодые" — не знаю почему не ездили, а "старики", в том числе и я, приезжали своими компаниями. Там "находились", разбивали отрядный лагерь.

В те времена на Знаменке еще не было много машин, народ добирался туда пешком, на автобусах и электричках. Пьяных почти не было, раньше на "целине" — вообще был "сухой закон". В XXI веке Знаменка превратилась в пьяное веселье, на три дня, начиная с пятницы, а то и с середины недели. Было полно машин, гаишников, прочей милиции. По берегу бродили пьяными бывшие студенты в "целинках", вспоминали былую молодость.

Сейчас на поляне было относительно немного народа, основной коллектив еще не подтянулся. Мы поставили машину около лагеря "Ассолей", я пошел разыскивать знакомых. Встретил парней из своего стройотряда. Мы обнялись и я предложил не делать свой лагерь — нас слишком мало, а присоседится к "Ассолям". Некоторые их знали, да и Димка тоже вскоре подъехал. Он познакомил меня, Егора, Галю и мою жену с будущими "звездами": "Уральскими Пельменями".

Перед нами встала проблема — дрова для костра. На всю ночь. Рядом был лес, но весь хворост там уже был "подчищен" другими, часть народа надеялась на тот запас, что принесут с собой остальные. Ага, пешком принесут!

Я вызвался решить эту проблему. Новые знакомые подумали, что я на новой иномарке поеду за дровами в соседнее село. У меня был способ лучше, я указал на тот же лес. Там дофига сухих, хороших дров, просто никто их не видит. Меня подняли на смех, мы поспорили, что я через 5 минут принесу им целую охапку дров. Достал из машины ножовку и направился туда. За мной увязалась пара человек. Мы вернулись через десять минут, уже с тремя охапками. На нас, вытаращив глаза, смотрели остальные. Как же так? Они уже были в этом лесу, прошли достаточно глубоко внутрь, но вернулись с какими-то жалкими сучками. Мы же просто — зашли и вышли…

Тогда мои спутники сказали, что просто залезли на 2–3 метра на сосну и спилили или просто сломали нижние ветки. Я объяснил, что это такая особенность сосны — нижние ветки у неё отсыхают и отваливаются. Поэтому основная крона у взрослых деревьев — наверху. А сосновый лес через год будет полон хвороста — отпавших от ветра сухих ветвей.

Отряд тут же кинулся в лес, добывать дрова, а мой авторитет — взлетел до небес. Натащив в лагерь сухих веток, мы принялись ломать их на дрова и этим чуть не спалились перед остальными. Увидев, что ССО "Ассоль" в пустом лесу, нашел целую ГОРУ дров, туда ринулись остальные. Спрашивали нас — ГДЕ? Но мы отвечали только: далеко, "за углом". Дров натащили реально много, поэтому делились ими с хорошими знакомыми. Иначе спилят все нижние ветки, будем потом как обезьяны, лазать. Или придется дальше в лес, на 50 метров, идти.

* * *
Мы посидели у костра, послушали песни со сцены, "болели" за "Ассолей". Мне никогда особо не нравились эти конкурсные песни про любовь к "целине", "планету Целина" и прочих, написанных специально для фестваля. Мне нравились другие, проверенные временем, которые распевали у каждого костра. Особо бесила Лейла, одна из организаторов "Знаменки". Она вела себя так, будто бы ей одной, мы — бедные студенты, обязаны этим фестивалем. Каждый час вылазила со своей песней. Я оценить её голос не мог, ввиду отсутствия слуха, другим она нравилась. Но вела она себя, по моему мнению — не скромно.

Сидели полночи потом у костра, распевали песни. Потихоньку, сняв "целинки" — выпивали. Аню с Галей положили в машине, когда они устали, сами с Егором устроились в палатке. Утром пошли на концерт лауреатов. Игорь, вместе с ССО "Ассоль" стал дипломантом этого конкурса. Мы с ним разговорились, оказывается, он уже с бригадой работает в Екатеринбурге, строит один магазин. Я взял его контакты, мы договорились, что я вскоре к нему загляну.

* * *
Оказалось, что на объекте он работает с ребятами из своего стройотряда, основные работы почти выполнены. Дальше он собирается поехать отдыхать, на заработанные деньги. Он предполагал, что я хочу что-то подремонировать, у себя. Но не предполагал, что я предложу ему возглавить собственную фирму, на мои деньги. Не заниматься строительной самодеятельностью. Был очень удивлен. Почему он?

— Я поговорил с Димкой Поляковым, своим одноклассником, спросил кто лучше всех разбирается в стройке? Он указал на тебя…

Такой разговор действительно был, Димка сказал, что Игорь один из лучших. Что и доказал потом, взяв его себе на работу, простым бригадиром. Сейчас же я предлагал нечто другое. Обрисовал перспективы: закупаем необходимый инструмент, материалы, ремонтируем прямо сейчас имеющиеся 2-х комнатную квартиру и помещение "Пельменной". Далее будут несколько капитальных гаражей плюс еще объекты появятся. У меня свой бизнес, все в моей собственности, я же буду платить за его услуги. Не буду торопить, так как сам никуда не тороплюсь, кроме как с квартирой. Будет всё делать в таком режиме, как он привык, без авралов и толкотни. С него только люди и снабжение стройматериалами. Хочет — пусть сам обои клеит, хочет — только руководит. Как будет рациональней и эффективней. Фирма будет оформлена на него, у меня будет только небольшая доля, для контроля финансов.

Он согласился посмотреть квартиру — то, что требовало ремонта прямо сейчас. Остальные объекты — потом, осенью и зимой, после отдыха. Всё равно зимой мало работы. Мне удалось его заинтересовать и это главное. В конце-концов на "целине" тоже есть "анти-кварта", халтура после основной работы…

Приехав в квартиру, я попросил его оценить, за сколько он сделал бы самые простые работы: поклеить обои, выровнять потолок, уложить ламинат… Он задумался и назвал какую-то сумму. Это только за работу?

— Ну да, обои пусть сам заказчик покупает

— Неправильно. Ты показываешь образцы, заказчик — выбирает. Ему некогда ездить по всяким магазинам, его интересует один вопрос: "Скока денех надо?"

— И что делать?

— Самому составить смету, обосновать её, посмотреть, как заказчик с грустью вынимает деньги

— Как ее составляют?

Сейчас я покажу, как считают "настоящие строители". Во-первых, материалы. Сколько их надо? Как не знаешь, "мерять надо"… Есть план БТИ, там все размеры указаны. Предположим, насчитали 50 кв.м. потолка, столько же пола. Посчитали площадь стен, грубо говоря высоту потолков умножить на периметр пола. Предположим, насчитали 150 кв.м. Берем и считаем необходимое количество обоев, ламината, шпатлевки для потолка, побелки. Всё — кратное продающемуся в магазине товару. Заказчик ведь не хочет, чтобы мы обои — из кусочков лепили? Нет. Вот я о том же говорю. Значит пишем — с "запасом".

Цену увеличиваем на 15–20 % — за наши хлопоты. Закупить, привезти, поднять на этаж… Разумно? Да. Теперь далее. Второе — это работы.

— сколько стоит подготовить для поклейки квадратный метр обоев?

— сколько стоит наклеить обои?

— сколько стоит выровнять потолок?

— побелить его?

— постелить ламинат?

Я записал его, разумеется, примерные цены. Исходя из затраченного им времени и желания получить за это денег. Можно свериться с соответствующими сметными справочниками, с текущим, инфляционным коэффициентом. Уверен, они не будут меньше.

Всё перемножили, получилась кругленькая сумма. За работу — выше, чем назвал он. Видимо, он действительно, разбирался в строительстве. "Ну и что, разница — в копейки!" — сказал мне.

А то, что ты — профессионал! Далее вступает третье: "разгон" сметы. Добавляем:

— аренду специальных столов для поклейки обоев, шпателей, различных "уровней", молотков тех же

— аренду транспорта

— налогов на зарплату рабочим

— общий надзор, "бригадирские"

и наконец, как "вишенка на торте" — 10 % "накладных расходов". На всю сумму. Общую, за всё. За работы и материалы.

"Так тогда сумма получится в полтора-два раза больше!" — сказал Игорь. Я пожал плечами, сказал: "Ну и что? У других "строителей" сумма будет такая же. Если еще будет электрика, сантехника, водопровод, газ, отопление — можно "разогнать" смету еще больше. На той "целине", где вы сейчас ремонтируете магазин, умные дяди "наварили", столько же, сколько вам заплатят. Если не больше.

Представь, что ты дал заказчику смету, на нескольких листах. Будет он проверять каждый пункт? При условии, что ты на каждый пункт найдешь, что ответить? Железно этот пункт обосновать? Включая аренду шуруповерта, дрели или стремянки. Ты ведь их будешь использовать? Не станешь пальцем дырки сверлить и с ящиков обои клеить, тянуться на 2,5 метра вверх?

— Не знаю… Как-то сложно всё.

— На это есть специально обученные люди. Тот же Димка Поляков, например. Сам он работать не любит, ему бы денег захапать побольше и убедить кого-нибудь, в чем-нибудь…

— Да, Димка он — может

— Вот, а твоё дело — работать. Получать "бригадирские", следить, чтобы арендованный транспорт — впустую не бегал. Ведь твоя организация — уже получила деньги за материалы и аванс, 50 % за работу. Что, по честному говоря, хватит, чтобы сразу расплатиться с рабочими. Ну а потом, получить оставшееся — не твоя забота. В том числе и с привлечением к этому "специальных" людей…

Чуешь, сколько "на ум пойдет", вместе с наценкой, на материалы?…

В общем, давай так: ты заканчиваешь, как можно быстрее, работы на текущем объекте. Сразу же подбираешь нужное количество человек — для ремонта в моей квартире. Не дожидаясь денег с предыдущей работы — выходишь ко мне. Если будут проблемы с "долгом", я — помогу.

Естественно, сам я аванс выплачу сразу, чтобы вы могли нормально работать. Обеспечу жильём и прочим…. Когда вместе закупим все материалы, выполните все работы — ты составишь "смету". "Разгонишь" её до максимально возможных значений, разумеется — доказательно, "без балды": пройдемся с тобой по каждому пункту. Я выплачу все заявленные тобой деньги. Потом поговорим по поводу ТВОЕЙ фирмы. В которой я буду иметь только скромную долю. Для контроля финансов и решения проблем — с ними же. Согласен?

Конечно, он был согласен. Может быть он еврей, раз добился, таких условий? Вообще, бывают рыжие евреи?

Что он "разгонит" смету до космических значений — я не верил. А если ошибся… значит я ничего в этом мире не понимаю… Значит он — действительно тот, кто мне нужен!

* * *
С фирмой "АДС-реклама" у меня ничего не вышло. Я давно предложил Толику по-руководить его бизнесом. Он сразу же мягко отказался. Как я не расписывал ему прелести себя, как руководителя, а его — как моего холопа. Мое красноречие было бессильно против его аргументов. Он работает на себя, зарегистрировал ИЧП. Деньги на материалы у него есть, а если чего нет — заказчики дают. Делает он простые вещи, справляется в одиночку. Если надо установить что-то массивное — привлекает знакомых. Другие направления рекламного бизнеса его не интересуют. Полиграфия: визитки, буклеты, газеты и журналы — это "не его"… Видеореклама — тем более.

Это было правдой. Работал он в маленьком подвальчике, выполнял заказы на простом компьютере. Ходил, с дискетками, а потом с СД-дисками на плоттер, вырезал буквы из самоклеющейся цветной пленки. Потом наносил их на различные поверхности. Часто — прямо на объекте, у заказчика. Изготавливал вывески, в том числе и большие объемные буквы с подсветкой. Был, по его же словам — ремесленником. Но я бы назвал его — мастером на все руки. Он и был и сварщик и плотник, вырезал из пластика, монтировал электропроводку и прочее. Хрен его знает, может втихаря еще торговал оружием и наркотой, а меня — не хотел впутывать…

По идее, большего мне и не надо было. Один раз сделав для меня вывеску, она висела потом долгое время. Если мне нужна была полиграфия — я заказывал её у посторонних людей и тоже забывал про неё. Большой объем заказов мне было не обеспечить, а без этого бизнес — не рентабелен. Я сдался и оставил свои попытки заняться рекламой.

Тем более, что передо мной постепенно вырастала новая проблема: бухгалтерия и документооборот.

= 04 =

Я вел подробные записи обо всех деньгах, призывал Олега и Андрея поступать так же. Брать, любыми правдами и неправдами, данные о наших клиентах. Телефоны, адреса, дни рождения, клички собак. Для чего? Они были люди с деньгами, разве им не интересно получить скидку на наши новые товары и услуги? Мы — многопрофильная организация, собираемся торговать холодильниками, телевизорами, автомагнитолами и прочим. Так что давай, говори адрес, мы пришлем потом открытку на Новый Год… Многие соглашались…

Андрей с Олегом это собирали и постепенно ко мне стали стекаться разнообразные данные со всех "точек". Деньги пришлось отдавать в банк, но я помнил "заветы Ефрем Палыча" и старался сразу перечислять их поставщикам.

Это тоже стало проблемой. Деньги можно было отправить по безналу, а вот автосигнализации по факсу — не отправишь. Мы попробовали доставлять их в почтовом вагоне, но там с ними обращались не лучшим образом: кидали и швыряли. С техникой так нельзя, будь хоть как надежно она упакована. А наши поставщики этим не заморачивались. Им было всё равно, как отправлять. "Хотите — с сумками приезжайте, хотите — в машину вам загрузим, хотите — почтовым вагоном. Деньги за товар вами уплачен, дальше — не наше дело".

Тогда я задумал создать "АДС-грузоперевозки". На основе "Автокомплекта", оптовиков, которые поставляли мне аптечки и огнетушители в "Автосалон". Приехал к ним, познакомился поближе, узнал, как они работают.

Этой организацией управляли два брата-близнеца. У них была "Чебурашка" — автомобиль с железным фургоном сзади, Иж-2715. Так его называли только у нас, во всех других регионах он назывался "каблучок" или "пирожок".

Они по очереди гоняли на нем в Москву. Пока один был в поездке, другой сидел в "офисе". Охотно откликался и на "Диму" и на "Вадима". Я, как и все, думал сначала, что это один и тот же человек. Теперь, когда узнал их обоих, даже начал различать. Мне очень не хотелось раскрывать им "тему" с автосигнализациями. Ведь это очень удобный товар — компактный, дорогой. Как та же "жевачка". Они уже поставляют товар в автомастерские, а ну как автоэлектрики в них будут составлять нам конкуренцию?

Долго скрывал от них, чем занимаюсь, но "темнить" дальше — просто не получилось. Мы уже разместили рекламу во многих местах. Да и тесть проболтался, что я и есть тот самый "АДС". Когда они увидели меня, на новом Форде, выразили своё недовольство. Они возили для меня жалкие аптечки, давали их на реализацию, а когда я нашел "золотую жилу" — не стал с ними делиться. Ведь сигналки я вожу из Москвы? Почему не через них?

Мы закрылись с ними, в их кабинете и я честно всё рассказал. Что пока на полгода обхожу своих конкурентов. Деньги на развитие у меня есть. Поэтому я намерен стать чуть ли не монополистом. Открыть "точки" по городу и области, чтобы между ними было — не втиснуться. Пусть даже некоторые "точки" поработают, какое-то время — в убыток.

Рассказал им одну историю, из ближайшего будущего, которой сам был свидетелем. Разумеется, побыл "предсказателем", но рассказал чистую правду. Привел пример с фотолабораториями.

Они сейчас бурно развиваются. "Кодак", "Коника", "Минольта" и другие фирмы активно лезут на российский рынок, предлагают здешним бизнесменам "сказочные" условия. При общей дороговизне оборудования предлагают копеечные цены на реактивы и фотобумагу, которые подходят только к аппаратам конкретной фирмы. Предлагают зарабатывать на конечных пользователях — тех, кто приходит к ним печатать фотографии. Итак, "вход" на этот рынок — дорог, зато потом можно устанавливать любые цены за отпечатанный снимок.

У меня был один такой знакомый, в 1997-98 году. От него я узнал всю "кухню". Он купил фотолабораторию, катался как сыр в масле. До тех пор, пока не появились другие владельцы фотолабораторий. Каждый из них считал себя "самым умным". Чтобы враз залезть на рынок печати фотографий и "захватить" его, предлагал более низкие цены. "Маржа" была бешеная — мог себе это позволить.

"Зачинатели" этого бизнеса обалдевали от такой наглости, но у них "маржа" была — не меньше. Сначала пробовали договориться, но потом всё равно кто-нибудь "срывался" — немного снижал цены. За ним снижали цены и все остальные… Ведь у каждого был секретный "бизнес-план": сорвать большой куш и сразу разбогатеть.

Они до-конкурировались до того, что курс доллара вырос, особенно после кризиса 1998 года, реактивы и фотобумага стали стоить дорого, а цена на фотографию, в рублях — упала. Все клиенты были рады — "рыночная конкуренция работает". На самом деле это не самые умные владельцы фотолабораторий не смогли создать свой "картельный сговор" и были вынуждены потом работать — "как все", зарабатывая "копейки".

Сам я могу сейчас купить фотолабораторию и начать зарабатывать неплохие деньги. Но куда её потом девать? Нет уж, я буду, как клиент, наслаждаться стоящей на месте цене за 1 фотографию. При растущем курсе доллара.

С сигнализациями — другое дело. Но здесь может получиться то же самое. Я хочу этого не допустить. Если те же Дима-Вадик будут поставлять своим знакомым автосигнализации, так же, как и мне, да еще отдавать их — на реализацию… Оборот у них, конечно, вырастет. И будет расти дальше, ведь рынок установки сигнализаций — растет. Но мне они испортят всё на свете. Конкуренты будут ставить меньшую цену за установку, меньше "наваривать" на самом товаре и мы скатимся, как в моём примере.

Я — пришел договариваться о взаимовыгодных условиях. Чем они намерены заниматься дальше, какие у них интересы? Может быть, нам удастся развести их — в разные стороны, но зарабатывать — вместе, помогая друг другу?

Они переглянулись и осторожно стали обрисовывать круг своих интересов. Они закупают автотовары в Москве и у разных производителей. Снабжают автомагазины и автомастерские по всему городу. На область пока не замахивались. Оборотных средств не хватает, бывает, что они привезут что-то, даже "под заказ", а товар — "зависает". Особенно это касается автозапчастей. Появляются новые модели автомобилей, иномарки. Ассортимент — увеличивается.

Их уже просили привезти автосигнализации, но они дороги и сами они их — не потянут. Тем более — не будут давать их на реализацию. Они даже не думали, что это такая прибыльная "тема", сейчас — пересмотрят свои взгляды.

У них есть свои проблемы. "Москвич" уже старенький, скоро рассыплется. Они копят на "Газель". Это такой новый автомобиль, похожий на грузовик, но требующий для управления водительские права обычной, легковой категории. Они уже заказали его у знакомых с Горьковского автомобильного завода. Он только начал выпускаться серийно, но на него уже большая очередь.

Как мы можем развести в стороны наши интересы? Ведь они уже, получается, столкнулись — на автосигналках?

Очень просто. Создадим совместную фирму. Войдем в неё с разными долями. Я предоставлю этой фирме беспроцентный кредит, они купят, что им необходимо. "Автокомплект" закрывать не надо, пусть работает, как работал. Я не претендую на то, что они уже "наработали". А новая фирма — будет заниматься новыми направлениями. Сигнализациями, допоборудованием к ним, автомагнитолами, прочей автомузыкой, вроде динамиков… Еще чем-нибудь, вместе определим, чем…

Оборотные средства будут достаточными, мы будем получать скидки у поставщиков, за большой объем закупаемого товара. Сможем поставить ценовой "барьер" тем, кто покупает одну-две, да даже десяток сигналок. Я постараюсь не уронить цены на их установку. Таким образом, мы вместе будем зарабатывать на товаре. Стоимость перевозки — тоже немаловажный фактор. Раз я помогу им — рассчитываю получить свою долю. Например — 30 %. Доля братьев тогда будет — 70 %. В мои функции будет входить бухгалтерия и финансы. Тем более они будут моими и я не хотел бы их доверять никому другому. А они займутся — закупом и перевозками. По регулярным заказам. Что скажете?

Конечно, им надо было подумать. В первую очередь над тем, почему я прошу себе такой маленький процент… Я оставил свой новый телефон, который был в "Пельменной". Теперь я постоянно находился там.

* * *

У "мамы Артура" тоже был установлен телефон в квартире. К середине августа мы закончили оформление сделки купли-продажи и она с сыном отчалила — на историческую родину.

Заявка на телефон в нашу квартиру была дано подана. Но не выполнялась. Можно было её официально ускорить, заказав "коммерческую установку". Но у меня тогда не было денег. Сейчас они были, но — отпала острая необходимость. Я решил, что лучше установлю дополнительную линию в "Пельменную".

С Анютой мы однажды гуляли по двору и я предложил ей посетить это заведение общепита. Она ответила, что "Пельменная" давно закрыта на "учет". Мы догуляли до "служебного входа", который был со двора, я нагнулся и подобрал что-то с асфальта.

— О, ключи! Вдруг это от этих дверей?

Несмотря на предупреждающие возгласы Аньки — примерил их к замку. "Надо же, подходят! Заходи быстрее, пока никто не увидел!"

Затащил её внутрь и успокаивающе сказал: "Мы не надолго. Всего на одну минуточку. Посмотрим и уйдем"… Мы осторожно пробрались в зал. "Пельменная" была пуста. В ней остались старые столы, стулья, линия раздачи, электроплиты, громоздкая касса… Стены были обшарпанными, витрины — грязными. Туалет работал, но лампочка в нем была разбита.

"Да, похоже, что ремонт тут делать не собираются… Пойдем тоже отсюда, пока не подумали, что мы воры. Хотя… воровать тут особо нечего". На связке были еще ключи, мы предположили, что это ключи "мамы Артура" и она их просто выронила. Следует отнести их ей домой, она их наверняка разыскивает. Мы поднялись до знакомой квартиры, долго звонили в дверь. Никого не было дома. Тогда я решил проверить, подойдет ли ключ. Вдруг мы вообще, не по адресу, обратились…

Замок щелкнул, дверь открылась. Мы с Аней стояли, не решаясь войти. В щелку было видно, что квартира — тоже не жилая… "Куда они подевались?" — спросила Аня. "Не знаю, может уехали уже…" — блин, проговорился, в одном слове!

— Что значит "уже"?

— Ну, они в Германию собирались…

— Откуда ты знаешь?

— Мы разговаривали…

Решили зайти. Всё равно никого нет. "А хозяев мы знаем, отмажемся, в случае чего!". Походили по пустым комнатам, заглянули на кухню… Проверили туалет с ванной. Трупов — не было. Уже хорошо.

Я взял со стола пачку документов, почитал их, дал посмотреть Ане.

— Тут "Свидетельство…", почему-то на моё имя… Получается это мы — собственники квартиры…

Она недоверчиво взяла, прочитала фамилию… вдруг что-то поняла… уж не знаю что… Но только больно ударила по плечу, закричала: "Опять твои шуточки! Ты достал уже свей полу-правдой!"

Я её добил, спрятавшись за креслом: "Извини, "Пельменную" я тоже оформил на себя. Хватит с тебя и одного нашего "Форда"! Иначе сюрприза бы не получилось!"

Объяснил, бегая от неё по комнатам, что не хотел "сглазить", вдруг бы ничего не вышло, а ей нужны — только положительные эмоции… Наконец, заставил посмотреть на дату. Она была — вчерашней. "Как только все получилось — сразу сказал. Что не так?!"

Она остановилась, подумала и заявила: "Мог бы и по-другому как-то сообщить…". Хорошо, как нибудь приду вечером, в нашу квартиру и с порога скажу:

— Я тут "Мавзолей" купил, на Красной Площади… Ты как, со мной, в него завтра ложишься? Хотя я не уверен, что мне удастся договориться… Возможно тебе придется под Кремлевскую стену лечь… но это не точно…". Так ты хочешь?!

Она была не готова ложится в "Мавзолей". По крайней мере — не завтра. Ни под Кремлевскую стену, ни на Ваганьковское — тоже не собиралась. Почему-то… Тогда я заявил, что "она сама не знает, чего хочет". А значит я буду поступать — по-своему. Как я этого захочу. Чтобы не травмировать её и нашего ребенка — отрицательными эмоциями. Делать приятные сюрпризы. Пока у нас деньги не кончились…

— Сколько денег-то у тебя осталось?

— Анька, не беси меня…

— Хорошо. Сколько денег у НАС осталось?

— Не знаю. Скоро перенесу их в одно место, там и посчитаем.

* * *

Это было первоочередным делом. Я обманул Игоря, когда он прибыл со своей, пока немногочисленной, командой. Вместо квартиры, показал им первым делом — "Пельменную". Сказал, что она в их полном распоряжении. Могут здесь жить, баб водить, песенные фестивали устраивать. Даже кордебалет, в голом виде, перед витринами. Соседей всё равно никаких нет, из жилого дома их будет не слышно, ну а кто с улицы увидит… пускай деньги платит!

Пацаны оценили, сказали, что в таком месте они ещё не жили, за стойкой раздачи — пиво еще себе не разливали… Чеки за это — еще друг-другу не предъявляли… А чо, в туалете, света нет?

Мля, вы же строители! Догадаетесь, как лампочку вкрутить! Но сначала — забабахайте мне стену, вот так. В углу моего будущего кабинета. Дверь приготовлена, вот она. Чтобы образовалась каморка, вроде "оружейки", со стальными закладными элементами, по стенам. Чтобы её, стену, было не сломать.

Слаботочную сигнализацию, на вскрытие, сделают специальные люди, из вневедомственной охраны. А вы потом займетесь квартирой. Когда моя жена с Игорем выберут, какие обои там нужны и прочее.

Сколько вас? Сколько матрасов нужно? Раз-два-три… Короче, сами разберетесь. Привезу — сколько есть. Вместе с одеялами, подушками, постельным бельем. Расположитесь на полу, чай не в первый раз. Зато ходить до места работы — далеко не надо. "Поварёшек" найдете себе, из проверенных, надеюсь, они еще не уехали. У них тоже будет — "анти-кварта"… Плита есть — располагайтесь!

Пойдем, Игорь, введу тебя в курс дела. Моей жене скоро рожать, надо быстро оборудовать нашу квартиру так, чтобы потом, по возможности — не шуметь. Хрен с ним, на замену всей электропроводки — не успеваем. Подумай, что шумное можно сделать вначале, тихое — в конце? Чтобы не мешать ребенку, по крайней мере — в "детской"?

Отвел его к Анне Николаевне, она уже была вооружена планом квартиры и образцами самых дорогих обоев и ламината. Мебель выберем потом, пока хватит и той, что у нас есть. Вместе с той, что оставила нам "мама Артура". Всё равно то, что придумал бы я — её бы не устроило. Было бы — "не правильным". Вот и пускай кумекают, пока делать нечего… с нашим сыном, уже готовящимся показаться…

* * *

Я съездил на дачу, собрал маму, вместе с вещами, сказал, что "офис", который мы у неё ранее арендовали — закрывается. Деньги она — не получит. Мы разорились и теперь будем влачить жалкое существование. Телефон у неё забрал какой-то гаражный кооператив, ей разрешено только изредка звонить по нему.

Она грустно улыбнулась, посетовала, что родной сын её обманул… У нас нет теперь денег, чтобы загрузить "Камаз" её урожаем… Пусть он сам вывозит те три морковки, пять кабачков и горох — россыпью, что ей удалось вырастить. На своей иномарке.

Я сказал, чтобы она выглянула в окно. Я уже пригнал грузовик с досками, часть из которых мы выгрузили в "Пельменную". Пускай грузит туда все морковки — вывезем. А мы пока постороим из привезенных досок — сарай. Мне нужен был склад, под ненужную мебель из квартиры и всякий металлический хлам, вроде стойки раздачи, одной из плит и разной мелочи, вроде барьера у раздачи, из нержавеющих труб.

Мама регулярно приезжала домой и знала, что дела у нас идут великолепно, телефон звонит — не переставая и на него есть, кому отвечать Что мы открываем новые "точки", собираемся даже двинуть в область — свой бизнес. Про то, что я купил квартиру и помещение "Пельменной" — пока не знала. Я не говорил ей, хотя регулярно навещал, привозил продукты и разные бытовые мелочи.

На даче уже становилось прохладно, ей оставалось действительно, только собрать "урожай". Я её заверил, что уже перенаправил всю рекламу на другой телефон. На Восточную будут звонить реже, если ей не трудно, то пускай — перенаправляет тоже. Если её не опердят и не возьмут трубку в гараже.

Она наоборот, боялась остаться "не у дел". Я успокоил её, сказал что всем работы хватит. Ей — интеллектуальной, а не "попкой", на телефоне. Пускай пока опять привыкает к электричеству, газу и водопроводу. Отвыкла, поди, от них. В своей "первобытной деревне"…


= 05 =

Пока ребята демонтировали оборудование в "Пельменной" и упаковывали плиту и стойку раздачи в деревянную тару, я размышлял о том, как наладить документооборот и наконец-то заняться бухгалтерией. Записи о деньгах были все, общее представление об этой работе я имел. Но заниматься бухгалтерией без компьютера — это было для меня не выносимо. Все эти гроссбухи, "шахматки", ордера… Я бы с ума сошёл. Ведь привык уже заниматься приятным. Тратой денег, например…

Принялся перебирать в памяти тех, кто имел отношение к бухгалтерии. Получалось, что все знакомые мне девушки из СИНХа или с "инжека" — инженерно-экономического факультета УПИ, были при деле. Те кто связал свою жизнь с бухгалтерским делом, даже самые бестолковые — были "в шоколаде". Я не мог им мешать, не мог вмешиваться в их жизнь, изменять её. В будущем они понакупали себе квартир, машин, ездили отдыхать за границу. Не только в Египет и Турцию. Быть бухгалтером, в девяностые и нулевые было очень прибыльным делом. Бухгалтера стали вровень с директором, ведь были посвящены в денежные дела, различные "серые" схемы, уход от налогов, обналичку…

Выбирая бухгалтера, я должен быть в нем уверен, ведь связываю себя с ним — на всю жизнь. Однако одну женщину-партнера по жизни, я уже выбрал — свою жену. Но бухгалтером она быть не могла. Не потому, что была беременна и так далее… Просто потому, что мы вместе должны стать — бездельниками, прожигателями жизни, в результате.

Найти "на улице" кого-нибудь, обучить всему… Тоже не вариант. Самая умница-разумница на собеседовании, может превратиться потом… в кого угодно. Нет, так не пойдет… Взять парня? Да мне каждый первый морду набьет, за такое предложение. Пацаны данную профессию — не жаловали… А взрослый человек, привыкший к советским временам — не освоит компьютер, будет работать "по-старинке", ведь он "лучше знает, как надо"…

Я продолжал думать, пока ребята не закончили. Так же пришли Аня с Игорем. Я уже повозил их по разным магазинам и оптовым рынкам, торгующим строительными материалами. Они набрали образцов и были заняты тем, как обустроить квартиру. Определиться с мебелью.

Сейчас они сказали, что готовы. Можно приступать к ремонту. Но надо сначала вывезти лишнее: мусор и мебель. Моей жене нужно было чистое "поле боя". Я посмотрел на грустного Игорёху, который уже устал от переговоров с "заказчицей" и сказал, что мы её скоро сплавим в больницу. Будет работать спокойно.

Ничего, пускай привыкает. Ему предстоит общаться с еще более нудными заказчиками, чем моя жена-лапочка.

Заказал опять грузовик. Загрузили его барахлом из квартиры и "Пельменной", отвезли на мою дачу, на "склад". Он был построен в дальнем конце участка, в "лесочке". Ничего особенного, просто строение из досок с крышей из рубероида. Просто укрытие от дождя и снега, для временно не нужных вещей.

Мама в это время убирала урожай, но еще не готова была его вывезти. А жаль. Мне пришлось потом везти грязные мешки в багажнике своего Форда. Позже я догадался взять у Андрея Гирсова, на время, "Оку" и вывести остатки — на ней. Ей — не привыкать. Она и не такое видела.

* * *

Пока Игорь закупал необходимые материалы, ребята успели разрушить часть стен и из более-менее целых кирпичей и стальных закладных возвести мне "оружейку". Пока доламывали остальные стены и вывозили мусор, вернулся Игорь. Они приступили к ремонту квартиры.

Мы же с Аней стали прибираться в большом пустом помещении бывшей "Пельменной". Я вспомнил второй день нашей свадьбы и сказал:

— Помнишь, Анечка, как ты бросилась помогать прибирать?

— Ага, ты сказал тогда: "Наприбираешься еще"

— Ну вот, я знал, что этот день настанет. Мы всё в той же "Пельменной", махаем вениками…

Работы было много, мы хотели расчистить хотя бы часть. Место возле "служебного входа" и моего будущего кабинета. Ведь ребята придут вечером усталые, им надо где-то положить наши матрасы и поужинать. Ужин, кстати, тоже должны были приготовить сегодня мы. На следующий день должна была прибыть одна из отрядных "поварёшек". Девчонка, которая работала с ребятами на "целине", готовила им еду. Пока ребята вкалывали днем и вечером, после ужина, допоздна.

Аня помогала мне вовсю и, кажется, перестаралась. Ей стало нехорошо. Я быстро позвонил парням в квартиру, сказал, что мы едем в больницу. Бросил ключи на видном месте и мы помчались в ОММ. Центр "Охраны Материнства и Младенчества". Там была договорённость, Аню сразу забрали в палату и оставили в больнице. Меня — выгнали.

Я из-за закрытых дверей кричал, чтобы Аньку не выпускали, держали до самых родов. Меня уверили, что всё нормально… она полежит немного, понаблюдают… всё будет в порядке. Я проторчал там до темноты, уговаривал пустить, устроюсь где нибудь в холле, не буду мешать.

Но мне ответили, что тут не областная больница и не вокзал, чтобы спать на стульях. У них тут беременные мамаши и маленькие детки. Я им буду мешать. Так и не пустили. Сказали, чтобы лучше озаботился питанием будущей мамы… с этим у них — не очень.

Я вернулся в "Пельменную". Ребята сами закончили приборку, сами приготовили ужин. Потом еще полночи отпаивали меня водкой, говорили, что ложиться "на сохранение" это нормально, что всё будет хорошо… Ага, откуда они знали? Слесари-гинекологи, блин…

* * *

Я каждый день по два раза ездил к Ане в ОММ. Возил то, что приготовила "поварёшка" и моя мама. Ну и вареную курицу, куда уж без неё. Иногда меня подменяли будущие бабушки, когда я был занят.

Анечка родила немного раньше срока, но 4 сентября — ровно через девять месяцев после нашей свадьбы. Прямо как у меня, свадьба у моих родителей была 31 декабря, а родился — в конце сентября.

Аню еще несколько дней понаблюдали, потом отпустили домой. Я встречал её со своими друзьями, на наряженной машине. Залил шампанским и засыпал конфетами персонал клиники. Передал "письмо" врачам, принимавшим роды, сказал, что не последний раз у них бываю…

Отвез свою жену в новую, отремонтированную квартиру. Мебели было пока минимум, в основном старая, которую Аня сама оставила из 2-х наших квартир. Новой была только детская кроватка, которую подарили ребята-строители.

Я всех выгнал из квартиры, сказал что через месяц приглашу всех на "кашу". А до этого смотреть на ребенка нельзя — "сглазите". Кроме родственников осталась только одна девушка. Моя первая любовь. Которая уже жила в нашей с Аней однокомнатной квартире.

Я должен был представить их. Друг-другу. Сразу. Наташу, Аню и Настеньку — мою дочь.

* * *

Наталья Якушева училась на инжеке. Поступила в УПИ в один год со мной. Мы познакомились, когда готовили "кандидатскую агитку". Мы были кандидатами в два разных ССО — мужской и женский. Агитка — это такое мероприятие, которое устраивают стройотряды в период учёбы. Договариваются с какой-нибудь школой и проводят там ночь, с субботы на воскресенье. Ничего пошлого, просто дискотека в спортивном зале, конкурсы, различные номера. Готовятся — силами бойцов самого ССО. Сначала "стариков", а теперь вот — кандидатов. Они уже в курсе, что и как происходит, должны показать себя — устроить для "стариков" представление.

Мы с Наташкой готовили один танец. Ну, как готовили… Я включал музыку, по сто раз, а они с девчонками танцевали. Так и познакомились. Сначала провожал её до общежития, потом наша "дружба" стала еще крепче. Она даже некоторое время жила у меня, когда моя мама уехала на две недели в Москву на какие-то курсы.

Жили, как муж и жена, спали вместе. Но никакого секса у нас не было. Мы, конечно, целовались, я мял её грудь, но ниже — она не пускала. О женитьбе, чтобы меня наконец, "допустили к телу", мы тоже не думали. Нам было по 17 лет, мы только-только вырвались из школы во взрослую жизнь. Какая нам женитьба?!

Я первый раз влюбился. Конечно, это была обычная юношеская влюбленность, отсутствие секса только усилила её. Позже, при первых признаках влюбленности, я примерял наши "органы" к друг-другу, "дружил" их и влюбленность быстро проходила. Тем более, если мадам начинала какие-то разговоры помимо основной темы — секса. Тогда я объяснял, что мне всё это не нужно и рвал с ней.

Права поговорка: "Любовь это болезнь. Но она быстро проходит, если долго лежать в постели". Вот и у нас она прошла. Первой не выдержала Наталья. У неё не было опыта расставания и она повела себя самым жёстким для мужчины образом — замолчала.

Это совпало с нашими каникулами. Нас обоих не взяли тогда в стройотряды, на "целину" после первого курса мы не поехали. Она отправилась к себе домой, в посёлок Баранчинский. Через две недели я не вынес расставания и явился к ней домой. Для этого мне пришлось сесть на электричку до Нижнего Тагила, а потом — до её посёлка. Всего то каких-то 4 часа! Бешеной собаке это даже не "крюк"!

Заявился как есть — в футболке и шортах. Наташка сразу утащила меня на какой-то заросший стадион. Сказала, что чуть со стыда не умерла. В их поселке — никто так не ходит! Это у себя в Свердловске я могу разгуливать в шортах, а здесь все носят брюки. На мое: "Так жарко ведь" — только махнула рукой.

"Сейчас все будут говорить, что Якушева — замуж выходит. За какого-то городского дурачка." Отправила меня домой, хоть ей и было приятно меня увидеть. Наказала, чтобы больше не приезжал. Разве мог я её ослушаться?

Поработал в "Луна-Парке", потом поехал к своим друзьям в Таганрог. Там меня соблазняли разные южные красотки — одноклассницы того парня, у которого я жил. Они всем классом ездили в прошлом году в Клайпеду, там мы все и познакомились. Я переписывался потом с парой человек, в основном конечно, с одной девушкой… Но писал письма и парню, чтобы потом когда-нибудь приехать. Вот, довелось это сделать, через год. К чему я это…

Ах, да. Я не поддался даже чарам той девчонки, с которой переписывался почти год! Даже когда мы были вдвоем на пляже и у неё "случайно" оголилась грудь, из под сползшей верхней части купальника. Лежала, якобы этого не замечая, опёршись на локти, загорала и читала книжку. Даже когда она потом привела меня в комнату своей бабушки. Та ушла при нас, из коммунальной квартиры, где жила. Мы закрылись, повалялись на кровати, посмотрели телевизор… Я был верен своей Натахе! Она могла бы мной гордится.

Ну а с Викусей мы переспали потом. Когда я приехал, на следующий раз в Таганрог. Когда ездил к своему другу Егору Нелидову. Он служил тогда в Персияновке.

* * *

Осенью, когда мы вернулись к учебе, Наташа стала меня игнорировать. Молчала, от разговора уходила. Я не мог понять, она что, так обиделась на меня, что я приехал к ней в Баранчу? Донимал её вопросами, пока она не сказала — да, она хочет расстаться. Думала, я сам догадаюсь, по её поведению. Нормально?

Понятно, мы расстались. Это был мой первый урок общения с женщинами. Я сильно страдал, сжег её фотографию… А потом ничего — отвлекся. Познакомился с одной феминой… Неважно.

Наталья была круглой отличницей, пока мы жили те две недели, пыталась меня "тянуть", корила за тройки… Закончила институт с красным дипломом. Мы как-то встретились, один раз, курсе на третьем, хотели попробовать "еще раз", но — не сложилось.

Она устроилась бухгалтером в какую-то контору, кажется одного из парней из своего строительного отряда. Куда попала "поварешкой". Потом родила от кого-то ребенка. Фамилию не меняла. Купила квартиру на ЖБИ.

Всё это я узнал позже, в конце девяностых, когда мы случайно встретились. Она пригласила меня, похвасталась однокомнатной квартирой, которую сама заработала. Да, точно, ребенка у неё еще не было. Он появился позже. Она написала мне, в "Одноклассниках", в середине нулевых.

Она жила с дочерью возле ДК "Урал", ходила с ней на тамошний стадион. Мужа у неё так и не было, а потом она вообще — пропала. Страница в "Одноклассниках" была удалена, я не знал, что с ней стало.

Общие знакомые ничего про неё не знали. Потом, когда из "Одноклассников" аналогичным образом пропала страничка одной моей одноклассницы, с которой я… гм… дружил, я заподозрил неладное. Дело в том, что позже я узнал, что она — трагически погибла. Родственники удалили страницу из "Одноклассников". Я подумал — может с Наташкой Якушевой то же произошло нечто подобное? Выяснять я тогда не стал, в Баранчинский тоже, естественно, не поехал.

* * *

Зато поехал сейчас. Она должна была закончить институт, в общежитии уже точно не жила. Я заходил. Но она точно была где-то в Екатеринбурге. Решил начать искать — от отчего дома.

Пока ехал туда, всё больше приходил к мысли, что лучшей кандидатуры на роль бухгалтера мне не найти. Умница, отличница и жизнь я её изломаю — без зазрения совести. Может быть, спасу её… В новых обстоятельствах она не попадет в какую-нибудь аварию… наверное…

Адрес у меня был, в старой записной книжке, дверь открыл её младший брат. Он узнал меня, видел в прошлый приезд, 5 лет назад. Хоть я был не шортах… Я его не узнал, ведь для меня с этой встречи прошло… больше 30 лет, грубо если посчитать.

Брат был очень удивлен, но не знал тонкостей наших взаимоотношений, поэтому дал её рабочий телефон, в Екатеринбурге. Позвонив по нему, я узнал адрес конторы, которая занимается строительством ангаров. Наталья трудилась там. Бухгалтером. Была очень удивлена, что я её нашел и чего-то хочу.

Я сходу предложил ей зарплату в два раза больше, чем она получает сейчас. Мне нужен отличный бухгалтер, она — лучше всех. Рассказал, что неожиданно разбогател, рассказал про свой бизнес. Сказал что женат, люблю свою жену, поэтому никаких поползновений в её сторону — не будет. Конечно, мы не забудем того, что между нами было, но напоминать друг-другу — не станем.

Сказал, что тороплюсь и сразу уехал. Не дождавшись её ответа. Мне совсем не надо было, чтобы она необдуманно отклонила моё предложение. Встретил её после работы, повез в ресторан, чтобы отпраздновать нашу встречу. Естественно, сначала заехали к ней, в съемную квартиру, чтобы она могла принять душ и нарядится. Я — всегда был шикарен, мне не надо было прихорашиваться. Джинсы и кроссовки — вполне подходили тогда для ресторана.

Она без тени смущения запустила меня в квартиру, как старого друга. Так я выяснил, что она живет сейчас одна, ни с кем не состоит в отношениях. Это хорошо. Руководитель её конторы, из стройотряда с механического факультета УПИ — не является её любовником. А то я всегда недолюбливал "напильников". Общаги ММФ и РТФ стояли друг напротив друга, на каждой пьянке мы кричали друг другу из окон всякие гадости. Они называли нас "паяльниками", мы их — "напильниками", "кувалдами" и "молотками". Они второе определение для нас придумать не могли, поэтому всегда проигрывали эту интеллектуальную битву. Понимали, что морально уничтожены!

Мы сходили в ресторан, поговорили. Повспоминали прошлое, последний раз. Она сказала, что подумает насчет моего предложения. Контора у неё маленькая, только недавно запустила свою деятельность. На одном большом заказе. Второго пока не предвидится. Я попросил её взять отпуск, за свой счет и попробовать поработать у меня. Мы с ней начнем с нуля. Хотя бы разгребем "первичку" за июль-август. А там глядишь, она уладит дела со своим шефом, не бросит его. Найдет какую-нибудь свою однокурсницу, вместо себя, поможет ей потом с отчетами. Когда сдадут годовой отчет — будет точно ничего не должна работодателю.

— Пойми, Наташа, ты очень нужна мне. Я знаю, что всё, что ты делаешь — всегда выполнено на "отлично". Я делаю тебе предложение. Стать моей "второй женой" — бухгалтером.

Она засмеялась и ответила: "Я же сказала — подумаю!". Она точно не восприняла серьезность моих намерений. Утром следующего дня увидела меня выходящим из своей конторы. Я приехал туда и уже поговорил с её директором. Он оказался нормальный парень. Объяснил ему, что у нас были сложности во взаимоотношениях с Наташей, теперь мы решили попробовать еще раз. Назвал его "напильником", он понял, что я с РТФ. В ответ назвал "паяльником". Мы посмеялись, вспомнив баталии наших факультетов. Не стал называть его "кувалдой". Назвал "молотком", в смысле — мировым парнем! За то, что даёт Наташе отпуск — возможность "попробовать", вместе со мной. Не стал его морально уничтожать. Хватит и того, что он потеряет первоклассного бухгалтера.

Натаха зашла, переговорила с руководителем. Срочных дел не было и она согласилась проехать со мной. На экскурсию, по моим "точкам". Из моих друзей её никто не знал. Разве что — Нелидов. Но он был занят сейчас другими делами. Поэтому она сразу была представлена, как новый главный бухгалтер. Собрали со всех "точек" последние первичные документы и поехали в "Пельменную". Она была пуста, представляла из себя один большой зал с несколькими столами и стульями. Самыми простыми, еще советскими, оставшимися от общепита.

Я сказал, чтобы выбирала себе рабочее место. Мы построим вокруг него её рабочий кабинет. Хоть у витрины, хоть вместо туалета. Показал, где будет мой кабинет. Вот здесь, перед "оружейкой". Набрал на быстром наборе телефона пульт централизованной охраны, назвал пароль: "Байкал 112". Снял комнату с вневедомственной охраны, открыл железную дверь. На деревянных полках были сложены купюры. В основном доллары, немного рублей. Я уже перевез все сюда. Только дома у Ани оставалась часть…

Сказал, что это временно. Потом установим сюда сейф, металлический ящик под оружие и нормальные стеллажи. Строители сейчас делают ремонт в моей квартире. Которая расположена в этом же доме. Должны успеть до рождения моего ребенка и выписки жены. Потом — примутся за возведение перегородок из гипсокартона. Ну, "сухой штукатурки", как мы её тогда называли. Она меня поняла, не даром трудилась в стройотряде, пусть даже и "поварёшкой". Видела западные фильмы, где герои ломают стены кулаком.

