КулЛиб электронная библиотека 

Экспансия (СИ) [Роман Пастырь] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Роман Романович Ловец знаний 6. Экспансия

Пролог

Сарко Тон стоял рядом с матерью и сестрой, наблюдая, как отец возвращается, закончив очередную войну.

Войну, за которой, изучив многие документы и хроники того, как воевали последние сто лет, Сарко видел отчетливое вмешательство. Волю, что влияла на семьи и отдавала настоящие приказы его убить.

Бальк Тон, отец Сарко и глава рода, тем временем спешился и прошёл к семье. Обнял жену, поцеловал в губы. Обнял и дочь.

— Сын, — кивнул он Сарко. — Ты возмужал.

— Благодарю отец, — поклонился Сарко. — Я бы хотел с тобой поговорить. Позже, когда отдохнешь после похода.

Бальк на секунду прищурился, оценивая слова сына, и коротко кивнул. В тот вечер закатили пир. Не только во дворце, но и по всему городу. Война с Капелянами закончилась, можно было выдохнуть, перейти на мирный режим существования и заново копить ресурсы. Для следующей войны. Которая обязательно рано или поздно начнётся.

Пиршество закончилось, наступило утро, и к обеду Бальк позвал сына на разговор.

— О чем ты хотел поговорить? — спросил мужчина добродушно.

С момента первого нападения, когда Сарко отправился в поход с Каей и Эрано, и на него напал ночной змей, прошло два года. За это время многое успело измениться. Сарко значительно продвинулся по пути восхождения, раскрывая как потенциал наследника семьи, так и задел Темного Герцога. Поэтому снисходительный взгляд отца, которому всего-то шестьдесят лет, что по меркам практиков ничто для Герцога, прожившего в прошлой жизни почти сто пятьдесят, выглядел иронично.

— Назначь меня дипломатом к семье Кадо, — прямо сказал Сарко.

— Дипломатом? Тебя? — удивился Бальк.

Он ожидал, что у него попросят дорогую специю, элитного коня, артефакт или что-то такое. Какую-то игрушку, но никак не… работу. Серьезную работу.

— Да, меня, — так же спокойно ответил Сарко.

Бальк замолчал. Молчал долго, разглядывая сына. Как и для многих отцов, особенно тех, кто подолгу не бывает дома, в его восприятии Сарко оставался маленьким ребенком. Требовалось усилие, чтобы увидеть в нем талантливо практика, о чьей силе и потенциале по землям Тон уже гуляют слухи. Да и по соседним землям тоже.

— Я слышал про твои успехи, — проговорил медленно отец. — Но дипломатия требует иного мастерства.

— Знаю, отец, — Сарко оставался невозмутим.

Он прекрасно знал, что за человек перед ним, какие эмоции испытывает и как на него повлиять. Поэтому в итоге разговора был полностью уверен.

— Поэтому и прошу тебя об этом. Сейчас мир, с Кадо мы никогда серьезно не воевали, направление безопасное. При этом торговля с ними всегда была слабой, это при том, что их земли — важный логистический узел. Я хотел бы попробовать наладить отношения. Чужие земли посмотреть, кругозор расширить, — Сарко позволил себе усмешку.

— Это слишком опасно. Тебя несколько раз пытались убить, — припомнил Бальк.

— Что теперь, мне всю жизнь прятаться? Это невозможно, ты знаешь. А так мы покажем, что никого не боимся. Если опять нападут, что ж… Давно мы с тобой не спарринговали, отец. Можешь проверить меня лично. Если честно, сильных противников мне не хватает.

— Как же Эмма? — приподнял брови Бальк, не ожидая подобной… наглости.

— Я её давно превзошёл, — показал немного высокомерия Сарко, сознательно провоцируя отца.

Который был типичным воякой. Воякой, который ещё не устал от войн. Который их любил и с радостью уезжал в очередной поход. Воякой, который понимал язык силы лучше всего.

