КулЛиб электронная библиотека 

Гнездо ласточки [Иван Никитин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Иван Никитин ГНЕЗДО ЛАСТОЧКИ

Стихи
Иван Саввич Никитин
(1824–1861)

Русь

Под большим шатром
Голубых небес —
Вижу — даль степей
Зеленеется.
И на гранях их,
Выше тёмных туч,
Цепи гор стоят
Великанами.
По степям, в моря,
Реки катятся,
И лежат пути
Во все стороны.
Посмотрю на юг:
Нивы зрелые,
Что камыш густой.
Тихо движутся;
Мурава лугов
Ковром стелется.
Виноград в садах
Наливается.
Гляну к северу:
Там, в глуши пустынь,
Снег, что белый пух,
Быстро кружится;
Подымает грудь
Море синее,
И горами лёд
Ходит по морю;
И пожар небес
Ярким заревом
Освещает мглу
Непроглядную…
Широко ты, Русь,
По лицу земли
В красе царственной
Развернулася!
У тебя ли нет
Поля чистого,
Где б разгул нашла
Воля смелая?
У тебя ли нет
Богатырских сил,
Старины святой,
Громких подвигов?
Перед кем себя
Ты унизила?
Кому в чёрный день
Низко кланялась?
На полях своих,
Под курганами,
Положила ты
Татар полчища.
Ты на жизнь и смерть
Вела спор с Литвой
И дала урок
Ляху гордому[1].
И давно ль было.
Когда с Запада
Облегла тебя
Туча тёмная?[2]
Под грозой её
Леса падали,
Мать сыра-земля
Колебалася,
И зловещий дым
От горевших сёл
Высоко вставал
Чёрным облаком!
Но лишь кликнул царь
Свой народ на брань, —
Вдруг со всех концов
Поднялася Русь.
Собрала детей,
Стариков и жён,
Приняла гостей
На кровавый пир.
И в глухих степях,
Под сугробами,
Улеглися спать
Гости навеки.
Хоронили их
Вьюги снежные,
Бури севера
О них плакали!..
И теперь среди
Городов твоих
Муравьём кишит
Православный люд.
По седым морям,
Из далёких стран,
На поклон к тебе
Корабли идут.
И поля цветут,
И леса шумят,
И лежат в земле
Груды золота.
И во всех концах
Света белого
Про тебя идёт
Слава громкая.
Уж и есть за что,
Русь могучая.
Полюбить тебя.
Назвать матерью,
Стать за честь твою
Против недруга,
За тебя в нужде
Сложить голову!

* * *

Детство весёлое, детские грёзы —
Только вас вспомнишь, — улыбка и слёзы…
Голову няня в дремоте склонила,
На пол с лежанки чулок уронила,
Прыгает кот, шевелит его лапкой,
Свечка уж меркнет под огненной шапкой,
Движется сумрак, в глаза мне глядит…
Зимняя вьюга шумит и гудит.
Прогнали сон мой рассказы старушки.
Вот я в лесу у порога избушки;
Ждёт к себе гостя колдунья седая —
Змей подлетает, огонь рассыпая.
Замер лес тёмный, ни свиста, ни шума,
Смотрят деревья угрюмо, угрюмо!
Сердце моё замирает-дрожит…
Зимняя вьюга шумит и гудит.

* * *

Первый гром прогремел. Яркий блеск в синеве,
В тёплом воздухе песни и нега;
Голубые цветки в прошлогодней траве
Показались на свет из-под снега.
Пригреваются стёкла лучом золотым;
Вербы почки свои распустили;
И с надворья гнездо над окошком моим
Сизокрылые голуби свили!
Что за робкие гости! Чуть мимо идёшь, —
Торопливо головки поднимут,
Смотрят долго и зорко… Того только ждёшь,
Что бедняжки приют свой покинут.
Как я рад им! Боюсь и окно отворять:
Всё мне кажется, их испугаю;
Беззащитным созданьям легко помешать,
А легко ль им живётся — я знаю.
Чуть окрасится небо полоской огня
И сквозь стёкла рассвет забелеет, —
Воркотнёю своей они будят меня:
Посмотри, мол, как зорька алеет.
Стал уютней, светлей уголок мой теперь:
Этой кроткой семьи новоселье,
Может быть, после смут, и борьбы, и потерь
Предвещает мне мир и веселье!