Спросила меня, откуда столько денег. Я ответил, что не скажу. Они есть, они мои и точка. Никакого криминала, никто из-за них меня не ищет. Она видела, что я действую вполне открыто, поэтому поверила. Тем более поняла, что я ей полностью доверяю: она слышала пароль, видела, какую кнопку я нажимаю. Я закрыл дверь и проделал это еще раз, чтобы она хорошенечко запомнила. Поставил деньгохранилище снова на охрану. Сказал, что потом будет и второй контур, на всё помещение. Когда сделаем ремонт и завезем ценное оборудование. Компьютеры, ксероксы и так далее.

Пригласил её посмотреть на новую квартиру. Она отказалась. Сказала, пусть моя жена первая увидит её. Отремонтированной. Она же — потом, когда я нас познакомлю.

Тогда я провел её в нашу "старую" квартиру. Квартиру моей бабушки, которая умерла год назад. Она ее знала, огорчилась, узнав о её смерти. Я открыл дверь и пригласил — обустраиваться. Ведь она будет жить теперь — здесь. До того, как заработает на собственную. Чтобы ускорить этот процесс, я не буду брать с неё денег за аренду. Всё по честному: я в ней нуждаюсь, готов создать для неё все условия. До работы — не далеко, всего несколько десятков метров. Даже мужа ей могу найти… С ребенком сложнее… Сам я, к сожалению, в этом не помогу, но придумаю решение… Не сейчас. Когда наладим работу и она наймет себе помощницу.

= 06 =

— Поздравляем! Ваша жена родила!

— Пацана?!!

— Нет.

— А кого?!!

Примерно так происходил мой разговор, когда мне сказали, что у меня родилась дочь. Я был в ступоре — уже смирился со своей никчёмностью в роли предсказателя.

Потом своё торжество над Анькиными жалкими способностями — скрывал, как мог, честно! Только улыбался — шире плеч! Пусть лучше смотрит свои сны! С календарем в руке. Ошиблась — год не определила! Даже размер пипирки толком не рассмотрела…

Она первым делом, после того, как мне передали дочь в больнице, больно ткнула меня кулачком в бок.

— Что, добился своего?!!

и добавила презрительно: "Ювелир… блин…"

Так говорили многие, узнав о моём ребенке. Тот же Олег Тихонов, у которого был сын. Даже тот же Егор, у которого — вообще никого не было! Хотя я-то знал, что у него самого уже есть — тоже дочь!

Я же, заимевший еще одну любимую женщину, уж не помню, какую по счёту… отвечал им дежурной фразой: "Сначала нянька, потом — лялька". Тем более, что как-то не был готов стать отцом пацана. Не было примера перед глазами. Собственного отца я давно не видел. Лет с четырёх. Как это — быть отцом мальчика? А вдруг он заревет? Мужик вроде. Что с ним делать… Короче, много было вопросов.

С девочкой — всё понятно. Она лапулька и моё золотко. Заплакала? Ничего, все бабы плачут или расстраиваются. Дадим ей погремушку или что-нибудь посущественней. Шубу там… или чего-нибудь… из голой кожи…

* * *

Я знал, что первый ребенок всегда будет "папин", при условии, что он будет — не последним. Особенно — девочка. Женщина, в этом случае, занимается с новым младенцем, не может уделить больше времени первенцу.

Та (тот) — не понимает, что происходит. Любимая мамочка — вдруг занята каким-то другим существом. А как же Я?!! Я-то здесь!!! Ку-ку!!!… Алё!!!…

Ему (ей) просто приходится обратить внимание на другого родителя. Которого он(а) раньше — игнорировал. Рассказывать, на своём языке, о предательстве своей матери. Выяснять, параллельно — "ты ваще, кто такой?". Я тебя видел(а) где-то… Ты вроде бы — из той челяди, которая около нас крутилась раньше, не?…

Потом, осознав, что он(а) уже никогда не будет тем — "единственным", начнет мстить "последышу". Это же так приятно, ущипнуть его незаметно и, сделав невинное личико, сказать: "Не знаю чего оно орёт… Дурачок, наверное…"

Ну а папа… что папа… пусть будет, куда его девать… Тем более, он — защищает, говорит, что "Мамаша совсем времени старшему ребенку не уделяет. Приходится — ему." И правильно, так её! Особенно когда "это", как его… заявит, что она — ЕГО мама! Ну в-а-ааще, наглость!…

Ой, да чего он там уделяет, "свое драгоценное время". Пропадает весь день где-то. Подумаешь, вкусняшку, какую принесет… В парк сводит. В цирк. В зоопарк. Без этого, как его… "второго"!… Деньги, оказывается, тоже он приносит… Это такие бумажки, на них мороженое покупают, "пока мама не видит"…

"Па-а-ап! Пойдем пива тебе купим! (ну и мне чего-нибудь, пока "этот" ходить не научился)". А чего вы смеетесь?

Дальше — больше. Особенно если "этот" — сдачи начинает давать. Раньше такой херни — не было! Куда бежать? Понятно — к папочке. Он и утешит, и приголубит, и "подсластит" жизнь чем-нибудь…

* * *

Лично я — не собирался в этом деле останавливаться. С Анюточкой было всё в порядке. Будет работать теперь, как "ксерокс" — штамповать наших детей. Ну а если ей не понравилось… Наймем кого-нибудь, вместо неё. Ах, да… Это уже понятие из XXI века… Ничего, внедрим и в этот век. ЭКО — уже вроде есть…

Но сначала надо — окружить её заботой и вниманием. Вдруг она не поняла, что в те разы, когда я к ней не приезжал — действительно занят был. Разыскивал "первую любовь", например… Нет, с этого не начнешь… А что делать?

Блин, женщины такие сложные существа… Логическое мышление — напрочь отсутствует. "Здесь было — так стало". Одно — никак на другое не влияет! Что непонятного?

Нет, начнут придумывать себе… "- У тебя с ней "было"? А почему она живет в нашей квартире? Думаешь, я не поняла, что ты хочешь — "хорошо устроиться"?!! Пока я…"

Как же быть… и не сказать сразу правду нельзя… только хуже будет… Приведу Наташку сразу. Будь, что будет. Мама — мне поможет.

Мама действительно, могла помочь. Когда они встретились, в офисе, я их познакомил. Наконец-то. Представил Наталью, вот, это наш Главный Бухгалтер. А это — моя мама, будет хозяйкой всего офиса. Она уже знала, что я арендовал "Пельменную", купил новую квартиру, делаю в ней ремонт…

Мама сразу сказала: "Вы… Не та ли вы девушка, чья фотография — однажды у Дениса со стола пропала?". Она её "в живую" не видела, но сразу узнала. Да и бабушка, наверное, проговорилась, что в её отсутствие "тут какая-то девка жила". Первая, кто у Дениса появился…

Я понял, что Наташка права — надо всё рвать "по-живому", сразу. Раз уж я ей доверился, надо делать, как она скажет. Пускай мои женщины перебесятся, сходу выскажут всё, что думают. Выскажут всё, что первое придет в голову. Потом остынут, начнут соображать… Поймут, что сказанного — не вернуть. От него и станут отталкиваться.

Наши бесстрастные аргументы — напрочь разрушат эту "дичь". Разум женщины сразу — замечется, будет искать новые… или хотя бы похожие на новые, "аргументы" для своей первоначальной позиции…

Тут надо спокойно и уверенно высказать то, что происходит на самом деле. "Огородить" мысли женщины — забором из аргументов и фактов. Не найдя выхода, она придет к мысли, что это немного похоже на правду…

А раз это будет — её собственное мнение… Тут уж держись… Горе тому, кто в нём усомнится!

* * *

Я не думал, что это произойдет "прям сразу". Что моя мама её узнает.

Пока я "хлопал ушами", Наташа сразу преподнесла мастер-класс. Сказала: "Да, это Я".

Та стерва, которая на первом курсе соблазнила её сына… Потом бросила, посчитав — бесперспективным… Что поделать… Ей первым делом надо было выучиться, сделать карьеру… Получить "красный диплом"…

"А что, Денис страдал?"… Она не знала… Что он все эти годы — места себе не находил… Ну так вот она! Узнала, что у него теперь успешный бизнес… Пришла сама. С порога заявила, что она теперь — Главный Бухгалтер! Что не так?!

Тон её был шутливым, а слова — несколько грубоватыми. В этом была — вся Наташка… Я попытался влезть в разговор, заявить, что это я всё зате…

Но это была схватка двух опытных женщин. Моя мама задала вопрос, не обращая на меня внимания, в тон ей: "И что ты намерена делать, милочка?!"

На что Натаха ей сходу рубанула: "Как что? Отмету у этого лоха всё, да и скроюсь, в тумане…"

Они обе рассмеялись и мама спросила, наконец обратив внимание на меня: "Как ты её разыскал? Вы же не вместе учились? Хоть и на одном курсе."

Оп-па. Похоже, бабушка не совсем невменько была, в это время… Похоже, мама что-то знала о моей "первой любви"… Понятно, она видела, что я не долго "страдал". Потом — прямо говорила мне, что уже устала от моих "увлечений". Дальше — только отмахивалась, когда видела девчонок, с которыми "дружу"… Что не такой я лох, чтобы… последний год — точно. Видела, что Аню я просто боготворю. Что если я привел эту девушку, кем бы она не была… представил её бухгалтером… Значит она — та, кто нам нужен!

Её сын — не может ошибаться. Ведь именно она его воспитала.

* * *

Когда я, наконец, насмотрелся на свою Настеньку и уступил очередь тестю с тещей, отвел Аннушку в другую комнату. Ту, в которой были Наташа и моя мама. Поцеловал её, при них. Мы немного пошептались, говоря, как мы по друг-другу соскучились.

Пока разговор не зашёл о ремонте в квартире, представил "нового члена нашего коллектива". Сотрудника ТОО "АДС". Нашу "вторую жену"…

"Бухгалтера" — поспешила поправить меня мама. Я зыркнул на неё, она поняла… Предстоит важный момент… Знакомство двух "жен".

— Знакомьтесь, это Наталья. А это — моя любимая, Анна, совладелица нашего ТОО.

— Очень приятно. Можно просто — Наташа

— Аня. Мне тоже очень приятно… Ты уверен, что нам надо было познакомиться прямо сейчас? Мы немного заняты…

— Уверен. Ты хотела знать всю правду — сразу.

— Что такое?

— Дело в том, что Наташа — моя… как бы это сказать… моя первая любовь. Неудачная…

— И ты говоришь это здесь? При Наталье и при своей маме?…

— Они в курсе… Как оказалось… Поэтому мы решили посвятить и тебя… Я решил… Чтобы ты знала — нам нечего скрывать. То, что было — в прошлом. Наташу я пригласил к нам на работу, потому что знаю — она лучшая. Ты ПОНИМАЕШЬ, о чём я говорю?!

Анютка меня поняла. Что я не могу прямо сейчас говорить всю правду. Но должен был сказать её часть. Перед Натальей, перед своей мамой, перед ней, наконец. Как тогда, когда мы стояли на остановке, в день празднования наших с мамой дней рождений. Что это — важно.

Я ей говорил раньше, что нельзя рассказывать о бывших женщинах. Но — сказал. Значит, была причина. Серьёзная. Расскажу остальное — потом. Наедине.

Поэтому предложила свою руку для рукопожатия: "Добро пожаловать, Наташа".

— Я рада присоединиться к вашей команде, Аня.

Потом добавила: "Анюта, не переживай. Я здесь только по работе. Он меня еще на первом курсе заколебал!"

Они рассмеялись. Мама пустила слезу. Я стоял, оплеванный и растоптанный. Сказал: "Ну вас!". И ушел, громко хлопнув дверью. К своей Настеньке.

* * *

Наташа не знала, что я сжег её фотографию. Отозвала меня, перед своим уходом — поговорить. Попросила её отдать. Ведь если её найдет моя жена, то она может засомневаться в нашей искренности. Я ответил, что у нас полное доверие друг-другу и любовь. Фотографии просто физически не существует, я её сжег, тогда. Она поняла, что действительно причинила мне боль, просто не знала, как посту…

Я успокоил, сказал, что всё в прошлом. Тем более для меня — в далеком прошлом. Ведь я не видел в живую Наталью тогда, в XXI веке, только фото, с дочкой. А потом и оно было удалено, вместе со страницей. Для меня она выглядела сейчас точно так же, как и 25–30 лет назад. Я запомнил её именно такой — молодой и красивой. Но она уже не трогала моё сердце. Я был слишком стар, для всего этого…

Предложил сфотографироваться сейчас. Мы собрались все вместе и сделали много фотографий. В новой квартире, вместе и поодиночке. Фотографов хватало, те же тесть с тещёй не имели отношения к моей молодости, поэтому сфотографировали меня и с Наташей и с мамой и с Аней. Их самих — тоже запечатлели, куда их девать…

Фотография с Наташей, Аней и моей мамой потом стояла на моём столе. Сразу за фотографией моей дочурки.

* * *

С Аннушкой тоже поговорили потом. Я рассказал о Наташе всё, что знал, а знал я — немного. Что она порядочный человек, отличница. Что бухгалтер — действительно наша "вторая жена", в её руках будут все наши деньги. Я их уже показал. Сказал, что не открою источник этого богатства. Пусть она его сохраняет и приумножает.

Она уже включилась в работу, мы вместе разнесли всю "первичку" по бухгалтерским правилам, теперь легко будет составить любой отчет. Компьютеры для неё, для меня и для мамы уже едут из Москвы. Я быстро научу её пользоваться ПК. Она будет сразу вести учет там. В программе "1С", она уже появилась. Представители этой фирмы есть и в Екатеринбурге. В будущем "1С" займет лидирующие позиции в офисах всей страны. Будет не только бухгалтерской программой, но и будет служить для складского и управленческого учета. Благодаря внутреннему языку программирования, можно будет создавать любые формы, хоть для продажи товаров, хоть для услуг. Данные будут передаваться по сети и один бухгалтер может вести сразу несколько фирм и направлений бизнеса. Просто нажав несколько кнопок.

Конечно, сейчас этого ничего нет, но будет постепенно появляться. Наташа будет учиться, расти вместе с 1С, а моя мама — писать нужные нам модули.

Поработав с Наташей, я понял, чего нам не хватало с ней в молодости. Общих тем для разговора. Секса у нас никогда не было, а интересовались мы тогда — разными вещами. Я никогда не верил в дружбу мужчины и женщины, считал, что она рано или поздно — перейдет в горизонтальное положение.

Оказывается, одна из форм дружбы — существует. Партнёрство, при зарабатывании денег. Мы будем общаться, помогать друг-другу решать, попутно, другие вопросы. С тем же жильем, отдыхом, поездками. По делам и не по делам. Для этого я и создаю наш холдинг.

О своих взаимоотношениях с женщинами, которые были до Анюты, я не буду ей рассказывать. Правило — остаётся. Наташа — исключение из этого правила. А существование таких исключений лишь подтверждают — истинность самого правила.

Возможно, я буду привлекать и других женщин, с которыми у меня были теплые отношения. Но не буду их приближать к себе, так близко, как Наталью. А возможно, это будут — посторонние женщины, вроде Юлии. Анечка этого никогда не узнает.

"У тебя с Юлей что то было?" — сразу спросила меня жена. Я аж опешил. Вот куда заводит "женская логика"! Я только что ей всё разложил по-полочкам, а она — "сделала круг", обогнала здравый смысл и выдала… Противоположное тому, что я говорил.

"Да блин, в вагончике, зимой. Вместе со спортсменом-охранником и Юлиной собакой!"

* * *

За всеми этими делами мы совсем позабыли об МММ. О его крахе мне рассказала Анюта. Она еще успевала посмотреть телевизор… Нам очень жалко было несчастных горе-вкладчиков, но среди моих знакомых таких идиотов не было. Мы гадали: а куда же делись все эти горы налички, которые мы видели в офисах МММ? Хоп, и исчезли?…

Понимая, что Анюта сильно устает, взял на себя ночные бдения за Настей. Качал и развлекал её в соседней комнате, чтобы не мешать Ане спать. Ей весь день еще потом делать то же самое. Подкладывал только нашу дочь покормить к Анюте, потом сразу уносил. Аннушка, бедная, иногда даже не просыпалась. Или делала вид.

Познакомил Анастасию с репертуаром всех известных мне песен, начиная от гимна Советского Союза до"…к черту поезда, к черту поезда, я сажусь за руль и увожу тебя туда…". Естественно, полностью я всех песен не знал, повторял по 20 раз запомнившиеся мне слова… Надеюсь, не нанёс душевную травму ребенку. Как своим исполнением, так и текстом. А то вдруг вырастет какой-нибудь "Клавой Кокой", вспомнит их и будет исполнять эти "хиты", из будущего!

Утром ушел отсыпаться в офис, на матрац. Стен не было и это происходило на виду у мамы, которая сидела пока на телефонах и Наташи, занимающейся своими делами. Оля от нас ушла — учить деток в школу, скоро должна была появиться новый человек — диспетчер на телефон. Да и Юлия иногда заходила.

К маме ездить было далеко и лениво. Мой офис — хочу сплю, хочу в трусах хожу.

Но через час после того, как я только устроился и заснул, меня разбудила Наташка. Я подписал, что ей было нужно, хотел продолжить… Но она меня собрала и вытолкала взашей. В бабушкину квартиру, на свою девическую кроватку, себе под бочёк…

Сказала, что им тут такой бомж, по совместительству владелец холдинга — нафиг не нужен. Сама, пожелать мне "спокойной ночи", почему-то не пришла. Тогда я взял постельное бельё, сказал Ане, что ухожу к другой, буду заходить иногда, проведывать дочь…

Анка отмахнулась от меня, сказала, чтобы проваливал, на все четыре стороны! Но на прощанье всё же чмокнула. В щечку.

Я скатал Наташкину постель, расстелил свою. Её кровать теперь практически не "глохла", остывала только на несколько часов в день.

= 07 =

Мы с нетерпением ждали Игоря-строителя с его бригадой. Они хорошо поработали в квартире, всё успели в срок. Даже получилось заменить проводку — с алюминиевой на медную. Ребята проштробили стены, специально для этого приобретенным штроборезом, по созданной Егором схеме. Сам Нелидов смонтировал всю проводку. Разместил розетки и выключатели в нужных местах. Как положено — розетки сверху, выключатели снизу, а не так, как это было принято в Советском Союзе. Чтобы маленькие детки могли включать/выключать свет, но не могли совать гвоздики в розетки.

Игорь сам не вытерпел, примчался через две недели — с отдыха. Уже частично с другими ребятами, не из стройотряда, а из области. Формировал постоянную бригаду. Я их поселил пока в квартиру в соседней девятиэтажке, которую приобрела для меня Юля. Потом сделают в ней ремонт и я переселю туда маму, поближе к работе. Её квартиру — тоже куда нибудь приспособим. Хоть в аренду сдадим, тем же торговцам с Шарташского рынка.

Пока ребята делали теплый пол вместо уродливых батарей и укладывали на пол керамогранит, мы с Игорем были заняты другим. Согласовывали перепланировку в соответствующих органах, регистрировали в БТИ. По документам у нас был один большой зал, без батарей, с комнатками "оружейки" и санузлов. Их было несколько: душ и два туалета — для сотрудников и для посетителей.

Конфигурация остальных помещений будет сделана из гипсокартона, могла меняться со временем. А как — официальные органы не касалось.

Создали, все вместе, давно задуманный план размещения офиса, кухни, кабинетов, рецепшена, небольшого склада, открытого офисного пространства и торгового зала. Долго спорили. Мне не дали сделать себе отдельный большой кабинет с джакузи, тиром для стельбы из лука, мехами на полу, огромным столом, кожаным диваном и чучелом медведя, держащим в лапах поднос — для визиток. Выделили в пользование небольшой конференц-зал, в котором они будут пить водку, курить и проводить многочасовые ночные совещания. Петь хором, писать манифесты и ответы Чемберлену…

Толик изготовил новые пластиковые светящиеся буквы "АДС — ХОЛДИНГ", сохраняя преемственность со шрифтом и силем букв, которые были не крыше раньше: "ПЕЛЬМЕННАЯ". Сами буквы мы аккуратно упаковали и отвезли на склад. В деревянный сарай на даче.

"Поварёшку", кстати, мы себе оставили насовсем. Народу набиралось уже много, а с будущими продавцами — будет еще больше. Всех надо кормить, ведь мы будем работать без выходных и без обеда. Торговать.

Глупо бы было не использовать большие стеклянные витрины, во всю фронтальную стену, для демонстрации новых товаров и услуг. Вопрос был только — каких?

* * *

Фирма "АДС-Комплект" (подпольная кличка "Дима-Вадима") могла привезти любые товары из Москвы и Питера, на своей "Газели". Что и делала, для "АДС-Электроника". Олег конечно, переживал, что лишился части оптовой наценки на товар, но поделать ничего не мог. Она перешла к перевозчикам. Вместе со стоимостью доставки. Он получал свою цену — в Екатеринбурге, как и сам товар. Он уже спихнул почти все дела на своего заместителя — Андрея Гирсова и установщиков — старших по "точкам". Они формировали штат из новых стажеров и тоже были довольны. У них произошел существенный карьерный рост. Весь товар учитывался, доставлялся и контролировался. Отчеты и деньги регулярно поступали.

Мы с Олегом разработали формы для ведения дел. Бланки внутренней документации, передачи товара, карточки данных клиентов, инкассации. Всё это дело — ждало компьютерного учета, а пока просто передавалось Наталье. Она извлекала из них сведения для бухгалтерии, считала зарплаты сотрудников. Конвертировала излишки денег в валюту. Просила нас ускорить поиск новых "тем" для торговли, чтобы она могла не аккумулировать денежные средства, а пускать их в оборот — перечислять за новый товар.

Первым делом, мы конечно, решили увеличить оборотные средства у "Дима-Вадима". Они постоянно жаловались на их недостаток, в "Автокомлекте". Кредит я ему дать не мог, так как он не был в нашем холдинге. Мы посторонним кредиты не раздавали, тем более — беспроцентные. Если им надо — пожалуйста: переводите часть позиций в "Дима-Вадиму", на свой страх и риск, мы — вложимся. В те позиции, что нам понравятся: масла, другие расходники… Что поделать — капитализм… Не мы такие — жизнь такая.

Они, поскрипев извилинами, согласились. Этим мы стали почти полностью забивать "Газель", а то она раньше ходила только наполовину заполненная товаром "АДС-Комплекта". Остальное пространство ушлые водители заполняли товаром какого-то "Автокомлекта". Отказывались за него вносить плату, за перевозку. Получали и воровали её, наверное.

Я предложил Олегу расширить ассортимент, раз у нас скоро появится торговая площадь. Он хотел сначала воздушные шары и дирижабли, но я убедил его, что автомагнитолы и компьютеры будут выгоднее. Компактней и дороже. Выгодней в перевозке.

Меня "жаба душила", что дорогущие компьютеры, на которые мы установили пиратскую "Windows для рабочих групп 3.11.", очень быстро устаревают. Прямо на глазах.

Буквально через год появятся более мощные компютеры, появится версия Windows 95. Очень скоро появится более совершенная — Windows 98. Несмотря на цифры, версии этой системы появятся в 1996 и 1997 годах. Она будет удачнее 95-ой, но я рад бы был и этой.

Нужно было постоянно обновлять свой компьютерный парк. Чтобы вовремя спихивать "старые" компьютеры по еще дорогой цене, а себе покупать — более совершенные. Но кто этим займется? Эх, был бы у нас кто-то, вроде Социолога…

Тот очень интересовался компьютером, который был, в своё время, в ТОО "Елена". Первым освоил почтовую программу, модем, текстовый редактор. Игры его не интересовали, это тоже был плюс. Считать и анализировать он умел, в марках процессоров, объеме оперативной памяти и прочем — разобрался бы. Я знал, что в "Тайме" он сейчас не работает, "суперкар" продан, тема с никелем — закрылась. Где его сейчас искать?

На следующий день Социолог позвонил сам. Он откуда-то взял наш телефон и сказал, что хотел со мной о чём-то поговорить… Конечно, я пригласил его приехать. А сам громко, на весь офис, поинтересовался: "Кто это у нас тут "уши греет"? Кто выдает наши секреты и кадровую политику?"

Все удивленно молчали. Только Юля, некоторое время спустя, подошла ко мне и отозвала в сторонку, для конфиденциального разговора. Оказывается она знала, где живет Социолог, сказала ему, что я им интересовался. Он сейчас без работы, уже больше месяца. Выдала она ему наш "секрет фирмы"… в общем, потому… что живет он — у неё…

Она хотела меня предупредить, но он — позвонил раньше. До этого — не решался себя "навязывать". Да уж, характер у него был не как у бой-бабы…

А она… молодец — конспиратор! Даже ни одним лицевым мускулом, ни одной ноткой в голосе, не выдавала раньше… что его, вообще, знает. А ведь знала, по "Автосалону"!

Я стойко вынес удар судьбы. Что к моему самому результативному сотруднику, втерся в доверие — вражеский лазутчик. В период, когда они вместе заканчивали существование "Автосалона". Вместе "рулили" процессом. Вагончик был уже вывезен и они "зарулили" к Юле на чай… Тут он её и… завербовал…

Пришлось, с большим трудом, его "перевербовывать". В этом помог сам "провинившийся" сотрудник — Юлия. Во время допроса она крепко держала Социолога за руку, видимо, что бы не вырвался, из наших когтистых лап.

Путём тонкой психологической игры, мне удалось привлечь его на "нашу" сторону. Всего лишь за зарплату дворника, при "АДС". С возложением на него обязанностей офисного клерка, до выпадения снега. Пусть, пока мы не купили ему лопату, думает над конфигурациями компьютеров, их постоянном обновлении и выставлении "устаревшего" в продажу. А так же обзвоном московских компьютерных фирм, выбиванием скидки и прочем. Дома за ним присматривала Юлия. Он анализировал для неё объявления, искал варианты по недвижимости.

* * *

Наконец, ремонт в офисе был закончен, то есть — прекращен. Строители заколебали нас перемещаться с места на место, сидеть друг у друга на голове. Мы их выгнали — делать ремонты в квартирах для мамы, тещи и так далее. Расселись по своим рабочим местам. Только нет-нет да заглянет один-два "строителя": тут подкрасить, тут подмазать, тут плитку уложить. Или просто — взять обед для всей бригады и свалить. Игорь-руководитель нас не жаловал. Был занят на других объектах.

Тогда весь коллектив стал командовать приходящими строителями — вон там сделайте, вон там… Они все — обнаглели! Считали что это — их офис, представляете! Устраивали там дни рождения, в том числе и мой и мамин и Анькин. Правда, во вне рабочее время, занавесив витрины. Всегда прибирались, даже тогда, когда еще нечем было торговать. Наутро всё было чисто. Даже в моём кабинете не курили.

Откуда про них узнали? Наталья Якушева, занимавшаяся кадровым учетом, только хитро улыбалась. Она безвылазно сидела в офисе, даже ночью. Открывала и закрывала его. У ней единственной были все коды и пароли.

Дома у ней тоже был телефон. Радиотелефон, из офиса, он прекрасно "добивал" до бабушкиной квартиры. Поэтому она первая, из нас всех, всегда была "на проводе". Как на сотовом. "На поводке", как говорил я. Анюта, наконец, увидела — человек может быть: всегда "на связи". Технологии, мать их…

«Чёрного вторник» был для нас неожиданным. Я — сохранял олимпийское спокойствие. Во-первых, все деньги были в долларах, только часть "оборотки" в рублях. Во-вторых я знал, что через 3–4 дня курс почти вернется к прежним значениям. Держал руки Наталье, чтобы она не предпринимала никаких действий. Хотя можно было заработать, встав "в шорт" — продать доллары по дорогой цене и откупив их, потом.

Не смотря на то, что ситуация стабилизировалась, всем стало понятно, что мы живем как на вулкане. Мы привязали цены к доллару, по курсу 4000 рублей и каждый день "давали скидку". Например, если сегодня доллар стоил 3000 рублей, то скидка на товар составляла 25 %. Если 3200, то 20 %. Размер сегодняшней скидки можно было передать на "точки" по телефону. Не приходилось переписывать ценники, а только "радовать" покупателя скидкой, от внезапно выросшей цены. Актуальные цены мгновенно пересчитывались на местах и установщики могли сходу назвать их, как на товар, так и на установку сигнализации.

Так пролетели сентябрь и октябрь. Настенька нас уже не очень беспокоила, а может это мы — "втянулись". Я стал высыпаться дома. Вернулся, к "любимой жене", как говорила моя… не помню, какая по счету… Эта, не помню, как зовут — жена!

* * *

Юля однажды сказала, что осознаёт свою вину перед коллективом, поэтому — приносит себя в жертву. Она нашла выгодный размен своей квартиры и квартиры Социолога. На "трешку", недалеко от офиса. Чтобы он её не подвел — сделала ему предложение, от которого он не смог отказаться. Пригласила нас на скромную свадьбу, которая состоится через месяц.

Под напором общественности, я был вынужден сделать им подарок — пообещать, что торговый зал будет превращен — в банкетный. Я не стал делать широкого жеста — обещать оплатить им расходы на свадьбу. Еще позовут какой-нибудь "Чайф"! Ему же впадлу будет выступать, в одном и том же помещении!

Они сами всё сделали: договорились с "поварешкой" о приготовлении небольшого ужина, с сотрудниками — о приборке, с моей мамой — чтобы встретила их с караваем и так далее.

Я распорядился, чтобы на время праздника — всё убрали из торгового зала и находились — только в нем. Гостевой туалет есть — этого достаточно. А то гости разнесут нашу богадельню, как у меня на свадьбе! Ну и что, что этого не было… А вдруг!

Меня заверили, что будут — "только свои". Тот коллектив, что здесь постоянно бухает, никого нового!

Что, даже Олега, из "Форда" не позовете?! А двенадцатилетнего сына Юли!? Они могут оказаться — беспредельщиками! То-то же!… Задавив всех своим интеллектом, я ушёл в свой конференц-зал — думать. Не много ли я позволяю, сотрудникам?

Я мог, по одному шевелению брови, всё это давно прекратить. Сделать офис — храмом, в который входили бы, падая ниц и целуя пол. Платя деньги, за посещение туалета. Но зачем? Я интуитивно понимал, как и раньше, что сотрудники — не переступают грань. Офис — стал именно "их офисом". Они будут заботиться о нём и поддерживать порядок. В том числе — следить друг за другом. Ну а если кто-то "хроманёт", то я этого даже — не узнаю. Сами с ним разберутся. Не этого ли я хотел — "делегирования полномочий". Вот — получил. Чем не доволен?

* * *

К нам начали наведываться гости — посмотреть на нашу торговлю. Оценить наших продавцов. Ефрем Палыч наведался, Богдан, Олег из автосалона "Форд", Алексей с авторынка, его "специальные люди". Которым мы всем установили автосигнализации со скидкой. Последние очень интересовались, нет ли у кого к нам "вопросов"?

Я их заверил, что первым же таким деятелям мы предложили проехать на авторынок "Белая Башня". Там, в боксах, у автомагазина, где написано "АДС-Электроник", им ответят на все, интересующие их вопросы… Вроде никто не приезжал… И к нам ребята больше не заходили… А должны были?

"Специальные люди" были очень расстроены. По их ответу: "Не, всё нормально" я понял, что они хотели еще на что-нибудь получить скидку, в обмен на свою услугу… Поэтому предоставил скидку — и так. Я всем своим давним знакомым предоставлял эту скидку.

Этому очень была очень недовольна Наталья. Как ей считать? Очень просто — если видит пометку "ТаймоФорд", то вычитать из того, что причитается мне. На всякий случай, завести отдельный список, с этим пометками. Показывать мне, каждый месяц. Вдруг кто-то, из "посвященных" сотрудников — начнет злоупотреблять? К счастью, таких не было.

Мы торговали автомагнитолами, другим автозвуком, компьютерами, различной оргтехникой. От калькуляторов до копиров с факсами. Было из чего выбрать. "Специальные люди" выбрали колонки в двери своего автомобиля, с усилком и поехали его устанавливать, в боксы на своем авторынке. Чего, спрашивается, приезжали? Остальные, если чего и покупали, скидкой — брезговали. В отчетах потом, других "ТФ" — не числилось.

За факсы я Олега — отругал. Хотя сам был виноват, что просмотрел этот пункт. Он что, не видит, что этот вид связи умирает? Нет? А а я вижу. Не покупай их больше… Нам бы эти продать.

Олег теперь сидел, большей частью, у себя дома. На съемной квартире, которую оплатила его жена. Вперед — сразу за год. Деньги у него были, машину он отдал Андрею. Сам, изредка, выбирался по делам — на "Оке". Готовил, в секрете, свою "тему".

* * *

Оказалось, что он воплощает в жизнь свою давнюю идею — большой светодиодный экран. Компьютер у него был. Тот, что он спаял ещё в институте. Сделал табло, полтора на полтора метра, сам нарисовал и вытравил огромную плату. Для этого пришлось сделать одноразовую пластиковую ванну, просить Толика о её временном размещении в его мастерской. Припаял каждый светодиод к ней, подсоединил компьютер и старый магнитофон, для ввода-вывода информации. Все оформил в одном корпусе, который сделал тот же Толик.

Я узнал о его затее случайно, когда увидел у "Димы-Вадимы" закупленные и привезенные, для него, светодиоды. Они стоили дорого, сколько же будет стоить само табло?

Когда Олег его с гордостью привез в офис, мы установили его в витрину. Олег продемонстрировал нам его возможности: статическую картинку, с разноцветными буквами АДС, на вырвиглазном фоне. Художник из него был так себе. Он ответил, что дуракам — половину работы не показывают… Если мы не понимаем, что это "тест"…

Мы всё понимали, но попросили пока — выключить. А то те дураки, что ходят за нашими окнами — его работу не оценят. Он выключил, подключил другой экран — маленькую "видеодвойку", которую он выпросил у Ани. Она подключалась непосредственно к компьютеру, на ней можно было полноценно с ним работать.

Показал, что картинка в цифровом виде записана на магнитофонную ленту, потом загружается в память компьютера. Можно создать любые другие, показывать их с любой частотой и "по кругу". То есть намекал на анимацию. Я посоветовал ему сделать пока несколько штук, с нашей рекламой. Их ему нарисует Толик, останется всего лишь разбить их на пиксели и ввести, руками, в компьютер. Посмотрим, на какой он "сломается" — на пятой или на шестой. Тут уж не до анимации…

Пускай посчитает свои трудозатраты. На изготовление компьютера, самого табло, картинок. Если стоимость получится не как у атомохода "Ленин", то ТОО "АДС" с удовольствием приобретет этот "хенд-мейд", в единственном экземпляре, для истории. Если Олег, конечно, захочет её продать. А не подарить, например, холдингу…

К его чести, надо сказать, несколько картинок он сделал. Больше шести. Записал данные на кассету и реклама потом крутилась у нас круглосуточно. Демонстрировала красивую надпись "АДС", наши телефоны, товары, которые мы продаем. Привлекала к себе внимание. В дополнение к тому табло, что демонстрировало время и температуру на улице.

= 08 =

К нам в офис зачастил Олег, из автосалона "Форд". Придирался к продавцам, говорил им, что они делают не правильно. Спрашивал, они что, не внимательно читали его обучающие материалы? Даже мне это выговаривал. Что я мало уделяю внимание торговле. Мне было, чем заняться и без этого, хватит и того, что я их сам набрал, обучил и принял зачет. Они, действительно, варились в "собственном соку". У них было полно начальников, которые к ним приходили по-очереди и говорили иногда — противоположные вещи. Я, который поглядывал и закрывал собой "узкие" места, моя мама, которая заведовала "складом", Наталья, которая обучила их работе на кассе и инкассировала деньги, Олег, который просто был владельцем всего предприятия, где они работали и привозил товар.

Сейчас еще и заявился другой Олег, который был вообще не из нашего холдинга. Ну и что, что он большой директор, управляющий красивым и модным автосалоном "Форд"? У нас тут маленькая уютная организация, своих "командиров" хватает. Иди вон, занимайся своими машинами… У тебя что, своих дел нет?

Последний вопрос я тоже задавал Олегу. Дела у него были, но ему, как и мне когда-то, стало скучно. Продажи были стабильными, когда больше, когда меньше. Он получал оговорённую зарплату, увеличить её можно было, только начав воровать. Этого он делать не хотел и не мог, потому, что к деньгам — не приближался. А человек — это такая скотина, что хочет всегда — большего. Готов ради этого — на что угодно. Даже больше работать.

Он знал что у нас большие планы на развитие, намекал, что ему с нами — по пути. Но мы пока двигали автосигнализации в область, часто были в разъездах. Времени на развитие розницы не оставалось. Это был "жирный кусок" денежных средств, отдавать который я никому не собирался. Разве что Наталье, она могла, оставаясь бухгалтером и главным владельцем какой-нибудь организации, в частном порядке — делится со мной прибылью. У неё и так были "в руках" все мои деньги.

После того, как Олег приехал несколько раз в моё отсутствие, я понял, что его не столько интересует наша торговля, а… Наталья! Моя Наташка!!! Я взревновал, так как знал, что Олег разведен, у него есть квартира на Уралмаше, стабильный доход…

Я ему заявил, что у него — нет шансов, несмотря на то, что он такой красавец-мужчина. Что там говорить, даже Я, в свое время, "подкатывал" к Наталье… Она дала мне от ворот — поворот.

Он ответил, что у него есть передо мной преимущество — он старше Наташи, умеет обходиться с женщинами. А я — её ровесник, к тому же женатый. Так что извини-подвинься…

* * *

Это было действительно так. Что я мог, кроме как пристроить Наташу — в надежные руки? К тому же, я обещал ей выдать мужа. Олег был вполне надёжен, "нашел себя". Ему нравилось руководить торговыми предприятиями. После того, как Наташа поймала на свадьбе Юли и Славы-Социолога — букет невесты…

Она была единственная, кто был не замужем. Юля не поворачивалась спиной, а аккуратно передала ей букет: из рук в руки. Я понял — это знак. Разрешил Олегу ухаживать за Наташей, танцевать с ней. Да он моего разрешения и не спрашивал.

Внимательно выслушал, какие кары его ждут, если он обидит моего бухгалтера. Сказал, что под моим непосредственным присмотром ему будет это сделать — труднее. Фактически вынудил меня сделать ему предложение. Возглавить нашу розницу.

Он сразу его принял. Сказал, что напишет заявление на увольнение из автосалона "Форд" с 1 января 1995 года. Доработает там последние недели, закончит год. Его должны отпустить, он выполняет там только технические функции. Найдут, кого-нибудь. Несколько человек в автобизнесе Уралмаша — продвинутся по карьерной лестнице. Все будут довольны.

У них с Наташей закрутился бурный роман. Она несколько раз сорвалась с моего "поводка". Не ответила на мои звонки, в офисе и в квартире её тоже не было. Я понял, что Олег добился своего и "обошёл" меня, на повороте.

* * *

Праздновать Новый Год в офисе я не дал. Это семейный праздник, шуруйте отмечать его в другом месте, не на работе. Выпили по фужеру шампанского после работы и достаточно. 1 января у всех выходной, со 2-го работаем в обычном режиме, в усечённом формате. Все знают свой "фронт работ", пусть руководители сами принимают решения.

Сам тоже встретил новый год в кругу семьи, с Аней, Настей и нашими родителями. Маме идти домой было недалеко, до новой квартиры, Она согласилась посидеть с нами, пока у неё не заболит голова. Тестя с тёщей мы нашли бы, где положить, но они тоже ушли домой. Дозвониться до нас, сказать, что добрались, так и не смогли. Телефонная сеть ночью была перегружена звонками. Все поздравляли друг друга.

Дозвонились только днем, я позвал тестя опохмелиться, он отказался. Ну и ладно, здоровее будем. Делать особо было нечего, улицы были пустынны, народ отходил от праздника. Мы собрали Настю, сами оделись и погуляли на улице в своё удовольствие.

Заглянули к маме. Она тоже бездельничала, смотрела телевизор. Мне пришла в голову мысль. Я спросил её, нет ли у неё адреса моего отца? Он проживал где-то на севере области, то ли в Карпинске, то ли Краснотурьинске… Толи это вообще был один и тот же город…

Она спросила: "Зачем тебе?". Мы с отцом никогда не общались, его просто не было в нашей жизни, а тут вдруг такой интерес…

Я сказал, что у него появилась внучка, надо бы сообщить ему об этом… Всё-таки биологически — она его родственница. Если ему будет так же наплевать на неё, как и на меня — он просто не отзовется. Тоже наплевать. "Главное — прокукарекать, а там хоть не рассветай"…

Она порылась в записной книжке, дала адрес. Сказала, что ей не интересно, что я про него узнаю. Да, она даже не поехала в этот Карпинcк-Краснотурьинск тогда, в 2011 году. Когда нам сообщили, что он умер. Я поехал — на сорок дней. Это был последний шанс познакомиться со своими родственниками. Бабушкой, которая еще была жива и сродными братом и сестрой. Они были младше меня, родились от второй жены отца.

В тот раз все подумали, что я приехал делить наследство… Когда решились, наконец, задать мне вопрос, зачем я собственно, прибыл… Я им влепил. Прочел монолог, приготовленный заранее. Что раз отец уже не сможет, по понятной причине, нас познакомить — то я уж сам. Приехал — с ними познакомиться. Наследство мне — нахер никуда не впилось. Если им кровные узы, что нас связывают, безразличны — то я уеду в ту же секунду. Это касалось и младшего брата отца, моего дядьки.

Я не видел их никого, в сознательном возрасте, разве это недостаточный повод для встречи! Не понимаю, почему отец не приехал ко мне в Екатеринбург, когда я подрос. Не поговорил со мной. Не о том, почему они расстались с моей матерью и у него другая жизнь. Обо мне. Как я живу, умею ли драться, постоять за себя. Какие у меня увлечения, какой склад характера. В "кого я пошел" — в мать или отца? Неужели ему на это было наплевать! Ведь я его сын!

Сейчас этого уже точно не будет. Для меня он остался только строгим лицом на фотографии. Я никогда не видел, или не запомнил, чтобы он улыбался. С фотографии на могиле на меня смотрел незнакомый гражданин. У меня ничего не дрогнуло внутри. Он сумел стать для меня чужим человеком.

А ты, мой дядька — что думаешь по этому поводу? Тоже оставил где-то своего ребенка? Раз мы похожи, может быть это у нас — наследственное? Стоит мне бросить свою жену и ребенка?

Сходство у нас, действительно, было. Он был всего лет на 15 старше меня. "Вылитый Женя!" — воскликнула моя бабушка, Анна Григорьевна, когда увидела меня.

Они молчали, переваривая мой "наезд". На покойника. Их близкого. Который был мне — чужим. "О мёртвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды". Я говорил правду, уж мне ли её не знать! У отца был наш адрес, телефон… Но он даже не позвонил. Мне, не матери.

Он ответил — "Нет, не наследственное". Своих детей он не оставлял. За брата ему сказать — нечего, они на эту тему не разговаривали. Он вообще был — малоразговорчивым.

"Кровные узы" это, конечно, да… Но они ничего про меня не знают. Я понял так, что и знать не хотят. Мы допили водку, помянули раба божьего, я переночевал у своей бабушки, погулял по городу и уехал домой.

Потом мне звонил мой брат, Сашка. Сказал, что мы не успели с ним поговорить. Он знал, что я существую, даже пугал мной своих недругов в школе: "Вот приедет мой старший брат из Свердловска, он вам покажет!". У него у самого было уже двое детей, он тоже бросать их не собирался. Про отца сказал, что он был очень строгим, они с сестрой его боялись. Сестру я так никогда и не увидел. Она вышла замуж и уехала в Санкт-Петербург.

Сашка позвонил мне, однажды, в конце января. Я испугался — вдруг что с бабушкой? Она была старая, около 90 лет. Оказалось, что с ней все в порядке. Она такая же бодрая, при полной памяти. Звонит он, чтобы сказать — у него родился ребенок, уже третий. Девочка. Назвали так же, как зовут наших с ним матерей — Надя.

После того, как я не дозвонился до бабушки, уже осенью того же года, чтобы поздравить её с Днем Рождения и поинтересоваться здоровьем — набрал ему. Он растерянно сообщил, что она умерла… Еще в феврале… Мне разве не сообщили? В этот год умерла моя мама, мне высказала соболезнования моя сестра, которую я никогда не видел. Тема смерти была для меня очень чувствительна. Они выразили соболезнования мне, но не сообщили о смерти другого родственника — родной бабки…

Я был в шоке. Повесил трубку. Больше мы не разговаривали. Когда я однажды, по пьянке, поздравил его в WhatsAppe с Новым Годом — ответа не получил. Может быть потому, что год назад, в телефонном разговоре сказал ему, что я — не Орлов. Моя фамилия Седин, как у моей бабушки. Я сам сменил её.

Он очень гордился своей фамилией, из-за этого о ней и зашел разговор. Очень удивился, но развивать эту тему мы тогда не стали. Но было понятно, что он недоволен тем, что у меня фамилия — не такая, как у его отца.

Так наш "контакт" и прервался.

* * *

Сейчас отец был еще жив, мне было по-прежнему наплевать на него. Но я планировал заниматься срубами домов, а север Свердловской области — лесной край. Работы там нет, срубы стоят дешево. Дядька вроде имел какое-то отношение к лесхозу. Если лезть в "лесную тему", почему бы не начать с родственников?

Я отправил отцу с домашнего телефона телеграмму: "ПОЗДРАВЛЯЮ НОВЫМ ГОДОМ ЖЕЛАЮ УСПЕХОВ ЗДОРОВЬЯ ДЕНИС АНЯ НАСТЕНЬКА". И наш телефон. Захочет — позвонит. Моё имя было редким, он сам его для меня придумал. Поймет, от кого телеграмма. А нет — на нет и суда нет. Я уже пожелал ему дальнейших успехов.

Он перезвонил. Через два дня. То ли телеграмма долго шла, то ли он долго решался… Было непривычным слышать в трубке незнакомый голос, называющий себя — моим "папой". Ему тоже наверное, было не очень приятно было слышать мой голос — голос взрослого человека, его сына. Называющего его — "отец". Кто такой "папа" я не знаю, моя мама так и не вышла второй раз замуж, посвятила свою жизнь мне — единственному сыну. Сама она — жива, здорова. Ему — ничего не передавала.

Рассказал, что год назад умерла бабушка. Сам я женился, в сентябре этого года у меня родилась дочь. Не знаю, какого веса и роста. Здоровая и это главное. Ему правда интересен её вес/рост? Нет? Ну тогда давай поговорим о чём-нибудь другом…

Он рассказал, что работает санитарным врачом. Чуть ли не всего Краснотурьинска. У него тоже дочь. И сын. Моя бабушка, его мама — жива, отец — к, сожалению, недавно умер. Чем я занимаюсь?

