КулЛиб электронная библиотека 

Накануне [Олег Сабанов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Олег Сабанов Накануне


От духоты и терпкого запаха цветов у Антона начинала болеть голова. День явно не задался прямо с утра, когда ему по телефону сообщили об отсутствии вакансии пешего курьера на сегодня. Пришлось остаться дома и занять себя просмотром британского сериала «Дживс и Вустер» без перевода на русский, чтобы прокачать свой хромающий английский. Однако динамика идиотских ситуаций, в которые то и дело попадали главные герои и искромётный юмор в этот раз почему-то не цепляли, оставляя его равнодушным. Он часто поглядывал сквозь оконное стекло туда, где последний летний месяц напоминал о приближении осеннего семестра вкраплением золотых узоров в своё зеленое облачение и вскоре задремал. Проснувшись же, обнаружил, что опаздывает на встречу с Посланником или, как правильно было говорить для конспирации, в гости к старому другу. Но Антон все же успел к началу назначенного на пять часов вечера собрания и уже после нескольких минут ожидания появления хозяина скромной хибарки на окраине города изнывал от спертого воздуха комнаты, в которой кроме него сидели на стульях две девушки и парень примерно одного с ним возраста. Наконец из спальни в гостиную вошел мужчина лет сорока пяти среднего роста, темноволосый, с чуть вытянутым бледным лицом, большими синими глазами и проседью в густой черной бородке. С минуту он молча стоял, изучая поочередно своим пристальным взглядом каждого сидящего перед ним, потом отвёл глаза и, меряя шагами комнату от стены к стене, вкрадчиво заговорил густым певучим голосом.

– Вы пришли сегодня сюда по причине своего глубокого несчастья. Однако оно, указав вам дорогу ко мне, сделало вас избранниками того, кто его уничтожит. Наша планета, созданная одним из почивших богов, после его смерти тысячелетиями находилась под протекторатом самых разных, зачастую враждующих сил, пока была совсем не заброшена и позабыта, как надоевшая игрушка. Стоит ли удивляться, что она вместе со своими обитателями испокон веков объята страданием, горем, злобой, несправедливостью, ставшими за миллионы лет самой сутью, природой, основанием каждого существа, имеющего несчастье родиться здесь, – говорящий замер на месте, чуть склонил голову набок, прикрыл глаза и с воодушевлением продолжил. – Но тьме не вечно царствовать! Мольбы и стоны измученных поколений услышаны! Мудрый властелин готов взять бразды правления в свои могучие руки, принести долгожданную справедливость на планету Земля, навести порядок, и позволить, наконец, пролиться дождю вселенской радости. Он грядет, он уже у дверей! Нам выпала великая честь и безмерное счастье стать избранниками милостивого бога Анараха, со священным трепетом слушать его неумолимую поступь и готовить достойную встречу освободителю!

Антон уже много раз слышал эти слова от того, кого посвященные называли Посланником или Пророком, в то время как для обычных людей он был скромным молодым пенсионером-инвалидом Демьяном Васильевичем, любившим копаться в своём маленьком огороде. И каждая новая встреча с Посланником его ипостась под именем Демьян Васильевич в восприятии Антона всё более напоминала лишь карнавальный костюм, маску, скрывающую от несведущих до поры под своим покровом провозвестника новой эры. Его учение особой оригинальностью не отличалось, однако неизъяснимая сила, проводником которой он был, заворожила Антона после нескольких минут общения с ним.

Судьба столкнула студента первого курса политехнического института Тошку (так его называли приятели) и Демьяна Васильевича на стадионе, где проходил футбольный турнир студенческих команд. Когда трибуны разочарованно выдохнули после очередного удара мимо створа ворот, одиноко сидевший за спиной Тошки мужчина, подался к его правому уху и тихо произнес невпопад:

– Ладно бы только в игре мазали, но ведь вся их жизнь череда ошибок, включая рождение.

Обернувшись, Антон увидел его сбивающий с толку немигающий взгляд и сразу как-то стушевался, словно перед строгим экзаменатором.

– Во втором тайме обязательно забьют, еще не разыгрались просто, – озвучил он в ответ первую пришедшую в голову фразу и вновь обратил взор на поле.

