КулЛиб электронная библиотека 

Звёздный юнга: 10. Байки старого пирата [Дмитрий Мартынов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дмитрий Мартынов Звёздный юнга: 10. Байки старого пирата

– Итак, у вас два варианта, – Главный врач в белом халате расхаживал по своему кабинету. – Первый – вы отправляетесь на свой корабль и ждёте, пока ваши товарищи не поправятся. Второй – вы проходите курс обучения – вас, Брил, как опытного медработника, это не касается – и заступаете на работу в наш госпиталь санитарами.

– А сколько времени уйдёт на поправку наших товарищей? – осторожно поинтересовался Юджин, они с Уно и Брилом сидели напротив стола главврача госпиталя.

Именно в эту клинику, специализирующуюся на внеземных инфекциях, доставили капитана, Гогу, Лили и ещё троих колонистов отравленных жуткими обитателями Тронгейта.

– По моим подсчётам не больше двух-трёх ней, – почесал затылок доктор Омонимус Бульх. – Такой быстрый процесс выздоровления возможен благодаря тому, что вы догадались привезти с собой причину отравления – этих забавных чёрных паучков.

– Знали бы вы, что пришлось для этого сделать, – усмехнулся Уно.

– Я догадываюсь, молодой человек, но на новых планетах по-другому и не бывает, – серьезно ответил врач. – Так что вы решили?

Уно и Юджин переглянулись.

– Конечно мы хотим поработать санитарами, – в один голос выдали матрос и юнга.

– Тогда прошу вас, – Омонимус потыкал пальцем в голографический интерфейс своего коммуникатора. – Сейчас зайдёт мой помощник, отвечающий за персонал, и отведёт вас на обучение. А вы, Брил, идите за мной.

Доктор в сопровождении колониста-медика вышел за дверь, а Уно с Юджином остались дожидаться своего наставника. Тот, предварительно постучав, аккуратно заглянул в кабинет, но увидев, что главврач уже ушёл, осмелел и, резко распахнув дверь, бодрым шагом вошёл внутрь, встав перед остатками экипажа Транзистора.

– Позвольте представиться! – высокомерно произнёс он и протянул руку Юджину. – Меня зовут Пендрагон Тук-Идлер, Тук-Идлер – это фамилия, – пояснил помощник главного врача.

Юджин пожал протянутую руку и тоже представился, а Уно не удостоился даже взгляда вошедшего. Почуяв какой-то подвох, мальчик максимально доброжелательно поприветствовал его:

– А меня зовут Уно Арно, – улыбнулся Уно и сам протянул руку Пендрагону, но тот лишь хмыкнул и отвернулся.

– Следуйте за мной, – сказал Пендрагон и пошёл из кабинета.

Уно вздохнул, Юджин понимающе посмотрел на него, потрепал по волосам и поднялся со своего места.

– Ну что, идём получать новую профессию?

– Идём, – мальчик, оттолкнувшись руками от сиденья, спрыгнул со стула и пошёл вслед за Пендрагоном, который успел, не оборачиваясь, дойти до поворота в коридоре.

Догнав больничного клерка, уже ждавшего их в открытом лифте и притоптывающем от нетерпения ногой, они поднялись на предпоследний этаж и вышли в такой же коридор, где повернули направо и зашли в кабинет с надписью: «Студия оперативной подготовки персонала». Внутри большой комнаты стояли несколько кресел с гипноменторами на спинках.

– Вам, молодой человек, должно быть знакомо, – с ехидцей произнёс Пендрагон, глянув на Уно, потом перевёл взгляд на Юджина: – Вам, судя по возрасту, впрочем, тоже.

– А у меня, между прочим, каникулы! – возмутился юнга. – Терпеть не могу этих менторов, от них потом весь день голова болит, и ходишь, как по голове стукнутый.

– Ты не переживай, – ухмыльнулся Пендрагон, – я тебе таблеточку дам, будешь как бордолама скакать!

– Как кто!?

– Неважно, садитесь, оба!

Уно прошёл к ближайшему креслу и залез в него, Юджин сел в соседнее. Они натянули на голову шлемы гипноменторов и откинулись на спинки, приготовившись к приёму порции новых знаний и полезных навыков.

– Приступаем! – скомандовал Пендрагон и выбрал на терминале обучающих устройств нужный курс. – Через пару минут вы станете дипломированными санитарами. Никогда не понимал, зачем людям нужны эти мелкие должности…

– Включай уже! – взмолился Уно, желающий побыстрее закончить неприятную процедуру.

– Да пожалуйста! – клерк в белом халате приложил палец к голографическому интерфейсу терминала.

Уно ощутил привычное покалывание в затылке, когда в его мозгу под воздействием поля гипноментора начали образовываться новые нейросвязи. Голова наливалась тяжестью, в глазах потемнело, и только благодаря нечеловеческим усилиям он не провалился в беспамятство. Многие говорили, что лучше потерять сознание, так процесс генерации новых знаний проходит эффективнее, но Уно считал подобные разговоры уделом слабаков, настоящие мужчины должны быть сильнее любой железяки. С трудом балансируя на грани разума, мальчик выдержал две минуты, которые продолжалась операция, и, после сигнала, свидетельствующего об окончании процедуры, с удовольствием скинул шлем.

– Эй, Юджин, ты там как? – юнга посмотрел на матроса, лежащего на соседнем кресле. – Живой?

– Живой! – с трудом ответил Юджин, снимая шлем и массируя виски. – Стар я уже стал для таких развлечений!

– Ничего, скоро всё пройдёт, – пообещал Пендрагон. – А может и не скоро, – ухмыльнулся он. – Но меня это не волнует, сейчас сделаем срез знаний для проверки новых нейросвязей и можете приступать к своим обязанностям.

