КулЛиб электронная библиотека 

Путь с войны [Максим Касмалинский] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Максим Касмалинский Путь с войны

1.

Кремль. Сердце столицы, сердце страны. Перенесшее удар не так давно, оно чуть не умолкло навсегда. Теперь, в девятьсот сорок пятом, Кремль жив, здоров и торжественен, а столица, как Рим в период триумфов, радостна и многолюдна. Пестрит военная форма, фаворским огнем сияют на ней награды, сегодня Яблочный спас, он же Преображение Господне. Мелодичные престольные праздники исчезнувшие было во времена блаженного безбожия, после войны неспешно возрождались – как известно, нет в окопах атеистов.

Ырысту Бардин от христианства так же далек, как и от марксизма-ленинизма. В Горном Алтае, откуда он родом, издревле почитают духов природы, никаким иным учениям особо не внимая. Бардин смотрит на Кремль. Звездочка на пилотке, пентакль на башенном шпиле алеют напротив друг друга, словно Мицар и Алькор из небесной Большой Медведицы. Большой Каменный мост, сумерки, спертый воздух, бывалый солдат со счастливой улыбкой, на спине обвис вещмешок, замер у ног аккордеон в деревянном футляре. Азиатская внешность Ырысту не выделяется на улицах столицы, среди бойцов, вернувшихся с войны, есть люди разного разреза глаз, оттенка кожи и крутости скул. Десятки народов огромной страны уравняла солдатская гимнастерка.

Красивый город – Москва. Ырысту не успел рассмотреть его тогда, в сорок первом. Сибирские дивизии с вокзала пешим строем прошли по ночному городу до станции метро «Сокол», где погрузились на машины, и – на фронт. Шла битва за столицу. Нагловатое пополнение освежило изнуренную армию. «Рази это холод? – бахвалились вновь прибывшие. – Вот у нас мороз, так мороз. Харчок на лету застыват».

Под грохот и треск рыли траншеи, прятались в них, стреляли, снова прятались, грелись ночью у жидкого огня, спали урывками, дрожали, курили, пуская цигарку по кругу. Круг разрывался, сужался, обновлялся. В минуты перекура Ырысту посещали крамольные мысли, которые невозможно высказать вслух. А еще он прислушивался к себе, пытаясь отыскать в своем сердце страх. И не находил. А без нормального звериного страха на войне нельзя. Так говорил Эркин-аха, он часто рассказывал о первой германской, когда спускался из тайги с мешками соболиных шкурок. Ырысту восторгался дядей, да и тот выделял старшего племянника.

«Война – это обман», – говорил дядя Эркин со знанием дела. Когда его и многих земляков в шестнадцатом году призвали на фронт, зайсаны знатных родов обращались в уезд и к губернатору, напоминая о том, что по договору о принятии российского подданства не должны алтайцев брать в солдаты. Жалобы, понятно, остались без внимания. Шаманы предсказывали, что если местных погонят на войну, то дом Романовых падет, невозможно, чтобы цари так обманывали свой народ. Им вторили сказители -кайчи под бряцанье топшуура:

«Твой сын здоров и не болен.

Не пугайся, будь спокоен.

Жестока война против русского царя.

Скоро войне конец,

И царя не станет».


Ырысту все это знал с чужих слов – он только родился к началу германской, – но параллели с первой войной мысленно проводил. Есть тут простор для сравнений. Аналогии напрашиваются. Так он и думал про себя, такими именно словами. Ырысту безупречно говорил по-русски, да и думал на русском большую часть жизни. Однако, общаясь с незнакомыми людьми, попадая в непривычное окружение, он намеренно коверкал слова, примешивал в речь дикий тюркский акцент и вообще изображал недалекого чучмека, вчера спустившегося с гор. Из какой-то смутно ощущаемой осторожности он и на фронте продолжал играть эту роль, и в этом походил на красноармейца Тараса Хилюка. Тот, мужик хитрый, скрытный, строил из себя добряка, рубаху-парня с демонстративным украинским говором и душой, как говорится, нараспашку.

Лобастый, широкоплечий, с черной подковой усов, примерзшей к лицу, Тарас ободрял в минуты затишья понурых бойцов в блиндаже.

– Не журысь, хлопцы! – говорил Тарас. – Усе будет хорошо.

Никто ему не ответил. Тоскливый матерный выдох в сдавленном полумраке. Десяток угрюмых уставших солдат в подземном бревенчатом срубе, словно в курганном могильнике старинных времен. Какое уж тут веселье? Но Тарас все равно задорно вещал:

– А пополнение у нас, каково?! Ты глянь: сибирские охотники. Стрелки! Раз! И белку в глаз! Бардин, ты бьешь белку в глаз?

Ырысту утвердительно покашлял. Он, чтобы не видеть унылых лиц товарищей, читал обрывок недавнего номера армейской газеты как раз на словах «…приветствую войска 9-й и 56-й армий во главе с генералами Харитоновым и Ремизовым, водрузившие над Ростовым славное советское знамя. И. Сталин». Вон оно как, подумалось Ырысту. Приветствует он.

– Как ты там буквы еще видишь? Темно же, – сказал Тарас.

– Ростов отбили, – сообщил Ырысту, разрывая газету на аккуратные прямоугольники.

– То известно. Ростов… Ты знаешь что? Ты скажи вон хлопцам про своё марево. А вы знаете, шо Бардин страшный чаклун, – обратился Тарас к бойцам. – Говорит тут мне… а не важно… Бардин настоящий ойротский шаман. Будущее видит.

– Чепуха, – сказал Коновалов, тщедушный остроносый ополченец с нервным тиком на оба глаза. – Антинаучный бред.

– Ага, – согласился Ырысту. – Антинаучный. Эта, как ее? Ересь.

– Скрываешься? – усмехнулся Тарас.

– Неа, – сказал Ырысту, протягивая ему газетные листочки для махорки.

Напрасно раскрылся Тарасу, рассказал об этой своей особенности. Хилюк и секрет – это как решето и вода. Ради красного словца он, как говорится, не пожалеет никого. Никаким шаманом Бардин Ырысту, конечно, не был. Бардин Чинат, дед его, он камлал. А у Ырысту просто случались прозрения, уволакивающие провалы в будущее. И чаще это происходило непроизвольно, без всякого его желания. Возникала вдруг размытая картинка в голове, не всегда понятная о чем, о ком, когда. Недели две назад увидел Ырысту воронку от снаряда в том месте, где устроился в окопчике Тарас. Предупредил – спас, получается.

– Точно говорю, колдун, – убежденно сказал Тарас. – Провидец.

– И чего он увидел? – заинтересовался один из бойцов.

– Я сразу понял, с Бардиным что-то не так, – сказал другой, отрывая льдинки с рукава.

– А еще комсомольцы! – злобно бросил Коновалов.

У печки – буржуйки лежали сосновые сучки, от которых медленно поднималась тонкая струйка сизого пара. Ырысту закрыл глаза, опустил лицо в воротник полушубка. Тарас оживленно болтал, и в блиндаже становилось как-то спокойнее, уютнее.

– Бардина я завсегда уважаю, як снайпера. Шо есть, то есть. Но такая штука: чаклунство – тут я не знаю. Он тогда на Ероху, посмотрел, говорит – нет его в завтрашнем дне. А Ероху через час убили.

– Случайность, – вставил Коновалов.

– Э, нет, – не согласился Тарас. – Но главное тут не это, а знаете что? Увидел он, что война весной закончится! В мае. Так что ерунда осталась, полгода потерпеть, повоевать и будем мы в Берлине. Там немцев и докончим…

– Пока что они в Москве…

– Не в Москве. Ты это брось мне, Коновалов! Хоть и близко, но не в Москве! И не будет никогда! Шоб я больше этого не слышал. И главное, хлопцы, точные сведения – со дня на день наступление. Так что погоним мы Гитлера…

Ырысту подумал, что наступление будет со дня на день, тут провидцем быть не надо. И так понятно. А будущее что? Оно уже нарисовано. Может быть, есть несколько вариантов будущего, сотни и тысячи. Или нет ничего. Вымысел. Чистый лист. Может все мы – чей-то вымысел. А есть на самом деле сопливый мальчик Ырысту, который лежит на козьей шкуре под круглой крышей аила, который нафантазировал снежные вершины на краешке неба, бирюзовые реки в горных долинах, красный мох у корней таежного кедра. И поезд, винтовка, война – только выдумка. Все, что кажется реальным – лишь фантазия. На этом свете не разобраться, и мы не знаем истины, а кто узнает – гибнет. Подобное что-то сказал старый Чинат у черного камня, сжигая трехпалую ветку арчына. Еще он сказал, что юный Ырысту может стать сильным камом, но вряд ли им станет, хоть дар предвидения и сохранит. «В нашем роду у многих такие способности есть, – сообщил дядя Эркин, когда они спускались с безымянной горы, – У меня тоже случалось, что как бы третий глаз открывался где-то на лбу. Его потом батюшка в церкви выбил кадилом. Тогда было строго, всех в православные записывали. Ну, вроде теперешних колхозов».

Бардин смотрел на лица солдат, здесь большинство – не жильцы. Знать бы наверняка.

А Тарас веселился и веселил.

– Вот после войны, – мечтательно говорил он. – Вспомним мы, как сидели тут, еще и посмеёмся. Приедем сюдой, поссым на эту землянку. А потом пойдем мы с тобой, Коновалов, смотреть Москву, Кремль. Это обязательно! У меня на после войны сразу третьим пунктом – Кремль глянуть.

– Интересно, что в первых двух пунктах, – спросил молодой солдат.

– А вторым пунктом – научится играть на гармони, – весело ответил Тарас. – Такая штука, уж собирался-собирался. Вот, точно, ща начну. С первого числа. Потом закрутился. Вот, с понедельника начну. Так и не научился.

Тарас сокрушенно помотал головой, всем своим видом показывая, что это был главный промах всей его жизни.

– Незамысловатые у тебя планы. А первым пунктом что?

– Молодой ты еще, Володенька. Дурень, – вздохнул Тарас, сразу став серьезным. Надоело ему балагурить. – И первый пункт сделаю. Дело за малым: немца разбить.


Немца разбить. Для этого и собрались. Не быть тирольскому шпику хозяином России, так пишут газеты, а газеты бывает правы. А еще Ырысту почему-то вспомнил историю, как полста поколений назад в его краях правил жестокий жужаньский хан, который тоже направил войска против напавших врагов. Противник был разгромлен умело и быстро. Но только потом победившие всадники вдруг как-то друг друга зауважали, чего-то поверили в себя, вернулись, да свергли своего владыку и сюзерена. Последующие ханы, занимавшие престол, молниеносных побед избегали, отдавали такие приказы, чтобы конница побольше пообтрепалась на войне – так безопасней для правителя.

В блиндаж заглянул командир, простуженным голосом отдал команду. Бойцы зашевелились. Коновалов потянул Ырысту за рукав и шепотом задал вопрос, главный вопрос, если не единственный, интересующий солдата перед боем. Не смог Ырысту сказать так, как видел. Соврал: «Ранят, но ничего. Все у тебя хорошо». А Коновалов уже выглядел серым, и маленький смертёныш сидел на его плече.

И вновь зарывались в застывшую землю, звенели лопаты о мерзлоту. Не зря. Отбились, отстояли. Некоторые выжили. Вскоре началось наступление.


Теперь Ырысту смотрит на Кремль. Пилотка сдвинута к уху, у ног – аккордеон. Чем не гармонь? Два пункта из трех. Выполняется за того парня.

Ближе к ночи воздух посвежел, надменно пробили куранты.

Подошли двое, попросили закурить.

– А ну-ка давай-ка. Ого! Трофейные, – хриплым баритоном похвалил один. – «Камель».

– Да нет, это союзнические, – поправил второй. – Слушай, – тепло обратился он к Ырысту. – Может тебе ночевать негде? Пойдем ко мне.

Ырысту отказался:

– Одни сутки в Москве, понимаешь, посмотреть хочу. Берлин видел, Варшаву видел. Москву еще не видел.

– Нравится Москва?

– Хороший город…


***

Хороший город, хорошие люди, после победы в них оттаяла доброта. Нет, многие, конечно, остались озверевшими, но и милосердия присутствовало вдоволь.

Свое подобие сострадания Ырысту испытал в апрельском Берлине. Вернее в пригороде. Небольшой староевропейский поселок, здесь было относительно тихо. Дымящийся Берлин гудел и громыхал вдали, а тут у онемевших баррикад оживали ветки на деревьях. Снайпер Бардин смотрел в оптический прицел на покореженные вывески, дыры в стенах, дороги со следами бомбежки. Пахло горелой весной. С руки под воротник проползла многоногая букашка.

И тут появился на улице мятый молодой фашист с потеками крови под носом, автомат повис на плече, надорванный черный погон – «Гитлерюгенд», младшая группа. Немчик сел за груду кирпичей, снял сапоги, поджал ноги, тонкие руки положил на колени, замер в позе уренгойского Будды.

Побелел на курке палец снайпера (самая надежная деталь винтовки) и через мгновение все бы было кончено, но… не выстрелил Ырысту в этот раз. Четыре года не знал никаких колебаний, враг на прицеле, щелк-щелк, очередная зарубка на прикладе, а сейчас стрелять не хотелось. Последние дни преследовали его некие слова, всплывшие из иной ли плоскости сознания или из смутной плотности времени – да, сквозь нарезанное толстыми пластами время доносилось: «Я никому не хочу ставить ногу на грудь…».

Ырысту Бардин не хотел ставить ногу на грудь поверженному врагу. В том числе валить этого прыщавого задрота. Или? Последнего, и всё. Так горький пьяница, бросая пить, смачно опрокидывает будто бы последнюю рюмку. Стрелять? А ведь, судя по всему, этот фашистский юнец провел при Гитлере всю свою сознательную жизнь. Он и не знает, не представляет, что может быть по-другому – без имперской страны, без вождей, без войны.

Погнали детей на верную смерть, подумалось Ырысту, зачем? Уже нет никакого смысла, никаких шансов. А к чему вообще все это было? Как они позволили себя обдурить? Зачем послушались, полезли в «Дранг нах остен»? Зачем? Ведь неглупые люди в массе своей: немцы, бросившие свои готические соборы, итальянцы, не сумевшие быть счастливыми над знаменитым заливом, русские, которые не стали советскими, венгры какие-то, румыны, которые… румыны, одним словом. Кому это было надо? Очень немногим. А большинству зачем?

Сам Ырысту в начале войны, кроша лопаткой колючую почву у сгоревшей подмосковной деревни, чувствовал, что эта земля – неродная. Тот самый крамольный вопрос: отчизну ли он защищает? Какое отношение имеют эти земли к горам Алтая? Родина для Ырысту где-то между Катунью и Чулышманом, распространяясь немного вверх по Оби. Готов без сомнений жизнь отдать за Чуйский тракт, но Волоколамское шоссе на подвиги не вдохновляет. Стрелял по немцам почти равнодушно, их, кстати, не убавлялось, фашисты ползли стремительной селью. Эркин-аха рассказывал о братаниях на фронте во время первой мировой, так бы и теперь, хотелось Ырысту. Зачем вам, шарфюрер, чужая земля? Можно же вернуться по домам, утопить в болоте сумасшедших фюреров. Выпить шнапсу, заняться делом. Вот только у врага таких желаний явно не просматривалось. Уже потом красноармеец Бардин понял, что он защищает не землю и не страну – земля извечна, страны временны – воюет он за людей и вместе с людьми, которые, как ни крути, свои. Свои! Уже потом, после всего увиденного на освобожденной территории, закономерно появилась ненависть к фашистской нечисти. Звери же, не люди! Свои, правда, тоже бывают – звери. Но – люди. Свой своему поневоле брат, так царь говорил из книжки. А немцы хуже опричников, хуже казенных палачей.

Теперь Германия получает сполна. Прыщавое будущее Германии у Ырысту на прицеле. Leben lassen или как?


***

Ырысту неспешно ушел с чердака, спустился в квартиру на втором этаже. В богатой некогда комнате по обломкам мебели косолапо расхаживал похожий на седого медвежонка Кириллов. Он был коренастый, медлительный, по-деревенски основательный, запасливый как истинный кержак. Бардин и Кириллов подружились еще под Варшавой по инициативе последнего: «Ты, Ирис, с Телецкого озера, я – с моря Байкальского. Считай, земляки». Ну да, по сибирским меркам полторы тысячи верст это рядом.

Кириллов поднял маленькое зеркальце, дунул на него, полюбовался на свое круглолицее отражение.

– Что, Ириска, шлепнул кого? – спросил он, пряча зеркало в мешок, – Заходи, помародерствуем. Тут, правда, уже кто-то прошелся.

– Весной пахнет. Похоже на когда осенью огороды убирают и жгут, – сказал Ырысту, перевернул опрокинутое кресло, расслаблено уселся, положив винтовку на колени.

– И я-то про тож. Всех кончать, мертвяков жечь, – невпопад пробормотал Кириллов. – Прах развеять. Баб не трогать.

– Ничего неохота, – зевнул Ырысту.

– А исть-то? Коемуждо исть надо. Где нашему брату нормально пожрать, если не на войне?

– Приезжай в следующий год ко мне. Барана зарежем, пожрем от души, сделаем дёргём, кёчё, – сказал Ырысту, раскачиваясь в кресле. – Лагман можно, шурпу.

– Лучше ты ко мне. Омуль, пельмени.

– Я по прямой приду, по горным тропкам. – Он вздохнул, прикрыл глаза. – Через тывалар. Теперь они не заграница. А как мы лошадей у них угоняли! Ух! Они, кстати, тоже.

– Лошадей он угонял, тьфу ты… образованный человек, куды там многим. А в пастухи подался.

– Моя твоя не понимай, – пожал плечами Ырысту.


В комнату вкрутился салажонок Жорка – угловатый, худой, с цыплячим пухом на щеках. Внебрачный сын полка, никто не помнил, откуда он взялся. По его противоречивым рассказам был Жорка то минчанин, то мурманчанин, иногда намекал на знакомство с дальневосточными тиграми. Один раз по секрету признался в близком родстве с офицером подводного флота Моисеевым, который, кстати говоря, дружил когда-то с преемником фюрера Карлом Деницом.

Жорка просквозил из угла в угол и обратно, остановился возле Ырысту, с загадочным видом достал из-за спины солнцезащитные очки, которые бережно прицепил себе на лицо. Ырысту одобрительно улыбнулся, показал большой палец. Жорка подошел к Кириллову, тот потянулся к очкам.

– Путёвая вещь,– проговорил Кириллов, крутя очки в руках. – Пригодится, – заключил он и убрал жоркин трофей к себе в нагрудный карман.

– Ты чего?! Отдай, – возмутился Жорка

– Каво? Че орешь-то? Мне нужно. Это же, что если, к примеру, я иду, а впереди солнце, и тогда, раз и одел, – невозмутимо объяснил Кириллов. – Понял? Во-от! – Жорка помотал головой и отошел. – Ты там не мельтеши. Подстрелят еще.

– Кто тут подстрелит теперь, товарищ шаман всех фрицев ликвидировал – проворчал Жорка, но от окна все-таки отстранился.

– Ну, всех не всех.., но прилично, – прокряхтел Ырысту не без гордости, гладя приклад верной винтовки.


Кириллов тем временем достал тусклый нож и начал ковырять пол, покрытый эластичной кожей, подбитой золотистыми сапожными гвоздями.

– Не могу понять. Ковер – не ковер, клеёнка – не клеёнка, – Кириллов отрезал кусочек покрытия, тщательно ощупал, даже обнюхал. – Что за матерьял?

– Это линомуль, – пояснил Жорка.

– Куёмуль, – сказал Кириллов, подошел к стене и начал вырезать полоску линолеума. – Как его взять-то? А это… кипюры опять? – присвистнул он, доставая из-под покрытия плотный бумажный конверт.

Кириллов медленно надорвал конверт, вынул тонкую стопку бумаги. Сморщив лоб, он вгляделся в исписанные листы.

– Что-то написано… ну мы по-немецкому не знам. Любовные письма, наверное. Ох-хо-хо… Жорка! Сгоняй до лейтенанта! Какие указания спроси.

Жорка выбежал было из комнаты, но тут же вернулся, взял со стола автомат и опять ускакал. Ырысту вытянул шею, пытаясь рассмотреть находку Кириллова, но с кресла вставать было лень.

– Карточки, – Кириллов сунул пустой конверт в сапог, письмо бросил на стол, оставив в руке две фотографии, на которых запечатлена светловолосая девушка на фоне стены, украшенной диковинным орнаментом.

– Девка, – констатировал Кириллов. – Годная девка!

После этого он запихал один снимок в карман, проковылял к Ырысту и отдал ему вторую фотографию. Кириллову было все-таки неловко оттого, как он скопидомно собирает мелкие трофеи, а для успокоения совести такие сквалыги склонны делиться какой-нибудь мелочью.

– На, бери. Выебнешься дома, какие бабы в Германии.

– Может это важная карточка. Показать бы кому, – сказал Ырысту. – Тут с оборота написано что-то.

– Да что там написано? – Кириллов перевернул снимок. – Либер-мибер, абзац цузамен и цифры с кружочком. Температура. Девка болезная была. Да бери, тут еще одна осталась.

Прикоснувшись к фотографии, Бардин вдруг замер. Предвидение, предчувствие, предвестие, пред… пред… На долю секунды ему привиделся длинный коридор с вереницей звенящих зеркал, повернутых под углом. Миллиард отражений стремящихся в бесконечность. Увидеть такой коридор означало, что обнаружение фотокарточки создает цепочку ситуаций, ведущую к закономерной цели. К невидимой цели, но понятно одно: фотография извлечена, будущее сгрудилось в непредсказуемый лабиринт. Притом, значимый для многих людей. Ничего конкретного Ырысту не почувствовал, лишь переплетение путей, трогательный лабиринт предстоящих событий. Можно бродить во всех направлениях, делать настойчивый выбор, вовремя стоять или идти вдоль стенки, но наружу уже не выбраться.

Поколебавшись, Ырысту все-таки карточку взял; мельком взглянув, сунул в карман. Через окно в комнату заглянул белый кот. Он кивнул Ырысту, прошел по карнизу, из виду исчез, потом вновь появился. Кириллов рявкнул: «Брысь!». Кот то ли не услышал, то ли наплевал, он уперся носом в стекло и пренебрежительно наблюдал за Кирилловым, который продолжил обыск. Ничего ценного в комнате более не было. Напольные часы замерли на полшестого, они высотой в человеческий рост – не унести. Кириллову пришлось выломать механическую кукушку.

– В давние времена-а-у, – зевая, сказал Ырысту. – Жило одно дикое племя…

– Опять бардинские байки. Послухаем, – Кириллов всегда с интересом слушал народные легенды и самопальные сказки, которые нередко рассказывал Бардин.

– Долго, сотни, может, лет селились они по берегам гниющих озер, носили черные накидки, похожие, знаешь, на наши плащ-палатки. Себя, при этом, считали людьми, а других уже нет. Других они ставили в один ряд со зверями дикими, охотились на людей соседних племен, как на оленей. Человеческим мясом, понятно, питались. И ужасались все нравам этого племени, боялись набегов ихних, потому что воины они были бесстрашные и никого в живых не оставляли после себя. На середине гнилого озера жило божество этого племени в образе металлической бабы, которой приносили и возлагали дары: скарб награбленный, украшения, головы пустые, когда мозг уже выели. Ни один народ, живущий в этих землях, не мог дать отпор полночному племени. Тогда старейшины тех мест обратились к кочевникам, чтобы они помогли им сломить озерную нечисть. Кочевые сколоты были в это время молодым и храбрым народом, кибитки их объехали все степи и предгорья, имелись у них искусные оружейные мастера, ковавшие непревзойденные клинки. Откликнулись кочевники на зов старейшин. Наверное, и плату какую-то взяли. Одним словом, налетели со свистом и гиканьем, посекли озерных, разграбили капище. Мудрец сколотский говорил, что не надо брать ничего от людоедского идола, но его не послушали. Бабу переплавили, а то, что в хижинах нашли – утварь, ножи, ткани – тоже сгодилось кочевникам. Мудрец предупреждал, что можно заразиться, стать такими же. А вождь, возглавлявший налет, ответил, что он не может запретить брать добычу, да и как можно перенять людоедство? Стада наши бесчисленны, земля наша обильна, ведет нас на запад небесная кобылица. Так что унесли кочевники людоедское добро с собой.

– Ты это на что намекаешь? – Кириллов присел на край стола и, звонко щелкнув спичкой, закурил.

– И не сразу, а через поколение, наверное, но веселые всадники стали превращаться в мрачных грабителей. А внуки тех, кто был в отряде, разграбившем капище, взяли в обычай снимать скальпы с убитых врагов. И стали они себя считать самым великим на этой земле народом, самым непобедимым и избранным. Будто уже и не потомки богов, а сами как боги. И тогда разгневались небеса…

– Нет, ты на что намекаешь? На это? – Кириллов кивнул на тяжелый мешок, лежащий у ног. – Ты меня попрекаешь?! А то, что я на войне этой проклятущей!.. Они, суки, вишь!.. – тихо, но яростно шипел он. – Линомуль! Кофе горькое, пианины. А мы когда будем жить по-людски? Ты, Ирис, сам дикий кочевник!

– Просто история, – примирительно сказал Ырысту.

– Не-ет! Ты меня говоришь в людоеды. Как бы я и не лучше немцев. Не лучше? Я к ним пришел? А ты знаешь, что я в гражданскую… Да что я? Я-то тогда уже отщепился. А тятька мой, – Кириллов резко перекрестился двумя пальцами. – Он в жизни не матюгнулся, не ударил никого. Оружия в руки нельзя даже. Охотничье только. У меня до седьмого колена все староверы-беспоповцы! Что, людоеды?

– Не кипятись ты. И не в упрек. И не тебе. Я знаю, какие староверы. Или у нас кержаков нету? Полная долина кержаков-то.

– А ты веру не трогай, – уже спокойно сказал Кириллов. – Это надо смотреть у кого железная баба бог. Уж у кого идолы, так у нас не идолы.

Замолчали. Ырысту достал папиросу, Кириллов бросил ему коробок. Бардин, прикурив, бросил обратно.

– Давят ваших? – спросил Ырысту.

Кириллов вздохнул, поднял мешок с пола на стол, выбросил в угол кукушку из часов.

– Я-то изгой с девятнадцатого года. Религиозный дезертир, так один умник назвал. Бес попутал с этим коммунизьмом. А община… В тайге они. Был я в том скиту, да не пустили. Эх, язви вас в душу! – тряхнул седой головой солдат. – Давят, говоришь? Я так думаю, тех, кто верует в Бога Христа, что даже оружия не признает, их и советская власть давит, и при царе гоняли. И будут. Всегдашнее дело, Россия. А потому что Родину, бля, надо защищать. Надо!

Белый кот за окном кивнул в знак согласия и, взмахнув хвостом, спрыгнул с карниза.

В это время в квартиру вернулся Жорка, следом за ним вошел лейтенант Шубкин, плакатного вида командир: чеканный профиль, флотская выправка и подбородок сияет, отражается в сапогах. Только глаза неуверенно бегают по сторонам, что несколько портит образ.

При появлении офицера Ырысту изобразил попытку встать с кресла, но Шубкин махнул рукой в жесте: «сиди».

Кириллов передал лейтенанту найденные бумаги, Шубкин принялся читать, близоруко щурясь. А Жорка вприпрыжку встал у стены, поднял жестяную кукушку, стал вертеть ее в руках.

– Я, откровенно говоря, немецким разговорным слабо владею, – произнес Шубкин, шелестя листами. – Но можно сделать вывод о личной переписке. М-м, если не успеешь, милый Йохан, это… ценность для русских, – он убрал бумаги. – Разберемся. Теперь! – Шубкин откашлялся. – Солдаты, друзья. Вот и настал тот день, когда наши доблестные войска добивают фашистскую гадину в его логове. И наше подразделение вносит свою посильную лепту. Вы, товарищи Кириллов, Бардин, Моисеев, отправляетесь в распоряжение старшины Мечникова. Взвод в настоящее время находится дальше по улице в одном из домов, вы увидите по флагу на крыше.

– Героическому флагу нашей доблестной армии, – вполголоса сказал Ырысту.

– Нашего ураганного взвода, – шепотом добавил Жорка.

Шубкин, услышав, нахмурился, шмыгнул носом, покачал головой.

– Что вы за народ такой? – всхлипнул лейтенант. – Мы проживаем великие дни, Победа, без всякого сомнения, ожидается в ближайшее время. Это повод для ёрничества?

– Это со страху, товарищ лейтенант, – сказал Кириллов. – Со страху. Обидно будет, если убьют или ранят, когда считанные дни до конца.

– Согласен. И поэтому не приказываю, а советую: на рожон не лезть, по мере возможности беречь себя и товарищей. И сделать все невозможное для выполнения поставленной задачи. А задача будет поставлена. И должна быть выполнена. Отправляйтесь. Я остальных забираю и туда же. Бардин, Кириллов, вы-пол-няй-те!

– А я? – подал голос Жорка.

Само собой. Ты за старшего. Шучу, – Шубкин поежился будто от холода. – Шучу я так.


***

Осторожно озираясь, трое бойцов шли по средневековой улице маленького немецкого городка. Хрустел стеклянный мусор под ногами. Аккуратные дома зарылись в тротуары. Жорка, наклоняясь, заглядывал в окна, Кириллов водил дулом автомата по сторонам, Бардин отслеживал крыши. Было безлюдно, дробь перестрелок еле слышна.

– Может нас направят все-таки до Берлина, – сказал Жорка. – Чего мы тут кругами воюем? А я б там расписался на ставке Гитлера, мол, Георгий Моисеев был тут и все такое.

– Может, и направят, – ответил Ырысту, впрочем, без энтузиазма. К таким тщеславным жестам он относился равнодушно. Он, даже получая очередную награду, испытывал скорее недоумение, чем радость. А наград, кстати, было немало. Всю грудину можно увесить.

– А как ты думаешь, товарищ Бардин, – спросил Жорка. – Наш лейтенант и после войны будет, как мудак, лозунгами разговаривать.

Ырысту пожал плечами, а отозвался Кириллов:

– Будет. Я таких знаю. Стакан водки не выпьют по-человечески, а сперва под видом тоста политинформацию втюхивают: социализьм, пятилетка… Еще бывает, что такой тип на бабу полезет, и р-раз, а не получается. Тогда он этому своему и командует: «Именем революции встать!», – Кириллов ухмыльнулся, а Жорка заржал. – Говорят, помогает.

– Надо взять на вооружение, – сказал Ырысту.

– Рано тебе, как мы знаем, – с ехидством сказал Кириллов. – А мы видали. И слыхали, пол-Европы это самое. Так что не прибедняйся. А что до лейтенанта, то не надо осуждать, ему с такой биографией, это да. Тут знаешь ли…

– Еще и ублюдский взвод, – добавил Жорка.

– Во-во.

Взвод лейтенанта Шубкина нельзя назвать особо героическим и каким-то косячно провальным тоже не назвать. Воевали как все, ничем не выделяясь. Но было известно, как один ответственный штабной работник, изучив обстановку в части, вынес в отношении Шубкина железный вердикт: «Ублюдский взвод. Ни одного коммуниста». Солдаты только посмеялись, лейтенанта же такое положение не устраивало, он периодически сватал личный состав вступить в партию или хотя бы в кандидаты в партию (в жоркином случае – в комсомол), но в этом не преуспел.

Кириллов любил рассказывать, как ему еще в сорок втором предлагали подать заявление в ВКП (б). Очень настойчиво предлагали, план у них какой-то. Так что, когда политрук (политрук или замполит, кто их разберет алырников) очередной раз принялся намекать на идейную составляющую, красноармеец Кириллов вылупил глаза и, истово крестясь, затянул «Богородице Дево, радуйся». Вопрос, естественно, был закрыт.

Ырысту Бардин еще до войны, в рецидиве мещанского карьеризма, намеревался пополнить ряды коммунистической организации. Уже и рекомендация была и предварительное одобрение. Потом передумал. Настали странные времена: не умеющий читать и писать плотник Амаду Мегедеков оказался троцкистом, а дядя Саша Алчубаев, шестьдесят лет своей жизни не покидавший Мажерок, был уличен как японский шпион. И это только за неделю. Дальше – больше. Тогда Ырысту собрал семью и уехал в глушь и вверх, в родную горную долину. Пошла прахом предыдущая жизнь: интернат, институт, работа. А планы крайкома о создании ойротской национальной интеллигенции – да идите вы все! Других найдете дураков. Ырысту разочаровался. И как всякий потерявшийся в жизни человек, захотел вернуться к истокам. И не только в переносном смысле – здесь, в горах, начинали свой путь многие речки. Кажется, солнце тоже рождается здесь. Хорошо! Спокойно. А трудно – от слова «труд». Пусть сыновья- погодки привыкают. Это правильно. Плохо то, что книг не достать, пристрастился Бардин к чтению давно. И от еды традиционной Ырысту уже отвык. Он и так совершенно обрусел за последние пятнадцать лет: в поведении, в быту, в привычках, но более всего – в кулинарном смысле. А борщ варить супруга не умела. Но в остальном Ырысту был счастлив, что покинул город. Все – таки Алтай – лучшее место под высоким синим небом. Тому свидетели Сокол, Кедр и Олень.

– Никогда не женюсь, – сказал Жорка, поддевая ногой кусок керамической плитки. – Война сейчас кончится, в мореходку поступлю.

– Ну и балбес, – сделал вывод Кириллов.

– Три раза женишься, – сказал Ырысту.

– Вот спасибо, товарищ колдун, – обиделся Жорка. – Я ж просил мне не предсказывать. Три раза! Разводиться так-то денег стоит. Налоги пошлина, штраф, немалых денег.

– Не боись, у него половинка на половинку сбывается, – сказал Кириллов, остановился и перебросил мешок на другое плечо.

Бардин тоже остановился, втянул голову в плечи.

Вокруг стояла неприятная, вязкая тишина со скользким приторным запахом. Перекресток был пуст, двух и трехэтажные дома вокруг казались не жилыми. Окна безразлично смотрели на красноармейцев, но безразличие это было наигранным. Ырысту почувствовал угрозу, невероятную злобу, обращенную на него, словно перед нападением роя ошалевших диких ос. Резкая смурь царапнула сердце. Ырысту показалось, что тень Жорки Моисеева вздрогнула на земле в то время, когда сам Жорка был неподвижен. Мертвый шаман Бардин Чинат где-то шепнул: изрешетят. Изрешетят – русское слово смешное, слово похоже на ящерицу.

Ырысту знал еще одно слово смешное, жаргонное, его и выкрикнул: шухер! Не первый день воевали вместе, многое прошли. Жорка перепрыгнул улицу, вбросил себя в развесистый куст с колючими ветками. Кириллов юлой закрутился к фонарному столбу, в одну секунду напялив каску. Бардин метнулся к стене ближайшего дома, прижался к жестяной водосточной трубе.

Выстрел, столбик пыли! Мимо. Откуда?! Автоматная очередь ровным швом по стене. Кириллов зашелся нервным смехом, пацан в кустах, пацана бы не задели.

Выстрел! Рикошет! Звон! Ырысту, не целясь, пустил пулю на звук, приставным шагом от водостока влево, свалился в окно первого этажа. Оказался четко напротив врагов. Кириллов понял, сообразил, дал очередь из ППШ по чердаку строения напротив. Жорка, царапая лицо, вжимался в терновый куст.

Бардин огляделся, куда попал? Пустая зала рождала эхо, двустворчатые двери намертво заперты. Ырысту нашел у стены трехногий журнальный столик, пододвинул его поближе к окну, устроил упор для винтовки. Дом напротив плевался опасностью. Стреляют, кажется, двое. Только высунись, только попробуй. Где ты там? Покажись. Чердак? Как же я задолбался!! Как все достало! Устал… Опять эта несносная повинность, дурацкая ненужная работа. Скорее бы настал тот час, – а он настанет, – когда воинская доблесть отравится в склеп, где похоронен домострой, дуэльный кодекс, сословное деление, ясак. Весь этот бред. Война это бред. Как хочется тишины…

Жорка, в отличии от Ырысту, был неспособен связно мыслить под обстрелом. Он бормотал: суки, падлы, суки! Он ненавидел, он был взбешен. А Кириллов про себя напевал: если смерти, то мгновенной, если раны – небольшой. Чутка обмочил штаны – давно такого не было. Опять бояться стал. Главное, чтоб пацана не зацепило. Кириллов переместился за угол дома, лег на камни, шепнул им сильную молитву из двух слов.

Ырысту наблюдал. Двое там, с автоматами. Лишь бы не фаустпатрон… А, нет, трое, как минимум. Слуховое окошко на чердаке. Трескучие искры. Полетели от выстрела ветки куста. Жорка живой? Живой, огрызнулся очередью и пополз в сторону, прижимаясь к земле как гусеница, только задница оттопырена.

Вжав приклад в плечо, Ырысту наблюдал окно чердака. Выстрелил. Наверняка попал. Пристрелил нарушителя. От отдачи заныл давнишний твердый синяк на правом предплечье. Говорят, в плену по такой травме распознают снайперов. Бардин один раз был близок к тому, чтобы попасть в плен, часть около суток была в окружении. Комиссар, сучок, застрелился. Комбат тоже попытался, но не попал. А из динамиков с немецким акцентом голос долдонил на весь лесок: «сдавайтесь, бла-бла-бла, вас ожидает горячий ужин, теплая постель…». Можно было бы сдаться. По крайней мере, Ырысту не еврей. И не заподозришь. Но Тарас Хилюк популярно объяснил – где только нахватался? – что фашистский плен, это тебе не тот немецкий плен, что двадцать лет назад, тут все серьезно – эта война на истребление. Кроме того, Советский Союз не подписал тех, соглашений, которые давали гарантии военнопленным, так что хрен на рыло, а не ужин.

Чердак замолчал, немцы теперь стреляли из окон первого этажа. Дверь в подъезд была выворочена и держалась на одной петле. Можно перебежать улицу, зайти, и гранатами, гранатами.

Заработал ППШ Кириллова. Остатки стекла сдуло из рам. Огневые точки фашистов перемещались, Бардин пытался определить последовательность. Патронов не много, нужно наверняка. Вот силуэт! Бардин выстрелил. Вроде попал. Пришла в голову мысль: «Снайпера – отродье лихое, однако дело свое знают».

А в это время с той стороны, откуда пришли красноармейцы, послышался звук мотора. И характерный хруст траков по мостовой. Танк. Ырысту на слух определил: наши, ИС-2, точно. От этого ИС хотя бы польза, вреда уж точно нет. А Кириллов подумал: что ж так долго, нас чуть в лучший мир не оформили.

Под прикрытием тяжелого танка бежали бойцы. У места перестрелки они рассредоточились. Дуло танка направилось на дом. Сейчас как даст!

Но не понадобилось. Белая тряпка показалась в окне. Бой утих, стрельба – на паузу.

И стоило тогда стрелять, подумал Ырысту. На что надеялись? Желание жестокости, последний всплеск мести за рейх?

Из проема двери медленно вышел высокий фашист. Как вечный призрак беззаконного зла, был он прозрачный, худой, и человеческий череп – символ СС – серебряной точкой блестел на фуражке. Вздутыми венами взбугрилось лицо, взгляд в никуда и тонкие руки вскинуты вверх. Медленный немец, без двух минут мертвый, без всяких сомнений – Ырысту это чувствовал – был убежден в своей правоте. Ему не хватило, не повезло, но эсэсовец сделал все, что возможно. Другие закончат. Бардин встречал таких, видел таких в прицеле. Их можно ненавидеть. Даже нужно. Но стоит отдать им должное – верные слуги идеи, солдаты своих, пусть и ложных, но убеждений.

За высоким вышел второй. Тот был мало похож на арийца – круглолицый, седой, кривоногий. Китель седого расстегнут, ремня нет, широкая часть галифе надорвана, свисает лоскутом. Руки за головой, смотрит себе под ноги.

Бардин вылез из укрытия.

– Поди последние, – голос Кириллова за спиной.

– Как знать, – ответил Ырысту, не оборачиваясь. Последние здесь? Или вообще?

Фашисты стояли, к ним осторожно, держа оружие наготове, подходили красноармейцы, и Жорка – в первых рядах.

Бардин и Кириллов двинулись к ним. Надо же посмотреть, кто такой день хороший испортил.

– Нихт шиссен, – промолвил высокий. Без страха, без мольбы, будто делая одолжение.

– Нышьт шиссен, – сказал седой, не поднимая глаз.

А Жорка набросил автомат на плечо и заорал что-то вроде: попались, сукины дети! Ща казнить вас буду, демоны!

– И куды их? – спросил один боец.

– До Ветрова, – ответил кто-то и заржал.

– Э! Да вы че?! – возмутился Жорка. – Это наши «языки». Мы их два дня пасли с товарищем Бардиным. Хотели взять по-тихому! Откуда эта танкетка взялась? Все испортили. Вон тот мордатый – всяко генерал…

И седой, словно понимая, что речь о нем, поднял голову. Руки он все так же держал на затылке, но было это – так показалось Ырысту – неправильно, неестественно.

«Совы не те, кем кажутся», – нелепая мысль упала на Бардина. Тут все не так. Неправильно! Седой. Руки за головой. И из шеи его – Ырысту увидел почти как в реальности – под подбородком седого фашиста вырастали мохнатые крылышки. Смертеныш. Суставчатый, гадкий, похож на летучую мышь. Руки за головой. Ни фига они не сдаются!!!

– Жоркаатасгранат!!! – заорал Ырысту и упал ничком.

Он не увидел, как Жорка метнул – О! Жорка был классный игрок в лапту – седому в лицо он метнул кукушку напольных часов.

Взрыв. Рвануло. Секущие осколки, стоны послышались. Снайпер слегка приподнялся. Вместо седого – месиво. Высокий отброшен, может живой? Поднялся, взглянул: нет, не живой, полголовы снесено. Ырысту обыскал мертвеца: сначала нагрудный карман, другой, потом внутренний, боковые и брючные. Сорвал орден в виде креста, из кобуры извлек пистолет. «Вальтер» тридцать восьмой. Сгодится.

Ырысту оглянулся, увидел лежащих бойцов. Эти – незнакомые.

Кириллов стаскивал каску, стоя у тела Жорки. Боец Моисеев лежал под опаленным кустом, он не попал домой. Ырысту подошел, Жорка, Жорка! Как так?

– Зачем я у него очки забрал? – прошептал Кириллов. – Темные очки, очень ему шли, красиво…

Жоркины руки раскинуты, под головой – лужа крови.

Мореходка, подумал Бардин, три женитьбы. Сбывается половинка на половинку.

– Конец войны, – Кириллов сел на землю. – Самый конец войны.

– Х-херово, – вздохнул Ырысту.

Остальные бойцы поднимались. Они шевелились. Несколько раненых. Из люка танка вылупился танкист. Шлемы у них дурацкие.

– Ирис! – прошипел Кириллов. – Он же, по-моему, дышит. Точно. Ноги дерг-дерг. Жорочка, ты слышишь.

Кириллов принялся разматывать бинт.

– Жор! – Ырысту упал рядом, повернул жоркину голову.

– Товарищ Бардин, – слабо выдавил юноша. – Товарищ колдун. Как я его кукушкой? А?

– Ты молодец, ты спас. Этот ссыканул, свалился, и взорвалось не там, а если б там, всем – кирдык. Ты только держись, Жора, мы тебя в медсанбат…

– Товарищ шаман, ты мне скажи, – Жорка прерывисто дышал. – Скажи, как колдун. Как алтаец еврею, скажи. Как ойротская чурка жиду из Рязани… как советский человек советскому человеку. Объясни мне… откуда в ухе столько кровищи?

Жорка попытался приподняться.

– Ты! Сученыш! – ругнулся Кириллов. – Ты что делаешь, козлятина!? Смотри, Ирис, ему всего-то ухо оторвало. Прижимай. Бинт прижимай вот здесь. Еще плечо покоцало. Чепуха, бля! А стонал, как мертвый!

Жорка растянул сухие бледные губы. Будем жить.

– Вообще ерунда. До свадьбы заживет. А я испугался, – Кириллов бинтовал жоркины раны. – Шутник ебаный.

– Это шок, – сказал Ырысту. – У всех разный. Артист. Слышь, Жор, артистом хочешь быть?

– Найди мне птичку, если цела, – попросил Жорка. – Кукушку часовую. Ку-ку, ку-ку… Я сохраню – талисман.

Кириллов наложил повязку на раны, Жорку теперь к докторам. Ырысту подхватил пацана под левую руку. Правая перевязана толсто и щедро, вся марля на это ушла.

– Пожрать бы, – проворчал Кириллов. – И подштанники переодеть не помешает.


***

Солнечно, спокойно. Ни выстрела. Молотят ложки по котелкам, солдаты обедают.

Так и что там с этими, с людоедами озерными? Спрашивает Кириллов, ковыряя веточкой под верхней губой. Кочевники тоже стали такими?

Дело не в этом, говорит Ырысту. Древние племена все время грызлись друг с другом, брали добычу. Так было пока один троглодит, самый главный, вдруг не смекнул, что биться не обязательно. В следующий налет на соседнее племя главный сказал тем старейшинам, что вы нам выкатывайте в такие-то дни столько-то мяса, столько плодов и барахла. Мы забираем и вас не калечим. Мирный расход по пещерам. Так и повелось. Потом распространилось. Это научная версия, как родилось государство.

А я разумею, говорит Ырысту, произошло по-другому. Немного наоборот. Это сами лишенцы, которых все грабили, пришли к озверевшим и предложили: хорош воевать! Мы вам приносим по полной луне столько-то утвари, столько-то жрачки, столько-то баб, а вы нас не трогайте, еще от иных защищайте. Мы вам – дары, вы нам – порядок. Ну, те согласились, и так появились: налоги, рабы и государство. Через семьсот поколений все это выросло в Гитлера. Пошагово. Закономерно. Железно логично, я бы сказал. Спортсмен идет к чемпионству, торговля норовит к монополии, а государство стремится к кандальной стране, к тысячелетнему рейху. Здесь достигается пик властвования человека над человеком, ядовитая власть раскрывается полностью…

Империализм и власть буржуазии, я правду говорю товарищ лейтенант? А при коммунизме государство отомрет.

Неслышно подошедший Шубкин согласно бормочет бодрый девиз, а Бардин насмешливо щерится, чего командир не видит.

Зашибись все будет при коммунизьме, равнодушно бросает Кириллов, протирая глаза пилоткой.


***

Через несколько дней лейтенант Шубкин вечером зашел в дом с подкопченными стенами, где расположились штабные. Крепко цепляясь за перила, поднялся на второй этаж. Постучал и робко приоткрыл тяжелую дверь, за которой временно расположился Особый отдел. В кабинете за столом под желто-мерцающей лампой сидел капитан с рифленым шрамом возле пустой глазницы, в которой зловеще синел дым от папиросы. Шубкин поскребся в косяк. Капитан вынул изо рта окурок, гаркнул: «Попозже!», после чего продолжил развязывать узлы на тесемке, стянувшей серую картонную папку. От неловкого движения опрокинулась переполненная пепельница. Одноглазый невыразительно выругался и носком сапога отмел папиросные гильзы к соседнему столу.

Держа руки за спиной, в кабинет стремительно вошел популярный среди радисток действующей армии майор Ветров – резкий, гибкий и ясноглазый, весь словно рысь на охоте.

Ветров бросил фуражку с синим околышем на свой стол, открыл форточку.

– Что ж накурено так? – недовольно спросил он.

Накурил потому что, – сказал капитан, отодвигая от себя стопку бумаг и надевая черную повязку на лицо. – Последние резервы нервной системы тают от этих описей. Черт ногу сломит.

– Кстати о чертях. Там в коридоре отирается этот, вроде Шубин, тебя дожидается?

– Шубкин.

– Да-да, Шубкин, – майор на короткое время задумался, глядя в окно, в стекле которого возле городских развалин видел собственное отражение.

Потом Ветров сел за свой стол, под которым увидел россыпь окурков. Улыбнулся. Выдвинул ящик стола, посмотрел, задвинул обратно.

– Мне тут по дружбе сообщили, – с интригой в голосе произнес он. – И я тебе по секрету скажу. В штаб экспедиционных войск прибыли эмиссары вермахта. Вроде как от старины Кейтеля.

– Прекрасно, – пропел одноглазый. – Надо полагать, что всё.

Майор положил ногу на ногу и стал массировать колено.

– Что значит, всё? Если немцы сдаются, это не значит, что война кончится.

Капитан внимательно посмотрел на него одним глазом, сказал:

– Думаешь, союзники? Да нет… Будем надеяться, что ума хватит.

– У кого ума должно хватить? – нейтральным тоном спросил майор, весь будто поглощенный массажем колена.

– Э-э.., я всецело доверяю и готов выполнить все, что посчитает нужным руководство партии и государства. Так что вы меня не подлавливайте, товарищ майор. Кстати, ты это читал? – капитан показал, не вставая, Ветрову лист бумаги. – Директива. Теперь мы будем немцам объяснять, что они были обмануты, что оказался их Адольф не фюрером, а сукой.

– Ну и что? – скривил губы Ветров. – Понятно, что многих в расход. А остальных надо перевоспитывать. Это трудно, и надолго, а что делать? Может только дети теперешних немцев забудут свое фашистское нутро. А внуки станут стыдиться своих предков. И только правнуки забудут, что был такой Гитлер. По-любому забудут. Не как какие-то зулусы, которые чтут своих дохлых вождей.

Еле дрогнула бровь капитана, он неестественно зевнул, сунул руку в ворох бумаг. Ветров, поняв, что лишнего ляпнул, принялся обеими руками чесать свой красивый загривок. А капитан отыскал, наконец, на столе сложенную газету, развернул ее на публикации указа о награждении советских генералов орденами Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого.

– Стыдиться? Стыдиться деяний позапрошлых поколений неразумно. Но и горячо гордится их победами тоже неумно, мне кажется, – одноглазый встряхнул газету. – Стоило ль Суворова тащить из нафталина? Нет, я понимаю, актуальность на текущий момент. Но за кого бы был Суворов в Гражданскую?

Ветрова в данный момент меньше всего интересовали средневековые фельдмаршалы и классовые противоречия. Лихорадочное мышление проявлялось на лбу майора девятибалльными волнами, пальцы трещали в суставах. Наконец, тщательно подбирая слова, он сказал:

– Эти дохлые вожди у дикарей, культы всякие, это дикость, – сказал майор. – А бывают вожди, что называется, прям вожди. Наш Ильич – вождь мирового пролетариата. Основоположник и учитель. Можно сказать, вроде Христа для христиан. Товарищ Сталин – тоже! А всякие царьки вроде Гитлера это пыль по сравнению с Лениным. И с товарищем Сталиным тоже. Вот, – Ветров решил, что выкрутился. – А мы! Мы будем перевоспитывать немецкий пролетариат. А ты предлагаешь всех перебить?

– Перебить, – проговорил капитан, встал из-за стола, шагнул к окну, оперся рукой о раму. – Перебить? Не-ет! Я бы сделал не так, – мечтательно сказал он. – Я бы в этом замечательном немецком городе, в других городах перекрыл бы все выходы, чтобы мышь не проскочила. Перекрыл воду… нет, отравил бы. Постреливал бы периодически, но лишь для ужаса и страха. И наблюдал бы за горожанами, за этой некогда просвещенной нацией, родившей Гёте и Бетховена. Чтобы они тут аристократично так викой и ножом кушали бы кошек, воробьев, кору с деревьев. Чтобы потом менее аристократично перешли на трупы соседей, – в голосе майора все сильнее наливалась злоба, казалось, эта картинка уже не раз была им прорисована. – А в перспективе, чтобы по кусочкам жрали мертвых собственных детей. С удовольствием бы на такое зрелище полюбовался. Чтоб навсегда отбить охоту к войнам.

– И каждый твой земляк-ленинградец с этим бы согласился, – сказал Ветров. – Есть, правда, нюанс: в Берлине – тепло. Да и потом возможно ли отбить охоту к войнам? Один сволочной старичок мне говорил: единственная гарантия против войны – это людская память. Но ее, людской памяти, нет, она у каждого своя. Если бы заменить память иным чувством, например завистью, тогда войн не было бы вовсе.

– Спорно. Я могу привести контраргумент, вернее ремарку. Кроме своей для каждого есть и людская память, всеобщая память. Но и она может быть скорректирована, а то и вовсе извращена. А чтобы войн не было вовсе, это я не знаю, в ближайшей перспективе невозможно. Но чтобы навечно искоренить фашизм, об этом можно и нужно думать, – одноглазый чихнул в сгиб локтя. – У нас на Грибоедова жил, а может и сейчас живет один драматург, и у него есть пьеса, о том, как…неважно, о драконе. Вот я вспомнил и думаю.

– О чем ты думаешь? – вздохнул Ветров. – О том, кто после Гитлера будет объявлен пугалом для Европы?

– Отнюдь. Не в этом дело. Есть серьезные опасения, что никаких уроков из событий последних лет извлечено не будет. Не будет. Гегель говорил: уроки истории лишь в том, что история никому ничему не учит. И чтобы ты не волновался, – капитан состроил ехидную улыбочку. – Немецкий философ Гегель является великим предшественником марксизма.

– А я знаю! Учил! – воскликнул Ветров. – Цитируйте на здоровье, товарищ капитан. Хватит на сегодня, а то доболтаемся. В том смысле, что вроде ужинать пора.

Капитан взглянул на наручные часы, согласился было, но вспомнил про лейтенанта и, не вставая из-за стола, позвал Шубкина из коридора.

Походкой начинающего конькобежца вошел в кабинет Шубкин, остановился, вопросительно поглядел на Ветрова, тот карандашом показал на капитана.

– Разрешите доложить? При выполнении поставленной задачи бойцами вверенного мне подразделения…

– Давай, Шубкин, без церемоний, – поморщился одноглазый. – Тем более мы давно и неплохо знакомы. Что там у тебя опять?

– При зачистке в одной из квартир бойцы, а именно Кириллов, Бардин, Моисеев нашли конверт. По виду обычное письмо, однако, в тексте встречается: «Это нужно будет русским, поможет тебе» – лейтенант достал конверт, положил перед капитаном. – Письмо было спрятано тщательно. И фотокарточки.

Ветров подошел, взял фотографию, стал рассматривать ее, неслышно шевеля губами. Шубкин нервно теребил ремень. Одноглазый с кислым выражением лица читал письмо.

– Что ты, Шубкин, весь перекрученный какой-то? Напряженный, – сказал капитан. – Всё-таки бывший Герой Советского союза. А мы – не враги. Так – нет? Немецких писем читать еще не приходилось, в отличии… А если было спрятано, то как нашли? Может дезинформация. Сам читал? Чита-ал. Милый Йохан если богу будет не угодно… тра-ля-ля… арест или плен тра –ля-ля. Э-э-э, находилась с профессором Шиммер, штандартенфюрером таким-то …

– Баба на карточке газету держит, – Ветров нахмурился. – Фебруар сорок пятый. Это вроде бы что-то значит должно. Вроде свежие сведения.

– Вэнде значит стены, … и другие ценности, – переводил капитан. – Драй фото… твоя маленькая… кэцхен … а, кошечка. Я-асно. Ясно… Шубкин! Чего встал?! Сказано, снаружи подожди!

Шубкин вскинулся, прошептал: «Виноват» и моментально исчез. Капитан встал и взбудоражено зашагал из угла в угол.

– Музейные ценности! – процедил он сквозь зубы. – Вывезены немцами из Пушкина.

– Какого Пушкина?

– Из-под Ленинграда. Это письмо милому Йохану от его невесты, которая, надо думать, искусствовед. Она указывает, что реликвии сокрыты и сообщает место. Координаты и ориентиры на трех фотографиях. Здесь одна и надо… Понимаешь?! Это же возможно янтарная комната!

Одноглазый принялся резко накручивать диск телефона.

– Тема, тема. Реальная тема, – приговаривал Ветров, ему передалось возбуждение капитана. – Тут есть, что пораскручивать. А ты кому названиваешь?

– Колупаеву. Он же по ценностям.

Майор подошел, протянул руку к трубке, сказал ревниво:

– Говорить буду я!

2.

История не сохранила имени солдата, который первым прокричал: «Победа!!!». Да это и не важно. Ликование промчалось по Земле с заката на восход, планета в эти сутки вращалась побыстрее. Флаги, объятия, выстрелы в воздух, слезы и смех в Берлине и Праге, Варшаве и Минске, Свердловске и Киеве, везде.

Взвод лейтенанта Шубкина тоже радуется. Через боль, через скорбь, через страх, на разрыв – радость.

Небольшая площадь городка наполнена криком. Старшина Мечников банкует спиртом. Шубкин сосет сухарик, нервничает и молчит. Жорка Моисеев пишет на белой стене куском кирпича. Не рейхстаг, но все же. Кириллов пытается петь, но он не умеет. Ырысту гладит его по спине.

Праздничной гурьбой взвод направился к центру поселка, а Бардин отстал. Остался один на улице, походил взад-вперед, подышал во всю грудь. Потом подобрал кирпичный обломок и написал на стене свое имя. Специально выше жоркиной отметки.

– Ырысту переводится, как счастливый? – раздался голос за спиной. На самом деле это прозвучало как «Ывысту означает щасвивый». Дефект речи, когда выговаривается «в» вместо «р» и «л».

Бардин повернулся, увидел стройного солдата с высоким лбом и широко расставленными красивыми глазами.

«Артиллерист», – презрительно подумал Ырысту, а вслух сказал:

– Сегодня все счастливые.

Артиллерист снял пилотку, вытер ей лицо.

– Куревом не угостишь? – флегматично спросил он и представился. – Я – Лев. Переводится, как Арслан.


Ырысту хмыкнул, достал портсигар с эсэсовской эмблемой, угостил Льва, закурил сам. Они присели на каменную отмостку здания, слегка возвышающуюся над землей.


– Удивительный момент, восхитительнейший, – сказал Лев-Арслан без выражения, будто вывеску прочитал.

– Такой день, ждали-ждали, – задумчиво сказал Ырысту. – Откуда знаешь про имя мое?

– Изучал, знакомился. Ты откуда родом? Средняя Азия?

– С Алтая. По-вашему, Ойротская автономная область. Это в Сибири.

– Совершенно неоправданное название области, – оживленно сказал Лев. – Безграмотное, я бы сказал. Никаких ойратов там нет давным-давно, а население представляет собой потомков племен теле и первых тюрков. Население Горного Алтая я имею в виду.

Ырысту прикрыл глаза, он отчетливо вспомнил.., то есть пейзажи эти в его памяти, как спички и нож в карманах – всегда. Алтай, весна, румяные горные склоны. Именно сейчас, в это самое время.

– Дома уже маральник зацвел, – мечтательно сказал Ырысту. – Очень красиво. Сиренево, лилово. Скорее бы. Войне конец, победа, а?

Лев шумно затянулся, стряхнул пепел себе на колено.

– Войны кончаются. Империи рушатся. Вот и первые тюрки тоже в свое время, в шестом веке создали державу, не уступающую России или Германии. С поправкой на время и кочевой образ жизни. Такая страна от Амура до Босфора. Хан Бумын, Истеми-каган, мудрый Кюльтегин, этот, правда, значительно позже. Тоже канул в Лету каганат. Как и множество других народов и царств было и сгинуло. Необратимый исторический процесс.

С историей тюркского каганата Ырысту Бардин знакомился в библиотеке Томского университета, сопоставляя научные факты со сказаниями, слышанными в детстве. Но, чтобы встретить посвященного в эту тему, да где? Под вражеской столицей в последний день войны. Ырысту с интересом рассматривал собеседника: породистый профиль с клеймом благородства, черные волосы с четким пробором, складка у губ и подбородок, от которого просто разит дворянским происхождением.

– Смерть империй или не империй – этносов, народов – неизбежна и это не представляет интереса. Рождение их, вот что занимает. Например, что заставило твоих предков, счастливый Ырысту, сорваться с обжитого места и двинуться на просторы Великой Степи. Занимались вялым овцеводством, а через несколько десятков лет уже кыпчаки сражаются с татарами близ Иерусалима, а меркиты и телесцы покоряют Китай. Про Рязань молчу.