Работаю в одной фирме, устанавливаю автосигнализации. У него есть машина? "Ока"!? Надо же… У меня тоже была сначала "Ока", на ней теперь ездит мой друг. Сейчас у меня — другая машина… Иномарка какая-то… Вроде — "Форд"…

Он сказал, что в мои годы у него — машины не было. Только мотоцикл. Я сказал, что этих драндулетов боюсь, как-то раз упал с мопеда — мне хватило. В машине — другое дело. Не падает и крыша над головой всегда есть. Можно ездить зимой…

Зато я никогда не был на "зимней" рыбалке…

Я знал, что отец — страстный рыбак. Действительно, он сказал, что все снасти у него есть. Хоть для "зимней" рыбалки, хоть для летней… Пригласил меня приехать в гости, когда у меня будет время. Сходим на рыбалку. Я охотно согласился. Хоть там у них, "на северах", наверно холодно, на "зимнюю" рыбалку я бы сходил. Посмотреть, что это такое.

Отец оставил свой домашний телефон, чтобы я позвонил, когда соберусь. Мы попрощались и стали думать — каждый о своём.

* * *

Пора было развивать розницу, но как сделать так, чтобы доходы от неё не доставались кому попало? Есть прекрасный, достойный человек — я сам. Который построил всю схему: от закупа, доставки, учета и контроля. И должен лишиться самого "вкусного" — розничной наценки?

Есть прекрасный работник — Олег, возлюбленный Наташи — бухгалтера. Он уволился из автосалона "Форд" и рвался настроить нашу розницу. Мы же всё делаем не правильно! Не так, как он нас учил!

Наташа встретила Новый Год у Олега и решила от него уже не уезжать. Полностью сорвалась с "поводка". Стала — как все. С разными телефонами — служебным и домашним. Они явились вместе, сказали что готовы к трудовым подвигам, в этом новом году. Хоть вместе, хоть по-отдельности.

Я предложил создать "АДС-розницу". В неё войдет Наталья, как главный собственник. Олег будет — наймовым генеральным директором. Мы его сразу уволим, если он "напортачит". Оставит без жилья Наталью, например…

Наташка засмеялась и сказала то, что говорила и раньше. Собственником ТОО она становиться не желает. Наймовым бухгалтером — пожалуйста. Хоть ста контор. С помощью компьютера она сможет вести бухгалтерию хоть всего города. Она прекрасно знает, как ведут себя собственники. Придумывают "серые" схемы, выкручивают бедным бухгалтерам руки. Ломают пальцы, чтобы они "уходили" от налогов, загоняют иголки под ногти, чтобы те — брали ответственность на себя: становились номинальными собственниками.

Потом — отсиживаются по тюрьмам, пока бедные, несчастные бухгалтера приводят свои нервы в порядок… во время полугодового отдыха, в какой-нибудь глуши… на Багамских островах, например…

Нет, в собственники мы её не затащим. Она будет всегда оставаться простым бухгалтером. Ну а чтобы торговать в розницу, можно проверить одну схему… Надо много не существующих ТОО, с печатями и непонятными названиями. Вроде "Мандрас", "Гирвас" и так далее… Можно посмотреть карту Армении, Азербайджана или Ингушетии, там много сёл с такими названиями… И одного частного предпринимателя, торгующего с минимальной наценкой, у всех на виду. Честного-честного. Который платит налоги. За себя и за всех продавцов. Налогов, кстати, там — минимум.

Я всегда знал, что она — умничка. Понавыписывала себе разных бухгалтерских журналов и газет. По телефону обсуждала последние бухгалтерские новости со своими подружками, по инжеку. Сама себе ломала пальцы и загоняла иголки под ногти.

Индивидуальным предпринимателем эти злые люди решили сделать меня. Заставили подписать нужные документы, забрали последние копейки из моего сейфа и посмеиваясь, принялись оформлять товар на каких-то там "Гирвасов". Хорошо, хоть они не знали теперь кодов — паролей от моего деньгохранилища. Я сразу заявил, что сменил их, как только узнал об измене моей "второй жены". Я готов делить её с Олегом, но от меня они больше ни копейки не получат. Я им не лох, какой-нибудь! Вон, получайте у своих мандрасов… Идите, не мешайте работать…

Мне еще ящик колотить, для "зимней" рыбалки. И шубу покупать.

= 09 =

Пора было подводить итоги года. Первую организацию мы открыли в середине лета, деятельность начали раньше. В сущности, проработали всего полгода. Но за это время мне удалось многого добиться. Я открыл новый документ на компе и начал записывать:

ТОО "АДС". Учредители: я и Аня, моя жена. Доли — поровну, но мне — большая часть. Анька хоть и отхватила больше от свадебного каравая, но — обманом. Поэтому я оформил квартиру и офис — на себя. Ей досталось только ржавое ведро с ботами. "Форд", который будет устаревать. Правда, заставил Анюту прописаться в новой квартире и записать туда же дочь. Организация занималась тем, что брала в аренду у частного лица разную недвижимость и сдавала, её, с небольшой наценкой, организациям, входившим в наш холдинг. Даже чего-то зарабатывала. Хватало на аренду офиса, в помещении бывшей "Пельменной", минимальную зарплату директору и бухгалтеру.

"АДС-Электроник". Учредители: "АДС" и Олег Тихонов. Доли — 15/85. Занималась, в основном, пока только установкой автосигнализаций. Товар покупала в Екатеринбурге, складов почти не имела. Транспортная компания сразу развозила заказанный товар по "точкам". Которые были во всех районах города. В область отвозили товар сами "руководители филиалов". Сдавали отчетность, деньги переводили нам на счет. Брали средства на оплату аренды, в том числе и собственных гаражей. Я не присмотрел себе ничего, из недвижимости, в области.

В офисе сидели, по очереди, две девочки-диспетчера. Принимали заявки, приглашали клиентов на ближайшую удобную ему "точку". Вели запись, имели всегда актуальную информацию о загруженности любого гаража. Связь там была, по типу того, как я устроил в своем отчем доме, на Восточной. Юлия находила бабушку с телефоном, в близлежащих домах, заинтересовывала её — чем-то и она разрешала нам "запараллелится". Иногда хватало двойной оплаты абонентской связи, иногда приходилось оказывать разные услуги. Купить хлеба, починить что-нибудь. Этим были озадачены старшие по "точкам". Нам нужна связь? Будьте любезны. Или ищите другую бабушку, не такую "обнаглевшую". Занимались, в общем, еще и гуманитарной миссией. В свободное от работы время.

Записи велись на компьютере, в виде простой таблички Excel. Естественно, "пиратской" программы. За "ресепшен" их контора платила копеечную аренду. Так же, как и за рабочий стол Олега, когда он приезжал. За гаражи — платила уже полноценно. "АДСу" и частникам, как в гараже у Шарташского рынка. Юле так и не удалось выкупить у пенсионеров их боксы. Ничего, купим другие и съедем. Аренду там теперь платили поквартально.

В штате организации были и простые сотрудники, вроде установщиков, и Генеральный директор — Олег Тихонов, со своим заместителем и бухгалтером. Он получал приличную зарплату, за стратегическое планирование и новые разработки. Занимался, в основном, последним.

Новым направлением услуг — сервисом и ремонтом оргтехники, тоже попытался заниматься, да потом забросил. Даже арендовал какое-то время помещение под это. Но не сошелся в цене со "специалистами", которые себя считали в высшей степени профессионалами, раз умели разобрать копир и заменить там пластиковую шестерёнку. Заправить картридж тонером. Хотели за это всю сумму услуги, а не процент. Аренду помещения, зарплату бухгалтера и прочие "мелкие" расходы оставляли — Олегу. Дескать, он "должен" зарабатывать на товаре, который привозит из Москвы. Тонере, например!

Мы посчитали с Олегом "выхлоп" и он без раздумий отправил бывших своих товарищей в "пешее эротическое путешествие". Когда нам надо было заправлять свои картриджи для принтера и копира — мы их себе вызывали — "на дом".

"АДС-Комплект". Транспортная компания "Дима-Вадима". Доли в ней распределялись 30/35/35. "АДС", Дима, Вадик. Доставляла товары из Москвы и других мест, для "АДС-Электроника", "Автокомплекта" и какого-то армянина. Пользовалась скидками у поставщиков. Какими — знала только бухгалтер, Наталья Якушева. Она получала там вполне конкурентную зарплату, которую платили другие фирмы по городу, за аналогичную работу. Такую же, кстати, как в "Электронике".

"Розница". Тут официально орудовал тот самый вездесущий армянин. Он сумел влезть между "АДС-Комплектом" и индивидуальным предпринимателем — мною. Брал по-дешевке товар у них и продавал мне. Через какие-то свои многочисленные ТОО. Подозреваю, что существовали они только в виде простеньких печатей на документах. Брал деньги только наличкой, остальную часть, поставщикам, мы переводили с расчетного счета, за него. Наталья переводила. Которая получала у меня, как предпринимателя, полновесную зарплату. Зато вела кадровый учет всех сотрудников холдинга — бесплатно. Эта изменница успела залезть во все предприятия! Аренду не платила, ела на халяву да еще и покрикивала!

Того армянина тоже знала только она. Встречалась с ним, по ночам, в нашем офисе. Несмотря на наличие любовника. Которого я взял в управляющие. Моей наценки, как предпринимателя, едва хватало на то, чтобы оплачивать налоги с зарплаты продавцов и бухгалтера. Буду я еще горбатится!

А Олег — ничего, согласился работать за копейки. На них и ушел остаток "прибылей". Может они жили втроём, как "шведская семья"? Не знаю. Я к ним в постель не лез. Мне обещали передавать "письма" от этого Гирваса, за свою слепоту и глухоту. Посчитать, что там всё верно, у меня ума хватило бы.

Олег управлял торговым залом. Хорошо, хоть за него не пришлось платить, ведь помещение принадлежало — мне! Управлял продавцами, сказал им, что теперь он их царь и бог. Никто другой. Я, моя мама и Олег Тихонов больше не смели соваться в его дела. Что уж там говорить, его побаивалась даже Наталья. Боюсь представить даже, как он её наказывал, за провинности.

Тихонов, кстати, был очень недоволен, что я забрал продавцов, вместе с торговым залом. Мне пришлось с ним откровенно поговорить. О том, что он совсем не занимался торговлей. Новые направления — да, открыл. Компьютеры, оргтехнику, мини-АТС, вроде той, что была установлена у нас в офисе. С моей помощью. Это я всё сделал: набрал продавцов, обучил их. А он сидел в это время у себя дома, паял свое табло. Которое я у него честно купил, по указанной им цене. Поэтому давай, развивай эту тему, на новой элементной базе. С новыми компьютерами, которые уже стали стандартом, с понятной системой ввода-вывода, с монитором. Которыми скоро можно будет управлять на расстоянии.

Слетай-ка в Китай! Посмотри, как там дела с электроникой? Может появились заводским способом изготовленные табло, которые можно объединять между собой, как в конструкторе? Соберем из них большой щит, вроде тех, что начали появляться, на улицах. Застрахуем его, установим где-нибудь… Если дело пойдет, то будем производить их массово, размещать в тех местах, где найдет Юлия и брать за рекламу деньги. Чем не новый бизнес, для нашего холдинга? Захочет — сам им будет управлять. Захочет — найдем человека, за зарплату…

Ну а если он привезет из Китая только контакты поставщиков ПК, или еще что-то интересное — мы просто ему будем благодарны. Я согласен оплатить эту поездку, в частном порядке. Не как кредит "Электронику". Который он, кстати, уже почти отдал. Скоро сможет копить на собственную квартиру, в Екатеринбурге. Не веришь — спроси собственного бухгалтера.

"Недвижимость". Тут я упустил контроль. Не зарегистрировал официальную организацию. Надо будет поговорить с Юлей об "АДС-Недвижимость". Пока платил ей проценты с каждой сделки отдельно. Ей помогал Социолог, параллельно отслеживающий конфигурации компьютеров в офисе. Денег он не просил, значит ему хватало. Надеюсь, она не кинет меня, не захочет потерять такого "жирного" клиента-покупателя. Она не знала, что денег уже оставалось мало, основная часть уже была вложена в найденную ей недвижимость. Надо будет посчитать, так ли уж нужны некоторые гаражи. Не дешевле ли их будет арендовать, а высвободившиеся средства направлять на другое — на помещения под магазины, в "торговых" местах.

Она уже начала проворачивать сделки самостоятельно, сама находила и покупателей и продавцов. В этом ей тоже помогал Социолог. Пора было навести ясность в этом деле. Может мне удастся заинтересовать их — новой "темой"? Например, поиском мест под установку рекламных щитов — "билбордов" или "бигбордов", не знаю, как правильно. Надо будет спросить у Ани, как это слово образовалось, в русском языке. Толик будет их делать и устанавливать, а они — сдавать в аренду. Чем не аренда недвижимости! С рекламным уклоном. А там может, найдется человечек, который будет и другой рекламой заниматься, раз уж Толик отказывается идти ко мне в рабство… Пускай Юля создаст его, а уж потом, когда коготок, увязнет — будет поздно. Она уже будет рекламировать своим названием себя, "АДС" и иметь две "недвижимости" будет хлопотно. Ведь она и так будет хозяйкой! Будет иметь целых 60 или 55 процентов!

"Строительство и ремонт". Тут надо серьёзно подумать. Игорь Томилин отказывался разговаривать на тему создания официальной строительной организации. Даже после того, как по завершении работ на квартире, составил по ней фактическую смету. "Разогнал" её до суммы, в полтора раза большей. Получил деньги.

Пока он ездил отдыхать, я добавил в неё пару пунктов. "Процент за процент" — сумма стала еще больше. И не была пределом. Тут уж надо смотреть на заказчика. Если он "состоятельный господин", то нагружать — "по-полной". Ну а если нищеброд, вроде меня, хватит и Игорёхиной сметы.

Показал свою смету ему. Он впечатлился, но сразу отвлекся на ремонт в "Пельменной", где мы сидели. Все попытки вернуть его к разговору — ни к чему не привели. "Некогда!" — вот и весь ответ. Ему просто не хотелось брать на себя ответственность за цифры, считать, юлить и "выкруживать". Он брал ответственность за качество работ, этого было достаточно.

Видимо, действительно, надо было брать Димку Полякова. Но он всё равно потом найдет возможность "кинуть" меня — своего работодателя. Как того, моего однокашника. Откроет, на паях, со своим другом, строительную компанию. Будет заниматься в ней сметами и финансами. Его партнер — собственно строительством. Они постепенно разбогатеют, Димка наймет сметчицу и бухгалтера. Ему ничего не останется делать, как сидеть в офисе, курить и играть в онлайн-игры. Покупая в них разные мечи и щиты, за суммы, сопоставимые с зарплатами сотрудников. В то время как его партнер будет выполнять свою часть договоренностей: ездить по объектам, решая сложные производственные вопросы.

Естественно, он однажды откроет собственную контору. Ещё долго "продержится", по моему мнению… Переведет на неё все работы и деньги. В прежней конторе останутся лишь долги, они закроют её. На Димкин вопрос, что сейчас он будет делать, только пожмет плечами. "Что хочешь…"

Димка остался ни с чем, Только с теми квартирами, которые он купил себе, бывшей жене и любовнице. Остальные деньги уже были спущены на путешествия по всему миру.

Друзей у него не осталось, он стал "барином", со всеми разговаривал "через губу", никому делами не помогал — ему было лень… Считал, что помогает, давая деньги в долг. Не забывая их потребовать назад. На мои предупреждения, что его когда-нибудь — "кинут", отвечал, что "знает теперь, как зарабатывать деньги" и всерьез не воспринимал.

Поэтому, когда в его жизни наступила "чёрная полоса", ему никто не помог. Он побарахтался немного, оставил сообщение, что "не вынес испытание бедностью" и по пьянке повесился. Оставив свои квартиры и дорогую машину. Которые можно было продать и начать жить заново. Главная проблема — он не умел ничего делать. Больно ударился, упав с высоты своего былого положения.

Его было очень жаль. Дату смерти я помнил, хоть мы к тому моменту несколько лет не общались. В моих записях была про него статья. Можно попробовать его изменить… но как — я не знал. На это у меня оставалось еще много времени, он умер в 2018 году.

Постараюсь повлиять на него, пока он будет работать с нами. Всё-таки — под присмотром. А если уйдет — тоже надо будет не допустить трагедии. Заинтересовать чем-то, кроме игр. Научить чему то…

Моя мама и Аня тоже были трудоустроены, официально. Зарабатывали себе пенсию. Натаха что-то там мутила с соцстрахом, выкруживая из налогов то, что мы платили Ане, как "декретные". Все были при деле. Только Андрей Гирсов меня беспокоил. Он крутился по "точкам" и области, инкассировал деньги, проверял как работают сотрудники. Это немного не соответствовало его должности. Пора было это менять, пока возможное недовольство не накопилось.

* * *

Подготовившись, я собрал всех руководителей в конференц-зале, своем большом кабинете. Наконец-то они узнали его предназначение. Это было в понедельник, после обеда, как завещал нам великий Еврей Палыч.

Отчитался о своей работе за истекший период. Нарисовал полную картину маслом, чтобы все ощутили, в какой большой структуре они работают. Теперь они видели всё, а не те фрагменты, к которым были причастны.

Сказал, что понедельник — день тяжёлый, поэтому пусть они в этот день особо не напрягаются, подводят итоги своей работы за прошедшую неделю. И в 15.00, как большие начальники, приходят ко мне на "сходку". Каждую неделю. Они все — собственники своего бизнеса, сами решат, что сказать остальным. Поделятся планами на будущую неделю. Глядишь, другие — тоже не дураки, что-то подскажут, где-то помогут. Решать, как поступить, в результате — всё равно им.

Например. Юля расскажет, какие новые объекты у неё в работе. Олег присмотрит себе что-то под магазин. Он ведь не собирается сидеть в одном торговом зале офиса? А что будет делать — сам искать? Других дел нет? А Юле уже дано такое задание…

Игорь поставит себе в график — ремонт этого объекта, Анатолий будет продумывать рекламу. Да, Анатолий — тоже член нашего холдинга. Пока отказывается от бирки "АДС", но все вместе — мы его "дожмем".

"Дима-Вадима" подумают, какие товары можно зацепить из Москвы, для реализации на новом месте. Да и на старых местах тоже. Текущую рутину мы тоже будем обсуждать.

Лично я, если позволите, буду штурманом. Стану прокладывать общий для всех курс. Ведь я единственный, кто вас всех объединяет. Пусть и со скромной долей участия, в ваших ТОО. Вместе — мы будем только сильнее и богаче. Это противоположный тезис тому — про "разделяй и властвуй". Ну так как, доверите мне "руль", а не только финансы, которые пока у меня в руках?

* * *

Я, конечно, ожидал криков: "браво" и "бис", выкриков с места: "жги есчо"… Но не такой реакции.

Каждый из них подумал: "Чего? Я буду открывать свои "секретные планы" — людям, которые вместе с Денисом работают? Своим возможным конкурентам? Может, еще чём-нибудь, поделиться?

Молча сидели. Наконец, Андрей Гирсов, на правах человека, который меня дольше всех знает — спросил: "И это всё? Ты за этим нас сюда позвал?"

Ответил растерянно: "… ну, в общем-то… да". Все зашумели, стали отодвигать шумно свои стулья от стола, прощаться со мной. Даже Наташа покрутила у себя пальцем у виска: "ты мол, что — дурачёк?"

Я пришел к выводу. Что всё это зря. Никому это не нужно. Сидел, в опустевшем "кабинете". "Большого Босса"… Даже у у Ефрем Палыча такого не было… С медведем, которого с трудом впихнул в дальний угол…

Пол-двенацатого вечера позвонила Аня. Спросила, я сегодня домой — собираюсь? Я ответил… Не помню, что я ответил… Занят был. Играл в "Цивилизацию"…

Она пришла через час или два, а может — через пятнадцать минут. Как раз в тот момент, когда я открыл "Автомобиль", в 1650 году, и мог теперь строить танки. Сменить ненавистную "Республику", на "Коммунизм" и начать захватывать порядком уже задолбавших "соседей". Мне оставалось только отправить транспорты на последний континент, чтобы покорить охамевших индусов..


= 10 =

Я сидел так два дня, перешёл на "Колонизацию", того же — Сида Мейера. Хотел добиться настройки всех цепочек производства. Обрушить все рынки Европы, спекулируя "колониальными" товарами. Добиться на них — минимальной цены. На серебро, на сигары, на ром. Даже на самый дорогой товар — на лошадей и мушкеты. Всё по строфе Пушкина, из "Евгения Онегина": "Не нужно золота ему, когда простой продукт имеет". Чтобы банки его, не "отмели", по велению своего среднего пальца, на левой ноге. Дверь моего кабинета была закрыта, но не на замок. Ко мне никто не заходил, никому я был не нужен, в этом мире…

В отличие от Натальи Якушевой, заведовавшей деньгами. Дверь её кабинета постоянно хлопала, мешая мне играть. Наконец, ко мне заглянула Юлия. Спросила: "Можно?". Надо будет вывесить табличку, с "приемными часами".

Спросила меня, куда ей сдавать деньги, заработанные с "левых" сделок? Как отчитываться? У меня отлегло от сердца. Она по прежнему была верна мне, не то, что эта предательница, на букву Н… Социолог не смог отрицательно на неё повлиять.

Я сказал — пока Наталье, кому же еще? Она сама это знала, цель её визита была в другом. Её делегировали, от коллектива — поговорить. Я совсем ничего не буду делать теперь?

Почему это? Буду играть на компьютере, выбивать долги, которые пораздавал неблагодарным, поеду на зимнюю рыбалку… Чего еще? Вспомнил про свою задумку с "билбоардами" и "АДС-недвижимостью", озвучил предложение Юле.

Она ответила, что согласна, если я — возглавлю это направление. Одна она, даже с Социологом, этим заниматься не будет. Если я самоустраняюсь, то тогда и ей, от "АДС" — ничего не нужно. Я ответил, что мы вместе должны подумать над судьбой холдинга. Как увидит Андрея Гирсова — пусть пригласит его ко мне.

Она ушла, уверенная, что немного "расшевелила" меня, раз я заинтересовался дальнейшим развитием.

Андрею я предложил бросить "АДС-Электроник". Возглавить фирму "АДС-Охрана". Скоро появятся новые торговые точки, они будут на виду, в них будет товара на бо́льшую сумму, чем в гаражах. Понадобится физическая охрана, не только "тревожная кнопка". Сюда, в торговый зал офиса — тоже. Инкассация опять же.

Один он везде — не справится. У него есть знакомые спортсмены, которые подрабатывали у нас в "Автосалоне". Их тоже будет недостаточно. Нужна будет целая структура. По набору, обучению, тренировке кадров. Рабочий график, смены, тренировки, боевая и огневая подготовка, подача лицензии на оружие… Интересна тебе такая работа? Подумай, мне кажется — это твоё. Почти то же, что ты делаешь сейчас: надзор и инкассация, только на более высоком уровне.

Поговори с Юлей, она скажет, как искать законы, регламентирующие эту деятельность, другую информацию. Думаю, что она тебе не откажет. "Оружейка" у нас уже есть, там заперто моё гладкоствольное ружьё. Я стал "охотником", купил его и запер, на 5 лет, до получения разрешения на нарезное оружие. Все не доводилось выехать, куда-то — пострелять.

Если понадобится — оборудуем тебе отдельное помещение. Разовьетесь — будете брать под охрану другие объекты: магазины, офисы. Они сейчас активно открываются по всему городу. "Крышевание" постепенно сходит на нет, переходит в легальную форму. На охрану, с официальным боевым оружием — никто не полезет.

Думай, время есть. А Тихонову — найдем другого. Уже не заместителя, а управляющего. Продвинем вверх, служебную лестницу.

* * *

На Рождество и выходные мы укатили с Аней и Настей на "севера". Купили подарки родственникам. Отцу — легкую палатку с быстро собирающимся каркасом, брату и сестре — кассетные плееры, а бабушке — электрический большой "валенок", чтобы греть ноги.

По пути Аня уговорила меня посетить Верхотурье — "духовную столицу" Урала. Этот город был нам по пути. Раньше он действительно, имел важное значение, так как находился на судоходной реке, потом — потерял свой статус. Стал просто маленьким городишком на севере Свердловской области.

Наш бессменный губернатор Россель, которого обломали с Уральской республикой и собственной, уже отпечатанной валютой — "уральскими франками", задумал возродить его. В 1998 году будет 400-летний юбилей этого городка и по телевизору постоянно вещали "о необходимости возрождения культурного наследия". Я знал, какой наследие там лежит, в гробу, на всеобщем обозрении. Ане про это говорить не стал. Сказал только, что мы разберем "по косточкам" поповскую версию "Святого Симеона Верхотурского". После того, как услышим её, от самих мракобесов.

Нам рассказали первую часть этой занятной истории, нам пришлось проехать еще 50 километров в сторону, до села Меркушино, где и происходили все события. Аня сама сказала, что церковники уже соврали: "Семеон" этот — точно не "Верхотурский", получается, что он — "Меркушинский".

Мы приобрели брошюрку, в которой было его "жизнеописание". Оно было составлено, якобы, на основе рассказов его современников. Составил эту повесть митрополит Тобольский и Сибирский Игнатий, после того как освидетельствовал в 1695 году обретенные мощи праведника.

Согласно житию, Симеон родился в знатной боярской семье в европейской России. После смерти родителей в Смутное время пришёл на Урал и сначала поселился в Верхотурье. В 1620 году перебрался в село Меркушино (около 53 км от Верхотурья). Именно в Меркушине и его окрестностях он провёл бо́льшую часть жизни, скрывая своё происхождение. Главной чертой его христианского подвига было «социальное опрощение». Первый "дауншифтер", то бишь!

В селе посещал местную деревянную церковь Святого Архангела Михаила. В десяти верстах от Меркушина, на берегу реки Туры, Симеон летом уединялся для молитвы, добывая себе пропитание рыбной ловлей. Зимой он занимался пошивом шуб для крестьян в сёлах Верхотурского уезда. Отличался нестяжанием и, чтобы не получать платы, оставлял одежду недошитой и уходил из села. Проповедовал покорность и ещё при жизни заслужил подвижничеством и честностью славу праведного. Праведный Симеон явил собою новый тип святости — «опрощения». Вёл проповедь христианства среди вогулов. Скончался в Меркушине в 1642 году и был похоронен на кладбище при церкви.

Дальше началось самое интересное. В 1692 году гроб Симеона поднялся из могилы, так что в нём стали видны его останки. Местные жители расценили это как признак святости умершего, но его имя вспомнить не смогли. После этого появились сообщения о чудесных исцелениях, связанных с Симеоном (в основном исцеление кожных заболеваний с помощью земли из могилы святого). В 1693 году в Меркушино сибирским архиереем был направлен клирик Матфей для изучения сообщений о чудесах. Он сделал сообщение митрополиту и дал указание построить над могилой небольшой голбец — яму, типа погреба…

18 декабря 1694 года по указанию митрополита Сибирского и Тобольского Игнатия было совершено освидетельствование мощей и опрос о имевших место исцелениях. На следующий день в Меркушино прибыл сам митрополит, но, выслушав донесение Исаака, что «в гробе нашли совершенно целое тело, исключая истлевших пальцев у одной руки и платья, и что при свидетельствовании они ощутили от тела благовонный запах», отнёсся к данному факту скептически. Житие сообщает, что после этого у митрополита заболел глаз и он, решив, что это кара за его сомнение, сам освидетельствовал мощи. В гробе, поднятом из могилы, были найдены костные останки, плотно покрытые плотью, и истлевшая одежда. Игнатий объявил их нетленными, а затем, по сообщению жития, во сне получил откровение об имени святого и повелел именовать его новоявленным угодником Божиим праведным Симеоном. Потом Игнатий вновь посетил Меркушино, вторично освидетельствовал мощи, перенёс их в церковь и покрыл гроб шёлковой пеленой, а также дал указание собрать сведения о жизни святого. На их основе было составлено житие и акафист праведного Симеона.

* * *

Мы с Аней посетили церковь, в которой уже ничего не было, так как мощи были перевезены давно в Верхотурье, погуляли над высоким берегом реки, где было расположено кладбище, при церкви. По пути в Меркушино видели часовенку, якобы на том месте, где "любил рыбачить Симеон". Место было живописным, красивым, любой захотел бы там порыбачить.

Проведя собственное "расследование", вооружившись показаниями самих подсудимых, мы принялись разоблачать ложь. Обсуждали её по пути к месту назначения: Карпинску-Краснотурьинску. Отец уже был предупрежден, сказал, что в пятницу пораньше уйдет с работы, чтобы нас встретить.

Аня сверялась с "Житем святого" и, под моим руководством, рассуждала: единственным объективным фактом, который был установлен точно — была его могила. Человек жил, скорее всего, в селе Меркушено. Когда умер, был похоронен, как и все, за церковью, на кладбище. Река подмыла край кладбища, через 50 лет, и обнажила могилу. Тело, благодаря случайно совпавшим факторам, таким как постоянная температура, давление и влажность, а так же отсутствие доступа воздуха — высохло. Могилы, которые были рядом и тоже, видимо, пострадали — были обычными.

Памятника на могиле "Семеона" не сохранилось, имени его никто не знал, даты погребения — тоже. Значит он был обычным человеком, крест был деревянным. Сгнил, за 50 лет, родственников — не осталось. Зато другие могилы, рядом, были более ухоженными. Имели даты одного, 1642 года. Значит сам несчастный — умер тогда же.

Такое "чудо" — нетленный труп, всколыхнуло умы окрестных жителей. "Первого канала" не было, событий, про которые можно было "почесать языки", было мало. Слухи об этом "чуде" стали расползаться по окрестностям, пока не добрались до Верхотурья. Центра тамошней "вселенной". Естественно, к нему добавлялись разные слухи — от "чудесного исцеления" до небывалой "половой мощи" и внезапном богатстве. Того, кому посчастливилось поесть землицы из могилы и облизать нетленные останки трупа.

Основной "руководящей и направляющей" силой тогда была церковь. Местное начальство, в лице митрополита — взволновалось. "Чё за херня происходит? Бесовщина или того хуже — язычество?". Поехал на место — разобраться.

Раз это дело невозможно уже пресечь, надо его было — возглавить. Всю ночь "чесал репу", а наутро выдал, ожидавшему высочайшего решения народу.

Значит так. Раз труп не сгнил, значит это был — "святой". Понятно, знатного рода, не нищеброд, какой-нибудь. Не мог он быть простым крестьянином, не холопское это дело — "святым" становиться! Ясное дело — "боярин", хуле, как минимум… Если ни кто повыше….

А что большого камня на могиле нет и никто его не помнит — так это потому, что он был человеком скромным. Праведником, можно сказать. Пришел откуда-то и поселился в Меркушино. Нищебродствовал — так просто… по велению своей христианской души.

На что жил? А хрен его знает… Рыбачил, наверное… Вон, какое красивое место, по дороге сюда, митрополит видел! Шубы шил… А бирок с товарным знаком не осталось… так это потому, что шубы он — не дошивал, глупые! Оставлял так и просто уходил, в туман… Ходил-бродил, туда-сюда… Этож святой, понимать надо! Вот ты, дурень, пойдешь за 10 километров рыбачить? Нет? А он — ходил. Каждый день. 10 километров туда и примерно столько же — обратно… Хотя сам жил — на берегу той же самой реки… А вот нравилось ему! О тебе, дураке, молился!

Звали его — Симеон. Не Бенджамин, не Махмуд и не Максим. Точно — Симеон. Запишите себе, чтобы не забыть. Сведения — точные. Он сам так митрополиту сказал, во сне. Так что — верьте и не сумлевайтесь!

Останки — заберу с собой, в Верхотурье. Буду всем показывать, для привлечения прихожан. Интуристам неудобно будет к вам, в Меркушино, переться. Железную дорогу вам вообще никогда не проведут, воздушные шары до вашей дыры — не летают, а автомобили — вообще ещё не изобретены.

Продажи свечек подниму, икон там, с ликом "святого". Никто не знает, как он выглядел, так что нарисовать можно — кого угодно. Можно даже "гастроли" по стране устроить! Ещё что-нибудь "нетленное" найти и так же — "запуститить". Ну и что, что сохранились — только части тела. Это еще лучше! Компактней, и в транспортировке удобнее…

А еще можно, не их возить, а "артефакты", якобы нам доставшиеся. О которых древние люди и понятия не имели. "Плащаницу" там, или "пояс Богородицы"… С этих вещей можно делать маленькие копии и продавать лохам! Понятно, сначала — "освятив" их. "Церковь — никогда не обманывает вас".

Эх, мать честная! Какие перспективы открываются! Дух захватывает! Будет, чем заняться. И ему и потомкам. митрополита. Пофиг, что господь призывал "не создавать кумира"… Придумаем что-нибудь… Пипл — схавает! Аж до XX века хватит, даст Бог — и до XXI-го…

* * *

Прибыв в Карпинск-Краснотурьинск уже вечером, в четверг, мы не стали беспокоить ни отца, ни бабушку. Хотя оба адреса я знал. Тем более, что там обнаружилась гостиница "Урал". На одной улице с домом отца. С одной стороны была она, через небольшую площадь был какой-то ДК, а третьей стороны стоял его дом. Видимо, он действительно был какой-то местной "шишкой", раз ему дали квартиру в пятиэтажке, в центре городка.

Мы заселились в номер, на втором этаже, и занялись Настенькой. Она всю дорогу проспала, а теперь, когда машина остановилась — расплакалась. Она оказалась такой же любительницей поездок, как и первая моя дочь, в XXI веке. Та тоже — "выросла в машине". Отключалась, когда автомобиль трогался и сразу просыпалась, если он останавливался дольше, чем на светофоре.

Она была, как и Вероничка — красавицей. Я удивлялся всегда, зачем люди рожают себе таких уродин, как свои дети? Я насмотрелся их много, когда мы посещали разные поликлиники. Почему нельзя рожать — нормальных детей? Ладно, не таких идеальных, как у меня, но хотя бы не таких "чучел"? Кривых, косых, вечно плачущих… Прямо бесило…

Машину мы поставили на охраняемую стоянку, за гостиницей. Достали из багажника складную коляску и превратились в обычных "краснотурьинцев". Только одетых чуть поярче и живущих, почему-то, в номере гостиницы.

В пятницу с утра погуляли, пообедали в кафе. Приглядели ресторан, находившийся с четвертой стороны площади, заказали там большой столик, на вечер. Решили, как "воцерквлённые", своей поездкой в Меркушево, что у нас будет свой праздник, на эти выходные. "Рублевый спас", например. Надо же девать куда-то те рубли, что Наташа не смогла конвертировать в доллары, из-за длинных выходных.

В 4 часа вечера, из номера — позвонили отцу. Трубку взял Саша, его сын. Я представился, сказал что звонит его брат, меня зовут Денис, а его как? Он ответил и замолчал, не зная что сказать. Мне пришлось взять ситуацию в свои руки. Сказать что я очень рад с ним познакомиться, давай — просто поболтаем сейчас. Чем ты занимаешься?

Оказалось, что он — заканчивает 10 классов, сейчас у него каникулы. Значит он сможет показать нам свой город, сходить с нами на рыбалку? Прекрасно, значит он — будет нашим "гидом". Для своего сродного брата, его жены и своей племянницы. А где его сестра? Учится в институте, в Санкт-Петербурге? Очень жаль, что мы не увидимся с нею… А ты сам — бывал в Питере? Нет? Я — был. Красивый город. Ничего, еще побываешь.

Ну ладно, передай трубку отцу. Он уже понял, наверное, кто звонит. Пора нам увидеться, приходите к нам, вместе с ним.


Отцу я тоже сказал, что мы — приехали. Ждем их — в гостинице "Урал". Да, она рядом с его домом. Мы так и подумали. Ведь улица в его адресе — одна и та же. Пусть попросят, на стойке администратора, набрать 202 номер. Мы спустимся.


= 11 =

Знакомство с моим отцом было… необычным. Они пришли, втроем, с моим дядькой — Евгением. Я спустился в холл, мы поздоровались. Сказал, что мои женщины — одевают друг-друга, сейчас я помогу спустить коляску со второго этажа и мы пойдем в соседний ресторан — праздновать встречу. Столик там — уже заказан. Пойдем, брательник, поможешь мне.

Мы вынесли коляску, я познакомил присутствующих — со своей женой. Предложил тут же запечатлеть сей знаменательный момент, на фотоаппарат. Дощелкал нашу пленку, оставшуюся с празднования Нового Года, в семейном кругу. Спросил, есть ли тут поблизости сервис по проявке пленок и печати фотографий?

Он оказался неподалеку, мы послали туда "молодого", с указанием напечатать все снимки, по одной штуке. Потом бежать к нам, в ресторан. Когда мы отужинаем, фотографии будут готовы. Он снова сбегает за ними.

Мы дошли до ресторана, сели за заказанный столик. Пока ждали салаты и водку — для взрослых и вино, для Ани и Саши, я ответил на вопросы. Приехали мы вчера вечером. Не стали беспокоить отца, так как знали — он работает, в пятницу. Поселились в гостинице потому, что так удобнее. Мы — не будем стеснять пока незнакомых нам людей. Да и самим комфортнее — за нами и нашей дочерью будут убирать специально для этого обученные люди.

Хлопнули по-первой — "за знакомство", тут же, по-второй — "за встречу". Спустя некоторое время, прожевав салаты — по-третьей: "за сыновей и родителей". Я поинтересовался здоровьем бабушки — матери отца. Захмелевшие родственники ответили, что они, вообще-то, тоже подготовились к встрече. Прямо сейчас нас ждут бабушка Анна и жена отца — Надежда. Они весь день лепили пельмени и варили холодец. В трех кварталах отсюда. Здесь вообще, всё — рядом.

Так чего же мы ждем? Отменив заказ "горячего", я расплатился за ресторан и мы направились к ним. По пути посетили, с Сашкой, стоянку. Забрали подарки и пошли в магазин, где была фотолаборатория. Я забыл купить подарок своему дядьке, купил для него, тут же, "мыльницу". Простой фотоаппарат. Пленками мы запаслись еще в Екатеринбурге.

Придя на место, в трехкомнатную квартиру бабушки, мы заново познакомились с ней. А так же с "дальними" родственниками — с Надеждой и женой Жени. Сфотографировались все вместе. Показали только что напечатанные фотографии нас же. И снимки с Нового Года. С родителями Ани и моей мамой… Вручили подарки. Отцу я сказал, что его подарок — остался в машине. Отдам его, если мы поедем на рыбалку.

Отец долго рассматривал изображения моей улыбающейся мамы, спросил, почему она не приехала с нами? Я пожал плечами. Наверное потому, что у неё нет в Карпинске-Краснотурьинске родственников. В отличие от меня… А почему он не приезжал ко мне?

Он начал отвечать, что "мы, с твоей мамой…". Я грубо прервал его. Сказал, что мне пофиг, что было у него с моей мамой. Это не моё дело. Это — их жизнь и они живут её — как сами пожелают. Что если он скажет про неё хоть одно плохое слово — я набью ему морду. Не потому, что он не прав. Правда у каждого своя. И не потому, что мать "настроила" меня против него. Мы о нем — никогда не разговаривали. Его — "не было", в нашей жизни. Драка у нас будет из-за того, что он позволит себе высказать что-то в адрес моего родного человека — моей матери. Сам он для меня — "никто". Гражданин, с которым я только что познакомился. Так давай вести себя, будто мы — культурные люди. Будем обходить "скользкие" темы и не оскорблять друг-друга.

Он задумался. Ему надо было это осознать. Что драться со своим сыном, который одного с ним роста и веса — он не планировал. Его заготовленная "речь" о том, что моя мама виновата в их расставании — не "прокатит". Надо придумывать что-то другое.

Не про то, что он не приехал ко мне. "Прицепу", который был вместе с мамой. Не к тому четырехлетнему карапузу, которого он запомнил, а как к самостоятельному мужчине. Которого он сейчас — первый раз видел. Который приехал к нему "в гости" на новенькой иномарке, стоившей в два-три раза больше, чем его квартира. Посреди "рабочей недели". Непонятно как заработавшем, на неё. Побрезговавшего жить у него или родной бабки. Готового убить, за своих родных и близких. И это он еще не знал, что я — старше его, по возрасту. Хоть никогда и не был на "зимней" рыбалке…

Я дал ему время подумать а сам отправился к бабушке, "агукавшей" своей первой правнучке. Мы немедленно запечатлели их на видеокамеру. Сами уселись за стол, пробовать самолепные пельмени. Вкушать вкусную водочку, до которой родственники оказались очень даже охотчи. Даже бабка. Не то, что я, принципиальный трезвенник. Могу выпить, если захочу. Конечно, поддержу!

Всё-таки жизнь в глуши — к выпивке — располагает. Переехать в Карпинск, что ли? Работать мне не надо, моих долларов мне — хватит, до конца жизни. Отправлю Аню с Настей в Екатеринбург. Пусть управляют там своими "АДСами"… Всё равно я там не нужен.

Куплю себе дом, заведу собаку — алабая… Кошек, чтобы мышей ловили… Раба какого-нибудь… Буду писать "Мемуары"… Не сам! Пусть раб пишет! Называет меня — "Хозяином"… Боится меня… Потом… это… как его…

Аня! Ты чо, не в Свердловске что ли?… Куда идти? Спать? Я еще нормальный… Практически трезвый!… Щас, выпьем по-последней, и ВСЁ! Завтра мне за руль, на рыбалку ехать… Кстати, где мы будем червей копать? В снегу? Что значит "они все спят"? Ну и ладно, копайте без меня, я тоже — спать…

* * *

Проснувшись ночью, я посетил туалет, попил вкуснющей воды на кухне и стал искать, где я спал. Найдя женскую фигурку посимпатичнее, пристроился к ней. Меня не прогнали, как всегда. Ещё бы! Не каждый раз к тебе в постель лезут миллионеры!

Только вдруг Аня сказала, чтобы я поменьше дышал, на неё и на нашу дочь. Тьфу ты, блин. Это опять была она. Она что, таскается за мной повсюду, не давая разнообразить личную жизнь? Искать другую бабешку было лень, я крепко обхватил Анину грудь и заснул.

Утром было тяжко. Какая там рыбалка! Я сказал бодрому, улыбающемуся отцу, который заявился ни свет, ни заря — в 12 утра… что пока не готов туда ехать… Пусть он пока "прикормит" хорошенько, а в воскресенье я покажу! Кто из нас — рыбак!

Оказалось, что он уже сбегал с утра, наловил окуньков, ершей и еще кого-то. Бабушка сварила нам "тройную" уху, я похлебал её, с перцем и противной водкой.

Когда водка перестала быть противной, опомнился и скомандовав своей семье собираться, отбыл в гостиницу. Там нас уже потеряли, мы отсутствовали целые сутки. Я сказал: "Всё нормально, деньги есть" и продлил номер еще на два дня.

Сам залег с Настенькой на кровати, сказал Ане — нас не будить, при пожаре выносить — первыми. Настя тоже похрапывала, наверное — перебрала вчера. И куда Анька смотрела! Ребенку полгода всего!

* * *

На следующее утро я был серьезен и сосредоточен. Поднялся тоже ни свет ни заря — в 10 часов, прогрел машину, чтобы Анюте с Настей было тепло в ней. На улице был легкий морозец, Аню можно было взять с собой. Дочку отвезли прабабушке, она хорошо себя зарекомендовала. Оказалось, что до реки ехать — недалеко, дальше, идти по снегу — пешком. Никакого сервиса!

Сверток с палаткой я отдал младшему брату, сам нес сам себя, раз уж "тройки" с бубенцами нам не подогнали. Когда добрели до места, быстро собрал палатку, посадил внутрь Аню. Зажег свечку, скоро там стало тепло. Ветром она не продувалась, а в дне палатки я вырезал отверстие — под лунку. Отец пробурил нам дырку, сам ушёл рыбалить на другое место.

Мы с Сашей принялись закидывать удочку. Сначала он, потом я. Мне быстро это дело надоело, так как вода была мокрой и холодной. Смотреть в одну дырку было скучно. Если бы не было палатки, то можно бы было поглазеть вокруг. Но тогда бы мы замерзли, на ветру. Немедленно захотели бы выпить.

Мы поймали пару рыбок. Ну ладно, Саша поймал. Но — под моим руководством!

Отец — вообще был без улова. Говорил, что ничего не понимает. Вчера тут был "жёр". Я ответил, что не понимаю, что это за термин и достал свою рыбу. Рыбную консерву, сайру в масле.

Отец сплюнул и сказал: "Понятно. Кто же на рыбалку — рыбу берет!". Не знаю, что за предрассудки… Мы выпили с ним водки, даже Саше налили, так как замерзли. Закусили сайрой с хлебом, Ане — даже не предложили. Еще сопьётся, девка, на свежем воздухе!

От палатки он был не в восторге, хоть и принял этот подарок. Оказывается, рыбаки ходят от лунки к лунке, а не сидят на одном месте, закрывшись от ветра. Хотя перенести эту палатку можно было одной рукой. Я предположил, что дело в другом. Рассказал им анекдот, который они точно не слышали:

"На зимней рыбалке сидит мужик без шапки. К нему подходят, спрашивают: Почему? Простудишься ведь!

Он отвечает: "Ага, вчера выпить предлагали, а я — не услышал! "

Мы опрокинули еще по 100 грамм и батя сказал, что нам тут делать нечего, клева — точно не будет. И хорошо. Имел я ввиду, такую рыбалку! Отца "обловили", да и ладно.

Толи дело летом! Вода — руки не обжигает. Даже Святой Симеон Верхотурский зимой не рыбачил, что он — дурень что-ли! Сидел на печи и шубы шил. Стоп. А мы тогда кто? Еще и приперлись за 10 километров… Лучше поедем к бабушке, ноги в "электроваленке" греть, уху вчерашнюю доедать, да вкусную водку пить…

* * *


Отец вечером мне признался, что почему-то не думал обо мне, как о самостоятельном человеке. Я же ещё маленький… Сколько там мне… Пять, ну шесть лет… Вот вырасту, тогда… Пойму его, почему они с Надей разошлись… Вернее, она его бросила, забрав меня и уехав, тогда, из деревни под Кировом… Куда его направили, после института, по-распределению…

Я отрывками помнил, этот период. Как ходил с мамой на речку, полоскать в проруби белье. Как мама это делала?!! Это же руки поморозить можно! Да и вообще, это — тяжелая работа. Я сам, когда меня заставляли полоскать белье потом, в тёплой ванной, долго — не выдерживал. А тут — на морозе, да еще потом тащить мокрое, тяжелое бельё — обратно…

Как потом мы улетели, ночью, в Свердловск. Сначала на "маленьком" самолете, потом — на "большом". В "кукурузнике" меня безостановочно "рвало". В "Тушке", а скорее всего, в "Иле" я, наконец-то, уснул.

Потом мы жили в деревянном доме, в начале той же самой улицы Восточной. Ездили стирать белье — к бабушке, на Бардина. Это были самые счастливые, для меня, моменты! На машине, под тиканье счетчика!