Тук-Идлер вышел на центр комнаты и повернулся лицом к его подопечным. Сделав наигранно серьёзное лицо, он спросил у Юджина:

– Правила оказания первой медицинской помощи при остановке сердца?

Юджин зажмурил глаза, весь напрягся и выдал:

– Необходимо провести процедуру реанимации, для этого требуется подключить медстанцию к запястью пациента и выбрать раздел специальных медицинских процедур. Далее, подключить выносной электрод к плечу другой руки пациента и активировать режим стимуляции сердечной мышцы, проконтролировать, что в кровь, через прокол на запястье, начал закачиваться кислород. Вызвать дежурного врача и дождаться окончания реанимации, – Юджин выдохнул и посмотрел на Пендрагона, тот кивнул и обратился к Уно:

– Теперь вы, молодой человек, – он злорадно ухмыльнулся. – Скажите мне, пожалуйста, что делать при отравлении человека споросодержащими парами болотных газов с трясин Мурдарта?

Уно выкатил глаза на клерка и с искренним удивлением спросил:

– Слушайте, господин Пендрагон, скажите мне честно, я вас что, чем-то обидел?

В глазах служителя больницы блеснули злые искорки, он вплотную подошёл к мальчику, наклонился так, что тот почувствовал на своём лице его дыхание:

– Может быть меня бесят такие выскочки, вроде тебя, – зашептал он. – Посмотрите на него – великий Уно Арно – победитель марсианских гонок, спаситель Луны. Да меня тошнит от тех, кто, ничего не делая, получает всё – славу, известность, а потом ещё и кичатся этим!

– А вы к психологу обращаться не пробовали? – осторожно спросил мальчик. – Говорят, что помогает.

– Молчать! – заорал Пендрагон, его лицо налилось кровью, глаза, казалось, сейчас выпрыгнут из орбит. – Отвечай на вопрос, а то мигом отправишься на свою посудину!

– Господин Пендрагон… – уже не выдержал Юджин, попытавшись встать на сторону Уно, но осёкся под пронзительным взглядом взбешённого клерка.

– Так мне молчать или отвечать? – придя в себя, спросил юнга.

– Как хочешь, – резко сменив тон на обиженный, ответил тот и встал перед мальчиком, скрестив руки на груди и задрав голову.

Уно понял, что перед ним человек с явным расстройством психики и решил дальше с больным не спорить, подумав о том, как только такого взяли на работу, да ещё и в такое серьёзное заведение. Зажмурившись, он стал думать над вопросом Пендрагона. Мозг начал искать и воспринимать новые нейросвязи, и ответ пришёл в голову как бы сам собой.

– Для лечения пациента, отравившегося споросодержащими газами, в том числе с трясин Мурдарта, тому необходимо провести стандартную процедуру вентиляции легких с применением медицинских наноботов, настроенных на удаление посторонних объектов, как всё просто! – довольный собой, ответил юнга и посмотрел на своего экзаменатора.

– Ну и ладно, – хмыкнул тот и пошёл на выход, заложив руки за спину.

Юджин с Уно переглянулись.

– Господин Пендрагон, а что нам дальше-то делать? – крикнул матрос в спину удаляющемуся работнику госпиталя.

Тот не ответил и вышел за дверь, громко хлопнув ею. Уно вскочил со своего кресла и метнулся следом за Пендрагоном, но выглянув в коридор никого там не обнаружил.

– Пусто, – сообщил он.

– Ладно, сейчас попробуем связаться с главврачом, – матрос установил связь с коммуникатором главврача. – Господин Бульх, говорит Юджин Наут с Транзистора…

– Где вас пустота носит? – перебил его Омонимус Бульх. – Мы с ног сбились, разыскивая вас.

– Ваш… – Юджин замялся, подыскивая вежливую формулировку. – Ваш слегка эксцентричный помощник – Пендрагон Тук-Идлер – засадил нас за гипноменторов, а потом, наорал и сбежал куда-то.

– Какой ещё Пендрагон? – изумился главврач. – У нас таких нет. Оставайтесь на месте, сейчас мы к вам поднимемся.

– Хорошо, мы ждём вас в студии оперативной подготовки персонала.

Через пару минут в помещение забежали два охранника и обследовали всё помещение, совершенно не обращая внимания на находящихся там Юджина и Уно, которые стояли по центру.

– Всё чисто! – крикнул один из них.

В комнату зашёл Омонимус Бульх в сопровождении человека средних лет, одетого в строгий серый костюм.

– Рассказывайте, – потребовал главврач, – что тут у вас случилось.

Юджин вкратце изложил историю событий, которые произошли с ними с тех пор, как они общались с главврачом в его кабинете. Тот иногда кивал головой, когда матрос описывал Пендрагона, а когда тот перешёл к рассказу об их сеансе обучения, начальник госпиталя ткнул пальцем в терминал, и человек, сопровождающий его, метнулся туда, начав что-то искать.

Закончив рассказ, матрос вопросительно посмотрел на Омонимуса Бульха:

– Вот, как-то так, что скажете?

– Есть у меня подозрение на одного нашего пациента, – задумчиво произнёс главврач, а потом обратился к человеку в костюме: – Габриел, кстати мой настоящий помощник, будь добр, посмотри по системе наблюдения, кто был в комнате с нашими друзьями.

– Хорошо, шеф, – ответил он и вызвал на коммуникаторе развёрнутую трёхмерную модель студии, где они сейчас находились.

Сделав несколько пасов рукой над голограммой, Габриел отмотал временной ряд на несколько минут назад и протянул руку с коммуникатором к Омонимусу, показав, что происходило здесь с нашими героями.

