КулЛиб электронная библиотека 

Храбрый портной [Якоб Гримм] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Бр. Гримм ХРАБРЫЙ ПОРТНОЙ

Сказки
Вильгельм Гримм (1786–1859), Якоб Гримм (1785–1863)

Храбрый портной


В одном немецком городе жил портной, звали его Ганс. Целый день сидел он на столе у окошка, поджав ноги, и шил. Куртки шил, штаны шил, жилетки шил.

Вот как-то сидит портной Ганс на столе, шьет и слышит — кричат на улице: «Варенье! Сливовое варенье! Кому варенья?»

«Варенье! — подумал портной. — Да еще сливовое. Это хорошо».

Подумал он так и закричал в окошко:

— Тетка, тетка, иди сюда! Дай-ка мне варенья.

Купил, он этого варенья полбаночки, отрезал себе кусок хлеба, намазал его вареньем и стал жилетку дошивать.

«Вот, — думает, — дошью жилетку и варенья поем».

А в комнате у портного Ганса много-много мух было — прямо не сосчитать, сколько. Может, тысяча, а может, и две тысячи.

Почуяли мухи, что вареньем пахнет, и налетели на хлеб.

— Мухи, мухи, — говорит им портной, — вас-то кто сюда звал? Зачем на мое варенье налетели?

А мухи его не слушают и едят варенье. Тут портной рассердился, взял тряпку да как ударит тряпкой по мухам, так семь мух сразу и убил.

— Вот какой я храбрый! — сказал портной Ганс. — Об этом весь город должен узнать. Да что город? Пусть весь мир узнает. Скрою-ка я себе новый пояс и вышью на нем большими буквами: «Когда злой бываю, семерых убиваю».

Так он и сделал. Потом надел на себя новый пояс, сунул в карман кусок творожного сыра на дорогу и вышел из дому.

У самых своих ворот увидел он птицу, запутавшуюся в кустарнике. Бьется птица, кричит, а выбраться не может. Поймал Ганс птицу и сунул ее в тот же карман, где у него творожный сыр лежал.

Шел он, шел и пришел, наконец, к высокой горе. Забрался он на вершину и видит: сидит на горе великан и кругом посматривает.

— Здравствуй, приятель, — говорит ему портной Ганс. — Пойдем вместе со мною по свету странствовать.

— Какой ты мне приятель! — отвечает великан. — Ты слабенький, маленький, а я большой и сильный. Уходи, пока цел.

— А это ты видел? — говорит портной Ганс и показывает великану свой пояс. А на поясе у Ганса вышито крупными буквами: «Когда злой бываю, семерых убиваю».

Прочел великан и подумал: «Кто его знает, — может, он и верно сильный человек. Надо его испытать».

Взял великан в руки камень и так крепко сжал его, что из камня потекла вода.

— А теперь ты попробуй это сделать, — сказал великан.

— Только и всего? — говорит портной. — Ну, для меня это дело пустое.

Вынул он потихоньку из кармана кусок творожного сыра и стиснул в кулаке. Из кулака вода так и полилась на землю.

Удивился великан такой силе, но решил испытать Ганса еще раз. Поднял с земли камень и швырнул его в небо. Так далеко закинул, что камня и видно не стало.

— Ну-ка, — говорит он портному, — попробуй и ты так.

— Высоко ты бросаешь, — сказал портной. — А все же твой камень упал на землю. Вот я брошу, так прямо на небо камень закину.

Сунул он руку в карман, выхватил птицу и швырнул ее вверх. Птица взвилась высоко-высоко в небо и улетела.

— Что, приятель, каково? — спрашивает портной Ганс.

— Не плохо, — говорит великан. — А вот посмотрим теперь, можешь ли ты дерево на плечах снести?

Подвел он портного к большому срубленному дубу и говорит:

— Если ты такой сильный, так помоги мне вынести это дерево из лесу.

— Ладно, — ответил портной, а про себя подумал: «Я слаб, да умен, а ты глуп, да силен. Я всегда тебя обмануть сумею».

