КулЛиб электронная библиотека 

Турнир [Роман Пастырь] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Роман Романович Ловец знаний 4. Турнир

Пролог

Сарко Тон сидел на парапете второго этажа поместья и подкидывал нож, наблюдая за тем, как воины клана расходуют силы на утренней тренировке.

— Скукота, — протянул он, подбросил серебряный нож и поймал его.

— Не хочешь спуститься к ним? — сзади подошла сестра Сарко, Эмма.

— Скукота, — качнул головой брат.

— Для тебя всё скукота. Но, кажется, матушка нашла интересное задание.

Сарко лениво приподнял бровь и перестал подбрасывать нож, повернувшись к сестре.

— Пора собирать дань, — пояснила Эмма. — Раз в десять лет, срок пришёл.

— Так пусть собирают. Я здесь при чём?

— Матушка велела отправиться тебе и провести отбор.

— Одному? — прищурился Сарко.

— Одному.

— Скукота. Не хочу ехать в глушь.

— Тебя никто не спрашивает, — фыркнула сестра и сложила руки на груди. — Отправляешься через месяц.

— Чего тогда ты так рано пришла? — возмутился парень.

Эмма ничего не ответила, развернулась и ушла.

Глава 1. Старый сосед

Темный Герцог, он же противный, древний старик, смотрел на меня взглядом победителя.

— Привет, старый хрыч, давно не виделись, — сказал я ему, ничуть не впечатлившись внезапным появлениям.

Это рано или поздно должно было произойти. Слишком уж незавершенным вышло наше знакомство, как и прощание.

Встретились мы во внутреннем пространстве духа. Насколько мне известно, есть ещё внутреннее пространство разума и души, но это другое. По сравнению с тем, что было в первый раз, пейзаж сильно изменился. Вместо разрушенных островков личности паренька, чье тело мы оккупировали, упорядоченные структуры, что висели вокруг нас гроздьями пульсирующих камней, опутанных лианами.

— Чего надо? — спросил я, разрушая тишину.

Старик он… Я ожидал, что как-то разозлится на мои слова, но этого не последовало. Да и взгляд его… Он был слишком понимающим. Будто Герцог хорошо меня знает и способен предсказать любые слова, поэтому его и не удивила дешевая провокация. Он просто наблюдал за мной, про себя радуясь какой-то своей победе.

— Ты прав, я хорошо тебя изучил. Всю твою память, с момента рождения. От и до, каждую секунду, час и день.

— Скучно тебе не было, — ответил я медленно, прикинув, как именно он читает мои мысли.

— Это легко. У меня есть доступ к твоей памяти и сознанию. Всё, что ты видишь, чувствуешь и слышишь, доступно и мне.

— Как благородно с твоей стороны, что рассказал. Драться будем?

Первая растерянность прошла. Дальше болтать я не видел смысла, если он хочет захватить тело, то…

— Это тело можешь оставить себе.

— Да ладно, — не поверил я. — Тогда чего хочешь?

— Лучше я подожду, пока ты сам сделаешь выводы.

Старик создал себе деревянный стул и присел на него, выжидающе уставившись на меня. На всякий случай я ещё раз всё осмотрел, ожидая подвоха. Но либо я его не видел, либо ничего не было.

Хм… Древний старик, в прошлом один из сильнейших практиков трёх герцогств, с которым даже Кристиан не мог справиться, не захотел сдаваться под гнётом старости и возжелал заполучить молодое тело, чтобы начать сначала. Но тут появился я и помешал ему. После чего Темный Герцог затаился на несколько лет и появился только сейчас.

Почему сейчас?

Это первый вопрос, над которым я задумался. Причин задержаться у него полно. Но думается мне, всё дело в том, что я его атаковал и… Не убил, но ранил и он отключился на неизвестно какое время. Если не врёт про то, что изучил всю мою жизнь, во что я не особо то и верю, слишком большой объём информации, пусть я и молод, то как минимум год-два он бодрствует.

Старик никак не выдал того, что видит эти мои мысли. Зато предыдущие услышал…

— Каждую мысль, — кивнул старик, насмехаясь.

Он явно пребывал в приподнятом настроении и поглядывал на меня с живым интересом.

Вернуться из отключи он мог по-разному. Как полностью здоровым, в смысле с целым духом, так и… Частично разбитым.

— Второе, — ответил он на незаданный вопрос. — Это отдельная причина для моей ненависти к тебе, но прошло достаточно времени, чтобы я успокоился. Продолжай, — покровительство махнул он рукой.

Старик, мы не так долго знакомы, но ты уже меня бесишь.

На это Темный Герцог плотоядно улыбнулся.

Если не обманывает, а врать он может специально, чтобы направить мои мысли в нужную сторону… То произошло нечто такое, что позволило ему выйти со мной на связь. Или не позволило, а сделало появление целесообразным.

Очевидных причин не так много и главная из них — эссенции пустоты. Сосредоточившись, я настроился на ощущение пустого ядра и чуть не присвистнул. Оно было в куда лучшем состоянии, чем я ожидал.

— Считай это моим подарком, — хмыкнул старик.

Да, конечно. Так я и поверил, что это подарок. Получается, развитие пустого ядра — одно из условий, чтобы меня сюда вызвать и… И чтобы что? Чтобы старик получил некую автономность и усилился? Вполне возможно. Пустой путь был связан с духами, призраками и нематериальным, а значит, близок по состоянию к дедку.

— Я дух, а не призрак, прошу не путать, — оскорбился он.

Дерьмо-то какое. У меня на пустой путь были большие планы, а получается, что эта дорога закрыта.

— Наоборот. Ты углубишься в пустой путь. Это будет одним из моих условий.

— Условий для чего, старик?

— У меня имя есть. Гранд Сарвайский. Не обязательно называть стариком. Это, знаешь ли, невежливо.

— Я не слышал ничего хорошего про тебя. Многие считают Темного Герцога тем ещё мудаком. Так с чего бы мне заботиться о твоих чувствах?

— А вот это самое интересное, до чего ты ещё не дошёл.

Что тут доходить. Если старик показал себя, значит, уверен в том, что у него появился рычаг давления на меня. Но не абсолютный, иначе бы он просто захватил тело.

Предположу, что путь пустоты дал ему преимущество. А моё преимущество… В пути воли? Это ядро я тоже смог укрепить и сейчас в битве за тело чувствовал бы себя куда увереннее.

— Шансы победить меня один к десяти, — сказал он.

Во что я тоже не поверил. Как и во все свои выводы. Если у него и правда есть доступ к моей памяти, он мог просчитать весь ход мыслей.

Пока единственное, что подтверждает его слова, — это то, что он не напал на меня. Так-то, как бы я ни старался выдумать повод, нет никакого смысла оставлять тело другому человеку, доверяя ему тем самым свою жизнь.

— Именно, — выставил в мою сторону палец старик. — Я очень надеюсь, что ты не убьешься. Шансов на это маловато, к сожалению, — вздохнул он.

— Так чего же ты хочешь, Гранд?

— Того, что будет выгодно нам обоим.

Невольно я отметил, насколько спокойно и расслабленно он себя ведет. На провокации не реагирует, нападать не хочет, спокойно ждёт, когда я сам до всего додумаюсь.

— А конкретнее?

Кажется, в этом мире все поголовно любят общие слова.

— Первое — чтобы ты нашёл мне подходящее тело.

Ого.

— Звучит интригующе. Ты хочешь свалить из моего?

— Да. У тебя есть шанс полностью меня победить, но это маловероятно. Куда выше вероятность, что мозг и нервная система будут повреждены в ходе боя. В этом случае мы оба окажемся заперты в теле умственно отсталого инвалида, ни на что не способного.

Ах вот оно что. Тогда понимаю. И правда, любой неосторожный шаг может уничтожить что-то важное. Но как же старик словами любит играть. Говорит, что шансы у меня победить один к десяти, забывая упомянуть, что его шансы не факт, что выше. Может, тоже один к десяти. А остальное выпадает на долю общего поражения.

— Проще разойтись полюбовно, — кивнул Гранд.

— Звучит и правда взаимовыгодно.

— У меня было время подумать, как всё провернуть.

— Допустим, — согласился я. — Но какое тело подходящее?

— Крепкое, талантливое, закаленное, с предрасположенностью к темному пути. У тебя, к сожалению, эта предрасположенность оказалась минимальной. Что меня никоим образом не устраивает.

— Это ведь первый пункт в списке твоих желаний?

— Остальное — частности, — оскалился старик.

В этот момент я понял, почему его называли Темным Герцогом. Он и правда внушал ужас, одним своим видом.

— Я хотел бы услышать детали.

— Ты должен и дальше развивать пустой путь. В этом я тебе помогу. Это второй пункт. Третий — ты должен будешь кое-кого убить.

— Кого же?

— Кристиана Изгоняющего.

Не удержавшись, я рассмеялся.

— Кажется, ты сбрендил на старости лет. С чего бы мне его убивать? Да и захоти я этого, силы слишком неравны.

— При моём обучении через два месяца ты сдашь на элиту. Ещё через полгода — станешь одним из лучших. Тогда и об убийстве можно будет поговорить.

— Я не буду его убивать.

— Почему?

— Он мне ничего не сделал.

— Ты так уверен? — старик подался вперед. — Кристиан Изгоняющий, — протянул он величаво, — великий воин. Надежда и опора герцогства. Также он мой заклятый враг. Ты не думал, почему я выбрал тело именно этого мальчика?

— Случайно? — я знал, что это не так. Понял, когда старик заговорил.

— Нет. Ты и сам уже догадался. Это тело сына Кристиана.

— Верится с трудом, но ты продолжай, старик. Интересно послушать, что ты скажешь.

Мне не хотелось принимать его слова на веру. Но в глубине души я знал, что этот разговор не оставит меня равнодушным.

— Пройдет пара лет — и ваше сходство станет очевидным.

— Если он мой отец, это не повод его убивать, — ответил я с насмешкой.

— А ты сначала выслушай, — почему-то старик был уверен, что его рассказ всё изменит. — Если Кристиан настолько благородный и правильный, то почему женщина, родившая ему сына, бросилась в бега? Почему он её не нашёл? Почему ему было плевать? С его-то возможностями на землях герцогства он мог отыскать её в любое время.

— На то может быть сотня причин.

И ведь не факт, что я действительно его сын. Точнее, не я, а это тело. Мда… Одна путаница с этими перемещениями.

— Одна из которых в том, что Элиза никогда не любили Кристиана.

— Ты говоришь это с такой уверенностью, будто свечку держал.

— Я в курсе той истории. Она начинается задолго до твоего рождения. Видишь ли, я прожил почти сто пятьдесят лет. А Кристиан — всего пятьдесят. Он стал моим врагом не так давно. У долгой жизни есть особенности. Я никогда не хранил целибат. Не буду врать, женщин у меня было много. Как и детей. Одну из дочерей ты знаешь.

— Она не лучшего мнения о тебя.

— Я в курсе, — сухо ответил старик.

Ну да, у него ведь доступ к моей памяти.

— Кая одна из последних моих детей. Но были и другие. Лет семнадцать назад у меня был внук. Непослушный, упрямый, со своим мнением. Тогда между нашими герцогствами царило затишье. Почти что мир. Границы открыты, можно было свободно путешествовать. Чем мой внук и пользовался. В одном из странствий он познакомился с Элизой и влюбился в неё.

— Чувствую, дальше начинается драматическая часть истории.

— Верно, — кивнул старый герцог. — Кристиан убил моего внука. Изнасиловал Элизу. Поигрался и бросил. Это стало поводом для начала войны, которая продлилась шесть лет. Отомстить я не смог, потому что был слишком стар, а Кристиан как раз набрал немалую силу. Ему было плевать на Элизу, поэтому он и не знал, что она понесла.

— Почему же она тогда не отправилась к вам?

— А как бы она прошла через границу во время войны? Да и не знала она, чьего внука полюбила. А если бы знала, сомневаюсь, что рискнула бы просить помощи. Репутация у меня была специфическая.

— Неужели эта история — главная причина ненависти по отношению к Кристиану?

— Нет, — герцог снова оскалился, отчего морщины на его лице растянулись, обтягивая череп. — Поводов хватает. В конечном счёте он перебил всех моих потомков и сжёг мой замок, захватил земли.

— Всех, кроме одной.

— Кроме одной, — улыбнулся Гранд. — Можешь не опасаться. Я не буду преследовать Каю. Она доказала, что достаточно взрослая, чтобы отправиться в свободный путь. Просить защищать её тоже не буду. И так знаю, что ты ради неё пойдешь на всё.

— После того, как она бросила меня? — на этот раз усмехнулся я.

— Не ври себе, парень. Ты до сих пор её не забыл.

— Это неважно, старик. Кая сбежала, и это хорошо, учитывая, что ты не сдох.

На это старик лукаво улыбнулся. Будто знал куда больше, чем я.

— Твой рассказ меня впечатлил, но не особо удивил. Прославленный воин, который изнасиловал женщину? Бывает и не такое.

— Разве тебе не хочется отомстить ему за свою мать?

— Ты знаешь, кто моя мама. И мстить я буду совсем другому… существу.

— Да-да, ты хочешь разобраться с настоящим богом, — старик расхохотался. — Но разве ты не корил себя за смерть Элизы? Пусть ты и заглушил чувство вины, но оно до сих пор живёт внутри тебя. Уж я-то знаю. Убить Кристиана — верный способ почтить её память.

— Твои игры меня не впечатляют. Уж Элиза бы точно не хотела, чтобы я убил кого-то.

— Верно. Она была добрым человеком. А ты? Добрый? Что, кроме страха, мешает тебе прикончить Кристиана?

— Как минимум нежелание идти у тебя на поводу. Если так хочешь, сам разбирайся. К тому же… Ты подаешь историю так, как выгодно тебе. Но, если ты весь такой праведный, что же сам не помог Элизе? Помог бы, забрал бы к себе. Глядишь, была бы жива. Да и, раз уж на то пошло, ты тело своего внука захватил. Иначе говоря, убил его.

— Так и было, — не стал он спорить.

— Это не красит тебя. Ты похлеще Кристиана будешь.

— Это действительно так. Что не отменяет моего желания убить его.

— Так сам и убивай. Выбирайся из тела и делай что хочешь.

— Может, так и сделаю. Но кто знает, как история сложится, — оскалился он. — Видишь ли, подходит срок для одного важного события, за которое и будет вестись борьба. Ты пока не понимаешь, о чём идёт речь, но я расскажу, не переживай. Причины у этой войны куда сложнее и глубже, чем кажется. И войска сидят у гор не только из-за пустых ночей.

— Старик, я давно научился справляться со своим любопытством. Придумай что-нибудь получше, если хочешь задеть меня, — развеселился я.

— Ты плохой лжец, — посмотрел он на меня серьезно. — А я мастер темного пути. Все твои эмоции и чувства для меня как открытая книга. Ты не хочешь верить в мой рассказ из-за упрямства. Но эта история легко проверяется. В конце концов, ты можешь задать вопрос и самому Кристиану.

— Если я его сын, он меня никогда не признает.

— Верно. Потому что ты угроза его светлому образу, в который так верят наивные люди. Те, кто не в курсе истинной подоплеки. Вот тебе ещё вопрос на подумать. Если Кристиан сильнейший, почему не он правит? У Герцога столько на него компромата, что хватит утопить. Но это незачем. Он потакает его слабостям и прикрывает. Кристиан может давать волю своим демонам, не опасаясь последствий.

— Если он такой плохой, то проще всего ему избавиться от меня.

— Тебя отпустили в горы, в пустую ночь. Одного, — засмеялся старик. Его этот разговор откровенно забавлял. — Сдохни ты здесь, не правда ли, это было бы удобно?

Дерьмовенько… Если всё так, то моё положение совсем другое. Не такое, каким я его видел.

Проклятый старик. Поселил во мне сомнения.

— Ты злишься, но разве у твоего народа невежество не является грехом?

— А ты, значит, уничтожаешь это невежество, — зло процедил я.

— Именно так. Разве ты не заметил, как моё влияние усиливало тебя? Или всерьез думал, что все достижения — исключительно твоя заслуга?

В качестве демонстрации старик повёл рукой и создал образ моего энергетического тела. Ядра внутри него тоже были. А ещё тень самого старика, что просачивалась внутрь и была связана сразу со всем.

— Это не помощь, а паразитирование, — ответил я.

— Тем выгоднее тебе помочь мне выбраться.

— Насчет того, чтобы найти тебе тело, ещё можно подумать. Но обойдемся без убийств.

— Как же ты тогда собираешься искать тело? На рынке? — придавил меня взглядом Герцог.

Пусть давит, сколько хочет.

— Сейчас ты решил тянуть время, — поскучнел старик. — Но просто уйти я тебе не могу позволить. Нужно договориться и кое-что сделать.

— Что же?

— Усилить тебя, бестолочь. Чем сильнее ты вернешься, чем полезнее станешь, тем меньше шансов, что Кристиан захочет избавиться от тебя раньше времени.

— Ущербная логика. Польза подразумевает, что меня будут использовать, а значит, и посылать в опасные места.

— Верно, но чем больше силы, тем выше шансов выжить.

И не поспоришь ведь.

— Тогда что ты предлагаешь? — всё же спросил я.

Старик прав. Прямо сейчас я не хочу с ним драться, но и давать какие-то обещания тоже. Он это понимает и, кажется, долго удерживать здесь не собирается.

Опасный противник. Хотя бы потому, что досконально меня знает и читает мысли.

Эту битву он выиграл. Победит ли в нашей войне — посмотрим.

— Мы друг другу не враги, — спокойно возразил старик. — Твоя ненависть ко мне связана со страхом и с тем, что рассказывала Кая. Дети часто видят родителей искаженно.

— Хочешь сказать, что был хорошим отцом?

— Она выжила. Стала сильной. Разве этого мало?

— Любовь и забота, видимо, не твоя сильная сторона.

— Чем я отличаюсь от твоей матери? — заглянул он мне в глаза. — Ты её боготворил, ну и что толку? Из-за твоей слабости выжил только ты, но не она.

— Заткнись, — прорычал я.

— Весь этот разговор, твои сомнения по поводу Кристиана — это пустое, — не обратил он на мою злость внимания. — У меня есть кое-что, что изменит твоё отношение.

— Не пытайся подкупить меня, старик.

— Мы оба знаем, что уже купил. С потрохами. Потому что я могу тебе рассказать, что такое настоящее знание.

Меня обдало жаром. Это было не просто слово. Оно вибрировало, и казалось, что я его даже расслышать полностью не смог. Но то, сколько силы в него было вложено, заставляло почувствовать себя ничтожно слабым.

Старик говорил не про информацию. Не про учение. Не про знание. Нет, он говорил именно про ЗНАНИЕ. Истинное и абсолютное.

Звучащая в нём сила манила обещанием, что я смогу приблизиться к своей цели. Отомстить за маму.

И что-то я уже не уверен, что не буду плясать под дудку старика. Если он и правда предложит что-то ценное, то… В конце концов, Кристиан мне никто.

Глава 2. Возвращение

Очнулся я на том же месте, в ущелье, рядом с Резано. Ровным счетом ничего не изменилось. Разве что солнце скрылось и наступил вечер. Ещё не темная ночь, но скоро и она придёт.

Мышцы затекли, раны тихонечко ныли, а сам я промерз так, что зубами застучал, стоило очнуться. Кажется, в горах прошёл дождь, пока я в отключке валялся. Иначе как объяснить, почему обнаружил себя в луже. Да и Резано притопило. Не дело это. Надо исправлять.

— Эй! — пнул я Резано ногой. — Хватит дрыхнуть!

— А?! — дернулся парень.

— Просыпайся, говорю. Не шуми только. А то мало ли кто рядом ходит. Могут и услышать.

Резано приподнялся и сел. Недоуменно уставился на отсутствующую руку. Скосил взгляд и нашёл то, что сам себе и отрубил. Руку, в смысле. Мы её с собой прихватили, и она недалеко лежала, в грязи и воде. Лично я не видел смысла её тащить. Очевидно же, что с ней ничего не сделать. Рука успела почернеть и выглядела так, будто её от протухшего трупа оторвали.

— Как себя чувствуешь? — спросил я.

— Бывало и лучше. Но умирать вроде не собираюсь. Ты принял эссенции? — увидел он мешок рядом со мной.

— Да.

— Возьми мои.

— С чего бы это?

— Мне теперь ни к чему, — сказал он спокойно.

— Херня. Жри свою порцию.

— Эрано…

— Иначе я забью тебе их в глотку, аристократический ты придурок.

— Без руки я не боец.

— Значит, отрастишь новую или научишься драться чем-то другим.

— Ногами?

— Если потребуется, то и задницей.

Резано хмыкнул и приободрился. Удивительная сила духа. Сам я не уверен, что спокойно бы перенёс потерю. Хотя кто знает. Сейчас у меня появились задумки, как решить его проблему и вернуть парня в строй.

Пока он возился с эссенциями и поглощал их, я достал еду и флягу с водой. Мои раны затянулись, оставалось подпитать себя, чтобы полностью восстановиться.

Это бесило, потому что исцеление отчасти было заслугой Темного Герцога, будь он проклят во веки веков.

«Не дождёшься», — прозвучала в голове чужая мысль.

Урод. Наша с ним связь укрепилась, после того как мы заключили договор.

Сергиус не рассказывал про то, как вербовать. Бывший наставник как хорошо заточенный кинжал. Неплохо режет, когда надо, но чего-то большего от него не стоит ожидать. Сложная игра не его уровень. Другое дело ловцы знаний, что столетиями учились внедряться в общество и добывать информацию. Они знали, что такое вербовка и как получить что хочешь от того, кто настроен против тебя.

Цель надо есть по кусочкам. Сначала дать или уговорить отдать что-то малое. В нашем случае это стало информацией и усилением пустого ядра. Я и мечтать не мог, чтобы с принятой дозы эссенций выйти на такой уровень. Н-да, удивится Давид, ох как сильно удивится. Да и все остальные, когда увидят, что я теперь могу.

Ещё старик показал внутреннюю практику по укреплению тела, а заодно и исцелению полученных ран. Такого я не видел. Встречал лишь жалкие подобия, которые до этого казались чем-то выдающимся. Сам я пока не готов к таинствам подобного уровня. Несколько недель придётся тренироваться, чтобы повторить.

Сладенькое проглочено, и пока старик ничего за это не потребовал. По счетам придётся платить позже.

— Когда выступаем? — спросил Резано.

— Сейчас и пойдем. Надо сменить место и разведать, что вокруг. Спешить нам некуда, поэтому будем идти, как получится.

За ночь много не прошли. Половину времени Резано потратил на медитацию и освоение эссенций. Я в тот момент бегал по окрестностям и смотрел, есть ли следы рядом. Никто к нам не пожаловал, но это не значит, что так будет и дальше.

Перед утром устроились на привал. Лично я почти не отдыхал, тренировался. Резано хуже пришлось. Его то и дело бросало в жар, поэтому парень много медитировал, чтобы не подохнуть. Ему нужна нормальная медицинская помощь, и неделю бы отлежаться, но кто же это позволит посреди гор?

Так и шли дальше. Надеясь, что беды обойдут стороной.

***

Когда добрались до лагеря, Резано я тащил на себе. Оба грязные, бледные, мы не походили на бравых воинов, вернувшихся с победой. Да и не уверен я, что нас узнали в таком виде. Сразу два патруля встретили и не хотели пропускать, пока к нам лично Сергиус не подошёл. Точнее, подошёл Сергиус, а параллельно с ним ещё один офицер, который дал добро на пропуск.

— Вы добыли эссенции? — спросил он.

— На этот вопрос я готов отвечать только Давиду Пустому.

— Тогда я провожу, — кивнул мужчина, не став спорить.

— Мне нужно поговорить с учеником, — вмешался Сергиус, который до этого тихо в стороне стоял.

Когда ему надо, так я ученик сразу. А когда не надо, так всё, закончилось обучение. Старый лис.

— Эрано, — посмотрел на меня Сергиус, когда я приблизился.

Резано так и висел у меня на плече. Никто не подошёл, чтобы оказать ему помощь. Да мы и не просили.

— Кая вернулась.

Я посмотрел на Сергиуса и не сразу разобрал, что он сказал.

— Кто вернулся? — тупо переспросил я.

— Кая. Она сейчас на площади. Связанная. Не делай глупостей.

Я прикрыл глаза, осмысливая услышанное.

Где-то внутри захохотал древний старик.

— Наставник, — сказал я спокойным голосом. — Можно вас попросить взять моего друга, эссенции и отнести их к Давиду? Как видите, Резано пострадал, ему не помешает помощь.

— Может, тогда его лучше к семье?

— Не надо. Пусть Пустой суетится. Передайте ему, что я расплачусь.

— Эрано… — по моим глазам Сергиус всё понял.

— Я разберусь, наставник. Не переживайте.

А вы, как я вижу, не особо-то и переживали, если Кая до сих пор… кхм… связанная.

Твою-то мать. Как ты влипла, подруга?

Вся брава, которую я выдавал перед Темным Герцогом, вмиг улетучилась. Неужто знал, что она вернется прямо сейчас? Да нет, не верю. Так совпало.

— Проблемы? — спросил Резано, когда я передавал его на руки Сергиусу. Выглядел парень плохо. Взгляд мутный, а тело горит. Заражения не было, но мало ли, чем его отравили. — И кто такая Кая? Твоя девушка?

— Я вас познакомлю. Позже, — пообещал я, перехватил копье и отправился на площадь.

***

Пока шёл, мысли проносились с бешеной скоростью. Разум выхватывал отдельные фразы из того, о чём говорили солдаты. Темная ночь… Славная добыча… Безумная девчонка…

Площадь, которую упомянул Сергиус, могла быть только одним местом — тем, что возле ям. Если солдат провинился, его отправляли туда. В шестиметровый колодец, холодный и темный, где сидели согласно степени провинности. Могли на пару суток бросить, могли на неделю, ещё и плетей добавить. Не знаю, насколько это частое событие. Как-никак, в лагере одна элита и с дисциплиной они знакомы.

Также рядом с ямами находились позорные столбы и клетки. Видел их, когда гулял и искал Церена. Зачем они там, тоже непонятно. Пленных если и ловили, то уводили в более защищенные казематы, находящиеся недалеко от штаба, под землей. Но об этом лучше было не узнавать.

На площади собралась небольшая толпа. Когда я подошёл, картина сложилась в моей голове. Вчера была темная ночь, когда Кая и появилась. Сомневаюсь, что она пришла тихо-мирно. Зная её, скорее прорвалась из темного мира. Это бы объяснило, где она пропадала.

По мере приближения к площади, становилось сложнее пройти. Пришлось поработать локтями, чтобы пробиться к самому центру. Там была свободная площадка, а Кая висела, полураздетая, перевязанная веревками в несколько слоев и подтянутая за руки. Когда я вышел на площадку, какой-то бородатый солдат как раз замахивался, чтобы ударить её.

Сам не знаю, как оказался рядом. Солдат отлетел, а я направил на него копье.

— Тронешь, убью.

В тот момент какая-то часть моего сознания воспринимала происходящее отрешенно, наблюдая словно со стороны. Другая же часть — основная — кипела от гнева.

— Ах ты… — рыкнул солдат и вскочил.

— Хватай его!

— Что он себе позволяет?!

— Они в сговоре!

— Сейчас и узнаем, что за баба!

Крики доносились со всех сторон. Солдат вскочил и бросился на меня. Закрутив копье, ткнул его тупым концом в грудь. Он не успел среагировать и на этот раз отлетел куда дальше, врезавшись в толпу, что его подхватила.

Вслед за этим остальные стали обнажать оружие. В меня направили десятки копий.

Вперед вышел Сига. И он здесь.

— Парень, тебе солнце голову напекло? Что творишь?

Вышел он без оружия и спокойно уставился на меня.

— Толпа мужиков глумится над беззащитной девкой? — глянул я на него. — Хороши, ничего не скажешь.

— Эта девка ушатала группу Косого, — бросил Сига взгляд на того мужика, что отлетел от меня пару раз и всё порывался броситься, чтобы взять реванш.

— Убила кого-то?

— Эй, Косой, — глянул на солдата Сига. — Твоих убили кого?

— Убью, обоих! — прорычал он в ответ.

Выставив копье, очертил линию вокруг себя, давая понять, что, если кто приблизится, буду бить насмерть.

Неизвестно, чем бы это кончилось, но собравшиеся как-то резко охладились. Невозможно иначе, когда тебя придавливает к земле и появляется ощущение меча у горла. Солдаты расступились, пропуская Кристиана вперед. Изгоняющий наконец-то решил разобраться, что здесь за бардак происходит.

— Эрано, опусти копье, — приказал он мне, буравя взглядом.

— Не раньше, чем эту женщину отпустят.

Я сам не ожидал от себя столь наглого ответа. Но в тот момент моё тело отказалось бы слушаться, попробуй я опустить оружие.

По толпе пробежались шепотки. Кто-то сразу похоронил меня.

Сам Кристиан ничего делать в ответ на мою дерзость не стал. Зато сделал пришедший с ним солдат.

Он схватился за рукоять меча, и давление усилилось десятикратно. Я резко выдохнул, почувствовав, как стискивает тело, как трещит покров. Копье дрогнуло и пошло вниз, но усилием воли я заставил его вернуться обратно.

Солдат хмыкнул и обнажил лезвие на ширину ладони. Давление выросло ещё на порядок. Остатки одежды на мне пошли трещинами, броня стала расползаться, на коже выступили потёки крови. Копье показалось весом с гору.

И тут что-то внутри меня переключилось. Копье сбросило тяжесть и придало сил. Я распрямился и с вызовом уставился на атакующего солдата.

В тот момент мозги напрочь отказали, и я был готов броситься на окружающую армию.

Лезвие вышло ещё на несколько сантиметров, и я сменил стойку. Зрение моргнуло, и я увидел, как две силы давят друг на друга. Это было что-то незнакомое, но привычное и родное. Сила меча столкнулась с силой копья, и обе не хотели сдаваться.

— Хватит, — голос Кристиана прозвучал тихо, но от этого не менее внушительно.

А вместе с ним обе силы исчезли, будто их сдуло потоком ветра. Исчезновение было столь внезапным, что меня качнуло.

— Эрано, ты знаешь эту женщину?

— Это Кая. Мы вместе обучались. Если она никого не убила, не вижу причин для того, чтобы её подвешивали, как псину, и избивали.

— Она напала на наш отряд, господин, — вышел вперед Косой. — В темную ночь. Появилась из ниоткуда и атаковала. Мы её вырубили, дослужили ночь и вернулись сюда.

Врёт. Как минимум искажает факты, но скорее врёт. Не верю я, что они справились бы с Каей, ещё и пленить её смогли. Почему-то не верю, хоть убейте.

Солдат с мечом, а, по слухам, это правая рука Кристиана, наклонился к нему и что-то прошептал. Губы он прикрыл рукой, и весь звук как отрезало. Я чувствовал лишь помехи, а что за ними, распознать не мог.

— Эрано… — раздался тихий, вполне уверенный и адекватный голос позади меня, — дерьма сурха тебе в глотку. Опять ты.

— Рад тебя видеть. Паршиво выглядишь, — ответил я Кае, не оборачиваясь. — Правда, что эти недоумки тебя уделали?

— Я отключилась. Случайно вышло. Если бы не это, прибила бы их.

— Нахрена ты вообще полезла?

— Психанула. Зря заступился. Я сама разберусь.

А дальше Кая не придумала ничего лучше, чем усугубить ситуацию.

Я не удержался, обернулся и увидел, как она подтянула ноги кверху, согнулась, уперлась в столб и резко выпрямилась, ломая цепи и разрывая веревки вокруг тела. Сила толчка была настолько велика, что столб отогнуло назад. Сама девушка кувыркнулась, перепрыгнув меня, и приземлилась на землю прямо рядом с тем мужиком, что избивал её.

— Слышь, придурок, — рявкнула она на него. — А сейчас ударить слабо?!

Слова сопровождались ударом лба в нос. Почему-то воин отклониться не смог, и его буквально впечатало в землю. Лицо солдата оказалось разбитым всмятку. Кровь попала на Каю, и она облизнулась, обведя всех вокруг взглядом.

— Кристиан! — прокричала она. — Тебе нужны хорошие воины?! Если да, готова сдать экзамен на элиту прямо сейчас. Если среди этих недоумков найдётся пара тех, кто рискнёт выйти против меня!

Как заставить ненавидеть себя весь лагерь за десять секунд. Автор пособия — Кая, дочка Темного Герцога, отбитая наголову дура.

«Эмоции…» — раздался в голове голос упомянутого Герцога.

Ах да… Темные практики способны питаться чужими эмоциями. Бойцы, что почувствовали ненависть по отношению к наглой девушке, лишь усилят её.

Но Кая и правда дура. А ещё не в себе. Взгляд у неё слишком безумный. Она не соизмеряет, против кого выступила.

— Господин, — я вышел вперед и поклонился Кристиану, что выглядело дико на фоне моей наглости минуту назад, — позвольте проучить эту слабоумную. Я сам сражусь с ней, не будучи элитой. Если она не сможет победить меня, то и экзамен ей рано сдавать. Также я готов взять всю ответственность за её действия и лично проследить за соответствующим наказанием за неподобающее поведение.

В который раз по толпе пробежали шепотки. Кто-то рассмеялся, а кто-то, наоборот, пожелал мне провалиться.

— Какое же наказание ты считаешь для неё подходящим?

Внешне Кристиан спросил это нейтральным голосом, но я видел, что ситуация начала его забавлять. Того и добивался — чтобы неприятность превратилась в фарс. Пусть лучше солдаты смеются, чем ненавидят.

— Не лезь! — гневно потребовала Кая, смотря на меня с возмущением.

Я распрямился и нашёл взглядом знакомого. Далеко он не ушёл.

— Сига! Одолжи ремень!

Пара секунд тишины — и раздался хохот. Сига тоже посмеялся. Стянул ремень и кинул мне. Я поймал и показал Кристиану.

— Задница у неё крепкая, но и бляха у Сиги что надо.

— Это и будет наказанием?

— Да. Ещё я откажусь от копья. У Каи нет оружия, это было бы нечестно.

Кристиан кивнул. Он понял, что я овладел внешним таинством копья, когда мы бодались с его правой рукой. Отказаться от оружия после этого — это пренебречь очень веским козырем.

— Кая, — повернулся я к девушке.

А та… Её светлые волосы почернели и извивались, как змеи. Глаза тоже заволокло тьмой.

— Убью, — прошептала она.

В ту же секунду на меня обрушился таранный удар эмоциями. Кая создала копье из тьмы и кинулась вперед.

Она почти коснулась меня…

Почти…

Призрачные руки вырвались из моей груди, отбили её копье и схватили девушку за горло. Перекинув её через себя, я впечатал Каю в землю. Упала она что надо, отставив задницу. Сам не ожидал, что так удачно получится.

По этой заднице она и получила.

***

— А он возмужал, — довольно шепнул Церен, стоя рядом с Сергиусом.

Оба наблюдали за разборкой двух молодых практиков. Эрано отбивался призрачными руками, а Кая… Она подавляла тьмой, что не особо ей помогало.

— Как и она, — тихо ответил Сергиус. — Почему ты это допустил?

— Что именно?

— Направил туда Эрано. Я сам хотел вытащить девчонку.

— Потому что, — ответил Церен.

— И всё же.

— Хотел посмотреть на парня, разве непонятно? Да и на эту безумную тоже. Надо же знать, с кем якшался мой ученик. Удивительно, какие таланты тебе попались. Где ты, говоришь, их нашёл?

— Это вышло случайно.

— Ну да, ну да, — хмыкнул Церен.

Громыхнуло особо сильно, и бой закончился.

— Что-то она быстро отключилась. — Церен недовольно покачал головой. — Но по заднице три раза отхватила.

— С ней что-то не так, — ответил Сергиус. — Она не в себе и нестабильна.

— И твой парнишка не позволил ей наломать дров. Умён и находчив.

— Главное, чтобы не убился, — вздохнул Сергиус.

Глава 3. Ворох проблем

Кая изменилась.

Я не смог её победить. Едва держался, пока претворял свой план в жизнь. Если бы она не отключилась в последний момент, неизвестно, чем бы драка закончилась.

История не знает сослагательных наклонений, поэтому вышло то, что вышло. Девушка отрубилась, солдаты заголосили, а меня подозвал офицер Галад, тот самый, который со мной силой внешних таинств мерился.

— На этот раз выкрутился, но в следующий — может и не повезти, — тихо сказал он мне на ухо, наклонившись. — Девушка поступает под твою ответственность. Если начудит, будешь отвечать за неё по всей строгости. Сейчас ступай к Давиду. Потом заглянешь в штаб.

На этом наше общение закончилось. Я вернулся к валяющейся Кае и поднял её.

— А мой ремень? — Сига подошёл ко мне и навис, подавляя мощью. Он был не такой здоровый, как Кристиан, но тоже немаленький, покрупнее меня.

— Прости. Куплю тебе новый.

Кая, в порыве радости от воссоединения друзей, ремень уничтожила после третьего раза, как по жопе получила. Это и стало её финальной атакой.

— Лучше поторопись, а то Сига так без штанов останется! — раздался чей-то крик из толпы.

— Кто там по зубам захотел получить? — разозлился Сига и отстал от меня.

Я воспользовался этим, и с Каей на плече двинулся к Давиду.

Кристиан ушёл где-то в середине боя. Не стал досматривать шоу. Поднажав, пристроился Галаду в спину и, можно сказать, дошёл до Давида вместе с ним.

Слишком уж неоднозначная ситуация сложилась.

Не зря так поступил. По пути меня недобрым взглядом проводили солдаты Ветиосов, но подходить не стали. Позже подойдут. Когда один останусь. Как-никак, я наследника их семьи без руки обратно притащил. За это не похвалят, а наоборот, спросить захотят.

Ну да и плевать. Есть куча других проблем, над которыми надо подумать.

Я реально по краю прошёлся. Сам не знаю, что на меня нашло. Вначале совсем без плана действовал, голая импровизация была. Спасли меня две вещи. Внезапно пробудившаяся сила копья, которую я проявил, даже среди элиты мало тех, кто владеет внешними таинствами. Одним этим событием я повысил свою ценность для армии на порядок. Вторая вещь, что помогла, — призрачные руки. Наглядная демонстрация того, что я далеко продвинулся по пустому пути. Тоже большая гиря на весы моей полезности.

Как бы там ни было, я слишком зарвался. Нужно в ближайший месяц вести себя тихо, чтобы не вляпаться. Тут и от Кристиана может прилететь, и от обычных солдат, и от аристократии. Никто не любит выскочек. Поэтому я и пытался выставить всё как заботу о напарнице. Не просто бунт, а защита члена команды. Это хотя бы солдаты смогут нормально воспринять. Наверное. Если их не переклинит, что может случиться ох как легко.

Когда добрался до палатки Давида, увидел там стоящего Сергиуса.

— Где Резано? — спросил я первым делом, не увидев друга.

— Его забрали родичи, — ответил мужчина.

— Наставник, — в тот момент у меня сдали нервы, — вы не защитили Каю и отдали моего друга.

— Что с того? — мои слова его никак не задели. — Кая сама выбрала свой путь, и он пошёл ей на пользу. Она уже давно не моя ученица. А Резано забрали не враги, а родичи. Они лучше других смогут ему помочь.

— Запрут и отправят домой, — раздраженно ответил я.

— А ты собираешься парня снова в пекло тащить? Он руку потерял. Это не шутки.

Что тут скажешь? Опустив Каю на землю, я поднялся и посмотрел на Сергиуса.

— На этот раз хотя бы Каю никому не отдавайте. Сможете за ней присмотреть, или мне её в шатёр к Давиду тащить?

— Да как-нибудь справлюсь, — усмехнулся Сергиус.

Его моя агрессия забавляла. А мне хотелось кого-нибудь треснуть.

— Ты, — выглянул из шатра Давид, — чего разорался? Заходи.

Просверлив Сергиуса напоследок взглядом, я прошёл за мастером.

— Уже наслышан, — раздраженно бросил он. — Показывай.

— Что?

— Руки, идиот!

Мастер был явно не в духе. Я тоже. Как бы чего плохого не вышло.

Руки показал. Давид их внимательно осмотрел. Как и меня самого. Кажется, он способен был видеть пустое ядро.

— Либо ты гений, каких не видели, либо тебе кто-то помог. Ничего не хочешь рассказать?

— Дороманцы прибежали и радостно открыли мне все секреты. Кто бы меня учил, мастер? — ответил я с сарказмом, за которым спрятал маленькую ложь.

На самом деле мне помог Темный Герцог, но это последнее, в чём я признаюсь.

— Ты не дерзи, — от Давида снова холодом повеяло, и я уловил, что эту силу он использует как внешнее таинство.

Ого. Так мастер, получается, в разы сильнее, чем я думал.

— Рассказывай, что произошло, — потребовал он, не дождавшись от меня ответа.

Я выложил отредактированную версию. Упомянул про рыжую, наш давний конфликт и то, что она применила странный артефакт.

— Так ты ещё и Жирдяя завалил? — удивился Давид. — А я-то думаю, что за кровавый мешок с собой притащил. Показывай артефакт.

Достав забранный камень, передал его мастеру.

— Пока можешь идти, — заинтересовался он артефактом.

— Камень с собой заберу.

— Не наглей, — шикнул он и ушёл в закрытую часть шатра.

Это меня сейчас так ограбили, что ли? Неважно. Всё равно хотел сдать артефакт.

Стоило выйти, как меня поманил солдат из рядов защитников. Ясно, Галад не собирается ждать и хочет допросить меня прямо сейчас. Бросив взгляд на Сергиуса, который сидел рядом с валяющейся на земле Каей, я неодобрительно покачал головой и отправился за солдатом.

В шатре у Галада задержался на час, не меньше. Он вытащил из меня подробности всех событий. И сражения с Перси, и битвы в пустую ночь. Прошёлся и по моей связи с рыжей. Я сослался на то, что она перебила мой отряд, а почему преследовала — не по тому адресу вопрос.

— Есть мысли, почему твоя подруга такая психованная? — спросил Галад, когда разговор подходил к концу.

Говорить, нет? Вроде он приближен к верхам, имеет доступ к тайнам, да и сам воин не из последних.

— У Каи всегда дурной характер был. Я с ней ещё не говорил, но узнаю, что с ней.

— Завтра приведешь ко мне.

Нехило он так уступил. Я ожидал всего, в том числе того, что Каю запрут для допроса и возьмутся за неё серьезно. Из-за истории с бароном Тамралом в первую очередь.

— Хорошо, — поклонился я.

Весь пыл и задор как-то сдулись. Сейчас я остро ощущал, что лучше не конфликтовать и не показывать норов.

— Тебе нужен мастер копья, — сказал Галад. — Иначе внешняя сила тебя убьёт.

Это я и сам почувствовал. До сих пор тело ломило и вовсе не от оплеух Каи.

— Спасибо за совет, — ещё один поклон.

Ещё бы знать, кого искать. Но ничего, разберусь.

***

Когда вышел, Кая не валялась, как пьянчуга, а сидела на земле, подобрав ноги и обхватив их руками. Сергиус стоял рядом, и что-то не видно было, что они рады встрече.

Увидев меня, Кая поднялась одним нервным, резким движением.

Я перехватил её кулак, отвёл в сторону и… обнял.

— Рад твоему возвращению, — сказал я тихо.

— Тебя убить мало, Эрано! — зло прошипела она. — Опозорил меня на весь лагерь!

— Не здесь. Идём в лес. Там обсудим. Наставник, — я оторвался от Каи и кивнул ему.

Он тоже кивнул, отпуская нас.

Схватив Каю за локоть, я потащил ее в сторону выхода из лагеря. Но не успели мы и половины пути пройти, как нам дорогу преградил не кто иной, как Косой. Вместе со своим отрядом.

— Мы с вами не закончили, — объявил он нам.

— Вещи верни, придурок, — вышла вперед Кая, до того как я успел её перехватить.

— Какие вещи, детка? — улыбнулся он.

— Кая… — сказал я и задвинул её за спину, а сам шагнул к Косому.

Сегодня день шёпотков. Постаравшись, чтобы больше никто не услышал, я сказал ему следующее:

— Мне плевать на тебя и твой отряд, но уясни кое-что. Может, ты и привык считать себя бравым воином, но поверь, ты не хочешь, чтобы два отморозка принялись портить тебе жизнь. Поэтому верни украденное и забудь об этой истории.

— Парень, — он оттолкнул меня и не захотел говорить тихо. — А не прогуляться ли нам в круг?

— Прогуляемся. Через неделю. Устроит?

— Боишься и тянешь? — посмотрел он с презрением.

— Боюсь? — рассмеялся я.

Ну да, после того как я выступил против самого Кристиана, называть меня трусом верх глупости.

— Я вернулся с опасной миссии, на которую у тебя не хватило бы ни мозгов, ни силы, ни таланта. Мой друг потерял руку. Вернулась моя подруга. Мне просто не до тебя. Поэтому через неделю я весь твой. Или будешь настаивать?

— Не буду, — он так и сверлил меня взглядом. — Через неделю. Сначала прикончу тебя, а потом эту психованную.

— Мне плевать на ваши уговоры, но, если не вернёшь вещи… Лучше не выходи из лагеря.

Эти слова я счёл признаком возвращающегося благоразумия — в том смысле, что Кая собиралась разделать этого типа не прямо здесь, а вдали от толпы свидетелей. К сожалению, на этом благоразумие заканчивалось и… Хотя чего это я. Сам не удержался от угроз. Самое тупое, что Косой после такого принципиально не может отдать вещи, иначе это посчитают слабостью.

— Не знал, что среди славных воинов герцогства встречаются обыкновенные воры, — бросил я напоследок и потащил Каю в сторону.

Косой что-то там рыкнул про «ответишь за свои слова, щенок», но я не обратил внимания.

— Ты голодна? — спросил я Каю.

— А ты только сейчас об этом подумал?

— Как будто это я проблемы создаю. Еда и баня. Либо это, либо будем собачиться.

— Если в бане будет толпа голых мужиков, я тебя прикончу.

Я оглядел Каю, это чумазое нечто, полураздетое и грязное. Отметил её выросшую грудь, длинные, крепкие ноги, жгуты мышц, худобу и обрисовавшиеся бедра. Хм… Да… Проблема и правда может возникнуть. Если Каю отмыть.

Дилемма частично решилась сама собой, пока шли в сторону бань. Нас догнала Хала и… Это надо было видеть.

Во-первых, саму напуганную девушку, которая прибежала с выпученными глазами.

— Что с Резано?! — выпалила она и только после этого заметила Каю.

— Кажется, кто-то пропустил все события, — буркнул я себе под нос.

— Что это за девочка? Ей на голову вылили краску? — невинно поинтересовалась Кая, выпячивая грудь. Которая была побольше, чем у Халы.

Боги, о чём я думаю…

— Резано потерял руку. Сейчас он у родичей. Тебя туда не пустят и… У меня будет просьба.

Хала как открыла рот, чтобы высказать Кае за девочку, так и закрыла, услышав, что я сказал.

— Ты где моешься? — добил я её вопросом.

— Э-э… — зависла она и покраснела, что на фоне общей бледности после новостей выглядело контрастно. — Как Резано посмел потерять руку?! И как ты это допустил?!

— Посмел? — приподнял я бровь. — Вот это чудо, — палец указал на Каю, — надо отмыть и привести в божеский вид. Так, чтобы вокруг толпа мужиков не собралась.

— Я эту ущербную к себе не поведу, — включила Хала аристократку.

А я понял, что, если не задавить этот конфликт в зародыше, точно кому-нибудь убью.

— Так… Кая… Либо ты забудешь про свой дурной характер, извинишься перед Халой и пойдешь с ней мыться, либо пойдем в общую баню.

— Ни перед кем я извиняться не буду. Река есть поблизости? Мне и такое сойдет, — включила не менее упрямую аристократку Кая. — Пусть в ванне эта неженка моется.

— Кто тут неженка…

— Хала, замолчи, — попросил я. Пока что попросил.

— Но…

— Потом. Не до бабских разборок сейчас.

На этот раз две девушки гневно уставились уже на меня.

***

В конечном счёте успокоил обоих. Халу заверил, что Резано жив. Хватило вопроса, чего она о нем так беспокоится, чтобы девушка заалела и захотела свалить. Кая и сама успокоилась, когда та ушла. Почти.

— Это кто? — спросила она грубо.

— Может, мне ещё перед тобой отчитаться? Напомню, ты меня бросила.

— Ой, не начинай, — отмахнулась она. — Ещё скажи, что обижен.

— Обижен. Когда до нас дошли новости о случившемся, я бросился тебя спасать. Но оказалось, что ты уже свалила из замка барона.

Кая замолчала. Так и шли, пока не выбрались за лагерь.

— Быстро бегать умеешь? — сухо спросил я её.

— Наперегонки?

— Тогда не отставай. И это, в обморок опять не падай. А то сброшу в реку.

Минут через двадцать добрались до места. Гонки не получилось. Кая попыталась меня обогнать, и я уступил. Дороги-то она не знала. Пришлось ей останавливаться и ждать меня с кислым видом.

— Будешь подглядывать… — не договорила она.

— Это вопрос, предложение или угроза?

— Пока не решила. Понравилось хлестать меня по заднице?

— Пока не решил. Худая ты какая-то.

— Эрано, я не поняла, ты смерти ищешь? — посмотрела она на меня гневно.

— Лучше расскажи, где пропадала.

— А то сам не догадался.

Кая скинула остатки одежды, я скользнул взглядом по её обнаженной спине, ниже и всё же отвернулся.

— Хотел бы услышать твой ответ.

— В темном мире. Сбежала туда сразу же. Там и застряла.

— Так ты теперь мастер темного пути?

— С отбитой головой. Это не шутка, если что.

— Да я заметил.

— Ты не понял. Я серьезно. Со мной не всё в порядке. Я месяцами выживала, не видела людей. Мне нужно прийти в себя.

— Главное, никого не убивай.

— Вокруг что, нет врагов? Мне так не показалось.

Судя по всплеску и молчанию, Кая нырнула под воду.

— Мне рассказывать особо нечего. Если ты не хочешь узнать о темных таинствах, — сказала она спустя пару минут. — А мыла у тебя нет?

— Пошла бы с Халой, получила бы мыло.

— Так ту девочку так зовут? Она тоже какая-то ненормальная. Ты специально убогую подобрал?

— Аккуратнее со словами. Она что-то типа моей ученицы на полставки.

— А ещё ты освоил пустые таинства, стал сильнее, выступаешь против аж самого Кристиана, — перечислила Кая. — Мне рассказывать нечего, а тебе, как погляжу, есть.

— Развлекаюсь в меру сил.

— Хотела бы узнать, чего опасаться и чего ждать.

— Не знаю. Уже можно поворачиваться?

— Если хочешь увидеть меня голой, то да.

Я повернулся. Она ведь сама сказал, если хочу.

Кая оказалась слишком близко. Незаметно подошла, а я и не почувствовал. Опасна. Как и всегда.

Она распустила косы, и белокурые волосы спадали вниз, прикрывая самое интересное.

— Нравится?

— А может не понравиться?

— Нормально ты принципиально не отвечаешь?

Если я что-то и понимаю в женщинах, так это то, что не надо стоять и пялиться на них, пуская слюни, даже если они этого хотят.

— У меня закончилась одежда, — призналась Кая.

— Надо было подумать об этом раньше, — с досадой, за которой не особо-то и пряталась насмешка, сказал я.

Кая фыркнула и натянула на себя обноски, в которых пришла. Выглядеть она стала лучше. Грязь ей не шла, в отличие от чистой кожи. Обнажилась худоба, стала заметней болезненность. Только сейчас до меня дошло, что несколько месяцев в темном мире могли её несказанно усилить, но при этом и истощить.

— Идём есть, — принял я решение. — По пути и говорим.

— Наконец-то.

***

Нормально поговорили только под самый вечер. Кая наелась до отвала, потребовала у меня, чтобы я взял еды с собой, и мы ушли в лес. Где я пересказал ей события последних дней и выдал расклады.

— Получается, — Кая подняла руку и принялась загибать пальцы, — ты подружился с третьим сыном Ветиосов, который потерял руку, и теперь его семья захочет спросить с тебя за это. Также ты якшаешься с девкой Боротор. При этом освоил пустые таинства, попал в ученики к мастеру Давиду Пустому, впервые слышу о нём, кстати. Ещё попал в ученики к Церену Скрытному. А вот об этом мерзавце грех не знать. Что-то ещё?

— Ещё немного освоил внешнее таинство копья, так что нужно найти учителя, чтобы развить это.

— На месте ты не стоял. Но я бы тебя уделала, если бы не моё состояние.

— Может быть, — не стал я спорить. — Но пока ты восстановишься, я стану ещё сильнее.

— Ты можешь, — кивнула она. — Будет интересно схлестнуться с тобой в полную силу. Зная тебя, уверена, план действий на ближайшие месяцы имеется. Найдется мне в нём место?

— Зависит от того, что ты хочешь.

— Для начала восстановиться. Потом… Можно и в войну поиграть. Это всегда способствует усилению, а я хочу проверить свои новые силы.

— А как же желание избежать всего этого?

— Как-нибудь потом избегу. Сейчас хочу подраться.

— Ты ещё ненормальнее, чем раньше.

— Сочту за комплимент. Мне нужно вернуть вещи. Что будем делать с этим… как там его…

— Косым. Через неделю решим вопрос.

— Он не так уж плох. Всё же они смогли против меня продержаться.

— Самомнения у тебя прибавилось, как я посмотрю.

— Пройди ты через то же, что и я, так бы не говорил.

— Кое-что я видел. Ты импульсивна, много суетишься, не так уж идеально используешь свои таинства.

Кая поджала губы и глянула недовольно.

— Если хочешь, помогу исправить.

— Пойти в ученицы к тебе? Знаешь, а давай. Запишусь в этот ваш отряд убогих. Мне там самое место, — довольная шуткой, Кая захохотала в голос.

Надеюсь, она не узнает, что её отец жив и вернулся.

Глава 4. Ночная диверсия

Кая бросала взгляды по сторонам, чувствуя себя неуютно в окружении большого количества людей. Эрано вёл себя куда увереннее. От него так и фонило спокойствием. Ровный штиль эмоций, не за что зацепиться. Это раздражало девушку, но она и сама не знала почему.

— Спать будешь в моей палатке. Потом, если хочешь, найдешь место получше. — сказал парень, когда они вернулись после разговора.

— Как в старые добрые времена? — хмыкнула девушка.

— Тогда мы были младше.

— Ты спал с той синеволосой? — прямо спросила Кая.

Путешествие в темный мир её изменило. Не просто так про темных практиков ходила дурная молва. Они имели особое отношение с эмоциями, в первую очередь негативными. Ужиться с человеком, который постоянно провоцирует, мало кто мог. Поэтому темные всегда одиночки. Неизвестно, в курсе ли сам Эрано и насколько хватит его запала.

Кая не питала ложных надежд на то, что их союз продлится долго. Рано или поздно она всё разрушит. Не чувствовать сильных эмоций тех, кто рядом, было мучительно больно. Невозможно остановиться и не провоцировать.

— Нет, — ответил Эрано, с насмешкой разглядывая Каю.

Что её тоже бесило. Ей хотелось ударить его в нос, но девушка сдерживала себя. Сначала нужно сделать другое.