– Так я и думал – это наш пациент – колонист Грунб Линдофф. Его нам доставили совсем недавно, он на какой-то планете подцепил хитрый грибок, который проник в его черепную коробку и периодически перехватывает функции мозга.

– Да, – протянул Уно, вспомнив своего пассажира в голове, которого получил во время турнира по пустошам Кразебота. – Сочувствую ему, сам был недавно в такой ситуации.

– В смысле? – доктор и все остальные уставились на мальчика.

– Расслабьтесь, – засмеялся юнга, – просто мне в голову засел бот, которого неудачно извлекли из игры, когда моё сознание переписывали обратно в мой мозг.

– Честно говоря, понятнее не стало, – выразил общее мнение Юджин и на всякий случай сделал шаг в сторону от своего напарника. – Но сейчас, надеюсь, всё в порядке?

– Конечно! Ой! – Уно скривил лицо, задрал правую руку и пошёл на матроса, который в испуге отпрыгнул в сторону. – Что, испугался? – загоготал юнга.

– Будешь так шутить, до пенсии не дотянешь, – хмыкнул матрос и спросил у доктора: – Господин, Омонимус, а нам-то теперь что делать?

– Габриел, скажи мне, какой обучающий курс Грунб записал нашим друзьям?

– Как ни странно, шеф, но он сделал то, что надо, теперь наши гости являются полноценными санитарами, способными обслуживать даже ксенобиологические инфекции.

– Ну и хорошо, – произнёс главврач, – тогда они могут приступить к исполнению своих обязанностей уже сегодня вечером, – Омонимус сверился со своим коммуникатором. – Мы выделим им комнаты для персонала номер семнадцать тридцать шесть и семнадцать тридцать семь, можете там отдохнуть до вечера, ваша смена начнётся ровно в двенадцать ноль-ноль. А мы с вами, Габриел, должны решить проблему с Грунбом, пока он не натворил ещё каких-нибудь пакостей, отправляйтесь его искать.

Главврач в сопровождении своего заместителя и двух охранников удалились из комнаты, оставив свежеиспечённых санитаров в полном одиночестве.

– Ну что, идём? – спросил Юджин.

– Пошли, – ответил Уно.

Парочка отправилась к лифту, на котором они спустились на семнадцатый этаж госпиталя, нашли свои комнаты и завалились спать прямо в одежде на жесткие матрасы своих кроватей, как настоящие студенты, только-только прошедшие нероймодуляцию гипноменторами.

Ровно в одиннадцать тридцать вечера коммуникаторы разбудили медработников с Транзистора, сообщив, что пора собираться на ночное дежурство, пункт сбора был обозначен на восьмом этаже. Накинув белые форменные халаты, они вышли из своих номеров и, спустившись на нужный уровень, встретили ещё человек десять, собравшихся в холле перед стойкой, над которой висела вывеска «Дежурный по госпиталю».

– Всем привет! – крикнул Уно, подойдя к толпе санитаров. – Чего раздают?

– Наряды на работу, – процедил лысый, но с большой окладистой бородой, дядька. – Хочешь на утилизатор в ночь пойти работать?

Что такое утилизатор Уно не знал, но подозревал, что ничего хорошего, поэтому вежливо спросил:

– А для новеньких есть чего-нибудь попроще?

– Конечно, вон у железяки попроси, – ответил бородач.

Тут юнга обратил внимание на то, что за стойкой вместо человека стоял терминал, который раздавал поручения людям в халатах. Когда подошла очередь Уно и Юджина, на голограмме у стойки высветилось назначение: «Уно Арно и Юджин Наут – ночное дежурство на тридцать втором этаже, в отделение мягкой терапии и реабилитации».

Махнув оставшимся санитарам рукой, они пошли к лифту и поднялись на тридцать второй этаж. Там в коридоре они нашли служебный терминал и поднесли к нему свои коммуникаторы, включенные в режим идентификации. Тот согласно пикнул и разрешил приступить к работе. В первую очередь надо было сделать обход. Записав в коммуникаторы всю информацию о своих пациентах, юнга с матросом пошли к первой палате под номером три тысяч двести один. Там лежал маленький человек.

– Лихорадка Тропентима, – прокомментировал Уно.

– Ага, вызывает пропорциональное уменьшение всех тканей организма, – покопался в своей обновлённой памяти Юджин. – Лечение отсутствует, чрез месяц больной возвращается к своим прежним размерам.

В следующей палате никого не было, хотя, согласно записям, там должен был лежать некий Дан Клот, укушенный строллийским шершнем.

– А где клиент? – удивлённо спросил Юджин, разглядывая пустую кровать.

Уно встал рядом.

– Смотри сюда! – он провёл рукой над койкой, и его пальцы упёрлись в нечто невидимое. – Укус этого насекомого вызывает полное исчезновение всех пигментов и больной становится прозрачным, но при этом теряет свои зрительные способности и требует срочной медицинской помощи.

– Лечится универсальной сывороткой Турковского, до полного выведения токсина и восстановления пигментации.

Так они обошли всех своих подопечных, которых было всего восемнадцать человек, среди которых обнаружили своих товарищей: Гогу, Лили, капитана Кука и колонистов: Боркадия, Гроверна и Муслима. У каждого из них была одинаковая запись в истории болезни: «укус арахнидом Финигана».

– Ты смотри! – воскликнул Уно. – В честь нашей Лили целого паука назвали!

– А в анамнезе что написано?

– Написано, что результатом укуса арахнида Финигана является временный паралич, который можно купировать применением психостимуляторов или препаратов аналогичных эпинефирину, но со временем пациент вновь перейдёт в состояние паралича до полного вывода вещества, подавляющего нервную активность.