– Знаю я меркитов, – небрежно сказал Ырысту. – И сейчас есть такой сеок. А еще у нас в Сибири много ссыльных. В том числе поляки. Вот беседуют, спорят, и один – я запомнил – сказал, что один Николай Коперник весит много больше, чем все войны Польши с Ливонским орденом и Турцией, а Шопен шикарнее, чем Речь Посполита. Так что завоевывать кого-нибудь – не всем в радость. Не всем, но немцы, немцы… сволота.

Ырысту от окурка прикурил новую папиросу.

Тут на другой стороне улицы появился грязный солдат без головного убора. В одной руке он держал объемный тряпичный куль, а другой тащил за шиворот сгорбленного испуганного старика в тапочках. Солдат не видел Льва и Ырысту, он говорил, обращаясь к немцу.

– Пошли, харя германская. Щас будешь пить за победу! Оно так! А ты как хотел? Че ты упираешься! Войне конец, плохо что ль? Оно и тебе хорошо. Ваши наших не угощали, а мы другие.

Видя эту сцену, Лев покачал головой.

– Русский народ. Ужасный, благородный, жестокий, великодушный русский народ, – задумчиво сказал и он и продекламировал:

«Но тому, о Господи, и силы,

и победы царский час даруй,

кто поверженному скажет: Милый

Вот прими мой братский поцелуй!».

– Ух! – только и восхитился Ырысту.

– Это стихи моего… родственника, если можно так выразиться.

– Это-то понятно. – Ырысту опять внимательно посмотрел на профиль случайного знакомца. – Жираф там еще чего-то бродит. Похож. Похож… на родственника.

Лев вздрогнул.

– А ты я смотрю, не так-то прост, братец.

– У нас много ссыльных, – повторил Ырысту. – Знают, помнят.

– Если бы не…

– Не про то говорить. Моя думать, радоваться надо. Победа.

– Вот ведь время! – сказал с досадой Лев.

– Теперь-то все изменится! Заживё-ом!

– Бог даст, – Лев поднялся. – И так столько времени потеряли! Пойду к своим. Дай еще папироску на дорогу. Свидимся – верну с процентами.


Ушел картавый Лев-Арслан. Разбередил душу: Алтай, «потомки древних тюрок». Ученый, видать. Историк, наверное, тоже. Ишь ты! Великие тюркские предки, конечно, шороху дали. Только великие предки – промежуточные предки. С чего только на них останавливаться? Копнем дальше в глубину времен, а там такие предки – ублюешься.

А так все верно, Алтай – прародина многих племен: тюркских, телёсских, а может и индийских. Кто его знает? Кому нужна историческая родина народа? Лучше всего так, чтобы сам знал, сам чувствовал – вот это вот моё, тут родина. Алтай – Родина.

Тут Ырысту зажмурился. Откинулся, уперся в стену спиной и затылком. В мыслях плыла знакомая картина. Он вспомнил, как ослепляет сверкающий на солнце ледник, первозданная, величественная белизна вечного снега на горных вершинах. Еще он почувствовал вдруг на языке вкус родниковой воды. И заломило зубы, отдавая в виски. Он, кажется, даже услышал отрешенную песню ручья. И воздух, которым невозможно надышаться. Запах пороха и металла стал похож на хвойный дух, на таежный аромат сибирского кедра, священного дерева, которое служит и божеством и обогревом, ночлегом, засадой, лабазом.

Светлая тоска накрыла Ырысту. Тихое оцепенение и мурашки по ногам. Как там дом? Кони, камни, водопады? Ребята, сыновья выросли за четыре без малого года. Если супруга путалась с кем-то – прощу! Или нет. Правильно сказал этот: столько времени потеряли с войной этой! Далёко, далёко, на озере Чад зачем-то там ходит жираф. Жирафы, бегемоты, орлы и куропатки, видел бы ты, поэт, снежного барса!

Ырысту беззвучно засмеялся. А, собственно, почему?

Бардин вскочил на ноги. Закинув на плечо вещмешок, взяв винтовку наперевес, он пошел по улице в ту сторону, куда ранее направились однополчане.

За поворотом местная тетка пыталась пройти перед ним с пустым блестящим ведерком. Ырысту цыкнул на нее, немка, уронив ведро, сбежала в ближайшую дверь.

Вот интересно: позавчера, здесь у дверей, у фасадов грудились обломки, осколки и прочая дрянь. Сегодня уже кто-то прибрался. Ордунг немецкий. Сильная нация, после разгрома сохраняют свою чистоплотность.

На центральной площади городка стрекотал праздник. На крыльце ратуши пели «Катюшу». У металлической оградки стоял старшина Мечников со смутно знакомым сержантом, который беззубо улыбался.

Мечников сипел пьяным голосом:

– И я сам из штрафной роты, и мог бы тогда… тогда подумать, что вот буду здеся. По всем раскладам я уже в земле должен быть. Четыре ранения. Не веришь?! Во, смотри…

– Михалыч! – подошедший Ырысту окликнул Мечникова.

– О-о! Ирбис, твою мать! Дай я тя обниму! – старшина поцеловал Бардина, и обращаясь к сержанту отрекомендовал. – Это Бардин. Он у нас самый, что ни на есть стрелок. Снайпер от бога. Весь приклад в насечках. Покажи. Не, ты покажи, а то тут не верят…

Сержант оголил серые десны и мелко подергал плечами, как бы показывая, что он нисколько не сомневается в квалификации снайпера.

Михалыч! Так ведь войне конец? – вкрадчиво сказал Ырысту, на что Мечников широко кивнул. – Стало быть, мир?! Так? Я чем мог, помог. Чего еще? Отпусти ты меня на свободу!

Мечников ошалело смотрел на Ырысту.

– В смысле? Не понял.

– Че не понял? Говорю же, я больше не нужен, тогда домой пошел.

Мечников подумал и после паузы фыркнул:

– Пф-ф! Чем мог, помог? А иди. А-атпускаю! Дорогу ты знаешь. А пойдем все! По домам!!

Мечников достал пистолет, собирался выстрелить в воздух, потом передумал и словно без сил присел на заборчик.

– Иди! Я тоже пойду, – сказал старшина. – Домой. Только не ждет меня никто, – он провел ладонью по воздуху. Крепкая рука, даже на вид жесткая, казалось, только и создана для топора и лопаты и – иногда, крайне редко – чтобы погладить вихры на головенке внука.

Нету на свете ни дочери, ни внука. Старухи тоже нету. Но та хоть пожила. И дом Мечникова развеян по ветру золой. Там дом-то! Избушка. Но все равно, все равно…

На старшину напала икота, он сквозь нее проговорил:

– Чтоб всем… кто еще… пусть прокляты!.. навечно… до седьмого колена прокляты… если кто… захочет повторить.

Мечников глотнул воздух и задержал дыхание.

Ырысту поставил рядом с ним винтовку, приобнял старшину, поправил пилотку и, сказав: «С ребятами еще подосвиданькаюсь», быстрым шагом удалился. А беззубый сержант прошепелявил:

– Вот это хорошо. Вот это, как и надо. По-человечески.

– Чего?! – поднял голову Мечников.

– Я говорю, меня тоже никто не ждет! – радостно почему-то сказал сержант. – Всех убили. Подчистую.

Старшина Мечников встал, одернул гимнастерку, отряхнул от невидимой пыли рукав и смачно треснул сержанта в лоб кулаком. От души. С оттяжечкой. И сказал:

– Полководцы, блядь! Что не рожа, то само мало Гога Жуков. Ероним Ебаревич! Что ж такое-то?! Вот ведь… Давай напьемся что ли?

Сидящий на земле сержант часто моргал. Напиться он был согласен.


***

На рассвете Ырысту по касательной вошел в Берлин. Держался окраин, бесшумно шагал по пустынной штрассе. Город был выпорот – жалкий кающийся преступник. Разруха и звездчатые следы от бомбежек. Так и надо, так и надо. Справедливо.

Бардин мучился сомнением, как малярийной лихоманкой. Беспокойство, панический маятник, вопрос без ответа пульсирует где-то под челюстью. Как это он, опьяненный победой и спиртом, растаявший от ностальгии, придумал идти до дома? Надо же соображать! Безрассудная вспышка сулила проблемы. И вернуться бы в часть, сказать: «Загулял». Получить наказание может, и всё! Но… Ведь самовлюбленно и гордо встал в позу: «Я свое дело сделал, прощайте. Ждут меня вершины Уч-Сумера».

«Не дурил бы ты, земляк», – злой хохоток Кириллова.

Я не дурю. Я – вольный. У меня на родине звери рыскают, птицы летают, а в ногу никто маршировать не хочет. Цитату из классики не понял никто. Реальные русские люди к русской литературе относятся также примерно, как граждане Атлантиды к греческим текстам Платона.

И так хотелось нормальной жизни! Нормальная – для всех разная, для Ырысту – своя. Здесь – не свое. Пушки, танки, трупы, города, как вообще можно жить в городах? Только по нужде, как звери в зоопарке. Техника лишняя, тучи людей – мошкара, шум, убивающий размышления. Нет, идеал Ырысту – возвышенное отшельничество, уединение на краешке неба. Жизнь слишком короткая, надо быть там, где тебе лучше. Чего ждать? Вся жизнь в ожидании, и умрешь старой девой. Война завершилась, нужно домой.

Ушел. Ушел и ушел, пусть будет, как будет. Вырваться и скрыться, все забыть. И никому не рассказывать. И сыновьям наказать…что-нибудь. Не рассказывать же им, что отец – убийца, на какое-то время вошедший во вкус. Да, защита! Да, приказ! Немцы сами виноваты, что напали – да! Хорошо артиллеристу – дыщ! Он не видит. Летчик бомбы бросил – буммм! Еще лучше. А когда ты видишь лица их в оптический прицел… И ты прав! Понимаешь, что прав, что правда на твоей стороне! Но вот лицо горит – не от стыда, а от горечи. Будто бы рожей в костер. Не сам – толкнули. Отомстил. Но пригорел. Война – это рожей в костер. Выжили. Победили. Паршивое послевкусие.

Тихо как… непривычно. Попрятались все. Надо снова привыкать к тишине.

Уав! Уав! Ырысту вздрогнул лай. Рядом. Собака. Уау! Неожиданно.

И раскатился звук, звук знакомый,

Бардин услышал удар по натянутой шкуре. Бубен заухал, запел. Пространство треснуло, проступили миражи, Ырысту на вершине, у черного камня, вокруг гряда заснеженных гор. Шаманский бубен, перья на шапке и скрип. Внизу разрывает долину бурный поток, грохочущий по крупным камням, бурлящий у берегов, скачущий по порогам. Камень-алтарь, усопший шаман, бляхи на халате и гул. И скрежет. И рев.

Мгновение. Доли секунды.

Воздух замутнел, закружился, запенился, как молоко на огне. Проступило. Пережеванная берлинская улица преобразилась, наполнилась светом, дома возродились, а скорее построены новые. На дороге белым пунктиром разметка, красный автомобиль без крыши. Счастливые люди по мостовой бегут, бегут. Наушники у многих. Смотрят в прямоугольные пластины размером с три спичечных коробка. На зданиях горят буквы, у зданий стоят столики. За столиками дети с мороженым. Над детьми развернуты зонты. Зонты от солнца. Город Солнца, чистый, богатый, сверкающий.

Доли секунды. Мгновение.

Все вернулось в первоначальный вид – следы бомбежек, хрустальный мусор, прогорклый воздух и никого.

Ырысту нащупал рукоятку вальтера. Пес появился непонятно откуда. «Чего пугаешь?», – ворчит Ырысту. «Надо, значит», – брешет собака.

Вот так видение, ничего себе будущее у Берлина, подумал Бардин. А как тогда у нас будет? У нас тогда, наверное, вообще… ух! Коммунизм и Беловодье.

Пес, склонив голову влево, глядел на колени солдата. Овчарка. Естественно, немецкая, какая же еще? Пес крупный, но тощий. По виду голодный, но не голодный, недавно поел.

«Тебе чего надо? – подумал Бардин собаке. Пес пригласил Ырысту за собой, они направились в подворотню.

В сотне шагов от дороги, у пробоины в стене в форме огромного сердца, на багряном ковре из кирпичной крошки лежало тело в советской форме с погонами капитана. Рука его сложена так, что локоть уперся в висок, черная лента на глазнице без глаза скрутилась, из-под нее показалась зеленая муха. Фу ты! Противно! И трупная вонь.

«Знакомый мертвец, однако. Особист», – узнал Ырысту.

«Забирай, похоронишь», – предложила собака.

Ырысту обыскал мертвеца: сначала нагрудный карман, другой, потом внутренний, боковые и брючные. Ощупал голенища сапог. Залитая кровью бумага, что написано в ней не разобрать. Еще удостоверение на имя Феликса Волкова с фотографией, где капитан еще с двумя глазами.

Феликс. Тоже счастливый. Тезка, считай. Отправился к Эрлику. Ырысту засунул удостоверение обратно. Найдут, похоронят. Тоже счастливый, жаль его. Не его конкретно, а вообще… Просто война уже кончилась.

И странное дело. Сидя на корточках над телом офицера, Ырысту вдруг почувствовал, что отпускает. Его отпускает, и он не убийца, все было правильно. Еще он почувствовал – или почудилось? – что гематома на правом плече растворилась, кровь разбежалась, и не осталось типичной снайперской травмы. Все было правильно, подумал Ырысту. Эй, собачка, где тут шоссе? Отведи меня, где машины ездят.

Пес потрусил к дороге, Ырысту пошагал за ним.


***


Полковник Колупаев относился к тому типу людей, про которых говорят: «Кому война, а кому мать родна». За время победоносного марша Красной армии по Европе Иван Матвеевич фундаментально обогатился. Он обладал исключительным умением отнимать, приобретать, собирать, перепродавать. Родись Иван Матвеевич лет на пятьдесят пораньше, наверняка фамилия Колупаевых стояла бы в одном ряду с Мамонтовыми, Морозовыми и, конечно, Третьяковыми, потому как к произведениям искусства и предметам старины полковник испытывал жуткое влечение. Обнаружилось это во время раскулачивания в одной нечерноземной губернии. Колупаев в тот год только-только надел петлицы, и, стараясь выслужиться, в первых рядах ворвался в зажиточное село. Тут и выяснилась эта его не свойственная советскому чекисту черта. Когда всякий нормальный человек получал удовольствие, трамбуя прикладом крестьян в эшелон, Иван Матвеевич упивался другим. Возле иконы выжженной временем или серебряной ложки с причудливым вензелем, кончики пальцев, дрожа, причитали: «Это моё! Мне! Для меня!». Найдя в крестьянской избенке медаль «За взятие Измаила», Колупаев инстинктивно прятал ее в карман, испытывая при этом почти наркотическое наслаждение. Так родилось его пристрастие к раритетам и антиквариату. Московская квартира Колупаева ломилась от предметов старины. Жена его, тоже Колупаева, щеголяла в дорогих нарядах и непременно драгоценных украшениях, которые были бы уместнее в музее. Любовница полковника тоже не была обижена, но она – даром, что вчерашняя школьница – была поумней и подаренные Колупаевым кольца и серьги хранила в укромном месте, не выставляя их напоказ.

«Ива-ан, это же должностное преступле-ение, – вытягивалась кошечкой она на постели, принимая очередной презент, – тебе ничего не будет?».

Полковник отмахивался, один раз живем. А бывшая хозяйка колье вернется – если вернется – лет через двадцать.

А еще Колупаев славился, как специалист вкусно поесть, выпить изрядно, он обожал пикники и преферанс. В общем, жизнелюб, носитель тех инстинктов, которые, по мнению отцов-основателей СССР, были главной угрозой социалистическому строю.

Начальство прекрасно представляло, что собой представляет Иван Матвеевич Колупаев, но смотрело на это сквозь пальцы, начальство само не безгрешно. А поскольку всякий грамотный руководитель максимально использует способности подчиненных, то полковника Колупаева еще в сорок четвертом назначили на должность, в которой он был уполномочен заниматься реституцией культурных ценностей. Ну и так, пограбить, тоже не возбранялось.

В Берлине у Колупаева было очень много работы, но когда возникла возможность установить местонахождение янтарной комнаты, именно этот вопрос стал безоговорочно приоритетным.

Полковник сидел за столом в комфортно обставленном кабинете и слушал очередной доклад майора Волкова. При этом Колупаев перебирал руками жемчужные бусы, плечом заслоняя их от портрета товарища Сталина, висящего за спиной.

– Это протоколы с объяснениями, – Ветров выложил на стол тонкую стопку бумаг. – Все упирается в Бардина. Вроде уже нашли, а тут на тебе! Победа. И вы представляете, что творилось. И только на следующий день нашли этого сержанта Кириллова и у него карточку. А там кроме карточки у него побрякушек разных!.. Чего только не насобирал, жучара, – тут взгляд майора упал на бусы в руке Колупаева, и он замолчал.

– И что, что? – спросил полковник.

– Карточку у Кириллова изъяли, но, видимо, точная информация о складе на той карточке, которая осталась у Бардина. А тот смылся, я вам докладывал. А изъятая у сержанта Кириллова вот.

Ветров положил перед Колупаевым фотографию белокурой немки.

А сержант Кириллов эту фройляйн для чего использовал? – полковник брезгливо тронул снимок карандашом. – Ну и дальше, дальше.

– Бардина, понятно в розыск, ориентировки дали, примерный круг поиска очертили. Но ведь опасность, что задержат его как дезертира, морду разобьют, могут и шлепнуть, а вещи разберут. И плакала наша карточка.

– Так куда этот косоглазый делся?

– А хер пойми, товарищ полковник, доложу я вам. Сказал, война кончилась, значит, я пошел домой. И вроде ушел. Ну, водки пожрал с мужиками, конечно, и ауфвидерзейн.

– Может он на Запад метнулся? С информацией такой.

– Маловероятно, – мотнул головой Ветров. – Тем более о том, что именно на фото он не понимает. Да и вообще он такой… патриот. Всю войну ныл, хочу домой, в Сибирь, на Алтай. Кому-то Сибирь – ссылка и каторга, а кому-то земля родная. Мы отработаем, конечно, вариант с союзниками…

– Бывшими.

– Вариант с бывшими союзниками, – поправился майор. – Но повторюсь, это маловероятно. Иван Матвеевич! Да если бы просто поймать дезертира! Но надо же аккуратно. Фотокарточка! Единственная ниточка. Кириллов на допросе вспомнил, что на том снимке, который он Бардину отдал, с оборота цифры были с кружочками. Думаю координаты. Поэтому… – тут Ветров махнул рукой. – Может он выбросил давно этот снимок, шансы мизерные. Но без вариантов, только вся и ставка на узкопленочного. И надо так, чтобы вроде исподволь. А у меня – дуболомы.

Колупаев самодовольно откинулся в кресле.

– Я об этом подумал, подумал, – полковник взглянул на наручные часы. – Без одной минуты.

– И что?

Колупаев не ответил, показал на дверь. Майор тоже стал смотреть на закрытые створки – одна широкая, то есть основная, другая узкая, открывается в редких случаях, чтобы, например, мебель занести. Вот же немчура! Все у них продумано.

Все продумано, да ошиблись, что на нас поперли. А как в тридцать девятом было прекрасно, перспективно: Польшу распилили, Прибалтику, Румынию. Надо было вместе Англию гасить. Так и думали – в союзе с Рейхом разбиваем британских либералов и на тебе: социализм во всей Европе. А уж там национал-социализм или советский социализм, это тонкости. Потом бы по-тихому Гитлера свергли, поставили Тельмана. И пошла перманентная! Как мечтал Лев Давидович… Минута вроде прошла?

Дверь распахнулась, на пороге появился мужчина в штатском. Средних лет, волос к волосу причесан, в темном костюме в тонкую полоску, в руке шляпа – вы подумайте! Шляпа! – в другой руке командирский планшет. Но больше всего Ветрова поразили стрелки на брюках гостя – прямые и острые, хоть яблоко режь.

Шляпа посмотрел на Ветрова и дернул бровью. Потом перевел взгляд на Колупаева и сказал с ленцой:

– Товарищ полковник, капитан Загорский по вашему прибыл.

Слово «приказанию» пришедший пропустил.

Колупаев спрятал бусы под стол.

Здравствуй, Ростислав Васильевич, – полковник встал, пожал руку Загорскому. – Это майор Ветров, будете работать вместе.

Загорский раздавил руку майора, присел, небрежно бросил шляпу на стол, расстегнул ремешок планшета.

– Чаю? – предложил Колупаев, капитан жестом отказался. – Тогда к делу, к делу. М-м, с чего бы начать? Вам известно, конечно, что фашисты вывозили с оккупированных территорий Союза культурно-исторические ценности.

– Конечно, – с едва уловимой насмешкой сказал Загорский. А Ветров подумал: что тут смешного? Или он про Матвеича, который собирает здесь свою личную коллекцию?

– Один частный случай в этом ключе. Для экспертизы вывозимых шедевров был привлечен искусствовед профессор Райнхард Шиммер. Как установлено, умер в сорок третьем. Инсульт. Да и возраст. Но установлено, что он неоднократно выезжал в командировку в район Ленинграда, откуда немцы вывезли большое количество предметов старины, музейных экспонатов. Впоследствии данные предметы были немцами спрятаны. Предположительно на территории Восточной Пруссии, но это пока предположительно. Шиммер мог бы указать достоверно, но, как я сказал, умер в сорок третьем. Была у него ассистентка. Это выяснилось в результате кропотливой оперативной работы, – тут полковник глотнул воды из стакана, а Ветров еле удержался от улыбки. – Агнет Швайнбахер. Жила она здесь, был у нее жених – Йохан Айхенвальд, он расстрелян гитлеровцами как дезертир. Установлено, что девка тоже того. Погибла, – Колупаев сладострастно улыбнулся. – Ребята перестарались. Вы понимаете, Ростислав Васильевич.

– Не понимаю, – отрезал Загорский.

Колупаев и Ветров переглянулись, обоим стало неловко.

– В общем… хм, никого, кто бы знал нахождение схрона, в живых нет, – продолжил полковник. – Или не выявлены, работа в этом направлении продолжается. Но дело в следующем. Эта фроляйн, ассистентка, пишет своему жениху письмо, которое попало к нам, а в письме говорится, что если ты, милый Йохан, попадешь к русским в плен, тебя может спасти информация о местонахождении похищенных из Ленинграда ценностей. Для пущей убедительности она делает фотографические снимки со свежей газетой, на которых, на обратной стороне рисует план подземелья. Товарищ майор, покажите.

Ветров передал Загорскому фотографию, изъятую у Кириллова. Загорский сначала рассматривал девушку, сказав вполголоса: «буржуазная женщина не может заменить мужчину…, кто смотрит на нее с вожделением, уже прелюбодействует в сердце. Симпатичная швабка».

– Почему швабка? – поинтересовался Ветров.

– Интуитивно, – Загорский перевернул снимок. – А это значит план подвала. И зачем в таком случае понадобился я?

– Так не понятно!.. – выкрикнул было Ветров. – Извините.

– Не понятно, где находится сам подземный склад, – мягко сказал Колупаев. – К письму прилагались три фотокарточки. На одной – их семейные дела, это мы нашли. На второй, это вторая у вас. А третья утрачена. Взял ее боец, который пропал, с большой долей вероятности дезертировал. Товарищ майор, прошу.

Ветров на память рассказал содержание характеристики Бардина Ырысту Танышевича, тысяча девятьсот четырнадцатого года рождения. Уроженец Бийского уезда Томской губернии, ныне – Ойротская автономная область Алтайского края. Учился сначала в национальной школе, потом переведен в школу-интернат для одаренных детей. Высшее образование, Томский университет, сдал кандидатский минимум, но защитить ученую степень не удалось, потому как историко-архивная научная дисциплина отменена за ненадобностью, в связи с тем, что появился Краткий курс истории ВКПб. С 1936–го Бардин школьный учитель в городе Ойтрот-Тура, потом специалист комитета по культуре и образованию горисполкома, кандидат в члены ВКП(б). Далее, заместитель председателя указанного комитета – нормальная такая номенклатурная должность, а потом фортель! Ырысту Бардин – чабан, то есть пастух, последовательно в Турочакском и Улаганском аймаке Ойротской области. Исключительно по собственному желанию, никто его не гнал. Жена, двое детей. Родители умерли. Есть тетки, которые разъехались кто куда. Дядя по отцу, Бардин Эркин Чинатович. Участник первой мировой, кавалер, подъесаул, с июня восемнадцатого служил в Сибирской армии, колчаковского переворота не принял, перешел к красным, но ненадолго, до последнего времени охотник-промысловик. Бардин Ырысту тоже охотник, поэтому был определен в снайперы. В действующей армии с октября сорок первого. Послужной список впечатляет. Награды… впечатляют, неоднократно был представлен к Герою, но каждый раз отклоняли, по причине неблагонадежности. Вел в роте эзотерические разговоры, представлялся наследником шаманского рода, гадал, будущее предсказывал. Часто угадывал. Вот его физиономия, мы размножили.

Загорский взглянул на фотографии Ырысту и протянул:

– Н-нда…

– Согласен, – пожал плечами Ветров. – Качество не очень, но других нет.

– Н-нда-а! То ли казах, то ли узбек, то ли старик, то ли юноша.

– Вот еще бумаги, – спохватился Колупаев. – Посмотрите, Ростислав Васильевич.

Загорский быстро пролистал протоколы, натренированный взгляд выхватывал самое главное, все существенное сразу впечатывалось в память.

Допрос сержанта Кириллова: «… да я в душе не… Кто его знает, где этот Бардин. Баба у него была…».

Старшина Мечников: «… подходил. Мы выпили тогда. Немножко, за победу. Я чего? Я ничего. Винтовка Бардина вот она… Да не помню я о чем говорили! Отпусти, говорит, меня на свободу. А я чего? Иди, говорю. Он чего-то я домой. Я еще подумал, что домой, значит, в расположение. Спать, значит, хочет. Мог и взаправду домой рвануть. Он такой, знаете, себе на уме. Диковатый, чего уж тут? Дите гор…».

Красноармеец Моисеев: «Не могу знать, товарищ майор. Разрешите доложить: я контуженый».

Лейтенант Шубкин собственноручно написал две бумаги. Первая: «…за время службы красноармеец Бардин показал себя с наилучшей стороны. Неоднократно проявлял исключительную храбрость, служил примером для товарищей. Во время форсирования Одера уничтожил не менее пяти гитлеровцев, за что был представлен к медали «За отвагу». Профессиональный стрелок, снайпер с позывным «Ирбис», в Польше за его ликвидацию фашистами была назначена награда».

Вторая бумага Шубкина: «…единоличник, коммунистических идеалов не разделяет. Бардин замечен в разговорах, где он в негативном ключе отзывался о командовании. Дословно: такая война, одним махом своих и чужих. Позиционировал себя как предсказатель будущего, за что подвергался обструкции со стороны однополчан. В декабре сорок четвертого Бардин безуспешно отговаривал сержанта Петренко и старшего сержанта Джамхаряна идти в разведку в немецкий тыл, объясняя, что последние должны погибнуть. Указанные Петренко и Джамхарян с задания не вернулись…».

– Надо полагать, – сказал задумчиво Загорский, барабаня пальцами по столу. – Надо полагать, фигурант на Родину отправился. Пути отхода: попутный автотранспорт, в поезд не сунется. Хотя, если, как вы говорите, дите гор – возможно и такое.

Колупаев посмотрел на Ветрова, как бы говоря: «видишь, как профессионал работает: фигурант, пути отхода! А вы только и умеете яйца дверью прищемить».

– Уточняю, – обратился Загорский к полковнику. – Задача формулируется, как поиск фотографической карточки. Фигурант в бегах, значения карточки не придает. Сам фигурант не представляет оперативного интереса. Официальный розыск нецелесообразен в связи с возможностью утраты сведений. Заинтересованность иных служб? Наших? Союзнических? Оставшихся немецких?

– Практически исключена,– ответил Колупаев. – То есть именно к фото и именно к Бардину. Об этом никто не знает. Снимок был в письме, отправитель – мертв. Адресат мертв.

– Феликс тоже… – вздохнул Ветров.

– Капитан Волков знал, он убит, – сказал Колупаев и снова многозначительно взглянул на Ветрова, что читалось как «ты под Феликса копал, кляузы писал, теперь он убит, а ты сидишь здесь жив-здоровехонек».

– Тогда что? – Загорский убрал бумаги в планшет. – Остальное товарищ Ветров по ходу пьесы пояснит. Погнали. В смысле, разрешите приступать?

– Конечно, конечно, Ростислав Васильевич. А может нужно что? Техника? Люди?

– У меня своя группа. Да вот еще майор, – Загорский безразлично улыбнулся Ветрову. – Представлю дополнительные запросы, если таковые возникнут, – Загорский набросил шляпу и будто через силу спросил по уставу. – Разрешите идти?

– Конечно, конечно. Товарищ майор на минутку задержитесь. И… Ростислав Васильевич! – окликнул Колупаев капитана, когда тот уже взялся за ручку двери. – Как считаете, найдете?

Загорский недолго помолчал.

– Надо было сразу к нам. Сразу, – сварливо сказал он. – Поиск все-таки наш хлеб. Так что, будем искать. Вопрос профессиональной чести, так сказать. Профессион де фуа. Хорошо, азиат, а не славянин. Поищем и обрящем. Возьмем бережно и ласково, ибо сказано: накануне пробуждения Востока без грубости к собственным инородцам. Честь имею.

Загорский вышел. Колупаев встал из-за стола, майор, разумеется, тоже вскочил. Полковник тяжело потянулся, с хрустом в шее покрутил головой.

– Ты это, майор, – проговорил Колупаев. – С сыскарями сильно не откровенничай. Про янтарную комнату им знать не надо.

– Есть!

– И это майор, майор, ты докладывай. Звони. Только вот черт его знает, где я буду послезавтра. Человечка оставлю для связи. Помни, главное – координаты. Карточка этой бабы – главное. С солдатом по ситуации. Понял?

– Так точно!

– Давай командировочное подпишу. Печать сам поставишь.


***

Ростислав Загорский любил свою профессию, как и отец его, и дед, и служивший в ведомстве графа Бенекендорфа прадед. Династия. Ростислав часто в разговорах подчеркивал, что он потомственный сыщик. Легавый с родословной. Но он никогда бы не признался, что в сыскном деле его привлекает такое чувство – не польза, не долг, не стремление к лучшему миру, нет – такое чувство близкое к самозабвенному азарту, определенно у него зависимость – разновидность игромании. Профессиональный картежник с расчетом ли, с фортуной ли срывает банк, выигрывает много, но в казино ходить не перестанет. Так и Загорский видел смысл в игре, охота – игра. Поиск – азарт, поймаю или нет. Чаще ловил: грабителей, бандитов, воров, сутенеров. Поставлена задача, и охватывал Ростислава оперативный зуд – выследить, найти, поймать, доставить. Он готов был не есть, не спать, метаться из одного конца страны в другой, сутками сидеть на ветке дерева, высматривая еле видный отблеск света в окошке. И появлялся на секунду лучик на стекле, а значит, тук-тук. И добрый вечер. Уголовный розыск, пройдемте. А если жулик побежит, то еще лучше – погоня. Живая погоня, загнать зверя, взять. Ни с чем не сравнимо, кто не испытывал – не поймет. В рабочем кабинете Загорского у сейфа стоит рейка длиной больше метра, на которой он ножом вырезает инициалы пойманных преступников. Досточка исписана до половины. Но две других – дома. На них уже места не осталось. Ну еще бы! Больше двадцати лет в розыске. Пришел в уголовку стажером в разгар гражданской войны. Дальше, служил в советской милиции. Отец только плевался от такого названия – он был давно в отставке, но к нему обращались за консультациями. А Ростиславу было все равно: советская, не советская, милиция или полиция, главное – он сыскарь! Он бы и при Колчаке стал сыскарем. Если в борьбе за власть Сталина победили бы Зиновьев и Каменев, ну и что? Ростислав бы остался сыщиком. Победи четыре года назад Гитлер, Загорский был бы сыскарем при Гитлере. Профессионалы нужны любой власти. Вслух такое не произнести, но мысли были.

В перспективе Ростиславу светила стройная карьера, но! Было одно но – он не умел выявлять преступления. Он не умел их раскрывать. Ему скажи: вот такой-то, такой-то обвиняется, скрылся – Загорский найдет. Из-под земли. А чтобы кого-то заподозрить, обвинить, собрать улики, опросить очевидцев – Загорскому скучно. Такого рода дела ему и не поручали. Но если сложное, заковыристое розыскное дело – именно розыскное! – тут, зовите Загорского, он все сделает.

С началом войны вектор работы несколько сменился, приходилось ловить дезертиров. Задача суконная, не творческая, еще и малополезная. Ну не желает этот черт воевать, зачем его гнать насильно? Пусть в тылу стоит у станка, хоть толк будет. А чего он там навоюет в штрафбате? Погибнет и все. Выгодно? Нет. А в сорок втором контрразведчики раскрутили шпионскую сеть, двадцать пять человек. Расстреляли пятьдесят восемь. Но дело не в этом, а в том, что главарь, резидент то бишь, успел раствориться на бескрайних просторах. Чекисты его найти не смогли, тогда обратились к Загорскому. Тот со шпионами никогда не работал, но взялся. И выудил резидента, тепленьким взял. Не где-нибудь, а в Киргизии. Почти чистый клочок бумаги, тряпочка и окурок, чекисты тупые не поняли, а Загорский взял след, и вскоре двинул во Фрунзе. Красивая операция. Виртуозная постановка засады! Феерическая игра! Что там дальше контрразведка делала с резидентом, Загорский не интересовался, но после этого дела был он прикомандирован к конкурирующему комиссариату. Хорошо, что вместе с сотрудниками. Настоял. Группа Загорского приступила к работе, задания теперь давали ребята из «конторы». Разная была работа – интересная и не очень, государственной важности и шкурного интереса, но смысл один – найти человечка. Сложно бывало, на освобожденных территориях Восточной Европы, где группа Загорского не имела агентуры, стукачей, добровольных помощников. Приходилось обращаться к «соседям». Чекисты содействовали. А как же? Если их фигурантов и ищет Загорский. Теперь вот полковник Колупаев, по которому, честно говоря, давно кича плачет, озадачил поисками Ырысту Бардина.

Загорский стоял у «Виллиса» с откинутым брезентом-крышей, рассматривал фото Бардина, когда подбежал Ветров.

– Извиняюсь, что заставил ждать, – улыбнулся майор. – Последние вводные получал. А давай для простоты на «ты», – предложил Ветров и дружески хлопнул капитана по плечу.

Загорский двумя пальцами чиркнул по пиджаку в том месте, где прикоснулся Ветров, как бы отряхнул. Пристально посмотрел майору в глаза, отчего последнему стало не по себе. Тяжелый взгляд, казалось, говорил: все про тебя известно, как мы тебя пропустили в двадцатых, юный троцкист? Как на работу в органы попал?

– На «ты»? – сказал Загорский. – Не вижу необходимости. Может попозже. Если подружимся. А это вряд ли. Н-да. Играем в одной команде, а вы не уведомляете о фактах по делу. Сокровища Петербурга, янтарная комната. Разные бывают ценности, отношение к заданию отсюда разное.

– Вы в курсе? – обескураженно сказал Ветров. – Откуда? Хотя, что это я…

– А я подслушивал! – Загорский ухмыльнулся. – Дверь Колупаева тонкая.

– Но вы понимаете, капитан, что это известно узкому кругу лиц. Так и должно остаться.

Капитан в знак согласия склонил голову в шляпе, во вмятине фетра Ветров заметил заплатку.

Слегка припадая на правую ногу, к ним подошел пожилой желтокожий мужичок, мелкого роста, рябоватый, расхристанный.

– Прикомандированный. Знакомьтесь – указав на Ветрова, предложил Загорский.

– Оперуполномоченный Сметана, – прокряхтел пожилой. – Николай Прокопьевич.

– Майор Ветров. Владимир Владимирович.

– Так себе имечко для вашей конторы, – вынес вердикт Сметана. – Еще при Ежове служил такой Вэ Вэ Финкельштейн. Враг народа оказался.

– Ну, знаете, – майор не нашелся, что возразить. – Мало ли людей с таким именем!

– А еще Вэ Вэ Исаев, так он…

– Николай Прокопьевич! – прервал Сметану Загорский. – Давайте исторические экскурсы потом. Едем на базу.

Они сели в «Виллис», Сметана – за руль, Загорский с ним рядом.

Ветров, упав на заднее сидение, подумал, что если сыщик Загорский внешне похож на гангстера из американского фильма, то Сметана – комический персонаж из французского. К кино загнивающего Запада Ветров приобщился на закрытых показах, что проводились в элитном дачном поселке. Простым советским людям такой кинематограф был противопоказан – рано им еще.


***

«Базой» оказалась трехкомнатная квартира на первом этаже многоквартирного дома. В большой комнате стоял стол, за которым расположились сотрудники Загорского. Борис Сорокин – недавний выпускник физмата, безупречный логик, совсем молодой человек, стесняющийся своей близорукости, он старался как можно реже надевать очки, поэтому постоянно щурился. Не уступала ему в способностях Вилена – миловидная шатенка со стрижкой каре, красивая девушка с нежной кожей, только крупные крепкие руки со ссадинами на казанках портили образ. Близнецы братья Гавриловы, Исай и Серега, похожие КАК две капли, похожие НА две капли – широкие лбы их, сужаясь, переходили во впалые щеки, и острые подбородки. Мать близнецов – еврейка, отец – фрезеровщик.

Загорский подошел к карте, закрепленной на стене, Сметана занял место за столом, Ветров присел возле Вилены и сказал:

– Чайком не угостите, хозяюшка?

Девушка промолчала.

– Итак, товарищи, – заговорил Загорский. – Внимайте. О службе нашей написано не на скрижалях каменных, а в разуме и сердце. А посему безусловная централизация и строжайшая дисциплина, как главное условие. Нам предстоит найти… Николай Прокопьевич!

Сметана выложил на стол документы и несколько фотокарточек Бардина, которые раскидал присутствующим как игральные карты.

– Потеряшка? – спросил Борис Сорокин.

– Заяц, – ответил Загорский. – Серый дезик.

– Крепим? – уточнили в один голос братья Гавриловы.

– Нет. Наша задача его обнаружить и передать, – Загорский посмотрел на Ветрова. – Коллегам. Майору Ветрову.

Ветров кивнул. Он предпочитал помалкивать, тут свой розыскной жаргон: «потеряшка», «дезик».

– Ырысту Танышевич Бардин. Покинул расположение части. Все есть в материалах дела, ознакомится всем, – Ростислав ногтем очертил овал на карте. – Такой где-то радиус пока. Ориентировки коллеги дали. Результата не принесло. По имеющейся информации наш бегунок направляется…

– На запад!– вклинился Сметана.

– Вот и нет, Николай Прокопьевич! Направляется он на восток. Мальчик домой захотел.

– Во дурак! Его же там, – Сметана жестами изобразил какую-то изощренную пытку-казнь. Потом покосился на Ветрова, осекся. – То есть, я говорю, так оно и проще, что на восток.

Загорский отошел от стены, сел во главе стола.

– Задача осложняется тем, что цель поиска Бардина конфиденциальна, – он обвел взглядом сотрудников. Ветров отметил, что они понимают друг друга без слов.

Легенда, допустим, кража в штабе, Бардин – свидетель, – предложил Исай Гаврилов

– Или как с розыском Иваневского, – сказала Вилена.

– Иваневский – перебежчик, – обращаясь к Ветрову, громко прошептал Сергей. – Это Вилюнька ненавязчиво напоминает, как она извлекла предателя из американской зоны оккупации.

– А ты не завидуй, – сказал Сметана.

– Я восхищаюсь.

– Например, как с делом Титова, – дала Вилена еще одно предложение. – Представить к награде, искать под видом корреспондентов. Он же наверняка думает, что кучу подвигов совершил.

Он и в самом деле совершил, – произнес Борис, он все это время листал дело Бардина.

– А твои идеи? – предложил Загорский.

– Нет, мне нравится идея Вилены… Александровны. Журналист – хорошо. Но я бы занялся личными связями. Родственными.

– Его родственные связи дома! – воскликнул Сметана. – А он до туда не доберется! Косоглазый! Он же сразу в глаза бросается!


Хрясь! Загорский вдарил кулаком по столу. Потом встал, подошел к карте. Повисла напряженная тишина. Слышно лишь, как Борис скребет карандашом в блокноте

– Так, – сказал Загорский, не оборачиваясь. – Вижу истинно русского человека! Не мои слова, а Ленина! Про великоросса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, каким является типичный русский чиновник. А вы товарищ Сметана и есть чиновник, хоть и от «уголовки». И вы, я смотрю, скатываетесь к старорежимному образу мысли. И все эти годы, интернационализм даром?! Для советского человека, для коммуниста нет ни эллина, ни иудея. Ни славянина, ни азиата. Товарищ Сметана!

Николай Прокопьевич вскочил. Принялся застегивать застегнутую пуговицу на воротничке.

– Сделайте одолжение, оперуполномоченный Сметана, чтобы я этих расовых высказываний больше не слышал. Мы с кем воевали четыре года?! С расизмом! Для чего?

– Виноват, товарищ капитан, – промямлил Сметана. – Больше не повторится.

«Чтоб победивший дракона, не стал драконом, – подумал Ветров. – Эх, Феликс, Феликс». Ветров с негодованием смотрел на Сметану, бессловесно осуждая его за такие слова, хотя сам час назад называл азиата и косоглазым, и чуркабесом.

– Я имел в виду, что внешность, – лепетал Сметана. – Что азиатов мало.

– Хватает их тут, – сказал Серега Гаврилов

– Все равно мало! Дать директиву всех таких задерживать аккуратно, а потом сверить. И легенды не надо никакой! Сказать: «Задержите. Надо».

– Это мы по своей линии уже сделали, – заметил Ветров.

– Вариант перебежчика, думаю, тоже исключать нельзя, – сказала Вилена.

– Наши работают, – буркнул Ветров.

– Ваши наработают, – протянула Вилена. Она была зла на майора за «чайку, хозяюшка».

– Изучаем документы. Думаем, – подвел итог Загорский, вернувший деловитость после вспышки гнева. – Особое внимание на материалы оперустановки по месту службы. Итак группа свободного поиска, предварительно подбиваем: На вас, Гавриловы – транспорт, попутки, вокзалы, всё. На вас, Вилена, пресса. Вы, Борис, коль пожелали, отрабатывайте связи. Земляки, сослуживцы. Майор Ветров занимается по своей линии. Если ваши поручения сработают, то всем будет проще. А вы, товарищ Сметана, не хотите работать головой – работайте ногами. В своем прямолинейном, жандармском стиле. Район поиска при надобности расширяем на восток. Надеюсь, далеко от Берлина он нас не заведет. Всё! Врываемся!

3.


Кружевная тень от кроны одинокого дерева накрывала усохший холмик. Ырысту Бардин стянул с головы пилотку и встал на колени.

Небольшое поле было именно полем. Возможным сенокосом или пастбищем. Не тем, чем было еще в марте – не полем боя. Ырысту достал нож и взрезал бок бугорка. Вытер лезвие о рукав. Глина пахла гнилью.

Бардин вынул из кармана бумажный треугольник, из складок которого посыпались крошки махорки и хлеба. На самодельном конверте поверх имени адресата – сержант Константин Мизандали – штамп военной цензуры. Ырысту опустил письмо в бороздку на холмике и произнес:

– Я не читал.

Потом он долго стоял на коленях. Так неподвижно, что юркий птенец, не распознав в Ырысту человека, выпорхнул из свежей листвы, и начал клевать крошки с земли, поскребывая крылышком по голенищу.

Ырысту кашлянул, птичка испуганно взлетела на ветку. Солдат полез в вещмешок, достал узелок, в котором хранил ордена и медали. Выбрав случайно один кругляшок, оторвал колодку. Закопал медальон туда же, к письму.

– Так, однако, правильно будет, – сказал в пустоту.

В узелке среди советских наград хранилась немецкая – рыцарский крест, выглядел он солидно, веяло средневековьем, турнирами, битвами.

Тевтонцы, подумал Ырысту. Надо же, рыцари! Для кого целый Гейне книжки писал? Сказано: кретин, тот, кто собственное ничтожество прикрывает геройством предков. Или что там еще? Сии радикальные звери – безбожники, чуждые вере.

Ырысту бросил немецкий крест куда подальше. В немецкую траву. Там ему место. Полевая трава была незнакомой. Ерунда какая-то растет. Где мать-и-мачеха? Одуванчики где?

Одуванчиков тут нет. Но здешние стебли питаются в такой же земле, тянутся к этому же солнцу. Или дерево взять. Оно замерзнет зимой, окаменеет, стоит себе в гордой изоляции, скрипит, заходится в своем древесном патриотизме: я, дескать, уникальный в своем роде тополь. Тополь это не лес, не роща. Он потомок и преемник баобаба.

А потом оттает земля, побегут подземные соки, тополек корнями вопьется в водоносные слои… Оживут ветви, зазеленеют листочки. Все деревья корнями в одной земле. И тополь сообразит, что он и роща и бор. На худой конец, парк. И все деревья, товарищ очевидность, это и есть общий, всемирный лес.

А люди? И как бы все понятно, но тоже скажут: банальность! Слюни гуманистов. Ты им: все люди – братья. А они: а вот ни хрена, на свой-чужой рассчитайсь! А потом лежит уроженец Кавказа в германской земле.

Ырысту вытер шею пилоткой.

– Как ты и завещал, Котэ, не будем плакать, – шепнул он.

Надел пилотку, отдал честь. После достал папиросу и громко сказал:

– Подох грузин, да и хер с ним!

Промокшими шагами Ырысту двинул по полю в сторону проселочной дороги, думая о том, что друга Котэ хотя бы похоронили, а сколько тут еще осталось тел? Сколько их осталось лежать в окаянной земле неопознанных, неизвестных? Забытых… Забудут и нас, и это правильно. Война не что иное, как болезнь. Никто в здравом разуме не будет вспоминать про хворь. Потерял ты ухо на войне, да и ладно. Что теперь памятник уху ставить? Не будешь же ты с этим до конца жизни носиться! Или будешь? Повесишь это ухо на шест, а на табличке напишешь «Ура!» и пошел такой маршем по главной улице! С оркестром.

Метров семьсот оставалось Ырысту пройти до дороги, когда на ней появился грузовик. Бардин закричал, подпрыгнул, замахал руками. Машина остановилась, Бардин побежал, топча молодые побеги. Из кабины грузовика выпрыгнул шофер. Приложив ладонь к глазам козырьком, он взглянул на бегущего Ырысту, после чего принялся лениво пинать колеса. Зачем они это делают? Ырысту не знал. Он и марку грузовика не знал: то ли «ЗИС», то ли «Студебеккер». Род-вен-ник твой сту-де-бе-кер, в такт на бегу думал Бардин, дя-дю-шка твой сту-де-бе-кер. Сатирическая повесть у нас запрещена, а книга Гитлера в шкафу стоит у первого секретаря горкома, сам видел…

– Подбросишь? – тяжело дыша, спросил Ырысту шофера.

– До ку-удова? – зевнул тот.

– На восход. Как можно дальше.

Из кабины выглянул осоловевший офицер, который демонстративно взглянул на наручные часы.

– В кузов лезь, – сказал водитель. – Там уже есть один. Ранетый.

Ырысту запрыгнул в кузов, где полулежал красноармеец с перевязанной серыми бинтами головой. Ырысту устроился между двух деревянных ящиков и сказал:

– Давно не виделись, – грузовик в это время рванул вперед. – Я еще думаю: с чего бы мне про оторванные уши чепуха всякая мерещится.

– На то ты и колдун, товарищ колдун, – улыбнулся Жорка Моисеев.


***

Он, Жорка, сразу увидел. Идет такой по полю снайпер Бардин. Ну, в смысле бывший снайпер. Тут Жорка и заколотил в кабину, чтобы водила подождал. А уже собирался выпрыгивать, сидеть, дожидаться. И сколько дожидаться? А вдруг ты уже был. Да-да, по твою душу я здесь. Догнал, повезло, что не разминулись. Котэ? Ну да. Ты говорил, что навестишь. Было дело, помню, кровавое полюшко-поле.

А произошла одна муть в связи с чем, он, Жорка, как честный человек и преданный друг был вынужден броситься вдогонку за товарищем Бардиным, чтобы предупредить и предостеречь. Дело в следующем. В восемь часов десять минут – достопочтенный Жорка Моисеев в это время чинно завтракает кашкой – прибыли в расположение некие неласковые дяденьки. Синий околыш их блядских фуражек симпатий к дяденькам не добавлял. Они настойчиво интересовались нашим пребыванием в одном доме на одной штрассе, это до того, как была перестрелка, где будущий адмирал потерял слуховой орган. Допрашивали на предмет каких-то писем, снимков, других трофеев и очень удивлялись отсутствию на месте меткого стрелка Бардина. Очень он им нужен, и скорее всего не как стрелок, и не как рассказчик. В общем, Шубкин очередной раз огреб дюлей, за что нижайше благодарил. Мечников, будто тоже попал под раздачу. Короче, ты теперь, товарищ Бардин, дезертир. А это верный трибунал. Так чекисты и сказали. Но мало того, ты не просто дезертир, а еще и изменник, потому как какую-то военную тайну, сам того не ведая, из части уволок. Больно нужны они нормальным людям их секреты! И тут Жорка посовещался с нашим другом Кирилловым, и было принято решение – Жоркой принято, кем еще? – товарища Бардина догнать и предупредить. Ырысту собирался навестить могилу друга Котэ, там его и нужно перехватить. А то засветится где-то и привет! Так что пробираться на Родину надо, избегая комендатур и патрулей. Наши органы теперь для Ырысту опаснее, чем немцы. Но в послевоенной, победной суете можно затеряться и выбраться. В Союзе полстраны в разрухе, там не до тебя, а доберешься до родных краев – считай, выкрутился. Словом, поздравляю вас, товарищ, со званием дезертира и предателя. Что?! А как я мог не поехать? Надо предупредить. Ты документы предъявишь – схватят. Дезертиров-то не ловят особо – так, сообщат в соседнюю часть, да и все. И без этого дел по горло. А если государственная измена, то тут извини-подвинься. Оповестят, ориентировки разошлют. А я… Ну во-первых, у меня направление в госпиталь, сделал маленький крюк… ну не маленький, но ничего страшного. Во-вторых, не знаю, что, во-вторых. Считай, что хотел еще раз повидаться. Могут, конечно, привлечь за пособничество врагу народа, но… Три мушкетера, понимаешь? Любимая книга, главный воспитательный роман, там как? Дружба важнее присяги. Дружба и любовь ценятся выше, чем Франция и кардинал. А мешок золотых монет и хорошая пьянка перевесят долг верноподданного. Так что никто никому ничего не должен. Слово «должен» убивает самоуважение. Придумали сами себе обузу – долг, устав, субординация. А если войне конец, человек домой захотел, а его сразу в дезертиры и предатели. Не правильно это!

– Придется ползти по-пластунски, – сказал Ырысту. – Полями, лесами.

Дезертир и изменник. Предатель, типа власовцев. Надо же! Вспомнилось из позднего детства, как приехали они с Эркин-аха в город что-то покупать. Хомуты, однако, ну и так по мелочи. Ехали в телеге мимо главного здания, на крыше которого волнами рдело красное знамя. Близился Первомай, с лицевой стороны на горкоме висели огромные портреты вождей государства.

– Вон тот, – показал дядя Эркин на один из портретов. – Приезжал к нам на фронт. Мы атаковать собирались, а он устроил митинг. Точно не помню, но смысл в том, что уходите, ребята, с линии фронта, у вас есть оружие, надо бить своих буржуев внутри то есть. Грабь награбленное, в общем. Превращай войну в войну гражданскую. Так и не атаковали, австрийцы тогда прилично продвинулись.

Ырысту посмотрел на портрет и подумал: дурак какой-то. Хомуты тогда не купили, НЭП свернулся, все пропало.

Сейчас, в сорок пятом году Ырысту Бардин не хотел бы превращать войну международную в войну гражданскую. Винтовку с собой с фронта не взял, только добытый Вальтер. Интересно, какую такую военную тайну с собой прихватил? Вернуться и покаяться? Можно даже не возвращаться, в первую же комендатуру явиться. Сказать, что… Блять! Сказать-то нечего! Опять включить дурака, моя твоя не понимай. Напирать на то, что чуть ли не с первого дня на войне. Множество наград, многая польза привнесена. А так и так шлепнут. По законам военного времени. Какая несправедливость – видеть судьбу других людей, не представляя свою.

Жорка болтал под шум мотора, улыбался так, что отрывались бинты от головы. Хорошим он будет артистом, подумал Ырысту. Или режиссером. Творческий человек, вон как по-своему понял роман о трех мушкетерах: дружба важнее присяги. И не только этот роман, еще он пересказывал одну популярную повесть следующим образом. Жила-была в одной деревне одна бабка, это где-то сороковой год. Бабке надо было почистить бочку, соскрести коросту. Да не с бабки, с бочки! Короче, сливает она двести ведер воды, думает – завтра буду чистить. Наутро встает, глядь, а бочка опять полная. Ах, нечистая сила, крестится бабка. По соседству жил дедок, лет под сто, но крепенький. Ему внуки все лето наваживали дрова, он говорит: высыпайте сюда, возле бани, чтобы баню топить, далеко не ходить. А на утро просыпается – дрова за сараем сложены, довольно далеко от бани. И давай дед материться, да полена перетаскивать. Это шустрила команда Тимура. Подростки-вредители. А потому что, не просят – не помогай. Только навредишь. Так они чего учудили? Они нарисованными звездами пометили дома, где проживали семьи красноармейцев. Представляешь? А потом в поселок просочились финские диверсанты и вырезали всех к чертовой матери. Это в повесть не вошло, но было именно так. А потом этот трюк в Белоруссии применили. Там кто-то помечал дома, где жили родственники партизан, а потом приходили полицаи и…

Бардин просматривал эту повесть по диагонали, а секретарь горкома показал портрет в газете. «Детский писатель, – пояснил чиновник. – Про судьбу барабанщика написал, про Тимура».

Ырысту тогда, глядя на парня в папахе, почуял, что этот писатель глубоко несчастный человек, к тому же очень больной. И зеркальный лабиринт, явившийся на миг, давал понять, что потомкам портрета суждено сыграть свою роль в истории страны.

«Прочитал твои записи, товарищ Бардин, – сказал секретарь райкома. – Народный эпос. Долго составлял? Превосходно. Литературная обработка весьма достойно выполнена. Я думаю, есть все шансы на публикацию. И в разрезе партийной установки на формирование алтайской творческой интеллигенции ваш труд, несомненно, полезен и значим…».

Как это было давно!

А теперь Бардин трясется в кузове, напротив Жорка выгибает губы, таращит глаза, верит в руках бумажный кулечек.

– Сахар, – Жорка протянул Ырысту сверток. – Возьми.

Хрусткий пакетик в руке Ырысту, сахар – великая ценность. Если сейчас остановит патруль, проверка документов, может сдаться? Разом и все. Как со скалы прыгаешь в воду. Чуть задеваешь дно, и тут же вода кидает тебя на поверхность, где подхватит поток, и течение понесет беззащитное тело к порогу. И гребешь, гребешь. К берегу. А где тот берег и что на берегу?

Если сейчас остановит патруль, три человека, дать по башке, связать и смываться. Еще в кабине двое. Жорка, допустим, поможет, а потом и ему – трибунал. Лучше сдаться.

А еще лучше – не сдаваться. Пробираться на родину, а там… Алтай не выдаст. Хлопцы атамана Кайгородова до сих пор сидят в долине Чулышмана, и кто бы их поймал, этих замечательных белогвардейцев.

Грузовик повернул. Жорка озабочено озирался, потом, перегнувшись через ящик, сказал: «слушай, товарищ шаман, куда-то мы не туда. Юго-запад нам не в масть».

– Я слезу, а ты езжай. Тебе в госпиталь, – сказал Ырысту.

– Нам бы еще проехать к востоку, там места поглуше. А вот там людновато.

Жорка подумал немного, повернулся к кабине, яростно застучал по крыше. Да как заорет: «Воздух!!, Воздух! Ложи-ысь!!!».

Грузовик резко остановился. Водитель и офицер вылетели с разных сторон из машины, отбежали на поле, плашмя залегли. Рефлекс, Жорка так и предполагал.

– Давай за руль! – крикнул Жорка.

– Я же водить не умею! – Ырысту постучал себя по виску.

– А еще эктрасекс, – обиженно сказал Жорка и сам полез в кабину. – Так держись, товарищ Бардин. Ща мы с ветерком!


***

Несколько дней Ростислав объезжал ближайшие комендатуры, ходил по штабам, опрашивал. Теперь вернулся на базу. На розыск Бардина он отводил два-три дня, а выходило больше. Это раздражало. И азиат не такой тупой, как представлялось. А если не такой тупой, то возможно, что озвученное им намерение идти на родину – не более чем легенда? Пришлось повторно опросить сержанта Кириллова, носившего королевское имя Стефан. Тот поначалу отбрехивался. Но к каждому человеку, есть отмычка. «Я ведь тоже сибиряк, – говорил Загорский. – Байкал наш, Байкал. Знаете, самое полноводное озеро в мире. А вы в Чите бывали? Чаю наливайте себе. Это не допрос, а беседа. Я и сам особистов не очень люблю. Лучше бы вашего друга Ырысту нашли мы. Сахар берите. Кстати, сало. Хлебушек. Бабушка моя никогда не называла хлеб хлебом. Только – хлебушек. Раз пошли мы с бабушкой паломниками в один староверческий скит…».

Сержант поплыл. Нет, Кириллов уверен, что Бардин направился к дому. На запад он не сунется. Предположим, что так, думал Загорский.

Или Бардин просто заморочил всем голову. Дядя, с которым был близок искомый, не любитель Советской власти. Может чего-то внушил. Если бы Бардин оказался перебежчиком, то можно от дела и отказаться. Шпионы – не наша стезя. Но профессиональная гордость, гордость ищейки. Одиннадцать лет без осечек. Всех находил.

Загорский вошел в квартиру, еще не обедал сегодня, хотелось перекусить. Серега Гаврилов сидел за столом, сооружая себе бутерброд с повидлом. Бутерброд Загорский немедля изъял.

– Рассказывайте, – сказал капитан.

– По нулям, – доложил Гаврилов.

– Этот?

– Этот. Внедренный к нам объект «Вихрь» отрабатывал вокзалы, потом изучал ответы на запросы. Ссорился с Вилькой. Как ссорился? Пикировались. Потом помирились, ночь провел у нее. Звонил по телефону, меня не видел. В трубку какому-то полковнику стучал как сорок тысяч дятлов: Иван Матвеич, говорит, от сыщиков толку никакого, меня не уважают, указания игнорируют. Загорский – мутный, в разговорах бодяжит Ленина и Библию, издевается. Хохмит. Сложно, говорит, Иван Матвеевич работать с этим мизантропом. Это он про вас.

– Откуда варенье? – спросил Загорский.

– Повидло, – поправил Гаврилов. – Это Ветров Вильку соблазнял. Осталось. Ростислав Васильевич, я думаю надо перебираться в другое место. Сдвигать район поиска. Столько фигурант даже пешком…

Его прервал звонок телефона. Ростислав поднял трубку.

– Загорский.

– О-о, Васильич! Хорошо, что на базе, – оживленно дребезжал голос Сметаны. – Нашли. Представляете, на даче прятался! Вилла по-ихнему. Приезжайте.

– Диктуй адрес, – сказал Загорский. – Так. Какой швед? Понял, Шведт. В объезд. направо. Загородный участок. Какой дом? Принял. Два часа, плюс-минус. Конец связи.

Капитан с триумфальным размахом, положил телефонную рубку, победно потянулся. Гол! Еще один гол влетает в ворота противника. Группа Загорского уверенно ведет в счете. Запомним буквы «Б.Ы.Т.», потом их вырежем на палке.

В комнату вошел Ветров, на шее его толстым эллипсом синела отметина, в просторечии – засос. Загорский машинально потянулся себе под воротник.

