КулЛиб электронная библиотека 

Загадка пугающих следов [Евгения Семенова] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 1.

Знакомство.

В сонную комнату ворвалась звенящая мелодия будильника. Ника собрала волю в кулак и откинула в сторону одеяло, которое так и кричало: «Не покидай меня!» Открылась дверь. В комнату заглянула мама. По её жизнерадостной улыбке Ника поняла, что для мамы будет счастьем наконец отправить дочку в школу. Лето кончилось…

– С первым сентября тебя, Веронюшка! Давай, поднимайся, не хватало ещё опоздать на линейку в начале учебного года!

– Встаю!

Ника соскочила с постели и босиком побежала в ванную. В зеркале отразилось сонное личико двенадцатилетней девочки с красивыми, мягкими чертами, густыми тёмными волосами, на ночь собранными в косу, и огромными карими глазами. Ника считала себя красивой, но при этом никогда не зазнавалась. И подруги удивлялись, как ей это удаётся.

– Никуш! Я тебе сырников приготовила! Твои любимые

– Посыбы, – ответила Ника, с зубной щёткой во рту.

– А?– не поняла мама.

Ника фыркнула, и во все стороны разлетелась пена, благоухающая мятой.

– Вероника! – укоризненно изрекла Дарья Геннадьевна. – Осторожнее!

Девочка прополоскала рот и со смехом повторила:

– Спасибо, говорю!

Мама с горечью посмотрела на фартук, где таяли хлопья зубной пасты, и закинула его в корзину для грязного белья.

Ника отправилась в комнату и стала определяться с выбором одежды. Так. Черная плиссированная юбка, белая блузка и гольфы. В самый раз. Переодевшись, девочка распустила волосы, причесала их и собрала в две косы.

– Я прошу тебя, без баловства и споров с учителями! – попросила Дарья Геннадьевна. – Пусть этот год будет спокойнее, чем прошлый. И без замечаний в дневнике каждый день! Вашу компанию уже все побаиваются. Не стоит применять знания каратэ вне спортивного кружка…

– Угу,– согласилась Вероника, вгрызаясь в сырник с малиной.

– Обещаешь?

– Обещаю, – ответила она, скрестив под столом пальцы.

Взяв модный чёрный рюкзак, девочка собралась выйти на улицу и покориться своей печальной судьбе, как вдруг зазвонил телефон. Ника схватила его и посмотрела на дисплей. На нём светились знакомые пять букв: «Олеся». Ника, с облегчением вздохнув, нажала на «Ответить».

– Олеська! – закричала Вероника.– Ты идёшь на линейку, или школа уже не в твоих правилах?

– Очень смешно, – фыркнула Олеся. – Викки однажды уже попробовала исключить школу из правил, если ты забыла, можешь спросить у директора. Уж он-то напомнит… Пойдём вместе?

– Без вопросов! Зайдите за мной.

– Ага! – сказала Олеся и отключилась.

Ника влезла в парадные туфли, попрощалась с мамой и вышла за дверь.

Спустя пять минут компания подруг шагала по дороге.

– Как думаете, Динка такая же воображала? Или летняя магия неведомым образом смогла ее изменить? – поправляя пышные рыжие кудряшки, спрашивала Лиза Белкина.

– Купцову не изменишь,– хмыкнула белокурая голубоглазая Олеся.

Викки ядовито фыркнула.

– Может, перестанешь трясти своей шевелюрой у меня под носом? Мне чихать хочется!

«Да, в ехидстве Викки не уступишь!» – промелькнуло у Ники в голове. И внешность у подруги была соответствующая: не очень большие глаза цвета переспелой ежевики, тёмные короткие волосы ёжиком, подкрашенные красным цветом, пять чёрных браслетов, боты на платформе, кофта с черепами на карманах… Но подругой Викки была отличной, хоть и до неприличия вредной.

Болтая, четверка подруг добралась до школы. В их родном тридцать четвертом кабинете сегодня было чисто и празднично. Все собравшиеся здесь ученики тихо переговаривались между собой, и только заклятый враг четверки подруг – Динка Купцова оглушительно смеялась вместе со своей подпевалой Смирновой.

– О! – увидев девочек, хмыкнула Динка. – Великолепная четверка явилась!

– Но ты в неё, к счастью, не входишь! – отозвалась Ника. – Скажу честно – мы так этому рады! А то несчастная Надька зачахла бы совсем без твоего покровительства…

Дина покраснела от гнева.

– Слушай, Кирсанова, ты все так же думаешь, что самая умная?

– Нет, я думаю, что не самая. Но, судя по твоим оценкам, ты явно уступаешь мне в интеллекте! – ухмыльнулась Ника. – Да и в воспитании тоже…

Купцова вскочила, прошипела что-то в свое оправдание и выбежала из класса.

– Ловко ты её! – восхитилась Лиза. – Слушайте, Нина Романовна сказала, что у нас будет новенькая! Скорее всего, какая-нибудь воображала! Как думаете, какая она? Очередная олигархова дочка?

– Мой папа – архитектор, – сказал мягкий голос позади подруг. – Но все равно, спасибо за теплый прием.

Глава 2.

Великолепная пятерка.

Лиза покраснела и скрючилась, в то время как остальные с неподдельным интересом и без стеснения изучали новенькую. Чёрные гладкие волосы до плеч, большие синие глаза, серый кожаный рюкзак с брелоком, изящные балетки на ногах, клетчатая рубашка и чёрная юбка. Девочка лучезарно улыбалась.

– Кира,– представилась новенькая.

Подружки тоже заулыбались.

– Не злись на Лизу, – представившись, попросила Ника. – Она обычно сначала говорит, а потом думает.

Кира рассмеялась.

– Да ладно вам, я не обижаюсь! Слушайте, а что за девчонка у входа смотрит на всех, как на врагов народа?

– Это Динка Купцова… Та самая воображала.

– А какое у тебя хобби? – Ника решила сменить тему.

– Я занимаюсь музыкой, гимнастикой и каратэ. Но музыку в последнее время забросила, – ответила Кира.

Девочки переглянулись.

– Что-то не так? – испугалась Кира.

– Да нет, – ухмыльнулась Викки. – Всё даже слишком «так». Мы тоже ходим на гимнастику и каратэ.

Прозвенел звонок. Учительница вошла в класс и подозвала Киру к себе.

– Ребята, у нас новенькая – Кира Снежникова, – сказала Нина Романовна. – Вы теперь семиклассники, взрослые и ответственные люди. Не обижайте новеньких. Кстати, Кирсанова, а где сегодня Осипчук?

– Он заболел, – ответила Ника.

– Ах, вот как, – сказала Нина Романовна. – Кира, садись пока с Вероникой. Потом посмотрим, куда тебя посадить… Так, ребята, сейчас я говорю традиционное приветственное слово, и мы строимся на линейку.

После линейки пятёрка подруг вернулась в класс.

– Вы не заметили, что звонок прозвенел целых 20 минут назад? Где же наша гиперпунктуальная математичка?– спросила Викки.

Не успела она это сказать, как в класс влетел запыхавшийся Петя Сливкин.

– Народ, расходимся по домам! Я только что от Романовны! Оказывается, учительница ногу сломала!