Темный мир дал многое, но развитие получилось кособоким. Кая не стала делиться своими проблемами, но ей срочно требовались специи в больших количествах, чтобы уравновесить те изменения, что происходили в ней. Иначе… Ну, в лучшем случае она загубит свой потенциал. В худшем — мучительно умрёт.

Специи не проблема, если есть деньги. Или есть другие ценные специи. Чем Кая озаботилась перед возвращением. В её мешке было такое, что оторвут с руками. И эта ценность по глупой случайности досталась каким-то идиотам, которые прямо сейчас довольно потирают руки и думают, как побыстрее реализовать богатство.

Это не бесило Каю. Это приводило её в холодное неистовство.

— Тебя надо отдохнуть, — мягко сказал Эрано.

Кая посмотрела на него. Парню и самому надо было выспаться. Деньки у него тоже, по всей видимости, выдались нелегкие.

— Идём в постель? — не удержалась она от подколки.

Пока шли до палатки, многие солдаты провожали её взглядами. Кая чувствовала эти огоньки похоти и специально двигалась так, чтобы разжигать их. Что раззадоривало её самому. В темном мире невозможно найти любовника. А стресса там хватает. Что рождает желание сбросить его самым древним способом.

— Хочешь пошалить? — Эрано выдержал её провоцирующий взгляд.

Кая фыркнула и нырнула в палатку. Она была маленькая, рассчитанная на двоих солдат, без удобств, единственный её плюс в том, что укроет от ветра, дождя и… посторонних взглядов. Девушка специально легка так, чтобы, когда Эрано будет ложиться, он смог рассмотреть многие изгибы.

— Двигайся, туша, — сказал парень, залезая внутрь.

Кая стиснула зубы от его наглости, пообещав себе, что завтра днём отомстит.

Частью разума она понимала, что сейчас неадекватна. Надо прийти в себя, восстановиться, взять эмоции под контроль. Но прямо сейчас она ничего не могла с этим поделать, задыхаясь от собственных противоречивых эмоций. Она не хотела себе признаваться, но возвращение и встреча с Эрано её обрадовали.

Не придумав ничего лучше, девушка подвинулась и решила, что лучше поспать, а не продолжать чудить.

Через несколько часов, когда в лагере стемнело и наступила почти что тишина, Кая проснулась. Она продолжила лежать и прислушалась к дыханию Эрано. Тот точно спал. Крепким сном уставшего человека.

Медленно сдвинувшись, Кая выбралась наружу. Уж бесшумно двигаться в любых позах и условиях она научилась прекрасно. Дыхание Эрано никак не изменилось, а значит, он ничего не заметил. Презрительно фыркнув, Кая окуталась темнотой и двинулась в глубь лагеря, искать свои вещи.

***

Проснулся я от смутного беспокойства. Стоило прислушаться, как стало понятно — Кая свалила. И я даже знал, в каком направлении.

Сон исчез, словно и не было. Быстро выбравшись из палатки, я замер, уставившись на Церена.

— Проснулся, наконец, — сказал он, кутаясь в плащ. — Тебе потребовалось девять минут, чтобы заметить пропажу. Такую женщину упустил, дурак.

— Какую?

— Бедовую, — рассмеялся Церен. — Ты присаживайся, поговорить надо.

— Может, не сейчас?

— Так не доверяешь своей подруге и боишься, что она натворит дел?

— Вы и сами всё понимаете.

— Понимаю — и куда больше, чем ты. Садись.

Нехотя, сел напротив.

— Ты продвинулся в таинстве копья. Не то чтобы для меня это играло значение, но хорошее достижение. Также ты освоил пустые руки, чем, кажется, весь лагерь в шок поверг.

— Так уж и шок, — сказал я, надеясь, что Церен расскажет, как отнеслись к моему возвращению и усилению в лагере.

— Ладно, это я приукрасил, — не повёлся он. — Но главное твоё достижение — ты убил Перси Жирного. Это подтверждено, кстати. А это твоя награда, — достал он мешок, в котором отчётливо звенели монеты.

Я медленно выдохнул, представив, как его прятать и хранить. Надо поскорее потратить, а то такое количество золота у ветерана может и проблемы навлечь.

— Это список тех специй, которые тебе нужно закупить, — следом за мешком Церен достал листок бумаги. — Читать-то умеешь?

— Конечно.

— Хорошо. Ознакомишься с утра и приступай. Теперь про твою подругу. Она притащила из темного мира… Да не делай такое лицо. Все, кому надо, поняли, откуда она приперлась. Куда интереснее, откуда ты знаешь про другие миры, но об этом поговорим потом. Она притащила из темного мира много ценных специй. Некоторые на рынке давно не появлялись. По моим прикидкам, там тысяч на десять золотом.

Я чуть глаза не выпучил. Ай да Кая.

— Но ей не повезло, и стадо придурков её ограбило. Прямо сейчас твоя подруга пытается вернуть утерянное. Ей ещё минут пятнадцать потребуется, чтобы найти их палатку. И минут десять, чтобы убедиться — там добычи уже нет.

— Где же она?

— Полчаса назад двое из их отряда вместе с Косым покинули лагерь, чтобы спрятать груз в лесу. Умные. Когда в лагере узнают о богатой добыче, шум поднимется. Может и до драки дойти. Ну, ты понимаешь, — подмигнул он мне. — Интриги, яд в тарелку, подставы, давление. Поэтому ты сейчас быстренько двинешься вон в ту сторону, — указал Церен. — Незаметно покинешь лагерь. Найдешь в лесу этих двоих, а дальше сам решай, что делать. Хочешь — убей и прикопай. Хочешь — победи их в честном поединке. Как заберешь груз, помоги его выгодно продать. Это добавит тебе проблем, но и часть других решит. Ах да, вот ещё список, — достал Церен второй лист бумаги. — Здесь специи, которые помогут девчонке не сдохнуть в ближайшую неделю.

— У неё всё так плохо?

— Не просто же так она в обмороки падает. Слишком много силы набрала. Тело не выдерживает. Ядра в разнос идут. Считай, это второе задание. Помочь ей выжить. Интересная девочка. Хочу посмотреть, в кого вырастет. Чего сидишь? Беги давай. Времени у тебя не так много.

***

Возвращалась Кая, морально опустошенная, с заплетающимися ногами, на последних силах. Где ночевал Эрано, она запомнила смутно, заплутала в конце, а каждый пройденный шаг отнимал и без того подходящие к концу силы.

— Как погуляла? — спросил парень.

Он сидел у входа, поджав ноги. Костёр не разводил, хотя девушка поймала себя на мысли, что не прочь согреться.

— Плохо, — честно ответила Кая.

— Не всё нашла?

— Откуда знаешь? — напряглась она.

То, что Эрано проснулся и ждал её, было не так уж удивительно. А то, что он знал про неудачную вылазку, — подозрительно.

— Можешь не переживать. Твои специи в палатке. Хочешь, проверь. Точно не скажу, но вроде бы ничего потратить не успели.

— Откуда? — Кая подалась вперед.

— Этим дуракам жадность совсем глаза затмила. Как поняли, что заполучили, решили припрятать в лесу.

— И? — протянула Кая, желая услышать подробности.

— И они до сих пор думают, что надежно спрятали груз.

Кая легко разглядела улыбку Эрано в темноте. Темнота давно для неё стала условностью.

— Ты нашёл их тайник?

— Да. Они сейчас должны вернуться на место. Надеюсь, не найдут там трупы.

— Не найдут, но сюрприз я им оставила.

— Есть причины для волнения?

— Нет. Вещи я свои забрала, так что они поймут, кто это был.

— Ну и пусть. Раз так, то не знаю, как ты, а я спать пошёл. Хочешь, можем уснуть в обнимку.

Кая вздрогнула. Она на ногах еле стояла, но сил уловить, что в предложении нет никакого сексуального подтекста и иронии, смогла. Это было проявлением… Заботы?

Подумав, Кая забралась следом. Мешок проверять не стала. Даже если там не всё, то остальное уж точно вернуть не получится. Либо продали, либо использовали. Других вариантов нет.

Эрано слов на ветер не бросил и правда обнял.

— Кая, — сказал он тихо, — ты это… В следующий раз не тупи. Помни, что у тебя есть как минимум один надежный друг.

Кая промолчала, улыбнувшись. На этот раз она засыпала спокойно.

***

Утро… Какое же это поганое слово, когда новый день не сулит ничего хорошего.

Ночь прошла спокойно, учитывая обстоятельства. Нападать на солдат я не стал. Всё же это было за гранью допустимо, и после такого я бы уже не выкрутился. Проследил издалека, а уж тайник обнаружить для меня было плевым делом.

Утром из запасов приготовил кашу и призадумался, что делать. Тренировки пока придётся отложить. Сначала надо узнать, как там Резано. Посмотреть, что у Каи, спросить, что она готова продать, разузнать про цены и составить план покупок. С учётом того, что написал Церен. Он куда опытнее, но у меня и своё мнение есть, поэтому не факт, что я буду в точности следовать его плану.

Кая проснулась, когда я уже поел и подумывал, не разбудить ли её.

— Еда? — вылезла она. — Еда.

Отобрав у меня миску, Кая навалила туда новую порцию. Ложку тоже забрала. Мыть не стала и принялась есть так. Вот что значит дикий человек. Никакой брезгливости.

— Ознакомься, — протянул я ей второй листок от Церена.

Пока ела, Кая прочитала. Хмыкнула. Как закончила, спросила:

— От кого это?

— Церена.

— Когда только успел.

— Ну, ты громко заявила о себе, когда пришла в лагерь. Мне нужно друга проверить. С этим проблемы будут. Ты со мной?

— Сначала мне нужно купить одежду, обувь и прочие мелочи.

— Вряд ли получится достать тебе платье.

Кая перехватила ложку и метнула её в меня. Поймать я успел, но капли каши попали на одежду. Мне бы тоже гардероб обновить. Хорошо, что теперь есть деньги.

Солдаты носили два типа вещей. Повседневные — это либо униформа, либо что-то просторное, для тренировок. И броню. В основном кожаную, но недавно стало прибавляться тех, кто использовал и металлическую.

Сам я носил костюм из кожи кайт-ши. Обновил его, но… Приключения дали о себе знать. По-хорошему надо делать с нуля, но это ещё попробуй несколько кайт-ши добудь. Возможно, но надо подождать.

— А что это на тебе? — спросил я Каю, когда после завтрака она принялась надевать свою броню.

— Помниш, ь как у сурхов всё устроено? Вот это из кожи существа, что условно можно назвать лидером кайт-ши. Они куда опаснее.

— Крепкая?

— Если доработаю, будет крепче стали. Этого в списке нет, но нужны специи для обработки кожи. Ритуал я знаю.

— Тогда идём.

Специи… Вся жизнь практика вращается вокруг них. Специи основа могущества и экономики. В лагере их продавали в разных местах. Не было одной точки, где можно закупить всё и сразу. Точнее, можно заглянуть к старику Кло и спросить совета, но в этом не было нужны, потому что Церен оказался настолько любезен, что предоставил список вероятных поставщиков.

Это были либо охотничьи команды, либо семьи аристократов. Список я изучил и никого, с кем бы враждовал, не обнаружил.

***

К территории Ветиосов подошли часа через три. С вместительными мешками за спинами. Нам просто не на кого было оставить вещи, а хранить ценное в палатке — ищите дураков.

Стоило приблизиться, как два солдата преградили путь.

— Это закрытая территория.

— Мне нужен Резано.

— Проваливай, парень.

— Как я могу встретиться с ним?

— У тебя со слухом беда? — надвинулся на меня охранник.

Кажется, мне здесь не рады.

— Передайте, что я заходил.

— Проваливай, пока цел, — грубо ответил мужчина.

Усугублять конфликт не стал. Нет в этом смысла. Резано либо сам даст о себе знать, либо… Его отошлют из лагеря, и тогда попробую перехватить по пути.

— Мило, — хмыкнула Кая. — Что дальше? Возьмем их штурмом? У них там человек пятьдесят, не меньше. Есть сильные мечники. Будет трудно. Лучше проникнуть ночью, — сказала она прямо при охране, чем вызвала их гнев.

Схватив девушку за локоть, увёл в сторону.

— Идём в лес. Покажу, где тренируюсь. По пути Сигу найдем, нужно ремень передать.

Сигу найти не удалось. Как подсказали его знакомые, он отправился в горы. Оставил ремень у него в палатке. Не таскать же с собой.

***

В месте, где мы тренировались, занималась Хала. Бегала с бревном и, когда мы подошли, сделала пять уверенных шагов, после чего спрыгнула и скинула бревно.

— Эрано! — позвала она, заметив меня.

— Заходил к Ветиосам. Встретили недружелюбно.

— Меня тоже не пустили, — кивнула она, поглядывая на Каю.

А та, надо заметить, сейчас выглядела куда эффектней. Не знай я её лично, обходил бы за километр. Не может быть нормальной женщина, которая предпочитает так одеваться.

Под низом был стандартный набор. Брюки и рубаха из практичной ткани, которая не порвётся от резкого движения и быстро отстирается, если испачкать. Цвета чёрного, но не глубокого, а тусклого.

Это была самая скучная часть. Интересности шли слоем выше.

Во-первых, броня. Одного взгляда хватало, чтобы увидеть — это не простая кожа. Что-то элитного уровня. Во-вторых, на голове у Каи, поверх двух тугих цвета пшена кос, возвышалась корона из черепа какой-то злобной твари, со множеством острейших зубов. Никто подобного не носил. Непонятно, зачем это Кая таскала. Каких-то таинств внутри я не заметил. В-третьих, образ дополняли два костяных меча у неё за спиной. Короткие клинки где-то в метр длиной тоже одним своим видом говорили о необычности.

Как добивающий аккорд… После мытья, наевшись как следует, выспавшись и закинувшись тонизирующими специями, Кая расцвела. Она по-прежнему оставалась худющей, непонятно, каким образом удерживая столь крепкий бюст, но появился румянец на щеках, блеск в глазах. В общем, красивая девка. Хала ей сильно уступала.

— Что здесь делает этот ребенок?

Ну и да, у Каи дрянной характер.

— Будешь доставать Халу… — сказал я.

— И что случится?

— Заставлю бегать с бревном.

— Вот ещё. Буду я всякими глупостями заниматься.

— Эрано, а обязательно эту психованную тут держать? Если не хочет заниматься, так лес большой, пусть валит, — не осталась в долгу Хала.

— Девочка, а тебя не учили манерам? Вроде из благородной семьи.

Я не заметил, что сделала Кая, но Хала побледнела, отшатнулась и рухнула в обморок.

— Упс, перестаралась, — фальшиво покаялась Кая.

— Зачем ты это сделала?

— Она мне не нравится.

— Кая…

— Что Кая?

— Я найду на тебя управу.

— Для начала разделай через неделю Косого. Точнее, уже через шесть дней. К этому время и я в норму приду. Сразимся в полную силу. Если выстоишь, так и быть, буду вести себя… нежнее, — сказав это, Кая облизнула зубы.

Я подошёл к Хале и перетащил её к дереву, опер о корень.

— Займись огнём, — бросил Кае.

Огонь был нужен для кипячения. Чем мне понравились сегодняшние покупки, так это тем, что специи поставляли в удобном для применения виде. То есть уже высушенные или выпаренные, правильно обработанные. Оставалось лишь смешать напиток, и средства для приёма готово.

Как нетрудно догадаться, у Каи был свой список, что она примет сегодня, а у меня свой.

Хала очнулась минут через пятнадцать, когда вода начала закипать.

— Что это было? — растерянно спросила она.

— Атака темного практика, — ответил я, успев к этому моменту разобраться в произошедшем, — А ещё попытка вывести меня на сильные эмоции. Тебя использовали.

— Эта психованная? — с опаской покосилась Хала. — Из какой дыры ты её достал?

Кая создала темный кинжал и начала им играть.

— Из самой глубокой. Просто не трогай её.

— А может…

— Она тебя легко убьёт. Иди лучше тренируйся. У тебя стало лучше получаться.

Я видел, что Хала борется с эмоциями. Но она не совсем уж безнадежна. Хватило сил справиться с ними и пойти тренироваться. Отошла она подальше, но и совсем не исчезла.

— Твои зверушки такие милые, — засмеялась Кая.

— Специи добавляй.

Сам я быстренько замешал, что нужно. Осталось дождаться, когда загустеет, убрать с огня, дать охладиться и выпить. На это зелье ушло больше сотни золотых. Поможет мне укрепить физическое ядро. Следующим на очереди станет темное. С ним у меня наибольшие сложности, но то, что притащила Кая… Добавив к ним кое-каких специй, я получу зелье, которое укрепит ментальную и эмоциональную защиту. Самое то, когда общаешься с Каей.

Рецепт мне подсказал Темный Герцог, пока ходили по магазинам. Кроме этого случая, он не давал о себе знать.

Третьим шагом станет укрепление ядра воли. Четвертым — снова совершенствование тела, но уже для подготовки к пустому пути. Чтобы научиться обретать полуматериальную форму, надо сначала организм подготовить.

Остальные же специи, что закупили и ещё закупим, относились к обычным добавкам, которые нужно принимать каждый день для ускорения и укрепления.

У Каи все закупленные специи относились к физической закалке. Требовалось стабилизировать физическое ядро, чтобы оно потянуло темные таинства.

«Пей и садись медитировать», — раздался в голове голос.

Сегодня Темный Герцог был как никогда общительным.

«Тебе нельзя загубить своё развитие, поэтому я покажу, что практиковать внутри. Постарайся не выдать своих чувств. Если не хочешь, чтобы Кая заподозрила неладное».

Когда в голове раздаётся чужой голос, это само по себе рождает всплеск эмоций. Так помимо этого, ещё и сама ситуация непростая. Мне нельзя тревожиться, опасаться или чувствовать вину за то, что скрываю от Каи возвращение её отца. Расскажи ей, она точно попытается меня убить и, возможно, на этот раз удачно. Так что сжать булки и делать вид, что ничего не происходит. Любые чувства она влёт считает.

«Ты всё правильно понял. Пей — и начнём. Через неделю ты должен поставить мою дочь на место, а через месяц сдать экзамен на элиту».

Кажется, в моей жизни появился ещё один учитель.

Глава 5. Средоточие

Резано сам объявился на третий день. Вышел к нам в лесу как ни в чём не бывало. Если не приглядываться, то и не сразу заметишь, что не так.

Парень выглядел куда бледнее, чем обычно. Щёки впали, прорезались острые скулы. Под глазами синяки. Килограмм пять человек потерял, не меньше. Но почему-то не утратил сверкающую улыбку, что всегда меня так бесила.

— А это что за инвалид? — спросила Кая, как всегда, в своём репертуаре.

Я уже подметил, что лучшее оружие против неё — игнорирование. На уровне эмоций тоже. Если злиться и скрывать это, Каю лишь раззадорит.

— Резано, — я подошёл к парню и, не стесняясь, обнял его.

— Эрано, — ответил он таким же крепким объятьем.

Насколько это было возможно в его положении.

— Ты сбежал от своих, или сами отпустили?

— О, это увлекательная история. Я пообещал отцу, что если он от меня не отстанет, то я вернусь домой, свергну его, а потом разорю семью.

— Серьезная угроза, — рассмеялся я.

— Вот и отец так подумал. А кто эта леди? — посмотрел он на Каю. — Представишь нас?

— Это Кая. Если к ней не приближаться, не так страшна, как выглядит.

— Я потерял руку, но не глаза. И они мне подсказывают, что передо мной красивая девушка.

Хала в это время занималась чуть дальше от нас. С её внимательностью не уверен, что она заметила приближение Резано. А жаль. Мне было бы интересно посмотреть, как он себя повёл бы, стой девушка рядом.

— А ты, значит, Резано, — подошла к нам Кая. — Смазливый мальчишка Ветиосов. Как же ты железякой махать будешь, без ручки-то?

Спокойно, Эрано… Она специально провоцирует. Осталось продержаться четыре дня, а потом поговорим с Каей по душам.

— Вы не поверите, но это самая счастливая часть истории! — вопреки всему, Резано не смутился, не обиделся, а наоборот, засверкал пуще прежнего. — От меня наконец-то отстали! Руку-то ведущую потерял! Теперь точно мечника из меня не сделать!

— Эрано, а ты нашёл себе друга под стать. Такой же слабоумный.

— Теперь я понимаю, зачем ты её выпорол, — невозмутимо ответил Резано. — Чем займемся?

Кая свела брови и хотела что-то ответить, но я резко щёлкнул пальцами у неё перед носом.

— Сделаем тебе руку, — сказал я Резано. — Ты ведь не собираешься бросить тренировки?

— Конечно, нет. — удивился парень моему вопросу.

— Какие тренировки без руки? — всё же влезла Кая.

— Эрано сказал, решит вопрос, — значит решит, — пожал плечами Резано.

На это Кая закатила глаза и фыркнула.

— Нормальную руку я не знаю, как сделать. Зато, как изготовить призрачную, знаю, — пояснил я свою идею. — Как насчёт того, чтобы стать мастером призрачного кулака?

— Звучит неплохо, — задумался Резано. — С чего начинать?

— Ну, — глянул я на Халу, что встала между корней и поглядывала на нас. — Не я один за тебя волновался.

— Да? — парень проследил за мной взглядом. — Хала! — позвал он. — Ты чего прячешься?

— Я тренируюсь, а вы своей болтовней отвлекаете, — выдала она.

До этого Хала выглядела как девчонка, что подслушивает разговор, мнётся и переживает, а после слов Резано включила режим горделивой аристократки.

— Как дети, — презрительно бросила Кая себе под нос и отвернулась.

Резано посмотрел на неё недоуменно, а я вот понял, что значат эти слова. Я не чувствовал эмоции так же, как Кая, но вот в любовных симпатиях кое-что смыслил.

Ну да пусть сами разбираются. Это уж точно не моё дело.

— Хала? — кажется, Резано что-то прочитал по моей лицу. Да и повисшая неловкая пауза его смутила. Вот он и спросил растерянно.

— Что Хала? Ты лучше тренируйся как следует, а то я тебя уделаю, — пообещала она, развернулась и пошла заниматься.

Если бы я не видел на лице Халы боли и одновременно облегчения, когда Резано вернулся, подумал бы, что она дура.

— Что это с ней? — спросил у нас Резано.

— Он реально не догоняет? — глянула на меня Кая.

— Реально.

— Ну точно! Сборище малолетних…

— Кая, — перебил я её.

Она снова фыркнула, но замолчала.

— Давай расскажу, что делать, — сказал Резано.

Пока Кая сидела недовольная, я объяснил другу суть тренировок и что именно нужно сделать, чтобы получились призрачные руки. На одной решили не останавливаться.

Кая оживилась, когда я концепцию ядер рассказал. Слово за слово пришлось подробно объяснять.

— Я чувствую, — сказала задумчиво Кая, — У меня два ядра. Одно треснутое, физическое, а второе темное, большое и отравляющее всё вокруг. Это нормально, что так легко вышло?

— Не знаю насчёт легко. У меня пока не получается, — поделился Резано.

— У меня тоже быстро получилось, — успокоил я Каю. — Сложности позже начинаются. Сейчас ты увидела поверхностный, примитивный уровень. Если углубиться в это, можно увидеть куда больше.

— Почему ты мне раньше не сказал?!

— Потому что ты вредная.

— Попросишь ты что-нибудь рассказать, — мстительно ответила она.

Объяснив, как работать с новой игрушкой, я обеспечил себе свободное время. Ну как свободное. У Темного Герцога были свои планы на меня.

— Садись. Слушай, — прозвучал его голос в голове.

— Зачем ты мне помогаешь? — прямо спросил я.

То, что он проявил себя, было, безусловно, плохим знаком. Потому что эта личность никак, ни под каким углом не тянула на доброго друга или учителя, который будет щедро делиться знаниями. Скорее наоборот. Заманит в ловушку и сожрёт.

— Этот вариант тоже возможен, — не стал отрицать Гранд. — Ты хочешь отказаться от знаний?

Может, сломать систему и правда отказаться? Но что тогда делать? Правда в том, что я не знаю, как избавиться от старика.

— Это несложно. Варианта два, — ответил он. — Либо победить меня в поединке духов, либо создать условия, чтобы я сам покинул тебя. Учитывай, что я в прошлый раз ничего не понимал, а сейчас…

У моего противника было неоспоримое преимущество. У него есть доступ к моей памяти, а у меня к его нет. То есть у старика несколько лет была возможность научиться чему-то новому и подготовиться.

— Именно так. В худшем случае я уничтожу оба наших духа, испеку твои мозги или пройдусь по нервной системе. Так что, учиться будешь или проявишь норов?

То, как он говорил, шло вразрез с тем, что я представлял. Никакого склочного характера, ворчания или угроз. Он спокойно, как маленькому ребенку, с безграничным терпением выдавал расклады. Как по мне, такие противники самые опасные.

На этот раз он промолчал. Лесть на него тоже никак не воздействовала.

— Я готов учиться, — дал ему мысленный ответ. — Но перед этим скажи, почему Кая не знает про ядра?

— Потому что я ей не успел рассказать.

— Вот так просто?

— Да. А ты что думал? К твоему сведению, до некоторых знаний надо дорасти. Заслужить их. Кая была молода, импульсивна, амбициозна и глупа. Ещё, как многие дети, ненавидела своего отца.

— Уверен, на то были причины.

— Оглядись вокруг, — сказал Герцог устало. — Ты пришёл из искусственного доминиона и даже там, где нет никаких внешних опасностей, родственники хотели тебя убить. Что тогда ждать от этого мира, где причин умереть более чем достаточно?

— Намекаешь на то, что твоя жестокость была оправдана?

— Эрано, — сказал Герцог наставительно. — У меня нет желания оправдываться перед тобой. Ты поймешь меня лет через сорок, когда у тебя появятся собственные дети. Неблагодарные дети, которые, ещё не повзрослев, будут обвинять тебя в своих бедах.

— Свою маму я никогда не обвинял.

— А отца? — рассмеялся Герцог.

— Ну… С ним сложнее.

— Ты правда сейчас хочешь поговорить про семейные отношения? — с насмешкой спросил Герцог.

— Не особо.

Просто тот образ, который я нарисовал себе раньше: что Темный Герцог — это воплощение всемирного зла в одном человеке, — конфликтовал с тем, что я наблюдал сейчас.

Эту мысль старик проигнорировал. То ли не прочитал, то ли не счёл нужным комментировать.

— Я готов учиться.

— Тогда слушай. Специи ты принял, создал базу для дальнейшего шага. Про ядра тебе рассказали. Это знание считается секретным и обычно дальше верхушки аристократических семейств не выходит. Даже внутри семей не всем об этом рассказывают. Такой вот метод контроля силы практиков и способ удерживаться на вершине.

— Непонятно, почему мне об этом рассказали.

— Потому что хотят использовать. Думаешь, часто встречаются те, кто способен за сутки выучить пустую вибрацию? Тебя записали в гении, а герцогству всегда нужны таланты.

— Это идёт вразрез с политикой контроля.

— Ты не путай. Есть аристократы, а есть Кристиан, который шагнул так далеко, что обычные таланты, пусть и гении, ему не страшны.

— Что же делает его настолько сильным?

— Знание.

И снова это слово отозвалось силой.

— Ты прав, думая, что это необычное слово. Я тебе покажу.

По спине побежали мурашки. Какая же цена будет в конце?

— Небольшая. Чтобы мне отделиться от тебя, нужно много энергии. Пока ты её мало вырабатываешь. Я забираю половину…

— Что? — возмутился я. — Так ты ещё и грабишь меня?

— А за счёт чего я, по-твоему, существую? Считай это приятным бонусом. Когда я покину тебя, энергии станет в разы больше.

— Что толку, если не факт, что я останусь в живых.

— Эрано, — голос старика никак не изменился. — Ты хочешь пожаловаться? Мне?

— Нет. Продолжай.

— Знание про ядра секретное. Зря ты так легко его даёшь остальным. Если пойдут слухи, могут и убить.

— Буду осторожнее. Кая и Резано не из тех, кто будет болтать.

— Твоя ответственность. Но постарайся не сдохнуть в ближайшие полгода.

Значит, он хочет свалить в эти полгода. Скорее куда раньше, а срок завысил, чтобы я потерял бдительность.

— Приятно иметь дело с умным человеком, — с иронией произнёс он.

— На меня лесть тоже не работает, старик. Что там с знанием?

— Информация про ядра — простой пример того, как знание позволяет подняться к вершинам. Обрати внимание, что знание не всегда что-то сложное. Оно может быть простым в освоении. Очень простым.

— Но его держат при себе, поэтому обычным людям не светит пристраститься к высокому.

— Именно. В теории, каждый сам может до такого додуматься. На практике — люди слишком ленивы, инертны и предпочитают напиться да потрахаться, нежели годами постигать знания.

— Угу, с этим ясно, — нравоучительная часть навеяла скуку.

— Ядра — лишь преддверие, малая часть того, что возможно. Тебе нужно создать средоточие, — сказал Герцог и замолчал.

— Нагнетание интриги обязательно?

— То, что я расскажу, знает от силы десяток человек во всём доминионе.

— Я уже понял, насколько это ценное знание.

— Ядра — это как мышцы. Средоточие — скелет. Если бы ты начал экспериментировать с совместимостью ядер, как предлагал Церен, то загубил бы своё развитие и никогда не смог бы превзойти Кристиана.

— Старик, ты хочешь сказать, что моё развитие специально хотели остановить?

— Сам делай выводы.

— Не буду я ничего делать. Ни тебе, ни другим веры нет. Я в курсе того, что каждый преследует свои интересы. Что там со средоточием?

— Это каркас, который создаётся с помощью специального таинства и помощи мастера, за счёт вливания большого количества энергии определенным образом. То, насколько сильным получится средоточие, определяет, как далеко ты сможешь подняться. Для образности можешь представить солнце и небесные тела, что вращаются вокруг него.

Старик не раз ссылался на те термины, что почерпнул в моей голове. То там деталь вставлял, то там. Постоянно намекал на то, что всё про меня знает. Это могло быть и уловкой. Ухватил обрывки и делает вид, что знает всё.

— Представил. Делать-то что? Если нужен мастер, что вольет много энергии, то где его взять? Ты вон мою энергию и так крадешь.

— Это проблема, да, — согласился старик. — Поэтому там, где нет силы, возьмем моим мастерством. Сейчас покажу. Готовься, что в ближайшие три дня останешься совсем без энергии. Я тоже замолчу и верну тебе часть.

Дальнейшее мне не понравилось. Моё тело достаточно развито, чтобы быть пропитанным энергией полностью. Все эти токи без моей на то воли устремились куда-то в центр. От неожиданности я чуть не дернулся.

— Не сопротивляйся, — сказал Темный Герцог

Я потом покрылся, осознав, что у него есть власть над моим телом.

— А ты как думал.

Вся энергия разом собралась в одном месте и закрутилась. Скорость вращения разогналась до такой, что я перестал различать отдельные движения.

— В этом и заключается отсечка. Без опытного мастера этот трюк невозможно провернуть. Не хватит сил и навыков.

— А если потренироваться?

— Тренироваться в том, о чём не знаешь? Попробуй.

Аргумент.

— Что даёт средоточие? — несмотря на гамму неприятных ощущений, я не утратил способность задавать вопросы.

Хах, нужно что-то посерьезнее, чтобы лишишь меня её.

— Даёт возможность подвязать к нему ядра. Сколько — зависит от твоего потенциала. Если связывать отдельно два ядра, то и получишь два ядра. Это позволит зайти куда дальше, чем большинству так называемых элитных практиков, но вершин мастерства достигнуть не даст.

— Это если ты меня не обманываешь, старик.

— Если. Когда создашь средоточие, энергии станет в разы больше. Когда привяжешь к его основе физическое ядро, энергии снова прибавится. Когда совместишь с этим пустое ядро, любые таинства этого пути сделаются куда проще в освоении. Это то, что нужно мне. Остальное сам возьмешь, если ума хватит. Хочешь по-настоящему печальную новость? — с насмешкой спросил старик. — По слухам, есть специи, позволяющие укреплять средоточие. Но они не растут во всём нашем королевстве. Речь не только про этот доминион, но и про соседние. Такие специи удел земель второго порядка. Купить их невозможно. Торговля запрещена.

— А узнал ты про них…

— Через рабов. Дороманцы держат монополию на контакты с землями второго порядка. Это одна из причин войны.

— Хотелось бы узнать об этом больше.

— Как создашь средоточие, расскажу.

— Сколько его создавать?

— Семя создашь как раз к поединку с Косым.

— Семя?

— Сначала семя — зарождение ты видишь прямо сейчас. Росток — следующий шаг. Круг — третий. Шар — четвертый. Основание — пятый. Двухконечное основание — шестой. Трёхконечное — седьмой.

— Эм… — растерялся я от того, что всё не так просто.

— А ты что хотел? Самому можно создать основание под три ядра. Остальное только с применением особых специй, которых у нас не достать.

— Получается…

— Что у меня, что у Кристиана — три ядра в основании. Замечу, что физическое ядро идёт отдельно. Собственно, оно и ложится в основание, как фундамент. Потом сам увидишь эту структуру.

— А как с этим связаны таинства?

— Смотря по тому, что ты хочешь. Можешь изучать их как обычно. Сколько твоей душе угодно. А можешь привязывать к ядру, которое поставлено на средоточие. Тогда это таинство станет в разы сильнее. Ты ещё не знаешь, что продвинутый уровень таинства, который сдаётся на элиту, — это почти что конец возможности развития для практика в нашем доминионе. Хочешь дальше — завязывай их на ядра.

— Есть ограничения?

— Есть. Количество привязок ограничивает потенциал. Отодвигают его специи.

— Которых здесь не достать.

— Именно, — впервые на моей памяти старик рассмеялся.

Не скажу, что его смех звучал приятно. Как будто дверь скрипит, но не один раз, а много и часто.

Главный вывод я для себя сделал. Если что-то и привязывать, то самое лучшее.

— Затягивать тоже не стоит. Как минимум покров лучше привязать сразу. Развивать проще будет.

— Так мило слышать заботу в твоих словах.

— Разумеется, я беспокоюсь о тебе, Эрано, — спокойно ответил Герцог. — Умрешь ты, умру я.

Связанные одной цепью. Чем не фундамент для деловых отношений?

— Гранд, — обратился я к нему, — а ты ведь много чего знаешь про земли второго порядка. Что там ещё есть?

— Много чего. Ты же не думаешь, что я твой добрый друг, который расскажет все тайны?

Ну вот. Всё хорошее впечатление испортил.

— Ты так охотно отвечаешь на мои вопросы, что я не удержался.

— По слухам, для них работа со средоточием также естественна, как для нас обычная закалка. То, о чём мы можем только мечтать, они изучают с ранних лет. Почувствуй разницу.

— Что же там за монстры такие?

— На их фоне что я на пике силы, что Кристиан — всего лишь дети. Пусть и талантливые.

— Мне это сложно осознать.

— Если повезет, когда-нибудь сам увидишь.

— В земли второго порядка можно попасть?

— Да.

— И как это сделать? — замер я в предвкушении.

Всё же старик не бездушная машина. Иначе зачем ему делать эти театральные паузы.

— Раз в десять лет устраивают турнир. Десять лучших имеют право перейти на ту сторону.

— Да ладно, — удивился я. — Почему тогда про это никто не говорит? Я в этом мире десять лет не пробыл, но ничего подобного не слышал.

— Ты и меня невнимательно слушаешь, неудивительно. Проход контролируют дороманцы. Пустят они к себе кого-то или нет, зависит от их не особо доброй воли. Но есть и ещё кое-что. Попробуй сам догадаться.

Хм… Турнир раз в десять лет, и десять лучших имеют право перейти на ту сторону.

— Старик, а ты ведь кое-что не рассказал. Кто устраивает турнир? И что случается с теми, кто переходит на ту сторону?

— Это правильные вопросы, Эрано. Жаль, что ты не полноценный мой ученик. Мне было бы интересно посмотреть, как далеко ты продвинешься.

— Раз правильные, так, может, ответишь на них?

— Устраивает тот, кто контролирует проход на наши земли — по ту сторону и свои аристократы есть, знаешь ли. А то, что будет с победителями… Станут слугами. По сути, рабами.

— Вот оно что. Тогда всё ясно.

Если представить, что со всего доминиона собираются действительно лучшие воины, то… То это будут мужчины лет сорока-шестидесяти. Но есть ли им смысл уходить и есть ли смысл их отпускать? Будь я на месте правителя, ограничил бы информацию, чтобы лучшие кадры не свалили. Как-никак, талантливые практики — основа боевой мощи.

Это первый фактор. Второй — мотивация. Нужна какая-то очень высокая награда, чтобы бросить всё, отказаться от влияния здесь и согласиться на роль раба.

— Такой награды нет. Не будучи молодым, ты оказываешь на месте ребенка, без прав и возможностей. Никто не даст тебе нормальные специи. Глупо было бы на это рассчитывать. Единственное, что можешь, — это прослужить лет двадцать и… А что будет дальше, неизвестно, потому что если кто-то подобное и делал, то обратно не возвращался и опытом не делился. Может, есть шансы сбежать, но ты сам в них веришь? Может, есть шансы возвыситься и заслужить свободу. Но и в это верится с трудом. Может, ещё что. В любом случае впереди тебя будет ждать неизвестность.

— Зачем тогда вообще соглашаться?

— Те, кто чего-то достиг, и не соглашаются. Проблема в том, что турнир обязателен, его нельзя не провести. Поэтому посылают не особо нужных сыновей. Они бьются между собой, и победители уходят на ту сторону. С помощью таких детей дороманцы и торгуют с той стороной.

— Слушай, старик, а ведь получается, что молодежи это куда выгоднее.

— Талантливой, амбициозной молодежи — да. А ловцу знаний, который хочет разобраться с богом и умеет видеть чужие тайны… Даже не знаю, — с сарказмом произнёс он.

— Ты намекаешь на то, что мне это может быть интересно?

Старик не ответил, потому что вопрос был глупым. Интересно, конечно же.

Получается, если хочу разобраться с Эаром, то должен отправиться в земли второго порядка, освоиться там, взойти по пути силы и…

— А что с землями первого порядка?

— Не знаю.

Ясно. Тогда узнать про земли первого порядка и разобраться, какое Эар занимает место по силе.

— Думай, твой бог — просто сильный практик, который вышел из земель первого порядка. А его доминионы и ловцы — это лишь способ становиться сильнее, накапливая знания.

Неожиданная мысль. Не шокирующая, но стоящая того, чтобы над ней подумать.

— Ты уже догадался, что делать с моей дочерью? — внезапно спросил старик.

Сложно общаться с тем, кто читает твои мысли.

— Ей нужно выбрать что-то ещё для баланса. Она слишком укрепилась в темном пути.

— Да. Но это станет актуально где-то через три недели, как раз, когда сформируешь росток.

— Три недели на росток? — не обрадовался я перспективе.

— Зависит от того, сколько энергии вложишь. Если сядешь медитировать и ничем больше заниматься не будешь, то быстрее выйдет.

Что в принципе невозможно. Слишком многое нужно успеть сделать.

— Получается, три дня без энергии, а потом ещё три недели…

— Почти без энергии. Ты всё правильно понял.

Звучит дерьмово.

— Этот процесс можно контролировать, — обрадовал меня Герцог. — Если понадобится, можно замедлиться.

— При внезапном нападении какой от этого толк, если я буду пуст?

— А ты не опускайся до конца, вот и всё.

Звучит как план.

***

Следующие дни лично для меня прошли однообразно. Я либо медитировал, либо тренировался с копьем. Кая делала почти то же самое, только вместо копья махала костяными мечами. А так… Привели в порядок одежду, закупили необходимые мелочи, спали и ели, поглощали специи в больших количествах.

Этот день обещал пройти так же однообразно, но Резано кое-что подготовил, чем удивил.

Они с Халой тоже тренировались. Резано пытался создать пустую руку. Пока не получалось, но и он недавно начал. Хала же работала над общей закалкой. У них с Каей вышел шаткий вооруженный мир. Это когда они готовы использовать любую возможность для колкостей, но стараются этого не делать. Точнее, Хала тупо держалась подальше от Каи, а я следил за своей бешеной подругой, чтобы не чудила.

Так вот… Резано пришёл с утра как ни в чём не бывало и протянул мне сложенный листок бумаги. Довольно качественной, замечу. Хорошо быть аристократом. Доступны многие блага цивилизации.

— Что это? — спросил я, вчитываясь в строки. — Список трав и специй?

— Да.

Хала пришла вместе с Резано и встала неподалёку, с интересом поглядывая на листок.

Кая же находилась в стороне от нас и разминалась. Мы с ней чуть раньше пришли.

— Я что-то должен из этого понять?

— Это то, что нам надо добывать на регулярной основе, — пояснил Резано.

— Зачем?

— Это ответ на вопрос, как нам заработать деньги.

— Из того, что мне знакомо, много на этом не заработаешь.

Некоторые травы можно было добыть прямо в лесу, и это мог сделать любой солдат.

— На отдельных позициях — нет. А если на основе этих трав сделать усиливающие специи, которые в дефиците в лагере или сложны в изготовлении, то можно получить регулярный приток денег, — сказал Резано тоном одновременно и смущенного человека, и взрослого, который объясняет ребенку очевидные вещи.

— Эрано, — вмешалась Хала. — Что бы тебе ни предлагал Резано, соглашайся.

Парень удивленно на нее глянул. Да и я бровь приподнял. Резано и Хала, ну… Это сложная, запутанная история, завязанная на вражде их семейств, личной симпатии и не самых адекватных характерах. Резано не от мира сего, Хала, чуть что, сразу режим берсерка включает, так что… Не ожидал я таких слов.

— Два года назад в герцогстве чуть не началась война между аристократическими семьями, — сказала Хала. — Из-за денег. Кто-то начал закупать специи, сырье, определенные товары. Создавать искусственные дефициты, манипулировать рынком, как ему вздумается. С этим пытались бороться, но безуспешно. На семью Ветиосов никто не думал. Их никогда не считали торгашами. Мечники до мозга костей, в плохом смысле. Без обид, Резано.

— Да чего уж там, — махнул единственной рукой парень, с интересом слушая девушку.

— Какое отношение имеет эта история к нам? — спросил я.

— Думаю, за те события был ответственен Резано.

Парень на это хохотнул, будто услышал дико смешную шутку, но взгляд опустил.

— Третья ветвь Ветиосов, главой которой является отец Резано, спустя некоторое время начала тратить суммы, которые неизвестно откуда у них взялись, — продолжила Хала. — Отец Резано, ну… — смутилась девушка.

— Дурак, потолок которого не растратить нажитое богатство, — подсказал сам Резано, ничуть не смутившись.

— Да, — благодарно и облегченно кивнула девушка. — Он посредственный человек. Об этом все знают. Других кандидатур нет. Никто себя таким образом раньше не проявлял. Единственный новый человек — это повзрослевший Резано.

— Повзрослевший? Тебе сколько тогда было? — спросил я.

— Пятнадцать лет.

— Так это был ты?

— Да.

Резано дал простой ответ, но…. Как-то дико он прозвучал.

— Получается, твоя угроза разорить семью….

— Не была пустой, — кивнул Резано.

Я что, случайно познакомился с местным финансовым гением?

— Почему тогда ты не занимаешься торговлей? — спросила Кая.

— Потому что это скучно, — пожал он плечами. — Куда интереснее возиться с травами. Ими я и торговал.

— Травами? — рассмеялась Кая. — Эрано, ты с кем общаешься? С парнем, который чуть войну не начал, который отказался от меча и зачем-то изучает бой без оружия? Так он ещё и травки любит. Звучит это дико.

Резано пожал плечами, извиняясь.

— Тогда давай претворим твой план в действие, — сказал я. — Говори, что мы должны делать.

— А подробности ты не хочешь услышать? — с подозрением спросил Резано.

— Ты ожидал, что меня придётся уговаривать? — хмыкнул я. — Ты мой друг. Одного твоего слова достаточно.

И это действительно так.

— Спасибо, — с серьезным видом кивнул Резано.

«Передай своему другу, что много денег лучше заработать в ближайшие полгода», — прозвучал голос Темного Герцога в моей голове.

— Но сначала бой, — сказал я вслух. — Разберусь с Косым. Проучу Каю и…

— И не спеши так. На этом проблемы не кончатся, — Резано выставил вперед руку, — После Косого тебя ещё кто-то вызовет на бой. Скорее всего, драться придётся регулярно. Особенно когда мы начнем зарабатывать. А если кто-то узнает, что за этим стою я, то…

— Тебя тоже попытаются убить?

— Да. Никто не захочет, чтобы сильные мечники ещё и разбогатели.

Я бросил взгляд на Халу, но её присутствие Резано никак не смущало. Что-то мне подсказывает, что он сам дал ей ряд подсказок. Зачем? Да мало ли. Может, проверить на вшивость или сообразительность хочет.

— Сегодня тебе надо готовиться, — сказал Резано. — А мы с Халой начнём собирать травы в этом лесу. Заодно и потренируемся.

— Хорошо. Но, если что, зовите нас.

— Договорились.

Попрощавшись, каждый занялся своим делом.

Глава 6. Бой

С Косым встретились утром. Народу собралось немного. Я бы сказал, куда меньше, чем обычно. Косой не самый популярный боец, я тоже. Только кажется, что пара громких сцен, в которых я поучаствовал, — это что-то значимое. Но в масштабах всего лагеря не такие уж это и большие события.

Косой пришёл не один. С его стороны был весь отряд. Я навёл справки. Профессиональные охотники, которые специализировались на темных ночах. Прибыли они сюда из столицы, от имени одного из аристократических домов, не самого сильного и именитого. Конкретно в нашем конфликте это не имело значения. Ссора между солдатами, а не аристократическими домами.

У этих ребят дела шли настолько хорошо, что Косой выступил против меня в металлическом доспехе. А если быть точным, броня закрывала его грудь, правую, рабочую, руку, шею и голову. Бедра защищала кольчужная юбка. Из оружия он предпочитал копье.

Трудно переоценить важность полноценной брони. Вместе с покровом это давало неоспоримое преимущество. И вызывало опасения. Потому что я что-то раньше этой брони не видел и не слышал о ней. А раз я не видел и не слышал, то её и не было. На днях купили.

Вчера под вечер к нам на поляну в лесу приходил человек от Косого. Обговорить условия дуэли. Смешно получилось. Они хотели в случае победы получить обратно всё то, что мы у них якобы украли. Якобы, потому что воровать украденное — ну, это такое себе воровство. Мне больше нравится — восстанавливали справедливость. Этот пункт прожать они не смогли, но так хотели с нас что-то стрясти, что договорились поспорить на пять сотен золотых урсов. Большая сумма. У меня таких денег уже не имелось, так что проигрывать нельзя было. Я и не собирался.

— Ты должен выиграть, — сказал мне Резано. — Пятьсот золотых ускорят реализацию плана.

— Ускорят так ускорят, — кивнул я. — Не переживай.

— Это ты должен переживать, — нахмурился Резано и недовольно на меня посмотрел.

— Ты как сердитая тётушка, что раздосадована легкомысленностью племянника.

— А ты как деревенщина, не понимающий важности.

— Так я и есть деревенщина.

— Об этом трудно забыть, — с легким высокомерием ответил Резано и, не выдержав, рассмеялся.

— Идиоты, — резюмировала стоящая рядом Кая.

— Знаешь, — шепнул мне Резано, — меня пугает, что твоя подруга тоже деревенщина. Что за деревня у вас такая?

— О, ты не представляешь, какая.

С моей стороны присутствовал сам парень, Хала и Кая. Последняя облокотилась на забор, что огораживал арену, и жевала соломинку, смотря на нас с откровенной скукой. Она даже ругалась с ленцой. Хала же будто ежа проглотила. Стояла напряженная, молчала и кулаки до побелевших костяшек сжимала. И чего так волнуется.

— Готов? — спросил подошедший к нам Сига.

Он тоже был здесь. С новым ремнем, стоимость которого я ему возместил. Сигу выбрали в качестве секунданта, в чьи обязанности входило дать отмашку. По правилам бой продлится до крови, потери сознания или сдачи противника.

Элитный воин — это минимум семь таинств. А ещё это битва запасов энергии и мастерства владения оружием. Энергия у меня сейчас почти на нуле, спасибо старику и его требованию закончить семя. Действовать буду экономно. Если получится, схватку надо завершить как можно быстрее.

Первое таинство Косого я знал. Покров. Это стандарт для всех. Сейчас покров активен, и пока противник выходил на арену, пока Сига объявлял правила, пока давал отмашку… Защиту Косого я успел изучить. Не самая крепкая броня. Рассчитана в первую очередь на противостояние темным тварям. Это, кстати, минус многих практиков. Солдаты имели узкую специализацию, бросая силы на одно направление, и закономерно страдали в других.

Покров Косого я ещё раньше изучил, а сейчас проверил, не появилось ли чего-то нового. Не появилось.

С остальными таинствами было хуже. Косой не участвовал в тренировочных боях в последние дни, и понаблюдать за ним я не мог. Кая тоже ничего не рассказала, заявив, что смутно помнит ночь своего появления.

Перед боем Темный Герцог расщедрился на два совета. Предупредив, что если я проиграю или буду ранен, то его это сильно расстроит. Дословно его советы звучали так.

— При использовании одинаковых внешних таинств это сразу видно. Если Косой владеет силой копья, ты это ощутишь. Если нет, считай, бой у тебя в кармане.

— Несмотря на таинства?

— В процессе сам поймешь. При должном умении внешнее сильнее внутреннего. Сила копья позволит лучше чувствовать оружие. Как своё, так и противника. Ты сам станешь немного сильнее и быстрее. Но это примитивное использование. Попробуй направить силу в наконечник и поиграться с весом.

— Весом?

— Да.

На этом наш разговор вчера закончился. Я попробовал реализовать сказанное на практике и не скажу, что преуспел. Почему-то во время тренировок к внешней силе не удавалось подключиться. Другое дело — во время смертельной опасности. Но будет ли считаться таковой наш бой?

Когда Сига дал отмашку и отошёл в сторону, я не почувствовал ровным счётом ничего.

Косой атаковал первым. Сделал обычный выпад копьем, метя в лицо. Неопытного противника это могло испугать, заставить зажмуриться и замешкаться. Я же… Не сдвинулся с места, видя, что расстояние слишком велико, чтобы он достал меня. Да и покров защитит, если что. В копье ведь не было никакой энергии, я бы заметил.

Если хочу в ближайшее время сдать экзамен на элиту, надо разделаться с Косым. Да и просто уложить его. Не нравится он мне.

Второй выпад Косой сделал с шагом вперед. Это было уже опаснее. Я чуть сдвинул голову и ударил лезвием по древку рядом с его пальцами. Пусть побережётся, а то чего такой наглый.

Кто-то рядом свистнул, но лениво, без энтузиазма. Бой пока выходил не самый зрелищный.

В следующий миг всё изменилось. Косой тоже сделал ставку на быстрое завершение. А то его не поймут. Элита возится с каким-то ветераном? Позорище.

Косой шагнул назад, отвёл копье в сторону и… показал, откуда у него такое прозвище. Обычное копье превратилось в пылающую темнотой косу. Такую, какой в деревнях траву косят, только опаснее в тысячу раз. На этот раз я понял, что удара избежать не получится. Коса могла удлиняться. Эта атака была куда быстрее, чем предыдущие. Среагировал я автоматически, не успев осознать, что происходит.

Восприятие ускорилось, я снова ощутил силу копья и отмахнулся им, будто воду стряхивал. Лезвие встретилось с темной косой и разрушило её. Я видел, куда бить и где самый слабый поток. Продолжив движение, закрутил копье и выбросил его в сторону Косого, делая то, что советовал древний старик. Пустил всю силу в наконечник.

Получилось… Странно. Косой успел лишь шагнул назад и… Когда движение закончилось, сила выплеснулась, как и в случае толчка энергией. Она лопнула, как пузырь, и откинула Косого на пару шагов назад. Он приземлился на ноги, целый и невредимый. У него даже покров не просел. Солдат недоуменно нахмурился, осмысливая, что произошло, и хмыкнул. Атака его не впечатлила.

Я же в тот момент улыбался… Внешняя сила… Это как секс. Раз попробовав, ни с чем не спутаешь.

Мысли в голове двигались в разы быстрее. Я разом ощутил оружие — и своё, и противника. Мне не надо было смотреть, чтобы видеть, куда он ударит. То, что не получилось с выплеском, — это первая попытка, лишь начало долгого пути.

Но главное, что я ощутил в этот момент — внешние таинства не требовали внутренней энергии, а значит, то, что у меня её сейчас осталось мало, не играело роли.

Кажется, Косой не догадывался, во что влип. Может, он и элитный воин, но разница между нами стерлась.

Косой прыгнул вперед, формируя в руке какое-то новое таинство. Что это такое, я не увидел. Сделал пару шагов вперед, сблизился и принялся работать копьем. Всё же Косой был хорош. С оружием он обращался мастерски. Но… Но я чувствовал каждое следующее его движение.

Возможно, я бы смог закончить бой куда быстрее. Но не стал этого делать, чтобы разобраться в том, что со мной происходит. Это было… удивительно.

Копье пело в моих руках, жгло руку и подначивало показать всю его силу. С каждым ударом я прибавлял скорости, и вскоре Косой перестал успевать. Он не мог сформировать никакое таинство, любые его попытки я пресекал.

Я выбил оружие из его рук, отсушил пальцы. Следующий удар пришёлся в колено, затем в живот и подбородок. Не смертельные попадания, но неприятные.

— Это всё? — разочарованно спросил я.

И получил удар за свою гордыню.

Сила покинула меня. Тело скрутила судорога, в глазах потемнело. Я перестал ощущать мир в полной мере.

Косой стоял напротив меня, тяжело дыша, с затравленным взглядом. Но страх моментально улетучился, когда он увидел моё состояние. Бросившись вперед, он перехватил моё копье и врезал латной перчаткой в челюсть. Сила удара была такова, что я отлетел и кувыркнулся, больно ударившись головой. Косой напрыгнул сверху, прижал меня к земле и ударил ещё раз.

— Разве ты не в курсе, что внешние таинства берут свою цену? — прошипел он мне в лицо, брызжа слюной.

Последующий удар чуть не вырубил меня, пробив покров.

— Да пошёл ты, — прорычал ему в лицо.

Копье, которое он отшвырнул, поднялось с земли, разогналось и врезалось ему в незащищенный бок, прямо под руку, которую он занёс для следующего удара. Покров прогнулся, и я усилил натиск, расширяя прореху.

Косой попытался схватить оружие, но это он зря, надо было добивать меня.

Энергии внутри мало, но она есть. Я врезал ему с другой стороны, запуская проходящий сквозь покров импульс. Косой сразу растерял свой пыл, его скрутило. Отведя волей копье в сторону, я снова нанёс удар и откинул солдата. Сумев подняться, перехватил оружие руками и надавил что есть силы.

Давил до тех пор, пока копье не коснулось плоти. Брызнула кровь, Косой вскрикнул, а я выдернул оружие и поковылял к выходу с площадки.

Бой был до крови. Я победил.

***

— Ты идиот! — заявила Кая.

— Трудно не согласиться с твоей подругой, — Резано улыбался, что шло вразрез с его словами. — Что это было?

— Если бы я знал.

Нужно найти учителя по внешним таинствам. А то, если и дальше будут такие сюрпризы, далеко я не уйду.

— Эй, придурки! — Кая перевела взгляд на компанию Косого. — Платить думаете? Или что? У вас что, хватило ума не принести наши золотые?!