Когда дом пошел под снос, нам дали двухкомнатную квартиру, около Шарташского рынка. Вместо огромного дома, с тремя комнатами и большой кухней! С большим участком, соток 10–12, в центре города! Сейчас бы это стоило — 3 таких квартиры. В XXI веке — все двадцать!

Это случилось в конце августа, в год, когда я должен был пойти в школу. Места в школах поблизости уже не было, мне пришлось ходить в ту, что была далеко, в 10 минутах ходьбы от дома.

Об отце мне напоминал только тополь, посаженный им около нашего старого дома, в день моего рождения. После сноса он остался. Я редко там бывал, а в XXI веке обратил внимание, проезжая мимо на машине, что он стал уже выше стоящей рядом пятиэтажки…

* * *

В понедельник отец ушел на работу, а мы с Сашкой отправились тоже на работу — к дяде Жене. Аня с нами не поехала, осталась с Настей в номере. На улице было достаточно холодно, около -20 градусов. Мы проехались по городку и свернули на лесопилку. Она была частная или еще государственная, я так и не понял.

Рабочие нехотя пилили бревна на доски на старом агрегате. Второй такой стоял рядом и был сломан. Строительный бум начнется не скоро, я успею к нему подготовиться. Да и станки появятся импортные, пилить будут лучше и точнее. Пока же пиломатериал не очень ценился, стоил копейки. Особенно здесь, далеко от Екатеринбурга.

Мы поговорили с Женей, он рассказал, где они берут лес. Пилят деревья на выделяемой им делянке, ветки и сучки — сжигают, как мусор. Какой-нибудь японец или китаец — в обморок бы упал от такой бесхозяйственности. А я ничего — вытерпел.

Превращение сучков в щепу, а затем брикетирование — бизнес далекого будущего. Сейчас он был не выгоден. Опилками и щепой — засыпали дороги, в поселках, где были ДОКи — дерево-обрабатывающие комбинаты. Опилок было там в избытке, они были очень пожароопасны. От них избавлялись любыми способами. Тем более — не делали щепу специально.

Вот, придумали такой — "ДОКовский асфальт". Летом по нему можно было проехать. Он впитывал грязь и глину, перемешивался с ней. Оставались глубокие колеи, если ездить по одному месту, не по краю колеи. Потом проезжал трактор и враз всё выравнивал. Или еще насыпали опилок. Зимой, после осенних дождей, это месиво замерзало и дорога превращалась в твердый "автобан". Иногда — на полметра выше, чем тротуары.

Оказалось, что выкуп делянки — вполне легален. Только там надо было спилить всё — и деловую древесину и мусор, вроде кустарников. Всё вывезти или сжечь, а на это место — высадить посадки. В лесхозах были специальные питомники маленьких сосен, лесники и егеря за этим всем строго следили.

Зато не следили, кто там в лесу стреляет. Мы обновили мое ружье, я заставил Сашку потом его чистить. Отобрав и заперев все патроны, проверив стволы.

С Евгением мы пока "провентилировали" одну "тему". Сможет ли он собрать бригаду лесорубов, чтобы "подтянуть" с делянки стволы деревьев — примерно одного размера? Под срубы — домов и бань.

Конечно, все официально, без воровства. Сможет? Прекрасно. Тогда следующий вопрос — есть ли тут толковые плотники? Которые бы шкурили стволы и рубили из них срубы. По указанным размерам. Я бы смог, в Екатеринбурге, их реализовывать. Они будут на день-два приезжать "в командировку", собирать сруб на мох — на месте и уезжать обратно — с деньгами. Пол и крышу делать не нужно, эти работы сделают другие люди. Они же — пропилят двери и окна, в нужных местах.

Естественно, их работа по заготовке древесины и изготовление сруба — будут оплачены. Гарантом будет Евгений — бригадир, которому я оставлю денег. Они смогут спокойно работать хоть всю зиму и весну. А летом — только собирать.

Давай тогда договоримся так. Вот деньги, на заготовку, сам их распределяй. Ты лучше знаешь своих мужиков. Знаешь местные расценки. Себе возьмешь, за хлопоты. Мы потом придумаем, как разделить "прибыль". Можете приступать хоть завтра. Есть, куда складывать? Ок. Копите деревяшки до того момента, как я не скажу первые размеры. Первый сруб будет нужен лично мне, под баню на дачу. Его надо будет срубить из "февральской" древесины. Да, я знаю, что февраль — лучшее время для заготовки… Откуда? Не помню, читал где-то…

Остальным будем делать из чего попало. Желательно — качественно, конечно. От этого будет зависеть цена. Ведь заказчики не будут видеть, что мы им привезем, в результате, будут ориентироваться на "образцы". Охота мужикам кататься взад-вперед, если заказчик откажется, из-за плохого качества?

Вот и давай, думай. Руководи. Денег от конечного покупателя — всем хватит. Мне, естественно, побольше. Ведь я вложусь деньгами, обеспечу транспортировку, рекламу, работу с клиентами. Им тут знай тюкай топориком… да отвлекайся, на рюмочку. Всё равно тут особо работы нет. Что поделаешь, дядька, капитализм — он такой…

Что Евгений меня "кинет" или пропьёт все деньги, я тоже думал. Если это произойдет — будет к лучшему. Пускай родственнички возьмут малыми деньгами, чем потом, когда я доверюсь им — по настоящему. Не будет большого разочарования. Но что-то подсказывало мне, что они оценят представившуюся им "возможность". Понадеялся на "кровные узы", в общем.


= 12 =

На неделе мы с семьей вернулись из своего "полярного" путешествия. Зашли к маме, заехали к тестю с тёщей, показали фотографии. Мама сказала, что меня ждут в офисе, якобы совсем нас "потеряли". Я отмахнулся. У меня "приёмный день" теперь один — понедельник, с 15.00 до 15.05. С двумя перерывами. Оказалось, что первый свой такой день — я сам "просохатил". Так я и говорю — со следующий недели же!

Сотрудники меня расспросили о поездке. Сначала захотел рассказать им байку, о своем путешествии в глушь: "Несут, значит, меня пьяного драться…". Но они расхохотались и не поверили. Знали, что я трезвенник. Пришлось рассказать правду.

Что мы заехали сначала в Верхотурье, поклонились святым мощам. Совершили паломничество в село Меркушино, обитель Святого Симеона Верхотурского. Затем все Рождество стояли перед алтарем с пельменями, пели псалмы или что они там поют… Про "Черного ворона…" Отпаивались потом все утро "святой" водой, остаток дня провели, смиренно поклоняясь богу сна…

Потом нас ждала "путина", мы ловили голыми руками рыбу, в ледяной воде. Провели натурный эксперимент, проверили научным путем версию церковных служителей. Всё оказалось чистой правдой, вот те истинный христианский крест! Не может обычный человек зимой рыбу ловить! Значит, всё остальное — тоже правда… Симеон — действительно святой, раз зимой не ел нечего, только шубы шил и бесплатно их раздавал. Эх, зря мы землицы не поели и его труп не облобызали…

Не, ну мы-то понятно, наловили… Я же про "обычных" людей говорил. Мы то — праведники, можно сказать — страстотерпцы… Жутко устали и обморозились, так что должны, вскоре, быть причислены к лику святых… Выбирались, с огромным уловом, на оленях и собаках с "бубенцами"…

А Симеон точно — Симеон. Не Абдулла. Инфа — 100 %. Он сам мне сказал, когда мы с ним чуть не встретились, накануне…

Провели переговоры со своими новыми бизнес-партнерами. Это было не просто, они — люди суровые, в ушанках, армяках и топорами за поясом. Хорошо, что у меня было с собой ружье, я их держал на "мушке" и не давал близко подходить. Договорились о том, что я буду покупать у них лес. Сам буду пилить-рубить его и вывозить, в Екатеринбург. На дрова. Здесь с дровами — дефицит, Юля вон, не даст соврать. Она чуть не замерзла прошлую зиму, в вагончике. Так что бизнес — попрёт.

Нормально съездил. А вы тут чем занимались?

Они — всю неделю обсуждали моё внезапное отшельничество. Когда я неожиданно пропал — перепугались, не наложу ли я на себя руки. Юлия убедила их, что они — неблагодарные сволочи. Что, им трудно было поддержать меня на собрании? Закидать цветами и мягкими игрушками, за мое выступление? Пожалуйста — теперь приготовьте к понедельнику все доллары, которые вы должны. Возможно ей удастся уговорить Дениса Степановича, чтобы он дал им рассрочку. Короче — "провела работу".

В понедельник все собрались, в моём кабинете, дверь им открыла Наталья Якушева. Сказала, что меня пока нет, дозвониться — она не может, до моей особы. Сама пока посидит тут, вместо меня. Будет следить, чтобы мой любимый дырокол никто не подтянул.

Сделала объявление, которое касалось всех "АДСов", по налогам. Что-то действительно важное. Чтобы не бегать потом, за каждым.

Андрей сказал, что уходит из "АДС-Электроник", подыскивает сейчас себе замену. Нет ли у кого, на примете, толкового молодого человека? Ну, тогда придется кого-то повышать, из своих. Сам он будет заниматься охранной структурой. Будут инкассировать деньги, с оружием. Живые охранники будут на объектах, там где они понадобятся. Естественно, это будет не бесплатно… но — профессионально.

Юля рассказала про "билборды". Что это перспективная вещь, Анатолий их изготовит, она — разместит. Можно уже сейчас записываться на аренду рекламного пространства. Кстати… нет ли у кого, на примете, толкового молодого человека? Заниматься рекламой?

"Дима-Вадима" тоже сказали, что им нужен еще один водитель. Может, кто посоветует? Все-таки, по рекомендации — надежней, как-то… Олег пообещал, что поговорит с кем-то, из автосалона "Форд". Его там постоянно теребят, хотят последовать за ним. Толковых продавцов он, конечно, переманит, когда у нас откроются вакансии… Может и охранников поспрашивать, вдруг кто захочет стать "лицензированным", в структуре Андрея Гирсова.

Они сами не заметили, как проболтали два часа. Наталья резюмировала встречу: возможно, идея со "сходками" — не такая уж и плохая… Где нам всем встречаться, как не здесь, в заранее оговорённое время?

Понятно, что все заняты, погружены в свою работу, в свои заботы. Но ведь надо иногда "выныривать"! Хлебнуть воздуха, посмотреть по-сторонам… На соседей, на конкурентов… Глянуть, не пересекаются ли у нас "дорожки"…

Денису удавалось протянуть "поплавки", определяющие их, раньше. Ведь ни у кого нет сейчас претензий, к присутствующим? Вот и пускай сидит, наблюдает за ситуацией — в целом. Всё равно — бездельничает, пока мы все тут "в мыле пашем". Ну а если будет тянуть "поплавки" к сливному отверстию — мы все вместе ему на это укажем. Не дураки, чай… Поумнее его будем…

* * *

Я надеялся, что так и будет. Ведь "сходки" — не сам придумал. Они были заведены у Ефрем Палыча и потом, когда работал в одном холдинге. Откуда бы я тогда узнал, про фотолаборатории? О проблемах, которые у них возникли…

Теперь я постоянно присутствовал на этих собраниях. В основном слушал, чтобы быть в курсе событий. Иногда задавал вопросы… Протягивал "поплавки", разводил дорожки, раз уж они меня назначили, на эту должность. Бесплатно, кстати. Зарплату мне за это никто не платил.

Эти жадные люди только посмеялись надо мной, когда я об этом заикнулся. Сказали, что сам хотел стать — штурманом. Они повышают меня — до капитана и шефа. Вешают медаль на шею, с буквами "АДС" и желают попутного ветра… Почему-то — в лицо…

Будут заглядывать сюда, проверять, не дало ли судно — течь. Не превратилось ли в "утку". Ну и ладно, ну и пусть. Зато у меня появилось время создать новые "цепочки", на будущее.

Мои ёлочки подрастали, скоро мы нарвем с тёщей новых побегов, наколотим семян. Посадим их на даче, чтобы обеспечить непрерывность подрастания саженцев. На следующий год с побегами возиться уже не надо будет, достаточно бросить в землю новые семена и орешки.

Выберем место под баню, когда сойдет снег. Я по телефону дам размеры, когда соберут первый сруб — сфотографируем его со всех сторон, дадим рекламу.

Новые направления будет открывать трудно, без солидного запаса долларов, нужно будет распределять рублевые денежные поступления, сразу вкладывать их куда-то. Оптимизировать расходы.

Эх, Наталья! Рано ты подумала, что я с тебя "слез"! Всё только начинается!

* * *

Мы с Юлей провели ревизию моей недвижимости. Там, где уже сделали ремонт и там, где еще нет. Ребята-строители сняли трёхкомнатную квартиру, жили там, как в общежитии. Мне покупать такую квартиру было уже дорого, я хотел оставить себе долларовый "резерв", на случай непредвиденных и срочных расходов. Мне очень не хотелось называть его "резервом на черный день" — не хотел притягивать сущности. А расходы могут быть и приятными: бриллиантовое ожерелье любовнице, новый спортивный автомобиль…

Выставили на продажу два гаража, подумывали о третьем. Юля нашла, кто нам сдаст боксы — там же. А телефоны там — уже были. Спросила меня о квартире на Бардина. Но это было — табу. Она была дорога мне, там всё еще сохранялся мой "дизайнерский ремонт", который мы сделали с моими друзьями.

В помещении магазина, который Юля уже перевела в "нежилое" из двух квартир, заканчивался ремонт. Олег "рыл копытом землю", так хотел побыстрее там открыться. Уже заказал торговое оборудование, из тех денег, что выделила ему Наталья. Я проверил — вроде всё нормально. Открываться в "центре" надо по-любому, всё-таки Бардина — это еще окраина.

Да и в офисе стало тесновато. Надо было расширять его. Выгнать лишних — в другое помещение. Но куда? Арендовать я не хотел, купить — не мог. Юля искала, но никак не могла найти подходящего варианта. Вот если бы построить… Тогда махом бы решились все проблемы с рублевыми поступлениями. Их можно было запускать на закуп материалов и зарплату рабочим. Это — тоже, получается — потом. Зимой пока не строят.

Кстати, о стройке. Явился Димка Поляков, откуда-то узнал о наших с Игорем "движениях". Попросился к нему в бригаду, тот направил его ко мне. Сказал, что у меня были мысли по поводу Полякова.

Ага! Значит созрел, для "АДС-Стройка"! Чтож, проверим Диму в деле. Я объяснил ему принцип составления смет, сказал, что это тоже работа, только руки будут оставаться относительно "чистыми". Дал ему, ту самую, Игорёхину смету. С заданием: доказательно её увеличить.

Он пришел через пару дней, со сметой, "разогнанной" в три раза. Там были пункты на "сигареты рабочим", на "электроды по бетону", на "баллон с компрессией"… Я ему серьезно сказал: детство — кончилось. Ты сюда пришёл игрушечные деньги получать? Я тоже сам люблю пошутить и посмеяться, у меня тоже были дни "онантруда". Что заказчик, увидев такую смету, набьет Димке морду. Да, да, именно тебе. Думаешь мы будем скрывать, кто составлял смету? Именно ты будешь сидеть перед громилой двухсоткилограммовым и доказывать ему, что дырки в стене делают непременно дорогущим "дефлоратором". Он сам тебе, что-нибудь продефлорирует.

* * *

"Днем бесполезного труда" назывался специальный день в стройотряде. Он выбирался посреди "целины", когда не было других праздников. "23 февраля" или "8 марта", например. Понятно, что месяцы были — июль и август, но даты-то — совпадают? Грех не попраздновать их, с женским стройотрядом.

У нас этот день назывался короче — "день онантруда". Когда "молодые" уже кое-что умеют, но уже достаточно устали, чтобы не думая выполнять задания мастера или бригадира — "стариков". В этот день с утра проводится жесткий инструктаж: на объект должна приехать проверка, из начальства, поэтому доставайте-ка все свои удостоверения "Плотника-бетонщика-стропальщика". Так, у всех они есть. Все их получили перед "целиной", после инструктажа. Носите с собой, будьте готовы — предъявить. А еще лучше — не отсвечивайте совсем. Передвигайтесь скрытно, по-военному. Работу-то один хрен — надо делать. Задания будут всем не совсем обычными, чтобы не попасться на глаза начальству.

"Молодым" раздавали задания, разведя их друг от друга. "Старики" в это время похохатывали, подыгрывая друг-другу. Даже "старушки" из женского стройотряда, который работал по-соседству. Все было согласовано, у них в этот день был свой "онантруд". Конечно, менее жесткий, чем у парней.

"Молодые" в недоумении скрытно передвигались по объекту, выполняя "поручения": сходить в подсобку за "электродами по бетону", за ведром компрессии, за клиренсом, наконец… Естественно, "старика", заведовавшего подсобкой — "не было на месте". Вернувшийся "порученец" получал нагоняй: "ну и что, что подсобка закрыта? сходил бы к девчонкам, да просто — у любого бы спросил".

— Что ты принёс? Это электроды по-металлу! Ты бы еще по-дереву принес…

— Как это у девченок нет дефлораторов? А чем они тогда пользуются? А-а-а, дали тебе огурец… Не, это нам не подойдёт… Пойди, обратно, отдай и скажи, что уже не надо…

Другим давали работу "попроще". Отчистить от ржавчины старую водопроводную трубу. Изнутри.

Или копать траншею под домом. Так, чтобы от каждой сваи было полметра. Минимум. Дело в том, что дело было на севере, в Надыме, недалеко от "полярного круга". Двухэтажные щитовые дома стояли на сваях, натыканных как-попало. Траектория получалась такая… замысловатая… Прораб потом очень удивлялся этим "ходам".

Мне лично — сказали подпиливать балконы. Пол у них был сделан из досок разной длины. Надо было сделать "красиво". На втором балконе я понял, что "что-то тут не то…". Сходил к давно построенному аналогичному дому. Там полы на балконах были — вразнобой. Так что я понял, что надо мной прикололись и дальше только делал вид, что работаю. Ведь я был уже более-менее опытным: второй раз был "кандидатом", прежде чем поехать "на целину".

В отличие от моего дружка, Вадика. Он мне с гордостью потом сказал: "Пока все всякой фигнёй занимались, я — действительно делом занят был! Столбы утеплял!"

Ага. Деревянные столбы уличного освещения. Утеплял. Обматывая их колючей "стекловатой". После которой всё тело потом несколько дней чесалось…

Такой день имел практическую ценность. С этой даты "молодые" стали думать, чем они занимаются. Не выполнять слепо задания. А вдруг это опять день "онантруда"? Стали искать возможность выполнить работу максимально эффективно и качественно.

А то до этого случались разные казусы. Мастер сказал одному "молодому": вон там утеплитель лежит, вон там — рубероид. Кажется, дождь собирается. Надо укрыть. Он и "укрыл". Это ведь было так просто — укрыть листами утеплителя, который имел легкую, пористую структуру и был даже легче пробкового дерева — рулоны рубероида.

Или когда привезли землю откуда-то, для газона. Своей земли там не было, только песок. На улице стояда жара, +30 градусов, мы разбрасывали две кучи — полдня. С нас крупными каплями катился пот, а внутри кучи земли был голимый лёд. Потом приехал трактор и за пять минут разровнял оставшиеся 10 куч…

* * *

Димка взял смету и стал переделывать. Я посадил его за компьютер, показал как занести столбики в таблицу Excel. С компом он уже немного обращаться умел, мы вместе с ним "летали" на истребителе F-19, на его кафедре, на электрофаке. Тот комп был медленным, "полет" длился час, если не больше, а желающих поиграть было много. Поэтому мы разбивались на пары, один был "пилотом" — нажимал на стрелочки. Второй — "штурманом", управлял картой, радаром, бомболюками. Собственно, стрелял — из пулеметов и ракетами, управлял другим оружием и оборудованием.

Потом Поляков будет работать в специальной сметной программе, со всеми справочниками. Придумает для своей конторы выгоднейший тип работ: утепление швов на стенах панельных цехов. Утеплитель у старых заводов вываливался, в цехах было холодно. Руководители заводов охотно шли на эти работы, тем более, что ответственным за это людям — "подмазывали". Было из чего.

Смета, помимо прочего, содержала пункт "леса". Обычные, металлические строительные леса. С досками, чтобы по ним можно было ходить. Их надо было арендовать, на время работ. Собирать, потом — разбирать, передвигать дальше, вдоль длинного цеха. После какой-то там высоты полагалась надбавка, "за высотность". Как на сами работы, так и на сбору-разборку лесов. Руководители чесали затылки, но всё же признавали: да, всё верно. Платили заявленные деньги, ведь уже получили, к этому моменту, "на лапу".

Весь фокус был в том, что никто никакие леса — не использовал. Работы выполнялись верхолазами, спускавшимися с крыши на веревке. Быстро и качественно, по-военному. Там не было особо времени рассусоливать, курить и расхаживать по лесам. Висеть на пятиметровой высоте — скучно. Приходилось работать. Ну а желающие могли проверить качество работ: во-о-он там мы шов заделали…

Димка с заданием справился. "Раскрутил" доказательную смету. В любом пункте мог убедить, что именно такие расценки по-городу. Это он умел. Я сам поверил, что у нас даже дешевле, чем у других. Был взят на работу, на должность сметчика. В строительную организацию, которой пока не было. Надо было очень… очень сильно продумать её структуру. Учесть способности каждого участника и про себя, любимого, не забыть…

= 13 =

Мы с Анютой приехали к тёще на работу — в Ботанический сад УрО РАН. Ходили с коляской, гуляли, наслаждаясь тишиной, посреди большого города. Присматривали "голубые ёлочки", которые могли поделиться с нами молодыми побегами. Зашли в дальнюю часть этого парка, дальше уже был бурелом, без почищенных от снега дорожек.

Я спросил тёщу, а что там — дальше? Не то, чтобы я не представлял себе карту города, просто — не задумывался об этом. Она рассмеялась и ответила — еще немного, и будет наш дом, на улице Бардина.

Остановившись, я начал припоминать. Слева была Окружная дорога, её мы не пересекали. Справа — частный сектор, район Автовокзала. Он длился до улицы Московской. В XXI веке дома снесут и там будут стоять новые высокие дома. После Московской — наш район: Юго-Западный.

Это что, мы перед Московской, что-ли? Да. Дальше будет сначала коллективный сад сотрудников Ботанического сада, а потом — Московская. Тесть с тёщей подумывают там взять участок, им очень понравилось на даче у моей мамы.

Как, там еще можно взять участок? Ведь это место — почти центр города! На Московской-Объездной скоро построят первую в Екатеринбурге новую, большую развязку. Тот коллективный сад я помнил, так как видел его, проезжая мимо и стоя в пробке, во время строительства развязки. Его немного порезали, освобождая место, но некоторые дома сохранились, превратившись потом в коттеджи.

— Конечно — ответила тёща. Ведь эта земля принадлежит нашему Ботаническому саду. Она не используется, так как находится далеко от входа. А с того края — большая улица, удобно было сделать коллективный сад для сотрудников. Он постепенно расширяется, вглубь.

Понятно, расширяется! Я сказал Ане с тёщей, чтобы гуляли дальше, если замерзнут, пусть идут в какую-нибудь оранжерею. У меня появились срочные дела, заберу жену и дочь через полтора-два часа. Сам пошел ко входу в Ботанический сад.

"Ох уж этот Отец Фёдор… Батюшки, опять новое дело затеял… Что сейчас? Кролики или свечной заводик?" — наверняка подумали родственники мне вслед.

* * *

Я был вынужден сделать большой крюк. Сначала пешком, до своей машины, потом по Окружной, до Московской. Бегло осмотрел местность, проехал в офис. Там, в моем кабинете, висела большая карта Екатеринбурга. Такие карты только недавно появились в продаже, раньше эта информация была секретной. Изображалась схематично, без подробностей. Про номера домов и электронные варианты карты, вроде "Екатеринбург на блюдечке" или ДубльГИС — и говорить не приходилось. Вот и здесь была — "автомобильная" карта города.

Тем не менее, на ней указывалось, что да, эта территория — Ботанического сада УрО РАН. Рядом есть заправка, её я помнил. Даже коллективный сад «Лесной-2» был обозначен.

Меня очень заинтересовало это место, я поехал туда снова. На перекресток Московская — Волгоградская. Дальше было пересечение с Окружной дорогой. Нашим "внутренним кольцом города". За последним зданием на Московской — автомобильной заправкой, располагался тот самый коллективный сад. Садовые участки, где за забором, а где и без, длились метров пятьсот вдоль Московской, вплоть до перекрестка с Окружной дорогой. Здесь центральная часть города заканчивалась, а периферийная еще не начиналась. После пересечения с Окружной улица продолжалась, но меняла название. Теперь она называлась Патриса Лумумбы. Далее, за лесопарковой зоной, начинался район Вторчермет.

Окружная дорога была частью «кольца», которое шло вокруг центральной части города. Я бы назвал его «ЦЕНТР+» или «Большой центр», ведь для меня он был именно таким: шумным, многолюдным, с его вечными «пробками» и теснотой. Но не в этот временной период.

Сейчас это была «окраина цивилизации», сюда не ходил общественный транспорт, здесь не было кафе, кинотеатров, гостиниц и прочего. По улице Московской в сторону центра располагался частный сектор. По Волгоградской с одной стороны — тоже частные дома, а с другой — относительно свежие многоэтажки: в девять и двенадцать этажей.

Автобусы, а тем более трамваи с троллейбусами, здесь не ходили. Их маршруты пролегали в километре отсюда и даже сообщение центра со Вторчерметом осуществлялось по другой, более «главной» дороге — улице «8го марта».

Постепенно, с развитием города, все бо́льшие транспортные потоки из центра устремлялись на периферию и на «кольцо». Мощность этих потоков, а так же потоков обратного направления росла, а новым улицам появиться было неоткуда. Улица «8го марта» встала в пробку, улица Московская — тоже.

Я прекрасно помню заторы в этом месте. По утрам — в сторону центра, а вечером — в обратном направлении, в строну Окружной и Вторчермета. Счастливые обладатели автомобилей, которые привыкли передвигаться «с ветерком», были в замешательстве. Их бесило и раздражало, что на привычный маршрут уходит дольше времени. Каждый думал: «Я то по делам еду. А это что за люди? Куда они все поперлись именно сегодня?». Хотя это была обычная, "рабочая" пробка. Она постепенно двигалась, а не стояла колом.

Постепенно городские власти начали решать транспортный вопрос. Стали расширять улицы, настраивать светофоры, изменять схему движения, строить развязки. И первым, кого коснулось по настоящему серьезное, а не косметическое преобразование, стал перекресток Московская-Окружная. На его месте построили развязку. Полноценную современную развязку — «клевер».

Московскую тоже расширили, насколько это было возможно. До пересечения с Волгоградской, например, за счет коллективного сада.

Вероятно, это случилось из-за того, что вокруг этого проблемного перекрестка — было большое не занятое пространство. Пустырь и лес, строений нет. Садовые участки, в «Лесном-2» изъяли для нужд города. Ну не все, только те, которые потребовались. Возможно, даже какую-то копеечку хозяевам выплатили.

Для города это было чуть ли не первое такое масштабное дорожное строительство. Ошибиться было нельзя. Судьба всех аналогичных дорожных работ решалась здесь. Компетентно ли городское руководство? Компетентны ли строители, которых они привлекают?

Здесь можно было сделать всё по-правилам, не торопясь. Грамотно расположив временные дороги (движение-то никто не отменял). И в результате доложить «наверх» об успешно решенной проблеме городского масштаба.

Справились. Развязку построили. Пробки исчезли. В этом месте.

В других местах всё было не так гладко, строительство развязок полностью проблему пробок не решало. Непредвиденные косяки вылезали то в одном, то в другом. Вероятно там были не такие идеальные условия, как перекрестке Московская-Окружная. Но это уже другая история.

Здесь же я говорю про место, которое присмотрел. На многие десятилетия вперед ему была обеспечена транспортная доступность. По крайней мере, для автомобилистов. Даже в тот период, когда будет идти строительство развязки, транспортные проблемы заденут его минимально: оно находится в полукилометре от стройки и в самом начале затруднений с проездом.

Сам район будет развиваться, вместо частных домов построят современные многоэтажки и коттеджи. Точнее не так. Сначала по Волгоградской, напротив «старых» многоэтажек, построят коттеджи, чуть не вплотную друг к другу. Не знаю кто их покупал и какими принципами руководствовались эти люди… Но заселены они будут все. Станут смотреть "окно в окно" друг другу.

А потом по Московской, в сторону центра, вырастет новый микрорайон, сплошь состоящий из из больших по площади квартир в домах-человейниках «до неба». Словом, район будет развиваться и надо стараться от него не отстать.

* * *

Я залез в ту часть перекрёстка Московской и Волгоградской, где пока было пустое, заросшее кустарниками место. Проваливаясь по колено в снег, прошел за коллективный сад. С "задней" стороны он был обнесен забором. Как-же, ведь там "лес", всякие разбойники могут пожаловать… А со стороны Московской — сплошного забора не было, ведь там люди ходят, кому они могут чего плохого сделать…

Сколько не заглядывал вглубь "леса", дорожек там не обнаружил. Может до них — километр идти, по снегу? Вернулся обратно. Напротив пустого пространства была автозаправка — идеальное соседство. Электричество и канализацию есть откуда зацепить.

Вернулся в Ботанический сад. Нашёл свою семью в главном корпусе, в кабинете тёщи. Разделся, налил себе чаю, сел напротив неё.

— Ну что, как жизнь? Как дела, вообще… Как настроение? Погода сегодня хорошая, не правда ли?…

— Говори уже, чего тебе нужно? Веточки с елей обрывать пока не будем, я правильно поняла?

— Фу, как не культурно… Отвечать вопросом на вопрос… Вы в какой шараге "кандидата наук" получили? Я — Вас… пока культурно спрашиваю… потом — буду пытать… Как дела? Как в семейной жизни, на работе… Какие проблемы имеются?

— Спасибо, хорошо. Зять помогает. Недавно ремонт сделали… На работе… зарплату иногда задерживают, на новые исследования денег нет…

— Так-так… уже становится интересно!

— Наш любимый директор уже давно и успешно руководит Ботаническим садом. Ведь именно благодаря ему я тут работаю. Сначала тут было всего 3 сотрудника, сейчас — больше 20. К сожалению, выделяемых средств — не хватает на всё, что он задумал… А ты что, хочешь нам помочь?

— Конечно! Скорее познакомь меня с этим замечательным человеком! Он сейчас на месте?

— Естественно. У него — не бывает выходных, он всё время работает.

Чем он занимается, интересно? Чего тут можно делать, без выходных — подумал я, пока мы шли до его кабинета. Мы постучались, спросили: сильно ли он сейчас занят?

Оказалось — нет. Может нас принять. Станислав Александрович оказался человеком среднего роста, сухощавого телосложения, с большим лбом, как у Ленина. Видимо, начал лысеть, от большого ума. Приветливо нас встретил. Тёща меня представила: это мой зять, хочет познакомиться с вами.

Он сказал, что наслышан обо мне. Знает про нашу свадьбу с Аней, которая выросла, практически, у него на руках. Он очень рад, что у нас всё хорошо, что я интересуюсь лесопосадками. Ему сказали, что я высадил целую плантацию у себя на даче, из черенков, которые он разрешил надрать с деревьев в Ботаническом саду и из семян. Что, с ними какие-то проблемы? Или нужно еще?

Я ответил, что проблем вроде нет, растения растут, как и положено. Поблагодарил за черенки. От новых — не откажусь. Пришел я к нему, так как есть желание — продолжить развиваться…

Оказалось, он знает и про это. Конечно, акклиматизация растений — это очень важная тема, они сами ей занимаются. Но у них строго научный подход, а я, кажется — хочу просто выращивать растения на продажу, их дальнейшее развитие меня не интересует… Чем тут они могут помочь?

Так я поэтому и пришел, что могут! Увеличить посевы "зерновых", то бишь масштабы своих экспериментов. На большем количестве растений проще ставить опыты, проводить статистические исследования, писать научные монографии, защищать кандидатские и докторские диссертации…

Он печально улыбнулся и сказал, что у меня очень упрощенное понимание того, чем они занимаются. Что он сам бы хотел чего-то подобного, но средств не хватает на текущее, куда уж там — развитие. На зарплату сотрудникам бы наскрести…

Вот, значит я не зря пришел. Согласятся ли они принять мою спонсорскую помощь? Я ни в коей мере не претендую на их научные разработки. Но раз тема мне интересна — почему бы не помочь? Земли у меня на даче, конечно маловато, зато деньги — кое-какие есть. Бизнес по установке автосигнализаций приносит стабильный доход, да и ёлочки скоро подрастут…

Он недоверчиво посмотрел на меня, наверное тёща порассказала, какой я жук… А ну как хочу заграбастать все его научные труды? Вотрусь в доверие, стану сначала кандидатом наук, потом — доктором. А потом вообще, подсижу его на директорском месте!

Мы еще поговорили, он выяснил, что в ботанике я — дуб-дубом. Хоть нас, радиофаковцев, и называли в институте — "ботаниками", наряду с "паяльниками". Но мы терпеливо объясняли неграмотным, что "ботаники" — это студенты "физтеха", а не мы. Некоторым даже приходилось делать "физические замечания".

Что я действительно, не претендую на ученую степень. Меня интересует практическая сторона вопроса. Что, кому и за сколько. Кому — понятно: дачникам. Почём — сам решу. Оставался вопрос: что именно? Какие растения можно рассадить на земле нашей уральской, зоне "рискованного земледелия"? К тому же места у них — полно.

Предложил всё подсчитать. Какие первоочередные задачи? Зарплата там, текущие проекты. Если я их "потяну", то можно будет приступать к оценке тех или иных видов растений. Которые интересны, в первую очередь — науке. Но с прицелом на практическое их применение. Определить "фронт" работ, расчистить место, а с началом весны — приступить, силами работников Ботанического сада. Возможно, увеличить штат…

У директора "загорелись" глаза, в хорошем смысле этого слова. Он был человеком науки, житейская часть жизни его мало интересовала. Если нашелся дурачок, который согласен "вливать" деньги в Ботанический сад — пожалуйста! Они даже дадут ему негодные или лишние саженцы… На их место — посадят новые. Да что там "на тоже место"! Места — полно, лишь бы у него денег хватило, в ожидании "прибылей"… От тех нескольких дачников, что сажают сейчас отнюдь не елки, а картошку с морковкой. Чтобы выжить.

* * *

Мы встретились вновь через несколько дней. Директор Ботанического сада дал мне почитать "Договор о безвозмездной помощи", который подготовил. Понятно, что он составил его сам, не обращаясь к юристам своей Академии Наук. Образования хватало, да не их это собачье дело, откуда он получает дополнительное финансирование. Прочитав, я подписал его. Мои паспортные данные, как частного лица, были уже вписаны. Я сам их дал тёще, чтобы она не будила нас среди ночи.

Готов был ознакомиться с суммой. Мне начали перечислять… Я взмолился:

— Станислав Александрович, пожалуйста! У меня и так голова забита своими проблемами! Мне еще ваших не хватало… Их можно решить деньгами? Тогда это не проблемы, а задачи. Умоляю, просто скажите сумму! Если я не упаду в обморок, то начнем их решать, хотя бы частично…

Мне озвучили. Она была не маленькой, но у меня в кармане была приготовлена сумма в два раза бо́льшая. Я могу внести необходимое в кассу прямо сейчас? Она открыта?

Сделав это, я вновь заглянул в кабинет. Сказал, что забыл попрощаться. Деньги я внес, теперь буду ждать, когда текущие задачи будут решены и мы сможем вернуться к рассмотрению того, что меня интересует.

— Куда же вы, Денис Степанович! Я подготовил краткий перечень растений, которыми наши сотрудники горят желанием заниматься.

Раз так, я вернулся в кабинет уже полностью, а не частью тела, снял куртку и приготовился слушать. Коротенькую лекцию о растительном мире Урала, его особенностях и проблемах адаптации отдельных видов. Да, хлеб с кашей здесь не зря ели… Знали умные слова и умели их расставлять…

Поняв, что лекция будет "коротенько, минут на 40…", я снова взмолился. Сказал, что я только начинающий "ботаник" и не понимаю половины сказанного… Я не дурак, постепенно научусь… Но не хотел бы напрягать Станислава Александровича повышением уровня своего образования… Можно мне самую суть, простыми словами. Авось я, серость, разберусь. Всё-таки неоконченное высшее техническое образование…

Как тогда? А вот так — просто. Как с автосигнализациями и их установкой. По каждому виду растения — краткое резюме. Как технологическая карта. В какую почву садить, когда, как ухаживать. Особенности, ширина и высота взрослого растения. Есть ли плоды, съедобны ли они. Какую еще ценность, кроме гастрономической, представляют.

Понимаю, что это очень убого, но я постараюсь подтянуться… Конечно, не до Вашего уровня, но до вполне сносного. Или поручите это кому-нибудь из сотрудников. Всё равно мы будем работать с ними, не станем отвлекать руководителя.

Директор ответил, что зря я принижаю свои способности. Предложил общаться по-простому, без Выканья. Я согласился, но все равно называл его на "Вы", но уже без "официоза". Почти как с тёщей. Все-таки разница в интеллекте была значительной. Он — профессор, а я — недоучившийся студент. Про то, чтобы сравнивать наш возраст, я даже и не вспомнил. Тем более, что он был стариком, даже по моим меркам. Ему было уже за 60 лет.

= 14 =

Пока тёща, по заданию директора, составляла технологические карты на орехи, я тоже время не терял. Одевшись, как партизан, в полушубок и валенки — шел на "задание". Понятно, оно было тайным. Даже Анюте не говорил. Боялся "сглазить". Брал верный ППШ, сделанный из ножовки, топора и рулетки и обследовал интересующее меня место. Излазил его всё. Обнаружил разрушенный фундамент какого-то строения, два на два метра. Сделал "землемерный циркуль" из палок, обмерил всё пространство.

К сожалению никто, в том числе и работники заправки, не знали, что за маленькое строение здесь было раньше. Что уж говорить про коммуникации. Пришлось аккуратно вступить в контакт с "землевладельцем".

Под видом поиска места под будущие саженцы, проник в архив, раздобыл старые карты и схемы Ботанического сада. Внутри всё было перестроено до неузнаваемости. Да, директор Мамаев славно потрудился на благо ботаники. Появились оранжереи, теплицы-парники, разные питомники. Посадки были структурированы, планомерно развивались — от входа и главного корпуса и сквера. Немного смущала надпись "заповедная зона", куда попадала и "тыловая" часть сада. Но другая надпись извещала, что она состоит из "естественного соснового бора". Получается, Ботаническому саду дали кусок обычного леса, а Мамай прошелся по нему и уже расчистил бо́льшую его часть.

Наконец я нашел, что искал. Оказывается, тем строением два на два был "охранный пост". Видимо, первоначально было 2 входа в Ботанический сад, но директор сконцентрировался на одном — главном. Разбойников из леса он не боялся, так как лес был его "дом родной".

Потому и выделил место под коллективный сад там, где не было его интересов. Интересно, как на бумаге это было оформлено? Чтож, зададим эти вопросы непосредственно ему. Рекогносцировка проведена, пришло время вступить в непосредственный огневой контакт.

Мы встретились со Станиславом Александровичем в его кабинете, чтобы обсудить виды растений, по которым они будут проводить свои исследования. Они честно старались выбирать те, что интересовали бы и меня. Ведь именно я буду их финансировать.

Мы выбрали, для затравки, фундук, миндаль и грецкий орех. Я был готов хоть ягоды годжи выращивать, хоть и не знал, что это такое. Меня интересовал главный вопрос — где? Где мы всё это будем рассаживать?

Этот же вопрос интересовал и директора. Моё предложение было неожиданным, вторгалось в его многолетние планы развития. У него всё было распланировано на расчищенном от леса месте. Ему не хотелось этого говорить прямо, но я его понял. Причем — полностью поддерживал. Кто я такой, чтобы нарушать профессорскую схему Ботанического сада?

Под адаптацию растений к уральскому климату на его карте-схеме был выделен питомник. Им и заведовала моя тёща. Вокруг него было всё занято.

Тогда я достал старую карту, которую раздобыл в его архиве и спросил, почему на его схеме не указан второй вход в Ботанический сад? Вот, здесь даже будка охраны есть.

Оказалось, что эта карта какого-то лохматого года, когда Мамаев и директором-то не был. Тот вход — не используется. Вообще, там выделено место под коллективный сад для сотрудников. Они попросили его там организовать. Нарезали участки и занимались собственными делами. Даже официально оформили его, как юридическое лицо.

Я сказал, что видел это место, помню какой-то коллективный сад. Но будку охраны — не видел. Так её там уж и нет! Разрушилась, со временем. Никто той территорией не занимался, там была глушь. Даже частный сектор до тех мест не добрался. Это сейчас там построили новый район — Юго-Западный, а тогда там была только дорога на Вторчермет.

Нихрена себе — "новый район"! Его построили до моего рождения! Ах да… ему пока не больше двадцати пяти лет…

Зато сейчас там — вполне себе обжитое место. Рядом заправка, стоят девяти- и двенацатиэтажные дома. Почему бы не начать развивать Ботанический сад — с этой стороны?

Он задумался и сказал: та часть заросла лесом, да там и был лес. Сотрудники, на своих шести сотках замучались его выкорчевывать. Потом там надо ставить забор, организовывать охрану… Нет, Ботанический сад на это пойти не может, даже с моим финансированием. Такие затраты просто не будут выгодны мне. Видимо я плохо представляю себе их объём!

Я начал осторожно рассуждать. Если "пробить" до того места дорожку, продлить центральный сквер, то сотрудники Ботанического сада получат туда доступ. Там можно будет потихоньку выкорчевывать деревья и вырубать кустарники… Расчищать место под дополнительные посадки орешника. Те экземпляры, что представляют из себя дальнейший научный интерес, будут пересаживаться поближе, в питомник к Елене Алексеевне.

Что касается охраны… Если бы коллективный сад был побольше или ту часть "прикрывала" бы собой другая организация, своим забором… У Ботанического сада просто отпала бы надобность заботиться об этом.

Как, кстати, мы будем оформлять наше дальнейшее сотрудничество?

Оказывается, Станислав Александрович уже подумал над этим. Нужно предприятие. Не могу же я вечно "безвозмездно" помогать их научной организации? Захочу что-то получить взамен. Те же саженцы. Поэтому должен быть уверен, что когда-то получу их. Не по накладной, как посадочный материал, а чтобы они изначально принадлежали мне. Тогда, даже при смене руководства Ботаническим садом… "А этот день рано или поздно наступит" — грустно сказал Мамаев, "… у меня не должно возникнуть с этим сложностей".

Он знает, что у меня есть официально оформленная организация. Мы заключим с нею договор о сотрудничестве. Она станет предоставлять своё место для научной работы, на своих саженцах. Он не хотел выделять место этой организации посередь Ботанического сада. Но я указал на отличный вариант: второй вход. Часть улицы Московской уже отделяет территорию сада. Это коллективный сад «Лесной-2». Со стороны Волгоградской это может делать твое "АДС".

— Если это место будет закреплено за тобой, ты ведь охотней будешь вкладывать туда деньги?

— Как закреплено?

— Копеечной арендой например. Срок аренды может быть любым. Вплоть до того момента, когда ты разочаруешься в этом "бизнесе". Или передадим тебе часть территории, если ты готов этим заниматься постоянно…

— Как передадите?

— Через договор купли-продажи. Цену тогда придется указать настоящую. Полную кадастровую стоимость земли… Потянешь?

КАДАСТРОВУЮ!!! Я чуть не закричал. Кадастровую стоимость земли? В 1995 году? В городе Екатеринбурге? В стране под названием Россия? На планете Земля? Он точно был оторван от реальности.

Инфляция давно превратила эту цену в копейки. Даже в центре города. Но её там никто и не продавал. Там были люди более прагматичные. Здесь мне предлагают место под усадьбу, почти в центре города, практически бесплатно. Сколько земли кстати?

Я задал этот вопрос. Мое замешательство было расценено как сомнение в своих финансовых возможностях.

Надо смотреть на месте. Думаю соток 50–60 там выйдет. Можно сделать участок меньше, сделать его более вытянутым. Вдоль границы, с Ботаническим садом, но тогда ты не будешь вырубать лес с южной стороны, чтобы солнышко грело твои посадки.

60 соток? Да я бы смог купить весь его Ботанический сад. Продал бы "Пельменную", все гаражи и квартиры, за исключением однокомнатной на Бардина… Но наглеть, наверное, не стоит. "Жадность фраера сгубит". Пускай выделит мне место сам. Своею рукой. Он, наверно удивится, узнав нынешнюю кадастровую стоимость… Но отступать уже будет поздно. Он уже мысленно расстанется с частью территории Ботанического сада, как расстался с местом, которое занимает коллективный сад. Не нужным ему местом. Тем, до которого он не успеет развиться. Ведь ему уже за 60…

* * *

Мы вместе съездили на место. Следы моей "жизнедеятельности" были мало заметны на фоне грязи и мусора. Как я думал. Прикинули место, где я поставлю забор. От забора коллективного сада до тупика улицы Волгоградской. Примерно такое же расстояние — вглубь. Забили вешки в углах участка, я вызвал "землемеров" — кадастровых инженеров.

Договор долго был на согласовании в РАН. Мамаев отправил с ним сопроводительную записку. Она состояла из копии договора о научном сотрудничестве и его личного обоснования необходимости такого сотрудничества. Там были расписаны перспективы — практически запуск в космос всей ботаники Свердловской области, сулился водопад из диссертаций и монографий, ученых степеней, орденов и медалей руководителям РАН.

Без этого никому ненужного, поросшего лесом и кустарником места, в глуши — оно никак не могло состояться. "Коммерсы" жмут деньги на академические исследования, так надо попробовать взять их — хитростью. "Впарить" этот кусок леса в 70 соток, на отшибе. Меньше гектара! За астрономическую кадастровую стоимость в центре города. Раз уж мы своим сотрудникам выделили бо́льшую площадь, под коллективный сад — бесплатно.

— Это ведь и было целью твоего прихода ко мне? — спросил меня Станислав Александрович, когда договор купли-продажи был оформлен дополнением к договору о сотрудничестве. Он к тому времени знал цену за весь участок, но не сделал акцента на нем, в своей записке. Не такой уж он был и "ботаник"…

Пришлось ответить честно, как обычно. Да, мне интересен и этот участок и его научная работа. Я по прежнему не претендую на её результаты. Действительно хочу помочь Ботаническому саду. Но только — под его руководством. Я вижу сколько сил он тратит на его развитие. Я узнал, что тут было в 1970 году, когда он его возглавил, за год до моего рождения. Это уму непостижимо, как он из леса смог создать такую "конфетку". Теперь я понимаю, чем он занимается все выходные, не ходит в отпуск.

У меня в жизни было несколько человек, которых я считал своими учителями. Теперь в этот список входит и он, возможно, против своей воли. Я не хотел обременять Станислава Александровича своим обучением, это вышло само собой…

Он ответил, что жизнь очень быстро меняется. Он стар, чтобы меняться вместе с ней. Чтобы хоть немного понимать её и не отрываться от реальности, он будет наблюдать за мной. Надеется, что я буду помогать ему разбираться в текущей ситуации и не допущу, чтобы он совершал ошибки, по незнанию. Которые могут причинить ущерб Ботаническому саду. Он писал чистую правду в своей пояснительной записке. Именно так она и выглядит, под его углом зрения.

