КулЛиб электронная библиотека 

Мужичок с ноготок [Николай Некрасов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Николай Некрасов МУЖИЧОК С НОГОТОК

Стихотворения
Николай Алексеевич Некрасов
(1821–1877)

Зелёный шум

Идёт-гудёт Зелёный Шум,
Зелёный Шум, весенний шум!
Играючи расходится
Вдруг ветер верховой:
Качнёт кусты ольховые,
Подымет пыль цветочную,
Как облако, всё зелено:
И воздух и вода!
Идёт-гудёт Зелёный Шум,
Зелёный Шум, весенний шум!
Как молоком облитые,
Стоят сады вишнёвые,
Тихохонько шумят;
Пригреты тёплым солнышком,
Шумят повеселелые
Сосновые леса;
А рядом новой зеленью
Лепечут песню новую
И липа бледнолистая
И белая берёзонька
С зелёною косой!
Шумит тростинка малая,
Шумит высокий клён…
Шумят они по-новому,
По-новому, весеннему…
Идёт-гудёт Зелёный Шум,
Зелёный Шум, весенний шум!

Дедушка Мазай и зайцы

Старый Мазай разболтался в сарае:
«В нашем болотистом, низменном крае
Впятеро больше бы дичи велось,
Кабы сетями её не ловили,
Кабы силками её не давили;
Зайцы вот тоже, — их жалко до слёз!
Только весенние воды нахлынут,
И без того они сотнями гинут[1],—
Нет! ещё мало! бегут мужики,
Ловят, и топят, и бьют их баграми.
Где у них совесть?.. Я раз за дровами
В лодке поехал — их много с реки
К нам в половодье весной нагоняет,—
Еду, ловлю их. Вода прибывает.
Вижу один островок небольшой —
Зайцы на нём собралися гурьбой.
С каждой минутой вода подбиралась
К бедным зверькам; уж под ними осталось
Меньше аршина земли в ширину,
Меньше сажени в длину.
Тут я подъехал: лопочут ушами,
Сами ни с места; я взял одного,
Прочим скомандовал: прыгайте сами!
Прыгнули зайцы мои, — ничего!
Только уселась команда косая,
Весь островочек пропал под водой.
«То-то! — сказал я: — не спорьте со мной!
Слушайтесь, зайчики, деда Мазая!»
Этак гуторя[2], плывём в тишине.
Столбик не столбик, зайчишко на пне,
Лапки скрестивши, стоит, горемыка,
Взял я его — тягота невелика!
Только что начал работать веслом,
Глядь, у куста копошится зайчиха —
Еле жива, а толста как купчиха[3]!
Я её, дуру, накрыл зипуном[4]
Сильно дрожала… Не рано уж было.
Мимо бревно суковатое плыло;
Сидя, и стоя, и лёжа пластом,
Зайцев с десяток спасалось на нём.
«Взял бы я вас — да потопите лодку!»
Жаль их, однако, да жаль и находку —
Я зацепился багром[5] за сучок
И за собою бревно поволок…
Было потехи у баб, ребятишек,
Как прокатил я деревней зайчишек:
«Глянь-ко: что делает старый Мазай!»
Ладно! любуйся, а нам не мешай!
Мы за деревней в реке очутились.
Тут мои зайчики точно сбесились:
Смотрят, на задние лапы встают,
Лодку качают, грести не дают:
Берег завидели плуты косые,
Озимь[6], и рощу, и кусты густые!..
К берегу плотно бревно я пригнал,
Лодку причалил — и «с богом!» сказал…
И во весь дух
Пошли зайчишки.
А я им: «У-х!
Живей, зверишки!
Смотри, косой,
Теперь спасайся,
А чур — зимой
Не попадайся!
Прицелюсь — бух!
И ляжешь… Ууу-х!..»
Мигом команда моя разбежалась,
Только на лодке две пары осталось —
Сильно измокли, ослабли; в мешок
Я их поклал — и домой приволок.
За ночь больные мои отогрелись,
Высохли, выспались, плотно наелись;
Вынес я их на лужок: из мешка
Вытряхнул, ухнул — и дали стречка[7]!
Я проводил их всё тем же советом:
«Не попадайтесь зимой!»
Я их не бью ни весною, ни летом:
Шкура плохая — линяет косой».

