КулЛиб электронная библиотека 

Превозмоганец-прогрессор 4 [Серг Усов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Серг Усов Превозмоганец-прогрессор

Глава 1

Весна на Полуострове герцогств началась почти на три пятидневки раньше своего календарного срока. В её первый день окружающие столицу Тринского герцогства леса уже вовсю зеленели молодой листвой.

В лагере первого кавалерийского полка царила тревожная суматоха, которая не обошла стороной и командира. Пусть правительница Гирфеля для полковника лэна Кароса больше друг, чем начальник, всё же её прибытие на смотр полка в сопровождении других союзных герцогов заставляло попаданца волноваться. Бывший спецназовец и подумать раньше не мог, что однажды он окажется в совершенно ином мире, где ему предстоит командовать тысячей кавалеристов и ещё полусотней обозников, не считая приписанных к обозу рабов. И ведь это ещё не предел его карьеры!

– Полковник, что делать с варцами? – к попаданцу, стоявшему в центре плаца и наблюдавшему за выходом сотен на построение, подошёл его заместитель майор Тэг Вилл, тридцатипятилетний мужчина крепкого телосложения, – Предлагаю к смотру их не привлекать. Отсутствие полутора десятков дураков, думаю, никто не заметит.

Первое, к чему приучил Игорь Егоров своих офицеров, это никогда не ставить перед ним проблему без предложения ими своего варианта её решения. Для местного военного управления такое новшество было необычным, но, надо отдать должное чинорским дворянам, составлявшим офицерский костяк первого кавалерийского, они достаточно быстро привыкли к требованию своего командира.

Как назло, вчера вечером, накануне приезда правительницы, набранные из молодых горожан и вольных поселенцев Варского графства бойцы восьмой сотни устроили драку и с утра демонстрировали свету синяки на лицах, разбитые, опухшие носы и губы. Ещё у них были в отбивное мясо превращены задницы – работа десятников – но ягодицы, в отличие от лиц, герцогине Гирфельской и её коллегам-владетелям демонстрироваться не станут.

– Согласен, – кивнул Игорь, – Пусть прямо сейчас идут на свинарник и работают там наравне с рабами. Пошли с ними десятника Натопа, он не даст им сачковать.

Названный унтер-офицер имел среди солдат очень скверную репутацию, выделяясь крайней жёсткостью в обращении с подчинёнными на фоне других десятников, тоже милосердием не обременённых.

Местные армейские порядки, когда солдата могли забить палками до полусмерти или и вовсе казнить, не долго терзали душу внезапно оказавшегося в магическом средневековье представителя цивилизованного мира. Достаточно оказалось поближе познакомиться с качеством человеческого материала, из которого здесь комплектовались воинские подразделения.

– В одной из сотен Ойса ещё не всех обеспечили доспешными куртками, – прежде, чем уйти, майор доложил об ещё одной недоработке, – Обещают только завтра подвезти. Я эту сотню поставил на левый фланг, за десятой.

– Правильно, – одобрил лэн Карос и это решение своего боевого зама, – Жалкое зрелище, – прокомментировал он вид уже вставших на плацу воинов баронета Римма Зорна, – Душераздирающее. Это ещё мы наших лошадок не продемонстрируем.

– Командир… извини… но… ты слишком критичен, – хмыкнул Тэг Вилл, – Я не видел ни одного полка, который бы выглядел лучше нашего, если не считать гвардейских задавак, тем более, из сформированных в столь короткий срок.

Посмотрев отошедшему майору вслед, Егоров грустно усмехнулся. Землянин и сам знал, что чересчур многого ожидал от своего полка. В его-то представлении средневековая кавалерия должна выглядеть по другому – в сверкающих латах, с копьями наперевес, с развивающимися на ветру плащами. В реальности же имел посаженную на клячи пехоту. Утешало только то, что и у противника всё обстоит ничуть не лучше.

Идею обеспечить своих подчинённых стременами Игорь посчитал преждевременной. Нет, понятно, что дело даже не в отсутствии латных доспехов, ведь даже рубить мечом имея под ногами опору – это совсем не то, что рисковать при излишне резком или сильном движении руки свалиться с седла, главная проблема в людях, мало приспособленных к роли рыцарей.

Егоров вновь посмотрел на своих бойцов, почти завершивших к этому времени построение, и в очередной раз вздохнул. Нужно реально, как только обоснуется в своём владении, начинать набирать янычар – совсем молодых юношей – и учить их всему новому с азов.

– Командиры линий и сотен, и иск-маги ко мне! – скомандовал он.

В полку лэна Кароса, как и в остальных, помимо его заместителя, имелись ещё две майорские должности – командиров первой и второй линий, наличие которых в штате было обусловлено особенностями боевых порядков подразделений. Принцесса Ливорская, разумеется, с подачи своего спасителя, друга и советника, присвоила майорские звания и сорокалетнему баронету Римму Зорну, и лэнету Ойсу, которые, наряду с Тэгом, стали ближайшими помощниками попаданца в управлении его войсковым хозяйством.

Своих молодых протеже Гарки и Нида Пилеша Игорь пока держал в тени, назначив их лейтенантами в восьмую и девятую сотню, самые проблемные в плане набранного в них рядового и унтер-офицерского состава – пусть парни привыкают к трудностям командирской профессии.

Полковник не успел дослушать все доклады, как мельницей замахал руками часовой, стоявший на привратной вышке. К своему изумлению, Игорю пришлось привносить в этот мир даже такой очевидный, буквально напрашивающийся для оборудования войскового стана, объект.

– Возвращайтесь в строй, – скомандовал попаданец.

Семафорным сигналам он здесь никого не обучил, но расшифровать знаки, подаваемые часовым, труда не составляло – начальство подъезжает.

Не знали здесь и про команды: «равняйсь», «смирно», «для встречи справа на караул», «равнение на право». Сопоставив плюсы и минусы их наличия, землянин решил тайну существования таких парадных приказов никому пока не выдавать, лично ему без них будет проще. На данный момент.

Он, в сопровождении одного только Тэга, пошёл к воротам. Вскоре к лагерю подъехала кавалькада из почти сотни всадников, сопровождавших пять карет – помимо принцессы и герцогов Тринского, Биранского и Вилерского, прибыл и имперский легат. Ну, правильно – с пониманием отнёсся к приезду графа Семпилия Рованского Игорь – должен же тот посмотреть, как расходуются средства его государя.

Имперский легат вообще-то был довольно сволочным представителем человеческого рода, но землянин ему это легко простил за то, что, благодаря предоставленному Семпилием пеплу нарга, приобрёл восхитительное умение Создание Портала – именно так, в конечном итоге, Егоров стал называть освоенное заклинание.

С правителями прибыли пятеро командиров других гирфельских полков, формирование которых должно было завершиться в ближайшее время, а рядом с ними гарцевали Латанины адъютант с порученцем – Лойм и Парн.

– Куда же без них, – произнёс Игорь и подошёл к двери кареты, из которой вышли герцогиня Гирфельская и её компаньонка иск-магиня Молс, – Государыня, первый кавалерийский полк к смотру готов, – официально доложил он, наигранно хмурясь в ответ на улыбки подруг, своих первых портальных соклановцев.

– Веди, полковник, показывай, – распорядилась Латана.

Правительница Гирфеля в сопровождении командира полка и его заместителя, а также своего адъютанта, пока остальные гости смотрели на всё со стороны, прошла вдоль строя солдат и осталась очень довольна.

Пусть доспехами и вооружением её первое воинское формирование не отличалось от других полков, зато всё было вычищенным и подогнанным, как полагается. Но, главное, что отметила не только герцогиня Латана, а и прибывшие с ней владетели и легат, это бравый вид вояк.

Не имея пока ни достаточно времени, ни нормальных возможностей создать из своих подчинённых такой функциональный боевой механизм, который бы ему хотелось иметь, Игорь зато научил будущих чудо-богатырей поедать глазами начальство и расправлять перед ним грудь. Вроде бы мелочь, однако, впечатление произвело.

– Удивительно, лэн Карос, – венценосная подруга при посторонних на доверительное обращение старалась не переходить, – В столь короткий срок справиться с поставленной задачей. Приятно даже было посмотреть на столь бравых воинов. И это при том, что ты, говорят, бываешь слишком снисходителен к проступкам подчинённых.

– А не говорят, моя госпожа, что болтун – находка для шпиона? – задавая вопрос попаданец посмотрел на Лойма, сразу же поняв, откуда у принцессы сведения о делах, происходивших в лагере – за последние три пятидневки старый приятель побывал здесь шесть раз, – Главное ведь результат, а уж какими методами он получен – другой вопрос.

Игорь хотел смутить друга и этого добился – адъютант правительницы кашлянул и потупился. Стрела укора достигла цели. Но землянин решил, что этого будет мало, и с Лоймом надо будет позже переговорить. Пусть друг определяется, к умным он или к красивым.

За обедом, который был накрыт для гостей в офицерской столовой – обычном временном бревенчатом здании – полковнику Каросу пришлось выслушивать много хвалебных слов в свой адрес, на взгляд самого Игоря, пока не совсем заслуженных.

– Полковник, – обратилась герцогиня Гирфельская к хозяину застолья, – Составь мне компанию в поездке к графу Моснорскому и барону Дигу.

Названные Майен и Гольн, сидевшие неподалёку с двух сторон от владетельной баронессы Фиры Тобор, пышной круглолицей молодой красотки, едва не поперхнулись вином. Никакой речи о том, что принцесса навестит и их полки, до этого не велось. Впрочем, оба аристократа удар держать умели, да и предъявлять к показу пока особо-то им было нечего – укомплектованность их подразделений была чуть больше половины штатного состава.

– Как прикажешь, государыня, – громко произнёс землянин.

Егоров чувствовал, что за последние девять дней, которые он безвылазно провёл в лагере своего полка, подруги основательно по нему соскучились. И не только они. Наверняка, Кольт с Гильмой и их маленький немой друг Дин уже заждались своего кумира во дворце.

Похоже, что из расположения второго и третьего кавалерийских полков Игорю придётся возвращаться в столицу. К гадалке не ходи, Латана с Танией сегодня его не отпустят, а, скорее, и вовсе лагерную жизнь своего спасителя, друга и кланового предводителя прекратят.

Поэтому, лэн Карос, чуть раньше уйдя из-за стола, отдал все необходимые распоряжения майору Виллу и лейтенант-интенданту Шминцу – плуту и прохвосту, но очень деятельному, толковому офицеру, уяснившему, что с командиром полка шутки шутить не следует – тот его словно насквозь видит.

Игорь пообещал Тэгу, что будет приезжать в полк почти каждый день, благо, от столицы до лагеря можно было доехать верхом за пару с небольшим часов, и вернулся к гостям, уже направлявшимся к воротам лагеря.

– Эмиля, – обратилась принцесса к своей будущей первой статс-даме, ждущей повелительницу возле кареты, – Нам с лэном надо будет посекретничать, так что, ты езжай с мужем.

Двадцать дней назад, почти в самой середине второй зимней восьмушки – местного сорокапятидневного месяца – Парн и Эмили в храме Хаоса официально оформили свой брак. Латана по такому случаю не стала тянуть до своего восшествия на гирфельский трон и властью принцессы Ливорского дома дала молодожёнам Куликам дворянство. Пока без титула, но с реальной перспективой его заслужить.

Когда Эмиля, нисколько не обидевшись, пошла к уже вскочившему в седло мужу, Егоров заметил, как командир третьего кавалерийского полка барон Гольн Диг о чём-то переговорил с баронетом Цудисом, капитаном тринских гвардейцев эскорта, и тот понимающе ухмыльнулся, подозвав к себе двоих воинов.

Попаданец понял, что, если сюзеренша и собиралась устроить внезапный визит в расположение подразделений Майена и Гольна, то нагрянуть как снег на голову у неё не получится – гонцы с известием о её скором прибытии уже помчались предупредить. Естественно, говорить об этом своей венценосной подруге Игорь не стал. Дружба дружбой, а корпоративную солидарность ещё никто не отменял.

– Вот теперь держись, – сказала Тания, когда они втроём оказались внутри кареты с задёрнутыми шторками, и сильно пихнула его кулаком в бок, правда, тут же компенсировала удар поцелуем в щёку, – Я ведь каждый день ждала, что ты приедешь навестить.

– Тань, у меня и в самом деле времени…

– Я убедилась, – прервала Латана Игоря, – что полк уже полностью готов. С тренировками твой зам – Тэг Вилл? – правильно? – справится и без тебя. С сегодняшнего дня ты живёшь во дворце. Это не мой приказ, а наша с Танией просьба.

– Когда просят таким тоном, то отказаться не получится, – согласился землянин.

Карета на дорожных ухабах раскачивалась из стороны в сторону, а иногда и подпрыгивала. Егоров, часто сопровождая сюзереншу в поездках по городу и за его пределы, уже давно привык к такому дискомфорту и перестал обращать внимание на транспортные неудобства. Зато в очередной раз не почувствовать теплоту чувств своих подруг он не мог, хотя обе, первые минут десять поездки, пока не надоело, изображали своё им недовольство.

– Пока ты пропадал, – наконец перешла к делу принцесса, – мы, знаешь, что придумали?

– Откуда же мне знать? – удивился Игорь, – Вы ведь не только самые красивые женщины нашего мира, но и большие умницы. Такие много чего могут придумать.

Землянин знал, что Латана и Тания, будучи весьма скептическими по складу своего ума, к тому же, испытав на себе подлые удары судьбы, весьма настороженно относятся к льстивым словам, зато искренняя и абсолютно справедливая похвала им всегда приятна. Так что, лишний раз поднять подругам настроение, напомнив им, какие они замечательные, Егоров никогда не отказывался.

– Умеет он подольститься, – иск-магиня вновь ткнула попаданца кулачком, но в этот раз совсем слабо.

– Не отнять, – согласилась принцесса, – Умеет. Но, к делу. Игорь, пока ты из быдла делал солдат, мы с Таней, как только выдавалась возможность, посещали портал. Осваивать, как им пользоваться, сам знаешь, нам не нужно – все навыки мы получили, когда ты нас инициировал – а другой портальной площадки, чтобы мы могли на практике попробовать, ты не сделал.

– И слава богу… то есть, и Порядку, и Хаосу. Иначе вы бы немало изумили какого-нибудь случайно оказавшегося поблизости придворного или слугу, внезапно откуда-то появившись или куда-то исчезнув.

Егоров трижды уже применил заклинание Создание Портала. Первыми двумя он инициировал подруг на способность к управлению сетью пространственного перемещения, а третье наложил на одну из каменных скамей в глубине дворцового парка.

– Вот только что назвал нас умными и сразу же заподозрил в желании совершать глупости, – возмутилась Тания, – Мы с Ланой рассуждали лишь о возможности попробовать свои силы и о том, что если бы ты наложил заклинание не на неприподъёмную каменную скамью, а на предмет более лёгкий, чтобы его можно было перемещать, тогда…

– Это первое, о чём я подумал, когда обрёл новое умение, – идею своих напарниц землянин понял, не дослушав иск-магиню, – Да, было бы здорово создавать порталы из переносимых предметов – тех же металлических щитов нужного размера – отправлять их в разные концы света или в тыл неприятеля, этакий «праздник, который всегда с собой», а потом войска через них проводить, или товары… Но, нет, – Игорь с сожалением развёл руками, – Увы, увы, и ещё раз увы. Такой возможности нет. Более того, хорошо, что порталы смогут видеть только адепты нашего клана. Я вам не говорил – не потому, что скрывал, а из-за того, что из головы вылетело, когда вы начали меня обнимать и трясти – так вот, разрушить существующий пространственный переход могу не только я, повторным наложением заклинания, но и любой, кто вынесет за пределы портальной площадки предмет, на который мною было наложено заклинание. Получить мобильное устройство не получится. Хотя, конечно же, хотелось бы. Так что, та скамья, пожалуй, останется самым лёгким из наших портальных предметов, впредь я стану выбирать что-нибудь поувесистей. И нам обязательно, помимо тех площадок, которые мы станем использовать постоянно, необходимо иметь и такие, которые будут существовать только для экстренных случаев, организованные в укромных местах и известные только самым доверенным адептам клана. Как-то так вот. А идея у вас бесспорно была хорошая.

– Жаль, – досадливо поморщилась принцесса.

– Жаль, – эхом отозвалась Тания.

– Жаль, – согласился попаданец, – Но, что имеем, то имеем. И не так всё плохо, согласитесь. Портальную сеть в тех местах, где мне удалось побывать, я организую с помощью Пространственного Тоннеля…

– И у себя на родине? – попыталась подловить своего друга и вассала хитрая Латана.

– Э-э, нет. Я могу перемещаться только туда, где бывал после получения умения, – пришлось частично соврать Егорову. В родной мир он действительно не имел возможности перемещаться, но придумать этому факту другое объяснение не сумел. Признаваться же подругам в своём иномирном происхождении Игорь считал преждевременным, – Зато в Ливор и Полуостров довольно быстро опутаем площадками. А чуть позже, когда появится возможность, можно будет выделить полгода и проплыть вокруг материка. Но это всё дела будущего, хотя вы уже подбирайте кандидатов на вступление в наш клан, а пока наша главная задача, Латана, отвоевать то, что принадлежит тебе по праву. Думаю, уже нужно начинать выполнять задуманное.

– Когда? – принцесса внимательно посмотрела на своего советника.

– Да прямо сегодня. Как приедем сейчас в лагерь графа Моснорского, так при всех и объяви нашу легенду прикрытия. Наведём, так сказать, тень на плетень. Повоюем не числом, а умением.

Латана улыбнулась. С задумкой своего советника она познакомилась ещё восьмушку назад. После долгих, подробных разъяснений Игоря с ней согласилась и, к удивлению коллег-герцогов, вместо десятка, отдала приказ формировать только шесть полков, зато все кавалерийские. План блицкрига герцогине Гирфельской понравился.

На середине пути к расположению второго кавалерийского пошёл весенний, но всё ещё холодный дождь. Герцогиня пожалела свою будущую первую статс-даму и позвала Эмилю в карету.

«Прямо медведь в малиннике», – подумал про себя попаданец, оказавшись один в компании трёх молодых красавиц.

Хотя подчинённые графа Моснорского и были заранее оповещены о скором прибытии высокого начальства, всё же лагерь второго полка представлял собой разительный контраст с тем, что продемонстрировал герцогам полковник Карос.

Пока герцогиня Гирфельская, выйдя из кареты, общалась с имперским легатом и герцогами, попаданец показал Лойму на три столба, на которых обвисли тела запоротых нарушителей дисциплины.

– Никакой излишней снисходительностью здесь и не пахнет, но, при этом, посмотри, какой бедлам. Даже отхожих ям не выкопали. Гадят, где придётся.

– Игорь, прости, – друг соскочил с коня и подошёл к своему бывшему командиру, – Я ведь ничего плохого не имел в виду, когда сказал госпоже…

– Не оправдывайся, старина, – землянин дружески хлопнул капитана-адъютанта по предплечью, – Я не в обиде и всё понимаю. Тебе надо карьеру делать, выслуживать себе владение. А ими ведь не я награждать буду, а герцогиня, так что…

– Игорь! – возмутился Лойм.

– Полковник Карос! – позвала попаданца сюзеренша.

– Начальство зовёт, – Егоров ободряюще подмигнул покрасневшему соратнику и быстрым шагом двинулся к группе герцогов, легата и полковников.

Едва он подошёл, как принцесса Латанская объявила, что не дожидаясь полного сбора армии Конгресса двинет своё личное войско на помощь осаждённым в крепостях верным вассалам графа Моснорского.

– До начала общей кампании, граф, я решила, что своими силами мы можем выполнить твою просьбу, – Латана сделала вид, что не замечает удивлённого переглядывания других правителей, и обратилась к герцогу Вилерскому, – Ниетен, владения графа Майена граничат с твоим герцогством. Прошу оказать содействие в организации на пути следования полков складов с фуражом и припасами.

Понятно, что никто из присутствующих, кроме землянина и его венценосной подруги, не догадывался об истинной цели похода.

Глава 2

– Я не знаю…, - Латана наглядно задыхалась от восторга, – Это… это ощущение… небывалого могущества… я просто… не нахожу слов…

– Ну, надо было подготовиться. Приготовить слова заранее, – скромно пожал плечами Игорь, – я же, когда прихожу к тебе на доклад, всегда знаю, что говорить?

Тания испытывала схожие с подругой чувства, её глаза блестели, но иск-магиня посчитала, видимо, что высказанного принцессой вполне достаточно.

Вряд ли в каком-нибудь мире – магическом или технологическом – найдётся мужчина, который сумеет устоять перед напором любимой женщиной, тем более, если у неё в качестве поддержки выступает красавица подруга, к тому же, повелительница. Вот и Егоров не смог.

В конце третьей пятидневки весны он всё же создал за городом ещё две портальные площадки, из той категории, про которые он недавно говорил соратницам – в укромном месте и не предназначенные для использования в не экстренных ситуациях.

А уже на следующий день, совершая очередную загородную верховую прогулку, оставив свиту готовить пикник, принцесса в сопровождении советника и компаньонки скрылась от глаз эскорта для того, чтобы опробовать навык управления порталами. И результат пространственной магии привёл в восторг, как адепток клана, так и его главу, хотя землянин постарался сохранить невозмутимость.

– К такому не подготовишься, – засмеялась принцесса, – Так бы весь день и перемещалась туда-сюда. Ещё бы провести между площадками кого-нибудь из людей, а не только наших лошадок. Игорь, не смотри на небо, всё равно там нет ничего необычного. Я понимаю, что ты меня не только для этого отделил от свиты. Так?

– Так точно.

– Видишь, как я научилась тебя читать? Не хуже Тани, хотя Раскрытием Замыслов не обладаем. Говори уже. А то людишки начнут волноваться по поводу моего отсутствия.

Игорь кивнул и показал рукой в просвет между деревьями, через который они въехали на эту поляну с вросшим в неё огромным, покрытым мхом валуном.

– Возвращаемся не спеша, по дороге всё и обсудим, – сказал он, – Считаю, что нам пора выдвигаться в поход, раз герцог Ниетен решил вопрос с фуражом. А без остального мы как нибудь своими силами обойдёмся. В конце концов, принцип война кормит войну у нас в запасе всегда наготове. Спасибо правителю Вилера и за это.

– Можно обойтись и без спасибо, – скривила губки Латана, – Две тысячи империалов принял от меня, а смотрит, как будто бы бесплатно всё сделал. Но ты считаешь, что полки уже готовы?

– Нет, Лана, я так не считаю, – покачал головой Егоров, – Однако, если мы продолжим обучение рекрутов дальше, мы потеряем время. Выигрывая незначительно в одном, мы сильно проиграем в другом. Поэтому, сегодня вечером сообщи всем командирам полков нашу настоящую боевую задачу и порядок её выполнения.

– Зачем? Собрать-то я их соберу, но объяснить ты им и сам можешь. Я лишь объявлю тебя командующим моим войском…

– Не пойдёт, моя герцогиня, – попаданец поправил плащ, который, зацепившись за сук, сполз в сторону, – Командующим я стану с завтрашнего дня. Сегодня же, именно ты от своего лица отдашь все распоряжения. Мне будет проще ссылаться на выполнение твоей воли. Увы, своего авторитета у меня ещё нет, тебя со мной рядом не будет, и не хотелось бы, чтобы при получении весьма странных на их взгляд приказов наши достойные – это я без всякой иронии – полковники начали бы саботировать указания молодого выскочки, непонятным образом добившегося расположения герцогини Гирфельской.

– Как раз это-то всем понятно, – сыронизировала ехавшая чуть позади Тания.

Полуобернувшись Егоров с укором посмотрел на любимую женщину, однако, пристыдить её взглядом не получилось. Та лишь рассмеялась, вызвав улыбку и у подруги.

– Сейчас не об этом, – прекратил землянин неуместное веселье, – Лана, слушай, что и в какой последовательности тебе нужно будет до нас, командиров полков довести.

Первый толчок для разработки своего плана войны Игорь получил ещё восьмушку назад, когда обратил внимание, насколько медленно происходит подготовка припасов к походу. У ехавшего тогда с ним графа Моснорского он поинтересовался, как с этим обстоят дела у противника, и получил ответ, ничуть Егорова не удививший, что примерно так же.

Ещё в разговорах герцогов на бесконечных советах, в которых попаданцу иногда приходилось присутствовать, он слышал, что противник начинает собирать свои силы в Исторе, герцогстве, расположенном южнее Гирфеля, вдоль границ королевства Веск.

Шестидесятилетний герцог Могер Исторский, по сведениям, которые привозили с тех краёв торговцы и путешественники, уже развернул кипучую деятельность по приёму и складированию припасов для армии младшего принца Ямирона Вескского.

Что больше всего прельстило землянина в полученных сведениях и что стало вторым толчком к принятию решения, которое не могло бы прийти в голову местным полководцам, так это расположение сборного пункта возле самой границы с Гирфелем.

Да, Игорь не имел опыта командования большими воинскими формированиями на войне, но что такое предупредить в развёртывании он знал очень хорошо – историю попаданец любил и много читал.

– Герцогиня задерживается, – встретил полковников капитан-адъютант Лойм, – Она на ужине с нашим гостеприимным хозяином герцогом Авлоем, его супругой Мирой и иперским легатом. Наша правительница распорядилась ждать её в кабинете. Пройдите туда.

Для командиров гирфельских полков не было никакого секрета в том, кто среди них самый старший не по возрасту, а по положению в иерархии принцессы Латаны, поэтому все они дружно посмотрели на лэна Кароса, дескать, давай веди.

До появления в этом мире попаданца с Земли про Т-образные столы, удобные для совещаний, здесь не ведали. С подачи своего советника принцесса распорядилась таковой изготовить, и теперь вопросы часто обсуждались за ним.

– Игорь, ты же наверняка в теме, зачем нас правительница всех вызвала? – усаживаясь на своё, уже привычное место, спросил граф Моснорский.

Из всех коллег у попаданца самые лучшие отношения сложились с Майеном. Впрочем, и с остальными полковниками никакого напряжения в общении Егоров не чувствовал.

– Разве тяжело догадаться, граф? – землянин подождал, пока сядет баронесса Фира Тобор и устроился рядом, – Я вижу по вашим лицам, друзья, что все уже всё поняли. Осталось только услышать наши догадки из уст правительницы.

Естественно, в средневековье никакой культуры проведения служебных совещаний не существовало. Офицеры не успели занять свои места, как две расторопные молодые служанки принесли вино, фрукты, мясные и сырные нарезки. Попаданец подумал, что в такой полуформальной обстановке, пожалуй, обсуждать какие-то дела даже лучше.

Кроме признанных лидеров гирфельской эмиграции – графа Моснорского, барона Дига и баронессы Тобор – принцесса назначила командовать полками баронов Хлойса и Жервина, вассалов Майена, чьи замки были захвачены, как и сам Моснор. Барон Жервин в компании полковников оказался единственным, кто не был инициирован в иск-маги. Естественно, Игорь тоже не считался одарённым, а разубеждать в этом попаданец не торопился.

А вообще, поскольку гирфельские дворяне, в целом, более состоятельны, чем чинорские, количество боевых иск-магов в полках принцессы, где они составили основу офицерского штата, было вполне приличным – около десятка в каждом. Это Егорову, в дополнение к двум пожилым тринкам, удалось найти только ещё одного одарённого, да и тот обладал лишь Лечением и Ударом Молнии.

Кстати, теперь попаданец знал магическую тактику взятия крепостей и больше не задавался вопросом, почему, кроме слабеньких стреломётов и баллист, на вооружении войск нет никакой иной инженерной машинерии.

– Приветствую, мои благородные воины, – раздался голос вошедшей Латаны, – Сидите, – махнула она рукой и прошла к креслу во главе стола.

Одна из девушек тут же подала госпоже вино и блюдо с фруктами, после чего, обе служанки покинули кабинет, повинуясь знаку принцессы.

Герцогиня Гирфельская, как обычно, в присутствии своих полковников демонстрировала ровное, немного даже повышенное настроение, хотя Игорь, хорошо знавший подругу, видел, что за её полуулыбкой скрывается злость.

Удивляться попаданец не стал – это уже привычное состояние принцессы Ливорской после каждой беседы с имперским легатом. Опять, поди, спорили и торговались. Правда, Латана – сама очень жёсткий переговорщик, и граф Семпилий Рованский сейчас наверняка бесится гораздо сильнее. Но, на взгляд землянина, всё же главное, что этим двум предводителям в конце концов всегда удавалось находить взаимоприемлемое решение. А клокотавшая сейчас внутри подруги ярость скоро пройдёт.

– Не хочу скрывать, правительница, – увидев, что подруга «зависла», как это часто делал его старенький ноутбук в прошлой жизни, Игорь решил подать реплику, – Мы тут без тебя всё гадали, зачем вдруг так срочно в столь позднее время ты нас вызвала.

– Никаких загадок, друзья, – Латана посмотрела на Майена, – Граф, к Моснору мы двинемся чуть позже. Я, после долгих раздумий, приняла другое решение. Лэн, – теперь её взгляд упёрся в советника, – Назначаю тебя командующим моим войском. Пока звание генерала даю тебе временно. Справишься с задачей, выдам патент. А теперь слушайте, что вам, мои доблестные воины предстоит сделать, – она откинулась на спинку кресла и побарабанила пальцами по столешнице, – Послезавтра начинаете движение наших полков в сторону Вилерского герцогства. Через него пойдёте дорогой на Рось. Там, прямо на границе с моими владениями, дорогой кузен Ниетен приготовил запасы фуража. В Роси вы остановитесь на пару дней, чтобы отдохнуть и пополнить припасы. Но учтите, фургоны своих обозов вы оставите там на месте, так что, всё необходимое для десятидневного марша грузите на вьючных лошадей. Фира, ты хочешь о чём-то спросить?

Баронесса Тобор очевидно пользовалась расположением герцогини Гирфельской благодаря своим личным и деловым качествам. Егоров обоснованно предполагал, что одно из выморочных графств может достаться Фире. И не только по причине симпатии к ней правительницы – Латана умела отделять личное от делового – но и потому, что после убийства отца и брата представляла интересы семейства, весьма многочисленного и влиятельного в столице герцогства.

– Да, герцогиня, – баронесса отложила в сторону вилку с нанизанным кусочком сыра, – Означает ли это, что на землях Гирфеля нам надо будет реквизировать необходимые припасы, ссылаясь на твою волю?

– Если возникнет такая необходимость, то, да, – принцесса пожала плечами, – Только я уверена, что нужды в этом не будет. Я ведь уже сказала, что поход на Моснер – это лишь военная хитрость. Полки, дойдя до Кесп-Тила, не переправляясь через Кеспу, должны повернуть на юг в сторону Истора. Приар обойдёте стороной и на восьмой или девятый день, если будете держать хороший темп, выйдете к исторскому Юргу. Там сейчас расквартировано восемь полков и построены уже наполовину или больше заполненные военные склады армии Ямирона. Только от полков там пока одно название. Начало их комплектования намечено на конец весны. Ваша задача уничтожить противника и сжечь все его запасы. Разумеется, кроме тех, которые посчитаете нужным взять с собой в обратный путь. Думаю, что можно воспользоваться повозками врага. Быстро собрать достаточно сил, чтобы преследовать ваши полноценные полки, у герцога Могера точно не получится. Вернуться вы должны к Роси и там ожидать моих дальнейших указаний. Я рассчитываю поторопить наших ближайших союзников и обойтись без тех, кто далеко. После вашего похода, понятно, больших сил для отвоевания моего герцогства на потребуется. Вопросы?

Игорь зря опасался, что после точного изложения разработанного им плана венценосная подруга взглядом выдаст его автора. Нет, Латана, умница, спокойно рассматривала всех своих полковников, сдерживая смех от вида их реакции на её речь.

– Э-э, кхм, – первым пришёл в себя тридцатилетний глава гирфельских эмигрантов граф Моснорский, – Хотелось бы обсудить…

– Конечно, мой дорогой Майен. Для этого я вас всех и собрала, – согласилась герцогиня Гирфельская.

Латана и в самом деле большая умница, как в который уже раз подумал землянин, она не только полностью поняла суть идеи своего советника и друга, не только внятно и доходчиво довела её до своих офицеров, но и смогла подробно ответить на все их вопросы, которых, естественно, оказалось не мало.

Правда, в трудные моменты Игорь приходил принцессе на помощь, вслед за своими коллегами интересуясь подробностями её распоряжений, только делая это в стиле проплаченного экзаменатора из анекдота: сила тока ведь измеряется в амперах?

– Городские ворота уже закрыты, – констатировала очевидное герцогиня в конце совещания, – Лэн Карос, скажи моему Лойму, чтобы он распорядился разместить офицеров здесь во дворце.

«Лойм, получается, уже твой, Лана. Эх, старина,» – подумал Егоров, поднимаясь из-за стола вместе с другими полковниками, понявшими, что принцесса считает обсуждение завершившимся.

В приёмной он передал старому соратнику приказ герцогини и по дружески попрощался с офицерами.

У дверей в их с Танией комнату его дожидалась неразлучная тройка детей с Айсой.

– Помню, помню, – сказал им Игорь, – Историю про лэна Дартаньяна и троих гвардейских офицеров я сегодня завершу, только сначала мне нужно принять ванну, выпить кубочек отвара. Короче, идите в комнату Айсы, – там было оборудовано что-то вроде детской, – я скоро приду.

В своей спальне Егорова сейчас ждал короткий бой с Танией, которая решила настаивать на своём участии в походе, а попаданец уже посчитал нужным ей в этом вопросе уступить. Лишняя иск-магиня ему не помешает, да и сам он не хотел расставаться с любимой женщиной на долгий срок.

Когда он открыл дверь и вошёл в комнату, то два неслуха – Кольт и Дин – попёрлись за ним. Брата Игорь вполне мог отругать за непослушание, а вот принца Ливорского дома, к тому же, несчастного немого мальчишку, у землянина язык не поворачивался.

– Игорь, возьми меня с собой, – решительно сказал брат.

– Я за ним прослежу в походе, Кольт, – Тания сидела в кресле возле окна и напряжённо ждала ответа на свою реплику, – Он вернётся жив и невредим. А тебе ещё надо многому учиться. Валить с ног неуклюжих слуг или точно метать ножи – этого мало.

– Н-нэ… ужж… Игр, – произнёс Дин, подойдя, обняв и прижавшись к попаданцу.

– Братишка, ты достаточно взрослый, чтобы…, - тут до Егорова дошло произошедшее – принц заговорил! – он посмотрел, как, в отличие от занятого своей проблемой Кольта, у мигом уловившей случившееся Тании глаза стали как блюдца размером, сделал ей знак молчать и продолжил, как ни в чём не бывало, – … понимать, когда твоя помощь мне действительно нужна, а когда нет. Кольт, честное слово, я бы и сам хотел, чтобы ты был с мной и Таней, – обозначил он своё согласие на поездку с ним подруги, – Только на тебе сестра и друг, – Игорь погладил по голове виконта Гирфельского, – Впереди у тебя вся жизнь. Успеешь ещё навоеваться. Идите, я скоро.

Едва дети вышли, как Тания вскочила.

– Он сказал: не уезжай, Игорь!

– Ну, не сказал, – попаданец заходил по комнате, – А лишь попытался сказать. Голосовые связки-то у него совсем не разработаны. Не знаешь, что это такое? И ладно. Надо идти к Лане, как бы она радостной истерикой всё не испортила. Пошли вдвоём.

Понятно, теперь ему стало не до принятия ванны. Игорь очень хорошо относился к Дину и то, что тот заговорил, привело попаданца в восторг. Получалось, что, действительно, немота мальчика была не столько результатом родового увечья, сколько психологической травмой. И сейчас ни в коем случае нельзя, чтобы начавшийся процесс выздоровления был нарушен какими-нибудь неосторожными действиями.

Он уже шагнул на выход, когда подруга его остановила.

– Подожди, Игорь. Не могу же я в ночном платье по дворцовому коридору идти?

– Да, как по мне, нормальное платье, – пожал плечами землянин, – Но раз нравится красоваться, то конечно. Ага, как же мы без драгоценностей, – прокомментировал он действия подруги, оставшейся нагишом, но первым делом потянувшейся к ящичку с украшениями, – Эх, давно ли подолом нос вытирала, а теперь – гляньте – пройти три десятка шагов мимо одного поста караульных нам надо обязательно во всём блеске.

Резко поднявшееся настроение заставило попаданца подначивать подругу, и он едва за это не поплатился, но вовремя увернулся от брошенной в него подушки.

– Ещё? – спросила Тания.

– Не надо. Одевайся уже.

Свою венценосную подругу они застали в её гостиной, где та за что-то вызверилась на новую служанку, подобранную для неё управляющим тринского дворца.

– Дура, лентяйка, неряха, – Латана говорила не громко, спокойно, но так, что даже у Егорова озноб по коже пошёл. Рабыня же и вовсе стояла белой как мел, – Я тебя к свиньям сошлю. Там тебе самое место. Будешь за ними дерьмо выгребать.

С характеристикой, данной сейчас принцессой служанке, Игорь в общем-то был согласен, но откровенно туповатую девчонку ему почему-то было жалко.

– Лана, я вернулся, – отвлёк он герцогиню Гирфельскую от морального бичевания рабыни, – И не один, а с Таней. У нас к тебе разговор. Отправь девчонку к Эмиле, – посоветовал землянин, – Твоя будущая дворцовая распорядительница до сих пор без личной служанки. Подари. Госпоже Кулик будет приятно.

Латана, видимо, что-то почувствовала, и в его тоне, и в выражении лица подруги. Служанку она тут же прогнала и выжидательно посмотрела на друга.

– Я что-то не так сказала своим офицерам?

– Ты что? Нет. Совещание прошло на высоте. Но, ты сядь.

Всё испортила Тания.

– Дин начал разговаривать! – выпалила она.

Её друзья шутить в таком вопросе бы не стали – принцесса это прекрасно понимала. Именно поэтому слова иск-магини прозвучали для Латаны как гром.

– Стой, Лана! Куда? – Игорь схватил в объятия дёрнувшуюся бежать свою венценосную подругу и крепко прижал к себе, – Дай сыну самому осознать произошедшее с ним. Постарайся сильно при нём не реагировать. Излишнее волнение, твоё или Дина, может сильно затормозить его выздоровление.

Не сразу, но всё же смысл слов друга дошёл до Латаны. Тем не менее, она проявила настойчивость.

– Я пойду к сыну. Мой мальчик… он… Игорь, отпусти, – принцесса упёрла руки в грудь попаданца, – Я поняла, про что ты говоришь.

– Точно? – Егоров отпустил сюзереншу и внимательно посмотрел ей в лицо.

– Точнее не бывает, – тихо засмеялась она.

– Пойдём вместе, дети ждут от меня рассказа о казни лэнеты Винтер в комнате Айсы. Дин там.

Глава 3

Полк ещё только седлал коней, когда в лагерь явилась герцогиня Гирфельская собственной персоной. Ранняя пташка не могла лично не проводить в поход своего временного генерала Игоря Кароса.

С ней, помимо эскорта из двух десятков тринских гвардейцев, прибыли все Егоровские друзья и родные, включая виконта Дина Гирфельского, уже полностью осознавшего случившееся с ним чудо, но пока ещё очень стесняющегося что-то произносить.

Когда кавалькада въехала в лагерь, Игорь с Танией, оба уже верхом на конях, находились неподалёку от ворот, дожидаясь доклада командиров линий и сотен о готовности к маршу.

– Как родная меня мать провожала, тут и вся моя родня набежала, – проговорил попаданец стих Демьяна Бедного, вспомнившийся ему при виде гостей.

– Игорь, там твой заместитель на кого-то разъярился, – Тания показала подбородком в сторону расположения четвёртой сотни, – Кажется, что-то с укладкой вьюков не понравилось.

– Раз майор Тэг Вилл проблему увидел, значит, он её решит. У нас с тобой дела поважнее.

– Понятно, – хмыкнула напарница, – Я так и знала вчера, что мы зря прощаемся надолго.

– Я тоже.

Егоров крайне не любил все эти церемонии прощания. Он и, когда на срочную службу уходил, просил родню не устраивать привокзальные проводы. Впрочем, не подействовало тогда, не случилось и сейчас. Одно хорошо, друзья понимали, что обниманиями и лобызаниями на глазах у подчинённых генеральский авторитет не повысить, поэтому провожали весьма чопорно – вместе со своим генералом Игорем смотрели, как из лагеря сотня за сотней выходит первый кавалерийский полк.

– Я очень жалею, что не еду с тобой, – не очень искренне сказал Лойм, когда опустевшее расположение покинул хвост полкового обоза, – Но в Исторе, надеюсь, к тебе присоединюсь.

У Мальвины был свой безнадёжно влюблённый Пьеро, а Латана вот обзавелась Лоймом. Игорь понимал, что приятеля ничего хорошего в его чувствах к высокородной аристократке не ждёт, но влазить с советами считал себя не вправе. Кессер взрослый дядя, сам в состоянии в себе разобраться. В крайнем случае, если уж совсем беда будет, попаданец решил, что тогда и вмешается.

Пока же, в постоянном присутствии старого приятеля рядом с принцессой имелся и плюс. Четыре дня назад в Трин в спешке вернулся брат правящего герцога Чинорского Бюстин, уезжавший в королевство Тар-Ней, но, по всей видимости, перехваченный в пути посланцем Эльсана.

В том, что ловеласу Бюстину, активно рвущемуся к телу герцогини Гирфельской и развернувшего активные интриги по продвижению своей кандидатуры на должность командующего армией Латаны, не светит ни то, ни другое, землянин был полностью уверен. Однако, лишнее препятствие виконту в лице Лойма не помешает.

– В Исторе мы вместе встретимся с нашим талантливым генералом, – Латана поцеловала в макушку сидевшего перед ней сына, – Но я планирую сделать это ещё раньше. Игорь, как только создашь портальную площадку возле Роси, мы с Дином туда наведуемся.

– Зачем, Лана?

– А просто повидаться. Да, Дин?

– Та, – улыбнулся виконт Гирфельский, что означало да.

Землянин был единственным человеком, в присутствии которого, помимо матери, виконт Гирфельский решался произносить звуки, пока ещё мало похожие на слова. А вообще, отношение Дина к Егорову больше напоминало сыновнее. Ёрничать по поводу того, что теперь в нагрузку к обретённым в этом мире братику и сестричке у него появился и пасынок попаданцу совсем не хотелось – маленький виконт ему нравился.

– Тогда вам надо будет совершать переход сразу же, как увидите появление нового портала. Чтобы появиться там, пока я далеко не отъехал, – подумав, землянин от свиданий с друзьями решил не отказываться. Раз есть такая возможность, то почему бы ей не пользоваться? – Только договоримся пока на встречу возле Роси. В те порталы, которые я создам по пути к границе, пока приходить не нужно.

Первым кандидатом в члены портального клана – Игорь решил называть их адептами, хотя такое определение было и не совсем корректным – которого подобрали Латана и Тания стал – и кто бы мог подумать? – адъютант принцессы капитан Лойм Кессер. Так что, теперь в Егоровской организации состояло уже четверо.

То, что передать умение управления порталами можно было людям, не инициированным в иск-маги, и то, что наличие данного заклинания посторонними одарёнными не определялось, являлось далеко не всеми его положительными сторонами.

Создание Порталов имело совершенно удобный управленческий интерфейс, показывая в сознании адепта все существующие площадки возможного перемещения, в привязке к местности, пусть и без обозначения названий. И стоило Игорю создать новый портал, как знание о нём тут же появлялось у всех членов его клана.

Каждый адепт имел возможность четырежды в сутки на десятину – то есть, на период чуть более часа – открывать переход между двумя любыми точками портальной сети. Для того, чтобы прекратить действие заклинания раньше времени, требовалось его повторное применение в момент действия предыдущего.

Теперь остававшиеся в Трине Лана и Лойм могли навещать своего друга в любое время, если, конечно, застанут его вблизи портала.

– Не стану больше задерживать своего генерала, – сказала сюзеренша, – Таня, приглядывай за ним. Хотела, было, с тобой ещё и Дильяна послать, но передумала. От его героизма вреда может быть больше, чем пользы. Ну, давай ещё раз попрощайся со всеми. Со мной и Дином совсем не надолго.

Временный генерал так и сделал. Кольту приказал не вешать нос, но тот, оказывается, пребывал не только в грусти от расставания с братом, но и в недоумении.

– А почему ты сказал, чтобы из всех наших пещерных вещей я пуще всего берёг тот моток, а не спиннинг с блёснами? – спросил он.

– Синюю изоленту? – засмеялся Игорь, вновь прижимая Кольта и Гильму к себе, – Потому что – как раньше писали во всех фолиантах – без неё никакое прогрессорство не возможно. Так это или не так, нам с тобой ещё предстоит выяснить. Обидно будет, если это правда, а мы этот моток утеряем.

Догонять свой полк лэн Карос и иск-магиня Молс поехали не оборачиваясь. Игорь лишь, проезжая ворота, поднял на прощание высоко вверх левую руку.

В сотне метров на выезде из лагеря своего командира дожидался десяток кавалеристов первой сотни во главе с Натопом, жутковатым мужиком с седыми волосами и садистскими наклонностями.

Поначалу Игорь хотел избавиться от такого унтер-офицера, но майоры полка в унисон его убедили, что страшила для рекрутов, набранных порой из всякого сброда, просто необходим. К тому же, десятник был лучшим специалистом во всех видах казни.

Согласившись с аргументами своего заместителя и командиров линий, попаданец назначил Натопа командиром первого десяка первой сотни, традиционно выполнявшего роль штабного, чтобы иметь унтер-офицера с палаческими наклонностями поближе к себе и держать его под контролем.

Поприветствовав временного генерала и пристроившись со своим десятком вслед, унтер-офицер обратился к Тании:

– Госпожа капитан-маг…

– Я не госпожа, Натоп.

– Господа все в Париже, – негромко хмыкнул Игорь.

Десятник был грубым не только в обращении с солдатами, но и в лести начальству. Облизывать вышестоящих он лез, как говорится, из кожи вон, но ума на соблюдение тонкости и такта в таком деле у него не хватало.

Только при Егорове напарница уже в третий раз сообщала Натопу, что не является дворянкой и называть её госпожой не уместно. Унтер-офицер же искренне считал, что иск-магине Молс повышение её статуса приятно. Попаданец бросил на десятника взгляд, нарвётся ведь однажды этот дурак.

– Капитан, там впереди в третьей сотне при выезде из лагеря один остолоп с взбрыкнувшей лошади упал…

– Кавалеристы, – вздохнул Игорь.

– Сломал ногу, – продолжил десятник, – Лейтенант-маг Щерна сказала, что без твоего указания Лечение не использует. Уложили в повозку пока, не в обозную, а сотенную.

Тания Молс была назначена главной из четырёх иск-магов полка и первым делом распорядилась без её приказов магические резервы не расходовать. Попаданец, исходя из того, что до Роси им предстояло двигаться по территории союзников, посчитал такое решение подруги лишней перестраховкой, однако, вмешиваться не стал. Тот начальник, который лезет выполнять работу своих подчинённых, просто не знает своих обязанностей.

– Посмотрим, десятник, – кивнула Тания и, пришпорив коня, выровнялась с попаданцем, – Не слишком большое расстояние между колоннами полков? Смотри, пыли-то не так уж и много.

– Скорректируем, если потребуется.

Игорь приказал на марше держать дистанцию между хвостом обоза одного полка и авангардом другого примерно в тысячу-полторы шагов, однако, сейчас был склонен согласиться с замечанием подруги. Раз из-за чуть увлажнённого весенними дождиками покрытия дорог дышать пылью, поднятой копытами, не приходится, то и нет смысла растягиваться. Это лишь усложняет управление войском в походе.

За первый день войско гирфельцев прошло более семидесяти километров, хотя максимальную скорость движения из своих подчинённых Игорь не выжимал. Помогла его настойчивость, которую он проявил при ограничении количества обслуги и войскового имущества в обозе.

Со слов Лойма, да и уже по личным наблюдениям, попаданец знал, как сильно перегружены местные армии некомбатантами. Начиная с того, что многие офицеры, особенно из титульных дворян, таскали с собой в походы слуг, служанок и даже девушек для утех, и заканчивая массами маркитантов, всевозможных мелких торговцев и скупщиков, сутенёров со шлюхами, как из свободных, так и рабынь, и это всё не считая и так раздутых до неприличия штатов самих армейских обозов с припасами и примитивной инженерной машинерией.

Правда, в виду бедственного финансового положения гирфельских эмигрантов и почти нищенского состояния чинорских дворян, офицеры войска Латаны позволить себе личную обслугу не могли, зато полковники, едва дорвавшись до полковых сумм, выделенных им правительницей, попытались это компенсировать большими закупками рабов и рабынь. Только жёсткие требования принцессы, высказанные ею с подачи лэна Кароса, заставили командиров резко поумерить аппетиты.

И, всё равно, накануне похода Игорю пришлось провести полноценную ревизию запасов и приказать почти треть из них оставить на месте, передав на временное хранение тринским интендантам.

На первый ночной привал войско попаданца расположилось возле большого – километра четыре в длину и полтора-два в ширину – озера на виду городка Тая, лежащего на противоположном от подошедшего войска берегу. Заходить в город не стали – шести тысячам воинов там просто не нашлось бы места, своих жителей в нём, и то, было меньше.

– Я его вылечила, – доложила капитан-маг Тания Молс, – Того, что с лошади упал. Неплохой, вроде бы, паренёк, бывший подмастерье гончара.

С подругой подошла одна из её подчинённых. Вообще, в отличие от отрядов наёмников, в регулярной армии женщин было мало, да и те, в основном, присутствовали на офицерских должностях – дворянки, вроде той же баронессы Фиры Тобор, поступившие на службу со своими воинами, или одарённые. Рядовыми бойцами, если представительницы условно слабого пола где-то и встречались, то, в основном, в подразделениях егерей.

У Игоря в полку числилось всего пять женщин – три иск-магини, включая напарницу, лэнета Ишмар, первый лейтенант в десятой сотне, бежавшая из Гирфеля с восемью своими дружинниками, ставшими теперь унтер-офицерами, и лейтенант-интендант Вигия Горб, заместительница деятельного прохвоста Шмунца.

В других полках женщины имелись в большем количестве – и одарённые, и просто аристократки. Для них Игорь сделал исключение, разрешив взять с собой в поход слуг, но только при условии, что четвероногим транспортом они обеспечат своих рабов и рабынь за личные средства – армейские повозки и кони не для них закуплены.

– Только, после Лечения придурок опять слёг, – хохотнула грубоватым, почти мужским голосом иск-магиня Щерна, шестидесятилетняя ветеран многих войн, знавшая Землетряс – редкое, но очень нужное при взятии укреплений заклинание, – Сотник приказал его наказать. Лежит теперь недотёпа на пузе. Но за ночь оклемается, будет снова в строю.

– Понятно, – кивнул Егоров, – Капитан, с такими нашими силами, тем более, на своей территории нам нападение ни с какой стороны не грозит, как и дальше в Вилере, поэтому, пусть все твои одарённые перед ночёвкой резервы не жалеют. Если травмированных в сотнях больше нет – могут найтись занедужившие. Лечите. В здоровом теле здоровый дух. Останься, – остановил он сделавшую шаг назад подругу, – лейтенант Щерна всё услышала, она и доведёт моё распоряжение.

Как землянин ни минимизировал походное имущество, шатры для себя и других полковников пришлось брать, и некоторое количество слуг, помимо возниц, конюхов и поваров, тоже. Во всяком случае, до гирфельских земель определённый комфорт для самых главных начальников войска можно было себе позволить.

Шатёр командующего экспедиционным корпусом, как назвал своё войско землянин, уже был раскинут, и рабы завершали внутри установку лёгкой походной мебели.

– Майен с Фирой уже идут, – заметила приближавшихся вдоль озёрного берега беседующих между собой командиров второго и четвёртого полков, – Кажется, у этой парочки уже давно не просто деловые отношения.

– Таня, – изумлённо раскрыл глаза Егоров, – Никогда не замечал за тобой тяги к сплетням. А хотя, если это и правда, то… ему тридцать, и он свободен, ей девятнадцать, и у неё, как я понимаю, тоже других кандидатов в мужья не наблюдается… да, так какое нам дело?

– Вовсе я не сплетничаю, – напарница толкнула друга плечом, – Намекаю про нас с тобой. Ты же до сих пор не прояснил место главного мага полка на привалах.

– Ну, я думал, это и так понятно. В охране моего шатра. Понятно, изнутри него. Так что, по окончании вечернего совещания оставайся, никуда не уходи. Тут у меня и девка, как ты видишь, есть тебе в помощь.

Во время срочной службы Игорь не раз становился свидетелем злого недовольства офицеров дурацкой привычкой комбрига вызывать их к себе через дежурного по любому пустяковому вопросу, вроде: «У тебя возле тира пожарная бочка на сколько литров? На двести? А, ну всё, иди.» Хотя всё можно было решить или узнать по мобильнику за несколько секунд.

Уподобляться своему бывшему командиру в лишних вызовах подчинённых офицеров попаданец не хотел, а мобильных телефонов здесь, понятно, не имелось, поэтому Егоров установил на время похода определённый порядок: если не произойдёт каких-то непредвиденных или экстренных случаев, требующих немедленного решения временного генерала, то командиры полков дважды в день должны собираться на совещания, первый раз – в полдень, в хвосте обоза третьего полка, и второй раз – на вечернем привале, в шатре командующего войском.

– Тэг, – позвал Игорь своего заместителя, чуть в стороне с капитаном второй сотни ждущего разрешения подойти к начальнику, – Всё, разобрался с гусекрадами?

– Да, генерал, – подошёл мрачный майор Вилл, – Так и есть. Прихватили в той деревушке, которую до полудня проходили. Но тут требуется твоё решение. Мародёрство на территории союзного герцогства может ещё выйти нам боком. Хозяин владения уже наверняка знает. Сволочи наши ведь не просто гусей забрали, а и крестьянку сильно избили. Герцогу, конечно, из-за грязнушки жалобу местный лэн не подаст, а вот графу…

– Десятник что, не видел?

– Видел, но, видимо, тоже хотел на ужин свежатинки.

– Мудак, – характеризовал Егоров унтер-офицера русским словом, понятным только ему.

Про полевые кухни здесь, как говорится, ни сном, ни духом не ведали, а потому в походе горячее питание готовили вечером – на ужин и утром, после разогрева, на завтрак. Обедали сухомяткой.

Основой солдатского рациона являлась каша с салом на привале, кусок солонины, две пресных лепёшки, твёрдый сыр и пара луковиц на день. Конечно, в походах командиры всех рангов закрывали глаза на самостоятельные действия солдат по улучшению своего питания, но только не в тех случаях, когда на своей территории или землях союзников вояки продовольствие не покупали, а воровали или, тем более, грабили.

У Игоря имелся вариант переложить вынесение неприятного, жестокого приговора на майора Вилла, только в данный момент это было бы не правильно. Мародёрство, отягчённое увечением крепостной требовало в назидание остальному личному составу войска смертной казни, и генерал такое суровое решение принял.

– С десятником что делать? – уточнил заместитель.

