КулЛиб электронная библиотека 

Хранитель рода государева 5 [Алексей Шмаков breanor11] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Алексей Шмаков Хранитель рода государева 5


* * *

Глава 1


— О Великий, только что был получен сигнал экстренной эвакуации от вашей дочери. — ворвался в покои Кинича Икшель, один из младших жрецов.

В любой другой ситуации верховный незамедлительно бы уничтожил червя, посмевшего нарушить его молитву и ворваться в молитвенный зал без подобающих ритуалов. Но сейчас нельзя было медлить ни секунды. Цикатлу была очень важна для культа.

Её рождение было предсказано больше двух тысяч лет назад. «Дочь верховного жреца, сила которой позволит культу стать во главе всего мира. Провидица сильнее которой ещё не было у народа Майя».

И как он не хотел отпускать её к северным варварам, но дочь сама настояла на этом, сказав, что только так она сможет дать своему дару достаточно сильный толчок.

Он сделал всё возможное, чтобы обезопасить пребывание Цикатлу на территории Российской империи. Создал базу, которую возможно обнаружить, только наткнувшись на неё.

Но выбранное место было настолько глухим и заброшенным, что люди не появлялись в тех краях уже много лет. А расставленные по периметру базы приборы должны распугивать любопытных. Вероятность того, что там появится действительно сильный одарённый, который даже не почувствует воздействия этих приборов, была практически нулевой.

Ну а на случай если это всё же произойдёт. База была оснащена множеством современных средств защиты, включая роботов, которые были самым совершенным оружием в мире. Эту разработку они держали в тайне до последнего. Пока сопляк не решил воспользоваться ими для покушения на свою сводную сестру, которая выскочила словно чёрт из табакерки и порушила все их планы.

И ладно бы, если покушение удалось. Так нет, это была всего лишь попытка. Слишком сильные одарённые оказались рядом с девчонкой и смогли её защитить. При этом роботы были захвачены в относительной целости и захватившие, каким-то чудом умудрились отключить систему самоуничтожения.

Но тут у Кинича имелись подозрения, что это сделал сынок императора, решив поделиться технологиями, чтобы создать нечто подобное в империи. Вот же глупец. Да, даже если они смогут в точности повторить всё, без подходящего источника питания роботы всё равно не будут работать.

А необходимый элемент способен создавать лишь один уникальный одарённый, найденный его людьми в непроходимых джунглях амазонки. От места, где он жил исходила просто нереальная мощь, которую удалось засечь со спутника и туда сразу же был направлен отряд быстрого реагирования, который и доставил этого парня сперва к воякам этого болвана Куетлачтли, который считает себя избранным народом президентом.

Но избран он был на этот пост руководством культа в лице Кинича. Это он позволил ему встать во главе государства. Как позволяли другие верховные жрецы, всем правителям до него занимать этот пост. Истинным правителем всегда был глава культа, дёргая за ниточки, оставаясь в тени.

— У вас есть неделя, чтобы вернуть Цикатлу домой. — произнёс верховный жрец, позвонив сильнейшему отряду одарённых, который видел этот мир.

Не мог же он отправить дочь в чужую страну совершенно без живой охраны. Как бы ни были совершенны роботы, они лишь машины. Которые, тем более, ничего не могут противопоставить действительно сильным одарённым.

А этот отряд состоял из одних архиграндов. Ему пришлось очень дорого заплатить, чтобы собрать его. И ещё дороже, чтобы закинуть его в Российскую империю.

Но теперь они получили сигнал и остаётся только ждать.

— Собирай всех жрецов и прикажи подготавливать скот.

Так Кинича называл людей, томящихся в подземельях храма. Боги должны услышать его и помочь, с возвращением Цикатлу, а для этого нужно принести им великую жертву.

— Убирай этого слизняка Ицтли и бери власть в стране в свои руки. Объявляй боевую тревогу всем нашим силам, даже самым засекреченным. Будем готовиться атаковать по всем фронтам. Мне плевать на последствия. Они поймали Цикатлу.

Ещё один звонок был совершён в администрацию, теперь уже бывшего президента соединённых штатов Майя. Через десять минут его место займёт один из приближённых Кинича. Это будет первым шагом, по захвату господства в этом прогнившем мире. Теперь остаётся совершить ещё несколько звонков и весь континент будет во власти культа.

* * *
Николай Александрович ни капли не удивился, когда защитный контур его техники уловил приближение всего одного человека. Если Миша пропустил его, значит, дело действительно очень серьёзное. Дожидаться он не стал, и сам вышел в коридор, наткнувшись на заместителя Полиграфа, протянувшего ему толстую папку.

— Индейцы начали нездоровое шевеление, по всему миру. Также увеличилась их активность в морском и воздушном пространствах. Аналитики считают, что они готовятся к масштабному нападению. И судя по динамике перемещения войск их целью являются все, кроме нас и Китайцев.

Император тут же начал читать предоставленные документы.

Как же не вовремя. У него ещё не всё подготовлено, для достойного ответа краснокожим. Придётся всё же объединяться с Китаем. Чего он хотел бы избежать. Но время сейчас не на их стороне.

* * *
После слов Даши Манижу словно ударило током. Она сделала пару неуверенных шагов назад, слегка покачнулась, но смогла удержаться на ногах. Палец, который упирался княжне в грудь, впрочем, как и вся рука, начали трястись. Лицо целительницы побелело, а изо рта начали доноситься странные хрипы.

— Я чувствую её силу в тебе. — с трудом произнесла она и упала на колени.

Только сейчас Манижа позволила себе разрыдаться. Вместе со слезами из её груди вырвался дикий, животный крик. Крик ярости. Крик матери, потерявшей своего ребёнка.

Это послужило спусковым крючком и вся поляна тут же наполнилась множеством звуков. Но всё равно громче всех было слышно горе целительницы.

Даша подошла к Маниже и обняла её. Лицо целительницы прижалось к Дашиному животу. На мгновенье мне показалось, что я увидел лёгкое свечение. Точно такое же, как и в тот день, когда Дайнана спасла княжну.

Это свечение коснулось щёки Манижи, и та начала успокаиваться.

Я хотел было подойти к ним, но Даша вытянула в мою сторону руку и покачала указательным пальцем, давая понять, что я тут буду лишним.

— Оставь их. — сказал мне отец. — Вот держи, это должен сделать именно ты.

Отец протянул мне пару, очень странных подавителей. Они были в несколько раз больше обычных и на них были закреплены, какие-то электронные приборы. На которых моргала голубая лампочка.

— Дополнительная гарантия. — пожал плечами отец. — Если пленники, на которых будут надеты эти подавители попытаются сбежать, то они умрут.

— Прикажи всем отойти от кокона с кукловодом и ведуньей. Лучше будет, если их лицо больше никто не увидит. — сказал я отцу.

Императору намного проще будет объявить, что его сын погиб. Чем открыть правду. Да, сейчас здесь находятся лишь военные, но и они могут в любой момент рассказать об увиденном.

А в том, что цесаревич выступает в роли преступника, ни у кого не останется сомнений после того, как я надену на него подавитель.

— Михаил Григорьевич, всё в порядке, можете снимать защиту. Мне нужна ваша помощь. — обратился я к Чернышёву, который до сих пор ещё не выпускал никого из-под своей защиты.

Сразу после того, как защита спала, отец начал делиться силой с дедом, который с трудом держался на ногах. А я, как и говорил, воспользовался помощью Чернышёва, попросив его накрыть защитой кукловода и ведунью. Тьма гарантированно позволит оставить их личности втайне.

Как только тьма заняла своё место, я попросил Суворова убрать ловушку и шагнул под купол.

К моему удивлению, под куполом было отлично всё видно. Уж не знаю, эту способность мне дала тьма, подаренная Денисом или так работала техника Чернышёва, делая непрозрачной лишь одну из сторон купола.

Подавители заняли своё место и сразу после этого оба тела выгнуло дугой, словно их начало бить током. А световой сигнал на подавителях засветился красным. Я уже было хотел броситься и снять вот-вот готовый взорваться подавитель. Или как там он должен убить своих пленников? Как вдруг индикатор стал зелёным, а конвульсии прекратились.

— Отец, зайди. — крикнул я, чтобы он сам осознал весь писец происходящего.

Но, как мне показалось, отец совершенно не удивился. Он лишь, подошёл к ведунье и взяв её за левую руку, начал разглядывать замысловатую татуировку.

После чего он тяжело вздохнул, достал телефон и начал кому-то звонить.

— Она из чёртова культа. — сказал отец и повесил трубку. — Прибудешь в столицу и мы тебе всё непременно расскажем. Сейчас на это нет времени. Забирайте Шуйских и возвращайтесь в их поместье. У вас есть три дня, чтобы завершить все свои дела в Сибири. После чего обратно в столицу. О безопасности можете не переживать это время первый императорский и люди Гордого будут отвечать за вашу охрану. Император уже должен был распорядиться. Настю и Юлю, мы забираем с собой. Дашу решено пока оставить с тобой. Но сразу по возвращении вас будет ждать очень серьёзный разговор.

Оно и понятно, после слов Даши о её беременности у отца не возникло и тени сомнения, от кого ребёнок. Ещё находясь в нашем поместье, княжна наведывалась ко мне в комнату по ночам. А оказавшись у Шуйских, она и вовсе стала жить вместе со мной.

В принципе я уже готов к этому разговору. Осталось только подготовить все аргументы в свою пользу и продумать, как воспользоваться помощью Сергея Васильевича с его знанием старых законов.

— Эрджан. Ты сможешь открыть окно в аэропорт? — спросил отец, выбравшись вместе со мной из-под купола тьмы.

Девушка, в свою очередь, посмотрела на меня, ожидая разрешения.

— Если это в твоих силах, то даю добро.

Эрджан лишь кивнула и начала подготовку. В это время отец попросил Суворова сопровождать его. Чтобы помочь с транспортировкой пленников. Никому другому он не мог это доверить. Также вместе с отцом отправился и Михаил Григорьевич, чтобы поддерживать защиту.

Перед своим уходом он положил мне на плечо руку и через неё, в меня устремилась волна энергии, которую тут же начала поглощать подаренная Денисом тьма.

— Сила требует постоянной подпитки. Без неё она просто не сможет развиться. Как вернёшься в столицу, я или Денис, будем делать это каждый день. — сказал Чернышёв, похлопав меня по плечу.

Я даже не успел ему ничего сказать, как он скрылся в портале.

Боюсь, что как вернусь в столицу, у меня снова не будет времени вообще ни на что. К тому же я ещё не знаю, что за наказание ждёт меня за отказ выполнять волю императора.

Но в любом случае главное, что Настя жива.

Отец с Воеводой и Чернышёвым ушли и вокруг тут же началась какая-то нездоровая суета. Единственным островком спокойствия, посреди которой, были Даша и Манижа, которые до сих пор оставались на прежнем месте. Не обращая ни на кого внимание.

Бойцы ярости, под руководством Бурана, окружили наш небольшой отряд, ощетинившись во все стороны стволами. Но я прекрасно понимал, что они не смогут помешать Годунову с его отрядом, если те захотят напасть на нас.

— Вы слышали, что сказал отец? — растолкав наших защитников, подошёл я к Годунову, который раздавал приказы и вроде бы даже не обращал на нас никакого внимания. Но его личный отряд занял очень удобные позиции, чтобы по сигналу Гордого накрыть нас всех.

— Слышал. Вот только я подчиняюсь только императору. А на приказы слишком высоко взлетевшего воронья мне плевать. — выплюнул, даже не посмотрев в мою сторону этот болван.

Раньше мне не доводилось с ним встречаться, но дед часто упоминал, что род Годуновых находится в числе наших самых яростных ненавистников. Помимо того, что его члены считают лишь аристократов достойными людьми, он в открытую заявлял, что наш род незаслуженно занимает место подле императорской семьи.

Вот и сейчас он даже не собирался слушаться отца, хотя и остановил атаку, после его появления. Что говорило о том, что он испугался.

— Бойцы Ярости, помогите мне мальца. Уберите всю защиту! — крикнул я и тут же начал забирать у них силу., после чего накинул на себя броню Демона и подскочил к Годунову. — Быстро организовал мне машины и подходящий эскорт.

Ярости у меня было также достаточно, поэтому замерли абсолютно все, кто слышал мой рык.

Сам же Годунов плюхнулся на задницу и начал медленно отползать от меня, оставляя после себя мокрый след.

— Ты не понял, что я сказал? — рявкнул я ещё раз, усиливая эффект.

В этот момент мне в спину прилетел, довольно чувствительный удар, а броня на мгновение полыхнула огнём.

Второй удар огневика из отряда Гордого прошёл уже мимо, поглотив сразу трёх бойцов, прибывших вместе с ними. В этот момент я был в движении и прекрасно всё видел. Силы, чтобы атаковать ублюдка, которого не взял эффект брони, у меня не было. Всё полученное от бойцов Воеводы ушло на поддержание брони.

Нужно было сблизиться с ним, и прибить голыми руками, пока он не натворил бед. Всё же он один, кто смог противиться моей силе, остальные все ещё находились в ступоре и не могли защититься.

Но как бы я ни спешил, я не успевал. Этот ублюдок оказался достаточно силен, чтобы создать инферно. Под удар попадали все, кто находился на поляне. Я уже приготовился сбрасывать броню и отправляться в гости к Даяне, когда ощутил настойчивое давление изнутри.

Тьма рвалась наружу. Она словно говорила, что может помочь. Сдерживать её я не стал. В этот момент с рук огневика уже срывалась техника, остановленная тьмой.

Сила, вырвавшаяся из меня, сперва воздвигла барьер перед инферно, а потом мгновенно образовала сферу вокруг огневика. Поднялся дикий гул бушующего пламени, уходящего в небеса, сквозь который еле слышно прорвался душераздирающий вопль. Сразу после этого последовал глухой хлопок и сфера исчезла.

На том месте осталось лишь куча обугленных останков, разбросанных по всей площади сферы.

Я сбросил с себя броню и двинулся к Годунову, больше не в силах сдерживать рвущуюся из себя ярость.

Оцепенение со всех спало, когда я наносил этому ублюдку третий удар. От его напыщенности и чванливости не осталось и следа.

Нанести ещё один удар мне не дали, налетевшие братья Шуйские, схватив меня за руки с двух сторон. Любой из них мог с лёгкостью справиться со мной, но похоже, что они ещё не до конца отошли от оцепенения и решили перестраховаться.

— Или ты выполняешь приказы отца, или я убью тебя прямо сейчас. Твой человек едва не уничтожил всех этих людей, включая Великую княжну. Это можно расценивать, как предательство.

— Он просто не понимал, что происходит. Фёдор с детства практически ничего не слышит и не видит. — осознав весь писец произошедшего начал причитать Гордый. От гордости которого не осталось и следа.

— Оставь Сергей. С него уже достаточно. — сказал Сергей Васильевич.

— В твоих же интересах, чтобы мы поскорее убрались отсюда. В следующий раз мы не станем останавливать парня. — обратился Алексей Васильевич уже к Годунову.

Тот быстро подскочил и помчался к спешащим ему на помощь бойцам, которые не попали в зону действия моей ярости.

Машины были уже через пару минут. Причём в достаточном количестве, чтобы в них поместились и все бойцы Ярости. Они не испугались и собирались до последнего защищать нас. Поэтому не могло быть и речи оставлять их здесь.

Тем более я был уверен, что Годунов обязательно решил бы отыграться за свой позор именно на них. А так, пускай разбирается со своими людьми.

— Не нужно было останавливаться. — задумчиво произнёс Прохор Иванович, когда мы уже двигались прочь от этой чёртовой поляны. — Гордый слишком злопамятный, чтобы оставить всё как есть. Только что, ты за минуту разрушил всё, что он с таким трудом создавал не одно десятилетие — уничтожил его авторитет. Да к тому же заставил обоссаться на глазах у его подчинённых. Причём обоссаться от страха. Мой тебе совет. Вернись и убей его. Иначе потом проблем не оберёшься.

Я лишь усмехнулся, наблюдая за тем, как Даша, что-то шепчет на ухо Маниже.

Целительница, единственная, кто не обратил внимание на последние события. Она была полностью погружена в своё горе и не замечала вообще ничего вокруг. Просто сидела, обняв Дашу и гладила её по животу.

— Месть Годунова для меня сейчас явно не самая страшная проблема. Возвращаться туда я точно не собираюсь. Если посмеет, хоть раз косо посмотреть в мою сторону или сторону моих близких прибью.

И это действительно было так. После того как я увидел зарождающееся инферно и понимал, что не смогу никого спасти, ко мне пришло понимание. Понимание того, что я стал совершенно другим человеком. Тем, кто даже не задумается, перед убийством, если знает, что этот человек может навредить его близким.

Пусть даже косвенно, даже через десять, двадцать лет. Но в любом случае он умрёт. А Годунова я просто пожалел. Не став убивать на месте. Оставшаяся у меня тьма перетекла в него, и я понятия не имею, сколько Годунову осталось жить. В том, что он умрёт, я не сомневался.

— Ты боишься того наказания, что для тебя приготовил император? Не стоит. Он уже всем показал, что полностью одобряет наши действия. Я даже всерьёз начинаю задумываться над тем, что именно подобных действий и ждали с нашей стороны.

Прохор Иванович прокашлялся и продолжил.

— Если внимательно всё изучить и сопоставить факты, то нас постоянно вели. У императора были данные обо всех наших передвижениях и при надобности нас могли уже давно остановить.

Дальше Смирнов говорил ещё много чего, но я его не слушал, уйдя в собственные мысли.

По всему выходило, что император действительно не собирается наказывать нас с дедом. Вот только боюсь, что я сам уже не хочу оставаться рядом с ним и наблюдать за всем происходящим.

При встрече я сразу напомню о его обещании, освободить меня от всех клятв. Деньги на первое время у меня есть и их вполне хватит, чтобы не только съехать от родителей, пока Гагарин будет строить моё поместье, но и позволить себе жить на очень широкую ногу. Чего я в принципе никогда не делал.

Остаётся разобраться, что делать с Настей и Дашей. Хоть они и не родные, но все же сестры. Сестры, которые обе мне очень дороги. И вот тут возникает самая большая проблема.

Меня император отпустит, никуда не денется. Всё же он давал слово. А вот дочерей он по-любому решит оставить при себе. Здесь я практически ничего не смогу сделать. Разве, что взять и выкрасть княжон из родительского дома.

И что дальше?

А вот что дальше было совершенно не известно. Конечно, можно попробовать поговорить по этому поводу с Дашей. Но она сможет ответить только за себя и я даже не сомневаюсь, каким будет её ответ. А вот с Настей также просто не прокатит.

За этими размышлениями я даже не заметил, как заснул.


Глава 2


Проснулся я, когда мы уже подъезжали к поместью Шуйских. Ту вовсю кипела работа. Множество рабочих восстанавливали разрушенные постройки и приводили в порядок территорию.

Даже несмотря на столь чудовищные потери, что понесла семья, это не было поводом, чтобы опускать руки. Татьяна Анатольевна взяла всё в свои руки и быстро начала восстанавливать нормальную жизнь поместья. Насколько это вообще сейчас было возможно.

Кристина выскочила из машины, даже не дожидаясь, когда она остановится и бросилась навстречу матери, которая уже неслась к нам.

Обняв дочь женщина, разрыдалась. Впрочем и сама Кристина не сильно отставала от матери. А когда к ним присоединился и Алексей Васильевич, то я уверен, что слёзы радости навернулись у всех присутствующих. Даже строители перестали работать.

А вот Сергей Васильевич был мрачнее тучи. И даже Маша, что-то говорящая ему на ухо не могла заставить деда улыбнуться. Жена погибла, а младшая дочь ещё не известно сможет вернуться к нормальному существованию или нет.

Перед нашим отъездом Полиграф сказал, что кукловод не захватывал разума женщины, но она и без этого находится под чьим-то влиянием. Под влиянием гораздо более сильным, чем способности кукловода.

Полиграф признался в собственном бессилии. Он посоветовал Шуйскому избавиться от дочери, или держать её на цепи.

Сергей Васильевич уже собирался врезать Полиграфу по морде, но тут вмешалась Маша, которой удалось оттащить деда и посадить его в машину. О чём они дальше разговаривали, я понятия не имею.

Но даже внучке не удалось вернуть деда в норму. Хотя я его прекрасно понимаю. После того как увидел Манижу, на меня снова нахлынули воспоминания о Дайнане. А я с ней провёл всего ничего времени, да и не был так близок.

Но сейчас не время для того, чтобы раскисать и Татьяна Анатольевна прекрасно это всем доказала.

Полину Сергеевну отнесли и пока закрыли в доме, где держали Настю. Он практически единственный оказался без повреждений. С ней остались работать Маргарита и Сауле, которая после нашего исчезновения из дома Смирнова самостоятельно вернулась к Шуйским и помогала всё это время хозяйке поместья.

Она обещала, что попробует разобраться там, где Полиграф со своими людьми оказались бессильны.

Бойцы Ярости тут же заняли оборону вокруг поместья, заменив бойцов, практически полностью уничтоженной дружины. Осталось лишь несколько человек, половина из которых навсегда останется инвалидами. Это сделали люди, которых привёл вместе с собой цесаревич.

Теперь сразу становится понятно, каким образом кукловоду удалось с такой лёгкостью попасть в поместье и устроить здесь подобное.

Просто никто даже и не подумал, что цесаревич отдаст приказ напасть на собственную семью.

Расположились мы в своих прежних комнатах, с незначительными изменениями. Моё место заняла Манижа, а я переехал в комнату Читера. Всё равно, он заявил, что оставшееся время проведёт с Кристиной. После всего случившегося никто даже не подумал сказать им против хоть слово.

Теперь, когда мы вернулись, можно было и похоронить погибших. А оказалось их сорок восемь человек.

Для дружинников имелось собственное кладбище, а Анжелику Фёдоровну было решено похоронить вместе с её семьёй.

— Она сама просила меня об этом. — сказал Сергей Васильевич, перед тем, как дать отмашку одному из бойцов Ярости, что владел стихией огня.

Одной техники, что выжала из бойца все силы, хватило, чтобы устроить один огромный погребальный костёр.

— Прах к праху. — произнесла Маша, стоя на могиле бабушки.

Девочка опустила прах бабушки в могилу к её семье. Маша сама попросила деда позволить ей сделать это и тот не смог ей отказать. После прощания мы отправились помянуть всех погибших.

— Пойдём со мной. — потянув меня за руку, сказала Маша, вытащив прямо из-за стола.

Противиться я не стал.

— Ты должен поговорить с мамой. Этот разговор будет важен для вас обоих. И хоть я обещала Даше, что не буду затрагивать эту тему, но всё же нарушу обещание. — девочка остановилась и подняла на меня свои незрячие глаза. — Ты должен понимать, что будущего подле императора нет. Не для тебя, не для твоих детей. Время настало. Нужно определиться на чьей ты стороне. От этого будет зависеть очень многое.

— Так это была ты, тогда в клубе? Ты попросила Диму, передать мне послание? — только сейчас понял я.

Слова хоть и отличались от написанного, но суть была одна. Маша уже тогда, знала, что мы обязательно встретимся.

Но долго об этом думать у меня не вышло. Девочка шла очень быстро, словно боялась, что нам могут помешать. Вернее, она наверняка знала, что нам помешают, поэтому и хотела предоставить, нам как можно больше времени для разговора.

— Оставьте нас. — попросил я Маргариту, которая о чём-то бурно спорила с Сауле, перед комнатой в которой была закрыта Полина Сергеевна.

Три дня назад здесь же сидела Даша, а теперь пришёл черёд её тёти.

Целительница не стала задавать лишних вопросов, а тут же развернулась и ушла. Они, что правда умеют так делать? Даже не начав спорить, пререкаться и пытаться гнуть свою линию? Охренеть.

Но удивляться я буду потом. Сейчас мне нужно быстро узнать, что удалось выяснить Сауле, а потом ещё поговорить с Полиной Сергевной.

— Полиграф был прав и эта женщина действительно уже находится под контролем. Причём этот контроль превосходит тот, что имеет кукловод над своим марионетками. — услышав мой вопрос, начала говорить Сауле. — Женщина уже давно находится под полным контролем своей дочери.

Сказав это Сауле, уставилась на Машу, которая даже и не думала отпираться.

— Девочка смогла подчинить мать, ещё будучи эмбрионом. И с тех пор её власть с каждым годом становится всё сильнее. По мере того как стремительно развивается её дар, также стремительно и погибает собственное я этой женщины. Думаю ещё года три и она полностью превратится в марионетку, наподобие той последней, что была главной у кукловода.

— Ваши расчёты неверны. Остаётся всего полтора года. Но к тому времени я обязательно найду способ, как освободить маму. Если понадобится, я просто умру.

Маш говорила об этом совершенно спокойно, словно она просто собирается выйти погулять.

— Это я позволила братику думать, что он завладел разумом мамы. Так было нужно. — остановила уже готовый вырваться у меня вопрос девочка. — Бабушка в любом случае умерла бы через два месяца. Но всё это время она провела бы в страшных муках. На свете все ещё существуют болезни, которые не способны вылечить даже целители. Дед сильный, он справится. А я помогу ему в этом.

— Что за чудовищным даром ты обладаешь девочка? — спросила Сауле, с ужасом смотря в мёртвые глаза малышки.

— Это не дар, а проклятье. Дай мне свою руку. А ты Сереж, ступай пока, поговори с мамой. Она многое тебе сможет рассказать.

Сказав это Маша, протянула руку Сауле и та, к моему удивлению, ничуть не испугалась, а приняла приглашение малышки.

Я же вошёл в комнату, где меня уже ждали.

— Хочешь узнать, для чего я это сделала? — спросила Полина Сергеевна.

Она сидела перед окном и смотрела, куда-то вдаль. В том направлении был пруд, а за ним и лес, в котором я встретил деда. Полина Сергеевна на пару с Кристиной тогда очень отличились, перебив едва ли не половину нападавших.

— Потому что это было нужно Маше. — сказал я, уже многое выяснив из слов девочки.

Да и Сауле дала мне достаточно пищи для размышлений.

После этого я подошёл и сел рядом с Полиной Сергеевной, сняв со стены телефонную трубку и положив её рядом. В этот момент у меня перед глазами была Настя, которая старается разговаривать со мной, не касаясь трубки. Она спрашивает меня о том, что для меня значит Даша и её глаза наполняются слезами.

Всё это происходило в этой комнате. Воспоминания нахлынули совершенно внезапно.

— Накатило? — спросила Полина Сергеевна. — В этом месте всегда так. Я сейчас словно вернулась на тридцать лет назад, когда у меня только проснулся дар. И проснулся сразу на уровне гранда. В тот день я умудрилась отправить отца на больничную койку и наставить деду синяков. Ты даже не представляешь, как все были рады. А особенно Юлька, которая к тому времени уже, как пять лет пробудила в себе силу.

Так значит, ещё одним Шуйским, что проверял этот дом на прочность, была Полина Сергеевна, а не Кристина, как я подумал изначально. Но в таком случае она гарантированно должна была стать архиграндом, раз дар сразу пробудился столь сильным.

— Вижу по твоему лицу, что ты не понимаешь, как так вышло, что я не смогла забраться на вершину могущества. — усмехнулась Полина Сергеевна, разглядывая моё искажённое отражение в окне. — А всё очень просто. Я выгорела. Навсегда закрыв себя от роста силы.

— Впервые слышу, что можно выгореть на ступени гранда. — сказал я, пытаясь понять, как такое вообще возможно.

Обычно выгоранию подвержены одарённые не выше третьей ступени. Главное — вовремя поймать этот момент и обратиться к целителю. Достаточно всего одной, простенькой манипуляции, и всё.

Выгорание грозит лишь только коснувшимся силы одарённым, младше двенадцати лет. Если дар просыпается позже, то ни о каком выгорании не может быть и речи. Никто не может объяснить, с чем это связано и почему именно такое возрастное ограничение.

Первое, чему начинают нас обучать после пробуждения дара, это как вовремя распознать начало выгорания. Оно происходит из-за чрезмерного перерасхода сил. Когда юный организм буквально кипит от переизбытка энергии и пытается лезть, куда не следует.

Справиться с этим помогают правильно подобранные тренировки, и ещё куча всего помимо. Поэтому мне было очень странно слышать о выгорании произошедшем, у члена рода Шуйских.

— Отец и дед делали абсолютно всё правильно. Только мой дар рос слишком стремительно и даже я сама не смогла осознать тот момент, когда настало выгорание. Всё произошло буквально за три дня. — продолжила свой рассказ Полина Сергеевна.

Обычно процесс выгорания длится не меньше пары месяцев. Что даёт практически всем справиться с этой проблемой. Можно считать, что три дня это мгновенно.

— На тот момент я уже обогнала по силе Юлю, хоть и младше её на шесть лет. Дед никак не мог нарадоваться на меня. Постоянно говоря, что я переплюну даже его и смогу надрать задницу Кровавому Ворону. — сказав это, Полина Сергеевна рассмеялась, продолжая наблюдать за моим отражением в окне.

— Но тут случилось выгорание и я сразу же из любимой внучки превратилась в величайшее разочарование. А тем временем Юлька хоть и не столь стремительно, но уверенно добралась до ступени архигранда. Тогда к ней уже вовсю подкатывал, тогда ещё цесаревич Николай и про меня забыли окончательно.

Дальше появился первый внук, унаследовавший наш дар, а после и внучка, также получившая силу Шуйских. А я, мало того что смогла выгореть, так ещё и никак не могла найти себе мужа. Вернее, претендентов было хоть жопой жуй, но все они получали от ворот поворот. Помню, как дед всегда ярился, обещая выдать меня замуж за первого встречного. А я, в свою очередь, обещала свернуть шею такому муженьку в первую брачную ночь, не позволив ему коснуться себя и пальцем.

Я сидел и слушал, также начав наблюдать за отражением собеседницы в стекле. На улице было светло и поэтому отражение практически не было видно, но мне и этого было вполне достаточно, чтобы заметить тонкие дорожки слёз, что сейчас скатывались по щекам Полины Сергеевны.

— Дошло даже до того, что я сбежала из дома и как думаешь, куда я подалась?

Естественно, к своей старшей сестре. Просто других родственников, которым я могу довериться так же, как Юльке у меня не было. Остальные гарантированно сдали бы меня сразу же после появления.

Сестра встретила меня с распростёртым объятиями и почти год скрывала от родителей и деда. За это время я успела наворотить столько, что некоторым хватит не на одну жизнь.

Я ушла в полный отрыв. Порой совершенно не отдавая себе отчёта в том, что творю. Именно в тот период я и нашла его. Того, кто станет отцом моего ребёнка.

Полина Сергеевна замолчала. Стиснув кулаки, она ударила по полу, заставив заскрипеть доски, но я даже не дёрнулся. Я чувствовал себя в полной безопасности. Эта женщина не причинит мне вреда.

— Ты не поверишь, как мне стыдно сейчас смотреть в глаза родной сестре. Той, кто прикрыл меня от родителей, а я отплатила ей подобным.

Неужели Маша, ещё одна внебрачная дочь Николая Александровича? А что всё вполне сходится, да и сила девочки в таком случае вполне объяснима. Она вроде и ведунья, а вроде и нет. Кукловод и в то же время не совсем. В ней просто очень плотно смешалась кровь Рюриковичей и Романовых, так и не сумев определить, кто же окажется сильнее.

— Я соблазнила её сына и понесла от него ребёнка.

Сказать, что я охренел ничего не сказать. Я был просто в шоке. У меня в голове крутились сотни вопросов, но сформулировать хоть один из них для меня сейчас было просто нереальной задачей.

— Ты первый, кто узнал об этом. Даже сам Алексей не знает, что Маша его дочь. Проклятое дитя инцеста, как она порой называет сама себя. — после этой фразы голос Полины Сергеевны дрогнул, но она быстро справилась с чувствами и дальше вновь заговорила твёрдым голосом. — В Маше ужились сразу два величайших дара. Предвиденье и возможность управления одарёнными. Они вступили в симбиоз и так появился совершенно новый, никому ещё неизвестный дар.

Вновь раздались глухие удары по полу. На этот раз в мою сторону отлетело несколько щепок, от которых я просто отмахнулся.

— Уже в утробе Маша была очень сильна, с лёгкостью захватив моё сознание. В тот момент я впервые начала общаться со своей ещё не родившейся дочерью. А она смогла считать всю доступную мне информацию и продолжала учиться с бешеной скоростью, заставляя меня читать книги, смотреть умные передачи и даже ходить на лекции в вузы.

После случившегося с Алексеем я не смогла больше находиться в доме сестры и вернулась домой. На удивление никто не пытался меня ни в чём обвинять и приняли обратно с распростёртыми руками. И даже не задавали ни единого вопроса по поводу моей беременности. Мне быстро подыскали мужа из порядочной семьи и помогли ему скоропостижно сгинуть.

Я не могла поверить, что это мои родственники. Что они способны так хорошо относиться ко мне. Вновь вернулось то время, когда я должна была стать сильнейшей в роду.

Это уже потом я узнала, что Маша помогала мне, влияя на семью. А в тот момент я была счастлива как никогда.

Но всё это длилось лишь до того момента, пока Маша не появилась на свет. К тому времени она уже была умнее всех членов рода, вместе взятых. Но скрывала свои способности до последнего.

Никто, кроме меня и не заметил, как грудной ребёнок постепенно начал управлять родом. МАша росла и её влияние становилось всё сильнее. Именно при Маше наш род начал стремительно богатеть, хотя раньше мы никогда не выделялись в финансовом плане.

Но всё резко изменилось, когда дочке исполнилось пять лет. Она вдруг резко решила, что ей необходимо детство. К тому времени мы уже все находились под её плотным влиянием. Но в отличие от меня остальные могли освободиться без каких-либо последствий.

Я же навсегда связана с дочкой и даже после того, как моя личность окончательно будет уничтожена Маша сможет управлять оставшейся от меня оболочкой. А до этого момента осталось чуть больше года.

Поэтому когда со мной связался Алексей, я согласилась ему помочь, в надежде, что смогу набраться смелости и рассказать, что Маша его дочь. Но я так и не смогла этого сделать.

Тут Полина Сергеевна остановилась, больше не в состоянии сдерживать свои эмоции. Она разрыдалась. В этот момент я снова вспомнил Настю.

Она точно так же плакала в этой комнате. Плакала из-за меня. И я не мог взять и просто успокоить её. Обнять, сказать, что всё у нас будет хорошо и все проблемы удастся решить.

Не мог сказать этого тогда, не могу сказать этого и сейчас. Да я даже не знаю, где сейчас находится Настя. Вот так просто взял и позволил её забрать отцу.

От этих мыслей я начал злится и даже не обратил, как в моих руках оказалась телефонная трубка. Лишь характерный хруст и множество мелких уколов позволили мне вернуться.

К этому моменту Полина Сергеевна уже практически успокоилась. Лишь воспалённые, слегка влажные глаза говорили о том, что она позволила кому-то увидеть свою слабость. Увидеть, что она женщина. О чём сильные одарённые зачастую забывают и страдают из-за этого.

— Даша не позволила мне ничего рассказать. Как и не позволила Алексею взять под контроль мой разум. Я сама, добровольно решила помогать ему. И это я виновна во всех смертях, произошедших в поместье. Это из-за меня погибла мама.

С каждым новым словом голос Полины Сергеевны наполнялся яростью. Когда она говорила о смертях, произошедших по её вине, то уже едва не рычала.

— Позаботься о Маше. — тихо произнесла женщина, после чего резко вскочила и заорала изо всех сил. — А теперь убей меня!


Глава 3


Я отшатнулся об этих слов, словно от сильного удара. Мгновенно повернувшись в сторону Полины Сергеевны. Впервые за этот разговор наши взгляды встретились.

Я увидел мольбу, раскаяние и желание лишь одного — смерти. Не успев ничего понять, я ощутил, как тьма бросилась к женщине, которая решила умереть. К той, кто отчаялась до такой степени, что просто не могла уже поступить по-другому.

Вспомнив слова Маши и её выражение лица, я не стал мешать тьме. Она совершила всё мгновенно. Забрав жизнь сестры императрицы. В этот момент я ощутил, что тьма стала сильнее. Подобного эффекта не было даже во время подпитки со стороны Чернышёва. БЫло такое ощущение, что после подпитки чужой жизнью, между мной и тьмой появилась связь. Очень тонкая, едва различимая, но всё же связь. Эта сила начала потихоньку становится моей. Или я её, как знать…

Выходит, что мощь тьмы растёт за счёт чужих жизней? Тогда мне срочно нужно избавляться от неё. По прибытии в столицу первым делом нужно будет разыскать Михаила Григорьевича. Пускай придумывает способ, как вытащить из меня этого монстра.

Практически одновременно с тем, как жизнь покинула тело Полины Сергеевны, за дверью раздался душераздирающий вопль Маши, после которого последовали рыдания.

Совершенно безэмоциональная девочка, наконец выплеснула наружу так долго сдерживаемые эмоции. Она прекрасно знала, что всё так закончится, но всё равно привела меня сюда.

Даже представить боюсь, что у неё за жизнь. Ещё не появившись на свет, она знала гораздо больше остальных и силы её были далеко за пределами понимания сильнейших одарённых.

Мне самому хотелось выть. Но я не мог себе этого позволить. Сейчас я должен был выполнить последнюю просьбу Полины Сергеевны. Я позабочусь о Маше и если для этого потребуется драться с Шуйскими, я это сделаю.

Выйдя из комнаты я отпихнул в сторону целительницу, которая пыталась успокоить девочку, совершенно не понимая, что происходит.

Маша тут же бросилась ко мне. Я подхватил её на руки и прижал к себе. Мокрое от слёз лицо уткнулось мне в шею, и девочка вновь закричала.

— Я позабочусь о тебе. Даю слово. — тихо произнёс я, но Маша прекрасно это услышала.

Через пару минут в дом прибежали братья Шуйские.

— Полина? — спросил Сергей Васильевич, который, похоже, уже обо всём догадался.

Я лишь кивнул и крепче прижал к себе Машу.

Алексей Васильевич тут же нырнул в комнату, а дед Маши просто опустился на пол, тяжело привалившись к стене.

— Когда Маша только научилась говорить, она сказала, что придёт братик и заберёт её у нас. Но случится это только после того, как я потеряю многое. В тот момент мы ещё не знали обо всех способностях Маши и просто посмеялись над её словами. Но с каждым новым прожитым днём, каждым часом, каждой минутой я понимал, что этот момент неизбежен. И вот он настал.

Убитый горем мужчина закрыл глаза и сжал кулаки.

— Маша никогда не ошибалась. Все её предсказания всегда сбывались и то, самое первое обязательно сбудется. Можешь рассчитывать на любую помощь с моей стороны. Внучка не в чём не должна нуждаться.

— Об этом можете не беспокоиться. — сказал я, продолжая гладить девочку по волосам.

— Я не уверен, что рядом с тобой она будет в безопасности.

— Я дал слово, что позабочусь о Маше и защищаю её от любой опасности.

Сергей Васильевич рассмеялся.

— Слово, которое крепче любой клятвы. Только Воронцовы способны на это. — на секунду он замолчал, а потом распахнул глаза. Совершенно пустые, словно принадлежащие мертвецу глаза. — Позволь мне остаться с внучкой наедине.

Попросив это, Шуйский поднялся и протянул руки. Я передал ему девочку, которая всё ещё никак не могла успокоиться и вышел из дома.

Впрочем, Сергей Васильевич тоже сделал это, оправившись вместе с Машей куда-то в сторону пруда.

Я слышал, как девочка что-то шепчет на ухо деду и от этих слов в его глазах снова начинает появляться жизнь, а уголки губ слегка расходятся по сторонам, в попытке улыбнуться.

— Что тут произошло? — окликнул меня Читер, подошедший вместе с Кристиной.

Объяснять я им ничего не стал, просто махнув в сторону дома рукой. А сам отправился в свою бывшую комнату. Мне сейчас, как никогда, нужна была Даша. И плевать, что там Манижа.

Возле дома стоял Буран, явно поджидающий именно меня. Но увидев моё лицо, он передумал подходить. Уж не знаю, что ему было нудно, но явно это может потерпеть.

К моему удивлению, Даша была в комнате одна.

— Манижа отправилась прогуляться. — нежно улыбнулась Даша, хлопая рукой по кровати рядом с собой.

Я молча сел, и она просто обняла меня. От одного этого мне стало невероятно спокойно.

— Мы обязательно справимся. Вот увидишь, Маша будет замечательной дочкой. А по поводу её способностей можешь не переживать. Скоро всё само разрешится.

Я повернулся к Даше, собираясь спросить, что всё это значит, но все вопросы вылетели из головы, когда её губы коснулись моих.

* * *
Проснулся я только на следующий день. Даша оказалась рядом, поэтому сразу можно сказать, что день удался.

Голова на удивление не была забита тяжёлыми думами. Которые, казалось бы, должны меня тревожить. Наоборот, сегодня мне всё виделось в совершенно ином свете. Словно за ночь, кто-то свернул мне шею и теперь я на всё смотрю под другим углом.

Даже смерть Полины Сергеевны, в которой вчера, как бы я ни старался, но всё же не мог не винить себя, сегодня не выглядела так ужасно. Ещё бы год, или чуть больше и её сознание полностью было уничтожено силой Маши. К тому же этот год нужно было ещё прожить.

Ведь она предала свою семью, позволила погибнуть многим людям, в том числе и собственной матери. Совершила поступок, который в их семье считался сильнейшим грехом.

Как там говорил Сергей Васильевич? Ничего не может быть важнее семьи? Да я уверен, что её бы не стали наказывать очень жёстко. Максимум ограничили бы передвижения и постоянно держали при себе в поместье.

Но в любом случае Шуйские не выдали бы Полину Сергеевну императору. А тот наверняка потребовал бы этого, узнай, что она действовала заодно с Алексеем. И я сильно сомневаюсь, что Юлия Сергеевна смогла бы помешать ему в этом. Впрочем, как и Настя с Василием Петровичем.

В общем, я поступил правильно. Вернее, это сделала тьма, решившая всё за меня. Но я никак не препятствовал ей. Хотя и мог. Поэтому можно смело говорить, что это именно моё решение.

Хоть я и был полностью уверен в своей правоте, но всё равно мне было очень страшно встречаться с Сергеем Васильевичем. Не знаю почему, но его я боялся сильнее всего. Хотя уже вчера у нас состоялся разговор, в котором всё было решено.

Стоило мне спуститься вниз и рядом со мной тут же появилась Маша. Лицо девочки было слегка припухшим, под глазами расплывались синие круги, но несмотря на это, она улыбнулась.

— Можно я буду называть тебя папой? — спросила девочка, заставив меня вздрогнуть.

Маша держала меня за руку, поэтому такая реакция с моей стороны не ускользнула от неё. Девочка тихонько хихикнула и сжала мою руку ещё сильнее.

— В таком случае меня ты будешь называть мамой, маленькая зануда. — подхватив Машу на руки, произнесла появившаяся Даша.

Только она мгновенно поставила девочку на место, получив от неё оглушительную оплеуху. Маленькая ладошка звонко ударила Дашу по щеке, оставив на ней смачный отпечаток.

— Никогда. Мама у меня только одна. — говоря это Маша, снова ухватила меня за руку, словно ища защиту и поддержку.

Говорить Даше я ничего не стал, просто покачал головой, давая понять, что сейчас не стоит поднимать эту тему. Девочке нужно время. Как и нам всем.

Посмотрев на Машу, я увидел, что она пристально смотрит на меня, своими мёртвыми глазами. Девочка ждала ответа.

— Если ты этого действительно хочешь, то я не буду против. Называй меня папой. — произнёс я.

На глаза девочки снова навернулись слёзы и она уткнулась мне в ногу. Даша присела и обняла её. Против этого девочка не возражала.

Только сейчас я заметил, что за нами наблюдают. Это оказались все Шуйские, что на данный момент находились в поместье. Ещё к ним прибавился Пётр Васльевич, который только вчера должен был вернуться из Германии. Все события последних дней он пропустил, находясь именно там.

Они были рады за Машу. Девочка вчера потеряла маму, но сегодня уже обрела новую семью. Присев, я обнял её и Дашу.

Ольга Владимировна этого уже не смогла выдержать. Раздались рыдания и через пару секунд она присоединилась к нам. А потом это сделал и Кристина.

Мужчины из рода Шуйских воздержались от подобного выражения своих чувств. Хотя могу поспорить, что они тоже очень хотели к нам присоединиться.

После такого мне очень захотелось позвонить маме и Оле. С отцом я постоянно общался, а вот с ними так ни разу и не довелось.

Откладывать на потом это я не стал и на завтрак попал только через пару часов. Мама очень обрадовалась и попробовала рассказать мне всё, что случилось за те дни, пока я находился в Сибири.

Я же просто слушал её и молчал. Маме абсолютно не нужно знать, что здесь происходило со мной. Провернуть этос мамой прекрасно вышло, а вот Оля, завалила меня кучей вопросов.

В основном они все были о Насте, Даше и как ни странно, о Викторе. Похоже, что у моего подопечного появилась весьма юная тайная воздыхательница.

К слову, сам Виктор сейчас помогал восстанавливать поместье. Здесь его возможности оказались очень востребованными. Да и судя по его виду, он был вполне доволен.

Всё же я сильно ошибался на его счёт, что не могло не радовать.

Полину Сергеевну похоронили вместе с матерью. И никто не сказал о ней плохого слова. Маша весь оставшийся день не отходила от меня ни на шаг. При любой возможности стараясь залезть на руки и прижаться ко мне. В подобной мелочи я ей не отказывал.

Теперь мне предстоит заботиться об этой малышке. И я уже считал её своей дочерью. Она выбрала меня сама и я был совершенно не против такого выбора. Да и Даша тоже.

У меня оставался ещё один день, выделенный отцом, после чего необходимо было возвращаться в столицу. Там император объявит о нашем с дедом наказании и наконец, я улажу все вопросы с Великими княжнами.

Последний день в поместье Шуйских прошёл на удивление весело и беззаботно. У меня даже стало как-то очень тревожно на душе. Ну не может быть всё так хорошо.

Весь день я ждал звонка, о каком-нибудь очередном звиздеце, который произошёл в столице, или ещё где-нибудь, где напрямую затрагиваются интересы императорского рода. А то и Воронцовых.

Под конец дня я даже не выдержал и сам позвонил императору. Сперва никто очень долго не отвечал. А после того как ответили, выяснилось, что император вместе с супругой закрылись в своей комнате и нет никакой возможности позвать его.

Это мне сказал Пётр Алексеевич, который сообщил, что всё по мне очень соскучились и ожидают скорейшего возвращения. Я прекрасно понимал, что это он говорит для того, чтобы сделать мне приятно. Меня всего-то не было чуть больше недели. Но всё равно у старого дворецкого получилось меня порадовать.

А помимо этого, я узнал, что возвращение Насти и императрицы прошло успешно. Вот только, почему отец не сообщил мне сразу после того, как они добрались до Воронова крыла?

— Просто у них сейчас слишком много дел. — успокоила меня Даша. Её слова подтвердила и Маша.

Потом девочка потащила нас собирать её вещи. И за этим занятием мы провели всё оставшееся время.

Следующим утром нас уже ждал усиленный кортеж. Помимо бойцов Ярости Государевой, своих людей прислали Жуков и Годунов. Причём последний помимо двух десятков машин сопровождения прислал ещё и свой личный отряд. Видимо, на той поляне мне удалось очень сильно его напугать.

Но в любом случае все эти люди переходили под моё руководство. Чтобы не рисковать, я поставил бойцов Годунова в авангард, отделив их от себя, бойцами первого императорского, в чьей верности я ни капли не сомневался. А замыкали нашу колонну люди Бурана. Им я доверял гораздо сильнее, чем первым двум отрядам.

До аэропорта нас вызвались сопровождать братья Шуйские. Одного их присутствия было вполне достаточно, чтобы те, кто решатся напасть на нас, лишний раз подумали, стоит оно того, или нет.

Но в аэропорт мы сразу не поехали. Вернее, поехали, но совсем на другой. Сперва я распорядился заехать на базу к Васильеву. Всё же он остался верен мне, даже несмотря на все последние события. И насколько я знаю, он отказался выполнять приказ Годунова, передавая своих бойцов под его командование.

Уж не знаю, что теперь за это светит Васильеву, но я просто обязан лично сказать ему спасибо. Ему и его команде, которая помогала нам в Сибири.

Шуйские также полностью поддержали меня и пообещали, что в случае чего вступятся за Васильева и его людей. И если уж совсем дело станет туго, то возьмут всех желающих к себе в дружину. Там их совершенно точно никто не будет преследовать.

Вот так хитрые братья решили восстановить свою дружину за счёт уже проверенных оперативников, которые на деле доказали свою пригодность.

Всё. В Сибири нас больше ничего не держало. Я возвращался домой с победой, будущей женой и сразу двумя детьми, одного из которых мне предстоит впервые увидеть чуть меньше, чем через девять месяцев.

В столицу мы вернулись уже ночью и поэтому практически все спали. Дашу, впрочем, как и Машу мне пришлось выносить из самолёта на руках и прямо так, спящими грузить в ожидающие нас машины. Доверить это кому-нибудь другому я не мог. Девчонки даже не подумали проснуться, когда я всё это проворачивал. Хотя пару раз я ощутимо приложил Дашу об дверь машины, когда пытался развернуться, чтобы как следует устроить её в салоне.

Девчонки за последнюю неделю вымотались, возможно, даже сильнее меня. Мало того что именно они составляли все наши планы. Так ещё им приходилось сражаться с вражеской ведуньей и постоянно пытаться обмануть её, пустив по ложному следу.

* * *
— Как бы я не хотел в это верить, но всё произошло в точности с твоими предсказаниями. Жестокие времена требуют жестоких действий.

Император стоял перед могилой сестры и говорил, говорил, говорил. Он уже давно потерял счёт времени, но сейчас ему было на это плевать.

Он оказался слишком слабым, чтобы уберечь своих детей от столь незавидной участи. Как бы он ни пытался, но изменить ничего не вышло. Он до последнего момента надеялся, что кукловодом будут не его дети, как было в одном из вариантов возможного будущего, что предвидела сестра ещё задолго до своей гибели.

В этом он убедился, после того как Алексей попал в больницу, но действия кукловода не прекратились.

Да и всё остальные, в ком текла кровь Рюриковичей были проверены множество раз и не имелось ни малейшего подозрения в их причастности. Даже дочка Полины, что обладала очень странным даром, которому никто так и не смог найти точного определения, была вне подозрений.

Император уже всерьёз начал думать о том, что они упустили какую-то ветвь, древнего рода. Или вообще, кому-то удалось создать идеальный клон, который мог использовать дар. Хоть все учёные, как один и твердили, что это невозможно.

Даже несмотря на то, что за последнее столетие люди доказали, что невозможного не существует. Главное — придумать необходимую технологию и найти ресурсы для её осуществления.

— Твоя приемница пока ещё слишком слаба. Но я постараюсь следовать твоим советам сестрёнка. Тем более Даше в скором времени предстоит очень серьёзная и трудная работа. Майя всё же решились, объявить войну всему миру.


Глава 4


За нами приехали люди из Гнева, усиленные Воеводой и Геркулесом, который уже отлично вписался в ряды императорских войск.

Но это было не самое главное. Воевода приехал за рулём огромного автовоза, рассчитанного на перевозку всего одной машины.

И внутри этого автовоза оказался мой Демон. Слегка покоцанный, с небольшой трещиной на лобовом стекле, но живой. Я уже и не надеялся увидеть его, похоронив после атаки роботов на поместье Морозовых.

А оказалось, что его сперва защитили бойцы Ярости, прикрыв одним из своих щитов. А после эвакуировали уже люди первого императорского.

— Немного освежить краску, заменить лобовуху и можно снова гонять, уворачиваясь от атак этих долбанных терминаторов. — хлопнув меня по спине, произнёс Суворов.

Сам он был какой-то чересчур довольный. Буквально весь светился о радости. Разве, что не подпрыгивал на месте и не распевал частушки. Но я бы даже не удивился.

— Да как тут не радоваться Серёга. Всё… Наконец-то я могу свалить из этого гадюшника и вернуться к оперативной работе. Туда, где всё совершенно понятно и просто. Где нет этих подковёрных игр, где все говорят друг другу в лицо, что о них думают. Где я могу не думать, стоит делать этого или нет, когда хочу дать кому-то в морду. Там я просто буду выполнят работу, к которой уже привык. Прикипел всей душой.

— Но ты же понимаешь, что это не надолго. Как только император решит, что его цепные псы уже достаточно натренировались и хлебнули чужой крови сполна, он вернёт вас обратно в столицу и посадит здесь на цепь, чтобы спускать на тех, кто слишком много себе позволяет. А такие всегда были и будут в огромном количестве.

— На это потребуется время. За которое меня, вполне возможно, уже прибьют. А если не прибьют, то я всегда смогу просто отказаться. Послать императора в задницу и осесть где-нибудь среди раскалённых песков Афганистана. За годы работы там у меня скопилось очень много должников.

Воевода говорил об этом совершенно серьёзно. Мгновенно исчезло все его веселье, на смену которому пришли решимость и уверенность. Он правда, сделает всё, о чём сказал.

— Если вдруг тебе надоест жариться в том аду, то помни, что всегда можно вернуться к нам. Здесь и попрохладней и тоже имеются люди, которые тебе очень должны. И я в их числе. Ничего не говори. — остановил я собравшегося что-то сказать Воеводу. — Что бы ты ни думал себе, я твой должник. В первую очередь за твою веру в меня. Поэтому знай, что я всегда с радостью приму тебя. Место начальника моей СБ, для тебя всегда будет открыто.

Суворов внимательно посмотрел на меня, потом расплылся в широкой улыбке и обнял, едва не выдавив из меня лёгкие.

— И как вас таких громил вообще на службу берут?

— Не поверишь! Очень охотно и даже порой подолгу бегают за нами, словно собачонки.

Немного посмеявшись вместе с Воеводой, я залез в Демона и сразу же ощутил себя в полной безопасности.

До Воронова крыла я ехал в гордом одиночестве, наслаждаясь возросшей мощью демона, после моего перехода на шестую ступень. В Сибири я не позволял себе гонять, а вот здесь в столице оторвался по полной. За, что неоднократно получал выговоры от начальника нашего защитного кортежа. Это был какой-то заместителя Мазурова, поэтому я даже не обращал на него внимание. Наоборот, вваливая в Демона энергию по максимуму.

Даже несмотря на то, что стояла глубокая ночь, встречать нас высыпали практически все. За исключением Николая Александровича и Юлии Сергеевны. Оля даже притащила лысое недоразумение, которое всячески пыталось вырваться из её рук. Но сестра держала крепко. К тому же она подготовилась и завернула это чудовище в какое-то покрывало, чтобы кот не расцарапал её.

Но всё пошло насмарку, когда я вылез из машины. Оля с дикими визгами бросилась ко мне, при этом просто выкинув кота в сторону. Бедное животное не смогло освободиться из своей западни и поэтому просто как есть шлёпнулся о землю.

Следом за Олей подошла мама и с трудом отодрав сестру, обняла. Маленькая пигалица не расстроилась и тут же бросилась обниматься к деду. Всё же его она не видела гораздо дольше, чем меня.

В это время проснулись девчонки и выползли из своих машин. Я тут же представил всем Машу. И представил её в качестве моей дочери.

— Как только исполнится восемнадцать лет, я удочерю Машу. Все вопросы с Шуйскими уже улажены. — объявил я.

Дружинники в открытую смотрели на меня, как на дурака. Наверняка, также думала и тётя Зина с дочерьми. Один лишь Пётр Алексеевич улыбался и одобрительно кивал. Впрочем, он был не один.

Мама и Оля с огромным энтузиазмом встретили эту новость и тут же накинулись на бедную Машу. Хотя она совершенно не возражала, мне даже показалось, что Маше нравится подобное внимание. А уж о шуме и гаме, постоянно стоящем в Вороновом крыле и говорить нечего.

В поместье Шуйских я уже привык к постоянной тишине, а здесь даже ночью было в разы громче.

Даша ухватила меня под руку и не обращая на заинтересованные взгляды слуг, дружинников и просто гостей поместья, потащила в дом, следом за мамой, Олей и Машей.

Краем глаза я успел заметить, как Читер буквально ворвался в ряды дружинников тут же начав сеять там настоящий хаос. В этом он был просто мастак.

Интересно Кристина перед отъездом не треснула ему пару раз между глаз? Я бы на её месте, обязательно это сделал. Но это уже его проблемы.

— Сегодня ложитесь отдыхать. Завтра нам всем предстоит тяжёлый день. — сказал отец, когда мы оказались внутри поместья.

К моему удивлению, Маша моментально нашла общий язык с Олей и даже согласилась эту ночь провести в её комнате. А уже завтра для неё всё подготовят.

Я же отправился в свою комнату, а Даша выявила желание сегодняшнюю ночь провести в комнате, которую они делили вместе с Дайнаной.

В комнате меня ждал сюрприз в виде лысого засранца, который как-то уж слишком подрос, за время пока меня не было. Прогонять его я не стал и попытавшись выгнать из головы все мысли заснуть. Получилось это далеко не сразу и большую роль в моём засыпании сыграл лысый паразит, который решил, что я просто обязан его погладить. Завалившись мне на грудь, он начал мурчать, после этого я заснул.

Утро встретило меня суетой, от которой я уже успел отвыкнуть. Спустившись на первый этаж, наткнулся на Петра Алексеевича, который в свойственной ему манере сообщил, что завтрак уже готов.

— Михаил Кириллович просил передать, что ожидает вас после завтрака в своём кабинете.

Как-то я совершенно не удивлён. Правильно, на собственное наказание нужно ходить с полным желудком. Хоть Прохор Иванович и был уверен, что император не накажет нас с дедом, у меня такой уверенности не было. Тем более им ещё известны не все подробности нашего пребывания в Сибири.

На кухне оказалось довольно многолюдно и уж слишком шумно, даже для нашего дома. А шум создавали две маленькие демоницы, что с радостными криками носились по кухне, пытаясь поймать Няко.

Тётя Зина с ужасом наблюдала затем, как разносят её кухню, а вот остальных присутствующих это зрелище весьма веселило.

— Спасибо Серёжа. — сказала Юлия Сергеевна, когда я вошёл на кухню.

Ничего больше говорить было не нужно, итак, всё было понятно. Я лишь кивнул. За это меня не нужно благодарить. Я в любом случае не смог бы бросить их. Да и в том, что Алексей мог причинить вред матери и сестре, я сильно сомневаюсь.

Ведунья — это да, совсем другое дело. Она бы не задумываясь убила пленниц. Но она просчиталась.

Помимо императрицы, на кухне находилась мама и Манижа, которая выглядела так, словно бухала всю ночь. Хотя, скорее всего, так оно и было. Я прекрасно помню про их родовую технику, позволяющую одарённым предаваться простым человеческим слабостям.

Мне даже как-то стало обидно, что она не позвала меня вместе с собой. Алкоголь был бы прекрасным способом ненадолго сбежать от всего трындеца, происходящего вокруг.

Быстро поев и перекинувшись со всеми парой фраз, я отправился в кабинет отца. Там меня уже ждали все основные действующие лица.

Помимо отца и императора, там уже находились дед, Полиграф, Мазуров и Воевода. Последний отчего-то был мрачнее тучи. Наверное, его наказание было решено отложить на неопределённый срок. Но я отчего-то совершенно не удивлён.

— Выйдите пока всё из кабинета и оставьте нас с Сергеем наедине. — произнёс Николай Александрович и через десяток секунд в кабинете остались только мы вдвоём.

Вышли даже отец с дедом, чего раньше не происходило ещё ни разу.

— Вот. — произнёс император, толкая в мою сторону увесистую папку.

— Что это?

— Документы на твой титул, родовые земли и вся остальная, прилагающаяся к этому ерунда. Сам потом всё прочтёшь. Смысла всё тебе разжёвывать нет никакого. А теперь убери защиту.

Сказав это, император поднялся из-за стола и потянулся к силе.

Как же я не люблю, когда он это делает.

Меня пробрало до костей. Столько силы император зачерпывал, когда сражался с Юсуповым. За его спиной начали проявляться призрачные фигуры, лица которых мне были прекрасно знакомы.

Николай Александрович сейчас призвал всех прошлых правителей. Всех, кому эти годы служили Воронцовы.

Защиты на мне никакой не было и поэтому я просто шагнул вперёд.