— Язык свой придержи! — крикнули ей в ответ.

— Это ты придержи, — рявкнул Сига. — Проиграли спор — так платите и проваливайте.

— А ты на их стороне, что ли?

— Вашего командира уделал ветеран, — парировал Сига. — Хотел бы я узнать, как Косой экзамен на элиту сдавал. Неужто взятку дал?

— Может, ты и сам в круг хочешь? — спросил кто-то не особо умный.

— Хочу! — обрадовался Сига.

Нашли с кем языками зацепиться. Сигу хлебом не корми, дай подраться.

Деньги мы получили, компания Косого свалила с арены. Этим вопросом Резано занялся, а я в стороне стоял, надеясь, что не рухну прямо там. В этот момент Кая подошла ко мне.

— Завтра деремся с тобой, — сказала она серьезно.

— Хорошо, — кивнул я.

Деремся так деремся. С семенем я закончил, а значит, до завтра восстановлю энергию.

— Повезло выскочке, — донесся чей-то голос.

Обернувшись, я увидел солдата в компании друзей. Ага, а вот и то, о чём предупреждал Резано. Меня хотят вызвать ещё. Но нужно ли оно мне? Уж точно не сейчас. Поэтому я проигнорировал слова и предложил своим свалить в лес.

Оставшийся день был разделен между тренировками и сбором трав, по плану Резано. Единственное, что выделилось на этом фоне, — я отправился искать учителя по внешним таинствам. Перед этим задав вопрос Темному Герцогу, но он меня мягко послал, заявив:

— Дальше сам разбирайся. А то будет слишком подозрительно, что ты многое самостоятельно осваиваешь.

В некотором роде разумно, если ставить целью сохранить секрет возвращения отца Каи. И неудобно, если речь заходит о моём развитии.

Темный Герцог тот ещё интриган. Всего ничего прошло с момента его возвращения, а я уже плотно подсел на иглу знаний. Стопроцентное попадание. Легче всего увязнуть, когда цену предлагают высокую, манящую.

Думая об этом, отправился искать подходящего мастера. Наведался к старику Кло, пообщался с ним. Узнал, кто может мне подойти. Дальше пошёл по лагерю. Всего Кло назвал десять имен. Сказав, что если с ними не получится договориться, то он и не знает. Семеро из названных находились в отряде защитников, то есть служили у Кристиана. Показательный момент. Все сливки у него под рукой.

Когда подошёл к штабу и площадке рядом, встретил Давида.

— Опять ты? Чего приперся? — спросил он недобро.

— Ищу мастера копья, — честно ответил я.

— А, так ищи, — отвернулся Давид от меня.

Вот и поговорили. Всё же он та ещё душка.

— Малой, — позвал меня один из защитников. Лицо знакомое, видел его здесь не раз, но имени не знал. — Мне не послышалось, ты мастера ищешь?

— Так точно. Мастера, разбирающегося во внешних таинствах.

— А, так ты Эрано. Помню-помню, — кивнул он. — Мужики, тут ученичок пожаловал! Ершистый!

Последние слова были обращены к защитникам, которые неподалеку занимались своими делами. В основном просто общались да на тренировочную площадку изредка поглядывали.

— Чего ему надо? — спросил другой солдат.

— Мастера внешних таинств! — рассмеялся тот, что заговорил со мной первым. — Парень, а ты знаешь, сколько стоит обучение внешним таинствам?

— Нет.

— От тысячи золотых в месяц.

Ого. Для понимания, мы заработали тысячу за убийство толстяка, и это считалось достойной наградой. По моим расчётам, одно баронство Тамал приносило сто-двести золотых в год чистой прибыли.

В год!

Понятно, что баронство это захудалое, находится на отшибе и чем-то интересным похвастаться не может. Но всё же… Тысячу в месяц очень мало кто может себе позволить.

— А другие варианты есть? — спросил я.

Давид меня… Хотя нет, он меня как раз особо не обучал. Иначе бы стребовал плату. Церен Скрытный тоже… Ну, вроде бы начал учить. Точнее, давать консультации на тему того, что мне делать дальше. За это он тоже денег не требовал и как будет дальше — неизвестно. Лично я рассчитывал, что золото ему банально неинтересно. Кто ещё… Сергиус тоже учил в обмен на службу, но его приоритеты сменились и… Как-то этот случай не подходит под общее правило.

— Острый! — позвал мой собеседник сослуживца. — Мальчишка спрашивает, есть ли вариант скостить плату?

Из толпы вышел тот самый Острый. Прозвище у него говорящее. Ничем не примечательный, на фоне других солдат он терялся.

— Тебе открылось внешнее таинство копья? — спросил он, оглядев меня.

— Да. Сегодня я применил его на арене, но случилось кое-что непредвиденное.

— Скрутила судорога? — понимающе кивнул Острый.

— Да.

— Причина у этого простая — твоё тело не готово к таким нагрузкам. Представь, будто через каждую частичку тела проходит копье, — сказал он, заглядывая куда-то внутрь меня. — Неудивительно, что организму это не нравится.

— А что с этим делать?

— Много чего. Плата за обучение и правда высока. Сомневаюсь, что кто-то захочет учить дешевле.

— Никаких вариантов?

— Никаких. Считай, что это проверка. Если ты не можешь заработать такую сумму, то смысл на тебя тратить время?

Цинично и как-то странно. Может, это ещё одна политика сдерживания талантов? Как я успел убедиться, внешние таинства — довольно сильная штука.

«Верная мысль», — согласился Темный Герцог.

Раздражает… Новость пусть и расстроила, но не сильно. Раз тысячу золотых заработать смог, значит, и повторить сумею. А там мне бы всего месяц оплатить и выжать за это время из учителя все соки.

С этой мыслью отправился к себе в палатку. Пора как следует выспаться перед завтрашним боем.

***

Кая по-прежнему ночевала со мной. Проснувшись утром, я её не обнаружил. Выглянул наружу, там тоже никого не оказалось.

Какой же у неё дурной характер. Спешить никуда не стал. Знал, где Кая будет ждать меня. На том месте, где тренируемся. Не захочет на общей арене разбираться. Этот разговор между нами, свидетели не нужны.

Когда я подошёл, Кая стояла в полном своём облачении. Вокруг неё кружилась темнота.

— Я уже думала, что не придёшь, — бросила она мне.

— Знаешь… — я подошёл ближе, воткнул копье в землю. — Перед тем как начнём, хочу кое-что сказать.

— Так говори.

— Ты достала.

Кая приподняла бровь, выпустив толику презрения.

— Наши с тобой отношения изначально строились на недоверии, а потом дружбе, завязанной на выгоде. Вдвоем было проще подняться. И как только этот этап был пройден, ты бросила меня.

— Эрано, не грузи своими обидами.

— Это не обида, — качнул я головой, — это факт. В прошлой жизни я не знал, что такое дружба. Да и с тобой не особо это узнал. Но недавно мне показали пример, что дружить можно не только ради выгоды.

— Кто же тебе показал? — прищурилась Кая, развеселившись.

— Резано.

— У него с головой проблемы. Радуется, потеряв руку.

— Это называется оптимизмом и верой в друзей.

Кая презрительно цокнула. Её руки, державшие костяные клинки, подрагивали от нетерпения.

— Ты меня бросила, Кая, — повторил я. — И я это принял. Отнёсся с уважением к твоему решению. Хотя позови ты меня в темный мир, отправился бы, не задумываясь.

— Ты бы там погиб.

— Возможно. Резано тоже отправился со мной на авантюру, и это стоило ему руки. Быть может, я бы повторил его судьбу. Как бы там ни было, это дело минувших дней. Сейчас мы снова встретились волей случая. Снова что-то делаем вместе. Но что я вижу? Вместо радости и элементарных извинений ты провоцируешь меня. Оскорбляешь моих друзей, создаешь проблемы. Так с близкими себя не ведут.

— Так, может, ты мне не близкий человек, не думал об этом? Мы снова сошлись, потому что это выгодно.

— В чём же моя выгода? Вызволять тебя, конфликтовать с Кристианом, идти против других солдат? Одни проблемы, и тем не менее я, не думая, встал на твою сторону.

— Тогда ты дурак. А раньше был умный, — разочарованно сказала Кая.

— По твоим словам я вижу, что понимания мы не найдем. Раз так, уходи. Иди своим путем.

— В смысле? — казалось, Кая растерялась.

— В прямом. Я хочу, чтобы рядом находились надежные друзья. Может, ты и сильна, может, и полезна… Но ты враждебна. Мне это не нужно.

— Слишком много слов про дружбу для того, кто так легко от неё отказывается.

— Дружба — это когда две стороны идут навстречу друг другу. Со своей стороны шаги я сделал. С твоей вижу исключительно противодействие.

— Так и сам вали, в чём проблема? — пожала Кая плечами. — Без тебя справлюсь.

— Считай это последней попыткой найти взаимопонимание. Мы с тобой сразимся, как и договаривались. Но если ты не готова измениться, то так тому и быть. Дальше наши пути разойдутся.

— Ты ставишь мне ультиматум? — темнота вокруг девушки заклубилась с удвоенной силой.

— Да.

— Тогда послушай и ты меня, Эрано. Я не позвала тебя с собой, потому что ты слаб для этого пути. Темный путь не твоё, и мы оба это знаем. В отличие от тебя, мне хватает ума не приглашать друзей на верную гибель. Твой так называемый друг Резано поплатился рукой именно из-за этого. Потому что ты оказался недостаточно силен, чтобы его защитить, и неправильно просчитал ситуацию. Так кто из нас друг лучше? Я, что сохранила тебе жизнь, или ты, из которого Резано потерял руку?

— Пусть поединок нас рассудит, — перехватил я копье и приготовился к бою.

— Да будет так. Но не жди от меня пощады и жалости, — темнота вокруг загустела. — Я покажу тебе свою настоящую силу. Если выдержишь, докажешь, что имеешь право вести за собой, тогда и поговорим о дружбе.

Кая развела костяные мечи в стороны и атаковала.

Глава 7. Кая

Кая мелочиться не стала. Накрыла поляну чем-то вроде покрывала из тьмы. Если бы я не видел зарождающиеся потоки, кончилось бы это плачевно. А так, отпрыгнул назад, оттолкнулся от корня и перескочил на ствол дерева.

В прошлой жизни Кая далеко успела пройти по темному пути. Быть может, в этой она зашла ещё дальше. Уж точно не рядовая воительница, и я к её силе относился с должным уважением. Без пиетета, но с уважением.

Страха не было.

В темном мире Кая постигала своё мастерство. А здесь, в лагере, я наблюдал за сотнями солдат и имел доступ к разнообразию. То, что Кая не умеет бегать по поверхностям, сейчас играло против неё.

Девушка осталась внизу, а я поднялся повыше и уставился на неё.

— Хватит трусить, Эрано! — прокричала раздраженно она.

— Это не трусость. Я наглядно показываю твою же слабость.

Что-то прорычав, Кая создала воистину гигантское темное лезвие и метнула в меня, легко перерубив ветку. Я на это лишь посмеялся, перепрыгнув на следующую.

Так мы и скакали следующую минуту. Кая тратила уйму сил, прореживая лес, а я просто прыгал, почти не напрягаясь. За проведенное здесь время девушка так и не смогла освоить столь простую технику, сосредоточившись на восстановлении.

— Не надоело? — крикнул я сверху.

— Спускайся, выдери тебя сурхи!

— Фу, как грубо! А ты достань. Покажи, какая ты крутая воительница! Пока как-то блекло.

На самом деле тех сил, что она выпустила, хватило бы, чтобы перебить… Ну, небольшое войско ветеранов.

— Сам напросился!

Кая создала очередной кинжал, но не как обычно. Выстрелила им в мою сторону, лезвие вошло в дерево и… Притянуло Каю к себе. Её подбросило вверх, и силы броска хватило, чтобы она оказалась рядом со мной.

Глупо… Очень глупо лететь по одной траектории, когда сражаешься с тем, кто умеет биться в разных плоскостях.

Я скользнул вниз, проехал по дереву и выбросил Кае копье навстречу. Она победно улыбнулась и схватилась темнотой за древко. Оружие вырвало из моих рук и отбросило далеко в сторону. Почти… Копье зависло в воздухе. Кая же пролетела мимо меня, врезалась в ветку и зацепилась темным кинжалом.

— Оригинально, — кивнул я ей и притянул копье обратно.

Наивно ожидать, что она пропустит удар в спину. Видела же этот приём.

Физической силы Кае тоже было не занимать. Оттолкнувшись от дерева, она прыгнула на меня и пролетала метров пять. Когда я скакнул на новую ветку, девушка перерубила её ещё в полёте. Только вот на такой скорости ещё до того, как ветка начала падать, я оттолкнулся и разорвал дистанцию.

Ещё через пару минут Кая оказалась на земле, свалившись с дерева. Что-то не рассчитала и рухнула. Я завис над ней и с иронией спросил:

— Устала?

— Это издевательство, а не бой.

— Это демонстрация моего превосходства, — сложил я руки на груди.

— Превосходства в трусости?

— В уме, — постучал я себя пальцем по виску.

— Это изворотливость, а не ум, — парировала Кая. — Последний раз предупреждаю. Спускайся вниз.

— Или что?

— Сам виноват. До этого я тебя щадила.

Кая достала что-то из-под брони, полоснула ножом по ладони и прокричала.

— Темное солнце!

В ту же секунду Темный Герцог заорал внутри меня:

«Беги!»

Я и побежал. Оттолкнулся, прыгнул и рванул со всех сил подальше отсюда. Сзади что-то громыхнуло, затрещало, снова громыхнуло. В полёте, извернувшись, я увидел, как черный шар, от которого мерк свет вокруг, играючи проламывает деревья.

«Таинство будет действовать от одной минуты. Тебе надо двигаться достаточно быстро — тогда выживешь», — предупредил старик.

Я попробовал сбить темное солнце, но оно следовало за мной. Замедлялось лишь тогда, когда врезалось в толстые деревья. Заметив этот момент, я выстроил свой маршрут так, чтобы максимально сбить таинство. Повезло, что в лесу сражались. На открытой местности не убежал бы.

— Вроде всё, — сказал я сам себе, когда деревья перестали валиться.

Весь мой путь сопровождался либо поваленными деревьями, либо пробитыми насквозь.

— Теперь вернись и добей её. Для темного солнца требуется основа из сильного монстра. У дочери не может быть много таких. Сейчас она ослаблена, пользуйся этим.

— Всегда восхищался силой родительских чувств.

— Когда сам станешь отцом, а твои дети вырастут и покажут всю свою неблагодарность, ты лучше начнешь понимать наш конфликт с Каей.

— Возможно.

Дорога обратно заняла чуть больше времени. Мне тоже требовалось восстановить дыхание. Каю на месте я не обнаружил. Она пряталась, прямо как в старые добрые времена, когда играли с ней в салочки.

— И кто из нас теперь трус? — крикнул я.

Удержится, нет? Удержалась. Не проявила себя.

Тогда остаётся одно. Ей выгодно затянуть сейчас бой, чтобы восстановиться. А мне надо найти её как можно скорее. Поэтому остаётся лишь рисковать.

Прыгнув на ветку, я принялся перемещаться кругами, проверяя самые темные места.

Кая не заставила себя долго ждать. Понимала, что я её быстро так найду и подгадала момент, чтобы подловить меня.

Темное копье прилетело мне в бок, врезалось в покров и растеклось по нему. Если готов к атаке, отбить её куда легче.

— Может, сдашься? — предложил я, заметив Каю. — Ты ослабла, а я почти не потратился. У тебя нет ни шанса.

— Мы только начали, Эрано, — вышла она из-под корней, держа перед собой мечи. — Примешь этот бой?

— Приму. Без беготни. Но ты уже проиграла.

Мои слова оказались пророческими. Я снова ощутил силу копья и на этот раз не стал проверять, на что он способен. Может, костяные клинки и были сильным оружием, но владела ими Кая посредственно. На уровне обычного ветерана, а на элиту не тянула.

— Сдаёшься? — спросил я, уперев лезвие Кае в шею.

— Твоя взяла, — опустила она руки, прикусив обиженно губу.

— Тогда у меня что-то для тебя есть.

— Утешительный подарок? — фыркнула она и мотнула головой, отчего косы чуть подбросило.

— Нет. Добить хочу.

Я достал из кармана заранее приготовленный листок бумаги. На самом деле таких у меня было несколько, но об этом Кая не узнает.

— Так… — протянула девушка, забирая листок. Знала бы она, чего стоило его добыть. — Кая, думая, что она крутая темная воительница, будет носиться за мной как сумасшедшая. Если догадается остановиться, получит шансы на победу. Но она не догадается и, когда проиграет, спишет это на то, что бой был нечестным, и я убегал, а не дрался.

Зачитав текст, девушка посмотрела на меня недобро.

— К чему это?

— К тому, что ты проиграла, но урока из этого не вынесла.

— В чем же урок? — спросила она с вызовом. — В том, что ты умнее?

— В том, что ты не так сильна, как думаешь.

— Будь мы на открытой местности…

— Я бы оттуда убежал в лес или горы.

— Бегать не всегда есть возможность.

— Не всегда, — согласился я. — Но умного человека как раз отличает то, что он создаёт возможности. Ты считаешь себя темным практиком, но не контролируешь эмоции! — мои слова прозвучали осуждающе. — Позорище…

— Эрано… — тихо сказала Кая, смотря на меня.

— Мы оба знаем, что если отрицать свои недостатки, то далеко не уйдешь.

— Тогда, может, пропустишь ту часть, где смешиваешь меня с грязью, и сразу перейдешь к делу?

— Я уже всё сказал. Для начала определись, хочешь ли со мной дальше общаться. Если хочешь, то будет и второе условие.

— Послушание?

— Именно. Ты неадекватна.

— Спасибо, — скривилась Кая.

— Не, серьезно. Реально башкой двинулась.

— Да хватит уже!

— Тебе нужно будет начать осваивать новое направление. Что-то, что сбалансирует темный путь.

Кая посмотрела на меня с подозрением.

— А если я откажусь, то могу валить?

— Именно так. Подумай до вечера. Хочешь, по лесу прогуляйся. Воздухом подыши. Определись уже, чего сама хочешь. А главное, реши для себя, насколько готова вкладываться в наши отношения.

— Говоришь как старый, скучный муж.

Махнув на Каю рукой, пошёл обратно в лагерь.

***

Резано смотрел на то, как сбежались караульные. В лагере были готовы объявить тревогу — и, если бы Эрано заранее не предупредил дежурных, что в лесу может быть шумно, то… суеты бы поднялось куда больше.

Рядом стояла Хала и делала вид, что не знает Резано. Он тоже притворялся, будто не знаком с ней. Спектакль, в который никто не верил, но в который они играли по молчаливому согласию.

Резано рассмотрел, как возвращается Эрано. Побитым он не выглядел, а значит, победил в поединке. Парень в исходе не сомневался, но сейчас не стал подходить к другу. Тот шёл задумчивый, погруженный в себя и, казалось, на собравшихся людей не обратил внимания.

— Что это с ним? — шепнула Хала.

— У них сложные отношения, — выдал сентенцию Резано, который и сам не понимал, что связывает эту деревенскую парочку. — А ещё меня реально пугает, что у них там за деревня.

— Согласна. Монстры какие-то.

***

Сергиус занимался тем, что точил нож, когда к нему подсел Церен.

— Сегодня твои птенчики подрались, — сказал Скрытный.

— Это они могут, — никак особо не отреагировал Сергиус, продолжая точить нож.

— Девчонка показала то, чего никак знать не могла. Темное солнце кинула.

Сергиус нахмурился, вспоминая, что это за таинство такое. Покачал головой.

— Ты её этому научить не мог, — сказал Церен.

— Не мог. Но она всегда была талантливой.

— Как же так вышло, что два таланта попали к тебе в руки?

— Случайность. Я уже говорил, — спокойно ответил Сергиус.

— В такое с трудом верится.

Сергиус промолчал, а Церен больше ничего не спрашивал.

***

Кая вернулась к обеду, как ни в чём не бывало. Притащила с собой тушку зверька. Местную разновидность кролика. Сама же и обед взялась готовить. Подкалывать и спрашивать, можно ли это счесть за извинения, не стал. У нас и так хрупкие отношения.

***

Зря я думал, что эта война фальшивая. То, что серьезных сражений не происходило, расслабило меня.

Оставшийся день прошёл тихо. Устроили небольшой отдых. Я восстанавливал запасы энергии, Хала с Резано бегали по лесу и собирали травы, Кая сидела рядом со мной и в основном медитировала.

А ночью…

В эту ночь я проснулся от грохота. Звук ломаемого сухого дерева ни с чем не спутаешь. Следом раздались крики и только после этого взвыл гонг, означающий тревогу. На лагерь напали, и раз колокол звонит с опозданием, нападение проморгали.

С Каей мы поднялись одновременно и столкнулись в проходе, когда выбирались.

Мимо нас пробежали солдаты, с копьями на перехват, куда-то в сторону гор. С той же стороны доносился и основной шум.

— На нас напали? — спросила Кая.

Другое надо спрашивать. В каком количестве напали, и какая у них цель.

Мне никто не объяснял, как вести себя в случае нападения на лагерь, но логика подсказывала, что лучшая тактика — не путаться под ногами. Здесь есть кому принять удар на себя.

Только вот у моего учителя были совсем другие планы. Появился он откуда ни возьмись, в буквальном смысле. Возник у нас за спинами и опустил ладони на плечи. Кая дернулась и выхватила нож, мгновенно атаковав, но Церен легко отбил её руку, а саму девушку откинул, отчего она шлёпнулась на задницу.

— Иди за мной, — сказал он мне. — А ты, чудное дарование, если хочешь, можешь присоединиться. Будем резать дороманцев.

Приказ обсуждению не подлежал. Церен прямо с места запрыгнул на столб, оттолкнулся и перелетел через группу бегущих солдат.

Тоже мне, мастер скрытности.

Переглянувшись с Каей, побежал вслед за Цереном. С него станется специально исчезнуть, чтобы я поплутал.

То, что сначала испугало, по мере того как я наблюдал за происходящим, переставало быть чем-то жутким. Шум битвы не стихал. Где-то на границе лагеря шёл нешуточный замес, всё больше войск туда стягивалось, и я быстро понял, что способ передвигаться верхами не такой уж глупый. Иначе бы мы не пробились.

Церен остановился возле стены, справа от основного места событий. Я пока не разобрался, что там происходит, но морозец по коже намекал, что ничего хорошего.

— Дороманцы собираются призвать жнеца, — выдал Церен, когда я его догнал.

Кая приземлилась рядом. Встали мы на одной из построек, что здесь стояла.

— Наша цель? — спросил я.

Хотелось спросить совсем другое. Как они не в пустую ночь собираются призвать жнеца, как им управлять, и что вообще задумали. Но любопытство — это хорошо в мирное время, а не когда совсем рядом идёт сражение.

— Помимо того, что дороманцы хотят нанести нам как можно больше ущерба, — в отличие от меня, казалось, Церен никуда не спешит, — они ещё собираются убить всех практиков пустоты.

— А жнец как приманка для них?

— Ага, — кивнул мастер. — Кому же ещё со жнецом разбираться? Другие таинства если и могут ему навредить, то не особо сильно. Много людей поляжет, пока со жнецом справятся.

— А нас сюда вы притащили…

— Чтобы повеселиться, конечно, — воскликнул Церен. — Но если ты хочешь быть серьезным, то сейчас перемахнем через стену, зайдем в спину дороманцам и устроим резню. Эй ты, темная девочка, убивать умеешь?

Кая оскалила зубы и зашипела. Церен хмыкнул.

— Умеешь ты заводить друзей, Эрано, — посмотрел он на меня. — Тогда вперед. Постарайся не сдохнуть. Я вас прикрою, но, когда начнётся бой, каждый сам за себя.

— Погодите… Если ситуация так серьезна, почему Кристиан не вмешается?

— Потому что его нет в лагере. Это, вообще-то, тайна, но у дороманцев хорошие шпионы. Всё, пойдёмте, больше нельзя ждать.

Церен прыгнул вперед, я за ним следом Кая. Пространство вокруг нас исказилось — так работала сила мастера. Мы перепрыгнули через стену и оказались по ту сторону.

Отряд дороманцев я сразу заметил. Их здесь человек пятьдесят собралось, не меньше. Стояли плотным строем и вокруг них летали старшие духи. Мало того, они ещё как-то воздвигли защитные сооружения из земли. С нашей стороны, стоило отбежать от стены, ещё открывался вид на их ряды, а вот из лагеря те же лучники ничего не могли поделать.

Как дороманцы вообще сюда дошли? Чем караульные занимались?

Откинув лишние вопросы, я перехватил копье поудобнее и побежал легкой трусцой за мастером.

Двигался он странно. То ускорится и пару десятков шагов пробежит, то остановится. Направление он мог выбрать любое, и никакой логики я в этом не усмотрел. Но в тыл он нас завёл.

Основой отряд был лишь способом отвлечения. Ещё десяток дороманцев стоял позади, в клубах дыма, скрытый от взора, и проводил ритуал.

В какой-то момент я осознал, что Церен исчез, а защита, что он нам оставил, начала таять. Кая остановилась рядом, напряженная, как тетива.

— Твой мастер хочет от нас избавиться, — зло бросила она.

— Скрытность сейчас исчезнет. Приготовься. Действуем вместе, как в старые времена.

— Если ты их ещё не забыл… — зачем-то сказала девушка.

Первым начал я. Увидел, что защита исчезла, и шагнул вперед, выбрасывая копье.

Тех нескольких секунд, что нам подарил Церен, хватило, чтобы просчитать ситуацию. В ритуале участвовало не десять человек, а трое. Остальные семеро их прикрывали. Смотрели по сторонам и удерживали защитные таинства. Стояли они широким кругом. Троица в центре — между ними было где-то по пять шагов. Ещё в трёх выстроились защитники, прикрывая с разных сторон. Не самая густая оборона, если смотреть с точки зрения построения. А вот с точки зрения таинств…

На что Церен рассчитывал, отправляя нас сюда?

Мелькнула мысль, что Кая права и нас привели на убой. Но как мелькнула, так и угасла. Тело в это время действовало, выбирая оптимальный путь.

На моих глазах между троицей стало зарождаться что-то нехорошее, холодное и опасное. Будущий жнец, если верить Церену.

Из центра дохнуло настолько сильным холодом, что воин, стоявший ближе всего к нам, не выдержал и повернулся. Именно в этот момент я и нанёс удар.

Копье отозвалось, подсказало, куда бить. Ему хотелось напиться чужой крови. Настолько яркая эмоция от оружия смутила, но и это быстро исчезло.

В каждой защите есть самая слабая точка. Та, которую я увидел, находилась с левой стороны от шеи воина. За слоем покрова шёл кожаный доспех с металлическими бляшками. Но если знать, как бить…

Копье ударило в эту точку. Покров вспыхнул, разошёлся сетью трещин. В тот же момент Кая нанесла свой удар. Тоже копьем, но из тьмы. Оно врезалось мужчине в грудь, расплескалось каплями, обхватило его и сжало, перегружая защиту ещё сильнее. Я отвёл копье и повторил удар, на этот раз пропуская через оружие импульс.

Дороманец развернулся, вытаращил на нас глаза. Не знаю, насколько он хорошо видел. Вокруг царил туман и обычное зрение спасовало бы. Если бы не мой дар и опыт, который имелся, я бы и не узнал, сколько здесь всего воинов.

Кая скользнула вправо, а мне досталась левая сторона. Мы снова атаковали одновременно. Этого домаронец не выдержал. Его горло и живот разворотило, он рухнул на землю, и я добил его, пронзив копьем. Никогда не знаешь, сколько закаленные практики выдержат смертельных ударов.

На этом наша удача закончилась. Остальные среагировали быстрее молнии.

Вспучилась земля и… Я не уследил, кто и чем атаковал, но нас снесло, откинуло назад и прокатило, разметав в стороны.

— Эрано! — прокричала Кая, вскакивая. — Я нихрена не вижу!

Да чтоб тебя… Я выбросил копье вперед, принимая на лезвие прозрачный сгусток, что летел в Каю. Обратным движением закрутил оружие и перерубил старшего духа, что кинулся к нам.

— Жахни по ним чем-нибудь! — успел я крикнул Кае.

Её опередили. Дороманцы почему-то не собирались останавливаться и обрушили на нас всю мощь. К нам повернулись всего трое воинов, но и одного бы хватило за глаза.

Центральный свёл руки и ударил волной холода. Кожу обожгло, я закашлялся, Кая рядом тоже.

Недавно уделал Каю и отругал её за узость направлений, а сам оказался не готов к чему-то нестандартному. Зато Кая не растерялась. Там, где не хватило точечных решений, взяла грубой силой. Сложив мечи, она прямо с них послала град лезвий в сторону противника. Это пусть на секунду, но отвлекло его, ослабило концентрацию, и мы успели отпрыгнуть до того, как окончательно коркой льда покрылись.

— Нам хана, — выдала Кая. — Что они готовят?

Разговаривать в бою не было времени. Туман скрывал от Каи дороманцев. Я худо-бедно на расстоянии различал детали и чувствовал, что второй противник что-то готовит.

— В сторону!

В то место, где стояли, вонзились каменные иглы. Каждая размером с руку. Врезались с такой силой, что никакой покров не поможет.

На этом короткий бой закончился. Трое дороманцев отошли назад.

Это дало подсказку. У них нет цели убить нас. Их задача — защищать тройку призывающих жнеца. А раз так, то отдаляться они не будут. На расстоянии таинством накрыть сложно. Нужно либо что-то мощное и особенное, что заберет много сил, либо… Либо в такой ситуации лучше экономить и бить наверняка.

Сомневаюсь, что ритуал продлится долго. Счёт шёл на секунды, требовалось что-то придумать.

Героически убить всех я не видел способа. Благодаря Церену, удаче и случайности удалось убить одного, но на этом всё. Теперь дороманцы знают о нас и готовы отразить любую атаку. У меня тупо не было в арсенале чего-то подходящего, чтобы проломить защиту.

— Сможешь пульнуть что посильнее?

— Чтобы пробить слаженные щиты? Нет.

Стратегия боя разворачивалась в моей голове с молниеносной скоростью. Даже владей мы чем-то серьезным… Слаженная команда может ослабить это в несколько приёмов, страхуя друг друга.

Тогда… Нам оставалось отступить и не лезть на рожон. Бессмысленный риск я не любил.

Уже было скомандовав отступать, заметил ещё кое-что.

С момента нашего появления прошла от силы минута. За это время лагерь успел пробудиться. Солдаты набежали с трёх сторон и теснили дороманцев. Ещё немного — и они их задавят, хотя бы числом, несмотря ни на какие возведенные стены. А раз так, то… Дороманцы должны были учесть этот момент, а значит, ритуал закончится в самое ближайшее время. Мой дар это подтверждал. Я чувствовал, как между троицей скопилось напряжение и вот-вот вырвется в мир.

И вот тут-то и случилось то, что подарило нам шанс. Сомневаюсь, что вся армия рассчитывала на нас двоих с Каей. Скорее, кроме Церена, никто вообще не знал, что мы здесь. Поэтому они и должны были сами что-то предпринять, чтобы устранить угрозу.

Этими кем-то оказалось два отряда. Первый — знакомые мне люди. Они пронеслись недалеко от нас с Каей. Два брата Ветиосов, и кто-то ещё, третий.

Накатил порыв ветра, и туман сдуло, обнажая происходящее. Да, точно, это были Ветиосы. Двигались они быстрее молнии, я едва успевал их различать.

Относительно лагеря мы с Каей стояли дальше всех, с правой стороны от дороманцев. Ветиосы зашли с нашей стороны. А с противоположной кто-то бросил черную каплю, что врезалась в щиты и прилипла к ним. Не знаю, что это за таинство, но оно отвлекло дороманцев на себя.

— Кая, усиль моё копье.

— Это невозможно…

— Делай! — перебил я её.

Кая схватилась за древко и принялась вливать силу. Я же подхватил эту силу волей и стал укреплять её.

Один шанс… Мне нужен всего лишь один шанс…

Есть разные типы щитов. Покров — самый распространённый, является индивидуальным типом защиты. Есть щит подвижный, действует как самый обычный, только состоит из энергии. Есть стационарный, которым прикрывают область.

Если не видишь энергию, пробиться через мешанину щитов дороманцев — задача безнадежная. Но я видел. А ещё ощущал поле боя вокруг. Копье само подсказывало, куда его направить.

Когда брешь открылась, едва заметная, кулак не хватит просунуть, я выдохнул, шагнул вперед и отправил копье с вложенной силой Каи в полёт.

То взвыло и черным болидом пронеслось до цели. Я едва смог проскочить в щель. И этого едва хватило. Копье врезалось одному из троицы в спину, толкнуло его вперед, прямо на проявляющегося жнеца.

В то же время Ветиосы махались с дороманцами-охранниками, любезно отвлекая их на себя. Я краем глаза уловил, как они мечами отбивают любые атаки в их сторону. Сильны, ничего не скажешь.

Но одной лишь силы недостаточно. Нужен ещё подходящий момент.

Моё копье настигло цель. Я думал, что на этом всё и закончится, но Кая прошептала какие-то слова, подкинула костяной клинок высоко вверх и… Вокруг моего копья, что торчало из спины дороманца, взорвалась темнота, клинок устремился прямо туда, и, что случилось дальше, я не успел разглядеть. Настроился на копье и потянул его обратно, впечатав в спину подставившегося охранника.

Сомневаюсь, что Ветиосы спасибо скажут, но и плевать. Не ради них стараюсь.

Темнота Каи опала и явила новые лица. Церен стоял над трупом второго призывающего. Он мелькнул, поймал мой взгляд и исчез. Над трупом третьего застыл незнакомый воин в черном кожаном доспехе. Был и ещё один темный практик, что смог пробиться, — тот, что кидал каплю.

На этом наши успехи закончились.

Напряжение в центре взорвалось, дохнуло потусторонним холодом, и жнец вырвался на свободу.

Глава 8. Жнец с сюрпризом

Жнеца увидели все.

Сложно не увидеть монстра высотой в два моих роста. Он выглядел как поднявшаяся змея с раздутым сзади капюшоном. Прямо сейчас у жнеца было две руки. Ими он и выстрелил, как гарпунами, в сторону Ветиосов. Те отпрыгнули, отмахнулись мечами, но их таинства не причинили существу никакого вреда.

Кажется, я стал понимать, зачем Церен меня сюда засунул.

— Кая, прикрывай спину! — крикнул я и сорвался с места.

Как бы Ветиосы ни были быстры, сложно увернуться от существа, чьи руки способны удлиняться неизвестно на какое расстояние. Сложно, но для них вполне по силам. Они двигались в разные стороны, мгновенно смещаясь сразу на десятки метров.

Ну да и пусть. Призвав обратно копье, наполнил его вибрацией и ударил по отросткам, перерубая их. Стоило тем отсоединиться, как они перестали двигаться, превратились в дым и устремились обратно к жнецу. Впитав их, он тут же создал новые руки.

А дальше… Дальше эти отростки набросились на меня с утроенной силой. Если бы не копье и вибрация, быть бы мне убитым в первые же секунды. Кая держалась у меня за спиной, я чувствовал, что она применяет таинства и сражается, но против кого, не видел, сосредоточившись на противнике.

Пришлось выпустить свои призрачные руки, чтобы отбиваться. Отростки раздвоились и атаковали сразу с нескольких сторон.

Я продержался около десяти секунд. Этого времени хватило, чтобы подоспели и другие солдаты, владеющие вибрацией. Они атаковали жнеца со спины и… Доказали, что не понимают, с каким противником имеют дело. Я тоже не особо понимал. Тех скупых объяснений, что дал Давид, было явно маловато.

На моих глазах отросток пробил солдата насквозь и высушил. Энергия внутри жнеца вспыхнула, её количество увеличилось, а вместе с ней и новые отростки появились. Сам жнец тоже раскрылся. Стал массивнее, броня проявилась.

Где же, задери его, Давид Пустой?!

В армии было не так много людей, способных выстоять против жнеца. Я бы сказал, их было крайне мало. Меньше двух десятков. Если жнец будет и дальше усиливаться, то к утру от армии ничего не останется. Вместо неё появится запредельно сильное существо.

Пока я додумывал эту мысль, отростки снова навалились на меня, выискивая слабое место. На этот раз бить они стали сильнее, и пришлось влить дополнительную энергию в покров, расширяя вибрацию. Ещё и Каю требовалось прикрыть.

— Дороманцев добили, — крикнула она. — Надо теперь с этим разобраться!

Вот с кем она дралась. Дороманцы на прорыв пошли? Или хотели разобраться с теми, кто сбежался на жнеца, дать тому время усилиться?

В жнеца ударил столб света. Ещё что-то новенькое, чего я раньше не видел. По глазам резануло, и это могло бы стать роковым событием, если бы покров не работал сам по себе. Жнец замедлился и поумерил пыл. Только вот свет быстро исчезал. На смену ему пришли путы тьмы. Опять в бой вступил тот мужчина в черном, которого я видел ранее.

— Уходи, — крикнул Кае. — Это не твой бой!

— А как же наша дружба?! — расхохоталась Кая.

Тьфу ты.

Я заплясал с копьем, отбивая попытки щупалец пройти мне за спину и высушить Каю.

Постепенно армия окружала жнеца. Выставлялись щиты, способные блокировать отростки. Набегали адепты пустого пути. Каждый уничтоженный щуп, которым махал жнец, чуть-чуть, но ослаблял его. Если так и дальше пойдет, то…

Не пошло.

Как только возникло подобие порядка, и я смог выдохнуть, земля вспучилась. Меня подкинуло вверх, перед глазами промелькнула Кая и десятки других солдат. Чья защита выдержала — летели целиком. А те, кому не повезло… Они летели разорванными на куски. Всю территорию вокруг жнеца взорвали. В один миг он освободился и принялся с удвоенным рвением прямо на лету отлавливать жертв и выпивать их.

Стоило мне приземлиться на ноги, как я сорвался с места, оттолкнулся и прыгнул прямо к жнецу.

Это безумно рискованно, но мне удалось кое-что заметить. Энергетический центр. Я пробегал мимо разорванных тел, пролетал над расщелинами, куда угодили солдаты. Поднялась пыль, в ушах звенело от взрыва и чужих криков, наполненных болью и страданиями.

Какой-то практик защитился куполообразным щитом. Я прыгнул прямо на него, оттолкнулся что есть сил и выбросил себя в сторону жнеца.

Всё либо ничего.

Копье засверкало, вибрация расширилась, и я, пробившись через отростки, попал точно в энергетический центр. Жнеца выгнуло, он навалился на меня, и я выпустил призрачные руки, перехватывая его челюсть. Часть его тела, встретившись с вибрацией, испарилась. Но другая часть, которая обросла броней, выстояла.

На что я только надеялся?

Так мы и замерли друг напротив друга. Жнец давил и, несмотря на нематериальность, физической мощи в нём было немеряно. Меня вогнало по колени в разрыхленную взрывом землю. Щупальца прилетали со всех сторон, некоторые из них оказались достаточно крепкими, чтобы выдержать вибрацию. Они оплетали меня и сдавливали.

Энергия пусть и не стремительно, но утекала.

Неизвестно, чем бы это закончилось, но подошли уцелевшие солдаты с вибрацией и… И мы добили жнеца.

В него разом врезалось несколько вибрирующих копей. Сосредоточившись на мне, жнец открылся для остальных солдат, чем они и воспользовались. Мне оставалось лишь контролировать, чтобы щупальца не добрались до меня. Постепенно давление снижалось, и в какой-то момент жнец сжался, превратился в черный сгусток и вылился мне на грудь грязной кляксой, чем-то напоминающей смолу.

«Ты дурак, Эрано», — прозвучало в голове.

***

Когда Кая увидела жнеца, её самые худшие опасения укрепились. Будь у неё время, она бы высказала Эрано всё, что думает о нём, его наивности, тяге к геройству и готовности лезть в самое пекло.

О том, чтобы отступить одной, у Каи и мысли не возникло. Остаться рядом с Эрано для неё было настолько естественно, что она этого и не заметила. Тем более работа для неё нашлась. То, что жнец — лишь часть плана, для Каи было очевидным. При правлении её отца герцогство считалось сильнейшим. Иначе бы они не выстояли, когда враги с двух сторон. Статус сильнейших означал много чего — в том числе проворачивание всяких операций, в которых Кая принимала активное участие. Опыт борьбы против дороманцев у неё тоже имелся.

Девушка ничуть не удивилась, что в момент появления жнеца тот отряд, что сдерживал пробуждающееся войско, развернулся и пошёл прямо на них — около тридцати солдат, цель которых была дать жнецу время и убить тех, кто владел пустыми таинствами.

А Эрано этого словно и не заметил. У него другая проблема была. Сам жнец, который представлял большую опасность. Кая передернула плечами, осознав, что полностью против него бессильна и её жизнь зависит от ловкости Эрано. Это чувство пугало, но девушка была не робкого десятка и задавила сомнения.

Раз они теперь настоящие друзья, то и сдохнуть вместе не зазорно.

Рассмеявшись, Кая ударила костяными мечами друг о друга, высекая черно-серые искры. Они закружили, как пчёлы, и полетели в сторону дороманцев. До них оставалось ещё шагов тридцать. Две-три секунды до сближения. Но что бы они там о себе ни думали, отступление — слабое место в любом плане. Урсувайцы не оплошали.

Откуда-то сбоку прилетела темная сеть. Кая узнала это таинство. Его она не стала нарабатывать — сложное, не особо полезное, заточенное на задержание. Но тот, кто его исполнил, владел им мастерски. Сеть упала на половину отряда и сбила им строй. В этот же момент с другой стороны выбежал отряд солдат и разрядил свои таинства.

Этого не хватило, чтобы остановить всех. Ещё человек десять двигалось им навстречу. Они едва успевал. Армия окончательно проснулась, жнеца заметили и спешили к нему со всех сторон.

Разросшиеся пчёлы-искры не были способы убить. Зато они умели сами наводиться на глаза. Прилипать к ним, вгрызаться в покров, снижать видимость, отвлекать.

Кая прыгнула ближайшему дороманцу навстречу, ударила мечом. Он увернулся, но второй меч, который шёл низом и в последний момент удлинился за счёт темного лезвия, врезался ему в колено. Сила удара была такова, что нога мужчины подвернулась. Он попытался отмахнуться оружием, укрепил покров, но Кая слишком хорошо знала, как убивать таких противников. Ему не хватило мастерства, чтобы выжить. Закрутив мечи, Кая нанесла череду выверенных ударов, ослабила чужой покров и добила дороманца.

Ещё два навалились на неё одновременно. Кая отбила копье, отмахнулась от них и кинула лезвие, чтобы поумерить пыл. Эрано дрался со жнецом где-то сзади, и девушка зарычала, не собираясь пропустить к нему хоть кого-то.

Один из дороманцев взорвал землю под её ногами, но подобные трюки не работали против неё. Не после двух месяцев в темном мире, где её чутье обострилось до предела. Слишком ярко дороманец пылал ненавистью! Слишком сильно хотел раздробить ей ноги!

Ему она снесла голову. Второй хотел задавить жестким натиском, атакуя мечом. Они сшиблись, обменялись ударами и отпрыгнули друг от друга. Дороманец собрался призвать таинство, но в него врезалось темное копье — вмешался тот практик, что кидал сеть. О том, что здесь делает темный адепт и почему их не всех добили, Кая не успевала подумать.

Дальше всё смешалось, превратилось в калейдоскоп. Кая билась, рычала, кидала таинства, защищалась. В какой-то момент стало непонятно, где свои, а где дороманцы. Чужая кровь попала девушке в глаза, один слипся, и не было времени его протереть. Кая пропустила удар — ей порезали бок, она застонала от боли, но драться не прекратила.

В какой-то момент её переклинило, и она была готова залюбить любого, кто попробовал бы приблизиться к Эрано. Предосторожность не лишняя. Один из пустотников, что пришёл убивать жнеца, получил нож в спину от предателя-усрувайца. Домаронцы хорошо подготовили эту операцию.

В какой-то момент противники кончились. Кая предупредила Эрано, что с дороманцами разобрались.

Когда прогремел взрыв, Кая тоже не удивилась. Просто ещё одна часть плана дороманцев.

Убедившись, что Эрано живой и останавливаться не собирается, уходить она тоже отказалась. Пока её друг геройствует, она будет прикрывать его спину.

Чего бы ей это ни стоило.

***

Обессиленный, я рухнул прямо на землю и резко вдохнул. Кажется, в бою забыл, как дышать. Тело прострелило болью — это была отдача за чудовищное напряжение. Пустые руки исчезли, и сейчас я был безобиднее овцы.

— Живой? — надо мной навис Сига.

— Вроде, — ответил я, пытаясь разобраться, почему дурак и кто меня поимел.

Бывают такие моменты, когда отчётливо понимаешь, что битва закончилась. Напряжение уходит, никто не хочет тебя убить. Нет этого щекочущего нервы чувства.

Этот миг уходящей угрозы разорвал чей-то крик рядом. Люди пострадали, и им требовалась помощь.

Ещё и Кая. Она подошла и направила клинок на Сигу.

— Не дури, девчонка, — сказал он недобро.

— Это ты не дури. Я баба нервная, могу и рубануть.

— Кая, спокойнее, — попросил я, поднимаясь и оглядываясь.

Туман ушёл и открылось место побоища. Пострадало куда больше солдат, чем казалось ранее.

— Сига, что здесь вообще случилось?

— Дороманцы напали, — ответил он, так же оглядываясь, как и я. — Если нужна медицинская помощь, иди в лагерь. В любом случае лучше иди туда и по сторонам поглядывай. А то мало ли, — выдал он с неопределенной интонацией. — А девчонку свою береги. Хорошая она баба.

Кая показала ему неприличный жест, на что Сига хохотнул и сплюнул кровь.

Только сейчас я заметил, что Кая ранена. Схватив её за руку, потащил с поля боя.

***

— Ты с каких пор заделался в долбаные герои?! — зло шипела Кая, пока возвращались.

— Да как-то само вышло, — понуро ответил я.

— Само вышло, — передразнила она, скорчив рожу. — Гребаным центром вселенной себя возомнил. Придурок.

И ведь ничего не скажешь в ответ. В чём-то она права.

Хотел спросить, что насчёт неё, но промолчал. После того разговора, перед нашим поединком, Кая пусть и медленно, через усилие, но менялась. А сегодня её действия говорили лучше всяких слов.

Она доверилась мне и осталась прикрывать спину.

— Как твоя рана?

— Жить буду, — проворчала она.

***

Черная грязь, что вывалилась из жнеца, пока они добирались до лагеря, полностью исчезла, впитавшись внутрь.

— Это проклятие, — пояснил Темный Герцог. — Пустое проклятие.

— Я умру?

Вопрос задал без эмоций. Внутри ощущалось лишь опустошение и усталость. Да и при Кае нельзя было показывать лишних чувств. Отчитывать она меня прекратила и злобно поглядывала по сторонам, давая всем понять, что если кто-то к нам сунется, то она за себя не отвечает.

Не лишняя мера, между прочим. С дороманцев станется заслать в лагерь убийц, которые подгадают момент и добьют тех, кто остался.

— Не сейчас, — прозвучал спокойный голос Герцога у меня в голове.

Это единственное, что ободряло.

— Тогда всё не так плохо. Старик, ты разбираешься и в проклятиях тоже?

— Я много в чём разбираюсь. Плюс долгой жизни.

— Расскажешь, во что я вляпался?

— Проклятие наберет силу в пустую ночь. Тогда и умрёшь.

— А если избегать пустых ночей…

— То не умрешь. Твоя энергосистема будет медленно деградировать, подпитывая проклятие.

— Не слышу в твоём голосе паники.

— В ней есть смысл? — равнодушно спросил старик.

— Тогда что-то мне подсказывает, ты знаешь, что делать.

— Знаю. Но позволь дать тебе возможность насладиться своей фатальной тупостью и наивностью.

Старик замолчал, а нас наконец-то пропустили через разрушенную стену. Пролом впечатлял. Как-то дороманцы умудрились разломать часть стены. С внешней стороны её вмяло внутрь, часть бревен разнесло в труху. Солдаты взяли этот участок под контроль, и потребовалось ответить на ряд вопросов, чтобы пройти внутрь.

После слов Герцога восприятие происходящего изменилось. Да и слова Сиги отзывались внутри. Давид так и не появился, часть практиков пустого пути умерли, а я, по идее, ценный кадр, не могу попасть внутрь лагеря, в безопасность. Удел одиночки, который не приписан ни к какому отряду.

Или делом в другом, в плохой организации и каких-то интригах, о которых я не знаю?

— Не нравится мне всё это, — проворчала тихо Кая. — Бардак.

Бардак или умысел. Я высматривал защитников, заметил пару человек, но на этом всё. Зато Резано нашёл. Парень ждал на пути к моей палатке, в той части лагеря, которая никак не пострадала.

— Ты опять во что-то влип, деревенщина, — сказал он утвердительно.

— Я не специально.

В голове бился один вопрос. Что происходит? Чего ждать дальше и не пора ли бояться, что меня используют в своих целях с летальным исходом?

«Опомнился», — рассмеялся старик.

Захотелось его послать, но уж в этих проблемах Темный Герцог не был виноват.

— Спасибо, что защитила этого дурня, — Резано посмотрел на Каю.

Та с серьезным видом кивнула, будто я маленький ребенок, за которым нужен пригляд.

— Вы шутить будете, или до палатки дойдем? — свёл я брови и посмотрел сердито.

— Ты лучше по сторонам гляди, а не глазки строй, — парировала Кая и первой зашагала в сторону палатки.

Резано же пристроился мне за спину. Ощущение, будто под конвоем иду. И когда только спеться успели?

— Позволь осмотреть твою рану, — предложил Резано, когда дошли. Не мне, само собой, а Кае.

— Сама справлюсь, — огрызнулась она.

— Мне это проще будет сделать. Я и травы прихватил, — потрогал он заплечный мешок, что тащил с собой. — Если надо, то и зашить смогу. Закалка у тебя хорошая, шрам за пару недель рассосется, следа не останется.

Кая нехотя кивнула. Я помог ей снять броню, а потом и рубашку задрать. Она морщилась от боли, но молчала.

— Порез не глубокий, но неприятный, — резюмировал после осмотра Резано. — За пару минут управлюсь. На, выпей.

— Что это? — с подозрением спросила Кая, глядя на крышку с красной маркировкой.

— Легкое болеутоляющее, бодрящее средство, ускоряющее восстановление энергии.

Пока Резано занимался Каей, я подошёл к бочке с водой и умылся. В голове чуть прояснилось. Мимо нашей палатки носились солдаты, но никому до нас не было дела. И это хорошо. Реши кто к нам подойти, лично я бы напрягся.

— Ты Халу не встретил? — спросил я у парня.

С неё станется тоже выйти нас искать.

— Не думаю, что её сейчас выпустят.

— До синевласки родне есть дело? — спросила Кая.

— У неё сложные отношения с родичами.

— А у тебя, безрукий? Твоих родичей видела. Чуть не прибил их жнец, представляешь? Хорошее было бы зрелище.

— Да? — заинтересовался парень. — Хотел бы я на это посмотреть. Расскажешь, как это было?

— Ладно, вы пока болтайте, — вмешался я в их разговор, усаживаясь возле костра, которого никто не разжигал. — А мне нужно кое-что сделать.

Эта двоица синхронно кивнула, заставив меня усомниться, а не перестарался ли, налаживая между ними мосты. А то сговорятся ещё. Будут шутить надо мной постоянно.

Пока они болтали, я погрузился в медитацию.

Черную кляксу нашёл моментально. Она прицепилась к энергетическому ядру, тянула усики к средоточию, но что-то ей мешало.

— Действительно, что? — хмыкнул Герцог.

Я попробовал собрать энергию и ударить по кляксе. Стало лишь хуже. Пусть совсем каплю, но она прибавила в силе.

— Ещё немного таких экспериментов, и мы оба сдохнем, — сухо заметил старик.

— Если не хочешь помогать, то помолчи.

Герцог замолчал. Значит, не всё так серьезно, либо он уверен, что успеет вмешаться.

Несколько минут я рассматривал кляксу, изучая её своим даром.

А что, если…

— Стой, — остановил меня Герцог.

Проняло его всё же. Я хотел создать копье из энергии, задействовать внешнее таинство и ударить по этой гадости.

— Во-первых, так ты скорее навредишь себе. Во-вторых, эту штуку можно использовать.

— Как же?

— В пустую ночь, как магнит.

— Кхм… То есть ты хочешь сказать, что в пустую ночь я буду притягивать духов?

— Именно так.

— Да это смерти подобно!

— Возможно. Но ещё ведёт к усилению и обогащению.

— Пустой путь выгоден тебе, — припомнил я.

— Именно. Поэтому я и готов помочь.

— Ладно, старик. Мы оба знаем, чем этот разговор закончится. Что ты предлагаешь?

— Это хорошо, что ты быстро принял решение. Нужно изменить проклятие до того, как явится Давид Пустой. Потому что, если изменишь проклятие после, это будет выглядеть слишком подозрительно. Нужно провести ритуал. Требуется пламя и эссенция.

— У меня их нет.

— Зато у Каи есть, которая стояла у тебя за спиной и собирала трофеи, пока кое-кто геройствовал.

— Как бы не спалиться перед ней.

Вздохнув, я вынырнул из медитации.

— Кая, — позвал тихо. — Передай незаметно то, что собирала.

Девушка сверкнула глазами, но подчинилась. Коснулась моей ладони и вложила в неё эссенцию.

— Засунь руку с ней в огонь и подержи так. Как скажу, глотай, — скомандовал Герцог.

Нехотя я подчинился. Думая в этот момент о том, что это может быть обманом. Правда, каким-то сомнительным. Я и сам видел, что делает проклятие. Не было сомнений в том, что оно вредит мне, и, если запустить ситуацию, она усугубится.

Спрятав эссенцию, занялся разведением огня. Резано и Кая посматривали за мной, но и по сторонам глядеть не забывали.

Не лучше ли дождаться Давида Пустого и услышать его вердикт? Кому я доверяю больше? Хотя чего это я. Вопрос неправильный. Кому я не доверяю больше? С одной стороны Темный Герцог, чья дурная слава гремела на всё королевство, запертый в моём теле. С другой — Кристиан Изгоняющий, Давид Пустой и Церен Скрытный.

В момент нападения Кристиан куда-то отлучился. Давид тоже пропал. Если он здесь, в лагере, это вызывает ещё большие вопросы, нежели если он где-то в другом месте пропадает. С Цереном тоже не всё так гладко. Зачем он потащил меня в пекло? Так верит в меня? Или знал о проклятии, и меня так решили подставить, осадить?

— Ты кое-что забываешь, — вставил Герцог. — Таинство перемещения в новое тело. Об этом могли узнать.

— Уничтожить записи перед побегом ты не догадался?

— Умный какой. Тогда была сложная ситуация. Прими как данность — Кристиан и урсувайский герцог в курсе таинства.

Дерьмо-то какое. Если они в курсе, тогда будут учитывать, что Темный Герцог может возродиться. Да и его дочка тоже. Её труп ведь не нашли.

— Нашли, почему нет, — удивился старик. — Прошлое тело оставляется, а это простой способ инсценировать смерть. Под подозрением будут все те, кто в теории мог иметь доступ к таинству.

— А ты ещё кому-то рассказывал?

