КулЛиб электронная библиотека 

Наследник Ранхара [Сергей Карелин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Пролог

Девочка, растерянно озираясь по сторонам, шла по темному коридору. Белокурые волосы, которые мама каждый вечер заплетает ей в косичку чтобы не спутались пока она спала, уже изрядно растрепались. И несколько непослушных локонов вырвались на свободу.

Лирэ ступала босыми ножками по каменному полу, придерживая одной рукой подол белой ночной рубашки. Но холода почему-то не чувствовала. Малышка вообще ничего ни чувствовала. Ни сквозняка, который колыхал языки пламени факелов, развешанных по стенам. Ни запаха гари, который должны были распространяли сами факелы.

В голове вихрем пролетали мысли. Где она? Что это за место? И как она сюда попала? Ей почему-то казалось, что там — дальше ее ждет кто-то очень для нее важный. Кто-то, кого ей только предстоит узнать.

Впереди послышался шорох и звук шагов. Малышка вздрогнула. Ее черные глазки испуганно распахнулись. Но незримая опасность не спешила приближаться. Подождав пару минут девочка опасливо продолжила свой путь. А чтобы немного отвлечь себя тихонько запела:


Мервин все на свете знает

И она с тобой играет.

Близко ты иль далеко

Я найду тебя легко.

Спи. Ну что же ты не спишь,

Непослушный мой малыш?

Не пойдешь ты в гости к снам

Демонам тебя отдам.


## 1 автор С.Карелин.


Песни Темноты ее всегда успокаивали. Это было странно. Другие дети боялись Мервин. А Лирэ всегда казалось, что они со сказочной девушкой-призраком — подруги. Почему? На этот вопрос у малышки ответа не было.

Внезапно слева от девочки распахнулась дверь и из нее вышла женщина с пустым подносом. Она проскользнула мимо маленькой гостьи, словно и не увидела ее. Это было очень странно. Как такое возможно? Неужели в тесном коридоре можно не заметить ребенка?

Данирис — ее любимый дядя всегда говорил ей: «Не стоит ничему в этой жизни удивляться. Просто постарайся найти объяснение происходящему». Лирэ нахмурилась. Нет, Дани, конечно же, прав. Он очень-очень умный. И никогда не ошибается. А если тебе кажется, что это не так, значит, ты его неправильно понял. Проверено. Но какое объяснение может быть у всего этого?

Ответ пришел сразу. И он был до гениального прост. Она сейчас спит. И ей снится коридор. Снятся факелы и служанка с подносом.

Но от мыслей об удивительно ярком видении ее отвлекли голоса за неплотно закрытой дверью. Подслушивать нехорошо. Мама всегда ей это говорит. Вот только чем ей еще тут заниматься? По пустым коридорам бродить, пока она не проснется? И, вообще, если это ее сон, значит, она не подслушивает.

Так любопытство победило зачатки хорошего воспитания.

В просторной светлой комнате, немного похожей на папин кабинет, за столом сидели и разговаривали двое мужчин.

— Шангар, ты уверен? — спросил высокий мужчина с черными волосами и темно-бордовыми глазами.

— Да, брат, — ответил другой. Тоже высокий. Но он казался немного старше. Наверное, из-за седых прядей. Прямо как у дедушки. — Это тот самый свиток.

— Ты уже ознакомился с его содержанием?

— Попытался. Ты же знаешь, Ясир, что древние наречия никогда мне не давались.

— Как и мне. И что будем делать? Я бы не хотел, чтобы кто-то знал о том, что у нас есть оригинал пророчества.

— Знаю. Поэтому взял на себя смелость позвать Самира.

— Думаешь, справится?

— У него талант.

— Да, уж! — тот, кого назвали Ясиром презрительно сморщился. — Читать книжки и малевать картинки.

— Ты к нему несправедлив и знаешь это. У тебя замечательный сын. Он умен, благороден и обладает железной волей. Мальчик не посрамит честь твоего рода. И когда вырастит…

Что мужчина хотел сказать еще, девочка так и не узнала. В дверь после короткого стука вошел мальчик. Нет, скорее юноша. Не такой взрослый, как Дани, но гораздо старше самой Лирэ. Он мягко улыбнулся присутствующим:

— Отец, дядя, вы звали меня?

— Да, — отозвался Шангар. — Нам нужна твоя помощь. Не мог бы перевести содержание этого свитка.

— Мне нужны перо, бумага и пара минут.

— Все необходимое ты найдешь на столе. Мы подождем.

Юноша сел, положил перед собой чистый лист, взял в руку перо и развернул свиток. Нахмурился. Тяжело вздохнул и принялся что-то строчить. Иногда он останавливался. Снова хмурился. Потом зачеркивал целые предложения. Девочка стояла завороженная сменой эмоций на его лице.

— Готово! — воскликнул он, подрываясь с места. — Это легенда о Верховном правителе, который объединит наши княжества. Правда, такого варианта я еще не видел. Он слишком уж отличается от общеизвестного. Это так интересно!

— Избавь нас от своих глупых восторгов. Читай! — раздраженно приказал Ясир.

— Да, отец.

«На заре эпох Эниир, Дай-Ри и Нирам были единым целым. И правил ими род Шаоран — Величайшие из живущих. Это было счастливое время. И Эштар не был еще умирающей пустыней.

Но на смену векам благоденствия пришли времена смуты и предательства. Род был вырезан полностью. В нашем мире не осталось ни мужчин, ни женщин, ни детей, ни стариков из рода Шаоран.

Спаслась лишь старшая дочь Правителя. Ей удалось сбежать и укрыться в Проклятом мире под названием Хэйнот. После народ ее мужа покинул их родину, переселившись в Элверн. Девушка пошла с ними.

Там на свет появились ее дети. В них жила кровь и сила правителей прошлого. И будет жить. Для того, чтобы однажды вернуться в Эштар.

Магия старшего сына одного из правящих князей Эштара и наследницы рода Шаоран сольются воедино. Тогда мир наш снова обретет Верховного Правителя. Он будет справедлив и великодушен. Но любой, кто посмеет обнажить против него меч, от меча же и умрет.

И когда Эниир, Дай-Ри и Нирам признают его власть, вернется эпоха мира и благоденствия. И пустыня превратится в цветущий сад».

Юноша замолчал и устремил вопросительный взгляд на своего отца.

И тут Лирэ услышала тихий голос: «Доченька, просыпайся». И в следующее мгновение девочка открыла глаза. Она снова была в своей комнате. На краю постели сидела ее любимая мамочка, а в дверях стоял папа.

— А я такой сон видела! — улыбнувшись сказала девочка.

— И что же это был за сон? — спросил папа. — Кто и что снится моему маленькому солнышку?

— Мальчик. У него были черные волосы и такие необычные глаза! А еще очень красивый голос.

— Ей снятся мальчики! — смеясь сказала мама. — Любимый, похоже наше сокровище уже выросло.

Глава 1

Я сидел в кресле перед камином, лениво листая «Хроники Исхода» Ранио эн Дантара. Темного эльфа, если судить по частице «эн» перед фамилией. У светлых ставится «тер». Хорошая, кстати, книжка. Написана простым языком, без метафор и иносказаний, превращающих содержание в загадку, начисто лишая текст достоверности. Возможно, все дело в том, что автор был еще достаточно молод. Он еще во вступлении признался, что совсем недавно отпраздновал свое совершеннолетие.

Да и то, что это не мемуары какого-то старика, решившего поведать свои мысли спустя сотню-другую лет, после того, как его народ переселился из Хэйнота в Элверн, а настоящие путевые заметки, меня, если честно, тоже подкупало.

А еще я чувствовал какое-то родство с автором. Ведь мне тоже довелось родиться в одном мире, а обрести дом в другом. Но так уж случилось.

Возле моих ног лежал меховой… нет, уже не клубочек, а скорее пуфик. Хотя совсем недавно Риша — любимый щенок моей дочурки была раз в пять меньше. Но Снежные Стражи растут быстро. Аяши, так, вообще, до размеров небольшого теленка вымахал. Только ему была не по вкусу праздное существование в тепле и покое. Ему хотелось жить свободным рядом со своей стаей. Он ревностно охранял границы своих владений, неделями, не появляясь в башне. Но, главное, мой четвероногий друг возвращался домой хотя бы иногда. А вот Риша считала своей стаей Лиру и чудесно себя чувствовала вдали от сородичей.

Одна только беда, дочка от большой любви умудрялась так затискать щенка, что та периодически спасалась бегством и пряталась в моем кабинете. Я пушистую малявку не прогонял. Мне она не мешает. Спит себе тихонечко где-нибудь в уголке — и пусть спит. Животному иногда нужно отдыхать даже от любимых хозяев. Особенно, если они такие активные, как Лира.

— Хандришь? — раздался от дверей насмешливый голос.

— Привет, Руа, — ответил я, вошедшему темноволосому эльфу. — Нет. Читаю.

— «Хроники»? Ничего поинтересней не нашел? Меня на второй странице в сон клонить начинает. Раз шесть пытался осилить. Не смог.

— Бывает. Садись поближе к огню. Отогревайся. Ты весь мокрый. Может слуг позвать? Переоденешься.

— Не надо, — отмахнулся мой друг. — И так высохну. Но все равно! Хоть и лето, а у вас холодно до ужаса. Я чуть не околел, когда из телепорта на северную площадку шагнул.

— Шторма уже неделю бушуют. Пара дней и все успокоится.

— Надеюсь.

— Вина?

— Давай. Выпьем, вспомним наши приключения.

Я достал из шкафа бутылку и пару бокалов. Вспомнить нам действительно было что. Это было почти ритуалом. Мы каждый год, несколько раз дождливыми вечерами садились возле камина и снова переживали те далекие дни, полные опасностей и приключений. Руалин начал первым.

— Я, наверное, родился под такой звездой. Мне никогда не сиделось на месте. Сначала я бродил по Элвирну, а потом понесла меня нелегкая в Хэйнот. Вот, Эндрю, ты мне скажи, что я там забыл? И говорили мне умные эльфы: «Ничего интересного в мире людей ты не найдешь». Так нет, же! Уперся. Прародина, из которой нас вытеснили жалкие смертные стоит того, чтобы хоть раз на нее посмотреть. Прости если твои чувства задел. Отыскал «Врата» и прыгнул. Оказался в такой глуши, что волосы дыбом встали. Посмотреть не на что. Море, скалы и чахлая травка кое-где. И ведь подумал еще, что стоит вернуться домой. Но решил сначала на людей посмотреть. Посмотрел. Разочаровался в нашем фольклоре. Их в сказках страшными изображали и тупыми. А оказалось, что и вполне нормальные встречаются — не хуже эльфов. Год по твоему миру колесил. И, знаешь, мне там, все же нравилось. Даже женщины. Эльфийкам есть чему у них поучиться. Мне холодная надменность наших девиц знаешь, как надоела? А тут настоящие чувства, буря эмоций… эх! А потом попался.

— К Ариадне? — уточнил я, сделав небольшой глоток вина.

— Да. Увидел дом. Решил на огонек заскочить. В тепле переночевать. А там демоница, как оказалось, гнездышко свила. Ты представляешь, каково это… оказаться запертым в клетке, где день за днем та тварь тянула из тебя жизненную силу, медленно убивая? — Руалин одним глотком опорожнил бокал, и лишь после этого продолжил. — Я почти отчаялся, когда вы с принцессой там появились.

— Да, — я грустно покачал головой. Все же это не самые приятные воспоминания. — Мы шли в Коннерт, где находился портал в ваш мир, так называемые «Врата Эльфов». И все почему? Приспичило, скромному лавочнику Эндрю Ламосу купить на невольничьем рынке красивую девчонку. Все сбережения на это спустил, заезжего рыцаря против себя настроил. Так она еще и эльфийской принцессой оказалась. Я сначала думал, что красотка слегка не в себе. И в существовании портала, честно говоря, сомневался.

— Но потом поверил. же

— Пришлось. В ловушку демоницы мы тоже попали случайно. Эль меня тогда еще к Ариадне приревновала. Обиделась. А потом ты зашел в гости и объяснил, что к чему. Помнишь?

— Никогда не забуду, как мы втроем прорывались на свободу, — улыбнулся темный эльф. — Я сразу понял, что ты — Владыка Теней. Никто другой не смог бы противиться воли порождения Бездны. Но ты так испугался.

— Конечно! Знаешь, какие истории про Владык в Хэйноте ходят? Их еще Безумными Владыками называют. Ужас просто!

— А потом герцог тот начал нам козни строить.

— Да. Но его цель оправдывала средства.

— Я вот одно не понимаю, почему ты его оправдываешь? Этот гад нас чуть не убил, Элейну хотел забрать.

— Потому что королем Эррисара было ничтожество. А герцог — его наследник. Единственный. Я слежу за происходящим в том мире. По мере сил и возможностей. Нет, он — сволочь, конечно. Но в стране всего за три года порядок навел. После того, как его кузен «случайно» упал с лошади. А тогда он мне сказал, что не ради забавы это затеял. Просто его прокляли, и он не мог иметь детей от человеческой женщины. А вот эльфийка была выходом из проклятия. Королю нужны наследники. Иначе никто бы его не поддержал. Началась бы гражданская война. Не такого будущего я бы хотел для страны, в которой родился и вырос.

— И поэтому рассказал ему о девушке-полукровке?

— Да. Кстати, она счастлива. Родила троих мальчишек и девочку. В политику не лезет, заговоры не устраивает. Детьми занимается. Подушечки крестиком вышивает. На мужа, как на ясно солнышко смотрит. Венценосный супруг ее на руках носит, любой каприз выполняет. Если и есть у него любовницы, во дворце о них никто даже не слышал. Слово де Лирон сдержал. Анешку, то есть ее величество королеву Анелию он действительно бережет. Так что все, что в тот день произошло — к лучшему.

— Это намек, на то, что ты нас с принцессой простил за то, что мы тебя против твоей воли в наш мир утянули?

— Да давно еще. Спасибо тебе за это. Я бы в Хэйноте счастлив не был.

— Не за что. Потом наши пути разошлись. Вы к светлым пошли, я — домой. Мне твоей компании, кстати, не хватало.

— Да. Мне тоже. По пути мы с Элейной встретили ее братьев. Видел бы ты тогда этих снобов, когда перед ними предстал непонятно кто и непонятно что в компании их младшей сестренки. Пришлось даже спасти их пару раз.

— Стать побратимом старшего принца, — насмешливо подсказал Руа.

— Да, это как-то само вышло. Потом с родителями их познакомился. Попросил руки Элейны, с благословения Тамиэля. Да, в общем это было его идеей. Морганатический брак младшей сестры был выгоден лично ему. Да, и для Эль это было бы наилучшим выходом. К свадьбе готовиться начали. И тут просыпаюсь я один в незнакомой комнате. Осматриваюсь и понимаю, что нахожусь в Серой башне — доме кого-то из Владык теней.

— Эффектно твой дед свое появление обставил.

— Да уж! Он помог мне вспомнить то, кем я являюсь на самом деле, сорвал мою свадьбу, и попытался сосватать мне девицу нашего народа. Я восторга не выказал и категорически отказался идти у него на поводу. Вернулся к светлым. И…

— Об этом твоем возвращении потом еще пару лет сплетничали. Эль ведь папочка решил за другого выдать. А ты прямо к церемонии явился. А потом спас младшее поколение королевской семьи. Свадьба принцессы и тер Неона была ведь венцом заговора, попыткой собрать правящую верхушку в одном месте и убить одним ударом.

— Но это мы узнали позже.

— Предполагал бы, что у вас так весело будет, присоединился бы к вашей компании. Тамиэль ведь, как оказалось, врагом меня не считал. До сих пор жалею, что не задержался с вами.

— Зато ты родных повидал. Представляю, как они тебе после стольких-тех лет обрадовались.

— Да. Родители чуть не придушили от избытка чувств. Тайлина — сестренка моя выросла совсем. Такой красавицей стала. Ну, ты же ее видел. Дядя, вообще, на седьмом небе прибывал, узнав с кем я умудрился дружбу свести. Благодаря этому меня сюда и засунули. Нет, Эндрю, ну какой из меня лорд-консул?

— Хороший, — честно признался я. — Уж во всяком случае, лучший, чем предыдущий. С тобой хоть договор4иться можно.

— Но мне здесь скучно!

— Все веселее, чем у своих… сам же говорил. С Натаном ты, вроде, подружился.

— Кстати, о брате твоей милой супруги…

— Что он опять натворил? — с тоской глядя на друга, спросил я. Мой родственник успевал везде. Особенно он был преуспевал в создании проблем всей своей семье. Это выражалось в том, что он регулярно влипал в щекотливые истории. Кстати последнее время не без помощи Руалина.

— Он оказывает знаки внимания одной юной особе. А это недопустимо! Повлияй на него!

— Так вы же последнее время на пару по дамским будуарам шляетесь. Ты вдруг решил ступить на путь истинный?

— Нет, конечно, — фыркнул мой собеседник. — Но твой шурин избрал объектом ухаживания мою сестру! Он ее решил соблазнить!

— А она?

Руалин немного расслабился и с гордостью заявил:

— Она — моя сестра! Держится молодцом. От свиданий отказывается, придумывая каждый раз новый повод. Не повторилась ни разу! Подарки служанкам отдает. А когда Натан решает порадовать наше семейство ночной серенадой, практикуется в прицельном метании горшков с геранью. И, главное, не промахивается! Так что на представление, которое эти двое по вечерам устраивают, весь дом от нашего отца, до последней посудомойки через окна любуются. Каждое попадания цветочного горшка в голову младшего принца громом аплодисментов сопровождают.

— Надо самому посмотреть, — усмехнулся я. — Пропустить такое зрелище — настоящее преступление! Но я не понял, так в чем же проблема? Девица с блеском отстаивает собственное целомудрие. Натан изображает преданного поклонника. Ты же не думаешь, что он может ее обидеть? Наш друг ее и пальцем не тронет, если Тайлина сама того не захочет.

— Да не в этом дело! Эндрю, ну как ты не поймешь? Она его прибьет ненароком… говорю же: «Не промахивается». Любой снаряд летит точно в цель. Тот, конечно, щиты ставит. Они удар, конечно, смягчают. Но тут такое дело…

— Руа, не надо драматических пауз.

— Пробивать стихийные щиты ее учил ваш Дани. Тали оказалась прилежной ученицей. В общем, у Натаниэля уже две шишки на голове. И ту такой вариант. Или она его на свидание к целителям отправит. Или он своего добьется. А в этом случае, прибить его должен буду уже я. Младшая сестра, все-таки. Сомневаюсь, что его жениться заставишь! В общем, как ни крути скандал и дипломатический кризис. Мрак, короче.

Ну, допустим, кризис не дипломатический, а семейный. Вряд ли Натана можно убить горшком с геранью. Это даже не смешно. Мой шурин, все-таки неслабый маг. А вот в случае, если он девицу все же уломает, неприятности не заставят себя ждать. Да, Руалин обычный посол, а не принц крови. К королевскому дому темных семейство эн Танар, слава всем богам, не имеет никакого отношения. Но вот в чем проблема. У Руа и Талины есть дедушка — лицо, приближенное к Правителю. И он совращение любимой, а главное, единственной, внучки так не оставит. Да, уж… ситуация. Ну, Натан, ты у меня и получишь! Я тебя не этой девчонке женю, если за ум не возьмешься! То-то порадуются все. А может действительно женить?

Последнюю фразу я, видимо, произнес вслух, потому как Руалин возмущенно выпалил:

— Эндрю, ты смерти моей хочешь?! Не надо мне таких родственников! По крайней мере пока. Пусть сначала за ум возьмется. Натан, конечно, отличный парень, но я свою сестренку в обиду не дам!

— А что? — Идея эта вдруг показалась мне весьма заманчивой. — Вот и породнимся.

— Нет. — Похоже, мой друг испугался по-настоящему. — Ну, ты же не серьезно? Не серьезно же? Пусть перебеситься и лет через пять — семь посмотрим. А пока Тали еще маленькая — только-только совершеннолетие справили. Мы же не светлые девочек замуж в семнадцать-восемнадцать лет замуж выдавать.

— Ладно, успокойся. Жениться им действительно еще рано. Пусть оба сначала вырастут. Завтра поговорю с Тамиэлем. Он лучше кого бы то ни было сможет привести Натана в чувства. Я все равно к нему в гости собирался.

— Спасибо, — улыбнулся Руалин. — Давай сейчас еще выпьем, а завтра вместе поедем? Приютишь?

Я хмыкнул. Эта фраза стала нашей традиционной. Он постоянно спрашивал меня об этом а я все время отвечал:

— Места у меня, маловато… шикарных апартаментов в моей скромной обители тоже нет, но друзьям ужин и теплая постель найдется всегда.

Мы наполнили наши бокалы. Я прислушался к завывающему за стеной ветру. Время штормов меня раздражало больше всего. Вообще из-за пересечения магических полей и высокой концентрации магической энергии, погода вокруг башни оставляла желать лучшего. Как говориться то дождь, то солнце, то снег, то град. К этому тяжело привыкнуть, но можно. Вот в Вэлкате, городе, располагавшемся рядом с замком тер Рейсов, и являвшимся своеобразной столицей Светлых Эльфов, с природой все нормально. Летом — тепло, зимой — холодно, осенью — дождливо. У Владык же все не как у эльфов… — пожаловался я другу.

— Тебе не угодишь, Эндрю, — рассмеялся он. — у тебя есть своя башня, жена-принцесса, дочь-красавица, и кстати бедность тебе тоже не грозит. А ты на какую-то погоду жалуешься. Можешь ведь практически в любое место Элвирна переместиться. Вот и отдыхай в свое удовольствие в том же Вэлкате.

Я лишь махнул рукой. Прав, конечно, Руа, но иногда я вспоминал свою жизнь в Мэйне. Но как это ни странно вспоминал даже некоторым с сожалением. Видимо так устроен человек. Спустя какое-то время мы начинаем жалеть о том, что было раньше.

— Выпей лучше, — вновь рассмеялся Руа. — Тебе надо выбраться в Велкат развеяться…

В следующий миг дверь резко распахнулась, и я увидел свою жену. Эль выглядела, как и подобает выглядеть светлоэльфийской принцессе. Длинное струящееся шелковое платье нежно бирюзового цвета. Золотые косы, скрепленные между собой бриллиантовыми шпильками, создавали иллюзию роскошной диадемы. И, конечно же, аристократическая бледность секрет которой заключался в банальной рисовой пудре. К слову, внешне моя жена совершенно не изменилась со дня нашего знакомства. Да и на характере Элейны прошедшие годы не слишком отразились. Но при всей эмоциональности моей милой принцессы, сильный страх в ее глазах отражается крайне редко. А сейчас она была, чуть ли не в панике.

— Что случилось? — вырвалось у меня.

— Я нигде не могу найти Лиру. Она пропала…

— Милая, не переживай. Ну, куда наша малышка могла деться?

— А вдруг ее похитили?

Я тяжело вздохнул. Убедить Элейну в том, что такого с ее ребенком случиться не может никогда и ни при каких обстоятельствах, крайне сложно. Просто потому, что ее саму выкрали из собственной постели десять лет назад. Собственно, благодаря этому эпизоду ее биографии мы и познакомились.

— Ее нигде нет.

— Эль, ты уверенна, что она именно пропала, а не играет где-нибудь? — попытался я успокоить жену. В ее положении лишние тревоги ни к чему. — Ты же знаешь, она вполне могла увлечься… у нее бывает. А иногда ей просто хочется побыть одной. Она же не совсем обычный ребенок.

— Эндрю, твоя дочь — очень необычный ребенок и ты знаешь, почему. — влез с невежливым замечанием Руалин.

Я усмехнулся. Да, знаю. Моя Лирэ была когда-то душой, привязанной к волшебному источнику, якобы исполняющему желания. А на деле любой, кто пил из него просто засыпал и видел сны о том, чего хотел больше всего на свете. Я ее освободил. Но цена этого всегда одна — жизнь… нет, не подумайте, никого убивать не нужно было. Наоборот. Иногда жизнь нужно принять, что я и сделал. И теперь Лиралиэн — моя дочь. Правда, мы решили изменить ее имя, чтобы ничто не связывало малышку с прошлым. Теперь она Лираэль. Вот только изменить ее саму достаточно сложно. Нет, в целом, она веселый жизнерадостный ребенок. Но иногда девочка словно бы устает от шумных игр, опеки и заботы, устает от нас. И тогда моя малышка забивается в какой-нибудь уголок и просто сидит там. Читает, думает, мечтает о чем-то своем.

Руа, который столкнулся с Лирой, когда она была еще привязана к источнику, относился к ней с некоторым недоверием. В какой-то степени я его понимал. Он ведь едва не погиб тогда. Но винить девочку за собственную глупость — не слишком благородно. И лорд эн Танар старается с этим бороться. Получается не всегда. Эльфу становится ужасно стыдно, и он в приступах раскаяния задаривает мою дочь игрушками. К слову, Лира его за это обожает и не обращает никакого внимания на небольшие странности в поведении. Но она, вообще, считает взрослых очень странными существами.

— Эль, милая, — снова принялся я за увещевания супруги. — Ты только не волнуйся. Хорошо? Мы сейчас ее найдем. Обещаю.


Глава 2

С трудом мне все же удалось успокоить супругу. За Лиру я не беспокоился. Так «пропадает» она раз в неделю. Я даже нянькам запретил говорить об этом Элейне. Зачем ее волновать лишний раз? Особенно в ее положении.

— Кстати, думаю, стоит позвать твоего деда, — влез с конструктивным предложением Руалин. — Он же сейчас у вас гостит?

Я кивнул. Андреас на пару с любимым воспитанником — младшим братом моей жены в последние полгода совсем помешались на своих экспериментах. Решили воссоздать какой-то мощный артефакт прошлого, описание которого нашли в забытых фамильных хрониках рода Шаор. Работа у них шла, с переменным успехом. То они замечали какой-то только им ведомый прогресс в разработках, то их творение взрывало лабораторию. После того, как их полигон взлетел на воздух, оставив лишь подкопченные стены без крыши, и груду хлама, бывшего когда-то ценным оборудованием, они перебрались к нам. Видите ли, если сейчас остановиться, то эксперимент придется начинать с начала, а это много месяцев кропотливой работы. Так что в последнее время у меня дома очень весело.

Лира от этого в восторге. Данириса она безумно любит и видит в нем скорее старшего брата, чем дядю. Понять, почему так вышло, не так уж и сложно. Дяди для нее Тамиэль и Натаниэль. Они взрослые. А Дани сам еще во многом ребенок. У них всего десять лет разницы. Андреас же в своей правнучке души не чает. Моя дочка этим пользуется и активно вьет из него веревки. В общем, балует он ее ужасно. И взывать к его рассудку бесполезно.

А вот наши с ним отношения нельзя назвать простыми. Дед, чувствовал некоторую вину за то, что не защитил мою маму и та погибла. А когда он узнал, что отец умер, незадолго до моего восемнадцатилетния, схватился за сердце. Ведь по законам Элвирна совершеннолетие наступает в двадцать четыре года. И я остался без помощи и поддержки, будучи подростком. Да, Андреас обещал не мешать Тарику Ламосу воспитывать сына и из-за этого упустил то, что внук остался сиротой в столь юном возрасте. Мне его терзания были непонятны. В Хэйноте живут люди, чей век скоротечен. Дети там взрослеют рано. Такова жизнь.

Похоронив отца, я чувствовал себя не потерянным ребенком, а взрослым мужчиной, который теперь станет нести ответственность за свою жизнь, не рассчитывая ни на кого. Да, это было непросто, но такое случалось сплошь и рядом. Так многие жили и жил я, не видя, в этом ничего такого. А вот запоздалая опека, которой попытался окружить меня дед, была в тягость. Но объяснить ему это не представлялось возможным. Он хотел восполнить пробел в моем воспитании, который я недополучал за эти злополучные шесть лет. Поэтому предложение жить в родовом гнезде семьи Шаор пришлось отклонить и перебраться в пустующую уже много лет башню, и расположенную по соседству. Ее когда-то занимала младшая ветвь нашей семьи. Стоит ли говорить, что Андреас в восторг от этого не пришел?

Положение спас мой младший шурин. После трагической гибели родителей и дяди, он остался, не то, чтобы никому не нужным… нет. Просто Тамиэль стал правителем королевства Светлых Эльфов, и на его плечи рухнула ответственность за судьбу целой страны. Натан проявлял ужасную беспечность, и у нас иной раз складывалось впечатление, что он сам о себе позаботиться не в состоянии. Оставались мы с Элейной. Но пережитый ужас сильно повлиял на мою жену. Она стала очень беспокойной, постоянно переживала за братьев. Старшие от ее навязчивой заботы успешно отбивались, а вот младший не мог. Слишком уж любил сестру. Ему не хотелось ее расстраивать. Но выдержать напор моей принцессы он не смог и сбежал, заручившись моей поддержкой в этом щекотливом вопросе. Правда, недалеко — в соседнюю башню.

Деду сначала было любопытно, чему он — Владыка Теней сможет научить пусть и одаренного, но все-таки эльфа. Оказалось, многому. Мальчик впитывал знания, как губка и радовал наставника усердием. Мне кажется, дед давно уже перестал воспринимать Дани, как своего ученика. Дани стал для него сыном. Пусть не по крови, но по духу. А может Андреас просто воспитал ребенка, которого ему так неосмотрительно доверили именно таким, каким хотел того видеть? Кто знает? Важно другое. Эти двое чудесно ладят и сейчас на пару громят мою лабораторию. Ну, да и Бездна с ней. Главное, они оба счастливы. А северное крыло я, в крайнем случае, заново отстрою, когда они уедут.

И тут грянул гром. Магического происхождения, разумеется. Коридор заволокло удушливым серым дымом. Слуги не растерялись. В мгновение ока все окна и двери были распахнуты настежь. И никаких воплей о конце света и обмороков. Надо же, а это всего седьмой взрыв. Хотя, вопли все же были.

— Ура!!! Мы это сделали! — раздался громкий крик Дани.

После чего мои родственнички-экспериментаторы появились перед нами. Глаза горят фанатичным огнем. Одежда порвана. На них такой слой сажи, будто бы они трубочистами подрабатывали. Данирис, кстати, уже больше месяца радует нас мышино-серой шевелюрой. Так-то он платиновый блондин. Но отмыть его до конца в данный момент не представляется возможным. Мальчишка сутками пропадает то в лаборатории, то в библиотеке, с трудом выкраивая несколько часов для сна и еды. Тратить полдня на то, чтобы привести волосы в порядок, он считает пустой тратой времени. Все равно после следующего взрыва он таким же станет. Так что отмывай не отмывай, проку все равно не будет.

— Эндрю, ты представляешь? — крикнул мальчишка, подскакивая к нам. — У нас все получилось!

Хотя, какой он мальчишка? Совсем взрослым стал. Уже и меня и Тамиэля перерасти умудрился. Правда, фигура еще немного нескладная. Ну, да это не беда.

— Я рад. Что вы хоть творили?

— «Око урагана». Ты что, забыл? Мы же рассказывали тебе.

— Мы теперь сможем заглянуть в самые закрытые уголки этого мира, — подхватил стоявший за его спиной Андреас. — Здорово, правда? Я всегда хотел посмотреть, как выглядят магические аномалии изнутри. Например, Каменная пустыня…

— Потом посмотрите, — перебила его Элейна. — Никуда эта пустыня от вас не денется. У нас Лира пропала. Ее нужно срочно найти!

— Да, сама она найдется, — отмахнулся от сестры Данирис. — Подумаешь, играет где-нибудь с Ришей. Эндрю, давай к нам. Вместе посмотрим.

— Риша в моем кабинете спит, — сказал я, лихорадочно придумывая благовидный предлог для отказа. Нет, пока на себе не опробуют это свое творение, я к нему и близко не подойду. Мне прошлого раза хватило. Неделю лицо было в зеленую крапинку.

— Ну, тогда с кем-нибудь из детей, — не сдавался парнишка. — В башне полно ребят ее возраста.

— Нет ее с ними, — ответила Эль, всхлипнув. — Я проверяла. Нигде ее нет. И слуги ничего не знают.

— Сестренка, — усмехнулся Дани. — Ну, чего ты? Не плачь. Все с ней хорошо. Ну, что с ней может случиться? Да мы любого, кто просто попытается ее обидеть, в порошок сотрем. И все это знают. Она просто играет где-то или читает. Я ей вчера книжку интересную подарил. «Магические свойства полудрагоценных камней». Она в восторге была.

— Лучше бы ты ей подарил «Сказки», — хмыкнул я.

— «Сказки» — не такая интересная книжка.

— Не спорю. Но если она сломает какой-нибудь из твоих экспериментальных артефактов для того чтобы достать из него кусочек бирюзы или янтаря, не говори, что я тебя не предупреждал.

— Не беспокойся. Я ей уже целую коробку этого добра вручил. Мои артефакты в безопасности. Ну, так вот, — продолжил мальчишка. — Она где-то недалеко. Я ее чувствую. Сейчас пущу ментальный импульс и точно скажу, где сидит эта маленькая проказница.

Данирис сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Мы терпеливо ждали, пока он не очнется от транса. Минуту. Две. Три. И я уже начинал нервничать. Слишком долго. Обычно, за это время он не то, что какую-то башню, столицу и ее окрестности успевает проверить.

И тут случилось то, чего мы никак не ожидали. Дани медленно начал заваливаться на пол. Мы с Руа едва успели его подхватить. Андреас мгновенно подскочил к нам, грубо оттеснив плечом моего друга. Я поморщился. Дед никогда не скрывал неприязни к Руалину. Хотя и вынужден был мириться с ним ради меня. Причины такого поведения для нас являлось тайной покрытой мраком. На мои расспросы он предпочитал отмалчиваться. Слава всем богам, эльфу было совершенно наплевать на то, как к нему относятся родственники его друзей. До открытого конфликта никогда не доходило. Поэтому в моем доме сохранялась видимость мирного сосуществования.

— Что с ним? — спросила Элейна неожиданно хриплым голосом.

— Не беспокойся, девочка, — мягко ответил Андреас. — С твоим братом все нормально. Он просто потерял сознание. Пара минут, и он придет в себя. Наверное, Дани влил слишком много силы в артефакт, а сейчас, когда применил магию, это ему аукнулось. Эндрю, давай занесем его в мою комнату.

— Сам, — сказал я подхватив мальчишку на руки. — Так быстрее будет.

— Не надорвешься?

— Нет. Он же легче пушинки, даром, что выше нас с тобой. И как его еще ветром не сдувает? Совсем ты его загонял. И мне это не нравится. С сегодняшнего дня я ему запрещаю к лаборатории и близко подходить. Пусть отсыпается, отъедается и дышит свежим воздухом.

— Еще скажи, к постели его привяжешь, — ворчливо отозвался дед, но было видно, что он тоже обеспокоен.

— Если понадобится — привяжу. Но лучше Лиру попрошу за любимым дядюшкой присмотреть. Думаю, она со всей ответственностью отнесется к данному поручению.

— Это жестоко.

— Переживет. Главное в обмороки падать больше не будет.

Элейна открыла мне дверь, и мы вошли в комнаты деда. Мне тут доводилось бывать нечасто. Да и зачем? Он здесь только спал. Хотя, как можно отдыхать в таком бедламе, я смутно себе представлял. Точнее, как нужно уставать, чтобы не обращать на окружающий хаос никакого внимания. К слову, покои, выделенные Дани, представляли собой нечто похожее. Но одно дело подросток, заявляющий, что это, конечно, беспорядок, но его личный беспорядок и другое — мужчина, разменявший вторую сотню лет.

Нет, грязи здесь, конечно, не было. Просто на столе лежат гора книг вперемешку с исписанными листами бумаги. По полу разбросаны какие-то коробки. Артефакты свалены в три аккуратненькие кучки недалеко от камина. А вершиной всего этого безобразия был маленький алтарь, вырезанный из цельного куска нефрита, который небрежно бросили на разобранную постель.

Я прожег деда раздраженным взглядом. Тот предпочел сделать вид, будто бы не заметил этого и начал рыться в одной из коробок, доставая оттуда мешочки и флакончики. Мои размышления на тему: стоит ли мальчишку класть рядом с алтарем, прервал сам виновник переполоха. Дани открыл глаза и попробовал принять стоячее положение. Не получилось. Ноги его подкосились, и он снова бы рухнул на пол, но я его удержал.

— Да не дергайся ты, — рявкнул я, усаживая его на край кровати.

— Я в порядке, — мальчик попытался вяло отмахнуться от Андреаса, который подсунул под нос флакончик с мутно-желтой жидкостью и весьма специфическим запахом, а потом посмотрел мне в глаза и тихо, почти шепотом сказал. — Лиру похитили.

— Как? — вырвалось у нас.

— Не знаю. Я ее чувствовал. Она была в галерее возле зимнего сада. С ней еще один ребенок. Мальчик. Он был чем-то очень сильно напуган. Мне кажется, это был маленький Владыка Теней. Но я не уверен. Внешне похож. А вот способности чуть ли не нулевые. У меня и то больше.

— Можешь его описать? — спросил Андреас.

— Да. Лет восемь-десять. Не больше. Волосы светло-русые. Вьются не очень сильно. На левой щеке небольшой шрам. Лира звала его «Ри». Ты знаешь, кто это?

— Вероятнее всего, да. Что еще ты видел?

— Дети вышли под дождь на одну из открытых площадок. Там их ждал высокий мужчина. Он был укутан в плащ, так что его я не разглядел. Потом этот тип отвесил мальчику подзатыльник, прошипев, что тот слишком долго возился, схватил его и Лиру за руки и утянул на дорогу Теней.

— Паршиво, — протянул Руа.

— Самое страшное не это, — Дани обхватил себя руками так, будто бы ему стало холодно. — Я следил за ними. Хотел узнать, куда он забрал Лиру? Но вдруг, где-то в районе Эстрена словно на ледяную стену налетел. И все! Я ее теперь не чувствую!

— Так же, как с Элейной? — спросил я.

— Нет, — ответил мальчик, немного поколебавшись. — Похоже, но нет. Сестру я вообще не чувствовал. А тут другое. Я знаю, что Лира там. Но само место, куда они перенеслись, словно защитным куполом укрыто. Не пробиться. Но она точно там.

Элейна снова всхлипнула. Я приобнял ее за плечи и нежно поцеловал в висок. Главное, наша девочка жива. Остальное — мелочи. Мы ее найдем и вернем домой. А судьбе тех, кто решился украсть моего ребенка, я не завидую. Сам лично отправлю их в Бездну.

— Но кому и зачем надо похищать Лиру? — несколько растерянно выдохнул Руалин. — К Серым башням подобраться незамеченным, в принципе, невозможно. Даже я не могу представить себе сумасшедшего, решившего похитить дочь Владыки. Вероятно, тут замешаны враги семьи тер Рейс. Может вы не всех заговорщиков переловили?

— Темный, ты дурак или умело притворяешься? — презрительно фыркнул Андреас. — Нет, все же здорово они это обставили. Гениально, можно сказать. В башню проник ребенок, который не желал зла хозяевам этого дома, а также не обладал способностями, нанести сколько-нибудь значимый ущерб нашим жизням. Поэтому защита его пропустила. А потом он выманил Лиру за пределы охранного контура, и так как девочка шла сама — ее никто к этому не принуждал, они смогли выйти на улицу. Я и не подозревал о том, что в защите наших домов есть такая брешь. Ну, что ж… учтем на будущее. А пока, предлагаю отправиться в столовую и пообедать. Заодно и подумаем, что можно тут предпринять.

— Да как вы можете даже думать о еде?! — Эль вырвалась из моих объятий и подскочила к деду с самым свирепым выражением на лице. — Исчезла моя дочь! Ее нужно найти и вернуть!

— Девочка, успокойся, — со снисходительной улыбкой ответил он. — Истерики нам не помогут. А голодные обмороки только навредят.

Андреас ободряюще похлопал мою жену по плечу и отвернулся к воспитаннику. Дани под его давящим взглядом все же выпил содержимое флакончика и совсем по-детски скорчил рожицу. У моего деда к Элейне было двойственное отношение. С одной стороны, он считал ее чем-то вроде блажи любимого внука. Не раз и не два мы с ним ссорились по этому поводу. Но лорд Шаор был абсолютно уверен, что этот брак — ужасный мезальянс, а моя супруга, во-первых, не обладает никаким особыми магическими талантами, а во-вторых, не блещет умом. Обращался он с ней соответственно — как с неразумным ребенком.

Но с другой стороны, она родила ему правнучку, в которой он видел скопище всевозможных талантов и добродетелей. Этот факт несколько примирил его с нашим браком. А новость о том, что мы ожидаем еще одного малыша всего через несколько лет после рождения первенца, так его обрадовала, что он даже преподнес ей шкатулку с фамильными драгоценностями рода Шаор.

Я подошел к жене и снова обнял ее.

— Мне страшно, — шепотом выдохнула она.

Мне тоже, но не говорить же это ей. Пришлось улыбаться и изображать уверенность, которой я не испытывал.

— Все будет хорошо. Обещаю.

Вскоре мы сидели за обеденным столом и торопливо ели. Мне, признаться, кусок в горло не лез, но Андреас действительно прав. Голодные обмороки нам только навредят. Поэтому нужно взять себя в руки.

— Итак, давайте порассуждаем, — начал дед, отхлебнул из кружки травяного чая. — Что мы имеем?

— Ребенка, который выманил Лиру и взрослого, который их перенес в неизвестном направлении, — ответил Руа.

— Не просто ребенка и взрослого, а двух Владык.

— В мальчике я не уверен, — присоединился к разговору Дани.

— Разве это так важно, кто похитил? — вырвалось у меня. — Меня интересует, зачем они это сделали. Руа, извини, но твое предположение о недобитых заговорщиках даже не рассматривается. Да и не является моя дочь, наследницей дома тер Рейс. Она всего лишь племянница Правителя, у которого три прямых наследника — сын и двое братьев. Здесь не династические игры, а что-то другое.

— Но Тамиэля могли бы шантажировать жизнью племянницы, — не желал сдаваться Руа.

— Могли бы, но недолго. Ты моего побратима не знаешь? Он весьма трепетно относится к своей семье и любого, кто ей угрожает, сотрет в порошок. Таля злить — себе дороже. Об этом всем известно. Так что нет. Андреас, а ты что думаешь?

— У меня есть предположение, что это каким-то образом связано с семьей Оран.

— Это кто?

— Внук, я все конечно понимаю. Ты еще молод и поглощен собственными заботами. Но неужели за столько лет, что живешь в Элвирне, ты не смог выучить всего пятьдесят старейших родов потомков Ранхара?

Я смутился. Какие там пятьдесят? Мне с трудом удалось бы вспомнить десяток имен. Но так уж вышло, что свести знакомство мне ни с кем пока не удалось. Большинство Владык считало меня, скажем так, недостойным их внимания. Как же! В их мире, где так много внимания уделяется чистоте крови, мне места нет. И даже не потому, что я сам — полукровка. Наследнику рода Шаор такое они еще бы простили. А вот то, что я женился на эльфийке и мои дети будут Владыками Теней лишь на четверть, их возмутило до глубины души. То, что наша с Элейной дочка в восемь лет по уровню своих способностей может дать фору ребятам, которые в два раза старше ее, мы пока держим в тайне. Ведь из-за того, что девочки в наших семьях рождаются реже, чем мальчики, невесты даже с каплей крови Владык ценятся на вес золота. А уж, девушки с полноценно развитым даром — вообще бесценны. Если о Лире узнают, налетят главы семей с брачными предложениями, замучаемся отбиваться. Это сейчас — тишь да гладь.

— Так вот у Атрея — главы рода Оран, — начал рассказ Андреас. — Есть сын десяти лет. Риан. Волосы у него светло-русые. На левой щеке шрам. Правда, я бы не назвал его небольшим. У мальчики очень слабые способности. И это просто бесит Атрея и он нередко вымещает раздражение на не оправдавшем его надежд сыне. Ребенок из-за этого не то, что отца — собственной тени боится, замыкается в себе. В общем, раскрытию его способностей это не способствует.

— И к чему этот рассказ?

— К тому, внук, что роду Оран просто необходимо вливание свежей крови, чтобы последующие поколения не утратили способности.

— Какой в этом смысл? Лира еще ребенок! Ладно бы они с Рианом были взрослыми…

— Нет, Эндрю, ты совершенно не желаешь работать головой. Сам подумай, можно ли взрослого Владыку Теней похитить и удерживать достаточно долгое время? Нет, день-два, ну, неделю… и все. Ребенок же — совсем другое дело.

— Допустим. Но дети рано или поздно вырастают.

— Именно!

— Я тебя не понимаю.

— Заметно, — усмехнулся Андреас.

— Так объясни!

— Хорошо. Только ответь на пару вопросов. Какова вероятность, что забитый, не слишком красивый юноша, практически лишенный способностей, сможет заинтересовать наследницу рода Шаор? Притом, что ее внимания будут добиваться достойнейшие представители нашего народа. Такие способности, как у нашей девочки — настоящая редкость. Ты же знаешь. Ну, так что?

— Вероятность такого исхода крайне мала. Хотя… судьба часто нас удивляет. У лавочника из Хэйнота Эндрю Ламоса не было ни малейшего шанса жениться на светлоэльфийской принцессе, но тем не менее…

— А теперь скажи мне, дорогой внук, если мальчик и девочка растут вместе, играют, ссорятся, мирятся и просто живут бок о бок, когда они вырастут, могут ли они друг в друга влюбиться?

— Наверное. Другу детства, который давным-давно стал родным, молодая девушка легко может простить и непривлекательную внешность, и отсутствие выдающихся способностей. Об этом я и не подумал сначала.

— Меня во всей этой ситуации радует только одно, — сказал Андреас, откинувшись на спинку стула. — Лира находится в относительной безопасности. Но это не значит, что мы можем сидеть сложа руки. Нужно действовать. Атрей Оран нарушил одно из немногих незыблемых правил нашего народа — напал на ребенка, неспособного себя защитить. Такому нет прощения.

Глава 3

Несколько минут мы провели в тягостном молчании. Андреас размышлял о чем-то своем. Возможно, размышлял о том, что скажет другим Владыкам Теней, а о чем промолчит. Руа торопливо запихивал в себя остатки отбивной, будто бы наедаясь впрок. Элейна маленькими глотками пила чай. Данирис же давно отодвинув пустую тарелку, увлеченно чиркал карандашом по мятому листочку, не обращал на нас ни малейшего внимания.

— Но если мы знаем, где они прячут Лиру, то почему бы вам не перенестись туда? — спросила Элейна, глядя на моего деда покрасневшими от слез глазами. — Эндрю ведь может вступить на дорогу Теней и провести вас. Почему вы не можете забрать мою дочь прямо сейчас?

— Не все так просто, девочка, — грустно ответил он. — К сожалению, мы не сможем так легко пробраться в их башню. Элейна, ты знаешь, что такое дорога Теней? Это путь доступный лишь избранным повелителям Хаоса. Своеобразный портал, сокращающий расстояние между двумя точками путешествия. Для его создания нет необходимости знать координаты места, в которое вы желаете попасть. Нужно просто сосредоточиться и представить точку выхода. В отличие от стихийного перехода абсолютно безопасен. Но… есть одно маленькое «но». Башня семьи Оран находится на границе с Пустыней Безмолвия. А, как мы знаем, и сама Пустыня, и весь юго-восток Элверна являются магическими аномалиями, влияющими даже на Владык Теней. Эндрю, вероятнее всего, смог бы пробраться в башню похитителей. Но только в одиночестве. Он не сможет без риска для собственной жизни перенести кого-то с собой. Даже если каким-то чудом мой внук найдет Лиру в чужом доме, уйти с ней по дороге Теней не получится. Но даже на то, что Эндрю сможет отыскать нашу малышку у меня

В одиночку у Эндрю, получилось бы пробраться в их башню. Но это неразумно. Во-первых, сделать это он смог бы потратив практически все свои силы. Во-вторых, его там будут ждать. Не забывай, они там на своей территории, а значит по определению, сильнее. Так что шансов не то, что спасти дочь, а просто уйти оттуда целым и невредимым у него не так уж и много. Поэтому вам предстоит нелегкое путешествие. Нет, мы сможем перенести вас с помощью телепортов, но только на границу магической аномалии.

— Нас? — я удивился. — А ты?

— Нет. От меня будет больше пользы, если я останусь здесь. К тому же, нужно будет сообщить другим семьям о том, что произошло. Все должны знать, что мы защищаем своего ребенка, а не просто напали на представителей одного из древнейших родов нашего народа. Я немедленно этим займусь.

— А что делать мне?

— Думаю, тебе нужен небольшой отряд из тех, кому ты доверяешь. Собирать армию я смысла не вижу.

— Да, ты прав, — ответил я.

— Как представитель дружественного государства, — церемонно изрек Руалин, даже не пытаясь скрыть лукавую улыбку. — Я не могу остаться в стороне, когда опасности подвергается леди королевской крови. Обязанности посла от темных к светлым, переложим на моего отца. Он недельку-другую продержится. Да, решено! Я с тобой.

— И я, — твердо произнесла Элейна.

— Нет, — ласково ответил я, обнимая ее и целуя в висок.

— Там моя дочь! — принцесса попыталась вырваться, но как-то вяло и неуверенно.

— И моя. Эль, ты же понимаешь, что я не могу взять тебя с собой,

— Я не буду обузой! — ее голос звучал тихо и почти жалобно.

— Знаю, но не могу подвергать тебя опасности. Милая, ребенок, который только должен у нас родиться, мне так же важен, как и Лира.

— Эндрю Ламос, ты — бесчувственный чурбан!

— Ваше высочество, вы повторяетесь.

— Я люблю тебя, — Элейна торопливо смахнула со щеки слезинку.

— Я тоже тебя люблю. Мы вернем нашу девочку домой. Просто верь в меня. Ладно?

Моя жена кивнула, а я перевел дух. Думал, так легко ее убедить не получится. Она иногда бывает так же упряма, как стадо баранов. Особенно, если дело касается Лиры.

— Давай ты побудешь пока в столице? Я и Руа все равно сейчас отправимся к Тамиэлю. Нужно же рассказать ему, что произошло.

— Может мне лучше остаться здесь?

— Нет. Мне будет спокойнее, если ты будешь под защитой брата. Просто если останешься здесь, Андреас не сможет отправиться нам на помощь, не теряя при этом времени. Прежде чем уйти, он должен будет позаботиться о твоей безопасности.

На самом деле, дело тут не только и не столько в безопасности моей любимой принцессы. Просто рядом с Тамиэлем, его женой и их сынишкой, ей будет не так страшно и тоскливо. Они смогут ее поддержать. Они ведь с Алери подруги. А малыш Сандриэль, который очень любит тетю Элейну не даст моей жене скучать.

— Ладно, — сказал я, поднимаясь из-за стола. — Эль, Руа, одевайтесь. Через пять минут я перенесу нас в Вэлкат. Дани, ты с нами?

— А? — мальчик поднял на нас растерянный взгляд.

— Мы сейчас идем в столицу, — терпеливо повторил я. — Ты с нами?

— Да. Конечно, — отозвался он с отсутствующем видом, возвращаясь к своим расчетам.

— Что хоть этот маленький гений делает? — спросил Руалин у Андреаса.

— Готовится перенести вас как можно ближе к башне семьи Оран. Темный, неужели ты думаешь, что можно просто взять и открыть стихийный портал рядом с зоной магической аномалии?

— Но Эндрю…

— Он не сможет перенести отряд так близко к Серой башне. И если доверить построение портала ему, вас выкинет на полдороги. Эндрю, без обид, но точность — не твой конек.

Я кивнул, признавая справедливость сказанного дедом. С точностью, если я не иду дорогой Теней, у меня, действительно проблемы. Да и вообще, порталы — это не мое. Особенно стихийные. Дани действительно справится лучше. Да и то, что мальчик научился их каким-то образом просчитывать, говорило лишь в его пользу. Вот только брать его с собой мне не хотелось совершено. Пусть он талантлив, пусть умеет такое, что мне и не снилось, но это не отменяет того, что Данирис, в общем-то, подросток. Жизненного опыта, как такового, нет. Мне его в город без сопровождения отпускать страшно, про опасную вылазку в логово Владык Теней, вообще, молчу. Рисковать одним ребенком, чтобы спасти другого я не готов.

Тамиэль принял нас в своем кабинете. Пока я рассказывал о том, что у нас стряслось, на лице моего шурина не отразилось даже тени эмоции, а голос был холоден и тверд, как северные льды. Вот только голубые глаза, такие же, как и у моей жены, метали молнии. Я невольно улыбнулся. Не так уж сильно изменился он с нашей первой встречи. Да, груз ответственности и власть сделали свое дело. Таль повзрослел. Ему пришлось повзрослеть. Но одно меня неизменно радовало. Бремя правления не сломило его. И где-то в глубине души он остался тем же парнем, которому я поклялся быть братом.

Молча выслушав и пообещав оказать посильную помощь, он сразу же развел бурную деятельность. Приказал в срочном порядке найти и привести к нему Натаниэля. Отправил Элейну в покои своей жены и велел отдохнуть, как следует. И пока мы ждали второго наследника светлоэльфийского престола, включился в дебаты Андреаса и Дани о том, как и откуда лучше строить переход. Моего желания оставить мальчишку дома Таль, не поддержал и в приказном порядке велел ему собираться в дорогу. Пришлось отвести его в сторонку и прояснить ситуацию.

— Ты в своем уме? — зашипел на него я.

— Более чем, — огрызнулся он.

— Тамиэль, я не хочу брать его с собой.

— И, тем не менее, возьмешь. Он может оказаться вам полезен. Это приказ.

— Совсем совесть потерял? Ты не можешь приказывать мне!

— Зато могу приказывать ему.

— Тамиэль, ты совершаешь ошибку, — попытался я подойти к нему с другого бока и надавить на братские чувства. — Он еще совсем ребенок. И если с ним что-нибудь случиться, ты никогда себе этого не простишь. Пусть он откроет портал. А дальше мы сами.

— Нет.

— Но почему?

— Он принц крови, третий наследник престола. И он уже не ребенок. Мне было четырнадцать, когда дядя взял меня на войну. Хотя, война — это громко сказано. Так… вооруженная стычка. Но там убивали. Клинок закаляется в бою.

— У тебя странное представление о кузнечном деле, — попытался уколоть его я, а потом посерьезнев спросил. — Неужели ты считаешь, что он видел мало крови тогда… десять лет назад?

— Нет, не считаю. Но как правитель не имею права ограждать его от жизни. Он третий в очереди на трон. И если, не приведи стихии, что-то случиться со мной, Сандриэлем и Натаниелем, он станет править нашим народом. Мне не хотелось бы об этом думать, но и такое возможно.

— Причем здесь это?

— При том!

— Таль, это не ответ.

— Эндрю, как бы я не любил племянницу, я не могу бросить все и отправиться на ее поиски. На мне лежит ответственность за тысячи жизней.

— Тебя никто и не просит этого делать. Мы понимаем, что ты действительно не можешь.

— А Данирис может. Он может пойти с вами. И пойдет. Потому что это не только его обязанность, но и право. Защищать тех, кто ему дорог.

— Но твой брат еще несовершеннолетний, — схватился я за последнюю соломинку.

— Возраст — понятие относительное. Ты тоже был несовершеннолетним, когда попал в Элверн. Но был ли ты ребенком?

— Тамиэль, мне было почти двадцать пять, а мальчишке всего восемнадцать!

— Не кричи. У меня голова болит, — раздраженно отозвался Правитель светлых эльфов. — Эндрю, этот спор можно вести до бесконечности. Но подумай вот о чем. Кого Дани любит сильней всего?

Я, признаться, слегка растерялся от этого вопроса. Кто же его знает? Мы на эту тему не говорили никогда. Да и не были никогда особенно близки.

— Не знаю.

— А ты пораскинь мозгами.

— Таль, давай ты обойдешься без загадок? Я и так сейчас злой, как сотня демонов.

— Ладно. Больше всего он любит Лиру. Давай объясню почему? Ко мне и Натану он, конечно, привязан, но не слишком сильно. Мы ведь почти не видимся. Да и поговорить нам с ним не о чем. Слишком большая разница в возрасте. Примерно та же ситуация с моей женой. Сандриэль еще слишком мал. Ну, сам подумай, чем взрослого парня может заинтересовать малыш, который и говорить-то толком не умеет? Кто у нас дальше? Ты. Тебя он уважает. Элейна… да, он ее любит. Но, сам понимаешь, она замучила его своей опекой и его, мягко говоря, раздражает, что сестра видит в нем неразумного ребенка. Правда, есть еще Андреас. Но любить очаровательную девочку, которая смотрит на тебя глазами полными восхищения гораздо проще, чем строгого наставника.

— Допустим.

— Ты не понимаешь.

— Конечно, не понимаю! Но очень стараюсь понять. Ты можешь обойтись без этих своих дипломатических заморочек? Не на переговорах ведь сидишь. Это с темными или с советом Высоких Лордов тебе нужно каждое слово взвешивать, а в идеале оппонента еще и к нужной тебе мысли так подвести, чтобы он думал, что сам до нее дошел. Но мы-то одна семья. Скажи коротко — буквально в двух словах все, и я пойду собираться.

— Когда я был принцем, то не совсем понимал, почему дядя воспитывает нас с Натаном именно так, а не иначе. Мы с братом не раз рисковали жизнями. Не то, что бы мы были против, но это ведь глупо подставлять под удар наследников. Особенно, если учесть, что нас было всего трое.

— А теперь, надо полагать, понимаешь?

— Да. Правитель должен быть готов положить свою жизнь на алтарь долга перед собственным народом. А сможет ли он при необходимости сделать это? Ну, допустим, я оставлю дома. Ты не думаешь, что он уверится, что его жизнь и безопасность превыше всего, и ему не обязательно рисковать ею даже ради тех, кого он любит? Что проблемы будут решать за него другие?

— Нет. Я так не думаю.

— А я не хочу рисковать. И давай закончим уже этот разговор? Натан пойдет с вами поможет тебе приглядеть за младшеньким.

— Тамиэль, ты смерти моей хочешь? — простонал я. — Дани — книжный ребенок, который жизни не знает. Руа стремящийся влезть во все доступные ему неприятности. Так еще и Натаниэль! Ты знаешь, что он возомнил себя бессмертным и не отстает в безрассудстве от нашего темного друга.

— Ничего. Беспокойство за младшего брата и племянницу поможет ему более здраво взглянуть на мир и пересмотреть собственное поведение. И хватит уже об этом.

Я было уже хотел сказать что-нибудь едкое в ответ на это идиотское заявление, как двери распахнулись, и в кабинет влетел Натаниэль. Злой, как демон. Одет он был, скажем так, несколько небрежно. Сапоги грязные. Камзол порван в двух местах. Рубашка застегнута лишь на половину пуговиц.

— У нас война? — прорычал Натан. — Таль, что случилось? Меня твои гвардейцы, простите за подробности, из ванной комнаты вытащили. Вымыться не дали. А я, между прочим, полдня в седле провел.

— Лиру похитили, — ответил за старшего брата Дани.

— Малыш, это очень плохая шутка, — с укором посмотрел на юношу Натаниэль.

— К несчастью, я не шучу, — покачал головой тот. — Нашу племянницу действительно украли.

— Кто?

— Мы думаем, что это один из Владык, — вступил в беседу мой дед.

— Я не совсем понимаю. Разве вы не трясетесь над своими детьми, как скряга над последним золотым? Если мне не изменяет память, до совершеннолетия юный Владыка неприкосновенен, что бы не совершил.

— Да. Все верно. — Андреас помассировал переносицу и обессилено откинулся на спинку своего кресла. — Ребенок — самое ценное, что может быть у семьи Владык. И никому в голову не могла прийти мысль о том, чтобы каким-либо образом навредить малышу. А уж похитить из родового гнезда… это вообще немыслимо.

— Но как это произошло? Не знаю, как у остальных, а башня Эндрю от пола до потолка напичкана охранными заклинаниями. На каждом кирпиче по три охранных руны.

— В том-то и дело. Охранные. Реагируют они как на действие, способное причинить вред кому-то из обитателей башни, так и на само намерение. А Лиру за пределы охранного контура вывел ребенок того же возраста, что и она сама. И делая это, он не желал ей зла.

— А можно поподробнее? Я не совсем вас понимаю. Какой еще ребенок? Куда он увел малышку? Зачем? И с чего вы взяли, что это Владыки теней отметились, а не эльфы-самоубийцы?

Мне пришлось, в очередной раз рассказывать о том, как все случилось. Понимаю, что без этого никак. Но промедление меня убивает. А я вынужден просиживать здесь.

На предложение Натаниэля выдвигаться прямо сейчас, Андреас жестко отрезал:

— Вы отправляетесь в путь завтра на рассвете. По темноте все равно много не пройдете. Нет. И не спорьте. Это самое разумное, что можно сейчас сделать.

— При всем моем уважении, но там мой ребенок. Я с ума схожу от беспокойства.

— И от того не можешь мыслить здраво. Приди в себя, Эндрю. Ты ничем не поможешь моей внучке, если сломаешь шею, помчавшись галопом по ночной степи. И еще… прежде чем открыть портал Данирис должен как следует отдохнуть. А-то напутает чего, и окажетесь вы дружной компанией, Бездна знает где.

— Да, — поддержал моего деда Тамиэль. — Так действительно будет лучше. Иди, отдыхай. А за ночь мы соберем вас в дорогу. Лошади, оружие, сопровождение.

— Не надо сопровождения, — простонал я, но побратим сделал вид, будто бы не услышал. Он часто так делает, когда считает, что прав, но спорить ему лень.

Что мне еще оставалось? Только послушаться. Ну, не соваться же к семейству Оран в одиночку. Это действительно глупо. Меня убьют, а Лире это не поможет. Нужно действовать в соответствии с планом. Боги, как же это сложно… вести себя разумно в такой сложной ситуации. Но, ничего не поделаешь. Нужно сжать зубы и терпеть.

Элейна была в коридоре. Она шла, держа за руку трехлетнего Сандриэля. Тот лепетал что-то про пони, новые качели и деревянный меч, подаренный ему отцом.

— Не нас ли вы поджидаете? — я попытался придать своему голосу хоть нотку веселости, но потерпел сокрушительную неудачу.

— Дядя Эндрю! — завопил малыш, бросаясь обниматься.

Пару минут маленький принц восторженно пищал, повиснув у меня на шее. Потом он увидел Натана и переключился на него. В это время мы с Эль тихо удалились. Нет, я люблю племянника, но нам сейчас, мягко говоря, не до него.

Мы вошли в наши комнаты. Таль выделил нам роскошные апартаменты, всегда, находящиеся в нашем распоряжении, чтобы мы не ютились в гостевых. И я с семьей часто тут оставался. Особенно после того, как Лира немного подросла.

— Когда вы выезжаете? — спросила моя жена, забираясь с ногами на постель.

— Завтра на рассвете.

— Хорошо.

— Дани едет со мной, — сказал я, предчувствуя, что за этим последует.

— Ты с ума сошел?! — Элейна подскочила.

— У меня эта идея так же особого восторга не вызвала. Тамиэль разрешил ему. И я уже не могу с этим ничего поделать. Только присматривать за мальчишкой по мере сил и возможностей.

— Но Дани — еще совсем ребенок.

— Нет. Уже не совсем. И он, действительно имеет право защищать тех, кого любит. Так что я тебе не советую тратить силы на то, чтобы их переубедить. Дело это бесполезное.

— Ты позаботишься о нем?

— И о нем, и о Натане.

— Ты так говоришь, чтобы я успокоилась.

— Да. Все именно так и есть. Но это не значит, что я позволю чему-нибудь случиться с ними.

— Люблю тебя.

— Замечу, что любить меня все же есть за что.

— Ты такой скромный, — не сдержала улыбки Элейна.

— Какой есть. — Наша шутливая перепалка придала мне сил. Как же все-таки хорошо, что даже в самые трудные минуты жизни с нами те, кто готов поддержать, выслушать и просто посмеяться вместе с тобой. — Я, кстати, тоже тебя люблю, принцесса. И, поверь мне, все будет хорошо.

— Ладно, — Эль кивнула и с наигранным вздохом ответила. — Видно судьба у меня такая. Со дня нашего знакомства ведь ничего мне и не остается, кроме как верить в тебя.

— Да. А теперь давай отдыхать. Мне завтра до рассвета встать придется.

— Ужинать не хочешь? — заглянув мне в глаза, спросила она. — Если хочешь, я прикажу подать его в комнату.

— Нет. Давай просто спать.

Элейна согласилась и буквально через четверть часа мы лежали в постели. К своему удивлению уснул я почти мгновенно.

Глава 4

Мы стояли на вершине пологого холма, покрытого высохшей на солнце травой. Впереди, буквально в нескольких десятках миль от нас тянулась длинная горная гряда, носившая гордое название «Горы плача». За нашими спинами шумел лес. Ни дорог, ни даже намека на то, что где-то поблизости есть какое-нибудь поселение, не наблюдалось. Я посмотрел на своих спутников. Два моих шурина и Руа вот уже минут пять разглядывали горную цепь. Хотя, что они пытались там высмотреть — ума не приложу. Трое магов, которых нам всучил Тамиэль, возились с лошадьми. Хоть какая-то от них польза. Этих ребят нам представили за пару минут до того, как Данирис должен был перебросить нас на бескрайние просторы Великой степи. Видимо, чтобы мы не рассмотрели их получше и не забраковали, потребовав либо представить более представительных кандидатов, либо не навязывать никого.

Побратим правильно подгадал время. Возмущаться было некому. Младший принц возился с порталом. Я утешал расстроенную жену, в тысячный раз обещая, что все будет хорошо. Руалин придерживался принципа «Не мешай другим влезать в неприятности, пока они не мешают этим заниматься тебе». А Натан подошел к проблеме философски рассудив, что трое навязанных магов, все же лучше, чем два десятка.

Я посмотрел на небо. Его почти полностью затянуло тучами. Хоть бы дождь не пошел. Но на это надежды мало. Воздух спертый. Жарко. На ветерок даже намека нет. И тишина вокруг. Затишье перед бурей. Не иначе.

— Дани, — я повернулся к нашему юному дарованию, отвлекая его от любования красотами природы. — Сколько нам добираться до земель Оран?

— Сейчас, — пробормотал мальчишка и опустившись на траву извлек из сумки зеркальце размером с его ладонь, которое сразу же засветилось голубоватым светом. Малыш закрыл глаза и то-то забормотал, погрузившись в полумедитативное состояние.

— Эндрю, ты заметил, как тут тихо? — шепотом осведомился у меня Руалин.

— Заметил, — кивнул я. — И мне это не нравится.

— Согласен, — включился в разговор Натан. — Тревожно мне как-то. Но я никакого магического воздействия не ощущаю.

— Гроза будет. Наверно из-за этого, — отозвался я. — Но все равно будьте готовы к любым неприятностям. Мы уже не дома.

— Будем, — усмехнулся Натан. — Не переживай, папочка, все будет хорошо.

— Бездна! Бездна! Бездна! — яростно прорычал Дани и поднимаясь с земли.

— Что? — практически одновременно втроем спросили мы у него.

— Нам надо перебраться через горы на юг. За горами лежит Великая Степь. А дальше земли семьи Оран, которые граничат с пустынями Безмолвия. Здесь в сотне миль есть горный перевал. Не слишком опасный. Пройти можно. После придется обогнуть Болота Плача, дальше по степи и мы на землях принадлежащих семье Оран. Портал сместился почти на триста миль к западу.

— Это же в лучшем случае пара недель пути, — простонал Натан.