— Перед лицом моих предков. Тех, кому твой род служил верой и правдой столько лет. Я освобождаю тебя от клятвы, произнесённой твоим предком. Ты и твои дети больше не обязаны служить Романовым. С этого момента твоя судьба принадлежит только тебе.

С каждым словом воздух вокруг императора наполнялся призрачным свечением, в котором духи прошлых правителей, становились все более чёткими. Казалось, что они становятся материальными и в одно мгновение сейчас выйдут из тени императора, встав рядом с ним.

Николай Александрович протянул руку и коснулся моего лба. Одновременно с ним это сделали и духи. Сила призрачных погонщиков начала проникать в меня. Возникло ощущение, что внутри всё превращается в лёд.

Тьма встрепенулась и хотела броситься на защиту, выгнать незваного гостя, но она оказалась слишком слаба. Ледяная волна просто снесла её со своей дороги, отбросив куда-то очень далеко. Я едва улавливал связь с тьмой, но ничего не мог с этим поделать.

Сейчас я был совершенно беззащитным и вздумай император меня убить, то ничего не смогло бы ему помешать.

Леденящая стужа поселилась внутри меня, забравшись в каждый укромный уголок. Не осталось ничего, где бы не побывал дар императора. Он хозяйничал внутри меня, собирая крупицы чего-то до боли знакомого, чего-то нужного и в то же время, чего-то чуждого. Чуждого для меня, но не для дара императора.

Он забирал частичку себя. Частичку, которая появлялась в каждом Воронцове после того, как наш предок принёс клятву верности.

Сколько времени это продолжалось я не знаю, но после того как дар императора полностью покинул меня я упал полностью без сил. Впрочем, император сделал это даже раньше меня. При этом он полностью отключился и при падении ударился головой об край стола.

Я почувствовал, как сила, вместе с кровью, стремительно начала выходить из императора, но не мог с этим ничего поделать. Подобное опустошение со мной произошло впервые.

Дверь в кабинет тут же распахнулась и вбежал отец, который тоже уловил силу, истекающую сейчас из императора.

— Срочно целителя! — заорал отец, останавливая кровь. — Вот же баран! Говорили тебе, что эту технику ещё ни разу никто не применял, и она может оказаться очень опасной. Ну зато молодец, выполнил своё обещание, едва не оставив империю без правителя! Чёртовы индейцы тогда немедленно напали бы на нас. Это пока они ещё сомневаются, мнутся на границе. А тогда бы гарантированно нанесли удар.

Последние слова отца заставили меня встрепенуться, но это было большой ошибкой с моей стороны. В голове моментально что-то взорвалось и кто-то выключил свет. А после и моё сознание.

Пришёл в себя я уже в медицинском блоке. На соседней койке обнаружился и император, рядом с которым сейчас сидела Манижа. Причём сидела она с большим трудом, покачиваясь, словно мы сейчас находимся на корабле во время шторма.

— Он жив? — спросил я, не узнав собственный голос.

Словно буквально вчера я съел тону мороженого, запивая его чем-то ледяным и во время редких перерывов, нырял в прорубь, где-нибудь на южном полюсе.

Манижа резко повернулась в мою сторону, при этом едва не слетев со стула. В одной руке у неё была бутылка чего-то спиртного. Сделав неуверенный глоток, она попыталась заговорить, но получилось у неё это не сразу. Как её в таком состоянии вообще допустили к императору?

Первые несколько попыток буквы просто не хотели складываться в слова. Но сделав над собой волевое усилие, Манижа всё же выдала.

— Пока зив.

— Что значит пока?

С каждой произнесённой буквой голос становился всё увереннее. Я не мог поверить в то, что мне сейчас говорит Манижа.

— Я не в состоянии помочь ему. Даже пальцем, не могу тронуть. — развела руками целительница. — Моя сила не может даже коснуться…

Дальше она запнулась и не смогла договорить фразу, но мне и без этого уже всё было понятно. С императором сейчас происходило то же самое, что и с Дашей.

Духи-хранители Романовых не позволяют ничьей силе касаться своего подопечного.

— Позовите Дашу. Она сможет помочь. Дайнана помогла ей в такой же ситуации.

Услышав имя дочери, Манижа мгновенно протрезвела и выбросив бутылку, вышла из палаты, по которой тут же распространился запах вина. Через десять секунд она вернулась уже в сопровождении отца и Юлии Сергеевны.

Императрица тут же бросилась к мужу, лишь мельком посмотрев в мою сторону.

Я попытался подняться, но был ещё слишком слаб.

— Даже не пытайся. То, что сделал этот болван, убило бы практически любого человека на месте. А ты не только остался в живых, но даже не утратил своего дара. Хотя всё именно к тому и шло. Да и в отключке провалялся всего нет ничего. — сказала Манижа.

После этого она подошла и положила одну руку мне на лоб, а вторую на грудь. Я почувствовал тепло, начавшее распространяться по всему телу. Тепло приносило с собой силы, которые начали наполнять меня.

В это время императрица взяла мужа за руку и поднесла её к губам, что-то шепча. Говорила она это настолько тихо, что я не смог разобрать и слова.

Зато сразу было понятно, что духи-хранители позволяют ей прикасаться к нему. В то время как Манижа не могла сделать даже и этого.

Когда целительница убрала руки, я смог подняться. Николай Александрович был повёрнут ко мне правой стороной. На виске была отвратительная рана, которая уже засохла. Отцу удалось остановить кровотечение, но больше он ничем не смог помочь.

— Сколько прошло времени? — спросил я у отца.

— Минут десять. Не больше.

Тогда понятно, почему здесь ещё не собралась вся целительская элита империи. И императрицы не было рядом с мужем, когда я пришёл в себя. Она бы никому не позволила выгнать себя отсюда.

— Сейчас придёт Даша и она поможет ему. — обратился я к Юлии Сергеевне. — Мы уже сталкивались с этой особенностью дара призрачных погонщиков. Вернулись их хранители.

Судя по взгляду, брошенному на меня императрицей, она прекрасно поняла, о чём я говорю.

— Даже не дали доесть. — проворчала Даша, появляясь в палате. — Я же уже сказала, что ничего страшного с ними не случилось.

Привели её сюда Воевода на пару с дедом. Видимо, вытащив прямо из-за стола.

Стоило только закрыться двери и палату окутал могильный холод.

«Как же я это ненавижу. Второй раз за день». Подумал я, кутаясь в покрывало.

Похоже, что из присутствующих только я один так остро реагировал на дар Романовых. Остальные даже не шелохнулись.

Даша призвала свою силу, и я увидел уже знакомые фигуры призраков. Княжна подошла к отцу и коснулась его лица. Этого вполне хватило, чтобы Николай Александрович пришёл в себя.

— Ну а теперь сами с ним договаривайтесь, чтобы он угомонил своих хранителей. А дальше справиться любой, даже слабенький целитель. — сказала Даша и развернувшись вышла из палаты. Оставив нас охреневать от всего происходящего.


Глава 5


— И ради этого стоило отрывать меня от завтрака? — из-за двери послышались приглушённые слова Даши, а потом звук удаляющихся шагов. Словно княжна специально топала. Хотя, скорее всего, так оно и было.

— Получилось? — словно ничего не произошло, спросил император, садясь на кушетку.

Он коснулся раны на голове и поморщился. Юлия Сергеевна тут же бросилась к нему на шею, начав целовать.

— Может, всё это вот потом? — вмешалась Манижа, пытаясь оторвать императрицу от мужа. — Если девочка сказала правду, то давайте я быстро всё вылечу, а дальше можете заниматься чем хотите. У меня и без вас дел полно.

— А теперь можно поговорить и об остальном. — сказал император, когда через минуту уже был полностью вылечен. — Миша, все уже успели подготовить?

Отец просто кивнул.

— Ты как? В состоянии передвигаться самостоятельно, или помочь? — спросил меня император, пытаясь увернуться от поцелуев жены.

Спустившись с кушетки, я несколько раз подпрыгнул, присел и полностью удовлетворившись своим состоянием кивнул.

— Тогда дайте мне минуту и пойдём. Да живой я. — последние слова предназначались уже Юлии Сергеевне.

Отец показал мне на дверь, и мы вышли, оставив императорскую чету наедине. Манижа покинула нас сразу же после того, как исцелила Николая Александровича.

— Куда мы пойдём? — спросил я у отца, оказавшись за дверью.

— В тюрьму.

— Где?

— В гараже на минус третьем этаже.

— А машины?

— Разместили по другим этажам.

Спрашивать, кто находится в этой тюрьме, я не стал, итак, всё было понятно.

Значит, мы сейчас пойдём беседовать с Алексеем и ведуньей. Отчего-то совершенно не запомнил её имени. Но это и неважно. Главное, что она нам расскажет, а в том, что она будет говорить, я не сомневался.

Император выскочил из палаты через минуту и пулей рванул к переходу в гараж. На ходу крикнув, чтобы мы не отставали.

Следом за ним показалась разъярённая Юлия Сергеевна и мы тут же рванули за императором. Не хватало ещё, чтобы нам влетело просто из-за того, что стояли на дороге. Но вроде всё обошлось. Преследовать нас она не стала.

Николай Александрович остановился, только оказавшись на минус третьем этаже, перед толстенной металлической дверью, которой здесь раньше не было.

— Пришлось принимать дополнительные меры безопасности. Сейчас мы не можем доверять практически никому. — сказал отец, увидев мой вопросительный взгляд.

— Поэтому эту дверь и охраняет один из Геркулесов Меншиковых. — добавил император.

— Я думал он всего один. — удивился я.

— У Меншиковых имелось ещё три практически готовых робота и за эти дни они успели ввести их в эксплуатацию. Поэтому охрану кукловода и ведуньи доверили именно им. Исключены любые контакты с одарёнными, которых Алексей может взять под контроль. — объяснил отец.

Но всё же мне показалось, что они перегибают с осторожностью. Насколько я помню, на пленников нацепили те модные подавители, которые отрывают головы своим носителям в случае самостоятельной попытки избавиться от них.

— Мы пойдём туда только втроём? — спросил я.

— Все остальные специалисты будут наблюдать через камеры.

В этот момент дверь начала медленно открываться и перед нами предстала махина Геркулеса. Несколько секунд на нашу идентификацию и робот отошёл в сторону, сделав пригласительный жест.

Тяжёлая дверь за нами захлопнулась с грохотом, а робот даже не повернулся в нашу сторону.

Ещё один робот стоял перед двумя одинаковыми дверьми, со встроенными в них смотровыми окошками, которыми были оснащены большинство дверей в современных камерах.

Вороново крыло превратилось в камеру предварительного заключения. Для двух весьма важных персон. Не верить словам ведуньи мне не было смысла. Должно быть, её отец действительно очень высокая шишка в иерархии Майя. У них там всегда верховные жрецы являлись теми, кто ведёт людей за собой и говорит им, что делать.

— Сперва к девчонке — сказал император, остановившись перед левой дверью.

Робот тут же сделал пару быстрых шагов и приложил что-то к считывателю, установленному на стене рядом с дверью. Послышалось несколько громких щелчков и дверь медленно начала открываться.

Ждать пока это произойдёт, Николай Александрович не стал, начав помогать ей руками, но от этого процесс совершенно не ускорился.

— Так значит ждали появления всех действующих лиц и поэтому так долго тянули? — произнесла совершенно спокойная ведунья.

Комната, в которой её держали, была совершенно непохожа на тюремную камеру. Маленький диванчик, небольшая кровать. Стол, на котором сейчас стояли пустые тарелки. Видимо, недавно у ведуньи был завтрак и посуду ещё не успели убрать.

Имелась небольшая полка с книгами. На дальней стене висела ещё одна дверь. Готов поспорить, что это санузел.

Просто королевские условия, как для заключённых. Что-то мне это совершенно не нравится. Складывается впечатление, что император собирается не наказывать этих людей, а склонить их к сотрудничеству.

Заполучить себе ещё одного ведуна, а заодно и кукловода. Если так подумать, то Николай Александрович может спокойно получить себе десяток высших кукловодов, которые будут безоговорочно подчиняться ему.

Договорённости с Курмангалиевым все ещё были в силе. Десять болванок, получивших дар высшего кукловода и император может смело замахнуться на мировое господство.

Вот что значит, пообщался с аналитиками и людьми, которые привыкли искать везде подвох.

Но я сильно сомневаюсь, что мои выводы ошибочны. Император уже доказал, что на первом месте у него стоит империя, а упускать такого шанса расширить её он не упустит.

— Думаю, представлять никого не нужно. — посмотрев на меня, сказал император.

Я лишь кивнул. Хотя и не помню, как зовут ведунью.

Сейчас мне выдалась возможность рассмотреть её не распластанной на земле, под техникой Суворова, а уже в нормальной остановке и приведённую в порядок.

Нужно отметить, что она была весьма хороша собой. Насколько вообще может быть хороша девушка Майя для русского человека. Все же мы все привыкли к нашим девушкам, с белой кожей светлыми волосами и такими же глазами. Поэтому, когда встречаешь кого-то совершенно другого, то обязательно обращаешь на него внимание.

И если встретить того же чернокожего, или азиата в империи, а тем более в столице не составляло никакого труда, то индейца можно было увидеть разве, что в посольстве. За его пределы они практически не выходили. Уж не знаю, религия им этого не позволяет или ещё из-за чего.

— Кровавый воронёнок, которому и удалось загнать нас в угол. Тот, кто пошёл против своего императора и тем самым порушил все мои планы. — произнесла девушка после слов императора. — Не на того сделал ставку отец. Нужно было договариваться с тобой и сейчас эта страна уже была бы нашей.

Каждое слово ведуньи заставляло меня вздрагивать. О чём она вообще говорит? Да я никогда не согласился бы на подобное. Даже если бы мне предложили стать императором.

Нет, не так.

Тем более если бы мне предложили стать императором.

Оно мне надо? Это просто нереальный геморрой. Да ещё и в стране, которая неминуемо погрязнет в куче междоусобных войн, сразу после того, как падёт императорская власть.

Всё тут же начнут лезть вперёд, стремясь ухватить как можно больше власти. Причём столица в этом плане окажется самой спокойной. Именно здесь сосредоточена основная мощь императорского рода. Императорская гвардия и большинство самых боеспособных армейских подразделений.

Просто все попытки устроить свару в столице будут моментально и жёстко пресекаться. И не исключено, что кто-то из высшего командования решит возвести на престол именно себя. Правда, это условие будет иметь силу только в случае, если нападавшие не смогут договориться между собой и объединится. Если подобное произойдёт, то вполне возможно, что им удастся натворить немало бед.

Но шанс подобного исхода слишком мал. Здесь не нужно обладать никакими способностями к предсказанию. Слишком у нас все любят тянуть одеяло на себя. И это отчасти помогает сохранять порядок в империи.

— Нет. Не была бы. — покачав головой сказал я. — Твоему отцу не удалось бы со мной договориться.

Девушка улыбнулась и её глаза на секунду заволокло пеленой. Всего на секунду, но и этого мне вполне хватило, чтобы понять, что она использовала свою силу.

— Почему с неё сняли подавитель? — тут же спросил я, хватаясь за силу.

Я был готов в любой момент нанести удар.

— Не горячись сын. — сказал отец, положив руку мне на плечо.

В этот момент он попытался перехватить у меня управление даром. Но с прошлого раза, когда ему удалось взять мой дар под контроль, я стал во много раз сильнее. И научился вещам, которые неподвластны даже ему. Я смог отразить его импульс и покачал головой, говоря, чтобы он больше не пытался так делать.

Отец был удивлён, но промолчал.

Ведунья внимательно наблюдала за всем происходящим, постепенно расплываясь в широкой улыбке. В каждый её зуб был инкрустирован драгоценный камень. Теперь я могу себе представить, что означает выражение «Улыбка на миллион». Да тут даже не на один. Столь чистые камни очень трудно найти и это известно даже мне. Человеку архидалекому от ювелирной темы.

— Не буду говорить, но всё же есть один момент, которым отец смог бы подкупить даже и тебя воронёнок. — сказав это, девушка расхохоталась.

Это она сейчас серьёзно? Или просто хочет немного попугать меня. А меня ли? Скорее эти слова предназначены для императора. Чтобы пошатнуть его веру в меня.

Но тут она опоздала, я уже сам отлично справился с этой задачей, когда пошёл против слова императора. А ведь мне так и не озвучили наказание. Вот же!

— Все мы не безгрешны Цикатлу. — произнёс император. — Ну так, что ты подумала над моим предложением?

Так вот значит, как её зовут — Цикатлу.

— Предать отца и остаться работать на вас? — ведунья картинно закатила глаза одним этим, отвечая на вопрос. — Пожалуй, обойдусь и без этого. Тем более сидеть мне здесь осталось совсем недолго.

— Смотри сама. — пожал плечами император. — Сергей мне нужно знать говорит она правду или нет.

Выходит Николай Александрович прекрасно знает о моей способности распознавать ложь, когда на мне надета броня Демона. Очень интересно кто дал ему эту информацию? Даже отец не знает об этом.

— Без проблем. — ответил я, облачаясь в броню.

Цикатлу снова провернула свой трюк с закатыванием глаз, но на этот раз она сделала это нарочито медленно, следя за мной. Сейчас она явно играет. Выходит, что броня всё же пугает и её, как бы она ни храбрилась.

— Расскажи мне Цикатлу, что за культ ты представляешь и для каких целей вы завербовали Алексея. Что вы пообещали ему такого, что он согласился предать свою семью? — император говорит тихо и спокойно. Но я, даже находясь в броне Демона, ощущал исходящие от него волны холода.

Он делал это совершенно непроизвольно, даже не прибегая к помощи дара. Это очень напомнило меня самого, когда в ярости я могу воспроизвести эффект брони Демона, даже не одевая её.

— Да без проблем. В любом случае эти знания не помогут вам ни в чём, а я хоть немного скоротаю время за разговорами. Выбор книг у вас тут, мягко говоря, дерьмовый. Да и читаю я на вашем языке очень медленно. Книжка слишком быстро успевает надоесть.

Бросив быстрый взгляд на полку с книгами Цикатлу сморщилась и продолжила говорить.

— Про культ я вам не скажу ни слова. Это тайна моего народа, а не моя. Можете пытать меня, копаться в мозгах, да вообще делать всё, что хотите, но этой информации не получите.

— Она не врёт. — подтвердил я, не до конца понимая, как это возможно.

Ладно, она выдержит все пытки, не поддастся химии, развязывающей язык, но как она сможет справиться с одарёнными, которые будут работать напрямую с её мозгом?

— Алексея завербовать было довольно легко. Особенно молодой и красивой девушке. — сказав это Цикатлу посмотрела на меня и быстро подмигнула. От этого по телу пробежала приятная истома, но я быстро взял себя в руки.

Это немного напугало меня. Зато я сразу понял, о чём она говорит.

— Мне не пришлось ничего выдумывать. Я лишь подобрала правильные слова, которые нашли отклик в его душе. Просто он и сам уже не раз задумывался о том, чтобы занять место императора. А тут появилась я и рассказала ему о его далёких предках. О том, что он унаследовал великий дар и лишь нужно найти способ его пробудить.

— И ты, конечно же, такой способ знала? — спросил я, на мгновение опередив императора.

— Прорицателям открыто гораздо больше, чем обычным людям. — загадочно произнесла Цикатлу.

— В таком случае, почему ты сейчас находишься здесь, а не отмечаешь победу? — не смог сдержаться я.

Но мой выпад совершенно не задел девушку. Она лишь печально улыбнулась и закатила глаза.

— Не ошибаются только боги. А как вы видите, я всего лишь человек. Отец уже связался с вами?

Вопрос девушки оказался весьма неожиданным. Она явно попыталась им застать нас врасплох. И если со мной у неё получилось это провернуть, то император и отец совершенно не удивились. Они ожидали чего-то подобного.

— Если твой отец, занимает сейчас кресло президента соединённых штатов Майя, то да. Если же нет, то он предпочёл остаться в стороне.

Цикатлу нахмурилась. Видимо, она ожидала совершенно другого ответа.

— Значит, он решил действовать через этого слизняка Ицтли. Чего он боится, почему до сих пор сам не вышел из тени? Уже давно пора было это сделать и я говорила об этом.

Девушка начала разговаривать сама с собой. При этом создавалось впечатление, что она мгновенно забыла о нашем присутствии. Она даже смотрела, как-то сквозь нас, словно перед ней находилась лишь пустота.

— Пойдёмте, аппаратура всё запишет. — сказал отец и первым покинул комнату.

— Это уже не первый раз, когда Цикатлу впадает в такое состояние. Она перестаёт замечать окружающих. И выдаёт в такие моменты очень много полезной информации. — объяснил мне император. — В основном это происходит, когда разговор заходит о её отце.

— Вам удалось что-нибудь узнать об этом культе Хунаб Ку?

— Совсем немного, но и этого уже больше, чем достаточно, чтобы объявить всех его последователей международными террористами. Вчера они провернули государственный переворот в штатах и ещё шестнадцати государствах западного континента.

Устоять удалось лишь Канаде и то, благодаря тому, что там проходил большой саммит с участием европейских правителей. Совместными усилиями им удалось выстоять.

От этих новостей у меня просто отпала челюсть. Какой-то культ смог практически полностью захватить целый континент.

— Пока ещё идут стычки с несогласными, но они быстро подавляются силовыми методами. Последователи культа не останавливаются ни перед чем, уничтожая целые города.

— А что об этом говорит мировое сообщество? — спросил я.

— А ничего. У всех сейчас слишком много своих проблем, чтобы ещё совать нос к Майя. Индейцы объявили полную боеготовность на всех своих базах. Задействовали флот и авиацию. Сейчас многие мировые лидеры в срочном порядке также мобилизуют войска. И главной их целью защиты от агрессора. — ответил мне отец.

— Российская империя и Китай остались единственными, против кого индейцы не направили ни одной боевой единицы. — Дополнил император.

— После всего произошедшего в Сибири я бы не стал это утверждать.

— У нас они хотели захватить власть по-тихому и у них это вполне могло получиться. Не исключено, что в Китае сейчас осуществляется похожий план. — сказал император и шагнул в камеру Сына.

Здесь всё было в разы более проще. Камера выглядела именно, как камера. Но всё равно Николай Александрович позаботился о том, чтобы сына держали хоть и в минимальном, но комфорте.

Цесаревич лежал на кровати, с перевязанной головой.

— Может, ты всё же сжалишься надо мной и пришлёшь целителя? Голова просто разваливается на части. — простонал Алексей, даже не удосужившись подняться. — И скажи этой жирной поварихе, что мясо было просто отвратительным, она его пережарила. Подобными помоями только псов кормить можно.

Император тяжело вздохнул и кивнул отцу.

Мгновение и цесаревич болтается перед нами, подхваченный кровавыми щупальцами. Его лицо исказилось от ярости, но как бы он ни пыжился, не мог ничего сделать. В отличие от Цикатлу на его шее висел подавитель.

— Снимите эту чёртову бомбу с шеи и мы посмотрим, кто кого будет хватать и таскать за шкирку.

— Угомонись! — рявкнул император, отвешивая сыну звонкую пощёчину.

Щека Алексея тут же покраснела, а на глазах выступили слёзы.

— Если ты не прекратишь вести себя, как капризная баба, я разрешу Полиграфу залезть в твои мозги и достать необходимую информацию. И пусть после подобного ты превратишься в овощ. Это небольшая плата за то, чтобы империя выстояла в предстоящей войне.

Слова о войне заставили цесаревича прекратить вырываться. Он внимательно посмотрел на императора, мгновенно меняя линию поведения. Из капризного ребёнка Алексей превратился в серьёзного мужчину.

Полностью изменилось его поведение, взгляд, да даже сама атмосфера в комнате изменилась.

Отец отпустил его и Алексей, поправив одежду, сел в стоящее неподалёку кресло. Налил себе воды, сделал большой глоток и только после этого заговорил.

— В какой войне?

— С западным континентом, который максимум через пару недель падёт перед Майя.

Теперь на императора смотрели сразу две пары заинтересованных глаз. Для меня эта информация также стала новой. Хотя за последний час мне вообще открывается очень много нового и весьма тревожного.

— Значит, я всё же не успел. — с горечью в голосе произнёс Алексей и схватил руками подавитель, начав пытаться его сломать.

При этом подавитель начал громко пищать, а лампочка, до этого момента горящая зелёным, сперва заморгала, потом окрасилась в жёлтый цвет.

Отец тут же снова ухватился за силу, на этот раз практически моментально вырубая цесаревича. К этому моменту индикатор на подавителе уже мигал красным.


Глава 6


Пара мгновений и отец сорвал подавитель, заключив его в кровавую сферу. Сразу после этого глухо хлопнуло.

— Вот же баран! — сказал император, бросаясь к сыну.

Убедившись, что цесаревич жив, император подошёл к одной из стен и нажав на несколько кнопок, достал ещё один подавитель и пластиковые наручники.

— Так он точно не сможет навредить себе. Миша, ты надолго его вырубил? — спросил Николай Александрович, показывая на сына.

— Даже не знаю, не было времени думать об этом. Минимум пара часов, а там может быть и дольше.

— В таком случае делать нам тут пока нечего. Давайте вернёмся наверх. Ещё много всего нужно обговорить.

Император вышел из комнаты и отдал приказ Геркулесу пропустить Полиграфа, которому он тут же позвонил и сказал, что у них есть максимум пара часов.

Глава Ока государева в сопровождении своих помощников появился буквально через пару минут, мы даже ещё не успели выйти из импровизированной тюрьмы. На всякий случай, я ещё раз внедрил в каждого из оперативников частичку своей крови.

— Это правда о войне? — спросил я.

— Все аналитики твердят об этом. А действия войск Майя прекрасно подтверждают их выводы.

— Но вы же сами говорили, что Российской империи и Китаю они не угрожают.

— Просто потому, что индейцы сперва хотят захватить плацдарм получше, в виде наших соседей, а уже потом напасть оттуда. Но об этом можешь не думать. Этими проблемами уже занимаются нужные люди. Красножопые сломают все зубы, ещё на подходе. Лучше подумай о том, что привезёшь в подарок бабушке и дедушке. — сказал отец.

Причём говорил он это так беззаботно, словно после поимки кукловода и ведуньи разрешились все проблемы. Да и никакой угрозы полномасштабной войны с индейцами нет.

Так стоп!

— Какой бабушке и дедушке? — спросил я резко останавливаясь.

— Завтра ты отправляешься в Рязань. Необходимо закончить оформление и как можно скорее вступать в управление своими новыми владениями. — сказал император. — Это займёт минимум неделю. Поэтому пока погостишь у Ефимовых. С ними уже всё обговорено. Вместе с тобой поедут Оля и Маша и Даша.

Складывалось такое впечатление, словно они пытаются отослать нас всех подальше из столицы.

— По поводу Даши. — начал говорить я, прекрасно понимая, что тянуть больше нельзя, но меня остановил император.

— Обсудим всё после вашего возвращения. Тогда я уже буду разговаривать с полноправным князем и многое изменится. А пока давай, будем считать, что я ничего не знаю.

Эти слова Николая Александровича заставили меня остановиться. Я не мог понять, что за игру в очередной раз затеял император. Тем более сейчас, когда надо всем миром возникла реальная угроза начала Третьей мировой войны.

И в этот момент они отправляют меня в Рязань, чтобы вступить во владения не только титулом, но и причитающимися к нему владениями. А также встать во главе области.

— Вы ещё не объявили о нашем с дедом наказании. — сказал я в спину уходящему императору.

— Вот сейчас и объявлю. — даже не обернувшись ответил он, доставая из кармана телефон.

Звонил он деду и поэтому, когда мы оказались в кабинете, тот уже находился там. Причём не один, а в компании бутылки коньяка и четырёх, уже наполненных бокалов.

— Нужно. — посмотрев на меня, сказал дед, прекрасно зная, что мне не нравится вкус алкоголя.

— А теперь, слушайте наказание. Сперва ты Кирилл Васильевич. За систематическое наплевательское отношение к моим словам. За самоуправство, едва не стоившее тебе жизни. За сокрытие важной информации, касаемо кукловода и сговором с Шуйским Василием Петровичем. Я приговариваю тебя к каторжным работам. Вместе с Медведем ты должен будешь обучать Настю контролю.

Дед выругался и швырнул свой бокал в стену, словно это реально было самое суровое наказание, которое только можно было придумать.

— Теперь ты Сергей. С тобой всё будет гораздо серьёзнее. Отныне ты больше не хранитель рода государева. Я освобождаю тебя от службы. Также сроком на один год я изгоняю тебя из столицы. Бывшее поместье князя Любомирова в Рязани, теперь принадлежит тебе. Помолвка с Настей остаётся в силе, но теперь ваша свадьба отодвигается на неопределённый срок. Сейчас слишком сложная ситуация в мире, чтобы что-то загадывать. По поводу Даши поговорим, через неделю, когда я приеду проверить, как вы устроились на новом месте. А теперь наливай.

Да они тут совсем, что ли, все умом тронулись? Какое на хрен изгнание? Чего мне делать в Рязани. Сейчас у меня в столице полно дел. С одним Гагариным, сколько всего связано.

— Смотрю, тебе то же не по нраву моё наказание. — усмехнулся император, смотря на хмурого деда. — Может, тебя смягчит то обстоятельство, что Суворов вместе со своим отрядом весь этот год будет отвечать за вашу безопасность.

Новость действительно радовала. Вот значит, отчего Воевода так расстроился. Он уже думал, что Ярость закинут куда-нибудь в горячую точку, а тут нарисовалась работа по моей охране.

— В любом случае нравится вам это или нет. Приговоры оглашены. Если у тебя Сергей есть ещё дела в столице, то рекомендую завершить их сегодня. Завтра рано утром вы отбываете.

После подобного я взял бутылку и выпил весь оставшийся коньяк в одно лицо. Сейчас мои мысли находились в хаосе, поэтому я даже не заметил его вкуса.

Да я сразу после появления в кабинете начал подозревать, что меня не накажут, но чтобы подобное. Император даже сам того не подозревая, реально устроил для меня настоящее наказание.

Какой из меня к чертям князь и управленец? Тем более сразу целой областью, с миллионным населением.

Да у меня просто нет для этого нужных знаний и умений. Срочно нужно придумать, где достать подходящих людей. Мне бы сейчас Прохора Ивановича на недельку. Думаю, он вполне бы справился с поставленной задачей.

Если сам бы не захотел оставаться, то нашёл необходимых специалистов, котором можно было бы довериться. А кто у меня ещё есть из знакомых помимо Смирнова? Кто сможет мне подогнать на первое время толковых управленцев, экономистов и так далее.

Нет, в Рязани по-любому имеются все эти специалисты. Но это не мои люди и вполне возможно, что они будут пытаться вставлять мне палки в колёса. Да и делать это будут исподтишка, что я даже не пойму, в какой момент дело запахло керосином.

У этих людей всё уже давно отлажено, а тут заявляюсь я и начинаю наводить свои порядки.

Вот именно для этого мне и нужны новые люди, которые смогут заменить всех этих чиновников-динозавров.

В голову сейчас пришёл только один человек — отец Виктора. У него по-любому есть все необходимые мне специалисты. Но и им я, естественно, не буду полностью доверять. На первое время сойдут и они, а дальше я уже буду подбирать людей лично под себя.

Разыскав Виктора, попросил его связаться с отцом и сказать, что я хочу встретиться. Сам я понятия не имею, куда забесил свой телефон. А заодно сказал, что Виктор может вернуться домой. Если хочет, конечно. Парень ничего по этому поводу мне не ответил, а вот с отцом помог.

Мне повезло. Гагарин старший сейчас находился в столице и согласился встретиться со мной. Место встречи мы изменять не стали. «Вакуум» отлично подходил для этого.

Заняться этим вопросом попросил Петра Алексеевича. А сам пошёл искать Дашу.

Нужно ей сообщить о ссылке, что выписал мне император.

Но рассказывать ничего не пришлось. Даша уже всё прекрасно знала и ждала, когда я приду, чтобы отправиться вместе со мной на встречу с Гагариным.

— Я гарантированно смогу тебе сказать, каких людей можно взять на работу, а на которых не стоит обращать внимание. Есть среди кадровых решений Гагарина несколько очень сомнительных вариантов, которые он будет старательно пытаться тебе подсунуть. Вот только работать эти люди будут не на тебя, а на него.

В принципе, о чём-то подобном я думал и сам. Даша, лишь подтвердила мои догадки.

Но помимо встречи с Гагариным, которая была назначена через пять часов, княжна хотела быстро пробежаться по магазинам и обновить свой гардероб. Она сказала, что не доверяет Рязанским магазинам, а в столице есть проверенные фирмы, которые никогда не разочаровывают своих клиентов.

Тем более нам нужно было прикупить обновок и Маше. Все её платья, были слишком официальными, что ли. Словно маленькая офисная мышка. Мы же хотели купить ей более детскую одежду. Да и пару игрушек не помешает. Хоть она и наверняка будет воротить от них нос, но я всё же попробую.

Когда мы уже собрались выходить, меня перехватил Айболит, сказав, что Манижа просила зайти в медицинский блок. Отказать я не смог и попросив, чтобы Даша подождала меня немного, отправился узнать, что нужно целительнице.

Я всё ещё немного побаивался её. Вернее, не её, я осуждения с её стороны. Но прятаться от Манижи я точно не собирался.

Впрочем, мои опасения оказались напрасными. Со мной хотел поговорить Денис, а не Манижа.

— В тот вечер, нам так и не удалось представиться. — сказал парень, протягивая мне руку.

Он уже практически полностью восстановился, по крайней мере, я могу судить по внешнему виду парня. Манижа поработала с ним просто отлично, полностью восстановив повреждённые огнём участки кожи.

— Я ещё не до конца восстановился. — произнёс Денис, когда я слегка переборщил с силой рукопожатия.

На его руке остался белый отпечаток моей. Но готов поклясться, что это сделал не я. Тьма, подаренная мне Денисом, словно хотела откусить кусочек от своего бывшего хозяина.

Об этом я и сказал парню.

— Просто сила требует подпитки. Ты пока не в состоянии самостоятельно обеспечивать её энергией. Вернее, даже не так. — он слегка замялся, начав щёлкать пальцами. — Чтобы ты смог поставить силу тьмы на достаток, подключив к своему каналу, сперва мы с отцом должны напитать её в достаточной степени.

— Если, честно, то я ни хрена не понял. — признался я.

— В таком случае просто не бери в голову. Как только эта маньячка от медицины выпустить меня отсюда, я всё сделаю сам. У отца слишком много дел и ему просто некогда заниматься тобой.

— Но тем не менее он нашёл время, чтобы метнуться ко мне на помощь в Сибирь. — произнёс я и судя по выражению лица Дениса, эта информация для него была в новинку.

Он тут же начал меня обо всём расспрашивать. Но у меня, у самого сейчас не было времени. Поэтому узнав, что он вообще хотел и убедившись, что ничего такого серьёзного. Просто познакомиться и лично поблагодарить меня за помощь.

Пообещал ему, что обязательно заскочу вечером, если будет время, и отправился к ожидающей меня Даше. Всё, теперь мы могли спокойно отправляться на шопинг. Если сопровождение из десятка машин, с символикой императорского рода можно считать спокойной поездкой.

Перед выездом Даша заверила меня, что никакой опасности нам не грозит. Но я всё равно, на всякий случай, попросил выделить нам одного Геркулеса. Слишком много их для охраны всего двух человек. А мне эти роботы приглянулись, и ещё я хотел задать несколько вопросов Валентину, касаемо Демона.

Надеюсь, что с ним будет возможно связаться через робота. А то я так и не смог найти свой телефон. Походу, придётся в очередной раз покупать новый. Что-то в последнее время не везёт мне на гаджеты.

Поход по магазинам прошёл на удивление спокойно. Если не считать того, что на нас с Дашей постоянно все таращились и едва ли не тыкали пальцем. Но мне, как-то было плевать, да и Даша не подавала никаких признаков, что её это тревожит.

Я ожидал гораздо более длительного шопинга, со всей присущей нервотрёпкой и тому подобным. А Даша на удивление быстро выбирала себе наряды.

Мне всего один раз пришлось останавливать её, когда княжна прямой наводкой направилась в магазин одежды для беременных.

— Ты представляешь, что начнётся, если ты зайдёшь в этот магазин и купишь там что-нибудь?

— Ой. — сказала княжна, прикрывая рот ладонью. — Похоже, что моё положение даёт о себе знать. Но как же тогда быть? Ведь мне обязательно понадобится специальная одежда.

— Давай для начала возьмём немного более просторные вещи. А уже, когда ничего нельзя будет спрятать, пойдём в специализированный магазин. Я уверен, что в Рязани они имеются. Ну а если нет, то всегда можно будет на денёк съездить в столицу. Думаю, за подобное меня не расстреляют.

— Нет. — серьёзно ответила Даша. — Пускай, только попробуют. Ой! Ты представляешь, я не смогла воспользоваться даром. Дочка, смогла заблокировать его.

Даша говорила это с таким восторгом, что я сам непроизвольно начал радоваться за неё. Хотя и не понимал, чего в этом хорошего. В нужный момент княжна не сможет воспользоваться своей силой и последствия могут быть очень серьёзными.

Но раз Даша считает, что это хорошо, то пускай так и будет. Главное, чтобы никто посторонний не услышал наших разговоров. Но тут хорошо помогали бойцы Гнева, которые следовали за нами везде и оттесняли особенно ретивых зевак.

В общем, в клуб к Толстым мы явились уставшие, но вполне довольные. Мои женщины обзавелись обновками, а я просто отдохнул от событий, что преследуют меня в последнее время.

— Аркадий Николаевич ждёт вас в том же кабинете. — сообщил мне улыбающийся Дима.

Нам прямо везёт попадать в клуб в его смену.

— Тому, кто заплатил тебе денег, за то послание — шесть лет. — сказал я.

Но Дима даже бровью не повёл.

— Да пусть это будет хоть младенец. Какая разница от кого принимать деньги?

В принципе он был полностью прав. Вот только его слова можно было трактовать по-разному. Начиная от пособничества террористам и заканчивая… а чем заканчивая я не придумал.

Поднявшись на третий этаж и найдя нужный кабинет, я вошёл без стука. Мой компаньон был слегка удивлён, когда я пришёл в компании Великой княжны. Он тут же рассыпался в комплиментах, после чего поинтересовался, не выльется ли эта встреча для него в получение пистона от императора.

Пришлось заверять его, что совершенно ничего не произойдёт. А Даша сказала, «Пускай, только попробует, я ему тогда устрою за все годы, что он пропустил».

Что именно она устроит Даша уточнять не стала, но и без этого было понятно, что ничего хорошего императору не светит.

Аркадий Николаевич, уже заказал еду и поэтому мы не стали отвлекаться на это, а сразу приступили к нашим делам. По телефону я предварительно объяснил, что мне потребуется, поэтому Гагарин сразу же подвинул в мою сторону небольшую стопку с личными делами, затребованных мною специалистов.

Эта стопка, тут же успешно перекочевала к Даше, которая погрузилась с головой в её изучение.

Нам же ничего не оставалось, кроме как, перейти к другим делам. Впрочем, тем для разговоров у нас было достаточно.

— Не знаю, что ты сделал с Виктором, но он очень сильно изменился после возвращения. Словно стал совершенно другим человеком.

Ещё бы, столько раз находиться на грани смерти. Это ещё вы не знаете, сколько Виктор провалялся под присмотром Авиценны.

Хотя я сам честно говоря, практически не общался с парнем всё время нашего нахождения в Сибири. Тупо было некогда. А говорить про тренировки, которыми мы должны были с ним заниматься и вообще нет никакого смысла.

Все изменения, которые произошли с Виктором во время нашей поездки в Сибирь, это лишь его заслуга. Просто парень захотел стать сильнее и он идёт к своей цели несмотря ни на что.

Всё же я не ошибся в нём. Он реально молодец и я уверен, что сможет достичь своей цели уже даже без моей помощи. Которой, по сути и не было вообще. Я только организовал ему одну тренировку с Олей, ну и помог немного разобраться с его даром.

Ну, как разобраться. Рассказать, как я вижу возможности использования гравитации в бою. Вот, и всё.

С Виктора мы плавно перебрались к моему будущему поместью. Работа над проектом, для которого уже была практически завершена. На данном этапе вносились последние изменения и через неделю мне должны будут предоставить уже финальный вариант.

Если всё меня устраивает, то начинается строительство. Если нет, вносим необходимые корректировки, а дальше уже по известному плану.

Вот это и заняло у меня большую часть времени. Вполне возможно, что я бы провозился и ещё дольше, но очень помогла освободившаяся Даша. Из всех предложены Аркадием Николаевичем кандидатур она отобрала четыре человека.

Этот выбор явно не понравился Гагарину, судя по тому, как он скривился буквально на долю секунды, но это всё равно не ускользнуло от меня. Значит, среди предложенных им кандидатов большинство действительно были засланными казачками. Впрочем, удивляться здесь совершенно нечему.

Так вот, сразу после того, как освободилась Даша, дела пошли намного быстрее. Она просто говорила, на что мне нужно обратить внимание. Всё ненужное мы просто пропускали.

В итоге план моего будущего дома был утверждён. Из клуба мы вышли, уже глубокой ночью и тут же двинулись домой. Завтра с утра нас ожидает переезд в Рязань. Чего от него ждать я ещё не знаю, но в любом случае поначалу нам будет чертовски сложно.

Люди, отобранные Дашей, должны будут приехать к нам в течение трёх дней. Это было вполне приемлемо. За это время я как раз смогу хоть немного войти в курс дела. Если вообще, что-нибудь пойму. Буду надеяться, что в Рязани найдётся пара специалистов, которые помогут мне с этим.


Глава 7


Дорога домой прошла без приключений, как и говорила Даша.

К нашему удивлению, ещё никто не спал. Все ждали нас. Похоже, Маша, смогла каким-то образом заблокировать эту информацию от Даши.

Ждали для того, чтобы устроить вечеринку в честь столь значимого события. Я первый Воронцов, кто после Фёдора Васильевича получил титул, а вместе с ним и земли в управление.

Вот дед и решил закатить этот праздник. Вместе со всеми были даже Оля с Машей хоть они и отправились спать раньше остальных, но все же смогли нас дождаться.

— Тебя ждут. Пойдём, я провожу. — примерно через час после начала вечеринки раздался голос Василия Петровича.

После событий в доме Смирнова я впервые увидел его и был этому очень рад. Не знаю, отчего все так его боятся. Мне Василий Петрович показался совершенно нормальным. Мой дед, практически такой же.

Хотя немудрено, все же они уже очень давно знают друг друга. А уж через сколько дерьма вместе прошли и говорить страшно. Вот отсюда и схожесть их характеров, да и взглядов на жизнь, воспитание молодёжи и всё остальное.

Кто меня ждёт спрашивать я не стал, прекрасно все поняв. Но я не знал, стоит ли мне сейчас вообще появляться перед Настей. Не знал в каком она состоянии. Может ей нельзя сейчас сильно нервничать, а появись я и это гарантированно.

Хотя не приди я и она начнёт переживать гораздо сильнее.

— Это поможет вам обоим. — произнесла Даша, легонько подталкивая меня в сторону ждущего Василия Петровича. — Всё будет хорошо. Поверь мне и не думай слишком много, порой это бывает очень вредно.

Шуйский привёл меня к уже знакомой, укреплённой комнате. Я ожидал услышать удары, которые обычно разносились по поместью, когда Настя бодрствовала, но ничего подобного не было.

— Она делает большие успехи. Поэтому ты можешь не переживать. Я уверен, что минимум пять минут у вас есть. Ты даже не представляешь, насколько это сложно, сдерживать рвущуюся мощь. Особенно когда в кровь начинает вплёскиваться адреналин. Если, что зови. Уж минуту ты продержишься и против меня.

Василий Петрович открыл, тяжёлую дверь и я вошёл внутрь.

Настя сидела на надувном матрасе, прямо на полу. Из комнаты убрали абсолютно всё, оставив лишь три манекена для отработки ударов. Целым оставался только один.

— Привет. — улыбнулась мне княжна.

Она сидела обхватив колени руками и слегка раскачивалась из стороны в сторону. Под глазами проступали синяки, да и сама Настя заметно похудела.

— Привет. Да мне придётся тебя усиленно откармливать, после того как ты научишься контролю. Вон, как исхудала. — сказал я.

Настя улыбнулась и посмотрела на свои, исхудавшие руки.

— Ловлю тебя на слове. Будешь кормить меня с ложечки. — снова улыбнулась княжна. — Спасибо, что спас нас с мамой.

— Я не мог поступить по-другому. И не нужно меня благодарить за подобное. Я уже говорил, что всегда буду защищать тебя. И клятвы тут совершенно ни при чём. Я буду защищать тебя, потому что это ты. Потому что ты дорога мне!

Даже сам не знаю, но от чего-то я дико разозлился и начал кричать. Подобного я не позволял никогда. Даже в тот раз, перед поездкой в Афганистан, когда Даша напала на меня, я не кричал, а вот сейчас сорвался.

Но вместе с тем, как я продолжал кричать, мне становилось легче. Словно вместе с криком из меня выходит что-то плохое. Что-то, что тяготит меня.

Настя спокойно отнеслась к моим крикам и снова улыбнулась, никак не отреагировав на это. Она просто продолжала сидеть и смотреть на меня, ловя каждое слово. Улыбка уже не сходила с её лица, отчего я начинал себя чувствовать как-то неуютно. Постепенно мой запал начал иссякать и я перешёл на шёпот.

— Да ты дорога мне и я не хочу тебя терять. Но также мне дорога и Даша. Вы обе для меня равноценны и я не могу выбрать кого-то одного. Не смотри на меня так! Скажи, хоть что-нибудь! — снова не выдержал я и тоже замолчал.

Я стоял перед Настей тяжело дыша. Сердце бешено колотилось, а в голове был полный вакуум. Я лишь ждал её ответа.

— Ты мне тоже очень дорог. Возможно, даже, что я тебя люблю. Время, проведённое в одиночестве, отлично помогает разобраться в себе. В своём отношении к окружающим. После нашего последнего разговора я очень многое поняла и переосмыслила. Возможно, именно это помогло мне так быстро научиться начальному этапу контроля над силой. — Настя медленно поднялась и сделал несколько маленьких шагов в мою сторону. — Вот видишь? А тогда я бы просто впечатала тебя в стену, ломанувшись на полной скорости.

— Ты всегда была очень способной.

— А ты всегда был засранцем, который говорил мне всё в открытую, в отличие от всех остальных, которые пытались посмачнее лизнуть задницу Великой княжне.

— Кто-то становится очень похожим на свою маму. — сказал я.

Подобное можно без проблем услышать от императрицы. До сегодняшней встречи Настя не позволяла себе такие высказывания в моём присутствии.

— От осинки не родятся апельсинки. — пожала плечами княжна. — Вот такое выражение эмоций также очень помогает в контроле. Поэтому я сейчас прекрасно понимаю маму. Да уж лучше я прослыву на всю империю ужасной сквернословкой, чем буду походя ломать кости своим близким.

— В таком случае можешь ругаться на меня сколько влезет, совершенно не стесняясь в выражениях. — на полном серьёзе сказал я.

С меня не убудет, а Насте вон какая польза.

— Не переживай, достанется абсолютно всем. И тебе, и моей неизвестно из какой задницы, вылезшей сестре. И всем, всем, всем, кто будет с нами рядом.

— С нами? — спросил я, зацепившись за её слова.

Ответом мне последовал поцелуй. Я даже не смог заметить, когда Настя начала двигаться. Нас разделяло несколько метров.

Сила княжны была велика, но она смогла справиться с ней. Поцелуй был очень нежным и в тоже врём страстным. Даже несмотря на то, что Настя явно боялась навредить мне.

— Ждите меня в Рязани. А теперь иди. Мои силы на исходе. Я уже готова броситься на тебя. — произнесла Настя и оказалась в другом конце комнаты, отвернувшись к стене, чтобы я не видел, как предательски заблестели её глаза. Но это всё равно не смогло ускользнуть от меня.

Она сжимала и разжимала кулаки, голова дёргалась из стороны в сторону. По всему телу проходили мелкие судороги.

— Иди! — рявкнула княжна, а потом еле слышно добавила. — Пожалуйста.

Повторять больше не пришлось. Я вышел, тут же прислонившись к закрытой Василием Петровичем двери.

Подобного я точно не ожидал. Мысли носились словно бешеные, не позволяя мне ухватить ни одну из них.

Настя согласна, делить меня с Дашей? Да быть такого не может. Может, меня просто очень сильно ударили по голове и сейчас я нахожусь в отключке? А всё происходящее фантазии моего воспалённого мозга.

В этот момент дверь содрогнулась от первого удара, а я полетел вперёд. Поймал меня Василий Петрович.

— Поговорили. Это вы молодцы. А то внучка сама не своя была. Маялась постоянно. Но молчала, ничего не говорила, пока я напрямую вопрос не задал. Бабы они все такие. Слишком эмоциональные. А с нашим даром это может выйти боком. Но ты не переживай. Научу Настю, как сдерживаться. Ты её главное потом, когда женитесь, отпускай почаще пар выпускать. Семейная жизнь она такая, там всякое случается. А теперь ступай. Тебе ещё завтра в Рязань ехать, дела принимать. А я пойду с внучкой ещё поговорю. Что-то сильно она раздухарилась, неровён час ещё и сломает своё временное жилище.

Сказав это Шуйский, хлопнул меня по спине, отчего я снова побежал вперёд. Когда я повернулся, он уже вошёл к Насте. Пару мгновений всё было спокойно, а затем содрогнулось всё поместье.

Интересно, это кто кого так приложил?

— Я была права? — из темноты раздался голос Даши.

— Права. — выдохнул я, подойдя к девушке и протянул ей руку.

— Пойдём спать. Пускай остальные веселятся без нас. — сказала Даша, после того как поцеловала меня.

* * *
— Оля, прошу тебя, давай оставим Няко в поместье. Ничего с ним не случится за пару недель, что ты погостишь у бабушки с дедушкой. — попытался я уже не знаю в какой раз наставить сестру на путь истинный.

Она упёрлась, что этот лысый монстр, должен непременно ехать с нами. Причём в моём Демоне. Да он мне всю машину обгадит со страху. Знаю я таких. На вид настоящий монстр. А как, что так сразу начинает гадить по всем углам и орать, словно ему лапы отрывают.

— Хорошо, зануда. Няко будет сидеть в переноске. Тут езды-то всего три часа.

— Тогда положишь его в багажник!

— Тогда я поеду с кем-нибудь другим! — применила последний аргумент Оля.

За нашей перепалкой следила половина поместья, которая в данный момент была относительно свободна. А другая наверняка будет потом расспрашивать их, чем всё закончилось.

— Езжай. — ответил я, за что тут же получил подзатыльник от Даши. Укорительный взгляд от мамы и болезненный щипок, за ногу от Маши.

— Я поеду с Олей. — сказала малышка и отцепившись от моей ноги, перешла во вражеский лагерь, при этом ещё и язык мне показала.

— Я тогда тоже. — чмокнув меня в щеку, рассмеялась Даша.

Ведь знает прекрасно, что я не позволю им ехать в другой машине. Надёжнее Демона просто нет транспорта. Банально, потому что за его рулём нахожусь я.

— Переноска, памперс и кляп, чтобы не орал всю дорогу. — сказал я, поддерживая каждое слово взмахом указательного пальца.

Оля посмотрела на меня взглядом победителя и унеслась ловить этого лысого засранца. Все остальные вещи уже давно были собраны и погружены в одну из машин сопровождения.

Вот так, побыв в родном доме всего пару дней, мне снова приходится уезжать. Но в этот раз я отчего-то совершенно спокоен.

Кукловод найден, ведунья также обезврежена. Остаётся только нанести удар по человеку, затеявшему всё это. Но здесь я уже не помощник. Пускай император разбирается без меня. Я выполнил, всё, что от меня требовалось.

К тому же мне нужно вступать в новую должность и привыкать, что теперь я аристократ. Целый, мать его, князь! А вместе с этим мне непременно придётся ходить по всем этим глупым светским мероприятиям и организовывать их самому.

Хотя в первое время, думаю можно на это и забить. Сослаться на огромную занятость в связи со всеми проблемами по принятию новых полномочий и так далее.

Вот так и буду отвечать на все приглашения. Которые уже к вечеру начнут сыпаться на мою голову.

Император сказал, что на месте нас встретит его доверенный человек. Он же введёт меня в курс дела и поможет первое время с областью. Что это за человек он мне не сказал. В Рязани уже будет видно. В любом случае это будет кто-то компетентный, а этого мне вполне достаточно.

Попрощавшись со всеми, мы начали садиться в машину. Сперва я посадил Олю с Машей. Они тут же начали возиться с котом, мучая его через сетку переноски. Сразу после них села Даша, в этот момента нас накрыло тьмой.

Вернее, для всех остальных нас накрыло чёрным, непроницаемым для обычного взгляда, куполом. Я же всё прекрасно видел сквозь него. К тому же внутри меня встрепенулась тьма, почуяв знакомую силу.

— Я тоже с вами! — крикнул, запыхавшийся Денис. — Только, пожалуйста, давайте быстрее. Манижа освободится через пару минут. Расскажу всё потом. Отец в курсе. И это подпитай свой дар.

Выпалил парень и полез в первую попавшуюся машину сопровождения. Места для него там не нашлось и поэтому он полез в следующую. Мы все просто офигели от подобного и наблюдали с открытыми ртами, как Денис шарится по всем машинам.

Удача улыбнулась ему на шестой по счёту. Вроде в ней должен ехать Воевода. Вот ему и подарок, чтобы в дороге не было скучно.

— Всё нормально, пускай едет. — выкрикнул я и отдал команду выдвигаться.

Мама, всё же не выдержала и подбежала ещё раз попрощаться с нами и обнять всех на дорожку. Когда она закончила, как раз настал наш черёд выдвигаться.

Ну, что же вперёд. В новую жизнь.

* * *
До Рязани мы добрались без проблем. Все мои девчонки вырубились минут через двадцать после начала движения. Поэтому моим единственным собеседником был Няко. Лысый монстр периодически жалобно мяукал и пытался выбраться из своей тюрьмы.

Сперва я должен был заехать к бабушке с дедушкой. Оставить у них Олю с Машей и только после этого отправляться смотреть доставшиеся мне владения.

Как я уже говорил, род Ефимовых был средними целителями. Они имели в Рязани несколько частных клиник. В которых всегда было полно народу. Поэтому все члены рода подолгу зависали на работе. Но, несмотря на, это они предпочли поселиться за городом. В одном из коттеджных посёлков в нескольких километрах от самого города. Именно туда мы направились, сделав небольшой крюк.

Дом Ефимовых находился в элитном посёлке, но всё равно в несколько раз был меньше Воронова крыла. Поэтому всем нашим машинам сопровождения на его территории просто не было места. Пришлось парковаться вдоль дороги. Внутрь проехало всего две машины. Мой Демон и машина, в которой находились Воевода с Денисом. Водителем там был Череп.

— Как же я сильно соскучилась! — налетела на меня бабушка, стоило только выйти из машины.

Сразу после неё, на меня налетел дед. А дальше и все остальные Ефимовы в количестве трёх человек. Дядя Валера — мамин старший брат. И две двоюродные тёти — Наташа и Римма. Они были старше меня на восемь лет и последние три года, после окончания медицинского проходили практику в семейной клинике.

Специально к нашему приезду они сегодня отменили все записи. Можно сказать, что мы стали причиной полной остановки оказания медицинской помощи в одной из самых успешных клиник города. Мало кому выпадало такое счастье иметь в одной семье сразу шесть целителей.

Но меня это, как-то совершенно не волновало. Я тоже соскучился по своим рязанским родственникам. Было здесь нечто особенное. Всегда, приезжая в этот дом, я ощущал себя ребёнком. Да и относились здесь ко мне именно так.

Это там в столице, я был охранителем Великой княжны и наследником рода Кровавых воронов. А теперь ещё и князем Рязанским. Здесь же я всегда был Серёжей. Внуком, племянником, двоюродным братом и даже дядей.

Не знаю, как это выходило, но бабушке с дедушкой, каким-то непостижимым для меня образом, всегда удавалось окружить меня заботой со всех сторон.

Они не пытались меня ничему учить. Не хотели от меня никаких достижений, роста в силе, отработки новых техник и так далее. Они просто хотели заботиться о своём внуке. Смотреть на меня и радоваться всем моим успехам и переживать за неудачи.

Впрочем, внучке внимания всегда доставалось не меньше.

Но сегодня нас прибыло вдвое больше.

Олю с Машей тут же взяли в оборот Дима с Соней, дети дяди Валеры. Диме было двенадцать, а Соне семь. Бабушка даже не успела толком обнять Олю, как она уже исчезла с радостными криками, где-то в районе сада. Просто бросив мне переноску с Няко.

Чувствую бедный кот предпочтёт умереть голодной смертью на улице, чем терпеть все издевательства, которые ему предстоит тут пережить. И я даже не буду осуждать его, за такой поступок.

Дети унеслись с радостными криками. Даже Маша позволила себе втянуться в эту игру. Она всерьёз решила хоть немного, но урвать для себя детства.

Я смотрел на неё и не мог нарадоваться, вспоминая, её крики, когда умерла Полина Сергеевна.

— Кто эта девочка? И что у неё с глазами? Неужели в столице не нашлось подходящего целителя, чтобы вернуть бедняжке зрение? — спросил дедушка и судя по взгляду бабушки её тоже очень интересовал этот вопрос.

— Боюсь, что на это неспособен вообще никто. Её зовут Маша и она моя дочь.

Эти слова заставили бабушку с дедушкой, тут же переключиться на меня. В их глазах я видел гору вопросов, но они просто ждали, когда я сам всё расскажу.

Ещё и за вот такое чувство такта, я всегда любил их. Дед бы, да и отец сейчас задали мне вопрос в лоб и пришлось им отвечать.

А сейчас я могу просто промолчать и никто не будет задавать мне лишних вопросов. Даже не посмотрит косо. И тем более не подумает обижаться.

— И моя дочь. — нарушила затянувшуюся паузу Даша.

— Знакомьтесь Великая княжна Дарья. Моя будущая супруга и мать моего ребёнка. — представил я Дашу, не став уточнять, какого именно ребёнка.


Глава 8


Про беременность Даши мы решили не распространяться до тех пор, пока это будет возможно.

Нет. Бабушке с дедушкой я полностью доверял, а вот тому, что кругом нет каких-либо средств слежения или жучков не очень. Кто их знает, может, хозяева этого посёлка собирают на своих жильцов компромат, а потом шантажируют их. Всё же здесь покупают дома, далеко не бедные люди.

А тот факт, что здесь живут наши родственники, наоборот, способствует подобному развитию событий. Очень много родов хотели бы накопать на нас какой-нибудь компромат.

В своё время отец всерьёз озаботился этой проблемой, но Ефимовы попросили ничего не лезть в их жизнь. Они хотели быть как можно дальше от аристократических склок и всего, что шло с ними в комплекте.

— Вживую ты выглядишь намного лучше, чем по телевизору. У моего внука отличный вкус. — сказала бабушка, рассматривая Дашу со всех сторон.

Такое внимание с её стороны, заставило Дашу смущаться, что я вижу крайне редко в жизни. До этого момента я думал, чтобы смутить княжну нужно что-то намного более основательное, чем внимание пожилой женщины.

Впрочем, дед не сильно отстал от бабушки и быстро наверстал упущенное. Теперь они вдвоём вгоняли Дашу в краску. И получалось это у них на загляденье отлично.

После первого знакомства нас позвали перекусить с дороги. О том, чтобы отпустить нас осматривать поместье, доставшееся мне по наследству от бывшего главы области, не могло быть и речи. Бабушка сразу заявила, что никто не покинет их дома голодным. Это касалось и нашей охраны. Специально для этого Ефимовы заказали еды на всех, с запасом.

Для нашей охраны было накрыто несколько столов в саду. Воевода тут же организовал посменный приём пищи. А мы с Дашей отправились в дом.

Если для дружинников была заказана готовая еда, то для нас бабушка расстаралась сама.

— Вера вчера полдня по магазинам пробегала, выбирая самые лучшие продукты. Решила удивить тебя чем-то. А я ей сразу сказал, пожарь картошки с рёбрышками, да пирогов напеки. Первое для Сережи, второе для Оли.

— Что это, пироги для Оли?! Я их тоже люблю. — возмутился я, заставляя бабушку улыбаться.

