КулЛиб электронная библиотека 

Княжич [Алексей Шмаков breanor11] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Алексей Шмаков Княжич


* * *

Часть первая

Глава первая



6448 год от Сотворения Мира в Звездном храме(по славянскому летоисчислению). Или 988 год от рождества Христова(по Григорианскому календарю). Древняя Русь. Китеж.

Мстислав Родомирович

— Кузя, ты где? Кузя, выходи! Я знаю, что ты здесь. Хватит уже прятаться. Я сейчас дворового попрошу, он быстро тебя найдёт и за зад прихватит. — заглянув в овин, начал звать сына князь Мстислав Родомирович.

Он прекрасно знал, что Казимир находится здесь, а вот кто на этот раз удостоился чести быть вместе с молодым княжичем для него было загадкой.

Слишком уж любвеобильным оказался парень. Едва ли не каждую неделю с новой девкой. Явно не в отца пошёл, который довольствуется четырьмя жёнами и его это вполне устраивало.

И ладно бы в терем их тащил в свою светлицу, так нет всегда выдумывает места поинтереснее да подальше от родного дома. Вот и сегодня князю, чтобы найти сына, пришлось обращаться сперва к Ваське, их домовому, а он уже отправил его к этому овину, что находится на самой окраине града, во владениях корчмаря Остапа.

Уж не на одну ли из его дочерей позарился Казимир? Ох и горя тогда оберётся Мстислав Родомирович, прекрасно зная хватку Остапа. Уж он точно не упустит случая растрезвонить на весь Китеж, что молодой княжич осрамил одну из его дочерей, а то и всех разом.

Ну точно, придётся князю выплачивать Остапу виру. Вот только стандартной гривной он здесь не обойдётся. Остап запросит минимум по три гривны за каждую из своих дочерей.

Да с таким сыном и никакие враги не нужны. Пустит по миру отца и весь род свой. Но ничего после инициации он с лихвой всё вернёт, лишив сына большинства даров, что привезут чужеземцы, прибывшие на сей праздник великий. Великий не только для Китежа, но и для всей Яви. Для всех городов и весей, что раскинулись по миру необъятному.

— Не надо дворового звать княже. Здесь я. — раздался сонный голос Казимира.

В этот момент мимо князя прошмыгнул чёрный пёс, явно чем-то очень недовольный. От его ворчания Мстиславу Родомировичу стало не по себе. Явно ворожбу какую-то творит. А в том, что это дворовой князь не сомневался. Прекрасно видел он силу, что окутывала духа-хранителя двора Остапова.

— Обманули старого простака. Да ладно княжич, все знают его нрав неуёмный. Но девки-то, девки-то! Дурман травой опоили, а сами вон чего удумали! Ну я вам сейчас задам. — начал яриться пёс, остановившись сразу после входа в овин.

«Ну точно не с одной девицей стервец. Ну ничего сейчас дворовой им задаст». Мстислав Родомирович даже всерьёз задумался о том, чтобы не наказывать сына. С этой задачей прекрасно справится дух-хранитель. Уж очень они суровые, когда нарушают их правила, вторгаются на территорию и тем более обманывают их.

Князь с любопытством зашёл в овин следом за духом-хранителем, даже не заметив, как рядом с ним появился хозяин корчмы. Слишком интересно ему было, как дворовой накажет молодых охальников.

А дворовой недолго думая, побежал вглубь овина, что-то вынюхивая на ходу. Потом остановился и начал выть. Да так выть, что кровь в жилах стыть начала. Не зря говорят, что злить дворового последнее дело. Лучше с анчуткой дело иметь, чем дворового разозлить.

Вот и сейчас сено взяло и исчезло, открывая двух девиц обнажённых, да и Казимира между ними.

— Ах вы охальники! — рявкнул дворовой и из сена быстро скрутились веники колючие, что тут же начали хлестать девиц и Казимира по бесстыжим задницам.

Троица тут же закричала, подскочила и помчалась прочь из овина, даже не обращая внимания на свою наготу. А веники летели следом за ними, не думая останавливаться.

Визжащий вихрь пронёсся мимо Мстислава Родомировича и устремился прочь со двора.

Князь тут же побежал следом. За пределами двора сила дворового иссякнет, а князь хотел посильнее проучить сына. И поэтому, как только охальники выскочили за территорию ответственности дворового, перехватил управление его колючим оружием. Все три веника переключились на княжича, начав охаживать его с тройным усердием.

Девицы тут же облегчённо выдохнули и остановились, глядя вслед уносящемуся Казимиру. Чьи ягодицы алели от хлёстких ударов колючих веников. Но долго любоваться сим зрелищем им не дал отец, что прихватил со двора лозу покрепче и начал хлестать ей дочерей для приличия.

Князь прекрасно понимал, что корчмарь это делает лишь для приличия, чтобы потом перед соседями стыдно не было. А как окажутся они с дочерьми дома, он извиняться перед ними будет, да ещё и подарков каких наобещает с виры, что получит с Мстислава Родомировича.

Но это всё будет после, сейчас князь по полной накажет сына, прогнав его через всё городище. Пускай люди порадуются, глядя, как молодой княжич сверкает алыми ягодицами. А то говорят, что совсем он разбаловал сына.

Да вот не рассчитывал князь, что девицы станут выбегать, чтобы специально посмотреть на молодого княжича во всей красе. Ой чувствует Мстислав Родомирович, что после наказания этого девки пуще прежнего на Казимира вешаться станут.

Оно и понятно в свои шестнадцать лет княжич статями уже мог затмить большинство опытных воинов. Налитые силой мышцы, переливались под гладкой кожей. Волосы чёрные, словно смоль, ниспадали на плечи могучие. А от пронзительного взгляда глаз карих, девки сами готовы были для сына сделать всё, что не попросит он. Не по годам был развит княжич, что радовало не только отца, но и всех окружающих.

Волхвы не могли нарадоваться и не верили, что при их жизни появится на Руси Великий князь. Суждено которому править Явью. Защищать её от тварей Хаоса-Утгарда и козней, что строят жители Нави, норовя через Явь добраться до Прави и поквитаться со светлыми родичами.

Вот только сперва Великого князя стоит уму разуму поучить. С чем сейчас отлично справляются три веника колючих. На радость всем, кто видит наказание. А таковых с каждой минутой становилось всё больше.

Меж дворовыми и домовыми молва быстро расходится. А те, в свою очередь, хозяевам рассказывают, что княжича с голым задом отец по всему граду гонит, вениками колючими хлестая.

Поддерживать веники князю не составляло никакого труда. Это вам не с тварями, насланными Хаосом-Удгардом, сражаться, чтобы вернуть всё сотворённое Родом-прародителем к первозданному состоянию.

Вот только и княжич уже кое-что имел. Не всё же ему девок портить. Научили его храбры родовые, как защиту ставить. И ведь как всё рассчитал стервец. Скорее всего, уже выбегая из овина, он поставил защиту, а пару ударов позволил нанести, чтобы уж наверняка все поверили. Чтоб зад покраснел.

И ведь поверили. Уже возле княжеского терема, что стоял в центре Китежа, заметил Мстислав Родомирович, что слишком резво бежит княжич. Уже он сам запыхался, а Казимир даже виду не подаёт, что устал. Пуще прежнего нестись начинает.

По-настоящему злиться начал Мстислав Родомирович. Что бы его, какой-то сопляк устать заставил? Не бывать этому. В лепёшку расшибётся, но заставит сына без сил упасть. Да и защиту сейчас собьёт, чтобы знал, как от наказания увиливать.

Вот только поближе для этого подобраться нужно.

* * *
Казимир

— Пожалел бы отца. Всё же давно немолод он. Через столько битв прошёл, ранений перенёс, хворей пережил. А ты его по городу заставляешь носиться, людям на потеху.

— Дык потешаются они надо мной. Над задом моим голым, по которому веники колючие лупят без устали. Уж не тебе ли матушка знать, что порой отцу нужно вот таким образом от злости избавиться? Пар выпустить. Да всем показать, что князь у нас дюже могучий и они за ним как за каменной стеной. В любой момент вместе с храбрами в бой пойдёт и любого ворога одолеет.

— Правда твоя сынок. — тяжело вздохнула княжна Деяна, вторая жена Мстислава Родомировича и мать Казимира. — Ты когда отцу рассказать собираешься, что волховством заниматься начал?

— А вот когда бабушка Ядвига разрешит, тогда и расскажу. Молвит она, что рано мне пока ещё рассказывать людям об этом. Говорит, что сперва я должен пройти инициацию и побороть в честном поединке воеводу какого. А то не разрешит мне отец постигать тайные знания мира нашего.

— Ты бы в таком случае хотя бы морок свой куда-нибудь спрятал. Ведь Мстислав скоро уже поймёт, что дело здесь нечисто. Взглянет истинным зрением и распознает уловку твою. В таком случае не избежать тебе наказания настоящего, да и забудешь о своих занятиях с бабушкой Ядвигой, покуда не проявишь себя на пути витязя.

Казимир посмотрел на матушку и обнял её. Как всегда, она была права.

Он честно убегал от жалящих его зад колючих веников до самого княжеского терема, даже не прибегая ни к какой защите. А вот возле терема уже прибег к малой хитрости, сотворив морок, за которым сейчас и гонялся отец на потеху честного народа.

В горячке погони князь просто ещё не сообразил посмотреть на сына истинным зрением. Но скоро он исправит эту оплошность и тогда уже наказание не ограничится красной задницей.

Ну ладно, сейчас же развернёт он морок в сторону терема и заведёт его сюда. Вот только снова раздеваться придётся, чтобы до конца поддерживать свою легенду. А что-то зябко нынче в тереме. Это вам не в овине рядом со столь желанными и горячими Заряной и Любавой лежать.

Вообще, ему вчера очень повезло, когда после занятий с дядькой Ярополком он пошёл к бабушке Ядвиге, а та отправила его походить по городу под мороком. Навык нарабатывать, да учиться на глаза людям ведающим не попадаться.

— Колдовство оно, как и тело его тренировать постоянно нужно. Иначе толку никакого и не будет. Если желаешь стать по-настоящему сильным волхвом, то постоянно должен тренироваться. — говорила бабушка Ядвига.

А ещё она говорила, что не будет обучать мальца, которому всего восемь лет от роду. Тем более сына княжеского, которого отец сам начнёт учить тайному искусству, когда решит, что пришло время.

Но Казимир был очень настойчив. Уже тогда он почувствовал, что может касаться крох хаоса, что разлиты по всей Яви и собирать их вместе. Вот только не мог он заставить их слушаться ему. Здесь нужен был учитель.

А отец наотрез отказался учить сына, пока тот не достигнет уровня витязя или одолеет любого воеводу из дружины княжеской.

Но тогда на помощь Казимиру пришла матушка. Именно она рассказала о бабушке Ядвиге, что в своё время обучала и её. Она же помогла сыну сходить к бабушке незаметно для остальных. Прикрыв его своей силой, крохи которой у неё остались до сих пор.

— Бабушка говорила, что я могу стать одной из сильнейших ведуний в этой части Яви. Для этого мне нужно было всегда оставаться одной и никогда не познать счастья любви и материнства. И я уже согласилась на это. Но встретила твоего отца.

Рассказывала Казимиру матушка и в её глазах не было ни капли сожаления. А вот бабушка Ядвига, узнав чей он сын, тут же вытолкала его за дверь и приказала своему домовому не подпускать мальца к её терему.

Вот только она не могла рассчитывать, что малец сможет подружиться с её домовым, который отличался очень скверным характером. И сдружились они настолько, что в один прекрасный день Васька нарушил приказ хозяйки. И когда бабушка Ядвига зашла в дом, увидела там Казимира, что собрал в светлице весь окружающий терем хаос и пытался заставить его подчиняться себе.

— Едва мне весь терем не разнёс стервец. — отчитывала его после бабушка Ядвига, но делала она это совершенно беззлобно.

Уже тогда они оба поняли, что возьмётся старая ведунья обучать мальца. И делать это будет тайно. Если князь прознает об их уроках, то разгневается и изгонит старуху из города. Не выжить ей там одной, даже несмотря на всю силу её, слишком стара стала. Вмиг навьи создания к себе утащат. Ибо душа любого человека, что касается тайного искусства для них самое первое лакомство. А здесь в городе великом, под охраной князя могучего, она может спокойно дожить век ей отпущенный и не бояться быть пойманной и утащенной в Навь, миновав владений Вия.

И вот уже восемь лет обучает она его премудростям разным. Рассказывает о трёх мирах, что находятся на мировом древе и о тайнах, которые простым людям знать не следует. Ну и потихоньку колдовству обучает. Пока лишь мороку, но и это уже очень многое.

Так вот, пошёл, значится, Казимир под мороком по городу гулять, да и забрёл на окраину, где корчма Остапа Хлебопёка стояла. Туда уже начали заселяться чужеземцы, что прибыли на его инициацию посмотреть, да поиздержались слишком в дороге. Вот он и пошёл глянуть на них.

Всё же чужеземцев он за свои годы практически и не видел. Отец его ни разу с собой не брал, когда странствовать, али на битву с тварями хаоса отправлялся. А к ним в Китеж была заказана дорога для любых чужеземцев. Говорил отец, что чувствуют они себя здесь плохо. Стоит за городскую черту зайти, как тут же чувств лишаются. А чтобы не происходило этого, заговор нужно сложный творить, что потребует от князя сил много. А в таком случае ослабнет защита города, на что он не мог пойти.

Стал Казимир чужеземцев высматривать и наткнулся возле корчмы Казимир на дочерей Остапа, что ликом своим прекрасны, словно Лада были. Да и в остальном во всём мечта любого мужа. Не удержался княжич и вышел из морока, изрядно напугав девиц.

Но быстро смог их успокоить, подарив каждой по броши с каменьем драгоценным. Только вчера купил их у купца Еремея Высокого. Хотел их сёстрам своим младшим подарить — третьей и четвёртой. Маленькие они ещё были, шести и пяти лет, поэтому не нарекли их пока.

Но сложилось так, что броши достались Заряне с Любавой. Не иначе как Леля опять решила подшутить над юным княжичем и затмила его разум, толкнув в объятия красавиц юных. Наложив на них свой образ.

Вообще, странные отношения складывались у Казимира с Лелей. Как исполнилось ему четырнадцать годов, да встретил он первую весну, так и начала богиня свои шалости. Причём не оставляла его круглый год. Даже когда прошла уже её пора и сила ослабевать стала.

Что ни день, то новую шалость она норовила сотворить с юным княжичем, толкая его на необдуманные поступки. Из-за чего на весь Китеж пошла молва о его неразумении в делах любовных.

С опаской смотрели на него родители, у которых подрастали невесты на выданье, да и те у кого дочери в девках засиделись. Ведь не смогут они княжичу отказать, а постоянно Мстислава Родомировича дёргать, защиты просить не дело. Он должен заботиться о защите земли Русской от тварей Хаоса-Удгарда, а не девок от сына защищать, честь их отстаивая.

Долго молчали все, но князь всё же прознал о шалостях Казимира и тогда позвал он его к себе. Сперва чаем угощал, да истории разные рассказывал. Как бывал в других странах, видел красавиц заморских, совсем на наших непохожих. Но ни разу не польстился на красоту чуждую, верность храня своим суженным.

— Поладу мне сосватали, когда я в твоём возрасте был и не знал тогда ещё тела женского и ласк их нежных. — начал рассказывать смутившийся князь. — Не люб я, видимо, был Лели. Но это не отменяло того, что с тех пор я всегда верность хранил Поладе. Лишь с её разрешения, и только после замужества на матушке твоей, позволил себе познать ещё одну женщину. А дальше уже с разрешения Палады и Деяна, взял в жены Велену. Труднее всего было с Баженой, не по нраву она Паладе пришлась, но Деяна с Дарьяной её уговорили.

На лице князя расплылась улыбка, видимо, вспоминал те времена. А Казимир всё никак не мог понять, для чего отец ему это всё рассказывает. У самого, значится, четыре жены, красавицы, а ему он хочет запретить на девок смотреть? Или он таким образом хочет сказать, что жениться ему пора?

Князь встрепенулся, поняв, что потерял нить разговора. Да и сын уже не внимал ему с открытым ртом, как это было ещё пару лет назад, а витает в своих мыслях. Прокашлявшись, привлекая внимание Казимира, он продолжил.

— Как ты думаешь сынок, к чему я тебе начал это всё рассказывать?

— Женить меня хочешь? — с опаской произнёс Казимир.

— Женитьба это дело хорошее. И пора бы уже тебе, остепениться. Вот только не так легко найти тебе жену в Китеже, али другом каком городе русском. Девок много, да и родители их только рады будут породниться с княжеским родом. Да вот только не подходят они все для тебя. Боюсь, что не смогут, сделать счастливым тебя. Не смогут быть рядом с тобой в трудную годину. Вот сколько ты уже их перепробовал?

Казимир задумался и начал прикидывать в уме, вот только постоянно сбивался, начиная вспоминать, как с ними было хорошо. Всё тут же из головы вылетало.

— Можешь не отвечать. И так всем понятно, что много. Больше, чем любой муж, проживший долгий срок. А запала тебе хоть одна в душу? Захотел ты вернуться и провести с ней ещё хоть одну ночь?

Эти слова отца заставили Казимира задуматься ещё сильнее. Он даже ни разу не думал об этом. Да и возвращаться ни к одной из девиц не хотел. А зачем? Если он всегда может найти другую.

— А не думал ты, почему они все так скоро соглашаются пойти с тобой?

— Я очень красив. Ладно сложен. Княжеский сын. Умею найти подход к девичьему сердечку. Леля мне благоволит и постоянно заигрывает.

— В общем и целом ты прав. Вот только упустил самое главное. Мне, как князю это отлично видно. На силу они твою слетаются. Чувствуют, что сильнее тебя никого нет. Даже я рядом с тобой выгляжу словно тлеющая лучина, рядом с очагом жарким.

Сама суть их женская хочет близости с тобой. Хотят они все ребёнка от тебя. Вот только не в силах они справиться с естеством твоим. Не могут их чресла удержать в себе и выносить дитя от тебя. Тебе суждено стать Великим князем и навсегда освободить земли наши и друзей наших, от Хаоса-Удгарда. Закрыть для него Явный мир и принести покой ему.

Мощь в тебе сын великая и жена тебе нужна под стать. Но в наших землях нет таковых.

Поэтому после обряда инициации приглашу я князей чужеземных и пребудут с ними дочери их. Выберешь себе жену или жён среди них. А до той поры остепенись. Ежели поймаю тебя за охальством очередным наказывать буду нещадно. Ну а ежели не поймаю, так то на твоей совести останется. — сказал Мстислав Родомирович, подмигивая сыну.

Вот и дал тогда отец ему вольную. Поставив условие не попадаться. И было это больше года назад. И вроде всё шло хорошо, а сегодня не свезло.

Что-то в последнее время слишком нервным стал Мстислав Родомирович. Видимо, волнуется из-за предстоящей инициации.

Да и Казимир сам волнуется, чего уж греха таить. Всё же сейчас его умения — это так баловство. А после инициации он получит настоящую силу. И тогда начнётся его полноценное обучение.

* * *
Бог Род — славянский Бог-Творец.


Некогда все сущее состояло из Хаоса-Удгарда — неупорядоченного Нечто. Время, события, материи, пространства — все было смешано в одно.

К такому месту был послан всевышним Род, Бог Творец с тем, чтобы творить там порядок и образовывать из Хаоса что-то определенное. Род осознал себя внутри Вселенского яйца, что обретался посередине Хаоса-Удгарда, сгустков великой силы.

Тогда Род разделил один сгусток на два слоя. Так началось взаимодействие между Светом и Тьмою, появилось Чёрное и Белое, разделились сутки на день и ночь. Без разделения такого не будет столкновения, ничего не будет двигаться, не будет развития и роста.

Род создал мир таким, каким мы его знаем. Он создал небо, землю, горы и реки. Населил его животными, рыбами и насекомыми. Род поделил мир на три части: Правь(вышний мир), Явь(мир земной) и Навь(мир подземный).

Род посадил Мировое Древо (Дуб) который кроной своей обуял вышний мир, стволом своим пронизал мир земной, а корнями ушел глубоко в мир подземный.

Чтобы порядок поддерживался и управление созданными Мирами продолжалось исправно, Род создал себе главных помощников — темных и светлых Богов, сделанных из черных и белых частиц Хаоса-Утгарда. Каждый из них должен выполнять свою задачу и поддерживать свою часть Мироздания. Всеми качествами, которые необходимы для выполнения главных задач, Род наделил каждого Бога и Богиню по-своему.

Светлые боги должны были созидать, а темные разрушать. Темные Боги должны разрушать то, что уже отжило, не нужно, не должно существовать. Этот подход крайне важен, когда на смену старому должно приходить что-то новое.

Не ладили между собой светлые и тёмнные боги. Споры между ними разгорались и всё не утихали. И тогда решил Род разделить детей своих.

В Прави поселил Род светлых богов. В Нави темных. И был между этими мирами мир Яви заселённый людьми и стихийными Богами, да малыми духами, что помогали человеку. Нет между Навью и Правью путей прямых, поэтому противостояние так и затихло, образовалось равновесие.

Все мы часть Рода. А мир, который для нас создал Род — Это Родина.


Глава вторая


Мстислав Родомирович

Ох и утомился Мстислав Родомирович сына голозадого через весь город гнать, да вениками колючими по заду голому хлестать. Уже собирался разворачиваться, да к терему направляться. Всё же негоже это, чтобы правитель земель здешних вот так сына охальника по городу гоняет.

Горожане-то ладно, они привыкшие, а вот князья чужеземные могут не понять. Не знает Мстислав Родомирович, как у них на родине отроков неразумных наказывают. Поэтому лучше воздержаться немного. В любом случае после инициации все гости должны будут покинуть Китеж-град.

Не потерпит молодой инициированный рядом с собой других владетелей. Его только и сможет терпеть, всё же кровь у них одна и предки общие. Они и не позволять отроку неразумному совершить страшное. Но всё это будет завтра. Сегодня же ещё предстоит как следует приветить всех гостей. Напоить, накормить, да спать уложить.

Уже чувствовать начал князь, как начали зарождаться проходы магические на границе его зоны ответственности. Именно туда прибудут гости. Не в силах никто из князей открыть проход во владения собрата своего без его на то дозволения.

Местные хранители из маленького народца подобному также не позволят случиться. Но Мстислав Родионович специально ходил вчера полдня по округе принося подношения и всё же смог договориться, с духами-хранителями.

Одна лишь русалка осталась не у дел. Видите ли, не понравилось ей княжеское подношение. Добра молодца подавай ей. Да, чтобы неутомимый он был и смог удовлетворить её похоть неуёмную. Где же он найдёт ей такового? В Китеже все прекрасно знали, кто обитает в озере вокруг города и никогда не согласится пойти на подобное. Но это не беда, остальные духи сказали, что в случае чего приструнят озерницу. На том и сговорились.

А сейчас уже время пришло, с минуты на минуту первые князья чужеземные пожаловать должны.

Но вроде и Казимир к терему родовому повернул. То та же! Будет ему уроком, как отцу попадаться под горячую руку, да увиливать от своих обязанностей.

Но оно дело молодое. Да и пять гривен он уже оставил в овине у Остапа, когда за сыном припустил. Так что с этой стороны у корчмаря к нему никаких претензий быть не должно.

— Деяна, готов одежды праздничные. Скоро князья чужестранные пожалуют, со мной пойдёшь. И ещё Паладу покличь, будете при мне, как старшие жёны. А младшие пускай на хозяйстве останутся, да все подготовят к встрече гостей дорогих.

Ярополк, а ты дружину готовь. На храбров наших пущай гости посмотрят. Показательные выступления организуйте. Бои храбров, витязей и воевод покажите. А коли сам захочешь поразмяться, так меня кликни. Нет для тебя у нас богатыря под стать. Только я один и сгожусь. — заприметив боярина своего, распорядился князь.

Но Ярополк, в отличие от Деяны, не побежал тут же приказ княжеский выполнять, да забаву для гостей готовить. Нахмурился богатырь.

— Негоже тебе князь самому чужестранцев развлекать. Да и не совладать мне с тобой. Только опозорюсь перед дружиной.

— Это ты дело говоришь. Вот только нет же у нас бойцов и тебе под стать. Один, ты богатырь в Китеже остался.

— Твоя правда Мстислав Родомирович. — тяжело вздохнул Ярополк. — А ты чего такой взмыленный? Дышишь, словно лошадь загнанная.

— Казимира по городу гонял, за охальство его вениками колючими по голу заду лупил.

— Ну и как удачно? Пошёл ему урок твой на пользу?

— А мне почём знать? Защиту стервец поставил, получив всего пару ударов. А дальше просто бегал задницей сверкал, да девок в краску чреслами своими вгонял.

— Ну так давай его и выставим против меня. И гостям забава будет и княжичу наказание. А то с этими чужеземцами он сегодня тренировку пропустит, а негоже это. Неправильно.

Князь задумался, прикидывая предложения богатыря. По всему выходило, что дело говорит Ярополк. Вот только он же ему обязательно бока намнёт, что потом к знахарям обращаться придётся. Да и перед гостями неудобно будет. Все же они прибыли на инициацию сильнейшего из когда-либо живущих.

Первый Великий князь, со времён как разошлись люди по Земле-матушке. Пусть и зовут чужестранцы богов всех по-своему, но все же предания и история у них, у всех общая.

Кроме тех, что отринули всех богов, решив поклоняться лишь одному. Распятому на кресте и после воскресшему. Но всегда славяне чтили веру других богов и ничего против не имели. Вот и сейчас делегация почитателей бога воскресшего должна быть самой большой. Минимум десять волхвов полного посвящения, богатырей столько же и три человека с силой князя.

Сила великая, но и с тем ещё почётнее было их присутствие на инициации Казимира. Все эти воины бились вместе с Мстиславом Родимировичем в последней битве с сильнейшей тварью Хаоса-Удгарда, что когда-либо видела Земля-матушка.

* * *
Смогла тогда, эта тварь уничтожить несколько городов между землями князя Киевского и Священной Римской Империей.

Испугались правители местные, что их земли следующими падут и бросили клич общий. Собрали рать великую и ударили по твари. Причём ударили практически одновременно. Не сговариваясь.

Князья русские обрушили на змея трёхглавого силу великую, практически опустошив все родники свои. Но смогли лишь сдержать порождение хаоса. Тогда на помощь им пришли святые рыцари, как они себя сами назвали. Пришли на помощь и ударили силой доселе не виданной. Напоили мечи свои ей и начали изничтожать змея, пока держали князья, не давая ему двинуться.

Но всё же изловчился змей, потеряв одну из голов, и обрушил свой гнев на князей и на рыцарей. Устояли князья, не дрогнули. Защитили их ценой собственной жизни богатыри могучие. Китеж тогда потерял сразу троих — Никиту Дуболома, Макара Мельника и Волоса Семьянина.

Пали они от жара пламени созданного силой хаоса. А вот рыцари смогли с ним справиться. Была на них броня зачарованная, что нестерпимым сиянием засветилась, уничтожая пламя хаоса.

Князья уже были на грани, когда к ним подоспела помощь от волхвов Священной Римской империи, что называли себя священнослужителями и архимагами. Смогли они подпитать князей, поделившись с ними силою. И была та сила чуждая, не от славянских богов исходящая. Но службу делала справно.

Вот так и удалось одолеть совместно им чудище поганое. Тогда и закружились они с соседями южными. Даже стали налаживать отношения торговые, что пошло на пользу абсолютно всем.

В священной империи очень ценились меха, мёд, да амулеты защитные, что у нас каждый малец смастерить может, а в землях славянских их броня заговорённая, да оружие, что тварей навьих поразить без всяких заговоров и чародейства может.

Сперва император Римский позвал князей, что вместе с людьми его сразили чудовищного змея, на свадьбу к своей дочери старшей. И не отказались князья. Отправились посмотреть на дивный город Рим, подивились жизни местных людей. Их нравам и обычаям. Посмотрели на церкви и храмы, что возводят в честь бога ихнего. Даже побывали на богослужении, посмотрели, как это всё происходит.

Ну а дальше веселились от души, как это могут лишь славяне. Целую неделю гуляли. Пока время возвращаться не пришло. Но перед их отбытием спросил император Дарий.

— Правда, что родился на вашей земле человек силой равный богу? Тот в ком силы святого рыцаря и архимага вместе объединились и возросли в десять раз? А то и больше.

Долго мы с другими князьями думали, что означают слова императора. Пока один из его советников, что силой был равен князю, не поведал им. Что священный рыцарь по силе равен богатырю был. А архимаг — волхву полного посвящения.

— Правда. — заявил, дюже хмельной князь Киевский — Святослав Игоревич. — Вот только силу эту он получит, лишь пройдя инициацию. Которая будет только через десять годков. Как мальцу шестнадцать исполнится.

Тогда возгорелся желанием Дарий лично увидеть чудо появления на свет столь могучего воина, что по всем преданиям должен положить конец бесчинству Хаоса-Утгарда, навсегда изгнав его за пределы мирового древа. Единственному, кто сможет объединить силой своей все земли обжитые.

Не стал отказывать гостеприимному хозяину в ответной услуге Мстислав Родомирович, как и другие князья русские. Они также пригласили в гости к себе императора.

Вот только оказался он сильно занятым человеком и попросил в каждом княжестве позволить поселиться своему человеку, служителю бога ихнего. Выделить ему клочок земли, для постройки церкви и разрешить рассказывать о господе ихнем Иисусе Христе всем желающим. Дарий на эти цели выделил средства не малые, в большинстве, которые должны были осесть в казне княжеской.

Причин воспротивиться такому желанию друзей новых князья не видели и согласились.

С тех пор в каждом княжестве имеется своя церковка и даже появились в ней прихожане из местных. Вот только не по нраву славянинам пришёлся новый бог. Не стали они отворачиваться от веры предков своих и князья их в этом полностью поддержали. А церквушки эти, как и священников их стали использовать, как средство связи с империей. На земле церковной проще всего было проход открыть и сил на это требовалось мало совсем.

Стали они в основном функции переправочных пунктов для товаров выполнять, да честный люд отправлять посмотреть, как люди в другом государстве живут.

Так вот именно Филарет — священник, что поселился в Китеже, сообщил Мстиславу Родомировичу состав делегации, что прибудет от Священной Римской Империи. И возглавлять её будет лично император Дарий, который не покидал империю с момента начала своего правления. Просто слаб был Дарий. В отличие от славян, которые выбирали себе в правители лишь самых сильных и умелых. Тех, кто мог подняться до ранга князя.

Со слов того же Филарета Дарий был умелым политиком и очень богатым человеком, это и помогло ему взойти на престол. Поэтому он никогда и не покидал пределов империи, боясь своей слабости.

Вот и выходит, что на Мстиславе Родомировиче будет двойная ответственность лежать. Помимо того, что он должен будет гостей честь по чести встретить, так ещё и уберечь Дария от беды какой. Вдруг какая навка решит подшутить над ним, а Васька в этот момент занят чем будет, да и не уследит? Ну или сам Васька чего осерчает, на гостя. Кто их домовых знает, чего им может не понравиться.

Это славяне с малым народцем живут душа в душу. А как оно будет с чужеземцами, которые отрицают само существование духов-хранителей, не известно.

Но в любом случае князь постарается уберечь своих гостей. Он и жён попросил быть предельно внимательными и осторожными. Даже в доме разрешил им чародейством малым заняться, если это делу поможет.

Все же жёны у него тоже далеко не простые были. До замужества каждая по силе сравниться с волхвом полного посвящения могла. Будь они слабее и не смогли бы выносить дитя его во чреве своём.

Это сейчас он, после рождения третьей и четвёртой, уже может управлять силой семя своего, ослабевая его. Да и делать-то это уже особо не нужно, слишком ослабло оно. А тогда подобное ему ещё было не доступно. Строго следила Макошь, чтобы полную силу получали дети от столь могучих мужей.

Как правило, первенцы были самыми сильными, а с каждым последующим ребёнком сила семени сходила на нет.

* * *
Раздав все распоряжения, отправился князь привести себя в порядок. Всё же порядком он умаялся и запотел весь, пока Казимира по Китежу гонял. Негоже это гостей в таком виде встречать.

Быстро обмывшись в воде ключевой, взбодрился князь. И ещё лучше стало ему при виде жён своих старших в платьях их лучших, сплошь коловратами вышитых. Да и его одежды были под стать жёниным. Они сами их сшили и все знаки защитные собственноручно нанесли. В таком платье не страшно было и против созданий хаоса и любой твари навьей выйти.

Последним штрихом стал оберег Велеса, покровителя Китежа. Одев его не шею, почувствовал князь, как начали первые гости появляться.

— Казимиру скажите, чтобы готов был. Да не вздумал сегодня из дому сбежать. После встречи гостей ждёт его подарок. Лично Ярополком подготовленный. — сказал князь своим младшим жёнами и открыл проход на окраину города. Там, на небольшом отдалении, уже выстраивались богатыри, да волхвы, что привёл с собой Владимир Святославович, сменивший отца своего на престоле Киевском да Новгородском.

Поприветствовав гостей долгожданных, пригласил их Мстислав Родимирович в терем свой. Пообщаться пока с жёнами его младшими, да остальными домашними, кто ещё из дома не утёк. А сам князь отправился других гостей встречать.

Всего на инициацию Казимира было приглашено было шесть сильнейших князей русских с их ближниками: Киевский князь, Черниговский, Ростовский, Муромский, Рязанский и Смоленский князья. А вместе с ними и все их богатыри, да волхвы высшей ступени посвящения.

Их силы понадобятся для инициации Казимира. Чем сильнее будут люди, присутствующие на инициации, тем проще будет сыну совладать с полученной мощью.

Остальные места, что останутся подле алтаря, на котором и будет стоять Казимир займут святые рыцари и архимаги Священной Римской империи. Не было у славян тайн от друзей своих. Тем более обряд этот был знаком абсолютно всем.

Просто в разных местах его и называли по-разному. Да и на Руси его раньше звали обращением к предкам. И только последние лет двести, как используют слово мудрёное — инициация.

Последними прибыл Дарий со своей свитой. От подобной мощи, что в один миг прошла сквозь переход, бедная церквушка не выдержала и начала потихоньку разваливаться. Прибывшие еле успели выскочить, как строение обрушилось, обдав всех облаками пыли.

— Гневается господь наш. — тихо произнёс Филарет, но его слова не ускользнули от Мстислава Родомировича.

Да и не хотел этого священник, специально подошёл к нему поближе. Поклонившись своему императору и осенив себя крестом, он тут же побежал к развалинам храма, начав ковыряться в них в поисках каких-то своих вещей.

— Прости князь. Мы тут у тебя немного намусорили. — улыбнувшись произнёс император, протягивая руку.

— Обычно проходы на земли мои выдерживали и куда большее скопление сильнейших представителей мира явного. — задумчиво произнёс Мстислав Родомирович, пожимая протянутую ему руку.

Задумавшись, он совершенно не рассчитал силы и сейчас император Священной Римской империи стоял перед ним на коленях, пытаясь вытащить руку поломанную.

Святые рыцари тут же схватились за мечи, а архимаги вздели руки для волшбы.

* * *
Сварог


Славянский Бог Сварог — верховный Бог славян, Небесный отец, супруг прекрасной Лады. Справедливый Судья (Сварог Бог огня Справедливости). Творческая сила Сварога участвовала также в творении Миров, его также называют Отцом Небесным. Славянский Бог Сварог считается «Отцом Богов», мужской ипостастью Бога Рода.

В славянском пантеоне считается верховным управителем, ставший им после ухода Рода-Творца на покой.

Вседержителем Родом Сварог был задуман для людей как благоподатель. Бог Справедливого Огня приносит всему человечеству: тепло, жизнь, движение, труд, развитие, знания, воинское искусство в борьбе со злом.

Бог Сварог кроме того, что является Вышней творческой силой, текущей в Мир Яви, еще и Воин Света. Во времена, когда славянские рода пребывали в состоянии войны с чужеземными ворогами, Сварог изображался всегда в виде Вышнего Воина, на котором были надеты бордового цвета доспехи. В руках у Бога гигантских размеров булатный меч. В мирное время Бога изображают в виде Могучего Кузнеца, который с удовольствием и усердием трудится в своей кузне.

Своим жаром Огня Справедливости он обдает только тех, кто неосторожно касается стихии, кто нечист сердцем. Поэтому часто подсказывает людям, как защитить Правду, Волю и Свет знаний. Он создал заповеди и дал их людям, которые и поныне известны ведающим славянам.

Свои деяния Сварог совершает своими умелыми руками. Сам Бог для славян является символом трудолюбия, усердия, самоотдачи, получения добрых плодов от приложенных усилий.


Глава третья


Но князь не позволил им сделать и шага, заставив замереть на месте. Заодно, сразу обозначил границы. Они на его земле, а здесь сильнее Мстислава может быть только Казимир.

Сам Китеж был построен на огромном источнике хаоса, что подчинялся только роду князя, подчинившему его себе. И здесь он по праву мог считать себя равным богу.

— Прости. Не рассчитал. Слишком привык, что у нас правители наделены силой. — тут же спохватился князь, отпуская Дария. Рука императора представляла плачевное зрелище. Несколько пальцев были сломаны. А мизинец и вовсе лопнул. — Деяна, помоги императору. Исправь оплошность, допущенную твоим нерадивым мужем.

Деяна тут же подошла к Дарию и накрыла его руку своими ладонями, опередив архимагов, которых князь уже отпустил. Он ясно дал им понять, что намного сильнее. И они не рискнуть напасть. А если и рискнут, то тут же умрут. Берегини рода не позволят причинить вред хозяевам на своей территории.

Короткий заговор, в котором Деяна просила о помощи Трояна и её руки слегка начали светиться. Секунда и рука императора уже в полном порядке. А о произошедшем инциденте напоминает лишь засохшая кровь.

На развалинах церкви начал неистово молиться Филарет, прекратив свои поиски.

— Не думал, что с подобного начнётся моё путешествие в славный Китеж-град. — печально усмехнувшись произнёс Дарий. — Сам виноват, что не позаботился о защите. — добавил император, грозно посмотрев на своих архимагов.

Они старательно начали отводить взор и лишь один, встретил взгляд императора совершенно спокойно. Дарий не выдержал первым и отвернулся.

Палада вопросительно посмотрела на мужа, также заметив столь явный вызов со стороны архимага, но промолчала. Она лишь положила руку на плечо Мстислава Родомировича и он ощутил, как от неё потянулось тепло.

Как одна из берегинь рода, она окружила мужа защитой. Сделала она это впервые в жизни. Очередная странность. Что-то их слишком много за сегодня. Срочно нужно сбросить напряжённость, что появилась после разрушения церкви. А ничто так не способствует этому, как весёлое застолье. Именно это и предложил князь гостям, открыв проход к своему терему.

Делегация из империи была последней, поэтому можно было начинать празднество.

Столы накрыли на улице, так и людям раздолье будет и в тереме потом прибираться не придётся. А то Васька, совсем на хозяев осерчает. Да и не любит он чужестранцев. После возвращения Мстислава Родомировича из империи месяц к нему не подходил.

Посмотрит издалека, носом поведёт, сплюнет, выругается и исчезает. Потом только признался, что воняло от князя духом отвратным, словно он с покойниками, разложившимися вместе лежал. Да и родники его мутной плёнкой какой-то покрылись.

Вот и чистил их Васька, вместе с другими духами, что в тереме княжеском живут. Как раз за месяц и управились, общими силами. А там и вонять от князя перестало. Как значится, силу его очистили.

Ничего на это не мог сказать Мстислав Родомирович. Сам не ведал о подобном. Чувствовал себя он прекрасно, да и сила отзывалась так же, как и раньше.

Но всё же придётся Ваське одну ночь потерпеть. Не гнать же князю гостей из терема. У него пару ночей все проведут. Завтра инициация, после праздника в честь обретения Казимиром силы, ну а дальше уже и по домам всем пора. Мало ли чего случиться может, когда столько могучих воинов покинули империю.

Попросив мудрого Велеса, даровать всем присутствующим понимание, князь небольшую волшбу сотворил. Чтобы все друг друга понимать начали. Это он с другими князьями, ещё во время первой встречи озаботился об этом, а те же дружинники не понимали языка римского. Для них любой чужеземец немцем был.

Убедившись, что волшба коснулась всех, кого следует Мстислав Родомирович поблагодарил богов и приступил к трапезе, давая пример остальным. Рекой потёк мёд, берёзовица и олуй. А на завтра князь припас для всех несколько бочонков вина заморского, что привезли ему из Греции.

Пировали гости знатно. Все перезнакомились и уже чувствовали себя совершенно расслабленно. Потекли разговоры о жизни. Стали шутки звучать, да смех разноситься на весь двор и за его пределы.

* * *
Ярополк

— Вот ты где паршивец. Весь терем и двор оббегал, разыскивая его, а он решил в баньке попариться, да ещё и банного уговорил никого не пускать сюда! — выломав дверь в баню, начал возмущаться Ярополк.

— Сегодня тренировки не будет. Там гости пожаловали на мою инициацию. — лениво ответил ему, лежащий на лавке княжич.

Тело его было всё красным, распаренным и дух от него шёл забористый. Снова банник княжеский с травами эксперименты чинить вздумал.

Но этакое сочетание богатырю весьма по вкусу пришлось. Учуял он в нём свежесть полей, да рек студёных, что по весне ото льда освобождаются. Силу ветра могучего, что облака гонит по небосводу. И нежность небывалую, словно от прикосновения рук матушки.

Даже сам захотел опробовать, что за снадобье банник на этот раз сготовил. Уже и одежды с себя скидывать начал, да и топнул ногой от досады, проломив доски дубовые.

— Не серчай на меня Матвей, не со зла я это. От досады, что не могу твоё новое снадобье испробовать, да попариться в баньке как следует. — начал извиняться богатырь, перед вмиг появившимся банником.

В руках дух-хранитель держал веник берёзовый, ветки которого были без единого листочка и больше походили на когти твари Навьей. Явно хотел он обидчика, что баню его ломать вздумал, к порядку призвать.

Да вот только услышал слова правильные и передумал.

— Добудешь мне трав, каких скажу и тогда будешь прощён. — сказал банники и исчез. — А там, может и попарю тебя как следует. Но только, как травы принесёшь. Список Ваське передам. С ним сам разбирайся.

Богатырь тяжко выдохнул. Не хватало ему ещё с банником поругаться. Уж слишком любил он попариться. А ежели дух-хранитель на него осерчает, то и в баню ему ходу не будет.

— Поднимайся Казимир. Князь решил гостей умением храбров своих развлекать. Бои показательные проводить они будут.

— Я не хочу на это смотреть. — ответил парень, явно уже находящийся на границе царства Дремы. — Да и на гостей, как-то тоже. Завтра, на инициации ещё налюбуюсь.

Оказался в миг рядом с лавкой богатырь и ухватив княжича, вынес его на улицу, да и закинул в пруд, что возле баньки был.

Ох и ругался на него Казимир. Да только ругань его лишь улыбку вызывала на лице Ярополка. Гордился он, что малец от него не только воинское искусство перенимал, но и так необходимое любому воину оружие словесное.

Да и слова вон, какие правильные подбирает. Подбадривает себя, дух укрепляет, да на нужный лад настраивает. Вон даже Васька с Матвеем послушать высунулись.

— Хватит верещать, как красна девица. Не будешь ты смотреть на поединки храбров. Сам будешь удаль молодецкую всем показывать.

На миг ругань остановилась и Казимир поплыл к берегу. Хоть пруд и был небольшим, но богатырь закинул княжича достаточно далеко, туда где глубже всего. Там родники бьют и поэтому вода дюже студёная. Самое то, после баньки.

— Вот я там на ком-то душу отведу. Эх, зря отец решил меня в бои поставить. Сперва он по заднице веникам колючими с утра отхлестал. Теперь вот ты мне отдохнуть не дал. Ух, достанется кому-то. — ярился Казимир, накручивая себя ещё больше.

Правильный подход у мальца. Бой — это место, где нужно на врага ярость свою выплёскивать и чем этой ярости у тебя больше, тем лучше биться ты будешь. Но и здесь нужно меру знать. Позволишь ярости руководить собой и всё, сгинешь. Сгинешь и не вернёшься больше. Даже Вий не сможет очистить душу твою в пекле своём. Навьей тварью станешь.

И это первое, чему храбров учить начинают, стоит им только судьбу свою принять.

— Отведёшь. Отведёшь княжич. На мне ты душу и будешь свою отводить.

Увидев, как резко изменилось лицо мальца, от осознания, какую свинью ему подложил отец, Ярополк расхохотался. Голос его могучий с лёгкостью перекрыл звуки веселья, что доносились со двора княжеского терема.

— Не пойду на потеху гостям выступать. — буркнул Княжич, уже не торопясь выбираться на берег.

— Князь мне вольную дал. Притащить и заставить тебя, показать, чему все эти годы учился. Сказал, что экзаменом для тебя бой наш станет. Покажешь себя хорошо и начнёт он тебя тайным знаниям учить. Как с хаосом по уму управляться.

— Так чего же ты раньше молчал. — вылетел из воды княжич и помчался баньке, обтереться да одеться уже.

— Вот же неугомонный малец. — произнёс богатырь и поклонившись озернице, что высунула голову из воды, пошёл за Казимиром.

* * *
Мстислав Родомирович

— А теперь друзья, хочу вас немного порадовать. Показать, как храбры мои сражаться умеют. Биться все будут в полную силу не сдерживаясь. И поэтому попрошу за охранный круг не выходить. — произнёс князь.

После чего он встал из-за стола и вышел вперёд силой своей, очерчивая круг защитный, чтобы гостей, храбры его ненароком не зацепили.

— Это мы завсегда рады посмотреть. — говорили князья, потирая ладони в предвкушении.

А вот дружинники, прибывшие с ними, другое говорили. Просили дозволения тоже в игрищах этих поучаствовать. Да и настаивать начали очень громко. Успокоились, лишь когда князь пообещал, что каждый желающий сможет удаль свою показать.

Вот только сперва выступят его бойцы, ну а дальше Ярополк всё устроит. Молчал Святослав Родомирович. Не говорил никому, что сам Ярополк тоже сражаться будет. И сражаться с Казимиром. Сюрприз хотел устроить гостям своим.

Даже сказал всем, что Казимир к завтрашней инициации готовится, решил один побыть тело, разум и душу к порядку привести. Поэтому и нет княжича за столом вместе со всеми.

Начались бои с поединков воинов. Самых слабых среди храбров. Эти бои длились недолго и не вызвали особого интереса у собравшихся, пока не вышел в круг Алёшка Полушкин. Сирота, чьих родителей задрала тварь, посланная Хаосом-Удгардом.

А интерес он вызвал тем, что было мальцу всего шесть лет от роду, а он уже смог стать полноценным воином. Да и непросто воином, а уже вплотную подобрался к званию витязя.

Ярополк, даже просил за него, чтобы князь Алёшку в свою дружину взял. Дюже малец в душу ему запал.

Смеялись сперва гости над мальцом, который биться со взрослым воином собрался. Даже просили пожалеть паренька. Но все их насмешки тут же улетучились, как парень двигаться начал.

Не одному взрослому недоступны были его движения, ну а силой и скоростью, он даже превосходил своего противника. Хотя и был в разы меньше его.

Как итог победил Алёшка и все прекрасно видели, что не поддавался ему противник. Разразились гости радостью да словами хвалебными в адрес мальчика.

Посмотрел он на всех исподлобья и ушёл, не сказав ни слова. До сих пор не удалось растопить сердце, что в камень превратилось после смерти родни всей. Как бы ни старались бабы окружить Алёшку лаской да заботой. Поклялся он, что вырастет и станет богатырём, которых Явь ещё не видывала. Будет он земли русские от тварей Хаоса-Утгарда защищать. И как настанет это время, больше ни один ребёнок сиротой не останется.

— Слыхивал я о мальце, что в Китеже живёт, да наравне с воинами опытными сражается. — взял слово князь Киевский. — Но до последнего не верил. А теперь вот и сам убедился. Мстислав Родомирович поклон тебе от всех храбров Киевских. Богатыря сегодня увидел я, которых Явь ещё не видывала. Уступи мальчонку мне. Найдём чем сторговаться.

После Владимира Святославовича все князья с подобным предложением обратились к князю Китежскому. Один лишь император сидел и о чём-то общался со своими рыцарями. Даже непонятно было впечатлило их выступление Алёши или нет. Как-то князю обидно за паренька стало. Но ничего, он ещё всем покажет. Мстислав Родомирович ни капли в нём не сомневался.

— Вот когда подрастёт малец, найдёте ему, если невесту подходящую. Тогда и поговорим, какое приданое предложите. — ответил всем князь.

Дальше сражаться вышли полноценные витязи. Здесь уже интереса больше у гостей было. Даже пару человек к себе вновь зазывать пробовали, вот только все прекрасно понимали, что витязи никогда в жизни князя не поменяют. Именно от него и земли княжеской, силу они берут свою.

Уйди витязь от князя и силу всю растеряет свою. Даже воином уже быть не сможет он. Одна дорога таким на землю садиться, да хозяйство заводить.

Вновь посмеялись все, да и следующий бой смотреть время подошло.

Остались лишь самые сильные воины. Воеводы да богатыри. Воевод в дружине Мстислава Родомировича семеро было, поэтому одного решили судьёй сделать. И сделали самого сильного — Дмитрия Полынника, что уже был близок к рангу богатырскому.

Вот за этими поединками следили все не отрываясь, боясь пропустить даже малый миг. Воеводы бились, не щадя ни себя ни противника. Сколько раз, защитный барьер спасал, все уже со счёту сбились.

Порадовали воеводы гостей княжеских. За что получили похвалу, заслуженную и лично от князя по подарку, что сами выбрать они должны.

— Спасибо тебе Мстислав Родомирович, порадовал нас зрелищем замечательным. — произнёс князь рязанский Илья Солнцеворот.

И все князья к нему тут же присоединились, начав благодарить Мстислава Родомировича. Палада с Деяной сидели дюже довольные. Нравилось им, когда мужа другие князья благодарят.

Вот и князь сперва выслушал все благодарности, да и в ответ гостей поблагодарил.

— Вот только не конец — это друзья. Ещё один поединок состоится сегодня. Ну а дальше, как я и обещал, силу свою любой желающий показать сможет. Вызывайте на поединок того, кто вам понравится и покажите удаль молодецкую.

— Как ещё один поединок? У тебя же один богатырь лишь в дружине есть. Или Полынник силы набрался? Поэтому и не сражался с воеводами вместе? — удивился Олег Игоревич, князь Смоленский.

— Правильно молвишь Олег Игоревич. Один богатырь у меня нынче только есть. Полынник не готов ещё.

— Так, с кем же тогда Ярополк твой биться собрался. Уж не ты князь решил нам удаль свою показать?

Рассмеялись довольные воины, предвкушая потеху великую. Редко когда доводится посмотреть, как богатырей князья, по земле валяют. А в том, что князь сильнее никто не сомневался. Ежели не так было бы, то и князем другой человек был бы.

— Не стану я при вас богатыря своего в краску вгонять. — дождавшись, пока все успокоятся, заговорил Мстислав Родомирович. — Ярополк с Казимиром бороться выйдет.

Все тут же замолчали, словно в навье царство попали, да дара речи лишились там. Первым в себя пришёл один из святых рыцарей, вроде главный у них и звали его Кассием.

— Не боится князь, что сына его богатырь зашибёт? Если правильно понимаю я, то по силе ваш богатырь равен святому рыцарю.

— Ну а мне-то чего бояться? Это пускай Казимир боится да вспоминает всё, чему его столько лет учили. Завтра ему силу великую принимать. А вместе с ней и ответственность за всех людей, живущих на земле русской, да за её пределами. — усмехнувшись ответил князь.

Кассий только головой покачал и припал к кубку своему, осушив его до дна. То же самое сделали и остальные римляне, перед этим осенив себя знаком креста.

— И правильно. Пускай малец покажет нам умение своё. Узрим, какого защитника для земли-матушки смог вырастить Мстислав Родомирович.

Князь кивнул, и служка побежал Ярополка с Казимиром звать.

* * *
Лада


Славянская Богиня Лада (Богиня Ладо, Ладушка, Рожаница) — Богиня любви и красоты у славян. Почитается как Покровительница семейных уз, их крепости и согласия супругов, защитница детей. Лада — жена Сварога, Небесная Мать, что породила богов, Богородица.

Лада — животворящая сила, являет собой образ Богини-Матери, дарующей жизнь и поддерживающей существование мира на протяжении всего цикла существования. Она сохраняет в гармонии и равновесии всё мироздание с начала времён. Всё существующее в мире находится под её покровительством. Лада суть причина всего сущего — движущая сила Вселенной, которая проявляет энергию из Нави в Явь. Богиня Лада — прекрасная хозяйка Ирия Светлого, гармонию и лад дарует она людям, силой Любви своей беЗмерной оберегает она наш мир от бед и зла.


Глава четвёртая


Казимир

Заставил Ярополк облачиться Казимира в рубашку кольчужную, да шлем на голову надеть. Вот только не любил княжич никогда сражаться в защите какой и потому снял с себя всё, когда служка за ними прибёг.

А для Ярополка простенький морок навёл, чтобы по шапке раньше времени не получить. Сложнее всего оказалось морок лишь на одного богатыря завязать, да и вообще пробиться к нему весьма тяжко было. Все же богатыри — сильнейшие воины и защита у них имеется от чародейства. Но Казимир справился, вспомнив все наставления бабушки Ядвиги.

Оказавшись перед гостями, поклонились они с Ярополком им, как и положено. Поприветствовали друг друга, да руки пожали и разошлись по сторонам.

Как только отец сигнал дал, в виде разорвавшейся частички света, тут же бросился Казимир в атаку.

Прекрасно знал княжич, что силой и искусством воинским не сравниться ему с Ярополком и за десять лет постоянных тренировок и сражений. Вот только сдаваться так просто он не собирался. Раз гости хотят зрелище захватывающее увидеть, то он им его и покажет. Правда для этого придётся перед отцом раскрыться, что обучен он немного тайным знаниям. Словам чародейским, да уловкам некоторым.

Морок продолжал держаться на Ярополке и поэтому Казимир лишь немного изменил его. Сместив себя в глазах богатыря буквально на локоть, но и этого хватило, чтобы нанести первый удар.

Хоть он и был для богатыря, словно дуновение ветерка весеннего, но Казимир был горд собой. А ещё больше его гордость раззадорила реакция зрителей, что начали поддерживать его с радостью, встретив этот удар.

В этот момент Казимир немного расслабился и едва не пропустил удар, который точно закончил бы их поединок. На том месте, где мгновение назад стоял Казимир, земля пошла трещинами. И всё это от удара Ярополка. Причём богатырь сдерживал себя изо всех сил. И Казимир это прекрасно знал. Иначе их бой уже давно закончился бы и никакие уловки не помогли княжичу.

Чувствовал он, что морок уже начинает на нет сходить. Мощь исходящая от богатыря уничтожала чародейство лучше любого оберега, которых на Ярополке отродясь не было.

— Для чего они мне? Итак, любая волшба с меня как с гуся вода. Только время тратить да бегать потом искать, кто зарядит оберег. — говорил богатырь и был полностью прав.

Дальше Казимир вспомнил всё, чему учил его Ярополк и другие храбры из дружины княжеской, выдав начальный уровень воеводы, чего и сам от себя не ожидал.

Вот только этого всё равно было очень мало для победы над богатырём. Он играючи уходил от всех ударов княжича, при этом не забывая наносить свои. Вот только не бил он вовсе, просто докасывался до тела Казимира, обозначая удар свой.

Казимир ещё пару раз использовал трюк с мороком, а потом и вовсе попытался сбить с ног богатыря, призвав себе в помощь Ваську. Превратился домовой в пенёк, да и затаился под ногами Ярополка. Собрал последние силы княжич и применил сразу все свои умения и в воинском искусстве и в волховском.

Очередной морок и толчок в грудь богатырскую. Отлично сыграл свою роль Васька, запнулся об него Ярополк, да и всё на этом.

Перевернувшись в воздухе, встал он на ноги и нанёс удар свой единственный.

Отлетел княжич тут же и ударился об защиту, отцом выставленную. Мстислав Родомирович успел вовремя сориентироваться и приняла защита княжича, словно перина пуховая.

— Ну, что насмотрелись на княжича? Хватит вам на сегодня зрелища? — спросил князь у гостей своих.

Тут же все закивали, вот только согласились они лишь с тем, что насмотрелись на княжича. Да припомнили князю слова его, что позволит он сразиться всем, кто того захочет. С противником, которого выберут сами.

Первым встал из-за стола один из святых рыцарей, что был меньше всех и носил шлем глухой, не снимая. Как он трапезничал, никому не было ведомо.

— Позволь мне князь с сыном твоим сразиться. Боюсь после инициации все собравшиеся за этим столом ему ничего сделать не смогут, а сейчас шансы очень высоки.

Молвил святой рыцарь и все тут же замерли, не веря ушам своим. Голос-то был явно девичий.

— Раз слово было сказано, то и запретить не могу сына вызывать. Вот только представься нам воительница, что смогла подняться так высоко в воинском деле. Наши женщины мечу предпочитают иголку с ниткой, а заместо кольчуги сарафан расписной.

Повернувшись к императору, воительница спросила что-то, что не смог разобрать не один из присутствующих. Лишь жёны Мстислава Родомировича переглянулись и улыбаться начали.

Захмелевший император кивнул, видимо, давая своё разрешение.

Сняла тогда воительница шлем свой и рассыпались по доспеху зачарованному, рыжие волосы. Переливаясь и лоснясь в лучах заходящего солнца, словно живое пламя. Отродясь такой красоты не видел Казимир. Стоял он лишь рот открыв, не в силах промолвить и слова.

Зато гости их не разделяли восхищения юного княжича. Ругаться они начали и те, кто близко сидел к воительнице, отсесть захотели. Не любили на Руси огненновласых.

«Рыжий да красный — человек опасный» — всплыла в голове у Казимира пословица, но он лишь отмахнулся от неё. Не может быть такая красавица опасной.

Видимо, вновь Леля решила подшутить над ним, раз свела с такой девушкой.

Мстислав Родимирович тоже нахмурился, как и гости его и уже хотел было слово своё княжеское молвить, но тут Палада сперва к его уху прильнула, а потом и Деяна к другому.

Уж, что шептали жёны мужу своему, лишь только им ведомо. Выслушав их князь сразу успокоился и хитро так на сына посмотрел. Понял, что краса чужеземная в самое сердце ему попала.

* * *
Мстислав Родомирович

И ведь правы жёны оказались. Ежели вправду девица по силе богатырю равна, то сможет выносить дитя Великого князя. Сам же Мстислав Родомировчи уже всю голову сломал, где для сына жену подходящую найти. Нет на Руси таковых и в ближайшем будущем не предвидится. Лукавил князь, когда сыну после инициации князей с дочерьми на выбор обещал. А парень уже в пору вошёл, когда род пора продолжать.

Макошь одна знает, как судьба человека сложится. Им же лишь остаётся только надеяться на долгую и спокойную жизнь. Но как известно, надежды порой бывают ложными и поэтому всё нужно о своём будущем заботиться. А для славянина ничего дороже рода и его продолжения быть не может.

Вот и жёны его сразу об этом подумали. А сам он лишь увидел цвет волос воительницы и так же, как и другие мужи начал сразу о плохом поминать.

Делегация римская явно не понимала, почему снятие воительницей шлема вызвало столь бурную реакцию.

* * *
Казимир

— Я Роксана Туллий, святой рыцарь Священной Римской империи, дочь императора Дария Туллия, хочу сразиться с тобой княжич Казимир. Принимаешь ли ты мой вызов?

— Принимаю. — просто ответил Казимир, думая лишь о том, что прекраснее имени в жизни не слышал.

В своих мечтах он уже представлял, как припадает к губам алым, как гладит шелковистые волосы. Вот только доспех мешался и не давал дальше разыграться буйной молодецкой фантазии. Тогда встрепенулся Казимир и вновь заговорил.

— Принимаю, с условием, что ты снимешь с себя свой доспех. Всё же я сражаться будут без какой-либо защиты. Сражаться мы будем до тех пор, пока на земле один из нас не окажется. И в случае моей победы, отправишься ты со мной по Китежу погулять.

За его спиной послышалось ворчание Ярополка, который только сейчас заметил, что парень ослушался его и вышел сражаться без защиты. Морок с него уже давно спал, но был занят он слишком, разговорами, что велись за столом княжеским.

Император взял дочь за руку, должно быть, намереваясь запретить ей, идти гулять с княжичем. Ну или доспех снимать. Все же святые рыцари очень полагались в бою на свои зачарованные доспехами, впрочем, как и на оружие. А молодой княжич просит Роксану сражаться с ним без так привычного ей обмундирования.

Пронзительные карие глаза неотрывно смотрели на Казимира, которому это безумно нравилось. Он расплылся в ослепительной улыбке, делая приглашающий жест. Этого вполне хватило Роксане, чтобы освободиться от руки отца и быстро выбраться из-за стола.

— Я согласна. Вот только не имею платья, подходящего для боя. — произнесла девушка.

— Роксана… — вскочил было за дочерью император, но на его плечо легла рука одного из архимагов. Того, что очень не понравился князю при их встрече.

Он что-то шепнул императору на ухо и тот сел на своё место, просто махнув рукой.

— С платьем подходящим мы тебе поможем. — тут же вскочили обе жены Мстислава Родомировича.

Деяна ухватила Роксану под правую руку, а Палада под левую и спешно увели её в терем.

— Пока женщины занимаются нарядами. Может есть ещё желающие сразиться? — произнёс князь. — Правда, Казимир уже занят, но есть много других бойцов.

Желающие, естественно, нашлись. Причём удаль свою молодецкую хотели показать все, за исключением святых рыцарей. Среди них лишь девица оказалась смелой. Что тут же послужило причиной шуток со стороны храбров русских.

Дошло до того, что пришлось князьям вмешиваться и делать внушение своим людям.

Но похоже, что слова их совершенно не обидели воинов из далёкой империи. Были они всё столь же приветливыми, дружелюбными и даже не помышляли в драку лезть. Как на их месте поступили бы очень многие.

Раз Казимира нельзя было вызывать, то участь сия досталась Ярополку. Богатырю, равных которому мало на Руси было. Всего двух мог назвать князь Китежский, кто мог составить конкуренцию боярину его. И среди присутствующих не было богатырей этих.

Три поединка успели провести, до того момента, как из терема вышли женщины. Три поединка, верх в которых одержал Ярополк. И сразу как-то поубавилось желающих удаль свою показывать. Слишком очевидна была разница в силушке богатырской.

— Ну, что готов Казимир? — спросила Деяна у сына, который уже сидел за столом по правую руку от Мстислава Родомировича.

Видно было, что княжич мёду хмельного испил, да и зарумянился уже с него. Но при виде Роксаны, тут же весь хмель из княжича вышел, а вот румянец ещё сильнее стал.

Рассмеялась Деяна, а следом за ней и Палада залилась звонким смехом. Роксана лишь слегка улыбнулась, заставив ликовать сердце княжича.

— Готов матушка. — ответил княжич и вмиг оказался рядом с Ярополком, который уже готовился к следующему бою. — Отдохни наставник. Мой черёд показать удаль молодецкую настал.

Скинув с себя рубаху, остался княжич в одних штанах, чем явно смутил Роксану. Но воительница и виду не подала, лишь заалевшие щёки, да кончики ушей её выдали. Да и выдали лишь жёнам князя. Куда уж там мужикам в таких тонкостях разбираться.

Деяна смотрела на сына и Роксану и не могла нарадоваться. Чует сердце материнское, когда дитя судьбу свою встречает. А всё, что до этой встречи было, пускай в навь отправляется, да там и сгинет, как и должно быть.

— Ярополк судьёй будешь боя этого. Ежели чего защити Казимира. Роксана, а ты уж пожалей сына. Дай ему инициацию завтра пройти. — усмехнулся Мстислав Родомирович и дал отмашку к началу поединка.

Но не слышали слов князя, ни Казимир, ни Роксана. Слишком заняты они были изучением друг друга.


* * *
Роксана

Говорил отец Роксане, что отправляются они, помогать в деле великом, в появлении на свет самого могучего воина и мага одновременно. Того, кто по силе своей превосходить будет первосвященников, что мощь свою напрямую от господа получают. Не было в империи и на других землях обжитых подобных людей, а вот здесь, на Руси, пожалуйста. Родился у местного князя сын с великим потенциалом.

Да и помимо этого, каждый местный князь по силе равнялся первосвященнику, которых в империи было всего три человека. А на Руси такой князь имелся едва ли не в каждом крупном городе.

Вот и захотелось Роксане проверить слова эти. Одно дело услышать и совсем другое, самой проверить. В бою выяснить. Вот только никто не говорил ей, что княжич будет так хорош собой. И от улыбки его, ноги сами собой подкашиваться станут.

А после просьбы его, доспех снять она и вовсе готова была полностью раздеться. Едва от стыда не сгорела, но ничего не могла с собой поделать. Внизу живота чувство сладкое, до сей поры неведанное, появилось. Да и грудь отозвалась очень странно. Никогда подобного не испытывала Роксана, что пугало её, но в то же время и радовало.

Не страшилась она на бой выйти без доспеха и оружия, которые стали ей ближе всех на свете. Ради боя с княжичем она готова была расстаться с ними хоть навсегда.

Всю дорогу щебетали что-то жёны княжеские, пока наряд, подходящий для Роксаны подбирали. Да нет бы дать просто первый подходящий, они отбирать самый лучший начали. При этом не умолкая ни на секунду.

Сперва подобрали исподнее, потом рубаху со штанами свободные нашли, чтобы ничего в поединке не мешалось. И в конце, сапоги дали очень мягкие, словно и не было их на ноге. В империи нет мастеров, кто смог бы такие же сапоги сделать.

Вот теперь поняла она, почему отец именно у русских князей закупает меха, шкуры и уже готовую одежду. Сама она до этого дня ни разу не пробовала одеваться подобным образом. Предпочитая, всегда в доспехе своём находиться.

Подобрав наряд, подвели женщины Роксану к зеркалу огромному, да не как привыкла она куску серебра полированному, а к настоящему чуду. Отражение здесь не искажалось и передавалось в точности.

Можно сказать, что впервые Роксана увидела себя такой, какая она на самом деле есть. И сразу же начала она наряд свой немного править. Увидела пояс кожаный и тут же подпоясалась им, показывая всем свою тонкую талию. Да и грудь сразу стало намного заметнее. Отчего женщины лишь ещё сильнее улыбаться начали.

— Казимир мой, парень на загляденье. Девки за ним табунами ходят. Удержать такого ой непросто будет. — произнесла жена князя, которую звали Деяной.

Сама не поняла Роксана, почему слова женщины, злится её заставили. Но сдержалась она и не показала, чувств своих.

А потом они вышли из терема и снова встретились взглядом с княжичем. Сразу в жар бросило Роксану и захотелось поскорее бой их начать. Только тогда сможет она коснуться княжича, не получив потом осуждения от святой церкви.

Неужели и её не миновала участь влюбиться? Хотя она всегда думала, что нет такого человека на свете, что заставит её вести себя как дура. Да и любить она никого вообще не любила. Ни родителей, ни друзей никого у неё с рождения не было.

Дарий Туллий взял её к себе в одном из поселений, что дьявольские отродья уничтожили, когда освободил его, во главе войска святого. Роксана тогда только ходить научилась.

Как говорят её наставники, подошла она к одному из святых рыцарей, что в том бою много отродий изничтожил и схватилась ручонками за обнажённое лезвие меча его. На всеобщее удивление, лезвие, что кольчугу железную легко рубило, не поранило ладоней её, да и чары, которые должны были уничтожить любого, кто клинок этот возьмёт, никак не отреагировали. Вот с тех пор она и занималась лишь только воинским искусством, напрочь игнорируя все попытки Октавиана сделать из неё благородную даму.

Да быть такого просто не может. Чтобы она и влюбилась?

Наверняка на неё так подействовали напитки хмельные, что льются рекой за столом княжеским. Но в это она и сама не верила. Не могли взять воина её уровня большинство ядов, а что уж говорит о хмельных напитках.

Поблагодарив жён княжеских, двинулась Роксана к ожидающим её мужчинам.

— Постарайся не выходить за рамки силы воеводы первой ступени посвящения. Слаб ещё парень, чтобы на равных даже с таким противником сражаться. — заговорил Ярополк.

Воин, по силе равный святому рыцарю, а судя по тому, что она видела даже превосходящий многих из них. Уж саму Роксану он точно победит с лёгкостью.

— Яро… — было заикнулся Казимир, но тут же получил подзатыльник от своего наставника.

Роксана даже не увидела начала его движения, настолько быстрым он был. Зато звонкий шлепок отлично расслышала, впрочем, как и все присутствующие за столом.

— С тобой мы после поговорим. Сперва состоится этот бой. А то удумал мне, значит, голову морочить? Без защиты вышел. Не нравится она ему, видите ли. А к знахарю потом ходить и кости сращивать нравится?

Разошёлся Ярополк не на шутку, начав отчитывать княжича. Роксане даже показалось, что он сейчас не только подзатыльник ему отвесит, но и перекинет того через колено и отлупит по заднице, как ребёнка маленького.

Вот только княжич оказался не так прост. Владел он чародейским искусством и создал заместо себя иллюзию, на которую сейчас и орал воин. А сам он подошёл к столу и сделал пару больших глотков из княжеского кубка.

Да и заметила это похоже, одна лишь Роксана. Так как никто княжичу и слова не сказал. А сам он спокойно вернулся на прежнее место, заменяя собой иллюзию и подмигнул Роксане, приложив палец к губам. Этот жест был известен абсолютно везде, поэтому ничего больше говорить не требовалось.

Вот так просто Казимир показал ей, что действительно владеет и магией.

Перестав орать на парня, Ярополк посмотрел на Роксану, ожидая от неё ответа.

— Постараюсь, но ничего обещать не буду. Мне не знакомо ваше разделение по силе. — спохватилась и ответила воительница.

— Не выходи за рамки силы простого рыцаря. — произнёс Меридий, глава имперских магов. Самый старый и сильный архимаг в империи. Первосвященник, способный в одиночку ударную тройку архимагов и святых рыцарей. Самый ревностный поборник веры в империи.

Как Дарию удалось затащить его на земли безбожных язычников, для Роксаны было большой тайной.

Но слова старика сразу помогли ей понять пределы силы княжича. И оказались эти пределы просто смешными. Она уже как лет десять назад перешагнула эту ступень и уже три года, как смогла стать святым рыцарем.

Княжич посмотрел на Роксану своими пронзительными карими глазами и вновь улыбнулся, заставляя трепетать всё у неё внутри.

— Не слушай их. Не сдерживайся. — сказал он и она лишь кивнула в ответ.

Ярополк развёл их по сторонам, отошёл сам и дал отмашку к началу боя.

* * *
Вий


Бог Вий (или как еще его именуют — Ниам) — это Бог славян, которого воспринимают Хранителем Душ, ушедших в Навь.