— Здесь сильные магические искажения, — попытался оправдаться мальчишка. — А я о них просто не знал. Может в хрониках Андреаса и были об этом какие-то упоминания. Но времени на подготовку было слишком мало. И…

— Малыш, не переживай.

Я подошел к Данирису и положил руку ему на плечо. Тот поднял на меня несчастный взгляд. И мне захотелось потрепать его по волосам. Но пришлось сдержаться. Нельзя обращаться с ним, как с ребенком. Не поймет и не оценит. Поэтому попробуем так:

— Ты сделал все, что мог.

— Того, что я смог оказалось мало.

— Но в любом случае, это лучше, чем ничего. А если бы порталом занимался кто-то другой, неизвестно, в какой дыре мы бы оказались. Все не так уж и плохо. Идти мы будем по большей части через степь.

— Ты забыл о горном перевале.

— Он всего один. Пройдем.

— Владыка, — обратился ко мне один из магов, отчаянно стараясь не встречаться со мной взглядом. — У нас все готово. Можно отправляться.

Группа, которую выделил нам Тамиэль, состояла из трех эльфов. Все маги, причем достаточно сильные, являлись членами личной гвардией Правителя. Серьезные ребята. И по ним сразу видно — это не первая их вылазка. Действуют четко, слажено. Не то, что наша компания. Конкретно этот был у них старшим. Звали его Сендериес. Вот поиздевались же родители над ребенком.

Подчиненные, видимо, чтобы не ломать каждый раз язык, обращаясь к непосредственному руководству, сократили его имя до Сена. Мы следовали их примеру. Стоит сказать, что эти ребята поступили в полное мое распоряжение. Конечно, видеть командиром их отряда они предпочли бы Натана. Все же принц — второй наследник престола как-никак. А я кто? Владыка Теней. Личность совершенно непредсказуемая. Нет, меня они, безусловно, уважают. Хотя и предпочли бы держаться от меня подальше. Но приказ правителя — это приказ правителя. То есть истина в последней инстанции, то, что даже в мыслях под сомнение не ставится. Поэтому и стоит сейчас Сен передо мной и ждет дальнейших указаний.

— Хорошо, — кивнул я, и направился к своей лошади. — Выдвигаемся. Дани ты ведущий. Натан, едешь за ним и прикрываешь. Маги по бокам. Руа, мы с тобой — замыкающие.

— Ты уверен? — нахмурился старший тер Рейс. — Может, первым поеду я или Руа?

— Можно подумать, вы знаете, куда нужно ехать.

— Примерно.

— А твой брат знает точно. Так что он впереди. А ты держишься рядом с ним. Всем быть начеку. По сторонам смотреть не забывайте. Береженого боги берегут.

Мы оседлали лошадей и тронулись в путь. Стоит ли говорить, что наш порывистый ведущий пустил лошадь в галоп. Пришлось догонять, чтобы сделать внушение. Не знаю, как удержался, чтобы не дать ему по шее. Но позорить взрослого парня перед гвардейцами не хотелось. А вот Натан деликатность решил не проявлять и отвесил мальчишке подзатыльник и зарычал:

— Тебя, дурень малолетний, шмель в задницу ужалил? Ты куда рванул? Сказано же: «быть начеку», а не «мчаться сломя голову». Нам не один день ехать. И неизвестно, что ждет через милю-другую. Может от погони уходить придется. А ты лошадь загоняешь.

Далее следовала пятиминутная тирада, слушая которую Данирис, попеременно то краснел, то бледнел, а под конец чуть ли не плакал. После этого несчастный мальчишка пообещал впредь думать головой, а не другим местом и пустил своего коня трусцой.

Мы шли вдоль горной гряды острые пики которой впивались в темное небо. Солнце казалось тусклым. Степь желто-зеленым ковром стелилась под копытами наших лошадей. Картина, наводящая уныние. И несмотря на то, что все шло тихо и мирно, меня не оставляло чувство что за нами кто-то следит. Сначала я гнал от себя эти мысли, а потом поделился ими с Руа. Он лишь пожал плечами.

— Я тоже что-то чувствую. Но скорее всего это просто игра воображения. Ты бывал здесь раньше?

— Нет.

— И я нет. Даже близко не проезжал. Наверное, из-за этого и нервничаю. Ведь что нам может здесь грозить? Местность-то открытая. Незаметно не подберешься.

— Мне рассказать, какие опасности подстерегают нас в степи? — насмешливо поинтересовался Дани, оборачиваясь к нам.

— А ты откуда знаешь? — живо поинтересовался Руалин. — В книжке прочитал?

— И в книжке тоже. Андреас с собой брал. Не в эти края, конечно, но местность была похожа.

— Когда и зачем он тебя в степь потащил? — простонал я.

— Да пару лет назад. Мы редкие травы искали для одного эликсира. Не нашли. Зато я белую гадюку обнаружил… случайно. И теперь могу за полторы минуты универсальное противоядие составить.

— Связи не улавливаю. Причем здесь гадюка?

— Да она меня укусила. Я перепугался до ужаса. А Андреас говорит: «Делать противоядие не буду. Сам справляйся, раз про осторожность забыл». В общем, ушло у меня на это полторы минуты. Так что обращайтесь, если понадобится.

— Непременно, — отозвался я, костеря про себя любимого дедушку. — Только ты сестре этого не говори.

— Я, по-твоему, совсем дурак? Элейне такое рассказывать нельзя. Она же меня после этого в моей комнате запрет на всю оставшуюся до совершеннолетия жизнь. А это в мои планы не входит. Ну, так что? Про степь рассказывать?

— Не надо! — ответил за меня Натан. — Лучше вперед смотри.

— Так скучно же.

— Ничего. Переживешь.

Данирис тяжело вздохнул, но старшего брата послушался.

Мы остановились на ночлег, когда окончательно стемнело. Причем случилось это неожиданно. Вроде бы еще минуту назад относительно светло было, а теперь кромешная тьма. Пришлось в срочном порядке обустраивать лагерь, разводить костер и готовить ужин.

Лошадей стреножили и пустили пастись. Правда, чахленькая травка особого энтузиазма у них не вызвала, но особо привередничать они не стали. Наверное, восприняли ее как не особо вкусный, но все же десерт после полученной перед этим порции овса.

Маги предложили сотворить защитный барьер, отпугивающий животных, но я вежливо отказался и принялся за дело сам. Они настаивать не стали. Наскоро перекусив, мы сразу завалились спать. Долгая скачка измотала всех. Более или менее бодрыми выглядела лишь тройка магов. Они же и распределили ночные дежурства между собой. Надо бы узнать, как двух других зовут. А-то нехорошо как-то получается.

Руа с Натаном хоть на ногах держались. Мы же с Дани, как мне кажется, представляли собой довольно жалкое зрелище. Вот расплата за то, что физическими нагрузками в последнее время пренебрегали, целиком и полностью полагаясь на магию. Это нам урок на будущее. Нельзя так делать. Мало ли какие ситуации в жизни бывают. Но обдумать это я решил завтра, а пока закутался в плащ, пристроил под голову походный мешок исполнявший роль подушки и в эту же секунду уснул.

Разбудило меня отчаянное ржание лошадей и громкий голос Натаниеля:

— Эндрю, вставай. У нас гости, — выкрикнул он, но тут же, переключился на младшего брата. — Дани, сиди возле костра и не высовывайся. Полезешь, куда не просят — выпорю.

Я мгновенно подскочил на ноги и застыл ледяным изваянием. Вдоль границы защитного круга медленно скользили полупрозрачные существа довольно жуткого вида, словно сотканные из тумана. Мне стало немного не по себе. Людей… эльфов они напоминали только внешними очертаниями фигур. Боги, столько времени прошло, а я все еще не привык к тому, что-людей-то здесь и нет. Постоянно это слово так и норовит у меня вырваться.

— Их шестеро, — ко мне подошел Руа. — Ты знаешь, что это за твари?

— Нет, — пожал я плечами и повернулся к нашему юному гению, стоящему возле костра. — Дани, это кто?

— Бездна их знает, — ответил он, задумчиво хмуря брови. — А Бездна точно знает. Эти твари явно оттуда.

— А как они здесь оказались.

— На огонек зашли, — нервно рассмеялся мальчишка, но тотчас же взял себя в руки. — Кто-то их вызвал. И этот кто-то наделен огромной силой. Кстати, эти существа пытаются поглотить твой защитный контур. Безуспешно пока. Но лично я не уверен, что он продержится до рассвета.

— А уверен, что с рассветом они рассеются?

— Нет, но очень на это надеюсь. Эндрю, мы не справимся с ними. Ты — возможно. А вот мы — нет.

— Его высочество прав, — счел нужным вставить комментарий Сен. — Эти создания поглощают магию. Не представляю, что нужно сделать, чтобы их отпугнуть.

— Есть у меня одна идейка.

Дани усмехнулся, сделавшись сейчас очень похожим на моего деда. И прежде чем я успел его остановить, бросил маленький огненный шарик в одну из фигур. Не попал. Та отшатнулась от защитного контура на добрый десяток шагов.

— Да, — довольно заявил он. — Все, как я и предполагал. Они боятся огня.

— Малыш, ты ненормальный? — зарычал Руалин. — Зачем их злить? Они же пока еще не нападают.

— Это ты правильно сказал. Пока не нападают. Но долго ли это продлится? Так мы хотя бы знаем, что их может отпугнуть. Но все равно, дело плохо.

— Почему? — поинтересовался я.

— Их шестеро. Ну, допустим, ребята Таля пришибут одного. Руалин с Натаном еще одного. И ладно уж я справлюсь еще с одним. Двоих просто не потяну. На твою долю останется трое. А это много.

— Справлюсь.

— Надеюсь, что так.

И тут раздался противный скрежет. Словно кто-то открывал ворота петли, которых давно не смазывали. Наши гости пробили защитный контур.

Я выругался. Тем временем Дани медлить не стал, и принялся лихо забрасывать одного из призраков огненными шарами. Существо уворачивалось, но приближаться к нему не спешило. Отряд последовал примеру Дани. Вот только у мальчишки получалось лучше, чем у них. Своего противника даже пару раз зацепил. Видимо на руку ему играла скорость, с которой он посылал сгустки плазмы.

Ну а мне что оставалось? Только присоединится. Последнее время я много экспериментировал, и без ложной скромности могу заметить, что сейчас способен на многое. И тут в мою голову постучалась гениальная идея. А что если к огненной стихии добавить крупицу магии хаоса? Совсем чуть-чуть. Для этого даже заклинания не нужны.

Из весело искрящегося шара, появившегося у меня на ладони, вырвался черный луч и ударил в одну из тварей. Я на мгновение оглох от жуткого грохота. Но главное был результат. Призрак, ставший моей мишенью, просто испарился, а остальные… они исчезли. Словно растворились в ночных сумерках и предрассветном тумане. Я с шумом выдохнул и обессилено опустился на землю.

— Куда они делись? — раздался за моей спиной голос Натана

— Ушли, — ответил за меня Дани.

— Куда?

— Не знаю. Но, мне кажется, далеко. Я даже отголосков этой странной магии не чувствую.

— Тогда отдыхаем полчаса, собираемся и вперед. — Подытожил я. — Все равно скоро утро. Небо уже светлеет. Кстати, сколько мы за день переодели? Миль тридцать?

— Вряд ли больше, — хмыкнул Руа. — Но это неплохой темп. Так глядишь, дней за десять доберемся.

— Угу, — кивнул Натан скептически. — Доберемся… если не помешает никто. Сдается мне, не просто так эти призраки появились. Ладно. Прорвемся.

Я кивнул, а Дани вдруг повернулся к Руалину и твердо сказал:

— Да. Так уж вышло.

Темный несколько опешил и попытался прояснить ситуацию:

— Это ты сейчас, о чем?

— О своей ненормальности. Ты же сам спрашивал, когда я первый шарик в наших гостей бросил. Так вот, с уверенностью тебе заявляю, что нормальным меня даже в младенчестве не считали. А уж после того, как за мое воспитание взялся Андреас… в общем, я теперь больше Владыка, чем обычный светлоэльфийский принц. А «Владыка Теней» и «адекватное поведение» в одном предложении не употребляется. Это взаимоисключающие понятия. Так вот!

Мы рассмеялись. В последнее время эта шутка была весьма популярна среди моих родственников. И сейчас она возымела должный эффект. Народ расслабился. Наскоро приготовив и съев завтрак, мы собрали вещи и оседлав лошадей вновь отправились в дорогу.

Не знаю, как моим спутникам, но мне этот день оказался бесконечным. И к вечеру я осознал одну простую вещь. Путешествие по степи для меня еще хуже морской прогулки. На корабле мне было плохо. Да. Но водная стихия… прекрасная, но коварная меня восхищала и завораживала. А тут… даже взгляду не за что зацепиться. На много миль вокруг лишь желто-зеленый ковер увядшей травы. Над головой свинцовое небо, затянутое тучами. Жара и духота. Если бы не наши бурдюки и умения Руалина находить подземные родники нам бы пришлось туго. Вроде бы все спокойно. А расслабиться у меня не получается. Тревога не отпускает ни на минуту.

— Ой, глядите! — выкрикнул Дани, показывая куда-то вдаль. — Там кто-то сидит.

Мы дружно посмотрели в ту сторону и увидели маленькую фигурку, сидящую на земле примерно в миле от нас.

— Нужно посмотреть, кто это, — продолжил мальчишка. — Вдруг ему нужна наша помощь?

Я кивнул. Если этот несчастный жив, оставлять его на произвол судьбы нельзя. Слишком далеко до ближайшего поселения. Без лошади, воды и припасов у него шансов почти нет.

— Это может быть ловушка, — вклинился Руа.

— Да, но пройти мимо мы не имеем права. Данирис, пока не разберемся что к чему ведущий отряда — я. Ты держишься за мной. Вылезешь вперед, уши оборву. Понял?

— Эндрю, ну, почему чуть что — сразу уши?

— Ладно. Уговорил. Вылезешь вперед, выпорю. Так тебе больше нравится?

— Нет, — буркнул младший принц, надувшись.

Через четверть часа мы поравнялись с крошечной фигуркой, сидящей на земле с закрытыми глазами. Это оказалась молодая довольно красивая девушка. С тонкими чертами лица, смуглой кожей и копной золотисто-рыжих волос. Она явно принадлежала к моему народу. На наше появление прелестница никак не отреагировала. Видимо слишком глубоко вошла в медитативный транс.

Я спешился, и силясь обратить на нас ее внимание, откашлялся. Девушка испугано распахнула глаза и вскочила на ноги.

— Тише. Тише, девочка, — произнес я тем же тоном, что и с Лирой, когда та чем-то расстроена. — Успокойся. Все хорошо. Никто здесь не желает тебе зла.

— Вы кто?

— Меня зовут Эндрю… Шаор.

Поколебавшись, называл не свое настоящее имя, а имя деда. Оно ей должно сказать больше.

— Тот самый наследник лорда Андреаса, воспитывавшийся в мире людей и женившейся на эльфийке?

— Да. А кто вы, юная леди?

— Зарина Сиэн.

— Далеко же вас занесло от Ледяного Предела, — присвистнул Дани. — А как вы здесь-то оказались.

— Сбившийся телепорт, — ответила девушка, не удостоив младшего принца даже взглядом. — А что здесь делаете вы? Путешествуете?

— Можно и так сказать. Вам нужна какая-либо помощь?

— Не могли бы вы дать мне воды? — отозвалась она. — Я ужасно хочу пить.

— Конечно, — ответил я, передавая ей свой бурдюк.

Девушка жадно припала к нему. И лишь утолив жажду, вернулась к светской беседе.

— Если вас не затруднит, лорд Шаор, возьмите меня с собой. Здесь магическая аномалия и я боюсь снова открывать телепорт. Ведь неизвестно, куда он меня вынесет. Вы вероятно, именно поэтому путешествуете верхом?

— Да, именно поэтому. Но, леди Сиэн, я должен вас предупредить. С нами опасно. Это не прогулка Владыки, заскучавшего в своей башне. Мы идем к владениям семьи Оран.

— Зачем?

— У меня есть все основания полагать, что Атрей Оран похитил мою дочь.

— Похитил? — брови девушки взметнулись вверх. — Быть такого не может! Девушек нашего народа крайне трудно похитить. Может она просто сбежала с ним?

— Моей дочери восемь лет. Я сомневаюсь в том, что она могла сбежать из дома.

— Так она совсем маленькая?

— Да.

— Я иду с вами! — твердо заявила девушка. — И когда мы выйдем из зоны магической аномалии, обязательно свяжусь со своей семьей. Это немыслимо! Похищать беззащитных детей! Оран должен поплатиться за это. И его судьба станет предостережением для всех.

— Леди Сиэн, это будет опасно, — попытался предостеречь ее я.

— Зовите меня просто Зара. Оставим церемонии. Я понимаю, что это не увеселительная прогулка.

— Я не могу нести ответственность еще и за вашу жизнь, — попытался я вразумить девушку. — Простите.

— И не надо! Мне уже исполнилось двадцать пять. Я сама несу ответственность за свою жизнь. И пойду с вами хотите вы того или нет. Потому что, если оставить такой поступок безнаказанным, ни один ребенок нашего народа не будет в безопасности. Не хочу трястись от страха… потом, когда у меня самой будут дети.

— Что ж… это ваше право, леди Сиен.

— Нет, я же сказала, что вы можете звать меня Зарой.

— Тогда зовите меня Эндрю. И раз вы решили примкнуть к нашему отряду, позвольте представить вам остальных. Это Руалин эн Танар. Мой друг. Гвардейцы Правителя светлых эльфов Сен, Арилис, Линиэль. (Все-таки не зря вчера уточнил имена магов). И, наконец, братья моей жены Натаниэль и Данирис. Младший, кстати, является воспитанником лорда Андреаса.

— Эльф? — недоверчиво выдохнула Зара. — Воспитанник лорда Шаор? Как такое могло случиться? Владыки никогда не учили простых эльфов.

— А наш принц не простой эльф. Думаю, Дани сам расскажет эту историю. Потом. Младший, ты как самый легкий из нас берешь девушку к себе в седло.

— Хорошо, Эндрю, — отозвался он и, подъехав ближе, протянул девушке руку. — Прошу вас, леди.

Глава 5

Маги под командованием Сена внимательно осматривались по сторонам. Сам он периодически вырывался вперед. Именно подобные предосторожности помогли нам не попасть в подготовленную ловушку.

Первым их заметил Арилис. Обернувшись на его крик, мы увидели приближающийся к нам отряд всадников. Я поднял руку, и мы остановились. На всякий случай маги создали защитную сферу.

— Наемники, — мгновенно оценил обстановку Руа. — И их больше тридцати. Все верхом. Скорее всего, это темные эльфы.

— Чем это нам грозит? — поинтересовался я.

— Неприятностями средних размеров, — откликнулся друг. — Их много и они явно умеют драться. А еще у них защитные амулеты и явно заговоренное оружие. Это их плюс. Но магов среди них нет. И это ставит уже нас в более выгодное положение.

— С чего ты взял, что среди них нет магов?

— Знаю. Сталкивался с такими у себя на родине. Кстати, советую не миндальничать и бить сразу на поражение.

— Может они хотят поговорить? — высказался Дани. — Дорогу спросить или что-то в этом роде. Зачем сразу на поражение?

— Ваше высочество так наивны, — рассмеялась Зарина.

Дани пожал плечами, не удостоив ее даже взглядом. Девчонка скорчила презрительную рожицу, всем своим видом показывая, что пасть ниже в ее глазах у него вряд ли получится. Честно говоря, пренебрежение, к моим спутникам, которое она не стеснялась выказывать, меня начинало раздражать. За мальчишку было обидно. Не объяснишь же всем помешанным на чувстве собственной значимости, что он не провинциальный дурачок.

Андреас часто говорил любимому воспитаннику: «Убить противника ты всегда успеешь. Сил на это у тебя хватить должно. А вот воскресить того, кого ты, поторопившись, отправил на свидание к предкам, у тебя вряд ли получится. Так что не спеши». Дело вот ведь в чем. Когда ему было всего девять, на его глазах погибло столько эльфов, что и подумать страшно. А ведь среди них были и его родители. Чтобы выжить ему пришлось драться. Дани умудрился остаться целым и невредимым в той мясорубке, но с тех пор совсем не боится убивать. Нет, это ему не доставляет удовольствия. Но этического барьера у него нет.

Просто тогда малыш не совсем понимал, почему нельзя устранять быстро и без лишних эмоций всех тех, кто опасен (даже потенциально) для него самого и его семьи. С определением соразмерности вины и наказания у него тоже были проблемы. Дед сначала вел с ним долгие беседы о добром и вечном, а потом плюнул на это и сказал, что на такое бесполезное, в сущности, занятие, как лишение кого-либо жизни тратится слишком много времени и сил. Хотя их можно употребить на благо науки. А раз, зачем лишний раз напрягаться? Можно ведь просто поговорить. И представив пару «увесистых» аргументов, убедить противника убраться подобру-поздорову. В крайнем случае, вырубить. Данирис подумал немного, и согласился. С тех пор так и живем.

Всадники остановились у самой границы защитного контура.

— Кто вы? — выкрикнул Руалин.

— Ваша смерть! — отозвался один из наемников.

Я присмотрелся к нему. Действительно темный. Волосы черные, коротко стриженные. Глаза, правда, не зеленые, а редкого аквамаринового оттенка. Лицо достаточно приятное. Можно было бы даже сказать, что породистое, но видно сразу — простолюдин. Уши удлиненные и острые. А значит, аристократы к его предкам отношения не имели. Одет скромно, по-походному, как и остальные темные. Вооружены он и его приятели, не самым лучшим образом. Мечи, добротные. Сразу видно. А вот доспехи кожаные с нашитыми на них стальными пластинами.

Руалин выругался, а я решил хотя бы попробовать разойтись с этими недоумками без драки. Очень странно. Безжизненная степь, а тут что ни день, так нападение. А мы ведь просто идем по своим делам и никого не трогаем. Честно говоря, мне уже изрядно надоели жаждущие нашей крови враги. Причем непонятно откуда появляющиеся. Надо хотя бы выяснить, чем мы конкретно этим ребятам не угодили. Но не успел я произнести даже слово, как наемники бросились в бой, прорывая защитный контур. Дани успел отреагировать первым и закрутив пару воздушных вихрей, откинул их на несколько шагов назад. Это дало нам возможность собраться и ударить по нападавшим. Во вражеском отряде все смешалось. Несколько эльфов оказались на земле вместе с лошадьми. Кто-то смог подняться, кто-то так и остался лежать там.

Я бросил несколько огненных шаров, и трое из нападавших превратились в живые факелы. Зара не отставала. Она с азартом метала в противника слабенькие голубоватые молнии. Попадала, правда, через раз, да и вреда они особого не приносили, но служили превосходным отвлекающим маневром. Гвардейцы и Натан с Руа азартно рубились на мечах. А наемники, по-моему, уже дважды пожалели, что с нами связались и рады бы уже отступить, но отступать-то им и некуда. Степь же кругом.

А потом случилось то, что заставило мое сердце пропустить удар. Я увидел, как брошенный в Дани кинжал оставил на виске мальчишки тонкую царапину. Кровь ударила мне в голову, и ярость затмила разум… на мгновение. Потом тело охватило странное чувство легкости, а разум стал чист и ясен. Эмоции отошли на второй план. На острие моего меча заплясало багровое пламя, и я бросился в атаку. Мы с моим клинком, буквально, слились воедино. Он стал частью меня, продолжением моей руки. И могу поклясться, что слышал, как тот поет. Глупо, наверное, но это правда. И лишь когда горячка боя схлынула я начал замечать кого-то кроме врагов, которых нужно уничтожить, пока они не навредили моей семье.

Слава всем богам, мои спутники были живы и относительно здоровы. Легкие царапины не в счет. Данирис уже бегает вокруг пострадавших и оказывает первую помощь. Так что через четверть часа от ран даже следов не останется.

— Вот же демоны! — простонал один из гвардейцев, стоящий слева от меня. — Еще отряд.

— Где?

Я оглянулся, затем выругался сквозь зубы. Еще один отряд. На этот раз конников было не меньше пятидесяти. Пока еще далеко, но с их скоростью, будут здесь через пять минут.

— Да что ж это такое?! — прорычал Руалин. — Нас массой решили задавить? Юное дарование, кто это?

— Не знаю, — буркнул он, обрабатывая прорез на плече Сена какой-то странной ярко-фиолетовой жидкостью. — Я — не всевидящее око. Но магия Владык чувствуется даже отсюда.

— Это отряд Владык теней? — ахнул Арлис.

— Нет. Но я не исключаю возможность того, что среди них может оказаться парочка. Вряд ли больше. Но на нас и этого хватит. Эндрю, надо уходить. Сейчас мы с ними не справимся. Если не сможем сбежать, то хоть немного оторвемся. Нам нужна хотя бы небольшая отсрочка. Бой принимать нельзя. Мы в невыгодных условиях.

— Согласен, — я кивнул. — Кто строит портал?

— Давай я? А ты прикроешь отступление.

— Начинай.

Словно в ответ на его слова передо мной взметнулся фонтан песка и камней. Я едва устоял на ногах. А вот Дани равновесия не удержал и едва не стукнулся лбом о землю. Его в последний момент уберег от этого Натан, схватив мальчишку воротник. Но надо отдать должное нашему юному дарованию. Падение ни на мгновение не сбило его. Он спокойно и сосредоточенно открывал телепорт, вливая в него свою силу. Минута… две, и мы окажемся очень далеко от этого места. Главное продержаться это время, давая возможность остальным уйти. Да уж… легко сказать. Действительно мощные заклинания я использовать боюсь. Вдруг своих зацепят? А слабые против такого количества противников малоэффективны. Правда, есть у меня пара козырей на руках. Как раз для таких случаев. Дед научил. Правда, на практике применять их не приходилось, но чисто теоретически… должно сработать.

— Len rua vey cin. Mi viane cy aqe, pir, gea, ar. Lanе. Len нeredanto mean Ordes. Tinae Miе.1

_______________________________

1 Я призываю все стихии. Я принимаю равновесие сил воды, огня, земли и воздуха. Я Наследник Хаоса. Подчинитесь мне.

_______________________________

Когда с моих губ сорвались заключительные слова, вокруг нас образовалось кольцо темного тумана. А в следующий миг на приближавшихся к нам всадников обрушился огненный вихрь. Локальное землетрясение было тоже как нельзя кстати. И апофеозом стали ледяные иглы, роем, устремившиеся к всадникам.

Я обернулся к своим и увидел, как Натан нырнул в портал. На поляне остались мы с Дани. Создатель перехода должен шагнуть в него последним. Но оставить мальчишку одного даже на мгновение я не смогу. Поэтому придется прыгать одновременно. А малыш, кстати, молодец. Держит точку перехода и одновременно с этим старается прикрыть меня щитом. А это не так уж просто. Но лучше бы лишнюю защиту на себя повесил. Мне бы так спокойней было.

Около меня взметнулись два огненных вихря. Судя по всему, в игру вступил какой-то маг. И весьма могущественный. Я чудом успел поставить защиту. Следом за ними шел третий, но его кто-то погасил. Меня это несколько озадачило. И тут мой взгляд зацепился за худенькую фигурку. Русые волнистые волосы. Погружен в медитацию. Цвет глаз не разобрать, но что-то мне подсказывает, что они черные. Передо мной стоял Владыка. Совсем еще юный — немногим старше Данириса. Про таких говорят «вчерашний ребенок».

И самое интересное, он не нападал, а скорее, защищал… нас или нападавших — понять было сложно. Паренек крайне бестолково подошел к этому вопросу. Мне даже на какое-то мгновение показалось, что он пытается нас остановить. В смысле, прекратить все это. Но задуманное у него выходит из рук вон плохо.

— Дани, сколько здесь Владык?

В принципе, я бы мог и сам местность просканировать, но малыш справится лучше, а главное, быстрей, да и ментал из меня тот еще. Сквозь личины вижу через раз. Создавать их вообще не могу, даже если очень надо. Элейна и то лучше это делает. Но она научилась такие иллюзии создавать, что Андреас с ходу убрать не может. А с чего все начиналось? Маленькой Лире очень нравились фокусы — цветные светлячки, птички по комнатам летающие, рыбки золотые… тоже летающие. Плавающие в фонтане ее чем-то не устраивали. Ребенок наш рос и росли запросы к маме. Теперь чтобы вызвать у дочки восхищенное «ах» Эль приходится создавать объемные модели замков, водопадов и горных хребтов.

— Двое, — ответил Данирис через пару секунд. — Ты и вон тот с русыми волосами.

— Поможешь его затянуть в портал?

— Конечно, помогу. Но зачем он нам нужен?

— Он с теми, кто на нас напал и должен хоть что-то знать.

— Ладно, тебе видней. Только командую я. На счет «три» ты его вырубаешь чем-нибудь тяжелым, но так, чтобы он жив остался. Допросить труп, в принципе, тоже можно, но с живым будет проще. На счет «четыре» я хватаю его магическими щупом и тяну на себя.

На счет «пять» прыгаем в портал.

— Хорошо.

— Приготовились. Раз. Два. Три. Четыре. Пять.

Я даже не предполагал, что все пройдет так гладко. Мы с Дани действовали практически как единый организм. Словно репетировали до этого. Несколько мгновений и уже по ту сторону портала. Правда, приземление вышло не слишком мягким. Я здорово приложился плечом о землю, а на Данириса упал наш трофей.

— Это, — Руалин с интересом глянув на бессознательного пленника, поинтересовался. — Случайно сюда залетело или вы ему помогли.

— Помогли.

— И зачем?

— Он должен знать о том, кто и зачем на нас напал.

— Эндрю, ты издеваешься? Мы и так знаем, кто на нас напал, почему и кому выгодно, чтобы мы в этой, забытой всеми богами пустыне, остались навсегда.

— И все же информация лишней не бывает. Сен, Арлис, свяжите его, да покрепче. Как он придет в себя, побеседуем. Остальные могут отдыхать.

И тут я увидел, что Зара как-то уж слишком пристально рассматривает этого парня. Но заметив мой взгляд, отвернулась и сделала вид, будто бы он ее совершенно не интересует. Мне это очень не понравилось.

— Ты знаешь его, — я решил спросить прямо.

Девушка раздосадовано поджала губы. А потом нерешительно кивнула.

— Это Майрин.

— А если поподробнее?

— Семья Арана является ближайшими соседями моей семьи. И наши родители думали, что мы составим отличную партию. И все потому, что мы одного возраста. А он мне совершенно не нравится. Глупый заносчивый мальчишка. Я его терпеть не могу.

— Росли вместе?

— Можно и, так сказать.

— Как думаешь, что он делал среди нападающих?

— Понятия не имею. И, вообще, я за его поступки не отвечаю.

— Хорошо. И последний вопрос. Сколько ему лет?

— Двадцать пять.

Я кивнул. Действительно, «вчерашний ребенок». С одной стороны, выбить правду из него будет не так уж сложно. А с другой, причинять ему вред крайне нежелательно. С детьми нельзя воевать. Это один из немногих законов мира в котором я живу.

— Владыка, — Сен оторвал меня от размышлений на тему: «Что делать с пленником, если сделать ему ничего нельзя». — Ваш трофей очнулся.

— Замечательно.

Я подошел к парню, лежавшему на земле со связанными за спиной руками. Он смотрел на меня с какой-то обреченностью, будто осужденный, которому уже зачитали смертный приговор. Мне даже стало его немного жаль. Поэтому я и решился проявить милосердие. Присел рядом с ним на корточки и помог ему принять вертикальное положение.

— Здравствуйте, юноша.

— Здравствуйте, — ответил он с некоторой опаской.

— И как мне понимать ваше нападение на мой отряд?

— Я не хотел. Честно, — совсем по-детски выдал он.

— Чего ты не хотел?

Но мальчишка насупился и промолчал, всем своим видом, показывая, что распространяться на эту тему он не намерен.

— Тебе помочь? — насмешливо поинтересовался Руалин. — Хочешь, он у меня через четверть часа расскажет тебе все, вплоть до того, как без спроса в пятилетнем возрасте стащил с кухни пряник?

— Четверть часа — это долго, — ответил за меня Данирис. — Я за две минуты справлюсь.

— А он жив, после этого останется?

— Чисто теоретически… должен. Но обещать не могу. То есть напрямую мои действия не должны его убить, но, сам понимаешь, если он лишится рассудка, из гуманных соображений я должен буду прервать его мучения.

— Дани, а может попробуем с ним просто поговорить?

— Это не так интересно. Когда у меня еще выдастся шанс порыться в голове Владыки Теней?

Слова моего младшего шурина меня несколько покоробили. Нет, я стараюсь не использовать двойные стандарты. Он вправе лишить жизни того, кто напал первым. И по большому счету, не имеет значения, в пылу драки или на допросе. Но восемнадцать лет слишком юный возраст для столь циничных рассуждений.

— Слушай, может все же расскажешь нам все, как на духу и мы тебя отпустим? — снова вступил в разговор темный эльф.

И тут я понял. Они его просто запугивают и роль главного монстра играет Данирис.

— Мне стыдно, — убито простонал Майрин. — Я не думал, что все так выйдет. Это должно было стать розыгрышем, где никто бы не пострадал. Наемники должны были напасть на Зару. Но так, чтобы она не пострадала. А я бы ее спас.

— И она бы в тебя после этого влюбилась? — догадался Дани.

— Ну, что-то вроде. Она последние два года меня при каждом удобном случае высмеивала. Я просто хотел, чтобы она перестала. И, вообще, вы первые напали… по-настоящему, я имею в виду.

— Ты — недотепа, — припечатал его младший тер Рейс. — Причем, недотепа, крайне невезучий.

А потом Данирис начал его развязывать. На мой удивленный взгляд тот ответил:

— Он не врет. Поверь.

Я кивнул. Малыш очень сильный ментальный маг. Ложь на раз распознает. Когда Майрин встал на ноги, он еще раз сконфуженно произнес.

— Простите меня. Я не хотел.

— Был бы я твоим отцом, выпорол бы за такие проделки. Но что уж с тобой поделаешь? Живи уж, ребенок.

— Я не ребенок! — имел наглость возмутиться он.

Пришлось отвесить ему легкий подзатыльник и наставительно заметить:

— То, что ты натворил — идиотизм чистой воды. Взрослые так себя не ведут.

Ответить на это ему было нечего.

Глава 6

Отдохнув около получаса, мы решили осмотреться и с восторгом обнаружили, что значительно приблизились к нашей цели. Нам очень повезло. Стихийный портал сократил нашу дорогу, чуть ли не вдвое. Мы оказались практически перед перевалом. За ним лежали Болота Плача, а там уже до нашей цели не так и далеко.

Кстати, Майрин Арана безапелляционным тоном объявил, что идет с нами. Ибо оставить юную леди в беде он не может. Это, видите ли, идет в разрез с его принципами и воспитанием. Зарина попыталась благородный порыв высмеять и втолковать парню, что от такого недотепы как он больше вреда, чем пользы. Но парнишка на провокацию не поддался. Хотя, всем было ясно, что ядовитый укол попал в цель. Слушать это было очень обидно. Вот только ответить он ничем не мог.

А я не знал радоваться мне по поводу появления в нашем отряде еще одного молодого мага или нет. Ведь одно дело знать, что за тобой идут те, кто не раз смотрел смерти в глаза и полностью отдают отчет в том, что любая ошибка может стоить им жизни, и совсем другое взвалить на свою шею двух детей. Дани я не считаю. Он, хоть и ребенок, но в случае необходимости колебаться не будет. Рука у него в решающий момент не дрогнет.

Да и приглядеть, в случае чего, за одним юнцом все же легче, чем за тремя. Но отослать и Зару и Майрина я не могу. Даже не обученный Владыка стоит в бою десятка магов. А драться, нам, вероятнее всего еще придется.

Поэтому на пылкое заявление нашего нового спутника о том, что он сделает все возможное для возвращения наследницы рода Шаор домой, пришлось вежливо кивать и улыбаться. Но на душе все равно было как-то неспокойно.

Отдохнув немного, мы сели на наших лошадок и спокойно поехали в сторону горного перевала. Точнее, так нам следовало бы поступить. Но когда в отряде девять магов, а лошадей всего семь, это достаточно проблематично. Данирису пришлось потесниться, чтобы юный Арана мог отправиться с нами. А леди Сиэн пришлось взять мне. Но ни я, ни мой шурин от такого соседства в восторг не пришли. Мне было бы спокойней, если бы Зара выбрала в спутники кого-нибудь другого.

Вот только она даже слышать об этом ничего не хотела. Но мы с ней хотя бы мирно сосуществовали. Мальчишки же устроили нечто невообразимое. Они всю дорогу ругались. И минуты помолчать не могли. А на привале подрались. Благо хоть, магию не применяли, а сошлись врукопашную. Я едва их разнял. Отвесил каждому из них по увесистому подзатыльнику и сказал:

— Мне совершенно безразлично, кто начал первым, кто прав, а кто виноват. Мы не на увеселительной прогулке. Это выходка достойная неразумных детей. А место детей дома. Если это еще раз повторится, не обижайтесь, отошлю обоих. Даю вам слово.

После этого они немного присмирели и даже попытались создать видимость нормального общения. То есть переругивались вполголоса и кулаки в ход не пускали. В общем, война переросла в вооруженный нейтралитет.

Вот только, я никак не мог понять, почему они сцепились? Что не поделили? А главное, из-за чего Данирис поддался на провокацию? То, что малыш мог оказаться зачинщиком, я отмел сразу. Не в его характере это. Он, вообще, невероятно спокойный и уравновешенный ребенок. Я ни разу за прошедшие с нашего знакомства десять лет, не видел, чтобы он с кем-то ссорился. Всех, кто ему не нравился он игнорировал, обращая на них не больше внимания, чем на предмет интерьера. Но может дело в том, что у него нет опыта общения со сверстниками, равными ему по силе и положению?

Майрин ведь не является подданным светлоэльфийской короны, а значит, пиетета перед принцем крови испытывать не должен. И еще один немаловажный факт. Способностями Арана хоть и не обделен, но в полную силу еще не вступил. Даже до моего уровня ему расти и расти. А я ведь не самый талантливый Владыка Теней в Элверне. Дани иногда и мне может фору дать. Андреас научил его многому. В частности, компенсировать недостаток силы знаниями и скоростью реакции. Так что случись между мальчишками магическая дуэль, на юного Владыку я не поставлю и медной монетки.

Вечером отношения между младшими членами отряда накалились до предела. Причем, масла в огонь подливала Зара, периодически отпуская ехидные замечания то в сторону одного, то в сторону другого. Девушку это явно забавляло, а безголовые юнцы, как мне кажется, сдерживались из последних сил, чтобы не броситься друг на друга. Пришлось отозвать в сторонку Руалина и попросить помощи.

— С этой парочкой надо что-то делать.

— А что делать? — усмехнулся мой друг. — Отошли домой и дело с концом.

— Обоих?

— Нет, конечно. Только недоразумение приблудное.

— Не могу. Формально Арана еще не сделал ничего, за что я с чистой совестью мог бы его выгнать. Нужно было его сразу послать в Бездну. Знал бы, чем обернется его «помощь» не сомневался бы не минуты. Но мы уже согласились принять его помощь. А сейчас идти на попятную…

— Понимаю.

— Руа, может ты попробуешь с ними поговорить? У тебя ведь получается найти общий язык абсолютно со всеми.

— Не нужно грубой лести. Я все равно на нее не введусь. Но, так уж и быть попробую. Но ты должен будешь занять на время леди Сиэн. Она на них плохо действует.

— Почему?

— Потому что она девушка. Вспомни себя в их возрасте.

— Ты о чем?

— О том, что стоит хорошенькой девушке появиться поблизости, как у молодых парней тотчас же отключаются мозги, и они перестают вести себя разумно.

— У меня никогда не отключались мозги.

— Да неужели? И это мне говорит тот, кто бросил все: дом, работу, друзей ради прекрасных глаз светлоэльфийской принцессы. Ты сейчас пытаешься обмануть меня или себя?

— Никого я не пытаюсь обмануть. Но это совсем другое. Да и если предположить, что ты прав, то мы с тобой тоже должны были ссориться.

— А вот и нет. Мне Элейна была не нужна. И я это тебе сразу дал понять. Поэтому ты и не видел во мне соперника.

— Вообще-то видел, — смущенно признался я. — Поначалу.

— Правда что ли?

— Да.

— Это было очень глупо с твоей стороны.

— Не спорю.

— Но это только подтверждает мою теорию. Так что ты должен будешь убрать очаровательную причину раздора, а я попытаюсь с ними пообщаться. Может, и правда, поможет?

На том и порешили. Руалин, как бы невзначай, присев недалеко от мальчишек, вполголоса принялся травить байки о своих приключениях. А ведь я не лукавил. Мой темный друг действительно может найти общий язык с кем угодно. А в том, чтобы разрядить обстановку и ненавязчиво успокоить, ему вообще равных нет.

Мне же предстояло занять светской беседой Леди Сиэн. Хотя, о чем, я буду с ней разговаривать, представлялось мне смутно.

— Зарина, вы не уделите мне немного времени? — поинтересовался, нацепив на лицо самую очаровательную улыбку, на которую способен.

— Конечно, Эндрю. Все, что пожелаете, — отвечает девушка томным голосом и мне на мгновение показалось, что ее слова не просто формула вежливости, а некий намек на благосклонность. Но я об этом постарался не думать.

— Расскажите мне о вашем доме.

— Что вам рассказать?

— Все. Мне не приходилось посещать Ледяной Предел. Но, по словам деда там очень красиво.

— Да. Действительно, красиво. Особенно зимой. Снег, как алмазная крошка искриться на солнце. А воздух такой свежий и чистый…

— Но там очень холодно.

— Только на улице. Зато как приятно после прогулки посидеть у камина. Мы с сестрой в детстве часто играли в снежки. А потом мама поила нас горячим молоком, чтобы мы согрелись.

— Я слышал, что ваша сестра Элоиза недавно вышла замуж.

— Да. В прошлом году. Но наша семья ее выбор не одобрила. То есть не одобрила его наша матушка. А отец отнесся к нему вполне лояльно. Зря, на мой взгляд. Витор Лаори… не наделен никакими выдающимися талантами. И его сложно назвать чистокровным Владыкой.

— Он такой не один.

— Да, конечно, но…

— Я ведь тоже полукровка.

— Эндрю, но вы же совсем другое дело.

— Отчего же? Мой отец был даже не эльфом, а человеком.

— Вы не понимаете. Иногда вливание свежей крови необходимо. Как бы мы к этому не относились, но нас слишком мало. А близкородственные браки недопустимы, потому как ведут к вырождению. Все это знают. Но семья Лаори поколение за поколением смешивали свою кровь с эльфийской. Но раз уж мы заговорили об этом, Эндрю, скажите, почему вы сами женились на эльфийке?

— Влюбился.

— Но жениться-то было зачем? Главная цель заключения брака — дети. А по-настоящему одаренный ребенок может родиться только у тех, кто не злоупотреблял смешением крови с низшими. А с той девушкой можно было просто… провести какое-то время, пока не надоест.

Высокомерно-снисходительный тон этой особы меня просто взбесил. Дура малолетняя, а строит из себя непонятно что. Прописные истины разъясняет. А ведь сама еще жизни не видела. Захотелось схватить ее за плечи и встряхнуть хорошенько. Но пришлось ограничиться простым внушением.

— Леди Сиэн, я бы попросил вас воздержаться в дальнейшем от подобных замечаний.

— И что я такого сказала? — она саркастически изогнула бровь.

— Вы правда не понимаете?

— Нет. И жду ваших объяснений.

— Вы непрозрачно намекнули на то, что я мог бы поступить непорядочно по отношению к сестре того, кого я считаю не просто другом, а братом. Если уж любовь недостаточный аргумент в пользу брака. Это, во-первых. А во-вторых, называя эльфов «низшими» вы показываете, насколько дурно воспитаны.

— Что?

— Разве я сказал что-то, чего вы не слышали от собственных родителей? Нельзя выказывать столь явное пренебрежение к представителям иной расы. Это не делает вам чести.

— Если вы так трепетно к этому относитесь, — протянула она обижено. — Я не буду больше об этом говорить.

— Да, пожалуй, так будет лучше всего.

На этом, собственно, наша беседа и завершилась. Зара скорчила недовольную рожицу, пытаясь этим самым показать, что я ее невероятно утомил и общаться дальше она не в настроении. Но просто взять и уйти, с ее стороны было более чем невежливо. Поэтому, сославшись на усталость девушка отправилась отдыхать.

Даже от ужина отказалась. Видимо, чтобы показать, насколько обижена. Но меня такое развитие событий более чем устраивало. И мальчишкам не мешает, и развлекать ее не надо. А то, что она голодная осталась, так сама виновата. Глупые капризы обычно прощаются малышам, но отнюдь не девицам на выданье.

Я тяжело вздохнул. А потом закрыл глаза и попытался немного успокоиться. Перед глазами сами собой начали появляться картинки. Вот Эль с задорной улыбкой крутится перед зеркалом. Вот Лира скачет вокруг меня, выпрашивая леденец. А вот мои любимые девочки собирают полевые цветы. И на душе сразу становится легче. Спокойнее как-то. Кто-то считает, что не к лицу настоящему мужчине быть настолько привязанным к жене и ребенку. Но я с ними не согласен. Элейна и наша дочка — моя сила, мой якорь в этом безумном мире.

— Эндрю, не спи. Пропустишь самое важное, — весело окликнул меня Натан, присаживаясь рядом. — Держи свой ужин.

— Спасибо.

— Да не за что. Ешь. А-то совсем остынет

Я решил послушаться доброго совета и с энтузиазмом принялся за еду. Это оказалась довольно вкусная каша, приправленная кусочками вяленого мяса и луком.

— Кто готовил.

— Не поверишь. Подрастающее поколение под присмотром Руа.

— И все живы?

— Да. Сам не ожидал, но, похоже гроза миновала.

— Не похоже, а миновала, — вставил, подошедший к нам Руалин. — По крайней мере, пока.

— Садись и рассказывай, — сказал я ему.

— Да нечего рассказывать. Приставил этих оболтусов к делу, а между делом разговорил. Оказалось, у них много общего.

— Может быть они на почве этого и подружатся?

— Может быть, — отозвался Руа. — Со временем.

— Мне бы не хотелось, чтобы Дани водился с такой компанией, — проворчал Натан. — Мне ни этот Майрин, ни его несостоявшаяся «невеста» не нравятся. Нет, по отдельности, наверное, не так плохи, но вместе дурно на него влияют.

— Не скажи, — ответил Руа. — Нормально они на него влияют. Не забывай, что твоему брату не сто лет. Он и должен так себя вести. Ссориться со сверстниками, потом с ними же мириться. Терять голову от хорошеньких девушек. Ошибаться. Сожалеть. Просить прощения. Дружить. Ненавидеть.

— Я хочу защитить его. Ему и так от жизни досталось.

— И защищай, — с неожиданным жаром выпалил наш темный друг. — Но не мешай ему жить, не отнимай все то, что составляет саму юность.

Натаниэль нахмурился, но ничего не ответил. Руа часто дурачится и говорит глупости. Однако, если он серьезен и пытается донести до тебя какую-то мысль, лучше прислушаться к его словам. И мой шурин прекрасно это знает.

— Кстати, где наше подрастающее поколение? — поинтересовался я. — А-то не видно их и не слышно. Подозрительно тихо. Не знаю, как вас, а меня это нервирует.

— Молодежь отправилась отдыхать. — хмыкнул Руалин. — Устали бедняги. Не так уж и просто приготовить ужин на весь отряд. Но ничего, спать крепче будут. Я еще и завтра им какое-нибудь занятие по силам придумаю. Ведь все беды у таких вот безголовых мальчишек от чего?

— От женщин? — насмешливо протянул Натан.

— И от них тоже, но я сейчас говорю про то, что у них слишком много свободного времени и сил. Да и дури хватает. Но девица мне не нравится. Нет, Эндрю, ты не подумай. Против Владык я ничего не имею, но ваши женщины… это просто ужас какой-то. Наши высокородные леди рядом с ними нежными горлицами кажутся.

— Уж кто-кто, а я прекрасно знаю, какими они бывают, — кивнул я, рассмеявшись. — Приходилось общаться. Надменные, избалованные, эгоистичные. Но это легко объяснимо. У нас девочки рождаются реже, чем мальчики. Дочка для семьи Владык — драгоценный дар, маленькое сокровище. Поэтому их холят и лелеют, не думая о том, что однажды их «милая крошка» вырастет и станет взрослой самовлюбленной стервой. Я больше всего боюсь, что и Лира так же…

— Ну и глупо, — покачал головой Руа. — Лира — хороший ребенок. И балуете вы ее с Элейной в меру. По крайней мере, она знает, что ваше «нельзя» важнее ее «хочу». А это уже говорит о многом. Так что не забивай голову.

— Ну, хорошо. Ты меня успокоил.

— Это радует. Ладно, друг, давай спать. Завтра будет тяжелый день.

— А защитный полог поставить?

— Дани, установил какую-то сложную защиту. Майрин ее усовершенствовал что-то там добавив. И оба сошлись во мнении, что уж теперь пробить ее невозможно. Я проверил. Все действительно в порядке.

— Ладно. Тогда всем спокойной ночи.

Глава 7

Два последующих дня прошли достаточно тихо. Мы с легкостью перемахнули через перевал и подобрались к болотам Плача. В целом, путешествие снова стало размеренным и достаточно скучным.

Правда, прибившиеся к нам отпрыски Владык внесли небольшой разлад в наши дружные ряды. Зара время от времени провоцировала наших горячих юнцов. Но стычки их в последнее время стали какими-то… вялыми, что ли. Как будто бы ссорились они уже просто по привычке. Руа как-то сказал мне, посмеиваясь:

— Понимаешь, Эндрю, у них просто повода подружиться пока не нашлось. Они бы и рады уже прекратить эти свои препирательства. Но гордость не позволяет сделать первый шаг. Но вот, ты еще посмотришь, один раз им придется стать спина к спине, и станут они друзья — не разлей вода. И я этому, признаюсь, рад.

— Почему?

— Майрин, конечно, дурень малолетний, но мальчишка он неплохой. Дани нужны друзья. Причем, свои собственные друзья. Не твои, не его братьев, или Андеаса. Он отчаянно нуждается в тех, кто близок ему по духу, но с кем он не связан узами родства. Тебе ли этого не понимать.

— У меня лишь один друг, не являющийся моим родственником. Это ты.

— Не передергивай. Ты подружился с Тамиэлем до того, как женился на Элейне.

Не признать правоту Руалина, я не мог. Поэтому старался не мешать молодому поколению, выяснять отношения. В конце концов, с Талем у нас тоже в начале отношения не ладились. Он меня раздражал ужасно. Старший принц показался мне дураком и снобом. А потом я присмотрелся к нему лучше и понял, что, в принципе, он отличный парень и во многом мы мы с ним схожи. Может и наш малыш найдет родственную душу в том, кто не слишком понравился ему в начале знакомства?

Так и ехали мы пока не достигли одного очень неприятного места, — болот Плача. Прекрасно понимаю тех, кто их так назвал. Лично я взвыть был готов уже через пару часов пребывания здесь. Небо серое, затянутое тучами. Солнца не видно. Одно это навевало на меня тоску. Окружающее пространство, так же глаз не радовало. Чахлые деревца появлялись то тут, то там. А вот мелкий кустарник, существенно замедлявший наше продвижение, рос почти везде. Нам даже спешится пришлось и вести лошадей в поводу. Еще одной неприятностью стало то, что сама тропинка, по которой мы шли, была очень скользкой. Но что вы хотите? Почва глинистая, да еще и влажная.

Прибавьте к этому не очень приятный запах затхлой воды, ужасную жару и духоту. Про насекомых я, вообще молчу. Но хотя бы эту проблему мы решили достаточно просто. Данирис при помощи Майрина поставил защитный полог. Легкий, слабенький… он даже камушек, пущенный из рогатки, не смог бы остановить, но с мошкарой справлялся идеально и особых энергетических затрат не требовал. Правда, первая попытка создать чудо-защиту закончилась полным провалом. Юные экспериментаторы решили не просто оградить нас от насекомых, но и сделать наше путешествие максимально комфортным. То есть снизить в пространстве под щитом температуру и заменить смрад болота на нежный аромат ландышей и незабудок.

Но что-то они в своих расчетах напутали. В результате мы внезапно покрылись корочкой инея. А аромат ландышей и незабудок не заменил тяжелый дух, а гармонично дополнил его, сделав совершенно невыносимым. Под угрозой немедленной расправы над ними мальчишки тотчас все переделали. И лично я результатом остался доволен.

Ночевку в этом дивном уголке Элверна мне вряд ли удастся когда-нибудь забыть. Болотные огни, блуждающие в некотором отдалении. Костер из-за того, что сухого хвороста отыскать не удалось, развести мы не смогли. А ведь наша одежда отсырела, и ее необходимо высушить. Греться пришлось от магического огня. Но это, как оказалось, было очень плохой идеей. Словно пчелы на мед слетелись местные жители. Нет, никого опасного среди них не было. Зверье сплошь мелкое. Но выло и рычало оно душевно. И так всю ночь. Бродят вокруг защитного контура и издают страшные звуки.

Самое противное в этой ситуации, не боятся ничего. Зарина уже через четверть часа не выдержала — видимо, нервы сдали, и принялась кидаться в них огненными шарами и молниями. Они отскакивали, затаивались на пару минут, а потом возобновляли свой концерт.

Хотя, по моим расчетам, мы эти негостеприимные земли должны были покинуть еще вчера, конца и края пока не видно. Приближался вечер третьего дня наших блужданий по этому забытому всеми богами месту. И у меня появилось странное ощущение, будто наш отряд, или бродит кругами, или топчется на месте. Я решил проверить свои подозрения. Приметил впереди покосившееся деревце. Прикинул расстояние до него. и пошел к нему. Для того, чтобы преодолеть расстояние в несколько метров, нам потребовалось чуть меньше часа. Но я был уверен, что прошел милю, а то и больше. И похоже никто кроме меня этого не заметил.

Я посмотрел на своих спутников. Грязные, уставшие. Им явно не до чего и к окружающему пространству они не присматриваются. Погруженные в себя, молча шли гвардейцы. Но они никогда не отличались говорливостью. Зара едва передвигала ноги и явно прилагала титанические усилия, чтобы просто двигаться вперед. Натан и Руалин тихо беседовали между собой. А вот мальчишкам пребывание здесь пошло на пользу. Ругаться они прекратили, и даже начали нормально общаться. По крайней мере сейчас эта парочка шепотом что-то обсуждала, периодически совершенно по-детски хихикая.

После ужина, я отозвал друзей в сторону и изложил свои мысли. Сначала они мне не поверили и даже попытались убедить в том, что мне все это кажется.

— Не может быть, — твердо сказал Руалин.

— Я понимаю, что мое заявление звучит, как полнейший бред.

— На тебя болото влияет, — покачал головой Натан. — Ты просто устал.

— Нет. Я хоть и устал, но пока еще не тронулся умом. Руа, прислушайся к собственным ощущениям. Это ничего тебе не напоминает? Из той ловушки тоже нельзя было выйти.

— Ты хочешь сказать… Ариадна здесь?

— Может и не сама она, но… нечто похожее тут явно обитает.

— Значит мы в ловушке?

— Возможно. С уверенностью ответить не могу. Продвигаться вперед у нас все же получается.

— То есть нас скоро ждет встреча в уютной усадьбе? — с кривой ухмылкой поинтересовался Натан, который не раз слышал историю нашего с Руа знакомства.

— Сильно, сомневаюсь, — ответил я. — Во-первых, какая к демонам усадьба посреди болота? А во-вторых, повторюсь, полной уверенности у меня нет. Может это все же не чья-то злая воля, а какая-нибудь магическая аномалия?

— Тут ты прав, Эндрю, — сказал Руалин, нахмурившись. — Спешить с выводами не стоит. Предлагаю поделиться нашими умозаключениями с подрастающим поколением. Мальчишки, конечно, балбесы, но талантливые, а если уж возьмутся за дело вдвоем…

— Думаешь, стоит сказать им сейчас?

— Нет, — покачал головой он. — Завтра с утра. Даже если мы в ловушке, пока на нас никто не нападает. А значит пока можно спокойно отдыхать. Ни к чему затевать это на ночь глядя?

И тут Натан хлопнул себя ладонью по лбу и выдохнул:

— Вспомнил. Все время пока вы говорили, пытался сообразить, что мне все это напоминает?

— И?..

— Сказку. Про Город-на-Болотах. Помните?

— Смутно, — отозвался темный эльф.

Я развел руками. Детство мое прошло в Хэйноте. Другой мир — другие сказки.

— Можешь пересказать? — поинтересовался у моего шурина Руалин. — Лиралиэн заставила меня взглянуть иначе на детские сказки. Столкнувшись в ней, я понял, что не все они глупая выдумка.

— Хорошо.

— Давным-давно жил на свете мужчина. Звали его Райсар. Мать его была темной эльфийкой, а отец светлым. Да, жизнь у них не сладилась. Разошлись они. Пока Райсар мальчишкой был, все метался от одной к другому. Но ни там, ни там места ему не находилось. У отца семья новая. И мачехе чужой ребенок без надобности. У нее свои появились. А мать в услужение к Высокому лорду пошла. Нянькой при его малолетней дочери стала. Поэтому решил он по своей дороге идти, ни на кого не оглядываясь, и подался в наемники. Среди товарищей он пользовался уважением, потому что жил, по совести. Не лгал. Держал слово. А главное, всегда был готов прийти на помощь другу. В общем, отряд в котором он тогда служил, подрядили какие-то торговцы. Нужно было доставить товар. Наниматель — такой же, как и Райс эльф-полукровка. Назначил встречу на Болотах Плача. Оставил задаток и ушел. А места те, издревле пользовались дурной славой. Вот только делать нечего — пришлось ехать. Дорога была долгой и тяжелой. Караванщик, сам уже не рад был, что согласился. Все жаловался, что не окупает поездка всех рисков и неудобств. Но всему как говорится, приходит конец. Оказались они у болот.

В условленном месте встречает их тот самый наниматель. Лошадь в поводу держит, а рядом два ящера сидят.

— Ящеры? — переспросил я.

— Ну да, — отозвался Натан. — Зелененькие такие. Чешуйчатые. Ростом, где-то, мне по пояс.

— Ящеры?

— Да, ящеры. Ну что ты заладил?

— Странно просто…

— Эндрю, я тебя не понимаю. Чему ты удивляешься? Держать в качестве домашних любимцев Снежных Стражей ты странным не считаешь, а ящеры тебя возмутили до глубины души.

— Ну, ты сравнил Аяши и Ришу с ящерами.

— Да они опасней любой рептилии с сотню раз.

— Друзья мои, может, вы отложите дискуссию о питомцах на потом? Натан, не отвлекайся и рассказывай.

— Ладно. Слушайте дальше. Сейчас. Встречает их наниматель. С ним два ящера. Сидят и злобно на пришедших косятся. Но не нападают. Хотя, по глазам видно — очень хотят. А полукровка улыбается и говорит: «Как скоро вы до наших мест добрались! Думал дня три, вас ждать буду. Порадовали вы меня. А я рвение и усердие в слугах больше всего ценю». Наемники поморщились. Вроде бы и похвалили их, да такое ощущение, будто помоями облили. А клиент между тем продолжил: «Поэтому готов еще вам работу подкинуть и более чем щедро за нее заплатить. Двадцать золотых даю. Проводите меня до города. Тут не далеко. До конца дня управитесь. Переночуете в тепле и комфорте, а завтра на рассвете в обратный путь двинетесь». Не смогли караванщик с наемниками от такого предложения отказаться. Поехали за ним. Но у Райса душа не на месте. Тревожно ему и будто бы шепчет кто-то: «Не ходи туда. Не ходи». Старается он мысли эти от себя гнать, да не получается. А между тем наниматель их соловьем разливается и уже обещает не двадцать, а сорок золотых. Вот только за что — не совсем понятно. Городок перед ними вырос совершенно неожиданно. Еще минуту назад не было его, а теперь вот он — стоит. Окружен частоколом, черепичными крышами на солнышке поблескивает. Подъезжают они к воротам, а там двое стражником оборванку лет тринадцати на дорогу вытолкнуть пытаются. Та ревет, сопротивляется. Но силы не равны. Что уж поделаешь? Райс не выдерживает и говорит:

— Что же вы делаете? Зачем ребенка на верную смерть отправляете? Здесь же топи да болота кругом. Ни за что ей до ближайшего поселения не дойти.

Стражник откликается:

— Не велено в городе нищий сброд плодить. Дойдет до другого города — и хорошо. Сгинет — так никто плакать не будет. А ты, воин, проезжай мимо. Девка эта — не твоя забота.

Но Райс девочку оставить одну не смог. А полукровке-нанимателю это явно по вкусу не пришлось. Тот ему говорит:

— Дело, конечно, твое, воин. Неволить не буду. Вот только, если не въедешь с нами в город, ничего тебе не заплачу. Так что выбирай. Или жалование вдвое выше обещанного. Или нищенка эта.

Наемник призадумался. В кошельке у него, хорошо, если пара медяшек завалялась. Но и оставлять ребенка одного в этих неспокойных местах ему тоже не хотелось. Поэтому он ответил: «Золото приходит и уходит. Сегодня заработал. Завтра потрачу. А вот с совесть не продать, не разменять. И жить мне с ней до конца дней моих. На ней и так пятен хватает».

Усадил он девчонку к себе в седло и уехал. Решил ее к своей матери отвести. Та ведь не последнюю должность в доме местного лорда занимает. Пристроит несчастную куда-нибудь. Хоть посуду мыть, хоть дрова носить. Без куска хлеба не останется, и ладно. Спасенная от пережитого ужаса с трудом могла два слова связать. Рассказала только, что ее из дома похитили, а потом бросили прямо у ворот города, где Райс ее и увидел. Вот только не пускали ее туда.

Сделал он как задумал. Привез девочку к дому своей матушки. Стучится в дверь. Та ему открывает. Бледная, изможденная, в траурном платье. Райс с порога начал ее расспрашивать, а та ему и отвечает: «Горе у нас, сынок. Лейлу — воспитанницу мою похитили два месяца назад. Отцу ее письмо прислали, что не увидит он более родную кровиночку за то, что мятежников, шедших против воли Правителя, казнить повелел».

И тут девочка из-за спины своего спасителя выскакивает и бросается его матери на шею. Нищая оборванка оказалась дочерью лорда и наследницей всех его богатств. Отец ее Райсара отблагодарил. Предложил пойти к нему в гвардию. Тот согласился. И за пару лет до капитана дослужился. Потом Лейла подросла. Красавицей стала. В общем, полюбили они друг друга и решили судьбы свои соединить. Потом жили долго и счастливо. Райс и Лейла жили. А о караване и других наемниках, кто в Город-на-Болоте зашел, больше никто и никогда не слышал.

— Весьма жизнеутверждающая история, — протянул Руалин.

Натан пожал плечами.

— Вы просили сказку, и я вам ее рассказал. Не думаю, что все было именно так. Но нет дыма без огня. Вполне возможно, что в основе этой истории лежат реальные события. Например, была некая экспедиция, направлявшаяся в эти края, которая не вернулась домой. А молва тут приукрасила, там умолчала.

— Предлагаю идти ужинать. А потом ложиться спать, — вздохнул я. — Что толку об этом говорить сейчас? Завтра наше юное жарование озадачим этим вопросом.

Друзья со мной согласились.

Глава 8

Утром, когда все проснулись я подозвал к себе молодое поколение и пересказал наш вечерний разговор. Нет, первоначально, я хотел посвятить в свои подозрения только Дани, но это было не самым разумным решением. Пусть, наш малыш — гений. Однако Майрин и Зарина так же не идиоты. В любом случае, одна голова хорошо, а три лучше.

Детишки внимательно меня выслушали и пообещали подумать над проблемой. Правда, и тут не обошлось без небольшой стычки. Девушка снова весьма пренебрежительно отозвалась об умственных способностях одного конкретного недотепы с кровью Владык и малолетнего эльфенка. И в заключении пообещала быть внимательнее и оправдать выказанное ей доверие. Мальчишки вспыхнули, но в перепалку решили не вступать.

Я сначала разозлился на Зару. Хотел даже отчитать ее. А потом посмотрел на Майрина и Дани. Их лица светились желанием прыгнуть выше головы, но доказать, что она не права. Пусть сказанное этой несносной девчонкой и не было правдой, но ее слова их еще больше сблизили. Поэтому я промолчал.

Потом мы позавтракали и оседлав лошадей двинулись в путь. Мальчишки снова шушукались, иногда до меня долетали обрывки фраз, из чего я заключил, что говорят они о пространственных аномалиях и искажениях магического фона.

А днем, когда наш отряд сделал привал, ко мне подошел Дани и со вздохом поведал:

— Что-то действительно мешает нам продвигаться вперед. Но что именно, сказать не могу. Магию противодействия я чувствую. Только вот какая проблема… сталкиваться с тварями Бездны мне не приходилось. Я имею в виду, тех, у кого хватит сил сотворить нечто подобное. Мелочь, вроде призраков, которые даже огня боялись, не в счет.

— Понимаю.

— В принципе, можно провести один ритуал. Он не очень сложный. Май согласился помочь. В общем, тогда мы точно узнаем, природная ли это аномалия или нам кто-то мешает.

— Что ж… дерзайте. Только отдохните сначала немного. Перекусить не забудьте.

— Потом.

— Нет. Сначала вы пообедаете. Неизвестно, сколько сил заберет у вас этот ритуал. Не хватало еще, чтобы вы от перенапряжения без чувств свалились.

Скрепя сердце мальчишка согласился и пошел обедать. А я тем временем рассказал всем о идее, которая пришла в светлые головы подрастающего поколения. Возражать они и не подумали. Но совет немного отдохнуть перед этим событием одобрили. Гвардейцы привычно изображали молчаливых теней. Странно, но они даже между собой почти не разговаривали.

А Зара решила сменить гнев на милость и снова вела себя со мной так, будто бы и не было нашего недавнего разговора о хороших манерах. Не знаю, может она и правда, осознала, что была не права. Но, скорее всего девушка решила меня простить для того, чтобы иметь возможность общаться с кем-то равным ей по положению. Майрин ведь на эту роль решительно не подходил.

Через полчаса спокойно пообедав, мы с некоторой опаской начали наблюдать за веселой парочкой. Они развели бурную деятельность вокруг пентаграммы наскоро вычерченной палочкой прямо на земле. Зрители немного нервничали. Натан, привыкший доверять брату, с подозрением отнесся к способностям его приятеля. Зара не упустила случая напомнить, чем закончился их прошлый эксперимент с защитным пологом. Руа беспокоили их подручные средства. Он считал, что от той же пентаграммы будет больше вреда, чем пользы. А я… не знаю. Меня не покидало нехорошее предчувствие. Но сомнений в том, что у них в конечном итоге все получится не было.

Итак, прозвучали первые слова заклятия и сразу же начались незапланированные чудеса. Пламя костерка, которое Арлис благополучно затушил еще несколько минут назад, снова вспыхнуло. Потом пентаграмма заискрилась. У Майрина начался приступ кашля, а Дани стал чихать не переставая. Запахло малиновым вареньем. И если все, что происходило до этого, я мог хоть как-то объяснить, то последнее меня несколько озадачило.

— Недоучки, — с презрением бросила Зарина и отвернулась.