– Поезда мы отработали. Все вроде чисто. Поручения я дал, шансов проскочить, практически нет, – с неохотой рассказал Ветров.

– Категорически ценю вашу мышиную возню, товарищ из госбезопасности, – ответил Загорский. – А мы тут фигуранта обнаружили, пока вы… – Загорский хотел сказать: «пока вы совокупляли члена оперативной группы», но передумал – у самого рыльце в пушку. В пушку из той же подушки.

– Едемте, заберете своего Бардина.

– Куда, – спросил Ветров.

Загорский показал на стену, где крепилась карта. Карта была подробной, и определить место поездки Ветров не смог. Это мог быть и Потсдам, и Гамбург, и любой из Франкфуртов.


По адресу, указанному Сметаной, располагался особняк крашеный бежевым с закругленными окнами, со ступенчатой крышей, с боковым барельефом в виде медузы Горгоны. Через калитку Загорский и Ветров зашли на участок с мятым газоном, по сорной тропинке прошли до дверей.

– Ростислав Васильевич, сюда! Владим Владимрыч!

На открытой веранде, облокотившись на планку барьера, стоял Сметана, который держал, отставив мизинец, чайную чашку объемом едва ли много больше наперстка.

Тут же на веранде в плетеном кресле между двумя застывшими красноармейцами сидел азиатского типа мужчина с рыхлым лицом халвичного цвета. Руки его были связаны впереди, зубы возмущенно таращились вперед, отчего задержанный напоминал бурого кролика на исходе репродуктивного возраста.

– Думал, спрятался. Ан нет, – радостно сказал Сметана. – Нашли. Методом личного сыска. Он мне давай фуфайку в ухо вкручивать, что не при чем. По-немецки! Представляете? Русский язык резко забыл, козел пестрожопый.

– Н-да, – протянул Загорский. – И это, по-твоему, Ырысту Бардин?

– Он это, он, – подтвердил Сметана, лаская губами фарфор чайной чашки.

– В кимоно?

– В кимо.. что?

Загорский произнес несколько отрывистых звуков, азиат, обрадовавшись, ответил на том же языке. Капитан опять что-то сказал с вопросительной интонацией. Пленник попытался встать, но один из бойцов придержал его за плечо. Тогда азиат затрараторил на своем наречии, после каждой фразы, сидя кланяясь Загорскому, доставая лбом до колен.

– Это господин Оно, личный повар убиенного господина барона, – перевел Ростислав. – Барониха с барчуком отбыла в Швейцарию. Сметана! Вы же сыщик, а не можете отличить нашего алтайца от не нашего японца?

Сметана принял виноватый вид, впрочем, не очень искренний.

– Ростислав Васильевич! Фотокарточки такого качества…

– А без фотокарточек?

– Да они для меня на одно лицо.

– А то, что нашему чуть за тридцать, а этому далеко за сорок! Не видно?

Загорский развернулся и ушел с веранды, довольный Ветров последовал за ним.

– Промашка вышла, – сказал майор. – Бывает. Всех азиатов надо же проверить. Это уже не мышиная возня – коровья.

– Попрошу без злорадства. – Ростислав остановился. – А знаете, товарищ майор, вы, пожалуй, оставайтесь. Договаривайтесь насчет этой дачи на предмет предоставления помещения в пользование нашей группы. Район поиска будем сдвигать на восток. А здесь самое то, – Загорский обвел взглядом участок. – Город рядом, телефон есть. Уютно и тихо. Вон тот флигелек выделим вам. Для морального разложения.

– Флигелек – неплохо, – парировал Ветров. – А то мои женщины по ночам с ума сходят очень шумно. Руководство опергруппы не высыпается. От зависти в основном.

– Руководство группы с ума не сходит. Где вы учились, мы преподавали. А вот Борис может оскорбиться и вызвать на дуэль. А поскольку стреляет он плохо, то, не дожидаясь поединка, соперника прикончит ломом по красивой голове.

– Учту. Дачку, думаю, оформим. А со сторожем что?

– С японцем? Да пусть посидит у вас в казематах. С Японией у нас мир-дружба. Это Штаты с ними воюют.

– Это пока. Но наша страна может оказаться и на другой стороне. Ведь так уже было, правда?

– Ни кропаля не помню! – развел руками Загорский. – По-моему всегда было, как было, значит было, как надо.

Подбежал смущенный Сметана

– Поспешили, бывает, – оправдывался он. – Так ведь прятался! Ростислав Васильич! Японец – то шифровался. Вот я подумал.

– Садитесь за руль, Николай Прокопьевич. Поедем.

Загорский направился к машине, Сметана поспешил за ним.

– Ростислав Василич!.. Ростислав Василич, а вы как это японский знаете?


***

«Виллис», пропетляв по лесопарку, вышел на шоссе, Сметана здесь прибавил скорость.

– Где вы японский учили, Васильич?

– Мишку Япончика брал на одесском привозе. Я идиш тоже знаю немного.

– Япончик, – фыркнул Сметана. – Вы еще Леньку Пантелеева вспомните. Вы и не работали в те времена.

В те времена.

Загорский в те времена только пришел в уголовный розыск. Было это в Приморье времен «белого» правительства братьев Меркуловых. Друг Загорского-старшего литератор Василий Кириллович Иванов занимал тогда пост министра внутренних дел, пока не свихнулся на почве масонства, что свойственно, в общем-то, русским писателям. Отец, пристроив сына в розыск, ушел в отставку и, устав от политической свистопляски, настраивался на эмиграцию. Долго собирался, протянул, и к удаче Ростислава не уехал – скончался. То есть, жаль отца, но, учитывая последующие события, лучше так, чем Харбин.

– И потом Япончик не такой и совсем бандит был, – вздохнул Николай Прокопьевич. – Он даже за наших воевал, в Красной Армии под Якиром служил. Тот самый Якир, которого расстреляли, ну вы знаете. Крышу поднять бы, – сказал Сметана задумавшемуся Загорскому. – Я говорю, брезент расправить. Жара. Спекемся.

От дороги пологая насыпь спускалась в кювет, где топорщился чахлый кустарник. За кюветом шел не крутой подъем, ведущий к стройному ряду скрипучих деревьев.

Впереди Загорский увидел силуэт. По обочине шагал мальчуган с лукошком. На вид ему было не больше тринадцати, короткие штанишки подчеркивали юный возраст мальчика.

Загорский еще подумал, чего он с корзиной? Для грибов рано, да и нет их тут. Ягоды? Скороспелки какие-нибудь.

Вот и ягоды! Когда машина поравнялась с мальчишкой, он достал из лукошка ручную гранату и бросил ее в салон между водителем и пассажиром.

И… все! Так, видимо, сердце уходит в пятки. Уделал наглухо седой подросток! Вся жизнь пронеслась перед глазами Загорского. И это – всего ничего. Жизнь комара или ничтожной мошки. Миг! Ни о чем. И никого больше не будет. Никого не будет вокруг, потому, что нет центра, создающего это «вокруг». Как же мало! Как недолго! И ведь не было! Ничего значительного не было!

А Сметана ударил по тормозам, цепко схватил гранату. Он вывалился из машины, упал на землю, накрывая взрывчатку впалым своим животом.

И – не взорвалось.

Загорский при торможении ударился грудью. Потер место ушиба, протянул руку дальше – в наплечную кобуру.

– Про чеку забыл засранец, – выдохнул Сметана. Он был бледно – синим от испуга.

А Ростислав с пистолетом вышел из «Виллиса», встал, широко расставив ноги. Мальчуган убегал по насыпи, он спотыкался, задевая за корни и камни, огромными не по размеру ему ботинками.

Загорский прицелился, выстрелил. Мальчишка упал. Ростислав навел пистолет на кусты – никого, у деревьев вдали – тоже. Он наклонился и зачем-то подобрал гильзу. Зачем он это делает, Ростислав объяснить бы не смог.

– Кажись живой, – сказал Сметана. – Ноет.

Загорский выстрелил в щуплое тельце, которое дернулось и замолкло.

– Поехали, времени мало, – приказал капитан.

Загорский сел на пассажирское сидение, Сметана забрался за руль. Солнце закрылось перистым облаком. Стало немного темнее. Ростислав сбросил с Николая Прокопьевича пилотку, взял его за шею, притянул к себе и поцеловал в темечко.


***

Бардин лежал на прошлогодней соломе и сквозь щели в крыше отслеживал движение беззубых звезд.

Проехав на угнанном грузовике то расстояние, какое было возможно преодолеть за пару часов по полевым дорогам, Ырысту и Жорка распрощались.

– Я в госпиталь теперь, – сказал Жорка. – Бог даст, свидимся, товарищ колдун.

Они обнялись. Уперлись друг другу лоб в лоб.

– Прощай, товарищ Бардин, – тут жоркин голос сбился, словно прыгнула игла на патефоне. Он сделал шаг назад.

– Прощай, Георгий. Ни пуха. Желаю, чтоб выросло ухо. Стихи, ёп! – Ырысту улыбнулся. А на душе кошки скребли. Почему в мирной жизни не было друзей? Почему дружба пришла лишь вместе с войной. А теперь расставание с другом. Навсегда. Печально.

– Ухо не вырастет. Я не ящер.

– Пришьешь, – убежденно сказал Ырысту. – Ясно вижу: оба уха у тебя. Теперь, когда поняли все про войну, теперь мирная жизнь. Такая будет жизнь! Из Берлина в Барнаул, вжик! И там. Да чего, Барнаул? На Луну полетим! На Марс. А богачество будет, ух! Там такие удобрения будут, запредельная урожайность, так что воевать за земли будет никому и не надо. И медицина: захочешь, ухо пришьешь, захочешь полностью лицо изменишь, хоть как у Алейникова один в один. Так что не переживай, артист!

– Ну, если так, – Жорка вынул из кармана пилотку, надел, приложил руку к виску. – Оклемаюсь, устроюсь, напишу.

Он не напишет.

– Прощай, брат Жорка.

Пацан подлечится, а через годы, когда прогресс дойдет, он сделает операцию, и все девки его. Так предсказал Ырысту. Или не предсказал, а создал? Великие провидцы видят будущее или они его пишут? Бросил камень в море, а пока он летит, напророчил круги на воде.

Они разошлись. Каждый пошел своей дорогой, и вьется пыль под сапогами, лесам-ми, полям -ми. А уже погасло пламя и пуль не слыхать.

Конечно, полями, следует избегать автострад, населенных пунктов и других многолюдных мест. Солюдий. Есть созвездия, есть созвучия, а много людей – солюдие. Нет такого слова? Просто русский язык не до конца использует свой потенциал. Лень им русскоязычным. Поэтому предкам Ырысту приходилось учить тоскливых древних русичей тюркским терминам – базар, казан, ямщик, да много всего! Деньги у казака в штанах, сундук в шалаше. Ни одного русского слова. А у немцев вообще язык – чопопалошний язык. Орут хайль Гитлер – как собаки лают. Ну, теперь-то не орут. И снова заорут не скоро. И не немцы.

На часах было около шести вечера, когда Ырысту вышел к небольшому хутору. Устроившись в рощице, стал наблюдать, благо, что оптику с винтовки свинтил, с собой прихватил. Собак не слышно, не видно. Добротный дом, окруженный надворными постройками: амбар, загон для скота, сарай под сельхозинструмент, а вон там что-то похожее на сеновал.

Прусская ферма, грустная фрау. Дебелая баба выходила из дома, брала то ведро, то топор, и удалялась обратно. Больше никого Бардин не видел, но это ничего не значило.

Ырысту ковырял сухпаек, удобно устроившись на мягкой земле. В это время хозяйка фермы возле железного бака, стоящего у изгороди, разложила щепу, плеснула из банки коричневой жидкости и подожгла. Бросила сверху дрова, судя по полировке – ножки стола. Следом в костер отправилась и столешница, порубленная крупными кусками. Пламя заполыхало.

Видимо, фрау будет готовить ужин. Тогда по объему еды можно понять, есть ли еще кто-то в доме. Хозяйка сходила в дом, вернулась с охапкой тряпья. Ырысту присмотрелся – ух ты! Тряпки – черная гестаповская форма. Фрау бросила мундир у костра, наступила на китель, потянула за рукав. Оторвать не получилось – пошито на славу. Тогда она бросила форму в огонь, постояла пару минут и снова ушла в дом.

Сгорала форма гестапо. Метафорично. У немцев, наверняка, другая одежда есть, а нам свою форму носить и носить. Ырысту продолжал наблюдать. Он устал и намеревался забраться хотя бы вон в хлев, нормально поспать до утра. Но фашистские шмотки, наличие их на ферме вызывают сомнение в безопасности этого плана.

Дым от костра едок, неприятен. Это не лиственница, не береза, а мебель и ткань.

А хозяйство ладное даже на вид, почти как в Сибири до революции. Кулаки-единоличники, мироеды, враги, а что в них ужасного было? Немцы поди-ка нас не глупее, у них такие усадьбы. Частные, можно сказать. И смотрится очень неплохо, правда скотины не видно, но это понятно – война. А до войны, скорее всего, было здесь все, включая и живность. А слева – поля. Пашни теперь заброшены, ясно – никто не сеял. А в остальном хозяйство хорошее. Бардину нравилось. Хоть и война, а все же ухожено. Земля без хозяина – круглая сирота.

Задать вопрос земле нескромный: скажи планета, что ты желаешь, какой бы народ расселить по всем континентам? Для счастья, безмятежности, гармонии, и для труда и ухода. А земля, допустим, в ответ: все племена мне как дети милы, желаю лишь в них воспитать бережливость. Чтоб без помоек в пойме реки, чтоб без бутылок по берегам, чтоб без пластмассовых свалок в лесу и без заразных бацилл в озерце, чтобы рачительность и любовь. Нужно беречь природу. Это не храм, не мастерская, это – твой дом. Так не тащи все из дома, как последний алкаш. На Марс полетишь не скоро, так что не отдаляйся, не рви, иначе умрешь, как погибает ребенок в утробе, если порвет пуповину.

Свечой догорал костер, заря вечерняя разгоралась. Из дома вышел мужчина. Ырысту не сразу заметил, а увидев движение, спохватился, приставил прицел к глазу. Так и знал: не одна живет фрау на ферме! Хорошо, что затихарился.

Мужчина был в одном исподнем. Он тяжко шагнул с крыльца, руки его крест-накрест прижаты к груди. Резкие морщины у губ, обвисшие щеки, белые одежды создавали облик великомученика. Он подошел к еле дымящемуся костровищу и опустился на колени. Ырысту удивился, увидев, что человек нагребает с боку костра золу и сыпет на себя. Бессмысленно, как сомнамбула, посыпает макушку пеплом. Потом он начал раскачиваться взад-вперед и выть. Выть, выть, сбиваясь на визг, словно попавший в капкан щенок.

Это длилось какое-то время, Ырысту успел проглотить две галеты. Вышла из дома фрау, подняла от золы псевдомученика, повела его в дом, гладя по голове, от чего с рыжеватых волос, как мошкара, слетала бесцветная пыль.

Подождав пока стемнеет, Бардин перелез ограду. В доме не было света, только в окне подвала можно заметить небольшое свечение. Ырысту прокрался к тому окошку, заглянул.

В подвале перед большим деревянным распятием стоял на коленях гестаповец. Был он все в том же исподнем и руки все также у груди. Человек бился лбом об пол. Потом замирал в коленопреклоненной позе и снова клал поклоны.

Кается, подумал Ырысту. Переживает. Или рехнулся. Или скорбит по Гитлеру. Типа «тяжелая утрата, ушел от нас наш дорогой вождь и учитель, национальный лидер и прочая, прочая, прочая». Сами немцы виноваты, сделали себе кумира из больного на голову пигмея. На престоле лидер нации в агрессивной дымке. Вы хотели коронации – хавайте Ходынку!

Так вам и надо, подумал Ырысту. Кайся – не кайся, а получили по справедливости.

Понаблюдал немного за гестаповцем. Ырысту пытался в себе разогреть злорадное торжество, но не получилось.

Надоело.

Пробрался в сарай, лег на солому, увидел звезды в прорехах дранки. Звезды… Солнце тоже звезда. Пятиугольная звезда – знак сатанизма, ставший советским символом. Начальству виднее. На фуражке на моей серп и молот и звезда, как это трогательно… На самолетах и танках тоже красные звезды. Танк находится на постаменте, вокруг молодые люди, одетые одинаково. «Россия для русских», – кричат они, взметнулись в приветствии руки. Зигуют, «Россия для русских», а у самих в красном углу – икона грузина.

Ырысту быстро снял гимнастерку. Срочно бросить в огонь! Дуло танка накренилось прямо на него. «ИС – 2» по кличке «кувалда». Переметнулся, сука! Вот бы гранату. Жорка, атас, граната! Я не в деле, товарищ колдун, пойду себе второе ухо оторву.

Костлявая рука легла на плечо, Ырысту испугался, выронил гимнастерку. «Подними», – сказала старуха, стоящая за спиной. Обернулся: бабка в советской форме с петлицами, как до войны. «Что, предатель? Добрался на Родину?», – холодно засмеялась она. Ырысту побежал. Долго бежал, чувствуя сзади ледяное дыхание. Потом провалился. Надолго и глубоко в уютную мягкость небытия, пешеходное небо свернулось, обволокло, увлекая все дальше и дальше.

Когда выбрался, старуха стояла у пропасти в маршальском кителе и галифе. Она захихикала, вывихнув вбок подбородок, глаз ее выпал, повиснув на тонкой жилке, склизкой, кровавой. «А ты не узнал меня? – пропела старуха. – Я Феликс Счастливый Волков. Чекист и смотрящий над смертью». Ырысту опять побежал. Вслед доносилось: ты меня не похоронил! Звери рыскать не будут! Птицы не запоют! А ты будешь теперь маршировать!

Марш, марш левой! Марш, марш правой! Не видел толпы страшней, чем… скованные одной цепью, связанные одной целью. За красным восходом – коричневый закат! Вы нам еще понадобитесь – Прозит, Борис Николаевич! Поня-атно зачем понадобились, поня-атно. Хоть землю крестьянам дали. Вишня, вишня! Зимняя вишня-а…

Ырысту бежал по улице, навстречу толпа, толпа заполонила всю видимость. Это дети в военной форме. Маленькие дети! Они облепили Ырысту и кусали его за ноги. Вы смертеныши? Это вы? Он пытается вырваться, убежать. Его догоняют и царапают бедра, глодают голени, кусают ступни…

Вскочил, проснулся, подышал. Кошмарный сон. Ух. Такой кошмарный мерцающий сон последний раз видел еще до войны, когда отходил от запоя. Пил две недели, отходняки, белка в пути, уже едет, и бред. Только тогда ноги кусали-царапали не дети, а дикие шестиногие кошки.

Ырысту натянул сапоги, и крадучись, вышел из хлева, уже рассветало. Как можно скорее покинул хутор. Вышел на тропу. Уверенной походкой двинул на восход.


***

С веранды слышалась шипящая музыка, в саду шуршали ветками вязы, кусты кудрявились ярко зеленым, а стебли тюльпанов скорбно усохли – их время прошло. Японец в соломенной шляпе щелкал садовыми ножницами и поглядывал на влюбленную, кажется, пару: на скамейке сидела Вилена, держала в руках букет полевых цветов, рядом топтался смущенный Борис

– Поздравляю с первым днем лета, – запинаясь, сказал он.

Больше недели группа Загорского жила на загородной вилле, где Сметана задержал повара-японца, который милостивым велением Ростислава был переведен в садовники. На вилле воссоздана база – стол для планерок, карта на стене, бумаги и пепельницы. Курьеры, вестовые, посыльные таскали информацию. Загорский уже оббегал округу, раскинул везде свою паутину, теперь сидел в кабинете, думал и ждал.

А Борис все пытался сказать Вилене нечто важное, но она уклонялась от разговоров, переводила тему. А чаще всего – им что-то мешало, может судьба.

Вот и теперь. Калитка протяжно проскрипела, в саду появился Владимир Ветров. При параде, в сопли пьяный.

– О! – он увидел Бориса с Виленой. – Голубки! – Ветров направился к ним волевым собранным шагом.

Но в середине пути сбился, оперся рукой на дерево, росшее в двух метрах от тропинки.

– Вильнуло, – сказал Ветров и скабрезно подмигнул Вилене.

– Здравия желаю, товарищ майор, – сказал Борис.

– День рождения у меня! – заявил Ветров.

– Поздравляю.

– Лейтенант! Помогите старшему по званию добраться до места дислокации. А то сма-ари: приехали каки-то долбоклювы.

У ограды останавливался «Вилис». Борис обхватил майора за пояс и повел его в дом. На дорожке их обогнал Сметана, который ничего не сказал, а одним шагом влетел на крыльцо, что было для него несвойственно в силу здоровья и возраста. Значит, есть новости, подумал Борис.

А Ветров вывернулся из рук Бориса, закружился всем телом, как тощий щенок, ловящий свой хвост, чуть не упал, в итоге оказался возле девушки, встав на одно колено.

– Сударыня! Прошу прощения за пыльный свой майорский макинтош.

– И непотребный вид, – беззлобно сказала Вилена.

– День рождения! Имею право. А у меня… то есть по старой э-э традиционной традиции в свой праздник дарю подарки. Па-азвольте ручку.

Ветров взял Вилену за безымянный палец, и вдел его в спусковую скобу маленького пистолета.

– Обручимся по обычаю, – майор попытался чмокнуть ручку, но Вилена отняла ладонь, с восторгом воззрившись на подарок. Букет, подаренный Борисом, был брошен на край лавки.

– Ништячный монтик, – восхитилась Вилена. – Браунинг.

– Дамский, – уронил голову Ветров. – Вещь. Я знаю, что вам по сердцу, сеньорита.

Тут майор оглянулся на Бориса, взглянул с пьяным презрением, и тому ничего не оставалось, как уйти в дом.

Загорский наблюдал за этой сценой сквозь щелочку меж штор. Он занимал кабинет на втором этаже. Тут Загорский ограждался от внешнего мира плотными шторами, включал настольную лампу и размышлял обо всем и ни о чем. Его беспокоило, что поиски Бардина затянулись на три недели – это подмачивает репутацию. Хотя нет! Репутация это нечто внешнее, на нее плевать по большому счету. Долгий срок охоты бьет, прежде всего, по самомнению, а самомнение – вещь, безусловно, важная, как для отдельного человека, так и для сообществ. Да. Для государства тоже должен бы быть важным статус в собственных глазах. Но государство – контора гибкая, легко меняющая принципы, непринужденно оправдывающая себя за самые чудовищные преступления. Даже наисоветский и суперсоциалистический Союз республик, двадцать лет декларировавший невозможность пути назад, при серьезном шухере призвал на помощь российского имперского орла: «Прошлое! Обними крыльями!». Отсюда и погоны, и офицеры, и полководцы. Оно не в падлу вспоминать за нафталин, но зачем было подписываться в новый мир и светлое будущее. Как там у Ленина? Нет спасения человечеству от войн, от голода, от жертв вне социализма. Социализм. Он не получился, это следует отметить с особым удовлетворением. Советская власть, как коллективная власть трудового элемента, оказалась невозможной для русского народа, ибо не хочет, ибо лень. Им суешь в зубы это местное самоуправление, а они – да вот денег нет, людей нет. Мыслей нет, дайте директиву. Просим указаний, исполняем, рапортуем. И – к лучшему. Для служивых людей казарменное государство предпочтительнее, чем социализм. Тем более, теперь, после войны та роль, которую играли военные, должна вернуться к внутренней службе. Рост преступности нам обеспечен, так что работа, несомненно, будет. На годы вперед игра, а там можно будет и на заслуженный отдых. Поселиться в таком вот доме, как эта вилла, с камином и креслом – качалкой, писать мемуары, учеников натаскивать. Из Борьки, например, хороший выйдет розыскник, все для этого есть, кроме… Оперативного зуда нет – жаль, а этот азарт не заразный. Бориска рос с самого детства перед глазами, обитали с его родителями в одной коммуналке. Умный был ребенок, весь в формулах, в цифрах. В юношестве Борька тем же образом был поглощен всей этой ерундой имени Лобачевского, не работал, а беспрестанно учился, жил, что называется, как дятел опилочный. А со стартом войны вдруг объявил: я на фронт. Матушка его в шоке, отец в прострации: сын, с такой золотой головой, и на фронт! Благо сосед – человек не только разумный, но и проницательный, в людях понимающий. Отговорил, притом предложив более полезную перспективу. Так Борис оказался в опергруппе, о чем, надо сказать, Ростислав ни разу не пожалел. Сам Борис, да – сомневался. Но после нескольких удачных дел это прошло.

В кабинет без стука зашел Сметана. Вразвалочку протелепал к столу, уселся напротив Ростислава, выдержал паузу и с напускным безразличием сказал:

– Взяли. В госпитале ныкался. И карточка при нем.

Загорский тоже выдержал паузу, потом вскочил, оказавшись у окна. Он раскидал тяжелые шторы, распахнул створки, затянулся душистым воздухом сада.

В саду у скамейки стоял майор Ветров и говорил Вилене плывущим языком:

– Будем фрицев перевоспитывать, деваться некуда! Не все они… Были и антифашисты! Вот хозяин этого дома, барон… да-а я читал бумаги, он в заговоре был против Гитлера. Надо думать не из идейных предпочтений, а вроде из чванства своего высокородного. Но, тем не менее, против! Так он барон! А простые разумные немцы, нормальные немцы, как им было сделать выбор между патриотом и антифашистом? А?! А?! Сложно! Выберешь антифашизм – станешь предателем для своих, а другое выберешь – хоть и паршивый шовинизм, фашистский, агрессивный, но свой ура-патриотизм – себе изменишь, получается. Эх, Феликс, Феликс. Мы с ним частенько спорили об немцах. Об фрицах. Правда, нормальных извели, но были же они, были! Ну а почему вроде? Ничего не кончилось! Этот выбор еще сто лет будет актуален, выбор между патриотом и антифашистом.

В это время по садовой дорожке братья Гавриловы провели в дом парня азиатской внешности в неопрятной гимнастерке. Ветров проводил конвой удивленным взглядом и словами «А это кто за чудо?». Вилена поднялась со скамейки, и направилось было за близнецами, но вернулась и взяла с края лавочки маленький букетик цветов.

Загорский вышел из кабинета и, чуть ли не катясь по перилам, спустился в гостиную, куда как раз ввели рядового Бардина. Выглядел тот неважно: и без того узкие глаза заплыли, цвет лица был грязно салатовым, горло перевязано марлевой повязкой. Бардина усадили на стул.

Сверху по лестнице степенно спускался Сметана.

– Я еще думаю, – говорил он. – Не дыбануть ли нам фигуранта в госпитале. Исай, подтверди, я же так и сказал. И тут вот он в списках. Бардин. Лежит, понимаешь, с ранением в горло. Так что он, Васильич, разговаривать не могет.

– Ах, ты мой родной! – Загорский потрепал Бардина по щеке. – Как же долго я тебя ждал!

Доставленный ничего не понимал, только затравленным взглядом водил по сторонам.

– А вещи его? – спросил Ростислав. – Документы?

– При нем, – доложил один из Гавриловых. – Вернее вот – он положил на стол вещмешок.

Прежде чем приступить к осмотру вещей Загорский еще раз внимательно осмотрел Бардина. Все в цвет, все по приметам, но что-то не вязалось. И документы, красноармейская книжка… стоп! Пальцы! Пальцы дрожат. Пальцы трясутся до самой ключицы. Бывает, конечно…

Загорский схватил со стола первый попавшийся лист бумаги.

– Бардин! Взгляните. Что здесь написано.

Ростислав стоял метрах в двух от задержанного, но тот все равно, чтобы прочитать не мелкий текст, подался вперед, сощурился и, прочитав, кивнул.

– А наш – снайпер, – сказал Загорский, открывая красную книжицу. – И отчество другое. Николай Прокопьевич! Отчество!

Сметана тянул руки к Исаю Гаврилову.

– Ты ж смотрел! И баба на фотке, – Сметана протянул Загорскому карточку.

Загорский мельком взглянул.

– Обычная порнография. Даже не обычная! Качественная, – Ростислав запихал фотокарточку в нагрудный карман гимнастерки Сметаны. – Отличная такая порнография!

Загорский подумал, что самое мерзкое чувство это разочарование. Уж лучше безнадега. А разочарование… эмоция-паралич.

Ростислав отошел к дальнему окну. Сметена просеменил за ним, ворча на ходу:

– И главное – признался, сволочь! Признался, что дезертир! И кто бы мог предположить, что полный тезка. А я вот сразу подумал, что не наш. Вот сразу такое подозрение. Но думаю надо всё проверить.

– Отвезите его обратно, – тихо сказал Загорский.

– Да пнуть под жопу, сам доберется!

– Трибуны вздохнули. Выше ворот пробил Николай Сметана, номер шестой. Наверняка, тренерский штаб произведет замену.

– Увезем, – сник Сметана. – Извинимся. Возьмем подписку о неразглашении. Ростислав Васильевич! Так этот родственник нашего, наверное. Может опросить на этот счет.

– Опросите, – махнул рукой Загорский.

Бардин, фраерок изгаляется над нами, думал Ростислав. Еще две, еще неделю назад – пес с ним, отберем карточку, а дальше пусть все идет, как идет, не наша компетенция. Шалишь! Теперь я тебя лично доставлю туда, известно куда. Это надо же, скотина такая! Да где это видано, чтобы человек пропал в действующей армии? Может, завалили его? Все равно надо вещи искать. Хорошо, есть тема, что он навестит могилы однополчан. Кривая тема. Сколько тех могил? Сколько однополчан?

Загорский повернулся на сивушный хриплый вздох, майор Ветров глупо грозил ему пальцем.

– Обмишурились?

– Вам бы поспать, товарищ майор.

– День рождения у меня, – сказал Ветров и сделал страшные глаза. – А в день рождения я по старой личной традиции не принимаю подарки, а раздаю их. Я не просто выпивал, а выпивал с кем нужно. Разговоры разговаривал. И кое-что узнал. Давайте сядем.

Они расселись за столом, майор продолжил:

– Коллеги взяли одного фрица, который служил где? В гестапоньке. Во-от. Поняв, что дело – швах, фриц свалил из поля зрения и что? Спрятался у сестры. Она там вроде ферму держит, коровы там, не суть. Допросили по фактам, но между делом промелькнуло, что гасился он на ферме и в одно утро видел, как из сарая выходит советский солдат и уходит, так сказать, по направлению к шоссе. Примечательно, что солдата фриц назвал калмыком. Вроде, что спрятавшегося гестаповца калмык не заметил, а тот тоже не афишировал. Расстались заочно довольные друг другом.

– Интересно, но не факт, – сказал Загорский, разочарование его еще не отпустило.

– Во-от. Поэтому я звоню, со ссылкой на Иванматвеича прошу еще раз просмотреть все как следует и что? Обнаружили.

Ветров замолчал начал шарить по карманам, при этом с хитрецой посматривая на Загорского, когда тот проявит нетерпение. Но Ростислав, понимая это, молчал, стерильно моргая.

– Обнаружили в сарае одну вещицу, – не выдержал Ветров. – Оптический прицел. Наш советский. Я звоню еще раз, ругаюсь, пыжусь, узнаю серийный номер и что?

– Он? – просиял Ростислав.

– Он. Провел ночь в этом сарае. Может прицел и другими путями туда попал. Но с вероятностью девяносто девять это Бардин. Трубите сбор, капитан.

– Где ферма? – спросил Загорский, вставая.

Ветров профырчал губами и показал на стену, где закреплена карта.

4.

Бардин на грузовой попутке двигался грязной дорогой. Ночью прошел убийственный ливень, землю размыло, сам Ырысту до нитки промок – он ночевал под деревом. Утром, кое-как высохнув, – благо, что солнце разжарилось, – Бардин вышел к дороге, где тормознул грузовик. В кузове кроме него сидели в два ряда вдоль бортов одиннадцать бойцов из разных полков, частей, родов войск. Двенадцатым был младший лейтенант Юдин – зеленоглазый чудак не от мира, он сразу представился Бардину, уступил ему свое место, а сам уселся у заднего борта, где, как известно, самая тряска.

Напротив Ырысту расселся на мешке солдат с ковшеобразной челюстью и звездой Героя на гимнастерке. Он непрерывно тер кончик носа, сжимая его двумя пальцами, отчего ползли из кожи бледные жирнючие угри длиной с половину спички.

– Спирт есть? – спросил герой.

– Выжрал уж, – ответил Ырысту. – Такой побед отмечал, отмечал, потерялся.

– Бывает, – солдат потерял к Ырысту интерес.

А Бардин наоборот. Он почувствовал вдруг, что этот герой СССР не впишется в новую жизнь, он привык убивать, и продолжит, он не сможет остановиться. Ырысту показалось, что под гимнастеркой солдата проступают татуировки, и самое мерзкое – воровскими наколками он будет гордиться, а не боевыми наградами. Кто лучше: такой ветеран-победитель или кающийся гестаповец?

Не впишется в мирную жизнь и другой, рядом сидящий, с протертой на терке упитанной харей, и даже не хочет, и планов не строит. Тоже самое, тот в тельняшке и тот вон хорек белоглазый. Тут Ырысту понял, что эти одиннадцать солдат расставятся по углам и…

Нет, эти герои должны были сгинуть – война иногда милосердна. Но нет. Запредельный провал. Этот десяток бывших бойцов разъедется по городам и примется мучить и грабить, насиловать и истязать, красть, убивать, вымогать . И множество жертв в тех местах, куда не дошла война, но дело ее продолжат вот эти. Ырысту вытер глаза, солнце слепит. А не ослеп? Может ошибка? Как там Кириллов сказал: сбывается раз на раз пополам.

Герой напротив расстегнулся до пупа и моментально заснул. Ырысту подумал, как верно, что едет домой – храп солдата напомнил рев марала.

Похожий на хорька клянчил у Юдина часы, то посмотреть, то поменяться. Курносый блондин бормотал: «Кот! А Кот, допьем, давай». «Там одонки», – сказал Кот, передавая фляжку. Курносый выдохнул, глотнул, поморщился, на лбу его моментально проступила испарина.

Вдоль дороги мелькали пышные липы в солнечной пыли. Ветерок от движения не сбивал запах пота, бензина и спирта.

Бардин попытался задремать под звук мотора, но тут грузовик сбавил скорость. Водитель нажал на клаксон. Машина притормаживала до полной остановки. Ырысту встал. Навстречу по дороге крались люди. Масса понурых людей, неуверенно ступающих на землю, как толпа слепцов, ведомая хромым поводырем.

Люди, в основном старики и дети, несущие в руках кульки и саквояжи, встретившись с машиной, обтекали ее, задевая колеса, борта. Головы втянуты в плечи, взгляды – только вниз, под ноги, и молчание. Идут, идут, тяжко и обреченно. Кое-кто держится за руки. Много их, конца не видно, толпу обрамляют солдаты в зеленоватых ромбовидных фуражках.

– Поляки. Мстят, – сказал Кот. – Изгоняют немчуру из Польши взад в Германию.

– Джень добры, брат-полак! – крикнул курносый одному из конвойных, тот помахал карабином.

– Теперь всяко можно, – недовольно прогундел Кот. – Всяко можно выгнать. Смелые! А в тот кон сами за месяц под фрицев легли.

– От Познани до Бреста пятьсот километров, – негромко сказал Юдин. – От Бреста до Смоленска тоже. И те же самые недели. Поляки – не слабаки, страна просто меньше.

Немцы тихо брели. Старик в нелепом картузе и тонких очках уронил чемодан. Колонна не замедлила шага. Из чемодана вывалились светлые рубашки. На них наступали, никто не решился поднять.

Курносый, перегнувшись через борт, хищно всматривался в толпу. Потом легко выпрыгнул из кузова.

– Кот, а Кот! – проорал он снизу. – Держи подгон!

Кот развернулся, наклонился. Довольно заржал, виляя крепким задом.

Согнул ноги, немного напрягся и заволок в кузов светловолосую девочку в сером сарафане. Бросил ее на настил, распластал, шлепнул ребенку на лицо свою чешуйчатую клешню, впечатал в пол затылком.

В безликой толпе коротко взвыла страшная женщина, не остановилась.

– Вы что? Ей же лет десять, – проговорил Юдин.

– Самое то! – рыкнул Кот. – Дырочка узенькая.

Девочка крючила острые коленки, из рук ее выпала тонкая тетрадка и раскрылась. Ырысту увидел разноцветные рисунки, детские рисунки – солнышко, кораблик…

Герой, сидящий напротив, разлепил веки правого глаза, плавно провел рукой по груди, животу, стал теребить в паху. Кот, не торопясь, поднимал девчушкин подол. Синяя заколка с прядью волос легла в засохшую грязь на сапогах одного из бойцов, который шумно дышал, широко открывая масляный рот.

– Ребята, так нельзя – простонал лейтенант Юдин. – Пожалуйста.

– Ты нам тута не командир, – хихикнул курносый, залезая обратно в кузов. – Случайный, попутный, так что… Кот, а Кот! Босяцкий жест тебе. Как оно, Кот?

– Нормально.

Ырысту стало гадко и муторно, словно падали наелся. Прекратить это, а как? Не поймут. Трофейный ствол в кармане – аргумент ни о чем. Главное, – сука! Блядь!! Там у нее и правда, узенько. Он знал, от этого было еще противней.

Гонимые немцы шаркают, не поднимая глаз. Стадо! Стадо! Высшая раса, народ воинов и господ – овцы!

А лейтенант блажит свое «пожалуйста».

Ырысту побеждал-не побеждал свою песчаную оторопь. Дребезжал мотор грузовика, в унисон покряхтывал солдат с открытой пастью. Кот расстегивал, оттягивал… придушенная девочка, кажется, лишилась чувств. Курносый, суетясь, растоптал рисунок в тетради.

Похожий на хорька поднес часы Юдина к уху, послушал, напялил себе на руку. На правую, на левой уже были. На каждой руке часы.

– Ша, бродяги! – крикнул хорек. – Слышь, Кот! Или кто ты там, завязывайте.

И была в его голосе такая сокрушительная воля, что Кот оторвался от девочки, обернулся, а курносый вдруг сел на место, сгорбился в позе «Я не при чем».

– Ты это… – начал было Кот, но под густым концентрированным взором хорька, похожим больше на взгляд мертвеца, берущего с собой каждого встреченного, замешкался.

– Выкинь ее. Нехай чапает, – приказал хорек, прибивая белым глазом насильника.

Кот, как на шарнирах качаясь, поднялся.

Похожий на хорька сгладил:

– Приедем в Варшаву, я тебе бабу отдам. Шикарную бабу, не мокрощелку. Все путем, братан!

Кот матерно выругался, схватил неподвижное тельце и бросил его в гущу беженцев. Толпа всколыхнулась, всхлипнула, вышла из берегов. Конвойный прикладом выровнял строй.

– В расчете, лейтенант, – сказал хорек.

– Младший лейтенант, – слабым голосом поправил Юдин.

Бардин поднялся, перешагивая через ноги попутчиков, через грязные сапоги подошел к Юдину.

Прошептал ему еле слышно:

– Попробуй, и правда, послушником.

Юдин не удивился. Ему не показались слова неуместными. После того, что случилось, во время, когда боевые товарищи оказались иными, чем представлялось. Солдаты, бывшие солдаты, ожесточенные до бесчувственности, озверевшие до бесчеловечности, которым издевательство, злоба и месть были верными спутниками по дороге с войны, их остановила молитва лейтенанта, взлетевшая взрывной волной на небеса. Или нет, не молитва? Жадность хорька прекратила насилие. Неужели победители такие? Юдин не знал, он призван недавно, окончил училище только в апреле. Если бы раньше, стал бы таким же. И как смотреть матери и сестре? Лучше повесится на первой осине. Или молится.

– Темное дело – монастыри, – вымолвил Юдин и погрузился в раздумья.

Ырысту через борт перегнулся и слез, локтем вперед рассек колонну, обогнул беременные липы, пробежал небольшой липкий пустырь и вошел в престарелый, горелый лесок, где вскоре был задержан польским патрулем.


***

Борис ходил по тесной комнате в полной темноте. Он ее изучил, пересекал в слепую, от окна до двери пять шагов вдоль стола. Так он давал отдых глазам. Последние часы Борис изучал материалы на Бардина полученные из Барнаула и Томска. Новые данные ничего не добавляли к психологическому портрету фигуранта. Все осталось таким же, как пояснил солдат Моисеев перед расстрелом – Бардин посетит знаковые памятные места, навестит боевых товарищей, чтобы окончательно уйти из цивилизованного мира. Таким образом, доминанта – прощание. Константа – родные края, сибирская глушь, где он намерен укрыться. Вектор определен.

Борис включил настольную лампу, нарисовал на листке жирную стрелку, забросил карандаш за ухо. Вектор ясен, плюс сентиментальные флуктуации. Зная биографию Бардина за последние годы, определить точку его пребывания не составляет труда. Точка. Через точку можно провести прямую. Прямая тоже состоит из точек. Прямая и точка дают возможность выстроить плоскость. Пространство трехмерно, по крайней мере мы его так видим. А время? Время воспринимается как совокупность временных отрезков, как прямая. Прямая состоящая из точек. Наблюдатель, находящийся на прямой видит только ее часть, только те точки, которые являются воспоминанием о прошлом. Но можно предположить, что другой наблюдатель, в силу неких способностей, либо применяющий некий прибор, способен увидеть иную, большую часть прямой, временные отрезки, составляющие воспоминания о будущем. Невероятно? Но Бардин умеет предвидеть. Как объяснить? Тогда…тогда не совсем прямая, вернее прямая на искривленной плоскости – дуга. Дуга времени, на которой человек – абсолютнейшее большинство – наблюдатель находится всегда в полуградусе от изгиба. Еще нагляднее: это тропа через холм, где человек всегда чуть-чуть не дошел до вершины. Он видит лишь сзади, назад, но дорога идет через холм. Она продолжается. И если сделать проекцию на плоскость, то дуга распрямляется на таком чертеже, получается прямая. Если предположить, что редкий, иначе устроенный мозг способен делать проекцию на плоскость…

Есть гипотеза, что новорожденные дети воспринимают пространство не трехмерно. Это быстро проходит, организм приспосабливается. А если не приспосабливается? Если у кого-то способности сохраняются? Маугли. Детеныш воспитанный волками. Допустим, он потом возвращается в социум. Но волчьи привычки сохраняются, звериное чутье его не покидает, и, даже живя среди людей, Маугли имеет обоняние животного. Тогда возможно, что разум простой, приземленный («приземленный» здесь не имеет негативной коннотации, а означает «близкий земле», с рождения находящийся в природной естественности), такой разум способен усилием воли или спорадически выпрямлять временную дугу, разворачивать на плоскости и видеть время в развернутом виде. Видеть и прошлое в полном объеме (к чему большинство не способно, только гипнозом иногда добываются забытые воспоминания), и вспоминать будущее.

Раздался стук в дверь – формальный. В комнату вошла Вилена. Даже поздним вечером она одета в идеально сидящую форму, волосок к волоску причесана.

– Чем занят, Боря?

– Перманентной мозговой атакой, – ответил Борис. Неуверенно взял девушку за локоть, предлагая ей повернуться к стене, где на гвозде повис вздувшийся от документов планшет.

– Вилена, я думаю так, вот посмотри. Ремешок сумки зацеплен, загибается. Допустим от загиба, сюда на семь часов, – Борис ткнул тонкий прозрачный палец в стену на пять сантиметров ниже гвоздя. – Здесь у нас наблюдатель. Он видит эту часть ремня, после загиба не видит. Гипотетически это время.

Борис потянул за ремешок, который, проскальзывая по гвоздю, перемещался к пальцу – условному наблюдателю.

– Так проходит в восприятии время. Здесь проходит, ощущается, – он повертел пальцем на стенке. – За изгибом дуги время скрыто. А теперь, – Борис снял планшет, со щелчком растянул ремешок руками. – Прямая. Время-прямая, и феномены, аномалии, то есть кто-то способен увидеть так. Прямую. Наш фигурант в том числе.

Вилена изобразила аплодисменты.

– Осталось, Боренька, формулу загамырить, и вперед за научным званием. Там и сталинскую премию можно поднять.

Борис улыбнулся, сел на кровать.

– Это я так…

– Я на минутку, – сказала Вилена. – Дай карандаш. А по делу есть что, теоретик?

– Как сказать, – Борис, не вставая с кровати, стал шарить на столе. – Вариативно, Где-то избыточно вариативно, так что не понятно за какую ниточку тянуть. Да и в принципе дело – тухлое.

Вилена поняла слова Бориса по-своему

– Точно. Вроде сколько настоящих врагов вокруг, а мы силы на какого-то незадачливого скотовода тратим. Впустую растрачиваемся.

– Да я не про то, – скуксился Борис. – Это тоже, но… Это тоже. Да хоть бы знать, в чем ценность фотокарточки, на что она указывает. Может, есть другие пути, помимо Бардина ы точка, тэ, точка.

– Карточка указывает на клад какой-то с музейными ценностями. Как Прокопьич говорит: я вот прям сразу поняла. Задание по той самой линии пришло. Это и бесит! Добываем информацию о музейной рухляди, картины какой-нибудь. Я как бы ценю живопись. То, что она есть. Но какие могут быть картины фуфломета Ренуара, когда такая, м-м-м, ситуация? Полно же интересной живой работы! Правильной работы. Преступники, враги, они что, кончились?

– Замуж тебе надо, Вилена. Дом, семью.

– Ты представляешь меня с поварешкой? Возле беспомощного мужа.

– Отчего беспомощного?

Вилена села за стол, уперла локоть в сукно.

– Давай на руках поборемся, – предложила она. Борис отрицательно качнул головой. – Ясно? Со мной рядом любой мужик – амёба… Кроме, может, нескольких…Ложки – поварешки, дом, семья, что это? Борьба! Работа! Вот в чем жизнь. Вроде того, что сволочей находить и направлять палачу.

– Ты смеешься?

Вилена встала, доставая карандаш из-за уха Бориса, сказала:

– Мы вроде ровесники, а кажется иногда, что я лет на двадцать постарше. Спасибо за карандаш.

Она вышла, а Борис отметил про себя, что слово «вроде» появилось в лексике Вилены не иначе, как от майора Ветрова. Раньше это «вроде» так часто она не использовала.


А Вилена, выходя от Бориса, столкнулась с начальником группы. Он подслушивал в замочную скважину.

Загорский укоризненно сморщил лицо в левую сторону. Вилена слегка закатила глаза, мол, что вы ко мне пристали? Ну не нравится мне Борька, не нравится.

Ростислав зашел к Борису, тот задумчиво шатал колпак настольной лампы.

– Не переживай. Не про тебя бабенка.

– Я не переживаю, – сказал Борис, он встал, блюдя ритуал субординации.

– Такая тема на подумать. Польские войска. В смысле Войско Польское. В нем дивизии формировались нашими. И набирали туда каторжан, которых в тридцать девятом пленили, сослали на север, а также в Сибирь.


***

Бардина сопровождали польские солдаты, двое без знаков различия, третий с надменной лесенкой лычек – старший капрал. Ырысту не обыскивали, только проверили документы и предложили пройти. Шли через поляну. Жужжание пчел, жужжание польских фраз. Капрал серьезен, рядовые расслаблены, Ырысту озабочен.

Можно сбежать? Левому – с локтя в кадык, правому – ногой по яйцам… Нет, не получится. Манерный капрал наготове. Наверное, сориентирован. Как-то сразу он, едва узнав фамилию, скомандовал идти, но шли все-таки не конвойным порядком, а будто приятели на прогулке. Перебросились парой слов, поляки немного знали по-русски (самые простые обороты и матерки до неловкости примитивные), Ырысту помнил чуточку польского (Матка Бозка, пся крев, будье добры дайт ешть).

Бардин не ощущал опасности. Опасности именно для жизни. А неприятности как-нибудь перемелются. Лучше было ехать и дальше в грузовике, польский патруль машину остановить не осмелился бы. Но оставаться в кузове с этими чертями было невозможно – мерзостно, так пьешь холодный чай из котелка, а там, на дне зубатая мышь с мохнатым хвостом, влезающим в твой рот. Те, кто рядом посмеются и забудут, а тебе будет долго мерещиться хрящеватый мокрый хвостик за щекой.

Ырысту хотел сплюнуть, но остерегся – чужая земля, хозяева рядом. Вдруг оскорбятся.

Навстречу попался носатый офицер в коричневом берете, конвойные отдали честь, приложив два пальца к виску, встреченный тоже поприветствовал, но смерил солдат пренебрежительным взглядом. Да и те особого почтения не показали. Бардин знал, что в Польше есть два направления – наше советское, коммунистическое и сторонники еще старого довоенного правительства. Когда воевали против фашистов, как-то уживались, а теперь противоречия вновь разгорелись. Ничего, начальство разберется.

Вышли вскоре, видимо, к штабу. Длинный барак составлен из древних бревен, увенчан новой красно-черепичной крышей. На крыльце смеялись солдаты. У крыльца вдоль окон барака замерли недавно вымытые автомобили.

Ырысту званным гостем вошел в помещение, предложение сесть на скамейку вдоль белой стены с благодарностью принял, рядовые упали с боков, капрал отрывисто вжикнул (сказал что-то о докладе), правый солдат кивнул.

Когда командир удалился, патрульный, сидящий слева, принялся тасовать карточную колоду на пальцах одной руки.

Ырысту с восхищением ухнул и показал большой палец.

– Пан так уме? – спросил рядовой.

– Ни моге, – ответил Ырысту. – Я это… в карты ны грав.

В длинном коридоре показался осанистый офицер. Он был в солнцезащитных очках, и Бардин сразу вспомнил Жорку, в животе сжалась требуха – с другом что-то не так.

А конвойные встали, вскинули пальцы в польском приветствии.

Бардин тоже привстал.

– Здравствуй, Войтек, – сказал он.

Офицер повернулся, стянул очки, тут же вернул обратно. Растерянно развел руками, проговорил «А как?..», неуверенно положил руку Ырысту на плечо.

– О! Ну…О!.. – пел Войтек. – Как?

– Да вот…– Ырысту кивнул на конвоира.

– Разберемся, – сказал Войтек. – Это удивительно! Это же мы… Сколько лет?....Турочак-Артыбаш! – с каким-то даже удовольствием выговаривал он. – Пойдем ко мне.

– Гже до тебе? – улыбнулся Ырысту.

Войцех, приобняв Ырысту, повел его по коридору. Солдаты сели на лавку. В это время вернулся капрал, яро спросил о задержанном. Рядовой, пряча игральные карты в карман, ответил, что задержанный оказался приятелем поручика Ярузельского. Капрал прожужжал недовольную ноту: стоило, мол, таскаться туда-сюда.

– Нажа справа невилька, – сказал картежник.


В кабинете поручика Ярузельского был искусственный полумрак, окна тщательно затемнены. Войтек усадил Ырысту к столу, сам присел напротив. Тут же вскочил, достал простецкую закуску. Ординарец со старомраморным лицом занес две кружки кипятка.

– Как ты? – в унисон сказали Ырысту и Войтек.

– Выпьешь? – предложил поручик.

Бардин кивнул и повторил: «Как ты?».

Войтек отодвинул кружки, достал из выдвижного ящика стола стаканы. Что может рассказать Войцех Ярузельский? Обычная жизнь каторжанина, ссылка. Турочакский лесхоз, где мы познакомились, работал я там еще где-то с год. Хромого Тадеуша помнишь? Умер. Дистрофия, дизентерия, печенка накрылась. Вот ведь беда: есть вода родника, но дозволено пить из зацветшего ржавого бака. Про что рассказать? Про лесоповал на реке Каурчак. Про лесосплав по Бие. Отца схоронил в Бийске. Без гроба (гроб не дозволен) в бумажном рулоне. Выпьем!.. Ссылка. Но красота твоих мест немного мирила. Холодно, жарко по расписанию. Нары, топор – по расписанию. Голодно, страшно, если б не ваши, не местные… большое спасибо! Это все вынести можно. Но унижения! Честь, человечность сплющены валенком. Я до сих пор себя не могу заставить надеть полушубок монгольский. Помнишь, такой, как у нашей охраны? Ничего, что не светло? У меня глаза нездоровы. Это оттуда. Глазная болезнь от яркого снега. После, как русские говорят, не было бы счастья, да несчастье есть. Война. Дивизия имени Костюшко, немцев били. Или они нас, разно было. С боем вернулся на Родину. А ты на свою без боя? Кончится все, поправлю дела, приеду в Алтай. Не как ссыльный, а путешественник.

– Правильно говорить на Алтай, – поправил Ырысту.

– О, Ирис! Это ж не обидно, ты же понял.

Бесшумным приведением возник ординарец, продвинул по столу офицеру документы и незаметно исчез.

Войцех быстро прочел, озадачился.

– Смотри, товарищ, какая дилемма, – сказал Ярузельский. – Первое задание: в связи с происшествием в штабе дивизии такой-то, просим сообщить о местонахождении такого-то. Тебя, дружище. Сообщить в редакцию газеты, адрес, телефон. А второе интереснее. Разыскивается, задержать, сообщить. Обеспечить сохранность. Тебя сохранность и личных вещей. Это тебя ищут ваши доблестные, с чистыми руками и горячим сердцем, стоящие на страже и прочее, прочее. Вопрос прежний: Как ты?

Ырысту отщипнул хлебный мякиш, пожевал. Тут такое дело, Войтек…


***

Борис сидел на заднем сидении, деревянно сдавленный с двух сторон широкоплечими коллегами: Виленой, выглядевшей спокойно сосредоточенной, словно чемпион по бегу перед стартом, и Николаем Прокопьевичем, озабоченно возившим по залысинам рябь сухих морщин.

– Виллиса жалко, – сказал Исай Гаврилов, переключая рычаг скоростей.

Ветров, сидевший рядом, провернул ручку стеклоподъемника, открывая шире окно. Это он позавчера раздербанил «Виллис» опергруппы, когда решил поехать прокатится. Протаранил в стиле Гастелло встречную автоколонну (поляки сами виноваты, ездить не умеют), снес дорожный указатель «Варшава – 130 км» (а он не правильный был, здесь больше, чем сто тридцать). «Виллис» сильно пострадал, Ветров отделался испорченным вечером. Но Ветров выбил в штабе машину получше.

– Шо б вы понимали, Исай Сигизмундович, – дурашливо проворчал майор. – Это «Мерседес».

– Я Степанович.

– О! Пардон.

– Так, где шеф будет ждать? – спросил Борис.

– Найдем! – довольно ответил Сметана. – Я покажу. Теперь точно он, я прям чувствую. Наш беглец и со своими документами. Вот придурок! Ща мы его быстренько крепим и получаем благодарность в личное дело. А то и что интереснее. А! Молодежь, чего молчим?

Борис хмуро проговорил:

– Допустим, просто спрашиваем у него: есть карточка немецкая? Он отдает. А дальше?

Сметана снисходительно покосился на непонятливого Борю.

– Я тебе только что объяснил. Благодарность от командования.

– Я про человека.

– А человека к стенке, – Сметана глуповато посмеялся.

– Я серьезно.

– По всем законам он – дезертир, – сказала Вилена. – Судить будут.

– Феномен. Его изучать надо. Да и какой там дезертир! – Борис, видно, симпатизировал фигуранту. – Война кончилась. Оружие Бардин сдал. Глупая ситуация, но преступного умысла или трусости там нет? Поле боя не оставлял. Просто был психический срыв. Четыре года под пулями, ранен был, друзей терял. Вдруг победа, и всё вырвалось.

– Трибунал учтет, – безразлично бросила Вилена.

Сметана ее поддержал:

– Ты, Бориска, делай свое. Вопросы квалификации не в нашей этой самой компетенции. Мы – ищейки. Приказали – ищем преступников. Приказали – ищем генеральских сынков. Теперь – ищем придурка с фотографией. Ловим тех, кто прячется, потому что если прячется, значит надо его найти. На том и стоим.

– Думать тоже надо иногда, иначе совсем херня.

Тут Вилена обрадованно обернулась к Борису.

– Ругаешься? Бо-орь! Ты же интеллигент.

– Нет, и не был. И не хотел бы. Я вообще-то считаю себя интеллектуалом. И думаю, есть к этому основания.

Теперь повернулся Ветров.

– А в чем разница между интеллигентом и интеллектуалом, уважаемый Борямба? Позвольте полюбопытствовать.

Борис собирался проигнорировать вопрос, но Вилена тоже заинтересовалась. И хотя после недавнего разговора о детях, семье и амебных мужчинах Борис был немного зол на девушку, все же взялся рассуждать на общие теоретические темы. Только так он и умел производить впечатление на женщин, поточное впечатление, без зазубрин, поэтому его быстро забывали.


Что есть интеллектуал? Риторически спросил Борис. Я представляю себе так. Есть некий «икс». Он занимается умственной работой. Необязательно профессионально, но извилины мозга в постоянном напряжении, в непрерывной тренировке. Он берет вопрос и находит ответ, не сковывая себя при этом, устоявшимися мнениями, существующими стереотипами. Вот Икс уловил вопрос. Не сам нашел, вопросы блуждают хаотично в энергетическом поле, вопросы ищут интеллектуалов, создающих ответы. Поэтому «Икс» и ему подобные крайне редко занимаются конъюнктурой. То, что на слуху, то, что актуально – не для интеллектуалов. Джордано Бруно не анализировал внешнюю политику Венеции или действия властей Неаполя. Не вычислял причины роста цен, методы борьбы с еретиками. Джордано Бруно на своей волне. Итак, у икса есть вопрос, он над ним думает. Нет, сначала собирает информацию, может два часа займет, может два года, все источники надо изучить. Потом анализ. Икс думает. Долго или нет, по-разному. Приходит к определенному выводу. Например, корень из шестнадцати равен четырем. Все! Икс высказывается, устно, письменно – не важно. Статью в журнале публикует: «Корень равен четырем». Ответ найден, энергетическое поле вопросов стремится к гармонии. Икс говорит один раз и все, тема закрыта, к ней он больше не вернется. Не интересно, не нужно. Икс переключился на другую проблему. Интеллектуал. Через какое-то время его ответ становится известен, допустим, уже интеллигенту. Интеллигенту «Игрек». Тогда Игрек при каждом удобном случае, по поводу и без, демонстрирует свою осведомленность. Как сказал Икс, корень из шестнадцати равен четырем. Говоря словами Икса корень из шестнадцати равен четырем. Так говорит интеллигент. А дальше в этой прослойке – в интеллигенции – появляется практика таких диалогов. Корень из шестнадцати, говорит один. Равен четырем, подхватывает второй. Цитируя Икса, говорит один. Да-да-да, восклицает третий. Потом и Икса перестают упоминать. Просто: корень? Корень четыре, мы друг друга поняли. Такой птичий язык интеллигенции.

– Интеллектуал разве не может быть интеллигентом? – спросила Вилена.

– Может. Это зачастую совпадающие лица, если со стороны посмотреть. Но суть в мотивации. У интеллектуала побуждающей силой будет умственный творческий труд, свободное мышление. У интеллигенции главный мотив – очертить свою социальную страту. Установить границы прослойки, определять своих, отделяя своих от чужих. Вот в чем дело. Интеллигентская модель поведения, необходимый минимум информированности, манера речи. Элитаризм чистой воды. Это все стоит на той же полке, где салонная литература, даже высокая кухня. Мода от кутюр, не массовое кино…

– Хитрожопый театр, – вставил Сметана, он с интересом слушал Бориса, любая критика интеллигентов была ему по душе.

– Да, театр не для всех. Много чего… ценители живописи абстрактной. Не сами рисунки нужны, рисунки нужны как критерий, чтобы отделится одному сообществу от остальных. Как бы ничего плохого, но и чего-то непременно положительного нет. У нас тоже свой жаргон, свои интересы, но уголовный розыск не претендует на высокое общественное положение. Интеллигенция – претендует, ей нравится смотреть сверху вниз. Низшие руководители партии тоже любят смотреть сверху…

Тут Вилена локтем с силой заехала Борису под ребра.

– Летчики, – поперхнулся он. – Тоже новая аристократия. А суть в том, что настоящая аристократия исторически исчезла и на ее место в социальном уравнении стали претендовать…

Борис получил еще один тычок в бок. Но чекист Ветров уже зацепился.