– Да, – матрос покопался в своём коммуникаторе, – в качестве экстренного лечения предлагают интенсивный гемодиализ, но для наших выбрали мягкую терапию, которая предполагает самостоятельный вывод всех посторонних препаратов естественным путём.

– Слушай, Юджин, – не выдержал Уно, когда они завершили обход, –мне кажется мы уже очень опытные медработники, всех пациентов обошли, поэтому сейчас надо как-то развлечься, а то за всю ночь тут со скуки можно кончиться.

– Ну и что ты предлагаешь? – осторожно спросил молодой человек, подозревая, что сейчас начнётся какой-нибудь беспредел.

– Подожди меня здесь… – Уно метнулся к медицинскому посту, который находился в начале коридора, и достал с нижней полки шкафчика пару подносов для доставки лекарств пациентам.

Те были снабжены антигравами и легко парили над поверхностью. Юнга побежал в сторону стоящего метрах в тридцати Юджина и с разбегу бросил в него плоским летающим подносом, который, крутясь вокруг своей оси, устремился к матросу.

– Лови! – крикнул Уно.

Матрос схватил на лету плоский снаряд и, оттолкнувшись ногой для придания дополнительного ускорения, отослал его обратно своему одиннадцатилетнему оппоненту. В этот момент мальчик бросил навстречу первому второй поднос, который держал в руках. Таким образом, ловя и бросая друг другу два предмета, они провели минут пятнадцать. В конце концов оба подноса встретились в воздухе и с грохотом упали на пол.

– Неплохо, – пытаясь отдышаться, произнёс Юджин.

– Ага, – юнга подошёл к месту столкновения. – Как ты думаешь, какая у них грузоподъёмность?

– Надо проверить, – матрос аккуратно наступил сначала одной ногой на висящий над полом поднос, а потом встал и второй, тот слегка просел, но выдержал вес. – Смотри, я лечу!

Уно вскочил на поднос и, размахивая руками, попытался поймать баланс. В итоге, ему это удалось, и он, оттолкнувшись ногой от пола, помчался по коридору. Юджин, почесав затылок, повторил движение юнги и помчался за ним. Остановившись возле двери на лестнице, мальчик заговорщически посмотрел на своего старшего напарника.

– Ну что, давай, кто быстрее до первого этажа!

– А если поймают? – засомневался тот.

– Да кто тут ночью будет по лестнице шляться? – резонно возразил Уно и открыл дверь.

– Была не была, – Юджин махнул рукой и зашёл вслед за юнгой на площадку между двумя пролётами.

Лестница представляла собой идеальное место для скоростного спуска – широкая, пологая, с высокими перилами. Установив подносы возле двери, «спортсмены» заняли стартовую позицию. На счёт три, оба одновременно оттолкнулись ногой и пустились к маршу, ведущему вниз. Уно не повезло, его соперник, воспользовавшись своей силой и массой, оттеснил его от внутренней траектории лестницы, вынудив проходить повороты по внешнему радиусу, тогда как сам, держась за поручень перил, со свистом перелетал от одного пролёта к другому. Но Уно не отчаивался, вспомнив о девизе, который ему говорил наставник по гонкам на гравикапсулах: «в любой неудаче ищи положительные стороны», он прикинул, как можно воспользоваться своим положением. Сгруппировавшись, мальчик начал набирать ход на спуске, но в конце лестничного пролёта вместо того, чтобы оттолкнуться руками от приближающейся стены и повернуть, он толкнул поднос вниз. Сила противодействия подбросила его вверх. Уно направил свой спортивный снаряд под углом в стену, а сам опёрся о пол рукой, совершив поворот на сто восемьдесят градусов и зайдя на следующий спуск.

Получилось ничуть не медленнее, чем у Юджина, хотя на прямой тот, благодаря своему весу, был быстрее. В итоге, когда они прилетели на первый этаж, Уно чуть-чуть, но всё-таки проиграл своему старшему сопернику.

– Давай ещё раз! – крикнул мальчик и бросился к лифту.

– Подожди! – на коммуникатор Юджина пришёл вызов.

– Помогите! – произнёс оттуда хриплый голос.

– Это кто? – заинтересовался вернувшийся юнга.

– Сейчас посмотрим, – матрос сверился с идентификаторами в сеансе вызова. – Ага, это из палаты три тысячи двести восемь. Там лежит пациент покусанный бешенным трумпсом.

Санитары, подхватив подносы, бросились к лифту, который как раз спустился на первый этаж. Вернувшись на тридцать второй этаж, они подошли к нужной палате и осторожно заглянули внутрь. Там накрытый одеялом лежал пожилой человек с гривой седых волос и спутанной бородой. Юджин подошёл к нему.

– Здрасте, пациент, на что жалуемся? – начал он опрос.

– Ты кто? – спросил лежащий человек.

– Я ваш санитар, меня зовут Юджин Наут, а это, – он махнул рукой в сторону Юнги, – мой коллега Уно Арно. Мы ночные дежурные по этажу.

– Ясно, а меня зовут Билли Лид, дайте воды.

Уно протянул старику стакан. Тот жадно выпил его и поставил на тумбу рядом с койкой. Тут приятели заметили, что от запястья пациента тянется тонкий шнурок наручников, другим концом пристёгнутый к проушине в основании каркаса кровати.

– Что, нравится цепочка? – Билли потряс рукой с браслетом. – Честно заработал!

– За что? – заинтересовался Уно.

– Хочешь, расскажу? – хитро спросил старик, устраиваясь поудобнее на своём арестантском больничном ложе. – А?

– Конечно, – мальчик подкатил к койке небольшую табуретку, стоящую у стены, а Юджин уселся на дальнем конце кровати в ногах у пациента.