— То, что сам никогда не опробовал? Нет. Кая оказалась хитрее остальных, — с какой-то даже затаённой гордостью сказал Герцог.

Во что я ни капли не поверил. Мастер эмоций мог играть ими, как захочет.

Ну да ладно. Кристиан и его соратники могут быть настороже. Бдительно смотреть за всеми подозрительными личности, что неожиданно показывают те таланты, которых у них быть не должно. Если так, то я подставился. Кая тоже. Из-за своей эмоциональности показала больше, чем есть.

Вот и причина от нас избавиться. Или поставить в ситуацию, когда придётся проявить те знания, которыми мы владеть никак не можем. После чего нас прижмут к стенке и спросят, откуда секреты узнали? А мы такие — да как-то сами догадались. Нам в ответ: ну-ну, а давайте вас прикончим, на всякий случай.

Будет ли Кристиан добр, если заподозрит, что внутри меня скрывается Темный Герцог? Почему-то я сомневаюсь. Не потому, что старик меня накрутил, а потому, что не верю в абсолютную доброту и прощение тех, кто посвятил себя войне, сражениям и власти.

Как разжёг костер, сделал, что велел старик. Покров защищал от огня, так что было немного жарко, но обошлось без ожогов. В этот момент Герцог снова перехватил контроль над энергией и влил часть её внутрь эссенции, после скомандовав глотать.

Как только эссенция попала внутрь, она начала растворяться, и высвободившаяся сила столкнулась с проклятием. Что-то такое старик сделал, отчего то ужалось, потеряло силу и оформилось в шар.

— Готово, — сказал он устало. — На какое-то время я пропаду. Постарайся не умереть.

«Да уж постараюсь», — подумал я, увидев, как в нашу сторону идёт Пустой.

Глава 9. Ненужный конфликт

Появление Давида я счёл новостью, не предвещающей ничего хорошего. Кая его встретила подозрительным взглядом. Резано никак не прореагировал, но и с пути отказался уходить, мешая приблизиться ко мне.

Давид остановился перед ним, смерил взглядом, надвинулся на парня, но тот не шелохнулся.

— Мастер, а мы-то вас потеряли, — сказал я.

Давид пришёл не один. За его спиной маячили два суровых, крепких воина.

— На нас напали совсем недавно, — продолжил я говорить. — Дороманцы жнеца призвали. А вас нигде нет. Воины умирают, а вас нет, — театрально сказал я, будто удивлялся этой новости.

— За языком следи, — огрызнулся Пустой. — На то вас и тренируют, чтобы вы с пустыми угрозами могли справиться. Мне уже рассказали про твои геройства. Иди за мной.

— Мне и здесь хорошо.

Велев идти за ним, Давид было развернулся, но, услышав мои слова, остановился и замер. Пригляделся ко мне, уставился в ту точку, где находилось проклятье. Улыбнулся гаденько.

— Если не хочешь, твоё право.

Развернувшись, Давид ушёл в ночь.

Что бы это ни значило, хорошего отношения к нему это не добавило.

— Мудак, — высказалась Кая.

— Он стратегический ресурс, которым никто не будет разбрасываться, посылая на передовую. — тихо заметил Резано.

— И поэтому он не полез в пекло? — хмыкнул я, — Вовсе не потому, что струсил и побоялся за свою жизнь?

Умом я понимал, что поступил неправильно, испортив с Пустым отношения. Но эмоции требовали послать его в задницу.

Что-то во всей этой истории было неладно.

Зачем Церен появился у нашей палатки? С момента объявления тревоги до его прихода прошло слишком мало времени. Не верю я, что он спокойно спал, услышал шум, подумал, не прихватить ли ученичка, добежал до меня, повёл на передовую… Не верю и всё. Скорее он заранее знал о нападении и прихватил меня, чтобы… Что именно я не знал. То ли подставить, то ли испытать, то ли шутки ради. Все три варианта имели право на существование.

— Вы бы спать легли, — предложил Резано. — Я покараулю.

— Я тебе не настолько доверяю, — показала зубы Кая.

В смысле буквально показала. Будто кошка воинственная.

— А я бы поспал. Если что, будите, — сказал я и вернулся в палатку.

Мутная какая-то ночь.

***

Кая наблюдала за языками пламени. Сидела, поджав ноги к груди, обхватив их руками и положив подбородок на коленки. Распущенные волосы закрывали лицо по бокам. Резано сидел рядом и клевал носом. Караульный из него вышел посредственный.

Почувствовав зов, Кая подняла голову и вгляделась в ночной лагерь. После нападения увеличилось количество патрулей, но большая часть людей, убедившись, что сражение кончилось, разбрелись по своим палаткам.

Те, кто шли по темному пути, делились на две категории. Кто-то освоил одно-два таинства, нахватавшись по верхам. Обычно они владели каким-нибудь темным кинжалом, который не особо-то и темный. Просто сгусток энергии, приправленный эмоциями. Вторая категория — настоящие адепты. Выражалось это не в количестве изученных таинств, хотя их было в разы больше, чем два, а совсем в другом — в способе взаимодействия с миром.

Для Каи ощущать чужие эмоции было также естественно, как чувствовать лучи солнца на коже. Они незаметны глазу, но сразу понимаешь, когда припекает.

Эмоции и темнота. Вот что хорошо ощущали тёмные практики. Когда-то Кая задавалась вопросом, почему именно темнота. Почему не эмоции и свет или любая другая стихия. А потом поняла, что всё проще, чем кажется. Чувства и эмоции — это то, что всегда находится в темноте. Темноте человеческих душ.

Помимо всего прочего, у темных был способ общения на расстоянии. Не полноценная речь, а что-то типа набора сигналов. Услышав, как всколыхнулась темнота, Кая удивилась. Кто-то приглашал её к беседе. Первый порыв сходить проверить, кто это такой, Кая задавила. Она и так слишком много показала перед урсувайцами, которые ещё помнили, что хороший темный — мертвый темный.

Среди лагеря она приметила много кого, владеющего темными таинствами. Но это были посредственности. Как раз те, кто нахватался по верхам. Неудивительно, что урсувайцы, соседствуя с темным герцогством, как называли земли её отца, что-то да смогли изучить. Настоящих адептов Кая не встретила. Закономерно, ведь те семьи, что практиковали это направление, служили Темному Герцогу и пали во время войны. Кто-то из них мог уцелеть, но маловероятно. Тем интереснее было узнать, кто же это пообщаться приглашает.

Кто это может быть — Кая знала. Тот мужчина, что принял участие в битве. На дороманцев он напал с другой стороны, помог ей в бою, но лица его Кая не видела.

Что ж… Если он так хочет пообщаться, то ещё даст о себе знать. А бегать ночью неизвестно к кому она не собирается.

***

Весь следующий день разговоры крутились вокруг ночного нападения. Это было хорошей новостью — так я смог быстро узнать, что и в какой последовательности произошло.

Дороманцы мелочиться не стали — прорыли целый тоннель от самых гор. Основательный подход. Такое за день не сделаешь. Нападение готовили не меньше месяца. То, в чём я участвовал, было лишь половиной. Второй удар пришёлся по штабу Кристиана и палатке Давида. Поэтому он и задержался, отбиваясь от своей порции убийц.

Мне как-то неловко стало, когда узнал. Но и сказанного не вернёшь. К тому же некоторые слухи намекали, что убийц положил кто-то другой, не Давид. Следы нехарактерные для пустого пути. Не исключено, что это нападение быстро провалилось, а дальше Давид сидел в безопасности, пока другие умирали.

Узнав новости, увёл нашу компанию в лес.

Пока Темный Герцог затаился, планы по развитию средоточия были отложены. Заняться я решил доработкой всего, что накопилось. Ну и помощью Резано в его плане.

Этот день прошёл спокойно, а вот на следующий к нам пожаловал гость. Точнее, не к нам, а к Кае. Этот тип появился под вечер. Молодой мужчина, лет двадцати от силы. Выглядел он приблизительно как я и Резано, если брать по возрасту. А вот по виду — как темная версия Резано. В том смысле, что, несмотря на жару, он носил черную рубашку, с черной курткой поверх. Штаны и ботинки тоже черные. Как и волосы. А ещё черная гарда меча, что висел у него на поясе.

— Это ко мне, — сказала Кая, когда он к нам вышел и уставился на девушку.

— Да мы догадались, — ответил я за всех. — Проблемы?

— Вовсе нет, — улыбнулся этот тип. — Хотел поговорить с госпожой Каей.

Улыбка мне его сразу не понравилась. Говорю же, темная версия Резано. Бесит.

— Не госпожа я. Из деревни буду, — как мне показалось, с большим удовольствием ответила Кая.

— Тогда это ещё удивительнее. Поговорим?

— О чём мне с тобой говорить, и кто ты такой?

— Меня зовут Артур Когарт. Я, как и ты, иду темным путем.

— Это ты напал на дороманцев той ночью? — спросил я.

— Да, это был я, — ответил парень, не посмотрев на меня.

Кая бросила на меня взгляд, отвернулась и кивнула ему. Они отошли в сторону, и, чем там занимались, я не видел.

— Эрано? — посмотрел на меня Резано. — Всё нормально?

Глянув на его лицо, понял, о чём он спрашивает. Приказав себе выдохнуть, взял эмоции под контроль. Не думал, что окажусь таким собственником.

— А он красивый, — заметила Хала.

— Да? — глянул на неё Резано. — Тебе такие парни нравятся?

— Красивые? — девушка покраснела, но взгляда не отвела.

— Все в чёрном.

— Нет. Это как раз выглядит слишком театрально.

— Согласен, — кивнул Резано. — Эрано, я всё спросить хотел, а Кая твоя девушка?

— Нет. Она моя подруга.

— Уверен? — спросил он участливо.

И Хала ещё так жалостливо на меня посмотрела, вторя ему. Издеваются, что ли?

— Кажется, пора найти вам бревна потолще.

— У меня, вообще-то, руки нет! — возмутился парень.

— В зубах потащишь.

— Ты переоцениваешь мой рот.

— Главное, чтобы твоя девушка оценила, — огрызнулся я.

Что Хала, что Резано не сразу въехали в весь похабный смысл шутки.

— Когда будешь целовать её в разных местах, — добил я обоих.

А нечего над другом издеваться. Хала открыла рот от шока, Резано покраснел, а я отошёл в сторону, оставив последнее слово за собой.

***

Кая почти не удивилась, когда увидела темного практика. Со встречей он не спешил. Выждал целый день. То ли хотел показать, что не настолько заинтересован, то ли собирал информацию.

— Чего надо? — спросила она грубо, когда они отошли в сторону.

— Хм… — парень сделал шаг в сторону и осмотрел её. — Надеялся, приём будет немного теплее.

— С чего бы? — уставилась Кая на него с вызовом.

— Я помог тебе в бою.

— Да? — приподняла она бровь. — Не заметила.

Пока они говорили, оба закрывали эмоции. Артур ощущался как холодный камень, что бесило Каю. Темных практиков никто не любил. Она тоже. Так же, как раздражающих мух.

— Действительно, — улыбнулся парень, справившись с растерянностью. — Дралась ты прекрасно.

Кая промолчала. На комплименты и примитивную лесть ей было плевать. Девушку волновало другое. Как наследник Когортов умудрился выжить.

Эту семью она знала. В меру талантливые и влиятельные. Были. Управляли железными рудниками, поэтому находились от Темного Герцога далеко. В финальном бое не участвовали. Кая бы не удивилась, если бы они продались, предоставив доступ к рудникам без боя.

Не дождавшись реакции, Артур хмыкнул и продолжил:

— Твой талант впечатлил меня, но я заметил, что он… не огранён, как надо.

— Твои глаза обманули тебя, — пожала плечами Кая и сложила руки на груди.

Вот ещё, будет она выслушивать про недостатки своего таланта. Знал бы он, с кем говорит, умер бы от испуга.

— Вместе…

— Вместе? — перебила Кая.

— Вместе можно достичь большего, — с твердостью заявил Артур. — Я барон, наследник семьи, что практикует темный путь. Мы могли бы обменяться опытом.

При этих словах взгляд парня соскользнул на грудь Каи, что развеселило её ещё сильнее.

— Не сомневаюсь, — фыркнула Кая.

Её этот разговор забавлял. Артур при всём желании не сможет ей предложить ничего такого, чего она сама с легкостью не получит. Но не это было забавно. А то, как будет реагировать Эрано. Кае хотелось поскорее вернуться и увидеть выражение его лица, чтобы… Ну, в тот момент она не думала о своих мотивах.

— Тогда, надеюсь, мы ещё сможем подружиться, — скомкано закончил Артур и, попрощавшись, ушёл.

Жизнь явно не готовила парнишку к тому, что его пошлют.

***

Когда Кая вернулась, она стрельнула в меня глазками и промолчала. Я ничего спрашивать не стал. Слишком очевидно, что она этого ждёт.

Девушка сама подняла тему, вечером, когда вернулись в лагерь.

— Тебе совсем не интересно, чего хотел тот тип? — спросил она.

— Интересно. Но мы оба знаем правила игры.

— Какой игры, Эрано? Вечно ты что-то придумываешь, — вздохнула Кая.

— Угу. Что там с ним?

— Познакомиться пришёл. Молодой барон, один из немногих аристократов, что сохранили власть на землях Темного Герцога. Думаю, хотел прощупать меня на тему вербовки.

— Заметил твой талант?

— Ага. Либо предложит пойти к нему под руку, либо в жены позовёт.

— Всего два варианта? — приподнял я брови, показывая удивление. — Разброс между ними что надо.

— По сути, разница небольшая, — пожала плечами Кая. — Да и засиделась я что-то в девках. Если ты понимаешь, о чем я. У тебя-то самого девушки были?

— Ты где-то здесь видишь доступных девиц? — огляделся я вокруг. — Напомню, после твоего исчезновения нас сразу призвали.

— Ты ушлый тип, но ладно. Получается, мы оба девственники. Вот досада-то. И что делать? — голос Каи замедлился, сделался томным. Она как-то вся сжалась, сидя у разведенного огня, сделалась хрупкой и нежной, манящей.

Интересно, если я ей предложу исправить недоразумение прямо сейчас, она сразу пошлёт или ещё комедию поломает?

— Соблазняешь меня?

— С чего ты взял? — глянула она возмущенно.

Сама невинность.

— Показалось, наверное. Думал, ты специально так призывно на тренировках изгибаешься.

— Фу, дурак! — Кая подхватила палку из костра и метнула в меня.

Перехватив её, отчего искры разлетелись в стороны, закинул обратно.

— А жаль. Ты с каждым днём всё краше и краше. Повезет же кому-то, — улыбнулся я во всю ширь.

— Знаешь, Эрано. Улыбки — это не твоё. Не с такой рожей.

Улыбку как ветром сдуло. Умеет же испортить настроение. Рожа что надо, это да. Скоро буду кирпичи лицом на завтрак разбивать. Повезло же Резано с утонченными чертами лица.

Увидев мою реакцию, Кая расхохоталась.

— Ну у тебя и лицо, — тыкала она в мою сторону пальцем.

Пусть смеётся. Такая Кая мне нравится куда больше.

***

Суета суетой, а на элиту надо бы сдать. Чему я и посвятил себя, в отрыве от остальных дел. После формирования семени, общий объём энергии и скорость её восполнения возросли процентов на тридцать. Результат, который обычными методами я бы достигал год минимум. Следующий шаг требовал вложить раза в два больше и Герцог обещал, что прогрессия сдвинется в большую сторону, никак не в меньшую.

Удручающая перспектива. Пришлось тратиться на всякие стимулирующие специи, чтобы восстанавливаться быстрее. Иначе бы никак не успел уложиться в отведенные три недели. Так что часть энергии я пускал на формирование ростка, а остальное — на оттачивание таинств, которые предъявлю на экзамене.

Центральным умением решил сделать удар копьем. Простенько, но это на словах. А на практике — я пытался совместить использование внешних таинств, толчок или импульс, волю и то, что когда-то показал Кристиан. Путь пяти ударов.

Кая тоже готовилась к экзамену. Мы искали ей вариант, что ещё начать изучать, но возникала проблема. За что бы она не бралась — не получалось. Кая ругалась, выкладывалась, пробовала и не чувствовала никакого отклика. Я было грешил на то, что она так саботирует, но Темный Герцог вернулся и дал пояснения.

— Не готов утверждать точно, но из того, что вижу — дух моей дочери вломился в неподходящее тело и искорёжил его. Грубо говоря, она притащила темный талант в девчонку, которая была к этому никак не готова.

— Что теперь? — нахмурился я, прикидывая перспективы.

— Не знаю. Это же новая тема. Возможно, пока она не исправит накопившиеся проблемы, не возьмет эмоциональность под контроль, не закалит тело как следует, ничего другого не получится.

— Старик, ты же сам говорил, что ей нужно что-то для баланса.

— Говорил. — не стал он отрицать и замолчал.

Мол, дальше сам разбирайся. Я и попытался разобраться. Изучал Каю, присматривался к ней, как она таинства использует, где неточности есть. В какой-то момент научился чувствовать её темное ядро. С физическим было сложнее — оно не ощущалось. С Резано та же ерунда — у него там не ядра, а их зачатки, я их смутно улавливал. Про Халу вообще молчу.

С Каей обсудили проблему и решили сосредоточиться на экзамене. Уберем огрехи, доработаем таинства, а там видно будет.

Что касается успехов остальных товарищей-учеников, то Резано пока руку не освоил. У него получался какой-то обрубок из вибрирующей энергии. С остальным тоже не так гладко шло. Лишившись руки, он и часть энергосистемы потерял. Требовалось чуть ли не перестроить всё заново, чтобы полноценно заработало.

Хала в рамках своих задач — наоборот, радовала. Каждый день она добавляла по паре пройденных вверх шагов, вместе с бревном. Вес бревна тоже прирастал. В какой-то момент Кая психанула, пристала к ней и предложила спарринг. Так Хала начала учиться рукопашному бою. Ну и отхватывать заодно. Стоит ли говорить, что Кая её не щадила? Коса нашла на камень. Хала принципиально не хотела сдаваться и пока не было видно того момента, когда она откажется от тренировочных спаррингов. Иногда на неё было больно смотреть, а с другой стороны, её упорство вызывало восхищение.

В эти три недели Церен не оставил меня без внимания. Заявился, расспросил, чем это мы здесь занимаемся, узнал про план сдавать на элиту.

— Давно пора, — поощрительно кивнул он, — Тогда будешь учиться технике смещения.

— Это как? — заинтересовался я.

— А вот так.

Церен прямо с места сдвинулся на пару метров в сторону. Не шагнул, а именно сдвинулся, лишь немного сместив центр тяжести. Нельзя было назвать это и скольжением. Именно смещение.

— Ого, — выдал я, — Круто. А можно повторить?

— Давай заодно проверим, как ты на ножах дерешься, — улыбнулся он, достав парочку кинжалов.

Не понравилась мне его улыбка. Абсолютно заслуженно. После короткой тренировки у меня осталось семнадцать порезов. Не опасных, но неприятно зудящих. Это при том, что кожу я тоже укреплял. Обычный человек её ножом пробить не сможет, как бы не старался.

Пока дрались, Церен использовал смещения, оказываясь в совершенно разных местах. Мог и за спиной возникнуть у меня, или на дерево переместиться. Телепортацией это не было, скорее очень быстрым, почти не уловимым для глаз движением.

— Разобрался? — спросил он, когда закончили.

— Нет, — честно ответил я, — Что нужно делать?

Это был тот случай, когда я ничего не понял.

— Предлагаю тебе самому над этим подумать, — нагло усмехнулся Церен, помахал рукой и свалил, исчезнув.

Вот же козёл.

— Он использовал внешнее таинство, — пояснил Герцог, — Тебе нужно быстрее этой силой овладеть, чтобы чувствовать, когда другие её применяют.

— А ещё подсказки будут, как научиться смещаться?

Я подождал некоторое время, но ответа не получил.

Второй козёл.

Глава 10. Экзамен на элиту

Чтобы попасть на экзамен, требовалось заранее подать заявку и дождаться дня, когда будет возможность продвинуться по карьерной лестнице. Ну, или подтвердить своё мастерство, как говорили местные.

Я не просто так закладывал три недели на подготовку. Именно в этот день планировался ближайший экзамен, а следующий будет в лучшем случае через месяц, если наберется достаточное количество претендентов. Я узнал, сегодня выступит двадцать шесть человек. Неплохое такое количество. Так сразу и не скажешь, как давно они в лагере. Слишком здесь много людей, чтобы я запомнил всех. Но кто-то точно прибыл во второй лагерь исключительно ради экзамена. А так здесь и ветераны постоянно обитали. Обычно они состояли в отрядах и были младшими членами. Как бы на вырост. Набирались опыта, служили под началом более маститых товарищей.

Но это всё неважно. Меня волнует собственный бой и то, как Кая сдаст. Уверенности у неё на десять жизней хватит, но не поддастся ли она снова эмоциям, не начудит ли?

Первым шёл я. Не первым среди общего списка, а из нас двоих.

Испытание проходили в центре лагеря, на подготовленной под это дело арене. Народу собралось куда больше обычного. Пол-лагеря точно набежало. Драться выходили по очереди и нужно было продержать против двух элитных практиков три минуты. Экзаменатором мог стать кто угодно с соответствующим статусом. Историй я по этому поводу наслушался разных. Могли как завалить, так и принять мягко, без особого напряга. С чем была связана скрытая от глаз борьба и интриги, но об этом никто прямо не говорил. То, что Изгоняющий не одобрял, тщательно от него скрывалось.

Я не особо боялся, что меня задавят. Глобально это ничего не изменит. А локально — ну, статус останется прежним, невысоким, оплату за вылазки не прибавят. Досадно, но не крах мира. Другое дело Кая — смотря на неё, думал, что для неё сдать экзамен — дело чести, и биться она собирается насмерть.

— Эрано из баронства Тамрал! — объявил распорядитель, когда подошла моя очередь.

Я двинулся на арену, поглядывая, кто там выйдет. Хех, ну да, этого стоило ожидать.

Ко мне вышел Галад — правая рука Кристиана. Тот самый мечник, с которым мы бодались внешними таинствами, когда я Каю защищал. И сам Давид Пустой. Который смотрел на меня многообещающим взглядом крайне обидчивого человека. Мы с ним после той ночи, когда случилось нападение, не общались. Моя ошибка, признаю. Нажил себе недоброжелателя на пустом месте. Но ничего. Исправлю как-нибудь. Подкину ему пару золотых, он и успокоится, хах.

Встряхнувшись, постарался расслабиться и отвёл копье в сторону.

Сдать можно двумя способами — продержаться три минуты или победить. Мысли о победе как-то сразу улетучились. Эти два противника владеют внешними таинствами, а значит, они элита по меркам элиты. То есть либо меня хотят по-настоящему испытать, либо… Завалить и не пустить наверх.

А может, и просто проучить. Галад смотрел нейтрально, ничего не выражающим взглядом убийцы. Давид пытался просверлить во мне дырку. Кто из них опаснее?

— Начали! — прозвучала команда. — Время пошло!

Распорядитель перевернул песочные часы. Когда упадет последняя песчинка, я сдам. Осталось дожить до этого.

Все предыдущие поединки развивались следующим образом — первая минута уходила на то, чтобы испытуемый показал семь таинств. Остальные две — на поединок разной степени интенсивности. Мне же никто минуты на разогрев не дал.

Первым ход сделал Давид. Он выпустил призрачные руки и направил их на меня. Когда говоришь руки, в случае призрачных не надо представлять обычные человеческие конечности. Эта потусторонняя хрень у Давида могла удлиняться и двигаться в любую сторону, будто резиновая змея.

Ударил он стремительно, и я отпрыгнул, чувствуя подвох. Ага… Обычная вибрация против них не сработает. Этого следовало ожидать.

Закрутив копье, ощутил, как обострились чувства. В глазах что-то переключилось, и я увидел, как внешняя сила окутывает воина. У Галада эта сила исходила от меча. Он стоял, не двигался, но вокруг него разрасталось невидимое пятно.

— Это контроль внешних таинств — аура оружия называется. В её зоне ты ослабнешь, а он будет силен как никогда, — прозвучали быстрые слова Герцога.

Мог бы и раньше это объяснить.

Давид повторил атаку. На самое деле это был шквал атак, заставивших меня прыгать по всей арене. Прошло секунд десять, пока я не подстроился под ритм и не перешёл в наступление.

Перехватив копье, метнул его. Так это выглядело внешне. Метнул я сгусток энергии, пропитанный моей волей, а настоящее копье оставил в руке и продолжил движение, сближаясь с Давидом. Тот заслонился руками и потерял на этом драгоценную секунду.

Когда я сделал выпад в его сторону, Галад ожил. Выхватил меч и отбил лезвие. Я сместился так, чтобы он оказался между мной и Давидом. Простой трюк, и против опытных воинов он долго работать не будет. Давид, выругавшись, начал обходить Галада по кругу. Сам же воин тоже принялся смещаться. Хотят зайти с разных сторон.

В тот момент я не успевал думать. Действовал на одних инстинктах, выбирая оптимальный путь. Набросившись на Галада, постарался сбить процесс разрастания ауры. Что-то даже получилось. Из меня тоже сила вышла и столкнулась с его.

Копье против меча.

Галад никак не показал, что ему тяжело отбивать мои атаки. Наше оружие сталкивалось, отскакивало друг от друга, и в это же время, мы оба давили внешней силой.

Когда Давид решился атаковать меня со спины призрачными руками, я выпустил свои. Перехватив его отростки, дернул на себя, чего Пустой никак не ожидал. Если бы ожидал, то не бы полетел вперед. Если честно, я и сам не думал, что так легко трюк получится. Но в тот момент на меня словно вдохновение снизошло. Я чувствовал, что надо делать.

Давид полетел ко мне, Галад махнул мечом, я увернулся, прыгнул в сторону и швырнул Пустого под удар клинка. Разумеется, Галад успел остановить удар. Но и так это было, определенно, очко в мою пользу.

Разорвав дистанцию, я выдохнул и выжидательно уставился на них. Мне ведь не обязательно драться. Себя я показал с хорошей стороны, а дальше… Дальше нужно продержаться три минуты. Развивайся поединок как обычно, так поступать было бы нельзя. Но они сами виноваты, сразу начав по жесткому варианту.

Когда Давид восстановил равновесие, он посмотрел на меня с ненавистью. Его призрачные руки я отпустил, да и свои спрятал, чтобы силы не тратить. Отведя копье в сторону, принял защитную стойку. Давайте, мол, нападайте.

Давид и напал. Свёл руки, скрючил пальцы причудливым образом и начал закидывать меня небольшими, с кулак размером, призрачными шарами. Летели они быстро, в большом количестве, и мне пришлось смещаться в сторону, чтобы не попасть под обстрел. Атака оказалась с сюрпризом. Шары, пролетая мимо, разворачивались и устремлялись за мной, толкая двигаться в одном направлении — по кругу, в сторону этих двоих.

Удобно. Так им бегать за мной не придётся. Сам приду.

Ну, сами напросились.

Разогнавшись, собрал энергию в покрове и… сместился прямо к Давиду, пробив ему с колена в челюсть. Церен сколько угодно может не объяснять нормально про таинства, но я, невежество его задери, ловец знаний! Там, где не смогу повторить, придумаю своё.

Ударил смачно. Челюсть не свернул, покров защитил Пустого, но и так вложенной силы хватило, чтобы он отлетел назад. Я вместе с ним движение продолжил. Он внизу падал, а я вверху пролетал. Собрав энергию, толкнул себя вниз и буквально впечатался в Пустого, с усилением. Давид врезался в землю, я приземлился сверху, ногами ему на грудь, с выдохом вбивая ещё и импульс.

Мастеру этого хватило, чтобы, выпучив глаза, сложиться и выплюнуть сгусток крови.

О том, не переборщил ли, я подумать не успел. Да и не был так наивен, чтобы ожидать, что Галад будет бездействовать. Ударил он в тот же момент, что я отпрыгнул. Его сила пронеслась совсем рядом, и даже этого хватило, чтобы захватить меня, подбросить и закрутить, врезав в землю.

По мне словно пьяный цирюльник прошёлся. Покров сочился сотней порезов, из которых вытекала энергия. Встав, я усилием воли восстановил защиту.

Галад в это время стоял рядом с Давидом и вглядывался в него. А потом медленно повернулся в мою сторону.

Хе-хе-хе… Кажется, меня приговорили.

Тогда больше нет смысла сдерживаться.

«Покажи им настоящую силу», — где-то внутри меня довольно захохотал Темный Герцог, являя свою настоящую сущность.

Удар первый. Галад послал лезвие, сгусток силы — я принял его на копье, закрутил и отправил обратно. Сместившись вперед, нанёс второй удар — простой выпад, с вложением внешней силы и толчка.

Галад защитился мечом, принял атаку на лезвие, и его протащило на шаг назад. Оскалившись, он показал свою технику — резкое перемещение плечом вперед, с отведенным мечом.

Подпрыгнув, я пропустил волну силы, что пришла следом за ним и вспахала землю на арене. Галад взмахнул мечом, и на меня со всех сторон устремились воздушные лезвия. Сместившись, используя скорость падения и всю доступную силу, я атаковал его копьем, задействовав третий удар.

Что-то Галад не рассчитал. Он принял удар на жесткий блок, но его меч откинуло в сторону. Лезвие копья едва разминулось с мечником, он довернул корпус и избежал ранения. Я успел различить, как удивлением вспыхнули его глаза.

А теперь… Четвертый удар.

Звуки вокруг исчезли. Всё исчезло. Остался лишь наконечник копья. Он двинулся вперед, в сторону Галада, раздвигая воздух, проламывая его. Волна воли с черными нитями устремилась следом и… Я остановил удар за миг до столкновения с мечом. Сделал почти то же самое, что чуть ранее Галад. Порожденный всплеск пробил звуковой барьер и обрушился на воина. Тот схватил меч двумя руками, выставил перед собой, и я увидел, как его ауру оружия смяло, сжало до границ тела, а самого Галада откинуло назад.

Пустив энергию в ноги, сместился максимально вверх, а потом ещё раз. Метров на тридцать поднялся — мой предел на текущий момент.

Пришло время… пятого удара.

Закричав, набрал скорость и сместил себя в сторону Галада. В этот момент меня окутала энергия.

Большое призрачное копье! Удар!

Всё произошло настолько быстро, что Галад не успел увернуться. Он усилил защиту и принял всю мощь атаки.

Две силы столкнулись. Воздух вокруг испарился, затрещал, окружающих обдало холодом. Взрыв резанул по ушам, а когда пыль опала, Галад оказался пусть и целым, но вбитым в землю на добрый метр. Вокруг него утрамбованный песок арены разбегался трещинами.

Где-то рядом поднимался Давид, неверяще смотря на меня.

Я же про себя молился, чтобы гребаные три минуты наконец-то истекли. Силы были на исходе, а задействованная внешняя сила буквально хотела разорвать меня на части.

— Таинство семи мечей! — прокричал Галад.

Твою мать… Название таинств кричали либо позёры, либо когда это было воистину что-то мощное, требующее полной отдачи и вот таких костылей.

Над воином сформировались семь стальных клинков. Впервые я увидел, чтобы таинство выглядело настолько опасным и материальным.

— Время! — гаркнул распорядитель.

Поворачиваться я не стал. Сосредоточился на усилении защиты. Чувствую, сейчас будет жестко.

Приготовившись бесславно умирать, я влил остатки энергии в покров и ноги, чтобы отпрыгнуть, но… Галад усмехнулся и развеял таинство.

— Это было неплохо, парень, — бросил он мне. — Мог бы и помягче со стариками.

Старики, конечно. А кто сам меня прессовать начал?

Галад дошёл до Давида, переговорил с ним, а потом и до распорядителя добрался.

— Эрано присуждается звание элиты! — прокричал тот вскоре.

Выдохнув, я опустил плечи и копье. Это было жестко. Когда выходил с арены, меня встречали друзья. Кая смотрела с вызовом, напряженная и сосредоточенная. Ей следующей выходить, и она не хотела мне ни в чём уступать. А вот Резано и Хала были куда эмоциональнее, и оба стиснули меня в объятиях прямо там.

Они что-то говорили, но я смутно это разбирал. Мелькнуло лицо Сиги, других знакомых солдат. Меня кто-то поздравлял, а я старался не показать, что в глазах двоится. Надо бы собраться и посмотреть, как Кая выступит.

***

Против Каи вышел Артур Когарт. Я немного удивился, узнав, что у него статус элиты. Вторым соперником был… Косой. Появился он в последний момент, пробившись из толпы. Судя по самоуверенному взгляду, рассчитывал поквитаться.

Ох дурак.

Ситуация сложилась забавная. Между боями был десятиминутный перерыв, поэтому я смог прийти в себя и, когда наблюдал за зрелищем, мыслил трезво.

Тот самый случай, когда экзаменаторы имели личные мотивы выйти на арену. И если Когарт не выглядел как враг, а скорее как тот, кто имеет интерес к Кае, то Косой… А впрочем, хрен с ним. Сам дурак, если захотел получить порцию оплеух.

— Старик… — позвал я мысленно Герцога. — А тебе этот Когарт не подойдёт?

— Неплохой вариант. Уже отбросил моральные терзания?

Работа ловцов знаний такова, что при перемещении мы захватываем чужие тела, убивая личность настоящего владельца. Этого ловец никак не мог избежать, если хотел выжить. Поэтому и отношение к этому было философское. Тем не менее искать тело для Темного Герцога мне претило, уж не знаю почему. Но этот Артур… Чем-то он меня бесил, поэтому лично его я в жертву принести не откажусь.

— Меня всегда восхищали человеческие страсти и двойные стандарты, — гаденько засмеялся Герцог.

— Угу, — хмыкнул я. — Старик, ты лучше скажи, что там орал про то, чтобы я показал им настоящую силу?

Герцог замолчал, и на этот раз посмеялся я. Если это не обман, то один старый пень не прочь ощутить, пусть и через меня, полноту хорошей драки.

— Драка и правда вышла хорошая, — признал он. — Но ты не обольщайся. Тебя жалели.

— Я и не обольщаюсь.

Сейчас, прокручивая в голове ход поединка, я понимал, что отдельные атаки были сильными, но…. Вот именно, что отдельные! Не единый рисунок боя, не постоянное, непрерывное давление, а череда ходов, чтобы посмотреть, чего выкинет мальчишка Эрано. Уверен, дерись Галад насмерть, положил бы меня с первой атаки. Просто потому, что он опытный боец, который хорошо знает, что хороший враг — мертвый враг.

Да и Давид… Он выходил не убивать, а скорее избить обидчика. Большая разница между двумя этими подходами.

— Они недооценили тебя, — добавил Герцог. — Поэтому и уступили.

Тем временем объявили начало драки.

И…

Кхм… Даже не знаю, как описать. Кая накрыла темнотой половину арены, а когда та спала, окровавленный Косой валялся на земле.

Быстро, жестко, кроваво. Кая ещё и плюнула на него, чем вызвала свист солдат. Не сказать, что одобрительный.

Со вторым противником вышло мягче. Они оба показали мастерство темного пути, обмениваясь разными таинствами высокого уровня. Обошлось без драмы. Как три минуты вышло, Косого утащили с арены — он был ещё жив. А Кае присвоили новое звание. Она подошла к нам с гордым видом, будто ничего особенного не произошло.

***

Офицер Галад сидел за деревянным столом. У него в шатре даже стеллажи и ящики были, как и бумага. Не воин, а писарь.

— Откуда же ты взялся такой интересный, — сказал он, когда я пришёл к нему.

Пришёл не по большому желанию, а по приглашению. Точнее как… По приказу явиться в штаб для решения бюрократических вопросов.

— От отца с матерью, — ответил я, решив немного шуткануть и проверить реакцию.

— И кто же твои родители? — на лице Галада не дрогнул ни один мускул.

— Отца не помню, а мать… Она умерла, когда я ребенком был. Не помню, чтобы она была выдающимся практиком.

— История не то чтобы уникальная, — слегка равнодушно сказал Галад. — Так… Перси Жирного ты убил, вылазку за эссенциями пустоты провернул, развиваешься дюже быстро. Как насчёт того, чтобы стать офицером?

— Это обязательно?

— Чего? — свёл брови Галад. — Это уникальная возможность, дурень! В твоем возрасте! Офицером!

— А, тогда спасибо, конечно, — поклонился я.

Галад хмыкнул, открыл ящик и достал оттуда офицерские нашивки. Знак элитного воина тоже достал.

— Пришей, куда надо. А теперь послушай про новые обязанности. До этого ты болтался, как непривязанный баран, делал, что хотел. Отчасти это из-за того, что ты никому особо не был нужен. С сегодняшнего дня легкие деньки закончились. И не делай такое лицо, а то выпишу выговор за неуважение к офицерскому званию. Сам полез наверх, так хлебни ответственности.

Слова про то, ответственности или геморроя, я придержал при себе.

— Раз ты офицер, то собери свой отряд. Пока до десяти человек. За людьми наведайся в первый лагерь, если нужно.

— А от скольки? — уточнил я. — В моём отряде четыре человека, включая меня.

— Это ты про кого? — с насмешкой спросил я.

— Про темного мастера Каю, талантливого Резано Ветиоса и пылкую Халу Боротор.

— Ах да, как же я не догадался, — с иронией произнёс Галад. — Пусть так. С сопутствующими проблемами сам разбираться будешь. Ты, как офицер, должен обеспечить отряд всем необходимым. Понимаешь, что это значит?

— Чтобы не сдохли от голода во время вылазок, чтобы не скучали во время отдыха.

— Ну вот, а говорил, офицером быть не хочешь! У тебя точно жилка в этом деле есть!

Издевается, точно издевается.

— Вот тебе бумага, — достал Галад её из второго ящика, — Заполнишь, укажешь, кто в твоём отряде. Напишешь, на чём ваш отряд будет специализироваться.

— На нестандартных заданиях с уклоном в добычу специй и скрытное проникновение, — ответил я с ходу.

— Так и запишешь. — Мой ответ не удивил Галада. — Теперь перейдем к главному. Сможешь обучать пустому пути?

Как-то он резко перешёл к вопросу.

— Как же мастер Давид? — состроил я растерянное лицо.

— Парень, — посмотрел он на меня строго. — Я слишком давно занимаю свою должность, чтобы верить в эти игры. Простые вопросы — искренние ответы. Это упростит жизнь нам обоим.

— Смогу. А если мне за это платить будут, то хорошо смогу.

— Резано ты обучал?

— Если не считать тех скупых объяснений мастера Давида, то да.

— Почему тогда не обучил Каю и Халу?

— У Каи на то свои причины, — не стал я упоминать о том, что у неё напрочь талант отсутствует. — А Хале пока рано. Сейчас она подтягивает общую закалку.

— Эта девица считается тем ещё бедствием в своей семье, — покачал головой Галад. — Умеешь ты друзей находить.

— Так вышло.

— Угу… — сказал он и задумался. — Пришлю к тебе трёх солдат. У них ничего не получается с Давидом, но энтузиазм есть. Сам договоришься о времени. Оплата для начала будет один золотой в неделю за каждого ученика.

— Негусто.

— Тебе сколько лет?

— Восемнадцать, — соврал я.

— Врешь ведь, но не будем об этом. Не может зеленый пацан учить серьезным вещам. А если может, сначала должен это доказать.

— Как скажете, — не стал я спорить.

И так удивительно, что меня всё же решили привлечь к этому делу.

— Скажу, что с тобой хочет поговорить Кристиан. Можешь пройти через мой шатёр, — указал он направление.

Шатры здесь как полноценные дома, с отдельными комнатами, связанные между собой кожаными занавесками. Что там с другой стороны, не видно и не слышно. Козырнув и забрав бумагу, я отправился, куда сказали.

Вскоре нашёл и самого Кристиана.

И несколько удивился. Могучий воин сидел в очках, с книгой, возле свечей и читал.

— Эрано, — поднял он взгляд и отложил книгу. — Ты освоил пять ударов.

— Скорее только начал. Господин, — последнее я добавил на всякий случай, но Кристиан дернул щекой, отметая официоз.

— Сможешь освоить шестой удар?

— Если это возможно, то могу попробовать.

Я и сам догадался, что у этого пути может быть сколько угодно шагов. Проблема в том, что применение каждого последующего требовало… Да чего оно только не требовало! Начинать нужно с полной перестройки всего подхода. Не знаю, с чем сравнить. Это как ходить в неудобной обуви задом наперед, а потом побежать, уже лицом навстречу ветру. Другой подход, другие решения, другие требования.

Архисложная задача.

— Настоящая война начнётся через полтора месяца. Поторопись, — придавил меня этими словами Кристиан и вернулся к книге.

Поклонившись и сглотнув ком в горле, я отправился на выход.

Вот так нагрузил генерал. Если эта информация, не дай боги, просочится куда-нибудь, мне хана.

Глава 11. Совместный поход

Как и обещал, Галад прислал с утра троих учеников. Пришли они на нашу площадку в лесу. Которая за прошедшее время потеряла весь свой природный уют и стала походить на зону боевых действий. Особенно это усугубилось после нашей с Каей драки. Весь мох был вытоптан, ближайшие деревья уничтожены, отчего площадка увеличилась. Те деревья, что ещё стояли, остались без веток. А напомню, что растительность тут гигантская. Поэтому вокруг площадки был настоящий бурелом. Мы его образованию активно способствовали, каждый вечер перед уходом прибираясь и формируя стену. Это не самая надежная защита, но от случайных зевак убережет.

Проход же к площадке был сделан так, что по прямой не пробежишь. Надо обогнуть корни, перелезть через толстый, поваленный ствол дерева — и только после этого окажешься на месте. Это бревно было где-то мне по грудь. Пришедшие воины не сильно мне в росте уступали, поэтому мы спокойно могли разглядеть друг друга.

Когда троица подошла, я как раз находился рядом. Специально так встал, ожидая гостей. Остальные тоже недалеко топтались. Утром у нас была разминка. Как говорила Хала, зверские, бесчеловечные упражнения на растяжку.

— Это ты нас учить будешь? — спросил крепкий солдат со шрамом на лице.

Взглядом я привычно скользнул по их нашивкам. Хочешь выжить в армии и понять, с кем общаешься, учись разбираться в знаках. Помимо привычного разделения по званиям, были ещё знаки аристократов и отрядов. Крупные аристо приводили, можно сказать, свои полноценные армии. Могли и сотню элиты выставить, плюс пару сотен ветеранов. Но герцогство состояло не только из крупняка, но и из тех, кто помельче. Были и такие, кто отсылал воинов, но сам не присутствовал. Или такие, кто пришёл, но талантливыми командирами не обладал. Вот и получалась прослойка солдат, которых собрали в общую кучу, а потом разделили на отряды. Это где-то половина от всей армии.

Троица была из этой самой прослойки. Из разных отрядов и от имени разных аристократов. А значит, с ними можно проще общаться. Хотя тут как посмотреть. Мелкие аристократы бывают куда мстительнее.

— Видимо, я.

— Что-то ты больно молод, — сказал мужчина, при этом разглядывая бревно перед собой. — А это что, загон для детишек, чтобы не сбежали?

Остальные двое смотрели на меня так, будто с утра кирпичей пожрали.

— Если что-то не нравится, так валите на хрен, — влезла Кая.

Кто бы сомневался, что она вмешается.

— Бешеная девка тоже тут, — сплюнул крепыш.

Ну и… Я выпустил пустые руки, схватил его за горло и перебросил через бревно, впечатав в землю перед собой.

— Если выбраться сможешь, то и учить мне тебя нечему.

Два оставшихся на земле солдата на это никак не прореагировали. Точнее, нападать не стали, а лишь усмехнулись. Крепыш вырваться не смог. Так и познакомились, пройдя через ритуал, у кого член больше.

— Так бы сразу и сказал, что талантливый, — уже куда спокойнее проговорил крепыш, поднимаясь. — А научить сможешь, как так быстро продвинулся?

— Если уж я этого бестолкового научил, — махнул рукой в сторону Резано. — То и с вами справлюсь.

На это замечание троица скривилась куда сильнее, чем сам парень. Он вообще не скривился, а лишь улыбнулся этой своей фирменной улыбочкой, чем испортил мне настроение.

А троица же напрягалась по той причине, что они должны были знать, куда идут. А значит, и с кем я общаюсь. Между наследником Ветиосов и рядовым солдатом — километровая пропасть. Поэтому то, что ему далось легко, им может стоить титанического труда.

— Показывайте, чему научились.

— Так это… — почесал макушку крепыш, имя которого я до сих пор не спросил. — Ничему. Поэтому и пришли.

— А зачем тогда вообще пустыми таинствами занялись? — обвёл я их взглядом.

Надо же, как повернулось. Когда пришли сюда, так и фонили тестостероном, будто круче их только горы, а сейчас чуть ли не покраснели и стушевались.

— Так уникальная возможность же.

Я понимающе кивнул. А что тут непонятного? Давид Пустой пусть и ужасный учитель, но обладатель редкого, ценного направления. Попасть к нему задёшево — это и правда уникальная возможность.

— Тогда покажите, что в целом умеете. Свои стандартные таинства.

— Зачем? — спросил крепыш.

Я приподнял бровь, на чём спор и закончился.

Главный принцип был озвучен в самом начале: если что-то не нравится — валите на хрен отсюда.

На учеников я посмотрел. Никаких особых проблем не увидел. Сначала пригляделся к тому, как они таинства используют. Потом объяснил про вибрацию. Когда с Давидом занимались, до них тупо не доходило, что надо делать. Попробовал объяснить, показал на своём примере. Подозвал Резано, и он тоже показал. В итоге сделал выводы, почему они не продвинулись на пустом пути. Давид — он как отсечка. Если ты тупой, несообразительный, не способный сам обучаться, то его уроки ничем не помогут. А вот если можешь выжать максимум из оброненных крупиц знаний, что просачиваются сквозь убогие объяснения мастера, тогда да, сможешь.

Эти ребята были не из этой породы. Поэтому мне пришлось постараться, чтобы подобрать объяснения, которые до них дойдут. В этом главная сложность. Благодаря тому, что я выходец из другого мира, мой кругозор куда выше. А у этих ребят… Что словарный запас, что чувственный опыт — им тупо не хватало развития, чтобы воспринять информацию. Ну да это лишь досадное препятствие, а не непреодолимая стена.

На удивление, у крепыша у первого начало получаться.

— Идите, дальше сами тренируйтесь. Завтра в то же время приходите, — сказал я в конце.

Троица выглядела воодушевленной. Занимались мы около двух часов, и за это время у одного из них что-то получилось. Остальные тоже что-то могли, но это была слабая вибрация в отдельных частях покрова. Мизерная часть от того, что надо сделать.

Тем не менее это результат. Главное, что до них дошло, куда двигаться дальше. Пусть практикуются в течение дня, а там посмотрим.

Если подумать, то моё участие дальше и не особо нужно. Проблема Давида в объяснениях. А вот знаний у него куда больше, чем у меня. Поэтому за секретами пустого пути всё равно нужно будет идти к нему.

— Вот оплата, — достал крепыш из-за пояса три золотых.

— Ага, — забрал я деньги.

И чуть слезу не пустил. Всего три золотых, блин. Только на еду и хватит.

— Да ты теперь богатый парень, — рассмеялась Кая, когда они ушли.

— Чего ржёшь? — глянул я на неё строго. — Иди по дереву бегай. Ты должна это освоить как можно быстрее. Иначе в горах делать нечего.

— Да-да-да, — скривилась Кая.

Хала улыбнулась, увидев эту сцену. Сама-то она более-менее по вертикальным поверхностям бегать научилась.

— А ты чего улыбаешься? Иди сюда, — позвал я её. — Пора тебе тоже пустые таинства осваивать. Есть у меня одна задумка…

***

Ученики пришли утром. А ближе к обеду к нам заявился Артур, гори он синим пламенем, Когарт.

— Кая, — обратился он к девушке, — господа, — достался и нам кивок, — леди, — разглядел он недовольно нахмурившую брови Халу.

— Чего надо? — раздраженно спросил я.

Чем заслужил победный взгляд Каи и удивленный Резано. Артур же понимающе улыбнулся.

Чем увеличил мою к нему ненависть в сто раз. Так самоуверенно улыбаются те мужчины, которые спали с разными женщинами и привыкли глядеть свысока на тех, кто был обделен девичьей лаской.

Да что он о себе возомнил?!

— Пришёл обменяться опытом, — ответил он.

— Сейчас наш отряд занят тренировкой. Приходи позже.

— Когда?

— Через год, — сухо ответил я.

Кая хихикнула. Ещё и кулачком рот прикрыла. Прямо невинная дева.

— Боюсь, это слишком долго, — с серьезным видом ответил Артур.

— Что поделать. График у нас плотный.

— Уверен, я не помешаю.

— Слушай… — шагнул я вперед, но тут вмешалась сама Кая.

— Артур, мне неинтересно. Мы это уже обсудили.

— Но такой талант… С моей поддержкой, — с пылом сказал он, повернувшись к ней.

— Неинтересно, — качнула головой девушка. — И, чтобы ты знал, я не люблю, когда меня достают.

Несколько секунд они играли в гляделки, и, видимо, Когарт что-то рассмотрел в её глазах.

— Тогда не буду настаивать, — стушевался Артур и покинул поляну.

Кая же подошла ко мне и так, чтобы никто не услышал, шепнула:

— Ты так забавно бесишься, Эрано. Неужели это ревность?

— Тебе показалось, — буркнул я и пошёл тренироваться.

Ожесточенно тренироваться. Под довольными взглядами Каи.

***

На этом гости не закончились. К нам заглянули братья Ветиосы. В этот раз они выглядели куда недовольнее, чем в прошлый.

— Резано! — крикнул Саргай, запрыгнув на бревно. — Как это понимать?

Может, бревно маслом намазать? Поскользнется так гость и сразу весь пафос растеряет. Жаль, что сильного практика маслом не остановить.

— Твоё отсутствие манер? — парировал парень. — Или что?

— То, что ты записался в отряд к простолюдину!

Это действительно так. В смысле, теперь официально. Что Хала, что Резано дали согласие, и я оформил бумаги. Про Каю и спрашивать нечего. Она на меня как на идиота посмотрела, когда у неё спросил про вступление в отряд.

— Что с того?

— Ты должен вернуться домой. Это не обсуждается, — резко сказал Саргай.

— Ясно… — протянул Резано. — Ты сам напросился.

То, что произошло дальше, казалось, удивило всех. Меня в том числе. Резано сформировал призрачную руку и, прямо как я совсем недавно, схватил ею брата за горло. От земли оторвать не смог, но Саргай привстал на носки, чтобы удержаться.

— Это мой путь, брат, — сказал Резано. — И лучше не вставай на нем.

Саргай выхватил меч и разрубил руку, но металл прошёл сквозь неё, не причинив вреда. Тогда он попытался атаковать самого Резано, но тут вмешался я. Притянул удар и отбил выпущенное лезвие силы.

В ответ Томир потянул свой клинок. Кая вытащила костяные мечи и встала рядом со мной. Хала тоже вышла к нам, хрустнув костяшками.

Резано же оттолкнул брата и отпустил его.

— Отвалите от меня, — сказал он грубо. — Достали.

— Ты позор семьи, — сплюнул Саргай на землю, развернулся и ушёл.

Томир, бросив на меня многообещающий взгляд, последовал за ним.

— Ну и родственнички у тебя, — выдала Кая.

Кто бы говорил.

***

Братья ушли, страсти улеглись, Резано занялся травами и зельями, мы вернулись к тренировкам.

Я же нет-нет да и возвращался мыслями к Кае и к своему глупому приступу ревности. Явно ведь не дружеская реакция. Собственником я никогда не был. В прошлом теле. Легко влюблялся и так же легко забывал. Ревность — нетипичная для меня реакция.

Может, дело в теле? Гормоны бушуют, молодой организм требует женских ласк? Хм…

Как это проверить, я знал. Нужно найти женщину. А вот где её найти в лагере, ответ — нигде. Нету их здесь. В самоволку, что ли, уйти? Махнуть до ближайших деревень и отыскать там не особо принципиальную девицу, что облегчит жизнь молодому парню? Как и его кошелек.

Или можно пойти другим путем и соблазнить Каю. Очевидно ведь, что к этому всё и идёт, так почему бы не ускорить процесс…

К вечеру я нафантазировал столько, что был готов предпринять какие-нибудь шаги, но заявился Церен, будь он неладен.

— Скучаете, детишки? — появился он в центре поляны, чем заставил подскочить Халу.

— Конечно, мастер, — сказал я ему. — Нам ведь совсем заняться нечем.

— Так я и думал. Собирайся, выходим.

— Куда?

— На прогулку. Где-то на неделю-две. На сборы у тебя час. Буду ждать с той стороны лагеря.

— Кто идёт?

— Ты. Если хочешь, бери ещё кого-нибудь. Но поход сложный, нужны высокие навыки скрытности, выносливости и готовность убивать дороманцев десятками.

Поставив задачу, Церен свалил так же внезапно, как и появился.

— Кая? — глянул я на девушку.

— Две недели прогулок в горах. На романтику не тянет, но сойдет.

Романтику? Это намёк, что Кая уловила, о чём я полдня думал?

— Мы останемся. Хала мне поможет с травами, — сказал Резано, когда я на него посмотрел.

— Вообще-то, у меня на вас тоже планы есть. И на тебя, Хала. Пора тебя испытать в настоящем деле.

— Серьезно? — нахмурилась она. — Может, начать с чего-то попроще?

— Она права, — сказала Кая. — Зачем нам обуза?

После этих слов у Халы возражения отпали.

***

Когда вышли из лагеря, Церен ждал нас, скрестив руку на груди.

— Разве я непонятно сказал, что приключение будет запредельно опасным? Или ты решил избавиться от друзей?

— Думаю, они пригодятся.

— Послали боги ученика, — закатил глаза Церен. — Иди за мной. На остальных мне плевать. Пусть идут, как хотят. Сдохнут — сам виноват будешь.

— Не переживайте, мастер. Разберемся.

Пока шли к горам, ко мне приблизился Резано и сказал, какие бы травы хорошо добыть, раз уж на вылазку отправляемся. Я кивнул и прикинул, как это лучше сделать.

— Мастер, — позвал я. — А куда идем?

— На другой край гор. Если кто-то из вас не может пройти сотню шагов по скале, то останется в горах навечно, — мрачно пообещал он, всё ещё недовольный компанией.

— Вы сами будете маршрут выбирать?

— Сам? — обернулся он ко мне. — Хм… Раз уж ты настаиваешь, то хорошо. С тебя маршрут, Эрано. Проложи нам оптимальный путь до горного города дороманцев. Того самого, где спрятан выход к землям второго порядка.

— Как понимаю, он где-то там? — указал я направление.

— Где-то там, — усмехнулся Церен.

— Хорошо.

Зная цель, мне проще будет составить маршрут, дабы, во-первых, команда не убилась, а во-вторых, чтобы мы прошли через те места, где нужные травы растут.

— Хала, иди сюда, — позвал я девушку. — Буду обучать тебя, как правильно двигаться.

По мере того как приближались к горам, ей всё больше становилось не по себе. Первая боевая вылазка, как-никак.

***

— Здесь и остановимся, — оглядел поляну Церен, когда солнце начало подниматься над горизонтом.

