КулЛиб электронная библиотека 

Находка [Михаил Скойбедо] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Михаил Скойбедо Находка


– Нашли! Нашли! – звонкий детский голос, сопровождаемый топотом, ворвался в ленивую летнюю подмосковную деревню, которая чинно встречала субботнее утро, завтракая на обращенных внутрь дворов террасах. Из-за невысоких заборов и редких живых изгородей посыпались вопросы:

– Это кто?

– Это чей?

– Не ваш?

– Не. Наш, вон, с вашими.

– Опять в сарае сидят?

– А вы завтракали уже?

– Да. Жена им гренки отнесла. Вроде, жрут.

– Вальке привет. А гренки вкусные…


Они собрались в месте, где должны были сходиться заборы их дворов. Вместо углового столба была небольшая площадка, на ней деревянный круглый стол. Столешница, когда-то покрытая лаком, была облезлой, обшарпанной, но все еще крепкой. На ней пепельница, сделанная из гильзы от снаряда какого-то тяжелого орудия. Основанием стола служила большая деревянная катушка для кабеля. Вокруг стола стояли трое. В четвертом дворе было тихо.


– Здорово, Палыч!

– Привет, ребята, привет.

– А Серега где? – вопрос задал покрытый татуировками шустрый и коренастый бородач. Он был в кроссовках на босу ногу и драном легком комбинезоне, какие в свое время носили агенты подпольного Фронта Спасения, чтобы не отличаться внешне от фабричных рабов. На голове красовался красный платок, завязанный таким образом, чтобы закрывать левый глаз. Правый горел черным огнем. Вылитый капитан пиратского корабля.

– В больничке. Говорил, к вечеру будет, – ответил голый по пояс жилистый мужик в новых спортивных штанах с подтяжками и в шлепанцах. У него татуировка была одна, на плече – насаженный на штык-нож маленький коронованный череп Революционного московского Ополчения. Еще был длинный, глубокий, но уже бледный шрам, идущий от ключицы до пупка – результат близкого знакомства с малой саперной лопаткой.

– А чего он? – встревожился третий участник разговора: массивный, в халате и модных лет десять назад кожаных калошах на босу ногу. Он был лыс, нетороплив, и имел на носу архаичные круглые проволочные очки.

– Ногу прислали гуманитарную.

– О, круто! Бионика? – лысый достал из кармана халата трубку и принялся ее чистить металлической ложечкой. Двух нижних пальцев на правой руке не хватало. На остальных не было ногтей. Левую щеку его широкого лица украшала цифра 17 и штрихкод исправительного патриотического лагеря “Патриот” или, по-простому, 17-го ИПЛ.

– Хорошая вещь, я про это читал. Только день неподходящий. Хотя, может и наоборот…

– Это почему?

– Саркофаг нашли, – лысый толстяк произнес это совершенно спокойно, но из под очков на собеседников метнулся острый любопытный взгляд: бывший узник явно наслаждался произведенным эффектом. Посыпались вопросы.

– Фига! Чего ж ты молчишь, Палыч?!

– Да ладно?! Да ты что?! Открыли уже?

– Я что, единственный, кто утром новости читает? Вот, говорю, нашли, – Палыч принялся неторопливо набивать трубку из плоской жестяной коробки и приступил к ответу на второй вопрос, – Нет, пока не открыли. Ну, то есть открыли. Но не заходили. В полдень дрона запустят. С трансляцией.

– Там есть кто-то? Живой, в смысле? – ноздри пирата хищно раздулись. Жилистый неслышно произнес одними губами бранное слово.

– Вроде, нет. Кислороду мало. Жизнеобеспечение сдохло. Давно, причем.


Новость поглотила всех троих без остатка. Обсуждались системы рециркуляции воздуха и очистки воды, материалы, бюджеты, преимущества и недостатки голографических систем, шпионская связь и фотографии со спутников. Но больше всего – размеры. О размерах подземного комплекса ходили легенды. О содержащихся в нем чудесах тоже. В сети несколько раз появлялись подробные планы подземелий, но подтвердить их подлинность не удавалось. Вопрос, скольких человеческих жизней стоило сохранение этих тайн, ненадолго оборвал разговор. Всем троим было, что вспомнить.


– А когда, говоришь, это самое? – неопределенно сформулировал пиратский капитан.

– В полдень, Денис, в полдень, – после непродолжительного молчания Палыч прокашлялся и принялся раскуривать погасшую трубку.

– Вот и все. Дэн, ты понимаешь? А говорил, не найдут! С ума сойти… – жилистый заложил руки за подтяжки и замер.

– Да, офигеть! Я честно говоря… Вась? Вася! – позвал жилистого Дэн и не дождавшись ответа потряс того за плечо, – Очнись, боец!

