КулЛиб электронная библиотека 

В 8 (СИ) [Александр Шапочкин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Широков Алексей, Александр Шапочкин Варлок 8

Пролог

С самого утра небо затянуло тучами и пошёл мелкий, холодный дождь. Осенью такой может идти неделями, не прерываясь ни на секунду. Казалось, небеса тоже оплакивали Юлю, которой не повезло лишь в одном, она связалась не с тем человеком. Я сидел в комнате девушки, держа в руках её фотографию и мысленно просил у неё прощенья. Себе я не врал, честно признавая, что она погибла из-за меня. Прямо или косвенно, но я был в этом виновен. Хотя бы в том, что не относился серьёзно к своему новому статусу, считая, что меня не коснуться интриги и заговоры. Дескать я не в политике, зачем меня трогать. Но теперь стало ясно, что я могу думать что угодно, но меня уже включили в свои планы все, кто эту самую политику и определял.

Да, в какой-то мере меня оправдывало, что за безопасность учеников отвечал колледж, а охраной особо важных персон занималась служба имперской безопасности, но всё это были лишь слова. Даже то, что Ромушев, скорее всего, был лишь пешкой маркиза и к идее напасть на девочек его тщательно подвели было мелочью. Главным было то, что получив пару плюшек в виде титулов и девочек, я расслабился и посчитал себя неуязвимым. Не стал разбираться с тем, кто именно подвёл ко мне Варяга, оставил без внимания прошлое семьи, и в итоге получил по полной.

А ведь ещё где-то прятались хозяева лысых клонов, на которых я тоже забил болт. Не думаю, что они обо мне забыли, ведь, если случай на полигоне ещё можно списать на совпадение, то нападение на парк Микки Мауса в Либерократии однозначно было нацелено на меня. И не важно, я им был нужен или девочки, это роли не играло абсолютно никакой. Вон Нину пытались убить на стадионе и исполнитель до сих пор не найден. Род Ефимовых как кость в горле у этих самых неведомых злодеев, и я должен был это учитывать, но нет. Отпустил ситуацию на самотёк и получил труп Юли.

— Как ты, сынок? — мама неслышно вошла в комнату и села рядом, обнимая меня за плечи. — Держись. Это тяжело, но сделать ничего нельзя. Со временем станет легче. Главное не вини себя. Ты ничего не мог сделать…

— Мог! — резко оборвал я мать, но потом взял себя в руки и продолжил чуть спокойней, — мог. Если бы…

— Даже если бы ты неотрывно был рядом с Юлей, то, скорее всего, пострадали бы другие, — жёстко ответила она, — Такова цена публичности. Всегда есть возможность, что кто-то готовит на тебя покушение, оставаясь в тени. И никакая контразведка и охрана не поможет, если всё правильно организовать.

— То есть ты предлагаешь сделать вид что ничего не случилось?! — психанул я, — Прости, но…

— Я предлагаю тебе наконец повзрослеть! — рявкнула мама, хлопнув ладонью по чайному столику, — Взять себя в руки и отомстить убийцам Юли. И сделать так, чтобы на нашу семью даже дышать боялись. Но ничего из этого не выйдет если ты будешь сопли распускать и винить себя во всём начиная с грехопадения Евы!

— Да я как бы и не собирался, — я аж осел от такого натиска, — я прекрасно понимаю, что избежать нападения было невозможно, хотя бы потому что мы ничего не знали о маркизе. Но всё равно я мог бы приставить к девочкам охрану.

— Осознавать свои ошибки это хорошо. Это взросление, сынок, — мама погладила меня по голове, полностью противореча своим словам. — Жаль что это происходит таким образом. Терять близкого человека всегда тяжело. Но ты должен быть сильным, хотя бы ради остальных девочек. Не думаю, что Юле понравилось бы, если ты бы ты опустил руки.

— Наверно ты права, — я грустно улыбнулся, разглядывая фотографию — а может быть и нет. Я сейчас понимаю, что практически не знал её, хоть мы спали вмести и жили под одной крышей. Несмотря на внешность Юля была очень тихой и скромной. Я думаю, это влияние Федосеевой. Катерина любит быть в центре внимания и не потерпела бы конкуренции, тем более от простолюдинки взятой на воспитание. Сижу вот и думаю, а была ли она счастлива? Ведь я был причиной разрыва её отношений не только с подругой, но и деми-опекуном. И что я дал ей взамен?

— Ты был рядом, дурачок, — снова обняла меня мама, — Иногда девушке большего и не надо. Юля любила тебя и ей этого было достаточно. Я точно знаю, уж поверь. Может быть, в дальнейшем что-то бы и изменилось, всё таки женщины такие собственницы, а ты нахапал себе полный дом красавиц и отпускать их не собираешься, но пока её всё устраивало.

— Хочешь сказать, ей повезло умереть до того, как разочаровалась во мне? — я зло усмехнулся и тут же получил подзатыльник.

— Ерунды не говори! — мама серьёзно рассердилась, — Чего несёшь? Я понимаю, тебе больно, но срываться на близких последнее дело!

— Прости, — покаянно склонил голову я, — Прости пожалуйста. Меня убивает эта беспомощность. Толку от этих титулов и силы если не можешь спасти человека. Может, будь я обычным человеком, с Юлей этого бы и не случилось.

— Или она погибла бы гораздо раньше, — не приняла моего самоуничижения мама, — Вспомни, как вы познакомились? Думаешь те лысые уроды дорогу в библиотеку спросить хотели? Дашь гарантию, что они не сотворили с ней чего похуже, чем этот маркиз?

— Получается что я спас Юлю, но умерла она тоже из-за меня, — я погладил фотографию, — Чуть больше года жизни, это всё что я смог ей дать.

— Но это время она была счастлива, — грустно улыбнулась мама, тайком стирая слезу, — Ладно. Хватит сидеть и изводить себя. Соберись! Всё готово, пора выдвигаться на кладбище. Не представляю, как ты договорился отпеть пустой гроб, да ещё чтобы Патриарх всероссийский заупокойный молебен объявил в честь невинно убиенной рабы божей Юлии. Ты понимаешь, что этим церковь признаёт её твоей законной женой?

— Куда бы они делись, — усмехнулся я, тайком потирая всё ещё побаливающий локоть, — они мне должны как земля колхозу, так что это меньшее что могут сделать. Я тебе больше скажу, скоро вступит в силу изменение брачного кодекса о многожёнстве и церковь всецело его одобрит. Как и многое другое.

— Это политика, сынок, так что может случиться всякое. — вздохнула мама, — Ладно пошли, а то уже неудобно перед мамой Юли. Да и Федосеевы приехали.

Я выдохнул, ещё раз взглянул на фото и, поставив его на тумбочку, поднялся. Да, откладывать встречу больше было нельзя. Мать Юли, моя, получается, тёща, приехала ещё пару часов назад, но впервые я струсил. Не смог вот так с ходу посмотреть ей в глаза и сказать что не уберёг дочь. С Федосеевыми было проще. Катя уже давно с нами не общалась, а самому графу я не считал себя чем-то обязанным. Сейчас, поднабравшись опыта, я прекрасно понимал, что за спасение дочери он со мной ничем не расчитался, а наоборот, использовал в своих интересах. И пусть в итоге всё обернулось к моей выгоде, но сам Александр Павлович к этому отношения не имел.

В зале, где проходило прощанье с Юлей, находилось всего несколько человек. Мы не стали устраивать публичные похороны, я считал, что это как минимум пошло, использовать смерть близкого человека для организации публичного мероприятия. Не сомневаюсь, что туда явилось бы если не вся аристократия бывшей столицы, то половина с гарантией, однако никто из них не был лично знаком с Юлей. Те же кто знал её как секретаря цесаревны Нины понятия не имели, что за человеком она была, а глядеть на череду скорбных рож, скрывающих скуку, а то и презрение, и выслушивать бесконечные фальшивые слова сочувствия, написанные словно под копирку, сил у меня не было. Я бы уже через полчаса взорвался и разогнал этот шалман к такой то матери.

Так что сегодня собрались самые близкие. Из Новосибирска приехал Федосеев с родной мамой Юли, пришла Анька, успевшая подружиться со всеми моими девочками, а ещё Марина. На молодую учёную и преподавателя, смерть подруги детства произвела самое сильное давление. Витая в своих формулах она и не задумывалась, что всё может так закончиться, поэтому сейчас выглядела испуганной и потерянной, не понимая, что произошло. Последним из присутствующих был Фридрих, по случаю траура отказавшийся от своего шутовского наряда. В строгом чёрном костюме и с лысой головой он выглядел весьма солидно, но держался скромно, притулившись возле стены и не мешая.

— Кузя, как же так, — на моё появление первой отреагировала Марина, шагнувшая ко мне со слезами в глазах и недоумением в дрожащем голосе. — Юля… как же так… за что?

— Прости, — я обнял девушку, на секунду прижав её к груди, — это сложно объяснить. Давай потом поговорим.

— Хорошо, — кивнула Марина, вытирая глаза платком и тихонько отошла в сторону.

Остальные поняли что пока не время и не стали подходить, а сам я направился к женщине, сидящей возле закрытого гроба. Тело Юли найти не удалось, оно и понятно после моего удара, поэтому туда мы сложили некоторые личные вещи, любимые игрушки и то, что ей было дорого. Пусть церковь этого не приветствовала, но я чувствовал что так будет правильно. Подойдя к матери девушки я опустился перед ней на колени.

— Я… — горло перехватил спазм и пришлось сглотнуть, чтобы продолжить говорить. — Я виноват. Не уберёг, не защитил Юлю. Если бы…

— Ну что ты, сынок, что ты, — запричитала заплаканная женщина. — Не говори так. Это не твоя вина. И дочка так бы сказала. Она любила тебя, каждый раз когда звонила только о тебе и говорила. А когда пропал, места себе найти не могла, волновалась.

— Я знаю, — в груди кольнуло, — мне Юля тоже была дорога. И я обещаю, что отомщу за её смерть.

— Ох, сынок, — заплакала… получается, что, тёща, — боюсь я за тебя. Может не надо? Есть же компетентные органы, пусть ищут.

— Надо! — жестко отрезая я, — Не только ради Юли, но чтобы никто другой больше не пострадал. Твари которые её убили не успокоются сами.

— Тогда благослови тебя Христос, — женщина меня перекрестила, — Иди с богом. Отомсти за мою дочку.

Я кивнул и поднялся. Мне стало немного легче, когда мать Юли не начала обвинять меня в её смерти. Правильно говорят, наказание вдвойне тяжелей если знаешь что виновен, а я облажался перед ней по полной программе. Впрочем, верно и то, что нельзя жить с грузом вины на душе. Так и двинуться можно. И теперь я был готов принять гибель девушки и двигаться дальше. Не забывая, но и не зацикливаясь, найти и отомстить маркизу за всё. И за мою женщину, и за Олега, который дошёл до края не без его помощи. Да и не факт, что нападение было инициативой Ромушева.

— Кузьма, надо ехать, — сзади тихо подошла мама и тронула меня за плечо. — машины готовы.

— Хорошо, — я кивнул и пошёл к выходу. — Отправляемся.

Отпевание в Успенской церкви Новодевичьего монастыря служил лично Патриарх. И несмотря на его традиционно величественный вид, я заметил, что выглядит Владыка заметно уставшим. Видать разговор с Императором дался ему очень нелегко и затянулся надолго. Можно было бы позлорадствовать, после такой-то подставы, но я не стал. Бой оказался непрост, но теперь я знал свои слабости, а значит в будущем смогу их компенсировать. Да и опыт противостояния таким противникам многое значит.

Однако сейчас это всё казалось мелочами, не стоящими внимания по сравнению с бренностью бытия и мимолётностью жизни. Звучащие под величественными сводами псалмы и молитвы не потянули меня на философию, но именно здесь и сейчас я смирился с потерей. Сделанного не вернуть, умерших не воскресить, а живые должны жить дальше. И память об ушедших это не камень на шее, тянущий на дно, а парус, позволяющий идти дальше.

Я и так слишком долго рефлексировал и корил себя. Настала пора взять себя в кулак и показать всем, что мою семью нельзя трогать безнаказанно. И начну я с этого урода, маркиза. Вампир он или ещё какая хрень, мне всё равно. Даже если окажется, что он мне не врал и действительно является моим дедом и биологическим отцом мамы его это не спасёт. Для меня семьёй были не те, в ком текла такая же кровь, а тот кто был мне дорог. Мама, сестры и братья, мои девочки, даже старый хрыч с батей, пусть на них я до сих пор злился. Однако за любого я был готов убить и умереть. Так что Ван де Мер просчитался дважды. Когда тронул Юлю и когда решил, что может мной манипулировать, опираясь на наше родство.

Тем временем богослужение дошло до момента прощания с усопшим. Так как гроб был пустым целовать подходили икону святой покровительницы Иулии Корсиканской в руках Патриарха. Я был одним из первых и, наконец, сумел вырваться из круговорота мыслей. То, что удалось примириться с потерей и собой, было неплохо, но и терять связь с реальностью не стоило. Пусть народу на похоронах было немного, и моё отрешённое состояние никого не удивляло, но если уж решил стать хозяином своей жизни то начинать нужно было прямо здесь и сейчас.

Наконец, под пение “Святый Боже…” священнослужители вынесли гроб из церкви и направились прямиком на кладбище. Организацией похорон занималась мама, но выбить место на Новодевичьем оказалось даже ей не под силу. И лишь вчера после нашей поездки в резиденцию Патриарха вопрос решился сам собой. Я-то понимал, что это Император извинялся за то, что потащил меня с собой, но я решил в позу не вставать. На мой взгляд, Юля была достойна быть захороненной здесь, что бы не говорили завистники и злопыхатели.

Впрочем, к особой помпезности мы тоже не стремились. Сегодня присутствовали лишь свои, родственники или знакомые Юли. Даже Императора я лично попросил не приезжать, хоть он и намекал на такую возможность. Но внял, и ограничился тем, что прислал личного секретаря, что тоже было весьма показательно. Кто в теме тот поймёт, остальным и не надо. Конечно, всегда найдутся идиоты, решившие, что если государь не явился сам, значит Ефимовы попали в опалу и можно попытаться урвать себе кусок, но тех не жалко. Дураки и должны страдать, а любое поползновение в адрес своего рода я буду пресекать с максимальной жестокостью. Чтобы другим неповадно было.

Место для захоронение располагалось на третьем участке, недалеко от могилы Сергея Сергеевича Прокофьева и пары генералов времён Первой магической. Хорошее соседство для Юли, на мой взгляд. Да и само Новодевичье кладбище мне нравилось, пусть это и звучало как плохой анекдот. Но если уж и лежать в земле, то в таком месте, тихом, чинном, в окружении великих людей, и желательно, через лет сто — сто пятьдесят. Больше думаю не стоит, мало ли что там может случиться со здоровьем. Старческой деменции подвержены и маги и воины, пусть в гораздо меньшей степени чем неодарённые.

Это, как и продолжительность жизни, кстати, являлись одним из самых сильных стимулов для многих начать заниматься и открыть первую чакру. Недаром почти во всех физкультурных колледжах и институтах связанных со здоровьем и спортом появились факультеты подготовки тренеров именно этого направления. Причём программа подготовки зачастую и вовсе не была связанна с боевыми искусствами. Но, к сожалению, стать бессмертными или хотя бы достичь уровня той же Ву Ши земным одарённым пока ещё было не дано, как и воскрешать умерших. И хоть о последнем я сейчас очень жалел, но даже если бы такая возможность была, вряд ли я бы ей воспользовался, а то мало ли кто вернётся с той стороны. Заигрывать с силами смерти себе дороже.

Поэтому, хоть мне было безумно тяжело видеть, как гроб опускается в могилу, я не давал клятв сделать всё возможное и невозможное, но вернуть Юлю. Уверен, у Иви мог бы найтись способ, а если нет, то были ещё варианты, начиная с церкви, заканчивая учёными. Клонирование никто не отменял, а если судить по лысым уродам, при нападении которых мы и познакомились, кто-то весьма далеко продвинулся в их развитии. Но я уже принял решение заботиться о живых, сделать всё, чтобы жертва девушки не была напрасной.

— Спи спокойно, милая, — я первым кинул горсть земли и замер на секунду, не зная что ещё сказать. — Мы всегда будем помнить тебя и кто знает, может быть встретимся в следующей жизни. Хотя нет, обязательно встретимся. Я найду каждую из вас, неважно, сколько времени мне на это потребуется. Главное дождись меня, девочка.

Патриарх угрюмо покосился на меня, явно недовольный ересью, но промолчал. И правильно. К теологическому спору я было не готов, а вот в морду зарядить мог, и никакой эгрегор не поможет. Так что Владыка предпочёл затянуть очередной псалом или как там они называются, а к могиле потянулись остальные, бросая горсть земли на крышку гроба и говоря последние слова. Даже Ву Шу отметилась, правда не без подсказок со стороны Воронина. Сам факт уважения со стороны лаоши был для меня очень важен. Немного зная нравы и традиции наднебесников, я понимал, что это означает не просто формальное ученичество, а то, что Ву Шу теперь считала себя частью семьи. И для меня лично и для рода Ефимовых в целом это значило усиление и получение дополнительного политического веса. А то я не знал, как на знания лаоши облизывается половина Воевод страны.

Людей на похоронах было совсем немного, так что не прошло и десяти минут, как к могиле подошли последние, граф Федосеев с дочерью. Александр Павлович выглядел подавленным, видимо смерть воспитанницы, выросшей в его доме и считавшейся чуть ли не дочерью, зацепила графа, несмотря на то, что последние пару лет Юля с ним практически не общалась. Екатерина тоже была бледной, кутаясь в пальто и широкий шарф. Мне даже показалось на секунду что её трясёт, но я списал это на стресс. Всё таки хоть девочки и поссорились, но всё же были подругами детства и выросли вместе.

— Прости девочка, — Федосеев кинул горсть земли и опустил голову, комкая шляпу. — Ты была мне как дочь, но теперь я понимаю, что совсем не знал тебя. Может быть, если бы уделял вам больше времени всё сложилось бы по другому. А сейчас только и остаётся что скорбеть и мстить. Спи спокойно девочка. Клянусь, они ответят за твою смерть, я не успокоюсь пока не будет уничтожена последняя тварь…

— Ха-ха-ха-ха — вдруг закатилась диким каркающим смехом Катя стоявшая рядом. — Тварь? Да она сама была тварью!!! Это из-за неё убили моего жениха, а ты ещё её жалеешь?!!

— Ты что несёшь?! — сначала опешил, а затем взорвался гневом Александр Павлович. — Этого ублюдка нужно было во младенчестве удавить!!! Не смей даже заикаться о нём!!! Если бы Ромушевых не уничтожили вампиры, клянусь, я сам бы это сделал! Камня на камне не оставил от этих уродов! И вообще, сейчас не время и не место говорить об этом! Не позорь меня!

Катя снова захохотала словно безумная, запрокидывая голову и брызгая слюной, а потом вдруг замерла и в упор уставилась на отца.

— Тебя только и заботит как бы тебя не опозорили ненароком! А на меня тебе плевать!!! Конечно, зачем нужна своя безголовая дочь когда есть послушная Юля или умная Марина! А обо мне ты подумал?!! А ты — девушка повернулась ко мне. — ты отнял у меня всё! Всё!!! Подругу, жениха, даже отца!!! Если бы я тебя не встретила у емня всё бы было хорошо!!! И ты за всё ответитшь!!!

— Кузя, она себя не контролирует, — схватила за руку меня мама. — И я не могу прочитать её мысли. Это наведённая программа! Возможно…

— Вы все ответите!!! — Федосеева дико взвыв распахнула пальто, под которым оказался пояс шахида, набитый взрывчаткой. — Каждый!!! Я отомщу вам за моего Олега, моего хозяина!!! Вы все будете горедть в аду!!!

Народ попятился, но не побежал, всё таки многие из взрослых прошли войну, да и опытных бойцов хватало. Маги уже давно выхватили ПМК, в которые всегда были загружены боевые заклятия, Воины выдвинулись вперёд, прикрывая их и неодарённых, а прикрывающим группам СОИ ушёл сигнал о нападении. Сработано всё было чётко, будто на учениях. Однако даже самые совершенные плетения не кастуются мгновенно и взрыв способен отправить на небеса всех, кто стоял слишком близко, особенно если взрывчатку обернули поражающими элементами, рубленными гвоздями например, или шариками от подшипника.

— Доченька, что ты творишь? — опешил Александр Павлович. — Зачем? Ты из-за Олега…

— Не смей!!! — сорвалась на визг девица. — Не смей произносить его имя!!! Ты тоже виноват что он умер!!! Зачем ты разорвал помолвку?!! Я люблю его!!! Он… он обещал сделать меня бессмертной, а вы!!! Вы убили его!!!

— Там килограмма три пластида, — шепнул мне Воронин, оттянувший назад маму и закрывший её собой. — если рванёт — нам всем хана.

Отвечать я не стал, и так было ясно, что мы в практически безвыходной ситуации, однако про себя отметил, что осназовец не сбежал, а наоборот, добровольно вылез вперёд, прикрывая собой других. Не то чтобы я в нём сомневался, но приятно получить подтверждение своим выводам. Это как минимум означало, что выбор его на должность начальника охраны клана будет правильным ходом. Осталось лишь решить текущую проблему, но у меня уже было решение. Как говорится, против лома нет приёма, а против антиматерии тем более. Другой вопрос, что я не хотел прибегать к крайним мерам.

— Ты считаешь, что убив себя и отца вернёшь Ромушева? — но оставаться в стороне я уже не мог, так что обратился непосредственно к Кате. — Думаешь, это как-то поможет ему или может быть тебе? Что даст лично тебе смерть моя или других?

— Я отомщу!!! — глаза девушки горели фанатичным огнём. — Всем вам, тем кто убил моего жениха! Вы все умрёте, сдохнете как собаки!!!

— Но и ты сама погибнешь, — я продолжил тянуть время, не слишком надеясь на успех, но всё же пытаясь удержать девчонку от последнего шага. — Разве ты хочешь этого?

Честно говоря, я не понимал, почему Федосеева до сих пор не взорвала бомбу, поскольку если она действительно была запрограммирована на терракт значит должна была напасть внезапно. Единственное объяснение что я смог найти — Катя не хотела умирать. Поэтому истерила, кричала, ругалась, но до конца не шла. Даже ментальные способности вампиров не могли превратить человека в робота. Для этого требовалось полностью промыть ему мозги, как например, тем самым морфам, а девушка, по всей видимости, была невольной шпионкой Ромушева. И для того, чтобы никто ничего не заподозрил, ей требовалась достаточная свобода действий.

Возможно, мои размышления были ошибочны, но я сделал такие выводы исходя из разговора с мамой о ментальных возможностях вампиров. Если маркиз был прав и она действительно их потомок, пусть даже не его лично, их способности должны иметь одну природу. А значит кому как не ей лучше всех знать все ограничения с ними связанные. И в частности одно из них гласило, что невозможно заставить человека убить себя напрямую.

Инстинкт самосохранения всегда будет искать лазейки. Подсознание будет подкидывать мысли и эмоции максимально оттягивающие момент смерти. Для того, чтобы заставить кого-то совершить самоубийство требовался обходной путь. Внушить что-то такое, где смерть будет случайным эпизодом, возможно даже совершенно незаметным для жертвы. Например, ей может показаться что она видит дорогого ей человека. И чтобы он её заметил нужно залезть как можно выше. Поставить стул на балконе и подпрыгивать. Сорваться и разбится насмерть в таком случае проще простого, но жертва не будет думать о смерти, потому что её действия не ведут к ней. Явно, по крайней мере.

Кате же подкинули мысль о мести за Ромушева. Но взорвать себя означало и умереть самой и поэтому её подсознание должно максимально оттягивать этот момент. В то, что она сама на такое решилась я не верил даже без маминой подсказки. Пусть Федосеева была взбалмошной и дерзкой, но не дурой. Да и Олега она не любила, это я мог сказать точно. Ей импонировал богатый и более родовитый ухажёр, но на этом всё. Когда у того потекла крыша Катя сама порвала с ним все контакты. Но похоже что обернувшись в вампира тот вернулся и подчинил девушку. А после его смерти кто-то отправил её на смерть. И я даже догадываюсь кто.

— Катенька, малышка, не делай этого, — Федосеев пытался уговорить дочь, впрчоем не рискуя предпринемать что-то физически. — Подумай о маме и братьях. Мы все любим тебя! Зачем тебе умирать? Ты ещё такая молодая, у тебя этих женихов будет.

— Замолчи! Заткнись!!! — девушка схватилась за уши и завизжала, замотав головой. — Заткнись, заткнись!!! Ты не понимаешь, вы все не понимаете!!! Олег он…

На этой фразе Катя потеряла сознание и тряпичной куклой свалилась прямо в руки отца. А Ву Шу, только что незаметной тенью проскользнувшая за спину самоубийце и ткнувшая ту в пару акупунктурных точек равнодушно пожала плечами и подошла к Воронину обняв того за руку под нашими обалдевшими взглядами.

— Дорогой, я же молодец? — в голосе наднебесницы слышались мурлыкающие нотки. — Вы просто так долго возились с этой дурочкой, что мне стало скучно.

— Ты молодец, — с трудом сглотнул слюну осназовец, — но больше так не делай. Я тебе дома расскажу что такое пояс шахида и как он активируется.

— Она даже не заметила, как я её вырубила, — надула губки лаоши. — Не забывай, что я мастер!

— Дело не в этом, — тут же принялся подлизываться мой начальник охраны. — А в том, что если бы у неё был пульт нажимного типа он мог сработать когда она расслабится. Так то ты всё сделала правильно, просто в нашем мире есть непонятные не профессионалам вещи, и именно поэтому обычным людям не рекомендуют вступать в борьбу с террористами.

— То есть ты хочешь сказать что я обычный человек? — завелась было Ву Шу, но я резко пресёк зарождающиеся разборки.

— Тихо! — На мой возглас повренулись все, даже те, кто занимался взрывчаткой на теле Кати. — Ещё ничего не кончилось! У нас гости!

Действительно, со всех сторон к нам неслись уже знакомые звероподобные мутанты, правда на этот раз обвешанные взрывчаткой. Парочка из них прямо по пути и рванула, но остальных это не смутило и они бросились вперёд в самоубийственной атаке. И на этот раз я не сомневался, что она действительно будет такой. Другой вопрос, что нас это вряд ли заденет, всё же монстров было не так много, да и прибывшее подкрепление с ходу открыло по ним огонь.

Мы тоже не собирались ждать пока нас взорвут. Я активно бил во все стороны магическими пулями, буквально разнося на атомы нападавших вместе со взрывчаткой. Остальные не отставали. Маги разили врагов огнём, льдом и камнем, Воронин успешно отстреливался, откуда-то достав пистолет-пулемёт, и теперь короткими очередями срезал любого, кто попадёт в его сектор. Причём запас патронов у него явно был, так как осназовец их особо не экономил. Гражданских же накрыл защитный купол, причём создал его кто-то из свиты Владыки. Как бы не относилась церковь к магам, а на службу себе уже давно их поставила. Это конечно, попахивала двуличием, но в свете их прошлых косяков казалось незначительной мелочью.

Естественно мы отбились. Это не на беззащитных студентов нападать, сейчас на кладбище находился цвет магического сообщества и я даже не себя имею ввиду. Тот же Федосеев опытный боевой маг прошедший войну и его такими трюками не взять. То же самое могу сказать про многих остальных, включая свиту Патриарха, так что справились мы без потерь со своей стороны, разве что порушили памятники и снесли несколько деревьев. Но это были мелочи. При существующих фото и видео материалах восстановить всё в первозданном виде лишь вопрос времени.

— Что это было? — голос у мамы дрожал, ведь она не привыкла к виду взрывающихся монстров, как, впрочем и остальные. — Почему они на нас напали?

— Это вызов, — я мрачно оглядел разрушенное кладбище. — Объявление войны мне лично. Маркиз, сука, захотел показать, что может достать меня где угодно.

— Не тебе одному, отрок, — поправил Патриарх. — Это вызов всему государству. Богомерзкий вампир хочет продемонстрировать свою силу, навязать свои правила игры. И втянуть тебя, это так, только не пойму зачем ему это. Не сходится то что он тебе предлагал и сегодняшняя атака. Ему выгодней было действовать исподволь, захватывая ключевые фигуры. А он попёр в лоб.

— Может обиделся на то, что я ему по морде надавал, — я пожал плечами. — По идее не должен, всё таки не мальчик, двести лет живёт, но кто знает, что там у него в мозгах творится. Они ведь не люди, уже не люди. Ладно, что там с Катей? Сняли взрывчатку? Убирайте её и будем заканчивать. Маркиз, тварь, даже после смерти Юлю не отпускает и он за это мне ответит.

— Да, всё нормально уже, можно забирать девчонку, — ответил Воронин, держа в руках пояс шахида снятый с Федосеевой. — Кустарная поделка, причём очень корявая. Ни таймера самоподрыва, ни дистанционного управления, ни ловушки не неснимаемость. Даже кнопка активации расположена так криво, что она если бы и захотела себя взорвать пришлось бы попотеть. Халтурная работа. Хотя с другой стороны, откуда древним кровососам знать последние тенденции оборудования террористов. Извините, увлёкся. Пойду сапёрам отдам.

— Хорошо, — я отпустил осназовца, а следом за ним отправился и Александр Павлович, держа на руках потерявшую сознание дочь. Злости на глупую девчонку у меня почему то не было. Она стала марионеткой в руках кровавого ублюдка и счёт к нему только вырос. Даже Ромушев, вроде бы добровольно сделавший свой выбор, и тот наверняка попал в сети маркиза. А значит война с ним будет до конца, останется или он или я. Третьего не дано, я не смогу ходить по земле, зная что где-то эта тварь вынашивает свои очередные замыслы.

— Спи спокойно, девочка моя. Клянусь, я отомщу за тебя и за всех остальных. Пусть земля тебе будет пухом. — я в последний раз взглянул на гроб и дал сигнал закапывать могилу. Война началась.

Глава 1

— Ты думаешь, это на тебя напали?! — ярился дед, размахивая руками. — Нет! Это всех нас атаковали. Показали, что ни во что не ставят!!! И мы должны ответить со всей ненавистью, чтобы паскуды кровью умылись!

— Ты ещё добавь «пролетарской», — я после кладбища успел успокоиться и теперь мог мыслить более рационально. — А кровью они и так умываются. А ещё сосут её, и дай бог только из шеи. А ты не думал, что это может быть ловушкой?

— Отвлекающий манёвр? — мгновенно переключился дед из ярого мстителя в сосредоточенного стратега. — Молодец внучек, просёк! Если нападение спланировал маркиз, ничего нельзя отрицать! Демонстративный вызов как обманка и удар исподтишка. Это больше похоже на их тактику.

— Вот и я думаю, — кивнул я, — гляди, получается, что когда-то их задавили даже без помощи сансары. Даже если верить в байки о магическом прошлом, всё равно разных колдунов было не так много, как сейчас, это я не о нас с тобой, а о волшебниках в общем. Но люди и церковь, в частности, сумели выработать механизм и тактику борьбы с кровососами. И загнать тех под шконку. А сейчас вдруг появляется многовековой хер и решает бросить вызов всему человечеству? Ну ладно, может, я загнул, но как минимум наше государство так просто эту атаку не оставит. Да и Ватикан поддержит, уж у них-то на вампиров зуб размером с саблю.

— Опять же согласен, — расплылся в улыбке дед, — радуешь, внучок, ой радуешь старика! Пора тебе уже головой думать, пора.

— Завязывай, — я поморщился, — такое ощущение, что у меня задержка в развитии, а тут научился сам ложку держать.

— Ну не прям так, но около, — не сдержал ехидства старый пердун. — Ладно, ладно, больше не буду. Так и что будешь делать?

— Воевать, что ж ещё, — я усмехнулся, — люди же старались, засаду готовили. Как можно без ответа оставить. Поэтому буду бегать, искать их лёжки, огнём и мечом нести разумное, доброе и вечное. А спецы пусть землю роют, но найдут, зачем маркизу это понадобилось.

— То есть их же салом им по сусалам? — расплылся в довольной улыбке дед. — Ой как хорошо! Вот молодец! Всё, всё молчу. Хороший план. Вполне может сработать. Только если им нужен ты, то необходимо серьёзное прикрытие.

— И оно будет, — кивнул я. — Вон Воронина возьму с группой и у императора пару отделений СОИ попрошу. Пусть создают видимость незаметного прикрытия.

— А если вдруг что… — начал было дед, но я его жёстко оборвал.

— А если вдруг что, они не помогут. — Но потом смягчился. — Блин, я Аватар антиматерии, думаешь, в этом мире так уж много тех, кто может мне навредить? И уж древние кровососы точно не из их числа. А выхода на серьёзные структуры у них нет. Я надеюсь. Иначе они и действовали бы по-другому, а не устраивали этот цирк с конями.

— Либо это хитрая игра, вынуждающая нас втянуться и показать свои силы, — задумчиво поскрёб в затылке старик. — Знаешь, что самое сложное в таких размышлениях? Не начать себя накручивать. Мол, они знают, что я знаю, что они знают и так далее. Обычно всё гораздо проще, поэтому, принимая во внимание остальные версии, выбирать надо самую простую.

— Бритва Оккама, в курсе, — кивнул я, — а ещё знаю, миром правит не тайная ложа, а явная лажа. Хотя насчёт последнего сильно сомневаюсь. Хозяев лысых клонов так и не нашли, хотя времени прошло изрядно, да и наследили они. И тем не менее какая-то паскуда ведь провернула и у нас похищения одарённых, и у тех же американцев теракт. Да и у турок отметились.

— Я держу этот вопрос на контроле, — дед стал серьёзным. — Там всё очень непросто, но в целом вывод такой — работает разведка крупного государства. Это никакой не тайный клуб, а кто-то, опирающийся на ресурсы богатой страны. Пока список из десятка вариантов, понемногу отсекаем. Самые вероятные кандидаты пока — Либерократия, бриты, французы и китайцы. Я бы на последних ставил, они те ещё любители решать свои вопросы за чужой счёт, да и похищение колдунов им забывать не стоит, но есть вариант и с американцами.

— То есть они сами могли взорвать Диснейленд? — я был шокирован подобным заявлением. — Для чего? Это же их граждане!

— Когда пиндосов это останавливало, — пожал плечами дед, — может, слышал про теракты одиннадцатого сентября в начале двадцатого века?

— Да, что-то такое припоминаю, — я наморщил лоб. — Вроде с самолётами там что-то было.

— Смертники захватили лайнеры и направили их в небоскрёбы, — просветил меня дед, — и Пентагон атаковали также. Но самое интересное, что, когда началось расследование, вылезло огромное количество фактов, указывающих на то, что теракты спланированы в Лэнгли. Там и махинации с биржевыми бумагами, и страховки и ещё много-много чего, вплоть до срезанных металлоконструкций зданий. И угонщиками объявили кого попало, зачастую тех, кто вообще ни сном ни духом об этом и потом сам пришёл у полицию сдаваться. А в итоге всё это послужило поводом для нападения на другую страну. Где, что удивительно, была нефть.

— Мда, — я почесал в затылке, — весело. Точнее, нифига не весело. Ладно, замнём пока вопрос с клонами. Но держи меня в курсе. Хозяев этих уродов я лично хочу в ад отправить, они мне очень сильно задолжали.

— Как скажешь, — подозрительно покорным тоном согласился дед и тут же заискивающе взглянул мне в глаза. — Кузья, так, может, это… я с тобой похожу? Ну, чисто за компанию. А если что — прикрою.

— Завязывай, — я поморщился. — Мы уже тысячу раз об этом говорили. Даже если вампиры затеяли эти игры с подачи вражеских спецслужб, взять меня будет очень непросто. Вон Ву Шу говорит, я прогрессирую. А значит, становлюсь ещё опаснее. А вот Анька — самое слабое звено. Её, по сути, прикрыть особо некому. Самое идеальное было отправить её в Эллуриан к остальным, но она нужна мне здесь.

— Делаешь приманку из сестры, — покачал головой старик.

— Ты меня постыди давай, — я зло оскалился. — Не тебе меня жизни учить!

— Так, а кому же, Кузя? — устало и тяжело вздохнул дед, опустив глаза. — Я много ошибок наделал и не хочу, чтобы ты их повторял. Потому и говорю, может…

— Не может! — отрезал я, но тон смягчил. — Я много думал на этот счёт, ну не сходится у меня разговор с маркизом! Он вышел на меня не просто так! Если брать всё, что нам известно о кровососах, я ему был не нужен ни в каком виде. Ни жареный, ни пареный, ни в качестве верного союзника.

— Спорно, — пожал плечами дед. — Ты дважды зять императора. Взять тебя под контроль, убрать государя и можно сказать власть в кармане.

— Ты сам то в это веришь? — я скептически посмотрел на деда. — Короля играет свита! Кто бы меня поддержал? Дед Инны? Да я тебя умоляю, он скорее сам бы меня придавил втихую. То же самое с чайным клубом. Даже возьми вампиры под контроль одного двух, никакой особой роли это не играло, как, собственно, и случилось. Династия сменилась бы, и всё, а скорее всего, посадили бы наследника, а пока правил бы совет или регент. И никакое аватарство мне бы не помогло. Прибить бы меня не прибили, но отправили бы к Иви вместе со всеми девчонками и запретили на Земле появляться. Скажешь, не так?!

— Всё верно, — вздохнул старик. — Тебя и не трогают только потому, что знаешь своё место. Я, конечно, пытался стращать, но Славка прямо сказал, ежели взбрыкнём — закопает обоих. Ты это, только не вздумай ему за то высказать. Он парень-то неплохой, но государство превыше всего! И я с ним в этом согласен.

— Да я тоже, — я отмахнулся, даже не думая злиться на тестя. — Наоборот, спасибо ему скажу, что даже не рассматривал меня как приемника. Нахер надо в этом говнище возиться. А тут маркиз, без разведки, без чего бы то ни было, в лоб — айда захватим власть! Выглядит абсолютно неестественно, особенно для тех, чья главная сила — ментал.

— Согласен, — задумавшись, кивнул дед. — В принципе, я к таким же выводам пришёл, но считать эту версию абсолютной не стоит. Вполне возможно, кровосос просто переоценил свои силы, решил, что легко тебя захватит.

— И это тоже может быть, — я не стал спорить с очевидным. — Нафантазировать мы можем что угодно, но готовиться надо к худшему. Что у вампирюг есть хитрый план, который они последовательно реализовывают. И плясать от этого.

— Подыгрывая им? — подначил меня дед.

— Конечно, — не смутился я. — Этот как в шахматах. Отдай пешку — получишь дебют. Пожертвуй ферзём и поставь мат. Пусть противник думает, что всё идет, как он задумал, тем внезапней и неотвратимей будет поражение. Сначала будь как невинная девушка — и противник откроет у себя дверь. Потом же будь как вырвавшийся заяц — и противник не успеет принять мер к защите.

— Сунь Цзы, — кивнул старик. — Не ожидал, что ты его читал. Хотя, на мой взгляд, цитата не слишком подходит к ситуации.

— Война — это путь обмана. Если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь. Если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься. Хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко. Хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко, — пожал я плечами, выдав другую. — Ву Шу заставила меня её заучить наизусть. Всё рвалась в Китай, поклониться могиле мудрейшего, еле отговорили. Сейчас переводит на свой язык, хочет отправить наднебесному императору. И «Беседы и суждения» Конфуция. Пытается успеть до отправления официальной делегации.

— Понятно, — кивнул дед. — И ты поэтому просишь меня не высовываться? Думаешь, кровососы не знают о моём существовании?

— Знать, что ты есть, — это одно, другое — знать, где именно, — я усмехнулся. — По официальным данным, ты в Аркаиме, приглядываешь за строительством резиденции клана. По неофициальным — где-то в Африке, несёшь свет просвещения папуасам. Даже в сводках пару раз мельком засветился. Всё как положено. Так что, если начнут копать, легенда у тебя железобетонная. А за Анькой неофициально СОИ приглядывает, так что и с этой стороны прикрыты. Работать будут против них, а тут ты.

— И всё же ты считаешь, что ключевые фигуры — это Танька и Аннушка? — нахмурился старик. — Аналитики с тобой согласны, ментальные способности их схожи с вампирскими, и это может служить причиной, но…

— Дед, только не начинай по второму кругу, — я поморщился и поднял руки в знак того, что сдаюсь. — Ну нет у нас больше общих точек соприкосновения, нету! Значит, надо отталкиваться от того, что имеем, сам же говорил. Бритва Оккама во всей красе. Другой вопрос, что причин мы не знаем, слишком мало информации о кровососах, но об этом мы уже говорили.

— Ладно, уговорил, — нехотя согласился дед, однако я прекрасно видел, как он довольно щурился, радуясь, что я наконец взялся за ум и начал сам планировать свои действия, а не идти на поводу у других. — Аннушку я прикрою. Таньку с мелкими осназ пасёт так, что там даже комары пронумерованы и дышат через раз. А Юрка? Я понимаю, сынок мой — то ещё дерьмо и семью не раз продал и предал. Но какой бы ни был, он твой отец. Грех родную кровь бросать.

— Ты ему это скажи, — зло оскалился я, но, взяв себя в руки, успокоился. — Всё с ним нормально будет. Что я, скотина какая, родства не помнящая, что ли? Он поп, вот пусть им патриарх и занимается. Тем более он мне должен, как земля колхозу. Официально батю повысят в сане и переведут на новое место. А по факту отправят в монастырь, где боевое крыло церкви базируется. Там не то что кровососы, там и атомная бомба не достанет.

— И то дело! — расплылся в улыбке старик. — Юрка сам свой путь выбрал, вот пусть сидит и не пищит. А ты со всех сторон прикрыт. Всё продумал? Так что, война?

— Война, — я зло оскалился. — И наши враги умоются кровью!

— Да будет так! — подытожил Призрак коммунизма с не менее жуткой улыбкой. — Во славу рода Ефимовых!

***

— Так всё-таки куда мы идём? — казалось, и минута тишины для Дениса была испытанием, а уж то, что его спасителем и товарищем оказался молчаливый шаман, так и вовсе адской пыткой, поэтому жертва своего же саммона и доставал того каждую секунду. — Блин, мы уже сутки прёмся, ты хоть бы слово сказал!

— Туда, — Пётр махнул рукой на юг. — Там Варлок.

— Духи сказали? — не удивился ответу Дэн. — Ну да, кто ж ещё. Слушай, а позвонить через них нельзя? Ну, может, за нами вертушку пришлют?

— Заткнись, — шаман остановился и принялся напряжённо вглядываться в траву.

— Чего та… — с любопытством сунулся было вперёд хакер, но был безжалостно пойман за шкирку, а рот залепила широкая мозолистая длань чукчи.

— Не шуми, — одними губами произнёс Пётр и опустился вместе с товарищем в траву. — Ждём.

Дэн дёрнулся было, но понял, что из стальной хватки просто так не вырвешься, а шаман беспокоиться не станет. Его духи, кем бы они ни были, ошибались редко, особенно насчёт опасности. Это хакер крепко-накрепко усвоил, иначе тот не смог бы найти его в заброшенном храме и спасти. А свою жизнь неудачливый маг последнее время высоко ценил. За время, проведённое на алтаре, он очень много передумал и пришёл к выводу, что всё, что случилось с ним до этого, — фигня, не стоящая внимания.

Поэтому, когда не издав ни шороха, из травы появилась фигурка темнокожей эльфийки, хакер остался спокоен. Если подруга или рабыня, Дэн так до конца и не разобрался, какие отношения связывают девушку и шамана, вернулась, значит, их не ещё заметили. И они могут обойти опасный участок или вообще отступить, правда, решать это будет не хакер, впрочем, он и не претендовал. Денис был очень благодарен за спасение и за то, что после его не бросили, несмотря на полную бесполезность, так что и не думал оспаривать лидерство.

— Сиди тут, — опять одними губами произнёс Пётр хакеру, добавив тяжёлый взгляд для солидности.

— Я с тобой! — точно так же ответил ему Дэн, не собиравшийся оставаться один среди джунглей, когда рядом затаился враг. — Я тихо.

Шаман пару секунд посверлил товарища глазами, пожевал губы, но в итоге молча махнул головой, пойдём, мол. Денис обрадовался, но постарался не подавать виду. После алтаря он тяжело переносил одиночество. Неудачливому хакеру постоянно казалось, что его мучительница должна вернуться и оттащить его назад, где сцедит оставшуюся кровь во имя своего мёртвого бога. И даже уверенность в том, что шаман навсегда упокоил бестелесную тварь, не помогала.

Разумом он понимал, что у него проблемы с психикой, и с этим надо бороться, но одно дело знать, а совсем другое — остаться спокойным, когда ужас наваливается, словно тяжёлое ватное одеяло, которое невозможно скинуть, и начинает душить. В таком состоянии просто не закричать — уже подвиг. И Пётр, давно заметивший проблемы друга, решил взять его с собой, хотя бы потому, что это будет безопаснее даже с точки зрения скрытности.

Благо идти было недалеко, да и Дэн всё же старался не шуметь. Как положено, сначала мягко опускал ногу на землю, фактически щупал её перед собой, нет ли там каких неприятностей, например, веток или не дай Бог змей и насекомых, и лишь зачем наступал сначала на пятку, а затем плавно перекатывался на носок. Примерно так же ходят кошки и именно такому способу учила друзей тёмная эльфийка, оказавшаяся весьма опытной в путешествиях по джунглям. Нельзя было сказать, что хакер стал большим специалистом, всё же он до сих пор буквально заставлял себя делать каждый шаг правильно, отчего скорость падала катастрофически, тем не менее результат был, пусть сам Денис его и не замечал.

Сам же Пётр двигался сквозь джунгли гораздо быстрее. И хотя казалось, что раньше ему учиться этому было просто негде, всё же на его родине, раскинувшейся за Полярным кругом, с джунглями как-то не задалось, однако способности шамана помогли и здесь. Юный Говорящий с духами просто провёл ритуал и попросил тех помочь. И теперь скользил через дикую растительность даже тише и незаметнее своей спутницы, вызывая приступы острой зависти у Дениса, чувствующего себя в эти моменты бесполезным балластом.

Через пять минут друзья добрались до кромки леса и замерли в кустах, стараясь разглядеть, что происходит. А посмотреть было на что. Недалеко от деревьев на открытом пространстве расположилась крайне пёстрая и странная компания. С одной стороны, классические ацтеки, в накидках из шкур ягуара, нелепых шлемах в виде голов зверей и украшениях с яркими разноцветными перьями. С другой — вполне себе современные солдаты, рядом с бронемашинами, увенчанными крупнокалиберными пулемётами и гранатомётами.

Часть в боевых доспехах, но не много, человека три-четыре, а остальные в обычном камуфляже, высоких берцах и широкополых шляпах, тоже камуфлированных. При этом обе компании хоть и держались наособицу, было понятно, что они вместе. Более того, у индейских воинов, словно сошедших с фресок Латинской Америки, в руках были древние винтовки Ли-Энфилда. Последние Пётр узнал абсолютно точно, ибо интересовался оружием, а пропустить настолько распространённую в двадцатом веке винтовку было решительно невозможно.

— Кто это такие? — толкнув Петра в плечо, прошептал Дэн. — Ты видишь?! У них пушки! Они явно с Земли и помогут нам!

— Уходим, — поймав товарища за шкирку и не дав ему двинуться, прошипел шаман и принялся отползать назад, стараясь ничем не выдать своего присутствия.

Денис, хоть и хотел кинуться к одномирянам, но послушался друга и спасителя и тоже начал отступать. Эльфийка тенью скользила за ними, успевая контролировать обстановку. Ребята не остановились, даже когда начались джунгли, и притормозили, лишь когда отошли почти на полкилометра.

— Ты чего? — пытаясь отдышаться, спросил Денис хмурого больше обычного шамана. — Это ж были земляне! Они бы нам помогли!

— Уверен, — Пётр скептически скривился. — Ты их хорошо разглядел?

— Ну… — засомневался хакер, — достаточно вроде.

— Панчи и шевроны видел? — продолжил допрос шаман. — А оружие у туземцев?

— Вроде что-то белое и красное, — пожал плечами Дэн. — Сразу скажу, я понятия не имею, что они означают. Не силён в гуманитарных науках.

— Коронованный орёл на красном фоне, — просветил друга более наблюдательный Пётр. — И красно-белые флажки на технике. Это символы Речи Посполитой. Поляки, грубо говоря. Поляки, которые вооружают аборигенов устаревшими английскими винтовками. Ты понимаешь, что это значит?

— Э… что у них есть портал? — Денис не мог сообразить, к чему ведёт товарищ. — Разве нет?

— Не просто портал, — криво усмехнулся шаман недогадливости друга. — А крупный и действующий, через который сюда идёт большой поток разных материалов. В том числе оружия для вооружения сипайских войск. Знаешь, что это такое?

— Ну, англичане так индусов на службе называли… — припомнил Дэн, а потом ему словно что-то стукнуло в голову: — Погоди! Ты хочешь сказать, они собираются захватить этот мир?!

— Дошло, — выдохнул шаман. — Теперь догадываешься, что было бы с нами, вылези мы из кустов, мол, привет, мы руссо туристо, облико морале, а отправьте нас на Землю, мы домой хотим. Да грохнули бы нас прямо там. Или, скорее всего, сначала запытали бы как шпионов или эмиссаров России. Наверняка поляки о портале не трепались, иначе им бы не позволили так нагло вербовать аборигенов.

— И что нам теперь делать? — рассеяно спросил хакер, сбитый с толку развитием событий. — Как нам домой попасть?

— Так же, как и раньше, — равнодушно пожал плечами Пётр. — Духи скажут, куда идти. Только для начала захватим языка. Нужно узнать, что здесь происходит.

— Тогда надо брать офицера, — тут же согласился Дэн. — Я у двоих видел военные ноуты, хотя, в принципе, и планшет сойдёт или ПМК. Наверняка там куча информации интересной будет.

— Сможешь взломать? — шаман впервые взглянул на товарища не как на балласт, а как на потенциально полезного участника команды.

— Да сто процентов, — уверенно усмехнулся хакер. — Ноуты стандарта НАТО, там степень шифрования приличная, но защита больше от своих дураков, чем от противника. Наверняка стоит маджискан личности, но это обойти раз плюнуть.

— А я слышал, что это крайне надёжная защита, — скептически поднял бровь Пётр. — Те же ПМК взломать практически невозможно, а там уровень повыше должен быть.

— Это вам подобное сделать нереально, — пренебрежительно отмахнулся Дэн. — Даже неофиты уже оперируют весьма значительными потоками энергии, да и все чересчур полагаются на помощь компиляторов и поэтому не развивают возможности прямой манипуляции лепестками. А уж когда открывают вторую и третью чакры, так и вовсе теряют возможность оперировать малыми токами энергий. Я же всю жизнь работаю со сверхмалыми долями сансары, поэтому был вынужден учиться максимально тонким плетениям. Маг из меня как из говна пуля, зато любую защиту могу взломать изнутри, просто просочившись через бреши в основном плетении. Понимаешь?

— Не особо, — помотал головой шаман, но при этом не выглядел сильно расстроенным. — Ты скажи, да или нет?

— Да, — твёрдо отрубил Денис. — Достанешь ноут или ПМК — вскрою без проблем на коленке.

В вопрос поимки языка хакер не вмешивался. Глупо было лезть в то, в чем ты, во-первых, ничего не понимал, а во-вторых, даже не имел физических кондиций что-то сделать. Даже краем глаза глянув на польских военных, Дэн прекрасно понял, что любой, самый слабый по их меркам, маг способен напинать ему без каких-либо плетений. Чисто за счёт физической силы. Противопоставить что-то кадровым военным выросший в городе и любящий слегка прибухнуть хакер ничего не мог. Так что ему оставалось лишь, сидя на пеньке, вспоминать разные техники работы с плетениями и заодно разминаться в микроконтроле лепестков.

Получалось даже лучше, чем прежде, что не могло не радовать, однако после того, как Варлок пробил ему закрытую чакру, объём выпускаемой сансары постоянно рос, и в будущем это могло стать проблемой. Так что, несмотря на то, что в похищении Денис задействован не был, у него были свои заботы, не менее важные для предстоящей операции.

К похищению Пётр с эльфийкой подошли с размахом. Для начала шаман запалил костёр и устроил камлание по всем правилам, чтобы заручиться поддержкой духов леса. После обучения у орка юному заклинателю духов больше не требовался допинг из алкогольной настойки, что, в свою очередь, способствовало значительного роста его силы. Теперь он мог замахнуться не только на мелких духов, в изобилии водящихся в джунглях, но и на хранителей места, по силам равных полубогам. Один из таких как раз и заглянул на огонёк к шаману и сейчас сидел напротив, с другой стороны костра.

Выглядел Хранитель как переплетение веток, корней и лиан. Эдакая куча мусора, если не брать во внимание огромные зелёные глаза, горящие огнями болотных гнилушек. Он смотрел на всех словно на добычу, оценивая, можно ли сожрать сразу или подождать и покараулить. Если бы Дэн мог видеть гостя, он вряд ли бы остался спокоен и правильно бы сделал, потому что духов джунглей можно было назвать какими угодно, только не добрыми и милыми. Среди них, как и среди обычных зверей, царили жестокие законы выживания. Если ты не жрал других, значит, жрали тебя. А пришедший на зов шамана Хранитель был одним из сильнейших.

К сожалению, это не означало, что он был полностью разумен. Нет, конечно, Хранитель превосходил разумом большинство духов, а по сравнению с животными его можно было считать гением, однако по меркам людей он был равен семи-восьмилетнему ребёнку, причём аутисту. То есть понять, что он тебе хочет сообщить, было не так просто. Зато желания опытным шаманом угадывались на раз, благо практики у Петра хватало. Поэтому он сейчас и сидел со спокойным видом, категорически отказываясь давать духу свою кровь.

Хранитель нервничал. Для него юный шаман был большой, вкусной конфетой, которую можно долго смаковать, однако та же сила, что делала его таким желанным, пугала духа. Он раздувался, пытаясь казаться больше и сильнее, чем есть на самом деле, несколько раз делал вид, что собирается напасть, но так и не атаковал. А всё потому, что Пётр видел его уловки насквозь и сам в ответ шуганул Хранителя так, что тот едва не сбежал.

Но и сил уйти у духа тоже не было. В итоге он всё же согласился помочь шаману. Пётр с невозмутимым лицом подал знак эльфийке, и через секунду та появилась возле костра, держа на плече упитанного кабанчика со связанными лапами. Для неё охота была всего лишь развлечением, так что даже такого короткого времени хватило, чтобы принести достойную добычу, причём живьём. У Хранителя при виде жертвы от жадности загорелись глаза, и когда шаман одним движением распорол глотку свинюшке, дух бросился вперёд, ловя тяжёлые горячие капли и не давая им даже упасть в костёр.

Со стороны это смотрелось жутковато. Денис, отвлёкшийся от своих манипуляций, заметил кабана в руках девушки и уже в предвкушении вкусного ужина потирал руки, когда вдруг после удара Петра животное начало на глазах худеть, съёживаться, будто воздушный шарик, из которого спускали воздух, и через несколько секунд от упитанной свиньи остался лишь скелет, обтянутый высохшей кожей. Эльфийка швырнула его в костёр, и кости мгновенно вспыхнули жутким зелёным пламенем, сгорая без следа.

От увиденного у хакера волосы встали дыбом, и он плюхнулся на задницу, пытаясь отползти подальше. К тому, что его товарищ — шаман, Денис давно привык, точнее, он думал что это так, но на самом деле искренне заблуждался, просто потому, что не понимал отличий шамана от обычного мага. Ну не пользуется ПМК, но и тот Варлок его не использовал. И пусть с Кузьмой Дэн тоже не слишком много общался, но тот, по крайней мере, таких фортелей не выкидывал. Хотя других хватало, достаточно вспомнить их первую встречу.

Но Варлок хотя бы не выкидывал таких фортелей. И вроде ничего особого в произошедшем не было. Вон по даркнету ходили ролики о незаконных плетениях аспекта воды, позволяющих выкачать из человека всю жидкость, но там хотя бы причина была ясна. А тут ничего не предвещало, и вдруг — раз!!! — вместо свиньи одна кожа да кости. Было отчего испугаться.

Однако на конфуз хакера никто внимания не обратил. Закончив ритуал, Пётр вдруг стал предельно деловым и при помощи эльфийки принялся уничтожать следы лагеря. Денис с удивлением увидел, как срезанный для кострища дёрн укладывают обратно, прямо на потухшие угли, а после пары жестов длинноухой пожухлая трава налилась свежей зеленью, и через пару мгновений догадаться о том, что тут что-то было, стало решительно невозможно.

То же самое случилось и с остальными следами. Когда маленькая группа двинулась в путь, о их присутствии ничего не напоминало. Даже сломанные ветки и срубленные лианы проросли, будто так и было, к полному изумлению хакера. Шаман же к этому отнёсся равнодушно, впрочем, как всегда. Хранителю под силу было ещё и не такое, но для неискушённого зрителя случившееся выглядело весьма эффектно. Однако задача, для выполнения которой Пётр призвал духа, заключалась совсем в другом.

Умыкнуть зазевавшегося бойца было несложно. Однако главной задачей являлось при этом не попасться. Наверняка у поляков имелись специфические плетения в ПМК, позволяющие найти следы в джунглях, но куда опаснее были ацтеки, живущие здесь уже многие сотни лет. Добавить к этому богов, у которых те черпали силы, но парням об их возможностях было ничего не известно, и становилось понятно, почему Пётр пошёл на риск. А таковой был, и нешуточный. Хранитель только казался трусом, на самом деле это был жуткий противник, особенно сильный на своей территории. То, что юному шаману удалось его напугать, не говорило ни о чём. Но и выхода другого не было.

За языком отправилась одна эльфийка. При всех талантах Петра до её способностей беззвучно ходить по джунглям ему было далеко. Ушастая скользила среди растительности лёгкой тенью, не нарушая покоя животных и не тревожа и травинки. А при помощи Хранителя так и вовсе стала невидимой, словно призрак. Так что отошедший в кусты поручик с тремя звёздами адепта на шевроне даже пискнуть не успел когда тонкая с виду, но невероятно крепкая и сильная рука саданула его по загривку и утащила в кусты. Заодно подхватив на лету выпавший ноутбук, с которым младший офицер не расставался ни на секунду. Миг, и стена растительности сомкнулась за охотницей, распушив листву и выпрямив траву, будто ничего и не было. А тёмная эльфийка, взвалив добычу на плечо, легко побежала в сторону хозяина. Духи указывали ей путь, а сердце стучало быстрее от радости, что удалось выполнить приказ господина без осечек.