– Пропустят все равно больше, – безапелляционно заявил незнакомец, проворно перелезая на свободное место рядом с Тошкой. – Но в футболе хоть есть шанс на победу, чего не сказать о нашем существовании.

– Ну да. Все состаримся и умрем рано или поздно, – попытался пошутить Антон, ощущая свою мизерность, даже ничтожность, перед неизъяснимой энергетикой исходящей от нового соседа.

– Физическая смерть естественна и необходима. Противоестественно проживать свой короткий век в страхе перед ней, в постоянном напряжении, нужде, борьбе, зная наперед, что вытянуть счастливый билет в этой лотерее практически невозможно, – задумчиво вздохнул незнакомец, приглаживая пальцами усы.

– Если вы из секты какой-нибудь, то прошу не беспокоиться. Мне мозги запудрить красивыми сказками трудно. Считаю всякую религию паразитирующим на человеческих слабостях обманом.

Дождавшиеся первого забитого мяча трибуны взорвались радостными криками, переходящими в победный гул. После того, как эмоциональная волна постепенно схлынула, оставшийся равнодушным к происходящему на поле незнакомец ответил:

– Правильно считаешь, Антон. Все существующие доныне религии взывали к отрешенным от людских забот божествам, что позволяло их служителям безнаказанно наживаться на своей пастве. Но истинное вероучение не может быть использовано мошенниками в своих грязных целях, так как настоящий любящий, всемогущий и всеведущий Отец без промедления избавляется от своих представителей, порочащих имя бога.

Тошка даже не стал интересоваться, откуда мужчина знает его имя, автоматически приняв этот факт как само собой разумеющееся – настолько оглушительная сила, исключающая все сомнения и возражения, сочилась из каждого слова сидевшего рядом. В голове Антона промелькнула мысль, призывающая его просто встать и поискать себе другое место на трибуне, где будет такой же хороший обзор поля, но он словно прирос к своему синему пластиковому креслу, опасаясь резким движением проявить неуважение к внезапно возникшему таинству момента. Позже, вспоминая первую встречу с Посланником, Антон ясно осознал, что на него через Демьяна Васильевича обратил свой взор всемогущий бог Анарах. Но тем теплым майским вечером, ощущая себя в огромных нежных ладонях, он еще не подозревал, насколько изменят его жизнь милостиво простертые к нему невидимые взору длани. Уже после нескольких минут общения во время перерыва между таймами Демьян Васильевич волшебным образом стал для Тошки непререкаемым авторитетом, мудрым и близким человеком, появившимся в его жизни так поздно лишь по какой-то нелепой ошибке.

– Как же я могу приблизить прекрасную новую эру нашей планеты? – взволнованно вопрошал Антон не своим голосом, уже воспринимая услышанное, как откровение. – Ведь для чего-то вы мне открыли глаза на истинное положение дел!

Прежде чем ответить, Демьян Васильевич добродушно и чуть лукаво улыбаясь синевой глаз, положил свою большую ладонь на плечо Тошки, выдержал короткую паузу, а потом произнес:

– Продолжай жить обычной жизнью. Сила Анараха уже с тобой. Она укажет путь, подскажет, что делать, защитит и утешит. Ты будешь знать, кому и когда передать только что услышанное откровение и предложить навестить меня, одинокого скромного человека. Вот, кстати, мои координаты, – он достал из кармана своей куртки небольшую аккуратно сложенную бумажку и вложил в руку юноши. – Я начеркал день недели и время, когда жду тебя к себе в гости. Только старайся не упиваться божественной энергией и помни, что сверкающий меч, оказавшийся в твоей деснице, должен прорубать стезю к нашему Отцу для тех, кто и в темные века сохранил веру в победу добра и справедливости.

С последними словами он встал, ласково потрепал Тошку по волосам и прихрамывающей походкой направился к выходу со стадиона.

Несколько последующих дней Антон пребывал словно в тумане и чем бы ни занимался – сидел на лекциях, ехал в метро или пытался уснуть, ворочаясь в кровати, чувствовал как глубоко внутри его естества зарождается, растёт и зреет что-то подлинное, могучее и неистребимое, не в пример его щуплому бледному телу, способное кардинально преобразить унылую предсказуемость тихой студенческой жизни.