* * *

Погуляла вода
По зелёным лугам —
Вдоволь бури понаслушалась;
Поломала мостов,
Потопила дворов —
Вольной жизнью понатешилась.
Миновала весна,
Присмирела река, —
По песку течёт — не мутится;
В ночь при месяце спит,
Дунет ветер — молчит,
Только хмурится да морщится.

Утро

Звёзды меркнут и гаснут. В огне облака.
Белый пар по лугам расстилается.
По зеркальной воде, по кудрям лозняка
От зари алый свет разливается.
Дремлет чуткий камыш. Тишь-безлюдье вокруг.
Чуть приметна тропинка росистая.
Куст заденешь плечом, — на лицо тебе вдруг
С листьев брызнет роса серебристая.
Потянул ветерок — воду морщит-рябит.
Пронеслись утки с шумом и скрылися.
Далеко, далеко колокольчик звенит.
Рыбаки в шалаше пробудилися.
Сняли сети с шестов, вёсла к лодкам несут…
А восток всё горит-разгорается.
Птички солнышка ждут, птички песни поют,
И стоит себе лес, улыбается.
Вот и солнце встаёт, из-за пашен блестит;
За морями ночлег свой покинуло,
На поля, на луга, на макушки ракит
Золотыми потоками хлынуло.
Едет пахарь с сохой, едет — песню поёт,
По плечу молодцу всё тяжелое…
Не боли ты, душа! Отдохни от забот!
Здравствуй, солнце да утро весёлое!

Гнездо ласточки

Кипит вода, ревёт ручьём,
На мельнице и стук и гром,
Колёса-то в воде шумят,
А брызги вверх огнём летят,
От пены-то бугор стоит,
Что мост живой, весь пол дрожит.
Шумит вода, рукав трясёт,
На камни рожь дождём течёт,
Под жёрновом муку родит,
Идёт мука, в глаза пылит.
Об мельнике и речи нет.
В пыли, в муке, и лыс и сед,
Кричит весь день про бедный люд:
Вот тот-то мот, вот тот-то плут…
Сам, старый чёрт, как зверь глядит,
Чужим добром и пьян и сыт;
Детей забыл, жену извёл;
Барбос с ним жил, барбос ушёл…
Одна певунья-ласточка
Под крышей обжилась,
Свила-слепила гнёздышко,
Детьми обзавелась..
Поёт, пока не выгнали.
Чужой-то кров — не свой;
Хоть не любо, не весело,
Да свыкнешься с нуждой.
В ночь тёмную под крылышко
Головку подогнёт
И спит себе под гром и стук,
Носком не шевельнёт.

* * *

Ярко звёзд мерцанье
В синеве небес;
Месяца сиянье
Падает на лес.
В зеркало залива
Сонный лес глядит;
В чаще молчаливой
Темнота лежит.
Слышен меж кустами
Смех и разговор;
Жарко косарями
Разведён костёр.
По траве высокой,
С цепью на ногах,
Бродит одиноко
Белый конь впотьмах.
Вот уж песнь заводит
Песенник лихой.
Из кружка выходит
Парень молодой.
Шапку вверх кидает.
Ловит — не глядит,
Пляшет-приседает,
Соловьём свистит.
Песне отвечает
Коростель в лугах,
Песня замирает
Далеко в полях…
Золотые нивы,
Гладь и блеск озёр.
Светлые заливы,
Без конца простор.
Звёзды над полями.
Глушь да камыши…
Так и льются сами
Звуки из души!