А я почувствовал, что несмотря на побочные эффекты они действительно прыгнули выше головы. Нет, магия, которую они использовали не требовала ни особых энергетических затрат, ни особых знаний и умений. Здесь нужны были абсолютная сосредоточенность и филигранное исполнение. При условии же, что работал не один маг, а двое… это дорого стоит. Мальчишки стояли друг напротив друга с закрытыми глазами и, казалось, даже не дышали. А между их пальцами разгоралась темно-бордовая сфера.

— Не нравится мне это, — прошептал стоявший рядом со мной Натан.

— Тише, — отозвался я.

— А вдруг не справятся?

— Не мешай им.

И тут что-то пошло не так. Сфера начала разрастаться. Может наше препирательство их отвлекло? А может просто не удержали выпущенное заклятие? Я с ужасом понял: Зара права. Они действительно недоучки. А еще… их надо спасать. Причем, срочно. И дело это снова ложится на мои плечи. Потому как у остальных просто сил на это не хватит.

— Эндрю, сделай что-нибудь… — голос Натана дрогнул.

Я не ответил. Лишь отрывисто кивнул, показывая, что слышал его.

— Что мне делать? — снова влез старший тер Рейс.

— Не мешать, — зло рявкнул я.

Нет, я, конечно все понимаю. Он за брата беспокоится. Но надо же понимать, что малыш и мне не чужой. Да Элейна никогда мне не простит, если с ее любимым младшим братом что-нибудь случится.

Я закрыл глаза и погрузился в себя. В голове с бешеной скоростью начали мелькать слова заклинаний. Вот только это было не то. «Кокон» сферу не удержит. Щиты ставить вообще бесполезно. Остолопам они только навредят. А вот «Поглощение»… как раз то, что надо. Заклинание позволяет гасить энергетический импульс, и сила его зависит от глубины магического резерва. Но у Владык Теней резерв практически бесконечный. Была в этой бочке меда и ложка дегтя. Поглощаемая энергия нуждалось в выходе. И она может спровоцировать стихийную телепортацию. Нас снова может переместить неизвестно куда. В прошлый раз повезло. А сейчас ведь и назад отбросить может. Вот будет-то счастье! Но выбора нет. Придется рискнуть.

Вот только чтобы заклинание сработало внутренняя концентрация, должна быть запредельной, а у меня с этим всегда были проблемы. Бездна… хоть бы получилось.

— Все ко мне! — зло рявкнул я открыв глаза и подойдя вплотную к нашим юным магам. — Быстро! Тому, кто отойдет от меня хоть на шаг, сам лично голову оторву. Ясно?

Видимо было что-то такое в моем голосе, что мои спутники подчинились беспрекословно. В мгновение ока они оказались возле меня. Я же попытался сосредоточиться на формуле активации. Она не сложная. Ее даже проговаривать не обязательно.

Итак… вдох и выдох.

Багровая сфера стала медленно наливаться чернотой и стремительно уменьшаться в размерах. А потом она взорвалась. Я зажмурился, ожидая, что меня собьет с ног ударная волна. Это в лучшем случае. В худшем же… об этом думать не хотелось. Но если останусь жив, сам лично возьмусь за воспитание этой парочки.

Но, как это ни странно, на ногах я удержался. Правда, с трудом. А еще на меня накатила волна дурноты. Будто бы я снова оказался на шхуне Дирка Эрли, которая увезла нас с Элейной из Мейна. Но неприятные ощущения достаточно быстро сошли на нет и ко мне вернулась способность адекватно воспринимать реальность.

— Все живы? — спросил я, пытаясь справиться с головокружением и прочими радостями моего теперешнего состояния.

— Вроде да, — отозвался Майрин.

Но лучше бы он этого не делал. Правильно говорят. Молчание — золото. Особенно в таких ситуациях. Зарина разъяренной кошкой вскочила с земли и бросилась к мальчишкам с явным намерением поубивать их. Но Руалин ловко ее перехватил.

— Пусти меня, темный! — зашипела она.

— Конечно, моя леди. Как пожелаете, — галантно отозвался он, но хватку не ослабил.

— Я им недоучкам малолетним покажу! Они же нас чуть не угробили!

— Всенепременно покажете.

— Лорд Шаор, прикажите своему другу отпустить меня!

— Друзьям не приказывают, леди Сиэн, — устало отозвался я. — Друзей просят. Но и этого я делать пока не стану. Вы сначала успокойтесь. Нет, я безусловно понимаю и разделяю ваше возмущение. Но позвольте мне, как старшему в этом отряде самому разобраться с подчиненными.

— Эндрю, — тихо отозвался Дани, который все еще сидел на земле, потирая ушибленное плечо. — Прежде чем ты меня прибьешь, скажи. Куда нас к Бездне занесло?

И только сейчас я сделал то, что должен был сделать еще несколько минут назад — огляделся по сторонам. А после этого впал в ступор.

Мы находились центре какого-то маленького городка или крупной деревеньки. Почему в центре? Так небольшая мощеная плиткой площадка не могла быть ничем иным, кроме как площадью. А за ее пределами в хаотичном порядке были разбросаны дома. Причем, не жалкие деревянные или саманные лачуги, а основательные каменные постройки. Причем, большая их часть была двухэтажными. Такие не один десяток лет простоят и ничего им не будет. А чуть поодаль возвышалась башенка с часами. Да, настоящая башенка. С узкими окошками-бойницами. С острым шпилем и кованым флюгером на вершине. Она показалась мне настолько похожей на картинку, что весит в комнате Лиры, что я даже поначалу глазам своим не поверил. Зажмурился и еще раз взглянул в ту сторону. Но ничего не изменилось. Башня продолжала стоять на месте. Мне стало немного не по себе. Тревожное ощущение только усиливала гнетущая тишина.

— И ни души вокруг, — озвучил мои собственные мысли Натан. — Городок как будто вымер.

— Посмотрим. Может и правда, вымер, а может все попрятались?

— И зачем кому-то от нас прятаться? — Нахмурился Дани, поднимаясь на ноги.

— Неизвестно еще, как мы здесь появились. Вдруг гром гремел и молнии сверкали?

— Допустим. А почему сейчас не выходят?

— Тебе, братик, последние мозги отбило? — едко поинтересовался у него Натан. — Это мы к Владыкам Теней привыкли. А простые эльфы придерживаются принципа «Обходи Владыку десятой дорогой — дольше проживешь».

— И что?

— А то, что на этой площади стоят трое представителей этого народа. Но если не присматриваться особо, ты сойдешь за четвертого. Волосы серые, стоят торчком…

— Это последствия неудачного эксперимента.

— У тебя на лбу это не написано. Но о чем это я? Ах, да… ни один вменяемый житель глубинки не захочет привлекать внимание такой компании.

— Проблема отсутствия поблизости местных жителей стоит не слишком остро, — сказал я. — А вот, то что произошло на привале мне бы хотелось узнать прямо сейчас. Дани… прошу.

— Да нечего рассказывать, — он пожал плечами. — Заклинание было правильным. Никакой ошибки не было. Мы перед тем, как начать колдовать три раза все проверили. Веришь?

— Верю, но почему тогда оно вышло из-под контроля?

— Не знаю.

— Я такие заклинание раз десять создавал, — подал голос Май. — И все было нормально.

Зара громко фыркнула, но от комментариев она воздержалась. А я между тем продолжил:

— Предположения есть?

— Есть, — отозвался Данирис. — Мы случайно захватили энергию из локального источника. Она вступила в резонанс с нашей… и вот результат. Но перемещать нас не должно было. Это уж точно не мы.

— Телепорт это моих рук дело. Но вас дурней надо было вытаскивать из эпицентра. От той ударной волны, что последовала за взрывом, никакой щит не спас бы. Вот вернемся домой, сам вашим обучением и воспитанием займусь. Сначала выпорю, а потом в библиотеке запру на месяц.

— Не надо, — жалобно проблеяли мальчишки.

— Нет, это именно то, что вам, как раз-таки, надо.

— Ладно, — со вздохом отозвался Дани. — Ты взрослый. Тебе видней. Вернемся домой, делай с нами, что хочешь. Но сейчас ответь все же на один не слишком простой вопрос. Где мы находимся? Я местность просканировать не могу. У меня голова болит. Сильно.

— Господа в Туа-Дель-Норо, — услышали мы мягкий баритон.

Мы обернулись и увидели мужчину в довольно потрепанном, но добротном костюме. Запыленные сапоги до колен. Куртка из коричневой замши. Кожаные бриджи. К поясу приторочен короткий меч. Черные волосы собраны в хвост. В мочке острого ушка поблескивает золотое колечко. На лице жизнерадостная улыбка, а в лиловых глазах лед.

— Туа-Дель-Норо, — повторил за ним Дани. — Это же «Город-на-Болоте». Да. «Тuа» на означает «поселение», а «Nоrrо» — «Топь, трясина».

— Это полукровка, — шепнул мне на ухо Руа. — Но без человеческой крови.

— Как ты это понял? — одними губами спросил его я.

— Глаза.

— Юноша знаком с древним наречием? — делано изумился незнакомец. — Поражен. Думал помнят его только такие старики, как я. Но, простите, отвлекся. Даже поздороваться забыл. Позвольте представиться. Айрин эн Вир. И я приветствую вас в Туа-Дель-Норо. Добро пожаловать в ваш новый дом.

Мои спутники начали ошарашено переглядываться. А Руалин вцепился мне в предплечье. Его ощутимо потряхивало. Мне пришлось повернуться к нему и твердо почти по слогам произнести:

— Мы вернемся домой. Обещаю. Веришь?

Несколько секунд он внимательно смотрел мне в глаза, а потом кивнул, криво ухмыльнувшись. Потом я снова обернулся к полукровке и натянув на лицо самую обаятельную улыбку сказал.

— Позвольте и нам представиться. Я — Эндрю Ламос, а это мои друзья. Руалин, Натан, Данирис, Сен, Арилис, Линиэль, Майрин и Зарина. Мы благодарны вам за гостеприимство, но задержаться никак не сможем. А новый дом нам ни к чему. Нас и старый вполне устраивает.

— Это не важно. Хотите вы здесь остаться или нет. Туа-Дель-Норо не отпускает своих жителей. Никогда. Вам придется смириться. Но не думаю, что это будет так уж сложно. Здесь хорошо. Спокойно.

— Ты, эльф, смеешь указывать нам, что делать?! Или попытаешься удержать в этом проклятом городишке?!

— Эндрю, уйми ее, — прошипел Натан.

— Пусть пар выпустит, — безразлично отозвался полукровка. — Девушки существа вспыльчивые. Они поначалу всегда возмущаются. Потом привыкают и шелковыми делаются.

— Да как ты смеешь?! — вновь взвизгнула Зара.

— Замолчи! — раздраженно бросил я.

Девушка, как это ни странно, послушалась, но демонстративно насупилась, сложив руки на груди. Вот только мне до ее обид дела нет. Других проблем хватает.

— Прошу прощения, за мою спутницу. Она юна и несдержанна.

— Не стоит, я не в обиде.

— Раз так, может вы объясните нам, почему мы не сможем покинуть пределы города? Нам в этом кто-то может помешать? Попытаться удержать здесь силой?

Мужчина помедлил с ответом, а потом, словно бы нехотя произнес:

— Жители города не причинят вам вреда, даже если вы решите покинуть стены Туа-дель-Норо.

— А кто или что причинит нам вред, если мы решимся уйти?

— Вам лучше поговорить об этом с моим отцом, — отрезал полукровка. — Он все объяснит. Следуйте за мной.

— К сожалению, мы очень спешим.

— На свидание к давно почившим предкам? Будьте же благоразумны, друг мой. Вырваться отсюда невозможно.

— А мы попробуем.

— Глупец, — зло прорычал Айрин. — Сам делай что хочешь, но детей за собой тянуть не смей. Незачем им умирать из-за твоего ослиного упрямства.

— Мы не дети, — отозвался Дани. — И в праве сами за себя решать.

Айрин скорчил презрительную гримасу.

— Если передумаете, отец будет ждать вас в башне. Но, надеюсь, вы все же, передумаете.

После чего он развернулся на каблуках и стремительным шагом удалился.

— Может, стоило пойти с ним? — с сомнением протянул Натан. — Вдруг его отец что полезного сказал бы?

— Сомневаюсь.

— Но он не проявлял агрессии.

— Ариадна тоже была очень мила, — ответил за меня Руалин. — Ей это было просто не нужно. Я не мог ничего ей сделать. Сам понимаешь, при таком раскладе можно себе позволить не опускаться до банального насилия.

— Так, господа, прекращаем разговоры, — скомандовал я. — Все по коням и вперед. Дани, на тебе заклинание Пути.

— А где я координаты возьму? И у меня голова болит.

— Где хочешь, там и бери, — отрезал я. — Ты единственный в нашей команде ментал.

— Я универсал, а не ментал, — обижено буркнул мальчишка.

— Нашел время пререкаться!

— Слушай, Эндрю, а может ты нас, Дорогой Теней выведешь?

— Нет. С большей вероятностью нас вынесет прямиком в Бездну. Был бы я один… а так, слишком опасно. Не хочу рисковать. И хватит болтать. Делай, что я тебе сказал. Быстро!

— Ладно.

Данирис тяжело вздохнул и закрыл глаза. Потом открыл. Потряс головой. Снова закрыл. Постоял так пару минут, закусив губу. Дважды помянул Бездну и всех ее обитателей, после чего мы, наконец, увидели тонкую алую нить, указывающую нам путь.

Мне стало немного стыдно перед Дани. Видимо, когда он жаловался на головную боль, сильно приуменьшил неприятные ощущения. Малыш ведь колдует так же легко, как дышит. А если не может, значит ему действительно плохо. Но ничего не поделаешь. Придется потерпеть.

— Двигаемся по линии. Быстро, но без особой спешки. Будьте внимательны. Ждите нападения. Май, придерживай своего приятеля, а то он не ровен час, с лошади свалится.

— Не беспокойтесь, — отозвался он. — Не свалится.

Глава 9

Примерно через четверть часа мы подъехали к главным воротам. По крайней мере, мне показалось, что ничем другим это быть не может. Массивные, обитые железом. А еще возле них стояло около полусотни странных человекообразных существ с зеленой кожей. Худые, сутулые, сморщенные. На руках у каждого из них красовалось внушительному набору длинных когтей.

— Фу, какая гадость, — процедила сквозь зубы Зарина.

— Эндрю, нам туда, — безжизненным голосом произнес Данирис.

— Уходите, — прорычал один из зеленых. — В эти ворота нельзя выходить. Уходите.

— Похоже они настроены серьезно. — пробормотал Натан.

— Мы тоже шутить не намерены.

— Уходите, — снова подало голос непонятное существо. — Приказ хозяина. Никого не выпускать.

— Атакуем, — приказал я.

Рядом со мной материализовался Сен и двое его подчиненных и зашептали какие-то заклинания. Натан и Руа первыми бросились в бой. Зара отставала от них всего на мгновение. Линиэль сегодня утром пожертвовал ей свою лошадь, перебравшись к Арлису. Майрин пытался разорваться. Видно было, что он тоже хочет показать себя, точнее, показать, что сражается ничуть не хуже своей несостоявшейся невесты. Но у него на руках оказался Дани, который не то, что защищаться, сидеть ровно не мог. Благоразумие победило. Геройствовать он не стал.

На наших противников обрушился настоящий дождь из молний и огненных шаров. Вот только особого вреда это им не принесло. Магия эльфов словно бы отскакивала от них. А вот атаки Владык приносили свои результаты. Я решил не изобретать ничего нового и воспользовался простейшими заклинаниями. Была только одна проблема. Этих тварей меньше не становилось. На место тех, кого мы выводили из строя, заступали другие. Вот только, откуда они брались, ума не приложу.

— Отступаем, — выкрикнул Натан. — Мы не справимся. Они нас массой задавят.

— Отходим, — подхватил я. — Лобовая атака не пройдет.

Зеленые с воем и рычанием бросились за нами в погоню. И будь я проклят, двигались они не намного медленнее наших лошадей. Оторваться при таком раскладе было очень и очень сложно. Но только мы влетели на достаточно узкую улочку, Сен осадил лошадь и принялся читать какое-то заклинание. За нашими спинами выросли острые ледяные пики

— Думаю, это их задержит, — выкрикнул он. — Хотя бы ненадолго.

И действительно. Сюрприз гвардейца наших преследователей остановил. Они потолклись немного возле ледяной преграды, а потом развернулись и ушли. Это был несомненный плюс. А вот минусом являлось то, что и мы вернулись к тому, с чего начинали. Нашим взорам снова открылась мощеная плиткой площадь.

— Ну, что? — первым подал голос Руа. — Будем держать военный совет?

Мы дружно кивнули. И так как инициатива наказуема, темному пришлось взять первое слово. Он сначала пытался уступить эту честь мне, но я отказался.

— Что тут можно сказать? Мы попали в переплет. И неизвестно, как скоро сможем отсюда вырваться.

— Не нагнетай обстановку, — хмыкнул я. — Выберемся мы из этой ловушки. Один раз получилось, и второй раз получится.

— А что это за твари? — подала голос Зара.

— Я читал… — робко отозвался Майрин. — У моей семьи весьма обширная библиотека. Те существа больше всего похожи на големов. Поэтому на них не действует эльфийская стихийная магия. Но вылепить такое количество… не знаю, как это возможно. Даже один требует колоссальных энергетических затрат. Сколько же времени было потрачено на эту маленькую армию? Я бы с одним, наверное, несколько месяцев возился.

— Если это големы, то чем это конкретно нам грозит?

— Разрушить их может только их же создатель.

— Чушь это, — покачал головой Дани. — Прибить можно кого угодно.

— Вот именно! Прибить можно кого угодно. На время вывести их строя, думаю, мы сможем. А вот сделать так, чтобы они не смогли восстановиться… не уверен. Но у меня есть идея. Точнее, предположение.

— Ну же, — поторопил я мальчишку, который слегка оробел.

— На них наша магия должна действовать не так. Ну, в смысле магия Хаоса, а не стихийная. Потому что к стихийной они изначально имунны. А магия Хаоса…

— Мы это поняли, Май, — остановил его я. — Вернемся к твоей идее.

— Предположению.

— Не важно.

— Ладно. Извините. Так вот, наша магия… мы в считанные минуты должны были разметать этих големов. А на них словно бы защита какая-то стоит. Но щита, способного укрыть целый отряд от магии Хаоса не существует.

— Такие щиты есть, — не согласился с ним приятель. — И их можно построить.

— В теории. Но как ты себе представляешь на практике? Так чтобы щит прикрывал до сотни воинов и при этом не был ограничен во времени.

— Никак.

— Вот и я о чем.

— Но в принципе-то это возможно

— Вернемся к вопросу: что делать? — влез я в некстати разгоревшийся спор малолетних оболтусов. — Майрин, твое предположение может нам чем-нибудь помочь?

— Не уверен, но, думаю, да. У меня есть все основания предполагать, что создавал этих зеленых Владыка Теней. Это и дало им некоторый иммунитет против нашей магии. Но если мы объединим наши силы в Круг Слияния…

Я поморщился. Круг Слияния… штука не очень приятная. Маги отдают свою силу ведущему, а тот уже подпитываясь их за счет, колдует. Вот только ведущий может забрать слишком много, и тем самым сильно навредить донору.

— Сам не боишься такое предлагать? — прищурившись, спросила Зара.

— Не боюсь, — резко отрезал он. — У нас выбора особого нет. Уж лучше рискнуть, чем застрять тут на неопределенное время. Но сначала Дан отдохнет.

— Да я в порядке, — попытался бравировать младший тер Рейс, но получил тычок в бок и замолчал.

Я, кстати, только сейчас обратил внимание, что Майрин зовет малыша именно Дан, а не Дани, как все мы. Интересно, почему? Но, в целом, мальчишка прав. В том, что Данирис должен хоть немного прийти в себя. Те минуты, которые мы потратим на отдых, погоды нам не сделают. Да, и решения проблемы с големами он подсказал неплохое.

— Привал. Отдыхаем час. После возвращаемся к воротам и добиваем зеленых Кругом Слияния. Дальше — видно будет.

Спорить со мной никто не стал. Правда, наш отдых затянулся почти на два часа. Но это не так уж важно. В целом все шло по плану. Легко создав Круг, мы атаковали. Вообще-то атаковал я один, но ребята ведь тоже были со мной, пусть и только в качестве доноров силы. Поэтому нельзя делать вид, будто их и нет вовсе. Это не честно.

Ну, что я могу сказать? Эта магия мне категорически не понравилась. Да, невероятная мощь. Я готов бы мог сдвигать горы и осушать моря. Но зачем оно мне нужно? Более бессмысленные вещи и представить себе сложно.

— Давай, Эндрю, — услышал я шепот Майрина.

Увидев, что мы имели наглость вернуться, големы оскалились и бросились на нас. Внезапно я покачнулся. Держать в руках такой поток силы оказалось достаточно сложно. А уж направить его на врага, не зацепив при этом своих…

Черная волна накрыла зеленых мгновенно. И я понял, им конец. Выход свободен. Круг можно разрывать.

— Быстро! Все к воротам, — скомандовал я, а после начал оседать на землю.

Но меня удержал на ногах Руалин. Натан подхватил на руки девушку, а Майрина тащили Дани и Арлис.

— Знаешь, друг, а тебя сердить опасно для здоровья, — усмехнулся Руа. — Напомни мне, чтобы я этого больше не делал.

— Тебе можно, — попытался улыбнуться ему я.

— Правда?

— Ты этим последние десять лет занимаешься.

— Гнусная клевета!

— Нет!

— Да!

Наша легкая перебранка за столько лет ставшая почти ритуалом, помогла мне немного прийти в себя, отвлечь от того, что происходило со мной еще пару минут назад. И я даже приготовился услышать его коронную фразу о том, что он такой же белый и пушистый, как Эль. Интересно, как она там? Все ли у нее нормально?

— Да я… — начал было Руа, но остановился, глядя куда-то назад.

— Что такое?

— Нас решил почтить своим присутствием Хозяин этого проклятого городка.

Я резко обернулся. И действительно неспешной походкой к нам приближался седой мужчина в черных одеждах. Чем-то он напоминал на нашего юного знакомца по имени Айрин. Сложением, цветом глаз. Но особого сходства не наблюдалось. От него так и веяло магией Хаоса. Она окружала его как кокон. И мне показалось это немного странным. Сила не должна вырываться наружу. По крайней мере, первое, чему учат наших детей — запирать ее в себе. Это предотвращает бесконтрольные всплески. Ведь вышедшая из-под контроля магия опасна не только для окружающих, но и для самого носителя.

— Отец, — выскочил ему наперерез внезапно появившийся Айрин. — Пусть уходят, если им этого так хочется.

— Туа-Дель-Норо не отпускает своих жителей. Никогда, — отозвался мужчина. — Они попытались нарушить это правило и поплатятся за это.

— Отец, — не сдавался он. — Не стоит.

Но демон к увещеваниям сына решил не прислушиваться. Он остановился и внимательно смотрел нас.

— Вы пришли в мой дом, уничтожили моих слуг. Вы посмели поднять руку на мои создания. Я здесь повелитель! Я демон Высшего Круга! Никто из этого города не выходил, и никто не выйдет. И вы не сможете помешать мне, хотя надо признать ваше представление у ворот меня немного впечатлило. Но вам ничего не поможет. Это мой дом, и в нем я непобедим. А вы жалкие твари, умрете!

— А ты знаешь, кто мы? — спокойно поинтересовался я, вспомнив удивление Ариадны, когда та узнала, что я Владыка….

— Мне это не интересно, — рассмеялся демон и его глаза вспыхнули красным светом. — Умрите…

В следующий миг я прошептал заклинание и в демона врезался «черный вихрь». Тот покачнулся и с удивлением посмотрел на меня.

— Ты владеешь магией Хаоса?

— Отец, это Владыка… — закричал Айрин.

— Не смеши сын, какие Владыки в моем городе? Это жалкие смертные, — он вновь поднял руку, и я приготовился к защите. У меня было чем встретить этого наглого юнца.

Внезапно на земле в нескольких шагах от Хозяина Туа-Дель-Норо появилась пентаграмма. Мгновение и к нам из нее шагнула девушка. Хорошенькая, как куколка. Фиолетовое платье с золотым пояском отлично подчеркивает ладную фигурку. А массивные серьги с сапфировыми подвесками удивительно ей шли. Красавица. Глаз не оторвать. Даже на меня ее красота подействовала. Я просто стоял и смотрел на нее. Все мысли из головы вылетели. А ведь должен был привыкнуть и не реагировать так остро. У Тамиэля во дворце столько юных прелестниц обитает…

Но эта была другой. Яркой. Живой. С копной черных кудряшек на голове и нежным румянцем на щеках. Только глаза странные. Алые, как рубины. Но это ее совсем не портило. Скорее наоборот — придавало какое-то необъяснимое очарование. Чем-то она напомнила мне дочку. Лира точно так же хмурится, когда чем-то недовольна.

— Это кто тут демон, Тень? — тоненьким, еще совсем детским голоском вопросила она. — Самозванец! Да местные полукровки в большей степени демоны, чем ты!

— Госпожа… — проблеял хозяин Туа-Дель-Норо.

— Да как ты смеешь ко мне обращаться?! — девушка сделала глубокий вдох, а потом уже более спокойно продолжила. — Тени призваны служить тем, в ком течет кровь Хаоса. А ты напал. За это одно наказание — возвращение в круг перерождений.

— Госпожа, помилуйте, — взмолился он, рухнув на колени. — В этом мире кроме меня и моего сына нет больше Теней. Я не смогу вернуться.

— Об этом нужно было подумать раньше. До того, как ты напал на Владык. За то, что ты создал ловушку, я просто отправила бы тебя домой, а так у меня нет выбора.

Демоница взмахнула рукой, и мужчина растаял, как утренний туман. Мне стало не по себе. Это же какой силой надо обладать, чтобы сотворить такое?! Тем временем она, не обращая ни малейшего внимания на нас, повернулась к Айрину.

— Ты чтишь закон. Поэтому достоин награды. Чего ты хочешь?

— Госпожа, не отбирай наш дом.

— Ловушка не имеет право на существование, — отрезала она.

— За свою жизнь я привел сюда немало жителей этого мира. Но ни один из них не хотел покинуть Туа-Дель-Норо. Это место стало для них домом. Они обрели покой здесь покой и счастье. Куда они пойдут, если нашего города не станет?

Девушка поколебалась с минуту, но потом все же ответила:

— Хорошо. Ты меня убедил. Пусть твой город и дальше стоит здесь. Но я буду присматривать за ним. И если кого-то задержат здесь против его воли более чем на три дня и три ночи, магия отсюда уйдет, а ты отправишься в Бездну вместе со мной. Помни об этом, Тень и храни свой город.

Айрин склонился в почтительном поклоне. А девушка, наконец, обернулась к нам. И заговорила. Но не так, как с Тенями. С ними она была спокойна и величественна. Мы же удостоились совершенно другого тона.

— Ой, как интересно!

Я не сдержал нервного смешка. Обычно мы слышали эту фразу от Дани. После чего наш юный гений что-нибудь сжигал, взрывал или в мгновение ока разбирал на составные части. Последнее касалось артефактов. Но, как вы понимаете, собрать их в правильном порядке мог не всегда. В итоге Жезл Тьмы перекочевал к садовнику, потому что теперь стимулировал рост растений. Зеркало Мира, которое по идее должно показывать то, что ты попросишь, пело древнеэльфийские баллады. А безобидный, в сущности Амулет Крови, призванный определить есть ли между теми, кто взывает к его помощи кровное родство, я подарил Руалину, потому как стал он магическим огнивом.

— Ой, как интересно! — повторила он, а и подскочила к младшему тер Рейсу. — У чистокровного эльфа флер силы, как у демона. Да и пахнешь ты почти, как мы.

Мальчишка мучительно покраснел, потому что демоница встала на цыпочки и почти уткнулась носом в его шею.

— Не понимаю, как такое, может быть? — пробормотала она, отступая назад. — Ах, да… меня зовут Эрна. А тебя?

— Данирис.

— Сочувствую.

— Почему? — удивился мальчишка. — Да, это не слишком распространенное имя, но… оно очень старое. На древнеэльфийском «Dune Iris» означает «Сокровище».

— «Цветок пустыни», — поправила его девушка. — Или «цветок в дюнах» Не сокровище. Хотя цветок, который смог пробиться сквозь песок, по определению, сокровище. Но теперь понятно, почему ты так похож на нас.

— Ты, о чем?

— Знаешь, язык Теней?

— Немного. Только то, чему успел нахвататься от Наставника.

— И как на языке Теней будет «цветок в дюнах»?

— Ru an haar… Ранхар. Вот Бездна! Но это же просто созвучное имя! Совпадение.

— Возможно. Но наш народ верит, что когда ребенку дают имя, то накладывают на его жизнь отголосок судьбы прежнего носителя. Поэтому мы очень осторожны в выборе. Так, что будь осторожен, Данирис. Не позволяй чужому року завладеть своей жизнью. Иди по собственной дороге.

— Хорошо, — ошарашено отозвался мальчишка.

А Эрна, наконец, повернулась к нам.

— Приветствую вас, Владыки Теней.

— Госпожа… — я склонился в легком поклоне.

Зла она нам не желает. Если бы хотела, давно бы нам покоиться в Бездне. Поэтому нужно быть предельно вежливыми, чтобы не разозлить ее. А так… может еще, вполне мирно разойдемся? Ведь благодаря ей удерживать нас в этом городе не будут.

— Вы очень своевременно появились….

— Ну что, вы, — она мягко улыбнулась. — Вы бы сами прекрасно справились. Но я должна была остановить безумца… раз уж так вышло и мне стало известно о нарушении закона.

— Мы немного знаем о вашем народе. Почти ничего. Госпожа, утолите мое любопытство. Расскажите кто вы.

— Хорошо, — смущенно потупилось девушка. — Мое имя Эрналин. Я наследница клана Лунного Света — Анар Дастан. Демон, в отличие от того самозванца. Кстати, ваша прародительница Эрха происходила из рода Шаоран, рода Повелителей Эштара. Эштар — это наш мир. Правда у нас всеми силами пытаются это родство предать забвению. Наверное, именно поэтому, об этом известно всем без исключения.

— Значит, мы с вами находимся в родстве с вашим народом?

— В какой-то степени. Но теперь вы… — девушка осеклась на полуслове и восторженно охнула. — Как интересно! Такая необычная компания собралась. Прямой потомок Ранхара и Эрхи. Ты ведешь свой род от их первенца. У мятежных влюбленных ведь было трое детей. Старшая Илисса. Потом родился Лидар. Они разделили имя своей матери. Именно отсюда берут свое начало род Шаор и Оран. А их брат Олгер принял имя отца. Энгерт. Интересно, как ты справишься с этим наследием? Хотелось бы на это посмотреть.

После этого девушка подошла к хмурому Руалину.

— На тебе печать Хаоса. Ты, должно быть, много времени провел в Ловушке, подобной этой. Но не бойся. У Теней нет власти над теми, кто однажды их победил. Тебя нельзя больше запереть.

После она шагнула к гвардейцам.

— А вы братья, которые родились в один день. У нас женщина не может родить больше одного ребенка, и нет даже слова, чтобы объяснить степень вашего родства.

— Мы близнецы, госпожа, — подал голос Сен. — И для нашего народа это тоже редкость.

— А ты влюблен… впервые в жизни по-настоящему влюблен и это тебя пугает, — сказала она Натану, после чего повернулась к Майрину и Заре. — Вы уже не дети, но повзрослеть так и не удосужились. Это неправильно. Очень интересная компания. Я рада, что увидела это своими глазами. А теперь, идите. Я открою вам Дорогу Теней.

— Почему ты нам помогаешь? — вырвалось у меня против воли.

Юная демоница пожала плечами и мягко улыбнулась.

— Потому что могу. А раз так, почему бы и нет? Ступайте.

Я хотел поблагодарить ее, но за меня это сделал Дани:

— Спасибо, Эрна. Пусть звезды тебе улыбаются, а лунный свет ведет вперед.

— Пусть твой путь будет легким, а сомнения никогда не коснуться твоего сердца. Прощай, мальчик с именем Легенды.

— Прощай, Эрналин, — шепотом отозвался он.

А следующее мгновение мы шагнули на дорогу Теней.

Глава 10

Мы снова оказались среди болот. Но радовало одно. Скоро нам предстояло их покинуть. С левой стороны от виднелся горный хребет. Я почувствовал, прилив благодарности. Красавица-демоница немного, но сократила нам путь.

Солнце стояло в зените. После прохлады, которую дарили нам стены Туа-Дель-Норо, жара и духота ощущалась особенно остро. Мои спутники выглядели немного растерянными. Да и я, признаться, от них недалеко ушел. До сих пор голова кругом.

— Простите, Владыка, — впервые на моей памяти подал голос тихоня Линиэль. — А почему солнце так высоко? Сейчас ведь должен быть вечер. Ну, мне так кажется.

— Да, — поддержал его Майрин. — Странно это все. Неужели мы больше суток там провели?

— Нет. В демонической ловушке время течет иначе, — ответил вместо меня Руалин. — Практически стоит на месте.

— Как мы недавно узнали, эти ловушки не имеют к демонам никакого отношения, — попытался я поправить друга.

— И ты веришь ее словам? С какой стати ей говорить правду?

— А какой смысл обманывать нас?

— Демоны — коварны. Кто знает, что за цели преследовала эта девушка, рассказывая нам свою сказочку?

— Руа, ты слишком подозрителен.

— Ты был бы таким же, проведи в усадьбе Ариадны не одну ночь, а пару лет. Ненавижу демонов!

— Боишься, — вдруг сказал Дани. — Не ненавидишь, а боишься. Но это глупо. Эрна не сделала нам ничего дурного. Даже помогла.

— Вашим мнением кто-то интересовался, лорд Данирис? — прорычал темный. — Только когда это было? Не припоминаю такого.

— Остынь! — одернул я друга.

Он перевел раздраженный взгляд на меня. Пару минут мы играли в «гляделки». Потом Руалин сдался и пробормотал:

— Прошу прощения. Был не прав.

На этом конфликт можно было считать исчерпанным. К счастью, Данирис и не думал обижаться. Он, казалось, вообще не заметил вспышки Руалина. А вот Майрин теперь поглядывал на темного эльфа с подозрением. Видимо, слишком близко к сердцу принял попытку оскорбить его друга. Но так как мальчишка даже не пытался затеять ссору, я решил не вмешиваться. В конце концов, у него были все основания для раздражения. А молчаливое неодобрение одного юнца… не то, на чем стоит заострять на этом всеобщего внимания.

В дальнейший путь мы двинулись почти сразу. Лучше пока есть силы проехать хоть немного, а потом остановиться и нормально отдохнуть. Первоначально мы планировали проехать часа два или около того. Но более или менее подходящее место для привала и ночлега одновременно попалось нам только к исходу третьего часа.

Кстати, окружающее нас пространство начало меняться словно бы по волшебству. Воздух стал менее влажным. И нам сразу же стало легче дышать. Насекомые уже не так роились у защитного полога. Нам начали попадаться небольшие пролески.

Натан, каким-то известным только ему способом, вычислил наше местоположение. После чего обрадовал всех новостью о том, что через пару дней мы дойдем до Адарской равнины, на которой начиналась Великая Степь. Но радоваться мы не спешили. Просто потому, что старший тер Рейс — не Дани. Вот если бы малыш нам это сказал, никто бы не посмел усомниться. Потому что Дани не ошибается. Нет, он может что-то напутать в заклинании или построении ритуала. Но направление и свое местоположение всегда определят точно. Тогда как его братья вполне способны промахнуться на добрую сотню миль. Но альтернативы у нас не было. У Данириса все еще болела голова.

Потом был долгожданный привал. Этот день изрядно всех измотал. И хоть солнце было еще достаточно высоко, мы решили поесть и ложиться спать.

Но вот беда… спать, как ни странно, никто не хотел. Только Арлис смог ненадолго задремать. Все остальные, не находя себе места, бродили по месту нашей стоянки. Но, ни отдыхать, ни заниматься чем-нибудь полезным у нас не получалось. Для первого мы оставались еще слишком взвинченными. Для второго находилось одно единственное объяснение. Нам просто напросто было лень.

Даже Руа не пытался рассказать какую-нибудь из своих бесчисленных историй. А младшие члены нашего отряда просто сидели бок о бок возле костра и тихо о чем-то болтали. Я улыбнулся. Если Дани не валяется без сознания, а находит в себе силы разговаривать, значит, он в порядке. Или будет в порядке в ближайшее время.

Защитный купол выпало ставить мне. Но это много времени не заняло. После чего я прилег на свое одеяло и смежил веки. Предзакатное солнце ужасно мешало, но что уж поделаешь? Приходилось терпеть.

Мысли сами унесли меня домой. Я снова вспоминал свою золотоволосую принцессу. Как она ставила на столик у окна в нашей спальне букет чайных роз. Как пела колыбельные нашей дочке. Как приносила мне по вечерам в библиотеку малиновый чай с ромашкой и медом. Как говорила со мной. Может кто-то посчитает это глупым, но мне нравилось слушать ее рассказы о всяких пустяках, вроде заготовки ежевичного джема, вышивании диванных подушечек и плетении кружев. Меня успокаивала ее милая болтовня. И никого я не любил так же сильно, как ее. Лирэ — мое маленькое солнышко не в счет. Ох, как же я по ним скучаю!

И тут мое уединение нарушила Зарина. Она присела рядом и заговорила:

— У тебя найдется для меня минутка, Эндрю?

Я приподнялся, про себя отметил новое обращение. Раньше меня уважительно именовали «Лорд Шаор».

— Конечно. Ты что-то хотела?

— Да. У меня из головы не идут слова той демоницы. Про то, что ты являешься прямым наследником Ранхара.

Нет, этой девице задуматься было не о чем — только о моей родословной! Лучше бы размышляла о совете, который Эрна дала ей самой. Ведь ей действительно не помешало бы повзрослеть.

— Все мы являемся наследниками Ранхара.

— Но нет среди нас таких, как вы. Ведущих свой род от первенца наших прародителей. Это может сплотить наш народ. Дать нам надежду. Стать тем, кто поведет нас в будущее. Если бы с тобой рядом была женщина нашего рода…

— Я уже женат. И для другой женщины рядом со мной места нет.

Девушка поморщилась, а затем посмотрела на меня с ласковой снисходительностью. Так взрослые смотрят на неразумных детей, сказавших что-то очень глупое.

— Тот брак был ошибкой. Никто не упрекнет тебя за то, что ты осознав всю глубину собственного заблуждения, решишь ее исправить. В конце концов, у наследника Ранхара не может быть жены эльфийки. Наш народ никогда не примет такую королеву. С вами должна быть женщина, способная разделить бремя власти…

Я устало посмотрел на девушку. Нет, все-таки неправильно их воспитывают. Непоколебимая вера в собственную исключительность, которую не одну сотню лет культивировали семьи Владык, плохо сказывается на умении рассуждать логически. Ведь, это по меньшей мере, это лицемерно заявлять, что эльфы являются низшей расой, тогда, как сам Ранхар был никем иным, как эльфийским принцем. Кстати, никогда не задумывался, относился наш великий предок к светлой или же к темной ветви? Нужно будет у деда спросить. Вдруг, он знает? Но что толку сейчас ей это объяснять, что нет высших и низших рас? Что все мы равны перед небом и звездами? Все равно ведь не поймет. Не доросла еще. Поэтому попробую по-другому.

— Зарина, послушай меня. Я понимаю, ты хочешь, как лучше и твои слова продиктованы заботой обо мне и нашем народе. Но это не моя дорога. Надевать венец Ранхара у меня нет ни малейшего желания. Пусть это сделает кто-нибудь другой.

— Но кто?

— Не знаю.

— И я не знаю. Но правитель нам необходим. Разве так может продолжаться? Анархия ведет наш народ к гибели. Семьи Владык начали похищать друг у друга детей. Что же будет дальше? Междоусобицы? Нет! Этого нельзя допустить.

— Не забывай о том, что Эрна говорила других детях Эрхи и Ранхара. Кроме ветви Шаор, есть еще Оран и Энгерт.

Ну почему так случается? Мне надлежит сейчас думать о судьбах мира, а в голову лезет всякая чушь о том, что Ранхар, скорее всего, носил имя не Энгерт, а эн Герт. А значит принадлежал к темной ветви. И что это обязательно нужно рассказать деду. Он оценит.

— Ваш род появился первым. Значит, и в очереди наследования вы стоите перед Атрем. Про род Энгерт я ничего не слышала. Наверное, он прервался. Но, скажите, вы действительно хотите, чтобы нас возглавил тот, кто украл вашу дочь?

— Нет, — пришлось признать мне. — Не хочу. И, конечно, ты во многом права. Правитель нам действительно необходим. Что уж спорить? Только меня эта роль не прельщает.

Причем совершенно. Я хочу просто жить вместе со своей семьей, учиться, экспериментировать, смотреть, как растут мои дети. А вот строить государство мне не хочется. Потому что на это придется потратить всю жизнь. Это если повезет и всей жизни на это хватит. Что вряд ли. Тут работы и детям и внукам хватит. И ступив на этот путь, свернуть с него не получится.

— Зара, не принимай так близко к сердцу слова той девушки. Вполне возможно, что она просто посмеялась над нами. Но в любом случае, я слишком сильно люблю жену и нашего ребенка и не намерен жертвовать своей семьей ради власти.

— Но на карте стоит благополучие нашего народа!

— Нет, не стоит. Мы тысячу лет жили без короля. И еще тысячу проживем. А теперь иди спать. Не хочешь спать — пообщайся с Дани и Майрином. Они ведь твои сверстники. Тебе должно быть с ними интересно. Только не надо их задирать. Ладно?

— Вы не хотите даже подумать над моими словами?!

— Нет, — ответил я. — Здесь не над чем думать. Может не сейчас, а когда станешь старше и мудрее, ты поймешь, что я был прав, выбрав не абстрактные идеалы, а тех, кто мне дорог. И это ты должна подумать над моими словами.

Девушка встала и ушла, не проронив ни слова. Я же снова лег и закрыл глаза. Как это ни странно, сон пришел ко мне практически сразу. Видимо. Усталость все же дала о себе знать.

А утром меня разбудил Руалин. Он потряс меня за плечо и сказал:

— Дружище, просыпайся. Ну, же! Остальные уже давно встали. Даже завтрак готов. Кстати, я тебе уже его принес. Не надо даже к костру идти.

— Все! — я оттолкнул его руку. — Уже не сплю. Дай хоть минуту в себя прийти.

— Хорошо. У тебя ровно минута.

— Изверг.

— Ты мне льстишь.

— Ни в коей мере. Кстати, чем нас сегодня кормят?

— Кашей. Но она вкуснее деликатесов, которые подают на стол Правителям.

— Ничего себе ты оголодал, — присвистнул я.

— Нет. Просто, в сравнении с тем, что мы ели вчера, позавчера и так далее, это настоящее чудо.

Я последовал совету. И едва не застонал от удовольствия. И, правда, чудо. Намного вкусней, всего, чем нас кормили до этого.

— Все-таки женщины готовят лучше мужчин, — выдал Руа с самой невинной улыбкой. — Это, наверное, врожденное умение.

Я поперхнулся:

— Точно, не отравлено?

— Не поверишь, но это первая мысль, что пришла мне в голову. Но, как видишь, пока все живы и здоровы.

— Интересно, что на нее нашло?

— Понятия не имею. Но такой она мне нравится намного больше.

— Какой?

— Ты проспал все самое интересное. — Присел рядом со мной Натан. — Девчонку, как подменили. Шутит. Улыбается. Сама встала у котелка, оттеснив Линиэля. Младшим слова не сказала.

Я изумленно уставился на стоявшую неподалеку Зару. Она с мягкой улыбкой слушала Сена, который торопливо ей что-то рассказывал. Поймав на себе мой взгляд, она весело подмигнула.

— Вы что-нибудь понимаете?

— Нет, — отозвался Руалин. — Ничего. Вчера вечером после разговора с тобой она злая была, как сотня демонов. Что ты ей хоть сказал?

— Ничего особенного. Посоветовал вырасти. Она мне тонко намекала на то, что я могу стать королем Владык Теней, а она готова встать рядом со мной.

— Ты женат на моей сестре, — холодно напомнил мне Натан.

— Именно это я ей и сказал. Не беспокойся.

— Хорошо. Но она перешла все мыслимые и немыслимые границы. Ты же счастлив в браке! У вас есть один ребенок, и скоро родится второй.

— Нет, — отозвался я спокойно. — Не перешла. В конце концов, она именно намекала, а не предлагала себя прямым текстом. А еще… ну, откуда дурочке знать, что я счастлив в браке?

— Но ты ей объяснил?

— Да. Надеюсь, больше она подобных разговоров затевать не станет.

— Я тоже на это надеюсь, — угрюмо отозвался мой шурин.

— А как наши юноши?

Темный эльф отвел глаза. Родственник последовал его примеру.

— Кто с кем поссорился?

— Никто, — отозвался Руа.

— Дани плохо после вчерашнего?

— Нет.

— Тогда в чем дело?

— Мы не уверены…

— Да объясните толком!

— Кажется, малыш увлекся девушкой, — с тяжелым вздохом ответил Натаниэль.

— И что в этом такого страшного? Зарина, конечно, не лучший объект для первой любви, но и не худший. Переболеет наш юный друг. Никуда не денется.

— Да если бы в Зару! — простонал старший тер Рейс.

— А если не в нее, то в кого? — не понял я. — Здесь же на сотню миль окрест ни одной девицы не найти.

И тут до меня дошло. Эрна! Наш Дани влюбился в демоницу. Вполне в его стиле. Легких путей он не ищет. А зная характер этого ребенка, можно не сомневаться, он попытается ее увидеть еще раз. Вот только кончиться это может очень и очень печально.

— Может все не так плохо? — попытался я утешить друзей и себя заодно. — Может она ему просто понравилась? У него же не так много опыта в общении с противоположным полом. А вспышку желания в столь юном возрасте очень легко спутать с влюбленностью.

— Эндрю, ты своей наивностью иной раз меня просто поражаешь, — фыркнул Руа. — Неужели думаешь, что мальчишка до сих пор не знаком с этой стороной жизни?

— Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

— Видимо. Понимаешь, друг мой, есть определенного рода заведения, где холостые мужчины могут расслабиться в окружении красивых женщин. В общем, в одном из них я пару раз встречал Дани.

— И ничего не сказал?

— Нет. А зачем? Вел он себя вполне пристойно. Не пил. Не устраивал дебошей. И ты, правда, думаешь, что Андреас не был в курсе, где и с кем развлекается его любимый воспитанник? Эндрю, мы с твоим дедом не ладим. Но, я не могу не признать, что мальчишку он обожает и видит в нем не брата твоей жены, а сына. И раз уж твой родственник его отпустил, не нам изображать поборников морали. Сами ведь святыми не были.

— Давайте не будем разводить панику, — устало отозвался Натаниэль. — Может все само собой пройдет? Поговорит он о ней день, два, три, а потом переключиться на другой объект. На ту же Зару, к примеру. В крайнем случае, что-нибудь придумаем. А пока у нас есть дело. И нам давно пора в путь.

Глава 11

Итак, мы снова в пути. Настроение у моих спутников приподнятое. Видимо сказывается то, что мы смогли нормально отдохнуть вчера вечером. Молодежь так, вообще, сбилась в кучку и смеялась не переставая. И это меня нервировало больше всего. Зару действительно, как подменили. Она более не задирала нос, не отпускала едкие шуточки и не пыталась стравить мальчишек между собой. Неужели наш разговор так на нее подействовал? Не верится просто.

Все было тихо и спокойно. Я дорогу имею в виду. Только болотистая местность постепенно сменилась степью. И уже во второй половине дня под копытами наших лошадей расстилался изумрудный ковер. Натан на это лишь пожимал плечами. Он-то нам сказал, что до степи пара дней, а не несколько часов. Но, по большому счету, никто не ожидал от его прогнозов такой уж точности.

Чудесный день. Не холодно и не жарко. Светит ласковое солнышко. И лишь редкие тучки плавают по голубому небосклону. Воздух чистый и свежий. И лишь немного пахнет полынью и сонником. Но это намного предпочтительнее ароматов затхлой воды и гнилой травы. Единственное, что меня немного смущало — ветер. Слишком уж сильный. А это всегда к перемене погоды. Хоть бы в дождь не попасть.

Природа, между тем продолжала радовать глаз своими красотами. Неизменные горы. Величественные и прекрасные. Небольшие пролески, приветствовавшие нас шепотом изумрудной листвы. Веселые ручейки с кристально-чистой водой. Нам даже попалось на пути одно небольшое озерцо. Возле него и было решено заночевать. А что? Насекомых благодаря защитному пологу Дани и Мая нам бояться не стоит. Но можно будет искупаться перед сном.

Кстати, наша молодежь убежала плавать, как только расседлала лошадей. И пока мы обустраивали лагерь, они самозабвенно плескались в воде.

В такие моменты я понимаю, что отношусь к старшему поколению. Не привлекают меня детские забавы. А ведь тридцать четыре года — это по меркам этого Элверна еще юность. Но видимо, сказывается воспитание, которое я получил в Хэйноте. Там ведь живут простые люди, чей век неоправданно скоротечен. Тридцать четыре года там считаются половиной прожитой жизни, зрелостью. Поэтому в озере я только наскоро освежился, а не торчал там больше часа, как наша троица.

— Ох, не нравится мне это, — проворчал Руа.

— Что?

— Да то, как детишки наши притихли.

Я посмотрел на сидящих возле костра младшеньких. Все тихо и мирно. Сидят. Разговаривают о чем-то вполголоса. И кажется они вполне довольны компанией друг друга.

— Не к добру это.

— Лорд эн Танар, — насмешливо обратился к нему Натан, присаживаясь рядом со мной. — Выбросьте дурные мысли из вашей светлой, выражаясь метафорически, головы. Не идет вам роль брюзги и зануды. Для этого у нас есть Эндрю.

Я шутливо ткнул шурина локтем в бок. Он рассмеялся, но продолжил:

— Еще скажи, что это не так!

— Не так!

— Даже моя сестренка это признает, хотя и любит тебя безумно.

— Гнусная клевета! Бесчувственным чурбаном я бываю частенько, а вот занудой она не назвала меня ни разу.

— Все равно не нравится мне это.

— Да, брось, — улыбнулся я. — Все хорошо. Кажется, они подружились.

— Когда в дружбу двух мужчин входит женщина, ничего хорошего из этого, как правило, не получается.

— Владыка, — отвлек нас от спора Сен. — Мне кажется, скоро начнется дождь. Ветер стих. Очень душно. А небо затянуто тучами. И если мы не хотим промокнуть, следует принять меры. Собрать вещи, позаботиться о лошадях и поставить полог.

— Уже поставила. — Крикнула девушка, не соизволив даже повернуться в нашу сторону. Но для такого не слишком вежливого поведения у нее была веская причина. Она расчесывала спутавшиеся после купания волосы.

— Мы помогали, — сказал Дани, кивнув в сторону Майрина, словно мы могли не понять, кого он имеет в виду под словом «мы». — Это не просто полог будет, а что-то вроде шатра, укрывающего всю поляну. Правда, здорово?

— Да. Вы молодцы.

Гроза, действительно, не заставила себя долго ждать. Небосклон расчертил зигзаг молнии. Затем грянул гром. И о полог ударили первые капли. Но через несколько минут на нас обрушилась стена воды. И, знаете, на дождь это мало походило. Скорее уж на цунами. Это и было странно. Если такие ливни и были где-то уместны, так это у меня дома — на побережье, но никак не здесь.

— Впечатляющее зрелище, — восхищенно вдохнул Майрин. — Молнии, танцующие в небе — это, оказывается, так красиво. Никогда бы не подумал. Темнота смешалась с потоками воды… непередаваемая картина.

— Ты что? — удивился Дани. — Грозы никогда не видел?

— Нет, видел, конечно. Но у нас грозы не такие. Молния пару рас сверкнет. Гром едва слышен. А дожди даже в подметки не годятся этому.

— Приезжай к нам в гости. Скоро осень. Сезон штормов. Вот это, действительно, потрясающее зрелище. А это… так, ерунда.

— А лорд Шаор разрешит у него погостить?

— Конечно. Главное, приезжай.

— Хорошо.

— Зара, а ты с нами? Будет весело.

— Я бы очень хотела, но не смогу, — тихо, почти шепотом отозвалась девушка. — Мне нужно будет вернуться домой. Прости.

После этих слов мальчишки приуныли. Чтобы разрядить обстановку, Руа насмешливо поинтересовался:

— Эй, детки, нас точно не затопит?

— Нет, — отозвался Данирис. — Мы в это заклинание столько энергии вложили, что оно дня двапродержится, даже если подпитывать не будем. Но дождь через пару часов кончится. Здесь затяжных ливней не бывает. Я читал в одной энциклопедии про местный климат. Ладно, вы, как хотите, а я спать.

— И гром тебе не помешает, братишка? — весело поинтересовался Натаниэль.

— Мне — нет. Я к этому привычный. Но если вам мешает, могу убрать. Меня Андреас научил.

— Ты можешь прекратить грозу?

— Натан, я, конечно, не бездарность, но не много ли ты от меня хочешь?

— Сам же сказал…

— Я лишь сказал, что могу звук убрать. Не совсем, конечно. Отголоски громовых раскатов до вас долетать будут, но едва слышимые. Ну, так что? Сделать?

— А нашей защите это не повредит?

— Нет.

— Точно? Просто мне бы не хотелось вымокнуть до нитки.

— Нет. Натан, прекрати надо мной издеваться!

Дани что-то прошептал, и мгновенно нас окутала тишина. Перестали стучать капли о полог. Прекратил завывать ветер и греметь гром. Мне на мгновение показалось, что я оглох. Но потом мой слух начал различать тихое потрескивание костра и ехидные смешки младших.

— Отлично сработано, — пришлось похвалить мальчишку. — И, действительно, пойдемте спать.

Где-то в середине ночи, кто-то потряс меня за плечо. Я с явным усилием разлепил веки и увидел встревоженное лицо Натана.

— Что случилось?

— Пока ничего, — ответил мне он. — Остальных мы будить не стали. Но ты должен на это посмотреть. Зачем поднимать тревогу раньше времени?

— Я не сплю, — послышался тихий шепот Майрина.

— А должен спать, — шикнул на него Руа.

— Не могу. Тревожно как-то. Словно смотрит на меня кто-то. А сканирую окружающее пространство, и никого вокруг не вижу.

— Если все равно проснулся, тоже поднимайся, — отозвался я. — Только остальных не разбуди.

Знаю, это малодушное желание, но в какой-то миг мне так захотелось оказаться дома — в своей постели. Прошло ведь не так много времени, но эти бесконечные неприятности, льющиеся на нас словно их рога изобилия, мне порядком надоели. Я устал, в конце концов. Пришлось отвесить себе мысленный подзатыльник.

Легко поднявшись на ноги, я подошел к Руалину. Тот стоял почти упираясь в границу защитного полога по которому текли струйки воды. Дождь едва накрапывал, но все, что находилось за нашим магическим шатром, казалось подернутым мутной дымкой. Мне захотелось застонать, когда сквозь пелену воды я увидел силуэты зверей, чем-то смахивающих на моих Снежных Стражей и услышал отголосок воя.

— Дани немного перестарался, — усмехнулся темный. — Не слышно их почти. Только когда вплотную к куполу становишься. Если бы не это, мы бы давно об их появлении узнали.

— Давно за ними наблюдаешь?

— Четверть часа.

— Их много?

— Около десятка.

— Как себя ведут?

— Выжидают. Не приближаются, но и уходить не спешат. Вокруг бродят.

— Значит умные звери. Плохо.

— Да, но не в этом наша самая большая проблема. Магия их не берет. И неизвестно, сколько продержится против них наш защитный контур. Не думаю, что долго.

— С чего ты это взял?

— Эксперимент провел. Поставил на пути одного из них «стенку». Зверь ее даже не заметил. Просто сквозь нее прошел.

— Если ты не забыл, именно так на магические щиты реагируют Снежные Стражи, — сказал Натан. — В тот раз Аяши с легкостью пробил мою защиту.

— Так вы же эльф, — усмехнулся Майрин. — И щит был стихийным. Так?

— Да.

— В этом все и дело. Стражи ведь для чего были выведены? Чтобы как раз эльфов от наших владений и отгонять. У каждой семьи такие питомцы есть. Без них никак.

— Да? — удивился я.

— А вы думали только у вас? — рассмеялся мальчишка.

— Да.

— Ну, в чем-то вы правы. Таких как у, вас больше ни у кого нет. Но в принципе, у семьи Оран есть стая Лесных Стражей. Они, как и ваши — потомки волков, но окрас у них бурый. И мельче они почти в два раза. У нас, к примеру, кошки живут. Серого окраса. Крупные. Взрослые в холке мне до середины бедра доходят. Семейство кошачьих, кстати, меньше хлопот доставляет. От того при Серых башнях в основном они и живут. Ну, так вот. Стражи от эльфийской магии защищены. А нашу им не пробить.

— Как ты думаешь, эти дикие или чьи-то питомцы?

— Стражи у них в роду явно отметились. Но хозяев они не имеют. Я когда-то читал трактат о степных волках. Это крупные хищники бурого окраса. Произошли они от нескольких модифицированных особей, сбежавших от хозяев на первом этапе эксперимента. Потом они смешались с дикой популяцией и получился новый вид. Ходят слухи, что они подобно Снежным Стражам и Лесным Стражам полуразумны. Но это, на мой взгляд, это утверждение не совсем верно. Степные волки были описаны, как дикие животные, неспособные к межвидовому взаимодействию, то есть не принимают, как членов своей семьи (стаи) ни эльфов, ни Владык Теней. Тогда как Стражи известны своими способностями к обучению и социальным поведением, — просветил нас Майрин. — Эти на степных волков очень похожи. Я думаю нужно за ними немного понаблюдать. А потом подумать, как их быстрей прибить…

— Просто спугнуть не получится?

— Нет, конечно. Это ведь не наши пушистые друзья. Они руководствуются только инстинктами, и простым принципом: «Существуют они, и существует их добыча, то есть, все остальные». А Стражи считают Владык… своими, что ли. Не могу объяснить. Ну, понимаете, семья с которой они живут, воспринимаются ими, как часть их стаи. Другие представители нашего народа в их глазах не считаются врагами. Нападать они не станут. Без приказа уж точно. Да и то, только на своей территории. И еще, один немаловажный нюанс. Стражи достаточно общительны. Понимают нас. И знают, что мы их тоже понимаем. А значит, как минимум, попробовали бы выйти на контакт. К примеру, показать, что это их территория и нам надлежит отсюда убраться. Нет, нам придется их просто перебить. Иначе не отстанут.

Я выругался.

— Думаешь, это будет просто?

— Думаю, мы в состоянии это сделать. Но для начала нужно узнать о них все, что только можно. Численность. Особенности поведения. Возможности. Не хотелось бы глупо пострадать. А наши пусть спят. До утра все равно в драку ввязываться нет никакого смысла.

— Хорошо. Я попробую посмотреть на них ментальным взором.

— Может разбудить Дани? — предложил Натан.

— Не надо, — твердо отрезал Майрин. — У него очень сильно вчера болела голова. Время терпит. Пусть отдохнет еще хоть немного. Все равно проку от него сейчас будет немного.

— Возразить на это Натаниэлю было нечего. Поэтому он перевел взгляд на меня. А я отрицательно покачал головой и закрыл глаза. Сам попробую. Не люблю использовать внутреннее зрение. Не знаю почему, но эта магия действует на меня плохо. Накатывает тошнота и жуткая головная боль. Дед говорил, что нельзя использовать эту магию, пока не овладеешь в совершенстве медитацией и концентрацией. А мне это тяжело дается. Ну, не могу я полностью отрешиться от всего и удерживать внимание на заклинании. Мысли так и норовят перескочить на что-нибудь другое.

Мир поменялся. Сначала меня окутала абсолютная тишина. Ни потрескивания поленьев к костре, который снова развели. Ни мерного дыхания спящих друзей. Только кровь пульсирующая в висках. А потом… вспышка. И я начал болезненно-остро слышать все. От шелеста каждой травинки и ударов маленьких капелек о землю, до тяжелого дыхания гуляющих за пологом зверюшек.

Зрение мое тоже перестроилось. Я увидел сквозь серую пелену стаю небольшую волков. Особей десять-двенадцать. Не больше. Крупные. Но гораздо меньше Снежных Стражей. Шесть грязно-бурая, свалявшаяся. Глаза мерцают, красным. Морды вытянутые. У нескольких зверей и пастей свисают клочья пены.

К горлу подкатила тошнота. И к использованию заклинания ментального зрения она отношения не имела. Мне вспомнилось, когда я будучи подростком столкнулся с бешеной собакой.

Обычная дворняга. Серенькая. Ростом мне по колено. Таких в Мэйне на каждой улице по десятку. Спят себе спокойненько у порогов не слишком богатых горожан — тех, кто породистых охранников себе покупать не стал. Дома стерегут. А за это получают объедки с хозяйского стола. Но этот пес со всех ног бежал по улице. Глаза безумные. Пасть разинута. Из нее на землю пена течет. Но бежал бы просто — и ладно. Жаль беднягу, конечно. Но что поделаешь? Так нет. Он на прохожих бросался. Как будто бы целью задался покусать как можно большее количество народа. Я оказался в числе жертв. Правда, мне не сильно досталось. Царапина — не более того. И нет бы, к отцу побежать, рассказать все.

Я промыл ее водой из колодца и забыл об этом начисто. Когда же вспомнил, было поздно. Лихорадка уже началась и едва не отправила меня к маме в небесные чертоги. Но мне еще повезло. Папа быстро догадался в чем дело и начал меня лечить. А другого мальчика, которого так же как и меня дворняга лишь слегка зацепила зубами, спасти не удалось.

Стоит ли удивляться, что мне стало нехорошо при виде открывшегося зрелища. Если эти звери действительно бешеные, то их к себе ближе, чем на пять шагов подпускать нельзя. Опасны не только укусы, а даже легкие царапины. И перебить придется всех. Потому что оставлять этих тварей у себя за спиной нельзя. Если мне не изменяет память, бешеных зверей надлежит сжигать. Чтобы заразу не распространяли. Ну, что ж… так и поступим.

Я открыл глаза. Пошатнулся и начал оседать на землю. Если бы не Руа, ни за что не удержался бы на ногах.

— Ненавижу подобные заклинания.

— Ничего. Сейчас все пройдет. Воды дать?

— Да.

И буквально в это же мгновение в моих руках оказалась фляга Майрина. Я сделал глубокий вдох. Потом медленно выдохнул. И только после этого сделал глоток воды.

А потом я совершил довольно глупую ошибку. Напал, не отрезав врагу путей отступления. Запустил в одну из тварей огненный шар. Особого вреда он волку не нанес. Лишь слегка подпалил шерсть. В принципе, с координацией у меня проблем нет, но сейчас я банально промазал. Стыдно. Мало того, что не догадался их запереть, так еще и не попал с десяти шагов.

— Эти твари словно растаяли… — восхищенно присвистнул Натан. — Но как ты узнал, что они боятся огня?

— Я дурак!

— Что?

— Упустил.

— Ну, и ладно. Они же сбежали.

— Это не вся стая. А только разведчики. Думаю, завтра мы встретимся с остальными. Хотя может это и к лучшему.

— Почему? — в один голос спросили меня все трое. — Почему встретимся?

— И почему это к лучшему? — добавил Руа

— У них бешенство. Или что-то на него похожее. Значит их нужно уничтожить. И уж лучше пусть они к нам сами придут, чем мы за ними будем бегать. Но это все завтра. Сейчас они к нам не сунутся. Поэтому давайте спать. До рассвета еще пара часов.

— Я ни за что теперь не усну, — сказал Майрин. — Лучше у костра посижу. Покараулю.

— Ну и глупо, — отозвался Руалин. — Полог, как мы уже поняли, им не пробить. Да и не станут они нападать сейчас. Эндрю их спугнул. Поэтому сейчас самое время отдыхать. Потом не до этого будет. Ложись, малыш.

— Я не малыш! — вспыхнул юноша. — Не надо меня так назвать. Я взрослый.

Темный эльф лишь головой покачал и сказал:

— Вот повзрослеешь, начнешь вести себя разумно — перестану. А пока этого не случилось быть и тебе малышом. Спать иди. И не спорь.

После раздраженной отповеди друг повернулся ко мне и участливо поинтересовался:

— До лежанки своей дойдешь? Или помочь?

— Справлюсь.

— Ну, смотри.

Я сделал шаг в сторону шерстяного одеяла, заменяющего мне постель, и пожалел о том, что отказался от помощи. Гордость у меня взыграла. Беспомощным и слабым чувствовать себя не захотел. Дурак. Видимо, заклинание ментального зрения отбило у меня последние мозги. Заснул я мгновенно, а проснулся только когда расцвело. Небо снова стало пронзительно-голубым. Светило солнышко. Точнее, палило нещадно. И от земли парило так, что дышать было тяжело. Влажность стояла такая, что болота мне местом отдыха показались.

Дани попытался было заикнуться о возможности создать полог, защищающий нас от этой напасти, но получил от старшего брата подзатыльник и больше с ненужными инициативами не лез. Но были у жаркой погоды и положительные стороны. Земля очень быстро высохла. И нам не пришлось ехать по грязи. Остальным о наших ночных бдениях поведал за завтраком Руа. Данирис тут же надулся, обидевшись, что его, видите ли, никто не разбудил.

— Ничего, у тебя еще будет шанс посмотреть на хищных представителей местной фауны, — отрезал Натаниэль. — И советую тебе глядеть по сторонам. Причем именно глазами. На магию особо не рассчитывай. К сожалению, они к ней имеют абсолютный иммунитет.

— Как? — изумленно спросил малыш. — Совсем?

— Совсем.

— Быть такого не может! — уверенно сказал он. — Не может и все тут. Так не бывает.

Я с грустью посмотрел на паренька. Данирис — наш маленький гений всегда казался мне живым воплощением магии. Как будто именно она, а не кровь текла по его жилам. Как должно быть, тяжело ему понять, что не всегда можно на нее полагаться.

— Может на них только эльфийская не действует? Эндрю, неужели их и магия Хаоса не берет?

— Магия Хаоса работает. Но тебе от этого что? — вздохнул я. — Ты же ей не владеешь.

— Как что?! У меня система жизненных ориентиров пошатнулась! Натан, я тебя убью! Ты зачем мне голову морочил?! И, вообще, я магией хаоса владею. Не в традиционном смысле, конечно. Но кое-что под себя переделать получилось. И внутренним зрением пользоваться могу без особого труда. Так что сами глазами смотрите.

Мы решили воспользоваться вполне разумным советом нашего юного дарования. Действительно. Каждый пусть занимается тем, что умеет лучше всего. Он у нас ментал. Вот пусть и практикует ментальную магию. Мы же просто будем настороже.

На привал мы остановились примерно в полдень. Очень кстати оказалось умение Сена находить воду. Воспользовавшись тем, что маг обнаружил ключ, мы утолили жажду и смогли наполнить фляги. Правда, сделать это было, ой как непросто. Струйка была тоненькой. Поэтому пришлось потратить уйму времени. А ведь нужно было еще и лошадей напоить. Чтобы не толпиться в очереди, мы приставили к этому делу Арлиса и Линиэля. Сен и Натан занялись лошадьми. Зара готовкой. Майрин разведением костра. Дани принял почетную роль мальчика на побегушках. То есть мелькал то тут, то там и помогал тем, кому в данный момент требовалась помощь.

Я поставил защитный контур, чтобы мы могли отдохнуть спокойно, не опасаясь нападения. А Руа отдыхал. Почему? Потому что по дороге поймал двух тощих кроликов, которыми мы и планировали пообедать.