– Полагаете, Борис Борисович, это проблема? В государстве рабочих и крестьян вам не хватает аристократии?

– Мне всего хватает. Но движение в системе отчета сохраняется. Инерция. Поэтому… А допустим та, царская аристократия. Екатерине Второй не было смысла выделяться гастрономическим способом, она любила гречку с мясом, но всем же понятно – императрица. Лев Толстой пашет сохой, в рубашке, босиком. А зачем ему сюртук? Он и так граф…

Граф Толстой, подумал Ветров. Эх, Феликс, Феликс. Повторял, бывало, слова Толстого «Война – противное человеческому разуму и природе движение». Пацифист одноглазый. Можно проще: война – говно! И все сразу ясно. Что тебе ясно? Погиб, так молчи! Война, значит, необходимое естественное выделение. Для разума может и неприятное, но так устроена природа. И государству как организму без войны никак.


***

Загорский их ждал на открытой площадке возле барака крытого красной черепицей, в котором находилась польская администрация. Ростислав был похож на проигравшегося картежника, беспомощно стоящего на ветру со скомканной шляпой в руке.

Выходя из автомобиля, Борис подал Вилене руку, но она не заметила, или сделала вид, что не заметила. Ветров сверлил Ростислава вопрошающим недоуменным взглядом, а Сметана уже понял, что произошла очередная неудача и тяжко вздыхал.

Загорский обернулся на польских солдат в беззаботно заломленных конфедератках, которые стояли на крыльце барака, курили и посмеивались (Ростислав расценил их смешки как шпильки в свой адрес. Впрочем, необоснованно), и сказал сквозь зубы:

– Опоздали. Ушел.

Ветров скрестил руки на груди, сказал:

– Меня интересуют милые подробности.

– Как же так-то, как же это, – сокрушенно запричитал Сметана.

Загорский прикрыл рот рукой, будто кто-то следит за ним и пытается читать по губам.

– Помните, Борис, список ссыльных?

– Неужели совпало?

– Да. Некий Ярузельский Войцех. Он был в ссылке как раз рядом с последним местом жительства бегунка. Невероятным образом они встретились, Ярузельский помог фигуранту, посадил на транспорт, следующий в сторону нашей границы.

– Такая ничтожная вероятность, – шепнул в никуда Борис, поднял брови, буровя лоб гармошкой, словно решал хитрое уравнение.

– Ориентировки они наши не видели? – спросил Ветров.

– Берем этого Войцеха? Покрутим, – воинственно предложил Сметана. И сообщил невпопад, что еще при Ягоде служил в Ленинграде тоже Войцех, только Левандовский, его потом осудили на пятнашку.

Загорский поднял потертый портфель, стоящий у ног, передал его Сметане. Потом расправил шляпу свою, пригладил поля.

– Поручик на выезде, – сказал он устало. – Ярузельский на вас, Борис. Доставить, допросить. Без дерзости, не будем злить союзников. А что касается ориентировок, то да. Сработал крючок Вилены Александровны, – Загорский тепло посмотрел на девушку. – Журналистская замануха сыграла. Потому и информация прошла. Но я опоздал, моя вина. А эти дурака включили все разом: «пан офицер, только-только, вот-вот, утром – вечером, здэсь был». Нужна новая база, переезжаем. Товарищ майор, на вас надежда. И… поехали отсюда, ребята нервничают.

– Бак почти пустой, – хмуро доложил Гаврилов.

Загорский хищно оскалился.

– А вот с этим нам поляки и помогут. Это я стрясу!

Ростислав направился к бараку. Ветров шагнул за ним.

– Я с вами. Так страшнее будет. Шуганем польских панов.


Автомобиль был заправлен, оперативная группа выдвинулась в город. «Добрые самаритяне, – сказал Загорский о поляках. – А по Ленину: мелкий буржуазный элемент с бешеным шовинизмом».

Ветров пересел четвертым на заднее сидение Мерседеса, прижимался к соблазнительному бедру Вилены, обтянутому грубой тканью, разыгрывал пантомиму плотского вожделения. Сметана, видя это, понимающе щурился. Борис усиленно делал вид деловой, озабоченный.

– Если бы не секретность, – сказал он. – Взяли бы в два счета.

– Становится все интереснее, и интереснее, – проговорил Загорский, внимательно разглядывая маленькую трещину на лобовом стекле.

Партия оказалась сложной. Профессиональный шахматист непременно выиграет у дилетанта, но во время игры дилетант может не раз поставить опытного игрока в тупик, прежде всего нелогичностью ходов, непредсказуемостью. И, конечно, нелогично, из ряда вон выходящий факт, что объект пробрался – дошел пешком, доехал на попутках – так далеко от Берлина. Учитывая невозможность поднять по тревоге военные части и провести войсковую операцию, скорее всего фигурант уйдет и из Польши. Семьсот километров за месяц с лишним – кажется, очень медленно. При этом Бардин не торопится, посещает места, где раньше проходил с боем, грустит там, наверное, вспоминает. При этом Бардин в розыске, о чем сам не подозревает, или подозревает, но не знает твердо. И если бы он был один такой! Оказывается, после падения Германии десятки, сотни солдат неожиданно испарились из своих частей. Кто-то домой пошел, как фигурант, но многие рванули на Запад, к союзникам. А союзники – ну не уроды? – возвращают беглецов обратно. Тех, кто им может быть полезен, американцы оставляют, дают политическое убежище, а большинство – шагом марш обратно. Если бы фигурант знал ценность информации, случайным носителем которой он стал, мог бы уйти к союзникам и там закрепится. Черта с два они бы его вернули! Но ему, видите ли, домой надо. Он, видите ли, родину любит, причем в локальном понимании. Таким образом, он попадает в Союз, но попадает куда? В районы западной Украины. Там до сих пор действуют немецкие группы, там сидят по лесам партизаны, там действуют националистические отряды. При видимости того, что игра переносится на свое поле, в реальности ситуация проще не становится. Надо дать ориентировки во Львов и в другие города.

Гаврилов лихо вел машину, повороты проходил, почти не сбрасывая скорость. Загорский смотрел в боковое стекло, за которым сливались в изумрудные полосы кусты и деревья. Ему подумалось, что, если вдруг склад награбленных ценностей случайно найдут, и надобность в искомой фотокарточке отпадет, он приложит все усилия, весь свой розыскной авторитет, чтобы поиск Бардина не прерывался. Поймаем! Обязательно поймаем!

– Владимир Владимирович! – позвал Ростислав.

– Я! – Ветров елозил на сидении, натирал плечом затвердевшую грудь Вилены.

– Надо по вашей линии обратиться в структуры четвертого украинского фронта.

– Уже подумал об этом. Сделаем. Слушайте… давайте вон там на опушке техническую остановку.

– Уже? – с хитрецой прошептала Вилена.

– Пора, – не смутился Ветров. – Техническая остановка. Мальчики налево, девочки направо.

Когда Исай остановил машину, Ветров излишне резво вылез и быстрой походкой поднялся в небольшую горку, скрылся за деревьями. Вилена осталась сидеть, остальные вышли, разминали ноги.

– Эх, хорошо. Лето, – Сметана потянулся, сложив руки на затылке.

– Лето? – Загорский огляделся. – Действительно.

– Совсем заработался, Ростислав Васильевич, – сказал Сметана с еле уловимой укоризной. – Надо ж чутка отдыхать. Там речка есть, можно искупнуться.

– А в воду прыгнуть было бы роскошно, – сказал Борис невесело.

– Исай! Папиросу дай, – крикнул Сметана.

Закурили, замолчали. Тишину раскрашивала трещотка кузнечиков. Пахло свежей травой.

– Я думаю так, – произнес Загорский, и сотрудники придвинулись к нему. – Когда возьмем бегунка, карточку, понятно, чекистам. А его самого, предсказателя этого… К делу приспособим. Посадим на «кукушку», пусть смотрит будущее и находит того, кто нам нужен.

– А я прям сразу так и подумал, – заявил Сметана. – Этого шамана надо к делу. Ну, Васильич, ну голова!

– Там все не так просто, – кисло сказал Борис. – Он императивно не пророчит. У него дискретные озарения. Если они еще есть, что не доказано.

Загорский поморщился, отбросил ногой мелкий камешек. Посмотрел на часы, сказал раздраженно:

– Что он там веревку проглотил?

– Пойду, присоединюсь, – сказал Гаврилов и пошел по травянистому склону в лес.

Загорский снял шляпу, внимательно ее осмотрел. Борис прислонился к капоту, и стрельнул косым уничижительным взглядом в салон машины, где поправляла прическу Вилена.

– Попробовать стоит, – задумчиво проговорил Загорский. – Показания очевидцев свидетельствуют, что дар предвидения у фигуранта есть. Грех не использовать. Другое дело, как фигуранта увести от наших коллег…

Вдруг он услышал крик. Тревожный крик. Обернулся. Исай стоял на опушке, махал рукой, в которой был пистолет. Он кричал: «Сюда, сюда».

Загорский бросился вверх по горке, на ходу вынимая оружие. Сметана вмиг достал из машины немецкий автомат, побежал следом. Борис замешкался, он не знал что делать, бежать ли за своими, или остаться с Виленой. Но та уже сама вынимала маленький браунинг и решительно шагала в сторону леса.

– Здесь, – сказал испуганный Гаврилов и повел Загорского за собой.

У дерева в бархатной тени на мягкой траве лежал на спине майор Ветров и мертвыми красивыми глазами смотрел на небеса. Руки разметались в стороны, на губах заледенела его коронная усмешечка. Фуражка в кровавых разводьях лежала на древесном корне, болезненно выступающем из земли. Ремни, всегда туго облегающие его торс, были ослаблены, будто съежился, сдулся человек и беспомощно обвисла портупея. Будто вылетела душа, имеющая вес и объем.

Загорский потрогал шею Ветрова,

– Гол с пенальти и красная карточка – только и сказал он. Бережно повернул голову убитого, осмотрел ножевую рану. – Мастерский удар.

Сметана с автоматом прошелся по полянке. Остановился у сломанной ветки, осмотрел почву рядом.

– Ушел, – сделал вывод Сметана. – Или ушли. В ту сторону.

Исай Гаврилов присел на корточки рядом с телом, вздохнул:

– Жалко. Веселый парень был.

Загорский продолжал осмотр. Полез рукой в нагрудный карман мертвецу.

– Ростислав Васильевич! – отрицательно крутя рукой, проговорила Вилена.

А Борису не было жалко. То есть, было какое-то чувство, сострадание что ли, но и некоторое удовлетворенное принятие… стыдно! Личное личным, а так… Ветров красивый и мертвый. Лицо охрусталилось, но осталось симпатичным. Борис поднял фуражку Ветрова. Сверху на поле от канта до канта была кровавая вязь, которую можно принять за случайность, но нет!

– Мастерский удар, – повторил Загорский. – Редко мне такое доводилось видеть. Узким ножом, предположительно стилетом, четко в шейную впадину, где голова соединяется с позвоночником, со спинным мозгом. Профессионально.

– Ростислав Васильевич, – обратился Борис. – Взгляните. На фуражке кровью написано, пальцем написано. Катунь! Это река на Алтае! Это Бардин!

Загорский осмотрел поле фуражки. Да, действительно, надпись «Katyn». Не очень отчетливо, но разобрать можно. Убийца торопился, но послание оставил. И послание это на польском, блять, языке.

– Нет, Борис, – сказал Загорский. – Это не фигурант. Надпись не про Катунь. Это не река, а наоборот деревня. Гаврилов, Сметана! Оставайтесь здесь, – приказал Ростислав.– Стерегите жмура. Мы поедем в город, надо поставить в известность командование. Вилена, пойдемте.

Вилена кивнула, растянула в угрюмой улыбке безцветные губы. Посмотрела на ладонь, сжимающую маленький дамский пистолет. Подняла руку и неожиданно для всех выстрелила, метров с пятнадцати всадила шесть пуль одну за другой в бледно-молочный ствол юной березки. Патроны кончились, Вилена наклонилась к мертвому Ветрову и положила пистолет ему на грудь, после чего она развернулась и пошла к дороге. Твердо, прямо, не оборачиваясь.

5.

Ну, здравствуй, Родина, страна шлагбаумов, заборов и запрещающих табличек. Так подумал Ырысту, увидев на пути красно-белую перекладину, брякнувшуюся поперек дороги. Никаких пограничников рядом с будкой, естественно, не было – во время войны все границы, как утюгом, сглажены. Пограничный пункт выглядел заброшенным, но от греха подальше Бардин пост обошел, заложив солидный крюк, после чего, перейдя не стриженную, к вечеру притихшую речку, оказался – так он понял – на советской территории.

«Поймают- худо будет, – сказал на прощание Войтек. – Лагерь в лучшем случае».

«Лагеря наши ждут постояльцев, – мрачно пошутил Ырысту. – Цеха, где плетут колючую проволоку, работают без выходных».

Ярузельский снабдил Ырысту провиантом и посадил в машину, следующую в город Замосць, называемый ранее Замостьем. Неплохой городок оказался, слезливый. А потом пешком, пешком – привет, советская Украина.

Ырысту оказался в лесу. Не тайга, конечно. Деревья лиственные и какие-то несерьезные. Хотя дышится легко, упоительно, дышится лесом.

На одно из деревьев Бардин повязал ленточку, побрызгал из фляги по сторонам, поприветствовал местных духов. Никто не ответил. И пес с вами! Ырысту снял сапоги, портянки утрамбовал в карман и пошел по лесу босиком. Да, чувствовать землю! Сквозь тысячелетия, из первобытных времен донеслась первичная приветливость мира.

«Человек- человек – человек», – зачирикали птицы.

«Свой-свой», – просвистел в ответ Ырысту.

Пернатое общество успокоилось, занялось своими делами.

Это в Онгудае было, семь лет назад. Одна семья промышляла в тайге, и кызычак, младшая дочь куда-то в сторону отошла. Не то, чтобы заблудилась, алтаец не может в тайге заблудится, а просто как-то одна осталась. Села под кедр, отдыхает, ягоду ест. Вдруг слышит голоса! И голоса эти рассуждают о том, что теперь будет хорошо, ореха будет много, людей – мало, и все в таком роде. Когда девочка рассказала родне об услышанном, ихняя самая старшая бабка поняла, что это был разговор птиц. И разговор этот – к беде. Будет много ореха, значит не будет мужчин. Война! Предстоит война, куда уйдут мужчины.

Такие дела. Кто-то понимает птиц, кто-то слышит умерших людей. Один идиот время от времени будущее видит. Абсолютно супротив желания. Почему идиот? А я самокритичный. Ведь как разумно и замечательно устроено, что старуха-время прячет свои горькие настойки в кладовой на верхней полке. Незнание будущего рождает самое светлое, живительное чувство – надежду. Вера, надежда, любовь. Вера может быть как камень, любовь – свет. Надежда подобна дыханию, ее можно не осознавать, но это не то, что признак жизни, это сама жизнь и есть. В приступе удушья каждый вдох за счастье, в ужасной ситуации только надежда дает силы, побуждает и ведет.

Так что мало хорошего в озарениях, когда приоткрывается будущее. Придет, к примеру, новенький почти дистрофик лейтенант, смотришь: приятный парень. Слегка обдолбаный уставом, пришибленный комсомолом, но в целом юноша достойный. А потом неожиданно: бляха-муха, в рот гитлера пороть, смертеныш на плече!!! Нет лейтенанта в завтрашнем дне. И жалко. Неудобно к тому же, и в глаза смотреть не можешь, будто тебе стало доподлинно известно, что мама лейтенанта – проститутка. Как-то так, только в тысячу раз неудобнее.

Собственное будущее, к счастью, скрыто. Так будем наслаждаться этим мигом! Хорошо ходить босиком. Что надоело за четыре года войны, так это сапоги. Фрицы, командиры и сапоги, а в остальном война терпима. Техника еще, это самое нозячее. Шумно, зловонно. Самолеты, блин! Кто их придумал только? Да здравствует тишина!

Эге… Это кто это в лесу? Запах человеческий ноздрями забирает здоровая зверюга. Что надо? Вслед запаху лови: хозяин идет, спокойно. Хозяин идет с миром, всем угомониться! Спокойно!

Вот так-то. Расслабились тут в европейских лесах. А в стародавние времена все звери и птицы подчинялись Человеку, понимали людскую речь, потому как Небесный Владыка поставил Человека главным над всеми живыми существами. У вас тут, смотрю, это забыли.

Еще Небесный Владыка повелел Человеку править разумно и справедливо, заботится о птицах и зверях лесных. Как только в горах и лесах Алтая созревал урожай грибов, ягод, плодов, Человек всё подсчитывал и распределял между всеми живущими, кому сколько взять.

В одну золотую осень позвал Человек птичку Тарал. Эта птичка на зиму на Алтае не остается, а улетает в теплые края.

«Ты хоть ростом и не велика, да крылья у тебя сильные, – сказал Человек птичке. – Повелеваю тебе облететь весь Алтай, все осмотреть, ни одного уголка не пропуская. Хочу я знать каков урожай в наших владениях, кому какая доля достанется на зиму».

Хоть и не по душе, пришлось птичке исполнять поручение. Облетела птичка весь Алтай и подивилась щедрости алтайской земли. В реках и озерах, будто наполненных сливками, плавали несметные косяки нагулявшей к осени жира рыбы. Степи и лесные поляны, словно ковром, устланы россыпью созревших ягод. Ветки зеленохвойных кедров сгибались до самой земли под тяжестью шишек, полных сладких орешков. Поклевала птичка орешков, да задумалась: «Это же сколько всякой еды на Алтае остается. Вот бы всё моё было, не надо в южные страны лететь. Как же этим завладеть? Ведь Человек все разделит, да себе возьмет. Тогда на мою долю только крохи останутся. Не скажу я Человеку правду».

Вернулась птичка к дому Человека и сказала весть недобрую – скудный нынче урожай. Опечалился Человек: «Что же будет зимой с моим лесным народом, чем кормить слабых и малых?».

А потом засомневался Человек. А правду ли сказала птичка?

Позвал Медведя и говорит: «Дядюшка Аю, ты силен и могуч. Обойди весь Алтай, посмотри каков нынче урожай грибов, ягод, а главное – кедровых шишек».

Медведь, отдуваясь и тяжело дыша, добросовестно обошел трижды все долины и хребты, поднимался на высокие горы, забирался в глубокие ущелья. Нигде не присел отдохнуть, а когда вернулся, говорит: «О, владыка не хватит слов описать увиденное. Трижды обошел я весь Алтай. Отродясь не видел такого урожая. Всему лесному народу на зиму хватит, еще и на весну останется».

Добрую весть принес ты, дядюшка Аю, спасибо тебе. За это отныне ты с началом холодов, нагуляв жиру, будешь ложиться в теплую берлогу, и спать до весны. И никто не посмеет тревожить твой покой. И назначаю тебя старшим над всеми зверями, что на Алтае живут.

После этого позвал Человек птичку: «Негодная лгунья! Ты обманула всех! Отныне не летать тебе в теплые края, а зимовать на Алтае. В наказание за твой обман, сколько бы ты не съела, будешь всегда ощущать голод. Иди прочь!».

Теперь птичка всегда голодная, даже в самый урожайный год. Без устали носится она по тайге и кричит: «Всё моё! Всё моё!». Летает птичка от кедра к кедру, не зная отдыха, наклюется орехов, до того, что больше не влезает, а все равно кричит: «Не наелась! Не наелась!». Так и зовут эту птичку – кедровка.

И люди бывают заражены этим птичьим недугом, как гриппом – не наелись, не наелись.

Это я к чему? К тому что… тебе, тебе говорю мелюзга в кружевах, знакомый птичий облик. Что делает птичка алтайских гор вблизи гор карпатских. Тут и кедров нет.

Птица спрыгнула с куста и уплыла, вразмашку загребая воздух. Кедровка… так приятно было встретить. А это дерево, наверное, бук. Он, поди, тоже орехи приносит. Под ним и заночуем. Устал.

Ырысту устроился под деревом, перекусил. Сало, презентованное Войцехом, было вкусным, да только по консистенции напоминало прошлогодний мед. Ырысту облизал нож, упаковал оставшиеся припасы обратно в вещмешок, который повесил на ветку ближайшего деревца – чтоб мыши не позарились. Сапоги положил под голову, закрыл глаза и…

И очнулся через много десятилетий, где инфантильное будущее замерло нервно в автомобильном заторе. Пробки – бич мегаполиса. Предприниматель Бардин сидел за рулем, переключал радио с волны на волну, глотал из мятой бутылки теплую минералку. Вчера развязался – досадно. Долго не пьянствовал, и вот. Ничего не предвещало, просто зашел в полицию к знакомому оперу обсудить совместные бизнес-интересы. А у них, понимаешь, пятое октября, день уголовного розыска. Пригласили к столу, все-таки рожа знакомая, можно сказать спонсор. Что ж, присоединился, с ментами надо дружить. Начальник отдела, импозантный мужик в гангстерской шляпе сказал тост: кесарю кесарево, как говорится, а полиция, которая бывшая милиция, говоря словами Ленина, соединяет функции армии с функциями главного органа государственного порядка и управления, прорвемся!

Ырысту поднял стопку, чокнулся ей с операми, выпил, посидел для проформы и вскоре удалился. Но продолжил в другом месте. Если затравился, то нужно обязательно до талого, такой организм азиатский. Сегодня болел с похмелья, дал поручения сотрудникам в офисе и поехал домой. Жена зла за вчерашнее, поэтому Ырысту, чтобы ее задобрить, приобрел люстру, которую надо повесить в спальне. Супруга всю плешь проела.

Оп! Нашел на радио нормальную композицию. «Теплое место, но улицы ждут отпечатков наших ног…». Пойдет. Гулкий голос из детства. «Солнечный день в ослепительных снах…». Виктор Цой тоже азиат. Сам Ырысту столько раз слышал в свой адрес расистские эпитеты! Русские люди, походя, могут назвать человека с узким разрезом глаз «чуркой» и тому подобное, если это простой человек. А вот Цой у них – нормальный кореец, свой. Или военный министр из тывалар почему-то считается русским. «Группа крови на рукаве, мой порядковый номер…». На выходных можно в Чехию метнуться… А может вообще полететь на Алтай. Далеко, правда, четыре часа лета… Но там две базы отдыха, принадлежащие семье Бардиных, и было бы полезно заявиться неожиданно, устроить выволочку управляющему. Ведь всяко приворовывает!

«Я никому не хочу ставить ногу на грудь…». Что это?! Подожди-подожди, что-то с этим связано. Не хочу ставить ногу… Тут Бардин почувствовал неясную шершавую тревогу. Дискомфорт. Что-то такое… Ах ты, бляха-муха! Надо вспомнить, но не получается, ускользает нечто очень важное. Не ставить ногу, простить…

Домой добрался через полтора часа. С коробкой в руках, подошел к двери подъезда. Долго искал ключ от домофона. Когда вошел, оказалось, что лифт не работает. Новый же дом! Полгода, как сдан! Пешком по лестнице забрался на шестой этаж, сердце вибрировало так, что шевелился лацкан пиджака. А тут еще и лифт загудел – обидно, нет, чтоб на пять минут пораньше.

Зайдя в квартиру, Бардин почуял неприятный кислый запах. Откуда? Ах, да. Собственный перегар еще не выветрился. Плюхнулся на маленький стульчик возле двери и долго снимал свои дорогущие туфли, а освободив ноги, минуты три блаженно шевелил пальцами ног. После этого тщательно протер обувь специальной тряпочкой.

Скользя по ламинату удобными тапками, Ырысту прошел сначала на кухню, где выпил водички, заглянул в гостиную, где на журнальный столик бросил телефон, в гардеробной переоделся, прошел в спальню, кинул на кровать второй телефон, сам прилег рядом и стал смотреть на потолок, там висел временный светильник, который нужно было заменить на люстру.

Из-за стенки слышался зубодробительный звук дрели. Ырысту потянулся к тумбочке, среди бесполезных статуэток и безделушек нашел пульт, включил телевизор. Истеричные вопли о том, какие падлы эти американцы (и поляки тоже), несколько заглушили соседский ремонт. Лысенький дедок на экране с видом первооткрывателя сотый раз пересказывал статью Юргена Хабермаса девяносто третьего года. Дошло до него через двадцать лет! Ырысту пощелкал пультом, полистал каналы, остановился на музыкальном. Курить захотелось. Побил по карманам спортивного костюма – нет сигарет, в пиджаке остались. Да и к лучшему, а то баба моя хоть сама дымит, как паровоз, не любит когда в спальне запах курева. Надо в сервис звонить, чтоб приехали люстру повесить.

Найдя в гугле контакты разных рукастых мужей на час, Бардин сделал заказ, но обещали приехать только вечером. А вечером уже жена вернется, сюрприза не получится. Блин, что я сам какую-то лампу не прихреначу?! В свое время все умел! И розетки ставил, и проводку делал, даже менял арматуру в бачке унитаза.

На кровать запрыгнул крупный белый кот. «Феликс, гад, опять своей волосни натрясешь». Кот с невероятным чванством повел головой и требовательно дернул усами. Жрать хочешь? Ну, пошли.

На кухне насыпал коту сухого корма в эксклюзивную, в престижном месте купленную миску. В начале девяностых годов дядя Эркин плевался, когда видел рекламу кошачьего корма: ну кто, кто будет покупать это самое для кошака!!? Бред! А гляди ж ты, привыкли. Все понемногу приспособились к цивилизации. Да и Эркин-аха сомневался, кочевряжился, а потом отложил свой соболиный промысел, забросил капканы и карабины, стал за неплохие деньги водить туристов горными тропами в трудноступные места к смеющимся водопадам, возвышенно-грустным озерам с чистейшей водой, слитой с каемкой небес. А дедушка Чинат приезжал на джипе к аляповатому якобы алтарю, надевал чеклен и лисью шапку и изображал для приезжих экзотику, распевая на алтайском похабные песни, выдавая это за шаманский обряд.

Жри-жри, Феликс, а мы примемся за светильник. Табуреточку берем. А, стоп! Вышел на лестничную клетку, открыл заслонку, на счетчике щелкнул тумблером, обесточил квартиру. Пол на площадке усыпан крупнозернистым сором, это из соседской квартиры, где временно засел визгливый ремонт.

В спальне встал на табуретку, оторвал старый плафон, в потолке остался крючок и два провода. Теперь распаковал новую люстру. Красота! Золоченый круг и квадрат в основе, восемь свечей, отделка из слоновой кости – стильно, дорого. Есть обод, к которому пойдет соединение, только он в таком футляре, тут надо откручивать. Ё-моё! Тут много, что надо откручивать. Ножиком попробовал – не подлезть. Нужна тонкая крестовая отвертка. Откуда у современного человека дома отвертка? Раньше, когда не богато жили, было полно всякого инструмента, а теперь – только смартфон. Или пусть обученные люди из сервисной службы приедут, повесят? Нет. Раз уж взялся, надо добить.

Ырысту пошел к соседям. Ремонт делают – наверняка, и отвертка найдется. После третьего звонка дверь, заляпанная белой краской, нехотя отворилась, на пороге стоял статный мужчина, и – честное слово – офицерская военная форма ему бы подошла больше, чем спецовка.

– Я сосед, – сказал Ырысту, показывая на свою дверь.

– Ясно, – кивнул рабочий. – От лица нашей доблестной бригады, а также от лица хозяев приношу свои извинения за доставленные неудобства. При этом должным образом необходимо отметить, что шум производится исключительно в дневное время и никогда после одиннадцати, что является именно правонарушением, неизменно карающимся по закону.

– Нет, я не про это, – как можно дружелюбнее сказал Ырысту. – Нельзя ли у вас одолжить крестовую отвертку минут на двадцать, мне там надо…

– Это невозможно, – отчеканил мужчина. – Такие действия ничем не предусмотрены, а я не наделен соответствующими полномочиями. На противоположной стороне проспекта, на одиннадцать часов, если отсюда смотреть, с торца дома имеется охотничий магазин. В нем продаются также инструменты, в том числе отвертки.

«Вот, козел!», – удивленно подумал Бардин, когда за рабочим закрылась дверь.

Делать нечего, придется идти в магазин. Хорошо, что лифт заработал. Взял портмоне, оба телефона, вышел из квартиры, как и был в спортивном костюме. Выйдя из подъезда, оглядел свою машину, стоящую здесь же (за парковочное место Ырысту платил консьержке), поставил кроссовок на переднее колесо, надавил. Зачем непонятно. Вышла из подъезда бабка в винтажном френче, похожим на маршальский мундир. Много на свете консьержек, подлежащих удару ножом, подумал Ырысту.

Вышел на проспект, направился к пешеходному переходу мимо христианского храма, на крыльце которого сидел зеленоглазый монашек, озабоченно рассматривающий наручные часы. По «зебре» перейдя дорогу, быстро нашел магазин «Барс». На вывеске под названием изображена снайперская винтовка.

Внутри магазина было тесно и пусто, на прилавках под стеклом разложены ножи всех типов, на стене висели надутые резиновые лодки и камуфляжные костюмы. Пахло порохом.

Из подсобки появился пожилой коренастый продавец, одетый в защитную форму, с бейджиком на груди. Похожий на седого медвежонка.

– Ты ли это, Стефан Кириллов?! – изумился Ырысту.

– А то кто же? – усмехнулся Кириллов.

– Откуда?

– Так с войны.

Ырысту радостно приобнял Кириллова, но от того пахло потом и гарью, так что Бардин быстро отстранился.

– И ты работаешь здесь? Это твой магазинчик?

– Что ты, – улыбнулся Кириллов, встав за прилавок. – Продавцом временным. Я товарища подменяю.

– А вообще, по жизни? Чем занимаешься? С чего живешь?

– Да так… – неохотно произнес Стефан Кириллов. – Ни чем особенным не занимаюсь. Туда-сюда… Брат помогает. Брат у меня влиятельный. Да, влиятельный брат, – Кириллов указал в окно на церковь через дорогу. – Аккурат послезавтра поминать его будем. Я бы тебя позвал, но тебе нельзя. Сам понимаешь.

Бардин не понимал, совсем не понимал, но в том, что у Кириллова жизнь не сложилась, что ему только брат и помогает (а почему тогда помин на послезавтра?), в том, что Ырысту по своему статусу оказался выше, он находил изрядное удовлетворение. И ему сразу захотелось обозначить свой вес, свой материальный достаток.

– А я, знаешь, крупной фирмой руковожу. Могу поспособствовать трудоустройству и вообще. Только я визитку не взял с собой. Видишь в чем пришел? Версачевский костюм дома, не буду же по магазинам. Но ты звони. А то, что это такое временный продавец? И разве старообрядцам можно торговать?

Тут Бардин без всякой нужды взглянул на телефон, продемонстрировав ненароком Кириллову последнюю модель айфона.

– Мне так-то отвертку надо. Люстру повесить хочу. А ты не сработаешь, Стефан Кириллов? Я заплачу.

– Люстру? – грустно спросил Кириллов. – Эту? – он достал коробку из-под прилавка.

– Она, – кивнул Ырысту. – Стильная вещь. Арт-деко. У-очень дорогая.

– Маленькие лампочки, да накрываются матовыми плафонами. Тускло, – непринужденно забраковал покупку Кириллов.

– Тускло, не тускло, зато красивая, престижная – зачем-то начал оправдываться Бардин. – Не хуже, как у людей.

– И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, – непонятно произнес Кириллов.

– У меня и так светло.

– У тебя светло, а в тебе? В тебе? Свет в тебе не тьма?

– Во мне?.. Во мне, наверное, не светло, – признался Ырысту.

Вдруг зазвучала музыка. Медленный ритм, перебор гитарных струн. А Кириллов непонятным образом оказался возле Бардина и, взяв того за запястье, размеренно заговорил:

– Да. Когда-то вещи служили людям. Кому-то деньги были лишь средством. Кто-то достигал карьерных высот, чтоб послужить своему народу. – Стефан Кириллов слегка покачивался всем телом, и вслед за ним покачивался Ырысту. – Да! Положение и достаток получить, невзирая на унизительные затраты. Да! Для чего они: достоинство и честь? Погребены под мелкими желаниями, ничтожными устремлениями. Быть не хуже других! Чтоб всё как у людей! Заноза зависти растворяется в гной. Так вперед! И в этой стычке за престиж получаешь призы никчемными гаджетами, ненужными шмотками, лишней тебе ерундой, и вот – поросячее благодушие. Венец самодовольства, угодил своему хозяину – паразитической твари стяжательства, которой посвящена твоя единственная и когда-то драгоценная жизнь. Ты думаешь, что свободен? Но кольчуга стереотипов прижимает слабые крылья. Ты идешь, но твой ли это путь? С таким сопровождением, когда конвоиры – деньги и общественное мнение – выдали тебе стандартную робу, поставили на колени, и забыл с удовольствием, кто ты есть и зачем. Твой ли путь – дорога, где каждый поворот перекрыт заторами страха? И видеть тягостно, когда человек надевает ошейник алчности, наручники небрежения, горделиво отрыгивая, с сытой обрюзгшей мордой на брюхе! в грязи! Чавкает у забора! И даже догадывается, хоть глушит догадки остервенело, что там за оградой – неведомые земли, над которыми проносится мужественный ветер свободы. Но по эту сторону забора, здесь каждый вцепился в свой хомут. И на каждом ярме каленая надпись: «Быть не хуже других, чтоб все как у людей». Что ж… Обрастай вещами, пусть плодится моль и рождается ржавчина. Но на этом пути ты и сам стал товаром, и здесь речи не будет о каком-то наваре. Дёшево, невыгодно продаешься. Захочешь вырваться из порочного круга, верни свое призвание, для чего ты рожден. Перестань захламлять свою жизнь. Я не говорю: «Будь нищим». Я не говорю: «Будь бедным». Просто ничего лишнего. Ничего лишнего! Не будь эгоистом, полюби себя. Истинного себя. Тогда научишься любить людей. С любовью не нужен страх – поводырь. Тогда сможешь отделить от света тьму. И тогда ты станешь свободен, а стало быть, счастлив.

У Бардина кружилась голова. Музыка становилась все жестче, яростнее. Стефан Кириллов вернулся за прилавок, поправил ряд охотничьих ножей и сказал с сожалением:

– А снайпер ты был высшего класса.

Ырысту проснулся, потер закрытые глаза, царапал их кривой рассвет. Короткие ночи в июне. Фантастический сон-утопия, что он значит? Все это зря? То есть то, за что воевали, его нет? Не будет, рухнет, пропьется, прожрется, продастся. Страна Советов, развиваясь по плану, дойдет до абсурда и превратится в свою противоположность – безжалостная отвязанная диалектика. Значит, забыть. Постараться забыть. Солюдие дельцов и потребителей не достойно венка победителя. А коль так, то выкинуть из памяти! Войны в заливе не было, не было ее разрушительных штормов, забыть и жить, жить. А случались ли войны, которые не были напрасными? Кроме, конечно, троянской, когда Елену Прекрасную со скрипом, мытарствами, но все-таки вернули мужичку.

Но может потребительское общество не так уж плохо? Ведь сотни и сотни лет, тысячи поколений мечтали о том, чтобы перестать в поте лица и в кровавых мозолях добывать кусок хлеба. И если прогресс в скором времени избавит нас от такой напасти, как изнурительный физический труд, то это прекрасно. Семьдесят веков сохой пахали, можно отдохнуть. Пусть не все народы будут почивать на лаврах, а только развитые, образованные, но это уже роскошный шаг вперед.

А поиск жизненного предназначения оставим замороченным романтикам. Самопожертвование, тупой героизм сохраняем как архаичные идолы для сумасшедших сектантов. Следовать своим Путем (в высшем даосском смысле) – задача не для большинства, основная масса желает лишь насытиться. Созерцание и аскетизм – для избранных, метафизические измышления – для них же. Так что, извини, Стефан Кириллов! Брату Варфоломею передай от меня поклон, сам не могу, ибо язычник.

Ырысту сел, потянулся. Мир до краев наполнен утренней птичьей симфонией. Клекот, щебет, пересвист. Солист чирикал прямо над человеком.

Вдруг… именно, что вдруг, Бардин ощутил холодок тревожных иголок. В палитре мирного леса явилась краска опасности. Ырысту почувствовал, что ноги напряглись, глаза стали зоркими, как в бою. Призывно заныло плечо, требуя приклада винтовки. Бардин понял: за ним наблюдают. Лицо в лицо. Впереди скрывается некто. Некто недружелюбный.

Хотели бы убить, давно убили. Ырысту встал, зевнул театрально, почесал спину, ногу, незаметно нащупав пистолет. Потом приложил руку к животу и, делая вид, что расстегивает штаны, посеменил назад. Прошел за дерево и дальше, где, всполошив суровую тучу мошки, присел за кустом, молитвенно развернувшим к солнцу широкие листья-ладони. Удалившись с вероятной линии огня, он перевалился на бок и бесшумной ящерицей прополз подальше влево. Тихо поднялся, снял с предохранителя Вальтер и незаметно, только сминая капельки росы, пробежал по кругу, оказавшись шагах в сорока от места ночлега. Сапоги так и лежат под деревом. А между Ырысту и сапогами притаились двое, теперь он видел их спины. Враждебно знакомые фашистские спины, серая форма вермахта. Один с закатанными рукавами прятался за деревом, смотрел на чапыжник, где обманно скрылся Ырысту, в руках зажато ружье, опущенное дулом вниз. Второй был в немецкой пехотной кепке, держал на прицеле, обвисшие на ветке, лоскуты портянок, у него автомат «Шмайссер».

Ырысту продвинулся ближе, босые ноги попали в зыбучий мох. Он встал на одно колено, поднял пистолет. Вот он! Охотничий азарт! Первого валю в затылок, второму прострелю плечо. Пока он в шоке подбегаю, разоружаю, беру в плен. И… Бляха-муха! Война-то кончилась, зачем теперь брать «языка»? Да и куда с ним? Грохну обоих. Вон у них стоит баул набитый, всяко жратва.

Тут неожиданно хрустнуло, сразу же грохнул выстрел, пуля впечаталась выше головы Ырысту, сбила кору с дерева. Бардин упал на землю, слегка повернувшись вправо и, повернув дуло на звук, два раза нажал на спусковой крючок. Те двое, что таились впереди, среагировали сразу. Автоматная очередь ударила в пышную мшистую почву, туда, откуда миг назад откатился Ырысту. Сам он оказался за поваленным ветром трухлявым деревом, из коры которого выглянули любопытные жучки. Глубокий вдох, медленный выдох, обе руки на бревно, скоба пистолета на левую руку, прицел. Далековато, метров тридцать. Автоматчик стоит на полусогнутых. Ырысту выстрелил фрицу под козырек. Только слетела кепка – да, далековато. И опыт стрельбы из такого оружия не то, чтобы не богат, но не такой уверенный, как из винтовки.

Застучало. Стреляют с двух сторон. Мир, который был таким приятным, сверкающим и безопасным, повернулся уродливой стороной. Так, когда прошел долгий путь по грозе, продрог до костей и заходишь в тепло, где пахнет распаренным тестом, где с треском пылают поленья, и расслабляешься в неге, кажется это практически рай, но вдруг замечаешь под лавкой змею, которая тут же скрывается, и все, уют разрушен. Ты знаешь: гадина где-то здесь. Было так, да, было. Но эти обмылки фашизма, невесть как уцелевшие в диком лесу, еще неприятней, опасней гадюки. Сколько их? Минимум трое. Патронов осталось пять. Всем хватит, ребята. Думал – устал воевать, а оказалось, что нет. На исходе отпуска скучаешь по работе, и хочется, скорее вернуться к ремеслу.

Фашисты неясно перекрикивались между собой. Бардин сжался в вопросительный знак и, как в изысканном танце кружась, пробежал немного по лесу, снеся ненароком взъерошенный муравейник.

Раскатился громкий крик, чисто русский, без акцента:

– Сдавайся, мразь!!

Ишь, какой неласковый! А в сорок первом –то! Куунзеп келигер до плену, дорогие товарищи, горячий ужин, теплая постель.

– Сдавайся! Все равно не уйдешь, мразь!

А я не мразь, я – Ырысту Танышевич. Красноармеец, кавалер, дезертир.

Бардин кубарем скатился в мелкую низину, понюхал бледную поганку, гусеницей выполз выше, оглянулся. Тени крадутся следом. Слитый с листвой силуэт ближе всех. Выстрелил. Не попал.

По-кошачьи переступая, ушел в сторону. Вовремя. Обстреляли кусты, где его больше нет, взлетело облако сбитых веток и листьев.

Ырысту застыл с пистолетом в руке, ждал. Но и фрицы не торопились. Осталось четыре патрона. А четыре – бездарно потрачены, пущены «в молоко». Теряю квалификацию. Надо уходить. Бог весть, сколько всего фашистов в лесу, может батальон. Это запросто. Так спешили мы к Берлину, что оставляли в тылу, позади целые соединения. Типа, вернемся – добьем на десерт.

Фрицы опять прокричали «сдавайся». Ага, разбежался. Солнце встает на востоке. Факт непреложный, не подлежит реформам, как бы этого не хотелось западной Украине или восточной Польше. По солнцу, по следам, по гильзам, в конце концов, можно ориентироваться. Тогда…

Автоматная очередь взлохматила кусты. Ырысту отшатнулся и наступил на шипастую корягу. Зажмурился от боли, прикусил губу. Сел на землю, прислонившись к дереву, осмотрел ступню. Этого не хватало! Кровится ранка с внешней стороны стопы. В кармане лежал носовой платок, им замотал рассечение. Как же так? В мирной жизни босиком ходил сколько угодно, хоть по горам, хоть по степи, и никогда не наступил на что-либо острое. А тут… Этот лес – чужой и негостеприимный. Люди в лесу отважно желают извлечь инородное тело, сцапать бесцеремонного гостя.

Прислушался. Травянисто шумит земля, лопается, щелкая, валежник. Фашисты окружают, обходят с двух сторон. Значит, солнце как ориентир, не потеряюсь. Использую прием волков, уходящих от охотника, когда хищники сбегают неведомо куда, а потом по следу возвращаются в логово. Нужно скрыться, потом вернуться, захватить свои вещи – сапоги и мешок, и идти на восток, уже опасаясь, прячась.

Тихонько поднялся и, превозмогая зудящую боль в ноге, стремительным слаломом понесся по лесу. Не оглядываясь назад, не прислушиваясь, бегом огибал дремучие и юные деревья, прыгал через ямки и канавы, разрывал заборы кустарника. Потом резко свернул, прыгнул в густые шершавые заросли, усыпанные мелкими ягодами и вдруг…

В кустах он наткнулся на фашистскую кепку, под которой раскрылся маленький рыбий рот – молоденький немец, бледный, как та поганка.

– Хенде хох, – выдохнул Ырысту и, когда фриц потянул руки вверх, сдернул с него ремень автомата.

А потом, подпрыгнув, влупил рукояткой вальтера немцу по фуражке, туда, где должен быть гербовый орел. Фриц упал. Бардин молниеносно его обыскал, и сильными пальцами взял врага за горло.

– Чего вы тут вошкаетесь, – прошипел Ырысту, придушивая фашиста. – Заблудились? – с размашистой злостью отвесил пощечину. – Вифиль солдатен здесь?

Фриц еле слышно хрипел.

– Ты, говормотина! Война кончилась, – сквозь зубы прошептал Ырысту. – Гитлер давно капут. Дойчланд капитулерен. Всосал? Ур-род. Вифель солдатен?

– Знаемо. Ми ни нимци, – пискнул пацаненок, когда Ырысту отпустил его шею.

Ни нимцы. Не немцы они. Ясно, ясно. Так вот кто этот лес облюбовал. Халдейское племя хохлов-полицаев. Рьяные поборники фрицев, часто более злые, больше увлеченные убийствами, чем сами немцы. А самое неприятное – эти ребята дома, а я на их территории. И лес им знаком, уйти будет очень непросто.

– Ты по-русски разумеш? – Ырысту медленно отпустил горло хохленка – Заигрались хлопцы, другий мисяц уже мир. Тихо будь, – погрозил пистолетом. – Вставай. Вот ты дурак, конечно. Войне конец, э-э, усем треба до дома, к батькам.

Бледный согласно кивал.

– Так сколько вас? – спросил Ырысту, они стояли друг против друга, по лицу молодого стекали полосы пота.

– Много, – раздался насмешливый голос, а Бардин ощутил на виске холодок вороненого дула. – Бросай.

Ырысту швырнул вальтер на землю, покосился вбок. Кучерявый человек с непокрытой головой сказал:

– Медленно. Развернулся

Ырысту повернулся и подумал: как же он так незаметно подкрался? Наверное, разведчик. Или коллега-охотник.

– Петрик! – сказал кучерявый.

Молодой «ни нимец» подхватил пистолет, поднял также свой шмайссер, с двух рук прицелился в Ырысту. Лупень македонский!

А рыже-кудрявый с глазами навыкат убрал карабин, сделал неуловимое движение всем телом и врезал Ырысту по челюсти. Последняя мысль была: «рожа знакомая», и потерял сознание.


Когда Ырысту очнулся, он обнаружил, что лежит на боку с краю широкой поляны, на которой расположились лесные разбойники, было их – сосчитал, чуть разлепив глаза – шестнадцать человек, все вооружены, разнообразно одеты: мундиры вермахта, полицейская форма, несколько человек в гражданских кургузых пиджачках и огородных картузах. Пахнет едой, отряд перекусывает. Как они там называются? Бандерлоги. Да-да, тушенкой пахнет, это ни с чем не спутать. Бандеровцы, вот как. Руки онемели, они связаны за спиной, карманы вывернуты, с ноги отлетела перевязка, на ссадину налипли зеленые травинки.

Кучерявый сидел на земле рядом. Он заметил, что Ырысту пришел в себя, ухмыльнулся:

– Я ж говорю: вырубаю на тридцать хвылин. Ровно!

Смутно знакомый, светло-голубые глаза в обрамлении веселых морщинок. Кудри эти. Кого-то он напоминает. Может, служили вместе, потом он переметнулся? На полчаса он вырубает! Харя полицайская.

– А поворотись- ка сынку! – насмешливо сказал кудрявый и перевернул Бардина на спину.

– Ты развяжи мне руки, батька. Ей-богу поколочу, – проворчал Ырысту.

«Батька», бывший едва ли много старше пленника, посмотрел на Ырысту с интересом, приподнял его за шиворот, посадил, но руки развязывать не стал. Окрикнул кого-то, то ли по фамилии, то ли по кличке: «Сырый».

Сырый – видимо, командир этих олухов – лысый мужчина в возрасте подошел с грозным видом. Он дожевывал пищу, жирные потеки блестели на пепельной щетине. С ходу обозвав Бардина «советским шпионом», Сырый спросил, за кем следил Ырысту, и что большевистским прихвостням здесь надо. Певучий говор, подумал Бардин, ему бы «Зоряну ясную» петь в составе хора, а не партизанить.

– Моя, дядька, не за кем не следил, – с деланым акцентом сказал Ырысту. – Мне до вас, прости пажаласта, дела нет никакого.

Тогда Сырый назначил пленника калмыком и спросил кто такой вообще. Кто ты по жизни?

– К чему ты спрашиваешь, если документы у вас? – показав подбородком на вырванный с мясом нагрудный карман, сказал Ырысту. – Пусть, если не ясно, вон кудрявый переведет.

Кудрявый сделал на лице точеную улыбку, он уже перевел. А Сырый будто сам с собой говоря, вслух поразмыслил: расстрелять по-быстрому комиссарскую узкоглазую морду.

– А что тебе моя морда? – взбеленился Ырысту. И прикинул линию поведения, дающую шанс выжить. – Что тебе глаза мои? Что вы против узких глазов имеете? То москали покоя не давали, теперь эти. А за «комиссара» у моих земляков принято сразу нос ломать. Так что не права ты, дядя, не правда твоя.

Кудрявый тряхнул Ырысту и свирепо спросил:

– Отвечай! Кто? Куда? Где остальные?!

Но глаза его! Не было в них злости, скорее мелькала ирония: вот, мол, докатился, допросы веду.

– Попить дайте, – попросил Ырысту.

Кудрявый крикнул с приказной интонацией. Бледнолицый Петрик принес воды в котелке. «Ни нимец» потыканный, подумал Бардин, сапоги мои напялил, вот жавер! Поди и портянками не побрезговал.

– Ну-у, – ласково протянул Сырый, когда Ырысту напился.

– Бардин Ырысту Танышевич, – представился. А то вы не знаете! – Бывший красноармеец. Шел домой, потому как Германия эта мне чего-то не понравилась. Красная армия обиделась и объявила меня дезертиром и предателем. А ведь я ей ничего не обещал. Всё!

Сырый достал грязный кинжал, прислонил его острый конец под глаз Ырысту, провел лезвием по нижнему веку.

– Ну что тебе надо, дядька? – захныкал Бардин. – Я из части сбежал. Если б не сбежал, не знаю… Хочу окольными путями добраться к себе на Алтай. В лесу, я думал, краснопузые, потому отстреливался. А это ваши. И я так понимаю, что мы тут все советскую власть не любим, поэтому никого насмерть не убил. Мог, но не убил. Я – хороший.

– Говоришь, Советы не любишь? – недоверчиво спросил кудрявый.

– А за что? Тут надо понимать, у меня половина родни японские шпионы. Другая половина контрреволюционеры оказались.

Кудрявый и Сырый отошли чуть в сторону, коротко переговорили. Неужели шлепнут, подумал Ырысту и громко сказал:

– Я такой радый, что к вам попал. Мне к красным нельзя – грохнут. А вам, глядишь, пригожусь.

Кудрявый вернулся, принялся развязывать веревку, стянувшую руки Бардина.

– С нами пойдешь. Нехай пан полковник с тобой решает. А вздумаешь бежать… – он не договорил.

– Не побегу. Разрезал бы веревку, не мучился.

– Да ни-и, где потом цельную взять? Дэфицит, – сказал кудрявый.

А Ырысту смотрел на него и напряженно силился вспомнить: кого же он напоминает?


***

Опергруппа Загорского покидала воспаленный, покалеченный город Замосць, чтобы продолжить ловлю фигуранта на советской своей территории. Полковник Колупаев, примчавшийся Берлина, дал нервное указание поиски Бардина ни под каким видом не прекращать. На это Ростислав фамильярно заметил, что останавливаться на полпути не в его правилах, но есть препятствие в виде гипертоничного генерала, бренчащего всеми возможными медалями вплоть до значка мастера парашютного спорта, который лично возглавил дознание по факту убийства майора Ветрова.

Когда Загорский доложил о происшествии, уполномоченный работник – рябой капитан с мохнатыми ушами – поначалу не собирался предпринимать особых мер – убили человека, на то она война, даже если убиенный был сотрудником НКВД. Насторожило послание, сделанное кровью на фуражке, тут компетентный товарищ задумался и сказал, что незамедлительно известит инстанцию. Инстанцией оказался тот самый пунцовый генерал, который явился в комендатуру, выслушал Загорского и приказал комендатуре собрать побольше чекистов, криминалистов и служебно-розыскных собак, чтобы выехать в лес, где Сметана и Гаврилов охраняли место происшествия, Вилене было велено находится в маленькой комнате и писать отчет, в котором поминутно изложить события последних суток.

Поляна, где убили Ветрова, была небрежно осмотрена прибывшими особистами, само собой ничего нового не нашлось, а над фуражкой с надписью «Катынь» генерал задумался и спросил Загорского: вы знаете, что это значит? Ростислав хмыкнул, мол, что-то такое слышал, но ему, в сущности, наплевать, и попросил разрешения вернуться к основной работе. Генерал ответил, что ни о какой деятельности не может быть и речи, оперативной группе оставаться под его присмотром до выяснения всех обстоятельств, имеющих значение для дела, кроме того Загорскому и его людям придется дать подписку о неразглашении. А Загорский это польская фамилия! Выдав эту сентенцию будто бы, между прочим, генерал стал буровить Ростислава проницательным (как ему казалось) взглядом. Ростислав даже не стал отвечать, попросил Бориса, сменившего Исая за рулем Мерседеса, принести личные вещи Ветрова.

Вещей было немного – сумка с бельем и планшет с документами, которые Борис, разумеется, рассмотрел до приезда особистов, оставив кое-что при себе. Кроме материалов по делу Бардина интерес представляла тетрадка в клеточку, исписанная до половины округлым почерком Ветрова – испещренный помарками и исправлениями черновик служебной записки в ЦК. В ней покойный майор – даром, что был бабник и пьяница – обстоятельно рассуждал о мировой политике и послевоенном устройстве мира. В начале, как водится, обширно процитировал Иосифа Виссарионовича о том, как в советской стране под руководством большевиков искоренены такие явления, как безработица, голод, нужда. А в той части России, где коммунисты не победили, верх взяли белые, так и остались все пережитки капитализма: голод, разруха, эксплуатация буржуазией крестьян и рабочих, и нет никаких шансов – с сарказмом написано Ветровым, – что Финляндия станет когда-либо благополучной для жизни страной. То же самое представляет собой Испания, где тоже победили белые, которая тоже обречена пребывать во мраке отсталой формации. Теперь, думает Ветров, когда Красная армия стоит в восточной Европе есть все предпосылки для установления здесь советской народной власти, потому что, несмотря на гениальную идею товарища Сталина о построении социализма в одной отдельно взятой стране, сосуществование двух систем в географической близости представляется небезопасной. Но стоит ли? Нужно ли силой навязывать неразвитым, неготовым к социализму народам прогрессивный общественный строй? Например, ортодоксальная католическая Польша в ближайшее время ни за что не примет коммунизма, тем более не примет от России. Было бы предпочтительнее договориться с союзниками о выводе войск: Красной армии – из восточной Европы, американских дивизий – из западной. Это должно привести, учитывая роль СССР в победе над Германией и роль коммунистических организаций в подпольной антифашистской деятельности, к росту и без того немалой популярности, а в перспективе и приходу к власти просоветских сил во Франции и Италии. Именно на эти европейские страны надо опираться в деле экспорта революции в мировом масштабе. Ветров детально разобрал ситуацию в Италии, Франции, не обошел своим вниманием и Дальний Восток, по поводу чего он обосновано заявлял, что Китай – наш исторический соперник в регионе и даже в случае победы китайских коммунистов нельзя допустить усиления этой страны. В этой связи необходимо учреждение буферных государств: Маньчжурии, которая вскоре будет освобождена от японцев, и Уйгурской республики, которая должна стать советским протекторатом вроде Монголии.

Широко мыслил покойный чекист, оценил Загорский, когда Борис показал ему записи Ветрова. Особенно по поводу Китая – уж я-то тему знаю. Так бывает, когда легкомысленный раздолбай отличается глубоким взглядом на серьезные мировоззренческие проблемы. Недооценивали мы его. Но черновик нужно уничтожить, у чекиста есть семья, а в этих записях сквозит устойчивый запах троцкизма.

В районе убийства Ветрова была проведена войсковая операция, лес прочесали мелким гребнем, следов антисоветских польских отрядов не нашли. А они существовали, и это было всем известно, включая сыскную группу Загорского, рассказавшему своим сотрудникам о расстреле пленных офицеров-поляков вблизи села Катынь, который приписывается немецко-фашистским захватчикам, но есть серьезные подозрения, что данную казнь произвели советские энкавэдэшники. В этом свете Ветрова убили из мести, и – с большой вероятностью – без замысла и плана, спонтанно.

Так и было, заявил Сметана, выщипывая кожуру с крупной картофелины. Еду и ночлег оперативникам предоставили по указанию краснолицего генерала, который переговорив с полковником Колупаевым, стал подчеркнуто любезен и свои подозрения забыл. Он не приказал, а вежливо попросил сыщиков не покидать город до подведения итогов войсковой операции и составления необходимого в таких случаях плана дальнейших мероприятий. Загорский не менее вежливо предложил свои услуги, которые, к счастью, не оказались востребованы.

Так и было, сказал Сметана, шел матерый диверсант Армии Краевой. Идет себе по лесу, а тут оправляется, понимаешь, советский майор в том самом ненавистном кителе. Недолго думая, тот чик! И заколол чекиста. Почти как кабанчика, только сверху.

Вилена встала, уронив колченогий табурет, и вышла из комнаты. «Николай Прокопьевич!», – неприязненно воскликнул Борис и вышел вслед за Виленой.

А чего я сказал? У ней таких майоров было, что конь нагреб. Сметана вгрызся в картошку. Загорский сказал Сергею Гаврилову, чтобы завтра рано утром незаметно он отвез Бориса туда, куда он скажет. Время терять не стоит.

На следующий день Борис нашел и попытался допросить Войцеха Ярузельского. Поручик был благородно надменен и брезглив, через губу пробурчал, что да, встречались с Бардиным Ырысту. Да, были знакомы в Горном Алтае. Да, известно, что Бардин разыскивался дивизионной газетой, о внимании к нему иных структур поручику неизвестно. И все! Что вам? Выпили, поговорили. Направил приятеля в Замосць. Дал ему в дорогу сало и консервы. Обнялись на прощание, если вас это интересует. Все? Мне добавит нечего, и вообще идите в пень, я – будущий маршал Польши.

Бардин и здесь напророчил, подумал Борис.

Пройдут десятилетия, и профессор Борис Сорокин вспомнит этот разговор, когда увидит в газете фотографию унылого обрюзгшего польского диктатора в темных очках, не имеющего ничего общего с бравым поручиком образца сорок пятого года. Генерал он, не маршал, ошибся предсказатель, подумает Борис и с тонкой прозрачной тоской вспомнит свои приключения в те времена, вспомнит Загорского, Вилену, всех замечательных людей, с которыми ему довелось встречаться.

Гаврилов, узнав новый пункт назначения, страшно фальшивя, пропел:

«На Дону и в Замостье

Тлеют белые кости.

Над костями шумят ветерки.

Помнят псы-атаманы,

Помнят польские паны

Конармейские наши клинки».

А Борис подумал, что псы-атаманы двадцать с лишним лет назад решили судьбу Европы, а может и всего мира, когда остановили революционный поход рабоче-крестьянской армии. Если бы тогда взяли Польшу, вошли в Германию, не пришел бы Гитлер к власти. Поляки – числитель, мы –знаменатель. Железный Феликс был поляк, занимал высокий пост в стране, идущей войной на его народ, как это? Дзержинский, по сути – предтеча генерала Власова. Хотя мало ли таких? За скобки выходили в разное время воевода Басманов, Робер Артуа, князь Ярополк из Рюриковичей.

«Если в край наш спокойный

Хлынут новые войны

Проливным пулеметным дождем,

По дорогам знакомым

За любимым наркомом

Мы коней боевых поведем», – трубил Серега, покручивая рулевое колесо, поглядывая в зеркало заднего вида.

На лошадях давно не воюют, заметил Борис, на что Гаврилов ответил: жаль. Если бы война состояла из кавалеристских наскоков с шашкой наголо, лихой рубки в чистом поле, он, ни минуты не сомневаясь, бросил бы сыскное дело и записался добровольцем в конный эскадрон. Исайка того же мнения, добавил Серега.

Борис довел начальнику новую оперативную информацию, и Загорский ушел совещаться к Колупаеву, откуда вернулся за полночь, прокуренный и усталый.

Через день группа прибыла в Замостье. Добрая река Лабунька выносила свои воды из города, на правом берегу развивался бело-синий с алой символикой военно-морской советский флаг. В комендатуре Загорский вытребовал помещение под базу, ему предоставили квартиру в бывшем еврейском квартале, где, по словам коменданта, провела свое детство Роза Люксембург.

После заселения и короткой планерки Братья Гавриловы отправились на автобазу, Загорский поехал налаживать контакты с местной администрацией, Сметана втянул ноздрями жаркий воздух, сказал, что пробежится по окрестностям. Борису и Вилене было предложено заниматься чем-либо на свое усмотрение.