– Что? Да, – спохватился жилистый, – простите, ребят, я почитать отъехал. Сколько там шлюзов? Ну, гермодверей?

– Ну, вряд ли один. Минимум, два. Дверей, стало быть, три, а может и четыре, – принялся рассуждать толстяк, – по правилам атомных убежищ, вроде, так.

– Значит, быстро управятся.

– А если там защита? Ну, турели автоматические. И радиация. Газы всякие?

– Он там жил, сечешь? Ничего там нет опасного. Все опасности снаружи, – мрачно произнес Дэн.

– Мда. Я удивляюсь, что питание до сих пор есть.

– Откуда, кстати?

– Походу, реактор. Откуда еще? – задумчиво произнес Вася, – Да, это проблемка. А фон в норме, Палыч?

– Пока да. Никаких отклонений, пишут. Только дышать нечем. Планов так и не нашли и толком ничего не понятно пока.

– Так. А у нас какой план? Когда, говоришь, покажут?

– В двенадцать ровно. Полтора часа осталось. По всей сети уже трансляцию раздают.

– Пиво есть?


Мужчины дружно рассмеялись.


– Все есть.

– А вы как смотреть будете? В чат деревенский? Или по рабочему?

– Ты чего, Вась? Суббота же. Отбой по лагерю, верно, Палыч?

– Именно.

– Тогда в деревенский. Парни, Сереге напишите? А то я почитать еще хочу успеть.

– Я уже написал, там увидимся, да.

– А девчонки?

– Они тоже пойдут. Все пойдут.

– Точно.

– А у этих чего там? – спросил Дэн кивая в сторону огромного соседского сарая, – опять оперативный штаб сопротивления?

– Я там у них свечи видел. Не сожгут сарай-то твой, Вась?

– Не. Лазер и горелку я забрал. У них там теперь подпольная редакция. Сайт рисуют. Это, кстати, не ты ли, Палыч, их надоумил?


Палыч улыбнулся в ответ. Во рту блеснули железные коронки.


Была в деревне, как всегда, и пара таких жителей, кто про Саркофаг слышал впервые. Им торопливо объясняли и глаза их сначала недоверчиво лезли на лоб, а затем надолго затуманивались – про такое обычно читали в приватном режиме. Память о Великом Крушении по-прежнему была свежа и “приват” спасал от неловкости. На такое реагировали по разному, но всегда остро.


Новость затопила деревню, как вода. В ней мгновенно растворились заборы, не отданные вовремя ручные газонокосилки, планы по замене мрачного сарая домиком на дереве и даже намечавшиеся трения по поводу переноса двух электрических столбов. Все было забыто. До полудня разговоры велись только о Саркофаге.


Все отдельные дворы и семьи слились в единую среду, чего бывало трудно добиться даже на ежемесячных общих собраниях. Все мысли населявших деревню людей были пронизаны важностью момента: сегодня заканчивалась очень большая и очень важная история. Общая для всех и каждого.


К полудню июньское солнце согнало с террас даже самых стойких. В гостиных, где экологические нормы все еще разрешали устанавливать кондиционер, стали собираться люди. Их было немного, в основном женщины. Мужчин на всю большую деревню было человек десять. Все рассаживались на старых протертых диванах и креслах, наливали пиво или вино. Детям, у которых еще не было собственных “омни”, давали важные поручения, чтобы спровадить из дома.


Счастливчики, которым уже исполнилось двенадцать, собирались в кучки вместе со взрослыми. У них “омни”, разумеется, был и закрыть им трансляцию, которую смотрят все, никто не решился.


Без пяти двенадцать разговоры переместились в деревенский чат, а маленькие гостиные наполнились виртуальными, бесплотными, но оживленно болтающими соседями. Дополненная реальность раздвинула тесные стены, кресла и диваны переместились в большой просторный зал с огромным экраном, занимающим всю стену и часть потолка. Все приветствовали друг друга, виртуально чокались, пили за встречу и не чокаясь – за тех, кто этого дня не дождался.


Дети играли в “реальное или виртуальное”, пытаясь запутать друг друга с помощью настоящих предметов и их образов. Взрослые предавались воспоминаниям – горьким, счастливым, полным отчаяния и надежды. Многие включили запись.


– Началось!


Голоса стали стихать. На экране мелькнула чья-то голова в оранжевой каске с налобным фонарем. Картинка покачнулась и стабилизировалась. Голова появилась вновь, быстро превратилась в удаляющуюся фигурку, которая показала в камеру два больших пальца и скрылась внизу. Дрон взлетел. Корневую трансляцию не комментировали.