У Ефимовых никогда не было повара, бабушка всегда готовила сама. И хочу сказать, что делала она это ничуть не хуже тёти Зины, с её кучей дипломов. И уж точно готовила бабушка, вкладывая в каждое блюда частичку себя и своей любви. Это чувствовалось сразу.

И сейчас стоило нам только войти в дом, как у меня сразу же потекли слюнки от сногсшибательного запаха выпечки. Да и судя по тому, как сглотнула Даша, на неё это тоже подействовало.

Уговаривать нас не пришлось. Лишь зашли помыли руки и умылись дороги.

За столом к нам присоединились и дети. Естественно, они ели одни булочки. Хотя бабушка и пыталась призвать их к порядку, но где уж там.

— Сережа, а что у вас произошло с Настей? Вы поругались? — всё же не выдержав, спросила бабушка, когда Даша отлучилась в туалет.

— Нет. У нас всё прекрасно. И если ты имеешь в виду нашу помолвку, так она в силе. — улыбнулся я, наблюдая за тем, как расширяются бабушкины глаза и она начинает стучать деда по руке.

В общем, разговор получился весьма забавным. Причём Даша участвовала в нём даже больше меня. Это она смогла преподнести всё таким образом, чтобы у бабушки с дедушкой не осталось никаких сомнений в нашем моральном облике.

Она начала рассказывать им и о праве спасителя и ещё о каких-то вещах, о которых я слышал впервые. И о том, что Настя сейчас просто занимается со своим дедом и не смогла приехать. И ещё кучу всего.

Мне даже пришлось её просить остановиться, когда в пятый раз позвонил Воевода и не сообщил, что нам уже пора бы отправиться в поместье. Человек, любезно предоставленный нам императором, уже больше двух часов дожидается в резиденции местного управляющего, которая теперь стала моей. А находится она на противоположной окраине города. Недалеко от местного кремля.

К слову, сам Воевода отчего-то побоялся прислать кого-нибудь за нами, или прийти лично. Он предпочёл воспользоваться телефоном.

— Обязательно приезжайте, как только разберётесь со всеми делами. Мы без проблем найдём комнату и для вас. А то, пока ещё вы все сделаете под себя в новом доме. — сказала бабушка перед тем, как мы уехали.

А я и отвык оттого, что в городе можно встать в пробку. Наш кортеж был без особых знаков различия, поэтому передвигались мы на общих основаниях. Демона узнавали многие. Водители в пробках высовывались из окон, выходили из машин и делали селфи на фоне машины.

Даже дошло до того, что Воеводе пришлось вылезать и объяснять особенно настырным, которые садились на машину, что за подобное можно и в жбан получить. Впрочем, пара человек и получила.

Мне же строго-настрого было запрещено покидать машину. Да я и не горел желанием. Хотя мог немного поразвлечься. Выйти и накинуть броню, напугав всех до усрачки. Тогда желающих сфоткаться на фоне Демона явно поубавилось бы.

Так в фокусе всеобщего внимания мы и добрались до места. Тут уже места было предостаточно и бойцы Ярости развернулись по полной, предварительно разогнав зевак и кучу репортёров, что поджидали меня возле резиденции.

— Это правда, что император назначил Сергея Воронцова новым губернатором города?

— Как у вас обстоят дела с Великой княжной Анастасией?

— Как семнадцатилетний парень может быть назначен на столь высокий пост?

— У вас же нет титула. Или есть?

И ещё множество вопросов начали сыпаться на нас со всех сторон, даже после того, как бойцы Ярости оттеснили всех от ворот поместья.

Но одному особенно настырному, усатому мужику удалось просочиться и ухватить меня за руку. Бойцы Ярости моментально скрутили и увели его, но от этого по мне пробежали мурашки. Даже не знаю отчего. Испугаться я не испугался, но всё же было довольно неприятно.

— Не обращай внимание. Теперь тебе нужно привыкать к подобному. Это уже стало неотъемлемой частью нашей жизни. — сказала Даша, похлопав меня по ноге.

Я и раньше довольно часто встречался с журналистами, но тогда я лишь выступал в роли статиста. Все вопросы в основном сыпались на Настю, а мне нужно было сказать максимум пару фраз. А когда Настя давала знак, я должен был её утащить.

Но теперь мне самому предстоит находиться в центре внимания. Всё же столько высокое назначение, семнадцатилетнего парня. Да ещё и жалование княжеского титула. Это было что-то из ряда вон выходящее.

Нужно будет дать Воеводе распоряжение, отгонять всех журналистов от поместья. А ещё подобрать для себя парочку человек и прикормить их. Ручные журналисты очень хорошее подспорье. В любой ситуации можно обратиться к этим людям и информация, появившаяся в сми, будет тебя полностью устраивать.

Вот это и будет первой задачей моего помощника, что предоставил император.

Возле дома стоял римлянин ручной сборки. Это говорило об очень непростом происхождении моего помощника. Явно этот человек был из очень непростого, располагающего внушительными средствами рода.

Но не буду гадать, сейчас всё и увижу.

Стоило мне выйти из машины, как тут же нарисовался дворецкий. Немолодой мужчина, в строгом сером костюме тройке. Чем-то он напоминал Петра Алексеевича. Хотя все дворецкие, которых я видел неуловимо схожи между собой.

— Приветствую вас Сергей Михайлович. — поклонился мужчина. — Меня зовут Рудольф Валентинович я бывший управляющий этого поместья. И если вы позволите, то до момента, пока вы не найдёте себе более достойной кандидатуры буду выполнять свои прежние обязанности. Знакомство с остальным персоналом может состояться в любое время, стоит вам только сказать об этом.

— Соглашайся. — шепнула мне на ухо Даша.

Да я в принципе и не собирался отказываться. В любом случае мне нужен дворецкий. Новый человек ещё долго будет вникать во все тонкости, а Рудольф Валентинович, должно быть, работает тут уже давно. Да, к тому же, по-любому прошёл все проверки. Иначе его бы уже давно убрали люди из Ока.

— Рад с вами познакомиться Рудольф Валентинович и ничуть не против того, чтобы вы остались на своей прежней должности. Наоборот, я только за. К сожалению, у меня совершенно не было времени, заняться вопросами найма персонала самостоятельно. Да и никто не сказал мне об этом.

— Говорили. — снова произнесла Даша. — Но я уверена, что люди, работавшие на прошлого хозяина этого поместья, земля ему пухом, также хорошо будут служить и нам. За исключением всего нескольких человек. Кого именно я сообщу вам немного позже Рудольф Валентинович. Распорядитесь, пожалуйста, чтобы занесли вещи и помогите расположиться нашим людям. Командиром у них является вон тот верзила. А мы пока пойдём и пообщаемся с гостьей, что уже заждалась нас.

Сказав это Даша, прошла мимо начавшего понемногу охреневать дворецкого.

— Привыкайте. Я вот всё никак не могу этого сделать. — сказал я поравнявшись с дворецким и двинулся следом за Дашей.

Из её слов я понял, что император прислал мне не помощника, а помощницу. И судя по всему, Даша её прекрасно знала.

Впрочем, оказавшись в гостиной, я увидел девушку, которую и сам прекрасно знал.

— Не прошло и месяца, как мы снова встретились Сергей. Тогда я выступала в качестве твоего экзаменатора, а теперь буду подчинённой. — с улыбкой на лице произнесла Елизавета Александровна Багратион.

Охренеть! Это каким образом императору удалось уговорить её поработать на меня в качестве обычного помощника?

Да они у себя на югах до сих пор считаются королями, которые правили до прихода в те земли империи.

В том, что у Лизы достаточно управленческого опыта, я ни капли не сомневался, даже несмотря на все её титулы в индустрии красоты. Вот только теперь мне нужно будет заботиться ещё и о её безопасности. В любом случае она приехала с собственной охраной. Но жить-то она эти дни будет у меня и если с ней что-то случится, то вина за это будет лежать на мне.

В общем, прибавилось мне ещё геморроя. А вернее, Воеводе. Представляю, как он обрадуется…

— Рад нашей очередной встрече. С Великой княжной вы уже знакомы. — обе девушки кивнули, хотя я просто констатировал факт. — Поэтому, может, для начала немного освоимся, выберем себе комнаты, познакомимся с персоналом, а уже после можно будет и делами заняться.

— Именно этим я и занималась, пока вас ждала. — усмехнулась Лиза. — Себя я уже комнату выбрала. Мои люди, сейчас наводят там порядок и устанавливают всё необходимое оборудование. Да и я уже нашла для себя занятие. Просто мне сообщили о вашем приезде, вот я и оторвалась, чтобы поздороваться. Местный сад оказался в настоящем запустении. Такое ощущение, что Любомиров даже знать не знал, что существует такая профессия, как садовник.

Только после этих слов я заметил, что подол платья Лизы испачкан в грязи, а с её каблуков потихоньку осыпается земля.

— Вы располагайтесь, а я пойду и дальше наводить порядок в том запустении. Я позволила себе наглость и распорядилась, чтобы ужин подавали к семи. Но к сожалению, вы к тому моменту ещё не приехали и поэтому я поужинала одна. Поэтому обязательно загляните на кухню. Местный повар достаточно хорош. А делами займёмся завтра утром. Думаю, часов в восемь будет в самый раз. — сказав это, Елизовета вскочила и бодрой походкой, слегка пританцовывая, вышла из гостиной.

— Да. Стерва. — сказала Даша. — но ты быстро привыкнешь к её выкрутасам.

— Не хочу привыкать к подобному. Нужно потерпеть всего три дня.

Даша посмотрела на меня со снисходительной улыбкой и щёлкнув по носу, двинулась следом за Лизой.

— Комнату нам я выберу сама и поможет мне в этом Рудольф Валентинович. — сказала Даша, открывая дверь, за которой уже стоял дворецкий.

Княжна быстро сказала ему, какую комнату она для нас хочет и мы отправились смотреть варианты. Ну, как варианты.

Даша заявила, чтобы дворецкий вёл нас сразу в четвёртую комнату, которую он хотел нам предложить.

Мужчина снова уставился на княжну. Ну да, тяжело привыкнуть к тому, что Даша в основном всё знает заранее.

В принципе, она и сама могла бы легко найти эту комнату. Но, как я понял, княжна хочет сразу показать персоналу свои возможности. Чем раньше начнёт это делать, тем быстрее они привыкнут.

Похоже, что Даша всерьёз решила обосноваться здесь. Это она ещё не знает, что мы переедем в столицу, сразу же, как будет готово моё поместье.

Управлять областью я смогу и оттуда. Тем более что расстояние между Рязанью и столицей, всего двести километров.

За то время, пока поместье строится, я вполне успею вникнуть во все местные дела. А если и не успею, то это сделают мои заместители, которые прибудут сюда через три дня.

Но говорить об этом я пока Даше не буду. Пускай она обустраивается здесь. Всё будет чем-то занята пока нет Маши. А девочку мы заберём через пару дней.

К тому моменту они на пару с Олей, присоединившись к детям дяди Валеры, устроят Ефимовым весёлую жизнь. Пускай малышка порадуется эти пару дней. А потом вернётся и будет отрываться уже на Даше.

Комната, выбранная Дашей была на втором этаже и была раза в два больше моей комнаты в Вороновом крыле. Девушка тут же принялась распаковывать вещи. Ужинать она отказалась. А вот я немного проголодался, даже несмотря на все старания бабушки.

Рудольф Валентинович также обладал способностью всегда находиться рядом в нужный момент, поэтому искать мне его не пришлось. Уже через десять минут весь персонал, который остался ещё от Любомирова собрался на кухне.

Было их всего шесть человек. Дворецкий, повар, три служанки, в обязанности которых входила забота о чистоте в доме и охранник. Дружина у прошлого владельца поместья отсутствовала за ненадобностью. Её вполне заменял один человек — Илья Викторович Сёмин. Простолюдин, владеющий даром. Причём на довольно высоком уровне. Аэромант пятой ступени.

В принципе этого было вполне достаточно для охраны. Тем более, насколько я знаю, у Любомирова никогда не было серьёзных врагов. Все отзывались о нём, как о крайне дружелюбно и бесконфликтном человеке.

Вот и был бывший хозяин поместья ни рыба ни мясо. Даже не смог оставить после себя наследника. Да и родни не было. Но это мелочи. Как говорится, свято место, пусто не бывает.

Позже Рудольф Валентинович рассказал мне, что ещё имелась кастелянша и пара человек, отвечающих за мелкий ремонт поместья. Но Даша распорядилась уволить этих людей.

В то время как поместье стояло без хозяина они начали потихоньку распродавать имущество. Дворецкий тут же принялся заверять меня, что совершенно непричастен к этому. А раз Даша оставила его, значит, так оно и было.

Успокоив мужчину, поручил ему найти замену уволенным, а заодно ещё и садовника. Когда Лиза уедет, сад снова захиреет, а это не есть хорошо. Если об этом узнает мама, она мне весь мозг вынесет.

Дом был в полном порядке. Имелась вся необходимая мебель и техника. Старый хозяин предпочитал заранее оплачивать все счета, причём с солидным запасом. И сейчас в поместье можно было жить несколько лет, совершенно не задумываясь о каких-либо платежах.

В общем, весь персонал мне понравился. Не было среди них отталкивающих людей. Все улыбчивые и дружелюбные.

После знакомства и небольшого перекуса, я отправился к себе. Предварительно попросив Рудольфа Валентиновича разбудить меня в семь. За час я вполне успею собраться и тогда уже приступим к текущим делам с областью.

Когда я вернулся, Даша уже спала, свернувшись на кровати калачиком. Пришлось очень постараться, чтобы лечь рядом и не потревожить её. Несколько минут мучений и у меня это вполне получилось. Вырубило меня мгновенно.

Проснулся я от стука в дверь.

— Неужели уже семь часов? Да я вроде только глаза закрыл. — простонал я, сползая с кровати.

Было такое ощущение, словно я не спал несколько часов, а всё это время разгружал вагоны с углем. Голова была ватной, в глаза словно насыпали песка. Все мышцы болели, а в носу, что-то подозрительно хлюпало.

Да быть такого не может. Я уже поднялся на шестую ступень. Какая к чертям простуда. Да я сейчас должен быть одним из самых здоровых людей на планете.

Но факт был фактом.

От моего ворчания проснулась Даша. И как она раньше не встала? Судя по силе ударов Рудольф Валентинович уже достаточно давно стоит под нашей дверью. Он, что долбит в неё ногами?

— Благодарю, я уже проснулся. — сказал я, открывая дверь.

Но вместо дворецкого там стояла Елизавета. Княжна стояла подбоченившись и нервно притопывала ножкой, которой до этого и долбила в дверь.

— И как это понимать? Время уже половина десятого! А мы договаривались на восемь. Я согласилась помочь тебе с управлением областью, но не собираюсь становиться твоей нянькой.


Глава 9


В этот момент я очень смачно чихнул в последний момент успев, уберечь Лизу от собственных соплей. А потом ещё раз и ещё. Нос прохудился окончательно, а глаза начали слезиться, весьма болезненно реагируя на обычный свет.

— Прости. Подобного больше не повториться. — промямлил я, вытирая нос рукав.

Просто искать сейчас платка, или чего-то подобного не было времени. Был риск, что содержимое носа сбежит от меня раньше времени.

— Дворецкий приходил будить нас в семь. Но если ты не видишь, Сережа приболел. Он всю ночь метался в агонии. Температура начала спадать пару часов назад. — произнесла Даша, возникшая за моей спиной.

— Да быть такого не может. Одарённые твоего уровня навсегда забывают об обычных болезнях. — не поверила Багратион и коснулась моего лба, сразу же отдёрнув руку и уставившись на неё.

Она, что думала увидеть там ожоги?

— И вправду, горячий, словно раскалённый камень. Это явно необычная болезнь. Быстро в кровать, а я сейчас организую лучших целителей, что есть в этом городе.

— Просто позвони Ефимовым. — сказала Даша. — Они достаточно умелые и сильные целители. Тем более умеют работать в связке.

Я же практически не вникал в их разговор. В вертикальном положении мне начало становиться дурно. Перед глазами начали плавать круги. В ушах загудело, в носу захлюпало ещё сильнее. Да ещё и голова начала болеть.

За всеми эти потрясающими ощущениями, я едва не упустил момента, когда внутри зашевелилась тьма. Уж не знаю, что она начала делать, но её силы стремительно уменьшались.

Где там Денис? Мне срочно нужна подпитка.

Дальше девушки забегали вокруг меня. Рудольф Валентинович принёс аптечку и в меня запихнули первые таблетки, как будто от них будет толк. А вместе с ними и ещё кучу каких-то микстур. Даже намазали, какой-то едкой дрянью, которая смогла пробить заложенность в носу. От ядрёного запаха у меня полезли глаза на лоб, но дышать действительно стало легче.

Подобное со мной случилось впервые. Ощущал я себя просто отвратительно.

Неимоверная слабость заставила забраться обратно в кровать и завернуться в одеяло с головой. Меня жутко морозило, а глаза отказывались открываться на свету.

Уж не знаю, сколько это продолжалось. Я несколько раз проваливался в сон, потом просыпался и снова всё повторялось. Ломота в теле, боль в глазах и так далее.

Когда приехали все целители Ефимовых, они тут же приступили к моему исцелению. Вернее, попытались это сделать, но наткнулись на какой-то барьер, который не пропускал их силу в мой организм.

Тьма была единственной, кто это мог быть. Но для чего она возвела у меня внутри барьер? Почему не хочет, чтобы меня привели в порядок целители?

— Ты вчера заезжал куда-нибудь кроме нашего дома? Может останавливались попить кофе, или сходит перекусить? — спросил дедушка.

Я отрицательно покачал головой, после чего скривился. Голова начала кружиться, и в ней кто-то решил устроить салют.

— Мы долго стояли в пробках. Многие водители просто выходили из своих машин, для того чтобы сфотографироваться на фоне Демона. — начала говорить Даша. — А потом, возле ворот поместья нас поджидала толпа журналистов, которую разогнал Воевода и его люди.

— А вы этих журналистов хорошо разглядели? — тут же ухватился за слова Даши дедушка. — Не было среди них, мужичка с раскосыми глазами, козлиной бородкой и длинными усами?

— Я не помню. Я на них даже внимание не обращала. Нужно спросит об этом Воеводу. Рудольф Валентинович, пригласите к нам Суворова.

Воевода пришёл через несколько минут и подтвердил, что был там такой мужик. Причём один из самых активных. Это именно он ухватил меня за руку.

— Он ещё выкрикивал что-то типа, вы за мной ещё сами бегать будете. Завтра же прибежите. Ну я ему и отвесил пинка посильнее, чтобы он сам пробежался. А до этого мои ребята его неплохо помяли.

— Вот же гнида усатая! — выругался дедушка, что на моей памяти было впервые.

— Зовут его Максим Иванов. Простолюдин. И он был прав, чтобы вернуть Серёжу в норму, он нам необходим. Против его проклятья не поможет ни дар целителя, ни современные медикаменты.

— Разве проклятья — это не сказки? — удивился Воевода и я был с ним полностью согласен.

Даже открыл один глаз, чтобы все видели, насколько я серьёзно настроен. Говорить не было сил, начало ужасно болеть горло.

— Сказка, конечно. Но подобное название больше всего подходит к дару Иванова. На что-то действительно тяжёлое он неспособен, а вот так заставить похандрить недельку, другую запросто.

Какую ещё недельку другую?

Нет у меня сейчас времени, чтобы столько валяться. Тем более столь отвратное самочувствие надоедает очень быстро.

— Считайте, что он уже у вас. — сказал Воевода и исчез.

— Пару часов у нас точно есть, так что давай всё же попробуем вылечить тебя своими силами. — сказала бабушка и положила руки мне на голову. Поверх её рук легли руки деда, дяди, Наташи и Риммы.

Пару мгновений ничего не происходило, а затем я почувствовал, как в меня начало проникать нечто прохладное. Но оно не могло преодолеть барьера, воздвигнутого тьмой. Причём барьер этот был воздвигнут вокруг чего-то очень важного. Но важного не для меня и не для тьмы. Чего-то, что и доставляло мне все эти неудобства.

— Не получается. — сказал дедушка. — Этот гад Иванов всегда так поступает с теми, кто отказывается отвечать на его вопросы. Мы уже сталкивались с такими случаями. Правда, там наши силы просто не работали, а тут поначалу у нас вроде идёт всё нормально, а перед самим очагом заразы, натыкаемся на непреодолимый барьер.

— Позовите Дениса, он поможет справиться с этим барьером. — прохрипел я, отдав для этого все оставшиеся силы.

Словно кто-то включил мощный пылесос и начал стремительно их высасывать. Подобную усталость и слабость я не чувствую, даже после опустошения.

После того как вернусь в норму, придумаю этому журналисту кару библейского масштаба. Можно считать, что он совершил покушение на мою жизнь. А это уже тянет, если не на смертную казнь, то на заключение в подавитель и отправку, в места не столь отдалённые. Сроком на хрен знает сколько лет.

Но это всё будет потом. Как только станет лучше. Сейчас даже думать больно и нет никаких сил.

Денис пришёл через несколько минут, тут же начав подпитку тьмы внутри меня. От этого зашита стала ещё сильнее.

Пришлось прилагать неимоверные усилия, чтобы остановить Дениса. И кое-как объяснить ему, что он делает только хуже.

Чернышёв тут же прекратил подпитку и начал внимательно изучать моё состояние. В этом ему помог крохотный кусочек тьмы, что он не позволял поглощать моей силе.

— Мне кажется, что сила не защищает что-то от вторжения снаружи. Она, наоборот, пытается не выпустить это что-то, удерживая его в коконе, созданном из собственной силы. Если ты хочешь, я могу попробовать его разрушить. Думаю, это вполне возможно сделать.

— Давайте, не будем торопиться и прибегать к столь необдуманным решениям. Вот приведут Иванова и он сам всё исправит. Нужно будет-то всего лишь дать ему интервью. — сказала бабушка и её поддержало большинство, за исключением Дениса и меня.

Я банально ничего не мог сказать. Окончательно превратившись в овощ, готовый умереть. А Денис начал настаивать, что нужно сломать этот кокон и тогда уже будет точно понятно, с чем мы имеем дело.

Услышав это, Даша строго-настрого запретила делать что-то подобное. Её слово и оказалось решающим.

Не знаю, сколько времени прошло, но Воевода притащил журналиста. Причём сделал это в буквальном смысле этого слова.

Судя по крикам, вырвавшим меня из жуткого подобия сна. Этот товарищ дико возмущался, что с ним обращаются подобным образом. Но после того как я услышал несколько характерных хлопков от ударов, все возмущения тут же исчезли.

— Или ты исправляешь, что натворил. Или я просто тебя убиваю. — совершенно спокойно сказал Воевода.

Бабушка ахнула, а журналист начал пугать Суворова. Заявляя, что он не имеет никакого права. Это произвол. Если потребуется, он дойдёт до императора. Оповестит общественность о подобном обращении с журналистами. Люди узнают, как в империи живётся свободной прессе. И все мы на собственной шкуре осознаем, что такое праведный гнев простого народа.

Что ещё хотел сказать товарищ Иванов мы так и не узнали. Просто Воеводе надоело его слушать. Раздалось ещё несколько ударов. После чего Суворов снова предложил Иванову забрать дрянь, что сейчас сидела во мне.

— Можно я попробую поговорить с этим человеком? — спросил Денис и видимо, получил от Воеводы добро.

Просто в следующее мгновение весь дом огласил истошный вопль. Журналист орал так, словно ему пытаются отпилить яйца игрушечным, пластиковым ножом с парой острых зазубрин.

Даже думать не хочу, что там с ним делает Денис. Но судя по тому, что даже бабушка сидела молча, визуально это выглядит вполне достойно.

— Я не могу забрать свою силу. — простонал Иванов. — Что-то поймало её в ловушку и не даёт развернуться в полную силу.

Охренеть! и Это она ещё не развернулась в полную силу, а я уже чувствую себя ходячим, вернее, лежачим трупом.

Выходит, Денис был прав. Тьма поймала ту дрянь, что сотворила со мной всё это и просто не давала ей распространяться дальше.

— Сергей. Слушай меня внимательно. — заговорил Денис. — Я пока изучал эту защиту заметил, что вы уже начали процесс объединения с силой. Поэтому ты уже сейчас можешь ей управлять осознанно. Наша сила отличается от остальных. Можно сказать, что она живая. И она любит, когда к ней относятся, как к равной. Когда её просят помочь. Обычно в таких ситуациях она всегда отвечает. Вот и ты попробуй попроси свою тьму помочь. Пускай она уберёт защиту и тогда этот человек, заберёт дрянь, оставленную в тебе.

Денис говорил это всё мне на ухо, плотно прижавшись губами. Но наверняка большинство сказанного услышали все присутствующие. Меня это волновало мало, а вот Дениса, похоже, хорошо так тревожило. Ведь он сейчас выдавал мне секрет собственно силы.

И как это просить силу помочь? Я, да и все одарённые просто берут и управляют силой, делают то, что им нужно. А Денис говорит мне просить её.

Для меня это всё равно, что разговаривать с рукой, ногой, ну или любым другим органом. А в случае с тьмой, это получится разговор с чужим органом. Я не ощущал её частью себя.

Она ощущалась, как нечто чужеродное. После смерти Полины Сергеевны между нами образовалась какая-то крохотная связь, и всё. Вот именно за эту связь я и попытался ухватиться. Ухватиться и потянуться к тьме.

Не зная, что делать дальше, я просто начал мысленно просить помочь мне. Убрать защиту и выпустить дрянь, что тьма сейчас сдерживает.

Уж не знаю, сколько времени прошло, но сперва меня резко накрыло и я едва не потерял сознание, а потом, также резко отпустило. Я почувствовал себя просто прекрасно. Болезнь в один миг отступила.

— Вот теперь всё в порядке. — успокоил я всех собравшихся и потянулся к собственной силе, создавая два кровавых щупальца, которые тут же обвились вокруг журналиста. — Оставьте нас ненадолго.

— Что вы себе позволяете! — вновь попытался качать права Иванов, но одно из щупалец быстро его заткнуло.

— Вы покушались на мою жизнь. А по-другому расценить всё произошедшее я просто не могу. Поэтому я могу позволить себе абсолютно всё, что посчитаю уместным. И смерть будет для вас слишком лёгким исходом.

В последние слова я неосознанно вложил всю вмиг накопившуюся ярость.

Да, что же за гадство-то такое. Почему кто-нибудь, обязательно да обделается?

На этот раз мочевой пузырь не выдержал у дедушки. А журналист на удивление оказался довольно стойким. Он даже ещё мог дышать, хотя весь мой гнев был направлен именно на него.

Пришлось тут же успокаиваться и ждать пока всех отпустит.

— Простите, не хотел вас затронуть этим. Просто сорвался. — извинился я перед всеми.

— А ты стал намного сильнее. — с уважением в голосе произнёс Воевода. — В прошлый раз меня лишь слегка пробрало. А сейчас я от страха даже двигаться не мог.

Я лишь пожал плечами.

— Не делай так больше Сережа. — укоризненно покачала головой бабушка.

Дедушка сидел молча. Он всё ещё находился под впечатлением.

Пришлось снова просить всех оставить меня с журналистом наедине. Иванов будет первым, кто станет на меня работать. Как я понял, он имеет определённый вес в местных СМИ и для начала вполне сойдёт.

— Я просто хотел взять у вас интервью. Но раз за это теперь убивают, то так тому и быть. — снова удивил меня Максим, когда я дал ему возможность разговаривать.

— За желание взять интервью не убивают. А вот какое наказание грозит за покушение на князя, вы сами прекрасно знаете.

— Что вы о меня хотите князь? — тут же сориентировался в ситуации журналист, чем меня очень порадовал.

— Ну раз, вы всё так быстро схватываете, то сами ответьте на свой вопрос. — произнёс я, подтягивая к себе Иванова.

Отпустил я его рядом со стулом, стоящим возле туалетного столика. Но садиться Иванов не стал. Он внимательно посмотрел мне в глаза и тяжело вздохнул.

— Вы хотите иметь своих журналистов, которые будут писать то, о чём вы им скажите. Но это противоречит самой идее журналистики. Мы всегда должны быть беспристрастны и объективны. Говорить людям правду, а не то, что нам скажут.

— Никто и не заставляет вас врать людям. Просто вы будете говорить людям мою правду. То, как её вижу именно я в той или иной ситуации. Да к тому же можете на этом неплохо заработать.

Разговор оказался очень трудным, но всё же мне удалось договориться с Ивановым. В противном случае пришлось бы просить Воеводу позаботиться о нём.

Этот человек реально посмел напасть на меня. А по-другому расценивать случившееся было просто невозможно.

Эта его оплошность позволила мне взять с журналиста кровавую клятву и у него просто не было выбора. Зато, сразу после этого я дал своё первое интервью в качестве нового управляющего областью.

Заодно и узнал о даре Иванова. Дар оказался настолько бесполезным и слабым, что даже удивительно, что он смог меня вообще коснуться.

Возможность заразить простудой абсолютно любого человека. Невзирая на его ранг, степень защищённости и иммунитет. Против этой простуды бессильны целители и лекарства. Болезнь сама проходит в течение двух недель. Но, как правило, этого журналисту вполне хватает, чтобы добиться желаемого.

Сам Иванов сказал, что это проклятье. Которое позволяет ему получать информацию там, где другие журналисты бессильны.

С Ивановым я провозился часа два, но оно того определённо стоило. Теперь у меня есть свой, карманный журналист, который ещё и связан кровавой клятвой.

— Всё потом. — отмахнулся я от Лизы, которая попыталась налететь на меня, сразу после ухода Иванова. — Разговоры только после еды.

Впрочем, это не сильно помогло. Багратион всё же не отстала от меня и начала вываливать кучу информации, половину из которой я просто не понимал.

Бабушка с дедушкой к этому времени уже уехали. Оно и немудрено, после того как я применил к ним эффект ярости. Вечером нужно будет обязательно позвонить и извиниться ещё раз.

Рудольф Валентинович сообщил, что мне поступило уже больше десятка приглашений.

— Местные рода хотят познакомиться с новым хозяином. — усмехнулась Лиза, после слов дворецкого. — Думаю, что лучше всего будет устроить один большой приём самостоятельно, чем постоянно мотаться по всем этим приглашениям.

Здесь я был с ней полностью согласен, хоть и не горел желанием вообще с кем-то знакомиться. Но это было просто неизбежно.

После того как я поел, мы отправились в теперь уже мой, рабочий кабинет. Там уже расположилась Даша, внимательно изучая какие-то документы.

— Неужели, ты думал, что я буду просто так сидеть? Зависать в интернете, или пялиться в телевизор? С недавних пор мне всё это стало совершенно неинтересно.

Начала говорить Даша, хотя я не имел ничего против её помощи. Я даже рассчитывал на неё. Любому правителю очень трудно обходиться без помощи ведуньи. А я чем хуже? Небольшой, но всё же правитель, мать его.


Глава 10


Всё, что Лиза говорила мне за завтраком, было лишь верхушкой айсберга. И это мы ещё даже не добрались до каких-то конкретных цифр.

Проблем в регионе было предостаточно. Начиная с дорог и заканчивая здравоохранением. В основном все они были сосредоточены в потребительской области. Если для одарённых всё было по высшему разряду, то у простых людей дела обстояли намного хуже.

В общем, Любомиров оставил мне проблем достаточно, чтобы нырнуть в них с головой.

Никаких претензий не было к финансовым отчётам и вообще любым отчётам, которые отправлялись в столицу. Что было очень подозрительно и сильно расходилось с информацией, полученной от Ока. Но с этим я буду разбираться лично.

Часов через пять, после начала моего ознакомления с делами области, я взмолился о перерыве. И мне выделили целых полчаса. Прочем Лиза сама порядком вымоталась и покинула кабинет с видимым облегчением.

После ужина Рудольф Валентинович представил нам кандидатов, в новые работники. Даша всех одобрила и уже с завтрашнего дня наш небольшой штат увеличится ещё на три человека.

Также вечером было решено, что приём я организую через три дня. К тому времени, как раз мы успеем подготовиться. И у всех приглашённых будет время, чтобы отложить всё запланированные на этот день дела.

Организацию на себя взяла Лиза, как самая опытная в этом деле. Помочь ей вызвался Денис, о котором я как-то совсем позабыл. Впрочем, никто и не возражал. Что я, что Даша подобным никогда не занимались.

Подготовка к приёму шла полным ходом, даже несмотря на то, что я забрал к себе Олю с Машей. Естественно, девчонки тут же начали устраивать хаос, но им всё сходило с рук. У нас просто не было времени заниматься этим, а слуги были только рады увидеть в доме детей.

Всего ко мне в гости должно было прийти больше двадцати семей. Основные Рязанские рода, которые имели в регионе определённое влияние. Причём четверть из этих родов оказались неодарёнными, что меня порядком удивило.

В столице невозможно даже представить, что род без сильных одарённых может на что-то влиять и находиться наравне с теми, кто владеет силой.

Но меня это совершенно не беспокоило. Я спокойно относился к простым людям. Тем более, если эти люди приносят реальную пользу области. Моя задача, как нового наместника — это именно забота об области и её жителях.

А это почти миллион человек. Среди которых всего двадцать тысяч одарённых. И самыми сильными из них, были четыре гранда.

Оно и понятно, более сильные рода стремятся попасть в столицу. Во-первых, там намного больше возможностей. А во-вторых именно в столице крутится основной капитал империи. Там намного больше вариантов сколотить себе состояние.

Большую часть времени до приёма, я провёл за изучением документов. Стало немного полегче, когда прибыл первый человек от Гагарина. Им оказался Белов Михаил экономист с кучей дипломов и такой же кучей проблем, связанных с этим.

У Гагариных он занимал один из небольших руководящих постов. И всё из-за того, что он был безродным. Сиротой, которого с лёгкостью обходили по карьерной лестнице менее компетентные, но имеющие родственные связи, люди.

Михаил тут же занялся финансовым сектором, уйдя в работу с головой. За три дня он обещал со всем разобраться. Это станет его своеобразным вступительным экзаменом, который будет принимать Лиза. По её словам, она уже во всём разобралась. Хотя я отчего-то уверен, что к этому делу она привлекала финансистов, работающих на Багратионов.

Ещё три кандидатуры в мои помощники, немного задерживались. Поэтому поводу мне отзвонился Аркадий Николаевич. Возникли какие-то срочные вопросы, для решения которых потребуется ещё несколько дней.

Другого выбора, кроме как согласиться, у меня не было. К тому же Лиза пока не собиралась уезжать. Как минимум она задержится до проведения приёма. Сама она по этому поводу ничего не говорила. А я и не спрашивал. Как-то неудобно получиться. Словно я прогоняю её, вместо того, чтобы отблагодарить за помощь.

За день до приёма в поместье прибыло ещё три десятка слуг, нанятых в столичном агентстве по подбору персонала. Лиза сказала мне об этом только в тот момент, когда Воевода заявился к нам в кабинет и сказал, что заявились люди, которые утверждают, будто их наняли для проведения приёма.

Лиза тут же подорвалась и побежала раздавать все необходимые распоряжения. И лишь после того, как она закончила, я узнал о подобном самоуправстве.

Пришлось разговаривать с Лизой на тему подобной самодеятельности с её стороны. К этому делу я ещё привлёк и Суворова, который во всех красках описал, что может случиться, если среди нанятой прислуги окажется какой-нибудь засланный казачок.

Но Лиза даже не собиралась ничего говорить в своё оправдание посчитав, что поступила правильно.

К слову, свою охрану она ввела в курс дела и сказала нам об этом. Накликав на голову своих людей гнев Воеводы, который махнул на княжну рукой и пошёл разбираться с её людьми.

Драка вышла знатная. Посмотреть на неё собрались все жители поместья и даже Маша пришла поболеть за дядю Максима. Который не без проблем, но всё же справился с пятёркой охранников Елизаветы Багратион.

Все они были одарёнными, но прекрасно знали о возможных последствиях и поэтому драка проводилась без применения дара. В противном случае могли быть жертвы среди мирного населения, так сказать.

После того как Воевода отправил последнего из державшихся на ногах охранника в нокаут, Маша радостно завизжала и бросила к нему обниматься. Вызвав на окровавленном лице сурового мужика счастливую улыбку.

Вообще, Маша умудрилась расположить к себе абсолютно всех, кто находился в поместье. Даже Лиза всегда начинала сюсюкаться с Машей, когда та ей попадалась.

А Маша, в свою очередь, ощущая подобное отношение к себе, всё больше становилась похожа на нормального ребёнка. Я всё реже видел её с блокнотом в руках. Теперь его место заняла кукла, подаренная Олей.

К слову, сестру забрали к себе Ефимовы. Они хотели взять и Машу, но девочка отказалась. Как отказался и лысый паразит, спрятавшийся где-то в поместье, когда Оля начала его искать, чтобы забрать обратно к бабушке с дедушкой.

После того как я спросил, почему Маша не поехала. Она честно призналась, что ей тошно находиться в доме, где все так сюсюкаются друг с другом. Похоже, что после жизни с суровым Шуйскими столь резкая смена окружения ей пока была противопоказана. К подобному нужно привыкать маленькими дозами.

Именно из-за этого, она и старалась избегать Лизу. Сюсюканье претило Маше. А мы с Великой княжной Дарьей этим совершенно не занимались. Поэтому девочка и чувствовала себя рядом с нами вполне комфортно и могла расслабиться.

В общем, после показательного наказания телохранителей Елизаветы, она пообещала впредь подобные вопросы решать, предварительно обговорив их с нами.

Эти слова дались Лизе очень тяжело. Всё же она не привыкла не перед кем отчитываться и всегда делала, что захочет и посчитает нужным. А тут мы вздумали её учить.

За день до приёма я впервые отправился на своё рабочее место в администрацию.

Предупреждать мы никого заранее не стали. Как только Демон в сопровождении трёх, забитых бойцами Ярости, машин подъехал к внушительному зданию в центре города, то внутри него началась настоящая паника.

Моя машина выступала лучше любого мажордома, сообщая всем, кто её видит, что прибыл, теперь уже князь, Воронцов Сергей Михайлович.

Основных действующих лиц, которые управляли областью в отсутствии наместника, на месте не оказалось. Может потому что было ещё рано, а может, просто из-за того, что они решили не являться сегодня на работу. Это мне было неинтересно. Завтра спрошу у них об этом лично.

Самое главное, что на месте оказался человек, ради которого я, собственно говоря и приехал. Министр финансов рязанской области Силин Анатолий Владимирович. Человек, занимающий эту должность вот уже более пятнадцати лет. И по информации предоставленной мне подчинёнными Полиграфа. Помогающий осуществлять не самые законные операции как с недвижимостью, землёй так и с активами государственных предприятий.

Здесь я готов поспорить, с кем угодно, что любой человек на аналогичной должности будет также заниматься подобными вещами. Ну это просто нереально, постоянно находясь возле кормушки, не попробовать из неё. А когда попробуешь один раз, то обязательно захочется снова.

Здесь главное — знать, когда вовремя остановится. А то в любой момент может заявиться хозяин этой кормушки и дать в рыло.

В данном случае хозяином кормушки выступаю я. Но сегодня я пришёл не для того, чтобы давать в рыло. Хотя и без этого не обойдётся. Сегодня я пришёл, чтобы освободить Силина от занимаемой должности, а на его место посадить Белова. Пускай уже начинает осваиваться. Здесь ему намного проще будет втянуться в работу.

Судя по тому, что Силин совершенно не удивился, он ждал чего-то подобного. Вот только не предполагал, что это случится так скоро. Он даже не стал ничего забирать из своего бывшего кабинета, заявив, что всё это куплено на деньги из областного бюджета.

Но перед этим у меня с Анатолием Владимировичем состоялся приватный разговор в его бывшем кабинете. Ну как разговор, я просто положил перед ним на столе одну, очень занимательную папочку. В ней лежало всего несколько листов, на которых было напечатаны только самые крупные залезания в кормушку.

Силин даже не удивился, что у меня имеется эта информация. На момент совершения этих преступлений всех причастных прикрывал Любомиров, а о том, что будет после него никто и не задумывался. Да и это потом должно было быть гораздо позднее. Всё же никто не ожидал, что прошлый наместник так рано распрощается с жизнью.

— Я просто не мог не попробовать. — совершенно спокойно ответил Силин. — И что теперь?

— А теперь у нас есть несколько вариантов. — сказал я, широко улыбнувшись.

Уж не знаю, что напугало Анатолия Владимировича, моя улыбка или перспективы наказания, но он вздрогнул. Его спокойствие моментально улетучилось, руки затряслись, лицо покраснело.

Не хватало мне ещё, чтобы он тут от инсульта помер. Пришлось срочно активировать дар и стабилизировать его давление.

— Ещё слишком рано Анатолий Владимирович. Вы нужны империи и конкретно мне живым. — сказал я, на всякий случай перестав улыбаться.

Последующий разговор выдался достаточно долгим. Но в итоге я получил всё желаемое. Силин оказался очень осторожным человеком и собирал компромат на каждого человека, который обращался к нему за помощью.

Помимо нескольких сотен, довольно увесистых папок с документами, я получил четыре флешки с уже оцифрованной информацией. После этого я покинул администрацию, дав слово Силину, что его не будут преследовать. А ещё извинился перед персоналом, что не предупредил о визите. Пообещав впредь оповещать их минимум за пару часов.

Дома меня уже ждала потирающая ладони Лиза, которая тут же принялась копаться в папках. Даже дав мне несколько часов свободы.

* * *
— Мне нужно новое платье, туфли и всё прочее. — заявила Даша, утром в день предстоящего приёма.

И только тогда я понял, что и у меня нет подходящей одежды. Пришлось срочно ехать в город и искать приличный магазин. С женской одеждой было ещё всё более-менее. Даша остановила свой выбор на каком-то римском магазине. В котором цены могли соперничать даже с бюджетными автосалонами.

Но делать нечего, пришлось мне раскошеливаться. А потом ещё на туфельки и пару аксессуаров. В качестве которых выступили серьги с сапфирами и цепочка с крупным кулоном. Опять же с сапфиром.

Себе же я так и не смог ничего подобрать. Но в последнем магазине мне дали адрес небольшого ателье, которое находилось совсем недалеко от того места, где мы были. Управляющий магазина сказал, что клиентов в этом ателье очень мало, поэтому мы должны попасть туда без проблем. А человек, работающий там, сможет за несколько часов подобрать идеальный вариант. И будет он во много раз лучше любого, даже самого дорогого, брендового костюма.

На мой резонный вопрос, почему тогда так мало клиентов, мне ответили, что цены в этом ателье слишком кусачие.

Ну раз я раскошелился Даше на столь шикарное платье, туфли и аксессуары, то могу не экономить и на себе. Тем более до приёма оставалось совсем мало времени.

Отыскав нужный дом, мы обошли его весь по периметру несколько раз, но так и не нашли ничего, что было бы хоть отдалённо похожее на ателье. Пара обувных магазинов. Канцтовары и какое-то кафе. Больше не имелось никаких вывесок.

— Молодые люди, что-то, таки ищут? — спросил у нас пожилой мужчина, в круглых очках, сдвинутых на нос.

По его манере речи и характерному произношению можно было точно сказать, что он один из народа Моисея. Мне даже стало интересно, каким ветром его занесло в Рязань.

К тому же он даже не обратил внимание на нашу охрану. В то время как остальные прохожие старались обходить нас, как можно дальше. Порой даже выходя на проезжую часть.

— Нам сказали, что в этом доме имеется самое лучшее ателье, в котором на меня смогут подобрать костюм в течение часа. Но, как мы не пытались найти вывеску, так ничего и не получилось.

— Естественно. — воскликнул мужчина. — Яков Моисеевич отходил по делам и убрал вывеску. А то были уже случаи, когда по возвращении вывеска либо отсутствовала, либо её кто-то портил. В крупном городе нужно особенно щепетильно относиться к своей собственности.

Сказав это, мужчина махнул нам рукой, предлагая следовать за ним. Даша мне просто кивнула, давая на это согласие.

Между канцелярским магазином и одним из обувных, притаилась маленькая дверца, которую мы не заметили, даже несмотря на то, что проходили тут несколько раз.

Мужчина выудил откуда-то небольшую деревянную вывеску и повесил её над этой дверью.

«Ателье Якова Моисеевича Шмейхельман». И всё. Отсутствовало время работы, все необходимые реквизиты и так далее. Информации минимум. Но похоже, что Якова Моисеевича это совершенно не волновало.

— Вам очень повезло, что я умудрился оставить кошелёк дома, а то пришлось бы вам возвращаться в какой-нибудь магазин и покупать ихнее убожество.

Дверь распахнулась и Шмейхельман пригласил нас внутрь. Не успел я войти, как наш новый знакомый, тут же начал измерять меня.

— Вы же Сергей Воронцов, наш новый наместник? — Внимательно разглядывая меня, спросил Яков Моисеевич. — А ваша прекрасная спутница, не кто иная, как Великая княжна Дарья?

Я лишь согласно кивнул.

— Столь серьёзных гостей мне приходится обслуживать впервые. Но могу вас заверить, что вы останетесь довольны. Чтобы мне жить лишь на одну зарплату. Тьфу-тьфу-тьфу.

— Я в вас ни капли не сомневаюсь Яков Моисеевич. — сказал я и тут же пожалел об этом, когда в шею меня кольнула игла.

— Постойте немного смирно молодой человек, если не хотите получить такой же кривой костюм, как и вы, когда дёргаетесь. — сказав это, портной явно воспользовался даром.

Меня парализовало, предварительно заставив выпрямиться, расправить плечи и выпятить грудь.

— Вот теперь совсем другое дело молодой человек. Сейчас я сниму все необходимые мерки и быстренько подберём вам подходящий костюм. Подберём и подгоним под вашу фигуру.

Даша наблюдало за мной с ехидной улыбкой и пару раз даже позволила себе хихикнуть в кулачок. Она прекрасно видела, что портной воспользовался силой и парализовал меня, но ничего не предпринимала, даже не позвала никого на помощь.

— Попейте, пока чай. Сегодня он удался на удивление чудесным.

Сказав это, Яков Моисеевич исчез и меня сразу отпустило.

— Он просто портной и ничего больше. Не нужно искать в каждом встречном врага. Так скоро ты и меня начнёшь подозревать. Нужно учиться доверять людям. — сказала Даша, когда я только собрался наехать на неё по поводу бездействия.


Глава 11


Я смотрел на неё с открытым ртом и выпученными глазами. Как она вообще может говорить о доверии к людям, когда последний месяц мы только и делаем, что спасаем собственные задницы. Скачем по другим странам, городам. Сражаемся с армиями роботов. Выводим на чистую воду марионеток и раскрываем заговоры мирового масштаба.

И после всего этого, я должен доверять людям и в частности, пожилому еврею портному, которого вижу в первый раз и он уже использовал на мне свой дар, полностью парализовав.

Причём я только сейчас понял, что он парализовал не только моё тело, но и мой дар. Это получается, что он может заменять собой подавитель?! Во только в гораздо более продвинутой модификации. С возможностью полной парализации жертвы.

Нужно будет обязательно навести справки об этом человеке. Он может быть незаменим при задержании преступников. И неважно, какой силой обладает противник, если он банально не сможет ей воспользоваться.

— Боюсь, ничего не выйдет из твоей затеи. Яков Моисеевич в своё время потерял слишком многое, ради возможности сейчас жить спокойно. Он никогда не согласится вновь работать на кого-то связанного с правительством — покачала головой Даша.

Это получается, что старый портной в своё время уже успел поработать на правительство? Вот только мне теперь дико интересно, каким образом он смог уйти со службы? Подобных людей либо держат при себе до конца, либо их просто убирают.

Нужно будет позвонить Полиграфу, пускай соберёт для меня всю имеющуюся информацию по портному.

— Может, ты и права. — начал говорить я, на что Даша лишь фыркнула. — Но всё же я подумаю, каким образом можно привлечь Якова Моисеевича. Его способности могут на очень помочь.

— Помочь в чём? — послышался голос портного, просунувшего голову в дверь. — Сразу предупреждаю, я человек старый и единственное, чем могу вам помочь это отличный костюм!

— Именно такая помощь мне и требуется от вас Яков Моисеевич. — сказал я, махнув пару раз пальцем, перед лицом княжны.

Не хватало ещё, чтобы она уже сейчас всё испортило. Костюм у этого человека я возьму в любом случае. Даже если он мне не подойдёт и будет отвратительного качества. А заодно прикуплю ещё несколько мелочей, типа пары сменных рубашек, галстука и так далее.

Вот только сегодня у меня на это уже не будет времени. Поэтому приглашу Якова Моисеевича завтра к себе в поместье. Всё же я очень занятой человек. Как-никак глава области.

А уже завтра на моей территории мы поговорим с ним более детально. Думаю я вполне смогу найти, что предложить ему. Тем более после информации, полученной от Полиграфа.

За этими размышлениями я даже не заметил, как вернулся хозяин ателье. Даше, даже пришлось меня немного потрясти. Только после этого я вернулся в реальность.

— Простите. Немного задумался. В последнее время столько всего навалилось. Теперь приходится разгребаться.

— Молодость она всегда такая. Куча проблем, которые у нас получается разрешить лишь к тому моменту, когда это уже и не нужно. Нет. Я не спорю, что есть молодые люди, которые справляются с этим гораздо раньше. Но это единицы. И дай вам бог, чтобы вы оказались в их числе. — с грустью в голосе произнёс портной.

Но он тут же вернулся к своему добродушному расположению духа и протянул мне белоснежный костюм.

Да ладно! Мне белый костюм? Никогда в жизни не надевал ничего подобного. В таком костюме я буду выглядеть этакой белой вороной.

— Что же вас так смутило Сергей Михайлович? — спросил Яков Моисеевич, увидев выражение моего лица. — Этот цвет просто идеально будет контрастировать с вашими волосами и глазами. А чёрная рубашка и галстук, сделают этот контраст ещё более глубоким. Хотя чего тут говорить, нужно мерить. И тогда вы сам всё прекрасно увидите.

Я даже не сразу заметил, как меня уже наполовину раздели. Причём Даша активно помогала Шмейхельману.

— Этот галстук не подходит. — заявила княжна, когда я уже был готов.

Рукава и штаны были немного длины. В паху сильно давило, а в груди, наоборот, было чересчур свободно. В первую очередь нужно было обращать внимание именно на это, а Даше не понравился галстук. Вот же!

Я попробовал указать на реальные недостатки костюма, но мне быстро закрыли рот.

— Помолчи. Будешь разговаривать после того, как образ будет полностью завершён. Сегодня мне будут завидовать все девушки империи.

После такого я просто не мог заставить себя возмущаться. Подгонка костюма, подбор аксессуаров и всё прочее заняло ещё примерно полчаса.

За это время к нам трижды заглядывал Воевода, чтобы убедиться, что у нас всё в порядке. И сказать, что Лиза рвёт и мечет из-за того, что мы ещё не вернулись. До приёма оставалось чуть больше двух часов.

Но я совершенно не переживал по этому поводу. Я местное начальство или как? Значит, могу себе позволить опоздать, даже на собственный приём.

Да и вообще, Лиза как-то слишком яростно взялась за задачу, порученную ей императором. Он попросил мне помочь, а не пытаться всё делать, как того хочет она.

Всё же Багратион считает меня ещё ребёнком, которого нужно активно пинать в нужную сторону. А Дашу она вообще не воспринимает всерьёз. Считая, что ей просто очень повезло. Вот так в один миг из грязи в князи. Вернее, в Великие княжны.

Она отчего-то не берёт в расчёт тот факт, что Даша до похищения была дочерью одного из самых богатых людей в империи. Денег у неё было и тогда навалом. При необходимости отец мог купить ей любой титул. Если и не в империи, то в одном из Европейских государств без каких-либо проблем.

К тому же Лиза даже не подозревает о способностях Княжны. Кто такие ведуны я уверен она знает. Все же их род был долгое время правителями и наверняка имели своих ведунов. Может и сейчас они у них имеются. Кто знает.

Но по-любому, природница даже не может себе представить, что ведунья будет вот так свободно разгуливать, а не сидеть спрятанной в каком-нибудь бункере.

Да такое наверняка не сможет себе представить ни один человек, посвящённый в тайну прорицателей.

Благо, что с Лизой нам предстоит вскоре распрощаться. Как только прибудут люди от Аркадия Николаевича, я тут же поблагодарю её и скажу, что дальше мы справимся собственными силами.

Такое отношение с её стороны просто неприемлемо.

— Что вы теперь скажете? — спросил Яков Моисеевич, когда костюм был готов.

Передо мной стояло ростовое зеркало, в котором сейчас отражался совершенно незнакомый молодой человек. Этакий альфа-самец, почти брутального вида. Не хватает лишь лёгкой небритости и пофигизма во взгляде. Но это сможет исправить только время.

Костюм действительно выглядел просто великолепно. После всех подгонок он сидел идеально. Где нужно, подчёркивая мою фигуру, а где нужно, скрывая её недостатки. Они есть у каждого человека и я не исключение.

Даша подобрала белый же галстук, который потрясающе смотрелся на чёрной шелковой рубашке и совершенно не сливался с костюмом. В таком виде я мог смело сниматься на обложку какого-нибудь женского журнала.

Дамы всех возрастов смели бы этот журнал сразу после его поступления в продажу.

Что-то в этом роде мне сказала и Даша. А старый портной и вовсе весь растрогался и пустил слезу.

— Вы очень похожи на моего погибшего сына. — хлюпая произнёс Яков Моисеевич.

Вот и маленькая зацепка из его прошло. Сын погиб.

— Мне очень жаль. Что ваш сын не смог дожить до этого дня и увидеть, насколько мастерски его отец владеет портняжным искусством. Это просто потрясающе! — сказал я.

— Ваши слова, да богу в уши молодой человек. Но вы правы, мой Давид ушёл раньше того момента, как я занялся изготовлением костюмов. Может именно его гибель и сподвигла меня бросить прежнюю работу и бежать из страны.

Так он ещё и беженец. Становится всё интереснее и интереснее.

— Вы, безусловно, правы в том, что это просто потрясающе. Словно вы и этот костюм были созданы друг для друга. А княжна отлично справилась с подбором галстука. Она сильно любит вас Сергей Михайлович. — после этих слов Даша покраснела, но не отвела от меня взгляда. Она просто улыбнулась. — Всё просто идеально. В таком костюме не стыдно и на престол воссесть. — сказав это, портной горько рассмеялся, а Даша начала кивать, подтверждая его слова.

Это меня очень сильно напрягло. Чего это она так активно начала кивать после слов о том, что в таком костюме не стыдно и на престол воссесть? Мне такого счастья не нужно. Тут с не самой большой областью бы разобраться, а не замахиваться на самую большую империю в мире.

— Про престол это вы, конечно, загнули. Но вот на приём к императору действительно не стыдно будет пойти. — сказал я, гневно смотря на Дашу, которая стояла и улыбалась, словно ничего и не было.

— Да только ради того, чтобы там оказались вы император и устроит этот приём. — поняв, что не стоит дальше рассусоливать тему с престолом, подхватил Яков Моисеевич.

— Яков Моисеевич. Я беру этот костюм.

— Естественно. Я и не сомневался в этом. — перебил меня портной.

— Но помимо него мне будет нужно ещё несколько рубашек. И пару не столь роскошных костюмов, для повседневной рутины, так сказать. — сказал я, сделав вид, что не заметил того, как он меня перебил.

Все же подобные вольности в отношении высших аристократов, к которым я теперь отношусь, могут позволить себе лишь равные нам по статусу, либо выше.

Всего за пару дней Елизавете удалось вбить это мне в голову. А я думал, что меня эта зараза аристократии обойдёт стороной. Придётся срочно принимать меры. Лечиться общением с людьми, которым совершенно наплевать на аристократов и их правила. В Вороновом крыле я отправился бы к дружинникам, а здесь придётся довольствоваться бойцами Ярости. Но и в них я ни капли не сомневался. Особенно после всех событий, через которые мы прошли в Сибири.

— Это сущие пустяки, всего пара часов и всё будет готово. Подождите здесь, я выпишу вам накладную на белый костюм. Принимаю только наличными. Я старый человек и мне непросто обращаться со всеми этими современными штуками. Тем более все банки просят денег, за использование их виртуального пространства. А где бедному портному взять на это средства?

Начал возмущаться Шмейхельман. Но по его довольному лицу было видно, что делает он это так, для приличия. На самом деле он очень рад сделке со мной. Что-то мне даже представить страшно, сколько же он запросит за костюм.

А то, что берёт только наличкой очень хорошо. Вот и ещё один повод, наведаться ко мне в поместье. А там я уже возьмусь за него как следует. Может, даже подключу к этому делу Лизу. Она наверняка лучше меня умеет уговаривать людей начать работать на себя.

— Простите, Яков Моисеевич, но пары часов у нас нет. Я боюсь, что сейчас у нас нет времени совсем. Да и с наличкой довольно туго. — начал говорить я.

С каждым моим словом радость улетучивалась с лица портного. Он начинал хмуриться.

— Но если вы не против. То я хотел бы пригласить вас завтра к себе в гости. Там бы мы на месте разобрались с тем, что мне нужно. Вроде в поместье имеется небольшая мастерская. Бывшая кастелянша порой сама любила поработать за швейной машинкой.

Это была чистая правда. Эту мастерскую я обнаружил, когда производил полный осмотр поместья. Взяв небольшой перерыв между экзекуциями Багратион.

— Завтра же я и расплачусь с вами. К сожалению, с собой у меня вообще нет наличности. В наше время, это уже анахронизм, который постепенно отходит в прошлое. Думаю, лет через десять наличные деньги вообще выйдут из оборота.

— Деньги, которые можно подержать в руках и посчитать, когда тебе захочется, никогда не станут анахронизмом. Запомните это молодой человек. — строго глядя на меня, произнёс Яков Моисеевич. — Обычно я не отдаю свои костюмы, пока не получу за них полную оплату. Но в вашем случае сделаю исключение. Вы мне очень понравились молодой человек. Сейчас я выпишу накладную и пускай завтра ваш человек завезёт мне деньги. Думаю, в первой половине дня будет оптимально. Я тогда, специально никуда не пойду. Буду ждать.

— Яков Моисеевич, я всё же настаиваю, чтобы вы заглянули ко мне лично. Всё же сегодня я выбрался на свой страх и риск. Честно говоря столько неудобств сразу появилось и у меня и у моей охраны. Даже сейчас возле вашего ателье стоит несколько машин, забитых моими людьми.

В этот момент портной протянул мне накладную, на которой было выведено пятизначное число. Тридцать шесть тысяч рублей. Да это же охренеть. Это новая машина.

Человек направивший меня сюда был совершенно прав из-за кусачести цен. Да и отсутствие клиентов сразу становится понятно.

— Прошу, прощения. Но я всё же откажусь. Вы представляете, каково будет старому человеку добираться через полгорода с такими деньгами в руках? Да я сам себя буду хотеть ограбить. Чего уж там говорить о каких-нибудь хулиганах, которых в нашем городе вроде бы и незаметно, но они обязательно появляются в нужный момент.

— Завтра мне должны привезти восхитительное брусничное варенье. — заговорила Даша, жестом останавливая меня.

Пока Яков Моисеевич говорил, я уже успел придумать несколько контраргументов, но княжна меня опередила, со своим вареньем. И с чего она вообще про это заговорила?

Но моё удивление только усилилось, после того как глаза портного сузились и он резко повернулся к Даше.

— Прям таки брусничное? — с недоверием в голосе произнёс Шмейхельман.

— Ага. Оно самое. Прямо с Чукотки. В этом году говорят особенно хороший урожай выдался. И привезут мне минимум пять литровых баночек, одна из которых может стать вашей. В том случае, если вы завтра заглянете к нам в гости. Прямо на месте вы сможете оценить, как готовят варенье у меня на родине. С кедровыми орешками и можжевельником. Готова поспорить подобного вы ещё ни разу в жизни не пробовали.

От слов Даша Яков Моисеевич с трудом сглотнул, явно уже начав представлять вкус брусничного варенья. Секунд десять он стоял молча, потом махнул рукой и топнул.

— И вправду только слышал о варении, которое готовят на Чукотке. А вот попробовать не доводилось. Думаю, я смогу что-нибудь придумать и найти время, чтобы заглянуть к вам на чай. Во второй половине дня, ближе часам к пяти. Как раз закрою ателье и сразу к вам.