Борис прогулял Вилену по городу, где, несмотря на весь военный урон, сохранились прекрасные образцы старой европейской архитектуры. Дворец Замойского девушку не впечатлил, как и другие постройки, но на нее с плотским интересом посматривали советские офицеры, которых на улицах Замосци было изрядное количество, а также местные мужчины – в основном возрастные поляки. И то, что она по-прежнему привлекает вполне определенное внимание, Вилену радовало больше, чем натужная экскурсия Бориса. Они остановились на повороте, влево уходила улочка, заполненная битым кирпичом на полметра от земли, вправо – над мостовой нависали опасно, чудом не рухнувшие, стены с пустыми квадратами окон в четыре ряда.

– Боренька, – тихо сказала Вилена, – А не пора ли нам поработать? А?

Борис обрадовался – она отвлеклась от горя, от мертвого Ветрова.

– Ты план города взял?

– Не брал. Подробный план шеф унес с собой. Есть карта похуже, она на столе осталась на базе.

– Тогда побежали, – Вилена схватила Бориса за руку. – Там сейчас нет никого…

И через многие годы, до самой склерозной старости, Борис не мог вспоминать тот вечер без мерзко постыдного чувства. В любой момент его жизни, без оснований к тому вдруг приходило в голову: «Замосць, квартира, стол». Тогда он начинал быстро ходить по кабинету, по спальне, по тротуару, тянуть себя за волосы до нестерпимой боли, и бормотать про себя или вслух: «забыть, забыть, забыть!».

Прошло три дня. Загорский, которого сотрудники за это время практически не видели, собрал всех за столом и сообщил, что методом личного сыска им найдено четыре очевидца, с разной степенью уверенности опознавших фигуранта, и показавших, что лицо, напоминающее Ырысту Бардина, неделю назад покинуло Замостье, направившись в юго-западном направлении.

– Я! Сам! Окрестности прошерстил, – строго говорил Загорский. – Ваши где успехи? Я один работаю?!

– Пожалуйста, – с обидой сказал Сметана, доставая скомканный листок. – Пани Гжевска, ее показания о том, как советский солдат азиатской внешности, – Сметана разгладил бумагу на столе. – Выменял у нее серебряную цепочку на хлеб и два носовых платка. Цепочку изъять не удалось – бабенка скандальная эта пани. Осмотрел. Ничего примечательного. Пожалуйста, вот.

– Некий Вуйчик показал, что привез друга поручика Ярузельского в Замосць, – доложил Исай Гаврилов. – Высадил на окраине города. По дороге не разговаривали, так как Вуйчик русским языком не владеет. Мы с ним беседовали с переводчиком.

– Так, хорошо, – одобрил Загорский.

Вилена посмотрела на Бориса (как тому показалось с жалостью) и сказала:

– Сорокин продуктивно поработал с запросами.

– Так? – повернулся Загорский к Борису.

– Не могу сказать насколько продуктивно, – неуверенно начал Борис. – Но прорабатывая биографию, военную именно биографию фигуранта, могу с вероятностью два к семи предположить, что Бардин (если его намерение посетить друзей-однополчан не изменилось) появится в двух точках. Надо иметь в виду, что эта пара точек определена на Украине, из других областей на запросы пока не ответили. То есть это Михаил Шапкин… можно карту… не эту, украинскую, – Борис поставил на карте жирную точку карандашом. – Михаил Шапкин здесь. Демобилизован, вернулся домой. И Тарас Хилюк, с ним фигурант еще под Москвой воевал. За обоими присматривают местные, нас, говорят, уведомят.

– Других вариантов нет, – Загорский хлопнул обеими ладонями по крышке стола. – Тогда ненька Украина. Собирайте багаж, Сергей. Врываемся!

6.

В лесное селение, служившее убежищем украинских националистов, отряд добрался только спустя сутки.

Бардин, пребывал в томительной неизвестности, но шагал вместе со всеми, делая вид бодрый и радостный, оживленно болтал с кучерявым, который единственный среди бандеровцев свободно говорил на русском языке. Ырысту доверительно признался своему конвойному, не спускающим с него голубого глаза, что вынужден был бежать из действующей армии в связи с одним инцидентом, в результате которого особист из их полка был сожран стаей одуревших собак на развалинах павшего Берлина.

Кудрявый с сомнением покачал головой, дескать, ври-ври, да не завирайся. А вот поедь и спроси, обиделся Ырысту, Волков его фамилия была, а имя – Феликс. Потом Бардин вспомнил их перестрелку гоголевскими цитатами и перевел разговор на Тараса Бульбу. В этой повести кудрявый был, конечно, солидарен с запорожцами и главным героем. Ырысту, отдавая должное принципиальности Тараса, душой и сердцем симпатизировал младшему сыну. Патриотизм – чувство переменчивое, по мнению Ырысту, любовь – гораздо лучше, светлее как бы. Еще какой переменчивый морок, этот патриотизм, с неожиданным энтузиазмом подхватил кудрявый. В этом же лесу, на другой его стороне, жил себе, представь, Мыкола восемьсот девяносто какого-то года рождения. Вел хозяйство на хуторе, стоящем на отшибе, разводил поросят, которых поздней осенью искусно колол, шедеврально засаливал сало. Мыкола был австрийским патриотом, верноподданным императора Франца-Иосифа. Периодически он ездил в город, что-то продавая, что-то покупая, заходя в аптеку, чтобы прицениться к кокаину (тогда легальному). В городе патриотично развешены флаги и другие символы Австро-Венгрии. В храмах звучат молитвы во здравие правящей династии. Мыкола вместе со всеми славит императора. А потом, – черт его знает как, – не уезжая из родного края, оказался Мыкола под властью Российской империи. Униатских священников прогнали из храмов, зазвучали новые здравницы в виде «Боже, царя храни». Всех стали загонять в греческую веру.

Тут Бардин вспомнил старообрядца Кириллова и заметил, что если власть совершает гонения на иноверцев, начинает щемить инакомыслящих, это в первую очередь говорит о хлипкости государства, а также о неуверенности и трусости правителя и его пристяжи.

Верно, согласился кудрявый, Российская империя вскоре рассыпалась. А тогда, в начале века на зданиях – двуглавые орлы. Мыкола стал российским патриотом, поставлял свое сало в русскую армию. Все хорошо. А через год приехал в город, а город уже в стране Украине. И флаги другие, и молитвы за других, все стали патриотами другого государства. Ну, все, подумал Мыкола, на этом остановимся, но вскоре оказалось, что он – поляк. Польский гражданин. Флаги стали красно-белыми. Исправно служили в костелах за Польшу и Пилсудского. На какое-то время все успокоилось, Мыкола старел, толстел, богател. Первый внук его родился все на том же хуторе. Только хутор чудесным образом переместился в Советский Союз страшного тридцать девятого года. Красные флаги, красные звезды, портреты товарища Сталина. И свиньи стали советскими, земля – колхозной. Не успел Мыкола как следует пропитаться социалистическим патриотизмом, встала необходимость рождать в себе патриотизм национал-социалистический. Хутор стал германским, вермахт требовал сала. Мыкола – житель рейха, обязан любить страну и фюрера. Как тут с патриотизмом? И чего тут делать?

В лес уходить. Ырысту понимающе ухнул. Я бы ушел в горы в тайгу. С другой стороны, если бы моя тайга стала китайской, был бы китайцем и я. Я и похож. Если бы в восемнадцатом году устояла Сибирская республика, не думаю, что многие поехали бы в Россию. И сколько знаю сибиряков вашего славянского происхождения, для них своя земля ценна, священна, их реки – наши реки – Обь, Иртыш, Енисей, а про Волгу и Дон с сидящими там коммунистами – приходит на ум Похуйлайнен, адъютант Маннергейма всея Финляндии.

А Днепр? Хрюкнул носом кучерявый. Сначала подумай, потом говори, редкая птица долетит да середины Днепра.

Ага, чуден Днепр при тихой погоде, поддержал Ырысту, к слову о птицах…

Беседа перешла на тему животного мира и его разумного истребления, Бардин рассказал как он рябчиков… да что там рябчики! Вот караулить горных козлов, ждать, когда они выйдут на солончак, – не пожрать, не оправится, а самое сложное, что закурить нельзя.

Кудрявый скупо поделился махоркой, начал свою охотничью байку. Но тут, шедший впереди, обмахивая веточкой расстегнутый мундир, Сырый остановился, поднял руку. Редко вытянутый по тропе отряд остановился. Петрик обернулся к Бардину и состроил жуткую гримасу. Сырый лязгнул затвором, а кудрявый достал веревку и мигом связал Ырысту руки за спиной, зацепив еще и босые ноги у щиколоток. Бандеровцы готовились к бою. Теперь и Бардин услышал далекий гул автомобильного двигателя. Его опять положили на бок под дерево. Оскорбленный таким поручением Петрик, остался охранять Ырысту, остальные с хищным видом скрылись в чаще.

В густой тени не засыпала мошкара, она норовила попробовать на вкус закрома бардинских ноздрей, и тому приходилось возить губами по зубам, двигая кожу лица, чтобы отгонять настырный, гудящий гнус. Петрик возбужденно ходил взад-вперед, вытягивал шею и вслушивался.

Шум машины приближался. А вскоре послышалась дробная стрельба. Кто кого, подумал Ырысту, мне-то что? Украинские националисты меня, разобравшись, грохнут. Советские интернационалисты – тоже, свои долго думать не будут, не та ситуация. Они уже шьют, как Жорка предупредил, похищение секретных сведений. А я никаких военных тайн сроду не знал! Мечников, старшина приворовывал, так это не тайна. Кто у нас не подрезал чего-то? Но раз повесили сей факт на вовремя сбежавшего снайпера, трудно будет оправдаться. Как оправдаться? Расклад недоступный и необъяснимый. Разве жители городов, рабочие, призванные на фронт от станка, или деревенские фанаты колхозов и пятилеток поймут? Как объяснить непреодолимую тягу в родные края? Такую тягу, которая перебила присягу и долг? Алтай! Алтай манил прохладными вершинами, прозрачно-вкусным небом, одеялом-домом. Но решат – если задержат – решат, что злой умысел. Как Войцех сказал: в лучшем случае – лагерь. Тогда нужно подружиться с хохлами – полицаями. Здесь – шанс.

Петрик матерился на местном диалекте, что не отличалось от ругани по-русски. В крайнем случае, на матах завсегда объяснимся, подумал Ырысту.

Эхо боя побилось в лесу, как птица в силке, и стихло. Петрик отвязал бечеву от ног Ырысту, поднял его с земли, накинул конец веревки ему на шею и подтолкнул к зарослям орешника, продравшись через который, пройдя по следам, они через десять минут оказались на заброшенной, поросшей травой просеке.

Здесь стояла «полуторка» с тентом над кузовом, из которого хохлы выгружали разный скарб. Толстый бандеровец примерял маскировочный халат, с трудом сходившийся на выпуклом пузе. Кудрявый стоял поодаль, недовольно крутил серебряную пуговицу кителя.

У грузовика спиной к колесу сидел русоволосый молодой человек в советской форме с погонами старлея, на которой проступили пятна крови. Сырый стоял рядом, поигрывая ножом.

– Усе, – кто-то крикнул из кузова. – Тильки одижа!

Сырый раздраженно обратился к раненому, тот сдерживал стенания, но неудачно – стон прорывался сквозь сжатые зубы. Подошел кудрявый и тихо задал вопрос старшему лейтенанту. Ырысту только сейчас заметил в кабине убитого водителя, упавшего головой на руль, его пилотка почему-то не слетела с головы. Сырый приставил нож к глазу старлея. Знакомо-знакомо, это у него любимый трюк.

Бандеровцы разбирали вещи. Бардин подумал, что сейчас ему предложат добить раненого, чтобы кровью повязать. Придется застрелить. Но он и так не жилец. О чем это я? Такая пошлость бывает только в дешевых романах. Какой мудак даст в руки пленного заряженное оружие, пусть и с одним патроном? Так не бывает.

А-а- ум!!! Истошный вопль. И еще. Не прерываясь. У-у-у-у!..

Глаз… там, на лице, где был глаз лейтенанта, пульсирует кровавый сгусток, вязкое что-то течет по щеке. Он кричит, он выхаркивает невероятную боль. Сырый доволен. Кудрявый брезглив. Петрик блюет.

Ырысту хочет отвернуться, но не может, он только упал на колени. А Сырый принялся вырезать второй глаз старлея. И снова вопль, от которого жить не хочется. Все повидал на войне Ырысту, но такую беду видел впервые. Смысла-то нет, только жестокость.

– Садизм, – сказал кудрявый. Он присел напротив Ырысту, загородив от него кровавую расправу.

– Пытка. Херовая пытка, – пробормотал Ырысту. – Шлепнул и все. Зачем?

Кудрявый покусал тонкие губы, вздохнул:

– Сырый… он знаешь… в своем праве.

Бардин склонил голову. Подумал со всей силы, если можно с силой думать, подумал так, что напряглись и затрещали кости головы: умри, старлей! Умри! Силы небесные, духи лесные, смерть подарите! Эрлик, Ульгень, заберите душу его! Высокое синее небо, милость окажи! И слышал Ырысту стук… Тук-тук, тук-тук. Ритм. Биение сердца на ниточке. Ее оборвать… Замолчи! Замолчи!

Стук прекратился. Кудрявый ушел. Сырый сорвал пучок прошлогодней травы и протирал лезвие. Петрик уже улыбался, копался в коробке из серой фанеры, на его фашистском мундире вместо крестов сверкали комочки блевотины. Пузатый сворачивал тщательно ношеный маскхалат защитного цвета с зелеными шнурками у штанин.


***

Шли по лесу еще полдня. Вечером ощутимо похолодало. Ырысту вяло отвечал болтуну -кудрявому, поддерживать разговор уже не хотелось. А еще он думал, что на умершем от мучений офицере были сапоги. Свои сапоги, с которыми сроднился, реквизировал бледно трусливый Петрик. Хорошо ходить босиком, когда это твое желание. А когда тебя вынуждают, разувают и подгоняют – совсем не кошерно. И где-то поджидает нас мифический «пулковник», который должен решить судьбу беглеца. Надо держаться выбранной линии. Я – серьезнейший анисоветчик, возьмите меня к себе, буду бороться с большевиками. Или не так! Иду к себе, чтобы поднять в Сибири восстание, для нас это дело привычное. От истины недалеко: если Советская власть не дотумкает сейчас после войны отпустить крестьян из колхозов, то вполне вероятна буча. Закаленные в битвах солдаты не захотят возвращаться к голоду и трудодням, а офицеры, вобравшие опыт, не пожелают опять страха арестов, допросов, расстрелов по квоте.

Или все останется, как было. Не шевельнется в утомленных мозгах вопрос. И не станут правители вознаграждать народ. Ну и ладно! Уйти, слиться с природой, не видеть, не слышать.

Вышли к ручью. Здесь отряд сделал привал. Развели костер, стали готовить ужин. Ырысту смотрел на бандеровцев и думал: а какое у них будущее. Зажмурился. Ничего не увидел. Ему дали бутерброд: черствый хлеб с намазанной кашей из какой-то непонятной крупы. А скорее – из нескольких круп.

Кудрявый сидел неподалеку, ел с ножа, перекидываясь фразами с двумя пожилыми нацистами: первый – толстяк, прибравший маскхалат, второй – бородатый со сломанным носом.

Ырысту уже управился со своим пайком, а те – смаковали.

– Сольки бы, – жалобно сказал бородатый.

– Мгм, – согласно промычал кудрявый и тряхнул рыжеволосой головой.

Характерно так тряхнул. Это Бардин уже видел. Да и весь облик его… Но этот жест! Тут чедырген-искорка блеснула яркой стрелкой, и догадка озарила Ырысту. Вот на кого он похож! Это когда было то? До войны, незадолго, в сороковом. Точно!

Ырысту с хрипотцой произнес, подражая тому человеку:

– Усе можливо деля А-андрия Ракицького!

Кудрявый вздрогнул, замер с открытым ртом. Повернулся, с отпавшей челюстью воззрился на пленника.

– Сын? – спросил Ырысту.

Кучерявый опять мотнул головой.

– Племянник.

– Похож. Очень. Я с утра голову ломаю.

А толстяк начал быстро говорить, из его речитатива Ырысту через пень-колоду понял, что пузатый утвердился в своей убежденности о внедрении Бардина к повстанцам, потому что он, вишь, в курсе биографии и родственных связей, а это могут предоставить лишь в НКВД.

Кудрявый отмахнулся. Пересел к Ырысту поближе.

– Как? Ты знал дядю Андрия? – задал вопрос Ракицкий.

Конечно, он – Ракицкий, если племянник. И как сразу не догадался!?

– Знал? Почему? Знаю.

– Он жив?

– Живее нас с тобой, – Ырысту поддел с гимнастерки хлебную крошку, прилепил ее на язык.

– В бубен ёбнуть? – деликатно спросил Ракицкий.

– Я не сильно его знаю, Андрия-то. Пьянствовали два дня. Но на пьянке сдружились как-то. Он так головой брыкнет и хрипит: «Можливо усе деля Ракицького!». Я помню. Так не «для Андрия», а «деля». Нет: «де-эля!».

– Где это было?

– В одном селе, я туда к другу на свадьбу ездил. Село в Кулундинской степи, это запад Алтайского края. А может уже Казахстан, я в ихних границах не разбираюсь.

– На свадьбе познакомились с дядей?

– Ага, на свадьбе. Загуля-али-и, ух!

Вклинился пузатый, он недоверчиво прислушивался к разговору, сказал, что не может такого быть, чтобы спецпереселенец и враг приглашался на чью-то свадьбу, а значит Андрия Ракицкого казнили, значит – Ырысту лжет, он – большевистский шпион.

– Съезди, узнай, – равнодушно сказал Ырысту. – Название села не помню, помню, что смешное. Друга моего спроси, они корешатся с Ракицким. Друга фамилия Урбах.

– Немец?

– Точно, немец.

– И ты говоришь, – задумчиво сказал Ракицкий. – Что в какой-то степи…

– В Кулундинской.

– В степи, непонятно какой, есть село, где во время войны немец играет свадьбу, а на эту свадьбу он приглашает депортированного галичанина?

– Сибирь, – пожал плечами Бардин.

Кудрявый поразмыслил. Толстяк опять полез со своими выводами, Ракицкий отмахнулся от него, сказал Ырысту:

– Я верю, – он обрадовался до невозможности. – Я верю, конечно! Дядя Андрий живой! Это же… А жинка? Марика? Она?

Ырысту наморщил лоб, вспоминая:

– Сидела с ним рядом. Такая бровастая. Стопки отбирала.

– Черянвая-пречернявая?

– Не, седая. Совсем седая.

Ракицкий буквально на миг загрустил и снова расцвел.

– Мы их схоронили заочно, а они живые оказывается. И как? Что? Где там и что происходит?

– А что происходит? – невесело усмехнулся Бардин. – Все, как везде происходит. Эшелон из Галиции остановился. Доставленных бросили в степь. Это осень тридцать девятого. Голая пустошь, немецкий поселок далече, с другой стороны железной дороги. Немцы там поселились двести, может быть, лет тому. А ваши депортированные…мерзлая картошка в земле оставалась, самая мелкая. Крапиву варили и лебеду. Пыль с колосков. Многие померли. Землянки вырыли, перезимовали с грехом пополам. Весной обживались: огороды разбили, избы построили. Потихоньку. Работать ваши умеют, к лету уже кое-какая скотина завелась. Опять многие померли, но в следующую зиму было уже попроще. Что хорошо: власть туда особо не суется. Да и кто там власть? Такие же ссыльные или их потомки. Еще казахи и татары, но этим все до манды. Они партийными притворяются, а сами ходят к мулле. Намазы, халаты, обряды, многоженство у них, как и было всегда, и закон на это не писан. А в немецкое село и украинскую деревеньку часто никто не ездит. Так что живут-выживают, ведь официально их как бы и нет.

– А Андрий? – требовательно поторопил Ракицкий.

– Крепкий хозяин. И, кстати, на водку крепкий. Уважаемый человек. Семью кормит. Сначала трудно было, говорит, потом приспособились. Присто-со-вувался, так? Он в одном степном хозяйстве подряжался овец пасти, потом дорос до коров. А когда коров пасешь, можно и молочка втихаря сдоить для детей.

– Так не было у них детей, – удивился Ракицкий.

– Взяли. Я ж говорю: многие померли. Дети остались, твой дядька взял.

– Чужих усыновил? – уточнил Ракицкий.

– Как усыновил? Взял. Да и какие они чужие, если подумать? Двое ребятишек.

– Благостную весть ты мне принес, – с пафосом сказал Ракицкий. – Это радость большая, отцу сообщу… Спасибо тебе.

– Спасибо, как говорится, на хлеб не намажешь. Мне еще бы пожрать. Дальше пойдем?

– Да ни. Здесь заночуем, утром пойдем, – сказал Ракицкий, ставя перед Ырысту котелок с торчащей из каши ложкой. – Тебя вязать? Или не сбежишь?

Смысл бежать? Ырысту подъел остатки каши, попутно рассказывая Ракицкому о жизни его дяди в далекой Сибири, все, что мог вспомнить, а лакуны в повествовании заполнял историями других людей – судьбы ссыльных до крайности похожи.


***

На следующий день солнце стояло в зените, когда отряд пришел в селение. Задолго до первых хибарок Сырый свистнул по-птичьи. Прислушался –тихо. Свистнул еще раз – раздался в ответ отрывистый щебет. Нет, не птица, понял Бардин, часовой имитирует. Значит у них здесь охрана. В секрете было двое, они вышли, поздоровались с вернувшимися, с людоедским любопытством оглядели Ырысту.

Окруженное пнями разной давности спила, селение – три десятка землянок и шалашей, четыре бревенчатых дома по центру – напоминало деревню древних славян, как ее представлял Ырысту. Профессиональный историк все же, со справкой. Еще бы пеньки были не пеньки, а идолы-чурбаны, воздвигнутые на могилах предков – полное сходство. А линия таких идолов называется: чур. Отсюда «чурбан», «чересчур» и «пращур» – однокоренные слова.

Деревушка хоть и закопалась в землю, но чувствуется здесь хозяйская основательность, все ровненько и чистенько, даже дорожки подметены. В селе Бардину обрадовались собаки. Повстанцам – женщины, их тут немного, одна была очень высокой, с соблазнительно приподнятой пазухой, в цветастой косынке, она поманила пальцем Петрика и, когда парень подошел, отвесила ему затрещину. Мамка, понял Ырысту. На него тоже тыкали пальцем, но без изумления, и Бардин решил, что пленные сюда иногда приводятся. Еще больше он в этом удостоверился, когда Ракицкий спросил у Сырого: «Как всегда?».

– Так. В погриб, – ответствовал Сырый и Ракицкий повел Ырысту к добротному дому с синими в белый ромбик ставнями.

– Здесь лесничий раньше жил, – пояснил кудрявый. – Еще со времен Фердинанда. Потом подселялись разные… мы в том числе. Это дочь его.

Старуха с уродливыми мясистыми коленями полола грядку, складывая сорняки в подол широкого платья, белого в розовый горошек.

– Здравствуйте, – Ырысту в пояс поклонился.

Старческая рука с венами наружу поднялась к глазам. Бардин был осмотрен и классифицирован как обычное явление природы. Бабка взялась за грядку с косыми рядами юных морковных хвостиков.

– Она малёха того, – сказал Ракицкий. – С придурью.

– Возраст, слабоумие, – сказал Ырысту. – Так что со мной порешали?

– Посидишь пока в погребе.

Старуха услышала о погребе, и, еле переступая, проковыляла к низкой дубовой дверце, которую Ырысту даже не заметил меж кустов малины. Старуха отодвинула массивный засов и отворила лаз.

– Туда, – грустно сказал Ракицкий. – А пан полковник уже решит. Я за тебя. Но…

Ырысту с большим удовольствием зажмурился и нырнул в прохладу погреба. Постоял на верхней ступеньке, слушая скрежет закрывающегося засова. Досчитал до тридцати, открыл глаза – после оглушительно яркого жаркого солнца сразу нельзя в темноту, зрачки должны приспособиться. А так Ырысту разглядел лестницу, ведущую вглубь. Спустившись, он ощупью исследовал темницу – квадрат три на три примерно, с влажными кирпичными стенами, земляным плесневелым полом, на котором стоит грубо сколоченный стол и лавка (доска еле-еле прибита к двум чуркам). Не доверяя скамейке, Бардин забрался с ногами на стол, свернулся калачиком и моментально уснул.

Во сне кто-то незримый сказал ему: «Надо тикать».

Потом появился старый шаман, снял желтую шапку с острыми перьями. Звякнули колокольчики.

– Контузию вылечить можно, – сказал Чинат-таада. – Делаешь так…

Детально поведав рецепт, шаман растворился, сказав напоследок:

– И никакого заикания!

Тут Ырысту проснулся, сразу же заскрипел засов. Его позвали. Он вышел наружу и удивился: кажется, спал пять минут, а вот уже вечер.

Бородатый бандеровец жестом приказал следовать за ним. А он без оружия, а это обнадеживает. Обогнули дом лесника, вошли во двор соседского дома, здесь над криво стоящей трубой сизым мерцал горький дымок, это топилась банька.

– Мыться, – бросил сопровождающий.

Ырысту… как бы сказать? Обрадовался – слишком расхожее слово. Он осчастливился.

– И мыло есть? – восхищенно спросил Ырысту.

– Скидывай одижу, – сказал бандеровец. – Вши е?

Ырысту стал раздеваться. Огляделся. Здесь не было грядок и клумб, двор демонстрировал казенный характер.

– Белье тож, – прикрикнул бородатый.

Бардин разделся догола, представляя как он сейчас… м-м… в баню, на полок, ковшик воды на каменку и… оскребать, отшелушивать грязь. Тереть, кожу тереть, и горячей водой, почти кипятком окатится. И тут же холодной, и снова тереться…

Не вышло. Получилось иначе. Из-за угла вышел Ракицкий и показал Ырысту на дверь хозяйского дома. От его дружелюбия и расположенности нет и следа – жесткий взгляд, в руке пистолет.

Ырысту потянулся к штанам, бородатый схватил его за руку и толкнул в направлении крыльца. Голый, оттого беспомощный Бардин вошел в избу. И сразу увидел сидящего в кресле мужчину одетого в вышиванку. Волнистые волосы его были убраны назад и римский нос, словно из гипса, хозяин вальяжно развалился, к шее его прилип березовый банный листок.

– Азиатский маленький писюн, – с немецким акцентом сказал пан «пулковник», это был, без сомнения, он.

Бородатый за спиной подобострастно хихикнул. Ырысту прикрылся руками. Ракицкий прошел к столу, налил в деревянную кружку из мутной бутыли. Запахло сивухой.

– Фамилия, имя, отчество! – гаркнул полковник.

Бардин сказал.

– Каким военкоматом призывался.

Сообщил. Не тайна.

– Номер части, фамилия командира.

Бардин подробно доложил и слил лейтенанта Шубкина.

– Военная специальность!

– Стрелок. Пехота.

– Какое имеешь задание?!

– Никакого.

– Цель твоего командования?!

– Не могу знать.

– Численность твоей группы?!

– Да какая численность? – обозлился Ырысту. – Нет никакой группы!

Ракицкий стоял спиной к Ырысту, хрустел огурцом. У Бардина рот наполнился слюной. Стыдом он был наполнен до макушки. Конечно, голого допрашивать – хитрый прием. Без одежды как бы теряешься, не размышляешь – мякнешь квашней и обманывать сложно.

Полковник достал из-под кресла (откуда кресло в деревне, затерянной в чаще, ведущей войну с мирскими властями?!) документы Бардина. Просмотрел, и, видимо, не в первый раз.

– У Литовченки корова захирела, – сказал пан полковник.

– Нажралась чего-то, – озабочено вздохнул бородатый. – Лекарство бы.

– Может ветеринара вызвать? – сыронизировал Ракицкий.

– Вылечить бы. Жалко колоть.

– Жалко колоть, да хлопцам мясо тоже нужно хавать, – сказал полковник.

Голый Ырысту стоял и слушал этот странный разговор. Потом он догадается, что это тоже тактика допроса, но сейчас было тяжко. Одной рукой почесал затылок, вторую не отпуская от паха.

– Скоро картопля пойдет, – мечтательно сказал Ракицкий. – Молодая с укропом, с простоквашей холодной. Не еда, а песня.

– А картопляники? З вершками, – вспомнил бородатый, плеснул себе самогона. – За победу! – провозгласил он, с почтением поднял кружку в сторону пана полковника, выдохнул и выпил.

– Плесни мне тоже, – приказным тоном сказал полковник. – Нет, не этого. В шкапчике коньяк. Бесподобное пойло, подарок штурмбанфюрера. Он, наливай. Тильки не в кружку. Стакан там есть. За победу. Слава Украине!

– Героям слава! – отозвался Ракицкий. Бородатый с опозданием тоже повторил лозунг.

Полковник блаженно почмокал и с удовольствием закурил. Бардин завороженно смотрел на огонек папиросы.

– У Бадона в схроне, – сказал полковник. – Целая коробка шоколада. Надо бы забрать на обратном пути. И, как вариант, Бардина Ырыста к акции привлечь. Як мыслити?

– Под присмотром, – предложил Ракицкий.

– А лучше расстрелять его, – сказал борода, посмотрев на Ырысту циррозными глазами цвета облепихи. – Береженого Бог бережет.

– Тогда уж повесить, – сказал полковник. – Торжественно повесить и устроить гуляние.

– Скоро как раз Иванов день, – сказал бородатый.

– А как насчет того, что враг нашего врага, есть друг? – поразмыслил вслух Ракицкий.

Ырысту понемногу приходил в себя, осваивался со своей наготой. Хотели бы повесить, уже повесили бы.

– Дайте докурить, – тихо сказал он.

Пан полковник пару раз глубоко затянулся и затушил папиросу в пустой спичечный коробок.

– А мне сдается, он – комиссар. Что-то в нем такое… отвратительно коммунистическое.

– Говорит, он против советской власти, – сказал Ракицкий.

– Говорить можно, что угодно, – поморщился полковник. – Если против, как же тогда умудрился столько советских наград заработать? А где они? – пан полковник резко обратился к Ырысту. – Где ордена? Где вещи твои?

Вещи в мешочке, мешочек на ветке, подумал Бардин.

– Выбросил. Закопал, – почти не соврал, одну медаль он, правда, сунул в землю еще в Германии. – Меня земляки не поймут с такими побрякушками. Я ему говорил, – Ырысту кивнул на Ракицкого. – Больше половины друзей и родни репрессированы.

– Репрессированы, – передразнил пан полковник. – Слова какие знаешь! А почему дурочку ломал в первый день, что ни бэ, ни мэ на москальском говоре.

– От волнения, – сказал Ырысту. – Пан пулковник! Який из мене развидик? Вы сами подумайте. Кто бы мне доверил важное? Ну, вы в меня вглядитесь! Я, что похож на хлопца, которому командир можно секретное поручить? На передний край слазить, это да. В бой нас гнали бодро. А всякие хитроумия, то не ко мне.

Ракицкий подошел и сунул тлеющую цигарку в зубы Ырысту.

– Кури без рук, только ротом, – строго сказал он. – Я твои причиндалы видеть без слез не могу.

– Это от волнения, – не разжимая губ, промычал Ырысту.

А Ракицкий, стоя спиной к полковнику, вдруг улыбнулся одними глазами и ободряюще подмигнул.

– Из Сибири, значит. Алтай. Слыхал. – сказал полковник, забросил ногу на ногу. – И твой народ… Большой народ?

Ырысту докурил, шагнул к столу, чтобы затушить окурок.

– Там стой, – рявкнул Ракицкий и сам забрал цигарку.

– Народ мой малочисленный. Про нас писали, – вспомнил Бардин. – Типа, симпатии алтайцев склоняются к Пекину и Токио, а не к Москве и Петербургу. Херню писали, надо сказать.

– И что маленький народ и все – шпионы? – спросил полковник.

– Нет, почему? Еще вредители есть. А в глуши – единоличники. Сидят на горных лугах, баранов пасут, а потом баранов едят. Не отдавая ни кусочка государству. Страшные люди. Враги.

– А зачем вы воюете за это государство?

– А я, пан полковник, извольте видеть, не воюю. Я хочу, чтоб меня оставили в покое. Да так складывается, что те, кто хочет жить спокойно и своим делом заниматься, оказываются предателями и дезертирами. В этом у нас эзотерические разногласия с Советской властью.

Как-то так, подумал Ырысту, надо еще повстанческой армии польстить, сказать, что я преданный поклонник Степана Бандеры. И побольше украинских словечек.

Но разговор уже был закончен. Полковник сказал устало: «Будем проверять» и велел отвести Ырысту обратно в погреб.

– А баня как же? – неуверенно напомнил Ырысту.

Пан полковник удивился такой наглости.

– Может тебе еще и бабу привести? Бабу хочешь?

Ырысту съежился.

– Чего ты зажался? Что встал? Ха-ха-ха. Привстал! Нет, вы посмотрите на него. Зверек!

Нельзя тебе в баню сейчас, сказал Ракицкий, сопровождающий Бардина в темницу. После бани в холод – заболеешь. В другой раз.

Ырысту прижимал между ног ворох своей одежды, оттого шел неуклюже, как сытый индюк. В небе тускло проступил серп растущей луны.

В погреб Ракицкий бросил два теплых тулупа, дал Ырысту щепотку махорки, листик газеты, спички, огарок свечи.

– Экономь, – предупредил он.

Ырысту устроился на лавке, зажег огонь. Хотел почитать обрывок газеты, а она на немецком. И еще на немецком! Он заметил тонкие буквы, нацарапанные с краю стола: «Kurt Drajer Morgen Ich sterbe».

Держали до меня пленного фашиста, понял Ырысту. Потом закутался в тулупы, забылся тревожным сном.


Дневной свет запрыгнул в темь погреба и Ырысту понял, что утро. Поднялся по ступенькам, щуря глаза.

– Садись, – сказал Ракицкий, указывая на чурбачок, стоящий под яблоней. Ырысту помочился на малину, потянулся, сел. Ракицкий достал из-под дерева толстую с шершавой ржавчиной цепь и приковал правую ногу Бардина к яблоне, защелкнул на два оборота круглый замок, затянувший звенья цепи.

– Валет из-за тебя остался без цепуры, – шутливо закручинился Ракицкий.

– Ты смотри ключ не потеряй.

– Сам бы я тебя не вязал, как ты есть дикий собутыльник мово родного дяди. Но начальство приказало.

– Начальству видней, – сказал Ырысту, радостно подставляя лицо крепким солнечным лучам.

– А чтобы не было скучно, есть у меня… ты должен оценить, – Ракицкий положил на колени Бардина толстую книгу в твердой обложке.

– Ух! – восхитился Ырысту. Автор – Гоголь. Дореволюционное издание, текст с извращенскими «ятями» и другими странными буквами.

– Отдыхай, грейся. Я пойду. Попозже принесу курить и жрать.

Ракицкий умчался. Ырысту прочел первые строчки «Сорочинской ярмарки». Красиво: «Как упоителен, как роскошен летний день в Малороссии! Как томительно жарки те часы, когда полдень блещет в тишине и зное…», так и есть, хотя до полудня еще далече, жара уже показывает свою удушающую силу.

Из хаты вышла старуха, посмотрела на Ырысту, сидящего приблудным псом на цепи, и вернулась обратно. Снова вышла. Охая, подбрела и тонкой рукой, напоминавшей скрученную тряпку, протянула зачерствевшую шанешку, сказав детским совершенно голоском: «Н-ня, закуси, ам-ам».

– Спаси Бог тебя, бабушка, – растрогался Ырысту.

Стало почему-то до слез жалко эту старушку, которая, угостив узника, взялась поливать из маленькой чашечки четыре лунки вдоль крылечка, где росли на чахлых стеблях синие цветки – такие не садовые, такие лишние, сорные, но окруженные заботой и оберегаемые, как близкие, последние в жизни друзья.

Ырысту сорвал незрелую ранетку, пожевал – кисло, аж скулы свело. Вернулся к чтению, попытался поместить книгу в тень от яблони, потому что солнце так падало на белые страницы, что читать больно. Вот, Гоголь, писатель – мистик, но его истории такие непритязательные по сравнению с тем, что бывает на самом деле.

Например, сидит под яблоней кёрмёс – душа умершего шамана. Наверное, сказать что-то хочет. «А что сказать? – подумал дедушка Чинат. – Уходить тебе надо».

– Надо, – согласился Ырысту, посмотрел на старушку, та по очереди гладила лепестки цветочков. Цветочки были благодарны.

Старый шаман изрек: жаль, малыш Ырысту, не открылось тебе то, что должно было открыться.

– Мне и того, что есть, хватает с избытком, – подумал Ырысту, имея в виду дар спонтанного предвидения.

Дальше по течению будут сложные времена. Скажу. Вон эта злопердячая бабка уверена, что Бог сотворил человека из глины. Оей! И человек сможет сотворить человека из глины, если в глине найдется хоть волосок. Чинат вытер лоб каемчатым рукавом. Хоть ноготок, угу. А из ребра сотворить женщину! Можно и из пятки. Из ресницы. Так-то. Нарушается. Дальше по течению нарушено равновесие между мирами. Камы пока держат. Мало нас. А там вся приблуда! Трансгуманизм. Клонирование, оёй. Помойная генная инженерия. Трудные времена.

– Но Алтай! – мысленно воскликнул Ырысту.

Седой Алтай удержится. Удержит и тебя. И ты ему поможешь. Должен помочь. Есть важное. Скажу. Не спасай одного, если можешь спасти солюдие.

– Понял. Не забуду.

По полной луне что-то должно изменится.

«Буду ждать полнолуния», – подумал Ырысту, огляделся – спокойно. Визит шамана прошел с соблюдением режима секретности.

Весь день читал. Читал медленно, с удовольствием, запоминая некоторые особо звучные фразы наизусть. Встречались страницы с ровно оторванными клочками – на курево. Кстати, Ракицкий сдержал обещание, подбросил махорки. Про то, что заключенных надо еще и кормить он благополучно забыл.

– Пан полковник с Литовченкой отбыли в город, – сообщил Ракицкий. – Там и про тебя справки наведут. Если все нормально, пойдешь с нами на акцию. А там, как себя проявишь. Ты что можешь-то?

– А ты дай мне винтовку, – предложил Бардин. – Да поставь коробок на полста шагов. Покажу, чем могу.

Винтовки ему Ракицкий, конечно, не дал. Умчался опять. А ближе к вечеру вернулся пьяной поступью и запер Бардина в погребе.


Ырысту заснул, буквально на миг задремал, как услышал голос снаружи:

«Гой еси, баба Яга! Отворяй-ка поруб, да выпускай заточенного угра! Э-гей! Бабка Ёшка, ты оглохла?».

«Твоя правда, болярин, – дребезжащий голосок, – совсем глухая стала».

Засов проскрипел, дверь отворилась, Ырысту вылез наружу. У крыльца стоял Ракицкий в меховой круглой шапке и серебристой кольчуге, поверх которой накинут красный плащ, опускающийся на красные же каблуки высоких сапог.

«Угрин Бард! Иди за мной, великий князь к себе требует».

«О храбрейший, люболепный воевода Ракита, – поклонилась старуха, – Вернете ли пленного угра? Иль не ждать?».

«Повечеряй грибами, да корешками, бабка», – сказал славный воевода и добавил: «Он теперь будет в княжеском тереме».

Бард пошел вслед за Ракитой, думая, как глупо получилось, что он так удачно пробирался тайно через земли Савмата, вез грамоту от угорского кагана, которую поручился лично в руки отдать крулю алеманов, но наткнулся на ватагу шальных бродников. От бродников ушел, от зверей диких спасся, а на рассвете был схвачен дружинниками.

Воевода прикрикнул на дружину, воины удалые были тут как тут, они седлали коней и точили мечи. Здесь же стояла девица с толстой косой и тянула грустную песнь о березке. Какая надобность князю во мне, подумал Бард. Я даже и не знаю, что в той грамоте было, могу догадаться: алеманы и франки хотят, чтоб орда убиралась к восходу в бескрайние степи. А великий каган – не желает. Предлагает договориться и встретиться на ничьем берегу, например – на норманнском.

Князь Романтяй стоял посредь горницы и говорил старику, со спины похожему на дедушку Чината: «Поведай мне, кобник, что делать? Угры прошли через Танаис, уже взяли остров на Борисфене. Скажи, чаклун, какой беды ждать Савмату. Чего от нас нужно каганату?».

«Не кобник я, княже, и не чаклун, – ответил старик. – Я рахмон этого леса от полноводного Тириса до широкого Истра. Я знаю угров. Желание их такое: присоединять новые земли, скакать на быстрых конях до синего моря-окияна, забрать поболе рабов и смердов, ибо жадны они и неуступчивы.

«Какой толк в этом?! – удивился князь. – На что угорским ханам новые земли, когда и на старых порядка нет? На что им больше холопов, когда и на тех, что есть, заботы никак не хватает?».

«Ведут их древние боги, боги силы необыкновенной, идолы дымящихся болот», – рахмон склонил голову.

«Их боги сильнее наших предков? Наших усопших прадедов, победивших в тысяче войн, пращуров, чьи священные кости всегда хранили державу? Не верю. Внегда нужно, я принесу обильные жертвы. Кого, скажи?! Деву? Коня? Дитя новорожденное? Ты только скажи, чаклун!».

«Не чаклун я, а рахмон всех рахмонов. Угры и сами поклоняются предкам, но другим племенам прививают веру в Симаргла и Перуна. Говорят – это самые древние боги. А самые древние, первые песни на свете поются о том – народ наш самый свирепый и сильный, наши боги – единая правда, другие народы должны покориться, убьем, перережем, сожжем! Не будет мира на земле, покуда угры не просветлеют. А жертва предкам должна быть в полнолуние. И для начала нужно найти черного петуха».

«Где воевода Ракита?!», – закричал князь, озираясь.

«Не гневайся Романтяй Ослябич, – Ракита поклонился до земли. – И не вели казнить! Угрин Бард, что в порубе томился, приведен». Воевода подтолкнул Ырысту к князю.

«Номер части! Фамилия командира! – заорал князь Романтяй. – Специальность! Твоя военная специальность?!».

Снайпер-пародист, сознался Ырысту.

«С кем был в лесу?!»

Один.

«Где сейчас орда? Где твои братья-угры?».

Я – кипчак, гордо заявил Ырысту.

«Хотел я тебя повесить, – сказал князь. – Повременил. Теперь ты мне сгодишься. Отвезешь письмо к своему царю. Эй! Позовите писца! Петрик!».

Вошел бледный отрок со свитком, встал к наклоненному столику, разложил на нем гусиные перья.

«Пиши! – велел князь. – Кагану угров, мордвы, пайсенаков, потомку Скифа и ветру степей… Правитель Савмата и Ладожи, хозяин леса, хранитель священных погостов, великий князь Романтяй… челом бьет! Записал? С новой строки: ежели ты, тля плешивая, отседова не уйдешь…».

Вдруг на улице прогремел взрыв. Все поспешили к слюдяному окошку, но неожиданно рассыпалась дверь, и в горницу вошел крест-накрест перевязанный пулеметными лентами мужик в тельняшке. Бритая голова на мощной верблюжьей шее формой была, как маленький конус, нечеловечески широкие плечи переходили в надутые руки, которые только отсутствием копыт отличались от ног молодого бычка. Он поднял ручной пулемет и расстрелял князя и воеводу. Отрока добил из пистолета, а колдуна задушил. Чаклун только успел просипеть: «Надо дождаться полной луны». Мужик обнял Ырысту и сказал: «Я – майор спецназа Силантий Попадуля! Прибыл за тобой. Мой звездолет стоит заведенный, пошли. Возвернемся в свой временной пояс. Давай скорее, нам лететь полтора деципарсека».

Ырысту не понял, что это за деципарсек такой.

Мужик пояснил: «Пятьсот миллиардов верст в космическом пространстве. Там сейчас находится планета, в расстоянии восьмидесяти земных лет».

Как можно расстояние измерять временем, а время расстоянием? Ырысту запутался. И проснувшись еще долго голову ломал на эту тему.


В этот день Ырысту из заключения вывел Петрик. Он не стал привязывать пленника цепью, а показал – иди, мол, за мной.

– Кто такой Курт Драйер? – спросил Ырысту.

– Одна фашистская гнида, – сказал Петрик, погладив немецкий автомат. – Такая же, как ты.

– Ну, дякую нижайше.

– Ни ма за що.

О, как, подумал Ырысту, я еще и фашист! А не украинская ли повстанческая армия три года нежно дружила с вермахтом и СС? А Красная армия – всего-то… Напраслину возводит бледнолицый!

Они ушли за деревню, где до лесной опушки расстелилось заросшее поле. С краю трава была выполота, обнажились присыпанные землей картофельные кустики.

Петрик протянул сучковатый черенок хлябающей тяпки.

– Полоть! – приказал он. – Окучить. Умеешь? – презрительно спросил, наводя на Бардина дуло шмайссера.

– Доводилось.

– Форвертс! – Петрик натянул на глаза козырек форменной кепки, в околыше которой чернела дыра – немецкого орла Петрик давно скрутил.

Ырысту принялся полоть. Сразу отметил: картошка не уродилась. Ничего, и без нее протянут. И так коньяки с шоколадом жрут. Итак, полковник будет наводить обо мне справки. Определенно есть нехилое подполье у бандеровцев. И что он узнает? Первое, он узнает о дезертире Ырысту Бардине. Это мне на руку. Второе: если у них есть свои люди, штабные работники, – допустим, есть, – полковник узнает, что дезертир имел при себе важную информацию. Но это лишь догадка особистов! Что такого у меня могло быть? Компетентные товарищи интересовались той квартиркой, где мы с Кирилловым и Жоркой… Кукушка из часов, вот что! Часы могли быть тайником? Могли. А в птичке, предположим, агенты (свои или фрицев) прятали донесения. Но кукушка была у Жорки. А если ее не нашли у Жорки, не нашли у Стефана Кириллова, логично заподозрить, что эта хрень у Бардина. Может такое быть? Как вариант. Но это сейчас несущественно. Полковник узнает, само собой пытается выяснить подробности. Вещи утрачены. Это уже сказал. Скажу еще раз. И третье – совсем непонятное. Красноармейца Бардина ищут журналисты. Тут затруднительно, даже предположить нечего. Войек сказал, что редакция газеты просит сообщить. Уловка тех же особистов? Вполне возможно. Ну, хорошо. Пан полковник решает, что Ырысту достоин доверия. Что там говорили? Привлекут к какой-то акции. Что за акция? Мост взорвать. Склад продуктовый ограбить. Шлепнуть секретаря обкома. Все что угодно! И на акции они будут следить пристально. Надо выполнить задание нормально. Без фанатизма, но, не навлекая новых подозрений. Добиться доверия, обрести свободу передвижения. В идеале – получить личное оружие. Не привлекая внимания, собрать жратвы и тогда сваливать. На все про все месяц-полтора. Потом дожди, слякоть. Потом пройдет эйфория победы, жизнь упорядочится. Накроет страну контрольный колпак. Нет, бежать надо пока еще сумятица, пока армия расходится по домам…

И грохнул выстрел! Одиночный выстрел. Ырысту вздрогнул и, не успев ничего подумать, упал на землю, перекатился. Сжал тяпку, как винтовку – это моторная память.

…запел, загудел бубен, замерцала каменно-черным гора, свистящий вихрь пролетел над речными порогами…

Выглянул из травы, увидел Петрика с автоматом. Это он стрелял.

…закрутились колокольчики, каемчатый рукав взметнулся к небу. Засекло, засверкало вокруг и страшная песня шамана…

Петрик смотрит на шмайсер и говорит: нечаянно.

…спиралью взбуровил неистовый ветер снега на алтайских вершинах. И бубен дрожит…

Петрик меняется. Петрик дряхлеет. Только пехотная летняя кепка не изменилась. Змеистые рубцы – морщины и шрамы – легли на лицо, Петрик – старик, похожий на тощего бульдога в электрическом шоке. В таком же пожилом окружении он зигует, кое-как поднимая руку. Деды в фашистской форме идут по Крещатику. Ырысту понимает, что это – Крещатик, это – Киев, впереди – тот, что чуден при тихой погоде, влево пойти, попадешь на проспект Степана Бандеры. Здесь марширует также молодежь гордая свастикой, эсэсовской формой, нацистскими знаками. Шествие, факелы, украинская речь. И машут приветственно девушки, красивые девушки с зелеными волосами, с синими локонами, с багровыми прядями, с серьгами-кольцами в ухе, в носу, на губах, на бесподобно оголенных животах. Все рады фашистскому маршу.

Гул затих, видение исчезло, Петрик снова молод и бледен, он смотрит на автомат, который его подвел. Со стороны селения показались люди. С осторожностью, перебежками в поле бежали бандеровцы, а впереди – высокая баба в пестрой косынке. Петрик закричал: мамо, я стрелял, нечаянно. Мужчины выпрямились в полный рост, а мамка Петрика, подбежав, обожгла сынка подзатыльником – звонким, словно пастух хлобыстнул по земле сыромятным бичом. Из ее причитаний Бардин понял, что это Петрика послали прополоть картоплю, а он, не будь дурак, решил воспользоваться дармовым трудом арестанта.

Бородатый бандеровец заржал, показывая пальцем на Ырысту, который лежит в траве и целится в кусты из тяпки. Ырысту угрюмо отбросил черенок. Моторная память, чего ты стебешься? Четыре года войны и ни одного ранения. Думаешь, почему? Выдержка стерха, реакция мухи.

Бардина вернули в погреб, откуда долгое время не выпускали. Кинули поганое ведро и раз в день (или в ночь?) ставили на верхнюю ступеньку кружку воды и миску баланды. Курева не давали, в разговоры не вступали, Ырысту даже не знал, кто ему приносит пищу, явно не Ракицкий, тот бы, в любом случае, пару слов сказал. Свеча иссякла, да и спичек не было. Ырысту впал в отрешенное забытье, сидел на столе, поджав ноги, и созерцал темноту. Ни видений, ни снов значительных не было явлено, только мерещился несколько раз факельный марш в бывшем советском Киеве.

Одиночество и темнота. Так продолжалось тысячу лет. А может, неделю. Сложно сказать. Европеец – немец или русский – давно с ума бы сошел. Однажды он слышал дождь. По стенам погреба сочилась безвкусная вода. А после Ырысту позвали. Он вылез наружу с ведром в руке. Толстый бандеровец все-таки натянул маскировочный костюм. Подыши, предложил пухляш. Ырысту подышал. Под пасмурным небом – бабушка на коленях перед лункой. Один ее цветок был сломан. Она поднимала стебель прямо, он падал, она поднимала. Так повторялось снова и снова.

– Где Загорский? – спросил Ырысту.

Толстяк промолчал, сорвал с ветки горсть незрелых яблочек и бросил их в рот.

– А как его зовут? Я даже имя не знаю.

Бандеровец подвигал челюстью, выплюнул яблочную массу и сказал, нехотя:

– Михась.

– Михаил, значит. А тебя?

Толстяк не ответил и крикнул бабушке, что встань-ка, дурная-старая, сломан цветок, не оживишь. Старушка подняла голову, по щекам ее текли серые слезы. Бандеровец разозлился и загнал Бардина обратно в погреб.

Снова темнота и одиночество. Но теперь Ырысту не впал в оцепенение. Он громко произнес: «Сижу под землею в темнице сырой вскормленный на воле, уж не молодой». Водрузил скамейку на стол, освобождая место, где принял упор лежа, стал отжиматься.

Отжимания, приседания, перерыв, во время которого Ырысту вслух читал стихи, все которые мог вспомнить. Забытые строчки восполнял по своему усмотрению.

Я вам не старик, не сумасшедший, мы еще повоюем. Что там будет в полнолуние? Или поверят, или повесят. Какая-то определенность. Только, сидя, в подземелье не поймешь где день, где ночь.

День, ночь, день, ночь, скрип засова, ковшик, глоток воды, пятьдесят отжиманий, победа фашистов в следующем веке, телефон без провода, общество потребителей, пятьдесят приседаний, и днем и ночью кот тупой все ходит по цепи златой. А Жорка? Жорка упокоился в мире мертвых, бесплотным облачком застрял в ветвях священного дерева Байтерек. Я тучка, тучка, тучка, я вовсе не еврей. Ветви – небо, корни – подземный мир, равновесие между мирами нарушено, только Алтай еще держит…

– Живый? – голос того бородатого, чьи глаза выдают больную печень. Сколько времени прошло? Где Ракицкий?

– Вилазий!

Кто такой Вилазий? Римский император, сын Мудясия, победитель при Карфадури.

– Эй! Выходь!

Никакого покоя, шляются всякие, подумать не дают.

Поднялся по лестнице. Терапевтическая доза свободы с запахом навоза. Ржание коней, дымчатый дождь. Бородатый привел Ырысту к полковнику, сам остался снаружи. Ырысту вошел в горницу, пан полковник сидит на подлокотнике кресла. На нем кольчуга и плащ. В углу стоит наказанный двуручный меч…

Сон?

Скрип засова. Свет в темнице.


– Живый? – кричит бородатый – Вилазий!

Воздухом прозрачным захлебнулся Ырысту, свежестью росистого утра. В небе растворялась почти круглая луна с незначительной вмятиной с боку, значит, очень скоро что-то разрешится, вечером или ночью.

Бородатый привел арестанта к дому полковника, сам остался снаружи. Пан «пулковник» сидит в своем кресле, на нем советская форма без знаков отличия.

Не вели казнить, великий князь, подумал Ырысту и ущипнул себя возле ребер. Больно. Не сон?

– Садись, – полковник показал на табурет.

– Оголяться не надо? – сказал арестант и уселся. Еще на первом допросе он понял, что в меру шутливый и смелый тон полковнику по душе.

– Бардин Ырыст… А имя переводится или так?

– Ырысту – это счастливый.

– И как? Помогает? – усмехнулся полковник.

– Бывают дни счастливые, бывают и несчастные. А больше всего нейтральных, – сказал Ырысту. – Как у всех.

Полковник постучал папиросу о ноготь, увидел жаждущее выражение лица собеседника, достал портсигар, положил перед Бардиным. Закурили. Ырысту подумал, что с ним или все нормально… или совсем плохо, безнадежно до последней папироски перед казнью.

Полковник увидел кого-то в окне и вышел. На крыльце происходил оживленный разговор, но Ырысту не прислушивался, он с наслаждением курил.

Минут через пять полковник вернулся в горницу и, плюхаясь в кресло, устало сказал:

– Дебилы, блять!

– Американцы? – неожиданно для себя предположил Ырысту.

Полковник нахмурился и с подозрением поглядел на Бардина. А тот принял самый беззаботный вид, какой только можно изобразить в данной ситуации.

– Проверка показала, – полковник сверлил Ырысту внимательным взглядом. – Ырыста Бардина, дезертира, разыскивают советские органы. Но, что странно, есть указание не применять физическое воздействие и обеспечить сохранность имеющихся при нем вещей. Объясни.

Агентура у них имеется, понял Ырысту. И явно не среди рядового состава –повыше.

– Не могу знать, пан полковник. Даже не подозреваю о чем речь.

– А говорят, ты особиста завалил. И псам скормил в Берлине.

Не было никаких сомнений в том, что Михаил Ракицкий близко к тексту донес содержание их бесед, которые велись по дороге сюда. Трепло! Мог бы и воздержаться, потому как любимый собутыльник его родного дяди.

– Я несколько преувеличил. Как говорят большевики: напиздел. Я… – Ырысту задумался на мгновение. – Я оставил подыхать раненого особиста, не оказал помощь. За это – трибунал. Еще спер у него по мелочи из карманов. Да там и не было ничего! А собаки – да. Собаки там бродили. Облизывались.

– Что конкретно было в карманах? – спросил полковник с тем неестественным равнодушием, с каким задают самый важный вопрос.

Терять-то нечего, подумал Ырысту.

– Ну что было? Сигареты были не нашенские. Попробовал – слабенькие. Бумажка кровью залитая. Я ее выбросил. Ксива на имя капитана Феликса Волкова. Тоже выбросил. Оружия не было. Все. Я ушел. Нехай подыхает, думаю.

– Бросил тезку? Молодец, – сказал полковник. – Так, где твои вещи?

– В речке утопли. Я ж говорил.

Полковник встал, прошелся туда-сюда, остановился за спиной Ырысту и прошептал ему в ухо:

– Жить хочешь?

Ырысту потянулся к портсигару. Полковник схватил его за плечи и вернул в прежнюю позу.

– Хочу, пан полковник. Жить – хочу. Война кончилась, помирать не с руки.

Полковник отпустил Ырысту. Потом подошел к двери открыл, выглянул на улицу. Что-то снаружи ему не понравилось, потому что, когда полковник вернулся и сел в свое кресло, вид у него был немного раздраженный.

– Говоришь, война кончилась? Война не кончилась. Наша… Моя! Война не кончится, пока москали… любые иноземцы не уберутся с Украины. Пока не станет моя страна свободной, война не кончится.

– Станет…– тихо сказал Ырытсу.

– Что?

– Война должна кончатся миром. А ваша победа, пан полковник, будет для продолжения войны. Это плохо.

Только сказав это, Ырысту сразу же пожалел. Надо быть единомышленником и соратником и не высказывать сомнений.

– Наша война, – назидательно проговорил полковник. – Наша борьба кончится, в первую очередь, свободой моего народа. Нас представляют, что мы с немцами. Были мы союзниками. А Советы не были? Я бы и с сатаной договорился, лишь бы против гнета! Нет дела более святого, чем бороться за свободу своего народа. А Гитлер, что Гитлер? Движение за Украину началось, когда Гитлера еще в проекте не было.

– Болгарские ополченцы, – произнес Ырысту.

– Что?

– Сербские добровольцы. Подданные турецкого султана, которые воевали на стороне внешнего врага – России.

– Вот видишь! – воскликнул полковник. – Кто этих сербов и болгар сейчас осудит?

– Турки.

– Разве что! Турки. А автриякам ненавистен Гарибальди. Знаешь кто такой? Или Джордж Вашингтон! Американцы им гордятся.

Ырысту ухнул, дескать, чего им гордиться? Учительским тоном, который – он думал – забыл за давностью, сказал:

– Гордиться делами давно минувших дней – неумно. Особенно потомкам. Примазываться к великим достижениям – особенно потомкам – слабость. Но и каяться за деяния предков не стоит. И еще такая мыслишка: примерять на себя тавро жертвы, тем более потомкам, типа, нас угнетали, теперь нам должны – это жульничество.

– Ты это жидам расскажи!

– Евреям, пан полковник, евреям. Расскажу при случае. И негритосам тоже расскажу, коли представится такая возможность.

На самом деле Бардин имел в виду как раз таки некоторых украинцев. Но полковник в своем национальном снобизме не сообразил. Осторожней надо! Полегше.

Полковник приказал Ырысту вскипятить воду на примусе. Чайку пошвыркать.

В том чае собственно чая было со щепоть, а в основном – листья малины и смородины. Но Бардин с удовольствием потягивал из кружки, слушая, как пан полковник рассуждает о народах, о свободе и независимости, предрекает скорый крах имперской Совдепии. Ырысту поддакивал.

– Зачислить тебя в отряд? – неожиданно в лоб спросил полковник.

– Будьте любезны, – сказал Ырысту.

– Для начала будет одно задание. Ты… – полковник критически осмотрел Бардина. – Обмундирование я велю выстирать. И тебя выстирать, хотел же в баню.

– И бабу, – напомнил Ырысту.

– Обойдешься. Дам тебе новые документы. Станешь сержантом Каримовым, родом из Узбекистана. Пойдешь в город, отнесешь пакет. Пакет, ни под каким видом, не открывать. Отвезешь туда, куда будет приказано. Вручишь кому надо, я потом скажу. Вручишь после обмена паролями.

Проверочка. Должен обрадованно ухватиться за возможность слинять в город. Ырысту посмотрел полковнику прямо в глаза.

– Ясно, – сказал Ырысту. – Я такой иду с письмецом, а вы следите, когда я заверну в НКВД. А потом в этой й-енкаведе меня ваш человек и прирежет.

Зрачки полковника расширились. Ух! Есть, у них такой человек! Притом среди чекистов.

Полковник напряженно сощурился и спросил:

– Отказываешься?

– Не-а. Да только, пан полковник, сами разумейте. Мне сейчас корячится, с учетом всех заслуг, десятка лагерей. А после таскания секретных пакетов – вышка. Между нами говоря, а на хера мне это надо?