Отдохнув немного, мы снова отправились в путь и к вечеру добрались до небольшого пролеска. Возле него на опушке весело журчал ручеек. Идеальное место для стоянки. Но оно мне не нравилось. Мне почему-то снова стало не по себе. И я был не одинок в этом. Майрин тоже нервно оглядывался по сторонам.

— Может, не будем здесь останавливаться? — вдруг предложил он.

— Куда? — отозвался я. — Да и есть ли в этом смысл? Скоро стемнеет. Далеко ли мы сможем уйти?

— Мне здесь не нравится.

— Мне тоже. Но, повторюсь, какой смысл на ночь глядя срываться с места и бежать непонятно куда? Лучше встретить опасность лицом к лицу. Особенно если знаешь, что избежать этого нельзя. Какая разница, придут за нами волки сегодня или завтра?

— Может, они вообще не придут, — буркнул Майрин.

Я лишь вздохнул. Нет, не понимает он меня. Молодой еще. Неопытный. Есть вещи, избежать которых не получится, как бы нам этого не хотелось. Внезапно я услышал протяжный вой. Тихий. Значит стая пока далеко.

Данирис подскочил ко мне и спросил:

— Поднимаем тревогу? Я их видел.

Остальные перевели напряженные взгляды на нас.

— Далеко они?

— Достаточно. Немного времени у нас есть.

— Тогда пока отдыхаем, — распорядился я. — Еще нужно немного перекусить. Зара, ужин готов?

— В принципе, да. Но если не дать похлебке настояться, будет не вкусно.

— Если ждать, пока он настоится, сегодня вообще можно без ужина остаться.

Какое-то время мы молча работали ложками. Товарищи время от времени бросали вопросительные взгляды на Дани. Но он лишь качал головой иногда бросая короткое: «Время есть».

— А теперь самое время начать готовиться к бою, — сказал он, отставляя в сторону свою миску. — Пара минут примерно.

— Всего пара минут? — охнул Сен, вскакивая на ноги. — Милорд, почему же не предупредили раньше?

— Бежать им до нас минуты две-три, — спокойно отозвался мальчишка. — А про защитный контур вы забыли что ли? Времени у нас предостаточно.

— Сколько их? — спросил я.

— Не знаю точно. Десятка два или около того. Думаю, стоит доставать мечи. Эльфийская магия на них вряд ли подействует.

— Да. Мечи держать наготове, но старайтесь не подпускать их к себе. Вдруг они и правда бешеные. Как мы раненых лечить будем? Если не сможете их убить, просто защищайтесь и не давайте им убить себя.

— Но, Эндрю…

— Натан, ну хоть ты не спорь со мной. Здесь трое Владык. Справимся как-нибудь с двумя десятками зверюшек.

Над степью пронесся вой. В следующий миг на защитный контур бросилась тройка волков. Только результат был примерно таким же, как если бы они наскочили на каменную стенку. И в эту же минуту меня окружили друзья, держащие в руках мечи. А я принялся раздавать приказы:

— Приготовиться! Сейчас сделаю брешь в контуре. Небольшую. Чтобы не отбиваться от всех сразу. Май, Зара прикрываете меня по бокам. Остальные стройтесь за нашими спинами. Того кто сунется вперед, сам прибью. Дани, это тебя касается. Твое дело атаковать их магией. Отвлекай их.

— Но она же на них не действует.

— Мозгами пораскинь, гений. Они же у тебя есть. Мечник ты почти никакой. Большого прока от тебя все равно не будет. А вот магвесьма изобретательный. Да, на них магия не действует. Но лед или взрывающаяся земля под ногами кого угодно остановят. В общем, придумай что-нибудь.

— Понял.

— Хорошо. Удачи всем. На счет «три» открываю. Раз. Два. Три!

В руках Зары запылал огненный шар. В следующий миг он врезался в волка, который пересек границу моего защитного контура. Но огонь просто стек на землю не оставив на шкуре никаких следов.

— Кто-то говорил про огненные заклинания… — проворчала она недобро посмотрев на меня.

— Тогда работали, — пожал я плечами и ударил молнией. Вот только результат был точно таким же, как у девушки. Зверь атаки даже не заметил. А вот Майрину повезло. Он шепнув что-то Дани пустил в волка десяток ледяных стрел. В это время мой шурин, как я и предложил, взорвал землю под лапами зверя.

Мы переглянулись с Майрином и Зарой. И поняли друг друга без слов. Магия этих тварей не возьмет. А вот проткнуть их шкуры чем-то острым мы сможем достаточно легко. Меч в моих руках вспыхнул багровым светом. Я даже когда не помнил язык Теней, неосознанно призывал «Пламя хаоса». Зарина посмотрела на меня. Хмыкнула. И вскоре на лезвии ее меча заплясал алый огонь. Данирис стоял за спиной Мая. Руа по левую руку от Натана. Гвардейцы сгруппировались возле младшего принца. Видимо получили четкие указания на этот счет от Тамиэля. Потом мне стало не до них. На нас хлынула волна нападающих.

Пляшущее пламя костра, рычание волков, кровь брызжущая вокруг. И звук разрубаемой плоти. Волки бросались на мечи, не обращая внимания на раны, и тут же валились под ноги. Но их было много, очень много. Явно не два десятка о которых говорил дани. И скоро мы начали выдыхаться. Я привычно вошел в подобие транса. Как в учебном бою с Руалином десять лет назад.

Тогда у меня не слишком хорошо получалось это контролировать. Все вышло спонтанно. Но после многочисленных тренировок под чутким руководством деда, я научился управлять этим процессом. Мгновение. И меч стал продолжением моей руки. А остальное отошло на второй план. Мой разум словно оделся в ледяную броню, отсекая ненужные эмоции.

Тем временем волки сменили тактику. Внезапно они отступили на пару десятков шагов. Раненных и искалеченных тварей сменили полные сил. Но они почему-то не торопились нападать. Я искоса глянул на своих спутников. Натан с Руа тяжело дышали. Гвардейцы тоже выглядели уставшими. Только мальчишки держались достаточно бодро. И никто пока не ранен. Только у Майрина не очень глубокая царапина на левой руке. Но Данирис уже поливает ее какой-то гадостью ядовито-зеленого цвета из маленького флакончика. Молодец малыш, что не теряешься и стараешься помочь другу, не тратя драгоценного времени на всякие глупости, вроде паники. Все-таки Андреас хорошо тебя воспитал.

Тяжелее всего пришлось Заре. Она слишком быстро уставала. Долго махать мечем она не могла, а магия ее не действовала. Но девушка быстро сообразила, что может выполнять ту же роль, что и наш юный гений — отвлекать волков, позволяя остальным наносить удары. И присоединилась к Руа и Натану. Таким образом у нас оказалось две слаженные тройки. Я. А еще тандем из Мая и Дани.

— Чего это они нам передышку устроили? — тихо произнес Натан.

— С силами собираются, — выдохнул Дани. — Эндрю, надо уходить.

— Не получиться. — покачал я головой. — Эти твари блокируют магию, ты разве не чувствуешь? Да и вещи бросать нельзя.

— Вот Бездна! Не обратил внимания, — мальчишка нахмурился. — Паршиво. Сдаю позиции.

— Лучше скажи, сколько их там еще осталось? — поинтересовался Руалин.

— Не знаю, — выдохнул мальчишка. — Но, думаю, особей пятнадцать-семнадцать.

— Братишка, ты же говорил, что их всего два десятка, — с укором произнес Натан.

— Их и было два десятка. Тогда. Сейчас остальные прибежали. Но у меня есть идея.

— А может не надо? — жалобно протянула Зара. — Знаем мы ваши идеи. Поубиваете нас к Бездне.

— Если до сих пор не убили, значит и сейчас есть шанс выжить.

— Весьма обнадеживающее заявление.

— Может, сама что-нибудь предложишь? Нет? Вот и молчи дальше.

И Зарина замолчала. Я удивленно покачал головой. Надо же. Дани начал огрызаться.

— Ну что, Эндрю? Я могу начинать?

— Действуй. Терять все равно нечего.

Малыш торжествующе улыбнулся и закрыл глаза. Но понаблюдать за ним у меня не получилось. К нам снова начали приближаться волки. На этот раз из темноты появилась с десяток тварей которые были на голову выше своих предшественников. Остальные жались за их спинами. А во главе стоял массивный зверь, который не слишком уступал в росте Аяши. Он и стал моей главной целью. Принцип прост: убьешь вожака, остальные отступят.

Тем временем Данирис вместе со своим приятелем сотворили в воздухе странную ледяную конструкцию, соединив в ней эльфийскую магию и Хаос. Интересно только, чем она может нам помочь?

Я уже приготовился броситься на вожака, но Дани крикнул:

— Всем стоять!

А затем их шедевр взорвался, превратившись в бесконечный поток ледяных стрел. И было очень хорошо, что удар был направлен в противоположную от нас сторону. Потому как волки в считанные мгновения превратились в подобие подушечек для иголок.

Но внезапно мое плечо обожгла резкая боль. Потом тело стало словно бы не моим. И сознание заволокло темнотой. Пробуждение было очень неприятным. Все болело. А дышать было очень тяжело. Словно на моей груди лежало что-то тяжелое. Глаза открыть не получалось.

— Эндрю, лежи, — услышал я спокойный голос Руалина. — Все хорошо.

Хорошо? Да мне так паршиво давно не было.

— Ну, а что ты хочешь? В тебя кусок ледяной стрелы попал. Радуйся, что кусок маленьким был и ничего жизненно важного не задел.

Я что же… вслух это сказал?

— Да.

— Бездна!

— Успокойся. Все нормально.

— Долго я так лежу?

— Четверть часа.

— Прибью дурней малолетних!

— Да они сами чуть от страха не умерли, когда поняли, что тебя ранило. А ты лежи. Сейчас все пройдет. Рана твоя пустячная. Арлисс ее уже залечил.

— Хорошо.

Друг оказался прав. Через несколько минут мне стало намного лучше. Головная боль исчезла. Исчез озноб. Тело перестало ломить. Отсталость только неприятная слабость. Но это была сущая ерунда. Я сел и осмотрелся. Мои спутники сидели рядом и напряженно наблюдали за вашим покорным слугой. Мальчишки выглядели виноватыми, как пара нашкодивших щенков А Зара, восседавшая между ними просто лучилась самодовольством. Интересно, с чего бы это?

— Арлисс, спасибо, — сказал я непривычно хриплым голосом.

— Не за что! — отозвался гвардеец. — Вам на самом деле следует благодарить леди. Я только помог ране затянуться. А она сняла с вас последствия магической атаки. Лед ведь необычным был.

Девушка просияла, а я улыбнулся и повторил:

— Спасибо.

— Ерунда, — весело ответила она. — Считайте это моим извинением за то, что я сказала вам тем вечером. И забудьте мои слова.

— Конечно, миледи.

— Вы о чем? — влез с бестактным вопросом Данирис, но мы дружно его проигнорировали.

А я решил сменить тему и сказал:

— Давайте сниматься с места? Ночевать рядом с горами трупов мне не очень хочется.

— Мы их сожгли, — бодро отрапортовал Майрин. — Качественно. Даже пепла не осталось. Защитный контур я восстановил. Давайте лучше остаток ночи тут проведем? Это самое разумное, что мы можем сделать.

Пришлось согласиться. Действительно, самое разумное.

Глава 12

Утром мое самочувствие оказалось вполне сносным. Никаких следов от ранения не осталось. Лишь небольшая слабость, но и та достаточно быстро прошла. Так что я был готов к дальнейшему путешествию. Дани и Майрин бросали на меня тоскливые взгляды. Видимо, совесть мучила. Но ничего. Им полезно. Может станут хоть немного осторожнее. Хотя на самом деле я на них не сердился. За что? Ведь мог же щитом укрыться. Это не сложно. Но не подумал об этом. Забыл. А значит, сам виноват.

И вот мы снова в пути. Все хорошо. До конечной точки нашего путешествия осталось несколько дней. Погода практически идеальная. Голубое небо. Ласковое солнышко. Легкий ветерок. Тепло. Правда, немного душно. Но что поделаешь?

Бескрайняя степь раскинулась вокруг. Иногда, то здесь, то там появлялись небольшие низкорослые рощицы. Несколько раз мы натыкались на маленькие ручейки. И один раз даже на небольшую речушку. Молодежь, разумеется, снова полезла купаться.

И вот что показалось мне странным. Зара вместо того, чтобы покрасоваться перед мальчишками, торопливо спряталась за спину Данириса. Никогда бы не подумал, что она так стыдлива.

Потом у меня родилось вполне оправданное подозрение. Вдруг девушка затеяла более тонкую игру — решила рассорить друзей, поощряя то одного, то другого? Высокородные кокетки часто развлекаются подобным образом. И им дела нет, что они порой, таким образом, калечат жизни своих поклонников. Я решил внимательно понаблюдать за их отношениями, чтобы вовремя пресечь конфликт, если таковой будет иметь место.

Но ничего не происходило. Зарина не бросала ни на Майрина, ни на кого-то другого томных взглядов. Хотя и была со всеми мила. Всегда старалась держаться поближе к Дани. Но при этом не пыталась полностью завладеть его вниманием. Малыш по-прежнему общался с новым приятелем и всеми нами. А она просто была рядом. И как-то совершенно незаметно для нас они снова оказались на одной лошади.

Покачиваясь на лошади, я окинул взглядом наш небольшой отряд. Что говорить после ночной стычки боевой дух моих спутников взлетел до небес. Вон молодежь едут отдельной группой, на этот раз нашу охрану обеспечивали братья Сена, поэтому Дани расслабился. И сейчас оживленно что-то рассказывал своим юным приятелям. А те громко хохотали в ответ.

— О чем задумался? — весело поинтересовался подъехавший поближе Руалин.

— Да так…

Темный эльф проследил направление моего взгляда и улыбнулся:

— За детишками наблюдаешь.

— Да, — не стал я отрицать очевидное. — Наблюдаю.

— А что? — раздался голос Натана, который видимо, услышал наш разговор и захотел в нем поучаствовать. — Такой она мне больше нравится. Не хамит. Нос не задирает. Готовит прекрасно. Почти как дворцовый повар. Кстати, я никогда не думал, что девушка из рода Владык может похвастаться подобными талантами. Это ведь грязная работа, удел слуг. Ни одна из высокородных леди, которых я знаю, не сможет приготовить даже яичницу.

Я фыркнул. Руа закатил глаза. А Натаниэль нахмурился и осторожно поинтересовался:

— Я что-то глупое сказал?

— Представь себе, — насмешливо протянул темный. — Моя сестренка неплохо готовит. Правда, увлекается она приготовлением всяких суфле, пирожных и конфет. А твоя чудесно варит джемы и компоты. Но под особое настроение может рыбу или мясо в пряном соусе запечь. Кстати, получается у нее очень вкусно. Знаете, может Зарина действительно повзрослела? Осознала свои ошибки и решила их исправить? Но вот что меня беспокоит. Слишком уж разительная перемена с ней произошла. Ведь какой мы ее встретили? Гордой, самоуверенной, импульсивной. На сдержанность и намека не было. А теперь? Странно это все. Неужели одна единственная выволочка могла дать такой эффект?

— Не знаю, — отозвался я. — Возможно. Но сейчас меня беспокоит другое. Мне кажется, что между ней и Дани что-то есть. Что-то серьезное.

— Серьезное? — насмешливо фыркнул Руа. — Да они всего раз или два поцеловались.

— Когда? Все время же под присмотром были. Ни на минуту от отряда не отлучались.

— На озере.

— Ты это видел?

— Нет, конечно, — легкомысленно отозвался друг.

— Тогда с чего ты это взял?

— Внимательней надо быть, Эндрю. Внимательнее. Их переглядывания и смущенно-мечтательные улыбки именно тогда начались. Кажется, детишки все же влюбились друг в друга. Возможно именно в этом причина перемены, постигшая Зару. Но, если честно, я не думаю, что это все действительно серьезно.

— А как Майрин относится к их «влюбленности»?

— Ревнует, но всеми силами пытается проявлять благородство. Хотя, что ему еще остается? Ссориться с девчонкой? Это ребячество чистой воды. Мужчины себя так не ведут. А он, похоже, близко к сердцу принял совет демоницы — вырасти. Вот руки у него и связаны.

— Не понимаю. — У меня голова шла кругом. — Ты о чем сейчас говоришь?

— О нашей троице и их взаимоотношениях. Что непонятного?

— Да ничего мне не понятно! — вспыхнул я. — Ты надо мной издеваешься?!

— Тише ты, — шикнул на меня Натан. — Услышат же.

Поэтому пришлось сделать пару глубоких вдохов и выдохов. Помогло. Я смог продолжить уже более спокойно:

— Видимо я устал. Соображаю медленней. Расскажи еще раз. С самого начала. Хорошо?

— Хорошо, — осторожно откликнулся Руа. — Данирису очень нравится Зара. Не лучшая, на мой взгляд, кандидатура для первой любви. Сам понимаешь, она старше и ее родители будут, мягко говоря, не в восторге от нашего юного гения. Но и не худшая. Все же это не Эрна. Да и, если они действительно будут любить друг друга, все у них сладится. Хоть Владыки и не жаждут отдавать своих дочерей эльфам, у этой парочки шанс будет. Все же Дани не простой эльф. Он воспитанник твоего деда. Это раз. Он принц крови. Это два. И у него есть Лира. Это три.

— А причем здесь моя дочь?

— А притом, что она — Владыка Теней. И она связана с ним узами прямого родства. Согласись, этим может похвастаться далеко не каждый. Не такой уж это будет и мезальянс. Так что все их проблемы разрешимы. Поэтому лично я не вижу причин переживать. Но, повторюсь, вряд ли это серьезно. Они еще дети.

— Это я, как раз, понимаю. С Майрином что?

— Да ничего. Он со сверстниками не общался почти. Друзей у него не было. И вот только появился у него настоящий друг, влезла девчонка и все испортила. Дани влюбился и теперь уделяет приятелю не так много внимания, как тому бы хотелось.

— То есть он не Дани к Заре ревнует, а Зару к Дани?

— Да.

— Мир сошел с ума!

— Вовсе нет. Так часто бывает. Не волнуйся.

После ужина мы мирно расположились у весело потрескивающего костра. Спать не хотелось. Разговаривать тоже. Так мы и сидели, окутанные ночной тишиной. А потом Дани повернулся к подруге и тихо, одними губами попросил:

— Спой мне.

Я думал Зара начнет кокетливо отказываться, делая вид, что стесняется. Так обычно поступают девушки, когда хотят чтобы их начали уговаривать. Но вместо этого она просто спросила:

— Что тебе спеть?

— Не знаю. Просто спой о том, что шепчет тебе душа.

Мы слушали как завороженные. Ее голос бы похож на перезвон серебряных колокольчиков. Чистый. Нежный. Никогда я не слышал ничего подобного. Обычные, казалось бы, слова, но сердце отчего-то трогают:


Увядшие листья кружат надо мной И ветер несет их в простор голубой.

И бьются о камни волна за волной.

Их шепот коварный зовет за собой.


Умер закат. В зыбком блеске дня Подкралась к нам ночь, тишиною пьяня. И правит она в этом княжестве сна.

Безмерно прекрасна. Навечно одна.


Ей звезды сияют, ей светит луна

Осенняя Ночь — мне родная сестра

Умер закат. В зыбком блеске дня.

Подкралась к нам ночь, тишиною пьяня.

________________________________

# 1 автор Ю. Буланова

________________________________


— Красиво, — отозвался Руалин. — Очень. Но неужели ничего повеселей, не вспомнилось?

— Нет, — сухо отозвалась девушка. — Не вспомнилось.

— Ладно. Тогда придется вспоминать мне. Ненавижу состояние, которое романтичные идиоты любят называть «тихой грустью». Тоска это, как не назови. Петь я не умею. Придется, значит, историю какую-нибудь вспомнить. Итак, познакомился я как-то с одной светлой леди. Полное имя называть не буду, сами понимаете, не хочется ее компрометировать. Ограничусь лишь личным. Лидия.

— Прошу прощения, но можно вы будете предаваться воспоминаниям без меня? — брезгливо сморщила носик Зарина. — Я, пожалуй, спать пойду. Спокойной ночи. И еще… при дамах подобные разговоры не ведутся!

После чего она царственной походкой пошла к своему лежаку. Дани, видимо выражая солидарность, последовал за ней. А Руалин сделал вид, что не услышал или не обратил внимания на ее слова.

— Ну, так вот. Встретил я ее на одном из балов, которые устраивал наш Правитель в честь праздника Середины Весны. Как эта прелестница при Темном дворе оказалась, понятия не имею. Кажется, ее отец при посольстве состоял. Но это сейчас те так уж важно…

Вдруг я почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд, направленный мне в спину. Резко обернулся. Никого. Все спокойно. Защитный контур исправно работает. Показалось, наверное. Но только я сел на место и попытался расслабиться, как это повторилось. Спину снова прожег чей-то полный ненависти взгляд. Я это просто физически чувствовал. Снова обернулся. И снова ничего. Торопливо просканировал окрестности. Никого кроме нескольких грызунов поблизости не обнаружил. Тревога начала таять, как снег на солнышке. Наверное, я просто переутомился. Вот и чудится всякое. Может, последовать примеру нашей влюбленной парочки и лечь спать? Да, именно так и поступлю. Послушаю одну историю друга и пожелаю всем доброй ночи.

— В общем договорился я с ее служанкой, — тем временем продолжал свой рассказ Руалин. — За несколько монеток она согласилась провести меня в спальню прелестницы. Открыто прийти было никак нельзя. Она же не одна жила, а с родителями и тремя братьями, двое из которых были старшими. Так что если бы меня с юной леди застали, непременно жениться бы заставили. А это, ни в мои, ни в ее планы не входило. Пока я пробирался в ее спальню, меня пару раз чуть не раскрыли. То матушка Лидии пойдет экономку искать, чтобы взять у нее капли от головной боли. То младший брат в коридор выскочит. Ему видите ли, сон плохой приснился. То отец семейства, перебравший вина решает прогуляться. Вот и приходилось во всяких нишах, да подсобных помещениях от них прятаться. Целый час потратил, чтобы в будуар красавицы попасть. Но как только перешагнул порог ее покоев и за мной дверь закрылась, коснулось моей души сомнение. Ну, я понимаю, когда у милых дам в спальне, стены розовым шелком обиты. Белые или кремовые занавеси на окнах. А на стенах картинки с изображением цветущих долин висят. Бывают и другие, конечно. Нейтральные. Когда сразу и не поймешь, женщина или мужчина здесь обитает. Но тут… я сначала подумал, что меня служанка куда-то не туда завела. Вот представьте. Стены обиты красным бархатом. А висят на них далеко не милые девичьему сердцу пейзажи, а кнуты, цепи с кандалами и приспособления о назначении которых даже я представления не имею. Кровать огромная, застеленная черными простынями. В углу странная кованая конструкция стоит.

По коже поползли мурашки. Я уж и не знал, что думать. Может меня случайно (или специально, такое тоже исключать было нельзя) в пыточную камеру завели? Но тут из неприметной дверки вышла Лидия. Я об убранстве комнаты забыл мгновенно. Волосы подобно солнечным лучам сияют. Глаза как два чистейшей воды сапфира. А фигура… слов нет. Но главное, одета она была одну тоненькую ночную рубашечку. Никаких юбок, корсетов и прочей мишуры. Загляденье просто. И тут она делает наигранно-удивленное выражение лица и говорит: «Лорд эн Танар, что вы здесь делаете?»

Я усмехнулся про себя. Как будто бы она не намекала сегодня утром, что хотела бы провести со мной несколько вечерних часов там, где мы могли бы найти уединение. Но может она романтики захотела, красивых слов? Бывает такое с женщинами. Но мне же не трудно дать ей желаемое. Поэтому встал я на одно колено и торжественно возвестил: «Моя прекрасная госпожа, поражен вашей несравненной красой. Любовь пленила мое сердце и помрачила разум. Не уйду, пока вы не скажете, что у меня есть шанс завоевать ваше расположение. Все сделаю для вас. Совершу любой подвиг. Не переживу отказа. Умоляю, сжальтесь над вашим покорным слугой».

Прелестница расцвела. На губах засияла нежная улыбка. Щечки раскраснелись. Поманила она меня к постели. Налила бокал красного вина. Ну, думаю, дело на лад идет. Я продолжаю восхищаться ее красотой. Она стыдливо глазки отводит, но комплименты принимает благосклонно. А потом томным голосом протягивает: «Милый друг, я вас тоже люблю, сгораю от страсти. Но выполните ли вы мою маленькую просьбу?»

«Конечно, — говорю я. — Любое ваше желание для меня — закон».

Эльф прервался на минуту и с улыбкой посмотрел на звездное небо. Казалось, воспоминания совершенно поглотили нашего друга и он о нас совершенно забыл. Натан не выдержал первым:

— Дальше-то что было?

— А где я остановился?

— Что ее желание для тебя — закон, — напомнил Натаниэль.

— Ах, да, — отозвался Руа. — Но я же, на самом деле, ничего такого не имел в виду. Просто хотелось сделать ей приятное. Думал, она о каком-нибудь милом пустячке попросит. Но она нежным голосом пропела: «Любовь моя, согласен ли ты раскрыть чувственные области в нашем разуме и вознестись к невиданным прежде высотам?» Меня такая постановка вопроса несколько удивила. Но не отказывать же даме. И тут она метнулась к стене и схватила самый большой хлыст.

Тут я смекнул, что-то не так. Но думаю, может она подшутить решила? Одна моя… знакомая однажды кинжал из складок платья выхватила, а потом долго смеялась, когда я действуя на одних рефлексах, магический шит выставил, и силовой волной кинжал у нее из рук выбил. Может и эта туда же? А Лидия томно проворковала: «Дрогой, ложитесь скорей. Я вас свяжу, и после этого вы узнаете настоящее наслаждение и раскроете неизведанные ранее грани разума».

В Бездне я видел такие наслаждения. Попытался объяснить ненормальной, что мне больше традиционные способы раскрытию граней разума нравятся. Но она уперлась. А потом леди нежно улыбнулась и сказала: «Любовь моя, вы не знаете, от чего отказываетесь. Но мой долг переломить ваше упрямство и вытащить из тьмы незнания. Я введу вас в мир неземных наслаждений. Это в полной мере докажет искренность моих к вам чувств». После чего начала бойко читать какое-то заклинание. Почувствовал, как тело тяжелеет и ноги подгибаются. С перепугу активировал амулет перехода. Это не стационарный портал, конечно. Всего на пару миль тебя переносит. Но вещь эта бесценная, если надо просто оторваться от погони. Амулет этот меня пару раз из серьезных неприятностей выручал. Ни разу не пожалел, что в свое время за него кругленькую сумму отдал. Одна беда — вектор задать практически невозможно. И оказаться можешь, буквально, где угодно.

В общем, оказался я в одном из кварталов с не слишком хорошей репутацией. Но вместо того, чтобы быстренько ретироваться, стою посреди дороги и глазами хлопаю, нервную дрожь унять пытаюсь. И тут подскакивают ко мне двое и вопят: «Кошелек или жизнь». А я им в ответ: «Ура! Вырвался. Дорогие мои! Родные, я от нее сбежал!». И, не поверите, обнимать их кинулся. Бандиты притихли, а потом один из них поинтересовался: «От кого сбежал?»

«От светлой леди. Она меня на свидание пригласила. Но я же не знал, что она за кнут схватиться и связать меня захочет. А потом как начнет заклинание читать! Думал, не выберусь» — говорю я.

В общем, разбойники меня не только грабить не стали, но даже выпить дали, а потом еще и до дома проводили. Мы с Натаном переглянулись и прыснули от смеха.

— А потом что? — поинтересовался я, когда мы отсмеялись.

— Да ничего, — пожал тот плечами. — Я больше обещаний сделать все для красавицы, пленившей мое сердце, не даю. Более того, сразу объявляю, что согласен далеко не на все. Но больше мне, такие как Лидия, слава богам, не попадались.

— А ее судьба как сложилась?

— Замуж она вышла. За лорда какого-то. Говорят, супруг ее на руках носит, все прихоти исполняет. Видимо фантазии прелестницы ему по душе. Но каждому свое, — улыбнулся друг, а потом вдруг посерьезнев спросил. — Эндрю, ты в порядке?

— Да, — растерянно отозвался я. — А что?

— Ничего. Но иди-ка ты, друг, отдыхать.

— Я и сам хотел. Глаза слипаются. Но что ты такого в моем лице увидел?

— Показалось, наверное. Забудь. Хотя отдохнуть хорошенько тебе просто необходимо. Лицо бледное. Под глазами круги. Да и похудел ты. Не сильно, конечно, но все же. А тебе силы нужны.

— Да. Ты прав.

Я кивнул и поднявшись направился к своей лежанке. Остальные последовали моему примеру. Но несмотря на усталость, быстро заснуть у меня не получилось. Мешало сейчас все. Начиная от слишком ярко сияющей луны, заканчивая тихим шепотом Дани и Зары. Пришлось даже рыкнуть на них, чтобы замолчали. Вот только заснуть мне это не помогло. А еще с каждой минутой нарастало какое-то тревожное чувство. Я не уловил мгновения, когда провалился в мир грез. Просто почувствовал, что нахожусь… там. Не сон, в обычном смысле этого слова, и в то же самое время не явь. Такое со мной было всего однажды, когда Элейна показала мне свое видение.

Такое ощущение, что разворачивающиеся перед моими глазами картины мне тоже кто-то показал. Вот только кто мог мне так удружить?

Темный коридор. Каменные стены. Сырость. Затхлый воздух. Где-то вдали слабым маячком горит огонь. Факел, наверное. Я сделал шаг и осмотрел себя. Ничего себе! На мне были странная одежда. Что-то кожаное с металлическими бляшками. Очень интересно. В прошлый раз такого не было. Тогда я себя никак не ощущал. Словно был тенью.

От размышлений о своей природе и возможностях в этом странном сне, я услышал смутно знакомые голоса. Мужской и женский. По мере приближения к источнику света голоса становились громче, и я даже мог различить некоторые слова. Но общий смысл разговора от меня ускользал. Любопытство подгоняло и я ускорил шаг.

Зайти я не решился и тихой тенью застыл у приоткрытой двери. Но картина, разворачивающаяся у меня перед глазами просто не поддавалась описанию. Просторный зал овальной формы. Окон нет. Зато по стенам из серого камня щедро развешан десяток чадящих факелов. В центре алтарь из белого мрамора. А рядом с ним стоят моя жена и дед. Я даже зажмурился и потер глаза чтобы прогнать наваждение, но ничего не изменилось. Элейна, закутанная в бесформенный коричневый плащ надменно взирала на Андреаса.

— Он не вернется, — холодно обронила она.

— С чего вдруг такая уверенность, дорогая? Твой муж талантлив. Его не так просто убить.

Элейна скорчила презрительную гримасу. И она преобразила милое личико моей Эль, сделав его почти уродливым. Я вздрогнул. Это было так на нее не похоже, что у меня вдруг закралось подозрение. Свою ли жену я сейчас вижу? Может это кто-то другой? Даже тогда, когда мы только познакомились и она изображала гордую дочь эльфийского народа, ее глаза были живыми, а сейчас осколки льда, да и только.

— Не просто, говоришь? — зло усмехнулась она. — Ну, так я помогу. Я сделаю это, любимый. От меня он не будет ждать удара в спину, как впрочем, и от тебя.

— Нет, — протянул Андреас. — Я сам. Не дело перекладывать на твои хрупкие плечики мужскую работу.

— Но я хочу! — капризно протянула она. Ведь чем быстрее он отправится в Бездну, тем быстрей ты станешь князем — правителем всех Владык, а я стану твоей княгиней. Только нужно сделать еще кое-что — избавиться от его девчонки.

— Зачем? Лираэль может нам пригодиться.

— Нет. Не желаю, чтобы нас хоть что-то связывало. Девчонка должна умереть.

У меня подкосились ноги, а сердце, кажется, пропустило удар. А потом я ударил. Даже не заклинанием, а просто выпустил собственную силу. И она смела все вокруг. Дверь. Сам зал и всех, кто находился в нем. Мне хотелось уничтожить все здесь. Чтобы камня на камне не осталось от места, где моему ребенку угрожали расправой.

Резкая боль, обжегшая щеку несколько отрезвила и я открыл глаза. Слава всем богам, это был просто сон, а сейчас я проснулся. Надо мной стоял склонившийся Майрин и зло зашипел:

— С ума сошел? Ты нас чуть не убил!

— Что?

— То! Нет, ну может, и не убил бы, но все равно, кто-то мог пострадать. Что с тобой случилось, что ты выпустил силу?

— Сон приснился.

— Обычный сон?

— Нет, конечно. Скорее всего наведенный.

— Плохо, — буркнул мальчишка, а потом присел на край моего одеяла. — И что делать будем?

— Не знаю, — растерялся я. — А это правда, что…

— Кто-то из нас мог пострадать? Да. Вряд ли я, Зара или Дани. Мы и во сне щиты держим. Слабенькие, конечно. Но они всегда дают пару мгновений, чтобы проснуться и сориентироваться. А вот остальные…сам понимаешь. Их просто снесло бы ударной волной. Повезло еще, что я проснулся. Воды вдруг захотелось. А тут ты. Благо я тебя разбудить успел до того, как ты силу выпустил. Но скажи лучше, ты вообще не понимал, что спишь?

— Понимал, наверное. То есть я не совсем потерял связь с действительностью. Знал, что должен быть сейчас здесь, а не в том коридоре.

— Вот и хорошо, что понимал. Больше магию во сне не используй пожалуйста….

— Постараюсь.

Майрин помялся немного, а потом вдруг спросил:

— А ты не думаешь, что это видение было? Не наведенный сон, а именно видение. События прошлого, настоящего или будущего.

— Нет.

— Я бы на твоем месте не был так уверен. Кому бы здесь наводить на тебя колдовской сон? Да и неконтролируемые всплески магии характерны как раз для провидцев. Особенно на первых этапах обучения. А что ты видел?

— Ничего, — зло рявкнул я, но потом взял себя в руки и попытался исправить ситуацию. — Майрин, спасибо за помощь. Ты молодец. Но лучше забудь обо всем. Хорошо? Ничего я не видел. Это был просто дурной сон.

— Эндрю, — возмущенно начал он.

— Забудь, я сказал. Теперь все под контролем. Я буду осторожен и больше не сорвусь. А теперь давай спать. Небо уже светлеет. Рассвет скоро. Отдыхать осталась пара часов. Давай не будем тратить их на пустые препирательства?

— Ладно, — неохотно отозвался мальчишка.

А я устроился на своем одеяле и закрыв глаза, сделал вид, будто бы сплю. Майрин потоптался недалеко от меня какое-то время, но потом тоже лег. Теперь, когда никто мне не мешал можно было прокрутить в памяти увиденное и проанализировать его. В том, что это не отображение реальных событий, а сказка, которую кто-то решил мне показать, я не сомневался. Вот только с какой целью это было проделано? Итак, ищем нестыковки.

Первое. Лира. Никогда члены моей семьи, не согласились бы причинить ей вред. Они малышку обожают до потери сознания. Балуют безмерно. А моя милая принцесса еще и трясется за ней, как квочка над единственным цыпленком. Ссадина на коленке нашей дочки приравнивается к прямой угрозе для жизни. Благо, девочка, видя, как любимую мамочку пугает малейшая царапина, научилась их заживлять. Сначала у себя, а потом и у приятелей, вместе с которыми часто носится по башне и саду. Так что ее компания давно уже не отвлекает взрослых, чтобы те оказали им первую помощь. Справляются собственными силами.

Второе. Элейна просто физически не способна долго удерживать ледяное выражение. Слишком богатая у нее мимика. Все, что в голове, мгновенно отражается на ее хорошеньком личике.

Третье. Ее с моим дедом не могут связывать любовные отношения. Они друг друга едва выносят. То есть, не так, конечно. Андреас сменил презрение к моей жене на снисходительную благожелательность после рождения Лиры. А Эль… она у меня гордая. Такое отношение к себе ей терпеть не так уж и просто. Но ради дочери и младшего брата, которые к деду очень привязаны, вынуждена быть с ним милой.

Четвертое. Андреас никогда в разговоре с Элейной не говорит «твой муж». Он употребляет исключительно «мой внук» или «Эндрю».

И, наконец, пятое. Они не могут желать моей смерти. Кто угодно, но только не они.

До рассвета я так и не сомкнул глаз. В голове крутились разные мысли. Обо мне, моей семье и том, что этот «сон» мне показали с определенной целью. Внести разлад в мою душу и заставить сомневаться. Ведь нет ничего страшнее, чем не доверять членам своей семьи. Вот только кто мог проникнуть в мое сознание? Ответ лежал на поверхности. Любой достаточно сильный ментальный маг. А кто у нас ментал? Дани. Но малыш вне подозрений. Кто еще? Арлисс. Тоже отпадает.

Во-первых, у него много талантов, но способности к магии разума чуть выше среднего. Незаметно пробраться в мой разум он не сможет. А во-вторых, Таль абы кого с нами бы не отправил. Троица гвардейцев обожают своего Повелителя и преданы ему просто фанатично. Нет, определенно, это не Арлисс. И остаются у нас две темные лошадки. Майрин и Зарина. При этом девушка крепко спит. А мальчишка очень вовремя «захотел попить». Странное совпадение, не находите? Но это еще не все. Он еще и попытался убедить меня в том, что мой сон — это не сон вовсе, а видение. Хотя уж чем меня природа обделила, так способностями провидца. Более того, мне даже ментальная магия с трудом дается. Все это наталкивает на определенные размышления, не находите?

Глава 13

Утром я проснулся от того, что Руалин потряс меня за плечо. И даже поначалу не понял, что происходит?

— Что? Где? Нападение?

Я попытался вскочить на ноги, но друг удержал меня на месте.

— Нет. Все хорошо. Успокойся, Эндрю. Просто все уже проснулись, а ты спишь до сих пор. Решил тебя разбудить. Прости, что напугал.

— Да, ничего.

— Вставай. Завтракать будем.

Я кивнул. Но вскакивать сразу не решился. Посидел пару минут на своем одеяле, лениво наблюдая, за тем, как суетятся друзья. Зара вдохновенно колдовала над завтраком. Мальчишки бодро собирали свои постели и, перебрасываясь ехидными замечаниями. Руа и Натан, видимо, решили немного размяться и устроить небольшой спарринг. Но дрались они даже не в полсилы. Это, скорее, можно было назвать дружеской потасовкой. Гвардейцы оказались самыми дисциплинированными. Сен и Арлисс занимались лошадьми. Линиэль же поступил в распоряжении нашей прекрасной леди. Кстати, девушка ничуть не стеснялась эксплуатировать нашего тихоню.

То и дело по полянке проносилось: «Лин, принеси то. Лин, подай это. Лин, быстро, я сказала». Но его, кажется это совершенно не смущало. Он по первому требованию готов был подорваться с места и бежать туда, куда ему приказывала девушка. Застенчивую улыбку с его лица согнать не могло ничего. Разжечь огонь? Нет ничего проще. Принести из родника воды? Сию секунду! Вымыть котелок? С превеликим удовольствием! Зара видела такое рвение и тихо млела. Стоит ли говорить, что тарелку Линиэля она наполняла первой?

Я улыбнулся и перевел взгляд на небо по которому лениво гуляли облака. Мысли сами вернулись к ночному происшествию. Улыбаться расхотелось. Иметь у себя под боком предателя, который ведет свою игру, в принципе, неприятно. А тут… вообще, кошмар. Почему? Потому что Дани ринется отстаивать доброе имя приятеля. Малыш не поверит в виновность Майрина. Доказательств-то нет. Лишь мои домыслы. Натан потребует, чтобы юный Владыка катился в Бездну. Он, пусть и не так, как Элейна печется о благополучии младшего брата и дает ему определенную свободу, но тут, думаю, будет непреклонен. Руалин его поддержит. Гвардейцы сделают вид, что они существа подневольные и это все их не касается. Зарина… неизвестно чью сторону она примет. Но в любом случае, разлад в отряде сильнее н ас не сделает. Только ослабит. А цель ведь очень и очень близка. Что же мне делать?

Ответа на этот вопрос не было. Озарение на меня сходить не желало ни во время завтрака, ни позже, когда мы сели на лошадей и поехали вперед.

Я не знаю, как быть. Не могу поделиться с друзьями своими опасениями. Это неминуемо спровоцирует конфликт. С другой стороны, не навредит ли им мое молчание? Вдруг мальчишка и, правда, предатель. Вдруг от него нужно ждать удара в спину? Как же мне сейчас не хватает Тамиэля! Его светлоэльфийское Величество обожает раздавать советы. Чаще всего, конечно, когда советом его никто не интересуется Но его мнению я доверяю. Таль всегда сначала взвесит все «за» и «против», и только потом скажет, что думает по поводу той или иной проблемы. Правда, донести свои мысли до собеседника он может и в достаточно резкой форме. По настроению. Хотя, о чем это я? Друг достаточно часто говорит коротко, по-существу и не стесняясь в выражениях.

Не то, чтобы я не доверял или хуже относился к Натану или Руа… просто Таль мне ближе. Побратим все-таки. Он поймет без слов и попытается помочь. Но его нет рядом. Поэтому возникшую проблему придется решать самому.

— Там какие-то развалины из камня, — отвлек меня от не самых радужных мыслей Руалин. — И скоро мы с ними поравняемся.

Друг поднял руку и указал на небольшой холм впереди. Я посмотрел туда, но никаких развалин не увидел.

— Ты ослеп? — раздраженно поинтересовался он.

— Вроде, нет, но вынужден признать, сверхострым зрением не обладаю. Но с чего ты взял, что там именно развалины? Может просто камни валяются?

— Нет. Не просто камни. Во-первых, камни белого цвета.

— Известняк, — тотчас же нашелся я.

— Здесь?! Как у тебя с географией Элверна?

— Плохо.

— Оно и видно. Какие тут могут быть известняки?

— Дани, — окликнул я нашего юного гения, который, увлекшись разговором с Майрином и Зарой, казалось, не замечал ничего вокруг.

— Да, Эндрю, — тотчас же отозвался он.

— Ты по-моему расслабился, — укорил его я. — Общение это хорошо. Но может, ты хоть иногда будешь вспоминать о том, зачем ты здесь и почему едешь впереди?

— Я? — рассеянно переспросил малыш.

— Ты, ничего не видишь?

Мальчишка посмотрел вперед и нахмурился.

— Ого! И как я мог это не заметить?

— Не знаю. Но то, что ты не заметил не очень хорошо. Мы не по главной улице столицы едем. Здесь по сторонам смотреть надо. Это, гарант выживания. Не забывай об этом, пожалуйста, малыш.

— Я не малыш, — привычно огрызнулся Данирис и, закрыв глаза, начал что-то шептать себе под нос.

— Вас это тоже касается, — строго посмотрел Зару и Майрина. — Не увлекайтесь разговорами.

Они виновато потупились и смущенно заверили меня, что более такого не повторится. Но искренности в их словах было меньше, чем мне бы того хотелось. Но разве я сам не был таким в их возрасте?

— Я хотел бы на разведку кого-нибудь отправить, — сообщил поравнявшийся с нами Сен. Отсюда никакого магического возмущения не чувствую, но не нравится мне это место. — Лина, например.

— Я тоже не чувствую магических возмущений, — бодро отрапортовал Дани. — Обычные развалины. Давно, кстати, пустующие. Просто груда камней. Пара кустов и несколько деревьев. Кстати, это неплохое место для стоянки. Там бьет родник. Из местных обитателей только мелкие грызуны, да несколько птиц. Ой, еще и пчелы! Но всего один улей. Если не будем их трогать, они не тронут нас.

— Полагаешь, в разведке нет смысла?

— Нет, — отозвался младший тер Рейс. — Нападения ждать глупо. Никого крупнее зайца там нет. Магических ловушек или аномалий я не чувствую.

— Мне почему-то не нравится это место.

— Да, брось, Эндрю, — усмехнулся Натан. — Если Дани говорит, что все нормально, значит, так оно и есть.

Но малыш нахмурился и снова закрыл глаза. Через минуту он посмотрел на меня и пожал плечами.

— Нет там ничего. По крайней мере, я ничего не вижу. Но если считаешь, что это место нехорошее, может, мимо проедем? На всякий случай?

Я почувствовал себя истеричной барышней, которая из-за непонятной прихоти лишает своих спутников возможности отдохнуть и напиться чистой воды. Сейчас ведь примерно полдень. Пекло жуткое. А там можно на некоторое время укрыться в тени. Нет, нужно взять себя в руки. Причем, срочно.

— Ладно, — отозвался я. — Поехали.

Вскоре мы почти поравнялись с развалинами, которые когда-то были достаточно большим строением из белого камня. Как это я их не увидел? Вроде на зрение никогда не жаловался. Интересно, что это было? Крепостью? Посреди степи, где до ближайшего поселения не один день пути? Вряд ли. Храмом? Вдруг его построили какие-нибудь отшельники? А может, это было Серой Башней? Хотя, это даже звучит глупо — белая Серая Башня. Но вдруг кто-то из Владык решил изменить архитектурным традициям? Такое ведь тоже может быть.

Но доехать до руин, где нас ждал родник, мы не успели.

— Смотрите, — раздался крик Дани, который показывал куда-то вдаль.

Я присмотрелся и похолодел к нам, приближались знакомые мне полупрозрачные фигуры. Только на этот раз палящие лучи солнца не доставляли им не малейшего беспокойства. Скорее наоборот. При свете солнца они не казались столь уж бестелесными.

— В круг, — рявкнул я. — Живо! Ну, чего застыли?! В круг! Дани, чем ты их в прошлый раз отпугнул.

— Огнем.

— Попробуй сделать это еще раз. Юное поколение, вы заклинания развоплощения знаете?

Парень с девчонкой переглянулись и в один голос выдали возмущенное:

— Откуда?!

— Ну, мало ли, — усмехнулся я.

— Меня этому не учили, — сказала девушка спокойно. — Знаю несколько атакующих. Они воздействуют на тонкие материи. Но гарантировать результат не могу.

— А я и этого не знаю, — мучительно краснея, отозвался Майрин.

— Тогда на тебе защитный купол. Справишься?

Мальчишка кивнул. А Зара молча начала подготовку. На несколько мгновений закрыла глаза, погружаясь в медитацию. А потом спрыгнула с лошади, сказав:

— Хочу твердо стоять на ногах.

Дани последовал ее примеру.

Понимаю, что ситуация не располагает к размышлениям на отвлеченные темы, но поведение девушки меня снова удивило. Зара не только промолчала, когда ее несостоявшийся жених признался в собственной некомпетентности, она даже высокомерно-снисходительного взгляда на него не бросила. Вроде бы радоваться таким переменам надо, но они почему-то меня настораживают. И ничего я не могу с собой поделать.

Тем временем братья Сена быстро согнали всех лошадей в круг, который образовал наш небольшой отряд. Там же свалили наш нехитрый скарб.

— Прорвемся, — легкомысленно заявил Руалин. — В первый раз что ли?

— Не в первый, — поддержал его старший тер Рейс. — Прорвемся.

Призраки приближались. На этот раз их было не меньше десятка. И теперь мы могли хорошо их рассмотреть. Боги, лучше бы наши глаза их не видели. Вид их вызывал лично у меня смесь страха и отвращения. Высокие, измождено-худые. Лица… странные. Вроде бы в чертах нет ничего необычного. Резко очерченные скулы, обтянуты слегка сероватой кожей, рот, нос, два глаза. Хотя о глазах следует сказать особо. Они были красными. Не радужка, а весь глаз. Ни зрачка, ни белка не видно. Они словно налиты кровью.

От них веяло могильным холодом и уверенностью. Мне стало жутко. Когда враг тебя ненавидит, это хорошо. Есть шанс, что эмоции затмят его разум. Когда враг боится и ненавидит — еще лучше. Эмоции разум уже затмили. Эти же… ощущали абсолютную уверенность в собственных силах. Было что-то такое в ленивой грации их движений. Неотвратимость. Другого слова подобрать не могу.

Когда между нами и нападающими осталось около пятидесяти шагов, Майрин активировал защитный полог. Призраки остановились. Мы дружно воспользовались этим для того чтобы обрушить на них шквал заклинаний. Вот только никакого результата наша атака не дала. Огненные шары эльфов эти существа, похоже не замечали. Алые сгустки с черными вкраплениями, которые с неплохой скоростью метала в них девушка, заставляли их уворачиваться, но особого вреда не причиняли.

Дани еще раз оправдал прозвище юного гения. Через минуту он каким-то невероятным образом скопировал матрицу атакующего заклинания подруги, что-то в ней поправил и вместо одного огненного шарика начал метать в противника рой из пары десятков мелких. Да, они причиняли призракам еще меньше вреда, но уклониться от них было практически невозможно. Малыш брал количеством.

Влюбленная парочка с азартом гоняла наших противников вокруг защитного полога, но все прекрасно понимали, что долго они не продержаться. Скоро ребята просто устанут, выдохнуться. И что мы тогда будем делать? Нет, нужно использовать заклинание развоплощения. Если бы я еще его знал! То есть, я знаю, конечно. Теорию. Прочитал об этом в одной из книг, позаимствованных в дедовой библиотеке. А вот на практике использовать его не приходилось.


Я поколебался с минуту, не решаясь действовать. Как бы хуже не сделать? Не хватало еще своих задеть. Но выбора у меня в любом случае нет. Нужно рискнуть. Одно хорошо. Память у меня абсолютная. Если что-то прочитал, никогда не забуду. Поэтому заклинание всплыло в голове практически мгновенно.

Время для меня замедлилось. Один удар сердца и «Arte en Ordes» — «Ветер Хаоса» метнулся в сторону наших врагов. Три призрака растаяли на наших глазах.

Наверно я вложил в него слишком много сил. Потому что в глазах вдруг потемнело, а голова вдруг закружилась. Не дал мне упасть Натан. Вовремя успел поддержать. Мне хотелось ругаться. Дурак! Всего трое, а я практически в отключке. Даже если в обморок не грохнусь, то колдовать не смогу минимум часа два, а то и три. Что мы с семью оставшимися делать будем?

Но положение спас Руа. Он рявкнул на застывших мраморными изваяниями гвардейцев и Майрина.

— Ну и чего ждем? Быстро все сюда! Образуем малый круг. и вливаем в Эндрю энергию. Нет, голубки, вы продолжаете отвлекать этих тварей, чтобы у них не было времени даже подойти к нашему щиту. Эй, ты, мелкое недоразумение! Да, Май, я к тебе обращаюсь! Сюда иди! Руку давай! Итак, на счет «три». Раз. Два. Три!

Вокруг меня вспыхнуло голубое кольцо, и я почувствовал, как меня охватывает приятная легкость. Усталость, как рукой сняло. Волной накатила эйфория. Я не смог сдержать улыбки. Меня хватило еще на два «Ветра». И нападавших осталось всего трое. Но они уже добрались до защитного полога. Он, кстати, задержал их всего на пару мгновений.

А потом я пообещал себе, что как только мы вернемся домой, я этого дурного мальчишку выпорю. Ремнем. И в угол поставлю. На весь день. В общем, сделаю все, чтобы он свое наказание на всю оставшуюся жизнь запомнил. Потому что Данирис, вытащив меч из ножен, бросился на одного из призраков. Правда, так мы узнали, что холодного оружия они опасались, поэтому предпочитали избегать ударов. И даже более того, железо было способно причинить им вред.

Но проблема наша заключалась в том, что у этих тварей в руках тоже появились мечи и орудовали они ими довольно ловко. Данириса спасла Зара. Быть бы мальчишке трупом, но девушка, опережая Натана и Руа, метнулась к нему и отбила атаку, оттолкнув его. Как она это сделала, никто толком не понял. Это заняло всего пару мгновений. Вот тоненькая девичья фигурка застыла, скрестив мечи с призраком. А вот ее противник уже исчез, а сама она садится на землю рядом раненым Дани.

Я постарался не отвлекаться. Оба живы, и хорошо. Девчонка о малыше позаботиться. А нам нужно прикончить двух оставшихся.

Руалин и Натан привычно дрались в паре. Но вскоре к ним присоединился Линиэль. Арлисс сноровисто помогал перевязывать рану у Дани. Сен и Майрин встали рядом со мной. И, знаете, мне, наверное, стало бы страшно. Магия почти на нуле, сил нет, слабость ужасная. А надо мечом махать. Но друзья умудрились устроить фарс и из смертного боя.

— Руа, — выкрикнул Натан между выпадами. — Я люблю твою сестру!

— Знаю, — спокойно отозвался темный.

— Откуда? Я же это только что осознал.

— До тебя всегда тяжело доходили простые истины.

— Руа, ее сильно люблю!

— Женишься?

— А это обязательно? — простонал старший тер Рейс.

— Нет, конечно, — успокоил его приятель. — Можешь просто так любить. Но ближе чем на десять шагов к Талине подходить я тебе не рекомендую. Прибьет к Бездне. Она у меня девочка правильная. Ей только серьезные намерения подавай.

— У меня серьезные намерения! Но жениться я пока не готов

— Но ты мою сестренку любишь?

— Да!

— Ладно. Уговорил. Я тебе помогу. Но только потому, что ты мой друг. Значит так, по возвращении берешь бутылку дорогого вина и идешь к нашему отцу. Говоришь ему, что любишь Талину и просишь разрешения за ней ухаживать. Он, конечно соглашается. А я беру коробку конфет и иду к сестричке. Говорю ей, что ты, не плохой, в принципе парень, но легкомысленный повеса и авантюрист. Чистую правду, в общем. И на ближайшие десять лет можешь забыть о свадьбе. Даже если будешь на коленях ее умолять, не согласится.

— Нет, так я тоже не хочу. Десять лет — это долго.

— Натан, тебе не угодишь, — недовольно пробурчал темный. — И вообще, хватит приставать ко мне со всякими глупостями! Ты начал сам, реши хочешь жениться или нет, а потом уже меня донимай. Но я вот, что тебе скажу. Хочешь или нет, жениться тебе на Тальке все равно придется. Видишь ли, она тебя тоже любит и вряд ли будет счастлива без тебя. Поэтому, как хороший брат, я просто обязан сделать так, чтобы вы оба оказались в Храме. И это не обсуждается.

После этой в высшей степени эмоциональной речи Руа разрубил пополам «своего» призрака и тот медленно растаял в воздухе.

Я, тем временем, читал заклинание, решив одним махом, избавится от последнего из нападающих. Но вдруг эта тварь появилась перед моим носом и взмахнула мечом, который казалось был продолжением ее тела. Я едва успел отразить удар своим клинком, но тот на моих глазах вспыхнул и исчез.

— Вот же Бездна! — вырвалось у меня. — Это мой любимый меч… был.

Выручил Арлисс. Мгновенно сориентировался и бросил мне оружие Дани. Малышу оно уж точно пока без надобности. Хотя, не могу сказать, что клинок так уж был мне нужен. Я в большей степени маг, чем воин. Просто мне было как-то спокойнее. Но не отвлекаемся. Нужно еще раз призвать «Ветер Хаоса». И все будет кончено. Собраться. Сконцентрироваться. Сил должно хватить. В глазах потемнело, и я почти не видел, куда бью. Громкое шипение и холод, который ударил мне в лицо, стали ответом на невысказанный вопрос. Не промахнулся. И уже падая на землю, я почувствовал резкую боль в боку. Неужели эта тварь в последний момент успела меня ранить? А потом сознание резко покинуло меня.

Глава 14

Боги, за что?! Я готов был застонать в голос, но сдержал этот недостойный порыв. Я опять потерял сознание после боя. Хотя, наверное, стоило бы смириться с этим. Не первый раз все-таки. Можно даже сказать, это уже традиция. Не будь это так паршиво, я бы посчитал это неплохой шуткой. В обмороки падаю, как нежная барышня шестнадцати лет. Ненавижу чувствовать себя слабым и беспомощным. Ненавижу, когда приходится собственную слабость так явно демонстрировать.

Да, в прошлый раз у меня была причина. Все-таки свои зацепили. Пусть и случайно. Можно было сказать, что я меньше всего ожидал удара из собственного тыла. Хотя, это довольно слабое оправдание. Ведь мне же ничего не стоило поставить щит. Так нет! Я об этом просто напросто забыл.

А сейчас? Сижу на травке, пытаюсь прийти в себя, слушая, как Руалин рассказывает мне последние новости. Мечтаю провалиться сквозь землю. Оказывается, тот последний призрак каким-то образом отразил мою магию, перенаправив ее на меня же. И только благодаря тому, что Арлисс успел сориентироваться и бросился ко мне на помощь, я до сих пор жив, и даже отделался, можно сказать, легким испугом. Если не считать пары синяков, со мной было абсолютно все в порядке. И это странно. Дани, кстати, благодаря стараниям подруги так же чувствовал себя вполне нормально. Даже лучше, чем я.

И все бы ничего, но меня не покидало ощущение, что я получил удар в спину. Не был это никакой призрак. Так ударить могли только свои. Но кто и зачем? Хотели убить? С другой стороны, если бы хотели, то убили бы. Или, все же, нет? Вопросы, вопросы, вопросы. И ни одного ответа. Как всегда.

Чуть позже, когда мы тронулись в путь, я специально немного отстал, дав знак Руалину последовать моему примеру. Это дало нам возможность немного поговорить без свидетелей. Коротко, и наверное, весьма путано обрисовал ему картину. Друг озабоченно покивал, но никак на мой рассказ не отреагировал.

— Вечером поговорим, — бросил он, пришпоривая лошадь.

Мне не оставалось ничего иного, кроме как набраться терпения. Возможность побеседовать с приятелями наедине у меня выпала только после ужина.

— Значит, ты считаешь, что на тебя сначала кто-то попытался ментально воздействовать, а потом ударил исподтишка? — спросил Натан недоверчиво.

— Да.

— Ты понимаешь, насколько бредово все это звучит?

— Конечно! Но как это еще объяснить?

— Тише вы, — шикнул на нас Руа. — Внимания привлекать не надо. А то на ваши вопли сейчас остальные сбегутся.

— Хорошо, — согласился я. — Это звучит странно. Но я всем своим существом чувствую, что среди нас предатель.

— Эндрю, — терпеливо, как с ребенком заговорил со мной темный эльф. — Не обижайся, конечно. Но твоя интуиция… как бы это помягче выразится? Не всегда подсказывала тебе правильные решения. Да, она не раз нас спасала. И тем не менее… ты часто ошибаешься на чужой счет. Вспомни Тамиэля и то, что ты думал о нем.

— То есть ты мне не веришь?

— Просто пытаюсь быть беспристрастным. Сейчас ты в шаге от того, чтобы обвинить Майрина. Но доказательств у тебя нет. Да и мотива я тоже проследить не могу. Зачем мальчишке тебя убивать? Давай просто подумаем. Если ты утверждаешь, что ударили тебя в спину, то логично было бы вспомнить, кто был у тебя за спиной. Не один же он там был? Просто перечисли всех.

— Конечно. Сейчас. Дани. Малыш лежал на земле. Его только что ранили. Рядом с ним Зарина и Арлисс. Они пытались ему помочь. И Майрин. Вот он, как раз не был ничем занят.

— Брата, надеюсь, ты не подозреваешь? — усмехнулся Натан. — Ему вероятнее всего было просто не до покушений.

— Не неси ерунды, — прошипел я, всерьез начиная злиться. — Дани я никогда не стал бы подозревать. Он для меня такой же ребенок, как и Лира.

— Прости, Эндрю, — сконфуженно отозвался Натаниэль.

— Ладно. Забыли. Как вам кандидатура Зары или Арлисса?

— О гвардейце забудь, — покачал головой Руа. — И он, и его братья преданы Тамиэлю безгранично. Они проверены и перепроверены не один раз. Личная сотня Повелителя, как-никак. И приказало им его Светлоэльфийское Величество вас защищать, а не убивать. А вот на счет Зары ничего не могу сказать.

— Она была занята Данирисом.

— Возможно. Только я хочу обратить твое внимание на одну вещь. Лечил тебя Арлисс. А она и пальцем не пошевелила, чтобы тебе помочь. Нет, возможно, дело в том, что ранен был, именно младший тер Рейс. Женщины не всегда способны сохранять хладнокровие. В особенности, когда тот, кого они любят, истекает кровью у них на руках. Но она не стала тебе помогать. Так что постарайся взглянуть на ситуацию трезво. Подозревать одного Майрина глупо. Возможно, Зара так и не простила тебе той отповеди. И справедливости ради нужно приглядеть за ними обоими. Но все равно, я не понимаю, зачем кому-то из них понадобилось тебя убивать? И если им все же понадобилась твоя смерть, то неужели не понятно, что есть более действенные способы убрать тебя с дороги?

— Да, ты как всегда прав, — вынужден был я согласиться с другом. — Присмотрюсь к ним обоим. А теперь, давайте отдыхать?

— Плохо себя чувствуешь? — сочувственно поинтересовался Натан.

— Нормально. Бывало и лучше, но сейчас тоже ничего. Арлисс хорошо меня подлатал.

Когда я подошел к своему лежаку, то случайно поймал взгляд Данириса. Не знаю, возможно, мне просто показалось, но малыш смотрел на меня отчего-то виновато. А ведь это я должен чувствовать свою вину перед ним. Не смог защитить, уберечь, хоть и обещал Элейне. Его ведь едва не убили сегодня. Я ведь не лукавил, когда говорил Натану, что младшенький для меня такой же ребенок, как и Лира. Хоть воспитанием его и занимался по большей части мой дед, но это же ничего не значит. Я считаю Дани членом своей семьи и люблю его.

— Все будет хорошо, — произнес я одними губами.

Малыш кивнул и попытался улыбнуться. Правда, улыбка получилась довольно жалкой, но это было все же лучше, чем ничего.

— Все будет хорошо, — повторил я.

Ночь прошла на удивление спокойно, и я отлично выспался. Никакие сны мне не снились. А если и снились, то я их не запомнил. Чему был, признаться, рад. Охрану ночью обеспечивали гвардейцы, Руа и Натан. Они дежурили по очереди. А остальные имели возможность просто отдохнуть.

А на следующий день после завтрака наш небольшой отряд снова тронулся в путь. Меня грызли сомнениия. Кто предатель? Зара или Май? Или вообще, все дело в моем воспаленном воображении и никто не собирался покушаться на меня. Вдруг тот сон был просто сном? Беспокойство за близких и усталость могли сыграть со мной плохую шутку. Вдруг не было никакого «удара в спину»? Вдруг мне это просто показалось?

Тем временем степь начала меняться. На горизонте появилась цепь невысоких гор. Да и сама местность стала более каменистой. Появилось больше деревьев и ручьев. Как обещал Дани, впереди нас ждали небольшие леса у подножья горной гряды, мимо которой лежал наш дальнейший путь. К вечеру мы будем у подножья гор, а еще через пару дней, выйдем на финишную прямую, во владения семьи Оран.

Погода изменилась. Не сказал бы, что в лучшую сторону. Небо вновь заволокло тучами. Стало заметно прохладнее. Но хоть не так душно. В общем, дорога стала переноситься легче. И это почувствовал не только я. Унять младших, на которых вдруг накатило беспричинное веселье, оказалось непосильной задачей. Они шутили, смеялись и совершенно не желали успокаиваться. Руа от них ушел недалеко. Темный шепотом травил очередную неприличную байку Линиэлю и Арлиссу. Гвардейцы краснели, бледнели, шли пятнами, но слушали его буквально раскрыв рты. Хорошо хоть Сен с Натаном ехали впереди, сосредоточенно всматриваясь в горизонт. Я же замыкал нашу маленькую колонну.

Примерно к полудню мы остановились недалеко от небольшого ручейка, по обоим берегам которого были разбросан десяток внушительных валунов. Интересно, откуда они тут взялись? Рядом шумела небольшая рощица.

— Ой, заяц, — радостно воскликнул Арлисс. — В кусты прыгнул!

— Заяц — это хорошо, — отозвался Руа. — Заяц — это мясо. Может, поохотимся? Эндрю, ты не против?

Я не стал возражать. Хоть и не хотелось мне, чтобы мои подчиненные разбредались кто куда. Просто попросил их быть осторожнее и не отходить от места стоянки далеко. Попытать удачу сегодня решили Арлисс, Дани и Руа. Линиэль тоже очень хотел зайцев пострелять, но его Зара не отпустила, объяснив это тем, что неизвестно, что там эти охотники еще поймают, а обед готовить надо. Она же в одиночку этим заниматься отказывается. Лин повздыхал немного, но костер разводить все же пошел. Майрина отрядили собирать хворост, а мы с Сеном занялись лошадьми.

Примерно через полчаса, когда я слегка уставший, уселся возле костра, ко мне подсел Май и попросил:

— Дай попить. Я свою флягу Данирису отдал. У него она пустая была. А идти на охоту без глотка воды… сам понимаешь.

— А почему он не набрал? Ручей ведь не далеко.

— Время терять не захотел. Ну, дай попить. Я потом пойду и обе наполню. Ты не беспокойся.

— Да я не беспокоюсь. Бери. Жалко, что ли. Только там совсем немного.

Я протянул ему свою флягу. Май взял ее и сделав пару жадных глотков, осушая ее, а потом поморщился.

— Ну и гадость! — выдавил он, скривившись.

— Что? Вода не понравилась? Так вроде свежая совсем. Я только вчера ее набирал. Затухнуть не должна была.

— Горькая. Там точно вода, а не взвар полыни с пустырником?

Я забрал у него пустую фляжку и принюхался. Нет ли характерного травяного запаха?

— Да нет. Просто вода.

Я было уже хотел сам сделать глоток, но увидел Дани, который бежал к нам, гордо демонстрируя добытого зайца.

— Я первый вернулся, да? — весело поинтересовался мальчишка. — А Руа говорил, что ничего у меня не получится. Мол, на охоту нужно лук брать или, в крайнем случае, силки, а не на магию надеяться. Однако я гораздо быстрее справился. Молнии удобнее стрел. Летят быстрее и целиться проще. Май, а ты чего кривишься? Выпросил у Зары недоваренной каши?

— Да вода ему моя не понравилось, — усмехнулся я. — Говорит горькая.

— Плохо, — прохрипел мальчишка, вдруг заваливаясь на бок. — Мне плохо. Очень.

— Май, ты чего? — нахмурился Дани. — Если это шутка, то не смешная.

— Да какая шутка? — прорычал я, переворачивая мальчишку на спину.

— О, Боги! — ахнул Дани. — Что с ним?

Глаза у Мая закатились. На губах пена. Лицо белое, как полотно. И все это произошло после того, как выпил из моей фляги. Тут даже и думать не о чем. Отравление. Яд. И как он попал в мою флягу, это отдельный вопрос. Сейчас важнее другое. Что делать? Лечебной магией я не владел, да и в свою бытность хозяина магической лавки не слишком часто сталкивался с ядами.

Тело Майрина вдруг начало конвульсивно поддергиваться.

— Карра! — выдохнул Дани бледнея. — Это яд Карры. Эндрю, неси мою сумку. Быстро!

А сам он в это время выхватил из внутреннего кармана какой-то пузырек и, вытащив зубами пробку, попытался влить его содержимое в рот своему приятелю.

— Эндрю, ну чего ты встал? Сумку неси! Это вот универсальное противоядие. Лучше чем ничего. Поможет выиграть время, но не спасет, если, конечно, не дать ему настоящее лекарство.