Глава 2

— Значит так-на, ставлю задачу. — Перед группой бойцов, сидящих за партами, словно дети в школе, стоял офицер в чине майора, Кононов Денис Семёнович, жёсткий взгляд которого выдавал матёрого профи. — Это план здания-на. Два этажа плюс цоколь-на. Наша задача — проникнуть на объект, подавить сопротивление и только после этого-на спасти гражданских, если ещё есть кого-на.

Мы с Ворониным сидели позади всех, не привлекая к себе внимания, и тем не менее регулярно ловили удивлённые взгляды солдат. Однако вопросов те не задавали, понимая, раз кто-то сидит, и командир ничего не говорит по этому поводу, значит, так надо.

— С нами идёт герцог Ефимов-на, так что работать будем, исходя из этого, — не стал томить подчинённых Кононов. — Это приказ-на командования, так что-на не обсуждается.

— Мля, только туриста нам не хватало, — вроде шёпотом, но так, что слышали все, простонал кто-то из бойцов. — Щенок покрасоваться решил, а нам под пули лезть.

Мы с Ворониным переглянулись и жизнерадостно заржали. На солдат я не обижался, их позиция была понятна, и я сам первый бы возмутился, подсунь командир в отряд малолетнего мажора, захотевшего приключений. Однако я таковым себя не считал, да и в бою с вампирами от меня пользы будет побольше, чем от всего взвода.

— Разговорчики-на! — рявкнул майор на подчинённых, но я поднял руку, прося слова. — Пожалуйста-на.

— Ребята, вы серьёзно думаете, что мне, ставшему Аватаром, герцогом двух империй до восемнадцати лет, дважды зятю нашего императора, первооткрывателю нового мира и мужу настоящей эльфийской богини для самоутверждения нужно, чтобы вы мне задницу подтирали? — я обвёл бойцов насмешливым взглядом. — Чтобы сравнять этот коттедж с землёй мне даже напрягаться не надо, пара пуль антиматерии — и он аннигилирует с лица земли. Или вы считаете, что мне нравится изображать из себя клоуна, вокруг которого должны прыгать матёрые воины в ранге не ниже Есаула?

— А вы действительно тот самый Ефимов? — после короткого поражённого молчания задал не совсем логичный вопрос тот же голос, что и возмущался присутствием туриста.

— Кузьма Ефимов, позывной Варлок, к вашим услугам. — Я привстал и отвесил лёгкий поклон. — Рядом со мной Воронин Сергей Петрович, в настоящем начальник моей охраны, а в прошлом майор ОСНАЗА ГРУ. Думаю, он тоже не будет бесполезным балластом в предстоящей операции.

— Мля, тогда мы-то вам зачем? — грубовато, но верно, спросил один из бойцов, понимая, что просто так высшая знать империи в рядовые операции не вмешивается.

— Потому что противник у нас с вами весьма необычный, — я пожал плечами. — Денис Семёнович, разрешите?

— Прошу-на, — кивнул майор, отходя немного в сторону.

Я встал из-за парты и вышел к интерактивной доске. Современные модели имели встроенный маджипроцессор неплохой мощности с возможностью беспроводной интеграции с ПМК, так что мне требовалось лишь синхронизировать связь и скинуть заготовленную презентацию. Повинуясь жесту, на экране появился первый слайд.

— Итак о противнике. — Я щёлкнул пальцем по доске. — Нам предстоит воевать с вампирами. Вы, может, будете смеяться, но я бы не стал. Это не киношные монстры, боящиеся света, чеснока и осиновых кольев, а настоящие чудовища, возможности которых далеко превосходят человеческие. Хотя нельзя отрицать, что некоторые легенды несут в себе крупицы верной информации.

Я щёлкнул пальцами, и на доске послушно возникло следующее изображение.

— Начнём от наиболее слабых. — Я хлопнул ладонью по фото. — Этого монстра прозвали упырь, несмотря на то, что больше всего он похож на оборотня из фильмов. Однако фактически это подвид вампира, регрессировавший из обычного человека под воздействием особого вещества. Не буду утомлять вас его описанием, я и сам мало что понял, но оно воздействует на организм, возвращая его в животное состояние, откатывая в развитии. При этом подавляется интеллект, резко повышается агрессивность, индивидуум испытывает жуткое чувство голода, а также закладывается абсолютное подчинение вышестоящим в иерархии особям. По сути, человек становится животным, хищным, опасным, но полностью преданным хозяину.

Народ зашумел. Информация о том, что кто-то может обратить другого человека в животное, покорное своей воле, вызвала у бойцов закономерный гнев и ярость. Я их прекрасно понимал, да и в целом так подробно рассказывал именно для этого. По сути, подобная информация для солдат была излишней, но мне нужны были не тупые исполнители, а мотивированные и инициативные воины, готовые пойти и в огонь, и в воду.

— Скажу сразу, вам придётся убивать их, и убивать без сожаления. — Я обвёл солдат жёстким взглядом. — Кто не готов — лучше покинуть помещение прямо сейчас. Даю слово, никаких санкций не будет. Оставшимся же следует приготовиться к кровавой и тяжёлой работе по зачистке даже не страны, а всего нашего мира от кровожадных и невероятно жестоких тварей.

Я немного подождал, давая бойцам возможность принять решение, и удовлетворённо кивнул.

— Отлично! Буду считать это вашим ответом. Тогда продолжим. Итак, упырь, — я снова хлопнул по доске. — По сути, для обученного воина даже низшего ранга это просто кусок мяса для битья. При атаке на студентов пятого колледжа и делегацию французов было задействовано по подсчётам экспертов не менее пятисот особей, и особого успеха они не добились. Да, жертвы были, но, прежде всего, из-за неожиданности нападения. Просто никто не ждал зерг-раша, если говорить языком компьютерных игр. Надо пояснять, что это такое?

— Никак нет-на, — отказался майор. — Массовая атака необученной и слабо вооружённой толпы, делающей ставку на численность.

— Всё верно, и упыри действуют так же, — кивнул я. — Деградация интеллекта крайне фатально сказывается на их возможностях к импровизации и использования сложных тактик, кстати, именно поэтому их и не назвали оборотнями. Всё же животные бывают весьма хитрыми и изобретательными. Здесь же твари прут напролом, невзирая на опасность и не считаясь с потерями. Однако в связи с недавними событиями есть вероятность использования вампирами этих монстров как самоходных бомб. Если на них навешать что-то типа пояса шахида, да ещё с оболочкой из поражающих элементов, жертв будет огромное количество. Поэтому с недавнего времени в Москве введён комендантский час и задействованы все службы. Проверяются любые сообщения о пропаже. Власти делают всё, чтобы не допустить повторения гибели людей.

— Ага, — хмыкнул всё тот же говорливый боец, но на этот раз я его засёк. — Теперь-то, конечно, когда пропавших без вести чуть не пять тысяч. И это официально. Значит, смело можно умножать на два.

— Официально пропало тысяча триста двадцать семь человек, — я сделал себе заметку узнать о болтуне побольше. — Проверки ещё идут, но вряд ли цифра сильно увеличится. Это реальное число, так сказать, для внутреннего пользования. Наша задача как раз и состоит в том, чтобы не допустить увеличения количества жертв. Ваша группа была специально отобрана по определённым признакам, но к этому мы ещё вернёмся. А пока продолжим.

Я щелчком переключил слайд. На экране появились фотографии с виду обычных людей. Отдельно были сняты челюсти с гипертрофированными клыками, а также пальцы, заканчивающиеся острыми когтями.

— Останавливаться на методах борьбы с упырями мы не будем. Думаю, вам как опытным воинам несложно управиться с ними, тем более что изменённые люди проигрывают в силе даже Корнетам. Поэтому перейдём к следующему виду — вампир обыкновенный. — Я постучал по доске. — Говорить, что это более высокая степень эволюции, чем упырь, будет ошибкой. Их различие базовое, грубо говоря, это даже не ветвь одного вида. Чтобы вы понимали, о чём я говорю, давайте углубимся в физиологию процесса, разберёмся, откуда вообще появляются вампиры. И, как ни странно, в этом вопросе легенды не врут. Действительно, вампиризмом можно заразиться через укус, вот только к дьяволу и проклятиям это не имеет никакого отношения. А источником его служит вот это существо.

Я переключил слайд, и по комнате прокатилась волна отвращения. Действительно, смотреть на зелёного слизня, из тела которого торчала бахрома тонких щупалец и несколько шипов, было весьма мерзко. Особенно учитывая, что это был не рисунок, а фотография, полученная макросъёмкой. В реальности тварь едва превышала пару сантиметров, на что указывала мерная линейка рядом.

— Знакомьтесь, это и есть сама сущность так называемых вампиров. Паразит, живущий в носовой пазухе и изменяющий не только физиологию носителя, но и его психологию. Подобные твари уже давно известны человечеству, и хоть большинство из них обычно паразитирует на существах, не способных к высшей нервной деятельности, есть и те, кто может заражать людей. Я говорю о бешенстве, которое, как вы знаете, приводит к резкому повышению агрессии, водобоязни, аэрофобии и другим психическим расстройствам. Таким путём вирус пытается распространять себя на других, при этом убивая носителя, но вампирский паразит действует хитрее.

Я переключился на следующий слайд, тем более что и самому было неприятно смотреть на мерзкого слизняка. Мнению Жаксылыка Эргалиевича я доверял, а информация о природе вампиров пришла от него. За последние дни произошло несколько стычек, в результате которых в руки учёного попало около пяти тел кровососов разной степени целостности, плюс допрос неудачливого маньяка, избитого «юной» девой, многое прояснил. Так что картину физиологии мы имели, пусть даже и неполную. Однако для моральной накачки бойцов этого было достаточно.

— Итак, возвращаемся к нашим баранам, то есть вампирам. — На слайде снова были фото как кровососа целиком, так и отдельных частей тела разных степеней мутации. — Паразит, поселившись в носовой полости, запускает тонкие щупальца в тело носителя, соединяясь с нервами, а также начинает вырабатывать особое вещество, для чего ему нужна кровь в больших объёмах. Именно оно и является причиной мутаций организмов, в которые попадает. Но если у упырей она бесконтрольная и направлена на подавление воли и интеллекта, а также увеличение физических возможностей, то у самих вампиров изменения несут управляемый характер. В частности, их тела могут выглядеть как обычно, а могут принимать так называемую боевую форму.

Очередное фото демонстрировало частично изрубленные тела двух кровососов, превратившихся в подобие помеси человека и летучей мыши, а также пара упырей в полный рост. Их кожа посерела, пальцы вытянулись, на их концах появились острые когти. Челюсть выдвинулась перёд, а клыки значительно увеличились в размерах. Недоброй памяти маркиз выглядел примерно так же, но у него мутация зашла куда дальше, чем у этих довольно молодых вампиров, если верить пленному баронету, тому самому стиксу, неудачно нарвавшемуся на девицу-Есаула с ментальной устойчивостью. Однако не доверять ему пока причин не было. Взятый за колокольчики кровосос пел соловьём, сдавая всю подноготную общества вампиров, а кроме того, служил подопытной крыской для спешно обкатываемых плетений ментальной защиты.

— Как видите, и тела упырей, и боевая трансформация вампиров тяготеют к животным, но у первых это фиксированная форма, в которую они обращаются при впрыскивании в кровь вещества, вырабатываемого паразитами, а у вторых — временная, образуемая с помощью того же вещества, но при этом более гуманоидная. — Я кивнул на фото. — Есть предположение, что метаморфозой стиксов руководит слизняк, получая сигнал от носителя через центральную нервную систему. Это имеет смысл хотя бы потому, что так говорят сами вампиры. А именно, по словам захваченного стрикса, кровососы в какой-то мере могут управлять данными изменениями, воздействуя на паразита. Но для этого им требуется победить его в ментальном поединке.

В комнате начались перешёптывания. Оно и понятно, одно дело драться в честном бою пусть даже и с монстрами, другое — когда тварь может залезть тебе в голову и заставить сделать что угодно. И чем больше бойцы узнавали о вампирах, тем большее отвращение те у них вызывали.

— Скажу сразу, — я жестом попросил тишины и продолжил: — Что сейчас мы вступаем в область, о которой практически ничего не знаем, и большая часть того, что я скажу, является результатом работы аналитиков и предположением учёных. Но пока другой теории у нас нет, а сражаться предстоит уже сейчас. Поэтому принимайте информацию во внимание, но и сами старайтесь бдительности не терять. Так вот. По словам баронета, молодые вампиры, то есть люди, к которым недавно подселили паразита, более агрессивны, склонны к жестокости, но при этом в плане ментала не могут показать чего-то особого. Их сил хватает на то, чтобы отвлечь жертву, напугать её или отвести от себя внимание, но это фактически предел. Они не слишком умны и атакуют практически любого, когда голодны. По нашим оценкам, справиться с ними может любой воин, начиная с Есаула, при достаточной ментальной устойчивости. Гораздо опаснее их старые и опытные твари, что прошли так называемое «перерождение».

Я переключил слайд, вызывая изображение рисунка, сделанного художником по моему описанию маркиза. Перед солдатами появилась тощая жуткая тварь, словно сошедшая с готических барельефов. Хрупкие с виду конечности, впалый живот, длинные когти, уродливая голова с гипертрофированными челюстями, огромными ушами и глазами, а ещё громадные крылья за спиной. Да, монстр почти идеально подходил под описание вампира в средневековых церковных книгах, что косвенно подтверждало слова Ван де Мера. Что ж, ему же хуже.

— Главная их опасность в том, что теперь они управляют паразитом, фактически превращая его в симбионта, дарующего кровососам особые способности. Это и ментал, и трансформация, но некоторые возможности выбиваются даже из этого круга. — Я вспомнил финал схватки и поморщился от боли в сердце. — Например, обращение в туман. Да, в классическом описании вампиров эта способность присутствует, но пока после всех стычек её видели лишь у одного монстра, и он был сильнейшим из всех. Что даёт основание полагать, что для её использования требуется огромное количество сил, а также полный контроль над симбионтом. Вполне возможно, что имеются и другие способности, о которых мы не знаем. Это нам и предстоит выяснить на практике.

— Но как мы это сделаем? — влез всё тот же говорливый боец. — Ладно бы там оборотни какие или ещё какая хрень, которой в морду дать можно, но ментал… с ним-то как драться? Покажут чего или вообще под контроль возьмут, и сам на своих кинешься.

— Кошкин, ты что, самый умный-на? — тут же осадил его майор. — Так я тебя расстрою-на, в твоих мозгах-на даже вампиры нихрена не найдут, кроме баб да бухла-на. Так что закрой поддувало-на и слушай, что умные люди говорят-на.

— Ничего, ничего. Вопрос вполне справедливый, тем более что я сам собирался его коснуться. — Я ухмыльнулся, показывая Денису Семёновичу, что всё в порядке. — На самом деле ваш взвод выбрали потому, что он показал наиболее высокую устойчивость к менталу. Именно поэтому среди вас нет ни одного мага. Из-за особенностей развития, к сожалению, врождённые одарённые более подвержены внешнему воздействию. Работы по созданию защитных плетений ведутся, и уже есть вполне существенные подвижки, но говорить о абсолютной защите пока рано. Кроме того, именно поэтому упор в бою мы будем делать на холодное оружие. В сочетании с бронекостюмами этого должно быть достаточно, но дополнительно каждый получит штатный преобразователь с плетением бабла на случай минирования. Ещё вопросы?

— А сами-то драться умеете, ваша светлость? — получив разрешение, Кошкин решил не стесняться и откинулся на стуле с ехидной улыбочкой. — Аватар — это, конечно, круто, а ну как на кулачках с кровососами сойтись придётся? Не сдрейфите?

— Не думаю, — я неуловимым движением выхватил из поясных чехлов ножи-бабочки и метнул в наглого бойца, попав ему точно между пальцев. — Будь добр, принеси ножи. И на будущее, если у кого есть вопросы, я всегда готов дать вдумчивое разъяснение, но не жалуйтесь, если после окажетесь на больничной койке.

— Дебилы-на, — хлопнул ладонью по лицу командир взвода. — Это же герцог Ефимов-на! Его сам Варяг тренировал-на! Кого вы проверять собрались-на? Он вам…

Дальше последовала такая череда армейских идиом, сравнений с животными и описаний методов их совокупления между собой, что я даже заслушался. Бойцы тоже прониклись, поняли, что перегнули палку. Меня-то они не боялись, даже несмотря на титул, всё-таки армия у нас подчинялась непосредственно императору, и любое нападение аристо на солдат считалось атакой на него самого, но вот своего командира уважали. Я тоже проникся. Было за что.

— Ну, я не настолько жестокий, — я криво улыбнулся. — Скорее наоборот. Чик — и всё, даже больно не будет. Но ладно, шутки в сторону. Давайте кратко пробежимся по способам борьбы с вампирами и перейдём к брифингу самой операции. Грубо говоря, всё, что работает с людьми, эффективно и против кровососов, но чем тот старше, тем больше усилий придётся приложить. Против молодых может помочь солнечный свет или, точнее, ультрафиолет. Почему-то он вызывает сильнейшую аллергическую реакцию у носителей паразита, однако старые стриксы от неё избавлены. Отчего так происходит, мы не представляем. Мы вообще очень мало знаем о нашем противнике, но вы должны запомнить главное — их можно победить. Они точно так же смертны, как и люди, которыми были раньше. Главный козырь вампиров — ментал, поэтому внимательно следите друг за другом, прикрывайте товарищей, не давайте им попасть в лапы кровососов. Наша сила в единстве! В шестнадцатом веке люди, не обладая современными технологиями и возможностями, почти уничтожили их, загнали в дыру, где эти твари сидели до настоящего времени, так неужели мы, те, кто подчинил огромную силу сансары, не сможем одолеть горстку кровососов? Щепотку паразитов, возомнивших себя владыками? Ну?! Вы со мной?!!

— Да!!! — бойцы вскочили с громкими криками. — Порвём их!

— Вот такой настрой мне и нужен! — я поднял вверх кулак. — А теперь пойдём и надерём им тощие задницы!!!


***


— Так-на, слушаем сюда. — Кононов обвёл взглядом бойцов, облачённых в тяжёлую броню, но в руках державших холодное оружие, делавшее их похожими на эдаких футуристических рыцарей. — По данным сканирования-на в здании находятся до пятидесяти человек. Большинство на цокольном этаже и, возможно, в подвале, туда плетение достать не смогло. Так же вероятно-на, там есть выход в канализацию или катакомбы-на. Туда не лезть! Наша задача — зачистить особняк-на.

— Товарищ майор, что так с дубинками и пойдём? — несмотря на броню, я узнал голос неугомонного бойца. — Мы воевать идём или на свингер-пати? Ещё бы дилдо выдали.

— Кошкин, мля! — взорвался Денис Семёнович. — Я сам тебя отымею, ещё раз рот раскроешь-на! Тебе русским по белому сказано, внутри могут быть гражданские под ментальным воздействием. Поэтому по возможности используем нелетальное оружие. Если нет прямой опасности жизни — старайтесь вырубать противника. К кровососам это не относится, их можно сразу на ноль множить любыми средствами. Всем понятно?!

— Так точно, — загудели бойцы, а я убедился, что всё-таки аналитики не зря жуют свой хлеб и подобрали отличную команду.

Выбор был, император, выслушав мой план войны с вампирами, его одобрил, но потребовал, чтобы меня сопровождал минимум взвод опытных бойцов. В выборе я не был ограничен, хочешь, бери полицию, хочешь, вообще осназ ГРУ. Наглеть я не стал, да и суперспецы были лишними в том цирке, что я собирался устроить, так что из предложенных вариантов остановился на специальном отряде быстрого реагирования «Рысь», относящемся к МВД. Тем более что они были обучены не только убивать, но и противостоять толпе, а это могло сильно пригодиться, ведь мы не собирались резать всех без разбора. Те, кто попал под влияние кровососов, ни в чём не провинились, так что следовало отделять зерна от плевел и агнцев от козлищ.

Именно поэтому основным вооружением бойцов стали дубинки. Не резиновые, а добротные металлические по типу тонфы, то есть с перекладиной после первой трети. Плюс боевые перчатки, потому что даже обычный удар воина в экзоскелете легко пробивал бетонную плиту перекрытия. Грубо говоря, тот же Есаул в броне сам по себе оружие, тем более что достать его невероятно сложно. Поэтому без крупнокалиберного огнестрельного оружия или боевых плетений борьба двух бронированных воинов превращалась в долгие танцы, где противники просто не могли нанести врагу достаточный урон. На это и был расчет. Связать кровососов боем, а если кто-то попадёт под контроль, то не успеет ничего особого сделать. Достаточно будет одного-двух солдат, чтобы нейтрализовать его, пока не добьём стриксов. К тому же я собирался идти с ними.

— Наличие взрывчатых веществ-на определить не удалось, — продолжил майор, — но это не значит-на, что их там нет. Маги сейчас подняли вокруг здания купол и накачивают водой, повышая влагу, но особо надеяться на это не стоит-на. Работаем так, будто на каждом противнике висит пояс шахида-на. Смотрим в оба, если что — сразу активируйте бабл. Так что ещё раз проверьте преобразователи. Чтобы потом вас со стен не соскребать-на!

Оборудование, доспехи и оружие уже были проверены и перепроверены раз пять, если не десять, но бойцы послушно принялись тестировать браслеты. Оно и понятно, лучше перебдеть чем недобдеть, тем более что для проверки ничего особого не требовалось, она выполнялась внутренними системами боевого костюма, представлявшего собой сложную конструкцию из экзоскелета, брони, вычислительного комплекса и систем связи.

Эффективность воина в таких доспехах повышалась в разы, правда, чем выше был ранг пилота, тем менее полезен для него костюм. Комиссару он уже почти не помогал, а Воеводе даже мешал, так что высшие ранги как воинов, так и магов, предпочитали биться без искусственных усилителей. Но вот для ребят уровня Корнета и Есаула боевая броня была то что доктор прописал. Может, поэтому бойцы так странно косились на нашу группу, где в доспехах был только Воронин, а мы с Фридрихом предпочли лёгкие, но прочные, а главное, не стесняющие движений комбинезоны.

— Первым идёт группа Ефимова-на, — Кононов в пятый раз повторял одно и то же, но никто не жаловался. — В составе Аватара, Воеводы и Бригадира. Зачистку начинаем со второго этажа, мы входим, когда они спускаются ниже. Это все запомнили?! Кошкин, тебе ясно?!

— А чего я сразу, товарищ майор? — попробовал было возмутиться главный балагур взвода, но, наткнувшись на холодный взгляд командира, поник. — Так точно.

— Тогда разбираем дополнительные свето-шумовые и выдвигаемся на позиции-на, — подытожил брифинг Денис Семёнович. — И повторяю, не жалейте гранат. Вам в броне они не повредят, а если эти твари такие чувствительные, пускай помучаются-на. Глушите всё что можно. В каждую дыру пару закиньте, даже если это крысиная нора-на. Всем ясно? Вперёд!

На гранатах настоял я, когда понял, что штатного количества нам тупо не хватит. Так-то в обычных условиях бойцы несут и осколочные, и свето-шумовые, и даже дымовые гранаты для разных задач, но сейчас нам приходилось довольствоваться только двумя последними, так что имело смысл взять их побольше, тем более что, возможно, вспышка смеси магния и нитрата аммония сама по себе может причинить вред чувствительным к ультрафиолету кровососам. Да и с зомбированными людьми будет проще управится. Короче, как ни крути, штука нужная, так что пришлось в срочном порядке затребовать пару ящиков, благо заказ выполнили практически мгновенно.

Я тоже взял несколько штук, Фридрих же гордо проигнорировал любое оружие, обиженный, что ему не позволили нацепить любимый костюм супергероя. Воронин, наоборот, затарился основательно, я насчитал не меньше десятка гранат разных моделей, некоторые из которых никогда не видел. Например, такую, что разбрасывает микро-заряды, создавая несколько источников света и шума, более слабых, чем от обычной гранаты, зато гораздо сильнее дезориентирующих.

На самом деле всё, что говорил майор, мы обсудили уже раз десять, но не было лишним закрепить это ещё раз. Всё-таки враг нам достался необычный, и способ борьбы с ним тоже имел свои особенности. Поэтому и я, и Кононов долдонили одно и то же, как попугаи, просто чтобы быть уверенными, что бойцы всё сделают как надо. Но время говорить прошло, настала пора действовать.

Что хорошо в магии — один ПМК заменял целый комплекс устройств, причём зачастую немагического аналога плетениям подобрать было нереально. Ну вот, например, как без сансары создать устройство, способное просветить дом ультразвуковыми волнами и составить картинку того, что там внутри происходит. Не чёткую, но всё-таки. А тут, пожалуйста, ткнул в нужную иконку и получил результат. И если бы не это плетение, мы бы не знали, что окна в здании остались только для маскировки, изнутри же они были надёжно заделаны даже не кирпичом, а монолитным железобетоном.

Не то чтобы это способно было надолго задержать воинов в броне, но в таком деле, как штурм, каждая секунда на счету. Поэтому требовался другой способ внезапного нападения. И тут на помощь опять пришла магия. А точнее, новейшее десантное устройство на нульэнергии, способное катапультировать бойца на расстояние до нескольких сотен метров. Когда тебе на голову валятся боевики, закованные в доспехи, это немного смущает и деморализует. Так почему бы и не да, решили мы, тем более что в отряде такие устройства были. А уж воздушной акробатикой владел каждый уважающий себя воин.

Аппарат катапультирования не впечатлял. Ну как минимум с виду. Просто небольшая металлическая платформа с несколькими столбами, торчащими по периметру. Впрочем, именно такой и должна быть военная техника, простой, надёжной и понятной в использовании даже ребёнку. Хотя детям лучше держаться подальше от всего, что связано с войной. Я, к счастью, уже считался взрослым, так что первым шагнул на платформу, глядя, как на ещё две такие же заходят мой начальник охраны и Воевода-косплеер. Мы дружно прижали руки к груди, сгруппировавшись, кивнули на вопрос готовы, и после команды майора в ноги резко что-то толкнулось, а в следующий момент я обнаружил себя летящим по небу, словно ракета, в направлении коттеджа вампиров.

Обычно для проникновения в помещения сверху использовался вышибной заряд, который попадал в точку приземления чуть раньше, чем боец, но это было не совсем надёжно, да и в целом не нужно. Я стартовал чуть раньше остальных, и на экране тактических очков с системой дополненной реальности увидел, куда именно летят мои товарищи и я сам. Так что выпустить в указанные места три пули антиматерии для меня было совсем не сложно. В крыше и перекрытиях образовались громадные дыры, будто их проели гигантские мыши, и мы рухнули в них, прямо в комнату, где вампиры устроили кровавую оргию. В прямом смысле этого слова.

Первое, что я увидел, — это распластавшуюся на столе залитую кровью голую девушку, которую с двух сторон охаживали парни. Параллельно прихлёбывая из разорванных вен. При нашем появлении кровососы ощерились и зарычали, на чём, собственно, их подвиги и закончились. Приземлившийся следом Фридрих, верный своему образу, мгновенно превратил гадов в фарш, потратив на каждого ровно один удар.

Развалившаяся в кресле, закинув ноги на подлокотники, вампирша, которую обслуживал мужик в собачьем ошейнике, ненадолго пережила своих сородичей, но тут уже постарался я сам, ударом ладони обезглавив тварь. А вот её слугу перехватил Воронин, тычком в затылок оглушив зомбированного человека и, подхватив обмякшее тело, уложил в сторонке, чтобы не затоптали. Правда, для надёжности скрутил ему руки и ноги пластиковыми наручниками. Очень удобная штука. Лёгкая, можно взять сразу пару десятков, и надёжная. Даже Есаулу порвать их было тяжело, что уж говорить об обычных людях.

Подав сигнал остальным, чтобы начинали высадку, я двинулся дальше. Эта комната уже была пуста, но на этаже располагались ещё три поменьше. Их следовало тоже зачистить, перед тем как идти вниз. О жертве вампиров я не волновался. В следующей волне будет фельдшер, он о ней позаботится. Моя же задача состояла в другом.

— Идём дальше, — я махнул своим спутникам. — Чистим против часовой стрелки. Немец, на тебе двери. Ворон, готовь флешки.

— Яволь, мой герцог, — тут же отозвался германский Воевода, дисциплинированно занимая позицию.

— Готов, — Сергей Петрович особо не разглагольствовал, просто достал пару гранат.

— Поехали! — я напрягся, готовый к любым неожиданностям.

И они не замедлили явиться. В ту же секунду, как Фридрих выбил одну дверь, а Воронов зашвырнул в открывшийся проём флешки, другая створка буквально взорвалась осколками изнутри. В облаке деревянной щепы перед нами появился монстр, которого раньше никто не видел. Он чем-то напоминал упырей, но был крупнее и больше походил на гориллу, а не на волка. И двигался куда быстрее.

— Назад! — успел рявкнуть я, уходя от первого удара, выполненного на огромной скорости. Если бы не уровень Эмерита, который я поддерживал постоянно, вряд ли бы мне удалось увернуться. — Немец, потанцуй с ним! Но сразу не убивай!

На этот раз Фридрих кинулся в бой молча. Тварь была невероятно сильна, промахнувшись по мне, она вмазала лапой в стену и с лёгкостью пробила ее, а это более полуметра кирпича. Не самое высокое достижение, но всё-таки попадать под её удар обычным людям крайне не рекомендовалось. К счастью, мы тут все были немного необычные, так что особой опасности для нас противник не представлял.

— Что за тварь? — подал голос Воронин, напряжённо следящий за поединком.

— Не знаю, что-то новое, — я пожал плечами, — но, если судить по скорости, вероятно, упырь, получившийся из слабого воина.

— А такое возможно?! — в голосе Сергея Петровича промелькнуло удивление. — На одарённых же вампирская хрень не действует. Или всё-таки да?

— Исследования ведутся, — я не спешил вмешиваться в драку, внимательно наблюдая за противником Немца. — Но по логике вполне может. Как минимум до открытия Анахаты.

— То есть в опасности первые три ранга, — мигом сообразил Воронин. — Хреново. Получается, у нас большие проблемы.

— Ну, судя по этому экземпляру, не такие уж и большие. — Суперупырь действительно не мог поймать юркого Фридриха, но я этому и не удивился. — В районе ожиданий, так скажем. Жаксылык Эргалиевич предсказывал их появление и очень просил привезти ему образец, лучше живой. У него есть идея. Что-то там с воздействием сансары и нуль-элемента на ткани и возможностью их регенерации. Короче, говорит, может попробовать вернуть человеческий вид.

— Тогда чего ждём? — воодушевился Ворон. — Пакуем этого, и вон ребята заберут.

— Давай, — согласился я. — Видеоматериалов уже достаточно. Немец, работаем. Не прибей его ненароком!

Просторный холл, где и происходило побоище, силами суперупыря и Воеводы-косплеера за столь короткое уже превратился в руины. Хорошо ещё мебели особой здесь не было, но даже двери в остальные комнаты не выстояли. Да что там двери, в стенах то здесь, то там мелькали пробоины, порой ведущие на улицу. Из разнесённой в хлам ванной хлестала вода. Короче, Фридрих оторвался по полной, судя по счастливой улыбке на морде. Так что, получив команду заканчивать, он даже не расстроился, а лихо проскользнул под длинной лапой монстра и со всей дури вмазал тому по затылку.

Я хотел было возмутиться, ведь таким ударом Немец вполне мог снести многоэтажный дом, чего уж говорить о хрупком черепе, но суперупырь, как ни странно, его пережил, пусть при этом тушку и вынесло наружу вместе с куском стены. Но монстр завозился, силясь встать, тут его и спеленали подоспевшие бойцы. Плотно упаковав в специальные сети из особого волокна с добавлением графеновых нанотрубок, обработанных нуль-элементом, они ловко подхватили поверженного врага и утащили, словно муравьи гусеницу.

— Минус один, — прокомментировал я картину пленения мутанта. — Идём дальше. Думаю, сюрпризы на этом не закончатся. Так что веселее, товарищи, к новым победам.

— Или к новым приключениям на задницу, — ворчливо вздохнул Воронин, но, несмотря на тон, с азартом взглянул на лестницу вниз. Войну можно было считать официально начавшейся.

Глава 3

— Ну и где все? — лысый Воевода с грустью смотрел на последнюю комнату, в которую только что выбил дверь. — Они сбежали? Мой фюрер, это ску-учно.

— Не ной и не называй меня так, — я поморщился, — сколько раз просить можно. У нас это слово имеет отрицательную коннотацию. Вон чего из-за тебя выучить пришлось.

— Цени! — не смог промолчать Воронин. — Сам Варлок ради этого задействовал самую неразвитую мышцу в теле. Я про мозг.

— Что-то вы оба больно весёлые, — я подозрительно прищурился. — На своего сюзерена наезжаете, подкалываете его. Вернёмся — устрою комплексную тренировку. И да, я знаю, что лаоши мне потом отомстит, но не боюсь.

— Безумству храбрых поём мы песни, — заржал мой начальник охраны. — Мы будем скучать.

— Смейся, смейся. — Я презрительно сплюнул. — Кстати, как у вас с Ву Шу вообще? Она домой не собирается? Я не к тому, что хочу от неё избавиться, скорее наоборот. Что-то я этот момент упустил. Может, ей нужно чего? Ты, если что, не стесняйся. Я так понимаю, лаоши люди императора пытаются обхаживать. С одной стороны, это дело неплохое, нужное для страны, с другой — нам её тоже терять не следует. Мне вон ещё учиться и учиться. Да и в идеале хорошо было бы в клане сделать что-то типа школы методик поднебесников. Судя по мне, наши чакры с их энергиями вполне совместимы.

— Ага, есть такое, — кивнул Воронин. — Мы пробовали пару техник… скажем так, специфического плана. Вполне работают. А насчёт того, что Шу уйдёт, не бойся. Она в подобных интригах уже пару сотен лет варится. И понимает, что лучше иметь надёжный тыл, чем надеяться на милость правителя. Как там у классика… минуй нас больше всех печалей…

— И барский гнев, и барская любовь, — закончил я. — Это хорошо, мне прям полегчало. Но всё же надо с лаоши по возвращении переговорить. А сейчас погнали вниз. Зуб даю, эти твари в подвале засели. Наверняка приготовили неприятные сюрпризы.

— Так точно, — Воронин принялся считывать оперативную информацию с дисплея боевого КПК. — Сканирование показывает копошение на уровне цоколя. Что-то крупное или большое количество противников. Может, отойдём да сравняем нахрен коттедж с землёй? А потом уже зачистим по-человечески.

— Я бы с удовольствием, — я поморщился. — но мне нужно самому засветиться. Чтобы эти твари клюнули. Одного суперупыря мало. Нужен прецедент, ну и показать, что я потерял голову и готов рвать их голыми руками.

— Ты только с показухой не увлекайся, — обеспокоенно заметил Сергей Петрович. — А то реально в раж войдёшь, мы тебя потом не остановим.

— Я проследю, — влез Фридрих. — Проследю… я есть контроль, мой фюрер.

— Тьфу на тебя. — Я в сердцах сплюнул. — Ладно. Конон Варлоку!

— Конон на связи, — отозвалась рация.

— Второй этаж зачищен, идём вниз. — Я вызвал на дисплей схему здания. — Отводи людей за первый периметр. Возможны сюрпризы. По команде «Плюс» поддержишь нас огнём. И главное смотрите, если начнут разбегаться, чтобы даже муха не пролетела.

— Конан принял, работаем. — Денис Семёнович отреагировал мгновенно. — Полторы минуты.

Мы выждали положенное время и, убедившись, что отметки всех бойцов на тактической карте находятся вне здания, двинулись вниз. Шаги отдавались эхом в пустом коттедже, но расслабляться мы и не думали. Скорее наоборот. Лично я бы предпочёл, чтобы вампиры дрались за каждый метр. Тогда хотя бы было понятно, чего от них ждать. А так наверняка сюрприз будет неприятным. Как тот самый суперупырь. Не скажу, что он произвёл на меня впечатление, но это был очень тревожный звоночек. Если кровососы навострятся клепать их из низкоранговых воинов, у нас будут большие проблемы.

Да, Аватарам и Воеводам такие монстры не страшны. Они могут убивать их пачками и не сильно устанут. Но в сочетании с тактикой террора суперупыри могут представлять нешуточную опасность для гражданского населения, что негативно скажется на имидже власти. Я скривился, вдруг поняв, что начал думать как какой-то чинуша, для которого смерть людей — лишь цифра на бумаге. Нет уж, ну на хер! Я понимаю, что хороший глава клана должен мыслить конструктивно и хладнокровно, но я не собирался превращаться в бездушную машину типа мудака Афросьева.

Проверка первого этажа много времени не заняла. Просторный холл, гардеробная, тренажёрная, пара кладовок да туалет, собственно, здесь больше ничего и не было. Везде обнаружились брызги крови, остатки рваной одежды и прочие следы пребывания кровососов, но их самих так и не было. Словно они сквозь землю провалились. Хотя… почему словно. Мы остановились перед лестницей, ведущей вниз.

— Значит, всё-таки подвал, — обречённо выдохнул Воронин. — Не нравится мне это. Жопой чую, там засада.

— Удивил, — я презрительно скривился. — Это было сразу понятно. Вопрос только, что именно нам кровососы приготовили. Со взрывчаткой у них не особо получается, так что будем надеяться, что всё же не бомба. Хотя чего гадать. Сейчас спустимся и посмотрим. Заходим на счёт три. Один, два, тр… вою мать!!!

Пол заходил ходуном, а затем взорвался, расшвыривая куски бетона, словно шрапнель. Но самое страшное было то, что послужило причиной этому. Зря мы грешили на взрывчатку. Вампиры приготовили нечто другое. Не знаю, как по убойной мощи, но гораздо более мерзкое — факт.

Через пролом в полу, круша перекрытия и стены, из подвала выбиралось нечто. Монстр, чудовище стоглаво, стозевно и лаяй. В прямом смысле. Оно было создано из человеческих тел, слитых вместе, но их очертания всё равно можно было угадать. Руки, ноги, головы торчали отовсюду, а главное, они были живы. До сих пор. Рты жертв кровососов разевались в беззвучном крике, пальцы сжимались и разжимались, словно искали, кто поможет, вырвет их из этого кошмара.

— Голем плоти! — взвизгнул Фридрих, и непонятно, чего в его голосе было больше, ужаса или восторга. — Мой фюрер, это голем плоти!!!

— Это что ещё за говно? — зло процедил Воронин, не спуская глаз с нового противника. — Ты что, знал о нём до этого?

— Найн, — помотал головой немецкий Воевода. — Это айнхайт… юнит… персонаж из настольной игры. Я играть, когда быть киндер.

— Да ты и сейчас киндер, — я почувствовал, как наливаюсь дурным бешенством. — Вот ведь твари. Если они хотели меня разозлить — у них получилось.

Жуткая тварь упёрлась тремя монструозными конечностями и выбралась наверх, а мы получили возможность её как следует рассмотреть. Мерзкая поделка кровососов напоминала гротескного человека, правда, с тремя руками. Последняя росла из спины и была немного меньше основных, но с большим количеством суставов и заканчивалась когтями, когда-то бывшими чьими-то рёбрами.

Вообще, монстр больше напоминал творения некромантов, как их показывают в играх и фильмах, и было ясно, почему Фридрих принял его за голема плоти. Наверно, именно так он и должен был выглядеть. Но, в отличие от фантазии игроделов, это чудовище было живо, как и большинство людей, ставших для него основой. Я чувствовал это. Их эмоции, безумный ужас, леденящее душу отчаянье и тёмную, чернее самой тьмы и глубже самой бездны, безнадёжность. Они били по нервам похлеще очереди в упор. И именно это и было самым страшным оружием твари.

Воронин захрипел, хватаясь за голову и заваливаясь ничком, и я едва успел его подхватить. Фридрих держался лучше, но было видно, что ему тоже очень хреново. У меня самого из носа пошла кровь, но я не обратил на это внимания. Швырнув своего начальника охраны и, чего уж греха таить, друга Воеводу, я махнул рукой в сторону периметра, где засели бойцы штурмовой группы.

— Уходите. — И сразу надавил, пресекая разговоры: — Это приказ! Всем отойти на второй рубеж! Сам можешь вернуться, но, если почувствуешь, что не тянешь, сразу вали. И без тупого геройства! Если ляжешь тут — я сам тебе голову оторву! Понял?!

— Яволь, мой фюрер, — судя по налитым кровью глазам, на этот раз Фридрих не шутил, а перешёл в полный боевой режим. — Я вернусь!

— Делай! — отдав приказ, я уже забыл о германце, поворачиваясь к монстру. — А тебя я сейчас буду бить. Такое не должно существовать, и я лично тебя упокою. А потом найду твоих создателей, и они пожалеют, что сделали это с людьми. Клянусь!

Монстр взревел в ответ, стеганув по мозгам вспышкой боли и бросился на меня. Для его размеров чудовище было довольно шустрым, но всё же недостаточно, чтобы меня поймать. Да и, несмотря на гигантскую силу, мгновенно разнести толстые стены и бетонные перекрытия было не так просто. Так что я спокойно пробил дыру на улицу всего одной энергетической пулей и выскочил в пролом, увлекая тварь за собой.

Следовало поблагодарить бывшего хозяина коттеджа за то, что он не поскупился и купил весьма приличного размера участок. Видать, хотел быть похожим на аристократов, пытался создать собственное семейное гнездо, вотчину. Надеюсь, что он жив, но что-то подсказывает, что это очень вряд ли. Скорее всего, его тело сейчас гонится за мной, слитое с десятками других. Жаль, и за это я тоже спрошу с маркиза, когда придёт время. А сейчас нужно уничтожить мерзкую поделку кровососов, подарив людям покой.

Голем, или что это был за монстр, вырвался из дома, разнеся стену. Кирпич брызнул во все стороны, словно шрапнель, но я даже не обратил внимания на стучащие по телу осколки. Алмазная рубашка надёжно защищала даже от настоящих пуль, что уж говорить о камнях. Это были мелочи, не стоящие внимания. Зато сам монстр в этот момент слегка потерял ориентацию, что позволило мне, резко подскочив, пробить сначала в колено, а когда тот завалился, сразу в голову. Жуткая шишковатая башка мотнулась, и туша со всего маха рухнула на землю.

Но обрадовался я рано. Тварь отмахнулась третьей лапой, торчащей из спины, отгоняя меня подальше, и тут же начала подниматься. Мне это не особо понравилось. Пусть я и не открывал седьмую чакру, довольствуясь уровнем Эмерита и Комиссара, но даже этого должно было хватить. Однако создавалось полное ощущение, что монстр просто не заметил повреждений. Хмыкнув, я поднял руку, создавая на кончиках пальцев шарик антиматерии, а затем метнул его в чудовище.

Попадание было почти идеальным. Чёрный, будто впитывающий свет шарик вонзился монстру в грудь и аннигилировал, уничтожив солидный кусок туши. Голема разворотило основательно. Лапы повисли, лишившись поддержки, уродливая башка откинулась, а моему взору предстало нутро противника. Но никаких внутренностей я не увидел. Точнее, после хлопка вокруг разлетелось множество останков, но все они оказались обычными, человеческими. А эта тварь была словно цельной. Хотя… почему была.

Удар, способный уничтожить даже бога, для голема оказался хоть и тяжёлым, но далеко не смертельным. На моих глазах жуткая рана начала затягиваться. Плоть, словно глина, потекла, образуя новое тело, и через пару мгновений передо мной стоял совершенно невредимый монстр, хоть и немного потерявший в размерах.

— Ах ты тварь! — я разозлился. — Ну иди сюда!

Голем взревел, как будто понял, что я сказал, и кинулся в атаку. Я немного отступил и тут же свечой взмыл в воздух. Уж чем чем, а воздушной акробатикой чудовище похвастаться не могло, а я, легко увернувшись от замаха третьей руки, оказался у противника за спиной. И тут же ударил, стараясь повредить лишнюю конечность.

Кулаки вязли в туше голема, словно я бил по мягкой подушке, однако мне удалось достать до костей. Раздался хруст, и лапа, растущая из спины, безвольно опала. Я не обольщался, это явно ненадолго. И даже сломанная конечность была опасна, например, сейчас, когда монстр резко развернулся, она свистнула в воздухе, снося всё на своём пути на манер плети. Но от такого я ушёл бы и с закрытыми глазами, так что, скользнув чуть вбок, чтобы уйти из поля зрения противника, снова налетел на него, щедро раздавая оплеухи. Голем ревел, кругом летели брызги крови и ошмётки плоти, однако всё-таки серьёзного урона я так и не нанёс. То есть всё шло по плану.

Почему? Да, собственно, я не верил, что подобная тварь может действовать самостоятельно. Да, вампиры уже продемонстрировали некоторые умения и способности, которых не было ни у воинов, ни у магов. Даже у меня с дедом, чего уж греха таить. Но всё же они укладывались в определённые рамки. Голем, созданный из десятков слитых воедино тел, не то чтобы выбивался из этого, но, по моему мнению, не мог иметь собственного разума.

Слишком круто это было бы для кровососа, даже для маркиза. При умении клепать таких монстров им не требовалась бы помощь. Даже для Аватар и Воевод подобная тварь может представлять опасность, учитывая, как она лупит по мозгам своей аурой. И именно это натолкнуло меня на мысль, что данная тварь прежде всего не пехотный юнит, эдакий мясной танк, а ретранслятор. Усилитель псионических возможностей кровососов. А ещё, что долго этот монстр существовать не может. Потому я и услал и Фридриха с Ворониным, и бойцов штурмового отряда подальше. Чтобы у меня было время поиграть с големом и посмотреть, сколько он продержится.

Так мы и развлекались следующие пару часов. Я героически превозмогал, балансируя буквально на грани поражения. Мне даже пришлось получить несколько ударов, чтобы это казалось достоверным, и, наверное, играть бойца, выкладывающегося по полной, было самым сложным. Голем оказался невероятно сильной, почти неуязвимой тварью, но при этом столь же тупой. У меня вообще сложилось впечатление, что, когда я пропадал из его поля зрения, он про меня забывал. И лишь через секунду спохватывался и снова начинал атаковать. Словно получал команду откуда-то.

Для достоверности я ещё несколько раз приложил монстра антиматерией, из-за чего тот потерял почти половину своего веса, но это не повлияло на его боевые качества. Голем всё так же метался по участку за мной, словно щенок за мячиком. Правда, мы немного навредили соседям, свалили почти все заборы и доломали коттедж, но в целом разрушения оставались в районе ожидаемых. Я больше всего боялся, что управляющему монстром кровососу надоест играть со мной, и он отправит его крушить остальные дома в посёлке, но обошлось. Видимо, жажда моей крови была достаточно сильной, но я всё же списал это на свои актёрские способности. Мол, вона как сыграл, даже вампир поверил, что ещё немного — и достанет меня. Но это я от скуки. Когда полностью разобрался в возможностях голема, биться с ним стало неинтересно. Рутина, подскочил, стукнул пару-тройку раз, увернулся от ответки, отбежал подальше. И снова, и снова. Грусть-тоска. От мыслей о том, что это может растянуться на сутки, а то и больше, у меня ныли зубы.

Но, к счастью, моя теория начала подтверждаться всего через три с чем-то часа. Движения голема стали вялыми, он реагировал на мои действия с задержкой, а главное, восстановление туши стало гораздо медленнее. Я даже пальнул для проверки антиматерией, изобразив, что после этого едва могу стоять на ногах. Но от ответки всё же увернулся. Монстр мне был уже неинтересен, и сейчас я проверял, не клюнет ли его хозяин. Вдруг захочет добить ослабшего врага. К сожалению, кровосос оказался слишком осторожен и не поддался на провокацию. И когда у голема прямо на ходу начали отваливаться части, я, плюнув на конспирацию, добил тварь серией энергетических пуль. Собраться заново монстр уже не смог, давление на мозг пропало, и я крикнул ребят из штурмовой группы, чтобы помогли зачистить территорию.

— Закончил? — одними из первых возле меня оказались Воронин с Фридрихом. — Я думал, вы до утра провозитесь.

— Я тоже, — я с отвращением посмотрел на разрушенный участок, усыпанный кусками плоти. — Скажи бойцам, пусть возьмут образцы. Надо будет сделать анализ ДНК и узнать, кто здесь погиб. Что насчёт наблюдателя? Удалось засечь?

— Обижаешь, — ухмыльнулся начальник охраны, — срисовали в лучшем виде. Топтуны ведут, мудак прикидывается обычным человеком.

— Не засечёт? — заволновался я. — Надо сказать, чтобы близко не подходили.

— Успокойся, — отмахнулся Воронин, — там такие зубры, что и десять кровососов не заметят. Ведут дронами, чтобы даже прямого взгляда не было.

— Это дело, — я облегчённо вздохнул. — Ладно, поехали отсюда. Только это, надо найти какую плёнку, а то я извазюкался с головы до ног. За что вампиров отдельно ненавижу, так это за кровавость. Вот, казалось бы, масскульт кровососов рисует как утончённых аристократов, а по сути они обычные животные. Жрут, срут и загаживают всё, до чего дотрагиваются.

— Так и есть, — усмехнулся Воронин. — Помни это, если вдруг жалось к ним проснётся.

— Это вряд ли, — я зло скривился. — После сегодняшнего счёт только вырос. Так что Ван де Мер ответит мне не только за Юлю, но и за каждого погибшего в этом особняке.

— Аминь, — закончил Сергей Петрович, — пошли, там ребята шланг садовый у соседей подключили. Сполоснём тебя и поедем домой. Надо подготовиться к следующему шагу.

— Ага, — я в последний раз оглянулся на руины коттеджа, бывшего гнездом вампиров. — Это был лишь первый бой. Но явно не последний. И победа будет за нами.


***


— Думаешь, он ещё не дозрел? — Денис покосился на распятого на косом кресте, полностью голого польского лейтенанта, рядом с которым крутилась тёмная эльфийка, поигрывая ножом. — Судя по морде, он скоро коньки отбросит от страха. Да и воняет пипец. Что они там жрут?

— Я в твои дела не лезу, — равнодушно отозвался Пётр, глядя на выпученные глаза жертвы. — Вот и ты не мешай, раз не понимаешь ничего. Прежде чем задавать вопросы, клиент должен дозреть.

— Да куда ещё-то, — хохотнул хакер, руки которого не переставали бегать по клавиатуре ноутбука. — Он и так уже загадил всё, что только можно. И как только в такой тщедушной тушке помещается столько дерьма?

— Это философский вопрос, — расслаблено откинулся на траве шаман. — Может, он просто человек — говно. В принципе, это ожидаемо от тех, кто мало того, что полез в другой мир, так ещё и раздаёт местным огнестрельное оружие и учит с ним обращаться.

— Обычная практика, — пожал плечами Дэн. — Формируют сипайские войска, чтобы те сражались за них. Вспомни Индию. Как англичане сумели её завоевать? Да вот именно так. Индусы сами друг друга перебили на радость оккупантам.

— Я в курсе, — кивнул Пётр. — А еще знаю, что главными торговцами рабами были сами негры. Прибрежные племена ловили соседей и продавали белым. Но именно поэтому и считаю, что они все — дерьмо.

— Разве вы то же самое не делали? — удивился Денис, но, увидев выражение лица товарища, тут же поправился: — Извини, я не очень силён в истории.

— Мы воевали, — скрипнув зубами, всё же не стал психовать Пётр. — Долго воевали. По традициям моего народа, только луораветлан — настоящие люди, а остальные что-то типа животных. В переводе наше самоназвание и означает «люди». Но русские оказались слишком сильны. И предки поэтому признали их равными, начали торговать. Так постепенно и замирились. Но рабами мы никогда не торговали! Не говори больше так.

— Не буду, — покорно кивнул хакер, — говорю же, не шарю в истории. Мне ближе вот, гаджеты всякие. В них я как рыба в воде. Любой взломаю, без базара.

— Ты и польский знаешь? — заинтересовался шаман.

— Зачем? — удивился Дэн вопросу. — Есть же встроенный переводчик.

— Но в систему же тебе как-то попасть надо, — резонно возразил Пётр. — А она польская.

— Вот ты про что, — рассмеялся Денис. — Не, на самом деле всё проще. Железо для маджи-процессоров делает всего три страны, и, естественно, используют своё базовое ПО. Это мы, Китай и либерократы. Но, если копнуть глубже, оказывается, что узкогла… блин, извини! Несу сегодня всякую херню! Это потому, что давно делом не занимался, вот и расслабился.

— У меня нормальные глаза, — набычился Говорящий с духами.

— Ну так я и говорю, нормальные, — тут же заюлил Дэн. — А вот у китайцев — нет. И разработок своих тоже нет, всё потянули у американцев. Поэтому достаточно знать русский и английский и можно взломать любое устройство. А я с детства язык учил, даже сейчас переводчиком не пользуюсь, если общаюсь. Самое сложное — это снять маджи-защиту. Вот тут придётся повозиться. Но, с одной стороны, это гораздо тяжелее, с другой — проще, потому что глифы универсальные и используются всеми странами. Нужно лишь разобраться, чего там поляки навертели, и всё.

— Ладно не будут мешать, — кивнул Пётр, подозрительно глядя на ноутбук.

Молодой шаман никому и никогда бы не признался, но в глубине души побаивался всех этих высокотехнологических гаджетов, особенно с маджи-начинкой. Современные процессоры, созданные с использованием нуль-технологий, поддерживали высочайший уровень вычислений, сравнимый с квантовыми процессорами, но были на порядок дешевле в изготовлении. Что позволяло встраивать из даже в чайники. И довольно быстро появилась мода на умные дома, управляемые псевдоискусственным интеллектом. Лидером в подобном была отечественная компания, создавшая домового помощника «Лариса».

Впервые столкнувшись с голосом, идущим будто бы из ниоткуда, Пётр сильно испугался, потому что не чувствовал поблизости присутствия духа. И от страха разнёс всю комнату. Потом ему объяснили и показали небольшую коробочку, так называемую умную колонку «Лариса», которая и управляла всем в доме. Но подсознательно юный шаман всё равно считал, что в каждом гаджете живёт дух, которым он не может управлять. Поэтому и сторонился технических новинок. На всякий случай.

— Как дела? — Пётр окликнул тёмную эльфийку, продолжавшую запугивать поляка. — Он готов?

— Да, мой господин, — дикая, но симпатичная мордашка исказилась в злобной гримасе. — Но я не понимаю его речи.

— Тебе и не нужно, — усмехнулся шаман, поправляя коробочку универсального переводчика, отнятого у военного. — Достань кляп. Ну что, болезный, готов побеседовать?

— Я-а всё скажу-у-у-у, — завыл и забился в путах несчастный лейтенант. — Я-а буду говорить!!! Только уберите это чудовище!!!

— Ты девочку мою не обижай, — Пётр довольно прищурился, отчего его глаза стали похожи на две щелочки, что ещё больше напугало молодого офицера, выросшего на сказках о жестокости соседей с Востока, потомков Орды и вообще чудовищ в человеческом обличье. — Или я разрешу ей с тобой ещё поиграть.

Лейтенант всхлипнул и затих, буквально онемев от ужаса. Выглядел он и вправду неприглядно. Голый, привязанный к косому кресту, в потёках крови, дерьма и мочи, которые никто не спешил убирать. Эльфийка изрядно постаралась, покрыв его многочисленными порезами, болезненными и жутко выглядевшими. Однако, если присмотреться, можно было заметить, что это скорее были глубокие царапины. Никто не собирался так сразу портить единственный источник информации. Так что ставку ребята делали прежде всего не на боль, а на психологическое давление. Потому тёмная и выплясывала перед жертвой, плюс слабенький, но мерзкий дух от Петра, питающийся страхом, — и клиент готов.

— Кто вы и как попали в этот мир? — Пётр начал сразу с главного. — Как называется ваш родной мир? Какой год, какова политическая ситуация?

От перечня вопросов лейтенант немного опешил, ведь его учили, что будут спрашивать имя звание, наименование и состав части и прочую военную фигню, но никак не про год и политическую карту мира. Однако ослушаться не посмел и принялся подробно докладывать по каждому пункту. Пётр кивал вслед словам пленного, радуясь про себя, что поляки оказались тоже с Земли, причём с той самой, откуда пришли и ребята. Наличие стационарного портала тоже стало приятной новостью, особенно когда лейтенант раскололся, сказав, что у русских есть свой, расположенной на каком-то эльфийском острове. Глядя на то, как расцвела мордашка тёмной, шаман понял, что они вытащили джек-пот. Осталось только добраться до своих. Но, естественно, сообщать это пленнику он не стал.

— Зовут то тебя как, болезный? — наконец прервал Пётр охрипшего лейтенанта.

— Войцех Маевский, — всхлипнул пленный. — Тридцать второй гвардейский полк, подпоручик инженерной службы. Пожалуйста… у меня дома старая мама… вы же русские, мы же все славяне! Пожалуйста, не надо…

— Да не скули ты, — кровожадно ухмыльнулся шаман. — Вы же сами говорите, что русские это не славяне, а угоро-финны. Нам положено быть жестокими. А я так и вовсе чукча. Слышал про таких? Подводные бронекопытные буряты по сравнению с нами дети. Мы врагов медленно коптим живьём над костром, а потом едим вместе с белыми медведями.

Войцех взвизгнул, будто его резали, и обмяк. Пётр усмехнулся. Да, мозги соседям промывали знатно. Отголоски Первой магической войны до сих пор бродили по Европе, несмотря на то, что прошло более пятидесяти лет. Но тут не было ничего удивительного, вон Великую отечественную до сих пор вспоминают, пытаясь переписать историю. То два миллиона изнасилованных немок найдут, то миллиарды погибших солдат. Что угодно, лишь бы выставить белое чёрным, а чёрное белым.

Может быть, именно память о тех войнах, где все жители империи, как бы она в тот момент ни называлась, сражались рука об руку, и послужила точкой преткновения, позволившей шаману отринуть навязанную ему наставниками идеологию расового превосходства. Ну и сила Варлока, тут Пётр себе не врал. Но вот об истории взаимоотношений своего народа с другими задумался. Правда, ненадолго, слишком много было других дел.