– Тогда слушайте! – торжественно начал Билли Лид. – Дело было на Рататуге, планете, на которой база пиратов была расположена. Служил я, значит, там командиром небольшого спасательного буксира, на который воткнули плазменную пушку и отправили в отряд дальнего патрулирования возле планеты. Ну и вот, тяну я лямку, следя за радаром, как в моей зоне охранения появляется здоровенный корабль. Прёт на меня махина и в сторону не уходит.

– А что за корабль был? – перебил старика Уно.

– Ты слушать будешь? – сурово спросил Билли, мальчик кивнул, и он продолжил. – Прёт, значит, на меня эта махина прямым курсом, а на борту надпись: «Дедал», а дальше буковки поменьше пошли: «планетарный исследователь». Я думаю, что лучше: пальнуть ему в рубку или уйти с курса. Решил для начала доложить командиру, а тот приказывает атаковать. Ну я, значит, навожу прицел на этого исследователя и даю залп из своей единственной пушки.

Юнга придвинулся ближе к старому пирату, чтобы не пропустить ни слова.

– Заряд плазмы летит ему точно в центральный иллюминатор, а я, значит, потираю руки в предвкушении хорошей добычи, когда перед этим кораблём появляется энергетический щит и поглощает всю энергию моего выстрела. Что мне остаётся делать? Пришлось палить очередью, но результат такой же, всё уходит в этот дурацкий экран перед кораблём. Но тут и на самом Дедале поняли, что пора предпринимать какие-то действия, а то подойдут корабли покрупнее и всё – крышка им. Их капитан принял самое очевидное решение – интерполироваться куда подальше. Разрядил он, значит, гравиконденсатор и исчез в дыре в пространстве.

– Куда? – не выдержал Уно.

– Вот и я подумал – куда? Но вместо того, чтобы дождаться подкрепления, моя рука как-то сама по себе дёрнулась на рычаге тяги главной ЭнУ, и я оказался у самой аномалии, созданной тем кораблём. Отступать было поздно и пришлось начать преследование. Мой буксир интерполировался вслед за беглецом. Знаешь куда вела эта кротовая нора?

Уно замотал головой.

– Естественно к ЛеФорту – центральному офису СГБ, этому булыжнику – оплоту правопорядка, – Билли Лид с отвращением плюнул на пол. – Хорошо ещё, что появились мы там на приличном расстоянии от планеты, а то несдобровать мне – повязали бы в момент. Но Дедал корабль большой, поэтому близко к планете появляться ему нельзя, выпрыгнул он на самой границе чувствительности их радаров и давай на аварийной частоте трубить, что его атаковали.

Пират перевёл дух и попросил ещё воды.

– Дожидаться, чтоб весь флот эсгэбэшников сюда слетелся, я не стал, а тут как раз эта махина мне свою корму подставила, наверное, капитан решил, что его преследовать не будут, а я пальнул ему прямо в отсек с энергетической установкой, как нас учили, подцепил гравитационным захватом эту гору железа, даром что у меня буксир, и интерполировался с ней обратно к Рататуге. Только вот незадача, увязался за мной один бот ЛеФортский, а когда мы вынырнули у нашей базы, он вслед за нами пролез и открыл огонь по моему кораблю. Но ко мне на выручку уже подоспели несколько наших катеров и перекрёстным огнём отправили этого бота в пустоту.

– То есть вы рассказываете нам, как захватили целый корабль? – у Юджина челюсть отпала. – А вы не боитесь, что мы расскажем об этом в службу галактической безопасности?

– А ладно, что мне терять? – почему-то совершенно спокойно отмахнулся пират. – Продолжение слушать будете?

– Конечно, – Уно нетерпеливо заёрзал на стуле, неодобрительно глядя на матроса.

– Подвели мы, значит, эту посудину к самой планете и повесили над нашей базой на геостате, а сами подняли с поверхности абордажное судно, пристыковались к их шлюзу, вскрыли люк с помощью плазменного резака и атаковали экипаж.

Уно вспомнил, как их Транзистор пытались захватить Буфф и Мидоло – судя по почерку, было похоже, что обучение своему ремеслу они проходили на Рататуге.

– Особого сопротивления мы не встретили, так, заморозили стазисом с десяток самых ретивых головастиков, остальные сами сдались. Пересадили мы весь экипаж Дедала на абордажный корабль и отправили на планету отдыхать в казематах, а сами принялись ремонтировать ЭнУ, в которую я очень точно попал. Провозились мы тогда знатно, уже думали бросить это занятие, да жалко было такой хороший корабль без работы оставлять. В конце концов запустили мы реактор и посадили Дедала на Рататуге рядом с нашей базой. А пока мы занимались ремонтом, наши напарнички допросили капитана исследователей и выяснили, что у них в трюмах полно добра, которое они нашли, пока несколько лет мотались по закоулкам нашей галактики. Оказывается, они открыли с десяток пригодных для жизни планет, а на одной они даже разумных существ нашли.

– Разумных!? – выкрикнул Юджин. – Значит этот мир должен быть объявлен заповедником!

– Ага, только сообщить о своём открытии капитан Дедала решил только по возвращении, – усмехнулся Билли. – Наверное, боялся, что поздравлений не достанется, поэтому никто, кроме экипажа исследовательского корабля, а теперь ещё и нас, не знал о существовании этой планеты. Наш предводитель, великий Бартоломью ВанЛег, решил, что было бы неплохо подзаработать на этих дикарях, продавая как экзотических рабов, и направил на ту планету небольшую группу, поручив захватить несколько особей для образца.

Пират промочил пересохшее горло и продолжил.