Я бегом побежал за сумкой. Дани получив желаемое зарылся в нее, бубня себе под нос:

— Нет, не то. Опять не то. Вот! Или нет? Нет. Ну, наконец. Нашел! Вот они. Так, Май, держись. Я тебя сейчас лечить буду. Эндрю, кружку дай. Спасибо. Так, немного экстракта Верелиста. Пара капель Лиллеи Озерной. А вот настойки Ледяной Ягоды можно и побольше. Не повредит. И последний штрих. Чуть-чуть пыльцы Золотолиста. Андреас, спасибо за школу жизни. Майрин, не придуривайся. Глотай. Я же знаю, что тебе лучше и ты в сознании. Глотай, я сказал! Да, вот так. Молодец.

— Воды дай, изверг, — прохрипел мальчишка.

— Да, конечно, — отозвался Дани, поднося к губам приятеля свою фляжку. — Пей.

— А теперь мне кто-нибудь объясни, что это было? — вырвалось у меня.

— Отравление ядом Карры. Это такая мелкая змейка, которая очень редко встречается в наших краях. Обычно ее можно найти в горных районах. Укусы ее смертельны. И у жертвы, как правило, не больше двух часов, чтобы принять антидот. Причем, именно тот, который я приготовил. Универсальный, не пойдет. Вот только это осложняется болевым шоком, который наступает через пару минут после укуса.

— А как ты понял, что это именно Карра?

— Да, она меня как-то покусала.

— Когда?

— Давно. Лет пять назад. Или шесть? Не помню. Но Андреас…

— Я его убью!

— Кого?

— Деда! Он мне клялся, что с ним ты в полной безопасности. А оказывается, что ты где только не шляешься, и кто только тебя не кусал! Я его убью!

— Эндрю, ну что ты? Я ведь жив и здоров.

— И, судя по всему, это не его заслуга, — в запале бросил я.

— Ты не прав, — спокойно ответил малыш. — Да, Андреас позволял мне учиться на собственных ошибках. Да, это подчас было очень неприятно. Но он не дал бы мне умереть. Или ты так не думаешь?

— Да, нет. Я понимаю, что дед к тебе очень привязан. Пожалуй, даже сильнее, чем ко мне. Просто…

— Ты беспокоишься? Не надо, Эндрю. Я уже не ребенок и способен сам за себя постоять. Почти всегда.

— Только сестре этого не говори.

— Сам не проболтайся. Но это все ерунда. Меня сейчас больше интересует, где Майрин взял Карру?

— Он из моей фляги воды выпил.

— А где ты яд Карры взял?

— Не знаю. Вчера там вода была. Я из нее пил. А сегодня воды мне отчего-то не хотелось.

— Ты кому-нибудь давал сегодня свою фляжку?

— Только Майрину.

— Понятно, — протянул малыш. — Понятно, что ничего не понятно. Май, ты как?

— Жив, — отозвался тот едва слышно. — Кажется.

— Сильно больно?

— Нет. Но тело словно горит. Пить хочу ужасно.

— Потерпи немного. Сейчас пройдет. А воды я тебе сейчас дам.

— Спасибо. Ты меня спас.

— Андреаса поблагодаришь. Если бы не он…

— Что у вас происходит? — вклинился в наш разговор Руалин, бросая на землю возле костра жирную тушку какой-то коричневой птички. — И почему Майрин вдруг решил порадовать нас нежно-салатовым цветом лица?

— Он выпил воды из моей фляги, — ответил я, стараясь сохранять спокойствие. — В воде, судя по всему, был яд.

— А ты?

— Вчера там была вода. Сегодня я из нее не пил.

— И что теперь будем делать? — Обводя всех присутствующих суровым взглядом, спросил Натаниэль.

Фразу о том, что среди нас предатель, замысливший убийство не произнес никто, но она явственно витала в воздухе. Но что-то сказать было нужно. Чтобы хоть как-то успокоить остальных. Поэтому я решительно начал:

— Теперь каждый будет наполнять фляги себе сам. Из чужих больше не пьем. Дани ты же можешь определить есть ли яд в еде или воде?

— Да, — кивнул мальчишка.

— Это и я могу, — вдруг сказал Руалин.

— Отлично! Займитесь этим. И как я понимаю, Майрин сейчас не в состоянии никуда ехать? Поэтому мы до завтра останемся здесь.

— Похоже, среди нас есть кто-то, кто задумал отравить тебя, Эндрю, — наконец озвучил наши подозрения Данирис.

— Глупости, — отмахнулась Зарина. — Майрин просто наткнулся на змею, пока собирал хворост.

— Они здесь не водятся.

— Ты так в этом уверен?

— Нет, но…

— Вот и я о том же! Просто осмотрите его. Я уверена, что вы сразу же найдете след от укуса.

Мысль о том, что никакая это не попытка моего отравления, а роковая случайность явственно отразилась на наших лицах, но Данирис разбил наши надежды короткой фразой:

— Не найдем. Даже если Карра его действительно покусала, следов не будет.

— Тогда осмотри флягу, — резонно предложила девушка.

Я поднял ее с земли куда она упала во всей это суматохе и протянул Дани.

— Пустая, — разочарованно протянул мальчишка. — Даже если там что-то и было, то оно давно испарилось.

— Да не было там ничего, — раздраженно проговорила Зара. — Просто один растяпа не заметил, как его покусала змея. И хватит об этом. Давайте обедать.

Остаток дня прошел в гнетущем молчании. Да, повод для незапланированного отдыха был невеселым, но мы решили не упускать его. Нужно было постирать кое-какие вещи. Да и просто передышка никому из нас повредить не могла.

Котелок и тарелки после ужина вызвался помыть Руа. А я решил составить ему компанию. Напряженное молчание нарушил друг, когда мы присели на корточки по разным сторонам ручья.

— Ну, чего ты мнешься? Говори.

— О чем?

— О том, что ты об этом всем думаешь.

— Я не знаю, что мне думать, но из головы все равно не идет мысль о том, что Майрин — наш предатель.

— Да, и он сам себя отравил?

— А вдруг, да? Что если он понял, что я его подозреваю?

— Не слишком ли радикальный способ отвести от себя подозрения? Он же вполне мог умереть. На твоем месте я лучше бы обратил внимание на Зару. Слишком жарко отстаивала она идею о том, что никакого отравления не было, и мальчишку покусала змея. Даже с малышом поссорилась. Словно бы боялась, что правда раскроется, если мы начнем разбираться во всем этом.

— И все равно мне кажется, что ждать беды нужно от Майрина.

Друг пожал плечами, словно бы говоря: «Ну, если ты так настаиваешь, спорить не буду».

— Думаешь, ошибаюсь?

— Предполагаю, что это возможно. Но достаточно убедительных доводов кроме «Мне так кажется» представить я не могу. Поэтому давай оставим этот спор? Каждый из нас в любом случае останется при собственном мнении. Что толку попусту сотрясать воздух? Время рассудит. Расставит все по своим местам, наши роли. Как в старой песенке:


Кто предатель, кто герой.

Выбери ты жребий свой.

Кто-то станет храбрецом.

Кто-то прослывет глупцом.

Кто-то станет жертвой страсти.

Кто-то примет бремя власти.

Только времени дано

Знать, что нам предрешено.

_____________________

# 1 автор Ю. Буланова

______________________

— Именно в такие минуты я вспоминаю, что ты все же старше меня.

— Почему?

— Ты сумасшедший авантюрист. Ты самый невыносимый эльф из всех, кого я знаю. Даже хуже Тамиэля! Иногда мне кажется, что ты не умеешь быть серьезным. А потом я слышу от тебя нечто подобное.

— И что тебя так удивляет? Что и я могу сказать что-нибудь умное?

— Смирение в голосе. Как у старика. Будто ты ни жизни, ни смерти не боишься.

— А я и не боюсь, — с мягкой улыбкой отозвался друг. — А смирению меня научила Ариадна. Мне просто ничего иного не оставалось. Только смириться с тем, что меня ждет участь худшая, чем просто смерть и надеяться. Я никогда этого никому не говорил. Сам понимаешь… не самые приятные воспоминания, связывают меня с той ловушкой. Я все время, что провел там, держался за надежду, что кто-нибудь придет и поможет мне сбежать.

— Ну, это и понятно. Любой на твоем месте…

— Нет, Эндрю, ты не понял. Я не верил в то, что буду жить и вернусь домой в Элверн. Я просто надеялся, что смогу умереть свободным. И не дай боги кому-то пережить подобное. А теперь давай сделаем вид, будто бы я сказал очередную глупость? Забудь мои слова, ладно?

Я кивнул, и мы в молчании начали мыть посуду.

Глава 15

Ночь прошла относительно спокойно. То есть не случилось ничего экстраординарного. На нас никто не нападал. Мы ни от кого не убегали. Громких ссор тоже не было. Зато появилось молчаливое отчуждение. Руалин, как мне показалось, жалел о своем недавнем откровении. Он стал необычайно тихим, даже мрачным. Натану почему-то передалось его настроение.

Младшие совершенно по-детски отказывались разговаривать друг с другом. Майрин обижался на Зару за то, что она ясно дала понять, что считает его идиотом, неспособным даже заметить, как его кусает змея. Наша рыжеволосая красавица обижается на Дани за то, что он не поддержал ее версию развития событий. А Данирис отказался принимать чью бы то ни было сторону. Он не хотел выбирать между первым в его жизни другом и любимой девушкой. В результате все трое демонстративно друг друга игнорировали и выглядели при этом совершенно несчастными.

Не почувствовать изменений в настроениях нашего отряда, было невозможно. Гвардейцы, правда, пытались делать вид, будто бы все чудесно. Но это было не так. Из нас словно вытащили стержень, который поддерживал нас все эти дни. Сколько же оказывается, сил дарили нам заразительный смех и искренние улыбки.

В общем, боевой дух упал ниже некуда. И я признаюсь, не знал, как его можно поднять. Про то, что мы теперь не могли друг другу доверять, вообще молчу. Из дружного отряда мы превратились в непонятно что. Я, допустим, верил Руа и обоим тер Рейсам. Руалин явно подозревал Майрина и Зару. Он постоянно бросал на них настороженные взгляды. Натан был с ним абсолютно солидарен.

Это все было настолько паршиво, что и словами не описать. Если честно, я уже не раз пожалел, что поддался на уговоры и не пошел за дочерью один. Но какие бы не бродили в наших головах сомнения и подозрения, к полудню мы добрались до каменных холмов, которые были буквально испещрены ручейками, стекающими в удивительной красоты озеро, расположившееся в низине. Я застыл в немом восхищении перед этой картиной. Озеро показалось мне каменной чашей, до краев наполненной водой в котором как в зеркале отражалось голубое небо.

— Как красиво, — выдохнул Данирис. — Зара, ты когда-нибудь видела нечто подобное?

— Да, — рассеяно отозвалась девушка.

— Где?

— Дома. Только у нас озеро больше.

— Что? — вспыхнул Майрин и с негодованием уставился на девушку. — Нет у вас никаких озер! Я не раз бывал во владениях семьи Сиэн.

Зарина смерила мальчишку, как мне показалось, ненавидящим взглядом, но достаточно быстро взяла себя в руки, сказав уже достаточно спокойно:

— И, разумеется, знаешь их лучше хозяйки. Арана, я была о тебе лучшего мнения.

— Там нет озер, — упрямо повторил Май.

— Конечно-конечно. Кому как не тебе это знать?

— Уймись, — раздраженно шикнул на него Дани. — Ну что ты как маленький?

— Но там…

— Хватит! — бросил младший тер Рейс раздраженно, а потом повернулся ко мне. — Эндрю, мы на привал становимся?

— Да. Нужно коней напоить, самим воды набрать. Да и обедать пора.

— Едем к озеру?

— Зачем? Ты к нему нормальную дорогу видишь? Я тоже не вижу. Вон тем ручейком обойдемся.

— Хорошо, — отозвался Дани, спешиваясь. — Как скажешь.

Обед так же, как и первая половина дня, прошел в тягостном молчании. Мне это не нравилось, но я не понятия не имел, как это изменить. Оставалось лишь надеяться, что мы немного успокоимся, и все вернется на круги своя. Но ничего не менялось. Мы почти не разговаривали. А мои спутники становились все мрачней и мрачней. Дорога становилась все тяжелей. Преодолеть холмы, больше напоминающие каменные насыпи мы смогли только ведя в поводу лошадей. Ехать верхом было невозможно. Но, даже двигаясь пешком, приходилось выверять каждый шаг.

И даже это не могло уберечь нас от падений. Особо отличились Линиэль и Дани. Первый оказался самым ловким из нас и упал только однажды, поскользнувшись на камешке. Второй, четверть часа назад, сгорая от стыда, повалился на землю в одиннадцатый раз. Малышу сегодня явно не везло.

Зара пыталась его подбодрить, но делала этим только хуже. Младший принц лишь раздраженно от нее отмахивался и пытался сделать вид, будто бы все в порядке. Даже рассеченные в кровь ладони обработать не дал. И надо отметить, внимательнее или осторожнее это его не делало.

Еще одним испытанием для нас стала узкая каменная тропка, проходящая в опасной близости от обрыва под которым весело плескалась вода. Вниз смотреть было, не то чтобы страшно. Высота не такая уж и большая. Да и речку бурной назвать нельзя. Но оступившийся гарантированно бы в нее нырнул. Конечно, для того чтобы серьезно расшибиться при падении нужно быть потрясающе невезучим, но и купание в наши планы не входило.

Да только, как говорится, мы предполагаем, а боги располагают. Без купания не обошлось. И ведь именно тогда, когда мы почти преодолели этот проклятый обрыв. Сам я почти ничего не видел, так как шел впереди. Да и внимание мое было приковано к зеленой полоске, замаячившей впереди. В мыслях я уже лежал на траве, но отдохнуть не получилось. Сразу, по крайней мере.

Сзади послышался испуганный вскрик. Я обернулся, но успел разглядеть лишь, как Дани, поднимая кучу брызг, падает в реку. Сердце мое тревожно сжалось. Отпустило лишь когда я увидел что малыш вынырнул и бодро поплыл к берегу. Мальчишка мгновенно выбрался из воды. После чего он, запрокинув голову и глядя на нас, выкрикнул:

— Я живой! Только как отсюда выбраться, понятия не имею.

— Стой где стоишь! — рявкнул на него старший брат, доставая из своего мешка веревку. — Сейчас мы с Сеном поможем тебе подняться. Стой, тебе говорят. А теперь обвяжи себя вокруг пояса. Да, так. Молодец.

Вернули на тропинку этого горе-скалолаза достаточно быстро. После чего молча двинулись дальше и буквально через три минуты в изнеможении рухнули на небольшую полянку, устеленную ковром зеленой травы.

Когда мы немного отдышались, я задал вопрос который мучил меня, а наверное, и не только меня весь сегодняшний день:

— Дани, несчастье ты мое ходячее, что с тобой творится?!

— Подожди минутку, — ответил младший тер Рейс поднимаясь на ноги. — Я сейчас. Одежду только высушу. А то так ведь и простыть недолго. Вода в реке ледяная. Ужас просто.

Мальчишку на несколько мгновений окутало золотистое сияние. Исчезло оно так же быстро, как и появилось. И самое любопытное, он же ни слова не произнес. Ни единого! А магия слушалась его, как никогда, наверное, не будет слушаться меня. Правда, после магической просушки Дани стал еще больше смахивать на Владыку Теней. Мышиного цвета волосы, которым он так и не удосужился вернуть данный им от природы цвет, стали еще темней и теперь не просто топорщились в разные стороны, а стали заметно завиваться.

— Не знаю, — сказал мальчишка, снова садясь на землю. — Вроде нормально все.

— Сначала я думал, что просто день у тебя неудачный. Такое тоже бывает. Но это вот… перебор даже для неудачного дня.

— Ты ничего необычного в последнее время не ел? — встрял в разговор Руалин. — Ягодок незнакомых? Грибочков?

— Нет, конечно!

— Тогда ты, возможно, что-то выпил? Не нарочно. Проблемы с координацией могли быть вызваны…

— Намекаешь, что я в великой рассеянности взял, да и глотнул вина из фляги Натана вместо водички?

— Это бы многое объяснило, — ответил друг, пожимая плечами.

Дани покачал головой, а потом сказал:

— Даже если бы я действительно выпил, на моем поведении или самочувствии это никак бы не сказалось. Мы с Андреасом как-то провели эксперимент.

— Он что? Тебя еще и спаивал? — простонал я. — Бездна, кому мы доверили ребенка?!

— Не спаивал. Просто сказал, что лучше уж я дома свою меру определю. Так хоть под присмотром и не натворю ничего. Ты же понимаешь, я вполне способен сделать что-то такое, о чем впоследствии даже вспоминать страшно будет. А он, в случае чего, вполне способен меня остановить.

— И…

— Да ты не беспокойся. Все нормально было. Но опытным путем мы установили, что пьянеть я начинаю только после третьей бутылки. Да и то не сильно. Но больше трех я просто физически выпить не могу.

— Это радует. Но все равно, что с тобой происходит? Как ты умудрился вниз сорваться?

— Не знаю. Честно, Эндрю. Вот иду я себе, под ноги смотрю. А потом раз, и уже не иду, а лечу головой вниз.

— Ты нас ужасно напугал, — с укоризной в голосе произнесла Зара, кончиками пальцев касаясь его плеча.

— Да ладно тебе. Все нормально. Жить буду.

— Но долго ли? — зло бросил Майрин, поднимаясь на ноги.

— Надеюсь что да, — с улыбкой отозвался Дани, но потом более спокойным тоном продолжил. — Май, прекрати.

— Нет! Твое нежелание смотреть правде в глаза…

— Мы это уже обсуждали. И возвращаться к тому глупому спору у меня нет никакого желания.

— Что вы обсуждали? — спросил я.

— Ничего, — торопливо сказал малыш.

— Твоя жизнь — это «Ничего?»

— А вот с этого места поподробнее! — присоединился к нам Натаниэль.

— Это все она! Она нас обманывает и хочет убить! Я видел, что Дани столкнули. А кто шел сразу после него? Зара.

— Май, с ума сошел! — простонал младший принц.

— Арана, ты — идиот, — припечатала девушка, а потом повернулась ко мне и наиграно-жизнерадостным тоном спросила. — Привал здесь устаивать будем?

— Зарина, подожди. Ты ничего не хочешь сказать в ответ на это обвинение?

— А должна?

— Нет, но…

— Но ты хотел бы послушать. Так Эндрю? Ладно. Слушай. Если бы я хотела вас убить, то не проще ли было подлить что-нибудь в котелок? Мне бы не составило труда отравить вас всех. Но я этого почему-то не сделала. Что еще было на повестке дня? Моя попытка убить Дани. Это, вообще, смешно. Во-первых, Данирис — единственный из вас, кого я согласна даже из Бездны вытащить. А во-вторых, он же сказал, что просто оступился. Никто его не толкал, как бы не хотелось Майрину обратного. Ну что? Допрос окончен?

— Да. И давайте разбивать лагерь. Нужно отдохнуть перед тем, как идти дальше.

— И вы так просто ей поверили? — взвился юный Владыка.

— Май, да замолчи уже, — раздраженно рявкнул Данирис.

— И почему это я должен молчать? Не знаю, чем она тебя околдовала, но ты последний разум потерял. Предано в глазки ей заглядываешь. А вокруг себя ничего не видишь. Она ведь тебя даже не замечала. Но стоило пальчиком тебя поманить…

— А тебе завидно, да? — вспыхнул младший принц.

— Да чему тут завидовать?

— Тому что выбрала она не тебя, а меня.

— Не больно-то и хотелось стать послушным Стражем, готовым выполнять любой приказ хозяйки. Смотреть противно!

— Так не смотри! Не заставляет никто. И, вообще, тебя тут никто не держит. Можешь проваливать….

— Вот, значит, как ты с друзьями.

— Друзьями? — холодно поинтересовался Данирис. — Не уверен, что вижу перед собой друга.

— Что?! Я хочу тебя спасти, а ты…

— Дружба подразумевает уважение. Даже если ты старше. Даже если ты Владыка Теней, а я эльф. И не надо спасать меня от меня же самого. Обойдусь.

После чего малыш демонстративно отвернулся от приятеля и поинтересовался у Зары, не нужна ли ей помощь. Та, разумеется, ответила, что очень нужна. Майрин заскрипел зубами. Но гордость не позволила ему продолжать этот спор. И юный Владыка сделал вид, будто бы всецело занят своей лошадью, которую необходимо было срочно расседлать.

— И что это было? — сквозь зубы процедил я.

— Обычная мальчишеская ссора, — шепотом отозвался Руа.

— Из-за девушки!

— А ты как хотел? Я же предупреждал тебя о том, что…

— Я не хотел никак! Мы не на увеселительный прогулке. Мне в отряде свары не нужны. Нам, может, завтра в бою спины друг другу прикрывать придется. А они устроили тут…. Нет, все же плохая это была идея. Брать с собой Майрина и Зару. Сто раз пожалеть об этом успел. И, знаешь, я уже не так уверен в том, что предатель именно Май. Может ты прав и это она? Явно ведь стравила мальчишек.

— Или Арана пытается таким образом отвести от себя подозрения.

— Ты решил поменяться со мной местами?

Друг улыбнулся и отрицательно покачал головой. А я тем временем продолжил:

— Отношения в отряде становится все хуже и хуже. Как думаешь, мне стоит сделать им внушение? Может отчитать их? Пристыдить?

— Не стоит. Только хуже сделаешь.

— Почему?

— Если мы не станем заострять внимания на их ссоре, им будет проще помириться. Они же еще совсем дети. Неуместной гордости вкупе с упрямством у них гораздо больше, чем здравого смысла. Да и ничего же не произошло. Ну, правда, Эндрю. Поспорили немного. Нам их даже разнимать не пришлось. Сами успокоились. Так что и ты прекрати волноваться. Все нормально. А теперь давай займемся нашими лошадьми? Вон уже Лин костер развел, а Зара вовсю над котелком колдует. Только мы без дела прохлаждаемся.

Ближе к вечеру мы миновали, наконец, холмы и ступили на огромную равнину. Но далеко на востоке виднелось темное пятно.

— Это лес, — сказал Дани, перехватив мой взгляд. — Тот самый.

— Что?

— Ну, тот самый лес, что практически вплотную прилегает к Серой Башне семьи Оран. Минуем его и все. День-два и мы у цели.

— Почему ты так уверен, что это именно «тот самый» лес?

— Потому что он хвойный.

Я попытался найти хоть какую-то логику в его словах. Не преуспел. Видимо, на моем лице это не отразилось.

— Эндрю, ты чем слушал, когда Андреас когда про земли Атрея рассказывал?

— Я, вообще, не слушал.

— Почему? Ах, да… ты же Элейну в это время успокаивал. А зря, как мне кажется.

— Зря успокаивал?

— Зря не слушал. Ее и чуть позже успокоить можно было. Все равно ты в этом, будем уж честны друг с другом, не преуспел. Сестренка, как изводила себя беспокойством за нас всех, так и продолжила этим заниматься. Как будто бы ты ее не знаешь.

— Знаю, — ответил я.

Дани действительно был прав. Эль и правда не может не тревожиться за тех, кого любит. Слишком глубоко сидит в ней страх потери близких. Справиться с ним она просто напросто не может. Но разве моя принцесса в этом виновата?

— Будь осторожен, — сказал я ему тихо.

— Да я всегда осторожен.

— Ты всегда безрассуден. Элейна и Тамиэль мне никогда не простят, если с тобой что-нибудь случится. Я сам себе этого не прощу.

— Да, ладно тебе, Эндрю, — беззаботно отмахнулся Дани. — Все хорошо будет.

— О сестре подумай. Что с ней будет, если ты не вернешься?

— Да что вы все заладили? — зашипел он, и распаляясь все сильней и сильней продолжил. — Вчера Натан решил вспомнить об обязанностях старшего брата и наставить меня на путь истинный. Сегодня — ты. Как с маленьким со мной разговариваете. Это меня бесит!

— Данирис! — возмущенно одернул его я.

Мальчишка мгновенно сник, пробормотав смущенное «Прости». А я лишь покачал головой. Сколько не убеждай его сейчас, не поверит, что он сейчас не прав. В восемнадцать лет мир видится совершенно по другому… проще и сложнее одновременно.

Глава 16

До леса мы добраться так и не смогли. Начало темнеть и нам пришлось остановиться на ночлег в паре миль от него. Дани, как всегда, поставил защитный полог. Хотя, нет. Не как всегда. Обычно Майрин принимал в этом самое деятельное участие. Что-то предлагал, спорил. И, как мне казалось, по большей части путался под ногами у нашего юного гения. Теперь же Май сидел у костра рядом с Арлисом и демонстративно игнорировал приятеля. Старался даже не смотреть в его сторону. А вот на Зару он то и дело бросал злые взгляды. Но девушка, всецело поглощенная приготовлением ужина этого не замечала.

Тишина словно коконом окутала место нашей стоянки. Мы все молчали. А если кое-кто и нарушал тишину, говорили только по делу, если это действительно было необходимо. Даже Руа за весь вечер не проронил и десятка слов. Что было вообще из ряда вон выходящим. Признаюсь без его веселых историй я, признаться, уже скучал. Чтобы не сидеть в тягостном молчании, мы решили лечь пораньше, определив очередность. Сейчас, когда мы так близко к Серой Башне семьи Оран, полагаться только лишь на магию было бы в высшей степени глупо. Первым охранять покой товарищей должен был я. После шли Руа и Майрин. Затем Натан с Арлисом. Сменить их должны были Дани и Зара. А предрассветные часы достались Сену и Линиэлю.

Особенно тоскливо стало мне, когда друзья разбрелись по своим лежакам и затихли. Но что делать? Приходилось терпеть. Не поднимать же Руа или Натана только потому, что мне не хотелось сидеть в гордом одиночестве.

И вдруг я услышал тихий шепот:

— Я боюсь за тебя. Каждую минуту я боюсь, что… что ты…

— Умру? Не нужно. Я в состоянии постоять за себя.

Зара и Дани. Они, наверное, думали, что их никто не слышит. И мне следовало бы как-то показать им, что это не так. Но вряд ли наши влюбленные от хорошей жизни решились вести длительные задушевные беседы. Все же обстановка к этому не слишком располагает. Поэтому я решил их не смущать и сделать вид, что до меня их слова не долетают. Но теперь я уже и сам хотел послушать. Не знаю почему, но что-то меня в их разговоре заставляло насторожиться.

— Ты даже не представляешь, как опасны те, кто похитил наследницу семьи Шаор.

— Это не важно. Неужели ты не понимаешь? Пусть даже за Атреем стоит Бездна и все ее демоны. Эти твари похитили не наследницу семьи Шаор. Они похитили нашего ребенка. Лира — дочь Эндрю.

— Но не твоя.

— Она моя племянница. И защищать членов своей семьи — это не обязанность. Это освященное богами право. Мне иногда кажется, что по-настоящему меня понимают только Андреас и Тамиэль.

— Прости. Я понимаю, что ты хочешь донести до меня. И даже стараюсь принять это. Как видишь, не всегда получается. Просто твоя жизнь значит для меня больше, чем ты можешь себе представить. Я люблю тебя. И мне даже подумать страшно о том, что ты можешь умереть на моих глазах.

— Все будет хорошо.

— Надеюсь. Но если вдруг случится такое, что тебе придется драться с демоном, бей в сердце

— А откуда такие познания?

— Не важно. Просто запомни. Удар прямо в сердце — единственное, что может по-настоящему остановить демона. И никакой магии!

— Ладно. Но надеюсь, до этого все же не дойдет. В конце концов, какие в Элверне могут быть демоны? Эрналин была единственной представительницей этой расы, посетившей наш мир за последнюю тысячу лет.

— Да, конечно, — ответила девушка. Но мне на миг показалось, что в ее голосе я услышал неуверенные нотки, — Ты прав. Никаких демонов здесь быть не может. Я глупости говорю. Спокойной ночи, Дани.

— Спокойной ночи, любимая.

И они замолчали. Более ничем интересным мое дежурство отмечено не было. Никто на нас, слава всем богам, не нападал. И, похоже даже нападать не собирался. А через пару часов я, разбудив Руалина, отправился спать.

Не помню, что мне снилось. Нет, что-то точно снилось. Но вот что? Именно это было первой моей мыслью, после того, как я услышал голос Сена:

— Эндрю, просыпайтесь. У нас гости.

— Опять?!

— Да.

— Это издевательство!

Сен промолчал. А я с тяжелым вздохом принял сидячее положение и невидящим взором уставился в пространство. Голова работать отказывалась, но пришлось сделать над собой усилие и спросить:

— И кто на этот раз?

— Не знаю, но судя по звукам небольшой пеший отряд, двигается к нам со стороны леса. Лошадей нет. Продвигаются достаточно быстро. Но при этом стараются не шуметь.

Я прислушался. Ничего не услышал. Попытался осмотреться. Но было еще слишком темно. Светила луна и на поляне танцевали неясные тени. Но с уверенностью сказать, что это не игра света, я не мог. Поэтому решил просканировать местность. По большому счету с этого и стоило начинать, но спросонья у меня голова не слишком хорошо работает. Закрыл глаза и сделал глубокий вдох, а в следующее мгновение закричал:

— Тревога! Вставайте!

— Уже. — Мне на плечо опустилась рука Руалина.

Я резко развернулся и увидел, как друзья поднимаются на ноги.

— Кто это? — спросил Натан у младшего брата, который устремил невидящий взор в сторону леса.

— Не мешай, — раздраженно огрызнулся Дани.

— Это отряд, — решил я прояснить ситуацию настолько это возможно. — Идут пешком. Но быстро. Через несколько минут будут здесь.

— Это эльфы или Владыки?

— Не знаю. Малыш?

— Не те и не другие, — сквозь зубы процедил Дани.

— Опять призраки? — усмехнулся Руа. — Боги, за что? Я же был примерным эльфом.

— Ты был примерным эльфом? — недоверчиво переспросил Натаниэль.

— Да, — с вызовом ответил темный. — Знаешь, сколько моих, да и твоих соотечественников берут с меня пример?

— Это не призраки, — тихо сказал Данирис. — Это нечто иное. Из плоти и крови. Но магия… не понимаю. То ли есть она, то ли у них ее нет. Но от них она словно бы отражается. Даже ментальная. Я их не вижу. Только чувствую. Да и то смутно.

— Знаете что? — глубокомысленно изрек Руалин. — Мне это все не нравится. Категорически. Только за эту неделю, на меня нападали несколько раз чаще, чем за последние пару лет. А это о многом говорит.

— Мы знали, что просто не будет, — усмехнулся я.

— Знали, — спокойно согласился друг, но все же не сдержался и ворчливо добавил. — Но пристальное внимание разных, отметьте, разных тварей к нашему скромному отряду, меня не радует.

— Да мы тоже не в восторге, — лениво растягивая гласные, сказал Натан, после чего обратился к брату. — Ну что, малыш? Можешь сказать что-то помимо того, что к нам двигается отряд непонятно кого?

— Могу, — спокойно отозвался Дани. — Но немного. Их двенадцать. По крайней мере, бьется двенадцать сердец. Они не просто идут. Они крадутся. Явно стараются не шуметь лишний раз. Молчат. Общаются с помощью жестов. Каждый из них с ног до головы увешан железом. Причем, железом непростым.

— Заговоренным? — решил уточнить я.

— Вероятнее всего. Мне кажется, именно оно защищает их от внешнего воздействия магии. Хочу такую же игрушку. Если нападут, а они нападут. Зачем еще красться в ночи? Нужно будет позаимствовать парочку. Андреас будет в восторге. Клинок, способный отразить магическую атаку. И прорезать дыру в магическом контуре. В нашем с вами случае это, конечно же, не очень хорошо. Мою защиту они вскроют на раз. Но, в принципе, это мечта, а не оружие. Точно заберу парочку.

— Не увлекайся. — одернул я мальчишку. — И не дели клинки неубитого еще пока врага.

— Ладно. Не буду. Этим и потом заняться можно будет.

— Разумно, — решил поучаствовать в разговоре Сен. — Но, Ваше Высочество, вы уверены, что магия нам не поможет?

— В этой жизни можно быть в чем-то уверенным? — лениво протянул Дани. — Но чем Бездна не шутит? Можете, конечно, попробовать. Хотя я бы не рекомендовал вам этого делать. Напрямую, по крайней мере. Во-первых, неизвестно, как на вашу магию отреагирует их оружие. Не дай боги там какое-нибудь «Зеркало отражения» или что-то в этом роде. А во-вторых… не знаю как вам, но мне и «во-первых» хватило бы.

— Однако ты, малыш, непоследователен, — насмешливо отметил Руа. — Вспомни первую нашу встречу с призраками.

— Это другое, — раздраженно отмахнулся Данирис. — Тогда я не знал, что будет, если атакую их магией. И даже предположить не мог. Потому как раньше с ними не сталкивался. А с оружием, на которое при ковке наложили щитовые чары, сталкивался, и не раз. Кстати, наши гости подошли к границе защитного контура.

— Ты их видишь? — живо поинтересовался Натан.

— Чувствую. Но они уже здесь. Можешь с ними поздороваться.

Звучало это как полный бред, но я все же решился последовать его совету. Вдруг мне действительно ответят?

— Легкой дороги вам, путники, — крикнул я в темноту. Традиционное мирное приветствие Элверна.

— Благодарим, — раздался мужской голос.

Он остановился прямо на границе защитного контура. Свет костра осветил ночного гостя. Остальные пока не приближались. И слава богам, если честно. Мне и этого хватило. Потому что передо мной стоял демон. Как я это понял? Все очень просто. Он был похож на Владыку Теней. Немного. И не был похож на эльфов вообще. Высокий. Массивный. С черными немного вьющимися волосами, собранными в высокий хвост. И красными глазами. То есть радужка имела насыщенно алый оттенок. Они светились подобно рубинам, отражая танец пламени нашего костра. Точно такие же, как глаза Эрналин.

— И так же мы желаем вам темной ночи, — продолжил мужчина, изобразив некое подобие легкого поклона.

— Чем обязаны вашему визиту? — поинтересовался я. Может, удастся хоть на этот раз избежать драки? Правда, на это я особо не надеялся, но вдруг?

— Меня послали меня для того чтобы мы… проводили вас, лорд Шаор.

— Куда проводили?

— В Серую Башню. Вы же хотите увидеть дочь?

Я проигнорировал вопрос. Меня начала охватывать злость. Этот урод так спокойно говорил о моей… моей дочери! Я почувствовал покалывание в кончиках пальцев. Демон и не ждал от меня ответа. А он между тем, продолжил:

— Она часто спрашивает о вас, и, думаю, будет рада увидеть.

— Я… — в следующий момент я почувствовал на своем плече тяжелую руку. Повернувшись я увидел Руа, который прошептав мне:

— Молчи, ради богов, пока молчи.

— Мы можем забрать девочку домой? — осведомился он у демона.

— Боюсь, что нет. Но окончательное решение будет за князем. Он выказал желание посмотреть на отца удивительного ребенка, коим является леди Лираэль. Возможно, вы сможете убедить его в том, что для детей дом Шаор будет более приемлем, чем дом Оран.

— Я думаю, что ваш… господин будет сильно удивлен, узнав, что он не столь всесилен. И мы еще посмотрим, за кем будет окончательное решение, — прорычал я, но мне помешали броситься на этого наглого демона.

Воин, кстати, никакого внимания не обратил на мою реакцию.

— Так ваш господин — не Атрей Оран? — спросил Натан, который присоединился к Руа, положив вторую руку на другое мое плечо.

— Конечно же, нет. Демоны не служат Владыкам.

— Интересно… протянул Натан, — И кому же они служат? Хотя ты вряд ли ответишь. Ну, да ладно, если мы поедем с вами, что мы получим взамен?

— Вы останетесь в живых. Княжич приказал убить лишь мальчишку, — демон кивком указал на Дани. — Остальных мы проводим к князю. И уже он будет решать вашу судьбу.

— Убить? — вырвалось у меня против воли.

— Таково было пожелание моего господина. А его пожелания всегда исполняются нами с должным усердием. Но так как вас, лорд Шаор нужно просто препроводить в означенное место, а не убивать, то прошу не вмешиваться. Проявите благоразумие, которым славятся Владыки Теней. Не мешайте нам. Но в любом случае он умрет еще до рассвета. Поэтому отойдите от него и прикажите своим слугам не мешать. Тот, кто встанет на нашем пути — умрет.

— Что ж, — я вдруг почувствовал себя абсолютно спокойным. Все встало на свои места. Передо мной был враг. — Тогда ты отправишься в Бездну. По частям. А потом мы доберемся до твоего господина.

Демон улыбнулся, словно предвкушая развлечение, а затем молниеносно выхватил свой меч из ножен. Полоснул им по границе защитного контура. А после этого он просто переступил через остатки того, что еще недавно служило нам щитом. Остальные последовали примеру своего предводителя. Хорошо, что их было не так уж и много. Всего десять. На одного больше, чем нас.

Однако почему-то мне и Натану досталось по два противника. Но развить эту мысль я не смог. Не до того было. В процессе схватке я лишь мельком успевал фиксировать происходящее с другими.

Май выкрикнул заклинание и вытянул вперед правую руку. Длинная ветвистая молния сорвалась с руки мальчишки и шипя устремилась к одному из демонов, разрезав ночную темноту голубым светом. Но цели она не достигла. И мало того, что эта молния не причинила противнику Майрина какого-либо значительного вреда, так она еще и срикошетила, чуть было не угодив в Дани. Тот едва успел отпрыгнуть в сторону.

— Ты дурак? — в сердцах выпалил он. — Я же сказал, не надо прямой магии! Только опосредованная. Как с призраками.

И в эту же секунду Руалин, каким-то неуловимым движением толкнул Майрина, который уже готовился пустить в своего противника очередное заклинание, на этот раз уже огненную волну. Да уж, с такими союзниками никаких врагов не надо. Убил бы! Неужели не понимает, что он не нам, а нашим врагам лучше делает? Вдруг ранит кого-то ненароком?

Мои противники оказались невероятно гибкими и быстрыми. Я чудом не пропустил пару смертельных выпадов. Пришлось уйти в глухую оборону. Сначала. А потом до меня дошло, что же пытался донести до нас Дани. Не знаю, как бы я с ними справлялся, если бы не его подсказка. Каким бы ты ни был умелым и ловким мечником, лед или взрывающаяся под ногами земля все же мешают. И довольно сильно.

Кстати, пришлось в срочном порядке вспоминать уроки фехтования, которые я брал у Тамиэля и Натана. А у них учителя были лучшими из лучших. Ведь все-таки принцы крови. Да и когда они не могли со мной заниматься, недостатка в опытных наставниках я не испытывал. У меня еще дед и Руа были.

Знаете рецепт победы? Хладнокровие. Умение экономно использовать силы. И способность мыслить нестандартно, уходя от шаблонов. Когда дерешься, а в голове схема боя, ничего хорошего из этого, как правило, не выходит. Тебя становится очень легко просчитать. А так… терпение и пара хитрых выпадов, когда противник раскроется.

Моя проблема заключалась в том, что противников у меня было двое. Это существенно усложняло ситуацию. Но даже так я смог подловить момент, когда один из них отвлекся. Чем я и не преминул воспользоваться. Мой меч полоснул, его по бедру. Но едва сам не пропустил удар от второго. Я отбил его, едва устояв на ногах.

Сердце билось с такой частотой, что казалось, сейчас выскочит из груди. Дыхание давно сбилось. И все это вместе было довольно-таки паршиво. Одно радовало. Раненый отступил в темноту. Это было странно. Потому что ранение, на мой взгляд, было не таким уж и серьезным. Против меня дрался всего один демон.

Краем глаза я оценил, как обстоят дела у остальных. Там все было не так уж плохо. Сен и Линиэль расправились со своими демонами, хотя и были при этом ранены. Но достаточно легко. Думаю, все с ними будет нормально. Арлис добьет своего и вылечит братьев.

Натан справился уже со вторым противником. И сейчас они с Руа активно теснили оставшихся, привычно став спина к спине. Май ловко орудовал мечом. Тяжелее всего приходилось Дани. Он привык во всем полагаться на магию. Физическая подготовка у него хромает на обе ноги. Давно надо было взяться за его воспитание. Вытащить из библиотеки и гонять на плацу до седьмого пота. Дед был к нему слишком снисходителен. Позволял заниматься тем, чем малыш любил заниматься. Тем, что лучше у него получалось. А столь нелюбимое им искусство владения холодным оружием было задвинуто в самый дальний угол образования. Правда, нельзя винить только Андреаса. Мы с Талем и Натаном тоже хороши. Должны были озаботиться этим вопросом. Теперь вот пожинаем плоды.

Парнишка держался на последнем издыхании. Бледный. От усталости чуть ли не с ног валится. И, тем не менее, упрямо бросается на своего противника, целясь мечом прямо в сердце. Но видимо, усталость все же дала о себе знать. Я с ужасом наблюдал, как он пропускает удар и падает на землю, теряя сознание. Из его руки выпадает меч. А по его рубашке стремительно расползается красное пятно.

— Ну, вот и все, — насмешливо протянул тот самый демон, который недавно говорил со мной. На лице его появилась торжествующая улыбка.

Я с отчаянным криком оттолкнул своего противника и метнулся к Дани. Тоже сделал и Натан. Но мы не успевали. Не успевали даже добежать до них, не то, что остановить клинок готовящийся оборвать жизнь младшего принца. И все же рвались вперед, хотя понимание бесплодности собственного порыва не оставляло нас. Дани спасло чудо. Не иначе. В занесенный уже меч ударила золотая молния, и он вылетел из рук демона.

Зарина появилась неожиданно. Девушка словно бы материализовалась из воздуха. Взмахнула рукой и демон отправился вслед за своим оружием.

И никакой отдачи! Его защита пропустила магию нашей прекрасной леди. Но демон разлеживаться долго не стал и через мгновение уже стоял в нескольких шагах от Зары и лежащего у ее ног Данириса. А потом случилось невероятное. По крайней мере, я поначалу глазам своим не поверил. Захотелось зажмурится и ущипнуть себя посильнее. Потому как происходящее все больше напоминало дурной сон. Внешность девушки подернулась серебристой дымкой. А через мгновение вместо смуглокожей рыжей Зарины Сиэн перед нами стояла Эрналин. Ее черные волосы развивались на ветру, а глаза горели красным огнем. Они с демоном застыли каменными изваяниями, словно были не способны были отвести взгляды друг от друга. Схватка прекратилась сама собой.

— Убирайся, — холодно отчеканила девушка. — Это приказ твоей княжны!

— Что?! — возмущенно зарычал демон. — У меня уже есть приказ!

— Уходи. Иначе умрешь. Вы и так проиграли. Лейс, я не шучу.

— Эрна, одумайся! — сменил тактику демон и заговорил ласково, как с ребенком. — Это всего лишь эльфийский мальчишка. Он недостоин даже толики твоего внимания. И твоя привязанность к этому низшему в высшей степени неразумна. Пропусти. Дай мне завершить свое дело. Пусть даже ценой собственной жизни…

— Нет.

— Самир будет в бешенстве. В твоих поступках он видит предательство нашего народа.

— Я не боюсь… младшего брата.

— Он хоть и младше тебя, девочка, но именно ему быть следующим князем и повелителем.

— Но пока он еще не князь. А потому он для начала должен доказать, что имеет право повелевать. И пока что мой брат этого не сделал. В отличие от меня. И ты знаешь, что случится, если мой приказ не будет выполнен. Ведь так?

— Да, моя госпожа. Но вы же не хотите пойти по дороге предательства своего народа? Князь этого не допустит. Он пойдет на все, только бы клеймо позора повторно не легло на его род. И тогда, боюсь, умрет не только не только этот мальчишка. Я же рос с тобой! Я желаю тебе только добра, Эрналин! Ладно. Хорошо. Его не тронет никто из нас. Я даже вылечу его. Пусть живет. Но ты пойдешь со мной. Домой. И забудешь о нем. Пока еще не поздно.

— Уходи, — твердо повторила девушка. — Сейчас не та ситуация чтобы ты выдвигал условия. Вы проиграли, Лейс. И я тоже желаю тебе только добра. Меньше всего мне хочется навредить тебе. Но если станет выбор между ним и тобой…

— Ты сошла с ума!

— Возможно. Но с этим ничего уже не поделаешь.

— Мне жаль, если это так, — грустно отозвался Лейс. — Но ты же понимаешь, что я не смогу утаить произошедшее от князя, если ты не вернешься домой?

— Да.

— Не смогу утаить, но это не значит, что я побегу доносить на тебя сразу же. У тебя будет время до сегодняшнего полудня. Если вернешься, я не пророню ни слова. Клянусь. Обдумай все еще раз. Пожалуйста.

После этих слов демон и остатки его отряда отступили назад, растворяясь в ночной тиши. На поляне мы остались одни.

Я обессилено опустился на траву. Моему примеру последовали все, кроме Натаниэля который торопливо преодолел, разделяющее их с братом, расстояние. А девушка между тем не теряла времени и уже вливала в Дани свою магию, исцеляя того от страшной раны.

— Он будет жить? — хрипло спросил он у Эрналин.

— Конечно, — холодно отозвалась она. — По крайней мере, сегодня его жизни ничего не угрожает.

— Ну а раз так, — вдруг зло зашипел старший тер Рейс. — Не соблаговолит ли благородная леди объяснить, какая бездна здесь творится?

Но девушка проигнорировала вопрос, видимо посчитав, что пускаться в объяснения ниже ее достоинства. А может, дело было в том, что Данирис открыл глаза и с удивлением посмотрел на нее. А потом, оглядев место нашей ночевки, с тревогой в голосе спросил:

— Где Зара?

Глава 17

Эрналин нежно провела кончиками пальцев по его щеке, но Дани попытался уйти от этой ласки. А через мгновение и вовсе подскочил на ноги и начал испуганно озираться по сторонам. Я лишь однажды видел в глазах нашего малыша такую бурю эмоций, почти безумие. Когда тер Неон и его прихвостни убили старшую половину семьи тер Рейс. Сейчас все повторялось. Мне стало страшно. Еще и потому, что я не знал, как объяснить ему все. Он сделал шаг назад. А девушка так и осталась сидеть на земле у его ног.

— Натан, где Зара? Эндрю? Май? Ну не молчите же вы! Где она?

— Я здесь, — тихо отозвалась девушка и тоже поднялась на ноги.

А потом ее снова окутала серебристая дымка. Но личина Зарины Сиэн, которая мягко легла на Эрналин вместо того чтобы успокоить Дани, лишь подстегнула его злость и страх. Он подскочил к ней и выхватив из-за пояса кинжал молниеносно прижал его к шее той, что несколько минут назад спасла ему жизнь. Она лишь беспомощно улыбнулась, прошептав непослушными губами:

— Я здесь.

— Не лги! — прорычал Данирис. — Но, если ты не ответишь мне, где она, я тебя убью.

— Этим кинжалом?

— Да!

— Меня?

— Да!

— Вот прямо так возьмешь и убьешь?

— Да!

— Дани, ты меня чем слушал, когда я рассказывала тебе, как убить демона? В сердце надо бить. В сердце. А ты его к шее приставил? Балбес. Как есть балбес. Но любимый.

— Это ты, — потрясенно прошептал мальчишка, роняя оружие. — Это ты!

— Да.

— А Зара? Она…

— Ушла. Когда Эндрю… эм… отверг ее притязания.

— Куда?

— К Атрею. Решила попытать удачу там, если уж с одним наследником Ранхара не получилось. Уж очень захотелось ей править Владыками Теней. А я заняла ее место.

— Зачем? — спросил Дани, нахмурившись.

Девушка пожала плечами и попыталась выдавить из себя улыбку. Но вышла какая-то гримаса. Слова давались ей нелегко, хотя она и старалась говорить легкомысленным тоном:

— Мне захотелось. Просто захотелось посмотреть, как далеко вы зайдете в своем безнадежном стремлении добраться до девочки. А потом… все стало гораздо сложнее, чем виделось на первый взгляд.

Я понимал ее, как никто другой. Все гораздо сложнее, чем виделось мне недавно. Ведь одно дело похитивший ребенка Владыка Теней. Случай, конечно, беспрецедентный, но все же… дело внутриклановое, можно сказать. А тут оказывается, что за всем этим стояли демоны — выходцы из другого мира. У меня голова кругом от этих новостей идет. Поэтому я и захотел максимально прояснить ситуацию. Но мне не дали. Майрин, кипя праведным гневом, подскочил к приятелю и выпалил:

— Вот видишь! Что я тебе говорил? Но теперь-то ты не можешь отрицать, что… она… она…

— Май, отвяжись, — простонал Дани.

— Можно я оторву ему голову? — поинтересовалась Эрналин у всех сразу и ни у кого конкретно. — Он ей все равно не пользуется.

— Да как ты смеешь, отродье Бездны?! — взвыл Майрин.

— Не смей ее оскорблять! — Встал на защиту чести дамы младший принц.

— Да, ладно. — Отмахнулась дама. — Я же действительно дитя Бездны. Но быть вежливым его дома, по-видимому, не учили. А это весьма прискорбно. Хотя может статься, он просто необучаем.

— Дети, давайте вы оставите выяснение отношений на потом? — раздражено рявкнул я и лишь когда троица, наконец, замолчала, продолжил. — Да, Майрин был груб, но по-своему он прав. Так что, моя леди, я хотел бы услышать ответы на некоторые вопросы. Надеюсь, вы не откажетесь прояснить некоторые моменты?

— Не откажусь, — ответила девушка. — Но может, мы присядем к костру? Да и пить хочется.

— Я заварю чай, — тихо сказал Линиэль.

И буквально через четверть часа мы пили успокоительный взвар редкой в этих краях полевой ромашки и лепестков энийской розы. За это время мы узнали очень и очень мало. Но не потому, что девушка юлила или отказывалась отвечать. Просто сами вопросы, которые я грозился ей задать, у меня правильно сформулировать не получалось.

— А можно начать сначала? — Руа, видимо, решил прийти мне на помощь.

— Хорошо, — бесцветным голосом отозвалась девушка. — Леди Лираэль находится в абсолютной безопасности. Отец выделил ей и лорду Риону охрану. Дети чудесно ладят. Они часто и подолгу гуляют в саду. С ними занимаются учителя, а по вечерам они читают или играют.

— Гуляют, значит…

Я почувствовал, как во мне растет раздражение. М-да… чай несильно и помог. Думал, успокоюсь, мыслить начну яснее. Но не вышло. Я вдруг почувствовал руку на плече и повернувшись увидел Натана. Тот слегка покачал головой, а его губы прошептали: «Пока рано».

Я нахмурился, пытаясь сообразить, о чем это он? Для чего рано? Не получилось. Мысли путались и не желали выстраиваться в четкую картину. Но то, что сказала Эрналин меня, во всяком случае успокоило. С моей дочерью нормально обращаются. Ей не грозит никакая опасность. Пока, во всяком случае. А это уже немало.

— Нет, — продолжал допрос темный эльф. — Мы бы хотели узнать всю историю сначала. Не вчера же демонам пришла идея посетить наш мир и вмешаться в жизни двух семей Владык.

— Решение объединить два клана созрело еще несколько лет назад. Хотя сама комбинация рассчитывалась чуть более двадцати лет. Мы ведь примерно знали, когда защита Элверна ослабеет, и он станет открыт для нашего народа.

— Да, вот с этого и начни. Про защитную магию и невозможность демонов проникнуть к нам. Так же можно пояснить, зачем вам вообще к нам проникать.

— Это будет длинная рассказ. Но если вы настаиваете… думаю лучше начать с нашей истории. Эштар чуть более полутора тысяч лет назад был мирным и богатым государством. И во главе его стояли Великие князья из рода Шаоран. Я не знаю, как и почему это произошло. Историю ведь пишут победители. Но случился мятеж. И правящая династия не просто пала. Весь род был вырезан под корень. Чудом спаслась лишь Эрха. Верные слуги княгини спрятали младенца, что позволило сохранить ей жизнь. Ее нашли, когда юной княжне исполнилось шестнадцать. И чтобы сбежать от своих палачей, девушка, используя магию правящего дома, переместилась в другой мир. Другие демоны последовать за ней не могли. Там она встретила Ранхара. Но ее историю вы и так знаете. Да и к моему рассказу эта история не имеет особого отношения. Так… маленькое отступление, чтобы вы понимали. После мятежа Эштар раскололся на три сопредельных княжества: Эниир, Дай-Ри и Нирам. Вот только ни мирными, ни богатыми уже не были. Наш мир после той войны начал медленно угасать. И там, где вчера были цветущие пустыни, сегодня настоящие пустыня. Демоны слишком поздно осознали, что род Шаоран не просто стоял у власти. Великий князь был сердцем и душей Эштара. А разве можно жить без сердца?

Девушка грустно усмехнулась. Обвела нас рассеянным взглядом, немного задержавшись на Дани. Малыш ободряюще коснулся ее руки, и девушка продолжила свой рассказ:

— Ни одно государство не может обойтись без ресурсов. Таких, как вода, плодородная почва и чистый воздух, а также рудники и магические источники. За обладание ими три княжества начали бороться. В междоусобицах прошло несколько лет. Портал в Хэйнот был найден совершенно случайно. Кланом Руир, возглавившим Дай-Ри овладела безумная идея. Они хотели отыскать последнюю из рода Шаоран. И в конце концов им это удалось. Ну, почти. По крайней мере мир, в котором нашла пристанище Эрха они определили. Правда, когда это случилось, приоритеты правящего клана несколько поменялись и уничтожение княжны встало на второй план. На первый взошла колонизация новых земель, чьи обитатели были слабей демонов. Но с Хэйнотом что-то случилось. Наши ученые предположили, что естественный защитный кокон мира был поврежден, в связи с чем, магия начала постепенно покидать его. И, соответственно, своих носителей. Даже демоны, а мы защищены от большинства внешних воздействий, через четыре поколения теряли почти всю свою силу. Оставались лишь жалкие крохи. Это в лучшем случае. В худшем… одаренные дети сходили с ума. В них просыпалась агрессия. Они совершенно теряли способность контролировать себя. Именно поэтому представители эльфийской расы, а с ними и Владыки Теней предприняли попытку уйти в соседний мир. Мы не сразу поняли, что и зачем они делали. Князья решили, что те, просто решили не вступать в противостояние с нами. Таким образом у переселенцев появилось преимущество. Они до некоторой степени успели обжиться в Элверне, найти хрупкое равновесие. А Ранхар, который уже приближался к закату своей жизни, заключил мир с темными и светлыми эльфами.

Девушка замолчала, и сделала несколько глотков остывшего уже чая. Дани предложил ей свой, который налил себе буквально пару минут назад. Но Эрналин лишь покачала головой и снова продолжила:

— Когда мой прадед отчаялся узнать причину и устранить магическую аномалию Хэйнота, он устремил свой взор в сторону Элверна. И допустил огромную ошибку. Князь решил собственными силами завоевать этот молодой мир и поработить его жителей. Это бы ему удалось, если б не Владыки Теней. Хоть их и было очень мало, они выкинули демонов-разведчиков в Эштар. А Ранхар запечатал врата в наш мир. Но сравнительно недавно чары его начали рушится. Элверн лишился своей защиты, которая простояла больше тысячи лет.

— И демоны решили повторить попытку захвата нашего мира, — констатировал я.

— Нет, — горячо отозвалась девушка. — Мы не хотим войны! В особенности тогда, когда ее можно избежать. Да, отцу необходимы ресурсы, которые способен дать ему Элверн, но все можно решить мирным путем.

— И как же это возможно? — насмешливо протянул Натаниэль. — Вы предполагаете, что мы будем с радостью встречать захватчиков?

— Не будет никакого «захвата». Просто наши миры объединятся. Пара политических браков с представителями демонической аристократии и следующее поколение темных и светлых правителей — демоны, пусть и полукровки. Мы не спешим. И готовы действовать очень осторожно. К примеру, отец не собирается разбивать уже существующие семьи. Чтобы не вызвать ненужного напряжения. Но наследные принцы обоих государств в будущем соединят свои жизни с наиболее достойными девушками нашего мира.

— И думаете, правители на это пойдут? — покачал головой старший принц. — Да никогда!

— Пойдут, — уверенно ответила Эрна. — Они ведь тоже не желают войны и предпочтут ей мирное сотрудничество. И даже более того — будут рады получить некий гарант мира и процветания. К тому же нам есть, что предложить вам. Так что, взвесив все «за» и «против», вы поймете, что умнее всего согласиться на довольно щедрое предложение с нашей стороны.

— Ну, допустим, — сказал Дани задумчиво. — Тамиэль действительно согласится женить Сандриэля на… на ком, кстати?

— Сейчас сложно сказать. Но скорее всего на моей кузине Лейле. Ей сейчас полтора года.

— Ладно, допустим Тамиэль выторгует более или менее приемлемые условия и согласится. Так же поступят и темные. И, думаю, правители пойдут на определенные уступки. План действительно неплох. Нам не нужна война. Но зачем было похищать Лиру? Она ведь только племянница светлоэльфийского правителя.

— Она — наследница Ранхара. Так же, как и Рион. Владыки Теней способны принести множество проблем. И хотя среди них нет тех, кто обладает такой же силой, как и их прародитель, они опасны. Потому что разобщены и неуправляемы. Никем вообще. Для этого и нужны прямые наследники.

— А что значит «прямые»? — спросил Натан. — Ведь все Владыки Теней — потомки Ранхара и Эрхи.

— Они первенцы. И их родители были первыми роду, и деды, и прадеды. И целая цепочка поколений, сменяющих друг друга, где каждый был старшим, а иногда и единственным ребенком. Эти дети станут знаменем нового мира, оплотом государства, которое объединит разрозненные кланы Владык. Да, мне жаль, что пришлось разлучить Лиру с семьей. Но, в конечном счете, это пойдет на пользу всему Элверну.

— Возможно, — задумчиво протянул Дани. — Это принесет определенную пользу нашему миру. Но главная ваша цель ведь совсем не в этом. Так ведь? Вы просто хотите заполучить сильного союзника, чтобы с его помощью влиять на общую расстановку сил. И, знаете, интересная ситуация вырисовывается. Лет через… неважно сколько. Ваш князь, ведь не торопится. Правильно я понимаю? Власть над Элверном сосредоточится в руках двух полукровок и пары Владык Теней. А самое главное, воспитывать и тех, и других будут демоны. И вполне возможно им внушат, что на первом месте должны быть интересы вашего, а не нашего народа. Тогда поработить нас станет делом не слишком сложным. А что? Неплохая комбинация. Изящная. Натан, Эндрю, вы же понимаете, что мы должны помешать демонам, навязывать нам собственные правила. Тут уже не просто похищение члена нашей семьи. Это вопрос о будущем всего Элверна.

— Да, — ответил я, и тяжело посмотрел на девушку. — И я знаю одно. Мне плевать на матримониальные планы твоего отца. Но те, кто похитили мою дочь, заплатит за это. И не надо прикрывать это высокими целями! Будущее Элверна. За нас все уже решили. Демоны. И решили давно.

— Я… — вскинулась было Эрна но, посмотрев на Дани, сдержалась.

— Но меня сейчас вот что интересует, — сказал Натан, немного растягивая гласные и становясь до боли похожим на старшего брата. — Услышали ли мы хоть крупицу правды? Ты дурочка, если веришь во все эти сказки с альянсом и мирным путем решения ваших проблем. Дани верно отметил о том, что власть сосредоточится в руках двух полукровок и пары Владык Теней. Я еще поверю в то, что Владык не тронут. Все же они демонам родные по крови. Но эльфы, как более слабые в магическом плане, станут слугами в собственном доме. До сих пор этого не случилось только потому, что Владык Теней, во-первых, не так уж много. Мы способны, пусть и ценой многих жизней дать им отпор. А во-вторых, наши соседи не стремятся к власти над миром и предпочитают тихо жить со своими семьями. Им не нужно от нас ничего. Мы чудесно сосуществуем, стараясь не вмешиваться в дела друг друга. Бывают, конечно, и скандалы. Раз в сорок-пятьдесят лет какой-нибудь горячий мальчишка из рода Владык выкрадет из отчего дома юную девицу. Нескольких так прямо с церемоний соединения судеб умыкнули. Но это дело житейское.

— Это дело житейское? — не поверил своим ушам я. — Похищения?

— Да, — невозмутимо ответил Натаниэль. — А что такого?

— А похищение моей дочери тоже дело житейское? — возмущенно поинтересовался я.

— Ну, Эндрю, — возмутился Натан. — Не передергивай. Наша Лира — совсем другое дело. Она маленькая. А те совсем взрослыми были.

Сумасшедший мир! И родственники у меня сумасшедшие. Особенно этот. Только Таль нормальный. Относительно, конечно. Мне иной раз плохо становится от их рассуждений. Как можно так легкомысленно относиться к этому? Я как представлю, что моя Лирэ повзрослеет и ее решит похитить какой-нибудь смертник. Почему смертник? Да все очень просто. Если он к моей дочери хоть пальцем прикоснется, я его убью.

— У вас девочки реже, чем мальчики рождаются. А личного счастья хочется всем. Но если Владыка слишком высоко не метит, а находит себе невесту среди младшей знати, то все складывается наилучшим образом. По крайней мере, когда основные страсти утихали, разгневанные отцы и женихи сатисфакции не потребовали ни разу. Да и сами девушки ни на что не жаловались, когда молодые мужья привозили тех проведать родных.

— Так, Натан, давай временно оставим эту тему. Позже, когда у тебя самого родится дочка, мы вернемся к разговору о похищениях из родительского дома юных девиц. И вместе подумаем, что мы можем со всем этим сделать. А пока… что ты там говорил о будущем Элверна?

— Лишь то, что оно не очень радужное вырисовывается. И еще, леди, о каких династических браках вы говорили? Не далее, как час назад мы услышали от вашего друга о том, что князь не одобрит ваших отношений с Дани. И он намекал на то, что он скорее убьет собственного ребенка, чем допустит, чтобы ты пошла по пути Эрхи.

— Не допустит.

— Тогда о каких невестах для Сандриэля и Альдара может идти речь?

— Это другое, — покачав головой, ответила девушка. — Это совсем другое.

Глава 18

— Что значит «другое»? — Нахмурился Дани. — Нет, я, конечно же, понимаю, что кронпринц и принц крови — вещи разные. Но не настолько же все плохо.

— Настолько!

— Почему?

— Ты просто не знаешь всего.

— Так расскажи.

— Не могу, — шепотом ответила девушка. — Нельзя. Если отец узнает, что я это рассказала, тебя ничто не спасет.

Я поморщился. Объяснения наших юных возлюбленных все больше напоминали мне сценку из дешевого балагана. Туману навели. Ничего не понятно. Трагизм через край хлещет. Сочувствовать им не получается, при всем желании. Но беда в том, что и смеяться тоже не хочется. Пора заканчивать это.

— Так, дети, говорим четко и по существу, — взял я слово. — То есть Эрналин говорит, а ты, Дани, молчишь. Итак, для начала меня интересует, почему племянницам вашего правителя можно выходить замуж, а тебе нет? И связано ли это с Эрхой и Ранхаром?

Девушка кивнула.

— Она тоже была старшим ребенком? Наследницей.

— Да. Эрха была единственным ребенком князя. Но формально наследницей не являлась. Девочки у нас не могут претендовать на престол. Власть над нашим народом передается лишь по мужской линии. Хотя магию сильнейшего в роду получает первенец. И в данном случае пол не важен. — Эрна замолкла, видимо, раздумывая, стоит ли продолжать свой рассказ.

— И что же? Все девочки с этим мирились? Не было попыток восстановить справедливость?

Княжна горько рассмеялась. Но потом все же ответила:

— Ни одной. Потому что в день совершеннолетия наследника каждая из них отдавала ему свою силу. Есть один не слишком сложный ритуал. Только Эрха не пошла по этому пути.

Нет, свою силу она подарила. Но не младшему брату, как предписывают обычаи, а юному эльфийскому принцу, которого полюбила. И любовь эта была сильнее ее любви к семье, сильнее верности своему народу. Она своим поступком ослабила клан и своего брата, в частности. За это ее имя вычеркнули из Книги Рода.

— А ты действительно можешь отдать свою силу кому захочешь? — Теперь Натан смотрел на девушку очень заинтересованно.

— Нет! Не могу! — Она в ужасе отпрянула от него. — Только Самиру! И забудьте все. Если отец узнает, что я рассказала вам о ритуале Передачи, он вас убьет. И скорее убьет меня, чем позволит усилить Владык Теней. Он менее всего на свете желает, чтобы на его пути встал новый Ранхар.

— Хорошо, — спокойно сказал Данирис. — Считай, уже забыли. Справимся и без нового Ранхара.

— О чем ты говоришь?

— О том, что мы не позволим вашему князю отобрать наш дом, — отчеканил младший принц. — Если понадобится, обойдемся без Спасителя. Мы готовы дать отпор любому врагу. А цена этого не так уж и важна

Девушка покачала головой и посмотрела на любимого с этаким снисходительным негодованием. Как на ребенка, который только что объявил войну всему свету, и решившего начать свой поход по завоеванию мира с вытаптывания соседской клумбы.

Я беззвучно застонал. Далее последует вспышка гнева со стороны младшего принца. Он потом пожалеет, что не сдержался и наговорил много лишнего, но сейчас остановиться просто не сможет. А если кто-то из нас попытается его остановить, то только еще сильней его раззадорит. Я бросил быстрый взгляд на Майрина, опасаясь, как бы он не влез. Мальчишка все еще сидел по другую сторону костра и с плохо скрываемой радостью смотрел на разгорающуюся ссору.

Видимо Эрна до сих пор так не поняла, что Дани не выносит снисходительность по отношению к нему. Нет, он, конечно, отзывается на «малыша» и терпеливо сносит нравоучения. Но позволяет это только старшим членам семьи, да немногим друзьям — моим или его братьев.

— То, что ты говоришь — глупо.

— Разве? А, по-моему, это правильно. Я — принц крови, надежда и оплот светлых эльфов. И пока бьется мое сердце, я буду стоять на пути тех, кто решит, что может пойти на нас войной.

— Ты меня не слушал? — вспыхнула девушка. — Дани, мы не хотим войны. Ее не будет.

— Вы не хотите войны? Охотно верю. Зачем воевать, когда можно взять желаемое, не запачкав руки в крови. Но неужели ты не понимаешь, что мы не станем плясать под вашу дудку? Мы не отдадим Элверн. Это наш мир. Наш! Понимаешь? А повод для войны твой отец нам уже дал.

— Повод? — Девушка явно не верила собственным ушам.

— Дети, даже если это дети врага, — неприкосновенны. А вы похитили. Это немыслимое для Элверна преступление. И мы не станем просить князя из чужого мира вернуть ее. Мы просто придем и заберем нашу малышку. Тех же, кто попытается нам помешать, я щадить не стану.

— Самоуверенный мальчишка! — закричала Эрналин, вскакивая на ноги.

Дани мгновенно последовал за ней. И вот они застыли в паре шагов друг от друга. Оба разозленные. С горящими огнем глазами и пылающими щеками. Казалось, что еще немного, и они кинутся в драку.

Я встал и готов был направиться в их сторону, но меня остановил Руа. Он крепко удерживал меня за плечо, не позволяя и шагу ступить. Я попытался вывернуться их железной хватки друга, но у меня ничего не вышло.

— Подожди, — прошептал Руалин, в ответ на мой возмущенный взгляд. — Пусть они сами разберутся.

— Но…

— Он уже не ребенок, хотя формально и является еще несовершеннолетним. Своим вмешательством ты все равно ничего не добьешься. Лишь разозлишь его еще сильней. И еще… вставать между сорящимися влюбленными — себе дороже. Или ты забыл эту простую истину?

Тем временем перепалка наших голубков медленно, но верно перерастала в скандал.

— Ты, можно подумать, намного старше меня!