Всю дорогу мы либо шли, либо бежали, либо карабкались по горам. Мне приходилось страховать Каю. Она хуже всех бегала по вертикальным поверхностям. Да и то, бегом это сложно назвать. Девушка задействовала физическую силу, высоко прыгала, цеплялась и до того, как сцепка исчезала, успевала оттолкнуться и прыгнуть дальше. Иногда пользовалась темными крюками, что было куда энергозатратнее, чем обычная сцепка.

За Халой я тоже приглядывал, но больше по части скрытности. Как двигаться, куда ступать, какие места обходить — я выдавал ей весь накопленный опыт касательно гор. Девушка внимала, пыталась повторить, ошибалась, я её поправлял, она пробовала еще раз. Не мгновенное обучение, но и с горы её скинуть не хотелось, а это чего-то да стоило.

— Уверены, мастер? — спросил.

Выбранное место подходящим для убежища никак назвать было нельзя.

— Только неудачники будут скрываться.

— Эм… — слышать это от того, кого прозвали Скрытным, было как минимум странно.

— Остальные могут делать, что угодно, а у нас с тобой начинается тренировка. Для начала разомнёмся. — Церен достал нож.

— Отдыхайте, — бросил я остальным. — Медитируйте. Костер не разводить. Через час приступайте к своим тренировкам. Кая, на тебе караул.

— Долго тебя ждать? — раздраженно бросил Церен и атаковал.

Обычным ударом, на уровне груди. Так он скорее привлек моё внимание, нежели всерьез ударил. Выхватив свой нож, отбил удар.

Посмотрим, чему он научить хочет.

***

Должен признать, что следующие два часа вышли самыми продуктивными в плане обучения за всю мою жизнь в этом мире. Церен не скупился на пояснения. Начали мы с работы ножами, а закончили… скрытностью.

Не той, что учил Сергиус, а с применением таинств.

— Слушай внимательно, ученичок, — говорил Церен. — Я не из тех, кто любит повторять. В нашем доминионе таинства основываются либо на стихиях, либо на особом применение энергии. Приводить примеры, что такое стихии мне, надеюсь, не надо?

— Не надо, — качнул я головой.

Мне, как ловцу, конечно же, была известна философская концепция стихий. Но в этом мире такое упоминание я слышал впервые.

— Тогда сам приведи примеры.

— Темный путь, — глянул я на Каю. — Земля, если вспомнить дороманцев.

— Какую же стихию используют практики темного пути? — усмехнулся Церен.

— Темноту? — приподнял я бровь. — Ночь?

— Оба ответа верные и неверные. С основами, значит, у тебя всё же плохо, что неудивительно, деревенщина.

Резано вскинулся и усмехнулся, услышав, как меня назвали. Церен не обратил на него внимания. Ему было плевать, кто находится рядом.

— Темный путь — это набор нескольких стихий. Часто практики сами не понимают, что используют. Эй ты, как там тебя, — пощёлкал он пальцами в сторону Каи, — ты что используешь?

— Ночь, — ответил она.

— Ночь — это не стихия, а время суток, дура, — глянул он на неё с презрением, на что Кая обнажила зубы, оскалившись. — Тш… Хорошая самочка. Держи конфету.

Откуда ни возьмись Церен достал конфету и метнул Кае.

Самую настоящую конфету, в обертке. Кая поймала, осмотрела, развернула и принюхалась. А потом закинула в рот и зажмурилась от удовольствия.

Сказать, что я офигел, — это ничего не сказать. Не знаю, что удивительнее — наличие конфет в этом мире или реакция Каи.

— Девчонки любят сладкое, — подмигнул мне Церен. — Так что, будут ещё умные мысли по поводу стихий?

— Нет, — ответил я, не рискуя снова гадать.

— Жаль. Мне придется говорить, а я этого не люблю. Стихия — это тьма. Ночь — это время суток, что бы там темные практики ни думали. Темнота — дефицит света. Тоже на стихию не тянет. Твоя подруга частично использует тьму, я бы сказал, убогие крупицы, но и это даёт ей право называться талантом. Всё остальное — это особое использование энергии, внутренних и внешних сил. В случае девчонки, — ещё один кивок в сторону Каи, — она использует и темноту, и ночь, и эмоции, но основа у этого — обычная энергия. По факту ваш темный кинжал не сильно отличается от обычного, — мастер создал над ладонью образ ножа.

Из энергии само собой. Я тоже так мог, но моя версия выглядела темнее.

— Погодите, мастер, — увидел я пробел в сказанном, — почему тогда я не смог улучшить технику темного кинжала? Я думал, это связано с тем, что у меня нет предрасположенности к этому пути.

— А у тебя и нет. Создай темный кинжал. Ты тоже создай, — глянул он на Каю.

— Ещё конфета есть?

— Быть может, — улыбнулся Церен.

Кая приподняла бровь и уставилась на него. Кинжал не создала. Церен хмыкнул и кинул ей ещё конфету. Запасливый какой.

— Эрано, попробуй сравнить два ваших кинжала.

Что их сравнивать. Я и так видел отличия.

— В кинжале Каи темноты больше.

— Ага, — кивнул Церен.

— Это и есть стихия?

— Что-то близкое к ней.

Надо потом обязательно спросить мнение Герцога на этот счёт.

— Ты пытаешься идти этим же путем, поэтому ничего и не получается. Но если убрать темноту, тоже ничего не выйдет. У самой конструкции кинжала, того способа, которым ты его создаешь, есть ограничение. Это как… — Церен задумался и покрутил рукой, — как стрелы. Ты строгал в детстве стрелы? Если да, сравни их с боевыми. И то и другое называется стрелой, но результат разный.

Церен создал новый кинжал — что-то принципиально иное, чего я никогда не видел, — и метнул его в небо. На глаз сложно оценить, но клинок точно больше сотни метров пролетел.

— Уловил? — спросил мастер.

— Только то, что это другой тип кинжала.

— Именно. Сергиус тебя учил детским поделкам. Сложно его за это винить. Другого он не знает. Замечу, что даже детские поделки могут быть смертельно опасны, если ими как следует овладеть. Но… — Церен нагло усмехнулся, — боевым оружием куда проще сражаться.

О как.

«Слишком много пафоса, — прозвучал в голове голос старика. — Показанное — всего лишь более высокий ранг таинства, вот и всё. Первые ступени, замечу. Есть куда разрушительнее».

Не сомневаюсь.

— С лекциями на сегодня всё, приступаем к практической части, — заявил Церен. — Нам нужно понять, какими методами ты будешь скрываться.

Так и началось настоящее обучение. Церен показывал разные символы и требовал их повторения. Я создавал их с помощью энергии, и мы оба наблюдали за результатом. Это было что-то с чем-то. Символы оказались заархивированными таинствами скрытного толка.

«Редкая методология, — комментировал Герцог. — Сам я подобным не владел, но слышал, что есть мастера. Твои дары чем-то это напоминают, но они более высокого порядка».

«А что насчёт стихий?»

«Ты должен понимать, Эрано, что нет единой модели касательно таинств. Каждый описывает в меру своего разумения. Поэтому не зацикливайся».

«Это значит, что Церен ерунду рассказал?»

«Как раз наоборот. Он взялся за тебя всерьез. Узнать бы ещё, что им движет».

«Забота об ученике?»

«Не смеши меня».

На этом разговор со стариком окончился. Больше он в тот день не появлялся, а я сосредоточился на Церене. Каждый символ нёс в себе кусочек понимания, как с помощью таинств можно скрыться. Воспроизвести их было крайне сложно. У меня по полчаса на каждый символ уходило, и энергии это тратило прилично.

Так и прошла половина дня. Где-то ближе к вечеру Церен разрешил отдохнуть. Сам он спать завалился, что выглядело как провокация. Мастер его уровня в настолько сомнительной компании, как по мне, спать не должен. Я тоже лег, чтобы перед следующим переходом восстановиться.

***

Следующие дни не отличались от этого. Долгий ночной переход, первая часть дня — тренировка, вторая — отдых.

Постепенно я разбирался в том, что хотел показать Церен. Остальные спутники тоже прогрессировали в своих направлениях.

А потом мы дошли до города. С одной стороны его подпирали горы, а с другой — бескрайние пески.

Глава 12. Побег от города

Город окружала стена. Не такая большая, как в крепости, но всё же стена. Её подпирали дозорные башни, и с нашей позиции можно было разглядеть стражников, несущих караул. Покатые красно-оранжевые крыши украшали верхушки домов. Другие детали с такого расстояния было не рассмотреть. Я лишь отметил, что город небольшой, на пару сотен домов — если бы не здания в несколько этажей, сложенные из камня, быть бы этому месту обычной деревней. Выше остальных возвышалось подобие дворца. Построенный на склоне, он нависал над остальными, обычными домами. Территория вокруг него, тоже огороженная стеной, занимала добрую половину города.

— Мастер, — обратился я к Церену, переведя взгляд на пески. — Зачем мы сюда пришли?

Пески — отдельная история. Они уходили вдаль, и конца им видно не было. Я знал, что такое пустыня. Изучение разных природных зон входило в подготовку ловца, а я не все лекции проспал. Величественные барханы начинались уже через сотню метров от города, и надеюсь, мне никогда не придётся там воевать.

— Посмотреть не интересно?

— Интересно. Посмотрели. Что дальше?

— А дальше нужно добыть языка. Провернёшь?

— Могу взять Каю?

— Бери кого хочешь. Остальных спрячь, я их прикрывать не собираюсь.

Да-да, конечно. Если бы не мой дар заранее замечать дороманцев и не таинства Церена, которыми он нас всё же прикрывал, мы бы таким составом в жизни не дошли. Точнее, не дошли бы те мы, которые вышли в самом начала. А так, что Резано, что Хала быстро прогрессировали и с каждым днём переставали быть заметными клушами. Я их поэтому и взял. Сколько угодно можно тренироваться в удобном лесу, под тенью деревьев, но на вражеской территории развитие идёт куда быстрее.

— Насколько высокопоставленный пленный нужен?

— Любой солдат сойдет.

— Его хватятся.

— Хватятся, — согласился Церен.

— Ясно. — Я повернулся к своим и отдал приказы: — Кая, ты за мной, остальным отдыхать и быть готовыми отступать.

***

Когдам мы с Каей притащили связанного пленного, Церена на месте не обнаружилось.

— Он ушёл сразу за вами, — пояснил Резано.

— Хм… — огляделся я, выискивая его с помощью дара видеть скрытое. — Как обстановка? Спокойно?

— На удивление тихо. Не думал, что получится так легко дойти до дороманского города.

— Реки крови и мясорубка начнётся позже, — уверенно заявила Кая. — Эй, дурная девочка, надеюсь, ты хорошо освоила тот приём, которому тебя учит Эрано.

Я скинул пленного на землю и призадумался.

Что, сурхи его задери, творит Церен? Если вспомнить, как он притащил нас с Каей в самое пекло во время нападения на лагерь, то от него стоит ждать чего угодно.

— Иди в жопу, — ответила Хала.

— Давно по роже не получала? — начала заводиться Кая.

— Так… — сказал я. — Кончайте балаган. Валим отсюда. Живо.

На выполнение задания у нас ушло около получаса. В сам город не заходили и даже не приближались. Нашли двоих патрульных, которые несли службу без особого рвения, оглушили их и в кусты оттащили. Я хотел связать и с кляпом оставить второго, но Кая его в расход пустила.

— А Церен? — удивился Резано.

— Хрен с ним. Найдет нас, если потребуется. Он же не говорил ждать его здесь? Не говорил. Вот и не будем. Что-то мне это не нравится.

— Чутье у тебя что надо, — раздался голос Церена, а следом и он сам появился. — А почтение к учителю хромает.

— Я отвечаю за свой отряд, — спокойно ответил я. — И чувствую, скоро будет та ещё подстава.

— Какого же ты плохого мнения обо мне. Но если и так, то что хотел? Ты мой ученик, и этим всё сказано. А если вдруг не догнал, что сказано, то выбираться из смертельных передряг — твоя прямая обязанность. Если не устраивает, так и вали на все четыре стороны.

— Не дождётесь, — фыркнул я.

Да после того, что он мне показал, я в жизни от него не отстану. Не на того напал.

— Пленный вам ведь не нужен, — догадался я.

— Нет. Хотел проверить, справитесь ли вы.

— Тогда уходим, — кивнул я своим, которые к этому моменту приготовились выступать. — За мной.

— Сейчас утро, и дороманцев вокруг хватает, — напомнил Резано.

— Я помню. Будем прорываться с боем, если потребуется.

— А с пленным что? — спросила Хала.

— Можешь его прикончить, — с вызовом предложила Кая. — Или кишка тонка?

— Работа мясника скорее по твоей части.

— Ты права. Руки у меня не такие нежные, как у тебя.

Кая сформировала темный шип и метнула в пленного. Того пробило насквозь, он захрипел, изогнулся и издох.

— Жестоко, — с непонятной интонацией произнёс Церен, в голосе его улавливалась толика уважения.

— Идемте, — вышел я вперед, чувствуя, как утекает время.

***

Какие-то у меня специфические отношения с учителями складываются в этом мире. Сначала попался Сергиус, что тренировал меня на убийцу. Это последнее, чему бы я хотел обучаться, будучи ловцом знаний. Потом кто ещё был… Кая — переместившаяся в чужое тело темная воительница с неуравновешенной психикой. Кристиан, который показал всего ничего, но в этом ничего была такая глубина, которую я до сих пор не расшифровал. Давид Пустой — меркантильный, трусоватый сноб. Темный Герцог — из которого учитель так себе, а сама его личность стоит особняком.

«Обласкал так обласкал, — прозвучало в голове. — Ты меня с другими не равняй. И я не твой учитель».

Древнего старика я проигнорировал. Пусть ворчит, сколько хочет, а пока мы бежим, меня о жизни философствовать тянет.

Последний в списке странных учителей — Церен Скрытный. К нему меньше всего вопросов в плане передачи знаний. Рассказал он реально много. Но вот методы… Обучение у него и спокойная жизнь — диаметрально противоположные вещи. От того, что я понимал его логику: ученик должен страдать и преодолевать трудности, — легче не становилось.

Интуиция не подвела. Минут через десять я засек отряды дороманцев, что разошлись в разные стороны. Как именно они расходились не видел, но, если успел изучить горы и понимаешь, что все эти люди не просто так вышли из города, становится понятно, что тревогу всё же подняли и что сейчас начинается стандартная облава.

Пока шли сюда, я подмечал тропы, укромные места и пути отхода. Проблема в том, что дороманцы и сами знали особенности территории вокруг города. Знали куда лучше меня. Через пару минут после того, как я заметил первых преследователей — те бежали в другую сторону от нас, а значит, дороманцы пока не знали, где мы находимся, — поднялся сигнальный столб дыма. Вскоре сюда начнут сбегаться все солдаты с округи.

Большой проблемой это не являлось. Основная концентрация войск находилась возле крепости. Здесь же было куда меньше патрулей. Да и по пути сюда тоже. В основном небольшие башни-крепости в удобных точках, чтобы обозревать округу.

Мы бежали минут пять, пока за нами не показался вражеский отряд. Я то уходил вперед, высматривая опасность, то отодвигался назад, чтобы иметь возможность быстро среагировать. Так вышло и в этот раз. На одном из перевалов я задержался и увидел, как дороманцы бегут прямо по нашему следу. Именно по следу или так совпало, но двигались они прямо на нас и, когда перемахнут через скалу, где я засел, увидят и остальной отряд.

Знаками показал, чтобы Кая вернулась ко мне, а остальные продолжили путь.

— Опять вся грязная работа на нас? — спросила она, подбежав. — Сколько их?

— Семеро.

— Не десяток?

Я промолчал, потому что вопрос был риторическим. Дороманцы не бежали строем. В одну шеренгу тоже не выстроились. Они двигались широкой дугой. От одного края до другого — под полсотни шагов. То один дороманец замирал и оглядывался, то другой. Так и бежали, прочёсывая скалы и все места, где можно спрятаться. Нам ещё повезло с рельефом. Здесь полно выступов, что затрудняют обзор. Дальше есть места, где хватает открытых пространств, и вот там скрыться будет куда сложнее.

— Сначала убиваем крайних. Главное, чтобы они своих не предупредили.

За что ценю Каю, так это за боевую слаженность. Пусть мы какое-то время не виделись, но та никуда не делась. Мне не надо было объяснять логику устранения отряда. Если ошибиться, они соберутся в строй, и победить их будет куда сложнее. А ещё подадут сигнал своим. Им ведь не надо нас убить любой ценой. Требуется всего лишь задержать и определить место, где находимся. После чего здесь в течение пяти минут сотня человек соберется.

Отряд приближался стремительно. По тому, как они двигались, с какой скоростью, было видно, что это солдаты на уровне ветеранов, кто-то из стражи города, а не горцы, что бегают по скалам каждый день. Скорость движения, то, куда они целят, как оступаются — внимательному взгляду это говорило о многом. Поэтому я и не боялся напасть вдвоем с Каей на семерых солдат.

Девушка начала первой. Дождалась, когда дороманец, бегущий с правой стороны отряда, вскочит на камень и… вспорола его от паха и до горла здоровенным темным лезвием, демонстрируя свой подавляющий талант. Убив его, прыгнула наверх, давая себя разглядеть.

Любит она пафосные жесты.

Воспользовавшись тем, что она отвлекла внимание дороманцев, я выскочил с другой стороны. Метнул темное лезвие в одного солдата и сделал выпад копьем в другого. Лезвие попало, дороманец споткнулся, но покров его защитил. А тот, что принял удар копьем, осел с мертвыми глазами на землю. Против внешнего таинства ему противопоставить было нечего.

А дальше… Дальше началась бойня. Кая разбиралась со своей стороной, я со своей. Весь бой не занял и минуты, выйдя коротким и жестоким.

Не сговариваясь, бросились бежать. Нагнали отряд и дальше двигались вместе с остальными. Никто не говорил. Берегли дыхание.

Церен бежал легко. Смотря на него, я испытывал зависть. Складывалось ощущение, что он ничего не весит, гравитация настолько любит его, что сама помогает двигаться. Остальным это давалось труднее. Каждый в отряде был закалён, но легкие кроссы и бег наперегонки с вражеской армией — разные вещи.

Нам повезло. Ещё двенадцать минут никто не попадался на глаза. А потом я заметил очередной отряд и почти сразу ещё один.

— Кая, уводи остальных, — сказал я, сблизившись с девушкой.

— А ты что?

— Отвлеку дороманцев, что же ещё. Не переживай, найду вас.

— Тогда держи, — создала она темный сгусток на руке. — Он укажет путь к нам. А если возникнут неприятности, развеется. Если вдруг решишь подохнуть, уничтожь, чтобы мы не ждали, — сказала она с нотами цинизма.

— Хорошо, — хмыкнул я на её подколку.

— Опять геройствуешь, ученичок? — поинтересовался Церен, что разглядывал меня в этот момент.

Мы остановились перевести дух и прятались среди камней. Надо было дождаться, пока отряд впереди пройдёт мимо, чтобы продолжить двигаться.

— Голый расчёт. Вы с ними или со мной?

— А кто мой ученик?

— Тогда идёмте.

Хотелось у него спросить, где пролегает грань между шутовством и профессионализмом, но как-нибудь потом.

***

Дороманцы проходили через ущелье один за другим. Бегали по стенам, кричали, выискивали нас чуть ли не с собаками.

— Что дальше? — с ленцой спросил Церен.

Я прятался, забившись в щель на скале. Применяя то, чему научил мастер. С помощью энергии искажал покров так, чтобы слиться с пейзажем. Отвечать я ему не стал. Это он мог себе позволить болтать у противника под боком, а я так звуки не умел глушить.

— Оглох, что ли? Ах да, ты же неумеха.

Тьфу на тебя.

Церен, между прочим, нигде не прятался. Он сидел прямо на скале… Точнее, прилип к ней, но выглядело так, будто сидит в удобном кресле. Никто его не видел, хотя казалось, как это возможно.

— Ладно-ладно, сделай лицо попроще, — в этот момент Церен не мог видеть моего лица, как бы ему ни хотелось, так что это не больше чем догадка. — Ты неплохо увёл погоню.

Ага, для чего потребовалось вступить в бой, пошуметь, скинуть дороманца с высокой скалы, чтобы он орал подольше, пока падал, закидывать отряд таинствами, обстрелять ещё один, пока они бежали за мной по вертикали и… Ну, за этот час я много чего успел сделать.

Это позволило стянуть силу дороманцев на себя. Единственная проблема — их здесь теперь под пару сотен носилось, и были они настолько злы, что, если заметят, мне несдобровать.

— Да и обучаешься поразительно быстро. Вон, от этих придурков спрятался. Если придёт кто-то из элиты, кто специализируется на наблюдении, тебе несдобровать, но это частности. Пока сиди, отдыхай. Минут двадцать у тебя есть, пока нужные люди не объявятся.

Двадцать минут, значит. А ситуация-то безвыходная.

— Сейчас ты переоценил себя. Зато группу спас. Наверное, — черный сгусток Каи прилип к шее и никуда не девался, а значит, с ними всё хорошо. — Но как убьют тебя, их тоже найдут, не сомневайся.

Так зачем ты нас подставил, придурок?

— Ты сейчас наверняка спрашиваешь себя, зачем я притащил вас сюда. Но ты ошибаешься в своих домыслах! — наставительно сказал Церен. — Притащил я тебя, а не вас. Брать отряд — твоя идея, я был против. К тому же ты преследуешь свои цели. А я свои. Это норма жизни.

Да чтоб тебе со скалы свалиться.

Закончив внутренний отсчёт, дождался, когда оставленные мешочки с порошками задымятся. Хочешь выживать — умей готовить сюрпризы. А возможность отвлечь — необходимость для того, кто бегает по чужой территории.

Вслед за первым мешочком воспламенился второй и третий. Я же вынырнул из щели и побежал по скале в сторону по заранее рассчитанному маршруту.

Ещё посмотрим, есть ли у меня шансы выбраться.

***

Не было.

Меня тупо загнали, как псину. Пришли мастера, способные отслеживать скрытные перемещения, и тогда началась настоящая облава. Может, и поймали бы, но в какой-то момент появился пропавший было Церен и утащил меня в щель между камнями.

Через его таинства дороманцы пробиться не смогли. Так мы и просидели три часа, пока они не свалили.

— Вылезай, горе ученик, — скомандовал Церен и первым выбрался на поверхность. — Кстати, ты в курсе, что пустая ночь через два дня? Что думаешь с этим делать?

— Что-нибудь придумаю, мастер, — ответил я, отряхиваясь от налипшей земли. — А что вы собираетесь делать? Или тоже владеете вибрацией?

— Нет, это не мой путь, но от духов найду способ укрыться. Защитить весь отряд не смогу, так что будет лучше, если твой план и правда хорош.

***

Эти два дня мы двигались в сторону лагеря. Я ещё искал подходящее место, где меньше всего дороманцев. Нетрудно предсказать, что в эту ночь я буду заметен как никогда, и они сразу поймут, где скрываются незваные гости.

Место нашёл. Почти подходящее. Было бы ещё лучше, окажись оно ближе к лагерю. А так нам обратно минимум пять дней пути, это если погони не будет.

Церен развалился на земле, подстелив под задницу плащ. Поглядывал он на наши приготовления с ленцой уверенного в своей безопасности человека.

— Что делать, я уже говорил, — отдавал я последние приказы. — Резано, ты прикрываешь Каю. Кая, ты смотришь по сторонам и, если заявятся дороманцы, берешь их на себя. Или мы удираем, если их будет слишком много. Хала, на тебе главная роль, я страхую. Если духов совсем много придёт, будем чередоваться. Вопросы?

— Ты нам это сто раз объяснил, — проворчала Кая.

— Лучше так, чем кто-то ступит. Ты пока не видела пустые ночи. Это та ещё хрень.

— Жнеца я видела, общее впечатлению имею. А вот девчонка, — выставила она палец в сторону Халы, — вызывает сомнения. Этот твой приём у неё получается, откровенно говоря, паршиво.

Хала пристыженно скривилась, но я похлопал её успокаивающе по плечу.

— Не слушай эту язву. Она бесится, что не овладела пустыми таинствами, в отличие от тебя.

— Ой, иди ты к сурхам в зад, Эрано! — воскликнула Кая и отошла на свою позицию.

Я же направился к Церену.

— Мастер, как я понимаю, вмешиваться вы не будете.

— Ты же уже справлялся с пустой ночью. Справишься и в этот раз.

— Да, но… Вы же знаете про проклятье?

— Проклятье? — отчётливо напрягся Церен. — Какое ещё проклятье, Эрано? — прошипел он, приподнимаясь.

— Как же… Вы ведь сами меня подставили под жнеца, а тот одарил проклятием после смерти, и теперь духи будут слетаться на меня, как мотыльки на огонь.

Несколько секунд Церен хлопал глазами, а потом выругался.

— Идиот! Давид, чтоб тебе золотых не увидеть! Он ведь в курсе?!

— Думаю, что да, — ответил я осторожно, оценивая реакцию Церена. Врёт, нет?

— Погоди… Ты что, сказал, я тебя подставил?! Да ты небо с землей перепутал, ученик!

— Выглядело это именно так. Чтобы сохранить Давида, выбрали другого наивного простака, что принял удар на себя.

— Хорошего же ты мнения обо мне. — Церен встал и выругался. — Даже не знаю, выписать тебе плетей за неуважение или похвалить за недоверчивость. Гадство-то какое. Ты уверен, что проклятье сработает именно так?

— Нет. Кто бы мне про проклятья нормально объяснил?

— Давид… Ну урод! Приду, всю его кубышку стащу! Старый хрен!

— Ладно, вы пока стройте планы мести, а я пошёл готовиться.

— Погоди! — положил он мне ладонь на плечо, когда я развернулся. — Ты знал о проклятье, о том, что уходим надолго, и заранее готовился к этому?

— Да, — удивился я его недогадливости. — Мы либо сдохнем, либо мой отряд принесёт знатную добычу.

— Твой отряд, как же, — усмехнулся недовольно Церен.

— Так вы же отдыхать будете. За такое зрелище полагается оплату брать, а не наградой делиться. Мастер.

— Точно плетей пропишу. Тебе и Сергиусу. За то, что не научил почтению.

— Сначала надо выжить. Самое весёлое, думаю, начнётся потом.

— Да… — выдохнул с присвистом Церен. — Дороманцы точно сбегутся. Иди, — махнул он рукой. — Готовься. Я тоже подумаю, что делать.

Глава 13. Подготовка к войне

Халу потряхивало. Она старалась держаться браво, стояла с гордо поднятой головой, смотря в никуда, закусив нижнюю губу, чего не замечала.

Место, где начнётся ближайший прорыв, я уже обнаружил и выстроил отряд так, чтобы мы с Халой выступили клином, который будет уничтожать духов. В идеале до Резано с Каей они не должны добраться. Те стояли в пяти шагах от нас, чтобы не мешались под ногами, и чтобы случайно не врезаться в них. А то мало ли, как ситуация сложится.

— Эрано, — тихо сказал Хала. — А если у меня не получится?

— Тогда будет в разы тяжелее.

— Я же этого никогда не делала.

— Сделаешь в первый раз, значит.

— Но…

— Ты справишься, — сказал я успокаивающе. — Тем более когда ещё представится шанс доказать всем, что ты талантлива?

Хала от природы обладала большим запасом энергии. Я только сейчас её догонять начал. При этом контроль у неё был минимальным. Как я узнал, особенность их семьи. Дури много, из-за чего с ней и трудно справиться. Проблему решали с малых лет, но «девчонкой» никто не занимался, не воспринимая её как будущую воительницу. Чего она сама встала на этот путь — отдельная загадка. Её семья упорно делала вид, что Халы не существует. Ни разу никто не подошёл ко мне, чтобы спросить, какого сурха мы общаемся.

Специями её тоже не снабжали. Учить и поныне отказывались. Девчонка с потенциалом и дурным характером оказалась предоставлена сама себе. Ну, почти… Всё же на территорию семьи её пускали, кормили, но дальше этого забота не распространялась.

А зря. Такой талант пропадал.

Пропадал, пока я его не подхватил.

Времени прошло не так много, чтобы сделать из неё элитного воина. Это и не требовалось. Все упражнения, которые я ей давал, шли на развитие контроля. С моими подсказками Хала осваивала это семимильными шагами и сейчас вполне сносно научилась управлять своей энергией. Дальше оставалось научить её вибрации и… Совместить несколько вещей: большой запас энергии, толчок и вибрацию.

Похолодало. В который раз это ощущаю, но до сих пор привыкнуть не могу. Дохнув, увидел, как из рта вырвалось облачко пара.

— Скоро, — предупредил я девушку.

— Эрано, мне страшно, — пискнула она.

— Мне тоже.

— Но…

— Представь, что духи — это Резано, который лапал тебя за грудь.

— Чего? — Хала посмотрела на меня, и я увидел, насколько бледна её кожа.

— Ты представь. А там видно будет.

— Эрано, ты дурак, — сказала она уже нормальным тоном, начав закипать.

Я не знал, какой характер у других членов её семьи, но проблемы Халы усугублялись ещё и дурным нравом. Что сейчас мне было на руку. Хала легко вспыхивает, и это легко направляется в нужную сторону.

Пустая ночь началась не так, как в тот раз, когда мы её с Резано вдвоем встречали.

Духи появились сразу в нескольких местах, большими группами. Я не растерялся. Пока ничего такого, на что меня одного не хватит. А раз так, то это идеальная ситуация для Халы.

Чем-то это напоминало морской прибой. Волны выплеснули в реальности шапки пены. В первые секунды казалось, что это что-то единое, но по опыту я знал, что так выглядит стая духов.

— Бей в полсилы, — сказал я Хале. — По счёту…. Три… Два… — я замолчал, выжидая момент. — Бей!

С криком Хала сложила руки и вытолкнула энергию от себя. Вложила она не пятьдесят процентов, как сказал ей, а все двести. Вибрирующая волна разошлась в стороны от нас и накрыла всех духов разом. Те испарились за секунду, блестящие эссенции осыпались на землю.

— Молодец, но не так старательно. Копи силы, ночь только начинается. Кая! — крикнул я девушке. — Твой выход

Я этого не видел, но Кая создала несколько темных сгустков, и они полетели собирать эссенции. Удобно. Не надо подставляться, рисковать, тратить на сбор время. Раз — и они перемещаются в мешок к Кае.

— Формируется следующая волна, готовься, — предупредил я Халу спустя пару минут.

Сам же прислушался к проклятию внутри себя. Оно пульсировало и набирало силу. С Темным Герцогом был уговор. Когда проклятие проявит себе, его будет проще уничтожить. Чем старик и займется. Как-никак, ему это тоже выгодно.

Я подозревал, что он изначально мог уничтожить эту штуку, но решил воспользоваться ситуацией, чтобы продвинуть меня по пустому пути. Был вариант отказаться от набранных эссенций, но… Это означало бы открытую конфронтацию со стариком, чего допускать нельзя. Да и что-то мне подсказывает, что сам факт нахождения здесь способствует плану старика. Отказывайся или нет, я уже ввязался.

А что, если… Додумать мысль не успел. Новая волна духов оформилась и полетела в нашу сторону.

— На тридцать процентов. Три… Два… Бей!

Хала снова справилась. Выпустила процентов сорок. Проценты эти были условны. Мы так обозначили некий стандарт, который она могла потянуть. То, что выше, — это перенапряжение. А то, что ниже, — наоборот, тонкая работа. Которая была не легче, чем перенапряжение в её случае.

Волна оказалась куда меньше, чем в прошлый раз, и её смыло, словно и не было. Всегда бы так. На этот раз передышка вышла дольше. Мы ждали минут десять или около того. Хала переминалась с ноги на ногу, а я успел додумать мысль, что пришла ранее.

Что, если эта война началась из-за пустого пути, потому что он является неотъемлемым компонентом перехода в новое тело? Я ждал, что старик что-то скажет, но он молчал. Возможно, был занят какими-то делами внутри меня.

— Это старшие духи? — испуганно спросила Хала, когда появилась следующая волна.

Эта отличалась от первых двух. Меньше духов, зато старшие появились.

— Их я возьму на себя. На тебе мелочь. По команде.

Так дальше и пошло. Хала выносила мелочёвку, а я убивал старших особей. У неё же для этого тупо сил не хватало. Билась она без защиты, между прочим. Рискуя собой нешуточно. Но на то я здесь и стою, чтобы оберегать её от особо шустрых особей.

Отбивались часа три. К этому моменту силы Халы стали показывать дно, и я приказал ей закидываться эссенциями. По две штуки после каждой атаки. Были и осечки с её стороны. Но там, где оступалась она, на сцену выходил я.

В каком-то роде нам повезло. То ли ночь слабая, то ли территория такая попалась, скупая. За три часа сотен пять духов перебили. Рядом с нами они перестали появляться и стягивались с округи. Между волнами в первый час интервалы были по пять-десять минут, а потом с каждым разом это время стало увеличиваться, что давало шанс на восстановление. Если бы Хала эффективнее использовала свои силы, легко бы продержалась всю ночь в таком темпе. Но и так дела наши шли неплохо.

Это была бы идеальная операция, если бы не Церен. Который сообщил неприятные новости.

— Дороманцы идут в нашу сторону, — сказал он, появившись рядом со мной. — Они пока вас не засекли, но следующая волна покажет, где именно находитесь. Нужно уходить.

— Сколько их?

— Тридцать человек. Три группы.

— Может, вы их убьете?

— Нет, — качнул головой Церен.

— Жаль. Тогда уходим. Пока двигаемся короткими перебежками, ждём команд!

Этот момент тоже был обговорен заранее. Интервалы между волнами позволяли нам бегать. Это увеличивало риск нарваться на духов, особенно тем, кто шёл без вибрирующих покровов, но снижало шансы угодить в облаву. Пусть ищут нас. Пока они ориентируются на духов, наше перемещение будет их сбивать.

Я приготовился к жаркой ночи, но, видимо, Темный Герцог счёл, что добычи собрали достаточно.

— Прими десяток эссенций со старших духов, — сказал он мне. — Церену скажешь, что хотел попробовать так выжечь проклятие.

— Подозрительно, но сойдёт.

Не факт, что ему потребуется что-то говорить. Он снова исчез и, наверное, присматривал за дороманцами.

— Кая, дай мешок, — сказал я, поравнявшись с девушкой.

Вскоре я принял эссенции, Герцог что-то там сделал внутри меня, и проклятие было уничтожено. Так духи перестали лететь в нашу сторону, и дороманцы быстро потеряли след.

За эту ночь мы ещё не раз встречали стаи духов, как и группы дороманцев, но каждый раз удавалось выходить сухими из воды.

***

Кристиан поднял голову, когда в шатёр заглянул Церен.

— Вернулся? — спросил Изгоняющий.

— А то сам не видишь. Парнишка тоже цел, если тебе интересно. Притащил мешок эссенций. Мы столько за всё время добыли, сколько он за эту ночь.

— Что у вас там случилось?

— На нём было проклятье. Подарок от жнеца.

— Давид этого не знал?

— Уверен, что знал, но решил промолчать. Между ними конфликт.

Кристиан прищурил глаза, что было едва заметно, но Церен поёжился. В этом доминионе не было никого, даже среди дороманцев, кто хотел бы разгневать этого человека.

— Я поговорю с ним. Что с твоим заданием?

— Готовятся ко встрече посланника. Пора ускоряться.

— Тебя заметили?

— Конечно. Я с их встречающим пообщался, — усмехнулся Церен. — Старичок надолго запомнит этот день.

***

Поход занял тринадцать дней. Из отведенных полутора месяцев до начала наступления, что озвучил Кристиан, осталась треть, и это в лучшем случае, если сроки не сдвинутся.

Ничтожно мало, чтобы подготовиться как следует.

Были и хорошие новости. Наш отряд хорошо себя зарекомендовал, притащив мешок эссенций. По факту, мы этим закрыли потребности армии на месяц вперед и сделали переход через горы куда реальнее. В связи с чем, дав нам день на отдых, на следующее утро ко мне прислали уже не троих учеников, а десятерых. Те, что в первый раз были, тоже заглянули и порадовали успехами. Они не освоили полноценную вибрацию, но сдвинулись с мертвой точки, ещё раз доказав, что не всегда «тупость» ученика — главная проблема. Иногда плох учитель.

Для меня хорошая новость заключалась в том, что солдаты заплатили семь золотых. Не считая той троицы. Оплата-то шла за неделю, а они всего один день со мной провели. Семь золотых — ничто. Но в штабе вместе с премией, между прочим, в пару сотен золотых, выплатили ещё и по шесть монет за каждого ученика. Итого двести плюс шестьдесят.

Большую часть из которых Резано тут же забрал у меня. Я не возражал, но сказал, что нужно подготовить для отряда.

Уточню, что двести монет награды — это на весь отряд. Я сам должен был распределить, кому и сколько отойдёт. Либо на руки отдать, либо как-то иначе вложить. Специи купить, обмундирование, провизию и прочее. Был вариант и на себя потратить, но командиром мне тогда недолго быть.

Когда разобрался с учениками, собрал всех, чтобы обсудить планы.

— Есть информация, о которой лучше помалкивать, что наступление начнётся в ближайший месяц.

— Будет штурм крепости? — уточнил Резано.

— Не знаю, что будет, но это тот срок, на который стоит ориентироваться. В связи с чем надо обсудить, что будем делать. Когда начнётся… Что бы там ни было, нужно быть готовыми. Первый вопрос к тебе, Резано. Что с твоим планом?

— Если у нас всего месяц, придётся урезать. Подумаю, что можно сделать. Акцент на заработок или на усиление отряда?

— Усиление. Не будешь же ты золотыми урсами в дороманцев кидаться.

— Я бы на это посмотрела, — хмыкнула Кая.

— Шутки шутками, но у кого-то есть мысли по поводу дальнейших шагов?

— Я не умею воевать, — призналась Хала. — Понятия не имею, как штурмом брать крепости.

— Судя по этим словам, здравый смысл тоже не твоя сильная сторона, — смерила уничтожительным взглядом девушку Кая, за что и получила подзатыльник от меня. — Ауч! Тогда сам ей объясняй, что мы на штурм не пойдем. И если уж на то пошло, то безрукий и девка останутся в лагере, а нас с тобой зашлют как диверсантов.

— Скорее всего, так и будет, — признал я правоту Каи. — При штурме будет важна работа в строю, а это не наш профиль. После того как ты, Хала, освоила пустую вибрацию, да ещё таким образом, тебя захотят использовать для защиты солдат, обозов и прочего, когда пойдем через горы. Как и Резано.

— Прям от сердца отлегло, — с сарказмом ответила Хала, сверля взглядом Каю.

— Тогда, Резано, надо подумать, как добыть специи для усиления контроля над энергией для Халы. Да и общую закалку подтянуть надо. Эссенции пустоты она тоже примет. Как и ты. Пора выходить на новый уровень и развивать твои призрачные руки.

— А тебе что будет нужно?

— У меня уже всё есть. Осталось накопить тысячу на мастера копья, но это если повезёт. Пока надо проработать слабые стороны отряда.

— А мои запасы? — спросила Кая.

Часть из них мы продали, и они пошли на усиление Каи. Ну и на меня немного. Но там ещё оставалось, был простор, где разгуляться.

— Что с ними?

— Раз уж мы команда, — с иронией сказала Кая. — То это тоже можно использовать.

— Это упростит задачу.

— Тогда передай специи Резано и пусть он проворачивает свои схемы.

На том и договорились.

***

К Давиду я сам зашёл. Пусть мы и повздорили, но уговор есть уговор, и раз уж я получил оплату за обучение, то настало время делиться.

— А вот и ты, — посмотрел он недобро, когда я заглянул в его шатёр. — Уже сказали?

— Что? Я деньги принёс.

— Деньги? — оживился он. — Деньги — это хорошо. Если бы ещё Кристиан не приказал обучить тебя как следует, рассказав все секреты.

— И что, реально расскажете? — заинтересовался я.

— Как будто у меня есть выбор. В этом герцогстве, если Кристиан приказывает, пернуть нельзя. Садись и слушай. Что запомнишь — то запомнишь. Остальное не мои проблемы.

Наивный. Не на того напал.

Весь оставшийся день, заставив отложить свои планы, Давид вываливал на меня информацию. О духах, о ритуалах, путях развития, разных таинствах, культуре дороманцев, их подходах, специях и прочем. Под конец у меня голова гудела, а у Пустого голос сел. Непонятно только, либо Давид так Кристиана опасается, либо много чего не озвучил.

— По любому не озвучил, — вмешался Герцог. — Но ты хотя бы это освой для начала. А что насчёт Кристиана — так сам делай выводы, чем таким прославленный воин заставил этого жлоба разговориться.

— Своей харизмой, конечно же, — машинально подумал я, на что старик промолчал и снова затих.

Я же, попрощавшись с Давидом, который выглядел уставшим, отправился отдыхать и переваривать полученные знания.

***

Следующие дни можно обозвать одним словом — погоня. Погоня за шансами на выживание.

Главное моё личное достижение — это законченный росток и созданный из него круг. Круг стал той формой, что вывела меня на качественно иной уровень. Когда семя формировал — энергии прибавилось процентов на тридцать. Росток подарил ещё пятьдесят от того, что было. А вот круг увеличил раза в два. Что подарило мне просто бешеный запас сил.

— Рано радуешься, — огорошил меня Герцог, когда я закончил с кругом. — Энергии стало больше, это да. Но и в сражениях с настоящей элитой расход куда выше. Тот же Кристиан опережает тебя на две головы по всем направлениям. А чтобы ты ощутил, насколько в начале пути, попробуй рассчитать, сколько нужно силы, чтобы отразить покровом удар внешним таинством.

— Ну… — задумался я и понял, что не знаю ответа.

— Тебе нужно взять урок у мастера копья.

— Как будто я не в курсе.

Но обо всём по порядку. На росток после возвращения ушло пять дней. А потом ещё две недели на круг. Единственная причина, почему я успел, — много медитировал и пускал всё накопленное в это дело. В ущерб остальным практикам. Которыми я занимался умозрительно и, закончив, собирался быстро наверстать упущенное.

Тысяча золотых к этому моменту собралась. Во-первых, план Резано начал приносить доход. Он каждый день варил зелья, тоже в ущерб тренировкам, но не то чтобы сильно. Как ни крути, но практиковаться с утра до вечера ни у кого сил не хватит. Да и запаса энергии. Даже моего текущего запаса не хватит на многочасовую интенсивную тренировку. Во-вторых, через пять дней у меня появилось ещё двадцать учеников, а к концу срока — их стало больше семидесяти.

Был у этого и минус. Пошёл слух, что я много вижу. То, как разворачиваются таинства внутри. Ожидаемо, ведь как ещё было объяснит то, что я указывал на ошибки внутренних процессов. На вопросы, где я такому научился, отвечал, что как-то само вышло. Всегда чувствительным был. Легенда сшилась белыми нитками, зато объяснила, почему я так быстро прогрессирую. Ну и привела ко мне новых клиентов, которые за отдельные суммы приходили по-тихому и просили поправить им таинства.

Что ни много ни мало грозило пошатнуть весь рынок обучения, поэтому действовал я аккуратно и соглашался помочь только тем, кого знал лично. А таких людей за прошедшие дни прибавилось.

Так что деньги на оплату были. Закончив с кругом, а значит, и высвободив ресурсы, я отправился договариваться с мастером копья. Лучшим из них считался Острый. Карим Острый, простолюдин. В прошлом, само собой. С его уровнем силы присуждали непотомственное дворянство. Служил он под началом Кристиана. Что тоже не то чтобы удивляло. Эти защитники — то ещё сборище всяких талантов, что поднялись с самых низов. И, судя по слухам, многие из них поднялись благодаря Кристиану, его покровительству. Относительно чего у Герцога было своё мнение, и он прямо сказал, что не всё так радужно, как мне кажется.

***

Мастера нашёл в лагере. Хоть с этим повезло. А вот переговоры прошли со скрипом.

— Я сейчас не беру учеников. Не до этого, — коротко ответил худощавый мужчина.

Если бы взяли мускулистого здоровяка, обсыпали солью и подвесили на солнце сушиться, регулярно переворачивая для равномерности, то получил бы мастер Острый.

— А если экспресс-курс?

— Тогда в этом нет смысла. Нормальное обучение начинается от месяца. За это время есть шанс понять хоть что-то.

— Если выбирать между неделей и ничем, то я лучше выберу неделю.

— Обратись к другим мастерам. Не я один владею силой копья, — качнул он головой.

— Мне сказали, что вы лучший, — не сдавался я.

Карим вздохнул и начал поглаживать длинную, черную бородку, украшенную металлическими кольцами, посматривая на меня с раздражением.

— А ещё занятой.

— Так все занятые. Учиться-то всё равно надо. Тем более сейчас, на войне.

— Твоя правда. Я слышал про тебя. Ты вроде талант, — сказал он с неопределенной интонацией. — Может, из этого что-то и выйдет…

— Не попробуем, не узнаем.

— Тысяча золотых. По часу в день. Две недели. Лучших условий предложить не могу.

— Я согласен. Но могу ли я задавать любые вопросы?

— Можешь, — согласился мастер, ещё не зная, на что подписывается. — Приходи завтра утром, за час до тренировки защитников.

— Хорошо.

Кажется, наши занятия будут в ущерб сну.

***

На следующее утро я притащил всю нашу команду. Кая взглядом убийцы поглядывала на окружающую действительность. Она мне с локтя заехала, когда я попытался её разбудить, а потом ногой врезала. Ну, в тот момент, когда я за вторую ногу её из палатки вытаскивал.

Хала отчаянно зевала, кутаясь в плащ с меховой подкладкой — наступила осень, и так рано, почти ночью, было прохладно. Резано же смотрел пустым взглядом, не выдавая, что хочет спать.

— Разминайтесь пока, — сказал я, заметив, что мастер Острый уже ждал меня с копьем. — Сегодня побежим норму защитников.

Пока команда занялась делом, я подошёл к мастеру и поклонился.

— Зря ты их привёл. Мешать будут.

— Отгоним, если потребуется, — пообещал я.

— Как знаешь, — равнодушно ответил Острый. — На наших уроках не будет никакой теории. В этом деле важен исключительно навык. Начнём с основ. Призови внешнюю силу.

Я сделал, что просили. По ощущениям, будто через копье пытаешься втянуть окружающий мир. Зрение сразу стало чётче, картинка ярче, и я разом ощутил, что находится вокруг.

Острого тоже окутала аура оружия. Она покрывала его ровным слоем вдоль тела.

— Отлично, это ты уже умеешь. Сам пробовал заниматься?

— Как бы я ещё научился?

— Хвалить не буду. Опасное это дело. Вечная проблема в том, как много силы ты можешь пропустить через себя. Иногда кажется, что эта мощь бесконечна, но как только так подумаешь, будь уверен, вскоре придёт расплата.

— Я уже сталкивался с тем, что меня скручивала судорога.

— Это не самое страшное, — погладил бородку Острый. — Если дать слабину, то тебя будто копьем проткнут сразу в сотне мест. Не было такого? Чтобы кровью потом истекал?

— Нет.

— Да ты и правда талант, — хмыкнул он. — Ещё и удачливый. Если никто не обучал, и сам научился ауру призывать.

— А как-то можно расширить свой запас прочности?

— Разумеется. Закалка. Практика. Специи. Пояснения нужны, или дальше пойдем?

— Нет, мастер.

— Говорили, ты не почтительный, — посмеялся он.

Видимо, увиденное и сказанное ему понравилось. Понял, что возни будет меньше, вот и обрадовался.

— Ладно, всё же немного теории необходимо, чтобы мы друг друга понимали, — опроверг Острый свои же слова. — То, сколько ты сможешь использовать внешнюю силу, зависит от твоего запаса прочности, той скорости, с которой тянешь силу, и ширины потока.

— Это как с водой?

— Мм? — приподнял он бровь.

— Если глотками пить, то нормально. А если реку сразу заглотить, то и захлебнуться можно.

— Теперь я верю, что ты ещё и обучаться быстро можешь, парень. Хорошее сравнение. Тогда представь, что для развития тебе надо рот пошире научиться держать да желудок растянуть. И вот здесь сравнение становится кривым, потому что всё куда сложнее. С теорией на этом закончили. Переходим к тому, ради чего по тысяче золотых за обучение и платят. Начнём с основ. Контроля потока и умения определять свой предел.

Острый расширил свою ауру и надавил на меня. Сначала чуть-чуть, но через минуту давление усилилось.

— Стой на месте и не сходи. Прислушивайся к ощущениям. Постарайся определить, где твой предел.

Я это и так знал. Разобрался, пока пытался не убиться, изучая силу копья. О чем говорить не стал. Иногда лучше молчать, чтобы больше узнать.

Упражнение много времени не заняло. Минут десять от силы.

— Отдохни и повторим.

— Могу я пока задать вопросы?

— Спрашивай, — вздохнул мастер.

— Какие специи помогут лучше освоить внешние таинства?

Мастер ответил. Рассказал про несколько зелий. Каждое многосоставное, создаётся из редких специй. Всё перечисленное делается минимум от года, чтобы настоялось. А лучше ещё дольше. Достать — почти нереально. Цены начинались от десяти тысяч золотом на самые простые варианты.

— Эти зелья — попытки местных сделать хоть что-то, — добавил Герцог. — На землях второго порядка всё куда проще.

— Не удивлен, — подумал я.

Первая наша тренировка больше ничем не отличилась. Не сказать, что я остался полностью доволен, но и разочарованием это нельзя назвать. Ответы на некоторые вопросы получил. Навык потренировал. Так его развить куда проще, чем самому. Оставалось ещё тринадцать дней, чтобы научиться чему-то новому, поэтому я не переживал.

— Ну что, — сказал я, подойдя к своим. В это время как раз другие защитники начали выходить. — Хватайте бревна и побежали. У нас будет фора, так что не позволяйте защитникам вас обогнать.

— А парнишка-то самоуверен! — воскликнул солдат, услышавший меня.

Под шуточки мужчин я взял себе бревно потолще и побежал. Остальные за мной. Резано было сложнее других. Бревно он придерживал призрачной рукой, и это отдельное его испытание.

***

Наступление для нас началось как-то неожиданно. Прошли две недели тренировок с мастером. Утром занимался с ним, днём изучал то, чему обучил Церен, вечером проводил общее занятие для пустых учеников, что отнимало больше всего времени. Но и отвертеться было нельзя. Нас освободили от заданий с условием, что я подготовлю как можно больше учеников.

Научить простой вибрации не так сложно. Трудности начинались дальше. Как в плане требований к навыкам, так и в плане эссенций, ритуалов и командных отработок. Последнее свалили на Давида. Под его руководством формировались первые команды, что учились ставить общие вибрирующие щиты, способные закрыть целые отряды.

Готовился весь лагерь, но я был настолько занят, что пропустил, когда этот этап закончился и, собственно, началось то, ради чего мы здесь собрались. Об этом событии я узнал, когда меня вызвали к Галаду.

— Есть задание, — сказал он. — Опасное. Потянешь?

— Сначала хотелось бы услышать детали. Если у меня есть выбор, конечно.

— Выбор есть всегда. Церен сказал, что ты потянешь. Отрядом пойдешь или один — сам решай. Миссия проста, как медный урс. Нужно проникнуть в крепость. Список приоритетных целей, думаю, ты и сам понимаешь. В первую очередь офицеры.

— Когда наступление?

— Как начнётся, так узнаешь. Прости, точное время сказать не могу. Если тебя поймают, нехорошо выйдет.

— Когда надо выходить?

— Сегодня ночью.

Как по мне, лишняя предосторожность. В лагере точно есть шпионы, а значит, дороманцы в курсе приготовлений. Да чего уж там. Из своей крепости они прекрасно увидят, когда урсувайцы покинут лагерь и пойдут в наступление.

— Задание принял.

— Удачи.

Выйдя из шатра, отправился искать Каю. Хала и Резано для этого задания точно не подходили.

Глава 14. Штурм

Когда протрубили сигнал, Кристиан вышел встречать герцога Урсувайского. Тот прибыл в сопровождении двухсот личных воинов, специализирующихся на боях в городе. Что были необходимы, дабы держать аристократов в узде в мирное время. Защитники же Кристиана специализировались на противодействии ночам и этим наглядно показывали, кто за что в герцогстве отвечает.

Вместе с воинами прибыл и обоз. Главной его особенностью было большое металлическое ядро, которое подготовили в ближайшем городе, где имелись подходящие кузни.

— Кристиан, — осмотрел своего генерала герцог, когда подошёл к шатру. Подав знак телохранителям, он прошёл внутрь. Охрана осталась сзади, а Кристиан ступил следом. — Рассказывай.

Герцог уселся за стол Кристиана, словно нарочно показывая, кто из них главный.

— Подготовка закончена. Ждали только тебя.

— Жалко будет разрушать крепость. Лишние траты.

— Со временем это окупится.

— Торговля с землями второго порядка не так выгодна, как тебе кажется.

Кристиан промолчал. У него было другое мнение. Выход на эти земли — единственный оставшийся способ найти крупицы знаний.

— Поговаривают, у тебя здесь таланты завелись, — герцог пристально посмотрел на Кристиана.

— Слухи не врут.

— А ещё говорят, что один из них вылитый ты.

— Здесь они преувеличивают, — на оба вопроса Изгоняющий отвечал с привычной невозмутимостью.

— Да неужели, — хмыкнул герцог. — Значит, это не твой отпрыск? Мне надо переживать из-за этого?

— Это лишнее.

— А что с девчонкой? Она и правда далеко зашла по темному пути?

— Ты ведь и сам знаешь ответы на эти вопросы. — Кристиан пожал плечами. — К чему допросы?

— Слухи — это одно, а своими глазами увидеть — другое. Да и знаешь ты, почему я переживаю. Что кто-то из них сам знаешь кто.

— Разве что девчонка.

— Темный Герцог любил замысловатые схемы. Вселиться в твоего сына, тем более от той женщины — это в его духе.

— Этого парня зовут Эрано. Маловероятно, что он мой сын.

— Не упрямься, старый ты вояка, — пожурил Кристиана герцог. — Не хочешь признавать, твоё дело. Но и опасения ты мои пока не уменьшил. Два таланта, что появились откуда ни возьмись.

— Откуда они, известно.

— Да-да, как там его… — призадумался мужчина, — Сергиус, он же Аластар, что ушёл на покой. Не доросший до элиты убийца, который охотился на разбежавшихся дезертиров старика. Который бродил недалеко от его замка, а значит… Значит, мои опасения могут быть верны.

— Так убей их, — равнодушно ответил Кристиан. — Раз боишься.

— Поаккуратнее со словами, — разозлился герцог. — Если я прав, нам всем стоит опасаться. Молодой Гранд Урсувайский, этого кому угодно надо бояться. Он точно захочет отомстить.

— Эрано слаб в темном пути, и могучий Темный Герцог никогда бы не вселился в девчонку. — Кристиан не разделял опасения.

— Но его дочь могла.

— Её тело нашли.

— Всё равно могла ведь. Тем более она тоже была дикой.

— Все темные практики, особенно плохо обученные, эмоционально нестабильны и дики, как звери, — с ленцой ответил Кристиан.

Его не интересовал этот спор. Изгоняющий чувствовал духоту, когда говорил. Интриги его никогда не волновали. Если враг проявит себя, будет битва. Если не проявит, то и переживать об этом нечего.

— Хочу взглянуть на них, — сказал герцог.

— Позже. Они на задании. Ушли вчера в ночь.

— Куда? — недовольно поджал губы мужчина.

— К крепости.

— Надеюсь, там они и останутся.

***

— Как в старые добрые времена? — буркнула Кая себе под нос.