– Те привезли пару забавных мохнатых существ, похожих на котов, только ходящих на задних лапах. ВанЛег запихнул их в гипноментор и провёл курс интенсивного обучения человеческой речи. Результат превзошёл все ожидания, эти твари начали лопотать по-нашенски не хуже обычного человека. Удовлетворённый результатом наш командир вручил мне клетку с одним шварком, так они себя называли, и отправил на Сомнию, там чёрный рынок знатный, не чета многим. Я должен был прозондировать обстановку на предмет спроса на такой товар.

– А вы в курсе, какое наказание полагается за работорговлю? – взволновано спросил Юджин.

– Чем ты меня пугаешь? – невозмутимо ответил старик Билли. – Мы корабли взрывали и захватывали, а тут аборигены какие-то недоразвитые, ерунда, – махнул он рукой. – Так вот прибыл я, значит, на своём буксире, на эту Сомнию, хожу по рынку, присматриваюсь, как вдруг у них там какая-то революция или восстание началось. Повстанцы устраивают на рынке перестрелку, сбивают патрульный катер, который падает рядом со мной. Мне почти повезло, так, по касательной хвостом слегка задел, только вот потом он разнёс в щепки клетку с жуткими собаками, которые меня слегка покусали. Пришлось их пристрелить, да вот ядовитыми они оказались, скрутило меня серьёзно, сознание потерял, а очухался уже здесь.

Пират вздохнул, посмотрел на браслет с цепочкой, тянущейся к кровати.

– Пока в отключке был, они проверили мою биографию и выяснили, что промышляю я в вольном братстве пиратов, и обещали сканером мозговым меня хорошенько выжать. Не хочу, а придётся им всё рассказать и о Рататуге, и об аборигенах этих, – он снова вздохнул и с надеждой посмотрел на санитаров. – Хлопцы, если освободите меня, я вас на Рататугу отвезу, у меня там заначка серьёзная есть, богатыми будете, да и за моё спасение будет вам от братства почёт и уважение. А? – с мольбой в глазах попросил старый пират.

Юджин отрицательно покачал головой.

– Нет, мы не имеем права, вы нарушили закон и должны понести наказание. Мы сами из торгового флота и к пиратству относимся очень плохо, поэтому отдыхайте, лечитесь, а потом отправляйтесь на исправление и коррекцию, – со злостью сказал матрос. – Житья от вас никакого нет честным торговцам.

– Жаль, – расстроился Билли. – А я надеялся.

– Зря! – отрезал Юджин и встал с кровати. – Пошли юнга, больше нам тут делать нечего.

Уно подчинился и, ещё раз бросив взгляд на старого пирата, вышел из палаты.

– Нет, ты посмотри! – вскипел матрос. – До чего докатились, прямо среди бела дня предлагают пирата освободить. Я бы его не на лечение, а на рудники отправил, астероиды на переплавку возить!

Мальчик решил не вмешиваться и дать Юджину выпустить пар. Тот ругался минут пять, а потом, вроде, начал понемногу отходить и к концу дежурства был уже тем самым обыкновенным матросом с Транзистора.

Вернувшись в свои комнаты, они перекусили, а потом отправились отсыпаться к следующей смене, которая начиналась через восемь часов и считалась вечерней. Всего работник госпиталя должен отработать три смены: ночную, вечернюю и дневную, а потом у него наступали два выходных дня.

Вечерняя смена началась без приключений. Только Юджин старался держаться подальше от палаты с номером три тысячи двести восемь. Зато Уно пару раз останавливался у её дверей и разглядывал старого пирата, который так и лежал, пристёгнутый к своей кровати. Ради интереса мальчик стал придумывать пути, которыми он мог бы освободить Билли Лида, хороший способ скоротать время и потренировать мозг. Разработав план номер семь, Уно заметил, что на коммуникатор пришло сообщение с вызовом из палаты шестнадцать. Это же палата капитана Кука! Мальчик опрометью бросился туда и ворвался в комнату, чуть не упав на койку с капитаном, который лежал с открытыми глазами, ожидая прихода врача. Увидеть Уно он никак не ожидал.

– Ты что здесь делаешь? – подозрительно косясь на белый форменный халат работника госпиталя, спросил Джонатан Кук. – Я, надеюсь, ты не мой лечащий врач?

– Нет, капитан, – успокоил его мальчик. – Мы просто устроились работать санитарами, пока вы тут на койке дрыхнете!

В палату ввалился Юджин и сходу бросился обнимать капитана.

– Шеф, как я рад, что вы в порядке! – заорал матрос.

– Ладно, хватит нежностей, докладывайте, что тут происходит! – сурово потребовал Кук.

Они, перебивая друг друга, поведали капитану историю о том, как прибыли сюда, а потом встретили в соседней палате арестованного пирата, который рассказал им о Рататуге и пленных шварках.

– Слышал я истории про эту планету, – задумчиво произнёс Джонатан Кук. – Говорят, что эсгэбэшники давно её найти хотят, да всё никак не могут.

– Так может рассказать им, какого ценного клиента они поймали? – предложил Юджин.

Капитан посмотрел время на коммуникаторе.

– Скоро сеанс внутригалактической связи, можно подготовить сообщение в СГБ для ваших приятелей Грыба и Черепано, может они и предпримут какие действия, – решил Джонатан Кук. – А пока тащите что-нибудь поесть вашему командиру!

Уно побежал к аппарату раздачи питания, установленному в коридоре, недалеко от лифта и притащил в палату целую тарелку всякой вкуснятины, от которой по всему этажу расплылись ароматы жаренного мяса и апельсинового сока. Пока капитан, вприкуску с обедом, составлял текст, санитары занимались своими прямыми обязанностями, обслуживая пациентов. С интервалами в несколько минут в себя стали приходить Лили, Гога и колонисты, которых они привезли с собой.