Пахарь

Солнце за день нагулялося,
За кудрявый лес спускается;
Лес стоит под шапкой тёмною,
В золотом огне купается.
На бугре трава зелёная
Спит, вся искрами обрызгана,
Пылью розовой осыпана
Да каменьями унизана.
Не слыхать-то в поле голоса,
Молча ворон на меже сидит,
Только слышен голос пахаря, —
За сохой он на коня кричит.
С ранней зорьки пашня чёрная
Бороздами подымается,
Конь идёт — понурил голову,
Мужичок идёт — шатается…
Уж когда же ты, кормилец наш,
Возьмёшь верх над долей горькою?
Из земли ты роешь золото,
Сам-то сыт сухою коркою!
Зреет рожь — тебе заботушка:
Как бы градом не побилася,
Без дождей в жары не высохла,
От дождей не положилася.
Хлеб поспел — тебе кручинушка:
Убирать ты не управишься,
На корню-то он осыплется,
Без куска-то ты останешься.
Урожай — купцы спесивятся;
Год плохой — в семье все мучатся.
Всё твой двор не поправляется.
Детки грамоте не учатся.
Где же клад твой заколдованный,
Где талан твой, пахарь, спрятался?
На труды твои да на горе
Вдоволь вчуже я наплакался!

* * *

В синем небе плывут над полями
Облака с золотыми краями;
Чуть заметен над лесом туман,
Тёплый вечер прозрачно-румян.
Вот уж веет прохладой ночною;
Грезит колос над узкой межою;
Месяц огненным шаром встаёт,
Красным заревом лес обдаёт.

* * *

Село замолчало; безлюдны дороги;
Недвижно бор тёмный стоит;
На светлые воды, на берег отлогий
Задумчиво месяц глядит.
Как яркие звёзды, в тумане сверкают
Вдоль луга огни косарей,
И бледные тени их смутно мелькают
Вокруг разведённых огней.
И вторит отчётливо чуткое эхо
Уснувших давно берегов
Разгульные песни и отзывы смеха
И говор весёлых косцов.
Вот песни умолкли; огни потухают;
Пустынно и тихо вокруг;
Лишь светлые звёзды на небе сияют
И смотрят на воды и луг.
Как призраки, в зеркале вод отражаясь,
Зелёные ивы стоят
И, мерно от тихого ветра качаясь,
Чуть слышно ветвями шумят…
Спит люд деревенский, трудом утомлённый,
Лишь где-нибудь бедная мать
Ребёнка при свете лучины зажжённой
Сквозь сон продолжает качать;
Да с жёсткой постели поднятый нуждою,
Бездетный и слабый старик
Плетёт себе обувь дрожащей рукою
Из свежих размоченных лык.
27 марта 1854 г.


Песня бобыля

Ни кола, ни двора,
Зипун — весь пожиток…
Эх, живи — не тужи,
Умрёшь — не убыток!
Богачу-дураку
И с казной не спится;
Бобыль гол как сокол,
Поёт-веселится.
Он идёт да поёт,
Ветер подпевает;
Сторонись, богачи!
Беднота гуляет!
Рожь стоит по бокам,
Отдаёт поклоны…
Эх, присвистни, бобыль!
Слушай, лес зелёный!
Уж ты плачь ли не плачь, —
Слёз никто не видит,
Оробей, загорюй, —
Курица обидит.
Уж ты сыт ли не сыт, —
В печаль не вдавайся;
Причешись, распахнись,
Шути-ультбайся!
Поживём да умрём, —
Будет голь пригрета…
Разумей, кто умён, —
Песенка допета!