С пленным он даже близко не закончил, но пока решил его не трогать. Информации и так было достаточно, и требовалось время, чтобы её переварить. Самое главное, что узнал шаман — земляне начали экспансию. Причём в нескольких точках сразу. Это было и хорошо, и плохо. Шанс вернуться к своим нивелировался возможностью попасть в лапы тех же поляков и ещё неизвестно кого. Пётр не верил, что такой шухер остался без внимания что бритов, что либерократов.

Ещё хуже было то, что пришельцы начали заигрывать с местными. Нет, с точки зрения геополитики это, скорее всего, было правильно, но не для друзей, застрявших в жопе мира. Если их противники в дополнение к их непонятной магии и способностям будут ещё и вооружены огнестрельным оружием, пусть и устаревшим лет на двести, это чревато крупными неприятностями. Пуля, она ведь дура, ей всё равно, шаман ты, хакер или просто погулять вышел.

Радовало лишь одно, что, похоже, тёмная эльфика знала, о каком острове идёт речь. Пётр взглянул на свою рабыню, чего уж греха таить, и задумался. Как-то он привык, что та покорная и послушная, но, по сути, то, что он сделал, являлось преступлением. Ну там, на родине. Однако, если они собираются вернуться, значит, придётся её как-то легализовать. И для начала нужно хотя бы дать имя, а то шаман привык обращаться к девушке «эй ты».

— Иди сюда, — он поманил пальцем тёмную, и та кинулась к господину, сияя от счастья, тут же упав на колени и потянувшись руками к штанам. — Да нет, стой. Тебя как зовут?

— Как будет угодно господину, — эльфийка не поняла, почему её остановили, и опустила голову, ожидая наказания.

— А дома как называли? — Пётр вдруг понял, что ничего не знает о своей рабыне, ему это просто было неинтересно, и почувствовал любопытство.

— Хилука, хозяин, — подняла чёрные глаза девушка. — Хилука из дома Дерай.

— Хочешь вернуться туда? — шаман не проверял её верность, ибо не сомневался в ней, но всё же что-то внутри кольнуло в ожидании ответа.

— Моё место возле господина, — Хилука вдруг прижалась к ногам парня. — Умоляю, хозяин! Я умру без тебя!

— Тихо, никто тебя не гонит, — Пётр потрепал девушку по волосам, втайне довольный её реакцией, хотя раньше за собой этого не замечал.

До сегодняшнего дня эльфийка для него была чем-то вроде мебели. Удобная, послушная, сиськи неплохие, и весьма страстная в постели, чего ещё желать. Но почему-то мысль о её потере отозвалась уколом в сердце. Не болью, тут шаман не обольщался, никаких чувств к рабыне у него не было. Но всё-таки это было довольно неприятно, будто утрата что-то важного. А на ум пришла Йишик — огненная девушка, Ифрит, с которой они с Варлоком схлестнулись на полигоне в Турции. И вдруг самому стало понятно, почему он по возвращении таскался за ней везде и даже добился зачисления в колледж. Юноше стало интересно, дождётся ли она его, но он железной рукой задавил в себе подобные мысли. А то так можно было до чего угодно додуматься.

— Чего это вы тут обнимаетесь? — как всегда вовремя влез Денис. — Вам ночи мало? И так думаю, когда вся окрестная живность сбежится на её крики.

— Зависть — плохое чувство, — хладнокровно прокомментировал Пётр, — оно сжирает человека изнутри. Давай лучше, показывай, чего получилось. Вижу же по твоей довольной роже, что хакнул.

— А как же, — Дэн расплылся в улыбке, простив товарищу в этот момент даже его еженощные развлечения с подружкой. — Как в лучших домах Лондо’на и По’рижа. Вот гляди. Это документы учёта. Они нам, в принципе, не нужны, но по ним можно установить, сколько и когда выдано оружия местным. Это вот инструкция по эксплуатации установки Fhlru 1542/5. Судя по всему, это мобильный промышленный принтер. На нём это оружие и печатают. Кстати, вот этот приказ очень интересный. Видишь, висит на рабочем столе на самом видном месте? В нём говорится о том, какими именно характеристиками должны обладать винтовки, выдаваемые местным. Грубо говоря, через пару месяцев они должны рассыпаться прямо в руках. Потом в переработку — и по новой.

— А мне они показались настоящими, — удивился Пётр, но потом поправился, — в смысле не напечатанными, а заводскими и бывшими в эксплуатации.

— Ага, об этом тоже здесь есть, — кивнул хакер. — сипаи должны верить, что пришельцы дают им своё оружие, пусть и устаревшее. Психология.

— Ладно, плевать на них, — отмахнулся шаман. — Что там ещё есть?

— Да дохрена чего, — улыбнулся во все тридцать два Дэн, наконец почувствовавший себя нужным. — И список местных вождей с иерархией, и спецификация войск и их возможностей. И даже про богов есть. Прикинь, Володырь стал носителем для Пернатого змея! Того самого ацтекского!

— Погоди, хрен с этой волосатой ящерицей, — схватил за плечо товарища Пётр. — Володырь, это тот самый, что ли? Дядька Валентина?!

— Ну, судя по всему, так и есть, — кивнул Денис. — И он же открыл портал полякам.

— Млять, — зло сплюнул шаман. — Предатель!

— Типа это сразу было непонятно, — оскалился хакер. — Сука, а ведь мне он даже нравился. Не в том смысле, а как специалист. Вот так кажется, что узнал человека, а он оказывается полным дерьмом. Своими руками бы удавил мудака. Хотя иногда жалею, что карточка тогда у него не осталась. Может, разделали бы его на алтаре, и всем спокойней бы было.

— Ладно, хрен с ним, — решительно оборвал обсуждение Пётр, — давай, что там ещё есть?

— Да валом всего! — повернул ноутбук к товарищу Дэн. — Сам смотри. Похоже, контингент поляков в этом мире крайне ограничен и нашему страдальцу приходилось сразу несколько должностей совмещать. Отсюда куча документации, большинство с грифом «Секретно». Короче, очень удачно мы… с языка взяли. За такого на родине медаль дадут не глядя.

— Добраться бы ещё до этой родины, — шаман хоть и радовался, но понимал, насколько сложная перед ними стоит задача, и информация о важности пленника ничуть не делала её легче. — Карты-то хоть тут есть?

— Обижаешь, — расплылся в улыбке Денис, — полный набор! И кроки, и аэрофотосъёмка. И даже наброски интерактивной. Короче, иди не хочу!

— А вот это уже очень интересно, — на лице Петра появился злой оскал. — С этим уже можно работать.

Глава 4

— Грёбаные кровососы, — я устало плюхнулся на диван в гостиной. — И ещё более грёбаная бюрократия. Пока писал рапорты и отчёты, устал сильнее, чем когда бился с големом.

— Терпи казак — атаманом станешь, — пошутил Воронин. — Господа, был безумно рад с вами сражаться, но долг требует оставить вас в одиночестве. Судьба родины в опасности!

— Так и скажи, что ведёшь Ву Шу на свидание, — я лениво потянулся. — А то пафоса нагнал, прям спаситель человечества.

— Это практически одно и то же, — гордо заявил Петрович. — Можно сказать, кладу жизнь за отечество!

— Хозяйство ты кладёшь, — мы с Ворониным заржали. — Вот услышит тебя лаоши и оторвёт его напрочь. Ладно, вали давай, герой-любовник.

— Вы тоже отдыхайте. — Петрович не смог удержать в узде свой комплекс наседки, появившийся у него, как только он пошёл ко мне служить. — Если твоя светлость не забыла, тебе завтра на учёбу.

— Блин, уроки… — я застонал. — Вообще из головы вылетело. Надо же доклад сделать по этим… как их… блин, забыл.

— Вот и я про это, — Воронин сделал гадость и настроение у него поднялось. — Так что нефиг сидеть. Арбайтен, негры, солнце ещё высоко.

— При чём тут солнце? — недоумённо уставился на него Фридрих. — Работать надо тогда, когда положено. Если света недостаточно, нужно сказать руководителю. Это есть правильно.

— Объясни этому любителю орднунга, что такое русские народные идиомы, — напоследок попросил Петрович, направляясь к выходу. — Всё, я ушёл. Связь по обычному каналу.

— Не забивай голову, — отмахнулся от вопросительного взгляда Фридриха. — Иди спать. Я посижу пару минут и тоже пойду.

В большом доме без моих девочек было пусто и грустно. Я уже привык к большой компании и к тому, что рядом всегда кто-нибудь есть. Ну и к тому что обо мне кто-то заботится, тоже, чего греха таить. А сейчас вот остался один, и накатила меланхолия. Наверно, оттого я и не успел сразу среагировать на звуки шагов, раздавшиеся позади, и пришёл в себя, лишь когда на плечи легли тонкие девичьи пальцы, принявшиеся массировать затёкшие мышцы.

— Да, вот так, — я млел от умелых движений. — Левее чуть-чуть… так, стоп! А ты вообще кто?!

Ухватив за ладонь, я дёрнул незнакомку, перебрасывая через себя, и мне на колени приземлилась упругая попка тёмной эльфийки. Селаим ничуть не испугалась и не обиделась, а наоборот, тут же попыталась меня обнять, на что я отреагировал немного резко, просто скинув девушку на пол. Та шлёпнулась с писком, бросив на меня обиженный взгляд, но тут же как ни в чём не бывало поднялась и уселась напротив. Видимо, понимая, что с дивана я её тоже скину.

— Не думала, что ты такой бука, — Селаим элегантно закинула ногу на ногу, — сестрёнке не повезло с мужем.

— Это не тебе решать, — грубовато отрезал я и указал взглядом на качающуюся туфлю девушки, — зато ты, как я погляжу, уже осваиваешь новые методы соблазнения мужчин.

— О да, — тёмная томно улыбнулась. — Земля — это нечто. Свободные отношения. И никакой тебе пошлой патриархальщины. Этих замшелых ханжей, нудящих и нудящих о чести, верности и достоинстве. Потрясающе!

— Да, тебе здесь раздолье, — я оценил наряд Селаим из последней коллекции известного модельного дома Франции, который видел в журнале у девчонок. — Только учти, что ты сейчас под попечительством моего рода. И если что, я лично отверну тебе голову. Уж поверь, сил у меня хватит, будь ты трижды богиня.

— О! — эльфийка расплылась в улыбке, лукавой и обольстительной одновременно. — В этом я не сомневаюсь. Мужчина, способный удовлетворять одновременно семь… или сколько там у тебя жён? Неважно. Но такой мужчина способен на всё.

— И хорошо бы тебе это запомнить, — я не собирался играть в дипломатию. — Я понимаю, чего ты хочешь. Но обижать Иви не буду. Даже ради твоих длинных ног. Кстати, у неё они лучше. А у Инны грудь больше. Я вообще не вижу, чем именно ты можешь меня заинтересовать.

— Да? — Селаим удивленно подняла бровь, одновременно поворачиваясь так, чтобы продемонстрировать свой профиль. — Уверен? Ты не можешь знать наверняка, пока не убедишься.

— Более чем уверен, — я с усмешкой откинулся на спинку дивана. — Если у тебя не поперёк, значит, ты такая же, как и все. Только стерва. В женщине должна быть доля безуминки, не спорю, но у меня для этого есть сёстры Касимовы. А вот чего я не терплю — так это предательства. Ты уже один раз предала сестру. Но со мной это не пройдёт.

— Тогда я искренне рада за Ивиладу, — с виду тёмная ни капли не обиделась за отповедь, а наоборот, даже воодушевилась. — Я знаю, ты не веришь, но мне действительно жаль, что я тогда так поступила. Во мне просто заговорила ревность. У нас, женщин, такое бывает, и в этот момент мы готовы на любые безумства, о чём потом очень жалеем.

— Тогда ты должна говорить не со мной, а с Иви, — я скептически скривился. — А пока всё выглядит так, будто ты решила повторить свою подлость. Но выбрала не того человека и не то время. Особенно со временем ошиблась. Если ты думаешь, что после смерти моей девушки и покушения на семью я буду в настроении флиртовать, то ты гораздо глупее, чем я ожидал.

— А что, если я пришла предложить помощь? — отповедь не смутила тёмную. — Эти ваши вампиры — существа ночи, а это моя стихия.

— И за это я должен с тобой переспать? — я насмешливо улыбнулся. — Или объявить любимой женой?

— Я смотрела этот фильм, — кивнула девушка, — но ничего не поняла. Мне пытались объяснить, но… слишком разные культуры. Так что нет, ничего из этого ты не должен. Я готова помочь просто так, ну, почти. Я лишь прошу, чтобы ты помог мне остаться. Не твоей любовницей, а вообще, в этом мире. И готова стать полезной.

— И для чего тебе это? — Я внимательно смотрел в глаза тёмной, пытаясь определить, врёт она или нет. — Для чего вообще ты сюда припёрлась? Нет, Иви говорила, что мол, у вас там плохо с сансарой, или что там за энергию вы используете. Но извини, не верю. С открытием постоянных порталов начался приток, это и сама Ивилада подчёркивала. Вон ты даже переродиться смогла. Так зачем ты здесь?

— Я уже говорила, — пожала та плечами. — Мне просто скучно. На Элуриане жизнь слишком… правильная, скажем так. Каждый шаг описан традициями, каждый вздох ранжирован. Даже то, что я богиня, не избавляет от всех этих правил и законов. Наоборот, стоит нарушить хоть один, начинается такой хаос, что хочется просто сбежать. Вот я это и сделала.

— Извини, но не верю, — я криво ухмыльнулся. — Был у нас один мудрый мужик, правил крупнейшей империей своего времени. Так вот он сказал — лучше быть первым в провинции, чем вторым в Риме. А с уходом Иви именно ты становилась главной у эльфов. Думаю, что даже подданные моей жены обязаны были тебе поклоняться и слушаться. Разве не так?

— Поклоняться да, а вот с подчинением… — по мордашке Селаим промелькнула тень злости, но тут же пропала, и, если бы я не следил внимательно за ней всё это время, мог бы и пропустить вспышку. — Ты, видимо, плохо знаком с нашей иерархией. Для жриц Ивилады я никто. Ну, может, немного преувеличиваю, я ещё плохо знаю ваш язык и могу ошибаться в нюансах, но в целом так и есть. Они будут кланяться мне, улыбаться, но никогда не станут выполнять мои приказы. И большинство остальных — тоже.

— Честно говоря, я никогда бы не поверил, что ещё недавно ты вовсе не говорила по-русски, — и я не кривил душой, действительно способность Селаим к обучению была просто за гранью разумного. — Но от богини я другого и не ожидал. А насчёт жриц Иви… у тебя ведь и свои есть.

— Которых загнали на самые задворки мира, — зло скривилась тёмная, наконец не скрывая своих истинных чувств. — В болота и бесплодные пустыни, которые никому больше не нужны. И бросили там выживать, отчего от них осталась лишь жалкая горстка. Я уже не говорю, что там творится с мужчинами.

— Вот мы и дошли до главной проблемы, — я кивнул своим мыслям. — Как и сказала Иви, ты пришла, прежде всего, за мужчиной сестры, то есть мной. Иначе при твоих способностях зачем бы ты была здесь? Устроиться ты могла бы где угодно и без помощи сестры. Не думаю, что для тебя было бы сложно скрыть свою внешность и изучить наш мир самостоятельно.

— А тебя не проведёшь, — обольстительно улыбнулась Селаим, — но я отказалась от этой идеи. Ты можешь мне не верить, но тогда это был жест отчаянья. Или обмануть сестру, или остаться на всю жизнь одной. А у богов она очень длинная. Да, да, знаю, что ты скажешь. Но Иви в этом вопросе было проще. Она старшая богиня эльфов и гораздо сильнее меня, и тот же небесный император поднебесников поглядывал на неё, как и его подчинённые. Меня же у них ждала участь только красивой игрушки в гареме. Я виновата. Очень. И надеюсь лишь на то, что когда-нибудь Иви сумеет меня простить. Поэтому и хочу помочь, совершенно безвозмездно, лишь за право остаться тут, на Земле. Здесь я могу найти себе достойного мужчину, не покушаясь на собственность сестры.

— Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой. — Я не мог избавиться от подозрительности, хотя признавал, что её слова имеют смысл. — Но моя жена и так уже позволила тебе остаться. Так что тебе нет нужды пытаться подлизываться ко мне.

— Но я действительно хочу помочь! — от эмоций глаза тёмной вспыхнули, а грудь тяжело вздымалась. — Это мой долг как подданной империи и рода! И так я хоть немного заглажу вину перед сестрой! Я понимаю, что этого мало, но надо с чего-то начинать.

— Хм… — Мне не нравилась эта идея, но искренность Селаим обезоруживала, ну а кроме того, один умный человек сказал, мол, держи друзей близко, а врагов ещё ближе. — Ну хорошо, допустим. Но чем именно ты можешь мне помочь?

— О, дорогой, ты будешь удивлён, — тёмная чувственно облизала губы. — Ночь — это моё время. Да, сейчас я слаба, но даже в таком состоянии от меня никто не скроется. Будь мы на Эллуриане, я бы притащила твоего врага через пару минут, но на Земле мне нужно больше времени. И свобода.

— Другими словами, ты хочешь, чтобы тебя отпустили в город. — Я наконец понял, что именно нужно Селаим. — Одну. Без сопровождения. Так?

— Ну… — замялась на секунду тёмная. — Другие будут меня только задерживать. Хотя от кого-нибудь, кто умеет управлять вашими самодвижущимися повозками, автомобилями, я бы не отказалась.

— Не понимаю, чем это может мне помочь, — я скривился, чувствуя, как голова начинает болеть. — Что даст твоё шатание по Москве, кроме проблем?

— Ты будешь удивлён, — снова улыбнулась Селаим, — но позволь сделать тебе сюрприз.

— Ты понимаешь, что сейчас шансы на то, что я соглашусь резко упали? — я потёр ноющий затылок.

— Но почему? — надула губы эльфийка, а я подумал, что надо бы заглянуть к тем, кто разрабатывает систему адаптации для жителей Эллуриана, и узнать, откуда у ещё недавно диковатой тёмной замашки земной Барби. — Я ведь тебе даже не нравлюсь. И ты не будешь переживать, если со мной что-то случится.

— Но ты сестра Иви, — возразил я, ловя себя на том, что лукавлю. Да, меня не тянуло к Селаим, я небезосновательно считал её сукой и стервой, но при этом чувствовал, что было бы жаль, если бы с ней что-то случилось. — Это во-первых. А во-вторых, ты под защитой рода Ефимовых. И если что-то случится с тобой, значит, я слишком слаб, чтобы тебя защитить. Это скажется на моей репутации. Так что мне проще закрыть тебя в кампусе, чем потерять лицо.

— Хорошо, хорошо, я расскажу, что придумала, — тут же пошла на попятную тёмная. — Мне рассказали… неважно кто, что у вас есть места, где собирается молодёжь. Клубы. У нас тоже когда-то было что-то подобное. Давно, ещё до того, как пришёл Пернатый змей, и мы вынуждены были бежать. Не в том же виде, что у вас, но, как я поняла, не слишком отличается. Молодёжь встречается, поёт, танцует и ищет себе партнёра на ночь. Когда-то юные эльфы проводили так каждое полнолуние, и я была покровительницей этих сборищ. Если твои враги ищут жертвы, эти сходки лучшее место для охоты. И я смогу их там найти.

— Охота на охотника, — я на секунду даже задумался. — Идея хорошая, но почему ты считаешь, что сможешь это сделать? Вампиры — это тебе не эльфы. У них другая природа.

— Но мысли те же, — обольстительно улыбнулась Селаим. — Я, как никто, умею читать истинные желания смертных. Они могут прятать их как угодно, но я всегда отличу обычную похоть от жажды смерти. Для меня это как вонь трупа среди аромата цветов.

— Это… — я серьёзно задумался. — Может сработать. Но всё равно отпустить тебя одну я не готов. У меня самого особо времени нет, а СОИ не приставишь — в открытую как минимум. Да и вообще, слишком большая группа будет привлекать внимание. Надо обмозговать этот момент, обсудить с Ворониным. Провести эксперимент в конце концов. У нас есть барончик, или кто он там. Вот на нём можно потренироваться. Короче, я подумаю над твоим предложением. Если ты действительно хочешь помочь — отказываться грех. Усложнить кровососам жизнь — дело хорошее. Но всё завтра. Сейчас я слишком устал и хочу спать. Хорошо?

— Конечно, — тут же покладисто согласилась Селаим, но мне показалось, что в глубине тёмных глаз мелькнул дьявольский огонёк. — Как скажешь. И если тебе одиноко в холодной постели…

— Прибью… — рыкнул я, тяжело поднимаясь с дивана.

— Шучу, шучу, — тут же рассмеялась эльфийка, при этом наклонившись в кресле так, что грудь едва не выпала из декольте. — Но если что…

— Ты неисправима. — Я вздохнул и пошёл наверх.

В одном тёмная права, постель моя была и правда холодной и одинокой. Но и поддаваться на её провокации я не собирался. Как бы Селаим ни разливалась соловьём, подсознательно я чувствовал, что где-то скрыт подвох. Однако отказаться тоже не смог. Мы не могли ввести в городе режим чрезвычайной ситуации или там военное положение. Это плохо бы сказалось на имидже страны, да и могло бы спугнуть кровососов. Ловить их по всей империи тоже не слишком хотелось. Поэтому обошлись ограничениями, но те же клубы закрыть полностью не получилось.

Усиленная охрана не всегда давала результат, и каждую ночь поступали новые сводки о пропавших без вести. Зачастую именно среди посетителей ночных заведений. Сумей мы перекрыть этот поток жертв, нам стало бы гораздо проще, а кровососам, наоборот, сложнее добывать кровь. Да и логово вполне могли бы засветить. Так что с этой стороны предложение Селаим было вполне дельным. Другой вопрос, насколько оно соответствует действительности.

Я вздохнул и рухнул на кровать. От всех проблем пухла голова. А завтра ведь нужно было идти на учёбу. Странное ощущение, понимать, что, несмотря на войну с вампирами, походы в другой мир, сражения с големами и мутантами, тебе предстоит сидеть за партой и учиться вычислять логарифмы. Или что у нас там сейчас по математике. А ведь и, кроме неё, ещё куча уроков. И зачем мне всё это? Я застонал и закрыл глаза.

К счастью, ночью меня никто не побеспокоил, хоть я и опасался насчёт Селаим. Мне казалось, что она должна была рискнуть. Но нет, тёмная так и не появилась в моей спальне, и я был рад, что ошибся. Нет, это не заставило меня начать ей полностью доверять или принять её план, но галочку в положительную графу я поставил. Не будет косячить, глядишь, и моё отношение к ней изменится. Лет через десять…

Собираться на учёбу самому было весьма необычно. Не то чтобы я был избалованным мажором, которого слуги моют, одевают, обувают и вытирают задницу, но за последнее время я привык, что девочки всегда рядом и готовы позаботиться. Хотя я бы предпочёл, чтобы они просто были здесь. Я и не скрывал, что скучал по зайке, взбалмошным Касимовым, игривой Инне и остальным. И по Юле… я скрипнул зубами. Маркиз, сука, заслужил своё место в аду. И я его туда обязательно отправлю.

Справившись с приступом злости, я закончил одеваться, взял сумку и спустился вниз. Правда, после пришлось идти назад, менять «медный» галстук первого курса на «бронзовый» второго. Эти нюансы меня убивали, честно говоря. Нет, я понимал важность всех этих знаков, символов и так далее. Они давали чувство принадлежности к элите, служили опознавательными знаками и несли кучу имели психологических эффектов. Как у военных с погонами и формой.

Поэтому зачастую одарённые, неважно, воины или маги, таскали перстни или брошки, отражающие их ранг. Но эти игрища как-то прошли мимо меня. Я-то в сознательном возрасте его, наоборот, скрывал. А сейчас вон пойди найди того, кто не знает меня в лицо. Насколько мне известно, мою физиономию уже включили в учебники курса младшей школы, где изучают базовые сведения о нашей империи и в том числе получают информацию о правящем роде. А я, как-никак, дважды зять императора. Что не избавляло меня от необходимости носить все эти цацки.

Учебный корпус, где располагался класс «преторианцев» встретил привычным шумом. Оно и понятно, кроме нас здесь базировались «гвардейцы», тоже не самые спокойные товарищи, всегда готовые доказать любому свою правоту на кулаках. К тому же нас не слишком любящие. Так что стычки и потасовки здесь были привычным делом, более того, даже в какой-то мере поощряемой учителями. Тот же Грем всегда считал, что дать подзатыльник лучше и надёжнее, чем битый час объяснять очередному недорослю, в чём он неправ. И я даже считал, что в его методе есть рациональное зерно. Слова не всегда действовали на горячих подростков, пусть даже они и были элитой и аристократами, зато их можно было надрессировать, как собак Павлова.

Но сегодня никто из гвардейцев не пытался ко мне прицепиться и вызвать на дуэль. Они и раньше-то не слишком наседали, но то и дело находился смельчак, решавший проверить свои силы. Теперь же меня провожали сочувствующими взглядами. А знакомые подходили пожать руку и выразить соболезнования. И каждый из них предлагал свою помощь в войне с кровососами.

Это было приятно, не скрою, однако никого из них я брать не собирался, несмотря на всю их решимость. Просто потому, что самый сильный из ребят оставался обычным подростком. И какими бы гениями они ни были, лишь единицы достигли ранга Ауктора или Ротмистра. А основная масса так и вовсе зависла на вторых-третьих рангах. Да, для нашего возраста и это было значительным достижением, но для вампиров ребята всё равно что овцы против волка. А нести ответственность за чью-то жизнь я не хотел. Но был и ещё один момент. Это моя война, и я желал лично уничтожить каждого кровососа, до которого дотянусь. Пусть эгоистично, но только так я мог утолить свою жажду крови. А она у меня была неутолимой, куда там любым носферату и стриксам. Однако сейчас меня ждали уроки.

— Привет, народ! — я толкнул дверь класса, заходя в помещение. — Скучали?

— Оп-па, Варлок! — первым на моё появление среагировал тёзка. — А я думал, тебя опять до конца года не будет. Пойдёшь кровососов гонять. Ай! За что?!

— За то, что тупой, — отрезала Ереман, потирая отбитую о затылок Бага руку. — Привет, Кузьма. Прими наши соболезнования. Юля была хорошим человеком.

— Ага, — тут уже и до Потапова дошло, что он ляпнул, не подумав. — Да, соболезную. Ты это… как вообще?

— Спасибо, ребята. — Я переждал хор присоединившихся к словам Беллы одноклассников. — Держусь. Тяжело близких терять, но Баг правильно сказал. Может, церковь нас и учит прощать, но я предпочитаю мстить. Так что буду появляться набегами. Если что — поможете подтянуть учёбу?

— Да не вопрос, — меня хлопнул по плечу Лёха Вурган. — Ты же знаешь, мы за своих горой. С тобой проситься не буду, понимаю, что с нашим уровнем только помешаем.

— Ага, — Варя обняла его за талию, глядя на меня грустными глазами. — Мы готовы, ты же знаешь. Но не хотим быть обузой. А с учёбой помочь — запросто. Хочешь, я тебе свои конспекты дам? Только у Беллы не бери, она пишет как курица лапой.

— Сама ты курица, кошка драная, — возмутилась Ереман. — Всё, дуэль! Сегодня после занятий.

— Да можно подумать, — ничуть не испугалась Мохова. — Надеру тебе задницу, как прошлый раз.

Я улыбнулся и сел на своё место. Обижаться на ребят не стоило, они действительно переживали и грустили о Юле, хоть и плохо её знали, однако буйная натура «преторианцев» не позволяла долго скучать. Я никогда не жалел, что перевёлся в этот класс. Да, знание законов и юридических тонкостей мне как герцогу пригодилось бы гораздо больше, но для этого есть частные наставники, репетиторы и прочие советники. Колледж с его «Большой игрой» всё же был прежде всего не об образовании, а о социальном взаимодействии. И тут безбашенные «преторики» давали фору любым другим классам.

— Надо же! Сам дважды герцог снизошёл до наших скромных персон! — за разговорами мы не услышали звонка, и появление Грема Фишшна стало для нас полной неожиданностью. — Так! По местам! Три секунды, кто не спрятался, я не виноват!

— Здрассте, — я оскалился в лучших традициях тытуба. — А вы не ждали нас, а мы припёрлися.

— Я заметил, — учитель, если его можно было так назвать, уселся на стол. — Надо же, успели. Ну точно, солнце на западе встало. Ты как? Может, устроить тебе пару десятков спаррингов? Вон «гвардейцев» давно никто не гонял, они расслабились. Заодно и пар выпустишь.

— Да какой от них пар, — отмахнулся я. — Да и повоевал вчера уже. Разнёс гнездо кровососов. Пару неприятных сюрпризов нашли. Скорее всего, с сегодняшнего дня во всех колледжах будут усилены меры охраны. Ребят из спецкорпуса заменят ОСНАЗом.

— Всё так серьёзно? — тут же отбросил маску раздолбая Фишшин. — Подробности можешь сообщить? Или гриф?

— Для служебного пользования пока повесили, но думаю, хуже не будет. — Я не хотел пугать ребят, но «преторианцы» были не теми, кто ссытся от своей тени. — Короче, вампиры могут создавать суперупырей. Тоже звероподобные монстры, но гораздо сильнее и быстрее. По предварительным данным, они получаются из воинов до Есаула включительно. Сами понимаете, что учебные заведения типа нашего — это кладезь ресурсов для кровососов. Отсюда и меры предосторожности.

— А что ещё нашли? — новости Грему явно не понравились. — Ты же сказал, пару сюрпризов.

— Нечто, что назвали голем плоти, — я поморщился, вспомнив мерзкую тварь. — Слитые воедино люди, образующие эдакую гротескную гигантскую фигуру. Очень силён, но при этом крайне медлителен. Но опасность представляет гораздо большую, чем суперупырь, во-первых, из-за чудовищной регенерации. Голем буквально переплавляет тела, латая дыры, даже от антиматерии. А во-вторых, тем, что бьёт по площади сильнейшим ментальным ударом.

— Ретранслятор? — тут же скумекал учитель. — Думаешь…

— Да, — я моргнул, показывая, что понял, о чём не стал говорить Грем. — Отряду, который мне в поддержку дали, для испытаний выдали гаджеты нового типа, для защиты от ментальных атак. Так вот, они держат, но с трудом и лишь на расстоянии от тридцати метров. Ближе уже сдают и выходят из строя. Зато, как сказали учёные, теперь у них масса данных, с которыми можно работать. Обещают новые прототипы довести до ума в течение пары недель максимум.

— Понятно, — кивнул Фишшин и окинул грозным взглядом остальных студентов. — Все слышали?! Чтобы ночами не шатались где попало! Ухи держите востро! Может, вы ещё слабоваты для войны, но обязаны защищать себя сами. Все поняли? Объединяйтесь в группы, не ходите поодиночке. Берите задания на патрулирование и защиту. Но ни одна тварь не должна к нам пролезть!

— Так точно! — моя группа взревела, энтузиазм из ребят так и хлестал.

— Отлично, — довольно потёр руками Грем, — а сейчас… — в этот момент раздался стук в дверь, отвлекая учителя. — Войдите.

— Доброе утро, — под грохот отодвигаемых стульев в кабинет вошёл ректор. — Садитесь. Господа и дамы, знакомьтесь. Это новый студент нашей академии, прибывший по обмену из Североамериканской либерократии, Мэри-Джейн Джеди. Дочь президента Энтони Джеди. Прошу любить и жаловать. Надеюсь, вы поможете Мэри-Джейн устроиться, всё покажете и подскажете. Кузьма, особенно это тебя касается, вы же знакомы. Я всё понимаю, но жизнь не заканчивается. Вот и возьми девушку под крыло, тем более что ты у нас известный дамский угодник.

По кабинету прокатилась волна смешков. Я же тихонько скрипнул зубами, однако попытался сохранить хладнокровную морду лица. Всё-таки американская глупышка ни в чём не виновата. Да и мы действительно были знакомы. Я как-то ей жизнь спас, так что в какой-то мере теперь нёс ответственность. Вот только, судя по лицу самой Мэри-Джей, она была не в восторге от предложения Серафима. Хорошо ещё, спорить не кинулась, но скорее из-за воспитания. На меня же девушка бросала такие взгляды, что странно, почему я до сих пор не загорелся. Или не провалился в глубины Тартара. Впрочем, плевать. Мне с ней детей не крестить. Помочь — помогу, не захочет — скатертью по жопе. Ещё я перед глупыми девками не выплясывал.

— Конечно, — и всё же я постарался быть вежливым. — Добро пожаловать в Пятый колледж, Мэри-Джейн. Давно не виделись.

— Провались ты в преисподнюю… — буркнула под нос девица, но под внимательными взглядами студентов ей пришлось быть вежливой. — Добрый день. Я рада учиться вместе с вами. Надеюсь, мы подружимся.

— Обязательно, — расплылся в улыбке Серафим. — Выбирай любое место, присаживайся. Сейчас у вас будет классный час. А я пойду. Кузьма, загляни потом ко мне.

Я кивнул, показывая, что понял, и проследил за американкой, демонстративно выбравшей парту, максимально далёкую от меня. Если дурочка рассчитывала меня этим задеть, то старалась зря. Мне на неё было глубоко плевать, зато очень интересно, для чего именно её засунули к нам. Что из-за меня, тут даже к гадалке ходить не надо. Тем более что её папенька делал заявления о том, какие мы хорошие друзья.

Только вот сама Мэри-Джейн публично поливала меня грязью, обвиняя во всех смертных грехах. Инна даже коллекционировала её выступления, показывая мне особо выдающиеся перлы. Что же должно было случиться, чтобы её отец, наверняка имеющий представление о мыслях своей дочери, засунул её к нам? Впрочем, чего гадать. После уроков сам всё узнаю. Серафим на это даже не намекал, а напрямую заявил своим приглашением.

На занятиях и между ними Мэри-Джейн меня старательно игнорировала, общаясь с девчонками. С парнями тоже, но держалась с ними подчёркнуто вежливо, стараясь не переходить на личности. Впрочем, для либерократов это было нормальным. У них там за слишком долгий взгляд могут посадить, посчитав домогательством, так что даже сложился особый кодекс поведения, где, чтобы пожать руку, нужно получить разрешение, и желательно, чтобы оно было зафиксировано свидетелями или снято на видео.

А для секса так и вовсе каждый из партнёров обязан был заполнить анкету, расписаться и выслать её своему адвокату. И если нам это казалось бредом, то там было жизненной необходимостью, так как в их юридической практике имелась возможность отозвать согласие на половой акт. И при этом он автоматически превращался в изнасилование. Так что после ряда прецедентов был изобретён вот такой идиотский, на мой взгляд, способ не сесть в тюрьму.

Ребята об этом тоже знали, так что не наседали особо. В подготовку «преторианцев» входило много странных предметов, казалось бы, мало применимых в обычной жизни, в том числе и международный этикет, причём по каждой стране отдельно и с обязательной отработкой в парах и группах. И не обычный там, здрасьте, пожалуйста, а с местной спецификой и без скидок на пол и возраст.

Вплоть до того, кого и как можно или нужно кадрить и в каком алькове придаваться мимолётной страсти, так, чтобы и не попасться, и выполнить поставленную задачу. Ведь «преторики» — это прежде всего доверенные лица и ближники. И делают то, что им скажут, даже если это противоречит закону или морали. А что, никто сюда за уши не тянул. Все пришли исключительно добровольно. Не нравится? Вон переводись в гвардейцы. Вот кто помешан на чести. Но и ничего деликатного им поручить нельзя. Как говорится, одна извилина, и та от удара саблей.

Зато я мог быть спокоен за своих одногруппников. Никто из них не накосячил, не дал повода для международного скандала, и уроки закончились без происшествий. Американская принцесса отправилась к себе, а я, не откладывая дело в долгий ящик, пошёл к Серафиму, узнать, за что мне такое счастье. Там меня уже ждали и мгновенно проводили в кабинет, несмотря на довольно внушительную очередь ожидающих. Впрочем, возникать никто даже не пытался. Всё-таки репутация колдуна-Аватара делала своё дело.

— Проходи, Кузьма, присаживайся, — встретил меня Андрей Иванович не за рабочим столом, а в привычном уже уголке отдыха. — Чай, кофе? Может, чего покрепче?

— И давно вы студентов спаиваете, уважаемый ректор? — я не смог промолчать, устраиваясь в удобном кресле.

— А ты студент? — наигранно удивился Серафим. — Насколько мне известно, студенты учатся, а не бегают по другим мирам в поисках приключений на задницу. Или воюют с древними вампирами. Нет, в бульварных романах и не такое бывает, но мы же с тобой реальные люди и должны поступать соответствующе. Разве нет?

— Согласен, — как бы ни старался ректор, сейчас смутить меня было непросто. — Но я не по своей воле лезу во все эти передряги. Если уж на то пошло, надо всю мою семью к ответу призывать, начиная с деда. А может, и раньше, кто знает, чего там было. А отвечать мне.

— А сам ты белый и пушистый, — восхитился моей наглостью Андрей Иванович. — Ну да ладно, вопрос о твоей успеваемости поднимем после. В том, что ты способен сдать сессию, я не сомневаюсь, но всё же хотелось бы большего усердия. Я не лезу в твою войну, понимаю, насколько для тебя это важно, и всё же подумай над этим. Жизнь продолжается, как бы то ни было.

— Хорошо, — я скрипнул зубами, но сдержался. — Я постараюсь.

— Вот и замечательно, — кивнул Серафим. — А заодно пригляди за Мэри-Джейн. Она здесь не по твою душу, так что расслабься. Папаша просто нашёл предлог сплавить её из страны. В либерократии начинается что-то очень неприятное. С момента теракта в парке М. Мауса общество лихорадит. Голову подняли самые радикальные группы, причём разной направленности. Такое ощущение, что кто-то умело дирижирует волнениями, создавая управляемый хаос.

— Кто-то… кто? — я вдруг вспомнил одну деталь теракта. — Те лысые клоны?

— Да, — не стал отрицать ректор. — Они то и дело оказываются в поле зрения. Причём поддерживают самые разные организации, но всегда крайне радикальные. И нет, их реальную принадлежность нам установить не удалось. Но есть вероятность, что они придут за девочкой. Так что присмотри за ней. У тебя же к ним свои счёты.

— Да уж, — я вспомнил покушение на Нину и едва удержал аспект в узде, — счёты. Хорошо, Андрей Иванович, сделаю. И надеюсь, они появятся.

Глава 5

— После уничтожения голема плоти его оператора взяли под опеку специалисты из госбезопасности. На данный момент, по их словам, удалось установить две лёжки вампиров и минимум десять особей. Их всех плотно ведут, так что завтра информации будет больше. На этом пока всё. — Воронин закончил говорить и потянулся за чаем, промочить пересохшее горло.

— Что ж, в целом операцию можно считать удачной, — подвёл итог Канцлер, председательствующий на ограниченно собрании чайного клуба. — От лица империи я официально выражаю благодарность вам и его светлости герцогу Ефимову за блестяще проведённую акцию. Ваше участие позволило избежать множества жертв.

— Стоит ли метать бисер перед свиньями? — Афросьеф, привычно развалившийся в кресле с бокалом коньяка, презрительно скривился. — Твой герцог считает нас недостойными своего личного визита? Не слишком ли он возгордился, убив парочку уродцев?

— У его светлости сейчас занятия в колледже, — невозмутимо парировал Сергей Петрович. — Это такое заведение, где люди учатся. Поищите потом в сети, многое узнаете.

— Да как ты смеешь, смерд! — по змеинному зашипел Мрачный, частично окутываясь тьмой. — Думаешь, этот щенок тебя спасёт?!

— Довольно! — Голицын звонко хлопнул ладонью по столу. — Савелий Петрович! Я требую немедленно прекратить! А вы, милейший, укоротите язык! Забыли где находитесь?!

— Прошу прощения, — Воронин поднялся и демонстративно поклонился, — Но при всём уважении к чину и титулу, я не намерен терпеть оскорбления и инсинуации на моего сюзерена.

— У пёсика прорезались зубки? — хищно улыбнулся Афросьев, — Прям не терпится их вырвать…

— Достаточно, — оборвал его министр внутренних дел Дроздов. — Ты заигрался, Савелий. Лично мне всё равно как ты относишься к Ефимову, но ты переходишь все границы. В том числе по отношению к Леониду Матвеевичу. А вы, молодой человек, тоже держите себя в руках. Ваше стремление защитить сюзерена похвально, но рот открывать на вышестоящих не по чину. Да и Кузьма при необходимости сам даст окорот всем злословам.

— Виноват! — Воронин вытянулся во фрунт, стараясь даже не дышать.

— Вольно, боец, — усмехнулся Михаил Владимирович. — Не на плацу. С кровососами хорошо сработали, хвалю. Эту заразу надо выжигать на корню. И чем больше мы будем о них знать, тем легче нам будет это сделать.

— Служу России! — рявкнул вассал Ефимов заставив пару человек поморщиться, но так, тишком, чтобы другие не видели.

Афросьев тоже был недоволен, но скривиться не посмел. Это перед Канцлером можно бравировать и демонстративно не любить тупых служак. А когда говорит Воевода с боевым опытом, прозванный Палач армий, лучше особо не возникать. Слава Дроздова, конечно, не дотягивала до легендарного Варяга, но скорее только потому, что министру всегда претила роль убийцы. Он был служакой до мозга костей, преданный стране и императору. И в Первую магическую отметился на войне с Китаем, где и заработал звучное имя. Причём специалисты до сих пор спорили, кто возьмёт верх, сойдись они с Варягом в поединке. В своё время им так и не довелось силушкой перемеряться, и многие считали, что и слава Богу. А то кто знает, что бы из этого вышло.

Савелию тоже не хотелось лишний раз дёргать льва за усы. Да, тот уже стал стар, и не ходит на охоту сам, ожидая пока ему притащат добычу, но в случае опасности всё ещё готов доказать, кто здесь царь зверей. И несмотря на то, что Мрачный считал себя сильнейшим Аватаром ну как минимум в стране, он прекрасно понимал, что для опытного Воеводы он та самая дичь. Этим и достигался некоторый паритет сил. Аватары могли одним махом уничтожить миллионы людей, а Воеводы точно так же могли обнулить Аватар.

— Благодарю, Михаил Владимирович, — кивнул министру Канцлер. — Я уже устал от этой бесконечной свары. На этом закончим. Господа, я вас более не задерживаю.

Афросьев вылетел из резиденции государя буквально дымясь от злости. Больше всего он ненавидел слабость, и особенно сейчас, когда стоял практически на вершине власти. И каждое напоминание, что есть кто-то выше и сильнее резало его больнее ножа. Собственно именно поэтому он так ненавидел Ефимова, выскочку, сумевшего всего за пару лет не просто добиться того же, что и сам Савелий, но и значительно превзойти его. И по личной силе и по влиянию.

И по наглости. Вон даже его пёс посмел зубы скалить. Таких Мрачный унистожал без пощады, в назидание другим. Поэтому всю дорогу до родного поместья в голове у него крутились разные схемы уничтожения дерзкого Бригадира. Потому, ворвавшись в личные покои и первым делом метнувшись к бару, он не сразу заметил что в комнате кто-то есть. А когда понял, что рядом чужак мгновенно остыл, спокойно наливая себе виски в бокал, и просчитывая ситуацию.

— Если бы я хотела тебя убить, ты бы даже не понял, от чего умер, — произнёс мурлыкающий голос у Савелия за спиной. — И нет, я не умею читать мысли. Просто это так очевидно, что даже скучно.

— Не думал, что я настолько предсказуемый, — Мрачный медленно повернулся отхлёбывая виски и с удивлением понял что ошибся. — Надо же. Действительно сюрприз.

— Полагаю, на моём месте ты ожидал увидеть кого-то другого? — тёмная эльфика, возлежавшая на софе приподняла бровь. — Думаю, ты ждал кровососов… как их у вас называют вампиров. Женщину-вамп, да?

— Возможно, но этот сюрприз мне нравится гораздо больше, — глаза Афросьева сверкнули. — И кем же будет моя незванная гостья?

— Не сомневаюсь, — довольно потянулась тёмная на первую часть фразы, а затем лукаво улыбнулась. — А ты угадай.

— Значит, мне не соврали, и у ефимовской богини есть сестра, — Савелий присел в кресло, с интересом рассматривая эльфийку. — Причём тёмная. Занятно.

— Занятно… и всё? — обижено надула губки девушка. — Я ждала более значительной реакции.

— Интересно какой. — Савелий закинул ногу на ногу, отхлёбывая виски, — Хотя… нет, не интересно. Меня вообще мало интересует всё, что связанно с Ефимовым.

— Да, — удивлённо приподняла бровь Селаим, — а я слышала что всё обстоит с точностью до наоборот. Видимо ошиблась. Но тогда я не по адресу. Ведь тот, кто не интересуется делами Ефимова, не заинтересован и в том, чтобы занять его место. Или может быть… ты метишь повыше?

— Неужели Кузьма такой тупой, что думает, будто я начну распинаться перед первой же попавшей ушастой девкой, — от души рассмеялся Афросьев. — или это твоя личная инициатива? Решила избавить зятя от конкурента? А тебе не сказали, что люди чуть чуть умнее орков, или кто там у вас вселенское зло.

— Ты подозреваешь, что я спровоцирую тебя на разговор на запретную тему, а затем сдам вашему правителю? — элегантно поднялась с дивана Селаим. — Но на слово он мне не поверит, свидетелей здесь нет. Остаётся только записать твои слова на кристалл памяти или эти ваши… гаджеты. Но у меня с собой ничего этого нет. Чтобы убедиться в этом достаточно просто меня обыскать.

Эльфийка повела плечами, и тонкое шёлковое платье соскользнуло с них, оставшись блестящей лужицей у ног девушки, оставив ту без единой нитки на теле. Тёмная, матовая кожа слегка блестела даже при приглушённом свете бра и казалась потрясающе гладкой и упругой. У Савелия зачесались руки проверить так ли это на самом деле, но он огромным усилием воли сдержал себя. Ещё не хватало попасться в медовую ловушку. Хотя приманка, это Мрачный признавал, была более чем в его вкусе.

— Видишь? — провакационно подняла руки вверх девушка, демонстрируя лучшие ракурсы и плавно поворачиваясь вокруг своей оси. — У меня ничего нет. Правда осталась пара потаённых уголков, но если ты желаешь, я готова к… глубокой проверке. И надеюсь она будет очень, очень глубокой.

— Чего тебе надо! — прорычал Афросьев рванув тугой ворот рубахи. Держать себя в руках ему становилось всё тяжелее. — Чего ты хочешь?!

— А как ты думаешь? — сверкнула глазами Селаим мягкой походкой направляясь к мужчине. — Конечно же править миром.

Савелий не успел отреагировать, когда обнажённая красавица скользнула ему на колени, обхватив рукой шею. От эльфийки пахло ночной свежестью, чем-то пряным и кровью. Но почему то тяжёлый запах железа не вызывал дискомфорта, а лишь добавлял пикантности. А ещё возбуждал. Не всех, конечно, но Афросьев не смог сдержаться и наклонился к изящной шее, проведя носом от ключицы до аккуратного ушка с острым кончиком, и втягивая в себя запах девушки.

— Ты понимаешь, что я могу сейчас тебя убить. — горло мужчины пересохло и слова рвались из него хриплым шёпотом. — Просто взять и свернуть эту прекрасную шейку?

— Если это всё что ты можешь придумать, то я действительно пришла зря, — с заметным сожалением выдохнула Селаим подхватывая из руки Савелия стакан и делая большой глоток. — М-м-м-м… Потрясающе! Терпкий, жгучий, с привкусом дыма на языке… Что это?!

— Тридцатилетний односолодовый шотландский скотч, — смена темы позволила Афросьеву взять себя в руки. — У вас не знают крепкого алкоголя? Или как в сказках, гномы варять лишь эль?

— Карлики много чего варят, но лучший эль у полуросликов. — отмахнулась эльфика, снова прихлёбывая виски. — А мои сородичи традиционно пьют разбавленное водой вино. Я же всегда считала его слишком слабым и приторным. Собственно как вся наша жизнь. А мне всегда этого было мало.

— Комплекс младшей сестры? — заинтересовался Савелий. — Или просто юношеский протест?

— Ты меряешь меня своими человеческими мерками, но я богиня! — надменно и слегка презрительно окатила взглядом его Селаим. — Да, весьма молодая по нашим меркам, но это ничего не значит. Для меня вы смертные лишь мотыльки однодневки.

— Зачем же ты пришла в дом мотылька? — Афросьев не выдержал и с силой сжал грудь девушки, вызвав у той стон, то ли боли то ли удовольствия. — Бессмертная и такая… хрупкая.

— Я уже… говорила… — дыхание эльфики участилось а зрачки расширились. — Я хочу… править миром.

— Бред! — Афросьев поднялся, небрежно уронив тёмную на пол. — Держишь меня за дурака?!

— Почему же? — мурлыкнула Селаим, казалось, ничуть не обиженная подобным обращением, вытягиваясь на ковре и по кошачьи изгибая спину, — Нужно всего лишь придумать план и он у меня есть.

— Думаешь, я поведусь на это?! — Савелий нагнулся и схватил девушку за подбородок, силой поднимая вверх. — Скажи ещё что сделаешь меня богом!

— Конечно, — ни капли не смутилась тёмная. — зачем мне рядом обычный смертный.

— Почему тогда твоя сестра не предложила это Ефимову?! — в глубине глаз Мрачного зажглись опасные огоньки. — Только не говори, что она не может сама это сделать.

— Конечно может, — невозмутимо пожала плечами Селаим. — Но не будет. Ритуал перерождения весьма сложен и требует жертв. Много жертв. Моя светлая сестра на это никогда не пойдёт, да и Кузьма тоже.

— А ты? — Афросьев уже знал ответ но хотел услышать его от эльфийки.

— А я — тёмная, — девушка казалось, гордилась этим фактом. — Не только по цвету кожи. Моим владением всегда была ночь. И всё то что творилось под её покровом. И смерть и любовь. — Селаим длинным языком лизнула держащую её за лицо руку. — Ты такой же. Я почувствовала это как только оказалась в вашем мире. И наблюдала за тобой. Мы одинаковые.

— Шпионила значит? — Савелий сильнее сжал руку, оставляя на нежной коже отметины, и потянул тёмную вверх, — И что, тебе понравилось то, что ты увидела?

— О да, — томно выдохнула девушка, безропотно подчиняясь. — Твоя страсть, твоя сила, твои амбиции… это то что мне нужно…

— Чтобы потом подставить как жениха Ивилады? — глаза Афросьева опасно сощурились.

— Ярхе? — рассмеялась Селаим. — Не напоминай мне про этого неудачника. Он пал жертвой не моей хитрости, а собственной глупости и гордыни. Что бы там не рассказывала Иви, но я не настолько глупа, чтобы толкать его на борьбу с Пернатым змеем в одиночку. Наоборот, этот придурок, кузнец, притащил меня туда, показать как он лихо победит. А закончилось всё развоплощением и мне ещё повезло! — глаза у эльфийки вспыхнули тёмным огнём. — Если бы этот кретин сейчас оказался жив, клянусь, я сама бы сняла с него шкуру. Мее-едленно… клочок за клочком. Чтобы он проникся, прочувствовал всю боль что испытала я!!!

— Зачем тогда ты его соблазнила, раз он такой тупой, — насмешливо спросил Савелий, не поверивший ни единому слову тёмной. — Комплекс младшей сестры? Желание отобрать игрушки у старшей? А ко мне ты пришла, потому что Ефимов не клюнул на твои чары?

— Не только, — легко призналась девушка. — я конечно, попыталась, но лишь намёками. Я же не дура дважды делать одну и ту же ошибку. Пять сотен лет в небытие прекрасно прочищают мозги. Нет, Варлока я соблазнять не буду, если только он сам ко мне не придёт. Да и то, это лишь для того, чтобы сделать больно Ивиладе. Но не из-за комплексов, это ваши человеческие причуды. Нет, я всегда считала, что эльфам хватит и одной богини.

— Тебя, — утвердительно кивнул Афросьев.

— Конечно, — лучезарно улыбнулась эльфийка. — Иви слишком правильная, слишком занудная. Боится даже на шаг отойти от старых правил. И это при том, что нас практически не осталось. А ведь достаточно попросить и получишь неимоверную силу. Такую, что Кетцалькоатль покажется не страшнее червяка.

— Но за это надо заплатить, — сразу понял о чём идёт речь Савелий.

— Да, — не стала отрицать Селаим. — Но не обязательно своей душой. Для тебя будет не проблема найти тысячу другую тех, кого никто не хватится.

— Но остров превращён в военную базу, — Мрачный спокойно отнёсся к необходимости человеческих жертвоприношений, и уже принялся прокручивать в голове варианты. — Это закрытая зона и даже попасть туда без пропуска проблематично.

— Значит надо сделать так… — эльфийка шагнула вперёд и слегка надавила на грудь мужчины заставляя его опуститься в кресло и тут же уселась на него верхом, жарко дыша в ухо. — чтобы у нас был и доступ и право делать что захотим. А для этого всего лишь нужно, чтобы Варлок и Ивилада исчезли.

— И тогда ты станешь единственной легитимной правительницей эльфов, — сообразил Савелий. — Но остров объявлен вотчиной Ефимовых…

— А на это всем будет плевать, если под угрозой окажется само существование стабильного портала, — Селаим лизнула мужчину, пройдясь языком по шее и дальше за ухо. — нужно всего лишь предложить им замену. Да, ваш император будет злиться и даже может отправить тебя в ссылку…

— В Эллуриан. — закончил мысль Афросьев. — Да, это может сработать. Но уничтожить Ефимова не так просто. Он слишком силён, и даже Воеводам придётся постараться чтобы убить его одним ударом. Иначе этот мутант способен аннигилировать всю планету.

— Значит надо всего лишь найти достаточно сильных союзников, — кровожадно улыбнулась эльфийка. — Я как раз уговариваю Кузьму отпустить меня на поиски кровососов.

— Для чего? — удивился Мрачный. — Для тебя ведь не составляет проблем найти их и так. Или втираешься в доверие?

— Не хочу раскрывать все карты сразу, кажется так у вас говорят, — Селаим принялась расстёгивать рубаху мужчины, — Да и законное право выхода в город не повредит. Но кровососы не подходят. Слишком слабые. Нужен кто-то другой.

— Пернатый змей? — усмехнулся Савелий, позволяя стащить с себя брюки. — Разве ты его не ненавидишь?

— Ненависть удел глупцов. — кровожадно улыбнулась Селаим, становясь на колени перед мужчиной, — я планирую месть. И нет ничего лучше, чем стравить двух врагов, чтобы они сделали за тебя всю работу, уничтожив друг друга.

— Умная девочка, — Мрачный сжал волосы тёмной в кулаке, направляя её и задавая темп. — Но думаю, только Кетцалькоатля будет мало. Значит пора поднять связи и взыскать долги. Думаю, Кузьма будет рад встречи со старыми знакомыми.


***

— Привет Валь, — я хлопнул по плечу друга. — Ну как сам? Извини, последнее время что-то замотался совсем. Времени нет даже позвонить.

— Да нормально всё, — Валентин серьёзно посмотрел на меня. — Кузь, извини что я на похороны не пришёл. Юлю я уважал и сочувствую твоей потере, но так обстоятельства сложились. Некому с иномирянами было остаться вот я и…

— Забей, — я покачал головой. — Всё нормально. Это лишь формальность. И спасибо что помогаешь. Это лучшее что можно сделать. Привет Мануська!

Выглянувшая из-за Валентина маленькая хорфитянка пискнула что-то неразборчивое и тут же спряталась, покраснев от смущения. Мы рассмеялись. Дразнить малышку было очень забавно, хоть и немного стыдно. Она души не чаяла в своём Бурджике, хоть и понимала, что на самом деле никакого хорфинга переростка не существует, и это лишь обман, придуманный дядей. Валя жалел малышку но относился скорее как к младшей сестре, чем к возможной любовнице.

— Не дразни её, — Валя улыбнулся и потрепал подругу по голове. — Мануська хорошо адаптируется и учится с удовольствием. Скоро меня догонишь, да?

— Борджик дурак, — обижено надувшись словно хомяк пискнула хорфитянка, — Не будут с тобой говорить.

— Ну, всё, всё, прости — Валентин тут же поднял руки, сдаваясь. — Извини дурака. С меня мороженное.

— Два! — осмелев Мануська с блестевшими глазами выскочила вперёд, но тут же окнула и спряталась обратно, но оттуда всё же подала голос. — Два! Больших!

— Договорились, — мы рассмеялись.

— Я угощаю, — я наслаждался их милыми отношениями и даже почувствовал, как ледяные цепи, сковавшие сердце после смерти Юли потихоньку тают. — Пошли пообедаем. Только Гересту надо найти, а то обидится, что заходил и её не позвал.

— Так набери её, — удивился Валентин. — Наша рыцарша давно себе смарт завела. Причём взяла не что попало, а тринадцатый айсмарт от Пиер, модель для Воинов. Блин им убить можно при желании.

— Это в корпусе из нультитана который? — я не следил за новинками, но срач геноидоводов и грушелюбов давно был у всех на слуху. — С тремя камерами?

— С тремя это двенадцатый был, — вдруг пискнула Мануська, выглядывая из-за Вальки, — А тринадцатый с четырьмя и кристаллом объёмной съёмки. Я Гесе сообщение скинула. Она на дежурстве, говорит в “Кружку и стоило” подойдёт через полчаса.

— А у вас, я смотрю, коммуникация уже налажена, — я даже восхитился, — Тогда погнали в эти ваши “Рога и копыта”.

— “Кружку и стоило”! — хорфитянка уставилась на меня сердитым взглядом, забыв о своей стеснительности.

— Хозяйка кафе — её подруга, — со смехом пояснил Валентин. — Катя хорошая девчонка и молодец, шустро сообразила откуда ветер дует и перестроила заведение, ориентируясь на иномирян. И даже название поменяла. Зато теперь у неё отбоя от клиентов нет. Ходят поглазеть на эльфиек да кентавров.

— А она шарит, — восхитился я предпринемательской жилке. — Нам то столик найдётся? А то время к обеду, забито поди всё.

— У нас там резерв. — успокоил меня друг. — специально для нашей компании. Так что не парься. Пошли, а то действительно уже жрать хочется. Хочу крем-суп из тыквы и брокколи. И рыбу. А ты Манюсь чего будешь?