Юджин обслуживал очнувшихся Гроверна, Муслима и их предводителя – Боркадия, а Уно занялся своими товарищами. Перекатив койку с Гогой в палату к Лили, он рассказал им историю старого пирата Билли Лида.

– Ну как вам? – завершив, спросил юнга.

– Жуть какая! – ответила девочка, уминая за обе щёки листья салата.

– А что ответили капитану из службы галактической безопасности? – поинтересовался Гога.

Этот вопрос поставил Уно в тупик.

– Сейчас узнаю, – крикнул он и побежал в палату к капитану.

Тот дремал, развалившись на подушке. Мальчик встал рядом с ним и потряс за плечо:

– Капитан, как дела с сообщением в СГБ? Они уже ответили? – затараторил юнга.

Джонатан Кук открыл один глаз, затем второй, повернул голову и уже собирался разразиться отборной руганью на того, кто его разбудили, как у него на руке тренькнул коммуникатор. Пришло сообщение.

– Шеф, что там? – нетерпеливо спросил Уно.

– Так, – капитан листал голографические листы, появляющиеся перед ним. – Интересно, пишут, чтобы мы не лезли в официальное расследование. Ещё пишут, чтобы мы, если хотим оказать содействие СГБ, задержались на… – Джонатан Кук потёр глаза рукой, – пятьдесят четыре дня!

– Пятьдесят четыре дня!? – не поверил Уно и развернул руку капитана с открытым документом к своему лицу. – Это значит, что почти два месяца экипаж Дедала будет сидеть в плену на Рататуге!?

Джонатан Кук закрыл документ и сурово посмотрел на мальчика.

– Я знаю, что ты хочешь сказать, но запомни, мы находимся на службе и не имеем права обсуждать приказы, – Кук взял Уно за плечо. – Я категорически запрещаю тебе иметь какие-либо дела с этим пиратом! Ты меня понял?

– Так точно! – ответил мальчик и вышел из палаты.

Послание от СГБ оказалось неожиданным, но ещё более неожиданной оказалась реакция капитана на желание Уно помочь попавшим в плен учёным. Придётся, несмотря на приказ, брать дело в свои руки. Иногда цель может оправдать любые нарушения, особенно такая благородная.

– Итак, – начал юнга, вернувшись к своим товарищам, – у нас проблемы. СГБ начнёт работать с Билли Лидом только через два месяца, а капитан ни в какую не хочет участвовать в спасательной операции. Мы должны действовать сами, если хотим помочь бедным исследователям и ещё этим, как их там, шваркам.

– Я чувствую, начинается новое приключение! – захлопала в ладоши Лили. – Так здорово, будет, что в школе рассказать!

– Если доживём, – мрачно выдал Гога.

– Куда мы денемся! – приободрил своих товарищей Уно.

Потом сходил, закрыл дверь в палату и шёпотом начал рассказывать план действий.

Операцию по освобождению пирата было решено провести в дневную смену, после которой колонистов и экипаж Транзистора должны были выписать из госпиталя. Утром, совершая обход пациентов, Уно предупредил Билли Лида, чтобы тот был готов и ничему не удивлялся. Пират усмехнулся и сказал, что старого звёздного волка удивить очень сложно. Потом мальчик разбудил своих товарищей, они сходили на анализы и принялись готовиться к выписке. Юджин в это время занимался тем же с колонистами и капитаном.

Завершив все процедуры со своими пациентами, матрос уже хотел было идти к главврачу госпиталя, чтобы тот снял с него обязанности санитара, но никак не мог найти Уно. Он обшарил весь этаж, вызывал того через коммуникатор, но тишина.

А за час до этого юнга, как и рассчитывал, изучив историю болезни, получил от лечащего врача приказ отвезти Билли Лида на комплексные физиопроцедуры, которые проводились двумя этажами ниже. Отключив пирата от различных датчиков, он схватил койку с пациентом и, включив антигравы, протащил по коридору и затолкал её в лифт, а выгрузив на тридцатом этаже, загнал в помещение для терапии. Там, спрятавшись за ширмой, его уже ждали Гога и Лили.

– Готово! – запыхавшись, ответил мальчик. – Вот наш клиент.

Лили подбежала к двери и заперла её на шпингалет. Билли Лид, лёжа на кровати, с интересом смотрел на команду молодёжи.

– Мистер Лид, можно вашу руку, – вежливо попросил Гога. Он взял его за кисть, на которой был закреплен браслет наручников, и одним аккуратным движением перерезал лазерным скальпелем тонкий шнурок возле самого запястья.

Билли Лид был свободен. Оставалось только вывести его из госпиталя, не подняв при этом тревогу. Сначала надо сделать так, чтобы его исчезновение не обнаружили как можно дольше. Для этого Уно притащил заранее спрятанный в процедурной комнате специальный манекен, на котором медицинский персонал отрабатывал навыки оказания первой медицинской помощи. Что бы стащить его, потребовалось проявить чудеса дипломатии, уболтав дежурную медсестру на предпоследнем этаже, где находился учебный центр, объясняя ей, что они с коллегой, хотят попрактиковаться в стандартных приёмах медиков, которые узнали только через гипноментор, а в реальности никогда не делали. Та, сделав запись в журнале, выдала мальчику один манекен, который он и припрятал в процедурной за большим аппаратом, генерирующим альфа-излучение.

Уложив манекен вместо пирата на койку, Уно набросил на него одеяло и привязал к руке конец от шнура с наручниками. Критически оценив полученный результат, он остался категорически им недоволен. Лысый череп манекена не шёл ни в какое сравнение с роскошной белой шевелюрой Билли Лида.

– Господин пират, а присядьте, пожалуйста, в это кресло, – мальчик подкатил к пирату небольшой стул со спинкой и на колёсиках. – Лили, я думаю, у тебя это получится лучше всего – надо срезать с головы господина Лида все волосы.