Староста

Что не туча тёмная
По небу плывёт, —
На гумно по улице
Староста идёт.
Борода-то чёрная,
Красное лицо,
Волоса-то жёсткие
Завились в кольцо.
Пузо перевязано
Красным кушаком,
Плечи позатянуты
Синим кафтаном.
Палкой подпирается,
Бровью не ведёт;
В сапоги-то новые
Мера ржи войдёт.
Он идёт по улице —
Без метлы метёт;
Курица покажется, —
В ворота шмыгнёт.
Одаль да с поклонами
Мужички идут,
Ребятишки малые
Ко дворам ползут.
Утомился староста
На гумне стоит,
Гладит ус и бороду
Да на люд глядит.
На небе ни облачка,
Ветерок-ат спит,
Солнце землю-матушку
Как огнём палит.
От цепов-то стук и дробь, —
Стонет всё гумно;
Баб и девок жар печёт,
Мужичков равно.
На гумне-то стон стоит,
Весело гумно:
Потом обливается
Каждое зерно.

Утро на берегу озера

Ясно утро. Тихо веет
Тёплый ветерок;
Луг как бархат зеленеет,
В зареве восток.
Окаймлённое кустами
Молодых ракит,
Разноцветными огнями
Озеро блестит.
Тишине и солнцу радо,
По равнине вод
Лебедей ручное стадо
Медленно плывёт.
Вот один взмахнул лениво
Крыльями, — и вдруг
Влага брызнула игриво
Жемчугом вокруг.
Привязав к ракитам лодку,
Мужички вдвоём,
Близ осоки, втихомолку,
Тянут сеть с трудом.
По траве, в рубашках белых,
Скачут босиком
Два мальчишки загорелых
На прутах верхом.
Крупный пот с них градом льётся,
И лицо горит;
Звучно смех их раздаётся,
Голосок звенит.
«Ну, катай наперегонки!»
А на шалунов
С тайной завистью девчонка
Смотрит из кустов.
«Тянут, тянут! — закричали
Ребятишки вдруг. —
Вдоволь, чай, теперь поймали
И линей и щук».
Вот на береге отлогом
Показалась сеть.
«Ну, вытряхивай-ка, с богом —
Нечего глядеть!»
Так сказал старик высокий,
Весь как лунь седой,
С грудью выпукло-широкой,
С длинной бородой.
Сеть намокшую подняли
Дружно рыбаки;
На песке затрепетали
Окуни, линьки.
Дети весело шумели:
«Будет на денёк!»
И на корточки присели
Рыбу класть в мешок.

* * *

Синее небо, и сумрак, и тишь.
Смотрится в воду зелёный камыш.
Полосы света по речке лежат.
В золоте тучки над лесом горят.
Девичья пляска при зорьке видна,
Девичья песня за речкой слышна,
По лугу льётся, по чаще лесной…
Там услыхал её сторож седой;
Белый как лунь, он под дубом стоит.
Дуб не шелохнется, сторож молчит.

* * *

Полно, степь моя, спать беспробудно:
Зимы-матушки царство прошло,
Сохнет скатерть дорожки безлюдной,
Снег пропал, — и тепло и светло.
Пробудись и умойся росою,
В ненаглядной красе покажись,
Принакрой свою грудь муравою,
Как невеста, в цветы нарядись.
Полюбуйся: весна наступает,
Журавли караваном летят,
В ярком золоте день утопает,
И ручьи по оврагам шумят.
Белоснежные тучки толпами
В синеве, на просторе плывут,
По груди у тебя полосами,
Друг за дружкою, тени бегут.
Скоро гости к тебе соберутся.
Сколько гнёзд понавьют, — посмотри!
Что за звуки, за песни польются
День-деньской, от зари до зари!
Там уж лето… ложись под косою,
Ковыль белый, в угоду косцам!
Подымайся, копна за копною!
Распевайте, косцы, по ночам!
И тогда, при мерцанье румяном
Ясных зорек в прохладные дни,
Отдохни, моя степь, под туманом,
Беззаботно и крепко усни.