Славянский Бог Вий считается старейшим Богом, сыном Рода. Он появился на свет вместе со своим братом-близнецом, имя которому Род Прародитель дал — Дый. Несмотря на то, что славянский Бог Вий является тёмным Богом, тем не менее, Он частенько посматривает на светлую Правь, стремясь жить по ее законам.

Мудрые люди, зрящие в глубину, спокойно воспринимают порою странное поведение Вия. Помнят они о некоем тайном значении появления Вия для Миров, в том — замысел Рода, ведомый до конца лишь Ему.

Древние предки славян ведали о страшном могуществе Вия — одним только взглядом он способен уничтожить не только человека, но и целые города или деревни. Одно радует, этот тяжелый взгляд тщательно скрывают густые брови да низко опущенные веки.

Древний Север доныне хранит еще в памяти понимание того, что Вий делает полезное дело в Пекле — душам там помогает очищаться. После очищения душа может далее продолжить свой путь. Возвращаться надобно душе в свой Род, откуда пришла. Посему с почтением славяне относились к Вию, чтили Его за помощь душам в их возрождении.


Глава пятая


Роксана даже не поняла, как княжичу удалось оказаться прямо перед ней. На такую скорость не способен ни один святой рыцарь. Снова он прибег к чародейству. Другого объяснения просто не было.

Оказавшись рядом с ней, княжич вновь улыбнулся и исчез. В следующее мгновение воительница почувствовала лёгкий шлепок по попе и к своему удивлению, взвизгнула. Словно уличная девка, которую ухватил за зад, проходящий мимо солдат.

Но вместо гнева в ней вновь поднялось то непонятное чувство. Стыдно признаться самой себе, но Роксане это понравилось. Она бы хотела, чтобы княжич шлёпнул её ещё раз, а потом ещё, и ещё.

И это случилось. На этот раз удар пришёлся по другой ягодице и был он немного сильнее. Сквозь тонкую ткань Роксана всё прекрасно чувствовала. Как бы ей хотелось, чтобы он коснулся её кожи.

От этой мысли девушке стало жарко, голова закружилась и отчего-то очень захотелось спать. Но тут последовал ещё один удар и её руки коснулся княжич. Вскользь, кончиками пальцев, но и этого вполне хватило, чтобы крест на её груди раскалился, обжигая кожу и привёл свою хозяйку в чувства.

Вместе с этим священный знак дал Роксане сил, которых она не просила. Но это явно было послание господа, и она не могла так просто его проигнорировать.

Уловив движение, Роксана сделала маленький шаг в сторону и мимо неё промчался удивлённый княжич. На этот раз уже она шлёпнула его по заднице и это ей понравилось ничуть не меньше.

Сейчас она прекрасно поняла, что Казимир намного сильнее, чем все говорили. Минимум рыцарь прошедший обряд омовения.

Но это ничего не меняло. Роксана была намного сильнее княжича и быстро взяла инициативу в свои руки.

* * *
Казимир

Как же потрясающе было ударить Роксану на попе. Казимир никогда бы не поверил, что возможно получать такое удовольствие от столь простого действия.

Он специально показал девушке, что может накладывать морок. И потом сразу же применил это умение к ней. Она была сильным воином, но вот в искусстве чародейском ничего не смыслила и не имела к этому способностей. Да даже не было у неё естественного сопротивления, что вырабатывалось у храбров русских с увеличением силы. И это было очень странно.

Родники были достаточно велики, чтобы сила, вытекая из них, сама ставила защиту супротив чародейства. Это Казимир смог понять, когда коснулся ладони девушки. На миг он увидел родники её и очень удивился этому. Просто это возможно сделать лишь в том случае, если человек допустил тебя в свой внутренний мир.

Он даже сперва не поверил и потерял концентрацию, этим и воспользовалась Роксана.

В очередной раз, когда рука Казимира уже должна была приложиться к столь потрясающей попки, она ударила по пустоте. Зато его собственная задница ощутила болезненный шлепок.

Это очень удивило Казимира. Как Роксане удалось распознать его морок? И как она смогла заметить его движения? Храбры не умеют смотреть истинным зрением. Оно им просто не нужно. С теми, кто способен обманывать чувства людские сражаются волхвы да ведьмаки с колдунами.

Все собравшиеся сейчас видели, как Казимир и Роксана сражаются на равных. Никто не мог одержать верх.

А на самом деле они сейчас занимались тем, что обменивались шлепками по заднице. Вернее, теперь уже это право полностью перешло к воительнице. Она не оставила княжичу и шанса.

Девушка была на начальном уровне богатыря, что ещё больше удивило Казимира. Да она едва ли старше его. Но если других это могло напугать в девушке, то его, наоборот, тянуло к ней ещё больше.

Но это не дело. Она совсем взяла над ним верх и теперь шлёпала без устали и продыха. И делала она это, даже не видя Казимира.

Тогда он снял с Роксаны морок и остановился, внимательно наблюдая, как на её прекрасном лице появляется улыбка превосходства. Девушка уже не сомневалась, что княжич решил сдаться, осознав разницу в силе между ними.

Но тут она сильно ошибалась. Казимир даже не думал сдаваться. Не в его правилах было это делать. Отец сызмальства учил его, что сдаться всё равно, что умереть.

Если у тебя есть цель и ты намерен достичь её, то не должен никогда опускать руки.

— Если ты сам не сделаешь, что захотел, то никто за тебя этого не сделает. — говорил отец и всегда доказывал эти слова на своём примере.

Даже в тереме у них не было слуг, если не считать, малый народец. Но духи-хранители в Китеже имелись практически в каждом доме и никого этим нельзя было удивить. Из-за этой особенности жителей Китежа называли праведниками. Потому что жили они по правде.

Тем, кто живёт не по правде, никогда не откроется ни один дух-хранитель. Лишь пакостить всякие навьи создания будут.

Так вот Мстислав Родомирович и теремом сам занимался, ежели где починить или ещё чего сделать нужно было, так это он завсегда сам. Жёнам всегда по хозяйству старался помочь. Да где ему там, им самим вчетвером порой скучно было. Да ещё и дочерей к порядку и делам домашним приучать нужно было.

Вот и сам Казимир всегда старался пример с отца брать. Никого ни о чём не просил, если мог сам это сделать. А в том, что он может верх над воительницей взять, он отчего-то был уверен.

Словно сами Яровит с Магурой ему эту уверенность в голову вложили. А коли так это, значит, верят боги в него и не подведёт он их.

Сняв морок со всех, чтобы ничего не отвлекало от поединка, Казимир пошёл в атаку, намереваясь одолеть Роксану. А после показать ей место одно дивное, что подле Китежа уже давно заприметил, да никому его ещё не показывал.

Хорошо обучил его Ярополк и сейчас княжич показывал всем, что умеет. Выкладываясь по полной, чего не делал ещё ни разу в жизни. Даже с наставником своим он всегда сражался не в полную силу. Не хотел, чтобы ему нагрузку на тренировках увеличивали. Правда, после всего показанного сегодня уже не получится у него отвертеться от этого. Но оно стоило того, чтобы одержать победу над Роксаной, чтобы на правах победителя её гулять с собой забрать. В этом случае никто не сможет ему слова против сказать.

Словно вихрь закрутился княжич вокруг воительницы, нанося удары резкие и хлёсткие, да с таких углов, что даже представить трудно. Но не уступала ему девушка. От каких-то ударов уворачивалась, какие-то отбивала, а особо опасные на блоки принимала. Искусна была девушка в деле ратном, но и княжич не зря все эти годы учился.

Было видно, что смог удивить её Казимир. Растерялась она уже в который раз за бой, да и оступилась об появившийся будто из воздуха камешек., которым прикинулся Васька, решивший слегка помочь хозяину.

Этого вполне хватило княжичу, чтобы повалить Роксану на землю и вскинуть руки в победном жесте.

— Прости Ваську, он мне помог немного. — произнёс смущённый княжич, протягивая руку воительнице.

Ухватилась она за неё, да и была поднята в тот же миг. Кто такой Васька спрашивать не стала, а лишь поклонилась княжичу, признавая своё поражение.

— Удивил ты меня Казимир. Сперва иллюзией всем голову морочил. Честно признаться, я сперва понять ничего не могла. А потом озарение на меня нашло и стала я верх брать. Но снова удивить тебе меня удалось — резко усилился, да и иллюзиями баловаться перестал. Да и иллюзии странные, не могла развеять я их. Удивил меня дважды, вот и заслуженная победа твоя.

— Не устала ещё удивляться? — спросил княжич, совершенно не обращая внимание на гомон, что поднялся за столом после окончания их поединка.

Гости все как один начали бой обсуждать, даже римляне, до того молчаливые сейчас не вытерпели. Никто не обращал внимания на княжича с воительницей.

Никто, кроме Ярополка, Деяны, да архимага главного. Но как на поединщиков никто уже не обращал внимания, так и они ни на кого не смотрели, увлечённые разговором.

— А ты сможешь меня ещё удивить? — спросила Роксана, надеясь на положительный ответ и Казимир не разочаровал её.

— Мне себя в порядок привести нужно, да и ты, наверное, обратно облачиться в защиту свою желаешь. Думаю, за треть часа управимся. Если тебя отец отпустит, то давай здесь же встретимся и пойдём я тебя удивлять дальше буду. Есть у меня одно место навье, где можно заглянуть в другой мир на несколько долей.

Смотрела на княжича Роксана и явно не понимала, чего он говорит такого. Да вот только не знал Казимир, как у них в Риме всё это называется. Но не расстроился он и подозвал к себе матушку и попросил он тогда её, помочь Роксане обратно переодеться да и сюда через треть часа вернуться.

Матушка лишь кивнула и повела Роксану в терем, а радостный княжич побежал обратно к бане. Попросит Ваську он ему туда и доставит одежду чистую. А пока нужно было пот и грязь с себя смыть.

— И давно ты уже сильнее воеводы стал? — спросил Ярополк, второй раз за день, ввалившись в баню к княжичу.

Вот только на это раз он его никуда тащить не собирался, а сам помыться пришёл. Вон и банник уже настойку свою при виде богатыря доставать начал.

— Примерно с год назад. — пожал плечами княжич и словил в тот же миг затрещину, едва не вылетев из бани.

— Так чего ты тогда позволяешь мне обращаться с собой подобным образом? Да и от тренировок отлыниваешь?

Казимир лишь посмотрел на богатыря и этого тому оказалось вполне достаточно.

— Значит — лениться удумал? Ну что же с завтрашнего дня начинаются для тебя тренировки настоящие. С воеводами, да ещё и с усилением.

— Прости Ярополк, но тут такое дело. Не могу я завтра. Инициация у меня. Или забыл ты совсем?

— Одно другому не мешает. Инициация у тебя в полдень будет, а тренировку мы после проведём. Тем более мне на твоей инициации обязательно быть нужно. Князь меня твоим столпом попросил быть.

Удивился Казимир и даже скрывать этого от Ярополка не стал. Думал он, что отец сам в качестве столпа выступит, а тут вон оно, как вышло. Даже немного расстроился.

— Да ты не переживай. Правильно князь порешил. Негоже ему своей силы терять ежели что-то не так пойдёт. Кто тогда земли русские от тварей Хаоса-Урдгарда защищать будет? Одни мы без силы княжеской долго не протянем. Отобьём несколько нападений и на этом всё…

— Тогда пускай Полынника поставит. Ты у нас богатырь один и ежели силу потеряешь, совсем дружина ослабнет.

— Рано ещё Илье столпом становится, не сдюжит. И тебе инициацию загубить может и сам сгинуть без остатка. Даже в нави потом не найти его будет. — тяжело вздохнув произнёс Ярополк. Потом посмотрел как-то хитро на княжича и продолжил. — А ты чего разговорился-то? Время, обозначенное, уже к концу подходит, а ты в бане всё ещё стоишь с голой задницей. А девица поди уже готова и ждёт тебя, не дождётся.

Спохватился тут же Казимир и начал носиться словно угорелый, клича, что есть мочи Ваську. Из головы его тут же все думы о завтрашнем дне вылетели, как вспомнил он Роксану и что удивить её обещался.

Бурчащий Васька выполнил просьбу княжича и принёс ему одежды праздничные. Матушка сама расшивала рубаху. Таких у Казимира было всего две и надевал он их лишь на праздники. Подпоясал рубаху он поясом с металлической бляхой, на которой секира Перуна высечена была. И завершил свой образ сапогами, в которые штаны заправил.

— Смотри, как бы девица тебе чего не оторвала там на прогулке. А то боевая она. Вот только зря поддалась тебе во время поединка. Не знает ещё, какая молва о тебе в городе ходит.

Сказал вслед спешащему княжичу Ярополк, заставив его остановиться на мгновение. Постояв немного, Казимир махнул рукой, да и поспешил на встречу с Роксаной.

«Да не могла она поддаваться. Это просто он совершил резкий рывок в силе, вот так всё и вышло». Думал Казимир, подходя к назначенному месту. Он боялся опоздать, но страх его оказался напрасным. Роксана ещё не была готова.

Зато за столом князя прибавилось народа. Пожаловали волхвы Китежские, которые уже, как неделю готовят все для инициации Казимира. Да пожаловали не с пустыми руками. Принесли они с собой настойки своей особой. Молва, о которой по всей Руси ходит.

И настойка это уже в дело пошла. И судя по раскрасневшимся лицам князей да богатырей, очень хорошо пошла. А император Римский и вовсе едва языком ворочал, да к магам своим приставать начал.

Вон главный архимаг на него как зыркает, того и гляди, дырку прожжёт, или в сосульку превратит. Кто их знает чужеземцев, на что способны они. Какими силами обладают.

У славян владение стихиями лишь роду княжескому доступно. Да ведьмаки некоторые балуют, те у которых родники особо глубокие.

Весело дюже стало на княжеском застолье после появления волхвов. Вон и скоморохов уже заприметил княжич. Сейчас развлекать честной народ станут.

Засмотрелся Казимир по сторонам и пропустил, как явилась Роксана в сопровождении матушки.

— Я готова. — тихо молвила девушка, заставив встрепенуться княжича.

Испугался он, да и к бою уже приготовился. Рассмеялась тогда воительница, да и Деяна Никаноровна её поддержала.

Но испуг его тут же прошёл, сменившись восхищением.

Одета была Роксана в платье лёгкое, а не в доспех, как думал поначалу он.

Платье это явно матушка подбирала. Ибо узнал он узоры её рукой вышитые. И было это платье, словно для Роксаны специально сделано. Так славно и ладно сидело на ней. В волосах была вплетена лента красная. На запястьях тонкие браслеты с каменьями.

Выглядела Роксана лучше любой девушки, что до этого видел Казимир. Даже слова вымолвить не мог он сейчас, красотой поражённый девичьей.

Но и он явно произвёл впечатление на воительницу. Вновь она слегка зарумянилась, тяжело дышать начала, но глаз с него не сводила.

— Шли бы, ежели погулять решили, а то боюсь после встречи с волхвами дурман застилать разум гостям нашим стал. Да и сам князь Мстислав от них не отстаёт. Вон уже знакомиться с жёнами своими начал. — тяжело вздохнув заговорила Деяна. — Пойду помогу мужу. А вы ступайте куда хотели.

Сказав это, княгиня указала в сторону ворот, а сама двинулась к Мстиславу Родомировичу, который сейчас приставал к Богдане. А Палада с Веленой над ним смеялись.

С кем сестёр оставили младшие жёны отца, не знал Казимир. Поэтому уходя, попросил Ваську присмотреть за девчушками. Озорные они слишком были, могли не со зла и гнев на себя накликать. Всё же собрались сегодня у них в тереме сплошь люди ратные. Суровые да чёрствые. Не в одном бою с тварями Хаоса-Урдгарда побывавшие.

— А твой отец не будет серчать, что ты со мной ушла? — спросил княжич, когда оказались они за околицей.

— Думаю, что ему сейчас не до этого. Вино слишком сильно в голову ударило. — усмехнулась Роксана, просто махнув рукой.

Хотя кого княжич обманывает. Да плевать ему на то, что рассердится император, что его дочь с ним ушла. Все слышали, когда Казимир озвучивал условия и никто тогда слова против не сказал.

Тем более чувствовал он, что приставили к ним соглядатая, чтобы следил за дочкой императора. Да и Роксана сама ощущала это, постоянно оборачиваясь.

— Отец твой волнуется? — спросил Казимир, кивнув в сторону, откуда смотрели на них.

— Отец не станет следить за мной. А вот Меридий вполне. Очаровал, скорее всего, мышь малую, или птицу какую и смотрит сейчас на нас её глазами. Надоел уже. Постоянно следит за мной.

— Ну так мы это сейчас исправим.

Сказав это, Казимир взял Роксану за руку. Вздрогнула воительница, напряглась вся, а потом задрожала как лист осиновый.

— Не бойся. Я сейчас морок создам и избавимся мы сразу от всех наблюдателей. Я так уже несколько лет от отцовской опеки избавляюсь. На грани хожу, но пока ещё не попался ни разу.

Промолчала воительница и лишь крепче руку княжича сжала. Быстро она успокоилась и почувствовала, как тепло от руки Казимира идёт и по всему телу её расходится.

— Вот и готово. Пойдём, скорее отсюда. Пока морок не разрушил кто ненароком.

Потянул он Роксану за собой. И потянул на окраину города. Именно там, недалеко от входа в лес, нашёл он камень тот, под которым проход в Навь имеется.

Можно через этот проход ненадолго в мир соседний заглянуть. Да диву подивится, что там происходит.

Нашёл он этот камень дней пять назад, но пока никому не рассказывал. А то узнает кто сразу же к волхвам побежит, а те и закроют проход. Сам он слишком слаб ещё был, чтобы сделать это.

Хотя бабушка Ядвига уже обучила его заговору подходящему. А ещё говорила, что после инициации он такими делами без заговоров всяких заниматься сможет. Как и отец его и другие князья и волхвы высших ступеней посвящения.

Сама бабушка Ядвига себя ведуньей называла. Которая знает много чего, да умеет мало. Просто сил недостаточно было. Но Казимир никогда так не думал. Чувствовал он, силу от бабушки исходящую. Сильнее она была князя любого. Да сильнее даже всех их, вместе взятых. Но ничего не говорил он ей о знании своём.

Это тайна бабушки Ядвиги и ежели она сама захочет, то раскроет её. Ну а ежели не захочет. Он не расстроится.

* * *
Дый


Славянский Бог Дый создан Родом в числе первых Богов. Он брат Вия, Хранителя Душ в мире Нави. Дый был создан светлым Богом Неба. В те времена Дый был женат на Матери Сырой Земле. Он орошал посевы дождем, после чего люди получали богатый урожай. Брак Бога Дыя и Богини Матери Сырой Земли — пример союза неба и земли, благодаря которому рождается всё живое.

Наиболее известен миф о том, как Дый, светлый Бог Неба, стал Богом Богатства. Дый всегда легко отзывался на просьбы людей, но была в его характере слабость — скупость, любовь к богатству и, особенно, к редким волшебным вещам. Дый был Богом Ночного Неба, поэтому ему начали поклоняться разбойники, мошенники. Они просили Ночное Небо укрыть их от чужих глаз, а в случае удачи приносили богатые жертвы. Так Дый решил стать Богом Богатства, чтобы получать ещё больше даров.

Сейчас трудно определить, к светлым или темным Богам относится Дый, его природа двойственна. С одной стороны, Дый склоняется к нави и люди, обращающиеся к нему, часто сходят с пути Прави. С другой стороны, Дый — один из старейших Богов, которого всё ещё уважают другие Боги, а сам он помогает и честным труженникам, если те обращаются к Богу Богатства.


Глава шестая


Выйдя из города тут же поклонился княжич духам-хранителям местным и попросил их не шкодничать, а помочь, если беда какая приключится. А просил он, остановившись у столба деревянного, на котором лицо старца какого-то было искусно вырезано.

Удивилась подобному поведению княжича Роксана и спросила, что он делает. Тогда рассказал Казимир, что попросил он, предупредить его в случае опасности, ежели возникнет такая. Если вдруг кто из маленького народца озорничать вздумает, или человек лихой забредёт в окрестности города. Да и вообще от любого лиха попросил он защитить их.

Тогда спросила Роксана про маленький народец и рассказал княжич ей про духов-хранителей, что живут вокруг людей.

Вот только не верила в подобное Роксана. Святая церковь все силы, что не от господа ихнего дьявольскими называет. Сказала, что чувствует себя некомфортно рядом с чуром. И тогда поспешили они отойти от него. Не придал Казимир значения словам девушки, и не заметил, как она поправлять крест на груди начала, что вновь нагреваться начал.

Говорили они о ерунде всякой. И казалось, словно всю жизнь вместе были. Понимали друг друга с полуслова. Ни с кем до этого так легко и свободно не было им. И за разговорами даже не заметили, как пришли на место нужное.

Княжич даже едва камень нужный не прошёл, но потом заприметил дерево поваленное, что сам сюда притащил, да и тут же обратно пошёл, посмеявшись над своей невнимательностью.

Камень тот оказался довольно большим, размером с человека. И было возле камня того сегодня странно как-то. Словно кто был здесь и двигал его.

Вот только Казимир прекрасно знал, что не могло того случиться. Под мороком он камень оставил, чтобы кто ненароком в лес не пошёл, да на место это не наткнулся.

К тому же не распознал он ещё в светлую Славь тот проход вёл или в тёмную Навь. Если в Славь, то всё в порядке было. А вот с тёмной Навью совсем другое дело.

Это он мог спокойно в Навь заглядывать, да не бояться, что создания, обитающие там, его к себе затащат, да и полакомиться решат. Знал он слова заветные, что его сохранят от напасти этой. В слова те силы каплю добавить нужно было и тогда невидим станешь для всех простых жителей Нави.

Как только оказались возле камня, начала Роксана заметно нервничать. Головой по всем сторонам крутить, да за платье на груди хвататься, словно пыталась от себя осу кусачую оторвать.

Но не стал придавать значение этому княжич. Кто их знает, что у них в Риме делается. Может это знак какой и сказать она ему так хочет чего? А может и просто в лесу себя неуверенно чувствует? Зверя дикого боится.

— Может, пойдём отсюда? Как-то мне не по себе. — передёрнув плечами, словно от мороза лютого, сказала воительница. И это летом жарким, на самом кануне дня Купалы.

— Да и мне как-то тоже. Поэтому мы просто обязаны разобраться в этом. Вдруг тварь какая Навья вырвалась в наш мир. — сказав это, уловил княжич движение справа от себя, практически в том месте, где стояла Роксана.

Даже не понимая, что делает, на чистых инстинктах толкнул он девушку в сторону, а сам её место занял, выставил руки вперёд и про себя произнёс заговор.

Руки его ярко вспыхнули, осветив вокруг поляны той теней множество. Тени те были волчьими, да вот только ходили они на двух лапах и были на человека похожи.

— Готовься к бою. — только и успел выкрикнуть княжич, когда самый нетерпеливый волколак бросился на него.

И как целой стае этих созданий удалось в Явь пробраться? Да там оконце совсем малое было. Казимир еле пробирался, а многие из теней, что открыл заговор светоча, были крупнее княжича.

Но об этом он думать будет потом, сперва разобраться с тварями навьими нужно. Не приведи Макошь, кто-нибудь убежит с поляны этой и отправится странствовать по землям русским, да беду нести за собой всюду, где не появится.

Волколак бросился на княжича, раззявив пасть свою отвратительную. Если хоть оцарапает его, то отравления не избежать. И справится с этим отравлением, только сильный волхв сможет.

Но волколакам очень не повезло, что на них наткнулись Роксана с Казимиром. Не вовремя они решили поживиться в Яви.

Волколаки были созданиями материальными и не умели прибегать к чародейству. Единственное, что под силу им было менять обличие на человеческое и то, на очень короткий срок. Но этого им вполне хватало, чтобы заманить человека подальше в лес, или задрать его прямо во дворе собственном, если не имелось на том дворе духа-хранителя. В Китеже такого просто не могло быть, а вот в других городах да поселениях, запросто.

Увернулся казимир от стремительного броска волколака, да и ухватил его за хвост. Волколак полетел дальше, а Казимир воспользовался его же силой, крутанулся на месте и запустил верещащего оборотня в его же товарищей, что тоже решили напасть.

Взвыли тогда они, пытаясь напугать своего противника. Вот только не боялся их совершенно Казимир. Да и Роксана, судя по жалобному волчьему визгу, донёсшемуся сзади, тоже не испугалась.

А потом и вовсе услышал княжич радостный крик девушки и мимо него пролетела обезглавленная туша волколака.

Повернулся Казимир в удивлении и увидел, сидящую на камне воительницу, что держала в руках волчью голову. Подмигнула она ему, да и запустила свой трофей, что есть силы прямо в княжича.

Еле увернулся он. За спиной раздался глухой удар и очередной волчий визг.

— Не зевай княжич, а то мне потом стыдно перед отцом твоим будет. Скажет ещё, что не уберегла сына его от оборотней простых. — выкрикнула довольная воительница и бросилась в бой. В руках её заметил Казимир два кинжала, что тут же пошли в дело, прикончив ещё двух волколаков.

Ежели так и дальше пойдёт, то оставит она Казимира без добычи совсем. Уже троих изничтожила, а он лишь швырнул одного в сторону. Не бывать тому, чтобы девица чужеземная, будущего Великого князя, обскакала.

Бросился княжич тут же на волколаков, начав рвать их голыми руками. Яростно бились звери, но неровня они были даже воину, только вставшему на этот путь.

Оказалось волколаков здесь больше трёх десятков. Даже самки были, что считалось огромной редкостью. Обычно самок своих берут волколаки только в самых крайних случаях. Либо когда уже никого из более сильных бойцов в стае не осталось. Либо когда убегают от более сильного хищника. А таковых, в Нави было предостаточно.

Бойцов в стае было много, а значит, спасались волколаки от кого-то. И судя по тому, что вновь камень на другом месте оказался, пока с волколаками сражались они, предстоит сейчас и с ним встретиться Казимиру и Роксане.

Были они оба в крови перепачканы. Местами шерсть волколачья висела, а местами и чего похуже. Но оба просто сияли от счастья. Никогда бы не подумал Казимир, что сможет встретить девушку, которая наравне с ним будет сражаться и получать от этого удовольствие.

А ещё Роксана сейчас была во сто крат прекраснее, чем даже в первый раз, когда он увидел её. Девушка вся сияла. Сияла не столько внешней, сколько внутренней красотой, которая открылась только сейчас. Неудержимо захотелось княжичу поцеловать её и не стал он противиться своим желаниям. Даже несмотря на то, что сейчас предстояло им сразиться с куда более сильным противником.

Сделав пару быстрых шагов, припал он к губам её, перепачканным кровью волколачьей. И ничего в жизни Княжича лучше не было этого момента. Вот только длился он всего мгновение, пока не получил он удар могучий от Роксаны.

Просто толкнула она его, но пролетел Казимир всю поляну и врезался в осину, что росла на её окраине.

Собрался было возмутиться княжич, да только увидел, что сражается сейчас воительница сразу с двумя навьями, что были в человечьем облике. Двигались они очень быстро и девушке с трудом удавалось от них отбиваться, уходя от ударов когтей острых.

Так вот, от кого бежали волколаки. Навьи сильные, решили поживиться оборотнями, а тут они всю их добычу перебили. Теперь навьи своё вернуть хотят.

Начал тогда Казимир ветки искать, что потолще да покрепче у осины. Нашёл, сломил две ветви такие, да и побежал на помощь Роксане. А она уже к тому времени совсем из сил выдохлась.

Носились вокруг неё навьи, били без устали, да вот только ранить никак не могли. Сидела Роксана сейчас на коленях и руки у груди держала, вновь схватив себя за ворот платья, словно был там спрятан оберег какой. На противников своих не смотрела она, а сидела и шептала какой-то заговор. Видимо, он её и защищал.

А навьи ярились от собственного бессилия пуще прежнего. Совсем обо всём забыли и позволили подкрасться Казимиру незамеченным. Попросил он помощи у Деванны. То — не звери были перед ним, а Навьи чёрные, на борьбу с подобными созданиями всегда отвечала богиня помощью и в этот раз не отказала.

Смогла ветвь обломанная, пробить тело чёрное и тут же рассыпался прахом один из нападавших, а второй, увидев это, отскочил в сторону. Вторая ветвь мимо прошла. Доли всего не хватило княжичу, чтобы и эту тварь изничтожить.

Теперь придётся сражаться с ней лицом к лицу. Вот где по-настоящему пригодятся все уроки наставника его. В кольчуге, да при оружии оказалась навья тварь. Видимо, при жизни воином был муж тот, да совершил поступок чёрный какой, вот и стал тварью чёрной, что плотью живой любит лакомиться. Не пропустило его горнило в себя и теперь вынужден он по Нави скитаться, пропитание себе искать.

Если с воительницей сражались навьи руками голыми, то сейчас достала тварь меч из ножен, что висели у неё на поясе. Клинок был весь покрыт ржавчиной да крупицами чёрного хаоса. Значит и в навь уже пробрался Хаос-Урдгард. Плохи дела. Но об этом пускай князья, да волхвы высшего посвящения думают.

Княжичу сейчас главное — самому не сгинуть. Роксана продолжала заговор свой читать, за неё он не беспокоился. Раз вдвоём не смогли Навьи её защиту пробить, то одному это и подавно не удастся.

Вот только драться против меча простой палкой осиновой было очень глупо и смертельно опасно. Но выбора у княжича просто не было.

Что-то зашипела Навья, раскрыв свой рот поганый. Да вот только не разобрал княжич ни слова. Вместо ответа, он вновь зажёг светоч на своих ладонях. Этого хватило, чтобы ослепить противника на мгновение. И этого мгновения вполне должно было хватить, если бы навья не оказалась столь предусмотрительной и сразу после вспышки не бросилась в сторону.

Ветвь осиновая ударила в пустое место. Второй раз этот трюк уже не получится провернуть. Затянулись глаза монстра навьей тьмой, защищаясь от повторных вспышек.

А жаль. Против одиночного противника, да к тому же нечисти навьей это был отличный приём. Но ничего, зато теперь, оказавшись рядом с Роксаной, у Казимира появилось оружие. Подобрал он один из ножей девушки, что лежал рядом с ней.

Нож оказался очень лёгким и отлично лежал в руке. Вот только казалось княжичу, что он дёргается постоянно. Словно муха, зажатая в кулаке, на волю вырваться пытается. Да и рукоять ножа была непривычно тёплой.

А после того как оказалась в руке у Казимира, начала ещё сильнее нагреваться. Диво дивное.

Зашипела навья увидев нож в руке парня и начав размахивать мечом, бросилась вперёд.

От первого удара княжич просто увернулся, второй укоротил осиновую палку на добрую треть, а третий он принял уже на нож, который казалось, раскалился уже докрасна. Судя по шипению и начавшему пузыриться металлу чёрному, в том месте, где соприкоснулись клинки, так оно и было. Нож смог с лёгкостью разрезать меч навьи.

Подобного никто не ожидал. И полетели навья с Казимиром по инерции друг другу навстречу. Вот только у княжича нож целым был и воткнулся он созданию чёрному в грудь.

Завизжала тогда тварь люто, едва не оглушив Казимира и попыталась наутёк броситься. Но где уж там ей ослабленной от княжича убежать. Настиг он её в два прыжка и вогнал осину в тело мёртвое.

Мгновение прошло и рассыпалась тварь пеплом чёрным, сжигая всю траву вокруг. Теперь на этом месте ничего расти не будет, пока не принесёт кто жертву Матери — Сырой Земле. Да и не укажет ей, где рану чёрную залечить нужно.

Долго думать не стал Казимир и полоснул ножом себе по ладони. Кровью своей жертву принесёт, да и укажет, где исцелить землю нужно. Негоже в окрестностях Китежа подобной черноте даже на минуту задерживаться.

Кровь быстро побежала из пореза, вот только так и не коснулась земли. Словно попав в ловушку какую.

— Не спеши звать богов. Нечего им тут делать. — раздался слащавый голосок, с той стороны, где осинка стояла. — Убил ты, значит, моих помощников. И теперь мне без них тяжко будет. Самому за тварями навьими гоняться придётся. А я ленив для этого слишком. Поэтому ты станешь моим новым слугой. К тому же ты один намного сильнее этой парочки.

Роксана продолжала сидеть на земле, поддерживая вокруг себя защиту. Бросив на неё мимолётный взгляд, Казимир начал создавать морок. С тварью, что предстала сейчас перед ними в человечьем облике, не сможет он справиться.

Лишь окинул он тварь взором истинным и сразу понял всё. Увидел Казимир, как вокруг осинки обломанной начали собираться чёрные частицы хаоса. Да так стремительно, что сам княжич с трудом удерживал силу, что всегда принадлежала ему.

Создание, что вырвалось из разлома, по силе не уступало Мстиславу Родомировичу.

— Как на острове Буяне, бел — горюч Алатырь-камень лежит. Из камня того древо великое растёт. Древо-то и есть мир наш, созданный Родом-прародителем. Так и я встану на этом месте и создам силой своей защиту, что не сможет преодолеть никто, в ком Хаос-Урдгард поселится.

Как только начал читать заговор княжич, зашевелилась тварь, почуяла, что начало всё меняться вокруг. Чёрные частицы хаоса по-прежнему собирались со всей округи к ней, а вот белые начали собираться вокруг Казимира.

Если раньше уверена была тварь, что сможет рабом своим сделать Казимира, то теперь начала понимать, что не справится. Придётся убивать мальчишку. Слишком опасным он может стать.

Вышел из-за осинки мужичок неприметный. Которых в базарный день в городе на каждом углу можно встретить. Так посмотришь на него и глазу вообще не за что зацепиться. Мгновение и забыл ты его.

Поднял руку он и в сторону Казимира устремился рой чёрных частичек хаоса. Если со стороны посмотреть, то можно сказать, что рой мошкары болотной бросился на княжича.

Разбился рой этот о вспыхнувшую на мгновение сферу белую. Укрывала она только Казимира, но и это было диво дивное. Столько белых частичек хаоса только Род-прародитель собрать смог, когда создавал Велеса — повелителя трёх миров.

Но не останавливался парень, продолжал заговор произносить. Заговор, которого отродясь не слышал этот мир. Заговор, что к нему от самого творца шёл.

— Свет, остановит тьму. А я остановлю создание чёрное. За спиной моей стоят предки мои, предо мной стоят потомки мои. Мёртвой водой мне голову поливают, а как до земли дотечёт, так она в живую превращается.

Кривиться начал мужичок, словно муки зверские ему причиняют слова княжича. Стал его корёжить и изменять. Руки, ноги вытягиваться, голова уменьшаться. Живот вывалился, словно там пара мужей взрослых сидит, а за спиной крылья стрекозиные появились.

Продолжала тварь меняться, а Казимир всё говорил, уже сам не в силах остановиться. Чувствовал он, что силы его уже на пределе. Но продолжала давить тварь пуще прежнего. Чем сильнее изменялась, тем больше доступно ей было чёрного хаоса. Уже окружили он княжича со всех сторон, заключив его в сферу чёрную, непроглядную.

— Живая вода течь от меня начинает. Там, где течёт она, жизнь новая зарождается. Жизнь новая необоримая. Всему чёрному, всему злому, всему, что в наш мир хаос приносит, дорогу затворяет. Дорогу затворяет, да из Яви выгоняет. Из Яви выгоняет в Алатырь-камень заточает.

Превратилась тварь полностью, став чудищем, что до этого и не видел ещё никто. В несколько раз больше княжича. Лапы когтями острыми да длинными заканчиваются. Хвост булавой шипастой заканчивается, размером с голову Казимира. Четыре ноги выросло, копытами поросячьими заканчивающимися.

— Не быть тебе рабом моим! — заверещала тварь, пытаясь перекричать заговор княжича. — Пожру я тебя и стану самым сильным в Яви, а дальше мне и Навь с Правью покорятся. Вернётся всё обратно к отцу моему Хаосу-Урдгарду.

Проорала это тварь и бросилась на Казимира, с прытью невероятной. Когти на изготовке, а перед собой хвостом размахивает. А из пасти во все стороны яд чёрный брызжет. Кто того яда просто коснётся навсегда уснёт.

— В Алатырь-камень заточает, да и оставляет в нём на веки вечные. Вестимо, нет ничего крепче Алатырь-камня. Ничто из него не выберется. Будь то злоба лютая, али зависть чёрная.

Кончик хвоста твари коснулся защиты княжича и начал давить на неё с силой чудовищной. Был он соткан из чёрных частичек хаоса. И стала поддаваться ему защита.

В этот момент уже на грани был Казимир. Сам не знаея, что нашло на него. Бежать бы ему, встретив создание хаоса. Да вот только не мог он Роксану здесь бросить одну. Схарчил бы монстр воительницу, да и влез бы потом в её оболочку.

Слышал Казимир рассказы о Колояре. Городе близ Киева. Тварь одна, сожрав тамошнего волхва, забралась в его оболочку, а после весь город изничтожила. И сделала она это так быстро, что никто и на подмогу прийти не успел. Да и из местных никто не понял, что происходит. Чудом каким-то смог понять, что творится в Колояре проезжающий мимо ведьмак и лишь благодаря ему забили тревогу.

Ох и набралась та тварь силы. Чтобы извести её пришлось целое войско собирать. Двенадцать князей еле справились с ней, потеряв половину дружин своих.

— Приму я тьму в себя, да и обращу её светом. Приму я яд в себя, да и обращу его водой ключевой. Приму я злобу в себя, да и обращу её в любовь. Приму я смерть, да и обращу её в жизнь.

Молвив эти слова, Казимир сделал шаг назад, а грудь его пронзили сотни шипов, что из булавы выстрелили и пробили защиту. Вот только не чувствовал боли княжич. Не от проткнувших его шипов, не от яда, что мгновенно по всему телу распространился. Вообще, ничего сейчас он не чувствовал, кроме зарождающегося где-то в глубине души его, огня нестерпимо жгучего.

Но огонь тот быстро начал хаос гасить, проникая в самую сущность княжича. Время словно кисель тягучий стало.

Видел Казимир, как расплылась в улыбке морда уродливая, а потом отразилась на ней паника.

* * *
Белобог


Белобог является сыном Рода Прародителя. Задумал Род явить такого Бога, который бы отвечал за созидание, сохранение истины, Мира развитие, движение вперед. У светоносного Бога есть еще брат — Бог Чернобог, что властвует над Навью, а сам постоянно смотрит в Правь. Два брата — два представителя Света и Тьмы. Никак нельзя оценить значимость Света, покуда не вкусишь Тьмы. Куда приходит разрушение, всегда там хочется все наладить, создать нечто новое, доброе.

Чистота души Белобога заключена в любви к правде, истине. Посему его еще прозвали такими именами — Святовит, Свентовит, Бог Белого Света. Нет в нем ни одной капли зла, тьмы, неправды. Он сам верит всегда только в доброе и светлое, у него есть постоянное желание найти выход, решение для какого-либо дела.

Любит трудиться Белобог, потому всех тружеников уважает. Говаривали, что он может какому-нибудь мужику показаться прямо во ржи, а на его носу сума денег. Попросит мужика нос утереть, тот утрет, заодно сумочку с богатством прихватит. Если нос утереть явленному Белобогу, то посыпятся из сумы деньжата, а сам Бог исчезнет. Сказывают тогда: «Мужик с Белобогом задружился», значит, что счастье к мужику в дом пришло.

Коли на ваше чаяние или просьбу Белобог ответит: «Да», то это вовсе не значит, что настала пора ничего неделания. Как раз тогда наступает самое время правильную дорогу выбрать, потрудиться хорошенько, а там уж видимый результат подоспеет.


Глава седьмая


Сверкнуло, что-то перед лицом княжича и отлетела в сторону одна из рук твари, вместе с перерубленным хвостом.

В этот момент время вернуло свой ход. Да, похоже, решило наверстать упущенное. Побежав вперёд, слишком резво.

Увидел Казимир, как налетела на тварь Роксана, облачённая в светящийся доспех. Волосы развевались, словно на ветру, за спиной были распахнуты крылья, сотканные из света.

В руках воительница держала внушительных размеров меч, также из света сделанный, очень похожий на огромный крест.

Несмотря на подобные размеры меча, орудовала им девушка на удивление умело. Нанося стремительные и мощные удары. Тварь защищалась оставшейся рукой и обрубком хвоста. Но с каждым новым ударом Роксаны её движения становились все медленнее. Словно свет высасывал из Хаоса все силы.

Пятилась тварь назад, пока не уткнулась в несчастную осинку. В этот момент воительница нанесла сильнейший удар, пробив тушу твари насквозь и пригвоздив её к дереву.

— Давай заканчивай своё заклинание. Святой меч долго не сможет удержать этого демона! — закричала вмиг осунувшаяся Роксана, словно все силы она вложила в удар тот.

Медлить Казимир не стал. Тем более последние слова уже готовы были сорваться с его губ и теперь настал самый подходящий момент.

— Как и я приму всё сказанное. Так и Явь примет всё это. А всё чуждое отторгнет она. Изгонит обратно в небытие, превратив в изначальный хаос. Так было, так есть и так будет всегда. Так я сказал! ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ КАЗИМИР-КИТЕЖСКИЙ! А свидетелями мне стали сам Хаос-Утгард и Род-Прародитель.

Сказав эти слова, сделал княжич шаг в сторону осинки и лопнул весь хаос окружавший его. Лопнул и впитался в тело его, смешались белые частицы с чёрными и проявились рисунком замысловатым, что побежал по коже княжича. Видела тот рисунок лишь одна Роксана. Даже тварь, пришпиленная к дереву, не могла его разглядеть. Слишком сильно сиял сейчас княжич, получив силу великую. От двух могущественнейших сил в мироздании.


* * *

Ягиня




Услышал Род-Прародитель слова его и Хаос-Урдгард не смог отказать. Так и увидел этот свет первого Великого князя. Того, кому суждено объединить и возглавить всё человечество для борьбы с тварями, созданными из чёрного Хаоса.

Но видели это лишь два человека. А ведал, что происходит и вовсе один. Бабушка Ядвига, что когда-то звалась Ягиней и была женой мудрого Велеса, пока не сгинул он на тропах меж трёх миров.

Долго искала она мужа своего, что не побоялся спасти её и добровольно отправится в Навь, но так и не смогла отыскать. Тогда попросила она помощи у своей названной матушки и наказала ей Макошь жить в Яви, в граде Китеже. Только так сможет найти она своего суженного. А как время придёт, так сама она и поймёт всё.

И поняла Ягиня всё, как увидела младенца, только народившегося. Сила в нём была сокрыта могучая. Словно создал Род-Прародитель ещё одного бога трёх миров. Да ещё могучее Велеса сделал его. Вот только всем было известно, что почти не осталось у Рода-Прародителя белых частичек хаоса, чтобы сотворить подобное. И поняла тогда Ягиня, что суждено княжичу стать учеником её суженного.

Мог он один во всех мирах хаос себе в услужение обращать. Ясно видела Ягиня способность эту в мальчике. Способность, которой обладал до того дня лишь сам Род-Прародитель.

Не зря матушка Макошь наказала ей поселиться в этом граде. И не зря Ягиня взяла в своё время на обучение Деяну, что и дала жизнь Казимиру, да заложила в него силу великую.

Сильнейшая княжья кровь смешалась с сильнейшей ведовской и на свет появился малыш, по силе равных, которому ещё не было.

И вот теперь видела Ягиня, как проснулась сила в княжиче. Да вот только едва не погубила дитя неразумное. Его едва не погубила, да и ту единственную, что судьбою ему предназначена. Понимала в этом Ягиня немного, всё же матушкой, хоть и не родной, была сама Макошь.

Тварь, вылезшая из прорыва, оказалась дюже сильной. Не ожидала подобного Ягиня, когда прорыв этот делала, да приманку для хаоса ставила. Думала, немного дать Казимиру потренироваться в изгнании навьих, да в закрытие проходов между мирами.

Помнится, ей Велес рассказывал, что в своё время именно благодаря тому, что часто приходилось ему проходы в Явь и Навь закрывать, научился он и свои тропки знаменитые делать.

Не могла она даже представить, что сам Род-Прародитель, отошедший от всех забот уже многие века назад, решит помочь мальчику и вложить в уста его заговор, которого не знает даже она. Заговор, что даёт тому, кто его произнёс и при этом остался жив, силу изгонять из мира явного даже богов. Объединяя в одном человеке силу прародителя и изначального хаоса.

А тварь, что проявилась после сбрасывания личины, силой своей не уступала богу. Пусть и молодому, совсем неопытному и без собственных, почитателей, но всё же богу.

Рассеялась тварь. Навсегда изгнанная из этого мира и растворилась в своём создателе.

Видела Ягиня, как начали яриться частички хаоса вокруг. Принял Хаос-Удгард обратно силу свою. Вот только слишком много её ещё было в трёх мирах разбросано. Да и по всем двенадцати небесам укрыто. Обрела та сила разум, спрятавшись в Нави. Вот она-то и бесчинствует, насылая на Явь творения свои чёрные.

Вопрошали боги у Рода, почему не изведёт он хаос полностью. Почему позволяет его созданиям бесчинствовать во всех трёх мирах. На что Род отвечал, что изведи он хаос и не будет в мире созданном им равновесия, а без равновесия появится ещё больше хаоса, который впоследствии всё и поглотит.

Может это обидело Прародителя, а может и недоверие детей его, но ушёл он уже давно на покой. И насколько знает Ягиня, сейчас впервые показался за пределами своих владений в Прави, решив помочь княжичу.

Да вот только помочь-то он помог, но основную часть работы решил на неё оставить. Не выдержит парень силы столь великой. Просто не готов ещё. Ни телом, ни духом.

Вот был бы он князем полноценным, тогда да, справился. А сейчас норовит он сам умереть, да за собой ещё и полгорода прихватить. Да и девка эта, что с распятым богом на земли славянские заявилась, тоже находилась на грани. Сила лилась в неё рекой, но враг был уничтожен и выхода для неё не было. Стала она накапливаться внутри девчонки.

А она сейчас находилась в резонансе с Казимиром. Случилось это при их первой встрече. Ещё один признак того, что созданы они друг для друга. Не то, что те девки, которых попортил княжич за последний год.

Ягиня уже устала тех девок по разным городам, да княжествам рассылать. Мужа искать хорошего, да, чтобы даже не догадывался, что носит жена его ребёнка от Казимира. Знала она несколько секретов, чтобы даже столь сильное семя в самой паршивой почве взошло. И понемногу занималась тем, что пыталась дать Яви как можно больше сильных воинов.

Так вот с девой этой у княжича гарантированно родится дитя, что по силе не многим будет ему уступать. Вот только могло то дитя родиться через поколение, а то и через несколько. Да и не родится оно вовсе, если Ягиня сейчас не вмешается, да и не успокоит бушующую силу.

Собрав всё своё умение и обратившись к матушке за помощью, принялась Ягиня творить чародейство невиданное. Силу столь могучую, через себя пропускать и напитывать ей обереги, что были созданы ещё, при закладке здесь города. Множество коловратов, знаки и обереги всех богов, руны защитные и ещё много чего находилось в городе без капли энергии.

Вот и начала Ягиня тянуть из молодых, разрывающую их мощь и вливать в эти знаки. Сила исчезала, словно проваливалась в пропасть бездонную. Столь мощные знаки были заложены в основании города.

Но и это было ещё не всё. Дети точно не выдержат, если вот так просто сила возьмёт и исчезнет. Если разумом не тронутся, то точно станут очень жестокими. Озлобятся на весь мир, да дела чёрные творить начнут. Поэтому нужно им обязательно сильнейшая эмоциональная и физическая разрядка.

А как такое обставить лучше всего знает Леля. Давно дружит с ней Ягиня и поэтому не боялась, что подруга откажет в помощи. Тем более она и так уже давно забавляется, толкая княжича в объятия очередной девке.

А тут и делать ничего почти не нужно будет. Они сами уже на все готовые.


* * *

Казимир




Сила, что норовила разорвать Казимира на части, постепенно утекать стала, уносясь куда-то в сторону Китежа. Но не боялся княжич, что бед она там натворит. Чувствовал, что на благое дело сила пошла.

Да и с Роксаной то же самое случилось. Пропали крылья светящиеся и одежды на место вернулись. Правда, слегка потрёпанные, а правого рукава и вовсе нет. Сквозь прореху грудь девичья, налитая виднеется.

— Была не была! — махнул рукой Казимир и поставил вокруг поляны морок, самый сильный, на который был только способен.

После чего бросился он к воительнице, что не сводила с него так манящих глаз. Тут же сама она кинулась на шею к нему и начала целовать без устали.

Казимир от неё тоже не отставал. Одним рывком порвал он и без того уже испорченное платье и упало оно на траву, рядом с рубахой княжича.

Тут же руки его начали жадно по коже гладкой танцевать, а губы к груди потянулись. Прикасаясь к коже княжича, обжигала она его жаром своим.

Стоило губам его коснуться груди воительницы, как сорвался стон с губ её. Не мог и дальше сдерживаться Казимир, подхватил Роксану на руки да и уложил на одежду разбросанную.

Плоть его болела уже от желания и не стал он его сдерживать. Покрывая тело Роксаны поцелуями страстными, осторожно направился он в лоно девичье.

Пуще прежнего стонать начала воительница и лишь вздрогнула слегка, когда сделал её княжич женщиной. Подождав слегка и дав привыкнуть девушке к новым ощущениям, начал двигаться он в ней. Постепенно все ускоряясь и уже вскоре сама воительница просила не медлить. Не могла она вынести столь сладкой пытки.

Да и сам Казимир уже еле сдерживался. Начал он всё быстрее, да яростнее двигаться и через несколько мгновений оба застонали они. Роксана выгнулась и впилась ногтями в спину княжича, а он сдавил её плечи до синяков. Но в порыве страсти, да на пике наслаждения даже не заметили они этого.

— Будь моей первой женой. — произнёс обессилевший Казимир.

Солнце уже давно сменилось луной, что прекрасно освещала поляну, на которой они сейчас лежали. Роксана положила голову на грудь княжича и тихонько, что-то напевала себе под нос.

В лунном свете была она ещё прекраснее. Еле сдерживался Казимир, чтобы вновь не припасть к губам её алым. Но слишком серьёзный он задал вопрос. Для себя уже твёрдо решив, что именно Роксана, дочь императора Священной Римской империи, станет его первой женой.

Понял он, что созданы они были друг для друга. Ещё при первом взгляде понял. А потом, когда сражалась она, уверенность его лишь крепла. И вот сейчас всё стало ему окончательно ясно. Не сможет он прожить без неё.

Великая Макошь ничего не делает зря. Да и остальные боги явно благоволи Роксане. Силой она в момент драки с той тварью Хаоса-Утгарда не уступала самому княжичу.

Да и сама Роксана это поняла. Иначе никогда не подпустила бы к себе Казимира.

— Что значит первой? — немного подумав спросила девушка, болезненно сдавив сосок княжича. — Я христианка. А у нас разрешено иметь всего одну жену. Да к тому же запретит мне и отец, и церковь замуж выходить за иноверца.

— Тогда зачем вообще подчиняться таким правилам? Наши боги одобряют несколько жён. Ведь в таком случае у сильного воина больше детей будет. А чем больше род, тем лучше для всех.

— Не принадлежу я сама себе и не могу принимать такие решения. — с грустью произнесла девушка.


* * *

Первосвященник Меридий.




С самого начала, как оказались они на землях этих безбожников, начались происходить дела бесовские. Сперва проход не выдержал мощи, посланных на инициацию магов и воинов.

Затем этот нелепый разговор глупца Дария. Да и то, как ему легко руку сломал князь местный, полностью проигнорировав всю защиту, что наложили они на него перед началом похода, сразу дало понять, что на этих землях их силы очень урезаны. Что вскоре по полной и ощутили они.

Сама земля местная силу из них тянуть начала. Помогал лишь крест святой, постепенно возвращая утраченное. Пришлось им даже прибегать к чародейству. Иначе рисковали полностью остаться без сил. Что было просто непозволительно.

Миссия их слишком важна, чтобы так глупо её провалить. Если где и должен появиться столь могущественный человек, способный в одиночку десяток святых рыцарей и архимагов заменить, так это только на землях уже принадлежащих церкви. Должен он стать воином господа и нести имя его на земли языческие. Если нужно, обращая в веру всех мечом и огнём праведным.

Но не всё было так плохо. Один их план сразу пошёл, как и было задумано. Мгновенно заинтересовался Казимир приёмной дочерью Дария. Глаза заблестели, да и румянец на щеках проступил. Сразу понятно стало, что понравилась она ему. А зная, как падок княжич на дев юных, они и рассчитывали, что не сможет устоять он перед первой Римской красавицей.

Заранее начали давать Роксане настойки специальные, чтобы максимально увеличить её шансы, понести от того, кто должен стать сильнейшим из всех ныне живущих.

Должен, да вот не станет. Место это займёт его ребёнок, рождённый святым рыцарем Роксаной Туллий.

Его соглядатаи смогли пробраться сквозь все преграды, выставленные мальчишкой. Это с обычными насекомыми, животными, да и людьми сработали бы трюки княжича. А вот помощников сотворённых при помощи силы господней, подобным не проведёшь.

Всего-то и потребовалось Меридию немного отвести их назад, когда мальчишка с Роксаной почуяли слежку. Дать им маленькую фору, а потом и пуститься следом.

Видел он, как бились они с отродьями тёмными. Как призвали на помощь себе силу великую. Если парень его не удивил совершенно, ни чего другого от него он и не ожидал, то Роксана впечатлила.

Во время боя принялась она молитву читать. И уже тогда услышал господь её и защитил силой своей. А потом и вовсе даровал силу архангела. Даже нимб над головой девушки, смогли разглядеть соглядатаи.

Но это было не самое главное. Главным стало то, что смогла Роксана после этого в живых остаться. Не сгорела оболочка души её от мощи подобной. Не превратилась она в демона гнусного, а осталась сама собой.

Так и не смог понять первосвященник, как это произошло. Видимо, выбрал господь её, сделав проводником веры своей, полностью подтвердив и их выбор.

А вот уже после этого, произошло что-то совершенно непонятное. Кинулись молодые друг к другу в объятья и тут же пропали все его соглядатаи. Потерял он с ними связь. Но был точно уверен, что всё в порядке с Роксаной и Казимиром.

Может, вновь нашёл княжич шпионов его, а может и ещё чего случилось? Слишком непредсказуемо всё было на землях языческих в любой момент сила могла повести себя не как должно ей.

Но это все мелочи. Семя будущего будет посеяно, а они уже взрастят его как положено. Прокатится христианство по всему миру под предводительством ребёнка Роксаны и Казимира и уже ничто не сможет остановить святую церковь.

Уже сейчас можно считать их Крестовый поход успешным. Осталось лишь завтра уничтожить мальчишку, а заодно и князей всех прибывших на его инициацию. Не будет их и сможет вера единая проникнуть в умы местных язычников.

А дальше дело станется за священниками, что уже давно поселились на землях этих и смогли научиться мыслить как местные. А в этом помогут им рыцари да маги, что прибудут на земли русские после смерти князей сильнейших.

* * *
Чернобог


Чернобог (Черный Бог, Чернобоже, Повелитель Нави) — Бог Разрушения у славян.

Чернобог и его брат Белобог были созданы Родом, Творцом всего Сущего. Братья схожи меж собой лицом. Только Чернобог с черными волосами да глубокими черными глазами выглядит старше своего светловолосого брата.

Жена Чернобога — Морена, Богиня Зимы и Смерти. В славянских мифах Чернобог часто помогает другим Богам остановить Морену, задумавшую разрушить мир Яви или завладеть им.

Славянские легенды о Чернобоге рассказывают о двойственном характере этого Бога. Чернобог, созданный Родом вместе со своим братом-близнецом Белобогом не стремился к тьме, братья были очень дружны. Однако, Бог Род отправил Чернобога в мир Нави, дав ему сложную задачу разрушать созданное людьми. С тех пор повелось, что Белобог, Бог Созидания, помогает людям создавать новое, а Чернобог, Бог Разрушения, забирает в мир Нави то, что должно умереть, чтобы люди продолжали развиваться, стремились к созиданию.

Славянские мифы описывают только одну войну между войском Чернобога и Богами Прави. Чернобог подготовил нападение так, чтобы не пострадал мир Яви и война была проиграна темным воинством. Чернобог стал правителем мира Нави. Он одновременно управляет силами разрушения, но и следит за тем, чтобы мир Нави надежно защищал другие миры от внешнего Хаоса.


Глава восьмая


Ярополк

— Ты где был стервец? Храбры с ног сбились тебя разыскивая. Говорили, что в городе тебя видели, как к восточным воротам шёл. Да и потом словно исчез. Стражники на воротах тебя не видели, да и народец маленький молчит, словно в рот воды набрали. — стоило появиться Казимиру на княжеском дворе начал отчитывать его Ярополк.

Появился он мгновенно, словно за углом специально караулил. Хотя так оно и было. С утра ждал его богатырь.

Но не стал слушать его княжич. Лишь рукой махнул, да и побежал в терем.

Следом за ним явилась Роксана, уже где-то раздобывшая доспех свой. Хотя вчера уходила в платье, подаренном княгиней и точно не возвращалась. Это стало ещё одной причиной, почему так усердно искали Казимира.

Ушёл он с воительницей, не присягнувшей на верность княжичу, а по силе она равна была богатырю неопытному. Опасно очень было это. Нужно было сразу приставлять к ним соглядатая, но где там. Прекрасно знал Ярополк, что если не захочет Казимир, чтобы его нашли, никто этого не сможет сделать. Разве, что бабка Ягиня, что учила его втайне искусству волховскому. Втайне, как они с Казимиром сами думали. На самом же деле Мстислав Родомирович, да и все его приближённые, что за охрану княжича отвечали, прекрасно знали об этом.

Просто князь решил не препятствовать обучению мальца премудростям волховским.

— Пускай, ходит. Немного азам научится, всё мне проще потом будет, как сын на необходимый для обучения уровень выйдет. — сказал князь, когда Ярополк ему новости эти принёс.

И вот уже на протяжении восьми лет ежедневно ходит княжич в гости к бабке Ягине. Сперва Деяна Никаноровна его водила, а потом он и сам достаточно взрослым стал, чтобы гулять одному, даже на другой конец города.

В Китеже все прекрасно знали юного княжича. Никто не мог его обидеть. А со временем он и вовсе морок научился наводить. Пройдёт так у человека под носом, руками начнёт махать, а тот его и не видит.

Ярополк сам с трудом реальность от морока парнем наведённого отличить может. А вчера и вовсе не смог понять этого. Почему так Казимиру защита не нравится? Ведь мог и зашибить дурака Ярополк, на крепость кольчуги да шлема понадеявшись.

Интересно стало богатырю, куда так парень рванул? До инициации осталось ещё часа три и приготовления шли полным ходом. Волхвы уже начали заговоры нужные говорить и подготавливать место в самом центре Китежа. Как говорят они, в том месте сходятся в одну точку, все энергетические линии города. Сюда же идёт подпитка от всех его жителей. И ещё чего-то заумного, чего Ярополку и не нужно понимать.

Знал он лишь одно, что должен будет находиться рядом с Казимиром во время инициации. Не только, как наставник его, но и как сильнейший воин в княжестве. После Мстислава Родомировича, конечно. Но сам князь будет другими делами заниматься.

Его же задачей будет удержать княжича в Яви, когда сила начнёт путь себе открывать. Это самый опасный момент в пробуждении её. Это у простых воинов всё происходит довольно гладко. Ну подумаешь, пару месяцев проваляется без движений, ну максимум несколько лет. Всё зависит от силы полученной. А вот у чародеев с этим всё намного хуже. Могут они не совладать с нахлынувшей силой и уничтожить всё вокруг себя. И чем сильнее был чародей, тем больше разрушений мог причинить.

Сам погибнуть и уничтожить всех, кто находится рядом. А в случае с Казимиром хорошо, если только Китеж сгинет. А то и до ближайших городов потерявшая контроль сила долететь может.

Знал Ярополк прекрасно, на что способен князь. Сам неоднократно видел его в бою не только с тварями Хаоса-Утгарда, но и с другими князьями. А все говорят, что Казимиру суждено стать сильнейшим из князей. Тем, кто сможет своей силой объединить не только земли русские, но и весь мир. Поднять его на борьбу с тварями Хаоса-Утгарда.

А сейчас этот мальчишка, что потенциально сильнее всех на свете, впопыхах помчался куда-то в терем. Пришлось Ярополку следом за ним тут же бежать.

Как оказалось, искал княжич отца. Который сейчас сидел в светлице вместе с императором Дарием.

— Дозволь отец в жены Роксану взять. Первой она у меня будет. То решение твёрдое и взвешенное. Сердце не обманешь. Она та, кто сможет сделать меня счастливым и выносить дитя моё. — выпалил княжич, плюхнувшись перед опешившим Мстиславом Родомировичем на колени.

Впрочем, и сам Ярополк опешил не меньше князя. А на императора вообще страшно смотреть было. В тот момент, когда Казимир появился, он кусок мяса в рот положил. Сейчас даже непонятно было, то ли подавился он, то ли просто не дышит от услышанного.

Раздался тихий хрип и пришёл на помощь гостю своему Мстислав Родомирович. Одного могучего удара хватило, чтобы выплюнул мясо император и начал кашлять неистово.

— И тебя император Дарий прошу отдать дочь за меня. Сразу же после инициации сватов пришлю. Всё как положено будет. — дождавшись, как немного успокоится кашель Клавдия, продолжил Казимир.

— Погоди сын. А где же тогда сама избранница твоя? Почему один пришёл родительского разрешения спрашивать? — вместо того, чтобы спросить, кто так сильно Казимира по голове ударил, что он разума совсем лишился, спросил князь.

Ишь чего удумал, чтобы Казимир, потенциально сильнейший воин на земле, вот так взял и женился на девке, которую знает день всего? Ну теперь ещё и ночь. А в том, что они провели эту ночь вместе, Ярополк уже не сомневался.

Польстился малец на девичьи прелести, да на ласки неистовые, что в их возрасте нормальное дело, вот и собрался жениться. Ну ничего. Вот пройдёт инициацию и устроит ему Ярополк тренировку, которая быстро мозги проветрит.

Пусть княжич, хоть трижды самым сильным станет. Но Ярополк не зря ранг богатырский получил. Не зря с ним уже третий десяток ходит и собирается ещё два раза по столько же проходить. По праву он считался одним из сильнейших богатырей на Руси.

Даже тому, кто сильнее него задницу надрать сможет, что уже неоднократно доказывал.

— Сказала она, что невольна в принятии подобных решений и принадлежит господу своему. Поэтому пошла Роксана сперва с преподобным Меридием по этому поводу говорить. Сама она согласна. Теперь всё зависит только от решения их главного священника.

— Как? — недоумённо произнёс император.

Затем хлопнул, что было сил по лавке, на которой сидел, да и подскочил, словно его шмель в задницу ужалил.

— Где там Меридий? Почему дочь сперва к нему пошла, а не ко мне? Не бывать тому, что судьбу её будет преподобный решать! Я отец Роксаны и только мне принимать подобные решения!

Посмотрел император на князя, а тот пожал плечами и тоже встал, двинувшись вглубь терема. Казимир пошёл следом за ними и Ярополк тоже.

Двигался князь к покоям, в которых расположили главного архимага Священной Римской империи — Меридия. Противного старика, который в то время как все остальные веселились и отдыхали, сидел словно с колом горящим в заднице. По сторонам крутился, высматривал что-то, да твердил постоянно себе под нос что-то.

Из-за него и Ярополк не мог себе позволить отдохнуть. Из-за него, да из-за исчезновения княжича. Но если на Казимира не мог долго гневаться богатырь, то архимага он знать не знал. И хоть негоже себя с гостями вести подобным образом, вчера пару раз в открытую сказал, что ежели худа какого он удумал, то Ярополк лично ему шею свернёт.

Ничего не ответил на угрозы Меридий. Улыбнулся лишь. От улыбки той передёрнуло Ярополка, словно увидел он тварь навью, что дюже отвратной была. Даже сейчас, вспомнив об этом, холодок по коже пробежал.

Остановился Мстислав Родомирович перед светлицей и пальцем указал императору. Тот сразу же дверь распахнул, да внутрь ворвался, с видом очень решительным. Да так и застыл на месте.

Сидел Меридий на лавке, а перед ним колени приклонив собралось человек десять, а первой у них была Роксана. Были-то всё святые рыцари, что на инициацию прибыли. Даже не посмотрел никто на дверь отворившуюся, ибо внимали они словам священника, что говорил о боге ихнем Иисусе Христе.

Только это могло заставить преклонить колени столь могучих воинов. Каждый из которых не многим уступал Ярополку. А может, даже и превосходил его, благодаря доспехам зачарованным.

— Создать семью это дело богоугодное, поэтому церковь не видит причин отказывать тебе дитя. Союз этот пойдёт и на пользу нашим государствам и позволит нести слово господа на земли друзей наших. — послышался голос Меридия.

Священник словно специально дожидался, когда они все сюда заявятся, чтобы сказать слова эти. Хотя вполне так оно и могло быть. Не знал Ратибор, на что способен сильнейший римский архимаг. Он силы волхвов своих не знал, чего уж говорить о чужеземце.

— Дарий, сын мой. Ты как раз пришёл вовремя. Видимо, сам господь направил тебя в мою скромную обитель в столь прекрасном граде Китеже. — расплылся в улыбке Меридий. — Роксана пришла ко мне просить благословения на свадьбу с юным княжичем. Любовь у них и хотят они пожениться. Я со стороны церкви подобное разрешение дал. Теперь дело остаётся за тобой, как за отцом святого рыцаря. Одного из лучших воинов церкви.

Последние слова Меридий выделил интонацией. Сразу понятно было, что слово императора он считает несущественным. Хотя нет для ребёнка ничего важнее слова родительского, его разрешения и благословения.

По крайней мере, именно так воспитывали Ярополка, и он своих детей будет воспитывать так же.

— Благодарю вас святой отец, что позаботились о Роксане. — замешкавшись, начал говорить император, делая между словами большие паузы. Видимо, не знал он даже, что ответить на подобное.

Вроде спешил разобраться, почему без его ведома решают судьбу дочери, а оказалось, что последнее слово за ним осталось.

— Если Роксана действительно хочет выйти замуж за Казимира, то я не вижу причин отказывать.

Взвизгнула радостная воительница и подскочила, намереваясь броситься к отцу, как любая нормальная девица, услышав желаемое, но одним взглядом смог осадить её Меридий. Покорно опустилась она обратно на колени и склонила голову, но улыбаться не перестала.

— Все вопросы обсудим после инициации. — подвёл итог Мстислав Родомирович.

Благодарно кивнул ему император и сказал святым рыцарям и самому архимагу, чтобы они начинали готовиться. Волхвы скажут им, что от них потребуется.

— Ярополк. Собирай всех храбров и веди к месту проведения инициации. Пускай начинают они порядок там наводить, всех зевак уберите подальше. Да проследите, чтобы кто из сорванцов городских не спрятался где-нибудь возле капища. Волхвы обещали чародейством своим всех отыскать, но вы на всякий случай ещё раз всё оглядите там хорошенько. Мало ли кого оберег от чар поисковых защитит, или ещё чего-то подобное случится. Не нужны нам никакие случайности.

Заприметив богатыря, отдал распоряжение Мстислав Родомирович.

* * *
Казимир

Не ожидал Казимир, что вот так легко получит он благословение и отца, и от архимага этого Меридия, и от императора Дария.

Да и Роксана, похоже, сама того не ожидала. Вон как подскочила, когда отец её слово молвил. Запело в тот момент сердце княжича и сам он готов был броситься да расцеловать девушку. Вот только отец сдержал его, применив чародейство.

Хорошо он сына знал и решил перестраховаться. Но зря он это сделал. Казимир и его готов был расцеловать. Да он сегодня вообще всех, кого угодно готов расцеловать.

Поэтому, когда встретил сестёр, так и поступил. Завизжали они от радости да и налетели на брата старшего. Марфа, как самая сильная из них налетела и обняла его за пояс, а третуша с четвертушей уцепились за ноги. Еле на ногах удержался княжич.

А после того как с сестрёнками немного повеселился, отправился он матушек искать. И не только ту, которая родила его, а всех их. Каждая принимала участие в его воспитании, оставляя частичку своей души. И каждая помогала ему с волховством.

Хотел отблагодарить он их всех. Отблагодарить за то, что вчера смог сам спастись и суженную свою спасти. А после инициации он обязательно наведается к бабушке Ядвиге и поклонится ей в пояс.

Только потом понял он, когда вспоминал всё случившееся, что почуял на миг короткий столь знакомое чародейство. Бабушка вчера спасла их с Роксаной. Именно она оттянула все излишки силы, перенаправив их в Китеж-град.

Поклонится, поблагодарит он свою наставницу и заодно узнает, куда делась та сила великая. Почему не уничтожила она полгорода?

Но сейчас он совершенно не хотел об этом думать. Слишком хорошо на душе у него было. Петь хотелось и танцевать.

Такое настроение княжича передавалось абсолютно всем, с кем встречался он и к моменту, когда пора настала отправляться на инициацию, счастьем светились лица всех на княжеском дворе.

День близился к своей середине. Времени, когда объединяются ненадолго три мира и сила через них течь начинает беспрепятственно. Именно в этот момент и должна состояться его инициация.

Должен он будет принять в себя силу трёх миров и сделать её своей. Помогать ему в этом будут пять дюжин сильнейших воинов, волхвов и архимагов. Отец будет проводить церемонию, а Ярополк станет его якорем в этом мире. Не позволит княжичу ни в Навь провалится, ни в Правь улететь.

Долго его готовили к этому дню. Знал Казимир всё, что случится должно и поэтому совершенно не нервничал. К тому же вчера он уже ощутил силу великую и понимал, с чем предстоит столкнуться ему.

Как и понимал, против тварей каких силу ту применять придётся. Любая Навья тварь в сравнении с созданиями хаоса покажется не опаснее изголодавшейся собаки.

Но уверен был Казимир, что справятся они с любыми напастями. Отведут беду от земли матушки и поможет в этом ему Роксана, что также вчера коснулась силы великой. Силы, дарованной богом её.

В центре Китежа специально для этого дня было создано капище. Стояли вокруг его границ идолы всех верховных богов, что почитались славянами. От каждого бога к специальному постаменту каменному тянулась дорожка, созданная из рун. Создавали волхвы это все несколько лет.

Стоило только ступить Казимиру в капище, как ощутил он силу, что уже накопилась здесь и продолжала прибывать. Силу сразу из трёх миров. Силу, что должна будет стать его.

В центре капища стояли два столба дубовых и висели на них цепи железные, специально заговорённые. Должны они будут помочь Ярополку удержать княжича в этом мире. На цепях также руны имелись. Ох и трудно пришлось кузнецу, создавать эти цепи, да каждую руну малую выбивать на них.

Меж столбами теми стоял трон резной, весь рунами исписанный. Предстояло Казимиру занять этот трон сразу после инициации. Поможет он совладать с силой, что первое время будет весьма беспокойно себя вести. Отец и другие князья, под руководством самых мудрых волхвов тот трон делали.

Как вошёл Казимир на капище, сразу начали творить чародейство волхвы. Укрывать капище от взглядов чужих, от всего, что могло помешать инициации.