Класс загудел. Девочки спешно покидали в сумки учебники и покинули класс.

– Предлагаю отпраздновать начало учебного года у меня дома, – предложила Лиза, спускаясь по лестнице.

Все были согласны. После маленького чаепития в уютном домике Белкиных, девочки договорились встретиться возле их любимого кафе, и пойти на первое занятие по каратэ и гимнастике в спортивный комплекс «Олимп». Идя по дороге, Ника думала: «Теперь мы уже не великолепная четвёрка. Мы – великолепная пятёрка. И нашу дружбу уже ничто не разрушит! Я надеюсь…»

Глава 3.

Начало приключений.

Девочки вошли в огромное белое здание с надписью «Спортивный комплекс «Олимп». Добро пожаловать!»

Неожиданно Ника заметила, что открыта дверь кладовой, в которую обычно никого не пускают. На долю секунды ей даже показалось, что там кто-то есть. Девочка прищурилась. Нет, в кладовой явно не было пусто!

– Ник, ты чего? – спросила Лиза.

– Что вы все сегодня такие задумчивые, а? – с притворной горечью протянула Викки.

Ника натянуто улыбнулась, пытаясь стряхнуть с себя остатки озадаченности. Но тревожное ощущение все равно ее не покидало. Стоит ли говорить сторожу?.. «Ладно, я просто нагнетаю обстановку», – решила Ника.

Посовещавшись, подружки отправили Киру регистрироваться.

– Здравствуйте, я здесь новенькая. Можно мне получить шкафчик? – спросила Кира, подходя к сидящей на стуле гардеробщице.

– Конечно! Сейчас я тебя отведу. И да, если не знаешь, меня зовут Светлана Ивановна.

Дальше все произошло слишком быстро.

Женщина повела девочку по длинному коридору. Вскоре они дошли до небольшой комнатки с надписью «Регистрационная. Гардероб». Светлана Ивановна открыла дверь, сделала пару шагов, и вдруг… пронзительный крик испуганной женщины наполнил комнату. Кира отшатнулась. От страха ей затуманило разум и, вместо того, чтобы убежать, она осталась стоять на одном месте, не в силах пошевелиться. Она онемела, хотела закричать, но язык ее не слушался. В последние секунды Кира зажмурилась. Тут она почувствовала глухой удар, в затылке что-то застучало, девочке сдавило виски, и она упала на пол, теряя сознание.


*******

Кира кое-как разлепила веки. Краем глаза она заметила врачей, стоящих у запасного выхода, работников полиции и служебных собак. Над ней склонились испуганные подружки.

– Не представляешь, что тут стряслось! Светлана Ивановна что-то увидела и закричала, а потом вас вырубили. Ну, по крайней мере, так полиция предполагает. А так – никто ничегошеньки не-видел-не- слышал. Тут сто-олько кровищи было, просто жуть! – сообщила Викки.

– Как себя чувствуешь? – спросила Ника, обеспокоенно взглянув на подругу.

– Голова болит, – призналась Кира. – Можете позвать врача?

*******

– Знаете, я так испугалась, что и сама готова была завопить во всю глотку! Но тело как будто онемело. Меня же могли убить! – рассказывала Кира подругам, потирая набухшую на голове шишку.

Прошла неделя. Наступила суббота. Девчонки сидели полукругом возле газового камина и собирались ужинать. Кира пригласила подружек погостить у неё, так как ее родители уехали на пару недель. Родители остальных девочек тоже решили разъехаться по дачам, а потом устроить «внеплановое совещание родительского комитета». Так они называли поход в ресторан.

Кира была безумно счастлива, что не придется это время жить одной. Дмитрий Петрович и Арина Алексеевна были наслышаны о «самоотверженных приятельницах дочери», которые ухаживали за ней после происшествия в «Олимпе». А так как родители Киры были люди обеспеченные, они предоставили в распоряжение девочек холодильник с массой вкусностей, телевизор и комнату с пятью кроватями на втором этаже. Теперь девочки сидели у камина и переваривали события того ужасного дня.

– Так нельзя! Мы ужасно волновались за тебя! А охрана и полиция, кажется, через весь материк добирались до регистрационной. Вот это, я понимаю, система безопасности, – вставила Олеся, разрезая горячую пиццу.

– Будь немного добрее. По крайней мере, они не перепутали здание.

Тут вошла Ника. В руках она несла поднос, на котором стояли креманки с шоколадным мороженым. Оно было похоже на холодный воздушный мусс. На каждой горке мороженого красовались ягоды клубники, малины, а так же узоры из белого шоколада. Девочки восхищённо захлопали в ладоши.

– Кстати, а что вы увидели в регистрационной? – спросила Олеся, принимаясь за десерт. – Ты хоть что-нибудь помнишь?

Кира перестала жевать и тупо уставилась в пол.

– Слушайте, – сказала девочка громко и чётко. – А ведь правда… Я кое-что видела. И это «что-то» было очень страшное и жуткое. И, кажется, я начинаю потихоньку припоминать то, что произошло. Я не могу сказать вам точно, но… – девочка выдержала паузу. – Это были…. Кровавые следы.

*******

Лиза поперхнулась. Викки уронила ложку.

– Следы ног, если точно… Отпечатки. Но все было так мгновенно и страшно!

– Кира! Ты уверена? – тихим голосом спросила Ника. – Это все очень серьезно.

– Уверена.

– Криминальчиком попахивает, – сострила Викки, но на этот раз никто не засмеялся.

Олеся встала.

– Схожу за лимонадом, пить захотелось! – и она ушла.

Девочки сидели в немом молчании. Говорить не хотелось никому.

Вдруг из кухни послышался леденящий душу вопль и звон разбитой посуды. Девочки, не сговариваясь, понеслись туда. На полу, рядом с кухней, сидела ошарашенная Олеся. Рядом валялись разбитые стаканы и мокрый поднос. Лимонад был разлит по дорогому турецкому ковру. Викки и Лиза остались с Олесей, а Кира и Ника поспешили на кухню. Первое, что они увидели, были красно-бордовые отпечатки ног, хаотично «разбросанные» по паркету.

– Кровь? – удивилась Кира.

– Это кровавые следы, – проговорила Ника дрожащим голосом.

– Эй, – Викки тихонько стукнула ее по плечу. –Не кровь это, а краска. Даже слепому видно!

      Олеся поёжилась.

– Девчонки, зачем вы окно открыли? Оно так скрипит противно… И вообще, я замерзла! Погода портится, что – ли…

– На улице плюс двадцать и нет ветра! С погодой все в полном порядке, – покачала головой Викки. – А окно, если ты не заметила, закрыто. И не просто закрыто, а даже на засов.

– Так что же это за скрип? – вздрогнула Кира.

Вдруг в мертвой тишине раздался страшный грохот. Девочки взвизгнули и прижались к стене.

– А чего вы боитесь-то? Это книжки упали в прихожей,– объяснила Лиза неуверенно.

– В самом деле? Тогда иди и подними их! – у Викки даже сейчас ехидство было превыше всего.

– А почему я? – запротестовала Лиза.

– Трусиха!

– А кто сказал, что я боюсь?!