— Не такие уж они и добрые были.

Мы стояли на утёсе, ночью, с видом на крепость. Она располагалась далеко, нас бы оттуда при всём желании не увидели. А вот те караулы, что понатыканы здесь и там — могли.

— Говоришь как древняя рухлядь.

— Тсс… Я сосредоточен.

— Сколько дороманцев насчитал?

— Всё ещё считаю.

— Судя по тону, у нас проблемы.

— Они самые. Я не знаю, как проникнуть внутрь.

— Тогда мне вдвойне непонятно, зачем нас сюда послали, — проворчала Кая.

— Мы с тобой элита. Убийцы. Задание как раз по нам.

— А дороманцы такие идиоты, что забыли защититься от проникновения.

— В том-то и дело, что нет, не забыли.

Крепость, на которую я смотрел, была малой частью обороны. Горы — это ведь сложный рельеф, диктующий свои правила. Нельзя пройти где угодно. Хрупкая порода, насыпи — туда не сунешься, каким бы талантливым практиком ты ни был. По факту, единственно возможные пути — это твёрдые поверхности, с зазорами не выше десяти метров между собой. Ну ладно, пусть пятнадцати, но это тоже не везде возможно. Если имеется место для разгона, то и на все двадцать прыгнуть выйдет. А если ты в неудобной позе стоишь, параллельно земле, то без шансов.

Первое наше препятствие — непроходимые места. Если точнее, то те тропы, которые оставались помимо этих мест. Каждая из них была прикрыта. Башнями вне крепости, скрытыми гнёздами, где сидели отряды, отдельными наблюдателями, что прятались двойками в щелях. Тут и мышь не проскочит, не то что пара убийц. Кто-то вроде Церена справился бы. Мы бы тоже, где-то через полгода тренировок, но сейчас…

— Ничего не остаётся. Будем наблюдать, — сказал я.

Пришли мы ночью, когда активность спала до минимума, но и так я не видел способа проникнуть.

— Здесь останемся?

— Нет. Подойдём ближе, насколько возможно, а дальше как получится.

***

К середине следующего дня я знал расположение секретов, троп и то, как сменяются караулы в той части гор, где засели мы с Каей. А что по другую сторону — неизвестно, надо было потратить ещё день, чтобы изучить повадки противника.

С наступлением ночи я подвёл Каю ещё ближе к крепости, но внутрь пробраться мы не смогли. Быть может, если бы нам дали ещё хотя бы день, что-то и вышло бы, я бы смог найти щель, но этого не случилось.

На следующее утро с первыми лучами солнца началось наступление. Узнали мы о нём заранее.

Крепость утопала в горах, и мы сидели в том месте, откуда была видна долина. А следовательно, и вышедшее войско.

— Началось, а мы не подготовились, — раздосадовано сказала Кая. — Тогда предлагаю отсидеться здесь и не рисковать. Не вижу смысла воевать ради чужих амбиций.

— Не ври ты. Хочешь ведь подраться.

— Подраться в данном случае означает перебить кучу людей. Какой в этом смысл?

— Чтобы меньше наших погибло?

— Наших — это кого? Урсувайцев? С каких пор они наши? Ни ты, ни я не являемся выходцами из этого народа.

— Ты отказываешься сражаться? — прямо спросил я. — Зачем тогда пошла?

— Не отказываюсь, а напоминаю тебе, пока не начал геройствовать, что есть и другие альтернативы. Планируй наши действия, исходя из того, чтобы мы гарантированно выжили. Без лишнего геройства. Или пройти по самому краю — обязательное условие любых вылазок с тобой?

— Ну… — задумался я.

А ведь Кая права. Почему-то я рвался вперед и действительно хотел погеройствовать. Что-то внутри толкало на подвиги. Это что-то — желание отомстить Эару. Если я с какими-то дороманцами справиться не могу, как мне с богом разбираться? Как ни крути, а вызовы необходимы. Чтобы закалить себя, отточить силу.

— Эрано, я чувствую твою решимость, а значит, и грядущие неприятности.

— Ты же знаешь про турнир? — спросил я. — И возможность попасть в земли второго порядка.

— Конечно.

— Хочешь туда уйти?

— Это в моих планах, — ничуть не удивилась девушка.

— Как думаешь, там легко будет?

— Нет, — дала Кая лаконичный ответ.

— Сложнее, чем эта война?

— Да.

— Так если мы здесь справиться не можем, тогда какой смысл пробиваться на ту сторону?

— Сомнительное оправдание идеи ввязаться в бойню.

— Я и не хочу ввязываться в бойню. Говорю лишь, что нужно проявить себя при штурме. Это даст влияние, доверие к нам увеличится, а там и возможностей прибавится.

— Никаких возможностей не будет. Как захватят крепость, начнут выживать дороманцев с гор. Те будут устраивать засады и всячески нас замедлять. В бой пойдут те, кто силен в таких сражениях. Тебя, с твоей наблюдательностью, используют на полную. Через две недели дойдем до города и возьмем его в осаду. А там, как пойдет. Где ты в этом будущем углядел возможности?

— Как минимум нас сейчас отправили одних, а не с кем-то. Подготовка к заданиям, планирование, отсутствие надзора. Если плохо проявим себя, ты права, нас используют, но не как самостоятельных практиков, а как инструмент, без права выбирать.

— Пустые размышления, Эрано. Если тебе так хочется подраться, то я с тобой. Так же поступают друзья? — поддела она меня.

— Ты меняешься в лучшую сторону.

— Отвали, — огрызнулась Кая, смутившись.

Тем временем солдаты приблизились к крепости и выстроились отрядами.

— Штандарты герцога, — заметила Кая. — Значит, он тоже сюда прибыл и свою гвардию привёл.

Мне было крайне любопытно посмотреть, как будут пробиваться в крепость. Никаких осадных сооружений армия не притащила. Зачем лестницы, если солдаты умеют бегать по стенам. Катапульты тоже не нужны, когда есть таинства. Что войско и продемонстрировало.

— Ого, сам герцог атаковать будет, — удивилась Кая.

С этого расстояния было видно лишь едва различимый силуэт человека, что вышел вперед. К нему на большой телеге выкатили здоровенный шар. Единственное, что намекало на личность герцога — это то, что солдаты в его цветах окружали этого человека.

А дальше началось самое веселое. Шар отправился в полёт, прямо в стену, со скоростью стрелы. Удар вышел глухим, не особо громким. Шар врезался в защитное таинство — то за миг до попадания усилилось в точке, куда снаряд угодил.

— Патовая ситуация, — прозвучал голос Темного Герцога в голове. — Крепость охраняет Фортан Крепкий. В защитных таинствах он хорош. Умеет как локальные непробиваемые щиты ставить, так и крепость укреплять в любом месте, где нужно.

— В чём тогда пат?

— В том, что, как только защитил стену, он сразу выдал себя. Дальше остаётся дождаться, что на это ответят урсувайцы.

Шар вернулся обратно к армии. Солдаты внутри крепости засуетились, и, когда атака повторилась, снаряд попытались сначала сбить, а потом задержать. Безуспешно.

— Что скажешь? — спросила у меня Кая. — Ты видишь больше, чем я.

— Скажу, что пока это скучное зрелище. Не вижу, чтобы удары причиняли хоть какой-то вред.

История повторилась ещё четыре раза, с периодичностью в минуту.

Я уж было подумал, что это затянется надолго, но в крепости возникла суета, вспыхнули таинства — что именно, я разглядеть не успел. С нашей позиции лишь мельком увидели, что дороманцы куда-то побежали, что-то крича.

В тот же момент войско минимум в несколько сотен солдат нанесло слаженный удар. Впервые я увидел, чтобы столько воинов создали совместное таинство. Выглядело это как большие, светящиеся стрелы, что устремились к крепости. Если бы не мой дар, настоящую атаку, которую прикрыли этим ходом, я бы не заметил. Да и так до конца разобраться в происходящем не смог. Лишь смутно уловил, что Кристиан нанёс удар, и герцог снова шар запустил. Этого хватило, чтобы обрушить одну из башен и кусок стены. Полноценный проход не образовался, но и так бодрое начало.

***

Проснувшись утром, Резано испытал чувство растерянности. Предыдущие дни начинались с тренировок. Либо занятия до кровавых мозолей, либо возня со специями и обход продавцов, чтобы закупить нужное и продать сваренное.

Сейчас же, когда Эрано с Каей отправились в горы, и вот-вот должно было начаться наступление, Резано не знал, чем себя занять. Смотреть на битву ему не хотелось. Просто валяться тоже. Других дел никаких не было. Разве что Халу найти, но не предлагать же ей позаниматься.

В таком состоянии Резано и собрался выйти наружу, когда застал отца, облачающегося в доспех.

— Только не говори, что тоже собираешься участвовать в осаде, — сказал парень.

— Я воин! — гордо ответил отец. — Конечно, я буду участвовать!

На последних словах он смутился и отвёл взгляд. Резано в этот момент зевал, ещё до конца не проснувшись. Он хотел было пройти дальше, на улицу, но что-то его смутило. Отец вёл себя странно.

Младший брат, посредственный мечник, так себе глава семьи. Он не был гением интриг, и, если бы не очевидное внешнее сходство, Резано бы всерьез задумался о верности матушки.

— Тебе лучше сегодня не выходить в лагерь, — сказал отец.

— С чего бы это? — нахмурился Резано, с каждой секундой начиная убеждаться, что что-то не так.

— Просто не выходи. Так будет лучше.

— Лучше для кого?

— Для тебя. Подумай хоть раз о семье!

Если бы не озвученная просьба, Резано так и остался бы на территории семьи, не собираясь бродить по лагерю, когда армия готовилась выдвигаться. Но сейчас, слушая заезженные упреки отца…

— Отец, что происходит?

— Осада! — рявкнул тот.

Резано приподнял бровь и поджал губы, выражая весь скептицизм по поводу умения отца врать.

— Не будем об этом сейчас, — быстро сдулся мужчина.

Он никогда себе в этом не признавался, но в последнее время стал побаиваться сына. Как и сейчас, когда от того холодом дохнуло. Вполне себе ощутимым и реальным. Да и призрачная рука проявилась, чего сам парень и не заметил.

— А я думаю, что будем, — надвинулся Резано на отца. — Что происходит?

— Стража! — рявкнул отец вместо ответа.

Резано нахмурился и посмотрел на стражников, что вошли в шатёр.

— Киньте моего сына в яму и проследите, чтобы не сбежал.

— Чего? — Резано повернулся к отцу и ушам своим не поверил. — Старик, ты совсем спятил?

— Молодой господин, — стражники положили руки на рукояти мечей. — Прошу за нами.

Резано приготовился к бою, оскалился, но тут его придавило. Один из охранников использовал таинство, как раз для таких случаев.

***

На то, чтобы раздолбать стену, урсувайцам потребовалось меньше часа.

— Как-то быстро, — поделился я мыслью с Каей.

— Нам же лучше. Быстрее пробьются, быстрее весь этот балаган закончится.

— Ты лучше приготовься. Сейчас начнётся.

Крепость была защищена со всех сторон. И сзади, и по бокам. Разумная мера предосторожности, когда практики могут бегать по стенам. Строили крепость так, чтобы её стены возвышались над прилегающими скалами. А к тем, что были выше других и откуда проще взбежать наверх, перекрывались подступы.

Всего плана мне не рассказывали, но я и так видел, что все силы будут брошены на крепость. Возможно, планируйся долгая осада, Кристиан приказал бы её сначала окружить, перебить дозоры и заставы, и только после этого атаковать, но… Пока не вижу предпосылок для этого.

Стоило стене обрушиться, как туда устремились войска. Сверху их атаковали практики, но что-то безрезультатно. Герцог продолжил дубасить шаром и сбивал настрой самым активным. Завязались первые бои. Солдаты стали взбегать по стенам, теснить защитников.

— Если так и дальше пойдёт, меня всё устраивает, — сказала Кая.

Я с ней согласился. Пусть и хочется проявить себя, но здесь и сейчас я не видел возможности что-либо предпринять. Посты оставались на местах, и никто никуда не бежал. Можно, конечно, начать их вырезать, но нас всего двое. Один-два поста перебьем, и на этом всё, нас заметят и подготовятся. Веселье начнётся, как захватят крепость. Разбираться с теми, кто вне её — как раз задачка для нас.

Самым утомительным оказалось сидеть и наблюдать, как другие сражаются. Постепенно армия захватывала стену. Внутрь двора тоже пробились, и там шли ожесточенные бои. Я лишь отдельные фрагменты различал. Таинства мелькали с такой частотой, что сливались в нечто нечитаемое.

— Что-то не так, — сказал Темный Герцог.

— Что? — напрягся я, сам ничего не видя.

— Не видишь, потому что не знаешь аристократов. Их построение. Не все лезут внутрь.

Я присмотрелся и правда заметил непонятные перестроения. Часть солдат, вместо того чтобы рваться внутрь, наоборот, отходили назад. И над этой частью торчали стяги аристократов.

— Заговор? — предположил я.

— Возможно. До тебя ведь доходили слухи, что аристократы недовольны герцогом и Кристианом, — напомнил старик.

Если так, то…

***

Резано сидел в колодце и смотрел наверх. Отпустило его несколько минут назад. Мышцы расслабились, и он вернул себе подвижность. Наверху кто-то был. Наблюдал. В темноте его лица не было видно, но Резано догадался, кто это.

— Почувствовал меня, брат? — спросил Саргай.

— От тебя воняет, — ответил Резано.

— Очень смешно. Как тебе внизу? Сидишь там, как простолюдин.

— Здесь неплохо. Ноги трудно вытянуть, но я устроился с удобством.

— Общение с деревенщиной тебе не пошло на пользу, — Резано не увидел лица старшего брата, зато услышал осуждение и толику насмешки. — С кем поведешься… Слишком много дерзости в тебе стало.

— Лучше общаться с деревенщиной, чем с предателем.

— Догадался уже? Или твой дурак отец рассказал?

Резано догадался. Понял в тот момент, когда его потащили в яму.

— Зря ты игнорировал семью.

— Что бы это изменило? Узнал бы о вашем предательстве раньше?

— Предательстве? Предать можно только род. А герцога узурпатора с императорскими планами и его пса-убийцу — нет, это не предательство. Это вопрос выживания. Я так и думал, что ты не сможешь этого понять. Какая-то деревенщина тебе ближе, чем братья и интересы семьи.

— Что поделать, если эта деревенщина относится ко мне лучше, чем братья.

— Жестокость — часть обучения воина. Веди ты себя нормально, проблем бы не было. Но ничего. У нас будет время поработать над этим. Когда Кристиан сдохнет, его бастарда ничто не будет защищать. Либо он подчинится, либо…

— Либо что? — спросил Резано.

— Либо его придётся убить. Чтобы талантливая деревенщина не мешалась под ногами. Я знаю, брат, что ты сможешь отсюда выбраться. Это ведь всего лишь яма. Если тебе в голову придёт подобная глупость, я оставлю двух надежных воинов с приказом сломать тебе вторую руку при попытке побега.

— Очень любезно с твоей стороны, — ответил в пустоту Резано. — Что с Боротор? Они тоже предатели?

— Ты же не думаешь, что я расскажу тебе обо всём? Отдохни, брат. Об остальном мы позаботимся.

Сказано это было так, что Резано всерьез забеспокоился о судьбе Халы.

Глава 15. Предательство

— Не нравится мне это, — протянула Кая.

Солдаты герцога и Кристиана слишком легко проникли в крепость. Сразу это не бросилось в глаза, но сейчас, задумавшись, я сопоставил странности и отчётливо это увидел. Не было яростного сопротивления. Стены не защищали до последнего. Их планомерно сдавали, позволяя войскам зайти внутрь.

В один момент случилось несколько событий. Со стороны гор показался отряд человек на пятьсот. Они бежали не то чтобы со всех ног, но довольно быстро. В чем виднелась хорошая подготовка и выносливость. Со стороны леса, слева от лагеря, тоже вышел отряд. Пока едва заметный, но я, готовый к любым неожиданностям, их приметил.

Пяти минут не прошло, как прояснилась расстановка сил. Герцог и Кристиан с теми, кто остался им верен, зашли в крепость и заняли там оборону. Аристократы-предатели, а это около половины, где-то полторы тысячи солдат, отошли в сторону. Они встали в паре сотен метров от крепости и с нашей позиции были видны наполовину. Отряд дороманцев из гор тоже вошёл в крепость и присоединился к своим. Я не видел всего, о чём-то лишь догадывался, но, как понимаю, сдали лишь половину крепости, а не всю. Второй же отряд неизвестно кого добежал, и я смог разглядеть, что у всех солдат одинаковая форма красных цветов. Это что касается мундиров, а так сверху были черные плащи.

— Это каенцы, — пояснил Темный Герцог. — Они из соседнего доминиона. Решили вмешаться, чтобы здесь отдельное королевство не возникло.

На чьей они стороне, гадать не пришлось. Их было меньше, чем аристократов-предателей, но остановились они рядом с ними. Пусть и сохраняя дистанцию, но и не нападая.

— Дерьмо сурха, — выдала Кая. — Ты знаешь, кто это? Из соседнего доминиона.

— Неожиданно, — ответил я нейтрально, стараясь не выдать, что уже в курсе. — На кого ставишь?

— Так сразу и не скажешь. Кристиан без боя не сдастся.

Я мысленно согласился с ней. Почему-то, несмотря на пугающую западню, я не верил, что они с герцогом проиграют.

— Ты прав, — сказал старик. — Не знаю, насколько Кристиан вырос в силе, но и раньше какой-то армией его было трудно убить.

— Среди собравшихся тоже может быть кто-то сильный, — заметил я.

Ожидание тянулось недолго. Кая не выдержала и снова выругалась.

— Пусть поубивают друг друга, и закончим на этом.

Словно услышав её, началась бойня.

***

Резано выждал несколько минут, пока брат точно не покинет территорию их семьи. Это время он потратил на то, чтобы прислушаться, кто там сверху. Саргай не обманул, поставил караулить двух солдат.

Определившись с планами, Резано выставил вверх обрубок, создал призрачную руку и выстрелил ею вверх. Та врезалась в решётку, откинула её и вцепилась в шею первого караульного. Схватив его, Резано дёрнул на себя, и солдат полетел вниз. Упал неудачно, стукнулся о стены, отскочил и врезался головой в землю. Где его окончательно вырубил пленник.

Не сбавляя темпа, Резано схватил и второго солдата, тоже утащив к себе. Только на этот раз отпускать не стал и продолжил сжимать призрачной рукой. Когда караульный свалился, Резано, выпустив ещё одну конечность, вцепился ею в сердце мужчины, пробил покров и сжал. Охранник замер, затрясся, и парень забрал у него нож, висящий на бедре.

— Не суетись, — шепнул Резано. — Что задумали Ветиосы? Рассказывай, что знаешь, пока я тебе сердце не вырвал.

Вскоре Резано выбирался наружу, узнав нехитрые подробности происходящего. Армия покинула лагерь, и внутри осталось всего ничего солдат. Те, что будут охранять шатры, ценности и прочие вещи. Останутся и те, кто не собирается участвовать в битве, по тем или иным причинам. Всю охрану тех, кто на стороне герцога, собирались зачистить.

Когда Резано выбрался, Саргай уже покинул территорию. Как и воины. Остались только двое охранников, которые сейчас покоились на дне колодца.

Прикинув маршрут, Резано побежал со всех ног искать Халу, которой угрожала смертельная опасность.

***

Кристиан стоял рядом с герцогом, со скучающим выражением лица поглядывая на стены пока не до конца сломленной крепости.

— Овцы отделились, — сказал герцог, когда ему доложили о предательстве. — Что думаешь делать, мой верный воин?

— А нужно что-то делать? — приподнял бровь Кристиан. Ему было откровенно скучно. Битвы, которые раньше вдохновляли, теперь тяготили.

— Казнить. Напомнить всем место предателей.

— Если так будет угодно, — ответил Кристиан и отправился на выход из крепости.

Начать он решил с предателей.

***

Нет, я знал, что Кристиан крут. Но чтобы настолько?

— Старик, а ты в свои лучшие годы смог бы победить эти две армии?

— Да.

— В одиночку?

— Да.

— Как это возможно?

— Мастер темного пути и тысячи людей вокруг, которые его ненавидят. Что может быть проще?

— Как же остановить такого?

— Нужен мастер посильнее.

— На что тогда рассчитывают предатели?

— Что толпа овец сможет загрызть волка. Ты бы знал, насколько часто глупости приходят в головы людям.

Пока говорили, начался бой. Кристиан вместе с защитниками шёл неспешно. Обмен ударами пошёл, как раз когда они вышли в зону видимости. Аристократы их атаковали, и в глазах зарябило от задействованных сил. На это защитники остановились, прикрыв общим щитом Кристина.

Он же… Просто стоял.

— Нет, — возразил старик. — Он не просто стоит. Задействуй силу копья.

Я сделал, как сказали, и тогда мир для меня заиграл другими красками. Вокруг Кристиана довлела мощная аура меча, расходясь на сотню метров вокруг. Она касалась аристократов, и… Те, кто стоял внутри, один за другим умирали.

В общей толпе этого не было видно. Со стороны казалось, что Кристиан и защитники не атакуют. Но нет-нет да и кто-то падал замертво. Всего по несколько человек каждую секунду, но трупов становилось больше и больше, а защитники не сказать, что как-то страдали под чужим давлением.

— Они заточены на оборону, — пояснил Герцог. — Чтобы дать Кристиану время разобраться с остальными. Обрати внимание, что самые сильные таинства он отбивает в сторону лично.

Мне потребовалась пара десятков секунд, чтобы вычленить в общей мешанине то, о чём говорил старик. И правда. Одним лишь мастерством Кристиан бодался с целой армией и побеждал.

— Это и есть путь Знания, — от произнесённого слова пошли вибрации силы, — Кристиан знает, как обращаться с мечом.

Мой разум не был способен проникнуть во всю суть, вложенную в это простое пояснение. Знает, как обращаться с мечом… А остальные сотни воинов, значит, не знают.

Каенцы, которые в первые минуты выжидали, перешли в наступление. Выстроились клином и бросились на Кристиана.

Ничего не изменилось. Аура Изгоняющего расширилась ещё на пару десятков метров, и когда солдаты из соседнего доминиона влетели в неё, то… То начали умирать тем быстрее, чем ближе подходили к отряду.

Это было шокирующее, жуткое зрелище.

— Кристиан — монстр, — резюмировала Кая. — Как он это делает?

— Внешнее таинство. Убивает всех мечом.

— Кажется, он превзошёл моего отца на пике силы, — тихо прошептала девушка, кажется, сама не веря, что говорит это.

Я хмыкнул, ожидая, что скажет сам Герцог, но тот промолчал.

— Кая, — меня прострелило осознание, отчего по спине побежал холодок. — А что принято делать с предателями?

— Казнить.

— А членов семьи?

— Как герцог скажет. Ветиосы тоже выступили. Я видела их знамя среди предателей. У Резано проблемы. Насчёт Халы не знаю. Где Бороторы не разглядеть.

— Вот теперь это точно дерьмо. Надо вернуться в лагерь.

— Как ты себе это представляешь? Сам хотел поближе подобраться к крепости. Обратно так просто не выйти. Высунемся, нас попытаются убить. Да и вообще, пусть Кристиан сначала всех убьет. Мимо армий мы не пробежим. Я уж молчу про то, что можно попасть под горячую руку.

Кая дело говорила, но мне от этого было не легче.

***

Резано не знал, успевает или нет.

Он бежал по лагерю, пригибаясь, стараясь не попасться на глаза. Неизвестно было, где чужаки, а где свои. Возможно, своих-то и не было. Ветиосы хотели перебить оставшихся, а оставшиеся хотели не допустить этого. Учитывая, из какой семьи Резано, достаться ему могло от кого угодно.

Резано боялся не драки, а опоздать. Когда впереди послышался шум боя, он пригнулся и спрятался среди палаток. Оценив, кто и где дерется, свернул и пошёл другим путем. Такие ситуации возникали ещё не раз. Ему потребовалось минут двадцать, чтобы дойти до территории Боротор.

Чтобы там увидеть Саргая.

Защитники у Боротор ещё оставались. Три воина, позади них Хала. Саргай что-то сказал, сместился и отрубил руку одному из мужчин. Вместе с рукой на землю полетело оружие, а следом и голова.

Отпрыгнув, Саргай рассмеялся.

Выругавшись про себя, Резано, больше не скрываясь, побежал к нему. Каких-то тридцать шагов, но этого хватило, чтобы старший брат убил остальных мужчин. Хала попыталась защититься, но получила по лицу и отлетела.

— А тебя, девка, я оставил напоследок, — сказал Саргай и резко обернулся, когда Резано налетел на него.

Взмах меча был настолько быстр, что ещё немного, и парень отправился бы вслед за мертвыми охранниками. Но он знал, чего ждать от брата, и успел отпрянуть.

— Ты? — Саргай удивился. — Впрочем, так даже лучше. Если ты прибежал спасать девку, значит, предатель.

— Резано! — крикнула Хала.

— Аккуратнее! — прокричал в ответ парень, пятясь.

— Она стоила того, чтобы пойти против семьи? — Саргай отвёл меч в сторону. — Ответь, перед тем как умрешь.

— Стоила, — сказал Резано и разорвал амулет на целой руке.

Разрывал он призрачной. Именно она была активатором. Вырвавшийся старший дух набросился на Саргая. Тот ударил молниеносно, но… Это было бессмысленно против духа. Существо вцепилось в плечо мечника и принялось тянуть энергию.

Опомнившись, Саргай собирался переместиться и вырваться, но Резано схватил его призрачной рукой за ногу и дернул на себя, отчего старший брат полетел на землю.

Это подарило духу возможность продолжить его жрать.

***

Кристиан изничтожал армии, пока не остались сильнейшие. Человек тридцать, по обе стороны. Кто-то из солдат пытался сбежать. Даже до самых тупых дошло, что устранить главного воина двух герцогств не получится. С ними Кристиан поступал особенно жестоко. Не убивал, а отрубал руки и ноги. Люди бежали и в один миг падали. Туловище летело вперед, а конечности — как получится.

— Благородный и безупречный Кристиан, — смеялся внутри меня старик, видя, насколько я поражен зрелищем.

Было чем поразиться. За столь короткий срок погибло почти три тысячи человек. И сделал это всего лишь один воин.

Один. Кристиан Изгоняющий.

Получается, вся эта война — одна большая профанация. Хватило бы единственного отряда во главе с Кристианом, чтобы захватить весь доминион.

— Должен признать, — проворчал Герцог внутри меня, — задание убить Кристиана нереально. Отменим этот пункт.

— Так просто? — удивился я.

— Так просто, — согласился он. — Думаю, отомщу ему сам, позже. Тебе же потребуется ещё лет двадцать, чтобы догнать его.

«Надо быстрее», — подумал я. Это всего лишь Кристиан. Могучий воин из земель третьего порядка. Уверен, Эар в разы сильнее его. Если я двадцать лет одного Кристиана догонять буду, то мне не хватит жизни, чтобы разобраться с богом.

Пока думал о перспективах, наступила развязка. Те воины, что остались на закуску — закуской и выступили. С ними разобрались защитники. Разошлись двойками и направились к тем, кто уцелел. Короткие схватки — и, прошло совсем немного времени, прежде чем никого из предателей не осталось.

На этом битва не закончилась. Вторая часть разворачивалась в крепости, но на фоне того, что было за стенами, там ничего особо интересного не происходило. Дороманцы давили усрувайцев, а те не сдавались. Кристиан присоединился к ним, и сразу стало понятно, что у дороманцев нет шансов.

Битва растянулась ещё на час и, когда крепость почти пала, из неё попытались отступить несколько десятков воинов. Ну, или панически сбежать, так сразу и не скажешь. А вместе с ними потянулись и все те, кто сидел в башнях. Может, кто и захотел остаться нести службу до победного и погибнуть с честью, но, куда бы я ни бросал взгляд, отступать начали все.

— Наш черед. В этой ситуации лучше проявить себя, — сказал я Кае.

Бить в спину — в этом нет ничего благородного. Но в тот момент я тупо опасался за свою шкуру. Надо было сделать хоть что-то, чтобы показать свою верность армии, Кристину и герцогу. Нас послали сюда диверсии устраивать, мы задание не выполнили, и надо было хоть так проявить себя, чтобы потом не спросили. Что-то мне подсказывало, что смерти на этом не закончатся, а только начнутся. Как и допросы с пристрастием.

— Дерьмо, — в который раз сказала Кая, но кочевряжиться не стала.

Что могут натворить два практика, которые внезапно оказываются рядом с убегающими солдатами? Многое. Хватит, чтобы в крови утопиться.

***

В лагерь вернулись, до того как туда вошли солдаты герцога. На то нами было получено разрешение Галада.

Вступив в бой, мы перебили несколько десятков солдат. А потом ещё прошли вокруг крепости и разобрались с теми, кто остался наблюдать. Нас заметили и, повезло, что атаковать не стали. В смысле, свои не стали. Дороманцы-то отбивались ещё как. Но то ли не самые сильные остались, то ли мы не зря столько тренировались, проблем не возникло.

Нас заметили и вызвали в крепость. Где мы и встретились с Галадом. После короткого разговора нас отпустили. Думаю, он понял, почему я так рвался в лагерь.

В небо поднимался дым. Стоило пройти через ворота, мы увидели трупы. Нельзя было сказать, на чьей стороне бились погибшие.

— Хотели зачистить тех, кто не с ними, — озвучила Кая очевидное. — Резано мог быть и среди предателей. Как-никак, это его семья.

— Главное, чтобы жив был, — тихо ответил я.

Вокруг никого не наблюдалось, но я не хотел рисковать.

— Кто такие будете? — крикнули нам с высоты деревянного забора.

Стены были вокруг лагеря, а то, что внутри, тянуло разве что на большие заборы, максимум в полтора человеческих роста. С той стороны показалась голова мужчины в кожаном шлеме. В руках он держал лук, но на нас стрелу не направлял.

— Разведчики. Нас послали сюда проверить, что происходит в лагере, — ответил я. — А вы кто будете? Предатели или свои?

— Предатели, как увидели, что с их соратниками стало, бежали в лес. Как будто есть где скрыться, — мужик сплюнул прямо через забор. — Свои значитца. Так идите, а мы пока здесь посидим.

Я подал Кае знак, и она первой двинулась дальше. Я ещё какое-то время на мужика посмотрел и следом отправился. Шли так, чтобы сразу двоих атаковать не могли. Если что, прикроем друг друга.

— Мы идём не к Ветиосам, — заметила Кая.

— К Боротор. Если Резано жив, он там.

— Ну да. Ради синевласки он бы точно туда пробился, — кивнула она понимающе.

Вскоре догадка подтвердилась. На землях Боротор мы сначала увидели трупы, а дальше и Резано с Халой. Парень сидел над трупом кого-то, кто носил их родовые одежды. Бледный, с пустым взглядом, он тупо пялился на мертвеца. Хала же, где-то найдя копье, стояла рядом и смотрела на мир с недобрым прищуром.

— Эрано! — крикнула она. — Приведи в чувство этого увальня!

Пусть её голос и прозвучал гневно, но я видел, что девушка беспокоится.

— Кто это? — спросил я, кивнув на труп, когда подошёл.

— Это его брат, — ответила Хала. — Пришёл меня убить. А Резано того… — отвела она взгляд. — Убил его.

— Как романтично, — съязвила Кая, но я придавил её взглядом, и она, фыркнул, отошла в сторону.

Труп выглядел пожёванным. Резано всё же удалось призвать духа. Давид не зря лекции читал и секретами делился. С помощью ритуалов много разного можно провернуть.

— Резано, — опустился я рядом на колено и положил руку на плечо парня. — Ты как?

— Никогда не убивал братьев.

— Опыт дерьмовый, согласен. Но сейчас тебе надо собраться. То, что ты его убил, хорошо.

— Хорошо? — вскинулся он. — Мы не ладили, но пойти против своих, это…

— В данном случае это возможность жить дальше, — твёрдо сказал я, — Ветиосы отныне предатели. То, что ты пошёл против них, — единственное, что поможет избежать казни.

— Это будет иронично. Если меня казнят как предателя. Только не герцога, а семьи.

— Обещаю, как-нибудь мы с тобой обязательно напьемся, чтобы забыться, но сейчас надо собраться. Крепость взята. Все выступившие против Кристиана мертвы. Скоро нас ждёт переход через горы, а там… Мне есть что тебе предложить. Новую жизнь.

— Земли второго порядка, — понял Резано.

— Именно.

— Нужен я там без руки.

— Как-то же ты этого монстра завалил.

Из Резано вырвался нервный смешок. Сейчас он в неадекватном состоянии. Я видел, что мои слова не особо подействовали. А раз так…

— Поднимайся. Считай это приказом. Поступаешь в наш отряд. Нужно провести разведку.

Которая теперь и не нужна. Шёл я сюда за другом, а на остальных мне было плевать.

Глава 16. Через горы

На разведку уйти не успели. Пока болтали, в лагерь вошли и другие солдаты и когда собрались уходить, нас окружили воины Боротор.

— Хала! — прокричал крупный мужчина.

Это был дядя Халы. Лично с ним я до этого не пересекался, но о том, кто из Бороторов находится здесь, знал. Необходимая информация, если обучаешь девчонку этой семьи. Сама Хала вовсе не наследница и даже близко не стояла к главе Бороторов. Насколько мне известно, у этого рода имелось боевое крыло, но Хала не из этой части. Из торговой, что делало вдвойне удивительным тот факт, что она вообще на войну поперлась.

Пока я прокручивал эти мысли в голове и прикидывал, что делать, солдаты Боротор не мешкали, окружили нас и наставили копья. Ну, как на нас. Большая их часть была направлена на Резано, и я встал перед ним, чтобы защитить.

— Дядя! — вышла вперед Хала.

Дядя схватил её за руку и завёл себе за спину. Будто всерьез думал, что ей что-то угрожает.

— Схватить предателя! — отдал он приказ.

Солдаты надвинулись на меня, но тут уже я терпеть не стал и отбил копье ближайшего своим оружием.

— Где вы тут предателя увидели? — спросил я.

— Дядя! — возмущенно прокричала Хала. — Резано спас меня!

— Замолчи! — крикнул он в ответ.

Это он зря. Если до этого Хала выглядела испуганной и растерянной, как маленькая девочка, застуканная за непотребствами, то сейчас её перемкнуло и… И она не придумала ничего лучше, чем пробить дяде с кулака в челюсть, перед этим дернув его за плечо и развернув. То ли удар был настолько хорош, то ли мужик посредственный воин, то ли ещё что, но цель была достигнута.

Или настигнута?

Хала, когда злится, дури вкладывает немало. Я её поднатаскал, и теперь она ещё и бьет грамотно. Дядю подбросило, он пролетел метров пять и врезался в шатёр, проломил его и исчез с глаз под завалом.

Когда занимался с Острым, он показал разные трюки, помимо общих наших занятий. Один из них — это расширение ауры оружия, чтобы ошеломить тех, кому внешние таинства недоступны. Я проверял на себе эффект. Будто копьём тебя вот-вот проткнут. Ощущение, заставляющее замереть и лишний раз не дышать, во избежание летального исхода. Призвав силу, я расширил ауру. Получалось у меня это не так выразительно, как у Острого, и не так чудовищно-мощно, как у Кристиана, но на отряд из десятка солдат хватило.

— Уходим, — скомандовал я, оглядывая застывших солдат.

И пока дядя Халы выбирался из шатра, мы покинули территорию.

***

Герцог Урсувайский осматривал рабочий кабинет бывшего хозяина крепости. Просторное помещение с узкими окнами-бойницами, куда ни один человек не смог бы пролезть. Освещения они давали мало, и приходилось пользоваться свечами. В центре помещения стоял стол. Сзади него — стеллаж с книгами. Вот уж редкость.

— Неплохо он здесь обжился, — заметил герцог.

Кристиан стоял возле входа, сложив руки за спиной. Пришли они сюда пару минут назад. Допрос Эрано, Каи и остальной их компании закончился пять минут назад. А битва — десять часов назад. Солнце успело скрыться за горизонтом, солдаты по большей части отдыхали — кроме тех, кто проверял крепость на наличие оставленных сюрпризов и тех, кто следил за ближайшими территориями. Прошлый лагерь был почти оставлен. Несколько десятков человек, находящихся там, никем не учитывались.

— Как тебе эта парочка? — спросил герцог, не поворачиваясь.

— Как и ожидалось, — ответил Кристиан. — Я их не в первый раз вижу.

— Да, ты прав. На Темного Герцога никто из них не похож. А как этот Эрано защищал Ветиоса, одно загляденье.

— Гранд бы так делать не стал. Или бы сделал, чтобы нас обмануть.

— Но Эрано не темный.

— Не темный.

— Есть идеи, что с ними делать? — повернулся герцог.

— А что делают с хорошими солдатами? — казалось, этот вопрос удивил Кристиана, но герцог его слишком хорошо знал и видел, что тот издевается.

— Используют. Пошли их тогда в бой. Пусть покажут себя.

— Что с мальчишкой Ветиосов?

— Если он и правда убил своего брата, то… Пусть бегает под началом этого паренька, а там посмотрим. Если их семья в столице поведёт себя правильно, есть варианты.

Герцог пока и сам до конца не решил, как поступить. Изначально он хотел вырезать всех предателей, их семьи и забрать имущество. Сейчас он тоже этого хотел. Но можно и сделать исключение, чтобы снизить накал страстей и проявить великодушие.

***

— Дерьмо, — сказала Кая, когда мы выбрались из крепости.

— Придумай новое ругательство.

— Дерьмо сурха.

— Оригинально.

Кая сплюнула и зашагала быстрее, отделившись от меня.

Когда вернулись в крепость, нас вызвали на допрос к самому герцогу. Кристиан тоже там присутствовал. От встречи у меня возникло двоякое чувство. Было видно, что нас в чём-то подозревают, и я даже догадывался, в чём именно. Не Темный ли Герцог кто-то из нас. Видимо, они в эту версию не поверили, раз отпустили. Резано тоже удалось выгородить.

Если не считать того, что нам прямо там выдали задание отправляться в горы, проверять окрестности и выискивать дороманцев, легко отделались. Только вот всё равно гадкое чувство осталось. Ощущение, будто твоя жизнь зависит от других людей и с этим ничего нельзя поделать. Бежать — некуда. Драться — не против Кристиана уж точно.

Это меня напрягло больше всего. Перемкнёт у герцога что-то в голове — и все мои планы псу под хвост.

— Ты как? — глянул я на Резано. — Готов к вылазке?

— У меня есть выбор? — спросил парень.

— А ты? — перевёл я взгляд на Халу.

— Сейчас мне всё равно некуда идти. Так хоть опыта наберусь.

— Отличный боевой настрой. Мы настоящая команда, — сказал я воодушевленно и пошёл на выход в горы.

***

От крепости до города рядом с песками, к которому нас водил Церен, вела нормальная дорога. Она петляла, как змея, уходя то вверх, то вниз, но это была именно дорога, широкая настолько, что пара телег одновременно проедет.

Но дороманцы не имели бы репутации хитрых чертей, если бы оставили легкую возможность пройти через горы. Стоило нам покинуть крепость, как через полчаса пути мы увидели обвал. Свежий, ещё клубы пыли летали, да и сырой землей пахло.

— Если так и дальше будет, переход через горы затянется, — проворчала Кая.

— Там, впереди, засада, — приметил я. — Около шести человек. Разберемся с ними?

Пришли мы туда вчетвером. Я, Кая, подавленный Резано и Хала, из которой убийца так себе. Пусть она и убивала уже, но… Ей бы ещё годик тренировок, чтобы я был уверен, что не подведет в ответственный момент. Но эти мысли я при себе придержу. Девушка и так волновалась чрезмерно.

— Если хотите, мы сами с ним разберемся, — сказал я этой парочке.

— Опять вся грязь на нас, — среагировала Кая, выражая недовольство.

Кажется, Каю бесило, что она выполняет приказ герцога урсувайского. Как-никак, причин для ненависти у неё хватало. В отношении Кристиана в том числе.

— Я пойду, — ответил Резано. — Не подведу.

— Я тоже, — Хала сказала это не так уверенно, но тоже не выказала сомнений.

Точнее, выказала, но после слов Резано, иначе бы она не поступила.

— Тогда Резано с Каей заходят в тыл. А мы постучимся в лоб.

— Не надо меня жалеть, — возмутилась Хала.

— Никто и не жалеет. Ты лучше других подходишь для отвлечения внимания. К тому же приказы не обсуждаются. А то смотри, я бревно и в горах найду.

Кая поёжилась, Резано едва заметно улыбнулся, а Хала вздернула подбородок, давая понять, что её таким не напугать. Ну-ну.

Операция по зачистке прошла… Не так, как я ожидал. Дороманцы сидели в каменном мешке — они любили такие создавать. Кая с Резано обошли их, приготовились и… Хала по моей наводке сорвалась с места, добралась до их позиций, пробежавшись по камням, и, в общем-то, на этом битва закончилась. Девушка перестаралась и обрушила скалу прямо на дороманцев. Каменное укрытие стало их могилой.

— Даже не проси меня доставать трупы и тащить их до крепости! — крикнула она, когда я подошёл.

— Боюсь, там особо нечего тащить, — покачал я головой. — Но в следующий раз действуй аккуратнее. Ты слишком…

— Да-да, — выставила она ладони перед собой. — Потратила слишком много сил. Я в курсе. Била наверняка. Никогда не знаешь, насколько у врага хорошая защита.

И то верно. Это я видел покровы и на глаз мог оценить их крепость. Да и опыта побольше имел. Хала же… С её точки зрения, она поступила верно.

***

Десять дней. Столько потребовалось армии, а точнее, её части, чтобы добраться до города.

В крепости осталось около трёх сотен солдат со званием элита. Ещё туда пригнали пару тысяч человек из второго лагеря. Для них начинался новый этап — активное участие в войне. Именно из этих людей собирались подготовить отряды, которые начнут захватывать теперь уже сами горы. А вместе с ними и места добычи специй. Работы предстояло ох как много, и не уверен, что когда-либо, если дороманцы окончательно не падут, конечная цель будет достигнута. Тут либо бесконечная партизанская война, либо дипломатия. Ну, или Кристиан, который тупо убьёт всех.

Самого прославленного воина я не видел, и Темный Герцог сказал мне, что, скорее всего, тот восстанавливается. Его победа пусть и выглядела безоговорочной и разгромной, но и цена у неё какая-то должна была быть. Или нет, и Кристиан просто не попадался мне на глаза.

Лично для меня эти десять дней слились в сплошную беготню. Мы выискивали засады, преследовали, дрались, если видели, что не справимся сами, звали подмогу. Иногда нас ставили с другими отрядами, оценив мою способность обнаруживать противника.

Словно этого было мало, Темный Герцог ещё и часть энергии забирал, чтобы сформировать из круга шар. Продвигалась эта задача не то чтобы быстро. Беготня и сражения не позволяли вложиться полностью, поэтому, если ничего не изменится, на шар уйдёт месяц-два, как повезет. Потом из шара надо будет сделать основание, привязать к нему физическое ядро и, считай, малое средоточие готово.

Новость как радостная, так и тревожная. Чем больше энергии, тем больше шансов, что Темный Герцог выкинет что-нибудь эдакое. Жертву он пока себе не выбрал и тему не поднимал, что напрягало.

Так что в какой-то мере я был рад, что развитие средоточия продвигается медленно. Было время другие направления отработать. Церен мне многое показал, и я практиковал таинства скрытности. Нельзя сказать, что он какому-то конкретному навыку обучил. Тут не как с покровом. Скорее речь про направление. Церен показал ряд знаков и практик, которые создавали тот или иной эффект. Искажение покрова, придание ему цвета, создание темноты вокруг себя, приглушение звуков и так далее. Во время обучения я это запомнил, а пока двигались через горы — отрабатывал.

Как и науку Острого. Каждый день я нагружал тело силой копья, приучая его к ней. Каждый раз это вызывало ломоту в теле. Пару раз я увлекся и расплачивался небольшими надрезами на коже.

А так особо эти десять дней ничем и не запомнились. Для нас с Каей это была легкая прогулка. Для Резано время привести мысли в порядок. Выяснилось, что его отец погиб от рук Кристиана. Сам парень отмалчивался по этому поводу, но что-то в нём изменилось. Он улыбался, но по инерции, выдавая дежурные, мертвые улыбки. Единственное, что его по-настоящему оживляло, — появление Халы.

Что-то между ними точно произошло. В смысле понятно что, но на этот раз и до них самих дошло. Не только для всех окружающих, кто за ними наблюдал. Они часто оставались наедине, много общались, садились вместе у костра, трогали друг друга как бы невзначай. Кая, о чудо, проявила тактичность и отходила вместе со мной, никак не шутила над ними.

— Завтра будет финальное наступление, — сказала она как раз в такой момент, за день до того, как дошли до города.

До него было рукой подать. Через один перевал перейти, и будем на месте. У самого города мы уже побывали ещё раз. Не сказал бы, что дороманцы как-то готовились. Большой армии я не увидел. Вообще ничего, что намекало бы на будущее противостояние.

Армия расположилась позади нас. Вокруг неё разошлись дозоры. Одним из таких были и мы. Резано с Халой занимались готовкой, а мы с Каей отошли, чтобы не мешать им ворковать.

— Ты так говоришь, будто нас ждёт нерядовой день, — ответил я Кае.

— Разве сам не чувствуешь, что начнётся новый этап в нашей судьбе?

— Не чувствую. Надо прийти и захватить город.

— Не будет никакого захвата, — возразила Кая.

— Почему это? Ради чего мы тогда идём?

— Если я не перепутала с датами, то у затишья вокруг города может быть только одна причина. Посланник с земель второго порядка прибыл.

— И?

— И значит, никакой драки не будет. Поэтому дороманцы и ведут себя так тихо, чтобы не сообщать о проблемах. Быть может, мы опоздали, сегодня ночью посланник покинет эти земли, и тогда война продолжится в пустыне. Если так, предлагаю дезертировать. Ненавижу пустыню. Жарко, душно, нет воды. Ещё и подземные гады.

— Разберемся.

Сидели мы на большом камне, где-то в метре друг от друга. Кая повернулась и посмотрела на меня.

— Тебя не бесят эти голубки?

— Нет. А тебя? — улыбнулся я.

— Меня никто не обнимает.

— Так и Резано вроде не…

— Эрано, не будь дураком.

Дураком я не был. Подвинувшись, обнял Каю.

— Сколько ты ещё будешь расти? — спросила она. — Никогда не любила крупных мужиков.

Ну да. Вырос я уже таким, что Кая на фоне меня терялась. Не рука, а лапища.

— Что бы я с этим ни делал, против природы не попрёшь.

Кая как-то расслабилась, выдохнула и прижалась ко мне. Этого хватило, чтобы всё моё тело наэлектризовалось.

— Ты же понимаешь, что мы на боевом посту? — спросил я, чувствуя, как во рту пересохло.

— Понимаю.

— И что нельзя подводить друзей?

— Понимаю, — вздохнула Кая.

Её рука легла мне на ногу и проскользнула чуть вниз. Я почувствовал себя девицей, которую соблазняют.

Бесит. Не то, что Кая делает. Я-то как раз очень за. Бесит то, что внутри меня сидит её отец. О чём мне сейчас нельзя думать.

«У тебя есть час, — прозвучал в голове недовольный голос. — Я отключусь».

— Как же твой дар? — спросила Кая тем голосом, который заставит подняться не только мужское естество, но и все горы вокруг. Да что там горы, моря и океаны заставит встать на дыбы!

— Это будет кощунством, отвлекаться, — ответил я хрипло.

— Тогда, если кто-то нам помешает, убьём их.

— Кая…

— Эрано?

В ту ночь нас больше ничего не сдерживало.

***

Где-то в то же время, пока похлебка подгорала на костре, одна синеволосая девушка царапала спину белокурому парню.

Это, определенно, была хорошая ночь.

***

Армия выстроилась напротив стен города. Иначе как декоративными их нельзя было назвать. Дороманцы точно не планировали держать здесь долгую оборону. Если вспомнить, что стало с крепостью, решение не самое опрометчивое. Большие стены в этом мире значили не так много.

Я с командой находился в стороне, на одном из скальных клыков. Место выбрал так, чтобы разглядеть, что произойдёт. В первые ряды нас никто не ставил, чему я был рад. Штурм не наша специализация.

Всякого стоило ожидать в этот день. Того, что дороманцы подготовят ловушку. Того, что армия быстро захватит город. Но не того, что ворота распахнутся настежь и оттуда выйдет совсем молодой парнишка в компании седого старика.

— Присмотрись, — прозвучал голос Темного Герцога. — Это мальчишка из семьи Тон. Тех, кто держит проход на эти земли. А старик рядом с ним — наместник города. Иначе говоря, нянька и слуга мальчишки.

— Он без охраны?

— Зачем она ему? — засмеялся старик.

Навстречу парню вышел наш герцог и Кристиан. Не знаю, в чём дело, внешне ничего такого не происходило, но на уровне ощущений я чувствовал, что сила на стороне паренька.

— Копье, балбес! — раздраженно прошипел старик.

Послушавшись, призвал силу оружия и увидел встречу двух сторон в другом цвете. Мальчишку тоже аура окутывала. Яркая, густая, с темными прожилками и серебристой паутиной. Кристиан же на этот раз силушкой не бравировал. Сжал ауру до границ тела.

— Кто из них сильнее? — спросил я мысленно.

— Я бы поставил на Кристиана. Больно молод парень. Но это ничего не значит.

— Почему?

— Не задавай глупых вопросов.

Ну да. Тронь кто паренька, и вскоре за него явятся мстить.

— Да, — подтвердил старик. — Во-первых, не факт, что Кристиан его легко победит. Может и вообще ничья возникнуть. Во-вторых, это всего лишь юнец. Способный потягаться с сильнейшим воином этого доминиона. Достаточно будет одного отряда их гвардии, чтобы они уничтожили всех в доминионе.

— Мне трудно представить столь большую разницу в силе.

— Что тут представлять. Ты видел, как Кристиан убил пару тысяч человек. Представь, что для кого-то Изгоняющий всего лишь рядовой солдат. А потом вот над чем подумай. Наши земли — это как баронство Тамал для всего герцогства. Дыра. Влиятельна ли та семья, что держит проход сюда?

— Может, они ещё сотню проходов держат.

— Может. Но, по доходящим до нас слухам, нет. Там, в землях второго порядка, они слабаки, живущие на отшибе. Есть те, кто куда сильнее. Когда попадешь туда, будь готов.

— Спасибо за заботу, — с иронией подумал я, прикидывая, что задумал Герцог.

Если так дальше пойдет, он может потребовать найти тело на другой стороне. Что будет сложнее в разы.

Тем временем посланник и герцог о чём-то договорились. Парень развернулся и пошёл обратно, а Кристиан начал отдавать приказы, и армия двинулась вперед, внутрь города.

Что ж… Настала пора узнать, что это за турнир, что нас ждёт впереди и что надо сделать, чтобы уйти в другие земли.

Глава 17. В городе

До этого момента я не бывал в нормальных городах в этом доминионе. Жизнь в дереве, на отшибе, не способствовала ознакомлению с достижениями цивилизации. Когда в крепости побывал, расширил горизонты, но не сказать, чтобы сильно. Строили её с прицелом на практичность и надежность, а не на комфорт и изысканность. Другое дело этот город.

Что удивительно, у него нормального названия не было. Местные именовали это место без излишеств — Перекресток.

Сразу за стеной теснились небольшие домики, сложенные из камня и известняка. На крышах вместо соломы была вполне себе нормальная черепица. Следом шли двухэтажные дома. Улицы, вымощенные камнем. Там, где мы шли, людей встречалось немного. Редкие прохожие да зеваки, что выбежали поглазеть. Видел я и самых обычных детей, что бегали по крышам. Ещё нас облаяли собаки, чем приятно удивили. После стольких дней на природе вернуться в пусть и жалкое подобие, но всё же цивилизации лично мне было приятно.

Не знаю почему, но в городе было теплее, чем по ту сторону гор.

Нас всех проводили в западную часть города. Можно сказать, отдали несколько кварталов, чтобы разместить почти тысячу солдат. Командиры ругались, обещали всяческие кары, если кто-то вздумает чудить. Конкретно нашу четверку угрозы обошли стороной. Ведь я и был тем самым командиром, который должен был ругаться на подчиненных, но никто из старших офицеров меня не вызвал и инструкции не выдал.

Зато нашей четверке выделили целую комнату на втором этаже.

Впервые я оказался в подобие квартиры. Что сказать, очарования там не нашёл, зато разочарования — выше крыши. Из мебели была одна кровать, односпальная, и шкаф, всё из дерева. Окна тоже деревянные, с мутным стеклом.

— Дороманцы умеют делать стекло? — подумал я.

Ни у кого из нашей группы решил не спрашивать, чтобы не задавали вопросы, откуда я вообще про стекло знаю. Если вдруг урсувайцы таким не владеют. В деревнях-то ничего подобного я не видел.

— Как видишь, — ответил Герцог. — Нет, не владеют. Твой родной доминион куда развитие в техническом плане.

Сказано это было так, что сложилось впечатление, будто, когда Герцог изучал мою память, он был шокирован технологическими достижениями.

— Это не ваши достижения. Всего лишь награбленные ценности. Сами ловцы ничего не изобрели. В твоей памяти нет о таком упоминаний.

Я задумался над его словами, хотел было возразить, но не нашёлся, что ответить. Старик прав, невежество его задери.

— Как будем размещаться? — спросила Кая, бросив на меня взгляд украдкой.

Ну, тот самый взгляд, который заметен на двадцать километров. Хала нахмурилась, покраснела, посмотрела на Резано, а вот тот да, ничего не понял и почесал макушку, уставившись на единственную кровать.

— Пойду узнаю насчёт воды, — пискнула Хала и убежала.

Резано недоуменно проводил её взглядом и на нас посмотрел растеряно.

— Чего это она?

— Не знаю. А кто тебя за шею укусил? Змея ночью цапнула? — невинно спросила Кая.

— А? — встрепенулся парень. — Наверное, ветром надуло…

Да-да, конечно. Не одни мы вчера любви предались. Из-за чего я сейчас нет-нет да и норовил зевнуть. Это Кая отключилась, лежа у меня на плече. А я из такого положения всю ночь по сторонам башкой крутил и выискивал, не подкрадывается ли к нам кто. Тихие стоны, доносящиеся до меня, намекали, что Резано с Халой уснули куда позже. Ну да у них не стоял над душой сам Темный Герцог.

— Спать будем, как и в горах. В спальных мешках.

— С дежурствами? — уточнила Кая.

— Без. Дверь подопрем. Окно без шума не разбить.

Наличие покрова делало внезапное убийство маловероятным.

На том вопрос был решен. Мы скинули вещи и занялись, кто чем. Лично я на крышу отправился, осмотреться. Кая за мной увязалась. Резано внизу остался, свои травки перебирал. Минут через десять и Хала вернулась, с хорошей новостью.

— У них здесь есть общественные бани, — сказала девушка. — Кая, пойдешь со мной?

— Да.

Удивительное дело, но после ночи любви обе девушки… Как бы так сказать… Несколько успокоились, что ли. Да и в целом как-то живее выглядели.

— Хватит уже о сексе думать, — возмутился старик внутри моей головы. — Все мысли об одном.