— Ризото — мелкая уже не так шугалась меня и даже осмелилась полностью выйти из-за Вальки но всё равно держала его за полу пиджака. — И пиццу! И мороженное!

— И таблеток от жадности! — подхватил я, и засмеялся. — ладно, всё будет, я угощаю!

Идти нам было недалеко. Кафе располагалось как раз возле корпуса, который отдали иномирянам, что, собственно и сподвигло хозяйку на рискованный шаг. Но она сделала ставку и не прогадала, так что сейчас стригла купоны и гребла бабло лопатой. Когда мы прибыли, в “Кружке и стоиле” яблоку было негде упасть. Забито всё, включая столики на улице, хотя погода и не располагала. Но для нас действительно нашлось место. Зарезервированный столик располагался в отдельном закутке и имел посадочные места не только для людей и человекоподобных рас, но и даже для кентавров.

— Теперь я понял, почему стоило, — я с удивлением осмотрел кафе, где половина столиков предназначалась для разных рас. — Но у нас нет такого количества копытных эллурианороссиян.

— Но ведь будут! — словно по волшебству возле нас появилась стройная, рыжая девица, с покрытым конопушками лицом, — Добро пожаловать в “Кружку и стоило” Ваша светлость. Надеюсь вам у нас понравиться. Привет Валь. Мануська! Дай я тебя обниму!

Хозяйка, а это судя по всему была она, огненным ураганом кинулась тискать малышку хорфитянку, а я с удовоьстием прошёлся по её фигурке. Ну что сказать, несмотря на одну масть с Андре, спутать девушек было решительно невозможно. Француженка у меня была можно сказать болезненно щуплая, с мальчишески угловатыми формами. Что придавало ей свой особый шарм, тут я даже не спорил, но против Екатерины, она не тянула.

Нет, лично я менять бы свою фаворитку ни за что бы не стал. Как минимум это было подло, да и Андре вносила разнообразие в череду более фигуристых красавиц. Но вот просто посмотреть на девушку с обширными достоинствами, копной огненно-красных волос, достигавших талии и огромными зелёными глазищами было приятно. Не более. Заводить новых романов я не собирался, ещё слишком свежа была рана на сердце от потери Юли.

— Прошу простить Ваша светлость, но устоять перед мимимишностью Мануьски невозможно, — наконец хозяйка отпустила пунцовую от смущения хорфитянку и овренулась ко мне. — я ещё Профессором зачитывалась в детстве, а тут в живую это просто взрыв мозга. Ой, простите! Я просто волнуюсь, а когда волнуюсь несу всякий бред. Вот опять.

— Всё в порядке, — просто физически нельзя было не улыбнуться видя столь детскую непосредственность. — и можно по имени. А то с этими титулами чувствую себя столетним дедом. А это последнее чего бы мне хотелось, быть на него похожим.

— Извините, Кузьма Васильевич, — виновата улыбнулась Екатерина, — но…

— Просто Кузьма, — надавил я голосом, а затем улыбнулся, — иначе обижусь. И вообще нас будут здесь кормить?

— Конечно, присаживайтесь! — засуетилась хозяйка. — Девочки! Мила! Возьми столик!

— Добрый день, — тут же к нам подбежала ещё одна девчушка, с шевроном первого курса и смешными косичками. — Пожалуйста присаживайтесь. Вот меню, как будете готовы, нажмите на кнопку звонка.

— Мы подругу ждём, Гересту, — я не забыл про свою ученицу. — Проводите её к нам как появится.

— Конечно, — Катя широко улыбнулась. — Она у нас частый гость и мы всегда рады её видеть.

Не задерживая больше персонал и хозяйку мы уселись за большой круглый стол, места за которым хватило бы и восьмерым. Валентин с Мануськой свои заказы сделали сразу, поскольку знали меню почти наизусть, а я сначала с интересом полистал, разглядывая фотографии и восхищаясь изобретательностью хозяйки. Она умудрилась не просто назвать по новому привычные блюда, а оформить их по особому и включить некоторые необычные ингредиенты. Причём, если верить Вальке, получилось очень вкусно. Пришлось поверить на слово и заказать на пробу пяток разных блюд. Отсутсвием аппетита я никогда не страдал.

— Учитель!!! — Гереста появилась как раз, когда подали первое, лихо проскакав по залу, звонко цокая подковами. — Я так рада вас видеть!!!

— Вау!!! — я даже привстал от удивления, разглядывая кентавру. — Это ты откуда такая нарядная?

А выглядела Гереста действительно необычно. Вместо привычных доспехов или на худой конец платьев, что ей пошили на кентавре была форма полиции колледжа. Причём в тяжёлом варианте. Не экзоскелет, конечно, всё таки подобная броня была бы уже перебором, но вполне себе достойная защита. Бронежилет, такая же попона, закрывающая всё тело, щитки на ногах, каска с прозрачным забралом, пара дубинок и даже копьё. Тупое и резиновое но всё таки. Я так и представил, как Гереста влетает с ним в толпу протестующих или задерживает бандитов, на всём скаку пригвоздив к земле. Думаю даже Есаулу бы не поздоровилось.

— Вам нравиться, учитель?! — кентавра вроде как и стеснялась, но при этом охотно крутилась на месте, демонстрируя самые эффектные позы. — Меня взяли на службу! Я теперь патрулирую улицы вместе с другими учениками!

— Ага, выглядишь шикарно, — я не стал расстраивать четырёхногую девушку. — Тебе прям идёт. А кто гвовришь тебя принял?

— Министр внутренних дел колледжа, лично, — брякнула Гереста, а затем до неё дошло, что я инетерсуюсь не просто так. — Вы только его не ругайте! Я его долго упрашивала. Мне… мне просто было скучно…

— Ладно, мой косяк, — я грустно вздохнул. — Извини, со всеми этими проблемами совсем не уделял тебе время. Обещаю, скоро возобновим тренировки. Только разгребу немного проблемы с кровососами и весь твой.

— Ура!!! — от счастья кентавра кинулась обниматься и едва не перевернула стол.

Пришлось её успокаивать, впрочем Гереста быстро взяла себя в руки. И присоединилась к обеду, тоже заказав приличное количество еды, тем более что её дежурство ещё не закончилось. Я не то чтобы был против её работы в полиции, даже скорее наоборот, именно там способности бойца её уровня были наиболле востребованы, но меня смущало, что кентавра может стать мишенью для атаки вампиров. В том случае мы будем выглядеть не слишком хорошо перед мировой общественностью, да и за ученицу я переживал чисто по человечески, хотя понимал, что полностью оградить её от опасности, как тех же девчонок, не получится. Но уточнить этот вопрос стоило. Причём не с местным министром, а с главой СОИ и комитетчиками.

Понятно, что такое решение принималось с их непосредственным участием. Но проверить насколько обеспечена безопасность моей ученицы лишним не будет. Может раньше я и относился к ней постольку поскольку, мол ест и есть. Но в свете последних событий, понял, насколько важно защищать тех, кого я считаю своими. Да и лаоши всё таки постепенно меняла мой менталитет. Пусть я и сам был не самым покорным учеником, но всё же Ву Шу уважал. И как человека и как наставника. И проникался важностью роли учителя. Может я бы и дальше размышлял о роли наставника в жизни и воспитании, но в этот момент нас грубо прервали.

— О звезда моя!!! — высокий, но не лишённый музыкальности голос заставил всех поссетителей кафе обернуться. — О свет очей моих. К твоим копытам припадаю!!!

— Пресветлый Вив меня сохрани! — Гереста вздрогнула от ушей до копыт. — Это опять он!! Учитель спаси меня!!!

— Это же ты… этот… говорящая голова… — я уставился на могучего атлета, у которого даже на бровях перекатывались желваки мышц, вспоминая где я его собственно видел. — Нет. Поющие трусы, во! Точно! Лопухов!

— Граф Валерий Лапушкин!!! — взвизгнул тенорком качок, мгновенно разрушая свой брутальный образ. — А ты тот трус, что уже дважды испугался моего вызова на дуэль! Но сегодня судьба сама пришла к тебе! Пади же от моей руки, ибо…

— Слышь, болезный, — я поморщился, прочищая ухо. — Шутки шутками, но твоя как-то подзатянулась. Мне собственно монопенисуально, что у тебя там за тараканы в голове. Но ты только что оскорбил меня, сказав, что я сбежал от дуэли. И за это, по всем правилам, я могу размазать тебя тонким слоем по всему кварталу. И это не образ речи.

— Я тебя не боюсь!!! — пафоса в голосе бывшей звезды эстрады хватило бы на заправку десятка гранд-крейсеров класса “Мщение”, — И освобожу мою любимую от власти злобного тролля!

— Как ты меня сейчас назвал? — я искренне хотел разозлиться на придурка и не мог. — Гереста у него часто такое?

— Постоянно, — всхлипнула ученица. — Он мне проходу не даёт! То на дежурстве подкараулит с пучком какой-то травы, а то прямо в участок припрётся. Последний раз притащил новое седло, представляете?! Седло!

— Оно было от Витон-Луи, — обиделся Лапушкин. — Эксклюзивная модель, сделанная на заказ. Но если тебе, звезда моя, оно не нравиться, я сегодня же сожгу его! Пусть это пламя озарит наши сердца и…

— Всё, я больше не могу! — с этими словами Валентин ловко выдернул из-за спины шест, такой же как у меня, телескопический, и ловко разложив его, двинул амбала по голове, вырубив его одним ударом. Тот как раз ничего не видел и не слышал, словно глухарь на току, заворожённый звуками своего голоса. — Прошу прощенья, господа и дамы, но у меня нервы не железные.

— Надо бы этого чудака на ЭМРТЭ отправить, — я задумчиво почесал подбородок, глядя на бессознательную тушку Лапушкина. — Что-то часто его бьют по голове. Ну и просто интересно, есть у него там мозг или так, сплошная кость.

— У него там моча и тараканый в ней плавают, — сварливо, но при этом облегчённо буркнула Гереста. — Учитель, а нельзя его где-нибудь закрыть, хотя бы на недельку-другую. Я не могу больше. В следующий раз если он заявится в участок, я прибью его и меня посадят.

— Кто ж тебя посадит, ты же памятник. — слегка подредактировал я цитату из старого фильма. — Межрасовым и межмировым отношениям разом. А насчёт закрыть… думаю, правительство полиса пойдёт нам навстречу. Отправим его в стационар. Пусть диагностику сделают, полечат, феназипамчик попьёт.

— Горячий и совсем белый, — рассмеялся Валька, вспомнив другое кино, того же времени. — А ты опасный.

— Я мирный. — запротестовал я, доставая ПМК, — если меня не трогать. Иначе прибил бы давно этого придурка. А так наоборот, видишь, о его здоровье забочусь.

— Ну да, ну да, — Валентин кивнул и вдруг изменился в лице. — Кузя, это к тебе.

Но я уже и сам видел затянутую в чёрную одежду девушку, стремительно ворвавшуюся в кафе и подбежав к нашему столику, хлопнувшуюся на колени. Йишик, турчанка, с которой мы дрались во время игровой войны, бывшая рабыня турецкого Эмерита по прозвищу Ифрит. Имеющая невероятное родство с аспектом огня, позволяющее ей уже на уровне Ауктора частично сливаться со стихией, что превращало девушку в очень грозного противника. И возлюбленная Петра который пропал, отправившись искать меня на Эллуриан.

— О великий Паша, позволь этой жалкой рабыне обратиться к тебе с просьбой, — было видно, что Йишик неплохо подтянула разговорный язык, и хоть акцент ещё был довольно сильный, говорила она без переводчиков. — Умоляю, верни Петра-эфенди! Возьми жизнь этой рабыни взамен! Я сильная и могу родить сильных детей для Паши или его слуг. Я буду верной и убью любого на кого укажет твой перст! Только пощади Петра-эфенди! Умоляю!

— Блин, Кузь, я пытался ей объяснить, но она не верит… — начал было Валентин, но я от него отмахнулся, показывая чтобы он умолк.

— Вставай, — я наклонился и ухватив девушку за плечи поднял её на ноги. — Ты веришь мне?

— Ты великий Паша! — хоть в глазах Йишик стояли слёзы, они сверкали от силы и упрямства. — Твоё слово закон! Эта рабыня…

— Молчи! — я жёстко оборвал девушку. — Моему другу, Петру, не нужна рабыня. Ему нужна подруга, жена. Которая способна дождаться его. И он обязательно вернётся. Его уже ищут. И найдут. Ты поняла?! А чтобы у тебя в голове дурных мыслей не возникало, поможешь мне. Думаю, кровососы будут очень рады познакомиться с твоим пламенем.

Глава 6

— И чего, какой план? — глаза Дена блестели от возбуждения, а сам он ёрзал на месте, то и дело дёргаясь и оглядываясь. — Будем воевать?!

— Ты дебил? — презрительно посмотрел на счастливого товарища Пётр. — Предлагаешь с голой жопой кидаться на танки?

— Ну у тебя же духи есть, — смутился хакер, — вон тот же Хозяин. Призови ещё и ка-а-ак жахнем!!!

— Сходи в кусты и там как жахни, — шаман с трудом сдержался, чтобы не хлопнуть себя ладонью по лицу. — Это максимум что ты можешь сделать. А драться против обученного спецназа и этих краснозадых уродов я не собираюсь. Разделаться с нами одних военных хватит, а от ацтеков вообще непонятно чего ждать. Там столько всего намешано… не, нафиг. К тому же у нас появилась задача поважнее.

— Ты про ноут? — сообразил Денис. — хочешь его к нашим доставить?

— И не только его, — Пётр покосился на потерявшего сознание Войцеха. — Этого зассанца тоже придётся тащить. И валить надо прямо сейчас. Его будут искать и неизвестно какими методами. А мы не знаем, работает здесь сансарное эхо или нет. Так что нам нужно быть быстрее погони, только в этом спасение.

— Так может ну его, — засомневался хакер. — Чик его по горлу и в колодец. А сами лыжи смажем…

— На, иди чикай, — шаман кинул товарищу нож, который тот от неожиданности даже поймать не смог. — Ну давай, чего сидишь. Колодца нет, но это фигня. И бесплатный совет, зайди со спины, и резать начинай с ярёмной артерии. Ухватись покрепче за волосы и веди лезвием вокруг. Если силы не хватит, тогда пили… А чего случилось? А что это нас тошнит?

— Та пошёл ты… — отозвался Дэн, между приступами рвоты. — Сука…

— А как ты хотел? — хладнокровно пожал плечами Пётр. — Думал, ты будешь идеи генерировать, а грязную работу за тебя я буду делать? Нет уж. Иннициатива всегда имеет иннициатора. Хочешь крови — давай, иди режь. А нет, так закрой рот.

— Да понял я, понял! — сплюнув, Денис зло уставился на шамана. — Всё, заткнись уже! Не собирался я тобой командовать, ясно?! Просто мне страшно! Ты сам сказал что его будут искать! Я тебе хоть сейчас мог бы накидать с десяток чертежей следящих плетений и это без электроники, чисто сансарных. А ещё эти красножопые мудаки, ацтеки, ты знаешь чего от них ждать? Я нет! И мне страшно, понял!

— Ладно не ори, — не отреагировал на вспышку товарища Пётр. — Прорвёмся. Но бросать его нельзя. Ноут это хорошо, но прямой свидетель всегда лучше. Наверняка он знает массу нюансов, которые в бумагах просто не отражены. Тем более что уровень доступа у него, судя по всему весьма и весьма высокий.

— Значит и искать его будут в три раза активнее, — у хакера настроение окончательно упало.

— Уже ищут, — невозмутимо отозвался шаман. — я просто не хотел тебя пугать раньше времени. Пока мне ещё удаётся нас прикрывать, но со временем это всё тяжелее делать. Так что если ты закончил себя жалеть, то давай помогай. Нужно раздеть этого зассанца, и привести в чувство. Тащить его мало удовольствия, так что сам пойдёт.

— Это понятно, а раздевать зачем? — Дэн решил не обращать внимания на грубость друга, тем более это действительно позволило взять себя в руки. — Или ты из этих… ваутеристов.

— Филателистов, блин, — наконец, показал хоть какие-то эмоции Пётр. — Сам говорил что жучки могут быть.

— Ну не в трусах же! — возмутился хакер, которому не улыбалось день деньской пялиться на голую мужскую задницу.

— Почему нет? — флегматично пожал плечами шаман, вновь спокойный как сытый удав. — Лучше перебдеть. Так что давай, помогай. Заодно ещё раз обыщешь его, вдруг чего прошлый раз упустили.

— Окей, — поунро согласился Дэн и повренувшись к пленнику вдруг замер. — Погоди! Но… он и так голый!!! Ты чего, развёл меня?!

— Зато ты больше не истеришь, — усмехнулся Пётр. — Но шмотьё его проверь всё таки. На всякий случай. Вдруг найдёшь жучок или что-то такое… по твоей части. Ну ты понял. Всё таки тащить пленного голым действительно не вариант, так что надо хоть какие-нибудь тряпки ему оставить. Не обязательно целые кстати. И да, обувь сразу нафиг.

— Ага, — кивнул хакер, прополоскал рот от привкуса желчи, и отправился выполнять задание. — Разберусь.

Дениса немного злило, что его разыграли, особенно потому что он привык считать себя умнее простоватого с виду шамана. При этом сам парень понимал, что это совсем не так, и разума у Петра хватит на троих, но ничего с собой поделать не мог. Зато теперь его не волновала ни погоня, ни голая задница Войеха которую придётся созерцать по дороге. Впрочем, была ещё эльфика, тоже не слишком обременённая одеждой, но против её задницы хакер ничего не имел. И даже немного расстраивался по этому поводу, но пытаться отбить её у Петра даже не собирался. Это было и не по-пацански, и не по человечески. Шаман спас ему жизнь, и за это Дэн был готов свою бабу отдать… ну если бы она у него была. Но это не точно…

К заданию хакер отнёсся со всей серьёзностью. После алтаря он вообще был весьма озабочен собственной безопасностью. Одного раза ему хватило за глаза. Так что Денис вспорол каждый шов тех вещей которые собирался оставить пленному, пусть даже после этого они превратились в груду тряпок. Но рисковать парень не хотел. И правильно делал, потому как нашёл минимум две закладки. Похоже, что поляки не слишком доверяли союзникам и подстраховались, чтобы найти своего человека, если вдруг его похитят. Правда, на Петра их хитрость не была рассчитана, но неизвестно, сколько времени бы тот смог скрывать сигнал. А ведь даже одной ошибки хватит, чтобы посадить себе на хвост погоню. И тут в голову Дэна пришла мысль.

Пётр, камлающий у костра, чтобы подготовиться к дальнему походу, наконец открыл глаза и с удивлением увидел товарища, ворочавшего пленного туда сюда и щупающего того за разные части тела. Честно говоря, это немного смутило шамана. Нет, он слышал, что есть мужики, которым нравятся другие мужики, но сам их никогда не видел. Разве что по телевизору, но говорящий ящик шаман никогда не любил и обычно не смотрел. Так что столь откровенные поползновение друга его немного смутили.

Впрочем, Пётр быстро нашёл этому объяснение. Видимо, после предательства эльфийки, в которую Дэн успел влюбиться, шок оказался настолько силён, что вылился в ненависть ко всему женскому полу. Недаром же он подходил к Петру и предупреждал его насчёт Хилуки. Что мол, ей доверять нельзя и всё такое. Шаман тогда посчитал, что это из-за стресса, а теперь сильно сомневался насчёт своего вывода. Зато теперь ему всё стало понятно.

Сам Пётр рос в простых и суровых условиях. И отношения между людьми были такими же. Простыми и понятными. Например, если парень и девушка нравились друг другу они шли и занимались сексом. Собственно поэтому Пётр и не стеснялся товарища, когда они с эльфийкой любили друг друга. Но, видимо, на Дэна это произвело обратное впечатление и он наоборот, ещё сильнее вознанавидель женщин, однако и возбудился тоже. И решил снять напряжение единственным доступным способом — огулять пленника.

Пётр ничего не имел против. К врагам на крайнем севере тоже относились весьма сурово. Пусть не так, а просто пытали, но в целом, ничего предосудительного шаман в действиях Дениса не видел. Вот только и смотреть на это не собирался.

— Ты это… — Пётр поднялся на ноги, пытаясь подобрать слова, чтобы не травмировать друга ещё больше. — Ты продолжай. А я пока дорогу разведаю. Как закончишь — свистни. Уходить надо. Но полчаса у нас ещё есть. Тебе хватит полчаса?

— На что? — не понял Дэн, тщательно сканировавший тело Войцеха в поисках вживлённого передатчика. — А ты про это! Да я минут за пять, край десять закончу. Так то я пару раз этим раньше занимался. Приходили ребята, просили сделать. Ну из этих… сам понимаешь. Хотя так то у меня другая тема.

Про Тему, именно так с большой буквы, Пётр тоже слышал. В колледже суровый чукотский шаман пользовался большой популярностью у женского пола. Ну как же такой весь молчаливый, сильный и загадочный. Этого оказалось достаточно, чтобы к нему выстроилась очередь девиц готовых согреть постель. Юный шаман не забивал себе голову, чем именно он привлекал девиц, просто брал очередную, пользовал и выгонял под утро. Но одну из этой череды запомнил.

Когда девушка во время секса попросила её шлёпнуть Пётр не удивился. Такое уже бывало. Так что приложился он от души, не прекращая двигаться и предполагая что сейчас она разревётся, мол не так же сильно и всё такое. Но на удивление девице понравилась грубость и она потребовала ещё. А потом ещё сильнее. И придушить. Что удивлённый Пётр и выполнил, едва не отправив дурынду к праотцам, ну и заодно подарив фееричный оргазм. Очнувшись от которого та поведала простому как пробка северянину про садо-мазо, среди своих называемое Темой. Шаман идею доминации и подчинения не особо понял, и так и не въехал, зачем это вообще нужно, но запомнил. И вот сейчас, когда Дэн намекнул, сразу сообразил о чём это он. И смутился. Парень просто не ожидал, что скромный с виду хакер окажется настолько извращ… необычным.

— Ну… хорошо, — Пётр не знал, что сказать. — Только постарайся, чтобы он идти мог.

— Ага сделаю, — улыбнулся Денис, — Сейчас закончу и займусь. Я уже всё приготовил. Хотя… погоди! Дай нож. У чернож… бабы твоей клинок острый, вон как чувака напластала. Как раз подойдёт.

— Это… Дэн, — шаман нахмурился. — Я не хочу лезть в твою жизнь, и хоть сам такого не понимаю, это чисто твоё дело. Но нам нужно довести языка до своих живым. Давай ты сейчас обойдёшься без ножа, ну там как вы это обычно делаете. А на месте уже будешь отрываться.

— Без ножа не получится, — нахмурился хакер, как раз нащупавший что-то в бедре Войцеха. — Что мне его зубами грызть? Я что собака? Да и не будет с ним нифига. Разок только по ноге полостну и всё.

— А без этого у тебя не встаёт? — вконец запутался Пётр. — Пнуть или ударить не достаточно?

— Ты о чём? — удивлённо уставился на товарища Дэн. — В смысле встанет? Нафига мне его пинать? Или… — и тут до него дошло, что именно имел ввиду Пётр, от чего Дениса буквально отбросило от пленного на пару метров. — Ты что реально думал, что я его трахать собрался?!

От вопля возмущённого хакера в радиусе пары десятков метров с деревьев облетели листья. Денис стоял, тяжело дыша и с ненавистью глядя на товарища. У него в голове не укладывалось, как тот мог подумать, что Дэн голубой. Да ещё и поддержать это. Сейчас парень прокручивал в голове разговор произошедший только что и понимал, что Пётр дал ему добро отыметь пленника, как будто это было в порядке вещей. И от этого уже самому хакеру становилось страшно. Он не знал что дальше ждать.

— Я не покер, понятно? — сквозь зубы прошипел Денис, с трудом удерживаясь от того, чтобы не броситься на товарища с кулаками, даже несмотря на абсолютное превосходство того и в силе и в опыте драк. — Я жучок искал, как ты и сказал! Ясно тебе это?!

— Да понял я, не ори, — поморщился Пётр, раздосадованный своей ошибкой. — Но что я должен был думать по твоему? Открываю глаза, а ты голого связанного мужика лапаешь.

— Да что угодно кроме этого!!! — снова сорвался Дэн. — Что, млять, угодно другое!!! Я хоть раз повод дал?!

— Ну я подумал, может ты после своей эльфики на баб больше смотреть не можешь, — смутился шаман, что для него было вовсе нехарактерно и вызывало в душе противоречивые чувства. — Решил что тебе приспичило. Извини.

— Я… Ты… — Денис смотрел на опустившего глаза Петра и не находил слов. — Да пошёл ты! Я больше к этому уроду пальцем не прикоснусь! Понятно?! Что хочешь с ним, то и делай! Хоть одевай, хоть сам в жопу… мля! Да пошли вы все!!!

— Я же извинился! — повысил голос уже шаман. — Ну показалось, со всеми бывает.

— Со мной не бывает! — снова заорал хакер. — не бывает, млять!!! Я не полупокер, чтобы мужиков лапать! В этом уроде минимум два передатчика и нас бы накрыли рано или поздно! А ты…

— Ладно, я виноват, — примирительно поднял руки Пётр. — Давай замнём уже тему. Действительно уходить надо, поляки забегали не на шутку. И ацтеки с ними. Прочёсывают лес как гребёнкой. Где там у него жучки?

— В ноге один, — вроде притих Денис, но близко к пленному всё же подходить не стал, — не тут выше… ещё выше… ниже теперь… правее… да не там!

— Мля, может сам сделаешь? — огрызнулся шаман.

— ЧТобы ты опять меня гомиком обозвал? — тут же оскалился в ответ Дэн. — Нет уж нахер. Тебе надо, ты его и мацай.

— Это нам надо! — надавил голосом Пётр. — Или пальцем ткни где именно, я сам вырежу. Но если развалю ему ногу, далеко он не уйдёт.

— Да там резать даже не надо, чисто кожу подцепить, — сдался под напором товарища хакер и подошёл к Войцеху, ткнув его пальцем в ногу. — Вот тут. Чувствуешь, твёрдое что-то?

— Ну ка, — Теперь уже Пётр потыкал в указанном месте, а потом взялся за нож. — Ага, есть что-то. Сейчас… опа! Один есть!

— Что вы делаете!!! — вдруг очнулся пленный. — Не надо!!! Согласно женевской конвенции я военнопленный, меня нельзя насиловать!!!

— Тьху ты, — сплюнул с досады Дэн. — Ещё один! Да не гомики мы!!!

— Не ори, — поморщился от звона в ушах Пётр. — Лежи смирно, военнопленный. Думал, что если про жучки не сказал мы сами не догадаемся? А потом нас по пеленгу тёпленькими и возьмут?! Где ещё! Говори, а то зарежу!!!

— В шее!!! — тонко взвизгнул Войцех, с ужасом уставившись на окровавленный нож возле глаза, — В шею что-то ставили! Мамой клянусь!!!

— Так ты у нас с Кавказа, — усмехнулся шаман, одни движением прижимая коленом голову поляка к земле, чтобы удобнее было добраться до шеи. — Дэн, ты нащупал передатчик?

— Да, — уже смелее ткнул в пленного Денис, видя, что и сам Пётр спокойно держит голого мужика. — Вот тут, между третим и четвёртым позвонками. Только осторожно, он довольно глубоко. Не прирежь его ненароком.

— Не надо… — всхлипнул Войцех, белея от ужаса. — Умоляю вас…

— Да не ссы ты, — Пётр твёрдой рукой ткнул ножом в шею и через пару секунд уже держал в руках крошечный цилиндрик длиной всего в пять миллиметров. — Вот и всё, а ты боялась. Даже юбка… хм, да что такое. Всё, отставить гомосятину! Хилука! Поймай зверя, пошустрее. Устроим нашим друзьям сюрприз. И уже дай этому зассанцу что-ниубдь прикрыть срам. Хватит с нас сегодня голых задниц.


***


Через два часа на месте стоянки из кустов выскользнула тень. Человека она напоминала лишь смутными очертаниями, но если бы её увидел кто-нибудь из осназа, то сразу бы признал маскировочный комплекс “Шедоу” разработки заклятых друзей с островов. Поляки традиционно закупались у бритов оружием и амуницией, не брезгуя в том числе особыми маго-техническими новинками, ну из тех, что гордые лаймы соглашались продать. Конкретно эта модель уже была признана морально устаревшей так что её легко сплавили непривередливым пшекам.

Первая тень медленно и осторожно прошлась по поляне, осматриваясь, а затем сделала жест над головой и тут же из кустов высыпал ещё десяток таких же. Причём до того момента, как они появились ничего не выдавало присутствие такого количества солдат. Тени рассыпались по поляне, тщательно осматривая каждую кочку, и при этом прекрасно контролировали окружающее пространство, так что когда на эту же поляну выехало двое ацтеков в накидках и шлемах в виде собачих голов, на них тут же уставилось десяток стволов.

— Вашего человека тут нет, — ацтеки даже глазом не повели, а в голосе звучало презрение, которое улавливал даже маджи-переводчик, висящий у краснокожих на груди. — Вашему глупому… давно вырвали сердце. Мы теряем время! Надо идти туда!

— Мы не уйдём пока не найдём его труп, — упрямо возразил один из военных, отключая маскировку, под которой оказались лёгкие доспехи, делающие его похожим на футуристического рыцаря. — Это точка где Войцех был впервые запеленгован и датчики показывают что он где-то недалеко.

— Дерьмо питона, — сплюнул на землю один из собакоголовых, — если из-за вас мы не выполним приказ Великого Кетцалькоатля вы первыми ляжете на алтарь чтобы седцами своими искупить вину.

— Ляжем, ляжем, только заткнись, — процедил в ответ командир поляков, — если мы не найдём ноут, то все ляжем куда нибудь. Точнее встанем. К стенке. Консорциум наций не потерпит того, что мы делаем, а воевать со всем миром…

— Все они лишь пища для Пернатого змея, чья поступь сотрясает мир! — пафосно заявил старший из ацтеков. — Их сердца падут к подножию его пирамиды!

— То-то его в Риме раком поставили, — брякнул кто-то из солдат, на что краснокожие мгновенно схватились за бронзовые мечи-палицы, но офицер не дал разгореться схватке.

— Всем молчать! — он осадил своих бойцов, а затем повернулся к собакоголовым. — Я приношу извинения за слова моего подчинённого. Но вам тоже не стоит недооценивать противника. И русские и либерократы очень сильны. Да и все остальные захотят урвать свой кусок, приципившись к формальному поводу. Так что нам жизненно необходимо найти офицера и ноутбук. И мы будем благодарны за помощь.

— Дерьмо питона, — ацтек привычно выругался, но всё же спрыгнул на землю со своего ездового ящера и втянул носом воздух, будто собака. — Здесь проливали кровь… вот там, — он указал на место где был привязан пленный. — Но жизнь не забрали… они ушли… туда!

— Господин майор! Есть сигнал! — в этот же момент к офицеру подскочил солдат, протягивая сканер на котором горела точка пеленга передатчиков, вживлённых пропавшему бойцу. — Направление север-северо-восток. Расстояние до трёх километров.

— Хмм, — задумался майор, глядя на подчинённого и ацтека, указывающих в разные стороны. — Ошибки быть не может?

— Кровь не лжёт! — пафосно и презрительно бросил собакоголовый. — Коробка лжёт. Идти туда, там твой человек.

— Господин майор, сигнал чёткий. — солдат тоже отступать не собирался. — Отображаются оба датчика. Вероятность того, что это Маевский больше семидесяти процентов.

— Глупые слова не заменят мудрости крови, — ацтек похоже обиделся и не осбирался больше спорить. — Если в твоей голове ветер — гонись за призраком коробки.

— Выдвигаемся по пеленгу, — скрипнул зубами майор, ведь решение предстояло непростое, но технике он доверял больше, чем чутью краснокожих дикарей, пусть они и были союзниками. Временными, как постоянно напоминал себе офицер. — В случае ошибки, идём по направлению указанному уважаемым Четекуналом. Так мы проверим все варианты.

— Ты сказал. — собакоголовый запрыгнул на ящера, показывая, что он закончил разговор и больше не намерен помогать.

Польский офицер сильно хотел выматериться, но начальство запретило портить отношения с союзниками, да и дело надо было делать, так что просто ограничился кивком, и приказал выдвигаться. Время поджимало, и так хватились Маевского очень поздно. Поначалу офицер, командовавший тренировкой туземцев с огнестрельным оружием посчитал, что тот просто потерялся в лесу. И лишь когда не смог найти его сам доложил начальству. Погоны с него за это сняли, да и головы чуть не лишился, но время было упущено. И сейчас уже самому майору приходилось торопиться, чтобы успеть вернуть потеряшку. Однако он всё ещё надеялся, что это местные похитили подпорутчика, чтобы принести в жертву. Такое уже случалось, как бы жестоко после не наказывали всех участников.

Для великолепно подготовленных осназовцев три километра даже по джунглям это мелочь, не стоящая упоминания. И не прошло и полчаса как бойцы окружили место, на которое указывал пеленг. Только вот как бы не всматривались они во тьму подлеска, не шарили сканерами и магемами, найти Войцеха Маевского не могли. Как будто он был бесплотным призраком.

Майор не торопился, опасаясь ловушки. Однако развязка наступила неожиданно, когда из кустов вбруг вылетело копьё, одним ударом пригвоздившее к дереву небольшого грызуна, практически незаметного из-за окраса защитного цвета. А затем, наплевав на все команды вперёд выехал ацтек, выдернул копьё, а тушку зверька кинул к ногам офицера.

— Лесная крыса, — скривившись в привычной презрительной гримасе прокомментировал собакоголовый свои действия. — Пахнет кровью.

— Какого… — едва не взорвался майор, впавший в бешенство от поведения краснокожих союзников, когда его прервал всё тот же подчинённый со сканером.

— Господин майор! — в голосе бойца слышалось удивление. — Сигнал обоих передатчиков идёт от крысы!

— Ты уверен?! — вырвал сканер у подчинённого офицер. — Пся крев! Нас обманули!!! И это земляне! Связь со штабом мне, срочно! У нас ЧП!

“Пёс империи” Четекуналравнодушно глядел на суетящихся кортесосов, не понимая, почему он не может прямо сейчас вырвать у них сердца во славу Кетцалькоатля. На его взгляд пришельцы из родного мира были слабы и едва заслуживали чтобы стать жертвой великому богу, но приказ Солнцеозарённого был однозначным, сопровождать и помогать если придётся. Не зря же чтобы напитать его силой верховный жрец лично зарезал десяток рабов, наполняя “Пса” силой. А ещё смотреть и слушать. Оружие кортесосов оказалось неожиданно сильным, это признавали все. Значит надо выкрасть их тайны, завладеть секретами и научитсья самим делать такое же. А потом их сердца достануться Кетцалькоатлю, наполняя верных слуг его силой. Вот тогда можно будет и с мерзкими наднебесниками разобраться.


***


— Крыса сдохла, — Пётр на секунду остановился, прислушиваясь к вернувшемуся духу. — Теперь пшеки знают, что Войцеха похитили, но не знают кто именно. И ещё с ними ацтеки. Духи их боятся, говорят на них печать бога.

— Хреново, — Денис вытер пот и отхлебнул воды из фляги, которую умудрилась соорудить эльфика используя плоды какого-то местного растения. — Мы далеко ушли?

— Ну фора есть, но боюсь теперь за нас возьмутся всерьёз, — шаман на секунду задумался, прикидывая расстояние что они уже прошли и вспоминая карту, которую тщательно изучил перед дорогой. — Скоро должна быть река. Попробуем найти лодку или соорудить плот. По воде выйдет быстрее.

— Учти я плавать не умею, — тут же откликнулся хакер. — никогда воду не любил.

— Я тоже, — пожал плечами шаман. — у нас вообще купаться негде. В океане разве что, между льдин. Но я и не предлагаю вплавь добираться. На месте видно будет.

— Ну смотри, ты тут начальник, — хакер слегка пнул в бедро бессильно привалившегося к дереву Войцеха. — Вставай пан, чего расселся. Давай, давай, а то эльфийку позову.

— Не надо! — тут же подскочил на ноги поляк. — Я иду, иду.

— А должен бежать, — наставительно поднял палец Денис.

Хотя справедливости ради, нужно было сказать, что пшек держался гораздо лучше него самого. Сказывалась крупная кровопотеря, после которой хакер ещё толком не восстановился. Да и сам по себе он был не слишком спортивным человеком, предпочитая пробежкам и походам в спортзал бары и игровые клубы. Что тоже давало о себе знать. Но естественно показывать этого Дэн не хотел, поэтому и третировал поляка как мог. К счастью, мог он не много.

— Ладно, двинули, — Пётр не вмешивался в действия друга, а вот за им самим посматривал, чтобы тот не свалился от усталости. — Дойдём до реки, там и отдохнём.

Передышка была нужна. И Денис и пленный с трудом держались на ногах, ведь идти по джунглям не самое лёгкое занятие, да и сам Пётр потратил много сил. Другой вопрос что особо расхолаживаться было некогда. Погоня не дремала и раз добрались до крысы, то настроены ребята были серьёзно. Ярве всё же рассчитывал на более продолжительную фору, но жаловаться было некому. Приходилось работать с тем что есть.

Ко времени, когда впереди показалась река хакер с пленным едва шли. Петру приходилось поддерживать этих двоих, а под конец даже приказать тёмной тащить их практически на себе. Может поэтому они и прозевали засаду. Нет, Ярве ещё обратил внимание, что духов вокруг стало заметно меньше, они словно попрятались от страха, но камлать или призывать их он не собирался, так что проигнорировал этот факт. И оказалось что зря.

Атака началась внезапно. Из ближайший кустов вдруг с дикими криками выпрыгнуло двое краснокожих ацтеков, облачённых в стальные доспехи со шкурой ягуара поверх и кинулись на ребят, размахивая странного вида плоскими дубинками с крупными зазубринами по краям. А из соседних показались ещё бойцы, без тяжёлой брони, но тоже с накидками и в шлемах в виде орлиных голов и с копьями в руках. Не все, часть держала сети, но не рыболовные, а сплетённые из толстых верёвок. Явно для того чтобы ловить крупную дичь. Или двуногую.

Первой среагировала эльфийка, отшвырнув свою ношу и выхватив кинжал кинулась наперерез ягуарам. Те ничуть не напугались вида почти обнажённой девушки, скорее наоборот, счастливо завопили, причём стало видно, что зубы у них подпилены на манер акульих. Жуткое зрелище, только особого эффекта не произвело, потому как всем было не до того.

Поляк просто орал, то ли от радости, что встретил союзников, но почему-то лицо у него при этом было не слишком счастливым. Возможно он вспомнил о судьбе нескольких соотечественников, попавших в лапы местным, которые быстренько принесли их в жертву, чтобы порадовать Кетцалькоатля, а заодно и пополнить запасы крови, из которой черпали энергию. По другому восполнить запасы сансары местные не могли из-за деградировавших чакр и хранилища. И Войцеху не слишком хотелось стать очередной батарейкой.

Денис в отличии от пленника оказался более молчаливым, хоть тоже испугался вновь оказатться на алтаре. Он сосредоточенно рылся в тряпках, заменявших ему одежду выискивая отобранный у поляка ПМК. Тот, наплевав на все правила и приказы таскал с собой как табельный военный, с ограниченным функционалом и серьёзной защитой, завязанной на ментальный отпечаток, так и гражданский, причём весьма продвинутой модели. Вот его хакер и прихватизировал в личное пользование, хоть ему и не нравился набор загруженных плетений. Но превередничать не приходилось, так что сейчас Дэн собирался принять самое активное участи в бою, если успеет конечно.

Пётр начал действовать последним, но не потому что затупил или его смутила неожиданность нападения. Просто молодой шаман устал от неопределённости, утомился бегать и прятаться, и хоть драка это последнее что им сейчас было нужно, он обрадовался возможности наконец сойтись с противником грудь на грудь в честной рубке. Ну или не слишком честной, в том чтобы обмануть врага Ярве не видел ничего предосудительного. Скорее наоборот. Так что он на секунду задержался, чтобы поблагодарить великого отца-Небо, за возможность повоевать и тут же кинулся в бой.

Из всех кто пришёл за Варлоком, Пётр был единственным, кому путешествие принесло значительную пользу. Правда, что там с Валентином шаман не знал, но предполагал, что вряд ли тот получил больше плюшек чем он сам. Обучение у старого орка позволило выправить многие недостатки его техник, в частности, теперь шаману не приходилось напиваться в драбадан или кушать мухоморы настоянные на оленьей моче. Зато эффективность значительно повысилась, особенно после череды поединков с тёмными эльфийками. Так что сейчас и так весьма сильный Бригадир, пусть и с аномальной работой чакр, превратился в машину для убийства. Что и продемонтрировал нападавшим.

Первой жертвой стали не бронированные бугаи, а как раз те самые любители сетей и прочей БДСМ-атрибутики. Никто из них не ожидал, что безоружный с виду, невысокий парень вдруг выхватит из воздуха два пылающих зелёным пламенем копья и мощными бросками отправит их в цель. И попадёт что характерно, да так, что пробьёт несчастных людоловов насквозь. А сам шаман ловко подхватил оставленный на время посох и раскручивая его на манер вентилятора рванул вперёд, на помощь подруге.

Та уже во всю рубилась с воинами-ягуарами, превосходившими её размерами раза в полтора. Но эльфийку это ничуть не смущало. Она ловко орудовала палашом, легко уворачиваясь от странных дубинок, правда сама тоже не могла пробиться через надёжную стальную броню. Так что помощь Петра оказалась как раз кстати. Тот ловко принял на посох тяжёлый удар, быстро сообразив, что подобное оружие не предназначено для рубки. Зазубрины могут порвать тело противника, нанести ему тяжёлые но поверхностные раны, с которыми враг сможет дожить до того момента, как его оттащат на алтарь, но вот для настоящего боя оно годилось плохо.

Зато сам шаман был во всеоружии. Подарок учителя являлся не просто дорожным посохом и ловушкой для духов. По желанию с ним много чего можно было сделать, вот например сейчас Пётр зажёг вокруг зелёное пламя, кастуя одну из своих старых техник, и обратил палку в надёжное копьё. Точнее привычную ему пальму. И ловко закрутил в руках, нанося, казалось десяток ударов в секунду. Да так, что броня одного из рыцарей мгновенно стала похожа на друшлаг, только вместо макарон оттуда хлынула кровища.

Ацтеки взвыли. Опаздавшие к началу схватки копейщики наконец добежали и тут же взялись за дело, пытаясь нанизать на зазубренные острия ловких противников, но ни шаман ни эльфийка не были готовы к столь глубоким отношениям. Пётр отскочил, стукнув посохом о землю, и к врагам тут же рванул рой выпущенных духов. К сожалению, нанести значительный вред они не смогли, но зато отвлекли и задержали копейщиков, пусть и буквально на пару секунд.

Только вот в скоротечной схватке это масса времени, и за эти мгновенья произошло много чего. Оставшийся один рыцарь не успел среагировать на гибель товарища и провалился после широкого и мощного удара, от которого Хилука попросту увернулась. И ловко долбанула палашом по руке врага, сбивая с ритма. Буквально на секунду, но этого хватило Петру, чтобы одним ударом в горло пальмой закончить поединок. Или точнее локальную схватку, потому что трое копейщиков ещё были живы, и очень злы, судя по воплям, с которыми переводчик не справлялся.

Правда справиться с таким врагом для шамана и эльфийки было пара пустяков. Только вот в этот момент воздух взвыл, и в грудь Петру врезался полупрозрачный серп, по пути срубивший одного из копейщиков. Ударился и бессильно рассеялся, вызвав звон золотистого купола на мгновенье появившегося вокруг Ярве и тёмной. Пётр мгновенно отступил назад, закрывая собой эльфийку и держа на готове посох, и правильно сделал ибо тут же прилетел ещё один серп, на этот раз заблокированный оружием шамана. А главное, нашёлся тот кто их кидал.

В кустах, откуда выскочили рыцари-ягуары, обнаружился ещё один воин. Тоже в доспехах, даже побогаче чем у почивших, но вместо накидки из кошки на нём красовалась собачья голова, переходящая в широкий плащ. А в руках эта поддельная версия опричника сжимала не метлу, как положено, а такую же дубинку, только после взмаха с неё срывались те самые полупрозрачные серпы.

— Петя дави гада, я прикрою! — дурниной заорал Дэн, вытягивая руку с ПМК, и стало понятно откуда взялся щит. — Или он нас своими серпами в капусту покрошит!

— Хилука, защищай их, я быстро, — мгновенно принял решение шаман. — Ну иди сюда, падла!

Испуганных внезапной сметью копейщиков Ярве миновал за мгновенье, те даже сообразить не успели что происходит. И тут же метнул очередное появившееся в руке копьё зелёного пламени. К сожалению, противник оказался гораздо шустрее чем прошлые, а главное явно обладал какими-то умениями. Покрайней мере от огненного снаряда он ловко увернулся… и на этом его успехи закончились. Всё таки Бригадир это Бригадир, и не важно, шаман он или просто Воин. Пятый ранг, вполне достаточный, чтобы тебя считали мастером. И Пётр не манкировал обычным рукопашным боем и владением холодным оружием. Что и доказал, на огромной скорости вломившись в кусты, ловко увернувшись от тяжёлого выпада собакоголового, разнёсшего по пути древестный ствол, и в ответ вбившего лезвие пальмы прямо в нижнюю челюсть, буквально нанизав на него голову врага.

Собакоголовый захрипел, дико завращал глазами… и помер. Оно и понятно, учитывая, что удар Петра не просто пробил череп, а вылез из макушки, проткнув заодно и шлем. Выжить при этом было физически нереально, ну разве что лезвие пройдёт между половинами головного мозга, сделав по пути лоботомию, но шансы на это были меньше чем выиграть в лотерею без билета. Да и не заморачивался молодой шаман подобными глупостями, типа расчёта вероятностей, повезёт — не повезёт. Убедившись, что враг помер, он стряхнул его с пальмы и стремительно понёсся назад… хотя можно уже было не спешить.

Оставшись лишь против эльфийки коейщики решили что это их шанс. Мол, непонятного ускоглазого врага, больше смахивающего на наднебесников чем на кортесосов добьёт Солнцевидивший “Пёс-рыцарь”, а они зато пленят эльфийку и оставшихся кортесосов. И их имена напишут на самой вершине жертвенного столба… вот только в мечты вмешалась суровая реальность, в виде Дэна с ПМК.

Набор плетений у Войцеха действительно оставлял желать лучшего. Проще говоря, всю свободную память занимали приложения с порнушкой, в виде игр или видео. И кроме универсального щита там нашлось лишь одно заклинание, подходящее под описание боевого. Тоже входящее в стандартный набор предустановленных. Денис и сам частенько его использовал чтобы охладить пыл разных горячих парней. “Шокер” даже в самом тяжёлом варианте мог обеспечить разве что пару секунд отключки. Но сейчас и этого хватило.

Копейщики так и не поняли, откуда их долбануло молнией. Просто в какой-то момент что-то затрещало, а тела бойцов пронзил разряд, не давая двигаться и заставляя трястись словно в припадке. И этих мгновений тёмной эльфийке хватило, чтобы ловко вскрыть глотки обоим. Так что к моменту, когда Пётр закончил разбираться с Рыцарем-псом, последние враги уже истекали кровью, так и не поняв, что их убило.

— Молодец, — оценил сделанное эльфийкой вернувшийся шаман. — И ты Дэн, тоже. Хорошая работа.

— Как знал, что пригодится, — бравируя выпятил грудь хакер, которого потряхивало от избытка адреналина. — Был бы тут доступ в сеть, я бы…

— Верю, но давай потом, — Пётр понимал, что товарищ сейчас возбуждён смертельной схваткой, но его заботило другое. — Если эти нас нашли, то могут быть и другие. Так что давайте валить. И желательно в быстром темпе. Форы у нас больше нет. И сейчас начнётся большая охота, к сожалению, с нами в качестве добычи.

Глава 7

Вспышки фотокамер слепили глаза. Вот скажите, какого х… зачем пользоваться столь допотопными устройствами в наше время, когда любой ПМК имеет встроенную камеру разрешением в десятки гигапикселей? Да к тому же маджипроцессор автоматически подстраивается под окружение, позволяя получать снимки высочайшего качества практически на лету. Нет же, большинство репортёров по прежнему использовали громоздкие фотоаппараты, с длинными телескопическими объективами и мощными вспышками, от которых у меня уже болели глаза.

Честно говоря, когда от Императора поступило предложение устроить мою пресс конференцию я поначалу хотел отказаться. А если бы это был не тесть, то сразу послал бы в пешее эротическое путешествие даже Канцлера. И плевать что нажил бы этим очередного врага. Я не дрессированная макака выплясывать на потеху публике. И не клоун, смешить её глупыми ответами. Но Святослав Андреевич настоял, и пришлось смириться. Всё таки его я уважал и как человека, и как тестя и как правителя. Так что пойти на уступку в такой малости не было уроном моей чести.

Зато удалось оценить работу секретариата императора. И надо сказать он оказался на высоте. Оно и понятно, управлять столь громадным государством как наша империя весьма непросто и для этого требуется аппарат работающий как часы. Пусть с появлением орбитальных фур и поездов на магнитных подушках расстояния уже не так пугали, но всё равно пока ещё превышали все мыслимые и немыслимые пределы. Шутка ли, одних часовых поясов в стране насчитывалось аж девять штук. И более двухсот национальностей, что будет покруче любых расстояний. Так что тут без надёжного и главное эффективного механизма управления было просто никуда.

И секретариат доказал свой класс, буквально за пару дней организовав пресс-конференцию международного уровня. А это не такое уж простое дело, как кажется со стороны. И не важно, что существуют протоколы на все случаи жизни, но и первооткрыватели других миров не часто общаются с прессой. Точнее вообще никогда раньше этого не было. Я отказывался от любых встреч с репортёрами, просто потому что не знал, что сказать. А ещё не любил когда в мою личную жизнь лезут грязными руками.

О нас с девочками и так ходили тысячи разных слухов, разной степени желтушности. Разоблачать каждый — покорно благодарю, но как нибудь сами. Однако сейчас ситуация поменялась. Нужно было продемонстрировать, что Империя сильна и никакие кровососы не в силах напугать её опору — клановую аристократию. А ещё спровоцировать вампиров. На подобную выходку они обязаны будут ответить. Это мне гарантировали аналитики, работающие над психопортретами маркиза и его стаи. По их словам, кровососы болезненно самолюбивы. И даже намёк на публичное оскорбление заставит их действовать. А мы будем их ждать…

Однако, до этого требовалось ещё дожить. Точнее выдержать поток не самых простых вопросов. А что они будут крайне провокационными можно было не сомневаться. За такое короткое время просто невозможно составить и утвердить список таких, что не затрагивали бы деликатные темы, да и это противоречило смыслу мероприятия, так что журналюгам дали полную свободу. Но и я деликатничать не собирался. А ещё по результатам, кому-то явно придётся вылететь из страны с отпечатком ноги пониже спины и это в лучшем случае. Я только и надеялся что акулы пера это понимают и не будут борщить… и судя по предвкушающим кровь мордам очень зря.

— Готовы? Тогда начинаем! — Егор Павлович Файнберг, граф и личный пресс-секретарь Императора постучал по микрофону, оглянулся на технических специалистов, убедившись что всё в порядке, потом посмотрел на меня и уверенно уставился на пёструю репортёрскую братию. — Дамы и господа, попрошу соблюдать порядок и тишину! Его светлость герцог Ефимов Кузьма Васильевич постарается ответить на все ваши вопросы. Если они конечно, будут в рамках приличий. Модерировать пресс-конференцию буду я лично. Итак, прошу, начнём с прекрасных дам. Мисс Питтс, прошу.

— Спасибо, — в зале поднялась молодящаяся блондинка, поправляя автоматический переводчкик. — Добрый день. Сандра Питтс, издание the Keeper. Ваша светлость, герцог Ефимов, у меня вопрос о вашем путешествии в мир эльфов Эллуриан. Как вам вообще пришла мысль попытаться отыскать туда путь? Все знают, что в Украинской зоне то и дело появлялись пришельцы из других миров, но стабильного действующего портала жо вас никому не удавалось отыскать. Означает ли это что вы шли не наугад.

— Так и есть, — я откашлялся и начал рассказывать отредактированную версию своего попадания. — Всё дело в наследии моего Учителя. Если кто не знает, это был Варяг, да, тот самый. Сильнейший воевода Империи. И слава первооткрывателя по праву принадлежит ему. Однако сам Учитель не стремился к известности, да и обстоятельства его похода до сих пор находятся под грифом “Совершенно секретно”. Сказать могу лишь то, что закончился он весьма трагически и сам Учитель был тяжело ранен. Но всё же благословил меня продолжить его путь, собственно именно из-за крайней опасности я и отправился один. Сами понимаете, что колдуну — Аватару антиматерии мало что может угрожать.

— Газета Польска, — тут же подскочил с места высокий лысоватый мужичок с крысинным лицом. — Хенрик Жевуский. Господин Ефимов, по какому праву вы объявили часть территории Ноксочикозтли своей вотчиной?! Это напрямую нарушает права аборигенов на самоопеределение!

— Так они вполне себе определились, — не позволил я себя подловить. — Если вы не в курсе, то Ивилада, моя жена, является богиней эльфов, то есть напрямую представляет тех самых аборигенов. У них как бы не демократия, так что волю Иви можно и нужно считать истинной в последней инстанции. А моей вотчиной остров стал в качестве приданого. У нас с девочками всё общее.

— Да, но присутствие контингента военных Российской империи нарушает права других жителей Ноксочикозтли! — не сдавался поляк. — И якобы ваша вотчина всего лишь часть великой империи Атл. С вашей стороны это гнусная и незаконная аннексия!

— Только вот Атл, если вы забыли, создан ацтекам, бежавшими с Земли от конкистадоров. — я по доброму улыбнулся. — И устроившими настоящий геноцид коренного населения Эллуриана. Прежде всего эльфов, народа моей жены. И даже убили несколько её родственников, как впрочем и других сущностей, в частности Аоса, Пресветлого Вива. А ещё жениха Иви, за что я должен вроде сказать спасибо Кетцалькоатлю или как его там сейчас кличут, но не буду. Потому что его руки даже не по локоть в крови. Я лично видел жертвоприношения и кровь бегущую по ступеням пирамид. Так что не пытайтесь выставить ацтеков белыми и пушистыми жертвами злобных русских. Да, у вас, европейцев в этом рука набита. Вырезая миллионы жителей Африки и Азии вы слёзно переживаете за судьбы чеченских геев и прочих несчастных, не замечая свои преступления. Но в этот раз не получится.

— Означает ли это, что Рссийская империя собирается отвоевать бывшие территории эльфов у Атла? — тут же подскочил с места полный мужчина обливающийся потом. — Это официальная позиция государства?

— Я попросил бы не нарушать регламент, — тут же вмешался Файнберг. — Представьтесь для начала. Это я с вами давно знаком, а вот его светлость герцог Ефимов не имел подобного счастья. К счастью.

— The Washington message, Джон Унски, — выполнил просьбу репортёр после того как зал немного посмеялся над каламбуром Егора Павловича. — Прошу прощения.

— Я скажу так, — я тщательно принялся подбирать слова. — Несмотря на титул официальную позицию государства представлять я не имею права. Однако это не означает, что я лично, и как герцог и как муж оставлю ситуацию с геноцидом народа моей жены. Даже если империя не вступит в борьбу я лично оставляю за собой право на возвращение земель эльфов их первоначальным владельцам. И речь не идёт о мести, хотя от неё я тоже не отказываюсь. Кетцалькоатль как вдохновитель геноцида и его главный организатор ответит мне лично. К остальным же жителям Атла у меня нет претензий, если они откажуться от своих людоедских ритуалов.

— То есть вы требуете их забыть веру предков? Какое моральное право вы имеете это делать? — не унимался толстяк. — Или ваши действия продиктованы ненавистью к людям с другим цветом кожи?

— Навязать мне расизм не получится. — я рассмеялся, — Как и шовинизм и все другие измы. Я мог бы пошутить про то что ненавижу все расы одинаково, но не буду этого делать, потому что это неправда. Более того, любой кто обвинит меня в претеснении кого-то по цвету кожи или ещё чему-то есть лжец. Да у меня жена эльфийка а ученица вообще кентавр. Гнедой масти межу прочим. Какой же я расист после этого?

Народ вежливо похихикал в ответ, но я не обольщался. Наверняка мою фразу выдернут из контекста, вывернут наизнанку и преподнесут меня как кровожадное чудовище, но они и так бы это сделали. Так что плевать. Буду говорить что думаю, а с последствиями пускай вон Император разбирается. Его для этого на трон и посадили.

— Как Его величество Император и вся аристократия Российской импери, Кузьма Васильевич передерживается традиций терпимости и человеколюбия, — вмешался следом Файнберг, кинув на меня предостерегающий взгляд. — Так что давайте закроем тему расизма. Пожалуйста, следующий вопрос.

— The Watch, Джон Уитроу, — с места поднялся благообразный джентльмен, одетый с изрядной заявкой на элегантность. — Господин Ефимов, визит Мэри-Джейн Джеди, дочери американского президента связан с вами? Насколько мне известно, учиться она будет в вашем классе. Присоединится ли она к вашим фавориткам или же вы обручитесь с ней как только будет принят закон о многожёнстве?

— Насколько мне известно, — я выделил интонацией слово “мне”, — Мэри-Джейн прибыла в пятый колледж, а точнее в полис Ильинский как дипломат в рамках Большой игры. Выбор же класса для обучения обусловлен нашим знакомством, тут я не буду спорить, но только лишь для облегчения адоптации девушки. Мы остаёмся друзьями, но не более. Никаких романтических чувств у нас нет.

— А что насчёт остальных невест? — Подхватила эстафету страшная тётка, одетая и накрашенная словно торговка с базара, — журнал Stile, Линн Йегер. Вы называете Илиаду своей женой, означает ли это что помолвка с цесаревной Ниной расторгнута?

— Конечно нет, — я покачал головой. — С Ниной и Инной у нас всё прекрасно, как впрочем и с остальными девушками. Свадьбу же было решено отложить исключительно по техническим причинам. Кроме того, в свете анонса закона о многожёнстве нет нужды торопиться. Я категорический противник сегрегации девушек на сорта, мол эта вот достойна стать женой, а вот этой стоит довольстваться лишь статусом безправной любовницы. Мы живём в свободной стране и каждый имеет право на счастье. В том числе юридически оформленное.