– Тс! – шикнула Ника. – Сейчас пойду и посмотрю, что там такое…

Ника вышла и выглянула в прихожую. Она увидела те же следы, упавшие книги и какую-то бумажку. В коридоре было пусто и темно. Ника схватила клочок бумаги и вернулась к девочкам.

– Давайте прочитаем! – предложила Кира.

Ника развернула бумажку. На ней красной ручкой было написано: «За последствия я не отвечаю. Виновато ваше любопытство, и вы глубоко пожалеете об этом. Следующая – рыжая».

– Чего-о-о? – протянула Олеся.

– А по-моему, все предельно ясно, – горько усмехнулась Лиза. – Светлана Ивановна, скорее всего, увидела то, чего ну никак не должна была видеть! Возможно, это был мертвый или раненый человек, холодное оружие, а возможно и прочая запрещенная ерунда. Кирку вырубили вместе со Светланой Ивановной, потому что она тоже свидетель. ЭТИ думали, что Кира тоже все увидела и запомнила, а потом рассказала нам, хотя на деле, наверное, все было не так. Вот и пытаются нас всех по очереди заставить молчать, чтобы мы никому не проболтались.

*******

Девочки были поражены внезапной догадкой Лизы. Все молчали.

– Вот что я думаю, – сказала решительная Ника после долгой паузы. – Ты, Лизка, молодец, что быстро соображаешь, но бояться тебе не нужно. Мы ведь рядом! А сейчас я предлагаю вам поужинать, посмотреть фильм и лечь спать. Это будет самым лучшим выходом из ситуации. Скорее всего, это просто чей-то глупый розыгрыш, поэтому нам надо успокоиться и провести время весело и с пользой. Согласны?

После захватывающей драки подушками подружки уснули. До следующего утра все было спокойно.

Глава 4.

Следующая – рыжая.

Лиза проснулась первой. Во всем доме стояла тишина, сквозь плотно задернутые шторы пробивались первые золотисто-алые солнечные лучи. Прохладный ветерок слегка трепал одеяло, которое упало на землю с кровати Киры. Лиза перевела взгляд на подруг и улыбнулась. Олеся спала на своей раскладушке, отвернувшись к стене и тихо посапывая. Кира и Ника, что спали на соседних кроватях возле огромных окон, лежали, почти не шевелясь, в отличие от Викки, которая временами громко всхрапывала на своем гамаке и совсем не могла лежать спокойно – каждые пять минут она переворачивалась на другой бок и безжалостно колотила ногами несчастную зеленую подушку. Лиза посмотрела на электронный будильник, стоявший на тумбочке. Он показывал, что сейчас ровно девять часов утра. Девочка полежала еще немного, но пустой с вечера желудок явно был против и усиленно напоминал о себе, поэтому она поднялась с постели, заправила растрепавшиеся рыжие кудри за ухо и направилась в ванную. Войдя туда, она онемела и замерла на месте.

На зеркале чем-то красным, наверное, помадой, была нарисована кудрявая голова девочки. От нее вправо шла стрелка. Там была нарисована большая буква «О». От буквы шла стрелка наверх. Лиза, дрожа, подняла голову, приготовившись к самому худшему. Там, к большому облегчению, все было так же – белый гладкий потолок и красивая хрустальная люстра. Но самое худшее все же было впереди. Лиза услышала шум сзади и быстро обернулась. Никого не было. Вдруг люстра над головой девочки закачалась и со свистом полетела вниз. Лиза громко завизжала и отпрыгнула в сторону, но было поздно. С оглушительным звоном люстра упала на пол и разбилась примерно в метре от босой ноги девочки. Лиза упала на колени. Тут в ванную вбежали перепуганные растрепанные подруги, протирая глаза.

– Кто кричал? – начала Олеся и осеклась, увидев плачущую Лизу.

Остальные бросились осматривать ее ногу. К счастью, лишь один осколок немного задел стопу, оставив на ней небольшую царапину. Викки побежала за бинтами и зеленкой.

– Ничего не понимаю, – пробормотала расстроенная Кира. – Вчера все было в порядке. Я не знаю, как так получилось, Лиза, извини, пожалуйста…

– Мистика? – предположила Олеся.

– Никакой мистики, – всхлипнула Лиза. – Это они. Ну, те самые, из «Олимпа». Посмотрите на зеркало!

Подруги одновременно повернули головы.

– Что означает «О»? – спросила Ника, заметая веником осколки в совок. – Опасность?

– Оранжевый? – предположила Олеся. – У Лизы же волосы рыжие?

– Рыжие, – прошептала Лиза, схватившись за голову. – Помните записку?

– Ага, – согласилась Викки и, закатив глаза, громко и с пафосом продекламировала, – «Следующая – рыжая!»

Девочки, в том числе и Лиза, сердито посмотрели на нее.

– Да ладно вам! – Викки махнула рукой. – Ничего больше не случится, кому мы нужны? Им надо было предупредить – предупредили! Теперь они уверены, что больше мы в это дело не сунемся. Хотя, так и будет…

– Что значит «так и будет»?! – закричала Лиза. – Мне тут, понимаете ли, люстры на голову сбрасывают, как яблоки, Кире чуть душу не вышибли в регистрационной, а ты отказываешься помогать?!

– В том то и дело! Нам ясно дали понять, что сделают, если мы продолжим заниматься этой ерундой. Нападения – дело полиции. Вам самим не надоело?

– Не надоело, – спокойно ответила Ника. – И ты тоже нам нужна. Твоя полиция, на которую ты так надеешься, со служебными собаками и всей профессиональной аппаратурой никак не может докопаться до истины, а вот к нам преступники едва не в объятия бегут!

Викки нахмурилась. Девочки выжидательно смотрели на нее.

– Ну хорошо, – сдалась Викки. – Только не надо так на меня смотреть!

– Слушайте, – оживилась Кира. – Давайте все здесь приберем и поедем в какое-нибудь кафе! Мороженого поедим! А потом можно съездить в «Олимп» и выспросить все подробности случая в гардеробе у Светланы Ивановны. Договорились?

– Я согласна, – выдохнула Олеся. – Сейчас принесу салфетки!

Глава 5.

Подозрительный студент.

– Может, все-таки стоило вызвать полицию? – с беспокойством спросила Ника, протягивая кондуктору тридцать рублей. – Мало ли…

– Не волнуйся, – успокоила Лиза. – Я думаю, от нас на время отстали…

Подруги пожали плечами и отвернулись к окнам.

Так как все пятеро предложили в качестве успокоительного средства поход в небольшое кафе на углу, спустя час девочки уже сидели в трамвае.

– Слушайте, – прошипела Кира на ухо Олесе и Нике. – А если они нам на одежду жучки прикололи?

– Где больше двух говорят вслух, – недовольно заметила Викки, придвигаясь к девочкам и потянув за собой Лизу. – О чем секретничаете?

– Кира боится, что за нами следят, – пояснила Олеся.

– Пф, – фыркнула Лиза. – Не смеши. Мы всего лишь пять бестолковых семиклассниц. И вообще… Давайте забудем об этом. Хотя бы на время. Кстати, нам завтра в школу. Никто не забыл?