Поэтому ничего удивительно, что в тот же день на закрытом полигоне вдали от города был организован бой. В котором Сарко показал, чего смог достичь, по-настоящему удивив отца.

— Мой сын, — с гордостью сказал тот.

При этом Сарко видел, что отец слегка напрягся. Как любой правитель, который прекрасно знает, что дети власть предержащих имеют привычку иногда убивать тех, кто их породил, чтобы занять трон.

— Так что? Могу я отправиться послом?

— Можешь. Почему нет, — ответил Бальк. — Сразу после того, как сдашь учителям экзамен на знание всех правил и норм.

— Разумеется, отец.

К этому Сарко был давно готов.

Глава 1. Важный день

Сегодня был важный день. Итог двухгодичной подготовки. Определится, приступим мы к следующей части плана или отсрочим этот шаг ещё на год.

Проснулся я как обычно. Без суеты, в постели, хорошенько выспавшись. Кая лежала рядом и беззаботно дрыхла. Вот кто любил блага цивилизации и крепко поспать. Мы по-прежнему жили в казарме стражей, в отдельной комнате. Прибыли много сотнику приносили, поэтому нас не трогали, всячески поощряя. Наши доходы давно позволяли самим снимать жилье, но всё уходило в специи и обучение. Сейчас же мы хотели решить вопрос кардинально, купив собственный дом, для чего мне и требовалось сегодня кое-что сделать.

Аккуратно встав с кровати, натянул штаны и остальную одежду. Погода теплая стоит, хватит рубахи сверху да сапог легких.

— Эй, — позвал я девушку. — Идешь со мной?

— А надо? — пробормотала сонно Кая. — Ты же их раскатаешь.

— Ну, как хочешь, — пожал я плечами.

— Шучу, шучу, — проворчала Кая. — Дай мне минутку.

Минутка вылилась во все пять. Встав, Кая потянулась, демонстрируя мне все прелести и изгибы фигуры. Не первый раз девушку вижу, но надо же, интерес не угас, чем Кая и пользовалась, прекрасно чувствуя мои эмоции. Спала она голой, но перед выходом надела нижнее белье. Дорогое, между прочим, оплаченное из моего кармана. Я не жаловался, оно того стоило. Да и приятно это, любимую женщину радовать мелочами. Ирония в том, что на белье мы тратились, а дом снять — жадничали.

Проверяя мою решимость, белье Кая надевала медленно. Не добившись мгновенной попытки её соблазнить, также неторопливо влезла в обтягивающее платье. Попробуй я начать приставать, получил бы отпор и насмешку, со словами, чтоб перед важным боем силы расходовать нельзя и что награда ждёт героя после победы.

Кая понимала, что я знаю все её ходы, что не мешало нам получать удовольствие от этой игры.

Платье, как и белье, были черными, из мягких, приятных на ощупь тканей. Такое могли себе позволить дамы из богатых семей… Речь не про аристократок, а про зажиточных горожан и горожанок. Что-то попроще Кая принципиально отказывалась носить. Ну да, у каждого свои причуды. Я вот книги скупал. У нас в комнате одна из стен полностью ими заставлена была. Кая грозилась их выкинуть, я подумывал продать обратно, пусть и за меньшую цену, но каждый раз как-то руки не доходили у обоих. Лень, она такая, беспощадная.

Разобравшись с верхней одеждой, Кая подошла к зеркалу и заплела косы. Делала она это быстро и сноровисто. На моей памяти были считанные разы, когда она ходила с распущенными волосами вне дома. Как по мне — кощунство. Потому что грива у неё была такая, что и убить за неё не жалко. Я сотни раз замечал завистливые взгляды других женщин.

— Меч брать будешь? — спросил я со вселенским спокойствием, прикидывая, насколько ещё мы можем задержаться.

— Думаешь, надо?

— Ты и так опасна.

— Тогда возьму.