— Означает ли это что вы будете добиваться легализации однополых браков? — тут же сделала стойку бабища. — Ведь как вы сами сказали, каждый должен иметь юридическое право жить с тем с кем хочешь и пользоваться всеми правами. Но без признания всех ста четырнадцати гендеров это невозможно!

— Простите, но лично я убеждён что существует всего два пола — мужской и женский. Отличить их несложно, даже дети в возрасте трёх лет справляются. — обломал я либерократку. — Всё остальные “боевые вертолёты” есть противоестественные извращения. Нет, я знаю, что существует категория людей с расстройством гендерной идентичности, однако ответ находится в самом названии данной группы. Для меня же, как и для Императора, брак есть союз мужчины и женщины. Или нескольких женщин, тут по желанию. Для всех остальных есть различные клиники, коих масса у вас в стране. Станут совершеннолетними, получат заключение, что у них действительно имеется подобное отклонение и пожалуйста. Хоть таблетки, хоть нож хирурга. Но пока они не разобрались в себе оформлять их отношения юридически, или, упаси Господь, доверять им детей нельзя, и я считаю, что Святослав Андреевич совершенно прав не дозволяя подобные браки.

— Но это варварство и мракобесие! — взвилась тётка, но её быстро заткнули, просто выключив микрофон. С развитием технологий это было сделать несложно, а в крайних случаях можно было навесить “Сферу безмолвия”. Простенькое заклинание, правда из разряда адресного доступа, то бишь с обязательной регистрацией. Но уж у бойцов СОИ, охраняющих пресс-конференцию с правами был полный порядок. Они если надо могли жахнуть и чем-то помощнее. Вплоть до того, что останутся только ошмётки.

— Попрошу соблюдать регламент и не превращать пресс-конференцию в базар. — Строго обвёл взглядом репортёров Файнберг, но я чувствовал, что это только начало. Акулы пера почувствовали кровь и сейчас будут меня рвать. Ну точнее попытаются.

— Девид Смарт, журнал Henchman, — с места поднялся лысый ухоженный мужчина в розовом пиджаке и ярко синей бабочке в цветочек, — Как мы поняли, вы собираетесь венчаться с цесаревнами. А что с остальными принцессами? Брунгильдой “Наипрекраснейшей”, сестрой императора Земель германской нации Максимилиана ШШШ Каролинга и Айше Султан, дочери Исик Хана, султана Османо-турецкой империи. Они тоже подйут под венец?

— Простите, я правильно понимаю, что вы сейчас говорите о одинадцатилетней девочке, которую прислали в другую страну, отобрав у матери? — я проигнорировал знаки, которые подавал пресс-секретарь, — Совесть и законы божие и человеческие однозначно запрещают мне даже думать об этом. Аиша, как её у нас зовут, находится под эгидой рода Ефимовых, но ни к чему принуждать я её не собираюсь. Девочка сейчас ходит в школу, играет с подругами, в том числе с моей дочерью, и живёт полной жизнью. Я категорически против объективизации детей и использовании их в политических играх.

— Вы понимаете, что отказываясь от брака оскорбляете Султана султанов, — вскочил с места восточного вида репортёр, возмущённо шевеля усами, но кинув взгляд на нахмурившегося Файнберга тут же поправился, — Газета Таквим-и векаи, Чапан-заде Агях-эфенди. Столь небрежное отношение к его подарку это плевок в лицо Султану султанов и шаху шахов! Вы хотите международного скандала?!

— Не стоит драматизирвоать, — попытался сгладить ситуацию Егор Павлович, но я его перебил.

— Это был подарок? — я уставился в глаза турку и дождавшись его кивка продолжил. — Я его принял? Ну пусть не я, пусть мои девочки, но они признали его по всем правилам. В остальном я волен делать с ним что хочу. Попав на территрорию Российской империи и уж тем более став частью клана Ефимовых и Аиша и её свита стали свободными людьми. Мы приняли их, так что честь Его величества Исик Хана ничуть не пострадала. В остальном же я оставляю за собой право распоряжаться членами моего клана и рода. Тем более что речь не идёт о каком то принуждении. Девушек не заставляют менять родню и веру. Так понятно?

— Султан султанов снизошёл до неверного, и вы должны… — никак не унимался тот, но я его слушать не стал.

— Я должен только родителям, Отчизне и Императору, — жёстко отчеканил я глядя в глаза охамевшему репортёришке. — Больше никто не имеет право у меня чего-то требовать. Ну а если посмеет, я всегда готов дать ответ, с оружием в руках или без.

Зал взорвался. Фотоаппараты бешено щёлкали, буквально ослепляя светом вспышек. Журналисты словно обезумев подскочили, хаотично выкрикивая вопросы, и если бы не охрана, наверно залезли бы даже на стол. Файнбергу понадобилось несколько минут, чтобы утихомирить разошедшихся дятлов клавиатуры, и то это удалось лишь после угрозы вышвырнуть всех, кто повысит голос. Но даже так, репортёры успокоились лишь после того, как к паре особо рьяных действительно применили силу, вытащив из зала. Поняв, что с ними не шутят журналюги наконец присмирели. А я мысленно восхитился их абсолютной отмороженностью. Ведь доведи они меня, или покажись бойцам СОИ что в их действиях есть угроза жизни и здоровью их бы перемололи в одно мгновение.

— Успокоились? — Егор Павлович суровым взглядом обвёл собравшихся. — Мне стыдно за вас, господа. Такое ощущение, что не уважаемые люди собрались, а стая обезьян, прости Господи! Если такое повториться, будем принимать меры вплоть до лишения аккредитации! Надеюсь, все это поняли?

Судя по кислым мордам, дело у пресс-секретаря Императора не расходилось со словом, так что можно было посочувствовать тем, кого вышвырнули из зала. Это так же означало, что их выкинули из пула приближённых к правительству репортёров, и по сути, разрушили карьеру. Но если честно, жалости к ним я не испытывал. Я вообще журналистов недолюбливал, после того как пару раз почитал, что они пишут про нас с девочками вообще и про меня в частности. Внебрачный сын императора это самые скромные предположения, причём две цесаревны в невестах их вообще не смущали. Статьи где про рептилоида и пришельца были гораздо веселее. Но намного больше было статей, где нас поливали отборным дерьмищем. Иносказательно, чтобы нельзя было прихватить за ятра, но тем не менее. И я даже знал откуда берётся их смелость. Не зря же Афросьев считается медиамагнатом.

— Продолжаем. — Файнберг наконец окончательно навёл порядок и достаточно напугал оставшихся, чтобы те присмирели. Вон даже стали чуть меньше сверкать своими вспышками. — Давайте по регламенту дальше.

— Saturday mirror, Грэм Джонсон, — с места поднялся ещё один англичанин, менее представительный чем прошлый и похожий скорее на прохиндея, чем на джентльмена. — Ваша светлость, в мировом сообществе циркулирует много слухов о том, что ваша фаворитка Адриана Ле Жак получила травму и в данный момент находится в больнице. Официальных комментариев на этот счёт так и не поступало, несмотря на многочисленные запросы её родственников. Более того, их даже не пустили в страну, заявив что Адриана не желает с ними встречаться. Однако нам стало известно, что девушка не зарегистрированная ни в одной больнице. И по сведениям из достоверных источников, её даже нет в стране. Вы можете это подтвердить?

— Это правда, — не стал выкручиваться я. — Как и то, что другая моя фаворитка, Юля Архипова-Федосеева погибла во время подлого нападения враждебно настроенных ко мне лиц. В данный момент Адриана находится на лечении в мире Эллуриана. Её сопровождают остальные мои невесты.

— Все? — хитро прищурился Джонсон. — Как то больше похоже на бегство. Вы настолько боитесь эти “враждебных лиц”, что эвакуировали весь клан в другой мир?

— Вы обвиняете меня в трусости? — я ухмыльнулся. — После того, как я в одиночку прошёл половину незнакомого мира, а там, уверяю вас, реки молочные не текут. Скорее уж кровь льётся рекой. Так что меня очень мало чего может испугать. И уж тем более в этот список не входят те самые лица. Просто имеет место совпадение. Нина с Инной находятся на острове в качестве управляющих рода Ефимовых. А Иви с остальными сопровождает Адриану. Очень скоро все они вернуться.

— То есть вы не боитесь нападавших? — вновь спросил репортёр и я понял, что эта падла затеяла что-то неприятное. — Что ж вашу храбрость действительно сложно оспорить. Но что насчёт остальных людей? Ко мне в руки попали очень интересные документы, в которых утверждается, что атаковавшими ваших фавориток были некие существа, похожие на самых настоящих оборотней и вампиров из легенд. Что вы имели встречу с одним из них и даже более того, являетесь его прямым родственником. А в Москве наблюдается резкий рост пропавших без вести на фоне бездействия властей. Так может быть это нам надо бояться?

— Меня? — я твёрдо взглянул в глаза репортёру. — Вы предлагаете бояться меня?

— Я не знаю, — расплылся тот в мерзкой ухмылке. — Вы мне скажите. Если это всё неправда…

— Правда, неправда, — я пожал плечами. — вы играете словами, смешивая факты и ваши домыслы. По фактам же, да, нападавшими были некие существа которых можно назвать вампирами. Однако сказать что они те же самые восставшие из могил кровососы нельзя. Исследования однозначно говорят, что их способности результат симбиоза с неким существом дающим им силу, но механизм взаимодействия пока не изучен. Да, я встречался с их предводителем. Он величает себя маркизом Рафаэл Федерик Камил ван дер Мер.

— То есть вы признаёте что опасность для обычных жителей есть? — англичанин буквально торжествовал. — И вы не можете справиться с проблемой даже в отдельно взятом городе, бывшей столице страны, и важнейшем транспортном хабе. А это означает, что подобные существа уже могут находиться где угодно, так? И при этом ваше государство не поставило никого в известность, что нарушает массу международных договоров. Готовы ли вы взять на себя ответственность за гибель жителей из-за вашей безответственности? Вы герцог двух империй и к вашим словам несомненно прислушались бы, но вы предпочли утаить факты, зато спрятали своих любовниц! Вам плевать на остальных людей? Их можно жрать, так получается?!

— Понятно, — я рассмеялся, заставляя вновь возбудившихся репортёров в зале притихнуть. — Примеряете на себя корону великого разоблачителя? Зря. Все, кому надо уже в курсе. В частности Ватикан, у которого нашлись методики борьбы с этим врагом и Папа щедро поделился ими. Но дело даже не в этом. Не будет никакой массовой гибели людей. Мы для этого сделали всё что нужно. Ситуация под контролем. Вы пытаетесь давить на международную ответственность, но мы чётко соблюдаем все договорённости. С момента как стало известно об этой опасности город находиться под особым контролем. Выявляются и нейтрализуются гнёзда и лёжки. Разрабатываются новые средства защиты, в том числе и маджи-технические. Буквально на днях я лично принял участи в уничтожении одной из ячеек, в ходе которого были протестирован целый ряд новинок. А запрет на разглашение был продиктован лишь одним, опасностью поднять панику у населения, которая может быть гораздо опаснее любого вампира.

— То есть вы утверждаете что опасности нет? — не собирался сдаваться англичанин. — А как насчёт обращения этими тварями людей в себе подобных? Это же ужас! Уже завтра на улицы могут выйти миллионы укушеных…

— Прекращайте нести чушь! — я резко оборвал журналюгу. — И зарубите себе на носу. Это не вампиры из легенд! И после их укуса человек не становиться таким же. Поэтому никакой эпидемии вампиризма не будет. Относитесь к ним как к любым другим террористам. Мало ли их было за последние пятьдесят лет. Сколько Эмеритов и Аватар объявили себя богами на земле? Так вот маркиз и его последователи ничем от них не отличаются. И работают с ними точно так же. Не нужно поднимать панику. Силовики прекрасно знают что делать и методично уничтожают эту погань. Я готов поставить рубль за сто, что не пройдёт и двух недель, как нам удастся схватить самого маркиза. А вампиризм встанет в один ряд с другими способностями, либо, если окажется опасным — будет уничтожен.

— Но… — попытался было вякнуть Джонсон, но я перебил его продолжая.

— И последнее на сегодня, — я обвёл взглядом зал. — Тут меня обвинили в том, что я дескать спрятал семью в другом мире, пока остальных тут жрут. Так вот, если вы не забыли, кроме невест у меня есть ещё родители, сёстры, братья и так далее. И все они живут спокойно и не дёргаются. Ходят в школу, Аня например, поступила в тот же колледж что и я. И мои девушки присоединятся к ним в самое ближайшее время. Думаю, тогда мы устроим ещё одну пресс-конференцию. Где и закроем остальные вопросы. А сейчас позвольте откланяться. Дела не ждут.

— Господа, соблюдайте спокойствие! — принялся успокаивать разошедшихся журналюг Файнберг, но я на это уже не смортел, а встал и вышел из зала. Дело было сделано. Если аналитики не соврали, а я был склонен им верить, вспоминая подробности нашей встречи, маркиз был болезненно самолюбив и просто не мог не прореагировать на подобную провокацию. Он обязательно вылезет, чтобы доказать, что сильнее и умнее нас всех вместе взятых. И вот тут то мы его и встретим, а то надоело уже играть в пятнашки. Пора прихлопнуть всю нечисть разом.


***


Воздушный серп со свистом пронзил листву и бессильно разбился о купол щита. А в следующее мгновенье воин-ягуар завалился на спину с пылающим зелёным дротиком торчащим из лица. Его товарищ, не обращая внимания на смерть друга с воем кинулся вперёд, размахивая мечом-дубинкой, но тут же был вынужден остановиться, защищаясь от стремительных ударов пальмой. В руках юного шамана оружие его племени буквально творило чудеса, атакуя под самыми невероятными углами. И пусть ягуар был старше и опытнее, сказывалась разница в физической силе. Всё таки Бригадир, пусть и не чистый Воин, а некая модификация класса, крыл любого местного недоодарённого как бык овцу. Вот и сейчас, Пётр просто выбил оружие у противника и одним ударом снёс тому голову. И развернувшись, в поисках новых врагов с удивлением увидел, что они кончились.

— Неплохо получилось, — к шаману подошёл довольный Денис. — Жаль, боевых плетений нет, но двое мои. Шокером прошёлся.

— Мне кажется, или ты стал сильнее? — Пётр ещё пару дней назад хотел это спросить, но сейчас изменения у товарища были видны невооружённым взглядом. — Раньше ты два заряда подряд выдать не мог.

— Заметил? — довольно сощурился хакер. — Я прорвался! Открыл Свадхистхану! Теперь официально могу считаться Аколитом! Блин, никогда не думал, что это случится. Считал, что так навсегда и останусь слабосильным Неофитом, годным лишь ломать чужие ПМК.

— Ну это тоже нужное умение, — пожал плечами шаман, который магов второго ранга видел тысячи если не сотни тысяч, а вот хакеров, способных вскрыть маджи-интеллектуальное устройство знал всего одного. — Но поздравляю. Так, глядишь и до Аватара дорастёшь.

— Ага, как же, — Денис вроде недовольно скривился, но блеск глаз выдавал его волнение. — Фух… вроде отпустило. Вон руки уже почти не трясутся.

— Привыкаешь, — хлопнул товарища по плечу Пётр. — На войне быстро учишься. Или перестаёшь рефлексировать или тебя убивают. А мы сейчас как раз на войне.

— Да уж, — Дэна передёрнуло. — Пятая группа за три дня! Они ищут нас, понимаешь?!

— Знаю, не ори. — шаман тяжело плюхнулся на ствол поваленного дерева. — Я и так маскирую нас как могу. Но моих сил уже не хватает. Эти уроды стянули слишком много войск. Пока ещё нам удаётся ускользать, но до бесконечности это продолжаться не может. А впереди ещё почти тысяча километров пути.

— Значит нужен другой план, — хакер уселся рядом. — нас ждут по направлению к острову эльфов. А что если мы зайдём с другой стороны?

— К живущим над небом? — усмехнулся шаман. — Это вообще кто такие? И ты уверен, что стоит к ним идти? Как бы они не оказались ещё хуже ацтеков, раз те к ним не суются.

— Это вариант, но я про другое. — хитро ухмыльнулся Денис, доставая ноут. — Вот смотри. Это наш путь. Начиная отсюда краснокожие начали нас искать и теперь вот эта сторона просто кишит патрулями. А что если мы пойдём назад? Во-от сюда.

— Решил добровольно лечь на пирамиду? — Пётр спокойно взглянул в лицо товарища. — Ну дело твоё, но я хотел бы ещё пожить. Ладно, вижу же что ты чего-то придумал, давай не тяни.

— Знаешь, что означает вот эта пиктограмма? — хакер ткнул пальцем в прямоугольник, по диагонали перечёркнутый молнией. — Спорим не угадаешь.

— Даже пробовать не буду, — усмехнулся шаман, не собираясь играть в игры. — Колись уже.

— Это узел связи! Радиопередатчик! Ведь даже с нуль-технологиями другого способа связи ещё не придумали. — гордо поднял палец вверх Дэн. — Понимаешь?! Как раз на горе, чтобы доставало как можно дальше.

— И ты предлагаешь его захватить? — скептически скривился Пётр. — А не проще сразу в лапы ацтекам сдаться? Или на вот нож, вскрой вены, всяко легче будет помирать. Там охрана не эти недоношенные Воины, а польские солдаты. Обученные, прекрасно вооружённые, в мобильной броне и с заряженными боевыми плетениями ПМК. Нас положат раньше, чем мы подберёмся к базе.

— А мы к базе и не пойдём! — гордо усмехнулся хакер, ничуть не смущённый отповедью. — достаточно подобраться к самой антенне. Я ж не только хакер, но и в железе немного волоку. К тому же у нашего польского друга на ноуте как специально оказались специализированные программы для связи. Видать технических специалистов не хватает, приходится совмещать. А мы этим может воспользоваться.

— И что мы там будет делать? — Пётр не спешил соглашаться, — поорём в мегафон, мол вот они мы? И нас те же поляки и прихлопнут.

— Зачем? — удивился Дэн. — судя по документам, пшеки наших слушают. Уверен, что и наоборот тоже. Ну не оставят наши заклятых друзей без присмотра! Зуб даю! Поэтому подбираемся, пишем сообщение, мол так и так, мы такие-то, помогите и всё тому подобное. Передаём и валим. Всё, останется только дождаться помощи.

— Нас возьмут в процессе. — шаману сама идея нравилась, но всё же некоторые детали смущали. Мы не успеем уйти.

— Всё учтено могучим ураганом, — презрительно взглянул на товарища Денис. — я же не такой тупой, чтобы сидеть под антенной и орать в микрофон. Сообщение запишем на ПМК. Я подключу его к радиопередатчику, выставлю на определённое время. Мы свалим, а потом он выйдет в эфир. И хрен они нас когда поймают!

— Это уже вариант, — вынужден был согласиться Пётр. — Но хотелось бы знать детали. Тем более у нас может и не получиться добраться до антенн.

— Я предлагаю пойти и посмотреть, — не собирался сдаваться Дэн. — Там и патрулей меньше. А на месте уже решим как именно будем действовать. Это всяко лучше чем дуром переть и в итоге нарваться на засаду.

— Тут не поспоришь, — шаман тяжело вздохнул. Постоянное напряжение вымотало его и он был не против немного передохнуть. — Ладно, давай попробуем. А если окажется что охраны слишком много — уйдём другим путём. Там где нас ещё не ищут. Хилука! Ты закончила?

— Да, мой господин, — эльфийка появилась словно ниоткуда застави Дэна вздрогнуть и отшатнуться. — я спрятала тела. Всё что можно собрала.

— Тогда уходим. — кивнул Пётр. — нам надо вот туда, к горе.

— Как прикажешь, господин, — тёмная не спрашивала, зачем им идти вглубь территории краснокожих, слова хозяина ей было достаточно.

— Надеюсь, ты окажешься прав, — Пётр поднялся, и взял в руки посох.

— А уж я как надеюсь, — Денис со вздохом убрал ноутбук и тяжело зашагал вслед за другом. — Задолбали эти джунгли, кто бы только знал как.

Глава 8

— Значит всё было напрасно? — я сидел за чайным столиком в кабинете министра МВД, лично курирующего операцию по уничтожению вампиров. — И какой смысл был изображать из себя клоуна на потеху публике.

— Ну не скажи, — Михаил Владимирович прервался, пока секретарь расставляет чайные принадлежности и блюдца с закусками, и продолжил лишь когда мы остались одни. — Реакция есть, но не такая бурная как мы ожидали. Местоположение самого маркиза установить так и не удалось, но зато засекли несколько его ближников. В частности некой Эрики де Йонге, любовнице ван де Мера.

— Я смотрю, вы основательно выпотрошили пленного, — я криво усмехнулся, и вздохнул, — много жертв?

— Нет. Мы были готовы и ожидали от вампиров всплеска насилия, — покачал головой Дроздов. — К тому же они сами прекратили атаку после буквально пары акций.

— Но всё равно есть погибшие, — я тяжело вздохнул. — Из-за меня…

— Ты тут не причём! — рявкнул министр, утавившись на меня тяжёлым взглядом. — Командиру иногда приходится принимать радикальные решения! Напрямую посылать других на смерть! Это тяжело, но бывать необходимо! И сейчас именно такая ситуация. Менталисты слишком неудобный противник, и если бы не глупость вампиров, решивших взять власть нахрапом, мы сейчас имели бы массу агентов с промытыми мозгами внутри общества, работающих на противника не за страх а за совесть. Но благодаря тебе и твоей матушке мы вовремя приняли необходимые меры, и сейчас наша задача купировать угрозу в зародыше, не дать ей тайно разрастись и распространить местастазы по всему организму.

— Да я понимаю, — я твёрдо посмотрел в глаза Дроздову. — Но от этого не легче. Неизвестно сколько ещё жертв впереди. Душа болит.

— И это хорошо, — внезапно мягко улыбнулся министр и хлопнул меня по плечу. — Это значит что ты не зачерствел и не оскотинел. На войне самое тяжёлое было остаться человеком. Знаешь как меня прозвали?

— Палач армий, — я кивнул, хоть был в курсе, что Михаил Владимирович не любит своё прозвище.

— Именно. — горько ухмыльнулся Дроздов. — Это была страшная война. Ядерное оружие, магия… К счастью нам удалось замереть на краю пропасти. Но я до сих пор помню то ощущение когда отдаёшь приказ уничтожить свой город в котором расположились вражеские войска. И знаешь что это? Ужас. Дикий, всепоглощающий ужас, от осознания того, что ты делаешь. Но и отступить, отказаться не можешь, потому что или мы или они. Третьего не дано. То же самое было в Великую Отечественную войну, и сейчас с кровососами ничего не поменялось. Или мы будем жить или станем стадом, пищей этих ублюдков! Так что возьми себя в руки. Жертвы неизбежны и каждого павшего мы будем помнить и чтить как героя. Но на кону гораздо больше.

— Вот поэтому я и не хотел лезть в политику, — я взял чашку с чаем и отхлебнул, чтобы смыть кислый привкус во рту. — И если бы не старый хрыч, хрен бы вы меня сюда затащили.

— Надо твоему деду бутылку коньяка поставить, — разулыбался Дроздов, — Хоть один порядочный человек в этом гадюшнике. То есть… блин, как всегда ляпнул не подумав. Император…

— Да я всё понимаю. — отмахнулся я. — Святослав Андреевич политик. Со всеми вытекающими. Как и Канцлер и все остальные. Остаться чистым, копаясь в этой куче дерьма, называемой большой политикой, невозможно.

— Точно, — с облегчением выдохнул Михаил Владимирович. — Только всё равно, нехорошо так говорить. — и тут же перевёл тему, — А ты знаешь, что нам каждый месяц поступает минимум полдюжины анонимок, на тебя?

— О как! — я от удивления чуть чаем не подавился. — И чего пишут?

— Разное, — пожал плечами Дроздов, — но в основном обвиняют тебя в заговоре с целью свергнуть Императора и самому сесть на трон. А что, как у дважды зятя, право на наследование у тебя есть.

— Да свят, свят, избави меня от этого! — я испуганно пререкрестился. — Здоровья тесьтюшке, пусть сидит на престоле ещё лет пятьдесят или сто, пока задница не устанет. На хрена мне эти приключения.

— Вот и я так же думаю, — заржал министр. — Поэтому мы тебя и не трогаем, а всех этих анонимусов берём на заметку. Кстати на удивление психически нездоровых из них всего процентов десять. А остальные просто хитрозадые, пытающиеся урвать кусок “на дурака”, мол, ну не можешь ты в своём положении не помышлять занять место правителя. Или пытающиеся тебя подставить. Правда последнее время появился один тип… Лопушков вроде. Вот тот обвиняет тебя в похищении девицы. Мол удерживаешь его невесту силой. И куда его отнести пока непонятно.

— Лапушкин, его фамилия, — я хлопнул себя по лицу, не понимая, как можно быть таким идиотом. — А невеста — Гереста, кентавриха и моя ученица. Этот кретин никого кроме себя не слышит. Он раньше к Нине приставал, а теперь у него мозги совсем переклинило. Пишите его в психи, не ошибётесь. Там клейма ставить негде.

— Хорошо, я передам, — Хохотнул Дроздов, — Весело тебе живётся. И кстати, если уж речь зашла о иномирянах, хотел с просьбой к тебе обратиться.

— Я даже догадываюсь с какой, — улыбнулся я в ответ. — Поговорить с Ву Шу?

— Так точно, — Кивнул Воевода. — Сам понимаешь, её техники и методики это новое слово в обучении и развитии Воинов. Упустить их преступление. Ладно бы у нас был мир и благодать, но положа руку на сердце, когда мы в России жили без войны?

— Это да, — я тяжело вздохнул. — Лезут и лезут. И чего им сволочам неймётся.

— Как обычно, ресурсы и территории. — криво усмехнулся министр. — И того и другого у нас с избытком. Вот и пытаются их отжать. Пока силёнок маловато да память с прошлой войны жива — скалят зубы, мол Сибирь не должна одной стране принадлежать, надо отнять и поделить. А как забывают немного так и снова на зуб пробуют.

— Я поговорю с лаоши, — вопрос этот давно надо было решать. — но сейчас обещать ничего не буду. У неё строгие правила насчёт учеников. Я так понял, что история и культура наднебесников тесно переплетена с Китаем, а у тех вообще с этим всё не просто.

— Китай, да, — Дроздов потемнел лицом. — Опасные сволочи. По азиатски хитрые и подлые. Продать, предать, ударить в спину для них совершенно нормально. Нет, на войне всякое бывает, но то что творили китайцы… извини, накатило. Наверно не стоило, всё же твоя наставница не из их народа.

— Да ничего, — я тоже посмурнел, вспомнив свой визит к наднебесникам. — Я и сам знаю какие они. Там похоже ничего не изменилось. Всё та же коварность и чинопочитание. Так что тут я с вами солидарен. Но Ву Шу всё же не такая. Она как бы вне системы, свободный практик, как у них это называют. Так что думаю, мы договоримся, тем более что она назад особо не собирается. Говорит, у нас качество жизни на порядок выше. А то и на несколько.

— Ну так, это тебе не средневековье, пусть и магическое. — потеплел взгляд у Воеводы. — А для женщин сейчас и вовсе рай. Все эти пилинги, шугаринги и прочие спа. Это тебе, извини, не пучком травы подтираться.

— Это точно, — я рассмеялся, припоминая простой и суровый быт иного мира. — Да и у эльфов, скажем прямо, далеко не фонтан в этом вопросе. Так что да, дома всегда лучше. Технический прогресс великое дело.

— Вот и пускай остаётся, — хлопнул по столу Дроздов. — А учеников мы подгоним каких скажет. Если надо — пусть школу организует, или что там у них.

— Секты, вроде, — я пожал плечами. — Но не религиозные, а что-то вроде рыцарских орденов. Только специфических.

— Секта, так секта, — вздохнул Воевода. — Главное чтобы законы соблюдали. А там пусть хоть горшком назовутся.

— Хорошо, — я рассмеялся. — поговорю. И…

Закончить я не успел, потому как в кабинете вдруг дыхнуло морозом, а в следующую секунду на пустом месте возник ледяной торнадо, мнговенно заморозив комнату, и тут же опал неопрятным сугробом, а посредине оказалась девочка, лет тринадцати с белыми как снег волосами.

— Папа!!! Как же я соскучилась!!! — малявка тут же с воплем кинулась мне на шею, повиснув и дрыгая ногами. И тут же пожаловалась. — А мама меня отпускать не хотела!

— И поэтому ты сбежала, — я вздохнул и обнял Аську. — Я тоже скучал. Но за сугроб получишь по заднице. Испортила кабинет Михаилу Владимировичу. А если какие важные бумаги пропадут? Всё же промокло.

— Ой! — девочка вдруг поняла что мы не одни и находимся не дома и в испуге схватилась за попку. — Я… мне очень, очень, очень жаль. Я нечаянно…

— Прости её Кузьма, — рассмеялся Дроздов, с интересом глядевший на разворачивающуюся сцену. — Документы у меня в сейфе с высшей защитой. А кабинет… да плевать на него, ремонт сделаю. Зато давно уже хотел познакомиться с этой юной барышней.

— Представься! — я ссадил дочку с коленей. — Как положено.

— Ася Кузьминична Ефимова, к вашим услугам, — девочка выполнила идеальный книксен, и в эту секунду никто бы не узнал в ней ту хулиганку, что только что разнесла чужой кабинет. — Прошу прощения за произошедшее. Мне очень жаль.

— Приятно познакомиться, — кивнул министр. — Мне зовут Михаил Владимирович Дроздов, но ты можешь называть дедом Мишей.

— не стоит её баловать. — я нахмурился. — и так вон от рук отбилась. Ты почему сбежала?!

— Там скучно, — тут же скорчила жалостную мордашку Аська. — Ни телевизора, ничего нет. Сеть только военная. И только и делаешь, что учишься и учишься. Даже погулять негде. Я хотела на материк сгонять, инков посмотреть… ой… давай ты это не слышал, а?

— Вот как с ней бороться? — я тяжело вздохнул, с трудом удерживаясь, чтобы не сткунуться лбом об стол. — Ну всё, красавица, ты нарвалась. Неделю сидеть не сможешь!

— Ну папа… — заканючила девчонка, понимая, что накосячила и крупно попала. — Я же не стала! Так нечестно, наказывать за то, что не сделал!

— Да? — я наигранно удивился. — А не пошла ты потому что передумала, или потому что тебя поймали? Глаза не прячь! Я так и думал. Аська, ты пользуешься тем что я занят и…

— Вот именно! — обиженно скуксилась малышка. — Ты вечно занят! То где-то бродишь, то у тебя учёба то ещё чего. А я… — девочка всхлипнула и заревела.

— Ну не плачь, — вся злость у меня мгновенно испарилась и я обнял заливающуюся слезами Аську, посадив к себе на колени. — Я виноват, знаю. Но и ты меня пойми. Я стараюсь, но… да блин! Ну всё, не реви. Кому говорю. Позоришь меня перед Михаилом Владимировичем. Ну всё, успокаивайся.

— А ты… — всхлипывая Аська уткнулась мне в грудь. — Ты ме-меня обра-атно не прогонишь?

— Оставайся, горе луковое, — я чмокнул девчонку в затылок и она тут же крепко обняла меня за шею. — Только чур, слушаться во всём! У нас война знаешь ли! Ты конечно сильная девочка, но враги хитрые и коварные.

— Это вампиры?! — тут же показалась хитрая мордашка, со следами слёз, но глаза уже блестели от предвкушения. — А можно мне на них посмотреть?! Одним глазком!

— Попал ты Кузьма, — от души расхохотался Дроздов. — Она из тебя верёвки вьёт! Вот ведь егоза!

— Знаю, — я обречённо вздохнул. — Ася, это не игрушки! Ты даже не представляешь, на что они способны.

— Это ведь они убили маму Юлю и ранили маму Андре? — вдруг с необычной серьёзностью и даже злостью спросила девочка. — Я хочу отомстить! Папа ты не можешь мне запретить! Я тогда сама пойду!

— А ну цыц! — рявкнул я, мгновенно приходя в бешенство. — Пойдёт она! Месяц сидеть не сможешь!!! — и с трудом взяв себя в руки продолжил, — Дочка, пойми, я не могу тебя потерять. А вампиры они… менталисты.

— Как бабушка? — казалось Аська не испугалась моего гнева, лишь насупилась и надулась словно хомячок. — Тогда они ничего мне не сделают. Я бабушке разрешала у себя в голове копаться, но если бы захотела, легко бы заблокировалась. Я точно знаю!

— Мама что делала? — я поначалу опешил, а потом снова разозлился. — Ну я же её просил! Ладно, это мы ещё обсудим. А насчёт кровососов, нет, нет и ещё раз нет!

— Кузьма ты не прав, — вмешался Дроздов. — Маг её силы, да ещё с защитой от ментала, может…

— При всём уважении, Михаил Владимирович, но моя дочь на войну не пойдёт! — я перебил министра. — Она ещё ребёнок! Ей… блин да ей всего года полтора отроду!

— Ты понимаешь как бредово это звучит? — не обидился на мою вспышку Дроздов. — Ася магическое создание. И растёт не как обычные люди, правда девочка? Это я ещё не говорю как она вообще родилась. — и не давая мне возразить продолжил. — К тому же я не говорю о том, чтобы послать её в бой. Но как резерв, который может переломить ситуацию Ася будет идеально к месту. Да и насчёт её способностей… ты сам колдун седьмого ранга и должен представлять, на что способен восьмой. Они её даже коснуться не смогут.

— И всё равно! — я упрямо наклонил голову. — Она слишком маленькая чтобы участвовать в этом дерьме. У ребёнка должно быть детство! А не вот это вот всё…

— Как будто я этого не понимаю! — скрипнул зубами министр, тоже разозлившись. — Думаешь нас спрашивали?! — завёлся он было, но сумел взять себя в руки и успокоиться. — Извини. И ты тоже девочка. Я всё понимаю, Кузьма, даже лучше чем ты сам. Но иногда бывает так, что нет другого выбора. Или мы или нас. И за оружие приходится браться всем, от мала до велика. В Первую Магическую это нас миновало, но вспомни Великую Отечественную. Там воевали все. Кто за станком, а кто и с винтовкой в руках бил фашистов. А сейчас у нас ситуация как тогда. Или мы задавим клыкастых гадов или…

— Да, вы уже говорили, — я кивнул, размышляя как поступить. — но… но мне кажется, что ситуация не настолько критичная как тогда. Всё таки у нас достаточно Воинов и Магов, чтобы справитсья с ситуацией не привлекая детей.

— Не спорю, — тут же примерительно поднял руки Дрождов. — Я тоже на это надеюсь. Но как говориться, готовиться надо к худшему.

— Тогда и говорить не о чем. — отрубил я, — если ситуация станет настолько критической, что в бой придётся вступить Аське, это будет означать, что мы облажались по полной программе. И ей останется лишь уничтожить город как таковой. Заморозить так, чтобы ничего живого не осталось. Ей это по силам, я знаю. Любые другие вопросы мы можем решить сами.

— Согласен, — задумавшись кивнул Михаил Владимирович. — Я примерно про это и говорил. Возможность последнего удара, страховка на случай если всё же кровососы возьмут верх. Но для этого необходимо сохранить секретность. Сейчас о такой возможности знаем мы трое и больше не должен никто, даже Император.

— Да, — я кивнул и повернулся к дочке, вдруг поняв, что её мнением так и не поинтересовался. — Прости, я забыл тебя спросить. Маленькая, ты сможешь это сделать? Уничтожить город, если вдруг вампиры возьмут его под контроль? Подумай, не отвечай сразу. Я знаю, что ты у меня необычная девочка, волшебная с головы до пяточек. Но это задание очень тяжёлое. И я не хочу чтобы ты в этом участвовала, честно, но… Михаил Владимирович прав. Иногда приходится делать то, что не нравится. Я…

— Я справлюсь, папа, — предельно серьёзно взглянула мне в глаза Аська, и в них я, словно наяву, снова увидел заснеженную пустошь и высокую, иссиня-белую фигуру, царившую над этим безмолвным, застывшим миром — Я сделаю. Но… постарайся, чтобы мне не пришлось.

— Конечно, моя родная, — я крепко прижал к себе девочку, секунду назад казавшуюся мне невероятно древней и жестокой, как сама природа. — Конечно, папа всё сделает. Я дурак, что попросил тебя о таком. Забудь! Эти твари никому не смогут навредить. Я уничтожу любого, кто попытается. Только оставайся собой. Маленькой папиной девочкой. Хорошо?

— Ага, — ответом мне был лучезарный взгляд и улыбка во все тридцать два зуба, — А можно я к Петьке съезжу? А то он соскучился…



***



— И как мы это сделаем? — шёпотом поинтересовался Денис, выглядывая из-за ветвей, но так ничего и не разглядев, спрятался назад. — Чего твои духи говорят.

— Чтобы ты заткнулся, — процедил шаман, погружённый в транс. — ты мне сосредоточиться не даёшь. И так камлать нельзя.

— Извини, — хакер понял свою ошибку и замолчал, потому как уже знал, когда можно спорить, а когда лучше заткнуться и делать что скажут.

— Всё, — где-то через час хрипло выдохнув открыл глаза Пётр, устало откидываясь на спину. — Теперь будем ждать и наблюдать. Духи расскажут что там твоиться. А без подготовки соваться — верная смерть. Или что похуже.

— Слушай, ты реально крут. — Дэн с уважением поглядел на товарища. — Твои духи это нечто. И разведка и защита и атака. Но я не понимаю, как ты Варлоку то проиграл.

Пётр скрипнул зубами, но промолчал. А что было говорить, он сам прекрасно понимал, насколько слаб и глуп был тогда. Кичился тем, что его готовили самые сильные шаманы, но все их приёмы на деле оказались лишь бледным подобием настоящего знания. Не говоря уже о том, что приходилось одурманивать себя вонючими настойками и дешёвым алкоголем. И если бы он не встретил Учителя, до сих пор считал бы себя крутым шаманом, не понимая, что похож на слепого котёнка, только что с трудом научившегося ходить и падающего каждые два шага, но уже мнящего себя непобедимым тигром. Или как говорят китайцы, лягушкой на дне колодца, не ведавший высоту небес и ширину земли.

Обучение у Наставника оказалось открытием. Это как будто слепой, привыкший воспринимать мир на ощупь вдруг прозрел и увидел все краски вселенной. Теперь молодой шаман мог не просто чувствовать тень тонкого мира и его обитателей, но общаться с ними напрямую. Просить и приказывать, как и положено Повелителю духов. Только за одно это чукча был благодарен старому орку, но тот дал юноше намного больше. Нечто такое, что в деньгах оценить было решительно невозможно. Знание. Умения и навыки. Пусть совсем не такие, каким его учили на родине, но гораздо более действенные. И Пётр без сомнений отверг путь предков. В том числе и идею превосходства его нации над другими.

Первые зёрна сомнений в душу юного шамана зародил ещё Варлок. Ну не мог недочеловек быть таким сильным и победить сына истинных людей. Но реальность оказалась сурова и Кузьма без труда раскатал Петра на подпольном чемпионате. И в итоге чукча, хоть и не без труда, но признал его равным себе. К тому же в этом не было ничего постыдного, ведь кроме нескольких ортодоксов, остальные давно считали русских настоящими людьми. Так что шаман быстро смирился с поражением и рассчитывал отыграться. А потом была Йишик… Пётр потёр грудь над кольнувшим болью сердцем.

Огненная дева покорила дитя снегов. Странная, непривычная, закутанная в чёрные одежды и не показывающая лица, но очень сильная. Ярве до сих пор помнил их схватку, когда одна девушка противостояла двум сильнейшим бойцам Ильинского полиса. Да, они дрались не в полную силу, тот же Кузьма мог с лёгкостью аннигилировать Йишик одним ударом антиматерии, но кто ж тогда знал, что перед ними Аватар. Но тогда он скрывался, а вот огненная девушка наоборот, старалась из о всех сил убить их, от чего и украла сердце сурового шамана. Сейчас Петру было немного стыдно за своё поведение, но если честно, предложи кто вернуться назад во времени он ничего не поменял бы. Пусть его считали подкаблучником и тряпкой, но именно тогда он и узнал, что такое любовь. А потом случилась эта безумная авантюра со спасением Варлока, которого они так и не нашли.

Жалел ли Пётр о том что вписался в это безумие? Ни капли. Да, они потеряли товарищей. Кто-то погиб, кто — то пропал без вести, но те кто выжил получили гораздо больше чем могли рассчитывать на Земле. И дело было даже не в шаманских знаниях, а в том, что парни поверили в себя. Пётр и раньше считал себя лучше всех, но это была глупа бравада. Лишь тут, в безумном мире с эльфами-пиратами, ацтеками и прочими мифическими тварями он понял чего стоит. И чего стоят другие.

Именно поэтому Пётр и возился с Денисом, хотя спокойно мог бросить его и идти один, точнее вместе с Хилукой. Шаман был уверен, что без обузы в виде хакера он легко бы избежал патрулей ацтеков и добрался бы до острова эльфов. Другое дело, что теперь, после всех злоключений, он видел в Денисе не недочеловека, а товарища. И даже друга. Не зря же духи, покорные последней воле Дарг-Хур-Доха, его Учителя — орка, привели юного шамана именно к нему. Значит и идти им вместе, поддерживая друг друга.

— Так что, кто из вас сильнее, Кузьма или ты? — опять поинтересовался неугомонных хакер. — Я слышал что вы дрались и вроде Варлок победил. Оно и понятно, Аватар и всё такое, но духи…

— Тогда я был слаб и глуп, — с недавних пор Пётр старался не врать себе, ибо и так слишком много времени потерял на тупую ненависть. — Сейчас… не знаю. Варлок очень силён. Говорят, он может уничтожить планету, если захочет. Я верю.

— Хотел бы я это увидеть, — мечтательно задумался Денис, но тут же поморщился, — Хотя нет. Вы блин монстры оба. Я раньше думал, что такое только в играх возможно. Антиматерия, духи, шмухи. Чудовища!

— Мы люди, — пожал плечами шаман. — ты ещё моего учителя не видел. Вот тот точно был монстром. Он меня какой-то хренью напоил, и я считал, что времени проходит гораздо больше чем на самом деле. Я у него на острове несколько лет прожил, а по факту всего месяца четыре прошло.

— Да… — завсистливо протянул Дэн, — Везёт вам. И сила, и бабло. Правильно говорят, не родись красивым, а родись с квартирой.

— Не тебе прибедняться, — Пётр и не думал льстить и успокаивать товарища, он действительно считал его способности по взлому сверхординарными. — Я знаю многих сильных Магов и Воинов, но хакера, способного взломать чужой ПМК или военный ноутбук вижу впервые. В колледже даже таких не было, хотя там элита страны учится. И спецов хватало. Правда я особо не интересовался этой темой, но если бы они были точно бы знал.

— Откуда? — горько усмехнулся хакер. — Те, кто занимается взломом особо не палятся. Да не спорю, у меня есть кое какие достижения, вон только хак Само-карта чего стоит, но по сути это всё баловство. Для серьёзных дел у меня просто сил не хватало.

— Но сейчас то всё в порядке. — Шаман опять же не утешал друга, а констатировал факт. — Ты открыл вторую чакру. Причём довольно быстро если считать с момента как тебя Варлок распечатал. Значит перспективы у тебя неплохие.

— Ага, сдохнуть хрен знает где, — Денис был настроен пессимистично. — Долго нам вообще тут сидеть?

— Пару дней точно. — пожал плечами Пётр. — Нас всего трое и лезть наобум форменное самоубийство. Посидим, посмотрим, как что, вычислим маршруты перемещения охраны и квадрокоптеров, датчики и прочее. И потом только пойдём. Было бы обидно встрять в самом конце, после всего что мы прошли.

— До конца нам ещё как до Китая раком, — скривился Денис, но больше спорить не стал, потому что и сам не хотел попасть так сказать с алтаря эльфов-фанатиков на алтарь фанатиков-ацтеков. — Задрали уже эти джунгли сил нет! И вообще весь этот мир! Нахера Варлок сюда попёрся! Кретина кусок!

— Вернёмся — сам спросишь, — меланхолично отозвался шаман, не понимающий, зачем нервничать, когда ничего изменить не можешь. — Ложись спать. Делать всё равно нечего, а гаджеты лучше не включать, а то засекут.

— А то я не понимаю, — огрызнулся Дэн, но послушно улёгся на импровизированную лежанку. — Толкни меня если чего.

Отвечать Пётр не стал, снова погрузившись в транс, наподобии медитации. Только вглядываться Ярве не внутрь себя, а глазами духов наблюдал за базой поляков и постом связи, расположившимся на холме. Парень знал, что у него нет опыта проведения диверсионных операций, да и военного в принципе. Те несколько дней на полигоне, когда они сражались против турков не в счёт. Во-первых, там была игра. Пусть с настоящей болью и почти реальной смертью, но всё же игра, где все знали что останутся в живых. Отсюда же и вытекало во-вторых, сражения там походили скорее на героический блокбастер, где каждый старался выперндриться посильнее, чем на реальное поле боя. Сейчас же друзьям предстояла сложная и физически и технически операция, от результатов которой будет во многом зависеть, сумеют они выбраться из задницы в которую угодили. Так что ближайшие пару дней шаман отвёл на разведку и разработку плана.

Просто сидеть и ждать было скучно, но довольно быстро стало понятно, что предположение Петра о необходимости тщательной разведки была абсолютно верным. И база и пост связи оказались защищены по высшему разряду, как маджи-техническими устройствами, так и обычными бойцами. Видать поляки не слишком доверяли союзникам и опасались неожиданного нападения, а может просто перестраховывались, в принципе друзьям это было неважно. Главное, что выполнение задачи многократно усложнялось. Даже учитывая, что им не надо на сам пост связи, а только к антенне.

Нахрапом прорваться явно не получилось бы. Ребята стали свидетелями того, как чётко и оперативно сработали системы защиты потревоженные случайно забредшем в охраняемую зону животным. Бедную зверюгу разнесли на моллекулы, не разбираясь, а потом ещё полдня прочесывали лес, выясняя, сама она влезла за периметр или её кто направил. К счастью для друзей, они находились на противоположной стороне базы и удачно избежали обнаружения, но сам факт подобной организации, где солдаты несут службу не за страх а за совесть парней расстроил.

Нужен был план, и как ни странно, придумал его Денис. В отличии от Ярве, с детства натаскиваемого на шамана, у хакера было гораздо более разнообразное образование. Пусть он много времени отдавал учёбе, но и развлекаться не забывал. А потом так и вовсе сделал игры своим заработком и стилем жизни. И не только Саммон-кард, он в принципе не пропускал новинки. В том числе стратегии и разнообразные тактические, где малым числом бойцов требовалось сокрушить куда более многочисленного и сильного противника. Именно из них Дэн и взял тактику выведения из строя охранного периметра базы. А натолкнула его на мысль как раз та самая несчастная зверюга, ставшая невинной жертвой военной тщательности.

Глава 9

— Ты говорил, что это сработает! — Впервые с момента знакомства с хакером Пётр хотел его прикончить и как можно более жестоким способом. — Какого хрена?!

— Ты же сам видел, они повелись и отключили сигнализацию, — Денису было тяжело говорить на бегу. — В фильмах это всегда прокатывало…

— То есть ты взял свой план из кино?! — шаман чуть не взорвался от злости. — Ты идиот?!

— А откуда я ещё должен был его взять?! — огрызнулся Дэн. — я так то не разведчик-диверсант и не Ремба какая, чтобы осколком бутылки вырезать в одиночку целую базу, а сторжевых собаг загрызть зубами. Делал что могу! Ты сам видел, они повелись!

— Это мы, блин, повелись, — скрипнул зубами Ярве, но продолжать не стал, потому что возразить ему тоже было нечего.

План Дениса был просто как удар валенком. С помощью дара Петра они принялись направлять мелких зверюшек за охраняемый периметр, благо проблем с живностью в джунглях не наблюдалось. Кругом кишила жизнь и выбрать вредителя покрупнее не представляло сложности. Крупные ящерицы, мелкие олени, свиньи и прочие, зачастую неизвестные друзьям животины стали жертвами военной паранойи поляков. Но жертва их должна была послужить благой цели спасения ребят, поэтому хоть Денису и было их жалко, но он не дрогнул, выбирая очередного смертника. Пётр же изначально относился ко всему что бегает и прыгает как к потенциальной добыче и не парился на счёт того, помрёт оно или нет. Такова жизнь, сильные поедают слабых, ну или отправляют за смертельно опасный периметр.

Поначалу всё шло хорошо. Товарищи старались создавать видимость случайных происшествий, запускали животных через разные не равные периоды и в разном количестве. И вроде бы пусть не сразу, но им удалось добиться того чтобы военные сначала понизили чувствительность датчиков, а потом отключили их вовсе. Правда ждать пришлось почти неделю, но друзей это не смущало. Они хорошо спрятались, да и с едой проблем не возникало. Казалось, цель близка и осталось сделать последний шаг, собственно то, ради чего всё и затевалось. И несмотря на то, что пока сигнализация была отключена охраны нагнали в два раза больше обычного, Пётр с Денисом этой же ночью двинулись на дело.

Несмотря на отключение централизованной сигнализации осталось достаточно локальных датчиков, да к тому же поляки не брезговали старыми проверенными методами, типа растяжек, сигнальных ракет и даже примитивных банок на верёвочке, привязанных в произвольных местах. Даже Петру было тяжело перемещаться, несмотря на помощь духов. Те просто не отличали мину от куска металла или пластика, да и маджи-технические приборы для них были лишь необычными камнями. Это было понятно, откуда местным духам знать что такое сансара и как она ощущается. Так что в итоге Дэн зацепил растяжку, хорошо ещё с сигналкой, и товарищам пришлось срочно мотать оттуда, оставив вместо себя ничего не понимающего кабана. На следющий заход шаман отправился один.

Без балласта в виде хакера дела у Ярве пошли куда лучше. Он без труда пересёк лес и вышел к антенне. Денис как мог проинструктирвоал друга и настроил всё максимально просто, что шаману осталось лишь подключить смартфон к кабелю и активировать его. Дальше всё должно было сработать автоматически, дав друзьям время убраться подальше, но к сожалению, недаром говорят, хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах.

Едва шаман взялся за провода, как в небо взвилась ракета, заливая округу неровным, мерцающим светом. А одновременно с этим на базе и посту связи заревела сирена, а вокруг словно черти из коробочки, из под земли принялись выскакивать бойцы в тяжёлой броне на которой красовался польский орёл.

Если бы не жесткая, даже скорее жестокая школа Дарг-Хур-Доха, на этом бы история и закончилась. Каким бы бойцом Пётр ни был, его бы повязали несмотря на ранг и необычные умения. Однако сейчас едва почуяв опастность шаман кинулся бежать. Да так ловко, что его с ходу взять не смогли, хоть на пути и попалось пару бойцов. Только в одного Ярве запустил рой духов, довольно слабых, но задержавших поляка, даже несмотря на то, что у того нашлась от них защита. Второму же не повезло гораздо больше. Он едва вскинул крупнокалиберный автомат, как тот развалился у него в руках, разрубленный ударом призрачной пальмы, пылающей зелёным огнём.

Чтобы остановить бойца польского спецназа в ранге Есаула этого конечно было мало, да и броня с экзоскелетом давала ему преимущество в рукопашной схватке, только вот Пётр этого будто не заметил. Он легко уходил от ударов, и даже выхваченный спецназовцем нож его не напугал. Шаман лишь усмехнулся и в три удара закончил схватку, буквально располосовав противника. От смерти поляка спасли лишь системы брони, тут же залившие раны кровеостанавливающей пеной, но Пётра это уже не интересовало. Он нёсся со всех ног, спеша покинуть опасный район, чувствуя, как за спиной разворачивается погоня. И это были не дикие и жестокие, но всё таки довольно наивные ацтеки. Нет, за дело взялись военные профессионалы, использующие опыт тысяч лет цивилизации, чтобы убивать себе подобных.

В целом у Петра был шанс скрыться, но он совершил ошибку, подсознательно бросившись к временному логову, где его ждал Денис. Да, был шанс что того найдут во время облавы, но ровно так же его могли и пропустить, особенно если бы шаман направился в другую сторону, но теперь друзьям пришлось бежать вместе, и слабосильный хакер, так толком и не восстановившийся после алтаря начал сдавать первым.

Хорошо ещё к этому времени парни немного оторвались от погони, всё же тем приходилось бороться с духами, которых пачками посылал шаман, но и он сам понимал, что это ненадолго. За них взялись всерьёз, судя по кружащимся над джунглям дронам и вертолётам, а значит впереди вполне может ждать засада. Даже скорее всего так и было, иначе странно почему военные не особо спешили схватить друзей. Просто не хотели подставляться, выполняя роль загонщиков, и направляя добычу прямиком в цепкие лапы группы захвата.

Оба беглеца это прекрасно понимали, вот и сделали короткий привал, чтобы перевести дух, обдумать ситуацию, а заодно и поругаться. Тщательно обдуманный план пошёл коту под хвост и друзья повесили себе на хвост очень опасных противников, за это кто-то должен был ответить. К сожалению, винить кроме себя было некого, и Петру пришлось признать, что сам он даже такой план придумать был не в силах. Так что немного побесившись, шаман взял себя в руки, ткнув задумавшегося Дениса в плечо.

— Чего делать то будем? — Ярве видел, что у товарища явно появилась идея, только он не может на неё решиться. — Говори уже.

— Сдаваться, — глубоко вздохнув Дэн кивнул своим мыслям. — Других вариантов нет.

— Ты от страха крышей поехал? — вот чего чего, а этого шаман не ожидал. — Или это и был твой настоящий план? Устал бегать по джунглям и решил, что пусть хоть поляки, лишь бы земляне?

— Ага, сейчас, — поморщился хакер. — Бегу и падаю. Эти уроды с Володырём работают, а эта скотина меня кинула. Да если бы не он, меня вообще бы здесь не было!

— Не ори, — шикнул на разошедшегося товарища Пётр. — Давай рассказывай, чего придумал.

— Ты знаешь, почему нас чуть не поймали? — Дэн прищурился, — потому что они знали о тебе. О том, что ты можешь управлять животными. Понимаешь? Всё на это указывает.

— Думаешь, нас ждали? — до шамана начало доходить. — Но откуда они могли узнать?!

— Я лоханулся, — виновато опустил голову Денис. — Понятное дело, что первым делом поляки пробили всех кто пошёл за Варлоком. И если на меня могли не обратить внимания, если конечно, сам Володырь не сдал, то тебя наверняка просветили до того времени, как под стол пешком ходил. И знают все твои возможности.

— Все они знать не могут, — отрицательно мотнул головй Пётр. — Я с того времени сильно прибавил…

— А им и не надо, — отрезал хакер. — Достаточно того, что они в курсе что ты шаман и можешь управлять духами. И через них уже зверями и людьми. Наверняка как только начались срабатывания охрана тут же доложила по команде, а там прислали группу, специально заточенную на борьбу с такими как ты. Шаманы есть не только у нас, вон в Африке это вообще один из самых частых мутаций одарённых. Может их там и натаскивали, уж слишком опытные сволочи.

— Может быть, — задумался Ярве. — Они были готовы отражать нападения духов, но в рукопашной против моей пальмы не потянули. Скорее всего ты прав. Но это значит что надо всё бросать и бежать. Хилуку с поляком ещё не нашли. Я прикажу ей прикончить пленного и уходить. А мы…

— А мы будем сдаваться, — перебил друга Денис. — Погоди не психуй. Это реально план. Помнишь, я тебе показывал документы на ноуте, по поводу Володыря? Ну что он теперь воплощение Пернатого змея и всё такое прочее?

— Ну, — кивнул Пётр, не спеша отвергать идею товарища.

— А ещё там были инструкции, что можно говорить ацтекам, чего нельзя, и в том числе к ним же относили и Володыря, — хакер торжественно посмотрел на шамана, но видя что он не понимает, объяснил. — Это значит, что поляки и Володырь, а точнее Пернатый змей, занявший его тело и имеющий память хазарина, хоть и союзники, но многое друг от друга скрывают. Значит есть шанс, что про меня он ничего особо не рассказывал!

— И чего? — затупил Ярве. — Ну не рассказывал, это помешает тебя грохнуть?

— Да не будут они нас убивать, — усмехнулся Ден. — Это же не ацтеки, чтобы только и мечтать, как кишки кому на пирамиде выпустят.

— Они сердца вырезают, в жертву богам, — педантично поправил товарища шаман.

— Да насрать, пусть хоть любят друг друга скопом и по очереди, — отмахнулся тот, — не в этом суть! Главное, что полякам интересны не мы сами, а то что мы знаем, понимаешь? Поэтому никто убивать нас сразу не будет!

— Ага, будут пытать, — такая перспектива Петра не сильно обрадовала. — Я ещё когда тебя на алтаре увидел, сразу понял, что ты мазохист. Попросил бы, Хилука тебя оформила бы качественее и надёжнее чем пшеки. Она умеет, я точно знаю.

— Да блин, отвали от меня со своей ушастой, — Дениса передёрнуло и он отодвинулся от друга, на всякий случай. — Дождёшься, что она тебя самого оформит. Вот тогда попомнишь мои слова.

— Может быть, — Пётр пожал плечами, — А может и нет. Но план — говно.

— Да это ты херню несёшь, а план надёжен как швейцарские часы, — разозлился хакер. — У нас есть ноутбук, так? Мы сдаёмся в плен. Пшеки изымают ноут, запускают его, и как только он подключается к сети тут же запускается мой вирус, и передаёт в эфир сообщени, что мол так и так, мы русские, ну то есть русский и чукча, просим помощи. И координаты, правда польские, наших у меня нет.

— Так вот что ты всё это время в ноуте делал. Вирус писал. — вот сейчас Ярве действительно задумался. — это… может сработать. Если они включат ноут и подключат его к сети. А если нет?

— Ну я не думаю, что они настолько параноики. — пожал плечами Денис. — Сам ноутбук я настроил на автоматическое подключение к любой сети, благо для военных как для детей, чем меньше кнопок тем лучше. Так что есть высокий шанс, что всё получится.

— Но не стопроцентный, — шаман скептически относился к идее друга. — Да и что мешает им завалить нас даже если мы пошлём сообщение. По моему наоборот, сразу к стенке прислонят.