– Спасибо, что напомнила про домашку по математике, – вздохнула Ника. – Ой, сейчас наша остановка. Берите вещи!

– Ой! – Ника показала на дверь кафе. – Смотрите, там Владислав Николаевич!

Девочки обрадовано вскочили со своих мест и подошли к тренеру.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровалась Лиза.

Тренер подскочил, как ошпаренный.

– Девочки, – с облегчением выдохнул мужчина. – Ну вы даете! Зачем же так пугать?

– Извините, – засмеялась Олеся. – Мы не хотели.

– Да, разумеется, – рассеянно ответил тренер, смотря куда-то мимо них. – Вы вот что, идите. Я тут немного занят.

– Так, – Кира решительно толкнула дверь. – Я в этом кафе уже не в первый раз. Тут все до ужаса вкусное и дорогое! На что раскошелимся?

– Я хочу мороженое и какой-нибудь сок! – ответила Олеся, садясь за свободный столик.

Девочки уткнулись носами в меню, наперебой предлагая друг другу варианты заказа.

– Короче, я беру ореховый пломбир и колу, – заявила Викки, вытаскивая кошелек. – А вы открывайте наконец глаза, сони, и делайте заказ.

Люди в городке, наконец, начинали понемногу просыпаться. На улицах стали появляться машины, открывались ларьки. Сонные продавщицы, держа в одной руке стакан чая, расставляли на полках цветочные горшки, фрукты или свежие выпуски «Комсомольской правды». Кафе начинало заполняться людьми. Официантки в бело-голубой форме разносили по столикам кофе и пирожные. Девочки смотрели на людей, на улицу, и испуг постепенно покидал их сердца.

Подруги подозвали официанта и с аппетитом принялись уплетать еду.

Но вдруг Лиза вцепилась в локоть Ники.

– А вдруг они и сейчас здесь?

– Кто? – не поняла девочка.

– Кто-кто… Эти дураки из «Олимпа»!

– Да ну тебя! – рассердилась Ника. – Договорились же! Никто не собирается за нами следить!

– Может, «дураки из «Олимпа»» и не собираются, – загадочно произнесла Викки. – Но вон тот студент в очках уже с самой трамвайной остановки за нами шел. Влюбился, наверное! – и она хихикнула.

– Кто? – заволновались девочки. – Какой студент? Где он?

– За третьим столиком сидит. В очках и сером шарфике. Высматривает чего-то.

– Что-то, – машинально поправила Кира, всматриваясь в лица посетителей. – А, вон он! Я его вижу!

– Да, я его в трамвае видела, – вспомнила Олеся. – Он еще забыл за проезд заплатить!

Вдруг у кого-то зазвонил телефон.

– Это мой! – Кира вытащила мобильник из сумочки. – Алло?

Неожиданно девочка поменялась в лице.

– Нет, мы никого не видели, – шептала она в трубку. – Я… я не дома… Нет, ничего такого. Полиция? Конечно, я позвоню. До свидания!

Кира положила трубку.

– Что там стряслось? – нетерпеливо спросила Олеся, отодвинув чашку.

– Звонила моя соседка, тетя Валя из пятнадцатого дома. Она сказала, что видела кого-то у нас в саду, но полицию вызывать не стала. Говорит, что он вынес какой-то ящик из дома, потом сел на черный мотоцикл и уехал. Я не понимаю, что происходит… У нас в семье ни у кого нет черного мотоцикла!

Неожиданно сзади раздался выстрел. Девочки обернулись. Студента не было.

– Что значит «вынес»?! – закричала Ника. – И что за выстрелы? Где этот тип в очках?!

– Что-то здесь нечисто, – пробормотала Викки. – Надо уходить. Прямо сейчас.

Девочки расплатились и покинули кафе.

– А что еще сказала твоя знакомая? – спросила Лиза, запрыгивая в маршрутку.

– Хотела узнать, не видели ли мы никого подозрительного вчера, и что случилось неделю назад со мной. Просила позвонить, если что-то узнаю…

– Девчонки! – похолодела Ника. – А ведь студент в сером шарфике такой незаметный, тихий. Ему легче всех было проникнуть в дом, написать записку, достать дубликат ключей… А если он и есть этот преступник из «Олимпа»?

Подруги переглянулись.

– Но он такой щуплый, что явно не сможет вынести никакой ящик! – поморщилась Лиза. – Кира, а вообще…какие ящики у вас дома есть, в которых хранится что-то важное?

– Да не было таких… Только со всякими молотками и шурупами. Подожди! – вдруг похолодела девочка. – Есть ящик с нашими документами на дόм! Там же схема дома, чертеж комнат… Но зачем ему это?!

– Тише! – шепотом остановила ее Олеся. – Просто обернитесь. Незаметно. И, умоляю вас, молчите!

Девочки обернулись на конец салона. Из-за ряда сидений выглядывала взъерошенная голова в очках…

Глава 6.

Продолжение приключений.

Всю дорогу подруги ехали напряженно, боясь сказать лишнее слово. Все в трамвае теперь казались злодеями – сообщниками парня в очках. Девочки не смели даже поворачивать голову, и полчаса показались вечностью. На остановке подружки немного постояли, подождали, пока люди разойдутся. Ушли все, кроме студента. Он сел на скамеечку и стал делать вид, что просматривает фото в телефоне.

– Так, девчонки, – Ника понизила голос. – Идем до универмага, потом поворачиваем за угол и бежим до дома со скоростью света. До угла идем так, как будто ничего не заметили, и обсуждаем погоду.

Девочки кивнули и спокойно направились вперед. Студент в шарфике встал и пошел за ними. Дойдя до угла, подруги переглянулись и рванули к дому. И только когда в замке повернулся ключ, девочки вздохнули свободно.

Олеся выглянула в окно.

– Смотрите! – взволнованно сказала она.

Подруги подошли к ней. Парень в очках стоял рядом с соседним домом и озирался по сторонам. Потом повернулся и ушел.

– Слушайте! – взволнованно заговорила Ника. – Происходит что-то странное! Мы должны сейчас же бежать в полицию!.. Или нет. Лучше в «Олимп»! Там же должны были остаться какие-то улики!

– В «Олимп» потом. Сейчас можно обзвонить колледжи и узнать про студента в очках, сером шарфике и с черными волосами. У нас в городе колледжей всего одиннадцать.

– Ну хорошо, – согласилась Ника. – Вик, принесешь телефонный справочник?


Через пару минут Олеся, затаив дыхание, набирала номер авиационного колледжа.

– Голос изменю, – объявила она. – Мама всегда говорила, что мне в артистки надо.

      Она приложила трубку к уху.

– Алло, здравствуйте, – начала она необыкновенно высоким голоском. – Я бы хотела узнать, не учится ли у вас один человек…

– Имя, фамилия? – спросили на том конце.

– Не знаю, – призналась Олеся. – Могу только описать.

– Девушка, мы не фотосалон! – оборвали ее сердитым голосом. – Узнаете фамилию, тогда и звоните!

Трубку повесили, и девочка услышала гудки.

– Облом, – сообщила она. – Без имени и фамилии ничего не скажут.