Крестьянские дети (из поэмы «Крестьянские дети»)

Ух, жарко!.. До полдня грибы собирали.
Вот из лесу вышли — навстречу как раз
Синеющей лентой, извилистой, длинной,
Река луговая: спрыгнули гурьбой,
И русых головок над речкой пустынной
Что белых грибов на полянке лесной!
Река огласилась и смехом, и воем:
Тут драка — не драка, игра — не игра…
А солнце палит их полуденным зноем.
Домой, ребятишки! обедать пора.
Вернулись. У каждого полно лукошко,
А сколько рассказов! Попался косой,
Поймали ежа, заблудились немножко
И видели волка… у, страшный какой!
Ежу предлагают и мух и козявок,
Корней молочко ему отдал своё —
Не пьёт! отступились…
Грибная пора отойти не успела,
Гляди — уж чернёхоньки губы у всех,
Набили оскому: черница поспела!
А там и малина, брусника, орех!
Ребяческий крик, повторяемый эхом,
С утра и до ночи гремит по лесам.
Испугана пеньем, ауканьем, смехом,
Взлетит ли тетеря[8], закокав птенцам,
Зайчонок ли вскочит — содом[9], суматоха!
Вот старый глухарь с облинялым крылом
В кусту завозился… ну, бедному плохо!
Живого в деревню тащат с торжеством…

Накануне праздника (из стихотворения «Накануне светлого праздника»)

Я ехал к Ростову
Высоким холмом,
Лесок малорослый
Тянулся на нём:
Берёза, осина,
Да ель, да сосна;
А слева — долина,
Как скатерть ровна.
Пестрел, деревнями,
Дорогами дол,
Он всё понижался
И к озеру шёл…
Домой поспешая
С тяжёлых работ,
Скучая смертельно,
Рабочий народ;
Скучая смертельно,
Решал я вопрос:
Кто плотник, кто слесарь,
Маляр, водовоз?
Нетрудное дело!
Идут кузнецы —
Кто их не узнает?
Они молодцы
И петь и ругаться,
Да — день не такой!
Идёт кривоногий
Гуляка-портной:
В одном сюртучишке,
Фуражка как блин, —
Гармония, трубка,
Утюг и аршин[10]!
Смотрите — красильщик!
Узнаешь сейчас:
Нос выпачкан охрой[11]
И суриком[12] глаз;
Он кисти и краски
Несёт за плечом,
И словно ландкарта[13]
Передник на нём.
Вот пильщики[14]: сайку[15]
Угрюмо жуют
И словно солдаты
Все в ногу идут,
А пилы стальные
У добрых ребят,
Как рыбы живые,
На плечах дрожат!
Я доброго всем им
Желаю пути;
В родные деревни
Скорее прийти…

* * * (из стихотворения «Железная дорога»)

Славная осень! Здоровый, ядрёный[16]
Воздух усталые силы бодрит;
Лёд неокрепший на речке студёной
Словно как тающий сахар лежит;
Около леса, как в мягкой постели,
Выспаться можно — покой и простор!
Листья поблёкнуть ещё не успели,
Жёлты и свежи лежат, как ковёр.
Славная осень! Морозные ночи,
Ясные, тихие дни…

Несжатая полоса

Поздняя осень. Грачи улетели,
Лес обнажился, поля опустели,
Только не сжата полоска одна…
Грустную думу наводит она.
Кажется, шепчут колосья друг другу:
«Скучно нам слушать осеннюю вьюгу,
Скучно склоняться до самой земли,
Тучные зёрна купая в пыли!
Нас, что ни ночь, разоряют станицы[17]
Всякой пролётной прожорливой птицы,
Заяц нас топчет, и буря нас бьёт…
Где же наш пахарь? Чего ещё ждёт?
Или мы хуже других уродились?
Или не дружно цвели-колосились?
Нет! мы не хуже других — и давно
В нас налилось и созрело зерно.
Не для того же пахал он и сеял,
Чтобы нас ветер осенний развеял?..»
Ветер несёт им печальный ответ:
— Вашему пахарю моченьки нет.
Знал, для чего и пахал он и сеял,
Да не по силам работу затеял.
Плохо бедняге — не ест и не пьёт,
Червь ему сердце больное сосёт,
Руки, что вывели борозды эти,
Высохли в щепку, повисли, как плети,
Очи потускли, и голос пропал,
Что заунывную песню певал,
Как, на соху налегая рукою,
Пахарь задумчиво шёл полосою.

Мужичок с ноготок (из поэмы «Крестьянские дети»)

Однажды, в студёную зимнюю пору
Я из лесу вышел; был сильный мороз.
Гляжу, поднимается медленно в гору
Лошадка, везущая хворосту воз.
И, шествуя важно, в спокойствии чинном,
Лошадку ведёт под уздцы мужичок
В больших сапогах, в полушубке овчинном,
В больших рукавицах… а сам с ноготок!
— «Здорово, парнище!» — «Ступай себе мимо!»
— «Уж больно ты грозен, как я погляжу!
Откуда дровишки?» — «Из лесу, вестимо;
Отец, слышишь, рубит, а я отвожу».
(В лесу раздавался топор дровосека.)
«А что, у отца-то большая семья?»
— «Семья-то большая, да два человека
Всего мужиков-то: отец мой да я…»
— «Так вон оно что! А как звать тебя?» — «Власом».
— «А кой тебе годик?» — «Шестой миновал…
Ну, мёртвая!» — крикнул малюточка басом,
Рванул под уздцы и быстрей зашагал.