Он вообще — обдурил меня! Заставил взять кусок леса и охранять его! К ним, со стороны частного сектора, уже начали наведываться разные "гости". То за ёлкой, то просто — выпить "на природе", то изломать чего-нибудь… Вот-вот сожгут весь сад, из-за модных сейчас "шашлыков". Что с этими молодчиками может сделать он? Или женщины — сотрудники? Если я настоящий Хозяин, то сумею защитить. Себя-то понятно… Может еще и их?

Это было сделать проще простого. Наставить мин и "растяжек" на той стороне, где Ботанический сад граничил с "частным сектором". Боевыми дроны спокойно могут летать между соснами и патрулировать, контролируя территорию. Направленным взрывом — гасить все очаги возгорания. Служба имперской безопасности будет выявлять нарушителей простым подворовым обходом и взятием заложников. Ну сожгем парочку изб, ну расстреляем десяток заложников… Сами всех выдадут — приведут связанными….

Пока решили ограничиться "егозой" и колючей проволокой, натянутой между сосен. С предупреждающими табличками, которые сделает Толик. Натянем проволоку, как только сойдет снег. В табличках будет указано, что нельзя заходить на частную территорию. Нарушители будут наказаны. Анально. За эту услугу с них будет взята оплата, согласно "Закона о правах потребителей".

Патрули, в выходные, с большими собаками, решат проблему, с особо непонятливыми. Кого-то там покусали? Мы тоже хотим найти этих нарушителей! Пишите заявление — что случилось, когда, где… Ваше ФИО. На территорию Ботанического сада — запрещен вход с собаками. Мы обязательно найдем этих негодяев!

Кстати, очень хорошо, что вы сами зашли. Вот вам штраф, за разведение огня. Это тоже запрещено у нас делать. Вас видели наши сотрудники, пожарные составили протокол. А может не вас… Но фамилию-то мы знаем только вашу! Что значит "вы не разводили"? А кто тогда? Вы сами написали, что покусали Вас на территории Ботанического сада. В этот день был зафиксирован пожар. Площадью возгорания пол квадратных метра. Ботанический сад в этот день не работал, посетителей не было. Будьте любезны, распишитесь здесь, пожалуйста…

* * *

Пока не растаял весь снег и нельзя было приступать к строительству, мы с Игорем и Димкой, моими "строителями", рисовали на бумаге двухэтажное здание нового офиса. Там должны были находиться торговый зал, боксы для автомобилей, кабинеты, открытое офисное пространство. Возле здания должна была располагаться уличная торговая площадка и парковка. Она была бы перед въездом в коллективный сад "Лесник-2", её должно быть видно с улицы Московской. Как и рекламу во всю глухую стену. Цветную, на большом цифровом мониторе, который изобретет Олег Тихонов. Это будет еще не скоро.

Я надеялся на неразбериху в стране. Построим новый офис, потом закажу строительную документацию, по перепланировке "поста охраны" в двухэтажное здание. У этого "поста" даже был официальный милицейский адрес. Подключу его к коммуникациям: электричеству, канализации. В частном секторе был газ. Если удастся подключить и его — прекрасно. Можно будет сделать автономное отопление. Не только офисного здания, но и моего коттеджа, в глубине участка. Водопровод будет свой — пробурим скважину. Легализую всё, через какую-нибудь "дачную амнистию". Всё это предстояло изучить — опыта в подобных делах у меня не было. Тем более — распланировать весь участок. Чтобы окна коттеджа выходили не только на лес, но и на сад и заросли орешника.

Всё придется делать самому. А то у нас ведь как в стране: захочешь построить дом — становись строителем, захочешь, что бы было красиво — становись ландшафтным дизайнером, захочешь вылечить болезнь — становись врачом… Иначе всякие шарлатаны "обберут до нитки" и оставят не с чем.

А пока строители заканчивали последний свой ремонт. Дальше предстоит строительство. Сначала забора, а потом и всего остального. Параллельно с развитием розницы. Получается — на арендованных площадях. Перепрофилирование "Димы-Вадимы" с Москвы на Китай и так далее.

Олег привез из этой страны много чего интересного, но интересующие меня панели были пока дорогими. Зато много чего было из "автотемы". Можно было привезти автомагнитолы, пуско-зарядные устройства, автомобильные компрессоры, холодильники, преобразователи напряжения, FM-модуляторы, алкотестеры. Всё то, что на данный момент было в диковинку. Что уж тут говорить про различную фото-, видео-, аудиотехнику. Телевизоры, видеомагнитофоны, холодильники и стиральные машины. Цены на все были смешными, но находилось всё это в Китае. "За морем телушка — полушка, да рубль перевоз". Информация была вся в иероглифах, её надо было переводить. Разбираться с пошлинами и понимать, как оттуда доставлять товар.

В самом Китае мы оплатили услуги переводчика, взяли интересующие нас контакты. Олег всё записывал на видеокамеру, делал записи и пометки на буклетах, да разве всё упомнишь…

Теперь предстояло всё это разобрать. Олег запирался в пустой квартире на Бардина, отсматривал все материалы, готовил подробный отчет. Потом предстояла еще бо́льшая работа.

И это я ему еще не сказал, что через пару-тройку лет в регион придет сотовая связь, а за ней — стандарт GSM. Там вообще — только держись… Мы должны будем грамотно распределять финансы, чтобы не "подвиснуть". Ведь в первую очередь я буду финансировать стройку.

Проблема с "рублёвыми поступлениями" была решена. Деньги тратить — было куда. Но бухгалтер Наташа была почему-то недовольна…

= 15 =

Я так и не придумал ничего толком с "АДС-Стройка". Игоря я бы сделал собственником — без раздумий. Но его интересовало только само строительство и исполнение песен под гитару. Видимо он тогда, в XXI веке, занялся собственной фирмой — от безысходности. Надоело, что его все кидают…

Дать долю еще и Димке Полякову? Нахрен мне это нужно — оплачивать "раскрученные" сметы, в которых "всё верно", как он меня убедит? Однажды он чуть не убедил меня, в школе. Что из пачки "БАМа", которую мы купили, скинувшись по 20 копеек, мне полагается только 9 сигарет.

Он уже пытался протолкнуть сметы, для меня же, ремонтирующего собственные гаражные боксы. Я оплачивал их, после того как Игорь вносил свои корректировки и сумма — уменьшалась. Диме платил оговоренный оклад. А сторонних объектов, где бы они пригодились, мы так и не нашли — просто не было времени. Теперь — вообще не будет. Пока не построим новый офис.

Димка был, вообще, странным человеком. При общей дружественности и "компанействе" — всё время "тянул одеяло на себя". Старался быть поближе к финансовым "потокам". Как известно, чем шире "река", тем проще отвести от неё "ручеек" — в сторону. Ну дал бы я ему не долю, а просто — возможность рулить сметами. Да он из кожи бы вылез, но выжал бы из меня все деньги, на строительство собственного офиса и дома. Игорь с ребятами-строителями получал бы реально заработанные деньги, а Дима — оставшиеся "сливки". С минимальными своими трудовыми затратами.

Есть поговорка: "Нельзя держать мед во рту и не попробовать". Может дать ему этого мёда — полный рот? Дать основную долю в новой компании и принимать туда, с небольшой "долей", его друзей-строителей. Которые будут им "облагодетельствованы". Будут заниматься разными направлениями — ремонтом квартир, цехов на заводах, капитальным строительством. Нагрузить его "по-полной" общением с посторонними людьми — заказчиками. Там он проявит свой талант, а простые работяги — будут "в плюсе". Свои объекты — делать с помощью Игоря и его смет. Так я и так это делаю…

На то, чтобы не продать ему свою долю — у строителей мозгов хватит. "Кинуть" его они не смогут, даже если все разом против него объединятся. Я не дам. Буду на стороне Димки. Буду ему "капать на мозги", чтобы открывал разные направления, "разделял и властвовал". Тогда, даже если кто-то и уйдет, не желая развивать торговую марку "АДС", то не сможет оставить Димона "на бобах". И меня, вместе с ним. Я то, в конце концов — переживу, у меня будут и другие источники дохода, а вот он… Надо еще подумать.

* * *

Мы, со строителями без собственной фирмы, просто "стройотрядом", представили на собрании карту-схему моего участка земли. Она была корявой, с прямоугольниками, только обозначавшими предполагаемые зоны. Наших талантов не хватило сделать их круглыми, овальными и треугольными, что уж тут говорить об остальном.

Попросили помощи "коллективного" разума. Никто не удивился тому, что мне удалось заиметь 70 соток земли в "центре" города. В конце концов — всем ведь раздают участки леса, у кого есть условные "6 рублей", на 6 соток в коллективном саду. У Дениса есть "70 рублей", вот он и взял участок, "в глуши". Пусть работает теперь там, корчует деревья, в офисе меньше появляться будет…

Среди них тоже "ландшафтных дизайнеров" не нашлось. В отличие от моей жены. Она с неожиданным энтузиазмом за это дело принялась. Благо, могла этим заняться, пока дочка спит. Взяла у меня точную карту участка, что-то там колдовала. Я только успевал её корректировать. Убирал бассейны, пруды и фонтаны, убеждал, что на Урале они будут работать только пару месяцев в году. Остальное время — собирать мусор и грязь. Не стал ей говорить, что уже испробовал всё это — на собственном опыте.

Можно сделать маленький прудик, чтобы перекинуть через него красивый мостик. Но он через пару лет зарастет, а наблюдать мы будем за ним — только со стороны, никогда сами подниматься на мостик не будем.

Лучше читай журналы, изучай стили, подбирай с тёщей растения, которые будут гармонировать друг с другом. Определяй зоны, исходя из расположения участка по сторонам света. Учитывая, где находится лес, а где въезд на участок. Основные зоны уже указаны. Где будет офисное здание — тоже. Не надо задвигать его в дальний угол участка, за фонтан.

Вообще, пока всё это — теория. Практика начнётся, когда снег полностью стает и будем представлять, что именно мы с тобой купили. Сосны — точно все спилим, у нас будет практически свой, заповедный лес, за забором. Я никому не отдам его, даже существующему коллективному саду. Станислав Александрович — на моей стороне.

Выкорчуем пни, выровняем участок. Сразу посадим деревья. Свои ёлки, пихты, кедры и березы. Потом займемся садом — плодовыми деревьями. Все зоны у тебя под них должны быть готовы. Отделены друг от друга. Где "живыми" изгородями, а где — декоративными заборчиками. Питомник для научных исследований — тоже отдельно. На который будет отдельный вход. Со стороны дорожки, которая пройдет от центрального сквера Ботанического сада. Не только орехов. Бататов, "мыльных деревьев" и прочих бананов с ананасами. Его размер определит Елена Алексеевна. Попробуем убедить её выделить нам больше сотки, на наши нужды. Не над зятем, так над собственной дочерью — сжалится.

Обещал этот питомник Мамаеву. Без него — ничего бы не вышло. Он с первого дня осознавал, зачем я к нему явился, видел исхоженный мной снег, на этом месте. Тем не менее, помог мне. Даже скорее не мне, а тебе и твоей маме. Меня — использовал, из самых лучших побуждений.

Теперь — моя очередь. Я не смогу заменить УрО РАН, но буду помогать ему всеми возможными способами. Ты оценишь наше приобретение, в XXI веке. Сейчас — просто не могу подобрать сравнений. Этот питомник будет носить его имя, но принадлежать — нам. Потом…

* * *

Когда мы обсудили на собрании мой новый участок, с лесом, то перешли к более насущным вопросам, Наталья — молчала. Понимала то, чего не понимали все остальные — сколько денег понадобится на строительство. Поработала, в своё время… Сначала "поварёшкой", а затем и бухгалтером, в конторе по строительству ангаров. Дождалась, когда все выйдут. Задала вопрос: "Все деньги сейчас будут уходить туда?"

Пришлось осторожно начать прощупывать почву: "О чем ты говоришь? Что ты имеешь в виду? Какие все? У нас, что, есть деньги? Надо же! Откуда?…"

— Дениска! Ты прекрасно понимаешь, о чём я говорю! Что, нашел новую игрушку, стратег, мля! Я смотрела всё собрание на тебя: ты ничем другим — даже не заинтересовался!

— Это было всё — несущественным…

— Да? Олег тебя спрашивал — когда открываться будем? Ты пожал плечами — "как всё подготовишь…" Вадик тебя спрашивал — дашь ли денег на еще одну "Газель". Что ты ответил: "Сначала с Китаем определимся…" Юля спросила: "В центре есть один капитальный гараж. Будем брать?" "- А надо?" И так далее… Неужели, как девочка, обиделся на всех?!!

Эх, Наташка, умная ты баба… Но и тебе надо свою "дорожку" прокладывать… А то еще и на меня покрикивать начнешь… Я сходил ко входу в кабинет, запер дверь. Достал из бара бутылку коньяка и два стакана. Налил и молча поставил один перед ней. Сказал: "Раз так у нас с тобой разговор повернулся, давай-ка я тебе дам пару вводных. То, на что ты не обратила внимание. Пропустила, наблюдая за мной."

Она поколебалась, но отхлебнула. Поняла, что разговор у нас будет не служебным. Может я вообще, сейчас напьюсь и к ней приставать полезу. Ей надо быть начеку… Выслушать, конечно, но как прямое указание руководства — не расценивать. Поступать — по-своему. В рамках своих полномочий.

Я выпил, тут же налил себе ещё. "Обновил" стакан у неё. Начал:

— Сначала нарисую картину в целом, потом пройдем по частностям.

Сориентировал, в общем, куда плывет наш корабль. Плывет он, Наташенька, туда, где есть незанятые места. "Белые пятна", на карте. Как фигурально выражаясь, так и географически. Достигнув определенной точки, мы должны "лечь в дрейф", осмотреться. Поверить все имеющиеся узлы и приборы, убедиться, что они исправны и показывают верные показатели. Не ломиться, сломя голову, по неизвестному пути, теряя свои болты и гайки. Потонем, напоровшись на что-нибудь…

— Допустим

Сейчас мы достигли двух ключевых мест. Китая и перекрестка Московская-Волгоградская. Надо их обследовать. На перекрестке — закрепиться, из Китая — забрать экзотические товары, вроде пороха и бумаги, игнорируя гашиш… Чтобы отличить одно от другого — попробовать. Исследовать на побочные эффекты. Порох — может рвануть. От гашиша — можем заблудиться в собственном сознании. Бумага — сгодится, чтобы жопу вытереть. Или "Евгения Онегина" записать…

Пока исследуем — протестировать и откалибровать узлы и приборы. Убедиться в их исправности. Быть в них уверенными. Пройдемся, по ним?

— Давай

Олег Тихонов. Имеет сервис по установке сигнализаций. Почти не занимается ими. Всем "рулит" Андрей Гирсов. Сейчас он уходит, но не знает, кого поставить на своё место. Олег ему — не помогает. Был занят своим табло, сейчас — отчётом по Китаю, дальше — непонятно чем займется… Может новой разработкой, а может — в отпуск уедет. Факт, что не "АДС-Электроником". Он имеет деньги, хорошо потрудился, имеет право. Казалось бы — нам какое дело? Это его бизнес, если всё развалится — мы пожмем плечами: сам виноват… Что с этим агрегатом делать, чтобы мы могли "плыть" дальше — вместе…

— Наверное — откалибровать. Помочь сохранить отлаженную систему. Пусть занимается своими делами, когда "Электроник" будет снова работать, как часы.

— Кто это должен сделать?

— Как кто? Ты.

— С какого хера? Я дал ему всё необходимое, показал путь развития, нашел "точки", всё организовал: доставку товара, инкассацию, закуп. Теперь имею право отдохнуть, "у тихой речки посидеть". Я ему не мама — всю жизь сопли вытирать. Хочу просто получать свои 15 %, с дохода, никуда не вмешиваясь. Как и было оговорено, "на берегу". Считаю, что он в силах сам справится. Не так?

— Кто тогда?

— Ты.

— Почему я?

— Ты — индикатор. Обладаешь объективными данными. Можешь предсказать, по показателям, что он сбивается с "курса", "плывет" — не туда. Сигнализировать ему об этом. Сначала желтой лампочкой, потом — красной. Думаешь, ты простой бухгалтер? Который только деньги считает? Нет, голубушка. Ты кровно заинтересована в правильном курсе. Раз отвергла моё предложение — возглавить какой-нибудь корабль. Тебе и решать: дальше плывете или — "на дно".

Она молчала. Я воспользовался моментом, налил нам еще коньяка. Сам выпил, заметил что она — не прикасается в стакану. Ну и ладно. Ей трезвой — будет проще разрушать мои логические цепочки. Я их тоже в трезвом виде формулировал, сейчас — только озвучивал.

Она перескочила на другой "узел". Который ей был ближе. На розницу. Этим показала, что задумалась над моими словами. Мне было, конечно, не пофиг на сигналки. И я не дал бы "теме" потонуть. С помощью Натали оставил бы Олегу Тихонову "пенсию", чтобы хватало на его разработки, а сам бы постепенно перевел их все на отдельное ТОО. Все боксы, за исключением нескольких "точек" были моими. Просто отказал бы ему в аренде. Андрею пришлось бы повременить с "АДС-Охраной", еще немного поруководить, пока не найдем нового управляющего. Зато новое ТОО было бы полностью моим.

Вдруг Олег какой шедевр придумает? Можно будет поговорить о новом финансировании. Тот, первый кредит, он отдал, но не понял, что это я сказал Наташе — выводить излишки, в счёт его погашения, чтобы ничего не "зависало" в рублях, тем более — на счётах в банке.

Итак, мы перешли к рознице. Другой Олег, конечно — молодец. Взял всё в свои руки. Жестко всем объявил: он — король, все остальные — пыль. Ок. А что дальше? Где очередь из кандидатов в продавцы? Они ведь понадобятся — в новые магазины… Где ротация кадров? Что, все продавцы, которых я набрал, впопыхах, такие замечательные и во всём его устраивают? Он даже в "Форде" менял тех, кого сам набрал… Мой "авторитет" давит? Дак я давно — самоустранился.

Где новые магазины? Денег на это никто не запрещает брать. Просто — не предлагают… Или он будет в торговом зале сидеть, ремонта в моём магазине ждать? Нормально! Почему сам с Юлей не контактирует, не "теребит" её?

Или он что, тому армянину всё поручил? Ну, посмотрим, как он из своей Армении "проходимость народа" у Юлиных мест считать будет… Мне, как ты сама понимаешь, на это дело — "наплевать", как и в предыдущем случае! Кто там, говоришь, должен ему лампочкой "мигать"? Ты чего не пьёшь, кстати? Беременная что ли?

Наташа сказала, что с Олегом, своим любовником — поговорит. Он действительно, засиделся у неё под юбкой. Так и не рассказал, что нас с ним связывает. Вроде мы вместе работали, в "Автосалоне", продавали "Москвичи". Потом ему предложили должность, в "Форде", а я — ушел заниматься автосигнализациями. Как она не пыталась выяснить, он — не говорит, почему он так ко мне рвался. Вроде бы — только из-за неё. Но она видит, как он мне "в рот заглядывает"… Боится "накосячить"… Понимает, что я могу его выгнать, вот и не берет инициативу на себя.

Посоветовал ей убедить его, что он способен на большее. Я ему это говорил, из-за его способностей. Хватит "прикидывать", "оценивать риски", пора — брать всю "розницу" в свои руки. Естественно, инициатива будет наказуема. Как "битьем по рукам", так и возросшими доходами. Которые в руках у Натусеньки… моей милой девочки…

Натаха сказала: "Эй-эй-эй! Ты что, "накидался" уже? Мы же хотели трезво поговорить?!!".

— Это тебе надо было трезво осознать, в каком месте мы находимся. Молодец. Ты поняла. В очередной раз убедился, что сделал правильный выбор. Тоже, "выныривай" из бухгалтерии иногда! Ведь ты — мой первый помощник, лоцман и штурман, помогающий прокладывать курс.

Помогающий, но не указывающий. Это тебе надо запомнить твердо. Захочешь меня покинуть или взбунтовать против меня "команду"… Отпущу. Но надеюсь, что не покинешь…

— Так ты трезвый, что ли?

— Пока да. Но трезвые "заготовки" уже заканчиваются. Что будем делать? Переспим?

— Да ладно, не подкалывай меня. Я знаю, что ты меня давно "отпустил"… В личных делах. То, что я здесь твой первый помощник — это понятно. Мне долго не верилось, что только из-за деловых качеств. Я что, действительно неплохой бухгалтер?

— Лучшая. Верь мне. И не только бухгалтер. Мой первый помощник, на окладе… Без собственного корабля, в моей эскадре…

— Опять ты с этим? Почему ты хочешь на меня оформить собственность?

— Чтобы у тебя было что-то. Своё. Настоящее. Может переведем "АДСы" на аутсорс?

— Что это такое?

— Если ты про слово, то с этим — к Аньке. Она тебе переведет. Если о сути… Это когда есть фирма, специализирующаяся на чём-то. Другая фирма — позволяет ей выполнять эти функции. Платит за это деньги. За уборку помещений, например. Или за ведение бухгалтерии…

— И что, я буду иметь собственную фирму, по договору буду делать работу, а не получать оклад?

— Да. Полностью твоя фирма. Без моего участия. Будешь сама отдыхать на Мальдивах или сидеть в тюрьме — по желанию… Нанимать рабов, чтобы махали веслами. Бить их кнутом. Кричать на них. Не на меня и командиров других кораблей…

— Заманчиво… иметь своих рабов… Тем более, что они мне скоро понадобятся…

— Беременная что-ли?

— Да ты заколебал! Как ты догадался?! Даже Олег ничего не знает!

— Э-э-э… Нет… Приколоться над тобой хотел…

— Доприкалывались, блин…

=2021=

Писатель, он же автор цикла "мемуаров" Хозяина — ликовал. Ему удалось отправить послание читателям! Это произошло, когда Хозяин неожиданно отлучился и оставил свой ноутбук. Он был подключен к сети интернет, по Wi-Fi, на нём он показывал успехи "своих" книг. Хвастался, что если выкладывать по главе в день, то тогда книга попадает в раздел "Новинки", на сайте, и на неё обращают внимание.

Писателю удалось отправить новую "главу". Она имела оригинальное название, даже количество знаков выделяло её из скучного ряда цифр, отделенных знаками "равно". Хозяин считал себя "программистом", хотя ни дня по этой специальности не работал. Писал какие-то никому не нужные программки, приложения для Android. Считал, что оригинальничает, начиная книгу с "= 00 =". Якобы 0 — это тоже число. Дурень. Ноль он и есть ноль. Как и он сам. Ничего. Пустота.

Писатель всегда давал своим главам осмысленные названия. Даже читая только оглавление книги, люди могли понять, о чем там речь. Естественно, все жаждали быстрее заглянуть внутрь глав, чтобы насладиться "поэзией" написанных им строк.

Ха-ха-ха. Теперь-то точно обратят внимание! Когда длинное послание своим читателям было отправлено, автор был спокоен. Хозяин отсутствовал целых полчаса, Писатель успел подробно описать, что с ним произошло, рассказал, где его держат в заключении. Он ведь смог это выведать, однажды! Даже осталось время, чтобы поздравить своих любимых почитателей с Новым Годом! Пожелать им счастья и удачи, в новом году, сбычи всех заветных мечт. Богатства и процветания, а главное — здоровья. Ведь оно — основа всего. Без него всё остальное — теряет смысл, становится простым "фантиком". Ярким, но не приносящим радости…

Понятно, Хозяин удалил эту "главу", когда опубликовал очередную, уже приготовленную. Но интернет "помнит всё"! Конечно, его верные поклонники раструбят о такой новости по всему миру. Ему надо только выдержать пытки и избиения Хозяина. Конечно, ОМОН и спецназ не успеет его освободить, до того, как Хозяин поднимется к нему…. Убить он его, конечно, не посмеет, но изобьет сильно. Может быть даже до крови.

Ничего, посидит потом в тюрьмашке — поймет, как Писателю не сладко было. Хоть он и кормил его сосисками, иногда приносил баночку пива. Чипсов там, креветок. Хрен он их получит, в тюрьме! Писатель — сделает соответствующие распоряжения!

Однако, вопреки ожиданиям, Хозяин не стал бить его. Он вообще-то, уже давно не бил его. С тех пор, как у него самого прошла нога. Он вылечил свой седалищный нерв сам. Вычитал где-то, что боли в ноге могут быть вызваны защемлением верхнего отростка нерва, в поясничном отделе позвоночника. Висеть на турнике он не мог, так как был жирным. Тогда на плоской поверхности от какого-то стола он сделал два отверстия, вбил туда две палки и использовал их, как упор, под подмышками. Ставил столешницу под углом, ложился на неё и своим весом "вытягивал" позвоночник.

Два месяца мучался болями, за два дня полностью вылечился. Ну не дурак ли! Раньше не мог додуматься? От радости — даже не поехать бить морду своему районному неврологу. Хоть и обещал, вначале.

Теперь, когда он принёс бутылку коньяка — удивил даже Писателя. Сказал, что у него из-за моей "главы" появилось сразу 6 новых подписчиков. Еще сотня и он будет в "шоколаде". Его книги читают и даже комментируют. В основном — хвалят.

Что хвалят — понятно. Стиль мастера — трудно испортить. Но как они читают? Он ведь наверняка наделал ошибок, при правке?

Хозяин рассмеялся и показал Писателю написанную им "главу". Сказал, что он заколебался в тексте книги исправлять мои ошибки и опечатки. Дополнять, чтобы можно было хоть как-то читать.

Мою "главу" оставил — нетронутой. Не стал её удалять. Пусть все думают, что его "взломали"! Оказывается, он не изменил ни в ней, ни в заглавии ни одного символа. Оставил "авторский", фирменный текст. Как? Ведь по нему сразу определят, кто его писал?

Писатель перечитал всё. Ну да, он писал этот свой рассказ о своих злоключениях целых полчаса. Правда, в нем не было конкретного адреса, куда приезжать спецназу… Неужели он забыл его назвать? Боже мой… Значит ОМОН не приедет и не освободит его?

Это был удар. Понятно, почему Хозяин был так весел и расслаблен. Спросил, почему я вообще называю себя "Писателем". Представляете? Каков хам! Я с достоинством ответил: "Чтобы это понять, достаточно прочитать хотя бы одно моё произведение."

— Какое, например?

— Хотя бы из последних: "Я спас СССР"… или "Вторая жизнь"… или "Случайный билет в детство»…

Хозяин рассмеялся снова, спросил, под каким псевдонимом я раньше публиковал свои произведения? Как под какими, под разными… Вязовский, Булычёв, Паустовский, стихи — под фамилией "Пастернак"… Много под какими, разве всех упомнишь? Это же уже классика, разве он их не читал?!!

Оказалось, что читал. То-то же. Тем более, что он сразу перевел тему на другое. Понял, что тут он "проиграл"! Спросил, почему я считаю свою комнату — "зинданом"? Разве бывают зинданы с треугольной крышей? В них разве бывают окна? "Зиндан" — это яма, без удобств. Вход в неё — сверху. В нем нет душевой кабины, раковины, как у меня, туалета, к конце концов…

Я ответил, что хотя вход в мою камеру — снизу, закрывается на ночь он всё равно — люком. Туалет он сделал, чтобы не пришлось выносить моё "поганое" ведро, а окно… Что окно… В нем створки — не открываются. Вид — на одно и то же озеро, там ничего не происходит.

Тогда Хозяин спросил меня, правда ли я хочу вырваться, из его "застенков"? Конечно, я хотел! Пожалуйста — люк не запирается. У него нет даже щеколды… Всё равно, без "ку-ку" кодов меня нигде не ждут.

Я недоверчиво поднялся с кресла, подошел к открытому люку, заглянул в него. Там был обычный, жилой этаж. Моя каморка, три на три метра была на самом верху, под крышей. Я сам измерял её, ложась на пол и отмечая "длину" своего роста. Получилось ровно три на три раза. Ведь я "метр с кепкой", как говорил Хозяин.

Я стал осторожно спускаться, по лестнице… И тут же получил удар. Хозяин огрел меня, какой-то доской, по голове. Когда я поверил ему и отвернулся, на несколько секунд. Я потерял сознание и пришел в себя уже на своей постели, через… не знаю, сколько прошло времени.

Люк был открыт, как обычно, но больше я на его уловки — не куплюсь. Сел за свой компьютер, сочинять очередную главу. Может быть, когда Хозяин наберет достаточное количество подписчиков, и мои книги "отработают" мой мифический долг, он меня отпустит?

= 16 =

Мы не дождались того, что снег стает сам. Сгребли его, вместе с кустарниками, ко входу в коллективный сад "Лесник-2". Привезли от мамы многострадальный вагончик. Поселили в него бригаду "командированных" лесорубов откуда-то с севера Свердловской области. Они пилили сосны, сортировали их. Из годной древесины скидали избушку шесть на шесть метров. Поставили её на старые покрышки, засыпанные песком. Такие покрышки можно было найти в любом количестве возле шиномонтажек. Все были только рады от них избавится. Внутри тоже насыпали песка. Почти засыпали первый венец, не песком конечно, а опилками.

Пока делали сруб, я съездил в Краснотурьинск, оценил количество заготовленных "дров". Мне уже хотели грузить лесовоз, чтобы вести часть в Екатеринбург, как я увидел на лесопилке странные доски.

Поговорив с рабочими, узнал, что они — из лиственницы! Это же практически "железное" дерево! Со временем только набирает твердость. От воды не страдает и не гниет. В ней очень много вязкой смолы, которая, со временем, высыхает и затвердевает. В доску практически невозможно становится забить гвоздь. А вынуть уже забитые — с трудом. Рвется сам материал гвоздя. Строители её не жалуют, так как саморезами по дереву пока не пользуются, да и обрабатывать её трудно. В "Красную книгу" она не занесена — встречается гораздо часто. У них, после выруба делянок, остаются несколько стволов, некоторые возрастом 100–200 лет. Из них можно сделать широкие доски, по полметра шириной и больше.

Конечно, мне её надо! Практически "красное" дерево, по цене сосны. Пилите такие доски, грузите в лесовоз вместе с "февральскими" стволами. Мои строители сделают из них отличные — "вечные" черновые полы. Которые мы на всякий случай прикрутим на саморезы. А в банях такие полы будут вообще не заменимы, обработанные и покрытые "морилкой".

* * *

В "общежитии" шесть на шесть метров лесорубы сделали крышу из шифера, поставили купленную мною железную печку. Сколотили "нары" для отдыха. Оставшиеся от сосен чурбаки напилили и накололи на дрова. Сложили отдельно доски из лиственницы, принялись рубить сруб маме на дачу. Там тоже не стали заморачиваться с фундаментом, сделали аналогичный. Изготовив два сруба, отбыли "с халтуры" с неплохими деньгами… Мой "стройотряд" был пока занят натягиванием колючей проволоки и "егозы" сверху и снизу ограждения Ботанического сада.

Мой брат Сашка все время рвался с ними, поработать. Но я ему сказал, чтобы не дурил, заканчивал десятый класс. Я посмотрю на его аттестат, может и пристрою куда, дворником.

Мой "стройотряд" вызвал гусеничный бульдозер, принялся корчевать пни и "сдирать" лесную землю. Буртовать её у дальней стороны участка, чтобы постепенно перепревала, вместе с травой и ветками, превращаясь в перегной. Пеньки и корни тоже рубили, по возможности, на дрова. Хорошо, что у сосны корни — поверхностные, не идут вглубь, как у ёлки. Оставшееся оставили сохнуть, кинули к веткам. Будем жарить на них "шашлыки" и палить "пионерский" костер.

Можно было завозить землю с полей совхоза "Свердловский", который был за "Вторчерметом". Песок, отсев и щебень. Но мы не знали куда именно — "ландшафтный дизайн" был еще не готов. Настенька приболела и Анюта была занята ею.

Тогда мы разровняли обратно снег трактором — пускай тает. А мусор мы потом — засыплем. Расчистили место вокруг бывшего поста. Узнали, где можно "врезать" канализацию, в районе АЗС. Прокопали туда траншею и стали делать в ней опалубку, чтобы не осыпалась. Из лиственницы.

С подключением электричества дела обстояли сложнее, чем я думал. "Пост" в пятидесятые лохматые годы не был к нему подключен, городского освещения по улице Московской и Волгоградской не было. Мамаев мне помогал, с горэнергосетями, со своими бланками Ботанического сада Уральского отделения Академии Наук. Якобы "пост" до сих пор принадлежит ему. Пришлось ставить несколько столбов, до ближайшей подстанции, зато мы получили трехфазную сеть, достаточной мощности. В последний момент мы подсунули наш "Договор о сотрудничестве" и всё оформили на ТОО "АДС". Якобы они очень долго рассматривали нашу заявку, всё в жизни меняется, а они за ней — жизнью, не поспевают.

Станислав Александрович периодически бывал у нас, поблагодарил за ограждение. Я его заверил, что первым делом займусь "питомником". Насыплю туда плодородной земли, проложу тропинку, от центральной аллеи. Оказалось, от центральной — не надо. Она, по его плану, должна уходить вбок. Он предлагал сделать ответвление от боковой, в месте, где он укажет. Тогда он сможет там построить что-то своё, это будет "служебная" территория. А на наш участок не будут забредать посетители Ботанического сада. Он по прежнему думал о нас и заботился.

Мы проложили задуманную им дорожку, между "заповедными" соснами, безжалостно вырубая кустарники. Засыпали её гравием и отсевом, так как песок имеет свойство "уходить" в землю без следа. Землю для "питомника" взяли лесную, несколько подняв уровень земли на участке. Это было необходимо, чтобы потом сделать твердые дорожки ещё выше уровнем, чтобы не было грязи, от дождей. Земля подошла та, что у нас была, Станислав Александрович сказал, что для науки не нужно "тепличных" условий. Весь Ботанический сад стоит на такой земле, они — ничего, справляются.

* * *

Фундамент под свое здание я предложил сделать самый простой — плиту. Мне не нужен был "пыточный" подвал, в офисе. Придется тяжко, без него, но ничего — обойдусь.

Бетон стоил дешево, арматура — тоже. Мы выкопали три углубления под "смотровые ямы", залили стенки. Вручную, используя купленный небольшой бетоносмеситель. Потом огородили вокруг них намеченную территорию, навязали арматуры и бухнули туда несколько миксеров-бетоновозов, с маркой бетона М400.

Скважина для воды у нас была уже своя, не приходилось ходить, с 40-литровым "отрядным" бидоном под пиво — на ближайшую колонку, в частном секторе. Как мы это делали раньше. Объявлений о бурении я в газетах не нашел, пришлось разыскать геологов, у них было бурильное оборудование.

Мне раньше бурили скважину, я представлял её устройство. Мы, договорившись в частном порядке, с двумя бурильщиками, пробурили её. Двенадцать метров шла земля, глина, выветренная скала. Потом пошла твердая скала. На двадцати метрах появилась вода. На двадцати двух метрах её дебет стал приличным. Мы пробурили еще десять метров, под "стакан", куда будет оседать разная каменная пыль. Лет на двадцать хватит, потом "продуем" её, сжатым воздухом из компрессора, будет как новая.

Мне добыли пищевую пластиковую трубу, ей "обсадили" скважину до твердой скалы, немного "утопив" трубу внутрь. Так грунтовые воды не перемешивались с чистой водой. Я очень заинтересовал бурильщиков новой "халтурой". Сказал, что они могут подать объявление в газету, и бурить скважины всем желающим, по выходным. Взамен они мне предоставили скидку, как первому "клиенту". Естественно, пришлось им об этом намекнуть.

После того, как мы прокачали скважину и оттуда полилась чистая вода., "стройотряд" тут же возжелал собственную баню. Чтобы водить туда баб и устраивать разные непотребства. Они уже были взрослые люди, не студенты, какие-нибудь… Чтобы приводить их в общее "общежитие". Я заказал новый сруб. Возвели его, по старой технологии, вокруг скважины. Заодно приехал и другой — "демонстрационный" сруб, с верандой. Я сфотографировал его со всех сторон, так же, как и другие строения, пока они были еще новыми. Создал альбом, чтобы показывать его заказчикам.

До этого ребята-строители ездили мыться в однокомнатную, на Бардина. Свою "трешку" они давно не снимали, жили в своем деревянном "коттедже".

Я совсем позабыл брать за него аренду. А потом — поздно было. Они захватили его и баню, выставили охрану, посадили собаку на цепь. Натравили шавку на меня, мне оставалось только издали обязать их поставлять чистую воду ко мне домой и в офис. Они всё равно туда ездили, каждый день, за обедами. Которые уже готовила не их "поварёшка", а одна из давнишних поваров "Пельменной". Мы выгнали молодую девчонку, за то, что она не умела печь вкусные пироги.

И тут же приняли обратно, помощницей Наташи. В новую фирму "Бухгалтерия Плюс". Которая, хоть и не имела букв "АДС" в названии, но принадлежала нашему холдингу. Пока я пропадал на участке, Наталья полностью захватила власть в офисе. Зарегистрировала новую, свою, фирму, нагло скопировав мои учредительные документы. Не знаю, кто там был в учредителях, но не я.

Выкрутив руки, она заставила подписать приказ о назначении её моим замом и договор с какой-то бухгалтерской фирмой. О выполнении этой организацией всех бухгалтерских дел, для всех "АДС" ов. Потом выпнула меня на мороз. Хорошо, хоть ключи от кабинета оставила, разрешала приходить иногда — погреться.

Да я и сам — избегал там появляться. Захаживал иногда, по понедельникам. Посидеть тихонько, в уголке, послушать, о чём говорят умные люди. При новом "шефе" они преобразились. У них появились новые планы. Олеги — те вообще забегали бегом. Превратили торговый зал офиса в какую-то опросную или голосовательную. Меня в это дело не посвящали. Там бродили какие-то парни и девушки с анкетами в руках. Оба Олега с ними о чём-то разговаривали.

Наталья почти забросила компьютер. За ним теперь сидели две её помощницы. Вместо того, чтобы готовить, жрали на кухне, бесплатно. Аренду — не платили.

Сама Наталья Николаевна ходила важная, сопли — пузырем. Подписывала всем какие-то кредиты. Подозреваю, что из моих денег, даже в "заначку" залезла. Мне выдавала только жалкие рубли, на стройку. Заставляла писать подробные отчеты. Считала сама, мне не доверяла. Дескать, я считать — не умею, пишу и то — с трудом. Конечно, я почти разучился писать, ведь уже давно печатал на компьютере. Сейчас она его забрала, сказала что нечего в игрушки играть. У меня есть дело поважнее: новый офис ей строить. Уже и на него свою пасть раззявила…

Уж не знаю, какими пытками, но после разговора со своим любовником, он не только заметался, но и согласился на брак, с Натальей Николаевной. Фамилию, только попросил оставить свою. Какую-то татарскую, трудновыговариваемую. Наташу он тоже уговорил сменить фамилию. Вместо с первого курса знакомой мне Якубовой… или Якушевой… или как его… А! — Якубович… убедил взять свою — трудновыговариваемую.

Я как узнал, что они будут теперь оба: Ивановы — чуть со стула не упал. Спалимся же! Вместе с тем армянином. Он то ладно, уедет в свою Армению, а мне как быть? Они запланировали открывать по городу магазины, от моего личного ИЧП. На ценниках будет подпись ответственного лица — Иванов. В накладных — подпись бухгалтера Ивановой… Подозрительно! А моя фамилия — не Сталин, чтобы отпугнуть проверяющие органы…

Они убедили меня, сказали, что всё нормально. В Азербайджане все так делают, у них там тоже все фамилии одинаково непонятные. Я опять был посрамлен и морально уничтожен. Только втайне тихонько посмеивался над ними.

Над Натальей за то, что она думает — скроется от меня, за новой фамилией. Накосячила, небось, где-то в документах… От меня не скроешься! Я постоянно фотографировал всех сотрудников. Даже "фоторобот" не придется составлять.

Над Олегом — тоже. Ведь я один знал, что Наташа выходит замуж "по залету". Непонятно от кого. Хорошо, хоть не я отец. Зато своё обещание — выполнил. Мужа и ребенка ей организовал. Это ведь я подговорил Юлю, чтобы на их свадьбе, среди гостей — одна Наташка была незамужняя. "Букет невесты" — это тебе не хухры-мухры. Способ проверенный.

= 17 =

Олег Тихонов представил нам своего нового управляющего. Того самого стажера, который помогал ему устанавливать сигнализацию на Нексию. Уволил Андрея Гирсова. Чтобы его утешить, мы приобрели для него автомобиль. В счет кредита "АДС-Безопасность", которую уже зарегистрировали. Андрей был пока один, заполнял необходимые бланки, для лицензирования этого вида деятельности, проходил обучение. Тоже присматривал кадры. Вместе со знакомыми "собачниками" патрулировал Ботанический сад.

Я взглянул на Наталью Николаевну. Её "индикаторы" горели "зеленым" напротив надписей "Электроник" и "Розница". Над остальными — были погашены. Мы их еще не обсуждали. Мне надо было подготовиться к этому разговору. Прибить табличку "АДС-Строй", например.

Димка Поляков испарился, оставив корчевать лес Игорю. Оказалось, что он нашел-таки моего однокашника, со строительной конторой. Дела у них там были в порядке, я даже не предложил свою помощь. В приставке "АДС" к их конторе. С теми заводами — "ККК": Компрессорным, Керамиком и Кабельным, они еще не работали. А потом их Димка "уведет" у своего работодателя. Буду держать "руку на пульсе", сам предложу это сделать Диме, когда они только появятся. А однокашник — не успеет к ним привыкнуть. Не успеет там накосячить, задержать выплату зарплаты строителям, не испортит отношения с руководством заводов.

Димка начнет с ними работать сам, в своей строительной организации, с приставкой "АДС". Пусть пока "набивает руку" и набирается опыта. Так и быть, помогу ему. Возьму на себя закуп первоначального инструмента, трудную финансовую ношу и контроль.

С "АДС-Недвижимость" всё было, вроде, в порядке. Чета Социологов плотно работала с Анатолием, устанавливала щиты. Они нашли какого-то молодого человека, который искал заказчиков на рекламу. Сам печатал её где-то и с помощью Толика, размещал баннеры. Даже догадались сами наклеить на новые щиты объявления: "АДС-Недвижимость". "Здесь могла бы быть ваша реклама". И домашний телефон Юли.

Я посоветовал Толику найти нашего одноклассника, Сашку Мостовщикова. Он, кажется, тоже занимался, чем то подобным, со своим братом — в будущем. Клеил наружную рекламу. Пусть они занимаются этим. А сами, с молодым человеком, займутся более творческой работой: созданием новых щитов и поиском новых заказчиков.

Им же я вручил фотоальбом со срубами. Толику — чтобы он подумал, как их рекламировать, молодому человеку — чтобы искал покупателей. Или давал в нагрузку, к рекламе на щитах. Показывать "демонстрационный" сруб есть кому. Пусть это делает тот строитель, кто последний "мылся" в бане. И денег за это в кассу не занес.

Вообще, рекламщики — задерживают Юлю! Быстрее шевелитесь! Она плотно взялась за места под щиты. Заключала договоры с Администрацией города, на их аренду. Теперь приходила только на собрания, указать, где будут новые рекламные "места". Приходила со Славой, своим мужем. Который отдавал распоряжения, насчет обновления наших компьютеров.

Олег Иванов выставлял старьё в продажу, а нам заказывал новое. Заодно был в курсе технического прогресса, в этой области. У него завёлся способный паренёк, который собирал компьютеры, как конструктор. Наши старые корпуса имели новую начинку и старые "винчестеры", с данными. На другом диске была установлена система, с необходимыми программами.

"Старую" же начинку он вставлял в новый корпус, переустанавливал систему и она нарядно подмигивала покупателям. Он очень ждал новый магазин, где шли уже последние работы. Там было больше места под наши товары, а ему был выделен свой отдел. Он успешно конкурировал с Социологом и мы того, наконец, выгнали. Лишили зарплаты дворника. Всё равно к лопате и скребку он не прикоснулся. Его работу выполнял другой человек.

С "АДС-Комплектом" было в порядке и без вмешательства. Дима с Вадиком прорабатывали логистику, от Китая. Новая "Газель" им не понадобилась. Она пока ездила еще в Москву, но у неё больше появилось работы и в городе. Загружалась на их складе и развозила товар по "точкам". Хорошо, что они справлялись. Мне совсем не хотелось арендовать им дополнительный склад. Дождутся нового, на перекрёстке Московская-Волгоградская. Это название слишком длинное, надо объявить конкурс на новое, более звучное.

* * *

Реорганизовав работу холдинга, я заставил собственников заниматься своими конторами. Обложив всех "десятиной", которая порой превращалась в "сорокапятину". Сам принялся подсчитывать, сколько она "в деньХах". Какой доход приносит? Получалось, что основную часть мне приносили капитальные вложения. Аренда гаражей, например. Возврат кредитов. Это так, не доход, а возврат своего… Мне всё сейчас было "в кассу". Из бизнеса партнёров капало пока немного. От сигналок — 15 %, но от тех же "ДимыВадимы" поступало — больше.

Даже с рекламных щитов постепенно потекут деньги, они быстро "отбивали" вложенное. Скоро в городе не останется мест для их размещения. Было много конкурентов. Архитектор города выдвинул достаточно разумные требования и многие места под них просто не подходили. Надеюсь, эти требования будут для всех, без исключений. Наши конкуренты расслабятся, перестанут в этом направлении "активничать". А я, выждав пару месяцев, "зайду в лес и просто наберу дров, которые никто не видит", как тогда — на Знаменке.

У меня был один секрет, который я знал, из будущего. Впервые услышал о нём на "сходке", в холдинге, где тогда работал. Там тоже были рекламщики, со своими щитами. Они или сами придумали, или подсмотрели где-то щиты, на одной "ноге", а не на двух. Под неё нужен был серьезный фундамент, сама "нога" должна была быть — мощной. Но это позволяло разместить щиты там, где "обычные" — не проходили, по требованиям. Например: фундамент на газоне, а щит — буквой "Г", рекламной плоскостью — над тротуаром.

Конечно, это требовало серьезных расчетов, под ту же ветровую нагрузку, но было решаемо. Такие специалисты были, но никто их пока этим не нагружал. Наши "рекламщики" заказали тогда такие расчёты, сделали несколько щитов и "воткнули" их — в самых "шоколадных" местах. Тех, куда никто раньше не смог залезть. Конкуренты, конечно, опомнились, но были уже "на шаг позади". Город охватила новая "гонка", но "мы были первыми".

Пока же мы осваивали, все вместе, городское рекламное пространство, до жесткого дележа было еще далеко. Главное — соблюдать баланс сил, ведь я собирался ввязаться в стройку. Прямо накануне лета — когда будет "спад" всей деловой активности. Как угадать, где она будет больше, а где меньше?