— Не завидуй. — парировал я. — Раз уж на то пошло, каков дальнейший план?

— Почему ты спрашиваешь об этом меня?

— Ты и так знаешь ответ.

Если узнать планы Герцога, это поможет разобраться, насколько его цели совпадают с моими.

— Пока у тебя единственная задача — развивать шар. Садись и медитируй. Времени осталось не так много.

Подумав, так и сделал. Девушки ушли в бани, Резано за ними увязался. Я тоже хотел, но потом схожу. Уверен, сейчас туда толпа солдат попрётся, не хочу в очередях стоять.

— Раз уж остались наедине, надо прояснить один вопрос, — подумал я. Медитации не мешало общение внутри меня. Герцог промолчал, и я спросил: — Что это вчера была? Почему ты так покладисто отошёл в сторону?

— Ты задаёшь глупые вопросы для того, кто считает это умение, спрашивать, своей сильной стороной.

— И всё же.

— Какая разница, что я отвечу, если ты до конца мне никогда не поверишь?

— Разница есть. Так со временем станет понятно, где врал, а где нет, а значит, и то, что ты за человек.

— Наивные рассуждения.

— Старик, ты так увиливаешь от ответа, что это начинает напрягать и озадачивать.

— То, что вы переспите, было очевидно. Я всего лишь не стал тебя смущать. Считай это мужской солидарностью.

— И всё?

— Теперь ты привязан к Кае и скорее сдохнешь, чем дашь её в обиду.

— А вот теперь ты меня пугаешь. Неужели это забота о дочери?

На этот раз Герцог замолчал окончательно и на мои вопросы больше не отвечал. Он прав. До конца я ему не верил и учитывал, что это часть какого-то плана, чтобы создать у меня ложные впечатления. Расслабить. Ведь если он хочет, чтобы я в дальнейшем заботился о его дочери, значит, и правда желает разойтись миром.

***

Медитация много времени не заняла. Уже через час, потратив половину энергии, я вышел во двор и огляделся. Узкая улица, двухэтажные дома, наши солдаты, что стояли везде, куда ни брось взгляд. Кто-то бездельничал и общался, а кто-то в карауле стоял. Охрану вокруг квартала, куда нас заселили, успели выставить.

Я спросил, где бани, и отправился туда. Банями оказались купальни, но и то, да и то определение дано с большой натяжкой. Скорее набор бочек возле протекающей через город небольшой реки. Нельзя назвать большим то, что можно перепрыгнуть без разбега. Воду заливали в бочки, и за день, наверное, она должна была нагреться. Насколько это реально осенью не тот вопрос, который мне хотелось бы проверить на себе.

Свою компанию я тоже нашёл. Они стояли с краю, и Резано черпал воду прямо из реки. В бочках ничего не осталось. А может, и изначально не было. Не уверен, что гостеприимство дороманцев распространяется настолько далеко.

— Ещё одна шутка в таком духе, — прорычала Кая, обращаясь к полуголому солдату, что стоял недалеко от неё. — И я отрублю тебе член и запихаю в твой же поганый рот!

По этому рыку я их и нашёл. Точнее, услышал, когда подходил. Сначала услышал, а потом и увидел зрелище.

Солдаты были из нашего войска. Здесь и сейчас на них не было мундиров и опознавательных признаков, поэтому я не мог сказать, к какому отряду они относятся. Оружия также в руках у них не было. У тех, кто мылся сейчас. Их оружие стояло возле стены дома, и за ним присматривало двое человек. Ещё два десятка готовых к бою воинов стояли по обе стороны улицы и блокировали подходы.

— Какая горячая, — глупо захихикал тот, на кого рычала Кая.

К сожалению, звание элиты не означало, что человек умен, образован, эрудирован и воспитан. По-разному бывало. Иногда так, что солдат тупой, грубый, быдловатый и с атрофированным инстинктом самосохранения.

— Проблемы? — спросил я, опуская руку мужику на плечо и разворачивая к себе.

Набережная, на которой мылись, была метров десять в ширину. Сейчас здесь собралось человек двадцать моющихся. Стояли они вразнобой, так что я спокойно дошёл до говорливого.

— Эй! — возмутился мужик. — Ты кто такой?!

— Тот, кто тебя в воду скинет, если не отвалишь, — пообещал я.

В голове у мужика что-то перемкнуло. Есть те, у кого извилины так устроены, что принимаемые решения мечутся между пожрать, трахнуть или дать в морду. Сожрать и трахнуть меня не вариант, вот кулак и полетел куда-то в сторону челюсти.

Как полетел, так и замер, перехваченный призрачной рукой. Не моей, между прочим. Резано напомнил о себе. Стоял он при этом метрах в четырех от нас, и рука его дотянулась до мужчины.

Сразу как-то холоднее стало, и солдаты начали возмущаться. Здесь тепло, но не так, чтобы жарко. Будучи мокрым, никому не понравится ощутить пробирающий до печенок холодок.

— Успокойся, Тигель! — буйного взяли под руку и оттащили от нас. — Замяли, — бросили мне.

Я кивнул и направился к своим. Хорошо, что без драки обошлось. Ничем хорошим это бы не закончилось. Банально потому, что мы на вражеской территории, и конфликты между своими начальством обязаны пресекаться с утроенной жесткостью.

— Чего вы тут, развлекаетесь? — спросил я у своих, глянув на Каю.

— Придурки. Можешь ширмы нам создать, чтобы не пялились?

— Могу попробовать, — задумался я.

Так я таинства ещё не использовал, но, по сути, надо создать обычный покров и добавить знаки искажения. Таинство скрытности, совмещенное со стационарным щитом. С задачей я справился и дал дамам нормально помыться. Чем вызвал волну шуточек и вздохов со стороны мужиков, что ждали зрелища. Я им на это неприличный жест показал, чем вызвал смех.

***

В центре города стоял дворец. Его окружала просторная территория, сад, настоящие живые лабиринты из цветущих растений. Полсотни человек трудились, обслуживая это чудо, созданное рядом с пустыней. Также дворец окружала стена, через которую почти не было видно город. Так сделали специально, чтобы посланник ни на что не отвлекался.

Сейчас в одной из комнат дворца собралось несколько человек.

Сарко Тон сидел на столе, подкидывая серебряный нож. Его черные волосы, с седыми, похожими на серебро прожилками, были завязаны и убраны в тугой хвост. Парень подбрасывал нож не глядя, посматривая в этот момент на наместника города.

Сам наместник стоял напротив. Он старался держать лицо, но любой наблюдательный человек заметил бы, что старик бледен и выглядит так, будто съел что-то кислое и противное. Чуть в стороне от него стояли ещё двое. Кристиан Изгоняющий и герцог урсувайский.

— Что же помешало тебе рассказать об идущей войне? — спросил Сарго Тон у наместника.

— Я не хотел беспокоить господина по мелочам.

— Ты правда думаешь, что меня это могло обеспокоить? — приподнял бровь парень, отчего старик побледнел ещё сильнее.

— Никак нет, господин. Я не так выразился…

— Хватит, — поймав нож, Сарко направил его в сторону наместника. — А что вы мне скажете? — перевёл он взгляд на Кристиана и герцога. — Хотите принять участие в турнире?

— Насколько мне известно, участвовать может любой желающий. Но турнир турниром, а главная цель нашего прихода сюда — захват города, — сказал герцог.

— Война — пусть и интересное событие, но ваше личное дело, — сухо ответил Сарко. — Впрочем, я бы не отказался посмотреть, на что способны ваши настоящие воины. Как насчёт тебя, боец? — уставился он на Кристиана. — До меня дошли слухи, что ты сильнейший воин всего доминиона. Это действительно так?

— Нагло врут, — спокойно ответил Кристиан.

— Да неужели, — фыркнул Сарко. — Божественный закон гласит, что границы не могут мешать пути восхождения. Любой, кто того достоин, может перейти в землю следующего порядка. Поэтому и существует турнир. То, что должно отбирать лучших. Но это на словах, — улыбнулся Сарко. — А на деле мы все здесь знаем, как обстоят дела. Профанация. К нам отправляются никому не нужные посредственности, участь которых стать рабами, а если повезет — слугами. Хотя некоторые умудряются налаживать торговлю, — прищурился Сарко и бросил взгляд на наместника. — Скукота… — протянул парень. — Неимоверная скукота, и нет ничего хуже этой скукоты. Так как насчёт поединка? — снова посмотрел он на Кристиана.

— Боюсь, он будет нечестным, — в том же тоне ответил прославленный воин.

— На что ты намекаешь? — зло прищурил глаза Сарко.

— Лишь на то, что если ты меня убьешь, Сарко из рода Тона, то ничего не произойдёт. А если я тебя убью, то сюда заявится отряд вашей гвардии, чтобы отомстить. Чего допустить нельзя.

— Хм, — Сарко убрал нож и сложил руки на груди, поджав недовольно губы. — Скукота. Но ты прав. Тогда тренировочный поединок? Хочу узнать, насколько действительно могут быть сильны варвары из третьих земель. И да, это не обсуждается. Начнём прямо сейчас.

Сарко и Кристиан не сдвинулись с места, но аура оружия вспыхнула вокруг них. Вокруг Сарко — аура серебряного ножа. Вокруг Кристиана — аура меча.

Для тех, кто был способен видеть происходящее, это выглядело как две волны, накатывающие друг на друга. От давления наместник рухнул на пол, где и затих. Пока ещё живой. Герцог же поморщился и отошёл в сторону.

Поединок не продлился и двух минут.

— Хватит, — сказал Сарко, почувствовав, что продавить не сможет, — Ты и правда силен. Молва не врёт. Переходи к нам. Через десяток лет, уверен, тебя ждёт должность капитана гвардии. Выше не поднимешься, слишком стар для этого, но и так это большая возможность.

Герцог, слушавший разговор, внутри напрягся. Предложение и правда неплохое. Уйти не на позицию раба, а солдатом. Если Кристиан согласился, это подкосит всё зарождающееся королевство. Править герцогу без верного пугала будет куда сложнее.

— На мне слишком много ответственности. Я не смогу уйти. Не во время войны.

— А через десять лет ты совсем постареешь, — покачал головой Сарко.

На это герцог про себя улыбнулся. Юнец не понимал, что через десять лет Кристиан так же будет в расцвете сил. Но замечание дельное. Учитывая разработки Темного Герцога, о которых они оба знают, рано или поздно возникнет конфликт. Не захочет ли Кристиан скинуть старого друга и одному перейти в молодое тело? А там и в земли второго порядка уйти можно будет.

— Твоя воля, — добавил парень. — Тогда… — тут он перевёл взгляд на наместника, нахмурился, собрал ауру и ударил, отчего старик подскочил, мгновенно пробуждаясь. — Тогда я знаю, как сделать этот турнир интереснее. С чьей стороны победит больше воинов, тому город и достанется.

— Нас устраивает, — мгновенно среагировал герцог.

— Но… — было начал наместник, но быстро заткнулся. — Как прикажет господин, — поклонился он, беря себя в руки.

— Со стороны дороманцев отборочные закончились, но, думаю, они захотят выставить других воинов. Даю вам всем пять дней, чтобы определиться с претендентами.

В этот момент Сарко думал, насколько безнаказанно можно задержаться в этих землях. Домой возвращаться ему не хотелось. Ведь там была такая же скука.

***

Об участии в турнире нам сообщили в тот же день. К вечеру все солдаты были в курсе, что в зависимости от числа побед определится, кому достанется город.

— Ты этого хотел? — спросила у меня Кая.

— Да. Пока всё складывается как надо.

— Уверен, что нам следует перейти на чужие земли?

— А тебя здесь что-то держит? — глянул я на девушку.

— Нет. Уйти и оставить воспоминания здесь — заманчивая перспектива. Мне до сих пор кошмары снятся, что отец жив и что он где-то рядом.

Мне большого труда стоило не вздрогнуть и удержать эмоции под контролем. После того как переспали с Каей, врать ей стало сложнее. Не в том смысле, что сложно скрыть, а в том, что я острее стал ощущать вину. Если она узнает, случится беда — и наши отношения будут навеки испорчены.

***

В первый день узнали о турнирах. Во второй вызвалось пятьдесят шесть человек, включая нашу четверку. Но перед тем, как мы записались, у меня ночью состоялся разговор с Цереном.

На крыше. Куда мне пришлось выбираться, когда он позвал.

— Что, ученичок, отдохнул?

— Когда это? За один день?

На этот раз Церен выглядел как настоящий мастер скрытности. Во всём чёрном, одежда идеально подогнана, облегает худощавое, жилистое тело, нигде ничего не торчит. Не считая плаща, но и тот часть маскировки, скрывает под собой оружие и всякие уловки, которые можно применить с пользой для дела.

— Это неважно, — отмахнулся он от моих слов, будто это я разговор завязал. — Собираешься уходить в земли второго порядка?

— А надо?

Дать ответ сразу помешало желание узнать, что начальство думает по поводу нашей четверки.

— Надо. Ты парень неглупый, сам многое понимаешь. Не знаю, в чём причина, но почему-то у герцога зуб на тебя. Недостаточный, чтобы придушить по-тихому, но его хватит, чтобы осложнить тебе жизнь. Поэтому будет лучше, если ты уйдешь и друзей прихватишь. Насчёт синевласки не знаю, у неё здесь родня остаётся, а по остальным — сам догадываешься.

После предательства Ветиосов, Резано ничего хорошего в герцогстве не ждёт. Всегда на вторых ролях будет. Никто ему не даст подняться. Кая… Единственные причины недовольства, которые я вижу, — это подозрения в связи с Темным Герцогом и то, что она неуравновешенная. Это, когда я рядом, удаётся её сдерживать, а стоит оставить одну, и боюсь представить, что случится.

— Это приказ или совет?

— Совет мудрого учителя, — усмехнулся Церен.

Хитрый он всё же. Прикажи — и это будет давлением, попыткой навязать решение. А так, советуя то, о чём я и сам задумываюсь, никакого давления нет. Просто разговор.

— Тогда я буду участвовать в турнире. Кая тоже. С остальными двумя пока не обсуждал.

— Лучше поторопитесь. Есть предпосылки, что желающих будет много. Придётся и со своими подраться. Можете и пролететь с переходом на ту сторону. В тебе-то я уверен, а вот остальные…

— Разберемся, — ответил я твёрдо.

— Тогда, раз с этим определились, слушай приказ. Попав на ту сторону, ты должен будешь изучить обстановку и наладить с нами канал связи. Я могу рассчитывать на тебя в этом деле?

Последний вопрос прозвучал как откровенность. В том смысле, что Церен отдавал себе отчёт в том, что, если я уйду, он потеряет любые рычаги давления на меня. А значит, я смогу тупо забить на любые приказы и жить, как мне хочется.

— Не обещаю, наставник, — ответил я осторожно. — Посмотрю, что можно сделать, но ничего обещать не буду.

— Пусть так.

— А сами-то не хотите?

— Нет, — дал он короткий ответ, на чём разговор и закончился.

После этого, спустившись, я поднял вопрос о том, кто идёт с нами.

— Хала? — спросил Резано.

Правильно спросил. Мы-то с Каей определились. Парня здесь тоже ничего не держит. Кроме самой Халы. А её держит родня.

— Отправиться в неизвестность, с психованной, с деревенщиной и с Ветиосом. Разве можно мечтать о большем? С родней я всё равно никогда понимания не находила.

Резано взял её за руку и благодарно кивнул. Так и решился наш вопрос.

Было это в первую ночь пребывания в городе. На следующий день пошли записываться, там и узнали, сколько вызвалось добровольцев.

— Аристократы хотят протянуть ниточки на ту сторону. Присмотрись к нашивкам. Почти все представители тех, кто прибыл сюда, — объяснил Резано такой ажиотаж.

В этот же день прошло тринадцать поединков. В нас троих я не сомневался, а вот Хала… Ну, ей повезло. Попался противник, которому не хватило силы пробить её покров. Бой длился двадцать семь минут, что было рекордом среди поединков. За это время Хала его банально задавила силой и количеством энергии.

Поединки шли весь день, и больше ничего интересного не произошло.

А вот ночью к нам заглянули убийцы.

Глава 18. Ночной бой и турнир

В таком положении я убийц ещё не встречал. Насчёт Каи не знаю. Она сидела на мне, без штанов, с развязанными завязками на корсете, под который проникли мои руки и держали её за грудь. В такой момент сложно что-то заметить. Кроме женщины, которая на тебе, а ты в ней… Ну, хм…

Убийцы заглянули именно в тот момент, когда мы закончили. В те самые секунды, когда страсть сходит на нет, дыхание восстанавливается, наваливаются другие, неприятные ощущения. И ты улавливаешь такие мелочи, как жесткая, неудобная и ничуть не нагревшаяся за день крыша под спиной и задницей. Спина-то ещё ладно, я был в рубахе, а заднице досталось по полной. Как и затылку. В чём виновата Кая. Укусила меня за шею, а потом за волосы схватила и в порыве страсти головой приложила. На что я не обратил внимания тогда, а сейчас обратил.

Мы ещё в прошлый раз удостоверились, что покровы при должной сноровке не мешают заниматься сексом.

Когда интерес к окружающему миру вернулся, Кая развалилась на мне, в этот момент я и увидел темную фигуру, что запрыгнула на крышу. Наверное, убийца и сам удивился, застав нечто странное, сплетённое из рук и ног. А может, этот человек не ожидал увидеть здесь финал столь интимного акта.

Как бы там ни было, ударили мы одновременно. Он метнул нож, а я темное лезвие. То отбило оружие, увлекло его за собой и врезалось мужчине в грудь. Он удержался, покачнулся лишь немного и занёс короткий, тонкий меч для удара.

За миг до этого Кая начала двигаться. Умудрившись, оттолкнулся ногами, встала на руки и выбросила себя вверх, крутанувшись. Убийце открылся отличный вид, уж я-то знаю, успел разглядеть. А потом в него врезалось копье тьмы, которое он попытался отразить мечом, но не тут-то было. Копье прошло сквозь меч и пробило мужчину навылет.

Что бы вокруг ни происходило, первое, что я сделал, — это натянул штаны. Не с членом же наперевес биться.

Я успел до того, как тело завалилось и сверзилось с крыши. Точнее, я ожидал, что оно так сделает, с раной-то в груди. Но вышло иначе. Мужчина пошатнулся, завалился, но тут же распрямился. Рана в его груди затянулась.

На этот раз сдерживаться не стал. Копье лежало рядом со мной, схватив его, призвал силу оружия и обрушил эту мощь на убийцу. Мастер Острый показал приём, когда удар наносится на любом расстоянии. Но я пошёл дальше и научился атаковать с любой стороны. Темную фигуру пробило, начиная с макушки. На этот раз гарантированно отправляя к праотцам.

Встав, я подал знак Кае, чтобы спину прикрывала, а сам прислушался к ощущениям. Убийц было как минимум двое. Один из них подкрадывался к окну Резано.

— Нападение! — заорал я во всю мощь легких.

Рефлексы не всегда полезны. Я по привычке захотел разобраться с нападающими по-тихому, забыв, что вокруг сотни дружественно настроенных солдат.

Пока додумывал эту мысль, убийца, которого вроде как прошило насквозь, разделился на две части и сместился в сторону. Что-то новенькое. Раньше я такого не видел.

— Это практик из пустынь. Таинство песка, — прозвучал голос старика в голове.

Уточнять, как его победить, Герцог не стал.

Если дороманец способен превращать тело в песок, то обычные атаки его не возьмут. Если только попробовать истратить его силы.

— Кая, у нас проблемы, — сказал я. — Этот тип умеет превращаться в песок. Обычные атаки его не берут. Учитывай это.

Больше я ничего сказать не успел. Уж не знаю почему, но этот тип медлил, а сейчас перешёл в атаку. Набросился на меня с мечом, попытался проткнуть. Сразу было видно, что внешними таинствами он не пользуется, а значит, и шансов у него не было.

Отбив выпад, мы обменялись ударами, и я подловил его, отсёк руку и выкинул клинок далеко за пределы крыши. Рука к нему вернулась, а вот оружие — нет. Таинство он тоже применить не успел. Выпустив призрачные руки, я схватил его за горло и сердце.

Кае надоело ждать, она убедилась, что к нам никто не подкрадывается, и встала рядом со мной. На убийцу обрушилась волна тьмы, и когда она спала, на крышу опала груда песка. Гуляющий ветерок поднял крупицы и скинул с крыши. Кая не остановилась, подошла к куче и ногой начала скидывать её вниз. Не уверен, что это результативно, но и думать сейчас об этом нет времени.

Услышав звон разбиваемого стекла, я метнулся к краю и увидел, как второго убийцу держит призрачная рука Резано. Раздался хруст, и переломанное тело упало на мостовую, после чего не встало. Этот убийца не походил на песочного человека, а значит, можно надеяться, что умер.

Поднялся шум, забегали солдаты. Где-то недалеко послышались звуки битвы, но туда я бежать не стал. Понятно, ради кого пришли убийцы. Раз ставки повысились и на кону город, а следовательно, и контроль над важной торговой точкой, то все методы хороши.

— Уроды, — недовольно процедила Кая. — Всё послевкусие обломали. Давай их найдем и убьем?

— Особо жестоко? — уточнил я.

— Конечно! — на полном серьезе выдала Кая.

— Или пойдем спать?

— Нет!

Кая разозлилась. А я, наоборот, спокойствие почувствовал. Как раз из-за её раздражения. Если оба эмоциям поддаваться будем, то такого наворотим, что и сдохнуть можно. Поэтому и приходится строить из себя непоколебимую глыбу, чтобы балансировать неуравновешенность Каи.

— Вы там как? — крикнул я Резано.

— Живы! — донёсся голос парня. — Враги ещё будут?

— Нет. Можно спать.

— У нас окно разбито.

Резано оказался достаточно умен, чтобы не высовывать голову наружу. Идеальная мишень получилась бы.

***

До утра спали по очереди и держали оборону. Я не верил, что на нас ещё раз нападут, но осторожность лишней не бывает. Правильная мысль, особенно для того, кто предавался страсти на крыше. Приди убийца на минуту раньше — и быть нам трупами.

Но ни я, ни Кая, об этом не жалели. Девушка так и вовсе словно с цепи сорвалась. То и дело норовила меня затащить куда-нибудь. Пусть боги будут мне свидетелями, я не против. Если бы не обстоятельства, с удовольствием бы проверил… кхм… у кого выносливости больше. Темный Герцог оказался в этом вопросе циничным старым хреном.

«Если будешь выполнять поставленную норму, делай что хочешь», — заявил он мне.

«Я и так могу делать что хочу, — подумал я чисто из вредности. — И тебе пора бы определиться с подходящим телом».

«Всему своё время. Сначала закончи формировать шар».

Этим я и занимался оставшиеся три дня. Воцарившаяся вокруг суета прошла мимо. Бои в стенах города если и проходили, то по-тихому. Командиры запрещали шуметь, и, если честно, это впечатляло. Не сам приказ, а то, что два герцогства так стараются не побеспокоить посланника. Какого-то пацана. Чем не наглядная демонстрация его силы? Или не его лично, но той, что стоит у него за спиной.

В городе было тихо. Мы даже сходили прогулялись до рынка и закупились едой. На этом развлечения закончились. Я занимался формированием шара, сливая туда всю энергию, и практиковался с копьем. Кая занималась темными практиками. Недавно она коснулась внешней силы темноты и пыталась ухватить это ощущение, развить его. Резано занимался рукой и изучением пустых ритуалов, Хала ему помогала и тоже тренировалась. Я ей дал несколько заданий, чтобы повысить шансы на успех в прохождении турнира.

Ради достижения цели по формированию средоточия в ход шли любые уловки. Герцог требовал сливать всю энергию, до капли. Он и сам почти исчез и высвободил часть того, что забирал. Также он требовал покупать специи, ускоряющие восстановление. С чем были сложности. Деньги кончались, да и товар у продавцов тоже. Никто поставки пока не наладил. Медитировать тоже приходилось часами. Это пусть и не сильно, но ускоряло скорость восстановления. Герцог ещё показал, как это делать правильно, чтобы увеличить эффективность. Крупица знания, которой он мог бы и раньше поделиться, тогда не пришлось бы так спешить.

Это что касается меня и дел внутри города. За стенами же, по доходящим слухам, царила совсем другая обстановка. За стены было лучше не выходить. Если, конечно же, не хочешь подраться. Между крепостью и войском в городе урсувайцы хотели наладить полноценную связь, а дороманцы им в этом мешали. Так что половина войска ушла из города и переместилась в горы.

***

Шар я закончил. За час до назначенной дуэли. Остальные бои так и вовсе пришлось пропустить. А жаль, потому что изучить потенциальных противников было бы полезным. С нашей стороны вышло двадцать два человека. Двадцать третий погиб в горах. Уж не знаю, зачем он туда поперся. Дороманцы выставили столько же.

Посланник постановил, что в первый день пройдет десять боев. Ещё двенадцать — на следующий день. Вот на тогда и выпала доля нашей команды. Повезло, что пойдем одними из последних. Так что у меня был один дополнительный день, который и стал решающим.

Тем не менее пришёл я на арену на две трети пустым. Но тут какое дело. Эта накопленная треть раза в два больше, чем мой предыдущий резерв. Не всё так плохо, как кажется.

Арена отличалась от того, к чему я привык в лагере. Просторная, я бы сказал, большая площадка, усыпанная мелким песком. Ноги не проваливаются, ступать удобно. По периметру шли трибуны, и сейчас там сидели зрители. Как наши солдаты, так и жители города. Но главный зритель располагался со стороны дворца. Я увидел того самого парня, что вышел к армии. Он сидел выше всех остальных, под навесом, в тени и ел что-то яркое, похожее на фрукты. Неплохо устроился.

Перестав обращать внимание на лишние сейчас детали, я посмотрел на своего противника. Правилами была запрещена броня, только оружие, в количестве одной единицы. Связку ножей с собой нельзя было принести.

Пришёл я в просторной рубашке и таких же штанах. На ногах — крепкие сапоги. Из оружия — копье. Как будто могло быть иначе.

Мой противник был одет на местный манер. Просторный балахон, складки которого трепал ветер. Погодка выдалась пасмурная. На небе облачно, но без дождя. Оружие у дороманца — сабля. Оригинального названия я не знал, но из известного мне оружия оно больше всего походило именно на саблю.

Встали мы друг напротив друга на расстоянии двадцати шагов. Прозвучал гонг, ознаменовав начало битвы.

Если бой с ночными убийцами вышел размеренным, то этот — скоротечным и жестким.

Я выпустил темное лезвие и сместился в сторону. Дороманец взмахнул саблей и поднял волну песка. Она прошла там, где я стоял, песок превратился в острые лезвия. Плохо то, что я не уловил использования энергии. Это было внешнее таинство.

Сразу призвав силу копья, увидел, как мужчину окружает аура. Вовсе не оружия. Аура песка. Она расползалась по округе, и, уверен, если он захватит всю арену, а вместе с ней и песок, мне несдобровать. Недооценил я противника. Решил поберечь силы. Меня хватит минут на пять интенсивного сражения с применением внешнего таинства, а потом всё, тело не выдержит. Каждая секунда на счету.

Со стороны трибун послышались крики. Они доносились словно издалека. Гораздо громче звучал стук моего сердца. Кровь бежала по жилам, я нутром ощущал опасность, исходящую от мужчины.

Первый взмах сабли превратился во второй, а следом он и вовсе закрутил оружие вокруг себя. Ощутив опасность, я принялся смещаться и пошёл на сближение, но не тут-то было. На моём пути стали формировать шипы из песка. Я замечал их за миг до того, как они появлялись, и успевал уворачиваться, но чем ближе к дороманцу, тем чаще и быстрее они появлялись.

«Не даст к себе подойти», — понял я.

Отпрыгнув, попытался разорвать дистанцию, но этим лишь подарил противнику секунды на подготовку. Он призвал подобие песочного духа. Похожий на морду пса, он выскочил из земли и полетел в мою сторону.

Подобравшись, сместился так, чтобы дух оказался на одной линии с дороманцем. Вдохнув, собрал энергию, пустил в оружие и резко выдохнул, метнув копье в духа. То прошило его насквозь, дух взорвался, и копье настигло дороманца. Он выставил перед собой стену из песка, в котором оружие и застряло.

Сильная защита. Я метнул оружие, применив далеко не всё, но и так нужно мастерство, чтобы остановить моё копье.

Дороманец отбросил его в сторону. Ещё и оскалился, думая, что оставил меня без оружия. Я создал темное лезвие, подкрепляя его заблуждения. Концентрацию он потерял, дух развеялся окончательно, поэтому ему требовалось время, чтобы придумать что-то новое.

Лезвие он отбил с презрением. Махнул рукой, и песок забрал его. Неудивительно. Темное лезвие — слабейшее из моих таинств.

Шагнув ко мне, дороманец не заметил, как копье поднялось и устремилось к нему. Единственный минус — я пока не научился на расстоянии разгонять копье до значимых скоростей. Получался по силе средней бросок. Но и этого хватило, чтобы сбить мужчину. Защита выдержала, но дороманца откинуло набок.

Потянув копье к себе, я бросился бежать вперед, намереваясь не дать ему возможности опомниться.

Удар первый!

Разогнавшись, выбросил копье вперед, пропуская через него импульс, и…

И улетел к небу, подброшенный песком. Тогда…

Удар второй!

Применив таинство смещения, увернулся от песочных шипов, посланных мне вдогонку, оказался ещё выше и оттуда снова сместился, набрав скорость. На этот раз вместо импульса шёл толчок. Пока летел в сторону дороманца, посылал через копье энергию, смешивая её с внешней силой и укрепляя. Перед острием возникла сфера, что гудела и стремилась вперед. Дороманец попытался увернуться, но на последних метрах я снова сместился и применил импульс.

Накопленный заряд сорвался с острия. Его скорость и мощь за счёт хлесткости увеличились в десятки раз. Противник оказался недостаточно расторопным, чтобы увернуться. Снаряд он принял на саблю, но этого было мало.

Раздался взрыв, хлопок ударил по ушам, поднялась волна песка, а дороманца отбросило назад, к краю арены. Трибуны взвыли, проклиная и ликуя.

Я не обратил на них внимания, готовя третий удар.

Третий удар из шести.

К словам Кристиана я отнёсся серьезно и пересмотрел весь подход к этому пути.

Встав в стойку на полусогнутых ногах, выставил копье вперед и принялся концентрировать энергию. Смещение происходит, если сделать резкий выплеск энергии через покров определенным образом, добавив некоторые энергетические структуры.

Я же делал то, что можно назвать балансированием на краю. Удержать это состояние так же сложно, как оргазм в тот момент, когда Кая начинает давить на эмоции и усиливать мои ощущения во время секса.

Чертовка.

Усмехнувшись при мысли о том, что даже в такой момент думаю о её девичьих прелестях и отнюдь не девичьих навыках, усилил концентрацию, собираясь здесь и сейчас превзойти себя.

Дороманец же поднялся, пошатываясь, встряхнулся и начал закручивать вокруг себя песок. Тот собрался в толстые жгуты. Они поднялись над ним, как змеи, и устремились ко мне. Когда они почти коснулись меня, я высвободил силу.

Движение вышло настолько быстрым, что я сам не уследил за ним. Тело прострелила боль, накатила тошнота — не привык я к таким нагрузкам. Обернувшись, увидел разорванное тело дороманца. Его атака осыпалась. Я подождал, будет ли продолжение, но собираться заново из песка он не собирался.

На этом бой закончился. Прихрамывая, я отправился на выход.

***

Сарко Тон зевнул, когда на арену вышли новые претенденты. Предыдущий день ничего, кроме скуки, не вызвал. Сарко не выдержал и ограничил его десятью поединками, которые он обязан был посмотреть.

Было видно, что выходят опытные, сильные воины. Но такими они были по меркам своих земель. Без ресурсов, знаний о пути восхождения — всё это было жалким, примитивным зрелищем. Сарко размышлял о том, что, наверное, это обидно, годами развиваться и знать, что это примитив.

Второй день вышел интереснее. Один из бойцов заставил Сарко заинтересованно приподнять бровь и перестать подкидывать нож.

— Кто это? — спросил он у стоящего рядом герцога.

— Это Эрано. Наш талантливый практик, — среагировал мужчина, удивившись тому, что именно этот парень вызвал интерес посланника.

— Он молод, — озвучил очевидное Сарко. — И похож на тебя.

Сарко посмотрел на Кристиана, который тоже стоял рядом, но тот и бровью не повёл.

Тем временем Эрано исполнил свою финальную атаку. Сарко хмыкнул. Он сам был молодым, но искренне считал, в основном благодаря наставникам, которые каждый день вдалбливали в него эту истину — побеждает не голая мощь, а знание.

Именно знание позволяло заметить, что этот Эрано комбинирует таинства на совершенно другом уровне, нежели все остальные претенденты. Там, где другие шли по строго отведенным шаблонам, этот практик действовал свободно. А эта его комбинация из трёх усиливающих друг друга ударов была отдельным произведением искусства.

— Кто его этому научил? — спросил Сарко. — Ты?

Вопрос был снова обращён Кристиану.

— Я показал ему одну технику. Остальное он изучал у других учителей, — сухо ответил Изгоняющий, про себя подумав, что путь усиливающихся ударов он показывал всего один раз, желая оценить потенциал Эрано.

— Значит, нормальные учителя у вас всё же есть. Ну, нормальные для ваших земель, — пробормотал задумчиво Сарко, не видя, какую реакцию тем самым вызывает у окружающих.

Он принципиально не замечал ненависти и раздражения в свою сторону. Если кому-то что-то не нравится, то пусть либо скажет прямо, либо заткнётся и не мешает.

— Хочу поговорить с этим парнем, — сказал Сарко. — Вечером приведите его ко мне.

Глава 19. Настоящий план

Почему-то я не смог серьезно отнестись к бою Каи. Не получалось за неё волноваться. Может, причина в моей вере в неё, а может, кое в чём другом.

В том, как она оделась!

Я помнил Каю обычной, угловатой, несформировавшейся девчонкой. Помнил её и дистрофичной, исхудавшей в темном мире. Сейчас же глаза видели женщину, стройную и высокую, с длинным ногами и крепким бюстом. На мой вкус, она была чуть перекачана, но в этом мире, идя по пути восхождения, иначе и быть не могло.

Да и чего уж. На фоне меня она смотрелась тростинкой. Я на голову её обогнал в росте, а уж в обхвате рук… Промолчу, пожалуй.

Раз броня запрещена, Кая решила нарядиться максимально провокационно. Где она подходящую одежду достала — я спрашивать не стал. Как-никак, в полноценном городе живем, где есть торговцы и лавки с различными товарами. То, что с нами, по сути, захватчиками, никто торговать не хочет, Каю не остановило.

Волосы у неё традиционно были завязаны в тугие, пшеничные косы. Наверху возвышалась подвязанная корона из черепа мертвой твари. И если в первую нашу встречу после разлуки это был обычный череп, то сейчас — полноценный артефакт, позволяющий усиливать атаки и лучше считывать эмоции. Превращение кости в полезную штуку Кая скрыла и об этом не распространялась, но я заметил изменения.

На глазах у неё была черная подводка. Тоже что-то новое в образе. Причем Кая скрывалась от меня до боя. Или не скрывалась, а была занята своими делами, пока я медитировал. Увидел я эту красоту, когда вернулся со своей дуэли. Перерыва между поединками не было, поэтому рассмотреть не успел. Как и высказаться.

Черная тушь делая глаза объёмнее. На бледной коже девушки в облачную погоду, когда цвета смотрелись тускло, это выглядело загадочно и мистически.

Шея у неё была открыта, и любой мог рассмотреть изящные ключицы. Грудь обвязана белой тканью. Кая совсем уж чудить не стала и завязала туго, но её грудь это скрыть было не способно. Не нежная барышня все-таки.

Оголенный живот, несмотря на рельеф, выглядел соблазнительно и невинно. Ниже шла короткая юбка и обмотка тканью. Не знаю, как назывался этот тип одежды, но задницу он подчеркивал как надо. На арену Кая вышла босиком. Держа в руках костяные клинки. Фактически это два оружия, но ей разрешили.

Когда Кая вышла, раздался свист. На разный мотив её высмеивали и указывали на истинное место для такой горячей штучки. Это если обобщить то, что кричали.

Её противник на фоне молодой девушки выглядел почти старым мужиком. С черной бородой, такими же черными и густыми бровями, одетый в балахон, скрывающий фигуру, держащий в руках две сабли.

Я знал, что в некоторых культурах обоерукие мечники считались элитой. В этом же обществе их не считали какими-то особенными. Часть таинств включала в себя движения. Как всем телом, так и руками. А раз рука занята, это накладывало отпечаток, закрывая часть возможностей. При этом открывая другие. Вот и выходило, что два меча не являлись чем-то выдающимся.

Прозвучал гонг.

В отличие от моего поединка, эта парочка не спешила сходиться. Я призвал на миг силу копья, чтобы оценить — использует ли кто-то из них внешнее таинство. Нет, ничего не видно.

Развязка случилась, когда они сблизились на расстояние десяти шагов. Ускорившись, обменялись ударами. Мечи сверкали и мельтешили. Я не следил за ними, наблюдая за тем, как Кая давит на эмоции дороманца.

Так всё и закончилось. Она усилила натиск, сбила ему контроль, а потом взорвалась градом подавляющих ударов. Бой вышел быстрым и скучноватым.

— Узнаю свою дочь, — ожил старик. — На пике своей силы она так и действовала. Расчётливо, экономно.

— Ты гордишься ею?

— А не должен? — в голове отчётливо прозвучала насмешка. — Она единственная из моих детей, кто оказался достаточно сообразительным, чтобы спастись, и достаточно наглым, чтобы украсть мои разработки.

— Отцовские чувства, безусловно, хорошо, но я бы чувствовал себя куда спокойнее, будучи уверенным, что ты к ней не полезешь.

— Боишься, Эрано, — утвердительно сказал он. — Я чувствую твой страх, что правда вскроется. Будь уверен, моя дочь не простит вранья. Сначала попытается прикончить меня, а потом и тебя заодно, как предателя.

— Раз так, значит, ты и правда был плохим отцом.

— Моя любовь выражалась в подготовке к жизни. Как ты можешь видеть, это сработало. Будь я нежным, её голова повисла бы на одном из копий после моего поражения.

— Твоя философия мне понятна, старик. Но отношения с дочерью ты знатно испортил, не отрицай.

Герцог замолчал, я продолжил наблюдать, как Кая возвращается с арены.

— Не устала? — спросил я, когда она подошла.

— Издеваешься? Этот тип абсолютно не контролировал свои эмоции. Как бабу увидел, так сразу самоуверенностью наполнился. Идиот.

Хала покосилась на Каю. В отличие от неё, наша синевласка волновалась и непоколебимой уверенностью не фонтанировала.

— Удачи, — хлопнул я Резано по плечу.

Порядок боев определялся без моего участия. Насколько я знал, другие претенденты тоже не выбирали. Нам просто передали, кто и когда дерется, вот и всё.

Парень в этот момент держал Халу за руку. Переглянувшись с ней, он отправился на выход.

Одного взгляда на противника Резано хватило, чтобы понять, в чём его сила. Пустотник. Совсем молодой парень, не старше Резано.

— Делать ставки не будем? — спросила Кая.

— Это лишнее.

— Какие ставки, совсем дура, что ли?! — возмутилась нервничающая Хала.

Если кто здесь и дура, так это она сама, не заметила, как Кая её этим вопросом в чувство привела.

— Уверен, Резано справится, — сказал я. — Нужно в него верить.

Сомнениями я бы никогда в жизни не стал делиться. Резано не сдавал экзамен не элиту, он потерял руку, совсем недавно начал осваивать новый для себя путь. Продвигался он быстро, но один месяц тренировок — это не то же самое, что несколько лет.

Меня успокаивало две вещи. Первая — то, что Резано завалил своего братца-монстра, который даже меня пугал. Вторая — его противник тоже молод и в силу возраста не мог набраться выдающегося мастерства.

Что будет, если Резано проиграет, я из принципа думать не стал. Всего сорок четыре претендента. К вечеру останется двадцать два. Впереди нас ждёт ещё по поединку. Резано обязан победить сейчас и завтра. Как и сказал, нужно в него верить.

— Спокойнее ты, — шепнула мне Кая.

Я встряхнулся, скидывая напряжение. Сам не заметил, как разволновался.

Трибуны бесновались. Кажется, то, что на кону город, сбило спокойствие с жителей. Мы с Каей сделали так, что теперь перевес на нашей стороне. Одна победа в нашу пользу. Если выиграет Резано, а потом и остальные, это будет однозначная победа.

Первым напал дороманец.

Укусил себя за запястье, пустил кровь и призвал старшего духа. В моей же голове синхронно всплывали уроки Давида. Он упоминал два способа. Первый — заплатить кровью. Второй — энергией. Объём платы зависел от опыта, от количества убитых духов, от того, как далеко зашёл практик и как он поймал добычу. Можно было призвать духа и так, без предварительной поимки, но требовалась сила, талант и щедрая плата. Я знал, что Резано так уже делал, что говорило как минимум об его таланте.

То, что дороманец использовал кровь, я счёл обнадеживающим знаком. Так обычно делают, когда внутренний резерв маленький, а значит, этот парень не из богатой семьи, никто в него специи не вкладывал. В отличие от Резано. Если бы тот шёл по пути меча, уверен, легко бы посоперничал со своими братьями.

С нашей позиции не было видно, как отреагировал Резано на призыв духа. Внешне он не шелохнулся, молча наблюдая за противником. Старший дух бросился вперед, извиваясь, как флаг на ветру. Не самая сильная особь, что я встречал на своём пути. Меня не удивило, что Резано разобрался с ним одним ударом кулака. Призрачную руку не призывал, так справился.

Сильная сторона пустых таинств в том, что ими мало кто владеет, кроме горцев. Что неудивительно, ведь они, можно сказать, монополисты на эту ночь. Были монополистами. Война всё изменила. Если не владеешь вибрирующим покровом, то против пустого духа мало что сработает. Разве что какие-то редкие, уникальные таинства, относящиеся к классу изгоняющих. Что делало особенно пикантным прозвище Кристиана. Я так до сих пор и не узнал, чем он его заслужил и ничего изгоняющего не видел в его исполнении.

Слабая же сторона пустых таинств в том, что если противник владеет вибрацией, то большинство твоих атак уйдут в никуда. Видимо, дороманец не ожидал, что дух так быстро падёт. Зря потратился.

Резано пошёл на сближение, но и дороманец не спешил сдаваться. В последний момент, когда Резано собирался атаковать его фирменным толчком, не став делать ставку на призрачную руку, парень создал призрачный меч.

В тот момент казалось, наша троица забыла, как дышать. Разве что Кая отнеслась спокойнее. Хала вскрикнула, я тоже кулаки сжал, когда увидел, как Резано отпрыгнул в сторону, а его рубаху залило кровью.

— Кажется, я знаю, кто этот мальчишка, — голос Герцога прозвучал задумчиво. — Лет тридцать назад было семейство, что практиковало проходящие через всё призрачные мечи.

— Было? Что с ним стало? — зацепился я за эти слова, наблюдая за тем, как Резано отпрыгивает, уклоняется и не собирается сдаваться.

— Считалось, что вымерло.

Ситуацию это не прояснило. Любопытно, конечно же, что это за дороманец такой, но по большому счёту плевать.

Резано отступал. Чувствовалась большая сноровка в противостоянии мечникам. После первой атаки дороманец так и не смог его коснуться.

Отступая, нельзя было победить. Понимал это и Резано. Подгадав момент, он призвал призрачную руку. Её легко можно было бы развеять, если держать вибрацию. На создание которой нужно несколько секунд, в зависимости от мастерства.

Дороманец не успел увернуться. Рука врезалась ему в грудь, проникла внутрь и что-то там сделала, отчего парень упал на землю. А дальше Резано припечатал его в лучших деревенских традициях — ногой по голове.

Почти ничего не значащий удар против того, кого защищает покров. Но за ним последовал второй, третий, а рука продолжила удерживать сердце. Дороманцу не хватило опыта. Я уже решил было, что Резано победит, но он пошатнулся и упал.

Рана была настолько серьезной?

— Резано! — выдохнула Хала.

Она не заметила, как схватилась за перила, что не давали свалиться с помоста, и сжала их с такой силой, что те жалобно затрещали.

— Яд, — сказал Кая, догадавшись, в чём причина.

Опять яд? Да что за судьба у Резано такая?! Если его прикончат, клянусь, прибью этого парня, чего бы мне это ни стоило.

Но мой друг не спешил умирать. Дороманец поднялся было, но Резано выпустил вторую призрачную руку, которая больше походила на звериную, чем на человеческую. Когти полоснули парню по лицу и… На этом бой закончился. Он и так едва на ноги встал, так ещё знатную оплеуху получил.

— Хала, в сумке у Резано, — которую он оставил девушке перед уходом, — должно быть противоядие…

Последние слова я сказал в пустоту. Хала со скоростью молнии оказалась на арене, рядом с Резано, и протянула ему сумку. Сделаю пометку, чтобы каждый заучил яды и средства от них. А то что-то тенденция удручающая.

— Дело не в яде. Не совсем в нём, — прокомментировал Герцог, но уточнять не стал.

Резано вышел с арены на своих ногах, заработав победу. Как позже выяснилось, это была пустотная отрава. Тоже особая техника, про которую Давид ничего не рассказывал, поэтому я и не разобрался сразу, в чем дело. Ну, пусть так. Главное, что Резано смог с этим справиться.

Осталось дождаться боя Халы — и можно идти отдыхать.

***

— Что будешь делать, если твоя девчонка проиграет? — спросила Кая, когда Хала вышла на арену.

— Придумаю что-нибудь, — беззаботно ответил Резано.

— Вы же с Эрано друзья не разлей вода, а с Халой у тебя любовь-морковь и не только, судя по её довольному виду в последние дни.

— Я так и думал, что ты это сразу поймешь, — вздохнул парень. — Вы ведь от нас не отстаёте. Спасибо, кстати, что уступили кровать. На ней удобнее всего.

Невозмутимости Резано позавидовали бы горы. Я хмыкнул, слушая их диалог. Кая не любила непонятки. Вместо них она предпочитала эмоции. Яркие, сильные, продолжительные. Поэтому и задавала провокационные вопросы.

— А я думала, что ты ничего, кроме своей синевласки, не замечаешь, — парировала Кая, но не особо удачно. — Надеюсь, она победит чисто, а не как ты. К следующему бою восстановиться-то успеешь?

— Должен.

Резано пусть и выглядел уверенно, но был бледнее, чем обычно, да и за поручни держался. Без них его шатало, и я на всякий случай следил за ним краем глаза, чтобы не завалился.

Хала вышла в центр арены и встала напротив крупного, угрюмого мужика. Надеюсь, Резано не придётся делать выбор.

Сзади меня послышался шум, непонятные волнения, и, обернувшись, я увидел двух наших солдат вместе с дороманским офицером.

— Ты, — указал он пальцем на меня. — Иди за мной.

Я приподнял бровь и глянул на наших.

— Посланник хочет с тобой встретиться.

— Так он же за поединками смотрит, — бросил я взгляд на парня, что сидел в почётном кресле.

— Нам сказали привести, — пожал плечами солдат.

— Это может подождать?

— Нет! — упрямо возразил дороманец.

Его я проигнорировал, продолжив смотреть на урсувайца.

— Приказ герцога, — вздохнул он. — Лучше не рисковать.

— Тогда будем идти медленно.

— Ступени здесь крутые, — кивнул понимающе солдаты. — Лучше продумывать каждый шаг.

Дороманец поджал губы, но скандал устраивать не стал.

За ними я пошёл и правда медленно, так что начало боя разглядеть успел.

Противник Халы заявился с крупным молотом. Серьезное оружие, особенно в сильных руках. Хала же выбрала… дубину.

Отмечу, что из нашей компании она самая маленькая. Я самый высокий, Кая чуть ниже Резано. При этом Хала не из тех дев, которые выглядят как мужики. Вполне себе, пусть и тренированная, но девушка, с женственной фигурой. Разве что руки чуть крупнее нужного, но это последствия неправильного развития, что мы поправили.

Возьмем стройную девушку, добавим к ней дурной характер, хорошую наследственность и особенности таланта семьи Боротор. Посыплем наставлениями мудрого наставника Эрано Экто и получим ядрёную смесь — воительницу, что способна увеличивать физическую силу за счёт внутренних таинств в десятки раз. Дубина в её случае — оптимальный выбор. Крепкое оружие, которое выдержит любые издевательства. Не знаю, кто выбирал противников, но какая-то логика в этом прослеживалась. Пусть и не всегда удачная.

Как назло, оба противника не спешили драться. Я успел заметить, как Хала собирает энергию для удара, но потом мы вышли с трибун. Чертыхнувшись, пожелал девушке удачи и легкой победы.

***

Меня отвели во дворец, в одну из комнат, где приказали ждать.

— Что думаешь об этом? — спросил я Герцога.

— Придёт, узнаем. Нет смысла раньше времени паниковать, — ответил он спокойно.

Думал я так же, поэтому приготовился к ожиданию. Словно издеваясь, посланник явился часа через два. Чувствовал я в этот момент глухую злость, не зная, чем закончился поединок.

— Твоя подруга победила, — бросил мне с усмешкой молодой парень. В руках он крутил нож — тот мелькал с поразительной ловкостью. — Так ты, значит, Эрано?

— Да, господин, — поклонился я, беря эмоции под контроль.

— Расскажи о себе. Твой бой развеял мою скуку…

Парень не договорил. Меня качнуло, я невольно шагнул вперед, посланник нахмурился, перехватил нож и…

Дух Темного Герцога вышел из меня, вырвался на свободу и влетел в мальчишку. Я выдохнул, сжав зубы от боли. Навалилась тяжесть, в глазах раздвоилось, и я перестал осознавать, что происходит. Внутри меня что-то трещало, рвалось и грозило разрушиться. Этим чем-то была моя личность, разум, внутренний мир.

Неизвестно, сколько это длилось, но, когда в глазах прояснилось, посланник лежал на полу лицом вниз. Да я и сам так лежал, пока не поднялся. Ещё и носом стукнулся, тот болел, и эта боль отрезвляла.

Понимая, что нахожусь в опасной ситуации, перевернулся и сосредоточился на ощущениях. Энергетическое тело корежило внутри, энергии гуляли хаотично. С организмом творилось сурх знает что, а мысли в голове путались.

Вот же сука.

Рука сама собой потянулась к ножу. Герцог покинул меня, в этом я уверен. Если его убить… Кая может спать спокойно.

Я почти дополз до тела, когда способность трезво мыслить вернулась.

Нет, это не сука. Это урод космических масштабов!

Если я убью посланника, мне не жить. Да никому здесь не жить!

А если кто-то увидит, что он валяется в отключке, проблем тоже не избежать. Сволочь!

В тот момент я искренне возненавидел Темного Герцога. Но и восхитился им! Мелочиться он не стал, разом решив кучу проблем. Ему остаётся перейти на земли второго порядка и начать новую жизнь, с хорошими стартовыми позициями.

А вот моя и Каи судьбы под большим вопросов. В таких делах принято зачищать свидетелей.

Может, всё же убить его?

Нет, нельзя. Сбежать не получится. Некуда. В теории можно попытаться найти Каю, прихватить ребят и… И каким-то чудом оторваться от армии, дождаться ночи, попробовать проскочить в другой мир, выжить там и найти выход, желательно в другой доминион.

Даже на словах это звучит безумно, а на деле… Как обнаружится смерть посланника, меня будут искать все. И дороманцы, и урсувайцы.

Я вздрогнул, когда тело зашевелилось. Что-то промычало, попробовало встать, подняло голову. По подбородку стекала слюна, а взгляд выглядел бессмысленным.

— Что… Что происходит… — разобрал я путаное бормотание.

Афера века происходит, вот что. Яйца у Герцога точно из чугуна отлиты. Он ведь пошёл на нешуточный риск. Захватить тело обычного ребенка — это одно, а подавить взрослого парня, воина, который с ранних лет тренировался и закалял волю — совсем другое.

Если Герцог проиграет, нам всем тоже конец. Да за такие таинства тупо всех перебьют, на всякий случай. Хотя нет. Сначала будут пытать, чтобы вызнать секреты, а потом убьют.

Так что давай, старик. С тобой хоть какие-то шансы есть договориться. Задави этого посланника, будь он неладен.

Тело парня снова обмякло, и он ударился лицом о пол. Я же поднялся, подумав, что валяться нет смысла. С каждой секундой моё самочувствие улучшалось, надо ускорить этот процесс. Что бы дальше ни случилось, нужно быть во всеоружии.

Глава 20. Пат

На то, как дерётся Хала, Кая смотрела с ленцой. Это Эрано мог сомневаться в девушке. Резано переживать за свою девчонку. А Кая нет, не волновалась. Не потому, что ей было плевать, а потому, что как раз была уверена.

При этом Кая не испытывала симпатий к синевласке. С её точки зрения, если она провалится, и парочка останется здесь, им с Эрано проще будет. Вдвоем они способны на многое. Но стоило увидеть противника Халы, сразу стало понятно, девчонка победит. Не зря же Кая её готовила. Да и достался ей тот, кого сложно назвать элитой.

Вообще, все кандидаты делились на две части. Первая — это те, на кого была сделана основная ставка. Шестеро элитных воинов с каждой стороны, что должны были принести победу. Остальные — добровольцы. Отбросы, которых здесь ничто не держало, и они были готовы уйти на ту сторону. Один из таких отбросов Хале и достался.

Сначала они кружили друг вокруг друга, а потом здоровяк решил прихлопнуть Халу одним ударом молота. Наивный. Каю бесило, что у них в отряде настолько слабая боевая единица, поэтому она не сдерживалась, когда тренировала девушку. Та либо уворачивалась и делала, что требуется, либо получала болезненные удары. Вот и сейчас она легко ускользнула. Ей бы побольше решимости, закончила бы бой одной атакой. Но вместо этого Хала осторожничала, вопреки своему обычаю, и бой затянулся.

Когда он всё же кончился, стоящий рядом Резано отчётливо выдохнул. Перенервничал парень. Несмотря на то, что это было волнение, столь сильные эмоции успокаивали Каю. Эмоции — это хорошо. Они позволяли управлять людьми и давали знать, чего от них ждать. Пик переживаний случился, когда Халу получила кулаком по лицу, но покров выдержал. Уж что-что, а защита у той была хороша.

— Расслабься ты уже, — бросила Кая парню. — Жива твоя девчонка. Разлука и тяжелые выборы пока отменяются. О другом сейчас надо волноваться.

— Эрано, — кивнул Резано, догадавшись, о ком идёт речь.

Кая промолчала. И так было понятно, что вызов к посланнику — это рулетка в чистом виде. Неизвестно, что выпадет и вернётся ли Эрано целым и невредимым. Впрочем, в него Кая тоже верила. Уж кто-кто, а её парень… На этой мысли девушка замерла и презрительно фыркнула. Её парень. Стоило несколько раз потрахаться, как включился режим самочки.

Разозлившись, Кая выкинула лишние мысли из головы. Эрано… Ну да, теперь её парень, с чем стоило смириться, уж он точно выберется из любой передряги. Остаётся дождаться его и узнать, чего хотел посланник. А дальше решать, продолжать план или бежать подальше.