— А как же хулиганы и всё такое? — спросил я, уже прекрасно понимая, что Яков Моисеевич придёт в любом случае.

Вон он как сразу встал в стойку, как услышал о брусничном варенье. А уж когда Даша начала говорить о кедровых орешках и можжевельнике, он уже был полностью в её власти.

И после моих слов он даже не почесался.

— Ну вы же поможете старому человеку и выделите ему для сопровождения несколько человек из свой охраны. — сказал портной.

А сразу значит так нельзя было сделать. Вот же жук. Ну да ладно, говорить об этом ему я точно не буду.

А вот с Дашей обязательно побеседую на эту тему. Но всё это будет только после того, как я дам задание Полиграфу, выяснить всё возможное о Якове Моисеевиче Шмейхельмане.

— Если хотите, я могу прислать за вами машину? — спросил я.

Естественно, портной не отказался.

Вот таким незатейливым способом нам и удалось заманить к себе этого, определённо непростого человека. И ценой стала одна банка брусничного варенья.

— Завтра утром привезут. — сказала Даша, когда мы покинули ателье. — Я попросила об этом отца ещё неделю назад.

Выходит, что она знала об этой встрече и чем она закончится ещё тогда? Охренеть. Как она вообще ещё может нормально разговаривать? Да у меня уже давно мозг бы расплавился от такого количества информации. Вот только меня очень тревожил тот факт, что меня она не собирается посвящать в подобные дела.

— Ты у меня просто чудо. — сказал я и поцеловал княжну.

В этот момент раздался радостный крик и обернувшись, я увидел довольную девушку, которая успела заснять наш поцелуй на телефон. Одного взгляда на ожидавшего нас Воеводу было вполне достаточно, чтобы пара бойцов тут же бросились на поимку этого горе папарацци.

Это же надо было так попасть. Да и я сам молодец, полез к Даше целоваться, даже не подумав, что нас могут увидеть.

— Телефон отобрать и если нужно подчистить всё в сети. И деньги за телефон верните. Всё же это я сам виноват, что так подставился.

— Виноват. Виноват. — произнёс Суворов, качая головой.

Потом он передал мои слова, бросившимся в погоню бойцам, а сам полез в машину. Пора было ехать обратно в поместье. Приём должен начаться уже через полтора часа.




Глава 12


По дороге позвонил Полиграфу и попросил достать мне всю имеющуюся информацию по портному.

— Предварительные наброски пришлю в течение трёх часов. Общую информацию и всё, что лежит в свободном доступе. — это он так намекает, что я и сам могу достать эту информацию? — Более подробное досье будет готово через сутки. — сказал Полиграф и повесил трубку.

Большего мне от него и не требовалось. Вообще, когда я звонил ему, думал, что он смело может послать меня сейчас. Я уже не имею никакого отношения к охране императорской семьи, а значит, не могу пользоваться полагающимися в этом случае привилегиями.

Естественно, я понимал, что ни император, ни отец не оставят меня и в случае необходимости и всегда помогут. Но злоупотреблять этим я не хотел. Хотя, честно говоря, даже не подумал об этом, когда начал звонить Полиграфу.

Мне тоже нужно будет создавать у себя схожую службу. Вот только, где найти нужных специалистов? Подобные кадры нельзя просто так, взять и попросить у того же Гагарина.

Да и нужны здесь уже проверенные люди, в которых я могу не сомневаться.

— Позвони Васильеву и Прохору Ивановичу. Они смогут тебе помочь. Причём в создании не только отдела разведки и информации. Просто нужно правильно поставить перед ними задачу и нужные специалисты будут у тебя уже через неделю. — сказала Даша, глядя на проезжающие мимо машины.

— Ты же поможешь мне в этом? — спросил я, сжав Дашину руку.

Она лишь тяжело вздохнула и промолчала. Но всё же сжала мою руку в ответ. Можно считать, что она не отказала, а это уже хорошо.

Дальше мы ехали молча. Несколько раз я замечал, как Даша проваливалась в видения. Но она ничего мне о них не говорила. Значит, ничего серьёзного в них не было. Либо они не касались нас.

Думать о том, что Даша что-то скрывает от меня, как-то не хотелось. Хотя я прекрасно понимал, что она в любом случае говорит мне далеко не всё, что видит.

Да и то, что она видит, может в любой момент поменяться. Достаточно изменить одну незначительную деталь и весь, идеально выстроенный рисунок сразу же потечёт по другому руслу. Что отлично доказало наше пребывание в Сибири.

Цикатлу там расписала всё на много ходов вперёд, но в её отлично выстроенный план вмешались три переменные, действия которых она не могла предугадывать.

Два обладателя дара крови и одна обладательница дара призрачных погонщиков. Что отлично доказало, слабость ведунов перед подобными нам.

В поместье нас уже ждала разъярённая Елизавета. Она тут же попыталась накинуться на нас из-за столь халатного отношения к приёму. Но была вежливо послана Дашей. Причём мне не пришлось говорить ни слова.

Великая княжна всего парой фраз заставила Багратион замолчать и начать закипать, словно чайник. К слову, просто потрясающий чайник.

Елизавета расстаралась перед приёмом и выглядела сногсшибательно. Сегодня все увидят настоящую королеву красоты, а не природницу, которая приехала в провинцию помогать непутёвому, ни черта не смыслящему в управление областью, юнцу.

Наверняка я именно так выгляжу в глазах девушки. Но доказывать ей, что это неправда я не собираюсь. Впрочем и вообще, кому-то что-то доказывать.

Сегодня я проведу этот чёртов приём на правах хозяина и постараюсь всё сделать по высшему разряду. Даше, точно не придётся за меня краснеть. А на остальных мне плевать.

Товарищ Иванов уже прибыл в компании ещё пары человек, которые сейчас занимались расстановкой камер и микрофонов.

Эти люди и ещё три бригады, с местных телеканалов будут освещать мой приём. Первый приём нового наместника области. Других журналистов я пригласил по совету Иванова. Он сказал, что эти люди довольно лояльно относятся к властям и при необходимости с ними можно договориться.

В любом случае, если приём будет освещён с лучшей стороны, все работавшие над этим получат небольшое вознаграждение. Эти деньги уже были заранее заложены в смету приёма. К слову, довольно приличную смету. Я ещё даже не знаю, сколько мне предстоит получать на этом посту, а уже несу довольно ощутимые финансовые потери.

Одни наши наряды обошлись в целое состояние. А на организацию приёма, покупку всего необходимого и так далее ушла сумма самую малость меньше.

Елизавета сказала, что это только в первый раз такие большие расходы. Всё же нужно всем показать свою щедрость и ещё какой-то бред, в тонкости которого я даже не стал вникать. Пускай этим занимаются знающие люди. Мне и без того хлопот хватает.

В общем, сегодня мы с Дашей будем покорять высший рязанский свет. Не только своими потрясающими нарядами, но и мероприятием, организованным на самом высоком уровне.

А помогать нам в этом будет княжна Елизавета Александровна Багратион. Её присутствие для всех окажется настоящим сюрпризом. Уж приятным или нет, не знаю.

Княжна прибыла в Рязань инкогнито. Купив в столице новую машину, которую ещё не успели вычислить её многочисленные фанаты. А здесь её никто, за исключением слуг не видел. Но они получили наказ не рассказывать пока никому, о том, кто гостит в поместье. Хотя могу поспорить каждую из служанок ежедневно подмывает поделиться этим хоть с кем-нибудь. А то постоянно носить такие новости и иметь возможность обсудить их только со столь узким кругом лиц, для них должно быть настоящее испытание.

Ну ничего, терпеть им осталось недолго. После сегодняшнего приёма могут рассказывать, кому захотят. Хотя вся империя, итак, узнает о присутствии Елизаветы в Рязани.

Для проведения приёма нами было нанято в несколько раз больше имеющегося в наличие персонала. Одних официантов было десять человек. И Лиза говорила, что этого может оказаться мало.

Живой оркестр, под управлением какого-то местного лауреата всевозможных конкурсов и всего прочего. Шоу программа, призванная развлечь гостей и ещё куча всего прочего, до чего я бы даже не додумался.

— Вот если бы ты представлял какое-нибудь изобретение, или ещё что-то в этом роде, то да. Здесь не нужны никакие развлечения. На подобные приёмы люди приходят именно для того, чтобы посмотреть на определённую вещь. — говорила Елизавета.

— И этой определённой вещью будем мы с Дашей.

— Здесь я могу составить вам неплохую конкуренцию и перетянуть часть внимания на себя.

— Надолго ли?

— А вот этого никто не знает. Всё будет зависеть от того, в каком составе прибудут гости. Если большинство будет в сопровождении жён, то интерес к моей персоне пройдёт достаточно быстро.

Ну а проверить это мы сможем непосредственно, перед началом приёма. Когда получим первые сводки о гостях.

Этим делом должен будет заниматься Рудольф Валентинович. Он же будет встречать и провожать гостей в банкетный зал, расположенный на первом этаже в левом крыле поместья. По предварительным прикидкам там должно поместиться больше сотни человек. А мы рассчитываем максимум на семьдесят.

Это если не считать персонал и охрану.

Всего были приглашены двадцать три самых влиятельных в области рода. Все они тем или иным образом имеют отношение непосредственно к руководству областью. По крайней мере, львиная доля областного бюджета пополняется именно из казны этих родов.

Но они делают на этом ещё большие деньги. Взамен за свою помощь получая налоговые послабления и разного рода привилегии. Будь то госзаказы или возможность быстрого решения какого-либо вопроса. Которые у остальных людей занимают немало времени.

Мой предшественник за долгие тридцать шесть лет своего нахождения на данном посту так ничего и не создал для себя. Не организовал ни одного бизнеса, легального или нет. Довольствуясь лишь тем, что полагалось ему от государства.

Правда, та же Елизавета весьма сильно сомневается в том, что Любомиров довольствовался столь малым. Она утверждает, что он просто брал солидные взятки, которые позволяли ему жить не в чем себе не отказывая. В том числе в целой армии проституток.

Последние её слова подтвердил и Рудольф Валентинович.

— Виктор Семёнович всегда очень трудно сходился с женщинами. Для него намного проще было купить себе развлечение. И он в этом никогда себе не отказывал. Порой доходило до того, что в поместье жило сразу несколько десятков жриц любви.

Вот это охренительный бесконфликтный человек. Просто божий одуванчик, собравший вокруг себя армию проституток. И сразу становится понятен столь скудный набор слуг. Лишь самые необходимые. Ведь чем меньше человек знает о твоих слабостях, тем меньше вероятность, что о них узнает ещё кто-нибудь.

Тем более дворецкий сказал, что бывший хозяин порой доплачивал им именно за молчание. И всех подобное развитие событий вполне устраивало. А уже после его смерти просто нет смысла рассказывать об этом. Не того полёта птицей был Любомиров, чтобы кто-то заинтересовался такими подробностями.

Рязанская область при его руководстве была одной из немногих в империи, к которой не возникало вопросов ни у одного ведомства. Все отчёты всегда подавались вовремя и ни разу в них не находили ни единой ошибки, а тем более нарушений.

Любомиров не был замечен ни в каких левых махинациях и общении с криминальными элементами. Да и вообще имел едва ли не самый высокий рейтинг лояльности как у императорской канцелярии, так и у населения области.

В общем мне досталась самая не проблемная область в империи, если смотреть с этой стороны. А так проблем и забот, требующих моего внимания вполне хватало.

Некоторые из этих проблем я собирался решить уже на сегодняшнем приёме. Как раз должны прийти подходящие люди.

Первые гости начали прибывать примерно за полчаса до назначенного времени. На тот момент мы уже были готовы, но Лиза сказала, что мы появимся только после того, как соберётся большинство и не раньше шести.

Если мы выйдем раньше, это покажет наше нетерпение и гости смогут это расценить, как слабость. Они начнут чувствовать себя хозяевами положения. Считать, что их пригласили не просто для знакомства с новым наместником области, а ещё, чтобы о чём-то просить.

Тут они могут быть частично правы. Но я не собираюсь ни у кого ничего просить, я просто раздам свои первые распоряжения и для многих из приглашённых эти распоряжения будут не самыми приятными.

Ну а в случае если мы опоздаем, то покажем, что не уважаем этих людей. Не ценим их время и вообще считаем их ниже себя. А позволять себе подобное с аристократами, пусть даже самыми незначительными, непозволительная роскошь.

Никогда не знаешь, что тебе потребуется и когда. И вот в этом случае всегда можешь наткнуться на одну такую обиженку и провозиться с ней непозволительно долго.

Поэтому Лиза сказала, что нужно появиться минута в минуту. Ей, конечно, виднее, но я бы предпочёл лично встречать гостей, как это обычно делал император на своих приёмах.

Для этого даже порой время прибытия каждого гостя было расписано поминутно и текст приветствия заранее согласовывался с императорской канцелярией. Чтобы встреча гостей не затянулась на долгие часы.

Без десяти шесть дворецкий принёс нам полный список собравшихся родов. Прибыли все, кого мы приглашали. Хотя по паре кандидатур у нас были серьёзные опасения.

Эти люди сильно проштрафились после смерти Любомирова и теперь им грозят немалые как финансовые, так и репутационные потери.

Были серьёзные опасения, что они не решатся приехать на приём, на котором их вполне могут наказать. А теперь я просто буду вынужден это сделать. Вернее, именно это мы и собирались сделать, сразу после вступительной речи.

Помимо того, что все будут ждать от меня именно такого шага. Я должен буду показать всем, что в области появился новый наместник, который не позволит никому нарушать закон.

В общем, наказание этих людей тоже было частью представления, которое я должен буду разыграть сегодня. Именно я один. Даша с Лизой будут выступать в качестве актёров второго плана, у которых даже нет слов. Хотя одним своим присутствием они смогут многим показать, насколько всё теперь будет серьёзно.

Великая княжна, пусть объявившаяся совсем недавно, и наследница одного из ведущих в империи родов. И обе выступают лишь в качестве моих спутниц. Все должны увидеть, что главным в нашем трио выступаю именно я.

Получиться у меня это сделать или нет, узнаем прямо сейчас.

— Время. — сказала Лиза. Хотя мы и так всё это прекрасно видели.

Видимо, она сама нервничает. Вот только почему? Для меня это загадка, ответа на который я не получу никогда.

В банкетный зал, где и собрались гости, имелось три входа. Один из которых вёл непосредственно на небольшую сцену, что возвели здесь буквально вчера. Сейчас на ней готовились музыканты и появились мы. Подойдя к микрофону, я дал отмашку. Тут же заиграла музыка и кулиса медленно поползла в сторону.

* * *
— Да Любомиров бы удавился лучше, чем вгрохать столько денег в организацию приёма. Ты посмотри, они полностью переделали банкетный зал. Возвели сцену, закрыли её кулисой. Похоже, парень любит делать всё с размахом. — сказал Петров Андрей Юрьевич, своему собрату по несчастью. Которым был Решетов Михаил Викторович.

А собратьями по несчастью, они были потому, что прекрасно понимали, сегодня их пригласили, для публичной казни.

Парнишка просто захотел немного самоутвердиться за их счёт, а заодно показать остальным, что у него есть зубы. Но все присутствующие прекрасно понимают, что наказание они понесли бы в любом случае. Вот только это всё прошло бы тихо и без лишней огласки.

Но так совпало, что император именно сейчас решил пожаловать своему будущему зятю титул и земли в управление. В принципе слухи о возможности чего-то подобного начали появляться сразу после смерти Любомирова, но все до последнего момента были уверены, что на его место назначат либо Долгова, либо Сорокина.

Помимо того, что это были два сильнейших и богатейших рода в области их главы занимали одни из ключевых постов в правительстве области. И по большому счёту, после смерти Любомирова именно они руководили Рязанью. И справлялись со своими обязанностями ни чуть не хуже погибшего.

И это именно с их молчаливого разрешения они с Мишей и решили провернуть, как казалось на тот момент, совершенно беспроигрышное дельце. Всего-то нужно было быстренько переоформить несколько земельных участков на подставных лиц, а потом скупить эти земли за сущие копейки. Построить на этом месте элитный район и поднять на всём этом очень и очень большие деньги.

Вот только что-то пошло не так. Сделкой заинтересовалась имперская канцелярия. Их взяли под домашний арест, нарушение которого грозит смертной казнью.

Но до сих пор не было оглашено никакого решения об их участи. Хотя обычно с такими вопросами не затягивают. Определённо император, если он вообще в курсе этого, решил дать зятю возможность озвучить приговор.

— Нам пора уже забывать Любомирова и те спокойные времена, что были при нём. Мне только сегодня сообщили, что парень убрал с должности Силина. А поговаривают, что ещё минимум трёх человек из правительства ожидает та же участь.

А вот это уже было серьёзной заявкой. Силин занимал пост министра финансов уже больше пятнадцати лет и знал обо всех незаконных делах за это время. Да по-любому каждый из присутствующих здесь родов пользовался его услугами. Которые стоили очень дорого.

— Лена говорила мне не приходить сегодня на приём. — усмехнулся Андрей Юрьевич. — Лучше узнать о приговоре дома, в родных стенах, чем опозориться на глазах у этих стервятников.

— Моя говорила нечто подобное. Но, что эти бабы могут понимать. Уж лучше получить по шапке при всех.

Дальше договаривать Михаил Викторович не стал. Они, итак, всё прекрасно понимали.

Лучше получить по шапке при всех и при всех же попросить милости, непосредственно у нового наместника. В таком случае намного больше шансов получить её.

Новый хозяин должен будет всем показать, что он может как наказывать, так и миловать. В этом случае бывшие компаньоны могли оказаться по разные стороны баррикад.

Вполне возможно, что парень решит наказать лишь кого-то одного из них, а второй отделается лишь лёгким испугом.

Вот они сейчас и стояли в гордом одиночестве, ожидая оглашения приговора. Даже их семьи предпочли быть в стороне, чего уж говорить о других родах.

* * *
— Слышал про Силина?

— Конечно.

— Как долго думаешь, он продержится?

— Я думаю есть большая вероятность, что его вообще не будут трогать. Покажут нам своё великодушие. — усмехнулся Василий Сорокин.

— Я тоже думал об этом, но как-то мне кажется слишком маловероятным такой исход. Всё же Силин может поведать много чего интересного.

— И что это им даст? Тут же рухнет отлично отлаженная работа правительства области. А вместе с этим постепенно начнёт теряться управление над кучей процессов, от которых зависит очень многое.

— Аналитики? — спросил у друга Дмитрий Долгов. Глава нефтеперерабатывающего завода, налоговые отчисления с которого составляют больше двадцати процентов бюджета города.

Его собственные аналитики побоялись делать точные прогнозы, сославшись на нехватку данных. А Василий мог попросить просчитать все риски своего дальнего родственника, работающего в аналитическом отделе Ока Государева.

Его услугами он пользовался крайне редко. Это могло обойтись боком для них обоих. Но сейчас ситуация действительно могла стать критической. Как говорится, новая метла всегда метёт по-новому.

Это с Любомировым они уже давно нашли все точки соприкосновения и совершенно ни о чём не переживали. Воплощая в реальность свои самые смелые проекты, которые не всегда были вполне законны.

И происходило это всё при непосредственном участии Силина.

Вообще, все присутствующие на этом приёме были чрезмерно напряжены. Все они прекрасно понимали, чем могут им обернуться откровения, снятого с должности министра.

— Теперь этот канал закрыт для меня навсегда. — с сожалением вздохнул Сорокин.

— Главное, чтобы нас самих не закрыли. — неудачно пошутил Долгов.

В этот момент свет погас, заиграла музыка, а свет прожекторов устремился на сцену.


Глава 13


— Рад приветствовать вас на моём первом приёме в качестве нового наместника Рязани и области. — гости разразились громкими аплодисментами, а мне стало как-то не по себе.

К тому же вспышки камер журналистов начали меня слепить. Тьма тут же исправила это, поставив перед глазами фильтры, как она это делала на базе кукловода. Сразу стало намного комфортнее и я перестал щуриться.

Но судя по выражению лиц некоторых гостей в моей внешности произошли некие изменения. Интересно, как выглядят полностью залитые тьмой глаза на моём лице? Просто я именно так представлял себе фильтр, поставленный тьмой. Жаль под рукой нет зеркала.

— А ещё это первый мой приём в качестве князя. — на это раз аплодисменты был ещё сильнее и не стихали гораздо дольше.

Как же я ненавижу всё это лизоблюдство. Но теперь мне предстоит мириться с подобным отношением к себе всю оставшуюся жизнь, ну или до того момента, пока император не решит забрать у меня титул.

Интересно, для этого будет достаточно, если я отлуплю одну из Великих княжон? Хотя нет, с Настей мы разнесли её комнату, а мне никто и слова не сказал. Ну ладно, в случае чего я обязательно что-нибудь придумаю. А сейчас остаётся лишь терпеть.

— Сегодня я пригласил вас, чтобы познакомиться с людьми, которые станут моей поддержкой и опорой в столь непростом деле, как управление, не только прекрасным, древним городом, но и крупной областью.

Вновь раздались аплодисменты, на этот раз ещё и разбавленные утвердительными выкриками. Ещё бы вы не согласились. У каждого из вас рыльце в пушку. Будь у меня такое желание, я бы мог смело брать по одному человеку из каждого рода, а из некоторых и по несколько и сажать на скамью подсудимых.

Но сейчас у меня совершенно другая задача. А на все эти махинации можно и глаза закрыть. Вполне будет достаточно и двух наказанных сегодня родов.

Так, что там дальше было написано в речи, подготовленной мне Лизой. Как-то всё сразу из головы вылетело.

— Вместе мы сможем сделать наш город намного лучше. Решить все имеющиеся на данный момент проблемы и не допустить появления новых.

Снова раздались аплодисменты.

Они, что решили аплодировать мне после каждой фразы? Да так моя речь будет охренеть какой длинной. Срочно нужно её сократить. Надоело уже стоять на сцене.

Ну непубличный я человек и не люблю всего этого.

Так… Это я не буду говорить. Это тоже бред какой-то. От этого меня вообще тошнит. По всему выходит, что осталось сказать только это.

— Надеюсь, под моим руководством мы все будем только процветать. — собравшиеся вновь начали хлопать, но на этот раз я остановил их жестом, требуя тишины.

В спину мне прилетел довольно ощутимый тычок, от Лизы. Она тут же поняла, что я решил не придерживаться подготовленного для меня текста и выкинул из него больше половины.

Но практически одновременно с тычком на плечо мне легла рука Даши. Она слегка сжала её, и я ощутил одобрение со стороны Великой княжны. Этого мне было вполне достаточно. А Багратион пускай бесится дальше, ничего с ней не станется.

— Но для этого нам сперва нужно немного убраться в городе.

После этой фразы все собравшиеся тут же напряглись. А в ногу мне что-то воткнулось, начав впрыскивать какую-то дрянь.

Лиза всё же не смогла стерпеть моего самоуправства и решила воздействовать на меня каким-то токсином? Но тут она сильно просчиталась. Помимо того, что с нашей последней встречи я стал намного сильнее. Во мне ещё обосновалась сила, которая не позволяла всякой дряни хозяйничать у меня в организме.

Вот и сейчас, тьма отреагировала мгновенно. Весь попавший в меня токсин, тут же был локализован и уничтожен. Если с силой журналиста тьма ничего не могла сделать. Просто оградив её, то с этой отравой разобралась без проблем.

Я же не стал терпеть подобной выходки со стороны Лизы и отвесил ей смачного поджопника кровавой плетью. Багратион взвизгнула, на мгновение приковывая к себе всеобщее внимание, но быстро смогла взять себя в руки.

Даша снова сжала моё плечо. Готов поспорить, что она сейчас злорадствует, а на лице расплылась улыбка. Не знаю почему, но помощницу, присланную императором, Великая княжна невзлюбила ещё при первой их встрече в Вороновом крыле.

Уж не видит ли она в ней конкурентку? Нет, Лиза конечно, просто потрясающе красива. Но насколько она красива, настолько и отвратительна характером, поведением. Да и вообще, стерва, которых ещё поискать.

Я ещё раз обвёл взглядом всех присутствующих. Стоило мне задержаться на ком-нибудь чуть дольше и этот человек тут же вздрагивал. Его начинало трясти, а на лбу выступала испарина.

Да. Я прекрасно знаю, что у каждого из вас рыльце в пушку. Но сегодня меня интересуют лишь два конкретных человека. Причём я даже не буду трогать их семьи. Хотя во многих странах за подобное наказывают сразу весь род. А в особенных случаях наказание может растянуться и на несколько поколений.

Хотели обокрасть империю на несколько миллиардов. Но их сдали. И сделал это тот самый министр финансов Силин, которого я сегодня снял с должности.

Пускай скажет спасибо, что вообще остался на свободе. Хотя здесь всё по-честному. Он купил свою свободу компроматом на всех собравшихся в этом зале и не только.

Причём весь этот компромат имеется только у меня. С бывшего министра я взял клятву и больше он никому не сможет ничего рассказать, о его старых делах.

— Господа Петров и Решетов, как новый наместник Рязани я рассмотрел ваше дело и принял по нему решение. — в зале повисла гробовая тишина.

Даже перестали играть музыканты. Об этом мы заранее с ними договорились, чтобы подчеркнуть важность момента.

— За свой проступок вы послужите империи на наших крайних рубежах. Через три дня из столицы отправляется самолёт собранный, практически из людей подобных вам. Этот самолёт следует в место, в котором вы сможете полностью искупить свою вину перед империей. В случае если вы сможете вернуться через год, все обвинения с вас будут сняты.

По мере того как я говорил оба мужчины, вокруг которых расступились все присутствующие, постепенно начинали мрачнеть. Они прекрасно осознают, к чему я приговорил их.

Традиция собирать вот такие экспедиции появилась в империи перед второй мировой. В один самолёт, или машину собирались особо провинившихся аристократов и давали им шанс на исправление. Шанс послужить империи в какой-нибудь особо горячей точке.

Выжить в подобных экспедициях было очень трудно. Даже гранды редко возвращались домой. Хотя за все эти годы грандов в исправительных экспедициях побывало немало.

Мои слова заставили всех присутствующих замереть. Они просто не могли поверить, что только за попытку обокрасть империю последует столь суровое наказание.

Но мы долго обсуждали это с Лизой и Дашей. И именно Даша настояла на подобном наказании. Она сказала, что любое другое, люди просто не воспримут всерьёз. Либо исправительная экспедиция, либо смерть.

Начинать своё правление с убийства я не хотел, поэтому выбрал экспедицию.

Уж не знаю, куда отправят провинившихся, но я уже связался с нужными людьми и примерно в этот момент к поместью должны подъехать люди, которые и заберут с собой Петрова и Решетова.

У них ещё имеется весь вечер, чтобы попрощаться с семьями. Но судя по тому, что я вижу. Близкие не имеют такого желания.

— До конца вечера вы можете отдыхать и развлекаться. А сразу после вас встретят и сопроводят к месту искупления. А теперь господа, прошу вас, отдыхайте, развлекайтесь и ни в чём себе не отказывайте. Как это сделаю и я. Приём официально объявляется открытым.

После моих слов грянула музыка, из сцены ударили фонтаны искр, а по залу побежали официанты с бокалами шампанского и закусками.

— Такую речь запорол! — заорала мне на ухо Лиза, но из-за поднявшегося шума я еле расслышал её.

Просто сказал, чтобы она шла в жопу со своими речами и всем прочим. Она этого точно не услышала, но слово жопа по губам прочитать смогла. Её лицо тут же исказилось от ярости и Лиза уже собиралась что-то сделать, когда её оттащила Даша.

Великая княжна откуда-то откопала телефон и всунула его в руки Лизе. На дисплее было написано «Входящий император».

Лиза переводила взгляд с меня, на телефон, но всё же звонок императора перевесил желание дать мне пару хороших лещей.

— А теперь настало сделать то, для чего устраивался этот приём. — сказала Даша, ухватив меня за руку. — Пойдём знакомиться с местной аристократией.

Она смогла подобрать момент, когда музыка играла особенно тихо и поэтому я всё смог расслышать.

Интересно, о чём Даша попросила императора поговорить с Лизой? Или этот звонок некоим образом несвязан со всем случившимся? Даша, просто увидела его заранее и поэтому поддержала меня, когда я резко сократил запланированную речь.

В общем, мыслей было много, но думать об этом сейчас нельзя. Нужно идти знакомится с местной элитой. И первыми это будут род Долговых. Глава этого рода Дмитрий был одним из тех, кто после смерти Любомирова управлял городом.

Можно сказать, что это мой заместитель. Мы с Дашей медленно двинулись в их сторону.

Но дойти нам было не суждено. Нас перехватили Петров и Решетов. Я думал, что они сейчас начнут просить о снисхождении, давить на жалость и всё такое. Что было довольно распространённой тактикой. Но вместо этого они поинтересовались, как дела у Силина. Видимо, эту троицу многое связывало и одной махинацией здесь явно не обошлось. Но это всё останется на их совести. И если они смогут вернуться из ссылки, то с них снимут все обвинения.

В любом случае они не получили бы снисхождения. Подобный шаг со стороны осуждённых мы также рассматривали. И обе девушки единодушно заявили, чтобы я не вздумал поступать подобным образом.

Как только Петров с Решетовым отошли от нас, их место тут же занял род Долговых. Видимо, от Дмитрия не ускользнул мой взгляд.

Дальше рода начали сменяться один за другим.

Примерно час нам потребовался, чтобы познакомиться со всеми. Большую часть я, естественно, не запомнил. Но это и не нужно. Главное, что все запомнили меня. А сами они при необходимости найдут способ, как связаться со мной и как представиться.

Лиза появилась примерно через полчаса. Очень хмурая и недовольная. Видимо, разговор с императором выдался не самый лёгкий. Но она быстро накинула на себя радушную маску и присоединилась к нам.

Даша ей тут же дала от ворот поворот, отправив общаться с теми, кто уже подходил к нам.

Весь вечер нам с Дашей пытались выразить своё почтение и заверить в том, что стоит нам только попросить и все из кожи вон вылезут, но выполнят нашу просьбу.

Честно говоря, уже после первого подобного заявления меня начало подташнивать. А уже ближе к окончанию приёма, я был готов наполнить целый бассейн.

Петров и Решетов не стали дожидаться окончания приёма и отрываться напоследок. Как они ушли, я не видел. Но получил сигнал от прибывших за ними людьми.

Всё. С сегодняшнего дня начинается обратный отсчёт их наказания.

Все остальные гости решили остаться до конца. Даже семьи наказанных мною, не пошли прощаться со своими мужьями, отцами, дядями… Уж не знаю, как правильно сказать. Подобное поведение меня очень удивило. Но это их личное дело.

Весь вечер между гостями курсировал Иванов, беря у всех небольшое интервью. Подобная участь не миновала и нас. Максим задавал заранее подготовленные вопросы. Поэтому все ответы уже были готовы и сейчас главное было — не сбиться.

Если мы довольно спокойно отнеслись к тому, что Иванов собрался взять у нас интервью. То некоторые гости наотрез отказывались даже подпускать его к себе близко. Видимо, эти люди были прекрасно осведомлены о возможностях журналиста и предпочитали лишний раз не рисковать.

Я очень часто ловил на себе вопросительные взгляды. Типа — какого хрена он здесь делает? И всё в этом духе. Но всё ограничивалось одними лишь взглядами. Напрямую задать подобный вопрос мне никто не осмелился. Что заставило меня если не презирать, то точно, относиться с пренебрежением ко всем присутствующим.

Ещё меня очень порадовал тот факт, что меня ни разу даже не попытались сосватать чьей-либо дочери. Всё же помолвка с Великой княжной Анастасией приносит кое-какие плоды.

Больше ничем таким интересным приём не запомнился. Даже никто не попытался напасть на нас. Убить, ограбить или ещё, что-то в этом роде. Как-то весьма непривычно даже.

Но всё с лихвой компенсировала Лиза, когда последние гости ушли, а мы оказались в гостиной. Она тут же обрушилась на меня с множеством претензий.

Даша лишь покрутила у виска пальцем и поцеловав меня у природницы на глазах, отправилась спать, заявив, что сильно устала за сегодня.

После подобной демонстрации Лиза надолго замолчала, погрузившись в собственные мысли. Уж о чём она там думала, я не знаю, но резко изменила свою линию поведения.

Она перестала на меня орать и вообще катить бочку. И стала какой-то подозрительно вежливой. Даже извинилась за то, что не смогла совладать с эмоциями. Она очень коряво и неубедительно подвела это под критические дни и свалила, не забыв напомнить, что завтра у нас намечается первый официальный рабочий день.

Вся администрация уже сутки стоит на ушах и готовится к прибытию нового наместника. И делают они это зря. Мне совершенно нет никакого дела, что у кого-то на рабочем столе стоит фотография любимой собаки, а на вешалке висит костюм Деда Мороза.

Да по мне они все там пускай хоть на ушах стоят и ходят голышом. Главное, чтобы при этом хорошо выполняли свои обязанности. А всё остальное второстепенно.

Да и задерживаться завтра в администрации надолго я не планирую. Всё же мне ещё предстоит встреча с Яковом Моисеевичем. А до этого заехать и снять наличных. Нужно расплатиться за это костюм и вполне возможно, за все последующие.

А снять деньги я собираюсь в рязанском отделении Чумани. Находится оно совсем недалеко от здания администрации.

После работы зайду туда, сниму денег и потом домой. Помимо портного, я ещё обещал Маше, что помогу ей с каким-то делом. С каким именно она мне не сказала. Лишь заявила, что это будет сюрприз. Пообещал малышке, что помогу.

Пока думал над всем этим, пришло сообщение от Полиграфа. А я совсем и забыл, что он обещал мне прислать предварительную информацию по портному. Правда, он говорил о трёх часах, а сейчас прошло уже часов семь с того момента.

Ну ладно, мало ли какие у них так могут быть проблемы. Главное, что всё же прислал.

Радовался я раньше времени. В сообщении было написано, что на Якова Моисеевича не удалось найти никакой информации. Лишь основные данные, и всё.

Не было информации о том, где он родился. Кем были родители. Откуда прибыл в империю и так далее. Ателье было открыто двадцать шесть лет назад. И с тех пор не было никаких нарушений. Все налоги поступали вовремя. Отчётность всегда была идеальной.

Первых лет десять ателье практически не приносило никаких доходов и на какие средства жил портной, было неизвестно.

Семьи, как и детей, по данным Полиграфа, у Якова Моисеевича не было. Очень странно, не мог же он специально проговориться мне о погибшем сыне. Или это была ложь?

Чувствую, завтра мне предстоит очень весёлый разговор со старым портным.

Это очень насторожило Полиграфа, и он попросил быть предельно осторожными с этим человеком. А лучше всего отправить к нему пару бойцов для задержания, а после отправить к специалистам Ока. Они быстро смогут достать интересующую нас информацию.

Действовать столь кардинальными методами я точно не буду. Сперва попробую сам поговорить с весьма заинтересовавшим меня человеком. К тому же Даша сказала, что Яков Моисеевич нам не опасен. А ей я сейчас доверяю даже больше, чем себе.


Глава 14


— Девчонку держат на минус третьем этаже в камере, охраняемой этими новыми роботами. А сверху ещё отряды сильных одарёных. Включаи Романова и воронцовых. Быстро пробиться туда у нас не получится. Поэтому оптимальным вариантом будет нанести один мощный скоординированный и выверенный до десятков сантиметров удар. — произнёс Франц Генуа. Один из архиграндов нанятый Кенича Икшель для спасения дочери.

— На подготовку подобного удара уйдёт несколько дней. И то не факт, что мы сможем рассчитать всё правильно. Малейшее изменение количества энергии в ту или иную сторону и мы уничтожим всё в радиусе пары километров.

— Генри прав. — поддержал друга Симон Легранд один из сильнейших геомантов на планете. — Малейшее изменение энергонасыщенности вашей техники и даже моя защита может не справиться.

По силе он уступал разве что, своему отцу и старшему брату. Но сталкиваться с ними он и не собирался. Симон уже четыре года, как отправился в свободное плаванье и зарабатывает на жизнь собственным даром.

Эту работу ему как раз и подкинул Генри Шульц, ещё один беглец, решивший, что с родом ему не по пути. Пятеро из присутствующих в этой комнате были из родов входящих в золотую тридцатку, а дар ещё двоих был настолько уникален, что о нём знали всего несколько человек на планете.

Их задачей было не только освободить ведунью, но и уничтожить всех, кто будет находиться рядом с ней. Род Романовых и Воронцовых. Ещё два рода из золотой тридцатки. Единственные на всю огромную империю.

Подобного не проворачивал ещё никто за всю историю. Их отряд будет первым и они гарантированно впишут свои имена в учебники истории.

За пару дней они смогли состряпать совместную технику, которая гарантированно уничтожит всех в радиусе её действия. На предварительных испытаниях они создали совсем крошечный шарик, который уничтожил всё в радиусе пары метров. А вскоре им предстоит выложиться по полной, пустив на подпитку этой техники все свои силы.

Задачей Симона будет сдержать эту технику, защитить от неё ведунью.

Индеец оказался отличным работодателем выполняющим все свои обязательства. За спасение девчонки Легранду было обещано небольшое государство в западной Европе. Но ему этого будет вполне достаточно.

Что пообещал индеец остальным участникам их команды Симон не знал, но плата была явно ничуть не меньше.

Сочетание способностей членов их команды идеально подходило для совершения практически любой операции. Начиная от освобождения пленников и заканчивая устранением даже самых охраняемых объектов.

Ну а сейчас они должны будут совместить всё это. И спасти, и уничтожить.

— Задача поставлена, вознаграждение нас всех устраивает. Поэтому не вижу никаких трудностей. Немного экспериментов и всё у нас получится. — заговорил глава их стихийно собранного отряда Такеда Саторо.

Единственный из них глава рода. И не простого, а занимающего шестое место в золотой тридцатке. Род оккультистов, которые работают с духами. До сих пор его способности были секретом даже для них. Так общие сведения. Не больше.

Порой от Ниппонца исходил такой леденящий душу холод, что Симону становилось не по себе.

Если Российского императора называют призрачным погонщиком, за его дар, позволяющий призывать себе на помощь духов предков и людей, которые когда-либо служили на него. То род Такеда, по неподтвержденным слухам, мог работать со всеми духами, до которых сможет дотянуться.

Именно его силы они взяли за основу для новой техники. Она послужит основным ядром, на которое сверху будут налагаться силы остальных участников.

Активировать эту технику должен будет Антуан Алланд, своим даром божественного мечника. Его энергетические клинки были способны проходить практически через любую защиту. И именно такому клинку предстояло стать катализатором, запускающим процесс аннигиляции.

— Технику придётся создавать непосредственно на месте. Я не смогу переместить такое количество энергии. — с досадой произнёс ещё один член их команды — Хаджур Махариджа, дар которого позволял перемещаться в пространстве практически мгновенно.

Но это был не известный многим дар телепорта, а что-то новое. Что-то, что не мог объяснить даже сам Хаджур. С собой он мог свободно перемещать до тонны груза. Но их отряд весил гораздо меньше, поэтому здесь не возникнет никаких проблем.

Мгновенное перемещение. Мощнейшая атакующая техника и идеальная защита должны сделать эту работу достаточно лёгкой.

Оставалось только отработать технику, чтобы не прибить случайно девчонку.

* * *
— Ведунья должна умереть. Если она останется в живых, существует большая вероятность, что индейцы смогут воплотить свой план в жизнь и захватить господство над миром. В этом случае погибнет слишком много не в чём неповинных людей.

— Я вас понял господин. — произнёс Такеда в пустоту, но ни один из этих гайкокудзинов даже не обратил на него внимание.

Он не разделял с императором его чрезмерной заботы об остальных жителях планеты. Такеду волновали судьбы лишь его соотечественников. А в остальном, пусть хоть весь мир сгорит в огне предстоящей войны.

Войны, в которой их небольшой отряд сделает первый шаг. А ему нужно будет лишь немного вмешаться в созданную технику.

* * *
Во внутреннем кармане завибрировал выключенный телефон. Чего в принципе не должно было случиться. Генри даже сперва не понял, что это такое.

Он вообще думал, что подобное никогда не случится. Это определённо был отец.

Пока все были слишком увлечены составлением плана, он смог украдкой достать телефон, на экране которого было написано всего одно предложение. Которое мог прочитать только он, прибегнув к своему дару.

«Прорицательница слишком опасна, чтобы оставлять её в живых».

Отец всегда был немногословен. Даже на тот момент, когда изгонял сына из дома, чтобы в будущем он оказался среди этих наёмников, он лишь сказал не подведи род. И Генри не подведёт.

* * *
— Где я? — спросил Хаджур, когда помещение, в котором он только что находился, моргнуло и вместо него он оказался в каком-то дворце, роскошнее которого невозможно было представить.

— Ты в моей мандире воин. — раздался громоподобный и в то же время самый нежный из всех голосов, что когда-то слышал Хаджур.

В нескольких метрах от него возникла она — Кали. Тёмная и яростная ипостась Парвати, тёмная Шакти и разрушительный аспект Шивы. Богиня-мать, символ смерти, разрушения и ужаса и самая прекрасная из небожителей.

Хаджур тут же упал на колени.

— Твой раб готов служить повелительница.

— И ты мне послужишь. — головы Хаджура коснулась божественная ладонь и он застонал от удовольствия. — Воспользуйся своей силой и перемести технику, созданную этими глупцами таким образом, чтобы девчонка гарантированно умерла.

— С радостью о великая Кали. — произнёс Хаджур, даже несмотря на то, что после подобного он сам неминуемо умрёт, превратившись в ничто. Просто распавшись на атомы.

Но эго это совершенно не волновало. Главное — он сможет выполнить волю прекрасной богини.

* * *
— Симон, твоя защита должна дать слабину. Пророчица очень опасна. Выполнишь эту миссию и я сделаю тебя наследником рода Легранд. «Да не падёт никогда защита наша. Да раскрошатся черепа врагов наших». — высветилось в левом углу монитора.

Он как раз заканчивал производить все необходимые расчёты исходя из информации, предоставленной индусом.

Это сообщение заставило Симона впасть в ступор. Он ни капли не сомневался, что это действительно был отец. Этот девиз не знал вообще никто. Даже мама не знала его. Он передавался только по мужской линии, вот уже на протяжении семи сотен лет.

Отец сделал предложение, о котором Симон мечтал всю свою жизнь. Теперь было совершенно наплевать, на плату, обещанную индейцем. Он станет наследником рода Легранд. А это намного круче, чем клочок земли и кучка крестьян в подданстве.

Осталось лишь немного подкорректировать результаты расчётов. Да и во время применения техники дать крошечную слабину, которой совершенно точно никто не заметит.

* * *
«Совсем скоро я смогу отомстить чёртову культу». Глядя на фотографию погибшей семьи, подумал Антуан.

Он единственный, кому удалось спастись из лап этих чёртовых культистов, когда отца пригласили Теотиуакан. Один из древнейших городов Майя. Отец просто не мог отказаться от подобного предложения, не веря своему счастью.

Алланду на тот момент едва исполнилось семнадцать лет, но он уже был достаточно силён, чтобы подняться до пятой ступени. Только благодаря этому и отцу, который смог задержать набросившихся на них жрецов, Алланд смог сбежать. Добраться до Канады и отыскать там своих дальних родственников.

Дальше вся его жизнь была посвящена мести. И вот сейчас у него появился реальный шанс отомстить тому, кто отдал приказ принести его семью в жертву. Он убьёт дочь верховного жреца Кинича. Для этого всего-то и надо, что повредить выставленную Леграндом защиту. А для его божественных клинков это вполне под силу.

* * *
В десяти километрах от того места, где находились нанятые главным жрецом культа люди, одновременно умерло всё население целого квартала. Но это была небольшая цена за то, чтобы пробраться в мозг столь сильных одарённых и внушить им нужные видения, мысли, образы. Каждому своё.

Большая игра только начинается. Слишком рано его списали со счетов.

Эти глупцы поплатятся за всё. Весь мир будет плясать под его дудку, как это уже делают многие правители. Скоро весь мир вспыхнет и тогда он придёт, чтобы навести порядок.

* * *
— Что это? — спросил Полиграф у Мазурова, который подсунул ему какие-то распечатки.

Главе Ока сейчас было совершенно не до этого. Весь его аналитический отдел, во главе с ним. Пытался определить наиболее вероятное развитие событий после того, как индейцы захватят, так необходимые им стратегические позиции.

Одни утверждали, что вероятность дальнейшей экспансии вглубь континента, а точнее, на земли империи маловероятна. Другие твердили, что именно так поступят индейцы.

На его памяти это было впервые, чтобы аналитики разделились на два, практически равных лагеря. И сам он даже не знал, к какому из них присоединиться. Его отлично зарекомендовавшая интуиция молчала, что тоже было очень странно.

С одной стороны, всё говорило о том, что индейцы не остановятся на достигнутом и вся их возня была затеяна именно для того, чтобы иметь возможность напасть на империю и Китай, которые с огромной вероятностью объединят свои силы.

Но с другой стороны, они практически не использовали своих одарённых, бросая в бой лишь обычные войска. Из-за чего они продвигались гораздо медленнее, чем могли. В свою очередь, это позволяло империи подготовиться и встретить гостей ещё на подходе к своим границам.

А это даст ещё времени, для более серьёзного укрепления обороны и координации действий с Китаем.

Вот и выходило, что-либо военачальники индейцев слишком уверены в своей победе, практически над всем миром. Либо они настоящие идиоты. И оба этих предположения могли оказаться правдой.

Последние события показали, что большинство их руководителей высшего звена были лишь марионетками, выполнявшими все указания настоящих правителей. И поэтому точно знать, кто у них там руководит всеми боевыми операциями, было нельзя. Имелись лишь предположения. А все их агенты в рядах индейцев были либо раскрыты и уничтожены, либо боялись даже высунуться. Связи с ними не было.

Это и ещё куча проблем навалились на отдел Полиграфа, а теперь ещё и Мазуров пришёл с этими непонятными распечатками, в которые ему совершенно не хотелось заглядывать.

— В столице были убиты все люди, находившиеся на территории достаточно крупного квартала, в одном из спальных районов. По предварительным данным, больше восьми тысяч человек. Причина смерти неизвестна. Просто вот так взяли и умерли. Все, включая одарённых.

Эта новость заставила Полиграфа оторваться от монитора и посмотреть на Мазурова. Чтобы убедиться в том, что он совершенно серьёзен. Просто подобное звучало, как настоящий бред, либо не очень удачную шутку.

Население целого квартала взяло просто так и умерло, без каких-либо видимых причин? В том, что люди Мазурова провели все необходимые экспертизы, он не сомневался.

Да и не пошёл бы к нему глава Гнева, если бы смог сам разобраться в этом. Но похоже, что здесь не подходят так привычные им силовые методы.

— Когда это произошло? Свидетели? Уличные камеры наблюдения? Кто сообщил о случившемся? И кто первым прибыл на место происшествия? — тут же начал заваливать Мазурова вопросами Полиграф.

Но глава Гнева остановил его жестом.

— Все необходимые материалы сейчас подготавливают и структурируют. В течение часа должны предоставить более развёрнутую информацию со всеми данными. — сказал Мазуров, внимательно наблюдая за тем, как Полиграф моментально переключается на новую задачу. — Первыми на место прибыл полицейский патруль, после того как машина, находящаяся в том квартале, не вышла на связь. Вся техника осталась исправной. Присутствие каких-либо отравляющих веществ и вообще чего-нибудь подозрительного в воздухе не обнаружено.

— Почему это дело передали именно твоему ведомству? — спросил Полиграф, начав вносить в компьютер новые данные.

— В связи с активизацией индейцев я приказал докладывать мне обо всём подозрительном, что заметят в столице.

А вот сам Полиграф до этого не додумался. Получается, что силовик оказался умнее его.

Эта мысль заставила Полиграфа улыбнуться, что не ускользнуло от внимания Мазурова.

— В этом есть что-то смешное?

— В случившемся, безусловно нет, а вот в этой ситуации есть. — ответил Полиграф, не став уточнять в какой именно ситуации.

Он ещё раз пробежал взглядом по предоставленным распечаткам и тяжело вздохнул.

— Нет ничего нового, по информации, что я предоставил тебе вчера?

Всё же появление инкогнито в столице сразу пяти человек из родов входящих в золотую тридцатку событие из ряда вон выходящее. Хоть эта информация и не была подтверждена она стала основным родом деятельности для оперативников из Гнева. Да и простые полицейские получили все необходимые ориентировки.

Полиграф и своих людей привлёк к поискам этих одарённых, но у них был немного другой профиль. Они разыскивали информацию, а не людей.

— Пока пусто. — покачал головой Мазуров.

— У меня тоже.

— Может быть, что твой информатор просто ошибся?

— Всякое может быть. Человеческий фактор ещё никто не отменял. — пожал плечами Полиграф.

— Как там дела в Рязани? Когда я звонил и хотел об этом узнать, Суворов послал меня на хер.

— Меня тоже посылал. — усмехнулся Полиграф. — Но парень сам сегодня со мной связывался. Просил достать информацию на одного человека.

— Достал?

— Нет. — ответил Полиграф, заставив Мазурова удивляться.

Да быть такого не могло, чтобы глава Ока Государева не смог раздобыть информацию о каком-то человеке.

Мазуров тут же напрягся. Всё же рядом с Сергеем была Великая княжна и если на парня ему было плевать, то девчонку необходимо защищать. Даже несмотря на то, что на её охрану были приставлены отморозки Воеводы.

Имелся среди них и человек Мазурова. Именно с ним и нужно будет связаться. И предупредить, чтобы был особенно внимательным, даже к любым мелочам.

— Не переживай, мои люди в Рязани уже должны заняться этим человеком. В случае чего они успеют предупредить княжну. — сказал Полиграф, прекрасно поняв источник тревоги появившейся на лице Мазурова.

— Давай скоординируем их с моим человеком в окружении княжны. Так будет гораздо безопаснее.


Глава 15


Проснувшись утром, первым делом залез в интернет. Первые строчки во всех местных новостных порталах занимал вчерашний приём. И везде были лишь хорошие отзывы о нём.

Ребята, приглашённые Ивановым, явно заслужили премию. Сегодня же попрошу, чтобы Михаил занялся этим вопросом. Думаю, это не сильно отвлечёт его от основной работы.

Пока смотрел новости, даже не заметил, как в комнату вошла Маша. Поэтому слегка испугался, когда она заговорила.

— Давайте заведём и мне кота или собаку. Дико скучно сидеть целый день дома одной. А так мне будет с кем поиграть.

— Собаку! Коты слишком наглые и невоспитанные. — тут же подала голос Даша, усердно продолжая делать вид, что спит.

Про котов я был с ней полностью согласен. Но всё же предпочитал их гораздо больше, чем собак. С последними слишком много мороки. Это нужно нанимать специального человека, который только и будет заниматься уходом за собакой. Те же Даша и Маша, будут воспринимать собаку лишь в качестве развлечения. Убирать, водить гулять, мыть после этого и ещё кучу необходимых дел они даже не подумают делать.

В то время как кота главное — вовремя покормить и ладно. Он сам и погуляет, и помоется, и вообще будет максимально незаметен. Если, конечно, не решит спать в моей кровати, как лысая скотина Няко.

— Кота. И при условии, что на нём будут волосы. — сказал я и получил подушкой по спине.

Даша решила отстоять собаку, вот только она не учла того, что Маша сидела между нами и подушка угодила в девочку. Та негодующе вскрикнула и не растерявшись, подобрала подушку и бросилась на обидчицу.

В общем, спокойно почитать новости мне не дали. Пришлось вставать и идти собираться.

Время было уже почти семь, а в администрацию я должен приехать к девяти. Как раз есть время, чтобы спокойно собраться. Но перед этим я отомстил девчонкам, отлупив подушкой их обеих. Даже объединившись перед лицом общей угрозы, они не смогли противостоять мне.

Бой на подушках был выигран за явным преимуществом. Теперь главное — внимательнее смотреть по сторонам, а то прилететь может откуда угодно. Сомневаюсь, что они простят мне подобное. За всем этим даже забыл спросить у Маши, в чём я должен ей помочь.

Да и она сама, как-то не проявила никакого энтузиазма в этом вопросе.

Уходил я под её радостные крики. От этого на душе стало очень хорошо и я даже решил сперва зайти к Лизе и сказать ей спасибо, за организацию приёма. Без её помощи у нас бы по-любому получилась какая-нибудь лажа. В этом я был уверен.

Вчера это сказать, как-то не вышло. Тем более после звонка императора Багратион стала словно шелковая и меня это довольно сильно выбило из колеи.

Если на днях она будила меня, пытаясь выломать дверь, то теперь мы поменялись ролями.

Минут десять я барабанил в её дверь, словно дурак. Еле сдерживаясь, чтобы просто не снести её ко всем чертям. Но меня останавливало осознание того, что делать ремонт, мне придётся на деньги из собственного кармана. Да и поместье было моей собственностью. А ломать собственные вещи не есть хорошо.

— Елизавета Александровна уже несколько часов занимается садом. И просила вам передать, чтобы вы выходили, как будете готовы. — раздался голос Рудольфа Валентиновича.

В принципе, мог бы и сам догадаться о чём-то подобном. Но решил, что Лиза просто решила показать свою стервозность и злопамятность.

А дворецкий мог и раньше меня найти и сказать об этом. Да и Даша с Машей, наверняка знали, что так будет.

Ой, ладно хрен с ними. Не буду портить себе настроение подобными мыслями. Лучше пойду позавтракаю, оденусь и отправлюсь на работу. В прошлый свой визит в администрацию я даже не заглянул в собственный кабинет. Сегодня будем это исправлять.

За завтраком ко мне присоединилась Маша, начав трещать о том, какую собаку она хотела бы. А хотела она всех и сразу. То маленькую и лохматую, со смешным носом. То огромную, с короткой шерстью, похожую на медведя. Через пару минут желание снова менялось и так на протяжении всего завтрака.

Причём собаки периодически менялись с котами местами. И там тоже был огромный выбор.

Вариантов была масса и она не могла выбрать один. Сказал, чтобы она не торопилась, хорошенько всё обдумала и приняла решение. Решение никого не заводить. Хотел бы сказать я, но всё же сдержался. Малышке нужен друг. Как обстоят дела с детьми поблизости, я не знал. Вот и появился повод узнать всё о своих соседях.

По идее Маше в этом году поступать в школу, но понятное дело, этого не будет. Найму ей хороших учителей и будет заниматься дома. С этим никаких проблем не возникнет. К тому же я думаю, что Маша уже сейчас сможет сдать половину школьной программы, даже несмотря на её особенности.

Перед отъездом забежал к Даше, которая только начала подниматься с кровати и озадачил её осмотром близлежащей территории на предмет друзей для Маши.

Княжна с энтузиазмом встретила моё предложение. Сказав, что заодно поищет друзей и для себя.

— А то мой суженный постоянно в каких-то делах, заботах. Вот теперь будет пропадать целыми дням на работе. А мне тут одной повеситься со скуки можно будет после того, как Маша найдёт себе компанию.

Она очень сильно удивилась, когда я поддержал эту идею, внеся небольшие коррективы. Во-первых, это должны быть только совершеннолетние девушки, не одарённые и не принадлежащие ни к одной из многочисленных субкультур, что в последнее время плодятся как грибы после дождя.

Не хватало мне ещё прийти домой и застать обряд поклонения макаронному монстру, или кому они там сейчас поклоняются?

Во-вторых, общаться с этими друзьями я разрешу только после того, как они пройдут все проверки в ведомстве Полиграфа.

Ну а в третьих. Чтобы это были просто адекватные люди. Что являлось одним из самых сложных требований.

Просто по собственной воле навязываться в друзья к Великой княжне не рискнёт ни один простолюдин. Всем прекрасно известно, какие последствия могут быть. Тут не каждый аристократ согласится, чего уж там говорить.

Даша на все мои требования просто рассмеялась, сказав, что она пошутила. С её даром никакая компания не нужна. Она постоянно получает новые ощущения, знания и всё такое.

Тем более Воевода банально не выпустит её без меня из поместья. А вот этот момент я, как-то упустил. Это мы с Лизой могли спокойно передвигаться самостоятельно и без охраны, хотя её бодигарды тоже всегда были под рукой. Но это скорее подчёркивало статус Елизаветы Багратион.

Природница сама вполне могла постоять за себя. И я сомневаюсь, что хоть один из её охранников был также силён.

В общем, на всякий случай перед отъездом нашёл Суворова и попросил его прогуляться вместе с Дашей и Машей. Но не увлекаться слишком сильно и особое внимание уделить всякой бродячей живности. Желательно отпугивать её за несколько сотен метров.

Все утренние дела были сделаны, распоряжение отданы. Можно было отправляться на работу.

Я с Лизой и Читером поехали на Демоне, а следом за нами ещё три машины с её охраной. Воевода предварительно имел с ними разговор, от которого мужики были мрачнее тучи. Наверняка пообещал кастрировать их всех, если с нами что-нибудь случится.

К зданию администрации мы подъехали без десяти девять. Для нас был освобождён целый сектор на рабочей стоянке и ждала делегация встречающих.

Многих из этих людей я уже видел в свой прошлый приезд, но было и много новых. Как те же Долгов и Сорокин, которые в прошлый раз решили не приходить на работу.

Сегодня вся администрация гудела, словно растревоженный, переполненный до краёв улей. На работу вышли, должно быть, абсолютно все. Кто находился в отпусках, декрете, на больничном и так далее. И всё чтобы посмотреть на нового наместника.

Эка невидаль. По телевизору меня уже много раз видели. К тому же многие вчера присутствовали на приёме.

Встречали меня с хлебом и солью. Устроили целое представление. По сути бред, но было весело. Особенно когда Лизу потянули участвовать в каком-то танце. Меня трогать они явно боялись.

В общем, первый день прошёл достаточно весело и беззаботно. За кабинетом следили, даже в отсутствии его владельца. Тут имелось всё необходимое, да и интерьер меня вполне устраивал. Поэтому переделывать ничего не будем.

Единственное нововведение, которое пришлось сделать это, рядом с моим стулом поставить ещё один такой же, конфискованный из соседнего кабинета. Елизавета заявила, что должна сидеть рядом, во главе стола.

Возражать я не стал. Да на здоровье. В любом случае ей осталось быть с нами максимум пару дней. Завтра или послезавтра должны подъехать остальные люди Гагарина.

Должно быть, Аркадий Николаевич сейчас предпринимает последние попытки заставит их шпионить за мной. Но раз Даша выбрала этих людей, я был в них полностью уверен.

На обед я сходил в местную столовую и остался вполне доволен. Конечно, это не ресторанные блюда, но всё было очень вкусно.

После обеда я ещё немного походил по зданию познакомился с людьми, которых не знал. А потом, как и собирался, отправился в банк.

В Рязанском отделении «Чумани» меня встретили практически так же, как и в столице. Вот только на этот раз я не позволил Читеру произнести ни слова. Мной снова занимался управляющий отделением. Вернее, управляющая. Юля, фамилию её я забыл сразу же.

Вообще, было очень удивительно увидеть на посту управляющего крупного банка девушку лет двадцати пяти. Сразу же в голову лезли мысли о её не совсем справедливом назначении на этот пост.

И судя по тому, как она выглядела и общалась со мной, постоянно строя глазки и стараясь занять как можно более выгодную позу. Эти мысли были далеко не беспочвенны.

Упорно не замечая её стараний, снял пятьдесят тысяч и поспешил удалиться. Багратион решила со мной не ехать в банк, а остаться ещё немного поработать. Поэтому мы с Читером были вдвоём. И уже через десять минут Демон въезжал в ворота поместья.

По дороге я, должно быть, собрал все имеющиеся в городе камеры. А в завтрашних газетах наверняка напишут о наместнике, который нарушает правила дорожного движения. Но я просто не смог совладать с собой. А все штрафы непременно оплачу.

Ближе к пяти подъехала машина с Яковом Моисеевичем. Даша вышла встречать портного с открытой банкой варенья.

— Как и обещала. — сказала она, наблюдая, с каким удовольствием Шмейхельман смакует варенье.

— Божественно! Вы оказались правы княжна. Вкуснее ничего в жизни не пробовал. Чтоб мне разучиться шить с этой минуты.

— Давайте с этим немного обождём Яков Моисеевич. Всё же ваш талант мне ещё пригодится и не раз. — сказал я, приглашая его в дом.

Там я сразу повёл его в нашу мастерскую и Яков Моисеевич вполне остался ей доволен.