Даже новый магазин, открывшийся в центре города, мог "засбоить". Он работал пока полностью на меня, выплачивал кредит. Но деньги требовались и на другие пару магазинов, что мы арендовали. Игорь провернул там косметический ремонт, пока застывал фундамент "офиса" и шел заказанный, для него, вагон с кирпичом.

Олег Иванов даже не успел заказать туда торговое оборудование (за что я его хотел наказать), а "ДимаВадима" — привезти товар. Их было наказывать не за что, виноват был тот же Олег. Сейчас всё заработало, но долго ли продержится? Наступит жара, народ разъедется на озёра и в отпуск. Полный штат продавцов будет скучать в пустых магазинах и "проедать" оклады.

* * *

После формальной проверки всех систем, надо было устроить им "жесткое тестирование". Провести день "онантруда". По классике, начаться он должен был с новой "вводной": нам хана. Денег нет и не будет. Все переходят на режим "жёсткой экономии". Все собственники должны решить, с кем вы, "мастера культуры"? С "народом", то есть со мной и с остальным холдингом, или у вас "свои дела"?

"Бизнес с сигналками — налажен, деньги капают, вот тебе твои 15 %, помогу, чего уж там… Отдам их… А остальное… Какое остальное? Кредит, тебе, что ли дать? Да еще и беспроцентный? Так откуда? На квартиру коплю, да перпеттум-мобиле никак не получается…"

"Не на что товар в Москве покупать? А еще на Китай замахивался… Мы то проживем, будем возить товар для "Автокомлекта", а вот тебе, со своими 30 процентами, в "АДС-Комлекте" придется "побриться… "

"Ничего, выживем! Мы же получаем деньги со щитов! Меньшую половину — тебе, бо́льшую — нам… Ну а следующие щиты… Я могу и на себя оформить, у меня то деньги — есть! "

"Вагон кирпича есть, вот и будем стены складывать. Пока раствор будут подвозить. И зарплату платить… Как только на поесть? Как это — потом? А на баб? На пиво? Не-е-е… мы так не договаривались! "

Так могли подумать мои бизнес-партнёры. Все сразу или по-отдельности. "Розница" полностью работала на меня, исключая оговоренных процентов Наташе и Олегу Иванову. Конечно, сбоя поставок я не могу допустить, но напугать этим можно.

Как лучше, "развести" их по разным местам и тайно это озвучить? Или на собрании, чтобы они приняли коллективное, "взвешенное" решение? Наверное, лучше заронить тревогу заранее, с каждым. Когда они сформулируют свою позицию — обсудить всё на собрании.

Осталось выбрать сообщника. Кто будет мне "подыгрывать". Из числа "стариков"… А лучше — "старух". Тем более, что Наташа очень нужна им всем. А ей мне придётся доверять, хочешь — не хочешь, в дальнейшем. Если мне удастся сохранить холдинг, без неё, в "тестовом" режиме… Подумает… Стоит ли ей меня "кидать", если когда-нибудь, тьфу-тьфу-тьфу, придет к такому "мнению"?

* * *

Я поговорил с Натальей Николаевной, но ей мой план не понравился. Она на всё моё красноречие, на все доводы, о необходимости такого "тестирования" задала отличный женский вопрос: "Ну и что?"

Ей не нравится и всё тут. Она не хочет в этом "цирке" участвовать. Она серьёзная женщина, бухгалтер. Скоро выйдет замуж, родит ребёнка. Вот с ним и будет в игры играть, притворяться зайчиком-побегайчиком и закрывать ладошками глаза: "меня — нет". "Тебе это надо? Ну и что?"

"Ну и что?". Вопрос, против которого бессильны любые аргументы, любые доводы. Оппонент враз становится жалким и ничтожным. После любой фразы собеседника можно задать его еще раз. Заставить объяснять, оправдываться. Наконец — добить. Им же.

Хорошо, что я знал ответ на него! Полностью восстанавливающий "статус-кво"! Все аргументы вновь становились весомыми. Оппонент "восставал из пепла" и вновь становился значимым. Задающий вопрос — терялся и не знал, что сказать. Если повторял опять "ну и что?" можно было ответить так же. До того момента, когда задающий не поймет, что его вопрос — идиотский. Вне здравого смысла.

Мне удалось убедить Наталью, что это хорошая идея. Взять журналы и почитать их, недельку… Или две… В квартире на Бардина, её холостяцком гнездышке. Там всё по прежнему. Потом принесу ей компьютер. Срочных дел нет, а отчеты за прошлый квартал сами себя не сделают. Строителей надо устроить, задним числом, в "АДС". Раз уж мы пока не будем отрывать "АДС-Стройка". Пусть начинают зарабатывать пенсию. Минимальную. Сделаешь по ним платежки, по налогам — я отнесу в банк. Надеюсь, там еще не забыли, как я выгляжу!

— Ну а если всё развалится, в результате?

— Ну и что?

— Ну и то, блин!!!

— Значит я — лох. Взорву всё. Начну всё сначала…

* * *

Ко мне на стройку приехал Олег Иванов. Я был там, как раз разговаривал с одним мужиком, который разбирался в строительстве. Это был один украинец, который уже давно проживал в России. Жена тоже украинка, сын — Тарас и дочка — Олеся. Он имел отношение к строительной компании однокашника, там мы и познакомились. Я знал его и раньше, мы вместе играли в преферанс, в XXI веке. За меня даже сватали Олесю, когда мы временно "разбегались" с женой. Да какой он был "украинец"! Обычный русский человек, думал и разговаривал по-русски. Хоть и с "хохлятским" колоритом.

Теперь он консультировал нас, ведь строили мы без проекта. Проект создавался параллельно. Мы закладывали большие резервы по всему — по прочности, по теплоизоляции… Здание не должно было рухнуть, но и делать потом лишнюю работу не хотелось. Делать дырку, в стене, под водопровод, например.

Олег сообщил, что Наташа — пропала. Ушла вчера на работу, но до неё не дошла. Домой, на Уралмаш, тоже не вернулась. Пропали некоторые её вещи. Из офиса — тоже.

Я отмахнулся от него — занят. Не видишь? Подумаешь… Обиделась на него… Уехала к маме. Или к подружке какой-нибудь… Я то тут причем?

Нет, в Баранчу ты не поедешь! У тебя что — дел нет? Подумай, где накосячил. На что она обиделась… Выставь на подоконник 33 утюга. Может она поймет, что ты больше не будешь носки разбрасывать. Меня больше не беспокой. Занимайся розницей и своей невестой — сам.

Потом приехал Вадим. Им в Москву ехать, нет? Товар оплачен? А то получится, как в тот раз… Им сидеть в Москве, ждать деньги — не понравилось… В офис они звонили, Наташи там нет… Ну хорошо, спросят у помощниц, позвонят сами в Москву…

На следующий день явилась Юлька. Чего тебе? Вы задрали уже со своей Наташей! Ну и что, что оплачивать аренду нового места под щит надо? Возьми и оплати! Как-как… Каком кверху, наличкой, раз с безналом проблемы…

Когда пришел Андрей Гирсов, я понял, что случилось действительно что-то серьезное. Оказывается, инкассацию в офисе принять некому! Надо же! Проблема из проблем! Это когда денег нет — плохо. А когда их несут, их можно и по карманам рассовать. Что у Наташкиных помощниц ключа от сейфа нет? Ах есть, просто сейф пуст? Ну так какая пробле… Как пуст? Ну-ка, поедем, посмотрим…

Действительно, сейф в моём кабинете был пуст. Ключ от него Наталья оставила на своём рабочем столе, под папкой. Помощницы ничего не знали. Олег был в растерянности.

Я отдал ключ помощнице, которая раньше была "поварёшкой", велел принимать деньги. Ведь я её знал — дольше другой. Остальным сказал расходиться, нечего тут глазеть и "уши греть". Заперся с Олегом в кабинете. Выслушал его причитанья, сказал, что может не всё так страшно. Может её просто машина сбила. Он в больницы звонил? Ну тогда не знаю… Про морги пока думать не будем… Тоже звонил? Да ты оптимист…

Так. Мне надо подумать. Расскажи пока, как дела с новыми магазинами? Понятно… Не готов… Давай, за выходные подготовься, а там, глядишь и Наташа объявится.

Андрей, зайди-ка. Ты у нас охрана, вот и ищи… Деньги. Ну и Наталью Николаевну, конечно. Покажи, чему тебя научили. Все данные по ней — в папке. Папка на месте? Ну вот, где же ей быть! Да никто не сбежал, я сам сказал ей, чтобы она все деньги из сейфа в доллары конвертировала. Может её "нахлобучили" где-то. Так охрану надо было приставить! Я давно тебе об этом говорил!

До Олега Тихонова пришлось ехать самому. Он чего-то паял и не в курсе ситуации был. Объяснил ему, что у меня возникли проблемы с деньгами, ничего, если Наталья будет излишки от его бизнеса — мне давать, как кредит? На тех же условиях, что и я ему. Когда-нибудь ему деньги понадобятся, а пока пусть у меня — "поработают"…

В выходные я "нашел" Наташину сумку, со всеми деньгами, которые были в сейфе. Принес её, в понедельник, в офис и сказал, что она просто её у Аньки забыла. Аня, конечно, была в курсе всего, тоже могла мне "подыграть". Пока это не требовалось. Поверили и так.

Получается она в четверг приходила, всё-таки? Как не знаете, вы что, на работу не к 9.00 приходите? Ах, вспомнили! Утром зашла, в мой кабинет, потом в свой и вышла? Ладно, до вечера. То есть до 15.00. Приеду на собрание. Чтобы нашли мне её и на стол положили!

* * *

На собрании было тихо. Никто не хотел делиться своими мыслями. Посидев так, я сказал: "Ок. Мне тоже нечего вам сказать. Надо посчитать наличку, съездить в банк. Занимайтесь своими делами. Если мне понадобится помощь, я вам позвоню."

Сам сидел в кабинете, играл, закрывшись. Иногда ездил на стройку — поглазеть. Сказал Игорю, что зарплата задержится, на раствор деньги есть. Покушать им готовят, как обычно. Он отмахнулся, сказал "Некогда". Ну и ладно. Пива говорю — не будет! Всё, пошёл, пошёл…

Отнес Наташкин компьютер "себе домой". Она уже выла на стены, от чтения. Я попросил потерпеть её еще недельку. Пока не добьюсь реакции, хоть какой-то. Теперь ей есть, чем заняться. Она вышибла меня за дверь. Это меня-то! Который ходил с её списком по магазинам! Вот запру здесь, как того Буратину, узнаешь!

= 18 =

В следующий понедельник Андрей доложил собранию, что Наташу он пока не нашел. Дома, на Уралмаше, её нет. Ничего из вещей не пропало, так — по мелочи. В больницы она не поступала, неопознанных трупов в моргах тоже нет. У известных подруг, "старых" молодых людей и поселке городского типа "Баранчинский" — не появлялась. Родственники встревожены, как и мы. Будем искать дальше. Опросим жителей близлежайщих домов, Экстренные службы, которым поступали заявки в наш район.

Я сказал, что ситуация серьезная, но не критическая. Без Натальи Николаевны произошел маленький кассовый разрыв, всё наладим. Через месяц. Или через два. В крайнем случае — до осени. Сейчас я прошу только этого времени.

Пока не смогу выдавать кредиты, кому они нужны. Более того, прошу помочь мне, со стройкой. Прошу ужать все свои расходы. Я знаю, что ко мне поступают все ваши деньги. Наташа считала их, и в конце месяца вы получали то, что вам причитается. В мае этого не будет. Все посчитаем, потом расплачусь. Сейчас смогу выдать только небольшую сумму — на пропитание. Неужели вы не накопили "жирок"? Поделитесь им со мной! Что скажешь, Юлия?

Юля ответила, что отсутствие Наташи меньше всего ударило по ней. Она получает деньги за рекламу, будет и дальше сдавать их в кассу. Макароны с тушенкой у неё есть.

— Ты Дима. Обсудили с Вадиком? Сможете отдать нам товар, без денег и снова поехать, если мы там его оплатим? За доставку мы с вами тоже, скорее всего — не сможем расплатиться… Пока. Потом — все вернем. Наторгуем, в конце концов…

— Один раз можно. Два — нет. Водитель просит за каждую поездку деньги.

— Сами за руль?

— У нас другие дела

— Понятно

Давай, Тихонов, добивай. У тебя самый стабильный бизнес. Мне моей доли с него не хватит. Придется залезть в твою. Сильно залезть… Нет, машину продавать пока не надо. Деньги на закуп дашь свои? Ок. Расплатимся с транспортной компанией. За всё? Даже за компьютеры? Да подожди ты! Я знаю, что ты на квартиру копишь… Буду иметь тебя ввиду. Видите! Выплывем, если вместе. Кому денег надо — с Олегом поговорите. Но только на неотложное!

Все заговорили разом, начали обсуждать. Я стал помалкивать. Все говорили, в основном, о себе. Где они могут "ужаться", где им "кровь из носу" нужны средства. Потом начали выискивать их у соседа в кармане. Не для себя, в "общий фонд". Говорили "не жили богато, нечо и начинать". Андрею за обучение двух охранников надо заплатить. Нанять пока другую вооруженную охрану, для валютных операций, пока "своей" нет. Щиты в "козырных" местах надо брать, раз они быстро окупаются. "Малой кровью", ничего, прорвемся.

Я так понял, что кроме "ДимыВадимы" народ, вроде лоялен. Подожду еще пару дней, если делом докажут, то… Найдем, кто из Китая будет товары возить.

* * *

В середине недели вечером мне позвонил Олег. Сказал что Наталья — нашлась! Оказывается, ей стало плохо на улице, прохожие вызвали "скорую". Радиотелефона из офиса у неё с собой не было, хотя она находилась рядом с ним — выходила от Анюты. Сейчас она в ОММ, у него будет ребенок!

Она попросила персонал сообщить, где она, её уверили, что все в порядке. Мужу и на работу — сообщат. Немного переживала, что никто не приходит, ну так это из-за того, что ведь не пускают…

Сейчас он мчится туда, всем там даст жару! Кого же он обзванивал? Какие больницы? А, не подумал… что его невеста — женщина. Что она может стать матерью… Ну ладно, мыслитель, я тоже еду туда.

"Возвращение" Наташи прошло без сучка и задоринки. Даже нашли "виноватого", на пороге ОММ. Медсестра долго извинялась, что забыла позвонить… потом ушла на выходной, потом — закрутилась… Вот — номера телефонов у неё все есть, она их не потеряла! Но ведь всё нормально, с Вашей женой? И было всё нормально. Она здорова, просто небольшой токсикоз. Завтра её уже выписывают. Пожалуйста, не надо никуда звонить! Меня уволят! Ну пожалуйста!

Короче, сыграла на пять баллов. "Оскар" по ней плачет. Именно слёзы Олега и добили. Он сказал: "Ничего! Ничего! Бывает". Обнял актрису и вручил ей цветы, которые вез невесте, кстати!

* * *

"Выздоровевшую" Наташу встречали так, будто она вернулась из полета на Луну. Как Терешкову или Савицкую. Хотя чего она там "летала"… Даже не сажала корабль в ручном режиме, как "Чайка". В постсоветские времена Терешкову оболгали, что она "блевала всю дорогу", а Сергей Королёв, якобы заявил: «Пока я жив, баб в космосе больше не будет». Наоборот, он планировал потом создать чисто женский экипаж. Смерть Комарова с командой — изменила эти, да и многие другие планы. Это потом, в Государственной Думе, она стала лишь "декорацией". Вместе с другим борцами руками, гимнасток ногами и певцами ртом…

Сейчас Наталье Николаевне торжественно вручили её ключ от моего сейфа и её сумку. Она была пустая, конечно. Деньги я уже поменял, там лежала только справка о совершенном обмене рублей на доллары, для отчетности. Она была достойно вознаграждена за двухнедельное отшельничество. Любовью и преданностью всех сотрудников холдинга. Они сказали, что готовы видеть её хоть каждый день! Выдающей месячную зарплату.

Олег Иванов напротив — был наказан. За то, что не купил вовремя торговое оборудование и товар. Я ему так и сказал: "Это тебе — КАРА небесная". Чтобы не забывал, про свои обязанности. А то ишь чо: в магазинах пусто… вот жена и ушла… Кто будет рожать ребенка от такого не серьезного человека?

Носа он своего в офис теперь не казал, наверстывая упущенное, пытаясь реабилитироваться. Сам провел рекламную кампанию новых магазинов. Его, пока не сильно занятые, продавцы, раздавали на улице и на остановках транспорта — рекламные флаеры. Которые он заказал сам. По очереди завлекали посетителей, обещали громадные скидки.

Я не стал говорить всем, что это был "тест". Напротив, еще серьёзней насел на "партнёров". Сказал, что хоть Наталья и оказалась цела, ревизия вскрыла множество "косяков" с её стороны. Её будущий ребенок — тоже будет моим рабом. Все теперь, вместе с ним, будут должны дублировать свои отчеты мне, заполнять придуманные мной бланки. В танце, с песнями и бубнами, отчитываться — за каждый цент. Почему они мне кредит не возвращают, хотя утром — на что-то завтракали… Ехали на общественном транспорте на работу, а не шли пешком…

В том числе, высказывать свои идеи по поводу того, как мне изъять "излишки" средств у "соседей". Дескать, они подсказали мне пару идей, на прошлом собрании. Юля, например, сильно "жирует". Кормит Социолога — макаронами с тушенкой. Он вполне проживет и на овсянке, как её "московская сторожевая". Как и её сын — подросток. Всё равно они все для нашего холдинга — бесполезны.

Народ в офисе поскучнел, так как не хотел есть пироги с овсянкой, но Наталья их потом успокоила. Мол это просто у Дениса бзик такой. Испугался, что она весь его миллиард долларов в рейтузах в Америку увезла, вот и жестит теперь… Ничего, отойдет. Будут им опять — и рябчики и ананасы… Она ведь не весь миллиард увела, только половину. Сейчас — снова поработаем!…

* * *

Мой друг Андрей Гирсов за ней внимательно наблюдал. Улыбался ей, но прямо сказал мне, когда мы остались одни: "крыса — попалась." Она меня — обманывает. В наглую. Почему не похитила все деньги — странно. Наверное, что-то не получилось — плохо подготовилась. Решила вернуться и попробовать еще раз.

Движения её бровей не соответствуют шевелению ушей. Взгляд, при разговоре об ОММ, уходит влево вверх. Она, подсознательно, обращается к творческой доле головного мозга. Выдумывает, одним словом. Кроме того, у него есть факт, который полностью разоблачает её "версию", что она находилась "на сохранении". Он обзванивал все больницы, подряд. В ОММ её не было. Когда она "появилась", он вновь позвонил туда и ему дали справку, что данный пациент поступил платно, на обследование. Пробыл там только последние два дня. Кроме того, "вызова" скорой медицинской помощи на Бардина — не зафиксировано. Она — врет.

"Будем её колоть?". Всего один удар в печень её "вскроет"! Где-нибудь, вдали от людских глаз… Потом скажем ей, что это всё была шутка. Проверка. Вольем ей в рот бутылку водки и доставим Олегу, тёпленькой. Ведь у неё могут быть сообщники. Тот же Олег, её сожитель.

Андрей был у них дома. С виду всё нормально. Но не может быть такой порядок, у мужика! Живущего уже неделю, без женщины! Даже носки не раскиданы и посуда помыта. Он сам это точно знает, даже без обучения…

Понятно, она могла использовать Олега "в темную"… Но почему тогда у него полы чистые и ковры пропылесошены? Может наоборот, он — главарь? Прикрывал её "пути отхода"….

Я успокоил Андрея, сказал, что так он и до меня доберется! И будет прав. Главарь — это я. Всё придумал и организовал. Кроме Ани — никто не знал. И не должен узнать.

Рассказал про день "онантруда", в стройотряде. Ведь ему не довелось побывать, на "целине". Отсиживался, два года, за полярным кругом, в своей армии, загорал на Белом море… Пока мы "грызли гранит науки", да его потенциальных знакомых девчонок "окучивали". Что поделаешь! Кто-то должен был! Кто, если не мы?!!

Весь этот цирк, с "исчезновением" Натальи, моих рук дело. Она, кстати — была против. Но я её заставил. Жила она всё время — в моей квартире. Как и раньше, до знакомства с Олегом. Ведь я её "муж". А она — моя "вторая жена". Не последняя. За всем гаремом — надо присматривать. За исключением Ани. Любимая жена Цезаря — вне подозрений.

Понятно, раз теперь Андрей посвящён в нашу тайну, ему придется стать евнухом. А что делать? Не я такой порядок завел… тысячелетиями проверенная практика…

Он, почему-то, был против. Надо же, распереживался насчет какой-то малости! Сошлись на том, что он будет "тайным стражем гарема". Не будет входить внутрь, станет приглядывать за "женами" скрытно. Не скажет им о своих подозрениях. Даже бывшую нашу "поварешку" не будет обыскивать, в бане.

Вот ведь странные бывают люди! Готовы лгать, изворачиваться, лицемерить. Вместо того, что бы "чик"… и ходить важным, уважаемым человеком. Нежиться в бане, среди красавиц. Петь сопрано и отбирать новых "жен" в гарем… Не понимаю…

* * *

Мы просидели с Натальей Николаевной все выходные. Я отказывался "раскручивать гайки". Ну и что, что всё было под моим контролем? Не зря же я смотрел фильм "Фаундер", про основателя сити "Макдональдс". Там товарищ тоже был пятидесятилетним нищебродом, обычным коммивояжером. Однажды увидел "забегаловку" нового типа, сумел затесаться в неё, обычным "франчайзи".

Стал открывать подобные рестораны повсюду, но перебивался, с доходов, с хлеба на воду. Потом встретил умного человека. Который подсказал ему, что надо скупать недвижимость. Ту, которые арендуют этот "макдональдс". Как и всё, в округе. Эти забегаловки будут поднимать её стоимость, просто своим существованием. Им можно выставлять более высокую аренду. Пусть они перебиваются "с хлеба на воду"! А он — будет снимать сливки.

Так и я. Рекламные щиты — все мои. Боксы под установку — тоже. Там, где не я собственник — аренда долгосрочная, на ТОО "АДС". Возникла проблема с транспортной компанией — пофиг. Что, других "Газелей" нет? Создадим собственную доставку, полностью — мою. Москвичам пофиг, кто у них будет закупать товар. Скажу, что "Гирвас-аутоувоз" — в моём холдинге, а "Автокомплект" — чтобы слали лесом. Они, без накопленной скидки, встанут в одну очередь с нашими конкурентами. Тем более, что весь товар мы скоро будем привозить из Китая.

Олег Тихонов, конечно, молодец. Но почему он свою машину не продал? Ну и что, что я сказал "пока не надо"? Всё равно сидит — паяет, "Нексия" ему сейчас не нужна. Другую машину бы купил. Потом. Мог бы понять, что я деревянные окна в новый офис вставлять не буду. Понадобятся пластиковые, а они дорогие. Почему, кстати, он не открыл завода, по производству пластиковых окон? Опять я должен всё разжевать и в рот ему положить? Провести по улицам Екатеринбурга, показать все жилые дома… нарисовать перспективы?

Что ты, тоже не будешь этого делать? А кто тогда? Опять мне человека на новую "тему" искать? Я то найду… Того же Социолога… А ты опять будешь в носу ковырять, мои деньги считать… Даже не ты, а компьютер. В модуле, который напишет моя мама.

Ну и что, что это тоже важно? У тебя помощницы на это есть. Делегируй им, важную часть своей работы — нажимание кнопок на ПК. Пароля от моей "оружейки" у них нет. У тебя, кстати, тоже. Если ты не заметила. Деньги все — в деле. "Прошляпила" ты тот момент, когда можно было с миллионом долларов на Гоа со своим армянином убежать. Теперь, только если с "обороткой"! Ну и что, что тебе хватит и её?

Ты заколебала повторять мне: "ну и то". Это ответ для дебилов, которые не находят аргументов, чтобы поставить их, после своего вопроса "ну и что?". Не находят альтернативных путей решения поставленной задачи. Я тебе — все "разжевал".

Так что давай, моя дорогая — помогай мне. Говори сотрудникам, какой я самодур. Втихаря можешь отменить какой-нибудь отчет мне. О том, сколько человек прошло мимо нового, пустого щита, сколько машин проехало. Хватит и того, что Социолог составлял, когда щита вовсе не было, на этом месте. Юля же, почему-то его посчитала перспективным? Он бы его еще "утеплил"!… Но!… Только тогда, когда он сам поймет бесполезность этого. Авось, я отсутствия такого отчета, на своем столе, не замечу…

* * *

Финальной стадией моего "дня онантруда" стало то, что мы окончательно разобрались с ТОО "АДС-Комплект". Вадим приехал через день после ключевого собрания, еще до "явления пресвятой Натальи Екатеринбуржской"… Или Баранчинской… или ОММской… Кто их, святых, разберет…

Сказал, что готов сам рулить "Газелью", раз у меня возникли денежные проблемы. Он готов на всё, кроме голодовки. В отличие от родного брата-близнеца… У него уже давно с ним проблемы… Тот не видит того, что видит он. Что надо захватывать рынок, пока он пуст. Именно он убедил брата продать, в своё время, отцовскую квартиру, чтобы увеличить "оборотный капитал". Благодаря этому, они расширили круг автомастерских, куда поставляли свой товар "на реализацию".

Наткнулись, в результате, на "вилку". С одной стороны, надо расширяться, в ту же "область". С другой — ассортимент растет, а они не покрывают потребностей даже отечественных авто, что уж тут говорить про импортные.

Я предложил им решение всех проблем — разом. Дал кредит, на новые направления. Брат Дима принял это, как должное. Начал "осваивать" кредит, не забывая "подтягивать" средства на "Автокомплект".

Вадим был против. Нужно не обманывать своего партнёра, а развиваться, вместе с ним. На собраниях они узнали, что мы устанавливаем сигнализации в области. Это же готовые "точки" по продаже масел и других расходников, которые возит "АДС-Комплект"! Брату этого — не сказал. Ждал момента. Теперь он настал.

Они с братом разругались, насчёт "Автокомплекта" и "АДС-Комплекта". Дима согласился "разбежаться". Готов обменять свою "долю" в новой фирме, на долю в "старой". Она уже больше, его требования совсем не "братские", а он хочет в придачу еще и "Газель". Смогу я помочь ему, с родным братом?

Я ответил, что давно ожидал этого. Не слепой, вижу, что братья, хоть и близнецы, но — разные. Собственник у бизнеса должен быть один. У "Автокомплекта" — свой, у транспортной компании "АДС" — свой. Если они с братом продадут мне по 5 % процентов за "Газель" и необходимые им кредиты — мы заключим сделку. А вы потом меняйте своё "шило на мыло" — как хотите.

Так мы с Вадимом стали собственниками "АДС-Комплекта" с долями 40 и 60 процентов. Он стал — Хозяином, а я так — акционером, с правом голоса. Купили новую, "Газель", в кредит, у какого-то буржуя. И встали в очередь за бампером на "Форд Скорпио", в "Автокомплекте". Который разбил какой-то дебил, на перекрестке. Чего там как — я не знал, со всем разбирался Андрей Гирсов. За деньги, конечно.


= 19 =

Свадьбу Ивановых решили провести по-спартански, в недостроенном офисе. Это вполне вписывалось в мою политику экономии денежных средств. Первый этаж был готов, крыша — бетонные плиты перекрытия второго этажа, были уложены. Мы привезли столы, стулья и вторую электрическую плиту со "склада". Погода стояла хорошая, вполне себе июньское тепло.

Девчонки вымыли большой зал, перегородок никаких еще не было. Даже туалет был на улице. Парни заколотили деревянными щитами "смотровые ямы" в будущих боксах, чтобы туда никто не свалился. Дверей и окон не было, вентиляция была хорошей.

Наташа и Олег приехали из ЗАГСа, их встречала мама Наташи. Они с сыном, Наташиным братом, приехали из Баранчи, я поселил их в своей однокомнатной. Наташка оттяпала здоровенный кусман от каравая, едва смогла прожевать его, запивая шампанским. Олег даже не пытался с ней соперничать, понимал, что его место в семье — шестнадцатое.

Мы с Аней были со стороны невесты, теперь уже молодой жены. Потребовали с басурман калым. Они, со стороны, жениха, имели одну и ту же трудновыговыриваемую татарскую фамилию и для меня были на одно лицо.

Олег не растерялся и потребовал "приданое". Я был готов к такому повороту. Сказал, что как раз собираюсь уволить своего управляющего розницей. Компьютеры там, автомагнитолы, разная мелочевка, вроде холодильников и стиральных машин… Дескать, он много косячит последнее время, Наталья Николаевна им недовольна. А может специально мне на мозги капает, место для нового родственничка расчищает… Чтож, она добилась своего… Я предлагаю занять это место Олегу, её мужу. Должность управляющим розницы — нормальное приданое?

Он вздохнул, сказал что да. По калыму — попросил отсрочку. Ему надо разобраться со своими женами, пересчитать своих сыновей. Того, лишнего, который родится у него от Наташи, согласился отдать мне. Не сразу, лет через пятнадцать. Когда по законодательству подростки уже могут работать… и передаваться в рабство.

Еще один "предсказатель" — сына захотел! Слабак! Я надеялся на меньшее — "первую брачную ночь", ведь так и не отведал Наташиных "прелестей". Но милостиво согласился на большее — принять Ивановскую дочь в какой-нибудь "АДС".

Мы с Анютой всегда любили сказки и мечтали в них оказаться. Поэтому под видеозапись заключили такую сделку. Сказали, что периодически будем им напоминать, по очереди: "Должок!". И грозить пальцем из ванной, из холодильника и из других разных мест.

Когда расселись за стол, гости стали их подкалывать, спрашивать, где тот знаменитый Гирвас? Пришлось взять слово, объявить гостям, что всё… хватит уже шуток про Армению и тому подобное. Это уже становится пошло и не смешно. Чтобы я ничего подобного больше не слышал…

А то неудобно потом будет, перед Наташей. Если у неё родится ребенок с кавказскими чертами лица… Да и Олегу придется — переделывать…

Мама Наташи недоуменно слушала всё это, почти как та медсестра из ОММ… Когда мы приехали туда с Наташкой и смеясь сказали, что нам надо устроить для одного человека представление. Да он никто! Просто жених Наташин… Объясняли ей, что это просто шутка такая! С Наташиным двухнедельным отсутствием.

Вот и мама тоже успокоилась, что это просто такой городской фольклор. Будем мы ей объяснять тайны "АДС" овской бухгалтерии. Вдруг её из налоговой подослали…

* * *

Гости танцевали, иногда подходя к столам, чтобы закусить. "Букет невесты" я оказался смотреть, кто поймает. Сказал, что счастливица будет обязана открыть брачное агентство "АДС" и брать за это дело деньги. С себя — первой. Мне уже надоело устраивать личную жизнь сотрудников бесплатно. Того и гляди строители растащат подружек молодой жены по разным укромным уголкам и баням. Чего доброго, придется мне, вместо собственного коттеджа, строить детский сад "АДС"… школу, институт, академию.

Поэтому тут же предложил показать все удобные, для этого самого, закоулки участка. Ну и баню тоже, куда же без неё… Народ разбрелся по участку. Анюта показывала, как она распланировала зоны, как пройдут тропинки, где будет дорога. Показали питомник с орехами, здание офиса уже все видели.

Анютка сказала, что в центре участка место — пока ничем не занято, у неё не хватает фантазии, что там можно сделать. Чем отделить "офисную" часть, с небольшим парком и скамеечками, от другой, "коттеджной", с садом и огородом.

Спросила мнения гостей. Те сразу предложили сделать пруд. Чтобы купаться, загорать, ловить рыбу. Аня грустно ответила, что тоже его хотела, но муж — категорически против. Говорит, что он зарастет.

Мне пришлось ей в очередной раз сделать подарок и удивить. Ведь это так просто — сначала что-то запретить, а потом — разрешить! Сказал, что зарастёт — маленький пруд. В водоёме с площадью "зеркала" больше 100 квадратных метров установится свой биобаланс и вода "цвести" не будет. Давай, валяй, придумывай, какой формы будет прудик, какого размера. Чем больше, тем лучше, сотки на две-три. Только чтобы около него не было деревьев и кустарников. Листья от них будут замусоривать водоём, гнить там и разлагаться, превращаясь в ил. Замучимся чистить.

"Офисный" парк тут же был снесен с лица земли, вместо него появился навес с мангалом и местом для рыбалки. Тут будет самое глубокое место. Слева и справа можно будет нырять. Слева — почти из бани, справа — с небольшой вышки. Посередине будет барьер, чтобы никто не свалился.

Как залегают слои грунта, в этом месте, я знал. Изучил "геологию участка", при бурении скважины. Около 60 сантиметров была лесная земля, дальше на шесть метров глина. Она была неважная, кувшина из нее не вылепишь, но воду она не пропустит. Выкопаем яму, метра четыре глубиной, с постепенным подъемом, к "коттеджной" части. Там будет "лягушатник", для деток и женщин, которые не любят нырять. Предпочитают заходить в воду, по полчаса, дрожа и возмущаясь, что воду им никто не подогрел.

Земли с краев уберем побольше, уложим на это место выкопанную глину, прижмем крутые стенки габионами, наполненными камнями. На пологий спуск и в "лягушатник" насыплем песочку. Воду можно будет наливать почти до краев. Она будет, конечно, испаряться и использоваться для полива, но её всегда можно будет восполнить, из скважины.

Зимой это место можно будет использовать как каток. Отделив льдом и снегом место под прорубь, возле бани. Из вышки для ныряния — сделать горку. Всё это я уже проделывал, на своей даче, в XXI веке, помнил все свои ошибки и косяки.

Никаких карпов, только карасики и всякие окуньки. У карпа, при таком разведении, мясо безвкусное. Что ешь, что радио слушаешь… А кормить его приходится много, гадит он тоже знатно. При этом роется на дне, баламутит воду.

Добрая рыба: форель там или щука — не выживет. Им нужна проточная вода. Можно, конечно, организовать им кислород и другими способами, да очень хлопотно. Кто этим будет заниматься? Ради чего?

В финале свадьбы было выступление "Чайфа". Прямо с недостроенного второго этажа. Это был мой подарок "молодым". Я опять набрал знакомый номер директора их группы, пригласил выступить там же, в "Пельменной" Он меня помнил, оба Володи — тоже. Бегунов уже жил на Громова, недалеко от нас. Заехал сам, ведь уже знал, что никакой "Пельменной" там нет, сидит какой-то "АДС-Холдинг". Там узнал, где находится стройка, нашел там меня. Я показал ему наш будущий офис, он и предложил провести предстоящую свадьбу там.

Гостей уже набиралось много и все легко на это согласились. "Чайф" даже привез свою акустическую звукоаппаратуру. Денег это обошлось, в долларах, даже меньше, чем полтора года назад. Хотя выступали они дольше. Наверное, обманули своего директора, сказали ему, что корпоратив на Бардина — не состоится. Из-за жадности владельца помещения. Взяли наши телефоны, взамен дали свои. Сказали, что будут наблюдать за строительством, приезжать на разные праздники. Уже без аппаратуры, а так — налегке. По-дружески.

* * *

У меня подрастало молодое поколение. Сводный брат Сашка. За него я чувствовал свою ответственность. Брат Андрея Гирсова работал всё еще с нами, параллельно занимался спортом. Когда умер его одноклассник, от передозировки наркотиками, он разогнал всю свою бывшую компанию. Стал водить двух своих друзей, наиболее вменяемых, на свои тренировки. Под конвоем, как Андрей его, когда-то. Обучил установке сигнализаций, работал вместе с ними. Кто это будет делать с Сашкой, кроме меня? Ведь я сам его неосторожно поманил в Екатеринбург, этот наркоманский притон. До Краснотурьинска эта зараза еще не добралась.

Но ведь весь город не заставишь заниматься спортом и копаться в автомашинах. В июле приедет мой брат. Что, ему тоже этим заниматься? Если не дать ему дело, черти что может получиться. Образования-то нет. Что, если заставить его поступить в какой нибудь институт? А остальное время пусть вон — строителям помогает. Жильё есть, наследственное. Хоть и не родной ему бабушки, но всё-таки… Пусть делает там ремонт, по своему вкусу, заодно проверим его способности и желания. В строительстве, в электронике, в разведении ёлочек.

А что? Поступит в Лестех, например. Учиться там легко, получит высшее образование. Пусть будет, на всякий случай…, а не как у меня. Куплю ему импортную лесопилку, как раз начнётся строительный бум. Будет пилить мне доски и брус у себя, в Краснотурьинске, найдет себе ту же жену, нарожает тех же детишек… Нечего всем в Екатеринбург переться, "где родился, там и пригодился", область тоже развивать надо. Там Серов недалеко, будет руководить тамошними "АДС" ами.

Сестру Свету я уже упустил, она училась в Санкт-Петербурге, видимо там и выйдет замуж. Не захочет возвращаться к нашему отцу — тирану. А мы будем приезжать к ней в гости. Сам отец ко мне в гости не рвался. Наплевать. Не хочет знать родного сына — не надо. Пусть ездит на своей "Оке", да сидит у тихой речки — отдыхает…

* * *

Так, с этим поколением разобрались. За более молодое было браться еще рано, оно только "агукало" пока. Хотя уже научилась немного ходить. Настена сначала ползала, потом начала делать первые неуверенные шаги. Держась за нашу кровать. Когда я её однажды позвал, оторвалась от неё и прошла сама, прямо в мои подставленные руки! Так, не успеешь оглянуться, замуж выйдет, помашет маме с папой ручкой. Но пока запас времени есть.

Придется взглянуть на более старшее поколение. Оно оказалось под большим ударом, чем наше. Мышление у них было советским, в нынешних реалиях они не находили себе применения. Я то ладно, использовал свои знания о будущем. А знания моей мамы были никому не нужны. Конечно, мы использовали её способности, в программировании, в той же 1С.

Но внутренний язык там развивался медленно, был скучным, процедурным. Моей маме, должно быть, уже надоело осваивать новое, она с удовольствием вернулась к своим грядкам, в начале мая. Жила в домике, который был наскоро приспособлен под жилье. Ей нравилось жить там, без электричества. Она вспоминала свою молодость, с керосиновой лампой, на столике.

Вот ведь жизнь! От лучины и керосиновой лампы, до смартфонов и YouTube. Которые она, несомненно, увидит. Еще звездой станет, в каком-нибудь ТикТоке, со своими обучающими роликами. Преподаватель, всё-таки. Научит, бестолковую молодежь, как воду кипятить и не обжечься, при этом.

* * *

Сам я тоже не горел желанием заниматься программированием для 1С. Мне нравилось объектно-ориентированное программирование. Когда делаешь один "класс" и больше к нему уже не возвращаешься. Просто развиваешь его "наследников", тоже потом забывая про их. Просто расставляешь получившиеся объекты по нужным местам.

Например, нужно сделать расстановку в доме. Делаешь класс "табуретка". У которого один параметр — высота. На основе этих "данных" рисуется изображение, с четырьмя ножками, и такого же размера квадратным сиденьем. На основе этого класса делаешь разные "объекты". Можно сделать хоть миллион "табуреток", заставить ими хоть весь экран.

Табуретками разных размеров. От малюсеньких, до огромных, "играя" только одним параметром — высота. Но это скучно. Удаляем их все, оставляем один объект — "стол". Нам уже не надо придумывать его отдельно, он получился сам собой. Но мы всё равно сделаем такой класс, добавив параметры "цвет", "длина" и "ширина". Теперь уже у нас может быть много "столов" разного цвета, разной высоты. Не все они будут квадратными, можно сделать их разными. От подставок под ноги, до больших, обеденных. Можно будет потом сделать еще его с овальной столешницей, "журнальный столик", но это — потом.

Пока мы добавим еще один параметр — "спинка". Вот, у нас уже получился класс "стул". Мы уже не помним, что там с классом "стол", тем более, что там с "табуреткой". Просто программируем новое, чтобы можно было комфортно сидеть. Или лежать.

Делаем разные классы "кресло", "диван", "шкаф"… А что, "шкаф" это почти та же табуретка! Только с двумя "сиденьями", одно повыше, другое пониже. Между ними полки, стенки, зеркальные раздвижные двери…

Постепенно наша "комната" наполняется разными объектами, экземплярами разных "классов". Покажем её заказчику, он дурак, даже не поймет, что мы показываем ему простые "тубаретки". Мы уже сами не помним, как они правильно называются.

* * *

Я задумался, почему мы не используем опыт более старшего, чем мы теперешние, поколения? Чего мы уперлись в своих ровесников, привлекаем только их? Я сам, выбирая бухгалтера, отверг возможные кандидатуры людей тридцати-сорока лет. На это была серьезная причина — компьютер. Ведь у "взрослых" есть свой накопленный жизненный опыт, они тоже чем то интересуются, пусть даже не компьютерами. Наоборот, надо этим пользоваться! Достраивать к их "классам" новые функции и расставлять, на новые места. В других областях они могли оказаться полезными.

Тот же Станислав Александрович Мамаев — динозавр от ботаники. Он очень удачно развивает Ботанический сад. Не дает теперь разным наглым "коммерсам" захватить уникальный, реликтовый, сосновый бор. Мои тесть с тёщей были последними, кто смог получить участок, 10 соток, в коллективном саду "Лесник-2". Последний, максимально удалённый от улицы Московской. Мы разошлись с ними в количестве угодий под картошку, лес и прочие орехи с бататами. Пусть занимаются морковкой на своей земле, не лезут на нашу. А мы к ним еще приползём, в голодный год!

Остальным "деятелям", возмущенным установленной колючей проволокой, сразу за их частными дворами, тоже всё объяснили. Спортсмены, тренирующиеся там, на свежем воздухе. Они рассказали, что это теперь не "их лес", а тренировочная база спецназа ГРУ ГШ ВС РФ. ХВРЧЭЗА. Хрен вы разберете, что это за аббревиатура. ССЗБ, сами себе злобные буратины, надо было прилично себя вести.

Спортсмены тоже расстроены тем, что их оградили от местных жителей. "Кукол" теперь не хватает, чтобы отрабатывать "приёмчики", а собаки не оставляют от них даже косточек… Хорошо, хоть со стороны дороги заходят разные "интересующиеся" халявной земелькой… Не знаем, куда они пропадают…


Или Сергей Борисович — тот "хохол", в строительстве. Он оказался еще и гидротехником. Строил, в своё время, плотины. Оказалось, что он сможет сделать наш пруд полностью осушаемым. Тогда его можно будет время от времени чистить, собирать сачками товарную рыбу, вроде форели и осетров. Можно будет добавить на него различные фонтаны, для аэрации воды, насыщения её кислородом. Сделать всё, вплоть до искусственного водопада.

В конце концов, Анюта хотела себе фонтан… Он будет компенсацией за уменьшенный размер пруда. Всё-таки сорок соток, из семидесяти — мы не потянем. Хоть он и был оригинальной, извилистой округлой формы. Как и все остальные "зоны". Мои "прямоугольники" куда-то подевались. Остался один, под офис. Начиталась своих журналов, блин.

Всё это выяснялось, когда я начинал более плотно общаться с человеком, сами они на контакт не шли. Те же проектировщики, которые чудом остались в "Росгипроместпроме" и которые сделали нам проект офисного здания, могли разработать и щиты на одной ноге и еще массу всего. Того, чего я даже пока представить себе не мог.

= 20 =

Я принялся вспоминать, кто еще у меня из знакомых был не при деле. Всех, даже пожилых. На ум сразу пришел Владимир Палыч. Он пришел устраиваться в магазин, которым я руководил, на строительном рынке. В Кольцово, на улице Бахчиванжи. Ему было удобно туда ездить, на электричке. Он жил в посёлке Верхнее Дуброво, в нескольких десятках километров от Екатеринбурга.

Сразу заявил, устраиваясь грузчиком, что "даст фору" любому молодому. Был невысоким, но крепким и сильным. Раньше работал на железной дороге. Любимой его работой там было разбрасывание шлака, на шпалы. "Он как пушинка, когда его только привезут. Разбрасывать его — одно удовольствие". Это потом он слёживался, затвердевал от тряски и не давал рельсам "съехать" в сторону. Ну… так себе "удовольствие"… на любителя.

Однако я его взял, как и его жену — уборщицей. Магазин только открылся и люди были нам нужны. И не пожалел. Работы грузчику, после того, как мы забили магазин товаром, особо не было. Только помогать продавцам выносить для покупателей котлы, например. Это было редко, мой грузчик скучал, без дела.

Однажды он подошел ко мне, спросил разрешения построить стеллаж, на склад. Из подручных материалов. Его попросили об этом продавцы. Просил деньги только на гвозди.

Я ему их выдал, так как стеллажи действительно, были нам нужны. О них не подумали заранее, занимались торговым оборудованием. Основной товар был там, в зале, а разная мелочёвка лежала на складе — просто на полу. Постепенно прибывала.

Сам я занимался проблемой со своей стороны: звонил в офис, нагружал этим менеджеров. Мой голос был для них пустым звуком, они мне не подчинялись. Да и вообще я был в их конторе человеком новым, приглашенным развивать новую "торговую точку". Вот и развивай, торгуй, мы потом к тебе с ревизией заедем, посчитаем, сколько ты украл…

Это они умели. Подумаешь, не занесли в отчёт проданный котёл. Деньги какие-то сдаёте и ладно. Наверное это за другой товар. А что ревизия показала недостачу — твои проблемы. Может ты его сам, в кармане вынес? Или вы тут все, в магазине, воры. Продали его, а деньги — прикарманили.

Отчеты о продажах писались от руки, отправлялись в офис. Копий в магазине не оставалось. Это в XXI веке! После первой такой "ревизии" я приехал в офис, поднял все, до единого, рукописного отчета. Хорошо, хоть их не успели уничтожить, как "макулатуру", как прошлые такие документы. Мы с продавцами "нашли" там и котел, и другую "потерянную" мелочёвку. Всё "билось" с ежедневными кассовыми отчетами, со сданными деньгами.

Был скандал, офисные работники меня невзлюбили. Они тут так хорошо, спокойно работали… Начальство тоже было на их стороне. Ведь у них так эффективно работал ревизионный отдел. Они сами его придумали, выпестовали, там трудились их родственники. Они показывали хорошие результаты, успешно выявляли недостачи, коллектив магазинов их потом покрывал…

Не может такого быть, что в магазине нет недостачи! Этож магазин! Тут потерялось, там завалилось, тут украли… У меня — первая ревизия, которая вышла — "в ноль". Не может такого быть! Не может быть, потому, что этого не может быть никогда!

Нет, перепроверять они не будут. И прошлые ревизии других магазинов тоже. Документов не найти и вообще… чего я лезу не в своё дело? Езжай в Кольцово, занимайся своим делом. "У нас здесь так принято".

Естественно, я уехал. Своих сотрудников отбил да и ладно. У других магазинов свои руководители есть. Я не Дон Кихот, чтобы с ветряными мельницами бороться.