Постепенно начали все, кто будет принимать участие в обряде собираться, да по местам своим выстраиваться. Каждому было заготовлено место заранее. Возле бога его покровителя.

Для гостей из Священной Римской империи возвели крест, высокий, на котором была вырезана фигура бога ихнего, как представляют его себе волхвы. Но похоже, что это представление гостей вполне устраивало. Вот только не видел среди них Роксану княжич. Куда могла запропаститься она?

Мстислав Родомирович, встал возле идола Сварога, как и положено отцу. Подле Лады встала Деяна Никаноровна. Ну а дальше распределялись богатыри и волхвы, только по одному им известному принципу. Занимая место своё, они обязательно касались ближайшего идола. В эти моменты ощущал Казимир, словно становится каждый раз чуточку сильнее.

Подошли к княжичу волхвы старшие, вместе с Ярополком и первосвященником Меридием. Чему очень удивился Казимир. Дозволить чужеземцу принять непосредственное участие в инициации, было крайне странно.

Но раз волхвы не были против, значит, так и должно быть.

— Пойдём мальчик. Пора. — сказал волхв и указал Казимиру место, на котором был нарисован коловрат семилучевой. Знак великой Макоши.

* * *
Хорс


Хорс (Хоре, Корс, Хорос) — славянский Бог Солнечного Диска. Важно не путать Хорса с другими солнечными Богами: Колядой, Ярило, Купало и Авсенем — эти Боги представляют солнце в разные времена года. Хорс же у славян почитался управителем колесницы, которая везет по небу солнечный диск. С именем Хорса связывают слово хоровод, ведь этот танец напоминает движение солнца по небу.

Бог Хорс создан одновременно с его сестрой Дивией, Богиней Луны. Так брат и сестра сменяют друг друга на небе и редко видятся.

Бог Хорс женат на Заре-Зарянице. У Хорса и Зари-Заряницы есть двое детей: дочь Радуница и сын Денница.


Глава девятая


Как только встал на него княжич, тут же начали волхвы ему руки цепями вязать да затягивать их что есть мочи. Холодный металл вгрызался в кожу, разрывая и царапая её, но так было нужно.

Правую руку завязывали ему Меридий, вместе с Ярополком. Богатырь был в разы сильнее волхвов, поэтому казалось Казимиру, что рука его просто лопнет от старания Ярополка. На помощь ему пришёл архимаг. Быстро сказав слова чародейские, коснулся он руки княжича и сразу боль стихать начала, а потом и вовсе исчезла. Показалось княжичу, что вместе с излечением юркнуло что-то в него.

Говорить ему было запрещено, поэтому Казимир просто кивнул в знак благодарности. Улыбнулся в ответ ему Меридий. Улыбка эта всколыхнула в княжиче тревогу непонятную. Но списал он её на простое волнение, хотя и не сводил глаз с архимага.

Тем временем волхвы закончили с его левой рукой и принялись этими же цепями обматывать руку Ярополка. Одной он будет держаться за столб дубовый, что олицетворяет Явный мир, а другой за цепь, что удерживает в этом мире княжича.

Подошёл Мстислав Родомирович к Казимиру и отворил кровь себе на левой руке. Дождался, пока достаточное её количество упадёт на коловрат под ногами сына и начал безымянным пальцем правой руки, кровью той на груди княжича имя его писать.

— Имя даётся нам при рождении в том мире, в котором мы на свет появились. Привязывает оно нас к миру этому и держит в нём, пока время не придёт дальше отправляться. — начал читать заговор Мстислав Родомирович.

А Казимир ощутил, как буквы, выведенные отцом, начинают слегка нагреваться и словно забираться под кожу ему.

Вкладывал князь в каждое слово силы не жалеючи. В месте этом её было собрано предостаточно и мог он, как князь распоряжаться ей по своему усмотрению.

— Сила сокрыта в имени том. И только оно поможет удержаться нам в мире явном, если раньше времени другие миры призовут нас. Как бел — горюч Алатырь-камень держит мировое древо, так и имя наше держит нас в этом мире.

Столбы дубовые — то врата, что соединят три мира и не позволят тебе Казимир сын Мстислава, сына Родомира из рода Велемудра, уйти в другие миры.

Цепи железные помогут сдержать твоё тело. Ибо слабо оно ещё и не устоит перед открывшейся мощью. А руны защитные сдержат дух твой, что слишком юн и недостаточно крепко держится в телесной оболочке. Но главным будет наставник твой. Что и тело, и дух твои сохранит для нас.

Как произносил князь слова заговора, начинали светиться руны, ведущие от идолов. Добегал тот свет до коловрата центрального и попадал в кровь княжескую. Кровь от это словно нагревалась и уже кипеть начинала. По крайней мере, именно так это выглядело.

— Собрались сегодня здесь, перед лицом всех почтенных богов только самые сильные. Те, кто силы своей не пожалел и добровольно согласился поделиться ей. Станут они оттого лишь сильнее. Видит всё Вий и не оставит никого без награды.

Также собрался здесь и младший народ, что зовётся в миру Чудью.

После этих слов в капище начали один за другим материализоваться самые разные духи. От добрых и ласковых домовых до злобных навий, что по ночам людей пугают до смерти.

Встрепенулись было святые рыцари, да и маги Римские. Да вот только ничего не могли уже поделать. Начал действовать заговор князя, не позволяя им даже пошевелиться.

Да вот только не все оказались столь слабы. Не все подчинились силе княжеской. Меридий, достав из-под балахона своего крест тяжёлый, обхватил его двумя руками и начал молиться неистово. Пытаясь сплести какое-то чародейство.

Только тщетны были все попытки его. Не было сейчас у него здесь власти. Да будь он хоть богом не смог бы ничего сделать. Только не сейчас, когда общая сила всех собравшихся уже принялась за первый этап инициации.

Но его молитвы вполне хватило, чтобы создать вокруг креста и свиты своей защитный кокон, сквозь который не мог пробраться ни один дух-хранитель. Из кокона того ввысь луч света устремился.

Посмотрели немного народ Чуди на гостей диковинных, что смогли от них закрыться силой невидимой, да и отправились помогать князю. Ведь для этого и были они призваны.

Почти все они пришли сюда добровольно. Сами решив помочь инициации будущего Великого князя. Слишком много бед приносят духам-хранителям твари Хаоса-Утгарда. Столько духов уже было загублено, что и не сосчитать. Поэтому сразу же откликнулись они на призыв князя Мстислава Родомировича.

Заняли духи-хранители своё место в капище и тоже начали силой делиться с коловратом под ногами Казимира.

Ощущал он сейчас, словно костёр кто под ногами его задумал жечь. Ещё немного и вспыхнет сам, вон и волосы уже начали потрескивать.

— Также призываю в свидетели и в помощники род свой княжеский. Помогите потомку своему, направьте его на путь истинный и научите уму-разуму.

Резко поднялся сильный ветер и заложило уши. Под ногами у Казимира открылся проход, в Навь. Практически точно такой, что вчера они с Роксаной закрыли. Это из него так повеяло холодом.

Потянулись из прохода того духи, что тянули свои прозрачные руки к живым, да так никого и не смогли коснуться. Не позволяли духам руны защитные, жизни коснутся. Их уделом смерть была, да пекло всеочищающее. Бросив попытки сделать это, устремились духи в цепи, наполняя их своею силою.

Засветились руны защитные и натянулись цепи пуще прежнего. Врезались они ещё сильнее в кожу, на правой руке вновь кровь выступила. Но рана зажила на княжиче мгновенно. И не было в том заслуги чародейства Меридия.

Мог сейчас Казимир не страшится ни одной раны смертельной. Открыты для него были сразу два мира. И ни один не мог забрать к себе княжича. Крепко держали цепи зачарованные. Крепко стояли на Земле-матушке столбы дубовые, да богатырь Ярополк.

Видно было, как трудно даётся князю этот заговор. Часть волос его, до сего дня, чёрных, как вороново крыло, покрылась сединой, а часть и вовсе выпадать начала. Словно сам карачун мимо проходил, да посохом его своим по голове задел.

— Призываю и тёмных, и светлых богов. Призываю духов хранителей мира нашего явного. Призываю всех хранителей трёх миров. Чернобога и Белобога. Рода-Прародителя и Хаоса-Утгарда.

После каждого нового слова в небе начинало сверкать, словно во время зарницы. Солнце медленно двигалось к своей наивысшей точке. Отсчитывая последние секунды перед началом инициации.

До этого была лишь подготовка. Перечисление всех сил, что будут лежать в основе могущества Великого князя.

— Будьте всё свидетелями рождения, сильнейшего из ныне живущих. Первого, кому суждено объединить весь мир. Великого князя Казимира Китежского.

Произнеся это, князь поспешил занять своё место рядом с идолом Сварога. То же самое сделали и другие волхвы, что всё время пока князь читал заговор, стояли рядом и просто смотрели на него, готовые в любой момент перехватить ход инициации. Но князь прекрасно справился со своей задачей и даже немного перестарался, исчерпав себя практически без остатка.

Теперь предстоит ему пару месяцев точно без силы походить. Выступать в роли простого богатыря. Но подобная перспектива нисколько не страшила Мстислава Родомировича. Готов он был хоть навсегда силу свою потерять, лишь бы всё вышло, как и было задумано.

Казимиру казалось, что всё тело его горит и даже не помогал ледяной ветер, вырывающийся из прохода в Навь. Но всё резко изменилось, когда над головой его отворился ещё один проход. Послышалось из него пение птиц сказочных, да пахнуло цветущим садом. Правь отворилась, над княжичем.

Одно это принесло небывалое облегчение. Но лишь на краткий миг.

— Сила трёх миров объединится в одном человек. Пойдёт он по стопам Мудрого Велеса. Дитя трёх миров. Яви, Прави и Нави. Свет и тьма поселятся в нём и не сможет никто из них верха взять. Будут они в равновесии пребывать, сдерживая друг друга.

Последние слова Мстислава Родомировича унёс ураганный ветер, что налетел со всех сторон. Следом за ветром начала ходуном земля под ногами ходить. Из озера, что Китеж окружал, взвились ввысь вихри водяные, медленно начав двигаться к княжичу. Вспыхнул под его ногами коловрат огнём неистовым. Но на этот раз не чувствовал боли княжич. Словно зверь ласковый льнул огонь к нему. А вот Ярополк, стоявший рядом скривился от сильнейшей боли. Для него огонь был сродни зверю дикому, что только и ждёт, когда оторвать от него кусок мяса посочнее.

Но даже несмотря на боль, держал богатырь княжича. Крепко держал, что ни одному ветру не унести его. Но и ветер не сдавался, предпринимая одну попытку за другой. Скинуть его в Навь, либо затащить в Правь.

Уже и столбы тяжёлые скрипеть начали, требуя пощады, но богатырь стоял несгибаемо.

Задрожала земля пуще прежнего и раскололась аккурат перед проходом в Навь, отделив Казимира и Ярополка от остальных. Взметнулись ввысь земляные стены, которые тут же заполнились жгучим пламенем, раздуваемым неистовым ветром. Осталось лишь дождаться приближения воды и тогда все четыре стихии будут собраны воедино. Собраны и поглощены княжичем. Только так он сможет стать Великим князем.

Но не успела вода влиться в хоровод стихий. Раньше вмешалась луна, что затворила собой солнце полностью. Лишь ореол малый от светила остался.

Знак дурной, предвещающий долгие годы тьмы для всего человечества.

Как только случилось это, сошёл со своего места архимаг Меридий. Скинул он с себя балахон и предстал в одеждах белоснежных, на которых был вышит золотой крест. В каждой руке он держал по кресту металлическому, которые сейчас светились ничуть не хуже пламени, что ярилось вокруг княжича. Разогнал он тьму, что опустилась на мир.

— Очнитесь братья мои и помогите совладать с дьявольским отродьем. Ибо не может человек иметь силу подобную. Никому не дано повелевать всеми стихиями, объединив их в себе. Никому не дано открывать порталы в рай и ад. Никому не дано затмевать солнце ясное. Никому не дано ставить себя выше всех остальных. Никому, кроме господа нашего. — пророкотал Меридий.

Его голос с лёгкостью перекрывал все окружающие звуки. Силы в него было вложено немерено. Но преподобного Меридия это совершенно не беспокоило. Сейчас он был проводником воли господа и поэтому мог пользоваться силой его без каких-либо ограничений. А сила та была нескончаема.

— Силой данной мне господом, я низвергну тебя дьявольское отродье в ад!

Ослепительный луч света ударил из рук Меридия, в которых он, пуще прежнего сжимал крест. Ударил луч сперва в самого Казимира, но не причинил ему никакого вреда и тут же переключился на один из столбов, удерживающих княжича.

Не выдержали руны защитные. Затрещал столб и начал рушиться. Но не позволил этому случиться Ярополк. Одной рукой держал он Казимира, а второй подпёр столб, не давая упасть ему.

В этот миг освободились все святые рыцари и архимаги, одолев силу Мстислава Родомировича. Тут же принялись они убивать всех, кто попадался им на пути. Молча погибали духи-хранители и богатыри русские. Не могли они защитить себя, все силы отдавая на проведение инициации, которая продолжала идти своим чередом.

Ощущал Казимир, как в внутри у него сейчас борются силы великие, решая, кто из них будет главной. А вокруг лилась кровь, стекаясь к коловратам, заставляя напитываться их силой сверх всякой меры.

Подскочил один из святых рыцарей, что вчера сидел рядом с Роксаной, к князю Китежскому и вонзил светящийся клинок в живот ему.

В этот момент подоспела к Казимиру четвёртая стихия, что оказалась медленнее остальных. Затянула пелена глаза, сразу как вода пришла, поглотив его полностью. А вместе с ним и Ярополка, который продолжал держать стол дубовый. По щекам его текли слёзы горючие. Не мог богатырь помочь друзьям своим. Вынужден был наблюдать, как вырезают их одного за другим. Как оскверняют идолов богов славянских, да уничтожают их. Как убивают духов-хранителей, что веками оберегали земли русские.

Оказался бог Римский сильнее своих славянских родичей. В одиночку смог сдержать их.

Ярились стихии вокруг княжича, пытаясь уничтожить его, или свергнуть в один из открывшихся проходов в иные миры. Но не получалось у них ничего. Силен был княжич и с каждым мгновением становился ещё сильнее, впитывая в себя силу умерших. Души их отправлялись в Навь, а вот сила доставалась княжичу.

Первым сдался ветер, признав силу Казимира и возникла за его плечом птица чёрная, что зовётся Моголом, предвестником смерти.

Следом за воздухом сдалась земля. Появился возле ног княжича ящер причудливый. Очень похожий на спикер-змея, присланного Хаосом-Утгардом, каким изображали его ведуны в книгах своих. Только с одной головой и размером с кошку.

Дальше сдалась вода, хоть и испытывала княжича на прочность меньше остальных. Превратилась стихия в малую змейку, что тут же обвилась вокруг шеи Казимира, да и исчезла, оставив на том месте лишь искусно нанесённый рисунок.

А огонь ярился до последнего, не желая никому подчиняться. Но бессилен стал он, после того как другие стихий признали княжича и был вынужден сдаться. Превратился огонь неистовый в петуха красного. Прокричал он громко, захлопал крыльями и ударил со всех сил княжича в грудь, рассыпавшись яркими искрами, что впитались в имя княжича, на груди выведенное.

Сразу после этого спала пелена с княжича и вернулись к нему все остальные чувства. Услышал он стоны умирающих и молитвы первосвященника Меридия.

Из всех, кто согласился принять участие в его инициации в живых оставался лишь Мстислав Родомирович. Стоял он сейчас на коленях перед Меридием, с кинжалом в груди. А рядом лежала бездыханная Деяна Никаноровна.

Требовал от него преподобный прекратить инициацию, но князь лишь улыбался. Почуял он уже, что готов княжич. Признали его стихии, теперь осталось дело за малым.

— Сварог отец наш небесный. — заговорил князь. Вместе со словами изо рта его начала кровь вытекать.

— Заткните его! — неистово заверещал Меридий, тоже увидев, что спало буйство стихий с княжича.

— Прими жизнь мою и даруй сыну силу свою.

В последний момент успел произнести князь, перед тем, как заговорённый меч одного из рыцарей срубил его голову.

Хотел заорать Казимир, да ничего не вышло. Раскалились цепи почернели руны защитные, но смогли сдержать его. Лишь Ярополк глухо застонал. Рука, в которой он цепь держала, почернела вся. Местами чёрная кожа потрескалась, открывая раны страшные. Но не отпустил богатырь цепи. Крепко держал своего ученика, как и столб дубовый.

А Навь с Правью, продолжали тянуть княжича, пытаясь забрать его к себе. Но сейчас они уже не могли над ним властвовать. Рыкнул ящер оглушительно и закрылся проход в Навь. Заклекотала птица Могол за спиной Казимира и закрылся проход в Правь.

Сразу намного легче стало. Но не успел Мстислав Родомирович ритуал завершить. Продолжали держать цепи проклятые. И помочь никто не мог им с Ярополком. Все богатыри и князья были перебиты подлыми римлянами.

— Прав был всевышний, когда осуждал тех, кто имеет силу великую. Не должны обладать ей люди. То удел бога единого. — заговорил довольный Меридий.

Собрались вокруг него святые рыцари, вместе с магами. Первые воткнули мечи свои в землю капища и получились кресты, что светиться начали. Тогда положили на них руки рыцари и ещё пуще мечи вспыхнули.

А маги достали кресты нательные и произошло то же самое, только не стали они их в землю втыкать. Устремился свет по всему капищу. Начал поглощать идолов, волхвами поставленных. И с каждым поглощённым идолом становился ещё ярче.

Наблюдал за всем Казимир и не мог ничего сделать. Так же, как и Ярополк. Должны они довести инициацию до конца, а там уже и поквитаются с супостатами.

— Да сгинут все не правые в очищающем свете господа нашего. — воздев руки к небу, заголосил Меридий.

Начал весь свет в него стягиваться, заставляя сиять первосвященника изнутри.

— Человек с силой такой должен выйти из лона церкви и никак иначе. Очистись и ступай с миром к господу нашему. Милостив он и примет к себе даже язычников.

Меридий свёл вместе руки с крестами и направил их на Казимира с Ярополком. В тот же миг устремился в их сторону столб света размером с пять саженей.

* * *
Дивия


Славянская Богиня Луны Дивия создана Родом-Творцом, так же, как и её брат-близнец Хорс, Бог Солнечного Диска. Богиня Дивия была создана, чтобы люди могли различить свет во тьме. В отличие от солнца, луна светит отраженным светом, но всё же способна дать людям возможность увидеть сокрытое в темноте.

Дивия, Богиня Луны, оберегает сон людей. Кроме того, луна помогает вести счет времени. Именно лунный месяц стал первой мерой времени, а Ведающие и сейчас в славянских обрядах ориентируются на свет луны.

К Дивии, Богине Луны, обращаются чаще всего женщины. У Дивии просят девичьей красоты и привлекательности, многие заговоры на красоту читают при свете луны, Ведающие обращаются к Богине Луны для развития интуиции, способностей к предсказанию.

Богиня Дивия редко участвует в славянских мифах, ведь каждую ночь она занята — едет по небу в своей повозке, подобно тому, как Хорс, Бог Солнца, проезжает по небу днем. Колесницу Дивии везет пара белоснежных коней (в некоторых легендах кони черные, как ночь) или пара круторогих быков.

Дивия схожа осанкой да движениями со своим братом Хорсом, но увидеться им не удается: как только повозка Дивии выезжает на небосклон, Хорс уходит на отдых и наоборот. Правда, иногда встреча солнца и луны всё же встречается и мы видим их в небе одновременно. Славянские мифы рассказывают, что это происходит потому что Дивия уговорила Дыя, Бога Ночного Неба, разрешить ей иногда видеться с братом.


Глава десятая


Гибель грозила им неминуемая.

Вот только встали на пути у света стихии, признавшие в княжиче своего хозяина.

Сперва ящер ударился о землю и тут же выросла перед светом стена каменная. Запел Могол, за спиной княжича, окружая защиту каменную изнутри вихрем беснующимся. Ожила змейка на шее княжича. Устремилась от неё струя воды, также укрепляя защиту совместную. Вновь запел петух, разжигая вокруг пламя неистовое. Сама земля начала от того пламени плавиться, вот только не причиняло оно совершенно никакого вреда ни Казимиру, ни Ярополку. Дарило оно им спокойствие и излечивало раны все.

Руки богатыря уде пришли в порядок, а со столбом ему стихии начали помогать, ухватив его своей силою.

Начали стихии собирать вокруг них мощь невиданную, продолжая сдерживать силу бога пришлого. Уже весь Китеж ходуном ходил, да и вся земля русская сотрясалась от мощи, что собралась вокруг Казимира.

* * *
Ягиня

— Господь помоги рабу твоему верному! — возопил Меридий, когда начал понимать, что не может он побороть силу юного княжича. Что даже мощи сильнейших магов и святых рыцарей не хватает, чтобы удержать появляющееся на свет отродье дьявольское. Здесь лишь господь один мог справиться. И он не оставил чад своих.

Обрушился на весь град столб света, сметая на своём пути любое сопротивления. Ответили чужому вторжению руны защитные, выплеснув силу, что поглотили намедни. Сила та состояла из частиц самого Хаоса-Утгарда и не мог побороть её свет.

— Нет твоей власти на землях могучего Сварога. Не сможешь ты завладеть ими, покуда сильнейшие из богов наших отправились сдерживать вторжение изначального хаоса. — раскатился громоподобный глас по Китежу и его окрестностям.

Говорила то Ягиня, что приняла обличие своё истинное да стояла сейчас подле чура, что всех путников перед Китежем встречает. Не боялась она сейчас быть раскрытой. Опоздала. Не смогла увидеть предательства вовремя. Видать, осерчала за что-то на неё матушка и не предупредила.

А может слишком искусен оказался пришлый бог в сокрытии своих намерений и намерений своих ставленников. То лишь одному создателю известно.

— Не позволю я тебе убить того, кому суждено очистить Явь, а после и всё древо мироздания от сил хаоса.

Раскинула руки Ягиня, словно обнять весь град пытается. Стояла она на знаке силы, что взорвался неистовым сиянием. Устремилось то сияние к Китежу и в мгновение ока поглотило его.

— Отступись, та в ком течёт кровь божественная. Отдай эти земли мне. — получила ответ Ягиня.

Говорил то Меридий, утративший всё человеческое, став вместилищем для господа своего.

— Нет твоей власти на землях православных[1] и никогда не будет, — ударив посохом своим о землю, произнесла Ягиня.

Сияние, охватившее град, начало яриться ещё сильнее, уничтожая чуждый божественный свет. Но не могло оно ничего сделать с капищем. Слишком силён оказался бог чужеземный, напитавшись смертями богатырей, волхвов и князей.

В этот момент отозвалась сила столь Ягине знакомая. Ведь не зря учила она мальчика все эти годы. Загорелся огонь всепоглощающий аккурат в том месте, где Казимир должен стоять. Сила появилась невиданная, во сто крат сильнее вчерашнего всплеска.

Подобное даже Ягиня не сможет перенаправить. Сгорит она сама и не поможет княжичу. Нельзя брать столько силы без надлежащей подготовки.

Даже боги годами учатся, чтобы постепенно открывать часть своих сил. А Казимир ещё даже не начал своё обучение. Лишь основы она показала ему. Основы, практически не имеющие никакого отношения к истинной силе. Одно лишь баловство типа мороков, да поверхностное умение оперировать сырой силой.

Вот и сейчас ощущала она лишь сырую силу стихийную. Да в таком количестве, что беда могла случиться великая. Уничтожит княжич и себя и полмира заодно. Да и остановить-то его собственно некому.

Все, кто мог ушли уже многие лета назад. А оставшиеся не смогут ничего сделать. Даже этот пришлый бог, что хочет всем казаться всемогущим, начал спешно убегать от места, где стоял Казимир. Там находились самые сильные символы и руны, напитавшиеся кровью могучей. От мощи великой и ярости княжича вспыхнули они ярче солнца и ударил из того места в небо яркий луч. Разгоняя тьму на мир опустившуюся. Тут же начала луна уходить восвояси, открывая дорогу солнцу ясному. Позволяя Хорсу увидеть, что твориться на землях славянских.

Почувствовала Ягиня прилив сил, что подарили ласковые лучи солнышка. Но даже этого было мало, чтобы изгнать бога чуждого и не дать ему свершить задуманное. Один за одним начали умирать его последователи, отдавая силу свою Меридию.

Произнесла Ягиня заговор короткий и отворила кровь собственную, что тут же устремилась к знаку огненному.

— Не совладать никому с силой бушующей. — начала говорить Ягиня, отдавая всю себя без остатка. — Род-Прародитель прошу тебя. Позволь мне на краткий миг получить силу мужа моего потерянного. Не для себя нужна она, а чтобы предотвратить беду великую.

Взвыл тогда бог чужеземный, услышав слова эти. Бросил все силы, на уничтожение Ягини, но опоздал.

Ответил на мольбу прародитель. Ибо видит и слышит он всё. Не хотел до последнего вмешиваться, дабы не нарушить шаткого равновесия. Но не вмешайся он сейчас и разлетится мир его на осколки мелкие.

— Продержись мудрый Велес без силы своей совсем немного. Супруге твоей она сейчас нужнее будет. — произнёс старец седой, возникший рядом с Ягиней. Положил он руку на плечо девушки и улыбнулся по-доброму.

— Раз начала ты оберегать юного княжича, значит и дальше тебе нести это бремя. Станешь ты его хранителем, пока срок возвернуться ему не придёт. Силу он впитал в себя великую, не сможет мир явный его выдержать. Как сойдёт та сила на нет, так и время вернуться ему придёт. Что делать ты и сама знаешь.

Ягиня лишь кивнула. Сила сейчас была при ней и могла она распоряжаться ресурсами сразу трёх миров. Окружила Ягиня Китеж барьером доселе невидимым, что перенёс город в безвременье. В мир, который создал муж её и знали о нём лишь она и сам Род-Прародитель. В мире том не действовали законы Яви, Прави и Нави. Не было в нём ни добра, ни зла. Ни хаоса, ни порядка. Даже времени здесь не было.

Вот только перенос этот дался Ягине очень тяжело. Растратила она практически всё, что дал ей Род Прародитель. Исчезла сила великая, вернувшись к своему хозяину. А вместе с силой той закрылись и все проходы между мирами, забрав из Яви всё, что попадало в неё из Прави и Нави. Остались лишь крохи малые, что не позволят перевестись на Земле-матушке людям ведающим, пока Казимир будет находиться в безвременье.

Явь оказалась в коконе, в который не могли проникнуть ни из Нави, ни из Прави. Вместе с этим исчезли и все представители народов малых. Чудь исчезла, оставив род людской в одиночестве. А вместе с Чудью ушла из мира и память о них. О том, что жили когда-то люди в ладу с духами-хранителями, защищая мир наш от созданий Хаоса-Утгарда.

Ушла память и о возможностях, что были доступны людям ведающим, высоких ступеней посвящения.

Остались в Яви лишь те боги и сущности великие, что оказались в явном мире в момент начала инициации Казимира. Того, кому суждено стать Великим князем. Единственному правителю подвластным которому станет весь мир. Тому, кто навсегда изгонит из мирового древа созданий Хаоса-Удгарда и объединит под властью своей всё человечество.

* * *
Род-Прародитель

— Не кручинься внученька. Если и есть в этом чья-то вина, то только моя. — тихо приговаривал Род-Прародитель, наблюдая за тем, как изводит себя Ягиня. — Не могу я вам рассказывать, как суждено всему случиться. Истончится барьер твой через тысячу и тридцать четыре лета и вернётся Казимир обратно в мир явный. А до той поры придётся тебе хранить знания великие, объединить земли Русские и защитить их от влияния богов неистинных.

Да вот только не слышала его девушка. Горевала она и радовалась одновременно. Горевала по людям, сгинувшим и тому, что сила её миры друг от друга отделила на срок ей не ведомый. А радовалась тому, что удалось ей спасти княжича, хоть и пришлось для этого его изолировать в безвременье. Но больше всего радовалась она знанию, что жив муж её. А значит, найдёт он способ вернуться к ней. Хоть в Навь, хоть в Правь за ней явится.

Ну а пока нужно ей о будущем позаботится. Спрятала она Роксану в тайнике своём недалеко от Китежа. Предстоит ей дело очень сложное объединить земли русские и поставить править ими потомков княжича.

В этот момент в светлице создателя начали ставни хлопать, а в сенях топот послышался.

— Ты зачем, спрятал мальчишку? — ворвался в светлицу растрёпанный мужичок.

Каждый миг менялось всё в его облике. Впрочем, как и облик сам. Не мог хаос быть постоянным и никто с ним ничего не мог поделать. Порядок уже давно рукой махнул, а остальным и дела до этого не было.

— Не пришло ещё время миру мощь подобную в себе держать. Молод он слишком, незрел ещё. Не выдержит и расколется на части. Это тебя радость будет. Хаос настанет. А вот мне всё тогда сызнова начинать придётся. Если не отзовёт меня обратно всевышний. — усмехнувшись в усы, произнёс Род.

Давненько они вот так с Хаосом-Утгардом не разговаривали. Да и некогда им, в общем-то, было. Один наблюдал за тем, как создания его хаос на мировом древе чинят, а другой наблюдал, как потомки его с этим хаосом справляются.

— Ты же прекрасно видел, чего мои удумали в соседнем мире. И позволил этой девице сотворить такое. Вот так взять просто и у меня перед носом целый мир увести.

— Видел. — согласился Род. — Поэтому и позволил Ягине немного попользоваться силой мужа своего. Заодно дал ей понять, что жив он. Да и пока дети мои с внуками, с твоими созданиями в соседних мирах расправляются, я этот без защиты не собираюсь оставлять.

— Как без защиты? А как же все эти новые боги, что так стремительно начали себе паству набирать? Вон у одного святые рыцари и архимаги. У другого колдуны и ведьмаки. У остальных тоже полный порядок с теми, кому с творениями детей моих сражаться.

Покачал род головой, да и махнул рукой. Тут же стол между ним возник и лавка ещё одна. На столе появился кувшин пузатый, да снедь нехитрая.

— Да разве же это боги? Богов мы как создаём? — начал говорить Род, разливая сурью по чаркам.

Хаос-Урдгард не смог устоять и уселся на лавку, прихватив со стола краюху хлеба свежего. После чего пригубил сурьи, крякнул довольно и ответил.

— Да из меня ты их создаёшь. В светлых богах больше используешь белых частичек, в тёмных — чёрных. Вот и вся нехитрая.

— Верно! — многозначительно подняв указательный палец, воскликнул род и тоже отломил себе хлеба. — А те боги, что сейчас появились в Яви. Они были самими людьми сотворены. Нет в них ни капли частичек твоих. Лишь помыслы людские, веры и чаянья.

— Да? Как-то у меня даже времени не было глянуть на них хоть одним глазком. — задумчиво произнёс Хаос-Урдгард. И только потом до него дошли слова Прародителя. — Это получается, что создал ты людей и наделил их могуществом, сравнимым со своим, раз они богов новых сами начали создавать?

Довольно улыбнулся Род и вновь наполнил их чарки. Любой разговор лучше идёт, когда сурья рекой льётся. А разговор друзей старинных и подавно.

— Сделал я их похожими на себя. А уж дальше, чего они сами смогли и смогут ещё добиться только их заслуги. Я же как и любой отец буду гордиться ими, чтобы ни случилось.

— И не вмешиваться?

— И не вмешиваться. — усмехнулся Род. — И у тебя вмешаться, пока барьер стоит, не получится. Из Нави и Прави твоих прихвостней быстро вытурят. А Явь пока поживёт себе немного спокойно. От самого сотворения не даёшь ты детям моим продыху. Вон мало их как. И все твои проделки.

— Хватит уже попусту меня сотрясать. Наливай. Видишь, чарка моя опустела? И передай Алфеме Зимуновне, моё почтение. Очень ладный хлеб у неё вышел. В отличие от сына треклятого.


* * *
Велес


Велес (Волос, Велесъ, Волосъ, Тавр Бусич, Гвидон) — Бог трёх миров (Прави, Яви, Нави), свободно перемещающийся между ними. Одно из значений имени этого славянского Бога «великий властитель». Бога Велеса также называли Сильным богом (Асилой), его детей-богатырей в Беларуси именуют асилками, или волотоманами, то есть велесичами. Бог Велес почитается на севере Росси как Бог Мудрости и Магии, покровительствующий Ведающим людям. Также славянский Бог Велес — покровитель путешественников. Почитают его и Богом, дарующим богатство и благополучие. К Велесу за помощью и покровительством обращались купцы и мастера, продающие свои товары. Велес известен и как хранитель границ между мирами. Именно он переводит души усопших через реку Березину (реку Забвения) и приводит души младенцев в Явный мир.

Есть несколько версий происхождения Бога Велеса. Одна легенда рассказывает о происхождении Бога Велеса от Коровы Зимун — мифологического существа, сотворённого Родом-Творцом на заре времён. Другие мифы гласят, что его сотворил сам Род, взяв для этого частицы света и тьмы, порядка и хаоса.

Велес брат первых Богов, сотворённых в начале создания мира. Жена Велеса, Ягиня, иными словами Баба Яга.

Пожалуй, о Боге Велесе рассказывают в народе больше, чем о ком-либо ещё. Велес — один из самых сильных, неоднозначных и таинственных Богов славянского пантеона, Властитель Трёх Миров, Тёмный Бог и борец с Тьмой, великий и простой одновременно. Среди славянских Богов он и свой, и чужой одновременно.

Много легенд о великом Велесе передают люди — и то, как он был рождён по воле Рода, и как воспитывался в Мире Нави Богом Вием, как скитался по миру Яви в поисках своего предназначения и был измучен тем злым началом, которым был околдован. Рассказывают легенды о его любви к светлоглазой Ягине и о том, что он пожертвовал собой, чтобы спасти её жизнь. Поют песни о его подвигах и о помощи людям. Поделимся самыми важными мифами об этом славянском божестве.

Род создал Светлых и Тёмных Богов. Большинство Богов, известных славянам, обладают цельным и непротиворечивым характером. Каждый из них создан только из светлых или тёмных частиц Хаоса. Однако, нужно ещё, чтобы кто-то смог найти равновесие между противоположностями, помочь столь разным по характеру славянским Богам договориться друг с другом. Так по задумке Рода был создан Велес. Для его создания Род-Творец взял частицы света и тьмы да прибавил к ним немного той первозданной силы, которая ведома лишь Создателю. Так появился на свет Бог Трёх Миров, наделённый противоречивым и сложным характером и похожий на людей более, чем другие божества славянского пантеона.

Юный Велес, задуманный Родом как посредник между Мирами, рос на перекрёстке трёх дорог. Для него Род создал матушку Амелфу Земуновну. В характере её вышло больше тьмы, чем света, так что нравом она была строга. Да ещё добавил Род при её создании немного от коровы Земун, потому почитается Велес покровителем животных и коровьим сыном.

Когда юный Бог подрос, его отдали на воспитание Вию, Властителю Душ в мире Нави. Пришло время Велесу учиться чародейству. Здесь в душе Велеса были посеяны семена тьмы, которые сделали его характер сложным и противоречивым.

В народе Велес звался Богом жестоким, буйным и лукавым. Все эти имена он обрёл во время юности, когда искал истину и учился справляться со своими противоречивыми желаниями. Молодому Богу трудно было остановить свой гнев, если что-то в мире шло не так, как ему хотелось. Однако, даже этот период жизни Бога Велеса воспет в славянских мифах. Путешествия в мире Яви среди людей и поиски себя напоминают нам тот путь, который проходит в начале жизни почти любой человек. Именно поэтому нам есть чему поучиться у Лукавого Бога. Обладая большой силой, он смог обуздать свой нрав и понять, что, даже обладая тёмными желаниями, можно двигаться к свету и поступать по Прави.




Конец первой части


Часть Вторая

Глава одиннадцатая



22.12.2012. Имперский вестник

Невероятное происшествие случилось вчерашним утром в Нижегородской области, на месте озера Светлояр возник древнерусский город. Об этом нам сообщила группа учёных, что прибыла в те места для изучения легенд о таинственном городе Китеже, что по их мнению находился в том районе.

По словам главы экспедиции, доцента славяноведческой кафедры Московского Государственного Педагогического университета Ершова Михаила Петровича. Город просто возник, перекрыв собой практически всю акваторию озера.

Его появление сопровождалось громовыми раскатами и световыми эффектами, что были видны во всех ближайших населённых пунктах. А раскаты грома слышались даже в столице.

Город отлично сохранился. Все постройки, что возможно разглядеть невооружённым глазом в отличном состоянии. Он окружён каким-то защитным барьером, пробиться через который членам экспедиции не удалось.

По предварительным данным, город полностью пуст. Нет никаких свидетельств о людях или животных на его территории.

К месту событий тут же выдвинулась срочно собранная магическая комиссия под руководством его святейшества Митрополита Арсения Новгородского. Помимо представителя христианской церкви, в состав комиссии вошли волхвы Велеслав, Любомудр и Белояр. Все волхвы высшей ступени посвящения, что говорит о глубочайшей заинтересованности этим явлением имперской канцелярии.

Император высказал беспокойство в связи с появлением на своей территории целого города, неизвестного происхождения. Он лично пообещал держать это дело под контролем.

Между тем эта информация вызвала настоящую панику среди особо впечатлительных граждан. Которые верили в конец света. Вчерашний день рассматривался как последний в 5125-годичном цикле мезоамериканского календаря.

В большинстве магазинов зафиксирован всплеск небывалой активности. Люди мешками начали скупать крупы, сахар соль и другие продукты длительного хранения. Подобная истерия уже привела к жертвам. Официального заявления по этому поводу от властей ещё не поступало.

Оставайтесь с нами, чтобы всегда узнавать новости первыми.

Аргументы и факты. Нижегородский филиал.

В последнее время на территории Нижегородской области были зафиксированы многочисленные случаи нападения на людей неустановленными личностями. Все преступники носили маски с лицами персонажей древнерусских сказок.

Нападения происходят по всей территории области. В подавляющем большинстве возле природных объектов. Будь то, парки, скверы или водоёмы. Информация поступает совершенно разная, но в основном все свидетели сходятся в одном. Они утверждают, что нападавшие не являются людьми.

Как такое может быть, никто не может дать вразумительного ответа. Никому ещё не удалось сделать фото или видео с участием нападавших.

Связано ли это с внезапным появлением целого города посреди озера Светлояр, также не известно. В пресс-службе Нижегородского РОВД отказываются комментировать происходящее. Представителей редакции, даже не пустили на территорию отделения.

Следите за новостями и мы постараемся держать вас в курсе последних событий.

Наука и Жизнь.

Невероятный всплеск магической энергии был зафиксирован в Нижегородской области. По своей мощи этот всплеск возможно сравнить с одновременным ударом тысячи архимагов.

Датчики всех крупных научных заведений мира просто сошли с ума, когда это произошло. Сразу же после случившегося мировое научное сообщество обратилось к руководству Российской империи с просьбой разрешить отправить на место выброса лучших мировых специалистов в области изучения магии.

Женевский институт стихийных энергетик выдвинул теорию, что подобную мощь могло высвободить лишь появление в нашем мире стихийных аватаров. Что было предсказано учёными ещё в первой половине двадцатого века от Рождества Христова.

А русский провидец Сергий Савдонинский предсказывал, что в 7520 году от сотворения мира в звёздном храме (подписания мирного соглашения между древними славянами (Великой Расой) и древними китайцами (Великим Драконом)), вернётся в мир сила давно утраченная. Придёт человек, который по силе своей будет равен богам и явятся вместе с ним стихийные аватары, что беспрекословно будут подчиняться ему.

Феникс будет представлять огонь. Птица Рух отвечать за воздух. Чёрный дракон будет представлять земляную стихию, а синий водную.

После произошедшего на территории Российской империи многие учёные начали воспринимать слова предсказания за чистую правду.

Однако редакция нашего издания призывает не торопиться с поспешными выводами. Сперва нужно получить и обработать первичную информацию. Сделать её анализ и уже потом строить гипотезы.

Мы должны помнить, что в первую очередь мы учёные и должны верить в силу науки. А существование разумного олицетворения любой из четырёх стихий было опровергнуто ещё в двенадцатом веке. И с тех пор это неоднократно подтверждалось и другими исследованиями.

Но в любом случае мы будем следить, за тем, что происходит в Российской империи. Всё внимание мирового научного сообщества сейчас приковано к происходящим там событиям.

* * *
Российская империя. Нижегородская область. Воскресенский район. Село Владимирское. Усадьба Велесовых.

Богдан

— Бабушка Ядвига! Бабушка Ядвига! Началось! — ворвавшись в комнату, затараторил Богдашка, младший внучок Ягини. Да так и застыл с открытым ртом, не в силах больше вымолвить ни слова.

Сидела сейчас бабушка в своём любимом кресле. Да вот только была-то, непривычная уже ему старушка-веселушка, что обожала с внуками нянчится, да байки им всякие рассказывать про народец малый, что когда-то вместе с людьми жил.

Одни представители его помогали по хозяйству, от беды могли уберечь или ещё каким способом помочь человеку. А другие, наоборот, пытались напакостить всячески, а порой и вовсе сгубить.

Сидела сейчас в кресле том девушка, что была практически точной копией его матери. А перед ней стоял мужичок, ростиком совсем маленький. Едва ли Богдану до бедра достанет. Да и одет тот мужичок очень странно был. На ногах лапти, которые Богдан в музее видел, когда их с Алёнкой дед Игнат в Новгород возил. Штаны тряпичные, да и кафтан, подвязанный красным поясом.

— Спасибо внучек. Но уже и сама я поняла. Знакомься это Феофан. Пришёл он в домовые к нам проситься. Хочет о хозяйстве заботиться. Возьмём его к себе? — подмигнув Богдану сказала бабушка.

Голос точно её был, хоть и принадлежал этой девушке.

— Молодой хозяин, не пожалеешь. Всё могу по дому делать. А ежели и брата моего Егорку возьмёте, так он и за двором проследит. Скотина всегда сыта и ухожена будет. А хворать и вовсе никогда не станет. — затараторил Феофан, вмиг оказавшись рядом с Богданом.

Мальчик даже вздрогнул, но остался на месте. Слишком любопытно ему было. Выходит, что все рассказы бабушки Ядвиги были правдивыми. Говорил же он Ленке, что правда это, а она смеялась над ним постоянно, называя наивным лопухом.

Теперь он посмотрит, кто из них лопух.

Феофан стоял и ждал ответа, вопрошающе глядя на мальчика. Лицо его было покрыто густой шерстью, словно у кошки. Нос картошкой был слишком велик, а глаза, наоборот, маленькими. Рта Богдан и вовсе не смог заметить под густой шерстью, даже когда говорил Феофан.

— Не томи внучок Феофана, ответь. Домовые они очень нетерпеливые. — произнесла бабушка, поднимаясь со своего кресла.

Сейчас она уже вновь была его любимой бабушкой, вернув себе привычный вид. В руках у неё появилась, трость с которой она никогда не расставалась. Тростью этой начала она чертить что-то прямо на полу. Где касалась трость пола, там оставался след огненный.

— Так дозволишь мне хозяин за домом твоим следить? — напомнил о себе Феофан.

— Дозволю. — еле выдавил из себя Богдан.

— Вот и славно. Старший мужчина в семье дал тебе дозволение остаться в нашем доме Феофан. А я как старшая женщина разрешаю ещё и брата своего к нам звать. А там можешь и всю семью сюда перетаскивать. Места у нас много работы для всех найдётся. Особенно теперь, когда начали исчезать границы между мирами мной возведённые. Народу малому пора вновь начинать с людьми язык общий находить. Забыли они совсем вас за тысячу лет.

Подскочил радостный Феофан. Прямо в воздухе превратился в чёрную кошку, приземлился на лапы и радостно мяукнув умчался в открытую дверь. А бабушка подошла к Богдану и присела перед ним.

— Прав ты внучок пришло время. Совсем скоро вернётся из небытия Великий князь, которому служить поклялась я. Настало время и тебя посвятить в тайну семьи нашей. Дай мне руку свою, не бойся.

— А я и не боюсь. Я старший мужчина в роду и не должен бояться ничего. На мне забота о вас лежит. — выпятив грудь вперёд сказал Богдан, вызвав улыбку на лице бабушки.

— Не бояться лишь глупцы, а ты у нас очень сообразительный муж. Храбр, который первым встанет в дружину Великого князя Казимира. Ждёт тебя судьба великая. Как и сестру твою. Чтобы не упустить её, нужно много работать. Если ты готов, то мы прямо сейчас начнём твоё обучение. А когда уже и сам Казимир вернётся, с наставником своим они и помогут. Всё же волховством я занимаюсь, а не ратным делом.

Богдан просто кивнул. Вновь улыбнулась ему бабушка. Поднялась она, выпрямилась во весь рост и подняв свою трость, ударила ей об пол. Вместо, трости в руках её появился длинный посох, усыпанный какими-то светящимися знаками.

Словно заворожённый смотрел Феофан на посох этот и даже не заметил, как под его ногами засветился пятилучевой знак, похожий на солнце, начав медленно вращаться против часовой стрелки.

Вместе с тем, как вращался знак, начала изменяться и комната, в которой они сейчас находились. Стены стали растворятся, мебель начала исчезать. А до слуха Богдана начали доноситься звуки ударов и крики, словно находился он сейчас в спортивном зале.

Стукнула бабушка ещё раз посохом, произнесла слова непонятные и наконец смог оторвать он взгляд от её посоха.

— Привет мелкий лопух! Рада, что ты с нами. — крикнула ему Алёна, что сейчас бежала по кругу в строю ребят её возраста.

За выкрик свой тут же была она наказана. Яблоко попало сестре прямо в голову, да и разлетелось на маленькие ошмётки, так и не коснувшись её.

— Молодец. Не нарушила концентрацию. Смогла удержать барьер. — произнёс ещё один знакомый голос.

Дядя Гриша, что приезжал к ним в гости каждый год, где-то перед Новым годом. Он всегда нравился Богдану. Парень даже представлял его своим отцом. Ибо родного не знал он совсем.

Погиб отец во время войны с родом Орловых, забрав с собой сразу трёх архимагов вражеских и тем самым, решив исход войны в пользу их рода.

— Пробудилась в тебе наконец сила рода? Услышал зов града укрытого? — спросил дядя Гриша, присаживаясь рядом с Богданом, чтобы заглянуть в глаза ему.

— А ещё я домовому Феофану разрешил у нас на хозяйстве остаться и брата его Егорку привести. — выпалил гордый Богдан.

Вот только слова его заставили встревожиться дядю Гришу.

— Выходит, маленький народец уже появляться начал. Возвращается Чудь. А значит, времени у нас совсем мало осталось.

— Времени вполне достаточно, чтобы приготовить Великому князю свиту достойную. — произнесла бабушка и вновь ударила своим посохом о землю.

Разлетелся звон чистый по всей округе и все тут же замерли, повернувшись в их сторону.

— Сила великого заклятья подходит к концу. Начали границы барьера истончатся, что скрывает Китеж в безвременьи. Стали представители маленького народца потихоньку в Явь просачиваться. А значит и навьи создания долго себя ждать не заставят. Пришло время показать, что не зря постигали вы знания тайные, да учились искусствам давно утраченным.

С каждым словом бабушки возле них собиралось всё больше и больше народа. Перемещались они так же, как и Фоефан. Хоп и уже рядом стоят. Богдан лишь моргал, да головой по сторонам вертел.

— Суждено вам стать опорой молодому княжичу. Его верными помощниками и соратниками. Настоящие волхвы и воины прошедшие истинное обучение. Потомки тех, в ком течёт кровь его. Совсем мало времени осталось до того момента, как узрите вы предка своего.

Богдан не понимал и половины того, что говорила бабушка. Но судя по напряжённым лицам присутствующих, говорила она об очень важных вещах. Богдан тоже пытался сделать лицо как можно более серьёзным, но всё испортила Алёна.

Она подошла к брату и положила руку ему на плечо. В этот момент он повернулся и увидел самую смешную рожицу в её исполнении. Не сдержался парень и засмеялся, тут же спохватившись. Но было уже поздно. Все смотрели лишь на них.

— Возглавят вас внуки мои, унаследовавшие крупицу силы Мудрого Велеса. Граф и графиня Велесовы. Богатырь и ведунья, которых уже тысячу лет не было на Земле-матушке. Около десяти лет есть у нас, чтобы как следует подготовиться к появлению княжича. Предстоит нам это время одним защищать людей от навьих созданий. И молится всем ушедшим богам, чтобы не смогли создания хаоса в мир наш пробраться.

* * *

Ягиня


Утраченный образ Бабы Йоги, коей является Ягиня — это образ доброй и мудрой женщины, светлой Богини, указывающей правильный путь. Русская баба Яга (так, как это описано в поздних сказках) отличается тем, что она представлена костлявой старухой, грозящей съесть путников и детей. Славянская Баба Яга — красавица, умудренная великими знаниями Вед и опытом жизни, обладающая магическими навыками и умеющая сострадать. Славянская мифология подсказывает разные имена Ягини — Ягуня, Ягинишна, Ага Ягинишна, Яга (производное от — Йога, ласковое — Йожка). Буря-Яга — это прозвание за стремительные полеты Богини на своей огненной ступе.

Ягиня — предположительно дочь обычных людей, усыновлённая после их гибели Богиней Макошь. Но есть мифы об её замужестве — Баба Йога была супругой Велеса, Бога Магии, мудрости и Трех Миров. В этом же мифе рассказывают страшную историю — позднее Ягиню извела матушка Велеса — Амелфа, дочь Небесной Коровы Зимун, а Велес, чтобы спасти жизнь Ягуни, добровольно ушёл в Навь.

Славянская Баба Яга полностью должна именоваться — «славянская Баба Йога». То есть — это женщина, владеющая йогическими знаниями, ведающая о движениях сил в Мироздании. Баба Йога стала Богиней, которая помогала людям увидеть свой путь — даже поздние сказки показывают, что Баба Яга давала волшебные предметы путникам и спасала детей.

Некоторые считают, что Ягиня и слово «Богиня» не просто так имеют созвучие. Она по всем меркам, как женщина, многих богатырей и мужчин-духовников превзошла. Она сумела пройти своё внутреннее изменение так, что приобрела навык хождения между мирами, как будто бы из спальни в горницу сходить! Есть такое поверье, будто бы только мужчинам это подвластно, но неоднократно мы видим обратное — есть женщины, которые становились Богинями. Ягиня — Богиня Путей в Мире Яви. И, похоже, отголоски этого образа мы видим в портрете лесной старухи-отшельницы.

Наши предки представляли матушку Ягиню красивой женщиной, на которой были надеты золотые башмачки-скороходы, светлая и чистая одежда, русые косы, заплетенные и убранные под славянскими украшениями.

Её неизменными атрибутами были не только клубочек, клюка и деревянная ступка, что представлены в поздних русских сказках, но также и яблоко на тарелочке, показывающее все, что творится в округе. Дружба с птицами — филином, совами и животными, что в чаще лесной обитают.

Исследователи славянской мифологии полагают, что Ягуня была прозвана Матушкой именно за безмерную любовь к детям. Наши предки славяне считали, что после очередной великой войны между разными родами осталось много детей-сирот. Наступали тяжкие и темные времена царствования злых сущностей, невежества, морока и вражды. Перед наступлением этой страшной эпохи Яга стремилась забрать в свой Скит (обиталище) как можно больше сирот славянского роду и роду русичей. Там она уже обучала их Ведам и тем знаниям, коими сама и обладала. Богиня делала всё, чтобы её детей не коснулось невежество новой эпохи времен.


Глава двенадцатая


20.06.2022 Массив Таван-Богдо-Ула. Монгольский Алтай. Подножие горы Мунх-Хайрхан.

Богдан

— Богдан, обездвижьте его на пару минут. Раньше нам никак не закончить заговор. — передала Алёна мысли брату.

Богдан в этот момент, как раз и пытался подойти к твари сзади, да и попробовать запрыгнуть на неё. Даже ему, в прошлом году получившему полноценное звание богатыря было нереально сложно не то чтобы нападать на этого аспида, а просто подойти к нему ближе, чем на десять метров.

В общем-то, только один он и мог это сделать. Больше половину дружины его уже было повержено, а те, что ещё в строю остались, почти обессилили. Держались лишь благодаря помощи волхвов. Но долго это не могло продолжаться. Волхвы и сами практически полностью исчерпали свои силы. Видел Богдан, как Алёна всё чаще и чаще начала прикладываться к снадобьям, чего до этого не делала ещё ни разу. И это с её уровнем посвящения!

Брат и сестра Велесовы были сильнейшими знающими и даже они не могли ничего сотворить с тварью, появившейся почти два года назад в небольшом Китайском городке. Появилась она из прорыва пространства. Вот только не являлась созданием ни одного из трёх миров.

То была тварь, присланная на землю последователями Хаоса-Утгарда. Истончилась совсем защита бабушки и теперь весь мир познает беды великие. Вернулся в Явный мир враг самый страшный из всех возможных.

Вынырнула из разрыва пространства змейка крошечная, да вынырнула прямо посреди дороги. Остановился тогда человек сердобольный и решил помочь той змейке, перенести её в безопасное место. Вот только в благодарность укусила она своего спасителя.

Не придал человек тому укусу значения, лишь посмеялся и дальше поехал. А тем временем попала в его кровь болезнь страшная, что за считанные дни распространилась по всему городу.

Очень заразной стала болезнь, попав в организм человека. Начала поражать его внутренние силы, перекачивая их к змейке той крошечной. И лекарства от той болезни не было.

Многие и вовсе умирали, после полного иссушения своих внутренних сил. Боялась та болезнь лишь тех, у кого родники особо глубокими были. Обходила она их стороной. Но таких очень мало во всём мире было. Среди шестимиллиардного населения едва сотня тысяч наберётся.

За одним городом последовал другой, затем третий и уже через несколько месяцев весь мир лихорадило от новой напасти. Каждый день люди умирали тысячами, а заражались миллионами.

Со временем научились бороться с этой заразой. Но именно, что бороться, а не полностью излечить или вообще уничтожить. Переболевшие становились слабее в разы и появлялось множество осложнений.

Долго никто не мог понять, что за напасть такая, откуда она взялась и как от неё избавится.

Вот и Велесовы тоже не могли понять, потеряв уже несколько человек из дружины и круга волхвов. Не могли понять, пока Феофан не притащил чешуйку змеиную, размером с ладонь взрослого человека. И была та чешуйка покрыта дрянью какой-то, которая тянула силу из окружающего пространства.

— Еле доставил к вам. — сказал домовой и рухнул, едва не развоплотившись навсегда. Вовремя Алёна успела подпитать его силой из своего родника.

Долго не могли понять они, что это за чешуйка и какой твари принадлежит. Никто не знал этого. Потому что не видели подобных тварей уже больше тысячи лет.

Совершенно случайно наткнулся один из волхвов, что постарше на записи, оставленные бабушкой Ядвигой, до того как исчезнуть ей. А исчезла она аккурат перед появлением этой заразы в мире.

Так вот в тех записях говорилось о тварях, что способны вытягивать силу из родников людских. Часть силы этой они пускали на собственное развитие, а часть попросту рассеивали, уничтожая навсегда и заменяя её частичками хаоса.

Были те твари порождениями самого Хаоса-Утгарда, посланные его последователями для того, чтобы захватить сперва явный мир, а потом и всё мировое древо свести на нет. Тогда вновь воцарится правление хаоса и придётся возвращаться Роду-Прародителю к всевышнему с поражением.

Вот только тогда было не в пример больше тех, кто был способен сражаться с подобными тварями. Сейчас же таковых и вовсе практически не осталось. Лишь их дружина, что все эти годы тренировалась к моменту возвращения Великого князя.

После истончения границ последние десять лет они сражались с созданьями навьими, изгоняя их обратно в мир не явный, а самых непонятливых и вовсе уничтожали. Но то были знакомые, уже всем известные создания. А вот чешуйка, принесённая Феофаном, принадлежала созданию хаоса.

Созданию, которое и породило ту ужасную болезнь, что сейчас по всему миру распространилась.

Благодаря чешуйке той, удалось им выследить создание хаоса. Вот только силы за это время она уже много поглотила. И старательно пряталась, переходя из нави в явь и обратно. Лишь благодаря разрывам, что оставлял аспид после себя, удалось его выследить.

Вымахала та змейка размером с поезд, научилась использовать силу стихийную, да и крылья у неё уже начали прорезаться. Не хватало ещё, чтобы появился на земле новый Скипер-змей. Тогда точно не сможет нынешнее человечество справится выстоять против столь сильной твари.

Ну а пока ещё были шансы. Вот только оставалось удержать аспида. А как можно удержать на месте живой поезд? Тем более посреди гор голых, где сорваться в пропасть можно в любое мгновение.

Отчаялся уже совсем Богдан, когда в очередной раз раскидал проклятый аспид всех его дружинников. А Димку Хромого и вовсе пополам перекусил. Упал он на колени, да и ударил по камню, вогнав в него руки по локоть. Оказалась там под камнем земля мягкая.

Почувствовал он тогда силу великую, что таится в земле той. Силу, которая позволит победить аспида. И стал просить он силы той. А слова сами с губ срываться начали.

— Мать-сыра земля дай силы детям своим совладать с ворогом лютым. Поделись силой своей. Не ради себя прошу. Ради других людей, что сейчас хворью маются и что потом ещё заболеют. Ради тех, кто уже отправился на очищение, не пройдя свой путь до конца. И тех, кто стоит на грани. Не будет аспида и хворь уйдёт.

Откликнулась Мать-сыра земля, начала щедро делиться силой с одним из сынов своих.

Вот тогда и почувствовал Богдан впервые силу истинного богатыря. Хотя раньше считался бы он лишь воеводой.

Налилось небывалой мощью тело его. Разом затянулись все повреждения и бросился в бой молодой воевода. Сказал лишь дружинникам, чтобы они примеру его последовали, пробили камень и коснулись земли сырой.

Кто-то услышал его и припал на колени, а кто-то и по-прежнему пытался задержать аспида силами своими крохотными.

Заскочил Богдан аспиду на спину и помчался к голове. Пары ударов хватило, чтобы создание хаоса переключило всё своё внимание на воеводу. Даже получив помощь от покровительницы всех богатырей русских, было невероятно сложно. Уже думал, что и так не справиться им, когда на помощь к нему пришли другие дружинники, что тоже попросили помощи у их покровительницы и получили её.

Тогда попытался аспид сбежать. Укрыться в Нави, набраться сил там, а потом снова напасть на Явь. Но не позволили ему дружинники, коих к тому времени всего дюжина осталась. Поймали змея за хвост и держать начали. А Богдан один с головой справится.

— Давай Алёнка. — что есть мочи закричал он сестре.

Прекрасно понимал Богдан, что только один шанс у них есть. Если не справится сестра с заговором и не изгонит обратно в хаос аспида, то уйдёт змей и затаится. Вот только силы из людей он по-прежнему тянуть будет, даже находясь в Нави. И объявится вновь, когда силы наберётся пуще прежнего. Вот тогда им точно не справится.

Останется лишь одна надежда на Великого князя. Только когда ждать его возвращения, никто не мог сказать. Могло случиться так, что вернувшись застанет он мир, поглощённый хаосом.

Начала сестра вместе с другими волхвами заговор на изгнание и уничтожение хаоса произносить. Тут же разъярился аспид, начал пытаться вырваться пуще прежнего, но крепко держали дружинники. Ни один не дрогнул.

По мере того как читался заговор, начал зарождаться в небе, прямо над головой аспида топор огненный, объятый всполохами молнии. Оружие самого Перуна громовержца решила призвать сестра. Главное, чтобы у круга сил хватило на столь сильный заговор.

Всполохи молний становились всё ярче и уже понимал Богдан, что всё у них получится. Когда обрушился топор на шею аспида, огласил горы его крик радостный, который тут же подхватили выжившие дружинники.

А вот волхвы молчали все. После заговора в кругу осталось лишь трое. Остальные просто исчезли, отдав себя полностью. Не выдержали их тела подобного и рассыпались прахом.

Ликование длилось недолго. Тело аспида начало всё светиться. Не могло оно больше сдерживать мощь, что удалось накопить порождению хаоса.

— Бере…

Только и успел расслышать Богдан выкрик Алёны, когда его снесла невиданная по мощи волна энергии. Чувствовал юный воевода, как ломаются кости, разрываются связки, лопаются кровеносные сосуды и деформируются внутренние органы. Чувствовал он, как вся эта чудовищная мощь проходит сквозь его тело и устремляется вдаль.

Как несётся она в сторону дома их. Туда, где тысячу лет назад возвела их бабушка барьер, и по сей день, защищавший Великого князя. Ударила высвобожденная сила по барьеру тому и разлетелся он вдребезги.

Прямо посреди появившегося ещё десять лет назад города. На центральной возвышенности проявились столбы цепями окутанные. Меж столбов тех на цепях висел парень. Чьё тело было нещадно истерзано, а на груди кровью какие-то буквы странные были выведены. Голова парня была запрокинута назад и смотрел он в небо ясное.

Тело его было покрыто какими-то письменами. Имелась у парня татуировка змеи, что обернулась вокруг шеи.

На плече его сидела птица чёрная, а глаза её горели пламенем. Возле ног лежала, какая-то ящерица очень похожая на дракона была, какими их любили рисовать средневековые художники. Только в сотни раз меньше. Не больше обычной кошки.

Рядом с парнем стоял настоящий великан. Подобных гигантов Богдан ещё ни разу в жизни не видел. Одной рукой он поддерживал накренившийся столб, а другой сжимал цепь, не давая парню упасть. Руки гиганта были обуглены и Богдан даже представить не мог, как ему вообще удаётся быть в сознании, от боли адской.

За спиной гиганта Богдан увидел бабушку Ядвигу, она стояла и улыбалась. И ему даже показалось, что она подмигнула ему. Боль терзавшая тело его сразу начала стихать.

— Вот и вернулись мы Ярополк. — произнёс Великий князь и в этот момент Богдан отключился.

* * *
Официальный канал Имперского вестника в Почтомате.

Небывалый всплеск энергии был зафиксирован где-то в районе массива Таван-Богдо-Ула. Учёные уже сейчас сравнивают этот всплеск, со всплеском, что возник после появления десять лет назад города, на озере Светлояр в Нижегородской области.

Энергия, высвободившаяся в горах, устремилась именно к появившемуся городу. По сей день никому так и не удалось пробиться, через силовой барьер, что стоит вокруг этого феномена.

Во время второго инцидента рядом с городом работала международная научная бригада, в состав которой входили учёные из двенадцать ведущих научных институтов мира.

Связь с ними была потеряна сразу после энергетической вспышки. На место немедленно выдвинулись силы быстрого реагирования МЧС. Оставайтесь с нами и мы будем следить за ситуацией.

Самые актуальные новости только на нашем канале. Подписывайтесь и вы узнаете первыми.

* * *
Ватикан. Личные покои папы римского Антуна II

— Ваше святейшество. Вот последние новости из Российской империи. Похоже, что началось.

Папа Антуан взял планшет, принесённый его помощником и включил видео, что они получили от своего человека в международной экспедиции, отправленной на изучение феномена возникшего на озере Светлояре. Том самом озере, на котором больше тысячи лет назад находился один из сильнейших центров только начавшего зарождаться Российского государства.

Месте, в котором сгинули сильнейшие архимаги и паладины Священной Римской империи. А вместе с ним и тогдашний император Дарий. Но они смогли выполнить поставленную задачу и не позволить осуществить инициацию потенциально сильнейшего человека на земле.

Человека, который одним своим существованием бросал вызов господу. И в то время всерьёз считали, что этот вызов господь мог проиграть. И было это во времена, когда архимаги могли творить вещи, о которых сейчас даже подумать страшно.

Когда паладины могли на равных сражаться с любыми порождениями дьявола. А сейчас они с трудом справляются даже с бесами, которых раньше мог победить даже простой оруженосец.

В хрониках того времени ясно говорится о созданиях гораздо более опасных. Для победы, над которыми архимаги объединялись вместе с паладинами или как раньше их называли, священными рыцарями. А для победы над особо опасными порождениями дьявола требовалось целое войско.

Но после той великой победы церкви, за которую они заплатили ужасную цену, мир был закрыт для созданий дьявола. И вот спустя тысячу лет Китеж появился на своём месте, а вместе с ним появились и дьявольские отродья.

Великая инквизиция за последние десять лет потеряла больше тридцати процентов личного состава. Даже несмотря на то, что они знали, что этот день рано или поздно настанет, они оказались не готовы.

Они и весь мир.

Все хвалёные маги и воины оказались слабы перед созданиями дьявола. Лишь на территории, где сохранились языческие верования. Там, где священная церковь не смогла наставить неверных на путь истинный, смогли справиться с напастью.

В основном было это на севере Российской империи, возле уральских гор, да на территории городов, что до сих пор имели капища старых богов. Что одним своим существованием приводили папу Антуана в бешенство.

Но ни он, ни один его предшественник, так и не смог ничего с этим поделать. Они не смогли привести в лоно церкви большинство идолопоклонников. Лишь малая часть жителей России и других славянских государств приняла веру Христа.

И теперь эти государства стали самыми стабильными в мире. Самыми стабильными благодаря тому, что они вполне успешно справляются с нападением дьявольских отродий. А с некоторыми из них они и вовсе вполне успешно сотрудничают.

Но сейчас Папа видел нечто намного более серьёзное, чем какие-то рядовые монстры. Он видел, как посреди закрытого, силовым барьером города возникла яркая вспышка. А вместе с этой вспышкой возникло возвышение, на котором можно было с трудом различить силуэт человека, прикованного к двум столбам.

Человек висел в воздухе, а рядом с ним стоял настоящий гигант, который держал одну из цепей. Ещё понтифику показалось, что за спиной гиганта он различил силуэт старухи, с посохом в руках.

В этот момент по защитному барьеру прошла световая волна, заставившая изображение подёрнуться рябью. Когда всё пришло в норму. Возвышение осталось стоять на месте. Вот только никаких силуэтов на нём уже не было. А вместо двух столбов там появилось несколько отлично знакомых Папе Антуану, вырезанных из дерева идолов.

Дерево было каким-то чёрным, словно идолы были сделаны из пепла. Но это было не самым главным. Идолы были собраны в круг, в центре которого стоял крест, обмотанный светящимися цепями.

В этот момент оператор перевёл камеру в другую сторону и заснял луну, что была прекрасно видна среди белого дня. Всю видимую поверхность луны закрывал один из магических символов славян, вроде его называют коловратом.

— Бертран, срочно передай это изображение специалистам. Мне нужно знать, что это за символ. И каким образом вообще это возможно. И пригласи ко мне брата Луциана. Пришло время Великой инквизиции приняться за дело, ради которого она и была создана.

* * *
Макошь


Макошь (Мокошь, Макоша, Макуша, Макешь, Ма-Кошь, Богиня Судьбы, Пряха Судеб) — славянская Богиня, почитаемая с древних времен до наших дней. Макошь почитают Пряхой Судеб, покровительницей женских ремесел, Богиней Магии. В некоторых обрядах Мать-Макошь упоминается как Богиня Плодородия, особенно когда обряд посвящен взращиванию льна, необходимого для прядения и ткачества.

К Богине Макошь обращаются Ведающие, чтобы обучиться ворожбе и повлиять на судьбу человека. С Макошь связана северная магия веретена, вышивки, наузов. Обращаются к Макошь и в других славянских обрядах.

Макошь столь непохожа на других славянских Богов, что не нашлось ей пары. Богиня Пряха Судеб для себя не может спрясть ниточку да завязать на ней узелок встречи с суженым. Откуда пришла Макошь к славянам неведомо, родни средь славянских Богов у Богини Судьбы нет.

В хоромах Макошь живут вместе с ней две сестры Доля и Недоля. Иногда их называют дочерями Макошь. Макошь-матерь прядет ниточки судьбы для людей и Богов, а Доля и Недоля нити в клубки сматывают. Чей клубок возьмет Доля, тому судьба добрая, коли Недоля ниточку в клубок смотает, судьба худая у человека.

Во времена христианства Макошь осталась одной из самых почитаемых Богинь. Обращались к ней под именем Параскевы Пятницы.


Глава тринадцатая


Российская империя. Москва. Императорская резиденция в Ильинке. Малый зал для совещаний.

Донской Пётр Алексеевич

— Я вас слушаю господа. Что происходит у меня в стране. Почему императрица должна узнавать о подобном не от своих министров, а от служанок, что притащили очередную сплетню с улицы?

Императрица Велена явно была не в духе и это ощутили абсолютно все присутствующие сейчас в малом зале. Только истинный правитель России мог так давить силой.

Сильнейшие архимаги страны в этот миг ощущали себя нашкодившими детьми, которых отчитывает строгий родитель. И они прекрасно знали, что императрица в своём праве.

Последние шесть лет управление империей полностью лежало на их плечах, а императрица выступала лишь в роли ширмы, полностью уйдя в себя, после потери родителей и брата.

Она не смогла вовремя прийти на помощь и защитить их от твари, что объявилась во дворце совершенно внезапно. Тварь та была крупным одноглазым человеком, которого не брало ни одно боевое заклятье. А пули просто отскакивали от него. Оно перебило всю охрану и забрало жизни императора с императрицей и цесаревича Виктора.

Позже выяснилось, что это было лихо одноглазое. Справиться с ним смог лишь дед Антип, что едва ли не с рождения своего находился во дворце в качестве подсобного рабочего. Имелся у него амулет, сделанный им самим. Вот благодаря этому амулету и заговору, от нечистой силы и смог он одолеть монстра.

Когда императрица прибыла на место, то увидела лишь горсть пепла, от которого вилась лёгкая дымка.

— Сильно навредил ваш род Лиху тому, что оно и через тысячу лет мстить явилось. — произнёс обессиленный Антип, перед тем, как отключиться.

В тот день умерли не только родители и брат её, но и сама императрица. Не стало ей дела вообще не до чего. Даже беда, обрушившаяся на весь мира её не волновала. А сегодня утром произошло небывалое, сама императрица созвала малый совет. И тут же накинулась на своих советников.

— Велена, ты бы немного ослабила давление. Чай мы уже давно не дети и от подобного долго ещё отходить будем. — взял слово Донской Пётр Алексеевич.

Глава рода Донских, того самого, что ведёт свою историю от основателя Москвы.

— Ничего, с вами не случится, потерпите. Ещё не хватало, чтобы мои советники, архимаги, да богатыри как девки причитать начали. — рявкнула императрица и ещё сильнее придавила их.

— Ну смотри, как знаешь. — крякнул Пётр Алексеевич, приноравливаясь к возросшему давлению.

Не будь они архимагами, уже давно бы потеряли сознание. Особенно те, что помладше. Вон, как покраснели уже, но держатся — молодцы.

— А на твой вопрос Велена ответ довольно простой. Не нужно тебе стало государство. Привыкли мы уже все проблемы сами решать. А эта ничем не отличалась от других, что навалились на империю в последнее время. Да и весь мир страдает от заразы этой, что силу тянет из человека.

— О чём это ты говоришь Петр Алексеевич? — спросила удивлённая императрица.