– Разжаловать в рядовые бойцы и пусть с ним Натоп затем поработает. Только, чтобы завтра этот новый солдат мог двигаться. И, вот что, Тэг. С завтрашнего дня ты участвуешь в совещаниях, как временный командир полка. Чувствую, тащить сразу две лямки мне будет тяжеловато. Так что, отныне и до возвращения в Вилер, решения по первому полку принимай сам.

Подошедших полковников Майена и Фиру Егоров пригласил в свой шатёр, где в одной из четырёх комнат – самой большой, центральной – уже накрывался стол. Вскоре явились и остальные командиры.

Переливать из пустого в порожнее Игорь не любил. Выслушал краткие доклады о состоянии подразделений, распорядился барону Жервину, командиру шестого – на данный момент, арьергардного – полка, идущего вслед за главным обозом войска, удвоить боковые охранения повозок и задерживать далее никого не стал.

Граф Моснорский попытался задержаться, чтобы уточнить их планы действий в Гирфельском герцогстве, но Егоров вполне дружески объяснил, что в вилерском городке Рось у них состоится весьма подробный разбор предстоящих дел, а сейчас говорить преждевременно.

– Наша правительница приказала мне решать все вопросы по мере их поступления, Майен, – Игорь придумал хороший трюк сваливать всё на отсутствующую Латану – ей всё равно, а ему так проще, – К тому же, нам лучше каждому подумать над своими вариантами, а потом их сравним.

Проводив офицеров, попаданец приказал рабам готовить ванну, а сам предложил подруге прогуляться по берегу озера.

– Там уже темно, Игорь, – сказала Тания, выходя из спальной комнаты. На совещании она не присутствовала, но, естественно, всё прекрасно слышала за войлочной перегородкой – у генерала от главной магини первого полка тайн не было, – Надо подождать, пока хотя бы первая взойдёт.

– Ерунда. Натоп со своим десятком посветят нам факелами, – землянин пригнулся к уху подруги, – Не хотел частить с порталами, но уж больно тут места красивые. И отдохнуть, и порыбачить.

Присутствие солдат при создании площадки для перемещения Игоря не смущало. Никто из них не увидит его манипуляции пальцами во время плетения заклинания, а сам портал не заметен даже для одарённых.

– Ты думаешь, у тебя когда-нибудь будет время отдохнуть и порыбачить? – Тания провела ладонью по волосам друга.

– Надеюсь будет, – ответил землянин, сам не веря в им сказанное.

Глава 4

На вилерской границе войско гирфельцев задерживаться не стало. Так получилось, что к владениям герцога Ниетена экспедиционный корпус подошёл ещё до полудня, и терять время на дневной привал, как и в предыдущие дни, Игорь посчитал не нужным. К тому же, никаких пограничных формальностей соблюдать не требовалось.

Временного генерала Кароса у межевого знака, помимо мытарей и пограничных егерей, дожидались две кавалерийские сотни регулярной армии Вилера.

Капитаны Ниетена Вилерского, представившись командующему гирфельского войска, разделили свои сотни на десятки, направили их во все полки.

– Герцог к нашей правительнице, смотрю, реально демонстрирует уважение, – высказался Игорь Майену, – Даже эскортом для нас озаботился. Хороший человек и государь.

После очередного, уже привычного дневного совещания, проводившегося на ходу, попаданец возвращался к своим сотням с графом Моснорским, тоже догонявшим подчинённых. Десяток Натопа ехал впереди Егорова с полковником, а штабной десяток второго кавалерийского – позади.

Подразделения гирфельцев, видя спешащее начальство, смещались влево, давая проезд – движение на Орване было левосторонним, как когда-то, до Великой французской революции, перемещались и на Земле. Впрочем, войсковая колонна обычно занимала всю проезжую часть дороги, заставляя попутные или встречные обозы, одиночных людей и транспорт убираться на обочину.

– Уважение? Скажи лучше, проявляет предусмотрительность, – ухмыльнулся Майен, – Я бы тоже отправил своих егерей на контроль, если бы через мои земли чужое, пусть и союзное, войско проходило. Скольких скотов уже пришлось казнить? Семерых? Восьмерых, с тем дураком, которого Фира забила. Могу поспорить, что не последние.

– Да, рекрутов мы храбрых набрали. Жаль только, что глупых среди них не мало.

Граф наверняка был прав, Игорь это сразу же понял. Вилерское сопровождение имеет задачу присматривать за гостями, а не оказывать им почёт. Обижаться на такой разумный подход было бы глупо, да и выгода от присутствия вилерцев имелась. Капитан одной из сотен трижды подсказал выбор более удобного маршрута, что позволило, немного увеличив пройденное расстояние, сократить время – к Роси гирфельцы подошли на день раньше запланированного.

– В город заходить будем? – спросил Майен, когда они достигли его арьергарда и приостановились – здесь граф отделялся от своего командующего, – Я имею в виду офицеров, кроме тех из них, кто останется ответственными и дежурными.

– Я понял, – Игорь ответил на приветствие подъехавших лейтенант-интендантов второго полка, – Раз уж мы раньше пришли, то отдохнём подольше – три дня. Не сказать, чтобы столь быстрый марш дался нам легко.

– Это точно, – согласился граф, – Ни разу ещё не слышал о столь быстрых передвижениях войск. Жалко, конечно, двух брошенных фургонов и ту повозку с походной кузней, но…. Хаос, о тебе будут рассказывать удивительное по всему Полуострову. И даже дальше…

– О нас, Майен, – поправил полковника попаданец, – О нас. Без тебя, без Гольна с Фирой, без Хлойса с Жервином, я бы эту ораву не отпинал до нужной скорости.

– Тогда уж, не забудь упомянуть и своего Натопа, – граф польщённо засмеялся и показал подбородком на ожидающий своего генерала штабной десяток во главе с полковым экзекутором, – Он у тебя молодец, хотя, смотрю, ты не очень-то его жалуешь.

С холма, на котором они сейчас остановились, километрах в семи виднелась Рось, поднимающаяся в гору каскадами стен и зданий. Игорь посмотрел на город, своими размерами не уступающий столице Вилерского герцогства, оставленной позади три дня назад, и похвалил себя за очень неплохую организацию похода. Да, основной экзамен ещё только предстоял – дальше попаданца ждали земли, контролируемые противником, зато гирфельское войско уже обзавелось достаточным опытом совершения ускоренного марша.

– Натоп – редкостная сволочь, – не стал скрывать своего отношения к унтер-офицеру землянин, – Изувер, подхалим и тупица. Но, нужный, – Игорь давно смирился с необходимостью держать местный сброд в ежовых рукавицах, теперь он понимал древнеримские децимации – казни каждого десятого – и существовавшие в земном средневековье методы поддержания дисциплины, – А насчёт отдыха офицеров в Роси я возражать не буду… как, пожалуй, и достойным десятникам, можно расслабиться в городе. Только не сегодня. Сначала организуем постой полков и разберёмся с запасами, подготовленными людьми герцога Ниетена. Всё, граф, я к интендантам. Полки располагаем, как и договаривались, – попаданец пожал полковнику предплечье и послал коня вперёд.

Во время похода Егоров решал три основные задачи – повышение дисциплины и управляемости, достижение необходимой слаженности действий подразделений на марше и приучение к санитарным правилам.

Генералу удалось добиться, чтобы его бойцы умывались, питались и гадили в разных местах. И никогда он не мог бы подумать, что эта третья задача окажется самой сложной, не до конца решённой и по сей день. Однако, определённый прогресс уже просматривался.

Даже при том, что Игорь не хотел снижать скорость продвижения своего войска, он, тем не менее, требовал, чтобы на каждой стоянке палатки размещались ровными рядами, копались канавы для справления нужд и ямы для мусора.

Ставить палатки местным воякам было просто из-за их крайней примитивности – они мастерились из копий и натянутых на них попон. Ну, а копка – одно из главных армейских умений. Не зря же Егоров запомнил фразу Цезаря, что все свои войны его легионеры выиграли с помощью лопаты.

– Генерал, где место нашего полка? – спросил майор Тэг Вилл.

Первый кавалерийский уже вышел к крайнему пригородному постоялому двору и остановился. Заместитель Игоря и оба командира линий – по сути, они выполняли обязанности командиров батальонов – ждали указаний, в каком направлении двигаться дальше. О том, что в Рось армия входить не станет, они знали давно.

– Вон, посмотри туда, – землянин показал рукой на большую рощу западнее города, – Видишь, слева группу деревьев клином? Вот туда и ведите народ. Лагерь обустраивайте основательно, мы здесь задержимся. Пришли ко мне сейчас Шминца и Вигию. Я их сравню с вилерскими интендантами. Посмотрю, кто, скажем так, более расчётлив.

А ведь когда-то Егорову предлагали стать каптёром, ещё на срочной. Тогда он отказался. И совсем не потому, что с презрением относился к тыловым службам – к тому времени он уже осознал, какую важную роль играет их чёткая и слаженная работа. В Сирии же Игорь полностью на себе ощутил настоящий подвиг тех, над кем обычно, и часто по делу, подшучивали. При этом, самому считать, складировать, хранить портянки или тушёнку ему категорически не нравилось.

Нет, если бы он мог предположить, что однажды совсем в другом мире ему могут потребоваться знания в организации тылового обеспечения, конечно, он бы постарался вникнуть в нюансы такого необходимого дела. Теперь же, чтобы не попасть впросак в интендантских вопросах, ему придётся рассчитывать больше на здравый смысл и помощь своих новых подчинённых, одного из которых – лейтенант-интенданта Шминца – Игорь не пожалел дважды прощупать с помощью Раскрытия Замыслов.

Магия помогла попаданцу выстроить правильную линию поведение с ушлым прохвостом, дав тому гарантии получения высокой должности при Гирфельском дворе. Тыловик оказался умным и решил по мелочам не размениваться – об этом Егоров узнал после второго использования заклинания.

С интендантами – а чуть позже к работе по приёму-передаче продовольствия и фуража присоединились и тыловики остальных полков – временный генерал провозился до темноты.

Когда Игорь приехал к полевому лагерю своего войска, штабной шатёр уже был полностью готов, а все полковники находились внутри него и спорили про очерёдность движения по территориям контролируемых противником. Как успел расслышать землянин, Жервин и, особенно, Хлойс не желали геройствовать в арьергарде.

– Какая вам разница, в какой последовательности двигаться? – поинтересовался попаданец, входя через полог, распахнутый перед ним караульным, – Если нам что-то и предстоит на пути к Истору, так это мелкие стычки с не успевшими убраться с нашей дороги отрядов недружественных владетелей.

Егоров ведь неспроста попросил Латану в присутствии большого количества людей огласить намерение отправить войско на помощь верным вассалам графа Майена. Сейчас, по расчётам землянина, временный правитель герцогства граф Лайч Приарский должен стягивать – если уже не собрал – все возможные силы на северо-восток Гирфеля для защиты Моснора, оставляя путь на юг полностью открытым.

Вариант с выдвижением войск временного правителя к границе с Вилером землянин, узнав от гирфельских эмигрантов всё необходимое о военной организации Гирфеля, даже не стал рассматривать. Времени на то, чтобы собрать достаточно сил, способных дать бой шести полнокровным полкам в открытом сражении без опоры на захваченный у графа Майена Моснор и на силы городского ополчения, у Лайча Приарского просто нет.

– Генерал, – первой обратилась к вошедшему командующему Фира Тобор, хотя её голос Игорь не слышал в хоре спорящих, она и сейчас сидела немного отстранившись от стола и держа обеими руками, словно кружку с тёплым чаем, кубок с вином, – Мы начали с того, что граф Кесп-Тилский наверняка Лайчу не дал ни одного солдата, он ведь понимает, что наше войско пойдёт через его владение. Значит, сейчас его полк, ополчения и дружины полностью отмобилизованы. Наша правительница считает, что граф будет выжидать, чья возьмёт. Но с этим старым интриганом никогда ничего не угадаешь наперёд. Будь у нас обоз…

– У нас не будет обоза, баронесса, – Егоров сел между графом Майеном и бароном Гольном Дигом, – Герцогиня же внятно объяснила, как нам предстоит двигаться дальше. Да и не верится мне, что такой осторожный человек, как граф Кесп-Тилский рискнул бы переправлять через Кеспу нам в догонку хоть кого-нибудь. Нет, с этой стороны угрозы не будет. Так о чём спорим?

– О твоём владении, генерал, – ответил сидевший справа граф, – О Приаре. Нашего поворота на юг Лайч точно не ждёт и свой полк, как и дружины верных вассалов, уже вызвал к себе, в столицу или сразу в Моснор, это не важно. Есть возможность попытаться взять сходу пожалованный тебе правительницей город. Вот каждый из нас и хочет в этом деле поучаствовать первым.

– Граф, я удивлён, если честно, – изобразил изумление попаданец, – Вы действительно что ли решили обсуждать прямой приказ нашей правительницы? Никаких «сходу», господа полковники. Тем более, что для этого пришлось бы делать, пусть и небольшой, но крюк. И впредь, я попрошу, – он выделил последнее слово, – Обсуждать только лучшие варианты исполнения полученных приказов и предлагать подходы к решениям тех или иных задач, пока окончательного решения ещё не принято. Не знаю, как у вас в Гирфеле раньше обстояли дела с исполнительностью, но при герцогине Латане всё будет именно так. Поверьте, принцессу Ливорскую я достаточно хорошо знаю. Раз она приказала миновать Приар, значит, так и будет.

– И в мыслях не хотели пойти наперекор воле нашей правительницы, генерал, – нахмурил брови барон Хлойс, – Просто, думали, что если город окажется готов сдаться…

– Это ничего не меняет, – решительно закрыл тему Игорь, – Есть вопрос по которому мне нужен ваш совет. Есть ли возможность ограничить торговлю – завтра и в последующие два дня?

Старое земное выражение про то, что жизнь в городе начинается, когда в него заходят гусары, соответствовало и здешним реалиям. С утра стоило ждать паломничества виноторговцев, местных сутенёров со своими рабынями, вольных шлюх и прочих предприимчивых личностей.

Жалование солдатам выплачивалось дважды в восьмушку, его задержка считалась недопустимой даже на войне и в походах. Гирфельцы получили свои деньги ещё позавчера, и необходимо было ещё учесть, что бойцы генерала Кароса ещё и прошлую получку никуда не потратили – просто негде было и не на что.

Да, каждый вояка мечтает разбогатеть на войне, но эти его мечты связаны исключительно с большими трофеями, а никак не с накоплением получаемого жалования. Даже наоборот, излишняя прижимистость считалась дурной приметой, якобы, такие солдаты погибают первыми.

На что солдату в этом мире тратить деньги? За ответом на такой вопрос Игорю не надо было ни к кому обращаться, он и так знал – на вино и шлюх. Всем остальным его обеспечат отцы-командиры. А уж как солдатня здесь умеет упиваться, попаданец видел не раз.

Понятно, что людям надо иногда и расслабиться, особенно, перед предстоящим серьёзным делом, только вот землянину не хотелось совсем, чтобы по итогу пришлось бы прибегать и к крайним мерам, лишая себя солдат ещё до встречи с противником. Итак уже восьмерых лишился.

– Значит, решено, – переговорив с полковниками, Егоров немного снизил накал своих беспокойств, – Одновременно оставлять свои подразделения и уезжать в город могут не более половины офицеров и трети десятников. Ночевать всем надлежит в расположении войск. Вас я попрошу тоже составить между собой очерёдность поездок в Рось. Полуденных совещаний в эти дни проводить не станем. Всё, друзья, больше я вас не держу.

Свою подругу за перегородкой в их общей спальне он не застал, капитан Молс ещё не вернулась с обхода сотен. Пока не было необходимости иметь постоянно наполненный резерв на случай внезапного боя, маги полков Лечили заболевших и травмированных, если оные, разумеется, появлялись.

К моменту возвращения Тании оба генеральских раба и пожилая рабыня уже приготовили большую лохань с тёплой водой. Поместиться в ней вдвоём было невозможно, поэтому Игорь, как истинный джентльмен, уступил очередь даме.

Уже через час они лежали на ложе из покрытой шкурами травы, как когда-то, уже давно, в пещере Сонных дебрей, а накрывались большим и тёплым ватным одеялом. Неплохо быть начальством.

– Почему, пока меня не было, ты не сделал портал? – поинтересовалась напарница.

– Когда бы я успел? – Игорь под одеялом положил руку на бедро Тании и нежно провёл ладонью до самой ягодицы, задирая подол ночного платья, – Я погибал на полях сражений с вилерскими интендантами.

– Бедненький, – пожалела его подруга, в ответ на ласку придвинувшись ближе, – Но, я уверена, что ты победил.

– Само собой, – подтвердил попаданец, – Ты же знаешь, что я победун.

Дальше им уже стало не до разговоров, и к вопросу создания очередной портальной площадки они вернулись только на следующий день.

Егоров не собирался делать свою сеть пространственных перемещений по образу центрального кольца московского метро, с такими же небольшими интервалами между порталами, но до Роси четыре пункта он таки создал. При этом, где-то в далёком уже Трине Латана и Лойм каждый раз видели появившуюся в их магозрении новую точку.

Поскольку, в получаемой ими информации имелась привязка появившейся площадки к местности, принцесса и её адъютант, члены портального клана, понимали, где их глава в тот момент находится.

Латана уже должна была приучить Тринский двор к тому, что она с небольшой свитой каждый день выезжает на конную прогулку за город. Сделает она это и сегодня, выдвинувшись к одной из двух площадок в окрестностях Трина. Использовать ту, что находится на территории дворцового парка было бы верхом неблагоразумия.

Как только принцесса и Лойм увидят появившийся портал возле Роси, так найдут возможность уйти от свиты, чтобы благодаря необыкновенной пространственной магии встретиться со своими друзьями.

Теперь дело оставалось за Игорем – подобрать подходящие место и предмет для наложения заклинания и использовать Создание Порталов.

– Господин генерал, – дёрнулся к попаданцу командир штабного десятка.

– Отставить, – отмахнулся лэн Карос, – Я с капитаном-магиней Молс проверю караулы. Без твоих орлов обойдёмся.

На Земле устав гарнизонной и караульной служб категорически запрещал проверять несение службы часовыми на постах путём скрытного к ним приближения. Здесь же, поскольку огнестрельного оружия не имелось, командиры всех степеней часто использовали тайное подкрадывание. Поэтому, слова генерала удивления не вызвали.

– Лучше сходи в четвёртую сотню, Натоп, – вышедшая из шатра Тания зашнуровывала на ходу доспешную форменную куртку, – Там в десятке Битая есть урод один. Вместо вина таскал в бурдюке сивуху, не понятно из чего сделанную. Траванулся ей так, что не окажись я вчера поблизости, он бы сейчас милостью Порядка жил. Займись им, как ты умеешь.

Лицо унтер-офицера просияло.

– Конечно, капитан, всё сделаю, – пообещал он.

Игорь посмотрел вслед десятнику, который, прихватив с собой пару своих самых доверенных мордоворотов, поспешил выполнять распоряжение главной полковой магини, и пошёл в сторону деревьев.

– Мы не верхом? – спросила напарница.

– Нет, пусть отдыхают, – попаданец повернулся, подождал Танию и пошёл с ней вровень, – Я и долгую остановку-то сделал ради наших четвероногих друзей. Главная тяжесть предстоящей работы на них. Да мы и далеко вглубь леса заходить не станем. Скрываться тут не от кого. Разбойники, если здесь и водились, то давно успели сбежать от такой большой войсковой компании, хуторов, как я уже узнал, поблизости нет, а наши раздолбаи только дрова по опушке собирают. Грибов, хорошо, нет, – воспользовавшись тем, что деревья скрыли их с подругой из виду, он обнял её за талию.

Через полсотни шагов они вышли к посту. Всё было как обычно – таких горе-караульных, как эти два молодых растяпы, любой земной новобранец спецназа снял бы за пару минут. Егоров уже давно мысленно махнул на тупость местных вояк. Он не видел сейчас никакого смысла тренировать своих нынешних бойцов. Вот наберёт себе янычар, ими и займётся.

Даже ругать генерал не стал взволнованных его появлением караульных.

– Смотрите внимательней по сторонам, – только и посоветовал он солдатам.

На вскоре попавшейся им живописной поляне, к сожалению, не нашлось ничего подходящего в качестве объекта наложения заклинания Создание Портала. Использовать деревья Егорову не хотелось – срубит кто-нибудь, вытащит за пределы портальной площадки, и не станет портала.

Пришлось идти дальше.

– Игорь.

– Вижу.

Попаданец поморщился. Не очень удобное место, с краю заболоченное, зато имелся по истине королевский валун, почти с рост человека.

– Герцогиня Гирфельская и её Пьеро явитесь, – произнёс он, минут через десять после создания портальной площадки.

– Это ты про Лойма? – усмехнулась Тания, знавшая сказку про Буратино ещё со времени плавания на «Удаче».

– Разве не похож?

Ответить подруга не успела. Без всяких эффектов – ни в обычном зрении, ни в магическом – возле валуна мгновенно появились сидевшие верхом Латана с Дином на руках, Лойм и Парн с Кольтом и Гильмой.

– Игорь! – дружно прозвучал общий выкрик гостей.

Глава 5

Все прибывшие через портал друзья попаданца уже имели опыт путешествия через его Пространственный Тоннель, тем не менее, переход с помощью портала привёл их всех в полный восторг. Понятно, наибольшие эмоции высказывали дети. Даже Дин, стесняясь, издавал звуки, вполне теперь похожие на слова.

Латана, когда дети наконец-то отлипли от своего старшего брата, друга и сказочника Игоря, обрадовала его, что у них для общения есть не менее двух десятин времени.

– Я сказала, что мы с детьми желаем прогуляться по лесу без лишних глаз, – о чём-то пошептавшись с Танией, сообщила принцесса, отдав повод своего коня Парну, – Капитан эскорта выставил посты вокруг рощи с нашим третьим порталом. Никого не пропустят и нас не попытаются потревожить. Дильян, мой бравый боцман, остался там на площадке. Я всех предупредила о последствиях нарушения моего приказа, – улыбнулась она.

В том, что её распоряжения будут выполнены точно и безукоризненно, Егоров нисколько не сомневался. Его венценосная подруга имела скверную репутацию не только среди прислуги и простолюдинов – аристократы тоже не желали иметь дело с её злопамятством и мстительностью. Хотя попаданец давно уже понял, что придирчивость, жестокость и лицемерие вовсе не являются настоящими чертами характера Латаны, она их использует расчётливо и выверено.

Пару раз во время серьёзных разговоров Егоров высказал ей своё мнение, что таким отношением к людям она их от себя отталкивает, но убедить подругу в этом не смог. Ливорская принцесса была твёрдо убеждена в зловредности для любого правителя доброты и человеколюбия. Возможно, Игорю стоило проявить настойчивость в навязывании своей позиции, вот только, он сам не испытывал уверенности в её правильности.

Латана была первой знакомой в его жизни настоящей аристократкой, к тому же, столь высокого ранга, и землянин здраво рассудил, что сначала надо узнать, чем живёт это сословие, какие в нём господствуют нравы и обычаи. Попаданцу надо не ходить со своим уставом в чужой монастырь, а самому пока всему учиться.

– Жаль, конечно, Лана, но осётра придётся урезать – никак две десятины пообщаться не получится, – Игорь жестом отказался от предлагаемой ему Парном фляжки, – В отличие от тебя, у меня нет возможности столь долго отсутствовать. Уже через десятину в лагере во вверенном мне тобою войске может начать распространяться паника.

– Понимаю, – принцесса чуть подтолкнула в спину сына по направлению к Кольту и Гильме, – Тогда отойдём. Сначала переговорим о делах, а потом уж и по пустякам поболтаем.

Словам правительницы не все обрадовались, однако, друзья всё понимали, и роптать не стал даже принц.

– Я тоже в вашем разговоре буду лишней? – нейтральным тоном поинтересовалась Тания.

– Шутишь, что ли? Конечно, нет. Пошли, – герцогиня Гирфельская направилась к поваленному большому дубу с вывороченными корнями, – Лойм с Парном и помощниками пока за тропинкой присмотрят.

Подойдя к дереву, она села на него чуть боком и, подвернув верхнюю часть ботфорта на правой ноге, поставила её на ствол. Иск-магиня пристроилась рядом у подруги за спиной, слегка Латану приобняв, а Игорь решил, что на ногах ему удобней.

– Много проблем, моя повелительница? – поинтересовался он.

Принцесса отломила небольшой засохший сучок с ветки и кинула им в своего советника.

– Перестань, мой вассал и советник, ёрничать, – она положила обе руки на согнутую коленку, – Проблем не много, но все для меня крайне неприятные. Впрочем, благодаря тебе одна из них, самая главная, почти решена.

– Поясни, – хмыкнул землянин.

Попаданец всегда подозревал, что колхоз малоэффективен. Ведь не зря же в годы юности отца страна зерно на кредиты закупала, а при Игоре уже занимала первое место в мире по его экспорту.

Так же и здесь, Конгресс, этот герцогский колхоз, оказался больше банальной говорильней. Пыжились и махали руками в нём много, а как до дела дошло, так начался саботаж решений, принятых самими же правителями, точнее, их большинством. У Ланы от злости на своих коллег даже губы побелели.

– Только муж моей любимой кузины Камалии и соседи – Биран и Вилер – направили на сбор оговоренное количество полков, – она взяла ладонь Тании в свою, – Остальные направили вдвое меньше, в лучшем случае. Абис, вообще, только полк егерей прислал, и тот с лишь с двумя иск-магами. Сиан ограничился выделением денег, а два отайских полка – они уже пришли к Трину, я их сама видела – иначе, чем толпой мародёров не назовёшь. В итоге, с учётом твоих, армия Конгресса будет к началу лета состоять из двадцати восьми полков. Почти столько же, сколько у короля Хлорига.

– У кого? – плохой памятью землянин не страдал, но за последнее время на него столько вывалилось информации, названий городов и имён, что он иногда начинал путаться, – Хлориг – это…

– Вескский государь, – проявила свою осведомлённость Тания.

– Да, – кивнула Латана, – Отец принца Ямирона, моего соперника. Понятно, что всю свою армию Веск на Гирфель не двинет. Но к Истору соберутся и войска других, не союзных мне правителей. К тому же, на стороне Ямирона гирфельские мятежники во главе с графом Лайчем и, главное, столица моего владения сейчас у него в руках. Так что, не будь твоего удивительного плана, я сомневаюсь, что в этом или даже в следующем году мне удалось бы добиться какого-нибудь успеха. А сейчас у нас высокие шансы на победу. Особенно, с учётом тех твоих намёков, которые ты давал, когда говорил, что город Гирфель – это твоя забота. Я правильно понимаю, что ты решил использовать магическую арку, раскрыв свой секрет многим?

– Нет, Лана, – землянин сел на поваленное дерево рядом со стоящим на нём ботфортом принцессы, – Такая корова нужна самому. Пространственный Тоннель останется известным очень немногим. Я предполагаю, что вскоре придёт время проявиться Портальному клану и его главе иск-магине Тании Молс…

– Ты смог передать Тане умение создавать порталы?!

Обе подруги посмотрели на попаданца, как дети на фокусника.

Как только Игорь инициировал Танию и Латану на умение управлять пространственной сетью перемещений, они втроём договорились, что будут держать существование своего созданного клана в секрете до тех пор, пока принцесса не займёт гирфельский престол.

Уже став полноправной правительницей независимого герцогства, Латана должна была объявить о появлении в мире Орваны необычайного заклинания порталов и о существовании под её патронажем организации, способной перемещать людей, животных и любые грузы на дальние расстояния. Посвящать посторонних людей в подробности функционирования порталов, совсем не планировалось. Пусть народ крепче спит, раз меньше знает.

Речь о том, кто встанет во главе портального клана, даже не поднималась. Подруги считали, что иной кандидатуры на это место, кроме их спасителя и друга, не существует.

– Передать это умение невозможно, я ведь говорил, – Игорь увидел, как внутрь ботфорта принцессы нацелился заползти какой-то весенний жучок, и стряхнул того на землю, – Только, чтобы возглавить нашу организацию, оно и не нужно. Мы не станем никому объяснять, откуда появляются портальные площадки. Даже нашим новым адептам. Впрочем, они, я думаю, и сами вскоре догадаются. Тань, Лана, не удивляйтесь. Мне просто будет некогда заниматься ещё и руководством клана. К тому же, вы лучше меня знаете ценовые вопросы в этих краях. И политические тоже. Мы ведь не бессеребреники, клановые услуги надо будет продавать. В первую очередь тем, кто платить станет больше. Кстати, – обратился он к принцессе, – представив Танию главой клана, ты обеспечишь ей высокое положение среди аристократии. Так ведь?….Но, мы отвлеклись от темы войны. Действительно, когда придёт время, мы легко войдём в твою столицу большими силами через портал. И покажем там всем кузькину мать.

Латана повернула голову к подруге.

– Тань, ты поняла? Это означает, что наш Игорь собрался во время осады пробраться в город и устроить там площадку для перемещения войска.

– Он же любит рисковать, Лана. Мы должны нашего спасителя сдерживать. Отклони его план. Я перед тобой как только что назначенная глава портального клана ходатайствую.

Ставшая уже привычной манера подруг обсуждать его при нём самом, как будто бы он отсутствует, попаданца скорее забавляла, чем раздражала, поэтому, Егоров лишь улыбнулся.

– А вы подумать не хотите? – он с демонстративным интересом посмотрел на обоих.

Развитие и изменения любого человека зависят от среды, в которой он живёт, и от того, с кем общается. Землянин замечал, что он сильно влияет на подруг, и – по его твёрдому убеждению – продвигает их исключительно в лучшую сторону. Но, к сожалению, слишком медленно. Вот, как сейчас, и Тания, и Латана, вновь проявили прямолинейность мышления.

– Мы уже подумали, – ответила принцесса, – И я решила, что в осаждённый Гирфель я тебя не отпущу. Не хочу потом, уже после его падения, видеть твой расклёванный воронами труп. Скажу честно, – она убрала ногу со ствола и села прямо, – Месть за тебя меня утешит. Только, совсем не много и не надолго.

– А если ещё не в осаждённую столицу? Тогда отпустишь? – землянин вздохнул, – Предлагал же вам подумать, так нет, опять двадцать пять. Лана, Таня, я спокойно, безо всякого риска приеду в Гирфель. За три-четыре пятидневки до того, как к нему подойдут войска. Хоть тем же чинорским дворянином представлюсь, ищущим службы у графа Лайча. Поживу в городе, создам пару-тройку порталов, чтобы можно было сразу с нескольких районов начинать захват, и уеду недовольный предложенными условиями службы. Клянусь вам, никакого блэк-джека и шлюх без вашего пригляда у меня в столице не будет.

В дне пути от Роси лежал гирфельский город Кесп-Тил, неподалёку от которого Егоров собирался сделать очередную портальную площадку, так что, ему не придётся даже тратить весь свой резерв на Пространственный Тоннель, чтобы из Трина, куда он приведёт свои победоносные полки, мгновенно перенестись на территорию владений Латаны.

Мысль друга соратницы уловили быстро и, ожидаемо, Тания заявила, что отправится с ним, а принцесса заметно расстроилась, что не сможет поучаствовать в столь увлекательном деле – Лана стала большой любительницей приключений. На Земле с таким характером подаются в альпинистки или авантюристки.

– Надеюсь, в будущем, благодаря нашей клановой сети, я смогу не только отсиживать попу на своём троне, – утешила сама себя правительница Гирфеля.

– А это уж как получится, – не стал понапрасну обнадёживать её Игорь, – С одной проблемой всё понятно. А ещё какие препятствия и сложности перед нами возникли?

– Остальные я и сама могу решить, но если в одном деле поможешь, то будет замечательно, – принцесса замолчала, ожидая вопроса от Игоря, но тот, хоть во МХАТе ни разу так и не побывал, театральную паузу, когда нужно, держать умел, и Латана продолжила, – Таня говорила как-то, что ты можешь какому-нибудь негодяю устроить несчастный случай. И что сделаешь это так, что я буду вообще не при чём? Она же меня не обманывала?

– Разве она на такое способна по отношению к тебе? Как зовут этого негодяя?

Для попаданца заданный им вопрос носил скорее риторический характер. Примерный ответ на него он знал. И не ошибся.

Бюстин, младший брат правящего герцога Эльсана Чинорского, смог заручиться согласием большинства союзных правителей о назначении его командующим объединённой армией Конгресса.

Главную роль в успехе интриг чинорского виконта сыграла вовсе не какая-то репутация великого или просто успешного полководца – все его воинские подвиги ограничивались бегством от дувстольских ратей и сданного Нейтору почти без боя спорного владения на слиянии Неи и Аби – а та разноголосица во мнениях, которая была традиционно присуща правителям государств Полуострова. Герцоги считали, что пусть лучше армию возглавит чинорский павлин, чем кто-нибудь из их рядов.

– Но это ещё не всё и не самое лично для меня скверное, – Латана поднялась и отряхнула шлепками себе сзади штаны, совсем по простому, как будто бы обычная девушка – хоть и принцесса, а на охотах случалось и без слуг обходиться, – Вот мы тогда посмеялись, а получается не весело. Бюстин ни намёков, ни сказанных прямо слов вообще не понимает. Надоел со своими ухаживаниями. То ли он настолько уверен в своей неотразимости, то ли просто наглец. Тань, что смешного-то? Знаешь, как достал?

– Представляю, – иск-магиня попыталась спрятать улыбку, но вышло не очень успешно.

– Есть такая категория, – попаданец тоже встал, но не потому, что негоже было сидеть в присутствии правительницы – какая ещё субординация может быть между друзьями в своём кругу, а потому что надоело, – В дверь выгонешь – в окно залезет. А то, что он тебе надоел сильно, Лана, так по твоему лицу видно.

– Надоел – это не то слово, – нахмурилась принцесса, немного обижено посмотрев на развеселившуюся подругу, – Мерзавец красавца-юношу у меня перехватил, сволочь. У графа Яргида – вы его не знаете, он прибыл в Трин через два дня после вашего отъезда и снял особняк в районе университета – я, проезжая, совершенно случайно приметила одного слугу, когда тот… ну, не важно…, - заметив вспыхнувший интерес Тании, она рассказывала уже ей, а не своему советнику, – Так, пока Эмиля, которой я поручила договориться с управителем графа, торговалась, Бюстин об этом откуда-то узнал и успел перекупить юношу. Не знаю теперь, хочет ли он раба изуродовать, чтобы я, кроме как на самого виконта Чинорского, больше ни на кого не смотрела, или же просто ждёт, когда герцогиня Гирфельская обратится к нему с просьбой.

– А что с твоим – Таем? Гаем? – не помню как зовут…

Уже не в первый раз землянин замечал за собой появившуюся у него привычку местных благородных не запоминать имена, а порой и вообще не обращать внимания на слуг, особенно, чужих. Он ведь и в самом деле не знал точно, как зовут нынешнего любовника Латаны.

– С Гаем? – принцесса поморщилась, – Обленился, наел жирок и… надоел. Воспитывать по новой не хочу. В Гирфеле женю его на какой-нибудь приличной девке, дам обоим вольную, и пусть живут. Игорь, так ты поможешь мне с Бюстином?

– В храм вас отвести? – за свою шутку попаданец поплатился чувствительным ударом принцессиного кулака в плечо. Конечно, можно было и уклониться, но Егоров не стал – сам виноват, – Я понял всё, – тут же поправился он, – Лана, конечно, помогу. Но виконт Чинорский – это ведь не рвань подзаборная. Мне надо будет серьёзно готовиться. Ты сначала определись, что нам надо будет сделать в первую очередь – захватить Гирфель или избавить тебя от Бюстина. Мы ведь как с тобой задачи всегда станем решать?

– По мере их поступления, – кивнула, соглашаясь, прилежная ученица иномирного пришельца, – Ты прав, Игорь. Я подумаю над этим. К твоему возвращению ответ будет. Давай, теперь расскажу вам вкратце, что за дела у меня с имперским легатом.

Когда Латана завершила пересказ её договорённостей с графом Семпилием, у Игоря – по его прикидке – оставалось ещё минут пятнадцать, не больше, на общение с детьми, которые уныло бродили по полянке и с грустью смотрели на своего брата-наставника. Чем их можно было порадовать? Попаданец знал ответ.

– Идите сюда, – позвал он, а когда неразлучная троица весьма проворно к нему подбежала, то Егоров вновь уселся на поваленное дерево, рядом с Танией на «нагретое» принцессой место, – Наша правительница мне все новости рассказала, в том числе, и про ваше достойное поведение. Есть немного времени. Хотите послушать какую-нибудь историю?

Что такое клифхангер, Игорь узнал из комментариев на сайте Автор Тудей. Этим словом называли авторов, которые завершали главы на самых интересных местах – клифами, чтобы удерживать внимание читателей. Егоров, в принципе, относился к такому литературному приёму спокойно, но только при условии, что выход очередных глав происходил через два-три, максимум, четыре дня. Если же ждать приходилось дольше, его это злило.

С ребятами ему сейчас предстояло расстаться довольно надолго, поэтому рассказывать историю в несколько этапов Игорь не хотел и выбрал краткий и трогательный рассказ О'Генри «Дары волхвов», в котором рассказывалось о двух бедных, но любящих друг друга молодых людях.

В истории американского писателя, девушка, зная, как её любимый гордится своими карманными часами, и не имея денег порадовать его подарком на праздник, остригла и продала свои удивительно красивые длинные волосы, купив на вырученные средства цепочку для часов. Парень же, зная, как девушка трепетно относится к своим волосам, продал свои часы, чтобы подарить ей серебряный гребень.

Землянину осталось только заменить в истории часы на кинжал, цепочку на ножны и стать плагиатором. Что он сделал без всякого угрызения совести – не в первый раз, да и местные законы не предусматривают за это никакого наказания.

Ну, ладно, дети, но ведь и обе подруги, одна из которых час назад хладнокровно отправила Натопа истязать обормота-алкаша, а другая приводила людей в дрожь порой одним только взглядом, плакали от рассказа Игоря чуть ли не навзрыд. Нет, наверное не зря американцы постепенно запрещают произведения своего великого писателя, с ноткой грусти подумал Егоров.

– Друзья, я извиняюсь, но нам с иск-магиней Молс пора идти. Нас ждут великие дела. Да и негоже превращать портальную площадку в озеро слёз, – обнимать на прощание друзей он начал с самого маленького, – Дин, как вернусь, я вам более весёлую историю расскажу.

Последней его прижала к себе шмыгающая носом с покрасневшими от слёз глазами Латана. Зато сказанные ею на ухо попаданцу совсем тихо слова были произнесены без всяких эмоций:

– Всё же когда-нибудь я узнаю, откуда ты к нам приехал.

Глава 6

На выходе из рощи пришлось немного задержаться – попаданец не хотел, чтобы личный состав полка подумал про своего генерала плохо. Вид капитана-мага Молс с покрасневшими глазами и чуть припухшими глазами мог вызвать у солдат и офицеров не совсем правильные мысли.

– Тань, ну хорош уже переживать-то, – землянин крепко прижал к себе подругу, – Ты ещё ни разу, ни на одну историю так сильно не реагировала.

– Те были выдумкой, Игорь, – глубоко вздохнула и выдохнула иск-магиня, – А в этой чувствуется настоящая жизнь. Ты ведь меня также любишь? И продал бы свои блёсны, или спиннинг, или вот эти часы? – она нащупала рукой браслет его «Командирских», – Если бы у тебя не было денег мне на подарок? Я бы… я…

– У нас полно денег, – прервал Танию Егоров, жутко не любивший всякие мелодраматические сериалы, в героя которого его сейчас пыталась определить напарница, – И история выдумана. Капитан, нам нужно идти.

Она ему не поверила, но заставила себя успокоиться, и к лагерю они вышли уже в надлежащем виде.

– Лейтенант, – Егоров строгим тоном подозвал к себе начальника караула, – Мы с главным магом сейчас вернулись не замеченными ни одним из караульных. Отзови посты из леса и выстави их на опушке. А то они там только сами себя охраняют. И увеличь количество патрулей.

Егоров посмотрел на толкотню, происходившую на другом краю палаточных рядов, и направился туда. Десятник Натоп, доложивший капитан-магу Молс о выполнении её указаний, жестом отправил вслед генералу двоих солдат штабного подразделения, которые пристроились в паре шагов сзади.

– Если хочешь, можешь в город сходить, – предложил землянин подруге.

– Да, ну. Что мне там без тебя делать? К тому же, не сомневаюсь, что городские власти вскоре сами к тебе пожалуют. Знаешь, я бы завтра в Рось сходила. Только, не для того, чтобы развлечься, а идиотку нашу нерасторопную продать. И купить девку помоложе и порасторопней.

– Нафига? – Игорь, приподняв руку, ответил на очередное приветствие встретившегося на пути офицера, отвечать же на отдание чести солдатами здесь не было принято, – Нам, ни расторопная, ни глупая, ни какая ещё, уже почти не нужна. Мы послезавтра уходим в поход без повозок и даже нашего шатра. Только кони, люди, и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой. Так сказать, ди эрсте колонне марширт, ди цвайте колонне марширт, ди драйте колонне марширт…, - фразу из смеси Лермонтовской строки и любимой с детства считалки прусского короля Фридриха Великого попаданец в задумчивости произнёс машинально, изумлённый открывшимся его взору процессом торговли, устроенной горожанами на обширной поляне на стыке расположений первого и четвёртого полков, и, особенно, продажей человеческой плоти.

В местной географии две вещи вызывали досаду попаданца. Первая – то, что почти на всём континенте названия государств и столиц совпадали, и фраза «я отправляюсь в Ливор» могла означать, как путешествие в страну, так и в её стольный город. Слово «хельм», означавшее на здешнем языке столицу, перед названием очень часто пропускалось, и смысл приходилось улавливать из контекста.

А второе неудобство для представителя иной цивилизации заключалось в том, что здесь никто точно не мог сказать численность населения того или иного города. Считались только дворяне, жрецы и податное сословие, платящее налоги, и то, последнее порой учитывалось подворьями. К примеру, кузница или мастерская вносилась в реестр городской управы, а сколько в них людей никто толком сказать не мог. Общее же количество рабов и даже свободных, но нищих и бездомных людей вообще никто назвать не мог.

И всё же, эмпирическим путём Егоров оценил Рось в пятнадцать, примерно, тысяч жителей. Может, чуть больше. По здешним масштабам, это очень крупный город, и всё же предоставить шеститысячному войску нужное количество шлюх для жаждущей утех средневековой солдатни, торговцы живым товаром не могли.

– Игорь, мы дальше не идём? – Тания дёрнула друга за рукав, – Ты чего так уставился? Капитан Леш, вон, уже спешит с докладом.

– Я подозревал нечто подобное, – отвёл Егоров взгляд от поляны с городскими фургонами, – Но не думал, что всё будет выглядеть так похабно. Им самим-то не противно, свиньям?

Подруга как-то неопределённо повела плечами и хмыкнула.

– Это же солдатня, Игорь. Обычное вооружённое быдло. Ты чего от них ждёшь? Только, не советую тебе и в это вмешиваться. Даже с твоим… удивительным подходом к жизни… должна быть черта, через которую не следует переступать. И точно не сейчас.

В словах подруги прозвучал здравый смысл и жизненный опыт. Игорю пришлось придавить в себе возмущение от увиденной им на поляне картины.

Нет, у него не было вопросов к тем росьским купцам и кабатчикам, что привезли к расположению войска вина, закуски и даже сивуху. Злость землянина вызвала особенность торговли живым товаром.

На южной части поляны стояли восемь крытых повозок, возле которых стояли, как выставленные хозяевами рабыни, так и предлагающие себя свободные шлюхи. Возле них сгрудилась огромная толпа солдат, постоянно обновляемая – одни, получив желаемое, уходили под шутки и смех товарищей, другие ждали своей очереди, а третьи, как правило, приняв уже на грудь вина, только ещё подходили.

Заплатившие хозяину рабыни или сутенёру за понравившуюся девицу, скрывались с избранницей под тентом повозки и через какое-то время появлялись оттуда вместе с нею. Главное, что так выбесило попаданца, так это количество клиентов, уже обслуженных и ещё только ждущих своей доли утех, приходившихся на каждую из явно измученных, можно даже сказать, замордованных женщин.

И ведь реально, эти скоты – так Игорь определил своих собственных вояк – даже не брезговали такими услугами. Убить уродов было бы мало. Но и Тания права, не стоит сейчас устраивать революцию. Сотни лет на Орване существуют данные порядки, придётся их потерпеть и ещё какое-то время. Его янычары – твёрдо пообещал себе Егоров – ублюдками не станут.

Бегать к начальству у офицеров тут не было принято, дворянская гордыня не позволяла, но подошёл капитан Леш весьма быстро.

– Добрый день, генерал, – поприветствовал он попаданца коротким кивком, – Всё сделали, как ты и приказал. Торгашей заставили и сивуху, и креплёное вино отправить назад в город, потом мои десятники обыскали повозки. Найденное из запретного вылили, а непонятливых купцов побили. Сильно. Только, – он кашлянул, – гарантировать, что где-нибудь кто-нибудь чего-нибудь не припрятал…

– Да это понятно, – согласился Игорь, – свинья везде грязь найдёт. Но с особо умными можем и позже разобраться. Главное, не допустить общего загула. Убеждений никаких не жалей, вплоть до виселицы особо непонятливым. И ещё. Пошли бойцов, пусть найдут лейтенант-интендантов первого полка и передадут мой приказ явиться в штабной шатёр.

– Когда явиться? – уточнил капитан.

– Сейчас. Немедленно.

Развернувшись, Егоров пошёл в своё походное жильё. Даже забыл позвать подругу – так сильно эмоционально подействовала на него сцена солдатской любви к несчастным шлюхам.

Понятно, что Тания в отдельном приглашении и не нуждалась.

– И чего ты злишься? – спросила она.

– Уже не злюсь. Всё нормально.

Землянин действительно скинул с себя раздражение. Увиденное, если разобраться, было не самым жутким из того, с чем он уже не раз сталкивался в новом мире. Пожалуй, причиной такой излишне бурной реакции попаданца явилось то, что мерзкие поступки сейчас совершались формально его людьми. А он своим бездействием это по сути одобрил.

Лейтенант-интенданты Шминц и Вигия Горб, когда их разыскал посыльный, продолжали распределять полученные от вилерцев припасы, оба в Рось на отдых не убывали, а потому явились на вызов генерала довольно быстро.

– Входите, чего на пороге топтаться? Садитесь, – пригласил Игорь своих тыловиков.

– Я пойду в третью сотню, – поднялась из-за стола иск-магиня Молс, – С лейтенантом Щерной нужно встретиться.

Напарница решила, что её отсутствие создаст более доверительную атмосферу в главной комнате штабного шатра. Раз уж её друг решил обеспечивать преданность героев обозов не только кнутом и пряником, но и демонстративным доверием, то лучше ему в этом помочь.

В отличие от Шминца, словно бы родившимся с абаком в руках, его заместительница двадцатилетняя Вигия Горб своим назначением в интендантскую службу сильно тяготилась, за что попаданец её и ценил.

Вигия была из рода гирфельских столичных дворян, не титульных, но весьма влиятельных при прежнем дворе. Оба её старших брата сейчас были майорами – командирами линий в полку графа Моснорского. Она и сама рвалась на офицерскую должность в линейную сотню, но лэн Карос в полном согласии с полковником Майеном решил по другому.

– То, о чём я вам сейчас скажу, пока знают только командиры полков, – начал говорить Игорь, едва только приглашённые сели за стол, а Тания вышла из шатра, – И до убытия войска больше никто знать не должен, – он сдержал улыбку, увидев, как переглянулись между собой и внутренне подобрались оба лейтенанта, его ставка на доверие явно сработала, – В Гирфель войско пойдёт вообще без обозов, и без общевойскового, и без полковых. Всё нам необходимое мы возьмём во вьюках. Будет по три десятках запасных лошадей в каждом полку. Повозки, возницы, ваши солдаты обозных команд, рабы и личные слуги офицеров, всё это останется здесь, в лагере возле Роси.

– Но… генерал… а как же вы сможете без припасов…

– Лейтенант Горб, – прервал Вигию землянин, – я вызвал вас обоих не для совещания, а для получения вами моего приказа, – он сделал паузу для уяснения офицерами ситуации и затем продолжил, – Своей властью присваиваю вам звания временных капитан-интендантов, а если по возвращении полков из похода я увижу, что с управлением войсковым хозяйством вы справились, то перед нашей повелительницей буду ходатайствовать не о выдаче вам патентов капитанов, а сразу майорских, и о назначении вас руководить армейским обозом. Насколько мои обещания выполнимы, вы сами знаете, – Игорь не собирался хвастаться своим положением доверенного лица герцогини Гирфельской, это и так обоим лейтенант-интендантам было хорошо известно, – Раздавать титулы, конечно, я не могу, да и сулить их вам тоже, но уверен, что толковые офицеры армии принцессы Ливорской всегда найдут себе достойное место и при её дворе после победы, в которой никто из нас не сомневается. Так ведь?

– Так, – сказал разом вдруг охрипшим от волнения голосом Шминц, – Что мы должны сделать?

Глядя на этого выжигу и плута, Егоров испытал знакомое чувство, которое он ощущал, когда из воды показывалась голова надёжно подсаженной на крючок рыбы. «Клиент созрел» – вспомнилось попаданцу выражение из прошлой жизни.

– Вам надлежит подготовить к походу, как поставленные вилерцами, так и те припасы, что мы везли с собой, – Игорь протянул офицерам свиток, который он накануне подготовил, сперва со своим полковым заместителем Тэгом Виллом, а затем обсудил и уточнил с полковниками, – Здесь перечень необходимого. Чтобы всё это подготовить, вам хватит и своих людей. Обозников из других сотен привлекать не нужно, как и что-то объяснять своим коллегам. Не хочу, чтобы о наших планах узнали заранее. Иначе, вскоре об этом будут болтать в Роси, сами понимаете. В путь мы тронемся все вместе, только ждать обозы никто не станет. Полки уйдут вперёд, а вы, дойдя до границы с Гирфелем, встанете там лагерем и будете ждать нашего возвращения. За охрану и порядок спрошу с вас двоих. Цену достойной службы я уже назвал. Что-нибудь хотите спросить?

Даже в двадцатом веке, эпохе мобильных войн, во времена, когда уже существовали телефоны, телеграфы и авиаразведка, Егоров знал множество примеров, как из поля зрения противника исчезали не только полки или дивизии, но и целые армии, и появлялись неожиданно там, где их никто не ждал. А в веке двадцать первом Игорю и самому удалось поучаствовать в сирийской операции, оказавшейся абсолютно внезапной для всех партнёров, имевших и орбитальные спутниковые группировки.

Как землянин определил для себя суть сохранения тайны перемещения войск, она заключалась в том, что любой обыватель, зритель, житель – по любому можно называть – видит только крохотный кусочек общей картинки и не знает, с кем ею поделиться, кому о ней рассказать.

Гирфельские полки, как уверенно полагал попаданец, войдя на родную землю, просто в ней растворятся, а население городов и деревень, мимо или через которые войско временного генерала лэна Кароса будет проходить, ещё долго станет гадать, кто такие и куда направлялись неизвестные солдаты, и спорить о том, сколько их было – тысяча или сто тысяч – даже после того, как полки вернутся в Вилер, выполнив поставленную принцессой Ливорской задачу.

Тем не менее, Егоров по мере сил старался напускать как можно больше тумана. Он хотел скрыть не только истинную цель похода, но и мобильные возможности своей армии. Именно поэтому, здраво полагая, что в Роси не может не быть глаз и ушей графа Лайча Приарского, на время узурпировавшего трон Гирфеля, Игорь и решил, что на какое-то расстояние обоз всё же двинется за полками и лишь потом отстанет.

– Вот по этим пунктам хотелось бы уточнить, – Вигия ткнула пальцем в нижние строчки переданного им генералом свитка, – Этот объём гречки уместится в четыре мешка, перловая крупа в три, пшено тоже в четыре, сушёные бобы и горох в пять, рис в два. Получится, что у какого-то полка будет при себе одно, у другого второе. Без разницы? Или лучше все наименования на шесть равных упаковок делить? Даже если полки двинутся одной колонной, передавать друг другу на привалах продукты…

– Ты права, – хмыкнул генерал, – Честно говоря, мы с полковниками об этом даже не подумали. Ну-ка, давайте ещё раз по списку пробежимся.

Игорь перешёл на другую сторону стола и сел между интендантами. Втроём они разобрали почти каждый пункт из перечня, и попаданец не забыл мысленно похвалить и своих тыловиков-помощников и себя за хорошую кадровую работу.

Посчитав, что времени у капитан-интендантов впереди с избытком, он пригласил их составить ему и вернувшейся главной магине компанию за обедом. Честь генерал оказал огромную, и принята она была с благодарностью.

– Что ещё за Капол такой? – спросил Егоров подругу, когда гости покинули его шатёр, а он с Танией перешёл в подобие кабинета, где на дорожном сундуке у генерала лежали карты Гирфеля и Истора, – Сама же знаешь, что…

– Проявляя удивительные знания в вещах неведомых, мой любимый мужчина бывает восхитительным профаном в том, что порой известно даже детям, – напарница оказалась у Игоря на коленях, едва тот только успел прикоснуться задницей к неустойчиво стоявшему у сундука табурету, – Насчёт приглашения меня замуж ты ещё не передумал?

– Когда бы я успел? Нет, конечно. Как только созреешь, так идём в ближайший же храм. Так что с моим вопросом?

– Игорь, мне ещё надо подумать, – вздохнула Тания, – Пока не обзаведёмся своим собственным домом…

– Да я не про этот вопрос, Тань, – землянин поудобней усадил у себя подругу, – Я про Капол и иск-магиню Щерну, участвовавшую, как оказалось, во взятии столь всем известной, кроме меня, крепости. Заодно, раз уж пошла об этом речь, проясни, сколько Землетрясов надо, чтобы разрушить стену или башню.

Капитан-маг Молс с укором посмотрела на друга.

– Я ему про чувства, а он… Ладно, слушай.

Попаданец уже знал, что наличие в этом мире заклинания Землетряса являлось главной причиной неразвитости механической осадной техники, но до подробностей применения данного магического умения у него дошли руки, точнее, уши, только сейчас.

Понятно, многое зависело от крепости стен и башен, поэтому, чтобы разрушить участок защиты твердыни длиной в тридцать-сорок шагов, требовалось применить Землетряс от двух-трёх раз до семи-восьми, а иногда и более – как в случае со штурмом Капола, самой мощной крепости на Полуострове, находившейся во владении восьмидесятилетней Марильды Квенской, прозванной, Кровавой.

Сложность использования такого осадного умения заключалось в том, что все защитные сооружения защищались магическими артефактами. Чтобы опустошить их энергию, одарённые штурмующих целыми днями наносили магические удары по крепости, а осаждённые восполняли потери артефактов. И лишь когда магическая защита стен истощалась, использовался Землетряс. Так как, одного его применения было недостаточно, и за время восстановления резерва магов, использовавших осадное умение, осаждённые тоже успевали частично наполнить артефакт, то всё повторялось по очередному кругу. Иногда, такая своего рода магическая дуэль могла длиться восьмушку.

– Сложно тут у вас, – заметил Игорь, – Выкатить десяток орудий на прямую наводку, как по мне, было бы намного эффективней.