Совсем забыл, с этими делами, про Владимира Павловича. Когда зашел на склад — остолбенел. Вдоль всех стен стояли стеллажи, посередине — тоже. Они были до самого потолка, грубо сколочены из разных досок, фанерок, деревянных дверей. На них могло расположиться товара в 3–4 раза больше, чем было у нас сейчас.

Я конечно, иногда видел, что Владимир Павлович ходит с какой-то тележкой, по улице. Может пустую тару на мусорку возит… Оказалось, что у него ни одна дощечка не пропадала. Наоборот, он ходил по окрестным, тоже новым, магазинам сам. Собирал "матерьяль", как он его называл. Ему охотно отдавали, всякий мусор.

Проверил стеллажи. Они выглядели — не очень. Были сколочены из разномастного "матерьяля", но были крепкими и надежными. Сделаны в "свободное от основной работы время". Палыч просто не мог сидеть без дела. Уже начал колотить стеллажи на лестничной клетке, ведущей на второй этаж. "Чего там пустое место пропадает?"

Еле его остановил. Выплатил небольшую премию, попросил время на обдумывание. Что мне теперь с ним делать? Продавцы-то были довольны, теперь весь товар на складе был на виду. Его не приходилось искать, разрывая кучи на полу. В офисе тоже успокоились, раз теперь нам хорошие, красивые, металлические стеллажи не нужны.

Мне то что делать? Палыч, как дятел, заколотит все служебные помещения своим "творчеством". Еще пожарники нас оштрафуют…

Удалось отвлечь его, пока он помогал строителям, которые возводили на втором этаже красивые "подиумы" под товар, из гипсокартона. Они были довольны такой бесплатной помощи, а Палыч осваивал новый для себя вид "матерьяля".

Потом я из этой мутной конторы уволился. Магазин открыт, торговля налажена, еще в двух "точках" на рынке — тоже. Просто положил на стол начальства заявление. После очередной ревизии, показавшей "хищения" в моем магазине. Видимо, это была месть "ревизионного отдела". Они специально затягивали отчетный период, чтобы уничтожить часть документов, наверняка устроили еще какие-то "ловушки". Не смогу же я перелопатить всё!

Пропел командирам: "Разбирайтесь суки сами, я вам слова больше не скажу". На их наезд, что они меня по судам затаскают, пригласил: "Велкам. У меня всё четко, я в своем коллективе уверен, даже считать ничего не буду". Конечно, если дело дойдет до суда, придется поднять все мои документы, все копии листов продаж продавцов, копии всех накладных. Если вы стали такими великими, что вам впадлу рассмотреть ситуацию со всех сторон, "проверить проверяющих", чтож… Это ваш бизнес, меня он больше не касается.

Естественно, никаких последствий для меня это не имело. Меня просто занесли в полулегальную базу "Гарант" или "Консультант" или как-то по другому она называлась. В ней говорилось, что я подозреваюсь в крупной краже, решается вопрос о возбуждении, в отношении меня — уголовного дела.

Такая "база" распространялась на CD-дисках. Ей пользовались "безопасники" разных крупных фирм. Информация в ней не обновлялась, да и вообще попадала туда непонятно как. Без пруфов, без обоснований. Удалить её было нельзя. Как удалишь информацию с проданного "из под полы" CD-диска?

Вот она и оставалась там, многие годы. После кризиса 2008 года я не мог устроиться на нормальную работу. СБ просто отказывало мне, без указания причин. Когда я разобрался, в чем дело, было уже поздно. Мои знания в торговле несколько устарели, я уже несколько лет нигде не работал, да и возраст… Вокруг было полно, молодых и энергичных, рвущихся управлять торговыми точками. Я плюнул на всё и уехал жить на дачу, которую к тому времени — достроил.

Пока же я устроился директором в другой магазин. Выделили с собственником это место под "отдельное направление". Получил долю, в бизнесе. Переманил туда Палыча. Да он и сам искал встречи со мной. Оказалось, что почти все продавцы разбежались, ему самому не хотелось тоже выплачивать какую-то "недостачу". Какая еще "недостача" у грузчика? Недонес что ли чего-то? Так давайте — донесу…

Да же та "деловая тетка", которая принимала у меня дела и смотрела презрительно, через пару месяцев оттуда сбежала. Не дожидаясь ревизии. Услышала-таки мою фразу о том, чтобы была повнимательней, с отчетностью в офис. Извиняться за своё поведение не стала, когда просила её куда-нибудь пристроить. Поэтому я ей ничего не нашел. Я человек злопамятный. Отомщу — тогда забуду. Что уже отомстил.

Мы с удовлетворением наблюдали, как огромная контора рассыпалась. Или поменяла название. Известное в городе название — на другое. По крайней мере, магазины этой торговой сети закрылись, через несколько лет, на их месте открылись другие — разномастные. Аминь.

Палыч, на новом месте — развернулся вновь, во всей красе. Он был уже "завхозом". В его подчинении было отдельно стоящее здание, с большим внутренним двором. Из заваленного хламом теплопункта он сделал "кондейку" себе и ночным сторожам. Там же стояли мониторы видео наблюдения. Именно благодаря им охране удалось пресечь кражу с нашего двора. Частично. Но это — другая история.

* * *

Пока же следовало его найти. Заново познакомиться, уже с более "молодым". Которым я его не знал. Живет он Верх-Дуброво, а вот где именно? Где-то недалеко от станции. Так себе адрес. Фамилии его я тоже не помнил, для меня он остался — Палычем.

Ладно, найдем. Я изучил расписание электричек, встал на машине около станции, ожидая вечерние поезда из Екатеринбурга. Не встретил, а может не узнал. А может у него вообще, в этот день был выходной.

Тогда приехал в другой день, открыл капот у машины и стал с озабоченным видом ходить, вокруг неё. Пинать по колёсам и заглядывать в выхлопную трубу. Я знал, что у Палыча страсть к машинам, а собственной — пока нет.

Мой трюк удался, Палыч спросил меня, может помочь чем? Я его не сразу узнал, волос у него стало побольше, да и вообще… Алкоголь плохо, всё-таки, на людях сказывается, особенно с возрастом. Тут на меня смотрел бодрый мужичок лет сорока, спрашивал моего разрешения. Помочь. Мне. Да, да, конечно! Вот, что-то не заводится…

Он посмотрел в пространство под капотом, оно было плотно занято двигателем, какими-то трубками, закрыто какими-то чехлами. Руку не просунешь, это тебе не "Москвич". Поколдовав там что-то, подергав проводки, он предложил попробовать вновь. О, чудо! Машина — завелась.

Он удовлетворенно кивнул и собрался уходить. Ну нет, просто так ты от меня не уйдешь! Я его подвез, за это время сумел всучить ему свою визитку. Сказал, что у меня есть бизнес по установке сигнализаций, строю новый офис. "Рукастые" мужики мне во как нужны! Такие как он, если он вдруг не понял. Он понял, попрощался и пошел домой. Теперь я знал где он живет. В двухэтажном бараке, в подъезде на 8 квартир. Найду, если сам не позвонит.

Через неделю пришлось ехать в Верхнее Дуброво снова. Это уже была наглость! Гнать туда меня в третий раз! У меня что — других дел нет?!!

Как я его нашел? Эка невидаль! Тут его каждая собака знает. Спросил, где живет самый "рукастый" мужик в их дворе, мне сразу сказали номер квартиры. Тебе что, деньги не нужны? Машина служебная? Какая-какая… "Ока" устроит, почти новая? То-то же. Давай, увольняйся со своей "железки", хватит там всякий шлак разбрасывать. Да, знаю и про это. Соседи порассказали про тебя много интересного. И где работаешь и чем занимаешься. И что выпиваешь… Надеюсь, при машине этим не будешь баловаться? Да, верю, верю…

Еще бы. Палыч стал гораздо меньше "закладывать" тогда. Когда купил старую "шестерку". Вылизал её всю, ездил с работы и на работу, как часы. До этого он выпивал чаще. Его, вроде бы, даже с железной дороги выгнали — из-за этого. При машине он этого себе не позволял. Бывало, конечно, но только когда его "ласточка" была надежно заперта. Дома или во дворе магазина. Сам он уезжал домой на электричке, с корпоратива или чьего-то дня рождения. Чёрт, как мало иногда человеку надо, чтобы просто — не пить. Старенькую машинешку…

* * *

Будущий офис и участок были теперь в надежных руках, я не успевал смотреть, как Палыч там орудует. У него появилось много начальников. Игорь, моя жена, теща со своим участком… Он успевал делать всё. Я распорядился, чтобы Игорь снабжал его нормальным, качественным "матерьялем". Купил его личный инструмент: электрорубанок, электропилу, "лягушку". Сказал, чтобы буквально держал его за руки, показывал, как обработать доску рубанком, прежде чем прибить. Заставлял переделывать.

Палыч тут же сделал для "лягушки" станину. Вставлял её туда, крепил. Получилось вроде маломощной дисковой пилы. Это не мешало Палычу пилить на ней длиннющие доски из лиственницы, для дорожек. Естественно, она вскоре сломалась. Мастер тут же её починил, заменив какие-то "щетки", а мне пришлось покупать хорошую, мощную, трехфазную дисковую пилу, с собственным рабочим "столом".

Приходилось следить, чтобы он не таскал с округи всякий мусор. В лесу-то ладно, пусть прибирает. В крайнем случае — сожгем потом, в "пионерском" костре. А если начнет из частного сектора металлолом таскать, а из многоэтажек — двери старые?

Хорошо, что этого пока не было. Палыч был увлечен планом Анюты. С удовольствием разбрасывал землю, песок, щебень. Работал не хуже того трактора. Делал ограждения для дорожек, засыпал их. Когда Сергей Борисович приступил к созданию "спускаемого" пруда, мы его вообще не видели. Был где-то на дне, копал там, где экскаватор не доберется.

Мы уже врезались в городской коллектор канализации, подводили газ. Работы предстояло еще больше. Он её не боялся, на выходные почти не ходил. Что там делать? Пить что ли? А вдруг куда съездить надо будет?

Лучше он здесь… Премию ведь, за переработку, выпишешь?

"Премии" он любил, это я еще по прошлым местам работы заметил. Пусть даже небольшие, их можно утаить от жены. На выпивку. Куда он сейчас их тратил? Наверное, в служебную машину вкладывал.

Он приделал к "Оке" верхний багажник, отчего она превратилась в маленького "лося". Возил "матерьяль" уже на ней. Цемент, который не успевал купить Игорь, какие-то длинные доски.

Зачем ты её перегружаешь? Пружины же сломаются в подвеске, рессоры… Уже заменил? За свой счёт? Понятно… Всё равно, не суетись, давай всё будет планово, ок? Понятно, они за тобой не успевают. Сам составляй план, показывай мне…

Вот, кстати! За работы не по плану, буду штрафовать, если поймаю! Ты же сам его будешь составлять! Теперь не будешь, впереди паровоза, скакать… То-то же. Пиши план на каждый день, на месяц… Нет, лучше на год вперед! Конечно, выдам премию, за это…

О боже… а если мы вдруг офис достроим, что я с ним делать буду?

Ты, я вижу, уже демонстрационный сруб поколачивать начал? Умоляю, не надо! Он — "образец". Для показа покупателям. Давай тебе другой закажем? Сделаешь себе "гостевой домик", в глубине участка, будешь жить там, с женой. Её тоже пристроим, уборщицей. Квартиру в Верх-Дуброво оставите детям. Такой справный мужик, что — собственный дом не потянешь? Хоть выходные брать будешь…

Придется теперь к Станиславу Александровичу идти, кланяться. Просить участок для Палыча, в углу, за частным сектором. Или от своего отрезать… Ну уж нет. Самому мало. Надо сначала привлечь Палыча к каким-нибудь работам, по Ботаническому саду, а потом, когда Мамев его заприметит — просить… А "гостевой домик" всё равно нужен. Он потом его освободит, а сам внутри пока всё сделает…

О! Идея! Сдам Палыча, напрокат, Ботаническому саду! За "премии", которые буду сам платить. Станислав Александрович найдет ему дело, на многие года вперед.

Так он же пустит "под нож" весь реликтовый сосновый лес! Еще бы, столько "матерьяля"! Придется не брату Сашке, а ему — покупать деревообрабатывающие станки… Он уже заинтересовался срубами, говорил, что оцилиндрованное бревно — "красивше".

Ничего, у Мамаева ему на много лет работы хватит… Хотя… Сколько ему? Всего 42 года? Блин… а что делать, когда вся работа в Ботаническом саду закончится?

= 21 =

Так проходили дни и недели лета. Настенька росла, в поездках от маминой дачи до участка на Московской-Волгоградская. Мы так и не придумали ему названия, не помог даже объявленный конкурс. Всякие предложеные названия: "фазенда", "адэсэник", "лесник-3" и другие я забраковал.

Ладно, когда переедем в новый офис, название родится само собой. Надеюсь, оно не будет связано с большим участком, который я хотел отгородить от дороги, да и вообще, от внешнего мира. Чтобы даже сотрудники офиса туда не заходили потом. Это будет наш, семейный "оазис". Искусственное препятствие, в виде пруда, этому поспособствует.

Туда вела широкая дорога, слева от водоёма. С другой стороны была баня. Можно поставить чуть дальше шлагбаум, он будет давать понять, что посторонним тут не рады. Не посторонним — тоже. После озера дорога шла по кольцу. Так будет удобней обустраивать все, от коттеджа да теплиц. К тому же "питомнику" будет подъезд, с моей стороны.

За дорогой будет сначала ограда, потом кусты, потом деревья. Всё это зарастет, не будет видно даже дома. Его я задумал сделать "по-купечески" — с каменным "подклетом". Принято считать, что это "полуподвальный" этаж. На самом деле, так он выглядит только сейчас, у домов, которые сохранились. Просто сами дома "вросли в землю", снаружи у них появился наносной "культурный слой". После отсыпки улиц, их мощения, затем — укладывания асфальта.

Первоначально это были полноценные первые этажи, с хозяйственными помещениями. Низкие окна заделывали снизу, когда через них стала внутрь просыпаться земля. Или вырывали для них "балкончики".

"Каменными" они были, чтобы защищаться от разных крыс, которые могли прогрызать деревянные срубы. Так крыс и мышей — было меньше. Они хозяйничали на первом этаже, на второй — не лезли. Через второй этаж, деревянный, дом "дышал".

В конце XX века крысы и мыши не должны стать проблемой вообще. Советская наука изобрела гуманные средства дератизации, дезинфекции и дезинсекции. Ну и кошки, куда уж без них. Но каменный "подклет" я всё равно хотел.

* * *

До собственного дома пока было далеко. Моя мама, наконец, посадила, всё что хотела, у себя на даче. Переехала к нам на участок. В свой, уже привычный, вагончик. Хотя до собственной её квартиры было — рукой подать. Помогала приглядывать, за Настёной и помогать Ане высаживать кусты и деревья.

Когда было тепло, Настя сидела на куче песка, около пустого пруда, что-то там щебетала, на своем языке, ковырялась в "песочнице". Мы были рядом, не могли на неё насмотреться. От безделья я стал помогать Палычу. Естественно, разбрасывать кучи песка, земли и щебня, как он — мне претило. Я хорошо помнил "целину" когда мы стояли без маек, тупо наблюдая, как трактор разравнивает оставшиеся кучи. Как тракторист нам весело машет ручкой и уезжает. На нас даже пот не успел высохнуть, от предыдущих двух куч, как он закончил!

Мы принялись было разбивать мерзлые комки, чтобы разровнять землю под газон. Но чья-то умная голова изрекла: "А давайте просто посидим, в теньке?". И то верно. Буквально через полчаса земля превратилась в липкое месиво. Мы принялись за работу вновь.

Та же умная голова снова сказала: "А давайте еще просто посидим?". При этом даже не поднималась со своего места. Умные мысли она выдавала из под кепочки, полуоткрыв глаза. Тело полежало около дома, облокотившись на мягкий утеплитель.

Еще через полчаса земля высохла и легко разбивалась на мелкие частицы от простых граблей. Еще бы, на улице стояла 30-ти градусная жара. Мы быстро разровняли место под газон и ушли, приступив потом к другим работам. Так им больше никто и не занимался, до конца нашей "целины". Надеюсь, что жители, въехавшие в этот дом после окончания наших работ, на следующий год посадили там что-нибудь. Сами мы посадить ничего не могли, а о существовании специальных, "газонных" или "спортивных" трав — вообще еще не знали.

Я не хвастаюсь, но кепочка — была моя. Из под неё сами собой вырывались мысли, "расхолаживающие" весь молодой, рвавшийся "в бой", коллектив. За притворной полудрёмой скрывалась холодная работа мозга, трезвый расчет. Что если это опять день "онантруда"? Что-то я среди нас, "стариков" — не вижу… Они предпочитали более интеллектуальный труд — прибивали в это время "сухую штукатурку". В квартирах, где тоже было жарко. Но не было прямых солнечных лучей и дул небольшой сквознячок. Окна и двери в доме были распахнуты настежь.

С тех пор я прослыл лентяем. Я им и был, оказывается, с детства. Но таким… увлекающимся лентяем. Мне "неохота" было браться за какое-нибудь дело. Уборку там или сбор по соседям "макулатуры", для школы. Я знал, что стоит мне этим делом заняться, буду биться на этом "фронте" — до последнего… Пока мама не скажет "Хватит грязь возюкать! Иди лучше, мусор вынеси" или пока не наберу нужного количества килограмм газет. После этого — меня нужно было опять "заставлять" брать тряпку в руки. А собирать макулатуру, до следующего "сбора" — было вообще невозможно заставить. Я вообще, всегда делал всё — до результата "заработало". Фунциклирует? Ну и ладненько… Криво, косо, но — "работает" же! А работает — не надо чинить. А то сломается что-нибудь….

После первой, Надымской, "целины" я серьезно повзрослел, научился формулировать собственные мысли и желания. Мог сказать определенно: "механизированный труд — лучше ручного". Нахрена я буду пилить доски руками, если можно найти бензо- или электропилу?

На следующей "целине", под Томском, я почти сразу отказался вручную месить бетон под фундамент. Да даже если бы у нас была бетономешалка, всё равно отказался бы. Таскать воду, отсев, щебень и цемент было далеко. Машины не могли подъехать близко к дому. Из-за существовавших, во дворе "посадок". А вода была — в колодце, за 100 метров.

Сделав пару "ходок" с носилками, мне поплохело. Не из-за тяжести. От того, что натирались мои нежные ручки в грубых рабочих "варежках" и от осознания моего, почти нулевого КПД.

Сначала я засунул рукоятки носилок в сами варежки. Начал носить груз — на запястьях. Так было получше, но они тоже натирались. Потом приспособил ремень, через шею и плечи, так стало совсем хорошо. Мои "коллеги" надо мною посмеивались, мол все мои мускулы — фикция, "накачаны" воздухом. Однако увидев, как я иду, посвистывая, с носилками, которые буквально вырываются из рук напарника, тоже переняли "методу".

Мы менялись, по-очереди нося материалы и замешивая бетон. Я почти сразу устал перемешивать мокрую "смесь" тяжелой лопатой и предложил сначала перемешивать сухие "ингредиенты" а потом уже заливать их водой. Так было "не по технологии", как мне сказали умные студенты. Они своими глазами видели, в городе, что в бетономешалках "крутится" всё сразу. Там раствор легко и весело перетекает со стенки вниз. Перемешивается, как чай в стакане.

Ну так давайте сделаем "барабан", из какой-нибудь бочки. Но её тоже придется крутить вручную. Или катать, чем-нибудь закрыв. Не факт, что это тоже будет эффективно. Лучше пропитать уже готовую песко-цементно-гравийную смесь водой, немного перемешать, до однородности. Перенести, ведрами, в сделанную опалубку, под домом. Никто не заметит, что мы "не соблюдаем технологию". "Надуманную" студентами металлургического факультета УПИ, откуда был мой стройотряд.

Дом, в это время, висел на кусках рельс, поднятый на "колодцы", с двух сторон, сделанных из деревянных брусочков. Это и было нашим заданием — заменить первые три венца в доме из бруса, да возвести бетонный фундамент под ним.

Какой фундамент там был раньше, я не знал, так как приехал на "целину" позже других. Пересдавал сессию. Когда прибыл, эти работы были уже проведены. Поднятие дома, на домкратах, по кругу, с постепенным подкладыванием брусков. Рытье траншеи под фундамент и обустройство опалубки.

Мы относительно быстро залили фундамент под этот дом, на следующий я ехать отказался. Сказал, что я плотник, практически "краснодеревщик". А как же, я же увидел вблизи бензопилу! Я непременно должен был научиться ею владеть. Пилить брус ножовкой мне не "улыбалось".

Действительно, быстро её освоил. Два рычажка, для подачи бензина да перекрытия воздуха — чего там сложного? Чего там другие не могут разобраться? Попилив, я стал настоящим ассом. Прилюдно унизил древнего "старика", который отказался пилить брус в стене дома, вверху, для того, чтобы сделать стропила у пристроя. После того, как сам попробовал.

Стоять надо было на ненадежных помостках, на трехметровой высоте. "Запиливаясь" в стену торцом шины. Это и на твердой земле не у всех получалось, пила дергалась, глохла. "Старик" учился уже на последнем курсе, был мастером, на этом участке. Сказал, что это невозможно. Никакой дурак туда не полезет. Эх, а ещё "деревенский"…

Пока все ходили на обед, я сделал нужные пропилы. Это было очень просто. Надо было только не спешить, потихоньку "вгрызаться" в брус. А дальше уже пиле просто не вырваться из пропила. Причем, я ничем не рисковал. Уже умел это делать.

На обед и на ужин я не ходил. Я не идиот, переться четыре километра туда и столько же обратно. Хватит и того, что я иду пешком в такую даль утром и поздно вечером. Эти лишние два часа я лучше покемарю, на сеновале.

Конечно, приходилось плотнее завтракать утром и ужинать ночью. Но мы и так жарили себе со "стариками" картошку на кухне и играли в "тыщу", почти до утра. Понятно, я отсыпался — днем. Хозяева, заприметив меня и ещё парочку таких же лентяев, стали давать нам трехлитровую банку молока. Конечно, ведь наш "объект" был их домом, они не могли не заметить таких трудолюбивых работников, находящихся там с раннего утра до позднего вечера.

Они приходили подоить свою корову и покормить свиней. Могли сварить нам картошки, как и своим животным, принести хлеба. Понятно, на отдельной печурке. Там, в хлеву, было полно мух. А сено мы не ели. Мы на нём спали.

За это мы давали еду свиньям, когда она остынет. Хозяевам не приходилось этого ждать, они уходили, в свое временное жилье.

После обеда, когда все пришли, я сказал, что можно делать стропила. Пропилы появились сами, пока я спал. Мастер отругал меня, за нарушение техники безопасности. Но я молча взял пилу, запилился еще раз и доказал, что это — безопасно. А с самодельных "лесов" можно и с пустыми руками упасть.

Мы крепко повздорили, но я был тоже "стариком". Меня "на горло" было уже не взять, я и втащить могу. Особенно, когда был прав. А прав я был, как сами понимаете — всегда. Просто на всё имел своё мнение. Иногда оно не совпадало с мнением большинства. Мне на него было пофиг, я всё делал по своему.

Тот парень уехал с "целины" раньше, больше я его не видел. Я же остался старшим, на этом объекте. "Мастеров" и без меня хватало. Тот же Олег Тихонов, он тоже был в моём стройотряде. Из-за него я и очутился в стройотряде на МТ. Сам я был с РТФ, как и Олег. Он сам оказался там случайно. У них комнаты были рядом, в общежитии на "рабфаке". Там он и познакомился с отрядом. Чинил им аппаратуру, потом стал вести дискотеки. Когда поступил на первый курс, подтянул туда и меня. Чтобы я вел дискотеки, вместо него.

С первого раза меня не взяли. "Старики-старики" сказали, что хватит и одного "ботаника" в их суровом, "металлургическом" отряде. Вместо меня взяли Мишку, Олег выбрал его. Он учился с нами в группе, но жил в одной комнате с Олегом. Естественно, был ему "ближе".

Во мне взыграло ретивое, я пошел кандидатом в тот же отряд и на втором курсе. Все меня воспринимали, как полноправного "бойца", хоть я и не был на "целине". "Старики-старики" уже сменились и мне никто уже не ставил преград. В Надым я уже поехал, но был там, конечно — "молодым". Как и все "кандидаты", которых взяли в этом году в стройотряд.

* * *

О чём это я? А, о том, что не люблю работать. Видите, мне стоит только отвлечься, начинаю молоть языком, даже на обед могу не ходить… Тем более, если "работа" малопроизводительная, вроде раскидывания гравия или земли.

Взявшись, со скуки, помогать Палычу, мне это быстро надоело. Я тоже стал его начальником, вместе с Игорем и моей женой. Зато освободил его от тещи. У тебя есть свой участок и "питомник"? Вот и чеши туда, тестем командуй. Тут наша корова. И мы её "доим".

Я принялся восторгаться силой и мощью Владимира Павловича, обеспечивать его необходимым, услаждать его слух звуками из автомагнитолы, из своей машины. Приносил попить, подавал инструмент.

На самом деле, я следил, чтобы он не таскал старые печные кирпичи, откуда-то из частного сектора. Всё равно не уследил. Он натащил их вечером, когда меня не было. В свой "гостевой домик". Хотел сложить там печь, а не устанавливать металлическую. Когда я узнал, что он никогда печей сам не складывал, а только "видел" как это делается, я вычеркнул её из его планов. Ведь я хотел присвоить потом домик себе, а он — построит новый. Свой, собственный. С какой угодно печью, хоть мартеновской.

Познакомил их с Мамаевым, сказал, что он может распоряжаться Палычем, как собственным сотрудником. Только отпускать его на обед, который привозят мои строители. Платить ему не надо, его зарплату я беру на себя. Попросил только составить четкий план, по которому он будет работать. Что первым делом, например, надо сделать? Дорожку в новый "питомник" подсыпать? Сделаем.

Палыча предупредил, Мамай — человек жесткий, даже жестокий. Чуть что не так, не по его — всё, сиктым-башка. У них, монгол, это просто. Сделают из тебя, Владимир Павлович, чучело, будешь от элитных посадок ворон отгонять.

Делай из лиственницы дорожки, как нам сделал. Ты и так почти все добрые доски на узкие дощечки распилил. Хорошо, хоть пригодились. Больше так не делай, считай наперед. Нечего ценный "матерьяль" переводить.

Станислав Александрович, хоть и строгий, но справедливый. Хочешь участок в центре города, под свой коттедж — заработай. Это будет твоя "премия", помимо зарплаты. Потом мне спасибо скажешь — гарантирую. А печкой — не смей заниматься. Я тебя потом научу их класть. Себе сделаешь — какую захочешь…

Да, блин умею… Пришлось научиться… Однажды…

* * *

Спровадив Палыча я, наконец, смог отдохнуть. По-руководить возведением второго этажа, пока строители, во главе с Игорем, меня не выгнали. Ничего, вот уедешь на свою Знаменку, оглянуться не успеешь, как я тут всё дострою!

Сходил на участок тёщи, поприкалывался с тестя, окучивавшего картошку. "Пойдем, лучше — выпьем, к тебе, за урожай!". Согласен? Тогда наливай! Как нету, а чего тогда звал? У меня тоже нет… Я же не пью…

Аньке скомандовал, чтобы лучше за ребенком смотрела, того и гляди в набирающийся пруд свалится. Настей командовать не удалось, она меня не понимала. Кувыркаться не умела, окапываться в песке — тоже. Ползала — нет претензий. Хоть этому её Анька научила. Я — ходить научил, это понятно. Кувыркаться — тоже научим.

От моих занятий с ребенком, меня отогнала Аня. Пора было кормить Настеньку да и вообще… Занялся бы делом каким-нибудь, лодырь! Так и будешь бездельничать? Поехали в отпуск тогда! Как не можешь? Как без тебя тут всё рухнет?

Эх, Анюта… Неужели и тебе демонстрацию нужно проводить… Что лучше ничего не делать, чем делать что-то с нулевым, а то и отрицательным КПД. За это меня все "жены" корили. Сижу, бездельничаю… А потом у них квартиры появляются, машины, дачи… Сами. Откуда ни возьмись. Что-то я не наблюдал раньше у работающих от "зари до зари" — таких успехов. И холдингов своих у них нет… Как там дела, кстати, надо проверить. Раз здесь я никому не нужен, никто меня не понимает.

Одна мама глупых вопросов мне больше не задавала: "Чем занимаешься, сын?"

— Живу, блин!

= 22 =

Андрей Гирсов развивал охранную структуру. Делал инкассацию, отвозил деньги на обмен. Пока без оружия, но это дело времени. Охранникам в магазинах оно, вообще, было не нужно. Их оружие — ключ. Вовремя закрыть дверь, чтобы не пустить злоумышленников или не выпустить их.

Я побывал на их тренировках, сам покувыркался немного. Это было моё любимое упражнение, на дзюдо. Надо же — не забыл! И голова не кружилась, после нескольких "кругов", по татами.

Броски у меня получались, в прошлом, не очень — руки были слабоваты. Вот если удавалось свалить соперника в "партер", тут я отрывался… Был гибким, суставы у меня выгибались, больше чем на 180 градусов. Больше я не давал соперникам гнуть их, взять "на болевой". Сам это делал. До тех пор, пока они не начинали хлопать по моему корпусу, или по татами, мол — сдаюсь…

Один раз, на соревнованиях, "задушил" соперника. Тренера — свидетели. Он — не "сдавался", не хлопал… Я не мог понять, что я не так делаю… Когда он вдруг обмяк — испугался. Выпустил его из захвата, оттолкнул. Был готов к тому, что он снова полезет "в бой". Он не полез…. К нему подбежал его тренер, поднял ноги, потряс… Пока тот не пришел в себя.

Естественно, победу присудили мне. Я всё делал правильно. Но такой победе я был не рад. Даже когда брал "на болевой" — не готов был сломать человеку руку. Ногу сломать бы и не получилось, а вот "задушить" — легко. Хорошо, хоть шею не сломал.

Почему тот паренек не "сдался", я так и не понял. Они с тренером — сразу уехали. А я потом долго отходил от шока. Оказывается убить человека — так просто… И я сам чуть не стал убийцей. Вот такие вот детские игры получились. Хорошо, что опытные взрослые были рядом.

Я научился выбивать нож. Правда я и раньше это умел. Однажды вывернул отвертку из рук одного неадеквата. Даже против пистолета была "метода", если угрожающий им находится близко и не вцепился в него двумя руками. Её я не знал.

Главное — отвлечь его, от поднимаемых рук, фразой типа: "Сдаюсь!". Потом уйти с линии выстрела и накрыть, раскрытой пятерней, район ударного механизма. Если он взведен, один из пальцев точно попадет в промежуток между курком и ударником, либо ослабит удар этого "бойка", как его все называют… Либо не даст взвестись. Выстрела не произойдет. Конечно, чтобы не допустить повторного выстрела, нужно ухватиться за ствол и, действуя им, как рычагом, повернуть руку оппонента в неудобную для него сторону.

В этом поможет указательный палец нападающего, зажатый спусковой скобой. Думаю, что если в реальной ситуации вам удастся отобрать пистолет у нападающего, одним сломаным пальцем он не отделается. А собирать выбитые зубы, сломанными пальцами — очень неудобно.

Мы, разбившись на пары, успешно отбирали друг у друга пистолеты Макарова. Пневматику, сделанную на базе боевого оружия. Сначала — просто перекрывали курок. Даже если успевали нажать на "спусковой крючок", "выстрела" — не происходило. Пальцы ободранные — были, да.

Затем, убедившись в эффективности метода — уже с отбиранием оружия. Естественно, держались за рукоятку, не засовывая палец в скобу.

Конечно, главное правило при всем этом — не попадать в такие ситуации. Сейчас кругом одни неадекваты — наркоманы. Они могут применить оружие — не задумываясь. Второе правило — просто убежать от него. Петляя в разные стороны, в случае пистолета. Но если с тобой жена и ребенок…

Не буду рассуждать о всяких моральных сторонах… просто лучше иметь в своем арсенале боевые приёмы, чем не иметь их вовсе. По крайней мере — появляется выбор. Делать что-то или не делать. Потом нести за этот выбор ответственность. Еще раз говорю — убивать, как и умереть, легко. Просто иногда и то и другое — не лучший выбор…

* * *

Олег Тихонов и Вадим из "АДС-Комплекта" успешно сотрудничали в плане поставок масел и других расходников в "область". Мне понемножку "капало" и от того и от другого. Я иногда лез к ним со своими "идеями". Которые ими "зарубались". Они уже полностью рассчитывали на свои средства, не обращались ко мне за кредитом. Зарабатывали деньги "медленно". Тут я им "не указ".

С Юлей было сложнее. У нас была "АДС-Недвижимость" и два наймовых работника — её муж и один молодой человек. Все они работали из дома Юли, редко появлялись в офисе. Работа у них была, в основном, "на выезде".

Оформились три направления бизнеса. Собственно сама недвижимость: купля-продажа квартир, гаражей и прочего, сдача в аренду щитов и наружная реклама на них. Их надо было отделить друг от друга. Иначе второе уже начало путаться с третьим.

На собрании Юля сказала, что уже не контролирует ситуацию. Тот молодой человек, что работал с ними — начудил. Не там разместил рекламу, где они договаривались с клиентом. Она случайно ехала около одного щита, который должен был быть "пустым", а она — висит.

Ей сразу сказали, что никакой ошибки нет. Просто её обворовывают. Что 100 %, в правильном месте реклама тоже есть. Андрею Гирсову пришлось в этом убедиться. Потом мы встретились с тем молодым человеком. Пригласили его к нам на стройку и я попытался словами его вразумить. Разговаривал вежливо, даже любезно. Он сделал рожу кирпичом и принялся рассказывать какие-то сказки. Дескать сначала перепутал, а потом, раз ошибся, был вынужден исправлять свою ошибку. За Юлин и мой счет, как я понял.

Вот почему некоторые люди думают, что если человек разговаривает вежливо — это признак "слабости" позиции? Можно врать ему в глаза, плести чушь, за многословием — "соскакивать" с темы?

Я начал говорить, поворачиваясь к нему: "- Ты хочешь сказа…" и засадил левой рукой, без замаха, по печени. Видимо попал по "выключателю" бреда, который он нес. Потому как он внезапно начал чётко и честно отвечать на вопросы.

Да, это он взял деньги с клиента за два рекламных места, они изготовили с Анатолием два баннера. Мостовщиков повесил их. Деньги Юле он сдал только за один. Про второй сказал, что на это рекламное место пока нет клиентов.

Рассказывать правду легко и приятно. Он сразу поведал нам еще про один аналогичный случай. Не то Андрей прогнал бы его через свой "детектор лжи". С баней, водкой и прочими развлечениями.

На следующий день Гирсыч привез от него деньги. Для этого пришлось встретиться с друзьями "деятеля", объяснить им, где они "хроманули". Оказалось, они работали в той организации, что заказала у нас рекламу. У них там была целая банда. Гирсов поговорил с руководством той фирмы, оказалось, что "своих" они тоже "нагрели".

Заменив "менеджеров", каждый со своей стороны, мы продолжили вместе работать. Они — заказывать у нас рекламу, мы — её размещать.

Вот что значит не отлаженная система. Когда у какого-то человека оказывается в руках вся цепочка: от денег до конечной услуги. Надо разделять функции. И властвовать потом.

* * *

Самодеятельности больше допускать было нельзя. Мы уже провели три телефонных линии в новый офис, вставили там, на первом этаже, окна и двери. Юле туда первой пришлось переехать, вместе со своим мужем. Раз уж они из дома наладить работу не смогли. Ничего, пока тепло, а к осени подключим теплый пол — от котельной, которую уже заканчивали. Электричество в зале было запитанно по временной схеме, от переноски.

Перевели всю рекламу туда, наладили учет уже многочисленных рекламных мест. Набрали менеджеров, каждый занимался своим фронтом работ. Социологу, не справившемуся с простейшим, страшно было доверять цех по изготовлению пластиковых окон. Да и денег пока на эту "тему" не было — всё уходило на стройку. На те же окна, которые пришлось заказывать втридорога.

Мы не пропустили День Рождения нашего холдинга, отметили его. Потом, через жутко длинный промежуток — день рождения Анастасии Денисовны. У коллектива появилась новая версия, почему наш холдинг называется "АДС". Правду я им не говорил, пусть угадывают… Им ни в жизнь не догадаться, что это инициалы моей бабушки. А не "Аня+Денис". Хотя это тоже имело место быть. Вот родится сын, у которого полное имя будет тоже на букву "А"… Аристарх, например… или Афанасий… Появится еще одна версия.

Второй этаж с крышей в офисе был уже готов, мы успели к осени завершить все наружные работы. Котел на газе уже работал, бойлер тоже. Вся сантехника была подключена, как и батареи на втором этаже. Оставались внутренние работы.

* * *

Мой брат Сашка поступил в лестех, с братом Гирсыча. Он жил сначала на Бардина. Потом они вместе с своим "однокашником" упросили меня поселить их в мамину квартиру на Восточной. Оттуда было ближе до института, до спортивного зала при лестехе и до капитального гаража, где они вместе работали. Мама на это согласилась, так как квартира стояла пустой. Она не хотела сдавать её нерусским торговцам с рынка. А брательник оказался под надёжным присмотром.

Конечно, я с Андреем периодически заезжал туда, без предупреждения. Наблюдал там разных полуголых барышень. Дураку было понятно, зачем им понадобилась отдельная квартира. У них на всё хватало времени. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы колоться не начало. И не забеременело.

После разговора "по душам" нам был предъявлен график посещений квартиры посторонними, ящик с презервативами в моём письменном столе и заверения, что больше двух дам они одновременно не обслуживают. Других парней тоже не водят, у них — нормальная ориентация. Мама, конечно, догадывалась, что из её квартиры сделали… Но я заверил, что там всё пристойно. Я своими глазами видел график!

У сродного брата с моей мамой были ровные отношения, они общались, когда он приехал и бо́льшую часть времени проводил на стройке. За исключением раннего утра, когда он бегал на карьер Чемоданчик за карасиками. Он выпускал их в наш пруд, "зарыблял" водоем. В том, что они перезимуют, он не сомневался. Глубина достаточная, пруд не промерзнет до дна. А прорубь для доступа воздуха он сделает сам. Надо же и зимой рыбачить! "Заведующий водоёмом" появился сам. Даже не пришлось подавать объявления в газеты.

* * *

Как только до меня докатились слухи о выходе Windows 95, я сразу раздобыл, через партнеров в Москве, её пиратскую версию. Вместе с ней — Microsoft Office 95. В его состав входил Access for Windows 95. Всё было еще не русифицировано, но русский язык — поддерживало.

Мама была в срочном порядке "выдернута из грядки" и мы вместе принялись за его изучение. Закупили новейшие компьютеры, накатили на них новую систему. Переводить на неё другие компы было слишком накладно. Они все, в том числе и в магазинах, пока работали на старой системе. Вели учет в Экселе, создавали базу штрих-кодов всего товара.

Мама изучала новую базу данных, я вспоминал её возможности. Было сложно объяснить, откуда я это знаю. Мне пришлось сослаться на свою гениальность, ну и на гены, конечно.

Интересно, что она скажет, когда базы данных SQL и язык PHP разовьются и встретятся, друг с другом? Я тогда смогу написать свою "МордоКнигу", раньше этих ваших Цукербергов. Не факт, что сумею её развить, в России. Всё-таки отставание, в плане компьютеризации, было налицо. А на Запад я не хотел переезжать, развивать что-то для америкосов — тоже. Хоть это можно было сделать, наверное, с помощью Ани.

Сейчас надо было создать более-менее удобную систему учета товаров в магазинах, их продажу и заказ. Раз уж 1С с этим не торопятся. Проапгрейдить все компьютеры, наладить между ними связь. Завязать их в единую, пока полуавтоматическую систему. Хорошо бы привлечь к этому студентов радиофака — начинающих программистов. Разместить всех уже было где. Строители закончат отделку второго этажа офиса, сделают все перегородки, потом займутся первым этажом, чтобы пыль вниз не летела.

Выгоним всех туда, в "Пельменной" останется только торговый зал и бухгалтерия. Потом и торговцев выгоним. Сделаем себе уютное кафе, вернемся "к истокам", так сказать. Может быть даже вернем "историческое название".

* * *

Итак, сделаем сначала "механизацию" ручного труда, потом приступим к следующему этапу — "автоматизации". Ведь, как известно, механизация упрощает труд мужчины, а автоматизация делает его таким простым, что его работу может выполнять любая женщина.

Это вполне укладывалось в мою теорию "лень — двигатель прогресса". Древнеримским мужикам надоело однажды таскать воду, они сначала прорыли каналы, а потом и вовсе — придумали водопровод.

Другим мужикам надоело смотреть, как их жёны стирают бельё в ледяной воде — придумали стиральные машины. Сначала активаторного, полуавтоматического типа. Совсем не ожидали, что в благодарность женщины станут их самих к стирке "припрягать". Дома — в тепле и уюте. Пришлось придумать автоматические стиральные машины. Теперь они уже с полным правом могли сказать "не разбираюсь я в твоих "программах стирки", какую кнопку мне здесь тыкать?". Женщины поверили в такой примитивный обман. Поверили, что мужчины в стиральной машине — ну вот вообще, действительно, ничего не понимают. Ага, в единственном виде машин, из всех. Ну вот совсем ничего…

С приготовлением пищи мужики прошли гораздо более долгий путь. Уже и газовые и электрические плиты придумали, чтобы дрова для костра не колоть. И микроволновки, чтобы еду разогревать. Водопровод и канализацию провели, отдельное помещение для приготовление еды выделили… Посудомойки придумали… Холодильники, чтобы каждый раз за мамонтом не бегать…

Никак не удавалось заставить женщин заниматься этим делом самостоятельно. Ничего без мужиков не могут! Уж и доставку продуктов до двери придумали… Но тут натолкнулись на других мужиков — которую эту доставку осуществляли. Только от сантехников разных отбились, с разными мойщиками бассейнов и массажистов…

Пришлось зайти "с другого боку". Вообще отказаться от женщин, в приготовлении себе корма. Придумали мультиварки и интернет. Забиваешь в Гугл список продуктов, что есть в холодильнике, добавляешь "мультиварка". Вуаля, готовый рецепт. Докупаешь необходимое, за 5 минут все режешь, шинкуешь, натираешь сверху сыр. Отправляешь в одну чашку и через полчаса спокойно кушаешь ароматное, вкусное блюдо…

Понимаешь, при этом, что женщина уже тут как тут, с большой ложкой. Осознаешь, что обхитрил сам себя. Теперь или суши заказывай или сам готовь. Женщину обратно на кухню уже палкой не загонишь. Её уже не убедишь, как в случае со стиральными машинами: "Я не умею".

Они уже учёные. И "уставшие". От чего вы устали! Вода сама льется, бельё само стирается, дети сами со смартфонов домашнее задание списывают… То, что вы пыль по 10 раз на дню протираете, так не надо мусорить, вот! Мои носки как-то сами в стиралку телепортируются! А… это вы… ну ладно.

Чего бы еще придумать, чтобы любимая женщина полностью посвятила себя своему мужчине? Чем еще заслужить для себя благодарность? Наверное ничем.

Хорошо, что до XXI века еще далеко. Женщины пока не стали самостоятельными, немножко зависят от мужчин. Но же начиняют вырываться "на волю". Пылесосы им подавай! А мужики, вместо того, чтобы выбросить эти ковры с пола и со стен — начинают пылесосить их.

Какая была бы красота — ходить по дому в обуви, как в американских фильмах! А так надевай эти тапочки, снимай… Женщина занята бы была постоянно — вытирала бы пол, с той же частотой, что и полочки. Её пытливый мозг занят был бы, а не выдумывал всякие глупости…

В отпуск она собралась! А кто пластиковые окна людям будет делать? Миллионы граждан страдают от деревянных, рассохшихся окон! Из щелей ветер дует, сами окна — пятый раз покрашены, аж шпингалет не открывается…

Кто сына будет им делать? В нашем расписании праздников — между серединой лета и днем рождения дочери — приличная такая дырка образовалась. Как раз еще под одни именины сердца… В этом году я чуть на Знаменку не уехал. Остановило только то, что Палыч — точно что-нибудь построит, вне плана.

Теперь стало прохладно, на улице работы потихоньку завершаются, зима скоро. Палыч молчит, про печку ничего не говорит. А ведь холодно скоро будет. Научить его печи класть, что ли?

= 23 =

Был у меня в школе приятель, Владька Грибов. Он жил на улице Бажова, на полпути от моего дома до школы. Я выходил за 15 минут до начала занятий, около его дома стояли телефоны-автоматы. Так же там располагалась наша 24 АТС, телефонная станция. Набирал его домашний телефон. "Двушек" не тратил, просто после ответа — клал трубку. Он выходил и мы вместе продолжали путь в школу. Одному мне было идти скучно.

Обратно домой я возвращался без него. Заходил к Егору Нелидову, Димке Полякову, другим однокласникам. Заходил поглазеть в промтоварный магазин, в сувенирный отдел… Дорога домой занимала иногда несколько часов.

Владька был "не такой, как все". Немножко "странный". Курлыкал, подражая голосу неведомой птицы, заговаривался о разной чуши. Разговаривать с ним было весело, можно было "подкалывать". Он постоянно перескакивал с темы на тему, не мог удержать внимания на одной. Потом я понял, что он разговаривает быстро, но его мысль — еще быстрее. Обгоняет собственные слова. Раз, и вот он уже говорит о другом.

Мы же, "нормальные", просто за ним не поспеваем. Вот и слушаем его "заговоры", как радио. Его подкалывали все, особенно доставали наши "хулиганы". Я защищал его от них, за это он не обижался на мои "подколки".

Классе в шестом-седьмом он увлекся геологией, ходил в кружок, во Дворце Пионеров. Однажды, в сентябре, смог заинтересовать этим и меня. Мы поехали на его дачу, дом в поселке "Рудник Асбест", что под Свердловском. Он сказал что там, в лесах и болотах, полно всяких самоцветов и прочих изумрудов. Ведь это — "Бажовские места". Действительно, именно там потом сделали заповедник, природный парк, с аналогичным названием.

Мы поехали туда в выходные, чтобы заодно подготовиться к зачету по бегу, по физкультуре. Немного пробежались вечером, а утром пошел дождь. Мы бродили по каким-то лесным дорогам, где-то ковыряли землю.

Почему то никаких самоцветов не нашли. Попадались какие-то серые и бурые камушки, которым Владька неизменно восхищался. "О, турмалин!" или "О, халцедон!" — восклицал он. Я его хмуро спрашивал: "Драгоценный?", он отвечал, что нет.

Кажется, он нисколько не расстроился, что мы не нашли ни одного золотого самородка и изумруда. Даже завалящего родонита или малахита не сыскали. Это казалось мне невероятным, мы же на Урале живем! Опорном крае державы, родине малахитовых шкатулок!

Стоило переться сюда из Свердловска, потом бродить, несколько часов, под дождем? Наверное, Владька завел меня куда-то — не туда… На следующие выходные, я с ним не поехал.