Мороз-воевода (из поэмы «Мороз, Красный нос»)

Не ветер бушует над бором,
Не с гор побежали ручьи —
Мороз-воевода дозором
Обходит владенья свои.
Глядит — хорошо ли метели
Лесные тропы занесли,
И нет ли где трещины, щели,
И нет ли где голой земли?
Пушисты ли сосен вершины,
Красив ли узор на дубах?
И крепко ли скованы льдины
В великих и малых водах?
Идёт — по деревьям шагает,
Трещит по замёрзлой воде,
И яркое солнце играет
В косматой его бороде…
Забравшись на сосну большую,
По веточкам палицей[18] бьёт
И сам про себя удалую,
Хвастливую песню поёт:
«Метели, снега и туманы
Покорны морозу всегда,
Пойду на моря-окияны —
Построю дворцы изо льда.
Задумаю — реки большие
Надолго упрячу под гнёт[19],
Построю мосты ледяные,
Каких не построит народ.
Где быстрые, шумные воды
Недавно свободно текли —
Сегодня прошли пешеходы,
Обозы[20] с товаром прошли…
Богат я, казны не считаю,
А всё не скудеет добро;
Я царство моё убираю
В алмазы, жемчуг, серебро…»

* * * (из поэмы «Саша»)

В зимние сумерки нянины сказки
Саша любила. Поутру в салазки
Саша садилась, летела стрелой,
Полная счастья, с горы ледяной.
Няня кричит: «Не убейся, родная!»
Саша, салазки свои погоняя,
Весело мчится. На полном бегу
Набок салазки — и Саша в снегу!
Выбьются косы, растреплется шубка —
Снег отряхает, смеётся, голубка!
Не до ворчанья и няне седой:
Любит она её смех молодой…

Генерал Топтыгин

Дело под вечер, зимой,
И морозец знатный.
По дороге столбовой[21]
Едет парень молодой,
Ямщичок обратный[22];
Не спешит, трусит[23] слегка;
Лошади не слабы,
Да дорога не гладка —
Рытвины, ухабы,
Нагоняет ямщичок
Вожака с медведем[24]:
«Посади нас, паренёк,
Веселей доедем!»
— «Что ты? с мишкой?» — «Ничего!
Он у нас смиренный[25],
Лишний шкалик[26] за него
Поднесу, почтенный!»
— «Ну, садитесь!» — Посадил
Бородач медведя,
Сел и сам — и потрусил
Полегоньку Федя…
Видит Трифон кабачок,
Приглашает Федю.
«Подожди ты нас часок!» —
Говорит медведю.
И пошли. Медведь смирён,—
Видно, стар годами,
Только лапу лижет он
Да звенит цепями…
Час проходит; нет ребят,
То-то выпьют лихо!
Но привычные стоят
Лошадёнки тихо.
Свечерело. Дрожь в конях,
Стужа злее на ночь;
Заворочался в санях
Михайло Иваныч,
Кони дёрнули; стряслась
Тут беда большая —
Рявкнул мишка! — понеслась
Тройка, как шальная!
Колокольчик услыхал,
Выбежал Федюха,
Да напрасно — не догнал!
Экая поруха[27]!
Быстро, бешено неслась
Тройка — и не диво:
На ухабе всякий раз
Зверь рычал ретиво[28];
Только стон кругом стоял:
«Очищай дорогу!
Сам Топтыгин-генерал
Едет на берлогу!»
Вздрогнет встречный мужичок,
Жутко станет бабе,
Как мохнатый седочок[29]
Рявкнет на ухабе.
А коням подавно страх —
Не передохнули!
Верст пятнадцать на весь мах
Бедные отдули!