Ночлег в деревне

Душный воздух, дым лучины,
Под ногами сор,
Сор на лавках, паутины
По углам узор;
Закоптелые полати,
Чёрствый хлеб, вода.
Кашель пряхи, плач дитяти…
О нужда, нужда!
Мыкать горе, век трудиться,
Нищим умереть..:
Вот где нужно бы учиться
Верить и терпеть!

* * *

По всей стели — ковыль, по краям — всё туман.
Далеко, далеко от кургана курган;
Облака в синеве белым стадом плывут,
Журавли в облаках перекличку ведут.
Не видать ни души. Тонет в золоте день,
Пробежать по траве ветру сонному лень.
А цветы-то, цветы! Как живые стоят,
Улыбаются, глазки на солнце глядят,
Словно речи ведут, как их жизнь коротка,
Коротка, да без слёз, от забот далека.
Вот и речка… Не верь! То под жгучим лучом
Отливается тонкий ковыль серебром.
Высоко, высоко в небе точка дрожит,
Колокольчик весёлый над степью звенит.
В ковыле гудовень — и поют, и жужжат.
Раздаются свистки, молоточки стучат;
Средь дорожки глухой пыль столбом поднялась,
Закружилась, в широкую степь понеслась…
На все стороны путь: ни лесочка, ни гор!
Необъятная гладь! Неоглядный простор!

* * *

В чистом поле тень шагает,
Песня из лесу несётся,
Лист зелёный задевает,
Жёлтый колос окликает,
За курганом отдаётся.
За курганом, за холмами,
Дым-туман стоит над нивой,
Свет мигает полосами,
Зорька тучек рукавами
Закрывается стыдливо.
Рожь да лес, зари сиянье, —
Дума бог весть где летает…
Смутно листьев очертанье,
Ветерок сдержал дыханье,
Только молния сверкает.

* * *

Настала осень. Скучен город.
Дожди, туманы, резкий холод,
Ночь чёрная и серый день —
И по нужде покинуть лень
Свой тёплый угол. Вечерами
Вороны, галки над садами
Кричат, сбираясь на ночлег.
Порой нежданный, мокрый снег
Кружится, кровли покрывает,
К лицу и платью пристаёт,
И снова мелкий дождь пойдёт,
И ветер свистом досаждает.
Куда ни глянешь — ручейки
Да грязь и лужи. Окна плачут,
И, морщась, пешеходы прячут
Свои носы в воротники.

Выезд ямщика

Ну, кажись, я готов:
Вот мой кафтанишко,
Рукавицы на мне,
Новый кнут под мышкой…
Слышь, жена! погляди,
Каковы уздечки!
Вишь, вот медный набор,
Вот махры, колечки.
А дуга-то, дуга, —
В золоте сияет…
Прр… шалишь, коренной!
Знай песок копает!
Ты, дружок, не блажи;
Старость твою жалко!..
Так кнутом проучу, —
Станет небу жарко!..
Сидор вожжи возьмёт —
Чёрта не боится!
Пролетит, — на него
Облачко дивится!
Только крикнет: «Ну, ну!
Эх ты, беззаботный!» —
Отстаёт позади
Ветер перелётный!
А седок-то мне — тьфу!
Коли скажет: «Легче!»
Нет, мол, сел, так сиди
Да держись покрепче.
Уж у нас, коли лень, —
День и ночь спим сряду;
Коли пир — наповал,
Труд — так до упаду;
Коли ехать, — катай!
Головы не жалко!
Нам без света светло,
Без дороги — гладко!
Ну, Матрёна, прощай!
Оставайся с богом;
Жди обновки себе
Да гляди за домом.
Да кобыле больной
Парь трухою ногу…
Не забудь!.. А воды
Не давай помногу.
Ну-ка, в путь! Шевелись!
Эх, как понеслися!
Берегись ты, мужик,
Глух, что ль?.. Берегися!..