– Ты хотел с нами остаться, – напомнил полковник.

– А вас амнистируют! Ваши пройдут со знаменами в Киеве. Но не скоро. Очень не скоро.

– Нам помогут.

– Заграница нам поможет. И отец русской демократии. Тоже поможет.

– Не понимаю.

– Брежу я, – пояснил Ырысту. – Я в темноте погреба с катушек слетел. Или это старушка так повлияла. Пан полковник! Я бы хотел просто выжить. Очень хочется этого. Но моя нелюбовь к советской власти, она, как сказать?.. – Бардин почесал переносицу. – Спокойная, что ли. Без ярости. Могу вам помочь, но знайте: мотив мой – пожить подольше, пожрать послаще. Героизма ждать от меня не стоит. Я и с фрицами воевал, этим не отличался. И потом, репутация украинской национальной армии она не очень. Вы же знаете. Не все разделяют, что хоть с дьяволом, но против Москвы. Где-нибудь на Полтавщине вас не поймут. Там немец прошел – ух! Жестоко. Да и в Галиции вас не поймут, если узнают, что именно тут затевается битва против Советов. Свою землю всякий жалеет. Здесь красные прошли, коричневые прошли, а теперь кто? Зарубятся океанские буржуи со степными коммунистами? А начнут лесные украинцы? Не поддержат вас, пан полковник. Устали люди от войны.

Полковник снова закурил и надолго замолчал. По всей видимости, его тоже одолевали сомнения в правильности продолжения партизанской войны. Но у полковника не было пути назад, а у многих бойцов – был. И люди от войны, действительно устали.

– Уверен в вашей окончательной победе, – сказал Ырысту. – Время работает за Украину. Но сегодня репутация Советской власти необыкновенно высока. А репутация украинских повстанцев – извините. Вы были на проигравшей стороне.

Полковник кивнул, соглашаясь.

– Но репутацию можно сушить, – продолжил Ырысту. – Обелить себя как-то. Или подождать: а что будут власти делать теперь, в мирное время? Дадут свободы – хорошо, вы это припишете вашей подпольной работе. А если власти будут нажимать, колхозные гайки закручивать – вы тут, как тут. Но мешает репутация! И здесь я вам могу помочь.

Полковник повернулся к столу, демонстрируя свой римский профиль, вкрутил окурок в прошлогодний соленый огурец, вопросительно процедив:

– Ну?

– Те документы узбека Каримова, они, в самом деле, есть? Дадите мне, среди ваших все равно никто на тюрка-азиата не похож. Вы завяжете мне глаза и отведете до дороги. Покажете направление. Я ухожу. Добираюсь до железнодорожной станции, уезжаю. А по пути всем рассказываю, что западенские бандиты – не бандиты, а благородные люди. Вот советская власть – падлы, а борются с ней приличные повстанцы. В Узбекистан я не поеду, а двинусь через Казахстан по Великой Степи, Дешт-и-Кипчак. Буду посещать поселения, где сейчас живут-выживают депортированные из западной Украины. Им по секрету сообщаю, что родина их не забыла, что в лесах Галиции, в карпатских лесах идет война за свободу. Андрию Ракицкому передам привет от племянника. А русским и сибирякам буду рассказывать насколько хорошо, насколько богато живет Польша и Германия, а все потому, что нет Советской власти. На Алтае можно будет подбить людей на восстание. Можно взбаламутить казахов. Вы здесь, мы там, так и свалим циклопа. Или хотя бы напугаем.

Полковник рассмеялся.

– Вот так просто? Отпустить тебя? Ха-ха-ха! Придумал! Долго думал?

Ырысту тоже прыснул:

– Так, что мне было делать в подземелье? Пан полковник, – отсмеявшись, вкрадчиво сказал Ырысту. – А что вы теряете?

Полковник посерьезнел.

– Я подумаю.

– Па-ан полковник! Я ж не пойду к властям!

– Все это интересно. И неперспективно. Пользы – ноль. Говорят, враг моего врага -мой друг. И я бы тебя отпустил до дома. Но все это могло бы быть, если ты не засланный агент. А этого ты мне не доказал!

– Докажу! – воскликнул Бардин. – Стали бы чекисты так работать? За мной в лесу ваши ребята следили, когда я спал. Могли не заметить. Могли заметить и мимо пройти. Могли убить в перестрелке. Отправило бы НКВД своего сотрудника в подозрительный лес – без пайка! С одним пистолетом! – без реальных шансов встретится с вашими бойцами, пан полковник!? И совсем без шансов внедрится в отряд.

– А ты – полковник встал. – Ты поклянешься матерью, родиной, могилами близких, что никому не донесешь про нас, про это место.

Ырысту только развел руками.

– Посмотрим, – сказал полковник и крикнул. – Увести!

Вменяемый мужик, подумал Бардин, лихо я его развел. Или нет? Если подумать, то есть у повстанцев какая-то правда своя. Да и не было бы правды, стал бы я доносить! Себе дороже.

Ырысту обернулся, ожидая увидеть бородатого. Но обманулся. Перед ним стоял лысый, лоснящийся, довольный… Сырый. На губе его болталась влажная скорлупка.

И вспомнилось! Эта убийственная картина, эта мерзость и гниль, как Сырый деловито выковыривал глаза тому молодому солдату – старшему лейтенанту у грузовика в лесу.

Сырый позвал Ырысту за собой и пошел со двора, ловко щелкая семечки. Шелуха разлеталась такими же черными штришками, какими парили птицы в ясном безоблачном небе.

В погребе Бардин поставил стол и скамейку в первоначальное расположение. И потянулся за длинной, верткой, подобно воздушному змею, тягостной мыслью.

Сколько времени прошло? Наверное, уж ночь давно наступила, когда Ырысту услышал скрип двери. Ночной сетчатый свет проник в подземелье. Все тихо. Он на цыпочках поднялся по лестнице и выглянул наружу.

Дворик озаряла полная луна, спящая на ней пантера казалась до странного близкой. Снова скрип. И легкий стук. Бардин увидел старушку, она открывала ставни. Она была без одежды. Совсем! Отвратительно голая, невозможно дряблая, с отвисающими складками кожи везде, где можно, похожая на гигантский уродливый гриб.

– Бабушка, – шепотом позвал Ырысту.

Она повернулась. Под белыми встрепанными космами невидящий взгляд – совершенно безумный. Старуха потянулась к луне, квакнула и открыла вторую створку на окне. Потом направилась к следующим, закрытым еще ставням.

Здесь ничем не поможешь, подумал Ырысту и припустился бежать. Босиком, наутек, стараясь не делать ни малейшего шума.

7.

Напрасно Германия все это затеяла, – сказал Борис Сорокин, ставя подстаканник на толстый том с названием «Всемирная история». – Зачем им расширение страны?

– Абсолютно ясно зачем, – сонно сказала сидящая напротив Вилена.

На другом конце длинного стола Загорский и Сметана рассматривали карту. Исай Гаврилов придвинул Вилене блюдце с наколотым сахаром.

– Спасибо, – отказалась девушка. – Я сладкое вечером не ем.

– Худеешь? – поднял голову Николай Прокопьевич. – И так тоща, как вобла.

– Германия до объединения, – Борис постучал по фолианту. – Когда она была суммой маленьких княжеств, графств, ее значение было выше с точки зрения вклада в мировую науку. Лейбниц, братья Гумбольты…

– Отличные братья! Там бременские музыканты, там храбрый портняжка, – вспомнил Гаврилов.

– Это другие братья, – сказал Борис. – Но и писатели, какие были! Композиторы! Мыслители. Лучшие в то время университеты в германских городах! После объединения маленьких княжеств под Пруссией стало как-то не очень. А после начала экспансии, после гонений на вольнодумцев немецких – еще хуже. И в чем тогда выгода большой территории, если качество народа падает?

– Большая территория всегда хорошо, – без выражения сказала Вилена. – Вся история эта… А ты что, уже всю книгу прочел? Тут листов тысяча!

– Я быстро читаю, – без хвастовства сказал Борис. – Предположим, Вилена, Исай, вы родились в средние века. Есть на выбор большая и могучая Османская империя – великая держава тех времен. А рядом – Италия. Даже не Италия, а набор мелких по размеру городов-республик: Генуя, Венеция, Флоренция. Там горит эпоха Возрождения – науки, искусства, торговля процветает. Какая страна привлекательней? Где бы вы хотели жить?

– В Турции, – выбрала Вилена. – Могучая страна – завоевательница, покорительница многих народов. Там же, наверное, полиция тоже была.

– Только там баб… – сказал Гаврилов и осекся. – Прости, хотел сказать: женщин. Их до важных дел не допускали, они сидели по гаремам.

– И дружили с евнухами, – тихо вставила Вилена.

– Я бы был командиром янычар, – мечтал Гаврилов. – Бежим мы по Стамбулу, сечем направо и налево. Всем лежать! Руки за голову! Где Махмуд?! Ты Махмуд? Руки в гору, работает…– Тут Исай задумался, стало слышно, как Сметана вполголоса говорит Загорскому: «Львов предупрежден. Сюда, сюда, направлены ориентировки, – он постукивал карандашом по карте, – а сюда я ездил. Тут начальник ГОВД смешной. Непейвода его фамилия. Его прям парализовало от страха, когда мы с Вилькой зашли…». – Работает ЯПОГ! – придумал, наконец, Исай.

– ЯПОГ? – переспросил Борис, у него пурпурным пылало лицо.

– Янычарская полицейская особая группа, – расшифровал Гаврилов.

– Ты забыл самый наглядный пример, – сказала Вилена. – В одно время существовали греческие полисы и государство персов. Тут роль Афин, Спарты и прочих выше стократ, чем азиатской империи. К тому же греки потом Персию завоевали.

Загорский встал, потянулся и предложил:

– Давайте отдыхать, историки. В любой момент могут цинкануть.

– Говорят, хуже нет, чем ждать и догонять, – сказал Сметана, тоже поднимаясь. – Это я не согласен. Догонять – дюже гарно! Ждать новостей от невидомой людыны – дюже погано.

– Прокпьич уже хохляцкий выучил, – саркастически сказал Гаврилов. – А ты знаешь как по-украински называется Венгрия? Ни в жизнь не догадаешься. Угорщина!


***

Начальник городского отдела внутренних дел Ефим Лукич Непейвода выдвинул ящик стола и незаметно полюбовался на себя в маленькое зеркальце, лежащее в тумбочке. Подкрутил вверх кончики усов, не уступающих ни в чем усам маршала Буденного. Пришла фраза: «Маршал Буденный во время войны сыграл выдающуюся роль – он, в общем, ни во что не вмешивался». Неплохо. Последние сорок лет своей жизни Ефим Лукич занимался литературным трудом. Четыре чемодана рукописей, к неудовольствию супруги Степаниды Андреевны, он возил за собой в каждый новый район или город, к каждому новому месту службы. И хотя ни один его роман не был опубликован, ни одна пьеса не поставлена, ни один сценарий не экранизирован, Непейвода не оставлял литературного поприща. Он посылал черновики критикам и писателям. Ему отвечали: «Как-то у вас все простенько. Буднично как-то». Ефим Лукич возражал: «Если автору есть, что сказать, он хочет донести до многих. Чтобы донести до многих, надо писать проще. Надо интересно, в тоже время знакомо, и с веселинкой».

Конечно, Непейвода как законспирированный писатель мирового уровня не мог не затрагивать в своих произведениях и вечных экзистенциальных тем. Он считал себя обязанным, он старался. Но лет шесть назад произошел творческий переворот. Ефима Лукича назначили в Западную Украину, недавно с восторгом вступившую в Советский Союз, где он получил возможность познакомиться с книгами, которые у нас не издавались. Вот же! Вот! Комиссар Мегрэ! Вот тот герой – в смысле литературный, реальных героев и так прорва – герой, который нужен русскоязычному читателю. В этом направлении Ефим Лукич и начал работать, сочиняя рассказы и пьесы о нашем советском Мегрэ. Прототипом главного героя стал, конечно, сам подполковник Непейвода, только без тяжелого живота и многоскладчатого подбородка, напоминающего мокрого удава, обвившего шею человека.

Ефим Лукич еще раз погладил усы – семейная гордость – и ласково посмотрел на Бардина, который сидел за столом и жадно хлебал из судка борщ, приготовленный Степанидой Андреевной – это она умела, как никто. Она же постирала изношенную форму красноармейца, сильно пострадавшую за те пять дней, которые он прошел по лесным дебрям, убежав из бандитского плена.

Подполковник Непейвода, как и многие другие сотрудники органов, знал о бандеровских группах, которые дислоцируются в укромных местах Украины, но никто не мог сказать определенно об их численности и конкретном размещении. До вчерашнего дня! Вчера появился в отделе изможденный солдат, который сказал, что он сбежал из банды и может, хотя и с трудом, показать, где скрывается нацистский отряд. На карте солдат обозначил примерно окружность – в этом районе они. Конкретнее пояснить не смог, сказал, что на местности легко найдет дорогу в лесное поселение. Непейвода незамедлительно доложил вышестоящему руководству, получил указания, теперь оставалось ждать. Взять отряд фашистских недобитков – умопомрачительный сюжет! Но есть одно обстоятельство…

Как бы это сказать?

Действие первое. Кабинет начальника отдела. Из больших окон падает дневной свет. На стене портрет товарища Сталина. За столом сидит сыщик Водохлебов. Он быстро пишет.

Входят пожилой мужчина (увалень, но по необходимости хваткий) и миловидная девушка (с виду – шалава на диете). Мужчина представляется: оперуполномоченный Сметана! И подходит ближе. Девушка остается возле дверей.

Сметана. Вот мои полномочия (протягивает лист бумаги). Есть поручение особой важности.

Водохлебов. Слушаю вас.

Сметана. Нами разыскивается дезертир Бардин Ырысту Танышевич, четырнадцатого года рождения. Вам предписывается при появлении в зоне вашей ответственности…

Да нет, не так, подумал Ефим Лукич и мысленно перечеркнул мысленные же строчки.

Сметана. Вы подполковник Водохлебов? Очень рад. Очень рад. Дело в том, что у нас к вам просьба. Бардин Ырысту Танышевич разыскивается как дезертир. Но поймать его мы никак не можем.

Водохлебов (грубо). Я дезертирами не занимаюсь!

Сметана. Это дело государственной важности.

Водохлебов. Изощренные убийцы, лютые грабители, расхитители социалистической собственности – вот дело государственной важности! А дезертирами я не занимаюсь.

Сметана (понизив голос) Личная просьба наркома. А главное (доверительно) сам Бардин нас интересует лишь как носитель одного предмета. Нам его вещи изъять нужно.

Водохлебов (в сторону) Почему я один во всей правоохранительной системе? Отчего меня все используют? Понимаю: кто везет, на том и возят, но такой ерундой заниматься – страх, как не хочется. Розыск должны делать ищейки. Мой профиль все-таки тонкая работа, работа мысли, умозаключения. Если бы не просьба Лаврентия… Высоко взлетел дружок, а как прижало, вспомнил. Вспомнил приятель старый. Соглашусь.

Девушка. А вы тот самый Ефим Водохлебов?

Водохлебов. Какой тот самый?

Девушка. Ну, знаменитый сыщик.

Водохлебов. Тот самый.

Девушка (с восторгом) А можно ваш автограф?

Водохлебов. Можно. Но только после того, как найду вашего (смотрит в документ) Бардина Ырысту Танышевича.

Девушка. А вдруг вы не найдете. Может, сейчас. Или вечером (принимает соблазнительную позу, смотрит похотливо) я бы послушала о ваших приключениях из первых уст.

Водохлебов. За сорок лет, что работаю детективом, осечек не случалось, а потому найду я дезертира с его вещами. А теперь прошу извинить, мне пора отобедать. Супруга, любимая и верная жена, не любит, когда я задерживаюсь.


***

Ырысту съел борщ, допив остатки бульона через край посуды, и принялся за кашу. Оголодал.

Когда у сумасшедшей старухи случилось обострение – не иначе, полнолуние повлияло – и она, не соображая, выпустила пленника, Ырысту помчался, не имея ни плана действий, ни даже примерных догадок о направлении бега. Решив, что убрался на безопасное расстояние, а этот вывод он сделал, когда небо уже посветлело утренней зарей, нужно было понять, что делать дальше. Самым верным ходом виделось продолжение пути на родину, то есть скрытно выйти из леса и шагать на восток. Придется где-то украсть обувь. Босой солдат вряд ли будет убедителен с историей о демобилизации. Документы остались у командира повстанцев, да и документы эти палевные. Даже пан полковник без труда узнал, что Бардина ловит НКВД. Нормальный вариант – пошляться по лесу несколько дней, покушать сладкой ягоды, поспать на перине сухого мха, а попозже, через несколько дней вернуться, как ни всем не бывало, к ребятам-бандеровцам. Рассказать все как было, а я виноват, что у бабки съехала крыша? И бес ее дернул замки все и дверки открыть – и ставни, и в избу, и в погреб? А я убежал, но вернулся. Я – свой. Повысит ли это доверие к Бардину Ырысту? Ну как сказать, повысит. Повысит – значит, какое-то было уже, был небольшой индекс доверия.

Еще в институте Ырысту придумал такую штуку – индекс доверительности между людьми. Правда, субъективный и односторонний. Берешь бумагу и пишешь на ней десять своих секретов. Лучше двадцать или больше, так надежнее. И не только секретов, а таких случаев, которых стыдишься. Мыслей, которые гонишь, желаний позорных. В общем, фиксируешь все то, что составляет темную сторону твоей личности, то, что не расскажешь первому встречному. Получается, допустим, сорок пунктов, на основании их вычисляешь индекс доверительности. Есть человек, прикинул, поставил галочки. Профессор Григорьев, ему бы доверил два случая из сорока – индекс доверия пять процентов. Леха Урбах ему можно рассказать двадцать позорных моментов, он поймет и не растреплет – пятидесятипроцентное доверие. В отношении супруги доверие процентов двадцать пять, а от нее очень хочется полного раскрытия. Самый высокий показатель – дедушка Чинат, и не потому, что Ырысту ему рассказывал все свои тайны, а потому что шаман, если захочет, сам все увидит. Чинат-таада… помер давно, а все шатается по срединному миру. Является. Последствия контузии лечить научил, да не пригодилось. С полной луной – это да! Тут попадание. Сейчас бы мимо проходил, совет какой бы дал. Когда надо, его нету.

Ырысту, ничего не решив, пошел в сторону рассвета. Питался подножным кормом, спал, где попало. Спустя несколько дней вышел к людям. То есть, сначала почуял, после увидел дома, понял: впереди – городок. Можно его обойти. Обогнуть, продолжая свой путь.

Если бы не Сырый! Этот палач, вырезающий пленным глаза! Он не должен сидеть в безопасной деревне, жрать самогон и хрустеть огурцами. Скоро созреет картопля, и Сырый будет счищать тонкую кожицу с вареного клубня. Тем же ножом, тем же ножом. Так быть не должно. Значит, явиться в органы, сдать бандеровское логово, себя принеся в жертву лагерным идолам, советским богам.

Что делать? Бросил бы жребий, орел или решка – нету монеты. Как-то же жили первые люди без денег. Жребий бросали. В воду два камня, черный и белый, и тащишь. Нету горшка. Нету воды.

Ырысту сломил ветку с кустарника, острым концом начертил на земле прямую. Отошел от линии на три шага, загадал: в левую сторону, в сторону сердца – это домой, в правую – мочим повстанцев. Набрал воздуха полную грудь и плюнул. Харчок приземлился прямо на линии. Еще раз. Теперь улетел правее прямой. Жребий брошен.

Бардин вошел в город, первой увиденной жительнице проговорил: «Здрасьте – будь ласка – дайте воды – где тут у вас – милиция?».


***

Действие второе.

Прошло пять суток. Кабинет начальника отдела. Из больших окон падает дневной свет. На стене портреты товарища Сталина и наркома Берии. Водохлебов и Бардин.

Бардин (вылизывая миску). Спасибо вам огромное. И супруге вашей! Очень вкусно.

Водохлебов. Будь ласка, мил человек. Чаю налить? (Бардин отрицательно качает головой, хлопает себя по округлившемуся животу). Послушай, Ырист, ты уверен, что вспомнишь на местности.

Бардин. Только туда попасть. Мгм. Сразу вспомню.

Водохлебов. С минуты на минуту должны прибыть смершевцы. Хотелось бы оперативно выехать, и чтобы без проволочек. Капитан Блинов руководит. Перевелся с третьего белорусского. Я его знаю немного.

Бардин. Блинов, так Блинов.

Водохлебов (задетый равнодушием Ырысту). Да ты знаешь что…! Андрей Блинов – волкодав! В двадцать лет капитан СМЕРШ, это не фунт изюма. В августе сорок четвертого он взял матерого шпиона Мищенко. Дело было на контроле Ставки, то есть архиважное. Что такое «момент истины» знаешь? Группа Блинова филигранно сработала. Блинову – орден и внеочередное. Там еще Таманцев такой был, тоже профессионал. Упился до смерти.

Бардин. Бывает.

Входят два офицера. Один представился: капитан Блинов, назвал второго: лейтенант Белькевич. Блинов – светлоголовый с заметным румянцем, Белькевич – брюнет с ранними залысинами.

Блинов (заикаясь) Ефим Лукич! А м -мы ведь с в-вами з-знакомы, помните? Очень рад. Большая ч-честь с вами пораб-ботать.

Белькевич. Я тоже, кажется, слышал о вас.

Водохлебов. Присаживайтесь.

Все расселились за столом.

Блинов (Бардину) Я в курсе в-ваших дел. В общих чертах. Детали – после. Письменно. Взгляните на эти фотокарточки…


***

Неплохой дядька, подумал Ырысту о подполковнике Непейводе. Только очень уж суетливый. Когда появились офицеры СМЕРШ, Ефим Лукич вскочил, бросился навстречу, давай руки жать, лепетать подобострастно: «А меня помните? А мы ведь знакомы! Андрей Степанович! Это большая честь и удача!».

А этот Блинов, видно, ни хрена не помнит Лукича. Не знаю, каких маститых шпионов он брал, но апломба у заики-капитана явный перебор – без церемоний уселся в кресло начальника, с ходу начал фотокарточки совать. Даже чаю не попили.

Ырысту Бардина ищут особисты, СМЕРШ – другое ведомство, но неприятный Белькевич чего-то смотрит, многозначительно водит носом, бухтит: «Я что-то слышал о вас». Разгромим бандеровскую базу – попытаюсь смыться. Что там «попытаюсь»? Надо.

Блинов разложил пять фотографий.

– Кого-н-нибудь узн-наете?

Ырысту склонился над столом, отодвинул одну карточку.

– Пан полковник, – сказал. Как его было не узнать?

– Он такой же полковник, как я генерал! – воскликнул Белькевич.

Непейвода, примостившийся на уголке, громко рассмеялся.

– Этого не знаю, – Бардин отмел снимок Ракицкого.

Почему он не стал опознавать Михаила Ракицкого? Какой-то внутренний голос подсказал. Скрытая симпатия повлияла? Ведь из всех бандеровцев Ракицкий один отнесся к нему по-человечески.

– Сырый, – Ырысту взял карточку, где красовался бравый эсэсовец на фоне виселицы. Остальных не видел.

– Очень хорошо, – сказал Блинов и изобразил поощрительную улыбку.

– Тоже известен? – спросил Ырысту.

– Конченая тварь, – заявил лейтенант Белькевич.

– Это я знаю, – согласился Ырысту.

Блинов достал лист бумаги и карандаш, предложил Бардину:

– Насколько возможно, насколько вспомните, изобразите план деревни.

Ырысту взялся за чертеж, по ходу дела, давая пояснения: «Здесь у них дозор, два бойца – точно. Тут землянки, сарайки. Это – дом полковника, рядом дом лесничего, где я в погребе сидел… снова жилье… тут поле, там картошка посажена. Я убегал по полю… с краешку… начинается лес.… В нем меня не заметили. Возможно, с этой стороны охраны нет».

– А возможно, что есть, – сказал Белькевич.

– В-вы говорите, что отсюда д-дорогу не помните. И м-можете показать от границы, – Блинов развернул карту. – Где примерно?

– Не знаю, – Ырысту пожал плечами. – Старый пограничный пункт со шлагбаумом. Будка пустая.

– Паша? – требовательно бросил Блинов лейтенанту.

– Знаю два таких, – сказал Белькевич.

– Там еще речушка есть, – добавил Ырысту.

– Возле обоих – речушка.

– З-значит так. Сейчас девять сорок две. В полдень выдвигаемся. Сначала один пункт. Если не то – второй. Паш, сообщи в управление.

До того молчавший Ефим Лукич Непейвода откашлялся и произнес:

– Я с вами поеду. Можно?

– Не думаю, что это целесообразно, – сказал Блинов.

– Товарищ капитан! Андрей, это моя земля, – Ефим Лукич как-то трогательно сделал брови домиком. – Анрюш…, я обязан. Мне надо это.

– Говорят – нецелесообразно, – сказал Белькевич. – Мы профи. А там неизвестность. Нам обуза не нужна. И так… – он не договорил, но Ырысту понял, что лейтенант имеет в виду именно его, и что ему он не доверяет.

– У вас спина больная, Ефим Лукич, – сказал Блинов, а Ырысту с радостью понял, что смершевец не забыл, помнит подполковника Непейводу. – А мы едем машинами только до границы. Оттуда маршем. И ночевка в лесу. Лучше бы вам поберечься.

– Андрей… – умоляюще начал Ефим Лукич.

– Собирайтесь, – сказал Блинов и с доброй улыбкой добавил. – Только учтите! В походе никаких поблажек ни к возрасту, ни к здоровью не будет.

– Я только жене позвоню, – Непейвода взялся за телефонный аппарат. – Домой телефон провели. Чтобы всегда найти можно. Я только жене…

Ефим Лукич отошел в дальний угол кабинета. Такое сладкое тихое счастье он излучал! Идет на важное дело! А еще телефон проведен домой! И есть, кому домой позвонить. Дома ждут, и будут волноваться.

– Алло, Стеша… – Лукич шептал в трубку, а Ырысту сказал Блинову:

– Пару слов бы. По личному.

– Паша, иди. С-слушаю.

– Могу убрать последствия контузии. Вашей контузии, товарищ капитан. Головные боли, заикание, бессонница. Есть же?

– Есть. Н-но я л-лечился.

– Дело семи минут, – сказал Ырысту.

Блинов нахмурился, посмотрел в угол, где по телефону оправдывался перед Стешей подполковник: «…в соседний район…там карманника взяли, еще довоенного… никаких рисков… мазь возьму… ну, кто-нибудь натрет… не в пустыне, среди людей… самому страх не хочется, надо…».

– Вы не медик. Вы из знахарей, я знаю. Но в это не верю, – сказал Блинов.

– Так поверьте.

– Почему?

– Потому, например, – с каменным спокойствием сказал Ырысту. – Что у вас в кармане лежит письмо, которое начинается словами: «Здравствуй, мамочка, извини, что давно не писал». А кончатся приветом бабушке.

Блинов весь словно затвердел, письмо он написал пару часов назад, никто его не мог увидеть.

– Ф-фокусы!

– У бабушки гайморит и орден за трудовое отличие, – напомнил Ырысту.

– Хорошо, – после недолгих колебаний согласился капитан. – Можно поп-пробовать.

– Лукич! – окликнул Бардин. – У вас есть зеркало?

Ефим Лукич забавно смутился, подошел к столу и, стеснительно пряча глаза, достал карманное зеркальце.


***

Действие третье.

Служебный Кабинет. Под портретами В.И. Ленина и главы НКВД Украинской ССР В.Т. Сергиенко сидит Водохлебов. Блинов и Бардин – за столом.

Блинов. В-вы говорите, что отсюда д-дорогу не помните. И м-можете показать от границы (Блинов развернул карту) Где примерно?

Бардин. Там был старый пограничный пункт со шлагбаумом. Будка пустая и речушка.

Водохлебов. Знаю это место. Сейчас девять сорок две. В полдень выдвигаемся. Готовьтесь!

Блинов. Ефим Лукич! Вы же после ранения! Может вам поберечься?

Водохлебов. Отставить! Сейчас указания дам (поднимает трубку телефона)

Бардин (Блинову тихо). Могу помочь с заиканием. Есть одно средство.

Блинов (недоверчиво). Знахарство? Знаем мы эти фокусы!

Бардин. Если это фокусы, пусть меня сразит гайморит! У вас есть зеркальце? (Блинов достает маленькое зеркало, передает Бардину) Могут быть побочные эффекты, но они скорее приятные.

Блинов. Например, какие?

Бардин. Мощная интуиция, предвидение опасности. Память может обостриться невероятно – раз глянул на текст и запомнил навсегда.

Бардин достал спички и приступил к ритуалу. Водохлебов вышел из кабинета.


Действие четвертое

Коридор в отделе милиции. Водохлебов смотрит в окно.

Водохлебов (сам с собой). Две машины бойцов на операцию. Не мало? Справимся. Страх не люблю я эти перестрелки – дуболомная работа. Но кто еще очистит Родину от банд?! Бардин говорит, бандитов не больше двух десятков. Шестерых-семерых я на себя возьму, а уж с остальными солдатики справятся как-нибудь.

Подходит Белькевич.

Водохлебов. Бойцов не мало? Хватит для положительного исхода операции, ваше мнение?

Белькевич. Вы же с нами, а это уже, как взвод головорезов. Справимся. И еще. По обнаружению лежбища бандитов есть указание доложить в штаб, и оттуда сразу будет развернута пехотная часть. Прочешем весь лес, (с оптимизмом) всех выловим. А где Андрей Степанович?

Водохлебов. Заперлись с Бардиным в кабинете. То есть я их оставил вдвоем, приказал капитану тщательней прокачать азиата. На всякий случай.

Из кабинета в коридор выходит Бардин.

Белькевич. А товарищ капитан?

Бардин. Спит. Час будет спать. Не надо тревожить.

Белькевич. Что?! Он никогда не спит.

Водохлебов открыл дверь кабинета и увидел: там за столом, положив светловолосую голову, на сложенные руки спит Андрей Блинов.


***

«Оперативная обстановка в западных областях Украинской ССР, граничащих с территорией Польши характеризуется следующими основными факторами: освобождении частями Красной армии областей, свыше четырех лет находившихся под немецкой оккупацией; засоренностью освобожденной территории многочисленной агентурой контрразведывательных и карательных органов противника, его пособниками, изменниками и предателями Родины, большинство из которых, избегая ответственности, перешли на нелегальное положение, объединяются в банды, скрываются в лесах и на хуторах;

наличием в тылах фронта сотен разрозненных остаточных групп солдат и офицеров вермахта и СС;

наличием на освобожденной территории различных подпольных националистических организаций и вооруженных формирований.


Сопутствующие факторы:

– обилие лесистой местности, в том числе больших чащобных массивов, служащих хорошим укрытием для остаточных групп противника, различных бандформирований и лиц, уклоняющихся от мобилизаци;

– большое количество оставленного на полях боев оружия, что дает возможность враждебным элементам без труда вооружаться;

– слабость, неукомплектованность восстановленных местных органов советской власти и учреждений, особенно в низовых звеньях;

– значительная протяженность коммуникаций и большое количество объектов, требующих надежной охраны.


Подпольные националистические организации и формирования


Армия Крайова (АК) – подпольная вооруженная организация польского эмигрантского правительства в Лондоне, действовавшая на территории Польши, Южной Литвы и западных областей Украины и Белоруссии. В 1944 – 1945 годах, выполняя указания лондонского центра, многие отряды АК проводили подрывную деятельность в тылах советских войск: убивали бойцов и офицеров Красной Армии, а также советских работников, занимались шпионажем, совершали диверсии и грабили мирное население.

Организация украинских националистов (ОУН)– действующая, начиная с 20-х годов, на территории западной Украины террористическое формирование, декларирующая своей целью создание независимого украинского государства. В результате конфликта между главарями ОУН А. Мельником и С. Бандерой формирование разделено на две противоборствующие фракции.

Украинская повстанческая армия (УПА) – военная организация украинских националистов, сформированная из дезертиров вермахта, СС и Красной армии. С 1943 года лидером УПА является Роман Шухевич, заочно приговоренный к смертной казни. По сообщению источника «Зоркий»  немцы в рамках сотрудничества передали УПА около 10 тысяч станковых и ручных пулеметов, 26 тысяч автоматов, 72 тысячи винтовок, 22 тысячи пистолетов, 100 тысяч ручных гранат, 300 полевых радиостанций.


За 1 полугодие 1945 года количество операций по ликвидации банд составило 9 238 в результате которых было убито 34 210 и захвачено 46 059 участников ОУН-УПА среди которых было 1 008 руководящего состава – от командира сотни и выше по УПА и от районного работника и выше по ОУН. Среди них были уничтожены – командир УПА-Север, начальник штаба УПА «Карпович», захвачены в плен – члены Центрального Провода ОУН – «Орест» и « Гарматюк» и многие другие. Среди вооружения, захваченного у ОУН-УПА, было 6 орудий, 125 минометов, 74 ПТР, 125 минометов, 2 292 пулемета, 4 968 автоматов и 17 030 винтовок и прочее вооружение.

Следует особо отметить эффективность действий спецгрупп из бывших членов ОУН-УПА – на 12 июля 1945 года силами спецгрупп было ликвидировано около двух тысяч членов УПА и СБ и 72 члена ОУН; захвачено живыми – 1 142 УПА и СБ и 93 члена ОУН. Кроме того, ими было передано властям 211 бандпособника и 639 человек уклоняющихся от службы в Красной Армии.

Согласно имеющейся информации 21 мая 1945 года в Руде-Ружанецкой представители Замойской АК и УПА при посредничестве католических и православных священников подписали соглашение, решив «сотрудничать перед лицом общей угрозы со стороны польских коммунистов и советского НКВД». Территории деятельности были разграничены, было решено прекратить акции против гражданского населения и обмениваться разведывательной информацией. С польской стороны соглашение подписал комендант Замойского округа АК Мариан Голембиевский, а с украинской – уполномоченные Главным командованием УПА и Украинской главной освободительной радой Юрий Лопатинский, Сергей Мартынюк и Николай Винничук. В сентябре действие подписанного в Руде-Ружанецкой соглашения было распространено на Холмщину и Подляшье. Таким образом, перемирие и сотрудничество между УПА и АК охватило все этнически смешанные территории.

Намерение объединенных националистических групп состоит в проведении активной подрывной деятельности на освобожденной от немецко-фашистских захватчиков территории, для чего сохраняется на нелегальном положении большая часть отрядов, оружия и все приемопередаточные радиостанции. Предполагается, что подпольем будет проводиться деятельность с целью саботировать мероприятия военных и гражданских властей, совершать диверсии и террористические акты в отношении советских военнослужащих и гражданских лиц. А также с целью ведения разведывательной деятельности в пользу спецслужб заинтересованных стран».


Капитан Блинов проснулся. Первым ощущением была необычайная легкость с избытком энергии. Он уже долгое время спал только по три-четыре часа в сутки, и усталость давала о себе знать. Но задремав буквально на (Блинов посмотрел на часы) на сорок пять минут, он, кажется, отдохнул за все месяцы и сил набрался на полгода вперед. Еще недоуменное удивление от того, что во сне он увидел справку- меморандум об оперативной обстановке от двенадцатого июля. Эту бумагу он видел третьего дня, но мельком, проглядел по диагонали – не мог дословно запомнить. А во сне справка воспроизвелась, как выученная наизусть, и даже цифры, даже западающую букву «м» – деффект пишущей машинки – видел так же отчетливо, как наяву. Знахарь предупреждал о необычных эффектах, которые могут проявиться, в том числе о связанных с памятью.


«На дворе –трава, на траве – дрова», – прошептал Блинов.

«На дворе –трава, на траве – дрова», – повторил и засмеялся. Невидимый штопор в виске, который был вкручен в голову в сорок четвертом году,… исчез. Исчез! Андрей подпрыгнул даже. Бардин, Бардин, что теперь с тобой делать?

«На дворе –трава! – крикнул Блинов. – А траве, а на траве, а на траве, дро-оуо-ва, – пропел он».

В кабинет вбежал Белькевич.

– Все готово? – строго спросил Андрей. Но тут же заулыбался, он не мог сейчас быть командиром, он – выздоровел.

– Так точно, все готово к отправке, – доложил Белькевич. – Андрей, по поводу дезертирства Бардина…

– Наш приоритет банда, – сказал Блинов. – Пока знахарь помогает, он находится под нашей защитой. Шкурные интересы других ведомств не должны тебя, Паша, волновать. Я говорил: в своей работе мы иногда будем вынуждены нарушать инструкции, не получать своевременно приказы. Без этого работа чистильщика невозможна. Поэтому забудь. Тем более, я доложил Егорову о том, что Бардина разыскивает спецгруппа НКВД.

– Он что?

– Сказал, пусть на хуй идут со своими проблемами.

– Тогда?..

– Через полчаса стартуем.


***

Действие пятое.

Вечер. Бывшая советско-польская граница. Водохлебов, Блинов и Бардин стоят возле пограничного перехода. Около машин толпятся солдаты.

Бардин (уверенно). Здесь. Дальше дорога, там мост. Но я не здесь пошел, а выше по течению вброд.

Блинов. По мосту переедем? Не рухнет?

Бардин. Не знаю.

Водохлебов. Надо попробовать. Сначала один (кричит) Хижняк! Давай за баранку.

Мимо медленно проезжает полуторка. Водохлебов и Бардин пешком идут следом. Когда они подходят к старому мосту, грузовик уже находится на противоположном берегу реки. Водитель машет, показывая, что мост выдержит.

Блинов. Славненько. Через мостик перейдем. А то страх не хочется в воду лезть.

Бардин (с иронией). И жена не велела ноги мочить.

Блинов. Точно так.

Водохлебов. Первая группа следует по дороге. В то место, где бандеровцами был ограблен красноармейский фургон. Вторая машина остается здесь. Мы с отделением идем по вашему пути. Вспомните, Бардин?

Бардин. Пройдем выше по течению и – в лес. Определимся. Километрах в семи сушились мои портянки. По запаху найду.


***

Капитан Блинов отправил лейтенанта Белькевича с солдатами к месту боя в лесу, где бандеровцы разграбили интендантский грузовик, и где – этой картины ни в жизнь не забыть – Сырый пытал советского офицера. Часть бойцов, в том числе Блинов и Непейвода двинулись за Ырысту по берегу вдоль речки.

Жалко смотреть на пожилого подполковника, он уже устал и мучился одышкой. А идти далеко, и по дебрям. Не сиделось ему ровно, думал Ырысту, как бы и впрямь обузой не стал.

Ырысту остановился.

– Тут я вброд и перешел, и туда – сказал он и показал на лесную звериную тропку.

Блинов объявил привал, отдал короткое распоряжение радисту, который сразу принялся отбивать сообщение командованию.

Ырысту стрельнул у одного из солдат махорки и с наслаждением курил. Непейвода сидел под деревом, смущенно вытирал пот со лба.

Снова Бардин вошел в этот глухой высокомерный лес. Ему казалось, что он узнает дорогу, хотя после дождей никаких следов на земле, естественно, не осталось. Трава, что была примята – выпрямилась, ветки он не ломал, только ленточку привязывал. Но знакомые голоса. Птичьи смешные голоса возбужденно пропели опять:

– Человек, человек, человек!

– Свой, – дунул краем губ Ырысту.

– Люди, люди, люди, – клекот тревоги передавался от стаи к стае.

И далеко-далеко, неглубоко под землей перевернулась зверюга, понюхала воздух и прокряхтела:

– Человек это. Хозяин вернулся.

– То-то же, – сказал Ырысту. Лесная живность тревогу объявила ложной.

– Что вы говорите? – спросил Блинов.

– Это я так. Ворчу. – сказал Бардин. – Лукич мне сапоги пожертвовал, а мне они малые. Такой… крупный дядька, а размер ноги – маленький. Как так, Лукич?

– Размер ноги не выбирают, – вздохнул Непейвода. – Как родился, так и пригодился. А ты слова не подбирай! Хотел сказать: толстый? Так и говори.

– Товарищ капитан, – позвал один боец, – Смотрите, стреляли.

Но Блинов уже и сам поднимал с земли желтую гильзу.

– Может, давнишние, – предположил Ефим Лукич.

– Не похоже, – задумчиво проговорил Блинов. – И что странно…

– Странно? – нетерпеливо спросил Непейвода.

– Очень странно, – повторил Блинов и замолчал.

– Видел я в банде пару неизвестных карабинов, – сказал Ырысту. – Английские или американские. А вот, – показал на ствол дерева, где сбоку был неприметный порез. – В меня палили. Там я ногу поранил. Айда.

Группа вышла к поляне, где устраивался Бардин на ночлег. Тут он сразу вспомнил свой отчетливый сон о будущем. Портянок не было. Но Ырысту с довольным видом подошел к развесистому дереву и снял с ветки вещевой мешок, который провисел тут все это время в целости и сохранности.

Блинов с подозрением поглядел на Бардина, но ничего ему не сказал. Отдал распоряжение выставить караулы и устраиваться на привал. Дальше идти не было смысла – стремительно темнело, можно сбиться с направления.

Костра не разводили, перекусили сухим пайком. Солдаты завалились спать. Капитан Блинов выпрашивал у Ырысту секрет лечения от заикания. Не менее настойчиво, чем «пан пулковник» допытывался о вещах Бардина.

Ырысту внимательно просмотрел содержимое мешка. Ничего такого, что могло бы интересовать разыскивающих его чекистов, там не было. Бритва, медали, трофеи кое-какие: пара колец, сережки, мыло, открытки, фотографии, губная гармошка, набор иголок. Ничего значимого. Вопрос, для чего при розыске дезертира поставлено условие о неприкосновенности вещей, остается открытым.

– А скажи… давай на ты, – сказал Блинов вытягиваясь на плащ-палатке. Ырысту кивнул. – Почему из части убежал. После победы!

– Моя эта… пьяная был.

– Да, перестань. Не включай свою броню. Не по службе, для себя спрашиваю. Но это не самое важное. И меня не касается. Я таких случаев знаю, но они касаются салаг, довольно много, – казалось Блинову доставляет удовольствие просто говорить, говорить, лить слова, не спотыкаясь на твердых буквах. – Получит письмо из дома с плохой вестью и деру! Но ты не из таких.

– Не из таких, – подтвердил Ырысту, закидывая руки за голову.

– Допустим. Предположим. Сочтем возможным. Ушел и ушел, твои дела, твои мотивы. Но, тогда, если ты в розыске, зачем идти сдаваться? Полпути, считай, прошел. Риск. Чтобы банду сдать? Но это риск собственной жизнью, время все еще военное и мои коллеги гуманнее не стали. Надеялся на понимание и снисхождение?

– Хотел бы я сказать, что это был мой долг. Но нет. Я сомневался долго, жребий бросил.

Блинов недоверчиво посмотрел на Ырысту, потом коротко посмеялся.

– Лучше для тебя, что это был, как будто, долг, – тоном наставника сказал капитан. – Долг гражданина, обязанность советского человека.

– Не верю я в долг гражданина, – сказал Ырысту. – И не сторонник, однако, того, что государственное выше личного, общественное над семейным. На постоянной, именно, основе. Бывают экстремальные моменты, когда свою судьбу выгодней отбросить. Именно свою. И главное – выгодней. Моя жизнь – одна! – на две близких. Или ближних. В этом раскладе моя свобода, стало быть, не козырь. Моя жизнёшка. Но честно скажу, если бандиты грозились убить мою… ну, жену… ребят… и приказали бы мне грохнуть капитана Андрея Блинова, я б завалил капитана Блинова, рассказал все штабные планы, вручил им бы ключ от кабинета товарища Сталина. И жребий кидать бы не стал.

Блинов задумался. Ырысту смотрел на звезды в ветвях.

– Близкие и ближние не одно и то же? – спросил капитан.

– Это так себе разделение, чепопалошнее, – сказал Ырысту. – Близкие, как бы, они по крови, по общей работе, по соседству. Ближние – другое, наверное.

– Как это?

– Образ мыслей, – Ырысту приподнялся, сел, поджав ноги крест-накрест. – Знаешь игра в ассоциации. Я говорю слово, а ты первое, что приходит на ум.

– Знаю, – сказал Блинов. – Во дворе балдели.

– Сыграем? Я говорю. Ветка.

– Сучок.

– Иголка.

– Нитка.

– Корова.

– Молоко.

– Пчелы.

– Мед.

Ырысту поднял палец вверх.

– Тест окончен, товарищ капитан. Все мыслят по-разному. Если такие вопросы задавать людям из моего мира, то на иголку ответят не нитка, а ветка.

– В смысле, хвоя? – понял Блинов.

– Да. А на корову ответят трава. Ваше европейская… как сказать? Цивилизация, она потребительская. Поэтому, корова и вы думаете: что от нее взять? Молоко. А гармоничные люди скажут: трава. То, что можно дать. Как-то так. А пчелы, тут сразу думаешь: утки.

– Почему?!

– Пчелы переносят пыльцу с цветка на цветок. Опыляют, оплодотворяют. А утки оплодотворяют озера, они на лапках переносят икринки. Не знал? Странно. Поэтому, когда охотник убивает много уток в Карелии, меньше рыбы становится в монгольских озерах. Так что нужно знать и дичи брать с умом.

Блинов снова задумался, в это время к нему подошел Ефим Лукич.

– Я рядом с вами посплю? – робко попросил Непейвода. – Ваш радист Василий страх как храпит.

Ефим Лукич стал устраиваться. Застенчиво потупив глаза, он натягивал шерстяные носки.

– Наверное, теплые-е, – с притворной завистью протянул Ырысту.

– Стеша связала, – шепнул Непейвода. – Она вяжет очень хорошо. Давала мне с собой еще кофту теплую. Я не взял. Кофта такая, она тепленькая, мягонькая, но колется, я чешусь потом, как поросенок об забор. Ношу, чтобы Стеше приятно… А кофта красивая. С ромбиками.

– Мастерица, Лукич, супруга твоя, да? – Ырысту хотелось похвалить Степаниду Андреевну, сделать приятное этому смешному добряку, невесть как оказавшемся сотрудником органов. – А дети есть у вас?

– Сыновья. Старшему – тридцать, второму – двадцать шесть. Обоих немцы убили, – ответил Лукич, замолчал, потом вдруг спохватился – У тебя ноги замерзли? Так на! Носки-то. Возьми.

– Не, спасибо, Ефим Лукич. Сам грейся.

– Та-а у меня такая шуба жиру, шо…

Как храпит радист Василий, Ырысту узнать не довелось. Но с оглушающим сном подполковника Непейводы он тут же познакомился. Гусеничный трактор, ползущий по гравию, тракторист изо всех сил дует в пионерский горн, не забывая стучать в барабан, усилить этот звук в три раза – так храпел Ефим Лукич.

– У меня брат погиб. Отец…– сказал Блинов. – Не спишь, Ырысту?

– Заснешь тут.

– Сестра погибла… Знаешь, после последней похоронки мама написала письмо моему командиру, это я потом узнал. Написала, что муж и двое детей погибли, нельзя ли младшего вернуть домой? Наивная…

– Время такое, – сказал Ырысту. – А вот в будущем, за вами, товарищ капитан, прислали бы группу солдат и сопроводили до матери. В будущем там как? Когда была высадка на Марс, все погибли, но один человек уцелел. И с Земли целую эскадру звездолетов послали его спасать. Ради одного человека! Сотню, быть может, космических кораблей.

– В будущем?

– Сон такой. Мне стали сны такие сниться – ух! Романы, а не сны.

8.

Старик с седой кудлатой головой стоял на коленях у черного камня. Снег падал крупными хлопьями, укрывая человека, камень и Дерево, Которое Держит Купол. Старик был грустен. Его мольба отвергнута. «И ничего?», – спросил Старик. «Ничего нельзя изменить, – ответило Древо, Держащее Небо, – люди стали чужими. Они – царственный вирус. Мир желает здоровья».

Люди вгрызались в землю, уничтожали покровы. Люди меняли течение, убили реки – артерии. Люди дымили в воздух, они отравили дыхание. Люди себя возомнили, словно не частью Мира. Люди меняли природу и изменились сами. Они задавали вопросы в поисках смысла жизни – стало быть, отделяли себя от Вечного Мира. Теперь Вечный Мир отвергает.

«Истинно так», – молчание черного камня.

Старик поднялся. Он одет в длинную мешковину. Длинные до плеч волосы стянуты тонкой лентой. В седой бороде до груди заплетена косичка.

Ступая босыми ногами по снегу, старик спустился с горы. Здесь поднимался дымок над чадыром. Юрта, крытая корой была единственной в долине. Внутри чадыра старик вытер ноги о шкуру, подбросил две щепки в очаг. Белый кот спрыгнул с лежанки, задал вопрос Старику. Ответ был известен заранее. Истинно так.


Комочек сухого корма закатился под стол. Кот Феликс лапой покатал его по полу и съел. Выгнул спину, поднял хвост, заурчал. Вдруг Феликс что-то почувствовал. Неведомый шифр, хранящийся в генах с начала времен, внезапно раскрылся. В окне, с той стороны стекла, снаружи в квартиру глядел огромный белый котяра раз в десять крупнее Феликса. Белый моргнул, красные страшные глаза излучали приказ. Котенок, любимый домочадцами Феликс, бесшумно направился в дальнюю комнату, где спал в колыбельке ребенок, его родители в это время были в гостиной, они погрузились в смартфоны. Котенок запрыгнул в постельку. Детеныш посапывал, он курносый и беззащитно тонкокожий, видны все вены на виске. Кот Феликс выпустил когти и острием передней лапы впился в почти прозрачную пленку детского века.


Высоковольтная линия проложена по лесу, это единственный поток электроэнергии, идущий в город. Бетонные опоры ЛЭП, надежно укрепленные в земле, держат провода, от которых идет гул и вибрация. Кошки. Невероятное множество кошек появилось на просеке. За ними – белки, бурундуки, полевые мыши. Они принялись вбираться на опоры, стремясь к проводам. Стая птиц – невозможная стая, где были сороки и коршуны, вороны, утки и беркуты, – атаковала линию электропередач. Белки и кошки царапались по столбам, достигая проводов, он падали замертво, но за погибшими лезли следующие. Их были сотни, тысячи, десятки тысяч.


Свет отключили, подумала женщина. Чайник не успел закипеть. Вода – не кипяток, но горячая, запарить можно. Женщина бросила в кружку чайный пакетик, села за стол. Из-под холодильника показались длинные ворсистые усы. Женщина поправила воротник пижамы. По полу поползли бурые тараканы в твердых панцирях. Крупные, пупырчатые, как перезревшие огурцы. Насекомые строем обогнули тапок и со стороны пятки мгновенно, как по команде, взметнулись под пижамные штанишки вверх по женской ноге. Предсмертный вопль женщины соседи не услышали. Бурлясь желтой пеной, ее голова упала на стол. В пятиэтажном доме не осталось живых.


Ырысту убегал. От апокалипсиса не убежишь – бесполезно. Но ноги уже не подчинялись мозгу. На улицах города кошки глодали трупы. Собаки поставляли человечину. Ырысту не трогали, потому что был он абсолютно голый, а босыми ногами ступал только по земле, избегая асфальта и тротуарной плитки. Он – живое животное, часть природы и Вечного мира. Доигрались с техникой, думал Ырысту во сне. Вживление электроники в живое – вот, доигрались. Хоронить теперь. Похоронили? Под стойкой светофора стоял Андрей Блинов. Его отец –убит, брат –убит, сестра – мертва, ему самому осталось не долго. Нечто человекоподобное упало сверху. Саблерукая обезьяна вскрыла горло Блинова. Ырысту не успел спасти. Теперь, хоронить.


– Что там хоронить, Андрей? – оправдывался лейтенант Белькевич. – Жара такая!

– Какой-то ты, Паша, – проговорил Блинов, увидел, что Ырысту открыл глаза. – Выспался?

– Да, спасибо, – ответил Бардин, потягиваясь.

– Машина разграблена, что-то раскурочено. Следов бандформирований группой не обнаружено, – подчеркнуто официально доложил Белькевич.

– Офицера пытали, – сказал круглолицый смершевец, которого все называли Доктором. Бардину этот слащавый доктор не нравился, он отдавал кабинетным героизмом и масляным приспособленчеством. Чувствовалась в нем неуловимая гнильца.

– Даже, скажу, не пытали, а мучали, – играя бровями, говорил Доктор. – Мучали без цели, а чтоб себя потешить. Непрофессионально, – глумливо добавил он.

«Ты-то, прямо мэтр», – подумал Ырысту и поприветствовал Непейводу:

– Доброе утро, Ефим Лукич!

– Ох, какое там доброе! Глаз не сомкнул.

У Блинова медленно открылся рот, он посмотрел на подполковника и залился безудержным хохотом. Ырысту тоже засмеялся.

– Не сомкнул! Мне единственное что, – сказал Ырысту сквозь смех. – Мне Степаниду Андреевну искренне жаль. Бессонные ночи… ха-ха … понятно, что вяжет, вяжет… кофту, носки….


***

Действие шестое.

Лесная поляна. Водохлебов сидит под портретом товарища…

Мать твою за ногу! Какой портрет?! Страх как помешался на этих портретах.

Подполковник выговаривает Белькевичу.

Водохлебов. Не дело это, тела убитых товарищей так бросать.

Блинов. Паша, объявляю тебе устное замечание. Какие наши планы, Ефим Лукич?

Водохлебов (в сторону). Он спрашивает, какие планы. Чему их только в СМЕРШе учат? Разгромить логово бандитов. Выявить руководство подполья. Уничтожить всех фашистских недобитков в моем районе. Очистить нашу Советскую Родину от вражеского элемента. (Блинову) объявляю пятиминутную готовность, (Бардину) узнаешь местность, сынок?

Бардин. Предлагаю идти обратно, (заметил растущее возмущение Блинова) Нет-нет, я имею в виду, идти туда, откуда вернулся товарищ лейтенант.

Белькевич. А ничего, что мы ночью? По бурелому? Чуть ноги не сломали в темноте.

Доктор. Сломаете – починим. Это нам, как два пальца. Дело плевое.

Водохлебов. Доктор, как вы думаете, физическое состояние солдат позволяет им марш по пересеченной местности?

Доктор. Солдат – вещь эффективная. Утилитарно рассуждая, надо использовать по полной.

Водохлебов (в сторону) Хоть один думающий человек!

Бардин. Другой вариант: найти, где был походный лагерь партизан, когда мы уже шли к селу.

Водохлебов (поправляя). Бандитов.

Бардин. Да, конечно, бандитов. Если верить Ракицкому…

Блинов (настороженно). Кому?

Бардин. Тридцать хвылин. Полчаса я был в помутнении. Там примерно такая же поляна. Должны быть следы, угли. Банки консервные из-под тушенки. Оттуда я определенно найду дорогу до деревни.


***

Новая база опергруппы Загорского расположилась в классической украинской мазанке с росписью на печке, узорами на занавесках, с иконами и связками цибули по углам. Сметана сидел на лавке, читал газетку, привезенную Борисом из города, и ругался вполголоса.

С улицы вошел Загорский. Он был усталый и пыльный – полдня потратил на осмотр пленных бойцов узбекского подразделения Украинской повстанческой армии. Оказывается, было и такое. Бардина среди узбеков, как и следовало ожидать, не было. Из любопытства опросил двоих: почему вы сражались за нацистов. Те спокойно сообщили, что их призвал военкомат, они воевали за русских, потому что с русскими братья навек. «Интернасонала, камандир, дружба…». О том, что УПА – союзник Германии эти ребята не подозревали. Воевали себе, стреляли, плов варили, русский камандира очень хвалил. Притворяются? Или, действительно, украинцы и русские для них на одно лицо, а в круговерти войны узбеки запутались. Ростислав и сам бы не отличил казаха от киргиза. Японца от китайца – легко, а со своими соотечественниками разобраться трудновато.

– Просвещаешься, Николай Прокопьевич? – вместо приветствия бросил Загорский.

Сметана бросил газету на пол. Этого ему показалось мало, он поднял, порвал и запихал бумагу в поддувало печи, которое в летнее время использовалось как мусорное ведро.

– Эти англичане, Васильич! Это дурость ходячая. Мудаки с королем на троне!

– Чем на этот раз тебе не угодили? – усмехнулся Загорский.

– Так они… нет! Ну, это вообще! – негодованию Сметаны не было предела. – Они Черчилля переизбрали! Нет, ты представляешь? Вот так взяли и переизбрали. Товарищ Сталин, как правильный человек, приехал в Берлин на конференцию перетереть за Германию после войны. А ему тут на! Выкатывают – новый, ёпт, премьер-министр. А где Уинстон Черчилль? Мы с ним должны стрелкануться. А нет его! Переизбрали! Ну не подстава? Дикость какая-то.

Ростислав поднял крышку и прогудел в пустой чугунок:

– И варево выхлебали. Вот англичане скотоболы!

– Суп хозяйка вылила свинье, он закис. А может, не закис, – сказал Сметана, но вопрос пропитания волновал его меньше, чем британская демократия. – Я не понимаю, как так можно? Авторитетного пахана взять, сука, и сместить? Он всю войну, что зря долбался?! Он с Гитлером воевал, и, по совести говоря, дольше всех воевал, а его под жопу и на пенсию.

– Такая система, – сказал Загорский.

– Система. Это не система, это хрен знает что! Главного в стране взять и переизбрать. Нет, у нас до такой тупости не дойдет!

– У нас –нет. Где Борис?

– Профессор купаться отправился,– съязвил Сметана.

– Ты бы тоже на речку сходил, Николай Прокопьевич. Развеялся хоть. Все лучше, чем политические новости читать.

– Как не читать, Васильич!? Как не читать? Когда такое происходит, что… я не знаю, – Сметана не мог справиться с возмущением. – А Черчилль? Ты же верховный командующий! Дал команду войскам, флоту, крейсер в эту… в Темзу ввел. Херак! Как в свое время из «Авроры». Всем под шконку!! Че вы там переизбрали? А мне пох!

– С «Авророй», по-моему, иная история. Несколько, я бы сказал, противоположная.

– Не, не быть Англии нормальной страной. С таким подходом – шансов нет.

В хату вошел голый до пояса Борис, он слышал последнюю реплику, на которую решил откликнуться.

– Парламентаризм в Англии, – сказал Борис, приглаживая мокрые волосы. – Существует больше восьми веков. И за это время они выдали открытия Ньютона, Фарадея, Резерфорда…, сотни физиков, только физиков с мировыми достижениями. А во времена самодержавной России жил какой-нибудь Кулибин в провинции – никому не нужный. И голосование на выборах, надо сказать, не помешало Британии стать крупнейшей империей, которую знала история. За исключением Чингисхана, но это другое.

– За Чингисхана спросим у Бардина, когда поймаем, – сказал Загорский. – Но никакого продвижения по этой теме я не вижу.

Борис надел майку и виноватым тоном произнес:

– Не получается. Может кто другой… Такое дело, – он замялся. – Я сейчас нырнул, и такая мысль, которая не понравится, думаю вам, товарищ капитан, в первую очередь..

Николай Прокопьевич, мурлыча под нос, удалился из хаты. Он – человек деликатный, только недогадливый, но в этот момент догадался, что соседей по коммуналке нужно оставить одних.

– Дядя Слава, – обратился Борис к Загорскому, как звал его в детстве. – Я подумал и решил, что нужно уходить из розыска. Хочу вернуться в науку. Как-то тянет меня, дядь Слав. Четыре года ни одной формулы, ни одной леммы не вспоминал, а тут все мысли заточены в том направлении.

Загорский подошел к окошку, задернул занавеску, создав неубедительную тень. Закрыл чугунок крышкой, провернул ее по кругу, тихо сказал:

– Тебе жить.

– Дядь Слава! – нервно заговорил Борис. – Я сделаю все! Это же не сей момент. Я всем, чем могу быть полезен, все сделаю. Зайца найдем, реноме опергруппы подтвердим! Потом вернемся в управление, а это когда еще! Я еще долго буду вам надоедать… – попытался пошутить, вышло глупо.

– Борис, поступайте, как считаете нужным.