Я хмыкнул. Кая — это Кая. Сейчас, без меча, если дождаться момента, когда улыбнется, выглядела она как юная, красивая девушка. Даже не скажешь, что она талантливый практик. Никакой выраженной мускулатуры и прочих перекосов. Пока не напряжется, разумеется. Тогда да, все мышцы проступят, и сразу будет понятно, что эта девушка отлита из стали. Я это к тому, что Кая при желании легко сходила за обычную горожанку из хорошей семьи. Улыбаться она умела, как и выглядеть милой. Сытая жизнь на новых землях и разрыв с прошлым помогли ей расслабиться.

Не скажу, что характер её стал сильно лучше, но маскироваться она умела мастерски.

И вот этот образ красивой девушки резко контрастировал с мечом, что она нацепила себе на спину. Лезвия не видно, оно пряталось в ножнах, но хватало и рукояти, заканчивающейся навершием в форме черепа. Посмотришь на него, и мурашки по спине бегут.

Также Кая взяла с собой два ножа. Один крепился на бедро, под платье, а второй прятался в сапоге, которые она нацепила.

Причин для постоянной боевой готовности у нас не то чтобы не было. За два года мы успели обзавестись недоброжелателями среди охотников, криминала и некоторых горожан. До смертельной вражды не доходило, но и того, что имелось, Кае хватало, чтобы исповедовать свой принцип быть всегда готовой к опасностям.

— Идем? — спросил я, когда с приготовлениями было закончено.


— Завтракать?


— Потом. Уже не успеваем.

— Есть хочу. Перехвачу что-нибудь по пути.

Стоило выйти в коридор, как столкнулись с Резано и Халой.

— Вы же не хотели уйти без нас? — спросил парень.

— Думал дать вам выспаться, — честно сказал я.

— Как мы можем пропустить такое событие, — ответила Хала. — Идемте. Есть хочу, перехватим что-нибудь по пути.

Я рассмеялся, чем заслужил строгий взгляд Каи и внимательный Халы. Смешно то, что они обе не догадываются, как похожи в некоторых вопросах. Хала тоже оделась в платье и заплетала волосы, но не в косы, а в высокую прическу. Выглядело строго и солидно, при этом красиво, подчеркивая шею и ключицы.

Иногда мне казалось, что они обе знают какие-то таинства красоты. Иначе как объяснить, что с каждым месяцем их фигуры становятся всё идеальнее?

Пока спускались, здоровались со знакомыми стражниками. Те, кто знал, куда я направляюсь, желали мне удачи. Мы ведь не только недоброжелателями обзавелись, но и друзьями, и хорошими знакомыми.

Несмотря на ранний час, город давно пробудился. Развозили продукты с товарами по лавкам и магазинам, люди спешили на рабочие места, открывались прилавки. Чисто рабочая обстановка. Солнце только вышло из-за горизонта, и обычным горожанам просто так прогуливаться не было смысла. Тем, кто мог себе позволить лишний час поспать, конечно.

Нам до нужного места было где-то с полчаса пути, и я свистнул, махнув кучеру. Вскоре мы тряслись в карете, направляясь в одну из школ.

Для бывшего раба, ну, или любого приезжего гастарбайтера, существовало несколько путей легализации. Если ты подготовленный практик, вступай в стражу. Через десять лет службы получишь полноценные права гражданина, в том числе возможность вести торговлю, покупать недвижимость и так далее. Также ты можешь записаться в охотники, но это, по сути, та же стража, потому что ты в любом случае будешь приписан к какому-то сотнику. Про армию тоже не забываем, там аналогичный принцип. Для всех остальных, не воинов, был схожий путь, но в услужении или ученичестве у какого-то специалиста. Прошёл обучение, десять лет отпахал за гроши, заручился рекомендациями, заплатил денежку и получил гражданство.

Пути в целом нормальные, кроме одного — сроков. Десять лет мы ждать не хотели. Поэтому сейчас направлялись в одну из школ, где я должен был сдать на звание мастера.