Встретившись по обыкновению пятничным вечером с приятелями-однокурсниками в молодёжном кафе, где крепче пива напитков с роду не водилось, Антон ощутил неимоверную легкость и внезапный прилив вдохновения, сразу осознав свою полную трансформацию. Дождавшись паузы в досужей болтовне знакомых ребят, он неожиданно для всех собравшихся стал спокойно пересказывать поведанную Посланником картину грядущих грандиозных преобразований, ожидающих землян. Друзья слушали внимательно, не перебивая, поначалу заподозрив в его монологе какой-то розыгрыш, а когда стала ясна искренность произносимых слов, послышались издевательские смешки вкупе с наигранными вздохами сожаления и разочарования. На предложения прекратить «молоть ерунду» и немедленно обратиться к психиатру Тошка не реагировал, пытаясь во что бы то ни стало донести откровение Демьяна Васильевича до умов и сердец своих приятелей. Несмотря на кажущееся отторжение его слов, он знал, что делает все верно и обязательно попадет в цель. Так оно и вышло, когда неделей позже Посланник сообщил Антону, что один из его приятелей, незаметный паренек Гоша, приходил к нему в гости. Сила бога Анараха безошибочно подсказывала своему обладателю время и место для действия, подбирала нужные ему слова, вселяла в него непоколебимую уверенность, заражавшую окружающих. Шли дни за днями, недели за неделями, пока Антон, будто случайно встречался и беседовал с самыми разными людьми в общественном транспорте, огромных супермаркетах, тиши читальных залов, на зеленых парковых аллеях и шумных проспектах. Он не мог знать, да и не хотел, кто из собеседников навестит потом Демьяна Васильевича, чтобы узнать истину из первых уст. Ему вполне хватало упоения быть проводником великой силы, незримо начинающей свое победное очистительное шествие по Земле, хватало причастности к огромному, как он считал, воинству мудрого и милостивого бога, берущего под свое крыло истерзанную планету.

«Вся моя жизнь до встречи с Пророком не стоила и ломаного гроша, потому что была тупым бесцельным времяпрепровождением, бессмысленным движением на эскалаторе времени прямо в пасть небытия. Если бы не безграничная любовь Анараха, милостиво преобразившего мое никчемное существование в трепетное служение его священной воле, то, боюсь, я до конца своих серых дней вряд ли бы осознал этот очевидный факт, – размышлял Антон, обуреваемый при этом радостным волнением человека, спасенного из под завалов рухнувшего здания. – Если даже обычное следование своему призванию всегда считалось счастьем, то возможно ли передать восторг причастности к божьему воинству!».

Как-то душным июльским вечером, когда казалось, что асфальт вот-вот расплавится от раскаленного воздуха и на нем начнут оставаться следы прохожих, Тошка разговорился с мужчиной средних лет в нелепых цветастых шортах, сидящим на лавочке под тенью раскидистой липы. После обмена необязательными фразами о температурных рекордах, он вдохновенно изложил ему суть откровения, оставил кустарную визитку с адресом Демьяна Васильевича, и собрался было уходить, как услышал брошенную в спину жестким тоном сентенцию:

– Даже если он и вправду посланник это не дает ему права менять устоявшийся порядок в нашем большом общем доме. Мне, как и многим другим, будет спокойнее, если я положу конец зловредной деятельности этого человека, вне зависимости пророк он или самозванец. Уж поверь, не таких на место ставили. Сделаю доброе дело хотя бы ради тебя, а то ведь нарвешься со своими проповедями на ребят без комплексов и прибьют болезного. Жалко будет, молодой совсем.

Антон решил не перечить мужчине, памятуя одно из наставлений Демьяна Васильевича избегать ненужных эксцессов, и спокойно побрел домой, надеясь по дороге поделиться радостной вестью ещё с кем-нибудь. Но тем днем больше слушать его никто не хотел, что совсем не испортило настроение Тошки.

Теперь же, августовским вечером, в духоте избушки Пророка, Антону было малость не по себе из-за полного отсутствия зрительного контакта с Демьяном Васильевичем во время проповеди, чего никогда ранее не случалось. Причина такого поведения Посланника стала понятна, через полчаса, когда он попрощался с тремя другими ребятами, придвинул стул и сел напротив Тошки.