Загорский испытывал незнакомое доселе чувство: чувство отца – мастерового, который годами учил старшего сына ремеслу, передавал секреты профессии, с тем, чтобы тот продолжил его дело, а сын наотрез отказался.

– У Чехова, – вспомнил Загорский. – В одном из рассказов есть чудная фраза: человек есть творец своего счастья. Давайте, Борис. Я искренне желаю вам успехов на поприще науки.

Ростислав умолчал о том, что персонаж Чехова, сказавший «чудную фразу», с течением жизни оказался моральным банкротом. А сам Загорский это помнил, и ему на секунду, буквально на крохотный миг, захотелось, чтобы Борис через год пришел в управление, протянул Ростиславу пустой покореженный тубус и попросил: сломайте. Как шпагу над дворянином – ломайте, позвольте вернуться. Сволочное желание. Но Ростислав просто не видел в жизни более ценной достойной работы, кроме как в «уголовке».

Борис попытался привести в оправдание несколько доводов, но не успел, неловкая сцена завершилась появлением Вилены. Девушка была в состоянии смерча.

– Сообщили из Москвы! – выпалила Вилена. – Наш фигурант объявился.

Загорский ответил словами покойного Ветрова:

– Меня интересуют милые подробности.

– Значит так, – девушка медленно выдохнула. – Лейтенант Белькевич из СМЕРШ сообщил, что контрразведка проводит масштабную операцию по ликвидации украинских националистических формирований. Бандитов, одним словом. И к операции привлечен Бардин Ырысту Танышевич, который каким-то образом, неизвестно каким, стал важнейшим источником информации. В настоящее время… во время направления Белькевичем донесения, – уточнила Вилена. – Наш фигурант в составе группы войск из СМЕРШ и армейских направился в зону возможного размещения подразделения украинской повстанческой армии. И есть основания считать, что там находится какая-то очень важная шишка всей бандеровской организации. Финт в том, что Бардин стал как бы проводником у контрразведки.

– Да уж, – протянул Борис. – Если в деле СМЕРШ, не видать нам объекта, как своих ушей, это точно.

– Вот-вот, – подтвердила Вилена. – Этот Белькевич и сообщил втайне от непосредственного командира. Тот командир в Бардина вцепился, как утопающий за соломинку, и никому не докладывал о том, кто его информирует. Конкуренция ведомств.

– Черт бы ее побрал! – воскликнул Загорский. – Эту конкуренцию ведомств. Так давно объект у смершевцев.

– Нет. То есть я не знаю, – сказала Вилена. – Повезло, что Белькевич – служака. Он читает оперативные сводки все, ориентировки. Память хорошая. А поскольку командир был против, Белькевич маякнул по-тихому. И в такой расплывчатой форме, мол, дело не мое, но считаю свои долгом… А начальство смершевское наши дела тоже не интересуют. Они проваладнались, потом только передали в наше управление. Оттуда довели. Если бы Белькевич связался напрямую, то цап-царап, и дело закрыто.

Загорский, не глядя на Бориса, распорядился:

– Намечайте маршрут, готовьте транспорт. Собирайтесь. А мне, получается, пришло время пообщаться с нашей доблестной контрразведкой.


***

Блинов выслушал разведчиков. Бандеровцы в деревне на расстоянии около двух километров. Вокруг базы расположено несколько засад, как и предупреждал Бардин. С северной стороны – расставлены мины и растяжки. Как Ырысту пробежал там ночью и остался в живых – случайность на грани чуда. Радист, выполняя команду Блинова, отстукивал донесение в центр. Бардин вполголоса убеждал Ефима Лукича не лезть на рожон, пересидеть в безопасном месте то время, какое понадобится на захват деревни. Но пока перспектива штурма оставалась неясной, Блинов сомневался, ждал указаний командования. Доктор устроился на травянистой кочке и протирал спиртом медицинские инструменты – блестящий скальпель, щипчики, молоточек. Зачем ему молоток, кости вправлять, наверное, подумал Ырысту. Блинов подозвал Белькевича, тихо распорядился насчет действий лейтенанта. Белькевич поднял руку, показал пальцем по очереди на троих бойцов, махнул им рукой, ползите, мол, следом. Блинов развернул бумагу с планом деревни, составленным Бардиным, подозвал Ырысту, спросил, есть ли что добавить, может, что-то новое вспомнил. Тот ничего нового не вспомнил, но заметил, что коли погреб во дворе дома лесника используется для содержания пленных, возможно, там сейчас кто-то опять сидит под арестом, поэтому тут надо осторожнее. Капитан согласился и попросил Бардина свалить на землю Лукича, который ходит взад-вперед, ломая брюхом ветки, шумит, как медведь- шатун.

Радист незаметно оказался возле Блинова и что-то прошептал ему на ухо. Капитан кивнул, приказал беречь рацию пуще жизни.

– Наши будут только через шесть-восемь часов, – сказал Блинов.

– Вас и так… – ответил Ырысту. – Нас. Нас и так в два раза больше. Взяли, повязали и всего делов.

– Численность банды могла увеличиться за это время. Кроме того, приоритетом является брать их живыми. Если не всех, то командиров. И еще… – Блинову не хотелось этого говорить, но все же сказал. – Подозрения в том, что ты провокатор не сняты. В штабе имеют все основания полагать, что ты ведешь советское подразделение прямиком в засаду.

– Работа у вас такая, – проворчал Ырысту.

– Да, должно все предусматривать. Сейчас четырнадцать ноль семь. Ночью с севера подойдет наша часть, окружим плотным кольцом, утром будем брать.

– Если тут цельный батальон ихнюю базу окружит, не лучше предложить сдаться? Типа, вы окружены, сдавайтесь, ждет вас в плену горячая пища.

– Нет, – сказал Блинов. – Так не получится. Во-первых, мы на их земле. Кто знает, какие тут еще могут быть пути отхода? Во-вторых, нужна информация. Если твой «пан пулковник» вздумает застрелиться, я подставлю под пулю свою собственную голову.

– Всего не предусмотришь, – произнес Ырысту.


Всего не предусмотришь! Вдалеке, в том направлении, куда направился Белькевич с солдатами, загрохотали выстрелы. Спалился Белькевич, вот недотепа! Блинов бы мог дать и более подробную характеристику того, что происходит, но теперь не до этого! Итак, приказ: солдатам развернутся цепью, атаковать. Стрелять по конечностям, ликвидировать – в крайнем случае. Два километра. Бегом марш. Успеть помочь, спасти товарищей. Рация остается здесь, а также – доктор, подполковник Непейвода и…

– Я пойду, – сказал Ефим Лукич, достал из кобуры табельный «ТТ», сказал солдатам: «За мной, бегом. Там Белькевича убивают».

Блинов махнул рукой и приказал:

– За ним. Передавай, – сказал радисту. – Были обнаружены. Вынуждены принять бой. Принял решение об атаке на объект. Жду указаний. И координаты подтверди, Вася.

Блинов почувствовал выше локтя твердые пальцы.

– Дай. Мне. Оружие, – раздельно сказал Ырысту.

– Ты остаешься здесь.

– Оружие дай! Каждый человек на счету.

– Остаешься. Объяснять ничего не буду!

– Центр передает, – громко сказал Василий-радист.

Бардин отошел. Бляха-муха! Там бой. Рядом гибнут свои! Мне пережидать, ё-моё! Объяснять он не будет, что тут объяснять?! Скажет: ты важный источник информации, рисковать нельзя, бе-бе-бе, бла-бла-бла. Ну и хер с вами!

Хруст! Хрип! Ырысту обернулся.

Василий упал вывернутой головой на рацию. Блинов борется с неизвестным, неведомо откуда взявшимся, человеком, который тянется рукой с зажатым ножом к горлу капитана. Ырысту почему-то замер и, как заколдованный, смотрел на расстегнутый ворот синей рубахи бандита, где виден был крестик на черном шнурке.

Блинов вцепился в запястье напавшего. Пилотка слетела с капитана, он, переступая, наступил на нее сапогом. Бандит тоже сместился и, оказавшись у Блинова за спиной, свободной рукой обхватил его шею. Капитан отбросил голову назад, пытаясь ударить бандита затылком в лицо, но ему это не удалось, напавший уклонился. Тогда Блинов ударил душителя локтем, но для этого ему пришлось отпустить руку с ножом и лезвие коснулось шеи капитана. Еще одно движение и все! Сейчас резко проводит ножом… отец – убит, сестра – мертва. Вы встретись вскоре.

Но не сейчас! Ырысту подскочил к бандиту и двумя растопыренными пальцами ударил того по глазам. Указательный попал в переносицу, а вот средний… Средний палец, как в плавленый воск, погрузился в глазницу бандита.

Напавший выронил нож и со стоном упал на Блинова. Блинов вывернулся, схватил нож с земли, выдрав вместе с ним пучок травы. Ударил бандита в грудь. Нож вошел между ребер, разрезав шнурок с православным серебряным крестиком. А Блинов поднял свою пилотку за звезду и вытер лицо материей.

Ырысту взял автомат Василия – радист мертв, шея свернута на пол-оборота – посмотрел в кусты, пробежал, сгибаясь, вдоль орешника. Если кто и был еще – ушли. Из кустов вылез Доктор.

– Все живы? – бодренько спросил он. – А, нет. Вижу, не все.

– А ты че такой довольный?! – Ырысту даже навел на Доктора ствол ППШ, но тот не обратил на это внимания.

– Знаешь, как урки говорят? Умри ты сегодня, я – завтра.

– Не знаю, – Бардин опустил автомат.

– Это пока, дружочек, пока. У тебя еще все впереди. Как ты, Андрей?

На траве лежит убитый бандеровец. Теперь Ырысту его вспомнил, был этот тип в деревне. Стрельба, слышащаяся из леса, кажется, отдаляется.

– Я в норме, – сказал Блинов. – Что Васька?

– Убиты-ый, – словно напевая, ответил Доктор.

– Не понял как это п-произошло, – сказал Блинов. – Ничего с-сообразить н-не успел. К-к-к, – Андрей заметил, что заикается сильнее прежнего и беспомощно посмотрел на Бардина.

– Пройдет, – отмахнулся Ырысту.

Доктор снял с убитого крест. Блинов переворачивал радиста на спину, а Ырысту в это время незаметно улизнул в заросли.


Бардин бежал на звуки стрельбы, бежал к деревне, он узнавал местность. Да, здесь Сырый кричал по-птичьи, предупреждая караульных. Это, наверное, один из них – труп в окровавленной форме вермахта. А этот – наш. Солдатик лежит, как живой, только багряная точка на лбу и густая лужа под затылком. Один из тех, кто ушел за Белькевичем.

А вот и пеньки. Деревня уже рядом. Хоть бы Ракицкого не было там!

Из крайней хаты отстреливаются, кто-то палит из окна. Под плетнем залегли двое советских бойцов. Ырысту приземлился рядом.

– Гранаты есть? – спросил ближайшего солдата.

– Нельзя гранатой. Приказ.

Солдатик был совсем зеленый. В обоих смыслах – по возрасту и по цвету кожи. Второй выглядел опытнее, ему Ырысту и сказал:

– Давай со сторонки. Шугани его. Я сниму.

Тот понял, пополз вдоль плетня.

– Где тут на одиночный переключить? – Бардин оглядел диск автомата, потом нашел переключатель внутри спусковой скобы. Клац! Ждем.

Приподнял голову, прицелился в окно через прутья оградки. Ух! Хорошо! Возвращается радость убийства! Как я мог себе придумать, что война мне надоела? Это ж мое! Четыре года в профессии! А в такой профессии год за три считается, если не больше.

Боец выстрелил в глинобитную стену. Тень показалась в окне. На один только миг! Но Ырысту хватило. Готов. Где та винтовка моя, сейчас бы зарубку сделать!

Бардин поднялся и побежал по деревне. Трое солдат окружили старого знакомого – толстого бандеровца, который так не верил Ырысту. Что ж. Правильно делал, выходит. Толстяк стоял на коленях, сложив руки на затылке.

– Ребят, можно? – попросил Ырысту и, получив согласие, врезал ногой по толстой нацистской морде.

Дальше – перестрелка. Туда Бардин не побежал. Он направлялся к дому полковника. Здесь было тихо. Странно. А вот и банька. Обещали сводить, дать помыться – наврали! Но почему-то такое чувство, что в баньке кто-то прячется. Не иначе сам пан полковник. А если Михась Ракицкий, что делать? Возьму его в плен и, мирно беседуя, пойдем мы как раньше… Ага, размечтался. Сам в плену! А из трубы над баней вместо дыма идут испарения страха.

Ырысту постучал в окошко.

– Выходи! Эй, кто там?!

Разбил окно прикладом.

– Ща гранату кину!

Кто-то внутри зашевелился. Шайка упала с полка. Выходите, пан полковник! Медлите?

Ырысту подобрал с земли окаменевший кусок глины. Взвесил булыжник на руке.

– Кидаю! – предупредил, крикнув в окно. Бросил внутрь кусок глины и заорал: «Ребята, ложись!».

Дверь распахнулась, из бани вылетел… Петрик. В своей кепке извечной.

– Петрик, скотина! Здорово! Там еще кто е?

– Ни-ы-ы, – взвыл юный повстанец.

Ырысту перебросил ремень автомата через плечо. Подумал со злобной радостью: «Все повторяется!», размахнулся и врезал Петрику в лоб.

Стрельба утихала. Только одиночные выстрелы, но они уже были за пределами деревни – несколько бандитов пытаются скрыться.

Лейтенант Белькевич в сопровождении двух солдат осмотрел снаружи дом, где располагался штаб националистов. Ничего опасного замечено не было. Можно проследовать внутрь. Белькевич еще не разучился удивляться, поэтому все чувства отразились на лице его, когда возле хаты полковника он увидел информатора Бардина, который стаскивал сапоги с бандеровца, лежащего без чувств.

– Убит? – спросил лейтенант, указывая на Петрика.

– Не, сознание потерял от радости. Ровно на тридцать хвылин.

– Ну, пограбь, пограбь, – с сарказмом сказал длинноносый солдат.

– Грабить – не ко мне. Это моя обувка! Свое возвращаю.

– В доме пусто? – спросил Белькевич.

– В дальней комнате на одном косяке граната, – ответил Бардин. Или уже не Бардин? Не Ырысту? Может, сапоги натянул сержант Красной Армии Санжар Каримов?

Белькевич приказал солдатам осмотреть помещение и обратился к Ырысту:

– Пойдем за мной.

Бардин хлестнул Петрика ладонью по щеке, тот очнулся, Ырысту поднял его за подмышку, направил впереди себя, тыча в спину бандитского шныря стволом автомата.

Неподалеку возле сарая вдоль стены выстроилось девять бандеровцев. Толстяк тоже был здесь, на вспухших до конских размеров губах, сочилась темная кровь. Ырысту толкнул Петрика к группе пленных. Белькевич аккуратно забрал у Бардина ППШ, принюхался – запах. От Ырысту разило очень хорошим коньяком. Белькевич уже и забыл этот дух виноградного спирта. Что взять с сибиряка? Пусть тешится, все равно под расстрел пойдет.

– Кто тут знаком? – спросил лейтенант.

– В общем-то, все, – сказал Бардин, несколько оскорбленный изъятием оружия.

– А главари?

– Нет.

Белькевич повел Бардина дальше. Навстречу попалась мать Петрика, которая узнала Ырысту, без слов, одним взглядом обожгла его гремучей ненавистью.

Возле плетня лежало четыре трупа бандеровцев.

– Этого знаю, – указал Бардин на бородатого мертвеца. – Он конвоировал меня туда-сюда.

– А этот? Полковник? Конечно, он, – Белькевич не побрезговал собственноручно повернуть голову одного из убитых, одетого в немецкий китель с плетеными погонами.

Этот был Ырысту незнаком. Ни в отряде, ни в деревне он его не видел. Это лишний раз подтверждает тот факт, что банда была не изолирована, поддерживала связи с другими группировками.

– Это не полковник

– Внимательнее посмотри, – попросил лейтенант. Зачем-то приложил к мертвому зеленую фуражку.

– Не он, – сказал Ырысту.

– Ах, ты, черт! – Белькевич не скрывал досаду.

Ырысту бросил лейтенанта переживать неудачу в компании трупов, а сам пошел обратно к штабу отряда. В доме полковника проходил обыск, Бардина это никак не взволновало – документ, который ему был нужен, уже припрятан в нижнем белье. Он обошел дом, направляясь к своей недавней тюрьме. Надо проверить, вдруг там кто-то есть.

Знакомый двор, синие цветочки увяли от зноя. А старуха – добрая старушка, кормившая лепешками, освободившая, пусть и в помутнении – опять стояла на коленях возле лунок. Что, родная, померли цветы? Ты не переживай, вырастут новые.

– Здравствуй, бабушка, – тихо сказал Ырысту.

Старушка подняла глаза. Бессмысленная тусклость во взгляде скрывала жалость и боль. Она опустила руки на землю. Потом подняла. В руках – черенок. Это вилы, на зубьях которых капает что-то. Похоже на кровь! Ты поранилась, бабушка?

Не поднимаясь с колен, она повернулась к яблоне. Ранетки уже покраснели, скоро поспеют совсем. Сорт такой, кисло-сладкие яблочки.

Под яблоней ворох синей одежды. Такая большая куча. Ну, куча. Шмотки! Просто лежат! Пусть! Пожалуйста!!!

Усы все так же лихо подкручены вверх. Ефим Лукич… добрый и мертвый. Убитый. На животе красный студень. Вилы в живот. Все внутренности пробивают. Зачем, бабушка? Зачем? Что ты наделала… Крупное тело. Подполковник Непейвода. Лукич. Кому теперь Стеша будет вязать новую кофту? Некому.


***

Действие пятое

Водохлебов. Вот так. Всё. Непривычно. Конечно, непривычно – что я говорю такое? Вот тебе и жизнь. Уязвимость жидкого тельца. Всего-навсего. А ты не убивайся, товарищ Ырысту. Такая участь ждет каждого. Только не надо говорить, что мой организм сломала полоумная бабка! Не надо. Погиб в бою. Убит при задержании. Брали банду и, исполняя свой офицерский долг, пал смертью храбрых… Да ну! Мелочность! Пустяки. Суета сует. Какая разница? Мне – без разницы. Были бы мальчишки живы, чтобы им гордиться, а так…

Игорь. Зря ты, батя. Мы гордимся тобой. Так, малой?

Левка. Гордимся.

Игорь. И ты всегда правильно жил. Ты жил мечтой. И к ней стремился. Пусть ты не стал известным писателем. Ты стал писателем. Просто. Без всякой известности, как тебе кажется. Но ты не прав. Скажи, малой!

Левка. Не прав. Твои пьесы не знают ТАМ. Но их знают ЗДЕСЬ. А здесь читателей и зрителей куда как больше!

Водохлебов. Лева, теперь хоть сознайся! На том свете у меня патрон потерялся. Ты упер?

Левка (смеясь) А вот это, в самом деле – пустяки.

(Игорь и Лев замолкли)

Водохлебов. Мы встретимся? Мы еще встретимся?!

Комиссар Мегрэ. Вы и не расстаетесь.

Водохлебов. Жюль?! Вы? Почему здесь?! Вы же вымышленный персонаж.

Комиссар Мегрэ. А вы?

Водохлебов. Я настоящий – под яблонькой. Реальный человек Ефим Лукич Непейвода, бывший человек. В биологическом смысле – бывший, ныне – умерший. Так что со мной понятно, но вы! Здесь!

Комиссар Мегрэ. Все здесь. Умершие и предрожеднные, вымышленные и предсказанные. Вы знаете, как проливаются чернила на тетрадь. Пятно на первом листе протекает на второй. На третьем листе пятно, на последнем. Бесконечный тест Роршаха с различными чернильными фигурами.

Водохлебов. Страх как мудрено. Мне, чтоб понять, нужно время.

Комиссар Мегрэ. Время? Вам от этой иллюзии нужно отвыкать.


***

Ырысту сидел на своем знакомом чурбачке, врытом в землю возле яблони, смотрел на дверь, ведущую в погреб, где он недавно сидел в заключении, а теперь туда унесли тело Ефима Лукича и нескольких других. Дико жалко Лукича, несмотря на то, что знакомы они были всего ничего, но как-то запал в сердце добродушный, неуклюжий подполковник. Жизнь показала свою жестокую изнанку, Ырысту во время боя буквально на минуты почувствовал, что воевать ему нравится, больше того – он это умеет, но тут же перелом произошел. И почему-то стояли в глазах шерстяные носки, которые Лукич по доброте душевной был готов отдать тому, кто мерзнет.

Почему? Почему тогда, еще в городе, не взбурлил воздух, не громыхнул шаманский бубен, не приоткрылось будущее? Ведь зная об опасности, грозящей подполковнику, Ырысту сделал бы все, чтобы оставить его в душном кабинете, где в ящике стола под папкой с документами лежит карманное зеркальце, зеркальце для усов.

Жребий подвел. Не стоило идти сдавать бандитов, тем более что пан полковник и садист Сырый не попались, а смысл виделся именно в этом. Тому, что в селении не оказалось Ракицкого, Ырысту был только рад, и он помнил его рассказ-вопрос о том, куда деваться украинцу с его сомнениями, когда то Австрия, то Польша, то Союз. Отчасти понимал бандеровца, учитывая высылку родственников из родных благословенных мест. Но сомнения сомнениями, а войнушка-то зачем? К чему гибнуть молодым ребятам и таким пушистым старикам, как Ефим Лукич. Чего вам не хватает? Кто-то не дает говорить на родном языке? Так дают – базарь, сколь хочешь. Религия? Так разрешили, это тот случай, когда не было бы счастья, да несчастье помогло – во время войны открылись церкви, мечети и синагоги. Понятно, что вынужденная мера, надо думать не десятки и не сотни советских граждан ушли на сторону немцев по соображениям совести, так как свобода убеждений в СССР не чести. Они теперь считаются предателями, с этим не поспоришь, но, если на себя примерить: ты – христианин, твой храм превратили в хлев, а потом пришли чужеземцы, они снова открыли церковь. Не будешь ли ты им благодарен? Вера, не выше ли гражданства? Кто между религией и присягой выберет присягу – мразь конченная. Не перед людьми – перед Небом. Другое дело, что немцы лгали, открывали церкви-мечети в своих интересах. Но если по недомыслию им доверился, ты предатель или ты заблудился? А если это были не немцы, если это были бывшие русские офицеры? Те, которые «Русская армия», двадцать лет всего-то назад отступившая из Крыма в Турцию. А может у тебя в той армии батя служил и погиб от буденновской сабли? Долго, долго еще будет русским аукаться гражданская война, хвосты которой догорели в Отечественную. Народ молодой, природной мудрости не вобравший, копья ломать будут лет сто еще над тем, кто был прав, а кто виноват. Русским свойственно пожирать себе подобных, что глупо и подло, как не крути. Да разве только русским?! Это черта человечества в целом. А теперь, после войны, ослепительный шанс всем все простить, всех несогласных понять. Всегда несогласные будут, строем можно ходить, строем мыслить нельзя. Невозможно повлиять на три вещи: на погоду, собственные сны и мысли другого человека. Поэтому – простить. Не сразу, конечно, а лет через двадцать собрать ветеранов войны – всех, наших, немецких, финских, румынских, французов, поляков – собрать и устроить гуляние на Красной площади. А потом: «Забыли?» – «Забыли». Погибших не вернешь, а жить-то надо. Надо жить, как бы не было это противно. Павшие воины и мертвые мирные жители этого бы хотели, они для того и погибли, чтобы закончилась вселенская злоба, жестокость и смерть раньше срока, чтобы ни одного Ефима Лукича больше не убили. Да нет! Не будет такого никогда! Зверства фашистов не выбросит память. Это надолго. И хрен с ним! Но со своими-то возможно помириться. И конечно, первым делом нужно вернуть ссыльных домой, вон, Войтек Ярузельский вернулся на родину… Ага, Войтек! А про себя забыл?! Ничего, что в розыске?

Мягко плюхнулся на землю баул. Ырысту узнал свой мешок. Андрей Блинов стоит за спиной с озабоченным видом.

– Знаешь, Ырысту Танышевич. Валить тебе надо.

– Э-э?..

– Без «э». Скоро сюда подтянутся войска. Командование. Ты в розыске как дезертир, а мне совсем не улыбается отдавать тебя под трибунал. Так что… Спрячься на время, но так, чтоб я знал.

– Я бы к другу.

– Пойдет. На карандаш, адрес черкни. Если понабиться по нашему делу, найду. Не найду до… скажем, октября, выбирайся к себе. Ну, а если попадешься…

– Постараюсь не попасться.


Вот же! Вот! Капитан Блинов, СМЕРШ, а отпустил. Человечность выше всякого долга! Даже в органах такой парень! Это очень здорово. Нет, теперь точно все будет хорошо, ух, заживем! Долгая счастливая жизнь, и никак иначе.

Ырысту прошел мимо соседнего дома. Дверь была открыта. В кресле пана полковника сидел толстый бандеровец, привязанный за руки к подлокотникам, за его спиной стоял хмурый красноармеец, а рядом – доктор, который разложил по столу рядок пилочек и скальпелей, а медицинскими щипчиками тянулся к ногтям пленника. Меня не пытали, подумал Ырысту. Он побежал, подгоняемый воплем бандита. Оптимистическое настроение испарилось восвояси.


***

Сергей Гаврилов вел мерседес, Загорский сидел рядом с видом гурмана в предвкушении блюда, Сметана, Вилена, Борис, как обычно, сзади.

– Знаете, Ростислав Васильевич, я ведь бывал в этих краях, – говорил Гаврилов. – Еще до войны, в тридцать девятом. Мы с Исайкой тогда первый раз разлучились, когда в армию призвали. Его законопатили в Монголию, а меня почему-то оставили. Просили там военкома, чтоб вдвоем, но – нет.

– Есть на этот счет указание, – сказал всезнающий Сметана. – Чтобы родственников в одну часть не определять. А то они вдруг сговорятся про что-нибудь.

– Да? Мы не знали, – Серега собрал лоб в гармошку. – Дело прошлое, как говорится. Я служил на Украине… У меня здесь и кореша есть, если не поубивали… В один кон поднимают нас вечером по тревоге, командир читает приказ, а сам злится почему-то, это видно. Приказ, и погнали! Как вы говорите: врываемся! Въезжаем в деревню, в первый попавшийся дом дверь ногой открываешь, «встать!» кричишь. Можно в воздух стрелять для страха. Так, говорю, полчаса на сборы и выходи строиться! В следующую избу также: давай, собирайся, выходи. Брать только ручную кладь! И пинками, пинками. Так соберем всю деревню, и стариков, и детей, всех. А ну! Грузись! В кузов их загоняешь, потом грузовики на станцию едут, а мы в следующую деревню. И опять: Подъем! Полчаса на сборы! По машинам!! – Гаврилов помолчал немного и невесело сказал, обращаясь только к Загорскому. – Вот тогда… тогда я первый раз почувствовал себя человеком.

– В двадцать лет он стал человеком. Еще недоволен! – возмутился Николай Прокопьевич. – Некоторые в сорок два.

– Как будем Бардина в столицу доставлять? – прервал Загорский этот сомнительный разговор. Кощунство развели, а как же «Человек проходит, как хозяин…»? Да, есть много вопросов к необъятной Родине, но эти вопросы вслух задавать непринято. А так, конечно! Два часа покупать полбуханки – это плохо, не иметь ботинок – унизительно, боязнь высказываний – омерзительно, обсуждение интимной жизни супругов на партийном собрании – бред и вздор. С пионерских линеек впитываешь, что нет никого, кто сам по себе, ты есть никто, и звать тебя никак. Но имеем, что имеем, сами хотели стать винтиками – стали, и зачем тогда искать возможность хоть немного побыть человеком с большой буквы? При всех нелепицах и перегибах наша система победила в войне, а значит все сделано верно. Свернули с социализма – правильно, страна построила новейшую конструкцию, которой еще не было нигде, ошибки неизбежны. А то, что в системе элита – люди в погонах… так извиняйте, наша удача.

– Надо сначала на предмет искомого снимка прокачать, – сказал Борис. – Мне так кажется.

– Снимок передадим коллегам, – усмехнулся Загорский. – А вот фигуранта не хочется.

– Проблемы, я так кумекаю, могут поэтому быть, – сказал Сметана. – На кой связываться, Ростислав Васильевич?

– Все для дела, для работы.

– Проверить бы его способности, – предложила Вилена. – Может все, что о предвидениях говорили это мистификация. Знаете, передышка в боях, хочется развлечься, а на фоне всей круговерти, легко поверить в сверхъестественное.

– Проверим, – зло улыбнулся Загорский. – А для начала объясним азиатскому хрену, что убегать от нас нехорошо. Николай Прокопьевич, как вы умеете… Нет! Я сам. Настучу по печени, по почкам, а Вилена сыграет добрячку. Должен повестись.

– Надо будет формальную постановлюху о конвоировании, – сказал Гаврилов.

– С управлением связаться, пусть следак объебок нарисует, – подал идею Сметана.

– Засветимся, – сказал Борис. – Сразу «соседи» узнают. Они тоже наверняка заинтересованы в шамане. Я слышал, у них целый специальный отдел есть по таким делам.

– Да-да, – подтвердил Сметана. – Глеб Иванович Бокий занимался. Но его того, кокнули в тридцать седьмом.

– Давайте сначала обыщем, – сказала Вилена. – Там разберемся.

Автомобиль въехал в городок, по мощеной на европейский манер улочке домчался до нужного здания. Загорский в сопровождении Сметаны и Гаврилова вошел в помещение. Здесь их встретил портрет с траурной лентой в углу, на котором улыбался одними глазами толстый человек с великолепными буро-седыми усами. Сергей и Николай Прокопьевич, остановившись, обнажили головы, а Ростислав спросил у дежурного, где сидит начальство, и в нетерпении побежал на второй этаж, прыгая через две-три ступеньки.

Исполняющий обязанности начальника – рослый капитан с забинтованной рукой на перевязи – с почтением прочитал все, что написано в ксиве Загорского, даже слова по окружности гербовой печати, и спросил со старомодной церемонностью, чем может служить визитеру. Ростислав нервно сказал, кто именно его интересует, на что капитан обозначил свою неосведомленность в связи со своим недавним, буквально позавчерашним, вступлением в должность. А все задержанные во время ликвидации бандеровской банды находятся в распоряжении СМЕРШа, как и материалы по делу. Капитан сообщил, что его не посвятили в детали произошедшего, с досадой посетовал на то, что личный состав настолько опечален гибелью подполковника Непейвода (видели портрет внизу? Конечно, видели), что ни оперативной работы, ни организационно-штатных мероприятий с сотрудниками провести затруднительно. Загорский проорал пару бранных терминов, почерпнутых из воровского жаргона, тогда и.о. начальника вспомнил, что есть у него прямой номер Павла Белькевича из контрразведки, который, несомненно, в курсе событий. Загорский взялся за трубку телефона, у черного аппарата блестело на столе маленькое зеркальце.

В это время Вилена стояла возле машины, курила американскую сигариллу и говорила унылому уставшему Борису:

–… разочарование, вот. Шеф наш не соответствует времени. Нет в нем настоящей ненависти, только азарт и оперативный зуд, как он называет. Нет горячего сердца. Загорский – игрок. Ловушки, комбинации. Догонять-догонять, преследовать, чем дольше и дальше, тем лучше. Вокруг земли оббежать, но найти. Такой человек, игрок и трудоголик. Так что мне только переводится. Звание сохраняется, а должность – дело наживное. Нельзя, Боря, не правильно это работать уголовников, когда кругом полно врагов, предателей.

– Какие враги? – протянул Борис. – Война кончилась.

– Война, знаешь, так просто не кончается! Когда уже раскрутилось всё это, то сразу не остановится. Это может на годы. На поколения! А что ты меня осуждаешь? Сам собрался уходить.

У меня другое, я в науку вернуться хочу. Но никак не могу понять как тебе, женщине не хочется уже без врагов и предателей? Чтобы покой, мир, домашний очаг, в конце концов?

– Есть долг, – с пафосом сказала Вилена. – Служить государству!

– А без выявления разных…, которые часто притянуты за уши, без этого нельзя помогать государству?

– Помогать можно. А служить нужно только в форме с погонами. Остальное – планктон. Не дуйся. Я тебя не имела в виду. Научные работники это тоже…

Вилена не успела сформулировать в чем ценность научных работников, из отдела вышел горестно-лютый Загорский, который, не сказав ни слова, сел в автомобиль и со всей силы хлопнул дверцей.

– Убёг наш заяц, – шепотом сказал Вилене, вышедший вслед за шефом, Сметана. – Упустили смершевцы во время арестов. Сейчас позвонили им, а те даже такие, как так и надо.

Группа расселась в машине по своим местам. Гаврилов повернул ключ зажигания.

– Куда едем? – спросил он.

– Куда? – переспросил Загорский, проводя ладонью по лицу, словно снимая случайную паутину. – Борис, а что там по бардинским сослуживцам? Намечали, помнится, два варианта. Их и будем отрабатывать. М-мм, сегодняшний промах технично забываем. Что сказать? Врываемся.

9.

Украинское село, куда вошел Ырысту клейким июльским вечером, пребывало в берлинской почти разрухе. Кучи мусора добродушно соседствовали с облупившимися хатами, главная улица наполнена обломками и ямами, сломанная березка догнивала вдоль дороги справа. Кровли мазанок, выгнувшись, замерли в скрипящем ритме колодезных жердин, играющих поклонами то там, то здесь. Ограда крайнего дома была эклектично выполнена из разнокалиберных досок, потом шел плетень тонких веток, немного штакетника и в завершении – лист самолетной обшивки с намалеванными белыми звездочками и почему-то скрипичным ключом.

Ырысту добрался сюда под видом сержанта Каримова, красноармейскую книжку которого он изъял из комода в доме пана полковника. Этот достойный узбек был чист перед законом, а значит мог бесстрашно садиться в поезда, идти куда душе угодно, спокойно общаться с патрульными, козырять без боязни старшим по званию. Бардин планировал, что документ этот поможет ему добраться до дому гораздо быстрей, но это попозже, а сейчас навестит он друга-однополчанина. Тем более, Блинову обещал пока Украину не покидать, и село, лежащее вдали от больших городов и важных дорог – удобное место, чтоб отсидеться.

Из огорода, разбитого за занятной оградой крайней избы, поднялась любопытная женская голова, увенчанная тяжелой русой косой, уложенной бубликом. Блеснула жемчужная улыбка, взлетел заинтересованный взгляд с вопросом: а кто это такой храбрый, да справный идет? Бардин выдал проходную шутку, молодка засмеялась, с явным намерением флирта и зубоскальства подошла к забору, предложила зайти, погостевать. Ырысту сказал, что обязательно, но чуть попозже, спросил где найти дом Хилюков. Бабенка объяснила, взяв таки обещание заходить в любое время, попросту, без всяких. Разговор сопровождался обоюдными намеками и двусмысленностями. Бардин, прощаясь, щипнул за бочок тощее тело, которое охнуло не без удовольствия.

Некому бабу помять, как некому мусор в деревне прибрать. Ясак, собранный войной, это парни, мужчины, рано повзрослевшие подростки. Ырысту стало грустно. Но теперь-то люди одумаются, после всего пережитого войны останутся в прошлом. Должны! Как рыцарские турниры, как работорговля и рабовладение, как сословия и крепостное право. У страны обязана быть армия априори (ни фига себе слово вспомнил! Наверное, мозги включаются), но армия пусть будет профессиональной. Пусть службу несут специально натасканные псы войны, которым подло нравится все это. Сам такой же, чего уж там. Был. Или есть. Сердце на качелях – отношение к войне менялось ежедневно. Неизменным оставалось то, что своим сыновьям не желаю увидеть того, что мне довелось. Не успеешь оглянутся пацанов призовут, сначала старшего, второго через год. Отменить бы обязательный набор!

Хату Тараса Хилюка сторожил строй кусачей крапивы. Ограда – зеленые колышки – повалена в эти кусты, и не поднять ее – обожжешься. Грязные стены избы, печная труба покосилась, в оконце, сквозь отражение солнца в стекле, можно увидеть профиль мужчины, похожий на Африку в контурной карте. Это Хилюк, дружище Тарас. Ырысту поднял с земли мелкий камешек, бросил в стекло. Его увидели. Он положил вещмешок на землю и подошел к крыльцу. Дверь в дом была распахнута, а в проеме огромным бинтом натянута ветхая занавеска. На марле появились очертания человека, она подалась с шуршанием вперед. Из-под сетки появился хозяин – Хилюк Тарас собственной персоной. Но не всей. Персоны – не комплект. Хотя и знал Ырысту, но все же содрогнулся. Левой руки у Тараса не было вовсе, сдутый рукав пестрой рубашки завязан узлом, на правой сохранились лишь два пальца – большой и мизинец, а на лице – глубокая рытвина вместо усов и верхней губы. Не скрывает пегих зубов рваный лепесток под носом. Страшным оскалом Тарас был похож на раненого старого бобра.

– Здорово, братуха, – прошепелявил хозяин.

– Здорово, мой друг, – сказал Ырысту.

Они обнялись. Гость отогнал от левого уха Тараса зеленую жирную муху. Ырысту держал друга за плечи с невыносимой бережностью.

– Шо ты меня, как инвалида? – сварливо заметил Тарас. – То есть, совсем инвалида, я ж на ногах поди-ка стою.

– Я рад тебя видеть, – сказал Ырысту.

– Я тоже. Давай, заходи.

В сенях стояли грабли, лопата, другой инструмент, на тяпке засохли комья земли. По подоконнику расположились вымытые огурцы.

– Солить собралась, – кивнул на овощи хозяин. – Зацепи пару штук.

Ырысту взял два огурца, прошел за Тарасом в избу. Здесь первая комната, она же прихожая, она же и кухня, была прокурена до слез. Тарас своим щупальцем выщелкнул правую створку окна. Большую часть кухни занимала печка, на которой стояла пустая кастрюлька и закрытый дощечкой пузатый чугун.

Напротив печи был проход без косяков и двери в безоконный закуток, там Ырысту заметил кровать с одеялом и грубой подушкой. Тарас сел за стол у окна, пальцем сдвинул блюдце с окурками, лениво сказал:

–Ты садись, Ырысту.

– Ага. Нет, подожди!

Бардин сбегал на улицу, вернулся с баулом, из которого достал бутылку мутной жидкости, заткнутую тряпичной пробкой.

– О! О! Це дило! – похвалил Тарас. – Там, глянь, у шкапчике… ты руку протяни. Стаканы доставай. Миску тоже. Наливай.

Хилюк обхватил клешней стакан с самогоном, Ырысту поднял свой и сказал:

– За тех кто…

– Завязывай! – оборвал его Тарас. – Ребят помянем третьим тостом. Сейчас – за встречу, – опрокинул в рот посуду, вдохнул с плеча.

Ырысту тоже выпил без закуси и опустился на стул, с которого тут же вскочил. Из табурета торчал острый ноготь гвоздя.

– Давай молоток, – сказал Ырысту.

– В сенцах поглянь, – отозвался Тарас и отвернулся к окну.

Ырысту отыскал молоток, вколотил гвоздик до шляпки, снова разлил самогон по стаканам.

– Как ты, Тарас? Это… як життя?

– Сам видишь, руки украли, – ответил Хилюк без намека на жалобу, буднично и безразлично. – Такая штука. Чутка зазевался и все.

– Ты писал.

– Как писал? Диктовал. А эта записала. А ты? Увидел весенний Берлин.

– Ага. Только гостинца тебе не привез.

– Я за это не в обиде, – усмехнулся Тарас. – Молодец, что пришел. Там в чугунке, картошки достань. Наварила мандавошка. Поди не испортила.

Ырысту доставал картошку в теплых мундирах и говорил:

– Серегу комиссовали еще в прошлом годе. Старшину насмерть убило уже в Германии. Саня Нехорошев… не знаю, я после отпуска по ранению не видел его. Церцевадзе в Днепре вашем утоп. Ринат…. не знаю. Кацман ногу потерял….

Тарас, сдирая кожу с луковки, презрительно прокомментировал:

– Великое дело! Ногу! Пф-ф… Без ноги шо? Даже на гармони можно. Сиди себя, наяривай. Я в Москве, когда в госпитале чалился, там одну ногу когда отрезают, так за серьезное не считается. Пару дней повалялся, и выгоняют.

Ырысту промолчал, сел к столу и спросил:

– А Кремль ты посмотрел? Было такое в планах, я помню.

– Только и остается, что смотреть. Это охеренно – смотреть. Целыми днями смотришь, смотришь. Веселуха. А Кремль – нет, не видел. После всех этих дел не до Кремля.

Глухо стукнулись стаканами и выпили. Ырысту рассказывал о Польше, о Германии, больше – о людях, пытался изобразить войну, как можно веселее. Пути друзей разошлись в сорок втором, за это время много накопилось. Только судьба Тараса сложилась так, что остался он покалеченным.

– Ну и шо? – спрашивал Тарас. – Я тоже там в Белоруссии нормально так повоевал. Одно время партизанил малёха, потом опять в регулярную. Почему меня не убило? Ума не приложу.

– Не говори так.

– А как? Хошь я тебе в ладоши похлопаю? Аплодисменты! Обаятельной улыбки хошь? Улыбка у меня дюже гарная. Одно только радует – эту козлиху как поцелую! Она дрожит, сука!

– Зачем ты так то? – с укоризной сказал Ырысту. – Тоже натерпелась.

– Поди, знай! – Тарас ударил по столу жалким двупалым кулачком. – А я разумею, шо… Давай не будем об этом. – он взял было бутылку, но тут же отставил. – Сам наливай, руку менять не будем.

Из окна донесся мерный звон, мимо дома солидно прошла тощая корова с колокольцем на шее.

– Во, дывись, – Тарас показал на скотину. – Не сожрали немцы. Так и эта дура…

– Мы тему поменяли, – напомнил Ырысту и после паузы вкрадчиво заговорил. – Под Брянском воевал один летун. Истребитель. И хорошо воевал, сбивал уродов люфтваффе, как в тире. Героический летчик! Но! Дело в том, что у него ампутировали обе ноги – гангрена была. Так он приспособился. Протезы заказал, ему сделали. И так натренировался, что пришел после ранения в свою часть авиационную, никто и не заметил, что без ног. Такие протезы бывают, что запросто заменяют ноги там, или руки. Главное – голова. Ну надо, конечно, попотеть, потренироваться. И всё абгемахт.

– Брехня, – отрезал Хилюк, а у самого засветились в глазах интерес и ромбики надежды.

– В газете писали, – выложил Ырысту непробиваемый аргумент.

– Это что за протезы такие? Да нет! Брехня. Чушь. Журналисты – мастаки истории сочинять, сказки для поднятия боевого духа.

– Так ведь можно проверить. Ща напишем письмо, все узнаем. Есть бумага с пером? – и для окончательной убедительности Ырысту бросил козырную карту. – Сам знаешь, человек на войне способен на, блять, невозможное.

– То на войне, – с сомнением сказал Тарас. – На войне оно так. Способен на всё. Без войны ни к чему не способен. В том и беда! Меня возьми… – тут они увидели в окно, как мимо поваленного забора во двор медленно зашла женщина. – А, приперлась.

Тарас подвинулся на стуле, спрятав под столом пустой рукав, нижней губой он дотянулся до носа почти, увечье, странно, стало незаметно – сидит симпатичный мужик, нормальный, но с недовольной гримасой. Ырысту убрал молоток за сапог, пригладил волосы, повернулся к двери. На расстоянии, глядя из хаты, супруга Тараса казалась старой и строгой бабищей с многопудовым телосложением, а в комнату вошла молодая застенчивая девушка с привлекательными формами, статью царицы и простонародным круглым лицом, которое украшали милые ямочки на щеках.

– Здравствуйте, – тихо сказала она.

Это мой друг. Однополчанин Ирис Бардин. Я рассказывал, – представил гостя Тарас. – А это жена. Кличут Аленой.

Ырысту встал и поклонился, пробормотав «очень приятно».

– А что вы холодное? Я разогрею сейчас, – смущенно сказала Алена.

– Ты лучше того, сходи к Литовченкам. Бутылку надо, – велел Тарас. – И в огороде сорви чего-нибудь.

– Хорошо, – покорно согласилась Алена, подошла к столу, подняла с пола молоток, в наклоне прошептала Тарасу – Тебя сводить?

– Иди, куда сказано! Швыдче!

Алена, выходя из хаты, успела махом заправить постель в маленькой комнате, привести в порядок миски и чашки, достать из закромов мешочек с сухарями, которые были немедленно предложены гостю со словами: «Без хлиба – не еда».

– Не знаю, дружище, не знаю, – сказал Ырысту. – Мне она понравилась. Эти все дела – забыть и растереть. Время такое херовое. Надо уметь простить. Многие жили при немцах.

– Шо это такое «при»?! При немцах! – ожесточился Тарас. – Так и говори: под немцами! Понимаешь, под? Во всех смыслах.

– Ты прям точно знаешь? Даже и так. Прости за цинизм, от нее не убудет.

– Я точно не знаю, но есть добрые люди – намекают.

– Забей! На этих добрых людей забей. Забыть и закрыть! Я, как друг твой, говорю. Не мое это собачье дело, но я об этом думал и… Моя там тоже непонятно как вела себя. Узнаю – отметелю. Но один раз. Как ты делаешь, это ежедневно, по капельке, тут с ума можно сойти, причем обоим. А вообще, тебе жить.

– Мне лучше бы было, – Тарас печально посмотрел Ырысту в глаза. Первый раз за весь вечер, чтобы так просто, так честно, в глаза. – Если бы точно знал. Но эти все слухи, косой шепоток за спиной. Невыносимо же! Она говорит – не было. А как проверить?

– Как проверить? Надо поверить, – вставил Ырысту, но Тарас словно не услышал.

– Как проверишь? Найти эту немецкую часть? У них поспрашать. И вот что: лучше бы она работала на фрицев, в комендатуре служила или еще где. Гестаповцам бы доносила на коммунистов, тут я без базара смирился бы. А, что с немцем легла… тяжело.

Ырысту дожевал сухарик, запил водой из полулитровой железной кружки и задорно сказал:

– К слову про Литовченко. Был я тут в плену. Да ты не округляй шары! Не у фрицев. Твои земляки-украинцы пригласили посидеть у них. В погребе.

Бардин рассказывал о своих приключениях, Тарас затаив дыхание слушал. Ырысту был рад отвлечь товарища от нехороших думок. Хилюк даже опечалился гибелью Ефима Лукича и предложил помянуть.

– Всем погибшим за свою землю, – Бардин поднял стакан.

– Сколь так лежит по лесам, по болотам неприкаянных душ? – грустно сказал Тарас. – А братские, прости Боже, могилы! И ни креста над могилкой, ни даже звезды. Неужто и того не заслужили? Политрук тогда говорил, что война не кончилась, пока все не похоронены. До последнего солдата.

– Это Суворов.

– Чего?

– Генералиссимус Суворов так говорил.

– Кавой, мля, Жувожлов?! – воскликнул Тарас изо рта у него выпала картофельная кашица. – Генералиссимусы, пижорашы, полковошсы, мать их! Они похоронят….– Тарас взял с подоконника самокрутку и закурил. – Ты пойди и спроси эти кости разбросанные, шо они хотят. Они тебе и скажут, что и не хороните, и оставьте! И пусть и видят, да только чтоб такое больше не повторилось!! Чтобы последняя война…

Вернулась Алена с бутылкой, о которой предупредила, что надо тару вернуть Литовченкам.

– Вернем, – хмуро сказал Тарас.

– С нами присядь, – предложил Ырысту.

Алена посмотрела на мужа и отказалась:

– Грядки пойду поливать, сушь стоит.

– Я помогу? – предложил Ырысту.

– Сидите, общайтесь.

В дверях Алена обернулась и встретила взгляд Ырысту полный сочувствия и переживания.

– В госпитале был один чудак, – вспомнил Тарас. – Данила Андреевич. Говорит, что война, убитые, раненных сколько, без рук, без ног, фашизм, нацизм и все подобное, нам важно, а на деле – мыши для опытов в стеклянной коробке. И ты думаешь, это самое главное, а на деле наружный лаборант поставит сороковую галочку в сто первой графе. А граф и строчек у него – два тыщи.

– Вот и смотрят на тебя снаружи, с карандашом над столбиком цифр. Простишь ты жену или так и будешь до конца своих дней рычать? – Бардин разлил и выпил. – Или расходитесь. Зачем мучиться, и друг друга мучить?

– Как это расходитесь? – Тарас с трудом поднялся с табуретки, он был уже сильно пьян.

– А так! Прости, прощай, спасибо. А ты хочешь, чтоб вам вместе жить, но она всегда будет виноватая. Удобно устроился! Хи-итрый хохол!

Тарас вышел на улицу. Ырысту успел докурить прежде чем Алена затащила в хату бесчувственного мужа. Бардин помог доволочь Тараса до кровати, а потом невесомо погладил женское плечо и вздохнул: «Ох-хо-хо…».

Ырысту вышел во двор, заглянул в дощатый сортир, но тут же отошел, оправился за домом. В темной воде до краев заполнившей вкопанную в землю бочку отражалось небо с погасшими облаками, напоминая царский пятак лежащий в свежем сене. Ырысту умылся, вытер лицо рукавом.

В это время к нему подошла Алена, вполголоса, но яростно сказала:

– Слушай, как ты там? Ирис! Ты хотел повидаться? Сколько хочешь! Хочешь живи у нас сколько надо! Пейте, вспоминайте! Развеселишь Тараса хоть на минуту, так и хорошо. Хочешь так? Будем рады. Только не надо нас жалеть!! Нам это не надо и хватит. И меня не жалей! Понял? Не смей меня жалеть!!! Я самая счастливая в мире! Не смей меня жалеть!

Ырысту пьяно икнул и неожиданно повалился на колени

– Прости меня! Прости, пожалуйста. – молитвенно произнес он.

– Перепил? – Алена сделала шаг назад.

– Прости за всех… за себя… за то, что немцы, то что здесь, прости. За то, что думал плохо про тебя, прости.

– Дурак! – ласково сказала Алена. – Я тебе на полу постелила, ляж, проспись.

Она ушла, Ырытсу, стоя на коленях, выдернул тонкую травинку, разломал ее на несколько частей, а потом ушел отсыпаться в старую баньку, дверь в которую висела на одной петле, а в темноте предбанника таилась комариная засада.


Утро застало Бардина, пьющим воду из тазика. Мыльный вкус слегка, зато холодная. Ырысту вышел из бани, осмотрел дверь, слетевшую с петли. Разогнал солому в бочке, поплескал на лицо, босыми ногами прошлепал к крыльцу, на котором стояла Алена в платье и тапочках, в руке она держала огромного размера сапоги.

– Доброе утро, – пропел Ырысту.

– Доброе, – отозвалась Алена. – Под ступенькой чекушка, если опохмелится, то возьми.

– Золотая ты женщина!

– На работу пошла. Тараса не буди пока.

Когда Алена ушла, Ырысту достал маленькую бутылку с бухлом, отнес ее в огород, бросил в бочку охлаждаться, возле баньки надел сапоги и заглянул в сарай. Не по-хозяйски, бардак, груды барахла. «Напихано невпихуемое», – проворчал Ырысту, вытащил литовку из-под шалаша ржавых инструментов. Обнаружил грабли, потом, взяв в обе руки орудия труда, подошел к калитке, вышел со двора и принялся косить крапиву.

Срезанные бодылины отгреб подальше, осмотрел забор. «Тут делов-то!», – сказал Ырысту и услышал сзади: «Здравствуй!». Вчерашняя женщина из избы на околице шла по дороге, перепрыгивая колдобины.

– Тебя как звать-то? – Ырысту оперся на грабли и приосанился.

– Галина.

Ырысту представился сам, попробовал игриво пошутить, чего женщина не поддержала и поспешила уйти. Понятно: Галина не дружит с семейством Хилюк.

Бардин сходил в сараюшку, где взял охапку других инструментов, вернулся и приступил к починке ограды.

Тарас, выйдя на улицу, увидел гостя, проворно роющего яму.

– Здорово.

– Доброе утро, – сказал Ырысту, ставя в яму заборный столбик. – Глянь оттуда, оцени. Ровно?

– Малёха к себе… от себя… чуть влево. Есть.

– Иди, придержи.

Тарас уперся в столбик, Ырысту забросил в яму земли, сверху – камней, еще земли, велел другу утаптывать, ноги-то работают, нечего волынить.

Прибив горизонтальную жердину, Бардин поинтересовался насчет гвоздей – имеющихся маловато.

– Не знаю, – ответил Тарас. – Надо у этой спросить.

– Хозяин! – саркастически протянул Ырысту.

– Я так-то воевал!

– Ты так-то больше года дома.

Тарас был видно согласен. И скорее всего его злость на жену росла в том числе и из тех обстоятельств, что он не может выполнять свои мужицкие обязанности. Не мужские, с которыми все нормально, а мужицкие, хозяйские. Спасала Тараса самоирония.

– Решим так, что руки не дошли, – сказал он, шевельнув обрубками пальцев.

– Тогда придерживай колья, я буду прибивать.

Ырысту прибивал плашки, бурча с добротой: «Кто эту ограду делал по первости? Руки бы оторвать!». На что Тарас отзывался примерно: «Такой человек, что руки из жопы. Зато ноги какие!».

Когда Алена к обеду вернулась домой, забор был починен. Она с похвальбой поохала, сказала:

– Заходите в хату, мужики. Кормить вас буду.

– Через пару минут, – отозвался Тарас. – Докурим. Хорош уже в доме дымить.

Алена ушла в дом, поправив за собой марлю в дверном проеме. Ырысту проводил ее взглядом и сказал Тарасу

– Слышь, Гуньплен! А ведь она тебя любит.

– То не любовь. То преданность. – Тарас аккуратно припрятал окурок в ограде. – Преданность, которая из чувства долга, любовь же – это про свободу. И думаю так: преданность – такая штука, она не совсем про верность. Разные вещи, душа и тело, но эту тему надо додумать. А за гондона можно и в лоб, не смотри что два пальца всего, звездануть я могу еще.

– Гуньплен – это книжный герой, чтоб ты знал. Английский лорд, человек который смеется.

– А я такой лорд Черниговщины. Любил я посмеяться… Людлю. В смысле, мы еще посмеемся! Так?

– Ух! Поржем!

В хате стоял запах керосина, слитый с ароматом топленого жира. Алена разогрела давнишнюю картошку, положила возле мисок по луковице. Лук был какой-то безвкусный.

– Сама? – равнодушно спросил Тарас.

– Я не голодная, – сказала Алена. – Так посижу.

Ырысту вспомнил про чекушку, сначала хотел сходить, принести, но что-то остановило.

– Надо бы дверь в бане поправить – спланировал он. – Сарай разобрать. У вас там бедлам.

– Поправим, разберем, – сказал Тарас, не поднимая лица от тарелки.

– Слышь, Тарас! Когда поедем Москву, Кремль смотреть? Надо глянуть, че мы там защищали в сорок первом. Вдруг фуфло какое-то.

– Всяко, – сказал Тарас. – Так бывает. А вот говорят Ленинград – интересный.

– Там сейчас не до нас. Ленинград после блокады. Фрицы-суки! Лучше стрелять, чем блокада. Миллион, считай, человек от голода померло.

– Жалко? – резко спросила Алена.

– Конечно.

– А мне нисколечко не жалко! Они в своих столицах не жалели. Нехай побудут в нашей шкуре!

Ырысту удивился до крайности, и вся симпатия к жене Тараса мгновенно улетучилась. Алена взяла чугунок и вышла из дома.

– Ты на нее не думай, – сказал Тарас, словно оправдываясь. – Она не такая. Тут, понимаешь какая штука, родители ее умерли от голода. Дядька родной на два года ее младше… Все близкие на юге, в поднепровье… четыре тетки, дедушка, двоюродных было полно. До войны, без блокад, от голода все перемерли. Свое село аленкино, где детство, школа проходили, все село подчистую. А земля там такая, шо палку воткни – прорастет.

– По радио говорили, что голод в тридцатых это агенты. Типа иностранные агенты с Запада все замутили.

– Ну может они и агенты, – Тарас показал глазами наверх. – Но нам это знать не положено. Шо? Посидим, да пойдем сарай разгребем. Там и гвозди найдем по-любому.


Сарай разбирали до вечера, ненужный хлам Тарас хотел выкинуть на дорогу, но Ырысту воспротивился этому, нагрузил ржавую тачку и со страшным скрипом отвез мусор в яр за деревней. Починили в бане дверь, выкорчевали старый пень. А на следующий день Ырысту выдирал из земли корешки в палисаднике у Галины.

Вскоре он, расплетая косу, лежащую на подушке, спрашивал:

– Галк, а правда гутарят, что ты с эсэсовцем в открытую жила?

– Что с того? – лениво потянулась Галина по постели.

– Ничего.

– Хилючка напела? Каждый выживает, как может. Разве не так?

– Так.

– Я еще и с полицаем была, и со вторым секретарем райкома партии. С подпольщиками была. Теперь с тобой хочу быть. Эй, руки! Попозже хочу, дай отдышаться.

– А Хилючка, Алена, она с немцами крутила? – спросил Ырысту.

– Та-нет. Точно, нет. Нужна она больно.

– А ты, значит, нужна?

Галина встала с кровати, на ее ягодицах краснели следы пальцев. Она накинула ночнушку, выпила воды из кружки и сказала.

– И без тебя здесь хватает, кто осуждает. Половина села морды воротят, не разговаривают.

– А другая половина одобряет?

– Много вопросов, милок. Я же не спрашиваю почему у тебя документы другого солдата.

– Ух, проныра. Снял называется гимнастерку, – Ырысту стал одеваться. – Я к тебе, Галинка, больше не приду.

– Придешь.

– Завтра.


Тарас глядел в раскрытое окно, когда вернулся Ырысту, который со двора начал возбужденно говорить:

– Слышь, Тарас! Я узнал за Алену во время немцев…

– Ни-ни-ни! Замолкни! – Тарас закрыл правое ухо мизинцем, левым уткнулся в оконную раму. – Ничего знать не хочу! Это все не важно!

– Ладно, молчу.

– Я все продумал – тебе спасибо, надоумил – все, что было, пусть быльем порастет. Все не важно.

– Ну и правильно!

– Сходи к Литовченкам, займи, я отдам потом.

– В бочке должно плавать, – вспомнил Ырысту.

– Значит, сходи к бочке.


В последующие дни Бардин провел капитальную уборку и мощнейшую починку в хозяйстве Хилюков. Тарас помогал по мере сил, и с работой к нему возвращались спокойствие и уверенность.

– Ирис, скажи, как ты делаешь «ух!», – просил Тарас цепляя щупальцем ведро с песком.

– У-ух!

Двор преобразился, из запущено пустого стал добротным и ухоженным. Ырысту даже привез на тачке из-за деревни гладких камней и отсыпал дорожку с обеих сторон калитки. Часть переулка, прилегающую ко двору – тоже прибрал, где-то подсыпав, где-то скосив. И удивительное дело, селяне видя такую заботу вдруг тоже взялись за избы свои заброшенные, за свои огороды заросшие, за деревенские улицы, откуда убрали шлак и дерьмо, чего не бывало со времени НЭПа.

Благоустройство деревни отнес к своим заслугам глава сельсовета, невзрачный не старый мужчина, производивший впечатление марионетки-карьериста. Эта бедовая буратина пришел к Хилюку агитировать на покупку облигаций государственного займа. Говорил глава на невыносимом суржике, разбавленном канцеляритом. Алена, подбоченясь, стояла средь двора и то резко, то с мольбой пыталась отказаться.

– На что? Николаич, на что? Какие облигации, когда вместо денег – трудодни? Побойся Бога.

Председатель ответствовал, что он и Бога уважает, и того, кто повыше, а коли есть указание, то облигации надо брать, муж у тебя, который Тарас, сущий куркуль, каких поискать, так у него запасы, заначки, их надо вскрывать. Ырысту, сидящий на ступеньках крыльца, высказал вполголоса что-то ругательное, глава сельсовета услышал, спросил «это кто, прописка е?». Бардин подумал ругательное уже в собственный адрес, надо тихо сидеть, не высовываться.