— Ошибаешься, — усмехнулся Дэн. — Если наши будут в курсе, где мы, это уже станет политическим вопросом. Пшеки могут огрести от всех скопом если узнают, что в другом мире они убили двух землян. Это как бы объявление войны в чистом виде.

— Из-за нас? — сомнения Петра вышли на новый уровень. — Терзают меня смутные сомнения. Скорее наложат какие санцкции и на этом всё закончится.

— Тогда… — Денис на секунду задумался, и выдохнул, будто перед прыжком с большой высоты. — Тогда я пойду один.

— Нет, ты точно мазохист, — как на психа посмотрел на друга шаман. — Так хочется умереть?

— Ты не представляешь, как я хочу жить. — Денис твёрдо встретил взгляд шамана. — Только тот кто побывал на моём месте это понять сможет. Но и другого выхода не вижу. Они тебя недооценили, но со мной тебе не уйти. Так что предлагаю разделиться. Ты со своей тёмной уходите от погони и идёте, например туда, где вы меня спасли. А я якобы случайно попадаю в плен. Вместе с ноутом и ПМК.

— Мы уйдём вместе! — упрямо набычился Пётр, но Дэн, всё больше проникаясь своей идеей его перебил.

— Да погоди ты! — у хакера блестели глаза от возбуждения. — гляди! Если они возьмут только меня, то ты будешь дополнительной гарантией что меня не убьют! Да! Если бы они поймали нас обоих, то шлёпнули, а там ушло бы сообщение или нет, кто знает. А так даже если всё таки план провалится, зная, что ты в любой момент можешь добраться до наших они поостерегуться меня валить. Скорее уж обменяют на какие-то плюшки.

— Это… — вот сейчас Ярве задумался. — Это выглядит логичным. Но ты понимаешь, что тебя будут пытать?

— Мля, ты меня пугать будешь?! — вдруг взорвался Денис. — Да я и так с трудом держусь чтобы штаны не намочить от ужаса! Давай просто заткнись, а? Я прекрасно всё понимаю, но если возьмут нас обоих будет ещё хуже! Мне всего надо продержаться сутки или чуть меньше… да! Я буду держаться сколько смогу, а потом сдам им логово с поляком! А ты с эльфийкой свалите!

— Дай мне подумать. — оборвал разошедшегося хакера Пётр и замолчал, размышляя над ситуацией. Время поджимало и их временная ухоронка могла быть обнаружена в любой момент. Нужно было что-то решать, но оставлять товарища шаман не хотел. Однако и другого выхода не видел. Да, Дэн предлагал рабочую схему, с несколькими закладками. Но кое что в ней можно было исправить. А точнее добавить. — Хорошо, делаем как ты сказал, но у меня есть кое-какие предложения.


***


Тадеуш Томчик, генерал округа, командующий экспедиционными войсками Польши в мире названном зубодробительным именем Ноксочикозтли, но среди своих иначе как Ноксом не называемый, был в бешенстве. И не потому что ему приходилось постоянно использовать полное наименование, хоть это тоже раздражало, но было неизбежным злом высокой должности.

Нет, ярился генерал от того, что его обвёл вокруг пальца какой-то русский щенок, который даже был не русским, а каким-то чукчей, представителем маленького народца, обитающего на побережье Северного Ледовитого океана, среди бескрайних снегов, жрущего сырое мясо и живущего в палатках из шкур. И этот дикарь обыграл его, лучшего боевого генерала Речи Посполитой, громившего русаков и немчуру во время Первой магической!

Правда злые языки поговаривали, что никого генерал не громил, да и вообще особых достижений в войне у Польши не было. Самым значительным считалось что её вообще не разделили в очередной раз, но тут скорее всего роль играло то, что в этот раз русские с немцами были на одной стороне, а Украина превратилась в Зону, место отчуждения, непроходимое для войск и послужила естественным барьером для восточного соседа, а со стороны Белоруссии врага остановили доблестные крылатые гусары. Однако находились и те, кто сомневался, что там вообще было что-то больше нескольких пограничных стычек, потому как и немцы и русские, занятые своими делами просто не обратили внимания на боевитых поляков, иначе так легко бы они не отделались.

Подобные мелочи самого генерала не смущали, как и тот факт, что во время Первой магической он был зелёным подпоручиком, только что выпустившимся из училища, и командовать теми самыми легендарными битвами никак не мог. Он себя считал героем, спасителем родной Польши, и от этого ещё больше бесился, понимая, как его провели. И даже крики пленного, которого потрошил сппецназ, не скупясь на воздействия третьей степени не снижали уровень злости. А тут ещё как назло ноутбук, изъятый у противника не хотел подключаться к сети.

— Марек, почему ничего не работает! — на этот раз генеральский гнев имел адресата, благо собственный адъютант был существом бесправным и всегда под рукой. — Две минуты исправить или поедешь на Зоне мутантов гонять, пока у самого хвост и рога не отрастут! Пся крев, здесь есть хоть один компетентный человек?! Не солдаты, а бабы беременные!

— Пан генерал, безопасность запретила… — адьютант попытался воззвать к голосу разума Томчика, но тот был не слышен в хоре остальных.

— Тут я решаю, что безопасно, а что нет!!! — ярость генерала достигла предела. — У тебя есть мой приказ! Выполнять!

— Слушаюсь, пан генерал! — выбора у Марек не было, так что он быстро разблокировал ноутбку, подключив его к сети. — Сделано, пан генерал!

— То-то же, — Тадуш наконец, немного успокоился и уселся за стол, пододвинув к себе лептоп, — ну ка, посмотрим, что там могли узнать эти русские свиньи. Может стоит его шлёпнуть, без суда и следствия, как шпиона. По законам военного времени? А Марек?

— При всём уважении, пан генерал, но это вызовет международный скандал, — адъютант в который раз принялся рассказывать одно и то же. — Денис Анатольевич Вишневский, гражданин Российской империи является вассалом рода Ефимовых, тех самых глава которых не только герцог Российской и Германской империй, но и зять обеих императоров. А так же один из первооткрывателей мира Ноксочикозтли.

— Как ты это произносишь, — поморщился словно от зубной боли генерал. — Ладно, погодим пока с расстрелом. Хотя за убийство нашего офицера вполне имеем право, и плевать на всех! Но почему его разговорить не могут?!

— Он говорит, но каждый раз меняет показания. — невозмутимо доложил Марек. — Даже под допросом третьей степени. Складывается ощущение, что он просто тянет время давая подельнику уйти.

— Да так оно и есть! — стукнул кулаком по столу генерал и подскочил на ноги. — Я сам с ним разберусь!

— Пан генерал, — вдруг адьютант прижал руку к уху, в котором виднелась горошина наушника. — К вам Кетцалькоатль!

— Этому гаду то чего надо, — брезгливо поморщился Томчик, с детства не любивший змей, пусть даже видом они напоминали человека. — Ладно, проси.

— Слушаюсь! — щёлкнув каблукми, Марек вышел, а через десяток секунд в кабинет вошёл мужчина лет тридцати пяти, в странном наряде из европейского костюма и ацтекских украшений из нефрита, закрывающих плечи и грудь, а так же с многочисленным присингом, тоже из нефрита. Вид получился весьма дикий, особенно генерала смущали серьги в виде двадцатисантиметровых нефритовых палочек, не свисающих из ушей, а торчащих горизонтально. В сочетании с вполне себе славянским лицом это создавало поразительный эффект дисгормонии, будто лошадь нарядили в балетную пачку. Смешно и всерьёз воспринимать невозможно. Однако по отношению к Пернатому змею с этим приходилось мириться и вида не подавать

— Квали тонали, — Володырь, а это бы именно он, поднял руку, словно благословляя генерала. — Я слышал, ты поймал пленника. Он нужен мне. Его сердце будет достойным даром.

— Это военнопленный, — набычился Томчик. — И по Конвенции от две тысячи первого года не может служить объектом жертвоприношений. К тому же он подозревается в убийстве военнослужащего Польши и будет судим по законам Речи посполитой.

— Ты забыл что вы находитесь на моей территории, — Кетцалькоатль помрачнел и в кабинете вдруг потемнело, как будто что-то заслонило солнце. — Лишь моя милостью вы сами ещё не взошли на алтари пирамиды…

— Гонор притуши, — ничуть не испугался генерал, ведь подобные стычки происходили не в первый раз. — Хочешь начать войну — пожалуйста. Ты силён, не спорю, но и мы не слабы. А даже если сами не справимся — на тебя откроют охоту все государства Земли. Как думаешь, сколько времени понадобиться Варлоку чтобы добраться до тебя?

— Этот презренный будет жертвой на моем алтаре, вместе с этой шлюхой Ивиладой! — зарычал Пернатый змей, наливаясь дурной кровью. — Только я истинный бог! Как смеешь ты, грязный кортесос, мне перечить!

— Мы в одной лодке, — поморщился генерал, — Так что вырубай дикаря. Я же знаю, что ты можешь говорить без всех этих закидонов и эпатажа. Надо решать что делать с пленным, но на алтарь его отправлять нельзя, это без вариантов. Ну или как минимум сейчас. Сначала надо выбить из него всё что он знает, но эта паскуда отказывается говорить. Несёт всякую чушь и даже силовые методы не помогают.

— Неудивительно, — Володырь действительно успокоился, но презрительного вида всё же не изменил. — что бы вы понимали в достойных пытках. Веди меня. Я покажу тебе как надо. Он у меня расскажет то что знает и даже то, что ему не ведомо.

— Сказки сочинять и мы умеем, нам правда нужна. — заворчал Томчик, но поднялся и повёл гостя в корпус, где располагалась служба безопасности, которая и занималась потрошением незваного гостя.

Идти было недалеко, да и корпусами временные строения возведёнными инженерными частями из сандвич-панелей называли скорее по земной привычке. По сути это были обычные офисные бараки, какие строили в любом месте, где войска оставались больше чем на неделю. Рядом располагался ряд таких же точно казарм да и с виду они практически друг от друга не отличались. Разве что особисты выделились, поставив своё здание чуть в стороне от остальных. Но другие военные не возражали, а наоборот, жалели, что представители спецслужб не расположились где нибудь подальше. Желательно на другом континенте. А всё потому что из их логова доносились жуткие крики.

Да, современные материалы обеспечивали достаточно хорошую звукоизоляцию, только вот из-за жары кондиционеры не справлялись с охлаждением помещений и многие просто открывали окна, чтобы сквознячок протягивал комнату, обеспечивая хоть какую-то прохладу. Грешили этим и особисты, вот из приоткрытых окон и доносились крики истязаемого человека, сменявшиеся монотонным бубнежом или диким смехом. Солдаты презрительно косились на логово безопасников, но возмущаться никто не спешил, потому что прошёл слух, что пленный виновен в гибели одного из них, подпоручика инженерной службы, так что бойцы морщились, но терпели. Хотя сами бы предпочли без затей шлёпнуть врага чем так измываться.

Когда генерал с гостем подошли к корпусу особистов там как раз был период затишья. Через приоткрытое окно слышалось как монотонный голос задавал вопросы на неплохом русском даже не пользуясь переводчиком. Ему отвечал другой, охрипший от криков, но не лишившийся доли язвительности, потому что в основном это были подколки и оскорбления. Кетцалькоатль на секунду сбился с шага, потому что ему показалось, что он его уже где-то слышал, но после секундного замешательства он выкинул это из головы. И весьма удивился, когда увидел человека пристёгнутого к креслу.

Выглядел Денис не очень. Избитый, покрытый грязью и кровью, он с трудом переводил дыхание, отходя от очередного сеанса пыток, но глаза блестели ехидством, и в целом юноша не потерял задора, язвя и издеваясь над палачами.

— А вот и главгад, — заметив входящего генерала хрипло рассмеялся хакер. — А чего та дол… мать моя женщина! А что это за красивого дяденьку к нам занесло?! Володырь, грёбаный насос, где ты был?! Где тебя так жизнь потаскала, пёсий ты сын?!

— Донателло, — удивлённо поднял бровь Пернатый змей. — Надо же. Не ожидал. Думал ты давно сгинул в джунглях.

— Не дождёшься, — оскалился Денис, — я ещё всех вас переживу.

— Это вряд ли, — Кетцалькоатль оглянулся на генерала. — Это прихвостень Варлока и мне плевать на всех, он должен возлечь на мой алтарь.

— Да как вы заманали меня с этими алтарями, — Дэн заскрежетал зубами. — Сука, что карсножопые, что длинноухие, что пшеки. Уроды.

— Сначала он должен сказать, где тело подпоручика Маевского и что он делал возле нашего поста связи, — нахмурился генерал, не ожидавший что пленный будет знаком с Пернатым змеем. — К тому же его смерть спровоцирует крупный международный скандал.

— Мне плевать. — рыкнул Володырь. — Я всех их уничтожу!

— Ты уже пробовал, — осадил его Томчик. — И чем это закончилось? А смерть вассала Ефимовых может вылиться в войну против двух империй. Мы конечно, сокрушим любого врага, ещё Польша не сгинела! Но у меня чёткий приказ не допустить конфронтации. Поэтому я хотел попросить уважаемого Кетцалькоатля в помощи с поимкой второго нарушителя, некого шамана, Петра Ярве, который сбежал, бросив подельника. Тогда мы сможем диктовать свои условия, а эти двое будут казнены как убийцы польского военнослужащего!

— Да жив ваш засранец, — усмехнулся Дэн. — А Петьку вы хрен возьмёте. Он поди уже на полпути к нашим.

— Что значит жив, — не понял генерал, — как жив?!

— Да так, — пожал плечами хакер и тут же скривился от боли. — Что мы звери какие, типа вас, пытать и убивать. Так припугнули чутка и всё.

— И солдат великой Речи посполитой сдал все пароли и совершенно секретную информацию из служебного ноутбука?! — Томчик налился дурной кровью. — Врёшь, русская свинья! Я тебя лично расстреляю за это!

— А зачем ему пароли? — удивился Володырь. — Черепаха же хакер выского уровня, даже Саммон-кард взломал. А там защита такая, что не у всех военных найдётся.

— Как хакер? — вот теперь поляк удивился, а особисты мгновенно сделали стойку, словно легавые псы почуявшие кровь. — По нашим данным он просто игрок, причём неудачливый.

— А-хахахаха, лохи!!! — зашёлся хриплым смехом Денис. — Реально повелись! Скажи ещё что вы ноут к беспроводной сети подключили и я кончу от радости… что реально подключили?! Ну вы лоша-а-ары!!!

— Ах ты пся крев… — начал было Тадеуш, но был перебит влетевшим в комнату адьютантом.

— Пан генерал! — Марек вытянулся во фрунт. — Связисты засекли незаконную передачу через наши системы связи! В сети обнаружен неизвестный вирус, по всей видимости шпионский. Содержание переданной информации устанавливается, однако на это может уйти много времени. До этого момента предлагается ввести режим тишины и провести профилактику оборудования, для поиска возможных закладок.

— Отставить, — скрипнул зубами генерал, буквально прожигая взглядом довольного Дэна. — Ноутбук Маевского на полную проверку! Какого хрена сразу это не сделали?! Раздолбаи! А ты…

— А что ты мне сделаешь? — во все тридцать два оскалился Денис. — Убьёшь? Валяй. Мало того, что ваш подпоручик загнётся, так ещё проблем на международном уровне не оберётесь. Мало того, что я нашим сообщение отослал, так теперь они и Петра подберут. А он живой свидетель ваших фокусов, с документами на руках.

— А ты значит, решил в героя поиграть, — Кетцалькоатль с интересом разлядывал старого знакомого, не понимая, почему он так изменился за это время. — Напрасно. Я считал тебя умнее, Донателло.

— А черепаха Донни умер, — зло оскалился Денис. — Сдох на грёбанном алтаре грёбанных эльфов. Знаешь, как я тогда жалел, что Варлок забрал у тебя ту трижды грёбанную карту? Ты даже не представляешь как. Я бы с удовольствием посмотрел, как ты там корчишься. А Петька меня спас, вытащил из этого ада, выходил. И даже если я сейчас помру, то хоть немного отплачу ему за это.

— Только тебе это не поможет, — ухмыльнулся в ответ Володырь. — Я сожру твою душу, а потом найду этого твоего шамана и сожру и его. А потом очередь дойдёт до Варлока и его баб. Так что твой подвиг был напрасным…

— Пан генерал! — в комнату вновь вломился Марек, на этот раз гораздо более бледный чем прошлый раз. — Пан генерал! Служба ПВО докладывает, что засекли возмущения, соответствующие проходу над базой высотного летательного аппарата с включённой разведывательной аппаратурой! Примерная траектория движения совпадает с расположением анклава русских!

— А вот и наши пожаловали, — теперь хорошее настроение Дениса не могло поколебать ничего, ни боль от многочисленных порезов и ожёгов, ни даже отсутствующие ногти на руках. — Встречайте гостей!

— Пся крев! — выругался Томчик и не глядя на Кетцалькоатля выскочил за дверь.

— Не радуйся раньше времени, — на Володыря новость о том, что их нашли не произвела никакого впечатления. — Ты даже не представляешь, что вас всех ждёт. И в итоге ваши души и сердца будут моей добычей. Я тебе обещаю.

Глава 10

— Почему я не могу его увидеть?! — Нина упёрла руки в бока, воинственно глядя на эльфийку, что при их разнице в росте выглядело немного комично, однако девушкам было не до смеха. — Как супруга главы рода Ефимовых…

— Вообще-то официально ты Кузьме не жена, — довольно мурлыкнула Ивилада, — А вот я — да. И это не говоря о том, что сейчас вы на моей территории. Но дело даже не в этом. А в том, что этот человек слишком опасен! Он поработил душу Хилуки и пусть она формально принадлежит Селаим я не позволю относиться к моим детям как к животным!

— Так вот в чём дело, — зло рассмеялась зайка. — То есть вам можно похищать людей, проводить над ними ритуалы, убивать и продавать как товар, а когда за это прилетает ответка сразу начинаются разговоры про права человека, то есть эльфа и прочую избранность? Лицемерие, любимый приём наших заклятых друзей, оказалось не только их. А я, дура, думала, что эльфы это кто-то возвышенный, далёкий от человеческих страстей и пороков. А разница оказалась только в ушах, а так всё то же двуличие.

— Дочь императора говорит о двуличии? — скептически приподняла бровь эльфийка. — Сразу видно, что тебя растили в оранжерее, ограждая от реального мира. Иначе ты бы знала, что правитель мыслит категориями не морали, а необходимости и рационализма. И если я вижу опасность для своих детей буду искоренять её любыми способами!

— Может быть я и домашняя девочка, но знаю что такое честь, — не осталась в долгу Нина. — И за своих друзей тоже буду бороться до конца! Пётр отправился в ваш мир на поиски Кузьмы по моей просьбе! И думаешь я отдам его на растерзание ушастой стерве?! Да никогда! И свадьба у нас будет как только вернёмся, понятно?! Тоже мне, богиня… подумаешь!

— Да, богиня! — Иви подбоченилась. — И в отличии от тебя, домашней девочки, знаю, какие опасности существуют в мире. От этого вашего шамана разит силой орков! И он не скрывает что был учеником Дарг-Хур-Доха, этого старого демона! Ты даже представить не можешь, сколько эльфов было им замучено, сколько душ он погубил сколько зла принёс моему народу!

— Но Петя это не этот ваш Дыр Пыр Хыр! — зайка не собиралась отступать. — Да, он не ангел, но никого не убивал и не мучил! И рискнул жизнью, отрпавившись в неизвестный мир, чтобы найти Кузьму! А ты…

— Никого? — скептически рассмеялась Ивилада. — А эта несчастная девочка с промытыми мозгами? Да он её практически в животное превратил, без собственной воли и желаний! Даже не в рабыню, а в зомби, как у вас в кино или какой… компьютер! Это по твоему никого?! Да его за это убить мало!

— И это меня ты называешь комнатным цветком? — Нина презрительно скривилась. — Ты не знаешь обстоятельств, в которых это случилось, его мотивов и вообще для чего он это сделал. Может быть от этого зависела его жизнь? Насколько я знаю, эти ваши тёмные тоже далеко не подарок. Разбой, грабежи, пиратство и так далее. Там каждого второго можно вешать особо не спрашивая за что, но я же с верёвкой за ними не бегаю, даже несмотря на то, что твоя сестра, Селаим, сейчас крутит жопой рядом с Кузей. И я не напоминаю что она увела у тебя жениха, потому что уверена в своём. Как и в его друзьях! А тебе стоит бы задуматься, на чьей ты стороне, если называешь себя женой.

— Предлагаешь мне бросить свой народ ради мужа? — Иви ответила сопернице не менее презрительным взглядом. — Хочу тебе напомнить, что теперь это и его подданые тоже. И уверена, Кузьма никогда не пойдёт на подлость…

— Предать друга, рискнувшего ради тебя жизнью и есть главная подлость! — перебила её Нина, — Всё остальное, кроме тёмной это лишь твои домыслы! И я не позволю какой-то самодурке…

— Коммандо цурюк! Штильгешатнден! Рихт ойх! — зычный командный голос прокатился по комнате с такой силой, что казалось, даже цветы в вазах встали по стойке смирно. — Есть прекратить балаган!!! Вы есть благородный дамы, а не базарный торговки! Если герцог Гогенцолерн увидеть вас сейчас — гнать обоих! А ну сидеть! И успокоиться! Обе!!!

Брунхильда Каролинг не даром была истинной дочерью славного германского народа и с молоком матери впитала не только легендарный орднунг, но и традиции сумрачных тевтонцев, и ярость неукротимых готов, спаливших Рим. Так что видя что две подруги и возможные сёстры по мужу готовы вцепиться друг другу в глотку решила взять дело в свои руки. И с немецкой основательностью тут же навела порядок, рявкнув так, что дурные девки мигом присмирели, несмотря на то, что одна была цесаревной, а другая вообще богиней. Но под грозным взором тевтонской девы обе стушевались и покраснели будто сценаристки на мужском стриптизе.

— Есть успокоиться?! — когда Брунхильда нервничала или злилась акцент у неё становился более заметным, хотя в обычное время девушка говорила почти без него. — Вы есть думкопф! Ссора на пустой место! Ты есть бояться за свой народ, но разве император не дать тебе гарантий безопасности?! Шаман сейчас есть в карантине, под присмотром военных. Они не допустить вреда гражданским, ты это понимать?!

— Ну… да, — стушевалась Ивилада, не понимая почему ей вдруг стало стыдно.

— А ты? — немка уставилась на Нину, вдруг захотевшую заползти в какую-нибудь норку и там спрятаться. — Друг есть гут! Но орднунг превыше всего! Контакт с неизвестными силами таит неизвестные опасности. Кто знать что этот Дарг-Хур-Дох сделал с Пётром. Нужна тщательная проверка.

— Я это понимаю, но… — начала было цесаревна но наткнувшись на взгляд Брунхильды мигом стушевалась.

— А главное, я не понимать, что вы есть раскудахтаться! — медленно и грозно немка надвинулась на двух спорщиц. — Вы есть кто? Бабы! Ваше место киндер, кирхен, кюхен! Решать судьба шаман будет герцог Гогенцолерн-Ефимов! И никак иначе! Вам ясно?!

— Да, — буркнули обе спорщицы, надувшиеся словно мыши на крупу.

— Тогда вы есть мириться! — не собиралась отпускать свои жертвы Брунхильда. — Или я доложить всё Кузьме Васильевичу.

— Я думала мы подруги! — обожгла взглядом тевтонку Нина.

— Я, я, то есть да, так и есть, — кивнула тевтонка. — И именно поэтому я и рассказать всё герцогу Гогенцолерну. Он судить как муж и господин. А мы покорно слушать. Это есть путь женщина.

— Пффф, вот ещё! — дружно фыркнули спорщицы, глянули друг на друга и гордо отвернулись, вскинув носики.

— Сейчас не средневековье, и мы не в Турко-Османской империи живём, чтобы быть живой мебелью! — Нина отступать не собиралась. — Даже фаворитки имеют права, а я законная жена… буду.

— Кузьма хороший, но у меня опыта на тысячелетия больше. И кто как ни жена — Ивилада с превосходством поглядела на соперниц, — поможет мужу, направит его если он ошибается.

— Вы есть не правы. — покачала головой Брунхильда, успокаиваясь, и снова начав следить за произношением, — Это ваша главная ошибка и если вы её не осознаете, это может очень плохо закончится.

— И в чём мы ошиблись? — перед лицом нового противника соперницы мигом объединились и выступили единым фронтом.

— Да, почему ты считаешь, что мы не правы? Мы делаем всё исключительно для пользы рода Ефимовы. — поддержала эльфийку Нина, но не смогла удержаться от шпильки, — Я по крайней мере точно.

— Мой народ и моя земля теперь пренадлежит Кузе и всё что я делаю для них делаю и для него. — Иви надменно усмехнулась. — Так что я не могу ошибаться!

— Вы делаете всё это для себя. — покачала головой немка. — Просто оправдываетесь пользой рода и подданых. Но неправы вы в другом. Вы считаете герцога… как это по русски… о! Простофилей! Сильным но глупым, которым можно вертеть как захочется, удовлетворяя свои капризы. Разве не поэтому ты, Нина, сделала сестру фавориткой? Вы всегда с ней спорили за внимание отца, и ты просто устранила соперницу. Да, несмоненно, это пошло на пользу роду Ефимовых, но о нём ли ты думала в тот момент?

— Да как ты… — мгновенно покраснев вспыхнула зайка, но Брунхильда хладнокровно перебила её, обращаясь уже к эльфийке.

— Или ты, Ивилада. — тевтонка не испытывала перед богиней никакого пиетета и не стеснялась резать правду-матку прямо в глаза. — Для тебя этот ваш Дарг-Хур-Дог по умолчанию зло и ты не собираешься разбираться в ситуации, а хочешь решить проблему кардинально. Но опять же, ты делаешь это для себя. Мстишь за свой народ. Это правильно, за своих надо стоять горой, но причём тут Кузьма?

— Он должен нас защищать! — немного истерично взвизгнула эльфийка, — Это его обязанность!

— Согласна, — кивнула Брунхильда. — Значит пусть он сам и рассудит, что делать с шаманом. Тем более это его друг. А вам пора отвыкать думать о муже как о простофиле. Иначе однажды у вас будут огромные проблемы.

— Откуда ты вообще это слово узнала? — фыркнула Нина, — Сейчас никто так не говорит.

— Оно было в учебнике, значит говорят, — отрезала немка с германской категорической верой в начальство и учителей. — Но дело не в слове. Вы русские, слишком любите уделять внимание мелочам, упуская важное. Вот и сейчас ты обратила внимание на слова, а не на содержание. А ведь это действительно проблема. Пока вы считаете Кузьму неразумным, которым требуется управлять и направлять его на правильный путь согласия в семье не будет. Сейчас он слушает вас, но это скорее по инерции, потому что вы девушки и раньше имели высокий статус. Да, раньше, потому что сейчас вы под мужем.

— Замужем, — поправила Брунхильду цесаревна. — по русски будет за мужем, а не под ним. Я тебя поняла, но ты не права. Я и не думала…

— Специально — нет, — оборвала её тевтонка. — Ты просто изначально считала герцога, не глупым, нет. Менее опытным. И это, якобы, давало тебе право исподволь им управлять.

— Но у Кузи действительно нет опыта интриг, а при дворе этому учишься с детства, — насупилась Нина. — И я не пыталась им управлять. Так подсказала пару раз.

— Да ты даже трусы и носки ему лично выбираешь, — рассмеялась Иви. — и костюм проверяешь, вдруг не тот наденет. Про очередь в кровать я уже и вовсе промолчу. Да ты обращаешься с ним как со слабоумным!

— Можно подумать ты сама лучше! — огрызнулась цесаревна. — Ой Кузенька, ты покушал? Ой, а давая вместе помоемся, я тебе спинку намылю.

— Совместное омовение это традиции нашего народа! — окрысилась в ответ богиня. — Мы не стесняемся своих тел, и не прячем их под грудами одежды, как некоторые.

— То, что вы любите сиськами на людях потрясти это все уже поняли, — Нина собиралась оставить за собой последнее слово. — Причём не просто так, а с определённой целью. Вон, всех солдат гарнизона уже перетрахали. И что эльфы к однополой любви склонны — тоже.

— У нас просто мало мужчин, — немного покраснела Ивилада. — А потребность в сексе это естественное желание организма. Вот девочками и приходится искать выход.

— Да? — удивилась цесаревна. — А кто перед отъездом…

— Довольно! — хлопнула рукой по столу Брунхильда. — Молчать! Вы опять есть гадиться!

— Сраться, — хмуро поправила Нина. — нет слова гадиться.

— Слова нет, а процесс есть! — ничуть не смутилась немка. — Вы гадите друг на друг, когда есть должны быть вместе! Заодно! Вы законный жена… — тут тевтонка немного сбилась и опустила глаза. — единственный законные жёны.

— Брунечка, не переживай ты так, — тут же кинулись утешать подругу спорщицы. — Кузя обязательно на тебе женится. Мы ему не дадим отвертеться!

— Вот! — тут же вскинулась тевтонка. — Вы есть опять им манипулируете! Так нельзя! Мужчина сам должен решать!

— Но в таких делах немножечко же можно, — невинно захлопала глазами Нина. — Иначе как он поймёт, что ему счастье в дом привалило? Мужики же намёков не понимают, и Кузя при всех его достоинствах, не исключение.

— Это точно, — закивала Ивилада, — Ему надо в лоб прям говорить всё. Не даром баран на гербе изображён.

— Ну в этом случае может быть, — Брунхильда и сама поняла что переборщила, — но в политике и прочем он сам должен всё решать! Ты есть знаешь как лучше? Хорошо. Научи его. Объясни. Но не манипулируй. Вы не понимать, что через пару лет он оботрётся и будет понимать что вы делаете. Думаете, ему понравится это? Хотите скандал и развод?

— Нет!!! — дружно замотали головами обе интриганки и хором продолжили, будто долго тренировались. — Я люблю Кузеньку!

— Тогда есть уважайте его! — припечатала валькирия. — Не считайте простофиля. Учите, объясняйте, но не играйте с ним. Иначе это всё очень плохо кончится. Вы даже не представляете на что способен мужчина у которого задето самолюбие. А вы именно это и делаете, и рано или поздно Кузьма это понять. Ведь он герцог Гогенцолерн по крови, а как у вас говорят она не водица. И пусть сейчас он молод и глуп, рано или поздно это пройдёт. И тогда ваша семейная жизнь превратится в ад.

— Наша жизнь, — припечатала Нина. — Ты же нас не бросишь? Но должна сказать спасибо. Я не думала о Кузе в таком ключе. Мне есть о чём подумать.

— Мне тоже, — кивнула Иви. — Я не ожидала что мои действия можно так истолковать. Кажется, нужно что-то изменить. Благодарю.

— Вы начали думать, — удовлетврённо поглядела на подруг Брунхильда. — Я рада. Это есть орднугн.

— Всё бы вам, немцам, чтобы порядок во всём был, — фыркнула цесаревна. — Нет в вас нашей безбашенной удали. Я наверно, Кузьму и полюбила, когда он предложил сбежать с приветственной линейки в колледже. Никогда бы не подумала что так вообще можно делать.

— Да уж, — кивнула эльфийка. — Есть у него такое. Жаль будет, если он превратиться в строго и чопорного главу клана.

— Ну на это не стоит надеяться, — отмахнулась Нина. — Чувствую, мы с ним ещё намучаемся. Но Брунхильда тоже права. Пора открыть глаза мужу на некоторые вещи.

— И сыграть, наконец, настоящую свадьбу. — Иви посмотрела на удивлённых подруг. — Что?! Я готова делить его с вами, это выгодно всем. Любовь любовью, но нужно думать о будущем. А оно только в силе рода Ефимовых.

— Гогенцолерн, — педантично поправила немка.

— Ефимовых-Гогенцолерн, — не стала начинать новый спор богиня. — Сейчас он в фаворе у императора, но что будет когда тот умрёт. Извини Нина, но люди смертны, чаще всего весьма неожиданно. И что будет тогда очень сложно предсказать. Но что разразится война за власть — это однозначно. Я видела это множество раз и всегда это кровавое и мерзкое зрелище, где предают друзей и бьют в спину родным.

— Именно поэтому я и сделала Инну фавориткой, — тяжело вздохнула зайка. — Она хорошая девчонка, и как бы мы не ссорились в детстве, между нами не было вражды. Но её мать… это та ещё ядовитая гадина. И уверена, если бы отец внезапно умер, в этот же день меня бы или отравили или задушили, и это ещё в лучшем случае Герцина не перед чем бы не остановилась чтобы получить власть. У неё давно на этом кукуха съехала, собственно поэтому её отец и бросил.

— Глупо. Твой отец — думкопф. — припечатала Брунхильда. — Нужно было удавить по тихому или, если так жаль, сослать в закрытый монастырь.

— Как бы это жутко не звучало, но я с тобой полностью согласна, — кивнула Нина. — Иногда папочка слишком мягок.

— Вот поэтому я и говорю, что нам нужно объединиться. — Ивилада серьёзно посмотрела на девушек. — Только так мы сможем сделать род сильным. Я согласна с тем, что сказала Бруня. Кузьму надо учить. Но и полностью отдавать иннициативу в его руки нельзя. Нужен разумный компроисс. Но самое главное, нам нельзя начинать интриговать против друг друга. Как только это случится, это станет началом конца.

— Согласна, — кивнула цесаревна. — Да и смысла в этом нет. Кузи хватит на всех, ну нас по крайней мере. А вот жён ему больше не надо. Достаточно нас троих. И вот здесь, чтобы ты Брунь не говорила, я буду бороться до конца, интриговать, манипулировать Кузьмой, но не пущу никакую вертихвостку. Если он поумнеет — сам поймёт, зачем это было нужно. Ну а нет, я готова принять любую кару.

— И я, — тяжело вздохнула немка и удивлённо подняла брови, глядя на поражённо уставившихся на неё девушек. — Что?! Я тоже хочу женского счастья. И не хочу его делить с кем попало. Я всё таки принцесса! Богиня и цесаревна это хорошая компания. А всяких прош… пострононних нам не надо.

— Не ожидала от тебя, — Ивилада покачала головой. — Но я с вами согласна. Так и поступим. И ладно, пёс с ним, этим шаманом. Если он друг Кузьмы — пусть живёт. Будем считать это моим первым взносом в наш союз.

Глава 11

К Лепесковым-Каменским мы отправились вместе. Давно пора было показаться на людях, а тут как раз случай подвернулся. Узнав о моём желании посетить их вотчину вассалы расстарались и устроили приём. Не особо пышный, так человек на сто пятьдесят, всё же ещё длился траур по Юле. Так что были только самые близкие так сказать. Родные, соседи. Соседи соседей. И так далее. Я хотел поначалу отказаться, всё таки это был отличный вариант для кровососов напасть, а потом подумал, какго собственно, хрена? Пусть это они от меня бегают. А попытаются, нас с лысым косплеером хватит раскатать всех в мелкую пыль. Про Аську вообще промолчу. Зуб даю, при желании она могла катком пройтись не то что по вампирам, а даже по большинству Аватар и Воевод, другое дело, что я не собирался этого допускать. Вот ещё, будет моя малышка драться с разными уродами.

Из-за траура вопрос выбора одежды даже не стоял. Строгие чёрные костюмы для нас с Фридрихом, чёрное же платьишко и шляпка с небольшой вуалью для Аськи. Солидно, строго, и сразу понятно, что веселиться мы не намерены. Я честно говоря, действительно лучше бы дома остался, но и отказать малышке не мог. Да и стоило показаться на людях, чтобы знали, что род Ефимовых не забился в угол, дрожа от страха, а плевать хотели на всех. И пусть только кто сунется, порву как Тузик грелку.

А тут ещё в последний момент с нами напросилась Софья, мотивируя, что если уж устраивать показательный выход, то о нём должно узнать как можно больше народу. Я поначалу думал послать наглую девицу-папарацци, но потом решил, что она в чём-то права. Действительно, лучше, если под рукой будет свой борзописец, которого можно проконтролировать хотя бы. А то кто знает, что напишут другие. Хотя, точно уверен, что ничего хорошего. Журналюг хлебом не корми, дай кого нибудь в помоях искупать. Жёлтая кость, что ещё скажешь. Так что в итоге я дал добро, только с условием обязательной моей личной цензуры готового материала. Не то чтобы я Софье не доверял, но проверять всё равно собирался.

Лысый косплейщик, как настоящий рыцарь, взял заботу о девушке на себя, хоть поначалу и кривился. Но не из-за того, что та ему не понравилась, Софья была вполне в его вкусе, просто Воронин с нами не ехал, и Фридрих решил что он сегодня ответственный за нашу с Аськой безопасность. Правда потом он как то сник под моим скептическим взглядом, видать вспомнил последствия нашей дуэли, а менее тактичная дочка так и вовсе зашлась истерическим смехом. Оно и понятно, с её точки зрения это она должна опекать лысого фрика от неприятностей.

То, что он был Воеводой и считался элитным гением и достоянием Земель германской нации на мелкую Снежную деву не производило ровно никакого впечатления. Но оно и понятно, для неё заморозить что Фридриха, что обычного человека не было абсолютно никакой разницы. Да и вообще на Земле она опасалась всего нескольких человек, если не брать в расчёт нашу семью. Но не думаю, что Папа, Патриарх или Далай-лама лично будут разбираться с этой малявкой. Эгрегор штука тонкая и не везде его можно использовать.

Добирались мы на двух машинах, плюс сопровождение. Воронин, хоть и не поехал с нами, но службу знал так что организовал всё по высшему разряду. И лично проводил нас, несмотря на кислую мину Ву Шу, с которой они собрались устроить романтический вечер. Лаоши основательно подсела на современную культуру и требовала от любовника ухаживаний по всем правилам. Театры, рестораны, ужины при свечах и так далее.

В Наднебесной с этим туговато, там в любую секунуд из кустов может выпрыгнуть вражеский практик, а здесь женщина расслабилась и наслаждалась комфортом и достижениями научно-технического прогресса. Что, впрочем, не мешало ей и самой тренироваться и меня гонять в хвост и в гриву. Да и Воронину доставалось. Наднебесница не напрямую, но взяла над ним шефство, начав потихоньку передавать основы своих умений, что не могло не радовать. Лёд был сломан, а там глядишь и до собственной школы недалеко. Я верил в возможность Ву Шу адаптировать навыки боевых искусств наднебесников для наших Воинов, и собирался помочь всем чем могу. Иметь в друзьях такого мастера дорогого стоило, а нас связывало нечто большее, недаром на Востоке учитель считался ближе чем родители.

Прибыли мы вовремя. Ну точнее почти через час после начала приёма, но по негласным правилам считалось что сюзерен и не должен приезажть раньше. Лепестковы-Каменские, конечно, официально мне присягу ещё не приносили, но все понимали, что это просто формальности. И лучше всех это знала сама Мария Викторовна, глава рода, явившаяся лично встречать нас, при этом одета она была в траурных чёрных тонах и первым делом выразила глубочайшие соболезнования.

На похоронах мы ограничились лишь дежурными фразами, мне было не до этого, а сама женщина проявила тактичность, не став навязываться. Так что сегодня компенсировала, демонстрируя скорбь и траур. Что, впрочем не мешало ей устроит приём. Да, с некоторыми ограничениями, без массовых развлечений и с грустной музыкой но тем не менее. Однако, осуждать Марию Викторовну я не спешил. Со смерть Юлии жизнь не остановилась. Я и сам был не без греха, так что считал, что такого проявления участия достаточно. Хотя бы потому что от большинства выражавших мне соболезнования так и несло фальшью и лицемерием.

Оно понятно, кого волнует чужое горе. Не у них и ладно. Думаю, что находились и те, кто наоборот, злорадствовал, хоть на людях и делали вид что ужасно расстроены и огорчены. Что делать, такова человеческая природа. Злиться на это глупо, пытаться изменить — утопично, так что оставалось лишь игнорировать, и следовать правилам игры. Вот я и кивал малознакомым или совсем незнакомым людям, потоком подходившим к нам с Аськой, с выражением горя на словах и совершенно равнодушными глазами.

К счастью, долго это не продлилось, всего каких-то полчаса и от нас отстали. Или скорее взяли паузу перед следующим раундом попыток подлизаться. Ведь это при первом визите к Лепесковым-Каменским те считались родом на грани вымирания, а я якобы был в опале у императора. А сейчас всё было совсем иначе. Первооткрыватель нового мира, получивший там родовой надел и жену-богиню. Дважды герцог и трижды зять императоров и плевать, что одна из цесаревен стала фавориткой да и свадьбы ещё не было. Мой статус и близость к трону не подлежали сомнению, а значит тут же рядом нарисовалась толпа лизоблюдов, норовивших поцеловать в задницу в надежде что им за это что-то перепадёт.

К сожалению, лично мне деться от этого было некуда, зато Аську я сразу же отправил играть. И так стоило ей появиться, Пётр прилип к девчонке, словно верная собачка и больше не на шаг не отходил, глядя преданными глазами на свою любимую. Вот казалось бы одинадцать лет, откуда такие чувства, к тому же они год почти не виделись, и на тебе. Смотрит, вздыхает, ловит каждое слово. И ведь чувствуется, что это не игра, а по настоящему, искренне. Что он ради Аськи готов на всё. Пришлось даже дочери тишком внушение сделать, чтобы не смела играть чувствами пацана. Не нравится — отшей сразу, а мучать не смей. Хорошо ещё малышка у меня понимающая и сразу дала слово, что ничего такого не будет. Да и Петька ей явно был симпатичен, хоть девчонка перед ним и крутила хвостом, но в меру и знаки внимания принимала благосклонно.

Вот я их и отпустил играть. Не вдвоём, как оказалось, на приёме присутствовало около дюжины детей их возраста, для которых отделили покои и часть сада. Нагнали туда гувернанток и слуг, приглядывать и исполнять прихоти, но Аська в присмотре явно не нуждалась. Мигом организовав детей, построив их по рангу и ранжиру мелкая егоза принялась методично разносить всё, до чего могла дотянуться. Не в прямом смысле, конечно, девочка она у меня была воспитанная, но вот устроить дикое побоище на игрушечном оружии умудрилась, заслав слуг за большим количеством пушек стреляющих мягкими снарядами. И жилетов с шапочками, на которые те легко прилипали.

Визг стоял такой, что даже я пошёл заглянуть, что ж там происходит. Как раз попал на осаду крепости, построенной из подушек, покрывал и мебели. Аська отважно отбивалась от наседавших детей, строча из пулемёта, а Петька, как верный рыцарь, работал вторым номером, подавая ленту и отстреливаясь из пистолета. Штурмующие грамотно пользовались особенностями местности, прятались за шкафами, креслами и пуфиками, поливая защитников пульками из автоматов, а один толстячок садил из базуки, да так ловко, будто родился и вырос в отряде наёмников. Уж я то знаю, ещё в Новосибирске доводилось с теми зависать, когда подрабатывал спарринг-партнёром. Командир “Медведя” меня к себе завербовать хотел, после того как совершеннолетним стану, вот и брал на разные пострелушки и прочие движняки.

Оставив детей развлекаться я вернулся к гостям. Как и ожидалось, тут же потянулись желающие познакомиться поближе, в надежде получить какой-нибудь профит. И словно сговорившись, каждый пытался представить мне дочь или племянницу, практически прямым текстом предлагая её в любовницы, причём даже не в фаворитки, а так. Хочешь — на ночь, хочешь совсем забирай. При этом расхваливали их будто это были не люди, а какие-то породистые кобылы. Даже терминология сходилась. Стать, масть, круп и так далее. И ладно бы несчастные девицы страдали от тирании родителей и шли на этот позор по принуждению, подчиняясь судьбе… ага, сейчас. Эти кобылы так на меня смотрели, что дай им волю, готовы были наброситься и разорвать на сотню маленьких варлоков. А уж чтобы они с ними потом делали даже думать страшно, чтобы не попасть под статью, о совращении.

Нет, девицы крутили задами, строили глазки, и почти у каждой совершенно случайно падала бретелька платья, о которых стоило сказать отдельно. Выдержанные в скромных, тёмных тонах, потому как траур, тем не менее туалеты у дам были настолько открытые, что это граничило с распущенность. Сильно граничило, порой переходя черту настолько, что можно было без труда сказать, какой натуральный цвет волос у той или иной дамы. Или девицы, те от них не отставали, хотя большинство молодых прелестниц предпочитало вместо интимных стрижек гладкие поверхности. Видимо чтобы подчеркнуть свою юность и неопытность. Получалось так себе.

Ну какая неопытность, если случайно упавшая бретелька умудряется обнажить весь бюст, при этом оконфузившаяся барышня не спешить его прятать и заливаясь краской бежать прочь с бала, потому что жизнь её теперь кончена. Нет, она наоборот, демонстрирует товар лицом, под одобрительными взглядами маман, и лишь через минуту спохватившись, вспоминает о правилах приличия. Или скорее начинает понимать, что ещё немного и конкурентки вцепятся ей в волосы прямо здесь, наплевав на любые законы. И это аристократия, цвет страны, так сказать…

К чести Марии Викторовны она стеной встала на пути ушлых девок, желающих не мытьём так катаньем пролезть в высший свет. Обретшая надежду и новую жизнь женщина хлопотала вокруг меня, словно наседка вокруг выводка, отгоняя назойливых гостей. Те не решались спорить с хозяйкой вечера и послушно ретировались, а кто не понимал намёков и практически прямых посылов уводила охрана. Иногда уж совсем грубо, но подобное случилось всего единожды и я был полностью на стороне Лепесковой-Каменской.

Точнее если бы она меры не приняла, я бы лично прибил наглого баронишку, в открытую предлагавшего мне четырнадцателетнюю дочку и намекая что если я люблю помоложе, то у него дома ещё пятеро, любых возрастов. Видя мою окаменевшую рожу и чёрные точки, начавшиеся появляться в округе Мария Викторовна тут же среагировала, приказав вышвырнуть мерзаца, а Фридрих связался с СОИ на предмет устроить у него дома тотальную проверку, и если не дай Бог, он хоть что-то сделал с детьми — посадить ублюдка. Или к стенке прислонить, на таких мразей у нас мораторий на смертную казнь не распространялся.

Короче, приём мне не понравился, впрочем, как всегда. Просто до этого я ходил на них со своими девочками, а тут пришлось одному отдуваться. Лысый косплеер плохая замена моей зайке, и дело даже не в том, что Нина была гораздо милее, просто цесаревна всю жизнь вращалась в этих кругах, досканально знала не только этикет, но и все писанные и неписанные правила и могла одним движением брови или веера выразить всю гамму эмоций. Фридрих же, хоть тоже происходил из славного и древнего рода Гогенцоллернов всё время проводил на тренировках и в медитациях. Так что для него это тоже был новый опыт. Впрочем, упёртого немецкого Воеводу пронять чем-то было весьма непросто и поэтому я очень удивился, когда заметил его остекленевший взгляд. А когда проследил на кого это он так пялится сам опешил.

Она выделялась среди толпы словно породистая арабская лошадь среди табуна мулов. Да, уже прошло полвека с момента реставрации империи и большинство аристократов имели в роду два, три а то и четыре поколения, воспитанных в лучших традициях дворянства, и тем не менее сиволапое прошлое так и пёрло из большинства его представителей. Но от этой красавицы буквально несло десятками поколений благородных предков. В ней всё об этом кричало: элегантное тёмно бордовое платье, осанка, внешность, движения, походка, жесты, даже случайный взгляд, брошенный в нашу сторону. Заинтересованный, надо сказать, но без пошлой алчности или похоти, а скорее приглашение на охоту. Я никогда не думал, что так много можно сказать одним случайным взглядом. Даже Нине до этого было ещё далеко. И надо сказать, выстрел попал в цель. Сунув Фридриху недопитый бокал шампанского, который я цедил весь вечер, я двинулся вперёд, благо музыка в этот день была только медленной и печальной, как раз подходящей для медленного танца.

— Сударыня, — словно акула в стаю трески я врубился в толпу воздыхателей красавицы, без труда проложив себе путь к телу, и протянул руку, — позвольте пригласить вас на танец.

— Конечно, — голос у брюнетки оказался подстать внешности, низкий, обволакивающий, невероятно эротичный, с каким-то едва заметным акцентом, который я не узнал, но я и не лингвист, если уж на то пошло. — С удовольствием, сударь.

Словно по заказу, а скорее всего так и было оркестр тут же завёл новую мелодию и мы закружились по залу в вальсе. Танцевала девушка прекрасно. Послушно и легко позволяла себя вести, буквально порхая над паркетом. Описать танец с ней можно было одним единственным словом — идеально. Настолько, что никто не удивился, когда я наклонился максимально близко к шейке девушки. Да, на моём месте мало кто из мужчин удержался бы, тем более молчать в танце считалось моветоном. Только услышать наш диалог было им не под силу. А там было много чего интересного.

— Я дам тебе ровно пять секунд, чтобы объяснить, какого хера ты тут делаешь, — я интимно дышал в ухо красавице, сжимая в ладонях тонкую талию, — или распылю тебя надёжнее чем все святые облатки вместе взятые. И уйди на хер из моей головы, тварь.

— Маркиз предлагает обмен, — ничуть не испугалась и не обиделась брюнетка, но я перестал ощущать невесомые поглаживаяния, щекочущие мозг. — Твоя девушка, Юлия, за свободу от преследования.

— Юля мертва, — я стиснул талию так, что даже древняя вампирша пискнула. — И если вы, твари…

— Вы слишком мало знаете о нас, — опять не проявила никакой агрессии кровососка. — позволь представиться. Я Эрика Сильвия ван Вейк, Стрикс. Одна из тех, кто бежал вместе с реббе от инквизиции и одна из сильнейших в нашем племени. И сейчас я лично пришла заключить с тобой соглашение. Согласись, лгать в моём положении глупо. Тем более кое что вы можете проверить прямо сейчас. Вы ведь нашли то существо, что скрывается в наших головах?

— Ты об этом слизняке? — у меня чесались руки уничтожить вампиршу, но должен признать, она сумела меня заинтресовать.

— Да. — не стала запираться Эрика. — Он источник наших сил. Лишь передав его можно стать вампиром, если же впрыснуть в кровь только его соки получится гуль или ещё кто похуже. Но главное не это. Стрик, так мы зовём их, не просто дарует нам силу, он становится частью нас. И чем старше, тем сильнее мы сливаемся. И даже если уничтожить полнсотью тело, но Стрикс выживет, он сможет восстановить нас, вырастив новую оболочку, неотличимую от прежней.

— Вы поэтому зовёте себя Стрикс. — я кивнул, немного начиная понимать о чём толкует кровососка, и вдруг понял что кое что не сходится. — Ах ты тварь… я даже на секунду поверил что это возможно. Но я лично уничтожил тело Юли. Распылил его на атомы.

— Тело — да, — улыбнулась вампирша, — но Стрикса — нет. Обычно обращённым подсаживают личинок, и если бы с твоей девушкой было так, смысла в переговорах бы не было. Но её обратил маркиз, самый старый из нас и самый опытный, поделившись малой частью своего Стрикса. И перед вашей встречей забрал его обратно. Стрикс сохранил образ и все воспоминания и теперь достаточно напоить его, чтобы Юля возродилась.

— Своего, надо полагать, он тоже где-то спрятал, — до меня дошло, насколько читерной была эта возможность. — И даже если бы я его убил, эта тварь всё равно бы возродилась, так?

— Совершенно верно, — улыбнулась Эрика. — Не сразу, но постепенно Рафаэл вернулся бы к жизни. И сейчас предлагает тебе сделать это с твоей возлюбленной. В обмен на наше право жить здесь, среди вас.

— Я не могу решать такие вопрос в одиночку. — я нахмурился, понимая, что грёбанный кровосос взял меня за яйца, ибо отказаться от возможности вернуть Юлю мне будет крайне тяжело. — Я передам твои слова императору. Он решит, что с вами будет.

— Конечно, — ничуть не расстроилась вампирша. — мы будем ждать. А теперь позвольте откланяться. В сказке девушка должна покинуть бал до двенадцати, иначе её платье превратится в лохмотья.

— Вали, пока я тебя не распылил, — настроение рухнуло ниже плинтуса. — Синдерелла… мать твою драть.

На мою грубость Эрика лишь улыбнулась и тут же исчезла, смешавшись с толпой. Причём отследить куда именно она делась я не смог. Да и не хотел. Мне было о чём подумать. Махнув Фридриху я направился к Марии Викторовне. Пора было забирать Аську и ехать к императору. Разговор предстоял тяжёлый. В то, что тесть отпустит вампиров я не верил, да и сам не собирался этого делать. Но Юля… я скрипнул зубами, сжимая в кулаке маленький кусочек бумаги, что оставила после себя вампирша.

Глава 12

К императору меня пропустили без проволочек. В принципе любой состоящий в Чайном клубе имел право личной встречи с правителем страны, а уж я то и подавно мог явиться в частном порядке, но даже в этом случае требовалось соблюдать протокол. И дождаться пока о тебе доложит секретарь, а там могли и затянуть вопрос, вплоть до того, что ждать пришлось бы месяцами. А что делать, если у батюшки-государя нет ни минутки свободной, не ест, не спит, отец родной, всё о народе думает и отвлекать его никак нельзя.

Так что даже высокопоставленные чиновники старались подобным правом не злоупотреблять. Всё таки главный плюс самодержавия и его же главный недостаток это именно влияние личного отношения правителя на решение любых вопросов. Собственно именно это и должен был компенсировать тот самый Чайный клуб. Мне же, как почти родственнику, всё же бояться было нечего, и тем не менее я старался не злоупотреблять. Просто не видел смысла тревожить императора по вопросам, которые могут решить другие, но сейчас плюнув на всё, рванул сразу к нему, благо Святослав Андреевич сейчас был в Москве, а не в Аркаиме. Новая столица пока ещё представляла собой одну гигантскую стройку, и постоянно жить там было как минимум неудобно.

Мария Викторовна спокойно приняла мои скомканные извинения, ничуть не обидившись на скорый отъезд, тем более что программу минимум мы выполнили, а вот Петька надулся, как мышь на крупу, не желая расставаться со своей принцессой. Но сдержался, хоть было видно, что даётся ему это ой как нелегко. Аська тоже выглядела грустной, видимо пацанёнок ей действительно нравился, так что пришлось шепнуть, чтобы пригласила нанести ответный визит, уже неофициально, без пышных церемоний. Мальчишка аж расцвёл, да и мать его тоже.

Слова словами, но официально оммаж я у них не принимал. Так что она всеми силами старалась укрепить свою позицию, пусть даже таким, немного унизительным способом. Хорошо ещё Петька был мелкий и ничего не понимал. Но я несколько раз ловил презрительные взгляды от гостей, брошенные на него. Оно понятно, мало того, что возможный брак со всех сторон выглядит мезальянсом, так ещё Аська его сто процентов загонит глубоко под каблук, точнее уже загнала. Вот и получается, жить пацану всю жизнь под чьей-то пятой. Да и никто не отдаст из рода потенциального носителя восьмого ранга, на который маленькая Юки Она вполне реально могла претендовать. Но лично я считал, что всё это дурь. Они ещё совсем мелкие, какая свадьба. За десять лет ещё сто раз всё изменится. Так что не парился и относился к дружбе дочери спокойно.

Но сейчас, широко шагая по коридорам резиденции я не думал о таких мелочах. Чтобы планировать будущее, нужно точно знать, что оно будет. А активность кровососов мне очень не нравилась и наводила на определённые мысли, что маркиз этому постарается помешать. По крайней мере я предпочитал толковать появление старой и сильной кровососки именно так. Пусть даже её предложение, а точнее попытка маркиза торговаться выглядела очень заманчиво. Но я нутром чуял подвох. Что-то тут было не так, однако и утаить факт встречи с вампиршей я был не в праве. А там пусть тесть думает, на то он целый царь-анпиратор!

— Здравствуй Кузьма, проходи садись, — поднялся навстречу Святослав Андреевич, когда нас без лишних проволочек пропустили в кабинет. — Привет, красавица. Сбежала от мамок? Ох, егоза! Всыпать бы тебе десяток горячих по мягкому месту, да боюсь, папка твой против будет. Ты ж из него верёвки вьёшь.

— Бить детей непедагогично! — заявила мелкая вредина, правда, для надёжности спрятавшись за меня и тайком показав язык главе государства. — Я маме пожалуюсь!

— Ох, мало тебя лупят, ох мало, — покачал головой император, впрочем, не прекращая улыбаться. — Ладно, иди вон посиди на диванчике. Нам с твоим папой поговорит надо.

Я тем временем успел поздороваться с канслером, как по заказу оказавшемуся у тестя в гостях. Точнее они явно работали, судя по заваленному бумагами столу, обсуждали очередные реформы. Или закон какой, без разницы, я старался в политику не лезть, хоть и понимал, что пора вникать. Но не сейчас. Сейчас я плюхнулся в предложенное кресло и коротко, в несколько предложений обрисовал ситуацию, заставив первых лиц государства серьёзно задуматься. Действительно, тут было над чем пошевелить извилиной.

— Значит перемирие в обмен на твою девушку, — задумчиво проятнул Святослав Андреевич, постукивая пальцами по столу. — А сам ты что на этот счёт думаешь?

— Они тянут время, — я уже крутил в уме ситуацию и так и эдак и сумел прийти только к этому мнению. — Про воскрешение скорее всего кровососы не врут. Да, это очень сильно похоже на тупую разводку, но я считаю, что маркиз будет действовать гораздо тоньше. Он даст заглоить наживку, так что скорее всего действительно может вернуть Юлю.

— Или кого-то похожего на неё внешне, — покачала головой Голицын. — Кузьма, не сочти меня циником, я бы очень хотел вернуть девушку, но… ты уверен, что после воскрешения это будет именно она?

— А не кровожадная тварь, жаждущая крови? — закончил за него я мысль. — Нет, не уверен. Я вообще слабо себе представляю как это возможно. Поэтому и считаю, что вампиры просто тянут время. С Юлей то ли получится, то ли нет, настолько вилами по воде писано, что воспринимать серьёзно это нельзя. Вот как предложение к переговорам — может быть, но тогда к чему была атака на кладбище? Да и вообще, какие могут быть переговоры с кровососами?!

— К сожалению, не всё так просто. — вздохнул канцлер, а тесть закивал, подтверждая его слова. — Боюсь, что их послание несло в себе гораздо больше смысла, и предназначено оно было для его императорского величества. А ты, Кузьма, выступил лишь почтальоном, причём не понимая реального смысла того, что передаёшь.