— А вот и старше, пусть и ненамного. Но уж, во всяком случае, я умнее! Вам нельзя идти туда. Тебе нельзя.

— Почему это?

— Хочешь умереть? — зло прошипела девушка. — Так убить тебя для любого демона проще простого. Зачем я, вообще, тебя спасала, силы тратила, с другом детства ссорилась?

— Тебя никто не просил меня спасать. Можешь идти извиниться перед свои другие детства.

— Такова ваша благодарность, ваше эльфийское высочество? Впрочем, чего от тебя еще можно было ожидать?

— И как же я должен отблагодарить прекрасную княжну? — насмешливо фыркнул Данирис. — Что я должен сделать? В ножки тебе упасть да в вечной верности поклясться? Или предложить пару невест для ваших демонов?

— Жить! Дурак! Идиот! Жить! Не хочу видеть, как тебя убивают. Не смогу на это смотреть.

— Так не смотри! Кто просит? Мне тоже умирать не хочется, но и жить ценой позора я не желаю. Слишком уж она высока.

— Дани, послушай…

— Нет, это ты послушай. Я люблю свою семью. Люблю свой народ. И люблю свой мир. И предавать эту любовь я не стану.

— А меня? Любишь ли ты меня?

— Да.

— Тогда забудь обо всем, что ты только что мне сказал. Я не хочу…

— Но это ты не хочешь, — вдруг совершенно другим, спокойным тоном сказал Данирис. — А теперь, может ты спросишь, чего хочу я? Или тебя это совершенно не волнует?

— И чего же ты хочешь?

— Мира в своем доме и своей душе. Чтобы те, кто мне дорог были в безопасности. Чтобы мы сами выбирали будущее Элверна. Чтобы ты не использовала мою любовь против меня. Не делай из нее оружие.

— Ты не желаешь понимать меня!

— Ты тоже.

— Я лишь хочу, чтоб ты просто жил.

— А я не хочу просто жить. Я хочу жить правильно!

— Тебя убьют.

Из глаз Эрналин градом катились слезы. А Дани решительно делал вид, будто бы его это не трогает. Но его выдавали крепко сжатые кулаки.

— Если убьют, значит, судьба у меня такая.

— Как ты можешь так легко об этом говорить?

— А мы со смертью старые знакомые. Десять лет назад она меня забрать не пожелала. Видимо, по вкусу ей не пришелся. Может и сейчас она мимо пройдет?

— Не пройдет. Если Лейс проболтается, отец прикажет тебя убить, просто, чтобы обезопасить себя. Дани, прошу тебя, умоляю, вернись домой. Я поговорю с отцом. Сделаю все, чтобы объяснить ему. И Лиру вернут родителям. Но только Риона вам тоже забрать придется. Детям, действительно будет лучше в вашей семье. Атрей ведь до них дела никакого нет. Он ведь мальчика недавно избивать перестал. Только когда мой брат пригрозил, что убьет его, если узнает, что эта сволочь еще раз ударила сына. А Лейс к малышам даже телохранителя приставил. Одного на двоих потому что они всегда вместе. Даже на пару минут расстаться для них — уже трагедия. А отец… он позволит. Может, и не сразу, но позволит.

— А мне ты предлагаешь отсиживаться дома, пока ваш князь будет решать, отдавать ли нам нашего ребенка или не отдавать? Пока он будет решать судьбу Элверна, что тоже немаловажно. Конечно, мне самое место — дома, — саркастично проговорил Дани. — Но, чтобы ты обо мне не думала, я не трус! Я не стану прятаться за спинами других только для того, чтобы сохранить свою жизнь.

— Да, ты не трус. Ты глупый мальчишка! И знаешь, что? Я не буду больше пытаться спасти тебя. Не желаешь меня слышать — и не надо! Решил сложить голову во имя пустых идеалов и не добиться при этом ничего — пожалуйста! Иди! Вот только я на это смотреть не желаю!

— Так не смотри! Я не зову тебя с собой. И спасать меня тоже не надо. Не нуждаюсь я в этом.

В глазах Эрналин блеснула ярость. Она решительно вытерла слезы и ледяным тоном отчеканила:

— Хорошо, Дани. Больше не буду. Но я думала, что ты умнее. Видимо, ошиблась. Я ухожу…

— Ну и иди! Я ведь тоже ошибся. Думал, ты — Зарина Сиэн и никогда не станешь обманывать меня. А вот как вышло…

Он отвернулся от нее. А Эрналин беспомощно посмотрела на его спину.

— Послушайте, — Я все же решил вмешаться, так как мне изрядно надоело проявлять терпение. И вообще, нельзя сказать, что этой добродетели у меня в избытке. Понимаю, что гордиться тут нечем, но что уж поделаешь?

Эрна посмотрела на меня. Только взгляд ее мне не понравился. Он был… не знаю, каким-то потухшим, неживым. А в глазах плескалась безнадежность и тупая боль. Но я подавил невольно вспыхнувшую жалость к этой девочке, так некстати влюбившуюся в эльфийского принца. Она знала, что у них нет и не может быть общего пути. Слишком многое стоит между ними. Не только ее семья. Хотя и этого вполне достаточно, чтобы разлучить этих двоих. Но одно дело знать, и совсем другое — с этим смириться. Огонек надежды не только дарует нам свет самой темной ночью нашей жизни, он может медленно сжигать твое сердце, позволяя верить в чудо, которому не суждено случиться. Единственное, что я могу для нее сделать — проявить милосердие и отпустить. Прогнать, если хотите. Но ей действительно лучше уйти. Она — враг. И оставлять ее с нами — крайне неразумно. Может она и не тронет Дани. Но кто поручиться, что из самых лучших побуждений, чтобы защитить свою любовь, она не ударит мне в спину? Слова звучали холодно и жестко, но так было нужно:

— Не знаю, кому и что ты расскажешь о своих приключениях, но, надеюсь до вашего князя дойдут мои слова. Я приду за своей дочерью. И, не завидую тем, кто станет на моем пути.

— Я передам твои слова, наследник рода Шаор. И даже дам тебе последний совет. Не трать время на дорогу к Башне рода Оран. Твоего ребенка там уже нет, — выдавила из себя девушка и бросив еще один взгляд на спину Дани, сделав пару шагов назад. Мгновение и она просто напросто растаяла в воздухе.

После ухода Эрны мы некоторое время молчали. Словно все боялись нарушить какую-то вязкую тишину. Но нам все было над чем поразмыслить. Ее рассказ произвел на всех сильное впечатление.

На Дани мне было страшно смотреть. Он посерел и взгляд его стал совсем таким же как у Эрналин — пустым и безжизненным. Да, коварная демоница его вылечила, но, похоже, за это забрала с собой его сердце. Но с этим, по крайней мере, живут. Я лишь надеялся, что он не станет делать глупостей и лезть на рожон.

— Нам пора выдвигаться — сказал я, поднимаясь на ноги. — Дани ты идти сможешь?

— Почему нет? Я в полном порядке. Или ты думаешь, что эта девчонка все еще что-то для меня значит? После того что мы тут услышали? — без особой убедительности в голосе сказал он.

Мы с Натаном скептически переглянулись, но промолчали. Да и что мы могли ему сказать? Все будет хорошо, малыш? Эта девчонка тебя не стоила? Поэтому я просто скомандовал «По коням».

Когда мы отправились в путь, солнце уже начало ощутимо припекать. Я перехватил напряженный взгляд Натана. Интересно, что думают обо всем этом остальные?

Арлис и Сен представляли собой образец невозмутимости. Всегда улыбчивый Линиэль хмурился. Майрин, кажется разрывается между желанием сказать приятелю: «Вот! Ты меня не слушал. А я оказался прав» и хоть как-то его успокоить. Руа и Натаниэль, понятное дело, беспокоятся за нашего юного гения.

— Но Зара, то есть Эрна сказала, что там твоей дочери нет, — робко заметил Май, поравнявшись со мной. — Зачем тогда нам ехать к той Башне?

— И, вероятнее всего, она солгала, — ответил за меня Натан

— Ну да, — со смешком прибавил Руалин. — Демонам верить — себя не уважать.

Несколько часов мы ехали в каком-то напряженном молчании. Но, наверно это от того, что всем нам нужно было собраться с мыслями и разложить по полочкам всю ту информацию, что вылила на нас Эрналин.

На привале стало чуть веселей. Арлис насвистывая веселую мелодию, занялся лошадьми. Руа пытался ему вторить, но постоянно сбивался с такта. Сен о чем-то разговаривал Натаниэлем.

А Май присел рядом с Дани и вполголоса ему что-то втолковывал. Малыш слушал и даже кивал, но по глазам было видно: в своих мыслях он не здесь, не с нами. Я к нему не лез. Все же мы были недостаточно близки. Нет, мальчишка мне очень дорог. Да и ко мне, думаю, он питает исключительно теплые чувства. Но мы никогда с ним не были друзьями. По-настоящему, я имею в виду. Сказывалась разница в возрасте. Пятнадцать лет — это очень много, если учесть, что младшему едва исполнилось восемнадцать. Да и воспитанием его я особо не занимался. Для этого у него были старшие братья и Андреас. Мне в его жизни отводилась роль дальнего родственника, в доме которого он иногда гостит.

Но когда Дани отказался от еды и под предлогом того, что ему нужно несколько минут уединения, скрылся за деревьями и явно не собирался выходить, пока мы не готовы будем ехать, я уже хотел последовать за ним. Чтобы поговорить. Успокоить, в конце концов. Если смогу, конечно. Но меня остановил Линиэль. Вот уж от кого не ожидал. Непосредственно ко мне за всю дорогу он не обратился ни разу.

— Не трогайте его, господин — попросил он твердо глядя мне в глаза.

— Что? — Я слегка растерялся от такого поворота.

— Пусть его высочество побудет один. Ему это нужно.

— Почему ты так думаешь?

— Ему не хочется никому показывать собственную слабость. Точнее, он боится, что его боль мы примем за слабость.

— Но это же не так!

— Да. Только втолковать это ему сейчас у вас не выйдет. Разумней всего — оставить его в покое, — сказал гвардеец и отошел в сторону, позволяя мне самому решать, послушаться ли его совета.

— А Лин, оказывается, умный парень, — усмехнулся Руа. — А по виду и не скажешь. Тихоня. Обычно из него слова лишнего вытянуть нельзя. Хотя… чего это я? Умение и говорить лишь это когда нужно, а в остальных случаях молчать — и есть признак ума.

Я кивнул, подумав, что умственных способностях Линиэля никто и не должен сомневаться. Тамиэль никогда бы не послал с нами дурака.

— А за младшенького не беспокойся. Он сильный. Справится. Когда тебе в первый раз тебе разбивают сердце — это… тяжело. А он, только пойми меня правильно, отвык терять близких. После гибели его родителей, Андреас сделал все, чтобы мальчишка забыл об этом, как о страшном сне. Твой дед, пусть и в несколько эксцентричной манере, постарался оградить его от боли и разочарований. Ты не подумай, я считаю, он правильно все сделал. Он подарил ему относительно нормальное детство.

— Ты считаешь нормальным то, что он таскал его за собой по всем Элверну? Дани побывал в таких переделках, что и подумать страшно. Да если бы я знал, как дед его воспитывает…

— Вмешался бы и все испортил. Ты своей-то малявке ума дать не можешь. Балуешь нещадно. Все разрешаешь. Думаешь, справился бы с совсем уже взрослым мальчишкой? Да, Андреас слегка перегибал палку, позволяя воспитаннику рисковать собой. Но где гарантия, что Дани, если его предоставить самому себе, не влезет в еще большие неприятности? Так хоть он под присмотром был.

— Возможно, ты прав.

— Всего лишь «возможно»? Эндрю, ты необъективен. Я действительно прав. А по поводу Данириса… не беспокойся. Как я уже говорил, он справится. Просто ему для этого нужно время.

— И думаешь, все будет как прежде? — не удержался я от сарказма.

— Нет, — снисходительно улыбнулся мой друг. — Как прежде уже не будет никогда. Только тебе этого не понять.

— Почему это? — вскинулся я.

— Потому что тебе в жизни очень повезло. Первой твоей страстью стала Элейна. И ты никогда по-настоящему ее не терял. Пару раз думал, что теряешь, но это совсем другое.

— Ты говоришь так, будто жалеешь меня убогого.

— Нет, я просто тебе завидую.

— Кем она была? — спросил я, — Девушка, что разбила твое сердце.

— Никем. Ее вообще не было. Думаешь, я бы позволил какой-то девице добраться до своего сердца? По мнению абсолютно всех дам, как темного двора, так и светлого у меня сердца, вообще, нет.

Я отвел глаза, подумав, что этой своей тайной друг делиться не желает. Что ж… его право. Как вдруг он сказал:

— Она была целительницей. Просто целительницей. Простолюдинкой, которая жила на окраине столицы. А я — темный лорд из семьи, особо приближенной к Правителю. Разве могли мы пожениться? Могли. И был бы у меня свой маленький кусочек счастья. Но я не захотел неравного брака. А Мина не настаивала. Она согласилась с ролью содержанки. Согласилась, и мне казалось тогда, вполне довольна сложившейся ситуацией. Я ведь обеспечивал ее. Задаривал подарками. И, даже, невиданное дело, оставался ей верен.

— Она ушла от тебя?

— Да. Ушла. Недалеко от ее дома текла река. Не слишком глубокая. Не слишком бурная. Обычная. Взрослому тонуть в ней достаточно проблематично. А вот ребенку… В воду упала маленькая девочка. И Мина бросилась ее спасать. Спасла. Но когда выталкивала ее на берег, сама поскользнулась и ударилась головой. Никто не успел ничего сделать. Потому, что рядом никого не оказалось, кроме кучки малышей. Она умирала, а я… я в это время слонялся с приятелями по столице.

— Мне жаль.

— Мне тоже.

— О чем секретничаете? — поинтересовался подошедший к нам Натан.

— Да так, — криво усмехнулся Руа. — Ни о чем.

— Совсем?

— Да. Но сейчас, раз уж мы собрались все вместе, надо бы обсудить одну интересную сказку про добрых демонов и глупых эльфов не понимающих своего счастья.

— Ты про рассказ Эрналин?

— А про что же еще?

— Надо предупредить Тамиэля — заметил я. — Но только, как это сделать?

— Дани ночью все ему расскажет. Или ты забыл, что малыш может с легкостью бродить по чужим снам?

— А ведь и, правда, забыл.

— Это потому, что мой братишка никогда не проделывает такого с тобой. Это забыть невозможно. Особенно, если он не просто решил убедиться, что ты жив-здоров. Подобный разговор во сне — не самое приятное, что бывает в жизни, — откликнулся Натан. — Но, все же, как вы считаете, услышали ли мы сегодня хоть крупицу правды? Или она нам лгала?

— Даже если девушка и не лгала нам, это не значит, что ее рассказ соответствует истине, — ответил Руалин после того, как сделал большой глоток из своей фляги. — Все же она, как мне кажется, еще ребенок. Ненамного старше Дани. На год, два, может даже три. Думаете, ее посвящали во всякие тонкости по захвату соседнего мира?

— Так значит, ты ей не веришь? — уточнил я у Руа.

— Ей — верю. Она не такая уж хорошая актриса. Это мы — олухи. Подмены не заметили. Девчонка ведь и не старалась особо убедить нас, что она — Зара Сиэн. Мы сами придумали объяснение всем не состыковкам и успокоились на этом. И я даже предполагаю, что Лиры в башне семьи Оран действительно уже нет. А вот в ее рассказ о счастливом будущем Элверна под крылышком их князя не верю ни капли.

— А если башня и, правда, пуста? — Натан нахмурился. — Что тогда будем делать?

— Давай сначала до нее доберемся. И если не застанем хозяев, тогда и будем думать, что делать.

Глава 19

И мы снова двинулись в путь. Видимо нервное напряжение и усталость давали о себе знать. Потому что к вечеру, когда солнце почти скрылось за горизонтом, мы буквально валились с ног от усталости. Но позволить себе такую роскошь, как отдых не могли. Серая Башня семьи Оран предстала перед нами во всем своем великолепии. А, как вы сами понимаете, устраиваться на ночлег прямо перед вражескими стенами может позволить себе армия, решившаяся на осаду, и уж никак не крошечный отряд.

Владение Атрея Оран чем-то напоминала мой дом и башню Андреаса, но казалась более массивной и в то же самое время исполненной с меньшим мастерством. Не было у нее острых шпилей, которые пронзали облака. Не было застекленных окон, которые отражали солнечные лучи. Не было ржавых флюгеров — тайной гордости окрестной малышни. Я как-то решил немного обновить их. С помощью магии, разумеется. Так через полчаса ко мне пожаловала делегация во главе с Лирой. У них было два требования. Во-первых, все вернуть как было. Во-вторых, никогда больше не портить Древние Флюгера. Я, видите ли, покусился на одно из главных сокровищ Башни и испортил его. Пришлось возвращать их сокровищу первоначальный вид и в качестве компенсации угощать всю эту банду мятными леденцами.

Мне сразу бросилось в глаза отсутствие колокольчиков на ветвях дерева, растущего недалеко от главных ворот. Колокольчики на ветвях ближайшего к жилищу дерева, являются детским оберегом. В день рождения ребенка на рассвете отец или старший мужчина семьи, если по каким-то причинам родитель выполнить это условие не может, привязывает медный колокольчик. А снимает его сам ребенок в день своего пятнадцатилетия. И традицию эту эльфы, да и Владыки заодно, стараются блюсти. Так сказать, на всякий случай. Чтобы беду ненароком не накликать.

Я тоже, когда дочка родилась вешать колокольчик побежал. А тут ни одного. Даже самого маленького. Словно и не рождались в последние пятнадцать лет здесь дети. Мне стало немного не по себе. У Андреаса, уж насколько он вел уединенный образ жизни, и то висело несколько детских оберегов. Я их приметил, когда в первый раз решил обойти его владения.

— Дани, — окликнул я своего младшего шурина.

— Да, Эндрю, — отозвался он, пришпорив лошадь, и поравнявшись со мной.

— Ты, когда должен был связаться с Тамиэлем?

— Сообщение уже отправлено. Думаю, брат сделает правильные выводы.

— Что ты имеешь в виду?

— Что времени у нас не так уж много и на счету каждая минута. А вот с Наставником связаться не удалось.

— Но он же в порядке?

— Да. Он здоров. Но либо сознательно закрылся от меня, либо находится в зоне магической аномалии. Хотя, вполне возможно, в зоне аномалии находимся мы.

— Как же ты тогда с Талем разговаривал?

— Он мой брат. У нас одна кровь.

— А почему ты тогда не мог связаться с Лирой. Вы же тоже родственники.

— Ну, ты сравнил! Где родной брат, а где племянница? Степень родства разная. Понимаешь?

— Смутно.

— Тогда не заморачивайся. Ты все равно не ментал. Оно тебе не нужно.

Спешившись и стреножив лошадей, мы шагнули к массивным дверям, обитым потемневшим от времени железом.

— Странно это… — вполголоса сказал Дани. — Никаких охранных контуров. Даже слабеньких нет. Будто это не дом, а так…

Я понимал, что он хочет сказать. Башня для Владыки не просто дом, а единственное надежное пристанище в этом мире. Поэтому вход, обычно, надежно защищен. Внутрь без ведома хозяина пробраться почти невозможно. Хотя, как оказалось, мне это не помогло. Все эти чары не защитили моего ребенка.

Сен со своими братьями вышли вперед и начали осторожно подбираться к дверям. Но жестом я их остановил. Впереди место тех, кто в случае чего, успеет поставить щит и на себя, и на остальных. А это я и Данирис. Малыш понял меня без слов.

— Путь чист, — сказал он шепотом

— Тогда вперед.

За воротами оказалась огромная комната служившая, судя по всему, парадной залой. Стены из белого мрамора. Высокий сводчатый потолок. Массивная лестница с коваными перилами, ведущая на второй этаж. Витражные окна. Когда-то здесь было красиво. А сейчас… запустение. Везде пыль и грязь. По углам паутина. Стекло на окнах едва пропускает свет. Из стены возле лестницы сделали что-то вроде гардеробной. На прибитых к ней гвоздиках (назвать металлические штырьки вешалками у меня язык не повернется) в ужасном беспорядке висит одежда. Причем, без какой-то системы, вперемешку. Камзолы, сюртуки и куртки соседствуют с женскими платьями и детскими распашонками. Что-то даже на полу валяется.

— Мрак, — брезгливо сморщил носик Данирис.

— Да, уж, — отозвался Майрин. — Здесь что, вообще не убирают?

— Если и убирают, то раз в двести лет, — хмыкнул малыш.

— Нашли что обсуждать — грязь, — раздраженно фыркнул Руа. — Лучше бы подумали, почему нас никто не встречает? И отчего тут так тихо?

— Может потому, что тут никого нет? — предположил Натаниэль. — Видимо, она сказала правду.

Я обратил внимание, что Натан не решился назвать имя девушки. Решил таким образом пощадить чувства младшего брата или что-то в этом роде. На мой взгляд, делал он это зря. Лучше бы вообще молчал, чем так говорить об Эрналин. И, вообще, можно подумать, если заменить имя на безличное «Она» Дани не поймет о ком идет речь.

Мы начали подниматься по лестнице. И тогда каждый из нас понял, что «мрак», как выразился наш юный гений — это не парадная зала, а ступени. Старые, полуистлевшие. Они рассыпались под нашими ногами. Я сам пару раз чуть не свалился с них. Спасибо Руа — подхватил. Здесь шею себе свернуть — нечего делать.

— Дани, ты у нас лучше остальных владеешь ментальной магией, — сказал Руалин, когда мы добрались до второго этажа. — Нам бы не помешал план Башни.

— Уже здесь, — мальчишка постучал пальцем по лубу. — Но я сомневаюсь, что он нам чем-то поможет. Я не ощущаю здесь живого присутствия. Здесь только мы и мелкие грызуны, то есть крысы. Но и тех, не так уж много.

Я почувствовал как меня охватывает разочарование. Значит, все же зря мы проделали этот путь.

— Может просто ты их не чувствуешь? — решил не сдаваться я. — А те, кто тут живет просто спрятались, укрывшись экранизирующим заклинанием.

- Не буду спорить. Такое тоже возможно.

— Тогда нужно поискать жилые комнаты, — сказал я, упрямо продолжая штурмовать лестницу. Дани старался от меня не отставать. Так мы обошли несколько этажей, которые если и были жилыми, то очень давно. Заглядывали в каждую дверь. Но ничего, кроме хозяйственных помещений не обнаружили.

И вот, наконец, мы добрались до пятого этажа. Здесь было значительно чище и светлей. Но все равно комнаты выглядели не слишком уютно. Мы остановились на четвертом этаже перед высокими двустворчатыми дверьми, богато украшенными позолотой

— Здесь расположен первый ярус жилых помещений, — объяснил Дани. — На следующем этаже должны располагаться детские и гостевые покои. Но там крыша протекает, и летучие мыши живут. Туда идти нет смысла. Комнаты хозяев нужно искать именно здесь.

— Это и по дверям видно — фыркнул Натан, и повернувшись к магам и кивнул головой. Сен осторожно приблизился к дверям и после недолго изучения толкнул створки. Они бесшумно открылись, словно бы приглашая нас войти. За дверьми оказалась огромная зала. Пять больших столов, несколько десятков стульев, разбросанных около них и два камина с остывшей золой. Несколько неприметных дверей. За одной из них я обнаружил курильню, в которой на деревянных подставках стояло множество трубок причудливых форм.

Неприятный запах от которого мне всегда хотелось чихать, казалось пропитал там все от пола до полтолка. Это комнату я поспешил покинуть как можно скорей. Никогда не понимал тех, кто подвержен этой пагубной страсти. В отличие от Руалина. Он мгновенно оказался рядом с коллекцией трубок. Взял в руки одну из и них внимательно осмотрел. Затем бережно вернул на место. И лишь после этого последовал моему примеру.

— Хозяин знал толк в этом деле. Подобрана коллекция со вкусом и стоит немалых денег. Я бы с удовольствием позаимствовал парочку из них. Но, к сожалению, сейчас немного не до этого. Но я вернусь сюда, как только смогу. Нельзя оставлять такие сокровища здесь, где они никому не нужны.

— Конечно, вернешься, — ответил я. — Потом. А сейчас… Дани, что скажешь про магическую защиту этого этажа?

— Ее нет. То есть, конечно, есть, но в отсутствии хозяев она по большей части, неактивна. Вот видите карты и какие-то бумаги, лежащие на том столе.

Малыш показал на стол, расположенный около узкого створчатого окна, зашторенного чем-то очень похожим на половую тряпку. По крайней мере, у меня дома подобной ветошью служанки полы подтирают.

— Попробуйте их взять, и вас ждет очень неприятный сюрприз. То же самое касается шкатулки на каминной полке и небольшого тайника вон в том углу.

— Хорошо. Тогда обследуем остальные комнаты?

— А что нам еще остается? — недовольно пробурчал Майрин. — Не уходить же когда мы, наконец, до них добрались.

За одной из дверей обнаружился широкий коридор. Но обеих сторон кроме мраморных стен и тупика впереди, ничего не было.

— Вот здесь!

— Ты уверен? — скептически уточнил Натан.

Дани не ответил, а лишь подошел к правой стене и, приложив к ней руку, прошептал несколько слов на языке Теней. Внезапно стена словно подернулась рябью, и нашим глазам предстало довольно любопытное зрелище. На стенах появились двери как две капли воды похожие на те, что вели в гостиную. Их было ровно пять.

Мы и глазом моргнуть не успели, как Данирис толкнул створки ближайшей к нему и шагнул внутрь. Эта комната поражала своим великолепием. Все в ней начиная от мебели и заканчивая светильниками было покрыто серебром и золотом, и вдобавок инструктирована драгоценными камнями. На полу лежал огромный пушистый ковер, в котором сразу утонули наши ноги. А главной жемчужиной этих покоев была огромная кровать с балдахином из золотой парчи.

И тут наш отряд разделился на два лагеря. Первая половина: гвардейцы и Майрин открыли от восхищения рты. А вторая половина — соответственно, я, два моих шурина и Руа скривились. Да, убранство — можно было назвать роскошным, но во всем нужно знать меру. Красота и уют — дети скромности и простоты. А вычурность и помпезность рождают отвратительную безвкусицу.

— И никого — разочарованно проворчал Руалин.

Я перевел удивленный взгляд на своего друга. Неужели он и, правда, надеялся кого-то здесь найти? Он поймал мой взгляд и усмехнулся:

— Нет, я не ожидал застать здесь Атрея, Лиру или делегацию демонов. Но про кого-то из прислуги могли забыть.

— Пойдемте в другую комнату, — предложил я. — Здесь нет ничего.

Следующее помещение было обставлено намного скромнее и явно принадлежало женщине. Если судить по туалетному столику с батареей всяческих флакончиков и пузырьков. А еще по зеркалам, коих насчитывалось целых три, одно из которых было в полный рост. Более ничего интересного там не обнаружилось.

А вот третья комнатка — чистенькая, но обставленная до того скромно, что похожа была скорее на помещение для прислуги, а не детскую, заставила мое сердце болезненно сжаться. Два окна без штор. Четыре кровати, застеленные невнятно-серыми покрывалами. Грубо сколоченный стол, прикрытый застиранной скатертью. Три стула. Камин. И небольшой половичок, расстеленный на каменном полу.

— Здесь жила Лира, — сказал Дани.

Но я это почувствовал и так. Все здесь хранило ее тепло. И даже пахло здесь до боли привычно. Мятой и цветами золотистого лилейника. Это любимые ароматы моих девочек.

Я еще раз внимательно оглядел комнату, стараясь не пропустить ни одной детали. Вот на одной из кроватей лежит маленькая в половину моей ладошки нитяная куколка. А вот, сложенные в аккуратную стопку, листы желтоватой бумаги. Я подошел к столу и взял ее. Удивительно, с каждого из них на меня смотрела моя дочь. На этих рисунках, выполненных, судя по всему, простым угольком, Лира была, как живая.

— Работа мастера, — сказал Натан. — Интересно, чья?

Я кивнул и положил эскизы на место. Сделал шаг назад и почувствовал под правой ногой что-то маленькое и твердое. Нагнулся и поднял с пола медную заколку в виде дракончика.

— Это заколка Лиры? — спросил Руалин.

Я кивнул.

— Но она же из меди! А у малышки были серебряные. Три штуки. Я же их сам ей подарил.

— Были, — отозвался я. — И они ей очень нравились. Но двух из них не стало уже через неделю. У нее вообще заколки долго не живут. Теряет она их. А потом расстраивается, плачет. Эль тогда здорово вышла из положения. Понесла единственную из оставшихся заколок ювелиру. И заказала две сотни медных копий. Так что теперь у нас слез по поводу очередной потери нет. Лира идет с повинной головой и растрепавшимися косами к маме. А Эль в свою очередь «находит» пропавшую заколку в своей шкатулке.

— Ловко придумано, — восхитился Майрин.

— Да, — отозвался я. — Моя принцесса — настоящая умница. Ну, что, пойдем дальше?

— Оставшиеся две комнаты мы уже отсмотрели, — отрапортовал Сен. — Одна очень похожа на женские покои. По крайней мере, мне так показалось. Там тоже на каждой стене по зеркалу. А вторая — портальная зала.

— Ну, тогда пойдем к порталам, — решил я. — Может, там получим хоть какие-нибудь зацепки на счет того, куда сбежал Атрей?

Портальный зал представлял собой просторную комнату с голыми стенами и наглухо заколоченным окном. А на полу горела алым замкнутая в круг восьмиконечная звезда.

С возгласом: «Боги, да это же Врата Данара» — Дани метнулся к ней.

— Эндрю, это же чудо! Никогда не видел такого плетения. Только читал. А вот воплотить в жизнь не удавалось. Три раза лабораторию разнес, и ничего. Даже близко к разгадке не приблизился. Эх, вот бы Андреаса сюда…

Мы его восторгов не разделили. В большинстве своем потому, что не поняли, о чем он вообще толкует. Потому встали чуть в стороне, чтобы не мешать. Изучение Врат Динара заняло у него минут десять-пятнадцать. Но чем дольше он рассматривал пентаграмму, тем мрачнее становился. От былого воодушевления не осталось и следа.

— Я поймал нити перемещения, — сказал Дани, напряженно. — Кажется, поймал.

Мы с Натаном переглянулись. А Сен все же решился задать вопрос, который мучил, наверно всех нас:

— Вы уверены, Ваше высочество, что это именно след от прошлого перемещения, а не ловушка?

— Не уверен, — огрызнулся малыш. — Как я могу быть в этом уверен? До сегодняшнего дня я считал Врата Динара мифом и даже не представляю себе всех возможностей данного артефакта. Может это и ловушка. А возможно и шлейф силы. Единственное, что не оставляет сомнений, это то, что нить перемещения истончается. На принятие решения у нас пара часов. Не более.

— Эндрю, решать тебе, — сказал Руа, когда взгляды всех присутствующих обратились ко мне.

Я почувствовал себя крайне неуютно. Ненавижу принимать такие решения. И ответственность за жизни друзей, если честно, меня гнетет. Мне лучше самому рискнуть, чем подставлять под удар их. Но как гласит местная пословица: «Назвался Владыкой — сиди в Башне». Это мое место — быть во главе этого отряда. Ни будет нечестно перекладывать такое решение на кого-то другого.

— Всем быть готовым к бою, — сказал я громко. — Я, Дани и Сен идем первыми. Затем Арлис, Лин, Майрин. На вас защита. Натан, Руа, вы остаетесь здесь.

— Что? — заорали они в один голос.

— Не спорить! — я все же решился повысить на них голос. — Мы не знаем, что там на другой стороне. Может и правда ловушка. Вы останетесь и если мы не подадим весточку в течение двух часов… не знаю. Будете действовать по обстоятельствам. Это в любом случае лучше, чем всем нам сломя голову бросится в неизвестность!

— Эндрю, это плохая идея, — подал голос Руалин. — Предлагаю успокоиться и все обдумать.

— Нет!

— Да будь же ты благоразумным! Не хочешь рисковать всеми, оставь тогда Майрина, Арлиса или Лина. Любой из них слабее меня или Натана. Мы тебе пригодимся на той стороне, что бы там ни было.

— И это мне говорит Лорд-консул — уполномоченный темноэльфийского правителя?

— А это тут причем? К тому же, я здесь не как Лорд-консул, а как твой друг.

— Притом, что в случае неблагоприятного исхода, вы оба нужны будете своим правителям. Тамиэлю, если начнется война, пригодится плечо брата. А ты… ты единственный темный, кто видел демонов собственными глазами и сможешь найти слова, убедить вашего правителя в том, что все действительно серьезно.

— С чего это ты стал таким осторожным? — язвительно спросил Натан. — О политике думаешь. Ведь никогда ей не интересовался особо.

— Да и сейчас она меня не особо интересует. Но на кону наш мир. И даже идиот, способен понять, как важны вы оба для будущего Элверна. Ведь именно так на данный момент стоит вопрос.

— Чтобы там ни было, мы сможем выбраться оттуда — вдруг сказал молчавший все время Майрин. — Я не слишком хорошо разбираюсь в древних порталах, но историю знаю хорошо. Мы все родственники в той или иной мере. Я Владык имею в виду. Магия крови не позволяет нам воевать друг с другом. Смертельные исходы даже в поединках крайне редки. Но я не сомневаюсь, что мы сможем отразить нападение, если оно будет иметь место. А из любой другой ловушки нас вытащит Дорога Теней.

Данирис прошептал заклинание, и звезда ослепительно вспыхнула голубым светом, а в центре ее заклубился багровый овал портала.

— Я не считаю, что ты прав, но в твоих словах есть определенный резон. И мешать тебе не имею права, — тихо сказал Руалин. — Поэтому и спорить не стану. Вы, главное, возвращайтесь живыми и невредимыми.

— А я стану! — зло прошипел Натаниэль. — И ты, друг мой, не имеешь права запретить мне быть рядом со своей семьей. А вы с Дани — моя семья. И я себе ни за что не прощу, если с вами что-либо случится.

— Эндрю, мы теряем время, — напомнил Данирис. — А его у нас не так много. Хочет, пусть идет. Насильно его все равно здесь не удержишь.

На это мне ответить было нечего. Поэтому я просто кивнул и молча шагнул в сияние пентаграммы.

Глава 20

Яркая вспышка и мы оказались в пустоте. Тут было холодно и нечем дышать. У меня закружилась голова, а сердце пропустило удар. Но внезапно меня словно бы оплел теплый кокон. Дани. Ну и силен же мальчишка. Просто слов нет. Что же дальше-то будет? Вот подрастет он, опыта наберется. Но он не честолюбив. И от власти бежать готов, как от огня. А еще искренне привязан к своим немногочисленным родным. Старшего брата поддерживает абсолютно во всем. И это автоматически не оставляет ни малейшего шанса тем, кто не доволен правящей династией.

А вот Андреас, наверняка жалеет, что малыш не наших кровей. Вот на кого дед с удовольствием бы надел Венец Ранхара. Он даже пытался отыскать в родословной воспитанника, неизвестно каким образом, затесавшихся туда Владык. Усомнился даже в том, что отцом мальчишки был покойный лорд тер Рейс. Едва пережив при этом два скандала с битьем посуды и прицельным метанием диванных подушечек. Один ему устроила Элейна. А другой — сам Дани.

Но и в первом случае, и во втором случае у него были связаны руки. Дед даже в свое оправдание ничего сказать не мог, не то, что предпринимать какие-то активные действия. Эль должна была родить со дня на день. А Данирис… Андреас боялся потерять обретенного на закате жизни сына, о котором мечтал столько лет. Пришлось ему смиренно извиняться перед обоими. После скандалов свой пыл дед немного растерял, но изысканий своих не бросил. Хотя только время потерял. Не было у Дани в роду Владык. Вообще не было. Никогда. Даже капельки нашей крови в его жилах не текло. Это Андреаса очень расстроило, но не отдалило его от малыша. Скорее наоборот. Младший принц стал ему ближе.

Еще одно яркая вспышка, заставившая меня зажмуриться, и мы выскочили по другую сторону портала. Первое, что я увидел, когда, наконец, смог открыть глаза, это были серые каменные стены. Пол такой же серый. Видимо выложен из того же материала. И везде — буквально на каждом камешке выбита руна. И все они составляют какую-то систему. Дверей нет. Окон тоже. Лишь несколько магических светильников приколоченных к стенам, освещают это место. А воздух был наполнен какими-то странными запахами чем-то напомнившими мне благовония, используемые ментальными магами для того, чтобы очистить сознание.

Дани нерешительно подошел к одной из стен. Потом закрыл глаза, коснувшись ее тыльной стороной ладони. А спустя мгновение он начал медленно оседать на пол.

— Дани! — вскрикнул Май.

Мальчишка, подскочив к приятелю и успел-таки подхватить его в самый последний момент.

— Дани, что случилось?

Малыш ответил не сразу. Сначала он обвел нас всех затравленным взглядом, а потом прохрипел:

— Это гривмерит. И он везде.

— Но это же невозможно! — вырвалось у меня. Гривмерит насколько мне известно, единственный камень полностью блокирующий магию. — Он же ужасно дорогой. Боюсь даже представить, сколько стоит тогда этот зал. На него же можно половину Элверна купить.

— Тому, кто построил это место, не нужен ни весь Элверн, ни его половина, — обреченно отозвался Дани. — Но стоить он нам будет жизни. Мы в идеальной тюрьме. Камень блокирует нашу магию. Рунический рисунок охраняет сам камень.

— И заманили нас в нее очень грамотно. Эта демоница прекрасно понимала, что стоит ей предложить нам не ходить, и мы обязательно пойдем…

— Май, прекрати, — резко оборвал приятеля Данирис.

— Опять ты ее защищаешь? — возмутился тот.

— Да, защищаю. И буду защищать. Смирись уже с этим.

— Почему я должен с этим смириться?

— Потому, что она здесь ни при чем. Это было нашей ошибкой. Мы пошли туда, куда нас просили не ходить. Это не по-мужски винить в собственных промахах того, кто пытался тебе помочь.

— А она хотела нам помочь?

— Не знаю. Но Эрна сказала правду. То, что мы не поверили ей, этого отменить не может.

— И что мы будем делать? — спросил я, втайне надеясь, что Дани знает что-то такое, чего не знаю я.

— Спать. Нет, сначала нужно выпить настойку белой лилии и дороникума.

— Это же яд! — испуганно воскликнул Майрин.

— Да, — спокойно ответил младший принц. — Яд. Если принять большую дозу. Но тебе никто не предлагает опорожнить весь флакон. Три капли на глоток воды. Дороникум очистит разум и защитит от наведенного морока. Это поможет увидеть выход, который, возможно, от нас спрятали. Белая лилия дарует вещие сны. Если не хочешь, можешь не пить. Заставлять никто не будет.

Май фыркнул и отвернулся, всем своим видом выражая обиду из-за несправедливой, по его мнению, отповеди.

— Выпьем настойку. Поищем выход. Если не найдем, ляжем спать.

— А ты уснешь? — спросил я недоверчиво. — Здесь?

— Я усну. За последние десять лет, где мне только ни приходилось спать. Но если это вызовет затруднения у кого-то из вас, могу поделиться экстрактом страстоцвета.

Выход мы не нашли. Но если честно, на такое чудо никто из нас не надеялся. Пришлось действительно лечь спать. Я тоже посчитал это самым разумным в данной ситуации. Зачем бестолково шататься из угла в угол, выматывая себя, когда можно отдохнуть?

Мы поплотнее закутались в свои плащи, чтобы не страдать от холода на каменном полу и попытались погрузиться в сон. У моих друзей это получилось потому что в отличие от меня они экстрактом страстоцвета решили не пренебрегать. А я… то ли выпил его мало, то ли не подействовал он на меня. Но дрема начала подбираться ко мне только спустя несколько часов.

Когда замерцали светильники и в зале из гривмерита появилась девушка в легком шелковом платье, я посчитал это сном и начал отстраненно следить за тем, как она нерешительно подходит к лежащему у стены Дани.

— Возвращайся, — шепчет она, склонившись над ним.

Сначала голос ее мне кажется смутно-знакомым. И внезапно я понимаю, что это Эрналин.

— Милый мой, любимый, единственный. Не уходи. Только не уходи.

Мне хочется встать и спросить, что здесь, во имя Бездны, творится? Но меня останавливает жадный вдох малыша за которым следует еще один. И еще. И еще. Будто бы он только что из воды вынырнул, а до этого неизвестно сколько времени не дышал.

— Лучше бы ты меня убил, — говорит она, вытирая с щек дорожки слез. — Я же рассказывала, как. Это было бы милосерднее чем то, что ты делаешь сейчас.

— А что такого я делаю сейчас, княжна? — хрипло спрашивает он.

— Выпил почти всю настойку белой лилии. Она же чуть тебя не убила.

— Зато я смог связаться с Андреасом. Теперь он знает, где мы и поможет.

— Смог связаться! Дурак! Для этого тебе пришлось выйти за пределы этого зала. Твоя душа с трудом нашла дорогу назад к телу.

— Ну, а если бы и не нашла, что с того? Тебе-то какое дело?

— Мне бы хотелось вычеркнуть тебя из своей жизни, но я не могу. Дани, я не могу! — простонала она, обессилено опускаясь на пол. — Понимаешь? Хотя, о чем это я? Ничего ты не понимаешь.

— Я все понимаю, — тихо отвечает Дани, приподнимаясь так, чтобы их глаза оказались на одном уровне. — Понимаю! Даже больше, чем ты думаешь.

— Да? Если бы ты понимал, то никогда не решился бы выпить настойку белой лилии.

— Но я же нашел дорогу назад. Потому, что ты позвала.

— А если бы не позвала? Ты бы вернулся?

— Нет.

— Как ты можешь такое говорить?

— Не хочу тебе лгать. Но я бы не смог вернуться. Когда ты ушла моя душа словно бы на тысячу осколков разлетелась. Разве такая душа, отделившись от тела может вернуться в него? Мне не хотелось жить. Не хотелось бороться.

— Дани…

— Но ты позвала. И я пришел. Вот только… ты понимаешь, что у твоего поступка будут последствия?

Девушка покачала головой. А потом тихо-тихо сказала:

— Это не имеет значения. Ничто не имеет значения, если на кону твоя жизнь. И это ты, а не я не понимаешь последствий. Я теперь тебя не отпущу. Что бы ты не сделал. Что бы не сказал. Можешь прогонять — не послушаюсь. Пока бьется мое сердце, я буду с тобой.

— Ну, раз так, — улыбнулся мальчишка. — Я должен кое-что спросить. Леди Эрналин, согласитесь ли вы разделить мою жизнь, принять мою дорогу и растить моих детей?

— Да, — ответила она.

А я не сдержавшись сказал, как бы ни к кому конкретно не обращаясь и глядя в потолок:

— С жизнью и дорогой все ясно. Но о каких детях говорят эти двое несовершеннолетних?

Наши голубки испуганно отшатнулись друг от друга.

— Доброе утро, Эндрю, — Дани обернулся в мою сторону и натянуто улыбнулся.

— А уже утро?

— Понятия не имею. Нет, наверное. А ты чего не спишь?

— Заснешь тут с вами. То ссоритесь, то в любви признаетесь. Кстати, малыш, когда закончится вся эта история, я тебя… я тебе… не знаю, что сделаю.

— За что?

— За тягу к неоправданному риску.

— Да ладно тебе. Все же хорошо.

— Или не ждать, пока все закончиться? Может тебя прямо сейчас ремнем выдрать? Да так, что ты неделю сидеть не смог.

Эрна хотела что-то сказать, похоже что-то явно нелицеприятное в мой адрес, но Дани остановил ее положив руку на плечо. В алых глазах девчонки плескался страх. Но я сразу понял, что боится этот демоненок не за себя. Бездна, похоже она действительно готова на все ради моего шурина. Вот только, что это принесет нам всем?

— Эрна, — Дани укоризненно посмотрел на свою невесту.

А ведь и правда. Менее чем пару минут назад состоялась их помолвка. Причем, помолвка состоялась по всем правилам. В присутствии старшего родственника. Поздравить их что ли? Да нет, обойдутся.

— Он это несерьезно.

— Ошибаешься, дружок. Я очень хочу тебе мозги вправить. И розги с этим чудесно справятся. Эх, раньше надо было озаботиться этим вопросом.

К моему удивлению Эрна промолчала. Хотя и чувствовалось ее раздражение. Может подумала, что Дани в детстве били? Я фыркнул. Не знаю, как воспитывают молодых эльфов, но вот меня отец не жалел. А с младшего принца после смерти его родителей все пылинки сдували. Зря, наверное. Возможно, если бы мы были к нему строже, он не вырос настолько порывистым и опрометчивым. Да только чего уж сейчас сокрушаться? Поздно его воспитывать. Что выросло — то выросло.

— Эрна, — снова повторил Данирис. И на этот раз в его голосе зазвучали стальные нотки, заставившие девушку вздрогнуть — Эндрю мой родственник и друг. Настоящий друг. И как ты относишься к нему, так относишься и ко мне.

— Ладно, детки, — сказал я, поднимаясь на ноги. — Оставим дискуссию о методах перевоспитания дурных мальчишек, которые совершенно не дорожат собственными жизнями. Сейчас важнее другое. Эрна, надеюсь, ты понимаешь, что Дани не простой эльфенок. Он, Бездна это все побери, принц крови! У него, хоть малыш об этом и забывает, есть долг перед своей семьей и своим народом….

— Я не забывал этого никогда! — перебил меня тот

— Да не орите вы, — сказал Сен, поднимаясь. — Остальных разбудите. А вам, ваше высочество, я уши поотрываю. Причем сделаю это с позволения моего повелителя. Он велел в случае, если вы совсем соображение потеряете, привести вас в чувства любым способом, коей я найду возможным. И демоны мне не помешают….

Эрна притихла. Что ж в данном случае это единственное правильное с ее стороны решение. Умная девочка…

— Ты так хорошо знаешь Тамиэля, что он…

— Конечно. Можно подумать Его Величество мог с вами абы кого послать. Я в его личной гвардии служил, когда он еще принцем был.

— Эх, славные времена были, — протянул Натан, заставляя нас вздрогнуть. — Мы с Талем были еще подростками, а братья тер Астан лет на пять старше нас. Тоже, в сущности мальчишки.

— Ты давно не спишь? — поинтересовался я.

— Да, уж достаточно, чтобы разобраться, что к чему. И не сказать, чтобы мне понравилось то, что я услышал.

— Думаешь, Таль не примет моего выбора? — расстроено спросил Дани у старшего брата.

— Угу, не примет. И отречется, — издевательски протянул Натаниэль. — Ты совсем дурной что ли? Ты еще скажи, что уже примерил на себя роль второго Ранхара. Знаешь, Эндрю, мне все больше нравится твоя идея.

— Какая? — не понял я.

— Выдрать этого юного балбеса розгами.

— Успеем еще. Сейчас другой вопрос на повестке дня. Что нам с девчонкой делать?

— А что делать? Выберемся отсюда. И отправим обоих домой — к Тамиэлю под крылышко.

— Нет! Я иду с вами! — воскликнули наши влюбленные во один голос.

— Ладно, — покладисто согласился Натан. — Под крылышко Тамиэля отправится только Эрналин.

— Что? — вспыхнула девушка, а Данирис нахмурился. — Почему?

— По двум причинам. Во-первых, я ей не верю. Без обид, братишка. Но лояльность твоей избранницы вызывает некоторые сомнения. А во-вторых женщине не место на войне. Там будет опасно. Это мы не оставим члена своей семьи, что бы он не натворил и кого бы не выбрал своей парой. А твои родственники как отнесутся к такому мезальянсу?

— Это не будет мезальянсом! — с жаром воскликнула девушка. — Не будет.

— И твой отец примет Дани?

— Не примет. Но это не будет иметь никакого значения.

— Будет, если к сердцу моего брата приставят лезвие меча. А твой отец или брат вполне могут сделать это. И что ты станешь делать тогда, девочка?

— Натан, — Дани попытался встать между братом и своей невестой. — Не надо.

— Малыш, ты не прав, — вступил в разговор я. — Надо. Ведь ей предстоит этот выбор. Ты или ее семья.

— Если бы я выбрала свою семью, меня бы здесь не было.

— Справедливое замечание, — согласился Натан. — Но мы не можем просто поверить тебе на слово. А, значит, дальше ты с нами не идешь.

— Я не оставлю Дани. Можете, верить мне или нет. Это дело ваше. Но, повторяю, я не оставлю Дани!

— И как же нам тогда быть, малыш? Видно придется тебе невесту проводить в ее новый дом. Выбора она нам не оставляет.

— Но почему?

— Потому что я не намерен подставлять свою спину тому, кому не доверяю. Небезопасно это. Вдруг искушение ударить появится?

— Что я могу сделать, чтобы вы начали мне доверять? — спокойно, и даже деловито спросила девушка.

— Даже и не знаю, — протянул Натаниэль. — Клятва веры и единения жизни, думаю, подойдет.

Глава 21

— Но, это же… — Данирис в изумлении уставился на брата.

— Древний ритуал. Магия крови. А ты имеешь что-то против? Вы ведь все равно решили пожениться. Так что эта мера более чем оправдана. И, еще… можешь считать, что я говорю от имени Тамиэля. Право у меня такое есть. Я, если ты не забыл, пока Ксандриэлю не исполнится четырнадцать лет, я являюсь старшим принцем. Мы не примем в род демоницу, преданность, которой стоит под вопросом. И либо она здесь и сейчас докажет мне, что готова ради тебя на все, либо…

— Натан…

— Не спорь! Я свое слово сказал. Выбор за ней.

— А что такое «клятва веры и единения жизни»?

Эрналин вопросительно посмотрела на своего жениха, но ответил ей не он, а все тот же Натаниэль:

— То, на что лично я бы ни за что не согласился. «Клятва веры и единения жизни» — вещь не слишком приятная, но надежная. Никто не посмеет сомневаться в тебе. Потому что после проведения ритуала ты не сможешь действием или бездействием навредить, что-то утаить или солгать. Ты станешь для него открытой книгой до конца своих дней. А попробуешь предать — умрешь. Мучительно.

— Danataryel, — выдохнула девушка. — Так у нас называют ритуал полного единения.

— Это не обязательно, — твердо сказал Дани, нежно проведя кончиками пальцев по щеке своей невесты. — Достаточно и того, что я тебе верю. Для того, чтобы пожениться нам не нужно благословение моей семьи. Они не смогут нам помешать, даже если будут хоть трижды против. Но тебе придется подождать меня где-нибудь, пока мы не вытащим Лиру.

— Нет! — Эрналин так вцепилась в рукав его куртки, что костяшки пальцев у нее побелели. — Я принесу эту клятву. И эту. И еще сотню, если надо. Но я не отпущу тебя одного. Слышишь? Не отпущу!

Она смотрела на Дани с упрямой уверенностью, и я бы даже сказал, с вызовом. Видимо, ожидая отказа или возражений. Но ни того, ни другого не последовало. Малыш молчал. Но выражение его глаз мне не понравилось. Мой младший родственник явно что-то задумал. Вот только что? И чем нам это грозит?

— Ну, так что, Дани, примешь мою клятву?

— Приму, — севшим голосом произносит младший принц.

— Люблю тебя, — задорно улыбнулась Эрна, словно отрезая своей улыбкой все страхи и сомнения. — Одолжишь кинжал? У меня вот… своего нет.

Малыш кивнул и вытащив из ножен кинжал с темным, почти черным лезвием — подарок Тамиэля на четырнадцатилетние и протянул его ей рукоятью вперед. Она приняла его и трясущейся правой рукой полоснула по запястью левой. На каменные плиты пола упали первые рубиновые капли.

— Len ras lene sangon a quan. — Сначала голос ее звучал тихо и, я бы даже сказал, надтреснуто, но с каждым произнесенным словом он словно бы набирал уверенность и силу. — Lene anim estas via. Lene vive estas en via. Lene vive an potenco. Lene anisent vi via. Tiel estu!


##1 Я клянусь своей кровью, жизнью и магией. Моя душа отныне твоя. Моя жизнь в твоих руках. Мои мысли открыты для тебя. Я живу, пока живешь ты. Да будет так!


А потом… мы и опомниться не успели, как Данирис выхватил из рук невесты кинжал, полоснул по своему запястью и быстро протараторил, видимо опасаясь, что мы попытаемся его остановить:

— Len ras lene sangon a quan. Lene anim estas via. Lene vive estas en via. Lene vive an potenco. Lene anisent vi via. Tiel estu!

— Боги, — простонал Натан. — За что мне это наказание? Ты хоть понимаешь, что натворил дурак малолетний?

— Да.

— И что с тобой за это сделает Таль?

— Ой, да что он сделает? — легкомысленно отозвался мальчишка. — Ну, поругается немного. Подумаешь взаимная вассальная клятва. Да, имея такой багаж, светлоэльфийским правителем не стать. Традиции не позволят. Но мне и так престол не светил никогда. Передо мной стоишь ты, Ксан и новый малыш.

— Какой малыш?

— Так Алери снова в положении. Правда, я не уверен, что будет мальчик. Срок еще слишком маленький. Не понятно. Но в том, что у брата в семье ожидается пополнение, сомневаться не приходится. У нашей невестки уже две ауры. Потом ты женишься. У вас с Тали именно к этому все идет. И тоже малыши будут. Так что поступок мой никаких особых проблем нам не принесет.

— Он слишком умный для своих лет, — хмыкнул Сен. — Всегда у него есть оправдание собственного идиотизма. В целом, это, конечно, неплохо. Но иногда бесит. Даже меня.

Я согласно кивнул, а потом поинтересовался ни к кому, собственно, не обращаясь:

— Какие у нас планы на ближайшее время?

— Андреаса ждем. Отдыхаем, — выдвинул предложение Дани.

— Можно попробовать открыть портал. Но вряд ли получится. Я почти всю свою магию израсходовала, чтобы вовремя попасть сюда. Остальное ушло на Danataryel. То, что у меня есть сейчас… это сущие крохи. А гривмерит частично блокирует магические потоки. Мне просто нечем подпитаться. И нужно дня два для полного восстановления резерва. Но попробовать можно. В крайнем случае, посидим тут дня два. Потом я вас выведу.

— Я за то, чтобы попробовать открыть портал, — сказал Натаниэль.

— Тогда нужно осторожно разбудить остальных. Или лучше подождать, пока они проснуться сами? Вдруг эта настойка ниспослала-таки на них озарение, как отсюда выйти?

Эрналин расхохоталась. Дани отвел глаза, изобразив смущение. А мои друзья обменялись удивленными взглядами.

— Неужели ты до сих по не понял, Эндрю, что это была за настойка и зачем он вам ее дал?

— Эрна, — сквозь зубы прошипел младший принц. — Прекрати.

— Да нет уж, братец, — ласково сказал Натан. — Пусть продолжает, раз уж начала.

— Вы выпили снотворное. И не сказать, чтобы сильнодействующее. Поэтому вы трое и проснулись.

— Но почему ты не дал нам настойку?

— Потому что белой лилии и дороникума у меня было мало. Да и переводить его на вас… ну, это же глупо. Толку все равно бы не было. Тут некоторый навык нужен. Чтобы организм был приучен к подобного рода эликсирам. Предвосхищая твой вопрос о снотворном. Да, мне не хотелось, чтобы мне помешали сделать то, что я считал правильным. И не смотрите на меня так. Во-первых, мой план сработал. А во-вторых, ничего страшного же не произошло, — а потом без перехода поинтересовался. — Так остальных будить станем или пусть пока спят?

— Если не сможем выбраться отсюда, лягут еще раз. Все равно кроме сна нам тут заняться нечем, — решил я. — А если сможем, думаю, они только рады будут провести остаток ночи где-нибудь в другом месте.

И если гвардейцы проснулись достаточно легко и увидев Эрналин не только сумели сдержать свое удивление, но и любопытство, то как мы будили Майрина — отдельная история. Быстро введя братьев Линиэля и Арлиса в курс дела, я присоединился к Дани, который уже минут пять пытался привести своего приятеля в чувства.

— Я бы рекомендовала перейти с деликатных прикосновений, перейти к оплеухам, — нежно пропела девушка. — Жаль, ледяной водички нет. Была б у меня магия, организовала бы ему внеплановое купание.

— Да ладно тебе, — попытался урезонить девушку Данирис.

— Нет. Я, между прочим, не забыла его гнусных обвинений.

— Подумаешь, обвинил, — насмешливо протянул Натан. — Ну, ошибся он немного. Так неужели за вами никакого грешка не было, прекрасная моя леди? Ну, кроме того, что вы назвались чужим именем и довольно долго нас обманывали. Это, так уж и быть, мы вам простим.

— Да нет, вроде. По крайней мере, не помню, чтобы я вам чем-то намеренно вредила. А вот помогала, и не раз.

— А как же мой сон про Элейну и Андреаса? Да и отравление Мая тоже невинной шалостью назвать нельзя.

— Мая никто не травил. Этот недотепа, правда, на змею наткнулся. Самой интересно, где он ее нашел. Но я ему в этом не способствовала. А сон… ну, кинула я на тебя ментальную вуаль. Она гарантировала тебе один кошмар за ночь. Проснуться ты должен был в холодном поту. Но это было совершенно безопасно. Я тебя защитой окутала на всякий случай. И даже если бы ты во сне колдовать начал, магия бы рассеялась, не причинив ни тебе, ни нам никакого вреда. Что там тебе снилось, я не знаю. Все вопросы к твоему собственному подсознанию.

— Но зачем?

— Тут скорее, почему. Я разозлилась на то, что ты не одернул своего темного друга, хотя я и намекнула, что это сделать необходимо.

— Я не одернул Руа?

— Да.

— Но что такого он делал, чтобы я должен был его останавливать?

— Он рассказывал, как весело провел время с одной… леди.

— А… — я покачал головой и переглянулся с Натаном. Тот лишь пожал плечами. Даже Дани, по-моему, с удивлением посмотрел на девушку. Что уж говорить об остальных…

— А почему и на каком основании я должен был его останавливать?

— Да брось Эндрю, — махнул рукой Натан и улыбнулся. — Не ищи в женских поступках логики. Демоницы в этом недалеко от эльфиек ушли….

Эрна совсем стушевалась особенно увидев, как на нее укоризненно смотрит Дани.

— Возможно, я была не права, извини, — наконец выдавила она, не глядя на меня. — Если сильно напугала, то мне жаль. Я просто разозлилась.

— Да чего уж там, — хмыкнул я. — Ты скажи, вот чего на меня эту свою вуаль кидала, а не на Руалина? Это же он рассказывал, а не я.

— Я и на него кинула, но потом убрала. Жалко его стало. Он ведь историю эту так переврал, что она за выдумку бы сошла.

— Да?

— Ну… то есть вроде он и не солгал. Данное… происшествие действительно имело место. Но вот умолчал о том, у Лилии, Лидии, или как там звали ту леди, было лицо той, которую он не можешь забыть вот уже двадцать лет. И голос был похож. И манеры. Но это была не она. Ему было больно видеть, как рассыпается в прах его надежды. Поэтому он обозлился и перестал верить в то, что те, кого мы действительно любим, никогда не покидают нас насовсем. Хотя нужно просто подождать, и ты снова встретишь того, тебе так тебе дорог.

— В следующей жизни? — раздраженно поинтересовался Натан.

— Может в следующей. А может и в этой. Кто знает?

Я почувствовал себя немного неуютно. Не люблю, когда мне становятся известны сокровенные тайны посторонних. Кажется, что я без спросу в душу залез и хорошо там потоптался. А это мне чести не делает. Да и обсуждать личную трагедию друга в его отсутствии — не самый достойный поступок. Поэтому я попытался сменить тему:

— Дани, может он слишком много снотворного выпил?

— Нет, — уверенно отозвался малыш. — Я ему совсем чуть-чуть дал. Он, наверное, просто устал сильно. Вот его и вырубило. Ладно, сейчас он у меня сам подскочит. Серебристая росянка его быстро в чувства приведет.

— Как этот сорняк ему поможет? — удивился Натан. — Росянка же совершенно бесполезна.

— Зато семена ее, если их правильно собрать имеют весьма специфический запах. Действует лучше любых нюхательных солей. Проверено на наших фрейлинах. Когда я у Таля гостил последний раз, придворные леди завели моду чуть что в обмороки падать. Думали, что я над ними хлопотать начну, да руки заламывать, умоляя прийти в себя. Наивные. Кстати, Алери для лечения придворных симулянток при себе теперь всегда такой флакончик носит. Прости, Май, но ты не оставил мне выбора.

— Бездна! — завопил юный Владыка, отпихиваясь от приставленного к его носу флакончика. — Что это? Дани, ты совсем озверел? Ты зачем мне эту гадость в лицо сунул?

— Чтобы разбудить.

— Я тебя убью! — взревел Майрин, подскакивая на ноги. — Нормально разбудить не мог, Бездна тебя побери?

— Да вот… не получалось. Пришлось идти на крайние меры.

И тут взгляд мальчишки остановился на улыбающейся Эрналин. Он зажмурился. Потряс головой. Открыл глаза. Снова зажмурился. Как мне кажется, ему очень не понравилось увиденное и Май до последнего решил своим глазам не верить.

— Скажите, что мне показалось, — взмолился он.

— Не показалось, — радостно сообщила девушка.

— Кстати, — с воодушевлением возвестил Данирис. — Эрналин теперь с нами.

— Надолго?

— Навсегда!

— Но она же демоница! — Май возмущенно воззрился на приятеля. — Как же она может быть с нами?

— Мы обручены. А еще принесли друг другу клятвы веры и единения жизни.

— И она тебе?

— Да.

— И ты ей?

— Май, ты со сна соображаешь плохо? Я же сказал «друг другу».

— Вот же Бездна! Ты понимаешь, во что вляпался?

— Ты так трогательно радуешься за меня, — саркастично бросил Дани.

— Да было б чему радоваться, я бы порадовался. А так…расстройство одно. Ты же теперь с ней на всю жизнь связан. И лишь одно внушает некоторый оптимизм. Не надо беспокоиться, что она тебя на свидания к предкам отправит. Еще бы и нам в этом вопросе не помогала, так вообще замечательно выйдет.

— Вот теперь, — протянула девушка ни к кому, собственно не обращаясь. — Я понимаю леди Сиэн и ее категорическое нежелание выходить за него. Дурак в мужьях это само по себе испытание. А вдруг еще и дети умом в отца пойдут? Я бы тоже от такого женишка на край света сбежала.

Майрин вспыхнул от возмущения и набрал побольше воздуха в легкие, видимо решив это самое возмущение облечь в словесный поток. Но я не дал. Поссориться детки смогут и потом. На свежем воздухе. Ну, или тогда, когда мы будем точно знать, что в ближайшее время нам отсюда не выбраться.

— Эрна, ты хотела попробовать открыть портал, — пришлось напомнить ей недавнюю инициативу.

— Конечно. Сильно на это не рассчитывайте. Сил у меня почти не осталось. Но если получится, быстро прыгайте в воронку портала. Удерживать ее долго у меня вряд ли выйдет.

Девушка торопливо подошла к ближайшей стене и прижалась к ней ладонями. Потом сделала глубокий вдох и быстро зашептала что-то на языке теней. Но я был слишком далеко. Нет, кое-какие слова разобрать удалось, но общий смысл сказанного от меня ускользал. Стена в том месте, где она ее касалась, вспыхнула багровым светом. В следующее мгновение Эрналин отшатнулась и начала оседать на пол. Но Дани успел подхватить ее на руки.

— Не получилось, — в ее голосе звучала горькая насмешка. — Я сейчас телепорт даже открыть не могу, не то, что удержать.

— Тогда нам остается только ждать, — спокойно отозвался малыш. — Пока до нас доберется Наставник. Ну, или пока ты не восстановишь силы. А раз так, то давайте спать? Я устал безумно. Вы, ведь тоже.

Спорить никто не стал. Ведь Данирис действительно был прав. Мы все ужасно вымотались за эти дни. И раз уж у нас появилась возможность отдохнуть, нужно ей воспользоваться. Все равно ничего другого мы сделать сейчас не можем.

Глава 22

Но поспать нам не дали. Только я окунулся в мир грез, меня оттуда безжалостно выдернули.

— Эндрю, пора вставать, — позвал меня Натан.

— Ну, что опять? — простонал я, поднимаясь на ноги. — Пожар? Потоп? Или демонические сущности пожаловали?

— Дед твой. Но подмечено довольно точно. Что-то от демонической сущности в нем, определенно, есть.

— Андреас не может к нам пробиться, — сказал Дани, деловито ощупывая самую дальнюю из стен. — Ему надо помочь.

— Не смотри на меня, — тут же отозвалась девушка. — Напоминаю. Я совершенно без сил. Благодаря твоей дури, между прочим. Не то, что амулет-накопитель, плащ схватить не успела.

— Почему? — удивился Майрин.

— А потому, что времени у меня было очень много. Целых три удара сердца.

Юный Владыка хотел было еще что-то спросить, но его прервал громкий скрежет. По той стене, которую так старательно ощупывал Данирис, пробежала зигзагообразная трещина. Только была она какой-то удивительно симметричной, будто бы это и не разлом вовсе, а хитро спрятанная дверь. Но через мгновение я понял, что это дверь и есть. Створки ее медленно разъезжались в стороны. И спустя всего пару минут в нашу темницу ввалился Андреас в запыленном плаще. Он был невероятно бледен, и казалось, со времени нашей последней встречи постарел на добрую сотню лет. Мы встретили его радостными возгласами, но не думаю, что дед нас услышал. Его взгляд, упал на смущенно улыбающегося Дани.

— Живой, — выдохнул Андреас, заключая воспитанника в медвежьи объятья. — Сынок. Живой. Слава всем богам. Я уж думал, не успею.

Малыш застыл ледяной фигурой, не зная, как реагировать на этот порыв. Он ведь привык к тому, что наставник не склонен демонстрировать свои эмоции окружающим, поэтому сейчас как-то оробел. Но потом, сделав над собой некоторое усилие, обнял его в ответ.

— Все хорошо, — прошептал Дани, с некоторой заминкой добавив. — Пап, все же хорошо.

Натан нахмурился. Видимо такое обращение Дани к Андреасу ему по вкусу не пришлось. А я улыбнулся. Ноэль был отцом нашего малыша девять лет, и при этом не особенно-таки им занимался. Сын был слишком мал, чтобы лорд тер Рейс, счел его достойным своего бесценного времени. Потом он умер, оставив ребенка круглым сиротой. А мой дед вот уже десять лет старательно исполняет роль родителя. Хорошо или плохо — вопрос другой. Но делал он это самозабвенно. Видимо к подобным выводам пришел и мой шурин, раз ограничился раздраженным взглядом, но не стал ничего говорить.

Наконец, Андреас смог взять себя в руки и отстранился от сконфуженного воспитанника. Настала моя очередь поприветствовать деда.

— Рад тебя видеть, — сказал я, улыбнувшись.

Дед кивнул и обвел всю нашу компанию рассеянным взглядом. Но вдруг как-то подобрался. Потом в его руке появилась черная сфера, в которой я узнал одной из мощнейших атакующих заклятий. Пришлось перехватить его руку, чтобы он, не дай боги не пустил его в ход, за что я удостоился полного негодования взгляда.

— Что это? — прошипел он, указывая на девушку.

Эрналин смерила его каким-то жалостливым взглядом, после чего язвительно протянула:

— Вы, благородный лорд, еще спросили бы: «Что оно тут делает?»

— Эрна! — я попытался урезонить свою будущую невестку, но она сделала вид, будто бы и не заметила этого.