Из-за угла вышел Тарас, послушал пару куплетов агитки, сказал главе, что денег нет, что держимся, как можем, делая при этом беспалой рукой те движения, которые сурдопереводчик понял бы как «Вон пошел отсюда!». Хилюк не постеснялся сказать это и вслух. Обиженный председатель пошел к следующему дому, а Алена сказала:

– Ты бы уважительней, Тарас.

– С чего бы?

– Власть.

Тарас сел на крыльцо рядом с Ырысту, проговорил:

– Власть. Власть, ты разумей, это запах пота. Пот сам по себе безвкусный, а вонища, когда пот мешается с грязью. Тогда надо с мылом смывать.

– Что ты такое говоришь? – немного испуганно сказала Алена.

– А это не я! – Тарас лукаво посмотрел на Ырысту. – Это китайский император Сяо Вэй сказал. Знаешь такого, Алёнка?

– Не знаю.

– Да знаешь! Песня же есть, – тут Тарас запел. – Песня: «Сяо Вэй, Сяо Вэй, пта-ше-чка! Канаре-ечка жалобно поет!». Так братан?

– А есть еще с отчеством китайским, – с серьезным видом сказал Ырысту, запев романс. – «Сяо Ляо Вэй мой, сяо ляо вэй. Голосистый сяо ляо вэй. Ты куда летишь…».

– Дураки! – Алена засмеялась и пошла в огород к свои грядкам.


Утром Ырысту сидел на крыше, возился с зазором между кровлей и трубой. По лестнице забралась Алена, протянувшая ему жестянку с гвоздями.

– Мне не нужно, – удивился Ырысту.

– Для маскировки – тихо сказала Алена. – Хотела благодарить. Спасибо тебе, Ырыст.

– Не трудно.

– Я же всё боялась, что Тарас… ну сделает с собой что-нибудь. До того черный был. Или со мной сделает. Такой черный аж страшно. А теперь… спасибо тебе.

– Вон что. Пожалуйста.

– После твоего появления наладилось. Дом у нас стал. Не четыре стены, а дом. Настоящий, куда идти хочется, очаг. И какая-то семья. Я ж простая баба, мне только и надо, что дом, да семью. Глядишь, ребятишек Бог даст. И ты не думай, что я этим блокадным детишкам желаю так и надо. Вспылила тогда просто, в тот день пятнадцать лет исполнилось, как мама умерла. Ты не думай. И с немцами никаких у меня не было.

– Я знаю, – сказал Ырысту.

– А, Галина. Понятно. Ты позови ее к нам. Приходите вместе, мы б с ней помирились, а то чего это – не замечать друг дружку. Дружить же, а? Меня прощают, я прощаю.

– И наоборот.

Алена подышала полной грудью, посмотрела с высоты на село.

– Пора мне. Ты приходи ко мне на работу часа через два-три с тачкой. Отвезешь там. Придешь?

Алена спустилась, а через некоторое время ее на лестнице сменил муж. Ырысту и Тарас сидели на крыше, смотрели в ясное небо.

– Видения твои еще бывают? – спросил Тарас.

– Видения и сны, как ночь. Вот древние люди видели в ковше из звезд Большую Медведицу. Как? Или водолей, охотник с собакой. Как они по звездным дырам это видели? Попробуй, расшифруй. Во фантазия!

– Я когда на тот свет забежал, тоже видел чего-то. Тоже не понял.

– Как там?

– На том свете? – Тарас провел языком по зубам, и Ырысту подумал, что друг не изуродован в страх, а он – смешной. – На том свете не хуже, чем на этом. Но все дела – здесь. Грехи наши здесь. Если разобраться, то тот случай, когда я губу потерял и руку, он справедливый. Если все вины мои собрать, то меня пощадили еще. То была, может быть, ключевая развилка, где нужно подумать, пойти в другую сторону. Понял я это только сейчас.

Ырысту почему-то подумал, что у него тоже есть ключевой случай, и не так давно это было: подросток в фашисткой форме размазывал слезы, не зная, что снайпер его пощадил.


***

Ырысту катил по дороге тачку, в которой лежало два рыхло набитых мешка с непонятным содержимым, одолженным Аленой на колхозной ферме. Коллективизация – дерьмовая задумка, не будут люди относится к общему, так же как к своему. На пятьсот поколений вперед это невозможно. Умники пишут в газетах, что частная собственность есть составляющая капитализма. Ну-ну. Хоть бы другие книжки почитали кроме тех, что сочиняли великие умы Маркса, Энгельса и Ленина. Волосатый питекантроп самку уволок в нору, больше никого в пещеру не пускает, мычит: «Мое!», а кто полезет отхватит палкой по макушке. Вот и частная собственность. Своя любимая, оберегаемая. Задолго до капитализма. Так что как не глумись над народом трехколосковыми указами, а тащить из колхоза не перестанут.

В тени белела рубашка с рукавами закатанными идеальными складками. Бритый мужик – явно не местный. Ырысту удивился: похожего человека видел во сне, он тост поднимал за милицию. А навстречу идет еще один пришлый. Посторонись, видишь тачка тяжелая. Но прохожий не уступил, а наоборот остановил сапогом тележку.

Ырысту по инерции подался вперед и почувствовал как некая сила схватила его за руки, связала запястья за спиной.

– Дорогой ты мой человек! – Загорский шептал Ырысту на ухо. – Попался! Молодчина, нельзя не отдать должное, но и мы! Мы тоже, не лыком, да, Исай?

Ырысту запричитал:

– Дайте выпрямиться! Ух-ху, спина! Зачем ломаешь, начальник? Это я украл, сознаюсь. Хотел продать, виноват.

– Что это он, Ростислав Васильевич? – сказал Исай, обшаривая карманы Бардина.

– Зубы нам заговаривает, – Загорский ударил Ырысту в живот. – Заткнись! Вперед пошел! Голову в пол!

Как сросшиеся мухи, пошли по дорожке, Загорский крепко держал цепочку наручников, иногда задирая ее вверх. Многоножкой упали на теплый капот машины, стоящей у дома Тараса.

– Все забрал, Николай Прокопьевич? – спросил Загорский.

– Забрал, – ответил Сметана, бросая мешок Ырысту в салон автомобиля. – Дайте посмотреть на этого козла. У-у, рожа!

Бардина ожгло солнечной пощечиной. Автор оплеухи выглядел счастливым.

– В чем дело? По какому праву?! – закричал Тарас, спускаясь с крыльца.Шо ж это делается?

– Идите в дом, гражданин Хилюк. С вами мы еще разберемся, – приказал Загорский. – В дом!

Тарас пошел в хату, запнулся о порог, упал, сорвав из дверного проема легкую марлю.

– Грузимся! – сказал Загорский. – Исай, с той стороны.

Сметана сел за руль мерседеса, Загорский и Гаврилов зажали задержанного на заднем сидении. Ырысту почувствовал, что губы его стремительно опухают. Хорошо нахлестали, душевно.

– Ай да Борька! Сукин сын. Правильно вычислил, – ликовал Ростислав. – За деревню выедем. В рощу, там дрова. Там – дрова, у нас – бензин. Сожжем товарища. Как вы считаете?

– Непременно сожжем, – согласился Исай.

– Это уму непостижимо! Три месяца бегал… Здесь направо, Сметана! Забыл уже? Ба-ардин. Ырысту Танышевич. Что ж ты убежал? А поговорить? – Загорский приставил кулак к подбородку Ырысту. – Я так рад тебя видеть!

– Ростислав Васильевич! – вступил в игру Сметана. – А я думаю, мож не стоит сразу сжигать? Мож польза от него какая?

– От него? Нет. Это же валенок сибирский, тупень. Выхлопа – ноль.

– Он будто предсказывать умеет, – якобы напомнил Николай Прокопьевич.

– Вранье это все, – якобы не поверил Загорский. – Предвидения невозможны, ибо не предусмотрены диалектическим материализмом.

– Так проверить надо, – Исай Гаврилов играл из рук вон плохо. – Спалить его всегда успеем.

– Что молчишь? – спросил у Бардина Загорский, выщелкивая лезвие ножа. – Заснул? Веки отрезать чтоб не спал… Ноздри расширить, чтобы дышалось лучше.

– Ты начальник, случаем не в карпатских лесах обучался? – сказал Ырысту как можно спокойнее, хотя самого скрутило от ужаса.

– Ты пошути мне еще!

Машина вышла на грунтовую дорогу. Ырысту смотрел в лобовое стекло, моля невидимых духов, чтобы обещанная роща с дровами оказалась далеко-далеко.

– Я же говорил, возьмем, – спокойно сказал Загорский. – Взяли. Да, заставил ты нас побегать! Пол-Европы прошерстили! Как только это тебе удалось?! Ты мне сейчас расскажешь как от Берлина до Украины добрался. А я послушаю. Это ж надо! Его ищут, ноги сбили, а он устроился тут в сытости и комфорте.

– Моя не понимай. Моя ни в чем не виноват.

– Хреновый из тебя артист. Можешь не напрягаться, – произнес Загорский.

– Ты, начальник, тоже хреновый артист. Говори уже, чего надо. И расстреливай, или сжигай, мне как-то пох…

Тут Ырысту качнуло вперед, потому что автомобиль резко затормозил.

– Сметана! Вы что?! – взревел Загорский, он чуть не напоролся на собственный складишок.

– Так вон…– проблеял Сметана, показывая вперед.

Поперек дороги, преграждая путь, стояла черной масти легковая «эмка».

– Исай, разберитесь, – велел Ростислав.

Гаврилов вышел, преодолел четыре метра до преграды, заглянул внутрь. И что-то там произошло, что-то ему такое сказали, потому что Исай повернулся к своим и только развел руками. Вид он при этом имел самый беспомощный.

– Что происходит? – с сомнением сказал сам себе Загорский.

Из встреченной машины вышел человек в военной форме. Он не торопясь пошагал к мерседесу, отодвинув с дороги Гаврилова тем движением руки, каким сметают крошки со стола.

– Ну я ему сейчас! – возмущенно прохрипел Загорский.

А Ырысту улыбнулся чему-то.

Капитан заглянул в мерседес. Сметана вылез, козырнул, сказал: «Нам бы проехать».

– Андрей! – закричал Ырысту.

Блинов улыбнулся.

– Привет, Ырысту. Пересаживайся.

Ырысту взял мешок, хотел вылезти, но Загорский толкнул его в грудь: «Си-ди!».

Чертыхаясь, Ростислав вышел на дорогу, мимикой и позой обозначил статус «Я здесь главный». Ырысту пребывал в противоречивых эмоциях: сначала страх, потом облегчение, теперь непонятно – неужто садист мусорской главней капитана Блинова? Понял уже, что дело не в тех двух мешках. Информация! Дезертир Бардин стал обладателем неких важнейших сведений. Знать бы еще каких. А лучше – не знать!

– В чем дело?! – рявкнул Загорский, взмахнув удостоверением. – Этот человек задержан.

Значит, придется отпустить, – сказал Блинов и лениво полез в наружный карман.

Что такое?! Он в розыске! – Загорский неимоверно злился. – Исай! Сметана!

Андрей хмыкнул, дернул плечом и из легковушки вышли два таких мордоворота, что Сметана предпочел забыть о табельном оружии и принял вид самый, что ни есть, не вовлеченный. Блинов предъявил свои документы.

– И что? – несколько остыл Загорский.

– Бардин работает с нами по делу государственной важности. А теперь нас вызывает начальство. Так что извините. Мы в несколько минут с вами разминулись. Если бы не ваша спешка, обошлись без эксцессов.

– У меня тоже дело государственной важности.

– Мы в курсе. Поэтому и машину вашу знаем, – сказал Блинов и крикнул Бардину. – Пошли!

Это произвол! – уперся Загорский. – Я не позволю. Я за ним три месяца гонялся.

– Сожалею. Видимо, вы были плохо информированы.

- Давай я его обыщу, потом заберешь. Допросить я хотя бы могу?

– Можете. С санкции комиссара второго ран… то есть теперь генерал-лейтенанта.... , тут Блинов назвал фамилию, от которой Загорский смутился, а Сметана, услышав, упал сначала на корточки, потом снизу заполз на шоферское место.

Ырысту подошел к Андрею, тот показал ему на «эмку», а Загорскому сочувственно сказал, как победивший игрок побежденному :

– Бывают накладки. Но наше дело поважней хотелок Колупаева. Передавайте при оказии привет ему. Прощайте.


Блинов не представил Ырысту своим коллегам, и те не тратили лишних слов, в молчании поехали в направлении Чернигова, прибыв куда автомобиль остановился у металлических витых узоров, исполненных на двустворчатых воротах, подпертых сбоку дощатой будкой, из которой сразу выскочил, словно цепная собака, бдительный часовой. Блинов сказал, что зайдет на минутку, и пошел к четырехэтажному дому, куда от ворот вела асфальтированная дорога, по ней сновали несколько постовых с одинаковым блуждающим выражением лиц, каждому из них Андрей показывал красную книжечку.

Ырысту тоже вылез, присел, потянулся, покрутил головой, разминая затекшую шею, закурил, отвернувшись от часового, который намеренно демонстрировал повязку на рукаве, очевидно дающую ему неоспоримое преимущество перед простыми смертными. Напротив здания черниговских чекистов шипела, громыхала, пенилась стройка, рабочие носили кирпичи, другие мешали в корытах лопатами, прорабской внешности мужик махал руками на двух рабского вида строителей. Начальник рыгнул последнюю ругань, тогда эти двое вдруг повеселели, взяли носилки немалого веса (руки их вытянулись, ноги согнулись) и понесли вдоль дороги. Тот, кто был сзади заметил курящего Бардина, выронил ношу, кирпичи рассыпались. Рабочие стали быстро собирать их обратно, а Ырысту подумал: «Это очень круто. Под самым носом у СМЕРШ», он смотрел прямо на неловкого строителя. Светлые кудри и смешинки от глаз, еще больше похудел Михаил Ракицкий, поза его – вопросительный знак: что будет? Недолгая игра в гляделки, Ырысту растянул опухшие губы, напряженный в ожидании Ракицкий еле заметно вздернул брови и подбородок. Тогда Ырысту головой поводил сначала медленно влево, также медленно вправо, и снова влево – четко, определенно. Тогда Михаил улыбнулся взялся за свои ручки носилок. Строители унесли кирпичи, Бардин как раз докурил, Блинов в это время вернулся. «Сейчас на аэродром, – сказал Андрей и несмешно пошутил. – Шаман выезжает в Москву. Собрался камлать, а бубен забыл».


***

За четыре армейских года Бардин видел генералов только издали, эти дородные парни зашугано бегали от блиндажа к блиндажу, шлындали в траншеях во время затишья, сидели по землянкам в период артобстрела. Сейчас первый раз лицом к лицу говорил Ырысту с высоким начальством, сияющим погонами у длинного стола, оббитого оливковым сукном.

Бардин с Блиновым стояли, а генерал-лейтенант сидел и листал толстую связку серой бумаги, слюнявя палец время от времени.

– Значит старуха чокнулась в полнолуние, – уточнил начальник. – А вы, Ырысту Танышевич, это предвидели.

– Никак нет! – отчеканил Бардин.

– Но чего-то подобного ожидали?

– Не совсем так, товарищ генерал. Ждал подходящего случая.

– И повинуясь долгу советского гражданина, вы обратились в ближайшее отделение милиции с доносом.

Ырысту приподнял бровь и кашлянул, слово «донос» ему не понравилось. Блинов ученическим жестом поднял руку.

– Разрешите? Гражданин Бардин оказал неоценимое содействие…

– Андрей, – прервал его генерал. – Товарищ!.. Бардин. Мы все товарищи, пока не доказано обратное.

– Виноват.

– Садитесь, – предложил генерал-лейтенант госбезопасности капитану и рядовому, – Времени мало, – добавил он, отодвигая бумаги. – Ырысту Танышевич, мы, безусловно, отметим вашу помощь в уничтожении банды. Награду я вам дать не могу. Не в моей компетенции. Странно, да? – генерал обратился к Блинову, севшему с правой стороны от начальника. – Мексиканцу какому-то могу орден навесить и денег дать, а своему не могу.

Ырысту облокотился на стол, задевая Андрея локтем, напоминая, чтобы тот за него попросил. Не орден, не денег, того о чем они договорились на аэродроме. Но заступничество Блинова не понадобилось, генерал произнес:

– Все, что я могу сделать, это решить вопрос с вашим самовольным оставлением воинской части. С вашим содействием, Ырысту Танышевич отряд ликвидирован. То есть, ликвидирован быстрее, чем мы рассчитывали это сделать соответственно плану. Однако же главарю удалось уйти. Тому самому – генерал похлопал по стопке документов, – Пану полковнику, как он проходит по вашим донесениям. Это враг! Злостный враг нашего государства.

Я и сам не друг государству, подумал Ырысту. Причем любому. Слышь, Иосиф Виссаринович! Ырысту мысленно обратился к обязательному портрету на стене. А когда произойдет отмирание государства? Обещал. Мы своими ушами слышали, а не слушать было опасно, так что – когда?

– Нужна любая информация! – говорил генерал. – Нам известно о ваших определенных способностях. Вы что-то могли заметить и не обратить внимание. Любое слово, намек. Надпись, вещь. Все может быть архиважным, может помочь в установлении руководства банды или членов подполья.

– Надо подумать, – сказал Ырысту

– Сейчас с вами поработают специалисты. Может быть, какая-то информация явно не запомнилась, а в подкорке что-то сохранилось.

– Товарищ генерал-лейтенант! Не нужно специалистов. Толку не будет, знаю точно. Чтобы вспомнить из подкорки, прикажите тихое помещение. На день, на сутки меня там закройте. А может дольше. Главное – тихо. Напрягусь, сосредоточусь. Если, что было, то вспомню. Я так уже делал.

Так уже делал, когда искал в тайге утерянный нож, но об этом Ырысту не сказал.

Генерал сложил руки замком, покрутил друг о друга большие пальцы рук, ногти на которых отливали желтизной. Ырысту ужасно захотелось курить.

– Давайте попробуем, – согласился начальник.

– И курева. – нагло сказал Ырысту. – Хороших папирос, они стимулируют.

Генерал поднял телефонную трубку, буркнул: «Зайди».

– Разрешите, товарищ генерал, – обратился Блинов. – Бардин, ко всему прочему, разыскивается по требованию колупаевского ведомства. Я его еле отбил.

Не забыл, удовлетворенно подумал Ырысту

– Разыскивается, и разыскивается, – проворчал генерал-лейтенант. – Ловят, значит? Пусть себе ловят! Мы-то причем? Наше дело – бандиты и диверсанты, их – золотишко, антиквариат. Раз он не преступник, передавать его никто не обязан.

Генерал отдал указания вошедшему в кабинет порученцу. Блинов и Бардин молча попрощались.

Ырысту определили в тесную комнату с мягкой софой вдоль стены, продавленным креслом в углу. Возле окна, завешенного темными шторами, стоял металлический ящик белого цвета. Холодильник, что ли? Бардин не обознался, он уже видел такие в Германии. Неплохо живут лубянские воротилы!

Офицер- порученец, приподняв газету, показал на квадратную кнопку в столе, пояснив, что ее нужно будет нажать после работы. Рядом он положил четыре непочатые пачки с унылым верблюдом на желтом картоне. «Американские сигареты», – с почтением сказал порученец. «Благодарю», – спокойно сказал Ырысту, сев в удобное кресло. Когда офицер удалился, и чмокнул в скважине ключ, Бардин снял сапоги, закурил, успокоился. Взял со стола газету, хотел почитать, но буквы в ней были не наши. «Борба», – произнес Ырысту. Это понятно, борьба. Первое коловоз – что это? Загреб, а ясно, Балканы, друзья-югославы. В принципе, разобрать можно, слова похожи на русские. А фотографии перевода не требуют. Рожа какая-то… Не просто там югославы! Лазар Мойсов. Сомнений нет, что Моисеев по-нашему. Лазарь. Выйди вон, Лазарь! Выйди вон, Жорка! Поволокло, по воспоминаниям. Мойсов – фигура крутая, но это потом и не скоро. Повернем в обратную сторону… молочная пелена, собачка в Берлине, грустная фрау, дом пана полковника… «Жить хочешь?», – спросил за спиной… нет, дальше, туда в поволоку, раньше… он вышел из горницы… Сырый на улице лузгает семечки…


***

Прошло двое суток. Ырысту утопил в столешницу кнопку, сразу вошел офицер, словно стоял за дверью. С цокольного этажа вдвоем поднялись на четвертый. Кабинет не изменился, а генерал-лейтенант постарел. И вождь был засижен мухами, почему-то это бросилось в глаза. Бардин подумал, что без ритуала нельзя прикасаться к такому портрету, нельзя протереть – святыня. И можно тут понять отчаянных иконоборцев времен второго Рима.

Два подстаканника на сукне. Чай уже выпит, а Ырысту продолжал говорить:

– Как ты говоришь? Горевой? – переспросил генерал, делая знак порученцу, чтоб досконально фиксировал.

Горевой или Горовой. Как-то так. Но называли его адвокатом, поэтому я думаю можно найти. Потом женщина. Имя или псевдоним – Верка. И служит она в органах во Львове. Сырый докладывал пану полковнику, что… А можно еще чаю? У вас в холодильнике бутерброды с селедкой, солоно, напиться не могу.

– Сам ты селедка, – сказал генерал с некой обидой. – Царская рыба. И что эта Верка?

Чай с лимоном это вкусно. Жаль лимоны у нас не растут. В Германии тоже не растут, а их там полно. Еще бывают эти… апельсины. Они, конечно, простому человеку пока не доступны, но после войны, в победившей стране должны появиться в нашей провинции. Советская власть позаботится. Воспоминания о будущем так и указали – фрукты в деревенском магазине. И сложно поверить – сметана. Там еще вопрос витал: советская власть или сметана? Но это явная ересь. Сбывается раз через раз, как говорил Стефан Кириллов.

– Объявляю тебе благодарность, – сказал генерал, дослушав. – Награды можешь надеть, ты больше не дезертир. Сергеев! – порученец отдал Ырысту красивую бумагу. Очень красивую, в чистую реабилитирующую. – А от меня… хочешь часы?

– Лучше гармонь, – легко улыбнулся Бардин.

– Сергеев! – сказал генерал и офицер убежал. – Играешь?

– Неа. Но научусь.

– Домой, Ырысту Танышевич?

– Еще хотелось Кремль глянуть.

– Что ж, погляди, полюбопытствуй. Кремль – сердце страны.


***


Рассвет, новый день, двадцатое августа. И лучший, наверное, год – одна тысяча девятьсот сорок пятый. Ырысту все так же сидит на мосту недалеко от Кремля. Блестят награды на его гимнастерке. А гармошки у чекистов не нашлось, вручили аккордеон.

Половину прошел на пути из войны. Еду домой. До дома, ура! Прекрасное нынче утро!..

«Мене, текел, фарес» на кремлевской стене. Это увидел бы старый шаман, но он уже мертв, а у Ырысту пророческий дар куда-то пропал. Взвешено, тщательно измерено, практически поделено, царство рассыпается, народы разбегаются. Пока еще не явно, но времени немного, сразу после пика – распад и разрушение.

Если бы Владимир Ветров прочел газету «Борба», осьмушкой сложенную в кармане Бардина, он с аналитическим своим умом мог бы догадаться о расколе в коммунистическом лагере, а значит о крахе теории всемирной советской республики.

А пока штрафные батальоны ожидали расформирования, освобожденные пленные гадали о судьбе, геройские солдаты грузились в эшелоны, а труженики тыла впервые отдыхали. Дети войны стали спокойно спать.

На улицах Москвы – счастливые люди. Ырысту сказал сам себе: «Вот, посмотрел. Кремль, как Кремль. Горы мои – лучше». Он направился к Ярославскому вокзалу.


В следующем веке будет установлено, что австралийцы и меланезийцы отчасти происходят из Горного Алтая, но возвращающийся бумеранг был изобретен не в Сибири, а посему пресловутый «закон бумеранга» формулировался только пословицей «Как аукнется, так и откликнется» и множеством ее интерпретаций. Бардин Ырысту, сам того не зная, смог пожать, то что недавно посеял: он не заметил, как юноша шедший навстречу, увидев его остановился и замер в боевой готовности. Борис Сорокин узнал фигуранта. Но беспечность Бардина сбивала с толку. Что это? Вызов такой? Вселенская наглость? Борис потянулся к ремню и не обнаружил кобуры и наручников. Он собрался просить о подмоге ближайшего постового. И – передумал. Рапорт подписан, Сорокин – гражданский, прощай уголовный розыск, было занимательно. Но теперь – только наука. Из этого следует что? Проваливай, предсказатель!

10.

Великая сибирская Обь растянулась могучей дланью, разбросала в сумбур острова, размела песчаные отмели. Рождалась она в страстном слиянии рек, которые сразу не смешивались, а поначалу робко ласкались – бирюзовые воды Катуни с бледным течением Бии.

Эту красоту Загорский видел с самолета, который заходил на посадку близ города Бийска. Здесь Ростислав планировал закончить дело с Бардиным Ырысту. До самовнушения планировал, на грани заклинаний и сокрушительных молитв. Будучи профессионально уязвлен, а кроме службы он смысла в жизни не имел, ничего не хотел Загорский больше, чем окончательным образом принять фигуранта.

После украинского фиаско, потеряв добычу, Загорский и Сметана уплыли в мерцающую пьянку. «Да и хрен с ним, ну, Василич?», – говорил Сметана, а Ростислав думал о сеппуку. Лучший розыскник никогда не испытывал такого унижения. Но этим, этим не понять, Гавриловы проблем вообще не видят, дескать, выследили все равно, и случившийся эксцесс никак не отражается на реноме оперативной группы. Вилена уже давно потеряла интерес к делу Бардина, а Борька Сорокин, у него и без розыска важные события в жизни происходят – ядерная бомба сердобольно бахнула. Парня и так угарно вело в сторону физики и математики, а тут известие о Хиросиме, ему голову снесло в мажорном тоне, сидит, пишет формулы или впадает в задумчивость. Разогнал Ростислав сотрудников: дело свернулось, занимайтесь текучкой, кто хочет, пусть пишет рапорт. Сам он дико не хотел появляться в Управлении, казалось, что по приезду в Москву немедленно сгребутся завистники-коллеги и будут толпой над ним потешаться. Поэтому и придумал некую обязанность, задерживающую сыщика Загорского пока на Украине, а именно в Киеве.

И вот, несколько дней назад Ростислав топчет красную ковровую дорожку в Наркомате на Владимирской. За закрытыми дверями долбят пишущие машинки, по лестницам фланируют тупые галифе, мундиры в коридорах с фрикативным «г», в подвале кого-то пытают. А тут идет навстречу он, щегол вокзальный – капитан Блинов, бортанувший Ростислава с фигурантом.

Встретились. Загорский разозлился –только отошел от тоски и потери, и такое напоминание, как игральными картами проигравшему по носу. А Блинов без эмоций: «Здравья желаю».

«Здрасьте», – шипит Ростислав. Смотрит на стенку, мимо проходит.

Блинов дежурным тоном: «Ты зла не держи. Служба».

Пошел ты к чертовой матери!

«Я понимаю», – бросает Загорский. Уходит, но слышит в спину: «На всякий случай сообщаю, что с Бардиным мы больше не работаем». Загорский на каблуках кру-угом, Блинов чешет ногтями щеку.

«Касательно дезертирства Бардин реабилитирован, – говорит Блинов. – Из Москвы поездом отправился домой. Наш интерес исчерпан. Ваша задача, если актуальна, то препятствий нет».

Никогда бы Андрей Блинов не сообщил это в рабочем порядке, тем более с его благодарной симпатией к Ырысту, но, встретив Загорского случайно, испытал он всполох солидарности и спонтанно решил посодействовать. Сказал. Уже пожалел.

«Как-то так», – говорит Андрей, резко кивает, как юнкер из прошлого века. Загорский мягко кивает в ответ, как доктор больному. Охота будет продолжена. Сказал сам себе: «Врываемся!».


Райотдел НКВД в городе Бийске располагался в двухэтажном, когда-то купеческом доме, сложенном на века каленым красным кирпичом.

В арочном окне под причудливой башенкой белела штора, из-за которой смотрел на улицу мужчина средних лет с вихрами на прическе. На улице стояла парочка – совсем юная девушка в легком платье и солдат, чья гимнастерка блестела медалями.

Петр Иванчиков смотрел на улицу и ревновал. Но не эту незнакомую девушку. Он вздохнул, приложил руку к сердцу, нащупав единственную, еще довоенную награду. Отвернулся от окна, задернул штору, взял графин со стола, плеснул воды в стакан, прежде чем выпить, осмотрел на свет стеклянное донышко.

– Что, Василий, написал? – спросил Иванчиков.

– Написал.

В кабинете помимо хозяина на краешке стула сидел парень лет шестнадцати, одетый в пиджачишко не по размеру. Он мял в руках кепку, исподлобья смотрел на Иванчикова. У Василия были набрякшие скулы, на лбу пролегла четко очерченная морщина-складка, больше подходящая зрелому человеку. Видно, что парень уже хлебнул лиха, отсюда повадки волчонка.

Иванчиков сел на свое место, взял лист бумаги, исписанный Василием, бросил документ, не читая, в ящик стола.

Солдаты вернулись с войны, – задумчиво проговорил Иванчиков. – Солдаты вернулись домой. Далеко-далеко не все…. А ты вот думаешь, мол, они-то воевали, а кое-кто в тылу отсиживался. А? Какой-то Иванчиков, мол, Петр Петрович пока другие кровь проливали, сидел тут беззаботно, сладко кушал, вдоволь спал. Так, Васька?

– Я о другом. И так не думаю, – сердито сказал Васька.

Иванчиков хохотнул.

Думаешь, – категорично сказал он. – Думаете-думаете. А иногда даже и шепчете-шепчете. Вот, мол, начальники кричали про войну, а забрали как всегда наших деревенских. А начальники как сидели, так и сидят. И ни чё им и не сделается. Так? А вы что думаете, война это только сражения? Битвы, мол, Сталинград? Только «ура» и в атаку? Так этому «ура» патроны нужны? Нужны. Хлеб, одежда? Нужны. Откуда? Из тыла. Но в тылу кто-то должен это все дело организовать, распределить. Это всё важная государственная работа. Государство – это не только война. Война – это такое…. Это испытание для государства. Его мы прошли. Но будут другие испытания. И без четко поставленных задач и их правильного исполнения…. Всё ж развалится! – Иванчиков был явно рад этой мысли. – Вас же надо заорганизовать! Вас же надо контролировать! И кто-то должен это делать. Кто-то должен этой работой заниматься! Мне это нравится всё? Нравится – не нравится, но есть долг! Есть дисциплина. Ответственность. Знаешь, что такое ответственность? И даже сейчас продовольственные проблемы. До сих пор еще суп из крапивы, и другая ботва тоже. Сколько придется строить, восстанавливать!

– А не надо! – отрезал Васька.

Что «не надо»?

– Шибко организовывать. Людей контролировать, – парень скрутил кепку, сжал кулаки. – Все понимают, не дураки.

Иванчиков вплеснул руками.

– Ах, не надо? Скажите, пожалуйста! Давайте без руководства, без государства. Сами? Сами решать что строить, что сеять, когда, это самое.. пожинать. Пожалуйста. Без руководства. Без партии. Ты хочешь без партии!? – крикнул Иванчиков, а парень втянул голову в плечи и закрутил ею отрицательно, он не хочет без партии, такое предположение абсурдно. – То-то же. Да что вы?… тьфу ты! Вы там, в деревне совсем…. Я понимаю – Победа. Конец долгой войне. И есть такое ощущение, что вот, мол, всё изменится и всё по-новому. Так? Ну да, ну да. Тебе объяснить? Я бы с тобой вообще разговаривать не стал, если бы меня слёзно не попросили.

Иванчиков снова налил в стакан из графина. Василий сверкнул умными злыми глазами и еще сильнее сжал кулаки.

– Ты взрослый, считай, уже этот самый работник, – продолжил Иванчиков. – Уже надо понимать. И «враги народа» это «враги народа». И члены их семей. Это здесь, мол, Сибирь. А в России бы уже и тебя и мать давно бы выслали куда подальше из-за такого отца. Или не выслали, а того строже. Здесь уже высылать дальше некуда…. Да и руки не дошли, у того, кто…. А ты собираешься взять фамилию отца. Фамилию отца осужденного Советской властью. И что получится?

Парень резко бросил руку от бедра вниз и решительно сказал:

– Правда!

– Правда, она где-то… – Иванчиков неопределенно покрутил ладонью на уровне виска. – А тут не правда, тут судьба твоя. И матери твоей, может быть. Понимаешь? Жизнь зависит, судьба. Жалко мне тебя. Если бы не попросили, и разговаривать бы не стал. Ты в каком колхозе? В «Заветах Ленина» или в «Пламя коммунизма»?

– Мгм.

– Давай так. Ты еще раз подумай, все взвесь. Я ж только добра тебе желаю. Вдруг ты учиться надумаешь или еще чего это самое. Фамилия осужденного отца может тебе, это самое, по жизни помешать.

Иванчиков говорил все тише и тише, поэтому вздрогнул от стука снаружи. Два удара в дверь, в кабинет вошел Загорский. Ростислав представился, показал удостоверение.

Иванчиков грозно глянул на Ваську, буркнул: «Свободен», и парень пошел, задержался у выхода из кабинета, хотел хлопнуть дверью, чтоб зазвенело, но передумал.

А Иванчиков плавно преобразился из вальяжного начальника, уверенного в собственной правоте в мелкого заискивающего службиста с некоторым чувством вины. Он начал доставать из тумбы стола редкую для послевоенного времени закуску, бутылку водки, посуду.

– Как там сейчас? На западном направлении?

В целом занимательно, – сказал Загорский

А вы на каком фронте? – Иванчиков пытался наладить доверительный контакт.

В основном, на невидимом.

Ну да, ну да. Понимаю. А я сколько просился! Сколько рапортов написал. Нет и всё! Здоровье, знаете ли, плохонькое, – Иванчиков пощупал свой тугой живот. – Доктора…. Да что бы они понимали! Но начальство прислушивается и поскольку, мол, материал некачественный, то сиди-ка, Петр Петрович, в глубоком тылу. А уж я рапортовал-рапортовал. Хотя и являюсь сугубо гражданским лицом, и в органы попал лишь в связи с известными событиями, но когда Родина в опасности…. Пришлось и здесь, мол, всё для фронта, всё для Победы. Для победы в кровопролитных сражениях!! Так?

Не знаю, – процедил Загорский. – Я, собственно говоря, розыскник и в кровопролитных сражениях не участвовал. Моя работа даже не слишком изменилась как до войны, в ее начале, так и в настоящее время.

Загорский произнес это обыденным тоном, не считая нужным оправдываться в своем отсутствии на линии фронта, что приятно удивило Иванчикова.

– И в самом деле! Не всем же в пекло лезть. Этих самых хватает. А для сложных задач должно быть и исполнение на другом уровне.

– И? Как у вас с исполнением задач.

С исполнением задач у нас так, – Иванчиков отложил нож, которым нарезал хлеб. – Согласно полученной директиве имеющимися в наличии силами проведены мероприятия по поиску Бардина Ы. Т. четырнадцатого года рождения. Значит, э-э, мероприятия положительного результата не дали. Согласно указаний были взяты под контроль вокзалы, однако указанное лицо установить и задержать не представилось возможным. С большой долей вероятности можно предположить, – тут Иванчиков перешел с официального тона на обыденный. – Что разминулись. Наверное, поручение к нам пришло уже позже. Не было этого Бардина. Я сам лично вчера-сегодня весь день по вокзалу с группой, было там несколько алтайцев, но совсем с другими приметами…. Так что искать его теперь только по месту жительства. А эти горцы, какое у них место жительства? Ушли за перевалы, в тайгу, и всё! И ищи-свищи. Если бы пораньше сообщили, то.... А так не представилось возможным. Да найдется ваш Бардин, никуда не денется, куда ему деваться-то?

Иванчиков возбужденно докладывал о принятых им, это самое, мерах, Загорский становился все печальнее – как и можно было предположить, особого энтузиазма здесь не было, оперативные мероприятия проведены формально.

Иванчиков разлил водку по стаканам, провозгласил:

– Н-ну, за Победу! И вечная память павшим героям!

Загорский забирал стакан из рук Иванчикова и сказал:

– Вам пить не стоит. Здоровье ваше плохонькое. Сердце, мол. Распорядитесь насчет автомобиля.

Иванчиков сконфузился.

– Так ведь дело к вечеру. А там и ночь.

– Удивительно точное замечание. Автомобиль с водителем, – сказал Загорский, сворачивая газету с разложенной закуской. – Это будет паек шофера.

Иванчиков снял трубку телефона, послушал, потряс ее, потом, не дождавшись, выбежал из кабинета. А Ростислав грустно произнес: «Вот, мол, оно как, это самое» и выпил.


***

Грузовик пожирал широкую дорогу, так втягивают в рот длинную лапшину. В кабине машины – хмурый Василий, веселый шофер поет во весь голос:

– Есть по Чуйскому тракту дорога, много ездит по ней шоферов. Среди них был какой-то там шОфер… звали Васька его…. вот и он.

Васька ответил полуулыбкой. Худосочный шофер крутил баранку; щурясь, глядел вперед – пыльно солнечная трасса упиралась во вспухшие тучи.

– Дождь будет. В-васька! Так ты так и не сказал, че в район-то ездил.

– Да там порешать кое-чего, – нехотя сказал Василий. – Хочу фамилию отца взять.

– А в чем тут вилы?

– У меня сейчас фамилия отчима. А вилы в том, что отца забрали в тридцать третьем, осудили. В селе как-то меня не очень поняли. Боятся, что ли. А им, что не страшно, то безразлично Я и пошел выше, в город.

– Так и че сказали в городе?

– Значит так. Приехал я нежданным гостем в высокую инстанцию. Там меня почему-то не шибко ждали. Хозяин кабинета живет в кабинете, как дома, ходит чуть ли не в подштанниках. Сидит и что-то из себя воображает. Рожа красная, как из бани. Глаза пустые, как с похмелья…

Шофер только смеялся: ну, Васька, ну рассказчик! Машина приближалась к полосе дождя.

– А он потом и ляпнул такое, – с выражением говорил Василий. – Мол, вы все в деревне негодяи, и вами нужно только командовать. Вам, говорит, нужно указывать че когда сеять, че когда убирать. А я думаю: и как же мы раньше без тебя обходились? А он давай там про страну загибать, про всё на свете. А по моему делу – ни бе, ни ме, ни кукареку. Потом притащился какой-то хлыщ по-военному одетый. Меня и прогнали.

На лобовое стекло шлепнулись крупные кляксы воды.

Шофер с восклицанием «Ё-о!», нажал на тормоз. Грузовик остановился, и водитель, не выходя из кабины, открыв дверь, высунулся под дождь, и, изогнувшись, заглянул в кузов. Там Ырысту растянул над собой плащ-палатку, которой укрывал от дождя не столько себя, сколько стоящий перед ним футляр аккордеона.

– Ты че, солдат, дурня валяешь. Лезь в кабину не мокни! Хоть бы по крыше постучал!

Ырысту укрыл аккордеон, а сам с вещмешком в руке перелез в кабину. Автомобиль двинулся дальше.

– Ты заболтал меня Васька! Я даже забыл, что у нас еще один пассажир едет.

– Да ничего страшного, – сказал Ырысту

– Ничего… Главное, сидит, затихарился! Надо было по крыше стучать. Я че-то забыл. Стучать надо, нечего тута скромничать. Ничего…. ливень такой.

– Это хороший дождь, когда с солнцем. Грибной.

От этих слов Ырысту, от того, что дождь грибной и водителю, и Ваське стало как-то неожиданно хорошо.

– А в Германии грибы растут, солдат?

– Растут, наверное. Что они не люди?

– А как там насчет б-баб? Мне дядь Паша плел за румынок. Но ему верить….

Ырысту залез в мешок, поискал и достал фотографию немки-блондинки, которую протянул шоферу

– Ишь ты! Ни че такая… полохонул ее? Нет? Слушай, подари. Я ее куда-нибудь, – водитель примерил куда бы можно прикрепить карточку.

– Не надо, – сказал Васька, забирал фотографию у шофера, отдал ее обратно Ырысту. – Убери.

– Ты чего это, В-василий? – удивился водитель.

– Не надо. Женщина. Может быть, мать.

– Чья мать-то? Фрицевских солдат м-мать?

– Матери рождают не солдат. Рождают детей.

– Да и пожалуйста, – сказал шофер после паузы. – Дождь вроде затихат. Васьк, ты от трассы-то дойдешь? Скоро приедем.

– Дойду, – сказал Васили и обратился к Ырысту. – А ты куда добираешься?

За Бардина ответил водитель:

В горы он, ясное дело! Но я еду только до Суртйки. А там уж сам. Да каво там? Вот она будет река Катунь и гора Бабырган.

Ырысту все больше попадал в свое имя. Счастливый.

– Это ничего, – сказал он. – Доберусь. Теперь уж доберусь.

Теперь, конечно. Это сколько прошагал, проехал?! Да уж, прогулка на четыре года, до Берлина и обратно.

Справа от дороги появились избы. Шофер объявил: «Сростки». Грузовик остановился у обочины. Василий пожал руки водителю и Ырысту, выпрыгнул под дождь. А шофер вспомнил, окрикнул его:

– Васьк! Васька! Фамилия-то твоя теперь будет как? Вдруг че…

Но парень уже скрылся за занавес дождя.

А Ырысту услышал. Или почуял. Или увидел на стенке, падающей с неба воды. И это Сростки с горой Пикет. Это Шукшин. Такая фамилия парня. Будет памятник здесь, будут люди – его почитатели, которые съезжаются со всех концов страны, чтобы послушать, а может самим прочитать наизусть слова, сказанные и записанные этим сердитым пареньком, больше всего на свете уважающим правду.


Из дождя вскоре выехали. В кабине немного пахло бензином, но Ырысту казалось, что он вдыхает чистый алтайский воздух.

Летит под колеса дорога. Дорогая, родная трасса. Жизнь положить за Чуйский тракт. Отдам без всяких сомнений. За Чуйский, за Волоколамское, за все дороги и тропы нашей огромной страны, за белорусские дебри, за украинские степи, за всех и каждого, за людей. Надо будет, снова зовите. Отстоим, отобьемся. Усремся, но выдюжим. И – нужно сделать возможное и невозможное, но наши дети чтобы, чтобы дальнейшие поколения не видели больше войны.

Солнце скатывается вниз. Поворот на Красногорское. Невидимые иголки колют шершавые пальцы, шуршат по плечам и по шее. Ырысту в отрешенной дреме. По войне он прошел, как на промысле, как охоту с друзьями-товарищами. Товарищи не все остались живы. Сам трижды был ранен, терял сознание, выбирался из боя на плече неведомого санитара. Орал в лазарете, стонал в госпитале, страдая от стыда больше чем от боли. Выздоравливая, радостно предвкушал свое возвращение в круговерть событий. И возвращался, опять стрелял, четко и метко выполняя свою непростую работу. Так прошел по войне. Путь обратный преодолел один, многое передумал, поразмыслил о разных вещах. Это было полезно. Каждому будет полезно пройти свой путь с войны. Даже не воевавшим.


Грузовик повернул налево, остановился у крайних домов деревушки.

Суртайка, – сказал шофер. – Я дома. А то пошли, земляк. У нас с маманей заночуешь, а завтра попутку поймаешь, и дальше.

– Нет. Я пойду, – отказался Ырысту.

– Так-то темняет уж.

– Это хорошая ночь. Своя.

– С-смотри, – шофер подумал и добавил. – Я б, наверное, тоже пошел.

Ырысту вылез, забрал из кузова аккордеон и направился по дороге. Водитель смотрел ему вслед, а потом открыл дверь, встав на подножку, крикнул:

– Эй, солдат!

Ырысту обернулся. Шофер снял кепку.

– Спасибо тебе, солдат! Спасибо!


***

Догнать, доказать, поймать, доказать. Такую мантру твердил Загорский все последние дни. В Бийске ему предоставили «эмку» с молчаливым водителем, на которой он помчался в сторону алтайских гор. Прибыв в Майму, Ростислав навел справки у здешних коллег, какие машины выезжали в интересующем его направлении. Оказалось – их было немало. Предполагаемый маршрут он начертил на карте еще в пути. Ночь провел в отделении местной милиции, заставив себя хоть немного поспать на выставленных в ряд нескольких стульях. Сон давался с трудом, до тремора колотило азартное возбуждение. Еще немного, и дезертир будет взят. Тогда можно будет спокойно смотреть людям в лицо, Загорский в игре, он не «сбитый летчик». Надо думать, что ни прямому начальству, ни параллельным служакам, никакого дела не было до профессионального статуса Загорского, тем более он давно уже всем все доказал, и его мнительность, его терзания не имели под собой реальной почвы. Сам себя накрутил. Но – дело чести взять дезертира. А! Он уже и не дезертир, да. Вывели смершевцы. Классическим образом, Ростислав и сам так делал неоднократно, выводя из уголовного дела своих осведомителей. Отписываешь «шкурку», то есть агентурную записку, регистрируешь, потом к следаку… в общем, ничего нового. И контрразведка провела Бардина, как выполняющего секретное задание. В этой связи никаких процессуальных оснований к погоне нет, если следовать букве закона, то бегунок – демобилизованный красноармеец, кавалер многих наград, который легально возвращается домой, и никаких претензий к нему быть не должно. Единственное, у него важная фотокарточка, о чем знают всего семь человек, включая полковника Колупаева. «Ростислав Васильевич, это важно, кровь из носу», – сказал по телефону Колупаев, а Загорский мысленно его обматерил. К чему ему судьба музейных раритетов, когда на кону репутация. Взять, непременно поймать. Снимок изъять, пусть подавятся. Но даже в случае утраты фотографии Бардин, возможно, вспомнит, что было написано на обороте. У него способности. Может, благодаря этим способностям, а скорее вследствие общественной деятельности, Ырысту здесь знали, он ко всему прочему оказался автором брошюрки – сборника алтайского фольклора, включающего сказки о богатыре Сыртыкпае, легенды о тюрках Ашина, и вишенкой на торте – подробная публицистическая статья о принятии челканцами и тубаларами российского подданства.


Итак, его знают. Пожилой колхозный председатель, с которым побеседовал Загорский в маленькой деревне у Чуйского тракта, сказал, что Бардин (да знакомы мы с ним, ясен пень) проходил здесь только вчера, переночевал у бабки Егоровны, а утром поймал попутную машину, которая порожняком отправилась за сеном, заготовленным на горных лугах. То есть, домой он направился не по классической трассе, а предпочел срезать путь по медвежьим углам.

Ростислав провел ночь на той же лежанке, где сутки назад спал Ырысту. Загорскому казалось, что он подобно псу чувствует в одеяльце запах того, кого ему надо найти. Утром сыщик готов был броситься дальше, след взят, теперь не уйдет, день пути остается, но возникла непредвиденная сложность. В требуемом направлении легковая машина не пройдет, потому что надо ехать в буквальном смысле по реке. Эта речка, полноводная весной, в конце лета сильно мелела и служила единственной дорогой до глухого села, которое Бардин никак не мог миновать. Нужен грузовик, а машин в деревне нет (шаром покати, ясен пень, механизмов, сказал председатель), Ырысту уехал на единственной. Пришлось возвращаться назад в сторону районного центра. Но на обратном пути встретился ГАЗик с колотыми дровами. «Останавливаем!», – приказал Загорский своему водителю. За рулем грузовика сидел молоденький парень, испугавшийся грозного удостоверения, хлопнувшего у лица. Дрова были выброшены на обочину, ГАЗик двинулся в сторону деревни с непроизносимым названием, Загорский ерзал на переднем сидении и повторял: догнать, доказать.

Удивительно, но в это селение, куда доехал Ростислав по речному руслу, при отсутствии дороги было проведено радио. Черный рупор висел на столбе, надежно вкопанном среди необычных круглых домов, которые – Загорский уже знал – называются аил, или же чадыр. Громкоговоритель выдавал унылый официоз – правительство и партия не забывают своих граждан, куда бы они ни скрывались от навязчиво вычурных пропагандистских штампов. Вокруг рупора было удивительно чисто, опрятно, малое село вымыто до блеска, и несколько местных овец, кажется, ходят в сортир по очереди. Наскоро опросив полусонных пастухов, Загорский велел оседлать ему лошадь, чтобы добраться горной тропкой до моста, через который очевидно Бардин уйдет в таежные джунгли, поэтому надо догнать его раньше, желательно на этом берегу.

Маленькая лошадка навевала мысли о монголо-татарских набегах, но для козьих троп это самый подходящий транспорт. Давно Загорский не садился на коня, долго привыкал к седлу, а лошаденка отстраненно брела себя, переступая копытами по крупным булыжникам, и не обращала внимания на понукания и подстегивания.

Тропа кончалась у высохшей наполовину сосны. С деревом рядом глыбой лежал обломок скалы, на котором расселся, болтая ногами, подросток-метис с родимым пятном на виске. Загорский спросил об Ырысту. Мальчишка тронул гуашевую будто бы метку на загорелом лице, сказал, что недавно, и показал на ветку сосны, где повисла белая лента. «Кыйра, – пояснил подросток. – Для духа. Тебе тоже надо». Ошалевшие в шаманизме, подумал Ростислав, достал пистолет из кобуры и в качестве приношения природным божествам дослал патрон в патронник. Лошадь оставил мальчишке, обошел небольшую скалу известнякового рода, остановился у подвесного моста высотой в два человеческих роста, под которым блестел бурный поток. Река шириной метров восемь скрипела обманчивым шумом по каменистому дну. А выше, видимо, впадение того ручья, по которому приехали. Ничего неслышно больше, только плеск. Монотонная песня воды должна приносить спокойствие, но Ростислав почувствовал, как ускоряется пульс. Безнадежно старые доски на мостике, смолянистые на ощупь веревки вместо перил. Под ногами Загорского мост закачался. Головокружительно хлипкое сооружение, прогибающееся, брыкающееся, переправа хочет сбросить человека. Никогда высоты не боялся, подумал Загорский. Что такое? Вцепился в веревку. Ноги еле волочатся. Угрожающе журчит река. Ленту надо было повязать. Места эти смутные, решил Ростислав. Вернуться? Здесь рядом. Сделать обряд, никто не узнает… Что за мысли? Соберись!

Хлоп! Лопнула веревка. Вжик! Порвалась вторая. Мост развалился, Загорский слетел в бурные воды. Дна не достал, вытолкнут на поверхность, течение взяло за сапоги и понесло, понесло. Волны били в глаза, голова уходила под воду. Загорский пробует грести, пытается выплыть. Река сильней. Стройные кедры проносятся мимо. Камни, как кадры, по берегам киноленты. Поплыть не получается. Стремнина не выпускает. Вдохнуть, вдохнуть… Зашелся в кашле. Замолотил по воде руками, закричал что-то, отпусти течение! И отец, Загорский Василий Мефодьевич: «Когда джентльмена ведут на виселицу, вряд ли он сожалеет о двух золотых соверенах». Ам! Охапка воздуха. Неправильный вдох. Кто, отец? «Не сожалеет, что не заработал, не сделал карьеры, – шепчет умирающий Василий Мефодьевич, – есть важные вещи, но их понимаешь, когда уже поздно». Вдох, вдох!

А и все… финиш… Умирать не страшно, подумал Ростислав умиротворенно. Сопротивляться бессмысленно. Сознание отделилось, но еще летело над водой вслед за телом. Такая красота по берегам! Это был не настоящий я, это – артист, каскадер-неудачник. Осенняя зелень тайги, лесной первозданный уют и небо…

Дымок поперек, через реку протянута струйка дугой. На бережку у костра – человек. Он кинулся в воду, размашистыми саженками в секунду догнал Загорского и ухватил за шиворот. Поплыли на берег. Сильнее реки спаситель. Загорский смотрел по течению, дальше – провал водопада. Розыск, работа, линия фронта, и утонуть, разбиться о скалы, захлебнутся чистейшей водой. Мощно гребет человечище, вот уже камни стеной. Как выбираться на сушу? Дно… Можно встать… нет, сносит. «Держись!», – кричит человек. Загорский вцепился в корягу. Корень, торчащий из камня, его обхватил Ростислав и обернулся. Спасший его, сам не сумел, его уносила волной. Лицо! Знакомое до судорог лицо, в его фотографию Загорский ежедневно всматривался три последние месяца, это его запястья ковал наручниками на Черниговщине. Бардин плывет, гребет, но теряет силы, сносит его на речные пороги. Рука вверх-вниз, вторая вверх-вниз. Жестокое журчание озлобленной воды. Бардин пропал из виду. Загорский подтянулся по древесной коряге, выкатил тело на шершавую отмель и лежал бесконечно долго на живительном мелководье.

Выполз на гальку, снял обувь, еще немного полежал, подышал с несказанным удовольствием, слушая шум взбесившейся речки. Потом забрался на обрывчик, сорвав два ногтя на ноге, залез в лес и пошел в сторону бывшей переправы, сутулясь от озноба. Шебутная птаха на верхушке кедра выводила соло похожее на джаз, на композицию знакомую Загорскому еще с довоенных времен. Хвойные ветки нахально хлестали в лицо, радуя Ростислава – больно, так значит, не умер. Никакой тропинки здесь не было, пробирался по зарослям и дышал. Какое это счастье – просто дышать. Если бы воевал, если бывал на переднем краю, то близость смерти, надо думать, не поразила бы, но сражаться с врагом не пришлось. С другой стороны и в оперативной работе были случаи явного риска для жизни. Не впечатляло. А здесь… никогда такого страха не испытывал.

Присел на поваленный ствол. На него уставилась черные горошины-глазки маленького грызуна. «Ты кто?», – спросил Загорский неожиданно для себя. Зверек развернулся и скрылся в ветвях, показав свою рыжую шерстку с полосками на спине. Бурундук, сказал Ростислав и рассмеялся. И долго хохотал, раскачиваясь на лежащем дереве, повторяя: бурундук, бурундук!

Потом пробирался дальше, что-то перешагивая, где-то обходя, и вышел вскоре к задымленной поляне, где тлели лепестки небольшого костра. Загорский упал на землю возле огня, пытаясь вобрать все тепло, излучаемое очагом, сооруженным Бардиным. Верно, погиб бегунок. Если б он знал, кто я такой, прыгнул бы в воду? Скорей всего, да. Я бы не прыгнул. Я вообще был готов пристрелить его к черту, лишняя фигура – прочь с доски.

Загорский повернулся, увидел запас сухих веток, дотянулся до кучи валежника взял несколько, собрался добавить в огонь. И вдруг начал прутом ворошить золу с края костра. Отгребал, отгребал и вытащил. Обугленный фрагмент фотографии, на которой с большим трудом можно было увидеть светловолосую немку. Ха-ха-ха!

Вот и все, подумал Ростислав. Вот и вся история. Ради этого сгоревшего снимка прошел от Берлина к Алтаю, чуть не погиб в горной реке. Спасен. А Ырысту всего ничего не добрался до дома. Но как он был прав! Хрупкую жизнь проводить надо там, где нравится, где хочется, где дом. Важные вещи понимаешь слишком поздно, но иногда дается шанс, и этот шанс, подаренный Алтаем, я не отпущу.

Сорок с лишним лет, самое время начать все сначала, четверть века куда-то бежал, кого-то искал, ехал, думал, влюблялся порой, говорил, редко стрелял, стрелял наугад и наверняка, старался сыграть виртуозно. Не прочувствовал войну, весь ее ужас до дна не испил. Не успел. И убитый маленький немец лежит на германской дороге у города Шведта.

Все сначала, по-другому, только самое важное. А работа? Ростислав Васильевич, надо поработать. Мне нельзя, я запойный: начну погоню, не остановлюсь, пока не рухнет в воду хлипкий мостик, пока не остановит стихия, уволакивающая стремительным течением к смертоносному порогу, на который упоительно смотреть со стороны, но изнутри высокий водопад не сулит ничего хорошего. Видимо надо захлебнуться, чтоб оценить дыхание. Просто дыхание, просто жизнь… Жить и в этом счастье, просто жить.


В это время парень-метис с родимым пятном верхом на лошадке вернулся в деревню. Надо сейчас траву лишнюю со двора выволочь, того-этого напоить, того-этого накормить. На отца нет расчета – в загуле. Имеет право, с войны вернулся. Живой. Одыбается когда, крышу поправим, там вдвоем надо делать. А пока можно свеклу прибрать с одной грядки, ботва уж засохла, хотя еще рано. Погоды меняются что ли, потепление на Земле? Свеклу россыпью в подпол, будет борщ по зиме из баранины. А несколько свекл – на пирожки. Кто знает пирожки со свеклой? Да никто. Только бабушка – певунья с таким опытом. Она выдумщица насчет еды, дай Бог здоровья ей. И матери тоже и папке. Вот зимой пойдем с отцом в тайгу, охотиться будем, жить во времянке, и на лыжах по снегу. Ух, хорошо!


Возле громкоговорителя люди стоят. Что-то важное дают по радио. Подъехал, слез с лошадки, рядом встал, послушал. Известный грузинский акцент отца всех народов.

«…представители Японии подписали акт безоговорочной капитуляции. Разбитая наголову на морях и на суше и окруженная со всех сторон вооруженными силами… это они развязали вторую мировую войну. Это они поставили человечество и его цивилизацию на край гибели».

Мальчишка достал из кармана окурок, завернутый в тряпицу. Кто бы там не развязал, а человечество это уж пять тысяч лет слоняется по краю…

«…в результате чего Япония, главная союзница Германии, также оказалась вынужденной подписать акт капитуляции. Это означает, что наступил конец второй мировой войны. Теперь мы можем сказать, что условия, необходимые для мира во всем мире, уже завоеваны. Следует отметить, что японские захватчики нанесли ущерб не только нашим союзникам – Китаю, Соединенным Штатам Америки, Великобритании. Они нанесли серьезнейший ущерб также и нашей стране».

Лошадь сокрушенно скривила морду. Такой ущерб, что мы сами себе наносим, никакой захватчик не нанесет.

«… Япония начала еще в 1904 году во время русско-японской войны. Как известно, в феврале 1904 года, когда переговоры между Японией и Россией еще продолжались. Япония, воспользовавшись слабостью царского правительства, неожиданно и вероломно, без объявления войны напала на нашу страну и атаковала русскую эскадру в районе Порт-Артура, чтобы вывести из строя несколько русских военных кораблей и создать, тем самым, выгодное положение для своего флота. И она действительно вывела из строя три первоклассных военных корабля России».

Мальчишка выдохнул колечко дыма. Вот бы посмотреть на корабли! А поплавать по морю? Через несколько лет в армию, взяли бы во флот…

«… с целью окружить Владивосток, а в следующий год Япония повторила свое нападение уже в другом месте, в районе Монгольской Народной Республики, около Халхин-Гола, с целью прорваться на советскую территорию, перерезать нашу сибирскую железнодорожную магистраль и отрезать Дальний Восток от России.


Это означает, что Южный Сахалин и Курильские острова отойдут Советскому Союзу».

Лошадь моргнула и фыркнула. Ничего не скажешь, повезло Курильским островам и Сахалину. Где это вообще?

…советский народ не жалел сил и труда во имя победы. Мы пережили тяжелые годы. Но теперь каждый из нас может сказать: мы победили. Отныне мы можем считать нашу отчизну избавленной от угрозы немецкого нашествия на западе и японского нашествия на востоке. Наступил долгожданный мир для народов всего мира. Поздравляю вас, мои дорогие соотечественники и соотечественницы с великой победой, с успешным окончанием войны, с наступлением мира во всем мире!»

Мальчишка докурил и сплюнул. В мир во всем мире он не поверил. Взял лошадку под уздцы и пошел домой, много дел по хозяйству.

Ах, да! Имя его – Ырысту. Это значит счастливый.


Январь – октябрь 2021



Оглавление

  • 1.
  • 2.
  • 3.
  • 4.
  • 5.
  • 6.
  • 7.
  • 8.
  • 9.
  • 10.