– Что же ты, парень, самодеятельностью так увлекся, – недовольно выдавил из себя Демьян Васильевич, поглаживая усы указательным и большим пальцами. – Раздаешь мой адрес откровенным ненавистникам новой эры, смертельным врагам Анараха. Пойми, они ведь действуют не сами по себе, а по науськиванию сеющих хаос божеств, не желающих восстановления порядка на Земле.

– Самодеятельность?! – опешил Антон. – Я старался направить к вам, как к проводнику божественной истины, по возможности больше людей, как и было велено!

– Не выдумывай того, чего быть в принципе не могло, – спокойно возразил Демьян Васильевич. – Я просил тебя руководствоваться данной тебе силой, прислушиваться к ней, а вместо этого ты погнался за результатом, понадеявшись на свои более чем скромные возможности. В результате ко мне в гости стали приходить те, чье сердце переполнено ядовитой злобой, взамен алчущих спасения от гнета темных времен.

Повисла тяжелая пауза, во время которой, как показалось Тошке, из комнаты улетучился весь кислород. Дышать стало неимоверно трудно, капли пота, словно отвратительные насекомые, побежали по вискам и спине. Увидев замешательство Антона, хозяин дома вдруг улыбнулся и лукаво подмигнул своему гостю одним глазом, чем вмиг разрядил напряжение. Потом Демьян Васильевич встал со стула, подошел к окну и как бы между делом поведал о неприятном госте, Павле, сыпавшим суровыми предостережениями, обещаниями вывести на чистую воду и даже прямыми угрозами, в котором Тошка сразу узнал мужчину в цветастых шортах из знойного июльского вечера.

– Помню его. С виду казался обычным мужиком, неагрессивным, смешным даже. Когда мы попрощались, он огрызнулся, но я не придал особого значения его словам.

– Он препятствие на нашем пути, а значит и на пути божественной воли. Мы обязаны в зародыше пресекать попытки вселенских сил хаоса сорвать зарождение новой эры, кого бы они с этой целью не использовали, и какой бы незначительной казалась опасность, – глаза Посланника блеснули стальной синевой. – Тебе придется исправить свою глупую оплошность, руководствуясь в этот раз данной тебе силой. Мечом Анараха можно прорубать путь для ищущих его, но также можно и карать вставших у них на пути.

– Что же от меня требуется?! – воскликнул Антон, вскочив со стула.

– По большому счету – ничего, успокойся, – Демьян Васильевич подошел и, положив руку на плечо своего гостя, вновь посадил его на стул. – Стань инструментом Силы, ее глазами и руками, полностью доверившись ей, остальное она сделает сама.

Пророк по обычаю потрепал Тошку по волосам, что являлось знаком доброго расположения, чуть склонил голову и, глядя сверху вниз немигающим взглядом, подробно, размеренно, тихим убаюкивающим голосом растолковал Антону его дальнейшие шаги. По словам Демьяна Васильевича, Павел не скрывал, что частенько отдыхает вечерами на лавочке, где Тошка беседовал с ним. Поэтому следует отыскать его там и по выражению Посланника «отправить на встречу со своим космическим эгрегором». Причем сила бога Анараха подскажет Антону оптимально верные решения и действия в любой сложившейся ситуации.

Тошка быстро понял, что ему приказано отправить Павла туда, откуда никто не возвращается. Еще совсем недавно подобное поручение вызвало бы в парне взрыв негодования, но теперь, когда он стал воином великой небесной рати, предначертание Пророка воспринималось не иначе как единственно верная божья воля и данная по милости возможность реабилитации в его очах.