И говорит великану:

— Ты себе на плечи только ствол взвали, а я понесу все ветви и сучья. Ведь они потяжелее будут.

Так они и сделали.

Великан взвалил себе на плечи ствол и понес. А портной вскочил на ветку и уселся на ней верхом. Тащит великан на себе все дерево да еще и портного в придачу. А оглянуться назад не может: ему ветви мешают. Едет портной Ганс верхом на ветке и песенку поет:

Как пошли наши ребята
Из ворот на огород…
Долго тащил великан дерево, наконец, устал и говорит:

— Слушай, портной: я сейчас дерево на землю сброшу. Устал я очень.

Тут портной соскочил с ветки и ухватился за дерево обеими руками, как будто он все время шел позади великана.

— Эх, ты! — сказал он великану. — Такой большой, а силы, видать, у тебя мало.

Оставили они дерево и пошли дальше.

Шли, шли и пришли, наконец, в пещеру. Там у костра сидело пять великанов, и у каждого в руках было по жареному барану.

— Вот, — говорит великан, который привел Ганса, — тут мы и живем. Забирайся-ка на эту кровать, ложись и отдыхай.

Посмотрел портной на кровать и подумал: «Ну, эта кровать не по мне. Чересчур велика». Подумал он так, нашел в пещере уголок потемнее и лег спать. А ночью великан проснулся, взял большой железный лом и ударил с размаху по кровати.

— Ну, — сказал великан своим товарищам, — теперь-то я избавился от этого силача.

Встали утром все шестеро великанов и пошли в лес дрова рубить. А портной тоже встал, умылся, причесался и пошел за ними следом.

Увидели великаны в лесу Ганса и перепугались.

«Ну, — думают, — если мы даже ломом железным его не убили, так он теперь всех нас перебьет».

И разбежались великаны в разные стороны.

А портной посмеялся над ними и пошел, куда глаза глядят.

Шел он, шел и пришел, наконец, к королевскому дворцу. Там у ворот лег он на зеленую траву и крепко заснул.

А пока он спал, увидели его королевские слуги, наклонились над ним и прочли у него на поясе надпись: «Когда злой бываю, семерых убиваю».

— Вот так силач к нам пришел! — сказали они — Надо королю о нем доложить.

Побежали королевские слуги к своему королю и говорят:

— Лежит у ворот твоего дворца силач. Хорошо бы его на службу взять. Если война будет, он нам пригодится.

Король обрадовался.

— Верно, — говорит, — зовите его сюда.

Выспался портной, протер глаза и пошел служить королю.

Служит он день, служит другой. И стали королевские воины говорить друг другу:

— Чего нам хорошего ждать от этого силача? Ведь он, когда злой бывает, семерых убивает. Так у него и на поясе написано.

Пошли они к королю и сказали:

— Не хотим служить с ним вместе. Он всех нас перебьет, если рассердится. Отпусти нас со службы.

А король уже и сам жалел, что взял такого силача к себе на службу.

«А вдруг, — думал он, — этот силач и в самом деле рассердится, воинов моих перебьет, меня зарубит и сам на мое место сядет. Как бы от него избавиться?»

Позвал он портного Ганса и говорит:

— В моем королевстве в дремучем лесу живут два разбойника, и оба они такие силачи, что никто к ним близко подойти не смеет. Приказываю тебе найти их и одолеть. А в помощь тебе даю сотню всадников.



— Ладно, — сказал портной. — Я, когда злой бываю, семерых убиваю. А уж с двумя-то разбойниками я и шутя справлюсь.

И пошел он в лес. А сто королевских всадников за ним следом поскакали.

На опушке леса обернулся портной к всадникам и говорит:

— Вы, всадники, здесь подождите, а я с разбойниками один справлюсь.

Вошел он в чащу и стал оглядываться кругом. Видит, лежат под большим деревом два разбойника и так храпят во сне, что ветки над ними колышутся. Портной, не долго думая, набрал полные карманы камней, залез на дерево и стал сверху бросать камни в одного разбойника. То в грудь попадет ему, то в лоб. А разбойник храпит и ничего не слышит.