– В этом я не могу с тобой спорить, так как, вообще не понимаю, о чём ты, – Тания сняла со своего бедра руку друга и встала, – А ты чего с таким несчастным видом на карту Гирфеля смотришь? – хихикнула она.

– Сожалею вот, что не могу использовать тактический приём Мольтке-старшего – ты про него не слышала, был такой полководец, первым до создания Генерального штаба додумался – идти порознь, а перед тем, как бить противника, соединяться. Только для этого нужна точность во времени. А как её добиться, если часы здесь лишь у лэна Кароса имеются? В условиях же, когда время измеряют плюс-минус лапоть, такая тактика слишком рискованна. Вот и кручинюсь. Ну, ничего. Мы и так повоюем. Да?

– Уверена, – засмеялась иск-магиня, – а пока предлагаю заняться более приятным.

Она сделала шажок и, прижавшись к Игорю, принялась развязывать его куртку.

– У меня ещё совещание с командирами полков через полтора часа, – напомнил он.

– А мы успеем, – проявила настойчивость Тания.

Действительно, времени им хватило. Игорь даже успел ополоснуться. Пусть в походных условиях водные процедуры были не совсем удобными, но бывшему спецназовцу приходилось довольствоваться и гораздо худшим.

На совещании Игорю пришлось задушить искушение резко сократить время отдыха своего войска и дать команду выдвигаться к Гирфелю уже утром следующего дня. Удержало его от столь резкого решения понимание, что и тыловикам нужно время выполнить указания, да и коням необходимо восстановиться.

– Барон, – мрачно обратился Егоров к Хлойсу, командиру пятого полка, после выслушивания докладов, – Твоим офицерам я впредь запрещаю покидать расположение и уходить в город. Не умеют организовать присмотр за солдатнёй десятниками и ответственными, пусть все вместе за порядком надзирают. Не только драчунов, но и командиров их десятков наказать. Не доходит через головы, пусть дойдёт через жопы. Всё, я вас не задерживаю, – отпустил он командиров.

В той армии, в которой когда-то служил Игорь, коллективные наказания не применялись, но в его нынешних обстоятельствах такие меры оказались вполне успешными.

Пример с офицерами пятого полка подействовал и на остальных. Пусть того уровня дисциплины, которого бы хотел добиться от своих солдат землянин, достичь не удалось, однако, вплоть до выхода войска из лагеря, массовых драк больше не случалось.

Полки на марш поднялись ещё до рассвета.

– Тань, бросай это всё здесь, – сказал Игорь подруге, пытавшейся впихнуть в свою перемётную суму ещё один комплект запасной одежды, – Тыловики вместе с шатром погрузят. Поехали со мной в пятый полк, я лично проконтролирую их сборы. Это теперь мои любимчики.

Тания посмотрела на куртку, подумала, вздохнула и повернулась к стоявшей позади рабыне.

– На, забери, – впихнула она одежду ей в руки, – Не вздумай что-нибудь забыть, дура, – иск-магиня вскочила в седло и подобрала на себя поводья, – Поехали, мой генерал.

Глава 7

Бригада, в которой проходил свою срочную службу Игорь Егоров, участвовала в параде на Красной площади, и хотя самому попаданцу не довелось промаршировать по брусчатке в центре столицы, их батальон в то время перебросили к границе с Афганистаном, но он смотрел своих однополчан по телевизору и запомнил цифру четырнадцать тысяч – именно столько людей было задействовано в демонстрации армейской мощи. При этом, выстроенные для прохождения торжественным маршем колонны занимали примерно половину площади.

Войско временного генерала лэна Кароса, даже с учётом приписанных к нему некомбатантов, насчитывало вдвое меньшее количество людей, только двигались они не пешим порядком и не плечом к плечу, поэтому, расстояние от авангарда до арьергарда экспедиционного корпуса гирфельской армии составляло почти три километра.

– Капитан-интенданта Шминца ко мне, – скомандовал попаданец первому же, приблизившемуся к нему солдату обоза.

Генерал с десятком Натопа, въехав на вершину лысого холма справа от тракта, пропустил мимо себя все шесть полков, движением руки отмахиваясь от предпринимавших попытку подъехать к нему с докладом офицеров.

Вглядываясь в лица солдат, Егоров отметил особенность рекрутированных в гирфельское войско рядовых бойцов – в нём почти не было молодых мужчин. Основную массу составляли или уже весьма пожилые ветераны, побитые службой и жизнью, с обветренными, грубыми лицами и бросающимися в глаза при любых открываниях рта гнилыми и редкими зубами, или совсем молоденькие парни, лет семнадцати-восемнадцати, а то и моложе, выглядевшими нелепо и смешно в убогих доспехах не по размеру.

Так ли выглядело средневековое воинство на Земле, Игорь не знал, хотя подозревал, что примерно также, а вот то, что и армии остальных государств Орваны ничуть не лучше, об этом попаданец и слышал от друзей, и, частью, видел своими глазами. Его такое положение дел не устраивало, и новый мир вскоре ждали совсем другие подходы к комплектованию войска.

Как бы тыловая служба не торопилась двигаться вслед за кавалерией, к полудню обоз отстал уже почти на километр, и генералу пришлось его дожидаться минут десять после того, как лысый холм миновал последний ряд вояк шестого полка.

– Всё сделали в точности, как было велено, – с ходу доложил капитан-интендант Шминц, тщетно пытавшийся скрыть от командующего свою раздувшуюся важность.

Желание проткнуть этот шарик самодовольства у Игоря только мелькнуло и тут же исчезло. Прохвост действительно отработал на отлично, как и подъехавшая сразу вслед за ним Вигия Горб, протиравшая в этот момент тряпицей короткую плётку. Оба офицера заслуживали похвалы, но теперь, посмотрев на главного интенданта, землянин решил, что тот пока перебьётся и без неё. Ну, и Вигия тоже. За компанию.

– Двигаться дальше вам не нужно. Вставайте здесь, – приказал Егоров, – Тут и место удобное, не сырое, и ручей рядом, и лес дровами обеспечит. Ждите нашего возвращения. От проезжающих мимо, думаю, уже завтра в Роси будут знать о вашем лагере, начнут появляться всякие любопытствующие. Говорите, что так генерал Карос распорядился. А уж куда он двинулся и почему вас с собой не взял, то вам не известно.

– Давно все знают, генерал. У торговцев из Роси только и разговоров было, что о добыче, которую ты можешь взять в Мосноре, если граф Майен не воспротивится, – сказала Вигия.

При разговорах с командующим она всегда немного краснела и отводила взгляд, Игорь даже начал беспокоиться – уж не влюбилась ли? Если так, придётся придумывать какие-то меры.

– Ну, раз знают, тогда и не скрывайте, – попаданец посмотрел на остановившийся обоз, – Одарённых с вами нет, ни Ловушек, ни Сигналок вокруг своего лагеря не поставите, так что, караул удвойте. Пусть это и союзная территория и нападение вряд ли грозит, но бдительность терять не следует. Вдруг здесь поблизости какие-нибудь цыгане бродят. Напасть не нападут, а лошадей уведут.

– Кто? – в один голос удивились капитан-интенданты.

– Конокрады, говорю, могут вблизи оказаться, – Егорову захотелось чувствительно стукнуть себя по затылку, – Поэтому, не только повозки, но и пасущихся лошадей берегите. Да, капитану арьергардной сотни скажите, чтобы догонял шестой полк.

Махнув рукой Напоту, генерал съехал с холма и направился в голову колонны своего войска. Десятник с парой своих солдат скакал впереди, криками сгоняя кавалеристов с пути командующего.

Чтобы не проводить дневного совещания, попаданец принял доклады от полковников на ходу. И вообще, он решил, чтобы не снижать темпов движения, так делать и впредь. К тому же, лично проезжая вдоль колонны полков, командующий мог не только слышать, как обстоят дела в его войске, но и видеть в подробностях своими глазами.

Расстояние до границы Гирфеля, как оказалось, Игорь определил не совсем точно. Когда он подъехал к первой сотне своего полка, два из трёх зданий гирфельского таможенного поста уже горели, мытари были убиты, их семьи и рабы согнаны к сорванным с петель бревенчатым воротам подворья, в башне пограничной стражи выбита дверь, а внутри этой мини-крепости раздавались звуки боя.

– Тэг, ну, зачем? – с досадой спросил у своего заместителя землянин, – Мытари-то вам чем помешали? Да и погранцов за что рубить? Это же подданные нашей герцогини?

Он подъехал к группе командиров, наблюдавшей с расстояния в полусотню метров за разгоравшимся пожаром.

Рядом с майором Виллом находились командиры линий и капитан первой сотни, чьи воины и устроили разгром пограничного поста.

– Они служили изменнику, – с удивлением ответил Тэг Вилл.

– А, ну да, понятно. Изменнику. Как будто бы у людей был выбор. Сейнип, – обратился Егоров к капитану, – Дай команду прекратить бой и предложить егерям сдаться под мои гарантии сохранения жизни. Чувствуется, пограничники узкую лестницу могут пятидневку защищать.

– Башню тоже можно просто поджечь, – предложил лэнет Ойс, командир второй линии, обернувшись на подъезжавшую во главе с Танией четвёрку полковых магов, – И хворост не нужен. Там защитного артефакта нет.

– Восстанавливать потом за твой счёт будем? – иронично поинтересовался лэн Карос, – Я даже пока не определил, с кого стрясти ущерб за таможню. Капитан! Мне повторить свой приказ?!

Сейнип, до конца не веривший своим ушам, отмер и, сильно хлестнув коня, лично отправился выполнять распоряжение.

– Чем вызвано столь грозное выражение лица моего командующего? – чуть слышно поинтересовалась подъехавшая подруга.

– Бесхозяйственностью и мотовством своих офицеров, – ответил Игорь, – Ладно бы они своё разбазаривали, так нет же, имущество нашей доброй герцогини рушат, – усилив голос, чтобы его услышали и майоры, добавил он, – Надеюсь, им хоть стыдно стало.

Бой в башне прекратился, однако, из неё долго никто не появлялся, ни защитники, ни нападающие, ни зашедший туда Сейнип.

Капитан показался только спустя пятнадцать минут, когда уже весь первый полк, кроме окружившей погранпост сотни, уже углубился во владения Латаны и к границе подошли кавалеристы графа Моснорского. Сам граф предпочитал ехать в арьергарде своего полка, чтобы можно было согласовывать его движение с командиром третьего красавицей-баронессой Фирой Тобор, естественно, ехавшей в авангарде своих сотен.

– А ты чего один? – спросил Игорь подъехавшего Сейнипа.

– Она сказала, что не знает генерала лэна Кароса. Говорит, в Гирфеле при дворе целых одиннадцать генералов, больше, чем солдат на границе – это лейтенант так пошутила – но ни одного с твоим именем среди них нет.

– Она?

– Так точно, – подтвердил капитан, – Лейтенант Исария Кливен. Представилась этим именем, если я правильно расслышал.

– Придётся мне самому снизойти до беседы с младшим офицером, – землянин постарался скрыть усмешку, – А вы, – приказал он майорам, – Догоняйте наш полк. Я с сотней Сейнипа пока останусь.

Когда заместитель Игоря и командир линии удалились, напарница постучала хлыстом по ботфорту попаданца.

– Лучше мне переговорить с пограничниками, – предложила она, уже не в первый раз демонстрируя недоверие к способностям друга общаться с представителями различных групп местного народонаселения.

Егоров искоса посмотрел на неё – нет ли там ревности к неизвестной храброй лейтенантше? – и ничего подобного не увидев, предложил другое:

– Посмотри на тела мытарей, может кто-то из них ещё жив.

– Щерна, Кипп, Ярога, – обернувшись, выкрикнула Тания своих подчинённых лейтенант-магов, – Сходите к мытарям и их семьям. Помогите Лечением, если найдётся кому.

По приказу землянина бойцы уже тушили флигель – само здание таможни было, увы, не спасти. В борьбе с пожаром сильно помогал открытый водоём – почти маленькое озерцо – расположенный рядом с конюшней.

Не сказав больше ни слова, иск-магиня Молс самовольно отправилась к башне, не дожидаясь указаний своего командующего. Тот с огорчением был вынужден принять решение, что на предстоящем ночлеге он не просто выберет время, чтобы полюбить свою главную боевую иск-магиню, а сделает это, в том числе, и за нарушение ею воинской дисциплины.

С взятой на себя задачей Тания справилась быстро, чему её напарник нисколько не удивился.

Лейтенант Исария Кливен оказалась ярко рыжей тёткой. Такой цвет волос Игорь часто встречал в родном мире и ещё ни разу в этом – про краску для волос здесь ещё не ведали. Офицеру гирфельской погранстражи было хорошо за сорок, она даже под доспехами смотрелась хоть и худощавой, но сильной, жилистой женщиной. Её уродовал выпуклый лиловый шрам, прорезавший всю левую половину лица, от лба до скулы. На Лечение у простого офицера из небогатых дворян деньги скопятся очень не скоро.

– Генерал Карос? – вежливо изобразила она поклон.

– Лейтенант Кливен? – в тон ей ответил землянин.

Её появившаяся улыбка смотрелась жутко. Лейтенант протянула попаданцу свой меч рукояткой вперёд, но Игорь не стал спешить его брать.

– Капитан, – сказал он Тании, – Помоги лейтенанту.

Напарники давно уже, ещё со времён проживания в Сонных дебрях, научились понимать друг друга даже не с полуслова, а по интонации и мимике.

Иск-магиня сплела заклинание Лечение и направила его на Исарию Кливен. Та не видела работы ладоней и пальцев стоявшей сбоку Тании, а потому исцеление оказалось для неё настолько неожиданным, что она выронив меч схватилась за лицо.

Понятно никакого шрама там уже не было. Перед землянином стояла совершенно здоровая женщина. Красавицей её точно не назовёшь, вот только, такую если кто-нибудь полюбит, то это уже на всю жизнь.

Глаза лейтенанта метались между магиней и генералом, при этом, выражение лица у неё сохранялось спокойным. Наконец, она пришла в себя, подняла выпавшее оружие и вновь протянула его перед собой.

– Капитан, спасибо! Генерал, благодарю! Я… я уже сдалась… и лучше было бы помочь моему десятнику… он ещё жив… а я… я уже привыкла… всё равно спасибо…

– Десятнику, так десятнику, – Игорь подумал, что, к сожалению, не так часто здесь можно встретить таких офицеров, которые бы заботились о жизни и здоровье подчинённых больше, чем о красоте своей физиономии, и Исария Кливен вызвала у него уважение, – Натоп, отправь двоих, пусть принесут раненого. Капитан, у тебя…

– Резерва хватит, – напарница тоже оценила лейтенанта.

– Генерал…, - теперь белозубая улыбка Исарии выглядела совсем иначе, чем пару-тройку минут назад, – Меч мой… прими.

– Зачем? – пожал плечами попаданец, – Я как представитель законной правительницы Гирфеля предлагаю тебе отправиться в Трин, где герцогиня начала формирование ещё трех полков. Кроме двух пехотных, разворачивается и один егерский. Опытные офицеры там очень будут кстати. Ну, а не захочешь служить, представишься правительнице моей пленницей. Дождёшься моего возвращения, тогда и решим, что с твоим оружием делать.

– Да нет, зачем ждать, – лейтенант быстро вернула меч на пояс, – По большому счёту мне всё равно, кто будет на троне – вескский Придурок или ливорская Крольчиха. Мы с друзьями на эту тему уже много раз…

Исария Кливен замолчала, увидев, как побледнели генерал и капитан-маг. Понятно, она не могла знать, что сейчас обидной кличкой оскорбила не просто их сюзереншу, а подругу, однако, очень быстро поняла, какое слово вызвало такую мгновенную реакцию.

– Простите… генерал, капитан… извините за мой несдержанный язык… я не хотела… ничего плохого. В ответ на то, что вы для меня сделали…

– Достаточно, лейтенант, – прервал её извинения землянин, – Понимаю, что ты ляпнула не подумавши. Убедительно советую больше никогда не произносить того слова применительно к принцессе Латане. Запомнишь мой совет?

Когда из башни принесли раненого в живот десятника погранстражи, уже вернулась тройка иск-магов, доложивших, что спасти удалось только одного из четырёх таможенников.

Заместителю командира второго полка Егоров коротко объяснил ситуацию и холодно попрощавшись с лейтенантом Кливен отправился вперёд вместе с магами, десятком Натопа и первой сотней Сейнипа.

Исария всё время порывалась ещё что-то ему вслед сказать, но землянин умышленно не дал ей такой возможности. Убойная смесь из чувств огромной благодарности и вины, которые сейчас бушевали внутри лейтенанта пограничных егерей – это как раз то, что нужно, чтобы она стала надёжным соратником генерала Кароса. Да, Кливен не выражала эмоции пылко, ну, так ей и не шестнадцать лет. Но попаданец прочитал её, как раскрытую книгу.

– Всё-таки какой же везде народ злоязыкий, – Игорь немного подождал, чтобы напарница поехала с ним вровень, – Никто ведь здесь ни разу Лану не видел, а считают нужным использовать такое прозвище. И ведь ничего с этим не сделать. Вот, что обидно. На всякий роток не накинешь платок.

Тания почему-то засмеялась.

– Что я такого весёлого сказал? – удивился попаданец.

– Весёлого? Весёлого ничего. А ерунду да, сказал. Игорь, ты же не хуже меня знаешь нашу Лану. Уверяю тебя, про Крольчиху вскоре все забудут. Будет нечто другое. Не знаю точно, но Латана заслужит себе явно страшное прозвание.

– Тигрица? Львица?

– Скорее, Кровавая – ах, нет, такое уже есть – Ну, к примеру… нет, не знаю. Да и не нам гадать. Народ придумает.

– Нет такого народа, который нельзя было бы посадить в Бастилию.

Адаптированную под местные реалии историю от Александра Дюма Тания слышала, поэтому со словами Ришелье, верховного жреца Порядка, согласилась.

Войско попаданца, оставив позади обозы, набрало хороший темп движения, никогда ранее в этом мире невиданный. К исходу дня полки преодолели больше ста двадцати километров. И это при том, что авангарду армии постоянно приходилось сгонять с дороги встречные повозки и торговые караваны.

Хотя приказчики и надсмотрщики последних ударами плетей или палок сильно торопили коней, волов, рабов освобождать проезжую часть, сделать это мгновенно не получалось, и сотням приходилось из колонны по три-четыре всадника в ряд перестраиваться по двое, что создавало иногда толкотню и приводило к тому, что идущие следом полки упирались в неподвижный хвост передних.

И, тем не менее, пока армия справлялась с выполнением требований своего командующего, что того, конечно, не могло не радовать.

– Ты обратила внимание, Таня, как красив наш Гирфель во время заката? – поинтересовался Игорь.

Наравне с остальными командирами командующий также остался без слуг, и теперь он сам, как в старые добрые времена путешествия вдоль ливорского побережья, рассёдлывал и обихаживал своего коня. В мире, где существовало рабство, о денщиках не подумали, и землянин решил не подсказывать.

– Ничем не красивей Ливора или других герцогств полуострова, – подруга по прежнему была гораздо более сноровиста в обращении с лошадьми и сейчас, давно расседлав, протерев и пустив пастись своего коня, с удовольствием наблюдала за неуверенными действиями генерала, – Те же леса, те же поля.

– А воздух? – Егоров наконец-то завершил чистку норовистого транспорта.

– Это-то тут при чём? – хмыкнула иск-магиня, – К тебе полковники скачут. Пойду я, со своими людьми поставлю несколько Сигналок. Может, ещё и Ловушки создать?

– Не, не нужно, – категорически отверг её предложение Егоров, – Какой-нибудь обормот спросонья заплутает, и не станет у нас воина. Ты надолго не задерживайся. Напот, смотрю, нам из лапника королевское ложе готовит.

На следующий день кавалерия ускорилась – и встречных караванов не попадалось, видимо, слухи о вторжении войска ливорской Крольчихи, как тут, похоже, все называли красавицу Латану, дошли до всей округи, и личный состав, что называется, вошёл в ритм.

К Кеспе войско вышло, едва солнце только перевалило зенит. Река на Игоря особого впечатление не произвела – не более двухсот метров в ширину, а вот Кесп-Тил, расположившийся на противоположном от подошедшей армии берегу выглядел очень внушительно. Не Трин, конечно, но крупнее Роси раза в полтора.

Городские стены словно бы вырастали из длинного ряда прибрежных строений и причалов, у которых тесным рядом приткнулось большое количество судов.

Причалы имелись и здесь, где находился попаданец со своим войском, но ни одной посудины, даже какой-нибудь полу-сгнившей лодочки, не наблюдалось. Граф Кесп-Тилский, хоть по слухам и старался угождать и вашим, и нашим, видеть в своём городе чужую шеститысячную армию желанием не горел.

– Ааарна! – откуда-то из развалившегося пакгауза выскочила какая-то грязная и оборванная женщина и, схватив пытавшуюся спрятаться в неглубокой канаве не менее чумазую девчонку, вновь скрылась в развалинах.

– Поймать? Допросить? – услужливо поинтересовался Напот.

– Я сейчас тебя самого допрошу, дурак, – ответила вместо генерала капитан-маг, – О чём тебе могут поведать эти замарашки?

Игорь кивнул и, развернув коня от реки, поехал к направлявшемуся по южному тракту к Приару войску.

– Заслон выставлять будем? – встретил подъехавшего командующего граф Моснорский.

– Нас не догонят, Майен, – землянину вдруг вспомнился хит группы Тату, – Нападать у графа Кесп-Тилского нет сил. Сколько у него под рукой войск? Если мне не изменяет память, полк егерей, пехотный и дружины владетелей, которые сейчас непонятно где. Да, обозы бы он мог нам пощипать, но их нет. Какая досада. Так что, заслон ни к чему. Вот арьергард можно будет усилить. Спасибо, что вовремя навёл на нужную мысль. А ты чего один, без Фиры? – увидев, что своим вопросом он смутил полковника, Егоров тут же вернулся к делам, – Хочу внести небольшие коррективы в наш план марша. Вечером надо будет обсудить.

Глава 8

Самой неприятной проблемой в управлении войском, к решению которой Игорь даже не знал, с какой стороны к ней подойти, это отсутствие каких-либо средств связи, помимо рассылки гонцов.

Нет, кое-какие мысли в голове попаданца по этому поводу конечно бродили, но от идей до их реализации предстоял настолько долгий путь, что даже начинать что-то пробовать в данный момент не имело никакого толка.

На невозможность налаживания полноценного взаимодействия между подразделениями накладывались и примитивные способы разведки, основными из которых являлись расспросы встречных торговцев и путешественников, высылка вперёд групп егерей или кавалеристов и допросы, разумеется, с пристрастием, военнопленных, если, конечно, это не дворяне. Представители благородного сословия могли быть подвергнуты пыткам – и то, не публичным – только с личного распоряжения государя.

Иными словами, пользуясь понятиями родного мира попаданца, на Орване у армий имелись зачаточные ростки полевой разведки и напрочь отсутствовала агентурная. Последняя, правда, использовалась в политике и дипломатии, так что, совсем уж не догадливыми местные властители не были.

Землянин окинул взглядом полк. Колонна первого кавалерийского как раз полностью выехала из очередного лесного массива на большое – километров пять-шесть в длину и ширину – открытое пространство вспаханной земли с парой жалких деревушек по его краям и видневшейся за верхушками деревьев стоявшего возле тракта башни-замка.

– Зря переживаешь, мой генерал, – ехавшая рядом иск-магиня Молс по своему истолковала задумчивость друга, – Граф Моснорский не вспыльчивый юнец и не карьерист. Всё, что ему надо, это вернуть своё. Не станет он ввязываться в авантюры.

– Да я и не тревожусь по этому поводу, – хмыкнул Егоров и приказал едущему чуть впереди майору Ойсу, – Лэнет, узнай, что в десятой сотне происходит. Почему она отстала.

Разделить всё же свой экспедиционный корпус на две части генерал Карос решил прямо в ходе вечернего совещания на первом после Кесп-Тила привале, организованном возле Шане, вольного поселения с тремя постоялыми дворами на дорожной развилке.

Второму и третьему полкам, под общим командованием графа Майена, предстояло двинуться параллельной дорогой, идущей чуть восточней, и соединиться с основным войском в сотне километрах южнее Приара – владения нынешнего узурпатора графа Лайча и будущей собственности советника принцессы Ливорской.

Минус от невозможности организовать взаимодействие между обоими половинами армии на марше, на взгляд попаданца, с лихвой компенсировался ещё более увеличивающейся скоростью передвижения полков и введением в недоумение и заблуждение непосвящённых относительно истинных целей проходящих мимо них войск.

Каких-либо сил, способных преподнести неприятный сюрприз разделённому экспедиционному корпусу, в южной части герцогства не могло быть – все свободные от защиты крепостей и городов военные отряды граф Приарский стянул к столице и Моснору. Поэтому, проблемы своему командующему могли создать только сами гирфельцы, если соблазнившись какой-нибудь лёгкой добычей напали бы на противника во время марша. Но, Тания права, Майен Моснорский вполне адекватный человек и приказа не нарушит.

В целом, первые тяжкие впечатления от гирфельского войска у Игоря за последние дни стали меняться в лучшую сторону. Не только офицерский состав его полков, но и унтер-офицерский оказались достаточно профессиональны и дисциплинированы.

Не всем умелым воинам-простолюдинам нашлось место в дружине какого-нибудь владетеля, а многие из них просто предпочитали быть десятником в регулярной армии, чем рядовым дружинником, пусть даже владетели платили больше и обеспечивали возможность иметь семью, предоставляя необходимое жильё.

Благодаря умелым действиям командиров всех степеней войско генерала Кароса с каждым днём всё больше напоминало настоящую армию.

– Тогда почему такой озабоченный вид? – не отстала от напарника подруга.

– Тань, тебе должно быть стыдно.

– Мне? – удивилась подруга, – За что?

– За то, что не можешь до сих пор различать, когда я озабоченный чем-то, а когда задумчивый. Думаю над какой-нибудь задачей. Кстати, ты за что нашего верного палача Натопа отхлестала?

– За дело, Игорь. Но ты мне так и не ответил, над чем свой лоб, высокий, умный, морщишь?

Их беседа прервалась на короткое время прискакавшим бойцом из высланного вперёд на разведку десятка. Глядя на генерала преданными, широко раскрытыми глазами молодой солдат доложил, что владетель видневшегося замка принадлежит к партии поддерживающей Конгресс и готов принять командующего войском принцессы Латаны у себя в гости.

Естественно, генерал от приглашения отказался, но велел передать барону как-его-там-зовут, что его достойное поведение и правильный взгляд на жизнь будут в дальнейшем обязательно учтены.

За последние два дня это был уже четвёртый владетель из не самых бедных и слабых, кто подобным образом позиционировал себя, увидев у стен своих замков полки герцогини Гирфельской.

Для Егорова, хорошо знавшего историю войны Алой и Белой роз в средневековой Англии, когда большинство феодалов постоянно перебегало из одной партии в другую в зависимости от того, какая из них в очередной момент брала верх, ничего удивительного в конформизме гирфельских баронов и лэнов не было.

Это графам тяжело уклоняться от открытого принятия определённой позиции, так и то, к примеру, владетель Кесп-Тила умудрялся пытаться усидеть на двух стульях. И не знал хитро-мудрый граф, что Лана на его владение уже присматривает абсолютно преданного ей лично кандидата.

– А задумался я над сложностью нашего бытия, Таня, – наконец у друзей вновь появилась возможность продолжить беседу, – В Исторе нам лучше бы действовать полками раздельно. Даже не двумя частями, как мы сейчас движемся, а шестью. Чтобы обеспечить практически одномоментное нападение на незащищённые лагеря вескцев, их союзников и гирфельских инсургентов. Ну, ты понимаешь.

– Понимаю, – согласилась иск-магиня, – Так что мешает?

– Мешает? Опасение, что потом очень много времени уйдёт на то, чтобы вновь всех собрать в один кулак. Я даже не могу сейчас определиться с местом, где бы это можно было сделать. Схема расположения вражеских сил, хоть и весьма приближённая, у нас есть, а вот, как там всё выглядит на местности, где какие дороги, имеются ли препятствия для прохождения войск. Так недолго и в болотах утопить полки, пусть даже сусаниных здесь нет.

Переспрашивать про Сусанина подруга не стала, Тания давно приучила себя многое из того непонятного, что слышала от Игоря, пропускать мимо ушей.

– Не до конца понимаю, – сказала она, – насколько хуже будет действовать одним войском, но, честно говоря, не вижу особых сложностей.

– В данных обстоятельствах да, – согласился попаданец, – мелочь. Но на будущее надо будет что-нибудь придумывать. Капец, хоть Огнешары запускай в небо вместо сигнальных ракет. А что? Идея, – хмыкнул он, понимая, что идея-то так себе, но на крайний случай может сойти, – И ещё мне не нравится действовать с закрытыми глазами. Когда о противнике знаешь так мало.

Голова колонны, в которой ехали друзья, вновь углубилась в лесной массив.

– Мало? Тебе не хватает тех сведений, что рассказывают торгаши? Ну, в крайнем случае, у тебя есть твоё Раскрытие Замыслов.

– Это всё не то, Таня. Заклинание хорошо на высоком, так сказать, политическом уровне. А сейчас оно нам ничем помочь не может. Нет, дорогой мой, любимый человек, нам обязательно надо будет одновременно с портальной сетью создавать и разведывательную. Согласна? Я даже придумал как это сделать. С нашими возможностями пространственных перемещений мы можем организовать целую паутину, мимо которой не пролетит ни одна нужная информация.

Попаданец давно обратил внимание, что сохранять тайну не только замком, но и языком, к чему в российской армии постоянно и убедительно призывают командиры и особисты, в этом мире совершенно не умеют.

Точнее, думают, что надёжно держат секреты при себе, не доверяя их окружающим, вот только в перечень людей, чьи глаза и уши надо беречь от тайных сведений, не включают рабов. Ну, да, это же не люди, а скот.

Между тем, на примере хитрюги Айсы землянин давно убедился, что это совсем не так. Слуги в курсе всего, что происходит в особняках и замках. И рабов очень легко мотивировать на сбор и передачу информации. Даже денег не надо – пообещай свободу с дальнейшим трудоустройством, и всё, считай, получишь верных агентов.

Про это он и рассказал Тании.

– Я даже подумываю нашу соратницу Айсу привлечь к этой работе. В Пелоне у неё очень неплохо получалось.

Подруга выслушала Игоря внимательно, но с его идеями не согласилась.

– Айса действительно хитрюга и проныра, к тому же, вряд ли её Лана оставит при детях, когда сядет на трон. Принцесса найдёт им образованных воспитателей и наставников. Я-то не горю желанием жить при дворе. Постоянно. А вот всё остальное…, - иск-магиня как-то с сомнением посмотрела на попаданца, – Во-первых, рано или поздно, но о том, что ты используешь скот для получения сведений станет известно, и это может разбить твою репутацию…

– Да ладно! – усмехнулся попаданец, – Вдребезги? А, пожалуй что, я готов с таким смириться. Главное, что мне и об этом станет известно раньше других. Ничего, переживу, а репутацию как-нибудь склею. Что во-вторых? Ну, раз было во-первых.

– Во-вторых заключается в том, мой любимый генерал-придумщик, что толку от быдла никакого не будет. Сегодня он многое видит и слышит, когда накрывает на стол или выносит поганое ведро, а завтра раба или запороли, или услали на скотный двор навоз разгребать. Как ты себе представляешь свои дальнейшие действия? Новых слухачей станешь искать? А что будешь делать с теми, кто уже не нужен и от кого не будет никакого толка?

С подругой трудно спорить – признавал Игорь – Тания всегда отличалась здравомыслием и рассудительностью, если конечно речь не шла о бароне Криме Рое и его семье. Вот и в отношении его задумки насчёт организации разведывательной сети она быстро нашла прорехи.

– Ответов пока нет, Таня. Однако, я что-нибудь придумаю.

– Не сомневаюсь, – иск-магиня посмотрела вперёд и вытянула руку с нагайкой, – Смотри-ка, тут даже мост есть. И, похоже, за этой рекой начинаются твои владения. Межевой знак видишь?

– Вижу. Но, пока ещё не мои. Где-то на севере наш враг Лайч считает их своими. А мост – штука нужная. Даже удивительно, почему в довольно богатом по меркам Полуострова Гирфельском герцогстве речки чаще всего приходится преодолевать вброд. Фигово. Обратно-то мы с повозками тащиться будем. Что это, Тань, жадность или бесхозяйственность?

– Ты про мосты? – подруга дёрнула плечом, – Не знаю. Только, как я понимаю, почти все деньги герцогства крутятся в столичном порту. Ну, не все, но больше половины точно.

Приар войско генерала Кароса оставило в стороне. Обе колонны полков, и та, что вёл лично Игорь, и та, которую возглавлял граф Майен Моснорский, словно бы обтекли город, пройдя в нескольких километрах западнее и восточнее от него. Что не помешало попаданцу, пока бойцы готовили ночную стоянку, организовать на подходящей лесной поляне неподалёку от приарских стен очередную портальную площадку.

Никаких сомнений в том, что от беженцев в стольном граде графа Лайча узнали о чужом войске, не было. Какой оказалась реакция городских властей и чиновников во дворце владетеля на столь тревожные известия? Тут и гадать не нужно – закрыли ворота, вооружили ополчение и отправили в дальний путь к своему господину гонцов. То есть, не сделали ничего такого, что хоть как-то могло бы помешать армии принцессы выполнить поставленную задачу.

К намеченной точке сбора своего корпуса Игорь привёл полки раньше графа Моснорского. Майену не пришлось делать небольшой крюк, в отличие от генерала Кароса, но качество дороги, по которой шли два полка графа было намного хуже южного тракта, так что, задержка второй половины войска попаданца не встревожила.

– Тэг, – позвал он своего заместителя, – Пошли гонцов к командирам полков. Мы здесь встанем с ночёвкой. Лошадям выдать остатки овса и пусть пасутся. Отсюда нам предстоит совершить рывок, отдых нужен и коням, и людям. И, ладно, сегодня разрешаю двойную порцию вина.

Деревня, находившаяся в полукилометре от разворачивающего походные биваки войска, производила впечатление вымершей. Жители не могли знать, что командующий подошедшей армии – их будущий господин, и своё имущество портить не разрешит.

– Ну, как тебе Приарское графство? – спросила Тания, подъехав от своих подчинённых иск-магов, которых отправила делать традиционный обход сотен.

С того времени, как войско вошло на территорию Гирфельского герцогства, и в любой момент можно было встретить вооружённое сопротивление сторонников вескской партии, резервы иск-магов тратились на Лечение только в самых экстренных случаях – при получении серьёзных травм людьми или их четвероногим транспортом.

– Мне понравилось, – Игорь едва не рассмеялся, увидев как Натоп, при очередном появлении невзлюбившей его капитана-мага вжал голову в плечи и вспомнил о каком-то неотложном деле, ждущем его подальше от взглядов иск-магини Молс, – Да, стольный городишко мог бы быть и побольше, и деревеньки здесь такие же убогие, как и везде, зато достаточно рек, чтобы заставить крутиться водяные колёса. Помнишь, я тебе рассказывал? Ну, вот. Заживём.

К вечеру, за пару часов до захода светила, появился и граф Моснорский со своими полками.

В виду отсутствия штабного шатра совещание командиров полков генерал организовал у своего костра, где на расстеленных попонах Натоп организовал походный ужин.

Когда его полковники разместились вокруг импровизированной скатерти-самобранки, Игорю вспомнилась известная картина с травящими байки охотниками.

– Барон, – обратился он к Хлойсу, командиру пятого полка, – Доставай свою уточнённую карту. Ты ведь ещё поработал над ней?

– Да, – подтвердил тот, извлекая из плечевой сумки основательно замызганный свиток, – Кое-какие правки внёс сегодня утром, после встречи с тем дистальским лэном.

Барон Хлойс в их компании был единственным, кто ездил в Истор. Пусть не долго, зато несколько раз.

Егоров дал возможность своим офицерам вначале насытиться, заодно выслушал их мнения по поводу тех или иных проблем, обнаружившихся в походе. И лишь затем развернул переданный ему бароном свиток.

– Натоп, – позвал он десятника, – С этой стороны поставь пару факелов, – стемнело и света с одной стороны от костра уже не хватало, – Так, смотрите сюда, друзья, – Игорь уложил карту на освобождённую от мисок и кубок ткань, – Завтра общий подъём за десятину до рассвета. Пока собираемся, завтракаем на ногах. До восхода солнца мы должны уже выдвинуться. Порядок прежний – по номерам полков. Вначале пройдём в сторону побережья до городка Здын, – он ткнул пальцем в поселение, находившееся в пяти километрах юго-западнее их нынешней стоянки, – Отсюда поворачиваем на юг и входим на территорию Истора через Гальманский погранпост. Поворачиваем обратно на восток и за пару-тройку десятин до полудня, как я рассчитываю, если конечно твои обормоты, Фира, опять не устроят свалку как тупые бараны, мы окажемся у стен Юрга, перекрыв всем восьми вражеским полкам – точнее, недополкам – дорогу к отступлению…

– Мои свалку не устроят, – уверила баронесса Тобор, – После того, как парочка придурков повисли высоко и коротко, остальные поумнели.

– Надеюсь, что так, – кивнул землянин и продолжил: – От Юрга мы всей армией берём исторский лагерь. Если там ничего не изменилось, и общая численность трёх формируемых полков не превышает тысячи человек, то мы их сомнём быстро. Затем, там остаётся шестой полк Жервина, остальные делятся на две группы – первые три по номеру и четвёртый с пятым – и нападаем на лагеря вескцев и квенцев. Разгромив оба, соединяемся вновь все вместе и добиваем тар-нейцев. Здесь, у самой границы, наибольшее количество противников, примерно пара тысяч. В успехе я уверен, но многое будет зависеть от вашей решительности. В первую очередь бить офицеров и десятников, солдаты – кто успеет от нас убежать – пусть драпают. Не преследовать. Трофейных рабов и рабынь брать только молодых и здоровых. Повозки только те, что гарантировано не развалятся по дороге. Вражеское имущество в основном уничтожать, а грузить только наиболее ценное. Фургоны загружать на треть возможного для них веса.

Он замолчал, давая время полковникам осмыслить полученные распоряжения. А пока смотрел на их сосредоточенные лица, Игорь вдруг вспомнил спор Вадима Сивова и Владимира Лазарева, двух читателей, в комментариях к одной из фэнтезийных книг, где оба предлагали различные варианты усовершенствования повозок. Вот их бы в Орвану закинуло, с грустной насмешкой подумал попаданец, чтобы они здесь на практике доказали, что быстрее, проще и, главное, эффективней сделать – из стали рессоры или подвеску на верёвках.

Егорову же пока придётся довольствоваться тем, что есть под рукой. А значит, много трофеев из похода привезти своей государыне не получится.

– Юрг не попытаемся захватить при возможности? – уточнил барон Гольн Диг, командир третьего полка.

– Категорически, нет, – Игорь покачал головой, – Нам и так добычу девать некуда будет, а с военной точки зрения… сам понимаешь. И потом. Приказ нашей правительницы нужно напомнить?

– Нет, генерал, – ответил граф Моснорский, – Принцесса достойная дочь своего отца. Такой гениальный план придумать! Верниг Первый был великом полководцем, но наша повелительница ему ничем не уступит. Я до сих пор не могу поверить, что участвую в походе, про который будут рассказывать по всему Роухану.

– Да, принцесса Латана очень талантлива, – согласился землянин, – Если всем всё понятно, то спокойной ночи.

Никто из полковников не подвёл своего генерала, и к Юргу армия гирфельцев вышла даже раньше, чем Игорь рассчитывал.

– А город подумал, ученья идут, – произнёс попаданец при виде распахнутых настежь ворот и спокойно въезжающих и выезжающих через них повозок и всадников, бредущих с котомками и без людей, – Раззявы. Повезло им, что у нас другие дела.

Группа офицеров первого полка, ехавшая рядом с ним весело рассмеялась. Настроение у личного состава армии было явно повышенным. И офицеры, и солдаты уже понимали реальный результат своего столь необычно быстрого марша. Трудности пройденного пути остались теперь позади, а впереди их ждала схватка с застигнутым врасплох, разрозненным и значительно уступающим в численности врагом.

Глава 9

Возвращение экспедиционного корпуса под командованием землянина проходило гораздо веселей, чем марш до Истора. Назад шли не просто победители, а разжившиеся трофеями герои, не только ощущавшие приятную тяжесть висевших на поясах кошелей, но и прекрасно осознававшие, какое великое дело они совершили, по сути, решив вопрос летней кампании в пользу партии принцессы Ливорской.

По существовавшим правилам, не попаданцем установленным, всё, что солдаты находили на телах убитых врагов, складывалось в общие сотенные котлы и честно делилось в соответствии с занимаемыми должностями.

Рядовые бойцы получали по одной доле, десятники по две, вторые лейтенанты – командиры взводов – по четыре, первые лейтенанты – заместители капитанов сотен – по пять.

Командиры сотен и линий, как и полковники, на боевую добычу не претендовали, зато им полагались призы после продажи трофейного имущества, размеры которых устанавливались правителем. Впрочем, насколько знал Егоров, его офицеры с удовольствием бы отказались от любых денежных поощрений в пользу земель и титулов.

В Исторе войско генерала лэна Кароса разжилось двадцатью шестью фургонами с войсковым имуществом, которые тянулись четвёрками лошадей, и почти сотней молодых, до тридцати лет, рабов обоего пола. Вольных некомбатантов брать с собой не стали. Кто из них сумел убежать, тот убежал, а кто нет, тот нет.

В этом мире особо не церемонились и с пленными. Их могли взять с собой ради выкупа, а могли и убить. Никаких конвенций по поводу чьих-либо прав в Орване не существовало. Лишнюю обузу в виде связанных исторцев, вескцев, квенцев, тар-нейцев или своих инсургентов гирфельский экспедиционный корпус не потащил.

Заметно изменилось отношение полков к своему командующему. Взгляды офицеров, бросаемые на генерала, теперь выражали не настороженность и любопытство, а уважение, близкое к почтению. Пусть автором гениального тактического плана считалась герцогиня Гирфельская, но реализовывался-то он под командованием лэна Кароса.

Солдаты же при появлении командующего смотрели на него почти с восторгом. Ещё бы! Разгромить врага, не потеряв ни одного – нет, и в самом деле, ни одного – человека убитым, о таком тут и помыслить не могли. Было полсотни раненых, из которых два десятка тяжело, но в первые дни обратного марша иск-маги их поставили на ноги.

Возвращавшееся войско двигалось намного медленнее по причине появления у него обоза и затратило на дорогу до Вилера почти три пятидневки. Что тоже было очень хорошим результатом.

Граница со стороны Гирфеля оказалась свободной – до графа Лайча Приарского, узурпировавшего престол герцогства, сведения о разгроме таможенного поста, видимо, ещё даже не дошли, а владетель Кесп-Тила не посчитал нужным выставлять к межевому знаку своих егерей.

На вилерском пограничном переходе поднялся было большой переполох, но он быстро сменился изумлением, когда мытарям и стражникам стало понятно, что вернулись те самые кавалерийские полки, которые совсем недавно отправлялись отвоёвывать Моснор. Пограничники смотрели с искрами зависти на уставших, но явно победоносных и разбогатевших вояк.

Своих тыловиков Игорь застал там же, где и оставил, на лысом холме. Лагерь обозников был окружён сцепленными между собой повозками, как это когда-то на Земле делали чешские табориты – идею, понятно, подсказал попаданец – а перед фургонами копалось подобие рва, уже опоясавшего расположение лагеря на две трети. Особого толка от этой позорной канавы не просматривалось, зато солдаты были заняты полезным трудом и имели гораздо меньше времени, чтобы думать о каких-нибудь непотребствах.

– Не на Моснер ходили, генерал? А куда? – удивлялся встретивший командующего капитан-интендант Шминц, правда, глазами косился на едущие по дороге трофейные фургоны, – Добычу, смотрю, вы неплохую взяли.

Тыловик, в отличие от своей скромно улыбавшейся позади заместительницы Вигии Горб, пыжился гордыней за отлично устроенный и организованный лагерь. И, надо отметить, основания надувать щёки у него имелись – в расположении интендантских служб царил порядок, по местным меркам почти идеальный. Требования командующего к боевому охранению, организации ночлега и питания, соблюдению санитарных норм Шминц усвоил слёту и добросовестно подошёл к их исполнению.

– Расскажу всё, капитан, не суетись, – Игорь похлопал интенданта по плечу и по приятельски подмигнул Вигии, – Молодцы. Вижу, что постарались. О сохранности вверенного вам имущества даже не спрашиваю. Знаю, что всё в порядке. Давай команду сворачиваться и вставай в хвост шестого полка. Как обычно. Возвращаемся в Трин. По пути проведёте ревизию трофеев.

Сначала, при словах о предстоящей оценке добычи, на лице капитан-интенданта появилось выражение довольства, но, затем, очень быстро приняло деловой вид.

– Генерал – я не успел доложить – армия правительницы уже движется сюда. Здесь проезжала компания сианских дворян. Ехали как раз из Трина. Всё войско герцогини Гирфельской в полном составе идёт по нескольким дорогам. Идут, понятно, не как мы, намного медленней, но, предполагаю, они уже в Вилере. Через пару пятидневок будут у Роси.

– Даже так? – изобразил удивление Егоров, – Тогда расположимся на нашем старом месте у Роси, там и подождём. В моих тебе указаниях ничего не меняется. Действуй, – Игорь вскочил на коня и начал спускаться с холма в окружении майоров первого полка и капитана-магини Молс, – Дождёмся здесь всех полковников, – сказал попаданец спутникам, – Лэнет, – обратился он к командиру второй линии Ойсу, – Веди колонну, только встань чуть подальше от прежнего лагеря. Помнишь, где большой ручей?

О том, что армия Конгресса готова на следующий день выйти в поход, Егоров узнал от своей сюзеренши ещё в Исторе, где она появилась в сопровождении одного только Лойма через десять минут после того, как землянин выбрал момент, нашёл подходящее место и создал портальную площадку.

– Ты решил остановиться в городе? – спросила Тания, когда по прибытии к месту попаданец остановил десятника Натопа, собиравшегося организовать разбивку штабного шатра.

– Догадайся, вместе с кем? – пользуясь тем, что в царившей вокруг суматохе никто не обращал внимание на генерала и его иск-магиню, Игорь прикоснулся ладонью к ягодице подруги, – Да, хочу посибаритствовать, устал от походной жизни. К тому же, вверенное мне войско, вернувшись из похода, уже не та банда махновцев. Справятся полковники и без моего надзирающего взгляда. Отдохнём перед очередным делом.

– Пара пятидневок у нас есть. Или даже больше, – Тания улыбалась, но по руке шлёпнула друга чувствительно, – Примешь приглашение графа Росьского?

– Не, не хочу. Там скоро будет не протолкнуться. Лучше заранее снять небольшой особнячок. Или номер в гостинице, если найдём достойный столь важных персон.

От торжественного приёма в графском замке открутиться не получилось, но от чести в нём остановиться землянин увильнул, сославшись на то, что владетелю Роси предстоит принимать гостей более важных, чем явившиеся на пир временный генерал лэн Карос и полковники.

После посещения первой же гостиницы, которая попаданца не устроила, он отправил искать подходящее для него жильё Гарки и Неда Пилеша, семнадцатилетних чинорских дворян, весьма неплохо зарекомендовавших себя в походе и получивших шанс стать уже в ближайшем будущем приближёнными герцогини Гирфельской и помощниками Игоря.

Найденый ими особняк находился довольно далеко от графского замка, но в приличном районе. Дом был одноэтажным, зато просторным. Во дворе, помимо хозяйственных построек, имелся гостевой флигель, который попаданец со всей широтой своей души предложил занять молодым дворянам, нашедшим такое неплохое жильё. И поощрил парней, можно сказать, и какую-никакую охрану себе обеспечил, хотя надобности в ней не просматривалось.

Хозяин дома, круглый во всех местах бородатый торгаш с пропитым голосом, вначале загнул такую цену, что у Егорова глаза на лоб полезли, однако, после вмешательства Тании и напоминании о статусе гостей графа, стоимость аренды была снижена почти вдвое. В качестве утешительного приза торговец услышал от Неда краткую историю исторского похода.

При особняке имелась прислуга – очень пожилой дворовый раб и молодая служанка. Как это и полагается, хозяин предъявил их арендаторам в нагом виде, и, когда он, получив аванс, вышел из дома во двор с Гарки и Недом, Игорь, сев на диван в холле, попросил подругу:

– Тань, вылечи их. Смотреть не могу. Живого места на них нет. А девка вообще на Гильму похожа.

– Сигналку ставить не надо будет? – подняла бровь иск-магиня.

– Надо. Но ты можешь сейчас одного вылечить, а завтра второго.

Землянин перестал в этом мире грузиться лишними сантиментами, однако, и видеть рядом с собой замученных людей не хотел. Напарница спорить не стала и тут же наложила заклинание на старика. Очередь девушки настала на следующий день.

О своей доброте Игорь не пожалел даже опробовав ту невкусную стряпню, которую готовила служанка. До одного из городских приличных трактиров от снятого попаданцем особняка было совсем близко, так что, не составляло труда сходить на обед или послать за готовой едой оживившегося старика-дворового.

Дважды в день – утром и вечером – в особняк приезжали дежурные офицеры с докладами о состоянии дел в полках. На этом служебные дела попаданца и заканчивались. Как Игорь обещал себе и Тании, он устроил себе полноценный отдых – баня, сон, постель с подругой, разнообразная еда и утренние тренировки с чинорскими парнями.

Конечно, ему не хватало стёганого халата, домашних тапок, кресла-качалки и хорошей книги, чтобы завершить образ сибарита, в котором он решил пребывать до приезда венценосной подруги.

– Игорь, щекотно, – хихикнула Тания, отодвигаясь на край постели, когда попаданец, не открывая глаз, провёл пальцами по её шее, – Раз проснулся, так вставай. Хелост уже вернулся из «Поросёнка», принёс завтрак. Омлет ещё тёплый. Если потом подогреть, не так вкусно будет. Если, конечно, эти два чинорских оглоеда всё не съедят. Они после утренних развлечений с похотливой дрянью бывают ненасытными.

Как всегда, напарница засыпала намного позже друга и вставала ни свет, ни заря. Уже успела всё организовать – сквозь сладкий утренний сон Егоров слышал, как она, то вставала с кровати и уходила, то возвращалась, скидывала платье и забиралась к нему под одеяло.

– Пусть развлекаются, – Игорь открыл глаза, повернулся на спину и потянулся, – Раз всё по взаимному согласию, да ещё и с вручением скромной платы… Не нам же с тобой им завидовать?

– При чём здесь… Игорь, ты собираешься взять с нами? Обоих?

– Ага, – зевнул попаданец, – В четвером ехать безопасней. А скрывать порталы уже особой надобности и нет. Всё равно, вскоре через них пойдут полки Латаны прямо в центр столицы. Кстати, по моим расчётам наша подруга не завтра, так послезавтра должна в Рось прибыть.

– Вряд ли…, - её мысль прервал робкий стук в дверь, – Чего тебе нужно, надоеда? – спросила она у заглянувшей в спальню девушки, – Я же тебе сказала не накрывать пока.

– Я подумала, может ты прикажешь вам с господином сюда принести?

Пока рабыня это говорила, Тания, свесившись с постели, дотянулась до ботфорта и швырнула им в служанку.

– Тебя кто звал, дура? – выкрикнула она в закрывшуюся дверь.

– Перестань, Таня. Девчонка не знает, как с тобой рассчитаться за Лечение, старается во всём угодить, вот и навязывается с услугами. Заодно интригует, хочет, чтобы ты её купила. Это мне Нед Пилеш вчера сказал.

– Мне такая не подходит. Пусть твои герои её выкупят вскладчину. А насчёт Ланы, так она-то с радостью бы вперёд мчалась, только там ведь уважаемая компания собралась. Все союзные герцоги конечно не стали лично возглавлять свои рати, но, думаю, пять-шесть из них едут сейчас с армией Конгресса. И легат имперский наверняка увязался. Латана же говорила, что граф Семпилий приставучий как репей. И про Бюстина, главнокомандующего, не забывай. Как наша подруга оставит их всех и умчится? Что она им скажет?

– Найдёт, что сказать. Тщеславие – не самое лучшее качество, поэтому я борюсь с ним в себе. Как бы ни хотелось мне лично доложить правительнице о скромном подвиге, совершённым мною и вверенным мне войском, но я это желание придавил. Я отправил гонца, Тань. С известием о полном разгроме вражеского тыла. Заодно нижайше попросил прибыть в Рось пораньше, чтобы наградить непричастных и наказать невиновных. То есть, наоборот. А точнее, без наказаний. В общем, повод отделиться от медленно движущейся массы войск у Ланы есть.

– А мне не сказал? – разозлившись Тания больно ущипнула Игоря за локоть.

– Больно же, – возмутился попаданец и, скинув с себя одеяло, обхватил подругу и принялся целовать, не обращая внимания на её отталкивания.

Землянин ошибся на день-два. Герцогиня Гирфельская прибыла в Рось уже вечером вместе со всей своей свитой, слугами и сотней личной гвардии набранной исключительно из дворян, земляков-ливорцев. Правда, в сотне пока насчитывалось меньше семидесяти человек.

После обеда Егоров сидел на крыльце, слушал, как Тания в доме воспитывает служанку и разговаривал с изображавшим работу Хелостом о городских делах и новостях. Ни то, ни другое попаданцу было совсем не интересно, но обломовщина как раз и предполагает временами ведение пустопорожней болтовни. Смех смехом, но Игорь реально себя почувствовал хорошо отдохнувшим за эти семь дней, проведённых в Роси.

– Что-то случилось, баронет? Ты чего так рано? – спросил он у вошедшего в ворота дежурного офицера, капитана из полка Фиры Табор, – Трупов нет, надеюсь?

– Трупов нет, генерал, – доложил тот с серьёзным видом, – Тебе и капитан-магу Молс велено явиться в замок.

– Чего это вдруг граф мною решил распоряжаться?

– Не граф, лэн, – заулыбался капитан, – Наша правительница. Она ещё только въезжая в Рось, увидела майора Найленга из пятого полка и через него передала свой приказ.

Естественно, поговорить о делах у герцогини Гирфельской и её советника в этот день не получилось. Это был сумбурный, суматошный вечер, когда Игорю приходилось отвечать на многочисленные вопросы соратников. Даже заранее заготовленный рассказ «Вождь краснокожих», которым землянин хотел порадовать после длительной разлуки своих маленьких друзей, не пригодился. История реальных военных приключений, быстрый поход, победа над врагом – всё это оказалось для них намного интересней. Маленький принц уже вполне связно мог излагать свои просьбы, хотя по прежнему стеснялся.

На следующий день Латане с утра вновь пришлось принимать почести от хозяина замка и его многочисленной семьи. Затем принцесса Ливорская выехала в военный лагерь, где перед строем полков награждала отличившихся.

В экспедиционном корпусе генерала Кароса проходили службу офицерами семнадцать простолюдинов. Всем им, начиная с капитан-мага Молс, Латана пожаловала дворянство. Пока не титульное, но, как только определятся выморочные владения в Гирфеле, так дело дойдёт и до титулов. Это было обещано воодушевившимся дворянам.