Девочка покопалась в ящиках с медицинскими инструментами и с удивлением обнаружила там обычную стальную бритву, которой до сих пор многие мужчины брились по утрам, не доверяя современным устройствам.

– Сейчас всё будет, главное не шевелитесь, – Лили, размахивая опасным прибором, подбежала к пирату, который с опаской посмотрел на неё, но ничего не сказал, замерев на месте.

Лили, схватив прядь волос, аккуратно провела лезвием по коже головы, отделив белый локон. Всё, что срезала, она передавала мальчикам, которые, с горем пополам, пытались закрепить волосы на лысой черепушке манекена. Вконец измучившись, Гога догадался крепить их клеем для кожи, которым склеивали небольшие ранки. Тут дело пошло лучше и через десять минут с расстояния в пару метров уже нельзя было понять, кто перед тобой: Билли Лид или безжизненная кукла.

Оставалась финальная фаза операции, для её проведения Лили ночью сбегала на Транзистор, приземлившийся недалеко от госпиталя, и забрала оттуда свой огромный белый чемодан, который она таскала с собой во все поездки. Теперь этот монстр ожидал своего часа в шкафу для инвентаря, рядом с процедурной. Уно осторожно выглянул в больничный коридор, тот был пуст, быстренько вытащил из кладовки чемодан и затолкал его обратно в кабинет терапии.

Откинув крышку чемодана, больше похожего на древний сундук, Уно сказал Билли Лиду:

– Комфорта, конечно, маловато, но что есть, то есть. От медицинских процедур, как вы понимаете, тоже придётся отказаться.

– Ничего, я потерплю, – спокойно ответил пират и покорно полез внутрь.

Захлопнув крышку, Уно закрыл чемодан ещё и на замок, так, на всякий случай.

– Всё, ваша часть работы закончена, отправляйтесь на Транзистор и ждите меня там, – приказал он своим товарищам.

Лили потянула чемодан за ручку, тот, пискнув антигравами, взлетел на небольшую высоту и поплыл за девочкой. Они с Гогой скрылись за дверью. Уно выждал несколько минут и выкатил из процедурной койку с манекеном. Притормозив у лифта, он дождался пока подъедет кабина и отправился на тридцать второй этаж. Там Уно закатил манекен в восьмую палату и подключил к нему датчики от монитора. Нажав за ухом куклы маленькую кнопку, мальчик запустил процесс имитации функционирующего организма. Монитор, стоящий рядом с кроватью, ожил, регистрируя показания лжепирата. На какое-то время сойдёт, подумал мальчик. Тут в палату заглянул Юджин.

– Где тебя носит!? – разорался матрос. – Почему у тебя коммуникатор отключен!?

– Спокойно, – невозмутимо ответил Уно, выходя из палаты и радуясь, что матрос не заметил подмены пирата куклой. – Просто я возил Билли на процедуры, – честно ответил мальчик.

– Ладно, – ответил Юджин, подозрительно взглянув на пациента, лежащего в койке. – Пошли к Омонимусу табель закрывать, капитан с колонистами уже на Транзисторе, где Гога с Лили?

– Я их тоже уже отправил на корабль, – ответил Уно.

– Хорошо!

Юджин вызвал главврача и спросил, можно ли им зайти.

– Конечно, конечно! – раздался голос из коммуникатора.

Они открыли дверь в кабинет. Омонимус Бульх посмотрел на часы и вздохнул:

– Трёх часов до конца смены не отработали, но, что поделаешь, не держать же здесь целый транспортник из-за двух санитаров, – начальник госпиталя встал и протянул руку сначала Юджину, затем Уно. – Благодарю за службу, господа, надеюсь, вам у нас понравилось!

– Разумеется! – ответил матрос, а Уно просто кивнул головой.

– Ну, тогда, всего хорошего, кстати, оплата за работу придёт в конце месяца! – попрощался Омонимус со своими бывшими подчинёнными и сел обратно за свой стол, углубившись в какой-то голографический формуляр.

Уно и Юджин тихонько вышли из кабинета и прикрыли дверь.

– Ну как тебе в госпитале? – поинтересовался мальчик, пока они шли к площадке для космических кораблей.

– Не плохо, но как по мне, так в космосе интересней, а тут как-то… – замялся матрос, – ну не знаю, наверное, чтобы быть врачом, должен быть определённый характер, не моё это и всё, точка.

По пути они встретили медика из отряда колонистов, который вышел из неприметной двери, расположенной в торце главного корпуса.

– Привет, Брил! – крикнул Уно. – На Транзистор?

– О, привет! – ответил тот, подходя. – Да, пора на Тронгейт возвращаться.

Вместе они поднялись на борт. Колонисты разместились в каютах экипажа, а капитан, матрос, юнга со своими товарищами остались на мостике. Транзистор стал набирать высоту, и капитан приказал вычислителю готовить гравитационную интерполяцию к Тронгейту, чтобы вернуть колонистов в их лагерь.

– Где твой чемодан? – шёпотом спросил Гога у Лили, когда они вылетели за пределы атмосферы, и начался обратный отсчёт.

– Не переживай, стоит у меня в каюте, в самом дальнем углу.

Уно кивнул и погрузился в свои мысли. Ему предстояло решить, как освободить экипаж Дедала. Посадка на Тронгейте прошла штатно, колонисты попрощались с командой Транзистора и Джонатан Кук, не мешкая, направил его в порт приписки – на их родную Альфию.

– Пора домой! – воскликнул он. – Поехали!


***

Ждите продолжения истории о звёздном юнге в рассказе «Операция «Шварк».


В оформлении обложки использованы изображения с https://pixabay.com/ по лицензии СС0.