– Да уж, – протянула Кира. – Я сомневаюсь, что есть смысл звонить в другие места. Скорее всего, там ответят так же.

– Так давайте найдем его студенческий! – предложила Лиза.

– Предлагаешь за ним проследить?

– Почему бы и нет? Я на сто процентов уверена, что он завтра будет караулить у соседних домов на улице. А если мы его опередим?

– Ой, – вспомнила Кира. – Мы же забыли проверить ящик с документами!

Она вскочила и побежала в кладовую. Подруги рванули за ней. Кира дрожащими руками вытащила из тумбочки ключи, открыла маленькую дверь и включила свет. Все вещи были раскиданы по комнате, полочки выдвинуты.

– Кошмар, – протянула Кира. – Просто ужас…

Она подошла к большому шкафу и открыла его.

– Девочки, нет, – чуть не плача, сказала Кира. – Ящика нет!..

*******

В тесной кладовой повисло молчание.

– Может, хватит самодеятельности? – через некоторое время сказала Олеся, потирая затылок. – Пора вызывать полицию. Это уже статья.

– Ага, – ядовито закивала Викки, – конечно, дорогая, давай позвоним и в полицию, и в «скорую», и в пожарную часть. На всякий случай. А что нам там скажут, ты не подумала? Ну, к примеру, решили девочки повеселиться. Во взрослых поиграть. А доказательства? Из воздуха?

– Да, – протянула Ника, – ситуация. А выстрелы? В кого стреляли?

– А если в нас? – испуганно прошептала Лиза.

Тут всем стало по-настоящему страшно. Это уж точно не было похоже ни на розыгрыш, ни на игру. Дело принимало опасный оборот.

– Викки права, – вставила Ника. – Доказательства нам сейчас просто необходимы. И мы их непременно добудем. Завтра встанем часов в пять утра и будем ждать в кустах. Когда он отвернется, потихоньку выхватим его студенческий.

– А школа? – поинтересовалась Лиза.

– Тьфу на тебя, Лизка, какая школа? – поморщилась Олеся. – Тут поважнее вещь есть. Наша жизнь, например.

Неожиданно что-то щелкнуло, и свет в тесной кладовой погас. А за ним поочередно выключились лампочки и во всем доме. Вдруг Олеся почувствовала толчок в спину, такой сильный, что она упала на пол, больно ударившись локтем. Кира с Лизой хотели ей помочь, но их так мощно толкнули друг на друга, что они, ничего не различая в темноте, столкнулись лбами и упали прямо на Олесю. Викки в свою очередь получила значительный удар в затылок и, прислонившись головой к стене, сползла на пол. Ника испуганно попятилась, но почувствовала, что ей завязали рот тряпкой, а затем, схватив за руки, поволокли на кухню. Там ее крепко привязали к чему-то и развязали рот.

– Что происходит? – плачущим голосом спросила Ника. – Девочки, это не смешно…

– Следовало бы вас хорошенько проучить, – зловеще произнес чей-то голос, – но, увы, ничего серьезного я сделать не могу.

Вероника почувствовала, что ее поят какой-то жидкостью, кажется, это был лимонад.

– Скоро вы догадаетесь, – услышала девочка. Ее голова закружилась, веки стали тяжелыми, и она заснула…

Глава 7.

Первая разгадка.

Ника проснулась от легкого постукивания по щекам. Открыв глаза, она увидела бледную Викки с компрессом на голове, плачущую Киру, взволнованную Лизу и Олесю с трясущимися губами.

– Голова, – простонала девочка. Она попыталась пошевелиться, но руки все еще были привязаны, как оказалось, к ручке шкафа.

Кира быстро взяла со стола нож и перерезала веревку. Вместе с Олесей они уложили Нику на диван, Лиза достала из холодильника бутылку минералки, а Викки присела рядом на диван.

– Скажу коротко, что случилось, – сказала она хриплым голосом. – Вырубили свет, нас поколотили, а тебя куда-то утащили. Мы пришли в себя где-то через двадцать минут, потом бродили по этой темноте, искали свечи и спички, потому что телефоны оставили на втором этаже. Пока искали, полчаса прошло. А когда зажгли свечи, прошли на кухню и тебя увидели. У меня, между прочим, тоже голова раскалывается. Прилично меня о стенку приложили…

– Девочки, – прошептала Ника, чувствуя, как по щекам бегут слезы, – он мне что-то сказал… Что-то про то, что хотел бы нас убрать, но не может…

Она закрыла лицо руками и разрыдалась.

– Не плачь, – Лиза погладила ее по плечу. – Нам всем сейчас страшно. Скоро все выяснится, вот увидишь, – тут она осеклась.

– Ты чего? – Кира ткнула ее в руку.

Лиза встала, подошла к шкафу. Под ним что-то лежало.

– Принесите палку, пожалуйста, – коротко попросила она.

Олеся сбегала в кладовую и принесла швабру. Лиза пошарила шваброй под шкафом, радостно вскрикнула и уже рукой извлекла оттуда большой черный фонарь. Повертев его в ладошках, она поглядела на дно фонаря.

– Смотрите!..

Девочки подошли к ней. На дне фонаря была скотчем приклеенная бумажка, на которой красным маркером была написана большая буква «Ш».

*******

– Ну класс! – Викки всплеснула руками. – Шарады будем разгадывать.

Ника повертела фонарь в руках.

– Еще одна буква. Это явно какой-то шифр.

Девочки задумались.

– А если, – осенило Олесю, – а если с каждой из нас должно что-то произойти, и после всех происшествий мы соберем буквы в одно слово?

– Что нам теперь, ждать, пока нас всех переубивают? – возмутилась Лиза.

Кира усмехнулась.

– Ну нет. Еще один такой удар, и я не очнусь. Мне хватило того, что было в «Олимпе».

– Кира! – закричала Ника. – Тебе и не придется больше ничего ждать! Как же мы сразу не догадались! Ты, ты была первой! Мы должны искать подсказку на том самом месте, где тебя ударили!

– А я была второй, – вздохнула Олеся.

– Я третьей, – добавила Лиза.

Все посмотрели на Викки.

– Нет-нет-нет! – девочка покачала головой. – Даже и не думайте!

– Нам и не надо думать! Используем тебя, как приманку.

Викки возмущенно всплеснула руками.

– Я на это не подписывалась!

– Ладно, Бог с тобой, – Олеся махнула на нее рукой. – Погнали в «Олимп»!

– Подожди с «Олимпом», – остановила Ника. – Твоя подсказка явно находится в этом доме. Напали-то на тебя именно здесь!

Девочки перерыли все: несколько раз перевернули ковер, осмотрели уцелевшие стаканы, пол, книжные полки, стены… Но они не нашли ничего.

– Погодите! – осенило Киру. – Мы же забыли про поднос!

Девочка достала из шкафа железный поднос и осмотрела его.

– Вот она! – воскликнула девочка, отдирая прилепленную на него букву «К».

– Шок? – захохотала Викки. – Вот тебе и на.

– Ну, – вздохнула Ника, – теперь можно и в «Олимп».