Отличившиеся унтер-офицеры и рядовые бойцы были награждены деньгами, хоть и не большими в сравнении с тем, что те сами награбили с убитых или сбежавших врагов, но здесь главным являлся сам почёт от такого высокого внимания.

И, напоследок, правительница выдала генеральский патент лэну Каросу, убрав перед его воинским званием приставку «временный».

Беседовать в замке полушёпотом, опасаясь возможного подслушивания, или выезжать на странную в данных обстоятельствах прогулку смысла не имело, поэтому вечером принцесса прибыла к снятому советником особняку.

– А ты чего только с гвардейцами? – спросил Игорь, почтительно кланяясь въехавшей в ворота и спрыгнувшей с коня венценосной подруге, – Могла бы ещё и пару полков с собой прихватить.

Топот многочисленных копыт, конское ржание и лязг оружия на прежде тихой городской улочке, наверное, подняли на уши весь район.

На арендованных вместе с особняком слуг вообще стало жутко смотреть, когда те осознали, кто посетил особняк их хозяина. А вот отсутствующему сейчас у себя в доме торгашу неимоверно повезло. Теперь он сможет сдавать свой особняк в разы дороже.

– Иди отсюда, без тебя справимся, – вытолкала полуобморочную рабыню из гостиной Тания, – Лана, ты бы хоть попроще оделась-то. Не на бал ведь явилась, а к друзьям.

– Не успела я с вами остаться наедине, как вы уже меня заупрекали, – смеясь принцесса обняла подругу, – Одному гвардейцы не понравились, другой – мои украшения и парадное платье. Сесть-то хоть предложите или так и будем в центре комнаты топтаться?

Игорь сам поухаживал за подругами, наливая им в кубки вино. Он их не торопил, давая время обсудить новый, ещё не виденный Танией, наряд Латаны. Женщины в любом мире женщины. Это землянин понимал.

– Я считаю, что идти до самых стен твоей столицы смысла не имеет, – высказался попаданец, когда они всё же перешли к делам, – Лайч, думаю, понял, что никакого нападения на Моснор не состоится и сейчас все силы стягивает к Гирфелю. Вам надо дойти до Ремса, городка на полпути между столицей и Кесп-Тилом. К тому времени, пока до него доползёт черепаха твоей армии, я уже успею создать порталы и возле Ремса, и три в Гирфеле. Тебе достаточно будет шести полков, ходивших со мной в Истор. Прямо в Ремсе откроешь три перехода. В каждый отправится по два полка. Только, думаю, графа Моснорского надо будет заранее обо всём предупредить, чтобы он подготовил войско, и оно не впало в растерянность при использовании необычного заклинания.

– Три? – Латана наморщила лоб, – Игорь, но я могу ведь только четыре раза использовать умение.

– И в чём проблема? – не сразу понял её сомнения попаданец.

– Ну, как же. Чтобы открыть следующий переход, мне надо сначала закрыть предыдущий. То есть, я смогу создать только два портальных перемещения.

– А Лойм на что?

– Точно, – засмеялась принцесса, – Не сообразила.

– Раз это поняла, то теперь тебе очередная задача на сообразительность, – попаданец заметил, что Лана, по примеру подруги, немного уже перебрала вина и потянувшуюся к кувшину руку придержал, – Придумай до завтра, за что ты прославившегося генерала Кароса отослала от себя. И куда. Придумаешь?

– Ха, ты сомневаешься? – ответила за принцессу Тания.

Глава 10

Славное воинство, совершившее исторский поход, который наверняка на годы и десятилетия останется в памяти не только жителей Полуострова, а, пожалуй, и всего материка, выстроилось на огромной поляне в трёх километрах от города спинами к западу, и сидевший на коне перед своими бойцами генерал Карос немного щурился от падавших на него лучей закатывающегося за башни и стены Роси солнца.

Позади попаданца находились командиры полков.

– Солдаты и десятники! Иск-маги и офицеры! – выкрикнул он, стараясь, чтобы его голос был хорошо слышен и в дальних рядах, – Невозможно переоценить ваш подвиг! Ваши выдержку и мужество на тяжёлом пути! Позволившие преодолеть огромное расстояние за столь краткий срок! Ваши храбрость и отвагу в разгроме врага! Изменников-инсургентов! Исторцев и вескцев! Квенцев и тар-нейцев! Они гибли от вашей доблести или позорно бежали как трусливые крысы! Я горжусь вами! Всеми вами! Горжусь тем, что мне выпала великая честь быть во главе столь замечательных воинов! А сейчас…, - Игорь чуть понизил голос – в установившейся на поле мёртвой тишине это не сильно повлияло на слышимость произносимых генералом слов, – Сейчас нам предстоит расстаться. По воле нашей правительницы мне предстоит отправиться выполнять другую задачу, и дальше в бой вас поведёт генерал граф Майен. Мне же… мне же сейчас хотелось бы на прощание обнять… обнять каждого из вас…, - попаданец попытался пустить слезу и одним глазом у него это всё же получилось, он ведь в самом деле был наполовину искренен, реально привязался к своему воинству, какими бы недостатками оно не обладало, – Но на это у нас не остаётся времени. Прощайте! Надеюсь, что мы с вами ещё повоюем! – Игорь рукавом смахнул слезинку, развернул коня и обратился к Майену Моснорскому: – Граф, мне нужно будет тебе лично сказать ещё одну важную вещь.

Егоров до того, как повернуться спиной к своему бывшему войску, успел заметить, что средневековые мужики пустили слезу и гораздо более искренне, чем их отставленный с должности командующий. И ничего удивительного, а тем более смешного Игорь в этом не видел.

Впервые в мире Орваны к солдатам обращались подобным образом. Палки, плети и верёвки на шеи они знали, как, впрочем, и денежные или иные награды. Но, чтобы вот так, генерал говорил с ними словно с товарищами, о таком здесь ранее и помыслить не могли.

Произнесённая речь не являлась экспромтом. Егоров её заранее продумал и рассчитывал именно на увиденный им эффект. Пусть ораторскими талантами Суворова или Наполеона он не обладал, но орванцам и этого с лихвой хватило. Даже полковников пробрало, чего уж об остальных говорить.

В конце концов, считал Игорь, прогрессорство – это не только привнесение в новый мир технических новинок, не известной ранее тактики войск, другого устройства финансовой системы или каких-то иных знаний, но и изменение общественно-социальных отношений.

– Игорь, – граф пришпорил коня, чтобы ехать чуть впереди лэна Кароса, внимательно посмотрел на своего бывшего командира и начал тщательно подбирать слова, – Мы все слышали… не секрет, что… наша правительница… бывает излишне вспыльчива. Чем ты мог так прогневать…

– Вспыльчива, но отходчива, Майен.

– Да? – в голосе владетеля Моснора прозвучало явное недоверие.

– Да, граф, – широко улыбнулся землянин, – И вообще, порученное ею мне дело не имеет никакого отношения к закупке стреломётов. Я должен буду кое с кем кое о чём договориться. А стреломёты для отвода глаз. Надеюсь, это останется между нами.

– Вот оно что, – понимающе прищурился Майен Моснорский, – Мелькала у меня мысль, что своего победителя-генерала герцогиня в опалу из-за ерунды не отправит. А по серьёзному поводу послала бы на плаху.

– Ага, примерно так, – Игорь увидел, что выезжающие с ним в путь Тания, Нид Пилеш, Гарки и боцман Дильян, которого Латана предложила на роль вольного слуги компании дворян, уже ждут его собранными на повороте дороги в лес, – Только я не про это хотел рассказать. Правительница позже объяснит подробней, когда придёт время, – он осмотрелся с видом заговорщика и спросил: – Тебе ведь приходилось слышать легенды о Древних?

– Лэн? Игорь, ты…

– Да, я сам считал все эти байки абсолютной выдумкой, – землянин остановил коня, когда до ждущих его соратников оставалось менее полусотни шагов, – Однако, не верить нашей правительнице у меня нет оснований. Ни разу она в подобных шутках замечена не была. Так вот, принцесса Ливорская знает заклинание, позволяющее пользоваться местами силы Древних. Где таковые имеются. Не спрашивай подробности – я их сам не знаю. Главное, такие места есть возле Ремса и в городе Гирфеле. С их помощью Латана сможет переправить шесть моих – нет, твоих – полков внутрь столицы. Два полка прямо к дворцу, там есть одна из площадок Древних, и по два полка в разные районы города. Подробности того, как тебе надлежит вести своё войско, чтобы оно держалось особняком от остальной армии, кого из своих людей на каком направлении отправить действовать и как их подготовить к использованию столь необычного заклинания – это у тебя ещё будут время и возможность обсудить с правительницей. Я же скажу, что постараюсь вас догнать или, возможно, проберусь в город и встречу тебя там. Принцесса объяснила мне, где находится одна из площадок, та, что возле дворца.

– Если бы я не успел достаточно хорошо тебя узнать, Игорь…

– Понимаю, Майен. Я сам с трудом в такое поверил. Но, согласись, это настоящая удача, упавшая нам в руки. Замечательное совпадение, что удивительное умение принцессы может использоваться в Гирфеле. Не говорю, что с захватом столицы всё получится просто. Лайч уже не ждёт нападения на твой Моснор, сейчас он понял, как мы провели его и остальных сторонников Ямирона Вескского. Сведения до него дошли. Теперь какими-то своими войсками узурпатор усилит наиболее значимые крепости герцогства, но большую их часть стянет в столицу. Численно мы будем уступать гарнизону Гирфеля. На нашей же стороне внезапность и организованность. Думаю, дворец мы захватим сходу. А уж как потом зачищать сам город, определимся на месте. Ну, до встречи.

Легенды о Древних в мире Орваны играли примерно ту же роль, что античные мифы на Земле, однако, к былинам старины здесь относились более серьёзно. Когда люди часто сталкиваются с реально существующей магией, творящей не выдуманные чудеса, то и доверие к другим необычайным возможностям значительно выше.

Игорь был уверен, что войско, в котором почти все офицеры и десятники лично своими глазами видели действия Огнешаров, Молний, Замедлений, Ловушек, Землетрясов и прочих Лечений-Восстановлений, не впадёт в ступор переместившись мгновенно от Ремса на улицы Гирфеля.

Дружески попрощавшись со своим сменщиком в командовании гирфельской кавалерией попаданец присоединился к своим спутникам.

– Куда ехать, генерал? – спросил Гарки.

– На кудыкину гору, лейтенант, – Егоров забрал у Тании свою суму и пристроил её к задней луке седла, – И это последний раз, когда мы назвали друг друга по званиям пока не выполним поставленную правительницей задачу.

– А что за задача? – поинтересовался Нид Пилеш.

– После узнаете, – попаданец первым поехал по дороге в сторону Трина.

Удивление на лицах молодых чинорских дворян и героического боцмана, появившееся после того, как их командир с иск-магиней свернули в лес и начали забирать всё больше в обратное первоначальному направление движения, Егоров проигнорировал. Пусть привыкают следовать за начальником без рассуждений.

К портальной площадке отряд попаданца подъехал через пятнадцать минут после съезда с дороги.

– Разреши мне… открыть, – попросила Тания.

Игорь так и планировал, что портальный переход произведёт напарница. Свой резерв он решил поберечь на случай возникновения необходимости Пространственного Тоннеля.

– Разве я могу тебе отказать? Но вначале объясним нашим соратникам некоторые новые моменты, которые появятся в их жизни.

Дильян уже имел представление о возможностях перемещений с помощью магии, а вот пара семнадцатилетних чинорских дворян ещё нет.

Много времени на объяснение Егоров тратить не стал. Основной критерий истины, как говорил когда-то командир учебки, это практика. Поэтому, рассказав вкратце ту же байку про места силы Древних, что и графу Моснорскому, землянин дал знак подруге, что можно включать переход.

Если сам попаданец и иск-магиня возникшую на поляне портальную площадку видели в своём магическом зрении, то спутники наблюдали прежнюю, ничуть не изменившуюся картину. Даже иск-маги, не инициированные Созданием Портала, ничего бы не заметили.

– Чего рты раскрыли, друзья мои? – попаданец привёл в чувство парней, растерявшихся при виде исчезнувшей с поляны Тании, – Вперёд! Форвертс! Дильян, за ними!

Отправив в портал спутников, Игорь и сам следом переместился на площадку вблизи берега Кеспы.

– Генерал! – восторженно воскликнул Нид, как только землянин появился с ним рядом.

– Ещё раз используешь обращение ко мне по званию, отправлю назад, – пригрозил лэн Карос, – Выезжаем на дорогу, и к пристани. Гарки, Нид, вы впереди, мы с госпожой Молс следом, – став дворянкой Тания теперь имела полное право на такое к ней обращение, – Дильян замыкающим. На встречных не задираться. Помним, мы ищущие службы благородные воины и боевая иск-магиня, которых не устроили условия и должности, предложенные командирами армии Конгресса. Едем в столицу герцогства, но готовы рассмотреть и другие варианты, если кто-то из владетелей пожелает нас пригласить к себе.

Слухи о двинувшейся в Гирфель армии уже достигли этих мест, и настроение среди людей на переправе через реку было несколько настороженным, однако, кесп-тилцам особо бояться пока не приходилось – войско Латаны двигалось ещё далеко и медленно, да и надежда на то, что графу удастся договорится с новой правительницей по доброму, их не оставляла.

На восточном берегу, ни оба парома, ни речные посудины разной вместимости, долго не задерживались, но появлялись за людьми, повозками и грузами регулярно.

– Даже трактира ни одного тут нет, – заметил боцман.

– А ты уже проголодался? – удивилась Тания.

Их компания выехала к пристани как раз к обеду, так что, размышления Дильяна были к месту, тем более, что подходящего для переправки через Кеспу транспорта в этот момент у причалов не наблюдалось.

– А и был бы, не стоило его посещать, – с видом знатока заявил Гарки, в отличие от своего друга, любивший вкусно и много поесть, хотя был при этом настолько сухощавым и жилистым, что землянин подозревал бы у него наличие силитера, не пройди тот уже дважды процедуру Лечения и имейся в этом мире подобные паразиты, – Лучше посидим в нормальном городском кабаке. Добыча теперь позволяет жить на широкую ногу.

Оба парня, помимо своей доли исторских трофеев, вполне заслуженно получили и денежные призы от герцогини Гирфельской, так что, теперь действительно многое себе могли позволить, хотя совсем недавно, как говорится, последний хрен без соли доедали.

– Обрыбишься, Гарки, – охладил пыл подчинённого попаданец, – Жрать будем в дороге. Если повезёт вовремя наткнуться на какой-нибудь постоялый двор, то в нём, а не повезёт, так, считай, карма у тебя такая. В общем, в город заезжать не станем. Лучше мы за это время километров пятьдесят до темноты проедем.

Подходящий для переправки отряда землянина вместе с лошадьми баркас подплыл примерно через час, но пришлось ещё какое-то время подождать его разгрузки.

На другом берегу их компания направилась вдоль городских стен и, объехав Кесп-Тил, резвой рысью устремилась на запад. Скакали в том же порядке, какой попаданец установил после перемещения.

– Зачем так торопиться, Игорь? – спросила Тания, – Ты же знаешь, как медленно движется армия Конгресса. Латана рассказала, что там у каждого из герцогов при себе челяди на половину дворцовых служб хватит, да и многие другие себя не ограничивают, ни в размерах взятых шатров, ни в количестве слуг, ни в рабынях для утех. Даже если снизим темп, нам пару пятидневок, минимум, придётся в столице ждать, пока Лана со своими союзниками до Ремса доедет.

– Запас времени не помешает, Таня, и ничего страшного не случится, если погостим подольше в Гирфеле, поживём богемной жизнью. Честно, усталость уже накапливается. Как попал в ваш мир, так всё еду, еду, куда-то еду…

– И неплохо едешь, – внимательно посмотрела на него напарница, – Уже стал дворянином, генералом, победителем вескцев и прочих, умения удивительные приобрёл, но… я не поняла…

– Про попадание в ваш мир? – Игорь мысленно отругал себя, но потом вслух нашёл оправдание, – Это я сказал, потому что уже считаю тебя частью себя, Тань. Произнёс А, объясню и Б, только позже. Ладно? Не ругайся. Я давно хотел с тобой о многом поделиться. Ближе и родней, чем ты, у меня всё равно никогда никого не будет. Но пока, давай в пути обсудим устав нашего клана. Как те его пункты, которые мы огласим публично, так и положения, что будут знать только адепты. Слова Ланы меня не сильно успокоили.

Трое молодых крестьян, судя по одёжке, крепостных, ехавшие впереди на телеге с впряжённой в неё клячей, давно заметили нагонявшую их кавалькаду благородных всадников, съехали с дороги и кланялись чуть ли не утыкаясь немытыми и нечёсаными лохмами в колени.

Сейчас, в разгар лета, это несчастное сословие выглядело не так жалко, как в конце зимы, когда казалось, что крестьян может сдуть ветром. Здесь собирали по три урожая в год, и первый уже свозился в замки феодалов и города. А быть у воды и не напиться – так не бывает. Поэтому, несмотря на свой замызганный вид, вся троица смотрелась бодрой, хотя и напуганной. Но последнее – обычное состояние подневольных людей в этом мире.

– Хорошо, – согласилась подруга, она явно и так о многом давно начала догадываться – Расскажешь позже. Надеюсь, не сильно затягивая. Насчёт же тех твоих опасений, так Лана совершенно права. Да, известие о портальном клане мало кого из владетелей порадует. Только договориться о совместных действиях они точно не смогут. Там столько взаимной вражды, недоверия, подозрений, что никто из них даже не станет пытаться сплотить вокруг себя остальных, чтобы нас уничтожить.

– Это-то я слышал. Уши есть. Но, если вдруг не все вместе, а какая-то группа правителей? Вот, как сейчас, собралась же часть герцогов Полуострова воевать за Латану, а другая за Ямирона.

– Так сам же знаешь, как они собирались, – хмыкнула Тания, – И, потом, как ты это себе представляешь? К примеру, Верниг Второй наших людей у себя схватит и казнит, а исквариальцы и зеенадцы этого не сделают. У кого возникнет сразу же огромное преимущество? Да и твоя придумка насчёт Древних просто замечательна. Как и остальные твои идеи…

– Спасибо, – вставил слово землянин.

– Ерунда, – отмахнулась напарница, – Заслужил. Никто же из государей не будет знать, что ты можешь портальные площадки хоть в их дворцах устраивать. Нет, считаю, что с этой стороны опасности нет. А вот храмы – с ними могут быть проблемы. Но ты ведь ещё что-нибудь придумаешь?

– Храмы? – удивился Игорь, – Они-то тут при чём?

– Не понимаешь? А то, что управляющие магическими порталами не будут проходить в храмовых залах инициации ни в иск-маги, ни на умение, как думаешь, святителям и природным одарённым понравится? Не насторожит?

Егоров и в самом деле даже не задумывался о реакции жрецов. Он вообще как-то несерьёзно к ним относился. Свою роль в этом сыграло и неоднократное посещение храмов Хаоса, где подвыпившие служители больше походили на джентльменов в поиске сотки, а не на посредников между мирянами и богом. Кажется, ему действительно предстоит учесть и этот фактор.

– Ты права, Таня. Не понравится. Насторожит.

– Командир, – обернулся Нид, – Там впереди кто-то скачет, – он показал на очередной лесок, из-за которого выехали с десяток всадников.

– Патрульные егеря, – разглядела иск-магиня форму всадников, – Ты, главное, нашего командира генералом не называй, и всё будет в порядке.

Четвёрка небогатых дворян со слугой не вызвала никаких подозрений – попаданец всё верно рассчитал – и беседа с егерями графа Кесп-Тилского оказалась вполне дружелюбной.

– Через пару-тройку десятин, лэн Игорь, будет постоялый двор «Вдовья грусть». Если там остановитесь, не пожалеете. И стол, и ночлег, всё на высоте, – посоветовал десятник.

– А хозяйка его родная сестра, – добавила единственная в патрульном отряде женщина-егерь.

Её слова были встречены громким смехом.

Глава 11

До Ремса они пару раз останавливались ночевать на постоялых дворах, но в основном довольствовались отдыхом на свежем воздухе. Погода стояла не дождливая, компания состояла не из неженок, поэтому некоторые дорожные неудобства настроение ни попаданцу, ни его спутникам не портили.

Городские стены перед взорами разведывательно-диверсионного отряда – а по иному, кроме как диверсией, организацию в тылу противника порталов Егоров назвать не мог – появились во второй половине дня, когда отряд выехал на пригорок, оставив за спиной деревню какого-то мелкопоместного лэна, чья бревенчатая, приземистая башня напоминала фигуру шахматной ладьи.

– По многочисленным просьбам нашего Гарки, в Ремсе останавливаемся почти на сутки, – объявил Игорь, – Продолжим путь завтра после полудня. Дильян, ты всё понимаешь.

– Совсем чуть-чуть, командир, – на намёки про необходимость соблюдать меру в употреблении вина бывший боцман не обижался, знал за собой грешок, – То есть, господин, – поправился Дильян, вспомнив, что по легенде он слуга баронета Игоря.

Нет, попаданца не усыновил кто-то из местных баронов, просто владетельные дворяне – лэны, бароны, не говоря уж про графов – выполняли свои вассальные обязательства, а не искали службы у иноземных правителей, да и слухи о лэне Игоре Каросе, невероятно удачливом и талантливом полководце Латаны Ливорской, уже начали расходиться как круги по воде. Вряд ли кому-то придёт в голову увидеть в небогатом дворянине того самого генерала, но к чему нарываться на лишнее внимание или вопросы об удивительном совпадении имён и титулов?

– Ты ведь перестанешь испытывать моё терпение? Как и обещал, расскажешь? – поинтересовалась подруга.

– Да, сегодня всё и расскажу, – согласился землянин.

После размышлений о том, как лучше преподнести Тании историю своей жизни в покинутом мире и про попадание в Орвану, о чём рассказать, а о чём умолчать, Игорь решил не темнить, выложить всё как есть и честно ответить на вопросы. Что Таня поймёт, то поймёт, а что нет, то нет. Смысла что-то скрывать от самого близкого человека, ставшего ему по настоящему родным, и с которым согласился связать свою жизнь до конца, Егоров не видел.

– У нас гостям верхом нельзя, господа, – предупредил полный, страдающий одышкой стражник Нида Пилеша, первым подъехавшего к мосту через ров, – Можете оставить их на конюшне – это влево после ворот пройти сотни две шагов – или водите их под уздцы. Строгое распоряжение графини. Касается и благородных.

В этом мире, при путешествии по Абису и Отаю, Егорову уже не раз приходилось сталкиваться с такими странными порядками, когда в городах ограничивали верховую езду. Как с этим обстояло дело в земном средневековье, он не знал, но удивление требование стражника у попаданца не вызвало.

Так же, как нашлось объяснение и изумившее его поначалу отсутствие у ворот Ремса традиционных кольев, клеток и виселиц. Игорь, проезжая по мосту, увидел, что местная владетельница предпочитает бросать преступников в ров, предварительно перебив им руки и ноги. Ещё живые бедолаги, стонущие и утробно завывающие среди гниющих останков своих предшественников оказывали гораздо большее воспитательно-назидательное действие, чем традиционные казни.

– Лишь бы Лана этого не увидела, – сказал землянин напарнице, когда они, ведя в поводу коней, вошли под арку привратной башни, – А то и при въезде в Гирфель такой же смрад стоять будет.

– Перестань на неё наговаривать, Игорь, – обиделась за подругу Тания, – Зачем? Не хуже меня ведь знаешь, что её жёсткость крайне выверена. А трупную вонь она не меньше нашего не любит.

– Да я же пошутил, Тань, – оправдался попаданец, погладив напарницу по спине, – Даже если что-то не так будет, мы подскажем.

– Ты подскажешь. Меня она слушает, но делает по своему, а вот твоим советам следует неукоснительно. Заслужил высочайшее доверие, спаситель наш.

Гарки подозвал какого-то бродягу, и тот за умеренную плату довёл компанию баронета Игоря до «Огонька», приличного, но не самого дорогого трактира с хорошими гостиничными номерами, который им посоветовал десятник стражи.

– Мы с госпожой Молс первыми в баню, а вы уж после нас. Ждать, пока вы набалуетесь с девками не собираемся, – предупредил своих парней попаданец.

Дильяну, считавшемуся слугой, шлюха в бане не полагалась, хотя, как подозревал Игорь, Гарки с Нидом найдут возможность обеспечить его подружкой на час.

Когда-то боцман отказался от стремлений к плотской любви в пользу вина и сивухи, однако, после двух заклинаний Лечения, наложенных на героя принцессой, которые исцелили организм Дильяна не только от ран, но и от алкоголизма, после нескольких бесед с применением физического воздействия, которыми Латана внесла положительные изменения и в его сознание, бывший морской волк вновь вспомнил о девицах. Так что, троица в мыльне явно задержится надолго.

– Как тебе городишко? – поинтересовался Игорь, расхаживая по комнате в чистом нательном белье, надетом им после бани – верхнюю одежду он, как и напарница, отдал гостиничной рабыне в чистку, – Местная графиня рьяная сторонница вескского короля. Говорят, когда Хлориг был ещё младшим принцем без надежды на престол, а она вместе с ним училась в Тринском университете, у них сложились, скажем так, весьма близкие отношения…

– Хаос, – Тания боком, подогнув одну ногу лежала на кровати поверх лоскутного одеяла в чём мать родила, целиком – от пяток до шеи – розовая после помывки, – И мужчины почему-то считают женщин любительницами сплетен. Ты-то уж когда успел всё это узнать?

– Когда маршрут планировал. Ещё во время похода. От графа Майена. Только, я не к тому разговор-то веду. Я про то, что Ремс после нашей победы станет вакантен. Помнишь, Лана тебе предлагала самой выбирать владение? Ну, и как тебе этот городишко?

– Ничего так, – пожала плечом подруга, – Но я думала, мечтала, что ты меня никогда не разлюбишь. А, видишь, как всё получилось.

Она улыбнулась, показывая, что шутит, а Игорь только тогда сообразил о двусмысленности своих слов.

В Орване не только делить, но и соединять феодальные маноры не допускалось. То есть, правящая графиня могла получить себе в мужья графа-консорта только из не владетельных дворян или сама отказаться от своего графства и выйти замуж за какого-нибудь правителя. Предложение друга Тания вполне могла бы воспринять как его отказ от намерения на ней жениться, ведь ему-то уже пожаловано Приарское графство.

– Это я глупость сморозил, – признался он, – А разлюбить, я тебе и правда не разлюблю.

– Докажи, – подруга улеглась на спину.

– Сейчас раб нашу вычищенную обувь должен принести. Накройся хоть, бесстыжая.

– В мыльне устал, милый? Восстановление не нужно?

– Обойдусь, – отмахнулся Егоров и, подойдя к двери, запер её на засов, – Слуга подождёт, если не догадается у порога ботфорты оставить.

Игорь лёг сверху подруги, чуть прикрывшей глаза, как она всегда делала в преддверии ласк, и согнул ей ноги.

На попытку трактирного слуги войти в комнату они никакого внимания не обратили – им было не до этого. Раб оказался с понятиями и сделал так, как попаданец и предполагал.

– Может, уже пора? – после завершения бурных ласк, в ходе которых даже одеяло оказалось на полу, Тания уселась на живот своего мужчины, – Или мне нужно тебя пытать.

– Не надо меня мучить, – попаданец положил ладони на её крутые, упругие бёдра, – Я и так всё тебе расскажу. Ты только сначала выслушай, а потом спрашивай. Договорились? В общем, есть такой мир… точнее, это не мир, а планета, но не важно. Называется Земля. Да, так и зовётся. Просто? Ну, тут, как говорится, чем богаты. Наклонись поближе, – он подождал, когда под мягким давлением его рук Тания сползла попой ближе к его коленкам и прижалась телом, положив голову на грудь друга, – А то ненароком кто услышит, в дурку меня определит. Ах, да, у вас же таких заведений нет. Да. Земля – это не континент на Орване, это такая же планета, не знаю, больше она или меньше, но, похоже, размерами приблизительно равны. И там тоже живут люди, такие же, как и здесь, только у нас… теперь уже, у них… там всё несколько по другому.

– Игорь, – шепнула Тания, приподняв голову и посмотрев на него, – Попроще можно?

– Нет. Слушай так, – Егоров хотел поцеловать её в носик но дотянулся только до лба, – А не нравится, так я могу и не рассказывать.

– Мне очень нравится.

Повесть о своей жизни Игорь начал с обратного конца – с момента, как оказался в пещере среди Сонных дебрей Ливорского королевства. Затем поведал о том, как поддался искушению отправиться на рыбалку в места, считающиеся загадочными. После рассказал, чем занимался перед приездом в гости к деду. А дальше постепенно начал раскрывать перед подругой, не сильно вдаваясь в подробности, возможности используемой в его мире техники, весьма успешно замещающей людям отсутствие магии.

Рассказал про поезда и самолёты, про автомобили и мотоциклы. Не забыл объяснить Тании, что такое танк и крейсер, атомная бомба и пулемёт. Когда дело дошло до метро, картин, электромузыкальных инструментов, Игорь, посмотрев на ошалело приоткрывшую рот подругу, решил, что для первого раза достаточно.

– Я не знаю, Тань, кто решил так подшутить надо мной, отправив в ваш примитивный по нашим меркам мир, и существует ли вообще этот кто-то, но я ему искренне благодарен, как у нас говорят, по гроб жизни. Только за то, что я встретил тебя, – он притянул напарницу к себе и поцеловал в губы.

– У тебя… кто-нибудь там… был? Я имею в виду, у тебя там девушка…

Землянин, ожидавший любых вопросов, но точно не такого, рассмеялся.

– Нет, таких как ты я там не встречал. Если это всё, что тебе в моём рассказе не было понятно, то пошли в едальный зал. Путь к сердцу мужчины, как говорят на Земле, лежит через его желудок. Готовишь ты хорошо, поэтому, я и остановил свой выбор на иск-магине Молс. А сейчас не задерживай голодающего. Одевайся, наши соратники наверное уже ждут.

Понятно, что полученная информация вызвала у Тании целую мешанину из мыслей, теперь ей требовалось время, чтобы всё обдумать. И вопросы у подруги ещё возникнут. В большом количестве. Не проблема – он ответит.

Насчёт спутников Игорь ошибся – их не оказалось ни в комнате, ни в зале, куда он с напарницей спустился по противно скрипевшей лестнице.

– Сильны наши гусары, – негромко сказал попаданец всё ещё не пришедшей в себя иск-магине, – Никак не отмоются. Возле окна столик свободен. Пошли туда.

Постояльцев в «Огоньке» было немного, а местные, как правило, подтягивались в трактиры вечером, поэтому, в зале находилось совсем мало людей. Окна едального зала выходили на запад, и света от уходившего на закат солнца вполне хватало, чтобы, к удовольствию попаданца, ещё не зажигать плошки с жиром.

– Что будешь заказывать, господин? – служанка, получившая от землянина медную монетку в два местных гира сверх платы, полагавшейся за чистку одежды, смотрела на молодого, красивого дворянина с обожанием.

– А что есть? – в который раз Игорь пожалел, что здесь меню существует только говорящее, на ножках.

– Только что принесли тушки больших, жирных гусей. Наш повар их замечательно готовит. Но придётся немного подождать.

Целый гусь для компании из пяти человек, в которой Гарки можно смело считать за двух-трёх – это не так много. И попаданец, помимо птицы, заказал бараньи рёбрышки, свиные колбаски, вино, фрукты и нарезки.

По чему из еды Егоров скучал, так это по супам. Похлёбки тут тоже готовили, вот только, варили их исключительно для слуг, крестьян, рабов и бедняков из остатков пищи господ. Если бы не магия Лечения, не привыкший к местной кулинарии желудок землянина уже давно бы словил язву. Игорю по статусу и достатку полагалось теперь питаться почти одним только мясом.

Напарники сели друг напротив друга у окна. Обещанного вкусного гуся ещё только начали готовить, зато почти всё остальное из заказа появилось на рассчитанном человек на десять-двенадцать столе очень быстро, словно по волшебству, заняв половину грязноватой скатерти.

– Молодец девка, – похвалил рабыню попаданец, когда та побежала за очередным блюдом.

– Парой пощёчин можно было бы добиться такого же результата, как и двумя гирами, что ты зачем-то ей отдал, – хмыкнула Тания, – Извини, Игорь. Я уже начинаю вести себя как сварливая жена при виде мужниного мотовства. Дворянкой-то подруга меня сделала, а вот разум наследственной торговки не заменила.

– Ты и есть жена, Тань, пусть пока и не венчаная, то есть не связанная узами в храме, – землянин сам налил иск-магине и себе в кружки вина, разбавив его водой наполовину, – И права, как всегда. Я не сразу сообразил, что гир – это два и ещё треть тала. Вот и расшвырялся. Капец, как меня выбешивает вся эта денежная система. Рай для менял. Нет уж. Хочу убедить Лану, чтобы она в Гирфеле провела денежную реформу – тебе порезать фруктов? – а то неясно, сколько ещё наших чистюль ждать – надо оставить только гиры и ввести… хм… ругиры, в которых будет сто гиров. А все эти атавы, дуноги, шлемы – что тут ещё? – в общем, их все отменить. Да. Гиры и ругиры – этого достаточно.

– Допустим, – напарница протянула руку и накрыла левую ладонь мужа своей, – Ну, за коня, к примеру, ещё ладно. А чем станут расплачиваться за табуны лошадей, за корабли, за особняки, имения, крупные партии товаров?

– Ругирами и будут. В чём проблема-то? Их может быть не только сто или тысяча, но и миллион. Монеты с крупным номиналом чеканить из золота или даже с вкраплением бриллиантов. Посмотрим. Главное, это очень удобно. Я вас познакомлю с нолём и научу считать без абаков. Складывать, вычитать, умножать, делить – всё с помощью пера и бумаги. А до извлечения корней, возведения в степень и прочего люди дойдут позже. Без моей помощи. И абаки станут проще. Покажу, как новые изготавливать.

Что такое счёты Игорь хорошо знал – у деда остались от бабушки, работавшей в охотхозяйстве бухгалтером. Часто ими в раннем детстве пользовался. Правда, не для того, чтобы на них считать, а чтобы, перевернув, катать костяшками по полу.

– Как бы я хотела хоть на день побывать на твоей Земле. Сколько там ещё удивительного.

– Я бы тоже хотел тебе показать свой мир, но, увы, обратного хода нет, – Егоров увидел, как в дверь с улицы вошли помывшиеся спутники и, не заметив сидевших далеко от входа командира и госпожу Молс, пошли наверх переодеваться, – Явились не запылились. Как носом почуяли, что вот-вот гусь будет готов. Нет, надо как-нибудь плотно заняться воспитанием наших молодых дворян. С Дильяном и Латана неплохо разбирается. У меня на парней виды, а они склонны к аморалке. Хоть жени их.

– В семнадцать? – иронично спросила Тания, – Сбегут. Такого испытания они не выдержат. Впрочем, ты, как я поняла, мыслишь их не только командирами своих янычар, но и баронами в Приарского графства. А что? Из-за титулов могут и покориться такому жестокому твоему решению, – она уже откровенно посмеялась над преждевременной идеей друга, – Лучше скажи, ты собираешься их принимать в наш клан?

– В твой клан, госпожа Молс. Не знаю. Не хочу впрягать в одну повозку коня и трепетную лань. Мухи отдельно – котлеты отдельно. Воины должны заниматься своим делом, адепты клана своим. Пока так мыслю, а дальше посмотрим. А ты бы как поступила?

– Не знаю, – пожала Тания плечами, – И рассуждать об этом сейчас сложно. Как и о другом. Я сейчас только о твоём рассказе и размышляю. И, знаешь, такое чувство, что мне пришлось выслушать очередную выдуманную историю. Нет, я понимаю, что ты мне правду рассказал, но как-то…

– А ты не торопись сразу всё воспринять, – Игорь помахал рукой появившемуся на верхних ступеньках лестницы Ниду Пилешу, – Я тебе много-много добавлю к тому, что поведал. А кое-что и продемонстрирую, если конечно получится воспроизвести в Орване достижения Земли. Если у нас не получается переместиться в мой родной мир, пусть он сюда перемещается. Хотя бы частями.

Тут к столу почти одновременно подошли троица соратников и служанка с обещанным блюдом.

– Камандир, баронет, – довольно глядя на содержимое застолья, сглотнул слюну Гарки, – После такого отдыха и угощения мы любых врагов готовы разметать.

– Не буди лихо, пока оно тихо, – нравоучительно сказал попаданец, – Садитесь, налегайте больше на еду, чем на вино. А о завтрашнем дне за вас начальник побеспокоится.

Глава 12

Между Ремсом и столицей Гирфелем лежала не очень широкая – километров пятьдесят в ширину – полоса горно-лесистой местности, словно бы специально созданной для разбойного промысла. Однако, за прошедшие дни Игорь успел убедиться в весьма серьёзном подходе узурпатора Лайча к обеспечению безопасности путешествий.

Частое патрулирование дорог герцогскими егерями и отрядами владетелей, наглядные расправы над бродягами, чьи расклёванные воронами тела часто попадались путешественникам на деревьях возле обочин и на специально оборудованных перекладинах у дорожных развилок, могли отбить желание бандитствовать даже у самых горячих голов.

Впрочем, Егоров не сомневался, что относительно спокойно обстоят дела лишь на главных трактах – времена смут служат благодатной почвой для расцвета преступности, и венценосной подруге ещё представится возможность показать самые скверные черты своего характера при наведении порядка в государстве.

Как генерал Карос, он же баронет Игорь, и обещал своим подчинённым, из Ремса его отряд выехал после полудня, успев напоследок ещё раз отдать должное кухне «Огонька», и в самом деле, оставившей о себе приятные воспоминания.

– Командир, мы всё обдумали и обсудили с Нидом, – ширина дороги позволяла ехать хоть пятью всадникам в ряд, и Гарки отстал от друга, чтобы продолжить со своим начальником и его подругой тему беседы, начатой ещё до въезда в город, – Насчёт, как ты назвал, янычар.

– И что надумали? – попаданец с интересом посмотрел на парня.

– Нам эта идея кажется совсем негодной. Извини, гене… командир. Набирать бойцов из рабов, крестьянского быдла и бродяг… Над тобой же все смеяться станут. И что это за войско у нас получится? Сделать литные отряды из этого…

– Как думаешь, мой юный друг, – вступилась за своего пока ещё не официального мужа Тания, – Сильно сейчас хохочут вескцы, исторцы, тар-нейцы, квенцы и прочие ренегаты над нашим Игорем? После того, как он разгромил их военные лагеря и склады?

Землянин протянул руку и пожал локоть напарницы, намекая, что в заступничестве не нуждается.

– Во-первых, Гарки, не литные, а элитные. Букву Э не забывай. Во-вторых, не из рабов или бомжей, а из подростков лет четырнадцати-пятнадцати-шестнадцати, без разницы, какого они сословия. Найдутся желающие бесхозные принцы, возьмём и их. Ну, и в-третьих, я ведь давал вам с Нидом время не для того, чтобы вы обсуждали мои решения, а чтобы определились, согласны ли вы стать знатными, богатыми и счастливыми. Не более того. Если согласны, то я наделю вас баронствами с титулами, точнее, походатайствую перед нашей правительницей, дам возможность вместе со мной заработать славу и деньги. Но, взамен, станете заниматься воспитанием и обучением хоть полудохлых лягушек, если я прикажу. Вопрос стоит именно так, а не иначе. Ну?

Разумеется, молодой и горячий чинорский дворянин сразу же дал согласие за себя и Нида, после чего, пришпорив коня, отправился догонять друга, едущего в двадцати метрах впереди.

Лес начался уже в полукилометре от городских стен, сразу же за оградами двух крупных постоялых дворов, расположившихся по обе стороны дороги, но попаданец не спешил сворачивать.

– Ты не забыл, случайно? – решила напомнить о деле подруга.

– Обижаешь.

– Да нет, я просто, на всякий случай. Вдруг ты о чём-то задумался и забыл. С тобой же порой такое случается.

– Случается, – признался попаданец, – Но не в этот раз. Надо километров пять от города проехать. Латана же не хочет – да и нам такое не нужно – долго на месте объяснять своим коллегам-правителям про возможности порталов и про задуманный нами план. Позже, уже захватив свой дворец и стольный град, с высоты трона проще станет вешать лапшу на уши. А эту лапшу ещё надо хорошенько приготовить. Без изъянов. Чтобы не вызывало сомнений в правдивости рассказанного. Это уж наша с тобой задача. Мы ведь так договаривались.

Армия Конгресса, двигавшаяся с огромными обозами, не могла себе позволить оставлять в своём тылу без присмотра или взятия крупные опорные пункты противника, иначе, оставшиеся позади отряды врага начнут безобразничать на коммуникациях и бить в спину войска принцессы Латаны.

Исходя из этого, полководцы союзных герцогств собирались вести боевые действия также, как они проводились здесь все предыдущие века – или брать штурмом опорные твердыни сторонников вескского принца, или блокировать их осадой.

У Кесп-Тила армия герцогини Гирфельской останавливаться не собиралась. Расчёт был на то, что, или граф переметнётся, или его город будет взят в окружение тремя полками тринской пехоты, абисскими егерями и полком биранской кавалерии, которые надёжно предотвратят возможные вылазки кесп-тилцев, а остальное войско продолжит движение к столице.

Оставить же у себя в тылу не захваченным Ремс возможности не представлялось. Город был достаточно крупным, а у владетельницы Ремса под рукой имелось, помимо городского ополчения, свыше пяти тысяч воинов и дружинников, поэтому, обезопасить тылы армии Конгресса пятью или семью полками возможности не представлялось. Их требовалось, как минимум, десяток. Идти с оставшимися силами на захват огромной по местным меркам столицы Гирфеля означало вернуться, как говорится, не солоно хлебавши.

Так что, иных вариантов, кроме осады или штурма Ремса, полководцы Латаны не видели. Внезапный разгром, который молодой генерал Ливорской принцессы устроил сторонникам принца Ямирона в Исторе, делал задачу по взятию города выполнимой – помощи от вескцев в этом году ремсцам уже не дождаться.

– Чем тебе это место не нравится? – поинтересовалась Тания, увидев, как Игорь поморщился, – Недалеко от дороги и как раз на том расстоянии от города, что ты и хотел.

Оставив парней и боцмана на обочине, землянин с подругой углубились в лес, где через три сотни метров им на тропе попалось небольшое каменистое пространство свободное от деревьев, с редким кустарником по его краям.

– Место-то нравится, а вот подъезд к нему не очень, – попаданец огляделся, – Ладно, мечи есть – расширят порубкой, если что.

По замыслу принцессы и её советника, при подходе армии к Ремсу и начале его окружения, Латана выберет для своего личного воинства западный участок осадного кольца, со стороны столицы Гирфеля.

День-два-три, по обстоятельствам, её полки станут обустраивать лагерь, а затем, рано утром с самого рассвета кавалерия двинется во главе с правительницей и графом Моснорским к порталу, оставив на стоянке пехоту, егерей и обоз майора-интенданта Шминца.

Лана легко выполнила и перевыполнила просьбу друга, произведя тылового карьериста сразу через звание капитана в старшие офицеры, и тот теперь готов лоб расшибить, но не осрамиться.

Когда коллеги-правители, имперский легат и командующий армией Конгресса виконт Бюстин сообразят, что шесть кавалерийских полков отправились на Гирфель, то, по расчётам Егорова, столица уже будет захвачена, а правительница герцогства может вернуться и поведать удивительную историю про ранее неизвестный секрет Древних.

– Интересно, а сколько войск может пройти за десятину через однократный портал? – размышляла вслух иск-магиня, бродя по созданной другом площадке пространственного перемещения, – Мне так нравится использование этого заклинания. Как будто бы находишься в полёте, одновременно в двух местах.

– Да, я тоже испытываю похожее. Что же касается количества бойцов, тут ничего сказать не могу. Может, когда-нибудь устроим тайминг. Замерим, сколько всего через портал можно переправить, и не обязательно людей, но и грузов, не только лошадей, но и повозок. Главное, что два полка за раз легко успеют перейти – тут и гадать нечего. Придётся Лане – она права – тратиться на закрытие одного перехода, чтобы открыть другой.

Согласившиеся стать знатными, богатыми и счастливыми парни и примкнувший к ним бывший боцман заметно нервничали из-за затянувшегося отсутствия генерала и госпожи Молс. Наконец, увидев появившегося Игоря, вздохнули с облегчением.

– Небольшой обоз сейчас прошёл, – доложил Нид, – Говорят, впереди мост разрушился. Придётся вброд реку пересекать.

– Боишься простудиться? – подшутил над парнем землянин, дожидаясь появления задержавшейся в кустиках подруги, – Тания вылечит, если начнёшь кашлять.

Орвана и так не отличалась густой заселённостью, в этих же горно-лесистых краях с народом было и вовсе туго. За четыре дня путешествия от Ремса отряд попаданца встречал только редкие мелкие обозы и один раз баронскую карету в сопровождении пятнадцати дружинников. С патрулями столкнулись всего лишь дважды.

Они миновали вольное поселение, обнесённое рвом и высоким частоколом из заострённых брёвен. Заезжать в него не стали, но Игорь отправлял туда Дильяна с деньгами, и тот вернулся с двумя сумами, плотно набитыми продуктами и вином. На удивление, боцман заплатил за всё в полтора раза меньше, чем если бы закупался в городе.

К вечеру четвёртого дня поездки через леса западного Гирфеля отряд повстречал троих дворян, расположившихся на отдых и ночлег на берегу широкого ручья совсем рядом с дорогой.

– Лучше остановитесь здесь, друзья, – крикнул самый старший из троицы, светловолосый мужчина лет сорока с бородкой и усами а-ля кардинал Ришелье, – Мы там высматривали подходящее местечко и ничего приличного, чтобы была вода поблизости, не нашли. Присоединяйтесь к нашему костру. Всё веселее. Новостями друг с другом поделимся.

Один из его спутников был ненамного моложе, а вот другой – сверстник Гарки и Нида. Дворяне смотрелись такими же не богатыми, как представляли себя землянин и его спутники, но все имели сильные защитные амулеты, спрятанные от обычных взглядов под куртками.

Предложение выглядело вполне разумным и доброжелательным, отказываться было бы глупо, и Игорь повернул коня к костру, на котором начинал закипать котелок новых знакомых.

– Баронет Игорь, господа Гарки и Нид, госпожа иск-магиня Молс, – представил себя и своих спутников землянин, когда спешился.

Понятно, что боцмана, числящегося слугой и соответствующим образом одетого в обвисший и потасканный камзол, он знакомить с дворянами не стал.

– Меня зовут Хонт, – поднялся и кивнул светловолосый, – Это мой друг Уттир и племянник Межек, – пропустив слово «господин» применительно к каждому, Хент тем самым предложил дружеский тон общения, – Едем из Гирфеля в Трин искать службу в войске Конгресса. А вы? В порт? Решили отправиться с Полуострова?

Егоров улыбнулся, отрицательно мотнул головой и, передав удила Дильяну, извлёк из чересседельной сумки бурдюк с вином, сделав знак соратникам, чтобы те тоже не чинясь доставали продукты к общему столу.

– Нет, – не сдержал смешка попаданец, – Мы едем из Трина в Гирфель искать службу в войске Лайча Приарского.

Через пару секунд, как только юмор ситуации дошёл до всех, смех стал общим, и он конечно же сблизил случайных знакомых.

Перебрасываясь ничего не значащими фразами, после рассёдлывания коней, предоставив их дальнейшим заботам Дильяна и умывшись в ручье, вскоре все путешественники собрались за одним накрытым на войлоке столом в хорошем настроении.

Единственное, что немного задело Егорова, так это взгляды, которые Межек бросал на лицо и попу Тании. Сопляк или давно не имел связи с женщиной, или вообще ещё девственник, или наоборот озабоченный. Впрочем, опасности или ущемления чести – своей или напарницы – во взглядах, бросаемых парнем исподтишка, Игорь не увидел, а потому и не стал никак реагировать.

– А чего вы там-то не остались? – поинтересовался светловолосый, обращаясь сразу ко всем новым знакомым.

– Условия не устроили, – ответил землянин, – Мы слишком себя ценим, чтобы служить за малую плату.

– Да? – удивился Хонт и переглянулся со своими другом и племянником, – Что же вам предложили?

Вот тут-то Игорь и понял всю справедливость фразы, что разведчики и неверные супруги прокалываются на мелочах. Он не знал ответа на заданный ему вопрос. Сколько могли предложить полководцы Конгресса дворянам, чтобы тем этого оказалось мало?

Выручил Гарки.

– Нас деньги не интересуют, – заявил он с уже набитым едой ртом, – Мы ищем службы за будущие владения или хотя бы имения.

Хонт и его спутники иронично заулыбались.

– Тогда вы не в том направлении едете, друзья, – объяснил проявившийся скепсис Уттир, выглядевший самым сильным воином из троицы, – Совершенно точно, что ни владений, ни имений в случае победы вескского Придурка никому, кроме его дворян, здесь не видать. А сейчас и победа его почти невозможна. Неужели не слышали, какой погром Ямирону устроил любовник Крольчихи? Да ладно. Об этом сейчас везде только и говорят.

Сопляк Межек неожиданно захохотал.

– Ага! – сообщил он, давясь словами и вином, – граф Лайч, говорят, когда узнал про исторскую конфузию, чуть от кровоизлияния не умер! Лицо было цветом малины. Но успел Лечение на себя наложить.

– Межек, – одёрнул его светловолосый дядя, – Не болтай о том, чего сам не видел. Но, правда, Игорь, лучше разворачивайтесь, и поехали с нами. Нечего в Гирфеле делать. Да, такой огромный город вряд ли возьмёшь штурмом, и осада ничего не даст. Заблокировать порт ни сами гирфельцы, ни король Хлориг не дадут. Мог бы император, но старик в открытую вмешиваться не станет и флот не пришлёт. То, что Лайч в этом году уже помощи не получит, понятно. Будут договариваться. Только, охота вам в осаждённом городе сидеть? И мир заключат на условиях, скорее, в пользу ливорской Крольчихи, чем вескского Придурка. Не видать вам никаких пожалованных земель. Смотри, как бы ещё за счёт вас – наёмных иноземных дворян – граф Лайч не оговорил себе лучшие условия. Что может ждать тех врагов, кто оказывается в лапах принцессы Латаны, вы в Чиноре не хуже нас наслышаны. Ну? Поедем с нами?

– Нет, Хонт. Спасибо, но мы уже решили так. Чем меньше шансов на победу у графа Лайча, тем больше возможность отличиться и получить достойную награду.

– У Лайча? Игорь, поверь гирфельскому дворянину, граф будет плясать под дудку короля Хлорига и его младшего сына. Ничего вы не выслужите. А деньгами Конгресс, точнее, империя, платит больше.

Они засиделись за разговорами допоздна. Когда новые знакомые начали рассказывать свои версии похода генерала Кароса в Истор, мало что имевшие с реальностью, землянину пришлось незаметно показать кулак Гарки и Ниду – самодовольный вид обоих при обсуждении этой темы выдавал в парнях их приобщение к неким сакральным знаниям.

Проснулись все довольно рано, также вместе позавтракали и расстались по приятельски.

– Вдруг передумаете, так догоняйте, – сказал на прощание Хонт, – Мы в Ремсе пару дней пробудем. Трактир «Кумушка», у южных ворот. Мы там будем, если что.

– Спасибо, будем иметь в виду, – улыбнулся Егоров и помахал на прощание рукой.

Наверное, подумал Игорь, и на Земле средневековые рыцари тоже, вот так, вместе товарищески пировали, а потом на турнирах или в сражениях лупили друг друга булавами по головам.

– А почему младшего принца Ямирона называют Придурком? Не первый ведь раз уже слышу такое прозвище. Чем он сие заслужил? А, Тань?

– Не знаю, – пожала плечами иск-магиня, – Но считаю, что тебе, баронет, не к лицу будет использовать такие слова.

Ехавшие впереди парни услышали вопрос командира.

– Отец рассказывал, что Ямирона так старший брат назвал, – обернулся и придержал коня Нид Пилеш, – когда узнал, что тот забирает себе брошенных им надоевших рабынь и истязает, иногда до смерти.

– Ничего себе, дерьмо какое, – нахмурился попаданец, – Ямирон что, ревнует брата к девушкам? Капец. О таких извращениях я ещё не слышал.

– Вряд ли ревнует, – презрительно скривила губы Тания, – Скорее, завидует брату-наследнику.

– Всё равно, он крыса вонючая. Нет, мы в этой войне на правильной стороне истории. Поэтому и победим.

Глава 13

Слова дорожных знакомых о практически невозможном захвате Гирфеля врагом с помощью штурма или осады Егоров полностью понял, когда лично увидел этот большой город.

Два ряда высоких стен защищали не только укрытые за ними дворец и множество зданий, но и гавань, устроенную во врезающемся в сушу заливе.

С высокого большого холма в двух километрах от столицы, на котором располагалось поселение с несколькими трактирами и постоялым двором, взглядам попаданца и его спутников открылась величественная картина, напомнившая Игорю виденные им в прошлой жизни изображения средневековых приморских городов, вроде Неаполя.

Если бы Пелон, из которого землянину и его друзьям пришлось бежать, не располагался на равнине и на него можно было также посмотреть с высоты, наверное, вид открылся бы не менее впечатляющий, хотя, как показалось попаданцу, Гирфель всё же покрупнее Пелона. И, точно, гораздо лучше защищён.

Немного задержавшись на высоте, чтобы полюбоваться на цель своего путешествия, отряд попаданца, пропустив встречный караван, начал спускаться по дороге к городу.

– Как красив будущий стольный град нашей правительницы, – поделился Игорь впечатлением с подругой, – Красив и богат. А мы его сделаем ещё богаче. Эх, вот рассказывал вам понравившуюся всем историю про Робинзона Крузо, а сам не сообразил, когда оказался в той пещере, сделать, как он, и начать вести календарь. Теперь уже не привязаться по времени точно.

– Ты сейчас про что? – уточнила Тания.

– Да есть у меня ощущение, что сегодня ровно год, как я угодил к вам в Орвану. Есть некий символизм в том, что к Гирфелю мы подъезжаем именно в такую круглую, можно сказать, дату, – землянин обернулся на унылого боцмана, – Дильян, не грусти. Недолго тебе осталось изображать слугу. Вскоре, не просто благородным, лэном станешь. Может даже получишь во владение вон то поселение, – Егоров махнул рукой в сторону прибрежной деревушки с высокой каменной башней по середине, – А почему бы и нет? Латана наверняка захочет иметь поближе к себе такого верного ей человека.

Подбодрённый бывший боцман улыбнулся и немного сократил расстояние между собой и начальством.

– Лане вообще надо будет много преданных людей где-то находить, – заметила Тания, – Слишком нас мало, кому она может доверять. Хорошо, что ты сможешь ей помочь Раскрытием Замыслов.

– Спасибо, кэп, – поблагодарил подругу за дельную мысль Игорь, – Поможем, куда деваться?

С первого взгляда казалось, что приближение войны в столице не замечают. Обычное столпотворение возов, телег, людей, коней, скота на въезде и выезде в город ничем не отличалось от такой же толкотни, виденной землянином в мирные времена в других краях.