— Возможно, я бы даже ничего не стал менять. Ваша бывшая кастелянша знала толк в нашем деле. Если позволите, я бы здесь поработал над вашим заказом. К слову, чтобы вы хотели?

А хотел я пять рубашек, пару костюмов и две пары брюк. А ещё поговорить.

Если с последним проблем не возникло никаких, то со столь крупным заказом всё обстояло иначе.

С собой Яков Моисеевич взял лишь самый минимум и сейчас мог предложить мне всего один костюм и рубашку. Он хотел вернуться домой и сделать всё там, но я настоял, чтобы он работал именно у меня. Сказав, что уже завтра, рано утром мне нужен костюм.

Решающим снова стало варенье. Вернее, обещание Даши поделиться ещё одной баночкой.

После чего она незаметно оставила нас одних, предварительно шепнув мне на ухо, чтобы я слишком сильно не юлил. А ещё лучше озвучил своё предложение напрямую.

Вот только сперва мне нужно было многое выяснить и как сделать это, я не знал. Не буду же я спрашивать у него в лоб, рассказать о прошлом. На какое государство он работал, что случилось с сыном и почему он сбежал от прошлой жизни.

Да я бы сам себя послал, если начал задавать подобные вопросы.

Но всё оказалось намного проще, чем я мог себе представить.

Как только Даша оставила нас наедине, Яков Моисеевич напрямую спросил меня.

— Сергей Михайлович, я живу на этом свете уже не первый десяток лет и прекрасно научился видеть, когда людям что-то нужно от меня. И ещё я не люблю, когда, извините за выражение, тянут кота за яйца. Давайте уже, озвучивайте.

— Сам не люблю подобного. — усмехнувшись тому, как точно всё подметил портной, сказал я. — А от вас я хотел бы одного — службы.

Услышав это, Яков Моисеевич крякнул и начал улыбаться.

— Боюсь, молодой человек вы слишком переоцениваете мои способности. Да и не гожусь я для службы. Не моё это. Уже не моё…

— Но вы же служили. И отчего сбежали?

Этот вопрос заставил старого еврея напрячься, но он всё же нашёл в себе силы ответить.

— Я бы предпочёл не возвращаться к прошлому. К тому же это может оказаться для меня небезопасным. Сейчас я простой портной, который живёт своей работой.

Ага простой, с костюмами за тридцать шесть тысяч. А вот про то, что ему может угрожать опасность, было интересно. Выходит, что он всё же прячется от своих бывших хозяев. Хотя чего-то подобного я и ожидал. Не зря же Полиграф не смог ничего найти о портном, до момента открытия ателье.

— Я могу дать вам любые гарантии безопасности.

— Для чего вам понадобился старый еврей? — в лоб спросил Яков Моисеевич, воспользовавшись моим же оружием.

— Если скажу, чтобы шить одежду. Вы мне поверите? — портной закачал головой. — В таком случае мне нужен ваша сила. Возможность парализовать не только тело, но и дар просто потрясающа.

— Вот в это охотно верю. Вот только я поклялся самому себе, что в подобных целях больше не буду использовать свою силу.

— А как же вчера в вашем ателье?

— То было нужно для работы. Вы же извивались, как уж. Костюм мог получиться неидеальным. А в таком случае пострадала бы моя репутация. Это единственное, что у меня есть и терять её вот так просто, я не согласен.

— Яков Моисеевич, вы же прекрасно знаете, что я могу достать информацию про любого человека, живущего в империи. За редким исключением. И вот вы стали одним из таких исключений. Скажу честно я хочу видеть вас среди людей, работающих непосредственно на меня. Сейчас я начинаю формировать круг приближённых, с которыми я буду работать в дальнейшем и на которых могу смело положиться.

— Боюсь, я не смогу помочь вам в этом, поистине непростом деле Сергей Михайлович. К тому же вы слишком торопитесь, предлагая подобное, практически первому встречному человеку. Прознай об этом кто-нибудь из не очень дружественных империи государств и они непременно попытаются подослать к вам своих людей. Этот шаг напрашивается сам собой. Но помимо него есть и другие варианты. Более подробно можете узнать у Великой княжны. В письме, полученном от неё, было всё очень подробно описано. Я даже не нашёл к чему придраться.

Даша снова решила действовать у меня за спиной. Нужно прекращать подобное. Уже в который раз, я узнаю о чём-то постфактум.

Но услышав эти слова, мне стало ещё более интересно прошлое портного. Вроде бы он говорил совершенно логичные вещи, вот только так быстро сложить все вместе могли лишь единицы, и я явно не был в их числе. И о каких других вариантах он говорит?

Рассказывать он мне явно ничего не собирался, а тратить впустую время на пространственные разговоры не было никакого желания.

Поэтому, недолго думая, я накинул на себя броню Демона и задал вопрос.

— Вы работали на разведку?

Услышав это, Шмейхельман вздрогнул. Подобное можно было списать на эффект от брони, но он даже глазом не повёл, когда я облачился в неё, проявив эмоции лишь при слове разведка.

В принципе для меня уже всё было понятно, но я хотел услышать подтверждение от него самого.


Глава 16


— Я так понимаю, в этой защите вы имеете возможность распознавать, правду говорит собеседник или нет? — вместо ответа, задал вопрос портной, с интересом разглядывая мою броню.

— С чего вы решили?

— Просто я не вижу иного смысла в использовании данной техники. — развёл руками Шмейхельман. — Она вселяет страх, даже настоящий ужас в сердца людей. Заставляет их хотеть забиться в самый дальний угол и не высовываться. В таком состоянии любой человек скажет, что вам нужно. Возьмёт на себя любое преступление и так далее. Поэтому вывод о возможностях распознавать ложь напрашивается сам собой.

— А вы получается, не испугались?

— Испугался до чёртиков. Боюсь, что от страха просто не смогу сойти с места. Да и смысла в этом не вижу. Раз вы решились прибегнуть к силе, то определённо хотите получить от меня ответы и только от них зависит, выйду я отсюда живым или нет.

— Даже в мыслях подобного не было. — сказал я.

Чего он себе вообще такого удумал? С чего мне его убивать?

— У вас нет, а вот у вашей службы безопасности, похоже, имеется подобный приказ. Ещё по дороге сюда мне показалось, что ваши люди прикидывают, как бы проще меня убрать. В подобных делах я сам имею огромный опыт и поэтому знаю, о чём говорю. Хоть я и ушёл от дел уже больше тридцати лет назад, навыки никуда не делись.

А теперь ещё выясняется, что у портного огромный опыт по устранению неугодных.

— Я же говорил, что смогу гарантировать вашу безопасность. Никто из моих людей не посмеет причинить вам вред, чем бы не закончился наш разговор. Даю слово.

— Слово, что крепче любой клятвы. Слово, которому верят безоговорочно. Которому поверю и я. — сказав это, Яков Моисеевич поднялся и медленно, потянулся за баночкой варенья.

Стояла она рядом со мной и поэтому я слегка напрягся. Хоть портной и говорил только правду, он всё же мог попытаться напасть на меня. И не известно, сработает его сила на мне сейчас или нет.

Рисковать я не хотел и поэтому на всякий случай поставил между нами кровавый щит. Но Яков Моисеевич просто взял варенье и вернулся на место, тут же отправив ложку в рот.

Я ждал, а Шмейхельман неспешно ел, смакуя каждую ложку. Похоже, это помогало ему думать. Я же представлял, как мне становится дурно от такого количества сладкого.

— Задавайте свои вопросы молодой человек, я постараюсь ответить на них. Но перед этим мне бы хотелось, чтобы мы оба принесли кровавые клятвы. Да, я знаю о такой возможности вашего дара. Всё сказанное в этой комнате останется только в ней.

Яков Моисеевич с осторожностью отставил варенье в сторону и сел на пол, коснувшись его ладонями. Я уловил импульс силы, которая стремительно начала бежать по периметру помещения.

Как только контур замкнулся, Шмейхельман с трудом поднялся и завалился обратно на стул.

— На всякий случай предупредите свою охрану, что всё у нас в порядке. Нарушат контур и сегодня я уже не смогу создать подобную защиту. В таком случае наш разговор придётся отложить на неопределённый срок.

— Всё в порядке, я никого не пущу к вам. — раздался из-за двери голос Даши.

— Вам повезло со спутницей. — подметил портной и начал ждать.

Держать броню я не видел никакого смысла. Отчего-то я был уверен, что уже и без её помощи смогу распознать, если Шмейхельман решит мне соврать. К тому же кровавая клятва не позволит ему этого сделать.

Разговор с Яковом Моисеевичем выдался очень долгим, но я совершенно не заметил этого. Мне было дико интересно услышать его историю.

Историю одного из сотрудников тайной канцелярии Римско-католической церкви. Человека, входящего в орден Псов господних. Самого закрытого и таинственного ордена Ватикана. Ордена, одно упоминание о котором, вызывало у знающих людей чувство страха.

Такого поворота я точно не ожидал. Еврей, работающий на Ватикан.

Задачей Якова Моисеевича было нахождение среди духовенства инакомыслящих, для этого он мог использовать практически любые методы. Но в основном вполне хватало его собственной силы. Люди, понимая, что их дар заблокирован, сами начинали все говорить.

И понятно, что работая на подобном посту, рано или поздно найдутся люди, которые решат поквитаться со слишком зарвавшимся, с их точки зрения, евреем.

Тем более в Ватикане, где Папы сменяются с завидной регулярностью, а ни одна из коалиций не может долго удерживать престол, начиная внутреннюю грызню.

Вот во время одной из таких заварушек к власти пришёл человек, имеющий много вопросов к ордену Псов Господних. И в частности, к Якову Моисеевичу.

Хоть последний и пытался всячески скрывать свою семью, вывезя их в другую страну, изменив имена и вообще предприняв все возможные меры безопасности. Но ему не удалось уберечь их.

Новости о смерти семьи застали его уже здесь в России. В то время он скрывался в небольшой деревушке под Одессой. Всячески стараясь увести ищеек Ватикана по своему следу.

— В то время я был молодым глупцом, который думал, что делает богоугодное дело. Настоящим фанатиком, который не видел реальной картины. Но после гибели семьи я прозрел. Прозрел и понял, что практически всё духовенство не имеет к господу никакого отношения. Они просто проталкивают свои интересы, наживаясь на многочисленной пастве.

Смерть семьи стала для меня страшным ударом. От которого я не смог оправиться и по сей день. Но тогда я не мог себе позволить горевать. Я должен был отомстить.

Прекрасно зная всех виновных. Я отправился в Ватикан. Обмануть ищеек, отправленных на мои поиски, не составило никакого труда. Да и среди всех служб Ватикана у меня осталось много старых друзей, которые были обязаны мне.

Уже оказавшись на месте, я смог сколотить вокруг себя небольшой отряд и выждав нужный момент, нанёс удар. Ты когда-нибудь слышал о годе безумия? — спросил Шмейхельман.

Естественно, я слышал. Об этом было написано во всех учебниках по истории. Время, когда католическая церковь осталась полностью без духовенства. На очередном конклаве состоялось невиданное до этого нападение.

Против духовенства поднялась вся охрана. Было применено какое-то невиданное до того момента оружие. Что это было никто не знал. Но больше сотни сильных одарённых не смогли справиться, практически с равным количеством слабосилков.

— В тот день я выгорел практически дотла. Но смог заблокировать силы, всех собравшихся на конклаве. Я был грандом, а сейчас моих сил едва хватит, чтобы показать результаты второй ступени.

После конклава я больше восьми лет, не мог касаться силы. Она была при мне, но просто не отвечала.

Яков Моисеевич тяжело вздохнул и уставился на свои руки. Даже не представляю, каково ему было эти восемь лет. Отец с дедом на короткий срок блокировали мой дар и мне казалось, что у меня отрубили руку, а тут такой срок.

Собравшись с мыслями, портной продолжил.

— Благодаря хаосу, начавшемуся в Ватикане, я смог выбраться из страны и начал скитаться по всей Европе, тщательнейшим образом заметая следы. Последней моей остановкой стала империя. К тому моменту в живых уже не осталось никого, кто смог бы опознать меня. Мне пришлось очень сложно без дара, но я справился.

Средств, имевшихся у меня, вполне хватило на покупку небольшого помещения и открытия в нём ателье. Ну а дальше, ты и сам всё прекрасно знаешь. — закончил свой рассказ Шмейхельман и растёкся по стулу, словно из него выдернули стержень, что поддерживал портного до этого момента.

Он сразу же постарел, словно этот рассказ отнял у него сразу лет десять. Глубокие морщины, которых до этого момента не было даже видно, прорезали лицо портного. Под глазами появились тёмные круги, а руки начали трястись.

Да эта история будет покруче любого фильма, что я видел. Неудивительно, что она так вымотала Якова Моисеевича. Который, несмотря на всё случившееся с ним, ни разу не поменял своего имени. С одной стороны, очень глупый поступок, а с другой — заставляющий его уважать.

— Яков Моисеевич, слова по поводу моей команды остаются в силе и я хотел бы видеть вас там. Даже если в качестве простого портного. Вот, возьмите в этом конверте пятьдесят тысяч. Это долг и предоплата, за следующие вещи. Можете остаться и работать здесь, я обо всём распоряжусь. А если хотите, я попрошу охрану, и они сопроводят вас домой.

— Если можно, сегодня я хотел бы остаться здесь. Воспоминания заставили меня вернуться в то ужасное время. Время, когда я боялся оставаться один.

В этот момент дверь в комнату открылась и в неё прошмыгнула Маша, тут же подбежавшая к Якову Моисеевичу.

Малышка положила свою ладошку, на трясущуюся руку старика и вопросительно посмотрела на меня.

— Папа, можно дедушка сегодня поиграет со мной?

От этих слов старый портной снова вздрогнул, а из глаз у него потекли слёзы.

Я лишь кивнул Маше и поднявшись пошёл на выход.

— Читер присмотри за Машей. — распорядился я.

Меня тут же подхватила под руку Даша и мы отправились в нашу комнату.

По дороге встретил Рудольфа Валентиновича и попросил, чтобы покормили портного. Сам я совершенно не хотел есть и чувствовал себя ужасно вымотанным. Сейчас мне хотелось только спать.

— Это отличный выбор. Доверяй Якову Моисеевичу, чтобы не произошло. Ты у меня самый сильный, ничто не должно выбивать тебя из колеи. Вместе мы справимся с любым ударом. Положись на тех, кто находится рядом с тобой. — сказав это, Даша поцеловала меня и обняв засопела.

Не знаю сколько времени, я просто лежал и пялился в темноту, стараясь понять, что она хотела сказать этими словами. И даже не заметил, как уснул.

Перед этим мне показалось, что Даша будто всхлипывала во сне, а моё плечо слегка намокло.

* * *
После спонтанного и совершенно безрассудного путешествия в Сибирь сила успокоилась, получив желаемое. Михаил Григорьевич помог Сергею, а заодно и подпитал его тьму.

В момент контакта их сил он испугался, что его тьма слишком перестарается и полностью исчерпает себя. Не справившись с напором силы, оставленной в парне. Но все опасения оказались напрасными. Тьма Сергея взяла себе лишь необходимое. Между ними ещё не было связи, но её зачатки уже начали появляться.

Парню необходимо убить человека при помощи тьмы, желательно одарённого и тогда он гарантированно свяжет себя с даром Чернышёвых. Тем самым он пройдёт первичную инициацию, которую все обладатели дара тьмы проходят, после пробуждения дара.

Конечно, как это будет в случае с Сергеем, он не знал. Но надеялся, что и здесь проверенный годами метод не подведёт.

Михаил Григорьевич уже подготовил отличный план, чтобы подтолкнуть Сергея на убийство, но все его планы порушило столь стремительное назначение парня на пост Рязанского наместника и его высылка из столицы.

Лишь в последний момент Михаил Григорьевич успел отправить вместе с Сергеем сына. Денис связывался с ним несколько часов назад и сказал, что Сергей уже прошёл инициацию. Между ним и тьмой образовался тончайший канал, но этого было вполне достаточно, чтобы начать работать с даром уже гораздо серьёзнее.

Об этом всём Чернышёв размышлял, сидя в своей машине, что сейчас неслась к Воронову крылу. Сюда его вновь тащил дар. После того случая с полётом в Сибирь Михаил Григорьевич поставил защитную систему, которая не позволяла силе полностью брать над ним контроль.

После того как вернулся из вынужденной командировки, он ещё ни разу не сомкнул глаза и только сегодня смог выстроить подобную защиту. Только благодаря ей, он сейчас находится в сознании, может свободно мыслить и наблюдать за происходящим. Вот только контроль над собственным телом и даром, был полностью утрачен.

Что на этот раз от него хочет сила он также не знал. Но предчувствие было не самым хорошим.

Его машина спокойно прошла через все защитные кордоны, без каких-либо задержек. Достаточно было того, что все видели его сидящим за рулём. Хоть Дениса уже и не было в поместье, свободный въезд для Михаила Григорьевича никто не отменял.

Он даже не представлял, чтобы устроила сила, если его попытались остановить. Вступать в бой с охраной императора могло иметь слишком серьёзные последствия. Вплоть до того, что пришлось бы бежать из страны.

Конечно, он подготовил уже несколько вариантов стран, в которых род Чернышёвых примут с распростёртыми объятиями и будут постоянно облизывать. Но его просто тошнило об одной мысли об этом. Да и тьма была против подобного.

Машина проехала мимо центрального входа в поместье и направилась прямиком в сторону подземного гаража, что уже заставило Чернышёва напрячься.

В гараже находился отлично защищённый наблюдательный пункт дружинников Воронцовых, который он мельком увидел, когда сопровождал Манижу в первые дни после того, как Денис попал к ней на лечение.

Тогда она вместе с хозяином поместья и императором спускались к укреплённому убежищу Великой княжны Анастасии и пригласили Михаила Григорьевича составить им компанию.

Но он проехал и мимо гаража, вырулив к крылу, в котором у Воронцовых располагался медицинский блок. Там же имелся и отдельный выход, которым воспользовался Михаил Григорьевич, чтобы попасть внутрь.

Там он тут же двинулся к знакомой двери, за которой обычно всегда находилась Манижа во время его посещений Дениса.

Целительница и сейчас оказалась на месте. Вот только она явно была занята тем, что собирала свои вещи. Похоже, что после того как Денис самостоятельно выписался, её больше ничего не держало у Воронцовых.

— Михаил Григорьевич? — удивилась целительница и не успела ничего предпринять, как тьма бросилась на неё.

Чернышёв пытался остановить её, но это было невозможно. Всего один удар и целительница отключилась.

Подхватив её на руки, он бросился бежать к лестнице ведущей в гараж. Всё же сила тянула его именно туда.

По дороге он встретил старого дворецкого, но лишь отмахнулся от него, когда тот попытался что-то спросить. Хорошо ещё, что тьма не решила убить этого человека. Жертвы совершенно были не нужны.

Достаточно и того факта, что он вломился в поместье, оглушил целительницу и теперь собирается устроить что-то в гараже.

Спустившись в гараж, он тут же встретил устремившихся ему навстречу дружинников. Хоть они и прекрасно знали его в лицо, но должны были остановить.

Первый, что-то попытался сказать, но сила снесла всех с дороги Михаила Григорьевича и потащила его к неприметной двери, которую вывернула походя.

В этот момент по всему поместью разнёсся сигнал тревоги. Совсем скоро по его душу прибудет хозяин поместья. Чернышёв не был уверен, что сможет справиться с кровавым вороном, тем более у него дома.

Но помимо ворона прибудут и другие одарённые. И ему точно не выстоять. Что же на этот раз затеяла тьма?

Она потянула его дальше, к комнате в которой держали Великую княжну. Неужели тьма хочет, чтобы он схватил и её?

Именно этого и желала тьма. Если Манижу удалось вырубить, то княжну пришлось заключать в кокон тьмы и надеяться, что он продержится хотя бы несколько минут.

Уже сейчас сокрушительные удары Анастасии растягивали кокон. Но наблюдать за этим ему не позволила тьма, потянув дальше. К ещё одной двери, даже на первый взгляд, выглядевшей гораздо массивнее всех остальных.

За дверью оказалась лестница, ведущая вниз. По которой он тут же спустился и помчался мимо множества старинных машин в противоположный конец помещения, к точно такой же двери, что была сверху.

Вот только эту дверь охранял уже знакомый ему робот Меншиковых. Новейшая разработка, скопированная с тех железяк, что напали на них после приёма у Ланцовых.

Как расправляться с этим металлоломом, он уже прекрасно знал и поэтому робот не стал серьёзным препятствием. Всего-то достаточно было вырубить питание робота. Даже, несмотря на то что это был какой-то совершенно новый источник питания. Крошечный кусочек тьмы сможет пробраться, даже в самую защищённую машину.

Вторую дверь постигла участь первой. И сразу после этого, тьма воздвигла защиту, которую сотрясло несколько сильных ударов.

Что это было Михаил Григорьевич не видел. Дальше тьма действовала сама. Как оказалось, это был ещё один подобный робот, который успел атаковать. Но тьма выключила и его.

Как только это произошло, Чернышёв бросился вниз, оказавшись в небольшом помещении, из которого дальше вела лишь одна дверь. Всего их оказалось три и каждая требовала подтверждения, чтобы открыться. Но тьма справлялась и так. Проникая в механизм и открывая двери изнутри. Он даже и не подозревал о подобных возможностях.

Тьма явно экономила силы. Во только для чего?

Когда последняя дверь была открыта, Михаил Григорьевич оказался в тюремном блоке на две камеры.

В этот момент он ощутил сильнейшую опасность. Откуда-то сверху начал доноситься гул, словно от работы гигантской горелки. Звук всё нарастал и нарастал. Он с лёгкостью перекрыл собой завывания сигнала тревоги и вытеснил вообще все звуки.

Когда терпеть его уже не было сил, тьма швырнула Михаила Григорьевича ближе к камерам и начала создавать защиту, которую он видел впервые. Для её создания тьма подключилась к силе целительницы и к силе, Великой княжны и тех, кто находился в камерах.

Расход энергии был чудовищным. Чернышёв не выдержал подобного и вырубился. В то время как тьма продолжала подпитывать образовавшийся кокон.


Глава 17


В глаза ударил яркий свет, заставляя меня проснуться.

— Какого?! — вырвалось у меня, когда я открыл глаза.

Я находился в формации «Второго шанса».

— Даяна? Даяна? Ты где?

— Не ори так, здесь я уже. Как только почувствовала, что способность сработала сразу сюда. Ты даже не представляешь, как трудно пробиться в это ответвление.

— Что произошло?

— Возьми телефон. — сказала Даяна.

Я тут же метнулся к тумбе и схватил телефон.

«Реципиент Воронцов Кирилл Васильевич — погиб. Желаете воспользоваться „Вторым шансом“, или вернуться в точку переноса?»

Стоять! Чего-то я ни хрена не понимаю. Чего там произошло? Что случилось в поместье? Дед сейчас должен находиться именно там.

Так нужно всё хорошенько обдумать. Чем я могу ему помочь, находясь в Рязани? Максимум предупредить, не больше.

Думаю, сейчас у нас на двоих будет около трёх часов на возвращение. По идее этого должно хватить впритык, чтобы я добрался до столицы. Добраться-то я может и доберусь, а вот сделать что-то уже не успею.

Максимум, что я сейчас могу — это предупредить деда и отца, сказать, чтобы они были предельно осторожными.

К таким же выводам пришла и Даяна.

— А ты можешь определить умер кто-нибудь ещё, если погибнет несколько человек, с кем я поделился умением? — спросил я, когда мне в голову пришла шальная мысль.

Ведь вполне, может статься так, что напали не только на деда, но и на всё поместье. В таком случае, вполне вероятно, что погибла и Настя. Если это так, то у меня будет хоть какая-то дополнительная информация.

— По идее могу. Но сейчас совершенно точно умер только твой дед.

— Хреново. Ладно, нужно возвращаться и начинать делать хоть что-то.

Нажимаю воспользоваться умением и вылезает выбор времени. Да тут даже больше, чем я рассчитывал — двести шесть минут. Но в любом случае этого времени мне не хватит, чтобы добраться из Рязани до Воронова крыла.

Выбираю максимальное время и оказываюсь в постели с Дашей.

Княжна сидит и смотрит на меня, а за её спиной развивается призрачный шлейф.

— Нельзя. — сказала она замогильным голосом и меня тут же затрясло.

Я попытался вскочить с кровати и выбежать из комнаты. Но у меня не получилось даже пошевелиться. Не помогло даже сжигание дара и облачение в броню демона. Призраки были слишком сильны.

— Успокойся Сережа. Умоляю тебя. У меня уже практически не осталось сил. Если ты предупредишь их, то погибнуть абсолютно всё. — пока Даша говорила это, из её глаз начали течь кровавые слёзы.

Я уловил движение силы, но не мог сейчас ничего с ней сделать. Дар призрачных погонщиков не позволял моей силе вырваться за пределы собственного тела.

Даша слегка пошатнулась. Из носа и ушей также потекла кровь. Она была на грани. Дар уже начал разрушать её организм. Слишком много она пыталась взять, для того чтобы удержать меня.

— Я должен его предупредить. — взревел я и предпринял очередную попытку вырваться, направив весь дар на усиление тела.

Даша застонала. Её губы окрасились кровью, а глаза заволокло белёсой пеленой.

— Папа остановись! — влетела в комнату Маша и тут же подбежала к Даше, попытавшись поймать её падающее тело. Но они обе упали.

Даже несмотря на то, что она находилась без сознания, княжна продолжала держать меня, тратя на это последние крохи сил.

— Остановись! Ты убьёшь её! Сто-о-о-ой! — последнее слово Маша выкрикнула с такой яростью, что прошибло даже меня.

Именно это позволило мне, наконец, осознать, что Даша уже перешагнула через грань. Моя Даша, в утробе которой находится наш ребёнок.

В этот момент её сила, словно почувствовать, что я пришёл в себя, дала мне возможность воспользоваться даром, чтобы спасти свою хозяйку. Она потеряла очень много крови и я, не раздумывая, поделился с ней своей. Хотя после всего произошедшего её было крайне мало. Но мне было плевать.

Плевать на то, что сразу начала кружиться голова, а в глазах потемнело. Сейчас мне не нужно было зрение я всё прекрасно ощущал через дар, который связывал нас с Дашей.

Маша, что-то настойчиво кричала, но сейчас у неё уже не получалось достучаться до меня. Брешь, через которую она прорвалась в первый раз уже была заделана тьмой. Именно благодаря ей, я всё ещё не вырубился.

В какой-то момент я ощутил свободную силу, что появилась рядом и сразу же потянулся к ней, перенаправляя к Даше. Часть доставалась и мне и поэтому стало немного легче.

Когда я уже ничем не мог помочь княжне, вся оставшаяся сила досталась мне. В глазах начало проясняться. Я стал различать голоса Воеводы, Маши и Лизы. Они о чём-то бурно спорили и Маша явно побеждала в этом споре.

— Спасибо, дальше мы разберёмся сами. — в спор этой троицы вклинился голос бабушки.

Лиза попыталась что-то возразить, но бабушка так рявкнула на неё, что Багратион буквально сдуло из нашей комнаты. Воевода вышел следом за ней, а Маша осталась. Её никто не собирался прогонять.

Следом за бабушкой появился и дедушка, тут же бросившись к Даше. Я смог стабилизировать её состояние, но тут потребуется их помощь. Имелись внутренние повреждения.

Чтобы сдержать меня, Даше пришлось в буквальном смысле выдавливать из своего организма всю имеющуюся силу, при этом убивая себя. Но сейчас ей помогут.

Теперь было нужно понять, откуда здесь в столь подходящий момент взялись целители? Снова Даша позаботилась обо всём заранее? И опять ничего не сказала мне.

Но почему? Почему она не хочет, чтобы я предупредил деда и отца? Что значат её слова? Думая об этом, я смотрел на окровавленное лицо Даши. Её грудь еле-еле вздымалась. А в области живота вновь появилось едва различимое свечение.

На мою голову легли чьи-то руки и я ощутил небольшой холодок, которым обычно сопровождается исцеление. Но я был абсолютно здоров. Против истощения мог помочь лишь один целитель — время.

— Спасибо. Но для меня это сейчас бессмысленно. Лучше помоги дедушке. — сказал я, погладив бабушку по руке.

— Вечно у вас Воронцовых всё никак у людей. — сказала она, отпуская меня.

Как только они принялись за Дашу вдвоём. Свечение в её животе заметно усилилось, постепенно распространяясь на всё тело.

Бабушка с дедушкой переглянулись, но не произнесли ни слова, продолжая работать. Все же они не хватали звёзд с неба в целительстве и были лишь крепкими середняками.

Но я был уверен, что теперь они знают о беременности Даше. И судя по взглядам, украдкой бросаемым на меня, прекрасно понимают от кого.

Когда Даша начала полностью светиться, как это было с Дайнаной, она открыла глаза.

— Спасибо, что послушал. — произнесла она.

Я тут же оказался рядом и совершенно не обращая внимание на бабушку с дедушкой, поцеловал её и прижал к себе.

— Больше никогда не делай так. — сказал я.

В этот момент в моей голове проносился ураган мыслей. Я должен что-то сделать. Должен помочь деду выжить. Уже потрачено непростительно много времени, а я всё ещё бездействую.

— Нельзя Сережа. — прекрасно поняв, о чём я сейчас думаю, сказала Даша, взяв моё лицо в ладони и начав целовать его.

— Даша права. Не вмешивайся. Если ты оставишь всё как есть шансы найти выживших очень высоки. В любом другом случае не выживет никто. — обняла меня сзади Маша. — Мне очень жаль. — сказала она и я почувствовал, как майка в том месте, где она уткнулась в меня, начала намокать.

От самого осознания, что я ничего не могу сделать. От всей этой ситуации у меня самого навернулись слёзы. Толку от всей силы, что я обрёл за последнее время, если я не могу спасти дорогих мне людей? Зачем она вообще нужна?

Послышалось, как закрылась дверь. Дедушка с бабушкой решили оставить нас, за что я им был очень благодарен.

Даша с Машей, тут же уснули, после того как я немного воспользовался силой. На это хватило, оставшихся у меня крох.

Найдя телефон, я набрал номер деда.

— Через три часа на тебя нападут и смогут убить. Я не успею приехать на помощь. Спрячь Настю.

Дед сказал лишь спасибо и повесил трубку. Вот так без каких-либо вопросов он взял и поверил мне. Отчего стало ещё паршивей.

Следующий звонок я совершил отцу. Вот он уже начал заваливать меня вопросами. На которые у меня просто не было ответов. Единственное, что я мог сказать это, что дед умрёт и назвать примерное время.

Судя по тому, что меня поставили на громкую связь, рядом с отцом был император. А через какое-то время появился и ещё кто-то. Наверняка Полиграф, Мазуров или дед. А может, и все сразу.

Но и здесь моим словам сразу поверили. Мало того что они считали, будто я владею боевым предвидением, так ещё со мной рядом была Ведунья. Даже две.

Ведуньи, которых я не послушался. Но у меня уже был план, как в случае чего исправить эту ошибку.

Девчонки гарантированно проведут в отключке несколько часов. Поэтому я смело оставил их в комнате.

Воевода уже поднял по тревоге своих людей, даже не зная, что произошло.

— Покушение на деда. А там, возможно, на Вороново крыло и всех его обитателей. Поэтому быть предельно внимательными включить все системы защиты и готовиться к нападению в любой момент. Кто или что это я понятия не имею. — ответил я на его вопросительный взгляд. — Мониторьте интернет и телевидение. Постоянно будьте на связи с кем-нибудь из поместья. Мы должны сразу же узнать, если там что-то произойдёт.

И поделился с ним «Вторым шансом». То же самое я сделал и с Машей, с Лизой, с бабушкой и дедушкой. Услышав мои слова, они тут же захотели вернуться домой, но я не позволил им этого сделать.

По дороге они будут представлять из себя слишком прекрасную цель. А рядом с Олей находились пять человек из Ярости. В случае чего они смогут дать ей время, чтобы сбежать. Да и сама Оля могла очень сильно удивить решивших напасть на неё. Никто не ожидает встретить одиннадцатилетнего архигранда.

Я ещё несколько раз пытался дозвониться до отца или деда, но они просто не брали трубку. Под конец я не выдержал и позвонил маме.

— Привет, сынок. — раздался её сонный голос, через десяток гудков. — Что-то случилось? Почему ты решил позвонить мне посреди ночи?

Раз мама спала, то в поместье всё должно быть спокойно. Это уже радовало.

— Да просто, соскучился, захотел услышать твой голос вот и позвонил. Извини, что разбудил. Даже не посмотрел на время.

— У тебя там точно всё в порядке? Какой-то слишком голос напряжённый. — не ускользнуло от мамы моё волнение.

Но я сказал, что всё в порядке. Где отец она не знала, хотя засыпали они вместе. Больше ничего спрашивать у неё я не стал. Сказав, что люблю её и повесил трубку.

Мне срочно нужна своя Эрджан, которая смогла бы открыть портал в Вороново крыло. В таком случае у меня была бы столь необходимая информация.

Я лихорадочно думал, чем могу помочь, но ничего в голову не приходило. Единственное, что я мог сделать это предупредить их, и всё.

Примерно через час Воевода сообщил мне. Что на территории поместья произошёл бой. Погибло несколько десятков защитников поместья, пока на подмогу им не пришли отец, император и Дед.

Нападавшим оказался Чернышёв, который вовсю орал, что им управляет сила и он не может с собой ничего поделать. Вспомнив своенравную тьму, я поверил в возможность подобного поворота событий.

Трём архиграндам удалось обезвредить Михаила Григорьевича, даже оставив ему жизнь. Сейчас в поместье разбираются, что же произошло.

* * *
Какое-то нездоровое шевеление в поместье началось за несколько часов до предполагаемого времени атаки. Шпион видел, как резко усилились меры безопасности.

Все кордоны были усилены в несколько раз и забаррикадированы. Хотя эти меры отменили уже больше недели назад.

Потом появилась машина главы корпорации «Север» — Чернышёва. До этого момента он мог беспрепятственно проезжать на территорию Воронова крыла и его даже не останавливали для досмотра.

Но сегодня это изменилось. На первом же посту перед ним не открыли заслон. Но Чернышёв, даже не подумал останавливаться. На полном ходу он влетел в защитные сооружения и снёс их. Столь безрассудным поступком он уничтожил свою машину.

Выскочив из груды металлолома, он начал атаковать бойцов, бросившихся к нему, расправившись с первым заслоном меньше чем за минуту. Всё же здесь уже и не предполагали, что на них осмелится напасть хоть кто-то.

Но самое главное бойцы успели сделать — послать сигнал тревоги дальше.

Следующий рубеж обороны организовал для Чернышёва куда более тёплый приём. Бойцы начали использовать все, что было у них под рукой, не экономя боеприпасы. Столь плотный огонь замедлил продвижение взбесившегося архигранда, но всё же не смог его остановить.

Чернышёв просто взял и переместился за спину атакующим его бойцам. Пока они заметили, что бьют в пустоту, нарушитель уже был недалеко от поместья. Там его и встретили сразу три монстра.

Два Кровавых ворона и император, собственной персоной. Но Чернышёв не спасовал и тут. Он начал что-то кричать, но было слишком далеко и соглядатай не расслышал.

Бой оказался довольно долгим. Оборонявшимся удалось пленить Чернышёва. Хотя по всем прикидкам они должны были уничтожить его на месте.

— Если атаковать, то сейчас. — позвонив своему создателю, сказал шпион и исчез. Сила вернулась к её истинному владельцу, заодно оставив метку для перемещения ударной группы.

Девять человек появились в том месте спустя пару минут и тут же начали формировать чудовищную технику, которой ещё не видел этот свет.

* * *
Чёртова сила вновь взяла над ним контроль. Он мог только наблюдать, выступая в качестве пленника в собственном теле.

Если в прошлый раз сила затащила его в Сибирь, то теперь она вела его в Вороново крыло.

Ещё на подъезде к первому блокпосту Михаил Григорьевич понял, что что-то произошло. Меры безопасности усилились в несколько раз. Прожектора освещали не только дорогу к поместью, но и всю зону в радиусе нескольких километров.

Его машину, безусловно, узнали. Но вместо того, чтобы пропустить, как делали это всегда, лишь подали сигнал остановиться. Сила проигнорировала этот сигнал и наоборот втопила педаль газа в пол. В последний момент его окутал кокон тьмы, уберегая от неминуемой гибели.

Машина превратилась в кучу металлолома, но он оказался по другую сторону баррикад. На него тут же бросились бойцы караула.

— Бегите! Спасайтесь! Сила взяла надо мной верх! — закричал Михаил Григорьевич очень удивившись, что у него это получилось.

Но его никто не послушал. Бойцы выполняли приказ, и за это он убил их всех.

Дальше он уже бегом бросился к следующему блокпосту. Бойцы на нём уже не стали церемониться и открыли шквальный огонь из всего, что было у них на вооружении. Несколько раз даже успели выстрелить танки, что выступали на том посту в качестве заграждения.

Тьма выбрала самый подходящий момент, когда плотность огня достигла нужной концентрации и совершила скачок, оказавшись за спинами продолжавших палить по пустому месту бойцов.

Михаил Григорьевич испугался, что сила решит забрать и эти жизни, но что-то непреодолимо тянуло её вперёд, в поместье Воронцовых.

— Сдавайся Михаил. — раздался рокот одного из Воронцовых, что возникли перед ним, недалеко от поместья.

Перед Михаилом Григорьевичем сейчас стояли два монстра облачённых в кровавую броню, а за их спинами находился третий монстр, от которого расходились волны призрачного сияния. Император был готов к битве.

— Я не могу. Сила взяла меня под контроль и тащит вперёд. — выкрикнул Чернышёв. — Остановите меня. Я уже убил много невиновных.

В этот момент с его рук сорвались сгустки тьмы, которые приняли на себя призраки, тем самым уничтожив эту технику.

Дальше в бой вступили хозяева поместья. Одновременно нападая с разных сторон. Император также не стоял на месте.

Если сейчас телом управлял бы сам Михаил Григорьевич, он бы не продержался и пары минут. Но тьма была гораздо искуснее его и поэтому уже минут пять они сражались на равных.

Но дальше так не могло продолжаться. Не хватало ещё, чтобы он убил императора, а такое развитие событий вполне могло случиться. Тьма уже несколько раз проводила очень опасные контратаки, нацеливаясь именно на Николая. Без его поддержки Кровавые Вороны наверняка проиграли бы.

— Стой! — собрав последние силы, что у него были, заорал Чернышёв.

Кричал он тьме, которая даже и не думала сдаваться. На мгновение ему удалось ослабить её контроль и этого времени вполне хватило, чтобы оба Кровавых Ворона пробились сквозь защиту.

Этого оказалось вполне достаточно, чтобы отрезать Михаила Григорьевича от дара. Тьма ничего не могла сделать с силой объединившихся архиграндов. Она билась в бессилии, норовя уничтожить его изнутри.

Но это продолжалось недолго. Пока не подошёл император и не внёс свою лепту.

— Давай поговорим Михаил Григорьевич. А после мы решим, будешь ты жить или нет. — сказал император. — Полиграфа ко мне срочно и всю его бригаду мозголомов.

Крикнул он в трубку телефона, после чего она разлетелась у него в руках. Император был в ярости.

— Что-то должно произойти. Что-то страшное. Иначе сила так не поступила бы. Она притащила меня в Сибирь, когда нужна была помощь Сергею, а теперь притащила меня сюда. Срочно нужно эвакуироваться. — заговорил измотанный Чернышёв.

Император с Воронцовыми переглянулись и кивнули, словно надеялись услышать от него нечто подобное.

— Давай команду щитовикам. Защита должна выдержать любой удар. — на этот раз распоряжение отдал Кирилл Васильевич, скинув боевую броню.

Вокруг поместья начали подниматься световые всполохи, что свидетельствовало о возведении защиты. Михаил Григорьевич даже представить не мог, сколько потребуется щитовиков, чтобы укрыть всё поместье. Но видимо, у императора они были. И это очень хорошо.

Тьма никогда не ошибается. Должно произойти нечто ужасное.


Глава 18


— Сила очень волнуется. Я ощущаю, как она старается воздействовать на меня. У отца в этом плане всегда была большая проблема. Контроль — его самая слабая сторона. — сказал Денис.

Я сперва даже не заметил, что он тоже находится в комнате. Его слова я не мог проверить. Тьма сидела во мне смирно. Но это ещё ничего не значило. Просто между нами была слишком слабая связь.

Я попытался ещё раз дозвониться до отца, но на этот раз мне сказали, что аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети. То же самое было и с остальными номерами, по которым я пытался позвонить.

— Воевода. Мне нужна связь с поместьем. — заорал я, понимая, что произошло что-то страшное.

— Мы пытаемся. — ответил мне Суворов, также набирая номер за номером.

— Вороново крыло полностью уничтожено. На его месте осталась лишь огромная воронка. Диаметром в несколько сотен метров. Предположительно туда упал метеорит. — произнесла ошарашенная Елизавета. — Империя обезглавлена.

От ярости я закричал и бросил телефон в стену. Предупреждение не помогло. Даша оказалась права.

В этот момент я оказался в формации «Второго шанса».

Схватив телефон, я увидел два сообщения.

«Вы не смогли предотвратить смерть Воронцова Кирилла Васильевича. Ваши попытки использования умения сокращаются до двух. Впредь будьте предельно осторожны и хорошо всё обдумайте, прежде чем делиться с кем-нибудь возможностью вернуться после гибели».

— Да идите вы в задницу! Сам разберусь! — не сдержавшись заорал я на телефон.

«Реципиент Романова Анастасия Николаевна — погиб. Желаете воспользоваться „Вторым шансом“, или вернуться в точку переноса?»

— Не получилось? — спросила Даяна, заставляя меня отложить телефон в сторону.

Сейчас я больше всего хотел вернуться обратно, но нужно было попробовать понять хоть что-то. После первой смерти деда информации практически не прибавилось, но она была.

То же нападение Чернышёва и информация, о том, что Вороново крыло уничтожено метеоритом.

Подобной разрушительной мощью не обладает ни один род в золотой тридцатке. Цангпа не считаются. После их дара остаётся только прах, а никак не дымящийся кратер.

Что это может быть? Какая-нибудь разработка? Новейшее оружие? Или, возможно, совместная техника?

Если последнее, то это должны быть очень сильные одарённые. Минимум несколько архиграндов, объединённых в одну цепь. Но подобное практически невозможно.

О подобном я даже ни разу не слышал. Да, в Афганистане я видел, как одна из дочерей коллекционера забирала силу у одних и передавала её другим, но это совершенно другое.

Даяна снова практически ничем не смогла мне помочь. Она сказала, чтобы я просто пока отдохнул в формации. Привёл свои мысли в порядок и успокоился. То, что сейчас происходит в столице определённо дело рук очень могущественных людей.

Майя мы отмели сразу же. Сомневаюсь, что они пошли бы на уничтожение собственной ведуньи. А в том, что она также мертва, я не сомневался.

Если источник Лизы не приукрасил, то там уничтожены и все подземные постройки поместья.

Да, что же это за мощь такая? Где были щитовики, почему они не смогли защитить хотя бы императора? И почему он не воспользовался зовом предков? Эта техника могла спасти их всех. Хотя также могла и уничтожить. Уж не она ли это была?

Только сейчас до меня дошло, что погибли все, кто находился в Вороновом крыле. Мама, папа, дед. Пётр Алексеевич, тётя Зина с дочерьми и все дружинники. Все, кто был мне дорог. Всех мертвы.

Я должен лично оказаться там и попытаться это предотвратить. Чем больше времени будет на подготовку, тем больше будет шансов выжить.

И снова у меня было чуть больше трёх часов на возвращение. А это значит, что она уже практически сравнялась по силе с дедом.

На этот раз я вернулся в тот момент, когда мы с Дашей шли в нашу комнату. План у меня был довольно простой и я побежал к комнате Лизы.

— Остановись. У тебя не получится их спасти. — крикнула мне вслед Даша, но я не хотел в это верить.

Всё ещё возможно исправить. Прадед говорил, что любая смерть меняет событийную цепочку и позволяет обнулять счётчик смертей. Отсюда можно сделать вывод, что также любая смерть может заставить двигаться эту самую событийную цепочку по другому руслу.

Ворвавшись в комнату Лизы, я поделился с ней умением и затем нанёс удар. Вот только она уже успела ухватиться за дар и защититься, атаковав меня в ответ.

Церемонится с ней, я не собирался и поэтому потянулся к силе. Все, кто был в поместье и могли сделать меня сильнее умерли. Наш бой с Багратион разрушил половину поместья, но всё же я смог одержать верх. Клинки, покрытые кристаллизованной кровью, пробили защиту природницы, проткнув её насквозь.

Это позволило мне добраться до её крови. И я снова оказался в формации.

Телефон лежал на своём месте. Мигал индикатор полученного сообщения, чего ещё ни разу не было.

Первым шло стандартное из-за смерти Лизы. А вот второе я так и не смог прочесть. Там была какая-то неразбериха, написанная кроваво-красными буквами, которые ещё и постоянно мигали.

— Ты знаешь, что это значит? — спросил я у Даяны, возникшей за моей спиной.

Девушка взяла телефон и начала рассматривать эту белиберду.

— Я всё скопировала. Попробую расшифровать, если это вообще возможно. А пока даже мыслей никаких нет. Это что-то новое.

— У тебя есть совсем мало времени. Поторопись. — сказал я и забрав у неё телефон, воспользовался умением.

Смерть Лизы позволила мне вернуться на два часа сорок шесть минут.

В этот момент я разговаривал с Яковом Моисеевичем.

Вскочив со своего места, я выбежал из каморки, начав орать Воеводе, чтобы он подошёл ко мне. Настала его очередь умирать.

На этот раз меня попытались остановить Даша с Машей на пару. Они обе твердили, что все мои попытки бессмысленны. Что я делаю только хуже и в первую очередь самому себе. Но я просто не мог так этого оставить. У меня есть возможность попытаться спасти Вороново крыло и я не упущу её.

По всем прикидкам у меня сейчас вполне хватало времени, чтобы добраться до поместья, но я хотел увеличить это запас ещё больше.

Увидев воеводу тут же поделился с ним умением, а потом убил.

На это раз имелось сразу три сообщения, два из которых невозможно было прочесть.

— Даяна? — позвал я, но ответа не было. — Даяна, ты здесь? Даяна ответь мне. Даяна.

— Подожди ещё немного, расшифровка почти закончилась. Не торопи меня. — ответила мне консультант.

— На здоровье времени у меня навалом. Но тут ещё одно такое же сообщение появилось с кракозябрами непонятными.

— Давай сюда. — возникла передо мной Даяна с протянутой рукой.

Взяв телефон, она исчезла. Я остался в одиночестве и даже не знал, чем себя занять, чтобы немного отвлечься. От мыслей о случившемся хотелось выть и лезть на стену.

Просто не может быть такого, что я не смогу помочь. Не смогу спасти их.

Хотя помниться, что Даша говорила после первого раза, что есть большие шансы, что кому-то удастся выжить. Вот только кому? Кто сможет пережить столь мощный удар?

— Даяна я хочу отправиться на тренировку, пока ты тут разбираешься. Подбери мне пару противников посерьёзнее. — крикнул я и пошёл к двери.

Вот только меня там ждал дикий облом. Она просто не открывалась, и я ничего не мог с этим поделать.

— Даяна! Даяна! — я тут же начал звать консультанта.

— Не получится. Тренировки пока для тебя закрыты. По крайней мере, в этом месте. Идёт сильнейший отток энергии и я пока не могу понять в чём причина. Параллельно ещё занимаюсь расшифровкой этих сообщений и общим управлением, основной формации. Не забывай, что это лишь тестовый режим и многих функций мы ещё не знаем. — ответила Даяна.

Я мог лишь выругаться да и усесться обратно на кровать. Раз ничего не остаётся, попробую отдохнуть. Хоть я мог здесь обходиться без сна и отдыха, но это отлично скоротает время.

Как ни странно, заснул я практически моментально и мне даже снились сны. Правда, я так и не смог ничего запомнить. Помню лишь, что это были не самые хорошие сновидения.

Проснулся я насквозь мокрый, а всё постельное бельё валялось на полу. Охренеть, как я крутился.

Одной мысли вполне хватило, чтобы вернуть постель в исходное состояние, а заодно и себя. Избавиться от пота и оказаться в чистой одежде.

— Ещё максимум два раза. — произнесла появившаяся Даяна.

Впервые вижу её такой измученной, что ли. Словно она не спала несколько дней и вообще является обычным человеком, а не существом, созданным моей силой. Отчего-то я пришёл именно к таким выводам, даже несмотря на все предположения прадеда.

— Два раза, что?

— Два раза с такой же регулярностью можешь воспользоваться передачей Второго шанса и убийством выбранного человека. — тяжело вздохнув сказала Даяна. — Именно из-за этого сейчас происходит утечка энергии. Слишком сильно ты разошёлся. Формация дополнительного функционала не рассчитана на столь сильные энергозатраты. Максимум она сможет выдержать ещё два раза. После чего ей потребуется, по крайней мере, неделя на восстановление.

— Что будет, если я превышу лимит?

— С огромной вероятностью мы просто лишимся этого функционала, а что станет в этот момент с тобой и теми, кому ты передал умение, я даже не берусь предполагать.

Сказав это, девушка тяжело опустилась на кровать и легла, закрыв лицо руками.

— В сообщениях говорилось о том, что идёт чудовищный перерасход энергии из-за слишком частого использования умения. Ещё говорилось, что время возвращения из-за этого будет уменьшено. Конкретных цифр там не было, но всё же.

Даяна замолчала и мне показалось, что она смеётся. Хотя вполне могло быть, что она плакала.

— В следующий раз я уже не смогу появиться здесь. Да и это будет слишком опасно уже для меня. Если у тебя имеются, хоть и небольшие шансы остаться в живых, то для меня это гарантированное уничтожение.

— В таком случае даже не буду тебя звать. — сказал я, обдумывая новые вводные.

Значит, ещё два раза это минимум часа четыре. Плюс сейчас три. Выходит, что вернусь я примерно в тот момент, когда находился в отделении «Чумани». Получается, сразу оттуда нужно будет мчаться в столицу и ставить там всех на уши.

Решено. Так и сделаю.

— Я подумаю, как можно решить эту проблему. — сказал Даяна перед тем, как я вернулся.

Мой расчёт оказался немного неточным. В последующие разы время возвращения уменьшалось больше чем на час и в итоге я отправился в Вороново крыло примерно часа в четыре.

Первым делом позвонил отцу и деду и предупредил их. Сказал, чтобы они начинали эвакуацию. Никакая защита не поможет от того удара, что обрушится на поместье.

Минут через двадцать позвонил Воевода и сообщил, что Вороново крыло уничтожено.

Да что же за скотство! Не хочу! Не буду верить в то, что Даша права! Должен быть способ спасти их.

Даяна говорила, чтобы я нt возвращался обратно из-за чужой смерти, а вот про мою она не говорила ни слова. Выжимая из Демона максимум, я помчался вперёд. Сейчас мне уже было всё равно.

Увидев первую встречную фуру, я в последний момент снял с Демона всю защиту и повернул руль в её сторону. Тьма внутри меня пыталась что-то предпринять. Но я не позволил ей сделать этого.

* * *
— Самое глупое, что ты мог сделать вообще когда-нибудь. — услышал я голос Даяны, ещё даже не открыв глаза.

— Сама сказала, что мне больше недоступен способ, которым я пользовался изначально.

— И ты решил, что будешь убивать себя? Болван. Глупый, самоуверенный болван. Который не хочет слушать ничего и никого вокруг себя!

Даяна перешла на крик и тут уже не выдержал я.

Вскочив с кровати, я подлетел к ней и схватил за плечи, сдерживаясь из последних сил, чтобы не ударить её.

Да как она вообще смеет разговаривать со мной в подобном тоне? Как ей в голову пришло такое?!

Меня самого напугала эта вспышка ярости, но я ничего не мог поделать. Гнев бурлил во мне, норовя вырваться наружу и начать крушить всё, что встретится на пути.

А вот Даяна совершенно не испугалась. Она смотрела на меня с сожалением во взгляде, что начало бесить меня ещё сильнее.

— Остынь и начни наконец думать мозгами, а не эмоциями. Сколько уже попыток ты предпринимал, чтобы спасти их?

— Недостаточно. — буркнул я, с трудом отпуская девушку.

Желание врезать ей никуда не делось и лишь её полное безразличие заставили меня остановиться.

— Недостаточно для чего? Чтобы ты убедился в правдивости слов ведуньи? Или для того, чтобы ты смог удовлетворить собственное эго? Мне кажется, что ты слишком зарвался и начал воспринимать себя, кем-то наподобие бога. Тем, кто может решать судьбы людей. Спасать их от смерти и всё такое.

Ты даже решился на самоубийство. Хотя я всегда считала, что ты не способен на такой шаг. Это первый признак безумия. Сережа, остановись! Подумай! Уже даже я поняла, что в этой ситуации нельзя ничего исправить. Все, кто погиб после первого нападения в любом случае должны будут умереть.

Спаси тех, кого ещё возможно. Развернись обратно и езжай домой. Встреться с портным. Веди себя, как и должен вести. Не предупреждай никого. У тебя не получится изменить этого.

Каждое новое слово Даяны было словно раскалённый гвоздь, который она вбивала в моё тело. Физическая боль была ерундой в сравнении с этими муками.

Болела сама моя сущность. Если можно это так назвать, то болела моя душа.

Я попятился назад и наткнувшись на кровать, сел. Мне было трудно дышать, сердце колотилось словно бешеное. У меня началась паника. Самая настоящая паника. Такого я не испытывал ещё никогда.

Разве я могу позволить им всем умереть? Мама, отец, дед, Николай Александрович, Юлия Сергеевна. Слуги, дружинники да вообще все, кто находится в поместье.

— Ты должен позволить событиям течь своим чередом. Это не тот случай, когда есть возможность, что-то поменять. — мягко произнесла Даяна, присаживаясь рядом со мной.

Пара секунд и она положила голову мне на колени. После чего начала смотреть прямо в глаза.

Казалось, что её радужка сейчас занимала весь глаз. Словно это была пелена, что появляется у Даши во время видений. Её глаза смотрели на меня, проникая так глубоко, как это только было возможно. Вместе с этим мне становилось легче.

Не знаю? сколько времени мы так провели, смотря друг другу в глаза, но это мне действительно помогло. Помогло успокоиться.

Здесь я мог спокойно всё обдумать и никуда не торопиться.

— Не цепляйся за прошлое. Позволь наступить будущему. — напоследок сказала Даяна и исчезла.

Я тут же начал звать её обратно. Рядом с ней я чувствовал себя гораздо лучше. Словно рядом со мной всё это время находилась Даша. Обычно в её присутствии я ощущаю себя подобным образом. Мне становится спокойно и я чётко знаю, что всё будет хорошо.

Да, я успокоился, но этого было мало. Мне нужно было выплеснуть эмоции, чтобы начать хорошо думать. Слишком они мешали мне. А лучшего способа, чтобы это сделать, чем драка я не знал.

Ещё раз безуспешно позвав Даяну, я решил попробовать самостоятельно активировать режим тренировки. Просто представил, что за дверью меня ждёт хорошая драка.

На этот раз она с лёгкостью открылась и я шагнул вперёд.

Даже не представляю, сколько времени я провёл сражаясь. Но это было мне просто необходимо. Я убивал. Я умирал. Я спасал сотни людей и уничтожал тысячи. Битвы сменялись одна за другой и все они были разными. Я видел монстров, которые щелчком пальцев уничтожали целые армии. Видел одарённых владеющих техниками, которые даже представить трудно.

Я видел смерть, но видел и жизнь, которая непременно наступает после неё.

Выйдя из двери, я был полностью опустошён как физически, так и морально. Так я не был вымотан даже во время боёв против ртутников.

— Поешь и отправляйся обратно. — тихо произнесла Даяна, приглашая меня за накрытый столик.

Сама она села рядом и просто молчала, наблюдая, как я ем. По мере того как в меня начала поступать пища, я начал ощущать прилив энергии. Силы стремительно восстанавливались. И когда я прожевал последний кусок, то чувствовал себя великолепно.

Разум прояснился, а тело наполнилось небывалой силой.

— Это всё чем я могу тебе помочь. Будь осторожен и не забывай, что у тебя осталось всего две попытки. — сказала Даяна и коснулась моей руки.

В этот момент я вылетел из формации и оказался посреди города, двигаясь в отделение «Чумани».

Вывернув руль, я помчался в столицу. Всё же я не могу вот так просто оставить их умирать.

* * *
Всё было тщетно я предпринял сотни, тысячи попыток исправить случившееся. Каждый раз проживая новую жизнь. Но все мои попытки заканчивались лишь одним — смертью абсолютно всех. И неважно находились они все вместе, или по одному разъехались по всей империи. Что бы я ни предпринимал, всегда происходило одно и то же. Лишь Даяна пыталась достучаться до меня, просила, чтобы я оставил всё как есть.

Она пыталась достучаться до меня, но я не слышал её. Не хотел слышать, как баран, упорно повторяя всё вновь и вновь.

Смерть и новая попытка и так раз за разом.

Пока Даяна просто не позволила мне покинуть формацию. Она не стала ничего говорить, лишь распахнула дверь и тогда я шагнул в неё. Вновь оказавшись перед прежней дилеммой. Теперь я не должен никого убивать. Эта тренировка даёт мне возможность подобрать правильную последовательность действий, чтобы всех спасти.

Но и здесь проведя уже тысячи часов, я так и не смог ничего исправить. Не в моих силах было спасти всех. Осознание этого стало самым трудным в моей жизни. Я ощущал, себя дряхлым стариком. Убитым морально и эмоционально. Но у меня ещё был шанс спасти хоть кого-то.

Нажав на красную кнопку, я вернулся в реальность.

Рядом со мной сидел Читер, который начал забористо ругаться, когда я резко ударил по тормозам.

Сзади тут же начали сигналить, но мне было наплевать. Я достал телефон и уставился на него. Всего один звонок и у них уже в миллионный раз появится шанс. Всего один звонок…

Телефон вылетел в окно, а я поехал дальше.

— И чего это было? — спросил у меня охреневший Читер.

— Простился с прошлым. — с трудом произнёс я, наблюдая за тем, как автобус наехал на выброшенный мной телефон.


Глава 19


Дальше я старался вести себя, как и прежде проживая этот день заново. Единственное, что я себе позволил — это позвонить маме и поговорить с ней. Было чертовски тяжело удержаться, чтобы не рассказать ей обо всём. Чтобы не сказать ей уезжать из поместья. Спасаться. Но я всё же справился, периодически останавливаясь, чтобы продавить комок, появляющийся в горле.

Под конец нашего разговора сказал, что очень сильно люблю их и попросил позвонить Оле. Сказал, что она будет безумно рада.

С завтрашнего дня мне предстоит заботиться о ней. Теперь я буду главой рода Воронцовых и вся ответственность за сестру ложится на мои плечи.

Дальше следовал разговор с Яковом Моисеевичем. Хоть я уже всё прекрасно знал, я не торопил события, позволяя им идти своим чередом.

И вот мы с Дашей идём ложиться спать.

— Ты всё правильно сделал. — прошептала она, перед тем, как я заснул. Хотя думал, что не смогу этого сделать теперь никогда.

* * *
На этот раз разбудил меня Воевода, доложив о нападении на Вороново крыло. Всё поместье уже кипело.

— Отправь ещё людей к Ефимовым и прикажи привезти их всех сюда. Здесь организовать оборону и не подпускать близко даже птиц. За главного оставишь Бурана. А мы с тобой отправляемся на пепелище. Кто там есть из высшего командного состава? Срочно свяжи меня с ними. Жуков, Годунов, Нарышкин — мне без разницы.

Говорил я это всё совершенно спокойно, что вызывало явное недоумение не только у Суворова, но и у всех окружающих. Та же Багратион носилась по поместью, словно в попу ужаленная. Постоянно совершая звонки и вопя в трубку.

В какой-то момент очень сильно захотелось её заткнуть. Но Даша сделала это за меня. Она сказала всего пару слов, после чего я получил гневный взгляд от Лизы, но она успокоилась.

— Самое дерьмовое, что мы можем сейчас сделать — это поддаться панике. Случившегося уже не исправить. Нужно постараться сохранить то, что осталось. — произнёс я, специально повысив голос и даже зачерпнув немного силы.