Прямо к станции летит
Тройка удалая.
Проезжающий сидит,
Головой мотая:
Ладит вывернуть кольцо.
Вот и стала тройка;
Сам смотритель[30] на крыльцо
Выбегает бойко.
Видит, ноги в сапогах
И медвежья шуба,
Не заметил впопыхах,
Что с железом губа,
Не подумал: где ямщик
От коней гуляет?
Видит — барин материк[31],
«Генерал», — смекает.
Поспешил фуражку снять:
«Здравия желаю!
Что угодно приказать:
Водки или чаю?..»
Хочет барину помочь
Юркий старичишка;
Тут во всю медвежью мочь
Заревел наш мишка!
И смотритель отскочил:
«Господи помилуй!
Сорок лет я прослужил
Верой, правдой, силой;
Много видел на тракту[32]
Генералов строгих,
Нет ребра, зубов во рту
Не хватает многих,
А такого не видал,
Господи Исусе!
Небывалый генерал,
Видно, в новом вкусе!..»
Прибежали ямщики,
Подивились тоже;
Видят — дело не с руки,
Что-то тут не гоже!
Собрался честной народ,
Всё село в тревоге:
«Генерал в санях ревёт,
Как медведь в берлоге!»
Трус бежит, а кто смелей,
Те — потехе ради[33],
Жмутся около саней;
А смотритель сзади.
Струсил, издали кричит:
«В избу не хотите ль?»
Мишка вновь как зарычит…
Убежал смотритель!
Оробел и убежал
И со всею свитой…
Два часа в санях лежал
Генерал сердитый.
Прибежали той порой
Ямщик и вожатый;
Вразумил народ честной
Трифон бородатый
И Топтыгина прогнал
Из саней дубиной…
А смотритель обругал
Ямщика скотиной…

Примечания

1

Гинуть — гибнуть.

(обратно)

2

Гуторить — разговаривать.

(обратно)

3

Купчиха — женщина, девушка, принадлежавшая к купечеству (зажиточному сословию в Российском государстве до 1917 г.). (прим. от OMu4'а)

(обратно)

4

Зипун — верхняя одежда у крестьян. Представляет собой кафтан без воротника, изготовленный из грубого самодельного сукна ярких цветов со швами, отделанными контрастными шнурами. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

5

Багор — железный крюк на багровище (шесте). (прим. от OMu4'а)

(обратно)

6

Озимь — поле, занятое озимыми культурами, а также всходы этих растений. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

7

Стречка (стрекача) дать — (иноск.) удрать, спасаться бегством. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

8

Тетеря — тетерев. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

9

Содом — (переносн.) беспорядок, шум, суматоха. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

10

Аршин — древний инструмент для измерения длины. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

11

Охра — природный пигмент цветом от светло-жёлтого до коричнево-жёлтого и тёмно-жёлтого. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

12

Сурик — сухое твердое химическое вещество для окрашивания и защиты ткани ярко-красного, с оттенком оранжевого цвета. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

13

Ландкарта — географическая карта.

(обратно)

14

Пильщик — рабочий, занимающийся пилкой, распилкой. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

15

Сайка — булочное изделие, традиционно изготавливаемое в России и на Украине. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

16

Ядрёный — чистый, свежий. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

17

Станицаздесь в смысле: стая.

(обратно)

18

Палица — здесь: посох. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

19

Гнёт — тяжесть, груз, накладываемый сверху, здесь: толстый лёд. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

20

Обоз (обвоз) — вереница (цепочка) подвод, повозок, саней, перевозящих грузы или людей. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

21

Столбовая дорога — большая проезжая дорога с верстовыми столбами (дорожные знаки, которые ставились на расстоянии версты (1,0668 км)). (прим. от OMu4'а)

(обратно)

22

Ямщичок обратный — В старину не было железных дорог, и путешественников возили ямщики на лошадях. Вдоль проезжих дорог были расположены почтовые станции. Ямщики возили проезжающих от своей станции до следующей и возвращались обратно; отсюда — «ямщичок обратный».

(обратно)

23

Трусить — бежать мелкой рысью (о лошади и других животных). (прим. от OMu4'а)

(обратно)

24

Вожак с медведем — В старину водили по городам и сёлам приручённых медведей, которые были выучены плясать и подражать людским повадкам.

(обратно)

25

Смиренный — смирный, выражающий покорность. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

26

Шкалик — половина чарки, около 60 мл. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

27

Поруха — здесь: неудача. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

28

Ретиво — бойко, живо. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

29

Седок — пассажир конного экипажа. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

30

Смотритель — должностное лицо, которому поручено заведывание чем-либо, здесь: станцией. (прим. от OMu4'а)

(обратно)

31

Барин-материк — барин особенно важный от слова «матерой», то есть крупный, большой.

(обратно)

32

Тракт — большая проезжая дорога.

(обратно)

33

Ради — рады.

(обратно)

Оглавление

  • Зелёный шум
  • Дедушка Мазай и зайцы
  • Крестьянские дети (из поэмы «Крестьянские дети»)
  • Накануне праздника (из стихотворения «Накануне светлого праздника»)
  • * * * (из стихотворения «Железная дорога»)
  • Несжатая полоса
  • Мужичок с ноготок (из поэмы «Крестьянские дети»)
  • Мороз-воевода (из поэмы «Мороз, Красный нос»)
  • * * * (из поэмы «Саша»)
  • Генерал Топтыгин
  • *** Примечания ***