Девочки вылезли из такси, испуганно озираясь по сторонам. Они больше не говорили о странном парне в очках, но каждая из них постоянно искала глазами в толпе именно его. Им не внушал страха его вид, нет, он выглядел вполне себе скромно и симпатично. Но за каждым милым на вид человеком может скрываться монстр. Теперь подруги это понимали.

– Здравствуйте! – Ника поздоровалась с вахтершей, подходя к ее столу. Вы не могли бы дать нам пять пропусков?

– А чего это вы пришли в выходной день? – с подозрением спросила вахтерша, подписывая талоны. – Сегодня все тренеры отдыхают… А-а! Так вы к своему Николаичу… Нынче он один занимается.

– Как это? – удивилась было Лиза, но Викки толкнула ее в бок.

– Да-да, – заверила девочка, улыбаясь. – А мы вот все в трудах! Никакого покоя. Тяжело все-таки быть лучшими в команде!

Получив талоны, девочки прошли к гардеробной.

– Ну ты и врушка, Викки! – с укоризной прошипела Ника. – Самая лучшая…да у тебя с каратэ вообще полный завал!

– А что я должна была ей сказать?! Извините, тетенька, мы тут пришли буковки искать! Так, что ли?

Подруги дошли до гардеробной.

– Ну…приступаем!

Злополучная буква оказалась на двери. Буква «А». Но, помимо буквы, на скотч был прилеплен какой-то странный ключ, на котором белой краской было выведено число 34.

– Теперь осталось мне настрадаться, – усмехнулась Викки. – И все буквы у нас.

Олеся вертела в руках ключ. Вдруг она вскрикнула.

– Что такое? – спросили девочки.

– Не стоит, Викки, – мрачно заверила Олеся. – Все и так понятно.

Она выдержала паузу.

– Школа. Это слово – школа. А ключ – от нашего кабинета. И студенческий его нам не нужен. Он будет ждать нас там. Я уверена.

– Ну, – после долгого молчания подала голос Лиза. – Что делать будем?

Кира мрачно вздохнула.

– А что делать? Надо пойти в школу и со всем разобраться.

– А в итоге разбойницей окажется наша Романовна, – прыснула Викки. – Так и буду ее теперь называть – Нинка-меткая-дубинка!

– Надо идти ночью, – игнорируя шутку Викки, серьезно сказала Олеся. – Днем мы только вызовем подозрение.

– Ночью так ночью, – вздохнула Ника. – Встанем часов в десять ночи и пойдем. Загадки разгадывать… Надо только тщательно подготовиться, и мы все узнаем.

Глава 8.

Ночь.

Кира проснулась от звонка будильника. Все спали, только Ника зевала и подтягивалась, пробуждаясь от долгого сна. Девочки растолкали остальных, построились гуськом и направились в ванную, где каждая тщательно умыла лицо, руки, шею и плечи холодной водой. Затем все, за исключением Киры, отправились переодеваться. Кира ушла на кухню, чтобы заварить крепкий кофе.

Ночь сегодня обещали прохладную, поэтому одеваться решили теплее. Подруги вспомнили про одинаковую одежду, купленную на традиционном шопинге в прошлом году. Это были черные спортивные костюмы с голубыми полосками – облегающие штаны и комфортная кофта с капюшоном. Тут в комнату вошла Кира и, увидев девчонок в костюмах, зашлась от смеха.

– Что в этом такого? – удивилась Олеся.

Кира, не переставая хохотать, открыла свой шкаф и вынула из него точно такой же костюм, подаренный двоюродной сестрой на День рождения. Девочки ахнули и тоже засмеялись. Кира переоделась, и Ника отметила, что костюм на подруге сидит замечательно. Потом девочки попили кофе с конфетами и направились делать прически. Кира, не обладающая длинными волосами, сделала на голове низкий «хвост». Ника, Олеся и Лиза собрали волосы в крепкие аккуратные «хвостики» чуть ниже макушки. Лишь Викки стояла и посмеивалась – со своей стрижкой «под мальчика» она чувствовала себя комфортно, и ей оставалось лишь причесаться. После того, как подружки закончили с прическами, Ника подумала и кинула в рюкзак лупу с длинной ручкой. Вдруг Викки хлопнула себя по лбу:

– Девчонки, я совсем забыла! А если мы что-нибудь там натворим? Приедет полиция и обязательно снимет отпечатки пальцев! Поэтому…

Викки сделала торжественную паузу и вынула из маленького пакета пять пар черных кожаных перчаток.

– Молодчина! – обрадовалась Ника, натягивая перчатки на ухоженные руки.

Девочки последовали ее примеру. В это время Лиза, уже надевшая перчатки, расстегнула молнию рюкзака и бросила туда свой новомодный мобильник.

– Проверять, который час, – смущенно пояснила она. – Телефон, если что, на «беззвучном», так что нам не помешает!

Девочки закрыли все окна, выключили свет и электрические приборы и вышли из дома. Повернув в замке ключ, Викки вытащила его из скважины и бросила в рюкзак, который надела на свои плечи. Ключ от кабинета Кира завернула в ткань и положила в карман кофты. Подруги выскользнули из дома. За несколько метров до школы Лиза вытащила из рюкзака телефон и посмотрела на дисплей. Часы показывали, что сейчас без двадцати одиннадцать.

Ника шла и думала. Совсем недавно она боялась – а какая участь ждет ее? Лишат сознания? Напугают кровавыми следами? Кинут на голову люстру?? А оказалось… вырубят свет, привяжут к кухонному шкафу и усыпят, бросив под ноги фонарик с буквой «ш»… А теперь они идут в школу, чтобы найти непонятно что! Что же будет потом? Тайна раскроется? Или всех пятерых убьют? От последней мысли по коже пробегал холодок. Нет!!! Ника будет во что бы то не стало защищать своих подруг! Но…почему в школе? Может, преступник – сторож? Нет…ерунда! Странно все это. Слишком странно…

Вскоре команда добралась до школы. На первом этаже горел свет – там нес вахту сторож. Кира встала на цыпочки и заглянула в окно. Сторож зорко смотрел по сторонам, за спиной у него висело ружье.

– Мимо не пробраться! – покачала головой девочка, опустившись обратно. – А-то как даст по башке!

– Что делать будем? – растерялись Лиза и Олеся.

Ника обошла кругом школу и увидела, что на втором этаже открыто окно.

– Сюда, девочки! – позвала она.

Подруги мигом прибежали на зов.

– Ты ведь не предложишь нам лезть на второй этаж? – с подозрением спросила Викки.

– Почему бы и нет? – ответила Ника, снимая с ее плеч рюкзак и доставая оттуда самую длинную и прочную веревку. – Нам же нужно туда хоть как-то попасть!

Ника размахнулась и бросила конец веревки наверх. Она зацепился за толстый сук дерева, которое ветвями заглядывало в окно кабинета.

– Предупреждаю сразу! – шепотом начала Вероника. – Веревка держится не на клее и не на гвоздях, поэтому обращайтесь с ней предельно осторожно. Делайте опору на дерево, а не на канат. Если начнете соскальзывать, цепляйтесь за веревку. И не шумите, пожалуйста – придет сторож, и тогда нам точно конец… Первой лезу я, затем сразу же Кира. Она будет следить, чтобы нас не увидели. Я подержу веревку, чтобы никто не упал.