Только, миновав ряды столбов и кольев перед подъёмным мостом через ров, Егоров увидел, что службу у ворот помимо городских стражников несут и солдаты регулярных полков. Причём, в количестве вдвое большем, чем обычно.

Порадовало, что частое в этом мире дурацкое правило не пускать гостей в город верхом в Гирфеле не действовало, и спешиваться от четвёрки дворян и их слуги никто не потребовал.

Арка надвратной башни была высокой, но поднятая вверх массивная дубовая решётка своими заострёнными концами висела всего в двух метрах над землёй, и чтобы проехать под ней Игорю и его спутником пришлось пригибать головы к шеям коней.

Помимо кошелей, плотно набитых медными и серебряными монетами различных номиналов и названий, у попаданца во внутреннем кармане – очередное, но пока им не афишируемое прогрессорство в сфере портняжничества – лежало пять золотых империалов и вексель, который ему чуть ли не силком всучила Лана, на тысячу тар-нейских лидов.

Сколько это в пересчёте на риталы, гиры или империалы, землянин уже утомился переводить. Егоров даже перестал злиться на здешнюю денежную систему, решил, что придёт время, и он перетряхнёт в ней всё к чертям. Ему оказалось достаточно уяснить – на эти лиды он в состоянии купить в Гирфеле пару особняков в самом центре столицы вместе со штатом полагающейся им прислуги.

Однако, конспирация требовала вести себя скромнее, и отряд после непродолжительных поисков нашёл себе не самую фешенебельную гостиницу на улице, ведущей от дворца к порту. К сожалению, питание в гостиничном трактире оставляло желать лучшего, зато конюшня на заднем дворе оказалась вместительной и чистой.

Дильяну нашлась небольшая одноместная комнатка на первом этаже неподалёку от чёрного хода, остальные разместились по двое в номерах на втором этаже. Игорю и Тании достался тот, что выходил окном прямо на трёхэтажный доходный дом, находившийся на другой стороне улицы всего-то метрах в пяти.

Распахнув ставни, попаданец увидел, как в окне напротив какая-то худая женщина заплетает косу плачущей девочке, и тут же закрыл створки обратно.

– Надо же, и телевизор в номере, – усмехнулся землянин.

– Что?

– Думаю, вот, надо ли нам для поддержания легенды наведаться в вербовочную контору? – выпроводив гостиничного слугу, натаскавшего воды в стоявшую в нише за ширмой большую бадью, Игорь разделся – а кого стесняться? – и пошёл смывать дорожную грязь, – Следить-то за нами никто не следит, но хоть будем знать, где вояк набирают. А то всплывёт в разговоре, и станем как рыбы рот без звука открывать.

Тания всё никак не могла найти, в какую из сумок засунула в Ремсе своё ночное платье, злилась, но слова друга мимо ушей не пропускала.

– Мы же не солдатами или десятниками собираемся служить, Игорь. Зачем нам вербовочный пункт?

– Век живи – век учись, – изрёк попаданец из-за ширмы, – А куда тогда нам обращаться?

– Офицерские патенты выдаёт королевская, а в нашем случае, герцогская канцелярия. Но туда соваться напрямую, не имея связей, бесполезное дело.

– Да, связей у нас пока нет. Чуть позже появятся.

– И ещё какие, – рассмеялась Тания.

Попаданец, отодвинув ткань, увидел, что та наконец-то нашла пропажу.

– А что делают простые благородные? – поинтересовался он.

– Идут сначала по командирам полков, насколько я знаю, и ищут вакансии. Кто-то через знакомых или земляков. А уж договорившись с каким-нибудь полковником, получив от него письмо с готовностью взять на конкретную должность, отправляются в военный отдел дворцовой канцелярии. Определённую мзду тоже надо приготовить, хотя, думаю, в такое время, как сейчас, патент дадут и без неё.

Каким бы примитивным и не развитым не было человеческое общество, всевозможные методы коррупционного обогащения развиваются быстро и без всяких усилий со стороны всевозможных иномирных пришельцев.

Егоров об этом догадался уже давно – не маленький – но чтобы мздоимство процветало даже при наборе в средневековое воинство, о таком он и не думал. Казалось бы, за что платить? Чтобы тебя при случае проткнули мечом или пронзили стрелой? Однако, похоже, и с воинской, хорошо оплачиваемой работой здесь не всё так просто.

– Так даже лучше, – сказал он, выходя из-за занавеси, – Можно открыто бродить по всей столице в поисках казарм, заодно узнать расположение войск в городе, сколько их, и посмотреть своими глазами, что они из себя представляют. Это же прелестно. Места для портальных площадок выберем уже исходя из собранных сведений, – подойдя, он чмокнул подругу в щёку, – Позову коридорного, чтобы воду вынес.

Необходимости торопиться с выполнением задачи у разведчиков-диверсантов никакой не было. Пока армия Конгресса со своими обозами, маркитантами, дворцовой челядью – Игорь со смешком чуть не добавил в этот перечень и цыган с медведями и песнями ай-нэ-нэ нэ-нэ – доплетётся до Ремса, они с Танией могут успеть ребёнка себе завести.

Само собой, последняя из этих мыслей у попаданца тоже была шутливой, но, как водится, в любой шутке есть доля истины, поэтому в Гирфель отряд отправился лишь на следующий день.

Своих парней Игорь отправил начинать исследование столицы и разведывать расположения войсковых подразделений, отрядов стражи и ополчения от северных ворот, а сам с Танией двинулся в порт. Дильяна оставили в гостинице приглядывать за вещами.

Чтобы старый дружище не попал под зуботычину, палку или плеть какого-нибудь вспыльчивого дворянина – а в гостинице в эти дни проживало их достаточное количество – Егоров на время своего отсутствия переселил бывшего боцмана в их с иск-магиней комнату с приказом не высовываться, но прислушиваться к происходящему в номере Гарки и Нида.

Чудовищно жестокие пытки и казни, вопреки распространённому мнению об их полной бесполезности для предотвращения преступлений, всё же, при надлежащем присмотре, сводили здесь воровство в трактирах, гостиницах и постоялых дворах к минимуму, оставив для преступного промысла улицы с зеваками и дома простых горожан, не имевших возможности обеспечить полноценную защиту своего имущества. Ставя задачу Дильяну, Игорь на самом деле беспокоился не о вещах, а о нём самом.

– Не ожидала, что порт здесь окажется даже больше пелонского, – Тания прижалась к другу, не без восхищения рассматривая гавань, – Нет, знала, что Гирфель один из двух крупнейших портов Полуострова, только не думала, что он такого размера.

На иномирянина увиденное сильного впечатления не произвело – видал он в своей жизни и покруче – но за свою венценосную подругу мог порадоваться. Жаль только, что имперцы с этого морского хозяйства отжали у Ланы себе доходы на десять лет. Впрочем, годы летят быстро, да и не кривил Игорь душой, обещая принцессе организовать другие доходные промыслы. Он не сомневался, что всё у него получится.

– Порт надо тоже брать под контроль сразу, – налюбовавшись стоявшими у причалов и на рейде кораблями и осмотревшись попаданец повёл подругу вдоль залива от загонов с галерными гребцами мимо целого ряда таверн в сторону складов и пакгаузов, находившихся сейчас от них примерно в километре, – Два полка должны выйти сначала сюда и повести наступление от порта.

– Ты же хотел ближе к казармам площадку сделать?

– И там тоже, – Игорь мягко увёл подругу с пути компании сильно подвыпивших матросов, – С утра уже наклюкались, – хмыкнул он посмотрев вслед нетвёрдо держащейся на ногах пятёрке, – Только вот, бегство морем – отличный способ смотаться многим из врагов Латаны. Не забыла, как она сама оставила с носом исквариальцев и пелонских бунтовщиков?

– Главное, что Лана не забывает, благодаря кому ей это удалось сделать.

– Сейчас не об этом, – улыбнулся попаданец, – Ты тоже высматривай подходящее место.

– А чего его искать-то? – Тания дёрнула подбородком на очередную улочку, перпендикулярную набережной, – Вон, хоть тот высокий колодец. Чем не центр площадки?

Игорь отрицательно помотал головой.

– Не подойдёт, – ответил он, – Лана и Майен не станут же устраивать карусель возле ремсского портала и водить там хороводы. Как придут колоннами, так и будут проходить через него… так… дорога у нас идёт… получается, что движение кавалеристов будет с юго-востока. Значит, здесь они начнут выскакивать мордами своих коней на северо-запад и натыкаться на забор вот этой таверны. Толчея, ругань, замедление перемещения – это то, что нам совсем не нужно. Пошли дальше выбирать, – Егоров поторопил замедлившую шаг иск-магиню.

Портальное перемещение работало так, что, пройдя треть диаметра площадки, человек, животное или повозка на мгновенье словно оказывались в каком-то разрыве пространства и сразу появлялись на противоположной трети другого портала, двигаясь в том же направлении относительно сторон света. Глава клана об этом знала, но забыла учесть.

– Капец, Игорь. Я ведь даже и не подумала…

– Тань, ты же обещала меня от слов-паразитов отучить, к тому же, иномирных. А вместо этого, я всё чаще – ладно Кольт с Гильмой – но и от тебя с Ланой начинаю слышать «капец», «нифигасе», «ты гонишь». Что к лицу торговке и бродяге, совсем не к лицу генералу с капитан-магом и уж тем более графу с графиней. Про правительницу Гирфеля вообще помолчу.

– Согласна. Только тогда не злись, если я стану тебя щипать.

Спокойно пройти им удалось только метров двести, а дальше весь проход от кабака до причалов перегородила вышедшая из трактира и собравшаяся из зевак плотная толпа народа.

– Кулачный бой будет, – приподнявшись на цыпочки, определила Тания, – Простонародная дуэль. Это надолго. Хочешь, давай, пользуясь нашим статусом благородных начнём пробиваться, а лучше, предлагаю, давай обойдём, – она показала глазами в сторону проулка.

Игорь долго не раздумывал и свернул в указанном направлении. Очень скоро они оказались в очередном переплетении улочек средневекового города. Если бы не напарница, словно бы чутьём определявшая, где и куда надо свернуть, попаданец бы – дай Порядок и Хаос – только к вечеру выбрался из этого лабиринта. И так-то минут двадцать ушло на обход импровизированной боксёрской арены.

Вышли разведчики в сотне шагов дальше толпы, к этому моменту уже кричавшей в поддержку своих кулачных бойцов столь яростно, что Егоров даже расстроился – когда он в Пелоне сражался на дуэли, за него так азартно не переживали. Впрочем, и за его противника тоже.

Однако, не успели попаданец с иск-магиней отойти подальше от одной драки, как стали свидетелями другой, возле таверны с надписью над дверью «Парус порвали». Нет, в этот раз перед их глазами предстало банальное избиение.

– Проваливай, ублюдок! – пузатый лысый мужик зло пнул лохматого паренька, вытолкнутого из дверей кабака и упавшего прямо возле крыльца, – Сдохнешь теперь на свалке, тварь, или сам себя в рабство продашь!

– Хозяин, она сама…, - попытался оправдаться несчастный, получив новый сильный удар ногой в живот.

Кабатчик – это Игорь определил по одежде, типичной для людей данной профессии – взвизгнул:

– Не смей про мою дочь так говорить!

К концу этой фразы на крыльцо выскочили двое вышибал и по знаку лысого принялись избивать кричавшего от боли юношу палками.

Ситуация для землянина оказалась прозрачной как стекло. Парень, видимо, был застукан за шашнями с дочерью хозяина трактира и сейчас получал расчёт при увольнении в средневековом стиле.

Дальнейшая участь уволенных бедняков в этом мире предстояла весьма печальной, тут кабатчик абсолютно прав. На нормальную работу изгнанного слугу теперь вряд ли кто-нибудь в городе возьмёт, а про соцстрах и пособия в Орване никто не слышал.

– Клянусь, хозяин…

– И рубаху отдай! Не твоя, босяк!

Оттолкнув вышибал, лысый схватил парня за ворот грязноватой серой блузки и дёрнул на себя. Дешёвая, заношенная ткань мгновенно порвалась, оказавшись тряпкой в руке трактирщика, и обнажив покрытое синяками молодое – бывшему кабацкому слуге не было и пятнадцати – мускулистое тело.

У попаданца имелось три основных варианта действий: пройти мимо, потребовать от хозяина таверны прекратить побои – тот не осмелился бы отказать дворянину – или вмешаться в процесс самому.

Не прицелься в этот момент трактирщик подошвой своего сапога юноше в голову, Игорь выбрал бы второй вариант, а так ему пришлось использовать третий.

– Ты кого толкнул, чернь?! – зло выкрикнул землянин, сам спровоцировав инцидент, когда хлопнул разгорячённого мужика сзади по плечу, – Благородного дворянина?!

Егоров расчётливо и точно пробил мощным ударом в большой живот кабатчика и сразу ушёл в сторону, сделав это вовремя, поэтому, выплеснутое на землю содержимое желудка толстяка не зацепило бывшего спецназовца даже брызгами.

– Господин! – дёрнулся к попаданцу один из вышибал, тот, что был повыше ростом своего напарника, – Это его слуга. Ты не имеешь право…

– Бывший слуга, как я слышал, – усмехнулся Игорь и тут же изобразил ярость, – Я не имею права?! Ах, ты мерзавец! – он сделал шаг и коротким хуком справа отправил наглеца в нокаут, – Считаю до десяти, – сказал землянин второму мордовороту, – И, если эти два придурка ещё будут лежать здесь, когда я закончу счёт, то достанется и тебе. Понятно? Раз…

Вышибала оказался проворным, и на счёте семь возле избитого бывшего слуги остались только Игорь с Танией и двое матросов, проходивших мимо и заинтересовавшихся происходящим.

– Чего уставились? – недружелюбно спросила у моряков иск-магиня.

Те предпочли со злыми дворянами в конфликт не вступать и быстро удалились.

– Пойдёшь мне служить? – спросил попаданец у затравленно смотревшего на него паренька.

Разумеется, тот, всхлипывая больше от нежданно свалившегося счастья, чем от боли, моментально согласился и даже попытался обхватить ботфорты своего нового господина.

– Я буду хорошо служить, – уверял юноша, – Ты не пожалеешь, клянусь… я…

– Хватит пыль собирать, – строго сказал Егоров, – Вставай. Идти можешь? Ну, и отлично. Иди за нами, не отставай. Первый, – подмигнул он подруге, когда они продолжили путь.

Бывший трактирный слуга – босой, по пояс голый, демонстрирующий свежие до крови синяки по всему торсу, с разбитым лицом – бодро шагал вслед.

– Что, первый? – не поняла напарница.

– Ты сегодня какая-то заторможенная, Тань. Первый янычар. Бедолага. Не знает, на что подписался.

Подходящее для портальной площадки место нашлось в самом начале района складов. Кавалеристам здесь будет не только легко выезжать, определил попаданец, но и двигаться сразу в двух направлениях – вдоль причалов и в направлении центра города, к которому отсюда шла широкая улица.

– Сейчас, эти грузчики пройдут мимо, и намагичу портал, – негромко пояснил Тании Игорь.

Глава 14

Дела-то у узурпировавшего, пусть и временно, трон независимого Гирфельского герцогства графа Лайча Приарского шли совсем не плохо. Во всяком случае, так думали его командиры полков и чиновники военного отдела дворцовой канцелярии, раз отказывали в приёме на службу таким бравым и явно боевитым дворянам, как баронет Игорь и господа Нид Пилеш и Гарки. Госпоже Молс должности предлагали сразу же, как только узнавали в ней одарённую, но та отказывалась расставаться со своими земляками, соглашаясь поступить в полк лишь при условия выдачи офицерских патентов её друзьям.

Игоря даже захватил азарт, и он всерьёз, как говорится, без дураков, всю первую пятидневку пребывания в Гирфеле пытался найти себе место в армии графа Лайча. Будь на месте землянина кто-то иной, его самооценка резко бы изменилась в сторону понижения.

– А в третий полк уже обращался? – поинтересовался у попаданца майор, командир второй линии четвёртого пехотного, оставшийся на хозяйстве, пока другие старшие офицеры убыли во дворец, – У нас вакансий почти не осталось. Одному из вас может достаться должность лейтенанта в девятой сотне, и то, полковник, кажется, решил всё же дождаться своего племянника. Зайдите через несколько дней. Если родственник не прибудет, командир возьмёт кого-то из вас, – он с насмешкой посмотрел на четвёрку дворян, стоявших в его кабинете, и нахмурил лоб, присмотревшись к Тании, – Иск-магиня?

– Да, – подтвердила догадку офицера подруга землянина, – Но, нет, одна я к вам не пойду.

– Мы ищем службу все вместе в одном полку, – подтвердил её слова Егоров и вздохнул, – Побывали уже везде. Даже в казарме гвардии.

– В гвардии? – самомнение провинциальных иноземных дворян, искавших себе должности там, куда и своим-то тяжело пробиться, майора рассмешило, – А во дворец не пробовали устроиться? Ладно, – махнул он рукой отсмеявшись. Если серьёзно, то здесь вы ничего себе сейчас не найдёте. Езжайте в Лопатню, Пыжу или Кленск – это неподалёку – правитель там разместил кавалерийские и егерский полки, чтобы тревожили Крольчиху, когда она приступит к осаде. У них наверняка вакансии есть. Успеете и место себе найти, и получить свиток в канцелярии. Ну, а коли, не желаете служить за пределами столицы, так идите в стражу или ополчение.

Последнее предложение, несколько унизительное, но вполне приемлемое для Гарки или Нида, в отношении титульного, хоть и не владетельного баронета Игоря можно было рассматривать почти как оскорбление.

Попаданцу в действительности на эти слова было наплевать, однако, легенда требовала возмутиться.

– Майор! – Игорь набычился и положил руку на рукоять меча.

– Извини, баронет, – офицер поднял обе руки в примиряющем жесте, – Не сообразил про твой титул.

Врал конечно, наверняка специально уколол чужеземную деревенщину, только, не устраивать же скандал с поединком? Егоров сделал вид, что поверил ошибке и сдулся.

– Всё, это был наш последний шанс, – сдерживая смешок сказала Тания, когда четвёрка разведчиков спускалась по лестнице к выходу, – Ребятам, может, и в самом деле ещё и по штабам бригад ополчений пройтись?

Они вышли в прямоугольный внутренний двор однотипной для всех пехотных полков казармы. На плацу под солнцем по прежнему, как и в момент прибытия попаданца с соратниками, стоял двухшереножный строй полусотни воинов в полной боевой выкладке.

Существовал здесь и такой метод коллективного наказания, когда провинившихся солдат всем подразделением – десятком, полусотней, сотней, говорят, случалось, что и полком – могли целый день продержать на ногах.

Судя по опухшим лицам и заплывшим глазам почти трети строя, эти ребята накануне хорошо погуляли и теперь расплачивались за вчерашнее веселье, причём, большинство из них платило за то, что не заказывало.

– Что сказал майор? – поинтересовался у четвёрки дворян, пересекшей плац, десятник, сидевший на табурете в тени здания с палкой в руке, – Нужно дождаться полковника?

– Нет, всё печальней, – Егоров изображал разочарование, – Сказал, что без нас обойдётесь.

Большой прямоугольник казармы четвёртого пехотного полка всеми своими сторонами смотрел на улицы, но арочный вход имел только один, с улицы, идущей от дворца к южным воротам.

В дубовой решётке, закрывавшей арку, имелась калитка, возле которой дежурил всего один караульный – мрачный пожилой солдат – почтительно открывший перед уходившими визитёрами дверь.

– Смотри, Нид, какая краля, – восхищённо дёрнул друга за рукав Гарки, – Эх, познакомиться бы.

Дворянин имел в виду молодую девушку, которую пронесли мимо в открытом паланкине рабы. Судя по тому, что девица не задёрнула занавеси, ей нравилось демонстрировать себя окружающим. На взгляд Игоря, фифа была так себе, ничего особенного, но, как и в прежнем мире, так и в этом, богатство и статус значили порой больше, чем физические данные.

– Губу закатай, дружище, – посоветовал попаданец, – Не для тебя пока сей нежный бутон. Вот выслужите с Нидом себе чины и звания у нашей доброй повелительницы, тогда все девки ваши станут. По всему Гирфелю будут бегать вас искать, – напомнил он парням, что путь к звёздам лежит через тернии, – Пошли в гостиницу, после обеда устроим совет в Филях.

– Командир, а можно мы в «Лисе» пообедаем? – попросил Гарки.

Все разведчики Латаны не очень были довольны гостиничной стряпнёй, он же совсем приходил в уныние от скудости стола.

– Можно козу на возу и Машку за ляшку, Гарки, а командиру надо говорить «разреши», – повторил Игорь нравоучение времён своей бывшей службы в армии, – Не возражаю. Только не засиживайтесь. Вернётесь, сразу идите к нам в номер.

Едва Игорь открыл дверь их с Танией комнаты в гостинице, как из соседнего номера выскочил подселённый им к чинорским дворянам Жур. Если китайская пословица насчёт того, что дорога в тысячу ли начинается с первого шага, верна, то в части создания войска янычар этот шаг выглядел весьма многообещающе – молодой, красивый, сильный и здоровый. Напарница не пожадничала на паренька магии Лечения, и того теперь просто распирало от переизбытка сил и энергии.

– Господин, я тебя жду, – чуть излишне волнуясь, он приблизился к попаданцу, одной ногой уже переступившего порог комнаты, – Мне господа Гарки и Нид не сказали, что делать. Точнее, сказали сидеть в номере…

– Задачу, значит, выполнил, – прервал его землянин, – Дильян! – обратился он к ещё одному псевдо-слуге, дежурившего на охране вещей отряда, – Сходите с Журом куда-нибудь в город. Покорми его. Вечером у нас снова тренировка. Так что, наедай массу, – хлопнул он юношу по спине и, войдя, закрыл за собой дверь.

О том, какое будущее его ждёт, Жур пока не ведал, но к занятиям по владению оружием относился с большим старанием. Но и в других делах старался хоть в чём-то услужить, и своему новому работодателю, и исцелившей Лечением магине, и чинорским дворянам, и даже Дильяну.

Паренёк до сих пор не мог поверить своему счастью, а Игорь, хоть его старание и оценил, но работой грузить не стал – хозяину гостиницы было заплачено в полном объёме, так что, хватало и гостиничной обслуги.

– Я думала ты карты новые рисуешь, а тут какие-то странные колючки, – Тания, скинув с себя верхнюю одежду и оставшись в нательном белье, сейчас стояла у стола, удивлённо подняв брови при виде того, что начерчено на небрежно разложенных листках бумаги, – Что это?

– Это? Это мои слёзы по не выученным в своё время принципам устройства часов, Тань, – вздохнул Игорь, подойдя к подруге и забирая у неё из руки один из листов, – Пока ты была в мыльне, я тут конструкторскими идеями себя озадачил. Анкер и анкерная шестерня, – посмотрел он на свои рисунки, – Нет уверенности, что такая фигня будет работать.

– Часов? Как у тебя на руке? – удивилась иск-магиня, – Но… ты же говорил, что у нас такое ещё долго нельзя будет делать.

Землянин машинально взглянул на свои «Командирские» и кивнул.

– Такие, да. Не сделать, – сказал он, – Но речь не о них. Башня Страха прямо сама напрашивается. Зудит у меня разместить там башенные часы.

Дворец гирфельских герцогов произвёл на Игоря приятное впечатление, и размерами, и архитектурой, ничуть не уступая ливорскому или тринскому, а пелонский или чинорский, так и близко не могли бы сравниться.

Также, как на месте возведения дворца королей Ливора сохранили башни располагавшейся там когда-то крепости, так и в Гирфеле остался не тронутым донжон древней твердыни, высящийся в самом дальнем конце парка правителей.

Его называли Башней Страха по причине функционала – в глубоких, трёх-ярусных подземельях там находилась тюрьма, а в надземных этажах располагались допросные, пыточные и кабинеты чиновников Тайной канцелярии.

Попаданца же донжон привлёк своей схожестью с башней Вестминстерского аббатства, в которой были установлены одни из первых механических башенных часов. В гирфельской высотке они, понятное дело, отсутствовали, и Егорову захотелось этот архитектурно-технический пробел устранить. Надоело ему пользоваться всякими десятинами и смотреть на положения солнца и лун.

– А в башне разве легче сделать? И вообще, зачем это нужно?

– Ты просто не знаешь, как это удобно, – землянин обнял подругу и спросил: – Закажем обед в номер?

– Я пока не хочу есть, – напарница поцеловала друга в подбородок, освободилась от его объятия и села на стул, – Наверное, это действительно удобно, знать время днём, даже когда небо затянуто тучами. Ноиты так и не объяснил, почему в башне сделать часы просто.

– Не просто, а проще, – попаданец разместился задницей на столе – стул в номере был один, – Принцип другой. И размеры деталей крупные – кузнецам не проблема будет их выковать. Только и здесь, видишь, беда. Придётся делать не маятниковые, а гиревые часы. С анкерным механизмом пока не соображу ничего. Стрелкой придётся обойтись только часовой, но и по ней можно будет минуты примерно отсчитывать. Точной конструкции я не знаю, однако, наши средневековые механики как-то же додумались? Причём, за столетия до промышленной революции. Соображу и я, что там нужно. Вот, – он взял два других листка и протянул из Тании, – кое-что уже прикинул. Я ведь в детстве много чего разбирал на части, не только игрушки. Правда, собрать обратно не получалось… Чего смеёшься? Я же тогда маленький был. Совсем крошка.

– Игорь, ты удивителен.

– Да, я такой, – согласился попаданец, – Надоело время определять в стиле пол-палец-потолок. И для функционирования твоих порталов, моя прекрасная магистр клана, очень пригодится. Часы ведь не только в Гирфеле будут. Тань, ты куда мне руку…

– Хочу.

– Скоро парни наши уже вернутся.

– Подождут.

Они лежали в кровати, когда, после стука, в дверь просунулась голова коридорной девушки и сообщила, что хозяин гостиницы переживает за своих гостей, интересуется, что им подать на обед.

– Неси сначала воду сюда, – приказала иск-магиня, – и поможешь мне, а потом скажем, что нам подать.

Гарки с Нидом вернулись как раз к тому времени, когда в номер принесли еду и вино. Чинорским дворянам пришлось немного подождать, пока командир с подругой насытятся, и лишь после этого все четверо разведчиков-диверсантов, стоя возле стола, склонились над схемой города, довольно грубо прорисованной попаданцем.

За шесть дней, проведённых отрядом попаданца в столице, обойти её всю было бы просто невозможно. Впрочем, этого и не требовалось, кварталы и районы бедняков вообще никого не интересовали – там не имелось никаких важных объектов. А вот основные улицы разведчики протопали ногами, и осмотрели своими глазами нужные здания.

– Не люблю оставлять не доделанными даже незначимые вещи, – Игорь прижал кинжалом в ножнах норовивший свернуться край большого листа со столичной схемой, – Поэтому, завтра, послезавтра и после послезавтра, Гарки, Нид, обойдёте штабы бригад…

– Так там нам сразу должности дадут, – Нид плечом сдвинул друга, – И в ополчении офицерских патентов ведь не выдают. Приказом перед строем назначат лейтенантами или даже капитанами, и всё.

– Назначат, если тебя оплата устроит, – покачал головой Игорь, расстроенный недогадливостью дворянина, – Ты стоимость своих услуг повыше задери, и желание тебя кем-то назначить тут же уйдёт. Присмотритесь внимательней там к качеству офицерского и унтер-офицерского состава, хотя, по тому, что я видел на городских улицах, гирфельское ополчение нам проблем не создаст.

– Мужичьё, – презрительно скривился Гарки.

– Это да. Но, смотрите сюда, – землянин показал на схему, – Всего в столице пять регулярных полков – гвардейский и четыре пехотных. Находятся в казармах – вот, я их крестиками обозначил. Примерно, тысяча двести городских стражников, которые несут службу по всему городу и на стенах. Семь тысяч ополчения ещё не призваны под ружьё, то есть, копьё. Однако, их командный состав уже собран. Кружочки – это штабы бригад. Кавалеристов и егерей узурпатор очень удачно разместил в укреплённых городах Кленск, Лопатня и Пыжа. Это не очень далеко от столицы, но прийти гарнизону на помощь эти полки не успеют никак. Обмишулился граф Лайч. И хорошо. Нашей правительнице не придётся мечами иноземных солдат истреблять собственную будущую кавалерию и егерей, – по местным порядкам воинская клятва приносилась не родине, а сюзерену, пусть даже временному, и с его смертью армия была вольна в выборе своего нового повелителя, хоть новое восстание декабристов устраивай, – Поэтому, считаем, что узурпатор сыграл на нашей стороне.

– Ему и в голову не могло прийти, что столица может быть взята штурмом вообще и, тем более, с использованием порталов Древних, – усмехнулась Тания.

– Да, я понимаю, что он не лох, так сложилось, – согласился попаданец, – Только, что это для него меняет?… Насчёт порталов. Они обозначены квадратиками. Один из них наша магиня обнаружила прямо на дороге, ведущей от главных ворот дворцового парка до парадного герцогского подъезда, – он показал на схеме Гарки и Ниду, – Второй – в порту, третий – на перекрёстке улиц возле казарм третьего и четвёртого полков.

– Как удачно они расположены! – засмеялся Гарки.

Естественно, Игорь не стал рассказывать чинорским дворянам, что он сам создавал эти площадки пространственного перемещения, и о том, как ему пришлось, изображая наглого провинциального дворянина, требовать пустить его на приём к военному министру, чтобы затем, воспользовавшись моментом, наложить заклинание на чудовище из гранита, изображающее первого правителя ставшего независимым Гирфеля. Не поведал и о создании двух других порталов. Придёт время, Егоров откроет им тайну. А может и не станет. Жизнь, как говорится, покажет.

– Повезло, – сдержал улыбку Игорь, – А теперь внимательно слушайте и запоминайте. Вам втроём предстоит через четыре дня вернуться к Ремсу и дождаться там нашу правительницу.

– С чего это вдруг? – проявила недовольство иск-магиня.

Тания не хотела оставлять своего друга с бывшим боцманом и будущим янычаром. Она вообще не любила с ним расставаться. Игорь тоже не хотел. Однако, дело есть дело, да и разлука обещает быть совсем короткой.

– С того, что объяснять план действий здесь займёт время и даст шанс врагу, если не организовать защиту, то кое-кому скрыться. Не хочу, чтобы Лайч успел сбежать. Тогда придётся выгрызать штурмами почти половину гирфельских твердынь, чьи гарнизоны, повинуясь клятвам – вассальным и воинским – станут с нами сражаться. Поэтому, отправитесь чуть заранее к Веску. На дорогу от портальной площадки не отходите, ждите принцессу. При малейшей опасности, не геройствуйте, а сразу же уходите порталом. Правительнице объясните обстановку в городе, и что полки Майена должны будут сделать. Понятно? Короче говоря, я это вам сказал не для обсуждения. Это приказ, капитан. Всё ясно? А теперь слушайте.

Подруга, если и обиделась на Игоря за его переход на официальный тон, то вида не показала. Землянин же решил, что извинится перед любимой женщиной чуть позже.

– Командир, – влез с вопросом Нид, – А ты дашь нам с собой этот рисунок?

– Легко, – согласился попаданец, – Значит так. Первые два полка нужно направить магическим перемещением ко дворцу. При выходе с площадки, морды их коней будут направлены почти точно на парадный герцогский подъезд. Пусть мой родной, первый, полк сходу захватывает резиденцию правителей, а второй уходит вправо, к казарме гвардии. Уверен, что захват обоих целей дело быстрое, только на этом дальнейшие продвижения бойцов Тэга Вилла и графа Майена заканчиваются. Им нужно удерживать захваченное. Кто владеет дворцовым комплексом, тот владеет и столицей, кому принадлежит столица, тот и правитель герцогства. Как-то так. Что же касается остальных полков, то пусть им задачу определит граф Моснорский, исходя из тех данных по обстановке в столице, которые вы ему передадите, – Игорь взял в руки грифель, проверил на другом листке бумаги насколько тонко чертятся линии и обратился к Гарки и Ниду, – Давайте уточним наши данные по расположению участков стражи, по ширине улиц и обозначим тупики, чтобы наши полковники могли грамотно спланировать маршруты движения наступающих колонн.

Глава 15

Понаблюдать со стороны, находясь за пределами площадки, как выглядит пространственный переход через портал, Игорю было интересно, но, конечно же, провожать Танию и парней до порта он пошёл не из любопытства.

– Как же мне обойтись без поцелуя от любимой женщины перед разлукой с ней? – пояснил он цель своего сопровождения, когда четвёрка разведчиков вышла из гостиницы.

– Правда? – Тания искоса бросила на него взгляд и хмыкнула, – А Ниду ты сказал – я слышала – что нужно проконтролировать, как бы кто-нибудь из посторонних зевак не увидел странное исчезновение пары дворян и дворянки, словно растворившихся в воздухе. И если вдруг окажутся невольные свидетели такого события, то вопрос с ними тебе придётся решить кардинально. Так ведь?

– Был такой разговор, – признался попаданец, – Только, где ты увидела противоречия между первой причиной и второй?

– Их нет, Игорь, – улыбнулась подруга, – Давай, я возьму тебя под руку, как это делают у вас?

– У них, Тань. Теперь уже, у них. Нет, не нужно. Вот станем здесь господами, особами, приближенными к правительнице, будем разгуливать, как хотим.

Идущие впереди Гарки и Нид остановились и подождали начальство.

– Командир, может здесь свернём? – спросил самый прожорливый из парней, показав рукой в сторону улочки, почти полностью перегороженной телегой, с которой два старых – скорее, даже древних – раба сгружали тяжёлые ящики, понукаемые полным как арбуз мальчишкой, – Тут ближе.

– Ближе. Только не охота грязь ногами месить. Идём, как позавчера шли, – нахмурился Игорь, – Вот учишь их всему, учишь, а всё без толку, – буркнул он любимую фразу деда, – Тань, напомнишь нашей повелительнице, что я буду не на выходе из портала, а перед воротами дворца, – метод, как снизить тяжесть расставания разговорами о делах, попаданцу был давно знаком, – Но первым рядам наших бравых парней, которые появятся возле памятника, не нужно крутить головами в поиске генерала Кароса. Я сам к ним присоединюсь, расправившись с караульными на въезде. Пусть сразу же врываются во дворец и устремляются к апартаментам правителя. Очень не хочется, чтобы Лайч слинял из дворца. Жаль, что про подземный ход мы ничего не знаем. Даже, есть он или нет. Хотя, я уверен, что имеется. Не забудь с Ланой всё это обговорить.

– Как же я забуду, если ты мне об этом уже четвёртый раз говоришь?

– Ничего, повторение – мать учения, – воспользовавшись тем, что после очередного поворота отряд оказался в коротком, совершенно безлюдном проулке, Игорь обхватил напарницу за талию и прижал к себе, – Верю, ждёт нас удача. Осторожней там, в лесу. Не на пикник у обочины отправляетесь.

– Себя побереги, – со вздохом ответила Тания, – Дильян и сопливый янычар – не очень надёжная защита.

Следующая улица вывела их почти к самой портальной площадке в северной части гавани.

Егоров специально выбрал для отправки подруги и парней вторую половину дня, ближе к вечеру. В это время на набережной и рядом с портовыми сооружениями было меньше всего народа – основная часть погрузочно-разгрузочных работ на причалах уже завершалась, посетители таверн и трактиров ещё не испытывали потребности выйти на улицу в поисках приключений, а представители воровского мира только просыпались.

– Нищенка, вон та, пройдёт, и можно отправляться, – сказал Игорь, отрываясь от поцелуя с подругой, – Будьте осторожны, – напутствовал он Танию и лейтенантов уже в спины.

Иск-магиня на ходу сплела заклинание открывающее портал, и через десяток секунд, почти подойдя к каменной поилке для скота, устроенной между двумя пакгаузами, все трое мгновенно исчезли из поля зрения. При этом не было никаких внешних эффектов, хотя всё равно выглядело красиво – попаданцу понравилось.

Оглядевшись по сторонам, Игорь не обнаружил никого подозрительного. Молодой грузчик с мешком на плече, направлявшийся сейчас к землянину, только что вывернул из-за высокого штабеля старых винных бочек и видеть лишнего не мог.

В гостиницу попаданец вернулся другой дорогой, той самой, короткой, на которую его недавно попытались вытянуть Гарки с Нидом, за что и были слегка отруганы. Но сейчас подруга с ним не шла, а советники принцесс грязи не боятся.

– А где твои друзья, баронет? – поинтересовался у вошедшего Егорова хозяин гостиницы Мовик, сидевший за первым от входа столом и подсчитывающий барыши – перед ним на скатерти лежал абак, и выстроились стопочки медных монет разного номинала, – Госпожа иск-магиня тоже позже придёт?

Он на пару секунд изобразил отрывание задницы от стула и вновь сел. Почтение к благородному выразил и достаточно. Небогатый баронет – не того полёта птица, чтобы состоятельный отельер перед ним спину гнул.

– И друзья, и иск-магиня сегодня не придут, – развёл руками попаданец, – Поехали в Лопатню. Если и там не получится устроиться на должность, попытаются ещё в Кленске или Пыже.

– Получится, – уверенно и важно заметил хозяин, – Это у нас трудно найти себе место. Все хотят в столице служить. Правитель с благами близко, враг далеко. Слышал новость про любовника Крольчихи, про генерала Кароса?

– Какую?

– Как он в Исторе повоевал.

Егоров с иронией посмотрел на отельера.

– У этой новости уже борода выросла, – хохотнул он, – Мерзавец самым подлым образом воспользовался внезапностью. Но, ничего. Графа Лайча врасплох не застать.

– Это точно, – согласился Мовик, – Вообще непонятно, на что Конгресс рассчитывал. Если бы император своим флотом помог, тогда понятно. А так, – он возвёл очи горе, – Постоят под стенами и начнут договариваться. А ты, баронет…

– Да, я у тебя поживу. Вместе со слугами.

– Может тебе девку какую? – подмигнул хозяин гостиницы, – Пока госпожа иск-магиня-то в отъезде? А?

– Посмотрим. Как оголодаю, так сразу же, – вернул улыбку Игорь и направился к лестнице.

Никакого желания связываться с девками Мовика у землянина не было. И не потому, что в своём ещё довольно молодом возрасте они производили впечатление весьма потасканных шлюх, а потому что в принципе не собирался изменять Тании.

– Дильян, переселяйся в комнату Гарки и Нида. Занимайте с Журом их места. Кровати в этой гостинице парням больше не понадобятся – через два-три дня будем ночевать во дворце. Да, только не нужно, чтобы здешние слуги видели, что вы развалились на господских лежанках.

– Понимаю, – кивнул бывший боцман, – Скорее бы моя шировка…

– Шифровка, – поправил соратника Игорь.

– Шифровка, ага, закончилась. Я местному управляющему все зубы выбью. Палкой сволочь меня недавно огрел.

– Не возражаю, – поддержал решение героического боцмана землянин, – Можешь даже ногами. А пока, не в службу, а в дружбу, сходи, как устроишься, в кладовую, там в среднем тюке два фолианта лежат, принеси тот, что в бордовом переплёте.

Хотя чтение местных трудно разбираемых буковок-завитушек удовольствия Егорову доставляло мало, как и совсем немного в здешних книгах содержалось полезной информации, попаданец, тем не менее, не изменял своему правилу при любой представившейся возможности читать труды авторов мира Орваны, постигая их взгляды и мысли.

Сняв только верхнюю одежду и дождавшись Дильяна, выполнившего поручение, попаданец взял со стола ещё и блюдо с фруктами и улёгся поверх одеяла.

Фолиант он листал совсем не долго, отложил его в сторону и уставился в дощатый потолок, подкопчённый зажигавшимися зимой жаровнями.

Расставание с подругой испортило Игорю настроение. А ведь он считал себя, если не циником, то человеком весьма скептичным. И вот, надо же, реально влюбился в женщину старше себя, да так, что и короткая разлука с ней вызывает меланхолию.

Землянин откусил яблоко и принялся размышлять, насколько всё же сильно влияние, которое люди оказывают на судьбы друг друга. Вот не сходи на удачную рыбалку соседский мальчишка, и не попадись он на глаза Игорю, в Орвану не свалился бы гость с Земли.

А как бы сложилась дальнейшая судьба этого пришельца из другого мира, не встреть он Кольта или барона Роя? Танию или Лойма? Лану или тех же пиратов? И сколько ещё Егорову предстоит встреч и знакомств, которые будут менять направление его жизни?

Сейчас только с улыбкой можно вспоминать о всех тех планах, которые он строил с момента своего попаданства. В действительности всё словно бы реализуется само по себе. Как будто бы землянин, пытаясь куда-то плыть, лишь держится на плаву, а течение его несёт туда, куда кому-то нужно.

– Господин, – в комнату вошёл первый янычар и поклонился, – А сегодня тренировки не будет? Может что-то нужно сделать? Ну, там, почистить, вынести…

– Нет, Жур, не нужно. Я ведь тебе русск… нормальным языком сказал, что мне и гостиничных рабов хватает. Да и ты ведь парень умный, я смотрю. Догадался, что не в качестве слуги потребовался?

– Дружинником? Я… я буду очень стараться…

– Ну, типа того, да, дружинником. Только сегодня без тренировок. У меня выходной. Что-то ещё?

Парнишка неожиданно покраснел как рак.

– А… господин… тебе… или госпоже Тании… служанка не нужна?

– И тут любовь-морковь, – усмехнулся Игорь, догадавшись по пунцовому лицу Жура, что тот не сестру или мать имеет в виду, те у него довольно неплохо устроились в особняке богатого менялы, – Не рано, в пятнадцать-то лет? Впрочем, я бы не против, но вскоре ты и сам сможешь помочь подружке. Не спеши. Подай мне камзол, – самому попаданцу не хотелось вставать с кровати, – Нет, отставить, не надо. Просто достань из правого кармана кошель, – когда Жур подал ему кожаный мешочек, Егоров извлёк из него десять гиров и протянул янычару, – Возьми. На интерес. Пусть тебя Дильян научит в шашки играть. У него они с собой.

С тем, что местная ментальность никогда не воспримет игру на «просто так», землянин уже смирился. Утешал себя лишь тем, что принесённое им прогрессорство в развлечениях не подразумевает азарта повышения ставок в ходе игры. Дильян получит удовольствие от выигрыша десяти гир, а Жур – кое-какие навыки в шашках.

Прибытие Латаны в столицу во главе экспедиционного корпуса на следующий же день после отправки к ней навстречу Тании и лейтенантов было крайне маловероятным, но возможным, поэтому, попаданец, даже не позавтракав, с раннего утра отправился ко дворцу.

Игорю давно не приходилось постоянно пересчитывать местные десятины – первые, числом, естественно, десять, от полуночи до полудня и, вторые, от полудня до полуночи – в привычные ему часы, он уже делал это, как говорили на Земле, автоматически.

Договорённость с венценосной подругой и графом Моснорским о том, что полковые колонны начнут движение через портал с наступлением шестой утренней десятины, означала, что Егорову нужно было ожидать их прибытия с семи до половины девятого – девяти по своим «Командирским».

Точнее определить не представлялось возможным. Пока. Вот поставит землянин, в будущем, у каждой площадки пространственного перемещения красивые сооружения с башенными ходиками, тогда и станет жить лучше и веселее.

– Виконт Эмсми не приезжал? – поинтересовался Егоров у пары караульных гвардейцев, несущих службу у дворцовых ворот.

– Нет, ещё не было.

Ответивший солдат равнодушно посмотрел на незнакомого дворянина и снова прислонился плечом к одной из створок ворот. Его молчаливый товарищ рядом обвис руками на копье, словно его ноги не держали. Сюрко у обоих были мятыми, зато оружие, доспех и обувь начищены – не так уж всё плачевно в войске графа Лайча обстояло.

– Подожду тогда, – сообщил Игорь.

– Подожди.

Караульные повеселели, однако, смех сдержали. И о том, что военный министр раньше полудня не приезжает, что землянин выяснил ещё в первые дни своего пребывания в столице, сообщать не стали.

Егоров совсем не опасался, выражаясь шпионской терминологией, засветиться. В караул по охране временного правителя и его сановников гвардия заступала поочерёдно сотнями, и завтра здесь будут дежурить совсем другие солдаты. Да если бы и те же, рассудил попаданец, не велика беда – мало ли с каким вопросом дворянин вновь явился?

В отличие от города, давно проснувшегося и шумевшего голосами людей, перебранками торговцев и вездесущих кумушек, звуками скотины и птиц, дворец правителя был очень тих. Слуги по парку сновали и выполняли работы бесшумными тенями, чтобы не потревожить раньше времени сны сильных мира сего – самого временного правителя, его семьи и проживавших во дворце придворных.

Для подстраховки Игорь протоптался возле ворот до без двадцати десять и, зло махнув рукой, ушёл, провожаемый насмешливыми взглядами гвардейцев. Ну, хоть скрасил этим хохмачам окончание дежурства, и то дело.

Поздний завтрак он устроил себе в трактире на местной банковой улице, где располагались меняльные конторы. Кабак этот землянин присмотрел ещё во время прогулок с напарницей. Привлёк тот Егорова не тем, что здесь готовили вкуснее или нечто особенное, а относительной ухоженностью обслуги. Попаданец научился это ценить.

Оказалось, что маневренные возможности армии Конгресса Игорь переоценил – заработавший портал он магическим зрением увидел только на пятое утро своих каждодневных прогулок к дворцовым воротам.

Очередная пара гвардейцы, несущих службу на въезде, понятное дело, никакого свечения, возникшего на портальной площадке, заметить не могли, как не обратили внимание и на изменившееся поведение глупого, по их мнению, дворянина.

Среагировали оба только тогда, когда от статуи чудовища словно бы из воздуха появились всадники.

– Фалир! Смотри! – вскрикнул один из них, стоявший лицом к дворцу, – Что…

Задать свой вопрос гвардеец не успел – в три быстрых шага оказавшийся у него за спиной землянин воткнул ему острие меча в бок. Развернувшийся в сторону памятника второй караульный прожил лишь на миг дольше.

– Тэг! – крикнул своему бывшему заместителю Игорь, мгновенно преодолев расстояние от ворот до первых выскакивающих из портала всадников, – Не устраивай толкучки! Вперёд! За мной!

Некоторое замешательство, которое всё же возникло у кавалеристов – ведь не каждый день они пользовались магией Древних? – быстро прошло, и всадники устремились окружать дворец со всех сторон и блокировать подъезды и выходы не только главного здания, но и остальных сооружений правительственного комплекса.

– Не отставай! – попаданец на своих двоих оказался у парадной лестницы раньше, чем воины на конях, – Граф, – улыбнулся он Майену Моснорскому, спрыгнувшему на землю, – обниматься потом будем. За мной!

Он первым побежал вверх к украшенным золотым орнаментом дверям, переступая через ступени. Обернувшись перед высокой дверью во дворец, землянин увидел, как будто бы бурный поток воды, из портала лились всё новые и новые тройки – четвёрки всадников. Красивое зрелище. А для кого-то и смертельное.

Трое гвардейцев, павшие в ступор от невозможности поверить в происходящее, только один из которых успел прийти в себя и извлечь из ножен меч, были зарублены сразу с нескольких сторон, даже ни на йоту не задержав продвижение штурмующих.

Открывая лично дверь, Егоров бросил взгляд на свои «Командирские». Без десяти восемь утра. Сегодня графу Лайчу и гирфельским сановникам предстоит проснуться намного раньше привычного.

– Генерал…

Майор Ойс, вбежавший в огромный парадный холл дворца сразу же за Игорем и графом Майеном, хотел о чём-то спросить, но был прерван землянином.

– Некогда болтать, лэнет. Узурпатор не должен успеть уйти. Быстрей! Шнеллер, шнеллер! Тэг, твой первый этаж. Римм, на тебе второй, – скомандовал он.

Оставив майоров в холле и взяв с собой первые три десятка вбежавших бойцов, он повёл их за собой по ступеням вверх.

– Игорь!

Услышав позади крик Тании, попаданец обернулся и увидел её бегущей за ним в сопровождении Гарки и Нида. Ждать их он не стал, махнул рукой в приветствии и заторопился дальше. Апартаменты правителя располагались на третьем этаже, и Егоров стремился их достичь раньше, чем туда докатится паника.

Заговоры, как правило, реализуются ночами, бунты случаются в любое время суток, но разгораются на окраинах, а чтобы вот так, с утра пораньше, невесть откуда взявшиеся солдаты кинутся на штурм дворца, такого никому и в голову не могло прийти.

Даже дворцовые рабы от изумления не спешили разбегаться по закуткам, проснувшиеся рано придворные растерянно смотрели на деловито бегущих по коридорам солдат, а редкие малочисленные посты гвардейцев серьёзного сопротивления значительно превосходящим силам врага оказать не могли. К чести гирфельской гвардии большинство из караульных вступали в бой, как только осознавали происходящее. И очень быстро погибали.

Случившиеся в мелких стычках задержки позволили Тании нагнать друга у самых дверей герцогских покоев.

– Генерал! – вновь окликнула она его.

Обернулись одновременно и Игорь, и граф Майен.

– Это меня, – пояснил попаданец графу, извлекшему клинок из груди убитого им часового.

Глава 16

Победа была уже одержана – граф Лайч лежал в постели с двумя спрятавшимися под одеяло девушками и ошарашенно пытался спросонья понять, что происходит – а звуки боя ещё только начали доноситься через распахнутые окна со стороны гвардейских казарм, где сейчас вступил в сражение второй кавалерийский.

– Ну, что, Лайч, вот и встретились, – выступил вперёд граф Моснорский и сделал ироничный приглашающий жест рукой, – Может соизволишь встать? Девки твои, я думаю, помогут одеться. Или сам?

Попаданец бросил взгляд по сторонам – в спальню набилось почти полтора десятка воинов – и убедился, что сбежать у бывшего правителя уже никак не выйдет.

Смотреть на унижение других людей, пусть даже врагов, Егорову не доставляло никакого удовольствия, он ведь не активист БЛМ, чтобы упиваться от того, что кто-то целует его ботинки, поэтому, землянин, позвав за собой Танию с парой чинорских друзей Гарки и Нидом, оставил Майена самого разбираться со своим старым недругом и вышел в гостиную.

– Силён мужик, – со смешком прокомментировал попаданец увиденную при входе в спальню картину, – Помимо жены, и на служанок сил хватает. Сразу на двоих.

– Так он Лечением тоже наверняка инициирован, – пожала плечами Тания и, не стесняясь вышедших с ними парней и находившихся в комнате солдат, обняла своего генерала, – Может себе позволить. Надеюсь, ты так делать не станешь? – негромко спросила она.

– Ага, значит, всё же ревнуешь? – поймал он её на откровении.

– Да, ты изменил мои взгляды на жизнь. И не только мои.

Заметив, что солдаты начинают прислушиваться к их разговору, Игорь вспомнил, что фактически одержанная победа ещё не означает окончания сражений, и дел впереди много, причём, срочных и неотложных.

Всех находившихся в гостиной солдат, как и Гарки с Нидом, он отослал с поручениями напомнить ещё раз о необходимости сдержанности. Убивать следовало только тех, кто оказывал сопротивление. Остальных пока лишь обезвреживать, запирая в изолированных комнатах или связывая, если кто-то представляет опасность.

Чиновничье-бюрократический аппарат, как к нему ни относись, является неотъемлемым и крайне необходимым атрибутом любого государства, и Латане он потребуется в ближайшие же часы. Нет, понятно, что кому-то из сановников придётся отправиться на плаху, но это уж пусть венценосная подруга сама решает, кого казнить нельзя помиловать. И где запятую ставить.

В принципе, о необходимости проявлять сдержанность кавалеристы должны были быть предупреждены заранее, однако, Игорь по собственному опыту знал, что такое боевая горячка. Так что, лишнее напоминание не повредит.

– Спасибо, что вовремя пришла на помощь, – сказал землянин напарнице, – Даже не представляю, как бы я тут без тебя управился.

– Твоё спасибо, Игорь, должно звучать совершенно без иронии, искренне. Если бы я не пошла в первых рядах, то это сделала бы наша повелительница, свалив на меня работу по открытию и закрытию порталов. Пришлось мне сослаться на то, что ты мне велел явиться сразу же, чтобы дать какое-то поручение. Так что, придумай, какое.

– Молодец, – попаданец провёл рукой по волосам Тании, – Ты, значит, соврала подруге, а я тебя отмазывай.

– Не соврала, а ввела в заблуждение ради её же блага, – поправила друга иск-магиня, – Ты мне сам как-то говорил, что так можно. Кстати, не сомневаюсь, она вот-вот сюда явится.

– Надеюсь, Лана догадалась Дина и Кольта с Гильмой пока не брать с собой?

– Еле-еле уговорила её оставить их на десятину возле портальной площадки под охраной двух десятков бойцов, – засмеялась Тания, – Она порой не очень догадливая. Куда мы идём?

– К гвардейским казармам. Почты, студий теле- и радиовещаний, центробанка, аэропортов и вокзалов – ну, помнишь, я рассказывал? – у вас нет. Так что, двигаемся к следующему по значимости объекту. Башня Страха, надеюсь, уже взята.

Каков поп, таков и приход, или даже точнее – рыба гниёт с головы. Эти поговорки вспомнились Игорю, ещё когда он узнал, что живущие на городских квартирах офицеры и унтер-офицеры являются в расположение своих полков не намного раньше, чем военный министр во дворец. И теперь пытаться организовать солдат гарнизона хоть на какой-то отпор внезапному нападению предстояло немногочисленным дежурным командирам, что с учётом низкого качества рядового состава представлялась делом весьма затруднительным.

– Генерал, – на лестнице попаданца с иск-магиней догнал баронет Римм Зорн, ставший, после продвижения Тэга Вилла в командиры полка, его заместителем, – Дворец взят под полный контроль, – Придворные заперты в комнатах, оставшиеся гвардейцы обезоружены, в плен взяты командир ополчения и начальник Тайной канцелярии. Глава городской стражи и военный министр проживают вне дворца. Но баронесса Тобор отлично знает, где их особняки, она вообще всё в столице знает, так что, думаю… Генерал, мы так рады, что ты не в опале… как только услышали, что ты будешь нас ждать…

– Баронет, перестань, – поморщился Егоров, хотя ему было откровенно приятно заметно восторженное и восхищённое отношение к нему, как офицеров, так и простых солдат. Видимо, то небольшое представление, которое он устроил возле Роси, подняло его статус с удачливого полководца почти до отца родного. Прямо, Суворов с Наполеоном в одном двадцатитрёхлетнем теле, – Не до славословий сейчас. Новости отличные. Теперь вот что сделай. Членов семей всех сановников и чинуш, да, и слуг из свободных, выпусти из дворца.

– Выпустить? – удивился майор Римм.

– Генерал, но…, - дёрнула его за рукав Тания, не раз уже предупреждавшая своего мужчину, что его излишняя доброта может однажды привести к большой беде, – Игорь…

– Именно так. Пусть бегут по своим городским особнякам и квартирам, у кого они есть. Или в имения и замки. Пусть разносят весть о взятии резиденции правителя войском принцессы Латаны и о пленении узурпатора Лайча. Римм, постарайся, чтобы беглецы сами об этом достоверно знали, а то народ во дворце думает, поди, что на них иноземцы напали. Понимаешь? Все должны понимать, включая и запертых придворных, что в свою столицу пришла законная правительница Гирфеля. Всё. Выполняй. И побыстрее.