Совсем дело худо было, раз императрица и о хвори, что на весь мир обрушилась, ничего не знает. Но сейчас вроде вернулась она. Вон, как силой их шарахнула. Да и вопросы начала задавать правильные.

— Давай ты нам лучше расскажешь императрица, что ты помнишь последнее. А потом уже мы начнём навёрстывать всё тобой упущенное, да вводить в курс дел текущих. Дел, что во всём мире сейчас идут хуже некуда.

Ослабила императрица давление, да и опустилась в своё кресло, охватив голову ладонями.

Хороша она была, на загляденье. Да уже и мужа ей под стать подобрать успел император Василий, да вот незадача — погиб он. А сама Велена и слышать в то время ничего не хотела о замужестве. Вот и вышло, что одна она теперь. Срочно нужно будет эту проблему решать.

Всё же старый архимаг дружен был с родом императорским. Относился он к Велене, как к дочери родной. Всем сердцем за неё переживал. Жаль, что у него самого лишь одни дочери уродились. О такой невестке можно было только мечтать.

Но ничего, сейчас придёт императрица немного в себя. Разберётся с делами текущими, втянется в работу, а там и с женитьбой можно будет поглядеть. Не зря же представители всяких корольков европейских, пороги императорского дворца постоянно обивают.

Свататься хотят к столь завидной невесте. Невесте в приданном, у которой самое большое и богатое государство на планете.

В этом году даже были представители от Ацтекского королевства. Хотели обсудить возможность брачного союза императрицы Екатерины с наследником престола ихнего.

Развеселили они всех министров знатно. Это же надо было до такого додуматься. Чтобы российская императрица согласилась выйти замуж за наследника королевства, которое является главным мировым противником российской империи.

Велена тогда даже не приняла послов, велев сказать им, что на срочно отбыла в своё поместье на Чёрном море и просила никого её не беспокоить. Впрочем, подобным образом она поступала абсолютно со всеми, претендентами, с тех пор как заняла престол Российской империи.

Заняла его против своей воли. Но другого выбора у неё просто не было. Не мог стать во главе государства другой человек. Просто не было того, кто по силе мог сравниться с родом Тулиевых. Родом, который брал своё начало от дочери римского императора Дария Туллия и князя Мстислава Родомировича. Что в летописях того периода назывался одним из сильнейших князей русских.

По силе с ним могли сравниться разве, что Владимир Красно Солнышко, что в то время в Киеве правил, да Святополк Игоревич из Чернигова. Вот и вышло, что появился в то время новый род, силой превосходящий всех на земле русской.

И с тех пор так и не появилось никого сильнее Тулиевых. По праву сильнейшего занимают они своё место на троне. И никто это право не собирается оспаривать. Просто не в состоянии тягаться с мощью, что владеют Тулиевы.

От мыслей этих отвлекла старого архимага заговорившая, после небольшой паузы императрица.

— Помню, как возник из ниоткуда город древнерусский. Войти, в который никто не мог. Да как после этого чудища из сказок старинных появляться стали. То же лихо одноглазое, что злобу на род мой затаило.

Не сдержалась императрица и снова выпустила силу, на этот раз даже не подумав сдерживаться. Самые слабые всё же не выдержали и потеряли сознание.

Как только это произошло, императрица спохватилась и обуздала вырвавшуюся мощь. Даже не подумав извиниться. Она императрица и вольна делать всё, что захочет.

Пётр Алексеевич сам постоянно вбивал ей эту истину в голову. И вот теперь порой жалеет об этом.

— А дальше лишь бессвязные обрывки воспоминаний. Бесконечные сваты, ненужные балы, пустые бутылки и море горя.

Последние слова Велена произносила, скрипя зубами. Всё же не до конца отпустила она горе своё. Но теперь Пётр Алексеевич был спокоен. Раз пришла в себя, то дело за малым не станет.

— Произошёл очередной выброс энергии, что сопоставим с тем, после которого и появился наш таинственный город. — взял слово Тимофей Одинцов.

Он был самым младшим среди советников, но по силе уступал лишь Донскому и императрице.

— Выброс произошёл на территории горной вершины Мунх-Хайрхан, что расположена в горном Алтае, на Монголо-Китайской границе. Приборы зафиксировали движение высвободившейся энергии в направлении озера Светлояр. Именно там энергетическое возмущение полностью исчезло.

Научная экспедиция, что сейчас работает над изучением, появившегося города, засвидетельствовала ярчайшие энергетические вспышки за пределами силового поля. Сразу после прекращения светопреставления в центре города появилась возвышенность, на которой были возведены идолы славянских богов.

Идолы расположены по кругу, в центре которого расположен христианский крест, обвязанный цепями. На цепи нанесены какие-то руны. Руны активно флюоресцирует, что говорит об их магической природе.

Также одновременно с этим явлением было зафиксировано ещё одно, не поддающееся никакому объяснению. Средь бела дня всем стала отчётливо видна луна, на поверхности которой высветился знак оберега Алатырь. Который был виден только на землях империи. Соседние государства не зафиксировали ничего подобного.

— Хочешь сказать, что прямо на луне высветился знак, которым не пользуются уже несколько веков? — спросила удивлённая императрица.

Это она ещё не видела записи, сделанной учёными. После их просмотра её удивление усилится в несколько раз.

— Знак, который по преданиям наших предков всех защищал. Злые и нечистые силы отгонял от порогов, от хворей разных укрывал. И не для себя древние славяне делали оберег, а в подарок, чтобы любовь их передавалась близкому человеку и Алатырь сильнее был. — не став отвечать на вопрос императрицы, произнёс Одинцов. — Надеюсь, что такое Алатырь никому объяснять не нужно?

Все присутствующие прекрасно были знакомы с преданиями предков, сохранившимися до этих дней и объяснения никому не понадобились. Даже императрица согласно кивнула, хотя она и была христианкой.

Так уж сложилось, что Роксана Тулий была ярой христианской. С самого зарождения рода Тулиевых они принимали христианство. За всю историю России неоднократно предпринимались родом Тулиевых попытки её крещения, но все они оказывались неудачными. Слишком сильны были верования славян в старых богов. Да к тому же мало кто из внуков Сварога захотел становиться рабами господними.

Конечно, имелись в империи и христиане и было их достаточно много. Имелись даже целые города, принявшие веру распятого бога, но подавляющее большинство населения империи по сей день продолжало поклоняться старым богам.

— Сразу после этого было зафиксировано до этого момента неизвестное излучение, накрывшее всю империю. Это позволило выздороветь всем больным Выжигой. В то же время были уничтожены все захваченные нашими учёными потусторонние создания. — На этот раз слово взял Давыдов Семён Викторович, глава научного сектора империи и по совместительству верховный волхв.

Именно его отдел первым понял, что за создания начали нападать на имперцев, практически одновременно с появлением таинственного города. Это были так называемые Навьи создания. Сущности, живущие в другом слое реальности, который славяне называли Навью. В слое по преданиям отданном тёмным богам.

Последние зафиксированные появления подобных созданий датировались десятым веком по Григорианскому календарю. Или в шесть тысяч четыреста девяносто восьмом, от схождения в небесный храм.

Старым славянским летоисчислением пользовались лишь российские учёные и это порой помогало им понять суть некоторых процессов, что происходили тысячелетия назад.

Навьи создания исчезли больше тысячи лет назад, причём исчезли одномоментно по всей планете. Примерно на это же время приходится исчезновение одного из сильнейших городов славянской Руси того времени Китеж-града.

Многие учёные сходятся во мнении, что это именно Китеж появился на озере Светлояре, но доказательств правдивости этой гипотезы никаких нет. Более детально говорить об этом станет возможно, только после проникновения сквозь защитный барьер и взятия всех необходимых проб для анализа.

— Выходит, что кто-то создал этот знак и накрыл им всю территорию империи? Такое вообще возможно? — спросила императрица.

Это вопрос интересовал и остальных присутствующих. Подобное не было под силу даже сотне объединившихся архимагов.

— Если и создали знак, то это был один человек, обладающий невероятной мощью. Скопление такого числа архимагов мы в любом случае смогли бы зафиксировать. Мои люди уже на месте и вскоре должны поступить первые данные. Думаю, в течение этого дня мы будем знать если не всё, о случившемся на монголо-китайской границе и на озере Светлояр, то очень близко к этому. — произнёс учёный.

— Я уже отдал распоряжение своим людям задержать всех учёных и их обслуживающий персонал. Там в кого ни ткни, будет агентом какого-нибудь ушлого государства. Некоторые и вовсе двойные, а один многостаночник работает сразу на четырёх покровителей, получая от каждого солидное финансирование. — усмехнулся Донской.

Пётр Алексеевич, как глава тайной канцелярии курировал этот вопрос с самого начала его возникновения. То есть практически сразу, после появления города.

Его люди отлично знали, кто есть кто на самом деле и на какое государство работает. Но до сегодняшнего дня у них не было необходимости предпринимать какие-либо меры по этому поводу. Наоборот, было очень удобно снабжать любопытных информацией, которая была выгодна в первую очередь России.

— Попытайтесь свести утечку к минимуму и вышлите на место самых компетентных специалистов. Мы должны разобраться, что или кто создал тот оберег. И сделать всё возможное, чтобы эта сила приняла нашу сторону. А теперь все, за исключением Петра Алексеевича, могут быть свободны. — распорядилась императрица.

Члены совета начали медленно подниматься и покидать помещение. При этом стараясь не смотреть на главу государства. Они прекрасно понимали, что Велена вернулась и теперь им придётся отвечать за поступки, что были совершены, пока она находилась в стороне от управления империей.

Подобное поведение со стороны коллег очень порадовало Петра Алексеевича. Это раньше у него были связаны руки, а теперь императрица может дать ему полный карт-бланш и тогда застенки тайной канцелярии стремительно начнут наполняться постояльцами. И наполнятся они будут, членами древних и влиятельных родов, что считали себя неприкосновенными.

А этого не происходило уже больше пяти лет, сразу после гибели прошлого императора.

— Я вернулась Пётр Алексеевич. И хочу знать, что творилось в стране, пока я находилась в прострации. Какие рода нужно наказать, а какие, наоборот, поощрить. В твоей преданности я полностью уверена, можешь даже не говорить об этом.

Собственно говоря, Пётр Алексеевич и не собирался. Сейчас у него были гораздо более интересные дела. Все эти годы он тщательно собирал компромат на тех, кто решил воспользоваться моментом. Поэтому информации накопилось столько, что хватит на несколько дней непрерывной работы. Но сперва он хотел рассказать о Велесовых, которые практически в одиночку всё это время защищали империю от самых сильных навьих созданий.

* * *
Семаргл


Семаргл (Симаргл) — славянский Бог Огня, один из стихийных Богов, живущих в мире Яви. Семаргл был не только Богом огненной стихии. Славяне считают Семаргла Богом, оберегающим посевы. По поверьям, именно Бог Огня сжигает последний снег на полях, после чего славяне начинают обрабатывать землю. Семаргл — один из Богов-воинов, защитников Яви. Его огненный меч помогает побороть всякое зло, а силу огня славяне призывают в обрядах очищения. Здесь огонь родственен с солнцем — так же боится его всякое худо.

Семаргла часто представляют в образе крылатого пса. Именно такие изображения Бога встречаются на старинных украшениях. Ещё одно воплощение Бога — огненная птица Рарог.

Семаргл — один из сыновей Сварога, Небесного Отца и главного судьи меж славянскими Богами. Огненный Семаргл рожден из искр Алатырь-камня, по которому Сварог-кузнец ударил своим волшебным молотом. Славяне представляют Семаргла как высокого крепкого мужчину с огненно-рыжими волосами и черной бородой, подобной цвету выжженной земли. Семаргл владеет волшебным златогривым вороным конем. Там, где проезжает он, остается выжженная полоса. В руках Бога огненный меч, уничтожающий всякое зло, подобно тому, как огонь уничтожает тьму.

У Семаргла двое детей: Купало и Кострома. Они рождены от Купальницы. По легенде, лишь на одну ночь в году мог Семаргл оставить свой пост, перестать охранять мир Яви. Это самая короткая ночь в году. Именно в эту ночь рождены Купало и его сестра Кострома.

Славянские мифы рассказывают, что Семаргл сражался на первой битве Богов Прави с черным воинством мира Нави. Тогда огненный меч Бога Огня разрезал тьму, а вместе с ней гибло и войско Чернобога.

Семаргл оберегал пещеры, где спряталась Майя-Златогорка, чтобы родить Коляду и Авсеня. Когда дети родились, Семаргл ударил огненным мечом по стене пещеры и открыл источник живой воды, чтобы напоить Златогорку. Из брызг этого источника родились Боги Китоврас и Квасура.


Глава четырнадцатая


Казимир

— Ты это слышал Ярополк?

— Чего? Опять волколаки выть начали? Так это и понятно, ты их бедных почитай каждые три недели изводить заявляешься. Они за это время едва, едва восстановить численность успевают.

— Да я не об этом. — отмахнулся я от учителя. — Цепи зазвенели, словно ветерок подул.

Посмотрел богатырь на меня словно я умом решил тронуться.

— Ты же сам прекрасно знаешь, что нет в этом месте ни ветра, ни каких других проявлений природных. Тут вон даже солнца и луны нет. Откуда свет берётся неведомо. Явно не Хорс его создаёт. Так, что брось. Показалось тебе. Давай лучше продолжим. Слаб ты ещё, чтобы против аспида в одиночку выходить. Это он тебя в прошлый раз подрал, если забыл ты.

Я скривился от этих слов и тут же схватился за правую руку. Прав был Ярополк. Знатно меня аспид тогда потрепал. Руку оторвал, живот распорол, да и ещё немало бед натворил.

Поиграл он со мной, как с игрушкой набивной, да и бросил. Потерял всякий интерес, после того как я сопротивляться перестал. А как тут будешь сопротивляться, когда всё тело разворочено?

Два дня тогда пришлось мне в водах целебных проваляться, а шрамы так до конца и не затянулись.

— Может, сегодня оружие мне дашь? С ним я точно одолею аспида.

— Сам видел, что я с аспидом и без оружия справляюсь. Так отчего ты не можешь? Ты же у нас Великий князь, который самым сильным на свете должен стать и изгнать всех тварей Хаоса-Утгарда из Яви. — ехидно произнёс богатырь, да и замер с открытым ртом.

— Великий князь не должен сражаться, полагаясь лишь на воинское умение. — раздался голос, которого я не надеялся услышать уже никогда.

Повернувшись, я с радостным криком бросился к бабушке Ядвиге, едва не снеся старушку с ног.

* * *
Ягиня

— Бабушка Ядвига. Это действительно ты? Как ты здесь оказалась? Ты стала слабее. Что произошло во время инициации? Где отец и все остальные. Почему нас с Ярополком закрыло в этом месте? И что это вообще за место?

И ещё, куча вопросов тут же вывалились на меня. Я же сейчас могла лишь счастливо улыбаться. Настало время вернуться тому, в чьих руках судьба этого мира.

Не сдержалась я и заплакала.

Тысяча лет прошла, а он практически не изменился. Возмужал, настоящим богатырём стал. А глаза всё те же. Также горят озорством да добротой, что всегда мне в Казимире нравились.

Подхватил тогда княжич меня на руки, прижал к себе, да и начал успокаивать. Ох и силён он стал. А кожа его загрубела и теперь больше на кольчугу похожа стала, да и шрамов на ней столько, что не счесть.

Сказала я Казимиру обождать немного с вопросами его, да сперва о себе рассказать. Что они с Ярополком столько времени делали здесь в безвременье.

Смогла попасть я сюда благодаря начавшему слабеть барьеру. Отыскалась небольшая лазейка, сквозь которую и удалось мне проникнуть в мир, мужем моим сотворённый. Да вот беда, лазейка та закрылась сразу же и теперь предстоит мне вместе с Казимиром и Ярополком время оставшееся, до истощения волшбы провести.

Как говорится, что ни делается всё к лучшему. Успею я за это время о мире новом рассказать, языку научить да и ещё много чему. За тысячу лет человечество столько всего изобрело и придумало, что и четверти века не хватит рассказать обо всём.

Но рассказывать буду после, сперва послушаю, что княжич с богатырём мне поведают о жизни своей. Перенести Китеж в безвременье я перенесла, а как и что здесь происходит, не знала. Никогда Велес не рассказывал мне о мире его силой сотворённом. Всегда лишь улыбался, когда я вопросы о безвременье задавать начинала.

Судя по тому, что увидела я, оказавшись здесь, безвременье практически ничем не отличалось от Явного мира. Тот же город, те же лес и озеро. Разве, что неба ясного над головой здесь не было. Вместо него всё состояло из света белого. И не чувствовала я в этом месте связи с силами мира явного.

Попробовала сотворить простой заговор, да и не вышло у меня ничего. Зря надеялась, что за тысячу лет в безвременье сможет княжич сильно продвинуться в колдовстве. Всё же придётся по возвращении отдавать его обучаться в современную магическую академию.

Сама я боюсь уже ничего не смогу научить его. Разве, что знания передать, но мало этого будет. Показать, как творить волшбу, не смогу я, а без этого обучение не продвинется далеко.

Да и нынешнее поколение волхвов, слабое слишком. Силы в мире Яви после закрытия границ между мирами мало осталось. Только-только начала она восстанавливаться.

И способствовали тому представитель маленького народца. Начали они вместе с собой в Явь знания тайные и утраченные возвращать. Если сможет человек подход к встреченному представителю маленького народца найти, то вполне может открыть он ему тайну какую.

Вот только люди современные, очень трудно шли на контакт даже с домовыми, чего уж говорить о какой кикиморе или мавке. В основном пытались они напасть на них. И вот уже на протяжении восьми лет идёт война между людьми и народцем маленьким.

Хотела Чудь вновь стать человечеству верными помощниками, да вот сами люди того не захотели. Есть, конечно и те, кто с радостью воспринял появление духов-хранителей. Но таких было очень мало. Да и большинство из этих людей были посвящены в некоторые тайны прошлого.

— Пойдём бабушка Ядвига, мы тебя сперва накормим, напоим, а потом и разговоры разговаривать будем. — выведя меня из раздумий, сказал Казимир.

— Гляжу Ярополку удалось тебе в голову вбить, как положено гостей привечать. Очень хорошо это. Надеюсь, это было не единственным, чему смог научить ты его? — обратилась я к богатырю, который после моего появления ещё не произнёс ни слова.

Смотрел он на меня с подозрением, но ещё не решил для себя, как относится ко мне. Друг я им, или враг.

— Ну и чего ты так на меня уставился? Вот как услышу рассказ ваш, так сразу и о себе всё поведаю. Зла никакого не затеваю, и умысла дурного нет у меня. Свидетелями мне пусть будут боги все, кто ещё остался в трёх мирах.

Этих слов оказалось вполне достаточно для Ярополка и он просто коротко кивнул, первым двинувшись к терему, что стоял неподалёку от того места, где застала я их.

В тереме том пахло свежим хлебом, да таким, как пекли его тысячу лет назад. Не то, что сейчас делают. Против воли потекли у меня слюнки, да и в животе заурчало.

— Видать, издалека ты к нам пришла бабушка Ядвига. — усмехнулся Казимир, кладя на стол, краюху хлеба и ставя крынку с молоком.

Ничего не могла я с собой поделать и тут же налетела на угощение. А между тем, Казимир начал рассказывать.

— После того как стихии во мне хозяина своего признали, увидел я, что чужеземцы под предводительством Меридия устроили. Хотел было броситься на помощь отцу с матушкой, да вот только инициация ещё не завершена была. Держали меня цепи заговорённые крепко, не давая вырваться.

Обуяла меня тогда ярость лютая и начал я стягивать в себя силы все, до которых только и мог дотянуться. Все частицы хаоса, не обращая на цвет их, свет и тьму, стихийную энергию, энергию смерти, что лилась рекой на капище.

Силу собрал я великую, ощущал, что сейчас меня побоятся и боги. Да вот только не успел я пустить силу ту в дело. В одно мгновение изменилось всё и оказались мы в этом месте вдвоём с Ярополком.

Даже стихии, что признали меня своим повелителем, исчезли. Осталось от них лишь напоминание в виде знаков замысловатых, что по всему телу моему распространились.

— Знаки ты эти мне потом обязательно покажешь. — произнесла я, даже не представляя, о чём говорит княжич.

Какие ещё знаки оставили на его теле стихии? И почему не попали вместе с ним в безвременье. Хотя бы аватары их должны были сюда переместиться. Да и в явном мире сильно ослабела стихийная магия, впрочем, как и все остальные её проявления.

Думала я всегда, что произошло это из-за того, что Казимир с собой забрал стихийные воплощения. А теперь, оказывается, что причина в чём-то другом. По возвращении обязательно нужно будет заняться этим вопросом. В связи с появлением в мире созданий навьих, а в скором будущем и тварей хаоса, человечеству будут необходимы силы стихийные.

Все же самые действенные и сильные методы борьбы с ними можно было получить из сил стихийных. Заговоры волховские слишком сложными были для массового применения. Да даже сейчас вся магия, которую использует человечество сплошь стихийная, за очень редкими исключениями.

Главное, чтобы сил мне хватило разобраться в этой проблеме. Боюсь, не смогут выстоять люди в битве с хаосом, если не будут на их стороне сражаться стихийные воплощения.

— Оказались мы в этом месте полностью исцелёнными и здоровыми. Проходы в Навь и Правь закрыты были, а кругом ни души. Лишь я на цепях заговорённых вишу, да и Ярополк стоит одной рукой меня держит, а другой столб подпирает. — продолжил свой рассказ княжич.

Вообще, я не ожидала, что он будет вот так спокойно обо всём рассказывать. Думала я, что будет он, вспоминать те события с яростью. Но кажется, ошиблась я и было это очень хорошо.

Нет ни в одном из миров ничего хуже злобы, которая может поглотить человека всего без остатка. Уж мне ли не знать этого. Сколько раз я помогала мужу не уйти за грань, не превратиться в одного из тёмных богов.

Вот и за Казимира я сильно боялась, что поддастся он злобе и уничтожит в себе всё доброе и светлое. Всё же очень княжич был похож на Велеса. Всё смешалось в нём и свет, и тьма, и хаос с порядком. Кто из них одержит верх, то лишь самому Роду-прародителю известно.

Следующие слова княжича все мне объяснили.

— Злоба лютая и печаль невиданная, начали меня съедать, когда понял я, что не смогу помочь родителям и всем остальным, кто принимал участие в моей инициации. Долго они пожирали меня. А единственной отдушиной в этом мире стал Ярополк, на которого я столько раз бросался с кулаками, что и не счесть.

Сам богатырь в это время куда-то вышел из светлицы и гремел сейчас чем-то в соседней комнате. После слов княжича услышала я, как усмехнулся он.

Видимо, доставалось тогда княжичу будь здоров. Впрочем, оно и правильно. Ярополк-то уже через множество битв прошёл и неоднократно терял друзей и близких, а вот с Казимиром подобное случилось впервые.

Мог не выдержать княжич горя подобного. Вот и вправлял, должно быть, Ярополк ему мозги.

— Каждый раз прилетало мне от наставника, но всё равно не останавливался я. Хоть и бурлила во мне сила необъятная не мог я применять её против Ярополка. Силу ту я просто вверх отпускал, вместе с криком диким, что рвался из меня постоянно. Но постепенно начало приходить ко мне понимание, да и вспоминаться слова отца, что он говорил мне, когда на мир очередная тварь Хаоса-Утгарда нападала.

«На пути своём мы постоянно теряем тех, кто близок нам. Очень тяжело и трудно нам в эти моменты становится. Но самое лучшее, что мы сделать можем — это отпустить ушедших. Не держать их в мире этом. Души их должны очиститься в Пекле у Вия. А если мы о них постоянно вспоминать и кручиниться будем. Они просто не смогут попасть к властителю пекла. Поэтому, когда не станет меня, или матушек твоих. Не держи нас, отпусти сразу и продолжай дальше жить. Это наша жизнь закончится, а дети наши дальше жить должны. Покуда и их черёд не настанет».

Очень знакомые слова. Практически слово в слово, всё как я ученицам своим говорила. Видимо, Деяна имела большое влияние на Мстислава Родомировича. И это не могло не радовать.

— А ещё говорил мне отец, что месть одно из самых тяжких преступлений. Но если и собрался мстить, то должен довести дело до конца. Но мстить лишь тем, кто в горе твоём повинен был. Не должна месть твоя касаться детей их или других близких. Вот и начал я тогда постепенно задумываться над словами этими в перерывах между нападениями на Ярополка. Уж не знаю, сколько времени мне понадобилось, нет в этом мире смены дня и ночи, но постепенно успокоился я и смирился со случившимся. Сразу, как произошло это, едва ли не половина мощи моей исчезла. Словно это именно сила та, подпитывала злобу мою.

— Могло и так статься. Сила она любит подпитывать яркие эмоции. Видимо, на тот момент злоба твоя была настолько яркой, что на подпитку её ушло так много силы. А как злоба на нет сошла, так и сила вместе с ней исчезла.

Если бы не смог справиться Казимир со своей злобой, могло и так сложиться, что не вернулись они из безвременья. Стал бы он тогда своей силой барьеры между мирами поддерживать. Но того не произошло и ладно.

— Бабушка Ядвига, а ты точно Ярополка никогда не обучала? — с интересом посмотрел на меня княжич, а в соседней светлице у богатыря что-то из рук упало да загремело.

Испугался он, что могу рассказать я тайну нашу. Тайну того, что был у меня ученик когда-то, который добился очень многого, но в последний момент, перед тем, как стать ему сильнейшим волхвом на Руси, отказался он от силы своей, чтобы спасти дитя, чьих родителей забрали навьи создания, а с бедной девочкой поиграли и бросили её истекать кровью.

Суждено было умереть девочке, но не захотел мириться с этим ученик мой. Сделал он то, на что никто другой в мире не пошёл бы. Передал он силу свою той девочки, а потом и ко мне её принёс, попросив взять в ученицы. Да и исчез на долгие лета.

Ох и осерчала я тогда на него, да сейчас расцеловать готова, за подарок тот. Оказалась той девочкой Деяна.

А ученика своего узнала я, когда пришла в Китеж вместе с Деяной, да нашла ей в городе семью, что девочку с радостью приняли. Был тот ученик в дружине молодого князя Мстислава Родомировича, что занял место отца своего погибшего в сражении с очередным созданием хаоса.

Сделали мы вид, что не знаем друг друга, да на этом и остановились. Не оставили боги поступок его самоотверженный без внимания. Сама Мать-сыра земля взяла Ярополка под своё покровительство. Дала ему силу великую, сделав богатырём могучим, да вложив в него знание ратного дела.

— Где я и где ратное дело. — отмахнулась я от Казимира. Послышался облегчённый вздох Ярополка, вызвавший у меня улыбку.

Тысячу лет оттачивал княжич искусство воинское. Тысячу лет обучал его богатырь преданный, который умереть должен был ещё тогда, но упросила я Вия и Кощея, не забирать Ярополка в своё царство пока не исполнит он свой долг перед юным княжичем.

Многое отдать пришлось, чтобы просьбу мою услышали. Не одну жизнь невинную сгубить, но так было нужно и я не сожалела об этом. И теперь сожалеть не буду о поступке своём. Сняв морок, предстала я перед княжичем в своём истинном обличие. Испугался он сперва. Подскочил и руки перед собой поднял, словно защищаться собрался. А из соседней комнаты выскочил богатырь. В руках держал он нож и собрался броситься с ним на меня.

Вот только не смог он даже пошевелиться. Вместе с пищей местной пришло ко мне понимание, как силой местной управлять.

— Зовут меня Ягиня, дочь Макоши и супруга Велеса мудрого. Создала я это место силой мужа своего, чтобы сохранить твою жизнь Казимир. Но пришло время возвращаться в Явный мир. А для этого позволь вновь стать твоей наставницей?

Я замолчала и просто смотрела на Казимира, ожидая ответа. В это время Ярополк старался освободиться, но это было бессмысленно. В этом мире я была сильнее даже самого Рода-прародителя. Велес создал его, а мне предстоит разрушить, чтобы освободить Великого князя.

Понял Казимир, что не представляю я для него опасности и опустил кулаки. После чего уверенно кивнул, поняв, что от него ждут ответа и я продолжила.

— Тысячу лет минуло со дня твоей инициации. Изменился очень сильно мир. Как и многое в нём. Язык изменился, люди изменились и сила человеческая тоже изменилась. Исчезли на долгие века создания навьи, да и твари Хаоса-Утгарда. И вот сейчас вновь начали появляться они. Время настаёт и тебе возвращаться.

Сложно будет тебе принять все изменения. И поэтому я здесь. Позволил мне прародитель появиться здесь раньше срока твоего освобождения. Видно, хочет он, чтобы подготовила я тебя.

— Тысяча лет прошла? Значит, все, кого я знал и любил… — не стал договаривать княжич, потупив взгляд.

На этот раз я обняла Казимира. Хоть он и провёл в безвременье больше тысячи лет он всё ещё оставался ребёнком, которому нужно очень многому научиться. Но учиться этому он будет самостоятельно. Она лишь даст ему некоторые знания об изменениях, произошедших в мире. Да и то самые поверхностные.

Совсем скоро запустится новая веха в противостоянии с Хаосом-Удгардом и от княжича будет зависеть останется этот мир жив, или будет поглощён хаосом.

* * *
Купало или Купала


Купало (Купала, Купайло, Купайла) — Бог Летнего Солнца в славянском пантеоне Богов. В традиции православного христианства есть праздник, который называют — Иван Купало (День Ивана Купала). Для славян праздник Купала — один из самых важных. Обычай отмечать день летнего солнцестояния сохранился с древних времен. Один из Четырех солнечных Изломов, Купальский (летний) известен сегодня больше, чем зимнее солнцестояние, Весеннее или Осеннее Равноденствие.

Бог Купало — это сын Бога Огня, Семаргла и Богини Ночи, Купальницы. Он является братом-близнецом Костромы, Покровительницы влюбленных. Купало — один из солнечных Богов, поэтому его также понимают как Летнюю ипостась Бога Хорса. В Сварожьем Круголете Купало перенимает управлением подсолнечным Миром от Ярило, Бога Весеннего Солнца, а затем передает обязанность следить за солнцеворотом Авсеню — Богу Осеннего Солнца.

Купало- светлый бог летнего Солнца, света, тепла, любви, плодородия и чистоты, покровитель стихии водной и огненной в русской ведической традиции. Наряду с Числобогом и Колядой, он также является богом-покровителем времени. Купала — бог света солнечного и олицетворение победы света над тьмой. Солнце, которое мы видим на небе, суть видимый символ солнечного бога, у которого множество ипостасей и имён, летним ликом его является бог Купала. Почитают его в день летнего солнцестояния — один из старейших праздников в истории человечества, который отмечается по сей день во многих странах мира. В этот день проводят обряды очищения и обновления, наполняющие силой и энергией ярой солнечной.


Глава пятнадцатая


21.06.2022 Российская империя. Нижегородская область. Озеро Светлояр.

Казимир

— Вот видишь Ярополк, всё как и говорила бабушка Ягиня. Чувствуешь ласковые лучи солнца яркого? Ощущаешь свежее дуновение ветра? А чувствуешь, какие запахи вокруг? — произнёс я, сразу после того, как поставил морок. Всё, как и учила его бабушка Ядвига.

Сказала она, что приставлены наблюдать за городом соглядатаи разные и не нужно знать им, что вернулся Великий князь Китежский. Пока не пришло этому время. А как придёт, я сам узнаю.

— Ну да. Это явно лучше, чем ощущать, как от тебя воняет мокрой псиной, или потрохами упырей. — прошипел богатырь.

Вернувшись в Явный мир, вернулись и раны его, что были получены во время начала инициации. Руки Ярополка до плеча были покрыты страшными ранами и ожогами. Вновь вернулась боль, но терпел богатырь. Не мог показать он слабости перед учеником своим. И в этом всегда его проблема была.

Негоже богатырю русскому от ран стонать. Какими бы чудовищными они ни были. Воинов с самого начала обучения учат боль терпеть. Ничего. Пару месяцев обильного питания и даже столь чудовищные повреждения восстановятся. Жаль, что чародейство Меридия уже, как тысячу лет сошло на нет, а то бы вмиг вылечился Ярополк. А сам я ничего подобного не умею.

— Это, чего же творится? — повернув голову в сторону Ярополка, спросил я, ощутив неладное.

Что-то зашевелилось меня на шее, а потом и вовсе поползло по руке. Оказалось-то змейка маленькая голубая змейка. Перебравшись на обугленную плоть богатыря. Обвила змейка руку его и начала крутиться на ней. В тех местах, где касалась она руки Ярополка, постепенно стала новая плоть нарастать.

Исцелив одну руку, перебралась она на другую. А после вернулась обратно ко мне, обвившись вокруг шеи и замерев. Как только замерла змейка, перестал я её совершенно чувствовать. А внутри у меня словно улыбаться, кто начал.

Выходит, вместе с моим возвращением, вернулись и стихийные аватары.

— Молодец, змейка. Буду звать тебя Машкой. — произнёс я. И ощутил сразу, как пошло тепло от того места, где змейка примостилась. — И чего ты ждёшь Ярополк? Уже здоров, давай освобождайся. Да и меня вызволяй из цепей заговорённых не смогу я сам порвать их. Не вошёл ещё в полную силу.

— И не скоро войдёшь. Учиться тебе волховству надо. И надо было целую тысячу лет угробить лишь на изучение дела ратного. — в очередной раз взъярилась бабушка Ягиня. — Мог хотя бы изредка прибегать к наставлениям моим. Силы касаться да и понемногу колдовать. За время, проведённое отрезанным от мира, ты бы уже мог дорасти до волхва высшей ступени посвящения.

— Говорил же уже, что не было в том мире вообще никаких сил. Даже частицы хаоса и те отсутствовали. — произнёс я, наблюдая за тем, как Ярополк цепи начал распутывать.

Сам он меня ими привязывал, сам же теперь и отвязывает. Стоило только цепям от моих рук отстать, как сразу гасли руны, лишившись подпитки. А я ощущал, как по крупице силы ко мне возвращаться начинали. Уже и забыл, как цепи блокировали мои возможности по управлению стихийной энергией. Оставив лишь возможность воспользоваться силой хаоса.

Работал Ярополк не быстро. Но никто его и не торопил. Морок держался отлично, а попасть за пределы барьера никто не мог.

Бабушка Ядвига сказала, что воздвигла этот барьер сразу же после сорванной инициации. А снять его под силу будет лишь мне, когда посчитаю нужным. А будет это не раньше того момента, как я в силу полную войду. Тогда сам и пойму, как можно будет это сделать.

Вот последняя цепь пала с руки и смог я, наконец, плечи расправить да выпрямиться.

— Возмужал. Да и силы явно набрался. Из безвременья всё в мир явный в неизменном виде перенеслось. Плохо это. — задумчиво произнесла бабушка Ядвига. — И как мне теперь тебя за парня шестнадцатилетнего выдавать? Да тебе с виду лет двадцать не меньше.

— Ну так и скажи всем, что мне двадцать лет. — пожал я плечами.

— Я-то скажу. Вот только пошлют меня в имперской академии куда подальше со столь великовозрастным учеником. Туда возможно попасть, если тебе уже стукнуло шестнадцать, но ещё не исполнилось восемнадцать. Считается, что это лучший возраст для обучения магии.

— Какая ещё академия? — тут же спросил Казимир. — А ты сама меня разве не сможешь колдовству, да волховству обучить?

— В волховстве твоих знаний, итак, на несколько порядков больше, чем у любого современного волхва. А вот колдовать ты совсем не умеешь. Разве, что морок наводить. И то в этом искусстве всё зависит от личной силы создателя морока. А этого у тебя навалом.

Сказав это, бабушка Ягиня ударила посохом по земле и вся возвышенность задрожала. Со всех сторон из земли начали идолы подниматься и вставать на места им предназначенные. Было их почти два десятка и каждого я прекрасно знал.

А в том месте, где я на цепях висел, из земли появился крест, который тут же начали окутывать цепи.

— Волховство и колдовство нужно вместе применять. Только тогда по-настоящему сильным становятся тайные знания. — вновь заговорила бабушка Ядвига, убедившись, что всё идёт, как и должно. — Это я оставлю подарок для наблюдателей. А нам пора отправляться. Чую, что в беду внуки мои попали. Появилась в мире первая тварь Хаоса-Утгарда, после тысячелетнего перерыва. Смотри княжич и запоминай. Любой чародей может портал открыть к своему кровному родственнику.

Ещё раз ударила посохом бабушка Ягиня и за её спиной открылось слегка голубоватое окно портала. В него тут же прохладой горной повеяло. А в лицо полетели маленькие снежинки, которые жалили не хуже пчёл.

Как только открылся портал, уловил я присутствие большого числа чёрных частичек хаоса. Не стал никого ждать и первым шагнул в портал и оказался у подножия горы высокой.

— Аспид, мать его! — выругался за спиной Ярополк и мне пришлось прилагать усилия, чтобы остаться стоять на ногах. Просто богатырь отшвырнул меня в сторону, бросившись к уже поверженному змею.

Вокруг змея лежали тела храбров. Были они все на уровне воина. Немудрено, что аспид одолел из всех.

Но и сам змей не смог выжить. Отделили ему голову и прижгли рану, не позволив регенерировать. И сделали это явно, прибегнув к волховству. Ощущал я в воздухе отзвуки силы Перуна громовержца. Неужто кто-то смог на помощь призвать секиру его громовую?

— Ну совсем их одних оставить нельзя. Всего-то пару лет меня не было, а они умудрились на свою голову в бой с тварью хаоса вступить. Как ещё живы-то остались, ума не приложу. — начала причитать бабушка Ягиня, потихоньку подходя к туше мёртвого аспида.

Начал он уже постепенно рассыпаться, распыляя по воздуху чёрные крупицы хаоса. Из которых и состоял в основном.

Произнёс я тогда короткий заговор и начертил под ногами оберег. Тут же частички хаоса начали биться в агонии, не в состоянии выдержать нахождение поблизости от знака этого.

— А я уж думала, ты совсем всё забыл. — похвалила меня бабушка Ягиня. — Раз самой мне здесь делать ничего уже не нужно. Пойдём, покажу тебе дружину твою. Вернее тех, кто от неё остался.

Оказавшись в этом месте, у бабушки словно открылось второе дыхание. Начала она прыгать по камням, приближаясь к туше аспида.

— Молодцы. Поняли, что нужно скинуть змея проклятого на землю. Да и сами потом попросили у неё поддержки. А судя по тому, что смогли аспида победить, то откликнулась Мать сыра земля. Впервые за тысячу лет дошёл до неё зов богатыря русского.

— Помнишь, что говорил я тебе про аспидов? — спросил у меня Ярополк.

— Что силу свою они теряют земли коснувшись. Чужды эти создания земле матушке. В воздухе и на камне убить их практически не возможно, а вот на земле запросто. — тут же доложил я.

Вот только смотрю на змея и не понимаю совсем. Какой-то это аспид, совсем и не аспид. Крыльев нет. Да и клюв с рогами отсутствуют. По всему выходило, что это простая змея переросток. Вот только перенасыщенная чёрными частицам хаоса. Отсюда и сила змея этого.

— До только не аспид это. Змея хаоса, но никак не аспид. На аспидов я во время заточения насмотрелся. — сказал и получил похвалу от наставника.

— Бабушка!

Вдруг раздался резкий возглас. Я тут же повернулся в ту сторону, да так и замер. Бежала на встречу к Ягине девушка, явившаяся словно из видений моих, что часто приходили во время заточения.

Быть того просто не могло. Была она как две капли воды похожа на Роксану. Только волосы были тёмно-русые, да и глаза серые, словно водная гладь. А в остальном и лицом, и фигурой походила она на Роксану. Даже движения были схожими.

Увидев меня, девушка резко остановилась и ойкнула. Заметил я на её наряде причудливом несколько оберегов мощных, что человек только сам мог сделать. Ученицей она была бабушки Ягини. Только она научить могла, как обереги такие создавать. Под взглядом моим девушка засмущалась, зарделась вся, но не отвела глаза в сторону.

Точно так же и Роксана смотрела в тот день, когда вместе мы были. Тогда улыбнулся я девушке и тут же смутилась она, отведя глаза в сторону. Ну точно, всё один в один, как в тот день.

— Алёнка, егоза. Беги сюда. Знакомься — это Великий князь Казимир Китежский. Повелитель земли русской. Тот, кому вы впредь служить будете. — взяла слово бабушка Ягиня.

— Так он же совсем молодой ещё. На пару лет всего меня старше. — раздался голос с другой стороны от туши аспида.

Немного погодя вышел оттуда парень. Молодой ещё совсем, но было видно по нему, что знатный храбр. Гораздо более обученный, чем лежавшие здесь замертво.

— Молодой. — согласилась с ним бабушка Ягиня. — И поэтому вашей задачей будет помогать Казимиру во всём. Я ему уже немного рассказала об изменениях, произошедших в мире. Да и языку обучила. Да вот на большее времени не хватило. И сейчас его уже почти не осталось. Чувствую я, что скоро совсем придёт за мной Кощей. Ответ мне перед ним держать придётся. Отчего так долго избегала к нему в гости заходить. Да ускользала от взора его.

— Нет, бабушка. — тут же подскочила к ней Алёна и принялась рыдать.

— Будет тебе внучка. Я свой долг выполнила. Дождалась, пока Великий князь вернётся. Теперь ваш черёд помогать Казимиру. Без него сгинет наш мир в хаосе первозданном.

— Но бабушка. — попыталась что-то сказать девушка, но её остановил парень.

— Не нужно сестра. Бабушка нас об этом уже давно предупреждала. Оплакали мы её уже два года назад. А сейчас давай лучше порадуемся встрече. Пусть и будет она недолгой. Да и дел у нас сейчас много. Погибло в схватке с тварью хаоса больше половину дружины нашей. Помочь сейчас нужном тем, кому ещё успеем.

Сказав это, парень махнул рукой и развеялся морок, столь искусный, что даже я не смог его заметить. Увидели мы тогда людей раненых. В основном то всё храбры были, но и попадались среди них волхвы. Они в основном пытались помочь заговорами, но всё было тщетно.

Были все люди те поражены чёрными частицами хаоса. Поэтому раны их нельзя исцелить, не волховством не чародейством. Сперва нужно было избавиться от хаоса.

— Поможешь мне Машка? — спросил я и уловил, как отозвала змейка лёгким покалыванием в шее.

Тогда пошёл я к раненым, совершенно не обращая внимание на встревоженного Ярополка, напрягшегося как пружина. Готов был богатырь броситься в бой в любую секунду, опасаясь, что кто-нибудь посмеет напасть на меня.

Но опасения те были напрасными. Этих людей всю жизнь готовили, чтобы служить Великому князю. И вот он я перед ними.

— Ты умеешь исцелять заговорами? — спросил я у первого попавшегося волхва.

— Если только незначительные раны. Для остального требуется полноценный круг собирать. И чтобы во главе его Алена была.

Волхв ещё много чего говорил, но мне было вполне достаточно и того, что уже услышал.

— Тогда будь готов. — просто сказал я и подошёл к первому храбру.

Был тот парень немногим старше меня самого. Голова вся в крови у него была, но грудь ещё вздымалась. Значит, был жив он, а это главное.

— Начинай читать заговор. — сказал я волхву, протягивая ему свою руку. Другой рукой коснулся я обнажённой кожи храбра.

Машка к этому моменту уже переползла на эту руку, но никто не мог этого видеть. Ни они одни умеют морок искусный накладывать.

— Но так ничего не получится. — начал было говорить волхв, но одного моего взгляда хватило, чтобы остановился он и принялся заговор читать.

Заговор старинный, которым пользовались волхвы, чтобы исцелять хвори и недуги лёгкие. Явно не способен был помочь этот заговор сейчас.

«Сложно будет, но я помогу», — услышал я в голове голос ласковый и тут же разлилось тепло по телу и устремилось оно к храбру раненому. От удивления я едва не отдёрнул руку, но всё же сдержался.

Заговорила со мной Машка, что являлась воплощением водной стихии. Никогда о подобном не слышал. Нужно будет бабушку Ягиню расспросить об этом.

А между тем волхв уже произносил заговор и полились в меня его скромные силы целебные.

— Как из-под бел — горюча Алатырь-камня ручей с живой водой течёт. Водой, что приносит жизнь и исцеление. Так и из меня целебная сила течёт. Помогает раны залечить да вернуть здоровье.

Слабый очень был этот заговор, даже ни одного бога к помощи не привлекал. Мог с ним волхв пользоваться только своими силами. А если он не пятого круга посвящения, то сил тех у него было кот наплакал. В чём я сейчас и убедился.

Произнеся заговор всего один раз, едва не упал волхв, практически полностью обессилев. Пришлось мне его срочно подпитывать, подключаясь напрямую к родникам парня.

Даже сам не понял я, как получилось это у меня. Увидел, что слаб парень, как волхв. Все родники его какой-то дрянью затянуты и сила из них едва вырывается. Поэтому и хватило тех сил всего на один слабенький заговор.

Посмотрел я на бабушку Ягиню осуждающе, а она лишь плечами пожала, да пальцем мне пригрозила.

— Не останавливайся. А я тебя поддержу. — сказал я удивлённому волхву, когда почувствовал он, как силы его резко увеличиваться стали.

Но быстро спохватился он и тут же начал повторять заговор. Силы первого заговора не хватило даже через моё тело пройти, чего уж говорить об исцелении.

Вновь ощутил я тепло, но на этот раз не угасло оно начало перетекать сквозь меня к храбру раненому. А там уже Машка за дело взялась.

Раз десять произнёс волхв заговор, до того как начал шевелиться храбр. А ещё через один раз поднялся он совершенно здоровым.

— Кто ты? — спросил парень, глядя на меня, но в следующее мгновение упал на колени. — Прости князь, не признал тебя сразу. Видать, слишком сильно по голове меня аспид ударил.

В удивлении начал я головой по сторонам вертеть, наблюдая за тем, как встают на колени все, кто на ногах стоял. А было таких чуть меньше дюжины.

— Ты как понял кто я? — спросил я, продолжая смотреть по сторонам.

— Глаза твои князь, когда смотрел ты на меня, алым они вспыхнули и тут же отозвался коловрат мой, что при посвящении был нанесён. Говорили нам, что знак этот сразу проснётся, как предстанет перед нами Великий князь.

— Встаньте всё немедленно и не смейте при мне больше на колени бухаться. Это, что ещё за мода такая пошла? Не пристало человеку русскому на колени вставать. То разрешено делать лишь перед родителями, когда благословения ихнего просишь. Да, чтобы жену свою отблагодарить за дите долгожданное. То лишь рабы делают, которых на Руси испокон веков не было.

Говорила мне бабушка Ягиня, что изменилось многое. Но чтобы волхвы и храбры, на колени перед князем падали. Такого я себе представить не мог.

— Бабушка, ты почему дружину мою так плохо обучала?

— Я их и не обучала. Лишь со стороны присматривала, да новых членов находила. А если тебе чего не нравится, так возьми и сам их обучать начни. Вон они какие слабые оказались. Едва всех змейка слабая не перевела.

— Напитался аспид силой миллионов людей. — тут же вскочил парень, который морок над ранеными развеял и яростно начал глазами сверкать. — Высокую цену пришлось заплатить нам, чтобы одолеть его.

— А одолели? — спросила бабушка Ягиня и ударила своим посохом.

В этот момент я заметил, как чёрные частицы хаоса, что улетали из тела змея поверженного, стремительно обратно начали возвращаться. Не успел я и головы в ту сторону повернуть, как промчался мимо Ярополк, а вокруг раздались удивительные возгласы.

Повернув голову, увидел я, как закрыл Ярополк меня телом своим, остановив атаку змея. Стоял сейчас богатырь в пасти чудовищной и не давал закрыться ей.

— Попроси помощи у своей ящерки, или сам коснись стихии огненной и направь её на этого червя переростка, пока он Ярополка не схарчил. Вспомни, чему я тебя учила. — выкрикнула бабушка Ягиня.

Думать времени совсем не оставалось и как позвать стихию огненную, не знал я. Так же как с Машкой не получалось. Да и с огнём никогда я раньше не работал. Лишь воздух и вода поддавались ему для создания морока.

Ну раз огонь я не могу призвать, то буду пользоваться тем, что умеют. Тем, чему учился последнее время проведённое в изоляции. Как раз аспидов я там бил и бил их голыми руками.

Тут же прошёлся по телу уже ставший привычным холод. Тело отозвалось, что полностью готово и тогда бросился я в атаку.

— И зачем? — спросил я у бабушки Ягини, когда было покончено со змеем во второй раз. А все частички хаоса были собраны и уничтожены.

Вот только никто мне не ответил. На том месте, где стояла бабушка Ягиня, сейчас было пусто, а рядом опустившись на камень, горько плакала Алёна.

При виде плачущей девушки у меня сердце сжалось. Бросился я было её успокаивать, но остановил меня Ярополк.

— Говорила мне Ягиня, что недолго пробудет с нами. Также сказала, что с этого момента я становлюсь главой рода Велесовых. Членом которого ты становишься Казимир. На мои плечи ложится забота о тебе князь и о внуках её. Назвала она людей, которые мне помогут в этом. И просила удержать тебя от поступков горячих. Впрочем, как и всех остальных. Пойдёмте, последний подарок оставила нам мудрая Ягиня.

Богатырь указал на открытый портал, что висел в десятке метров от нас. Кивнул я со злобой посмотрев на останки мёртвого змея, что уже практически развеялись. Слишком много бед приносят людям создания Хаоса-Утгарда. А после моего освобождения и твари эти получили возможность снова вторгаться в Явь. Вновь сеять горе среди племени людского.

Должен я войти в полную силу и дать бой Хаосу. Навсегда изгнать его из мирового древа и обезопасить бел — горюч Алатырь-камень. А для этого учиться нужно.

Вот только кто теперь возьмётся за это? Кто сможет меня обучить премудростям колдовским? Как понял я, спустя тысячу лет, стали совсем слабыми все, кто тайными знаниями пользовались.

* * *
Стрибог


Стрибог (Ветровей, Ветродув, Стриба) — славянский Бог Воздуха и Ветра, отец всех ветров. Стремительный Стрибог первым узнает новости и старается успеть везде, он участвует во многих славянских мифах, помогает другим Богам. Стрибог — Бог стихии Воздуха, один из славянских стихийных Богов, к которым традиционно обращаются в заговорах и обрядах.

Стрибог — один из Сварожичей, детей Бога Сварога, Небесного Отца. Однако, Стрибог рожден не Матерью Ладой. Славянский Бог Ветра появился, когда Сварог ударил своим молотом по Алатырь-камню. Это было во времена, когда Боги готовились к первой войне между Правью и Навью, где встретились светлые и темные Боги славян.

У Стрибога много сыновей и внуков. Среди них Догода — Бог Хорошей Погоды и Теплого Ветра. Посвист — Бог Бурь и Холодных Ветров. Подага — Бог Жарких Ветров. Сиверко — Бог Северного Ветра. Полуденник и Полуночник — легкий дневной ветерок и ветерок ночной.

Славянский Бог Ветра Стрибог появаляется во многих славянских мифах. От быстрого Бога Ветра и его сыновей мало что может укрыться в мире Яви, поэтому славянские Боги обращаются к ним, когда хотят узнать новости. Стрибог и его сыновья часто бывают и вестниками Богов. Иногда для этого Стрибог оборачивается птицей Стратим.


Глава шестнадцатая


Богдан

Портал, открытый бабушкой, вёл во двор нашего поместья. Здесь уже собрались все старшие члены дружины и рода. Дядя Гриша — глава дружины, тётя Поля — старшая среди волхвов, после бабушки и дед Максим — старейший представитель рода Велесовых — архимаг водник. А рядом с ними стояли Феофан с Егором.

Духи-хранители выглядели очень серьёзными. Феофан поварёшку в руках держал, а Егор прут берёзовый, заговорённый. Даже я чувствовал, как от него силой тянуло.

Стояли они все нахмурившись и подбоченившись. Всё же покинула дружина поместье больше недели назад, не сказав ничего им. Да и смысла говорить им не видели мы с Алёной. Запретили бы старшие нам лезть в столь опасное дело и сами бы не полезли.

— Что это за хоромы странные? Мёртвые совершенно. Да и земля кругом словно на кладбище. Куда местный домовой смотрит? — нарушил тишину голос княжича.

Тут же устремились все взоры на него. Видел я, как у домового с дворовым глаза увеличиваться стали и слезами наливаться. Оружие у них из рук попадало, да и сами упали они на колени, начав рыдать навзрыд и благодарить Макошь, за появление спасителя.

Удивлению моему небыло предела. Никогда ещё не видел я духов-хранителей в таком состоянии. Но ещё больше удивился я, когда из портала вышел богатырь и отвесил княжичу звонкую затрещину.

— Совсем разучился, как вести себя в гостях нужно? Видать, мало тебя мамки в детстве гоняли. Ну ничего, я это быстро наверстаю.

— Не торопись воин. Лучше скажи, кто ты и почему явился с молодняком нашим? — спросил дядя Гриша, прекрасно поняв, что перед ним настоящий храбр. Храбр, который по силе и умению своему превосходит всех, кого видел он до этого момента. Тот, кого действительно можно богатырём звать.

— Прости хозяин нас. Давно мы не с кем, кроме друг друга не разговаривали. Отвыкли немного. — поклонившись в пояс, начал говорить богатырь. — Звать меня Ярополк Китежский. Воевода я дружины княжеской. Богатырь высшей ступени посвящения. Сражался под Черниговым, Киевом, Рязанью и всеми городами крупными, что на Руси имеются. Выходил и против тварей хаоса и против людей сражаться доводилось.

После каждого слова Ярополка всё сильнее и сильнее хмурился дядя Гриша, а духи-хранители ещё неистовее подвывать начинали.

— Говоришь ты вещи странные. Нет Китежа уже больше тысячи лет. Сгинули вместе с ним и все богатыри его и волхвы.

— Про дела столь давних дней неведомо мне. Ибо находились мы с Казимиром в заточении. Освободились несколько часов назад и встретились с молодняком вашим. К слову, отвратительно подготовленным. Почти все полегли в бое с совсем слабым созданием хаоса. В наше время даже воины, простые такого, одолели бы и даже не пострадал никто. А змея того, ученик мой один побороть смог.

Слова эти задели дядю Гришу. Да и меня тоже. Сравнил сейчас Ярополк их лучших храбров, большинство из которых уже поднялись до уровня воеводы, с обычными воинами.

— Зовут меня Григорий Велесов. Наставник я и учитель дружины родовой. Негоже так незнакомцу отзываться об учениках моих. Сильнее они любого воина, что можно встретить в краях наших. А Богдану и вовсе равных нет. Всего шестнадцать лет, а он уже по праву богатырём себя называть может. Первым за восемь сотен лет.

Тут же обратил свой взгляд Ярополк на меня и как-то не по себе мне от взгляда того стало. Понимал прекрасно, что в сравнении с Ярополком не богатырь я совсем. Видел я, как легко остановил великан змея проклятого. На месте устоял, даже не сдвинувшись. И сделал он это без чьей-либо помощи.

Словно Мать-сыра земля его сама подпитывала и помогала ему постоянно, без просьб всяких и заговоров. Не зря говорили, что раньше все богатыри силу свою от родной земли получали. И никто не мог с ними на той земле справиться.

Но думали мы всё, что сказки это. А теперь и сами увидели. Вот только, что именно ещё не осознали.

— Наставник должен быть всегда сильнее своих учеников. А если они его в силе перерастают, то должен отпустить он их тогда. Не сможет он научить их ничему более. — сказал Ярополк.

— Вот я пока и не отпускаю никого. Учить ещё их и учить. — ответил дядя Гриша, начав расстёгивать пуговицы на рубахе. Похоже, что обидели слова Ярополка его не на шутку и драться он с ним собрался.

— Вижу, обиделся ты на слова мои храбр. А зря. Слаб ты и твои ученики. И это факт неоспоримый. А коли хочешь убедиться в этом, так сразись с моим учеником. Ежели одолеешь его в честном бою, так извинюсь я перед тобой и преклонюсь перед твоим умением воинским.

Тут уже и княжич не сдержался, начал смотреть на Ярополка с удивлением. Видимо, не бывало ещё такого, чтобы богатырь извинялся и преклонялся перед чьим-то воинским умением. Видно было, что не боится Казимир боя с дядей Гришей. А вот я боялся. И боялся я за дядю Гришу.

Видел я прекрасно, как легко справился княжич со змеем, которого они еле-еле всей дружиной и при поддержке волхвов победили.

— А не боишься, что зашибу я парня твоего. Сдерживаться не буду, сразу предупреждаю.

— А чего бояться? Ежели зашибёшь, так значит плохо он мою науку познал и сам виноват. — пожал плечами богатырь.

— Быть по сему. — сказал дядя Гриша и начал рубаху скидывать.

— Остановись Гриша. Чую я силу великую, что от парня исходит. Сильнее он всех, кого я хоть раз в жизни видела. — положив руку на плечо дяде Грише, сказала тётя Поля. — Мне даже представить трудно мощь, что в парнишке скрывается.

— Оставь его Полина. Это мужское дело. Раз вызов брошен и принят, то негоже от него отказываться. А про парня ты права — силён безмерно. Меня даже трясёт от мощи его.

— Спасибо Максим Викторович. — поблагодарил старейшину дядя Гриша и вышел вперёд, при этом толкнув Феофана, который продолжал, что-то подвывать под нос себе. — Хватит уже на земле валяться, давай лучше организуй нам площадку для боя.

— Это мы с братом мигом. — сказал домовой.

Подскочили они с Егором на метр и тут же ударил во все стороны ветер. Да ударил с такой силой, что все назад попятились. Даже Ярополка сдвинуть удалось духам-хранителям. На своих местах остались стоять лишь дядя Гриша и Казимир.

— Сдерживаться не буду, поэтому в случае чего, прости меня, заранее. — сказал дядя Гриша.

— Уже вижу, что слаб ты и едва дотягиваешь до начального уровня воеводы. Богатырь твой в силе тебя уже перерос, а вот в умении ещё сильно отстаёт. — склонив голову набок, произнёс княжич.

Было видно, что он совершенно не воспринимает дядю Гришу всерьёз. Даже не принял боевой стойки. За подобную безалаберность дядя Гриша всегда очень жёстко наказывает.

Вот и сейчас неуловимым движением бросился он в атаку. И неуловим оно было практически для всех присутствующих. Исключением были лишь Ярополк, я сам и сражающиеся.

Княжич даже не стал пытаться защититься от удара. Показалось мне, что слишком переоценил я возможности княжича, а оказалось, что даже недооценил их.

Немного сдвинулся с места парень и прошёл удар дяди Гриши мимо. Также стало и со следующим ударом и ещё с двумя.

Правду сказал дядя Гриша, дрался он в полную силу, даже не думая сдерживаться. Вот только уровень его очень сильно не дотягивал до уровня княжича. Стал понимать это дядя Гриша и ярость охватила его. Что для воина было сравни смерти.

«Коли ярость охватит тебя считай, что уже проиграл ты бой». Всегда говорил дядя Гриша, а сейчас сам нарушил это правило.

И тут же наказал его за это княжич, нанеся всего один удар. Я даже не смог уловить его, не веря своим глазам.

Отлетел дядя Гриша в сторону, да и не смог больше подняться.

— А дела здесь обстоят намного хуже, чем я думал. — обратился Казимир к Ярополку. — Они даже защиты поставить не могут. Сразу понятно мне стало, почему их так сильно змей потрепать смог.

— Так как они тебе защиту поставят, когда вместе с нашим заточением всю Явь заточили? Не могли сюда ни Навьи ни Правьи силы проникать. Не могли воины заручиться поддержкой покровительницы нашей — Матери-сырой земли. Заснула она на долгие лета. И только сейчас просыпаться начинает.

Услышав слова эти, я набрался смелости и заговорил, привлекая к себе внимание.

— Аспида того победили мы лишь после того, как погрузили руки в землю и попросили у неё помощи.

— Отлично! — хлопнул меня по плечу, каким-то чудом оказавшийся рядом княжич. — Значит, слышит вас Мать-сыра земля. Может, из вас толк получиться. Начали силы, утраченные в мир возвращаться.

— И не только силы, но и нечисть всякая. — сказал дед Максим. — Уже как десять лет продыху не даёт никому. Так значит, вашего возвращения так долго ждала Ядвига?

Вокруг деда стремительно начала собираться вода, начиная летать вокруг него с немыслимой скоростью. Видел я подобное в его исполнении уже не раз. Дед готовился к бою.

Не успел ничего предпринять я. Не предупредить Казимира, не на помощь ему броситься. Атаковал дед водяным хлыстом, что камень легко режет. Атаковал он княжича, вот только дар его пришёлся на блок Ярополка.

Оказался великам перед княжичем и скрестив руки, принял на них удар. Удар, который должен был разрубить Ярополка пополам, но ничего подобного не произошло. Заметил я, как слегка светятся руки богатыря в местах соприкосновения с водной плетью.

Это, что защита, о которой только что говорил княжич? Если так, то получается, что и он с остальными дружинникам тоже способны на подобное? В таком случае они смогут дать бой магу своего уровня, что раньше считалось практически нереальным.

Воины могли сражаться с магами на равных лишь на невысоких уровнях посвящения, примерно до третьего. А дальше уже любой маг мог легко разобраться с воином одного уровня.

Здесь же было совершенно очевидно, что Ярополк мог на равных сражаться даже с дедом Максимом. Который по силе был далеко не последним человеком в империи. Да и умением своим он мог удивить многих.

Вот и сейчас не стал он удивляться, а сотворил сразу же ещё несколько техник, снова попытавшись достать княжича. Но тот стоял совершенно спокойно и смотрел, как в этот раз на его защиту пришли духи-хранители. Никогда не подумал бы, что способны братья на подобное.

Обернулись они не привычными всем кошками, а медведям могучими. Медведями, которые смогли остановить удар архимага.

— Остановись старые. — спокойно заговорил княжич. — Слишком стар ты, чтобы так напрягаться. Даже отсюда вижу, как родники твои готовы вот-вот схлопнуться. Даже мне неучу известно, что тогда станет с тобой в этом случае.

И чего там увидел Казимир? Как не приглядывался я не смог ничего странного увидеть. Сколько себя помню всегда таким был дед Максим, совершенно ничего не изменилось.

— Знаю, но не могу ничего поделать. В своё время я дал Ядвиге слово, что как только появится передо мной человек, который будет выдавать себя за Великого князя. Я его обязательно проверю. И выложусь по полной. Только если сможет он, выстоять против меня, признаю его. Весь род Велесовых и их союзники признают.

Впервые слышал я об этом. Да и по лицам остальных можно было сказать, что удивлены они не меньше меня. Хотя чего-то подобного вполне можно было ожидать от бабушки. Любила она устраивать такие проверки и давать подобного рода поручения.

— Ну в таком случае вот он я. Примени на мне свой самый сильный заговор или волшбу, неважно. Никому не вмешиваться!

Последние слова княжич выкрикнул, чтобы наверняка все услышали.

Ярополк начал ворчать что-то себе под нос, но всё же отошёл. А духи-хранители обернулись вмиг кошками и бросились наутёк, поджав хвосты.

Это на них так простой крик подействовал? Нужно будет и мне как-нибудь обязательно попробовать также поступить. А то порой такими надоедливыми бывают братья домовые.

Оставшись один Казимир сделал несколько шагов вперёд и раскинул руки в стороны. Тут же нанёс удар дед Максим. Огромный водяной волк возник за его спиной и громогласно зарычав бросился на княжича.

Ахнули все, когда поняли, что старейшина рода смог призвать саму стихию. Квинтэссенцию мощи, что открывалась лишь тем, кто смог развить свою силу до невиданных высот.

Поговаривали, что на подобное были способны лишь гении, что становились архимагами практически сразу после выпуска из магической академии. А таких во всём мире можно было по пальцам пересчитать. Та же Алёна и мечтать не могла о подобном.

Всегда я знал, что дед Максим силён, но чтобы настолько. Гордость за деда начала подниматься во мне. Гордость, которая быстро сменилась тревогой.

Тревогой за Казимира. От подобных атак нет защиты. Они сносят любые щиты на своём пути, оставляя лишь разрушения и смерть.

Видел я, как дёрнулся Ярополк. Как стремительно бросились наперерез водяному волку два кота. Как встрепенулась Алёна и воздела руки, которые начали слегка светиться. И это она без какого-либо заговора. Что для волхва, практически нереально.

Но все тут же остановились стоило волку обрушиться на Казимира. Протянул княжич вперёд руку, даже не собираясь защищаться. Это ему и не нужно было. Чудовищный зверь. Само воплощение водной стихии вмиг уменьшился до размеров крупной собаки и сейчас наслаждался ласками княжича, подставляя ему свой живот.

— Машка хочешь себе друга? Смотри, какой он ласковый. Ну чего ты сразу так? Ну ладно, ладно. Верну я его старику. Не будут на старости лет у человека силу отбирать. Ну всё. Хватит с тебя, возвращайся к хозяину и проследи, чтобы его родники не иссякли от такого перенапряжения. Это надо было додуматься прибегать к силе стихии, когда хранителя её в мире не было. Понять не могу, как он жив до сих пор.

Сказав это, Казимир хлопнул волка по загривку и тот радостно подскочив, побежал к деду и бросился на него. Вновь все ахнули, но вместо того, чтобы разорвать старейшину волк просто превратился в воду и намочил его. Но это совершенно не повлияло на настроение деда Максима, который сейчас выглядел самым счастливым на свете.

— Сказала мне Ядвига, что будет Великий князь с любой стихией ладить. Слушаться они его будут, как самые верные последователи.

— Ещё проверки какие будут? — устало спросил Казимир, глядя на тётю Полю.

Она одна осталась, кто не испытывала его. Но тётя лишь покачала головой. Ей и так всё было понятно, впрочем, как и абсолютно всем присутствующим.

Настало время, к которому они все готовились. Пришёл в мир Великий князь, а вместе с ним и силы могучие, что теперь будут противостоять друг другу и сражаться за Явный мир.

* * *
Агидель


Славянская Богиня Агидель, внучка Бога Сварога, известна на севере как Богиня Воды. Наши предки зависели от водоёмов, на севере рыболовство было одним из основных промыслов, поэтому различные виды воды наделялись различными божественными свойствами. Славянская мифология знает Водяных, Русалок, даже морского царя, Богиню Дану и Богов крупных рек (например, Бог Дон). Богиня Агидель — прежде всего, мифологическая спасительница земли от засухи, открывшая мировые воды, девушка, превратившаяся в воду реки. Таким образом, Богиня Агидель не богиня конкретного водоёма, а, скорее, проявление божественных милосердных к человеку свойств водной стихии.

Славянская Богиня Агидель чиста своим сердцем, душой. Только ей было подвластно однажды освободить Землю от губительного дыхания Аспида, что из Хаоса в мир пришел. Ее отвага стоила ей жизни, ведь она перевоплотилась в дивную реку, что сейчас Северной Двиной зовется. Несет свои потоки Агидель к морю Белому, отражается своей красой в каждой капельке.

Почитание Богини Агидель у славян было как к Силе животворящей. С ее помощью усталые путники могли напиться, отдохнуть. Она проливалась на землю благодатным дождем, чтобы вовремя семена взошли, ростки пустили, да богатый урожай уродили. Это Богиня Светлая в понимании славян. Она жизнь дарующая всем живым существам на земле.

Стихия Воды — одна из основных. Почиталась в народе той стихией, что тело человека наполняет. Вода — Агидель способна не токмо тело очищать, но и душу в равновесие приводить, выводя из нее все гадости нажитые. Лечебные свойства воды также не были чужды северным славянам. И поныне пользуются знатки волшебными заговорами:

Куда вода потекла, туда моя болезнь уходи.

Такой заговор особенно силён, когда наступает время ледохода, и все люди начинают умываться талой студеной водой. У кого руки болят, у кого ноги, кто простудился или жар в голове — всегда вода ледохода поможет. Особливо, ежели ее таким сильным заговором скрепить.


Глава семнадцатая


Казимир

Кто бы знал, насколько мне сейчас было тяжело. Ладно, справится с воином, не составило труда. Всё же намного слабее меня он был. Да и навыки его были весьма странными. Вроде и похоже на то, чему меня Ярополк обучал, но самую малость другое. Вот эта самая малость и делала меня намного сильнее. Да даже будь я на уровне простого воина смог бы справиться с этим человеком.

А вот проверка от чародея заставила по-настоящему меня напрячься. Силы вокруг я ощущал немало, да вот только управлять её толком не умел. Ну а с волком тем водяным и вовсе Машка мне вновь помогла, всё же очень полезная змейка оказалась. Остальные три стихии не торопились себя проявлять, а вот вода сразу же показала, что на неё можно положиться в трудную минуту.

В заточении не мог я стихий касаться, о чём сейчас очень сожалел. Намного легче тогда бы проходило моё обучение по контролю над ними. Но чего думать о том, что прошло уже? Думать нужно о том, что впереди ждёт. Да и то, вредно это очень. Лучше всего жить здесь и сейчас. Вот только привыкнуть слегка нужно к новому миру. Осмотреться, себя показать.

— Владыка. — бухнулся передо мной на колени старый маг, заставив меня скривиться от подобного.

— Быстро встань старче. Запомните всё и расскажите остальным. Никто не должен передо мной на колени вставать. Не рабы вы мне и никогда ими не будете. Если желаете выразить своё почтение, то достаточно будет поклона в пояс, да слов тёплых. А тем, кто старше меня и кланяться даже не нужно. Не люблю я этого. Никогда не любил.

Сказав эти слова, вспомнил я родных и слуг домашних. Помрачнел вмиг и даже сам не заметил, как над поместьем начали тучи стягиваться. Опомнился лишь после того, как гром ударил. Так громыхнуло, что все подпрыгнули. Тут же звуки стали со всех сторон доносится странные. Словно сотни навьих тварей враз вопить начали, пытаясь нас рассудка лишить. Подавляя любое сопротивление.

— Готовьтесь к бою. — выкрикнул я. — Навьи создания нас окружили и пытаются рассудка лишить. Не поддавайтесь им.

К словам моим прислушался лишь один Ярополк, тут же оказавшись рядом, готовый в любой момент в бой бросится.

— Феофан! Да выключи ты их уже! — не обратив на мои слова никакого внимания, выкрикнул старый маг.

В ту же секунду все крики прекратились.

Это как? Чтобы домовой да с навьими тварями, что за пределами его вотчины находятся, так легко справился? Да быть такого просто не может. Сильны домовые лишь на своей территории, а за её пределами их любая навка схарчит и даже не заметит никакого сопротивления.

— Это что, за колдовство такое, что столько навьих тварей разом извело? — удивлённо спросил я.

Впрочем и Ярополк был удивлён не меньше. Крутил богатырь головой по сторонам всё ещё ожидая нападения.

В этот момент раздался первый робкий смешок, а затем уже и все подхватили начавшееся веселье. Отпустило всех и начали смеяться они совершенно не сдерживаясь.

Лишь мы с Ярополком стояли и смотрели по сторонам, не понимая, что происходит. Что так развеселило всех?