* * *

Одеты серые луга туманом;
То дождь польёт, то снег летит.
И глушь и дичь. На берегу песчаном
 Угрюмо тёмный лес стоит.
Дождю навстречу, мерными шагами,
Под лямкой бурлаки идут
И тянут барку крепкими плечами —
Слабеть канату не дают.
Их ноги грязью до колен покрыты.
Шапчонки лезут на глаза,
Потёрлось платье, лапти поизбиты,
От поту взмокли волоса.
«Бери причал! живее, что ль! заснули!» —
Продрогший кормчий закричал.
И бурлаки верёвки натянули, —
И барка стала на привал.
Огонь зажжён; дым в клочьях улетает;
Несутся быстро облака:
И ветром барку на волнах качает,
И плещет на берег река.

Встреча зимы

Поутру вчера дождь
В стёкла окон стучал.
Над землёю туман
Облаками вставал.
Веял холод в лицо
От угрюмых небес,
И, бог знает о чём,
Плакал сумрачный лес.
В полдень дождь перестал,
И, что белый пушок,
На осеннюю грязь
Начал падать снежок.
Ночь прошла. Рассвело.
Нет нигде облачка.
Воздух лёгок и чист,
И замёрзла река.
На дворах и домах
Снег лежит полотном
И от солнца блестит
Разноцветным огнём.
На безлюдный простор
Побелевших полей
Смотрит весело лес
Из-под чёрных кудрей,
Словно рад он чему, —
И на ветках берёз,
Как алмазы, горят
Капли сдержанных слёз.
Здравствуй, гостья-зима!
Просим милости к нам
Песни севера петь
По лесам и степям.
Есть раздолье у нас, —
Где угодно гуляй;
Строй мосты по рекам
И ковры расстилай.
Нам не стать привыкать, —
Пусть мороз твой трещит:
Наша русская кровь
На морозе горит!

О И. С. Никитине

Замечательный русский поэт Иван Саввич Никитин (1824–1861) прожил недолгую, полную бед и лишений жизнь.

Но одинокое безрадостное детство, невозможность закончить образование и поступить в университет, тяжёлый труд на постоялом дворе не сломили поэта — он оказался сильным человеком. Иван Саввич много читал, писал стихи. «Продавая извозчикам овёс и сено, я обдумывал прочитанные мною и поразившие меня строки… Найдя свободную минуту, я уходил в какой-нибудь отдалённый уголок моего дома. Там я слагал скромный стих, просившийся у меня из сердца», — вспоминал поэт.

Полюбуйся: весна наступает.
Журавли караваном летят,
В ярком золоте день утопает,
И ручьи по оврагам шумят…
Прекрасные, задушевные стихи посвятил Никитин родной природе и простому человеку — пахарю, дворовому, извозчику, пряхе, городскому ремесленнику, — всем тем, кто до изнеможения работал, но оставался голодным и бесправным.

Иван Саввич, долго не решался попробовать напечатать свои стихи. Только в 1853 году отправил он несколько стихотворений в воронежскую газету. Талант поэта сразу был отмечен, и его стихи стали публиковаться в журналах и газетах. А Никитин продолжал скромную трудовую жизнь. Лишь за два года до смерти он смог оставить постоялый двор и открыть в Воронеже книжный магазин, в котором можно было и купить книгу, и взять её для чтения, как в библиотеке.

У поэта появилось больше времени для поэтического труда. Однако здоровье было подорвано годами лишений. Он умер тридцати семи лет. Но живы и всегда дороги русскому читателю чудесные стихи Ивана Саввича Никитина.



Примечания

1

Имеется в виду борьба с польскими интервентами (начало XVII в.)

(обратно)

2

Речь идёт о нашествии Наполеона.

(обратно)

Оглавление

  • Русь
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Утро
  • Гнездо ласточки
  • * * *
  • Пахарь
  • * * *
  • * * *
  • Песня бобыля
  • Староста
  • Утро на берегу озера
  • * * *
  • * * *
  • Ночлег в деревне
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • Выезд ямщика
  • * * *
  • Встреча зимы
  • О И. С. Никитине
  • *** Примечания ***