– Так вот, в чём дело, – догадалась подруга, – А я уж думала, что тебя опять жалость накрыла.

– И она тоже, кстати говоря. С женщинами и детьми, знаешь ли, не воюю.

Игорь заметил, как майор отправил вслед за ним сразу же воодушевившихся этим поручением солдат, полных два десятка во главе с лейтенантом из четвёртой сотни, запомнившимся попаданцу ещё во время сражения с люстцами, пытавшимися пленить Латану.

На взятие дворца Егоров назначил кавалеристов Тэга Вилла не потому, что хотел оказать честь своим первым подчинённым, а по той причине, что офицерский состав полка состоял из чинорцев, а не из гирфельских эмигрантов.

Последние составляли костяк других полков. Они отлично знали свою столицу, а, главное, имели множество знакомых и даже родственников среди командного состава гирфельского гарнизона. По замыслу землянина, это должно помочь в овладении ключевыми объектами города и избежать лишнего кровопролития.

Государство его венценосной подруги не должно выйти из династических разборок сильно ослабленным. Впереди ещё противостояние с Веском, да и добрых союзников не следует искушать воспользоваться моментом и что-нибудь себе отжать. Значит, регулярную армию герцогства следует поберечь. Самим пригодится.

– Мы куда идём, генерал? – уточнил лейтенант, когда они вышли из дворца на верхнюю площадку парадной лестницы.

Варианты ироничных ответов, пришедшие в голову, Игорь отмёл. Не до шуток. Хотя настроение было отличным – всё получалось так, как он и рассчитывал. Жалко, что нет никаких средств связи, и невозможно узнать, что происходит сейчас в порту, где действуют пятый с шестым полком, и как продвигаются третий с четвёртым, которые, помимо захвата или блокирования – как пойдёт – армейских казарм, должны закрыть городские ворота.

Впрочем, наиболее важная задача уже выполнена, так что, установление полного контроля над городом – вопрос лишь времени и неизбежных потерь с обеих сторон. Хотелось бы, чтобы того и другого было как можно меньше.

– Ко второму полку, Снапни, – пояснил лейтенанту попаданец, – Гвардия герцогства – единственное, что ещё может создать нам проблемы.

Егоров увидел, как офицер просиял лицом, когда генерал, ставший уже почти легендой, назвал его по имени – помнит! – и Снапни тут же отправил один десяток идти впереди лэна Кароса.

Казарма элитного воинства находилась в притык к дворцовому парку, метрах в шестисот от парадного подъезда. Но быстро туда дойти у Егорова не получилось. Едва он сбежал с лестницы, как из портала появилась компания его друзей во главе с правительницей Гирфеля.

– Маршал Игорь! – воскликнула принцесса и пришпорила своего коня, разгоняя плёткой мешающих её движению лошадей кавалерии, ещё не уведённых коноводами в сторону, – Докладывай, граф! – засмеялась она, уже по обстановке возле дворца поняв, что всё получилось.

Она соскочила на землю прямо перед носом своего спасителя, советника, друга, а теперь и двукратного победителя. В присутствии множества пар глаз правительница не бросилась Игорю на шею, но такое желание попаданец отчётливо видел в её сверкающем от радости взгляде.

– Приветствую, моя госпожа! – чопорно поклонился и громко произнёс он, а дальше уже стал говорить совсем негромко, – Лана, ты офигела?! Какой, к Хаосу, маршал?! Мы так не договаривались!

– Я так решила, граф! И не смей со мной спорить! – правительница вдруг топнула ногой, как это делали капризные принцессы в сказках, которые рассказывал – и ей тоже – землянин, – Ну, я жду доклада. Игорь, я соскучилась. Таня ведь тебе сказала об этом? – она краем губ улыбнулась подруге, – И Дин тосковал. И остальные…

– Лана, всё прошло успешно, – Игорь разборки со своей венценосной подругой решил отложить на потом, – Сама видишь. Но власть ведь надо не только захватить, а и удержать. Давай чуть позже поговорим.

– Не беспокойся, – кивнула принцесса и, вытянув вперёд левую руку, сжала кулак, – Вот так теперь стану всех держать. Пелонского сюрприза я для себя больше не допущу, – и тут её взгляд переместился за спину друга, и глаза удивлённо расширились. В этот момент из южного и северного подъездов повалили толпы людей, в основном, женщины и дети, но были и мужчины, – Это что такое?! Почему…

– Мой приказ, госпожа герцогиня, – поспешил объяснить Егоров, – Пусть разнесут весть по городу о нашей победе.

– Ты думаешь, горожане слепые и не видели, что происходит за оградой дворца? Игорь, да уже вся столица знает…

– О чём? О том, что резиденция правителей захвачена? Да, уже в курсе. Но пусть теперь узнает и о том, что прибыла настоящая владетельница Гирфеля. А то – паника, грабежи, пожары, то, сё. Зачем нам это надо? Мне город очень понравился. И тебе он придётся по душе, хоть и сделать нам тут предстоит немало. Ладно, тебя там граф Моснорский дожидается с Лайчем за компанию.

Словно, чтобы подтвердить последние слова Егорова, из дверей дворца спешно вышел кем-то наверняка оповещённый о прибытии принцессы Тэг Вилл и, сбежав по лестнице, доложил Латане общие сведения о количестве пленённых сановников и имена наиболее значимых, начиная, разумеется, с самого узурпатора.

Выслушав доклад, герцогиня Гирфельская успела краем глаза заметить, что её новоиспечённый маршал собрался улизнуть, и цепко схватила его за рукав.

– А ты куда собрался? – спросила она.

– Наш славный маршал хочет лично поучаствовать в штурме гвардейских казарм, – со злорадством в голосе наябедничала Тания, – Не любит он пропускать схватки.

– Игорь, – Латана удивлённо подняла брови, – Это правда? Нет уж, мой маршал, соблаговоли сопровождать меня. Желаю с тобой о многом посоветоваться.

Последние слова она намеренно произнесла достаточно громко, чтобы услышали окружающие. И что оставалось Егорову делать? Сказать: нет, принцесса, мне твои распоряжения по барабану? Зло посмотрев на предательницу иск-магиню Молс, ухватившую его за другой рукав, он взглядом пообещал ей страшную месть.

– Игорь, – сзади к попаданцу подошёл старина Лойм Кессер, карьерист, на плече которого уже блестел серебром знак полковника, и приобнял друга, – В самом деле, парни всё знают, что нужно делать. Справятся и без тебя. Твои инструкции изучили и выполнят полностью.

Представителю иного, инопланетного, разума пришлось признать правоту своих друзей и, поприветствовав ещё и Парна с Эмилей – Айса осталась с детьми – направиться туда, откуда совсем недавно поспешил уйти.

Идея Егорова с оповещением столицы о случившемся не с помощью вестников-глашатаев, а очевидцами, сработала как нужно, и уже после полудня во дворец стали прибывать гонцы от командиров полков с докладами об успехах, а полковник Фира явилась лично, да не одна, а привезя с собой пленённых начальника стражи и военного министра, с которым Игорю до этого дня так и не удалось встретиться.

Выражение «жизнь кипит» землянин полностью понял только теперь, глядя на происходящее со стороны. Он, можно сказать, своё дело сделал – в плане военного успеха – а остальное его касалось лишь краем. За дело взялись сама принцесса и граф Майен Моснорский с наиболее влиятельными бывшими эмигрантами, которые, похоже, ничего не забыли, но многому научились.

В отличие от Латаны, не испытывающей никакого желания сводить с кем-то личные счёты, вернувшиеся с ней гирфельские дворяне явно горели отомстить по полной. Впрочем, их жажда мести касалась конкретных высших сановников в администрации узурпатора, а никак не большинства серых мышей в ней. Поэтому, к вечеру дворцовая канцелярия заработала в прежнем режиме, как и канцелярия Тайная – в подвалы Башни Страха после беседы с Латаной и Майеном отправлялись всё новые и новые придворные бывшего правителя.

Туда же отвели пленников, приведённых баронессой Тобор, а чуть позже к ним присоединились командиры пехотных и гвардейского полков Гирфеля и их заместители. Благодаря предусмотрительности попаданца, приказавшего перекрыть гавань и городские ворота, уйти удалось только полковнику третьего пехотного, и то, отправился он в чертоги Порядка, отказавшись сложить оружие.

Остальным офицерам столичного гарнизона, приведённым ко дворцу, предложили дать клятву на верность герцогине Латане, с чем они легко согласились – дворянам, по большому счёту, вескский Придурок был ничуть не милее ливорской Крольчихи.

Эту обидную для себя кличку Латана вновь услышала из уст одного из допрашиваемых сановников. Кем он являлся, землянин понять не успел, Игорь в этот момент только вошёл с друзьями в импровизированную допросную, организованную в левом крыле дворца в кабинете военного министра.

Несчастный придворный вовсе не проявлял героизм и не собирался намеренно оскорбить новую правительницу. Просто, рассказывая, что ему было известно о планах графа Лайча, он назвал армию Конгресса войском Крольчихи.

Что сановник ещё хотел поведать и знал ли он нечто важное, навсегда останется тайной.

– Прикажи удавить его, Майен, – сказала Латана, прерывая допрос, – И пусть приведут следующего.

Отдавать лично приказы палачам – кстати, штатным, служившим ещё и Лайчу, и его предшественнику – принцесса считала для себя невместным, но каты, не дожидаясь повторения её распоряжения графом, тут же прижали заплакавшего мужчину к специальному креслу, накинули ему на шею обруч гарроты и принялись крутить ворот.

Латана с интересом смотрела на то, как вздувались жилы на висках несчастного, синело лицо и вываливался язык. Да, не зря о ней ходили столь страшные слухи.

– А ты говорила, что она прям сильно изменилась, – сказал Егоров негромко на ушко Тании.

– Вы уже вернулись из казначейства? – принцесса услышала голос Игоря, встала с диванчика и подошла к друзьям, – Я, кажется, здесь надолго, так что… Парн, Эмиля, найдите министра двора и первую статс-даму, бывших. Освободите их из-под стражи, пусть они вам всё рассказывают и показывают, касаемое ваших должностей. Обещайте от моего имени, что если они сделают как надо, то… нет, сохранности владений или имений я им не обещаю, но жизнь и имущество не трону, иначе… они сами догадаются, что иначе. Лойм, отправляйся за детьми. Как переправишь их сюда, езжай к Бюстину и герцогам. Расскажешь о том, что я заняла трон Гирфеля и с маршалом Игорем графом Приарским собираюсь в ближайшие дни решить вопрос с Пыжем, Лопатней и Кленском, а от моих верных союзников жду известия о виктории над Ремсом.

– Госпожа, но…, - Лойм наморщил лоб в раздумьях, – Меня ведь начнут спрашивать…

– Эх, полковник, – принцесса взяла его за предплечье, – Ты ведь Игоря дольше меня знаешь. Неужели не слышал выражения «дурака валять»? Ссылайся на меня, скажи, что я сама всё объясню, а ты про порталы Древних ничего не ведаешь, кроме того, что это очень здорово. Ну, расскажи им, как мы ловко столицу взяли, пусть удивляются… и начинают побаиваться. Всё. Игорь, Тань, останьтесь со мной.

Егоров посмотрел на Танию, и та вздохнула.

– Лана, – улыбнулась иск-магиня, – Можно мы тоже куда-нибудь пойдём? Мне нашего маршала покормить надо. Он ведь сегодня совсем ничего не ел. С самого утра.

Глава 17

Беспорядки, вспыхнувшие после захвата дворца в бедняцких кварталах Гирфеля и попытавшиеся перекинуться в порт и благополучные районы столицы, были довольно быстро подавлены.

Само собой, голодранцы вовсе не собирались бунтовать против новой власти или выступать в защиту правительства графа Лайча, они лишь решили воспользоваться представившейся, как им показалось, возможностью поправить своё материальное положение грабежами, а кто-то из них и вовсе просто наесться, как говорится, от пуза.

Вбитый в подкорку бомжеватых мозгов инстинкт подсказывал, что пока прежние силы правопорядка разгромлены, а новые ещё не сформированы, значительная часть обывателей полностью беззащитна перед толпами грабителей.

Ошибка бузотёров заключалась в том, что они не предполагали перехода власти в Гирфеле от графа Лайча к принцессе Ливорской в соответствии с планами попаданца из другого мира и под его непосредственным руководством.

Ни городская стража, ни столичные полки регулярной армии герцогства не были ни распущены, ни полностью разгромлены. Серьёзные потери понесли только гвардия, потерявшая при внезапном нападении на неё половину своего списочного состава, и второй пехотный, сформированный в Приаре, бывшем владении узурпатора, три сотни которого продолжили сражение даже после получения известия о пленении их владетеля, из-за чего на момент капитуляции полка в нём оставалось чуть более шестисот человек с учётом раненых.

Именно бывшее столичное войско графа Лайча, вместе с отрядами городской стражи, и было брошено на подавление беспорядков, охвативших весь юг и запад Гирфеля, а ополчению новая правительница приказала обеспечить патрулирование улиц и площадей. Свою верность герцогине Латане командиры и бойцы гарнизона должны были доказать делом. И они это сделали.

Менее, чем за три дня ситуация в городе полностью успокоилась. На всех площадях шли казни одна чудовищнее другой, а городская тюрьма и подвалы ратуши были битком забиты схваченными убийцами, грабителями, поджигателями, насильниками и невиновными.

Игорь убедился, что какое – никакое правосудие здесь существует, гирфельские дознаватели и палачи-пытальщики – люди в своих профессиях весьма умелые и опытные, и если подозреваемый оказывался непричастен к тем преступлениям, которые ему инкриминировали, то из допросных камер он уходил хоть и со следами пыток на лице и теле, но на своих двоих.

– Жур, ты куда пялишься? – выйдя из тюрьмы – короткого здания в три этажа, на которых располагались комнаты дознавателей, штаб и кабинеты стражи, и аж с четырьмя подземными ярусами, где содержались преступники, должники и подозреваемые – Егоров окликнул своего янычара, державшего под уздцы двух коней, не упуская возможности полюбоваться тылом уставшей, но очень красивой десятницы стражи, оказавшейся на улице чуть раньше графа Приарского, – А как же Озия, которую ты мне в служанки навязываешь? Пусть в трактире Тощего Шанда остаётся? Пускай и дальше моет посуду, питается объедками и каждый день терпит побои? Всё? Любовь прошла, завяли розы?

Паренёк налился краской, и Егоров почувствовал укол стыда, как будто бы детский сад ограбил.

– Господин, я…, - попытался оправдаться Жур.

– Да ладно, – потрепал его по плечу Игорь и вскочил в седло, – Попка у младшего секретаря и в самом деле загляденье. Езжай обедать в «Каравай», заодно забери подружку. Может на прощание Шанду в морду плюнуть. Скажешь трактирщику, что это с ведома маршала Игоря, советника герцогини, графа Приарского и прочее, прочее. Ну, этот пройдоха должен быть в курсе.

– Она ему должна восемнадцать ридов, господин, а у меня только четыре, – немного заикаясь сообщил Жур, садясь на коня, – Те деньги, что ты мне давал… господин Дильян у меня выиграл… в шашки…

– Вот дрянь какая, – засмеялся попаданец и махнул рукой двум офицерам второго пехотного, Приарского, полка, сопровождающих своего нового сюзерена не для его безопасности, а для понтов, как определял землянин этот обязательный эскорт, с боем навязанный ему Ланой и Таней, – Вернуться сейчас бы и сказать ему, что я по этому поводу думаю, но комиссар только-только перестал на меня дуться за то, что пропустил главное веселье – захват дворца. Ведь труд на пользу нашей прекрасной и доброй… хм, скажем так, в перспективе, доброй правительницы, он на людей действует благотворно. Ладно, – Егоров извлёк из кошеля серебряный квир и протянул его янычару, – Сдачу не забудь с Тощего взять. Капец, как хорошо устроился сволочь. Девчонка на него пашет и ещё должной остаётся.

– Он ей жильё и питание даёт…

– Давал. А Озия твоя пахала на него как та папа Карло. Всё. Дуй за невестой. Служанка молодая и малахольная мне не нужна, но куда её пристроить, идея уже есть. Ей, говоришь, тоже пятнадцать? Хорошо. Устроишь в клетушке у Айсиной рабыни пока. А там разберёмся. Как прибудешь во дворец, доложишь.

Герцогине Гирфельской идею с назначением комиссаров к целому ряду должностных лиц правительства и городской управы подсказал её советник Игорь.

Раз своих людей, которые бы могли полноценно заменить сановников прежнего режима, у Латаны нет, во всяком случае, в нужном количестве, то, как посоветовал новый граф Приарский, пусть отличившиеся на её службе дворяне и даже некоторые унтер-офицеры пока учатся у действующих чиновников, а заодно внимательно следят, чтобы не было крамолы.

Каждому комиссару правительница предоставила право отменять любые решения их поднадзорных. В дальнейшем же, предполагалось заменить наиболее подозрительных в плане лояльности управленцев на своих уже обучившихся и набравшихся опыта.

Бывший боцман, ставший дворянином с посулом в ближайшие же дни и пятидневки получить владение и титул, был назначен присматривать за начальником городской стражи, пока оставленным на своей должности. Дильян с удовольствием, буквально раздувшись от важности за оказанное доверие правительницы, провёл Игоря по всем этажам и ярусам тюрьмы, выполнявшей и функции главного штаба городской стражи. Имелись в столице ещё и районные управы, но попаданцу они не были интересны – слишком мелкий масштаб для столь важной теперь персоны.

– Надо будет здесь порядок навести, – сказал маршал одному из сопровождающих его офицеров при выезде на дворцовую площадь, – А то загадят всю округу навозом. И так дышать нечем. Дашь команду убрать кареты. Сошлёшься на меня. Кто пожелает, может жаловаться правительнице на моё самоуправство.

У Егорова имелись весьма веские основания полагать, что никто из титульных дворян, в спешке прибывающих в столицу ради подтверждения своих прав на владение и принесения клятв в верности новой сюзеренше, не станет обращаться к герцогине по поводу действий её маршала, советника и – как, похоже, уже все были убеждены – любовника.

Тем более, что приезжавшие к дворцу в каретах или верхом дворяне, опасавшиеся остаться с голой задницей при намечавшемся тотальном переделе собственности в Гирфеле, а то и вовсе потерять голову, лишь частью являлись врагами партии вескского Придурка и сидевшие по этой причине долгое время взаперти в своих замках и укреплённых городках. Большинство же стекавшихся в столицу благородных визитёров относились к категории флюгеров, как их определил Игорь.

Что такое флюгер в этом мире знали, и это новое определение по отношению к ненадёжным, хитрым владетелям весьма развеселило Латану, графа Майена, на время возглавившего правительство, компаньонку правительницы Танию и было запущено почти в официальный оборот.

Всяким ушлым интриганам возможность ссоры с могущественным и всесильным новым графом Приарским не могла бы присниться даже в кошмарном сне.

Парадные ворота караульными были заранее распахнуты перед попаданцем.

– Маршал! Правительница тебя ждёт!

Остатки сдавшихся гвардейцев графа Лайча были распределены по другим полкам, а вместо них теперь во дворце несли службу воины второго кавалерийского. Своих однополчан Игорь собрался забрать с собой в пожалованное графство, как и остатки приарского полка. Янычары-то когда ещё у него будут, а вступать во владение и защищать его надо уже, как говорится, вчера. Вряд ли вескский Придурок успокоится, и на следующий год, как оправится от разгрома, может пожаловать в гости.

– Ну, раз ждёт, так надо идти, – доброжелательно кивнул Игорь солдатам и, соскочив с коня, передал повод одному из них, – Позаботься.

От ворот до подъезда было меньше ста шагов, и землянин решил их пройти пешком. Полезное дело перед обедом, а он надеялся, что венценосная подруга его чем-нибудь вкусным угостит. Повара в гирфельском дворце оказались просто замечательными, под стать самой резиденции.

Ещё в столице Ливора попаданца сильно удивило стремление многих аристократов, имеющих свои собственные замки и богатые особняки, ютиться в дворцовых комнатах, не говоря уж о дворянах рангом поменьше – тем вообще порой доставались форменные клетушки. Видимо, быть ближе к трону, это такой у них основной инстинкт.

Ну, а сам Егоров таким желанием не горел. Наоборот, он стремился поскорее отправиться в свой родной Приар, чтобы наконец-то приступить к обустройству их с Танией постоянного гнёздышка. Наведываться в столицу по необходимости, благодаря порталам, Игорь сможет в любое время.

Внутри главное здание резиденции напоминало муравейник из-за большого количества обитающего в нём народа. Туда-сюда бесшумными тенями скользили слуги, пробегали с озабоченным видом чиновники, расхаживали или шептались по углам и коридорам бесчисленные придворные обоего пола и разного возраста.

Игорь одевался весьма скромно – в этом отношении подруги не сумели его сломать – короткие сапоги, прямые брюки, белая сорочка с воротником и тёмно-коричневый камзол. Из украшений – только два перстня и защитный амулет поверх рубахи. Тот самый, что иск-магиня Тания изготовила своему спасителю год назад в Сонных дебрях.

Несмотря на его неброский вид, маршала Игоря Приарского узнавали сразу даже те, кто только что впервые после воцарения Латаны явился во дворец. Нюх у них, что ли, как у собак? – удивлялся землянин.

Три дня, казалось бы, совсем небольшой срок, но Егорову его вполне хватило, чтобы научиться делать морду кирпичом и идти по залам и коридорам дворца никого не замечая – ни интересничающих при его появлении дам, ни выпячивающих грудь колесом мужчин – кроме стоявших на удвоенных постах солдат. Своих младших боевых товарищей маршал привечал кивками и улыбками, а иногда и совсем дружеским похлопыванием по плечу, если встречался кто-то из воинов, при нём отличившихся в боях.

– Маршал! Правительница тебя ждёт! – щёки молодого, семнадцатилетнего лейтенанта побледнели от усердия.

В огромном приёмном зале перед кабинетом правительницы находилось десятка три человек: мужчины, женщины и даже один ребёнок – капризная конопатая, рыжая девочка, увешанная драгоценностями с головы до ног и с заплаканными глазами.

– Ты уже седьмой, баронет, кто мне об этом говорит. Счастливое число. Она одна?

– С госпожой Молс, граф.

Баронет приехал в учиться Тринский университет с далёкого островного королевства Корин и год грыз гранит науки. А потом, по каким-то причинам, средства на дальнейшее обучение ему не поступили. Решив, что пока он выясняет, почему отец не выслал денег, то может умереть с голоду, парень записался лейтенантом в один из формировавшихся пехотных полков. В боях он не участвовал, но чем-то сумел отличиться, раз Ливорская принцесса во время похода к Ремсу его приметила и приблизила к себе, а позавчера баронет вступил в должность начальника личного секретариата герцогини.

Отношение землянина к мужчинам, пытающимся чего-то добиться за счёт обхаживания влиятельных или богатых женщин, всегда было негативным, поэтому в первый же день знакомства Игорь проверил лейтенанта Раскрытием Замыслов. Да, так и есть. Парень оказался обычным лизоблюдом, если не сказать точнее и грубее, и намеревался с помощью герцогини Гирфельской очень неплохо устроиться.

Каких-либо коварных замыслов в отношении своей патронессы или её окружения коринский недоучившийся студент не вынашивал, поэтому, и попаданец не стал планировать против него никаких пакостей. Пусть бедняга старина Лойм и виконт Бюстин эту проблему решают, только не вздумают при этом расстроить Латану. Игорь подругу в обиду не даст.

– Понятно. Мог бы и не спрашивать, – вздохнул Егоров и прошёл в распахнутую перед ним слугой дверь.

Пока желающие получить аудиенцию у правительницы потели в приёмной, она с подругой занималась важным делом – разглядыванием, оценкой и примеркой доставшихся трофеями драгоценностей герцогской казны. Обе стояли возле раскрытого на главном столе сундука и смотрели на вошедшего графа Приарского.

К сожалению, кроме вина и фруктов, ничего другого на столике возле окна Егоров не увидел. А желудок ему уже сигнализировал о необходимости заправиться.

– Наконец-то, – встретила своего советника и маршала укором герцогиня Гирфельская, – С утра самого уехал и пропал.

Тания ругаться не стала, но покивала в такт словам Латаны.

– Я, между прочим, не на продуктовом складе отъедался, – попаданец взял яблоко из чаши и сел на диван – какие могут быть формальности среди друзей? – Готовлю своей сюзеренше предложения по качественному улучшению её столицы и порядков в ней.

– Вот и разошёлся с Лоймом, – не скрывая злорадства сказала Тания, – он совсем недавно отправился назад к Ремсу. А так хотел с тобой поговорить.

– Жаль, конечно, но, думаю, если бы было что-то важное, он меня бы подождал. Лана, помоги, есть хочу сильно, – Игорь кивнул в сторону примыкавшей к кабинету комнаты, где имелась возможность без всяких торжественных церемоний перекусить, – Как там дела у армии Конгресса? Думают штурмовать Ремс или хотят взять осадой?

– Они ни о чём, кроме как о порталах Древних и про захват мною своей столицы, думать не могут, – засмеялась принцесса, – Представляю, какой у них переполох творится. Лойма моего чуть не до смерти вопросами измучили… Вы ещё здесь, дуры? – поинтересовалась она у двух служанок, стоявших у двери с опущенными головами и скрещёнными внизу живота руками, – Мой маршал голоден, мерзавки!

Девушек как ветром сдуло – бросились из кабинета, чуть не стукнувшись лбами.

Начальник секретариата сообщил ожидающим приёма посетителям, что правительница сегодня весь день занята, и выставил всех из зала.

Принцесса вызвала ещё и десяток солдат, чтобы те сопроводили рабов, потащивших сундук с драгоценностями короны обратно в закрома родины, после чего друзья остались действительно одни и ушли в комнатку, где заняли места на стульях с высокими – почти до затылков – спинками за круглым обеденным столом.

– Прямо как рыцари короля Артура, – хмыкнул Игорь, – Ты кого Лойму отдала? – спросил он у сюзеренши.

– Виконта Чендвира, бывшего первого министра, – принцесса, как и её подруга, уже привыкла к быстрой смене тем разговора у своего советника и про легендарного короля переспрашивать не стала – сам расскажет когда-нибудь, – Надеюсь, он уговорит графиню Ремсскую сдаться. Я дала слово, – огорчённо вздохнула она, – в этом случае отпустить её и сына с невесткой и внуком в Истор. Не хотелось бы, чтобы твой будущий город, Таня, подвергся разграблению иноземцами.

– Да, лучше бы Ремс остался цел, – кивнула глава портального клана, – Только это не мой будущий город, – улыбнулась она, – Я согласилась с предложением Игоря. И буду его женой, Лана.

Егоров от неожиданности чуть не подавился куском яблока. Тания его просила никому, даже Латане, не рассказывать о принятом ею решении, и вот сама же первая и проболталась. Игорь в который раз убедился, что женщин ему никогда не понять.

– Таня, – правительница встала со стула, подошла к подруге, чуть не сбив с ног одну из рабынь, появившихся с подносами, и обняла её сверху за плечи, – Поздравляю! Ох, как же я тебе завидую. Счастливая!

Пока Латана выспрашивала, а Тания отвечала на глупые вопросы, вроде, «а когда он тебе предложил?», «как он смотрел?», «ты ему что вначале ответила?» и прочую чепуху, Игорь притянул к себе хорошо отбитый и прожаренный кусок телятины с овощами и принялся насыщаться. Реально, за полдня поездок по городу, аппетит у него разыгрался сильный.

– Лана, – обратился он к венценосной подруге, когда насытился, – Сделай нам с Таней подарок. Свадебный.

– Какой? – в один голос спросили обе молодые женщины.

– Да я вот подумал насчёт того, что власть ведь держится не только на гневе, но и на милости. Твой гнев, Лана, уже все знают. Так прояви небывалую милость в честь своего восшествия на престол. Пусть Гирфельское герцогство станет первым государством, где для молодых, несовершеннолетних свободных подданных, скажем, не достигших шестнадцати лет, будет навсегда отменена смертная казнь. Ты представляешь…

– Игорь! – первой сообразила о чём он говорит его будущая супруга, – Да ты знаешь, какие есть зверёныши даже в двенадцать лет?! И ты хочешь обещать им безнаказанность?

Попаданец с улыбкой взял руку Тании в свою.

– Я разве что-то сказал про безнаказанность? Нет. Наказания будут, но не смерть.

– Думала, что ты меня ничем уже не сможешь удивить в отношении ко всякому сброду, мой спаситель, – усмехнулась принцесса, – Вижу, что ошибалась. Янычары твои…

– Вот именно, – подтвердил попаданец, – Я был у Дильяна. Там все камеры мелюзгой разного пола забиты. Сказал ему пока никого из них не трогать. Помните наш вчерашний разговор насчёт комплектования клана? Кто из вас говорил, что информация о его деятельности всё равно будет утекать? У всех ведь, убеждали вы, есть жёны, мужья, дети.

– При чём здесь это? – Тания положила вилку на стол.

– Да при всём. Смотри, малолетки вместо смерти получают ошейники. Парней забираю я, а девушек ты. Учи их всему.

– Чему учить-то? – хмыкнула принцесса, – Тебе достаточно наложить на них заклинание, и они сразу же будут знать всё, что им необходимо.

– Нет. Их надо будет учить грамоте, счёту, манерам, правильному отношению к жизни. Ведь отправляющиеся через порталы люди не будут молчать. Они станут говорить много полезного. Эту информацию можно внимательно выслушивать, запоминать, записывать, передавать. Понимаете? А, главное, как и в случае с моими янычарами – не улыбайся, Лана, вот увидишь, какое войско из них получится – мы получим адепток, целиком нам обязанным и всецело от нас зависящих. Я не наивный и прекрасно понимаю, что всего не предусмотреть, но, согласитесь, что…

В этот момент после стука в дверь вошла Айса. Бывшая рабыня пока ещё исполняла обязанности няньки при детях и могла входить к принцессе в любое время.

При виде девушки Латана встревожилась.

– Что случилось, Айса? Что-нибудь с Дином?! – поднялась она со стула.

– Нет, госпожа. С принцем и Кольтом с Гильмой как раз всё хорошо.

Правительница сразу же успокоилась и села на место.

– Тогда зачем ты пришла?

– А зачем наш господин маршал вчера рассказал историю «Вождь краснокожих»? – Айса посмотрела на попаданца с укором.

Принцесса с иск-магиней, обе присутствовавшие вчера на очередном сеансе удивительных историй от друга Игоря, рассмеялись.

– Чувствую, кому-то не повезло, – проявила блеск своей интуиции Тания.

– Да, госпожа, – подтвердила бывшая рабыня, – О верёвку, которую принц с Кольтом натянули в коридоре у восточной лестницы – там темновато – запнулась графиня Ульманская и больно ушиблась. Лечением она себя сразу же исцелила, но сейчас орёт там на всё крыло, требуя наказать покушавшихся на неё.

– Игорь, я тебя никому не выдам, – заявила Латана улыбаясь, – Тем более, этой гадкой старухе. Её муж, кстати, один из кандидатов на плаху был. Жаль, полезен очень.

Глава 18

Репутация Латаны в этот раз сработала против неё – Ремс ворота не распахнул, а засланный в него бывший первый министр Гирфеля виконт Чендвир так в городе и остался, увеличив количество защитников на один меч, по слухам, весьма умелый. Владетельница Ремса не поверила обещаниям новой правительницы, переданным через третье лицо, заподозрив в посулах сохранения жизни очередную хитрость известной всем своими лицемерием и жестокостью принцессы Ливорского дома.

О довольно грубом ответе, полученном на третий день после отправки ультиматума о сдаче – именно столько времени графине давали на раздумье – сообщил Лойм, пройдя через портал уже поздно вечером. Государыня приняла своего адъютанта и вассала в Малом тронном зале, откуда перед этим потребовала удалиться всех сановников, кроме первого министра Майена Моснорского и маршала Игоря Приарского.

– Не понимаю, на что она надеется, – мрачно добавил старый приятель, посмотрев на сидевшего слева от герцогского трона графа Майена, понятно, лучше всех разбирающегося в делах гирфельских владетелей, – У армии в разы больше иск-магов. Рано или поздно они опустошат защитные амулеты Ремса.

Лойму, по два, а то и по три раза за день пользующегося порталом, чтобы держать свою повелительницу в курсе происходящего у стен осаждённого города, с каждым разом всё труднее приходилось отбиваться от командующего Бюстина и герцогов, желавших воспользоваться пространственным перемещением Древних, чтобы встретиться с герцогиней Гирфельской и, как говорится, из первых уст узнать всё о необычайной магии порталов, понять, чем это каждому из них грозит и какие перспективы сулит.

Пока адъютанту герцогини удавалось выкручиваться, ссылаясь на отсутствие разрешения со стороны главы портального клана, однако, уже было ясно, что долго это не продлится.

Владетели и имперский легат, правда, значительно успокоились, когда узнали, что Ремс не может быть захвачен по примеру Гирфеля, потому что в нём нет площадки Древних.

– Полагаю, графиня надеется, что армия Конгресса не сможет долго стоять под стенами, – Майен взял в руки кубок, но пить из него не стал и поставил обратно, он повернул голову к Латане, – Неприятно удивившее наших союзников взятие тобою столицы и вчерашнее известие о переходе под твою руку всех кавалерийских и егерского полков, вовсе не означает скорый конец сопротивления. Свой Моснор я в течение двух ближайших пятидневок возьму – городские прохвосты присылали переговорщиков ещё когда мы подходили к Кесп-Тилу. Игорь, я уверен, тоже быстро разберётся – Лайч у нас в руках и его сыновья в Приаре сопротивления не окажут. Но почти треть городов и крепостей по прежнему на стороне вескской партии. У них есть надежда – и весьма обоснованная – что сил за год привести их всех к покорности у нас не хватит. А там и принц Ямирон явится. Графиня тоже это понимает, и ещё она знает, что войска наших союзников явились не только, чтобы помочь нам. От трофеев они тоже не откажутся. Часть армии Конгресса может двинуться искать себе более лёгкие места для наживы. Не забудь, фуража и провианта у нас только на восьмушку.

– Этот вопрос, Майен, насколько я знаю, мы уже ведь решаем? – подняла бровь Латана.

Пока граф Моснорский рассказывал правительнице о предпринимаемых им мерах по поставкам в армию, про действия по недопущению разорения государственных земель, о множестве других проблем, с которыми, впрочем, вполне успешно справлялся сохранившийся управленческий аппарат герцогства, Игорь с некоторой тревогой наблюдал за Лоймом, угрюмо сидевшим за самым дальним от трона стуле.

Попаданец подозревал, что скверное настроение друга вызвано вовсе не провалом миссии с отправкой виконта Чендвира, и не тем, что взятый штурмом Ремс будет основательно разграблен – после отказа Тании, принцесса отдала этот город во владение своему адъютанту и присвоила бывшему десятнику Олского полка титул графа Ремсского – а тем, что возле Латаны появился красавчик-баронет. Соревноваться с титульным дворянином – совсем не то, что с игрушкой-рабом.

Ещё в Роси землянин попытался было намекнуть Лане про чувства старого приятеля и подтолкнуть их поближе друг к другу, но сразу понял по тоске в её глазах, что тему лучше не поднимать. И отступил.

– Граф, – попаданец воспользовался паузой, возникшей в беседе герцогини и главы правительства, обратился Лойму по титулу, чтобы поднять ему настроение, – По большому счёту, в задержке с захватом твоего города есть и хорошая. У нас будет достаточно времени, чтобы укрепить свою власть на других территориях и встретить амбиции и аппетиты наших верных союзников во всеоружии.

– Это и в самом деле так, – поддержала слова своего друга Латана, – Возвращайся к командующему Бюстину, скажи, что я безгранично доверяю его полководческому таланту. Заодно уверишь, что поставки армии необходимого, будут идти без задержек и в нужном количестве. С помощью наследия Древних. Майен, – она положила руку на плечо графа Моснорского, – Мы станем пользоваться тем порталом, что обнаружили в районе гавани. Так что, можно взять в аренду портовые склады и пакгаузы. Займись этим.

Оставшись со своим спасителем и вассалом наедине, Латана прошла к стрельчатому окну и распахнула его сама – слуг она вслед за караулом выставила из зала, зная, что её друг не станет откровенничать даже при замых забитых рабах. Она провела ладонями по отсиженной за целый день попе и сплела на себя заклинание.

– Тебя Восстановить? – спросила она обернувшись.

– Не надо, – мотнул головой Игорь, – Если кто и устал, так это мой конёк, но его здесь нет. Сам восстановится, до утра-то.

– Может тебе лучше задержаться хотя бы на пятидневку?

– Под ногами у тебя и Майена путаться? А смысл? – вообще-то Егоров чувствовал некоторое утомление, но было вполне терпимо, случались времена и тяжелее, – Время моего служения тебе в обустройстве столицы и страны придёт чуть позже, а пока позволь нам всё-таки с Таней решить свои дела.

Два полка – первый кавалерийский и пехотный приарский неполного состава – уже готовы были с завтрашнего утра пройти через портал к владению Игоря. С собой он забирал и вытащенных им из тюрем и спасённых от жестоких казней молодых бродяг и нищих.

Про будущих янычар и адепток вспомнила и герцогиня.

– Много крысят-то себе подобрал? – грустно усмехнулась она, подошла к попаданцу и села на стул рядом с ним.

– Семьдесят два, общим числом. Парней больше, чем девушек. И это не крысята, Лана, а люди. Ты ещё в этом когда-нибудь убедишься. Хотя, почему потом? Посмотри на Айсу. Тебе же она нравится, и как нянька, и как человек. Сама же не хотела её с Танией отпускать в Приар.

– И сейчас не хочу, – герцогиня побарабанила по столу пальцами, унизанными перстнями с крупными камнями, – Но я понимаю, что Тании нужна помощница, чтобы управляться с этими… адептками. Кстати, вчера ещё хотела спросить, да забыла – ты подумал, как объяснить соклановцам, что у них в магическом сознании время от времени станут появляться новые портальные площадки?

Игорь протянул к венценосной подруге левую руку, задрав обшлаг камзола.

– Вот, видишь? – спросил он.

– Вижу, – подтвердила герцогиня Гирфельская, – Это часы. Диковинная штучка из твоих родных мест. Ты обещал, что их подобие, только большое, сделаешь в Башне Страха, – она неожиданно рассмеялась, – Не смотри, Игорь. Я устала уже запоминать все твои идеи. То часы, то это дурацкое предложение с гирами и ругирами – казначей до сих пор в себя прийти не может – то не тряские кареты, то водяные колёса, то ещё что-то. Сделай наконец хоть что-нибудь. Нет. Ты торопишься бросить меня и заодно увести с собой Таню.

Егоров не стал краснеть из-за справедливой насмешки подруги, он и сам не раз говорил себе нечто подобное. Однако, сейчас он, если использовать выражение родного мира, увидел свет в конце тоннеля, и вскоре Орвана узнает много нового. Поэтому, оправдываться Игорь не стал, как и давать какие-то обещания. Пусть дела доказывают его правоту.

– Нет, Лана. Это больше не часы, – пояснил он, – А самый что ни на есть артефакт Древних, позволяющий находить новые порталы. Вот так и будут думать адепты или адептки, допущенные к столь важной тайне клана. Придумал не я. Тания.

Принцесса одобрительно кивнула и вновь вскочила, принявшись расхаживать позади Игоря. Тому было неудобно крутить головой, да и не любил он, когда кто-то находился у него за спиной. Попаданец развернул стул спинкой к столу и принялся смотреть на задумавшуюся сюзереншу.

– Оставь во дворце Кольта с Гильмой, – остановившись напротив Егорова попросила она, – Дин и так расстроен твоим отъездом, так ещё и без друзей останется. Игорь. Сам же говоришь, мы можем друг к другу в гости хоть каждый день ходить…

– Вот именно, Лана. Айса инициирована Созданием Порталов. Парн с Эмилей, хоть теперь и важные персоны, но не надломятся, если будут иногда вспоминать, что они ещё и адепты клана. Станем наведываться часто. Дети иногда с ночёвкой. Да и не помешает им немного охладиться, а то уже весь твой дворец на лабиринт с ловушками стал походить. Это я ещё этим оторвам историю про Тома Сойера не рассказал, а то бы весь парк перерыли в поисках кладов, выкрасили ограду и сбежали на какой-нибудь остров. Я теперь стану крайне осторожным в подборе историй.

– А мне расскажешь?

– Не вопрос. В первое же своё возвращение, – согласился Егоров, – Мне надо уже готовиться к убытию, – напомнил он правительнице.

– Да, конечно. Только сначала создай площадку в моей гостиной.

– Это не безопасно. Должна понимать, порталы – это обоюдоострое оружие. Человек слаб. Кого-нибудь из адептов могут заставить…

Игорь не стал заканчивать мысль. Подруга и так всё поняла. И всё же после некоторых раздумий проявила настойчивость.

– Тогда сделай прямо здесь, – показала она пальцем в пол, – Отсюда до моих покоев надо пройти через весь дворец, подняться на этаж выше, преодолеть десяток постов. Хочу иметь возможность путешествовать, не посвящая в своё убытие весь двор.

В словах герцогини имелось здравое зерно и, не без некоторых колебаний, землянин, использовав дубовый постамент малого трона, открыл ещё одну точку пространственной сети.

– Вот и всё, – улыбнулся он, – Как ты и хотела.

– Нет не всё, – не согласилась с ним Латана и прошла к трону, перед которым на столе лежало нечто, накрытое шёлковой тканью, явно заранее подготовленное, – Игорь, я знаю, ты не любишь всяких торжественных церемоний, поэтому, я по простому…, - она, сняв закрывавший подарок шёлк, взяла в руки толстую, в палец, золотую цепь – любой новый русский бы позавидовал – на которой висел медальон с рубином больших размеров в центре и россыпью бриллиантов по всей остальной поверхностью, – Прими от меня в дар. Правда, амулет давно не заряжался магией, но Тания это исправит.

Вид подарка и понимание его истории напомнили Игорю бородатый анекдот про глав СССР, США и Франции, встретившихся на переговорах по разоружению. Когда в перерыве те вышли перекурить, Миттеран решил прихвастнуть и, достав изящный серебряный портсигар, открыв крышку, показал коллегам надпись: «Моему котику Француа от его кошечки Жаклин». Картер решил не остаться в долгу и извлёк свой портсигар, сделанный из нержавеющего железа, но с золотым американским гербом в центре. Изнутри было выгравировано: «Супругу Джимми от преданной и любящей жены.» Высокомерно посмотрев на президентов, Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев с надменной и насмешливой улыбкой извлёк целый ларец, сделанный из золота, платины и украшенный огромным количеством алмазов и жемчуга. Ахнувшие коллеги решили узнать, откуда такой бесценный подарок. А там изнутри было написано: «Светлейшему князю Потёмкину от императрицы Екатерины Второй».

– Спасибо, моя правительница.

Игорь быстро склонил голову под цепь, но Латана, надевая на его шею подарок, успела заметить едва сдерживаемый смех друга.

– Ты чего смеёшься?

Рассказывать анекдот землянин конечно же не стал. Тут бы такой юмор никто не понял. Захват, присвоение и раздаривание трофеев в Орване было обычным делом. Егоров даже не собирался выяснять, кому раньше принадлежал этот медальон, чью шею гнул вниз этот золотой груз. Как говорила его бабушка, дают – бери, бьют – беги. В конце концов, абсолютно равнодушный ко всякой мишуре попаданец не собирался таскать на себе подобную тяжесть. Если только на официальных мероприятиях, чтобы потешить подруг.

Герцогиня Гирфельская попыталась ещё уговорить своего советника принять участие в ужине, но, поскольку, эта трапеза намечалась официальная, с большим количеством приглашённых аристократов и сановников герцогства, Игорь проявил твёрдость. Ему действительно ещё многое нужно было в этот день сделать.

Тания, так и не научившаяся нормальному, полноценному сну, раз уж так вышло, выполняла при землянине функцию будильника. Она разбудила друга до рассвета одним из самых приятных способов. Коридорных будущая графиня подняла заранее – наверняка пинками – и горячая вода дожидалась маршала в ванной комнате сразу же после его побудки.

– Возьми к себе, – напарница, уже полностью одетая и экипированная, протянула попаданцу, только что завязавшему последний узелок на куртке, кожаный свиток, в котором было записано его право на владение, – Положи в сумку, так удобней.

– Спасибо, кэп, – поблагодарил за совет Игорь, забирая грамоту, – Пошли.

В сопровождении раба, тащившего совсем небольшой баул, граф и почти графиня Приарские вышли в коридор, в конце которого их дожидались Айса и Кольт с Гильмой. С остальными друзьями, включая правительницу, они попрощались накануне поздно вечером, устроив скромную попойку в апартаментах Игоря. Даже комиссару стражи Дильяну было позволено выпить чуть больше.

Никакой тайны из намечавшегося убытия полков к Приару землянин не делал. Не имело смысла. Всё равно оповестить город, находящийся в паре сотен километров от столицы, до появления под его стенами нового хозяина никто бы не успел. Вот появится голубиная почта или какой-нибудь телеграф – если у Егорова дойдут до этого руки – тогда будет другой разговор.

Дворец, который обычно наполнялся людьми весьма поздно, в раннее утро отъезда маршала графа Приарского оказался многолюдным. Совсем спать не ложились, что ли? – с насмешкой подумал Игорь.

Перед подъездом своего командира ждало три десятка кавалеристов. Если кто-то из придворных рассчитывал увидеть использование магии Древних, то он был жестоко разочарован. Отправку Егоров наметил через портал возле казарм.

К прибытию маршала оба полка уже выстроились сходящимися колоннами на перпендикулярно расположенных улицах.

– Проблемы есть, Тэг? Римм? – спросил землянин.

Оба полковника – будущие бароны-вассалы попаданца – синхронно помотали головами. Молодцы. Игорь в них и не сомневался.

– Рабы готовы? Никто опять не заболел? – уточнила Тания.

– Всё в порядке, – доложил Тэг Вилл.

Отобранные кандидаты и кандидатки в янычары и адептки портального клана находились в фургонах. Их пока даже не переодели, но подлечили, приведя откровенных доходяг в более-менее приличное состояние. До Приара должны добраться, а уж там откормят.

– Нашли себе развлечение, – Тания посмотрела по сторонам и презрительно скривила губы, – Даже на казни такого ажиотажа уже нет.

Новая правительница, при том, что действительно издала указ о запрете смертных приговоров для не достигших шестнадцати лет, тем не менее, на какое-то время смогла пресытить горожан кровавыми зрелищами – с избытком хватило и взрослых преступников. А вот перемещение через порталы гирфельцы ещё ни разу не видели.

Большинство командиров проживало на квартирах, держать язык за зубами в этом мире большинство не умело даже будучи трезвыми, поэтому, все не занятые войсками улицы были забиты зеваками. Много любопытных облепили крыши домов и выглядывали из окон.

– Конечно, полагалось бы присесть на дорожку, но, думаю, обойдёмся без этого, – Игорь ещё раз оглядел напряжённо замершее войско, – Полковники, действуем, как обговаривали. Тания, прошу, – он приглашающим жестом показал в сторону портальной площадки.

Глава 19

В этот раз Тания и не думала удерживать Игоря от движения впереди полковых колонн. Его план она выслушала, поняла и одобрила, ведь её друг собирался не участвовать в сражении, а лишь магически обеспечить захват городских ворот.

Маршал Приарский первым прошёл через открытый главой клана портал. Сразу вслед за Егоровым ехали лейтенанты Нид Пилеш и Гарки во главе с полусотней специально отобранных кавалеристов, среди которых десятников было столько же, сколько и рядовых бойцов.

С места пока единственной Приарской портальной площадки стены столицы графства не просматривались, закрытые поросшим соснами холмом, невысоким, но растянувшимся почти на полтора километра в диаметре.

– Готовы, мои будущие лэны? – весело спросил Игорь лейтенантов.

Те расцвели улыбками. Напоминание о совсем скором пожаловании титулов воодушевляло эту пару младших сыновей обнищавших чинорских дворян. Парни даже не догадывались, что их командир и будущий сюзерен в самый последний момент просто пожадничал давать им сразу же баронов, решив, что пусть вначале проявят себя на поприще подготовки янычар и иной службе.

В Приарском графстве имелось тринадцать баронств. Число не счастливое, как в шутку думал землянин, но ситуацию исправляло то, что два из этих владений относились к сюзеренитету герцогства.

Такое здесь часто случалось – ещё в Чиноре от Латаниной кузины Камалии Нейторской попаданец услышал в беседе о существовании в Дувстоле целого графства, правитель которого был вассалом Тулвия Третьего, императора Гира-Туана.

Любое баронство, графство или герцогство, словно голландский сыр Маасдам дырки, имели внутри периметра своих границ владения, вассальные вышестоящим сюзеренам.

Как бы то ни было, но одиннадцать баронских вакансий у Егорова для наделения титулами близких и полезных ему людей имелись – все приарские дворяне вслед за графом поддержали вескскую партию, поставили не на ту лошадку и теперь будут лишены своих маноров.

Ещё у нового графа в прямом вассалитете оказывалось два десятка лэнств и почти такое же количество имений. Однако, попаданец пока не торопился с раздачей титулов, тем более, что подавляющее большинство владений ещё надо будет отвоёвывать.

– Мы всегда готовы, наш сюзерен! – не остался в долгу Нид.

– Угу, как те пионеры, – произнёс непонятную для парней фразу маршал, – Захватив ворота, к войску не присоединяйтесь. Дождитесь меня.

Посоветовавшись с Танией, попаданец решил, что его солдаты и офицеры, не понимающие сути действия порталов, не смогут отличить «магию Древних» от заклинания Пространственного Тоннеля. Нет, понятно, что полковые иск-маги увидят светящуюся арку, подобия которой они не наблюдали при пересечении портальных площадок. Ну и что? Какие они смогут выводы сделать? Да никаких, пришли к выводу Егоров и его будущая жена. А возникшие вопросы вскоре забудутся.

Какими бы ни были увальнями и разгильдяями городские стражники, но вышедшую в километре от приарских стен из-за холма большую колонну кавалерии они успеют заметить и ворота закрыть. Вот только, новый владетель графства, выдвинувшийся впереди с отрядом в полсотни воинов, успеет увидеть пространство за воротами, открыть туда Тоннель и отправить через него возглавляемый Нидом и Гарки отряд, который и должен будет захватить обе привратные башни. Так спланировал землянин.

У Игоря при себе, помимо жалованной грамоты на владение, имелось и письмо от бывшего графа Лайча, томящегося на цепи в Башне Страха, к своим детям. Хотя, называть обоих виконтов детьми можно было только весьма условно – старшему уже больше тридцати, а младший всего на год моложе попаданца. Однако, новый владетель рассудил, что, захватив город, с обоими виконтами разговаривать о сдаче уже только графского замка будет намного проще.

Выехав из-за холма на пыльную дорогу, уже через двести метров попаданец мог отправлять отряд на захват ворот – через их проём он увидел небольшой участок земли за стеной, и этого ему для заклинания в принципе было достаточно. Только Игорь уже сообщил своим штурмовикам и командирам полков, что площадка Древних находится в трёхстах шагах от моста через ров, поэтому возглавляемая им кавалькада воинов продолжала путь, не останавливаясь.

– Дом, милый дом, – крикнул землянин, обернувшись к скакавшей позади Тании, хотя, на его взгляд, не таким уж и милым это новое жильё являлось.

Игорь никогда не был любителем тёмного фэнтези – читать про всяких вампиров, зомби, скелетов или восставших мертвецов, в отличие от своего друга Макса Вальтера, он никогда не любил – поэтому и нависший с высокой горы над городом мрачный замок, словно бы сошедший с обложки одной из книг этого жанра, не понравился Егорову ещё в первый его визит к Приару во время исторского похода.

– Заметили, граф! – Гарки показал рукой на заметавшегося наверху одной из привратных башен стражника, – Не знают, что магия Древних может делать! – счастливо засмеялся он и извлёк – явно преждевременно – из ножен меч.

До стен оставалось менее полукилометра, и Игорь сам видел фигурку, подбежавшую к зубцам и перегнувшуюся через них.

Дозорный приарского гарнизона явно предупредил о приближающемся отряде, и, вполне возможно, о колонне всадников, лентой появившейся в паре сотен метров следом.

Несмотря на толкотню возле моста, стражники довольно споро управились с напиравшими людьми и повозками и успели закрыть ворота ещё до того, как штурмовики достигли определённого маршалом места.

– Приготовиться, – скомандовал попаданец, – Щерна, не лезь вперёд, держись в середине отряда, – одёрнул он лейтенант- мага, пожилую ветераншу, так и не изжившую в себе боевой азарт.

Тания, выровнявшись с другом, начала изображать плетение заклинания. Под её прикрытием Игорь создал впереди на дороге арку Пространственного Тоннеля и, съехав на обочину с напарницей, остановился, пропуская своих штурмовиков, начавших по трое исчезать в магическом свечении, чтобы появляться внутри городских стен.

– Могли бы и в два раза больше бойцов успеть переместиться, – сказала подруга после того, как последний солдат отряда растворился в арке, продолжавшей светиться ещё секунд пятнадцать.

Владетели графства остались вдвоём. Правда, не надолго – голова кавалерийской колонны уже приближалась и начала ускоряться.

– Допустим, не в два раза, но ещё пара десятков да, успели бы переместиться, – прикинул Егоров, – Конечно, не портал, и я теперь до завтра пустой как барабан, в плане своего резерва. Зато, сама видишь, для внезапного захвата любой крепости метод очень хорош.

– И для замка подонка тоже, – глядя чуть в сторону напомнила Тания, – Я про нашего с тобой барона Роя и его сучек.

– Кто о чём, а вшивый о бане. Я помню своё обещание, Таня.

– Знаю, что помнишь. Только, мы ведь не станем ждать, пока твои янычары вырастут в великих воинов? Нет, я же не говорю, что надо прямо завтра отправляться в гости к ублюдку, но…

– Сделаем, – кивнул Егоров.

В отличие от своей подруги, попаданец не был таким злопамятным, Игорь давно уже забыл бы про барона. Правда, ему не пришлось перенести и сотой доли того, что гад устроил Тании. Землянин до сих пор не мог без содрогания вспоминать то жуткое положение, в котором он застал красавицу иск-магиню.

Возглавлял полковую колонну лично Тэг Вилл. Маршал ему приветливо махнул рукой, заодно давая сигнал, что планы не меняются. Полковнику он уже пообещал баронство, так что, пусть, как говорится, отрабатывает.

Поднятая копытами скакавших мимо кавалеристов пыль неприятно лезла в глаза и нос, но Игорь постарался не морщиться, чтобы его воины не подумали, что их маршал ими недоволен. Наоборот, многим офицерам, унтер-офицерам и даже некоторым успевшим отличиться в прошлом походе рядовым бойцам он кивал или улыбался. Не отец родной, но близко к этому. Казни и палки конечно дисциплинируют средневековых солдат, набранных из кого попало, однако, только наказаниями невозможно добиться того, чтобы люди готовы были идти за своим командиром в огонь и в воду, а именно такого отношения к себе землянин хотел добиться. И у него это уже неплохо начало получаться.