Ника взяла в одну руку веревку, а другой зацепилась за дерево. Поднявшись немного вверх, девочка, скрепя сердце, отпустила канат. Сердце бешено колотилось, в боку кололо, а вокруг было темно и неуютно. Надо держаться! Подруги берут с нее пример! Вскоре показалось окно. Ника вспомнила прием, который они повторяли в гостиной у Киры перед выходом на улицу. Сгруппировавшись, девочка зацепилась двумя руками за канат, оттолкнулась ногами от дерева и, сделав кувырок через канат, подтянулась и влезла в окно. Ноги подгибались и не слушались. Ника перегнулась через подоконник и сделала знак Кире. Через полчаса все были наверху. Ника сняла веревку с ветки и засунула обратно в рюкзак, который повесила уже на свои плечи.

– Хорошо. Что дальше? – спросила Викки, оглядываясь. – Алгоритма я здесь не вижу! Как мы попадем в коридор? Как найдем подсказки?

– В коридор мы можем попасть запросто, но я не вижу в этом смысла, – ответила Кира. – Ведь номер на фонарике был дан неспроста, и это был номер нашего кабинета!

– Девочки! – вдруг тихо окликнула Ника. – А вы где? Я вас не вижу…

– Луна спряталась за облака! – ответила Олеся, раздавая подругам фонарики. Нике достался подброшенный. Девочка включила его, и кабинет окрасился в ярко-фиолетовый свет.

– Ясно, – сказала Вероника, выключая фонарик и пряча его в карман. – Он ультрафиолетовый, его используют обычно для разгадки шифра, написанного с помощью невидимых чернил. Достану потом.

Девочки бегали по кабинету с фонарями больше часа. Дело было совсем плохо. Но неожиданно в темноте Вероника нащупала рукой листок бумаги.

– Девчонки, нашла! – сказала она, срывая листок с двери.

Ника вытащила из кармана фонарик и посветила на листок. На нем высветились буквы «Олимп». В это время Кира, ради интереса, вставила ключ в скважину, повернула его и открыла дверь. На противоположной двери тоже висел лист бумаги. Ника посветила фонариком и туда. На бумаге красовались желтые буквы «В.Н. БЕРЕГИТ» – и надпись обрывалась. Рядом, на полу, виднелся коврик. Приподняв его, Лиза еле сдержала крик. Под ковриком виднелось огромное количество совсем свежих кровавых следов. Девочки понеслись обратно в кабинет, вытащили ключ, зацепили за дерево веревку и мигом оказались внизу, даже не заперев кабинет.

«В.Н.» Кто-то сделал эту надпись, а затем с ним что-то случилось. Неужели этот щуплый на вид паренек действительно настолько опасен? Но почему же тогда он не показывается на глаза? И почему это связано с «Олимпом»? В тот день, когда они пришли, там было совершенно пусто. Почти пусто…

Тут девочке неожиданно вспомнились слова вахтерши: «К Николаевичу своему пришли?» А ведь он был в «Олимпе» в день нападения на Киру… И в кафе… И в тот день, когда они направились искать подсказку в гардеробной…

Тут её поразила страшная догадка. «Олимп»! Это же…

– Девочки!.. – договорить Ника не успела.

Чья-то сильная рука зажала ей рот и утащила за стену здания. Ника попыталась бороться, но споткнулась и упала на холодный бетонный пол, сильно ударившись коленом так, что оно даже хрустнуло. Острая боль пронзила ногу, девочка не могла даже пошевелиться. Над Никой нависла черная тень. Девочка не успела опомниться, как стало совсем темно…

Глава 9.

Чем все закончилось.

Ника очнулась в незнакомой комнате. Светило солнце. На стене тихо тикали часы. Они показывали, что сейчас 9 утра. Рядом стояла тумбочка, на ней лежали многочисленные бутылочки с лекарствами и упаковки с таблетками. Из приоткрытого окна дул прохладный ветерок. Услышав голоса за дверью, девочка захотела встать, но увидела, что её нога в гипсе. На голове Вероника нащупала повязку. Девочка поняла, что она в больнице. Прошло еще минут десять. Ника валялась на кровати, и ей хотелось зареветь от обиды и одиночества. Девочка подумала, что если сейчас войдет Купцова, она обнимет ее так, что у той кости захрустят. Представив эту картину, Ника хмыкнула.

В этот момент дверь открылась, и в палату вошли Кира, Олеся, Лиза и Викки с огромными пакетами.

– Ты очнулась!– обрадовались девочки. – Мы тебе пончики и какао принесли! Нам пришлось школу прогулять, чтобы к тебе прийти.

– Естественно, я была против. Но ради тебя пришлось уступить, – хихикнула Викки.

Кира поставила рядом с кроватью стул и положила на него термос и сладости. Лиза закрыла окно. Викки налила какао в стакан и протянула Нике.

– Приятного аппетита! – пожелала Олеся.

– Спасибо! – ответила Ника. – А вы не знаете, что случилось?

      Девочки переглянулись.

– Мы думали, ты нам это расскажешь! – сказала Викки. – Нам показалось, что ты что-то сказала. Мы обернулись, а тебя нет. Побежали назад. Смотрим – ты на земле лежишь, без сознания. Захотели вызвать «скорую», но потом подумали, приедут врачи и спросят: « А что это вы, дорогие несовершеннолетние, делаете на улице в час ночи?» Вызовут полицию. Полиция решит, что это мы тебя ударили. О последствиях ты догадываешься. Поэтому, взяли мы тебя на руки и домой понесли. Переодели, сами переоделись и вызвали «скорую». Потом оказалось, что у тебя еще и нога сломана, плюс легкое сотрясение мозга. И положили тебя, горемычную, в больницу. А врачам мы наплели, что пошли чай заваривать, а ты ушла в ванную. Поскользнулась, упала и ударилась головой. Нашлась среди врачей моя знакомая, и нам поверили. Но родителям позвонить пришлось, поэтому они через четыре часа будут дома. Вот так…

– Кстати, а что ты хотела нам сказать? – поинтересовалась Лиза.

Ника хотела было рассказать, напряглась и…поняла, что она попросту ничего не помнит. Наверное, это случилось от удара головой…

– Я… я не помню, – ошарашено пробормотала девочка, опустив глаза.

– Как это? – недоверчиво спросила Лиза. – Ты уверена?

– Да…простите.

Подружки огорченно потерли переносицы.

– Ладно, Ник, мы пойдём! – сказала Викки. – Поправляйся. Мы часика через два еще заглянем.

Девочки забрали лишнюю посуду, распрощались с подругой и вышли из палаты. Ника видела, что они расстроены. Она вытерла набежавшие на глаза слёзы и попыталась уснуть.

Ника бежала. Бежала по страшной пустой дороге, которой не было конца. Она испуганно озиралась по сторонам, руки мелко дрожали.

– Ника!

Это были ее подруги. С ними что-то случилось. Девочка, плача, побежала в сторону школы.

– Куда это ты собралась?