Когда все точки над i были расставлены, задерживаться в гостеприимной хибарке более смысла не было, и менее чем через час ратник Анараха уже наблюдал из-за кофейного киоска, как мужчина все в тех же нелепых шортах, несмотря на прохладный август, покуривал на лавочке под темно-зелеными с редкими желтыми прядями ветвями липы. Расценив подобное везение, как божье благоволение, Антон стал прислушиваться к своим внутренним ощущениям. Сила без сомнения была с ним, даря ощущения сверхъестественного могущества, тотального контроля, твердой уверенности в успехе. Обострившееся зрение безошибочно выхватило из общей панорамы большую опорожненную бутылку игристого вина, валяющуюся в скошенной траве газона за спиной мужчины. Правая рука вдруг заиграла мышцами, быстро наливаясь энергией, требующей выхода, и юноше показалось, что он в состоянии свалить ее ударом лося. Рядом с лавкой было безлюдно, лишь поодаль двери супермаркета то втягивали, то исторгали из себя погруженных в свои проблемы покупателей, напоминающих запрограммированных роботов из фантастического сериала. Идеальнее момента для молниеносного броска и исправления непростительной ошибки трудно было представить. Выйдя из-за источающего ароматы зерен кофе, ванильного сиропа и пряной корицы укрытия, Антон стремительно, большими шагами двинулся на сидящую к нему спиной фигуру. В несколько секунд миновав выгоревший на летнем солнце газон, и обогнув испещренный бороздами, словно причудливыми узорами, темно-серый ствол липы, он поднял правой рукой увесистую бутылку и замер прямо у спины мужчины. Запах его пота, перебитый табаком, резко ударил в ноздри, не щадя до предела обострившееся обоняние божьего воина. Глядя сверху вниз на лысеющий затылок и костлявые плечи, парень сжал до судороги в кисти горлышко бутылки, словно золотой эфес карающего меча, задержал дыхание и ощутил бешеный ритм своего сердца. И в этот самый момент сидящий, видимо, каким-то шестым чувством осознавший постороннего за спиной, резко оглянулся и встретился взглядом с Антоном.

– Фу ты черт, напугал! – воскликнул Павел и закашлялся. – Все ходишь-бродишь, проповедуешь? Вижу, без дозаправки пламенные речи тяжело даются! – он с улыбкой посмотрел на сжатую в руке бутылку. – Присаживайся, поболтаем, в ногах правды нет.

Беззлобный, будничный тон мужчины, его почти дружеская улыбка сразу сбили с толку Тошку, заставили поначалу остолбенеть, а потом автоматически отозваться на предложение усесться рядом и зачем-то поставить бутылку перед собой на асфальт.

– У меня вообще-то другие планы, – промямлил Антон со смешанными чувствами гнева, разочарования и, как ни странно, облегчения.

– Был я у твоего начальника, разговаривал. Сильный мужик, непростой, с внутренним стержнем. И ведь прав ты оказался, студент – идет сквозь него что-то могучее, вековечное, но все же чужеродное, – он замолчал, глядя на стоящую у ног бутылку, по всей видимости, припоминая подробности визита к Посланнику. – Мне, признаться, припугнуть его хотелось, но не тут-то было. У самого кровь в жилах леденеть стала, пришлось язык прикусить и ретироваться. Успел, правда, напомнить ему об ответственности по 239 статье УК за вовлечение в секту, но не более. А был бы обычный аферист – решил бы вопрос в тот же день.

– Я же говорил вам, объяснял, кто такой Демьян Васильевич! – закричал Антон и со злобой пнул стоящую бутылку ногой, которая снарядом улетела за бетонную урну. – Получается, он был прав в своем откровении во всем!

– Успокойся, студент и сбавь тон. Твой благолепный Демьян Васильевич жестоко ошибается в главном, – Павел выудил из пачки кривую сигарету и принялся задумчиво мять ее пальцами. – Слышал выражение «Благими намерениями вымощена дорога в ад»?

– Кто же его не слышал? – ответил парень вопросом на вопрос.

– Вот и чудненько. А теперь вспомни, сколько было потуг установить рай на Земле, и какие из них увенчались успехом? Можешь мозги не напрягать, потому что ответ и так ясен: никакие. Вот библейский всемогущий Бог создал Землю, растительный мир, живых существ и Адама с Евой для счастливой беззаботной жизни, но, как водится, все пошло не по плану – «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги»! Понадобилось из лучших побуждений, в качестве наказания за ослушание, принудить одно живое существо пожирать другое, сделать Адама и Еву смертными, выгнать из райского сада и заставить пахать в поте лица. Но то было только начало. На их беспутное потомство кары уже посыпались, как из рога изобилия. Из лучших побуждений, само собой. Правда, все мимо. Пришлось тогда Богу все-таки утопить как котят свои творения, кроме Ноя с его ковчегом. Во благо будущих поколений, разумеется. Однако и это не помогло. Послал тогда создатель Сына своего на смерть с великой миссией спасения людей неразумных. Поистине, благороднейшая затея! Но даже она, по сути, провалилась, принеся в мир религиозный раздор, войны под сенью Креста, сотни враждующих между собой конфессий, травлю еретиков и прочих инакомыслящих. У других Богов, искренне желавших обустроить и упорядочить людское житие, дела шли тоже из рук вон плохо. Неужели ты, студент, всерьез думаешь, что новый царь на небесном престоле будет удачливее?