В арьергарде полка Тэга Вилла ехали Айса с Кольтом и Гильмой в сопровождении Натопа и штабного десятка.

– Игорь, а мы когда поедем в город? После пехоты? Самыми последними? – огорчённо спросил подъехавший братишка, очень ловко управляясь с норовистой лошадью.

Попаданец посмотрел в сторону появившейся на дороге пехоты. И послал коня вперёд.

– Поехали, торопыга, – ответил он.

Штурмовики очень быстро справились с задачей, что и не удивительно – на стороне атакующих групп Гарики и Нида оказалось не только численное превосходство, но и ошеломительная внезапность их появления в тылу всего пары десятков городских стражников, не имевших даже возможности занять свои позиции в башнях и там закрыться.

Ворота распахнулись, а мост через ров, поднятый цепями едва только на треть, рухнул на место, когда кавалерия была в полусотне метров от городских стен.

Не задерживаясь, воины нового графа устремились по уходящей вверх улице к замку владетеля.

Приар был четвёртым по величине городом Гирфельского герцогства. Стотысячный столичный местный мегаполис, правда, можно и не считать, он выбивался из общего ряда, а вот Моснор и Кольст, прибрежный город на юге страны, были покрупнее того, что Латана пожаловала своему другу.

Нет, Игорь не собирался предъявлять сюзеренше претензий по этому поводу, тем более, что к двенадцатитысячному – без учёта рабов и нищих – Приару прилагались владения с рудниками по добыче железа, меди, олова, угольными и серебряными копями, да и сама столица графства, хоть и уступала в численности населения Моснору и Кольсту, богатством, обеспеченным развитыми ремесленными и кустарными мастерскими, их превосходила.

Неподалёку от Приара имелись даже золотые прииски, только они относились к ведению герцогской короны. Разумеется, Егорова это не сильно печалило – лишь вызывало только лёгкую досаду, не более.

– А вот стены подремонтировать бы не помешало, – сказал он будущей хозяйке этого города, когда подъехал к воротам, и повернулся к своему штаб-унтер-офицеру, – Натоп, в той клетке ещё живые, кажется, – Игорь указал на одну из двух клеток, где находились грязная, измученная тощая женщина неопределённого возраста и двое существ, похожих на парней или даже мальчишек – сложно было однозначно сказать, – Их нужно выпустить. И пошли кого-нибудь из этих, – он показал на избитых, но не связанных городских стражников, стоявших за аркой ворот в окружении штурмовиков и улыбающихся Гарки и Нида, – Пусть у Западных ворот, если и там есть кто-то из приговорённых живой, тоже отпустят.

– Игорь, – яростно прошипела сзади Тания, – Ты чего делаешь? Хотя бы узнал, за что этих преступников…

– Да пофигу, Тань, честное слово, – отмахнулся граф Приарский, – Слово «амнистия» ещё не слышала? Вот, и познакомься с ним. Пусть все знают, что их граф – милостивый владетель. Кстати, для пользы дела было бы лучше, чтобы из нас двоих добрым следователем всё же ты числилась. Но об этом мы с тобой позже переговорим. Ого, капитан Хоттвир к нам несётся. Лично. Не бойца какого-нибудь послал. Неужели и замковые ворота нахрапом взяли? – хохотнул попаданец, при виде офицера, галопом спускающегося по дороге, почти полностью уверенный в том, что замок уже захвачен, – Вот же растяпы какие. Это я про бывших виконтов.

Успев ещё увидеть краем глаза, как двое стражников, утирающих со своих лиц кровь, начали крутить ворот, опускающий цепь, державшую клетку с преступниками, землянин въехал в ворота своей столицы.

– Маршал! Замок захвачен! Сопротивления не было! Оба виконта и их семьи пленены! – браво доложил Хоттвир, резко натянув повод.

Тоже на титул рассчитывает дядька. Только фиг ему, решил Игорь ещё во время исторской кампании. Капитан был из той породы должностных лиц, которые всюду и всегда стремятся показать свою незаменимость. А это требует не столько демонстрации своих лучших качеств, сколько очернения других людей, с одновременным созданием препятствий любым возможностям для развития их умений.

У Хоттвира все подчинённые, если конечно слушать только его, были дураками, неумехами, подлецами и трусами, и кабы не высокие навыки, храбрость и требовательность их командира, они не справились бы и с чисткой конюшен.

Игорь не посчитал нужным отказываться от рвения и большого боевого опыта этого сорокалетнего воина, но на его дальнейшей карьере мысленно поставил жирный крест. Он ему был крайне неприятен.

– Отличные новости, капитан, – поощрительно улыбнулся граф офицеру, – Хвалю за службу. Посмотри ещё, как идут дела у пятой и девятой сотен на ратушной площади, и мне доложишь, – избавился он от неприятной компании.

В том, что никаких проблем со взятием Приара под контроль не возникнет, сомнений у землянина не было.

– Козёл, – презрительно бросила вслед офицеру Тания, взгляды которой на пожилого выскочку были даже более кардинальны, чем у Егорова, – Избавься от него.

– Сначала полноценную замену ему найди, графиня, а потом уж… посмотрим, – Игорь ускорил движение, – Да уж. А город подумал – ученья идут, – прокомментировал он поведение горожан.

О захвате Гирфеля в Приаре ещё не были ни сном, ни духом, никакого нападения в ближайшее время не ожидали, о каких-либо войсках в округе не слышали, поэтому, появившиеся в городе многочисленные всадники вызвали скорее удивление, чем страх или опаску. К тому же, двигавшиеся по улицам воины ни на кого не нападали, грабежей не устраивали.

Подданные графа Игоря Приарского жались к стенам домов и заборам, чтобы освободить проезд. Никуда не убегали и недоумённо таращились на неизвестных людей. Мальчишки и девчонки, те вообще радовались непонятно чему.

В целом, как отметил землянин, Приар мало отличается от других средневековых городов. Оптимизм же попаданцу внушали дымы многочисленных кузниц ремесленного района, по которому он проезжал к замку. Словно бы судьба специально позаботилась упростить ему прогрессорскую деятельность.

Зато графский замок был воистину мощным укреплением. Мало того, что он возвышался на горе, к подножию которой жались городские кварталы, так ещё и высота стен впечатляла – не менее тридцати метров. Рва не было, но скальные обрывы защищали не хуже.

Пять башен с конусными крышами, защищающими вовсе не от стрел – на такую высоту лукам не добить – а от дождя, располагались по углам периметра замка. Одна из них имела ворота, возле которых графа ожидал полковник Тэг Вилл с группой офицеров.

– Не назвать ли мне наш замок Пентагоном, раз пять углов имеет? – спросил мнение будущей супруги Игорь.

– Понятия не имею, что это такое, но называй как хочешь, – улыбнулась Тания, – Молодец Тэг. Хорошо всё сделал.

– Это точно, – согласился попаданец и спросил у подъехавшего полковника: – Что, и раненых нет?

– Нет, граф, – скромно улыбнулся тот.

Не захвати Тэг замок наскоком, и не сдайся сыновья Лайча даже при получении отцовского письма, Егоров не сомневался в своих возможностях взять эту твердыню в короткие сроки. Дело в том, что бывший владетель самонадеянно опустошил почти все припасы своего замка, когда снаряжал припасами пехотный полк. Так что, не потребовался бы и кровопролитный штурм – гарнизон не выдержал бы обычной осады. Но, всё равно, за свои умелые действия офицеры полка заслужили слова похвалы, на которые Игорь конечно же не стал жадничать.

– Я приказал отправить виконтов вместе с семьями в подземелья, туда же определил всех его придворных и дружину замка, – доложил Тэг Вилл, когда граф соскочил с коня перед крыльцом главного Г-образного трёхэтажного здания.

– Можно было бы и без этого обойтись, но пусть так пока и будет, – землянин кивнул, он не стал торопиться входить в своё жильё, – Оставляй в замке две сотни, остальные пусть занимают места в городских казармах. Вечером мне нужны будут градоначальник, командир стражи, главные жрецы храмов и главы городских гильдий. Пусть их оповестят. А пока… где тут замковый управитель?

– Управительница, граф. Вон она, впереди толпы челяди стоит, – показал полковник на большую группу людей и рабов, выстроившихся вдоль нескольких вспомогательных строений.

– Это которая рыжая? – уточнил землянин.

– Она, – подтвердил Тэг и крикнул: – Дигия! Подойди к графу!

Глава 20

Западная башня выполняла в замке Игоря и роль донжона. Она была шире остальных четырёх раза в полтора, выше почти на пять метров и отсюда шёл единственный вход в подземелья, на верхних ярусах которых располагались многочисленные склады, а на нижних – камеры для заключённых. Первые основательно опустошил бывший граф, а вторые приказал полностью очистить новый владетель. Причём, очистить не только от содержавшихся там людей, про многих из которых ничего не могли вспомнить даже самые старые тюремщики, но и от грязи, послав туда почти всех рабов и рабынь вооружённых лопатами, скребками, мётлами, тряпками, вёдрами и водой.

Пока замковая прислуга не наведёт там образцовый порядок, попаданец не собирался ступать туда ни ногой. Запах подземелий был настолько сильным и отвратительным, что смог пробиться даже через толщину каменных стен и обитых бронзовыми полосами дубовых дверей.

А вот вершину Западной башни землянин решил посетить уже на следующий день своего вселения в замок, пригласив с собой Гарки и Нида. Танию не приглашал, но она его приглашения и не ждала, просто увязавшись за ним, даже не закончив воспитание главного конюха замка.

– Тренироваться вам надо больше, друзья, – с насмешкой сказал он запыхавшимся будущим янычарским полковникам, когда все поднялись на верхнюю площадку, под навес остроконечной конусообразной крыши, – Не мечами махать или копьями тыкать, а бегать, бегать и бегать. И ваши упражнения с девицами развитию выносливости не сильно помогут.

Сам Егоров практически не устал, хотя идти по крутым каменным ступеням, лианой вьющимися вдоль внутренней стороны стены и не имеющих даже перил, удовольствия доставляло мало.

Тания тоже была свеженькой, но только потому, что смошенничала, наложив на себя Восстановление после преодоления двух третей пути наверх.

– Будем, граф, клянёмся честью, – заверил от лица обоих Нид Пилеш.

– А куда вы денетесь? – пожал одним плечом попаданец, – Вместе со своими подопечными кроссы по пересечённой местности будете пробегать. Так, ну-ка, Тания, как выглядит наше гнёздышко с высоты птичьего полёта? – он подошёл к ограждению со стороны замкового двора и посмотрел вниз.

Вообще, во все стороны открывался такой потрясающий вид, что даже мученики Гарки и Нид испытывали воодушевление. Игорю такое чувство было знакомо с детства, лет с десяти, когда он с друзьями забрался на самый верх построенного, но ещё с незавершённой отделкой элеватора.

Замковый двор был размером в два с половиной футбольных поля, но с верхней площадки башни выглядел маленьким, по причине его застройки множеством зданий, которые, наряду со стенами и башнями замка, в это солнечное утро полностью накрывали всё пространство двора своими тенями.

Главное Г-образное здание хоть и имело всего три этажа, однако, даже без учёта его коньковой крыши, высотой было не меньше пятиэтажной хрущёвки. Не уступала ему по этому параметру казарма крепостного гарнизона, в которой помимо жилых помещений располагался и арсенал.

Помимо этих двух зданий, в замке имелось большое количество подсобных строений, от конюшен и птичников до кузниц и мастерских. Очень важным было наличие собственного источника воды – ключа, бьющего из-под земли возле дровяного склада, заполняющего небольшой – метра три-четыре в диаметре – бассейн и низвергающегося оттуда водопадом через отверстие под северной стеной.

– Ты чего прыгаешь? – удивлённо спросила сзади будущая графиня.

Обернувшись, попаданец увидел не меньшее удивление и у обоих лэнов.

– Проверяю твёрдость площадки, – пояснил он, – Хорошая. Вообще не пружинит.

– Балки и настил из хейсатской лиственницы, Игорь, – объяснила подруга, – У меня отец когда-то состоял в кумпанстве, занимавшимся её доставкой с севера Роухана в Ливор. Если это дерево правильно просушить, оно сотни и сотни лет прослужит. Ты же видел башни вокруг Ливорского дворца? Им больше четырёх веков, а там внутри всё из хейсатской лиственницы.

– Понятно, – попаданец заглянул в отверстие, через которое они попали наверх, – Думаю, всё равно надо будет укреплять. Не здесь, а двумя этажами ниже. Третью площадку.

– Укреплять? – переспросил Нид Пилеш.

Если Гарки был самым прожорливым из этой парочки бывших чинорских дворян, то Нид самым любопытным.

– Да. Часовой механизм вместе с грузом и цепями – это тяжёлая штука. А мне бы хотелось сделать всё надёжно. Тоже на века. Как те ливорские башни.

– Так ты что, здесь решил их установить? – Тания прижалась плечом к другу, – У нас? Нашей доброй правительнице, получается, опять ждать обещанного?

– Зачем? Я хочу делать сразу четыре механизма. Один для этой башни, второй для ратуши – не могу же я своих подданных оставить без возможности определять время? – третьи во дворце герцогини, точнее, в Башне Страха, а четвёртые в столичном градоуправлении. Механизмы-то у всех часов будут абсолютно одинаковыми даже по размеру. Только циферблаты и стрелки на них разные по величине. Думаю, за пятидневку кузнецы легко справятся, а вот с монтажом и наладкой повозиться придётся, – Игорь перевёл взгляд с подруги на лэнов и усмехнулся, – Рты закройте, друзья мои. Разговор не для вас. Но скоро всё поймёте.

Землянин помнил, что часы в Вестминстерском аббатстве не только время показывали, но и могли определять дни. А по религиозным праздникам они демонстрировали фигурки соответствующих святых. И Егоров, посидев несколько дней над своими чертежами, даже сообразил, как это можно сделать. Только задался вопросом – нафига козе баян? – и решил не умничать. Хватит и простого отсчёта времени с помощью одной стрелки. Но вот обойтись без боя курантов он заставить себя не смог, хотя помнил, как надоедали ему часы с кукушкой, подаренные матери коллегами к юбилею. В двенадцать ночи двенадцать ку-ку удовольствие ещё то. Впрочем, тогда-то проблема решалась просто – снял одну гирьку, и спи спокойно. Здесь же придётся терпеть или, скорее, привыкать не обращать внимания.

Недолго попаданец раздумывал и о том, какую ему ставить систему отсчёта. Десятины и доли десятин или часы и минуты?

Понятно, что местным удобней было бы, чтобы круг циферблата был разделён на десять секторов, однако, Игорю привычней двенадцать долей, так почему он должен подстраиваться под чужие привычки? Игорь посчитал правильным, чтобы подстраивались под него. В конце концов, временной механизм будет его детищем.

– Это тоже магия? – опять спросил Пилеш.

– Не совсем, но похоже на неё, – усмехнулся граф, – Так, вы свои лэнства ещё не смотрели? Ну, пойдём, глянем, – он двинулся к краю башни, с которого открывался вид на город и далеко на окружающие столицу графства пространства.

Река Приарка, омывавшая западную треть городских стен, несла свои воды с севера-востока на юго-запад к самому океану и служила главной транспортной артерией владений попаданца. Всего в паре километров от речной гавани вниз по течению на обоих берегах друг напротив друга располагались рыбацкие посёлки, видимые с Западной башни, словно на ладони.

Эти поселения, с небольшими участками прилегающих к ним полей, но довольно доходные благодаря речным промыслам и стали собственностью Нида и Гарки. Грамоты на лэнства Егоров вручил им ещё вчера, откровенно сказав, что выбирал для них владения не по богатству, а по близости к Приару.

– Моё вон то, – указал Пилеш на восточный посёлок с деревянной башней в центре, к которому как раз в это время подходила вереница всадников и повозок, – Как бы бывшие виконты и придворные с дружинниками какого-нибудь безобразия не учинили. Разорят ещё моих рыбаков.

– Им не до этого, – успокоила его Тания, – Им надо уйти подальше, пока наш милосердный граф не передумал, как с тем подонком, – она злорадно посмотрела на друга.

Во время вчерашнего знакомства нового правителя с городским начальством и главами гильдий совершенно случайно всплыл факт, что своим широким жестом с амнистией всех подряд Игорь крупно обмишулился.

Одним из освобождённых из клетки у Западных ворот оказался негодяй, избивавший жену и насиловавший двух своих падчериц, сестёр близняшек, одна из которых умерла от кровопотери. Иск-маги с Лечением в Приаре имелись и немалым для такого городка числом – семь в самом городе и двое в замке, это без учёта виконтов и их жён – но у обычного шорника-кустаря на оплату их услуг денег не было и несчастная девчонка умерла. Начальник стражи вообще выразился в том смысле, что средства, распродав часть имущества, при желании подонок мог найти, вот только тот даже не собирался этого делать.

Пришлось Егорову включать «меня не так поняли» и объяснять, что амнистия – это освобождение для тех, кто может исправиться, и ужесточение наказания тем преступникам, чью вину правитель считает более тяжкой, чем посчитал суд.

Так в Орване земное понимание общего помилования получило совершенно другую суть. Но не мог же землянин реально отпустить такую мразь? Он на это оказался неспособен, и вчера вечером, уже с наступлением темноты, насильника и убийцу беззащитной жертвы посадили на кол, предварительно оскопив.

– Зачем сравнивать того подонка с виконтами и их людьми? – Игорь уже рассмотрел на башне всё, что хотел увидеть, и повёл подругу к лестничному проёму, – Пусть проваливают.

– Затем, что бывшие хозяева этих земель никогда нам не простят своего унижения и изгнания, мой граф. Они наверняка уже сейчас вынашивают планы своего возвращения.

– И что из этого? – попаданец пожал плечами и первым стал спускаться вниз – ширина ступеней не позволяла спускаться по ней вдвоём в ряд без угрозы с неё не свалиться, – Всё равно принц Ямирон будет решать, идти на нас войной или нет. Если решит напасть, так пусть лучше этих кретинов возьмёт в своё войско, чем кого-нибудь толкового. Сама же видела, что оба из себя представляют? И их окружение ничуть не лучше. К тому же, свою часть уговора они выполнили, тайные ходы и ниши показали.

– Ты уверен, что все?

– Нет, не уверен. Только Кольт и дети замковых рабов на что? Задачу я брату поставил, энтузиазма он преисполнен выше макушки, и скоро мы не только ходы, а и все щели знать будем, – Игорь придержал навалившуюся на него сзади подругу, – Осторожней, под ноги смотри. Вот тут, на этой площадке смонтируем часовой механизм. Бойницу расширим и округлим под циферблат, – они дошли до первого надземного этажа и вышли во двор, – Так, лэны, отправляйтесь к своим воспитанникам. Тренировками их пока не грузить. Сначала отмыть, переодеть, откормить, а потом уж возьмёмся за них крепко. Деньги, которые я вам дал, пока сильно не тратьте, я ещё не Рокфеллер, но и в рваньё наших будущих славных воинов не рядите. Подойдите к Дигии, я ей дал распоряжение подыскать пригодное по росту из замковых запасов. И это, Гарки, Нид, не вздумайте из-за внимания этой рыжей лисы устраивать между собой соревнование. Понятно? Смотрите мне, горячие чинорские парни.

Попаданец сразу решил полностью избавиться от всех придворных прежнего режима. Эти вторые, третьи и последующие сыновья и дочери феодалов графства, всякие дяти, тёти и кузины, нашедшие себе синекуру при Приарском дворе, Егорову абсолютно не были нужны, особенно, в свете того, что их владетельных родственников он собирался в самое ближайшее время вытрясти из занимаемых городков, замков, крепостей, имений и расставить там всюду своих людей.

А вот от чиновников, служивших бывшему графу Лайчу, и от управляющих различными службами замка, Приара и всего графства, попаданец избавляться не спешил.

После разговора с виконтами и совета, проведённого им с городским начальством и главами гильдий за ранним ужином, Игорь потом допоздна поочерёдно беседовал с чиновниками и управленцами.

Управляющая замком двадцатипятилетняя Дигия, не титульная дворянка, полунищая сирота, пригретая при графском дворе за смазливую внешность, одно время была любовницей Лайча. Выставленная после его повторной женитьбы из графской постели, она была пристроена на весьма завидную должность, хотя обычно таковую занимали простолюдины.

Молодая управляющая оказалась одной из немногих сотрудниц, чьи знания и опыт в занимаемой должности Игорь оценил весьма высоко. Большинство тех, с кем он побеседовал, попаданец определили термином «болото», но, как часто говорили в его родном мире, за неимением гербовой пишут на простой, и, кроме казначея и его второго помощника, не понравившиеся Егорову категорически, всех остальных служащих он оставил на своих местах.

Игорь не случайно вспомнил про свою управляющую. Когда лэны ушли выполнять распоряжение графа, из двери, возле которой он стоял с Танией, очередные тяжёлые носилки с мусором и грязью из подземелья вынесли две тощие девушки рабыни.

– Дигия! – крикнул он рыжей начальнице, о чём-то беседовавшей с замковой кастеляншей возле входа в прачечную, – Иди сюда! Кто догадался полудохлых девок поставить на носилки? – спросил он, когда та подошла быстрым шагом, – Пусть подметают и моют. А таскать должны мужики.

– Разберусь, граф, – глаза управляющей сузились, не суля кому-то ничего хорошего, – Извини, не доглядела.

Игорь кивнул и пошёл в главное здание, возле крыльца которого он заметил ожидающих его двоих мужчин. Он сразу догадался, что это прибыли вызванные им накануне через гильдейских старост владелец крупного кирпичного производства, налаженного в одном из ближайших поселений, и хозяин самой большой в Приаре кузниц.

– Тань, пока я с мужиками беседую, помоги Айсе с девчонками. Ладно? – попросил землянин, – Устроили-то их вроде бы нормально, но ты ещё раз там всё посмотри. Может их вообще на наш третий этаж переселить в малом крыле? И ещё. Чувствую, нам совсем скоро потребуются адептки для полноценной и непрерывной работы порталов, ты присмотрись, может кто-то из этих рабынь и нищенок не так уж и забит. Хоть пяток найди, кого в ближайшие дни я смог бы инициировать.

– Хорошо, посмотрю, – улыбнулась Тания и немного странно посмотрела на Игоря, – Двоих тебе уже сейчас могу назвать. Это та девочка – Озия, кажется? – ну, подружка твоего первого янычара, и… четыре дня назад… Гильма… она стала девушкой. Инициация теперь возможна. Про Кольта ничего сказать не могу. С мальчиками сложнее определять, когда. Только, раньше времени пытаться не следует. Были случаи…

Они почти дошли до крыльца и остановились. Игорь, не дождавшись, когда подруга продолжит, спросил:

– Какие случаи? С Гильмой это точно?

– Случаи неприятные, когда попытка инициирования мальчиков раньше времени делала их бесплодными на всю жизнь, и никакое Лечение не помогало. Так что, лучше не рисковать нашим братиком, хоть инициация от тебя идёт и без использования пепла. А с Гильмой всё точно. Она уже девушка и знает об этом. Мы с Айсой ей всё объяснили. И Латана тоже. Кстати, Игорь, у тебя ведь резерв уде полон. Не тяни с созданием у нас портала. Наша добрая правительница наверняка уже вся извелась и без вестей от нас, и без нашего общества. Не рискуй головой. Отрубить не отрубит, но – как ты говоришь? – весь мозг вынесет.

Попаданец не хуже подруги это знал, только у него сейчас шёл, буквально, целый вал первоочередных дел, которыми он должен был бы заняться, если по уму, ещё год назад, а как только он создаст портальную площадку, так, к гадалке не ходи, явится герцогиня Гирфельская собственной персоной и займёт всё его время кучей вопросов и экскурсий. А Дин? Он ведь наверняка с ней прибудет.

– Я ещё даже не решил, где нам устроить портал, – попытался увильнуть он.

– Как у Ланы, – подсказала Тания, видевшая Игоря насквозь, хотя рентген попаданец для неё ещё не спрогрессорствовал, – У неё портал в малом тронном зале, а наш организуй в зале Совета. Всё равно там редко кто бывает, и от наших покоев далеко, к тому же, на втором этаже. Ты не переживай. Лана всё поймёт, и я сама с ней буду тут заниматься.

Мысль подруги Егорову понравилась, и он её идею даже развил.

– Тогда сделаем так. Приведи ко мне Гильму и Озию, я их инициирую, и пусть они прямо сегодня опробуют свои новые способности. Закроют за правительницей портал, и потом откроют, когда она решит вернуться. Ты нашу принцессу встретишь, предложишь ей переодеться вам обоим в одежды наёмниц, и в сопровождении пары наших офицеров прогуляетесь по городу. И тебе будет полезно, и Лана, я уверен, получит удовольствие. Помнишь, как её наш прошлый маскарад забавлял? А я пока утрясу вопросы с этими мужиками, – кивнул он на представителей местного бизнеса, наверняка бы обидевшихся, услышь они, как граф назвал их крестьянами, – и переговорю со жрецом Хаоса. Старик, говорят, чуть ли с ума не сошёл от радости, что новый правитель и его будущая супруга поклоняются его богу, а не Порядку, как прежние хозяева графства. Заодно согласую с ним наш с тобой торжественный обряд бракосочетания. Принимается?

– Принимается, – согласилась напарница и сжала Игорю руку.

Глава 21

Также, как и во времена земного средневековья, в государствах Орваны сельское население по численности превосходило городское в десятки раз. И, как уяснил для себя попаданец, именно крестьяне разных сословий – свободные, крепостные или сервы – выполняли львиную долю работ, и не только сельскохозяйственных или смежных с ними.

Климат в центральных и южных странах континента Роухан был таков, что позволял собирать три урожая в год. Однако, две зимние восьмушки – а это целых девяносто дней – работ на селе практически не было. Поэтому, в это время года свободные крестьяне сами шли искать работу в города и городки, а крепостных или сервов сдавали в аренду поодиночке или целыми бригадами их господа.

Покупателями такого труда или нанимателями рабочих рук выступали крупные владетели и города, использующие зиму для строительства или ремонта дорог, мостов, городских стен и прочего. И, как уверяли попаданца друзья, работы велись очень быстро и качественно. Многие крестьяне навыками строительства владели не хуже сельскохозяйственных приёмов.

Рабы в основном использовались или как прислуга, или помощники в ремесленных мастерских, или работники местного подобия коммунальных служб. Невольников, относительно общей численности населения, в здешнем феодальном обществе было слишком мало, чтобы всерьёз использовать их для ведения крупной производственной или строительной деятельности. Даже в шахтах, на приисках или рудниках чаще работали каторжане-кандальники.

Как бы ни хотелось попаданцу поскорее приступить к ремонту стен Приара и своего замка, но пришлось это полезное занятие отложить на две с четвертью восьмушки – именно столько оставалось до зимы.

При этом, то, что сани надо готовить летом, Егоров помнил хорошо. Для намеченных им работ требовалось большое количество кирпича, ведь кроме ремонта укреплений попаданец собирался с двух сторон подножий замка, свободных от каких-либо строений построить казармы янычар и кампус портального клана – небольшой, но комфортный для проживания и обучения комплекс зданий.

Это его нынешние новобранцы легко разместились в замке, по мере же кратного роста их численности, графская твердыня им станет слишком тесной.

Собственно, необходимость заблаговременного накопления строительного материала явилась одной из причин вызова графом владельца кирпичного производства. Имелись и другие вопросы к старшему мастеру – так называли в этом мире буржуа-производственников – но их землянин напрямую раскрывать не собирался.

– Садись, я разрешаю, – хмуро сказал граф Приарский крепкому сорокалетнему мужчине, вошедшему в сопровождении Натопа в кабинет, – Десятник, выйди.

Робость взрослого состоявшегося мужчины по отношению к молодому парню в здешнем сословном обществе была совершенно естественна. К тому же, Вайд Корр – так звали старшего мастера – не знал, что новый владетель добрейшей души человек, а Егоров, по своим причинам, не собирался об этом никого из своих подданных информировать. Впрочем, и доброта-то бывшего спецназовца имела свои границы.

– Градоначальник сказал…

– Да, ты мне нужен, – Игорь дал знак девушке-служанке, чтобы она наполнила гостю кубок, – Расскажи мне о своём производстве.

Как кирпичи делают и делали в давние времена на Земле, попаданец хорошо знал. Догадывался, что и здесь технологии не сильно отличаются. Егоров хотел выяснить, сколько и в какие сроки может получить стройматериалов, а также, есть ли возможность использовать работников Вайда Корра для строительства в своём замке небольшой стеклоплавильной печи. Делиться технологиями, которые могут генерировать сверхприбыли, землянин пока не хотел, а значит, предстояло организовывать основные прогрессорские дела, скрывая их за стенами замка.

В Орване всё же знали, оказывается, что такое стекло. Только речь здесь шла об его природной форме – вулканической. Игорь же собирался делать силикатное. Состав его был достаточно прост – кварцевый песок, известь и сода или поташ. Все ингредиенты в этом мире хорошо известные и вполне доступные.

Венецианцы использовали песок, который брали из реки По. Насколько он походил на тот, что имелся в Приарке, однозначно не скажешь, но по белому цвету и структуре можно было рассчитывать, что местный подойдёт.

Граф уже велел Дигии организовать завоз главного ингредиента в замок в больших количествах. Конечно, истинную цель этого распоряжения Игорь не сказал, велел лишь отскоблить всю грязь с замкового двора, засыпать его слоем чистого, просеянного речного песка, который надлежало ещё и припасти, создав из него возле северной башни несколько больших куч.

– Этого кирпича хватит на четыре таких здания как это, господин граф, – закончил свои путанные подсчёты Вайд Корр, – А для ремонта стен вполне сгодится и битый. Он даже лучше подойдёт, если его вместе с крупными камнями класть.

Егоров некоторое время размышлял над услышанным.

– Первый вопрос. Во сколько обходится кирпич городской казне и за какую цену ты готов его продавать своему графу? – спросил он и стал смотреть, как на висках буржуя появились капельки пота, хотя в толстостенном каменном здании было весьма прохладно и комфортно даже в очень тёплый летний день, – Ладно. Не мучай себя. Я буду платить тебе как и ратуша, за вычетом четверти, той, что полагается мне от тебя в виде налога. Второй вопрос. Чем у тебя сейчас заняты печники, когда нет больших объёмов работ? Мне нужно, чтобы они сложили здесь в замке печь. Когда их пришлёшь? Разумеется, материалы тоже с тебя. Оплата с меня.

Широкий жест в финансовом вопросе дался попаданцу не легко. Узурпатор Лайч, отправляясь в столицу, забрал из замка не только припасы, но и почти всю казну, так что, с деньгами у Игоря было всё совсем плохо. Конечно, он знал у кого можно попросить, и всё же необходимо надо как-то срочно изыскивать возможности пополнения кармана.

– Как прикажешь, господин граф, так и пришлю, – ответил повеселевший буржуй, поняв, что новый правитель не собирается его грабить, а, наоборот, даёт ему возможность в период упавшего рынка сбыта очень хорошо заработать, – Люди у меня сейчас действительно не сильно загружены.

Ещё одним обстоятельством, порадовавшем попаданца, оказалось использование в местном производстве каменного угля. Значит и печи тут делают соответствующие.

Игорь знал, какую проблему в земном средневековье создавала технология выплавки стекла в дровянных печах, куда ставили горшки с известково-песчаными смесями. Была настоящая беда с полным уничтожением лесов в округе, из-за чего постоянно приходилось переносить производство на новое место. С углём же всё оказывается гораздо проще, тем более, что богатый разрез с этим видом топлива находился от Приара всего в двух днях пути обозом, и копи там все являлись собственностью графа Приарского.

Игорь обсудил с Вайдом Корром, всё, что хотел, но решил дать старшему мастеру время допить вино и принялся его расспрашивать о семейных делах и проблемах. Для буржуа, пусть и богатого, такое внимание правителя оказалось неожиданным, но очень лестным. Люди и так любят поговорить о себе, а тут сам высший аристократ не погнушался снизойти до интереса к личности простого толстосума.

– Граф, – на пороге кабинета появилась герцогиня Гирфельская в обмундировании дружинницы, – госпожа Молс изъявила желание прогуляться по городу. Распорядилась сообщить тебе, что не надолго. Твой племянник Дин остаётся в замке с виконтом Кольтом.

Латана еле сдерживала улыбку. И без блеска бриллиантов или дорогого шёлкового с золотом платья она была просто чудо как хороша и знала про это. Венценосная подруга явно испытала удовольствие, когда заметила восхищение, промелькнувшее в глазах Игоря.

– Обеспечь надёжную охрану моей невесте, десятница, – приказал граф и, когда принцесса развернулась на выход, убедился, что с тыла она выглядит не менее потрясающе.

– Нашей будущей госпоже ничего не угрожает в городе, – сообщил старший мастер, не отставший, а, пожалуй, даже превзошедший хозяина кабинета в вынесении оценки приходившей десятнице, – Твои верные подданные будут рады оказать ей любые услуги.

– Это вряд ли, – усмехнулся Егоров, – Она не станет на всех углах рассказывать, кем является. Ну, да, ладно. Иди. И подумай насчёт младшего сына. Могу принять на службу в графскую канцелярию. Окажется хотя бы наполовину таким же толковым и приятным человеком как ты, карьера ему обеспечена. А со временем, могу похлопотать перед правительницей и о дворянстве для него.

О чём может мечтать тот, у кого много денег? Наверное о том, чтобы их было ещё больше. Только вот Игорь хорошо знал, как ринулись покупать себе титулы европейские буржуа, едва лишь такое стало возможным. Всё таки опыт рыболова, с шуткой подумал землянин, может эффективно использоваться и в других сферах деятельности. Вайда Корра он надёжно посадил сразу на три крючка – корысти, гордыни и, пользуясь термином главного жулика из «Вождя краснокожих», чадолюбия. Аналогичной снастью Егоров собирался пользоваться и в отношении других своих подданных. Хотя и от неприятных методов устрашения отказываться не собирался.

Когда Натоп ввёл следующего посетителя, Игорь смотрел в окно, как на замковом дворе его подруги отъезжают на городскую прогулку. Распоряжение своего спасителя эти дряни полностью проигнорировали. Так, мало того, что не взяли с собой никого из офицеров в сопровождение, как он говорил Тании, так ещё и позволили себя уговорить новой адептке клана Гильме прихватить и её.

Сестрёнка, после инициации и первого использования полученного умения, когда она закрыла портал за прибывшими принцессой и Дином, самым натуральным образом сияла как ясно солнышко. Много ли девочке надо для счастья, к тому же, той, что успела прочувствовать участь рабыни?

Наследник Гирфеля маму и тётю Таню не провожал. Наверняка сейчас уже носится по замку перепачканным как поросёнок и помогает дружку виконту Приарскому наносить на бумажные листы найденные ходы и слуховые отверстия.

– Подходи к столу, – отвернувшись от окна, после того, как подруги с Гильмой выехали из замка, Егоров подозвал мнувшегося на пороге Льюнса, владельца кузни, огромного как носорог мужчину, – Покажу, зачем ты мне надобен.

Посмотрев вслед вышедшему Натопу, попаданец в очередной раз напомнил себе, что этого держиморду, прижившегося в графской приёмной надо заменить. Пусть унтер-офицер своими повадками и рожей висельника наводит страх на полковых разгильдяев, а на место секретаря надо подобрать какую-нибудь грамотную и шуструю девицу. Игорь, правда, пока никого на примете не имел. Нет, красоток-то в замковой обслуге имелось достаточно, вот только, насчёт их грамотности имелись большие сомнения. Им бы хоть научиться лучше следить за собой, и то радость. Дигия на этот счёт указания уже получила.

Вот рыжая управляющая хорошо подходила на роль начальницы секретариата, но у неё и так дел невпроворот.

– Это, ить, господин граф, не всё понятно тут, – нахмурил лоб старший мастер кузнечных дел, разглядывая рисунки, которые показывал ему правитель, – Вот эти кружочки с зубцами…

– Шестерёнками называются, Льюнс, – Игорь собрал листы бумаги снова в стопку, – Только тебе и понимать не нужно. Необходимо изготовить по четыре штуки каждого изделия в точной пропорции, как я нарисовал. Шестерни, пластинки, цилиндрики, стрелки. Именно той же толщины, которая изображена на чертежах сбоку. Просто отмеряй или даже прикладывай к рисунку. Всё просто. С длинами цепей ещё проще, у них особая точность не нужна.

Кузнец почесал затылок лохматой головы. Егоров старался не обращать внимания на засаленность его волос и на сильный запах от пропитавшейся потом одежды. А ведь Льюнс явно не в этом своём нарядном красном камзоле молотом махал, да и вряд ли в его должности и возрасте вообще берут в руки тяжёлый инструмент. Видимо настолько в работе весь, что следить за собой некогда. Специалистом же старший мастер был первоклассным. Об этом и старшина гильдии сказал, и Игорь из общения понял.

– Это, ить, господин граф, тогда всё понятно тут.

– Вот и отлично, – удержался от смешка землянин, – За пятидневку справишься?

– Это, ить, господин граф, могу и завтра сделать, – кузнец провёл рукавом по лбу, – У меня, ить, четыре мастера, девять подмастерьев и два десятка рабов. Мы даже остальные заказы останавливать не станем.

– Нет. Спешить не нужно, – отказался Игорь, – Доставь через пять дней. Чеканщик или гравировщик у тебя есть? Желательно, чтобы умел с бронзой работать. Есть? Замечательно. Вот пусть он и доставит заказ. Оплатит ратуша. Градоначальник в курсе, я с ним вчера этот вопрос обсудил.

В отличие от графской казны, средства города находились в хорошем состоянии. Только в этом мире до полного абсолютизма дело не доходило, и владетель не мог распоряжаться деньгами подданных как своими. Однако, графу удалось заинтересовать градоначальника идеей часов на торце ратушной крыши, которые станут показывать точное время, и вызвать у местного мэра прилив тщеславия, ведь Приар войдёт в историю первым городом, где будет установлен такой удивительный механизм.

Цену тщеславию Егоров установил такую, что средств хватит на все четыре часовых механизма вместе с работами по их монтажу. И градоначальник согласился.

– Задаток нужен? – поинтересовался попаданец.

– Это, ить, господин…

– Всё, я понял, – хлопнул Игорь кузнеца по плечу, – Езжай отсюда прямо к городскому казначею.

Выпроводив и этого посетителя, граф не сразу пошёл в канцелярию, а решил ещё раз пройтись по замку, чтобы подобрать место под типографию.

Какой бы большой ни была его крепость, в ней, разумеется, невозможно разместить все те прогрессорские производства, которые Егоров надумал внедрять. Конечно, на данном этапе и речи не может идти о каком-нибудь конвертере стали, что так активно советовал однажды Эрик Жунусов, коллега Игоря по чтению и комментированию фэнтезийных книг, а вот идею его оппонента насчёт горячей штамповки землянин рассматривал всерьёз. Благо, наличие под носом полноводной реки позволяло установить водяные колёса, а изготовить механизмы, которые станут приводить в действие тяжёлый молот, совсем не трудно.

Само собой, землянин задумывался и о пороховом заводе, и о ткацких мануфактурах, и о многом другом. Только вот, все идеи придётся реализовывать даже вне города, а не то, что внутри замка.

– Приходил барон Гольнер, – доложил Натоп вышедшему из кабинета графу, – Дожидаться не стал.

– Значит, ничего срочного. Сопровождать меня не требуется, найди полковника Тэга, скажи, что я хочу его видеть.

Десятник за маршалом не пошёл, зато двое бойцов, стоявших на выходе из приёмной, молча двинулись следом. Их отсылать Игорь не стал. Понимал, что ему теперь разве что только не в туалет предстоит всюду ходить в сопровождении. Статус, куда деваться? Сам это счастье себе навязал.

Брать пример с земных книгопечатников, выпускавших дорогие книги в кожаных – иногда и с золотом – переплётах с религиозными или философскими текстами, Егоров не собирался. Во всяком случае, в первые годы.

Попаданец хотел наладить выпуск развлекательного чтива, на бумаге не самого высокого качества, может быть даже с односторонней печатью, крупными, без всяких завитушек, буквами и в переплёте из картона, а то и вовсе дощечек. Кроме того, Игорь предполагал получать доход не только как издатель, но и присваивать себе авторские гонорары земных писателей, чьи труды он станет плагиатить.

Плохо? Наверное. Но, во-первых, это можно рассматривать и в качестве рекламы их произведений, а во-вторых, Егоров дал себе честное слово, что если в Орвану попадёт кто-нибудь из наследников-правообладателей этих литературных произведений, то он выплатит все полагающиеся гонорары до последнего гира.

Хотя, Игорь где-то читал, что срок действия авторских прав семьдесят лет, так что, на истории, которые он будет издавать, никто претензий предъявить не сможет. И ложно объявлять себя автором книг Егоров не станет.

Кроме того, землянин не исключал, что уже в ближайшем будущем начнёт выпуск, если и не ежедневных газет, то ежемесячных – раз в восьмушку – альманахов. Наличие сети порталов позволит оперативно получать информацию для наполнения журналистского издания и распространять продукцию по разным краям континента – первое время на Полуострове и в Ливоре, а там, как пойдёт.

– Граф, я нужен? – Тэг Вилл нашёл своего сюзерена у Южной башни.

– Да, дружище. Доложи, как прошло размещение наших орлов в городе.

Глава 22

Егоров уже заканчивал разговор с полковником Тэгом Виллом, с которым обсудил вопросы, касаемые изъятия городков, крепостей и замков у нынешних владельцев и передаче их новым, как из-за казармы появился седой мужчина в не очень хорошо подогнанном доспешном одеянии и направился к ним.

– Его замок надо будет освободить первым, – сказал Игорь своему собеседнику, посмотрев на приближающегося, – Так подсказывают справедливость и тот факт, что крепость ближе других к Приару. Там будет пример для устрашения.

– Не помешаю? – хмуро поинтересовался седой.

Похоже, что всю оставшуюся жизнь этот пятидесятипятилетний мужчина будет ходить именно с таким выражением лица.

Накануне, среди тридцати четырёх узников подземелья, освобождённых новым владетелем, оказались два дворянина – барон Гольнер и его зять Арш. Жена, дочь и годовалый внук барона умерли ещё прошедшей зимой, будучи заточенными в соседней камере. Умерли не от побоев или издевательств, а от холода и сырости подвальных стен, скверного питания, затхлого воздуха, отчаяния и не оказания лечебной помощи.

Число баронств, которыми Егоров теперь мог вознаградить своих людей, сократилось до десяти, поскольку оснований лишать прав на владение дворянина, пострадавшего за то, что был сторонником имперской партии, у нового графа Приарского не имелось никаких.

И желания тоже не было, хотя землянин прекрасно понимал, что поддержка любым владетелем того или иного кандидата на трон определялась вовсе не взглядами на законность или справедливость, а внутренними разборками среди феодальных группировок.

Оставшись без одного призового владения, Игорь взамен получил двух дворян, на которых можно было полностью положиться в борьбе с вескской партией. Эти точно никогда не переметнутся и готовы мстить вечно, лучшие кандидаты в руководители тайной службы графства. Попаданцу осталось только решить, кому из них эту должность предложить. Пока же он обоих начал использовать в этой ипостаси, всё равно службу предстояло создавать заново. Граф Лайч сам таковой не держал, а бывшее местное отделение герцогской тайной канцелярии разгромил больше года назад.

– Нет, барон, – ответил Егоров, – Мы уже завершили наш разговор, и хочу тебя уведомить, что мною принято решение через семь дней отправиться с полком под стены Гольнера, чтобы восстановить твою власть в родовом владении. У тебя, как я понимаю, тоже есть, что мне сообщить?

– Да, я подготовил список людей, кому можно предложить должности руководителей. Но не могу знать, кому из них удалось уцелеть. Если позволишь, мы с Аршем поищем их в городе. Или узнаем, кто куда уехал. И… спасибо… за… Я и Арш, мы должны сами идти на штурм Гольнера.

– Барон, я даже и не думал препятствовать вам в вашем желании. Более того, хотел тебя просить лично возглавить войско и самому разобраться с тем негодяем, кто захватил то, что по праву принадлежит твоему роду.

Показалось Игорю или на самом деле у склонившего голову барона в левом глазу мелькнула слезинка? Как бы то ни было, голос бывшего узника замка Приар остался ровным.

– Граф, благодарю тебя за всё, – повторился он, – Клянусь, что не только стану служить тебе как вассал, но и поддерживать во всём как самый верный друг. У меня не осталось в семье никого, кроме Арша, однако, я найду оставшихся родственников, друзей, сослуживцев… они станут твоими верными сторонниками.

– Сторонники, это хорошо, – не стал жеманничать землянин, – Мне действительно нужны помощники. А больше всего – советники. Опытные люди, вроде тебя, Гольнер, и тебя, Тэг, – он поочерёдно посмотрел на каждого, – Вы должны понимать, что я человек в ваших краях новый. Ещё сильно не вникал во всё, но уже сейчас, скажу честно, здешняя система взимания податей, налогов и мыта меня приводит в уныние. Состояние службы городской стражи, ополчения и местного воинства совершенно не устраивает. Мне многое придётся менять, начиная всё заново. И твои слова, барон, про дружбу… да, без поддержки друзей мне никак. Если вы согласитесь не сидеть в своих замках, а помогать мне здесь, в моей резиденции, буду очень признателен. И ещё, мы выиграли сражения, уверен, до наступления зимы или даже раньше возьмём под контроль всё графство, но мы пока не выиграли войну. Принц Ямирон не успокоится, и те бывшие владетели Приара тоже. Не сомневаюсь, что они ничего не забудут, и ничему не научатся…

– Ты зря отпустил, граф, этих…, - сверкнул взглядом бывший узник.

– Я не мог поступить иначе, барон. Слово было им дадено до знакомства с тобой. И, знаешь, так даже лучше. Это пример того, что новый граф милостив к сдавшимся без боя. А ты покажешь, что случается с теми, кто решил сопротивляться. Мы ведь знаем, что замок Гольнер без боя не отдадут? После расправы с твоими врагами, каждый из оставшихся владетелей моего графства сможет выбирать свою судьбу. Первый вариант или второй. А виконты… а что они? От этих напыщенных кретинов мало что зависело. Сам понимаешь. И мы с ними ещё встретимся… В общем, с ответом не тороплю. Подумайте хорошо. Мне нужны министр двора, – Игорь сейчас решил, что главой своей контрразведки он всё же предложит стать Аршу, – которым я вижу тебя, барон, и командующий армией, – он посмотрел на полковника.

– Согласен, – не стал долго раздумывать Тэг Вилл.

– Согласен, – последовал его примеру Гольнер.

– Не ожидал других ответов друзья, – улыбнулся Егоров, – И твоему зятю у меня тоже найдётся должность, – подмигнул он барону, сразу же понявшим о какой работе для баронета Арша идёт речь, – Списки твоих людей я просмотрю, но, считай, что я заранее согласен. Ищи их. Вакансий у меня полно.

Распрощавшись со своими помощниками землянин пересёк южную площадь двора, не обращая внимания на испуганно изображавшую активную работу обслугу, и у торцевого входа в главное здание наткнулся на подъехавшие повозки, в которых подвезли из города одежду и обувь для янычар и адептов. В одной из телег Игорь приметил связки дубовых палок, используемых на тренировках новобранцев вместо мечей.

– Господин, – поклонилась ему кастелянша, с навощённой дощечкой и стилом принимавшая имущество, оценивая не только его количество, но и качество, – Привезли, как заказывали, только нательное бельё великоватое, на взрослых. Я распоряжусь, чтобы наши портнихи ушили. До ужина управятся.

– Пусть постараются, – кивнул попаданец.

В натуральном средневековом хозяйствовании есть и свои преимущества. Одно из них в том, что у феодала многое имеется под рукой – не только ушить, но и пошить, и выковать подкову, и выстругать доску, и многое другое. Не нужно за всякой мелочью обращаться на сторону. Понятно, что любая деятельность в замках не носит промышленного масштаба, и не требует особых умений.

Крыльцо, возле которого производилась разгрузка, вело в короткое крыло Г-образного здания. После того, как Егоров вместе с виконтами выставил из замка и всех его придворных, эта часть большого строения полностью опустела. Оставшиеся чиновники занимали служебные помещения на втором этаже главного крыла, а проживали с семьями на первом. В полуподвалах были устроены прачечные, кухни, кладовые и комнатки-клетушки для дворовой челяди из свободных. Рабы проживали в отдельном двухэтажном строении возле северо-восточной стены.

– Граф! – почему-то обрадовалась Айса, появлению Игоря на нижней площадке лестницы.

Бывшая рабыня руководила двумя парнями, перетаскивающими из повозок долю адепток в привезённом имуществе, показывая, куда и как всё складывать. Рядом с Айсой стояла Озия, уже инициированная портальным заклинанием подружка Жура, первого янычара Орваны, и ещё две какие-то девочки.

Свято место пусто не бывает, и освободившееся от сановников малое крыло наполнилось детскими голосами гирфельских замарашек, ещё не осознававших во что они влипли и насколько кардинально изменились их судьбы. Землянин, кстати, был абсолютно уверен, что к необыкновенно лучшему.

В части комнат третьего этажа разместились четыре десятка янычар, а первого – адепток. Устроились по барски, не теснясь и на кроватях оставшихся от сановников и их семей и челяди. Игорь не видел в этом переходе вчерашних юных рабов, попрошаек и воришек в статус кадетов ничего плохого. Трудностей и лишений службы он ещё успеет на них нагрузить. Пусть вначале вдохнут глоток воздуха достойной жизни.

– Тут без тебя не справятся? – спросил Егоров у девушки, – Пошли со мной, вниз спустимся. Парни, – обратился он к сопровождавшим его воинам, хотя одному из этих «парней», почти лысому мужику без половины зубов, было хорошо под пятьдесят, – оставайтесь на крыльце. Меня есть кому охранять, – он прикоснулся к спине Айсы.

Первоначально в полуподвале малого крыла Егоров планировал устроить свою типографию и мастерские гравировщиков и лубочников – у попаданца ещё бродила мысль выпускать для малограмотного населения подобие европейских лубков или азиатских манг, своего рода средневековых комиксов. Однако, сегодня возле южной башни он подыскал редко используемое складское одноэтажное здание из тёмно-красного кирпича, где место для его полиграфическо-издательских задумок имелось с большим излишком.

Теперь Игорь решил в полуподвале организовать тренировочные и тренажёрные залы со всеми сопутствующими подсобными помещениями, от мыльни до кладовых со спортивными снарядами. Деревяшками махать его янычары и адептки станут только вначале, но весьма скоро дело дойдёт и до железок. Егорову не хотелось, чтобы звуки ударов металла о металл во время занятий мешали ему думать и работать. И так шума в замке предостаточно.

– Ну вот, – одобрительно сказал попаданец, когда они вдвоём обошли все помещения подземелья малого крыла, изолированные от подвала основной части здания, – Теперь тут и полной грудью дышать можно. Ещё бы остатки запахов мочи на лестницах не чувствовались, вообще здорово было бы. Капец, как будто не придворные, а свиньи здесь раньше жили.

– Господа погаными вёдрами пользовались… Игорь, – несмотря на неоднократные строжайшие указания, девушка с трудом привыкала в беседах в своём кругу обращаться к попаданцу по имени, – А по углам гадили их слуги.

– Какая разница? – хмыкнул землянин, – Дышали-то все.

– Большая, – рассудительно заметила Айса, – Не забудь сказать Дигии, чтобы она и за эти непотребства рабов жестоко наказывала. Иначе не приучатся. Кому охота далеко бегать, когда можно в укромном местечке…

– Да, действительно. Зачем ноги ломать? Спасибо. Обязательно скажу рыж… управляющей, – Игорь, подойдя к лестнице и поставив ногу на первую ступень, остановился, – Айса, ты правильно сделала, что припахала девчонок на расчистку авгиевых конюшен. Мыть, скоблить – всё правильно. Только на будущее учти, я хочу, чтобы из них получились благородные девицы. Поэтому не забывай, что в замке полно слуг, причём, не сильно занятых. Думаю даже проредить их численность. Девочки должны стать не просто ключами к порталам, а – помнишь, мы об этом с тобой говорили? – нашими глазами и ушами. И не только. До сих пор удивляюсь твоим паранормальным способностям, когда в Пелоне достаточно было тебя послать за чем-нибудь в ближайшую лавку, как ты заодно приносила и все городские новости и сплетни. Не улыбайся и не красней. В этом нет ничего плохого. Наоборот, я хочу, чтобы ты и нашим воспитанницам передала умения выуживания из людей сведений. Из всех, даже из рабов. Чему удивляешься? Лучше меня знаешь, сколько много порой сведений в головах бесправных слуг. Ну, и самой тебе не помешает кое-чему учиться. Я найду нужных воспитательниц и наставниц нашим адепткам, и ты присутствуй на занятиях. Только не просто там номер отбывай. Ученье – свет, а не ученье – тьма. Приглашаю тебя составить мне компанию за обедом. Принимаешь?

Егоров не стал говорить Айсе – вдруг расстроится, что из-за возраста уже не подходит? – о своём решении часть наиболее способных адепток отправлять на обучение в университет. Пусть не в имперский или тринский, но и Ливорский вполне подойдёт.

Подниматься на третий этаж к янычарам попаданец не стал, и так было слышно, что Гарки и Нид усиленно с ними занимаются. Воинов из своего эскорта Игорь отправил искать Кольта с Дином, а сам, не надолго расставшись с воспитательницей адепток, отправился графскую канцелярию. Ему уже должны были подготовить сведения о номенклатуре и количестве добываемых в Приарском графстве ресурсов.

Попаданца интересовали не только те рудники и шахты, которые стали его собственностью, но и относившиеся к владениям его вассалов и герцогской короны. Благообразный старичок, ведавший поступлениями мытных платежей, пообещал новому графу сделать всё, как надо, таким бесцветным, равнодушным голосом, что Игорь сразу же ему доверился. На настоящих профессионалов любого дела у Егорова был почти собачий нюх.

– Ничего себе! – удивился Игорь, когда старик-чиновник протянул ему целую стопочку листов, – Никогда бы не подумал…

Землянин замолчал, осознав свою ошибку. Опытный бюрократ на каждый рудник, копи, шахту, разрез сделал справку на отдельном листке, редкий из которых был заполнен буквами и цифрами хотя бы на треть. Так что, надежда на большое количество мест добычи ресурсов в графстве растаяла быстрее, чем родилась.

Естественно, никаких претензий за обманутые ожидания Егоров старику высказывать не стал. Даже похвалил его в присутствии десятка усердно скрипевших перьями писарей обоего пола и разного возраста. Поблагодарил и за своевременность, и за удобство пользования информацией.

Как-то к комбату Егорова перед построением подошёл заместитель нового командира бригады. «Саныч, ты на кой чёрт такую длинную докладную ему написал? Он больше полстраницы не читает. Выкидывает в мусорку,» – сказал подполковник. Игорь тогда это пропустил мимо ушей, зато сейчас, оказавшись в далёком магическом средневековье и получив от дореволюционного бюрократа стопку кратких докладов, вдруг неожиданно вспомнил.

– Я подумал, господин граф…

– Говорю же, всё правильно, – попаданец улыбнулся и, осмотрев ещё раз комнату мытных учётчиков, вышел в коридор.