Дрон висел в большом помещении с голыми бетонными стенами. На стенах белой краской было крупно выведено – 04. Впереди была исполинская металлическая дверь или, скорее, стена. В стене зияла квадратная дыра – рядом стоял спасательный робот на гусеничном ходу, вооруженный плазменным резаком. Выпавшие наружу части двери лежали тут же – металл был невероятно толстым и массивным. Кое-где к нему пристали куски бетона.


Дрон скользнул в дыру, открывая вид на уходящий вниз ярко освещенный широкий прямоугольный туннель. Камера повернулась влево – там была длинная ниша, в которой стояли несколько бронированных военных грузовиков начала века, пара винтажного вида желтых вилочных погрузчиков, огромная нелепая четырехосная бронемашина и старинный легкий вертолет.


– Мам, это что? – шепотом спросил детский голос.

– Машины. Раньше такие по земле ездили. По дорогам, то есть. А вон – вертолет. Он уже летает, – терпеливо объяснил женский.

– Это давно было, да?

– Да. Тебя еще не было.

– Когда дедушку расстреляли?

– Да. О, господи! Кошмар какой!


Камера развернулась. Вокруг двери в разных позах лежали истлевшие человеческие тела. Несколько были сложены вдоль стен и накрыты брезентом – из под него виднелись ноги в армейских ботинках. Другие сидели, привалившись к стене. Одни были в выцветшей камуфляжной форме. Другие – в старомодных джинсах и рубашках. Двое лежали рядом взявшись за руки.

Еще одна бронемашина стояла наискосок, поперек ворот. От нее к створке шли два металлических троса, то ли приваренные к воротам, то ли продетые в какое-то отверстие.

– Выбраться пытались, похоже, – негромко произнес Палыч.

– Ага. И оборону держали, – ответил ему низкий скрипучий голос.

– Что, Серег?

– Вон, дальше смотри. Баррикада.


Камера уже повернулась обратно. Коридор перегораживали ряды зеленых ящиков и белых мешков. Видно было, что баррикаду начали возводить с помощью погрузчика, а заканчивали в спешке, просто наваливая мешки. За укреплением пол был черным. Пятно резко обрывалось в том месте, где коридор пересекала зарешеченная дренажная канава. На темном фоне угадывались не то мешки, не то тряпки.


– Мда, бунт на корабле, – задумчиво протянул Вася.

– Гранатами закидали, – ответил Дэн.

– Вот суки. Какие же суки… – голос Палыча сорвался.

– Палыч, брось. Мы с тобой и не такое … – попытался приободрить его Серега и тоже осекся. Он вдруг вспомнил картинку, тоже снятую с дрона: Палыч, худой как вешалка и страшный как живой мертвец, бежит под пулями к воротам лагеря, сжимая в окровавленных руках пожарный топор. Когда Легион подошел к 17-му, заключенные подняли восстание – все, кто еще мог двигаться. Двадцать пять человек, вооруженных пожарным инвентарем, заточенными ложками и пластиковыми ножами из зубных щеток. Палыч был единственным, кто выжил из штурмовой группы в тот холодный осенний день. И когда топор, наконец, удалось забрать, Палыча закутанного в армейское одеяло и дрожащего, пытались усадить в грузовик. А он все так же повторял, как заведенный: “Суки. Какие же суки”.


Дрон поплыл вдоль бесконечного бетонного коридора. Одинаковые серые металлические двери с красными и белыми двузначными номерами. Тут и там попадались тела и стрелковое оружие. Перед баррикадой некоторые двери были открыты – их использовали в качестве укрытий. Через каждые девять дверей – огромные гермоворота. Похоже, в какой-то момент осажденным удалось контратаковать.

В поле зрения смотревших трансляцию появилась карта. Вокруг синей точки – она отмечала текущее положение дрона – карта была четкой. Прямой, как стрела коридор делил подземный комплекс на две части. Чем дальше от коридора, тем более размытыми становились контуры.


– Акустический датчик, – сказал одноглазый Дэн, – у нас такие еще в Легионе были. Израильские. Только у наших чувствительность меньше была.

– Пятнадцать лет прошло, что ты хотел…


Некоторые гермоворота были открыты. Дрон остановился напротив большого проема и зрителям предстала лифтовая шахта. Три из четырех грузовых платформ, видимо, находились внизу или обрушились. На четвертой стоял грузовик, кузов которого был набит ящиками. Дрон завис над ящиками и плавно опустился на один из них. Откуда-то сверху выплыла пара манипуляторов.


Дрон быстро вскрыл ящик, оторвав несколько верхних досок. Внутри были маленькие белые мешки с четким штампом, гласившим: “Сахар, высший сорт”. Во втором ящике оказались картонные коробки с надписью: “ИРП”. Дата изготовления – сентябрь 2021.

– А что за ИРП?