И вдруг один камень стукнул разбойника по носу. Разбойник проснулся и толкает своего товарища в бок:

— Ты что меня бьешь?

— Да что ты? — говорит другой разбойник. — Я тебя не бью, тебе это, видно, приснилось.

И опять они оба заснули.

Тут портной начал бросать камни в другого разбойника. Тот тоже проснулся и стал кричать на товарища:

— Ты что в меня камни бросаешь? С ума сошел?

Да как ударит своего приятеля по лбу! А тот его. И стали они драться камнями, палками и кулаками.

И до тех пор дрались, пока друг друга насмерть не убили.

Тогда портной соскочил с дерева, вышел на опушку леса и говорит всадникам:

— Дело сделано. Оба убиты. Ну, и злые же эти разбойники — и камни они в меня швыряли, и кулаками на меня замахивались, да что им со мной поделать? Ведь я, когда злой бываю, семерых убиваю.

Въехали королевские всадники в лес и видят: верно, лежат на земле два разбойника. Лежат и не шевелятся, оба убиты.

Вернулся портной Ганс во дворец к королю. А король хитрый был. Выслушал он Ганса и думает:

«Ладно, с разбойниками ты справился, а вот сейчас я тебе такую задачу задам, что ты у меня в живых не останешься».

— Слушай, — говорит Гансу король, — поди-ка ты теперь опять в лес, излови свирепого зверя-единорога.

— Изволь, — говорит портной Ганс, — это я могу. Ведь я, когда злой бываю, семерых убиваю. Так с одним-то единорогом я живо справлюсь.

Взял он с собою топор и веревку и опять пошел в лес.

Недолго пришлось портному Гансу искать единорога, — зверь сам к нему навстречу выскочил, страшный, шерсть дыбом, рог острый, как меч.

Кинулся на портного единорог и хотел было проткнуть его своим рогом, да портной за дерево спрятался. Единорог с разбегу так и всадил в дерево свой острый рог. Рванулся назад, а вытащить не может.

— Вот теперь-то ты от меня не уйдешь! — сказал портной, набросив единорогу на шею веревку, вырубил топором его рог из дерева и повел зверя на веревке к королю.

Привел единорога прямо в королевский дворец.

А единорог, как только увидел короля в золотой короне и красной мантии, засопел, захрипел. Глаза у него кровью налились, шерсть дыбом, рог, как меч, торчит.



Испугался король и кинулся бежать. И все его воины — за ним. Далеко убежал король, так далеко, что назад дороги найти не мог.

А портной стал себе спокойно жить да поживать, куртки, штаны и жилетки шить. Пояс свой он на стенку повесил и больше ни великанов, ни разбойников, ни единорогов на своем веку не видал.

Семеро храбрецов

Однажды встретились семеро храбрецов. Первого звали Шульц, второго Якли, третьего Марли, четвертого Ергли, пятого Михель, шестого Ганс, а седьмого Вейтли.

Задумали они весь свет обойти, приключений поискать и свою храбрость показать. А чтобы странствовать им было безопасней, заказали они себе у кузнеца копье. Одно копье на всех, но зато длинное и крепкое.



За это копье ухватились они все семеро. Впереди пошел самый смелый и самый сильный — Шульц. А за ним — Якли, а за Якли — Марли, а за Марли — Ергли, а за Ергли — Михель, а за Михелем — Ганс, а последним шел Вейтли.

Шли они день, шли они два. На третий день к вечеру, когда уже стемнело, дошли до большого луга. А на лугу сено лежало. Пролетел тут мимо семерых храбрецов шмель. Пролетел он и зажужжал: ж-ж-ж!

Храбрый Шульц очень испугался. Чуть копье не выронил.

— Ох! — говорит он товарищам. — Слышите, слышите? В барабаны бьют.

А Якли говорит:

— Ах-ах! Порохом пахнет. Сейчас из пушки стрелять будут.