– Хочется верить, – озадаченно пробормотал Антон.

– Блажен, кто верует, тепло ему на свете! – иронично отреагировал Павел. – Но ведь ты неглупый парень, можешь сложить два и два.

– Разве нет надежды, что эта попытка изменить жизнь к лучшему окажется удачной?

– Никакой, даже призрачной! – воскликнул мужчина, словно ужаленный осой, а потом прошипел: – Тебя ведь порешить меня надоумил наш общий знакомый, который в статусе Пророка. Я сразу просек, когда заприметил, как ты, дурачек, за киоском прячешься, – он еле заметно ухмыльнулся и медленно, с показным презрением к незадачливому киллеру, прикурил от зажигалки. – Если новоявленное божество только начинает расчищать себе дорогу на Земле подобными методами, то его победное шествие будет сопровождаться реками крови! Ради общего блага, естественно. И главное пойми, студент, – его голос потеплел. – В конечном итоге наша жизнь вряд ли серьезно изменится, разве только в худшую сторону. А вот катаклизмы, войны и прочие «прелести» революционного переустройства мира с насаждением новой религиозной морали гарантированы.

Выслушав Павла, Антон было открыл рот, чтобы автоматически, как обычно случается в пылу полемики возразить и защитить от нападок Анараха с его Пророком, но не нашел ни одного серьезного аргумента в их пользу. Более того, юноша подспудно понимал правоту собеседника, хотя принять ее пока боялся. Однако сомнение было посеяно, и оно разрушительной коррозией стремительно подтачивало идеально защищенную, как ему казалось, конструкцию обретенной веры.

Оставаться рядом с тем, кто, по сути, походя, несколькими меткими фразами, в минуту остудил разгоревшееся в душе пламя, Тошке физически стало невмоготу. Он все же посидел еще секунду-другую на лавочке, тупо глядя перед собой, потом встал с видом разбуженной ни свет ни заря «совы» и медленно зашагал туда, где далекие от духовных метаний люди старались поскорее укрыться от начинающегося дождя в гигантском чреве супермаркета. Проходя мимо весело катившей к своему автомобилю тележку девушки, юноша с грустью вспомнил свои бесшабашные студенческие тусовки и подумал о том, что совсем недавно мог радоваться жизни без особых причин и условий. Но теперь, войдя в соприкосновение с силой, о которой простому смертному лучше не догадываться, ему вряд ли удастся вернуть блаженное неведение.

Дома Антон включил телевизор без звука и мешком плюхнулся на диван. В новостях то и дело мелькали кадры жестких столкновений демонстрантов с полицией, тонны вулканической лавы изрыгали проснувшиеся вдруг на разных континентах вулканы, пески африканских пустынь засыпали, словно отрубленные головы, башни разорванных танков. Мороз шел по коже от взятых крупным планом испуганных глаз ближневосточных беженцев и сумасшедших цифр жертв пандемии. Коробили сытые морды телеведущих политических шоу, лукавые жесты профессиональных демагогов, жуткие выкладки военных экспертов. Уже беременный глобальным побоищем мир, буквально переполнялся звериной жестокостью и цинизмом, которые искали себе кровавый выход. Антон знал, что это только начало, предвестник начинающейся на Земле коренной трансформации, предбанник открывающего свои раскаленные двери ада, о чем не раз предупреждал Демьян Васильевич в своих проповедях. Невзирая на хлеставший ливень, он вышел на балкон, подставив лицо под бьющие косые струи. Оглушительные раскаты грома, будто залпы тысяч орудий сотрясали низкое свинцовое небо, скрывающее за своим тяжелым покровом мерцание далеких созвездий, где непобедимая армада бога Анараха уже ждала высочайший приказ о проведении спецоперации по установлению долгожданного справедливого мира на планете Земля. Вот только у Антона отсутствовал восторг по поводу надвигающегося грандиозного события. Он мечтал вновь стать неприметным студентом, погруженным с головой в свои вечные мелкие заботы, хотя и ясно осознавал несбыточность этих грез.