— Успокойся княжич. Это просто сработала сигнализация после удара молнии. — сказала Алёна, немного успокоившись от смеха.

— Сигнализация? Это что, какая-то нечисть новая?

— Будет трудно. Но мы обязательно справимся. — глубоко вздохнула девушка, отчего ткань на её груди натянулась, что заставило меня сразу забыть о случившемся.

* * *
За время, проведённое в заточении вместе с бабушкой Ягиней, смогла она многое рассказать о мире изменившемся. Но и этого оказалось очень мало, чтобы даже представить реальную картину. Языку научила и словам новым. А вот в реальности всё оказалось намного сложнее. Те же сигнализации, что сработали, когда гром ударил, вон как напугали нас с Ярополком. А современный человек даже внимания на это не обратит. Мимо пройдёт и не посмотрит в ту сторону.

Предстояло нам теперь учиться в мире явном и учиться всему на примерах, которые бабушка Ягиня не могла нам показать.

Две недели мы с Ярополком непрестанно учились, прерываясь только на сон. Да и тот был очень коротким. Должны мы были узнать о новом мире как можно больше. Чтобы не повторялось таких случаев, как с сигнализацией.

Теперь мы уже знали, что такое сигнализация и для чего она нужна. Да и что такое машины знали. Были это повозки железные, что двигались без помощи лошадей и даже без магии.

Сперва не поверил я, что подобное возможно, чтобы без лошадей да и без магии. Но потом показали мне машину и даже прокатили в ней. Страху тогда натерпелся я, словно аспид меня проглотил и помчался дальше творить дела свои чёрные.

Но быстро привык я и понял, что ничего не угрожает мне в машине. А ехать в машине даже очень удобно. Сиденья были мягкие, удобные. Со всех сторон окна имелись и можно было смотреть куда захочешь. Управлялась машина при помощи колеса. Куда повернёшь его, туда и катится машина. В общем, очень оказалась интересная и полезная вещь.

Правда, катали меня только по территории поместья. Не разрешали пока старейшины нам с Ярополком в мир большой выходить. Сперва подготовиться к этому нужно было. А уж когда готовы мы будем, то только им одним и известно.

Помимо машин, полно было и других чудес, о которых в наше время даже подумать не могли. Это и свет, что можно в любое время включить и будет в комнате светло, как днём. И никакого волховства или чародейства там не было. И вода, что сама из крана текла и холодная и даже горячая. Не кончалась она и наливать её никуда не нужно было.

Ледник сейчас имелся в каждом доме и назывался он холодильником. Видимо, от слова холод, потому как было всегда в нём холодно и еда могла долго там находиться и не портиться.

К слову, о самой еде. Тоже сильно изменилась она. Столько всего появилось диковинного, что и не перечислить. Каждый день удивлялся я чему-нибудь новому. Одних овощей и фруктов сколько появилось. Очень понравилась мне картошка с румяной корочкой, да огурцы с помидорами солёные.

Но не всё в современном мире по нраву мне пришлось. Тот же хлеб нельзя было есть, как и сметану с молоком. Только попробовал я молока испить, как начал отплёвываться от гадости этой.

А вот чай и особенно кофе мне очень понравились. Бодрили они знатно и на вкус приятными были.

Было ещё очень много чего, что заставляло удивлённо восклицать нас с Ярополком.

За то время, пока находились мы с Ярополком в мире, созданном силой мудрого Велеса, люди научились многому. И научились они этому без помощи магии, богов или ещё чего. Сами все сделали.

Даже летать по небу научились. Строить птиц железных — самолётами их назвали. Самолёты людей и товары между городами и странами перевозили. И перевозили очень быстро.

Если раньше, чтобы добраться до города какого отдалённого можно было в пути провести несколько месяцев, то сейчас на такой же путь уходило несколько часов.

С трудом порой верилось во все чудеса современные, но видели мы их всё собственными глазами. На ещё одном чудном изобретении. Небольшой коробочке, что способна была вместить в себя все знания мира.

Можно было спрашивать у неё всё что угодно и найдёт она ответ. Вот правда почти ничего не знала она о богах, о Роде прародителе и враге его закадычном Хаосе-Утгарде. Да и про малый народец скудны были знания её. А про Навь, Правь и Славь и вовсе ничего не знала она. Лишь самое общее.

Что по славянским преданиям живут в Нави тёмные боги, а в Прави светлые. А про Славь там и вовсе ничего не было, лишь упоминалось название.

За тысячу лет объединились все княжества, став огромной империей. Что была больше всех в мире. Обрадовался было я новостям таким. Всё, как и хотел отец, когда говорил, что необходимо объединяться землям русским. Что сильнее становятся не только посланники Хаоса-Утгарда, но и соседи наши. Начали они уже на земли Русские заглядываться. Не ровён час решат к себе присоединить и делать это будут силою. Ибо не согласятся люди русские идти под руку к чужеземцам, что не чтят богов их и обычаев.

Но после того как начал дальше узнавать про объединение и всё с ним связанное. Радость моя пропадать стала. Стоило то объединение Руси очень дорого. Много крови пролилось. Убивали друг друга братья-славяне. Чего никогда допускать нельзя было. Ни один князь не пошёл бы на подобное. Это прямая подпитка Хаоса-Утгарда, когда брат на брата идёт, а сын отца убивает.

Стала слабой Русь в те времена и воспользовались этим друзья наши, которые оказались хуже любых врагов. Начали они нести свои ценности и богов своих, меняя людей русских.

Много было тех, кто поддался речам льстивым и уговорам слащавым. Но всё же было их гораздо меньше, чем тех, кто не предал веру предков и не предал их ценностей.

Две недели впитывали мы с Ярополком информацию. Помогали в этом заговоры, что творил круг волхвов под руководством тёти Полины. Знаниями своими она немногим уступала бабушке Ягини, хотя и была в сотни раз слабее.

Вообще, современные воины и маги были намного слабее моих современников. Если судить по силам того же деда Максима, как архимага и Богдана, как богатыря. Были они примерно на уровне мастера и воеводы соответственно.

Хоть и высокие ступени, но до тех же архимагов и богатырей им было ещё очень далеко. И причина здесь могла быть лишь одна. Тысячу лет закрытой была Явь, со всех сторон. Что для хаоса, что для порядка. А значит, и не нужны были сильные маги и воины.

Но теперь, когда барьеры пали, вновь стали нужны они. Начали постепенно просыпаться создания навьи, что почуяли вкуснейшее лакомство, которым для них всегда были души и тела людские. Уже появилась первая тварь Хаоса-Утгарда, что смогла весь мир хворью неизлечимой заразить. Хворью, что иссушала родники людские, отдавая всю силу из них твари той.

Это ещё сильнее ослабило и без того слабое население. Убили тварь дружинники Велесовых, но уже натворила она немало бед. Оберегом, что сотворил я при помощи бабушки Ягини, укрыло лишь Российскую империю и несколько соседних государств. На землях этих хворь совсем исчезла, а в других странах ещё продолжала бушевать. Силы людей больных после уничтожения змеи-хаоса просто исчезали, превращаясь в ничто.

Хотел бы я весь мир защитить, как и с землями русскими сделал, да только не смогу повторить подобное без бабушки Ягини. Слишком малы мои познания не только в волховстве, но и в чародействе, которое служило основой для того оберега.

Многое ещё нужно было узнать о новом мире. Но на это нужно время. Должна уже полученная информация уложится в головах наших с Ярополком. Богатыря бабушка Ягиня и вовсе сделала главой рода Велесовых и теперь ему предстоит вникать в дела родовые. У меня же была совершенно другая задача. Должен был я начать развивать силу свою колдовскую.

Если с воинским искусством всё отлично у меня было, то вот с магией дела совсем плохо обстояли. Родники мои были чудовищно огромными и била из них сила непрестанно. Вот только не умел я совершенно управляться с силой той. Не ум ел я её обрабатывать и чародейство тонкое творить. Мог, только грубой силой манипулировать. И то криво это как-то получалось всегда.

Не встать мне на путь даже простого князя, пока не научусь чародейству. Чего уж там говорить о Великом князе.

Это сейчас князь лишь титул, а тысячу лет назад это был высший ранг силы. Обладать им мог человек, развивший в себе сразу и воинское, и чародейское искусство. И таких людей было крайне мало.

А сейчас таких и подавно не осталось. По крайней мере, среди тех, кто на виду.

Да и воинов было довольно мало. Предпочитали люди идти по стезе мага. Но для этого необходимо было сперва попасть в академию магии. Как объясняла бабушка Ягиня, а потом и Богдан — это место в котором обучают магии. Бабушка эту тему вскользь затронула, сказав, что об этом ещё рано думать, а вот Богдан всё рассказал.

Удивился тогда я, зачем в какое-то специальное место холить и учиться магии, когда это может сделать практически любой маг. Главное о цене с ним сговориться.

— Так делали лет пятьсот назад, пока не появилась в империи академия магии. Попасть туда очень сложно. Нужно обладать определённым уровнем силы, не ниже мастера. А большинство поступающих и вовсе показывают потенциал архимагов. — начал пояснять Казимиру Богдан, с которым они сразу же сдружились. — Дома тебя маг мог научить только тому, что сам знает, а это очень узкий пласт знаний. В академии же магов обучает множество учителей, которые имеют знания в разных областях, что позволяет обучаться намного быстрее и эффективнее.

К тому же академия имеет сильнейшие защитные заклинания, которые позволяют любому ученику быть уверенным в собственной безопасности. Заклинания эти были разработаны специально для учебных заведений. Они многослойные и их не под силу взломать даже тысячи архимагов.

Принимают в академию лишь исходя из личной силы поступающего, невзирая ни на какие политические или другие причины.

Порой академия — это единственное место, где может укрыться человек из какого-нибудь отвергнутого рода. Даже если за его головой охотятся самые сильные рода империи. Подобное уже происходило не раз.

Было даже несколько прецедентов, когда академия посылала ко всем чертям императоров и королей. И наши правители тут не исключение.

Бывало даже так, что такой ученик заканчивал академию и выпускаясь из неё, уничтожал своих врагов. И делал он это благодаря знаниям, полученным в стенах академии.

Ещё много чего говорил Богдан, но запомнилось мне именно это.

Долго я потом ещё размышлял над этим и пришёл к выводу, что понять, что такое академия магии и насколько она действительно лучше, обучения у одного наставника можно, только побывав там.

Как оказалось, бабушка Ягиня уже позаботилась об этом. Она оставила послание, в котором говорится, что я должен будет поступить в академию уже в этом году. Вместе со мной туда отправляются и Алёна с Богданом.

Дед Максим после этого послания назвал себя старым дураком и тут же отправился делать документы для нас с Ярополком. В современном мире без документов ты был никем. Что нас тоже очень удивило. Человека делали человеком какие-то бумажки. А без них он был практически пустым местом и не мог практически ничего сделать.

Было решено, что и я, и Ярополк становимся членами рода Велесовых. Появление в роду сразу двух новых членов, один из которых тут же займёт место главы рода, вызовет много никому не нужного интереса. Но это был один из моментов, которого невозможно было избежать.

Пока меня просвещал Богдан по реалиям нового мира. С Ярополком то же самое делали дядя Гриша и тётя Полина.

Но знания, знаниями а всё же учиться лучше всего, если увидеть определённые вещи собственными глазами. Поговорить с местным населением и вообще мне дико хотелось посмотреть на современный мир, выбраться за пределы поместья. Особенно после всех диковинок, что увидел я за последние две недели.

— Это дело хорошее и правильное. — сказал дед Максим, когда я озвучил ему своё желание. — Слышал я на выходных в городе ярмарка должна быть. Карусели там разные приедут, артисты из столицы выступать должны. Вот и сходите с Алёнкой и Богданом. Как раз они тебе все расскажут и покажут. Знания твои о современном мире пока ещё скудны, но в случае чего внуки тебе помогут. Вот возьми.

Дед Максим протянул мне небольшую книжицу, на которой был нарисован орёл с двумя головами, каждая из которых была увенчана короной. Написано на книжице было «Паспорт Российской Империи».

Открыл я паспорт и увидел там свою фотографию. Ещё одна диковинка, которая создавала портрет практически мгновенно. Имелась в паспорте информация о том, как зовут меня, где и когда я родился, где живу. И ещё какие-то непонятные данные.

Читать я мог уже вполне сносно. И с этим проблем не возникло.

«Велесов Казимир Мстиславович. Дата рождения. 21.06.2005 Место рождения Нижний Новгород. Адрес регистрации Нижний Новгород Мещёрское озеро Поместье Велесовых».

И ещё какая-то совершенно непонятная информация. Кем и когда выдан паспорт, код подразделения и тому подобное. Это мне было совершенно неинтересно.

— Это основной документ в Российской империи. Благодаря паспорту, ты можешь… — начал объяснять дед Максим, но я уже, итак, прекрасно всё это знал.

Как только паспорт попал в мои руки, в голове всплыла вся необходимая информация.

— А электронного не было? — спросил я, перебивая деда Максима.

* * *
Мать Сыра Земля


Мать Сыра Земля, которую ласково зовут Земля-Матушка, — славянская Богиня Земли, Плодородия и всего, что связано с явной, земной жизнью. Её относят к Богам мира Яви, ведь всё, что окружает нас, так или иначе связано с Матушкой-Землей, выращено благодаря её усилиям. Славянская Богиня Земли обладает большой силой, потому к ней обращаются былинные богатыри, отправляясь на подвиги.

Мать Сыра Земля почитаема всюду. Чаще к этой Богине обращались женщины, связывая плодородие земли с возможностью рождения здоровых детей. Наряды замужних женщин всегда содержали вышивку с земными мотивами — такой оберег должен был принести женщине рождение здоровых детей. Мужчины чаще обращались к Матери Сырой Земле с просьбами о щедром урожае, а, значит, и достатке.

Мать Сыра Земля была создана Родом в начале времен. Славянские легенды рассказывают, что сперва Род создал Корову Земун и Козу Седунь. Их молоко превратилось в Мировой Океан. Тогда Род-Творец создал Алатырь-камень, лежащий посреди Мирового Океана и принялся сбивать молоко Коровы Земун и Козы Седунь. Так получился кусочек масла, из которого была сотворена Богиня Мать Сыра Земля. Из её тела появилась вся плодородная земля, которая есть в мире Яви, потому славяне с уважением относятся ко всему живому, что окружает их.

Славяне считают, что у Матери Сырой Земли есть сын Микула Селянинович. В своей суме он носит «всю тягу земную», потому другим богатырям не по силам её поднять.

Славянские мифы рассказывают, что не всегда люди распахивали землю и выращивали хлеб. Долгое время люди не обрабатывали землю, боясь причинить боль Матери Сырой Земле. Ведь вся земля в мире — тело Богини Земли. Когда же Бог Весеннего Солнца Ярило принес из заморских стран первые зерна и дал другим Богам попробовать хлеб, Боги решили научить людей растить рожь да пшеницу и делать хлеб.

Распахать первую борозду на земле Боги попросили Микулу Селяниновича, сына Матери Сырой Земли. Богатырь сперва отказывался причинять боль своей матери. Но Богиня Мать Сыра Земля сама попросила сына согласиться с предложением других Богов, так она заботилась о том, чтобы у людей во время долгой зимы было пропитание. С тех пор в день, когда чествуют Бога Ярило, вспоминают и Матушку-Землю, и зовут этот день праздником первой борозды.


Глава восемнадцатая


— Если нужно, то без проблем сделаем. Просто мне по старинке как-то привычнее. — произнёс удивлённый подобным вопросом старик.

— Нужно. Не хочу постоянно таскаться с паспортом. Так и потерять его недолго. А если все документы будут на маленькой пластине у меня на шее висеть, то они будут в большей безопасности.

— Сегодня же позвоню своему товарищу в паспортном столе и уже через пару дней всё будет готово. А пока обязательно возьми этот паспорт с собой в город. Мало ли пригодится. Это Алёнку с Богданом в городе много кто знает, а ты человек новый. Мало ли потеряешься.

Я просто кивнул, не желая расстраивать старика. Буквально вчера провели мы с Феофаном обряд один, после которого могу я домового к себе призывать, находясь даже за сотню вёрст. Как это сейчас называется? Вроде километр.

Даже если и потеряюсь, то призову Феофана, а домовой уж из любого места дорогу до дома отыщет. Так что потеряться мне не грозит в любом случае.

— Ах да, едва не запамятовал. Вот возьми ещё и эту приблуду новомодную. — протянул дед Максим небольшую карточку, сделанную из пластика.

Уже давно узнал Казимир, что материал этот сейчас самый распространённый. Делают из него практически всё. Разве, что еду, пока не научились. Хотя Богдан говорил, что подобное уже где-то начали разрабатывать.

— Кошель это новомодный. Или как у вас там называлось — калита, вроде. Не нужно таскать с собой деньги везде. Как в городе окажешься, Богдан покажет тебе, как пользоваться. Денег на карте лежит достаточно, так что можешь ни в чём себе не отказывать. Конечно, если не решишься машину там купить, или квартиру.

В этом случае лучше сразу ко мне иди, что-нибудь придумаем. Велесовы род не бедный и имеем постоянное пополнение бюджета, так что обращайся.

А вот за это спасибо. Даже тысячу лет назад на базаре без денег в кармане делать было нечего, а что уж теперь говорить. Как понял я, деньги сейчас люди платили практически за всё. Разве, что за воздух с них никто денег не брал. Да и то в этом я не был уверен. Уточнить надо.

— Спасибо дед Максим. — поклонился я старейшине и отправился во двор, искать Богдана.

Договорились мы с ним в два часа встретиться, а время уже к тому подходило. Посмотрел я на руку, на которой висел подарок Богдана — часы. Ещё одно дюже полезное изобретение. Время оно показывало. Это раньше они почитай только по солнцу и могли ориентироваться. Было лишь четыре времени суток — утро, день, вечер и ночь. Да и часов всего шестнадцать было. А сейчас придумали разделить день на двадцать четыре равных отрезка — часа. Часы, в свою очередь, делились на шестьдесят минут. А каждая минута на шестьдесят секунд.

Как объяснили мне, тысячу лет назад один час длился, как полтора современных. Там вообще получилась очень хитрая система. Но с подаренными часами разобрался я очень быстро.

Вот только плохо, что не было сейчас таких мер времени как — доля, мгновение, миг и сиг. Путался пока ещё я в секундах и было бы гораздо легче, если говорили мне в старых единицах измерения времени. Вот только, кроме меня, Ярополка и тёти Полины никто не знал старинного времяисчисления.

— Извини, немного задержался. Алёна попросила помочь ей с делом одним поскорее разобраться, чтобы она тоже с нами в город отправилась. — выбежал во двор Богдан.

Обрадовался я словам его. Очень мила была мне Алёна, а времени с ней рядом побыть и просто поговорить совершенно не было. Приходила она только учить меня. Но сразу после занятия убегала, говоря, что ещё много дел и они обязательно как-нибудь потом пообщаются. А во время занятия она на меня так строго смотрела, что у меня все глупости из головы сами вылетали.

А теперь она сама решила отправиться с нами в город и не учить меня там, а просто погулять. Сразу хорошо так стало на душе, что даже петь захотелось. Начал я себе тихонько мотив немудрённый под нос напевать, даже не обращая внимание на непрекращающего тараторить Богдана.

Парень он был хороший, но порой слишком говорливый. Это сейчас мысли мои были заняты предвкушением время проведённого вместе с Алёной, а обычно я был вынужден слушать трёп парня. Половину из которого просто не понимал.

Какие-то блогеры, стримы, подкасты. Твич, ютуб, порнхаб и ещё кучу непонятных слов говорил парень. Даже не предавая значение тому, что не понимаю я их. А времени, чтобы ещё и это всё узнавать, у меня просто не было. Да и желания никакого.

— Ну все мальчики. Извините за ожидание. Теперь можем идти. — раздался голос долгожданной Алёны.

Увидел я её и обомлел. Словно сама Лада спустилась к нам из хором своих в Прави. Вспомнился мне сразу тот вечер перед инициацией и даже не мог сказать я сейчас, кто красивее Роксана или Алёна. Если воительница брала своей брутальностью, то Алёна, наоборот, была нежна, как первый весенний цветок.

Такая разница, даже несмотря на практически идентичную внешность. Даже не знаю, что мне больше по нраву.

— Что-то не так? — увидев мою реакцию, спросила Алёна и начала крутиться на месте, пытаясь рассмотреть себя.

При этом подол её сарафана начал крутиться, а верх ещё сильнее к телу прижался, заставляя сердце моё бешено колотиться. Вспомнил я ласки Роксаны и сразу дышать трудно стало.

— Да хватит крутиться перед нами. Поехали уже, а то пропустим самое интересное. Займут все места самые зачётные. Будем с вами в затылки смотреть да проклинать свою нерасторопность.

— Ну тогда вперёд. Я за руль! — промчался мимо нас вихрь по имени Алёна, при этом оставила она после себя шлейф нежнейшего цветочного аромата.

Впервые ощутил я подобный этот запах, но тут же был очарован им. И снова всё испортил Богдан, который схватил меня за руку и потащил следом за сестрой.

— Вот почему ты всегда за руль садишься? — начал ворчать Богдан, сев в машину.

— Потому что у тебя увальня даже прав нет. Я экзамен с первого раза сдала, а ты уже который раз пытаешься? Сорок шестой? Или больше уже? Я после семнадцатого уже сбилась. — рассмеялась девушка.

Богдан тут же надулся и уставился в окно, лишь буркнув себе под нос, что двадцать второй только.

Разговор их был не особо мне понятен, но ясно было, что пристыдила чем-то Алёна брата.

— А разве сложно так научиться машиной управлять? — спросил я.

— Научиться несложно. А вот доказать потом инспектору, что ты это умеешь. Для некоторых становится невыполнимой задачей. — снова подколола брата Алёна.

— Наверное, очень строгий этот инспектор?

— Да нет, обычный. Просто правила дорожного движения учить надо и по сторонам внимательнее смотреть. Да Богдан?

— Да они просто сговорились все против меня. То машину развалюху дадут, то маршрут какой-нибудь зубодробительный выберут. А уж про инспекторов, которые даже к одежде моей придираются, вообще молчу.

Вот так и ехали мы под ворчание Богдана. Смотрел я по сторонам и дивился тому, как сейчас люди живут. Как изменился мир Явный за тысячу лет.

Дома в самые небеса уходят. И все размером больше княжеского терема. Везде плакаты с рекламой стоят, вывески светятся. Да и вообще всё светится, даже несмотря на то, что день ещё.

Как отъехали мы от поместья, так стремительно начал пейзаж за окном меняться. Деревья полностью исчезли, сменившись домами и ещё какими-то сооружениями, которые я не знал, как называются. Не было в полученных мной знаниях этой информации.

А чем глубже в город мы въезжали, тем грустнее становилось мне. Даже не помогало то, что Алёна рядом была. Начали встречаться лишь редкие клочки земли не укрытой.

Вот смотрел я на всё это и даже не знал, как относиться. Нравится мне всё это или нет. С одной стороны, хорошо. Идёт постоянное развитие. Не стоят люди на месте, постоянно придумывая штуки новые. А с другой стороны, совсем ушли они от истоков своих. От природы. От земли матушки. Закатали её асфальтом, или плиткой закрыли. Деревьям и растениям сразу места не стало. Животных и птиц изгнали из городов своих. Даже всем привычных крыс и мышей не видно было. Так пара ворон, да воробьёв увидел я, пока ехали.

— Это одна из бед современного человечества. В обмен на блага цивилизации всё сильнее и сильнее мы отдаляемся от природы. — ответила Алёна на вопрос мой. Не смог я сдержаться. — Но есть люди, которые стараются с этим бороться. Уезжают в леса глухие и живут там в единении с природой.

— Психи.

— Почему тогда так все не делают?

Одновременно сказали Казимир с Богданом.

— Психи только те, кто не понимает, насколько важно быть вместе с природой. Особенно сейчас, когда вернулись силы утраченные. — Ответила Алёна сперва брату, а потом и мне. — А не делают так все, потому что мыслят так же, как и мой братец. Не нужно им это. Привыкли они к благам цивилизации и не хотят ничего добиваться тяжёлым трудом. Практически всё сейчас за человека машины делают. Наша роль постепенно сводится к надсмотрщикам за железками всякими.

Заставили эти слова меня вновь задуматься. Как такое вообще могло произойти? Ведь природа одна из важнейших составляющих мира. Почитали в наше время природу и всех духов, что олицетворяют её. А сейчас люди поклоняются лишь мошне собственной.

Сидел я и смотрел в окно. Как мелькали один дом за другим, а между ними сновали люди, торопящиеся по своим делам. И даже не обращающие внимание, что мертво всё вокруг них. Сюда ни один домовой и дворовой не придёт. Лишь злым духам в подобном месте раздолье будет.

Злым духам да волотам[2], что так камень любят. Вот, кстати, только что они проехали одно место, где стояло несколько деревьев, а из-под земли там как раз волот выбирался.

Только сейчас понял я, что увидел. Тут же закричал, чтобы Алёна разворачивалась. Волоты и в его время были огромной редкостью. Просто не появлялись они в городах, а если и появлялись, то несли лишь одни разрушения.

Пугливые были великаны эти. От страха своего впадали в ярость и начинали крушить все вокруг. А чтобы напугать волота, достаточно было крикнуть посильнее.

Вот перед их машиной пролетело дерево с корнем вывернутое, а значит, уже напугал кто-то великана. Теперь только силой его успокоить можно будет.

— Сидите в машине и не выходите. А я пойду с волотом пообщаюсь. Успокоить его нужно, пока бед не натворил. И как он вообще здесь оказался? — сказал я, выскочив из машины, хотя Алёна ещё даже не остановилась.

Приземлившись на ноги, побежал я к тому месту, где видел волота. Слышал прекрасно, крики людей и звуки погрома, что устраивал напуганный великан.

Выскочил я из-за угла дома и тут же обратно юркнул. А дом тот сотряс удар сильный. Бросил великан машину и едва не прибил меня.

Совсем дело плохо, так и пострадать кто-нибудь может. И как назло, земли нигде открытой не было, лишь в том месте, где волот буянил. Не получить мне помощи от земли-матушки, находясь на асфальте. В то время как великан вовсю пользуется её помощью. Были волоты детьми земли и постоянно имели подпитку от матери своей.

Лишь тот воин мог богатырём себя называть, который волота в честном поединке поборол. И заслужил покровительство земли-матушки.

У меня пока такой возможности не было. Лишь слова Ярополка об умении и силе моей. Но теперь появилась возможность самому себе доказать, что имею право называться богатырём. Ох и тяжело сейчас придётся. Но кроме меня, никто не сможет успокоить великана.

Собравшись с духом, вышел я из своего укрытия и увидел, как великана со всех сторон атакуют чарами. Кто огненными шарами кидал, кто водяными. Были и те, кто бил молниями и камнями бросался. Но всё нипочём было великану. Лишь ярился он ещё сильнее. Не могла никакая магия его шкуру пробить. Даже самым могучим колдунам нашего времени то не по силам было, а чего уж говорить о современных.

— Уходите все! Вам его даже не поцарапать! — заорал я, бросившись вперёд.

Только не успел самую малость с предупреждением. Вырвал великам большой кусок асфальта и бросил его в одного из нападавших. Бедняга ничего не успел предпринять. Отлетел он поломанной куклой в сторону, да и замер. Видел я, как голова у бедняги раскололась. Как бы теперь навьей тварью ни стал. После подобной смерти вполне и такое статься может.

Такая возможность представилась ещё троим, кто осмелился напасть на волота. Ярился великан и чем сильнее его ярость была, тем больше силы он черпал у своей матери.

Слышны стали завывания сирен, а значит, сюда спешили охранители городские. Нужно было торопиться, пока жертв не стало ещё больше.

Выждав момента, пока великан отвернётся, чтобы атаковать ещё одного своего обидчика, я бросился к нему и нагнувшись проскочил под ноги, обхватив их руками. Это позволило мне резко встать и оторвать великана от земли.

Ноги мои застонали и начали медленно погружаться в податливую землю. Срочно нужно было убрать великана подальше от земли и лишить его подпитки силой.

Вот теперь я говорил спасибо тем, кто закатал почти весь город в асфальт и плитку. Огромных усилий мне стоило выбраться из рыхлой земли. К тому же волот так просто не собирался сдаваться. Он дёргался и извивался, словно выброшенная на берег рыба. Пытался достать меня, но пока ничего не выходило у него.

Но помимо великана немало хлопот приносили и атаки горе борцов с нечистью. Пару раз прилетело и мне. Но благо, что были эти снаряды слабыми. Моя естественная защита с ними вполне справлялась.

Яростные крики великана оглашали улицу, а я шаг за шагом приближался к асфальту. Не переставая просить помощи у Матери сырой земли. Хоть и не заслужил я ещё её одобрения, но не отказывала мне земля-матушка в помощи. Только это мне позволило продолжать движение.

Собравшись с силами, сделал я ещё один рывок и оказался на вмиг захрустевшем, под моими ногами асфальте.

Стремительный рывок и я побежал с великаном на плечах вперёд, круша асфальт под ногами. Буквально через двадцать шагов я сбросил этот груз и вздохнул с облегчением. Теперь мы с великаном были практически на равных. Каждый при своих силах, не имея возможности взять заёмных.

— Всё хорошо. Тебя никто не хочет обижать. — начал я пытаться успокоить волота, одновременно уворачиваясь от его атак.

Но, как его успокоишь, когда эти бараны продолжают атаковать. Видят же, что ничего не могут сделать, но все равно лезут.

— Все прекратили атаковать великана. — заорал я, но мой крик перекрыл рёв волота.

Какой-то особенно умственно одарённый парень нашёл где-то длинную металлическую палку и ударил ей великана по голове. За это он тут же был отправлен в полёт, который закончился в окне ближайшего здания.

На мгновение воцарилась тишина, которая позволила мне наложить морок. Теперь смогу я спокойно сражаться с волотом, не боясь, что какие-нибудь умники снова все испортят.

Все сейчас видели, как великан схватил меня и со всех ног помчался в противоположную сторону, скрываясь за домами. Было у меня минут десять, пока держится морок. За это время нужно разобраться с великаном. Либо победить его, либо успокоить.

Вариант с успокоением сейчас казался слишком нереальным. Слишком разозлился волот после удара по голове. Выпучил глаза, покрытые кровавыми полосами, на губах выступила пена, а ноздри раздувались словно меха в кузнице.

— Может, поговорим? — спросил на всякий случай я.

Но нога волота, пролетевшая совсем рядом, сразу ответила на все вопросы.


* * *
Немного о том, как наши предки обозначали части времени.



Год они называли летом, которое состояло из трёх периодов: оусень, зима и весна. Каждый период состоял из трёх месяцев (всего 9 месяцев вместо нынешних двенадцати), а в месяце было 40 (в четных) или 41 (в нечетных) день. Каждый 16-ый год был «священным» (аналог нашего високосного года) и в нём все месяцы длились 41 день, чтобы учесть набежавшие за 16 лет 4 дня.

В каждой неделе у славян было 9 дней. То есть, несмотря на то, что месяц у них длилися 40 или 41 день, количество недель было, как и сейчас, примерно 4,5. Любопытно, что в двух месяцах (40+41 день) был 81 день, то есть 9 полных недель. Таким образом славяне могли быстро и точно высчитать какой день недели был много лет назад.

Дни недели у наших предков назывались намного логичнее, чем сейчас.

1 день — ПОНЕДЕЛЬНИК, то есть после недели (через 7 строчек смысл станет понятен).

2 день — ВТОРНИК, от слова «второй».

3 день — ТРИТЕЙНИК, от слова «три». «Среда» появилась в семидневной неделе, от слова «середина», потому что среда — это середина рабочей недели.

4 день — ЧЕТВЕРИК (позже — четверг), от слова «четыре».

5 день — ПЯТНИЦА, от слова «пять».

6 день — ШЕСТИЦА, и снова всё логично, от слова «шесть», никакой субботы не было.

7 день — СЕДЬМИЦА, от слова «семь».

8 день — ОСЬМИЦА, то есть «ось земли», раньше говорили не восемь, а осемь.

9 день — НЕДЕЛЯ, то есть «нет дел».

Ну и ещё раз про понедельник. Так как последний день недели назывался «неделя» (простите за каламбур), то понедельник — это день после недели, то есть (по-недель-ник).

Вот вам цитата из «Конька-Горбунка»: «…и на первую седьмицу он поехал в град-столицу…» или из «Каменной чаши»: «…вот осьмица уж прошла, и неделя подошла…».

Ну а теперь про время и часы. Современные 24-часовые сутки пришли к нам из христианства. Придумал их не папа Римский, он их просто позаимствовал. Придуманы они были ещё Древнем Вавилоне. У них была шестидесятеричная система счисления (третья ссылка в конце как раз об этом) и числа 12, 24, 60 очень хорошо с ней согласовывались.

У славян же была шестнадцатиричная система счисления (16 кг в пуде, в круголете 16 лет, в 16 лет девушка могла выходить замуж и так далее), поэтому и сутки у них длились 16 часов. Во многом это было логичней и правильней.

Во-первых, стоит напомнить, что юлианский календарь убежал за два тысячелетия на 13 лет, а древний славянский за многие тысячелетия (сейчас идет 7530 год по славянскому летоисчислению) остался очень точным.

Во-вторых, у славян не было непонятного деления на до полудня и после полудня. У них было четыре равных части дня: утро, день, вечер и ночь. Каждая часть длилась по 4 часа.

Сутки у славян начинались намного логичнее — вечером, после захода Солнца, когда люди ложились спать. Начинать сутки в полночь — это опять-таки христианская идея, им так было удобнее, потому что в полночь начиналась служба.

В простом лете (раньше год называли летом) было 365 суток, а в священном лете (каждый 16-ый год) было 369 суток.

В сутках 16 часов. То есть 1 славянский час = 1,5 современным часам.

1 час делился на 144 части. «Минута» — это слово латинского происхождения. На Руси часы делили на части. 8 славянских частей = 5 современных минут.

1 часть = 1449=1296 долей. Сейчас минуты делятся на секунды, но «секунда» — это опять-таки латинское слово. У славян части делились на доли. Сейчас в одном современном часе 3600 секунд, а у славян в часе было 186624 доли. Деление было намного более мелким.

Сейчас у нас секунда является минимальной мерой времени, потом уже идут миллисекунды, наносекунды и так далее. То есть, несмотря на то, что вавилонская система была шестидесятеричной, дальнейшее деление происходит по современной десятичной системе — не совсем логично. Не предусмотрели вавилоняне, что может быть что-то меньше секунды. А вот у славян деление идёт на намного более мелкие отрезки времени.

1 доля = 72 мгновения. Отсюда слово «мгновение».

1 мгновение = 760 мигов. Мы до сих пор пользуемся словами «миг» и «мгновение», когда пытаемся описать какой-то очень короткий промежуток времени или говорим о чем-то совершенном очень быстро. Например, выражение «я мигом», «мгновенно» и так далее.

1 миг = 160 сигов. Отсюда и слово «сигануть», то есть быстро переместиться или прыгнуть на бегу.

Каждый час имел своё логичное название по роду деятельности, которым обычно занимаются в это время.

Сутки начинались с вечера, с захода солнца.

Вечер

1 час — Паобедъ — означало начало нового доброго дня — он длился с 19:30 до 21:00 по нынешнему зимнему времени (напомню, что Россия с осени 2014 года постоянно живет по зимнему времени). Именно в это время начинались новые сутки. Причем у славян не было никакого 00:00. Говорили 16 часов 143 части, а уже 144 части — это первый час.

2 час — Вечиръ — появление звездной росы на Небесах — с 21:00 до 22:30.

3 час — Ничь — нечетное время трёх Лун — с 22:30 до 00:00.

Ночь

4 час — Полничь — полный путь ночных Лун — с 00:00 до 01:30.

5 час — Заутра — звездное утешение росы, то есть звезды становились «тише», были не такими яркими — с 01:30 до 03:00.

6 час — Заура — звёздное сияние, то есть заря — с 03:00 до 04:30.

7 час — Заурнице — окончание звездного сияния, то есть звезд уже не видно— с 04:30 до 06:00.

Утро

8 час — Настя — утренняя роса — с 06:00 до 07:30.

9 час — Сваоръ — восход Солнца доброго дня на Небесах — с 07:30 до 09:00.

10 час — Утрось — успокоение росы — с 09:00 до 10:30.

11 час — Поутрось — пусть собирания успокоенной росы — с 10:30 до 12:00.

День

12 час — Обестина (обестна) — обедня, совместное собрание — с 12:00 до 13:30.

13 час — Обесть (обед) — трапеза, время принятия пищи — с 13:30 до 15:00.

14 час — Подани — время отдыха после трапезы — с 15:00 до 16:30.

15 час — Утдайни — время окончания работы — с 16:30 до 18:00.

Вечер

16 час — Поудани — завершение дня — с 18:00 до 19:30.

Как видите, последний час суток был уже вечерним, а следующие сутки начинались с первого часа. На фотографии ниже часы, по которым видно, когда у славян был вечер, ночь, утро и день, плюс они объединяют в себе сразу две системы счисления времени: славянскую и нынешнюю. Единственное «но» — часы на картинке приведены в соответствие с летним временем, а мы живем по зимнему, то есть есть сдвиг на час.


Как и в случае с неделей (неделя заканчивалась девятым днём, который назывался «неделя»), сутки у славян заканчивались временем, которое называлось «день», поэтому мы поныне говорим «день прошел», а не сутки.

Фраза «вот и день прошёл» — это тоже народная память тех времен. Ведь у славян сутки менялись в начале вечера, а не в полночь.

Или другая поговорка: «Утро вечера мудренее» — утро по славянским часам — это третья четверть суток, а вечер — первая. Вечером готовятся ко сну, ночью — спят, а не проблемы решают, а вот утро по славянским часам — начиналось с 12 часов (по-нашему в 06:00), тогда голова свежая и можно мудро всё оценить.


Глава девятнадцатая


Хоть и были волоты дюже сильными, но совершенно не имели никакого понятия о воинском искусстве. И зачастую дрались, просто размахивая ногами и руками во все стороны. Не гнушались они пользоваться и подвернувшимися под руку средствами. Излюбленным были деревья, что вырывали волоты с корнем и использовали потом в качестве дубины.

Но всё это отлично работало против обычных мужиков, которые и были зачастую жертвами великанов. Против воинов, даже не высоких ступеней подобное уже не могло помочь. Что и начал я демонстрировать, нанося великану один удар за другим.

Начал волот ещё сильнее яриться. Хоть и не мог я ему причинить вреда, но обидно было, что мелочь такая обижает тебя.

— Успокойся и я тебя отведу в место, где полно земли чистой и горы есть. — попробовал я ещё раз достучаться до великана. И даже показалось мне, что на мгновение он замер и уши навострил. Но потом вновь попытался прибить меня.

И вот как с ним справится? Он не мог получить подпитки, но и мне справиться с ним сейчас практически нереально. Как же богатыри справляются с волотами? Спрашивал я об этом Ярополка, да вот только не ответил он мне. Сказал, что как время придёт, сам я должен буду способ победителем из боя выйти, а не пользоваться чужими советами.

Да и батюшка также сказал. Правда, добавил он ещё, что к тому времени, как с волотом встретился, уже колдовать неплохо умел и помогло ему это очень. А я из колдовства всё, что умел, уже использовал.

Погнались горе-защитники города за мороком, да и сирены сменили своё направление. Что было очень хорошо.

Мне бы подумать спокойно, а не постоянно уворачиваться от атак великана, да и не позволять ему вновь добраться до земли матушки. Не хотелось потом всё сначала начинать.

Обменялись мы с волотом ещё несколькими ударами. Ну как обменялись, я бил, а потом уворачивался. Попади по мне великан и отправлюсь я в полёт, аки птица перелётная. Сдюжит защита по приземлению или нет, не знал я. И проверять как-то не хотелось.

Вдруг заиграла мелодия незнакомая и слова сами стали с губ срываться.

Через дебри вековые,
Сквозь далёкие края,
Вышли братия родные —
То Даждьбога сыновья.
Стяги грозные вздымая,
Возродим былую Русь!
Сохраним заветы Прави —
Пред Богами я клянусь!
Ой-да, матушка,
Ночька-Свароговна,
Скрой седые заветы отцов
От глаза чёрного люта ворога
В гуще священных лесов.
По мере того как пел я, волот начал успокаиваться. А с последними словами и вовсе на землю сел, да голову руками прикрыл. И даже показалось мне, что плачет он.

— Отправляйся домой, к матери. Никто тебя не обидит, я обещаю. — обратился я к великану.

Поднял волот голову и увидел я глаза, полные страха. Сразу совестно мне стало, что бил волота, но по-другому просто нельзя было поступить. Из-за страха своего великан уже несколько человек убил, а могло смертей быть гораздо больше.

Даже думать не хотелось, сколько было бы жертв, ни окажись меня поблизости. Никак сама Макошь направила нас сегодня в город и именно этим маршрутом. Но сколько таких случаев было в других местах? В других городах и странах?

И ведь не знают люди современные, как бороться с новыми напастями. Как ту же навку успокоить и обратно в Навь прогнать. Как человека от укуса вурдалак излечить и оставить в Яви. Как с лешим подружится, да и кикимору о помощи попросить.

Но уже были у меня кое-какие мысли по этому поводу. В современном мире было множество способов доносить информацию до людей, которые находились даже очень далеко. Вот только не знал я, как начать это всё делать.

Для этого помощники мне нужны и первый крадётся за спиной. Вернее, первая.

Заметил я Алёну уже давно. Как и то, что это именно она подсказала мне слова песни, что волота успокоила. И её чародейство ту музыку создало.

— Только не напугай его. — тихо произнёс я, когда Алёна подошла достаточно близко.

— Что это за создание?

— Самый обычный волот. Существует поверие, что славяне именно от них произошли. Но это неправда. — тут же исправился я, увидев, удивлённые глаза девушки.

Но как оказалось, удивили её не мои слова. Похоже, она меня даже и не слушала. Увидев, что великан плачет, она пошла к нему. Я стоял и смотрел на это с замиранием сердца. Великан не только не испугался и не отстранился от Алёны, а наоборот, потянулся к ней. Прижала она свою ладошку маленькую к его щеке и аккуратно вытерла слёзы.

— Не бойся маленький. Совсем кроха ты. Отбился от рода своего, да и попал к нам, не справившись с открытием перехода.

Каждое слово Алёны сопровождалось жалобным уханьем волота. А я стоял и смотрел на всё это с открытым ртом. Алёна вот так запросто подошла к великану, что минуту назад, прибить меня пытался и начала с ним разговаривать.

— Ты испугался. А в тебя ещё и начали магией бросаться. Бедненький. А потом пришёл парень этот и оторвал тебя от земли-матушки да притащил на камень мёртвый. Притащил и бить принялся.

С каждой секундой я впадал в ступор ещё больше. Не понимая, что вообще здесь происходит. Волот сейчас жаловался Алёне, что я его обижать принялся.

— Но ничего маленький. Не бойся Казимир хороший, просто он не умеет слышать и слушать. Он не хотел тебя обидеть, лишь защитить.

— Он тебя понимает? — спросил я и получив положительный ответ, продолжил. — Тогда попроси его отправиться туда, откуда он пришёл. Мой морок уже скоро закончится. И хорошо, если к этому моменту волота и нас здесь уже не будет. Всё же разрушений он немало причинил.

Правда, по этому поводу я переживал меньше всего. Просто совершенно не жалко было эти убожество, что сейчас называют домами. А вот что людей убил великан, было очень плохо. Если останемся здесь, то нас обязательно найдут городские стражи.

А общаться с ними мне сейчас хотелось меньше всего.

Алёна совсем потеряла всякий страх и начала пытаться поднять великана с колен. Но где ей там. Пришлось на помощь мне приходить. Волот смотрел на меня с подозрением, периодически издавая какие-то звуки, которые заменяли ему речь.

Алёна стояла и тихонько хихикала. Чего такого весёлого ей рассказывает великан? Я тоже хочу знать!

Вдвоём нам кое-как удалось поднять волота на ноги. А дальше мы двинулись к клочку земли, из которого и появился волот.

Увидел я невдалеке Богдана, что крутил головой по сторонам, пытаясь нас найти. Значит, морок ещё действовал.

— Истинное зрение? — спросил я у Алёны, которая продолжала о чём-то разговаривать с великаном. Уж не знаю, отчего у него сразу ноги отнялись, но передвигались мы со скоростью улитки.

Да будь он таким медлительным во время боя, я бы уже давно победил. Даже несмотря на всю его непробиваемость.

Вопрос мой остался без ответа. Девушка лишь на мгновение посмотрела в мою сторону и показала язык. Не знаю отчего, но так захотелось в этот момент ей шлёпнуть по заднице. Прям, чтобы руку осушить.

— Будь осторожным и если снова попадёшь в подобную ситуацию, лучше всего уходи сразу. Не нужно быть таким любопытным. Алёна меня зовут, а его Казимир. Не переживай, с нами всё будет хорошо. Главное, чтобы ты как можно раньше нашёл своих. — сказала последние напутственные слова Алёна.

Волот расплылся в широкой улыбке. После чего он как можно осторожнее обнял Алёну, махнул мне рукой и начал стремительно погружаться в землю.

— Конечно, истинное зрение. Как бы иначе я смогла распознать твой морок? — произнесла Алёна, сразу после того как исчез великан.

Земля в том месте просела сантиметров на тридцать и выглядела так, словно на ней стояло что-то очень тяжёлое.

— Нам срочно нужно уходить, если не хотим встречаться с полицией. Здесь погибли люди и нас обязательно будут допрашивать, если увидят. — подлетел к нам Богдан. Значит, морок уже спал, а умчавшиеся за нашими копиями люди станут возвращаться с минуты на минуту. Как и хранители правопорядка.

— Мы должны их дождаться и рассказать, что на самом деле здесь произошло. — сказала Алёна, но Богдан её уже не слушал.

Он просто схватил сестру в охапку, забросил её на плечо и побежал к машине. Мне ничего не оставалось кроме, как последовать за ним. Да и я честно говоря, не очень хотел со стражей городской встречаться.

— Сейчас кучу времени потеряем и хрен мы сегодня, куда вообще попадём. — пояснил своё поведение Богдан. — А по другому Алёну просто невозможно было оттуда забрать.

— Вот и неправда! Истратили бы максимум час. А потом спокойно отправились в парк. Успели бы и на аттракционах покататься и места хорошие перед концертом занять.

— Что сделано, то сделано. И говорить об этом сейчас нет никакого смысла. — сказал я. — Лучше расскажи, как это тебе так легко удалось разговаривать с волотом? Я не припомню ни одного рассказа, где бы вообще говорилось о подобной возможности.

— Я не знаю. Бабушка всегда говорила, что имеется у меня дар от рождения. Находить общий язык со всеми. Может и сейчас мне помог этот дар?

— А как тебе удалось мне слова песни той внушить? Ведь была ты довольно далеко от меня, да ещё и сил много тратила на создание музыки.

— Ой, да какой там силы тратила. Просто включила подходящую мелодию на телефоне, да с помощью совсем простенького заговора усилила его громкость и направила в твою сторону. — задорно усмехнулась девушка, но так ничего и не сказала по поводу того, как слова те мне передать смогла, быстро переведя разговор на другую тему.

А я не стал настаивать. Раз не рассказывает сейчас, то на это имеются причины. Может сила родовая или ещё, что-то о чём посторонним не рассказывают. А я для Алёны и Богдана, да и для всех, кроме Ярополка, был пока ещё посторонним.

Как оказалось, до места, в которое мы направлялись, не доехали буквально минут десять. Целью нашей стал центральный парк, в котором сегодня и проходят все гуляния в честь Дня города. Восемьсот один год.

В моё время подобного города, как Нижний Новгород даже не существовало. Был лишь один Новгород и тот Великий. Правил там князь Владимир красно солнышко. Как знал, не прибыл он на инициацию мою, прислав отца. Но то его дело.

Возле входа в парк стояло множество машин. Поэтому Алёне пришлось довольно долго кружиться, пока она не нашла место, где оставить свою машину.

Парк был забит. Такого скопления людей я не видел ни разу в жизни. Да, даже если, бы собрать всех жителей Китежа не набралось и половины от тех, кто сейчас находился в парке.

А ведь это небольшая часть живущих в городе. Даже представить себе столько человек мне было трудно. Просто не выходило, как не старался. Но подобные мысли быстро исчезли из головы. Стоило нам оказаться возле аттракционов.

Вот только попасть на них можно было, только отстояв огромную очередь. Что такое очередь мне любезно объяснил Богдан, когда я попытался просто пройти к человеку, которому нужно было отдать денег и прокатиться на этих диковинных штуках. Оказывается, сперва нужно было встать в очередь. Перед этим спросить, кто последний. Ну а потом просто стоять и ждать, пока все люди, стоящие перед тобой не пройдут.

Честно говоря, меня начало это немного раздражать. Это с чего я должен просто так стоять и ждать, пока другие накатаются? К тому моменту, как подойдёт моя очередь я уже и сам перехочу.

— Я то думаю, чего на весь парк мокрой псиной несёт. А это, оказывается, Велесовы решили заглянуть на огонёк и почтить презренных горожан своим присутствием. — произнёс какой-то парень, подошедший к нам в окружении ещё восьми человек.

Судя по тому, что я видел двое из них хорошие бойцы. Минимум уровень воина. А там, может и больше. По нынешним храбрам очень сложно судить об их уровне.

Сам говорящий был магом, о чём свидетельствовала промелькнувшая в его глазах молния. Хотя это мог быть и трюк. Видывал я, как скоморохи на ярмарке и не такое показывали. На скомороха парень точно не был похож, поэтому маг.

Что Богдан, что Алёна скривились, увидев этого парня, словно перед ними была куча дерьма. Они даже не посчитали нужным отвечать на его явное оскорбление.

— Так и знал, что брешут все мол у волков отличный слух. Даже у молодых особей проблемы с этим — бросил парень своим прихвостням и они все начали смеяться.

Вновь не обратили Богдан с Алёной внимания на явное оскорбление.

— Шёл бы ты отсюда болезный, пока можешь. — произнёс я, не собираясь смотреть, как оскорбляют ребят.

— Не стоит он того.

— Просто не обращай на него внимание.

Практически одновременно сказали Богдан и Алёна.

— А вы посмотрите, у нас тут нашёлся зоозащитник. Борец за волчью честь. Как бы боком ему ни стала эта борьба. а то мы с ребятами можем организовать приятное времяпровождение. Для нас подобное будет в радость. Раз волчата молчат, то мы на их защитничке отыграемся. А потом и за них примемся. Особенно оторвёмся с волчицей. Ох и выть она у нас будет, когда мы её по кругу пустим.

— Ну вот, придётся теперь их бить. А так отдохнуть спокойно хотелось. Алёна стой на месте и не высовывайся. Я сам с ними разберусь. — произнёс Богдан.

Но он уже опоздал. Воинов я вырубил первыми. Они даже не успели ничего понять, как упали без сознания. Следом в отключку отправились ещё двое. И вот уже главарь остался лишь с тремя прихлебателями.

Как я и думал, он оказался магом, но судя по тому, что в мою сторону сорвалась тонюсенькая молния, довольно посредственным магом. Да даже я, не умея контролировать свою силу, создам молнию в разы мощнее, что я и продемонстрировал, приложив ещё двоих. Едва сам следом за ними в отключку не последовал. Мушки тёмные перед глазами летать начали, да голова кружиться.

Скорее всего, те, кого силой я приложил уже были мертвы, но нужно быть готовым к подобному, раз позволяешь себе нападать на совершенно незнакомого человека.

Поняв, что дело совсем плохо главарь бросился бежать. А его последний, оставшийся на ногах прихвостень был брошен в качестве отвлекающего манёвра.

— Ну всё молись ублюдок. — зашипел этот дурак, создав вокруг меня с десяток огненных лезвий. Какая интересная техника, ещё ни разу не видел такую. Даже мушки в глазах не помешали мне удивиться.

Угрозы эти угольки мне совершенно не представляли, а вот как работает техника, было очень интересно посмотреть.

Я даже не стал ничего делать и ставить какую-либо защиту. Моё тело легко справится с подобной атакой. Закалилось оно в беспрестанных сражениях и стало лучше брони всякой.

— И чего застыл? Атакуй давай. — обратился я к парню, когда уже устал ждать его удара.

* * *
Чур


Чур (Щур, Чурила) — славянский Бог, созданный Родом, Творцом Мира, чтобы оберегать людей. По поверьям Чур следит за родом людей, находится к человеку ближе, чем другие Боги, поэтому всегда может вовремя заметить опасность и рассказать о ней другим Богам. Так благодаря вмешательству Чура и Велеса, Бога Трех Миров, появились славянские Резы Рода — система гадания, которая помогает заглянуть в будущее, чтобы уберечься от беды.

Иногда славянского Бога Чура связывают с духами Предков. Слово «чур» слышится и в слове «пращур» — так мы называем предков. Кроме того, иногда фигуру-изображение духа Предков на славянском алтаре называют Чуром. Предки, как и Бог Чур, хранят славянские роды. Однако, Бог Чур всё же не является одним из наших предков, а был создан Родом в числе первых славянских Богов.

Чур знаком всем, даже не интересующимся славянской мифологией. Известное выражение — оберег: «Чур, чур меня!» взывает к нашему древнему Богу-Охраннику, Богу Чуру. Считается, что этот Бог хранит то, что принадлежит человеку по-праву, проводит межу между «моё, наше» и «чужое». Обращение к этому Богу помогало хранить свои владения, ограждало от неверных поступков, уберегало от бед и врагов. «Очураться» в нашем языке до сих пор означает «одуматься от чего-то неверного и не полезного». Бог Чур иногда считается Первопредком, от которого повелись все роды славянские — в пантеоне он не почитается как сын Бога Даждьбога, но является общим объединяющим символом.

Нам известно довольно мало о том, каково место Чура в пантеоне славянских Богов. Знаем, что создан он Родом, Творцом всего Сущего, чтобы оберегать людей. Более всего Чур общается с духами, которые обитают рядом с людьми: с домовыми, лешими, водяными. От них узнает Чур о том, что происходит у людей. Из Богов чаще всего встречается он с Велесом, который любит бродить по миру Яви. В мудрому Велесу обращается Бог Чур и за помощью, когда нужно придумать, как уберечь людей от опасности.


Глава двадцатая


Чтобы добавить парню решимости, сделал несколько шагов в его сторону. Но это не только не добавило ему решимости, а наоборот напугало его. Парень весь затрясся и убежал следом за своим другом. А огненные лезвия исчезли.

— И что это было? Почему он не атаковал меня? Что за трусость? — начал недоумевать я, не понимая, как такое вообще возможно.

Если ты собрался с кем-то драться, причём инициатором драки выступил именно ты, доведи дело до конца. Даже если ты проиграешь, никто не сможет осудить тебя и назвать трусом.

— Да трусы они. Дальше слов дело бы не дошло. Никогда не доходило. Это сын местного градоначальника. Пытался в прошлом году к Алёнке нашей подкатить, да только послала она его лесом. Вот он с тех пор и бесится. — махнул рукой Богдан.

Сам он при этом с озабоченным видом смотрел на лежавших в отключке ребят.

— Пойдёмте отсюда. Сейчас полиция придёт. А мы напали на этих уродов первыми. Все присутствующие это подтвердят. — сказала Алёна, осматриваясь по сторонам.

Спорить я с ней не стал. Хотя не понимал, почему мы должны бояться городскую стражу. Нам угрожали и мы защитили себя, вот и всех делов. Да если и убил я, то максимум пару человек. Большинство же остались живы.

— Блин. Теперь придётся кого-нибудь присылать, чтобы машину забрали. — жалобно произнесла Алёна. — Нам в ближайшие несколько дней лучше не показываться в районе парка. Местная охрана нас ищет и ещё наверняка Денис пожалуется папе, что его обижают такие нехорошие Велесовы и на нас объявят настоящую охоту.

— Не объявят. Я сейчас дяде Грише позвоню, он все вопросы и уладит. — сказал Богдан, достав телефон.

Ещё одна диковинная вещь, к которой я всё никак не мог привыкнуть.

Мало того что благодаря ей можно было связаться абсолютно с любым человеком, хоть на другом конце земли-матушки, так она ещё пела и всякие картинки живые, которые сейчас называли видео, показывала.

— Дядя Гриша сказал, что всё уладит с отцом Дениса. Но в любом случае он попросил нас пока не показываться на глаза полицейским. Поэтому предлагаю завалиться в какой-нибудь неприметный магазин. Купить мяса и всего там для шашлыков, да и отправиться куда-нибудь на берег реки. Отдохнуть от цивилизации, так сказать.

О чём говорил Богдан я толком не понял, но оттого, чтобы пожарить мяса, был совершенно не против. Тем более на берегу реки. Не понравилось мне совершенно как нынче города стали выглядеть. Кругом камень сплошной, всё серое и мёртвое. И люди в городах таких под стать им. Поэтому отдохнуть вдали от всего этого было прекрасной идеей.

День в итоге прошёл просто замечательно. Мясо было очень вкусным, вода холодной, а Богдан с Алёной оказались замечательными собеседниками. Особенно приятно было разговаривать с девицей.

Каждый раз, когда она начинала говорить, я видел перед собой Роксану. Дико хотелось припасть к губам её, но пока было нельзя. Прекрасно понимал я, что подобным поведением могу напугать девушку и тогда очень трудно будет сблизиться с ней.

Тем более я сам прекрасно вижу, как она смотрит на меня. Как внимает каждому слову, словно я говорю вещи очень важные и умные. Вот только это совсем не про меня.

Учили меня всю жизнь в основном делу ратному. Да и как жить по правде нужно. А всеми важными и умными делами в городе другие люди занимались. Отец, волхвы, да и другие советники княжеские.

Помню, отец всегда говорил мне, что один человек не способен справиться с управлением города, нужны для этого помощники, которые будут ему советовать. А уж окончательное решение только за правителем остаётся. И должно всегда прислушиваться к советам тем, да и думать, что для твоего города лучше будет.

Меня он к этому делу хотел начать привлекать после инициации. Да не успел только.

Хотел я сказать Алёне об этом, чтобы не смотрела она на меня так и не ловила каждое слово. Хотел да не стал. Испугался, что покажусь ей воином неотёсанным, которые кроме, как кулаками махать, да силой сырой бросаться ничего и не умеет.

Впервые со мной случилось подобное. Раньше никогда не боялся перед девушкой открыться. А вот сегодня, что-то накатило. Неужели мир новый на меня так подействовал? То знак нехороший, нужно как-то избавляться от этого.

Домой мы вернулись ближе к вечеру, когда на улице уже смеркаться стало. Приехала за нами машина, за рулём которой сидел дядя Гриша.

— Вы назад, а ты князь будь добр ко мне садись. Имеется у нас разговор. — произнёс мужчина, как-то недобро глядя на меня.

Обычно, когда батюшка на меня так смотрел, я потом нагоняй от него хороший получал. Чую, что и сейчас не обойдётся без этого.

— Вот скажи мне Казимир. Неужели нельзя было обойтись без драки, а тем более убийства? — начал разговор дядя Гриша, когда мы тронулись с места.

— Они нам угрожали. — пожал я плечами, совершенно не понимая, что в этом такого.

— Если бы Алёна не сообразила поставить морок, вас бы уже давно допрашивали в местном отделении тайной канцелярии. Янковские уже очень давно зуб на наш род точат, пытаются выжить из города, да и к рукам прибрать всё, что нам здесь принадлежит. А тут такая возможность им подвернулась. Хорошо, что Богдан мне вовремя позвонил и всё рассказал. Успел я связаться с друзьями, что ещё остались у Велесовых при императорском дворе. Уладили это дело, не дав ему дальше хода.

— Хотите сказать, что мы должны были терпеть подобное отношение? А если они бы первыми напали, да и нас смогли убить?

— Не напали бы они. Прекрасно знают, что Богдан с ними легко справится. А тявкают, от безысходности, потому что больше ничего им и не остаётся. — тяжело вздохнул дядя Гриша и как-то сразу мне совестно стало.

Совестно не из-за того, что драку устроил и убил пару человек. А из-за того, что не разобравшись в ситуации, подставил своих единственных в новом мире сторонников. В этот миг я твёрдо для себя решил, что рано мне пока в город выходить, да с людьми общаться. Для начала нужно все местные устои узнать, чтобы в подобной ситуации, случись она снова поступить правильно.

— Ты уж так не расстраивайся. Всё же и хорошее дело ты сделал. — видимо, заметив, что совестно мне стало, сказал дядя Гриша. — Если бы Богдан в драку влез, то всё так просто не удалось бы утрясти. Всё же Велесовых почти все в городе знают. А тебя никто не знает, вот и обвинять, значит, некого. Придётся тебе Казимир какое-то время в усадьбе посидеть и в город, пока не высовываться. А там мы тебя и спрячем в академию. Будешь обучаться магии. А там уже и забудут все о случившимся.

— А мы? — подала голос Алёна.

— А про вас вопрос ещё не решён. Если в Казимире мы уверены. Сможет он без проблем вступительный экзамен сдать, то с вами ещё не всё понятно. Ты какой импульс последний раз выдавала?

— Триста двадцать МС.

— Если бы ты в том году пошла, как мы тебе и говорили, то смогла пройти по нижней планке. А в этом, она уже поднялась до четырёх сотен, а поговаривают, что ко времени поступления сможет и до пяти сотен подрасти. Во всём мире силы стихийные прибывать начали, делая магов сильнее.

— Но как? — только и смогла произнести расстроенная Алёна.

— Не переживай сестрёнка, у нас ещё два месяца есть.

— Я за всю жизнь только и смогла до трёхсот двадцати подняться, а ты говоришь, что за два месяца до пятисот.

— О чём вы вообще говорите? — не выдержал я. — Какие-то импульсы, цифры непонятные. Что для поступления в эту академию нужно и почему я без проблем пройду?

— Алёна? Так ты ещё ничего Казимиру не рассказала? — раздался строгий голос дяди Гриши, который тут же заставил девушку забыть о своей проблеме. И пропищать, что-то невразумительное в ответ.

— Ну раз Алёна не может справиться со столь лёгкой задачей, придётся мне тебе самому всё рассказывать. Вот как приедем домой, так сразу и приступим. А пока лучше расскажи, как тебе удалось великана того успокоить?

Оказалось, что кто-то снял всё происходящее и выложил в интернет. Дядя Гриша совершенно случайно нарвался на это видео у одного из своих учеников и даже несмотря на то, что там было очень плохо видно, смог узнать в человеке, сражающегося с великаном меня.

Это видео он тут же побежал показывать Ярополку, который сильно обрадовался. Оно и понятно, смог я волота найти и теперь мог по праву богатырём зваться. По-любому верен был Ярополк, что смогу я совладать с великаном.

А тут и Богдан позвонил, сообщил о том, что мы в парке устроили, пришлось срочно этой проблемой заниматься. Вот сейчас и хотел узнать дядя Гриша, как мне удалось это.

Ну а чего тут рассказывать. Успокоил я его, да и попросил вернуться обратно к Земле-матушке. Она ему поможет других родичей отыскать, да скроет от глаз людских, как всегда в наше время делала.

Очень постараться придётся тому, кто богатырём зваться захочет, чтобы найти волотов. А мне вот так повезло. Никак Дый решил расщедриться, что на него было очень непохоже.

Пока рассказывал, я даже не заметил, как Алёна мне руки на плечи положила, да и умудрилась уснуть в таком положении. Пришлось мне не шевелиться, пока не доехали до места.

— Пойдём, я тебе Алёнину комнату открою, положишь её там. Совсем она за сегодня вымоталась, раз даже не проснулась. — сказал мне Богдан, помогая вытащить Алёну из машины.

Дяде Грише кто-то позвонил по дороге и он сразу же убежал, сказав, что очень срочное дело. Вот мы и остались с Богданом вдвоём.

Но я был только рад тому, что мне Алёну нести в её комнату придётся.

Взял я девушку на руки и подивился, насколько она хрупкая и лёгкая. Это точно не Роксана была, которая посвятила свою жизнь воинскому искусству и тело её было тренированным сверх меры. Но отчего-то подобная хрупкость девушки мне нравилась ещё больше.

Пока шли, Богдан без устали говорил что-то, но я его практически не слушал, любуясь спящей Алёной. Иногда она вздрагивала и приходилось мне укачивать её, словно дитя малое. В эти моменты она так забавно причмокивала, что на душе сразу хорошо становилось.

— Она тут несколько заговоров отвратных поставила и если кто незваный решит в гости заглянуть, будет он потом несколько дней в туалете сидеть. — сказал Богдан, когда мы подошли к двери в комнату Алёны.

Сам я ещё ни разу в этой части дома не был. А вот силу, что вложила в свои заговоры Алёна, увидел.

Что-то подобное я видел в доме у бабушки Ягиня. Ставила она такие заговоры на вещи и места, куда мне лезть не следовало. Сколько ни пытался я те заговоры снять, ничего у меня не получалось. Вот и сейчас я даже толком не понял, что сделал Богдан, но сила вытекла из заговоров, и путь оказался открытым.

— Ты иди положи её, а я тебя здесь подожду. Нужно будет сегодня ещё тренировку с ребятами провести. А то боюсь, Ярополк нас завтра загоняет, если сегодня весь день с учениками занят будет.

В этом Богдан был прав. Ярополк, практически полностью свалил обучение храбров на меня, а Богдан и дядя Гриша были у меня на подхвате. Все же они были самыми сильными и умелыми среди членов моей дружины.

Сперва нужно был их основам обучить всем, а то нынешнее поколение совершенно всё исказило и умели только, что руками да ногами махать. А в воинском деле это далеко не самое главное. Сперва нужно научиться правильно стоять, ходить, сидеть, бегать и так далее. Потом необходимо научиться защищать себя. А уже только после этого переходить непосредственно к технике боя. Да и техника эта должна подбираться для каждого храбра индивидуально. Но этим уже будет Ярополк заниматься. Сам я ничего в этом не смыслю.

— Чего застыл? Относи, да пойдём. — поторопил меня Богдан.

Оказавшись в комнате Алёны, я отнёс её к кровати и начал осторожно на неё перекладывать. Положил, да начал руки из-под неё вытаскивать, любуясь спящей красавицей.

В этот момент, словно навья меня какая в спину толкнула, полетел я на кровать, да и придавил собой Алёну. Лицо моё напротив её лица оказалось. Распахнула она глаза, округлила их и уже кричать собралась. Но не дал я ей этого сделать, поцеловав в уста столь желанные.

Распахнула она глаза ещё шире и попыталась оттолкнуть меня. Но где уж там, я сейчас и сам еле пошевелиться мог, а про неё и говорить нечего.

— Прости, за неуклюжесть мою. — сказал я, с трудом оторвавшись от губ сладких и начав пытаться подняться.

Но Алёна не позволила мне этого сделать, притянув к себе. Теперь уже она поцеловала меня, заставляя ликовать всё внутри. Тело тут же отозвалось истомой сладкой и начал я рукам жадно шарить по телу Алёниному в безуспешных попытках найти, как наряд её чудный снимается.

Получилось у меня только рубаху её немного задрать, да живот оголить. Рука моя попробовала дальше пробраться, коснуться груди девичьей. Но в этот момент слетел я с кровати и приложился задницей об пол.

— Не торопи события княжич. — тяжело дыша, произнесла раскрасневшаяся девушка.

— Казимир, ты там долго ещё? Ярополк, нас совсем загоняет. — крикнул Богдан, заставляя меня выругаться.

Услышав слова мои, Алёна разразилась звонким смехом.

— Беги уже. А то зачем мне загнанный княжич?

— Ты чего там так долго? И чего растрёпанный весь? — спросил Богдан, когда я вылетел из комнаты.

Потом посмотрел он на меня ещё раз и заглянул мельком в комнату, пока дверь ещё не успела закрыться.

— Да ладно? Наша ледяная королева? Да никогда не поверю.

— Какая ещё ледяная королева? — спросил я, не понимая, о чём говорит парень.

— Не бери в голову. Это я о том, что Алёна к себе никого не подпускает вообще. У неё парня-то ещё ни разу не было. Даже целоваться ни с кем не целовалась. А тебе смотрю, перепало? Вон губы раскраснелись все.

И почему он так этому удивляется? Алёна девушка молодая ещё, незамужняя, так это очень хорошо, что у неё ещё ни разу парня не было. И не будет теперь. Я у неё появился, а значит, что она со мной только теперь будет. А после поцелуя нашего я уверен в этом.

Так же меня тянет к ней, как и к Роксане. Да и её ко мне не меньше тянет. Не верю я, что это всё из-за силы моей, как батюшка говорил. Не хочу в это верить и не буду.

* * *
Алёна

Мамочки! Это что же делается? Я сейчас едва не позволила Казимиру, чего ещё никому не позволяла. А хотя нет, позволила. Позволила поцеловать меня и подстроила это самостоятельно.

Много в комнате было заговоров, которые можно было активировать, подав каплю силы. А в тот, что княжича толкнул, вложила я немало сил.

Просто не смогла больше сдерживаться. Когда рядом он со мной находится, хочется броситься на него и целовать, целовать, целовать.

Даже объяснить не могу, чем вызвано подобное. До этого меня ни один парень не интересовал. От одной мысли о том, чтобы поцеловаться, а уже молчу о чём-нибудь более интимном, меня воротило. А сейчас еле справилась с собой и заставила оттолкнуть Казимира.

Как же сильно хотелось, чтобы он коснулся груди моей. Вон, как соски напряглись, а внизу живота чувство томящее появилось. Впервые в жизни я секса захотела. И к собственному стыду, мне понравилось это чувство.

А особенно понравилось, когда руки Казимира кожи моей касались, а губы его мои целовали.

Бабушка Ядвига, как же мне совладать с желаниями своими? Боюсь, не смогу я отказать княжичу в следующий раз. Да не то, что отказать. Сама на него наброшусь. Что же не научила ты меня заговору какому, чтобы избавиться от наваждения подобного?

Может, это на меня так стресс подействовал? Всё же много нервов сегодня пришлось истратить на болвана Янковского, который мне уже больше года прохода не даёт.

Как представлю себя с ним, сразу ком к горлу подкатывает. Не то что Казимир.

Как посмотрит глазами своими карими, всё бросить хочется и делать, что он не попросит. Ну вот опять начала. Всё. Нужно успокоиться, а то я сейчас дофантазируюсь и тогда точно, побегу княжича искать. Найду, схвачу и к себе утащу, а уж тут…

Срочно спать! Срочно!

* * *
Жива


Жива (Джива, Живана, Сива) почиталась славянами как Богиня Жизни, Любви и Лета. Образ Живы — это расцвет природы, силы плодородия, наполняющие мир. Богиня Жива одна из самых любимых славянами, однако, образ этой Богини не всегда радостный, иногда обращение к Живе сопровождается светлой грустью. Возможно, потому день Богини Живы празднуют рядом с праздником поминовения предков.

Богиня Жива олицетворяет собой силы жизни, умение восстанавливаться после неудач, радоваться новому этапу. Однако, вспоминая эту Богиню, непременно вспоминаем и её сестру, Морену, Богиню Смерти, ведь жизненный цикл это постоянное рождение и умирание.