— Тварям, подобным ей не место в нашем мире! Пусть убирается в Бездну. Или я, видят Боги, сам отправлю ее туда.

— Вот этой игрушкой? — Эрналин брезгливо сморщилась, глядя на меч, который Андреас уже начал вытаскивать из ножен.

Дед побагровел. Дани увидев состояние своего наставника, бросился ему наперерез, закрывая девушку собой.

— Отойди, малыш.

— А давай вести себя цивилизованно? — заискивающе улыбнулся мальчишка. — Сначала поговорим. Ты нас выслушаешь, а уж потом начнешь делать выводы.

— И что же такого интересного мне может сказать отродье Бездны, собратья которой решили захватить мой мир?

— Она, боюсь, ничего. А вот я — многое. Начиная с того, что тебе придется сначала убить меня, прежде чем ты хоть пальцем ее тронешь.

— Эндрю, что тут происходит? — дед перевел вопросительный взгляд на меня.

— Давай он тебе сам расскажет? Потом. А пока просто прими на веру то, что Эрналин нам не враг.

— Внук, я никогда не был легковерным глупцом. И если мне сейчас же не объяснят…

— Ладно, — пришлось согласиться мне. — Слушай. Они принесли друг другу клятвы веры и единения жизни. Надеюсь, это достаточное подтверждение моих слов. Но подробности пусть тебе расскажет сам Дани. А теперь, если ты не против, я хотел бы выйти из этой камеры на свежий воздух.

— Да, конечно, — отозвался Андреас. — Пойдемте. Только не торопитесь. Пол в этом коридоре, не сказать, чтобы совсем уж ровный.

Шли мы довольно долго. Света было мало. И мы прикладывали уйму усилий, чтобы не споткнуться, потому что почти ничего не видели. Дани и тут умудрился отличиться. Он упал восемь раз. Я сначала не понял, что с ним происходит. Даже потребовал быть внимательней. Но через дюжину шагов снова он летел на пол. Чтобы он не убился, пришлось взять его под руку.

— Малыш, что с тобой происходит? — прошипел я ему на ухо, когда он в очередной раз запутался в собственных конечностях и едва не растянулся на полу.

— Ничего, — ответил он сквозь зубы.

— Тебе плохо?

— Нормально.

— Дани…

— Нормально. До выхода дойду. А там меня кто-нибудь подлечит.

И тут у меня слово пелена с глаз спала. Малыш был белым, как мел. Глаза запали. На лбу испарина. Дышит тяжело и часто.

— Может можно что-то уже сейчас сделать? — с надеждой спросил я. Но мальчишка лишь раздраженно мотнул головой.

По иронии судьбы тайный ход вывел нас в ту самую портальную залу, где все также мерцали «Врата Данара».

Я не успел сделать и трех шагов, как попал в объятия Руалина, что было весьма кстати. Дани, видимо, почувствовав, что дошел до своей цели, начал медленно оседать на каменные плиты пола. А вдвоем его бесчувственное тело было гораздо легче оттащить в сторону. Но буквально через мгновение меня оттолкнули Андреас с Арлисом. Сразу же к ним присоединился Натаниэль. На суету вокруг малыша тоскливо взирала Эрна, но держалась она на некотором отдалении. Поймав мой вопросительный взгляд, девушка лишь горько усмехнулась:

— Я не могу ему сейчас ничем помочь. А раз так, то какой смысл путаться под ногами у тех, кто помочь ему может? Уподобляться старшему принцу мне не хочется.

— Ты знаешь, что с ним?

— Сердце. Сам же должен понимать.

— Может и должен, но не понимаю. Ты можешь нормально объяснить, что с ним такое?

— Он выпил слишком много той настойки. Экстракт дороникума — это ерунда. Его ведрами употреблять можно. А вот белую лилию не зря зовут «ласковой смертью».

— Но он ведь жив.

— Жив. Вот только для того, чтобы поговорить с твоим дедом, ему нужно было умереть. И он умер. Почти. По крайней мере, сердце у него не билось, и он не дышал.

— Долго?

— Нет. Я вовремя успела. Но то, что он с собой сотворил, и не могло обойтись совсем уж без последствий.

— Он поправится?

— Конечно. Просто ему нужно вывести яд из крови. Этим как раз занимается Арлис. Потом немного отдохнуть.

Я кивнул и отошел в сторону Руалина. Мне хотелось узнать последние новости. Ведь если исходить из того, что он совершенно не удивился, увидев нас, выбирающихся из тайного хода вместе с Андреасом, мой темный друг знает уж, во всяком случае, больше, чем я.

— Ну, рассказывай, — начал я без предисловий.

— Что рассказывать?

— Все.

— Тебе с сотворения миров начать или с переселения эльфов в Элверн?

— Не паясничай! — Я бросил на приятеля раздраженный взгляд.

— Ладно, — вдруг неожиданно покладисто ответил он и начал свой рассказ. — Вы шагнули в этот проклятый Бездной портал. Я остался один. Чем мне было заняться? Просто ждать? Так от неизвестности с ума сойти можно. К тому же сидеть, сложа руки, было глупо. И тут я вспомнил про один старый амулет. Янтарную капельку.

— Ту, что ты на кожаном шнурке носил?

— Да. А близнец этой побрякушки у Талины. И она с ним тоже не расстается никогда. А теперь самое интересное. Это не просто украшение. Это фамильные артефакты, помогающие установить ментальную связь между ее носителями. Одна беда — слабые они очень. Их заряда хватает на пару минут разговора. Расстояние же, которое они способны преодолеть… всего пара сотен метров. Проще пешком дойти. Но тут же эти ваши врата стоят. Забыл, как их малыш называл. Но это и не важно. Главное, энергия от них так и прет. И я решил попробовать подпитать свою капельку от них.

— И получилось?

— Да. Причем, связь стала не ментальной, а чем-то совершено иным. Сейчас расскажу. Ну, я первым делом попытался связаться с сестрой. Она откликнулась. И вдруг возле меня выросло что-то вроде ментальной проекции Тали. А рядом с ней — моя. Она, по крайней мере, так мне рассказала. Спросил, как у нее дела. После чего попросил отнести медальон к отцу. Только в его руках он работать отказался. Поэтому отправить Талину к Ее Величеству и Ее Высочеству вышивать платочки и вязать пинетки, не вышло. В результате они вместе пошли добиваться аудиенции у Таля. Он принял их довольно быстро. После того, как я рассказал последние новости, подтвердив этим самым послание Дани, мы отправились к темноэльфийскому правителю. Эктанай принял и выслушал своего венценосного собрата, после чего устроил настоящий допрос мне.

— И?..

— Обе державы ведут разговоры о войне, хотя и надеются на мирное решение возникшей проблемы. А если и не на решение, то хоть на отсрочку. К войне мы пока не готовы. Владыки Теней в большинстве своем стараются подчеркнуть свой нейтралитет, объясняя это тем, что надо бы сначала демонов выслушать. Может они не меньше нашего о мире и взаимовыгодном сотрудничестве ратуют? Но немало твоих сородичей весьма обеспокоенно. Причем настолько, что ко двору светлых и темных эльфов были приставлены… не знаю, как и назвать их. Связные что ли. Тамиэлю достался Ридкар Орана. Отец Майрина. А Эктанаю — Витор Лаори.

— А кто это? Знакомое имя, но хоть убей — не помню.

— Он — муж Элоизы Сиэн.

— Сестры Зарины?

— Да. Зара, помнится, весьма пренебрежительно о нем отзывалась, говоря, будто бы он не наделен никакими талантами. Врала она. Или не желала видеть дальше собственного носа. Витор — очень интересный юноша. Не удивлюсь, если его будут уговаривать остаться при темном дворе. Когда все закончится, конечно. Наш правитель в нем явно заинтересован. Но это лирика. Так вот, Лаори связался с твоим дедом. Но Андреас к тому времени уже пообщался с Дани. Поэтому он был несколько… расстроен, и не желал тратить время на «пустую болтовню». Он сначала пробовал перенастроить тот портал. Потом понял, что у него не получается и принялся искать другой вход в вашу темницу. Оттого совместное совещание пришлось проводить с лордом Сиэн. Он, кстати, оказался вполне вменяемым мужчиной. Вот, собственно, и все.

— С Андреасом пришли другие Владыки?

— Да. В основном твои и мои ровесники. Но несколько стариков, чтобы держать в узде своих юных сородичей тоже есть. Кстати, а что здесь делает Эрналин? Она же уходила.

— Но вернулась.

— Зачем?

— Чтобы в который раз спасти нашего юного гения. Она теперь с нами.

— Понятно. Не могу сказать, что так уж удивлен. Но то я. А вот остальные Владыки могут и неправильно воспринять ее появление. Поэтому, мой тебе совет: пошли к твоим сородичам. Познакомишься с ними. Заодно и предупредишь их об одном маленьком безобидном демоненке в наших рядах.

— Маленьком и безобидном?

— Да. И о принадлежности ее к княжескому роду тоже распространяться, думаю, не стоит. Новость о том, что юная демоница, случайно попав в наш мир, влюбилась в эльфийского принца, они должны воспринять достаточно спокойно. Возможно даже с воодушевлением, найдя в ней отголосок легенды о Ранхаре. Но мы не можем быть уверены в их лояльности, если они узнают о том, что это ее отец угрожает нашему миру.

— Да ты прав. Где остальные Владыки?

— Во дворе. Пока ты разговаривал с Эрной прибегал Альер — младший брат Витора Лаори, узнать, как у нас дела. Я ему сказал, что все живы и относительно здоровы. Он пообещал, что как только мы спустимся вниз, нас накормят завтраком. Боги, только ночь прошла, а мне кажется, будто бы целая жизнь промелькнула.

Я согласно кивнул. Больше мы с Руа не перемолвились даже словом. Он был явно вымотан, и мне не хотелось его лишний раз дергать. В нашей ситуации лишняя минута тишины — тоже отдых. Другого-то нет.

Глава 23

В наскоро разбитый во дворе лагерь Владык мы вышли довольно быстро. Даже четверти часа не прошло. И встретили нас там достаточно радушно. Усадили поближе к костру, так как в предрассветных сумерках было немного прохладно. После чего сунули нам в руки по миске с наваристой похлебкой. Запах от нее шел настолько аппетитный, что я и не заметил, как съел больше половины. Лорд Сиэн, с которым я был знаком, хоть и не слишком хорошо улыбнулся мне и заговорил:

— Мы рады, что вы, и ваши спутники в порядке.

— Спасибо, — сказал я, разглядывая нашего соседа.

С момента нашей встречи прошло около трех лет. Да и тогда мы встретились почти что случайно. Я, Эль и Лира погостив несколько дней у Тамиэля, решили проведать Андреаса с Дани. И как раз в тот день на ужин к деду был приглашен лорд Сиэн с супругой. Миниатюрная, и я бы даже сказал, болезненно-худая леди Сиэн являла собой полную противоположностью своему высокому и слегка полноватому супругу. Женщина смерила неодобрительным взглядом меня и мою принцессу. Видимо она была ревнительницей чистоты крови. Благо, не слишком ярой и достаточно хорошо воспитанной. До прямых оскорблений леди опуститься себе не позволила. А когда ей представили наше маленькое солнышко, вообще растаяла. Даже снизошла до разговора с Элейной о плетении кружев и вышивке гладью.

Лорд Сиэн высокомерия по отношению к эльфийской части нашей семьи не выказывал. Отвесил пару галантных комплиментов моим девочкам, отчего те заулыбались и слегка разрумянились. И весь остаток вечера с удовольствием беседовал с Андреасом и Дани об особенностях использовании полудрагоценных камней в амулетах-накопителях.

— Юного Данириса я и не чаял увидеть среди живых, — сказал мужчина, запустив свою пятерню в изрядно растрепавшуюся каштановую шевелюру.

— Боги милостивы.

— Да, конечно. Было бы жаль потерять столь одаренного юношу. Он подает большие надежды. Не зря же Андреас возится с ним вот уж который год? Также я слышал, что Данирис подружился с сыном моего друга — Майрином.

— Да.

— Это тоже хорошо. Им обоим, как мне кажется, не хватало общения со сверстниками.

Остальные Владыки, которых было десятка полтора сидели тихо, но жадно ловили каждое наше слово. И я решил, что сейчас самое время рассказать им об Эрналин.

— Лорд Сиэн, раз уж разговор наш зашел о моем юном родственнике, я хотел бы предупредить вас кое о чем. Данирис влюбился. И так как чувства его нашли отклик у девушки, они решили разделить свои жизни…

— Этот мальчишка посмел жениться на моей дочери? — взревел он, обрывая меня.

— Хотя пока еще речь идет только о помолвке, — все же закончил я предложение, но потом вдруг недоуменно посмотрел на своего собеседника. — Причем здесь ваша дочь?

— Как причем? Зарина же путешествовала с вами. И если я правильно понимаю, она была единственной девушкой среди вас. По крайней мере, ваш шурин передавал именно такие сообщения Андреасу. И я думал, что моя девочка скоро спустится к нам.

— Простите, лорд Сиэн, но ваша дочь покинула наш отряд еще в самом начале путешествия. Причем, по собственной воле.

— Как?

— Я не могу знать точно, но… мне кажется, ей вскружила голову мысль о Венце Ранхара. Так получилось, что мы узнали кое-что. Прямыми наследниками нашего великого прародителя являются два рода. Шаор и Оран. И так как я женат, и разрушать свой брак не намерен, значит не смогу сделать ее своей королевой. А вот Атрей супруги не имеет…

— И вы не знаете, где она сейчас?

— Нет. Но, думаю, там же, где и моя дочь. Не волнуйтесь. Мы найдем вашего ребенка.

— А кто тогда та девушка, пленившая сердце юного Данириса?

— Ее зовут Эрналин. И она случайно попала в Элверн.

— Эрналин… странное имя — протянул задумчиво тот, и его глаза вдруг блеснули. — Только не говорите мне, что ваша Эрналин — демоница, отродье Бездны.

— Она, скорее, ребенок. Не такой уж и беззащитный, но все же, ребенок.

— Не имеет значения, сколько ей лет, — не сдавался лорд Сиэн. — В ней течет кровь тех, кто решил поработить Элверн.

— В нас тоже течет кровь тех, кто решил поработить Элверн, — жестко отрезал молодой мужчина с коротко остриженными рыжими волосами. — Или вы забыли, откуда берет начало род Владык Теней? В конце концов, Эрха тоже была демоницей.

— Это Альер Лаори, — быстро сказал Руа, склонившись к моему уху,

— Лорд Шаор, скажите, девушка решила остаться в нашем мире и жить по нашим законам?

— Да. Она разделила свою жизнь с принцем Данирисом, приняла клятву и тем самым, приняла наш уклад и законы.

— Что ж… — улыбнулся Альер. — Тогда мы примем ее, как сестру.

На этом спор был завершен. И когда мой отряд в сопровождении Андреаса вышел во двор, Эрналин встретило лишь доброжелательное любопытство моих соплеменников. Это было несколько утомительно, потому, что каждый из них хотел не просто как следует рассмотреть маленького демоненка, но еще и перекинуться с ней хотя бы парой фраз.

Дани сейчас чувствовал себя значительно лучше. По крайней мере, он смог поесть и даже рассказал Андреасу историю о том, как обзавелся невестой.

Дед терпеливо его выслушал, видимо полагая, что лучше ему узнать все и сразу. Чтобы в дальнейшем не выплыл еще какой-нибудь неприятный сюрприз. Но когда решился высказать воспитаннику все, что о нем думает, оказалось, что говорить-то и не с кем. Дани уже крепко спал, завалившись на бок. Поэтому укрыл малыша сверху своим плащом, после чего пошел отчитывать меня. Но воспитательный порыв был задушен в зародыше. Андреаса перехватил Альер Лаори и намекнул, что неплохо бы устроить военный совет.

Через четверть часа, после того, как Руа и Натан доели свой завтрак, а Дани был перенесен в небольшую походную палатку, мы приступили к обсуждению дальнейших планов.

Для начала Андреас заново представил нас своим союзникам. Потом перечислил их имена нам. Все я, разумеется не запомнил, да и не пытался это сделать. Но часть… основных фигур, так сказать, в моей памяти все же отложилась.

Итак, первым был деятельный лорд Адмир Сиэн. Он благодаря давнему знакомству с моим дедом являлся кем-то вроде его правой руки в этом походе. С ним сюда пришли брат его зятя Альер Лаори и два внучатых племянника.

Потом шел Корн Иррен. Ровесник моего деда. Высокий. Худощавый. Он в основном молчал, давая возможность высказать свое мнение тем, кто был знаком с ситуацией лучше, чем он сам. То есть мне, Руа или Натану. Однако стоило рот открыть кому-то из молодых Владык, лорд Иррен сразу же осаживал наглеца, посмевшего влезть в разговор старших. Исключение составлял лишь Альер. Видимо этот мужчина, который, кстати, был немногим старше меня, чем-то успел заслужить его уважение. Но справедливости ради надо заметить, что Лаори не имел привычки без причины молоть языком.

И, наконец, Тарис Эстат, который, как оказалось, жил на другом конце Элверна. Он был так сильно похож на главу Совета Высоких Домов и первого советника Тамиэля, будто бы приходился ему родным братом. Те же коротко стриженные белые волосы. Те же черты лица. Только глаза черные.

— Я кого-то напомнил вам, юноша? — спросил Тарис с мягкой улыбкой. — Вы так удивленно на меня смотрите.

— Да, — ответил я, смутившись. — Вам случайно лорд Эмрис тер Райнал родственником не приходится?

— Случайно — нет. Он — мой дядя, брат моей матери. Но мы никогда не афишировали это. Хотя, и поддерживаем связь до сих пор. Эльфийская семья моей матери не отреклась от нее, когда она сбежала с Владыкой Теней фактически из-под венца, опозорив этим весь род. Мы это ценим. Кстати, позвольте представить вам моих сыновей Эльдара и Эльхара.

Я сначала удивился тому, что детей лорд Тарис назвал детей столь созвучными именами, что их можно с легкостью спутать. Но когда увидел тех, кто их носил, то все понял. Эльдар и Эльхар были похожи, как две капли воды. Не слишком высокие. Худощавые. С золотыми волосами, которые оба скалывали в низкие хвосты.

— Да-да, — ответили они хором на мой невысказанный вопрос. — Мы — чудо природы, то есть близнецы.

Я улыбнулся. А меж тем на меня начал обрушиваться шквал все новый и новых имен.

— Это представители большинства семей Владык, — сказал Андреас. — И все мы считаем, что поступок Атрея из рода Оран заслуживает самого тяжелого наказания. Его семья прекратит свое существование за предательство своего народа — тайный сговор с врагом нашего мира, а также за похищение леди, не достигшей совершеннолетия.

— Подождите, — сказал я. — Его семья прекратит свое существование? Вся семья?

— Да, — невозмутимо ответил лорд Сиэн.

— Лорды, смею вам напомнить, что у Атрея есть маленький сын. А дети не должны отвечать за преступления отцов.

— Никто не собирается убивать мальчика, — раздраженно отозвался лорд Сиэн. — Но имени рода и права жить среди нас он будет лишен. Разумеется, если никто не пожелает принять его в свою семью. Хотя сомневаюсь, что кто-то захочет взять в свой дом сына предателя.

Сказанное казалось мне просто дикостью. Они что же решили бросить мальчишку десяти лет на произвол судьбы? Я перевел взгляд на деда. Все же он столько лет воспитывал осиротевшего Дани. Но Андреас отвел взгляд.

Что ж… понятно. И это не оставило мне ровным счетом никакого выбора. К тому же Эрна говорила, что дети очень подружились. Ладно, мы не бедствуем. Еще одного ребенка прокормим. Остальное — мелочи. Воспитаем. За Элейну я особо не беспокоился. Уверен, она мне и слова не скажет, если я вместе с Лирой приведу к нам домой Риона. Спорить готов, моя принцесса в этот же день начнет звать его сыном.

— Давайте будем решать судьбу мальчика после того, как мы найдем и накажем его отца, — спокойно сказал Витор. — Но прежде всего нам нужно разобраться с демонами и их притязаниями на наш мир.

— Нас слишком мало, — осторожно начал лорд Тарис. — Мы вряд ли сможем дать захватчикам отпор. До тех пор, пока не соберем армию.

— Сейчас это и не нужно. Сначала мы должны найти врага и разузнать о его планах, — подытожил Андреас.

— Но где их искать? — нахмурился лорд Сиэн.

— Если предположить, что наши враги находятся там же, где и Лира, то в Башне Ранхара, — сказал заспанный Дани, безуспешно пытаясь скрыть зевок.

— Ты зачем встал? — тотчас набросился на воспитанника мой дед. — И зачем использовал магию без крайней нужды? Выжечь себя решил? Без тебя бы разобрались.

— Сомневаюсь, — скептически протянул мальчишка. — Кроме меня больше никто из менталов не посещал Лабиринт Семи Отражений. А мы с тобой его почти до конца прошли. Даже башню видели.

Я прикрыл глаза ладонью и простонал:

— Андреас, во имя всех богов, скажи. Есть хоть одно опасное место на Элверне, куда ты не приводил этого несчастного ребенка?

— Ну, во-первых, Данирис — не ребенок. Тем более, не несчастный. Во-вторых, опасность этого конкретного места несколько преувеличена. Мы почти полностью его прошли, но я решил в тот раз не рисковать. Все же нас было только двое, и никто не знал, куда мы направились, а значит и помощи в случае чего ждать будет не от кого, и мы вернулись. А в-третьих, не пошел бы я с ним, он бы один он один туда отправился? Не знаю, как тебя, а меня такой поворот событий не устраивал.

— Ладно, этот вопрос с повестки снят, как неконструктивный. Но остается другой. Дани, ты уверен, что они там?

— Да.

— Есть предложения по этому поводу?

— Я думаю, нам нужно разделиться, — сказал малыш, присаживаясь рядом с Эрной. — Идти в Лабиринт всем вместе — глупо. Там больше шансов уцелеть небольшому отряду. Да и скорость продвижения пострадает, если мы пойдем все вместе.

— Но лорд Оран с девочкой и… остальными для того чтобы попасть в Башню Ранхара, использовал Врата Данара, — мягко вклинился в наш разговор Витор Лаори. — Зачем вообще идти в Лабиринт, если можно попасть туда быстрее и проще?

— Для безопасного перехода нужно знать точные координаты или иметь след. Но, как мы знаем, магический след от перехода оказался обманкой. И никто не может гарантировать того, что следующая наша попытка использования Врат не окончится так же, как и первая. Мы можем попасть в ловушку гораздо более опасную, нежели гривмеритовая камера.

— А если пойти по дороге Теней?

— Увы, не получится. Лабиринт блокирует эту дорогу, как и сама башня Ранхара. Можно пройти, только имея точные координаты конечной цели. У вас они есть? Нет! Поэтому я бы посоветовал по дороге Теней добраться только до входа в Лабиринт.

— Друг, — смущенно сказал Майрин. — А вход ведь тоже не один. Их же семь, если мне не изменяет память.

— Нам надо к тому, что возле Янтарной Бухты. Мы там были. Я хорошо дорогу запомнил. Могу провести. Но, повторюсь, идти всем — глупо.

Я бросил вопросительный взгляд на Андреаса. Он кивнул, выражая согласие со словами воспитанника. Но на лицах большинства наших союзников явно читалось недовольство.

— Я предлагаю, — сказал Андреас решительно. — Последовать совету Его Высочества.

Дед, нарочно, как мне показалось, решил указать на то, что Дани не эльфенок, невесть как попавший в компанию Владык Теней, а принц крови. Да и его подчеркнуто-уважительный тон говорил о многом. В первую очередь о его абсолютной поддержке….

После непродолжительных споров в отряд который должен был отправиться в лабиринт вошли: я, лорды Иррен и Сиэн, Андреас, Майрин, Дани с Эрной. Ну и Руалин с Натаном, которые категорически отказались остаться. Гвардейцев, несмотря на все протесты Сена я брать с собой отказался. Тут мне пришлось проявить твердость.

Теми, кто остается, назначили командовать Тариса Эстата. Таким образом они остаются ждать нас, и после того как мы оказываемся у Башни Ранхара то прокладываем им прямую дорогу Теней. После они приходят к нам.

— Ну, раз с составом мы разобрались. — Дани поднялся на ноги. — Можно еще немного поспать. Сам Лабиринт не слишком длинный. Мы его часа за три-четыре пройти должны. Нет смысла лететь туда сломя голову.

Мне эта идея не слишком пришлась по вкусу. Ненавижу сидеть, сложа руки. Ненавижу ждать. Но рациональное зерно в его словах все же было. Мы все устали. И пара часов отдыха не повредит никому из нас. Не следует соваться в Лабиринт Семи Отражений, когда тебя ноги едва держат.

Глава 24

Дорога Теней привела нас прямо к входу в Лабиринт. В двух шагах море. Солнышко пригревает. Ветра нет. Вот бы сейчас искупаться и полежать на пляже. Но нет, мы опять в дороге. Иногда мне кажется, что это путешествие никогда не закончится.

— Подождите минутку! — воскликнул Дани, бегом припустив к морю.

— Ты куда?

— Умыться хочу. Вода должно быть еще прохладная. Самое оно, чтобы окончательно проснуться.

— Я с тобой! — воскликнули в один голос Майрин и Эрна.

Минутка растянулась на четверть часа. Потому что дурной пример заразителен. Даже я не удержался. Все же здорово, хоть немного освежиться. Лишь сопровождавшие нас Владыки во главе с Андреасом снисходительно смотрели на резвящуюся молодежь. Меня отозвал в сторону Руалин и протянул мне кусочек янтаря в виде рыбки.

— Нашел вот. Волна прямо к моим ногам ее прибила.

— Милая вещица, — отозвался я.

— Отдашь Талине.

— Руа, ты чего? Сам отдашь.

— Да, нет. Ты же меня знаешь. Я потеряю.

— Ну, ладно. Попытаюсь сохранить. Но потом я тебе ее верну. Сам сестре подаришь.

— Конечно. Спасибо, Эндрю.

— Ну, чего вы застыли? — прервал нас возмущенный голос Дани. — Пойдемте уже! Держимся вместе. Не разбредаемся. Вперед меня не лезем. И желательно идите за мной след в след. Мало ли какие тут могут быть ловушки. Андреас, ты замыкаешь. Ладно? Будьте предельно внимательны и осторожны. В некоторых местах и без всяких ловушек шею свернуть — не проблема.

Вход располагался у подножья невысокой скалы. Дани приложил руку к неровной каменной поверхности. Раздался треск и часть ее ушла в землю, открывая темную дыру входа. Эндрю скрылся в ней первым, остальные последовали за ним.

Шаг и я оказался в широком коридоре и быстрым шагом направился за остальными. Стены были сложены из грубо отесанных камней. Под ногами хлюпала вода, отчего пол был ужасно скольким.

В некотором отдалении послышались весьма неприятные звуки. То ли рычание, то ли вой.

— И что это? — поинтересовался я у Андреаса, который оказался за мной.

— Да Бездна его знает. Мы так и не смогли понять природу этого монументального творения. Говорят, Лабиринт постоянно создает новых тварей, что защищают его. Может это зверь какой. А может и обманка, призванная просто отпугнуть незваных гостей. Но лично я в свое прошлое посещение этого места, ни одно живое существо здесь не увидел. Хотя рык мы слышали, — ответил он, а потом, слегка повысив голос, сказал. — Дани, сбавь шаг. Остальные тоже идите медленнее. Если что-то увидите, лучше сразу атакуйте.

Мальчишка кивнул, что-то шепнув на ухо своей невесте, которая не отставала от него ни на шаг. Кстати, Эрналин сильно изменилась. Вернее, она, наконец, прекратила прятаться за маску «Зарины» которой дурачила наш маленький отряд. Да и образ «маленького миленького демоненка» очаровавший наших союзников, был отринут. Сейчас перед нами стояла не хрупкая девушка, а юный, но от того не менее опасный воин, готовый до последнего защищать то, что считает своим.

Повинуясь приказу, мы медленно тронулись. Коридор оказался извилистым. Мы шли едва ли полчаса, а уже свернули раз шесть. Правда, внешний вид его не менялся. Все те же стены, все та же вода, хлюпающая под нашими ногами. И вдруг, перед нами выросла стена. Тупик. Только Дани не расстроился по этому поводу, а скорее, наоборот — преисполнился воодушевления, сказав странную фразу:

— Да, нам сюда. Значит, я правильно дорогу запомнил.

После чего он подошел к стене и со всей дури ударил кулаком по камню. Меня такое поведение малыша несколько озадачило. Но Андреас даже бровью не повел. А это значит, в том, что творит Дани есть какой-то смысл. Просто я этого еще пока не понимаю. И действительно. Прошла минута и часть стены медленно ушла под землю, открывая проход.

— Быстрее, — поторопил нас мальчишка. — Или думаете, дверь долго открытой будет оставаться? Не будет. Ну же! Поторапливайтесь

Мы поспешили подчиниться. В отличие от коридора, стены зала в котором мы оказались, были выложены гладкой, словно отшлифованной плиткой, которая еще и ко всему слегка светилась жемчужным светом. Это мы заметили, когда наши глаза немного привыкли к темноте. Но пару светлячков мы зажечь все же решили.

Я осторожно осмотрелся.

В центре возвышался небольшой высокий в два моих роста обелиск. Я сразу почувствовал магию, пульсирующую в нем. Странную холодную, но отчего-то такую родную. Захотелось шагнуть вперед, коснуться ее, раствориться в ней.

— Стой! — Андреас схватил меня за рукав куртки. — К нему нельзя прикасаться. Эндрю, очнись. Посмотри на меня.

— Все нормально, — сказал я, нехотя отрывая взгляд от странного сооружения. — Но, во имя всех богов, что это такое?

— Не знаю. Наверное, ловушка.

— Она выкачивает магию?

— Я же сказал, не знаю. Кажется, нет. Но Дани я едва оторвал от этой штуки.

— Это не ловушка, — сказал малыш, с нежностью глядя на обелиск. — Это… не знаю. Но оно живое и пытается говорить с тобой. Но голос такой тихий, что и не разобрать.

— Там заперта душа?

— Наверное. Я, например, ему или ей (не знаю, какого оно пола) нравлюсь. Ты, Эндрю, тоже. Остальные — не очень. Ладно, сейчас не время разбираться с этим. Но потом я обязательно сюда вернусь. Обещаю. Ты же подождешь меня? — Данирис кончиками пальцев прикоснулся к обелиску и улыбнулся.

И он ответил. На мгновение засветился серебряным светом, а потом снова потух. Все! Лично у меня сомнений больше не осталось. Здесь явно заперта душа. И, знаете, мне отчего-то не хотелось ее освобождать. Да, это недостойно. Но у меня не было уверенности, что я справлюсь с еще одной потерянной душой. С Лирой мне повезло. Она у меня — настоящее чудо. Но теплым маленьким солнышком крошка была и тогда, когда мы впервые встретились. А вот от этой веет стужей.

Я отвел взгляд от обелиска. Пусть с ним разбирается Дани. Это ведь он обещал вернуться. А взваливать на себя то, что ты не сможешь унести — по меньшей мере, неразумно.

Пока я мучился угрызениями совести из-за того, что малодушно перекладываю проблему со своих плеч, на плечи младшего принца, мы пересекли зал и скользнули с небольшой дверной проем. Прошли по коридору, который постоянно петлял из стороны с сторону и раздваивался, так что нам каждую минуту приходилось сворачивать. И снова оказались в зале. Те же размеры. Та же плитка. И тот же обелиск.

— Ой, — смущенно сказал Дани. — Надо было налево свернуть.

— Мы сделали круг? — спросил я.

— Мне жаль. Но я просто забыл об этом.

— Ничего. Ты не можешь помнить всего, но будь внимательнее. Ладно?

— Хорошо, Эндрю.

— Что-то не так, — прошептал Андреас, настороженно оглядываясь по сторонам. — Всем приготовиться.

Я недоуменно посмотрел на деда. Ведь все тихо. Чего он переполошился?

Но внезапно обелиск засветился ярче. Потом погас. Засветился снова. И опять погас. Дани мгновенно оказался возле него прижался ладонями и лбом к светящейся поверхности монумента.

— Опасность, — произнес малыш напряженным голосом. — Он говорит, что нам угрожает опасность. Идут. Кто идет? Много. Дикие. Чужие. Не слушают. Не остановить.

И буквально через пару мгновений мы услышали топот. Если судить по звуку, по коридорам к нам с невероятной скоростью неслась целая стая. Кого? Сейчас увидим.

Это оказались черные ящеры вполовину человеческого роста с внушительным набором когтей и зубов. У входа в зал они остановились и оглядели нашу компанию янтарными глазами с вытянутыми в тоненькую линию зрачками. А потом с диким шипением вся стая тварей бросилась на нас. На меня вдруг накатила паника. Заклинание сорвалось с пальцев просто само собой.

Но, оказалось, ударили мы одновременно. Правда, не слишком слажено. Я, Руа и Эрналин — огнем. Натан и Руа метнули рой ледяных стрел. Майрин, Андреас и Владыки молнии. В общем, били мы тем, что получалось у нас лучше всего. По крайней мере, мне так показалось.

Но отличился, как всегда Данирис. Он их взорвал. Яркая вспышка ослепила глаза, а шум был такой, что я даже оглох на пару минут. А судя по тому, что и остальные ошалело трясли головами — они тоже.

— Я просто этих тварей с детства боюсь, — виновато сказал мальчишка, когда наши взгляды скрестились на нем.

— Ты уже встречался с им подобными? — в моем голосе, наверное, звучала тоскливая обреченность. Вот сейчас я узнаю, что дед водил его в места гнездования этих милых зверюшек, изучать их жизнь и повадки.

— Нет. Я вообще ящериц до ужаса боюсь. — Кажется Дани смутился.

— Почему? — удивился Натан.

— А то ты не помнишь! — малыш насупился. — Между прочим, это ты меня ими всегда пугал. Говорил, что они меня съедят.

— Да?

— Да!

— Прости. Я шутил так. И что? Ты теперь так на всех пресмыкающихся подобным образом реагируешь?

— Только на тех, кто может меня съесть. Эти — могли.

— Твоя правда, — вынужден был согласиться Натаниэль.

Кстати, когда рассеялся дым и мы осмотрелись, оказалось, что то нападавших не осталось ничего, кроме копоти на стенах. Видимо Дани действительно испугался.

— Расслабляться не советую, — тихо произнес Андреас. — Возможно, это только начало. — Дани, веди. И на этот раз будь внимательнее. Чем быстрее мы доберемся до башни, тем меньше шансов столкнуться с кем-нибудь вроде тех ящерок.

И мы вновь тронулись в путь. На этот раз младший принц выбрал правильный коридор и назад мы не вернулись, а вышли дальше.

Несколько раз он или Андреас останавливал нас и обезвреживали ловушки в которые мы вот-вот готовы были угодить. В основном это были простенькие заклинания вроде «Огненной волны» или «Ледяных стрел». В принципе, нам они были не особенно страшны. Все же на каждом из нас стоит достаточно мощная защита. Но рисковать мы не стали.

Коридор резко вильнул влево и Дани уже готовый сделать шаг за поворот, внезапно застыл на месте с поднятой ногой. Потом малыш сделал нам знак рукой остановиться. После чего сам попятился.

— Что там? — спросил Натан.

— Не знаю, но оно мне не нравится. Не могу понять природу этого… явления. По-моему, что-то связанное с огнем. Но утверждать бы не стал.

— Еще одна ловушка? — поинтересовался лорд Иррен. — Странно. Я не чувствую. А вы?

Лорд Сиэн и мой дед неопределенно пожали плечами, как бы говоря, что не чувствуют, но утверждать на этом основании, что ловушки действительно нет, не станут. Я тоже ничего такого не ощущал, но Дани крайне редко ошибается. И если он говорит, что там что-то есть, значит, это так.

— А мне кажется ловушка не столько огненная, сколько водная. Хотя… не знаю. Может она, просто объединяет эти стихии? Только вот зачем?

— Чтобы выплеснуть на нас волну кипятка? — предположил я.

— Вполне возможно, — неуверенно протянул младший принц.

— Но ты ведь сможешь ее обезвредить, мальчик? — с ноткой нетерпеливого раздражения в голосе спросил лорд Сиэн.

— Попробую.

Попробует. Интересная постановка ответа. А в прошлый раз как они с этим справились? Дед словно бы прочитав мои мысли, тихо сказал:

— Мы просто прошли. И либо это что-то новое, либо мы нечаянно затронули какой-то охранный контур.

— Но он справится?

— Должен.

— Странное какое-то плетение, — сказал Дани, оборачиваясь Андреасу. — И условие остановки тоже странное. Право крови. Причем есть оно у пятерых из нас. У меня, Натана, Эндрю, Андреаса и Эрналин. Но, как это сделать, я все равно понять не могу.

— А может… — Я вытащил свой кинжал из ножен и, полоснув себя по левому запястью, зашептал, отчего-то не решаясь говорить громко. — Len rua vey cin ter. Len rуa en Ordes. Migel le quan.


##1 Я призываю все стихии в свидетели. Я обращаюсь к Хаосу. Прими мой дар.


Что-то мне подсказывало, что я поступаю правильно. Именно так работает магия крови. Но, видимо данная ловушка так не думала. Из-за поворота на нас хлынула волна горячей воды. И она непременно обварила бы нам ноги, если бы не лорд Иррен и мой дед. Они сориентировались просто мгновенно. Мы и сообразить не успели, как взмыли вверх, оказавшись прижаты к каменному потолку.

— Это была не самая лучшая идея, — вынужден был признать я, когда опустился на пол.

— Да уж, — раздраженно фыркнула Эрна, потирая ушибленное плечо. — Думать надо прежде чем что-то делаешь!

— Ладно, — примирительно сказал Дани. — Главное, никто не пострадал, и мы можем спокойно идти дальше. Там пока чисто.

Пересекли еще несколько залов, где без особого труда уничтожили еще две небольшие стаи ящеров. Однако следующий преподнес нам не самый приятный сюрприз. Нас встретили, две огромных трехголовых собаки ростом с молодого бычка каждая. Они были странного ярко-рыжего цвета с черными газами. И эти создания немедля ни мгновения, лишь издав короткий торжествующий рык, бросились в атаку, сразу, как увидели нас. Будто бы ждали.

— Стойте, — неожиданно закричала Эрна. — Это Ракши. Охранники. Не нападайте. Только щиты!

Но предупреждение девушки несколько запоздало. Натан, Андреас и лорд Иррен ударили волной огня. Но собачкам это было что грибам — весенний дождик. В смысле они как-то сразу посвежели и немного даже подросли.

— Да стойте же! Нападая, вы делаете их только сильнее. Дани, щит!

Мы послушались. Ракши застыли по другую сторону защитного контура.

— А как нам с ними справиться, если не нападать? — раздраженно поинтересовался лорд Сиэн.

— Никак, — спокойно отозвалась девушка. — Они не опасны.

— По их зубкам и не скажешь, — хмыкнул я.

— Они не опасны!

— А бежали они к нам здороваться? И скалились, выражая нежную любовь?

— Нет, конечно, Эндрю. Они хотели вас напугать и прогнать. Не более того. Их оставили здесь охранять что-то. Наверно проход. Они и охраняли. А вообще, ракши очень добрые, смотрите.

И она безбоязненно шагнула за вуаль защитного полога.

— Эрна! — испуганно воскликнул младший принц, но девушка не обратила на это ни малейшего внимания.

— Сидеть! — приказала она псам.

И, как это ни странно, они послушались. Сели и вдруг жалобно заскулили, а пара голов даже начала подвывать.

— Чего это они? — спросил Руа.

— Жалуются, — спокойно ответила Эрналин, потрепав по холке одного из ракш. — Вы их своей энергией, скажем так, покормили. Вкусно, но мало. Они еще хотят, но понимают, что добавки не будет. Поэтому и пытаются меня разжалобить.

— А меня вот что интересует, кто сюда этих сторожей посадил? — спросил лорд Сиэн. — Неужели сам Ранхар?

— Вряд ли, — насмешливо отозвалась девушка. — Ракши родом из Эниира. Насколько мне известно, подчинить их нельзя. Если ты, конечно, не чистокровный демон. Они просто не станут тебя слушать.

— Возможно, у него это все же получилось, — бесстрастно заметил лорд Иррен. — Но не стоит забывать, что рядом с Ранхаром была и Эрха, которая как раз и являлась чистокровным демоном.

— Тогда получается, они пробыли здесь почти полторы тысячи лет? Бред. Это две достаточно молодые самочки. Им едва ли лет сто на двоих. Я скорее склонна предполагать, что они появились здесь сравнительно недавно. Когда демоны решили посетить Элверн.

— Неважно, сколько времени они провели здесь, — сказал я. — Меня интересует, как пройти мимо и не быть съеденными?

— Да просто, — отозвалась девушка. — Они нападать не будут. Преследовать — тоже. Ну, может, проводят немного в надежде еще магией вашей полакомиться. Но бросать место, которое охраняют, не станут. Ну, так чего вы застыли? Вперед!

Мы подчинились скорее властному тону девушки, чем ее доводам. Но вскоре поняли, что она оказалась права. Ракши действительно сначала увязались с нами, но довольно быстро отстали.

— Еще долго? — шепотом спросил Майрин у приятеля.

— Еще две галереи и выйдем.

— Прямо к башне?

— Нет, конечно. Ты чем слушал, когда мы про дорогу рассказывали? Выйдем из крытой части лабиринта. Башня будет еще достаточно далеко. Но мы хотя бы сможем ее увидеть. Имея ориентир, двигаться будет гораздо проще. Как это ни странно эти две галереи мы пересекли достаточно быстро и без происшествий. А когда в конце туннеля забрезжил свет, чуть было не бросились вперед. Не знаю, как других, но лично меня свежий воздух просто опьянил. После духоты коридоров Лабиринта, я надышаться не мог. Просто сидел и наслаждался. А когда смог оглядеться, первое, на чем остановился мой взор — удивительное сооружение из белого камня, окруженное густым лесом, чем-то напомнившим мне Проклятый лес который мне довелось посетить в компании Таля, Натана и Эль. Такие же кряжистые стволы деревьев с темной листвой. Та же тишина. Интересно, там мы почувствует такой же удушливо-сладковатый запах, как в Проклятом лесу? Надеюсь, что нет.

Глава 25

Нельзя было не признать, башня первого из Владык Теней в лучах полуденного солнца предстала пред нами во всем великолепии своей умирающей красоты. Слишком долго она жила без хозяев. Это чувствовалось. Хотя, возможно, все дело было в окружающих ее деревьях. Лес окружал ее могучей, непроходимой стеной. Широкая дорога из каменных плит ведущая в башне и скрывающаяся в импровизированном лесу окружившим ее, заросла невысокой травой. Трава была везде. На мой взгляд несмотря на ее ярко-зеленой цвет мне она показалась почему-то неестественной… неживой…

— Поразительное место. Ты не находишь? — спросил Андреас, присаживаясь рядом со мной.

— Да.

— Оно тебе нравится?

— Да, не особо, — вырвалось у меня быстрее, чем я успел подумать. — Дома лучше. Я несмотря ни на что люблю море.

— А я бы хотел жить здесь, — восторженно воскликнул Дани.

Дед тяжело вздохнул и опустил глаза, в которых явственно плескалось разочарование. Я понимал, что его гнетет. Единственный внук и наследник опять не оправдал его надежд, тогда, как чужой ребенок всей душой разделяет его порывы и устремления. Жаль, что Дани не один из нас. Ведь будь у малыша хоть капля крови Владык, Андреас нашел бы возможность усадить его на трон Ранхара. И только в этом случае он смог бы принять то, что во мне нет ни особенных амбиций, ни честолюбия, ни желания взвалить на себя ответственность за целый народ.

Но Данирис Владыкой Теней не является. А значит, в распоряжении деда на сегодняшний день остаюсь только я. Ждать, пока подрастет Лира или ребенок, который только должен родиться у нас с Элейной мы не можем. И решать, точнее решиться на отчаянный шаг в виде предъявления своих прав на наследие Ранхара нужно уже сейчас.

Это, признаться, ввергает меня в уныние. Ну, не хочу я этого всего. Не хочу! Вот только кто меня спрашивать будет? Не то время, чтобы церемониться с единственным наследником Ранхара подходящего возраста. Война на носу. Атрей ведь не в счет. Он всецело на стороне врага. А значит, его кандидатура даже не рассматривается. У меня нет выбора. И свой долг перед миром, который стал мне домом, я выполню. По крайней мере, я постараюсь это сделать.

Отдохнув примерно с четверть часа, мы двинулись вперед по дороге. Место во главе нашего отряда занял Андреас, задвинув любимого воспитанника себе за спину. А в ответ на бурные протесты младшего принца, отвесил ему легкий подзатыльник, с ласковой просьбой не лезть куда не просят.

— Действительно, малыш. — Я решил прийти на помощь деду. — Дорогу ты не знаешь. Значит надобность в тебе, как проводнике отпадает. А Андреас все же опытнее тебя.

Меня горячо поддержали Натан и лорд Сиэн. Поэтому мальчишке ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Самое интересное, что Эрна была полностью согласна с решением Андреаса.

Но дойти до леса мы не успели. У нас появились гости. Первым их увидел Майрин, шедший почти в самом конце.

— Смотрите! Вон! — крикнул он, показывая куда-то вперед.

И только после этого мы увидели небольшой отряд мужчин, медленно приближающийся к нам. Они были вооружены мечами странной, изогнутой формы и были обнажены по пояс. Из одежды лишь кожаные штаны и сапоги на тонкой подошве. Волосы светлые и идеально ровные — ни намека на локоны. Значит, не Владыки. Эльфы. Вероятнее всего, светлые или полукровки. А глаза… глаза пока разглядеть не получалось. Но что-то мне подсказывало, что они будут голубыми.

— Тени… — испуганно прошептала Эрна.

— Ты можешь сделать с ними, то же самое, что и с Хозяином Туа-Дель-Норо?

— Вряд ли. Они какие-то странные. И если кому интересно, то они уж точно были здесь со времен Ранхара. У нас таких нет. В них влили слишком много магии Хаоса и привязали к этому месту кровью. Это сделало их нестабильными и, вероятнее всего, невменяемыми. Если бы была такая возможность, я бы предпочла вообще с ними не связываться. Нет, мне-то они не опасны. Я априори сильнее любого из них. А вот вам они гарантированно доставят уйму проблем.

— Но они уязвимы? — спросил я.

— Даже нас можно убить. Рискну предположить, что действовать нужно также как и с противником-демоном. Клинок в сердце. А вот в том, что нам поможет магия, лично я очень сомневаюсь.

— Почему?

— Их создатель переусердствовал. Слишком щедро одарил своих слуг, отдав им все — даже свою жизнь. Если, конечно, у них был создатель.

— А что, эти… Тени могли появиться сами по себе? — ернически протянул лорд Иррен.

— Могли. Если здесь погиб кто-то из наших. Точнее, если они его убили. Тогда на них скорее всего упасть предсмертное проклятье.

— Значит, такие вот Тени — это не редкость? — спросил я.

— Огромная редкость. Никому не хочется платить столь высокую цену, как собственная душа. Да, убийц настигнет кара. Но и ты будешь мучиться вместе с ними, не имея возможность переродиться. В здравом рассудке на это не идут.

— Значит тот, по чьей милости здесь расхаживают эти…создания. — Руалин презрительно сморщился. — Был безумен?

— Не обязательно. Возможно, он просто был очень молод и не смог удержать свою боль или ненависть. Но что гадать? Мы сейчас все узнаем.

— Как?

— Просто. Он или она скоро появится.

— До того, как они нападут или после?

— До.

— И что нам это даст? — поинтересовался Андреас.

— Да ничего. В любом случае придется с ними драться. Но хоть будем знать, по чьей милости нам привалило такое счастье.

И действительно. Не прошло и минуты, как между нами и отрядом Теней встала полупрозрачная фигура молодого мужчины. Он медленно обернулся в нашу сторону и посмотрел мне в лицо. И я, честно говоря, слегка опешил. Призрак имел очень странную внешность. Изящные, почти девчоночьи черты лица. Россыпь бледных веснушек на курносом носу. Грива пушистых черных волос, которые нельзя было назвать ни прямыми, ни вьющимися. И глаза… удивительно красивые и совершенно нереальные. Радужка казалась сплавленной из рубина и изумруда. Ближе к зрачку — алая, а окантовка цвета молодой травы. Покачав головой, он указал на вход в лабиринт.

— Уходите, — тихо шептали его губы. — Уходите. Скорее. Я не смогу их остановить.

— Мы не можем уйти, — ответил ему Данирис.

— Их нельзя убить магией. Только оружием.

— Хорошо.

Не сговариваясь, мы выстроились полукругом. В центре я и Андреас. Рядом со мной Натан, Руа лорды Сиэн и Иррен. Возле деда выстроилось младшее поколение: Дини, Эрна и Май. Нападения ждали недолго. Пара минут, и Тени буквально бросились на нас волной в безумном желании растерзать.

Кто-то… кажется Майрин все же бросил в наших противников "Белое пламя". Нет, в принципе, его можно было понять. Заклинание не слишком мощное, зато достаточно простое. Меня, к примеру, оно никогда не подводило. Но сейчас использование его не принесло совершенно никаких результатов. Пламя прошло сквозь ряды атакующих, не причинив им не малейшего вреда. Я даже на какое-то мгновение позволил себе надежду на то, что это ни какие не Тени, а призраки, неспособные нам навредить. Но с ней пришлось распрощаться, как только лезвие моего меча, объятое ставшим уже таким привычным алым пламенем, встретило первый удар.

За первым следовал второй. Потом третий. Четвертый. Пятый. Одно хорошо. Их можно было уничтожить. И добрая сталь чудесно с этим справлялась. Они один за другим падали к моим ногам, обращаясь в пепел. Я, признаюсь, в горячке боя не видел почти ничего из того, что творилось вокруг. Все же, когда находишься на острие атаки времени праздно крутить головой, нет. Но когда оно появилось, я едва не выронил из рук свой клинок.

— Не смотри туда, — отрывисто бросил Натан. — Мы еще не закончили.

— Но…

— Сражайся. Ему все равно уже не помочь.

И я подчинился. Но перед глазами, куда бы я ни посмотрел, стоял Руалин которому одна из этих тварей проткнула мечом сердце.

Происходящее стало казаться страшным сном. Ведь не мог этот несносный темный умереть. Не мог! Я сейчас проснусь, и он будет здесь, рядом живой и здоровый. Неожиданная боль от царапины, которой наградил меня мой противник, несколько отрезвила. И, наверное, немного примирила с произошедшим.

В голове прояснилось. Да, его больше нет с нами, но если я позволю себе хоть малейшую слабость или стану невнимателен, то очень скоро последую за ним. Для скорби еще будет время. Позже. А сейчас нужно драться. За свою жизнь и жизни тех, кто стоит со мной плечом к плечу. Для скорби еще будет время…

Когда последний из Теней рассыпался пеплом под мечом моего деда, я наконец позволил себе посмотреть на Руа. Он лежал в луже крови с остекленевшим взором, направленным в небо. А на его бледных губах отчего-то играла улыбка.

— Он не хотел уходить.

Я снова услышал шепот, похожий на шелест осенних листьев. Обернулся и снова увидел призрака со странными глазами. Он сочувственно коснулся моего плеча кончиками пальцев. Вот только прикосновения я не почувствовал.

— Он не хотел оставлять вас. Но его время пришло.

— Почему… — я хотел было спросить, почему его время пришло, но у меня вдруг вырвался совсем другой вопрос. — Почему он улыбается?

— Потому, что кое-кто решил его встретить и проводить в круг перерождений. Она очень долго ждала. Но ведь когда любишь, время не имеет никакого значения. Когда любишь, можешь прождать целую вечность.

— Они теперь будут вместе? — спросил Дани севшим голосом.

Призрак пожал плечами.

— Им будет дан второй шанс. А как они им распорядятся, ведают лишь боги.

— А кто ты? — спросила Эрналин, выступая немного вперед.

— Олгер эн Герт.

— Сын Ранхара и Эрхи? — нахмурился Дани.

— Да. Эрхи и Ранхара. Хотя в кругу семьи отца звали именем, данным ему при рождении. Данирис. Так же, как и тебя, малыш.

— Да когда же меня перестанут обзывать малышом?!

— Может быть уже сегодня. Если отгадаешь загадку.

— Какую?

— Скоро узнаешь. А мне пора. Меня тоже кое-кто ждет. Спасибо, что освободили. И пусть звезды всегда освещают ваш путь. Прощайте.

С этими словами он растворился. Я до боли закусил губу. В горле стоял ком, а на глаза сами собой наворачивались слезы. Да, это эгоизм чистой воды. Руа хоть и любил жизнь и не хотел уходить, но ушел с улыбкой на губах. И надо бы… если и не порадоваться этому, хоть не убиваться. Но, Бездна, как же это больно. Смирение никогда не было моей сильной стороной. А терять близких всегда тяжело.

— Нужно похоронить его, — сказал Натан, положив ладонь мне на плечо.

Я лишь рассеянно кивнул. Действительно нужно. Не можем же мы оставить его здесь.

— И кто-то из вас знает тонкости ритуалов темных эльфов? — усмехнулся лорд Сиэн. — Сомневаюсь. Слишком уж они скрытный народ.

— Ты знаешь, — вдруг сказал Дани, пронзив Андреаса требовательным взглядом. — Вы не ладили. Я в курсе. Но он заслужил эту дань памяти.

— Он уже ушел. И проводник у него был.

— Ты просто не хочешь его проводить!

— Не в этом дело. Но, малыш, ему уже это не нужно.

— Даже если и так, — обратился я к деду. — Прошу тебя, проведи ритуал. Не для него, так для нас.

— Хорошо — ответил он с тяжелым вздохом. — Но, предупреждаю, это довольно опасный ритуал. Вы будете выполнять все мои указания!

Я кивнул. Конечно, будем. Иначе Андреас вообще откажется его проводить. Хотя, что в этом может быть опасного, ума не приложу. Ну, так ему видней.

— Не знал, что ты знаток темноэльфийских ритуалов, — покачал головой лорд Сиэн.

— Да, какой там… — сморщился дед. — Просто по молодости жил среди темных какое-то время. Инкогнито, разумеется. Не могу сказать, что это были лучшие годы в моей жизни. И я довольно быстро вернулся домой. Но и время и возможность изучить их культуру и быт у меня были.

Обведя нашу компанию тяжелым взглядом, он отправил младших собирать хворост. Старших он попросил просканировать окружающее пространство на предмет какой-нибудь скрытой угрозы. Нас с Натаном он не трогал, и мы сели рядом с телом Руа. Ни он, ни я ничего не говорили. Но каждый из нас молча прощался с погибшим другом.

— Тали никогда меня не простит, — вдруг сказал шурин с тяжелым вздохом.

— Ты не виноват.

— И что? Я не смог ему помочь. Не смог спасти. Она даже видеть меня не захочет.

— Глупости. Натан, сейчас ей наоборот нужна будет твоя поддержка. Так что нечего тонуть в самоуничижении и чувстве вины. Ты сейчас не имеешь на это права. И даже если она тебя прогонит, обрушив на твою голову мыслимые и немыслимые ругательства, а заодно все цветочные горшки, до которых сможет дотянуться, это не будет значить ровным счетом ничего. Я надеюсь, ты понимаешь, что я хочу сказать.

— Понимаю. И не боюсь цветочных горшков. Мне страшно, что она не захочет со мной говорить и перестанет даже смотреть в мою сторону.

— Не перестанет.

Когда младшие принесли по охапке хвороста и даже немного сухого мха, Андреас подошел к нам и отрывисто бросил:

— Натаниэль, забери его меч.

— Зачем? Он же погиб в бою.

— Кто-то обещал выполнять все мои приказы, — едко заметил дед, но потом все же снизошел до объяснений. — У него не было ни жены, ни детей, зато осталась сестра. По их законам она является, ну, не то, что бы ребенком, но старший брат обязан был ее опекать. Приняв меч Руалина, ты примешь и обязанность помочь и защитить Талину, в случае необходимости, разумеется. К примеру, если вдруг она останется сиротой, не будучи замужем. Или что-то в этом роде. Но хватит болтовни. Лучше помогите мне обложить его хворостом.

Мы повиновались, хотя и двигались как-то заторможено. Словно бы сопротивляясь этим простым действиям. Руа сейчас выглядел, как живой. Будто бы он просто заснул, но вот-вот откроет глаза и вскочит на ноги. Особенно после того, как Майрин осторожно прикрыл рану на груди нашего друга полой плаща. Потом Андреас выстроил нас вокруг тела Руалина, а сам стал на одно колено у изголовья погребального ложа. Дед закрыл глаза и тихо проговорил:

— Волею Высших. По завету предков. Душа живого к душам живым. Душа ушедшего — к ушедшим. Пусть темная богиня Моррон будет снисходительна к своему заблудшему сыну и позволит ему покинуть чуждый ему мир.

Слова древнего наречия мягкого и певучего подобно легким осенним листьям падали на землю. А из его рук Андреаса, сложенных лодочкой лился золотой свет. Он медленно окутывал фигуру Руалина. А когда дед замолчал, свет превратился в жаркое пламя. И через пару мгновений от эльфа, который был жив еще совсем недавно, улыбался и шутил, осталась лишь горстка пепла. Де и его развеял непонятно откуда взявшийся ветерок. Мне просто не верилось, что несносного темного с нами больше нет. Нет, и больше не будет…

Я посмотрел на Натаниэля. Сейчас он был как никогда похож на старшего брата. Спокоен, собран и готов идти вперед, отрезав все мешающие ему эмоции. Это, конечно, лучше, чем его обычное состояние. В данной ситуации, по крайней мере. Но мне все равно не слишком нравился его взгляд.

Дани стоял рядом с Эрной и Майрином. Все трое о чем-то тихо переговаривались и попеременно тяжело вздыхали.

— Эндрю, — окликнул меня Андреас.

— Что?

— Отпусти своего друга.

— Хорошо, — отмахнулся от него я, но он не отстал.

— Нет, ты должен по-настоящему отпустить его. Он ушел. Ритуал мы провели. Незачем горевать о том, кто уже вернулся в круг перерождений.

— А давай ты не будешь лезть мне в душу? Я понимаю, что сейчас время для войны, а не для скорби. Но горевать о друге или нет, я решу сам. А если мне понадобится твой совет, я сам его спрошу. А теперь давайте оставим разговоры и пойдем, наконец, к башне. Думаю, нас там уже заждались.

Глава 26

Вблизи башня показалась мне какой-то неуклюже-громоздкой. Нет, наверное, когда-то она была величественной и прекрасной. Но сейчас весь ее вид говорил о том, что в ней давно царят разруха и запустение. По стенам змеились длинные трещины. Окна казались черными провалами. Нигде нет ни намека на стекло или занавеси. Лишь чудом уцелевший флюгер. Но даже он выглядел каким-то искореженным. Каменная плитка, которой была вымощена площадка вокруг башни, едва угадывалась.

А вот парадные двери странного золотисто-коричневого цвета казались, если и не новыми, то хотя бы целыми. Но самое интересное было другое, на них был выбит рисунок. Два скрещенных меча и щит под ними.

— Клянусь поднимать оружие лишь в защиту своей жизни, своей семьи и своего народа, — вдруг сказал Андреас.

Я перевел на него удивленный взгляд. Он улыбнулся и покачал головой:

— Ты так и не прочитал наши семейные хроники.

— А причем здесь хроники?

— Да так… один наш предок вместо жизнеописания оставил после себя трактат о геральдике. Ладно. Не обращай внимания.

Я кивнул и собрался было сделать несколько шагов вперед. Но тут я почувствовал магию Хаоса, которая врезалась в мою грудь подобно порыву штормового ветра. Хотя мне все же удалось устоять на ногах, для этого пришлось немного отступить назад.

Двери резко распахнулись и навстречу нам по обветшалым, но еще относительно целым каменным ступеням, вышел гибкий юноша — совсем еще мальчик в темно-синем камзоле без рукавов, расшитым серебром. Под камзолом у него была надета белая шелковая рубашка. И самое интересное, на ткани не единой складочки. Словно бы ее только что выгладили. А вот легкие охотничьи сапожки, хоть и вычищены до блеска, но явно сношенные. Словно их хозяин считает их обувью на все случаи жизни и принципиально не желает их менять на что-то другое, даже более уместное в данном случае.

— Это мой брат, — шепнула мне на ухо Эрна на секунду выскочив из-за спины своего жениха.

Я кивнул и повнимательнее присмотрелся к этому демону. Он, явно был младше Дани. На вид ему можно было дать лет пятнадцать — не больше. Худощавый. С тонкими чертами лица так похожими на черты старшей сестры. Те же острые скулы. Та же линия губ. И точно такой же упрямый подбородок. А вот глаза были совсем другими не алыми, а, скорее, темно-бордовыми. Его черные немного вьющиеся волосы были небрежно сколоты в низкий хвост.

Очень интересный юноша. Порода явно чувствуется. И даже не во внешности. Скорее в том, как он смотрел и двигался. С ленивой грацией готового к прыжку лесного Стража. На лице маска непринужденной веселости. На губах мягкая улыбка, но глазах застыла ледяная настороженность и готовность сражаться. До конца. И хотя брат Эрны еще очень и очень молод, недооценивать такого противника нельзя. Чует мое сердце, что он из молодых, да ранних. Прямо, как мой младший шурин. Соответственно, воспринимать его, как ребенка, только потому, что он явно не достиг возраста совершеннолетия — несусветная глупость. Да, он еще не мужчина, но уже и не мальчик. А это значит, с ним надо быть очень и очень осторожным.

Самир вышел к нам без оружия в руках, видимо, подчеркивая этим то, что он желает говорить, а не драться. Вот только весь эффект от широкого жеста был слегка смазан тем, что от пояса он ножны своего клинка все же не отстегнул. Да и отряд демонов, сомкнувший ряды за спиной своего молодого господина в любую минуту готовый броситься на нас, так же убирал иллюзии. А ведь это явно не все воины, что находятся сейчас в Башне Ранхара, а только малая их часть — телохранители или личная гвардия княжича.

Но и худой мир — лучше доброй драки. А начинать войну даже не попытавшись ее избежать, крайне глупо. А попробовать избежать ее можно только начав переговоры.

Но раз он все же вышел нам на встречу, а не приказал убить, только мы подобрались к Башне, значит, ему действительно есть, что сказать нам. Что ж… послушаем. Зачем торопиться? Сейчас у них численный перевес и нас банально могут задавить массой, если мы нападем. Хотя это еще вопрос. Думаю, качественно мои спутники на голову превосходят бойцов брата Эрналин. Так что скорей всего исход боя непредсказуем. Что ж, послушаем что скажет этот демон.

— Мы ждали вас завтра, милостивые господа, — сказал Самир слегка склонив голову в знак приветствия. — Отец вынужден был покинуть Элверн сегодня на рассвете. Но он вернется через несколько часов. Надеюсь, вы воспользуетесь нашим гостеприимством и подождете его? Я даю вам слово чести, что до этого часа никто не причинит вам вреда.

— Испугал, — услышал я за своей спиной презрительный смешок Андреаса.

— Где моя дочь? — спросил я твердо.

— Я распоряжусь, чтобы леди Лираэль привели. Но вам, скорее всего, придется немного подождать. Сейчас она, должно быть, с лордом Рионом в оранжерее. Последние два дня они с неослабевающим энтузиазмом пытаются привести ее в порядок. И, признаюсь, дети добились определенных успехов, — сказал он, уже поднимаясь по лестнице. — А пока прошу за мной.

— И ты считаешь, что это ответ? — вырвалось у меня, хотя я изо всех сил старался сдерживаться. — Вы похитили моего ребенка!

— Это было необходимостью, а не капризом, — спокойно ответил Самир.

Наши глаза встретились, и я понял, что он ни капельки меня не боится. Более того этот юный наглец абсолютно уверен в собственной победе и даже достойным соперником меня не считает. Это приводило в ярость.

— Вы за это заплатите.

— Разумеется, — насмешливо кивнул демон, но следующие его слова не совсем вязались с образом законченной сволочи. И я понял, что передо мной просто ребенок, которого заставили слишком рано повзрослеть. Он говорил спокойно и уверенно с легкими нотками смирения в голосе. — За все в этой жизни приходится платить. И я заплачу. Когда придет мое время. Возможно даже вам. Хотя вряд ли. Скорее всего, однажды меня призовет к ответу ваша дочь. Или мой народ. Жизнь покажет.

Я хмыкнул. Философ. Но в одном княжич прав. Однажды он свое получит.

— Да успокойся ты, — дед ткнул меня в бок. — Этот сопляк тут, скорее всего не причем. Похищение Лиры не могло быть его идеей. Да и исполнителем он не является.

Лорд Сиэн кивнул поддерживая Андреаса. А Дани наградил меня укоризненным взглядом и прошептал:

— Ментал. Провоцирует, чтобы легче было тебя читать.

Я перевел взгляд на Эрну. Она пожала плечами. Мол, да, братец мой — ментальный маг. Что в этом такого особенного? Мог бы и сам догадаться. Я тоже могу в души заглядывать.

— Господа, — вновь подал голос княжич. — Прошу за мной. Разумеется, если вы хотите увидеть леди Лираэль.

Мы последовали за Самиром. А что нам еще оставалось делать? Войдя в просторный слабо освещенный холл, в котом стоял длинный, массивный деревянный стол, расположились у одной из стен так, чтобы в поле нашего зрения оставалась дверь и массивная парадная лестница, ведущая на второй ярус.

— Сейчас принесут вина и…

— Не стоит, — я резко оборвал демона. — Это не нужно. Лучше приведите мою дочь

— За ней уже послали. Не беспокойтесь.

— А после я заберу ее домой.

Юноша удивленно изогнул бровь и насмешливо протянул:

— Если на, то будет воля юной леди, то непременно заберете.

— И это мне говорит ее похититель, — зло прорычал я.

— Если на, то будет воля юной леди, — повторил он. — Я все сказал.

— Не надо переоценивать свои силы, мальчик, — произнес Андреас ледяным тоном. — Мы не оставим здесь своего ребенка. А похищение не останется безнаказанным.

— Разумеется. Я даже готов поспособствовать вам в последнем. Вы сможете наказать похитителя. Он, кстати, действовал по собственной инициативе. Решил таким образом выслужиться перед моим отцом. Но Лиру вы забрать не сможете, хотя, насильно ее никто удерживать не станет.

Я нахмурился. Насильно, значит, не будет удерживать. Но кроме силы есть еще с десяток не менее надежных поводков. И если судить по тону юноши, у него была в рукаве пара козырей. Но выяснить больше, чем он сам захотел мне открыть, пока не получилось. Самир сделал вид, что потерял к нам всякий интерес, обратился к Эрналин:

— Ах, сестричка, и ты здесь?! Не ожидал. Правда, не ожидал.

— Чего не ожидал? — небрежно поинтересовалась девушка.

— Того, что ты окажешься настолько самонадеянна. Или безрассудна. Эрна, то, куда, а главное, к кому ты направилась, не осталось для нас секретом. Поэтому тебе лучше не показываться отцу в ближайшее время. Если ты, разумеется, не хочешь разозлить его. Поэтому тебя сейчас проводят в мои покои, и ты носа оттуда не высунешь, пока Он не остынет. Если этого не случится в самое ближайшее время, я отправлю тебя домой. Не ставя в известность отца, разумеется.

— С чего такая забота о моем благополучии?

— Братские чувства.