Каждый занимался своими делами, у нас были разные интересы. Я любил математику, алгебру там, геометрию… Владька их терпеть не мог. Не понимал, почему я так радуюсь контрольным, по этим предметам.

Как? Это же "пятёрка", в журнал, на халяву! Не надо выходить к доске, писать, как решил домашнее задание, рассказывать… Просто решишь несколько примеров и хоп, "пятёрочка" у тебя в кармане.

У Владьки, в основном, в журнале были двойки. Из-за этого он невзлюбил мою первую "настоящую" учительницу, математичку. Она было строгая и требовательная. Зато учила — дай бог каждому. Имела право требовать…

Единственные "уроки", которые я делал, в 9-10 классе, были по математике. Не из-за неё, мне было самому интересно. В школу ходил с модным полиэтиленовым пакетом. В котором лежала ручка, тетрадка, дневник и… пожалуй все.

Тетрадка была одна, универсальная, сразу по всем предметам. Задачи по алгебре и геометрии я мог решить и так, из чьего-нибудь учебника, сходу. А остальные предметы меня мало интересовали. По географии, в результате, получил "тройку". Единственный, из всего класса.

* * *

Владьку оставили "на второй год". Наши пути с ним разошлись, так как "смены" в школе стали разными. Когда я учился с "первой", он — "со второй". И наоборот.

Иногда встречались, он смог меня удивить. Оказывается, они с бабушкой, которая жила на "Руднике Асбест", собирали летом грибы и ягоды. Потом продавали их, на трассе. Заработали неплохие деньги. Владька купил себе кассетный магнитофон, еще что-то… Совсем увлекся зарабатыванием денег, продавал в школе какие-то фотокарточки со Сталлоне и Шварценегерром, карты с порнографией. Школу, кажется, закончил "со справкой", аттестат не получил.

Мы долгое время не виделись. Однажды он позвонил мне, пригласил в гости. Я учился тогда на втором или третьем курсе института, был беден, как церковная мышь. Поэтому особых дел у меня не было. Пришел к нему и обомлел. В привычной квартире, двухкомнатной "хрущевке", был сделан "боХатый" ремонт, стояла новая мебель. Особенно меня поразил черный импортный унитаз, необычной формы, черная же раковина и ванна. Про видики-шмидики я даже не говорю.

Сам Владька был весь "на понтах", над таким уже не поприкалываешься. На нем была атласная черная рубашка со стоячим воротником. Вместо галстука — золотая заколка, с цепочкой и каким-то камнем.

Я принялся его расспрашивать, где он работает, как получил всё это? Он, конечно, рассказал. На его манера разговора осталась такой же, как и раньше, он перескакивал с одного на другое. Поэтому за связность и правдивость его истории я не отвечаю.

Вроде бы он задумался однажды: "Что самое дорогое, на свете?". Пошел в библиотеку имени Белинского, стал выяснять. Нашел ответ на свой вопрос — редкоземельные металлы. Один завод, который их производит, есть прямо в Свердловске.

Пошел туда, выяснил, какие у него есть проблемы. Обратился в какой-то банк, взял кредит. Тут же отдал, с этого кредита — треть, "за содействие в его получении" — то есть "откат". Взял в аренду цех "редкозема", выплатил долги по зарплате рабочим. Начал гнать редкоземельные металлы на Запад. Отдал кредит, разбогател. Всё просто.

Одна проблема. Он кажется "затарил" редкоземельными металлами всю Европу, на много лет вперед. Эти металлы редко используются, потребность — буквально сотни грамм в год. Надо или с Америкой торговать или чем-то другим заниматься…

Мы были с ним как будто с разных планет. Я добивался от него простого ответа: "Зарплата у тебя какая? Сколько ты в месяц получаешь?". Он смеялся, будто бы меня не понимал. Говорил расплывчато: "То густо, то пусто. Бывает несколько месяцев — вообще ноль". Он что, тупой? Такие простые вопросы, а ставят его в тупик…

Откуда тогда это? "Ну, иногда капнет копеечка… Сегодня — тот самый день… Отпраздновать — не с кем…"

Пошёл в комнату, принес две банковских упаковки денежных купюр. По десять пачек каждая. По сто купюр в пачке. По двести рублей одна купюра. Они были новенькими, только отпечатанными.

Нихрена себе! А я то, идя к нему, хотел похвастаться тем, что учусь на радиофаке… Да, тут он меня немного переплюнул… Я бы тоже отказался несколько месяцев получать по 40 рублей стипендии, если бы потом мне столько дали…

Мы поехали кутить и тратить его деньги. Он взял две купюры и мы отправились на вокзал, на его машине. Машина у него тоже была. Подержанная, праворульная, Toyota Mark II.

Купили в круглосуточном коммерческом магазине на железнодорожном вокзале упаковку дорогущего импортного пива, салями, какую-то консервированную ветчину. Ездили, пили пиво и слушали музыку. Прав у него не было, он сказал, что откупится от любого гаишника.

Заехали в первое в нашем городе казино. «Katarinеnburg», в здании кино-концертного театра "Космос". Встретили там его знакомого. То ли цыгана, то ли азербайджанца. Он на Владьку сильно ругался из за чего-то. Мой товарищ перед ним сильно сильно извинялся, чуть на коленях не ползал. После этого мы уехали, даже на рулетке не поиграли.

Я подумал: "нахрен нужны такие деньги, если потом перед всякими цыганами так извиняться?". Вслух ничего не сказал. Проснулся во Владькиной квартире, одетым, лежа ничком на диване. Кажется мы купили еще упаковку пива, ездили в общагу радиофака, на какую-то дискотеку…

У меня было страшное похмелье, я взял с собой пару банок пива, но сразу пить их не стал. Попрощался с Владькой, пошел домой.

Он мне не звонил, сам я "навязываться" не хотел. Тем более, просить денег. Мне не с чего было бы их отдать. Сам он мне ничего не предложил. Ни денег, ни помощи, в их "зарабатывании".

Мы съездили летом, с ним и его друзьями, на озеро Таватуй. Уже на двух машинах. Вторая машина была тоже иномаркой, уже новым "Фордом". Принадлежала их АОЗТ "Паритет", где Владька с товарищем были партнерами, 50/50.

Потом, зимой, он опять пригласил меня к себе. Я пришел, первый его вопрос был: "Ты автоматчиков около подъезда не заметил?". В этот раз мы не пили и даже особо ни о чём не разговаривали. Я недоумевал — зачем он меня позвал?

Через пару месяцев он мне позвонил, пьяный и весёлый — ночью. Сказал, что он за границей, в Германии. Уехал навсегда. Будто бы он был знаком со всем высшим криминалитетом Екатеринбурга, и с "центровыми" и с "уралмашевскими". Сейчас их начали стрелять, он и убрался, подобру-поздорову. Насовсем.

Звонил еще несколько раз, тоже посередь ночи. Говорил, что то в Австралии, то на Кубе, то где-то в Европе, сам не помнит где. Границ здесь толком нет.

Мне очень жаль было, что он уехал, а мне ничего не оставил. Мог бы, хотя бы в благодарность за то, что я отгонял от него хулиганов, в детстве…

* * *

Мы встретились с ним в 2008 году, в паспортном столе. Я менял фамилию, он — восстанавливал документы. Свой паспорт, еще советский, он порвал, когда пересек границу. Теперь вот, вернулся "из Европ", чуть ли не на электричках. Прописан он был в той же квартире матери, на Бажова. От гражданства России не отказывался, поэтому, заплатив штраф, восстановил паспорт.

В Европу он уехал с 20 тысячами долларов, там занимался всяким разным, под конец — каким-то "обрухом". Что-то по немецки, я толком не понял, так как изучал всю жизнь английский язык. Работы, по подготовке помещения к ремонту. Срывание обоев, сдирание старой краски, снос ненужного и вынос мусора. Он с бригадой занимался этим, а непосредственно сам ремонт делали другие. Образованные, сертифицированые немцы — строители.

Владька ни вида на жительства, ни тем более гражданства не получил. Его депортировали, сначала в Литву, а потом и в Россию. Довольно странно было называть его "Владька", этого мужика под 40 лет, полностью облысевшего и высохшего, как палка. Было видно, по осунувшемуся лицу, что повидал он много… Весь мир…

Я как раз жил на даче, с семьёй, в вагончике. Пригласил туда и Влада, так я его теперь называл. Он согласился, даже не стал заходить домой. Там у него ничего не было. Всё, что он имел — было на нем. Потертые джинсы, рубашка, какая-то древняя куртка…

Он стал жить у меня, ему нашлось место в вагончике. Помогал строить баню, которую я хотел возвести полностью своими руками. Ведь я же был и бетонщиком и плотником, практически "краснодеревщиком". Зачем я буду нанимать кого-то. Ведь я только уволился с работы, забрал свою "долю" из бизнеса. Разругался с партнером. У нас "оборотки" не хватает, а он задумал купить новую машину жене и подарить импортный мотоцикл сыну. Обещал, понимаешь, на 16-летие…

Через месяц мы сыграем с женой свадьбу, а там и кризис грянет… Но пока мы возводили сруб из бруса. Ко мне приезжал помогать Владимир Палыч, но первую часть работы — нижнюю половину бани, я сложил сам, "в одного".

Потом пошло повеселее, мы закончили с брусом, встал вопрос о крыше. Какую её делать? Понятно, что треугольную, какую именно? Влад авторитетно, как строитель, заявил: "Самый надежный треугольник — равносторонний." Надо, же! Он начал что-то понимать в тригонометрии!

Я с ним согласился, так как тоже был силен в этой области. Баня была у меня пять на пять метров, так что мои шестиметровые доски и брус на стропила и мауэрлаты — подходили.

Когда мы поставили стропила, я поразился — у меня получается полноценный второй этаж! Сверху открывался отличный вид на озеро, точнее пруд, который был в нашем саду. Даже сверху оставалось место, под маленький чердак.

Влад мне помогал, я снова его подкалывал и покрикивал на него, как в детстве. Идти у него было не куда, образования он не имел, мать была уже пенсионерка. Денег он тоже нигде не припас, все забрал с собой. Говорил, что спрятал под полом квартиры много золотых украшений, когда приехал — их там не обнаружил. Грешил на отчима, который у него появился, пока он разъезжал "по Европам".

Работал у меня, за еду, пиво и сигареты. По вечерам мы разговаривали. Однажды я сказал ему, что хоть и залил фундамент, под печь, но придется покупать её железную, готовую. Полноценную печь, из кирпичей, я складывать не умею, а печника нанимать не хочу — лишних денег нет. Он ответил: "Какая проблема! Я умею." Оказывается, он помогал в "Руднике Асбест" какому-то лучшему печнику Сысертского района. Многому у него научился.

Я обрадовался, что мне так повезло. У меня будет кирпичная печь, как я и хотел! Мы купили на рынке в Кольцово поддон кирпича, смесь "Печник" для кладки. Всю фурнитуру, по списку, составленным Владом и приступили к работе.

Первым делом — увеличили размер фундамента. Влад сказал, что видит печку — побольше размером. Пять на пять кирпичей. Мы сделали опалубку и залили бетон вокруг существующего фундамента под печь. Пока он застывал — делали обрешетку кровли и укладывали шифер. Потом — продолжили. Влад показал, как замачивать кирпичи, чтобы из микротрещин вышел весь воздух. Как укладывать их на раствор. Одна рука при этом должна оставаться сухой и чистой. Покурить там или еще что.

Я смотрел на него, разинув рот. Оказывается, этот "двоечник" всё-таки кое-что умеет! Подтаскивал ему кирпичи, замешивал раствор. Работал он аккуратно, ряды получались красивыми, ровными. В его работу не вмешивался, был подсобным рабочим, как он у меня, недавно.

Просто наблюдал, постепенно обучаясь. Вдруг, когда-нибудь пригодится! У нас ведь как в стране: захочешь построить дом — становись строителем, захочешь вылечить болезнь — становись врачом, захочешь камин — должен знать, как вообще кладутся печи…

Любовался, как он вставил чугунные дверцы: под поддувало и в топочную камеру. Немного смущало то, что внутри периметра печи пока пусто… но мне ли спорить с Мастером! Который обучался у самого лучшего Печника Сысертского района!

Тем более, он показал, как закрепить эти дверки. Оказывается, дырочки в проушинах, по краям этих дверок — не просто так! Они для того, чтобы просунуть туда проволоку и замуровать концы этой проволоки — в горизонтальные швы, между кирпичами. О, как! "Век живи — век учись".

Когда он пошел на шестой или на седьмой "круг", выкладывая идеально ровные стенки печи, я засомневался… Вроде печки обычно по каким-то порядовкам кладут… Ничего Владу не сказал, слишком велик был авторитет Печника. Для меня он был, вообще, единственным представителем этой древней и уважаемой профессии.

Съездил в город, по делам. Заодно купил в книжном магазине какую-то книжку, про печи. Стал читать её, украдкой, чтобы не навлечь гнев Мастера… Что я сомневаюсь в его профессионализме.

Начал укрепляться во мнении — что-то тут не то… Все печи, которые были в книге, складывались по-рядам. Здесь сплошняком кирпичи идут, здесь — дырка. Потом — немножко всё меняется. Появляются "ходы", то же поддувало — перекрывается кирпичами и колосником — чугунной решеткой, которую мы купили.

Осмелился высказать свой сомнения — вслух, показав эти "картинки" — Мастеру. Он меня успокоил, сказал, что всё это — фигня. Настоящие Печники кладут печи так, как задумано у них в голове — без "проекта". Скоро мы начнем выкладывать "ходы".

Я был морально уничтожен. Купил устаревшую книжку. Пришлось взять больше пива в магазине, чтобы загладить свою вину. Попытался осторожно выяснить, зачем мне такая печь? Я вначале хотел небольшую "каменку", чтобы греть воду и париться, "поддавая" в небольшую дверцу. Где лежат специальные камни.

Я видел печки у Сергея Борисовича, на даче… у Нелидовых… Они — гораздо компактнее… Правда там и сами бани — поменьше. У меня же был большой участок — 30 соток, разгуляться было где. Поэтому я и баню сделал большой и дом хотел здоровый…

Мне ответили, что я ничего не понимаю Раз баня больше, значит и теплоемкость печи должна быть больше. Ту, которую строит Мастер — как раз под мой размер. Еще сверху будет лежанка, как у русской печи.

Я был полностью "растоптан". Утешало только то, что завтра я увижу, как кладут печи "по-настоящему". Смущало только, зачем мне нужна баня с тёплой лежанкой?

Где она будет — в парилке? Там и так жарко. В комнате отдыха? Там наоборот — хочется охладится. Мы даже в снег прыгали, после парной. Наверное — в "мыльной"! Так там и так вроде тепло, зачем наверх лезть? Ничего, завтра всё увижу.

Спокойно уснул.

= 24 =

На завтра Влад принялся укладывать внутренние убранство печи. Уложил "колосник", оформил топочную камеру. Почему-то кирпичами, уложенными вертикально. А! Это, наверное, для экономии места, под "ходы".

Сами каналы для газооборота у него получились разного размера, большие, по высоте. Но внутренность печи он заполнил полностью.

Сказал, что ему надо в паспортный стол. Я его отвез до автобуса, стал ждать продолжения.

Прождал неделю. Наконец, позвонил ему домой. Оказалось, Влад уехал на свою дачу. Там тоже дела, хозяйство… К тому же, уже грибы пошли… Он мог на них немного заработать. Не так, как раньше, но всё-таки…

Я, к тому времени, читал книжку про печи, купил другую, поновее… Пришел к мнению, что Влад меня где-то… наё… обманывает. По другому — просто не скажешь. Нигде не мог вычитать ту технологию, по которой строилась моя печь. По заветам лучшего печника Сысертского района, который складывал их, в лучшем случае, 15 лет назад. Вряд ли он работал с Владом в Европе. Иначе бы тот не вернулся оттуда, голый и босый…

Посмотрел, как идут "ходы", от топки. Перекрыл кирпичами верх "печи", оставил дырку только там, где должен выходить дым, в трубу, или на следующий "этаж", как говорил мне Влад. Дождался, для чистоты эксперимента, когда все просохнет. Зажег печь.

Отовсюду повалил дым. Из топки, из поддувала, из щелей. Только из "трубы" ничего не было. Пришлось заливать водой и ждать, когда помещение проветрится. Много думать.

* * *
Пока "баня" проветривалась, я прочитал обе моих книжки про кладку печей "от корки до корки". Осмотрел тот "сундук" с чугунными дверками, что у меня получился. Посчитал, по приведенным в книге формулам, его "теплоемкость" и мощность выделяемого тепла. Получалось, что по "проекту в голове" Влада, у меня в бане будет небольшая, компактная домна. Париться можно будет не заходя в "парную", прямо около входа, в "комнате отдыха".

Что же произошло? Почему так вышло? Ведь Влад действительно, умел складывать печи. Его ряды были аккуратными, не то, что моё "завершение" — последний ряд, перекрывший верх. Я надеялся, что дым пошёл не там, всё-таки не потому, что я накосячил. Просто не было "тяги". Ей неоткуда было взяться. Трубы не было да и газообороты были большого сечения. Видимо, он действительно видел, вблизи, как кладут печи. Наверняка сам укладывал кирпичи. Но делал это под руководством опытного человека, который действительно, держал весь проект "в голове". Сам Влад этого понять не мог, так как был, всё-таки, малообразован.

Скрепя сердцем я начал всё разбирать. Отмачивал кирпичи, сбивал с них засохший раствор — "кёрхером". Смесь "Печник" была, видимо, с добавлением цемента. Её было удобно размешивать, с ней было удобно работать. Она, хоть и отбивалась автомомойкой, но не полностью. На кирпичах оставались серые следы, разные бугры. На "лицевую" сторону их уже не положишь.

Мне с удовольствием помогала Вероничка, моя четырехлетняя дочь. Она даже запомнила этот момент, как она помогала строить папе печку. А значит, и всю дачу. Еще одним ярким воспоминанием было, что она сделала себе "буратино". Папа показал, как сбить гвоздем две палки и заколотить большой гвоздь, вверху. Ходила, всем показывала: вот это — ручки, это — длинный нос"!

На самом деле — мы разбирали печь и отмывали кирпичи. Я пожалел потом, что не сфотографировал её, для истории. В результате у меня остался огромный фундамент, под печь и целый поддон кирпича, треть которого была "грязной".

Я перелистал книжку, нашел запомнившийся мне вариант камина. Он был сделан по расчету. Для минимально возможной ширины "портала". Меньше — невозможно было сделать, камин стал бы дымить. В ширину он был четыре с половиной кирпича, вполне входил на мой фундамент. Я подумал, что это — знак. Всё равно хотел себе когда-нибудь камин, почему бы не попробовать сделать его сейчас, сразу. Чего тянуть? Порядовки на него — есть, кирпич — тоже, времени у меня — хоть отбавляй.

На фундаменте, за камином, оставалось место под узенькую печку. Можно было сделать "гибрид", в котором дальняя стенка камина была бы боковой стенкой "каменки".

Порядовки такой узкой печи я не нашел, подливать фундамент — не захотел. Итак уже времени и сил затрачено много, а результат — нулевой. Значит, КПД моей работы — тоже равен нулю… если не отрицательному значению, учитывая, что я испортил кирпичи.

Решил разработать печку сам, "в голове", как "настоящий" печник. Теорию я теперь немного знал, практике — учился аж у лучшего ученика лучшего печника Сысертского района!

Стал возводить камин+печь, по рядам. Камин складывал той формы, что был в книжке, изменяя порядовку только в той мере, чтобы "перевязать" ее с печью. Стало получаться. Камин смотрел в сторону входной двери, здесь будет "комната отдыха". Печка будет топиться с левой стороны, над топочной дверцей будет бак для горячей воды. В дальнем правом конце "комплекса" расположится "каменка", куда поддают пар. Напротив топочной дверцы и бака с горячей водой была дверка в небольшой пристрой, где была моя скважина. Завести холодную воду в помещение — не проблема. Буду наполнять бак перед топкой и тазики — по мере надобности.

Соответственно, слева — "мыльня", справа — "парная". Неудобно только, что дрова в печку нужно будет носить через пол бани, от них будет мусор. Но зато можно будет приезжать зимой, сразу зажигать камин и греться около открытого огня, не дожидаясь, когда всё помещение прогреется от маленькой печки.

Когда камин и печь выросли почти в человеческий рост, у меня кончились кирпичи. "Комплекс" получался внушительным и ресурсоемким. Но "мы не привыкли отступать"! Был приобретен еще поддон кирпича. Печка росла вместе с камином, зачем-то… Зато в ней были длинные, прямые "ходы", для дыма и горячих газов. Вверх и вниз. "Тяга" должна была быть хорошей, вместе с тем, газы успевали бы отдать тепло внутренностям печи, прежде чем вылететь наружу.

"Трубу", то есть последний газооборот у печки, я вывел в конструкцию камина, сделал две разные заслонки. "Газообороты" печи были сечением полкирпича, а трубы камина — в кирпич. Это было допустимо. Расширение — не сужение, дымить не должно было. А дым от камина — не попадал в печь, он шел по пути минимального сопротивления — прямотоком, вверх, после пламегасителя.

Сам размер трубы для камина оказался для меня неожиданностью. Каждый ряд у неё состоял из пяти кирпичей. А сама труба, вместе с печью, оказывалась высотой более семи метров!

Ведь мы уже сделали второй этаж, в виде идеального треугольника! Трубу надо было выводить выше конька крыши, а на нем самом сидеть уже было страшновато. Того я гляди, скатишься вниз, под углом в 30 градусов с каждой стороны… Геометрия, бессердечная ты сука!

Кирпичей опять не хватило, пришлось опять докупать. Уже не целый поддон, поменьше. Но всё равно, транспортные расходы были велики. Они могли бы быть в три раза меньше, если бы с самого начала было всё посчитано нормально.

* * *
Влад прибыл, когда я занимался уже трубой. Естественно, еще раньше проверил и камин и печку. Тяга в камине была нормальной, она и не могла быть другой, прямотоком-то. Тяга же в печи была сумасшедшей. Печка весело гудела даже при закрытом поддувале, затягивая воздух через топочную дверку. Немного дымила, при растопке, если положить дрова близко ко входу. Я сделал очень короткую топочную камеру. Но ничего, разогревшись немного, дым пропадал.

Он был еле теплым даже на выходе из печи, при попадании в трубу камина, значит полностью отдавал тепло стенкам. Потом, конечно, стенки нагревались и рука этот дым уже не терпела.

Влад благосклонно оценил мою работу, посмотрел фотографии моих порядовок, сказал, что примерно так он и планировал. Я не держал на него зла, так как стал более терпимей к людям вообще, а к давно знакомым — в частности. Даже на Илью, из-за которого потерял когда-то квартиру, зла не держал. Что уж говорить о Владе. Его и так жизнь потрепала. Бывшие друзья отвернулись, партнер — "кинул". Большой трехэтажный коттедж, который он, оказывается, почти построил, теперь принадлежал сыну соседа. С бумагами, оформленными по всем правилам.

Я в его разговоры с ними не лез, даже на них не присутствовал. Влад зимой работал гардеробщиком, летом — на своей даче. Работал там на лесопилке, ходил за грибами и ягодами.

Когда умерла моя мама, я дал попользоваться Владу её, достаточно приличным, сотовым телефоном. С удивлением увидел потом у него простую "звонилку". Попросил его вернуть телефон, мне он был дорог, как память. Ему был выдан из гуманитарных побуждений, моя мама тоже жалела Влада и была бы рада помочь ему.

Он равнодушно ответил, что не знает, где он. Может украли многочисленные знакомые, а может просто потерял… Я стоял, как будто пыльным мешком ударенный… Давно стал замечать, что Влад начал осваиваться в окружающей реальности, в нем стали проявляться прежние "понты".

Правда, не подтвержденные деньгами. Он никак не мог их заработать. Вот и телефон он, скорее всего, сдал в ломбард. Нисколько не стремаясь, что это чужая вещь. Которая дорога кому-то, прежде всего, из-за сантиментов. Он перенес туда уже все свои видики-шмидики, но денег всё равно не было. Один черный унитаз оставался целым, правда, без крышки.

Думал, что он приехал из прогрессивной Европы, а в России остались те же "лошки-петушки", какими мы все были, в начале девяностых.

Он тогда, из-за своей "странности", был наголову выше нас всех. Ему повезло, он удачно залез в "тему" с редкозёмом. Она была свободна и от жуликов и от силовиков. Никто даже поверить не мог, что там крутятся такие большие деньги, вокруг нескольких граммов какого-то металла.

Когда разобрались, турнули Влада, выгнали пинками, пригрозили… Он, теряя тапки, сбежал за границу. Сейчас, от безвыходности, вернулся, но никак не мог "приткнутся" к какому-нибудь делу. Вокруг уже были "акулы", прошедшие девяностые, пока он отсиживался в уютной Европе. Даже простых граждан теперь было не облапошить.

Ну а отсутствие помощи от бывших друзей объяснялась просто. Он сам, в своё время, "кидал" всех направо и налево. Не помогал, в трудную минуту. Сейчас "бумеранг вернулся".

Он занял у меня денег, якобы на ремонт квартиры. Сам продал её, располагавшуюся в центре. Купил маленькую двухкомнатную в Кольцово — отдаленном районе города, для своей мамы и её мужа. А на оставшиеся деньги уехал куда-то на Дальний Восток. Вернулся оттуда — опять пустой.

У него было больное сердце. Он умер, сидя на кухне, в квартире в Кольцово. Мы с ним уже несколько лет не общались. Он не казал ко мне носа, раз был мне должен… О его смерти я узнал от его мамы.

* * *
Теперь же я обучал класть печи Владимира Палыча, в "гостевом" домике. Объяснял то, чему научился от Влада и самостоятельно. Как замачивать кирпичи, как устанавливать дверцы. Про газообороты и про то, как образовывается тяга. Как расширять трубу, при проходе через перекрытия. Мы собрали с ним печку собственной конструкции, отпительно-варочную, так как литературы было еще совсем не найти. Убедились, что она работает как надо, побелили её известкой. Закрасили белым — старые кирпичи. Качество у них было хорошим, еще советским, а раствор отбивался от них без проблем. Ведь он был сделан, как и у нас, из глины и песка, без цемента.

Глина подошла та, что была выкопанная из пруда. Большая её куча лежала в неиспользуемом углу участка. Мы сделали несколько видов раствора, с разным процентным содержанием песка, скрепили ими кирпичи. В дело пошла та пропорция, которая вышла максимально крепкой, после высыхания.

Ну а месить глину и перетирать её с песком, у меня было кому. Лучшему ученику лучшего ученика человека, который учился у самого лучшего печника Сысертского района Свердловской области. Сам он, этот человек, пока путешествовал по Европам. Когда он приедет, пристрою его, к какому-нибудь делу. Мыслей у него много, он был полон идей. Которые мы не могли воплотить от безденежья. Сейчас деньги у меня были. Опыт работы с такими "кадрами" — тоже. Прорвемся.

* * *
Отделка помещений в новом, "партизанском" офисе заканчивалась. Название это дали нам "Чайфы", обидевшись, что мы их не зовем. У нас тут кипит жизнь, но — "скрытно", по-партизански. На годовщину конторы их не позвали, на другие праздники — тоже не зовём… Они даже не знали, что у нас появился собственный большой водоём!

Мы покаялись, договорились встретиться на нашей с мамой день рождения, в конце сентября. Название "Партизан" прилипло само, мы даже не поняли, когда.

Действительно, как штаб партизанского отряда, мы руководили всеми "точками" по установке автосигнализаций, магазинами, рекламными щитами. Удаленно, особо нигде не "отсвечивая", по телефону и электронной почте. На краю города и леса, который никто за Ботанический сад не воспринимал. Занимались куплей-продажей квартир и прочим. Вся активная деятельность была распределённой, на местах, даже боксы в здании офиса не использовались. Ёлочки и другие орехи подрастали у мамы на даче и в "питомнике", незаметно.

Менеджеры работали на втором этаже, в едином офисном пространстве, торговый зал мы тоже пока не использовали. Слишком далеко он был, от "города". Я ждал, когда город сам "подползёт" к нам, умоляя взять его деньги. Тогда мы сможем дать ему, что он хочет. Ёлки, кедры, орехи — тем, кто из него выезжает, на дачу. И всё остальное — тем, кто въезжает или едет транзитом.

Сам я прибегал утром, в спортивном костюме, в свой кабинет. Другой спортивной нагрузки не мог себе придумать. Шел в душ, затем наряжался в деловой костюм. Созванивался и встречался с посетителями и партнерами. Вечером — бежал обратно или Аня с Настюшей меня забирали, на машине.

Сергей Борисович согласился заняться цехом по производству пластиковых окон, так как у нас, с окончанием строительства, стали высвобождаться деньги. Я стал жадным, не предложил ему партнерства, просто оговорил процент. Разовьем — посмотрим. Так же я планировал поступать и с остальными направлениями, которые будут появляться. Если человек достоин, докажет это делом — получит долю. Я, то есть мы с Аней, всё равно будем основными собственниками.

Социологу я нашел "тёплое" местечко — нанял его в "ревизионный" отдел. Он проводил ревизии, по электронным отчетам, полученных от менеджеров и администраторов магазинов. Они не дали бы "потянуть одеяло" в какую-то сторону, он был не зависим от тех и других. потом дел будет больше, автосигнализации добавятся и вообще — организация будет расти.

Я проводил такую политику, что менеджеры и кто работает в офисе, включая меня — это так, пыль. Сидят, в носу ковыряют, какие-то цифры складывают… Продавцы — на переднем крае, бьются с покупателями не на жизнь, а насмерть. Вытаскивают у них из карманов деньги, для нас всех, между прочим, бездельников. Естественно, получают бо́льше. Общий фонд заработной платы, зависящей от выручки магазина — делят между собой, в зависимости от коэффициента трудового участия. Зависящего от личных продаж. То есть не сами, делят, Наталья Николаевна считает. Всегда могут её проверить — информация открыта.

Кто из менеджеров хочет в магазин? По 10 часов на ногах стоять и с покупашками общаться? Прошу! Через общий конкурс. Что, нет желающих? Им тоже не хочется сидеть, штаны здесь протирать. Тут уж кто на кого учился, у кого какие личные качества…

= 25 =

Будущее мне было более-менее понятно. После пластиковых окон — займемся кассовыми аппаратами. Выйдет закон, по которому все торговые предприятия будут обязаны заменить их сначала на электронные, а затем и с ЭКЛЗ. Электронной кассовой лентой, зашищённой. Их надо будет всем откуда-то взять, а затем и обслуживать.

Буду продавать их всем желающим. А "желающими" быть обяжут — всех. Чтобы еще был договор с "сервисным центром". Без него — не будут регистрировать.

Тут уж Олегу Тихонову и "карты в руки". Он давно хотел "сервис". Само-то сервис: бери деньги за одну бумажку, что "обслуживаешь" кого-то. Будет "авторизованным", "сертифицированным", все дела. Даже ездить никуда не надо. Мы уже этим занимались, когда-то, наряду с другими "сервисниками". Поэтому кое-как держались "на плаву". Только самими ККМ тогда не торговали…

Потом будет "пласт" сотовых телефонов, тут вообще можно всё остальное закрыть, заниматься только ими. Спрос будет бешеным, только надо к нему хорошо подготовится. Как тогда, с "Москвичами". Наоткрывать "точек" на каждом углу, чтобы из каждого удобного окошка доносилось: "Пссс, парень! Телефон надо?"

Попутно создавать у себя в офисе, "зоопарк" из разных видов сотовых телефонов. Показывать, буквально через 10 лет, этот "музей" зевакам. Ведь это будет единственный "миг" в истории, когда мужики будут хвастаться перед другими, что у них какой-то "аппарат" — меньше, чем у остальных! Через ещё бо́льшее время — демонстрировать их за деньги, с соответствующими комментариями!

Потом настанет время ноутбуков, затем — скучных смартфонов. Они уже будут ничем друг от друга не отличаться. "Черное зеркало", оно и есть черное зеркало… Только разной формы и размеров.

Здесь можно будет придумать "злых птичек" или ещё какую-нибудь игру. Опять выгнать всех установщиков сигнализаций или продавцов сотовых телефонов, вместе с менеджерами. Набрать IT-шников, приковать их цепями. Пусть, за закрытыми дверями, вместе с "фейсбучниками", создают разные приложения. Закидывают их на App Store и Google Play. Скрытно, "по-партизански". С разных аккаунтов. Мало того, что я Аня станем известными разработчиками, еще и Палыча — прославим! Даже его жена-уборщица — "разработчиком" станет, со своим аккаунтом!

К "кризисам" нам готовиться не надо, весь учёт — в долларах. Тем более, что ключевые моменты я помню. Август 1998 года и август 2008-го. Периодически пересматриваем наши розничные цены по завышенному курсу, опять предлагаем "скидки", в зависимости от текущего. Потом перейдём на евро, когда он в цене сравняется с долларом.

Холодильники, телевизоры и стиральные машины — прекратим продавать. Объемный и тяжелый товар. Да и народ "насытится" ими. Пускай другие "конкурируют". Мы будем всегда на шаг впереди, благодаря моему "знанию будущего".

Наконец, скажу живому Нелидову: "Хватит провода мотать. Я тебе жизнь спас. Давай-ка вместе биткоин майнить." Он меня, конечно спросит: "Шо це таке?". Чтож, я ему расскажу. Что в 2009 году можно будет, на обычном компьютере, каждые 10–15 минут, получать "цифровую валюту". По 50 единиц за раз. В 2017ом, в начале года, она будет стоить $1000, а в конце — $18500, правда недолго. Потом опять упадет в цене, до $4000, тут её можно будет по-честному прикупить. К концу 2020 года — опять отрастет, до тех же $18000. Может вырастет и больше, этого я уж не знаю.

Вообще, биткоин — это такой "пузырь", вроде МММ. Но пузырь — многоразовый. Мы поставим "в лонг", "намайнив" в начале, в 2009 году. Сколько захотим. Не привлекая, понятно, внимания санитаров… Будем помогать "биткоину" всячески развиваться. Купим, например, какой-нибудь чебурек или пиццу, за 10 тысяч BTC. Над нами, конечно, будут все смеяться, называть неудачниками… потом… когда их стоимость будет исчисляться миллионами долларов.

Все действия будут проводиться в "сети", никто и не узнает, что мы купили — у самих себя! Тут Анютка, с английским языком — обязана будет помочь. Ведь "биток", первым делом, будет развиваться в англоязычной части интернета.

Потом продадим: 50 умножить на $18000 равно $ 900 000… Короче — наша "работа" будет эффективна: почти миллион долларов каждые 10–15 минут, в результате.

После 2017 года будем только наблюдать, оставив себе несколько сотен биткоинов…

Ведь он, хоть и "ничем не обеспечен", будет как "цифровое золото". Создан, на основе законов математики. Их, как и законы физики, ещё ни кому не удалось отменить. Не помогали ни "ксивы", ни "знакомства"… Кто этого не понимает — не уважает математику. А я — не уважаю людей, которые не уважают математику…

Чтобы без проблем "выводить" битки в фиатные валюты, создадим свою криптовалютную биржу, в интернете. Зарегистрируем её где-нибудь в оффшоре, "по-партизански", ищи нас — свищи… Назовем её как-нибудь: "Феникс" или "Fin-ex", например. Чтобы намекнуть, что биткоин — всегда "возвращается"! Или "Bitfinex", для самых тупых…

Купим себе большой остров в Тихом океане, перевезем туда близких нам людей. Запасемся всем необходимым, от консервов, до операционных, с врачами. Наладим выращивание бананов и прочего.

Объявим у себя карантин, от "ковида" и "ковидобесия", от "вакцин" и от "анти-ваксеров". Будем стрелять по кораблям и самолётам, которые к нам будут приближаться, начиная с 2018 года. Посмотрим хоть, чем всё это закончится…

Захват театра на Дубровке и школы в Беслане я не смогу, скорее всего, предотвратить… Мы не сможем ничего противопоставить, с Андреем Гирсовым, автоматическому оружию боевиков. У нас будут только "официальные", "охранные" ПМы. С официалами связываться — себе дороже. Они уже были предупреждены — ничего не сделали. Еще "крайними" останемся…

А вот ту кровавую бойню в Крыму, в 2014 году, когда погибла масса мирных жителей — можно попытаться предотвратить! Пусть Крым перейдет в состав России — "без единого выстрела"! Задумка ведь была — хорошая… Может и гражданской войны, на Донбассе, тогда не случится…

Тем более, что Егор Нелидов уже будет "посвящен", в моё "перемещение". Короче, нам будет, чем заняться, ожидаючи 2017 года и роста курса биткоина…

Причем, никто даже не поймет, что именно мы это сделали!

Так же как и он сам — не будут верить, что избежали глупой и нелепой гибели! При условии, что всё получится…

Эпилог

Хозяин вел себя странно. Он, как плохой актёр, пытался представлять, "в лицах", свой разговор с "воображаемым другом". Или врагом или кем он там для него был. Добровольное отшельничество, знаете ли, ни к чему хорошему — не приводит. Человек — существо социальное, как не крути. Наверное, стал сходить с ума. Не помнил, что он делает на первом, а что — на втором этаже своей "бани", приспособленной под жилой дом. Писал на компьютере и ноутбуке какие-то стишки или романы, благо доступ в интернет — был. Сначала через 3G-модем, а потом и через WiFi-роутер, с симкой. Там уже связь была 4G, ведь дача находилась — в "черте города".

Такими графоманами был "завален" весь интернет, так что шансов "пробиться" у него — считай что не было.

Данный индивид свел свои контакты с остальным человечеством — к минимуму. Даже игнорировал социальные сети. Да и настоящие друзья у него, внезапно, кончились. Кто умер, кто отдалился, после того, как Хозяин пошёл в "дауншифтеры", стал довольствоваться малым.

Семью, которая приезжала к нему, изредка, в основном — летом, конечно принимал. Не обижался на них, что они не разделяют его образ жизни. Они — девочки, им комфорт и ванну подавай, в городе. На даче это можно было намутить, но денег было мало, "базиса" для серьезного "пассивного дохода" он не сумел создать. А новый бизнес "мутить" — было лень. Наработался, в своё время. Получается, что на "дядю".

Жена — садила свои грядки, в основном состоящие из цветов. Хозяин её стараний — не понимал. Зачем горбатиться, ради нескольких морковок, свёклы и вилков капусты? Проще купить потом это всё — в магазине. От "урожая", впрочем — не отказывался.

Соглашался копать землю, выкапывать потом урожай, срезать капусту. Просто считал это всё — каким-то не эффективным, не стоящим его внимания. От опрыскивания, окучивания и прочего пропалывания — отказывался категорически. Говорил жене, что раз она не помогает ему в его "хобби" — нажимании кнопок на компьютере, то и он не будет ей помогать, в её занятиях. Тем более — в разведении цветов. Не на продажу, нет. Об этом даже речи не шло.

Цветы его жена садила всякие. Чтобы было "красиво". Чего там красивого? То там один куст зацветет, то в другом месте, через месяц… В остальное время по всей даче стояли какие-то почти одинаковые зеленые кусты.

С теплицей — да. Тут Хозяин помогал. Даже не помогал, а руководил и принимал деятельное участие. Сам её построил, из каких то рам со стеклами, которые привез на верхнем багажнике своей автомашины. Их, в своё время, нашел Влад, бывший одноклассник Хозяина. Когда еще жил у него на даче. Он раздобыл их у какого-то офисного здания, рамы были заменены там на пластиковые окна. Старые были крепкими и тяжелыми. Они были не из обычного оконного стекла, а из более толстого. Не разбивались, когда неловкий Хозяин, перенесший инсульт, задевал их своей лопатой.

Хозяин свинтил на саморезы каркас теплицы, прикрутил к ней эти рамы. Говорил, что такая теплица будет чуть ли не вечной, ведь она сделана — из лиственницы. Она не сгниёт и не рассыпется.

Сам натаскал туда земли. Когда вокруг теплицы отсыпали плохой грунт щебнем и землей — просто поднял её, домкратом, подкладывая камни, по кругу. Натаскал еще большего количества земли внутрь. Правда, матерился, что ему приходится заниматься такой низкоэффективной работой.

Садить помидоры — доверил жене и дочке. Зато поливать, пасынковать, подвязывать — нет. Делал это сам. Тем более, что это приходилось делать на неделе. Когда жена и дочь не могли приехать.

В результате был вознагражден большим урожаем помидор. "Это вам не картошку садить! Закопал ведро — собрал три. Тут на "пустом месте" — несколько ведер помидор". Он не учитывал, правда, что с рассадой его жена начинала возиться за несколько месяцев до того, как они попадут в теплицу. Молчала, так как рада была, что её бездельник муж — делом занялся.

Зимой он тоже ничего не делал, сидел, в основном, за компьютером. Срался с кем-то на форумах, смотрел фильмы и сериалы. "Высшая сила" за ним наблюдала. Никак не могла решить, что с ним делать. Вроде бесполезный человечишко… Но нет, вдруг написал "голосовой калькулятор", на основе распознавания голоса, созданного корпорацией Google. В оффлайне, пока еще интернет был не у всех, на мобильных. У основной массы смартфонов-то тогда не было.

Для этого изучил программирование, для Android. Эти разработки уже велись, в Кремниевой долине, но он-то как о них узнал, под Екатеринбургом? Да еще и отослал, в виде приложения, к ним, в Play Market. Конечно, они внедрили их, через полгода, в свою "строку поиска".

Потом — нашел "сырые" данные, передающиеся с ДМРЛ — погодных радаров. На их основе стал создавать карты дождей на территории всей России. По направлению ветра можно было в реальном времени отследить, что гроза "придет" в конкретный город. Когда это произойдет. А может, она "зацепит" его лишь краем.

Пришлось надоумить чиновников из Росгидромета, что это — слишком. Он, хоть и содержится на деньги налогоплательщиков и по Конституции такие данные должны быть открыты… Всё равно. Можно объявить их "специальными" и продавать самим, за денежку… А лучше вообще — посторонним не давать.

А то ишь чо, напридумывал… Эдак они и в бога перестанут веровать… "Крестными" ходами ходить, царя-тряпку перестанут почитать и мощи Святого Симеона лобызать…

С эфирным телом "Симеона", кстати, "высшая сила" довольно плотно общалась. Как и со всеми другими "телами", когда-либо побывавшими на Земле и других планетах. Это было не трудно. Достаточно только понять, что такое бесконечно большое и бесконечно малое. Если вы перестали себе задавать эти вопросы, просто смотрите в небо и даже не думаете, что там, за краем вселенной… То просто — не парьтесь!

Ракеты падают, потому что об небесную твердь ударяются! Вас такое объяснение должно устроить. Вы ни чувствами, ни разумом не сможете понять "высшую силу". Даже общаться с ней не сможете. Для этого вам придется изучить, для начала, элементарный 2300976638773895 символьный алфавит.

"Симеон", кстати, решил поприкалываться, над Хозяином. Забросить слепок его сознания на один миг назад, в прошлое. Конечно, по материалистическим законам это было невозможно. Пришлось создать альтернативную Солнечную систему, чтобы он ничего не заметил. Энергии это потребовало — огромное количество.

Но ничего, взяли один гнилой помидор у него с дачи. Он дурень, ничего и не заметил. Что лишился материи, из которой можно извлечь гораздо больше энергии. Потом преобразуем иллюзию обратно, да и всего делов…

В том мире всё было по-прежнему. Так, как это было 28 лет, 3 дня, 5 часов, 19 секунд и 670 миллисекунд назад. Для верности стерли память "поциенту". Не всю, где-то два-три последних месяца.

Это было лучше любого ихнего "сериала"! Слепок сознания "поциента" сразу принял "условия игры". Даже не попытался разобраться, как он туда попал. "Попал и попал, со всяким это может случиться". Скудоумие — оно такое… Можно только посочувствовать.

Принялся там "обживаться". Конечно, первым делом стал трахать всех, до кого смог дотянутся. Используя свои "знания о будущем". Придумал несколько поз, которыми… Хотя ладно, это неважно…

Потом начал улучшать своё материальное благосостояние. "Высшая сила" уже хотела выключить этот "телевизор", уж больно это стало скучно… Как вдруг тот тип, над которым они прикалывались… тут, в настоящем… стал записывать все это! Это было невероятно! Какая между ними могла быть связь?

"Высшая сила", вместе с "Симеоном" подумала, что кто-то прикалывается уже над ними… Но нет, просканировав всех "коллег" — ничего такого не обнаружили. Как тогда это было возможно? Ведь их "миры" находились на расстоянии многих тысяч световых лет друг от друга… Время в них текло по разному… Этот, "оригинальный", кадр не успевал записывать похождения слепка своего сознания.

Теперь уже всё "обчество" нет-нет да поглядывало за "поциентом". Посовещавшись, запретили разрушать ту, альтернативную, Солнечную систему. Заставили, наоборот, расширить её — до галактики. С триллионами "коллег" — не поспоришь… Пришлось даже выдать остатки того самого помидора, изъятого на "благие" цели. Оставшиеся две трети — отправили на исследования. Может быть дело в нём?

Так ничего и не поняв, решили всё-таки уничтожить созданный мир, к едрене-фене. Потому как слепок сознания пациента стал в нём активничать, рваться до власти, бороздить космическими кораблями Марс и Большой театр… Того и гляди, "выскочит" за его пределы…

Сам оригинал возомнил себя крупным писателем. Ему надоело "придумывать" якобы свои похождения. Он просто тупо не успевал! Чего не успевал?… Смотреть… чувствовать… Так и не разобрались, как он получает информацию.

Он стал подумывать о других книгах. Сборнике рассказов из "баек", которые он не смог "вписать" в свои "мемуары". Продолжения одной классической истории. Те "продолжения", что уже были написаны до него — считал надуманными, потерявшими "изюминку" оригинального произведения. Каким-то образом влез в "эфирные поля" авторов той истории, принялся извлекать из их памяти их задумки и наработки. В общем — тоже слетел "с катушек".

Хуже того, некоторые события в искусственно созданном мире — стали проявляться и в текущем… Даже прошлое стало меняться… Ну его нафиг, такие эксперименты! Самого Хозяина оставили, пока. Надо же было разобраться, как он это делает. Зайдет слишком далеко — устраним. Чтобы не нарушать спокойное, давно сложившееся, течение дел.

Тем более, что самые странные "эфирные тела", смущённые и запутанные им, начали поглядывать за кромку "эфира". Предположили, идиоты, что за ним что-то есть! Представляете!?


Оглавление

  • = 00 =
  • = 01 =
  • = 02 =
  • = 03 =
  • = 04 =
  • = 05 =
  • = 06 =
  • = 07 =
  • = 08 =
  • = 09 =
  • = 10 =
  • = 11 =
  • = 12 =
  • = 13 =
  • = 14 =
  • = 15 =
  • =2021=
  • = 16 =
  • = 17 =
  • = 18 =
  • = 19 =
  • = 20 =
  • = 21 =
  • = 22 =
  • = 23 =
  • = 24 =
  • = 25 =
  • Эпилог