Голос так знаком… Ника обернулась, но ее оглушил удар по виску. Она начала падать…

Девочка резко открыла глаза. За окном стояла темнота. Сон. Ника вытерла пот со лба и откинулась на кровать. Но голос… Он все еще звучал в ее ушах, гулко отдаваясь где-то внутри. Она нередко слышала его, однако никак не могла вспомнить, где именно. Что он ей говорил? «Кирсанова, над агэ-цуки надо поработать, ленишься, моя дорогая!» О Боже! Теперь все ясно! «Олимп»!

Вдруг комната осветилась, и из окна в палату впрыгнул мужчина в чёрной маске с фонарём в руках. И тут она вспомнила. Вспомнила все.

– Доигралась, девочка, – зловеще прошептал человек. – А ведь ты делала успехи в каратэ… Жаль, что в зале я больше тебя не увижу.

Ника хотела закричать, но не успела. Тренер стащил её с кровати и, держа за больную ногу, поволок к окну.

– Вы же сами меня учили не поддаваться сопернику, даже если он меня сильнее! – выкрикнула Ника.

Девочка пнула его здоровой ногой в колено и толкнула к стене. Мужчина взвыл и отпустил её. Ника схватила костыль, стоявший возле кровати, и, собрав всю оставшуюся силу, ударила нападавшего по голове. Он отлетел в сторону. Ника, стараясь не обращать внимания на острую боль в колене, поползла к двери. Усилий хватило на то, чтобы открыть дверь и со всей мочи заорать: «Помогите!» Мужчина быстро пришёл в себя, захлопнул дверь и ударил Нику костылём по плечу, одной рукой уже открывая окно. Девочка попыталась вырваться, но она была слишком слаба.

– Ты плохо запомнила один мой урок, Кирсанова: никогда не нападай спереди.

      Собрав силы, Ника громко закричала и лишилась сознания…

Вероника слышала сквозь сон, что её зовут. Приложив усилия, она открыла глаза. Девочка увидела склонившуюся над ней маму с размазанной от слёз тушью. И папу, чьи огромные руки дрожали и не слушались. В коридоре бродили работники полиции и скорой помощи. Там царила суета.

– Проснулась! – ахнули родители. – Как ты себя чувствуешь?

– Голова болит…

В этот момент в палату ворвались подруги Ники и работники полиции, которые вели преступника в маске. Молодой полицейский стянул с мужчины маску, и все увидели Владислава Николаевича с перекошенным от злобы лицом. Девочки пораженно застыли.

– Владислав Николаевич? Но… зачем? Зачем же вы так поступили? – тихо спросила Олеся.

Тренер выругался.

– Скоро успокоится, – пообещал капитан Сурков, поймавший бандита. – А вы – со мной! Дадите показания.

Когда подруги рассказали следователю все, что и было известно, он тут же приказал им идти спать.

– Ладно! – согласилась Ника. – Но Вы же нам потом всё расскажете?

– Не сомневайся! – ухмыльнулся Сурков, прикрывая за собой дверь.

*******

Кира бегала из угла в угол и смотрела на часы, которые отстукивали пятнадцать минут седьмого.

– Ну где же он? – нервно спрашивала девочка.– Обещал ведь прийти в пять часов!

Викки, Лиза и Олеся дружно вздохнули.

– Успокойся! – попросила Викки.– Придёт! Ты диктофон включила? Ника тоже хочет всё знать!

– Включила!

В дверь позвонили. Олеся помчалась открывать. Послышался радостный крик. Девочки побежали туда. На пороге был капитан Сурков. Рядом с ним стояла улыбающаяся Ника, а на её шее повисла Олеся.

– Спокойно! – закричал капитан, когда вся команда бросилась обнимать подружку. – Ей покой нужен, она и так вся в бинтах!

Когда подруги отлипли от Ники, капитан взял девочку под руки и проводил в гостиную.

Олеся сбегала на кухню и принесла оттуда умопомрачительно пахнущий пирог с малиной и взбитыми сливками.

Когда с пирогом и чаем было покончено, капитан Сурков откинулся на спинку стула и похлопал себя по животу.

– Ну, – начал он. – Теперь можно и рассказать, почему наша Вероника так серьёзно пострадала…


Жил на свете один бизнесмен. Звали его Леонид Волков. Это был хитрый и коварный человек. А еще были у него друзья – супружеская пара. Жили они небогато, но ни в чём не нуждались. Однажды случилось такое, что один из крупнейших проектов Леонида был на грани провала, и тогда он решил взять деньги в долг у своих друзей. Они согласились.

Но вот прошёл год, два, а Леонид возвращать долг и не собирался. Супругам это надоело, и они пригрозили подать в суд. Волков смекнул, что нужной суммы у него нет, и подстроил бывшим друзьям ловушку. Они получили подставное приглашение на срочное собрание, сели в машину и поехали в зал. Когда они ехали по оживлённой трассе, Волков, будучи спортсменом чуть ли не во всех областях, бросил под колесо гвоздь. Водитель не успел притормозить и с разгона врезался в столб. Так Леонид избавился от свидетелей. Затем преступник решил сменить имя, внешность и документы. Уехав в другой город, он стал тренером восточных единоборств и акробатики Верховцевым Владиславом Николаевичем. Лишь спустя несколько лет он узнал, что у супружеской пары остался ребёнок. Этим ребёнком была Светлана Ивановна, у которой на момент нападения на Киру уже был сын Володя. Тот самый студент, который вас так напугал. Решив избавиться ещё от двух свидетелей, Верховцев зашёл в кладовую и оттуда попал в регистрационную. Он не думал, что встретит там Володю. Началась драка. Владислав успел ранить юношу в ногу, но Володя успел спастись, выпрыгнул с первого этажа в окно, оставив те самые следы. В этот момент в комнату зашла Светлана Ивановна, которая вела за руку Киру. Владислав вырубил их, а затем тоже выпрыгнул в окно, предварительно убрав следы. Володя, не наделённый смелостью, решил свалить задачу разоблачения преступника на вас и устроил ловушку в доме Киры, подделав следы. Он просто использовал красную краску. А ящик с картой дома ему был нужен для очередной ловушки. Однажды Волков решил убрать его легко и быстро при помощи пистолета, когда Володя был в кафе. Этот выстрел напугал парня и он убежал обратно в трамвай, чтобы как можно быстрее уехать домой. Там ему снова попались вы, и бедняга решил, что вы обо всем догадались. В школе, когда сын Светланы Ивановны оставлял очередную подсказку, Владислав поймал его. Заперев Володю в кладовой вместе с ранее пойманной Светланой, он решил заставить вас молчать. Поэтому совершил два нападения на Нику. В больнице врачам удалось задержать преступника и спасти ее. А утром следующего дня нашли Светлану Ивановну и её сына, напуганных, но невредимых.

– Значит, подсказки оставлял Володя! Но он Лизку чуть не убил! – протянула Ника.

– Он решил изображать из себя преступника, – объяснил Сурков. – Для правдоподобности.

– А по поводу поимки опасного преступника занятия в школе отменят? – спросила Викки. – Мы же вроде как герои!

– Ну нет, – хохотнул капитан. – Не надейтесь! А ну-ка, марш делать уроки! Завтра всем, кроме Вероники, предстоит трудный учебный день. А пока… Олеся! Положи-ка мне ещё кусочек пирога!