Мифы о славянской Богине Живе рассказывают, что не всегда она была светлой Богиней. Когда-то трех дочерей Сварога и Лады похитил Скипер-Зверь (в некоторых вариантах мифа его зовут Скипер-Змей), посланник Хаоса. Скипер-Зверь превратил трех Богинь в чудовищ, которые триста лет служили ему, пока не были освобождены их братьями-Сварожичами. Чары спали, но по-разному отразилось на трех сестрах долгое пребывание в форме чудовищ. Веселая Лёля быстро забыла обо всём, гордая Морена так и не смогла очистить сердце от темноты и стала темной Богиней. А добрая Богиня Жива осталась прежней, только стала ещё серьезней, взрослей и печальна иногда, потому как помнит, какое зло причиняла людям, пока была заколдована.

Богиня Жива, жена Даждьбога, участвует и в мифе о рождении Бога Коляды. Было обещано, что новый Бог должен родиться у Майи-Златогорки, но она ушла в Навь. Богам удалось вернуть Златогорку из мира Нави, но только чтобы она родила двух детей: Бога Коляду и Бога Авсеня. Пока Майя-Златогорка ждала рождения детей в пинежских пещерах, Богиня Жива помогала ей.


Глава двадцать первая


Ярополк

Знал я, что рано или поздно вернёмся мы в мир явный. Но не мог даже представить, что произойдёт это через тысячу лет. Мир изменился до неузнаваемости. Теперь нам с Казимиром долго привыкать придётся к местным реалиям.

Научились люди обходиться практически без колдовства. Изобрели вещи, которые, кроме как, колдовством и объяснить никак нельзя. Да вот только утратили практически совсем знания тайные. И о воинском, и о волховском искусстве.

Ох и удружила мне Ягиня, поставив во главе рода, что она возглавляла все эти годы. Мало того что знать о новом мире, я почти ничего не знаю и учиться срочно нужно, так ещё и дружину княжескую обучать мне предстоит.

Слишком слабы они оказались, а все методики обучения были утрачены за тысячу лет. Остались лишь крохи, что передавали из поколения в поколение дружинники Велесовых.

Но судя по тому, что рассказал Григорий, современные воины все не блещут умениями и силой. Богатырей и вовсе нет ни одного. Да и как им быть, когда покровительница наша Мать-сыра земля тысячу лет не откликалась на зов воинский. Лишь от неё воин может силу свою черпать.

Сразу же приступил я к обучению, поставив своим помощником Казимира. А он уже сделал своими Богдана с Григорием. Хотя оба они ещё должны сперва сам обучение пройти. Сильнее они остальных, но только по нынешним меркам.

Тысячу лет назад с ними двумя с лёгкостью один Алёшка бы справился. А мальцу всего шесть годков было.

Этих воинов нельзя даже на борьбу, с какой тварью навьей отправить. Чего уж там говорить о созданиях Хаоса-Удгарда. Всего одна змейка, едва не перебила всю дружину Велесовых. И даже волхвы не помогли.

Но обучение храбров было сейчас для меня отдушиной. Вместе с местом главы рода Велесовых получил я проблем столько, что никогда в жизни и не видывал.

Одну половину этих проблем я совсем не понимаю, а вторую вообще. Кто такой этот губернатор и почему мы должны бояться его. Почему нельзя просто пойти и убить того, кто смеет угрожать нам?

Ну, прибил Казимир пару человек, которые посмели ему угрожать. И что теперь с того? В самом крайнем случае виру семьям ихним заплатить, и всё. Хотя там и так понятно было, что в своём праве княжич был.

В наше время как было. Ежели ты рот свой поганый в чью-либо сторону открыть собираешься, то должен быть готовым к тому, что тебя не только побить могут, но и жизни лишить.

Да к тому же людей нынче развелось, словно блох на собаке бродячей. Я даже цифр таких не знаю, которые мне называет Максим Викторович. Взялся он меня обучать всем изменениям в мире произошедшим за тысячу лет. Да вот только боюсь, что обучение это может очень надолго затянуться.

Да и тошно мне как-то, когда Максим Викторович меня уму разуму учит. Другое дело, если это будет Полина делать. Да вот только она совсем пропала куда-то, как мы с Казимиром объявились.

Княжич-то вон, как вокруг Алёны пляшет. Разве слепой не говорит об этом. Но оно и правильно Ягиня мне говорила, что внучка её практически точная копия воительницы римской. А прекрасно помню я, как он весь сиял после ночи, проведённой с ней. Да и потом, когда оказались мы в заточении, княжич о родителях меньше сокрушался, чем о девице той.

— Ярополк, не хочешь в деле важном участие принять. — спросил вошедший в кабинет Григорий. — Поговорить нужно с человеком одним непонятливым. Угрожать он нам вздумал, думая, что смогут защитить его архимаги наёмные.

— Выходит, зря я о тебе плохо подумал. Не трус ты Григорий. — сказал я, радостно потирая руки.

Примерно прикинув силу архимагов современных, понял я, что они мне ничего сделать не смогут. Даже защиту сбить не собьют. А развеяться очень хотелось.

С самого нашего возвращения ни одной твари навьей не появлялось. Словно испугались они все, прознав о том, кто в Явь вернулся.

— Но сперва, пойдём, подберём для тебя снаряжение подходящее. Если вообще, имеется у нас на складе, на такого гиганта хоть что-нибудь. — покачав головой произнёс Григорий и вышел из кабинета.

Я поспешил за ним. Не хватало ещё заблудиться на территории усадьбы. Мои оболтусы меня тогда на смех поднимут. А я их пока ещё даже толком наказать не могу. Слабые слишком, зашибить вероятность слишком высока.

* * *
Казимир

Обучение храбров дало мне возможность переключиться с мыслей об Алёне. А то боюсь, не выдержал бы я, да и побежал к ней в комнату.

Показал я им все движения и ходил потом, смотрел, чтобы они их правильно выполняли. А то с теми навыками, что у них сейчас имеются им только волколаков по лесам гонять, которых сейчас практически не осталось. Да упырей новорождённых обратно в могилы укладывать.

Каждый раз, когда обучение я проводил, приходили сюда и Феофан с Егором. Тоже духи-хранители хотели обучиться делу ратному.

— Расскажи мне Феофан, куда маленький народец делся, когда Ягиня на Явь барьер свой опустила? Да и откуда вы свой род ведёте. — попросил я домового, который пытался стойку выполнить правильно, да всё у него не получалось.

То нога заскользит, то ветер слишком сильный подует, то вообще кто-то толкнёт его. Видел я прекрасно, что не получится из него храбра, но не хотел я обижать Феофана. Рядом с ним и братом его чувствовал я себя так, словно и не было никакого заточения на тысячу лет. А просто мы с Ярополком в страну далёкую ездили и вот вернулись.

Феофан был чем-то на Ваську нашего похож. А вот чем никак не мог я понять. Пока не начал свой рассказ домовой.

— Молодой я ещё совсем, как и брат мой. Толком, что происходило после того, как миры изолировались и не знаю. Ходят между нами предания, что очень трудное время было. Мы же в силу входим, когда начинаем о доме людском заботиться.

— Или дворе. — поправил его Егор, которому гораздо легче, чем Феофану давалось постижение воинского искусства.

— И дворе. — согласился Феофан. — Так вот, после изоляции миров, потеряли предки наши возможность силу обретать. Стали мы едва ли не самыми слабыми жителями Нави. Ведь все мы оттуда. Да ты и сам об этом знаешь.

Конечно, знаю. Это едва ли не первое, что мне рассказала бабушка Ягиня, когда начала обучать меня.

Все духи-хранители приходят в наш мир из Нави. Рождаются они там в месте тайном. Одних зло прельщает, а другие к добру тянутся. Так вот те, кто ко злу ближе они остаются в Нави. Так и получаются разные твари тёмные. Но это только самые сильные. Что послабее уже здесь, в явном мире нарождаются.

А те, кто к добру тянутся, находят проходы в мир явный и отправляются людям помогать. Ведь для того они и были созданы.

— Не стало больше лазеек между мирами и пришлось тем из духов-хранителей, кто к добру тянулся, тысячу лет прятаться в самых укромных уголках Нави и бояться, что их сожрать могут. А таких любителей в подземном мире полно было. Уже думали мы, что изведут добрых духов твари злые, раньше того, как стены между мирами падут. Да к счастью нашему, ошибались мы. Я одним из первых, изменения на границе уловил, да и юркнул в открывшуюся лазейку.

А в мире явном проснулось у меня чутьё домовое, что приводит нас к сильным хозяевам, которые живут по правде и дом которых без присмотра ещё. А ещё почувствовал я, что в этом доме должен будет жить хозяин, что семье моей покровительствовал ещё до разделения миров.

— Случаем не Васькой звали предка твоего? — спросил я и удивился, тому насколько большими смог сделать Феофан свои глаза.

Если в обычном состоянии, они совсем крошечными были, не больше макового зёрнышка, то сейчас выкатились, став больше горошины.

— Васькой. — осторожно произнёс Феофан, похоже, начиная понимать.

— Значит, ты потомок Васьки нашего, что сгинул вместе с другим представителями народца маленького на моей инициации. Вот поэтому так тебя и тянуло сюда. Случаем в Китеж не хотелось заглянуть?

— Я сперва так и сделал. Да вот только барьер меня проклятый не пропустил в город. И тогда отправился я по ещё одному следу, который и привёл к дому Велесовых.

А потом и ты князь появился перед домом нашим. Почуяли мы с Егором сразу связь с тобой. Связь, установившуюся между родами нашими ещё в незапамятные времена. И обрели сразу через связь эту силу, что позволила нам в боевую форму обернуться, да и остановить атаку деда Максима.

Впервые слышу, что способны духи-хранители силу от человека получать. Да и о боевой форме я тоже слышал впервые. Васька никогда ничего подобного не показывал.

Выходит, что немного слукавил Феофан, когда говорил о том, что их в нави довели до плачевного состояния и грозило добрым духам уничтожение.

— А теперь хотим мы и драться уметь, чтобы в случае чего, защитить дом и его территорию. Какие же мы духи-хранители, когда ничего сохранить не сможем? Некому нас было обучить, вот и решили дело ратное у людей перенимать. А там глядишь и память у нас просыпаться начнёт. Может и вспомним чего из времён до изоляции.

Не заметил я, как вокруг нас народ собрался и слушали с открытым ртом рассказ домового. О Нави и что сейчас там творится. И нужно было, именно в этот момент появиться Ярополку. Видимо, осерчала на меня Макошь, раз так всё сложилось.

— Это так ты проводишь обучение? С домовым лясами точишь? А остальные уши развесили и слушают небылицы всякие. Скажи спасибо, что сейчас дела меня ждут. А вот когда вернусь я, спрошу с тебя по полной. И если каждый из храбров не сможет мне базовые движения в идеальном исполнении показать, наказание будет ждать только тебя.

— Но… — попытался было возмутиться я.

Ярополк тут же оказался рядом и отвесил мне подзатыльник. Конечно, я легко мог уйти от этого удара, но тогда богатырь совсем осерчает и подзатыльником я уже не обойдусь. Не мог я всё ещё с ним справиться, даже спустя тысячу лет тренировок.

Но ничего, вот научусь чародейству и тогда посмотрим, чья возьмёт. Помниться всегда Ярополк говорил, что батюшка намного сильнее его.

Подзатыльник получил я, а испугались отчего-то все остальные. Тут же оказались все любопытные на своих местах и продолжили движения выполнять. Один лишь Феофан стоял и смотрел на Ярополка.

— А может, ты знаешь, чего о боевых качествах домовых и дворовых? Не доводилось тебе в деле их видеть?

— Не доводилось. В наше время не допускали того, чтобы домовым с дворовыми сражаться приходилось. Ежели дело до подобного доходило, это означало лишь то, что все воины уже погибли. В Китеже подобного не было, а в других городах я по долгу не задерживался.

Домовой нахмурился и присоединился к остальным храбрам, пытаясь правильно выполнить хоть одно движение.

— Скоро я вернусь, тогда поговорим. — сказал Ярополк, уже совершенно спокойно.

Показал он храбрам, кто здесь самый главный и уже незачем было на меня голос повышать или зубы скалить. Отвыкли мы совсем от общения с другими людьми, вот постепенно только начинают навыки старые возвращаться.

Вернулся Ярополк часов через пять и был у него вид очень задумчивый. А ещё заметил я, как хромает богатырь, чего с ним ещё ни разу на моей памяти не было. Когда раны в бою он получал, затягивались они буквально за минуты, как и переломы срастались, а тут идёт и хромает, приваливаясь на левую ногу. Эка невидаль.

* * *
Максим Викторович

— Здравствуй, Пётр Алексеевич, чем обязан звонку твоему? Очередной поклёп со стороны Янковского? Так мы не при делах, ничего не знаем, ничего не видели. А коли, кто предъявить нашему роду чего хочет, пускай сам скажет, а не бежит жаловаться в тайную канцелярию.

— Обожди Максим Викторович. Не руби вот так сплеча. Нет у меня никаких претензий к Велесовым. Да и брехню Янковского уже давно никто всерьёз не воспринимает. По другому поводу я к тебе звоню.

— В таком случае заинтересовал ты меня. Слушаю.

— Звоню я от имени императрицы.

Эти слова заставили напрячься меня. Уже давно Велесовы были отдалены от императорского рода. С самого начала истории государства российского находился род наш подле Тулиевых. Были их главным помощниками и советниками. И продолжалось так несколько веков, до тех пор, пока терпение предков наших не лопнуло.

В очередной раз предприняли Тулиевы привить всем на Руси веру христианскую. Да и сделать это решили силовыми методами. Вот тогда вконец и разругались Велесовы с родом императорским. За прошедшее время ничего не смогло наладить между нами отношения, а сейчас императрица сама попросила позвонить главу тайной канцелярии. По сути, второго человека в империи.

Нужно быть готовыми к любому повороту событий вплоть до того, что придётся в срочном порядке покидать империю. Благо на этот случай всё уже было подготовлено.

Успел я в своё время заручиться поддержкой многих правителей государств соседних и в случае чего готовы они были принять на своих землях род, в котором минимум по одному архимагу каждое поколение появляется.

— Как поживает Велена Васильевна? Слышал, что от горя она всё никак отойти не может? — спросил я, после затянувшейся паузы.

— Слышал ты это правильно, но сейчас уже вернулась императрица в норму и хочет она помощи просить у рода вашего.

Слова эти заставили меня в ступор впасть. Определённо звонок это не окончится для рода ничем хорошим. Готов об заклад биться.

— Что хочет императрица?

— Информации.

— О том, что в мире сейчас твориться? — усмехнулся я, прекрасно поняв, что за информацию хочет получить императрица.

Ведь тем, кто спас Велену в тот день, когда погибла её семья, был Антип Викторович Велесов. Мой родной брат, что был приставлен присматривать за Тулиевыми.

Даже несмотря на прохладные отношения, между родами нашими. Никогда не оставляли Велесовы без присмотра правителей русских. Всегда рядом с ними находился человек наш. Говорила Ягиня, что должно именно так быть и оказалась права она.

Вот только, кто смог правду об Антипе узнать? Был он волхвом искусным и никогда не позволил бы себя вычислить. Пропал он сразу же, как и Ягиня пропала. Да и не появлялся с тех пор.

— Только не говори мне Пётр Алексеевич, что в застенках своих Антипа держишь.

Послышался в трубке смешок, а я уже напрягся весь. Если правда предположение моё, то сам поеду в столицу и попытаюсь освободить брата. Хоть это и будет чистым самоубийством, но сидеть просто так я не смогу.

— Не скажу. В моих застенках сейчас места слишком мало, чтобы туда волхвов из рода Велесовых сажать. Да и если бы было место не стал бы я поступать подобным образом. Не стал бы я подставлять императрицу под удар, лишая защиты вашей. Одна она у нас осталась. И это ещё один вопрос, который обсудить с тобой надо.

Перед уходом своим создал Антип императрице оберегов несколько, да вот только сила в них начала на нет сходить. А как те обереги заряжать неведомо никому из нас. Не владеем мы знаниями утраченными.

— Насчёт этого можешь не беспокоиться. Есть у нас люди, которые обереги силой напоят. А насчёт того, что сейчас в мире твориться я и сам тебе ничего сказать не могу. Появились в миг созданья, давно забытые да начали в мире явном безобразия творить.

— Но дружина ваша отлично с этими созданиями справляется. Докладывали мне об этом.

И кто же интересно из наших работает на тайную канцелярию? Думал я, что нет таких. Лично всех проверял, а тут вон, как всё оказывается.

— Правильно докладывали. Знаем мы, как созданий навьих обратно в мир их возвращать.

— Вот об этом мы и должны с тобой поговорить. Только разговор этот не телефонный. Не против, если я к тебе в гости через недельку загляну?

— Чего же мне против быть? Старинных товарищей завсегда повидать приятно.

— Тогда жди меня. Через неделю свидимся.

— Что же ты красно солнышко, чтобы тебя ждать? Как приедешь, так приедешь. — сказал я и повесил трубку.

— Феофан найди Полину, Гришу и Ярополка. Пускай они срочно ко мне зайдут. Очень интересные дела начинают в империи происходить, раз к нам за помощью сама императрица решила обратиться.

Домовой ничего не ответил, обернулся кошкой и выбежал из кабинета, пройдя сквозь закрытую дверь.

* * *
Леля


Богиня Леля в славянском понимании — вечно юная, молодая, красивая, жизнерадостная и прекрасная Богиня Весны. По характеру славянская Богиня Леля жизнерадостна, добра, весела, игрива. Она могущественна по-особому — ее сила в том, чтобы пробуждать спящие растения, животных, пространство, время, людей — весь Мир. Там, где присутствует Богиня славян Леля, начинают расцветать деревья, весенние цветы и травы, петь вешние птицы и влюблённо улыбаться люди.

Леля — богиня весны, молодости, красоты, символизирующая силы обновления в Природе и плодородие Земли-матушки. Богиня Леля — олицетворение чистой Любви и юности, искренних чувств и светлых порывов души, шествующая по миру вместе со своим верным спутником Ярилой Солнцеликим и пробуждающая природу от долгого зимнего сна.

Леля — дочь животворящей силы мироздания, праматери Лады, и праотца нашего мира, верховного бога Сварога. Её брат Лель помогает распространять возрождающую силу весны в природе, наполняя наши сердца теплом и светом. Леля является одной из богинь-Рожаниц — трёх помощниц бога Рода.

Леля — богиня, открывающая врата весне, с первым дуновением тёплого ветерка, щебетанием птиц, возвещающих о возрождении природы, с первыми лучами Солнца младого, приносящего весть об обновлении жизненных сил, и с вешними водами стремительных ручейков, пробивающихся сквозь толщу льда, с цветами дивными, украшающими поля, облачающей деревья зелёной листвой, а землю — сочными травами, ступает Леля рука об руку со своим верным спутником златовласым Ярилой-Солнцем жизнетворящим и одаряющим весь мир светлым сиянием.

Леля расколдовывает чары Мары — богини, увлекающей природу в своё хладное зимнее царство. И заворожённая хладноликой красавицей Мареной Природа возвращается к жизни силами Лели и Ярилы, наполняющими мир лелейным1 теплом и ярым солнечным светом.

Леля возрождает силы плодородия в Земле, наполняя деревья живительным соком и пробуждая семена и зёрна, сокрытые в земле к прорастанию. Всё наполняется жизнью с приходом Лели, и наша заботливая Земля-Матушка готовится щедро одаривать своих детей благодатными плодами.


Глава двадцать вторая


Аргументы и факты Нижегородский филиал

Вчера ночью было совершено разбойное нападение на загородную резиденцию губернатора. Пострадало больше двух десятков человек охраны, которые сейчас находятся в областной больнице с повреждениями разной степени тяжести. И к ним никого не пускают. Сам Алексей Валерьевич Янковский отказывается комментировать эту новость. И вообще, идти на контакт с прессой.

Впрочем, это же произошло и после вчерашнего инцидента в центральном парке, где погибли два подростка. Друзья сына Алексея Валерьевича — Дениса.

Отсюда мы можем сделать вывод, что эти два события связаны, а губернатор напуган и не хочет придавать огласке подробности.

Напомним, что три года назад Алексей Валерьевич проходил свидетелем, по одному очень резонансному делу. В котором фигурировали большие деньги, несколько столичных, архимагов и волхвов, входящих во внутренний круг. Многие наши коллеги утверждали, что Янковский должен находиться на скамье подсудимых, а не проходить как свидетель. Наша редакция не проводила собственного расследования, поэтому мы не можем здесь согласиться с ними.

Возможно, что нынешние события как-то связаны с тем процессом. Наши корреспонденты будут работать в этом направлении. Мы будем следить за дальнейшим развитием событий.

В региональном УМВД нам сообщили, что пока рано делать какие-либо выводы. Проводятся все необходимые следственные мероприятия, после которых появится первая информация.

По предварительным данным, нападавших было двое и они не пользовались магией.


Казимир

На следующий день меня прямо с утра поймал дядя Гриша и попросил зайти к нему после завтрака.

— Обещал же я тебе вчера, рассказать, как устроено всё в академии магии. Что за условия для поступления и всё такое. — сказал он мне.

И вот я уже сижу в его кабинете. Самого дяди Гриши ещё не было, поэтому я немного позволил себе силой побаловаться. Пытался самую кроху её зачерпнуть и удержать. Правда, пока не преуспел в этом.

Там, где хотел я искру крошечную разжечь, вспыхивало пламя бушующее. Где лёгкий ветерок создать, поднимался ураган настоящий. Про воду вообще молчу, едва весь кабинет дяди Грише не затопил.

Одна земля была более-менее послушна. По крайней мере, горы не вырастали и волоты не вылезали.

Изрядно я родники свои напряг, пока ждал дядю Гришу. И всё это из-за того, что не умею я силой пользоваться. Там, где хватило бы крупицы малой, я целую горсть зачерпываю. Да и работать толком с силой не умею.

Только-только начал понимать, как стихии между собой разделять. А то раньше вообще всем скопом удар наносил, что силу из меня тянуло неимоверно быстро.

— Это ты чего тут устроил у меня в кабинете? — раздался удивлённый голос дяди Гриши, когда я в очередной раз попытался создать пару капель воды у себя на ладони. А выходило каждый раз не меньше ведра воды. Пол я ему здесь уже изрядно замочил.

Пришлось звать домового и просить, чтобы он прибрал немного за мной. За это пообещал ему просьбу любую выполнить, если то в моих силах будет.

Феофан сразу весь засиял, да так разошёлся, что через пять минут весь кабинет блестел.

— Потом я тебе княжич скажу, какую просьбу выполнить нужно, как сформулирую её правильно. А пока если что, зови меня не стесняйся. Помогу, чем смогу. — сказал домовой и исчез.

— Вот зря ты такую награду ему пообещал. Он как у нас поселился спит и видит, как озеро у нас в усадьбе появится и заведётся в нём озерница.

Вот оно значит как, падок наш Феофан на русалок, которые ждут не дождутся, как к себе добра молодца под воду затащить да утешиться им, пока душу не испустит он. А там можно будет и другого ждать.

Но это так происходить будет, если к озернице подхода не суметь найти. А я знал, как тот подход находить. Рассказывал мне об этом сперва батюшка, а потом и от бабушки Ягини несколько полезных советов слыхивал. Поэтому думаю, что смогу даже эту просьбу домового исполнить.

Главное — найти место под озеро подходящее. Ведь не в каждой луже озерница жить сможет. Глубина ей приличная нужна и чтобы где укрыться можно было. Но об этом буду думать, если Феофан и вправду запросит озеро с озерницей.

— Ну если и попросит, то смогу я ему здесь помочь. — произнёс я, вызывая удивление на лице дяди Гриши. — Начнём урок?

— Именно для этого я сюда и пришёл. — сказал дядя Гриша и сел за свой рабочий стол. — Как ты уже знаешь, чтобы поступить в магическую академию, нужно пройти простое испытание. Взять артефакт специальный и пропустить через него самый сильный импульс силы, на который ты способен.

Прибор этот покажет сколько можешь ты выдавить из себя магических сил, или сокращённо МС.

В современном мире именно уровень МС является главным фактором в том, какой ранг имеет маг. Так любой у кого МС меньше десяти будет считаться неофитом. Тем, кто только вступил на стезю изучения магии. И максимум могут чувствовать её да порой спонтанные выбросы устраивать. Обычно это дети годов до пяти. Но есть и те, кто всю жизнь живёт со столь скудными магическими возможностями.

С десяти и до пятидесяти МС идёт начинающий маг. Здесь уже и сил побольше и появляется возможность применять простенькие заклинания.

От пятидесяти до ста МС идут маги. Это самый распространённый уровень силы в мире. Примерно девяносто процентов тех, кто имеет магический дар, находятся в ранге мага.

От ста до двухсот пятидесяти МС высший маг. Обладает высоким боевым потенциалом и уже вызывает прямой интерес государства. Самые боеспособные части любой армии состоят как раз из высших магов.

От двухсот пятидесяти до пятисот МС — подмастерье. Это маги, которые уже определились со своим профильным направлением и смогли перешагнуть предыдущий порог силы.

От пятисот до тысячи МС — мастер. Само слово говорит за себя. Мастер магии в выбранном направлении. Обладает техниками, бьющими по площадям. На поле боя используются, как уничтожители живой силы противника. Наём мастеров является приоритетной целью для любого государства.

Ну и последние от тысячи МС — архимаги. Не имеют верхней планки силы. Самые смертоносные и несговорчивые товарищи, которые практически не участвуют ни в каких конфликтах. Насколько мне известно, на данный момент сильнейшим архимагом является Мэрилин Мэнсон из Британии. Его магическая сила больше пяти тысяч единиц.

К слову, наш Максим Викторович может сейчас выдать импульс в три тысячи двести МС. Это позволяет ему входить в десятку сильнейших архимагов Российской империи.

С этим всё понятно?

— Всё, да не всё. Так что такое единица магической силы. Как она получается?

— Понятия не имею. Никогда не задавался этим вопросом. Эта система существует с момента основания магической академии. Вот попадёшь туда и спросишь. Это более узкоспециализированная информация. Я же тебе сейчас рассказываю, информацию, доступную всем.

В академии узнаю, значит, в академии. Хотя и странно это. Почему не всем положено это знать?

— Если здесь других вопросов нет, продолжим. — дождавшись, пока я кивну, дядя Гриша продолжил. — После того как кандидат успешно проходит вступительный экзамен, он может выбрать, на какой факультет ему поступить. Здесь всё так же зависит от личной силы.

Всего в академии четыре факультета, хотя официально их и числится пять.

— Это как?

— Просто ещё не один кандидат не смог набрать достаточное количество МС для поступления на пятый — чёрный факультет. Упразднить его не упразднили, но фактически он не существует с самого первого дня основания академии.

— И сколько же нужно магической силы, чтобы иметь возможность попасть на чёрный факультет? — отчего-то меня очень заинтересовал этот вопрос.

— Три с половиной тысячи. А как ты понимаешь, что выдать подобный импульс способны лишь опытные архимаги, но никак не желторотые абитуриенты. Прости. Больше про чёрный факультет я ничего не знаю. — увидев, что я хочу задать ещё вопрос, опередил меня дядя Гриша.

Понятно. Это мне тоже нужно будет узнавать на месте. Могу побиться об заклад, что впереди меня ждёт ещё немало вещей, которые узнать можно только непосредственно в академии. Хотя так и должно быть. Правильно, не нужно вот так всем разглашать тайн своих.

— Ну а четыре других факультета это — зелёный, жёлтый, оранжевый и красный.

На зелёный поступить проще всего. Это самый массовый факультет. Больше восьмидесяти процентов всех студентов обучаются именно на зелёном факультете. Если Алёне в этом году удастся пройти испытание, то она поступит именно туда.

Жёлтый и оранжевый требуют на двести и триста МС больше. А вот на красный можно поступить, если ты уже имеешь уровень МС соответствующий архимагу.

На красный факультет каждый год поступает не больше двух — трёх человек.

— А чем факультеты отличаются друг от друга помимо разницы в магической силе при поступлении?

— Разная программа обучения. Разные преподаватели. Разные условия жизни и ещё кучу всего разного. Но три первых примера это самые значимые отличия.

— Получается, что я могу выбрать даже зелёный факультет, если моей магической силы хватает для поступления на другие факультеты?

— Здесь всё зависит только от желания абитуриента. Но никто не идёт на менее престижные факультеты, если им позволяет МС.

Мне на эту престижность плевать, поэтому пойду на зелёный факультет, раз Алёна попадёт именно туда. Хотя ещё нужно будет посмотреть на её родники и подумать, что можно сделать. Не хочу я без неё отправляться учиться в магическую академию.

— А что происходит после выбора факультета?

— А после выбора факультета начинается учёба. Пять лет с двумя перерывами в год по две недели. Для граждан Российской империи обучение полностью бесплатное. Им даже выплачивают стипендию. Государство очень заинтересовано в появлении сильных магов. А вот иностранцам приходится отваливать очень приличные суммы. Но так как наша академия считается самой престижной в мире, многие пытаются пристроить туда своих детей. Продают ради этого квартиры, машины, берут огромные кредиты и вообще готовы пойти на многое.

Оно и понятно, знания они в любое время самое мощное оружие, что может быть у человека. А как я понял, хорошо обученные маги в современном мире ценятся намного выше тех же богатырей. Хотя мне совершенно не были понятны причины подобного.

— В наше время воины довольно слабы и в большей массе все утратили методики обучения, позволяющие развить человеческое тело до необходимого уровня. До появления вас с Ярополком мы думали, что сохранили утраченные знания в изначальном виде. А как оказалось сильно сомневались.

В мире есть ещё небольшие общины вроде нашей, где занимаются воспитанием именно воинов. Но этих общин очень мало. Да и кто захочет пойти учиться на воина, когда есть магические способности.

В этом дядя Гриша был прав. Не имея магических способностей, стать храбром было невозможно. Вернее, стать обычным храбром можно было, но дальше первой ступени подняться уже было невозможно.

Не получит такой храбр поддержки от Земли-матушки и не сможет противостоять атакам чародейским. Благодаря чему, могли раньше богатыри наравне с чародеями сражаться. А сейчас, как я понял, ни один воин не согласится против чародея в бою выступить.

— А каким образом Богдан собрался в академию поступать? Не владеет же он магией? — только сейчас понял я это. Хотя дядя Гриша был уверен в том, что Богдан обязательно поступит. Только в Алёне сомневался.

— Есть в академии и место, где воинов обучают. Но туда практически никто не поступает. Слишком обучение там слабое и не сравнится с родовым. Поэтому поступить туда можно без проблем. Тем более Богдану, который сильнейший из наших воинов.

Вот оно выходит как. В таком случае и мне может проще будет именно в качестве воина пойти. Но об этом буду думать позже.

На это рассказ об академии закончился и дядя Гриша сказал, чтобы я нашёл Ярополка. Хочет наставник мне показать что-то.

— Что это? — спросил я у Ярополка, когда он сказал мне надевать какую-то странную безрукавку.

— Защита.

— Ты же прекрасно знаешь, как я отношусь к любой защите.

— Одевай говорят и если попробуешь снова дурить мне голову, сильно пожалеешь об этом.

— И что же ты сделаешь? — очень мне стал интересен это вопрос.

— Я ничего, а вот эта штука. — Ярополк достал какой-то вытянутый предмет, сделанный из металла и показал его мне. — Сможет пробить твою защиту запросто.

— Вот это? Что-то я сильно сомневаюсь. Оно даже не острое.

— Я тоже подумал примерно так же. — усмехнулся богатырь. — Даже защиту не стал включать, а в итоге сам видел, как хромал я. И достали меня вот из такой штуки. Слышал что-нибудь про огнестрельное оружие? Богдан уже успел тебе о нём рассказать?

Слышать-то я слышал, а вот увидел впервые. Да и рассказывать мне никто об этом оружие не рассказывал. Просто ещё не успели. Слишком много информации мне нужно было усвоить, а процесс это довольно длительный.

Не став больше ни о чём расспрашивать я одел на себя защиту, как показал мне богатырь и вопросительно посмотрел на него.

— А вот теперь ты посмотришь, как это будет в защите. — сказав это, Ярополк направил в мою сторону странный предмет, для чего-то прищурил левый глаз и в следующее мгновение раздался громкий хлопок, а грудь обожгло резкой болью.

* * *
Лель и Полель


Многие знают славянского Бога Леля по сказке «Снегурочка», где он, в образе пастушка, играл мелодии любви на незамысловатом рожке. И это, пожалуй, единственный образ, который разрешён официальной культурой. Между тем, на протяжении веков в памяти народной хранился образ Бога — прекрасного юноши, который зажигал любовь в сердцах людей. Бог Лель — прекрасен как образ любимого в глазах влюблённой женщины. Что важно — Бог Лель одновременно — брат-близнец Бога Полеля. Этот Бог властвует в сердцах уже обручённых людей, создавших свою семью, покровительствует счастливому браку. Так братья воплощают в себе те отношения, которые способствуют счастью: Бог Лель — Бог любви, Бог Полель — Бог счастливой семьи.

Лель и Полель — Боги-близнецы, у славян Боги Любви и Семьи. Этих Богов чаще всего упоминают вместе. Иногда Леля и Полеля называют ипостасями Богини Лели и не выделяют как отдельных Богов. Однако, в славянской традиции Лёля отвечает только за молодую девичью любовь, Лель и Полель же — Боги не только первой влюбленности, но и семейного союза.

Значимость семьи у славян была очень высока. Жили непременно большими семьями, в которых было важно поддерживать лад, любовь, добрые отношения между мужем и женой. Самым значимым событием для молодой девушки была свадьба, а уже после и рождение детей. Именно поэтому Лель и Полель, славянские Боги Любви и Семьи, столь почитаемы, хотя упоминание о них и встречается нечасто.

Лель и Полель — Боги-близнецы. В отличие от других близнецов, например, Хорса и Дивии или Квасуры и Китовраса, их всегда упоминают вместе. Лель и Полель родились у Сварога, Небесного Отца и Лады, Небесной Матери. У Лады они переняли красоту и мягкий характер. Небесная пара Сварог и Лада у славян — покровители семьи. А сыновья Лель и Полель помогают им в этом.

Лель и Полель — братья других Богов и Богинь, рожденных у Сварога и Лады. Их сестры Лёля, Жива и Морена. Перун, Бог Грома — брат Леля и Полеля.

Лель и Полель нечасто упоминаются в славянских мифах. Легенды описывают, что близнецы очень похожи друг на друга, но всё же характер каждого из Богов отражен в его внешности. Лель — Бог Любви, зарождающейся страсти, первого чувства между людьми. Его всегда представляют светловолосым, улыбчивым. Согласно славянским мифам, Бог Лель хорошо играет на рожке, а от его музыки в душе девушек и парней просыпается чувство влюбленности.

Полель — Бог Семьи, устоявшихся, крепких отношений, серьезный и спокойный. Иногда его представляют во всём похожим на брата. Иногда Полеля изображают темноволосым. Славянские мифы говорят, что этот Бог носит более дорогие, праздничные одежды, потому что приходит к влюбленным в день их свадьбы.


Глава двадцать третья


Я схватился за грудь, чем вызвал смех у Ярополка.

— Ну как нравится? А если бы на тебе не было этой защиты, то в твоём теле появилась бы новая дырка. С этой напастью не справится даже твоя кожа, закалённая в безвременье.

Как оказалось, это оружие называлось пистолетом и в современном мире оно было далеко не самым сильным. Имелось ещё множество куда более мощного орудия, которое даже пробивало броню, которую я надевал.

А ещё существовало оружие, которое могло одним ударом уничтожать дома и даже целые города. Современные чародеи смогли найти способ защищаться от огнестрельного оружия, а вот воинам такой способ был неизвестен. Поэтому даже самый сильный современный воин мог быть убит из огнестрельного оружия.

Просто нужно было подобрать подходящий по мощности пистолет. Если против чародейства у воинов имелась защита, которая росла по мере роста силы. То против подобного оружия уже никакая естественная защита не поможет. Тут либо нужно будет постоянно носить бронежилет, а именно так называлась та жилетка, либо держать защитный барьер. Что для воинов было практически невыполнимой задачей.

Силы чародейские у них были крошечными и поэтому защита активировалась лишь на краткий миг и в особо опасных случаях. Как, например, когда дед Максим напал на меня.

Ярополк слишком пренебрежительно отнёсся к пистолету, даже не став пытаться поставить защиту, за что и поплатился. Теперь ему предстоит несколько дней восстановления.

Я предложил ему воспользоваться услугам Машки, но Ярополк отказался, сказав, что это будет напоминать ему о допущенной безалаберности.

А мне после демонстрации он наказал первым делом научиться создавать защиту, которую примеряют местные маги. В этом мне вызвался помочь Максим Викторович.

— Что с водой ты можешь работать это я прекрасно знаю. Поэтому смотри внимательно и запоминай. Буду обучать тебя на примере воды.

И с этой поры ко всему прочему прибавилось ещё и обучение защитной технике от огнестрельного оружия. Это обучение давалось мне намного сложнее всех остальных, каждый раз выматывая до полуобморочного состояния.

— Отлично, значит, процесс увеличения силы уже пошёл. — говорил дед Максим. — Чем дольше ты будешь находиться обессиленным и пытаться сотворить защиту, тем сильнее ты в итоге станешь.

Говорить ему, что я уже сейчас самый сильный, я не стал. Да и судя по всему, было это далеко не так. Всё же в прямом столкновении с современным магом я не был. Сперва меня защитил Ярополк, потом к нему присоединились братья духи-хранители. Ну а волка водяного я в расчёт вообще не беру.

Было то воплощение стихии водной. У меня таким воплощением Машка была, а у деда Максима волк. Да и современное стихийное воплощение было в сильно урезанном виде. Чувствовал я, что если понадобится змейка моя сможет в сотни раз сильнее волка того стать.

Всё же она и есть сама стихия, а волк, так искусная подделка. Единственное, что смогли чародеи добиться, пока стихии, как и я, находились в заточение.

Вот только оставалось понять, где было это место заточения. Потому, как и в безвременья и в явном мире стихий не было.

Пытался я по этому поводу узнать хоть что-то у Машки. Да толку никакого из этого не вышло. Не хотела стихия общаться со мной. Хотя поначалу, помнится, раздавался её голос в голове моей.

Рассказал я об этом деду Максиму и задумался он надолго.

— Так вот, почему меня так трясло всего рядом с тобой в день нашего знакомства. Сила моя почувствовала в тебе воплощение своё. Стихийные аватары вместе с тобой в мир пришли. Впрочем, об этом некоторые учёные говорили, вот только их все на смех подняли. Не верит никто в то, что стихии разумны и имеют свои воплощения.

— Да и в наше время мало кто в это верил. Лишь князья, что зачастую напрямую со стихиями работали, не прибегая ни к каким посредникам. Мне об этом бабушка Ягиня рассказывала. — тут же добавил я, увидев, как загорелся дед Максим.

Решил он, что расскажу я ему сейчас всё, что сам знаю. А по большому счёту, я уже всё рассказал. Вот такие у меня скудные знания в этой области.

— Придётся тебе Казимир самому со стихийными воплощениями разбираться. Не сможет тебе в этом никто помочь. Как пользоваться силой и правильно применять её, помогут разобраться, а вот в остальном вся надежда лишь на тебя одного.

Вот таким и вышел наш разговор. Никто в нём ничего нового и не узнал. Хотя оба мы рассчитывали на получение новых знаний. Но не беда, ещё одна причина пойти мне на обучение в магическую академию. В силах собственных разобраться да попробовать наладить контакт со стихиями.

Чувствовал я, что именно это станет ключом к силе княжеской.

Но это всё может и подождать. Сегодня, наконец, должна вернуться Алёна. Она пропала сразу после того дня, когда поцеловала меня. Просто взяла и исчезла, а вместе с ней добрая половина волхвов.

Тётя Поля сказала, что они отправились выследить упыря в окрестностях деревеньки какой-то и вернутся, когда разберутся с этой напастью.

Мне ничего не оставалось кроме, как ждать её возвращения. В том, что они справятся с обычным упырём, я был уверен. Алёна была достаточно умелым волхвом, чтобы сделать это и в одиночку.

И вот перед тем как мне отправиться к деду Максиму забегал Богдан и сказал, что отряд Алёны возвращается. Она уже позвонила ему и сказал, что они будут на месте минут через сорок. А разговор с магом примерно столько времени и занял.

И вот я бегу во двор, чтобы встретить Алёну лично. И как дурак стою в полном одиночестве. Во дворе вообще никого не было. Впервые такое вижу здесь. Обычно постоянно два-три человека да имеются. Те же храбры, что дежурят возле ворот. А сейчас и их не было.

Подождал я минут пять и решил пойти к воротам, посмотреть на дорогу. Она далеко вперёд просматривалась, поэтому машину Алёны я должен буду увидеть.

По мере того как к воротам я приближаться начал, стало во мне какое-то чувство странное зарождаться. Будто просто на месте я топчусь. А между тем я точно двигался вперёд. Лёгкий ветерок в лицо дул и было довольно жарко на улице.

Но чувство странное не оставляло меня, наоборот, начинало оно только усиливаться.

— Мудрый Велес, позволь мне всё сокрытое увидеть. — произнёс я простенький заговор, что позволял истинным зрением на мир взглянуть.

— Вот ты ж тварь! — вырвалось у меня, когда увидел я истинным зрением, что морок на меня наложен и морок сильный очень, раз я даже ветер и теплоту солнышка ощущал.

Находился я сейчас в своей комнате, а возле ноги моей сидела зверушка забавная, чем-то на домовых похожая. Вот только имела она копытца поросячьи, рожки острые и лицо создания не было покрыто шерстью, как у домовых.

И каким образом анчутка вообще смогла в поместье пробраться? Куда Феофан с Егором смотрели? А если бы она не на меня напасть решила, а на кого другого? Могла бы тогда нечисть эта сгубить человека.

Вон к ноге моей, как прицепилась и силу из родника одного тянет. Это мне с того ничего не станет, а для тех у кого родники неглубокие анчутки реальную опасность представляют. Особенно если целой семьёй приходят. А могут и вообще на всех домашних напасть.

Тогда чего же я сижу, тут и думаю. Нужно остальным помогать. Вот только сперва анчутку от родника оторвать, да и посадить пока куда, чтобы до моего возвращения не сбежал.

Не заметил злобный дух, что справился я с его мороком, да и его раскрыл. Вот только, как поймать его теперь. Как избавится способ знаю, а чтобы поймать…

— Феофан, а ну, дуй сюда быстро. — выкрикнул я, надеясь, что анчутка не решит сбежать. А он и не собирался даже. Слишком сильно понравилось ему силу из родников моих воровать. Вон как присосался. Расслабился и перестал всё вокруг замечать.

— Звал княже. — спросил появившийся домовой и тут же превратился в кошку. Шерсть дыбом, спина коромыслом и шипит, значит.

Анчутка даже на домового не отреагировал, чем удивил меня непомерно. Это же как надо к силе присосаться, чтобы даже злейшего своего противника не увидеть?

А Феофан уже всерьёз за дело решил браться, раз не получилось у него гостя не званного просто прогнать. Начала кошка расти стремительно, превращаясь в медведя могучего.

— А ну, стоять! Ты чего это тут удумал? Всю комнату мне разнесёшь. Лучше приготовься анчутку поймать, да найди для неё клетку подходящую. — сказал я.

Феофан недовольно забурчал, но всё же перестал в медведя перекидываться, а обратно привычный вид свой принял.

— Обожди немного князь, мне за этим делом к Егору сбегать нужно. Пускай он клеть из прутов заговорённых смастерит.

— Давай. Сам видишь, не собирается гость наш незваный от меня отлипать. Вон ему как сила из моих родников понравилась. Присосался, даже ничего вокруг не замечает.

Вновь забурчал домовой и исчез. А я остался вспоминать всё, что об анчутках знаю и как их от человека отнять.

Достался мне не самый плохой вариант. Видать, ещё совсем юный дух и не умеет в людей оборачиваться, а то такая нечисть может легко среди нас жить и вычислить её практически невозможно будет.

Если этот кроха смог морок такой сильный наложить, то чего говорить о более сильных и умелых особях.

Можно было его силой попробовать сковырнуть, но в таком случае слишком велика вероятность убить мальца. А у меня на него другие планы имелись. Ведь не зря многие колдуны специально искали себе в помощники анчуток, совершая ритуалы тёмные, чтобы призвать их.

Были эти духи хоть и тёмными созданиями, но весьма полезными в деле колдовском. Знали они много о мире колдовства и могли поделиться своими знаниями с хозяином.

А хозяином их стать было очень сложно. Необходимо было сделать нечто такое, отчего анчутка сам попросится под крыло твоё. И что же такого я сделать могу?

Морок наложить? Так не удивить этим анчутку, он и сам это прекрасно умеет. А кроме морока, я из колдовства ничего и не умею. Если только заговор какой попробовать произнести. Но там не совсем колдовство, намного больше волховства.

Просить кого из магов современных, смысла нет. В делах подобных они знают меньше моего. Силой сырой страшить мальца, то же не получится. Выходит, остаётся мне только с заговорами работать. Осталось только подобрать подходящий.

Для того чтобы спугнуть его, подойдёт заговор на светоч. Не любят создания тёмные, когда их свет Ярило касается.

Пока думал я уже и Феофан с Егором подоспели. Принесли браться клетку, сплетённую из прутьев заговорённых.

— Вот князь, как и просил ты. Эта клетка любое создание тёмное удержит. — сказал Феофан, с отвращением смотря на блаженную анчутку.

А Егор, как и брат его по началу, обратился кошкой да начал шипеть и спину дугой выгибать.

— Значит так. Я сейчас анчутку пугать начну, да в клетку загонять, а вы остаётесь в комнате и смотрите, чтобы она не сбежала. Только смотрите мне комнату не разнесите. Сами потом всё восстанавливать будете.

— А то раньше по-другому было. — шепнул Феофан, но увидев мой взгляд, поднял руки и встал возле двери, приготовившись анчутку ловить. Егор взял на себя окно.

Как кивнули мне братья, принялся я заговор читать, поднеся ладонь к лицу анчутки.

Вспыхнул светоч на моей ладони и тут же заверещало создание тёмное. Заверещало да отцепилось от ноги моей, правда, за родник всё ещё цеплялось оно и продолжало силу тянуть.

Схватил я тогда анчутку и забросил в клетку приготовленную, закрыв дверь. Тут же возле клетки оказался Егор и перетянул её ещё одним прутиком, вплетя концы его в клеть. Да так искусно это сделал, что казалось, словно клетка изначально цельной была без каких-либо дверей.

Сразу после этого стал я второй заговор читать. Обращаясь к Агидель, Семарглу, Стрибогу и Земле-Матушке. Просил я их, чтобы очистились родники мои, что напитаны силами четырёх стихий, отвечали за которые боги эти.

Надеялся, что поможет это от анчутки избавиться. Но ничего не выходило. Несколько раз прочёл я заговор, но толку никакого от этого не было.

— Ты меня понимаешь? — обратился я к анчутке, решив зайти с другой стороны.

Создание тёмное ничего не ответило, продолжая тереть глаза и шипеть себе под нос что-то, периодически жалобно поскуливая.

— Больно ей очень, светоч Ярило боль сильную причинил, а может и вовсе зрения лишил. — произнёс Егор, наблюдая за анчуткой. — Молодая она ещё совсем. В мир явный только-только вошла. Сил немного хотела получить, чтобы и дальше жить продолжить. И почуяла силу великую, что так и тянула её. Не смогла она с желанием своим совладать.

— Постой. Егор, ты понимаешь, что анчутка говорит? — спросил я.

— А чего тут понимать. Она тоже дух-хранитель, хоть и тёмный. Один у нас язык.

— Не дух-хранитель она. А тварь тёмная, которая людям лишь беды приносит. Ты бы с ней не говорил вообще, запрещаю я тебе это. Как старший в семье. — тут же налетел на Егора Феофан. — А ты, вообще, замолчи. Поделом тебя князь наказал. Чего доброго и смогла бы ты дел худых натворить. Придётся теперь князю родники свои от тьмы твоей очищать. Князь, давай мы её обратно в Навь отправим. С этим мы с братом сами справимся. Даже тебя тревожить не станем.

Надулся тут же Егор на брата, но промолчал. Хотя и не стал от клетки с пленницей отходить.

А анчутка сама пуще прежнего причитать начала и показалось мне даже, что слезу пустила. Хотя за руками её сложно было чего разглядеть. Слишком усердно она глаза свои тёрла.

Не знаю почему, но меня совершенно не испугали слова Феофана. Да и вид анчутки жалость лишь вызывал. Зачем её в Навь обратно отправлять, когда она мне службу сослужить хорошую может.

— Феофан брысь отсюда. — топнул я ногой на домового и тот моментально исчез. — Если подглядывать да подслушивать вздумаешь я и для тебя попрошу Егора клетку подобную связать.

— Это я с радостью. А то стал брат сам словно тёмная тварь какая. Вон зло какое сотворить удумал. Забыл он видать, что анчутки родственники наши. Все мы народец маленький. И есть среди нас как светлые, так и тёмные.

— А анчутка эта, какая будет? — ухватился я за слова дворового.

— Вот так сразу сложно сказать. Но судя по тому, что здоров ты князь и тьмы никакой внутри у тебя нет, то светлая она. К тому же очень красивая. — последние слова произнёс Егор шёпотом.

Готов поспорить, что под шёрсткой своей залился он румянцем от стеснения. Это же надо, дворовому анчутка понравилась.

— Спроси, как её зовут? — сказал я Егору, решив попытаться наладить контакт с анчуткой.

Очень помочь она мне может в освоении искусство чародейского. А шанс такой упускать нельзя. Неизвестно ещё, чему будут учить меня в этой магической академии.

— Анютка она. И это князь, больно ей очень. Светоч твой, ей глаза опалил, как бы зрения совсем ни лишилась она. Дозволь мне помочь ей князь?

— Дозволяю. — пожал я плечами. В любом случае анчутка мне здоровой нужна будет.

* * *
Квасура


Славянский Бог Квасура воплощает позабытую ныне культуру веселья без алкогольного опьянения, приём пищи без обжорства, праздники без «мордобоя». Умеренное отношение к телесным удовольствиям при сохранении радости жизни — вот что вкладывается в образ Бога Квасуры. Быть здоровым, быть весёлым, вести здоровый образ жизни без употребления веселящих и одурманивающих веществ — то, о чём напоминает нам славянский Бог веселья. Именно к этому образу легче всего обращаться, когда хочешь выправить свою жизнь, получить здоровье и свободу от пагубных привычек!

Квасура известен как славянский Бог Веселья и Умеренности. Его имя созвучно с названиями двух напитков «квас» и «сурья». Сурья или иначе сурица — волшебный славянский напиток. Считается, что этот напиток был доступен только Богам, но Бог Китоврас, брат Квасуры, упростил приготовление напитка и он стал доступен людям. Иногда Квасуру считают Богом хмельных напитков, но, скорее всего, такое представление ошибочно. Хотя от кваса или сурьи, действительно, можно захмелеть, Квасура — именно Бог Умеренности, умения вовремя остановиться во время веселья.

История рождения Квасуры такая же, как у его брата кентавра Китовраса. Оба Бога появились из брызг источника живой воды. Источник был открыт, когда Семаргл, Бог Огня, ударил своим огненным мечом по камню, чтобы напоить Майю-Златогорку, только что родившую Коляду и Авсеня.

Квасура, как и Китоврас, сочетает в себе физическую силу и мудрость. В отличие от брата, занявшегося изучением магии, Квасура получил мирскую, житейскую мудрость, которой и учит людей.

Сохранилось мало легенд о Боге Квасуре, мы не знаем почти ничего о его участии в подвигах других Богов. Квасуру представляют высоким рыжеволосым и рыжебородым человеком, который появляется на пирах, где пьют сурью или хмельной мед. Квасура заразительно смеется, любит шутить, вовлекает других людей в свои забавы, от чего люди много пьют на пиру и быстро хмелеют. Однако, сам Квасура заметил, что если человек выпивает много сурицы, радость его лишь временна, а в душе такой человек часто печален. Потому Квасуру стали почитать Богом Умеренности, который учит людей видеть истинную радость жизни, а не тратить время зря в праздности и гуляниях.


Глава двадцать четвёртая


После моих слов Егор исчез, а я попытался сам с Анюткой поговорить. Да вот только не разбирал ничего я в её бормотании.

Даже не помогал заговор, что позволяет с некоторым созданиями иномировыми общаться. Если духов тех же встретишь, или упырь какой поднимется. Можно их при помощи этого заговора понимать. А вот с анчуткой не сработал он.

Ждать пришлось недолго. Вернулся Егор с горстью земли в руке, да крынкой с водой. Бросил он землю в воду и начал мешать её, пока не получилась там грязь, словно болотная.

Впервые вижу, что так вообще можно было сделать. Никак не обошлось здесь без силы дворового. А он между тем, как грязь эту намешал и попросил меня пару слов сказать и самую малость силы в них добавить.

Слова-то я сказал, да вот с самой малостью сил не очень получилось. Но не умею я мало силы зачерпывать. Сила та после слов сказанных устремилась вся в крынку, да едва не разорвала её на куски. Каким чудом целой крынка осталась, мне не известно. Вся она была в мелких трещинах, а грязь внутри стала светиться немного.

Упал тогда Егор на колени и начал благодарить меня. Словно я для него чудо невиданное сотворил.

— Вижу я, что снадобье полученное сможет любую хворь у представителей маленького народца излечивать. Был я в семье нашей лекарем и знаю, о чём говорю.

После этого что-то громко произнёс дворовой, обращаясь к Анютке. Замерла тогда она и убрала руки от глаз, продолжая подвывать себе под нос. Увидел я раны страшные и сразу совестно стало мне. Хотел лишь напугать анчутку, а вышло, что изувечил её безмерно.

Зачерпнул осторожно Егор грязь ту, на кончике прутика и поднёс к ранам анчутки. Осторожно тряхнул прутиком и упала грязь, начав расползаться по всему лицу её.

Отшатнулась Анютка в сторону и начала завывать пуще прежнего. Видно было, что муки нестерпимые приносить ей снадобье Егора.

А дворовой вокруг клетки всё это время бегал да приговаривал что-то. Наверное, успокаивал, так понравившуюся ему анчутку.

Прошло несколько минут и раны её стремительно затягиваться стали. Как закончилось это, посмотрели на меня глаза, полные слёз. Если у Феофана и Егора глаза на два уголька похожи были, то у Анютки они походили на два кусочка янтаря. И виделась в них ещё какая-то диковинная вещица, что придавала взгляду анчутки жалостливости. Словно смотрит на тебя собака, потерявшая своего хозяина, в надежде, что ты решишь взять её к себе.

— Позволь Анютке коснуться тебя вновь князь. — произнёс Егор, после того как анчутка протянула ручонку свою, сквозь прутья заговорённые и что-то сказала на языке своём диковинном.

— Опять собралась в родники мои лезть? Так она ещё не отцепилась от них. Или мало ей этого? — отчего-то испугался я столь безобидной просьбы.

Вот прекрасно понимаю, что ничего не сможет мне сделать анчутка, а всё равно, не хочу, чтобы касалась она меня. Какое-то предчувствие у меня нехорошее. Анчутка вновь начала говорить.

— Силу твою она больше не тронет. А контакт непосредственный нужен, чтобы передала она тебе знания языка нашего. Говорит, что это несложное чародейство и её сил вполне хватит.

— Егор в случае чего, приказываю тебе извести Анютку. Никакой пощады. — отдал я приказ дворовому всё же, решившись позволить анчутке, коснуться себя.

Если правда сможет обучить она меня языку своему, то это будет отличным подспорьем в дальнейшем общении с маленьким народцем.

Помимо домовых и анчуток, народец весьма обширный был. И каждый его представитель мог мне в какой-то степени оказаться полезным. Даже откровенно тёмные духи и те определённую пользу несли.

Дождавшись, пока Егор с неохотой скажет, что всё понял, я протянул к клетке палец. Тут же схватила его Анютка, затащила к себе и вцепилась в него зубами острыми.

Сильна оказалась анчутка непомерно. Не удалось мне даже палец свой выдернуть. Слишком крепко держала она. А тем временем по пальцу, от того места, где зубы анчутки в мою плоть вонзились начало расходиться онемение. И расходилось оно очень быстро.

Егор видя это уже старался мой приказ выполнить. Вот только отпустила меня уже Анютка. Онемение уже до плеча дошло и даже не собиралось останавливаться. Не собиралось, пока до шеи не дошло.

Тут же встрепенулась змейка почуяв неладное и вмиг оказалась у меня на руке, внимательно оглядывая укус анчутки. Секунда прошла и Машка, вильнув хвостом, вернулась на место, так ничего и не предприняв.

Выходит, что не опасен для меня, был тот укус. Иначе Машка меня уже исцелила бы.

— Прости. Князь мне приказ дал, и я не могу его ослушаться. — услышал я голос Егора, который стоял сейчас перед клеткой с заострённым осиновым колом в руке и целился в тело анчутки.

— Не причинила я зла князю. Наоборот, помогла ему, в кровь его вложила знания языка нашего. — на этот раз вместо непонятного набора звуков услышал я внятную речь от Анютки.

Получается, что она своё слово сдержала. А я за это её извести приказал.

— Стой Егор! Отменяю я свой приказ. Не сделала Анютка мне ничего плохого. Сам видел, даже Машка не стала ничего предпринимать. Выходит, никакой опасности для меня в этом нет.

— Нет, князь. Совсем нет. — затараторила анчутка. — Вложила я в кровь твою…

— Это я уже слышал. — перебил я анчутку. — Ты мне лучше расскажи, сможешь помочь с освоением искусства чародейского? Сама сильна в этом деле? Или кого другого искать придётся?

Про кого другого я, конечно, загнул. Где я вам ещё анчутку найду. Это мне просто подфартило, что Анютка здесь оказалась. Маленькая она ещё совсем и несмышлёная. А так эти создания очень хитрые и осторожные. Труднее всего с поимкой анчуток приходилось волхвам. И бабушка Ягиня постоянно мне об этом рассказывала.

— Что сама знаю, то всё расскажу. Дело-то нехитрое. Только будет у меня условие одно князь.

Ну и без этого никуда. Не могут создания тёмные без условий обходиться. Это вам не домовой, который за одну возможность при хозяйстве находиться готов всего себя отдать. Созданиям тёмным нужна плата, чтобы они за работу принялись.

— Ежели силой моей ты подпитываться хочешь. То не вижу в этом никаких проблем. Я сам тебе каждый день буду доступ давать к одному из родников своих. И выбирать буду к какому, чтобы ты мне не загадила их.

— Не беда князь. С родниками мы твоими справимся. Гуляет сейчас в Яви где-то банник бесхозный, что вместе с нами из Нави сбежал. Так вот он твои родники вмиг в баньке жаркой своими снадобьями очистит. — послышался из-за закрытой двери голос Феофана.

Всё же не удержался домовой и подслушать нас решил. Хотя, скорее всего, решился он на это, после того как Егор начал бегать и ингредиенты для снадобья целебного собирать.

Но слово княжеское было дано, а оно не рушимо. Придётся мне придумать наказание для Феофана. Хотя чего тут придумывать.

— Феофан, войди в светлицу мою. — дверь медленно начала открываться и в неё просунулась взъерошенная голова домового. — Заходи не бойся, бить не буду.

— Слово даёшь?

— Даю. — тяжело вздохнув произнёс я.

И нужен он мне больно бить его. Да я его ловить замучаюсь, а потом ещё и непонятно, как их домовых наказывать. Соли ему в штаны четверговой насыпать или ещё чего? Не знаю я об этом, как-то не нужны мне были подобные знания.

Васька у нас был домовым порядочным и никогда хозяев не гневал. А про остальных я не знаю. По крайней мере, никогда не слышал, чтобы кому-то в голову мысль пришла домового наказать.

— Бить не буду, но от наказания за то, что подслушивал всё равно не получится у тебя отвертеться.

Выругался домовой шаркнул ногой, так что лапоть едва не соскочил и на Анютку злобно посмотрел.

— Решил я Анютку в наставники свои взять. Будет она меня всему, что сама о чародействе знает обучать. А ты всё это время, будешь о ней заботиться. Это и будет твоим наказанием.

Вновь выругался Феофан, но спорить со мной не стал. Зато Егор тут же подскочил и нарисовался передо мной.

— Князь, позволь мне на себя вину брата взять и наказание за него принять.

Эко ему анчутка в душу запала, вон готов даже за брата наказание принять. Интересно, а как у них это происходит. Они же вроде разные. Один — дух-хранитель светлый, а вторая — создание тёмное. Или все члены маленького народца имеют особую совместимость?

— А брат сам не против будет? А то может и ему Анютка приглянулась? — спросил я с самым серьёзным видом, на который был способен.

На слова мои Феофан разразился очередными ругательствами. А вот Егор и Анютка вновь засмущались. У Егора уши покраснели, а у Аннютки щёки румянцем налились.

— На том и порешим. Быть тебе Анютка наставницей моей, а тебе Егор присматривать за ней. Ну а ты Феофан главным у них так и останешься. Смотри не лютуй. Узнаю, что жизни Анютке не даёшь, вмиг отправишься у меня на улицу и в дом не пущу, пока не исправишься.

Слова эти весьма напугали домового. Шерсть его даже посветлела вмиг. Нет ничего страшнее для домовых, чем остаться без работы после того, как уже обжились в новом доме.

Трудно очень пережить это. Говорил Васька, что некоторые даже не выдерживают и от горя своего в Навь возвращаются, а там уже и тьма их на свою сторону перетягивает без труда.

— Ну с этим разобрались. Дальше сами. А мне уже давно пора во дворе быть. Алёна вернуться должна.

— Так это. Опоздал ты князь. Возвернулся её отряд уже как с получаса назад. Сейчас ими Полинка занимается, раны обрабатывает, да заговоры накладывает.

Не стал я дальше слушать домового и выбежал из светлицы. Помчавшись в комнату, где целительством занимались. Какие ещё раны им обрабатывают? Как умудрились они заполучить их, если разбираться с простым упырём отправились?

А если упырь их умудрился ранить, то тут простым волховством не обойтись. Если вовремя не помочь, сгинут раненые и сами обернуться упырями.

— Не следует тебе пока туда входить. — сказал мне дядя Гриша, стоявший перед дверью в целительскую комнату.

Хмурым он очень был и словно боялся чего. Но слушать его я не стал и толкнув в сторону, отворил дверь.

Предстала передо мной картина жуткая, словно не с упырём сражались волхвы, а на стаю умертвий матёрых нарвались. Все были ранены и сидели в бинтах окровавленных, а Алёна лежала на лавке и хлопотала над ней Полина, читая один заговор за другим, да силой щедро делясь.

— Троян услышь меня и даруй силу целебную. — начал я свой заговор читать, бросившись к Алёне.

Оказалась она самой пострадавшей. Сильнее всех порвали её и судя по ранам, то явно непростой упырь был.

Пришёлся мой заговор вместе с заговором Полины и Машка немного силой поделилась. Начали постепенно раны Алёнки затягиваться. А лицо нормальный цвет принимать. А то уж казаться мне стало мне, что готова она сама упырём стать.

Но ничего теперь всё позади. Осталось дело за малым, узнать что это за тварь была и удалось ли волхвам извести её.

Алёна пока слаба ещё слишком была и поэтому не могла говорить, хотя и смотрела на меня извиняющимися глазами.

— А теперь быстро рассказывайте, что произошло. Кто порвал вас так сильно? Смогли убить вы тварь ту?

Слово взял парень, с чьей помощью я храбров на скале, на которую бабушка Ягиня нас привела, после появления в Яви.

— Не удалось нам справиться с нечистью той. Слишком сильная оказалась она. Пряталась под мороком, который даже истинным зрением с трудом удалось разглядеть. Ни один заговор её не брал, а всю защиту нашу она за несколько ударов убрала. Спаслись только благодаря Алёне, что свет Ярило, призвала на помощь нам. Только тот свет смог отогнать от нас тварь тёмную.

Начав рассказывать это, парень погрузился в воспоминания. Его забила крупная дрожь, а на лбу выступил пот. Видно, действительно очень опасная тварь завелась где-то. И едва не уничтожила волхвов недоучек.

Придётся пересматривать все их обучение и как храбрами самому заниматься. Да и отряды делать смешанные. Но это всё будет после того, как с тварью той разберусь.

— Ты поедешь со мной и поможешь на след твари той вновь выйти. — сказал я парню и ухватив его за рукав, потащил следом за собой.

— Скажите Богдану, пускай храбров собирает. Отправляемся мы разобраться с тварью навьей, что волхвов наших порвала. — сказал я дяде Грише, что по-прежнему за дверью стоял. — С Алёной всё в порядке. Смог я её в мире этом удержать. Но если тварь ту в ближайшие дни не изведём, даже я не смогу помочь.

Было-то самым страшным, но думать об этом не хотел я. Успеем мы навью тварь извести, прежде чем срок выйдет.

* * *
Святогор


Славянский Бог Святогор известен по мифам как Бог-богатырь огромного роста. Поздние упоминания о нём встречаются даже в былинах об Илье Муромце. Вероятно, в образе этого Бога мы находим какие-то воспоминания о прежней расе людей огромного роста — мифологии многих народов повествуют о гигантах. В славянском эпосе Бог Святогор известен как тот, кто держит небеса на своих плечах. В греческой мифологии он известен как Атлант — тот самый, к которому приходил Геракл для свершения очередного подвига.

Святогор — славянский богатырь, Бог, поддерживающий небесный свод. Описывают его как великана ростом «выше леса стоячего». Святогор живет в горах и никогда не спускается оттуда. Всё время он занят тем, что охраняет столбы, поддерживающие небо, а в других славянских мифах Святогор сам поддерживает небесный свод.

Иногда Святогора упоминают не как Бога, а как славянского богатыря, жившего одновременно с Ильей Муромцем. Но на Русском Севере сохранились легенды о Святогоре как о славянском Боге.

Святогор создан Родом, Творцом всего Сущего. Он брат Сварога, Небесного Отца, а его сыновья Сварожичи приходятся Святогору племянниками. Потому Святогор — один из древнейших славянских Богов, ошибочно считать его молодым Богом или вовсе человеком.

Святогор женат на царице Плёнке, дочери морского царя. У них родилось много дочерей Пленькинь. Нам известны такие имена дочерей Святогора: Лина, Меря, Майя, Аля, Тайя, Эля, Ася.

Славянский Бог Святогор редко принимает участие в битвах и приключениях других Богов, ведь он всегда занят своей работой — охраняет небесный свод. Но несколько мифов о Святогоре сохранилось. Самая известная легенда — о женитьбе Святогора на Плёнке Поморской, дочери морского царя.

Святогор обратился к Богине Макошь, чтобы узнать свою судьбу. Макошь предсказала, что богатырь Святогор женится на заморском чудовище. Такое известие опечалило Святогора, но всё же он отправился за море искать свою судьбу. Так он попал на безлюдный остров с опустевшим городом. В разрушенном капище он встретил змею и понял, что это и есть его невеста. В ужасе Святогор ударил змею мечом, но после устыдился этого: оставил на капище золотой алтын и уплыл обратно в горы, охранять небесный свод. Змея же превратилась в Плёнку, дочь морского царя, которая была заколдована Черноморским змеем. Заклятие спало от удара меча. Плёнка взяла золотой алтын и начала вновь торговлю в заброшенном городе. Когда город вновь стал многолюдным и богатым, царица Плёнка отправилась искать Святогора, потому как Макошь и ей предсказала эту встречу.

Ещё один миф о Святогоре рассказывает, как он выдал свою дочь Мерю замуж за простого деревенского парня. Иван случайно попал в Ирей, где встретил Мерю и полюбил её. Святогор согласился отдать дочь замуж, если Иван сможет отгадать его загадки и сам придумает такую, которую Святогор не сможет решить до захода солнца. Иван победил в споре и женился на Мере.


Глава двадцать пятая


Через десять минут ехали мы на двух машинах в место, в котором и завелась нечисть столь сильная. Дорогу вызвался нам волхв показывать. Звали его Андреем и был он вторым по силе и знаниям после Алёны.

Начал он мне постепенно рассказывать и с каждым новым словом понимал я, что далеко не упырь завёлся в деревушке той. Кровосос, да ещё и переродился он, вернее, она из местной знахарки.

Видать, настоящей силой обладала та знахарка, раз после смерти восстала и решила на соседей своих охоту открыть. Твари такие с каждой смертью только сильнее становятся. А успела она уже шестерых в могилу свести и это только, что известно было Андрею. Уверен я, что дела там куда хуже обстоят.

Вот и ещё одна напасть. Вскоре убитые знахаркой тёмной начнут из могил своих вылезать и присоединятся к своей создательнице. Начала она дружину собственную собирать. Но пока сил у неё слишком мало, не хватило, чтобы сразу всех в деревне извести. А по словам Андрея, после первых смертей все местные сразу и ушли из деревни, отдав её полностью твари тёмной.

А теперь, после боя с волхвами она и вовсе на несколько дней залечь должна, сил немного набраться. Вот за это время мы и должны будем найти и изничтожить её. А затем и всех, ею убиенных отыскать и по колу осиновому вогнать в них. Только это сможет гарантировать, что останутся они в могилах своих лежать.

Деревня та находилась в четырёх часах езды от поместья. Поэтому добрались мы на место, когда на улице уже стемнело. Самое время для созданий тёмных из укрытий своих выбираться.

Должна знахарка в окрестностях оставаться. Не может она уйти оттуда, пока держат её на месте убиенные. Вот поднимутся они и если не вздумает она ещё кого в слуги себе обращать, тогда и сможет кровососка с места этого уйти.

— Дом, где её был, знаешь? — спросил я у Андрея.

Всегда вот такие упыри, силой наделённые, в место, где при жизни жили, возвращаются. Тянет их туда сила, что ещё осталась не истраченной. А у знахарки там наверняка были, какие предметы силы припрятаны.

— Нет дома того. Деревенские его сразу же после похорон знахарки и сожгли.

— А золу всю, так и оставили там лежать?

— Не знаю. Мы когда приехали, только мельком на пепелище-то глянули, да и отправились на кладбище местное. Где на нас и напала страховидла та.

На кладбище мы пока не пойдём. Делать там нечего. Наверняка местные дом сожгли, а вот места силы знахарской, целыми оставили. Если так, то сперва с ними покончить нужно. Только после этого знахарку в Навь на очищение и перерождение отправить можно будет. Иначе возвращаться она каждый раз будет. И становиться только сильнее.

— Веди нас к дому тому. А ты Богдан смотри со своими ребятами по сторонам. Кто знает, когда войско знахарское из земли решит восстать. А мы как единственные живые в районе этом будем для них вкуснейшим лакомством.

— Не одни мы здесь из живых. — удивил меня Андрей.

Сам же говорил, что жители из деревни сбежали все, как дела страшные твориться здесь начали. А теперь говорит, что не одни.

— Местные, как я и говорил — сбежали все из деревни. Появляются здесь изредка отряды смельчаков, что прозвали себя охотниками на нечисть. Да вот только смысла от них никакого, не могут они знахарку под мороком увидеть. А она отчего-то не нападает на них. — сказал Андрей.