Обед задержался по той причине, что граф не пожелал садиться за стол без своей будущей жены и нынешней сюзеренши. Они обещали не опаздывать, но часы-то их спаситель до сих пор не изготовил. Впрочем, в задержке возвращения подруг имелся и свой плюс – появилось время на приведение виконта Гирфельского в порядок.

– Кольт, а в грязь вам обязательно надо было соваться? – поинтересовался граф у брата.

– Игорь, я так по тебе скучаю! – Дин, с порога обеденного зала бросившийся с объятиями, прильнул к Егорову как коала к эвкалипту, – Мне сказали, ты занят.

– Был. А сейчас вот весь к твоим услугам, мой маленький виконт. И чего скучать-то? Мы теперь в шаговой доступности друг от друга. Гильма теперь может каждый день тебя ко мне в гости приводить.

– Правда? – мальчишка поднял голову и радостно улыбнулся.

Сын Латаны говорил по прежнему не очень разборчиво, но попаданец его прекрасно понимал.

– Самая настоящая истина, – погладил землянин принца по макушке.

– Там, где потайные ходы и укромные тайники, никто не чистит, – рассудительно заявил Кольт и, подойдя, протянул брату свои рисунки, – Здесь всё, что нашли в большом крыле.

– Ого, молодцы, – похвалил Игорь, посмотрев на схему, хотя ничего в корявых чертежах брата пока не понял, – А сейчас бегом мыться, и отдайте чистить одежду. Эй, как вас там, – обратился он к троице выстроившихся вдоль стены девушек, – Займитесь этим.

Его команду бегом дети выполнили буквально и уже через десять минут голодными глазами смотрели на накрытый стол.

– Уж полночь близится, а Германа всё нет, – попаданец, сидевший на диване между окон обеденного зала, жестом пригласил к себе молодых виконтов – Гирфельского и Приарского, – Возьмите себе по медовой булочке и идите ко мне. Пусть наши дамы потом жалеют, что не послушали начало истории про живущего в Цветочном городе на улице Колокольчиков мальчика Незнайку и его друзей Кнопочку, Гульку, Знайку, Торопышку, Растеряйку, Винтика, Шпунтика, Тюбика и знахаря Пилюлькина. Айса, ты можешь вином пока угоститься. За всё заплачено.

Удивительные фантазии гениального Николая Носова ожидаемо вызвали полный восторг всех слушателей. О чём говорить, если даже служанки забыли свои роли, про возможные наказания, слушали, чуть ли не открыв рты, и не могли сдерживать улыбки и смех. Нет, реально, домашние рабы – это идеальные уши, в очередной раз убедился землянин. Зря Тания иронизировала над его намерением привлекать эти униженные и бесправные создания в разведывательную работу.

«Дин, мне что, действительно нужно будет тебя усыновлять? – мысленно ответил Егоров на взгляд мальчика, полный неподдельного обожания, – Я бы и рад был. Ты замечательный. Но, во-первых, не так поймут, а во-вторых, чрезмерное общение со мной наследника короны – Гирфельского ли герцогства, Ливорского ли королевства, или того и другого – может его, то есть, тебя, испортить. В том смысле, что ты не должен вырасти очень хорошим и добрым. Съедят. Твоя мамка и тётя Таня в этом отношении абсолютно правы.»

Принцесса и будущая графиня оказались легки на помине. Стоило только про них вспомнить. Обе были состоявшейся прогулкой очень довольны. И вовсе не по причине того, что им так уж понравился Приар – по сравнению со столицей, в десяток раз превосходящей его размерами и населённостью, можно даже сказать, захолустье.

Латана просто лучилась от удовольствия. Правительнице герцогства оказалось очень приятно осознавать, что она может привлекать восторженные взгляды окружающих мужчин, не подозревающих о её настоящем статусе. Вниманием же герцогиня Гирфельская, как успела шепнуть Тания, сегодня обижена не была, а обещание принцессы заточить в тюрьму наглого молодого менялу, навязавшего ей подарок, носило характер шутки.

– Мой верный граф, – возмутилась Латана, когда все сели за стол, а Дин поделился с ней своим восторгом от истории про Незнайку, – Мы с Танией тоже хотим послушать!

– Вернулись бы вовремя… а так, принц с виконтом уже послушали первый рассказ, им будет не интересно ещё раз…

– Интересно! – к дружному хору мальчишек присоединилась и Айса.

Как ещё рабыни удержались от возгласов? – усмехнулся Игорь и не стал выделываться перед подругами, чему немало поспособствовал умоляющий взгляд адептки Гильмы.

Обед прошёл весело, но не затянулся. Правительницу ждали дела, впрочем, как и её верного вассала. Игорь с Танией и Гильмой пошли в зал Совета провожать свою сюзереншу и Дина.

– В Ремсе оказалось больше иск-магов, чем рассчитывали, – сказала Латана уже находясь на пока не активированной портальной площадке, – осада может затянуться, а мне всё труднее уклоняться от встречи с коллегами. Думаю, всё же завтра принять имперского легата. Хочу, чтобы ты присутствовал на этой беседе. И ты, Тань, – улыбнулась она подруге, – ты тоже приходи. Мои сановники… эти их льстивые улыбки…

– Лана, я ведь проверил самых главных из них Раскрытием Замыслов, – Игорь посмотрел на Гильму – не рано ли молоденькой адептке слушать разговоры взрослых правителей? – и решил, что всё нормально, пусть привыкает, – Они планируют выслуживаться перед тобой по полной. С этой стороны всё нормально. Что же касается остальных, так ты на собственном опыте убедилась, что не тот враг, кто говорит тебе неприятности и смотрит без почтения…

– Да, я помню, – кивнула принцесса, – Мы это обсуждали, и всё равно… Знаешь, мы с Танией вот подумали… Зачем после перемещения закрывать портал между моим Малым тронным залом и твоим залом Совета? Пусть всю десятину действует, а как перестанет, так по новой его активировать. Без нашего ведома никто не войдёт – выставим усиленные караулы. Мы можем тогда постоянно видеться в любое время.

– Ага. Если будем в своих резиденциях. А у меня дел полно. Кстати, Лана, неудобно просить, но одолжи денег. Таня тебе ведь уже сказала, что в здешней казне мы только мышь повесившуюся нашли? Тебе опять смешно, а мне грустно.

– Легко, Игорь. У меня-то трофеи огромные – благодаря тебе – а я даже тех денег, которые получила от дядюшки-императора не истратила. Я ведь не расходую столько, сколько ты. Вот и ещё одна причина, чтобы вы завтра навестили мой дворец, – герцогиня поочерёдно обняла друзей, – Посчитай, сколько тебе нужно. Я распоряжусь.

Глава 23

Известное выражение «кадры решают всё», принесенное попаданцем из технологичного мира, однозначно подходит и к средневековым временам. Игорь в этом не сомневался. Для реализации его идей нужны люди, много людей, и не из категории тяни-толкай, а имеющие голову на плечах и руки не из задницы.

Естественно, готовых специалистов в намеченных землянином областях прогрессорства в Орване не имелось, а следовательно, вступал в действие принцип «не хочешь всё делать сам, научи других».

Вошедший утром в графский кабинет баронет Арш, которому уже никогда не стать бароном-консортом Гольнером в виду смерти жены – наследницы владения, вид имел не менее мрачный, чем его теперь уже бывший тесть. Землянин знал, что время лечит, а стоявшему напротив него дворянину всего-то двадцать четыре года. Но пока в баронете зримо ощущалась клокотавшая в нём ярость.

Назначенный начальником создаваемой тайной службы Приарского графства баронет Арш попаданцу нравился. Чтобы впоследствии не испытывать уколы совести, Егоров проверил своего особиста Раскрытием Замыслов – по отношению к ещё малознакомому дворянину это было вполне обоснованно – и убедился в его полной благонадёжности.

– Граф, я нашёл семь дворян и девять бывших служащих герцогской канцелярии, сбежавших из столицы сюда к своим родственникам, – баронет извлёк из кармана камзола сложенный пополам лист бумаги, – Их имена…

– Арш, садись, – досадливо поморщился Игорь, – Зачем мне их имена? Думаешь, я их запомню или стану на ночь перечитывать? Комплектуй штат на своё усмотрение. И в замке твоей службе делать нечего. Не очень умный порядок запихивать все службы в резиденции правителей. Подыщи неприметный особняк с хорошим подвалом. Деньги я тебе дам.

У Егорова ещё оставались кое-какие денежные средства, и венценосная подруга обещала подкинуть, но каждый раз, когда ему приходилось заводить речь об очередных тратах или просто подумать о них, настроение попаданца портилось – расходы начинали расти как снежный ком, а доходы всё ещё находились в стадии прожектов. Хотя никаких сомнений в светлом финансовом будущем графа Приарского не возникало.

Идею обратиться к менялам-ростовщикам Игорь даже не рассматривал, пусть даже при наличии обеспечительного залога ссудный процент по местным меркам был очень щадящий – четверть за год. Но Егоров в прошлой жизни избегал кредитов и не собирался менять эту свою привычку здесь.

– Граф…

– Арш, давай, когда мы наедине, обойдёмся без чинопочитания. Обращайся по имени. Как я к тебе.

Баронет кивнул и после недолгой заминки занял один из четырёх стульев у боковой стены.

– Нет необходимости покупать, Игорь, – сказал он, – Когда узурпатор захватил власть, много имущества, в том числе и у нас в графстве, было конфисковано. Не только владения или имения, но и городские особняки. При этом, не все сторонники Конгресса и их семьи пережили те гонения. Мы с тестем ждали, что ты первым делом распорядишься изъять у незаконных владельцев то, что им принадлежит не по праву. К тому же, почти все они успели бежать вслед за виконтами.

– Не догадался, – честно признался попаданец, – Про баронства и лэнства держу в уме – кстати, на одно из баронств можешь надеяться – а вот про остальное даже и не думал. Спасибо, что напомнил. Сегодня же распоряжусь подготовить соответствующий указ. Посмотришь тогда из списка, какие особняки остались без законных хозяев и выберешь себе два. Для жилья и под штаб тайной службы.

При намёке на возможность резкого повышения статуса и получения во владение баронства, в глазах Арша сверкнула молния, впрочем, тут же погасшая.

– У меня есть свой дом в городе, – кашлянул баронет, – Лэн Йефик, мразь, из него удрал со всем выводком своих крысят. Если будет от тебя распоряжение…

– Будет. С этим вопрос решили. Теперь слушай первое задание для тебя и твоих людей. Ну, кроме ловли затаившихся, не успевших смыться из города врагов, – Игорь дал знак рабыне, чтобы та налила ему и гостю вина и вышла из кабинета, после чего продолжил: – Я отдал градоначальнику приказ не приводить в исполнение смертных приговоров. Не вздрагивай, Арш, это не касается государственных изменников. Тех, да, пусть вешают, топят, сжигают, сажают на кол, четвертуют и прочее. Как решит Приарский городской суд, самый гуманный суд в мире, так и будет. Тем более, сам понимаешь, у всего нынешнего городского руководства, как и у глав остальных городков и поселений моего графства, совесть у самих покрыта толстым слоем грязи, так что, они начнут выслуживаться, безжалостно искореняя крамолу. А вот в отношении прочих преступников, я воспользовался своим правом владетеля и отменил все прежние смертные приговоры и запретил выносить новые. Мне вскоре потребуется большое количество каторжан. Имей это в виду. Твои же люди должны среди осуждённых и голодранцев бедняцких кварталов найти мне десяток человек – чем моложе, тем лучше, но не детей, естественно – с большой грудной клеткой. Как у быков. Чтобы могли вдыхать и выдыхать как можно большее количество воздуха.

– У нас есть старый иск-маг – когда-то служил во флоте герцога Юммирга – достаточно крепок здоровьем. Он знает и заклинание Ветер.

– Это не то совсем, что мне нужно, баронет, – с сожалением произнёс Игорь, он и в самом деле пытался придумать, как использовать воздушную магию для стекольного производства, но так и не сообразил ничего толкового, – Нужны именно такие люди, о которых я тебе сказал. Желательно не семейных, но тут уж как получится.

Буквально за пару месяцев до своего попадания в другой мир Егоров смотрел передачу про Кольбера, министра Людовика Четырнадцатого, которому король поручил добыть секрет изготовления венецианцами больших зеркал – маленькие французы умели делать и сами. Режиссеры передачи сделали целый костюмированный фильм со всем необходимым реквизитом, и теперь Игорь в деталях знал, как выдувались большие полые стеклянные цилиндры, как они охлаждались и надрезались с одной стороны, как их потом вновь помещали в печь и, когда стекло по новой начинало плавиться, распрямляли и разглаживали тлеющими головнями в плоский лист. Затем шлифовали и покрывали амальгамой.

На первом этапе своего прогрессорства в этой области попаданец не стремился изготовлять большие зеркала, для этого придёт другое время, а вот наладить выпуск оконного стекла и посуды он собирался уже в ближайшее время. Вдоль северо-западной стены замка уже с утра началось строительство печей. Мастера, присланные Вайдом Корром, хоть и удивились необычайным новшествам, которые владетель потребовал внести в устройство печей, но спорить не решились.

Тянуть с организацией производства, на которое землянин возлагал большие надежды по своему ускоренному обогащению, он не стал, и одновременно с закладкой стеклоплавильного цеха канцелярия уже получила от него поручение по закупке соды и известняка, якобы для предстоящего ремонта надвратной башни.

Кроме технических деталей, из той полезной передачи Игорь узнал и то, как успешно Кольбер решил поставленную перед ним задачу. Министр Людовика Четырнадцатого просто-напросто перекупил нужных мастеров и удачно вывез их во Францию. То, что венецианцам потом удалось несколько предателей отравить, сохранности тайны больших зеркал уже не помогло.

Выводы попаданец сделал. На его стекольном производстве станут работать каторжане, которым в ближайшие годы, если не десятилетия, выход за стены замка будет заказан.

– Найдём, – кивнул Арш, – Я даже знаю одного бывшего кузнечного подмастерья, он когда-то мне укреплял бронзой калитку…

– Вот, как раз он-то и не подойдёт, – усмехнулся граф, откинувшись на спинку неудобного кресла – землянину пока было не до совершенствования мебели, – Точнее, он для другого понадобится. Есть ещё одно дело для тебя, не менее важное. Зато его можно выполнять одновременно с первой задачей. Да, это тоже связано с поиском людей, тех мастеров, кого за нарушение установленных регламентов гильдии и цеха изгнали из своих рядов, кого затравили, довели до обнищания и не дают больше возможности работать. И бывших подмастерьев, чем-то не угодивших владельцам мастерских или не сумевших расплачиваться за своё обучение дальше.

– Кузнецы? Горшечники?…

– Без разницы. Ищи любых, я разберусь, кто мне нужен, а кому из них возвращаться на помойку. Совсем старых не бери. И, Арш, я тебя тороплю.

Правительница приглашала своего советника прибыть не одного, а вместе с Танией, которая сразу после завтрака отправилась в город, чтобы подобрать адепткам своего портального клана учителей по грамматике и арифметике, и ещё не вернулась. Поэтому, расставшись со своим чекистом-особистом, Игорь спустился на второй этаж, чтобы отдать своей канцелярии распоряжение о подготовке указа по возвращению сторонникам имперской партии собственности, отобранной у них узурпатором, и изъятии под графскую руку имущества и объектов, ставших выморочными. После чего Егоров наконец засел за бумаги с данными по ресурсам, полученные им от главного мытаря.

Разбирая неожиданно грамотно составленные справки, попаданец был обрадован открывшимся перед ним обстоятельством – Приарское графство являлось поистине природной кладовой различных ресурсов. Правда, их объёмы добычи оставались крайне скромными. И причина банальна – низкий спрос, вызванный тем, что опутавшие всю здешнюю экономику гильдии и ремесленные цеха, являвшиеся по сути монополистами в каждом из сегментов производства, не давали развиваться хозяйству графства.

Не столько из уроков истории в школе, сколько из прочитанных им книг, Игорь знал, что такая же беда с торможением технического прогресса и даже обычных ремёсел существовала и в земном средневековье. Но, как на Земле нашлись правители, сумевшие изменить хозяйственный уклад – были ли военные потребности тому причиной или нет, не суть важно – так и в Орване такой государственный деятель уже появился.

Главное, что попаданец уяснил из чтения и анализа бумаг, так это возможность быстрого кратного увеличения добычи почти всей номенклатуры ресурсов, в первую очередь каменного угля, железа, меди и олова. Необходимо было только обеспечить рудники и шахты нужным количеством рабочих рук. А потому – выдвинул для себя лозунг землянин – долой чрезмерная жестокость к оступившимся людям, да здравствует гуманизм. Требуется по максимуму заменять смертные приговоры каторгой.

Тания вернулась раньше одиннадцати, из чего Игорь сделал вывод, что обедать она желает с венценосной подругой. Посмотрев в окно, как будущая графиня передала, что называется, с рук на руки приехавших с ней в замок двух каких-то унылых тёток рыжей управляющей, попаданец ответил на робкий вопрос рабыни:

– У господина нет никаких пожеланий по поводу обеда, красавица, – «уже начал о себе в третьем лице говорить, скоро так и на „мы, Игорь Приарский“ перейду», уязвил себя Егоров и повернулся к служанке, – Я и госпожа убываем из замка, поэтому скажи старшему повару, чтобы господский стол накрыли только для виконта Кольта и виконтессы Гильмы. Иди.

Девушка, перед уходом, как бы ей ни страшно это было делать, всё же украдкой посмотрела на графа и покраснела. После рассказа про Незнайку, при котором присутствовали все личные графские служанки, попаданец начал подозревать этих девушек во влюблённости в своего господина, что не очень хорошо. Как бы Тания не заметила, рабыням может реально не поздоровиться.

– Как видишь, я быстро, – напарница поцеловала Игоря и демонстративно его оглядела с головы до ног, – Ты уже готов. Дай мне немного времени умыться и переодеться и пойдём к Лане.

– Конечно, не торопись. Графа Семпилия Лойм приведёт только во второй половине дня. Те тётки, это и есть школьные учителя?

– У нас нет школьных учителей, как и ваших школ. А воспитатели и наставники все пристроены по замкам и особнякам. Искать и переманивать их быстро не получится. Я нашла двух сестёр. Разорившиеся торговки, как и я когда-то, только без долгов и с кое-какими сбережениями. Читать, писать и считать они умеют, научат и девочек. Да и кое-что знают по истории и законам. Но по этим предметам нам лучше в Гирфеле поискать. Лана поможет. Ты Кольта с Гильмой предупредил?

– Нет, и не стану. Пусть тоже учатся. Сходим в гости без них. И спокойней во дворце будет.

Землянин знал, что Кольт, по понятным причинам уступая в силе, благодаря многочисленным, почти ежедневным урокам брата и дяди Лойма, не уступал в умении владеть оружием Гарки и Ниду, а Гильма многому научилась у Тании, однако, Игорь считал, что брату и сестре необходимо научиться тому, чего им не хватало – общению со своими сверстниками, которые со временем должны стать их верной опорой.

Егоров искренне радовался за своих маленьких друзей, что судьба напрочь лишила их снобизма. И Кольт, и Гильма, легко сходились даже с рабами, сами ведь успели побывать в их шкурках.

– Дин расстроится.

– Не расстроится. Я Латану уговорю отпустить его к нам погостить с ночёвкой.

Тания хмыкнула и, указав принесшему баул рабу положить ношу к шкафу, пошла в ванную.

Какие товары его подруга опять прикупила, Игорь выяснять не стал. Женщины любят шопинг. Уж если даже герцогиня Гирфельская вчера нашла на что потратиться в захолустном по столичным меркам Приаре, то что уж говорить о напарнице.

Через тридцать минут – «недолго», в случае приведения себя в порядок и переодевание, у напарницы было понятием относительным – Егоров и Тания стояли перед входом в зал Совета, охраняемый двумя караульными. Игорь подумал, что двери не хватает только кожаной обивки и мощного кодового замка, чтобы соответствовать комнате спецсвязи в штабе бригады, в которой он когда-то, теперь уже кажущиеся совсем далёкими временами, проходил армейскую службу.

– Не впускать даже виконта и виконтессу. Мой приказ, – распорядился он и, лично распахнув дверь, учтиво пропустил Танию вперёд.

После открытого перехода в герцогский дворец закрывать портал они не стали. Опасности на данный момент никакой не предполагалось и близко.

Часовые у двери Малого тронного зала только сглотнули и вытянулись при виде своего победоносного маршала. О том, что их полководец благодаря своей подруге – главе портального клана будет пользоваться нашедшейся во дворце площадкой Древних когда угодно, новая гвардия уже знала.

Венценосную подругу Игорь с Танией застали в её кабинете, хмуро работавшей с горой документов. Появление друзей, имевших право входа к ней без докладов, прогнало тучу с её чела, а Дин, игравший на боковом диване в шашки с Эмилей, первой статс-дамой и уже баронессой, бросился к ним с объятиями.

Герцогиня собиралась обедать несколько позже, когда Лойм сопроводит во дворец имперского легата, но Тания призналась, что голодна как волчица зимой, и Латана оказалась неспособной мучить подругу.

В комнате при кабинете накрыли стол для своих. К их компании присоединился ещё только Парн. Бывшего вора теперь трудно было бы узнать тем, кто знал его прежде. Пусть должность министра двора больше являлась статусной, чем давала серьёзные рычаги управления, всё равно, Кулик успел разжиться той незримой аурой, которая окружает людей во власти. Кстати, Эмиля в этом плане от мужа не отставала.

– Ешь, Тань, за всё заплачено, – со смешком повторила правительница одну из фраз своего спасителя, – Игорь, пока не забыла, – она протянула попаданцу вексель, – Здесь на двадцать тысяч империалов.

– Я просил меньше, Лан, ну, да отказываться не стану. Спасибо. Верну с лихвой. Только… ты бы мне лучше звонкой монетой выдала. Куда я с этим векселем в своём городишке-то?

Подруги Игоря – как это уже давно стало традицией – со вздохами переглянулись.

– Он ещё не выходил за стены замка, – пояснила принцессе Тания и повернулась к другу, – У нас есть отделение имперских менял. И другие ростовщические конторы, даже ливорская. Вексель обналичат не сразу, но, хоть полностью, хоть частями. Как пожелаешь. Не обязательно монетой. Могут и гарантиями оплаты.

К своему сожалению, с местной банковской системой Егоров ещё не очень хорошо познакомился, однако, рассчитывал вскоре и этот пробел устранить.

– Я уже распорядилась увеличить одну из бойниц Башни Страха, под часы, – сообщила Латана в конце лёгкого обеда, – Только не поняла, зачем ты – Тания сказала – хочешь на двенадцать частей круг делить? У нас привыкли к десяти.

– Это у них к десяти, – Игорь не собирался менять свои привычки, пусть лучше изменчивый мир прогнётся под него, – А гирфельское время станет таким. Вначале ещё будут уточнять, что на пятой десятине – это в шесть часов по гирфельскому времени, а затем только твоё и станут использовать. Потому что у них всё приблизительно, а у тебя точно. Во всей Орване будут знать про Гирфель и самую красивую государыню этой удивительной страны.

Перспектива прославиться на весь мир Латане явно понравилась, как и остальным друзьям за столом. А Дин даже в ладошки захлопал – он научился такому выражению радостных чувств от Кольта, а тот понятно от кого.

– Так, думаю, нам пора готовиться встречать графа Семпилия Рованского, – перешла к серьёзному вопросу правительница, – Игорь, Тания, пошли обсудим некоторые моменты. Эмиля, помоги принцу собраться, чтобы потом время не терять.

Разрешение на отбытие сына в гости Латана дала неожиданно легко. Хотя, Игорь быстро понял причину – правительница, инициированная магией порталов, в любой момент могла навестить Дина.

Глава 24

Характер Игоря и весь его предыдущий жизненный опыт не предполагали интереса к долгим витиеватым разговорам, полных намёков, иносказаний, и в которых почти ничего не называлось прямо своими именами. Он чувствовал себя совершенно лишним, слушая беседу Латаны с графом Семпилием и не понимая почти ничего из того, что хотел сказать имперский легат. Слова-то все были знакомыми, а вот общий смысл речи ускользал.

Настоящие эмоции на лице графа Рованского – к некоторому злорадству уставшего от его и Ланиного ханжества землянина – проступили лишь когда правительница Гирфеля обмолвилась про желание воспользоваться наличием портала Древних возле исторского города Юрга и зимой нанести новый неожиданный визит к вескским союзникам, дескать, одного урока врагам может быть мало.

Имперский легат изобразил радость и согласие с планами герцогини, однако, Игорь отчётливо прочитал по лицу графа Семпилия в момент слетевшей с того маски вежливого внимания явную тревогу: а не обнаружит ли иск-магиня Тания, также совершенно случайно, место магической силы Древних и в покоях императора?

Конечно, Латана вовсе не случайно проговорилась. Она согласилась с предложением своего друга немного сбить спесь с легата, который в последнее время становился всё более настойчивым в навязывании новой правительнице своего мнения по тому или иному вопросу.

Проинформировав в подробностях графа Рованского о том, как быстро была захвачена столица, изумив его известием о том, что присутствующие за столом граф Игорь Приарский с будущей супругой уже взяли без штурма, лихим кавалерийским наскоком свой город, находящийся от Гирфеля в десятках дней караванного пути, и добив легата сообщением, что на этом военные подвиги её войска и верных вассалов не заканчиваются, герцогиня Гирфельская ненавязчиво спросила его мнения, насчёт того, как долго ещё армия Конгресса под командованием храброго и талантливого виконта Бюстина протопчется под стенами Ремса, успеют ли полководцы имперской партии взять этот город до того, как графы Майен и Игорь приведут остальные мятежные провинции, города и крепости под руку законной правительницы.

Принцесса не умаляла услуг империи в своём восшествии на престол, но ясно дала понять, что сесть себе на шею не позволит.

Чего от неё хотел далёкий добрый дядюшка Тулвий Третий, когда оговаривал условия её поддержки? Доходов с порта? Так герцогиня Гирфельская просто счастлива отплатить этим за помощь. А разве шла речь о передаче военного флота герцогства под командование имперского адмирала Нилтиха, к тому же, дважды битого данцами? Не было такого уговора, напомнила Латана, как никто ей раньше не предлагал кандидатами во владетели северных графств её герцогства двух биранских виконтов.

Видимо, легат понял всё правильно. Ставленница империи – не послушная, полностью зависимая от поддержки Тулвия кукла, а равноправная союзница, к которой нужно проявлять уважение.

– Дорогой мой граф, конечно, я буду рада, если ты останешься у меня погостить, – ответила Латана на намёк Семпилия, – С удовольствием покажу тебе дворец и свою столицу, хотя сама ещё их плохо знаю, – с улыбкой Джоконды призналась она, – Раз наш славный Бюстин не спешит привести к покорности Ремс, так зачем тебе долго терпеть неудобства лагерной жизни? – не удержалась от очередной шпильки принцесса.

– Благодарю, – граф встал и изящно поклонился.

Следом поднялись и остальные присутствовавшие на обеде. А приглашены были правительницей к столу, кроме её друзей и соратников, десяток высших сановников герцогства вместе с супругами и один из четвёрки сопровождавших легата дворян.

Короткий, почти мимолётный взгляд, который граф Рованский бросил на Танию, Игоря насторожил, и почти рефлекторно, воспользовавшись тем, что общее внимание присутствующих было отвлечено на герцогиню Гирфельскую и её именитого гостя, отправившихся на прогулку по дворцу, попаданец быстро сплёл заклинание Раскрытие Замыслов и направил его на легата.

– Вот суки вонючие, – не сдержался Егоров.

Он произнёс это чуть громче, чем следовало, и находившиеся от него по бокам Тания и Эмиля, также, как и стоявшая к нему спиной по другую сторону стола ушастенькая супруга нового главного казначея, повернувшись к графу Приарскому недоумённо на него посмотрели. Правда, напарница-то быстро сообразила, что стало причиной эмоционального всплеска у друга, и пришла на помощь.

– Ты всё никак не можешь выкинуть из головы виконтов, сыновей Лайча? Дорогой, хватит уже себя изводить, – Тания взяла попаданца за руку, – Игорь, проводи меня к окну. Мне душно, – она добавила в голос капризных ноток.

Сопровождать правительницу её советнику было не обязательно, там и так, кроме Лойма и Парна, все сановники со своими жёнами увязались следом, потянувшись к выходу с несколько отрешённым видом, словно те крысы из сказки, завороженные волшебной флейтой Гамельнского крысолова, поэтому граф Приарский выполнил просьбу подруги.

Коснувшись плеча Эмили и подмигнув – мол, не отставай от мужа – Егоров с подругой отошли к одному из распахнутых стрельчатых окон малого обеденного зала.

– Пошла отсюда, – скомандовала склонившейся рабыне иск-магиня, давно научившаяся не распускать язык при слугах, и нетерпеливо взяла Игоря за рукав, – Что случилось? Граф замыслил козни против Ланы?

– Хуже, Тань, – Игорь посмотрел в спины удалявшихся из зала людей и нахмурился, – Легата привело в столицу не одно только любопытство. Империя сделала ставку на виконта Чинорского, и первоочередным планом графа, которым он намерен здесь заниматься, является продвижение Бюстина в герцоги-консорты.

– Так мы с тобой об этом давно знаем. Лана тоже. Только, ты же не всё мне сейчас сказал? Легат замыслил какие-то конкретные шаги, и они тебе сильно не нравятся?

– Догадливая ты моя, – землянин слегка прижал к себе подругу, – Очень не нравится, – подтвердил он, – Кретины хотят организовать похищение Дина.

– Что?!

– Не настоящее, Тань. Имитировать. Понимаешь?

На Земле интрига, задуманная графом Семпилием и виконтом Бюстином при поддержке герцога Ниетена Вилерского, давнего приятеля обоих, относилась бы к классу «детский сад», однако, для Орваны лже-похищение ребёнка со спасением его красавцем-героем было поистине новаторским делом.

Легат планировал, находясь в столице, через кого-нибудь из имперских менял нанять пятёрку абордажников с йенк-утисского судна. Представители этой островной республики, хоть и представали в иноземных портах обычными моряками или торговцами, от своей пиратской сущности не избавлялись и за соответствующее вознаграждение могли рискнуть пойти и на разбойный промысел. Впрочем, любителей лёгкой наживы не мало имелось и среди представителей других стран. Так что, граф Романский в отношении поиска и подбора нужных исполнителей никаких проблем не видел.

Похитителей предполагалось использовать в тёмную, они даже не должны были догадываться, кого им нужно выкрасть из дворового парка – беря пример со своего дружка Кольта, Дин рядился очень просто и вполне мог сойти за сына обычного чиновника.

Понятно, уйти с ребёнком из дворцового парка, да и просто остаться живыми бандитам никто давать шансов не собирался. Вовремя оказавшийся «случайно» рядом виконт Бюстин со своими дружинниками должен будет выступить в роли спасителя.

– Идиоты, – выдохнула Тания, узнав от Игоря задумку высокородных интриганов, – Мальчик только-только начинает говорить. Если они его напугают…

– Не говоря про то, что риск для жизни Дина всё равно бы существовал, – попаданец целиком был согласен с эпитетом, которым напарница наградила чинорского виконта и его дружков, – Но мы этому безобразию помешаем. Тем более, устраивать своё цирковое представление они собираются не раньше, чем Бюстин принесёт Латане гордый город Ремс, как тот Ришелье Людовику Тринадцатому Ла-Рошель. А значит времени у нас полно. Семпилий просто сильно заранее начинает подготовку. Думаю, Лане не надо про это знать.

– Надо, Игорь, – не согласилась иск-магиня, – Не нужно так… с нашей подругой. Сам говорил, что маленькая ложь рождает большое недоверие.

– Вообще-то, это не мои слова, – признался землянин, – Но, да, так и есть. Только вот, как Лана на такую информацию среагирует? Для неё ведь любой намёк на причинение вреда сыну, как…

– А для нас разве не так? – перебила Тания, – Мы ведь тоже переживаем за Дина. Игорь, Латана умеет сдерживать свои эмоции. Ты же не сомневаешься в этом?

Внутрисемейная разборка долго не продлилась, и попаданец с подругой в итоге согласился – держать в неведении свою сюзереншу он не станет.

Возвращения Латаны граф Приарский с иск-магиней и виконтом Дином ждали в Малом тронном зале. Мальчик был уже собран – одет в походный костюмчик, а его запасное бельё, сложенное в небольшую сумку, Игорь забрал у раба перед входом.

– Это тебя Кольт научил мошенничать? – схватила принца за руку Тания, когда тот неумело попытался зажать одну из монеток между пальцами, – Я эту хитрость давно знаю. Не будь ты наследником престола, уши бы тебе сейчас надрала.

– Тания, я…

Но оправдаться Дин не успел, в комнату явилась его мать.

– Фух, как он меня уморил, – сообщила Латана, явно имея в виду легата, – Эмиля сказала, что вы ещё о чём-то хотели переговорить?

– Да, – подтвердил Игорь, – Погости у нас в замке часик. Там и побеседуем.

– Решили всё же обсудить брачный обряд? – засмеялась принцесса, – Наконец-то! Давно жду. Таня…

– Нет, – покачала головой напарница и сплела портальное заклинание, действие прежнего уже с час как закончилось, – От него одни только обещания.

В Приар Игорь зазвал принцессу, чтобы не разговаривать о серьёзных делах при Дине, а заодно подстраховался на случай резкой реакции Латаны. Пусть окажется подальше от графа Рованского.

Сначала друзья передали принца в руки Кольта и Гильмы, а лишь затем перешли в графский кабинет, где попаданец и вывалил на голову своей венценосной подруги гнусные планы легата.

Полчаса он потом, сидя с напарницей на диване, наблюдал, как мечется тигрица в клетке. В таком бешенстве Латану он ещё ни разу не видел и наверное не смог бы никогда наблюдать, не считай принцесса его и Танию близкими людьми. При них она не стеснялась снимать маску.

Дождавшись, когда с сюзеренши схлынут первые волны возмущений, а планы кровавой и жестокой мести упрутся в понимание, что государственные интересы требуют делового подхода к отношениям с интриганами, Игорь указал герцогине Гирфельской, что ничего страшного с её сыном не произошло, и задуманная подлость уже не случится.

– Предупреждён – значит, вооружён, Лана, – сказал он, когда венценосная подруга, раскрасневшаяся от злости, села в его кресло, – Мы ещё подумаем, как повернуть это всё к нашей пользе. Может случиться так, что самоуверенность козлов, заранее посчитающих своих наёмных бандитов трупами, сыграет против них. Они не сообразят обрубить концы, и к нам в руки попадут те, кто слишком много будет знать. Ты ведь не хочешь все десять лет отдавать доходы с порта доброму дядюшке? И наверное не горишь желанием, чтобы Бюстин путался у тебя под ногами, пытаясь заслужить монаршее внимание? Мне кажется, мы с тобой придумаем что-нибудь, – Егоров улыбнулся и подмигнул принцессе.

Скорость работы мозга у Латаны была огромной. Игорь ещё не закончил говорить, как та ухватила его мысли сходу.

– Ты как всегда прав, мой спаситель. Уверена, что придумаем, – по её губам скользнула змеиная улыбка, она принцесса встала и подошла к окну, – Жаль, что не в моей власти заточить этих сволочей в Башню Страха. Они бы жили очень долго и каждый день умоляли о смерти. Ничего себе, – неожиданно сменила она тему, – Игорь, ты собрался у себя в замке горшки лепить? – Латана отвернулась от окна с весёлым выражением лица, как будто бы это не она за пару минут до этого дышала злостью, – Таня, он решил стать гончаром?

– Сама уже запуталась, Лана, – Тания обрадовалась тому, что подруга успокоилась, поднялась с дивана, подошла к ней и тоже посмотрела в окно, – Надо будет, расскажет что. А сама я не спрашиваю.

– Правительница, ты знаешь, как выглядят гончарные печи? – искренне удивился Егоров.

– Я многое чего знаю, – фыркнула герцогиня, – Так к чему это?

– К деньгам. Надеюсь, к большим.

Держать свою задумку со стеклом в тайне от подруг землянин не стал и довольно подробно объяснил суть этого прогрессорства. Заодно, воспользовавшись моментом, закрыл у себя одну кадровую вакансию, договорившись с Латаной о том, что заберёт к себе полковника-интенданта Шминца.

Для понравившегося землянину прохвоста быть главным снабженцем войска герцогини Гирфельской конечно же было делом почётным и доходным, только вот в этом мире деньги ещё не значат так много как на Земле, и за баронство в Приарском графстве Шминц ухватится обеими руками.

Егоров бы и его помощницу Вигию Горб к себе забрал, да постеснялся – и так Латану уже подогрел и обобрал. Молодую женщину-интенданта попаданец мысленно включил в свой кадровый резерв.

Когда Латана возвращалась в свой дворец, она внешне была уже полностью спокойна и безмятежна, правда, попросила подругу строго наказать неуклюжего раба, в коридоре едва не уронившего на герцогинину ногу сундук со свитками. Раньше Игорь не замечал за принцессой, чтобы она как-то реагировала на проступки чужих слуг, считая, что это дело их хозяев. Значит, всё же в душе у неё ещё тлеют угольки ярости.

– Дин попрощаться с матерью забыл, – сказала герцогиня на пороге комнаты Совета.

– Они с Гильмой вечером тебя навестят, чтобы пожелать спокойной ночи, – приобняла подругу Тания.

– Я всё никак не привыкну к появлению у нас удивительной портальной магии, – Латана поцеловала подругу, прикоснулась к локтю попаданца и сама сплела заклинание.

Через три дня баронет Арш привёл первую группу будущих стекольщиков и механиков в количестве девяти человек. Вид этих людей конечно был ужасен – оборванные, худые, грязные, и пахли они под стать. Разумеется, отчитывать своего чекиста за то, что тот не позаботился о предварительной помывке своих «клиентов» перед тем, как представить их графу, Игорь не стал.

– Что у тебя со штабом? – спросил у Арша Егоров.

Тайная служба уже обзавелась приличным двухэтажным особняком с глубоким подвалом в западной части города. Этот дом когда-то принадлежал дочери бывшего министра графского двора и находился в приличном состоянии. И всё же, кое-какие работы в его подземной части требовалось произвести.

– Послезавтра, думаю, всё закончим. Мебель купили, сейчас расставляют, – скупо улыбнулся баронет, – Этих я взял из речпортовских трущоб. В городской тюрьме я никого подходящего не нашёл, но главному тюремщику насчёт улучшения кормёжки всё передал. Тот обещал, что до отправки на каторгу он своих подопечных откормит. Завтра направлю людей в нижний город. Там наверняка много кого найдём.

Баронет Арш рвался пойти в поход на Гольнер вместе с бывшим тестем, однако, отнёсся с пониманием к нежеланию графа его отпустить. Там и в самом деле боевой работы было немного – три кавалерийские сотни вместе со всеми полковыми магами захватят замок очень быстро. А уж о тяжёлой судьбе его защитников барон Гольнер позаботится.

– Выбери из своих сотрудников парочку наиболее грамотных, – сказал Егоров чекисту, – Мы их устроим на работу в ратушу. И ещё один нужен в помощники к капитану городской стражи. Я завтра сам собираюсь наконец-то доехать к городской управе, так что, имена кандитатов с утра у меня должны уже быть с собой.

Распрощавшись с Аршем, Игорь занялся своими будущими мастерами – вызвал Дигию и велел их отмыть, подлечить, накормить и заселить в рабочий барак.

– Какой у них будет в замке статус? – уточнила рыжая управляющая, показав плетью в сторону жмущихся друг к другу испуганных людей.

– Как у свободных работников, – чуть подумав, ответил граф, – Без моего ведома не наказывай.

В этот момент в ворота замка въехал полковник Тэг Вилл. Приведение земель графства в покорность новому владетелю начиналось без особой задержки.

Глава 25

Мастер-кузнец Льюнс своего графа не подвёл, и все четыре комплекта заказанных шестерёнок, пластин и цепей были готовы к назначенному сроку. Чуть больше времени ушло у чеканщиков на изготовление циферблатов и у каменщиков со строителями на подготовку мест установки диковинных механизмов. Но конечно же главные трудности ждали попаданца при монтаже и настройке часов.

Игорь уже подобрал группу из пяти толковых парней, бывших подмастерий, которым предстояло стать первыми в этом мире часовых дел мастерами. Самому же графу Приарскому невольно пришлось копировать царя Петра Великого, совмещая государственные дела с участием в не благородных ремесленных работах. Только вот, у российского императора имелись знающие наставники во всех его мастеровых делах, а Игорю приходилось доходить до всего самому, да ещё и учить своих не очень толковых помощников.

Как бы то ни было, но в последний день лета на Западной башне Приарского замка ровно в полдень раздался бой курантов, ознаменовавших, как попаданец надеялся, новую, технологическую, эпоху развития магического мира.

– Нет желания посмотреть изнутри, как это всё работает? – спросил Игорь у герцогини Гирфельской, – А то твой сын и наследник там уже всё облазил, а ты ни разу не побывала.

Принц действительно последние пятидневки буквально прописался в Приарском замке. Во дворце Дину было скучно, а здесь у него жили друзья. И ещё, тут очень интересно.

– С удовольствием посмотрю, – согласилась Латана, – Временно заменю в твоих постоянных спутницах Таню, раз уж ты её услал от себя.

– Она сама настояла, – нахмурился Егоров.

Подруга, видя его постоянную загруженность навалившимися делами, очень настойчиво потребовала дать ей возможность помочь своему любимому мужчине и отправиться с войском приводить к покорности пожалованные земли.

В графстве, помимо Приара, имелись шесть вольных городков с населением около трёх-четырёх тысяч человек в каждом, четыре десятка поселений – баронских и свободных – в которых проживало по тысяче, может, чуть больше жителей и примерно две с половиной сотни деревень, не считая хуторов, численность которых никто и никогда в графской канцелярии точно не знал.

После взятия штурмом замка Гольнер его прежним и нынешним владельцем и устроенными им жестокими расправами над всеми обитателями крепости, на фоне проявленного графом милосердия по отношению к сдавшимся в Приаре, какого-то сопротивления оставшихся последователей вескской партии Егоров не ожидал.

Он вспомнил про княгиню Ольгу, которая вполне успешно стрясла дань с непокорных древлян. Правда, её муж, тёзка попаданца, сначала был этими данниками убит, но искать сходства обстоятельств не стоило. И землянин поддался на уговоры Тании.

– Может и сама настояла, но ты-то, смотрю, не сильно грустишь, – подначила его сюзеренша, первой направившись к винтовой каменной лестнице, – И дел у тебя интересных полно, и управляющая рыжая своими наглыми глазёнками сверкает в твою сторону.

– Останьтесь здесь, снаружи башни встаньте, – скомандовал попаданец бойцам эскорта и стал подниматься следом за принцессой, стараясь не смотреть на её достоинство, что обтянутое прямым дорожным платьем аппетитно выглядело чуть ниже талии, – Лана, Дигия относится ко мне как к своему господину.

– Конечно, а то я не вижу, – принцесса иронично усмехнулась, – Ладно. Ты лучше скажи, когда. Долго ещё будешь мою подругу обещаниями потчевать.

– Нет. Как вернётся, так сразу. Я уже, как положено жениху, кольца приготовил.

– Что приготовил? – удивлённая Латана остановилась так резко, что Игорь чуть не уткнулся головой в то место, на которое так старательно не смотрел.

В этом мире бракосочетание происходило довольно скучно – ни обручальных колец, ни свадебных кортежей с запряжёнными в повозки тройками украшенных коней, ни застолья с порванными баянами и дракой жениха с бывшим одноклассником невесты, давно и безнадёжно в неё влюблённым. Нет, всё скучно. Пара – естественно натуральная, до американских или европейских непотребств тут не дошли – приходит в храм того божества, которому поклоняется жених – а Игорь с Танией числились по ведомству Хаоса, от чего приарский жрец этого бога от счастья по сей день не просыхает – и произносят установленную веками клятву верности. Всё.

– Поднимись ещё на четыре ступеньки. До площадки. Там покажу.

На первом ярусе башни, где в отверстие над головой можно было наблюдать часовой груз на цепи, Игорь извлёк из внутреннего кармана уложенные в небольшой тканевый мешочек простые, без изысков золотые обручальные кольца, сделанные по его заказу одним из мастеров, и, вытряхнув их на ладонь, протянул Латане.

– Это ты ей? – глаза принцессы в изумлении расширились, – Игорь, если у тебя мало денег…

– Денег лишних не бывает, но не обижай меня подозрениями в жадности, Лана. По обычаям моей родины, мы с Танией наденем эти кольца, я ей вот это, – ткнул землянин в меньшее, – А она мне второе. Это означает, что оставшуюся жизнь мы с ней будем вместе. В богатстве и в бедности, в здравии и в болезни, в радости и в грусти. Да, наверное, и умрём в один день. Ну, так пишут… писали в книгах… И ещё, я хочу, чтобы в храме во время произнесения нами клятв присутствовали все наши друзья. Ты первая из них.

Герцогиня Гирфельская, склонив голову, смотрела, то на обручальные кольца, то на своего вассала, их державшего.

– Ты мне расскажешь тоже, что рассказал Тании? – спросила она.

– Откуда знаешь, что я с ней чем-то особенным поделился? – Егоров убрал кольца в мешочек, стянул на нём завязки и вернул в карман, – Что тебя конкретно интересует?

– А ты не догадываешься? Твоё прошлое, Игорь. Так что?

Попаданец подумал немного и кивнул.

– Хорошо. Но чуть позже. Когда Тания вернётся. Многие вещи она тебе лучше сможет объяснить. Потерпишь?

– Потерплю, – улыбнулась принцесса, – Ох, каких сил мне это будет стоить, – тут она всё же обратила внимание на отверстие вверху, – Это что за тяжести висят? На разной высоте почему-то. На головы нам не упадут? А то ведь и Лечение не успею использовать.

– Не упадут, цепи надёжные, – усмехнулся Игорь, – Пошли дальше. То есть, выше. На следующую площадку. Там покажу. А грузы приводят в действие разные механизмы – часовой и боя курантов, их надо постоянно поднимать вверх. Опускаясь, они и заставляют всё крутиться, – постарался он объяснить понятней, – Ну, вот, смотри, как это всё работает, – поднявшись на предпоследнюю площадку, друзья оказались перед творением попаданческого гения, – Правда, до меня наконец дошло, как сделать маятниковые часы, но это дело будущего.

Латана ничего не ответила, она как завороженная с детским восторгом смотрела на движение шестерней, естественно ничего не понимая в механике процесса.

Самодовольство, вспыхнувшее было в его душе, Егоров придавил. Гордиться-то повода особо не имелось – землянин оказался способен пока лишь на реализацию самой примитивной рабочей схемы из возможных.

Минут через десять принцесса всё же отлипла взглядом от загипнотизировавшего её зрелища.

– Это магия, Игорь, признайся.

– Да какая ещё магия? – отмахнулся рукой попаданец, – Плоды человеческой мысли. Понравилось? На верхнюю площадку пойдёшь?

Вместо ответа сюзеренша, как это делала здесь раньше и Тания, сплела заклинание.

– Тебя может тоже нужно Восстановить? – спросила Латана, избавившись от малейших признаков усталости.

– Обойдусь, – отказался Егоров.

Оказавшись под конусом черепичной крыши, герцогиня Гирфельская с интересом обошла зубчатый парапет вдоль его периметра, хмыкнула, увидев будущих янычар, поднимающихся бегом по склону горы в полной боевой выкладке, затем посмотрела на голубую ленту Приарки.

– Ты мост начал строить? – удивилась она, – Он здесь не окупится. Торгашам проще по реке товары отправлять в порт. А у нас теперь порталы есть. Один прямо возле гавани.

– Это дамба, Лан. Помнишь, я вам с Таней рассказывал про водяные колёса, которые станут приводить в движение механизмы пилорам, ткацких и прядильных станков, огромных кузнечных молотов и прессов и прочего? На шлюзах дамбы и будут крутиться колёса. А там, где сейчас идёт вырубка, расположится производственный посёлок.

– Так вот, куда ты направляешь тех негодяев, которых я вместо заслуженных ими казней отправляю к тебе?

– Не совсем. Твои преступники и побирушки через восточный портал переправляются в рудники и шахты. Мне нужны уголь и железо. Много. Очень. А здесь я пока обхожусь приарскими голодранцами. Скоро и из других моих поселений работников пригонят. Здесь будет техноград. Со своими внутренними порядками.

Принцесса подошла к самому краю и долго рассматривала двигавшиеся словно муравьи мелкие фигурки людей.

– Гильдиям это не понравится, Игорь.

– Наверняка не понравится, – пожал плечами попаданец, – И для доброго графа Приарского это не сулило бы ничего хорошего. Но все знают, что за моей спиной герцогиня Гирфельская, и наслышаны, как скора ты на жестокие расправы. Так что, пусть бурчат по углам. Нравится, не нравится – терпи моя красавица. Это я про глав гильдий. Стекло вообще ни под какие правила не подпадает. Новый продукт. Монополия. Чего хотим, то и делаем. С нормальным оконным у меня пока нифига не получается – нужно ещё экспериментировать с составами – зато бутылки и посуду со следующей пятидневки начну отправлять к тебе в столицу. Вигия Горб обещала сумасшедший спрос и огромные прибыли. Пока первую пену соберём – озолотимся.

Игорь не долго расстраивался по поводу того, что большие полые цилиндры из расплавленной смеси у его стеклодувов никак не выходили – со сроками его никто не подгоняет. Зато на те изделия, что уже выпускались, покупателей будет очень много и на десятилетия вперёд. Мир огромный, а стекольная мастерская в нём одна. Егоров даже не видел на данном этапе смысла в увеличении предложения продукции. Прибыль лучше получать за счёт цены, а не ростом оборота. Так и секрет производства хранить будет проще.

В отличие от стекла, остальные товары, которые попаданец собирался выкидывать на рынок, монопольными не являлись, с ними придётся решать вопрос сбыта за счёт более высокого качества и конкурентной стоимости.

– У меня тоже есть, чем с тобой поделиться, – сообщила Латана, когда они начали не спеша спускаться вниз, – Вчера пришло письмо от брата. Ему под Шеродом удалось заманить в ловушку исквариальцев и нанести им поражение. Верниг отбил и Пелон после этого. Требует меня к себе назад, – она неожиданно зло рассмеялась, – И требует очень невежливо. Хамство – это всё, что у него против меня осталось, угрожать-то ему мне теперь нечем. Когда же до братика дойдут сведения о порталах, об их возможностях и о том, что глава клана портальных магов – моя подруга, у Верна и хамства в арсенале не останется. Лишь бессильная злоба. Игорь, – сюзеренша остановилась и обернулась, – Когда планируешь начать делать площадки в Ливоре? Жду не дождусь начала движения через них. Брат сразу поймёт, чем это может грозить от его единственной наследницы.

– Порталы на твоей родине нам не к спеху. Сначала освоим твоё герцогство и Полуостров. А ты что, собралась на трон Ливора? – спросил Егоров в спину продолжившей путь подруги.

– Пока нет, – засмеялась принцесса.

– Твоё «пока» наводит на размышления.

– Забудь. Сам знаешь, мне ещё здесь надо укрепиться. И разобраться с интриганами во главе с легатом. Кстати, Лойм сообщил, что послезавтра состоится штурм Ремса. Маги Бюстина всё-таки почти опустошили защитные амулеты города. Третий день Землетрясами бьют. Так что, скоро красавчик виконт Чинорский явится во дворец вместе со сворой моих коллег.

– Мы готовы, Лана. Ты же знаешь. Раз столь великолепный аристократ не смог покорить твоё сердце, придётся устраивать ему и его подельникам неприятность.

– Угу. Мне только такого дерьма в мужья-консорты и не хватало. Я бы тебя взяла, да ведь не пойдёшь. И Таня не поняла бы, – Латана шутила насчёт своих видов на графа Приарского, оба это понимали, – Граф Семпилий, как обговорил свой заговор с менялами, убыл назад к армии. Я вот думаю, Игорь, а не зря ли мы ему про намерение захватить зимой Юрг сообщили? Впечатлить-то впечатлили, только вот станет ли легат хранить это в тайне?

– Пусть не хранит, – они уже спустились к выходу, – Я ведь не собираюсь зимы ждать. Как в графстве нагну всех под себя, ну, или Таня с Тэгом нагнут, как сочетаюсь браком с любимой женщиной и кое-что отрегулирую в организации своих полков, так и наведаюсь в Истор. Не позже начала второй осенней восьмушки.

На обед венценосная подруга не осталась. Неотложных дел у неё имелось не меньше, чем у графа Приарского. Попрощавшись с сыном и наказав ему вернуться к ужину во дворец, Латана позволила Игорю себя проводить до портальной площадки, где уже на постоянной основе по очереди дежурили адептки клана.

За последние две пятидневки Егоров инициировал ещё одиннадцать девушек, из тех, кого Айса представила, как наиболее достойных и прилежных учениц.

Во вскочившей с дивана при появлении герцогини и графа девушке невозможно было бы узнать одну из тех грязных и оборванных нищенок, которых комиссар Дильян освободил из столичных подземелий.

Синие брюки и камзол с вышитыми серебром обшлагами рукавов и гербом в виде арки на левой груди, в сочетании с белой блузкой, смотрелись очень красиво, также, как и щегольски сдвинутый чуть набок берет.

– Прикажете открывать переход, госпожа герцогиня? – изящно поклонившись, девушка всё же порозовела, не понятно, больше от чего – волнения или удовольствия.

– Не нужно, – отказалась Латана, – Прибереги резерв, на всякий случай. Игорь, – улыбнулась она другу, – если вдруг Тания вернётся сегодня, сообщи мне сразу же.

В этот день управляющей замком Дигии и её помощникам-надсмотрщикам приходилось не легко. Прислуга всё время норовила не работать, а пялиться на диковинную стрелку на Западной башне и слушать каждый час бой курантов. Если с рабами в целом получалось управляться, то вот с чиновниками канцелярии, постоянно пялящихся в окна, выходило не очень.

– Правительница одобрила ваш труд, парни, – граф подошёл к скромно стоявшим возле арсенала часовых дел мастерам, – Ещё десяток таких механизмов соберёте и, считай, ваше долговое рабство закончится. Станете работать как полностью свободные, без оглядки на гильдию. Я ваша гильдия. Только теперь вам предстоит работать самим. Метод обучения «рассказ-показ-тренировка» вступил в завершающую стадию.

– Господин граф…

– Отставить, Хамай, – Игорь потряс старшего из парней за плечо, – Конечно же на первых порах я вас без пригляда и своих советов не оставлю. Всё, сегодня отдыхайте, а завтра – ратуша. Начнёте сами, а там посмотрим. Вот, – он отдал мешочек с серебряными монетами, – отдохните. Только без блэк-джека и шлюх.

Отпустив часовщиков, попаданец направился к резчикам, которые изготавливали литеры для печати, но не успел он туда дойти, как с привратной башни донёсся крик дозорного, сообщавшего о возвращении полков.

– Эй, – подозвал Игорь оказавшегося поблизости раба, – Дуй в подземелье Северной башни. Где-то там виконты Дин и Кольт должны быть, скажи им, что я их жду во дворе.


Конец четвёртой книги.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25