Все в поместье должны это услышать. Паника сейчас никому не нужна. И если бойцы Ярости это прекрасно понимали, то слугам и Лизе это было необходимо услышать.

— Оцепить поместье и не подпускать никого. Вообще никого, кроме меня. — сказал я Жукову, а именно с ним меня связал Воевода. — Подтянуть все имеющиеся в столице силы и ждать, пока не приеду я.

Бронислав доложил, что уже предприняты все меры и с ним связывались из генштаба. Нарышкин сказал, что берёт управление империей в свои руки, как министр обороны и внутренних дел в одном флаконе.

— Я отменяю этот приказ. У меня тут находится Великая княжна Дарья Романовна. Она является прямым наследником и генштаб не имеет никакого права возлагать на себя подобные полномочия. Это приравнивается к мятежу. Я как последний из оставшихся в живых Воронцовых беру командование на себя. Княжна не возражает против этого. Всех, кто рискнёт нарушить мои приказы задерживать. Если будут оказывать сопротивление — уничтожать на месте.

— Так точно. — с каким-то злорадством в голосе произнёс Бронислав.

Время, пока мы будем добираться до места первый императорский точно продержится, даже если на них нападут все остальные войска, дислоцирующиеся в столице, тут я был совершенно спокоен.

Оставалось сделать ещё пару звонков и можно выдвигаться в столицу.

— Это Воронцов. Бери своих людей и пулей ко мне в столицу. Не забудь заехать за Смирновым. Я сейчас ему позвоню. — сказал я Васильеву.

Ещё не известно, кто погиб в поместье. Вполне, может статься, так что все службы Государевы сейчас обезглавлены. Гневом пока может поверховодить Воевода, а вот Око я отдам Смирнову. В его способностях справиться с управлением конторы я не сомневался. А Васильев со своими ребятами станет для Прохора Ивановича отличным подспорьем.

Следующий звонок я совершил Ефимовым. Предупредив, что скоро за ними приедут. Не хватало ещё, чтобы они решили сопротивляться моим бойцам. Бабушка тут же начала выпытывать у меня информацию, но я сам толком ничего не знал. Лишь попросил позаботиться об Оле.

— Они погибли. — единственное, что я мог ей ответить.

Все необходимые звонки были совершены. Теперь пора отправляться на пепелище.

Перед самым выходом меня перехватила Даша на пару с Машей.

— Мы не стали тебе говорить, потому…

Тихо начала говорить Даша, но я просто приложил к её губам палец и покачал головой.

— Вы все правильно сделали. Я мог наворотить дел и тогда пострадало бы ещё больше человек.

— Прости нас. — заплакала княжна, прижимаясь ко мне. То же самое сделала и Маша.

— Папа, будь аккуратнее в столице. Слишком многие теперь захотят подняться. И ты будешь стоять на их пути…

Это я тоже прекрасно понимал и боюсь, что в этом плане мне придётся действовать очень жёстко.

Уже сейчас я дал распоряжение собирать все верные императорскому роду военизированные соединения. Вполне возможно, что нам придётся давать бой решившим, что у них получиться легко захватить власть аристократам.

Тот же Годунов может натворить немало бед. А помимо него имелось ещё немало кандидатур. Нарышкин, который уже попытался взять руководство страной в свои руки. Да и ещё куча личностей наподобие этих уродов.

Главное, чтобы за то время, пока мы добираемся до столицы они не смогли объединиться в таком случае может разразиться настоящая война.

По-хорошему мне бы сейчас взять с собой Дашу и всем показать, что род Романовых не прервался. Но это было слишком опасно. Что она подтвердила сама. Гораздо безопаснее будет организовать прямой эфир. Но всё это будет позже. Сперва мне нужно попасть к Воронову крылу.

— Ведь никто не знает. Необходимо использовать это знание в нашу пользу. Это поможет избежать лишнего кровопролития. — шепнула мне Даша, в последний момент. Я не понял, что она имела ввиду. Значит, ещё не пришло время.

Обняв своих девчонок, я пошёл к Демону. Внутри меня уже ждали Воевода, Денис, Читер и Лиза. Присутствие последней меня, честно говоря, удивило.

— Отец уже выказал лояльность Романовым на всю империю, поддержав в праве на престол Великую Княжну Дарью. — сказала Лиза. — Он отправляет меня в столицу в качестве своего представителя. Можешь рассчитывать на нашу полную поддержку.

Это была потрясная новость. Один из сильнейших родов империи уже в открытую поддержал право Даши на престол. Думаю, за Багратионами вскоре посыпется масса подобных заявлений.

Но тех, кто будет против наберётся намного больше. Слишком долго Романовы сидели на престоле и смогли нажить себе непримиримых врагов. Эти люди всегда боялись выступить, а сейчас их уже ничего не остановит. Слишком многого лишилась империя всего за один вечер.

Демон с места рванул в карьер.

Весь город словно парализовало. На огромных экранах, на которых обычно крутили рекламу сейчас показывали кратер, что остался от Воронова крыла.

«Поместье „Вороново крыло“ было уничтожено. В этот момент в нём находился император с семьёй. По предварительным данным, выжить не удалось никому». Крупными буквами бежал по экрану текст.

Я лишь зарычал, и Демон отозвался на вливающуюся в него силу, начав стремительно набирать скорость.

— Мы найдём всех причастных, и они будут молить нас о смерти. — произнёс Воевода, когда перед нами появился очередной экран, транслирующий чудовищную картину разрушений.

В подобном аду просто невозможно выжить. Буду надеяться, что девчонки окажутся правы и кому-то действительно удалось спастись.

Чего я себя обманываю. Этим хоть кем-то непременно должна оказаться Настя. Если со смертью родителей я уже успел смириться, то с её даже и не собирался.

Ведуньи обнадёжили меня, так пускай эти надежды окажутся настоящими.

Воевода ещё что-то говорил, пытаясь приободрить меня, но я его совершенно не слушал. Так же, как и не слушал трёп, постоянно разговаривающей по телефону Лизы.

Молча ехали лишь Денис и Читер. Последний в Вороновом крыле так же, как и я потерял своих близких. Я чувствовал, что он сдерживается из последних сил, но ничем не мог ему помочь. Находясь в таком же состоянии, если не хуже.

Цикатлу оказалась права, отец не оставил её. Вот только он решил не спасать дочь, а уничтожить её вместе с императором, который бы у него словно кость в горле. И смог разрушить его планы, относительно Российской империи.

Вот только эти планы разрушил я. И атаковать стоило именно меня.

Только сейчас до меня дошло, что сейчас самое подходящее время, чтобы напасть на империю.

Тут же позвонил Жукову, как единственному из своих знакомых, кого не нужно долго искать и кто мог напрямую связаться с генштабом и отдал ему распоряжение в случае атаки со стороны индейцев принимать самые жёсткие методы. Не щадить ни себя ни врага. Если потребуется прибегать к крайним мерам.

Сразу после этого Воевода попросил у меня телефон, и сам начал звонить. У него в отличие от меня было предостаточно знакомых среди армейских шишек.

Вот одна из них и предупредила, что Годунов, узнав о том, что мы едем в столицу, собрал свой отряд и выдвинулся навстречу. Этот олень совсем страх потерял? Решил под шумок расквитаться за свой позор? Только теперь ему не удастся отделаться испорченными штанам. Сейчас у меня не то настроение, чтобы играться с подобным дерьмом.

Услышав о Годунове, Лиза тут же предложила двинуться в объезд. Наверняка нас будут ждать на главной дороге. Не могут же они перекрыть их все?

В этом я был с ней полностью согласен. Не могут. Вот только избегать драки я не собирался. Мне нужно было выплеснуть пар, да заодно и набраться сил.

Встретили нас под Коломной. Причём сразу долбанули по Демону мощнейшим инферно. Щиты справились с адским пламенем. Вот только нас с Воеводой внутри уже не было.

Машина, как и щиты сейчас были на Лизе. А мы появились прямо посреди охреневших ублюдков, что нанесли по нам удар метров за триста. Путешествие в тенях мне дико понравилось.

Троих из нападавших я уничтожил сразу же после выхода из тени. Защиту ещё двоих практически свёл на нет. Их добивал уже Воевода и его рыцари, что мгновенно заполнили все пространство вокруг.

Но они не могли подойти к главарю этих ублюдков. Годунов, поняв, что первый удар, на который они и рассчитывали не смог нас достать, прибег последнему, что могло прийти в голову любому одарённому. Он превратился в огненный сгусток, слившись со своей стихией. Отдав своё тело огненной стихии, превратившись в элементаля. Дикая, безумная, необузданная стихия, что превращала в пепел всё на своём пути.

Посмертная техника, после которой остаётся взбешённый монстр, крушащий всё на своём пути, пока его не уничтожат.

Этот болван всё же нашёл способ избежать воздействия брони демона. И заплатил за это своей жизнью. Я даже зауважал его за это.

Пламя обрушилось на меня, заставляя пятиться назад. Жар был просто невыносимым. Готов поспорить, что под бронёй Демона у меня ожоги по всему телу. Боли я пока не чувствовал, усиливая себя при помощи дара. Но это не надолго.

По мере того как Суворов со своими рыцарями расправлялся с бойцами отряда Годунова, я забирал себе их силу. Я ощутил, как внутри начала ворочаться тьма, а это значит, Денис тоже вступил в бой. Шансы на удачную атаку у отряда Годунова таяли с каждой секундой. И они это прекрасно понимали, но всё же не собирались отступать и тем более сдаваться.

Атаки элементаля не останавливались ни на секунду, но пока я держался.

Нам бы сейчас архигранда гидроманта и проблемы ходячей головешки решилась бы довольно быстро. Но чего нет, того нет. Придётся справляться подручными средствами.

Кровь по идее тоже жидкость. Так почему не попробовать немного поубавить пыл элементаля, воспользовавшись ей?

Если, например, оторвать ему одну руку, кровавой плетью?

Всё вышло, как и задумывалось. Вот только элементаль даже не обратил внимание на потерю конечности, отрастив себе новую. Для этого ему потребовалось пару секунд. Этого времени хватило Воеводе, чтобы собрать все свои тени и объединить их в одну огромную тень, закованную в чудовищный доспех. Своими размерами рыцарь-гигант был даже больше элементаля. В руках у него был ростовой щит и громадный кистень, который он тут же пустил в ход.

От элементаля в разные стороны полетели сгустки пламени. Но и он переключился с меня на своего обидчика.

В том, что теневой рыцарь сможет одолеть элементаля, я сомневался. Слишком стремительно таяла его броня. После смерти бойцов Годунова у меня было предостаточно силы и поэтому элементаль в один прекрасный момент был заключён в сюрприз.

Что в первую очередь нужно огню, для горения? Правильно, кислород и если его нет, то нет и огня. Вот только это правило действует для обычного пламени, а не для созданного даром. И это я понял очень быстро.

Яростный элементаль разорвал ловушку на клочки, попутно обдав всех присутствующих своей ярость, в виде сотен, разлетевшихся в разные стороны огненных шаров, которые при соприкосновении начинали взрываться.

Я словил несколько таких шаров и меня откинуло в сторону. Впрочем, как и Воеводу. Он успел уйти в тень, а вот я покатился по оплавленной земле.

Против подобного противника мне было нечего противопоставить. Адский жар уничтожал всё, в непосредственной близости от элементаля.

Миг и пламенная туша оказалась рядом со мной, воспользовавшись чем-то типа мгновенной телепортации. На мгновение его задержал щит тьмы, но лишь на мгновение. Я видел, как элементаль заносит огненную руку, чтобы нанести удар, который точно пробьёт любую защиту, которую я смогу создать.

Когда пламенный кулак уже опускался на меня. Тушу элементаля снесла машина. Сперва я даже не понял, что произошло, а потом заметил, как мимо меня промелькнул Демон, щиты которого раскалились добела, от чудовищного жара элементаля.

Эта дура решила угробить мою машину? Но нужно отдать ей должное она Демон ещё держался. К тому же из оплавленной земли полезли сотни, тысячи мясистых растений, которые были до завязки наполнены водой. В паре мест в воздух поднялись фонтаны. Видимо, Лиза нашла и пробила проходящий рядом водопровод.

Уж не знаю, как это удалось провернуть Лизе, но всего за пару секунд она смогла создать вокруг огненного монстра, небольшое озеро. А потом вернулся Воевода, сойдясь с элементалем врукопашную. Он был облачён в массивную теневую броню, которую я видел впервые.

И без того огромный Суворов стал намного больше. Даже в таком виде он намного уступал габаритами элементалю. Но даже несмотря на это, ему удалось оторвать головешку от земли и бросить в созданную Лизой воду. Вода была явно непростой. Она тут же накинулась на элементаля, совершенно не боясь его пламени.

Раздалось оглушительное шипение. Всё вокруг заволокло едким дымом. И раздался оглушительный рёв Элементаля. Мимо меня пролетела туша Воеводы, броня которого была практически уничтожена.

В этот момент во мне проснулась тьма. Ухватившись за нить силы, что шла от Дениса, стоявшего позади меня. Тьма начала тянуть меня к элементалю. Не знаю почему, но я решил довериться ей.

Создав кровавый клинок, я двинулся вперёд. Вблизи от элементаля раскалённый пар обжигал, но я, закусив губу, шёл дальше. Когда рука с клинком устремилась куда-то вниз, я даже не стал сопротивляться. Раз тьма так хотела, чтобы я здесь оказался, так пускай теперь сама разбирается.

И она разобралась.

Клинок угодил в некий центр силы. Раздался оглушительный грохот и элементаль взорвался, отправляя меня в полёт, не стой Воеводы.

Броня Демона исчезла и я по полной ощутил, как чувствуют себя раки, когда их варят живьём. Я попытался заорать от боли, но из обожжённого горла вырвался лишь хрип.

Несколько секунд и меня что-то начало поднимать, а боль постепенно стала уходить. Когда я немного восстановился смог разглядеть, что меня поднял какой-то колючий куст. Его иглы были воткнуты в моё тело и именно благодаря этому моё тело уже смогло справиться с ужасными ожогами.

— Постарайся больше не позволять себя так калечить. Мне понадобится несколько дней для восстановления после использования этой техники. — произнесла подошедшая ко мне Лиза.

Сама она выглядела не лучшим образом. Лицо залито кровью, нос распух и явно был сломан. Вокруг глаз расплывались внушительного размера синяки.

Скорее всего, треснулась об руль, когда решила протаранить элементаля. Да я подобного даже не ожидал от королевы красоты. А она, оказывается, умеет приятно удивлять и способна не только капать на мозги.

Хотя чему я удивляюсь? Не участвуй Лиза в реальных сражениях ей никогда бы не удалось подняться до такого уровня. Сомневаюсь, что она совершила столь же резкий скачок, как и Настя. Впрочем, последней в этом помог я.

Но об этом всё потом. Где Воевода и Демон?

Только не говорите, что Багратион удалось угробить мою машину?

— Не могу ничего обещать. Сейчас появилось слишком много желающих навсегда прервать род Воронцовых. Думаю, что Годунов был только первой ласточкой. — с запозданием я ответил, покачивающейся Лизе.

— Обломаются все. — заявил появившийся рядом с нами, слегка дымящийся Воевода. — Нужно было прибить их ещё в Сибири.

В руках он держал голову одного из бойцов Годунова, которую просто выбросил в сторону. Видимо, мы добили не всех.

— Времени нет. Нужно уходить отсюда. Вполне возможно, что к Годунову может подойти подкрепление. Да и его ублюдки разбежались, после того как Годунов превратился в головешку.

Лиза, помогла мне слезть с целительного куста, при этом едва не потеряв сознание, а потом показала место, где оставила Демона.

Лобовое стекло было покрыто сетью мелких трещин, отсутствовали зеркала, слегка помят капот, а в остальном машина оказалась вполне целой. Впрочем, как и Читер, сидевший на заднем сиденьи. Вернее, лежавший и не подававший никаких признаков жизни.


Глава 20


Я тут же кинулся к Читеру. Быть такого не может! Но меня остановила Лиза. Сказала, что он в относительном порядке. Просто треснулся головой и отрубился, что было дико странно. Читеру, прилетело?! Расскажу кому, не поверят.

Эта мысль заставила меня сжать кулаки в бессильной злобе. Некому рассказывать. Никого не осталось в живых. Но злость я приберегу для других людей. Сейчас я должен держать себя в руках.

Суворов помог избавиться от лобового стекла и вытащить Демона на неповреждённый участок дороги. Вдалеке уже слышались завывания спешащих на помощь экстренных служб, а впереди на дороге стояли машины зевак, которые правильно сделали, что решили остановиться.

Всё же смерть мирного населения всегда выглядит очень дерьмово, даже в военных конфликтах. А не вот так просто посреди дороги в мирное время.

При появлении пострадавшего Демона, всё внимание зевак тут же переключилось на нас. Нас начали снимать на телефоны. Но сейчас было не до этого. Плевать. Пускай снимают. Потом всё подчистим, если возникнет такая необходимость.

Через десяток километров мы встретили машины первого императорского. Жуков, отправил своих бойцов, предположив, что на нас вполне могут напасть свои же. И оказался прав, вот только немного не успел с помощью.

Но и за это ему спасибо. Дальше мы двигались без задержек.

По дороге мы видели колонны военной техники, что двигались в сторону столицы. Как я и приказал, собирались все силы, лояльные Романовым. А таковых было немало.

— Докладывай Бронислав Игоревич. — обратился я к Жукову, который лично вышел нас встречать.

Его штаб расположился в районе первого блокпоста. Отсюда я мог видеть, как над местом, где раньше стояло поместье, летают вертолёты службы спасения. Там всё было освещено множеством прожекторов. Но даже сквозь их свет пробивались всполохи пламени, что до сих пор горело в том месте.

— Уничтожено всё в радиусе тысячи шестисот метров. На месте поместья осталась воронка радиусом в полкилометра и глубиной в три с половиной сотни. Выживших нет.

Лицо Жукова было бледным и каким-то безжизненным. Обычно всегда весёлый, жизнерадостный парень сейчас выглядел, словно живой труп. Его прямой обязанностью было защищать императорскую семью от подобного и он не справился. Запятнав не только свою честь, но и честь рода. Честь деда, который был для него кумиром.

Да я и сам, наверное, выгляжу сейчас не лучше.

— Вы уже спускались в воронку?

— Ещё нет. Удар оказался настолько сильным, что там несколько часов горело всё и только недавно я получил доклад, что буйство стихии начало успокаиваться.

— Срочно сюда сильнейших гидромантов, которых сможете найти и мне нужна подпитка. Могу я у твоих бойцов взять немного крови?

Получив разрешение, я напитался силой и вместе с Жуковым, Воеводой и Денисом поехал ближе к кратеру. Лиза с Читером остались в штабе. Лизе нужно было отдохнуть. Это по дороге она храбрилась, показывала нам, что всё в порядке, а как оказалась здесь, едва не потеряла сознание от истощения. С ней тут же начал работать целитель первого императорского, предварительно осмотрев Читера и сказав, что ему просто нужно немного отдохнуть. А в остальном он в полном порядке.

Ближе, чем на полсотни метров к кратеру подъехать не получилось. Тут же вырубилась вся электроника, а жар заставлял с трудом дышать.

— Вертолёты летают на безопасном расстоянии. Как только начали осмотр, было потеряно шесть машин, пока не вычислили безопасную зону для полётов. — ответил на мой вопрос Жуков.

Да чем же здесь атаковали? В подобном пекле просто невозможно выжить. Но мои девчонки сказали, что шансы очень велики и я им верю.

— Прикажите всем убраться как можно дальше. Сейчас попробуем найти выживших. — попросил я Жукова и через несколько минут мы были единственными в непосредственной близости от воронки.

— Бесполезно. — покачал головой Бронислав. — Мои ребята уже всё осмотрели. Применяли дар и что только не делали. Выживших не осталось.

Я лишь махнул рукой и создал сигнальную технику, превратив её в узкий луч и начал медленно прочёсывать образовавшийся кратер. Я не хочу верить в то, что погибли все.

Пройдя весь кратер вдоль и поперёк так ничего и не обнаружил. Отчаяние начало накатывать на меня. Да быть такого не может. Девчонки не могут ошибаться. Выходит, что всё зря? Зря все мои попытки спасти хоть кого-то?

— Позволь мне попробовать? — подойдя ко мне, спросил Денис. — Я чувствую слабый отголосок тьмы где-то впереди, но сам я не смогу туда дотянуться. Не одна из моих техник, неспособна работать на таком расстоянии.

— Я могу дотянуться, до другого края воронки, если это как-то тебе поможет. — произнёс я, не совсем понимая, что хочет сделать парень. Но сейчас я готов цепляться за любую возможность. Даша с Машей не могут ошибаться.

Денис положил руки мне на голову и я почувствовал, как в меня начала вливаться тьма. Она постепенно начала переползать на сигнальную технику, равномерно распределяясь по ней.

Когда всё закончилось, тьма была вплетена в мою технику. Нас соединяла тонкая нить, через которую я отчётливо ощущал силу, что мне передали. Ещё одна нить была протянута к Денису. От него исходил непрерывный поток силы, подпитывающий эту технику.

Моя собственная тьма с интересом высунулась из своего логова и тоже приняла участие, отдав большую часть силы. Как только это произошло, я вновь начал осмотр воронки. На этот раз двигаясь намного медленнее, давая тьме возможность всё прощупать. По-другому её действия я не мог назвать.

Первый отклик мы получили через несколько минут. На дне котлована что-то было. Что-то довольно большое. Своими размерами сравнимое с парой комнат. Или с тюремными камерами, что недавно появились в Вороновом крыле. Эти помещения были вплавлены в землю, создав единый монолит диаметром метров сорок. Сколько будет весить подобная конструкция даже думать страшно.

В середине этой махины, как раз и находились комнаты, укрытые невероятно мощной защитой, пробиться сквозь которую было просто нереально. Если её не смог уничтожить столь мощный удар, то чего говорить о простенькой сигнальной технике.

Зато тьма думала совсем по-другому. Моя тьма послала всего один крошечный импульс и получила ответ. Под этой защитой было пятеро выживших. И одной из них была Настя. Не знаю как, но тьме совершенно точно удалось это узнать.

Да быть такого не может. Как вообще это возможно? Кто смог защитить их и каким образом туда попала Настя? В том, что она жива и находится в этом месте, я теперь не сомневался. По-другому просто не может быть.

От одного осознания этого у меня подкосились ноги и я точно упал бы, не поддержи меня Денис. Я даже не заметил, как это, казалось бы, пустяковое дело, крошечным импульсом коснуться защиты сожрало у меня практически все силы.

И если раньше тьма была всегда особняком, имея свой собственный источник энергии, то сейчас она смогла подключиться к моему и зачерпнуть там необходимые ресурсы.

— Это точно сила отца. Только он мог создать подобную защиту. — сказал Денис, прекращая делиться со мной силой.

На этот раз пошатнулся и он, но всё же справился. Денис и сам выглядел не лучше меня, но мог уверенно стоять на ногах. Повернувшись, он позвал Воеводу и Жукова, что остались возле машины.

— На дне котлована имеется защитный кокон с выжившими. Нужно его срочно доставать, иначе те, кто внутри рискуют умереть в любую минуту, если уже…

— Они живы. — перебил я парня. — Мне здесь срочно нужны Гагарины, пара щитовиков посильнее, с десяток воздушников и гидромантов. У вас десять минут.

Дальше все события понеслись с невероятной скоростью. Три воздушника и два гидроманта нашлись в первом императорском. За остальными уже послали. Гагарины также уже двигались к нам. Но для моего плана этого было мало.

В идеале мне бы сюда сейчас Эрджан, чтобы сразу оказаться в нужном месте и не тратить время на переход по котловану. Вот только тут случился облом. После возвращения из Сибири, она вместе с сёстрами отправилась к семье. Получила от императора небольшой отпуск.

Впрочем, который уже закончился. Сейчас она нужна мне здесь. Но этим займёмся после.

Когда вернулись в лагерь, к нам подошёл Свиридов Игнат Павлович. Глава МЧС империи. Геомант гранд. Я тут же сообщил ему, что задумал сделать и какие силы для этого привлечь.

Немного подумав он сказал, что мой план имеет место быть, вот только в нём слишком много ошибок. И пока мы ждём Гагариных, которых он также решил использовать в качестве главного инструмента, Игнат Павлович хотел бы переработать план, доведя его до рабочего варианта.

Тут я был совершенно не против. Мы пошли в штабную палатку и следом за нами ещё несколько офицеров Свиридова. Взяв за основу мою идею, они переработали её и довели до ума. Теперь на спасение выживших вполне хватит и тех ресурсов, что имеются в наличии на данный момент.

Осталось лишь дождаться Гагариных и надеяться, что вместе они смогут достаточно сильно облегчить образовавшийся монолит, чтобы нам удалось поднять его.

Виктор с отцом прибыли минут через сорок. К этому времени все, кто будут принимать участие в операции уже знали свои роли и были согласны рискнуть. Ведь никто не знал, что может произойти. Главной задачей было доставить туда Гагариных и позволить им воспользоваться даром. А сделать это можно было, только обеспечив им надлежащий уровень защиты.

Жара внутри зоны поражения постепенно спадала, но происходило это слишком медленно. Любой человек, без соответствующей защиты гарантированно умрёт просто перешагнув, через границу котлована. А Гагариным необходимо было спуститься практически до самого дна. Если быть точнее, то для того чтобы воспользоваться даром им нужно было подобраться к кокону минимум на сотню метров.

Вот и выходило, что они должны будут пройти через самое пекло и ненадолго зависнуть в нём. Чтобы сделать это, им помогут воздушники и водники. Они создадут вокруг Гагариных защитные техники, которые будут поддерживать дистанционно. Для простой поддержки им не нужно находиться в непосредственной близости и это было очень хорошо.

Также были задействованы геоманты. Их задачей будет создание защиты, которая примет на себя первичный удар стихии и от крепости этой защиты будет зависеть, как быстро начнут действовать техники остальных.

Страховать Гагариных будут с вертолётов, зависших над эпицентром. С них будут протянуты тросы и в случае чего произойдёт немедленная эвакуация. Также задачей вертолётов будет поднять облегчённый монолит. Специальные крепления, для установки которых не требуется непосредственного участия человека и тросы, также находящиеся под защитой, были уже подготовлены.

С этой стороны было всё продумано и никаких проблем не должно было возникнуть. А вот со стороны наших главных действующих лиц они возникли. Если Виктор сразу же согласился помочь, даже несмотря на весь риск. То его отец заартачился, отказываясь принимать участие в самоубийственной авантюре. Если, что это были его слова.

Сыну он тоже попытался запретить это делать, но был послан. Вполне возможно, что именно это и стало решающим фактором в его согласии. Ну или кулак Суворова, что прилетел Аркадию Николаевичу в лицо.

Я как его партнёр по бизнесу просто не мог позволить себе подобного, я мог только убить его мгновенно, но это был невыход. А вот у Воеводы не было никаких ограничений. Чем он и воспользовался.

В итоге оба Гагарина согласились нам помочь. За это я пообещал, что именно компания Гагарина будет восстанавливать Вороново крыло. А в том, что оно будет восстановлено, я не сомневался.

Все приказания были отданы и мы приступили к делу. От меня требовалось лишь указать точное местоположение монолита, и всё. Дальше я мог только ждать и надеяться, что наш план выгорит.

* * *
— Что значит техника вышла из-под контроля?! Да как они вообще посмели после подобного что-то требовать от меня?! — бесновался Кенича, после новостей о том, что Цикатлу погибла вместе с Романовыми и Воронцовыми.

Как эти бездари после подобного промаха ещё не наложили на себя руки? Для него теперь не будет ничего важнее, чем отомстить каждому из нанятого им отряда. Ради этого он отложит все планы и остановит наступление.

— Передайте мой приказ командованию. Наипервейшей задачей теперь является уничтожение родов этих ублюдков. Можете использовать любые ресурсы, привлекать любых одарённых. Если понадобится, берите Ахуа. Они не посмеют отказать мне. Эти рода навсегда должны быть стёрты с лица земли.

Прочтя список, младший жрец невольно вздохнул. Сразу четыре рода из золотой тридцатки. На их уничтожение придётся посылать огромные силы. Да к тому же государства, в которых, проживают эти рода, будут не раду подобному повороту событий. Со многими из них они уже заключили союзнический договор.

Но приказ верховного жреца есть закон и обсуждать, а уж тем более противиться ему никто не имеет права.

* * *
Вот уже несколько часов Такеда ехал прочь от столицы. Он уже оставил за спиной не одну сотню километров, но этого было мало. Он сделал даже больше того, что хотел от него император.

Техника вышла из-под контроля. На месте поместья остался раскалённый кратер, внутри которого, гарантированно погибло абсолютно всё.

Такую мощь он видел и ощущал впервые в жизни. Совместная техника семи архиграндов — это, что-то ужасающее. Она обрушилась и на них, мгновенно уничтожив этих гайдзинов.

В живых удалось остаться лишь ему, благодаря родовой технике, позволяющей ненадолго становиться призраком. И геоманту, который после применения техники просто провалился под землю.

В том, что Симон остался в живых, Такеда не сомневался. Не было его духа, среди призванных. Все остальные были, а его нет.

Индус превратился в прах ещё до того, как техника вышла из-под контроля. А у остальных просто не хватило опыта вовремя среагировать на опасность. Всё же, кроме него, в отряде были одни лишь сопляки, которые получили силу только благодаря своему роду и даже не научились толком пользоваться ей.

Другое дело он, человек прошедший множество войн и имеющий огромный опыт. Который и позволил Такеде остаться в живых.

Теперь ему необходимо добраться до границы с Китаем, а там уже не возникнет никаких проблем.

Нужные люди встретят его и предоставят все необходимые документы. Максимум пара недель и он уже будет стоять перед императором и докладывать о блестящем выполнении миссии.

* * *
— Пора князь. — раздался в трубке голос, который Андрей Викторович предпочёл бы больше никогда не слышать.

Но в связи с последними событиями он ожидал чего-то подобного.

Андрей Викторович Вяземский, министр иностранных дел Российской империи. Князь и уважаемый среди аристократов человек. Третий в негласной очереди на престол, в случае гибели правящего рода.

И этот случай настал.

Ему звонил князь Трубецкой, один из членов их небольшого закрытого клуба. В этом клубе состояли лишь те, кто действительно претендовал на трон. И таковых было семеро.

Вяземский, Трубецкой, Волынский, Волконский, Ухтымский, Орлов и главный претендент на трон Российской империи князь Ильинский-Романовский Дмитрий Павлович. Канцлер Российской империи и прямой наследник тётки погибшего императора.

Все они должны объединиться и дать отпор выскочкам, что сейчас начнут пытаться перетянуть одеяло на себя и устроить в стране настоящий хаос. Они не должны допустить подобного, тем более сейчас, когда над всем миром нависла реальная угроза начала третьей мировой.

И случившееся очень смахивает на первый ход в этой самой войне. Империя просто вынуждена нанести ответный удар. Вот только сперва нужно будет определиться, по кому наносить удар, да и подобрать подходящих исполнителей.

В его ведомство уже поступило множество звонков с самых верхов соседних государств и не только.

Китайцы ждут подтверждения уже достигнутых договорённостей о сотрудничестве. Вот только пока в империи нет человека, который сможет их подтвердить.

Взяв в руки телефон, он начал обзванивать всех Князей из списка. Они должны встретиться и всё обсудить.

Как же это всё не вовремя…


Глава 21


Операция по извлечению монолита с защитным коконом прошла вполне успешно, если не считать потерявшего сознание от опустошения Аркадия Николаевича. Но Виктор не подвёл, даже после отключения отца он смог дотерпеть, пока его вместе с коконом не оттащат на безопасное расстояние.

Уже после того, как это произошло, Виктор позволил и себе вырубиться. Монолит с чёрной сферой, размером с небольшой дом, упала в сотне метров от края воронки. Оборвались все тросы, не выдержав резкого увеличения веса. Вертолёты едва не столкнулись, но пилоты оказались на высоте и сумели избежать столкновения.

Я сразу же бросился к монолиту, но меня опередил Денис. Он совершенно не боясь, взобрался на монолит и подбежав к сфере, положил на неё руки. Совершенно не обратив внимание на исходящий от монолита и сферы жар. Я уловил уже знакомый отголосок силы Чернышёвых и защитный кокон постепенно начал рассеиваться.

— Помоги мне. Слишком много силы. — произнёс Денис, протягивая руку.

Я тут же ухватился за неё и поток тьмы устремился в меня, начав подпитку крох, оставшихся у меня. После помощи с обнаружением сила, подаренная Денисом, практически исчезла, а сейчас вновь начала расти.

Вокруг сферы уже собралось множество людей, готовых отразить любую атаку. Предварительно я распорядился подготовить несколько комплектов подавителей и вживил в каждого частичку своей крови.

Если я всё правильно понял, защитный кокон спас не только Настю, но и Алексея с Цикатлу. Подавители предназначались именно для этой троице.

Как по-другому совладать со рвущейся из Насти мощью, я не знал. Хоть прекрасно и понимал, что подавители могут ей навредить. Просто другого выхода у меня не было.

Постепенно защитный кокон начал ослабевать. Минут через десять он стал практически прозрачным и перед нами предстала дверь тамбура, за которой находился небольшой коридор и камеры с пленниками.

Сфера окружала кусок помещения вместе с полом и потолком. Поэтому заглянуть внутрь, пока не было никакой возможности.

Когда сфера защиты была снята Денис вырубился, оставшись полностью без сил. Я же, наоборот, ощущал насколько сильнее стала моя тьма от этой подпитки. Сейчас я вполне мог сделать с её помощью что-то довольно серьёзное. Пожалуй, даже создать похожий защитный контур вокруг себя, что только что убрал Денис.

Но вместе с тем, я ощущал, как тоненькая струйка силы неумолимо утекает наружу. Видимо, чтобы остановить эти потери, я должен быть более тесно связан с тьмой. А для этого нужна постоянная подпитка, как бы парадоксально это ни звучало.

Из-за отсутствия электричества дверь было возможно открыть, только вырвав её из стены, что я и сделал, воспользовавшись кровавыми щупальцами. Это далось мне на удивление легко. За тяжёлой дверью обнаружился разобранный на запчасти Геркулес. А шагнув внутрь, я нашёл и их.

Михаил Григорьевич лежал возле камеры Алексея, с одной стороны от него лежала Настя, а с другой — Манижа.

Все они были без сознания, но определённо живы. Так же, как и пленники в камерах. Вот только последние находились в сознании.

Услышав грохот вырываемой двери, они тут же начали что-то шуметь и долбить по дверям своих камер. Звукоизоляция в них была выше всяких похвал и до нас доносились лишь отдельные буквы и самые сильные удары.

Находящихся без сознания тут же забрали медики первого императорского, подтвердив, что все они живы и скорее всего, сейчас находятся в шоке, что наступил от буйства энергии, что произошёл во время уничтожения Воронова крыла.

Я тут же распорядился надеть подавители на Настю и немедленно доложить, когда кто-нибудь из этой троицы придёт в себя.

Дальше я приказал всем отойти как можно дальше. Не хватало ещё, чтобы Алексей взял кого-нибудь под контроль. Я не уверен, что после попытки самоубийства на нём оставили подавители. Хотя это будет верхом глупости со стороны императора.

Первой была вывернута дверь в камеру цесаревича. К моему удивлению, он также находился без сознания. А звуки, что мы слышали, доносились из ноутбука, на экране которого крутился какой-то фильм. Аккумулятор уже практически разрядился, но этого было вполне достаточно, чтобы ввести нас в заблуждение.

Подавитель на цесаревиче имелись, но я всё же надел ещё один комплект. На всякий случай.

А вот на Цикатлу, никаких подавителей не было. Девушка лежала в кресле, выронив из рук книгу по психологии. Пока находится в плену, решила усилить свой дар эмпата? Похвально. Вот только воспользоваться она им не сможет. Я не император и не собираюсь договариваться с ней. По крайней мере, на её условиях. Поэтому подавители заняли своё место.

Тем более её отец, уничтожением Воронова крыла, дал ясно понять, что он уже списал дочь со счетов. Посчитав, что такая цена вполне приемлема за уничтожение Романовых и Воронцовых.

Вот только он просчитался без помощи ведуньи убить всех одним ударом не удалось.

— Сергей. — выдернув меня из размышлений, произнёс встревоженный Бронислав. — Приехал Вяземский с другими не менее именитыми князьями. Они привезли с собой очень серьёзные силы и в случае чего, нам придётся туго. Среди них есть и Ильинский-Романовский.

В принципе, чего-то подобного я ожидал. Прошло уже достаточно времени, чтобы начали появляться первые союзы. Все прекрасно понимают, что одиночке здесь ничего не светит. Как бы ни был силен род, его просто сметут более слабые, объединившись в коалицию.

В том, что прибыл не только второй человек в империи, после императора, но ещё и прямой наследник Романовых были лишь одни плюсы.

Я уверен, что это лишь верхушка айсберга и их коалиция включает в себя гораздо больше родов. Просто на переговоры было решено послать самых сильных и именитых.

— Чего они хотят? — спросил я, наблюдая, как выносят Цикатлу.

Девчонки оказались правы. Пять человек всё же смогли выжить в аду, что накрыл поместье. И сделал это Чернышёв старший. А моё предупреждение сперва о его атаке, а потом и о смерти деда только рушило эту событийную цепочку. Помешай они Чернышёву и тогда гарантированно погибли бы все.

Вот и мне очередной урок, прислушиваться к словам моих ведуний.

— Пока просто поговорить с главным. Узнать, что здесь происходит.

— Пригласите их в штабную палатку и подтяните туда сильнейших одарённых. Разговор будет не самым лёгким. — сказал я, готовясь к бою.

Для этого мне снова пришлось воспользоваться помощью бойцов, верных императору. Сила забурлила во мне, и я сразу ощутил, себя намного лучше. Подготовив для переговоров несколько заготовок техник на всякий случай.

А разговаривать с князьями я буду только в броне Демона. Никто не сможет соврать нам. Да и мне будет намного проще говорить с теми, кто испытывает страх. Жаль, что я сейчас не могу впасть в ярость, но это будет зависеть от переговоров.

Настраивая себя на подобный лад, я пошёл в штабную палатку. Вместе со мной пошли Воевода, Жуков и Денис. Тут же нарисовалась Елизавета и присоединилась к нам. Выглядела она уже намного лучше. При этом она не сводила с меня взгляда, словно не решается задать какой-то вопрос.

— Я хочу быть рядом с тобой на переговорах. Без меня ты можешь наломать слишком много дров. А эти вояки, даже не смогут сказать чего-то против. — заявила она, когда я спросил, что она хочет.

И в чём-то она была права. Просто из-за неопытности я могу либо сказать что-то ни того, либо не так понять князей.

В отличие от меня тот же Вяземский был опытнейшим политиком. Он занимал пост министра иностранных дел уже больше тридцати лет. А тот же Ильинский-Романовский был канцлером и имел не самые лучшие отношения со своим двоюродным братом из старшей линии.

Что ещё за князья прибыли вместе с ними ещё предстояло увидеть. Но явно ничего хорошего от них нельзя было ожидать.

Как только в штабную палатку начали входить гости, я накинул на себя броню. Вяземский лишь поднял брови, а вот остальных князей проняло.

Трубецкой, следовавший сразу за Вяземским резко остановился и начал пятиться назад, наткнувшись на Орлова, а тот, в свою очередь, врезался в Ухтынского. Трём последним князьям удалось остаться в стороне от этой толкучки. Но даже не смотря на первоначальный испуг, они быстро взяли себя в руки. Последним был Ильинский-Романовский. Он только покачал головой при виде меня облачённым в броню.

— О чём вы хотели поговорить господа? — первым заговорил я.

Мой голос заставил вздрогнуть уже всех, включая и Воеводу, и Жукова. Лишь одна Лиза не подала виду, что напугана.

— О том, что будет дальше с престолом Российской империи. — медленно произнёс Вяземский.

— Его займёт тот, кому он принадлежит по праву Андрей Викторович. — сказал я, внимательно наблюдая за князьями.

Все они были очень напряжены и могу поспорить так же, как и я, держались за заготовленные техники. Их атаки я не боялся. Чтобы отбиться от них, за глаза хватит и нас с Воеводой. Иначе этот разговор проходил бы не в штабной палатке, а где-нибудь в поле, под прицелом тяжёлого вооружения и защитой бойцов первого императорского.

— Великая княжна Дарья Романовна, как старшая в семье. — объявил я.

— Она бастард. Князья не примут девчонку. — заговорил Ильинский-Романовский и взгляды всех присутствующих тут же устремились на него.

— Тогда мы заставим их это сделать. — ответил я, слегка переборщив с давлением.

Просто подобные слова начали меня злить, чего я и хотел добиться изначально.

— В таком случае империю ждёт крах. Майя не упустят возможности разобраться с нами. К тому же вы прекрасно знаете, что сейчас творится в мире.

— Уничтожение Воронова крыла, дело рук индейцев. — рявкнул я и удовлетворённо улыбнулся.

Четверо из князей упали на колени и были готовы вот-вот разрыдаться. И одним из них был Ильинский-Романовский. Понятно, что в качестве переговорщика они выбрали Вяземского, как самого опытного. Но также все понимали, кто настоящий лидер в их компании.

— У вас есть доказательства? — дрожащим голосом произнёс Вяземский.

— Есть. Они уже давно готовили переворот, завербовав высшего кукловода. — эти слова заставили всех посмотреть на меня, как на дурака. Даже несмотря на весь их страх. — Неделю назад мы поймали кукловода, а вместе с ним и Цикатлу Икшель, дочь верховного жреца культа Хунаб Ку. А заодно и прорицательницу. Думаю, вам не стоит рассказывать, кто это такие?

Лица всех присутствующих с каждой секундой изменялись все сильнее и сильнее.

— Вы сможете это доказать? — собравшись с духом, спросил Ильинский-Романовский.

— Без проблем. Как только кукловод и ведунья придут в себя. Буквально перед вашим приездом, мы извлекли их из защитного кокона оставшегося после уничтожения поместья.

— Но…

— Их смог спасти Михаил Григорьевич Чернышёв, который сейчас также находится в отключке. Впрочем, как и Великая княжна Анастасия Николаевна, моя невеста. Манижа Курмангалиева — архигранд целитель.

От моих слов глаза присутствующих увеличивались с каждой секундой.

— Даю слово и готов поклясться, что говорю правду. — внимательно оглядев всех собравшихся, я скинул броню. Сейчас она мне уже была не нужна.

Я чувствовал, что дошёл до нужной кондиции и теперь вполне способен обойтись и без неё. — Решайте господа вы с нами или решите разделить участь Годунова? По дороге сюда он осмелился напасть на нас.

Новость о Годунове заставила князей ещё больше напрячься. Вполне возможно, что он принадлежал к их коалиции. Хотя в это и верилось с трудом. Слишком уж он был амбициозным и вряд ли решился бы пойти к кому-то под руку, кроме императора.

После моих слов в палатке повисла тишина, которую нарушил телефонный звонок.

Бронислав посмотрел на меня и после кивка, снял трубку. Пару секунд и он передал мне трубку.

— Это Смирнов. Звоню из самолёта, поэтому связь может прерваться в любой момент. Просто слушай. Тридцать два региона выразили полную поддержку императорскому роду и Дарье Романовной, как наследнице престола. Тридцать ещё не дали ответа. Восемнадцать требуют смены власти, а шестнадцать и вовсе хотят выйти из состава империи.

Нужно срочно брать власть и принимать самые решительные меры, пока империя не начала разваливаться по частям.

Пока все военные части и подразделения верны Романовым, но всё может измениться в любой момент. Нужен прямой эфир с Великой княжной. Она должна обратиться к империи с речью. Показать, что с Романовыми ещё не покончено. Обязательно пускай расскажет о том, что она ведунья.

На этом наша связь прервалась, но и услышанного мне было вполне достаточно, чтобы начать действовать.

Ошарашенные князья наблюдали, как я раздаю распоряжения и начинаю совершать один звонок за другим. Сперва в Рязань. Где Даша заверила меня, что они с Машей уже написали текст обращения к империи. А Иванов, вместе со съёмочной бригадой уже подготавливают все для выхода в прямой эфир.

Затем Воробьёву, который должен будет обеспечить прямую трансляцию на всю империю. И дальше ещё в кучу мест. Временно наш разговор с князьями откладывался, но они не возражали. Внимательно следя за моими действиями.

Через полчаса по всей территории империи началась прямая трансляция выступления Великой княжны Дарьи Романовны. Которой предстояло стать первой императрицей в истории России. До этого как-то постоянно обходились наследниками мужского пола.

Перед её выступлением у нас состоялся ещё один разговор с Вяземским и компанией. Они так и не дали ответа, на чьей стороне находятся. Сперва хотели услышать речь Даши, а потом уже и определиться со своей позицией.

Всё это время первый императорский и все прибывшие к поместью войска находились в ожидании приказа к началу атаки. Слишком все были напряжены. Для того чтобы разразилась драка, достаточно было маленькой искры. Поэтому все командиры получили строгие приказы при малейшем нарушении дисциплины наказывать своих подчинённых.

Когда Даша начала выступать, мы все вместе собрались в штабной палатке перед одним ноутбуком. Видели княжну не все, зато слышали прекрасно. В этот момент по всему лагерю шла трансляция, через громкоговорители.

— За всю историю, ещё ни одному врагу не удалось одержать верх над Российской империей. И сейчас мы не отступим. Эта атака была устроена нашими врагами. Почитателями кровавых богов, возомнившими, что они способны захватить весь мир.

Именно Майя в лице их нового лидера. Верховного жреца культа Хунаб Ку, организовали это нападение. А участвовали в нём сразу пять человек из родов входящих в золотую тридцатку.

Империя не будет спускать подобное с рук. Я поведу свой народ на войну. Та в ком проснулся величайший дар. Я Романова Дарья Романовна, обладательница дара призрачных погонщиков. Двуталанная. Вторым моим даром является прорицание.

По праву крови и силы я принимаю управление империей. И первым своим указом я объявляю сбор имперского полка. Вступить в него может каждый, достигший ступени архигранда. Командующим полком назначается Суворов Максим Александрович.

Также я объявляю о своей свадьбе с Сергеем Михайловичем Воронцовым. Отныне он принц-консорт с самыми широкими полномочиями.

Империя сплотится перед лицом опасности и все враги наши будут уничтожены.

После этого на экране появился имперский флаг и заиграл гимн.

Последние слова Даши заставили меня открыть рот от изумления. Впрочем, я был такой не один. Все присутствующие уставились на меня.

И среди этих взглядов были откровенно ненавистные. Тот же Ильинский-Романовский был готов испепелить меня одним только взглядом. Ведь я ничего не сказал им о нашей свадьбе, о которой не знал и сам. Что за игру затеяла Даша? Какого хрена они с Машей написали подобную речь? И снова не предупредили меня…

Теперь об этом знает не только вся империя. Весь мир. К тому же я уже был помолвлена на другой Великой княжне, а сейчас выяснилось, что уже женат. И это в семнадцать лет.

Да и к тому же Даша ещё не коронована на престол, так о каком принце-консорте она говорит? Первым делом я попрошу императрицу сменить канцлера. Что-то я уже начал подумывать о том, чтобы предложить это место тому же Вяземскому. Просто Ильинский-Романовский меня дико начал бесить. Сейчас мне хочется врезать ему, чтобы так не пялился. Мне даже начало казаться, что я слышу, как он скрипит от ярости зубами.

— Никаких вопросов. Я сейчас не готов на них отвечать. — тут же выпалил я и схватив телефон, вылетел из палатки.


Глава 22


— Это единственный выход. — взяв трубку после первого же гудка, сказала Даша. — Только так я могла обезопасить тебя. За нас можешь не волноваться Шуйские в полном составе приехали двадцать минут назад. Вместе с ними все сильнейшие одарённые Сибири и прибыли они, чтобы защищать нас.

Будь там очень осторожен. Смерть будет постоянно крутиться рядом с тобой. Её мне гораздо проще разглядеть, чем тебя. И всегда помни, что мы любим тебя.

Потом в трубке послышалась какая-то возня. Даша несколько раз выругалась.

— Папа, не думай о нас. Сделай то, что должно. Отмотать время вспять уже не получится. — сказав это, Маша выключила телефон.

Последняя её фраза заставила меня напрячься. Откуда Маше известно о том, что мне доступна подобная возможность? Нам определённо нужно поговорить с ними. Вот только, когда теперь это сделать, совсем другой разговор.

Своей речью Даша заварила в империи такую кашу, что расхлёбывать, нам придётся ещё очень долго.

Создание нового императорского полка во главе с Воеводой. И вступить в него могут лишь архигранды.

Всего за один день всё перевернулось с ног на голову. Ещё вчера я думал о том, когда ко мне приедут люди от Гагарина, чтобы отправить Елизавету домой. А сегодня я уже принц-консорт с самыми широкими полномочиями. И мне предстоит решать дела на самом высоком уровне. К такому я совершенно точно не готов. Да и сомневаюсь, что когда-нибудь буду. Это место должны занимать люди, которых готовили с рождения. И видел я лишь один вариант.

— Господа, мне немедленно необходимо услышать поддерживаете вы императрицу или нет. — сказал я, вернувшись в штабную палатку.

Тут уже разразился нешуточный спор. Причём спор этот происходил между князьями. Они разделились на два лагеря. В первом лагере за главного был Вяземский, во втором Ильинский-Романовский.

По отрывкам фраз, долетавшим до меня, было понятно, что они так и не смогли прийти к общему знаменателю. И пытались переубедить друг друга. Вот только мне уже всё было предельно ясно.

Недолго думая я ухватился за силу и оказался за спиной Ильинского-Романовского. Клинок, усиленный кристаллической кровью, пробил его защиту и вошёл в основание черепа. Смерть наступила мгновенно.

Меня попытались атаковать Орлов с Оболенским, но на них тут же обрушились остальные присутствующие, мгновенно сломив их оборону и убив.

— Немедленно окружить силы, прибывшие с этими людьми. Предложите им сдаться, если откажутся уничтожить. — отдал я приказ.

Никто не стал мне возражать, тут же начав связываться с нужными людьми и раздавать распоряжения.

— Рубикон перейдён. Обратного пути уже не будет. — Покачав головой, произнёс Вяземский. — Многие наши сторонники шли за Ильинским-Романовским, и есть вероятность, что мы потеряем их. Но на нашу поддержку можете смело рассчитывать.

Остальные князья подтвердили слова Вяземского.

— Благодарю вас Андрей Викторович. Место канцлера освободилось. На данный момент я не вижу кандидатуры лучше вас. В столь тяжёлое время этот пост должен занимать человек, который полностью предан престолу. Если вы согласные его занять, то я попрошу принести мне кровавую клятву. Впрочем, и вас господа я попрошу о том же. — сказал я выбравшим нашу сторону князьям.

Подобную практику я собираюсь использовать на всех, в ком есть хоть капля сомнений. А это практически всё, за редким исключением. Типа Суворова, Бронислава Жукова, Шуйских, Смирнова, Васильева и Ефимовых.

Князья вообще не колебались и принесли мне клятву. Вернее, не мне, а престолу российской империи. И признали Дашу императрицей. Для начала достаточно будет и этого.

Теперь нам предстояло определиться, кто на нашей стороне, а кто против. Убивать всех не согласных, как мы это сделали сегодня, не получится. Это слишком рискованно. Но и оставлять их просто так не получится. В таком случае слишком большой риск получить удар в спину. Об этом мне сказали практически все, присутствующие в штабной палатке.

Теперь необходимо было дождаться, когда к нам прибудет Смирнов. Ему я хочу предложить место главы Ока Государева. Он отлично показал себя в Сибири и сейчас не подведёт. В этом я уверен.

Ещё нужно найти замену Мазурову. Этот пост должен занимать человек, лояльный не только империи, но и лично Даше. Подобных я просто не знал. Хотя нет, вру есть у меня один человек на примете и занимался он чем-то похожим до этого. Правда, в масштабах всего одного рода, но это всё ерунда. Главное, что опыт в подобной работе у него имеется.

Алексей Васильевич Шуйский. Именно ему я предложу место главы Гнева государева. Но это всё будет потом. Навалилось сразу столько дел, что даже не знаешь с чего начинать.

— Целительница пришла в себя. — ворвался в палатку один из бойцов первого императорского, выбивая меня из размышлений.

Я тут же побежал за ним. Сейчас для меня это было гораздо важнее всего остального.

— Вот ты засранец. Вместо того чтобы спокойно отработать все долги, ты вот так решил его вернуть? — тут же набросилась на меня Манижа.

— Даже если я буду спасать твою задницу на дню по нескольку раз, я и за сотню лет не верну тебе долг. — произнёс я, ни капли не покривив душой.

Я забрал у неё дочь и вернуть этот долг невозможно. Целительница внимательно посмотрела на меня и просто кивнула, поняв, о чём я говорю. В её глазах блеснули слёзы, но она смогла сдержаться.

— Как ты себя чувствуешь? Сможешь помочь остальным?

— Я так понимаю, что местные горе-целители. — окинув целителей первого императорского жалостливым взглядом, начала говорить Манижа. — ничего не смогли сделать? И я пришла в себя лишь благодаря собственной силе?

Целители просто кивнули, подтверждая её слова.

— В таком случае выйдите всё из помещения. А ты Сергей останься, ты будешь мне нужен.

Я подтвердил слова Манижи и все посторонние тут же покинули палатку.

— Перед тем как Миша ворвался ко мне, я уже собрала вещи и готова была покидать ваше поместье и возвращаться к семье. Сейчас я попробую им помочь, а дальше отправлюсь к родным.

— Не нужно. Скоро они сами сюда прилетят. — сказал я, прекрасно понимая, что сейчас империи как никогда пригодятся услуги дочерей коллекционера.

Не только мне, но и всей империи. Клятва кукловода теперь перешла на Дашу и он обязан ей подчиняться. Теперь нужно умудриться выделить для отряда коллекционера несколько инструкторов посильнее и вывести их способности на новый уровень. Я прекрасно видел, на что они способны, даже практически без обучения. А после оного и представить страшно, что из этого получится.

— А я предупреждала Алишера, что всё так просто для него не закончится — усмехнулась Манижа. — Но мне плевать. Подле него меня больше ничего не держит.

Это она сейчас призналась, что находилась рядом с коллекционером только из-за Дайнаны? И вроде только что говорила, что собиралась возвращаться к семье. А сейчас, что её больше ничего не держит подле коллекционера. Или она это сейчас говорила о какой-то другой семье?

Сколько сразу мыслей навалилось. Это меня так штырит от навалившихся событий?

— Хочу попрощаться. — пояснила Манижа, увидев моё недоумение. — Присмотри за княжной. В случае чего будь готов её вырубить. Слишком велика вероятность, что подавители уже не смогут её сдержать.

И как понимать её слова? Чтобы подавители не сдержали силу одарённого, этот одарённый должен быть настоящим монстром. Я о таких даже не слышал. А Манижа с чего-то решила, что Настя на подобное способна.

Кивнув целительнице, я запустил в Настю дар и начал ждать.

Манижа положила ей на голову руки и они начали слегка светиться. Но больше ничего не происходило. Примерно через минуту целительница убрала руки и задумчиво посмотрела на Настю.

— Эко её приплющило. Её дар вошёл резонанс с техникой, уничтожившей поместье. Могу только предположить, что сейчас сознание княжны разрывается на части. С моей стороны нет никаких повреждений. Сейчас она заперта в своём сознании. Помочь ей может только тот, кто может работать с сознанием напрямую и проникать в саму суть человека. Пожалуй, её братец способен на подобное.

Этого мне ещё не хватало. Да что же Настенька с тобой постоянно происходят вот такие дерьмовые ситуации? Словно кто-то очень не хочет, чтобы мы были вместе и каждый раз старается подложить жабу пожирнее.

— Тогда займись им.

— Будь готов. Насколько я знаю, в последнее время он вёл себя очень агрессивно. Кидался на всех подряд и несколько раз пытался покончить с собой. Неся какой-то бред о том, что он не успел.

Я лишь кивнул, и Манижа принялась за дело.

Ей потребовалось несколько секунд, чтобы Алексей открыл глаза.

— Какого, здесь происходит? — спросил он, не предпринимая никаких агрессивных действий.

— Индейцы нанесли удар. Вороново крыло полностью уничтожено. Выжить удалось лишь пятерым и ты один из них. Не вздумай ничего выкидывать. Я убью тебя не задумываясь. Твоя помощь нужна Насте.

Алексей смотрел на меня и в его глазах разгоралась ярость. Он подскочил, встав на ноги и начал сжимать и разжимать кулаки, но так и не осмелился атаковать меня. Тяжело выдохнув он спросил, как может помочь Насте.

Тем временем Манижа начала помогать Михаилу Григорьевичу. Но с ним, походу, так же всё было не просто.

Пока Манижа занималась Чернышёвым, я быстро рассказал всё Алексею и то, что от него потребуется.

— Ничего подобного не произошло бы, если мне удалось осуществить свой план. Все они остались бы живы, а чёртов культ сидел бы смирно, даже не пытаясь высовываться. Всё это спровоцировала поимка Цикатлу.

— Мишу, пока тоже не могу вернуть в сознание. Но с ним определённо что-то другое. Мою силу блокирует его дар.

— Ведунью не стоит приводить в себя. Пока обойдёмся без неё. И поддерживайте её в беспамятстве. — сказал я и поставил вокруг палатки барьер. — Манижа оставь нас, пожалуйста, с цесаревичем наедине.

Нашего разговора с Алексеем не должен услышать никто. Только сейчас я понял слова Даши, сказанные мне перед отъездом. «Ведь никто не знает. Необходимо использовать это знание в нашу пользу. Это поможет избежать лишнего кровопролития». Да и они полностью совпадали с моими мыслями.

— Пожалуйста. — буркнула целительница и вышла.

— Сейчас ты будешь приносить мне кучу кровавых клятв. — сказал я, глядя в озлобленные глаза цесаревича.

Он сейчас нужен империи. Ильинский-Романовский был прав. Даша бастард, который объявила себя наследницей престола. Волнения и прямые стычки просто неизбежны. В стране много людей, которым придётся не по нраву подобное. Другое дело, если престол займёт законный наследник. Тот, кто и должен был управлять страной после ухода Николая Александровича. Тот, кого готовили к этому с рождения.

О том, что Алексей открыл в себе дар высшего кукловода и решил устроить переворот в стране, знают единицы. И я не сомневался ни в одном из этих людей. Да я уверен, что большинство не поддержит моего решения, но для империи так будет гораздо лучше.

Клятвы свяжут цесаревича гораздо лучше любых угроз. Он будет лишь ширмой. Пустышкой для всех. Истинным правителем Российской империи будет Даша. Впрочем, как и все ведуньи до неё.

Из палатки я выбрался примерно через час в сопровождении Алексея Николаевича Романова. Наследника престола Российской империи. Естественно, уже без подавителей. Но силой своей он мог пользоваться только с разрешения Даши, Насти или меня.

На включении в этот список последней настоял сам Алексей. Он не доверял Даше и заявлял об этом в открытую. Но делать это он мог только в моём присутствии.

Все, кто видел, как вместе со мной идёт пропавший цесаревич, смотрели на нас с открытыми ртами. Простые бойцы благодарили всех богов, что цесаревич появился в столь тяжёлое для империи время. Впрочем, и их командиры делали то же самое.

До этого момента они и не подозревали, кого мы спасали. Спасённых старательно прятали ото всех, а целителям был дан приказ держать язык за зубами.

Когда мы вошли в штабную палатку, где вовсю кипела работа. Суворов едва не бросился на Алексея. Вернее, он бросился, но я успел перехватить его. Пришлось прибегать к помощи дара, чтобы сдержать его.

— Да как ты смеешь, поднимать руку на наследника престола! — заорал я, чтобы меня гарантированно услышал Вяземский. — Так надо. Он никому не причинит вреда. Доверься мне. — еле слышно добавил я для одного Воеводы.

— Андрей Викторович, а этот наследник престола устроит вас и остальных, особо несговорчивых? — спросил я, внимательно наблюдая, как Вяземский расплывается в довольной улыбке.

— Это совсем другое дело. Безумно рад, что вам удалось выжить Алексей Николаевич.

— Андрей Викторович, давайте без всех этих расшаркиваний. Империя сейчас находится в очень шатком положении и мне хотелось бы, как можно скорее, сделать всё для стабилизации обстановки. Мне срочно нужно обратиться к империи.