— Что за охотники такие вы мне после расскажите, а сейчас вперёд к дому знахарки. Будем силу её спрятанную при жизни искать. Храбрам защищать Андрея. А ты Андрей смотри знахарку не пропусти. Обязательно явится она незваных нарушителей наказать.

Замялся как-то волвх, но всё же кивнул и повёл нас к пепелищу.

Ещё не дойдя до места, почувствовал я, как силой тёмной тянет. Сильная при жизни была знахарка, да баловалась она тёмными заговорами. От них и силу свою получала, вот только много её слишком оказалось. Не удержать столько в себе человеку не посвящённому в тайны мироздания. Да даже волхву высокой ступени посвящение не удержать, чего уж про знахарку деревенскую говорить.

Так вот силу ту она про запас оставляла, да и прятала подальше от глаз людских. И делала она это в собственном погребе. Дом сгорел, а погреб наверняка цел остался. Не могла знахарка без защиты его оставить.

— Так я и думал. Сила знахарки здесь осталась, вот и не может она покинуть деревню. Не в том дело, что ждёт, когда убиенные переродятся. Видимо, условие какое есть, чтобы силу её обратно получить.

— Верно говоришь мальчик. — раздался над самым ухом голос мертвецкий.

Тут же мимо меня Богдан проскочил да всё без толку было. Уже исчезла знахарка. Да и морок это был. Не рискнула она сама появиться.

— Андрей, ты что же это истинным зрением пользоваться не умеешь?

Посмотрел на меня волхв виновато и сразу всё понятно стало.

— Так какого рожна ты об этом сразу не сказал? А если бы знахарка молча напала? Вновь порвала бы кого она.

— Виноват я князь. — повинился волхв, но я его уже не слушал.

Чувствовал я, что рядом совсем со мной кровососка находится. Но отчего-то не торопится нападать.

— Что ты хочешь? — спросил я, начав про себя заговор читать.

Не умел я пока истинным зрением без заговоров пользоваться, как отец мой или бабушка Ягиня.

— Жить спокойно. Но никто не даёт мне этого. При жизни не давали, а после смерти и подавно.

Повернулся я в ту сторону, откуда голос донёсся и успел уловить лишь движение мимолётное.

— А для чего ты при жизни людям зло делала? Зачем силу собирала тёмную, да хранила её в погребе своём? Вот поэтому и нет тебе покоя сейчас.

Зашелестел ветер со всех сторон. Охнул один из храбров и начал на землю заваливаться, а по щеке у него кровь потекла.

— Уходи знающий и людей своих забирай. Не позволю я тебе силу мою тронуть. Сама её всю до капельки впитаю. Уходи, пока я тебе шанс даю. — зашипела знахарка.

Казалось, что она одновременно со всех сторон находится. И не помогало даже истинное зрение уловить её. Ох и набралась она силы. Тяжко будет с такой тварью справиться.

— Оставь людей моих и сразись со мной. — попытался я немного потянуть время, пока подготавливаю заговор.

Ответом мне стал лишь смех дикий, яростный. Смех, от которого мурашки по коже пробежали.

Не мог я при знахарке начать его читать, сразу поймёт она, что задумал и напасть на кого может. Ладно на меня или Богдана, сдюжим мы удар её. А вот остальные не выдержат. Нельзя позволять становиться ей ещё сильнее.

— Всё ко мне! — крикнул я храбрам, когда уловил движение позади себя.

Молодцы храбры, моментально среагировали успели все оказаться рядом, когда светоч в руках моих полыхнул. Раздался вопль яростный, получила знахарка удар страшный.

— Андрей держи сколько сможешь. — передал я светоч волхву, а сам принялся в золе копаться, открывая себе дорогу к погребу.

Храбры начали мне помогать, а Андрей стоял над нами и держал светоч. Должны мы успеть до тайника знахарки добраться, покуда силы у волхва не кончатся. Долго держать зажжённым светоч Ярило даже мне тяжело, а чего говорить о современных волхвах. Если они даже истинным зрением пользоваться не умеют.

Носилась вокруг пятачка освещённого знахарка, осыпая нас проклятьями, да пытаясь оглушить визгом диким. Но не поддавались храбры стойко терпели все.

Впятером мы быстро нашли место нужное, не став долго думать просто проломил я пол, а вместе с ним и чары защитные и упал в погреб. А дальше руки мои вошли в землю, утрамбованную, что оказалась твёрже камня любого.

Почувствовал я, как кожа с рук моих слезла, причиняя боль дикую. Дёрнулась на шее Машка, желая раны исцелить.

— Не сейчас. Кровь моя поможет силу знахарки уничтожить. Станет она подношением Земле-матушке. — прошипел я, чтобы Машка и не думала меня пока исцелять.

А после этого я заговор начал говорить. В порядок землю привести нужно было, слишком много в ней силы чёрной хранилось.

Силы в вещах и останках заговорённых, что при жизни сюда знахарка прикапывала.

Как только начали с губ моих слова заветные срываться, завопила кровососка пуще прежнего и посыпалась на меня зола сверху.

«Держи Андрей светоч. Держи не сдавайся. Жизни храбров сейчас от стойкости твоей зависят». Думал я, терпя боль страшную.

С жадностью впитывала земля проклятая кровь мою, да вот только не знала она, что кровь эта станет для неё очищением. Закончил я с заговором и ощутил, как земля отозвалась мне. Вздрогнуло всё вокруг. Почва под ногами вмиг в кашу превращаться стала, а из каши той выскочили на меня сразу четыре игоши[3].

Безрукие, безногие, с пустыми глазницами и зубами острыми. Как раз зубами этими они в меня и вцепились.

Тут уже не выдержал я и дал разрешение Машке исцелить меня. Но бросилась змейка не к рукам изувеченным, а к игошам, что продолжали вгрызаться в тело моё.

Начала Машка игошей в плёнку водяную заключать. Как только первый оказался в ловушке, пронзил уши мои вопль кошмарный. До этого момента знахарка тихо стонала, а вот теперь действительно проняло её.

Были, видимо, эти игоши детьми её, мертворождёнными. В их телах и хранила она свою силу чёрную. Силу, которую собирала, чтобы суметь ребёнка нормального родить.

Доводилось мне уже слышать о подобных случаях. Та же бабушка Ягиня рассказывала, что не всем тайные знания пользу приносят. Женщины некоторые навсегда утрачивают возможность дитя родить. А для любой женщины это важнейшее, что она может сделать в жизни своей.

Вот и начинают те, кто знаниям тайным открылся способы искать, как помочь себе. Тогда и игоши в мире явном появляются.

Знахарка наша была очень упорной при жизни, раз сразу четыре игоши создать смогла. Теперь, чтобы справиться с ней, мне сперва игошей изгнать нужно будет.

Машка уже всех их от меня убрала и висели они сейчас в водяных коконах, пытаясь разорвать их зубами и освободиться.

В жизни зрелища страшнее не видел я. Даже та тварь хаоса, что вылезла из разлома подле Китежа, не шла ни в какое сравнение с тварями, созданными из младенцев.

— И как мне теперь с вами быть? Знаю, что вы души невинные, но силы тёмной в вас слишком много. Вернись эта сила к матери вашей, много бед людям причинит она. А того не могу допустить я.

Заверещали игоши, ещё сильнее начав дёргаться и в это время захрустел потолок и начал обрушаться.

Что случилось не верху не знал я, но стояла сейчас напротив меня упыриха разъярённая. Половина лица её была сожжена, то светоч постарался. А другая половина кровью заляпана, как и когти отвратительные.

Схватил я тогда все четыре кокона и не ощутил боли. Руки уже целыми были.

— Оставь детей моих и тогда отпущу я тебя живым. И позволю людей своих забрать, кто ещё жив остался. — зашипела знахарка.

Раны её постепенно излечиваться стали, по мере того как кровь чужая впитывалась. Ох и сильная тварь, раскормилась здесь на славу. Но ничего. Вон, как её светоч обжёг. Да к тому же не умеет она частицами хаоса управлять.

Хотя вижу я немного их в этом погребе. Никак действиями своими привлекла знахарка внимание последователей Хаоса-Утгарда.

Вытянула упыриха в мою сторону руки и вперёд бросилась. Да вот только остановила её земля, что уже очистилась от тьмы всей. Провалилось чёрное создание в грунт мягкий по пояс. Начала тварь тёмная пытаться вылезти, но земля её крепко держала.

Игоши при виде матери пуще прежнего разошлись и не стал я семью разлучать. Бросил их знахарке. Поймала она все четыре кокона и прижала к себе, словно мамка заботливая.

В этот момент выпустил я силу, совершенно не сдерживаясь. Разлилась сила из устья и зарода. Устремилась она к знахарке и детям её и взметнулся в том месте огонь первозданный.

Мне тот огонь вреда не причинял, а вот всё тёмное и злое изничтожил он. Лопнули коконы водяные и впились игоши в тело своей матери. А сама знахарка смирилась уже и лишь гладила начавших пожирать её чад своих.

Пара секунд и опал огонь, а на месте том осталась лишь корка земли спечённой, из которой пять ростков пробиваться начали.

Сжалилась Мать-сыра земля над знахаркой и позволила ей вместе с детьми в мире явном остаться. Очистила она их и сделала частью себя. Вскоре на месте этом лес густой вырастет. Ну а мне наверх пора, нужно понять, чем закончилась для нас встреча с тёмной знахаркой.

— Живой? — подскочил ко мне Богдан, когда я вылез из погреба.

На вид он совершенно целым бы, да и все остальные храбры наши тоже невредимы оказались. Даже тот, кому досталось от кровососки, уже вместе со всеми стоял. Один лишь Андрей лежал посреди пепелища, полностью обессиленный. Родники его пусты были, только-только начав восстанавливаться.

— Кого же тогда знахарка порвала?

— Ты как вниз спрыгнул, так на нас вышел отряд злосчастных охотников за нечистью. Если к нам упыриха не могла подойти, слишком её светоч в руках Андрея пугал, то на этих идиотов накинулась она и порвала за десяток секунд.

Богдан продолжал рассказывать, что произошло, а я тут же отправился к погибшим охотникам. Нужно было позаботиться об их останках, чтобы они не переродились упырями и спокойно отправились в пекло.

Заговор много времени не занял и мы отправились на местное кладбище. Нужно было ещё упокоить упырей, что знахарка себе в помощники себе подготовила.

С этой нечистью храбры сами справились. Раскидали немного землю и вонзили упырям колья осиновые в грудь.

Вот теперь можно было и домой отправляться, а о телах горе охотников пускай стража местная заботится. Богдан сказал, что поутру позвонит в местное отделение полиции и оставит анонимное сообщение.


Аргументы и факты Нижегородский филиал

Вчера в заброшенной деревне Сипловка, что находится в трёхстах километрах от города, случилось страшное происшествие. Были убиты восемь человек. Это были так называемые охотники за нечистью. Отряды которых в последнее время стали так популярны среди молодёжи.

По предварительным данным, на них напал медведь. Тела имеют на себе характерные следы от когтей. В УМВД пока никак не прокомментировали эту новость.

Наша редакция в очередной раз хочет предостеречь молодых людей от вступления в подобные отряды и от посещения заброшенных мест. Присутствие каких-либо паранормальных сущностей официально не доказано, а вот многочисленные несчастные случаи во время подобных сборов стали едва ли не повседневной реальностью.

Берегите своих детей от вступления в подобные отряды.


* * *

Даждьбог


Славянского Бога Даждьбога (Дажбога) многие знают по известному утверждению в «Слове о полку Игореве»: «Мы— внуки Даждьбога!». Считается, что от брака Бога Даждьбога и Богини Живы родился Арий, от которого пошли роды славянские. Почитали Бога Даждьбога как прародителя рода славян, как воина-защитника, но более всего — как божество света, плодородия и, как следствие, жизненных благ. Именно в проявлении солнечного отражённого света мы видим Бога Даждьбога в Яви. Некоторые считают, что имя славянского Бога Даждьбога связано с дождём, но это не верно. Имя этого Бога — производное от «Дай Боже».

Даждьбог (или, как еще славят уважительно — Дажбог, Дажьбог, Тарх Перунович) — понимается славянским народом как солнечный Бог Света Отражённого. Отражается в мире Яви Белый Свет от его златых доспехов!

Даждьбог — великий Бог славян! История через «Повесть временных лет» донесла до наших дней, что кумир Даждьбога вкупе с кумирами Батюшки Перуна, Хорса — Бога-Солнце, Стрибога — Бога Ветра, а также Матушки Макошь — все вместе стояли на холме, когда еще правил Русью князь Владимир. Их огромные чуры были сделаны из крепких пород деревьев и могли стоять столетиями под открытым небом. В перечислении славянских божеств того времени Бога Даждьбога упоминают третьим после Перуна и Хорса. Мы вправе считать Даждьбога одним из главных Богов славян.

Народ ведал о том, что в имени Даждьбога слышится древнейшее «гаст» или «Гош», что значит сейчас — «гость». А самого Бога в стародавнюю пору понимали как: «Гость, дарящий Свет Солнца» или «Посланник богов, что принёс людям в дар силу Солнца, его свет и тепло». Кроме этого, в имени Даждьбога слышится «дающий Бог». Поэтому славяне и поныне к нему обращаются как к Щедрому Богу.

Является славянам Бог Даждьбог в белом сиянии с золотой короной-Солнцем на голове.

Отец Дажбога в мифологии славян — Перун Сварожич, сын Сварога. Отсюда и славят светлого Бога Даждьбога Тархом Перуновичем. Матушкой его стала русалка Рось — дочь Аси и Дона. В мифологии славян Бог Даждьбог родился не один у Перуна и Роси, еще сестра есть у него — Тара, которая почитается у славян Богиней Путеводной Звезды. Таковы божественные дети Перуна и Роси — Тарх и Тара!

Видят славяне Даждьбога древним Благим славянским Богом. Считали, что Он дал начало всем родам славянским. Всегда Его воспринимали Богом Дневного Света, подателем животворной силы, а также Защитником и Спасителем! Его живительное тепло и свет помогают приходить в мир богатому урожаю, Земле Матери быть плодородной, а людям в домах и семьях получать достаток и прибыток во всем.

Он даровал Миру и славянам Коны Мироздания, что действуют и поныне в независимости от того, верит кто-то в них, или нет. Вот, самый основной Кон Любви, например — коли не будет любви, то все дела развалятся, ничего не заладится, не построится, все разрушится. Или Кон Крайностей: «Крайности всегда смыкаются». Это означает, что коли ты впадаешь в крайности, будь готов превратиться в нечто противоположное тому, чем ты являешься. В жизни это обычно выглядит так — самый праведный человек, непременно оступится, как бы печально это ни звучало.

Силы Даждьбога помогают славянам жить по Кону, направлять свои стези к Правде, равновесию, смене одного периода жизни другим. Потому и все летние праздники у славян начинаются именно днем, посвященным Даждьбогу.

Сыновья и внуки Даждьбога

Только благодаря Богине Живе, что напоила его живою водой, возродился вновь к жизни Бог Дажбог, да стал сильнее пуще прежнего. От Богини Живы в Мир пришли — Кисек и Арий.

От первого сына родословную ведут такие народности — западные немцы и гессенцы. У Ария появились три сына: Кий, Хорив, Щек. Именно от них троих, по поверьям славян, происходят такие народности: чехи, сербы, киевские поляне. Еще Арий имел потомков — Леха и Крака, от которых произошли затем некоторые польские и мазовецкие племена.

У старшего сына Коляды в Мир пришел Радогост — внук Даждьбога. Это многим известный отец таких народов Родимичей, как вятичи, ободриты, руяне, ратари.

У Богумира — сына Морены, родились дочери — Полева, Древа и Скрева. Это внучки Даждьбога, которые положили начало народностям: кривичи, древляне. А также народились правнуки — Рус, Скиф, Кимра, Хазар, Словен, Сева. Именно от этих последних уже пошли народности русов, словенов, хазаров, скифов, северян, а также киммерийцев.

Вот посему и поныне всех славян кличут потомками Бога Дажьбога, Тарха Перуновича! Считаем мы Бога Дажьбога одним из главных Богов славян.


А что еще было в жизни Светоносного Бога, какие блага Миру принес Даждьбог — Бог славян, то уже непременно прочесть надобно в особых книгах, что есть у Северной Сказки.


Глава двадцать шестая


Вернувшись в усадьбу, я первым делом отправился не к Алёне, хотя и собирался, а к тёте Полине. Она, как старшая среди волхвов рода должна позаботиться о том, чтобы все её ученики, как можно скорее, научились заговорам, которые помогают справляться с нечистью.

Не с той, с которой они привыкли сталкиваться последние десять лет, а с совершенно другой. С нечистью, которая стала во много раз сильнее. С разрушением барьеров в явный мир хлынули могучие силы, с которыми теперь придётся считаться. И тьма далеко не самая сильная и страшная из них. Поэтому с тьмой должны уметь сражаться всё.

— Я прекрасно понимаю твою озабоченность и злость, но ничем не могу помочь. Наши ученики слишком слабы, чтобы создать даже светоч Ярило, что так хорошо помогает против нечисти. Только у меня и Алены хватает на это сил. Боюсь, что только новое поколение волхвов, сможет стать сильнее. А до этого момента должно пройти минимум лет пятнадцать.

— Да за пятнадцать лет нечисть разгуляется так, что никого вообще не останется. Один я просто не смогу успевать везде.

Тётя Поля тяжело вздохнула и задумалась.

— Мы можем попробовать обратиться к государственному кругу волхвов. Там собраны самые сильные и знающие люди, по их мнению, конечно. Вполне возможно, что у многих из круга хватит сил, чтобы сражаться с нечистью.

— Бабушка Ягиня дала мне чётко понять, что раскрываться перед государством можно будет только тогда, когда я смогу войти в силу. А это будет только после того, как я научусь пользоваться чародейством и смогу по праву называть себя князем.

— То есть после того, как закончишь магическую академию. — произнесла тётя Поля и снова задумалась.

— В таком случае я сама могу отправиться в столицу. Вот только не очень там привечают Велесовых. Уже, как веков пять мы с имперским родом в ссоре.

— Что за ссора такая, раз за столько времени не забылась она?

— Ссора из-за неодолимого желания Тулиевых обратить всю Россию в веру христианскую. Надоело мудрой Ягине с каждым новым главой их рода бодаться по этому поводу, вот и вспылила она. Сама Ягиня нам толком ничего не рассказывала. Дошли до нас лишь обрывки рассказов о тех событиях. Говорят, что тогда больше половина всех церквей на Руси сожжены были. После этого Тулиевы на добрые три сотни лет попытки вновь навязать веру свою не предпринимали. Пока не воссел на престол император Всеволод второй.

— И что, получилось у него Русь в веру христианскую обратить?

— Получилось у него только бунт народный поднять, да головы лишиться. Мало кто знает, но род императорский, существование своё в то время, только благодаря Велесовым и продолжил.

— А сейчас почему вражда продолжается? Или неблагодарные эти Тулиевы оказались?

— А сейчас Тулиевы уже ни при чём. Ягиня напрочь запретила нам дела какие с императорским родом иметь. Пригрозила она проклятьем страшным тем, кто нарушит запрета её. Но наказала, в случае если угроза какая нависнет над родом императорским, сделать всё, что в наших силах, чтобы сохранить его.

Что-то я совсем не понимаю действия бабушки Ягини. Сперва запрещает дела какие-либо иметь и в то же время любую помощь оказывать.

— Всегда подле императорской семьи находится один из Велесовых. В основном волхвы. Вот и четыре года назад императрицу именно Велесов спас. Не успел он всю семью Тулиевых уберечь, опоздал. Но вины его в том нет. Слишком сильным лихо оказалось, что напало на них.

— Спасибо тётя Полина, за рассказ. Подумаю я, что сделать сейчас можно будет. Думаю, что запрет бабушки Ягини уже не актуален и при необходимости можно будет на контакт с родом императорским выйти. Если поможет это делу нашему. Своё разрешение я даю, ну а там сами глядите, как поступить. Посоветуйтесь со старейшинами.

Сказав это, я отправился в лазарет. Алёна сейчас одна там лежала. Только она одна ещё не до конца от ран, нанесённых упырихой, оправилась. Но сейчас уже можно было не бояться. Сгинула знахарка, а вместе с ней и опасность от Алёны отвернулась.

Перед лазаретом один из волхвов стоял, пришлось мне морок создавать, прикидываясь тётей Полиной.

— Иди отдохни, я сама за Алёной погляжу.

— Да я только сменился. — возмутился парень.

Попытался посмотреть на него как можно более серьёзно и даже цыкнул языком.

Но вместо того, чтобы уйти парень вылупился на меня, словно на скомороха ярмарочного. Видать, не ведёт себя никогда подобным образом тётя Поля. А мне почём знать? Я с ней меньше всех общаюсь.

— Иди говорят тебе. Да, чтобы к завтрашнему дню, научился светоч Ярило зажигать. Лично проверять буду.

Глаза у парня и вовсе на лоб полезли. Оно и понятно были его родники скудны очень. Даже среди местных будет он слабаком казаться. Такому, чтобы светоч Ярило зажечь и всей жизни не хватит.

— Найди Андрея, он тебе всё покажет и расскажет.

Конечно, если сам хоть что-то знает. Одно дело просто в руках уже зажжённый светоч держать и совсем другое его самому зажигать.

Вот ток с горем пополам удалось мне убрать волхва от лазарета, дс поставить на его место очередной морок. С этим у меня никаких проблем не было.

— Тётя Полина? — удивлённо спросила у меня Алёна.

Сидела она сейчас на кровати и заплетала волосы в косу. Одета на ней была тонкая, белая рубаха, что ниже колена. А под рубахой той и вовсе ничего не было. Вид Алёны заставил меня замереть на месте. Да и не сообразил я сразу, о чём она меня спрашивает. Не удержался и бросился к ней. Вновь желая прильнуть к устам столь желанным.

Толкнула меня Алёна изо всех сил и начала руками и ногами размахивать, что бы ни подходил я.

— Тётя Поля! Ты чего это творишь! Совсем крыша протекла?

И только тут понял я, что морока с себя не снял. Вот же я остолоп.

— Казимир? А я уже испугалась того, что меня к тёте Полине тянуть начало. — ещё сильнее удивилась Алёна, когда я морок развеял.

Вот теперь не стала она меня отталкивать, а сама навстречу поднялась.

* * *
Максим Викторович

— Куда княжич делся? Мне сказали, что он у тебя должен быть. — спросил я у дочери.

Но Полина не обратила на мои слова совершенно никакого внимания. Даже не посмотрела в мою сторону, когда в кабинет к ней зашёл. Это чего такого ей княжич сказал, что в полной прострации сидит она сейчас?

Пришлось её немного в чувства приводить при помощи студёной воды. Безотказный способ, который работает абсолютно со всеми. Вот и сейчас не подвёл.

Стоило всего одной струйке дочери за шиворот затечь, как завизжала она, подскочила и начала прыгать словно обезьяна какая.

— Папа?!

— А чего папа, когда ты меня в упор не замечаешь? — возмутился я.

Главная защита — нападение. Тем более нечего ей мне предъявить я в своём праве. Не заметила она меня, вот и получила.

— Прости. Просто задумалась, после разговора с Казимиром.

— Это чего он тебе такого сказал? — поинтересовался я, присаживаясь в кресло. — Есть, чем горло промочить?

— Мог бы и не спрашивать. — показала она мне шкаф с настойками.

— А, кроме настоек, ничего нет? Сока там какого, или воды простой? — как-то не хотелось мне голову настойками туманить. Очень уж они у Полины забористыми получались.

— За водой можешь и Феофана попросить сбегать, ну или сам создай. А задумалась я, потому что попросил меня Казимир связаться с государственным кругом волхвов. Говорит, слабые мы слишком и не умеем с нечистью совсем разбираться. Хочет он людей каким-то заговорам особым обучить.

— Значит, всё будет гораздо проще, чем я думал. — задумчиво произнёс я, откупоривая бутылку с настойкой на мухоморах. — На днях должен будет к нам Донской Пётр Алексеевич заехать. Вот с ним сразу и обсудишь все детали.

— Нельзя ещё Казимиру открываться. Рано. И ты сам это прекрасно знаешь. Как в силу он войдёт, так и миру его можно будет показывать.

— Не вижу здесь никаких проблем. Скажешь, что ты будешь волхвов заговорам нужным обучать. Казимир тебя обучит, а ты уже и всех остальных. У тебя сил на это хватит?

— А мне почём знать. Всё будет зависеть от того, что там за заговоры.

— С этим разберёмся, не проблема. Ты мне лучше скажи, куда Казимир пошёл? С ним мне тоже нужно будет обсудить приезд главы тайной канцелярии. Не уверен я, что можно нам раскрываться перед Петром Алексеевичем. Да и тянуть с подобными новостями не стоит. Всё же может он обидеться.

— Так понятно куда, к Алёне он полетел. Я специально сказала ей в лазарете оставаться и ждать, когда Казимир к ней придёт.

Это хорошо. Значит, всё идёт, как и должно. Первым делом нужен наследник Казимиру, а желательно и несколько. И первой кто родит ему ребёнка должна стать Алёна.

Это позволит сделать род наш ещё сильнее и тогда уже никто не сможет отделить Велесовых от князя. Слишком велика возможность подобного, когда узнают о его истинных возможностях.

Тот же Донской наверняка попытается сосватать за Казимира императрицу. А может и одну из своих дочерей. Ну а следом за Донским и другие, не менее, опасные друзья подтянутся.

Поэтому и нужно обязательно поговорить с Казимиром. Познакомить его с Петром и представить нашим родственником из Владивостока, который прибыл, чтобы вместе с Богданом и Алёной в этом году попробовать поступить в магическую академию.

В общем, много чего нам обсудить нужно. Но сделаю я это, только когда сам князь от Алёны выйдет.

— Феофан. — крикнул я, и когда домовой появился, продолжил. — Дай знать, как князь из лазарета выйдет. Да только сам туда не вздумай заходить.

Вновь ничего не ответил домовой, кивнул и исчез.

Как появился Казимир, дух-хранитель практически совсем реагировать на всех перестал. Лишь князь ему указом стал.

Даже злиться из-за этого я начал. Ну а сейчас настоечка отлично со злобой моей справлялась.

— Есть ещё на примете кто сможет ребёнка князя выносить? Не оставила тебе Ягиня каких напутствий?

* * *
Казимир

— Ох и влетит мне от тёти, если узнает, что я её наказ нарушила. — хихикнула Алёна, лёжа у меня на плече.

— Какой ещё наказ?

— Отдыхать и не перенапрягаться.

— А ты сильно перенапряглась? — спросив это, я сжал Алёнину грудь, вырвав стон из губ её. От стона этого у меня снова всё пробуждаться началось.

Увидела Алёна это и тут же сверху оказалась.

— Пускай влетает. Я не могу и не хочу себя останавливать. — сказав это, Алёна нагнулась и поцеловала меня.

И я уже не смог ей сказать, что никто ничего не узнает. Я столько мороков наложил на комнату, что уже и сам не смогу понять, где правда, а где морок. Сил угрохал немерено, но ни капли не жалел об этом.

Последний раз таким счастливым я себя чувствовал в ночь накануне инициации. Завтра обязательно Лели требу отнесу. А ещё лучше найду мастера, какой её идола сделать сможет. Поставлю его во дворе и буду каждый день требы носить.

Проснулся я, когда Алёна ещё спала. Осторожно выскользнул и стараясь вести себя как можно тише отправился на утреннюю тренировку.

К моему удивлению, помимо моих мороков на лазарете было ещё два. Причём практически не уступающим моим. Я с трудом, даже истинным зрением смог распознать, что это мороки.

А Алёна молодец. Ей были силы больше и тогда она сможет и мне нос утереть. Нужно будет обязательно её родниками заняться. Что-то я всё никак не посмотрю на них.

Перед тем как на тренировку идти, нужно обязательно подкрепиться. Все же утехи любовные очень изматывают и сил немерено отнимают. Да я во время боя с тёмной знахаркой меньше сил истратил, чем за ночь с Алёной.

Надеюсь, Богдан уже начал тренировку. А то мне сегодня нужно будет перед Ярополком отчитаться, чему за это время я храбров научил. А я за вчерашний вечер научил их большему, чем за неделю. И всё потому, что в бою любые знания лучше усваиваются и имеется возможность сразу применить их на практике.

— Гой еси, Казимир! — услышал я голос Максима Викторовича, как только вошёл на кухню.

Сидел старейшина за столом, с чашкой кофе в руках. Аромат был такой, что я едва слюной не захлебнулся, не успевая сглатывать её.

— Гой еси, Максим Викторович. А ещё кофе не найдётся?

— Отчего же, найдётся, конечно. Присаживайся, кофе со мной попей перекуси, да поговорить нам нужно.

Интересно о чём это со мной старейшина говорить собрался, что даже специально ждал. А в том, что делал он это специально, я не сомневался. Стояла рядом с ним ещё одна чашка да и еды на столе, на двоих было. Вот только, как он узнал, когда именно я приду на кухню и что вообще приду сюда?

Неужто соглядатай какой ко мне приставлен! Но не чувствовал я и не чувствую взгляда чужого, как обычно, бывает это.

— Чародейство какое? — решил я напрямую спросить и не мучиться в догадках.

— Просто попросил Феофана предупредить меня, когда ты из лазарета выйдешь. — усмехнулся архимаг, сразу поняв о чём я спрашиваю. — Мороков вы там с Алёнкой наставили знатных. Думаю я бы сам не смог распознать, что морок это.

В отличие от домового это да. Не берёт их ни один морок. Против домового ничто не укроется в зоне его ответственности.

— Тогда всё понятно. А я было уже думать начал, что совсем чутьё на дела подобные потерял. А выходит, всё было гораздо проще. Феофан, дуй сюда. — крикнул я и через несколько секунд перед нами возник домовой.

— Звал князь?

— Звал. Звал. — улыбнулся я и видимо, улыбка у меня очень хороша получилась. Феофан попятился назад и уткнулся спиной стену.

Но нужно отдать ему должное не стал сбегать. Хотя мог это легко сделать.

— Ты вот скажи мне Феофан, ты какого лешего обо мне всё докладываешь. — пронял Феофана страх и вновь шерсть домового светлеть стала.

— Оставь его Казимир. Не виноват здесь Феофан. Это я его попросил, а отказать он мне не может. Всё же я старейшина в этом доме.

А вот об этом не подумал я. Хотя нет, ведь старшим в роду по мужской линии Богдан.

— Во тут ты прав. Отказался я занимать должность главы рода. Стар уже стал и допускать ошибки начал, которых раньше даже не заметил бы. Вот и пришлось мне ещё десять лет назад. Делать главой рода Богдана. Да и Ягиня говорила, что это будет правильным ходом с моей стороны. А уж она умела любые дела проворачивать.

Снова перестал я понимать. Всегда самый сильный и опытный должен во главе рода стоять. А десять лет назад Богдану всего шесть было. Ну да ладно, это их внутриродовые проблемы.

— О чём ты поговорить со мной хотел? — спросил я, не став дальше допытываться.

* * *
Тара


Славянская Богиня Тара считается сестрой-близнецом Дажьбога, которого иногда называют Тархом Перуновичем. Как близнецы Хорс и Дивия, проявляющиеся в виде противоположных явлений (Солнце и Луна), так и Даждьбог и Тара проявляются в разное время суток: Даждьбог владеет отражённым солнечным светом, а Тара проявляется в ночи путеводной Полярной звездой. Богиня Тара почиталась как покровительница путешественников, открывающая дороги и помогающая выбрать направление. Так как дороги путешественников могут проходить через леса, одновременно Богиня Тара считалась покровительницей священных дубрав.

Тара (Таруса) — славянская Богиня Путеводной Звезды. Славяне почитали все светила, считали каждое из них посвященным Богу или Богине. Свет звезд менее яркий, чем дневной, солнечный, однако именно звезды способны указать путь. Поэтому Тару, Богиню Путеводной Звезды, называют покровительницей путешественников.

Путеводной Звездой славяне называли Полярную звезду. Иногда Полярную звезду называли «кол» или «гвоздь», представляя её в образе металлического гвоздя, вбитого в небесный свод. Некоторые легенды рассказывают, что именно вокруг этого кола движутся все остальные звезды. Так Богиня Тара становится покровительницей всех звезд на небе.

Тара вместе с братом-близнецом ДАждьбогом рождена у Перуна и русалки Роси. Перун увидел красавицу русалку, когда ехал вдоль берега реки. Русалка Роси была дочерью Днепра, потому река взбунтовалась, когда Перун попробовал переплыть её. Тогда Перун запустил золотую стрелу и попал в камень, за которым спряталась русалка. Так появились близнецы Даждьбог и Тара. Они оба светят не ярко: Даждьбог — Бог Отраженного Света, а Тара — Богиня Путеводной Звезды. Но именно Даждьбог и Тара направляют человека на его

Известно немного легенд о Богине Таре. К ней обращаются путешественники, спрашивая о верной дороге, и Богиня Путеводной Звезды всегда указывает им путь. К Таре обращаются и с вопросами о духовном пути. Именно эта Богиня помогает человеку нащупать верную дорогу, принять решение, когда он оказывается на жизненном перекрестке.


Глава двадцать седьмая


Прекрасно знал я, что не мог Феофан отказать Максиму Викторовичу в просьбе его. Нужно будет обязательно позаботится о том, чтобы за мной даже Феофан проследить не смог. Трудно это очень будет, но я справлюсь.

— Приедет сегодня ко мне глава тайной канцелярии — Донской Пётр Михайлович. Это будет отличный повод, чтобы представить тебя ему в качестве моего третьего внука. И будешь ты очень способным внуком, который без проблем сможет попасть в магическую академию, даже с её резко подскочившей минимальной планкой силы. Будь добр, веди себя максимально нормально в его присутствии. Он человек опытный, много повидал на своём веку и ложь научился распознавать, как никто другой. Я, конечно, постараюсь ваше общение свести к минимуму. Но к сожалению, полностью избавится от него не получится. Нам, вернее, тебе нужно это знакомство. Глава Тайной канцелярии — второй человек в империи.

— Что такое тайная канцелярия? — этот вопрос волновал меня гораздо сильнее всего остального.

Всё было понятно в словах Максима Викторовича, да вот только тайная канцелярия слух резала.

— Тут в двух словах не объяснишь. Тем более чтобы ты всё правильно понял.

Рассказ о тайной канцелярии занял минут десять. И теперь я имел представление, насколько серьёзный человек приедет сегодня. Сложно мне будет не выдать себя, но я постараюсь.

— Зовут тебя Казимир Велесов. Сын моей племянницы Светланы. Родился в Нижнем Новгороде и сразу после твоего рождения родители переехали во Владивосток. Там в школе во время ежегодной проверки, что проходят все ученики, выдал приличный импульс МС и родители отправили тебя в столицу, попытать счастье поступить в магическую академию.

В этом году туда же собрались поступать и Алёна с Богданом, вот ты и заехал сперва к нам в гости, чтобы всем вместе отправиться в столицу.

Всё запомнил?

В принципе не особо много и запоминать нужно было. Но всё же ещё несколько раз попросил Максима Викторовича повторить.

— Ну вот и славно. А теперь, можешь и на тренировку бежать. Ярополк уже там, проверяет, чему ты дружинников наших научить смог. Как Донской приедет, я за тобой Феофана пришлю.

А я и забыл уже совсем, что мне перед Ярополком сегодня ответ держать, за обучение храбров. Поэтому сразу после слов старейшины подскочил и бросился в тренировочный зал.

Экзамен уже шёл полным ходом и судя по суровому взгляду, коим одарил меня богатырь, недоволен он был уровнем храбров. Хотя я накануне всех лично посмотрел и справлялись они отлично со всем, что и положено им знать на данном этапе обучения.

Выполняли ребята сейчас последний комплекс движений и выполняли его без единой помарки. Тогда чего Ярополк, так смотрит на меня?

Закончили храбры показывать, чему научились и с опаской начали смотреть на сурового богатыря, что возвышался над всеми.

— Через неделю проверю следующий комплекс движений. — сказал им Ярополк и махнул рукой, отпуская их.

Выдохнули ребята с облегчением и тут же стали все расходиться. Даже Богдан посмотрев на меня и виновато пожав плечами, поспешил на выход.

— Держись. — шепнул он мне, проходя мимо.

Ярополк молчал, пока мы не остались вдвоём.

— Вызываю тебя на бой. — сказал он, начав скидывать с себя рубаху.

Ну точно сильно зол на меня богатырь раз решил уму разуму силой учить. Хоть и не хотел я сейчас с ним драться, но нужно это было. В первую очередь для Ярополка. Таким образом, он всегда показывал своё недовольство и чем сильнее мне доставалось, тем сильнее был недоволен богатырь. Сейчас мне предстоит узнать степень его недовольства.

— Это ты из-за нашего боя с упырихой той? — попытался я понять причину злобы его. Но похоже, что сделал только ещё хуже.

— Так ещё и упыриха какая-то была? — прорычал Ярополк и бросился в атаку.

Первым же ударом он попытался застать меня врасплох, но слишком хорошо я его знал и предугадал его первый удар. Пара быстрых движений и вот между нами снова приличное расстояние.

— Справились мы с ней и даже никто из ребят практически не пострадал. — быстро выпалил я и вновь пришлось отступать. А один из ударов богатыря угодил в пол, оставив в нём дыру.

Привыкли мы с ним сражаться не сдерживаясь. В безвременье все повреждения на нет сходили достаточно быстро. Поэтому даже не обращали внимание на сломанное и разрушенное. А бывало и так, что после наших боёв пол Китежа в развалинах оставалось.

Понятно было, что не получится у меня к разуму богатыря воззвать. Не успокоится он, пока боя хорошего не получит. Да не убедится, что достаточно наказал меня.

Ну что же, тогда и я не буду сдерживаться. Тем более в мире явном вернулись ко мне способности волховские и чародейские. Тот же морок не отменял никто.

Вот и создал я сейчас три десятка своих копий. Силы ещё оставалось предостаточно, но место в тренировочном зале подходило к концу. В той части, где я сейчас находился.

Боюсь, что после этого боя нашего не останется в усадьбе тренировочного зала. Придётся нам с ребятами на улице какое-то время заниматься. Но оно и к лучшему. На природе оно завсегда намного приятнее.

* * *
Донской Пётр Алексеевич

Усадьба Велесовых встретила меня грохотом и стоящей столбом пылью. Было такое ощущение, что сейчас на территории усадьбы ведутся военные действия. Причём в гости к Максиму заглянул маг, не уступающий ему в силе.

— Тормози. — приказал я своему водителю метров за пятьдесят до территории усадьбы.

Выпрыгнув из машины тут же помчался вперёд, хватаясь за силу. Неужели этот слюнтяй Янковский решился напасть на Велесовых? Знаю я прекрасно, что нанял он совсем недавно сразу семь архимагов из разных ЧВК. Вот только прекрасно он понимать должен, что за подобное я его сгною у себя в застенках.

После того случая с визитом Григория и друга его. Янковский звонил мне просил разрешения нанести ответный визит. Послал я его тогда, да ещё и пригрозил в гости к нему заехать, разъяснить как можно вести себя, а как не стоит.

Подобный намёк с моей стороны он понял моментально и извинившись за беспокойство, попросил забыть о звонке. Я тогда подумал, что всё он понял. А этот пёс, наверное, после меня побежал к кому ещё жаловаться.

К тому же Демидову, который на Максима сызмальства зуб точит. Во всём обставлял его всегда Велесов. И в силе, и в делах любовных.

Вместе мы все росли и прекрасно я всё это помню. Вот только всё же удалось Демидову в одном стать более успешным. Получил он место министра обороны Российской империи и возглавляет сейчас сильнейший отряд магов в европейской части континента.

Про страны Азиатского союза молчу. Тамошние маги вполне могут соперничать с нашими и даже я не возьмусь давать прогнозы, кто сможет одержать верх. И у нас и у них полно опытных бойцов, которые могут преподнести сюрпризы. А командная работа налажена везде на высочайшем уровне.

Вспомнить хотя бы, последнюю стычку с объединённой армадой свободных государств. Нам пришлось вступать с азиатами в союз всего на одно сражение. Тогда мы смогли разгромить многотысячную армию всего двумя отрядами. И непросто разгромить, а уничтожить полностью.

И не последнюю роль в том сражении сыграл Максим, принявший на себя командование нашими магами, после смерти Чернигова, который всегда был слишком эмоциональным и терял голову. В горячке боя умудрился он оторваться от основных сил и остаться один на один с врагом. Конечно, покрошил он там народу предостаточно, но и его смогли достать.

В том бою, кстати, Демидов также остался за спиной Максима. Вот и выходит, что вполне мог он дать Янковскому зелёный свет на нападение, на усадьбу Велесовых.

Были такие полномочия ещё у пяти человек, но никто из оставшихся не согласится взять на себя подобную ответственность и пойти со мной в открытую конфронтацию.

Накинув на себя защиту, я влетел на территорию усадьбы и тут же был остановлен грозным рыком огромного медведя, чёрного словно сама ночь. С рук сорвалось первое заклинание, но разбилось оно о водный щит, который легко смог поглотить энергию моего пламени. Поставить подобный щит мог только Максим.

— Отпусти силу Пётр Алексеевич. Не угрожает нам никакая опасность. — заглушая грохот, послышался голос старейшины Велесовых.

Сам он появился недалеко от меня, просто выйдя из пустоты. Кому-то не просвещённому именно так и покажется. Но я прекрасно знаю возможности наших архимагов и водным зеркалом меня не удивить.

Сам могу нечто подобное сотворить. Правда, сил держать долго подобную магию у меня мало.

— Чего тогда твориться в усадьбе твоей Максим, что грохот стоит, словно от обстрела артиллерийского, да пыль столбом стоит?

— Воспитательный процесс проходит. — скривился Максим. — И как видишь, не без определённых сложностей.

— Это кто и самое главное, кого таким способом воспиты… — начал было спрашивать я, когда метрах в десяти от нас пролетел настоящий гигант.

Пролетел и снёс собой приличный участок каменного забора. Полёт его прекратила какая-то защита, которую я не смог толком разглядеть. Приземлился великан на ноги и забористо выругался. Потом присел на колено и ударил по земле, погрузив в неё свой чудовищный кулак. От удара того даже я подпрыгнул, а великам вновь, что-то сказав помчался обратно. Да и сделал это на такой скорости, что я и не видел никогда. Словно машина спортивная мимо меня промчалась.

— Воспитывает он. — указал вслед убежавшему гиганту, произнёс Велесов.

Так кого же тогда воспитывает этот монстр? Кто смог его словно мячик запустить?

* * *
Казимир

Ярополк разошёлся не на шутку. Не помню уже, когда в последний раз его таким злым видывал. На ногах я ещё оставался стоять только благодаря морокам своим, да и попыткам прибегнуть к чародейству.

Молниями всякими бросался я в богатыря, да воздушными потоками. Да вот только отмахивался он от них, как от мух надоедливых.

Разгромили мы уже давно с ним весь тренировочный зал и прилично соседним постройкам досталось. Весь двор разнесли. Егору дел теперь не на один день.

Как только выбрались мы за пределы помещения, стала нам доступна подпитка от Земли-матушки. Тогда бой ещё яростнее стал.

Думал, я поначалу посопротивляться немного, да и дать Ярополку верх одержать над собой. Но в один момент заметил, как все жители усадьбы смотрят на бой наш и как смотрят они на меня. Особенно Алёна и Феофан с Егором, что Анютку собой прикрывал. Не мог я разочаровать их проигрышем. Не простил бы себе подобного. Вот и затянулся из-за этого бой наш.

Не знал я, как верх над Ярополком одержать и чем силу его перебороть. Но и он не мог меня достать. Был я быстрее на долю мгновения, что практически сравнивало нас в силе.

Уже и Феофан с Егором свои боевые формы приняли, на помощь мне, что ли, собрались идти? И заговоры какие-то вокруг нас с Ярополком сплетаться начали, да и силу стихийную ощущал я. И была та сила водная. Машка мне дала это понять. Значит, собирается вмешаться и дед Максим.

Необходимо мне срочно что-то предпринять. Ведь в горячке подобного боя можем мы зашибить их, даже не заметив.

Бросился в очередной раз на меня Ярополк и попытался я направить всю мощь из родников своих в землю. Хотел подчинить её себе на миг краткий, да вот только явно не рассчитал последствий. Да и не мог я этого сделать. Нет у меня знания подобных.

Силы хлынула из меня стремительным потоком и за мгновение твёрдая земля, под ногами нашими превратилась в вязкую жижу. Провалился Ярополк в неё по грудь, а следом за ним и я ко дну пошёл. Да только я ниже богатыря был и пришлось тянуться на цыпочках, да голову запрокидывать, чтобы не захлебнуться.

Попробовал я вырваться из собственной ловушки и ничего у меня не вышло. Держала эта гадость крепко. Ничего не помогало.

Донеслось до моих ушей, как Ярополк матерится, а значит и он застрял, как и я. Ну хоть одно радует. Смог я закончить бой наш, пока мы всю усадьбу не разнесли или не вмешался кто посторонний.

— А это тот, кого воспитывают. Будет у нас с тобой Пётр Алексеевич по их поводу разговор серьёзный. — услышал я голос Максима Викторовича.

Ну а дальше сбежались все кому не лень и принялись думать, что я такого смог сотворить и как теперь нас отсюда вытащить.

Максим Викторович отправился с гостем в усадьбу, благо она сама цела осталась и наказал нам с Ярополком к ним присоединяться, как сможем выбраться из ловушки этой.

Ярополк продолжал меня костерить почём свет, но в голосе его уже не было злобы. Наоборот, чувствовал я, что доволен он. Неужели хотел, чтобы я силу чародейскую в бою с ним использовал? Специально ярился так, давая понять, что не справиться мне с ним, полагаясь лишь на силу богатырскую, да на помощь Земли-матушки?

Вот же жук. А ведь получилось у него задуманное. Пришлось мне силой воспользоваться, да и никак умею я, придумывать новое ей применение.

Прислушавшись к себе, с удивлением обнаружил, что родники уже практически наполнились вновь. Выходит, что я только кроху самую зачерпнул из них, а не опустошал, как показалось изначально.

Чудеса, да и только.

* * *
Догода


Coглacнo мифaм cлaвян Дoгoдa являeтcя бoгoм лёгкoгo пpиятнoгo вeтepкa дa xopoшeй блaгoдaтнoй пoгoды. C paдocтью вcтpeчaли люди пoявлeниe мoлoдoгo юнoши c гoлубыми глaзaми дa кpыльями зa cпинoй. Дoгoдa вceгдa cулил дoбpыe пepeмeны и пepиoд oтдыxa oт вcячecкиx нeвзгoд.

Людям Дoгoдa являлcя в oбpaзe мoлoдoгo pумянoгo юнoши cидящeгo нa кpылaтoм кoнe, извecтным кaк пeгac. Бoг xopoшeй пoгoды вceгдa улыбчив дa вeceл. Лeгкиe гoлубыe oдeжды, укpaшeнныe caмoцвeтaми дa кpылья зa cпинoй пpидaвaли oбpaзу лёгкocти дa вoздушнocти. B pукax Дoгoдa вceгдa дepжит вeтвь вeчнo цвeтущeгo шипoвникa, a нa гoлoвe был вeнoк из вacилькoв. Явлeниe в ceлeнии cчитaлocь дoбpым знaкoм, пpeдзнaмeнующим нacтуплeниe лучшиx вpeмён.

Cимвoлaми Дoгoды являлиcь кpылaтый кoнь и вeчнo цвeтущaя вeтвь шипoвникa.

Люди чacтo вoзвoдили xpaмы дaннoму бoгу, нo никoгдa нe пpинocили жepтв. Глaвным дapoм для бoгa блaгoдaтнoй пoгoды являeтcя cмex дa вeceльe. B кaчecтвe пoднoшeний пpинимaл вeceльe, тaнцы дa пecни.

Люди cвязывaли пpиcутcтвиe дaннoгo бoгa c лeгким вeтepкoм, пoявляющимcя пepeд paccвeтoм в coпpoвoждeнии мeдлeннo плывущиx пo нeбу oблaкoв. B тaкиx oблaкax люди видeли paзныe oчepтaния. Kтo тo видeл пpeкpacныe зaмки, ктo-тo ушeдшиx пpeдкoв, плывущиx в лaдьe. Bы и ceйчac пocмoтpитe нa нeбo, вoзмoжнo имeннo ceгoдня oн пpoплывaeт нaд нaми, нecя c coбoй пoкoй и paдocть бeзбpeжнoгo дня.

Moлoдeжь игpaлa в игpу дoгoду, зaключaющуюcя в cлeдующeм. B oдин из тeплыx лeтниx вeчepoв мoлoдeжь coбиpaлacь гдe-нибудь вмecтe. Oднoму из пpиcутcтвующиx пapнeй зaвязывaли глaзa. Пocлe чeгo oднa из дeвушeк пeлa пecню пpo бoгa xopoшeй пoгoды пapню нa ушкo. Ecли oн угaдaл пeвунью, oнa oдapивaлa eгo пoцeлуeм. Пocлe выбиpaли нoвoгo «дoгoду». Cчитaлocь чтo тaкиe пpoкaзы зaдepжaт бoгa xopoшeй пoгoды в пoceлкe кaк мoжнo дoльшe.

Инoгдa люди пpизывaли xopoшую пoгoду caми. Cущecтвoвaли oбpяды, cпocoбныe пpивлeчь взop пoкpoвитeля блaгoдaтнoгo вeтepкa нa ceлeниe.

Ecли дoлгoe вpeмя нe былo дoждя и знoй изнуpял людeй дa пoля, cтapeйшинa poдa мoг пpoвecти oбpяд-oбpaщeниe. Для этoгo cтapeйшинa бpaл пoгpeмушку, изгoтoвлeнную из выcушeннoгo гуcинoгo гopлa, выйдя в пoлe, пoтpяcaл пoгpeмушкoй нaд гoлoвoй и пpoизнocил зaклинaниe: «Дoбpый бoг Дoгoдa, oт зaкaтa дo вocxoдa coбepи co вcex кpaeв бpaтьeв cвoиx. Пуcть пpинecут oни тeмныe oблaкa дa тучи гpoмoвыe, дa oтcтупит жapa и пpидёт дoждeй пopa! Пуcть щeдpыe ливни пpoльютcя нa зeмлю cуxую, чтoбы poжaлa и плoдилa oнa. Гpeми гpoм. Xoди нeбo xoдунoм. Иcтинo!» He вceгдa paдуют и дoжди. Ecли пepиoд дoждeй зaтягивaлcя нaд зeмлeй, люди пpocили яcнoй пoгoды. Coбpaв дoждeвую вoду в пocудину люди читaли cлeдующий зaгoвop: «Унecи, Дoгoдa, тучи тeмныe, дoждями пoлныe, зa дpeмучиe лeca. Зa мope-oкeaн, дa нa ocтpoв нa Буян. Пуcть бы тaм oни вce cидeли дa бoжий cвeт зaкpыть нe мoгли». Boду выплecкивaли нa зeмлю и в мecтe, гдe oнa впитaлacь в зeмлю, pиcoвaли coлнцe. Зaгoвop читaли двaжды.


Глава двадцать восьмая


И как нам теперь выбираться? Может, ещё раз попробовать силу выплеснуть? Так или освободиться получится, или ещё сильнее себя в ловушку загнать. Хотя куда ещё сильнее. Итак, стою на цыпочках и стараюсь носом не угодить в жижу эту.

Как не старался я так ничего и не смог придумать. Пришлось обращаться к собравшимся и просить их помощи.

Освободил нас Егор. Всё же он дворовой и отвечает за всё, что на дворе его делается. Зачерпнул он жижу, полученную мной, помял её в руках и расплылся в улыбке. После чего исчез и вернулся через несколько минут с большим чаном в руках. Что в том чане было, мне не ведомо.

— А теперь глаза зажмурьте поплотнее, а то щипать их будет дюже сильно. — предупредил нас Егор и высыпал содержимое жбана того.

Зашипело всё вокруг и в нос запах отвратительный ударил, что заставил меня закашляться. Да так, что я никогда в жизни не кашлял. Думал, что всё нутро своё выплюну.

А потом, как понял, что могу свободно двигаться и кашлять, так сразу всё и прошло. Открыл глаза и увидел очень недобро улыбающегося Ярополка, который медленно шёл, раскинув руки в стороны. И происходило всё это в довольно глубокой яме, что осталась на том месте, где моя сила в землю ушла.

Срочно мне было нужно спасаться бегством, да вот сделать этого я не мог. Яма оказалась очень глубокой. А сверху на нас смотрели удивлённые лица практически всех жителей усадьбы. Даже Анютка смотрела, держась ручонкой за Егора.

— Ярополк, ты это дело брось! Негоже нам с тобой обниматься. Выбираться отсюда нужно, да идти к деду Максиму. Приехал к нему человек из столицы важный. Говорить мы с ним будем.

— Это я всё и так прекрасно знаю. Ну а насчёт объятий богатырских примирительных это ты зря так говоришь. Они ещё никому вреда не приносили. Косточки похрустят немного, да и делов.

— Срочно бросьте верёвку мне! — заорал я наверх, пытаясь как можно сильнее вжаться в стену.

После слов моих Ярополк так посмотрел на собравшихся, что сразу стало понятно, не ждать мне от них помощи. Не захочет никто гнев богатырский на себя призывать.

— Не нужна тебе верёвка Казимир. Я помогу тебе выбраться. — расплылся в ещё более широкой улыбке Ярополк и ухватил меня за руку.

«Видимо, передумал он обниматься». Подумал я, когда пролетал над головами собравшихся.

Ярополк просто взял и зашвырнул меня наверх. Да так быстро всё произошло, что не успел я даже сгруппироваться. Сейчас по-любому знатно приложись об землю.

Уже и зажмурился, ожидая удара, но ничего не происходило. Открыл глаза и увидел, что завис я в воздухе, в паре ладоней от земли. Это кто же меня вот так поймал? Кто умеет воздушной стихией на подобном уровне управляться?

Размышления мои быстро прервались, небольшим, но всё же падением. А мимо пробежал Егор с Анютой на руках. Глаза анчутки были закрыты, а руки подрагивали словно от перенапряжения. Выходит, что это она меня от падения уберегла. Просто некому больше. Был один маг у Велесовых и тот водной стихией управляет.

— С тобой всё в порядке? — подбежала ко мне Алёна, а следом за ней нарисовался и Ярополк.

— Да ничего с ним не случится. В безвременье его каждый день твари разные на куски драли и ничего целый, как видишь. И даже работает всё как надо. Хотя кому я рассказываю. Тебе это всё лучше меня знать.

Услышав это, Алёна покраснела, вскочила и побежала в сторону усадьбы, при этом успев произнести какой-то заговор. Слов я услышать не смог, зато прекрасно увидел, как Ярополк сейчас быстро начал краснеть и покрываться белыми пятнами.

Ох и лютый заговор применила Алёна. Бабушка Ягиня в своё время меня им часто пугала.

«Не будешь слушаться, я тебя в мухомор ходячий превращу. Будешь тогда ходить, да людям жизни одним своим видом отравлять».

Не знаю почему, но в то время очень сильно боялся я в мухомор превратиться. А в том, что способна на это бабушка Ягиня, я не сомневался. На мне она ни разу этот заговор не применяла. А вот теперь внучка её удосужилась Ярополка наградить им.

— Сам виноват. Теперь будешь мухомор ходить, покуда Алёна не сжалится над тобой. Этот заговор только человек наложивший его снять может. И даже не думай он и после смерти держаться на тебе будет. — тут же добавил я, увидев ярость в глазах богатыря.

— Опять тебя, что ли, уму-разуму поучить? — переключив своё внимание на меня, сказал Ярополк.

— Хватит вам уже. Итак, разгромили все кругом. Считай только само поместье и осталось. — сказал хмурый Богдан.

— А теперь ещё и ямищу эту засыпать нужно. — присоединился к Богдану дядя Гриша.

— Не надо ничего засыпать. Мы туда воды студёной нальём, да и пригласим кого-нибудь. — тут же влез Феофан.

— Горбатого могила исправит. — махнул рукой на домового дядя Гриша.

— Сам ты горбатый. — не полез за словом в карман домовой. — Знаю, я Казимир, что ты для меня сделаешь. Найдёшь озёрницу, какую посимпатичнее и уговоришь поселиться у нас. Как сделаешь это, так мы с тобой в расчёте будем.

— А это не те озёрницы, что завлекают к себе парней молодых и потом изводят их до смерти ласками любовными? — спросил Богдан и тут же получил подзатыльник от дяди Гриши.

— Я тебе дам ласки любовные. Ишь чего удумал. Видать, тренировок мало у тебя, раз подобными глупостями голову забивать время есть. Ярополк позаботься, пожалуйста, чтобы ученики твои, после обучения только до кровати доползти могли и не думали, о чём не следует.

— Это я запросто. — обрадовался богатырь. — Вот сейчас поговорим с главой тайной канцелярии и сразу займусь твоей просьбой. А вы лентяи, быстро побежали вокруг усадьбы и бегаете до тех пор, пока не вернусь я. Егор, проследи, чтобы не сачковали они. А про тех, кто лениться будет, расскажешь мне потом.

Ухнуло, что-то в развалинах тренировочного зала. Услышал Егор Ярополка и выполнит его поручение.

— А ты, раз уж испортил девку стервец. Поговори с ней, скажи, что не со зла я. Мы богатыри, люди простые и шутки у нас такие же. — шепнул мне на ухо Ярополк, когда мы пошли в усадьбу. — А если жениться на Алёнке надумаешь, то можешь рассчитывать на моё благословение.

Слова эти заставили меня вздрогнуть. Вспомнились сразу отец с матушками. Заменил их мне Ярополк, я так и не узнал, из-за чего весь сыр-бор начался. Что я такого сделал, что кинулся на меня богатырь, да и разгромили мы с ним много чего.

— Ты какого рожна решил подле себя анчутку оставить? А ежели она ночью возьмёт и высосет тебя без остатка. Или не тебя, а ещё кого. Ту же Алёну. Раз волховством она занимается родники у неё должны быть глубокими. Как и любят анчутки. — ответил на прямой вопрос Ярополк.

А я то думал, что это связано с тёмной знахаркой. Всё же изрядно она храбров потрепала. Чудо ещё, что никого не убила. Те горе-охотники за нечистью не считаются. Я их знать не знаю.

Пришлось наспех пересказывать Ярополку, что мне Егор рассказал. Да и о том, что может Анютка мне помочь с освоением искусства чародейского.

— В любом случае, то создание тёмное и нужно иметь возможность в любой момент защититься от неё. — выслушав меня, произнёс Ярополк.

— На этот счёт можешь не переживать. Феофан её сразу невзлюбил и теперь глаз не сводит. А Егор и вовсе влюбился. Так что с его стороны присмотр даже сильнее будет.

— Совсем мир с ума сошёл, раз дворовые в анчуток влюбляться стали. — пробубнил себе под нос Ярополк.

К этому моменту мы уже подошли к кабинету Максима Викторовича. Ярополк просто толкнул дверь и вошёл, заставив находящихся там резко вскочить со своих мест и подготовить чары для нападения. Что примечательно никто из магов не собирался защищаться.

Я невольно начал защиту ставить, а Ярополк даже не обратил внимание на столь тёплый приём. Он, как ни в чём не бывало подошёл к креслу, в котором до этого сидел гость деда Максима и сел в него.

— Познакомьтесь — это Донской Пётр Алексеевич. А это мои родственники из Владивостока. Мой внучатый племянник Казимир и его дядя по отцовской линии Ярополк.

— Так, значит, это вы были на том возвышении в граде появившемся. Сбылось предсказание. Явился в мир явный тот, кто по силе способен с богами сравнится. И отозвался знак мой, что силу хозяина своего почувствовал. — сказав это, Пётр Алексеевич поклонился в пояс Ярополку. — Прости меня князь, не признал тебя сразу. До последнего момента думал, что это всего лишь сказки.

Я, Ярополк и Максим Викторович просто офигели от подобного поворота событий. Но богатырь быстро совладал со своим удивлением.

— Попутал ты чего-то отец. Не князь я, а боярин его главный. Вот он князь перед тобой стоит. Великий князь Казимир Китежский из рода Велемудра.

При этом Ярополк показал пальцем на меня.

На Петра Алексеевича было страшно смотреть. Он переводил взгляд с Ярополка на меня и обратно. Причём делал это очень долго, пока его не остановил Максим Викторович, плеснув немного воды студёной за шиворот.

Я бы сейчас сам не отказался взбодриться подобным образом. Всего за минуту Донской разрушил все наши планы. Какие мы к чертям родственники из Владивостока, когда сам Ярополк представил меня полным именем.

— Так ему лет двадцать от силы. — первое, что сказал Пётр Алексеевич.

— Шестнадцать. — поправил его я.

Чего уж теперь скрываться. Будем думать, что дальше делать по ходу разговора нашего.

— Про какую метку говорил ты Пётр Алексеевич и что значит, силу хозяина своего почувствовал? — немного отойдя от ступора, заговорил Максим Викторович.

— Максим у тебя не найдётся чего покрепче чая?

— Настойка на мухоморах подойдёт?

— Ваша фирменная? По семейному рецепту?

— Ещё сама прабабушка Ядвига делала.

— Будь другом плескани, а то мне срочно немного мозги прочистить нужно и с мыслями собраться. — произнёс ошарашенный Донской, так и не ответив на мой вопрос.

Но продлилось это не долго. Сразу после того как выпил, он заговорил.

— Отец мой, как и его отец и так уже больше двадцати поколений передаём детям своим знак силы. — дёрнул рубашку за ворот Пётр Алексеевич так, что пуговицы во все стороны полетели, и оголил правую половину груди.

Был на ней изображён Родовик Макоши*, заключённый в круг. Знак тот был красного цвета, словно сама кровь там бежала.

Не знаю почему, но рука сама потянулась к знаку тому. Чем ближе подносил к нему я пальцы, тем сильнее начинало их покалывать, а знак начинал светиться изнутри.

Как коснулся я его, ощутил, что знак напрямую соединился с зародом моим. Тонкая линия протянулась от знака к роднику моему и исчезла в нём. Посмотрел на меня Пётр Алексеевич огромными глазами и упал на колени.

— Правы предания. По силе равен ты богам князь. И можешь силой своей с теми, кто верен тебе делиться. Чувствую, что стал я сильнее в несколько раз, после того как коснулся ты знака моего. Сейчас даже с Максимом справиться смогу.

Так вот значит, как это работает. Этот знак позволяет своему владельцу подключаться напрямую к моим родникам. И подключается он только к тем родникам, которые за силу мага того отвечают.

Тут же я взял и оборвал соединявшую нас нить. Донской втянул со свистом воздух и едва не упал. Успел я его подхватить.

Вновь пришлось Максиму Викторовичу с водой своей студено вмешиваться.

— Ты чего болезный? Может нам врача позвать? Не хватало мне, чтобы глава тайной канцелярии в кабинете моём коньки отбросил. Друзья наши закадычные тут же Крестовый поход за головами Велесовых устроят.

— И помрут все, если решаться против князя идти. — прохрипел Донской. — Чувствовал я, какая мощь в нём сокрыта. Всего в один родник его нырнул и думал, что уже никогда не выберусь. Столько силы я никогда в жизни не видел.

Ну а дальше он начал рассказывать о преданиях, что в их роду из поколения в поколение передаются. И пошли те предания от знахарки, что спасла основателя рода Донских. И звали ту знахарку Ядвига.


* * *
Морена


Морена (Мара, Марена, Моржана, Морана) ― славянская Богиня Зимы и Смерти, сильная и грозная. Ее образ символизирует сочетание рождения, плодородия и смерти. Мара дает возможность природе отдохнуть, очиститься и возродиться. Славяне не боялись ее, а почитали. Считалось, что Богиня всегда рядом и напоминает о неумолимом ходе времени.

Марена ― одна из важнейших персон славянского пантеона богов, относящаяся к Ясунам. Однако в ее родословной разобраться не просто ― мифология полна хитросплетений.

Существует несколько версий происхождения Богини Зимы:

Первая гласит, что отцом Мары был Бог Сварог, матерью ― Богиня Лада. По легенде Лада очень хотела детей и обратилась за помощью к Макоши. Та сказала ей съесть чудесную рыбу и выбросить косточки на лугу, где пасется небесная корова Земун. После того, как все было сделано, Лада забеременела и в положенный срок родила трех дочерей ― Лелю, Живу и Мару.

Имя Богини родственно словам «мор», «мрак», «морок», «марево», «смерть».

Супругов у Марены было много, один из наиболее известных ― Кощей. По преданию, она явилась к нему, чтобы спасти трех девиц из плена. Однако темное Божество потребовало, чтобы Мара осталась вместо них. Тогда она хитростью заставила Кощея жениться на себе, а через некоторое время опоила его и сбежала. В этом союзе родилось 12 дочерей-недугов, а также 2 сына ― Род и Вышень.

Позже девушка вышла замуж за свою настоящую любовь ― Даждьбога. Она долго добивалась его благосклонности, но после создания семьи обрести счастье у них не получилось. Причина была в недоверии Даждьбога своей супруге. В этом браке появился сын ― Богумир. Была Морена также женой Велеса и родила от него 5 детей.

По второй версии отцом Мары являлся Кощей, которого приравнивали к Чернобогу.

По третьей ― Марена, Леля и Жива были созданы из искр, образовавшихся, когда Сварог ударил своим молотом по священному камню Алатырь.

Марена ― божество-пряха. Она использует для рукоделия нити судьбы. С их помощью Богиня управляет жизнями ― ведет в нужном направлении, а когда приходит время умирать ― обрезает. Причем под ее влиянием находятся не только смертные. Мара может не только отнять жизнь, но и даровать бессмертие. Легенда гласит, что именно таким образом она обеспечила своему сыну Богумиру долгую жизнь.

Согласно преданиям, владения Богини Смерти находятся за Рекой Смородиной, разделяющей Явь и Навь, через которую перекинут Калинов Мост, охраняемый Трехглавым Змеем. Ее Ледяные Чертоги расположены на крайнем севере Мидгард-Земли. Когда Мара приходит туда, природа отправляется на покой, засыпая на 3 месяца.

Также Мара дает наставления ступившим на Золотой Путь. Именно она на основании духовной и мирской жизни определяет, в какой мир отправится человек ― в Навь или в Славь. Среди людей Богиня появляется редко. Однако на земле всегда есть ее приспешники ― мары (моры), которые являются духами ночи и болезней.

По преданиям, мары носят собственные головы подмышкой и каждую ночь бродят по улицам. Они подходят к окнам домов и шепчут имена домочадцев: те, кто отзываются ― умирают. Есть и другая версия, по которой мары живут в домах людей и прячутся за печками. Они ― противоположность Домовых, развлекаются тем, что путают пряжу и крадут вещи.

Каждое утро Богиня Смерти пытается погубить Солнце, но всегда отступает перед его мощью и красотой.

Упоминания о Морене часто встречаются в сказках. Это:

и Моргана из легенд о короле Артуре;

и «злая девка Маринка», искушающая богатыря Добрыню;

и знаменитая Снежная Королева;

и подруга Бабы Яги;

и жена Кощея.

Также существуют предания, по которым она являлась хранительницей многих магических предметов ― шапки-невидимки, живой и мертвой воды, молодильных яблок.

Славянская Богиня Смерти меняет свой облик в зависимости от времени года. В конце осени, она ― молодая прекрасная девушка с бледной кожей и длинными черными волосами, которые красиво переливаются и искрятся в свете Луны. В этот период Мара носит одежду белого либо лазурного цвета. Однако к концу зимы она превращается в невыносимую ворчливую старуху, одетую в черные лохмотья.

Состарившаяся Морена не готова уходить и освобождать место Весне, поэтому она прибегает к различным хитростям и уловкам, чтобы холода длились как можно дольше.


Глава двадцать девятая


Пётр Алексеевич

Не думал я, что при моей жизни, суждено будет преданиям древним сбыться. Да и вообще, не верил во всё это. Даже после того, как город из воздуха возник и начали создания из фольклора славянского появляться.

Ведь в центральном предании рода моего говорится, что появится человек, который станет сильнее любого мага. Будет он и духом, и телом силён и никто не сможет помешать свершиться его предназначению.

Много сильных магов появлялась за мою жизнь, но ни один даже близко не подходил к силе, о которой говорилось в преданиях. И вот встретил я Казимира, да и увидел, какая мощь сокрыта в нём.

Всего в один колодец заглянул и понял, что силы в нём больше чем у всех магов Российской империи, вместе взятых. Причём сила эта практически вся запечатанная. Доступны Казимиру лишь крохи, что просачиваются сквозь печати те.

Срочно обучать его нужно силой пользоваться и ни в коем случае не отпускать из империи. С его помощью сможет Россия встать во главе всего мира. А удержать молодого и горячего парня лучше всего может женщина.

Как же вовремя пришла в себя Велена. Необходимо срочно поговорить с ней. Ох и устроит она мне скандал, из-за того, что я женить её собираюсь. Но что поделать. Ради блага империи потерплю.

Убить она меня не убьёт, а там и договориться смогу, чтобы она хотя бы встретилась с парнем. Уверен, что почувствовав силу исходящую от него сама она захочет быть рядом.

Прекрасно видел я, как смотрит на Казимира внучка Максима и не только она. Если мужская часть жителей усадьбы Велесовых смотрела на него с огромным уважением, то женская явно видела в князе лучшего партнёра, что они смогут встретить на своём пути. Альфа-самца, которого никто не сможет победить.

Люди они как животные, зачастую живут только одними инстинктами. Одного присутствия парня рядом с женщиной хватит, чтобы она захотела от него потомство.

Теперь нужно придумать, как организовать встречу Казимира и Велены. И сделать это нужно успеть до его поступления в магическую академию. Даже императрице будет ограничен доступ в её стены. Не имеет права никто влиять на студента, пока он обучается. Следят за этим правилом строго и выполняется оно неукоснительно.

Нужно срочно организовать какой-нибудь приём и пригласить на него Велесовых.

Одно это приглашение даст эффект разорвавшейся бомбы. Столько веков императорский род не имел никаких дел с Велесовыми. Всегда демонстративно игнорировал. А тут, внезапно их приглашают на приём.

Осталось только уговорить Велену сделать это. А это будет очень сложно. Но мне не привыкать решать самые сложные задачи.

* * *
Казимир

— И как всё это понимать? — спросил Ярополк, как только Донской уехал.

Мы по-прежнему находились в кабинете Максима Викторовича и переваривали полученную информацию.

Как оказалось, бабушка Ядвига, решила не класть все яйца в одну корзину. Она не стала полагаться только на род Велесовых. Помимо них, был ещё минимум род Донских, которые долгое время ждали нашего с Ярополком возвращения в явный мир. Всё это время они находились подле рода Тулиевых и также присматривали за ними.

— У Ягини всегда имелось несколько запасных планов. И думается мне, что Донские не последний род, который имеет такие же предсказания или что-то похожее. — задумчиво произнёс Максим Викторович. — Донской приезжал ко мне, чтобы поговорить о способах борьбы с разгулявшейся нечистой силой, а встретив Казимира совсем забыл об этом. Поэтому стоит ждать его возвращения в ближайшие дни. За это время нам нужно будет хорошо всё обдумать и подготовить интересующие нас вопросы.