— Вы это про что? — насторожился я, прокручивая в голове каждое слово сказанное упырихой. — Думаете, есть второе дно?

— И ещё какое, — Святослав Андреевич с силой потёр лицо, а затем посмотрел на Голицына. — Как думаешь, Леонид, каковы шансы, что кто-то из Чайного клуба завербован?

— Невысокие, — второе лицо в государстве сидел нахмурившись и бурление мыслей на его лице можно было увидеть невооружённым взглядом. — Всё же седьмая чакра даже Воинам даёт массу приемуществ и долголетие, но приманка уж больно заманчивая, а мы не знаем, насколько вампиризм совместим со способностями к сансаре.

— Если судить по упырю, которого Кузьма захватил, раньше бывшего Есаулом, то можно сделать предположение, что при вампиризации человек сохраняет свои возможности. — тесть выдвинул ящик стола и вынул из него пухлое дело, в котором оказались фотографии того самого продвинутого упыря. — Однако не думаю, что кого-то заинтересует этот путь.

— Ромушев, — я не понял о чём они говорят, но у меня был один пример успешного обращения одарённого в вампира. — Маркиз его сам обратил, а потом убил, и мне голову притащил. Но мог или нет Олег по прежнему использовать ПМК или магемы я не знаю.

— Но сам факт уже настораживает, — вздохнул канцлер. — Надо будет составить перечень всех лиц, которые могут рискнуть.

— Включи в него тех, у кого есть больные и старые родственники. — добавил Святослав Андреевич. — Иногда ради близких люди готовы идти на самое подлое предательство.

— Да, конечно, — кивнул Леонид Матвеевич, и снова вздохнул, — объёмный список получается. Проверить всех будет очень тяжело.

— А может мне кто-нибудь скажет о чём речь? — я окончательно запутался, хотя тупым себя не считал. — А то сижу как дурак и них… ничего не понимаю.

— Герцог Ефимов, привыкай смотреть на проблемы шире, — с осуждением покачал головой тесть. — Все исходные данные перед тобой. Вывод напрашивается сам, и то что ты его ещё не сделал, говорит не в твою пользу. Чем по легендам славятся вампиры?

— Тем что кровь сосут, — я почувствовал раздражение, — это же понятно.

— Да что ты зациклился на этой крови?! — Святослав Андреевич тоже повысил голос. — Мы говорим сейчас о том, что может мотивировать человека стать вампиром. А с положительной коннотацией у них главное свойство это…

— Бессмертие… — меня будто в лоб ударило чем-то тяжёлым. — Это получается, что они практически бессмертны…

— Если упыриха тебе не солгала и только если слизняк остаётся целым, — педантично поправил меня канцлер. — Но в целом ты прав. И это огромное искушение, особенно для богатых и наделённых властью людей.

— Маркиз — кретин, — резюмировал я, после короткого обдумывания ситуации. — Если бы он не пытался нахрапом захватить меня, ему ничего не стоило получить и деньги и статус, а потом и власть, и править из тени.

— В какой-то мере ты прав. — кивнул император. — Но стоит учитывать, что он считает себя высшим существом, а люди для него скот. Не станешь же ты свинью или корову делать равной себе.

— Тогда с чего вдруг такие перемены? — я понял, что в словах тестя есть разумное зерно. — Не думаю, что он ни с того ни с сего внезапно проникся идеями либерализма, толерантности и человеколюбия. Скорее похоже на попытку торговаться. Вы про это сообщение говорили?

— Вот сейчас ты мыслишь в правильном направлении, — довольно кивнул Святослав Андреевич. — Скорее всего на примере твоей девушки нам хотят продемонстрировать возможности вампиров к возрождению. Не думаю, что это изначально планировалось, хотя возможно, какие-то мысли на этот счёт у маркиза были, но скорее всего он недавно решил разыграть эту карту. Или может подсказал кто, та же Эрика. Я так понимаю, она очень умная и опасная баба. Кузьма, не знаю как там с Юлей обернётся, но если захочешь свою коллекцию пополнить вампиршей, лучше выбери кого-нибудь попроще. Эта сожрёт тебя в прямом и переносном смысле этого слова.

— Да вы за кого меня держите! — возмутился я, но наткнувшись на два скептических взгляда вдруг смутился и буркнул. — Да я даже не думал. Ненавижу кровососов.

— Лёнь, ты ему веришь? — поднял бровь тесть, — вот и я нет. Сам таким был. Кстати, удивлён, что ты до сих пор сестрёнку-богиню не огулял. Или гулялку стёр, и сейчас, пока девок нет, отдыхаешь?

— Слав, но это уже перебор, — одёрнул разошедшегося императора канцлер. — Кузьма у нас всё таки парень с принципами, а у сестёр там некрасивая история с женихом была. Так что я его уважаю за чуткость по отношению чувств своей женщины. Хотя уверен, Селаим уже пыталась к нему в постель забраться. Было такое, Кузьма Васильевич?

— Было, — я не стал отрицать очевидное. — И да, я своих девушек уважаю. Каждую из них, даже Касимовых, хоть те безбашенные сучки. Но при этом всё же стараюсь быть честен с собой, так что признаюсь, я бы с удовольствием трахнул бы тёмную эльфийку, но остановило меня другое. Слишком уж она хитровыкрученная. Не хуже той упырихи. И кстати жениха Иви она не только соблазнила, но и подставила, натравив на Пернатого змея, что бы потом не говорила. Уверен, Селаим таким образом пыталась упрочить своё положение и под предлогом спасения от пришельцев отобрать власть у сестры. Так что, чтобы вы про меня не думали, своё либидо я могу контролировать.

— Хорошо, извини, — покаялся тесть, — рад что ты взрослеешь. А то уже переживать начал. Порадовал старика. Но ладно, оставим дела сердешные, у нас тут действительно серьёзная проблема нарисовалась. И её надо решать, причём срочно. Если информация об этом подобии бессмертия разойдётся, у нас будет масса проблем. Что скажешь, Кузьма?

— Я?! — вот сейчас я действительно удивился. — А я то тут причём?

— Юля твоя фаворитка, — не стал юлить император. — Ты же понимаешь, что если мы не примем их условия, у вампиров не будет причин её возрождать. И решение принимать только тебе. Ты глава роде Ефимовых, герцог двух империй. Пора брать на себя ответственность. Отмолчаться и сделать вид, что ты лишь выполнял приказ не получится. Это путь в никуда, путь слуги, а не правителя. А нам в Чайном клубе не нужны слуги. Так что давай, пора брать себя в руки и начинать думать головой.

— А если я скажу, что хочу возродить Юлю и нам нужно это перемирие? — не то чтобы я так думал, но из чувства противоречия всё же взбрыкнул. — Что реально согласитесь? Или просто ищите на кого потом свалить вину если вдруг что-то пойдёт не так.

— Если обоснуешь зачем это нужно — согласимся, — ничуть не обиделся Святослав Андреевич. — А козёл отпущения всегда найдётся. Уж не сомневайся. Однако из тебя он хреновый получится, по крайней мере сейчас. Ты слишком популярен, плюс молодой. Меня не поймут, если я заявлю что ты во всём виноват. Да и история с Юлей будет играть в твою пользу. У нас в стране любят страдальцев за любовь. Так что давай, излагай свои аргументы.

— Да я чисто так поинтересовался, — опять смутился я.

— А на самом деле что думаешь? — император сегодня был самим воплощением терпения. — Не стесняйся, нам действительно интересно твоё мнение.

— Надо атаковать, — я вздохнул и вывалил всё о чём думал последний час. — Прямо сейчас нанести удар по всем обнаруженным лёжкам кровососов. Для чего бы им не была нужна фора во времени — они не должны этого получить. Я не верю в раскаянье маркиза и его желание сотрудничать с людьми. Для него мы двуногий скот, годный лишь в пищу для Стрикс. Так что надо бить их всеми силами. Так, чтобы не успели отреагировать.

— А Юля? — канцлер слушал внимательно и я ничего не мог больше прочитать по его лицу, вот что значит профессионал. — Ты готов от неё отказаться, после того как чудесным образом появилась надежда?

— Я не уверен, что это будет всё ещё она, — озвучил я свой самый главный страх. — Когда я увидел её в госстинице, Юля уже вела себя очень необычно. В жизни она была скромной девушкой, даже зажатой. Думаю, виновата её жизнь с деми-опекунами. За право стать компаньёнкой Катерины Юле пришлось играть роль страшной скромной и туповатой подружки, которая оттеняет главную героиню, так сказать. И она никак не могла от этого отойти. Но там я увидел совершенно другого человека. Но дело даже не в этом. Избавили её от комплексов и замечательно, но если бы этим всё и ограничилось. Когда Юля внесла поднос с головой Ромушева я не увидел у неё ни капли переживаний.

— Странно, если бы она начала сочувствовать уроду, который тяжело ранил её подругу и издевался над самой девушкой. — заметил император, внимательно меня слушавший. — Ты уверен, что это достойный аргумент?

— Я согласен, никакой симпатии он у Юли вызывать и не должен был, — я упрямо наклонил голову. — Но тем не менее он был человеком которого она достаточно хорошо знала долгое время. И какие бы у них не были отношения, сам факт его смерти должен был её хоть как-то задеть. А тут вообще ничего. Будто перед ней не голова пусть мудака, но давно знакомого парня, а просто кусок мяса или что-то такое. Знаете, я когда там взглянул ей в глаза, то не узнал. Это был просто другой человек, хотя нет, даже не человек. Монстр. И ему всё равно, кто перед ним, знакомый, чужой, мужчина, женщина или даже ребёнок. Тогда я это не понял, но сейчас чем больше думаю, тем мне страшнее.

— Ты боишься что у неё будет другая личность? — канцлер слушал меня не менее внимательно. — Что она не признает тебя?

— Нет, — я помотал головой. — Если бы Юля вернулась к жизни и забыла меня, я бы переживал, но мне было бы достаточно самого факта её возрождения. Я боюсь другого. Что если она вернётся другой, чудовищем, как и остальные кровососы, мне придётся её убить своими руками. Можете считать меня трусом, но я действтиельно боюсь увидеть то, что получится из этого самого Стрикса. Боюсь, что это будет не она. И готов рискнуть напав на вампиров прямо сейчас, возглавить атаку. — и добавил шёпотом. — Может быть тогда и решать ничего не придётся.

— Да, — кивнул император. — Это дилемма. И может быть ты и прав. Решать подобные задачи всегда очень тяжело. И мы с Леонидом Матвеевичем согласны с тобой насчёт атаки на логова. А с Юлей… будем молиться за неё. Ничего другого нам не остаётся. А там видно будет. Давай, Кузьма, бери своих архаровцев, и выжгите это кубло к чертям. Пусть знают, что ставить нам условия они не имеют права!

Глава 13

Магическая пуля вонзилась в здание, мгновенно испарив угол дома, словно его никогда и не было. И почти мгновенно из пролома, взревев, на нас кинулся вампир, на бегу трансформируясь в боевую форму. Весьма мерзкую надо сказать, но к этому я уже привык. Как и к манере кровососов лезть в ближний бой. Оно понятно, возможности биокинеза превращали его в машину для убийства, но к сожалению, на этот раз вурдалаку сильно не повезло.

Не сговариваясь мы с Фридрихом шагнули в стороны друг от друга, просто чтобы не мешать. Сейчас всё зависело от того, на кого первым кинется вампир и тот не особо раздумывая выбрал немца. Зря на мой взгляд. Со мной у кровососа ещё был хоть какой-то шанс показать себя, а лысый… ну не зря же он косплеит Одноударника.

Я честно признавал, что в технике и ударной мощи тевтон меня превосходит. Всё таки так получилось, что я всю жизнь изучал так называемые “женские” стили рукопашного боя. Стиль Вин чун, “Воспевание весны”, по легенде был создан Янь Юнчунь, дочерью известного мастера южного Китая, да и “Полуночный лотос”, которому взялась меня учить Ву Шу тоже считался исключительно женским, и соответсвенно оба искусства фокусировались на использовании внутренней энергии, а не на физической мощи ударов и техник.

То есть грубо говоря их можно было сравнить с мастером рапиры, повергающим врагов точечным уколом, тогда как Фридрих орудовал двуручной булавой, просто смирая в кровавую кашу любого кто встал у него на пути. Лично у меня с “рапиро” было пока не очень, а выезжал я традиционно за счёт обилия сансарной энергии, хотя чисто технически я был всё же неплох. Но всё же на одной физике не мог как немец размозжить голову вампиру с одного удара. Точнее сначала вырвать ему когтистые культяпки, которыми кровосос думал ухватить лысого, а затем уже снести башку. Грубо, некрасиво, но очень действенно. Хотя я бы того просто магической пулей аннигилировал.

— Семь — пять, — Фридрих довольно сощурился. — Я веду.

— Кто виноват что этих дебилов блеск твоей лысины привлекает, — я ворчал, потому что действительно кровососы чаще кидались именно на тевтона, видимо подсознательно чувствуя от меня сопротивление их ментальным способностям. — Но ещё не вечер. Это пока только третье гнездо, я на следующих отыграюсь.

— Посмотрим, — сдаваться лысый косплеер не собирался. — Я на этом ещё…

Что он там хотел сказать так и осталось загадкой, потому что в этот момент из окна второго этажа коттеджа, что мы штурмовали выскочила вампирша, уже в боевой форме, и завопила. Громко, а главное с применением какой-то ментальной техники. Визг не просто ударил по ушам, он словно сверлом вонзился в мозг, грозясь превратить его в однородный студень.

Фридрих со стоном рухнул на колени, зажимая уши, а затем завалился на бок. Я тоже пошатнулся, но при этом чисто на автомате пальнул в тварь магической пулей. К сожалению не попал, снаряд угодил выше и гораздо левее, уничтожив часть крыши, но не задел кровососку. А та, видя такой оборот, завопила ещё сильнее, заставив меня тоже схватиться за уши. Боль была адской, но я заставил себя собраться и уже хотел атаковать, как у вампирши вдруг взорвалась левая рука, она кувыркнулась в воздухе и рухнула на землю.

Не уверен, но это было похоже на попадание из крупнокалиберной винтовки, хоть выстрела я и не слышал. Хотя это неудивительно. Главное что у меня появился шанс. Целиться дрожащими руками я не стал, а то мало ли, зато техника вызова “Мышки-норушки” вышла на автомате. Или может пора было её переименовать? А то появившийся заяц с пулемётом не тянул ни на мышку, ни на норушку. А вот на безумного кролика-камикадзе даже с запасом.

Заверещав не хуже кровососки заяц мигом сориентировался, заметив поднимающуюся и набирающую воздуха вампиршу, и тут же выжал гашетку. Кто сказал что иллюзия не может наносить физические повреждения? Глядя как пули рвут тело вурдалачки я был готов плюнуть тому в лицо. Впрочем, заяц и раньше давал джазу, собственно поэтому я его и вызвал, чтобы выиграть нам время оправиться.

— Варлок, ответь-на Конону! — в ушах перестало звенеть и я наконец услышал в наушнике крик майора. — Варлок-на, мать твою!!!

— Маму не трогай, — зажав тангенту, я осадил разошедшегося бойца. — Мы в норме. Сейчас эту тварь добьём и работаем дальше.

— Это что за хрень-на с пулемётом? — немного остыл Кононов. — Я же говорил-на надо наушники надеть. Мне командование-на голову оторвёт и яйца открутит-на если с вами что-то случится. А они мне дороги-на как память.

— Кстати, как сами? — я чувствовал себя немного виноватым, что наплевал на технику безопасности, проигнорирвав защитные наушники, сварганеные учёными, но как говориться поздно пить боржоми когда почки отказали. — Пострадавшие есть?

— Всё в норме-на, — успокоил меня Денис, — по ушам конечно дало-на, но в целом терпимо. Снайпера отработали по цели чётко-на, их даже не достало. Периметр держим-на. Под шумок-на две попытки прорваться было-на, встретили как полагается-на, добиваем.

— Добро, — я удовлетворённо кивнул, хоть собеседник этого и не мог видеть, — Работаем дальше. Дел ещё до хера. И это… набери на базу, пусть нам с лысым наушники пришлют. Эта тварь мне не столько по мозгам лупит, сколько по ушам. Барабанные перепонки до сих пор гудят.

— Сделаем-на, — хмыкнул в рацию Конон и отключился.

За время разговора я полностью пришёл в себя, да и Фридрих немного оклемался. Его ещё мутило, судя по стеклянному взгляду, но на ногах Воевода стоял твёрдо, словно и не он пару секунд валялся на земле, воя от боли. Хотя справедливости ради нужно сказать, что любой другой на его месте уже давно загнулся бы. Выносливость неврождённых одарённых высшего ранга была поистинне легендарной. Как и способности к восстановлению. Вот только что он получил жуткий удар по мозгам, а уже бодр, может не особо весел, но готов драться дальше. Главное было бы с кем.

Заяц тем временем прекратил палить, оставив от вампирши лишь груду измочаленной плоти. Но даже в таком состоянии она ещё была жива и даже пыталась чего-то выть. Правда с прострелянными в десятке мест лёгкими это получалось не очень, но тварь восстанавливалась прямо на моих глазах. Пули сами собой выпадали из тушки, плоть срасталась и дай ей кто пару минут кровососка бы восстала словно ничего и не было.

Естественно мы были не такими добрыми. Мы вообще добрыми не были, особенно к существам, считающим людей двуногой скотиной. Право быть человеком вампиры давно потеряли, а значит и относился я к ним соответсвенно. Как к диким и опасным животным, подлежащим безусловному уничтожению. Так что я не раздумывая добил вампиршу магической пулей, заодно аннигилировав часть земли, немного зацепив фундамент. Дом слегка дрогнул и просел.

— Заходим?! — Фридрих рвался отомстить за свой позор, и раз я добил кровососку стремился оторваться на оставшихся внутри упырях.

— Остынь, — я не собирался рисковать. — Забыл для чего мы здесь? Работаем по плану. Конан, где люди?!

— Бегут-на, — отозвался по рации майор. — Встречайте.

И действительно из-за ограждения к нам приближалась пара человек, держа в руках массивное оружие, а за спиной ранцы. Маджи-технические огнемёты, представляющие собой смесь старого, доброго оружия используемого ещё с Первой мировой войны и ПМК, позволяющего превратить поток пламени в самый настоящий напалм, хорошо зарекомендовали себя в Украинской зоне, под корень выжигая разную иномировую гадость, занесённую случайными порталами или мутантов получившихся от слияния радиации и возмущения сансары. Не помню, кто предложил использовать их против кровосососв, но результат получился идеальным. Нам теперь не нужно было лазать по узким и тёмным подвалам, рискуя подставитсья под внезапный удар, достаточно было просто залить их адской пылающей смесью и наблюдать, как в ней весело корчатся упыри и прочие монстры.

Да, возможно там ещё могли быть обычные люди. И скорее всего даже так и было, но ещё со времён Первой магической установка государства была неизменна — мы не ведём переговоров с террористами. Конечно, это не означало, что при любом раскладе всё заканчивалось штурмом, не считаясь с потерями среди заложников, но и требования бандитов никогда не выполнялись. Любому, кто попытался прикрыться невинными людьми давался шанс сдаться. Если его игнорировали, тогда, как бы ни жаль было заложников, но террористов безжалостно уничтожали. А уж с вампирами и подавно никаких переговоров быть не могло. А люди… люди считались героями, погибшими за свою страну, им даже государственные награды вручали. Посмертно.

Так что нельзя было сказать, что это именно я приказал убить гражданских, тем более что тактику зачистки разработали в МВД. Сначала мы с Фридрихом зачищали этажи здания, являвшегося лёжкой вампиров. Причём я не стесняясь просто аннигилировал стены, открывая пространство для снайперов, а затем заливали подвал огненной смесью. Через полчаса ада живых там не могло остаться даже теоритически, какой бы силой кровососы не обладали. Смесь напалма и техномагии сжигала даже танковую броню. Не плавила, а именно сжигала. Жуткая вещь, запрещённая парой конвенций Высшего Совета Магического Консорциума наций, но так как вампиры в него не входили можно было не стесняться.

— Отлично, — я удовлетворённо кивнул, когда бойцы закончили поливать коттедж адской пылающей смесью и от жара нам пришлось отойти на пару десятков метров. — Ждём полчаса и заливаем хладогеном. Потом окончательно зачищаем. Но если какой долбоклюй опять поперёк батьки в пекло сунется, как Кошкин, лично голову оторву. Это понятно?!

— Так точно вашблагородь, — солдаты сделали умные лица, пряча улыбки.

Правда смеялись они не надо мной, а над незадачливым товарищем, умудрившимся в прошлый раз первым рвануть на подвиги и с ходу вляпаться в хладоген и в нём застыть. Хорошо ещё заморозило лишь внешнюю броню и сервоприводы экзоскелета, а система жизнеобеспечения осталась целой, так что инициативный долбодятел остался жив, но ближайшие несколько часов простоял экзотичной скульптурой. Использовать нейтрализующие химикаты или магию я запретил, надеясь, что это послужить уроком другим торопыгам.

— Ты как? — я хлопнул по плечу Фридриха, всё ещё морщившегося из-за звона в ушах.

— Нормально, — зная немца тот не признался бы, что ему хреново даже под пытками. — Просто не ожидал подобного. Нужно было надеть наушники.

— Ты вообще какой-то неправильный тевтонец. — я рассмеялся. — Вон Бруньку возьми. У неё строго, орднунг есть орднунг и никаких вопросов. Да и Воины всегда к порядку тяготели, всё же тренировки, режим и всё такое, а ты раздолбай, прости Господи. То в косплейном костюме бегаешь, или защиту забудешь. Словно это я немец, а ты русский, честное слово.

— Не знаю, — пожал плечами Фридрих. — Может это потому что мне всё слишком легко давалось? Тренировки для меня всегда были игрой. Там где другие работали до седьмого пота я всё схватывал с первого раза. И результат у меня получался лучше чем у них. Учителя и тренера пытались давить, но тогда я банально сбегал. Наказывать отпрыска Гогенцоллернов тоже особо не стремились, так что в итоге просто махнули рукой. Решили что толку не будет. И даже когда я внезапно для всех стал Кемпфер-Кайзером, Воеводой по вашему, долго не знали куда меня пристроить. Спасибо тётушке, что послала тебе служить. Иначе так до сих пор мучился от безделья. Так что да, можно сказать что я не типичный немец.

— Всё с тобой понятно. — я действительно осознал проблему лысого косплеера. — Слишком быстрое развитие, отсутсвие препятствий, и как следствие нет мотива работать. Впахивать как другие. В этом мы с тобой похожи. Правда у меня немного по другому всё было, но тем не менее результат на лицо. Мне тоже никогда не улыбалось ходить строем или вкалывать с девяти до шести, как все нормальные люди. Хотя кто тут нормальный я бы ещё поглядел.

— Наверно, — кивнул Воевода. — но если бы предложили что-то изменить, я бы не стал. Потому что тогда меня точно бы пристроили на какую нибудь должность или в армию забрали. А там скучно.

— А со мной интересно значит? — я усмехнулся. — Ну да, то вампиры то ещё какая хрень. Пернатого змея опять же отпинать надо. И поляков. Эти скоты посмели тронуть моего человека! Дэн тот ещё раздолбай, типа тебя, только маджи-технарь и я в жизни бы не подумал, что он способен на такой поступок, а значит вытащить его дело чести для меня.

— Пожертвовать собой ради товарища это достойный подвиг, — Фридрих принял пафосную позу, похоже даже не понимая этого. — Мы обязательно спасём его, во что бы это ни стало! Я, виконт Фридрих фон Гогенцоллерн клянусь…

— Я ща помру… — держась за живот от смеха я с трудом держался на ногах. — Блин Кико, ты реально жжёшь…

— Я же просил так меня не называть, — тут же надулся немец, мигом растеряв весь пафос. — Это домашнее прозвище.

— Да, да, Рико или Фриц, я помню, — я с трудом взял себя в руки. — Ну извини, фрицев у нас уже лет сто как не любят, а на пингвина ты не сильно похож. Хотя…

— Пусть тогда будет Фридрих, — мигом поправился Воевода, понимая, что с меня станется его и Пингвином обозвать. — или Лысый. Меня всё устраивает.

— Ладно, — я наконец отсмеялся и кивнул, — Хватит веселиться. Конон Варлоку. Что там наши глаза и уши говорят. Прожарили мы кровососов?

— Движения-на нет. — тут же отозвался майор. — Все зафиксированные полости-на залило напалмом. Шансов выжить нет-на.

— Так может снимемся на новый объект? — меня волновало что я не могу разорваться и быть сразу на всех двадцати с лишним зафиксированных вампирских лёжках. — Чего там у остальных, как дела? Приём.

— В районе прогнозируемых потерь-на, — Кононов не собирался бравировать и говорил по существу. — Пока с сильным противодействием столкнулись только на заброшенном заводе “Серп и Молот”. Большие территории, охватить всё сложно, плюс обширные подвалы-на. Твари там крупную базу устроили-на, выковырять с ходу не получается.

— А какого хера мы тогда здесь делаем? — преувеличенно вежливо поинтересовался я у майора, поскольку мне самому было некогда вникать во все тонкости и приказ с координатами объектов до меня довели через него. — Какого собственно, я трачу время на одного-двух коровососов от силы, где и без нас легко бы разобрались обычные бойцы?

— Приказ генерала-на, — не стал таиться Конон. — А его министр за яйца взял, сказа-на, что если с тебя хоть волосок упадёт, мы все дружно едем на Северный полюс медведей сторожить-на.

— Да бл… ин, — я хотел выматериться, но понял, что сам майор тут не причём и пойти против приказа начальства он не мог. — Сколько времени надо, собраться и выдвинуться к этому заводу?

— Десять минут, — немедленно ответил Кононов словно ждал этого вопроса. — Группа зачистки останется-на, и после того как закончит, двинется следом. Остальные в пятиминутной готовности-на.

— Тогда командуй, — я плюнул на всё и дал отмашку. — Все вопросы переводи на меня. Совсем уже охрененли! Указывать они ещё мне будут, перестраховщики хреновы!

— Император им голову оторвёт, если что-то пойдёт не так и будет прав, — пожал плечами невозмутимый Фридрих, которого не трогало ничего, что не касалось его лично. — Он и мне приказал за тобой приглядывать.

— Иди в пень, — я был не намерен выяснять, кто ещё за кем должен следить. — Скорей бы уже Петра отпустили. Пэгыттын хоть псих и конченный националист, но с ним хоть можно работать. Уж он точно бы сказал о такой подставе. А с тобой, Кико, мы ещё на эту тему поговорим. Серьёзно так, вдумчиво. И ни дай Бог тебе не внять моим словам. Служба в армии тебе раем покажется. Я тебя засуну заместителем директора районной библиотеки где-нибудь в Биробиджане, и вот тогда ты точно узнаешь, что такое скука.

Глава 14

Место назначения мы нашли довольно быстро по треску выстрелов, но в основном громадному столбу дыма, поднимающегося в небо. Было ощущение, что там даже не напалм использовали, а нечто такое, от чего горит даже земля. Или тут началось извержение вулкана. Причём я видел, как некоторые маги в военной форме пытаются использовать ветер, чтобы очистить небо, но густые клубы дыма даже не думали рассеиваться.

— Что тут у вас происходит? — я обратился к уставшему полковнику, встретившему нас возле периметра оцепления. — Чем это вы туда зарядили?

— Если бы мы, — поморщился тот. — Твари хорошо подготовились. Не знаю где они достали дымовые шашки, да ещё в таком количестве. Наши бойцы попали в ловушку, когда вошли на территорию.

— Негатор?! — я вскинулся будто меня ткнули раскалённым прутом.

— Что? — удивился полковник, — Да нет, обычный дым. Универсальные маджи дымовые шашки. Блокируют обзор техническими средствами, слабо поддаётся внешнему воздействию. Эти твари активировали наверно три или четыре десятка их разом. Мы потеряли связь с двумя группами, скорее всего ребята погибли.

— Ясно, — меня вроде отпустило, но всё равно на душе было неспокойно, грызло какое-то предчуствие беды. — не обращайте внимания, просто вырвалось. Сколько всего людей ушло в здание?

— Двадцать пять человек. — полковник поморщился. — два отделения. После начала задымления я запретил продолжать операцию.

— Правильно сделали, — я кивнул. — Своих надо вытаскивать, но обычные бойцы будут лишь кормом для кровососов. Фридрих, свяжись с командованием. Мне нужны все свободные Эмериты и Комиссары. Это кубло нужно зачистить несмотря ни на что. Если мы отступим… боюсь последствия будут слишком тяжёлые.

— Согласен, — кивнул полковник. — Это явно проверка на вшивость. Дать слабину и вампиры начнут использовать подобную тактику везде, где только можно. И я уже сделал запрос, но у вас получится быстрее, шестые ранги всё таки.

Я кивнул, понимая о чём он говорит. Достигшие такого уровня одарённые это не просто важнейший актив государства. Каждый из них имел высокую должность на госслужбе или солидные преференции в бизнесе, и сорвать их по тревоге, просто потому что какой-то полковник не может решить проблему… в жизни бывают чудеса, но не таких масштабов. Нет, рано или поздно вопрос бы решили. Вмешался бы министр МВД или канцлер и своей волей отправил бы людей, но зная бюракратическую машину раньше чем через неделю этого ждать не стоило.

По большому счёту моя деятельность как борца с вампирами в этом и заключалась. Придавать вес команде и давить авторитетом где надо выбить что-то серьёзное. Всё остальное, все эти драки и прочие авантюры, типа атаки на гнездо кровососов было лишь приятным дополнением. Что делать, но герцоги не ходят в атаку с шашкой наголо. Такое себе ощущение честно говоря, всё же я не видел себя в роли придворного и политика, плетущего интриги и загребающего жар чужими руками. Но хочешь не хочешь есть правила по которым приходится играть. Тут или так или всё бросать и валить к тем же наднебесникам. Да и то уверен, от интриг там никуда не деться.

Однако пока у меня была возможность отбросить в сторону все заботы и заняться простым мордобоем и я не собирался её упускать. И дождавшись, пока Фридрих решит вопрос с подкреплением махнул ему рукой, мол айда. Лысый косплейщик аж расцвёл. Ему тоже не улыбалась роль свадебного генерала или, если быть уж совсем честным, куклы на свадебной машине. Так что буквально через несколько секунд немец уже стоял передо мной, держа пару шлемов. Он не собирался давать второй шанс кровососам, и мне даже было их немного жаль. Хотя вру. Совсем не было, скорее уж я переживал, что тевтон будет воровать мои фраги.

— Господин Ефимов, Ваша светлость, — полковник чуть не со слезами на глазах глядел на наши сборы, но поделать ничего не мог. — У меня приказ вас туда не пускать. Ну помилуйте вы меня, под трибунал ведь пойду.

— И кто это озаботился? — меня мало волновало будущее незнакомого военного, тем более что я сомневался, что дойдёт до таких крайностей. — Тестюшка или может Леонид Матвеевич?

— Наш министр приказал, — сообщил полковник убитым тоном, понимая, что остановить меня не получится, а значит впереди его ждёт масса проблем. — Сами понимаете, до меня по команде спустили, и если что…

— Ничего тебе не будет, — отмахнулся я. — формально я не подчиняюсь ни МВД ни министерству обороны. А задачу уничтожить вампиров мне поставил его императорское величество. Так что любые попытки меня остановить приравниваются к измене. Так своему начальству и скажешь. А если не поймут, то я объясню, подробно, с примерами и тяжёлыми физическими повреждениями. Ясно?!

— Так точно! — гаркнул в миг повеселевший военный, — Разрешите идти?

— Валяй, — я небрежно отмахнулся, потому как в его моральные терзания не поверил ни на секунду.

Задницу он свою прикрывал, по любому. Впрочем мне было без разницы. Полковник не был штабной крысой, за своих людей переживал, на убой их не гнал, делала что мог, так что не жалко такого и прикрыть. Тем более я понимал, почему министр отдал такой приказ. Хрен его знает, какие ещё сюрпризы заготовили кровососы, раз нашли выход на военную амуницию. Зайдёшь на территорию, а там какой маджи-заряд рванёт, килотонн эдак на дцать. И всё, ага. Утрирую конечно, но не слишком сильно. Тут лучше перебдеть чем недобдеть. И тем не менее ждать подмогу и позволять другим рисковать вместо меня я не собирался.

— Готов? — напялив шлем я посмотрел на Фридриха, недовольно потирающего свой. — Ладно не выпендриваяйся. Удобная штука. Застёгивай и пошли. Попробуем пройти по пути ребят, вдруг получится кого найти. Встретятся кровососы — вали наглухо. Если меня потеряешь — сразу отступай и жди подмогу. Понял?

— Так точно! Никак нет! — вытянулся во фрунт немец.

— Не понял, — я подзавис на секунду. — Это как?

— Так точно — понял. — объяснил лысый. — Никак нет, отступить никак не могу. У меня приказ главы рода охранять наследника Гогенцоллернов…

— Кого?! — сказать что я сейчас офигел, значило ничего не сказать. — Что ты сейчас сказал?!

— Я это… — заюлил Фридрих. — Мне поручено охранять герцога Гогенцоллернов…

— У вас каждый первый если не герцог, то принц или того хуже, — я надвигался на товарища медленно но неотвратимо. — Но мой титул всегда был формальностью. А ты сейчас ляпнул что-то про наследника. Это правда? Бабка всё решила? И как давно?

— После твоего возвращения, — немец замялся но деваться ему было некуда и пришлось колоться. — Она сказала, что только герой достоин трона древнего рода.

— Твою за ногу, — сплюнул я. — Задолбали старые интриганы. Ладно, потом разберёмся с этой хренью. Пошли работать.

— Ты не злишься? — Фридрих не верил что его пронесло.

— Какой смысл сейчас это обсуждать, — отмахнулся я. — Дома вставлю пистон за то, что раньге ничего не сказал. Но в целом ты тут чисто исполнитель. Все решения принимала бабка, и зачем-то ей понадобилось втянуть меня в это дерьмо. Правда если она надеется что я всё брошу и рвану теряя части туалета, то очень зря. Мне, грубо говоря, насрать. Пусть хоть богом на земле меня назначит, плевать. Я не собираюсь в этих играх участвовать. Хватит, что я как дурак согласился на титул и замок. А оно вон как вырулило. Нафиг! Пусть сама разбирается, я умываю руки.

Лысый вздохнул, но промолчал. И правильно. Да, не часто можно увидеть человека, который добровольно отказывается от главенства над одним из крупнейших и богатейших родов в Европе, но я просто не хотел влезать в этот гадюшник. Достаточно вспомнить что было прошлый раз. И одно дело формально числиться герцогом, валедя одним замком, и совсем другое действительно претендавать на лидерство. Думаю, стоит мне заикнуться проживу я ровно до ближайшего приёма пищи. Отравят как пить дать.

Впрчоем, плевать. Я усилием воли выкинул лишние мыслли из головы. Сейчас меня ждала драка и я не собирался забивать голову всякой ерундой. Махнув рукой Фридриху, я направился прямиком к пролому в ограждении, который держали под прицелом бойцы. Пора было надрать задницу обнаглевшим кровососам, забывшим своё место. И после того как меня разозлили делать это будет вдвойне приятнее.

Клубы дыма причудливой пеленой скрывали корпуса завода, однако это не было проблемой для тех, кто открыл шестую чакру. Аджну так и называли третий глаз. Нет, ясновидение, как говорилось в легендах и различный религиях она не давала. Но и без этого хватало приемуществ, начиная с возможности видеть сансарную систему человека, заканчивая такой банальностью как ночное зрение. Или вот как сейчас, возможность игнорировать дымовую завесу, созданную специально чтобы обманывать наблюдательную маджи-аппаратуру противника.

Конечно, реально возможностей было гораздо больше, как, впрочем, и у остальных чакр. Но моя проблема была в том, что я фактически не умел их использовать. Слишком быстрое, взрывное развитие просто не дало мне времени полноценно освоить свойства каждой чакры. Да и когда мне приходилось скрывать свой уровень развития, тогда я тоже не мог работать с возможностями высоких рангов. Так что по сути сейчас использовал лишь базовые функции, известные всем.

Если по честному разобраться, то я со всех сторон был недоучкой. Дед, как бы к нему я не относился, но на моём месте он даже заходить бы в корпуса не стал. Прошёлся бы катком заклятий, истребляя всё живое, а не живое уничтожая повторно. Я же так не мог, выезжая за счёт аспекта, рукопашного боя и бесконечно энергии. Убери первое или последнее и всё, как боец я ничего особого из себя не представляю. Хорошо ещё Варяг тренировал меня как надо, хоть и по остаточному принципу, если верить вернувшейся памяти. Ну да ладно, с ним мы за это сочлись, а вот насчёт всего остального… впрочем, плевать. Ещё с детьми я не воевал. И выбросив из головы и деда и Варяга, я двинулся вперёд, внимательно смотря по сторонам в поисках кровососов или пропавших солдат.

Захламлённое помещение, заваленно грудами остатков оборудования, какими-то железяками, а то и просто строительным мусором не особо способствовало поискам. И всё же именно мы первые заметили противника. Точнее услышали. Чавкающие и хлюпающие звуки, доносящиеся из-за одной из куч, лучше всяких слов сказали кто здесь. Переглянувшись, мы с Фридрихом не сговариваясь принялись обходить её с разных сторон. И как на зло, именно в этот момент я неудачно поставил ногу, зацепив кусок арматуры. Тот покатился по полу, вроде негромко, но в следующую секунду на меня уже летел вампир, частично обратившийся в жуткую тварь.

Впрочем, если он хотел кого напугать или застать врасплох, то сегодня ему крупно не повезло. Я даже аспект призывать не стал, хотя Сахасрару, седьмую чакру активировал. На всякий случай. Просто шагнул чуть в сторону, пропуская врага мимо и уже в спину, а точнее в затылок, достал его рубящим ударом ребром ладони. И тут надо понимать, что Воевода или колдун, как я, таким образом с лёгкостью перерубает ствол у танка. Что уж говорить об укреплённых, но всё ещё человеческих костях. Короче дальше они побежали отдельно, голова в одну сторону, а туловище в другую, но я на это уже не смотрел, занятый наблюдением за Фридрихом.

На него тоже кинулся кровосос, как он считал, из засады. Правда немецкому Кемпфер Кайзеру хватило времени чтобы не только заметить противника, но и оценить его, просчитать все возможные варианты развития боя, и выбрать один из них. Не самый эффективный, как у меня и не самый быстрый, зато самый интересный лично для него. Так что вампира Фридрих встретил прямым в голову.

Получить такой удар на противоходе даже от обычного человека, хоть немного знакомого с боксом уже весьма тяжело, а опытный боец таким образом и убить может, но тевтон сдерживался и не бил во всю силу. Так что вампир лишь слегка отлетел назад и на несколько секунд потерял возможность ориентрироваться в пространстве. Однако, возможности биокинеза даровали ему возможность быстро восстанавливаться, так что через какое-то мгновенье кровосос снова был готов к бою… но уже было поздно.

Фридрих словно смазался в пространстве, оказавшись возле противника быстрее, чем тот успел моргнуть глазом. И обрушил на того град ударов, довольно лёгких, чтобы вампира не отбросило и тем более сразу не убило, и при этом весьма чувствительных, чтобы повредить крепкую тушку кровососа.

Я, честно говоря не сразу понял, зачем ему это было надо. Тихое быстрое убийство, на мой взгляд, было предпочтительнее, а тут мало того, что грохот ударов стоял на всю округу, так ещё кровосос что-то верещал не по нашему, но вскоре загадка разрешилась, когда из разных укрытий на Фридриха кинулось ещё несколько вампиров. Я не ожидал, что они окажутся настолько чувствительные, что решать помочь своему, однако воспользовался подвернувшимся шансом, тем более что вурдалаки на меня особого внимания не обращали. А зря. Покончить с ними для меня и так было раз плюнуть, а уж при таком раскладе и вовсе привратилось в охоту на ничего не подозревающую дичь.

Засада превратилась в избиение. Фридрих лупил одного вампира, заставляя того жалобно вопеть, а я уничтожал всех, кто кидался ему на помощь. Это было не сложно, учитывая, что почти все они были новообращёнными. Я уже наловчился определять возраст крососов по изменению боевой формы. Чем старше был Стрикс тем меньше в нём оставалось человеческого, и здесь только первые два были достаточно возрослыми. Остальных явно обратили недавно уже в Москве.

Было мне жаль этих людей? Да ничуть. Они сами выбрали свой путь. Погоня за силой редко когда заканчивалась хорошо, а уж когда в поисках лёгкого пути стараются схитрить и обмануть, это неизбежно обращается катострофой. Все, кто сейчас нападал на нас не хотели тратить время и силы на тренировки. Путь Воина казался для них слишком тяжёл и трудозатратен. Бесконечные медитации, высокие нагрузки при совсем не явных перспективах, я понимал, почему люди отказываются от этого. Потратить половину жизни и упереться в потолок став Есаулом… ну такое себе. Но лично для меня выбор между возможным предельным третим рангом Воина и превращением в кровожадную тварь очевиден.

Жаль только они быстро закончились. Я был бы не против перебить всех кровососов на заводе таким образом, но пострадали лишь младшие в иерархии, которых позвала на выручку жертва Фридриха. Я даже с уважением поглядел на лысого, раньше за ним таких способностей к аналитике и планированию не замечалось. А тут на тебе! Хотя может это был и экспромт, но очень уж удачный. Отметив себе чем нибудь наградить немца, я крикнул ему чтобы заканчивал, раз новые вампиры больше не появлялись. Тот кивнул и одним ударом снёс своей жертве голову.

— Браво, браво, браво, — вот чего мы не ожидали, так это жидких аплодисментов в наш адрес и подозрительно знакомого голоса. — Вы удивили меня господа. Но к сожалению подобная тактика сработает только с низшими. Истинные Стриксы всегда имеют план отхода и не будут бездумно гнать младших на убой.

— Ага, они тщательно спланируют, как тем самоубиться с наибольшей отдачей, — я криво усмехнулся. — Так и знал, что застану тебя здесь. Выходи уже, Эрика, хватит прятаться.

— Я и не думала, — из клубов дыма показалась стройная фигура вампирши, с которой я буквально недавно танцевал на балу. — Ты не позвонил.

— А должен был? — я хотел сплюнуть, но в шлеме это сделать было сложновато. — Неужели ты думаешь, что меня прельстили твои древние кости?

— А разве нет? — Эрика приняла весьма соблазнительную позу, но видя что мы двинулись, обходя её с разных сторон мгновенно бросила свои игры и перешла к сути — Я хотела заключить сделку.

— Предать маркиза в обмен на жизнь? — я даже не сомневался какую именно. — я угадал?

— Не только. — вампирша умела держать лицо. — Я готова отдать Стрикса твоей девушки, я знаю где ван дер Мер его держит. Но главное, я знаю планы маркиза.

— Мы тоже, — я пожал плечами. — Как видишь мы здесь и ваши жалкие трюки с дымом надолго нас не задержат. Сейчас ещё подъедут Комиссары и Эмериты и пройдёмся огнём и мечом по вашим логовам. Так что ты нам не нужна.

— Ошибаешься, — Эрика ласково улыбнулась. — Дым, как и туман, это лишь прикрытие. Он отвлекает внимание, обманывает, сбивает с пути, заставляет видеть то чего нет. И когда жертва окончательно запутается, настаёт время нанести неожиданный и смертельный удар.

— Где?! — побледнев, я рванулся, схватив кровососку за горло. — Что хочет атаковать маркиз?

— Кх-х-х — забилась та в моих руках, но я уже не обращал на это внимания, слушая сообщение в наушниках.

— … захвачен торговый центр. — голос полковника срывался и хрипел. — По предварительным оценкам в заложниках оказалось более пяти тысяч человек. Требования…

— Сука!!! — я отшвырнул вампиршу и та врезалась в стену, со стоном упав на пол. — Твари!!!

— Ты сейчас кинешься спасать людей, — Эрика поднялась на ноги даже не делая попытки убежать. — Но именно этого марикз от тебя и ждёт. Он нашёл могущественных союзников, или точнее они его нашли. И готовят ловушку.

— А ты такая вся из себя героиня, решила меня спасти? — я подошёл к вампирше, сжимая кулаки в яррости. — Так получается?

— А я просто задолбалась жить как животное, — неожиданно зло ответила та, не отводя взгляда. — Ты не знаешь, каково мне пришлось! Думаешь, этого я ждала когда мечтала о вечной жизни?! Сначала нас гоняли как зверей по всей Европе, а когда мы нашли место где скрыться, оказалось, что мои товарищи не лучше тех кто нас травил. А может и куда хуже. Для чужих я была просто кровожадным чудовищем, а вот для своих стала средством удовлетворить их похоть и самые низменные инстинкты! И сбежать уже было некуда!!! Это продолжалось веками, понимаешь, веками!!! Эти твари… ненавижу… и если для того, чтобы освободиться нужно предать каждого из них — я это сделаю. Просто чтобы стать наконец собой.

— Я сейчас заплачу, — меня речь кровососоки ничуть не тронула. — Ты сама вырбала свой путь. И мне плевать, что он оказался не лестницей в небо а хайвеем в ад. У тебя всего один шанс. Я хочу знать, что задумал маркиз, от и до. Всё до мельчайшей подробностей.

Глава 15

Утратив формальное звание столица, Москва, тем не менее в полной мере сохранила столичный лоск. Оно и понятно, никакой источник силы не заменит сотен лет истории. Питер вон тоже уже давно потерял свой прежний статус и тем не менее любой приезжий понимал, что это город где жили императоры.

Выражалось это не только в старых мрачных постройках Кремля или бесшабашной роскоши дворцов. Пафос пронизывал такие города от центра до окраин, находя своё отражение в самых разных местах. Например — торговых центрах. Не ЦУМом единым же жив человек. Вот после реставрации Империи, вернувшей частную собственность и даже раздавшей часть территории города в вотчины особо отличившимся одарённым, ставшим основоположниками новой аристократии, разные торговые точки принялись расти как грибы после дождя. И понятное дело, каждому роду хотелось выпендриться, доказать, что именно у него самое лучшее заведение.

Род Гужевских считал, что именно они являются лидерами в этой области и надо сказать, имел для этого основания. Четыре здания только в Москве, причём самое крупное находилось в пределах Садового кольца, недалеко от Третьяковки. За это место главе рода Августу Поликарповичу пришлось изрядно поинтриговать, занести кучу денег в разные кабинеты, да и проект трижды забраковывали, как не соответсвующий историческому облику города. Но в итоге всё сложилось, даже император одобрил внешний вид, скурпулёзно повторяющий стиль старых построек. И результат стоит всех мучений.

За двадцать лет “Гужевский пассаж” встал в один ряд с такими известными магазинами как ГУМ, ЦУМ, Детский мир и Охотный ряд. И надо сказать было за что. Пять этажей модных бутиков, магазинов и супермаркетов, кинотеатр, фудкорт, где можно было отобедать не хуже чем в элитном ресторане, даже круглогодично действующий каток. В этом торговом центре можно было найти всё что угодно и какие угодно развлечения для всей семьи. Даже для самых маленьких была организованная игровая зона с каруселями, игровыми автоматами и прочими удовольствиями. Не удивительно, что “Гужевский пассаж” стал любимым местом отдыха многих жителей города и приезжих, и всегда был полон народу. Но это же послужило причиной выбора его мишенью для террористической атаки.

Мы гнали изо всех сил, понимая, что не успеваем. Эрика раскололась, сдав своего хозяина с потрохами. Или же это был хитрый план маркиза, но особой разницы в этом не было. Я не сомневался, что вампиры ударят именно там, где сказали, просто потому что даже если это игра ван дер Мера, он не опустился бы до столь банального обмана. Просто потому что считал себя гораздо умнее и хитрее остальных. Мол ему ничего не стоит нас переиграть и уничтожить. Только вот я не собирался следовать его правилам. Но слова вампирши о могущественных союзниках конечно, настораживали.

На вскидку я мог назвать только Пернатого урода, но понимал, что в этом вопросе слишком пристрастен. Так то мало ли желающих погреть руки на нашей беде. Начиная с агентов иностранных разведок, заканчивая своими вредителями. То ли я не в курсе, сколько родов точит зуб на императора, считая что они на троне будут смотреться гораздо лучше. Да того же Афросьева достаточно вспомнить. Он даже особо и не скрывается, разве что пока дальше трёпа у него дело не зашло. Но мало ли, вдруг решил воспользоваться подвернувшейся оказией. Тем более аспект у него подходящий.

Тьма вполне может прикрыть молодых кровососов от солнца, а это открывает уже весьма широкие перспективы. НАрпимер по расширению географии террористических атак. Правда, это тут же станет известно, ведь сансарный отклик никто не отменял, и Мрачного возьмут за задницу. Причём совсем не нежно, но вдруг всё же рискнёт. Хотя думаю, Савелий не такой дурак чтобы связываться с кровососами. И тем не менее желающие рискнуть вполне могут найтись.

Не скажу что мне было совсем плевать, всё же я прекрасно понимал, что на любую хитрую задницу найдётся свой болт, то бишь всегда может быть кто-то сильнее тебя. Тот же Патриарх со своими близняшками мне это эффективно доказал. Да, я им навалял, а если бы бой был насмерть, то сделал бы это гораздо быстрее, но тут такое. Само наличие подобных естественных врагов у нас, колдунов, было как минимум неприятным, зато опускало с небес на землю. А то я действительно привык что круче меня только горы. Огромный постоянный поток сансары и крайне разрушительный аспект делали не нужным сложную вязь и даже ПМК. Зачем пытаться драть зубы через задницу, когда можно приласкать магической пулей, от которой фактически нет спасения.

Понимая ущербность своей тактики я прилежно учился у Ву Шу, тем более что её стиль хорошо ложился на науку Варяга. Да и сама лаоши не стремилась жёстко вбивать в меня свои техники, а скорее старалась адаптировать их, связать с тем, что я уже умею. Это требовало гораздо больше усилий, но результат того стоил. А я в который раз благодарил Бога за то, что мне на пути повстречалась именно эта женщина, а не какой-нибудь престарелый мастер, костный в своём отношении к мастерству. А то видел я таких. Там даже один удар выполненный не в стиле преподаваемого ими боевого искусства может послужить поводом для скандала.

Так что подъезжая к захваченному торговому центру я был готов к любому развитию событий. Что будет непросто понимал даже говорливый Кошкин, в кои то веки заткнувшийся и готовившийся к бою. Кононов со своими бойцами без вопросов последовали за мной, стоило заикнуться о заложниках, хотя точно знали, что на этот раз шансы не вернуться живыми больше на несколько порядков. Однако не нашлось ни одного, кто хотя бы засомневался. Наоборот, я видел в глазах солдат решимость идти до конца и закатать проклятых кровососов в асфальт чего бы это ни стоило.

Я ничего не сказал капитану, но отправил сообщение канцлеру чтобы ребят не задвинули в сторону какие-нибудь штабные штафирки. Ну и заодно написал о ситуации с захватом торгового центра, посоветовав объявить в городе черезвычайное положение. Вампирша рассказала только про один объект, на который нацелился маркиз, но их могло быть гораздо больше. Да и вообще в такой ситуации лучше перебдеть чем недобдеть. Пусть поднимают всех, лишним не будет. Правда Леонид Матвеевич тут же потребовал не лезть в драку, но я уже отключил ПМК. Ничего не знаю, ничего не видел. Ага, буду я отсиживаться когда такое твориться. Тем более что проблема кровососов имела ко мне непосредственное отношение.

К зданию “Гужевского пассада” мы вылетели на всех парах и упёрлись в редкую цепь полиции и городовых, оцепивших торговый центр. Они разгоняли толпу зевак, разинув рот глядевших на необычную суету, только получалось у них пока не очень. Может потому что кроме них здесь же находилась группа непонятных бойцов в доспехах богато украшенных росписью и позолотой. Наутрально, я сначала подумал, что это какая театральная труппа или косплееры, отыгрывающие космодесант из мира Боевой дубины 50к, но нет, вооружение и броня были явно настоящими. Только вот вместо дела эти клоуны позировали зевакам, принимая эффектные позы и мешая работе полиции. И длилось это безобразие ровно до того момента, пока я не отдал приказ очистить территорию.

Бойцы Кононова не церемонились. Оно и понятно, в такой ситуации не до сантиментов. Каждый из случайных прохожих, остановившихся поглазеть на непонятный кипешь, может стать случайной жертвой. А их и так будет достаточно. Так что можно сказать что солдаты пинками загоняли зевак в светлое будущее. Ну или как минимум делали всё возможное чтобы оно у них вообще было. Чувства и эмоции в этом случае отступали на задний план. А заодно словно случайно уронили нескольких позолоченных макак, пытавшихся качать права.

— Кто старший? — пока бойцы были заняты поставленной задачей я прямиком направился к группе командования, удивлённо взирающей на происходящее.

— Что вы себе позволяете?! — чуть не фальцетом завопил похожий на колобок в наиболее богато украшенной броне мужичок, вокруг которого и толпились полицейские чины и городовые. — Да как вы смеете! Я граф Гужеский…

— Да мне покласть, — я грубо нарушал все писанные и неписанные правила, но мне действительно было покласть. — Значит так, колобок, теперь я тут командую, это понятно?

— Да я тебя… — аж задохнулся от возмущения Гужевский, а его охрана грозно перехватила оружие, правда это было последнее что они успели сделать, потому как Фридрих, будто призрак возникнув за спинами в несколько ударов разобрался, надёжно вырубив самых агрессивных. — Я… я буду жаловаться императору!!! Это моя вотчина!!!

— Слышь ты, гриб на ножках, — мне надоело препираться и я поймал графа за ворот брони и легко поднял в воздух, так, чтобы наши глаза оказались на одном уровне. — Мне по хрену жалуйся кому хочешь. Но губить людей я тебе не дам. Думаешь устроить шоу, покрасоваться перед зрителями? Идиот! И своих бойцов положишь и людей не спасёшь, только хуже сделаешь. Там не простые террористы, это вампиры, псионики. Хочешь стать героем?! Давай, вали! Могу подкинуть даже. Посмтрю потом как тебя в упыря обратят.

— Пусти! — завопил толстяк, — Пусти кому говорю!!! Помогите!!! Убивают!!!

— Да кому ты нужен, — я отшвырнул Гужевского, и брезгливо отряхнул руки. — Я герцог Ефимов. Можешь жаловаться хоть императору, хоть Совету, хоть в Спортлото. Мне всё равно. Но если помешаешь мне работать — уничтожу. Это понятно?

— Ефимо… — аж задохнулся толстячок, отмахиваясь от помогших ему подняться. — Ваша Светлость… Кузьма Васильевич. Честь то какая. Умоляю, простите, не признал! Господи честь то какая… Ваша Светлость, я ж не думал, что это вы. Людей спасать хотел, вон дружину свою привёл…

— Петухи у тебя разукрашенные, а не дружина, — я презрительно скривился. — Думаешь позолота от пули защитит?

— Виноват, — тут же закивал граф. — Я же не боец. Держу чисто ради престижа. Но если прикажете, живота не пожалеем! Как один в атаке поляжем!

— Успокойся, не ори, — я поморщился. — Значит так, поступаешь со своими ряжеными в подчинение майору Кононову. Семёныч, организуй внешнее оцепление. Этих расставь для авторитетности, чтобы разные всякие не лезли. Тем более их вотчина, как раз отрежем лишних.

— Сделаем, — кивнул Конон. — Разрешите выполнять.

— Давай, — махнул я, — Наобум не полезем. Высок шанс что эти ублюдки приволокли с собой взрывчатку, возможно армейскую, раз смогли добыть дымовые завесы. Так что надо обложить этих уродов по полной.

— Ну это не одно и то же, но рисковать людьми действительно смысла нет. — майор нахмурился и тут жеубежал, на ходу отдавая приказы, и звездюли, — Кошкин, драть тебя за ногу…

Я усмехнулся, почему то радуясь, что даже в такой ситуации кто-то оставался в своём репертуаре. Это давало надежду, но если честно, мысленно я уже похоронил заложников. Это было непросто, но с начала войны с вампирами я уже насмотрелся на сотни жертв, так что чувства немного притупились. Нет, я собирался сделать всё, чтобы их спасти, но вряд ли кровососы будут ждать, пока мы начнём их штурмовать. Выполнять же их требования никто не собирался. И из-за принципов империи в этом отношении, да и просто потому что потерять тсыячу другую человек это конечно трагедия, но дай вампирам возможность жертв будет много больше. Гораздо, гораздо больше. Так что как бы это не звучало, я выбирал меньшее зло.

— Фридрих, — я подозвал Воеводу. — Найди место для штаба, чтобы не светиться но и обзор был.

— Ваша светлость, если позволите, — тут же влез Гужевский. — Тут кафе есть недалеко. Как раз очень удобно расположено. И из пассада не видно, и не далеко.

— Веди, — я весьма удивился преображению, а главное подобострастию звучащему в голосе графа, но честно говоря мне было плевать. — Конону передай, пусть тоже подтягивается как закончит. Надо определиться с имеющимися силами и готовиться к штурму.

— Наибольшая вероятность, что заложников соберут на парковке. — мы стояли вокруг планов торгового центра, разложенных на столах. — Возможно, конечно, что в кинотеатре, но это если бы террористы были обычными людьми.

— Согласен, — я кивнул, — кровососы любят закопаться поглубже. Фридрих помнишь, что в коттеджах они тоже постоянно в подвалах тусовались?

— Да, и на заводе тоже, судя по отчётам группы зачистки. — подтвердил лысый. — да и окон там нет, зато возможно найдётся выход в коммуникации. Что скажете граф?

— Эм… господа… Ваша светлость. — замялся Гужевский. — не то чтобы мы специально это делали, но…

— Значит есть, — я подитожил метания толстяка. — Сколько, куда ведут? Кто о них знает? Фридрих, нужны карты коммуникаций района. И сразу отправляй вниз группы, надо перекрыть любые возможности отхода.

— Планы сейчас будут, — пожилой полковник МВД, недавно прибывший и попытавшийся поначалу качать права, но быстро сдувшийся схватился за телефон. — у нас есть копии…

— “Варлок Конону” — прервал его вызов по радции. — “Вижу движение у главного входа. Двери открываются. Вижу женщину. Встречаю”

— Аккуратно! — я схватился за станцию, одновременно поворачиваясь к большому экрану, на котором показывали главный вход в торговый центр. — Будьте осторожны, вдруг это смертница.