– Индивидуальный рацион питания, сухой паёк. Раньше они так выглядели, когда еще была …ну, натуральная еда.


Дрон убрал манипуляторы, скользнул вверх и снова поплыл по коридору. Тот упирался в еще один полуприкрытый гермошлюз – между стеной и дверью оставалась щель шириной метра полтора. За ней был свет. На карте смутно угадывалось огромное пустое пространство.


Зал охнул. Камера влетела на ярко освещенный тропический пляж. Белый песок, который лениво облизывают волны, несколько пальм, синее небо, в редких белоснежных облаках. В небе, в некоторых местах, чернели провалы с ломаными краями, как будто оно было твердью, состоящей из множества отдельных квадратиков.

Пляж усеивали бутылки, тела, гильзы и осколки стекла. Слева чернел обгоревший остов какого-то строения. Под зонтиком-грибком стояли несколько ящиков. Один был разбит и лежал на боку – из него выкатились круглые синие банки. Дрон приблизился вплотную и зрители прочли: “Черная икра”.


– Икра какая-то… А небо голографическое. Плитка или что-то типа того, – произнес голос Палыча.

– Очередями побили, – ответил ему одноглазый Дэн отпивая пиво.

– Точно, – проскрипел Серега, – вон, видно. С берега лупили.


Дрон тем временем несся над водной гладью. Впереди показался силуэт, плохо заметный на фоне голографических облаков. Он стремительно приближался и рос, становясь отчетливым.

Яхта была белоснежной и безвкусной – огромная, нелепая, сверкающая полированным литым золотом и какими-то вензелями. Из образа выбивалась только изрешеченная пулями корма.

Судно стояло на якоре, у самого дальнего берега подземного озера. Стены, отделанные голографической плиткой, вблизи ощутимо моргали. На палубе никого не оказалось.

Дверь, ведущая на мостик, была открыта. Внутри пусто. Дрон сел, повозился с внутренней дверью, открыл ее и снова взлетел. Узкий корабельный коридор. Направо – небольшая каюта, судя по всему, капитанская. Налево – комната с мониторами, видимо, помещение охраны. В конце лифтовая шахта и огибающая ее с двух сторон лестница.

Внизу – кают-компания с огромным длинным столом и двумя диванами. В носовую часть вели две непропорционально высокие двери. Дрон возился с ними несколько минут в полной тишине – никто не произносил ни слова.

Наконец, двери открылись, за ними оказался тамбур с еще одной парой дверей, на этот раз вполне обычных. Они были распахнуты. Левая, очевидно, вела в ванную – за ней мелькнул небольшой золоченый гальюн. Правая – в огромную, занимающую всю носовую часть яхты, спальню. Кругом было золото. Им были расписаны стены, отделана мебель, в стеклянных шкафах, вызывавших ассоциации с фильмами про Французскую революцию, сверкали бесчисленные золотые побрякушки. Посредине стояла гигантская кровать с балдахином и похожим на старое, давно забытое знамя бордовым покрывалом с золотыми бархатными кистями. На нем лежало тело.

Тело было небольшое, истлевшее, облаченное в столь же истлевший, спортивный костюм и кроссовки. Оно лежало на боку, спиной к широким окнам, в позе эмбриона, с зажатыми между коленями руками. На запястье у мумии были массивные золотые часы, на шее – толстая золотая цепь. На яхте не было ни души.

– Ну, что, сволочь? – произнес в гнетущей тишине скрипучий Серегин голос, – попал в рай?

И как будто прорвало плотину – все заговорили разом. Виртуальный зал, состоящий из маленьких настоящих гостиных наполнился разговорами, смехом, вздохами, тихим плачем и звуками похлопывающих по спинам ладоней…

– Серег, ты скоро? – спросил Дэн, весело сверкая глазом, – я сегодня, пожалуй, напьюсь!

– Через полчаса буду. Без меня не начинайте только. Такси уже летит.

– Давай, ноги в руки! У стола встретимся. А мы пока накроем как раз.

– Да, давайте. Там увидимся.


Серега выключил “омни” и оказался в светлом больничном коридоре на пятьдесят шестом этаже. Сверху открывался захватывающий вид на искромсанный орбитальными ударами город. За окном стая дронов с фантастической скоростью разбирала остов сгоревшего небоскреба. Такая же стая кружила вокруг виднеющейся на горизонте, похожей на длинную сломанную иглу телебашни. Серега пошевелил своей новой бионической ногой. Нога едва слышно зажужжала. Она тускло отливала титаном, но была мягкой и теплой на ощупь. На внутренней стороне икры размещалась маленькая табличка. На ней – веселый двухцветный флажок и надпись: “Зроблено в Україні, 2044 року”.