Всё же поддержка такого человека, как Пётр, в частности и всего рода Донских, в общем, это очень значимое событие. А в том, что у Казимира уже имеется эта поддержка, я не сомневаюсь. Вполне может статься так, что Донской предложит тебе князь одну из своих дочерей, чтобы укрепить свои позиции ещё сильнее.

— Я не согласен брать себе в жены совершенно незнакомых женщин. — тут же выпалил я. — К тому же с первой женой я уже определился и ей станет Алёна.

— Об этом мы поговорим позже и вместе с Алёной. — сказал нахмурившийся Максим Викторович, но мне прекрасно было видно, что мои слова ему пришлись по душе. — Но в любом случае Казимир. Тебе нужно понимать, что сразу после того, как ты выйдешь на большую арену. А ты это обязательно сделаешь. И лучше всего будет, если это произойдёт после того, как ты закончишь магическую академию. На тебя посыплется целый ворох предложений заключить союз с сильнейшими родами планеты.

Я уже было собрался возразить, но старейшина остановил меня жестом.

— В любом случае это будет делаться и некоторые из этих предложений ты будешь обязан принять. Даже в том случае, если ты уже будешь женат на Алёне, дальнейшие браки будут возможны. Мы живём не в христианском государстве и чтим законы наших предков. Сильный воин должен иметь как можно больше наследников, делая сильнее империю.

Любой мужчина может иметь столько жён, сколько он сможет обеспечить. А в твоём случае это просто не измеримая величина. А с каждой новой женой и полученным за неё приданым, она будет только увеличиваться. Но пока об этом слишком рано рассуждать. Как я уже говорил, сперва тебе нужно будет закончить обучение.

Поживём увидим. Главное, что по поводу нашей с Алёной женитьбы я не получил отрицательный ответ. Значит, здесь всё будет хорошо. В том, что Ярополк даст своё благословение, я не сомневался. Да и после моих слов он сиял, словно начищенная монета.

— Ну а теперь давайте поговорим, что вы устроили с усадьбой. — произнёс Максим Викторович, заставив меня выругаться.

Я уже собирался уходить, чтобы предупредить Алёну, а заодно узнать согласна она или нет. Хотя в её согласии я не сомневался.

* * *
Алёна

И что мне теперь делать? Я сама не знаю.

Сперва эта драка Казимира с Ярополком. Потом приезд главы тайной канцелярии. А теперь ещё и Казимир сделал мне предложение. Причём сделал его, очень странно.

«Я Максиму Викторовичу сказал, что ты станешь моей первой женой. Ты согласна?»

Совсем не так я представляла, предложение руки и сердца. Хотя по большому счёту я его себе вообще никак не представляла, но это… это… вообще, не знаю, как назвать.

А ещё меня очень насторожили слова Казимира, по поводу того, что я буду его первой женой. Значит, в планах у него явно больше одной жёны. Хотя это и вполне нормально, но опять же, даже не знаю, что делать.

Не хочу я его больше ни с кем делить. Только моим должен быть Казимир.

Вот же скотство! Веду себя, как дура последняя. Всегда считала, что мне удастся избежать подобной участи. А нет, умудрилась влюбиться. Да и влюбиться с первого взгляда.

И вот что мне теперь делать? Даже совета не у кого спросить. Тётя Полина сама всю жизнь одна провела. А кроме неё, больше и нет никого. Туго у нас в роду с женщинами очень. Даже не знаю, как удавалось выживать столько лет.

Как же не вовремя ты оставила нас бабушка. Одна ты всегда могла слова, подходящие подобрать и совет правильный дать.

— Тебе плохо? — раздался тоненький голосок, заставивший меня подпрыгнуть и начать читать заговор охранный.

— Не бойся, я не причиню тебе зла. Увидела, как ты расстроилась после разговора с князем, вот и решила помочь. — появилось передо мной создание, чем-то на Феофана с Егором похожее.

— Кто ты? — осторожно спросила я, после того как прочла заговор до конца и ощутила защиту его.

Теперь, если это создание напасть на меня решит, то обратиться сила заговора против него. И вполне возможно, что кроху такую и убить сможет.

— Анюта меня зовут. Князь меня на службу к себе принял. Буду я его чародейству обучать. Сама, чего знаю, всё расскажу. — немного смутившись сказала Анюта.

А я постепенно начала узнавать в ней анчутку. Одного из духов, что малым народцем зовётся. Только во всех рассказах анчутки показаны, как злые создания. А я отчего-то совершенно не боюсь этой крохи. Наоборот, вызывает она у меня умиление какое-то. Даже не смущают копытца поросячьи, а рожки и вовсе милые такие.

— А меня Алёна зовут. — представилась я и тут же отскочила, приложившись головой о стену.

Появился позади Анютки Егор, шерсть дыбом, пыхтит себе под нос чего-то и в руке прут держит.

Ойкнула Анюта и прыгнула ко мне на руки. Поймала я её и только сейчас поняла, что заговор-то всё ещё висит на мне. Да вот только не сработал он. Не защитил меня от анчутки. Значит, правда, нет в её действиях злого умысла. Этого для меня было достаточно.

— Егор, ты чего ко мне в комнату вот так без разрешения вламываешься?

Дворовой вмиг весь свой устрашающий вид растерял и прутик за спину спрятал. Стоит на полу и ножкой шаркает.

— Я Анютку во дворе прибираться хотел позвать. Там такая разруха, что мне одному и за неделю порядок не навести. Она мне помочь обещала, а сама исчезла куда-то. Хорошо, что Феофан найти её помог.

— Обещала, значит, помогу. — пискнула Анютка, не слезая с моих рук.

На ощупь она была словно кошка, такая же мягкая и тёплая. Да и весила примерно столько же. Уже и не помню, когда последний раз в руках кошку держала. Как поселились у нас Феофан с Егором об этих питомцах мы и забыли.

Не любили отчего-то домовые кошек. Да и те им взаимностью не отвечали. Встретятся и стоят, шипят друг на друга. Хорошо ещё, что до драки никогда дело не доходило.

— Вот как поговорю с Алёной, так и помогу. — при этом анчутка посмотрела на меня такими жалостливыми глазами, что я тут же прогнала Егора. — Сам пускай все эти камни таскает, да дырки в земле заделывает. — буркнула Анютка.

При этом она даже не попыталась слезть с моих рук, начав устраиваться на них удобнее.

— Все мужчины одинаковые, считают, что знают, как лучше для остальных. И даже не спрашивают нашего мнения. — вновь заговорила анчутка, вслух произнося мои мысли.

— А ещё никогда не думают о наших чувствах. Прут, куда считают нужным, даже не задумываясь о последствиях.

— Точно! Так значит, ты из-за князя такая расстроенная была?

— Из-за него. — выдохнув с явным облегчением, ответила я.

* * *
Казимир

Разговор с Алёной вышел, какой-то очень странный. Она вроде и не отказала мне, но и согласия не дала. Мне вообще показалось, что она не очень рада тому, что я хочу сделать её своей первой женой.

И вот как их женщин понимать?

Раньше мне никогда не приходилось думать об этом. Встретил симпатичную девицу, провёл с ней время и сделал ноги. Никогда я не общался ни с одной из них дольше одной недели. А в основном ограничиваясь ночью одной.

Конечно, некоторые пытались меня потом изловить и принудить к разговору. Даже с родителями к батюшке приходили. Но всё заканчивалось вирой, нотацией, которые я всегда слушал вполуха. Отец это прекрасно знал и поэтому никогда не лютовал слишком. Так пожурит для приличия, чтобы матушки слышали и отпускал меня.

А сейчас я сам хочу, чтобы Алёна и дальше со мной была. Не могу я её из головы выкинуть, как раньше со всеми девицами поступал. Не мог Роксану выкинуть, а теперь и её перевоплощение Алёну не могу выкинуть.

Дольше всего в безвременье я мучался не в силах позабыть воительницу, тело её горячее и ласки волшебные. Помогли мне лишь постоянные сражения с тварями, которые появлялись в том мире лишь по одному нашему желанию.

Вот я и отрывался на них. Уничтожая тысячами волколаков, упырей, великанов и всех, кого вообще мог себе представить. А с теми, кого не мог, мне завсегда Ярополк помогал. Тех же аспидов именно он всегда призывал.

Вот и сейчас мне необходимо забыться в драке. Да где же здесь найти хорошую драку. Разнесли мы с Ярополком уже всё. Даже скрыться негде. Ну ничего, ради такого дела я сил на морок не пожалею.

— Феофан собери всех храбров перед усадьбой и Анютку приведи с Егором, да и сам тоже приходи. Дело у меня для всех вас имеется.

Домовой кивнул и исчез. А я поспешил на место встречи.

— Помощь мне ваша нужна. Хочу развеяться и забыться, а лучше всего у меня это получается в бою. Нападайте на меня всё сразу. А ты Анютка бери силы, сколько тебе надобно будет и атакуй меня чародейством. Егор и Феофан вас это также касается, в форму свою боевую перекидывайтесь и вперёд. Все вы на меня нападать должны и не сдерживаться.

— Так, где нам сражаться? Вы с Ярополком почти всю усадьбу разнесли. Места живого не осталось. Даже развалины ещё не успели все убрать. А если кто следить за нами вздумает? Увидят они то, чего не положено им видеть. — произнёс Богдан.

В принципе он был прав. Только не учитывал, что могу я морок поставить. Будет усадьба выглядеть, как раньше и ничего подозрительного на её территории не будет происходить. А в том, что мусора кругом полно валяется, имелись сплошные плюсы. Будем в десять раз внимательнее следить за полем боя.

— Может, я лучше Ярополка кликну? Не справимся мы с тобой князь, даже все вместе. Здесь только богатырь и поможет. — сказал Феофан.

— Как Ярополк сражается, я прекрасно знаю. Учиться мне ещё и учиться, чтобы ему ровней стать. А вот вам ещё больше учиться нужно, чтобы хотя бы с тварями наподобие тёмной знахарки наравне сражаться. Можете считать, что этот бой для вас очередным уроком станет.

Сперва ощутил я, как Анютка в чело ко мне полезла, начав черпать силу из родника. Решила она против меня ветром пользоваться, а там, может и до молнии дело дойдёт.

Похоже, что одна анчутка отнеслась серьёзно к словам моим, сражаться не сдерживаясь. Потому как все остальные стояли совершенно расслабленно, лишь шуточки отпуская.

А я шутить и не собирался. Зачерпнул из оставшихся родников силу и начал морок творить, накрывая им всю усадьбу.

Тут же начали от собравшихся крики удивлённые доноситься. На их глазах все разрушения исчезали, а на месте развалин появлялись целые и невредимые строения. Вот только морок этот предназначался не для них, а для потенциальных наблюдателей.

Как только закончил я с установкой морока, хлопнул в ладоши, что было мочи и развеял морок у тех, кто сражаться со мной будет.

— Насчёт наблюдателей можете не бояться. Видят они сейчас целое поместье, в котором всё спокойно. Так, что давайте приступать к нашей тренировке. Сразу предупреждаю, что если вы будете не серьёзными, то можете пострадать. Я по крайней мере, сдерживаться не собираюсь.

Ответом мне последовала огненная стена, вспыхнувшая на том месте, где я стоял мгновение назад. Почуял я, как зашевелилась стихия огненная и сразу же в сторону отскочил. Анютка решила нанести удар первой.

А вторым оказался Богдан. Только приземлился я после прыжка, а он уже тут как тут. Кулак его мне в голову летит. Правильно, грамотно всё сделал Богдан. Не мог я от того удара уклониться или уйти. Поэтому пришлось мне его блокировать.

А Богдан совершенно не стеснялся, вкладывая в удар силу. Блок сработал отлично, а вот ноги подкачали меня, не успел я как следует позицию занять и отправился в полёт.

Вот такого боя я и хотел. Получу всё же желаемое.

* * *
Кощей


Славянский Бог Кощей часто воспринимается как тот самый «Коша» из советского фильма-сказки. Славянская мифология гораздо более глубокая и многомудрая, чем массовые штампы. Бог Кощей — сподвижник Бога Чернобога, ушедший вместе с ним во время битвы Света и Тьмы, происшедшей в незапамятные времена. Бог Кощей — воевода рати, в задачу которой входит очищение от неправедно живущих; каждую ночь он выезжает из Нави в Явь, чтобы восстановить справедливость и забрать души для того, чтобы у них была возможность начать жить заново. Славянский Бог Кощей — это справедливый, карающий Бог Смерти.

Старинные предания гласят, что Кощея избегали даже светлые божества. Его сила заключалась в необыкновенных магических способностях, которыми владел бог. Кощей заколдовал свои доспехи и меч, а потому стал неуязвим для противников, подчинил себе всех тёмных созданий и полуночных тварей, которых только могло нарисовать человеческое воображение.

Среди народа было даже распространено поверье, будто Кощей — это сама Смерть, но это не совсем верно. Ни в одном из мифов нет указания на то, что бог этот губил людей. Нет, я бы назвал его стражником тёмного чертога, куда он не допускал чужих.

И знаете, в этом аспекте можно даже взглянуть на персону Кощея с иного ракурса. Ведь он просто служил Чернобогу, как любой из светлых богов, просто находился «по ту сторону», в Нави. Возможно, страх перед ним был преувеличен боязнью чего-то нового и необъяснимого?

В отличие от большинства своих тёмных соратников и родственников, Кощей не любит менять свой облик. Крайне редко легенды рассказывают, что он мог принимать вид чёрного ворона, предвестника беды.

Славянский бог Кощей — не дряхлый царёк, а величественный старец, у которого были длинные седые волосы, сверкающая серебром кольчуга и огромный меч, что делал его непобедимым в любой схватке. Колоритная деталь внешности Кощея появляется в отдельных мифах, где говорится, что лицо его — это голый череп с чёрными глазницами.

Несмотря на не слишком привлекательный облик, Кощей-бог не похищал красавиц, а обзавёлся законной супругой себе под стать. Это была Морена, повелительница смерти и зимы. История встречи этой тёмной пары рассказывается в одном из мифов.

Когда Чернобогом были похищены Зорька, Вечорка и Полуночка, Морена по своей воле отправилась в царство мрака. Условием Кощея был обмен Морены на жизни похищенных девиц, и богиня согласилась на эту сделку.

Я хочу заметить, что семейная жизнь Кощея и Морены была вполне счастливой. К тому же у бога был ещё один верный помощник — конь. Как и его устрашающий хозяин, животное это было необычным: наполовину живым, наполовину мёртвым.

Ещё в детских сказках мы узнаём о тайне смерти Кощея Бессмертного. Да, она хранилась в Яйце, которое, как говорится в преданиях, было сотворено самим Родом.

Здесь я замечаю особенный символизм, ведь яйцо — символ возрождения и энергии, постоянной жизни. Именно оно и указывает на бессмертную натуру Кощея, что никогда не исчезнет из мира людей. Возможно, наши предки ассоциировали этого бога с тёмной стороной души человека и, увы, она тоже наделена бессмертием.

Символом Кощея был чёрный круг или, как называли его, Чёрное Солнце. Это заставляет призадуматься, ведь солнце являлось символом жизни и покровителем всего народа. Его чёрная ипостась — только противоположная сторона жизни, не менее могущественная, чем свет. Такой символ мог указывать на могущество Кощея, его власть над всеми созданиями Нави и мертвецами.

Также мощным знаком бога являлся меч в виде клыка, загнутого вниз. В старину те, кто занимался колдовством и тёмными обрядами, носили подобный оберег, который, как верили, охранял их от врагов и наделял качествами самого Кощея.

Кощей Бессмертный однозначно принадлежит к «лагерю» тёмных божеств, от которых людям не стоило ждать ничего хорошего. Вот только, в отличие от своей супруги, Кощей не нёс смерть и болезни, холод и бедствия.

Он проявляет своеобразное благородство, нагоняя страх, однако не направляя свою силу против людей. Именно эти качества делают его самым «светлым» среди божеств мрака и царства мертвых.


Глава тридцатая


Российская империя. Нижегородская область. Воскресенский район. Село Владимирское. Усадьба Велесовых. Через три часа после отъезда Донского Петра Алексеевича.

— Мы на позиции. В усадьбе тихо. Два охранника у ворот стоят и больше никого. Ждём приказа. — доложил Базальт.

Один из архимагов, нанятых Янковским, чтобы разобраться с Велесовыми. Давно они встали у него поперёк горла, а та выходка с сыном и последующий визит к Янковским домой, стали последней каплей.

Даже несмотря на то, что Донской дал ясно понять, чтобы Алексей Валерьевич даже не думал соваться к Велесовым, решил он ослушаться главу тайной канцелярии.

Ведь всем известно, что победителей не судят. А из этого противостояния победителем выйдет именно он.

Будь старый Велесов хоть первым в империи по силе, не сможет он ничего противопоставить сразу семи архимагам, которые успели отлично сработаться и подготовить совместные техники.

Ублюдку Григорию и громиле, что был вместе с ним, очень повезло, что маги были слишком далеко и в любом случае не успели бы вернуться, чтобы защитить своего нанимателя.

Но сегодня справедливость восторжествует. Сегодня род Велесовых прекратит своё существование, чем облегчит жизнь очень многим.

— Действуем по плану. Я пошёл. — отдал приказ Янковский и двинулся к воротам поместья.

Он выманит архимага Велесовых, а наёмники нанесут удар.

* * *
Казимир

Как же это здорово сражаться. Вообще, ни о чём не думать, а просто сражаться, всего себя отдавая бою.

К моему удивлению, дружинники действовали очень слаженно и умело. Словно они ежедневно тренируются сражаться против одного противника. И делают это при непосредственной магической поддержке со стороны Анютки.

Анчютка сейчас мне дала точно понять, что я поступил правильно, решив оставить её подле себя. Владела она многими чарами, пользуясь всеми стихиями. Она даже могла совмещать стихии, создавая совершенно новые и неожиданные для меня чары.

Так несколько раз ей удавалось подловить меня и приморозить мои ноги. А если учесть, что мне постоянно приходилось отбиваться от нападок воинов, то выбраться из подобной ловушки было достаточно проблематично.

В такие моменты мне даже приходилось немного хитрить и просить помощи у Земли-матушки. Но с помощью той я не перебарщивал. Стоило только освободиться и тут же отпускал силу заёмную.

Очень порадовали меня братья домовые. Особенно Егор. Если Феофан мог представлять хоть какую-то реальную угрозу, только перекинувшись в медведя, то Егор оказался опасным противником и в своей привычной форме. К тому же он был в своих владениях и здесь ему помогали даже камни.

Причём камни доставляли мне больше всего хлопот. Мог Егор запустить сразу множество камней, большинство из которых попадало в цель. Пробить мою защиту они не могли, зато отвлекали очень. Да и чего скрывать боязно это, когда в тебя летят камни. Сразу начинаешь пытаться как-нибудь защититься или увернуться. А это даёт противнику дополнительную возможность достать меня.

Но и я в долгу не оставался. Храбров валял, как хотел и Богдан не был исключением. Многому ему ещё предстоит научиться прежде, чем сможет в бою один на один достать меня.

Феофана в облике медведя, я скинул в будущее озеро. Егора подловил, когда он кинулся защищать Анютку от брошенного мной камня, заговорённого. Потому как камень тот совершенно в другую сторону летел, а вот Егору по затылку прилетел ещё один, крупнее предыдущего.

Одним ударом я вывел из строя сразу и Егора, и Анютку. Последняя бросилась помогать дворовому и чародейские атаки на меня тут же прекратились.

Это позволило мне более плотно заняться воинами, которые давали друг другу время на отдых и восстановление. У меня же такой возможности не было. Но я пока и не устал совсем.

Когда на ногах остались стоять только Богдан и ещё два храбра, особо удачливых, раздался сильный грохот, словно гром ударил. И раздался он со стороны усадьбы. Сами мы сейчас за зданием находились и поэтому не видели, что там происходит.

За первым ударом последовало ещё несколько. Тут же остановил я бой и бросился смотреть, что там случилось. Остальные последовали моему примеру.

— Янковский сука! — заорал Богдан, когда мы вынырнули из-за здания усадьбы и увидели, как перед воротами стоит Максим Викторович, окружённый водной защитой, на которую со всех сторон сыпались удары.

Времени на раздумья не было, необходимо было спасать старейшину. Каким бы сильным по нынешним меркам он ни был, но справиться примерно с десятком нападающих ему явно не удастся. Тем более сидя в глухой обороне.

— Богдан, защитите Максима Викторовича. — крикнул я и помчался в сторону, откуда прилетало больше всего атак чародейских.

Нападавшие нас сейчас не видели, морок всё ещё продолжал держаться, вытягивая из меня силы.

Перепрыгнув через забор, я увидел семь человек, творящих чародейство. Судя по тому, что я почувствовал, все эти люди были архимагами. По крайней мере, родники их не многим уступали Максиму Викторовичу.

Первый же мой удар забрал жизнь одного из них. Одновременно с этим развеялся и морок, под которым я скрывал и себя с храбрами и разрушения усадьбы, что учинили мы с Ярополком. Удивлённые маги не сразу поняли, что произошло. Это позволило мне разобраться ещё с одним, но на этом мои успехи закончились.

Архимаги быстро сориентировались, накинули на себя защиту и переключили свои атаки на меня.

Сильнейший порыв ветра откинул меня в сторону. В том месте из земли поднялась скала, в которую я и врезался. Поверхность скалы была словно жидкой, и я начал медленно погружаться в неё. В этот момент всё тело отозвалось невиданным до этого образом. Я словно сам стал камнем.

Процесс моего пленения тут же прекратился и я легко смог выбраться из этой западни. На коже моей проступили символы, которые словно жили своей жизнью, медленно перетекая из одного положения в другое.

«На этот раз я помогу тебе». Раздался скрежещущий голос в моей голове. Он походил на стук сотен камней, катящихся по склону горы.

Как только раздался этот голос, я почувствовал небывалое родство с землёй и камнями. Подобного нельзя было добиться даже заручившись помощь Земли-матушки.

Раздумывать над тем, кто пришёл ко мне на помощь, времени не было. Маги сделали меня своей главной целью и нанесли очередной удар.

Каменная стена, взметнувшаяся передо мной, защитила от этого удара, а дальше я и сам начал атаковать.

Земля под ногами магов начала ходить ходуном и из неё полезли каменные копья. Пробить защиту магов они не смогли, зато дали мне время, чтобы вновь сблизиться с ними.

Серия ударов и не стало ещё одного мага. А я вновь отступил. С каждым новым шагом чувствуя накатывающую усталость. Словно на мои плечи медленно клали нечто очень тяжёлое. Словно сама твердь земная хотела, чтобы я держал её. Неужели сам Святогор решил передать мне свою ношу? Но почему?

Ответом мне послужил очередной грохот камней.

«Чтобы пользоваться силой моей, нужно иметь очень крепкое тело. Такое, как у Святогора. Первого полноправного властителя и держателя тверди земной и небесного свода. Давит земля всегда на того, кто силой её воспользоваться хочет».

Если так и дальше пойдёт, то я даже с места сдвинутся не смогу. Итак, уже начал удары магов пропускать. Благо пока не смогли они защиты моей пробить.

Родник мой, что в себе силу земли держит, отозвался сильной болью. Давал понять, что пора мне с силой земли прощаться. Не выдержит больше моё тело, слабо оно ещё для этого.

Пришлось мне в срочном порядке родник тот закрывать, отрезая доступ и к огненной стихии. Сразу же с плеч тяжесть вся упала и появилась лёгкость небывалая.

Да быстро эта лёгкость исчезла, а на поле боя появились новые фигуры, что держали в руках кресты, силой напоенные. От крестов тех устремилось ко мне свечение, приковывая меня к месту и причиняя боль страшную.

В этот момент позволил я случиться самому страшному, позволил гневу верх над собой взять. Вспомнились мне сразу смерти родителей и всех, кто мне с инициации помочь согласился. Последователи бога распятого и через тысячу лет за мной пришли.

Было их больше дюжины и каждый читал молитву. Из молитвы той они силу и черпали. Мне же сейчас никакие заговоры не нужны были. Ярость отлично со всем справлялась, круша все барьеры и преграды на пути силы моей.

Заорал я яростно и сделал первый шаг, ломая все скрепы и оковы. А потом просто вытянул руки в сторону крестоносцев и сорвались с них стихии воедино скреплённые.

Вмиг один не стало сразу трёх нападавших на нас, но на этом я не собирался останавливаться. Хотел я их всех своими руками убить. Мощь бурлила во мне нереальная, и никто не сможет справиться с этой мощью.

* * *
Пётр Алексеевич

— Вы уверены? — переспросил я у людей, что оставить присматривать за усадьбой Велесовых.

Только успел я до столицы доехать, как сообщили мне, что Янковский напал на Велесовых.

Вот же ублюдок! Наплевал, значит, на слова мои и решил напасть. Ну теперь его роду точно недолго существовать осталось.

Но Янковский — это всё шелуха малозначимая и никому ненужная. А вот что в дело вмешались инквизиторы христианские и судя по всему, прибывшие прямиком из Ватикана, совсем хреново.

Не хватало нам ещё и с церковью вновь цапаться. А в том, что сделать это придётся, я уверен. Не успокоились они и за тысячу лет, раз снова попытались избавиться от Казимира.

И кто интересно у нас работает на церковь? Кто смог рассказать, когда князь вновь в мире явном появился и самое главное, как смогли выследить его в усадьбе Велесовых?

Если только после того случая с сыном Янковского? Вот же снова он тут вылез. Если бы Максим его в живых оставил, я бы в таком случае сволочь лично прибил. Даже без допроса обошёлся бы. Прямо на месте.

Такую кучу дерьма он империи подкинул.

— Как можно более вежливо постучитесь к Велесовым и попросите пустить вас, для сбора улик и всего прочего. Буду через четыре часа. Витя, разворачивайся, едем обратно.

А пока возвращаемся, нужно ещё столько всего сделать. Но первым делом позвонить патриарху Порфирию и узнать, что забыла инквизиция в империи. После первого появления их на землях наших ясно мы дали понять, что не потерпим подобного самоуправства у себя. Едва войной дело не закончилось. А тут они снова за своё взялись.

* * *
Казимир

— Алёна, уведи князя отсюда. Он нам уже очень сильно помог. Но сейчас лучше всего будет, если не увидит его никто больше. Вполне достаточно и того, что он в одиночку семь архимагов и больше дюжины псов господних ликвидировал. — попросил внучку Максим Викторович.

Сам я к этому моменту только-только отходить начал. Только ярость на нет сходить стала. И помогла мне в этом Алёна, что закрыла собой деда, на которого я уже напасть собрался. Всё для меня сейчас врагами были, кто мог чародейство использовать.

Прочла Алёна заговор, какой-то и тут же в голове прояснилось. Понял я, что едва страшное не совершил. Едва не напал на своих же.

А потом появились люди, которые сказали, что из тайной канцелярии и сюда уже направляется Пётр Алексеевич, который уехал несколько часов назад.

Вот после их появления и попросил старейшина внучку забрать меня.

Алёна была явно напугана случившимся и старалась не смотреть на меня. Видно, был я сейчас в её глазах настоящим монстром. Хотя и сам я себя также представлял сейчас. Начали в голове картины боя с чародеями и последователями бога распятого всплывать.

После того как ярость обуяла меня, сила мощным потоком полилась наружу, создавая вокруг меня броню непробиваемую. Было мне того вполне достаточно, чтобы голыми руками рвать врагов.

На краткий миг ощутил я истинную силу княжескую и ужаснулся я той силе. Ни в какое сравнение с силами, что сейчас я имею, не идёт она. Словно сравнивать ручей маленький с рекой полноводной.

В тот момент стихии льнули ко мне, словно послушные собачонки. Хотели они, чтобы использовал я их. Чтобы обратил их против врагов своих и превратил их в ничто. Но они мне только для защиты нужны были.

Щедро родники мои силу на защиту отдавали, а мощь, чтобы руками голыми рвать врага Мать-земля мне давала не скупясь. Чувствовал я, словно матушка меня нежно обнимала. Так вот, как во время боя ощущают себя богатыри истинные и что ощущают они. До сего дня я даже представить себе подобного не мог.

Помнил я страх на лицах людей, напавших на поместье. Страх, который обрушивался на них, как понимали, что не могут самые сильные чары ничего, сделать со мной. Словно вода, стекали они по моей защите, а некоторые и вовсе вплетались в неё, усиливая ещё больше.

Никогда прежде не испытывал я ничего подобного. Хоть сил, а полученная мной сегодня и была неровня той, что позволила изгнать то создание Хаоса-Утгарда, была она сильнейшей в современном мире.

Отчётливо осознал я, что никто не сможет силе моей противостоять. Смогу я подмять под себя весь род людской и никто не сможет помешать мне. Даже бог распятый, что вновь на моём пути встал бессилен будет. Инициация прошла и теперь он бессилен. Не получится убить меня.

В тот раз его сильнейшие маги и святые рыцари не смогли это сделать. А сегодня и нет ни одного человека, что смог бы по силе с магами прошлого сравниться.

За думами этим не заметил я совсем как пришли мы с Алёной в мою комнату. Молчала девушка всю дорогу. Не осмеливаясь произнести и слова. Не знала она, как вести теперь себя со мной. Впрочем, как и все, кто видел, как я убивал магов и церковников. Один лишь Ярополк потом смотрел на меня с одобрением.

— Уничтожать нужно всех, кто в дом твой убивать пришёл. — заговорил я, стараясь сдерживать ярость. При одном только воспоминании о последователях бога распятого вскипала она во мне и рвалась захлестнуть всех вокруг.

Думал, что смог я отпустить злобу свою. Что хватило мне на это тысячу лет, а оказалось, что нет…

— Я знаю. — тихо произнесла Алёна, слегка дрожащим голосом.

— Ты думаешь, что я монстр?

— Нет! — тут же воскликнула девушка, чем сильно удивила меня.

Я смотрел на неё и не понимал, отчего тогда она вся трясётся? Если не считает меня монстром, тогда в чём причина?

— Я не боюсь тебя. Эти люди пришли принести горе в наш дом и ты поступил, как и должно. Никакой пощады здесь не могло быть.

— Отчего же ты тогда так напугана?

— Церковь никогда не нападала так открыто. В мире нет сильнее и влиятельнее организации. И вот эта организация в открытую показала, что хочет нашей смерти.

— Они хотят только моей смерти. И готовы убивать всех, кто находится рядом. — проскрипел я и не сдержавшись ударил кулаком в стену, пробив в ней приличную дыру.

Слова сами полились из меня. Теперь не только мы с Ярополком знали, что произошло тысячу лет назад и какую роль в тех событиях сыграли последователи церкви.

Я полностью погрузился в рассказ, даже не заметив, как коснулся силы и начал при помощи морока показывать свои воспоминания.

Когда я закончил, в комнате стояла полная тишина. Помимо Алёны, здесь же находились духи-хранители, дед Максим, Пётр Алексеевич, тётя Полина и дядя Гриша.

На лицах всех присутствующих застыла ярость. Одна лишь Алёна смотрела на меня и плакала. Я же сейчас уже был спокоен.

— Вспомни Казимир, что говорил тебе Мстислав Родомирович. Чему учил он тебя. — послышался голос Ярополка из-за пределов комнаты.

Сам богатырь не стал вновь смотреть, как гибли его друзья. Не стал он снова бередить в душе своей воспоминания те. Хотел он лишь предостеречь меня. Но сейчас это было нужно не мне, это было нужно всем остальным.

— Мой человек смог получить неопровержимые доказательства вины церкви и я немедленно потребую объяснений от патриарха. Не смог я дозвониться до него, пока ехал обратно к вам. Мои люди уже получили приказ выдвигаться ко всем представителям церкви, что обладают силой. — произнёс Пётр Алексеевич.

— Остановитесь. — сказал я. — Отзовите своих людей. Я запрещаю вам, или кому-нибудь ещё вмешиваться. Это только моё дело и распятого бога. Если он готов бросать своих людей на смерть, то я не буду ему мешать. Сейчас мне срочно нужно поступить в академию, научиться чародейству и уже тогда дать ему бой. Сегодня я ощутил свою настоящую силу и понял, что распятый бог боится меня. Он понимает, что если я войду в силу, то стану для него смертельным противником. Также он понимает, что ничего не сможет сделать, окажись я в академии.

— В таком случае уже никто не сможет спасти церковь. Весь мир обрушится на неё, если Ватикан решит напасть на академию. — подтвердил мои слова Пётр Алексеевич. Хотя сам только что говорил о том, чтобы напасть на представителей церкви в столице, а может и во всей империи.

— Вот и получается, что мне сейчас нужно попасть в академию, а до этого времени укрыться там, где меня не сможет достать, даже распятый бог.

— Мы возвращаемся в Китеж. — сказал, вошедший Ярополк. — Сила, что осталась в защитных рунах его, поможет нам. Сказала мне Ягиня перед тем, как исчезнуть, что вернёмся мы домой совсем скоро. Не понял я её тогда, так вот настало это время.

— Я с вами. — тут же выпалила Алёна.

— И я. — поддержал сестру Богдан, появившийся в дверях.

А следом за ними и все присутствующие принялись выказывать желание отправиться в Китеж вместе с нами. Хотя я даже не знал, смогу ли пройти через защиту его. А если пропустит она нас Ярополком, а остальных нет? Но сам богатырь уверен был, что сможем мы это сделать.

— Волхвы и храбры, отправляются с нами. Продолжим обучение их в Китеже. Должен град древний возродиться и станете вы его первыми жителями.

* * *
Ватикан. Рабочий кабинет папы римского Антуна II

— Отряд отца Альфонсо был полностью уничтожен. Мальчишка порвал их голыми руками. — доложил секретарь.

Папа Антуан в этот момент просматривал документы, которые осыпались пеплом в его руках. Но он тут же смог совладать со своим гневом.

— Значит, мы должны убить его другим способом. Никто не отменял старого доброго яда, или кинжал в сердце. Если не справились силой, то нужно пробовать сделать это подлостью и хитростью.

Обеспечьте мне защищённый канал связи с императрицей Веленой. Докладывали, что она смогла справиться со своим горем. Пришло время роду Туллий вспомнить свой долг перед господом нашим и послужить во благо интересов его.



Конец второй части


Часть третья

Глава тридцать первая



1.09.2022 Российская империя. Москва. Магическая академия.

— Рад приветствовать вас всех в стенах моей академии. — со ставших привычными за пять сотен лет существования академии начал свою речь Михалков Анатолий Борисович.

Вот уже больше двадцати лет он занимает пост ректора академии, а заодно и первую строчку в негласном рейтинге магов империи. В общемировом рейтинге он уступает лишь британцу, который за последние лет пять смог прибавить к своему результату больше трёх сотен МС. В то время как сам Анатолий Борисович всего восемьдесят три пункта.

Но оно и понятно, британец был на семнадцать лет младше и его центры силы ещё не дошли до состояния упадка, как это случилось с Михалковым. Набирать силы так же стремительно, как это было в молодые годы, он уже не может.

Конечно, было довольно неприятно осознавать, что тебя обошли, но сделать что-либо с этим ректор был бессилен. Он лишь мог надеяться, что вскоре в академию поступит молодой человек или девушка, которые в будущем смогут заткнуть за пояс Мэнсона. Да хотя бы собственная внучка британца, которую он привёз в этом году для поступления в академию.

Вон с какой гордостью смотрит на неё. Наверное, там очень хорошие показатели и Мэнсоны ни капли не сомневаются в поступлении Стефании в академию. Впрочем, как и большинство присутствующих, восхищающихся своими отпрысками и их стремительно растущими силами. Тем более тенденция к этому была очень хорошая.

С тех пор как под Нижним Новгородом появился тот таинственный город маги начали стремительно набирать силы. Каждый год в академию поступали всё более и более перспективные студенты.

Даже пришлось поднимать планку МС для поступления в академию. Причём делать это трижды за последний год. Если в прошлом году вполне хватило бы и трёхсот МС, для зачисления на зелёный факультет, то в этом году эта планка поднялась до пятисот МС.

Но это было ещё не всё, мировой магическое сообщество уже предложило пересмотреть старые границы силы в сторону увеличения. Если раньше для получения ранга архимага достаточно было тысячи МС, то теперь предлагается поднять эту планку до двух тысяч.

Анатолий Борисович был полностью согласен с этим предложением, а то с такими темпами роста силы скоро в академии появятся шестнадцатилетние архимаги. Чего не было ещё ни разу за всю историю её существования.

— Просьба всех претендентов быть предельно внимательными и не заставлять ожидать остальных. Госпожа Грин сейчас проведёт все необходимые настройки, и мы приступим к испытанию.

Как только я назову имя, этот человек должен будет подойти к кристаллу магического уловителя и выдать сильнейший импульс, на который он только способен.

Те, кто выдаст импульс, позволяющий пройти минимальную планку, отправляются за внутренние стены академии. Где вас будут ожидать деканы всех факультетов. Они смогут вам рассказать о преимуществах своего факультета. По окончании испытания вы должны будете определиться, на какой факультет хотите попасть. И если ваш уровень МС соответствует всем требованиям, милости просим.

Тех же, кто не сможет пройти испытание, прошу покинуть территорию академии и вернуться к своим сопровождающим. Не стоит устраивать скандалы и обвинять академию в предвзятости. В академии установлен самый первый измеритель магической силы. Он является самым точным в мире прибором, что неоднократно было доказано множеством комиссий со всего мира.

К сожалению, нам часто приходится применять силу к претендентам посчитавшим, что мы их обманываем. Поэтому я прошу вас быть благоразумными. Те, кто решаться угрожать или попытаются применять силу на территории академии, навсегда потеряют возможность вновь пройти испытание.

Развивайтесь и приходите пробовать свои силы через год. Мы с нетерпением будем ждать вас.

Госпожа Грин, у вас всё готово?

Дождавшись утвердительного ответа от своего заместителя Эльзы Грин, Анатолий Борисович прочёл первое имя.

— Ангела Борджиа.

Да этот год будет очень сложным. Раз сам папа римский решил прислать свою внучку на обучение в магическую академию. Чего не происходило ещё ни разу с момента её создания. Церковники имели собственную академию, где обучали магии и воинскому искусству.

Помимо Борджиа среди претендентов было и ещё с добрый десяток фамилий, которые вызовут неподдельный интерес в империи.

До сегодняшнего дня имена претендентов держались в тайне, а вот теперь весь мир узнает, кто на ближайшие пять лет сможет заручиться защитой академии.

К кристаллу медленно подошла эффектная брюнетка, на вид, которой можно было смело дать лет двадцать. Впрочем, как и многим претендентам из собравшихся. Всё же древняя кровь родов, которые постоянно стремятся усилиться за счёт не менее сильной крови, делала своё дело. Лучшие гены доставались лучшим семьям.

Девушка уверенно положила руки на кристалл и выдала импульс в тысячу триста единиц.

По площади прокатился возглас удивления. Причём как со стороны претендентов, так и со стороны немногочисленных зрителей и преподавателей. Что сейчас происходит среди сопровождающих и телезрителей Анатолий Борисович даже не брался предсказать. Да он и сам готов был сейчас крепко выругаться.

Первый же человек с лёгкостью взял планку архимага. А род Борджия ещё сильнее укрепил свои и без того непоколебимые позиции в церкви.

— Ангела, прошу вас пройти на территорию академии. А следующим приглашается Алексей Бортников. — взяв себя в руки совершенно спокойно произнёс Анатолий Борисович.

* * *
Казимир

Два месяца перед поступлением в академию пролетели совершенно незаметно. Нам без особых проблем удалось попасть на территорию Китежа. Несмотря на все мои опасения, защитный барьер пропустил всех, кто пришёл со мной.

А это больше трёх десятков человек и ещё Егор с Анюткой. Оставлять анчутку у Велесовых я не собирался. Мне были нужны её уроки, которых пока ещё не было. А Егор напрочь отказался оставаться в усадьбе Велесовых без Анютки.

— Да и двор весь разгромлен. Чего мне тут делать? — говорил Егор, хотя его прямой обязанностью и была забота о дворе.

Но я не имел ничего против дворового. Феофан вполне сможет и за двором присматривать. Тем более он, наоборот, отказался идти с нами. Да и куда домовой уйдёт от дома, что стал уже давно его? Он и силу всю растеряет и хандрить начнёт. А это может оказаться довольно опасным. Так и к тьме потянуться может.

Ну а здесь ему ещё предстоит озеро до ума довести, да и приютить в нём озёрницу, которую я ему уже смог изловить. Ну как изловить. Договорился я с Заряной, так озёрницу звали, пообещав ей добра молодца, что от утех её уставать не будет. Не стал я ей ничего говорить, что домовой-то, сюрпризом для Заряны станет. А уж как сам Феофан выкручиваться станет, то его проблемы.

Он просил, чтобы я ему озерницу нашёл. Я это сделал. На место её переправить дед Максим обещался. Он к нам в гости часто наведывался, проверяя, как устроились и все ли у нас идёт, как и задумано было.

Пришлось нам к Китежу подходить под мороком, ибо было возле него народу учёного, что не протолкнуться. Хотел нам в этом Пётр Алексеевич помочь. Разогнать всех от града, прикрывшись нуждами тайной канцелярии. Но мы отказались. Слишком подозрительным стало бы подобное действие с его стороны. Мы укрыться от последователей бога распятого хотели и от других каких недругов, а подобные действия тайной канцелярии ещё больший интерес привлекли бы к Китежу.

Пусть и находился он до сих пор под покровом защитным, но никто не знал, когда этот покров спадёт и что за сила до сих пор питает его.

Вот и было решено, что пойдём мы к городу под мороком. Вполне мог я подобный морок в одиночку создать. Вот только поддерживать долго его у меня не получалось, но тут мне на помощь тётя Полина пришла, сказав, что в этом мне остальные волхвы помогут.

Из-за того, что слабы современные волхвы были, придумали они, как друг другу силой помогать, когда волховство уже сотворено. Конечно, силы от них немного было, но и этого вполне хватило, чтобы добраться до границ защитного покрова.

Думал я, что проблемы возникнут с проникновением в город. Ведь вывела нас из Китежа бабушка Ягиня, открыв портал. А кроме неё это никто делать не умел. Знания были, да вот силы никому не хватало. А мне учиться подобному слишком долго было. Да и не уверен я был, что остался кто-то, кто подобное чародейство знает.

Но стоило мне коснуться покрова, как тут же открылся он передо мной и пропустил всех, кто под мороком находился. Как позже выяснили мы, откликался он на силу мою. И без этого никто не мог попасть или выйти из города.

Оказавшись внутри почувствовал я, как признали меня все руны защитные и обереги. Сразу потянулись они ко мне, делясь силой, что были щедро напитаны. Пошла сила та, на создание и поддержание морока сильного и очень сложного. Ничего подобного в жизни ещё не делала я.

Окружил весь Китеж мороком и завязал его на подпитку из источников Китежских, что оказались бездонными. Сами они силу черпали из источника. Вернулся вместе с городом и источник хаоса, что силой своей и поддерживал покров защитный. А теперь ещё и морок мой. Сам я не стал к той силе пока касаться и другим запретил, опасно это было слишком. Если я мог бед каких натворить от неумения, то остальные просто, коснись источника, сгорели бы без остатка.

Впрочем, никто, кроме меня, не мог источника того видеть. Чувствовать волхвы его чувствовали, а вот видеть не могли. Слишком слабыми все они оказались, да и не имели возможности даже видеть частицы хаоса.

Вошли мы в Китеж и сразу же направились в дом княжеский. Мой он теперь по праву был. Мой и Алёны, как жены моей будущей. Согласие своё она всё ещё не дала, но я не сомневался, что оно будет. Смогла отойти Алёна от боя того и уже на следующий день, когда собирались мы отправляться в Китеж, подошла ко мне и сама разговор завела.

— Прости меня за вчерашнее. — тихо произнесла Алёна.

Я в этот момент отдыхал и сил набирался перед походом нашим к Китежу. Долго мне морок держать предстояло и каждая крупица силы нужна будет.

— Испугалась я сильно. Испугалась не за себя, а за весь род наш и тех, кто доверился нам. Люди Янковского — это ерунда, там сплошь наёмники одни были. Поэтому на их смерти даже никто не обратит внимание. Работа у них такая, опасная очень. А вот что ты служителей церкви убил, напугало меня безмерно.

Слишком сильна вера христианская в мире. Целые государства ей подчиняются и без разрешения Ватикана ничего не делают. Может папа Антуан войну развязать против Российской империи. В таком случае погибнет очень много людей.

Это ты вон, как легко с церковниками справился, а будь на твоём месте кто другой, уже давно предали его священному суду господнему. Суду, на котором никогда невиновных не бывает. Каждого, кому его придавали, потом сжигали на костре. Видела я несколько казней подобных и никому не пожелала бы такой участи.

— Рядом со мной ты можешь ничего не бояться. Пусть даже сам бог распятый вновь явится за жизнью моей, ничего не сможет он сделать. Как не было так и нет власти его на землях православных.

— Да не боюсь я за себя. — с досадой произнесла Алёна. — За других я боюсь. За людей виновных лишь в том, что родились и живут они в Российской империи. За тех, кто вместе со мной учился постигать тайны великие. За тех, с кем я плечом к плечу училась искусству ратному. За них, за всех боюсь я, не за себя.

Понимал я Алёну, как никто другой. Понимал, но не мог ничем помочь. Имела она полное право бояться. К тому же в следующий раз я поступлю точно так же, если рискнуть церковники снова на моём пути встать.

— Но больше всего я боюсь за тебя. — продолжила говорить Алёна. Упомянув меня, глаза её заблестели и в них начали собираться слёзы, не желая падать вниз. — Я нашла тебя и не собираюсь отпускать. Если что-нибудь случится с тобой, то и мне больше незачем жить. Буду я лишь одного желать — мести. Знаю, что сделаю всё возможное, чтобы наказать обидчиков твоих. Сама сгину, но покараю их.

А вот эти слова меня уже насторожили. Не хватало ещё, чтобы Алёна пошла на столь безрассудный поступок. Во-первых, у современных церковников силёнок не хватит, чтобы мне навредить. А во-вторых я не собирался никуда уходить от Алёны, тем более в Навь. Рано мне ещё туда, в Яви дел выше крыши. Сперва с Хаосом-Утгардом разобраться нужно, а уже потом и об остальном думать.

— Слово ты мне дашь, что не станешь никаких глупостей совершать, если случиться, что со мной. Дальше продолжишь жить и радоваться. Закреплю я это слово заговором и станет оно нерушимо.

Долго со мной спорила Алёна. Отказывалась она слово давать. Удалось уговорить её только пообещав, что помогу ей, стать сильнее, в плане силы чародейской.

Были у меня на это счёт уже кое-какие мысли. Вот только проверить мои догадки будет возможным лишь в Китеже. Слишком много лишних глаз и ушей в усадьбе Велесовых. Да и за её пределами подобных людей было предостаточно.

Как только договорились мы с ней, кинулась девушка мне на шею и сразу же забыл я об отдыхе, но для подобного силы у меня всегда были.

Правда, как следует помириться нам не дал Феофан, начавший стучаться в мою комнату. Если бы посмел он вломиться, то досталось бы от меня по полной. Да и Алёна обязательно от себя бы добавила. Сообщил домовой, что все готовы и ждут только нас.

Как бы нам ни хотелось послать всех к чёрту и остаться в комнате, но нельзя было тратить время. План был рассчитан, что к городу мы подойдём в темноте. Так и гораздо меньше сил на морок тратить придётся и народа возле защитного барьера будет очень мало. Если он там вообще будет.

Как и обещал Пётр Алексеевич прислал он охрану, что взяла усадьбу в плотное кольцо, не пропуская никого внутрь. А ещё вместе с охраной прислал он парня, чтобы посмотрели мы его и если подойдёт он нам, взяли его на обучение делу ратному.

Парня того Алексеем звали и был он сиротой, что уже три года считал тайную канцелярию своим домом, а Петра Алексеевича отцом.

— Вот смотрю я на него и вижу Алёшку, сироту нашего. Такой же он был яростный и непримиримый. Также всегда до знаний о деле воинском рвался. И также легко давалось ему обучение. — посмотрев на парня и на то, что он уже умеет, сказал мне Ярополк. Тут я был с ним полностью согласен.

В общем, взяли мы парня без всяких вопросов. В любом случае он практически ничего из обучения нашего не пропустил. Дружина моя только основы учения старого начала постигать. Алексей их быстро нагонит, если он действительно на того Алёшку похож.

Так вот Алексей стал первым человеком, которого в дружину мою извне приняли. Рассказал ему уже всё Пётр Алексеевич, да в тайны рода Донских посвятил.

* * *
Троян


Славянский Бог Троян вызывает одновременно интерес и недоумение. Известен «троелицый кумир» на острове Рюген (Руян), но речь не о нём. Из славянских мифов нам известен сын Бога Велеса и человеческой женщины, который так стремился к знаниям по целительству, что в конце-концов Троян сравнился с Богами. После его ухода в Навь Троян переродился и был признан Богом. С того времени навный Бог Троян известен как Бог целительства.

Троян (иногда встречается написание имени Траян) — славянский Бог Знахарства и Траволечения, однако, иногда к нему обращаются не только для выздоровления. Трояна почитают Богом, который может помочь найти неожиданное разрешение ситуации, но для обращения к нему и от человека потребуется готовность к смелым действиям. Выходит, что к славянскому Богу Целительства можно обратиться для «исцеления» ситуации, но чаще всего к Трояну обращаются именно для возвращения здоровья.

Троян — неоднозначный Бог. В его характере проявились некоторые черты Велеса, Бога Трех Миров, ведь, согласно славянским мифам, Велес — отец Трояна.

Славянские легенды рассказывают, что Троян был рожден земной женщиной, а отцом его был Бог Велес. Велес долгое время бродил по миру Яви, знакомясь с людьми, узнавая их нужды, и в одной деревне остановился в доме, где жили семь братьев и одна сестра. Девушка понравилась Велесу и гость полюбился ей, так и сыграли свадьбу. Спустя некоторое время родились сразу трое детей: две девочки и мальчик. Мальчика назвали Трояном, значит, рожденным третьим. Троян был рожден человеком, хоть и сыном Бога.

Когда Род-Творец призвал Бога Велеса в мир Прави, пришлось ему раскрыть свою тайну перед женой. Тогда решили дочерей оставить с матерью, а Трояна, проявлявшего интерес к учению, отдали в ученики Китоврасу, Богу Мудрости.

Самый известный миф о Трояне, Боге Целительства, связан с тем, как он стал не просто человеком, познавшим знахарские умения, а Богом. Во время обучения у Китовраса больше всего интереса Троян проявлял к знахарству: изучал целебные травы, учился прогонять болезни. Более всего он хотел избавить людей от хворей и смерти.

Однажды Троян собирал целебные травы. С собой у него был посох, который обвила змея. Троян убил эту змею и увидел, как другая змея приползла к ней и принесла во рту какую-то траву. Этой травой она воскресила убитую змею. Троян запомнил, как выглядела волшебная травка и нашел её. Тогда он начал воскрешать людей, но вскоре об этом узнали Боги. Нарушать мировой порядок, возвращая ушедших в Навь, Трояну запретили, но вместо того сделали его Богом Знахарства и Траволечения. С тех пор Троян не воскрешает людей, но помогает продлить их жизнь.


Глава тридцать вторая


Обосновались все храбры и волхвы в соседних с княжеским теремом домах. Сгинули все жители Китежа в день моей инициации, а дома их не тронутыми остались. Даже пыли за тысячу лет там не скопилось.

Как вступил я в терем княжеский, так тоска лютая меня обуяла. Воспоминания со страшной силой начали накатывать, вызывая во мне лишь ярость.

Сам я впервые за тысячу лет вызвал Ярополка на поединок настоящий. Понял всё богатырь без лишних слов. Да и сам он сейчас чувствовал себя не лучше.

Перед боем нашим поставил я барьер, что батюшка всегда ставил, когда сражались два сильных храбра. Даже не понял, как получилось у меня создать защиту эту, но не уступало она барьеру отца, а может и превосходила его. И всё благодаря силе, что черпал я из источника Китежского.

Никогда в жизни не бился я так яростно. Не прибегал ни к каким уловкам и даже не пытался чародейством воспользоваться. Только сила богатырская и умение, полученное за тысячу лет тренировок и сражений с созданиями тёмными.

Ярости во мне было столько, что глаза она затмевала и порой приходилось просто кулаками во все стороны махать, пока зрение не возвращалось. Но ярость та помогала мне сражаться, как никогда до этого. Впервые в жизни смог я Ярополка теснить. И теснил его по праву. Праву сильнейшего. В то момент именно таким и был я.

После окончания боя Ярополк погрузился в себя и исчез, а меня начали все вокруг поздравлять. Вот только сам я не ощущал никакого удовлетворения. Словно бой этот, что-то сломал, что мы с Ярополком строили эту тысячу лет.

И лишь через два дня пришёл поговорить со мной Богатырь. Всё это время просидел он на холме, что окружали сейчас идолы богов славянских, подперев собой крест, цепям обмотанный.

— Нечему мне тебя больше учить Казимир. Смог ты надо мной верх одержать и как наставник твой я горд.

Слова эти заставили меня открыть рот, но что сказать, я просто не смог найти. Да быть такого не может. Это вообще была чистая случайность и мне очень повезло. Просто ярость, бурлившая во мне, давала силы, всё увеличивая и увеличивая мою мощь.

— Поддавшийся ярости воин уже может считать себя проигравшим. — сказал отлично известные мне слова Ярополк. — Но воин, который смог подчинить себе ярость и использовать её для собственного усиления, может считать себя победителем. И чем сильнее ярость его, тем сильнее может стать воин. Эмоции очень важная составляющая часть любого воина, который желает стать ещё сильнее. Без контроля эмоций нет никакого роста.

Сейчас, когда ты сам смог подчинить себе ярость, я уже могу рассказать об этом. Я признаю твою силу князь и почту за честь возглавить дружину твою.

Сказав это, богатырь поклонился мне в пояс и ждал ответа. Естественно, я не отказал Ярополку. С того дня обязанность обучать храбров с меня была снята, что позволило мне уделить больше времени изучению чародейского искусства. Анчутка оказалась отличным учителем и старалась донести до меня как можно более понятную информацию.

Все же люди очень сильно отличались от духов-хранителей. Не только в физическом плане, но и энергетическом.

Там, где Анютка могла использовать силу чисто интуитивно, мне приходилось часами сидеть и напрягаться, пока не начинали появляться первые успехи. Да и успехами это было сложно назвать.

Если у Анютки получалось зажечь на ладони шар огня, размером с яблоко, то у меня получались лишь искры или бушующее пламя, которое тут же приходилось тушить всё той же Анютке. И давалось ей это с огромным трудом. По сравнению с моими энергетическими запасами её силы были просто смешными. Крохотная лужица оставшаяся после дождя и огромное озеро, в котором невозможно достичь дна.

Но это совершенно не мешало Анютке филигранно пользоваться чародейством. Она могла использовать сразу все стихии, в зависимости от ситуации. Духи-хранители, как и я, не были склонны к какой-то одной стихии, как современные маги.

Анчутка мне практически ничего не объясняла, показывая каждое чародейство на практике. Просто не знала, как это делать. Её сородичи все постигают самостоятельно на интуитивном уровне. Она лишь описывала сам процесс, проговаривая всё, что делает. Вплоть до того, сколько силы зачерпывает. Но для меня это было совершенно бесполезно. Опытным путём мы выяснили, что наши энергозатраты на создание одного и того же чародейства очень сильно разнятся.

Там, где мне приходилось напрягать едва ли не все силы, Анютка справлялась малой каплей. А бывало и наоборот. Особенно часто это происходило, когда Анютка пыталась использовать сразу две стихии.

Мне проще всего удавалось работать с водой. Я был уверен, что это целиком и полностью заслуга Машки. Хоть змейка больше и не разговаривала со мной, хотя я периодически пытался это сделать, я чувствовал, что она всегда находится рядом и наблюдает за мной.

Нечто подобное я испытывал и в отношении стихии земной. Не зря же во время боя на территории Велесовых, я услышал голос воплощения стихии земли. Сразу же вспомнился чёрный дракон, что возник у моих ног во время инициации.

Так вот мне удавалось порой, практически без каких-либо энергетических потерь совмещать стихии земли и воды. А вот чтобы сотворить потом чародейство какое, требовалось очень много сил. Но Анютка меня заверила, что это так только поначалу. Со временем, когда стихии начинают притираться друг к другу, а многие действия я доведу до автоматизма, начнёт убавляться потребление энергии. Вплоть до того, что мне понадобится вложить самую малость силы в чародейство, которое сейчас отнимает у меня едва ли не все силы.

Учила меня Анютка самым азам. Умению контролировать внутреннюю энергию и в нужный момент обращаться к определённой стихии, зачерпывая её из соответствующего родника.

Какой родник за какую стихию отвечает, я прекрасно знал, а вот как обратиться только к одному из них во время чародейства, было самым сложным. Двух месяцев для этого было недостаточно. У меня только-только начало что-то получаться. И я чувствовал, что этот процесс может затянуться на долгие месяцы, если не годы.

Здесь Анютка ничем не могла мне помочь, имея единый энергетический центр, а не как у людей семь родников. В этом случае у меня имелась надежда только на магическую академию.

Максим Викторович сказал, что в основном современные маги пользуются энергией лишь из одного, максимум двух родников, которые отвечают за их специализацию на стихии.

Именно из-за того, что нереально трудно научиться черпать силу из разных родников современные маги в подавляющем большинстве и специализируются лишь на одной стихии. А те, кто распыляется на несколько, как правило, не могут подняться выше подмастерья.

— Работе с родниками учат всех на первом курсе. Это важнейшая часть обучения если ты не научишься правильно работать со своими родниками, то тебя обязательно исключат из академии и даже не посмотрят на твои потенциальные возможности. Без умения работать с родниками эти возможности просто пыль. — говорил мне Максим Викторович, когда приходил посмотреть, как мы устроились.

Приходил он один, используя чародейство водного зеркала и поэтому не рисковал привлечь к нам лишнее внимание.

Помимо этого, Анютка научила меня созданию огненного шара и ветряных серпов. Других атакующих чар в её арсенале и не было. Зато защитных сколько пожелаешь, да ещё и под конкретную стихию. Сразу было видно, что Анютка большую часть времени только занималась тем, что защищалась.

Впрочем, за время, проведённое вместе, я уже и сам смог множество раз убедиться, что Анютка смогла не поддаться тьме. Будь с нами Феофан и он обязательно бы извинился перед анчуткой. А если бы сам не захотел, то я его заставил бы это сделать.

Защитные техники Анютки мне не подходили. Все они были гораздо слабее того защитного поля, что я смог создать во время боя с магами и церковниками в усадьбе Велесовых. Для моей защиты они не подходили, а вот кого-нибудь другого с их помощью я мог и закрыть. Сил на них тратилось совсем мало. Поэтому каждое новое показанное чародейство мы тут же проверяли. Анютка била, а я просто защищался.

Порой к нашим тренировкам присоединялись и волхвы. Алёна была среди них за главную. Чародейству они обучены не были, зато отлично пользовались заговорами. И натиск с их стороны тоже был довольно ощутим.

Но этого мне было мало. Я хотел, чтобы мою защиту проверил действительно сильный чародей, ничем не уступающий Максиму Викторовичу. Сам он просто не мог долго находиться в Китеже, да и постоянно прибегать по моему зову тоже.

Поэтому я наконец, смог выкроить время, чтобы посмотреть на родники Алёны и других волхвов.

Увиденное мне очень не понравилось. Их родники были плотно отплетены чёрными частицами хаоса. Именно эти частицы и делали современных магов такими слабыми, не позволяя родникам отдавать достаточное количество силы.

Первое, что я сделал — начал думать, как мне без угрозы для Алёны и волхвов, постараться стянуть частички хаоса на себя, открыв для них возможность пользоваться силой по полной. Здесь мне уже никто не мог помочь. Просто не было сейчас на Земле-матушке хоть одного человека, который имел дело с силами хаоса.

Последний из старых князей сгинул через несколько лет после моей инициации. Именно тогда и началась новая эпоха слабосилков.

Ничего толкового, кроме как, постепенно очищать родники волхвов мне не пришло в голову. Если буду торопиться, то могу лишь всё испортить. Ещё неизвестно, как отреагирует хаос, почувствовав вмешательство извне.

Добровольцем для испытания вызвалась пойти Алёна, хотя мы все и пытались её отговорить.

— Я такая же, как и вы всё. Ничем не отличаюсь. Поэтому хочу вносить свою лепту и начну я, пожалуй, это делать именно с очищения родника. — сказала мне Алёна, пригрозив, что уйдёт жить к Богдану в терем. Ему как раз не хватает женской руки в доме.

Пойти на подобное я не мог и поэтому согласился. Вспомнил всё, чему меня учили в отношении частичек хаоса, я принялся за очищение родников Алёны. Причём мне пришлось очищать сразу все её родники. Боялся я, что хаос сможет вновь перебраться на уже очищенный родник, если не убрать его весь сразу.

Алёна относилась к тем, кто решился пойти по сложному пути применения всех стихий. На этом настояла бабушка Ягиня. И как всегда, оказалась права.

Начать я решил с родника, на котором, как мне казалось, было больше всего хаоса. С максимальной осторожностью я ухватился за чёрные частички и попытался их просто начать тянуть. Но они ускользали от меня, возвращаясь обратно и утрамбовываясь ещё плотнее.

Сколько попыток я не предпринимал, постоянно получалось одно и то же. Благо, моё вмешательство никак не навредило Алёне.

Несколько дней я ломал голову, как быть и пришёл к выводу, что необходимо чем-то привлечь частички хаоса. Чем-то, что они посчитают более лакомым куском, чем родники Алёны. А ничего более лакомого, чем мои собственные родники я не смог придумать. Стоило мне только вновь коснуться блокирующих родник частиц и показать им дорогу к моему роднику, как родник Алёны начал стремительно освобождаться.

Благо, что перед своими родниками я расставил ловушки, в которые гарантированно попадут все частички чёрного хаоса. Что, собственно говоря и произошло.

Впервые в жизни в непосредственной близости от моих источников силы собралось столько чёрных частичек хаоса. А вслед за первым родником Алёны, я также поступил и со всеми остальными. В тот момент внутри у меня находилось семь ловушек, заполненных чёрными частичками хаоса. И что мне со всем этим делать я не представлял.

Решил, пока оставить их на хранение. Собрав все ловушки в одну кучу, я выставил вокруг них защиту нерушимую. В любом случае, если ловушки начнут ломаться, я успею свести всю энергию хаоса на нет.

Очистка далась мне невероятно сложно. А на создание защиты ушли оставшиеся силы. После этого на четыре дня я просто выпал из жизни. Ни о каких физических или чародейских тренировках не могло быть и речи. Стоило мне лишь немного напрячься и организм отказывался дальше функционировать, тут же вырубаясь.

В итоге Алёна настояла, чтобы я сперва отдохнул, набрался сил и только после этого возвращался к своим тренировкам. Четыре дня я только ел, спал и всё. На эти дни Алёна лишила меня и своих ласк. И как только она разрешила мне возвращаться к полноценным тренировкам, первым делом я вернулся именно к ней. Но Алёна совершенно была не против, к нашей общей радости.

За это время сама она под руководством Анютки смогла постичь несколько чародейств, только диву дивясь, как легко ей стало это даваться. А я начал ощущать, как исходит от Алёны настоящая сила. Сила, которая в скором времени сможет сравниться с силой сильнейших магов современности.

После этого я уже не сомневался, что она сможет поступить в магическую академию.

Если с Алёной и её родниками всё вышло относительно быстро, то с очищением родников остальных волхвов мы решили подождать. Всё же слишком трудно мне это далось, да и выпадать из жизни ещё на четыре дня я совершенно не собирался. Время до поступления в магическую академию оставалось совсем мало, а мне ещё нужно было заниматься и заниматься. Анчутка многое ещё не рассказала.

Буквально за неделю до начала вступительного испытания к нам в гости заглянул Пётр Алексеевич.

— Похоже, что нужные люди смогли сопоставить все произошедшие странности на территории Российской империи за последнее время и сделать необходимые выводы. Просто по-другому объяснить это я не могу. — вместо приветствия начал Пётр Алексеевич.

В руках он держал приличную стопку бумаг, которые и протянул мне.

«Списки кандидатов в студенты магической академии Российской империи на 2022 год». Гласила надпись на первом листе.

Я вопросительно посмотрел на главу тайной канцелярии, не понимая, для чего мне нужны эти списки. И даже после того, как он мне сказал открыть и прочесть двадцать первых фамилий, я ничего не понял.

Зато Алёна отлично всё поняла. Вырвав списки у меня из рук, она жадно начала шариться по ним глазами. С каждой новой, прочтённой фамилией Алёна становилась всё мрачнее и мрачнее.

— Может, мне кто-нибудь уже объяснит, что здесь происходит? Что это за списки и для чего они именно мне? — не выдержал я.

* * *
Коляда


Славянский Бог Коляда многим известен по празднику коляды, который отмечается в зимнее солнцестояние. Символика этого праздника совпадает с образом Бога Коляды в представлении славян. Бог Коляда — это Бог молодого зимнего Солнца, выходящего в это время из Нави. Бог Коляда в мифологии — это свет солнца и свет знаний (слово «просвещение» даёт этот образ солнца, света, знаний, роста). Бог Коляда — брат Авсеня, у которого он принимает бразды правления на четверть года, чтобы отдать их потом яркому Яриле в день весеннего равноденствия.

Коляда — Бог Молодого Солнца, Бог Зимнего Солнца, рожденный в ночь зимнего солнцеворота, в самую длинную ночь года. Есть несколько версий происхождения имени Бога Коляды:

Этимологический словарь славянских языков определяет происхождение слова «Коляда» от названия обряда, связанного с началом года;

Происхождение от слова «колед», что значит «вокруг идущий», либо от слова «коледа», т. е. «круговые яства» (версия Дмитрия Щепкина);

Пётр Бессонов считает, что имя Коляда произошло от слова «колода» и связано с традицией сжигания пня во время празднования Коляды;

По версии Николая Костомарова, «Коляда» происходит от «Коло», что означает круг.

Во всех версиях мы видим, что имя славянского Бога Коляды так или иначе связано с празднованием рождения Молодого Солнца после самой долгой ночи в году. По поверьям, перед Колядой наступает Корачун — ночь, когда старое солнце умирает.

Бога Коляду славяне почитают как Бога Волхвов, принесшего мудрость, воплощение Вышнего Бога, Бога, направляющего людей по дороге Прави. С его приходом связывают не только свет солнца, которое начинает прибывать после Зимнего Солнцестояния, но и свет мудрости, знаний.

Согласно славянской мифологии Бог Коляда рожден Майей-Златогоркой, первой супругой Даждьбога. Майя-Златогорка ушла в Навь, не выполнив своего предназначения, не родив ребенка, который станет новым воплощением Вышнего Бога. Тогда Род-Творец попросил Макошь изменить судьбу Златогорки, Вий дал разрешение на время вернуть её душу в мир Яви, а Велес принес Даждьбогу кольцо, способное повернуть время вспять. Так вместе Боги всё уладили, чтобы мог появиться на свет Коляда, Бог Молодого Солнца.

Майю-Златогорку Боги спрятали в пинежских пещерах, чтобы силы Хаоса не помешали ей родить Бога Молодого Солнца. Помогала Златогорке Жива, Богиня Лета. В свой срок родила Златогорка двух детей: Коляду, Бога Зимнего Солнца и Авсеня, Бога Осеннего Солнца. Так и повелось с тех пор, что всюду следуют они друг за другом.

Когда пришла пора Майе-Златогорке вновь уходить в Навь, её детей Коляду и Авсеня передали Хорсу, Богу Солнечного Диска. Так и вырастил Хорс вместе со своей женой Зарей-Заряницей двух юных солнечных Богов.

Славянский Бог Коляда недаром рожден в самую длинную ночь. Славянские мифы рассказывают, что Боги решили повернуть время вспять, чтобы смог родиться Коляда, потому что боялись, что люди свернут с пути Прави. Даже Темные Боги помогли рождению Коляды, потому что задача мира Нави — отделять Явь и Правь от Хаоса, стремящегося захватить мир.

Особо почитают Коляду волхвы. По легенде Молодой Бог Коляда собрал 60 волхвов из разных народов и передал им знания о том, как следовать пути Прави. Коляда же научил людей исчислению времени, благодаря чему они смогли чуть дальше заглянуть в будущее, перестали жить одним днем и начали задумываться о результатах своих поступков в далеком будущем.


Глава тридцать третья


Алёна

Ох и трудно мне пришлось эти два месяца. Столько натерпелась, что и вспоминать страшно. Одного того, что Казимир должен помимо меня ещё кучу жён иметь, было вполне достаточно, чтобы руки на себя наложить. Всё прекрасно я понимала, но смириться с подобным было очень трудно. Вновь помогла мне Анютка, с которой мы стали самыми близкими подругами. Она мне про Егора и все его выходки рассказывала, а я делилась с ней нашими с Казимиром отношениями.

Делали мы это в редкие минуты отдыха. То я постоянно занималась, то она учила Казимира. А потом и за моё обучение принялась, после того как родники мои оказались очищены от частиц хаоса.

Как произошло это, ощутила я, что сила во мне начинает расти с невиданной скоростью. Если раньше мне многие заговоры с большим трудом давались, то теперь я даже и не замечала, когда создавала их. Тот же светоч Ярило могла держать несколько часов, что раньше казалось чем-то совершенно нереальным.

Обещал Казимир, что и остальным ребятам из дружины нашей поможет, родники очистив. Но сделает это позже. Сильно он ослаб после того, как мне помог. Дня четыре просто валялся и ничего не делал, даже на меня у него сил не было.

Пока молчали мы о том, что возможно сделать сильнее любого человека, очистив родники его. Даже дедушке ничего не рассказали. Попросил меня об этом Казимир и я пообещала ему.

Теперь я совершенно не волновалась по поводу поступления в академию. Силы мои возросли многократно и минимальная планка будет взята в любом случае.

Богдан также стал намного сильнее благодаря Ярополку. В Китеже взялся богатырь за обучение молодёжи по-настоящему. Ни днём, ни ночью не давал он им продыху.

Но результат даже я начала замечать достаточно быстро. Если бы нам сейчас пришлось в бой со змеем тем вступать, то никого не потеряли бы мы. Я и Богдан вдвоём бы с ним справились. Да и с той упырихой, что порвала меня, я бы сейчас смогла одна совладать.

Даже не хотелось мне отправляться в академию. За стенами её больше пользы смогли бы мы принести. Но расстаться с Казимиром на столь долгий срок было выше моих сил. Прикипела я к нему душой и телом, да так, что не оторвать теперь ничем. А он твёрдо решил, что должен пройти обучение.

За пару недель до начала учёбы привёл меня Казимир на холм, где множество идолов вокруг креста охваченного, цепями стояло. Ждали нас там уже все жители Китежа, да и все остальные Велесовы, что остались в усадьбе. Я долго не могла понять, что здесь вообще происходит, пока ко мне не подошла тётя Полина и не начала рассказывать, как мне нужно себя вести и какие слова я должна говорить. Как по уму обряд свадебный проводить нужно.