Майор не ответил, да я и не ждал. Учёного учить только портить. Так что я с интересом следил за действиями бойцов группы. Женщина, явно сильно волновалась. Выйдя из дверей, она с удивлением покрутила головой, видимо ожидая вокруг толпу полиции, а потом двинулась вперёд, с трудом сдерживаясь чтобы не перейти на бег. К груди она что-то прижимала, собственно почему я и сказал про бомбу. На самом деле я не думал, что маркиз будет что-то такое делать, но мало ли. От этого психа всего можно ожидать.

Тем временем женщина уже достигла середины парковки, как вдруг из переулка вылетело два броневика. Прикрыв опешившую заложницу бортами бойцы ловко затянули её в салон, и тут же столь же быстро скрылись. НА всё про всё ушло лишь несколько секунд и снова перед зданием было пусто.

— “Приняли,” — сообщил майор. — “Чистая, ведём к вам”.

Буквально через пару минут женщина оказалась у нас. Её всю трясло и на вопросы она не отвечала, зато увидев меня тут же кинулась вперёд. Бойцы пытались её удержать, но я дал знак не трогать, просто потому что не чувствовал угрозы. Уж не знаю чего добивался маркиз, но она точно не была смертницей, впрочем, гадать о причинах почему её выпустили долго не пришлось. Ван дер Мер решил пообщаться и выбрал весьма экзотичный для этого способ.

— П-пожалуйста. Там у меня дочка… — Женщина остановилась напротив меня, протягивая телефон, который сжимала всё это время. — Он с-сказал что отпустит, если отдам вам э-это.

— Именно мне? — я не спешил брать гаджет, чтобы не рисковать. — Уверены?

— О-он показал, — женщину трясло, но она твёрдо кивнула. — Н-не фото. В голове будто к-картинка возникла. Дочка… пожалуйста, спасите дочку!

— Конечно, — я аккуратно вынул телефон у неё из руки. — Обязательно спасём. Фридрих! Вот этом парню расскажите пожалуйста всё что произошло. Чем больше вы вспомните, тем легче нам будет всех спасти. Понимаете?

— Д-да, — женщина кивнула, — К-конечно.

— Пойдёмте, — немец тут же потянул её в угол к столу. — Вас как зовут…

Дальше я не слушал, разглядывая принесённое устройство. Простой телефон с небольшим экраном и кнопками выглядел как пришелец из далёкого прошлого. Я уже и не помнил когда держал такой в руках последний раз. Даже в Чулыме у меня был уже старенький, но смартфон, с приличным объёмом памяти, маджи-процессором третьего поколения и достаточно надёжной сетью. А тут вон даже камеры нет. Хотя я слышал, что Воины, особенно из страшего поколения любили именно такие гаджеты. Мол, позвонить хватает, а все эти ваши прибмабасы мне не нужны. Вот и это телефон выглядел новым, будто только что из салона. Думаю, именно своей простотой он и привлёк маркиза. Впрочем, плевать. Пристрастия кровососа интересовали меня в последнюю очередь. И словно уловив мои мысли телефон зазвонил, отразив незнакомый номер.

— Внимание! — я выдохнул, и нажал кнопку ответа, переключая на громкую связь. — Слушаю.

— Здравствуй внучок, — мерзкий голос ван дер Мера я узнал бы из сотни тысяч.

— Дохлый мерин тебе внук, — я даже не думал смягчать выражения. — Чего хотел?

— Всё такой же дерзкий, — рассмеялся кровосос. — Весь в меня. И не отрицай, мы похожи. Мы оба охотники, созданные править овцами. И я ещё раз хочу предложить тебе пойти со мной. То, что ты видишь — это только начало. Скоро людишки будут бояться выйти из дома. Им останется только трястись в ожидании неминуемой участи. Они лишь пища для нас, истинных Стрикс, но у тебя ещё есть шанс встать со мной рядом. И девок своих можешь захватить. А хочешь — новых наберёшь. Стань одним из нас, и все женщины мира будут твои.

— Ты реально считаешь что мне не хватает женского внимания, — я от хохота чуть пополам не согнулся. — Не ожидал от тебя такой глупости. Давай попробуй что-то другое. Деньги например. Или власть. На это же все ведутся. А можешь предложить сделать меня богом. Давай накидывай.

— Так и думал, что тебя не проймёшь, — судя по голосу ван дер Мер наоборот, был доволен моей отповедью. — Жаль конечно, что ты выбрал жизнь на цепи возможности править как бог. Впрочем, к счастью, варианты ещё есть. Ты отказался, а вот твоя сестра может и согласится. У неё же нет седьмого ранга, трёх принцесс и богини в жёнах и собственного острова в другом мире. Как говоришь её зовут? Анна? Благая. Прекрасное имя.

— Послушай меня внимательно, упырь, — я сжал в руке гаджет, чувствуя как в душе поднимается слепая ярость. — Если с головы Аньки хоть волос упадёт… ты будешь завидовать мёртвым. Клянусь. Я с тобой ещё за Юлю не рассчитался, но за Аньку я выржу ваше мерзкое племя, чего бы мне это не стоило. Понял тварь? Я спрашиваю ты меня понял?!

Телефон не выдержав разлетелся на части, а я повернулся к остальным, в ужасе глядящим на чёрные точки, разлетающиеся от меня в разные стороны.

— Плевать на планы. — я сжал кулак, доламывая останки телефона. — Атакуем сейчас!

Глава 16

— Что вы на меня так смотрите? — хмуро посмотрев на Фридриха и господ офицеров, спросил я, стряхивая с руки пластиковое крошево оставшееся от мобильного.

— Герцог… — медленно произнёс пожилой полковник МВД, который теперь с большим сомнением посматривал в мою сторону, — …вы понимаете, что это была обыкновенная провокация? Нас всех буквально приглашают в очевидную ловушку…

— Я это прекрасно понимаю. Не дурак… — тяжело вздохнул я, проведя пятернёй по своим волосам.

— Ты знаешь, Кузьма, — криво усмехнулся Фридрих, — после твоего только что сделанного заявления… Ты реально предлагаешь лезть внутрь, даже не подготовившись?

— Я такого не говорил, — довольно резко огрызнулся я, а затем глубоко вздохнув, сдерживая всё ещё кипящий внутри гнев и глядя через стекло на здание торгового центра. — Я сказал, что мне плевать на планы здания, коли их ещё не доставили! Хотя я не понимаю, что трудного в том, чтобы переслать хоть так, хоть по почте пару файлов…

— Да в общем-то ничего, — пожал плечами полковник. — Их скорее всего уже отсканировали и скоро…

— Отсканировали? — я с сомнением посмотрел на мужчину.

— Доступная нам полная документация, связанная со всем и значимыми зданиями общественного назначения по требованию Службы Безопасности Гужевских хранится исключительно в особом архиве при отделении центральной жандармерии вотчины в бумажном виде, — ответил он, пожав плечами и покосившись на как-то сжавшегося графа. — В электронном же виде, в том числе и качестве виртуальной модуляции, они доступны исключительно при подключении к серверам рода, с верифицированных устройств профильных ведомств.

— Мы в своём праве!! — тут же пискнул толстяк. — Это частная собственность!

Ну… как бы да… Детальные планы объектов подобно этому торговому центру в общем-то могут быть сокрыты владельцем от общественности по той или иной причине, при условии, что у государства имеется к ним полноценный доступ. В то время как пожарные и прочие экстренные службы пользуются упрощёнными вариантами, на которых помимо общих сведений должны были быть отмечены только интересующие их узлы. Об этом нам ещё в Колледже на первом курсе рассказывали.

— Вот потому я и говорю — к чёрту планы! Атаковать будем прямо сейчас, — хлопнул я кулаком по ладони. — А точнее атаковать сейчас, буду конкретно я, в то время как все остальные, будут делать вид что готовятся к штурму.

— А поконкретнее-на? — в помещение кафе, быстрым шагом вошёл наконец хмурящийся Конанов, слышавший походу только мою последнюю фразу.

— Майор, ты слышал моё общение с Глав-Упырём? — задал я встречный вопрос, на который он только кивнул.

Явно приказал кому-то из своих бойцов открыть трансляцию, чтобы и самому оставаться в курсе происходящего и не отвлекаться от текущих дел.

— С уверенностью можно сказать, что этот гад, как-то следит за нами, а потому точно знает, что чем мы заняты и не только это, — ответил я, потирая переносицу. — Так он в курсе того, что я, например, прибыл с вами. А потому ублюдок и решил поговорить, подмочив мне репутацию среди присутствующих и деморализовав наших бойцов новостью о том, что он якобы мой дед…

— Значит наружное наблюдение… — кивнув, задумчиво пробормотал Конанов.

— Так… он что? Не ваш дед? — вдруг словно проснувшись, встрепенулся Гужевский.

— Граф. А если завтра бородатый османский работорговец из Зоны, вдруг заявит, что он ваш «Бабушк», вы тоже в это поверите? — усмехнувшись поинтересовался я. — Молчите… Вот и молчите, а так же, поменьше верьте всяким сволочам.

— Но он говорил про вашу сестру, — промямлил Гружевский, — и вы кажется…

— И я вспылил, — перебил толстяка я. — Признаю. Но вообще-то она находится сейчас под защитой самого страшного человека Империи, моего настоящего деда. И он обещал мне что защитит её несмотря ни на что…

— Так что вы хотите сделать, Ваше Высочество? — вернул разговор к главной теме майор, в то время как на ПМК полковника из МВД, вдруг мелодично тренькнул.

— Планы пришли, — сообщил он, взглянув на экранчик девайса.

— Вот и начинайте с ними разбираться и готовьтесь к штурму торгового центра, — а я пока, пойду «поатакую» их немного, — усмехнулся я и видя, что никто так ничего и не понял, вздохнув, объяснил. — С этим захватом всё как-то странно. Зачем они пошли на подобную акцию? Что ожидают получить в итоге… да живы ли вообще заложники или может быть только ту женщину с ребёнком и сохранили, чтобы дитё потом отобрать, а её к нам отправить? В конце концов, вампиры те ещё твари, но явно не идиоты и прекрасно понимают, что пять тысяч человек они оттуда никогда не выведут. Значит цель в чём-то другом. В чём? Да и вообще, как-то слишком радостен был глав-упырь во время нашего разговора. Так, словно бы в упор не понимал, что даже при наличии заложников, его группировка внутри здания — обречена. А это подозрительно!!

— Ну… Он уже доказал, что ему плевать на своих подчинённых, — произнёс Фридрих.

— Тогда получается, что сам он — где-то ещё, — отрезал я. — Потому что своя шкура ему дорога как ни что иное! К тому же, как бы он к ним не относился, вампиры — его главная ударная сила. А они, или если быть точнее матёрые Стриксы, в его случае ресурс невосполнимый, потому как недавно обращённые твари не так уж и сильны. А Эрика — клялась и божилась что большинство из них — именно здесь! И знаешь, в этом я её верю. А потому, прежде чем предпринимать активные действия, нужно хотя бы посмотреть, что там вообще происходит!

— Возможно, — ответил мне майор с прищуром глядя на меня. — Но ты дерьмовая кандидатура для подобного дела-на!

— Зато я единственный, кто может хоть что-то предпринять если попадётся раньше времени. А также свалить оттуда если дела пойдут плохо и спасать уже некого, а нужно просто сносить этот могильник к чертям собачьим! — выдал я. — Ну ещё есть Фридрих конечно… Но он громкий.

— Как это «сносить»?! — тут же возмутился толстячок Гужевский, но ему никто не ответил.

На самом деле, народ задумался. Дело в том, что я говорил правильные вещи, но вот по шапке, потом, если что-то случится — прилетит им всем. Наконец видя что народ колеблется я добавил.

— Если что, то беру всю ответственность на себя! Скажете, что у вас не было выбора, кроме как согласиться на мою авантюру, — я обвёл взглядом с недоверием посматривающих на меня мужчин. — Да ладно, народ! Я пусть не суперпрофи осназовец и не ниндзя какой-нибудь, но в проникновении кое что понимаю…

— От нас что-нибудь надо-на? — со вздохом спросил наконец Конаннов, видимо решив наконец, что спорить со мною бесполезная трата времени.

— Если у тебя случаем не завалялся осназовский доспех с стелс-модулем, — пошутил я, — то только одно. — Позови сюда кого-нибудь из своих парней примерно моей комплекции.

Майор, опять вздохнув, кивнул и завозился с рацией, в то время как сам я, быстрым шагом направился к дверям во внутренние помещения кафе. А оттуда, к двери ближайшего сортира, на которой была нарисована стилизованная женская фигурка.

Мне в общем-то пофиг было на то, для кого, собственно, предназначался данный туалет. Всё-равно внутри сейчас точно не было ни одной дамы. Зато на стене, как то, было и положено по закону, располагался небольшой ящичек с нарисованным на нём красным крестом. Собственно, именно он мне и понадобился.

Подёргав за небольшую ручку, хмыкнул и гулко долбанул кулаком по дверке, не желая возиться с замочком, ведь как известно следование букве закона далеко не всегда соответствует духу того, для чего он был принят. Так-то укомплектованная аптечка в санузле, просто обязана была быть доступной для любого из посетителей, но это вовсе не означало, что хозяева таких вот маленьких заведений были готовы терпеть пусть мизерные, но расходы из-за того, что её приходится постоянно пополнять, не в случае необходимости, а из-за банального воровства. А очередная комиссия могла нагрянуть в любой момент.

Отшвырнув согнутую крышку в сторону, я полез внутрь и довольно быстро нашёл то, что мне было нужно. Довольно дешёвый, но вполне эффективный, относительно тонкий сложенный лист дермо-пластик, используемый при кожных ранениях в упаковке воронежского АО «Крови-мед». По сути — этакий аналог обычного стерильного бинта, применяемый в тех случаях, когда обычный пластырь со ссадиной явно не справится. Стоил он в любой аптеке какие-то копейки, а реализовывался в листах форматом более размера «А4».

После чего, поискав глазами, схватил ещё флакон со средством против ожогов у которого, к счастью, имелся навёрнутый прямо на горлышко пластиковый распылитель. После чего, быстро вернулся к дожидавшимся меня господам, которые дабы не тратить время, уже установили на один из столов чей-то ПМК, который сейчас проецировал на его поверхность довольно чёткую голограмму с планировкой торгового центра.

Там же меня дожидался один из бойцов Конанова, явно не занятый ни охраной помещения ни чем-либо ещё, потому как явно не очень понимал, по какой причине его оторвали от дела. Что, собственно, и подтвердил майор взмахом руки показав на бойца.

— Снимай форму, каску и балаклаву, — с ходу приказал я, бросая на ближайший столик всё что принёс из сортира и так же быстро стягивая с себя шлем и верхнюю одежду оставшись только в военном нательном комбезе.

Парня, я, конечно, своим приказом смутил неслабо, но вопросов он не задавал. Да и майор, оторвавшись от своего дела, ничего не сказал, а только смотрел, что я на придумывал. Затем, он чуть приподнял брови, когда я велел парню одевать мою только что снятую форму, но подождать со шлемом, после чего сам напялил на себя его вещички. И только потом принялся вскрывать пакеты с дермо-пластиком, тщательно для начала расправив их на столе, после того как вытащил из упаковки.

В общем-то, дермо-пластик, это этакая искусственная кожа с нанесённым на внутреннюю сторону клеящим веществом, которая при нанесении поверх, стягивает края крупных ссадин ран. Это в том случае если повреждение небольшое, а так-же стерилизует повреждение и останавливает кровопотерю если для лечения требуется врачебная помощь. В крупных же листах она продаётся по той причине, что, наклеив его, например, на локоть, пластик быстро подстраивается под очертания тела. И благодаря своей эластичности, не мешает в дальнейшем шевелить рукой, а если не приглядываться и общий цвет выбран правильно, то, как бы и не заметно что с человеком что-то не так.

Наш же наставник, Грем Фишшин, научил нас другому, как он сказал: «Лайф хаку», связанному с дермо-пластиком и средством против ожогов. Именно поэтому, я в насале, разложив лист на столе и сняв защитную мембрану с клейкого слоя, в начале тщательно опрыскал его средством от ожогов. После чего, подождав пару минут, быстро подхватил перевязочное средство со столешницы и закрыв глаза, наложил его себе на лицо. После чего тщательно разгладил так, чтобы материал псевдо-кожи нигде не казался натянутым и вообще плотно лёг на каждый участок.

Подождав минуту, я с небольшим усилием оторвал от себя получившуюся маску оставив на поверхности несколько ресниц и волосков. После воздействия на клеящее вещество средством от ожогов оно пусть не полностью превращалось в некий аналог лака, но застывало, заставляя псевдо-кожу сохранять форму, на которую была наложена. Там шла какая-то химическая реакция между веществами, но я в это особо не вдавался.

Вынул нож и аккуратно, пока это было ещё легко сделать, вырезал отверстия над надбровными дугами по нижние веки и так же поступил с губами. После чего, быстрыми движениями обкромсал неиспользуемые края, а затем, покуда клей ещё оставался липким, протянул получившуюся маску с интересом наблюдавшему за моими действиями бойцу.

— Держи, надевай на лицо, — приказал я, сам натягивая на себя балаклаву, а затем каску. — Погоди, дай помогу сделать правильно… Вот и всё. Теперь, временно ты — Герцог Ефимов. Который тусит здесь в штабе и вообще весь на нервах из-за угрозы его сестре. А я пока временно займу твоё место…

— Хм… если не приглядываться, то под шлемом трудно отличить будет отличить-на, — задумчиво произнёс Конанов, внимательно осматривая своего подчинённого.

— Обычная преторианская магия, — фыркнув пошутил я.

Нет, если бы он обладал выдающимся носом или совсем уж квадратной челюстью, так просто провернуть подобный трюк было бы невозможно… но парень был можно сказать был неприглядным середнячком со средней серой внешностью. Нет, Инна бы с ниной и остальными девочками, точно бы что-нибудь сказали, да ещё и раскритиковали бы за то, что он выглядит пусть похоже, но словно бы я разжирел на добротных харчах. Ведь всё же эта самопальная маска давала объём и чтобы вот-прямо таки взять чужое лицо, нужно было бы подбирать правильного человека, а затем ещё и поводиться с гримом, потому как уже сейчас, подсыхая, лицо моего дублёра выглядело на местах разрезов так, словно бы у него отшелушивается кожа.

В любом случае, я, честно говоря, не думал, что тот, кто мог наблюдать за нами сейчас, а делал он это явно издалека, вообще стал бы заморачиваться подобными мелочами. Во-первых, скорее всего, делал он это издалека, иначе наши бы его давно уже срисовали. А потому, даже при ну очень хорошем, «сверх-зверином» зрении, ну или банальной мощной оптике, различить он всё равно мог разве что только общие черты. Ведь не стоит забывать, что воздух в таком мегаполисе как Москва, очень далёк от кристальной чистоты диких горных долин.

Во-вторых же, пусть небольшая истерика в телефонном разговоре у меня случилась можно сказать сама по себе, от излишних нервов, но в итоге она вполне могла сыграть нам на руку. Если то сам «…Ван-Дер-Фон-Пер…», то он точно не будет ожидать от взбешённого меня выкрутасов с подменышем. Ведь он точно звонил сейчас только для того, чтобы поиграть у меня на нервах, выбить из колеи и заставить делать глупости. Но если это не он… А я грешным делом, вообще думал, что наблюдение ведётся не кровососущими силами, а кем-то из людей. В общем при таких условиях он, если наш боец хоть немного разбирается в искусстве Станиславского, будет исправно докладывать упыриле что провокация удалась. И может быть маркиз сам допустит какую-нибудь ошибку.

— …Скажу прямо, забавный способ маскировки подручными средствами-на, — заявил наконец Конанов. — Но вот нафига-а? Если не сказать грубее. Думаю, куда как правдоподобнее-на, было бы накинуть заклинание мимикрии и…

— Майор, — оборвал я служивого. — заканчивай рефлексировать! Ты вояка, а я преторик, пусть и необученный. Другими словами хитровые… Хм… в общем нас весь первый год на вскрытие различных заклинаний натаскивали на теоретическом курсе по охране подотчётного тела. Твоя «Мимикрия» без поддержки заклинателя, работает в стандартном касте тридцать минут, если лежит на владельце ПМК. На стороннем человеке примерно десять без поддержки компилятора. Продвинутое же заклинание в обоих случаях фурычит только десять минут. Знаешь почему? По глазам вижу, что не знаешь и хочешь дать мне леща, потому как оно тебе, собственно, оно и не надо. А всё дело в том, что стандартная иллюзия энергосберегающая и рассчитана на человеческий глаз, а потому работает всего на пятьсот метров. Кто дальше — её просто не видит. Продвинутая же версия создаёт так называемую «материальную иллюзию», а потому не долговечна, но хоть со спутника на неё смотри…

— Умник, да-на?.. — насупившись пробурчал мужчина, но конфликтовать не стал.

— Ты лучше проверь, нормально ли нагрудная камера работает, в режиме стрима, — попросил я, потрогав вшитый в куртку моего подменыша прибор.

— Переключил на твою сансару. Работает-на… — буркнул мне майор, посмотрев и пощёлкав что-то что-то на своём планшете.

— Я ушёл, ты главный, лысый на страховке от особо важных, но малозначимых персон желающих приобщиться, — сообщил я, глядя как заменивший меня боец «пытается» выглядеть нервным. — Так дайте быстро на планы на которые пофиг глянуть…

Станиславский бы возвопил об отсутствии таланта, у подменыша, но как по мне играл он лучше, чем большинство актёров в современных сериалах. Как минимум любительских.

— Так, Конан, оружие и экипировку скину за пределами видимости, она мне будет мешать, — сообщил я, направляясь к выходу из кафе. — Минут через десять, пошли по моим следам кого-нибудь, чтобы тихо забрал. А то, приватизирует кто-нибудь.

Мне не ответили, или что-то хаманули как обычно, но я не слышал, потому как уже вышел из кафе. Прошёл мимо бойцов, брякнув что-то о приказе командира, когда меня одёрнули перед тем, как я собирался исчезнуть в переулках, за углом скрывающим меня от открытого пространства перед торговым центром. В общем-то ничего сложного. Главное не торопиться и не суетиться до того момента когда нужно будет сорваться в сверхскорость. Тогда, и никакой наблюдатель не заметит. Ведь как рассказывали нам на уроках, человеческий глаз лучше всего реагирует на что-либо что движется, даже очень медленно вдоль его поля зрения, в то время как мозг готов проигнорировать только что исчезнувшую цель если она до этого показалась ему скучной и недостойной наблюдения. А что может быть скучнее одного из множества солдат, который к тому же ведёт себя не вызывающе.

Наблюдают ли в данный момент за мною или нет, я не знал. Точно так же, как был ли то человек или кто-то ещё. Но в любом случае остановился я там, в проулках, где мог надеяться на полное отсутствие видимости. Орудие броник и разгрузку, скинул не просто так на землю, а в стоявший неподалёку мусорный контейнер. Думаю, что мой подменыш простит мне подобную вольность в обращении с доверенными ему государством вещами, потому как ну очень не хотелось соблазнять кого-либо халявными бесхозными цацками. Ведь если меня не видит сейчас противник, это совсем не значит, что кто-то не выглянул в этот момент в ближайшее окно.

После чего я слегка подсел и единым прыжком закинул своё тело на крышу ближайшего дома. А уж оттуда, слегка пробежавшись было совсем нетрудно перепрыгнуть прямиком на торговый центр. Благо для начала я убедился в том, что наверху не затаился какой-нибудь наблюдатель.

Попасть внутрь, так же проблем не доставило. Путь техническая ближайшая дверца и была заперта, как скорее всего и все остальные, но была очень даже не маленькая вероятность того, что за ними пристально наблюдают. А потому, отойдя в самый угол здания, я просто уничтожил пулей из антиматерии небольшой кусочек крыши. Создав вполне достаточную дыру, для того чтобы я мог скользнуть внутрь, попав прямиком в помещение чердака.

Ноздри почти сразу же защекотал какой-то неприятный запах, но я не смог его с ходу узнать. Так что, подумав, это воняет какая-нибудь очередная новейшая ловушка на тараканов, которые были есть и будут бичом всего человечества, просто забил на это и даже не стал сообщать в наш импровизированные штаб. В котором сейчас, как я был уверен, как минимум кто-нибудь да начал следить за трансляцией с моей камеры.

В общем-то за исключением разнообразных проводов и какого-то стендового инвентаря, коему явно не нашлось места в хранилище, ничего этакого здесь не было. Дверь оказалась не заперта, а потому я просто скользнул внутрь пустынных, а оттого, кажущихся особо гулкими внутренностей торгового центра.

Никогда не замечал того, что подобные места целенаправленно проектируются так, чтобы у каждый твой шаг обязательно сопровождался эхом. Даже если ты пытаешься быть тихим. Скорее всего это связано с особенностями ночной охраны, кучи магазинов и бутиков, буквально забитых лакомыми для воришек вещами.

Ведь когда бесполезно красться, то возможно даже один единственный охранник сможет услышать пусть не твои шаги, но то, как ты взламываешь двери. Или если ты особый рукожоп, то как грабишь чужое имущество.

В обычное же время, такое эхо не раздражает. Ведь играет громкая музыка, вокруг слышатся разговоры людей и детский смех… Покуда в такие вот торговые центры не вдумываются какие-то ублюдки, берут людей в заложники и вновь не наступает такая вот неприятная тишина!

Помня, что свое задачей я ставил не какие-либо боевые действия, а можно сказать разведку, я медленно двигался по пустынным ярусам. Для начала каждый раз проверяя, есть ли здесь люди или вампиры, затем долго высматривая камеры наблюдения и мысленно прикидывая слепые зоны, после чего скользя вдоль магазинов от колонны к колонне, прячась за ними покуда не находил наконец точку, с которой мог перебраться на этаж ниже.

Надо сказать, что верхние уровни «Грушевского пассажа» были ориентированы в первую очередь на людей, которые могли не смотреть на цену приобретаемого барахла, а потому видимо почитаемыми родом Гужевских за «суперэлиту» находиться рядом с которыми простым сметным не стоит. И важно это было не столько потому, что мне лично подобное отношение претило, а потому, что с упором на такие вот заблуждения был спроектирован сам комплекс.

Так, обычно, в подобных центрах где мне ранее приходилось бывать, вход в зал кинотеатра, обычно располагался на самом нижнем или на самом верхнем этаже, однако здесь, он был помещён на четвёртый из шести, в то время как верхние два оказались заполнены магазинами и ресторанами известнейших брендов, нынче совершенно пустыми.

Другими словами, первых живых существ, я встретил только на четвёртом этаже. На который спустился по конструкциям, аля «кривой пожарный шест» значащим, наверное, что-то важное и установленным в окружении пробитого на нижний этаж окна. С него, огороженного красивыми перилами богатые и знаменитые видимо призваны были наблюдать за суетой плебоса в нижней части разделённого надвое магазина. И что-то мне подсказывало, что фирма «Mercuri» которая его здесь открыла — была далеко не имперской.

Внизу, было слегка дымно, так, словно бы после недавно случившегося пожара так и не сработала вентиляция, но на удивление пахло не гарью, а теми же самыми ловушками для тараканов что я чувствовал раньше, только намного сильнее. Я уже почти вспомнил, что это за запах, когда был вынужден метнуться прямиком за ближайшую стойку с якобы дешёвыми костюмами, продающимися к тому же со скидкой.

А всё потому, я встретил первых людей в этом здании. Ну… как людей. Вампира в своей боевой форме, идущего куда-то в сопровождении тройки моих старых знакомых. Приснопамятных бодиков-лысиков, с которыми сталкивался уже не раз, правда в этот раз без чёрных очков на лице, но в костюмных штанах и жилетках поверх белоснежных рубашек. И именно их вид, вдруг напомнил мне о том, где, собственно, я уже чувствовал однажды этот странный запах.

«Негатор!» — мысленно завопил я и словно бы ребёнок, схватился руками за своё лицо, затыкая себе рот и нос хотя давно уже было поздно.

Подумать только, на заброшенном заводе, я сразу же прореагировал, только-только увидев, что вампиры используют дымовые шашки. А сейчас… облажался по полной программе. Ведь если так подумать… нас же буквально готовили к тому, чтобы мы потеряли бдительность. Впрочем… кто бы это не придумал, эти люди явно облажались!

Усмехнувшись, я нащупал сквозь балаклаву кнопку на вставленной в ухе гарнитуре и быстро произнёс, наплевав в этот раз на правило «правильных» переговоров и прочие условности. В конце концов, в подобной ситуации, вполне нормально позволить себе вольность, потому как противоположенная сторона должна вроде бы как внимательно следить за тем что я говорю и делаю.

— Здание торгового центра заполнено дымовым негатором, — сообщил я. — Повторяю. Здание торгового центра заполнено дымовым негатором.

— Приняли, — услышал я мрачный голос Конанова в динамике, не добавившего даже в этот раз своё любимое «На». — Мы готовы, внесём правки и можем начинать…

— Отмена, — резко прошипел я. — Лысых видели? Доказано, что это клоны не раз устраивавшие различные террористические акции. Скорее всего это те самые «союзники». Так что сообщайте в центр. Это больше не дело одних только вампиров…

— Принято… — через какое-то время произнёс мужчина, а потом завернул такую матерную тираду начинающуюся на «На», что можно было бы заслушаться.

— Вот что… — прошипел я, вновь спрятавшись, потому как четвёрка опать прошла мимо но уже в обратном направлении. — Пошумите там. Потребуйте что-нибудь. Что-нить пообещайте если попросят… Потяните время, а мне покуда найдите где находится комната охраны с центром видеонаблюдения…

Империя, конечно, с террористами переговоров не ведёт, а граждане, захваченные в заложники это герои и всё такое, но пять тысяч человек, это не та цифра, с которой можно шутить с одной стороны, а с другой само наличие у вампиров клонов, можно сказать даёт некую гарантию того, что заложники живы. Потому как теперь у кровососов можно сказать был неограниченный источник ресурса, потому как эти «Злые лысики», суть обычные люди, а так как в Стриксах вроде как ничего мистического замечено не было, то и душа человека, вряд ли влияет как минимум на вкусовые качества гемоглобина.

Вот только что та, что другая группа церемониться с ними не будет. Упырям — просто пофиг на двуногий скот, а те кто стоит за лысыми обычно ищут для себя в первую очередь красивую картинку. Помимо нескольких случаев у Бонапартисов и в Землях Германской Нации, инцидент во владениях М.Мауса был очень показателен в этом плане. Ибо на разнообразных хостингах на следующий день всегда появлялось хорошо смонтированное видео, на котором лысые убивали людей!

И при этом там не было ни лозунгов, ни требований… Ни того, как в итоге клонов уничтожают. Только в конце на чёрном фоне белыми буквами на языке станы пришествия всплывал этакий слоган: «Вы всё ещё «Им» доверяете?»

Так что, для красивой картинки эти могли и бабахнуть. Причём так сильно, что одним разрушенным зданием и жертвами среди заложников и штурмового отряда вряд ли бы обошлось. А потому они были на мой взгляд куда опасней довольно прямолинейных, лезущих в лоб кровососов.

Покуда я скользил вдоль дешёвых бутиков и покинутых фастфудов, а также разнообразных кофеен этого этажа, не раз и не два удачно прячась от патрулирующей четвёрки за фургончиками с мороженным и попкорном коих здесь было множество, пришёл ответ на мой запрос по комнате контроля видео наблюдения. Настоящей, а не той, которую хитрожопые Гружевские указали во всех документах.

Что та за паранойя была у этого рода и чего они так опасались, фальсифицируя данные, за разоблачение которых теперь могли получить по полной программе, я не знал, да мне было и не интересно. Я быстро приближался к помещениям кинотеатра. Он даже не охранялся. И объяснялось это довольно просто… там было пусто. Так что, заглянув туда через дверь, я даже не стал проверять чтолибо ещё.

Мой путь лежал на второй этаж. В настоящую комнату контроля видео наблюдения. Места, откуда можно было, не бегая по всему зданию, понять, где что находится и что там происходит. Это было не трудно, но и не сказать, чтобы совсем уж просто. В первую очередь потому, что вся электроника, которая у меня была с собой уже на третьем этаже попала в область техномагической глушилки и очень даже не простой. В первую очередь, потому что даже гарнитура взяла, да и зашипев вдруг нагрелась, почти заставив меня вскрикнуть, так что когда, я чуть ли не с мясом выжрал из уха прикрытого балаклавой кусок оплавившегося пластика с дымящимся содержимым… Я был абсолютно уверен, что оглохну на этот слуховой орган.

Камера же… ну просто сгорела. И я, честно говоря, просто не знал что существуют такие технологии техномагии благодаря которым подобное было бы возможно. Да даже специальные заклинания обычно действовали менее выборочно, потому как в них трудно было прописать воздействие на какую-то конкретную группу предметов. Даже если предположить, что они реагировали на тонкий магический сигнал, то почему тогда куча дешёвых ПМК, за витриной с которыми в магазине я спрятался, не расплавились точно также, а продолжали светиться экранами?

В любом случае, это было плохо. Очень плохо, потому как потеряв связь со мною и зная что я ослаблен негатором ребята точно кинутся на выручку. Хотя с другой стороны… протянув руку я взял ближайший ПМК и с хлопком оторвав блокирующий устройство витринный провод, пару раз ткнул на экран, разблокировав его и выходя из рекламной заставки.

Он был не активированным но рабочим. А главное белым. Другими словами являлся полноценным телефоном уже зарегистрированным в империи, но неподтверждённым как магическое устройство пользователем. Последнее, впрочем, мне было и не нужно.

Телефон Фридриха начинался с кода германских наций, а вот сам номер был довольно простым и состоял всего из двух цифр, повторяющихся несколько раз. Так что я набрал его особо не думая, а этот придурок взял и сбросил.

Я попробовал ещё раз с тем же результатом. И ещё, и ещё… Покуда мне не сообщили, что мой номер заблокирован пользователем. Если бы не ситуация, это было бы забавно, потому как я поступил бы точно также будь я на его месте.

Вместо нашего фанбоя, стал думать, кому бы я мог набрать, да так, чтобы он смог остановить явно суицидальное движение всех включая государственную машину в попытках спасти меня единственного. А потом побледнел, поняв, что кроме одного единственного номера вариантов у меня нет.

И нет. Это был не Император, потому как я, даже будучи его зятем не имел права знать его личный номер. А на рабочем, меня гарантированно заставят ждать. Были конечно ещё дед и мать с сестрой, но… Да и чем они могут помочь?

— Алё? — смущённо и застенчиво произнесла Ася в трубку. — Кто это…

— Ася, — шёпотом, но так, чтобы она меня узнала произнёс я. — Это я…

— Папка! — радостно воскликнула малявка.

— Доча, слушай меня внимательно, — перебил я её. — Я сейчас на боевой операции. И только ты можешь мне помочь.

— Я сейчас!

— Стой! — почти крикнул я, но вовремя спохватился. — Ася?

— Да…

— Дуй срочно к дяде Фридриху! — приказал я. — Скажи ему, что это я ему недавно звонил и что камера и связь у меня погорели из-за какой-то глушилки! Скажи им ни в коем случае не начинать сейчас штурм! Со мною всё хорошо! Только ты можешь мне помочь доча! И помни, чтобы не случилось — я лучший. И я всегда вернусь к тебе и мамам!

— Я знаю папа, — как-то очень серьёзно и не по-детски сказала девочка. — Уже иду…

Она положила трубку, а я мог только вздохнуть. Отбросив ненужный более ПМК, я скользнул в ближайший к выходу их магазина проход и остановился только перед дверью, за которой по предыдущим сообщениям находилась комната контроля. При этом, она была приоткрыта и более того, в помещении кто-то находился, потому как шёл спор на повышенных тонах.

— …Что значит уничтожит всё? — не кричал, а почти рычал мужчина, правда не на русском а на английском языке.

— То и значит, — холодно ответил другой голос тоже не по-русски. — Вы пригласили нас, чтобы мы провели акцию, Король согласился. Король выделил нам ресурсы и обязал выполнить нас возложенную миссию. А значит…

— Вы могли хотя бы предупредить, — так же ледяным тоном произнёс кто-то ещё опять же на английском, благо под влиянием Нины я выучил этот язык довольно хорошо, так что мне более не требовался автолингво.

— О… Мы сделали, — усмехнулся тот, кто говорил про какого-то Короля. — И ваш лидер согласился. Ядерный взрыв в этом здании вполне его устроил. Как только дело будет сделано…

— Я могу поспорить, что вы не объяснили ему, что это такое! — возмутился первый перебив мужчину.

— А зачем? — усмехнулся его визави. — Вы мальчики всего лишь мясо, по словам вашего же лидера. В тому же эти ошейники вы одели на себя сами… так что вы мне сделаете? Вы низшие формы жизни, чуть лучше чем клоны, которыми я управляю, и вы думаете, что вообще можете вот так повышать на меня голос?

В тот же момент из комнаты донеслись два одновременных крика полных нестерпимой боли.

— Забавно, что подобные модифицированные организмы, да ещё и владеющие псионикой столь примитивны в контексте разума.

— Ублюдок! — прорычал кто-то хриплым голосом. — Если бы маркиз знал, что вы сотворите с Сарой, он никогда не отправил бы её к вам!

— Он хотел нашей помощи, — усмехнулся тип который говорил про Короля, — и он не побоялся обратиться к нам, высшей расе Земли, которую откровенно презирал, ведь в его время, наши предки вынуждены были бороться с многочисленными захватчиками. И я попрошу не клеветать на меня. Я не ублюдок. Я сын лорда Поттера и леди Вайт!

— Вы убили Сару своими экспериментами! — взвизгнул кто-то.

— И что? — фыркнул мужчина. — Это было всего лишь для исследования вас, животных! Тем более, что вы во всю охотились на русских. Почти людей.

— Это кто здесь почти люди? — входя в комнату и увидев наконец говоривших.

Двое были вампирами в их боевой форме, с массивными ошейниками и находились похоже не в лучшей форме. А вот третий имел образ обычного сумасшедшего учёного. Этакий «Доктор Х» из либерократских сериалов со взлохмаченными пшеничными волосами и удивлённым взглядом.

Он только открыл рот, чтобы закричать что-то но мои действия уже слились в единый плавный танец основанный на искусстве Ву Шу. Всё как бы замедлилось… Я оказался возле одного из вампиров, рука подбила его подбородок, а вторая обхватила шею и в следующий момент слитным движением я просто оторвал его голову от тела. Уронил на пол и раздавил ногой.

Второй даже не прореагировал. Двинулся на меня лишь тогда, когда сделать это, во всё так и не закончившемся крике приказал лохматый человек. И не скажу, чтобы убить этого слабака по сравнению с остальными виденными мною за этот день вампирами было так уж сложно. По сути, эти твари в основном были как зомби — уничтожай им голову и всё на этом закончится.

— Так кто тут «Недочеловек», — с улыбкой спросил я, подходя к мужчине, а затем, резко схватил за руку, которой он попытался вытащить из внутреннего кармана оружие.

Кости конечности не выдержали и мужик завизжал… разговорить же его после этого так, чтобы он пел как соловей, оказалось не так уж и трудно. Тем более, что после оружия, я отнял его ПМК, к которому этот представитель высшей расы обратился в последнюю очередь.

Парень был учёным, профессором Кембриджа и монго других интересных слов, а так же настоящим Лордом и подданным короля Мерлина «какого-то там придуманного по счёту». Во время этого теракта, ему при поддержке вампиров, которых успели научиться контролировать, правда чуть хуже нежели тех самых лысиков погонщиком которых он был, поручили при возможности взорвать в Москве ядерный заряд.

Правда к счастью опасная фиговина была прислана вместе с ним, но до сих пор не установлена и не активирована. Он сам, дрожа и обливаясь соплями мне её показал. А всё потому, что их основная цель… то бишь я, приехала сюда немного раньше нежели они планировали.

Впрочем, я нужен был разве что ван дер Меру, а вот его Королёк, хотел одарённых из захваченных заложников. И в то время, как обычные люди действительно находились сейчас внизу, на парковке, лысые бодики которые оказались по сути биороботами с сетевым интеллектом управляемым определёнными приказами погонщика, уже перевозили похищенных из торгового центра через портал в некое подпространство связанное с британским островом.

— А если ты не дашь новых приказов, они так и будут продолжать делать то, что им велено? — с улыбкой спросил я.

— Д-да… — кивнул головой учёный коего звали Борис Паркер, который очень боялся своего нового русского друга Ивана.

После чего я просто ударил его по голове, и мужчина безвольно осел на пол. Выключив диктофон на ПМК. Последний хоть и был совершенно незнакомым, но инерция мышления, вызванная общей американизации прошлого века, делала своё дело и просто по значкам можно было понять функцию программы или кнопки. В любом случае я принял для себя решение. Пусть чуть позже мои же собственные девочки меня за него и убьют.

Вздохнув, я направился в соседний бутик и хорошенько замотал ПМК в тряпки. После чего пробрался к стене, ведущей на площадь перед штабом и открыв ближайшее окно, метнул получившийся куль прямо в витрину злосчастной кафешки. После чего уверившись что попал, пробрался обратно вглубь здания и отловил для себя одного из лысых клонов.

Росту нынче мы были примерно одного, но вот из-за передутых мышц, искусственный человек был пошире меня. Так что, переодевшись, я слегка уплотнил свою мускулатуру под рубашкой, слегка под напихав в неё… Женских труселей. И не потому, что у меня имеется какой-то там фетиш, а потому как их здесь было много, а у меня было мало времени что бы искать что-либо другое.

Перематывал же я тряпки чтобы не свалились упаковочным скотчем. Так что в результате, если не критиковать, то фигура у меня под одеждой клона получилась практически правильная. Ну а для того, чтобы стать правильным лысиком… я воспользовался той же методикой что и при подготовке своего подменыша. Благо что аптечки в местных туалетах так же имелись и так же были заперты. Только был куда как менее нежен и припудрил себя из косметички, позаимствованной в ещё одном магазине. После чего сходил за контейнером и упаковав в него своего бессознательного друга погонщика был готов оправлять в очередное путешествие через портал незнамо куда.

«Нина меня убьёт…» — подумал я пристраиваясь в очередь за толпой клонов медленно проходящей через явно искусственную червоточину.

Глава 17

— Подъезжаем, мессир, — предупредил водитель спокойным голосом, да и внешне не проявляя ни капли волнения. — Впереди пост. Сейчас будет проверка.

— Ясно, — кивнул маркиз Рафаэл Федерик Камил ван дер Мер с абсолютно расслабленным видом. — Действуй по обстоятельствам.

— Понял, мессир, — отозвался водитель и повинуясь жесту облачённого в боевую броню солдата аккуратно припарковался, одновременно опуская стекло. — Добрый день, господа.

— Добрый, — кивнул боец, цепким взглядом окидывая салон и пассажира. — Старшина Уланов. Предъявите документы и выйдите из машины.

— Конечно, — водитель послушно передал требуемое и открыл дверцу. Одновременно с ним на улицу выбрался и маркиз. — А то случилось?

— Обычная формальность, — отмахнулся старшина, внимательно изучая документы. — Корней Игоревич Грищук? Эксперт по межвидовой социологии и психоней…

— Психонейролингвистика, — пришёл на помощь маркиз. — Это наука изучающая мозговые механизмы речевой деятельности. Я специализируюсь на работе с малыми народностями. Анализ речи, языка не только с точки зрения филологии, а со стороны психологии. Например, изучение связи между речевыми сообщениями и характеристиками участников коммуникации. В частности — животных. Не буду хвастать, но мне удалось обучить шимпанзе воспринимать язык на уровне ребёнка шести лет. Может слышали? Говорящее шимпанзе Лара.

— Честно говоря, нет, — помотал головой боец. — Может краем уха но не запомнил.

— Неважно, — отмахнулся вошедший в роль ван дер Мер. — Работа с животными это конечно очень интересно, но сейчас меня гораздо больше интересуют иные расы. Это такой простор для деятельности!

— А их что, тоже нужно учить говорить? — не понял охранник. — Они ж вроде с переводчиками ходят.

— Вы не понимаете! — тут же взорвался негодованием маркиз. — Эти, я извиняюсь, невежды, даже не подумали пригласить настоящих специалистов, когда делали программу для автолингвиста. А ведь это может обернуться настоящей катастрофой! Они совершенно не учитывали иную психологию иномирян! Просто забили список слов и готово! То есть заложили бомбу, могущую взорваться в любую секунду и рады! Вы хоть понимаете, чем может грозить случайный перевод? А ну как вместо “добрый день” пришельцы услышат оскорбление которое смыть можно только кровью? Или того хуже?

— Ну так специалисты же делали, — пожал плечами боец, котоорому такие тонкости были до лампочки. — Они наверно разбираются.

— В чём? Я вас спрашиваю в чём эти бездари могут ращбираться? — разошёлся вампир. — Жалкие бюрократишки, далёкие от настоящей науки! Я подал заявку на работу с иномирянами ещё полгода назад и что вы думаете? Полгода они мариновали меня, не говоря ни да ни нет и только неделю назад соизволили подтвердить разрешение. А пропуск я получил только сегодня! Это саботаж! Самый настоящий саботаж! Эти бездари…

— Да, да, — кивнул охранник, давно не слушавший замаскированного маркиза. — Будьте добры, руку приложите к биосканеру.

— Конечно, — тут же успокоился ван дер Мер. — Прошу прощения. Я слишком нервничаю перед встречей с иномирянами. Это такой пласт…

— Всё в порядке, — поспешно прервал его боец, как только личность Грищука подтвердилась. — Можете проезжать.

— Благодарю, — маркиз кивнул и уселся в машину. — Поехали.

— Вы словно другим человеком стали, мессир. — хмыкнул водитель, когда они удалились на достаточное расстояние от КПП. — Даже я поверил.

— Человеком? — презрительно хмыкнул маркиз. — Вы низшие существа, просто не понимаете на что способен истинный Стрикс. Если бы не необходимость, я прошёлся бы здесь кровавой косой. Но и в том, чтобы скопировать чью-то личность тоже нет ничего сложного.

— Но биосканер же невозможно обмануть, — всё ещё не верил водитель. — Это же все знают.

— Жалкие ничтожества, полагающие, что какая-то техника может одолеть Стрикса. — отмахнулся вампир. — Мои силы столь велики, что ничто меня не остановит. А теперь следи за дорогой, если хочешь заработать свои деньги. Если по твоей вине меня обнаружат до того, как я найду девчонку — ты умрёшь первым.

— Конечно, мессир, — хладнокровно кивнул водитель. — Не беспокойтесь, всё будет в лучшем виде.

Маркиз замолчал, расслабившись. Всё шло как по маслу. План о отвлечению дерзкого мальчишки получился почти идеальным. Очень вовремя появились его враги, желающие поквитаться с дерзким выскочкой. Что может быть лучше, чем стравить двух врагов, особенно если они при этом решат твои проблемы. Жалел Рафаэл лишь о том, что не может лично посмотреть как они будут рвать друг другу глотки.

Конечно, не этого ждал старый вампир, когда наконец нашёл выход из ловушки, куда их завёл ребе Лев. Нет, поначалу они радовались что спаслись и теперь могут построить своё общество, где будут править вампиры, а людям отводилась роль рабов и пищи, однако со временем всё оказалось не столь радужно. Популяция людей неизменно таяла, запертые в скрытом пространственном кармане кровососы сходили с ума от скуки, устраивая кровавые оргии и убивая их сотнями и очень быстро оказалось, что еды начало не хватать. Конечно, это было бы не проблемой, если бы имелась возможность выйти и пополнить запасы, но, к сожалению, ребе был уже мёртв.

Жалел ли ван де Мер, что убил единственного, кто мог вывести их из заточения? Никогда. Сама натура вампира к этому не располагала, да и сам по себе маркиз был жестоким человеком, даже ещё до того как стал Стрикс. Единственно за что он себя корил, это за то, что не сумел завладеть тайнами старика и позволил сбежать его доверенной служанке вместе с младенцем-ключом. И слава Богу удалось сохранить и довести до ума результаты первых экспериментов ребе, правда при переходе все они подохли, и вернуться с их помощью не получилось.

Впрочем, поначалу маркиз и не думал о возвращении. Изменившаяся Земля пугала, но при этом вызывала дичайший интерес. Новые изобретения, похожие на магию, были доступны даже самым тёмным крестьянам. Большие светлые города, полные необычных и потрясающийх вещей манили вампиров и они решительно были настроены сделать этот мир своим. К сожалению, к этому великолепию прилагалась огромная ложка дёгтя.

Маги тут тоже были. Да ещё какие. Пусть с помощью устройств, но они могли буквально говоря горы сворачивать. Но словно этого было мало, нашлись ещё и обычные с виду люди, не умеющие швыряться огненными шарами или призывать молнии, зато с лёгкостью пробивающие замковую стену, подвернись она им под руку. Эти Воины оказались сильнее чем упыри и молодые вампиры и лишь старые матёрые Стрикс могли им что-то противопоставить.

Конечно, сила была далеко не главным оружием вампиров, и маркиз не особо переживал насчёт появившихся одарённых. Тем более как оказалось их разум был почти так же слаб как и у обычных людей. К сожалению опять же только для него и пары десятков таких же опытных Стрикс. Молодёжи псионические воздействия давались гораздо хуже.

Из-за этого процесс адаптации у них затянулся на куда более длинный срок. Да и нормального гнезда они создать не могли. Однако постепенно вампирское подполье набирало силу. Особенно хорошо дела пошли когда удалось завербовать молодого Ромушева. Мальчишка жаждал силы а отец был готов расшибиться в лепёшку ради любимого сына. С его помощью маркиз наконец, получил доступ к власть имущим страны, принявшись формировать сеть минонов и преуспел в этом, пусть до самого императора или хотя бы канцлера добраться не удалось. А потом подвернулся вариант получше и ван дер Мер решил не трогать правителя. Зачем пытаться переделать старого, когда можно возвести нового, послушного и преданного.

Может, окажись сын сбежавшего ключа менее известным, маркиз бы и не решился на захват. Но восемнадцатилетний дважды зять императора, при полном отсутсвии законного наследника престола был слишком лакомый кусок чтобы от него отказаться. Это был реальный шанс взять власть в свои руки и ван дер Мер решил рискнуть… о чём сейчас жалел. Проклятый щенок оказался слишком крепким, ему не удалось с ходу залезть в мозги, а когда началась драка вампир впервые за многие годы снова ощутил страх. Отродье ключа оказался не просто силён, он обладал какой-то жуткой силой, одним махом уничтожившей два этажа и едва не погубив самого вампира. Раньше слово “антиматерия” ничего не значило для маркиза, но теперь он испугался. И не зря.

По минёнам прошла волна смертей. Сеть, которую он так долго и кропотливо выстраивал рушилась на глазах. Виновата была проклятая баба-ключ, в полной мере овладевшая силами истинных Стрикс, но добраться до неё не получалось. Охрана может уступала в силах проклятому щенку, но её было много и первая же попытка окончилась сокрушительным провалом и значительными потерями.

Именно тогда маркиз и понял, цепляться за Землю бессмысленно. Любая попытка войны с системой обречена на провал. У вампиров был шанс занять лидирующее положение пока никто о них не знал, но теперь момент был упущен. Инициатива перешла к их врагам и Стрикс начали давить. А как люди это умеют ван дер Мер прекрасно помнил ещё со времён побега от Инквизиции. Она, кстати, тоже в стороне не осталась, и в Москве уже видели её эмиссаров, а уж иноки Патриарха, тихие и скромные юноши, с руками толщиной в доброе бревно и так шныряли по городу целыми днями. Встреча с ними была для многих новообращённых вампиров последней, да и старым Стрикс досталось.

В итоге маркиз принял решение валить. Правильно сказал кто-то из древних, лучше быть первым в провинции, чем вторым в Риме. Тем более что у ван дер Мера была своя провинция, закрытая как от церковников, так и от прочих Магов с Воинами. И от щенков, способных развоплотить любого щелчком пальцев. Вот только уходить просто так было невыносимо для гордого Стрикса, да и невозможно технически. Нужна была кровь ключа и маркиз нашёл её. А заодно придумал план, способный обеспечить его гнездо пищей на многие годы.

За прошедшее время прогресс коснулся не только техники, но и архитектуры. Высотные человейники, походили на ульи, набитые плчёлами, но занимали при этом не так много места. Один спальный микрорайон вмещал около двухсот тысяч человек. Эта цифра потрясла маркиза. В своё время они бежали прихватив всего около двух с половиной тысяч сервов и этого хватило на многие годы. А такое количество позволяло снять проблему с пищей, тем более что среди них не было сильных Магов или Воинов. А значит людишки были беззащитны перед вампирами.

Осталось лишь придумать и воплотить план, что позволил бы забрать с собой такую территорию, но к счастью, техническая сторона вопросов проблем не вызывала. Был момент, когда наглый щенок натолкнулся на конструкт, созаданый, чтобы служить одним из резонаторов, охватывающих район, но к счастью, сопляк не понял, в чём его истинное предназначение, посчитав обычным големом плоти. Правда, для достоверности пришлось засветить и пожертвовать парой десятков малых гнёзд, но о этом ван дер Мер ни капли не переживал. Скорее наоборот, это помогло избавиться от лишнего груза. И предателей… маркиз улыбнулся. В то что Эрика предаст он ни секунды не сомневался. Однако именно это придало его плану правдоподобность. Ну разве что осталось его лишь немного подтолкнуть и мальчишка сам кинулся в ловушку.

А вот за девчонкой-ключом маркиз отправился сам. Доверять он уже никому не мог. Самым надёжным оказался подручный-человек, работающий за деньги. Именно он сейчас вёл машину. Профессор нейролингвист пожертвовал свою личность и теперь ни одна проверка не обнаружила бы, что перед ними не древний кровосос, а пожилой учёный, полностью преданный науке. Оставалось лишь забрать девку, но в своих способностях ван дер Мер не сомневался. Это не щенок-Аватар, у которого было всё. Нет, наоборот. Девчонка всегда жила в его тени и теперь осталось только поманить её сладким пряником и она сама пойдёт за ним куда угодно. А обещать маркиз умел.


***

Аня помахала рукой подругам и захлопнула дверь особняка, устало привалившись к ней и соскользнув на пол. После Чулыма в колледже ей безумно нравилось, но и нагрузка была соответсвенная. Куча уроков, зачастую по пять — шесть пар в день, плюс внеклассные занятия и клуб. А ещё нужно было ходить в спортзал и встречаться с подругами. Это как ни странно, тоже можно было назвать нагрузкой, потому что социальная жизнь являлась обязательной, если конечно, ты хотел вписаться в общество. И если Кузьма мог себе позволить забивать на всё, даже на учёбу, ему никто и слова не смел сказать, то девушке приходилось выкладыватсья по полной, чтобы соответствовать детям известных родов.

Если честно, Аня с большим удовольствием плюнула бы на всё это. Эйфория, накрывшая её после поступления и переезда давно схлынула, и то, что поначалу она воспринимала с восторгом превратилось в тяжкую рутину, но девушка не могла в этом признаться. Ей приходилось каждый день улыбаться и тащить лямку, так как окружающие следили за малейшим её шагом. Ну как же, сестра знаменитого героя, открывшего иной мир и привёзшего оттуда жену-богиню, а так же дважды зять одного императора, и поговаривают, что ещё с двумя тоже породнится, как только примут закон о многожёнстве.

Для большинства этого было достаточно, но те кто действительно был в курсе событий так же знали о таинственной матери девушки, особе приближённой к императору, которой он лично даровал баронский титул. А так же об их деде, легендарном Призраке коммунизма. О нём даже самые смелые и дерзкие старались говорить шёпотом, чтобы ни дай Бог не накликать. В рейтинге самых ужасных одарённых Иван Митрофанов стоял даже выше императорского палача Варяга. О его борьбе с Капитаном Демократией и Рыцарем Третьего рейха ходило множество слухов и даже было снято несколько фильмов, которые, впрочем, не претендовали на достоверность. Что именно произошло в Шамбале на самом деле мало кто знал, но те, кто имел доступ хотя бы к крупицам информации в едином порыве старались держаться как можно дальше от чахлого с виду старика.

Естественно, всё это давило на Аню, но при этом не позволяло сдаться. Она хотела стать частью этого сложного и опасного мира аристократии, но придя домой часто падала без сил, не имея энергии даже поужинать. Пока остальные были дома, это не являлось проблемой. Невесты брата очень хорошо относились к золовке и всячески оберегали её. Да и слуги всегда были готовы помочь, но последнее время Аня частенько ночевала одна во всём доме.

Кузьма воевал с вампирами. Его невест после нападения и гибели Юли срочно вывезли к эльфам. Официально они сопровождали раненую Андре, но Аня точно знала, что их просто спрятали. Её тоже хотели, но девушка устроила истерику. Ей только только удалось влиться в коллектив и общество аристократов и бросать всё это Ане казалось верхом глупости. Девушка понимала, что ведёт себя по детстки, что опасность действительно существует, но не могла отказаться от всего, что смогла достичь. На неё и так поглядывали с изрядной долей снисходительнсоти, мол, вылезла из деревни за счёт брата, а после бегства так и вовсе любой авторитет скатится ниже городской канализации.

Дети злы, даже те, которым полагается быть разумными и рассудительными, и Аня была готова до конца отстаивать свою свободу, но на удивление Кузьма почти сразу согласился её оставить. Аня до последнего не верила в это, но девушки уехали и никто не попытался утащить её с собой. Она осталась одна, правда иногда замечала за собой слежку, но с этим девушка была готова мириться. Всё таки смерть Юли напугала и её тоже. Однако главным было то, что Аня по прежнему жила своей жизнью, пусть это и давалось очень нелегко.

Девушка с трудом заставила себя подняться и пойти в ванну. Еду можно было заказать на дом, но полежать в горячей воде требовалось обязательно, чтобы снять усталость. Иначе завтра она не сможет встать с постели. Вот только войдя в гостинную девушка остановилась как вкопанная. На диване, вольготно развалившись сидел импозантный пожилой мужчина, ласково глядя на неё.

— В-вы кто? — голос предательски дал петуха, и Аня постаралась взять себя в руки, нащупывая на пальце кольцо с вызовом экстренной помощи.

— Не пугайся, — голос незванного визитёра оказался мягким и совсем не страшным. — Я твой дедушка и уже давно хотел с тобой познакомиться. Ну здравствуй, внучка.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17