Эрналин усмехнулась. А Самир не обращая на нас ни малейшего внимания, наставительно продолжил:

— Я желаю тебе добра. Нет, конечно, напакостить по-мелочи — это святое. Что уж, скрывать? Но мне бы не хотелось, чтобы ты серьезно пострадала. Это будет… плохо для нашей семьи. Мы ведь одна семья. Так ведь, сестричка? Мама расстроится. Да и отец о своей горячности пожалеет. Потом. Но исправить ничего будет нельзя. Но если воспользуешься моей помощью, у тебя будет шанс, отдав мне свою силу, жить относительно спокойно. Без твоего… возлюбленного, разумеется.

— Нет.

— Что «нет», Эрна? Ты вздумала бунтовать, как и Эрха? Очень глупо с твоей стороны. Это будет означать для него смертельный приговор. Во избежание, так сказать.

— Ты слишком самонадеян, брат. Хочешь мою силу? — в голосе девушке зазвучал металл, и мне показалось то даже Дани как-то странно посмотрел на нее.

— Это важно для нашего отца. — Мне показалось, что Самир немного смутился, похоже он не ожидал отпора от своей сестры. — Дело принципа и все такое. А вот мне твоя сила не очень-то и нужна. Пока тебя не было, кое-что произошло. Знаешь, что?

— Если судить по цвету твоих глаз, Хаос признал тебя наследником княжеского дома.

— Не совсем. Хаос признал меня Первым наследником. В пятнадцать лет. Тогда, как ты была признана им совсем недавно — в девятнадцать.

— И?

— Эрна, ты меня поражаешь. Неужели ты думаешь, что я тебе это расскажу? То, что ты — моя сестра, не значит, что я тебе доверяю. А теперь отойди от своих новых друзей, и, будь добра, проследуй в мои покои!

— Нет. Ты смешон Самир. Считаешь себя центром мироздания? Ты лишь пятнадцатилетний мальчик, возомнивший избранником Бездны, — голос девушки звучал спокойно. И, наверное, именно это больше всего задевало ее брата. Но надо отдать ему должное княжич держался достойно. Лишь все крепче сжимал кулаки.

— Ну, тогда не обессудь, сестричка, — холодно бросил ей он, — Раз не хочешь слушаться, защищать тебя перед отцом, я не стану. И когда придет час расплаты за все твои безумства, помощи не жди.

— Я никогда и не ждала от тебя помощи.

— Зря, между прочим. Но сейчас это уже не важно. Хотя… у тебя есть еще немного времени. Подумай. Возможно, разум к тебе вернется? И тогда перед отцом ты предстанешь не одна.

— Она не одна, — Дани выступил вперед, задвинув Эрну себе за спину.

Самир возвел очи горе и покачал головой, выражая к словам моего младшего шурина полнейшее пренебрежение. Данирис вспыхнул и воздух вокруг нас наполнился магией. Вот теперь в глазах демона мелькнуло подобие интереса.

— А ты сильный, — нехотя признал княжич. — Но сейчас я сильнее. Не веришь, спроси у Эрны. Так что задирать меня не надо. Убивать я тебя не хочу. Кое-кто мне этого никогда не простит. Хотя…

Я подумал, что малыш сейчас на него кинется, но он лишь хмыкнул и протянул:

— Признаю. Ты — виртуоз. Я почти ничего не почувствовал.

— Ярость туманит разум, — отозвался демон.

— И как далеко ты смог пробраться?

— Достаточно далеко. Хотя, должен отдать должное и тебе. Ты неплохо защитил свой разум. Знаешь, принц, я бы дал тебе совет. Держаться от моей сестры подальше. Но ты не послушаешь. А жаль. Это могло бы сохранить твою жизнь.

Дани ничего не успел ответить на это заявление потому что спустя мгновение в зале появилась Лира.

Она была одета в старые мальчишеские бриджи и не менее изношенную тунику, подпоясанную кожаным пояском. На ногах стоптанные сапожки, которые ей были явно великоваты. А волосы… ее прелестные белокурые локоны были срезаны и едва скрывали ее маленькие ушки.

Элейна, которая обожала наряжать нашу девочку, словно та была большой куклой, от нынешнего вида дочери точно упала бы в обморок. Я же, просто потеряв дар речи, прирос к полу.

Лираэль вбежала в залу немного запыхавшись, и застыв у изножья лестницы сощурившись стала оглядываться по сторонам. Видимо ее глаза еще не совсем привыкли к темноте. Княжич тотчас же шагнул ней и отвесил изящный поклон.

— Моя леди, вы чудесно выглядите сегодня.

Девочка досадливо поморщилась. Выглядеть в его глазах «чудесно» ей явно не хотелось. Нас малышка еще не заметила. Все ее внимание было сконцентрировано на юном княжиче.

— Но с косами мне нравилось больше.

— Я знаю! — в голосе дочери я явно различил нотки торжества.

Она ни на секунду не отрывала от него взгляда, в котором читался вызов. Именно вызов и даже некоторое предвкушение, а не покорность или страх. Из чего можно было сделать вывод, что словесные перепалки у них случаются регулярно, и Лира далеко не всегда выходит из них победительницей. Самир был сильным, и достойным, в ее понимании, противником. Иначе она бы его просто игнорировала или избегала. А его… его она забавляла. Иначе, зачем еще почти взрослому парню возиться с маленькой девочкой? А ведь он действительно терпеливо с ней возится. Играет по ее правилам. И даже позволяет себе иногда проигрывать. Что, в общем-то, не мешает ему получать удовольствие от процесса, скажем так, общения.

— А Ри так даже больше нравится! Ваше же мнение, никого не интересует.

Самир снисходительно кивнул и ернически протянул:

— Ну, конечно. Как же может быть иначе?

Но ни у кого и тени сомнения не возникло, что его и только его мнение было для моей дочери важным. Пусть делала она все это в пику — чтобы досадить, или возможно, разозлить. Но лично я готов спорить, что маленький приятель Лиры права голоса в этом вопросе не имел.

Ему просто надлежало уже после того, как на пол упадут криво срезанные локоны, выказать свою поддержку и понимание. Не более. И мне это не понравилось. Плохо, если она успела привязаться к этому демону. Очень плохо. Друг-соперник — это все равно друг. Нет, княжича убивать я не собирался. Особенно на глазах у дочери. Пока Самир ведет себя вполне адекватно. Для будущего правителя, разумеется. Ничего личного — политика. И вторжение в наш мир, и похищение Лиры. Все это не блажь, не фанатичная ненависть к нам, а лишь четкие шаги к собственной цели — захватить Элверн. Это здесь он сам и его отец — будут проклинаемыми народом оккупантами. А у себя на родине? Героями? Мудрыми и дальновидными правителями, решившими проблему недостатка ресурсов. Если победят нас, конечно.

— Никак! — запальчиво отозвалась моя дочь. — С Ри мы поженимся, когда вырастим! И с его суждениями я буду считаться. А вы — совершенно чужой мне мужчина, поэтому…

Встретившись со мной взглядом, малышка оборвала свою обличительную речь на середине предложения. Удивленно похлопала глазками, словно бы не веря, что видит действительно меня. Перевела взгляд на Дани. После настал черед Андреаса. А потом она с восторженным воплем бросилась ко мне. Я поймал ее в объятия и прижал к груди свое самое родное и любимое существо. Она обняла меня за шею. Повозилась немного, устраиваясь поудобнее. Наградила меня парочкой поцелуев в щеку и затихла, спрятав лицо у меня на плече. Нет, Эль я тоже люблю. Сильно. Но ребенок — есть ребенок. Этим все сказано.

— Я скучала, — сказала она тихо.

— Мы тоже, Лирэ, — ответил я севшим голосом. — Мы тоже.

— Как мама?

— Испугалась. Но она сейчас под присмотром Тамиэля и Алери. Так, что все хорошо.

— Я не могла сбежать.

— Знаю. Да ты и не должна была этого делать. Попытка побега была бы опрометчивым решением. А ты же у меня умничка. Тебя не обижали?

— Нет. Отец Риона, правда, на меня замахнулся. Не помню уже и за что. Я, скажем так, не была послушной девочкой и развернула настоящую диверсионную деятельность, — Лира подняла голову и посмотрела мне прямо в глаза. — Как в той книжке, про тактику ведения войны.

— В какой книжке?

— Ну, в той, что я дома на ночь читала. Чтобы заснуть побыстрей. Она такая занудная. Но один раздел я все-таки осилила. Нет, до настоящих диверсий то, что мы с Ри делали, конечно, не дотягивало. Но нас и это устраивало. Но так вот, лорд Оран на меня замахнулся. И ударил бы. Он Риона часто бил. Ри — не ябеда. Ты не подумай, пап. Но отец его очень сильно бил. А такое не скроешь. Но Самир руку лорда перехватил. А потом как даст ему кулаком! Тот аж к стенке отлетел. Представляешь?! С тех пор он ко мне не приближается.

— Ну, и хорошо.

— А вы меня забрать пришли?

— Конечно, Лирэ. А зачем еще?

— Переговоры проводить. Только почему вы дядю Тамиэля с собой не взяли? Но я домой вернуться не могу.

— Почему?

— Тут Ри. Ему без меня совсем плохо будет. А взять его с нами не получится. Не пустят.

— Разумеется, мы не дадим похитить лорда Риона у родного отца, — насмешливо протянул княжич. — Но юную леди здесь никто удерживает. А она явно выказывает желание и дальше пользоваться нашим гостеприимством.

— Я не хочу тут оставаться! — не согласилась с ним Лира, еще крепче обнимая меня за шею. — Я к маме хочу!

— Ничем не могу помочь. Но если ты уйдешь, я больше не стану защищать твоего маленького друга.

— Мир, ты — гадкий и противный мальчишка! Я тебя ненавижу!

— Как будет угодно моей леди.

Самир растянул губы в полные торжества улыбке. М-да… похоже этот демон был уверен в своей победе. У меня зачесались руки. Захотелось взять этого наглеца и пинками отправить в Бездну, из которой он пришел. Но он ведь действительно победил. Вот скажу я сейчас, что заберу дочь несмотря ни на что, так она первая мне в этом мешать начнет. И какой тогда у меня шанс проделать это, никак ей, не навредив при этом? Не слишком большой. Она, конечно, умненькая и контролирует свою силу, для ее возраста, достаточно хорошо. Но у всех детей Владык в моменты переживания сильных эмоций, случаются спонтанные магические всплески. И опасны они не столько окружающим, сколько самим детям. Вот же Бездна! Что же делать?

И тут мы услышали глухой звук от падения чего-то явно тяжелого и громкий женский крик.

Глава 27

Лира угрем вывернулась из моих рук и быстрее ветра побежала туда, где слышался крик и грохот. Мы все рванули за ней. По ступеням. Через галерею. У меня даже дыхание сбилось немного. Я старался от дочки не отставать. Но и догнать ее у меня не получалось. Боги, откуда у детей столько энергии?

Моя малышка на секунду скрылась в дверном проеме. Следом за ней в него заскочил княжич. И только потом я. А уж за мной Дани, Эрна, Май и Самир с несколькими телохранителями. Стариков видно не было. Наверное, не выдержали такой гонки. Ну, ничего мы и сами справимся.

Но когда я понял, с чем мне предстоит справляться, у меня похолодели руки, а глаза начала застилать пелена гнева. Мы очутились в большом зале. Стены зала были сложены из грубых, плохо обтесанных камней. Тем не менее, я чувствовал, что в нем присутствует дремлющая магия, могучая магия. Зал слабо освещали факелы магического огня на стенах. Вдали, у самого края стены я увидел высокий трон, судя по всему изрядно украшенный золотом, именно благодаря его блеску я сумел разглядеть его. К нему вела вытканная золотом ковровая дорожка.

А в десяти шагах от меня, на обломках деревянного столика лежало залитое кровью тело маленького мальчика. Высокий темноволосый мужчина яростно отбивался от Зарины Сиэн. Девушка хватала его за руки, кричала, плакала, но не позволяла ему даже на шаг приблизиться к ребенку.

— Пошла прочь, девка! — пьяно взревел мужчина, который, кажется, и не понял, что в зале появились новые зрители. — Ты меня не остановишь. Я все равно доберусь до этого ублюдка, которого принесла в подоле моя жена. Говорила, что мой. Но я не верил. Не похож он на меня. Эта шлюха просто хотела, чтобы великое наследие рода Оран принял чужак.

— Стой! Атрей, подожди, — Зара уже рыдала, но упрямо продолжала цепляться за его руки. — Не трогай его!

— А теперь демоны хотят еще и посадить его на трон Ранхара. Того, кто ни имеет никакого отношения моему роду! Этого не будет! Я прикончу его и останусь последним из семьи Оран. Они ничего не смогут сделать. Даже просить будут, чтобы я стал правителем Владык и… — он отшвырнул девушку так что та, пролетев несколько метров, со стоном рухнула на пол. К ней сразу бросился Майрин.

Атрей хотел было что-то сказать, но не успел. Телохранители княжича повинуясь легкому кивку головы своего юного господина, бросились на обезумевшего мужчину. Скрутили они его быстро. И минуты не прошло. А в это время Самир пытался удержать Лиру изо всех сил рвущуюся к своему раненому другу, которым уже занялась Эрна.

Я сделал несколько шагов в сторону дочери, но ближе подойти не решился, хотя и готов был в любую секунду броситься ей наперерез. Потому что видел состояние моей Лирэ. Она в полушаге от неконтролируемого выплеска. Вон по волосам фиолетовые искры пробегают. А из ее рук не полился огонь только потому, что юноша каким-то образом гасит его. Но малышка все еще находится в сознании, даже пытается что-то говорить, удерживающему ее княжичу. А он тихо отвечает ей.

Сейчас любое резвое движение, любой звук рядом может стать той каплей, что обрушит плотину и лучше не рисковать. К тому же, юный демон неплохо справляется и без моей помощи. Вообще, для Лиры такие вспышки нехарактерны. Она очень сознательная девочка. И понимает, чем они могут грозить и ей, и окружающим. Но она всего лишь ребенок и не всегда способна справиться с собой.

— Он поглощает ее силу, — сказал Дани, наклонившись ко мне.

— Это опасно для нее?

— Пока нет. Из нее магия Хаоса сейчас бьет, как вода из гейзера. Гораздо опаснее не сдерживать.

— А если он не остановится вовремя?

— Тогда он лишит ее магии на какое-то время, что лично я трагедией считать не буду. Но Самир остановится. Что-то мне подсказывает, что это безобразие у них не в первый раз происходит. Он действует слишком спокойно и уверенно.

Я кивнул. И в это же самое мгновение мальчик зашевелился и застонал.

— Тише-тише, — поспешила успокоить его Эрналин. — Не бойся. Все хорошо.

— Больно, — сказал он так тихо, что я едва расслышал. — Голова.

— Это ничего. Сейчас пройдет. Потерпи немного. Ладно?

Рион едва заметно кивнул и снова затих. Я перевел взгляд на Лиру. Она больше не вырывалась, и просто стояла с немного потерянным видом. Но Самир отчего-то не спешил выпускать ее из захвата. А по напряженному лицу юноши можно было прочесть, что он ожидает еще одного всплеска. И тот не преминул последовать.

Моя дочка встряхнула головой, словно бы отгоняя наваждение, а потом перевела взгляд на Атрея, которого удерживали телохранители княжича, и ее глаза снова загорелись яростным огнем.

— Я его убью, — сказала она как-то по-взрослому спокойно. Безразлично и в то же самое время твердо. Так обычно говорят о не слишком приятной работе, которую просто нужно сделать.

— Нет, — напряженно отозвался Самир.

— Я все равно это сделаю.

— Не сделаешь.

— Он чуть не убил Ри. Я люблю Ри и не хочу, чтобы ему что-то угрожало. Он угрожает. Надо сделать так, чтобы больше не угрожал. Я его убью. Я смогу. Отпусти.

— Нет.

Девочка извернулась так, чтобы поймать глазами взгляд княжича.

— Будешь мешать — пострадаешь. Я не хочу делать тебе больно. Ты хороший.

— Только что говорила, будто бы я гадкий и противный, и что ненавидишь, — усмехнулся Самир.

— Нет, ты хороший. Но вредный. Очень. Я просто на тебя всегда злюсь.

— Знаю. Ты тоже хорошая и не хочешь никого убивать. И сейчас ты очень боишься.

— Нет!

Юноша тяжело вздохнул, скорчил смешную рожицу и поцеловал ее. В губы! Я дернулся было пресечь это безобразие, но меня с двух сторон схватили подоспевший Андреас и Дани. Перевел на них изумленный взгляд. Эти двое, как мне казалось, первыми должны были кинуться к наглому мальчишке, чтобы дать ему по шее. Лире ведь всего девять!

— Это немного не то, о чем ты подумал, — сказал дед, крепко удерживая меня за плечо.

— Ты еще скажи, что глаза меня обманывают, и он не целует мою дочь.

— Целует? — усмехнулся Андреас. — Он просто прижимается своими губами к ее губам, а в это время забирает ее магию. А если вспомнить ее недавние рассуждения на тему убиения того слизняка, это как раз то, что нужно. Нашу малышку необходимо сейчас защитить, прежде всего от себя самой. Этот способ ничем не хуже других. Ну, поваляется она в обмороке с полчасика. Не сможет магию использовать пару недель. Так это не беда. Зато не натворит ничего такого, о чем всю жизнь будет жалеть.

— Он прав, Эндрю, — вставил на удивление молчаливый Натан.

Я кивнул. А через мгновение у Лиры подкосились ноги, и она буквально повисла на руках княжича. А он, так как обладал достаточно хрупким сложением, даму, лишившуюся чувств, на руки поднять не смог. Просто перекинул через плечо и поволок ко мне. Я аккуратно подхватил мою малышку, за что удостоился скупого кивка. После чего княжич стремительно развернулся и стремительным шагом направился к Атрею.

— Я велел не трогать мальчишку, — произнес он почти ласково.

— Будут мне еще всякие сопляки приказы раздавать, — рыкнул лорд Оран, но в голосе его уверенности уже не было.

— Ты меня не послушался, — словно бы, не замечая слов Атрея, продолжил юноша. — Рион опять пострадал. Лира расстроена. А я не люблю, когда расстраивают мою Лиру. За мальчика ты отвечал бы перед отцом. Он ведь нужен для его планов. Лично мне твой сын только мешает. Но ты напугал мою маленькую леди. Напугал настолько, что она попытается тебя убить.

— Пусть попробует! — нагло заявил мужчина. — Я ей…

— Ничего не сделаешь, — зло прошипел Самир, молниеносным движением вонзил кинжал ему прямо в сердце. — А на ее руках не будет крови, пока я могу держать в руках оружие.

В зале повисла тишина. Все взгляды обратились к демону. Даже Зарина пришла в себя, и слегка приподнявшись с изумлением, смотрела на него. Что уж говорить об Эрналин. Та вообще рот открыла от изумления. В этот момент Самир сам понял, что оказался в центра внимания.

Он оттолкнул от себя хрипящего Атрея и отступил на несколько шагов. Тот осел на пол и несколько раз дернувшись затих.

Лира вздрогнула на моих руках и открыла глаза. Я осторожно поставил ее на землю, и она прижалась ко мне, обхватив руками и затихла.

— Как у вас у демонов, оказывается, все просто, — нарушил тишину ехидный голос Андреаса. — Раз и нож в сердце…

Тем временем лорд Сиэн устремился к своей дочери, все еще сидевшей на полу и невидящим взглядом смотревшей на Майрина, который что-то шептал ей на ухо. Мы же с остальными подошли к Самиру. Лира тихо шла за мной, не выпуская мою руку. Демон все еще стоял над телом Атрея Орана.

— Вы что-то сказали? — он повернулся к деду, и я понял, что несмотря на хладнокровие, с котором он только что убил Атрея, Самир явно растерян и зол. А если принять во внимание его юный возраст, можно предположить, что свою злость он попытается выместить на первом, кто подвернется под руку. Андреас, который последние десять лет занимался воспитанием подрастающего поколения, видимо понял это. Он примирительно вскинул руки и сказал:

— Нет.

— А мне кажется, сказали. Вам не понравилось то, что я сделал. Как же! Лишил жизни одного из вас, а то, что он… угрожал вашим детям — ничего не значит. Или мне нужно было вызвать его на честный поединок? Может еще и оружие в руку вложить?

— Нет, — дед отозвался подчеркнуто миролюбиво. — Вы, юноша, все сделали правильно. И никто из нас не посмеет обвинить вас в убийстве. Это было возмездие.

— Право мужчины защищать слабых, — присоединился к нам лорд Сиэн, оставивший свою дочь на попечение Майрина.

На лице княжича явно читалось, что наше мнение по поводу убиения Атрея он в Бездне видел. Самир явно желал это еще и озвучить. Причем, не особо стесняясь в выражениях. Даже воздуха побольше в грудь набрал. Но ему помешал грозный окрик:

— Что здесь происходит?

Я вздрогнул от неожиданности. А потом костеря себя, на чем свет стоит, обернулся. Это ж надо было так потерять бдительность! Мы ведь на вражеской территории.

К Самиру решительным шагом приближался высокий сухопарый мужчина с аккуратно сколотыми в хвост черными волосами. Взгляд его темно-бордовых глаз был прикован к юноше. Нас он будто бы и не замечал вовсе. Хотя не заметить нашу колоритную компанию было достаточно сложно.

— Сын, отвечай, — ледяным тоном отчеканил князь. А кто еще может так обратиться к княжичу?

— Ничего, отец. — юноша представлял собой образец невозмутимости.

— Труп Атрея — это по твоему мнению «ничего»?

— Да, отец, — спокойно ответил он.

— Ты вообще понимаешь, что сделал? — в голосе князя начало проявляться раздражение. — Он был полезен.

— Он был не управляем, — парировал юноша. — Пытался убить Риона. Угрожал Лираэль. Рассудок окончательно покинул его. Хотя, на мой взгляд, здравомыслием он не отличался никогда. Пришлось принять меры. Простите отец, что не дождался вас.

— Ладно, — уже успокаиваясь, бросил князь. — С этим в любом случае уже ничего не поделать. Но я недоволен твоей несдержанностью.

Видимо Самир недовольства отца не боялся. Он даже бровью не повел, продолжая спокойно смотреть с глаза своему родителю. Хотя он и изображал сейчас почтительного сына, это не могло никого обмануть.

Мальчик знает себе цену. И цена эта достаточно высока. Что, собственно, не удивительно. Князь, не задумываясь, простит ему убийство потерявшего рассудок Атрея. Может, пожурит немного, но по-настоящему ссориться с единственным наследником мужского пола из-за слуги не станет. Я бы удивился, окажись все иначе. А демон меж тем повернулся к нам и сказал:

— Я князь Эниира Ясир Анар Дастан рад приветствовать в этом доме представителей древнейших родов Владык Теней Элверна. — Улыбку, которую демон старательно изображал демон, Тамиэль называл не иначе, как «придворным» оскалом. То есть и доброжелательность демонстрируем, и зубы показать не забываем. — Еще мне хотелось бы попросить прощения за эту сцену. Мой сын не имел права лишать жизни вашего соотечественника и понесет соответствующее наказание.

— Мы также приветствуем вас в нашем мире, — Андреас говорил громко и торжественно. — И надеемся, что наказание вашего сына не будет сурово. Его рукой было совершено не убийство, а правосудие.

Князь милостиво кивнул и с мягкой улыбкой сказал, обращаясь к моему деду.

— Мне бы хотелось видеть вас гостями этого дома. Думаю, лорды, нам найдется, о чем поговорить. Необходимо многое обсудить. Судьбу этого мира, например.

— И судьбу Владык?

— Можно и так сказать. Но сразу оговорюсь, мы вам не враги. Да и как могут враждовать два родственных народа?

— Вы считаете наши народы родственными?

— Разумеется, — в голосе князя слышалась явная убежденность. — Владыки Теней — младшая ветвь демонов. И говорить обратное — это грешить против истины.

Я слегка опешил от такого поворота событий. То есть он сейчас прямо заявляет, что не собирается воевать с нами? Верилось в это слабо. А между тем, Князь, изображая радушного хозяина, приказал подать вина, чтобы мы освежились с дороги и пригласил следовать за собой.

Мы настороженно переглянулись, но все же подчинились. Лира следовала за мной, как-то отстраненно наблюдая за происходящим. Я прекрасно понимал, что ей нужно было время чтобы прийти в себя после подобного выброса силы. Князь обернулся. Смерил меня настороженным взглядом, но вопрос задал сыну:

— Что с ней?

— Испугалась, — ответил он невозмутимо.

— Сын, ты пытаешься играть со мной? Эта девочка не из робкого десятка. Она даже мне однажды решилась выказать свое недовольство.

— Она испугалась. И ввиду своей неопытности посчитала нападение лучшей защитой. Мне пришлось ее успокоить.

— Понятно.

Дальнейший путь прошел в молчании. Мы прошли через галерею, пересекли две залы и оказались в удивительном месте. Высокие сводчатые потолки. Витражи, сквозь которые лился мягкий свет. Стены из бело-золотистого мрамора. Черный глянцевый пол. А у дальней стены нечто напоминающее стул, укрытый какой-то серой тряпицей. Трон, наверное.

— Я хочу показать вам кое-что. Можете считать это жестом доброй воли со стороны народов Эниира и Дай-Ри. Утерянное сокровище вернется к Владыкам Теней. Правитель вашего народа будет коронован мною легендарным Венцом Ранхара.

Мы потрясенно выдохнули. К нам вернется величайшее сокровище Владык? Я в это поверить не мог. А потом через пелену восторга до меня дошел весь смысл сказанного князем. Правитель Владык Теней будет коронован им. А это значит, мы признаем верховную власть князя Эниира и Дай-Ри над собой. Сама эта мысль вызвала волну глухого раздражения. И, похоже, не только у меня. Андреас нахмурился. Лорды Иррен и Сиэн попытались сохранить на лицах маски невозмутимости, но давалось им это явно тяжело. Дани с Натаном так и вовсе ошалели от подобной наглости.

А Князь сделал вид, что этого не заметил. Также он не счел достойной своего внимания и дочь. Мужчина на нее и не смотрел вовсе. Словно она — пустое место. Хотя и Эрна явно сама не желала привлекать к себе внимание отца. Все норовила спрятаться за спиной жениха.

— Вы, наверное, желали бы взглянуть на него? — продолжил Князь подчеркнуто-будничным тоном, подходя к дальней стене.

Ответом ему было молчание. То есть посмотреть на Венец бы, безусловно, хотели. Но я бы предпочел, чтобы его и не находили вовсе. Потому что он неминуемо станет оружием против нас самих.

— Ну, что ж… смотрите, — провозгласил демон, добавив в голос нотки торжественности, и сдернул с трона покрывало.

Нашим глазам предстал трон из червонного золота, украшенный драгоценными камнями. На его спинке были выбиты какие-то письмена, а у подножия трона — на полу лежала серебряная корона. Скорее даже обруч. Правда, достаточно широкий. Такое украшение постеснялась бы надеть любая высокородная леди. Слишком уж оно было незатейливым. Но это если смотреть глазами. А если приглядеться к магическим потокам, окружающим венец, станет ясно, что это действительно величайшее сокровище Элверна. Я такой красоты в жизни не видел.

— А что там написано? — сам собой вырвался у меня вопрос.

— Заклинания, — отозвался Андреас, все еще разглядывая венец. — Это очень древние заклинания. И писал их, скорей всего, сам Ранхар.

— А что это за заклинания?

— В основном защитные, — отозвался Лорд Сиэн внимательно изучающий надписи. — Не могу разобрать. Я не очень хорошо знаком с этим диалектом. Но, мне кажется, что Ранхар выставил претенденту на трон Владык Теней несколько условий. Это «Право крови». Потом «Чистота души». И что-то еще, но я пока не могу разобрать.

В это время Лира дернула меня за ногу. Я повернулся к ней

— Папуля.

— Да, моя хорошая?

— Что со мной? Мне нехорошо. Такая слабость. И головка болит.

— Сейчас все пройдет, маленькая моя.

— А где Ри? Как он?

— С ним тоже все хорошо. Рион с Зарой. Отвести тебя к нему?

Моя дочка кивнула, и я двинулся в сторону двери, где стояла Зарина, держащая за руку испуганного мальчика, уже пришедшего в себя.

— Отпусти меня, — потребовала дочь.

Мне пришлось подчиниться. Когда дети встали рядом, оказалось, что Лира почти на полголовы выше. Странно. Она ведь младше. И вообще, Рион какой-то болезненно-худой. Словно бы он всю свою недолгую жизнь провел впроголодь. Хотя, возможно, так оно и было. Бедный ребенок.

Оставив Лиру я вернулся к стоявшим около трона.

— Возможно мой сын, так увлеченный изящной словесностью, сможет перевести послание вашего предка? — снисходительно улыбнулся Князь. — Не зря же он столько часов провел в этом зале.

Самир бросил на отца испепеляющий взгляд, но более ничем не позволил себе выйти из образа послушного и почтительного сына. Он подошел к трону и не отрывая взгляда от надписи, без особого выражения начал читать:


В бесконечной круговерти

Жизни знак, коль равен смерти,

Право крови таково.

Только примешь ли его

Не из страха, не из мести?

Станет трон пусть долгом чести.

Ради мира и любви

Ты возьмешь бразды мои?

Согласишься на судьбу

Что нельзя желать врагу?

Но решаясь, не забудь:

То навек твой будет путь.

И еще… коль сможешь ты,

Воплоти мои мечты.


##1 автор Ю. Буланова


— И насколько этот перевод точен? — как бы невзначай поинтересовался Андреас.

— Абсолютно точен, — сухо отозвался юноша. — Я не выкинул ни единого слова. Правда, поменял последовательность фраз. Но общий смысл от этого не пострадал. Уверяю вас.

— И в чем же заключается этот самый «Общий смысл»? — не удержался от вопроса я, делая навстречу ему несколько шагов.

— Как и говорил ваш уважаемый спутник, — юноша кивнул в сторону лорда Сиэн. — Претендент должен отвечать некоторым критерием. Первое, это, конечно, «Право крови». Затем следует «Чистота помыслов». Принять трон Владык он или она сможет только «Ради мира и любви» и исключительно, как «долг чести».

— А что если Венец достанется тому, кто не отвечает этим требованиям?

Самир только пожал плечами. То ли он действительно не имел по этому поводу какого-то определенного мнения, то ли просто не захотел им делиться.

— Венец просто не примет его, — ответил за сына князь. — Он отчего-то никому не дается. Хотя взять его пытались многие. Тот же Атрей. Причем, не раз. Но наследие Ранхара всякий раз обжигало ему руки. Что интересно, ваша дочь, лорд Шаор может прикасаться к Венцу. Правда, не очень долго. Метал раскаляется и под ее пальцами. Но медленно.

— Рион тоже притрагивался к нему, — вставил Самир.

— Да, — кивнул Князь. — Было такое. Именно поэтому я считаю, что два старейших рода Владык Теней следует объединить в один. И потомок Риона и Лираэль — станет истинным наследником верховной власти.

— А зачем это вам? — спросил Андреас, склонив голову на бок. — Вам и вашему народу.

— Я желаю видеть в потомках княжны Эрхи Шаоран верных союзников. Это ваш мир, именно Владыка Теней должен стать Наместником Элверна. Также за вашими семьями останется все, что вы считаете своим. Вас никто не станет выгонять из собственных домов и владений. Более того, за верную службу Наместнику и мне вы можете получить многое. Например, усиление собственных родов. У нас немало перспективных юношей и девушек, которые почтут за честь войти в ваши семьи. Будут рождаться дети. Через несколько поколений два народа сольются в один. И этот мир будет принадлежать вам.

— Он и так принадлежит нам, — флегматично отозвался лорд Иррен. — Сила на нашей стороне. И поставить на колени все эльфийские земли не составило бы большого труда. Но нам не нужно больше, чем мы имеем. Мы просто не хотим воевать.

— Возможно, вы и могли бы поставить на колени ваших, соседей. А удержать их сумели бы? Вряд ли. Это понимают все и Владыки, и эльфы. И не развязывали войну вы только лишь по этой причине. Но времена изменились.

— У некоторых из нас есть эльфийские семьи, — сказал лорд Сиэн, искоса бросив взгляд на меня. — И они, боюсь, не смогут закрыть глаза на то, что демоны уничтожают наших, как вы выразились соседей.

Князь натужно рассмеялся, всем своим видом показывая, что воспринимает сказанное, как забавную шутку. А затем он мягко укорил лорда:

— Вы в детстве наслушались страшных сказок про демонов? Ну, как так можно? Я прекрасно осведомлен о том, что женами Владык Теней, которым не досталось пары среди дочерей их народа, становятся эльфийки. Редко, но и такое случается. И, так как эти женщины рожали детей, наследующих вашу кровь, думаю, их не стоит считать инородцами. Также я знаю, что издавна в ваших домах прислуживают эльфы. Некоторые, даже на протяжении нескольких поколений. Так ничего и не изменится. Все, кого возьмет под свою защиту та или иная семья Владык, будут неприкосновенны и продолжат верой и правдой служить вам. Но в любом случае мы не собирается уничтожать эльфов.

— Конечно, — зло прошипел Данирис. — Вам ведь нужны рабы.

Эрна ахнула и ухватившись за локоть жениха отчаянно зашептала:

— Молчи! Молчи, Дани. Я прошу тебя. Умоляю.

— Я не буду молчать, когда решают судьбу моего народа.

Я выругался про себя. Вот же балбес! Его несдержанность сейчас может обернуться большими проблемами. Нет, правда в его высказываниях была. Но злить врага, находясь почти в полной его власти? И праведный гнев не является оправданием его горячности.

Нам явно предстоит война. Война с более сильным противником. Каждый маг будет на счету. Но он необходим нам в первую очередь, как принц крови, третий наследник светлоэльфийского престола. Натан это понимал, поэтому зло рыкнул на брата:

— Уймись. Мы пришли говорить, а не устраивать свары.

Дани, пусть и нехотя, замолчал, опустив глаза. Но Князь уже обратил внимание на молодого эльфа и его глаза зло сощурились, когда он увидел рядом с ним свою дочь. И он, обращаясь к ней, зло бросил:

— Мне не нравится, что твой щенок решается открыть при мне рот. Ты его слишком разбаловала. Не поучить ли мне его уму-разуму? Думаю, двадцати плетей будет достаточно, чтобы этот наглец присмирел.

— Отец, — испуганно пролепетала Эрна. — Не надо. Прошу.

— Что? — Князь изобразил на своем лице недоумение. — Ты просишь? За него? Мне говорили, что моя дочь, забыв про гордость, таскается по всему Элверну за эльфийским мальчишкой. Я не поверил. Сначала. Потом подумал, что ты заскучала и решила немного попутешествовать по-новому, неизведанному миру. Но, судя по всему, они были правы. Ты разочаровала меня, Эрналин.

Девушка побледнела и задрожала. А демон, явно наслаждаясь реакцией дочери на свои слова, продолжил:

— Рядом с тобой были лучшие представители нашего народа. Твоей руки добивались Айдар, Камаль, Наиль. И даже Ямин. Ты же предпочла низшего. Ну, что ж… раз так, то ты его получишь в качестве утешительного подарка. После того, как ему отвесят двадцать плетей, а твоя сила полностью перейдет к Самиру.

— Но отец, — юный демон в недоумении уставился на своего родителя. — Полностью?

— А ты думал, я позволю оставить хоть каплю силы той, что так опозорила наш род?

— Нельзя забирать всю магию. Это же верная смерть для нее. Или сумасшествие, что, пожалуй, не лучше.

— А ты разве этого уже не хочешь? — делано изумился демон. — Помнится, ты всегда мечтал стать величайшим из череды князей Эниира. Ее сила поможет тебе в этом.

— Но не такой же ценой!

— Цена не имеет значения, сын, — усмехнулся он. — Если на кону власть княжеского дома. Если в твоем окружении есть кто-то, кто может тебя ослабить, от него нужно избавиться. И желательно при этом получить от этого все возможные выгоды. Поэтому я не прикажу просто убить ее. Это было бы преступным небрежением.

— Но она же твоя дочь! — с отчаянием выкрикнул Самир.

— Она та, кто позорит наш род постыдной связью. Он ведь даже не Владыка Теней. Будь этот мальчишка одной с нами крови, я мог бы закрыть на это глаза, но…

Что он хотел сказать мы так и не узнали. Данирис ударил. Первым. Без предупреждения. Без жалости. Хотя, достоин ли жалости тот, кто готов обречь собственного ребенка на смерть или безумие? Нет. Не достоин. И князь явно перегнул палку… не все слова можно готворить….

К атаке Дани присоединились Андреас и Натан. А я оказался напротив Самира. Майрин и друзья моего деда уже яростно отбивались от гвардейцев князя, поспешивших на помощь своему господину. И не знаю, кому было сейчас тяжелей — им или мне. Они могли драться и не боялись убивать. А я к своему ужасу сомневался. Сын врага — твой враг. И не важно, идет речь о взрослом мужчине или младенце. Врагов нельзя оставлять за своей спиной. Это прописная истина Хэйнота. У Элверна другие законы, которые, если честно, мне нравятся гораздо больше. Здесь абсолютно неприкосновенны все, кто не достиг двадцатилетнего возраста.

Самиру всего шестнадцать. Он просто выполнял приказы своего отца. Да парня и на свете не было, когда его отец решил завоевать Элверн. И Лиру похитили без его участия. Тут он точно ни причем. И хотя юноша явно шантажировал мою дочь Рионом, все мы видели, как он ринулся ее защищать. Не побоялся даже гнев отца вызвать.

Это все не позволяло мне биться в полную силу. Хладнокровия не хватало. Но и погибать из-за этого я не намеревался.

Что ж… посмотрим, что он из себя представляет. Если получится, можно просто вывести его из строя. А если нет…. на все воля судьбы.

Я атаковал «лучом холода», но княжич уже успел окутаться защитной сферой и отступить на шаг. В ответ, в меня полетел сгусток черного пламени. Мне не составило особого труда парировать его. Затем он атаковал меня воздушной волной, роем ледяных игл и парочкой не слишком приятных заклинаний.

Самир не столько нападал, сколько прощупывал мою собственную защиту. И его настоящий удар я едва не пропустил. Но для того, чтобы отбить атаку княжича, мне пришлось сместиться влево. Этим он и воспользовался, метнувшись к Лире.

— Лира, беги! — крикнул я, бросаясь наперерез.

К слову, дочка послушалась то ли приказа, то ли на нее так мой окрик подействовал, но она схватила за Риона за руку, а Зарину за край подола и потащила их к двери. А Самир, понимая уже, что гнаться за ними бесполезно, развернулся лицом ко мне, и в глазах его плескалась такая ярость, что и словами не передать.

«Теперь он будет зол, а злость не лучшее качество для боя» — мелькнула у меня мысль.

Юный демон выхватил из ножен свой меч и бросился на меня. Очертя голову. Это было его ошибкой. Нет, я некоторой порывистостью тоже страдаю, но Тамиэль в свое время меня от такой манеры ведения боя отучил. Делал он это жестко. Мне с тренировочной площадки иной раз уползать приходилось. Хотя сейчас я готов его за науку хотел бы поблагодарить.

Мой окутанный алым пламенем клинок легко отбивал беспорядочные атаки мальчишки. Хотя беспорядочными они были недолго. Ему потребовалось чуть больше минуты, чтобы охладить свой пыл и взять себя в руки. Хотя ярость так же горела в его взоре. Быстро, надо признать. Но лучше бы он и дальше вел себя, как импульсивный подросток на тренировочном поединке.

А хорошие у княжича были учителя. Фехтовал он, надо признать, отлично. Движения его были… точными и экономными. А вот выносливости ему не хватало. Мальчишка очень быстро начал выдыхаться. Пот катится градом. На щеках лихорадочный румянец.

М-да… мальчишка есть мальчишка. И тут вовремя вмешался Натан. Он подобрался к Самиру сзади и ударил его рукоятью своего меча по голове. Княжич покачнулся, но прежде чем упасть, инстинктивно метнул в моего шурина маленький кинжал. И попал же, поганец! По рубашке Натаниэля начало растекаться красное пятно.

Глава 28

Я бросился к родственнику, но тот лишь отмахнулся от меня

— Царапина. Ребро ушиб. Повезло, что не в сердце.

— Ты защиту, почему не держишь?

— Держу. Клинок у него заговоренный. Эндрю, помоги нашим. А я к остальным.

Маленький отряд, возглавляемый лордом Сиэном, неплохо сдерживал демонов, которые пытались пробиться к своему правителю. Но их было слишком много и помощь старшего принца пришлась как нельзя кстати.

Князь демонов оказался сильнее, чем нам казалось на первый взгляд. Несмотря на численное превосходство (его атаковали Данирис, Андреас и Майрин) демон и не думал отступать. Он яростно теснил всех троих, особенно наседая на Дани. И если я правильно понял, мой младший шурин жив только потому, что его отчаянно прикрывает дед, а Эрналин, которая стоит в паре шагов от него, окружает его мощным энергетическим щитом.

Я бросился на помощь. Но не получилось. Так иногда бывает. Не хватает какого-то мгновения. И ты понимаешь, что не успеваешь, но ничего поделать с этим уже не можешь.

На мгновение меня ослепила яркая вспышка, и я едва удержался на ногах. А вот обмякшего Дани отбросило прямо к подножию трона. Князь явно намеревался сначала добить его, а потом уже переключиться на остальных своих противников.

— Эндрю! — закричал Андреас.

Он, как и я недавно, не успевал прийти на помощь. Мало того ему пришлось бороться с какой-то странной призрачной тварью которая оказалась невероятно проворной.

— Вы, жалкие ничтожества, — прорычал демон. — Я давал Владыкам шанс остаться в живых, сохранить свое положение. И чем вы ответили мне? Ну, ничего. Ваша смерть послужит хорошим уроком остальным.

— Не хвастайся шкурой не убитого зверя, — усмехнулся я, молясь всем богам, чтобы он повелся на провокацию.

— Бравируешь

— Ха! Никто из нас даже не ранен. А эльфенок крепкий. Сейчас вскочит и задаст еще тебе жару.

Князь рассмеялся.

— А ты наглец.

— Что есть, то есть.

— Хоть и наглец, но умный. Сдавайся. Тебя я пощажу.

— С чего такая перемена? Только вот убить обещал.

— Вспомнил кое-что. Мой сын питает некоторую слабость к твоей девчонке. А Лираэль ведь очень расстроится, если ее любимый папочка умрет. Может, не станешь расстраивать дочку?

— Иди в Бездну, — сквозь зубы процедил я, попытавшись достать демона своим мечом.

Но техника боя у меня была поставлена не в пример хуже. Ятаган с неимоверной скоростью танцевал в его руках. Я не мог нанести ни одного действительно опасного удара. Князь с легкостью отбивал все мои выпады и играючи переходил в контратаки. Теперь туго приходилось уже мне.

Краем глаза я увидел, что мое предсказание сбылось. Дани действительно уже поднимался на ноги. А вот Эрна прикрыв рот ладошкой, пятилась к трону. И младший принц провожал ее растерянным взглядом.

— Кажется, к кое-кому вернулся разум, — глумливо протянул князь, Его клинок едва не достал меня. Отскочив, я чудом удержался на ногах. Девушка же осипшим голосом прошептала:

— Я поняла. Я все поняла.

— Это меня радует дочь. «А теперь отойди», — сказал князь, отворачиваясь от нее и от Дани, которого еще плохо держали ноги.

Зря он это сделал. Потому что только Эрналин узрела спину своего отца, она молнией метнулась к подножию трона и схватила Венец Ранхара. И судя по всему, рук он ей не жег. Три шага, и она возле Дани. Секундное замешательство. Но сделав судорожный вдох, она решительным жестом надела Венец на голову своего возлюбленного.

А после этого прижала свою маленькую ладошку к его сердцу и прошептала:

— Aqve al aqve. Farero al farero. Anim al anim. Len rua Ordes cin ter. Len dona vian posi rate. Len dona quan.


##1 Капля к капле. Искра к искре. Душа к душе. Я призываю Хаос в свидетели. Я отдаю тебе, принадлежащее по праву. Я отдаю тебе свою силу.


Дани стоял бледный, как полотно, и, кажется даже дышать боялся. Остальные тоже застыли ледяными статуями не в силах оторвать взгляда от сияющей подобно звездам короне одетой на голову второго Ранхара.

— Предательница! — взвыл князь, бросаясь на дочь с оружием. — Дрянь!

Данирис остановил его даже не жестом. Взглядом. На демона словно бы упали невидимые путы. И, похоже это удивило не только отца Эрны, но и самого малыша, однако он достаточно быстро смог совладать с собой. И буквально через пару мгновений все демоны, как подкошенные упали на каменные плиты пола.

Девушка испуганно вскрикнула.

— Они живы, — попытался успокоить ее жених. — Я не буду их убивать.

— Но почему? — напряженным голосом поинтересовался Андреас. — Они же… враги.

— Не враги. Противники. Ты сам учил меня, что убить легко, а воскресить невозможно. Ты учил не трогать того, кто тебе не угрожает.

— Но разве они не угрожают нам?

— Уже нет. У меня хватит сил снова запечатать наш мир. Демоны не войдут в Элверн. Лишать жизни отца и брата моей невесты я не стану. А остальные… они просто солдаты. Они связаны клятвой верности и выполняли приказ. Кривая ухмылка и Дани как мешки с зерном стал забрасывать демонов в открывшийся в центре зала портал.

— А что вы на меня так смотрите? Я сказал, что не хочу убивать. Но и разводить политесы не собираюсь. Они с мечом пришли в мой дом. Пусть благодарят Бездну, что не погибли от моего меча.

Пара минут и малыш бодро отрапортовал:

— Все! Я демонов убрал отсюда. Порталы закрыл. Мир запечатал. Это, кстати, оказалось проще, чем я думал. Ближайшие полторы — две тысячи лет можно жить спокойно.

Слова я слышал. А осознать, и, главное, поверить сказанному не получалось. Причем, не только у меня. Остальные тоже с ошарашенным видом стояли и просто наблюдали за младшим принцем. Хотя, какой он теперь к Бездне принц? Мы сейчас имеем честь лицезреть законного правителя Владык Теней. Но первым это осознал мой дед. Андреас просиял и упал на одно колено. За ним последовал Майрин. Я был третьим. В итоге на ногах остались сам виновник переполоха, Натан и Эрна. Причем, лица всех троих выражали крайнюю степень удивления.

— Э… встаньте… пожалуйста, — смущенно пробормотал Дани.

— Приказ Повелителя — закон, — вразнобой отозвались мы.

Ах, как хорошо, что есть ритуальные фразы. В таких ситуациях, как эта, они, поистине, бесценны. Потому, что я пребывал в шоковом состоянии и даже не представлял, что тут, можно сказать.

— Любимая! — взвыл Данирис. — Ты зачем на меня эту побрякушку напялила? А давайте я ее сниму, обратно положу и даже пылью припорошу? Тогда можно будет сделать вид, что ничего не было. И, Эрна, магию нельзя обратно тебе вернуть? Я очень благодарен. Мы все у тебя в долгу. Без этого не получилось бы защитить Элверн. Ты нас спасла. Но… теперь ведь она уже и не нужна. Ее слишком много.

Девушка тяжело вздохнула и с жалостью посмотрела на жениха.

— Дани, это необратимо. Теперь тебе придется жить с двойным грузом магии на плечах. Прости. Но я не знала, как уберечь тебя и всех нас. И лишь в последнюю минуту вспомнилась моя предшественница. Она же тоже отдала свою силу жениху, чтобы спасти его. Да еще и строчка эта…

— Какая?

— «Жизни знак, коль равен смерти». Принять Венец Ранхара можно только когда тебе грозит смертельная опасность. Да и то, только опираясь на «право крови».

— Но я же не его потомок.

— Зато эльфийский принц, как и он сам. И я подумала, что так будет правильно. Не знаю. Меня словно за руку кто-то вел.

— И меня, — невесело усмехнулся Данирис. — Было ощущение, что заклинание, которое запечатало Элверн, мне кто-то подсказал.

— Может это был Ранхар?

— Вполне возможно.

— Мой Повелитель, — торжественно начал Андреас, но вышеозначенный Повелитель его перебил.

— Не надо меня так называть! Это было вынужденной мерой, недоразумением. Я, в конце концов, не хочу никем править. Я отказываюсь! Мне всего восемнадцать лет. Я несовершеннолетний. Эндрю!

— Ничем помочь не могу, — отмахнулся я от попытки родственника решить свою проблему за мой счет.

— Но ты же — наследник Ранхара!

— Я? Вот уж нет! Род Шаор наследует Эрхе. Нет, ты, конечно, можешь передать трон Риону хоть сейчас, но у него и так жизнь была — не сахар. Пожалей мальчишку, которому, кстати, не восемнадцать, а одиннадцать. И, вообще, пора домой. А судьбу королевства Владык Теней предлагаю решить завтра. На свежую голову, так сказать.

— А уже можно заходить? — раздался осторожный голосок Лиры, заглядывающей в дверной проем.

— Да, солнышко.

— А демоны все пропали! Вот раз и нету.

— Мы знаем. Их отправили домой.

— Насовсем?

— Да.

— И Мира тоже? Ну, я имею в виду Самира.

— Всех.

Лира сникла, но увидев Эрналин, решила прояснить ситуацию:

— Не всех. Пап, вон девушка стоит. А она — демон. Ее же не отправили.

— Это Эрна. Она невеста Данириса. Она решила остаться здесь.

— А она хорошая?

— Не беспокойся, малышка, — улыбнулся Дани. — Эрна очень хорошая. Ты ее полюбишь.

— Тогда ладно. Ой!

Моя дочка, прижав ладошки к щекам во все глаза смотрела на своего любимого дядю. Вернее, внимание девочки привлек Венец, сияющий на его растрепанной голове. Потом она, пролепетав: «Мой Повелитель», изобразила нечто напоминающее дамский поклон, отчего все мы покатились со смеху.

— Что смешного? — обиженно насупилась Лира, мгновенно забыв про выражение верноподданнических чувств.

— Не умеешь ты реверансы делать, — сквозь смех Данирис.

— А вот и умею. Меня мама учила. Но их в платьях делать надо, а не в штанах.

— Верю-верю. Не горячись.

— Так как на счет моего предложения? — рискнул я привлечь всеобщее внимание. — Пойдемте домой. Можно даже ко мне. Места всем хватит.

Все взгляды скрестились на нашем молодом Повелителе.

— Ванна. Горячий ужин. Теплая постель каждому, — продолжал искушать я.

— Ну, хорошо, — сдался он. — Пошли к тебе. То, что там нас накормят — это хороший аргумент. И если уж от наследия Ранхара мне не отделаться, то уж лучше нести бремя власти, будучи сытым и выспавшимся.

— Мудрое решение, — с гордостью отозвался Андреас.

Данирис слабо улыбнулся и сказал:

— Но надо остальных предупредить, что война отменяется.

— Я могу ходить дорогой Теней, — сказал лорд Иррен. — И если позволите, поведаю то, что видел остальным Владыкам Теней. Лорд Сиэн мне в этом поможет.

— Тамиэля в известность поставлю, — вызвался я. — Все равно мы Эль должны от него забрать. Да и родителям Руалина нужно все рассказать.

— Да. Идите. Остальных я сам проведу к тебе домой, Эндрю. Мы воспользуемся сегодня твоим гостеприимством.

Лорды приказ своего Повелителя решили исполнить без промедления, а вот я задержался. Дочка крутилась рядом, а ее приятеля не было.

— Где Ри?

— Не знаю. Может он в той зале, где мы прятались остался? Пошли посмотрим?

— Ну, давай.

Рион действительно оказался там. Он сидел на полу, облокотившись о стену.

— Я тебя искала, — укорила его Лира. — Ты чего спрятался? Мы домой идем.

— А у меня нет дома, — тихо отозвался мальчик. — Хотя, нет… есть. Теперь, когда Атрея нет, мне, наверное, не так плохо там будет. Лорд Шаор, вы меня туда отведете? Пожалуйста. Я сам дорогу не найду.

У меня в горле стал ком. Боги, что же сделали с этим ребенком?

— Слушай, Ри, — начал я, осторожно подбирая слова. — А может, ты поживешь с нами? До совершеннолетия. У нас хорошо. Места достаточно. Детей много. Вы с Лирой будете играть, учиться.

— А ваша жена разрешит? — недоверчиво спросил Рион.

— Она всегда хотела троих детей. А ты, как раз третьим будешь. Ну, что? Пойдешь к нам жить?

— Пойду.

— Пап, а давай только перед этим в Башню семьи Оран заглянем?

— Зачем?

— Забрать кое-что нужно.

— И что же вам, моя милая леди, нужно забрать.

— Рисунки. Я их забыла. Мир обещал, что новые мне нарисует, но… в общем, мне они нужны. А у Ри, там Тор. Это лесной страж. Маленький. Но не такой, как моя Риша. Старше. Мы же не только Ри, но и Тора заберем?

— Конечно, Лирэ. Конечно.

Эпилог

Я стоял на украшенной цветами и лентами лестнице башни Ранхара. Хотя сейчас ее называют башней Правителя. Мимо меня то и дело шныряли слуги. Повсюду слышались возбужденные голоса и причитания, что де гости уже съезжаются, а ничего не готово. В общем, предпраздничная суета.

Но событие сегодня действительно важное. Свадьба. А еще годовщина коронации Дани и восстановления защитного полога вокруг Элверна. Пожениться раньше у влюбленных не получилось. Дел было слишком много. Наш юный правитель работал дни напролет. Ну, шутка ли создать настоящее государство из двух сотен разрозненных родов?

Магические эксперименты он забросил. С нами встречался, только если желал поручить какую-нибудь важную работу, до которой у него самого руки не доходили. Вырвался в гости всего дважды. В первый раз, когда у нас с Элейной родилась Сати. А во второй — поздравить Тамиэля и Алери с рождением сына. Наверное, Дани и есть бы забывал. Но Эрна у нас умница. Отлавливала своего жениха два раза в день и чуть ли не силком кормила.

Зарина, которая как-то незаметно для нас всех стала кем-то вроде фрейлины при невесте Правителя, ей в этом угодном богам деле помогала. По мере сил и возможностей. То есть кормила Майрина и Альера, которые стали телохранителем и адъютантом Данириса.

Кстати, младшая леди Сиэн, после столкновения с суровой реальностью стала менее заносчивой и более доброй что ли. Но кокетство из нее, как я погляжу, и кузничным молотом не выбьешь. Глазки она строит буквально всем подряд. Хотя Эль говорит, что Зара это не всерьез, а просто, чтобы заставить Майрина ревновать. Однако пока ее тактика успехом не увенчалась. Он ее ухищрений просто не замечает. Или делает вид, что не замечает. Не знаю.

Мудрецы говорят, что жить в эпоху перемен — истинное проклятие. Наверное, это так. Нам всем тяжело. Но дадут боги, будет легче. Я, когда все эти церемонии закончатся, возьму жену, детей и на неделю сбегу к морю. В конце концов, могу я побыть с семьей или нет? А еще мне все это надоело. Политика, договоры, интриги. Послать бы это все в Бездну. Но нельзя. Дани нужна помощь. И моя в том числе.

Кстати, нас с Натаном отдали на откуп темным. Меня, как посла от Владык Теней, моего шурина, как посла от светлых. Нет, мне там было не так уж плохо. День отработал на благо Элверну, а вечером домой по дороге Теней. Натаниэль же волком выл. Семья эн Танар так и осталась при дворе Тамиэля. Соответственно с Талиной он почти не виделся. Хотя, наверное, это и к лучшему. Все равно девушка находилась в трауре и не принимала участия в светской жизни. Даже на верховые прогулки не выезжала. Зато они с Натаном вели довольно оживленную переписку, и, как мне кажется, смогли лучше узнать друг друга. Об этом говорит хотя бы то, что моего шурина теперь встречают восторженным визгом и нежными поцелуями, а не прицельным метанием горшков с геранью.

А вот Андреас уже год находится в состоянии тихого восторга. Дани его назначил своим Первым советником и чуть ли не воду на нем возит. Но дед, похоже, этого и не замечает. Как же! Мечта всей его жизни исполнилась — любимый ребенок стал правителем Владык Теней. Что еще надо? Только внуков. Чем больше, тем лучше и желательно мужского пола. Две правнучки-то уже есть. Куда еще?

— Милорд, — оторвал меня от воспоминаний детский голосок.

Я посмотрел на Риона, который стоял в паре шагов от меня и улыбнулся. Мальчик немного подрос, перестал выглядеть таким болезненно-худым и больше не вздрагивает от любого шороха. Он даже научился смотреть мне в глаза. Хотя первое время очень боялся это делать. Но мои девочки на него хорошо действуют.

— Мама зовет, — сказал он извиняющимся тоном. — Говорит, вам переодеваться пора.

Кстати, мы пока так и живем. Эль — мама, а я вот милорд. Ну да ладно. Главное, Ри здоров и доволен жизнью. А кто как кого называет — это мелочи.

— Раз мама зовет, значит и правда нужно идти. А ты чего такой невеселый?

— А я уже переоделся, — кисло отозвался мальчик. — Штаны колются. Воротник шею натирает. А еще меня мама своими духами обрызгала. Ей смешно было. А я теперь пахну, как девчонка. Ландышами! Лира вот уже час перед зеркалом крутится. Сати спит. Сандр спит. Ноэль в принципе только спать и умеет. Он же еще совсем маленький. А мне скучно.

— Ну, Сатиэль скоро проснется. Да и Сандриэль тоже. А Лире, я уверен, скоро надоест любоваться собственным отражением.

— А можно я Сати на руках держать буду? — ребенок посмотрел на меня с надеждой. — Ну, на церемонии? Она будет тихо себя вести. Обещаю.

Я сделал вид, что задумался на мгновение, а потом важно кивнул. Мальчик просиял. Мне захотелось рассмеяться. На самом деле мы с Элейной и сами хотели попросить его посидеть с нашей младшенькой. Ведь у нее с Рионом совершенно особые отношения. С ним она никогда не капризничает и даже не шалит. Просто смотрит на него влюбленными глазами и тихо млеет от счастья. А малыш (Рион это прозвище унаследовал от Дани) платит тем же. Готов целыми днями ее на руках таскать. Хотя Лира по-прежнему его лучший друг и товарищ по веселым проказам. Но разговоров о том, что они поженятся, когда вырастут, дети больше не ведут. И у меня от этого на душе не слишком спокойно.

Риона я, по крайней мере, сам воспитываю. Хороший мальчишка. Искренний. Честный. А вот о княжиче демонов мне известно не так уж много. Кто знает, в кого он со временем превратится. Может в настоящее чудовище? Жизнь, вообще, штука непредсказуемая. То, что между нашими мирами запечатан проход, я, если честно, особо в расчет не беру. Лира — существо упертое и мозги, похоже, унаследовала от любимого дяди.

Она, конечно, не такой гений, как Данирис, но очень способная. Если ей надо будет пройти в Эниир, не потревожив при этом защиту нашего мира, она это сделает. Я только молюсь, чтобы с возрастом это увлечение Самиром у нее прошло. Но пока надежды на это мало. Рисунки его она бережет, как зеницу ока и каждый день пересматривает.

— Эндрю, — окликнул меня Данирис.

Я обернулся и увидел, что его лицо мрачнее тучи. Не слишком правильное настроение для свадьбы. И на волнение перед церемонией списать это нельзя. У него явно что-то случилось. Вот только что?

— Рион, иди к маме и скажи, что я немного задержусь.

— Пойдем, — сказал Дани. — Ты нужен мне в тронном зале. Натан, Андреас и Эрна уже там.

— А как же традиция не видеть невесту до…

— В Бездну традиции, — оборвал меня он. — Не до того сейчас. Демоны объявились. Точнее, один демон. Самир.

— Он здесь? — я изумленно уставился на него.

— Нет, слава богам. Но он каким-то образом умудрился перебросить сюда подарки. Два свертка. Для Лиры и Эрны. Сейчас они обе сидят на полу в обнимку и ревут в три ручья.

— Что там?

— Драгоценности матери Эрналин. Это для моей невесты. Для твоей дочки он придумал более личный подарок. Написанный маслом портрет.

— Портрет Лиры?

— Думаю, да. Там нарисована уже почти взрослая девушка, но черты нашей малышки угадываются вполне отчетливо. Думаю, когда она вырастет, то будет именно такой.

— К подаркам письма случайно не прилагались?

— Прилагались. Вот. Читай.

Дани протянул мне два плотных листка. Я развернул их и вчитался в содержимое, не сбавляя при этом шага:


«Сестра, вынужден сообщить тебе печальное известие. Погиб наш отец. В столице произошли волнения. Бунт, на который подстрекало наш добрый народ княжества Дай-Ри, легко подавили, но один из наших солдат оказался предателем.

Матушка не пострадала. Она посылает тебе маленький подарок и просит не забывать нас. От себя лишь добавлю, что не имею ни малейшего желания продолжать в отношении Элверна политику нашего отца. Для нашего мира я вижу иной путь.


Твой брат.

Князь Эниира Самир Анар Дастан.»


Я нахмурился. Непростое письмо. По крайней мере, мне в этом послании виделось несколько больше, нежели там было написано.

— Ты другое читай, — хмыкнул Дани. — Оно более интересное.


«Ты моя. Не надейся, что я забуду о своем обещании. У тебя ровно десять лет, считая с сегодняшнего дня, чтобы смириться с судьбой. И если понадобиться, я пройду с огнем и мечом по твоей земле, но ты станешь моей женой. Прости, что не оставляю выбора, но назад нам пути нет. Бездна уже приняла тебя, как будущую Великую княгиню.

Твой Мир.


P.s. Надеюсь ты больше не станешь назло мне срезать косы. Длинные волосы мне нравятся больше»


— Да, ты прав. Оно более интересное. — я почувствовал, как меня наполняет злость. Демон явно обнаглел. Может и зря я его не убил? — Эрна что-то говорила по этому поводу?

— Сейчас — нет. А, вообще, да. Но я не думал, что ее брат сможет как-то пробить мою защиту.

— И что она тебе говорила?

— Что Самир и Лира обручены магией Хаоса. Ну, помнишь, как он пил ее силу?

— Да.

— А еще Лира призналась, что тоже брала его магию. Там какой-то несчастный случай был. Подробностей не знаю. Самир очень просил ее никому об этом не говорить.

— И чем это нам грозит?

— Проблемами.

— Не томи, Дани.

— Есть у них один древний ритуал. Благословение Бездны. Если по каким-то причинам двоим запрещают вступить в брак, то они имеют право обратиться к высшей силе их народа и попросить разрешения у нее. Ритуал прост. Они обмениваются энергией. И тут может быть три варианта. Первый. Бездна не ответит. То есть ничего не произойдет. Чужую магию в себе они будут чувствовать пару часов, а потом она растворится. Это самый распространенный вариант развития событий. Второй. Бездна ответит отказом. Влюбленным станет плохо. Очень плохо. Они проваляются в лихорадке несколько дней. И, наконец, третий. Их магия сделает скачок в росте. То есть они оба станут сильнее. А это равносильно прямому приказу Бездны вступить в брак.

— То есть он все же придет за моей дочерью?

— Да.

— Я не отдам моего ребенка. Пусть он трижды повелитель демонов. И откупиться ею от него тоже не позволю.

— Эндрю, никто и не собирается откупаться Лирой от возможных захватчиков. Просто, мне кажется, она к нему успела привязаться. И гораздо сильнее, чем нам того бы хотелось. Если ее попробуют забрать силой, мы сможем дать отпор. Но я рассказал тебе не все. В мире Эрны есть легенда или пророчество. Не знаю. Оно гласит, что однажды наследница рода Шаоран вернется. С одним из князей у них случится любовь. И то ли они вдвоем станут теми, кто объединит все три княжества, то ли их ребенок. Тут мнения ученых мужей расходятся. Но все они твердо уверены. Когда кровь Великих князей Эштара снова будет течь по жилам их правителей, их мир снова начнет оживать. Эндрю, будь моя воля, я бы не позволил Самиру даже близко подойти к Лире. Но что мы будем делать, если через десять лет она сама захочет пойти с ним? Потому, что наша девочка успела привязаться. Потому, что на кону судьба целого мира.

— Не знаю. — мрачно ответил я, — пока не знаю…

У дверей, ведущих в тронный зал, стоял Майрин, отсекающий любопытных. Данирис кивнул ему, и мы вошли. Эрна и Лира были там, но ничто уже не указывало на то, что недавно они обе плакали. Только глаза у обеих подозрительно блестели. А на лице моей дочери было очень странное выражение. Так на меня смотрела Элейна, когда я сорвал ее свадьбу с тер Неоном. Моя принцесса точно так же хмурила брови и с вызовом вскидывала подбородок. Того и гляди, как мама «бесчувственным чурбаном» звать начнет.

— Только не говори мне, что в возрасте девяти лет ты выбрала себе мужа и твердо решила перебраться в Эниир, — нервно усмехнулся я.

— Ну, пап, — протянуло мое маленькое солнышко. — Оно как-то само получилось. Но ты не беспокойся. Все будет хорошо.

— Он же из совершенно чужого тебе мира.

— И что? — Лира уперла руки в бока, смерив меня укоризненным взглядом. — Вы с мамой из разных миров. Дани с Эрной тоже. И вам это не мешает. А чем мы хуже? Самир на самом деле хороший. Просто он совсем, как дядя Тамиэль. Не любит показывать свою слабость или, что кто-то ему очень дорог. Вот он и написал всякие глупости вместо того, что на самом деле хотел сказать.

— В кого ты такая умная?

— В дедушку, как и ты, пап. И, вообще, чего мы тут сидим? У нас сегодня праздник. Свадьба! Мой любимый дядя женится! А десять лет… это же так много. Может он еще влюбится и забудет обо мне? В жизни ведь всякое случиться может.

— Ты сама-то в это веришь? — с усмешкой спросила у девочки Эрна.

Лира лукаво улыбнулась и покачала головой.

— И от чего такая уверенность? — с подозрением посмотрел на нее Дани. — Сама же сказала, что десять лет — срок не маленький. А ну-ка признавайся.

— В чем?

— Во всем!

— Если я во всем признаваться буду, то мы тут до вечера просидим, — усмехнулась моя дочка. — Ладно. Не надо на меня бросать сердитые взгляды. Я просто, как и ты могу ходить по чужим снам. Эта способность у меня не так давно появилась. Но для меня грань мира — не помеха. С Самиром мы иногда разговариваем.

— И…

— Дани, это личное!

— Лирэ, ты просто можешь чего-то не понимать.

— Да что там понимать? Ему одиноко там. Не с кем даже просто поговорить погоде, конных прогулках и прочитанных книгах. Он же князь, грозный правитель. И все или хотят от него что-то получить, или боятся. И, нет, я не рассказываю ему ничего про вас или Элверн. Я чаще просто слушаю его. И еще… пап, я ему нужна.

— А он… — я запнулся, но все же нашел в себе силы спросить. — Он тебе нужен?

Она промолчала, но порой молчание красноречивей слов. Я тяжело вздохнул. М-да, как же все запущено. Надрать бы этому самонадеянному князьку уши! И моей дочери за компанию. Чтобы всякие глупости из головы выбросила.

— Ладно, — сделав над собой усилие, я постарался выбросить из головы невеселые мысли. — У нас же сегодня праздник, которого все мы так долго ждали. И надо провести его так, чтобы он запомнился! Об остальном будем думать завтра.

Говорят, время — великий судья. Наверно, так оно и есть. Вот пусть оно нас и рассудит. И, вообще, — это, наверное, участь всех отцов. Беспокойство о том, что в спутники жизни дочь выберет того, кто ее не достоин, того, кто не сделает ее счастливой.

Лишь богам ведомо, что ждет нас в будущем. Может радость, а может и горе. А может и то, и другое?



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Эпилог