Тогда Шульц совсем испугался, бросил копье и побежал. Побежал и нечаянно наступил на зубья граблей, которые лежали на траве. Грабли подскочили и стукнули его по лбу.

— Ай, ай! — закричал храбрый Шульц. — Сдаюсь, берите меня в плен!

А Якли, Марли, Ергли, Михель, Ганс и Вейтли бросили копье и закричали:

— Если ты сдаешься, так и мы сдаемся. Берите нас всех в плен!

Кричали, кричали, а потом видят — некому их в плен брать: одни они на лугу.

— Вот что, — говорит Шульц. — Не надо об этом случае рассказывать. А то над нами смеяться будут.

Так они и порешили: молчать до тех пор, пока кто-нибудь из них случайно не проболтается.

А через несколько дней с ними новая беда приключилась, пострашнее первой.

Шли они через пашню, а там сидел заяц, грелся на солнышке и дремал. Уши у него торчали вверх, а глаза были большие и словно стеклянные.



Испугались наши храбрецы, стали думать, как им быть: бежать или напасть на это чудовище?

— Братцы, — говорит храбрый Шульц, — нам предстоит опасный бой. Чем храбрее мы будем, тем скорее победим. Я так думаю.

— И я тоже, — сказал Якли.

— И я, — сказал Марли.

— И я, — сказал Ергли.

— И я, — сказал Михель.

— И я, — сказал Ганс.

— И я, — сказал Вейтли, который шел позади всех.

Взялись они вместе за копье и побежали на зайца. Пробежали немного и остановились.

А Вейтли, который бежал позади всех, закричал:

Храбрый Шульц, смелее в бой!
Не пугайся, мы с тобой!
А Шульц закричал:

Вейтли громче всех орет,
Вейтли пусть идет вперед!
Стали они спорить, кому вперед итти. А заяц все сидит на том же месте.

Наконец, Шульц набрался храбрости и опять побежал, а остальные храбрецы за ним.

— Ату его, ату ту-ту! — закричал Шульц.

— Ату его, ату ту-ту! — закричал Якли.

— Ату его, ату ту-ту! — закричал Марли.

— Ату его, ату ту-ту! — закричал Ергли.

— Ату его, ату ту-ту! — закричал Михель.

— Ату его, ату ту-ту! — закричал Ганс.

— Ату его, ату ту-ту! — закричал громче всех Вейтли, который бежал позади всех.

Но тут заяц проснулся и ускакал.

— Вот, — говорит храбрый Шульц, — значит, мы опять маху дали. Это был заяц.

Пошли они дальше.

Пришли к большой реке, — лодки не видно, моста нет. Как же на тот берег перебраться? А на том берегу сидел рыбак с удочкой. Вот Шульц и кричит ему:

— Как бы нам на твой берег перебраться?

— Поищи броду! — отвечает рыбак.

А Шульцу показалось, что рыбак сказал: «Полезай в воду». Он и полез в воду. Прошел несколько шагов, а дальше итти не может. Река глубокая, и ноги в тине завязли. Шапка у него с головы слетела и по воде плывет, а на шапку лягушка села. Села и заквакала: ква-ква!

Якли говорит:

— Это Шульц нас зовет. Пойдем за ним.

Вошли они все в воду и тоже в тине завязли. Стоят и кричат:

— Помогите — тонем! Помогите — тонем!

Кричали до тех пор, пока рыбак за ними с того берега на лодке не приехал и их из реки не вытащил. Обогрелись храбрецы, обсушились и пошли по домам.

— Не буду я больше путешествовать, — сказал Шульц.

— Конечно, лучше дома сидеть, — сказал Якли.

— Дома тепло, — сказал Марли.

— Дома сухо, — сказал Ергли.

— Дома никто тебя не тронет, — сказал Михель.

— Дома можно на перине спать, — сказал Ганс.

— Дома я никого не боюсь, — сказал Вейтли, который теперь шел впереди всех.

Вот так храбрецы!



Оглавление

  • Храбрый портной
  • Семеро храбрецов