Остальные бои много времени не заняли. Посланник ушёл, а значит, скоро он встретится с Эрано. На то, как Хала воркует с Резано, Кая не обращала внимания. Но когда те пошли на выход с помоста, отправилась за ними следом. Они почти дошли до своего жилища, когда путь преградили солдаты с нашивками семьи Боротор. Вперед выступил дядя Халы. Тот самый, которому она врезала.

— Хала, — обратился он вполне миролюбиво. — Поздравляю с победой. Нам надо поговорить.

— Нам или тебе? — насупилась Хала.

— Если ты больше не считаешь себя частью нашей семьи, то мне. А так — нам.

— Хм… — буркнула девушка. — Так говори.

— Не на улице же.

Кая оглядела солдат. Собраны, смотрят по сторонам, напряжены. Задумали что? Плевать. Не её дело.

— Я подожду тебя здесь, — сказал Резано.

Кая на это головой покачала. Хала сомневалась и не была готова так легко порвать связь с семьей, что бы она там ни говорила. Да и то, что у неё попросят, было очевидно. Если она уйдет на ту сторону, это шанс для семьи Боротор возвыситься.

Хала согласилась отойти. Кая же отправилась наверх, к ним в комнату, чтобы взять вещи и пойти помыться. После нескольких часов среди толпы ей хотелось смыть с себя налипшую грязь чужих эмоций.

Она не знала, что в этот момент дядя Халы применил таинство, усыпил Халу, после чего солдаты подхватили её, закинули на лошадь и повезли из города.

***

Посланник очнулся через тринадцать минут.

Встал, потряс головой, будто с бодуна пробудился, сфокусировал взгляд на мне.

— Ты… Эрано, — в его голосе сомнения сочетались с узнаванием. — Да… Я хотел… Хотел…

Пока он там формулировал, я продолжал гадать, что делать. У Герцога явно что-то пошло не по плану.

— Хотел узнать про твоих учителей, — закончил он утвердительно. — Но передумал спрашивать? — задал он сам себе вопрос.

Кажется, начудить Герцог всё же смог. Если посланник свихнётся, эта будет ничуть не лучше, чем если он умрет. Я бы сказал, что тогда его надо прикончить, если бы не опасался, что боевые навыки сохранились. Пусть тогда он лучше на кого-то другого нападет, когда я далеко буду.

Повезло ещё, что общались… Хотя общением это назвать нельзя… Мы наедине. Никого не было, никто не подслушивал — я это первым делом проверил.

— Это нужно обдумать, — поделился посланник и завис.

И вот что делать? Борьба за тело не закончилась, походу, но кто победит?

***

— Что происходит? — спросил Сарко Тон, оглядываясь.

Находился он в чистом поле, на котором росли странные деревья, оплетенные бусинами. Сарко был уверен, что только что находился совсем в другом месте, но потом… Потом что-то случилось.

Перехватив было по привычке серебряный нож, он приготовился к бою, и противник не заставил себя ждать. Откуда ни возьмись вылетели черные сети. Сарко ударил наотмашь, но хорошо знакомые таинства не сработали.

В один миг он был пленен, скручен, а нож выпал из рук. Как тот развеялся, Сарко не увидел. Он пытался выбраться и крутил головой, выискивая противника.

— Лучше не сопротивляйся, — прозвучал чужой голос. — Это бесполезно.

Следующий удар заставил сознание Сарко померкнуть.

***

— Эрано…

Голос прозвучал с хрипотцой и заставил меня вздрогнуть.

— Господин? — спросил я неуверенно, не понимая, с кем говорю.

— Это я. Сколько прошло времени?

— Чуть больше чем полчаса.

— Не так плохо…

Взгляд парня прояснился, и Герцог-посланник осмотрелся.

— Как прошло?

— Не без проблем. Не хватило смелости убить меня? — оскалился Герцог.

Было странно слышать его не в голове у себя, а видеть перед собой, в теле молодого парня.

— И в мыслях не было.

— Не ври. У тебя был шанс. Сейчас тоже есть. Я в плохом состоянии.

— Старик… — я запнулся, но потом решил забить. Старик, он и есть старик, в любом теле. — Ты это говоришь слишком уверенно. Мы оба знаем, что убить тебя в этом теле я не могу.

— Ты мог бы рискнуть. Но не рискнул, а значит, твоя разумность и осторожность победили.

— Что дальше?

Здесь и сейчас у меня не было козырей, чтобы давить и самому рулить ситуацией. Теперь, захватив это тело, старик получил власть надо мной. Как и надо всем доминионом, чего уж. Одно его слово, жалоба семье — и случится бойня.

Сделать я с этим ничего не мог. У меня нет знаний, которые позволяют без помощи Эара и его храма перейти в другое тело. Возможно, в этом могли как-то помочь пустые таинства, но из того, что я знал, даже наметок не было, каким образом.

— А дальше… — старик-парень замолчал и завис на пару минут. — Сложно это, брать тело под контроль, — пояснил он, когда пришел в себя. — Раз уж до драки не дошло, предлагаю продолжить союз.

— Внимательно слушаю.

Не вполуха же ему внимать.

— На новом месте мне потребуются союзники, пусть и из самого низа. Мало ли какая-то ситуация сложится. Взамен я помогу вам обрести свободу и самостоятельность.

— Старик… Как к тебе хоть теперь обращаться?

— Сарко… Меня зовут Сарко. Надо привыкнуть к этому имени. Тебе тоже. Больше никаких стариков, — сказал он повелительно.

Чем изрядно меня напряг. Дорвавшись до власти, как далеко Герцог решит зайти?

— Хорошо, — ответил я, не собираясь начинать конфликт. — Сарко.

— Господин Сарко Тон, с поклоном — на людях обращайся только так, иначе не поймут, — сказал он с нотками усталости в голосе.

Казалось, Герцог ведет внутреннюю борьбу. Или скорее впопыхах старается разобраться в чужих воспоминаниях. По себе знаю, что процесс это сложный, с кучей нюансов, и есть все шансы потерять часть памяти. Что в скором времени неизбежно приведет к проблемам.

— Как скажешь, Сарко. Но за дурака меня не держи. Все козыри у тебя на руках. Мы, выходцы из отсталых земель, никак тебе помочь не сможем.

— А вот здесь ты ошибаешься, Эрано. Твой дар видеть тайное и скрытое, понимать суть вещей — это великое подспорье. Ты сильно недооцениваешь эту способность. Я и сам смогу разобраться с тем, с чем столкнусь, но с тобой будет быстрее.

— Где мои гарантии, что ты не предашь?

— Нет гарантий. Но я не давал повода мне не доверять.

Это трудно признать, но старик прав. Единственный наш конфликт — это борьба за тело. Сейчас, когда он перешёл в другое тело, конфликт исчерпан. Вот только смущает, не захочет ли старик подчистить концы. Убей нас — и никто никогда не узнает, кто он такой на самом деле.

— К тому же у тебя нет выбора. — усмехнулся старик, всё больше и больше беря тело под контроль. — Как ты объяснишь своим внезапное изменение решения? Кая почувствует, если соврешь. А так с турника соскочить не получится. Если проиграешь, Кая в это тоже не поверит. Да и не хочет она оставаться здесь. Так как поступишь, Эрано? Доверишься человеку с настолько темной репутаций? — подался он вперед и заглянул мне в глаза, рассмеявшись.

Я подсознательно ждал старческого, каркающего хохота, но это был утонченный, юношеский смех. Звонкий и чистый.

— Время подумать у меня ещё есть, — ответил я. — Пора бы и разойтись. Иначе подозрения вызовем.

— Ты прав. Можешь идти. А я пока здесь посижу.

***

За дверью стояли солдаты. Дороманцы и урсувайцы, по два человека с каждой стороны. Дороманцы смерили меня подозрительными взглядами, а наши… Они тоже встретили не особо дружелюбно и велели идти за ними.

Один факт того, что я ожидал, будто меня проводят на выход, говорил о внутреннем раздрае. Какой выход, о чём я? Интерес посланника к рядовому солдату — событие, мимо которого власть придержащие люди не могли пройти. Вели меня к герцогу.

Далеко идти не пришлось. Герцог ждал здесь же, во дворце.

Не первый раз вижу этого мужчину и до сих пор мнение о нём не составил. Выглядит он простовато. Если сравнивать с Кристианом — тот как гора мышц, воплощение физической мощи. Герцог же смотрится как обычный дядька, пусть и с короной на голове. В которой он был всегда, когда попадался мне на глаза.

Волосы были с завитушками, каштанового, темного цвета. Щёки выдавали любовь к алкоголю и еде. Сам он казался пухлым, но при этом не выглядел толстяком. Скорее как воин, когда-то способный удивить развитым телом, но позабывший те времена. Главное, что его отличало — это умные глаза.

Встретились мы в просторной комнате с большими открытыми окнами с видом на сад. Герцог сидел за столом и вкушал фрукты. Что-то спелое, сочное и красное. Когда я вошёл, он как раз укусил плод, брызнул сок и потёк по его бороде.

— Ваша светлость, — поклонился я.

— Юный Эрано, — посмотрел он на меня.

Посмотрел и замолчал. Продолжил есть фрукты, молча разглядывая. Уж не знаю, что он там себе думал, но этот акт психологического давления меня ничуть не впечатлил.

Странное же дело. Темный Герцог и правда ничего плохого мне не сделал. Знаниями поделился, выгодную сделку предложил. Как я ни крутил ситуацию в голове, видел лишь, что получаю один прибыток. При этом меня не покидало чувство, что я хожу по острию ножа в пещере у свирепого монстра, который способен убить меня в любой момент.

Я никак не мог отделаться от этого чувства, сам не знаю почему. Может, потому что восхищался тем, как Герцог всё провернул? Он десятки лет назад замыслил гениальную аферу, открыл путь к перерождению, собирался начать всё сначала и… Чуть не проиграл, по злой иронии попав в одно тело с ловцом знаний. Точнее, на тот момент он проиграл. Но старик не сдался, восстал, составил новый план, отказался мстить и выбрался из ситуации с большим прибытком. Из того, что я знаю, кандидатура посланника, если он полностью захватит его тело и разум, наилучшая из возможных.

Превратить поражение в столь громкую победу, обмануть всех и сорвать большой куш — разве это не достойно восхищения? Разве это не показатель его гениальности?

Поэтому я и боялся. От такого игрока сбежать не получится, и, если он замыслил в отношения меня и Каи что-то дурное, плохо дело.

А ещё меня пугала его готовность меняться. Если его история не ложь, то изначально стариком управляла жажда мести. Иначе не объяснить, почему он выбрал именно это тело и зачем так подставился. Ведь конфликт с Кристианом — очень опасное дело. Но что я вижу? Старик сам отменил условие убить Изгоняющего. Сам признал, что пока не тянем.

И вот это пугало вдвойне. Если человека ведут сильные эмоции, это опасно, но легко просчитывается. Если же он способен отказаться от своих обид, то от него можно ждать чего угодно.

Гениальность и непредсказуемость. Гремучая смесь.

А что герцог урсувайский? Да его даже герцогом с маленькой буквы называют. Он тоже умен, но часть его силы и власти базируется на Кристиане. Безусловно, он для меня смертельно опасен, но всё равно после Темного Герцога я не могу его бояться в полной мере. Так, чуть-чуть опасаюсь.

— Чего хотел посланник? — наконец заговорил герцог.

Его медлительность раздражала, и, надеюсь, он не владеет эмпатией, как у темных практиков.

— Узнать, кто мои учителя.

— Что ты ему ответил?

— Рассказал.

А что тут ещё скажешь? Посланник не та фигура, которой можно что-то не ответить.

— Перескажи, что именно он спрашивал и что именно ты отвечал.

Хорошо, что у меня было время подготовиться к этому разговору. Пока старик в новом теле в отключке валялся, пока герцог молчал и разглядывал меня — я продумал план разговора и выдал обычную сказку, приправив своими впечатлениями.

Казалось, герцог слушает вполуха. Ему было неинтересно, о чем мы там говорили. Точнее, интересно, но, когда я обозначил основную тему, этот интерес поугас. Что-то другое герцога волновало, и я бы поставил на то, что он банально меня изучает.

Разговор так ничем и не закончился. Я рассказал выдуманную историю, и меня отпустили.

***

До жилища нашего я так и не дошёл. Кая встретила меня раньше, прямо у выхода с территории дворца. Спрыгнула с крыши, напугав проходящую мимо женщину. Стражники-дороманцы посмотрели на девушку недобро, но конфликт устраивать не стали.

— У нас проблемы, — сказала Кая.

— Что случилось?

— Если кратко, то родня захотела пообщаться с Халой, отвела её в сторонку, а дальше, видим, о оглушила и потащила на выход из города. Я в этот момент наверх поднялась. Резано же что-то заподозрил, пошёл проверить и был избит солдатами Бороторов. Ему хватило ума найти меня, предупредить и только после этого отправиться в погоню.

Кая это рассказывала будто скучную байку. Я же хмурился всё сильнее, чувствуя, как нарастает головная боль. Ещё и это разгребать.

— И ты отправила Резано одного, — резюмировал я.

— Не я отправила, а он сам отправился, — поджала губы Кая. — Если ты забыл, он взрослый мальчик, а она взрослая девочка. Должна сама разобраться с семьей, а не позволять себя воровать.

Звучало как бред, конечно. С чего бы Бороторам похищать Халу? Это просто нелогично. До этого позволяли ей в армии находиться, а сейчас что изменилось? Разве что дядя Халы затаил обиду, после того как она его вырубила.

Про то, что семьи разные бывают и не Кае говорить про проблемы с родичами, я промолчал. Ситуация такая, какая есть. Раз девушка сочла, что лучше предупредить меня, значит, будем исходить из этого.

— Замяли. Ты со мной?

— Конечно, я с тобой, — фыркнула Кая. — Ты-то у нас то ещё бедствие, за тобой пригляд нужен.

Я приподнял бровь, показывая неуместность веселья, но Кая проигнорировала меня. Может, она и права. Халу родичи точно не убьют.

— А ты не думала, что их попробуют устранить, когда будут переходить через горы? Чтобы избавиться от претендентов.

— Конечно, думала. Нас тоже попытаются убить. Я бы даже сказала, что это неизбежно.

— Тогда надо поспешить. Давно это случилось?

— Почти час назад.

Проклятые герцоги. Один сначала задержал, потом второй. А тут вон какие дела творятся.

— Тогда побежали.

— Расслабься ты. Я дала Резано кое-что, что приведет меня к нему.

— Хорошая новость, — обрадовался я, что хоть в этом проблем не будет.

— Идем по крышам. Так быстрее будет. — Кая с места запрыгнула наверх, чем вызвала новую порцию недовольства дороманцев, косящихся на нас.

Глава 21. Погоня

Хала очнулась в телеге, скованная цепью, в уши било размеренное постукивание колес. Голова болела. Чем бы её ни приложили, это давало о себе знать.

— Какого хрена вы меня связали, дебилы?! — завопила она во всю мощь легких, давая волю эмоциям.

Послышался шум, крик, приказ остановить телегу — полог открылся, в просвете показалась голова дяди. Чтобы увидеть и остальную часть дорогого родственничка, Хале пришлось извернуться и приподняться на локтях.

— Ты чего разоралась? — посмотрел мужчина сердито. — Эти горы ещё не принадлежат нам. Хочешь беду накликать?

— Беду накликал ты, старый маразматик, когда похитил меня! — прорычала Хала и дернула руками, отчего цепи зазвенели.

— Успокойся. Это делается для твоего же блага.

— Да, конечно!

— Тише! — разозлился мужчина. — Если заткнешься и начнёшь вести себя нормально, я расскажу, почему так поступил.

Хала собиралась высказать ему всё, что думает, но прикусила губу.

— Семья согласна на твой брак с Ветиосом, — зашёл с козырей дядя.

— Чего? — Хала разом растеряла весь свой пыл.

То, что об их связи стало известно, девушку не удивило. А вот то, что семья приняла какое-то решение для себя и дала разрешение на брак… с Резано… Это был как гром среди ясного неба.

— С чего бы это? — спросил Хала, справившись с первой растерянностью.

В то, что родственники отнеслись к ней по-человечески, а не решили использовать в своих интригах, она не поверила ни на секунду. Когда хотят по-нормальному, не похищают.

— Всё уже согласовано, — поделился дядя тоном человека, который выдаёт что-то очень важное, что должно прямо сейчас изменить мнение Халы. — Герцог дал добро. Резано назначат главой своей семьи. Он официально отдаст половину имущества герцогу, а вторую половину — нам. Это будет нашей наградой за то, что поддержали трон, — победно усмехнулся мужчина, будто провернул сделку века.

— Дядя… — медленно проговорила Хала. — То, что получит семья, я поняла. Но мне-то какое до вас дело? До тех, кто всегда смотрел на меня свысока и хотел лишь подчинить.

— Хала, — устало сказал дядя, — пора взрослеть. Семья бы никогда не одобрила ваш союз, если бы не это. Если не получится решить вопрос миром, герцог заберет себе всё, а мы останемся с носом и сами будем в этом виноваты!

— Это ваши проблемы, а не мои, — упрямо ответила девушка.

— А что ты хочешь? — спросил мужчина. — Что тебе ещё надо? Играй в свою любовь, живи спокойно.

— Дядя, ты что, держишь меня за дуру? Думаешь, я не понимаю, что как только вы получите имущество Ветиосов, нас с Резано сразу же задвинут как можно дальше?

— У тебя всегда были дурные амбиции, — покачал головой мужчина и задернул полог.

Раздался его крик, и повозка двинулась с места.

Хала с минуту обдумывала ситуацию. Эта история не могла быть так проста. Их семья никогда не славилась военным могуществом и выдающейся силой отдельных членов. Торговцы, политики. Да, у них было своё войско, но с неба звезд они не хватали.

Да и как-то странно это. Сначала Эрано дают установку, чтобы он уходил в чужие земли. А потом их собираются разлучить, и в этом замешан герцог. Хала нутром чуяла, что история сложнее, чем рассказал дядя. Тот был не самым умным человеком, поэтому его легко могли обдурить.

В любом случае Хала не собиралась играть под чужую дудку.

Ей связи руку за спиной — надели кандалы из металла. Так же зафиксировали и ноги. Подергавшись, Хала убедилась, что просто так не выбраться. Извернувшись и выгнувшись, она смогла перевести руку вперед, в этот момент костеря про себя Эрано и Каю, которые издевались над ней, давая различные растяжки. Без этого Хала сомневалась, что смогла бы выбраться. Когда руки оказались впереди, девушка обхватила цепь на ногах. Сконцентрировавшись, она дернула цепь, та натянулась и началась растягиваться. Усилив давление, Хала добилась того, что кандалы порвались.

Повозка тут же остановилась, и Хала немедля прыгнула вперед, пробила полог и оказалась на дороге.

Прямо перед ней стоял солдат на лошади. Он собрался ткнуть её тупым концом копья, но Хала схватила оружие и дернула на себя. Всадник полетел вперед, но его ноги застряли в стременах, и он повис. Перепрыгнув через лошадь, Хала бросилась к ближайшим скалам, где её не смогут догнать верхом.

Именно в этот момент лучники дороманцев накрыли отряд залпом стрел.

***

Ветиосы и Боротор — как кошки с собаками. Их отношения никогда не перерастали в войну, но и ничего теплого между ними не было. Интриги, борьба за влияние, взаимное недоверие, формировавшееся столетиями.

Может, в этом причина, а может, в том, что Резано в принципе не понравилось, что его женщину куда-то уводят, но факт есть факт, молодой Ветиос к отряду Бороторов отнёсся с большим подозрением.

Их солдатам выделили несколько домов. Туда дядя Халы и повёл девушку. Резано хотел было двинуться следом и держать её в поле зрения, но солдаты преградили путь.

— Это закрытая территория, — сухо ответил один из них.

— Действительно, — хмыкнул Резано и отошёл в сторону.

Его выдержки хватило на минуту. После чего он сделал вид, что отходит, но на самом деле обогнул здание, взбежал по стене и забрался на крышу. Где уселся в позу для медитации, чтобы обострить чувствительность. Пустые таинства способствовали её развитию. Как и тренировки с Эрано, когда тот учил двигаться по вражеской территории и выискивать противника.

Но, как бы Резано ни напрягался, Халу он обнаружить не смог. Это было ненормально. После всего случившегося девушка стала для него тихой гаванью. А ещё тем, что развило его паранойю. Почему-то Резано постоянно беспокоился за неё, что привело к развитию аномальной способности ощущать её на расстоянии.

В этот же момент Резано ничего не ощутил. Мысли замелькали в его голове. Он вспомнил всё, что знал о дяде Халы. Вспомнил, как та ударила его. Он был не тем человеком, который простил бы такую выходку. Вспомнил и другие обстоятельства. Картина ещё не сложилась в голове, а парень уже осознал, что Халу по какой-то причине собираются вывести из города.

Маловероятно, что убить, но в тот момент Резано действовал больше на инстинктах, чем повинуясь рассудку. Он просто понял, что его женщину куда-то принудительно уводят и что этого допускать никак нельзя.

Приняв эту мысль, Резано вскочил и собирался бежать в сторону выхода из города, но на крышу влетела троица солдат Бороторов.

— Куда-то собрался? — спросил их командир.

— Уйдите с дороги, — холодно произнёс Резано.

— А то что? — с презрением спросил солдат и создал вокруг себя вибрацию. — Выпустишь призрачную руку, калека? Тебя приказали задержать. Бить не будем, если успокоишься.

— Куда везут Халу?

— Домой, — на удивление солдат ответил. — Не усугубляй, и всё будет хорошо.

— Не я это начал, — покачал Резано головой и сорвался с места.

Он и правда выпустил призрачную руку. Только не одну, а сразу три. Они удлинились, обогнули того, что с вибрацией, и молниеносно атаковали двух остальных.

Не сработало. Солдаты знали о его способностях и сместились за спину офицера. Тот расширил вибрирующий покров и разрушил руки. Точнее, они сами разрушились, потому что Резано прекратил их подпитку и бросился в другую сторону.

Оттолкнувшись, он собирался перелететь на соседнюю крышу, но не тут-то было. Что-то захлестнуло ему ногу, дернуло — и Резано полетел вниз. Путы натянулись, и, не достигнув земли, парень врезался в стену, приложившись о неё лицом и повиснув вниз головой, подвязанный за одну из ног. Скосив глаза, он увидел связывающее таинство.

Хватило одного удара призрачной рукой, чтобы разрушить его, но солдаты уже спрыгнули вниз и снова его окружили.

— Ты сам захотел по-плохому, — оскалился офицер.

Чтобы биться против троих, нужно иметь веские аргументы. Они у Резано имелись. Но он не знал, чего ждать от этих солдат. А они, мало того что были элитными воинами, ещё и знали его повадки.

Резано атаковал толчком, но один из солдат легко блокировал его. Атаковал призрачной рукой — и снова ноль толку. Шутки и правда кончились. В один момент Резано подсекли ноги, повалили и принялись избивать.

— Хватит с него, — вскоре приказал офицер, — Пусть здесь полежит, подумает.

Когда они ушли, Резано с трудом поднялся. Харкнул кровью, оценил ситуацию и побрел в сторону их жилища. В тот момент его эмоции сжались до одной тугой точки. Он признал, что сам не может справиться с проблемой, а значит… Значит, надо позвать друзей.

***

— Ты что, споткнулся, однорукий? — в привычной манере встретила его Кая, когда Резано поднялся в их жилище.

— Халу забрали.

— Кто? — удивилась девушка.

— Родичи.

— А, тогда нестрашно, — новость она восприняло буднично.

— Эрано не вернулся?

— Пока нет.

— Тогда как вернётся, передай ему, что я за Халой ушёл.

— Хм… — девушка нахмурилась. — Одни проблемы из-за вас, — сказала она осуждающе, призвала кусочек темноты и передала Резано. — Держи. Так мы найдем тебя. Не знаю, какой толк от тебя одного в горах, но ты ведь всё равно попрешься?

— Халу нужно вернуть до утра. Иначе она пролетит с турниром.

— И тогда тебе придётся делать выбор, что важнее, — покивала Кая. — Ну да, ну да.

Резано внутренне поморщился. В тот момент он ощущал собственное бессилие, и это ему не понравилось. Можно сколько угодно скрывать это от себя, но он только что не смог защитить собственную женщину. Уступил каким-то рядовым солдатам. Это было недопустимо. Если он с такой мелочью справиться не может, то куда ему идти в земли второго порядка. Ещё и Халу тащить туда.

Коря себя за слабость, Резано отправился к воротам, ведущим в город. По пути он увидел стойбище, заглянул туда и, заплатив золотыми урсами, раздобыл себе коня.

***

— Опоздали, — выдохнул я, когда увидел разрушенную телегу и убитых солдат.

— Не вижу тел Резано и Халы. Они могли уйти. Да и будь иначе, если бы их убили, мой поводырь развеялся бы.

Сказала Кая это на ходу. Задерживаться мы не стали. След Резано вёл в сторону от города. Плохо, потому что, будь у них фора, они бы двинулись к нам навстречу, а не от нас. Значит, за ними погоня, и их прижимают.

Чувствуя, как время заканчивается, я постарался ускориться ещё больше, не теряя бдительности. Сейчас нарваться на засаду было проще простого.

Звуки битвы услышали минут через десять. А следом и дороманцев увидели. Они рассредоточились вокруг подъёма на скалу. Грохот же порождал падающие сверху камни. Узнаю почерк Халы. Именно она отламывала куски породы и швыряла их вниз.

— Кажется, успели, — сказала Кая. — Что делать будем?

— Убьем всех.

Как будто есть другие варианты.

Всего я заметил восьмерых дороманцев. Обычно они группами по десять человек ходят, и либо двое погибли, либо заходят с другой стороны.

Когда мы подошли, вся восьмерка находилась внизу. Но долго ждать они не стали, четверо остались, а остальные разделились и разошлись в стороны. Хала с Резано находились на высоте где-то двадцати метров почти отвесной, крепкой скалы. Такая не осыплется, по ней бегать одно удовольствие. Позицию они заняли не идеальную, но достаточно хорошую. Будь ты хоть сто раз практик, но если поймаешь булыжник грудью при подъеме, то полетишь вместе с ним, и мало какой покров от этого спасёт.

Каю долго упрашивать не пришлось. Она создала копье из темноты, усилила эмоциями, а я призвал силу оружия и добавил внешних энергий. Раньше мне такой трюк давался с трудом, но сейчас я даже не задумался, что это ненастоящее и чужое копье. Просто сделал, потому что так надо было.

Ни у кого из дороманцев проявления внешних сил я не заметил, что внушало надежду. Наш снаряд они так до последнего и не заметили. Копье угодило в спину тому, кто больше всего походил на офицера.

На этом его жизнь и закончилось. Сначала разнесло покров, а за ним и тело. Взорвавшись, общее таинство раскидало и остальных.

— Ух, хорошо зашло, — возликовала Кая.

Когда видишь подобное, понимаешь, ради чего были все эти изматывающие тренировки. Исключительно ради того, чтобы безжалостно доминировать на поле боя.

Успехом Кая упивалась, сорвавшись с места. Она двинулась в сторону троицы… А нет, уже двоицы. Сверху прилетел камень, да так удачно, что расплющил дороманца. Остальные двое, пока вставали, дали Кае время приблизиться. С ними она сама разберется, а я побежал вслед за правой двойкой.

Нападение они разглядеть успели, но всё равно продолжили путь наверх. Того, что был снизу, я подбил темным лезвием. А второго снял броском копья. И если темное лезвие воин пережил, лишь сорвался и проскользил вниз, то копье пробило дороманца насквозь.

Не перестаю удивляться тому, насколько внешние таинства сильнее обычных.

Потянув копье волей, атаковал оставшегося бойца. Он отпрыгнул в сторону, увернулся, но замедлился и дал мне время добраться до скалы. После этого он подставлять спину не рискнул и замер, стоя параллельно земле.

Стоило мне запрыгнуть на скалу, как он топнул ногой, и камень подо мной пошёл волной. Если бы я чего-то такого не ожидал, упал бы и подставился. А так прыгнул в сторону и побежал прыжками, заранее чувствуя, куда будет нанесен удар.

Мимо дороманца я промчался, не сбавляя скорости. Чиркнул его копьем по шее, пробил покров и побежал дальше. Раненый же полетел вниз. Ему метров десять падать. Если не убьется, то в бой вступить точно не сможет.

Наверх я забрался секунд на десять позже, чем последняя двойка дороманцев, что бежала по левой стороне скалы.

Застал я развязку боя. Хала применила выброс силы и отправила дороманца в далёкий полёт. Резано же схватил своего противника призрачной рукой, но до того, как успел убить его, дороманец пропорол его покров, а следом и тело мечом.

Я сам не понял, как оказался рядом. Снёс голову противнику, вытащил меч из раны и прижал к ней ладонь.

— Ты как раз вовремя, — улыбнулся Резано и осел на землю.

— Аристократов не учат не давать пробивать себя мечом? — зло спросил я, помогая другу опуститься на землю.

— Резано! — Хала заметила, что случилась, и подбежала к нам. — У тебя рана!

Иногда Хала бывает до жути наблюдательна.

— Травы не взял с собой? — спросил я, не увидев привычной сумки.

— Позабыл.

— Тоже мне, воин.

Я оторвал край рубахи и перевязал ему рану. К этому моменту и Кая подоспела.

— Не знаю, сколько вы тут прохлаждаться собираетесь, но к нам спешат ещё два отряда дороманцев.

Беда не приходит одна.

То, что Резано не сможет бежать, было ясно как день.

***

Великой битвы не случилось.

Дороманцам потребовалось около минуты, чтобы добраться до нас. Мы втроем, пока Резано отлёживался и в себя приходил, ещё минут на пять их задержали.

А там два десятка наших пожаловали, с Галадом во главе. Он, конечно, не Кристиан, но тоже показал, что на голову выше элитных солдат.

Бой вышел коротким и яростным. В смысле избиение. Урсувайцы прошлись по дороманцам, да так, что на нашу группы врагов не осталось.

— Эрано! — прокричал Галад. — Спускайтесь!

— У нас раненый! — предупредил я, разглядывая то, как солдаты споро обыскивают убитых. Галад привёл с собой защитников, и мародерством они не гнушались.

— Сами спустите, или помощь нужна? — прокричал в ответ офицер.

— Сами.

Никто к нам не спешил и не было видно, что солдаты внизу беспокоятся о том, что мы сбежим.

— Ты уверен в них? — спросила Кая, почувствовав мои сомнения.

— Нет, но выбор отсутствует.

Хала на это не обратила внимания. Кружила вокруг Резано, который слабо улыбался, пытаясь её успокоить.

Парня я спустил лично, держа на руках и шагая по стене задом наперед.

— Не думал, что наши отношения зайдут так далеко, — попытался он пошутить.

— Я ведь и уронить могу.

— Молчу.

Как спустились, Резано погрузили на лошадь. Тех оставили недалеко от места битвы и к нашему появлению привели. Мы же трое пошли пешком. Галад позвал меня и отвёл в сторону.

— Рассказывай, — приказал он.

Я изложил ту часть истории, что знал. В этом деле мне скрывать было нечего.

Сам Галад ничего не сказал. Молча выслушал и отпустил. Но я не успокоился. Отозвал Халу и переговорил с ней отдельно. Девушка выдала все, что знала.

— Странно всё это. И дядю жалко, — шмыгнула она носом. — Он ведь погиб?

— Никого живого я не видел у телеги, — сказал я прямо.

— Он хоть и дурак, но гибели не заслуживал. Что теперь будет? — посмотрела она мне в глаза. — Резано храбрится, но рана серьезная, он минимум на пару дней выведен из строя, а завтра турнир.

— Не беспокойся, я разберусь. Иди пока к нему.

Галад повёл отряд мимо повозки, и вскоре мы убедились, что дядя Халы мертв. Тела забрали. Возвращались в гробовой тишине, хотя я пару раз заметил, как мелькают дороманцы. Им хотелось нас убить, но они почему-то не рискнули попробовать.

В городе нас довели до дома и оставили в покое. Охрану если и приставили, то сделали это незаметно. Резано вместе с Халой отправились к лекарям, а я утащил Каю в укромное место и пересказал ей, что узнал.

— Значит, имущество Ветиосов отходит Бороторам на добровольной основе, — сказала она задумчиво. — Не понимаю, если честно. Зачем такая сложная схема? Герцог в своём праве. После мятежа, он может делать с семьями предателей что угодно. Ему не нужно официальное оформление документов.

— Вот и мне показалось, что что-то здесь не так, — кивнул я.

Законы герцогства я успел изучить. На аристократов тоже насмотрелся. Но некоторые вещи прошли мимо меня, поэтому я и хотел услышать мнение Каи. Что она, потомственная аристократка, скажет по этому поводу.

— Если дело не в поводе, то в другом. Наградить верных соратников можно и так. Получается… Я не вижу других причин, кроме как оставить Халу и Резано здесь.

— Что вдвойне странно, после того как нам почти прямо сказали валить отсюда.

— Тебе ведь Церен это сказал, да? — задумалась Кая. — У него может быть другое мнение, не как у герцога. И действовать он мог по своей воле или по указке Кристиана.

— Ты хочешь сказать, что Церен или Кристиан хотят, чтобы мы свалили, а герцог — нет?

— Нет, не так, — посмотрела Кая на меня сердито. — Все они хотят, чтобы мы с тобой свалили. Но герцог ещё хочет заполучить рычаги давления на тебя. Семьи у тебя нет, ты никак не привязан. Кроме друзей.

— Ах вот оно что, — дошло до меня.

Общая картина наконец-то сложилась. Теперь и вопросы герцога стали понятны. Хотел изучить меня, чтобы понять, как управлять.

— Если это так, то герцог победил, — сказала Кая. — Резано ранен и завтра продует на турнире. Хала останется с ним. Будешь ли плясать под дудку герцога, когда над твоим другом нависнет угроза — время покажет, но факт есть факт, эти двое остаются здесь.

— Если только…

— Эрано! — возмутилась Кая. — По твоим глазам вижу, что ты задумал что-то очень плохое!

— Дороманцы же пытались избавиться от претендентов.

— И что? — нахмурился Кая.

— Так почему бы нам не вспомнить, на кого нас обучали?

— Предлагаешь их убить?

— Да.

— Я бы предпочла найти мягкую кровать и оседлать тебя, но и утопить этот город в крови тоже неплохая перспектива.

Разве не чудо у меня девушка?

Глава 22. Ночная операция

Стоило нам сделать шаг в направлении той части города, где жили дороманцы, как чужие руки опустились нам с Каей на плечи.

— Куда это вы собрались, детишки? — спросил вкрадчиво Церен.

Кая резко уклонилась, врезала Скрытному локтем, но тот сместился в сторону, перехватил её, дернул и повалил на крышу.

— Тише, тише, — выставил он ладони перед собой. — Эрано, научи свою женщину манерам.

— Чего вам, наставник? — несколько грубо спросил я.

— Да иду я мимо, слышу ваш разговор, как задумали что-то нехорошее, дай, думаю…

— Помогу?

— Сначала хотел вас запереть под замок, чтобы не начудили, но потом передумал. Удиви меня, Эрано. Как же ты собираешься искать кандидатов в этом городе, с учётом того, что их охраняют и шуметь нельзя?

— Наблюдение, если потребуется, допрос.

— По жесткому варианту собрался пойти?

Я задумался, насколько готов поднять действительно серьезную бучу. А почему нет, собственно? После того как Темный Герцог переселился в посланника, угрозы с этой стороны нет, а значит, какой-то шум в городе нам простят. Особенно если останемся незамеченными.

— Да вот смотрю на вас, наставник, и понимаю, что вы знаете, где сейчас нужные цели.

— Знаю, — не стал отрицать Церен.

К этому моменту Кая поднялась и с грозным видом похрустывала костяшками. Только вот на это мастер не обратил никакого внимания. Словно и не было здесь девушки. И это её взбесило, вон как глаза опасно сощурила.

— Тогда, может, упростите нам всем жизнь?

— А мне что за это будет? — спросил Церен.

— Что хотите?

— Будешь должен. Ты в курсе, что если подняться на той стороне, то будет возможность вернуться?

— Навсегда или временно заглянуть?

— Второй вариант. Как-то же люди торгуют.

— И вы хотите…

— Чтобы ты разузнал, что там и как, а потом рассказал нечто действительно важное своему любимому наставнику.

— Договорились.

Договор настолько условный, что не вижу в нём никакой проблемы.

***

С появлением Церена задача упростилась. Сам он отказался участвовать, но на это я и не надеялся.

— Ты уверен, что хочешь это сделать? — спросила Кая, когда мы наблюдали за нужным домом, в котором, если верить наставнику, сидели двое из списка.

— Не вижу причин отступать.

— Причины две. Первая — мы спокойно можем уйти и сами. Вторая — все авантюры, в которые втягивал нас Церен, заканчивались плохо.

— Первое не принимается, а второе аргумент, да.

Насколько я понимал Каю, она не отказаться хотела, а решимость мою проверить. С которой был порядок.

— А ты уверен, что действуешь в интересах друга? — вкрадчиво спросила Кая. — А не из-за своего эгоизма?

— Хочешь сказать, что это мне надо тащить этих двоих на ту сторону?

— Не хочу. Прямо говорю. Так и есть, — уверенно заявила Кая.

— Того, что они сами изъявили желание, ты не учитываешь?

— У меня большие сомнения в том, сколько искренности в их словах. Резано ладно, увязался за тобой, и у него здесь нет будущего. Но с Халой-то иначе. Она выросла, набрала какую-то силу, вернётся домой и, если не будет вести себя как дура, займет нормальное место. Куда лучше, чем то, что ждёт нас.

— Участь рабов?

— Ага.

— Хм… Думаю, ты ошибаешься. Дело не только в моём эгоизме. Просто таков наш путь. Идти вперед. А вместе мы с любыми трудностями справимся.

— Ну-ну, — из Каи так и сочился скептицизм.

— Да ладно тебе. Признайся, что тоже привязалась к ним и где-то глубоко внутри не против их компании.

— Иди ты! — возмутилась Кая и стукнула меня кулаком в плечо.

***

Этот город мог удивить в первый раз, когда привык бегать по дикой природе, а тут внезапно попал в цивилизацию. Пожив же здесь, пусть и всего несколько дней, понимаешь, что город быстро приелся и навевает скуку своим однообразием. Если бы не каменные дома, я бы назвал это место скорее большой деревней.

Когда сюда явилась армия урсувайцев, нам выделили левую треть города — всего пару кварталов, куда триста человек набились под завязку. Казармы дороманцев располагались в другой, противоположной стороне. Сам я лично не видел, но в разговорах солдат мелькало, что из армии в городе человек сто, а остальные — обычная стража. По уровню силы такие блюстители порядка ниже ветерана или около того — совсем не грозная армия.

Но это лишь видимая часть. Была и другая, скрытая. На это Церен намекнул, что могут быть сюрпризы. Которые я сейчас и наблюдал.

Нужный дом был в три этажа. Шире, чем остальные. Самое смешное, что это место не крепость или что-то, подходящее для обороны, а смесь бара и борделя. Вот она, настоящая цивилизация.

— Сколько насчитал? — спросила Кая.

— Вокруг крутится десяток стражников. Патрулируют улицы. В течение минуты их ещё пара десятков сбежится.

— Это ерунда.

— Внутри неизвестное количество противников. По словам Церена, там находятся двое тех, кто нам нужен, но также может быть сотня головорезов.

— Сотня в этом домике не поместится. Разве что штабелями укладывать.

— Вдруг там подземный этаж есть.

— Хм… Ты серьезно? — спросила Кая, не отвлекаясь от наблюдения.

— Нет.

Я уже успел разобраться, как проходит турнир. Участники делились на две категории: то, на кого делалась основная ставка в борьбе за город, и те, кто записался сам. Это могли быть как серьезные воины, так и посредственности, желающие рискнуть и отправиться в чужие земли. Конкретно сейчас мы охотились на посредственностей. Банально потому, что наша задача — сократить число участников, чтобы Резано, а в идеале и Хала, победили автоматом. Это первая причина, а вторая — главные участники спрятаны куда лучше, и, если дороманцы не дураки, их увели из города.

— А вот в том, что здесь засада, я уверен, — сказал я.

— Согласна. Ставлю на то, что песочники в том здании.

Песочниками называли тех, кто владел таинством песков и обитал в пустыне. То есть совсем рядом. Пустотники и горцы — это те, с кем сражались до этого, и многие из которых погибли во время штурма крепости. Те, кто остался, сейчас продолжали бегать по горам и сражаться с армией, мешая наладить поставки.

— Как действуем? — спросила Кая. — Можно обрушить здание, но будут случайные жертвы.

— Используем человеческую глупость.

***

Действовать можно либо осторожно, либо нагло. Выбрал я второе. Слишком неудобное место, чтобы провернуть задуманное незаметно. Поэтому мы вернулись к себе, забрали кое-какие заготовки на все случаи жизни и… Подожгли здание.

На этом план, разумеется, не закончился.

За подрыв отвечала Кая. Именно она забросила смесь прямо к двери. Бахнуло так, что половина города услышала. Где-то наверняка неодобрительно покачал головой Церен, но и плевать. Шуму поднялось знатно. Повелители песка выбежали наружу, сразу дав о себе знать. Каю они заметили, и та, вдарив по ним темнотой, привлекла внимание.

Уже через десяток секунд за ней увязалась погоня, а люди принялись выбегать из здания. Солдаты, шлюхи, работники заведения. Огонь-то потушили, но дым продолжил валить, и внутри находиться стало невозможно. Среди выбежавших нашлись и участники турнира.

Абсолютно трезвые, без признаков того, что выбежали из увеселительного заведения. Точно их как приманку использовали.

Я в этот момент на крыше стоял, скрытый от обычных глаз. Увидев цели, выпустил силу копья и… Всё закончилось одним ударом. Точнее, двумя ударами. Ювелирное исполнение внешнего таинства, когда сила уплотняется до состояния иглы. От такого удара спасет разве что крепкий покров или другая, внешняя сила. Что лично для меня означало один простой вывод — нужно учиться постоянно держать эту силу активированной, но до такого мне ещё тренироваться и тренироваться.

Устранив две цели, я, пока паника не разгорелась, тихонечко ушёл с крыши и отправился искать Каю.

***

Пока мне не довелось встретить на пути того, кто хорош в умении обнаруживать скрывающихся практиков. Возможно, причина в том, что я сам отлично определял, кто и где прячется. А когда замечал их, обходил стороной или удваивал усилия, чтобы остаться незамеченным.

Но это было на природе. Где, куда ни глянь, бескрайние просторы. А вместе с этим и сотни троп, которые все не перекроешь.

Другое дело — город. Здесь мало места, пути передвижения ограничены, много людей вокруг.

Кая увела погоню в сторону — это я определил по шуму, что удалялся от меня. По плану она должна устроить бедлам и скрыться. Я же шёл за ней на случай, если потребуется прикрыть. Но вот чего я не ожидал, так это то, что меня обнаружат до того, как доберусь до неё.

О своей самоуверенности подумал постфактум, а в тот момент пропустил удар.

Город стоял на краю пустыни, но песка здесь хватало. Улицы чистили, но мелкие крупицы нет-нет да и просачивались, ветер задувал их, они расползались по крышам и щелям. Так меня дороманец и подловил. Я ступал на песку, не замечая этого. Дар молчал. То ли не успел адаптироваться, то ли дороманец был слишком хорош.

Крупицы песка прилипали к ботинкам, и неладное я почувствовал слишком поздно. Во время очередного прыжка через крышу, когда был уверен, что никто меня не видит, откуда ни возьмись в бок прилетел таран из песка. Меня смахнуло, потянуло вниз, до крыши я так и не допрыгнул. Песок на этом не остановился, обхватил, лишил видимости, и я рухнул вниз, в один момент потеряв подвижность и зрение.

Ситуация, к которой я оказался не готов.

Спасло несколько вещей. Покров был достаточно крепким, чтобы меня не раздавило и не переломало конечности. А противник старался превратить меня в лепешку. Вряд ли бы убивать стал, но травмы при задержании не препятствуют последующему допросу и использованию в политических интригах.

Покров — защита хорошая, универсальная, но не идеальная. Он пропускает воздух, а значит, и мелкие частицы. Первый натиск не сработал, и дормоанец тут же сменил тактику. Я задержал дыхание, понимая, что если песок проникнет внутрь, то мне конец.

В то же время я инстинктивно потянулся к силе копья. Что удалось с трудом. На меня напал не рядовой солдат, а тот, кто использовал силу песка. Чужая аура окутывала меня и подавляла.

Я напрягся до предела. Это была борьба, кто успеет раньше. Дороманец меня задавит, или я отобью свободу.

Его подвела излишняя вера в силу песка. Подойди он и банально рубани саблей…

Но он этого не сделал, решив померяться внешними таинствами. Я всё же смог раздвинуть ауру, уплотнить её и создать поверх покрова дополнительную защиту. Ещё один трюк, которому научил мастер Острый.

Дороманец усилил натиск. Поднял песок в воздух, отчего я, резко оказавшись без давления, покачнулся и споткнулся, пытаясь встать, и, собрав его в таран, ударил сверху. Не тут-то было. Выставив перед собой копье, я пусть и присел, хекнул от натуги, но устоял.

А там и противника увидел, что подбросил себя песком на крышу.

Где-то рядом раздались крики. Как солдат, что заметили наш бой, так и обычных жителей, попавшись под раздачу. Я сам не заметил, как от борьбы двух сил стены в узком переулке, куда меня скинули, осыпались, открыв нехитрое убранство жилых комнат.

Дороманцу на жертвы было плевать. Он не просто так замер. Готовился. На этот раз дар различил, как собирается песок. Применив смещение, выбросил себя назад и вверх, оказавшись на крыше. Песок, подобно охотничьим псам, устремился ко мне, разделившись на десятки сгустков.

Я отпрыгнул в сторону, пропуская мимо стрелы. Это дороманцы пришли на помощь песочному монстру. Влив энергию в покров, я разогнал себя и сместился навстречу песочнику. Пробился прямо через его сгустки песка и выбросил вперед копье. Он успел отразить его саблей, но я снова сместился — на этот раз не к нему, а к лучнику. Их было всего двое. Обычные солдаты, они не успели заметить моего появления. Одного я протаранил плечом — лук разнесло, хрустнула грудная клетка, и мужчину сдуло с крыши. Второму подсек ноги копьем — обычный удар из такого положения разве что ушиб оставит, но, если применить внешнюю силу… Снова хруст, и дороманец рухнул как подкошенный.

На этом его путь и закончился. Вовсе не от моих рук. Тот песочник накрыл нас бурей, и я услышал в потоках песка едва различимый крик умирающего.

Песок в тот же миг раскалился, и мне пришлось туго. Не смертельно, но неприятно и тяжело. Семь потов сошло, пока выбирался из этой бури, которая ещё и смещаться могла.

Как выбрался, увидел десяток бегущих к нам дороманцев. Внизу тоже кричали. Стражники бегали с факелами, и по всполохам было видно, что улицы внизу перекрывают. Трезво оценив шансы и то, что быстро с песочником разобраться не получится, я пошёл на прорыв. Мне требовалось выиграть немного времени, чтобы понять, как уклоняться от песка.

Следующие минуты вышли напряженными. Я бегал, укрывался, уворачивался, врывался в жилища, замирал, прятался и снова бегал.

В какой-то момент совсем чертовщина началась. То в одной части города, то в другой вспыхивали битвы. Ситуация прояснилась, когда я пробежал мимо одной из таких заварушек. Урсувайцы без дела сидеть не стали и тоже в бой вступили.

Это подарило мне шанс.

Нет, не скрыться, это было бы слишком просто. А разобраться с тем песочником. С Каей, я был уверен, тоже всё в порядке, так что можно позволить себе закончить начатое. Тем более, пусть лицо дороманца и было закрыто повязкой, что-то мне подсказывало, что он один из претендентов. Уж не знаю, почему ему позволили так свободно охотиться. Но мне ведь тоже разрешили, так что есть варианты.

***

— Вы могли и не делать этого.

Это первое, что сказал Резано, когда мы с Каей вошли в нашу комнату. Вернулись под самое утро. Я хотел убедиться, что какой-нибудь ушлый тип не пометил нас и не заявится по следу.

— Угомонись, безрукий, — вяло ответила Кая. — Лучше бы выспался. Или тебе Хала не давала?

— Давала, — ответила девушка. — В смысле давала спать.

— Мы так и поняли, — махнула на неё рукой Кая. — Вода есть? Умираю пить хочу. Ещё помыться, но сейчас на улицы лучше не выходить.

— Что происходит? — спросил Резано. — Мы слышали шум…

— Если ты про звон мечей и копий, про крики умирающих, про грохот разрушаемых зданий, — перечислила Кая, — то смею надеяться, город теперь принадлежит нам.

— А как же посланник? — Резано лежал на кровати и приподнялся, отчего поморщился.

— В жопу его, — Кая оперлась о стену, прихватив флягу с водой, и сползла вниз. — Он как пришёл, так и уйдёт.

Знала бы она, кого в жопу посылает.

По пути сюда успели обсудить то, что произошло. Оба пришли к выводу, что Церен нас использовал. Направил, куда надо, а когда поднялся шум… Ну, я бы на месте герцога обвинил дороманцев в том, что они напали на его людей. Дороманцы, разумеется, обвинят в том же. Вот и посмотрим, что посланник скажет.

Эпилог

Утром разрушения предстали в новом свете. Пока шли на арену, я увидел улицы, залитые кровью, полуразрушенные дома и людей, что прятались по темным углам.

Чем ближе ко дворцу, тем меньше разрушений. Всё же солдаты обеих сторон попытались «не тревожить начальство».

Мне вот интересно, если бы посланник появился ночью и потребовал прекратить, бойня бы остановилась?

Этого мы уже не узнаем. Не удивлюсь, если старикан вообще пропустил событие, разгребая память захваченного тела. Это ведь дело небыстрое. Нужны недели, а лучше месяцы, чтобы полноценно освоиться.

Кая толкнула меня в бок, когда увидели выживших участников турнира. Из двадцати двух человек, что должны были присутствовать, пришло четырнадцать, включая нас. Десять урсувайцев и четверо дороманцев.

Теперь я уверен, что Церен не просто так появился. Точнее, это и так было понятно, но теперь виден масштаб. Пока одни наводили суету, другие работали по целям.

В этой истории только одно радует. Скоро турнир закончится, мы уйдем на другую сторону, и я Церена больше не увижу. Спасибо, хватит с меня такого наставника. Нет, он многому меня научил, но и в передряги затаскивал. Не хочу больше.

То, что Темный Герцог полностью завладел телом, стало ясно, когда я его увидел. Абсолютно нормальный внешний вид. Даже в каком-то роде грозный и внушительный. Юный Сарко Тон изображал вселенское недовольство и угрюмо взирал на собравшихся. Рядом с ним стояли наш герцог и наместник города. Хотя не уверен, что его и дальше так можно называть.

Не знаю, насколько далеко простирается власть посланника, но что-то мне подсказывает, что вне зависимости от исхода турнира бойня бы разразилась в любом случае. Не ушли бы дороманцы добровольно. Не оставили бы урсувайцы город и горы.

Сам по себе внешний вид Сарко ни о чем не говорил. А то, что он отдал приказания, турнир продолжился, но наша четверка в нём не участвовала, победив автоматом — было наглядным доказательством. Неизвестно, к добру или худу.

Впрочем, жаловаться не буду. Вчерашняя беготня и финальная схватка с песочником дались мне дорого. В смысле, я так перевложился, что до сих пор тело ломит. Поэтому то, что не надо выходить на арену, радовало.

— Получается, нам драться не придётся? — хмуро спросил Резано.

— Стой и не шуми, калека, — фыркнула Кая. — Как видишь, нам повезло.

Да уж, повезло.

— И что дальше? — спросила Хала.

— Самое время определиться, — сказал я. — Точно ли вы хотите уйти на ту сторону. Не думаю, что в первое время нас ждёт что-то хорошее. Стоит быть готовыми к худшему варианту.

— Стать рабами? — мрачно спросил Резано.

— Именно. Мы окажемся среди тех, кто с рождения имеет куда больше возможностей и способностей. В незнакомом месте, без прав, денег, связей и возможностей. Право на будущее придётся выгрызать. Возможно, в процессе мы умрём.

Кая на это хохотнула. Вот уж кого этим не напугать. От неё с самого утра так и исходило нетерпение. Это было настолько заметно, что мне начало казаться, будто она мечтает поскорее убраться с этих земель. Надеюсь, не для того, чтобы гарантированно оборвать связь с отцом.

Бои прошли. На этом турнир закончился. Зрителей было в разы меньше. Казалось, всем в тягость это зрелище.

Прошедших турнир позвали во дворец. Что любопытно, среди десяти участников затесался один дороманец. Песочник. Мне он сразу не понравился. Я теперь ненавижу пески и всё, что с ними связано. По тому, какие взгляды усрувайцы бросали на него, становилось понятно — долго он не проживет.

Прождали недолго. Минут пятнадцать.

Никому из нас не дали попрощаться, уладить дела или просто насладиться последними минутами на этой земле. Привели во дворец, оставили в комнате, а потом снова повели куда-то внутрь здания.

Там и посланника встретили. Он стоял со скучающим видом и обратил на нас внимания не больше, чем на старый хлам.

Когда уходили, единственных, кого увидел, — это Кристиана и герцога. Те стояли с невозмутимыми лицами и, когда посланник забрал нас, развернулись и ушли.

Точка перехода находилась в просторном зале. Мне было любопытно, как это случится. Вышло с размахом.

Нас встретила гигантская арка. Стоило посланнику к ней подойти, как она засветилась, пошла рябью и открыла дорогу на ту сторону.

Не задерживаясь, мы перешли.

Там нас ждало ещё одно здание, сложенное из грубого камня. Посланник оставил нас внутри, проход закрылся. Он вышел наружу — судя по свету, на улицу. Через пару минут появились солдаты. Двое мужчин с оружием.

Выглядели они… Да как обычные солдаты, в принципе. В металлических доспехах с ног до шеи. Без шлемов, зато с широкими мечами на поясах.

— Не знаю, — процедил тот, что вышел вперед. — Какие у вас были ожидания, но отныне вы рабы. Идите за мной. Если кто-то доставит проблемы — переломаю ноги. Без ног не сможете работать. Не будете выполнять норму — останетесь без еды и сдохнете.

Переглянувшись с Каей и остальными, я направился вслед за этим любезным мужчиной на выход.

Впереди нас ждали земли второго порядка. Они ещё не знали, кого впустили к себе.

Послесловие

Эту книгу вы прочли бесплатно благодаря Телеграм каналу Red Polar Fox.


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора подпиской, наградой или лайком.

Страница книги: Ловец знаний 4. Турнир



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Старый сосед
  • Глава 2. Возвращение
  • Глава 3. Ворох проблем
  • Глава 4. Ночная диверсия
  • Глава 5. Средоточие
  • Глава 6. Бой
  • Глава 7. Кая
  • Глава 8. Жнец с сюрпризом
  • Глава 9. Ненужный конфликт
  • Глава 10. Экзамен на элиту
  • Глава 11. Совместный поход
  • Глава 12. Побег от города
  • Глава 13. Подготовка к войне
  • Глава 14. Штурм
  • Глава 15. Предательство
  • Глава 16. Через горы
  • Глава 17. В городе
  • Глава 18. Ночной бой и турнир
  • Глава 19. Настоящий план
  • Глава 20. Пат
  • Глава 21. Погоня
  • Глава 22. Ночная операция
  • Эпилог
  • Послесловие