Я вновь удержал, дёрнувшегося в сторону Алексея Воеводу, покачав головой. Так надо. Цесаревич сейчас наша единственная надежда сплотить империю в кратчайшие сроки.

К тому же он отлично начал играть свою роль. Роль, к которой его готовили с рождения. Единственный наследник с яйцами между ног.

Его обращение через несколько часов после Даши просто взорвёт империю. И это также сыграет нам на руку. Те, кто уже собрались поднимать бунт лишний раз подумают и вполне возможно, откажутся от этой затеи. Хотя, естественно, не все. Но с особо ретивыми мы будем расправляться без жалости. Сейчас для нас главной проблемой был Нарышкин.

Своим решением дать империи наследника, я привязал себя к нему. Воронцовы неотъемлемый атрибут императорской власти и это известно абсолютно всему миру.

Принц-консорт отменяется, теперь я буду представлен не только, как охранитель императора, но и его правая рука. С гораздо более расширенными полномочия, чем были бы у меня, как у мужа императрицы.

Для начала я позвонил Даше и она полностью поддержала это решение. Она сказала, что очень плохо видела эту ветвь, но определённо она сейчас намного лучше остальных.

Ещё Даша сказала, быть особенно внимательными с теми, кто решит нам помочь. Больше ничего конкретного я от неё не услышал. Впрочем, как всегда. Ограничилась парой непонятных фраз, и всё.

Выступление Алексея началось даже раньше намеченного времени. Нужные журналисты оказались на месте минут через десять после звонка. Быстро настроив всё, что было нужно, мы второй раз за этот день вышли в прямой эфир на всю империю.

На этот раз вместе с Алексеем находились мы с Вяземским. Его представили в качестве нового канцлера, ну а меня, как второго человека в империи.

— Князь Сергей Воронцов назначается моей правой рукой. Как только всё будет задокументировано, он официально станет вторым человеком в империи. Сестра возвращается в столицу и помогает нам справиться со всеми проблемами. Наши враги дорого заплатят за столь подлый удар.

Все распоряжения, отданные Дашей, остались в силе. Алексей лишь показал всем, что ему удалось выжить, а значит, теперь он займёт полагающееся ему по праву место.

О стороны Николая Александровича было очень умно не дать огласке случившееся в Сибири. В противном случае ни один аристократический род не принял в качестве своего сюзерена высшего кукловода. Взбунтовались бы все, даже самые преданные императорской семье рода.

После выступления Алексея весь лагерь охватили радостные крики. Бойцы радовались, что у них вновь появился император и стал им прямой наследник погибшего Николая Александровича.

Немного посовещавшись со всеми, отвечающими за нашу охрану было решено перебраться в Ильинское. Хоть поместье Романовых ещё и не было восстановлено до конца, для нас и оперштаба места вполне хватит.

А оборонять подходы к поместью там будет гораздо легче. И можно будет разместить больше войск.


Глава 23


На сборы ушло ещё примерно час и мы выдвинулись вперёд. Сперва ехало наше охранение, в которое входили танки, самоходные пушки, средства ПВО и ещё куча вооружения которого я просто не знал. Как-то никогда не интересовался этим, предпочитая полагаться лишь на свой дар.

Наше место было в центре колонны. Со всех сторон окружённые охраной мы передвигались со скоростью черепахи. Я даже едва не уснул за рулём. Всё же день выдался очень насыщенным и силы подходили к концу.

Как прибудем на место, нужно будет обязательно отдохнуть. Дела государственной важности немного подождут. Иначе, просто некому будет ими заниматься.

В одной из машин везли Настю, Чернышёва и Цикатлу. Вместе с ними ехала и Манижа. Даже несмотря на слова, что она собирается уехать, целительница решила остаться с нами до тех пор, пока они не придут в сознание.

Если с Цикатлу всё было понятно и с ней не должно возникнуть проблем. То с Настей не всё так гладко. Алексей сказал, что попробует что-нибудь сделать. Но судя по описанию Манижи от него потребуются очень тонкие манипуляции, которых он ещё никогда не делал.

Обычно он просто грубой силой продавливал защиту своей жертвы и перехватывал контроль. А здесь нужно будет проникнуть в разум Насти и помочь ей найти выход. Ничего не ломать и стараться не навредить. Её психика в последнее время и без этого подвергается слишком сильному давлению.

А с Михаилом Григорьевичем нужно будет поработать сыну. После снятия защитного кокона Денис был слишком слаб. Ему требовалось время на восстановление.

Я бы тоже мог попробовать помочь ему, воспользовавшись своей тьмой. Вот только я совершенно не умел с ней управляться. Моя помощь могла сделать только хуже.

К том времени, как мы добрались до Ильинского всех рабочих, трудящихся над восстановлением поместья уже убрали с его территории.

К моему удивлению, поместье уже практически было готово. Ещё не успели возвести дополнительные постройки, а центральное здание было полностью восстановлено. Оно совершенно не отличалось от того, каким я его запомнил.

Недолго думая я тут же выбрал для себя Настину комнату, о которой у меня остались только самые хорошие воспоминания. Она находилась в восстановленной части, но внутренняя отделка также была завершена и завезена вся необходимая мебель.

Мы разместились в левом крыле поместья, а штаб было решено разместить в правом.

Смирнов с Васильевым должны были прилететь через несколько часов, но ждать их уже не было никаких сил. Я просто распорядился, чтобы их тут же привели в штаб и начали вводить в курс дела.

Нужно теперь определиться с окончательной расстановкой сил в империи. Кто за нас, с кем можно договориться, а кого необходимо уничтожить. Просто по-другому поступать нет никакого смысла. Последнее, что нам нужно это получить удар в спину от своих же, когда мы будем сражаться с войсками Майя. А в том, что будем, я не сомневался.

Но это всё будет завтра. Сейчас отдыхать.

* * *
— Господин, мы получили сообщение от вашего сына. — доложил слуга, работающий на род Легранд всю свою жизнь. — Он прислал его по экстренному каналу связи. Только что его расшифровали.

— Да не томи уже. — не выдержал герцог, прикрикнув на слугу.

Слишком он сейчас был встревожен новостями, пришедшими из Российской империи. Кто-то осмелился напасть на императора и это у них получилось. Погибло много одарённых, в том числе императорская чета и их вернейшие слуги Воронцовы.

Всё это произошло на фоне нездорового шевеления войск Май, по всему миру. И его родную Австрию не миновала эта участь. Не зря он выступал против размещения военного контингента краснокожих на их земле. Но герцог в этом вопросе оказался в меньшинстве. И даже несмотря на то, что его род входит в золотую тридцатку. Его не послушали.

Премьер-министр уже несколько раз звонил в поместье, но герцог отказывался с ним разговаривать. Сами теперь пускай решают возникшие с Майя проблемы. А он посмотрит, как у них это получится.

И теперь в столь тревожные времена, ещё и пришло сообщение от сына. Который прекрасно понимал, что ему не светит стать во главе рода и поэтому он решился на очень смелый шаг. Порвать все отношения с семьёй и отправиться в свободное плаванье.

Герцог спокойно принял решение сына. Хотя ему и хотелось надрать мелкому засранцу задницу, но он решил дать ему возможность пожить самостоятельно. Заблокировав все счета и лишив Симона средств к существованию. Герцог думал, что сын прибежит к нему извиняться уже через пару недель.

Но сперва прошёл месяц, за ним ещё и ещё. Потом прошёл год и ещё один. А сын так и не вернулся. Люди отправленные на его поиски заявились с сообщением, что у Симона всё хорошо. Он стал наёмником и зарабатывает на этом очень хорошо.

Тогда герцог пригласил сына заехать в гости и поговорить. Но тот просто послал его и сказал, что он будет разговаривать с ним, только в случае, если герцог сделает его своим наследником. А теперь он сам решил объявиться и сразу же воспользовался резервным каналом.

Взяв расшифровку у слуги, герцог прочёл всего несколько строк, от которых ему стало дурно.

«Сегодня я убью Романова и ты сделаешь меня наследником, как и обещал. Честь за честь».

И больше ничего. Так значит ко всем событиям, что сейчас творятся в мире, причастен его сын. И почему он решил, что герцог обещал сделать его наследником за убийство российского императора? Что это за бред?

Так спокойно. Сейчас главное, чтобы об этом никто не узнал. А если и узнают, то сделать всё возможное, чтобы их род максимально дистанцировался от Симона и доказать, что он уже давно был изгнан.

Не хватало ещё, чтобы на них обрушился гнев такого монстра, как Российская империя. Герцог прекрасно помнит, как империя поставила на колени половину Европы во Второй мировой. А с той поры прошло уже много времени и наверняка империя стала ещё сильнее.

Даже несмотря на потерю минимум четырёх архиграндов в Вороновом крыле, империя смертельно опасный противник, для любого решившего им бросить вызов.

Срочно нужно, что-то предпринять и вполне возможно, даже нанести превентивный удар, сообщив о непричастности рода Легранд к этому нападению. Нужно подумать.

Вот только этому было не суждено случиться. В кабинет ворвался его старший сын и наследник — Фабиан. Он сейчас занимал пост главы СБ рода.

— Индейцы бросили все свои силы в нашем направлении. Все аналитики утверждают, что их целью являемся именно мы.

— Значит, они решили сперва убрать самых серьёзных противников. — тяжело вздохнул герцог.

Что же придётся немного отложить официальное заявление о событиях, случившихся в России. Сперва необходимо будет указать индейцам их место, но одни они не справятся. Слава всем богам, что у них есть друзья, которые с радостью вкатают краснокожих в грязь.

Похоже, пора Леграндам брать власть в стране в собственные руки, раз нынешнее правительство допускает подобное самоуправство на своей земле.

* * *
— Уничтожить все войска Майя, находящиеся в нашей зоне ответственности. Возвести щиты вокруг всех прибрежных территорий и максимально защититься от атак с воздуха. Подпитка щитов ложится на всех граждан, что обладают хоть каплей силы. Обеспечить их всем необходимым. Пора дать отпор слишком самоуверенному культу.

Отдал распоряжение император Сукехиро только что закончив смотреть прямую трансляцию выступления российского цесаревича Алексея. Вернее, теперь уже императора Алексея второго.

В том, что убийство императорской семьи было дело рук Майя, Сукехиро не сомневался. Не зря же они не рисковали нападать на Российскую империю и Китай. Они выжидали и теперь сразу стало понятно чего именно.

Обезглавь любое крупное формирование и оно начнётся разваливаться на части, которые поглотить и переварить будет гораздо легче.

Вот только этот верховный жрец, который теперь, верховодит у Майя, просчитался и удалось выжить минимум двум Романовым. Девчонке бастардке, которая во всеуслышание заявила, что она обладает даром предвидения и прямому наследнику Николая третьего.

Его собственная прорицательница Момоко сказала, что видит будущее слишком размыто. Всё, что касается Российской империи скрыто туманом, в том числе и Майя, как их главные противники. Единственное, что она смогла сказать, что Великой ниппонской империи необходимо обезопасить себя и немедленно избавляться от влияния краснокожих.

И он уже отдал приказ разобраться с этим. Майя не будут ожидать удара в спину от своих самых верных союзников, что позволит Сукехиро обойтись малой кровью, среди своих солдат. Болезненней всего он относился к смертям своих подданных.

Слишком их народ был немногочислен, но зато по силе мог встать наравне с теми же Майя, Российской империей и Китаем. Четыре сильнейших игрока на мировой арене и только от них зависит, по какому пути земля пойдёт дальше.

— От Такеды нет вестей? — слуга лишь покачал головой.

Ещё одна головная боль. Куда исчез глава сильнейшего рода в столь трудные времена для империи? Он один мог бы взять на себя базу в Йокосуко, а теперь там гарантированно погибнут простые солдаты.

Тяжело вздохнув император взял трубку и начал набирать номер своего представителя в Российской империи. Хоть он пока и не собирается предпринимать каких-то поспешных шагов, но нужно уже заранее подготовиться к любому развитию событий и в случае чего иметь возможность заключить союз.

А пока он просто выразит свои соболезнования в связи с ужасной трагедией. Полную поддержку новому императору и заверения о поддержке. В случае если она понадобится Русским.

И если она действительно понадобится, то Сукехиро никуда не денется и отправит своих воинов на подмогу. Чего бы ему очень не хотелось делать. Но политика слишком сложная игра, чтобы играть в неё без потерь.

* * *
Проснувшись, я первым делом отправился в душ. Холодная вода привела меня в чувства и взбодрила. Ещё бы раздобыть где-нибудь чистую одежду и тогда можно смело утверждать, что жизнь прекрасна.

Если бы не последние события. Но от них никуда не деться, как бы я не пытался. Остаётся только свести последствия к минимуму и это нам вполне по силам.

Под словом нам я подразумеваю всю империю. Но сперва нужно понять, с чем мы имеем дело. И послушать умных людей, которые наверняка за то время пока я спал много чего надумали.

Возле двери меня ждал Читер, развалившийся на стуле. Он внаглую дрых, даже не обращая внимание на творящуюся вокруг суматоху.

В поместье сновало множество людей, большинство из которых я видел впервые.

Если вчера всё было очень сумбурно при нашем размещении, то сегодня этот сумбур перерос в настоящий хаос. Все появившиеся в поместье люди были не военными, что было довольно странно.

Кто допустил сюда столько гражданских? И вообще, где все? Где люди, принимающие решения? Да и Смирнов с Васильевым уже должны прилететь. Они-то где?

— Хватит дрыхнуть, пора приступать к выполнению своих прямых обязанностей. — сказал я и попытался разбудить Читера.

Но он просто отмахнулся от меня и отвернулся, даже не открыв глаза. Пришлось прибегать к более решительным методам и просто выдернуть стул у него из-под задницы.

Я рассчитывал, что дружинник смачно приложится задницей об пол, но он в очередной раз оправдал своё прозвище, умудрившись устоять на ногах. Как у него это получилось, даже не представляю.

— Вот ты засранец Серёга, даже поспать спокойно не даёшь. А я, между прочим, всю ночь охранял твой покой. К тебе несколько раз пыталась вломиться Багратион. Потом Манижа. Денис. Смирнов с Васильевым. А под конец и вовсе пришлось прогонять целую делегацию князей, что прибыли несколько часов назад.

От этих новостей мне стало немного не по себе. Какого хрена им всем понадобилось? И ведь даже сразу не решить, к кому пойти первому. Да и где их теперь всех искать?

А Читер, молодец. Дал мне отдохнуть, не побоявшись послать никого из названных им людей.

— Спасибо тебе. Обещаю, что как только всё немного устаканится, отпущу тебя в отпуск на пару недель.

— Месяц. — тут же начал торговаться дружинник.

— Десять дней.

— Три недели.

— Неделя.

— Ну ладно уговорил, две недели, так две недели.

— Так бы сразу. А теперь давай найдём, что-нибудь перекусить и дальше отправимся узнавать, что всем от меня было нужно.

Тяжело вздохнув Читер двинулся в сторону кухни. Надеюсь, продукты уже успели завезти. Просто вчера, когда мы приехали, там было пусто. Да и в поместье находились лишь рабочие, которые приносили еду каждый день с собой.

Несмотря на всю суматоху, кто-то позаботился и о продуктах, и о том, кто будет их готовить. Поэтому умереть от голодной смерти нам точно не грозит. Быстро перекусив бутербродами с чаем. Мы пошли на поиски хоть кого-нибудь.

Штаб разместился в правом крыле поместья, туда мы и направились. Ещё на подходе мне встретился один из парней Васильева и вызвался проводить к нему. Но по дороге нас перехватил хмурый Воевода и потащил в другую сторону.

— Сперва ты должен узнать последние мировые новости, а уже потом окунёшься с головой в то дерьмо, что творится у нас дома. — обрадовал меня Суворов.

Он привёл меня в небольшой кабинет на первом этаже. Внутри сидело всего два человека Прохор Иванович Смирнов и Андрей Петрович Вяземский. Последний сейчас разговаривал по телефону на немецком. Интересно, с кем это он там беседует?

Прохор Иванович был со всех сторон обложен горой бумаг, которые он просматривал с невероятной скоростью. Постоянно делая какие-то пометки.

— Привет, Сергей. Прости, не могу сейчас пожать тебе руку. — заговорил Смирнов, не отрываясь от своего занятия. — Ты только посмотри, сколько информации мне предоставили. Думаю ближайшую неделю жить мне только на энергетиках, да и на подпитке от целителей.

— Спасибо, что откликнулись. Боюсь, без вас нам не справиться. Я хочу вам предложить пост главы Ока Государева. Многие погибли и поэтому вам придётся очень тяжело. Необходимо как можно быстрее наладить привычную работу Ока Государева.

— Она уже давно налажена и идёт, как и должно. Потери не настолько серьёзны, как тебе кажется. Большинство сотрудников Ока работало за пределами Воронова крыла. Даже группа Полиграфа уцелела. Основной потерей стал он сам. Но, как ты знаешь, незаменимых людей не бывает. Ты присаживайся. Андрей Петрович сейчас закончит и введёт тебя в курс дела. А уже после мы поговорим с тобой наедине. Слишком много у меня вопросов конкретно к тебе и Великой княжне. Ваши действия не поддаются никакому анализу. Я уже всю голову сломал, но так и не смог прийти к какому-нибудь общему знаменателю.

— Род Легранд просит предоставить им убежище. Майя бросили все свои силы, находящиеся в Австрии на их устранение. И их поддержали местные власти. — закончив разговор произнёс Вяземский.

— Те самые Легранды? — невольно вырвалось у меня.

Род, находящийся на двадцатой строчке в золотой тридцатке. Геоманты, чей дар имеет исключительно защитные функции. Они единственные в этом списке, с даром подобной направленности.

— Те самые. — тяжело вздохнул Андрей Викторович. — А ещё час назад с нами связывался император Сукехиро Кобаяси и предложил объединить наши силы против общего врага. Конкретики он никакой не сказал, но тут и без этого всё понятно. Если Сукехиро позвонил лично и тем более решил пойти против своих ближайших союзников, значит, дела действительно хреновые.

— Ниппонцы напали на все базы Майя в своей зоне ответственности. В океане ведутся ожесточённые бои. — вмешался Прохор Иванович. — Сукехиро пошёл ва-банк.

А эта новость была ещё серьёзнее, чем просьбы рода Легранд. Союз с Ниппонцами, которые всегда были заодно с Майя. Как-то мне не слишком верится в столь резкую смену курса одного из ведущих государств на планете.

— Думаю, вы всё прекрасно понимаете, что без помощи Дарьи Романовны мы сами не вправе принимать подобные решения. — сказал я.

— Это ещё одна из причин, по которой мы хотели поговорить с вами князь. — сказал, сразу помрачневший Андрей Викторович. — Своим поступком княжна подставила себя под удар и нам немедленно нужно доставить её в столицу и обеспечить самую надёжную охрану.

— После случившегося с Вороновым крылом можно с уверенностью утверждать, что никакая охрана не поможет. — начал говорить я. — К тому же для того, чтобы привезти Дашу в столицу, я вам не нужен. Отправьте подходящий эскорт и вперёд. В случае чего она сама вас предупредит.

— Шуйские отказываются подпускать к княжне даже меня. — вмешался Воевода. — Сергей Васильевич сказал, что только тебе они позволят подойти к княжне. Я не знаю, что у них там произошло, но теперь у девчонки имеется преданный только ей род телохранителей. Вернее, не ей, а вашей будущей семье, в которую будет входить и Маша.

Теперь настал мой черёд удивляться. Это чего там удумали Сергей Васильевич с братом? Какие к чертям телохранители нашей будущей семьи? Они что совсем все вконец с ума сошли. Я же сказал, что позабочусь о Маше и не дам её в обиду.

Это получается, они не верят моему слову?


Глава 24


— Курмангалиевы прибыли? — несколько раз глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, спросил я.

— Пока не в полном составе…

— Эрджан? — перебил я Воеводу.

Сейчас мне нужна была только порталистка. Она поможет мне доставить Дашу в столицу без лишнего риска.

Воевода утвердительно кивнул.

— Организуйте мне беспрепятственный коридор до Рязани. Через час я выезжаю и чтобы к этому времени уже всё было готово.

Воевода снова кивнул и вышел из кабинета.

— Андрей Викторович, если у вас пока всё, то оставьте, пожалуйста, нас с Прохором Ивановичем наедине. И найдёте цесаревича, он мне будет нужен.

Вяземский с интересом посмотрел на меня, но ничего не сказал.

Ну а чего он хотел. Пускай лучше сейчас узнает, что Алексей беспрекословно подчиняется мне. Чем потом будет устраивать какой-нибудь бунт, чтобы свергнуть меня и освободить императора от моего дурного влияния.

С этой минуты Воронцовы перестали быть простыми телохранителями. И чем быстрее всё это поймут, тем будет проще.

— Вот скажи мне Сергей, что творит княжна? Какого чёрта она объявила о новом сборе императорского полка? — как только за Вяземским закрылась дверь начал наезжать на меня Прохор Иванович.

Он даже отложил в сторону все бумаги. Хотя было видно, что это далось ему с огромным трудом. Фанатик своей работы, что с него взять.

— Неужели она не понимает, что после новости о её даре этот сбор будет идеальным местом для тех, кто решит её убить. А поверь мне таких найдётся очень много. Даже среди, казалось бы, самых преданных Романовым родам. Это возможность, которую просто нельзя упускать.

Прохор Иванович остановился, чтобы перевести дух. Он потёр виски. Помотал головой из стороны в сторону. Несколько раз глубоко вздохнул и только после этого продолжил.

— Какой ещё к чертям принц-консорт с самыми широкими полномочиями? Вы хоть представляете, что это такое? Это просто ширма, красивое слово, не больше. Я уверен, что большинство тех, кто хоть немного разбирается в политике до сих пор не могут успокоиться от смеха. Да у тебя, как у охранителя императорской семьи было больше возможностей, чем у принца-консорта. По большому счёту это просто спутник императрицы, который должен появляться с ней на всех мероприятиях и торговать лицом.

Подобные люди не имеют никакого веса в государстве и не могут принимать никаких решений. Да многие перестанут тебя бояться из-за этого.

Хорошо, что потом вы с цесаревичем всё исправили. Я уже думал разворачиваться и лететь обратно. Чтобы находиться от этого цирка как можно дальше. Но о цесаревиче немного позже.

Да и что вы вообще устроили в Рязани? Когда я посмотрел выпуск новостей об устроенном тобой приёме, думал волосы начну на себе рвать. Кто додумался до подобного? Мало того что устроили показательную казнь, которая и казнью-то не является. Да над этим не стали смеяться только грудные младенцы. Так ты ещё наговорил там такого бреда. — Смирнов закатил глаза и отвалился на спинку стула.

Я просто сидел и молчал, прекрасно понимая, что Прохор Иванович только разминаться перед самым интересным. Да и оправдываться по всем высказанным им претензиям я не собирался.

Вполне, может статься так, что в этих поступках нет никакой логики и мы вообще наворотили кучу всего того, что не вписывается в понимание аналитика. Но я как-то и не хотел этого понимать. Я доверяю Даше. На данный момент она ещё не принимала неправильных решений.

Даже в случае с кукловодом, когда, казалось бы, он нас смог обыграть, подсунув свою куклу, мы вышли победителями. И сделала это Даша.

Поэтому я слушал всё спокойно. Пока не дождался главного.

— Кому вообще пришла в голову мысль вернуть империи цесаревича?

Вот я и дождался основной части. Все предыдущие претензии были лишь небольшой затравкой перед этим.

Прохор Иванович внимательно смотрел на меня, ожидая ответа.

— Мне. — произнёс я и в ту же секунду потянулся к дару.

Старый аналитик подскочил со своего места и бросился на меня. Я уже начал создавать кровавый щит, но к моему удивлению, ничего не вышло и через мгновение я оказался в объятьях Смирнова.

Он сдавил меня с такой силой, что я начал задыхаться. Откуда в столь тщедушном теле такая силища?

— Это просто идеальное решение. Оно склонило на нашу сторону больше половины сомневающихся. Надеюсь, ты обезопасил всех перед тем, как выпускать высшего кукловода к людям?

Чего-чего, но подобного я точно не ожидал. Я уже был настроен огрести по первое число, а тут меня накинулись хвалить. Как-то я не привык к подобному. Сразу стало не по себе.

— На нём столько кровавых клятв, что захоти я и он в туалет будет ходить, только после моего разрешения. Даром кукловода ему запрещено пользоваться вообще.

— А вот это ты зря. Его дар нам бы очень сильно пригодился в урегулировании многих конфликтов, что уже начали возникать в империи. Прошло уже достаточно времени со смерти императора и самые нетерпеливые решили выступать. И наша главная головная боль сейчас — это Нарышкин. Вокруг него уже собрались очень серьёзные силы. Но пока они молчат и не отвечают на наши запросы.

Не знаю почему, но я решил оставить в тайне тот факт, что пользоваться даром кукловода Алексей может, только если я ему это разрешу и укажу на конкретного человека. Ну или это сделают Даша с Настей. Мысль, озвученная Смирновым, мне тоже приходила в голову и я, естественно, оставил для себя столь мощный инструмент.

— В первую очередь Алексей нам нужен, как наследник престола. А с урегулированием конфликтов я думаю, у нас не возникнет проблем. На нашей стороне уже достаточно сильных родов. Не знаете, Чернышёв ещё не пришёл в себя? — вспомнив о нём и Насте, спросил я.

Всё же он владелец одной из крупнейших корпораций в мире и очень влиятельный человек. Его поддержка действующей власти также будет весьма ощутима.

— Извини, об этом я пока ничего не знаю. Как только прибыл сюда, сразу оккупировал этот кабинет и уселся за документы. — пожав плечами сказал Смирнов. — По поводу цесаревича ты, безусловно, прав. Но без стычек и гибели наших сограждан не получится обойтись. Хотя дар высшего кукловода мог свести потери до минимума. Да и на переговорах с сильными мира сего он наверняка смог бы нам очень помочь.

— Боюсь, что сильных мира сего Алексей не смог бы пробить при всём желании. Да на них будет столько защиты, что даже подойти ближе, чем на метр не получится чисто физически. И давайте завязывать говорить об этом.

— Завязать говорить об этом теперь не получится при всём желании. Теперь Алексей главное лицо страны. Вне зависимости от того, кто этим лицом вертит в нужную сторону.

— Прохор Иванович, расскажите лучше о сложившейся обстановке. Наверняка вы уже знаете примерный расклад сил. Кто поддерживает нас, а кого необходимо уничтожить.

После этих слов Смирнов округлил глаза и вопросительно уставился на меня.

— Сейчас не то время, чтобы спускать подобное на тормозах, отделываться штрафами, ссылками и прочими методами, что так любят в мирное время. Сейчас перед нами стоит, возможно, самый сильный враг, что вообще когда-либо был. Нельзя подобным личностям ослаблять нас. Только полное уничтожение.

— Ты точно тот же парень, что приехал в Сибирь две недели назад?

— Вы даже не представляете, сколько времени может пройти за две недели…

Да вообще никто не может представить. Даже я сам-то не знаю, сколько провёл времени в формации. И да, я наверняка изменился. Я понял, что врагов нужно уничтожать на месте, а не отпускать их и потом ждать удара в спину.

— Давай, мы вернёмся к этому разговору после того, как здесь будет Дарья Романовна. — осторожно произнёс Смирнов. — Сейчас у нас слишком много неизвестностей.

При этом он не сводил с меня глаз, словно боялся, что я могу наброситься на него в любой момент. Неужели я снова непроизвольно начал воспроизводить эффект брони Демона?

В последнее время я как-то даже не замечаю, как это происходит. Нужно что-то с этим делать, а то скоро буду ходить таким на постоянке. В таком случае мне смело можно забыть про любое живое общение. В том числе и про секс. А оно мне надо? В семнадцать — то лет.

— К тому времени я успею подготовить предварительную сводку. И по-любому успеют определиться ещё несколько родов. — добавил Прохор Иванович, неверно расценив моё молчание.

На том и решили остановиться. За дверью меня уже поджидал Читер в компании Вяземского и ещё пары человек, которых я видел впервые.

— Воевода просил передать, что всё уже готово, а Эрджан ждёт тебя возле машины.

Спрашивать, у какой машины не стал. Демон слишком пострадал после стычки с отрядом Годунова. Значит, нам по-любому выделили одну из правительственных машин. А вместе с ней в придачу и водителя. Придётся прогонять товарища.

— Сергей Михайлович. Сергей Михайлович. — услышал я знакомый голос, когда уже выходил из поместья.

Обернувшись, увидел спешащего ко мне Ламсдорфа. Граф весь раскраснелся и было видно, что сейчас находится не в лучшей форме. Даже думать не хочу, что могло довести до подобного состояния того здоровяка, что принимал у меня экзамен на пятый ранг. К тому же физика.

С нашей последней встречи он изрядно похудел и осунулся. Словно это не я всё это время постоянно сражался, спасал людей, предотвращал заговоры и всячески старался остаться в живых, а он.

— Благодарю вас князь, что вы остановились. Уже все ноги стоптал в ваших поисках.

— Какими судьбами вы здесь? — спросил я, протягивая руку, которую тут же зажали в тисках.

Вид потрёпанный, а сила никуда не делась.

— Я прибыл несколько часов назад выразить свои соболезнования и поддержку цесаревичу Алексею. Лично от рода Ламсдорфов и от всей Польши.

— Хотите сказать, что вы можете говорить от имени всего государства? — реально удивился я.

На моём экзамене он говорил, что его род бежал с родины из-за политических гонений, а теперь уже говорит от лица всего государства.

— От имени той его части, что решила противиться заокеанским захватчикам. А таких в нашей стране оказалось большинство. Правительство было свергнуто и выбрано новое.

— Которое возглавил ваш род. — договорил я за графа.

Сложить один плюс один было несложно.

— Вы абсолютно правы, но сейчас не об этом. Меня отправил отыскать вас Алексей Николаевич. Ему срочно нужно с вами переговорить.

Вот же! Забыл, что и сам хотел с ним переговорить. А цесаревич, молодец. Он не приказал мне прийти к нему, а то мог бы и по шапке за подобное получить.

— Читер иди к Эрджан и скажи, что я ещё немного задержусь. Заодно у тех, кто готовит для нас свободный коридор будет больше времени. Видите Иннокентий Викторович.

Пока шли, парень немного успел рассказать о событиях, что развернулись в Польше после активного шевеления войск Май.

В отличие от множества других стран, где краснокожие сразу же перешли к активным действиям. В Польше они сперва вели себя довольно мирно и всё это благодаря базе, что была отдана империи. Хоть она ещё не была до конца готова, но уже имела достаточно внушительный контингент имперских войск.

А как все поняли, индейцы пока не рискуют связываться с Российской империей и Китаем. Вот и там они не рискнули нападать, чем бы непременно вызвали ответную реакцию со стороны наших войск.

Индейцы начали свою излюбленную тактику. Подкуп и шантаж. Подкупали они местные власти, которые охотно шли с ним на контакт. И когда президент выступил с обращением к народу, в котором называл Майя лучшими друзьями и просил не чинить им препятствий, этот самый народ взорвался.

— Это была настоящая революция мой друг. Большая часть страны находится под нашим контролем. И мы постепенно тесним верных прошлому правительству людей. А вместе с ними и войска индейцев. Они пока ещё не вступили в прямой контакт. Видимо, опасаются, что имперцы не останутся в стороне в этом случае.

— Но в связи с последними событиями вы опасаетесь, что краснокожие всё же выступят против вас. И поэтому вы и прибыли в столицу. Просить помощи у нового императора.

Судя по тому, как резко замолчал граф, я попал в самую точку. Хотя здесь и попадать-то особо было некуда. Не так мало вариантов было у нового правительства. Либо сдать страну обратно в руки промайявских чиновников, либо идти на поклон в Российскую империю.

Естественно, они выбрали второй вариант. Вот только нам сейчас самим немного некогда. С собственными бы проблемами разобраться. Но говорить об этом Ламсдорфу, я не стал. Он парень неглупый. Думаю, сам уже прекрасно обо всём догадался.

Вот то, что его так легко допустили к Алексею, несмотря на творящийся вокруг хаос, было очень странным. Интересно, кто был за это ответственен? Нужно будет узнать, кто это был и провести с ним разъяснительную работу. Подпускать к императору графа, по сути, враждебного государства и наверняка без прохождения всех необходимых проверок. Просто половину этих проверок тупо некому делать.

Люди занимающиеся этим практически все погибли в поместье, а новых я уверен ещё не нашли. Слишком специфическими навыками должны обладать подобные одарённые.

— Благодарю вас граф. — раздался голос Алексея, выдернувший меня из раздумий.

Цесаревич находился в своей же комнате, которую он всегда занимал, находясь в поместье. Он был окружён охраной, состоящей из людей Воеводы. И когда они только успели приехать? Я же приказал им оставаться в Рязани и охранять Дашу.

Кто-то у меня получит по шапке.

— Буран, какой я отдавал вам приказ? — спросил я, полностью проигнорировав Алексея, который старательно зазывал меня войти в комнату.

— Охранять Великую княжну и глаз с неё не спускать. — пожав плечами ответил заместитель Воеводы.

— В таком случае какого хера вы тут делаете? — продолжил я задавать вопросы, чувствуя, что готов сорваться в любой момент.

— Выполняем приказ. — всё так же пожал плечами Буран.

В этот момент у меня зазвонил телефон, заставив отложить казнь этих смертников на пару минут.

— Это я отправила ребят к вам. Слишком мало сейчас рядом с вами людей, которым можно доверять. — раздался в трубке голос Даши. — А теперь иди поговори с братом и скорее приезжай за нами. Без тебя мне страшно. И Оля, хотела тебя видеть.

Даша повесила трубку, а я не успел сказать ни слова. Хотя и не хотел. Даже не представляю, что мне сказать Оле и как её утешить. Это я уже смирился со смертью родителей, пережив её тысячи раз и поняв, что ничего невозможно исправить.

Как-то мне резко перехотелось ехать в Рязань. Пойду лучше узнаю, для чего я понадобился Алексею.

— Я готов попробовать вернуть Настю. Только сразу говорю, что не гарантирую положительного результата. Но я сделаю всё от меня зависящее, чтобы спасти её. Она единственное, что у меня осталось.

Сказав это, цесаревич упал на колени и начал плакать. Похоже, он только сейчас осознал, что родители погибли.

И вот этот человек, хотел свергнуть Николая Александровича?

Как-то мне сразу стало противно и одновременно жалко Алексея. Всю жизнь он жил под чьим-то руководством. То император, потом Цикатлу, теперь вот я распоряжаюсь его жизнью и говорю, что делать. Да и я сам недалеко ушёл от него. Осознание этого, как-то слишком резко накрыло меня и я сел рядом с цесаревичем.

Я оказался сильнее Алексея и просто злился. Ему же было гораздо хуже. Но он сам выбрал для себя подобную судьбу. Вместо того чтобы рассказать о своём даре отцу, он повёлся на какие-то обещания Майя.

— К Насте отправимся, когда я вернусь из Рязани. Не вздумай подходить к ней без меня. И прекрати вести себя, как тряпка. Ты скоро станешь императором.

— Марионеткой я стану. Впрочем, кем и был всегда…

Дальше слушать его я не стал. Вскочил, схватил за грудки и резко дёрнул вверх.

— Ты сам выбрал подобный путь. Скажи спасибо, что до сих пор жив. Хотя должен был умереть ещё в Сибири. Слишком Николай Александрович любил тебя. А теперь ты перестанешь ныть и пойдёшь к Смирнову. Буран знает, кто это. Найдёте. Пока меня нет, ты будешь слушать его. Всё понятно?

Вновь не заметил, как переключился на режим Демона. Лишь побледневшее лицо Алексея сказало мне об этом. Да, что же творится-то. С таким успехом скоро у тех, кто вызовет мой гнев просто начнёт разрываться сердце, от одного моего слова.

Нужно становиться спокойней. А как тут это сделать, когда вокруг такая жопа?

— Буран. — крикнул я. И когда голова бойца просунулась в приоткрытую дверь, продолжил. — Бери этого красавца и дуй к Смирнову. Передай, что я просил пока приглядеть за ним. И пускай начнёт понемногу вводить его в курс дела.

Уже через пять минут я был на улице и с недоверием смотрел на целого демона. Рядом с которым стояли Эрджан, Читер и Воевода.

— Пока ты спал, ребята привели его в порядок. — хлопнув меня по плечу, сказал Воевода.

— С меня премия.

Хоть одна хорошая новость с утра.

— Спасибо, что так быстро откликнулась. — сказал я Эрджан, которая с интересом наблюдала за моими танцами вокруг машины.

А я просто смотрел, как исправили все повреждения и цокал языком, удивляясь мастерству умельцев, вернувших Демону, практически первоначальный вид.

— Ты сможешь открыть портал на двести километров?

— Если работать по маякам, думаю, за пять прыжков управлюсь.

— Отлично. Это в любом случае будет быстрее и намного безопаснее, чем передвигаться на машине.


Глава 25


По свободному коридору домчались до Рязани меньше чем за полтора часа.

Стоило мне вылезти из машины, как на меня тут же налетела Оля. Она молча обняла меня и уткнулась носом в живот.

Для меня это оказалось намного труднее, чем увидеть её слёзы. Но она просто молча обнимала меня. В этот момент во мне поднялся настоящий ураган эмоций. Я позволил себе на мгновенье побыть слабым. Но всё быстро прошло, когда сзади меня обняла Даша, а сбоку прицепилась Маша.

На данный момент три из четырёх самых дорогих мне человека.

— Мы со всем справимся, если будем вместе. — шепнула Даша и это стало спусковым крючком.

Оля, наконец, позволила эмоциям взять над собой верх. Она оглушительно завыла. Вокруг нас начал образовываться огненно-ледяной круг, который стал крутиться с сумасшедшей скоростью, разбрызгивая воду во все стороны.

Пришлось ограждать нас щитами. Это Оля не пострадает от собственной силы, а нам может хорошо так прилететь.

Минут десять я стоял и просто гладил Олю по голове, пока она не начала успокаиваться.

— Прости, не сдержалась. — заговорила сестра, успокаивая буйство стихий вокруг нас. — Мы должны быть сильными. Мы Воронцовы. — сказав это Оля, стиснула зубы и отошла от меня.

Вокруг неё начали летать крошечные сгустки льда и пламени.

— Клянусь, что отомщу за смерть родителей. Жестоко отомщу. — сказав это, сестра хлопнула в ладоши и висящие вокруг частички силы пришли в движение.

Они бросились к Оле и стали проникать в неё, оставляя небольшие раны, из которых начала сочиться кровь. Тут уже мне пришлось прибегать к дару и помогать ей. Не хватало ещё, чтобы сестра истекла кровью.

— А я клянусь, что помогу тебе в этом. Даю слово, что все причастные к уничтожению Воронова крыла будут умолять нас о пощаде.

Мои слова заставили всех замереть. Но сейчас я не сожалел о том, что позволил гневу взять верх. Сейчас я хотел этого.

Я прекрасно понимаю, что с этой минуты изменится очень многое. Оля навсегда перестала быть ребёнком. И как бы я ни хотел для неё другой судьбы она Воронцова. Двуталанная одарённая, уже сейчас одна из сильнейших в империи.

А как известно, одарённые становятся сильнее во время сражений. И я помогу Оле стать сильнее. Впереди нас ожидает множество битв.

— Без нас вам это будет трудно сделать. — заговорила Маша, взяв за руку Дашу.

— Клянёмся, что покажем вам путь. И предостережём от всех опасностей, поджидающих вас на этом пути. — хором произнесли девчонки.

За их спинами появилась призрачная фигура, отлично знакомая всем. Клятву дочери пришёл принять Николай Александрович.

Ещё один Романов встал на защиту рода. Сделав дар призрачных погонщиков ещё сильнее.

Сразу после этого к нам подошли Шуйские. На Сергее Васильевиче не было лица. Мало того что он только потерял жену и младшую дочь, так теперь ещё не стало отца, старшей дочери и внучки, но тут я мог его немного успокоить.

— Спасибо, что приехали помочь. — сказал я, пожимая ему руку — Настя жива. А про Алексея вы, итак, уже знаете. — сказал я, наблюдая, как мгновенно появляется отголосок жизни в уже мёртвых глазах. А вместе с жизнью, там появились и слёзы. Слишком много боли принёс Шуйским императорский род.

— Не забудьте и нас пригласить, когда будете убивать этих ублюдков. — произнёс Алексей Васильевич, обнимая дочь, которая также была настроена довольно агрессивно.

Девушка тяжело дышала. При каждом выдохе раздувая ноздри, словно бык, готовящийся к атаке.

Впрочем, её настроение разделяли все собравшиеся. А к этому времени на улицу вышли, должно быть все, кто находился в поместье.

Большинство из появившихся людей я не знал, но были и знакомые мне ещё по Сибири лица. Те же близнецы, Лопухин, и к моему удивлению — Беспричные в полном составе.

Таисия и Кира демонстративно отвернулись, когда я посмотрел в их сторону. Нужно дать Читеру зелёный свет, пускай порадуют себя и девчонок. Кто знает, как дальше всё обернётся. Вполне может быть, что мы проиграем эту войну.

По моему плану Эрджан должна будет взять Дашу, Машу и Шуйских в качестве защиты и отправиться с ними по маякам в столицу. Последний маяк вёл в мою комнату.

Их отправления никто не должен видеть. Вообще, все должны быть убеждены, что девчонки сели ко мне в машину и мы поехали обратно. Именно так и произойдёт. Но дальше мы совершим остановку, и они отправятся в столицу порталами. Даша позаботится о визуальном прикрытии.

Как только они исчезнут, наша процессия двинется дальше. В общем, схема вполне рабочая. Хоть Даша с Машей и утверждали, что могут спокойно ехать вместе со мной, не опасаясь нападения. Я решил не рисковать и перестраховаться. Дар предвиденья в любой момент может дать осечку и они это также прекрасно знали, поэтому и не стали настаивать.

Перед отъездом я нашёл Якова Моисеевича и предложил ему поехать с нами. Человек с его даром нам сейчас может очень пригодиться. Впереди предстоит множество переговоров.

— Похоже, что не получиться старому еврею спокойно прожить оставшееся ему время. Но я таки соглашусь на ваше предложение молодой человек. К тому же где вы ещё найдёте столь умелого портного.

Сказав это, Шмейхельман сообщил, что мой заказ уже готов и я могу забрать его в любой момент. Один костюм я взял сразу, всё же мне и сегодня предстоит ещё немало переговоров. Я предпочту выглядеть на них подобающим образом.

Остальные вещи я заберу потом. К тому же Яков Моисеевич теперь постоянно будет находиться под рукой. Определил его в машину к Шуйским. Пускай пообщаются. Это будет полезным для всех. Якова Моисеевича я хочу сделать одним из своих приближённых.

Сперва выезжали мы в сопровождении десятка машин, забитых самыми сильными одарёнными, что прибыли в поместье. А следом за нами выдвигались и все остальные, кто приехал вместе с Шуйскими поддержать Дашу.

На этот раз дорога до Рязани и обратно заняла всего четыре часа. Просто нереально быстро. Вот что значит правильно поставить задачу. Сказал коридор до Рязани и мне его сделали.

В столице творился настоящий хаос. Во время отъезда ничего подобного не было, а сейчас творящееся вокруг нельзя было не заметить. Даже если очень сильно захотеть. Такое ощущение, что люди решили, словно настал конец света. Все сразу же вывалили из домов, бросились по магазинам скупать всё, что попадётся под руку. И не только скупать, но и пытаться завладеть содержимым магазинов не самыми законными методами.

— Необходимо срочно отдать приказ прекратить всю эту вакханалию. — с задумчивым видом произнёс Читер. — Куда смотрит полиция?

Уж от кого-кого, а от него подобного я совершенно не ожидал. Тот, кто всегда выступает за хаос, сейчас высказывается против. Значит, дело действительно дрянь.

Да я и сам это прекрасно видел и понимал. Срочно нужно прекращать эту анархию. Действительно, какого чёрта полицейские не смотрят за порядком.

— Два часа назад Нарышкин выступил против Алексея и сейчас собирает свою коалицию. Пока эта новость не вышла в широкие массы, но долго нашим специалистам сдерживать её не получится. Уже сейчас в сети ходит много слухом. Пока ничем не подкреплённых. Информация прошла только по каналам внутренних войск. Большинство полицейских и смежных с ними департаментов пока решили остаться в стороне и сейчас полностью бездействуют. — сообщил мне Вяземский, как только я задал это вопрос. — Они присоединятся к стороне победителя. С Нарышкиным остались многие спецподразделения и несколько воинских частей, особо приближённых к бывшему министру.

Девчонки уже были размещены по своим комнатам и получили подобающую охрану. Я же сразу после этого отправился выяснять, что за хаос творится в столице и куда смотрят правоохранительные органы.

Не став больше ничего слушать, я отправился к Смирнову. Я приказал Алексею отправляться туда и слушать умного человека. Значит, он до сих пор там. Отлично.

Через пять минут мы уже сидели в кабинете императора, в окружении командного состава войск, принявших нашу сторону.

— Мы должны немедленно уничтожить Нарышкина и его сторонников. Забрать управление над полицией в свои руки и навести в городе порядок. Руководителем данной операции назначается князь Воронцов. — произнёс Алексей, периодически сверяясь с бумажкой, что ему вручил Прохор Иванович.

Аналитик сразу же поддержал мою идею, по силовому решению этой проблемы. Мы должны всем показать, что пойдём на самые жёсткие меры, если потребуется.

— В течение часа мы должны уже выступить. От вас мне потребуются лишь добровольцы в ранге не ниже гранда. Собираем ударный кулак и уничтожаем проблему. Есть вопросы? — заговорил я после Алексея.

— Сколько человек вам нужно? И что делать, если никто не захочет идти против своих же? Ведь наверняка Нарышкин и его компания будут прикрываться обычными полицейскими. Мои ребята не станут их убивать. — задал интересующий всех вопрос Жуков.

— Если никто не захочет идти, то я пойду один. А тех, кто не сможет убить человека, выступившего против нас, можете гнать взашей. Нам не нужны такие бойцы. На кону стоит слишком многое, чтобы проявлять подобную слабость.

— Императорский полк уже начал формироваться. — заговорил Воевода, который был назначен его командиром. — Думаю, это будет отличное первое задание для нас. На данный момент там всего семь человек, но чтобы справиться с Нарышкиным и его прихлебателями этого вполне должно хватить.

— Я тоже вступаю в полк. — довольно улыбнувшись произнёс я. — И нас уже восемь.

— Девять. — произнёс Жуков. — Времени просто не было подойти к тебе с этим. — сказал он, уставившемуся на него Суворову.

— В таком случае десять. — произнёс Алексей.

На него уставились абсолютно все присутствующие и особенно я. У меня даже глаз начал дёргаться от подобной наглости.

Чего он творит? Совсем, что ли, страх потерял? Лезет, куда его не просили. Что-то я сомневаюсь, что Смирнов говорил ему о чём-то подобном. Нужно будет обязательно выгадать момент поговорить с цесаревичем наедине. Объяснить ему, что он не может самостоятельно принимать подобные решения.

— Я не приму тебя в свой полк. — произнёс Воевода, увидевший моё выражение лица.

— В таком случае вы просто не сможете называться императорским и вообще, я не дам своё согласие на создание подобной силы.

На этот раз глаз задёргался уже у Воеводы. Не ожидал он подобного от уже сломленного парня. Сломленного, как мы считали, а на самом деле вон оно, как оказалось.

— Вспомните историю. Императорским полк назывался из-за того, что его возглавлял мой дед. Без Романова в своих рядах это будет уже другой полк. Если вы вообще сможете собрать необходимое количество одарённых. Думаю, после того как люди узнают, что с ними не будет императора, они предпочтут и вовсе не воевать.

В словах Алексея была доля правды. Но Воеводу это мало волновало. Наверняка он опасался за своих будущих подчинённых. Да и вообще, находиться рядом с Алексеем было достаточно опасно, практически для всех.

Вот же я баран. Ведь мог напрямую спросить у цесаревича, способна моя кровь заблокировать его дар или нет? Способна она скрыть людей от взора ведуна? А вместо этого я заигрался в серьёзного парня, решившего поиграть в войну.

Хотя без игр в войну дело по-любому не обойдётся. Нарышкин представляет слишком серьёзную опасность. Вполне возможно, что выступи он сейчас в открытую и его поддержало бы много гражданских. Всё же полицию в империи уважают и ценят.

Все присутствующие перевели своё внимание с Алексея на Воеводу. Ведь это он был назначен Дашей главой императорского полка, а это назначение никто не отменял.

Чисто формально, сейчас это мог сделать Алексей, но он не рисковал и поступил здесь совершенно правильно. Попробуй он выкинуть нечто подобное и Суворов уже бы дал ему в морду, даже не обратив внимание на собравшихся.

Да и сейчас я видел, что он еле сдерживается. Нужно было, что-то срочно предпринимать.

— В таком случае я буду вашим личным охранителем на этой операции Алексей Николаевич. — сказал я, давая понять Воеводе, что этот вопрос решён.

— Если позволите, я тоже присоединюсь к вам князь. — натянуто улыбнулся мне Бронислав.

Похоже, он тоже прекрасно понимал, что Воевода уже готов броситься на Алексея. Блин пора бы уже начинать, называть его императором, но что-то язык даже не поворачивается, так сказать. Для этого нужно время.

— Думаю, помимо вас найдётся ещё несколько кандидатур на эту должность. — медленно произнёс Суворов. — Пожалуй, я даже назначу их лично.

— Ну, что же раз с этим разобрались, то мы больше никого не задерживаем. Добровольцев ждём через сорок минут возле гаражей. Отправимся на задание с шиком. Воспользуемся императорским автопарком. — Сказал я и был вознаграждён негодующим взглядом со стороны Алексея. Да он не смотрел на меня с такой ненавистью, даже когда я поймал их и нарушил все планы.

Первый раз слышу, что он увлекается машинами и так ревностно относится к образцам, собранным в их гараже. Но это уже его проблемы. На столь ответственное дело мы отправимся со всем шиком.

— Ты совсем охренел? Кто давал тебе право выкидывать подобное? Воевода был готов дать тебе в морду при всех. — сказал я, когда мы остались в кабинете вдвоём.

— По-другому я просто не могу. Люди пойдут сражаться за меня, за империю, которая теперь стала моей. И что прикажешь мне сидеть на жопе ровно в защищённом поместье и принимать доклады, как люди погибают, защищая мои интересы?

Тут мне было нечего сказать. Поставив себя на его место, я поступил бы точно так же. Да я даже не стал бы никого слушать и если понадобилось, выгнал взашей всех, кто попытался бы мне возразить.

Но то я, а то цесаревич Алексей. У нас было совершенно разное воспитание. Да у Насти было куда более суровое воспитание, чем у него. По крайней мере, как я помню.

Насте постоянно, влетало практически за любую провинность. Она же девочка и не должна вести себя подобным образом. А вот Алексей мальчик. И по мнению родителей, для него вполне нормально любое поведение. Если он, конечно, не начнёт играть в куклы или что-нибудь подобное.

— Пойми, Сергей. Я не меньше твоего хочу благополучия для империи и готов для этого пойти абсолютно на всё.

— Даже взять в заложники собственную мать и сестру.

— В том случае, если я буду уверен, что это принесёт пользу империи. — не задумавшись ни на секунду, сказал Алексей.

Я чувствовал, что он говорит правду. По крайней мере, он сам был точно уверен в своих словах.

Но в моей голове просто не укладывалось подобное. Хотя это у них семейное. Николай Александрович легко согласился пожертвовать женой и дочерью, лишь бы найти и уничтожить человека угрожающего империи и его власти.

А Алексей точно так же был согласен пожертвовать матерью и сестрой. Отчего-то перед глазами появилась Маша и я тут же вспомнил, что мне говорила Полина Сергеевна. Алексей даже не знает, что это он отец Маши. Она ему так и не смогла ничего рассказать.

— Перед тем как вернуться в столицу из Сибири, я убил Полину Шуйскую. — произнёс я.

Алексей дёрнулся словно от сильнейшего удара.

— Она сама попросила меня это сделать. Потому что она устала жить, находясь в полном подчинении у своей дочери. У девочки, которая унаследовала дар от своего отца.

Пока я говорил, Алексей замер и старался даже не дышать, чтобы не пропустить ни одного слова.

— Полине Сергеевне оставалось совсем мало времени до того момента, как дочь полностью поглотила бы её личность. Она устала так жить и поэтому попросила меня убить её. Как ты видишь, я не отказал.

Алексей сжал кулаки и попытался броситься на меня, но клятва не позволила ему этого сделать. Он глухо завыл и упал на пол, начав биться в конвульсиях.

С кровавыми клятвами шутки плохи, они очень жёстко наказывают того, кто хочет их нарушить. Ну а если человек не понимает предупреждения его ждёт очень мучительная смерть.

Вот и сейчас клятва лишь предупредила Алексея. Покорчившись ещё секунд двадцать он замер, тяжело дыша, а я продолжил говорить.


Глава 26


— После смерти Полины Сергеевны ко мне подошла её дочь — Маша и попросила, чтобы я стал её отцом. И ты знаешь, я не отказал. Я принял девочку, которая прекрасно знала, что я убил её мать. Впрочем, как знала и ещё кучу всего, о чём я даже не догадываюсь.

Потому что помимо силы брать под контроль одарённых, унаследованной от своего отца. Ещё она унаследовала дар прорицателей, что проявляется в наследниках Романовых.

Два великих дара соединились в девочке ещё в утробе матери. Дар Романовых и дар Рюриковичей.

Но это ещё не всё. Она родилась слепой. Маша, говорила матери, что она проклятое дитя инцеста.

— Но почему! — завыл Алексей, уже давно все прекрасно поняв.

— Потому что она не хотела портить тебе жизнь. Потому что влюбилась в глупого мальчишку, в собственного племянника и не хотела портить ему жизнь. А на свою ей уже было наплевать. Она не говорила Маше, кто её настоящий отец. Но я уверен, что девочка это прекрасно знает. Сейчас она здесь в поместье, в моей комнате. Если соберёшься с духом, то у тебя есть полчаса, чтобы поговорить с ней.

Сказав это, я двинулся на выход, оставив ошарашенного Алексея, валяться на полу. Он просто тупо смотрел в потолок, даже не моргая.

— Если все твои слова не пустой трёп, то через полчаса жду возле гаража. Ты поедешь со мной на Демоне.

Выйдя из кабинета, я захлопнул дверь, прислонился к ней спиной и с облегчением выдохнул. Как же тяжело мне дался этот разговор. Я постоянно сдерживал и одёргивал себя. Просто если бы моя ярость вышла из-под контроля, боюсь, я бы не смог контролировать себя и убил Алексея.

Даже прекрасно понимая, что вина Алексея здесь лишь в том, что он повёлся на соблазнение собственной тётки. Ну а дальше она просто уехала, и всё. Он не интересовался её жизнью. Наверняка у цесаревича и без неё кругом было полно поклонниц, которые по одному его слову готовы были не только раздвинуть ноги, но и выполнить любой каприз, который он пожелает.

А потом Полина Сергеевна родила. Он поздравил её, даже не предполагая, что стал отцом и снова успешно забыл. Теперь уже о тётке и её ребёнке.

Я бы сейчас не удивился, если выйдя из кабинета встретился с Машей. Они с Дашей обожают подобные сюрпризы. Но здесь меня ждал только Читер. Причём с какой-то слишком довольной физиономией. — Выглядишь, словно прямо сейчас Багратион попросила тебя трахнуть её сегодня ночью. — сказал я и судя по тому, что это говнюк засиял ещё сильнее, я попал в точку.

— Да ладно! Никогда не поверю. Слишком Лиза любит себя. Да она тебя к себе никогда не подпустит.

— Это ты меня просто недооцениваешь. Ну, в общем, прав. Багратион тут ни при чём.

— А кто тогда? — спросил я, лишь для поддержания разговора.

На самом деле мне уже было совершенно неинтересно. Если это не Лиза, то на остальных мне было совершенно по барабану. Тем более в поместье сейчас находится Кристина. И вроде у них с читером всё было отлично, до нашего отъезда из Сибири.

Мои мысли тут же переключились к предстоящей операции. А если говорить, по сути, то разбойничьему нападению. Мы просто собираемся напасть на Нарышкина и его сторонников и убить их всех. Произвести локальный геноцид особенно неблагонадёжных элементов.

Я мимолётом услышал имена Тая, и Кира и мне всё сразу стало понятно. Девчонки не смогли затащить на себя кого-нибудь из сильных мира сего. Хотя таких личностей сейчас можно было встретить практически за каждым углом в поместье. И решили воспользоваться беспроигрышным вариантом.

Паренёк, который приходил к ним вместе со мной и наверняка просто пожирал взглядом при нашем разговоре. Ну тут у них вышло стопроцентное попадание. Я даже удивлён, что Читер дождался меня, а не бросился заниматься сексом с этими нимфоманками.

Ну ничего обрадую дружинника, что у него есть несколько часов, пока мы разбираемся с Нарышкиным. Несколько последних часов в его жизни. А дальше я обязательно расскажу всё Кристине. А вот сколько времени у него в запасе не известно.

Я пока даже не знаю, кто ещё отправляется вместе с нами, но там определённо нет слабаков. Но даже подобным составом нам не удастся разобраться с противником за пять минут. Всё же там также имеются опытные бойцы. Да и сам Нарышкин архигранд электрик и может доставить нам очень много хлопот. А помимо него наверняка имеются и ещё несколько сильнейших одарённых.

Любой, загнанный в угол архигранд, может подкинуть немало дерьма людям, решившим его убить. Да и про посмертные техники, которые могут гарантированно забрать с собой практически любого человека, не стоит забывать.

Но с этим мы разберёмся. Главное — увидеть состав, в котором нам отправляться на показательную казнь. А там уже между делом сможем раскидать между собой роли, в зависимости от дара каждого.

На мне по-любому будут не одарённые. А дальше посмотрим.

— Ты правильно сделал, что всё рассказал Алексею. Он должен знать. — вывел меня из раздумий голос Даши.

Она стояла передо мной в сопровождении Кристины, Эрджан, Лизы и ещё одной, незнакомой мне девушки. Хотя мне показалось, что я уже видел её раньше.

В общем, Великая княжна набрала себе в охрану чисто женский коллектив. Это она сделала из-за моих слов о том, чтобы её друзьями были только девушки? К охранникам это точно не относится.

— Скажи это Маше, которая наверняка мне потом устроит весёлую жизнь.

— Обязательно устроит. — рассмеялась Даша и я улыбнулся ей в ответ.

— Не познакомишь нас со своей спутницей? — спросил я, показывая глазами на незнакомку.

Услышав подобную просьбу от меня все девушки начали смеяться. С чего это их так развеселил мой вопрос?

— Вот видите, я же говорила, что вообще никто меня не узнает. Даже родной брат. — заявила незнакомка, подмигивая мне.

Я же протянул руку и попытался коснуться лица девушки, но вместо этого рука прошла сквозь него. Мне показалось, что я засунул её в прорубь с ледяной водой.

Девушки вновь рассмеялись и в ту же секунду вместо незнакомки перед нами появилась Оля.

— Как тебе моя техника? Я её сама придумала. Теперь я точно могу спокойно находиться среди взрослых и никто не будет меня прогонять. Скажем, что я двоюродная сестра Даши, по линии её приёмного отца. И не у кого больше не возникнет вопросов.

У меня тут же возникло желание отругать Олю и запретить ей заниматься подобными вещами. Но сделав над собой колоссальное усилие, я всё же сдержался. Она сама решила стать сильнее, а моя забота слишком сильно будет тормозить этот процесс.

— Отвечаете за неё головой. — сказал я остальным девушкам, на что они только фыркнули и двинулись дальше по своим делам.

Вернее, по делам Даши. Которая на секунду задержалась, чтобы поцеловать меня. За спиной послышался вздох облегчения от Читера. Вот же! Забыл Кристине рассказать…

— Будь, пожалуйста, осторожным и не лезь на рожон. В вашем отряде будет достаточно сильных бойцов справятся и без тебя. Выполняй только поставленные перед тобой задачи. — сказала она перед тем, как уйти.

Но всё же не удержалась и развернувшись крикнула.

— Лиза за тобой там присмотрит. Не обижай её.

И что означают её последние слова? Багратион собралась с нами? Да на чёрта она нам там нужна? Мы идём убивать. А королева красоты к подобному явно не готова.

Так, где там Воевода? Срочно нужно поговорить с ним и узнать наш состав на эту операцию.

Воевода нашёлся довольно легко. Трудно не заметить, вернее, не услышать Суворова, когда он занят делом. А сейчас он был ой как занят. Походу добровольцев оказалось слишком много и он тупо не справлялся с их наплывом.

Воевода орал, что есть мочи, отправляя людей к своим помощникам. Которых оказалось двое — Бронислав Жуков и Иннокентий Ламсдорф. Быстро он смог втянуться ко всем в доверие.

Вот без всякого сарказма говорю, что парень молодец. Делом, а не пустыми словами доказывает, на чьей стороне его род.

— Серёга иди сюда! — увидев меня, заорал Воевода.

Ну я, что? Я и пошёл. Сам же сказал, что вступаю в полк, вот теперь и вынужден подчиняться своему командиру.

— Будешь моим третьим заместителем. — кивнув в сторону Жукова и Ламсдорфа, сказал он. — Твоя задача отобрать из всей этой толпы десять самых лучших. Большинство из них ты уже так или иначе знаешь, поэтому это будет несложно. А мне ещё нужно утрясти кое-какие дела.

Сказав это, Воевода просто исчез. Краем глаза я уловил, его появление возле двери, в которую он тут же и шмыгнул. Бросив на нас троих всю тяжесть отбора.

Желающих оказалось действительно очень много. И даже несмотря на то, что была чётко обозначена нижняя граница силы, с которой возможно отправиться с нами. Заявились даже откровенно более слабые люди.

Конкретно для чего, собирается ударный отряд, никто не говорил. Просто для силовой операции, которая необходима империи.

Многие кого, я разворачивал обратно, реально расстраивались и даже пытались воззвать к моей совести. Пришлось накидывать на себя броню Демона и гаркнуть пару раз. Зато это произвело просто фантастический эффект. Толпа сразу же перестала быть таковой. Люди быстро организовались в длинную очередь, разделившуюся на три потока. К каждому из заместителей Воеводы свой поток.

Возле моих коллег, так сказать, уже были сформированы группы по три человека. Так что мне нужно было поторопиться, пока самые перспективные кадры не достались им.

Но переживал я зря. Быстро отсеяв с десяток откровенно слабых одарённых, я наконец начал создавать свою группу.

Первым в неё вошёл Аркадий Демин, воздушник гранд. Больше меня не интересовала никакая информация. Имени, ранга и стихии было вполне достаточно.

Понятно, что на архиграндов в подобной толчее можно было не рассчитывать. Да и знают в империи их всех поимённо. Но разжиться грандами, или опытными шестёрками было легко.

К тому же мой отряд пополнился Денисом, который тоже решил поучаствовать в ликвидации неугодных. Ещё ко мне присоединилась Лиза, сказав, что Воевода отправил её ко мне. И Виктор, твёрдо решивший принять участие в этом сражении.

Я долго ломался брать его или нет. Всё же он довольно сильно не дотягивает до нижней границы допустимого ранга. Но потом всё же решил дать парню шанс. Я же и сам недалеко от него ушёл. И брали меня на эту операцию, из-за способности в кратчайший срок расправится с неодарёнными.

К тому же я обещал, что буду в Сибири проводить с Виктором тренировки, а в итоге не провёл ни одной. Пусть это будет своеобразной компенсацией.

Я сразу предупредил его, что идём не на увеселительную прогулку и любого из нас могут убить. На что он лишь пожал плечами и ответил, что в Сибири он уже много раз был на волоске от смерти, но пока проносило.

Подобным поведением и словами он напомнил мне Читера. Уж не по его стопам решил пойти парень? Срочно нужно выбить эту дурь из его головы. Читер, это Читер. Его везение уникально. А Виктор Гагарин, это Виктор Гагарин и я уверен, попади он в малую долю всех передряг, в которых оказывался дружинник, уже давно бы погиб.

Также, продолжая меня удивлять, ко мне в отряд захотела вступить Юсупова Ольга Михайловна.

— У меня складывается такое впечатление, что вы преследуете меня. — сказал я, когда она возникла передо мной.

— Просто вы Сергей Михайлович, в последнее время постоянно оказываетесь в тех местах, где решается судьба империи. Я просто обязана быть там же, чтобы реабилитировать свой род. Не только в глазах Романовых, но и перед всеми аристократами империи.

На здоровье. Дело её. Тем более она подходит по всем параметрам. Гранд электрик, имеющий большой опыт сражений. На что она способна, я уже смог испытать на собственной шкуре. Да и в поместье Морозовых она показала себя с лучшей стороны. Вдвоём с Сергеем Васильевичем они вполне успешно отбивались от наседавших на них марионеток.

Ещё я отобрал двух грандов огневиков. Одного геоманта. И пару водников.

Практически все стихийными оказались из первого императорского, о чём свидетельствовала их форма. Один лишь Демин оказался из ближайшего круга Вяземского. А точнее, один из кандидатов в его зятья.

Отбор занял минут двадцать. На удивление я успел справиться первым. Но и остальные отстали от меня ненамного, максимум на пару минут.

Как только мы закончили, появился Воевода, словно специально стоял где-то и ждал. Вместе с ним заявился и основной состав императорского полка, вместе с цесаревичем. Которого завтра должны будут короновать.

Но будет это только после того, как мы будем уверены в его безопасности. А для этого сегодня должны выложиться по полной. В успехе нашей операции никто не сомневался. Тем более, когда на твоей стороне выступает сразу восемь архиграндов. Среди которых был Сергей Васильевич, сам Воевода и граф Толстой.

Признаться честно, я был рад увидеть графа в составе императорского полка. Хотя я бы всё же предпочёл, чтобы он со своим даром постоянно находился рядом с Дашей.

Помимо этой троицы, пришли ещё четыре архигранда, не считая самого Воеводу.

Бортников Илья Павлович — довольно сильный водник. Занимает, какой-то незначительный пост в Министерстве иностранных дел. Больше ничего о нём я и не знаю.

Свиридов Дмитрий Иванович — глава дорожной полиции.

Его появление в наших рядах было довольно неожиданным. Нарышкин не смог склонить столь сильного бойца на свою сторону, что было просто замечательно.

Свиридов являлся обладателем довольно специфического дара туман или пар, даже не знаю, как правильно называется. Но в любом случае очень сильный одарённый, который мог бы натворить много бед, решив выступить на стороне Нарышкина.

Шеварднадзе Давид Александрович — природник, специализирующийся на дереве. Впрочем, как и весь его род известных по всему миру мебельщиков. Про его боевые навыки ничего не могу сказать, банально ни разу не видел и даже не представляю, на что он способен.

А вот последний человек в этой компании мне прекрасно был знаком и на что он способен, я представляю. Многократный победитель ежегодного императорского турнира среди одарённых, в самой престижной категории архиграндов — Власов Константин.

Огневик. Сумевший, не только подняться до высшей ступени, но и развить свой дар в совершенно новом направлении. Подобных одарённых всего несколько человек на планете. Он оперирует чистой плазмой.

— Подходите всё ближе, сейчас проведём небольшой вводный инструктаж. И вперёд. Времени у нас мало. — произнёс Воевода.

К этому моменту здесь остались лишь отобранные нами бойцы и поэтому было относительно тихо.

— Задачей нашего отряда будет уничтожение противника. А именно Нарышкина Павла Сергеевича и всех, кто решил поддержать его, выступив против империи. По предварительным данным, это порядка двухсот сорока одарённых не ниже пятого ранга.

Окружение Нарышкина шесть архиграндов, полюс он сам. Ими займётся непосредственно моя группа. Вашей задачей будет уничтожение всех остальных. В живых никого не оставляем. Поэтому, если кого-то это не устраивает, лучше уходите прямо сейчас. Если не сможете убить во время операции, умрёте сами.

Воевода внимательно посмотрел на всех собравшихся, давая время немного подумать, но желающих уйти не оказалось.

— Но помимо одарённых, на стороне Павла Сергеевича выступило много простых людей. В основном все они служащие полицейского департамента столицы и отряды специального назначения. Их ликвидация ложится на плечи Воронцова, Багратион, Чернышёва, Гагарина и Романова. Ещё к ним присоединится отряд Жукова. — Воевода многозначительно посмотрел на меня. Ну да, он же говорил, что лично назначит людей, что должны будут защищать, а заодно и присматривать за цесаревичем.

— Если есть какие-то вопросы, задавайте их сейчас. Раз вопросов нет, то прошу на задний двор, сейчас там откроется портал. К сожалению, открыть портал прямо к месту дислокации противника у нас не имеется возможности. Придётся пройти несколько километров пешком, пробиваясь сквозь ряды защитников. Но для отряда подобного нашему это не составит труда.

Вопросов ни у кого не оказалось. Все прекрасно понимали, что от них требуется. Хоть по глазам многих я видел, что они не согласны с подобным решением руководства, но свою задачу выполнят. А уже после будут задаваться моральной стороной вопроса.


Глава 27


По нашим данным, Нарышкин даже не думал скрываться. Он в открытую всем говорил, где находится его база. Туда же приглашал и всех желающих присоединиться к нему.

Помимо того, что его выступление успело минут двадцать покрутиться на телевидении, пока его не заблокировали, оно до сих пор гуляет в интернете и удалить его из сети просто нереально.

Впрочем, с этой проблемой также было решено справляться кардинальным образом. Столица была полностью отключена от Всемирной паутины. Если потребуется, подобные меры будут приняты на всей территории империи.

Это в любом случае вызовет огромные протесты со стороны простых жителей. Но уже сейчас по всем каналам крутят обращение Вяземского, в котором говорится, что это временные меры, для стабилизации положения и прекращения беспорядков. После уничтожения Нарышкина и его сторонников всё вернётся в норму.

Своей базой Нарышкин выбрал крупнейший в империи учебно тренировочный центр, расположенный в Балашихе. Добираться до него нам предстоит около часа.

Поступало множество предложений добраться туда на вертолётах. Но во-первых, это было слишком опасно. А во-вторых нам было необходимо, чтобы нас видело как можно больше человек. Вернее, не нас, а второй отряд, который будет отвлекать на себя внимание Нарышкина и его сторонников.

Основной отряд поедет в объезд. Вот только мне придётся ехать именно со вторым отрядом. Демон самая приметная в империи машина и одно его присутствие в составе отряда подтвердит, что он настоящий.

Об этом мне сообщили перед самым выездом. Причём заявили конкретно мне, отведя в сторонку. Больше этого никто не слышал. Все уверены, что среди нас имеется человек Нарышкина, который докладывает ему обо всех наших шагах.

Вот только сразу возникает вопрос. Какого хрена Нарышкин ещё не свалил куда-нибудь подальше из столицы. Руководить беспорядками и создавать новые, можно и откуда-нибудь со стороны. Он же прекрасно понимает, что проимператорские силы придут за ним. Так же, как это и понимают все, кто принял его сторону. Мне сразу стали непонятны подобные действия с его стороны. Уж не ловушка это?

По-любому нет. У него просто нет подходящих сил, чтобы устраивать ловушку. Да и никогда я не поверю, что Павел Андреевич действует в связке с нашими недругами из-за океана.

— Он человек чести, как и все, кто решил встать на его сторону. Скорее всего, они просто хотят дать нам честный бой. И похоже, что уверены в своей победе. — ответил мне Суворов и отдал приказ рассаживаться по машинам.

Двенадцать машин из императорского гаража под завязку забитые очень сильным одарёнными. Сила, которая способна на очень многое. Но мне было суждено выступать в роли лакмусовой бумажки во главе другого отряда.

Вместе со мной остались, цесаревич, Виктор, Денис и Читер, а Елизовета осталась с ударной группой. Это решение Воевода принял в последний момент, сказав, что его попросила Даша.

Ещё с нами отправился Жуков в компании сильнейших одарённых, которые уступали только личному отряду Воеводы. Суворов решил сильно не рисковать, так удачно подвернувшимся нам решением престолонаследия. Большинство тех, кто примкнул к нам после того, как узнали, что Алексей жив и теперь займёт место по праву принадлежащее ему, просто перейдут на другую сторону, узнав, что он погибнет. И поэтому основной нашей задачей будет защита цесаревича.

И поэтому у нас в отличие от основной ударной группы было гораздо более безопасное задание. Им предстояло вступить в бой с прекрасно подготовленными и ожидающими удара бойцами. Нам же предстояло заявить о себе настолько громко, насколько это вообще возможно. И сделать это на центральных улицах города. Все прекрасно понимали, что обойтись без жертв не получится, но мы попробуем свести их к минимуму.

К тому же в наш отряд был в десятки раз слабее ударного. Но и этого с лихвой хватит, чтобы уничтожить довольно крупный город. Один я мог стать палачом для всех его жителей.

Машины двинулись вперёд, а оставшиеся в поместье люди и дальше продолжили свою работу. Не только Российская империя сейчас ходила ходуном. Весь мир был охвачен настоящим безумием, которое принесли всем индейцы.

Даже на их родине не прекращались жестокие бои. Но сопротивление там уже практически было сломлено. Особенно после того, как в бой вступил род Ахуа. Начав испепелять целые города. Но об обстановке в мире будем думать, когда вернёмся с этого задания.

Сперва из поместья выехала моя группа. Также на двенадцати машинах. У каждого в машине была рация, но ехали мы совершенно молча. Совсем скоро нам предстоит выступить против простых людей, наших сограждан и это будет чертовски сложно сделать.

Но все прекрасно понимали, что без этого не обойтись. Ещё одной функцией второго отряда, была показательная порка. Уже простых граждан, которые решили, что в стране наступила анархия. Но помимо порки мы должны показать правоохранительным органам, что произойдёт, если они так и продолжать стоять и наблюдать за беспорядками со стороны.

— Пока никому не вмешиваться. Действовать будет только моя машина. Остальным, ждать приказа. — подъезжая к городу, передал я сообщение остальным. И как только получил подтверждение, добавил уже для своих. — Видим толпу, отключаем её на расстоянии. Денис, ты как имеешь такие техники?

Денис подтвердил, но сказал, что ограничен примерно полусотней метров. Но этого нам вполне должно хватить.

Виктор ничем нам здесь не мог помочь, впрочем, как и Читер. Зато нас удивил Алексей.

— Я могу это делать. — сказал Алексей, глядя на приближающиеся дома. — Если просто заставлю человека вырубиться, то не причиню ему никакого вреда. — добавил он, специально для меня.

В том, что он не врал, я был уверен. А вот по поводу подобных способностей кукловода слышал впервые. Впрочем, удивлён был не я один.

Денис один из собравшихся в машине не знал, о том, что устроил цесаревич и каким даром он обладает помимо дара физика. Но расспрашивать нас он не стал, поступив очень умно. Сейчас не время, да и не нужно ему об этом знать.

Первую толпу мы обезвредили достаточно быстро. Нас ждали на подъезде к городу. Определённо у Нарышкина были осведомители и были они в одной из машин, двигающихся следом за нами. Просто по-другому объяснить, откуда у этих людей столь точные сведения, не получается.

Люди просто перегородили нам дорогу, не предпринимая никаких враждебных действий. Навскидку их было около трёх сотен. Разобрались с ним мы, даже не покидая машины. Пара минут и люди перед нами лежат в отключке.

Я уже думал, что мы потратим кучу времени, для того чтобы убрать их с дороги. Но тут в дело вступил Виктор приятно меня удивив.

Он просто сделал этих людей немного легче воздуха. А дальше в дело вступил один из воздушников, что ехали следом за нами. Небольшой ветерок отнёс людей на обочину, и мы поехали дальше.

За полчаса мы проехали примерно четверть маршрута. Периодически останавливаясь, чтобы расчистить себе дорогу. Несколько раз приходилось убивать. Если поначалу нам встречались мирные забастовки, так сказать. То дальше на нас уже начали реально нападать.

Чем ближе мы подбирались к центру, тем сильнее и организованнее становилось сопротивление. Против нас уже не стесняясь использовали оружие. И если Демон принимал всё на щиты, то остальным приходилось справляться своими силами.

Несколько машин уже были повреждены, но ничего серьёзного. Они могли продолжать движение дальше. Все же нападавшие на нас отряды явно были простыми жителями, решившими выступить на стороне Нарышкина. Он просто ещё не успел создать нормальных мобильных групп из специально подготовленных для этого людей. И будем надеяться, что не успеет. Наш удар опередит его.

Всех поголовно мы не старались поймать и вырубить. Всё же нашей задачей было создать видимость того, что наш отряд двигается в Балашиху. Поэтому мы старались двигаться как можно быстрее.

Первую машину мы потеряли, когда под её днище залетела граната. Никто не погиб, но двигаться дальше машина не могла. Находившимся в машине я приказал оставаться на месте и предотвращать любые беспорядки в их зоне ответственности.

— Если понимаете, что не справитесь — валите. Не нужно геройствовать. Живыми вы принесёте гораздо больше пользы империи, чем мёртвыми.

Бойцы заверили меня, что не собираются становиться мучениками. Это меня вполне удовлетворило и мы двинулись дальше.

К тому времени, когда ударный отряд уже должен вступить в бой, мы преодолели примерно три четверти пути. Потеряли ещё шесть машин и уничтожили больше сотни гражданских.

Это случилось, когда нас зажали со всех стороны и начали обстреливать. А заодно ещё и закидывать коктейлями Молотова и гранатами. Я отдал приказ не сдерживаться. И тогда мы ударили, очистив вокруг себя пространство в радиусе сотни метров.

Нападавших было во много раз больше, но они испугались демонстрации нашей силы и пустились наутёк. Их поимкой и уничтожением я поручил заняться бойцам, оставшимся без транспорта. Думаю, что к вечеру число погибших многократно увеличится. Но это были необходимые жертвы.

Перед нашим выездом было объявлено, что до особого распоряжения все жители должны оставаться дома. Все без исключения. В городе будет проводиться контртеррористическая операция. И все, кто будет в это время находится вне своих домов будут приравнены к террористам.

И вроде бы даже такая операция действительно должна состояться. И проводить её хотят силой армейских подразделений. Вникать в это я не стал, некогда мне там было.

Но пока, эта операция ещё не началась, совсем обнаглевших жителей попугают оставленные нами ребята.

После крупной стычки на нас больше никто не пытался нападать. Путь оказался практически свободен. Если не считать несколько заторов из брошенных машин, но с этой проблемой мы разобрались достаточно быстро и без лишних проблем.

Теперь у нас была открыта прямая дорога к штабу Нарышкина. Я хотел поучаствовать в реальной операции. Конечно, если всё уже не закончилось. Всё же ударная группа должна была прибыть на место минут сорок назад.

* * *
Через пять минут после того как выехал подставной отряд, с другой стороны поместья выдвинулись десять чёрных, ничем не примечательных внедорожников. И двинулись они не в сторону города, как это сделал первый отряд, а в сторону объездной дороги.

Им нельзя было терять время на езду через город. Даже несмотря на объявленное предупреждение, слишком много там было тех, кто не согласен с подобным решением властей и тех, кто решил присоединиться к сторонникам Нарышкина.

Но и на объездной дороге их ждали. Причём ждали отлично подготовившись. Но этот заслон они просто снесут. Как и все последующие. Совместной мощи у них на это хватит с лёгкой.

В этом Воевода был уверен, исходя из данных полученных от Смирнова. А доверять этому человеку он научился ещё в Сибири. Парень правильно сделал, приняв решение поставить его главой Ока. Хоть аналитик и не обладает талантами и даром Полиграфа, но во многом превосходит этого засранца, который не смог предотвратить катастрофу. Последствия которой сейчас колбасят всю империю.

Ещё хорошо, что индейцы не напали на них сразу после уничтожения Воронова крыла. В таком случае они имели все шансы поставить империю на колени и никто бы не смог им ничего противопоставить. Но это было лишь в первые часы после трагедии.

Сейчас у них уже не получится так просто это сделать. Даже несмотря на внутренние склоки, которые они сегодня по большей части устранят, империя сможет сдержать агрессора. В этом он был уверен.

А в ближайшее время они станут ещё сильнее. Множество сильных родов с земель, подвергшихся нападению Майя, запросили у империи убежища, и за это они будут расплачиваться своей силой. Службой на защите, согласившейся приютить их страны.

К тому же в союзники начали проситься страны, которые раньше считали Россию мировым злом и всячески поддерживали индейцев в их стремлении уничтожить империю. И запрос императора узкоглазых был тому прямым подтверждением.

После того как они всё утрясут в империи, необходимо будет нанести ответный удар, по тем, кто уничтожил Вороново крыло. Великая княжна обещала, что к тому моменту, как они вернутся с этой операции, сможет назвать всех виновных.

Но им ещё предстояло вернуться. Всё же бой с Нарышкиным и его сторонниками нельзя считать лёгкой прогулкой. Их противник очень силён и прекрасно знает об этом.

Первую засаду сторонники Нарышкина устроили примерно за пятьдесят километров до Балашихи. Сюда они подтянули тяжёлую технику и крупнокалиберное вооружение. Одарённых в составе этой засады практически не было и поэтому она стала для второго отряда сильной проблемой.

Они даже смогли обзавестись парой запасных машин, в которые было решено сажать особо важных пленников, если таковые будут. Всё же приказ убивать всех причастных к измене был однозначен.

Воевода возглавлял свою сильнейшую ударную группу. Которая осталась в поместье и ждала сигнала на выдвижение. Задачей этих людей будет непосредственное устранение Нарышкина и его сильнейших бойцов. Разведкой должен будет заниматься Свиридов. Его дар просто идеально подходит для такого рода операций.

Как он проявит себя в бою, было не известно. На этот счёт у Воеводы были большие сомнения. Тем более Дмитрий Иванович постоянно носил с собой оружие, что делали лишь те одарённые, которые не были уверены в силе своего дара. Или их дар просто не был предназначен для причинения вреда другим людям. Такое хоть и было большой редкостью, но всё же встречалось.

Ну а остальные будут выступать в роли ударной силы. Каждому из архиграндов предстоит столкнуться с равным по силе противником. И в этой схватке победить сможет лишь самый опытный. Чтобы сильно не рисковать, Воевода выделил каждому из ударной группы по три человека поддержки.

Которые были отобраны заранее. В это трио в обязательном порядке должен входить целитель. Это было единственное условие, озвученное Воеводой. Не хватало ещё, чтобы кто-то из его отряда загнулся от небольшой, но очень паршивой раны.

Имелся на стороне Нарышкина один боец, дар которого позволял своему хозяину создавать яды. Так вот, главной задачей отобранных целителей было оперативно реагировать на отравление своего подопечного. Ну и по возможности латать повреждения.

Воевода прекрасно понимал, что целители станут прекрасной мишенью, для вражеских стрелков. Но обойтись без них он просто не мог. В таком случае есть огромный шанс проиграть в этом бою. Жертва, которая была необходима.

Жаль пришлось отпускать Серёгу. Его умение пугать всех до усрачки сейчас очень пригодилось бы.

Он бы просто шёл и вселял во всех противников страх. А ударный отряд просто двигался на небольшом отдалении от него и уничтожал всех на своём пути.

Невиновных в лагере Нарышкина нет. Поэтому они не промахнулись бы в любом случае.

Яркая арка портала открылась ровно в том месте, где и говорила Эрджан. Значит, второй отряд отлично справился со своей задачей. Теперь настала их очередь. Отряд Суворова должен был выйти в самой гуще противников.

На острие атаки Воевода поставил себя. Он в любой момент сможет уйти из-под удара, а вот про остальных своих бойцов подобного он не мог сказать. Ну, может ещё туманник способен на нечто подобное.

Как только они оказались по другую сторону портала, их небольшому отряду потребовалось всего несколько минут на уничтожение противника. И то это из-за того, что они решили не оставлять у себя за спиной никого живого.

Хотя это правило Воевода нарушил сам, взяв языка. И быстро узнал о том, что Нарышкин прекрасно, знает обо всех подставных отрядах и нашей ударной группе. Он на полном серьёзе решил дать честный бой. Хотя он и должен прекрасно понимать, что по суммарной мощи его бойцы будут слабее.

За это Воевода уважает Андрея Викторовича, но всё равно он лично убьёт его. Как новый командир императорского полка, он должен громко заявить о себе и убийство архигранда долгие годы возглавлявшего министерства обороны и внутренних дел, чистокровного аристократа, владеющего родовыми техниками, будет отличным началом на столь высоком посту.

Вот правда, теперь оставалось ещё одержать верх над Нарышкиным. Хоть Воевода и никогда не боялся вступать в драку, даже зная, что заведомо слабее своего противника. Но после встречи с тем монстром в Сибири, которого смог одолеть Чернышёв, благодаря преимуществу тьмы над светом, Воевода стал иначе смотреть на сильных противников.

Теперь они были реальной угрозой и действовать необходимо максимально быстро и эффективно. Заниматься показухой можно только с более слабым противником.


Глава 28


Последний и самый серьёзный заслон оказался непосредственно перед базой Нарышкина. Здесь развернулась настоящая передовая линия отлично подготовленной и оснащённой по последнему слову техники армии. Личные дружины и боевые отряды людей, выступивших на стороне бывшего министра.

В бой с этой армией предстояло вступить всем, кроме ударного отряда. Помимо того, что они вступили в бой позже всех, воспользовавшись порталом, сразу после выхода из него и первого удара Воевода забрал всех вместе с собой покататься в тенях. Расстояние до цели было приличным. Помимо этого, столько человек ему предстояло перемещать впервые и Воевода прекрасно понимал предел своих возможностей. Поэтому он собрался перемещаться в несколько этапов. После каждого перемещения, беря немного времени на перезарядку, техники.

При каждом выходе из теней его отряд будет бить по противнику, стараясь нанести как можно больше урона. И если всё пойдёт, как задумано, то их вклад в победу будет самым внушительным.

Первый переход в тенях был примерно на полкилометра. Вывалился отряд Воеводы посреди артиллерийских позиций. На такое везение они даже не рассчитывали.

Быстро уничтожив охрану, они принялись за сами орудия. И к тому моменту, как на помощь артиллерии выдвинулись другие войска мятежников, Воевода уже был готов двигаться дальше.

Шесть прыжков понадобилось, чтобы достигнуть штаба, возле которого их уже ждали.

Ясное дело, никто даже и не стал пытаться поговорить. Да и собственно для чего? Каждый из присутствующих здесь архиграндов уже всё для себя решил. Выбрал сторону и не пойдёт на попятную. Люди с подобной мощью не имеют привычки переобуваться на ходу.

Каждый разобрал себе противника и началась битва титанов.

Сперва Воеводе пришлось довольно туго, всё же шаг в тень очень ресурсоёмкая техника и чтобы восстановиться после неё требуется немало времени.

Вот и приходилось ему это время только и делать, что уворачиваться от атак Нарышкина. Даже и не думая атаковать в ответ. Но он с лихвой восполнил этот пробел, когда ощутил, что всё вернулось в норму, а тени начали отзываться так же охотно, как и раньше.

Нарышкин хоть и был опытнейшим бойцом и одним из сильнейших архиграндов империи, ему было очень далеко до того световика, что едва не убил Воеводу в Сибири.

Суворов быстро сблизился с мятежным генералом и ухватив его, утащил вместе с собой в тень. Вынырнули они посреди скопления бойцов Нарышкина. Всё же последний всегда старался беречь жизни своих людей и Воеводе прекрасно было об этом известно.

Посреди скопления своих бойцов Нарышкин будет стараться причинить как можно меньше урона, что будет очень сильно его ограничивать. Зато Воевода этого не боялся. Он тут же нанёс удар по площади, заодно начав создавать теневых рыцарей.

Нарышкин заблокировал первый удар, попытавшись защитить как можно больше человек, в этот момент он пропустил свой первый удар. Начало было положено.

Дальше последовал обмен ударами. Нарышкин даже несмотря на то, что постоянно отбивался от теней, умудрялся ещё и атаковать. Естественно, он знал прекрасно о возможностях Суворова, вот только далеко не обо всех. Да и с последней своей аттестации Воевода научился очень многому.

Со всех сторон на него посыпались атаки бойцов Нарышкина. Если раньше он и мог задастся моральной стороной вопроса, то сейчас его уже точно ничто не сможет сдержать. Они напали на него.

Юркие тени бросились во все стороны, начав нести смерти, каждая из которых муками отражалась на лице Нарышкина. Всё же он был отличным человеком и командиром. Жаль, что всё обернулось таким образом. Вместе с его смертью империя потеряет очень многое. Но и приобретёт ничуть не меньше.

Размышляя над этим, Суворов пропустил несколько ударов, что заставили его пошатнуться. Пришлось даже на мгновение уходить в тень. Слишком сильными оказались попавшие в него удары. Защита могла и не выдержать.

Кровь вокруг них лилась рекой. Будь сейчас здесь Воронцов он бы стал настоящим богом этого сражения. Но ничего, на его веку ещё будет много подобных битв. Его задача была не менее важна. Хотя по большому счёту совершенно бессмысленна.

Просто Воевода, да и все остальные, кто сейчас имел право принимать в империи решения на самом высоком уровне, просто решили держать парня, а заодно и будущего императора подальше от действительно серьёзных противников.

Сейчас нельзя позволить погибнуть хоть кому-то из них. Новый глава рода Воронцовых и наследник престола. Две важнейшие для империи фигуры. Люди, за которыми в бой пойдут, даже последние трусы.

Единственная надежда империи выстоять в надвигающейся мировой войне. Многие уже в открытую говорят, что она началась в тот момент, когда Майя перевели все свои войска на боевое дежурство.

Но об этом они будут думать позже. Сейчас их задача, уничтожить противника и тем самым снять напряжение в империи. После смерти Нарышкина большинство не определившихся перейдёт на их сторону. И можно будет считать, что империя смогла справиться.

Выйдя из тени, прямо за спиной Нарышкина он нанёс сокрушительный удар, вложив в него едва ли не половину оставшихся сил. Нарышкин был готов к чему-то подобному и просто разлетелся миллионом брызг, который тут же начали вгрызаться в защиту Воеводы.

Живая вода — родовая техника Нарышкиных, которая уничтожает всё, к чему прикоснётся. Вот и сейчас за считанные мгновения его броня превратилась в пустоту.

Пришлось снова уходить в тень. Большинство живой воды осталось на том месте, где стоял Воевода, но несколько капель всё же смогли последовать за ним.

Резкая боль разлилась в области живота. Суворов отчётливо ощущал, как нечто чужеродное, пробирается через его тело, разрывая всё на своём пути.

«Слишком слабо Николай Викторович. Подобное меня будет очень долго убивать. За это время я вполне смогу разобраться с вами». Подумал Воевода перед тем, как выйти из тени.

* * *
— Денис, ты отвечаешь за защиту Алексея. А я пойду вперёд. — сказал я, когда демон остановился на самом краю разыгравшегося здесь побоища.

Судя по всему, мы опоздали минут на двадцать, но веселье даже не думало заканчиваться далеко впереди всё ещё шёл ожесточённый бой.

Оказавшись здесь, я сразу же ощутил океан силы, что так и просилась воспользоваться ей и отказывать я не стал.

Коснувшись силы, тут же уловил отголоски сражений настоящих монстров. Должно быть это был ударный отряд Воеводы, схлестнулся с Нарышкиным и его ближайшими сторонниками. Но мне туда пока не нужно. Как и предполагалось изначально я стану жнецом, что будет сотнями выкашивать неодарённых. Сила позволяла мне дотянуться до их передовых позиций.

Не теряя времени я побежал вперёд, уже облачившись в броню Демона.

— Я иду!

Рокот, подкреплённый изрядной порцией силы разлетелся далеко вперёд, гарантированно вселяя ужас в первые ряды защищающихся. Но оказавшись на месте, я понял, что допустил большую ошибку.

Мой рокот парализовал не только защищавшихся, но и нападавших бойцов. Среди них не оказалось ни одного действительно сильно одарённого, чтобы иметь возможность противостоять парализующему ужасу. Но это уже и неважно. Как там говорят индейцы, про своих Кавилинтов, когда они идут в бой? Бог Кавиль сошёл на землю, чтобы карать врагов своих?

Так вот я сейчас ощущал себя именно богом, купающимся в силе. Стоило мне просто потянуться и сотни людей упали замертво, а над их телами поднялись кровавые облака.

Сейчас я мог использовать технику кровавых небес, собирая за своей спиной тяжёлые тучи, состоящие из крови. Эта техника была доступна только во время подобных массовых сражений и позволяла Воронцовым не терять ни капли силы, неся только смерть всем вокруг.

Я просто шёл вперёд, изредка отмахиваясь от редких атак одарённых противника. Шёл туда, откуда тянуло силой больше всего. Сейчас я мог сражаться наравне с архиграндом. Кровавые облака, что неотрывно следовали за мной, были в этом отличным подспорьем.

Сжигая дар, я бросился в ту сторону. Преодолев несколько километров едва ли не за минуту. Не останавливаясь, нанёс удар. Отрезая покрытого пламенем мужика, от засевшего в глухой обороне графа Толстого. А кровавый таран отправил головешку в полёт.

Что-то мне в последнее время везёт на огневиков. Надеюсь, этот не сможет слиться со стихией. Мне вполне хватило драки с одним бешеным элементалем.

Помахав рукой Аристарху Борисовичу, я бросился следом за улетевшей огневиком.

Мне даже показалось, что Толстой дремал, находясь в защитном кубе, пока его противник пытался пробиться сквозь защиту. Похоже, что граф банально не мог убить своего соперника. Впрочем, как и тот его.

В моих руках возникли кровавые плети, полностью покрытые кристаллизованной кровью. И я нанёс первый удар, за ним ещё и ещё.

Противник пытался защищаться, ставя перед плетьми огненные щиты, пытаясь уничтожить их чудовищным жаром. Он забрасывал меня пламенем, создавая множество разнообразных техник. Но сейчас я мог с лёгкостью справиться с любой из них. Я даже спокойно прошёл сквозь инферно и в стремительном броске оказался перед огневиком.

Четыре кровавых тарана, ударивших одновременно с четырёх сторон, сбили защиту моего противника, мне же оставалось лишь уничтожить частицу кристаллизованной крови, возникшей у него перед лицом.

Хлопок в ладоши и на этом всё. Первый серьёзный противник повержен, а я дальше отправляюсь помогать нашим, заметив взметнувшиеся ввысь деревянные брусья.

Оказавшись там, я не успел на пару мгновений. Яростный вихрь, наполненный энергией до краёв, подхватил тело, закованное в деревянный доспех. Пара мгновений и острейшие воздушные лезвия нарезают Шеварднадзе на тысячи маленьких кусочков.

Воздушник увидел меня и смерч, тут же пришёл в движение. Но я совершенно не боялся его. Кровавые щупальца глубоко ушли в землю, не позволяя мне подняться в воздух, а броня Демона, усилилась десятком кровавых щитов.

Одновременно с этим вокруг воздушника начали появляться кровавые иглы, толщиной с палец взрослого человека. Одна, две, десять, сто…

Воздушник попытался избавиться от них банально сдув, но ничего не вышло. Я держал иглы слишком крепко. Но мой противник явно не собирался сдаваться. Окружив вихрем и себя, он начал подкачивать силой бушующий вокруг меня ураган.

Смерч начал вырывать куски земли и подминать в воздух всё, что встречалось на его пути. Уже секунд через пять я ничего не видел. Но зато прекрасно всё ощущал благодаря дару и сигнальной технике.

Мой противник начал подтягивать к себе все тяжёлые предметы, до которых мог дотянуться. Видимо, решил попытаться прихлопнуть меня, как надоедливую муху. Вот только он уже давно опоздал. Иглы метнулись вперёд, начав вгрызаться в его защиту. Мне же оставалось только давить и ждать, когда защита поддастся.

Шёл вперёд я очень медленно, преодолевая чудовищное сопротивление бушующего урагана, но быстрее и не требовалось. Когда мои иглы начали продавливать защиту, воздушник кинул все свои силы на её усиление. Чем очень ослабил атаковавший меня ураган.

Мгновения и защита воздушника резко исчезает, а я чувствую, как все мои иглы достигли цели. Вот только попали они уже в мёртвое тело.

Ураган тут же стих и я увидел тень, что стояла позади воздушника, из глаза которого торчало тёмное лезвие.

— Слишком вы долго здесь возились. — пророкотал я и тут же выругался про себя.

Тень, убившая воздушника, лопнула словно мыльный пузырь, а не далеко от этого места вывалился застывший Воевода. Похоже, своими словами я заставил его выйти из тени.

Очень интересный эффект. Так можно любых невидимок отлавливать.

Пришлось сбрасывать броню и бежать к Суворову, а то ещё инфаркт словит.

— Да ты превращаешься в настоящего монстра. — немного заикаясь сказал Воевода, когда я начал его трясти. — И что это за кошмарные тучи, следуют за тобой попятам.

— Это разве тучи? Так маленькие облачка остались от изначальной силы, что я собрал на этом побоище.

— Кровавый ворон, пришёл пировать. — усмехнулся Воевода. — Ты стал очень сильным, но не бессмертным. Поэтому какого хрена ты вообще сюда заявился? Вы должны были отвлекать на себя внимание и даже не думать вмешиваться в основной бой.

Начал тут же наезжать на меня Суворов, ещё даже не встав на ноги.

Вот и ни хрена себе спасибо.

— И Алексея небось с собой притащил? — тяжело вздохнув Воевода, сел прямо на землю. — Сергей прекращай вести себя, как маленький ребёнок. Пора уже взрослеть. Научись уже слушать, что тебе говорят. Или хотя бы, перед тем как что-то делать хорошенько подумать, а не творить всякую хрень на эмоциях.

— Какого хрена?! — начал уже закипать я, но Воевода не дал мне сказать больше ни слова.

— И научись уже слушать старших и более опытных. Я сказал, что буду помогать тебе и от своих слов не отказываюсь. Но также я сказал, что в случае чего сразу же дам тебе по шапке. Так вот он этот самый случай.

Тебя и Алексея специально отвели от самых сильных противников. Ни один из вас не должен пострадать от этого зависит не только ваши жизни, но и судьба всей империи.

Умри ты, либо он и нам просто не получится избежать окончательного раскола страны. Сейчас она расколота на сотни кусочков, которые между собой скрепляете именно вы. Не стань одного из вас, и всё. Скрепы тут же пропадут и эти кусочки начнут отваливаться.

— Но Даша и Настя… — начал было говорить я. Ярость как-то сама собой исчезла и на её место пришла растерянность. О чём он вообще говорит, причём тут я?

— Даша — бастард. А Настя, вообще, ещё не известно сможет прийти в себя или нет. И тебе это прекрасно известно. После того как Дарья объявила, что возглавит страну, мгновенного бунта не произошло лишь потому, что она назвала тебя принцем-консортом.

Хоть вас и ненавидит большинство аристократов, но нет ни одного, кто бы не уважал вашу силу. И именно ты стал гарантом того, что молодая княжна справится.

А потом появился Алексей и наделил тебя всей полнотой власти, назвав своим первым советником. Сразу после этого на нашу сторону перешли очень многие. И вот теперь подумай, что станет, если кого-то из вас убьют?

Если слова Воеводы правда, а не верить ему у меня нет причин, то мой поступок действительно выглядит совершенно детским. Мальчик решил поиграться в войнушку, даже не думая о последствиях.

Вот только в словах Суворова я нашёл одно очень сильное противоречие. Я совершенно не считал себя таким, каким он меня выставил. Да и я не собираюсь отсиживаться под защитой, когда вокруг гибнут другие.

В империю пришли дурные времена и только все вместе, мы сможем их преодолеть. Первый шаг на пути к этому мы уже сделали. Теперь осталось показать это всем, чтобы они окончательно решили на чьей стороне.

Чтобы увидели, что станет с теми, кто решит бросить нам вызов. Сегодня мы уничтожили несколько тысяч человек и сделали империю слабее на восемь архиграндов. А это сила сравнимая с целой армией.

Но этим поступком мы дадим понять не только нашим врагам внутри империи, но и внешнему противнику, что мы не остановимся ни перед чем. Если для сохранения империи понадобится уничтожить половину её жителей, мы сделаем это.

— Благодарю Сергей. — вывел меня из размышлений голос графа Толстого. — Копылов не мог пробить мою защиту, а я не мог нанести достаточно сильный удар, чтобы убить его. Вот и вышло, что мы зашли в тупик. Ты появился как раз вовремя.

Так значит первым убитым мной архиграндом был Копылов. Глава следственного комитета и главный прокурор империи. Человек своим влиянием не многим уступающий тому же Нарышкину. А я его даже не узнал в горячке боя. Мог бы сказать, что богатым будет, но уже точно нет.

— Рад был помочь Аристарх Борисович. Изначально вы отлично постарались, организовав для меня целый океан силы.

— Это да. — протянул граф. — Сегодня для империи был самый чёрный день за последние полвека. И мы были главными действующими лицами.

— По-другому просто нельзя было поступить. И вы знаете это не хуже меня. Будь у нас другой выход и вы бы не согласились принимать участие в этой бойне.

— Но выбора у нас не было. — эти слова произнёс Свиридов, материализуясь рядом с нами из клочков тумана. — Бортников и Шеварднадзе погибли. Шуйский довольно серьёзно ранен. Но это же Шуйский, уже завтра будет в полном порядке.

А вот это было действительно хреново. Выходит, империя лишилась минимум десятка архиграндов за один день. Пожалуй, подобного в истории империи не было ещё ни разу.

Все присутствующие это прекрасно понимали. Сначала Воевода разразился матерной тирадой, а после, совершенно ему не уступая и граф Толстой.

Если услышать что-то подобное от Суворова я вполне ожидал, то выступление графа стало для меня настоящей неожиданностью.

— Но и это ещё не всё. — дав всем выругаться, продолжил Крылов. — Власов оказался охренеть каким крутым перцем — смог захватить трёх тузов противника. Они обездвижены и не представляют никакой опасности. Думаю, с этими людьми вполне можно договориться. Уже предпринимались подобные попытки с их стороны.

Эта новость была уже гораздо лучше. Трёх архиграндов всё же удалось сохранить. И раз они выразили желание договариваться, то так мы и сделаем. Обложим их кучей кровавых клятв и никуда они не рыпнуться. Отправятся доказывать свою верность на передовую.

Вообще, нужно будет в обязательном порядке ввести принесение клятвы императорскому роду для всех одарённых достигших ступени гранда. Если раньше для этого не было никаких предпосылок и предыдущие императоры боялись прибегать к такому методу, то сейчас он будет оправдан и даже самые ярые бунтари не смогут ничего сказать против.

После того как Нарышкин и его сторонники в открытую бросили вызов власти императорского рода, доверять нельзя никому.

— Дмитрий дождись наших и передай им пленников. Эскорт уже скоро должен подъехать. Аристарх Борисович не поможете Виктору? — спросил Воевода и получив утвердительный ответ, схватил меня за руку и потащил за собой. — А мы пока пойдём на поиски будущего императора. И будем молиться, чтобы он был жив.


Глава 29


За Алексея я совершенно не боялся. Рядом с ним был Денис, а он уже смог доказать, что на него можно положиться. Волноваться у них там можно было только за Читера. И то из-за того, что он умудряется находить приключения на свою задницу абсолютно на ровном месте. Благо из всех этих приключений ему удаётся выйти целым и невредимым.

Пока искали Романова и Чернышёва уничтожили ещё несколько групп бойцов, решивших напасть на нас. Мы честно пытались им сказать, что их предводители мертвы и сражаться дальше нет никакого смысла, но слушать нас никто не захотел. Пришлось всех убивать.

Сил у меня было ещё предостаточно, поэтому Воевода даже не напрягался.

Со стороны дороги послышались завывания сирены. Суворов сказал, что приехала кавалерия. И первыми прибыли ручные журналисты, которые начали освещать все в нужном нам свете.

Уже через пару часов на нашу сторону начнут переходить ещё не определившиеся. А для того чтобы это сделали все остальные, отводилась максимум неделя.

Алексей с Денисом нашлись недалеко от того места, где я их и оставил. Цесаревич вовсю орал на Чернышёва, но то даже глазом не повёл.

— Хотел отправиться следом за тобой и вступить в бой. Но я его просто не пустил. — пожал плечам Денис, когда я спросил, что у них тут происходит.

— Хоть у одного в этой компании есть мозги. Наконец! — воздев руки к небу, воскликнул Воевода.

Алексей попытался что-то сказать по этому поводу, но словил от Воеводы смачный подзатыльник. Я же лишь покачал головой и махнул на это всё рукой. Одной лекции от Суворова мне было вполне достаточно, а впереди наверняка ещё предстоят подобные лекции и от других заинтересованных лиц.

В Прохоре Ивановиче, Сергее Васильевиче и, пожалуй, Аркадии Николаевиче я не сомневался. Они обязательно прочтут мне похожую лекцию. Особенно последний. Ведь теперь я стал в несколько раз более ценен, в качестве компаньона компаньон.

Теперь ни один европейский партнёр не сможет гнуть свою линию, только не с главным советником русского императора.

Так, стоп. А где Читер с Виктором? Про последнего я что-то совсем забыл. Уж не отправился он вместе с дружинником на поиски приключений? Что-то мне как-то резко стало не по себе.

Нарвутся на сильный отряд, и всё. Получится, что не уберёг я сына своего партнёра.

Но всё обошлось. Эта сладкая парочка нашли нас сами. Читер выглядел так, словно только что вернулся из ада. Весь заляпан кровью вперемешку с грязью и ещё чем-то, о чём мне даже думать было противно. Но он был совершенно счастлив, улыбаясь во все тридцать два.

Также себя великолепно ощущал и Виктор. Он был не в пример чище Читера. Но оно и понятно. Ему для столкновения с врагом не нужно сильно сближаться. Да и он мог в любой момент отправиться немного полетать. Вот и вышел из боя чистеньким.

Хотя вполне возможно, что в бой-то он и не вступал. Но это и неважно. Главное, что оба живы и здоровы.

Вернувшись к Демону, мы двинулись в сторону штаба Нарышкина. Алексей должен будет там дать несколько интервью. Не определившиеся должны понять, что теперь так будет с каждым, кто захочет пойти против действующей власти.

Отделаться одним Алексеем нам не удалось. Журналисты также взяли в оборот меня и Воеводу. Причём мне было уделено гораздо больше времени чем всем остальным, вместе взятым.

Не помогло даже то, что я рассказал о своей настоящей роли в этой операции. Но у журналистов откуда-то появились записи кровавых облаков и меня в броне Демона, идущего посреди поля боя и уничтожающего всех на своём пути. Отчего-то они напрочь игнорировали участие трёх десятков очень сильных одарённых, приписывая победу над живой силой противника мне.

Вот так и выходит, что журналисты покажут меня настоящим монстром, который в одиночку смог уничтожить несколько тысяч человек. И что самое противное, я прекрасно понимал, что это пойдёт нам только на пользу.

Наверняка это ещё один продуманный шаг, кого-то из нашего окружения. Неужели Листьев остался жив? Здесь чётко прослеживается его рука. Впрочем и Дашу нельзя списывать со счетов.

Наша карательная операция закончилась, практически полным уничтожением сил противника. Из восемнадцати тысяч личного состава нам удалось взять в плен чуть больше восьми сотен человек. В основном это был вспомогательный персонал, который не участвовал в сражении. И большая часть этих смертей была на моей совести.

Но так было нужно. Не для меня, а для всей империи. Так было нужно для наших врагов и союзников. Все должны увидеть силу, что стоит за цесаревичем. Кровавый Ворон уже показал себя. По-хорошему теперь необходимо показать дар призрачных погонщиков во всей его мощи. Но боюсь, Даша пока слишком слаба для достаточно эффективной демонстрации. Поэтому с этим пока можно обождать.

Сейчас нам нужно возвращаться и попытаться вывести из отключки Михаила Григорьевича и Настю. Насчёт Цикатлу у меня были серьёзные сомнения. Склонить её на свою сторону у нас вряд ли получится. Но надежды на это у меня всё же были.

Правда, сперва нужно будет переговорить с Дашей насчёт того, сможет она как-то блокировать дар краснокожей? А после контролировать его. Проверять говорит она правду, или что-то скрывает.

Я был уверен на девяносто семь процентов, что за уничтожением Воронова крыла стоит культ Хунаб Ку. Но всё же оставалось три процента, что это был кто-то другой.

Вот я и хотел донести до Цикатлу, что отец попытался убить её. Это должно стать главным аргументом в пользу того, чтобы ведунья перешла на нашу сторону.

Будь у нас сразу две ведуньи мы смогли бы в кратчайшие сроки восстановить всё уничтоженное вместе с Вороновым крылом. Машу я не приписывал к ведуньям, потому что не знал толком ничего о её способностях.

* * *
— Повелитель. Ниппоны напали на войска Майя на всей территории своей ответственности. Мы уже потеряли больше половины личного состава и около семидесяти процентов техники.

Сила мгновенно наполнила Кинича и вестник, принёсший эту поистине дерьмовую весть, рассыпался прахом. Верховный жрец нарушил основополагающий запрет на использование им силы и если кто узнает об этом, его непременно попытаются уничтожить. Но ему было плевать.

Кенича отменит это проклятое правило, уничтожив всех не согласных. Уже давно нужно было изменить правила, которые устарели ещё тысячу лет назад. И он будет первым, кто начнёт это делать.

Верховный жрец не пользовался силой уже больше сорока лет. Сразу, как занял верховный пост в иерархии Майя. Просто в этом не было нужды, за него все делали другие. Да и чтил он тогда все древние законы. Поклоняясь великому Хунаб Ку. Правда, в его величии Кинича усомнился.

Это было кощунством по отношению к их богу. Богу, который допустил гибель Цикатлу и теперь позволил Ниппонам ударить им в спину.

Впервые за свою жизнь Кинича начал сомневаться в Хунаб ку. Сомневаться, что он действительно хочет процветания своим потомкам. А может, были правы те, кто утверждает, что старые боги уже давно покинули этот мир и им нет абсолютно никакого дела, что в нём творится? Может, всю свою жизнь он посвятил служению пустоте?

Ещё месяц назад за подобные мысли он приказал бы убить себя, а сейчас воспринимает их вполне нормально.

А всё началось с убийства этого болвана из рода Ахуа в Афганистане. И убил его один из русских офицеров. Человек, чей дар даже не входит в золотую тридцатку. Это было просто непостижимо.

Ахуа покрылись позором, который возможно смыть, показав всем, что это была случайность. Что они не зря находятся на третьем месте по силе дара на планете. Впрочем, именно этим они сейчас и занимаются, подавляя сопротивление в одном городе за другим.

Совсем скоро они уже доберутся до границ, отчаянно сражающейся за свою независимость Канады и своей силой обязательно должны продавить это сопротивление. К тому же европейцы, благодаря которым и удалось выстоять Канаде уже начали покидать её территорию, спеша к себе на родину. Чтобы уже там дать отпор войскам Майя.

— Саакиауа! — крикнул верховный, призывая своего помощника.

Смерть младшего жреца позволила ему немного выпустить пар. Теперь можно было приступать к делам. Своим поспешным приказом уничтожить рода тех, кто убил Цикатлу, он порушил множество планов и поставил под угрозу саму идею быстрого захвата власти на планете.

Но отменить его он просто не мог. Слишком велика была жажда мести.

— Мой приказ по уничтожению семей этих ублюдков выполнен? — спросил Кенича у своего помощника.

Внешне Саакиауа был совершенно спокоен и лишь маленькая капля пота, выступившая у него на лбу, говорила о том, что помощник очень напуган. Одного взгляда на кучу праха, оставшуюся от младшего жреца, ему вполне хватило, чтобы всё понять.

Верховный жрец нарушил главный постулат не прибегать к силе. Но Саакиауа было на это плевать. Он был предан лишь своему господину, а религия для него была пустым звуком.

— Леграндам и Алландам удалось отбиться и скрыться. Предположительно они попросили убежища на территории Российской империи. Нападение на Такеда было отбито императорской армией. Это и позволило Сукехиро пойти на столь кардинальные ответные действия. Остальные рода полностью уничтожены.

То, что два рода сбежали к их главному врагу, было просто отличной новостью. Теперь он мог бросить войска на свою главную проблему. Вот только Кенича прекрасно понимал, что без серьёзной поддержки одарённых их сметут, даже не заметив.

— Для начала объяви сбор командного состава армии. А потом предоставь мне контакты всех родов входящих в золотую тридцатку. Постарайся выйти на Цангпа. Для этого можешь делать всё что угодно. И прикажи готовить последний аргумент.

Настало время применить их главный козырь. Орудие судного дня, способное уничтожить небольшую страну. Подобного земля ещё не видела.

И применит он его на территории Майя, уничтожив столицу. Один из крупнейших городов империи с населением в шестнадцать миллионов человек. Заодно он избавится от своих самых серьёзных противников внутри страны и всех политиканов, от которых его просто тошнит.

Свалить всё на российскую империю не составит труда. Подходящий компромат уже был подготовлен. Из-за страха за свои жизни сильнейшие одарённые согласятся создать союз и тогда Россия гарантированно падёт.

— Первыми пригласи ко мне научников.

Эти яйцеголовые должны в лепёшку разбиться, но сделать ещё несколько смертоносных снарядов. Одной подобной бомбы слишком мало. Но времени дожидаться создания ещё хотя бы одной у них просто нет.

А доставить её на вражескую территорию нет никакой возможности. Там сейчас сбивают даже самые современные невидимки. Не говоря уже про наземный транспорт. Да и перевозить эту бомбу слишком опасно. Единственный вариант скинуть с самолёта.

Времени ждать, когда учёные, наконец, смогут создать все необходимые условия у него просто нет. Поэтому остаётся лишь сплотить сильнейших одарённых вокруг общего врага. И для этого сейчас всё будет подготовлено.

Ему не нужна помощь бога, который уже давно отвернулся от своих последователей. Теперь полагаться можно лишь на себя.

— Чтобы почтить твой дух, дочь моя, я принесу в жертву миллионы человек. Российская империя будет сожжена дотла. Клянусь силой рода Икшель. Рода, который всегда оставался в тени. Рода обладающего даром угасания.

* * *
Обратно мы ехали по совершенно пустой дороге. Наблюдая картины разрушений, что оставил ударный отряд, пока добирался до базы Нарышкина.

Всю дорогу я убеждал себя, что это необходимые жертвы. Если бы мы не сделали этого сейчас, то впоследствии смертей стало бы в разы больше. Но это не отменяло того факта, что мы оставили сиротами тысячи детей. Клянусь, что я лично прослежу, чтобы об их будущем позаботилось государство.

Но впереди империю ждали куда более серьёзные испытания. И всё это прекрасно понимали. Пропагандистская машина сейчас набирала полные обороты, стараясь не допустить паники, среди мирного населения. Но полностью закрыться от остального мира и его новостей в наше время было просто нереально.

Естественно, что в каждой стране СМИ старались подать лишь тот материал, который им говорили подавать и отсюда выходило, что везде информация разнилась.

В одних странах Россию поливали грязью, называя едва ли не главными мировыми террористами. В других, наоборот, защищали, возводя чуть ли не в ранг святых. И как ни странно, это играло на руку абсолютно всем. Люди просто не знали кому верить и поэтому уже начали воспринимать подобные новости с улыбкой на лице.

Информационная война захлебнулась в собственной нелепице и общедоступности. Во времена, когда каждый желающий мог сказать всё что угодно на весь мир, информация практически обесценилась. Люди верили лишь фактам и не ленились искать подтверждения словам, очередного великого журналиста, раскрывшего мировой заговор.

Пока ехали обратно, Денис подпитывал мою тьму, но сегодня она, как-то не горела энтузиазмом и мне даже показалось, что не хотела принимать подпитку? Это она, что увидела на, что я способен на поле боя и решила, что не сможет превзойти мой дар? Или она обиделась на то, что я не позволил ей взять над собой верх? Хотя даже не помню, пыталась она этого сделать или нет.

Не хватало мне ещё, чтобы сила руководила моими действиями. Подобного я не допущу никогда. Если потребуется, то и уничтожу, выжгу тьму внутри себя. Похоже, что она сама это прекрасно понимала, вот и решила, что не будет становиться сильнее.

«Если ты, больше не будешь пытаться руководить моими действиями, и будешь приносить, как и раньше только пользу, то можешь оставаться. Но если ещё хоть раз попытаешься выкинуть нечто подобное, то я гарантирую, что уничтожу тебя».

Мысленно я обратился к тьме, как и учил меня Денис. И судя по тому, как она недовольно начала ворочаться, мои слова были услышаны.

— Я поднялся на пятый ранг. — нарушил повисшее в машине молчание Виктор.

— Ага! Когда поднял на воздух десяток человек, а потом так шандарахнул их об землю, что остались лишь лепёшки. Меня всего забрызгало, еле отплевался. А ещё потом начал швыряться, казалось бы, маленькими камешками, а как попадали в человека, сносили его с ног, словно это камешек весил несколько тонн. А ещё пару особенно ретивых одарённых, просто превратил в кучу костей и мяса. Мне вообще показалось, что на них гора упала.

В чём-то Читер был прав. Резко изменившаяся гравитация способна и не на такое. А Виктор молодец, начинает сам придумывать, как использовать дар. И пятый ранг тому доказательство. Он уже стал сильнейшим одарённым среди Гагариных. И судя по выражению его лица, не собирается на этом останавливаться.

Можно считать, что свои обязательства перед Аркадием Николаевичем я полностью выполнил. Он просил сделать из сына нормального человека, так вот, пожалуйста.

Виктор и до встречи со мной был нормальным. Не знаю, чего так не нравилось его отцу. Ну а теперь в придачу к отлично работающим мозгам парня прибавились сила и реальный боевой опыт. Причём опыт это единственное, в чём я смог ему помочь.

Думаю, парень уже находился недалеко от границы пятого ранга, а события в Сибири и сегодняшний бой помогли ему перешагнуть через неё.

Ну хоть кто-то останется довольным после сегодняшнего побоища.

Всю оставшуюся дорогу Читер трещал не переставая. Словно слова Виктора сломили какой-то барьер у него внутри.

Как ни странно, болтовня Читера действовала на меня успокаивающим образом. Все мысли разом куда-то исчезли и передо мной осталась только дорога, по которой мы сейчас ехали.

Встречали нас словно героев. Бойцы державшие защиту поместья ликовали, как будто мы выиграли настоящую войну. Кто-то даже умудрился начать стрелять в воздух. Но видимо, быстро получил от начальства по шапке и прекратил.

За стрельбу в присутствии члена императорского рода можно загреметь под трибунал, а там и вовсе лишиться жизни. Подобная выходка на полном серьёзе может рассматриваться, как покушение на жизнь члена императорской семьи. Нужно будет потом распорядиться, чтобы не наказывали парня. Всё же он совершил это из лучших побуждений, в попытке всем показать свою радость.

Естественно, нас никто не попытался остановить и мы беспрепятственно подъехали к поместью, где нас уже ждала целая делегация. На крыльце собралось человек сорок, сплошь одни князья да руководители высшего звена обновлённой империи.

Во главе этой делегации стояли Даша вместе с Машей. Они как-то очень странно улыбались. Нервно, что ли. Даже не знаю, как назвать это по-другому.

Что-то привлекло моё внимание за их спинами. Как-то слишком подозрительно близко друг к другу стояли князья. В буквальном смысле толкаясь плечами. Да они в жизни не подойдут друг к другу так близко…

Складывалось такое впечатление, что они стараются кого-то спрятать за своими спинами.

Заметив мой интерес, князья тут же сделали лица кирпичом и начали стараться не смотреть на меня. Ко мне начало приходить понимание, но я просто не мог в это поверить. Как? Как это вообще возможно Алексей был вместе со мной на этом задании. А кроме него, больше некому. Или…

Маша помахала мне рукой, и всё сразу встало на свои места, к тому же в окне второго этажа я увидел наблюдающую за нами Сауле.

— Иди уже, не заставляй девушку долго ждать. — толкнул меня в спину Читер. — Всему тебя учить приходится.

До сих пор не веря, я медленно двинулся вперёд.

— Вы молодцы. Ты молодец. Ничего не бойся. Сегодня тебе можно всё. — произнесла Даша, когда я проходил мимо неё.

Маша сжала мою руку и тихо хихикнула. И что её так позабавило? Что у меня вспотели ладони? Так в этом нет ничего удивительного. Последний раз я так волновался, даже не помню когда.

— Разойдитесь. — невольно, пустив петуха, попросил я князей.

Они тут же выполнили мою просьбу и на шею мне бросилась Настя…







Конец книги



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29