Всё же в этом мире практики играли ключевую роль, и, если ты силен, открывались возможности. В школах была своя иерархия. Ученик — с ними всё понятно, это все те, кто учится, старший ученик — что-то типа внутреннего круга, те, на кого школа делает ставку, кто после останется внутри неё, воин — тот, кто выпустился и подтвердил силу, мастер и старший мастер — следующие, высшие ступени.

Я шёл сдавать на мастера. На старшего мастера пока замахиваться не буду, потому что там надо победить минимум троих действующих мастеров других школ. Именно победить. А там те ещё монстры. Мне же сейчас требовалось всего лишь продержаться пять минут против двоих. Очень большая разница.

Если сдам, получу значок с цифрой два. Цифры обозначали, сколько внешних сил освоил практик. Вообще-то, на уровне мастера полагалось владеть минимум четырьмя направлениями и уметь сочетать их, но… Но, если ты с помощью двух способен продержаться, это лишь подчеркивает твою силу.

Учеником я, кстати, тоже успел побыть. Как и все в нашей команде. Полтора года отзанимались и должны были за это… Лучше не вспоминать порядок цифр, а то настроение портится. А вот когда думаю, насколько опрометчивы были мастера и сколько секретов я узнал, наоборот, поднимается.

В школу входил как к себе домой. Учитывая, сколько дней здесь провёл, занимаясь, неудивительно. Почти что родные стены, где были пролиты литры пота и немножко крови.

Большая часть школ располагалась ближе к стене. Относительно города это получалась окраина, но оживленная, где концентрировалась значимая часть финансовых потоков. Конкретно эта школа состояла из трёх зданий, внутри которых проходили закрытые уроки, и большой тренировочной площади между ними. Экзамен пройдет на свежем воздухе. Зайдя внутрь, я кивнул младшему ученику. Младшими называли детей, которые с ранних лет начали заниматься, попутно выполняя роль прислуги. Принеси, подай, передай поручение — это как раз про них.

Ученика я знал. Зорян его звали.

— Эрано! — махнул он мне рукой. — Я поставил на тебя тонг, не подведи!

Ставки официально не проводились, а неофициально никто не мешал между собой их заключать по любому поводу.

— Постараюсь, — улыбнулся я пареньку. — Я на улицу. Там мастеров дождусь.

— Передам о твоем приходе, — пообещал он и убежал во внутренние комнаты.

Где наверняка прямо сейчас общались два мастера, обсуждая грядущий поединок.

Пока заходил, Кая и остальные ждали на улице. Они посторонние, и без веского повода внутрь лучше не заходить. Этикет такой. Ругать не будут, выгонять тоже, но покосятся и на заметку возьмут. Это если, конечно же, чудить не будешь. Тогда вся школа сбежится и выкинет идиота, что буянит.

Конкретно эта школа специализировалась на бое холодным оружием, и сюда поступали те, кто обрел соответствующую внешнюю силу. Большинство с мечом контакт устанавливали. Но и тех, кто с копьем, хватало. Меня будут проверять два мастера. Один из этой школы, второй из той, где Кая занимается. Точнее, занималась.

Мастер Конрад и мастер Олберт, соответственно. С первым у меня были нормальные отношения. Не он мною занимался. Мастер не мог экзаменовать своего ученика, поэтому приглашали кого-то другого. И спрашивать с меня Конрад будет по всей строгости, потому что не дай боги я получу звание неоправданно и потом посрамлю честь школы. А посрамить легко. Мастера — это такие мощные боевые единицы, которые на месте не сидят. Разве что в старости. В боевых столкновениях участвуют, на охоту и в экспедиции ходят, путешествуют. Облажаться и проявить себя возможностей хватает. Поэтому, чтобы не опозорить школу, меня и будут спрашивать по всей строгости.

Особенно меня. Наглеца, который всего полтора года занимался и уже рискнул бросить вызов.

Со вторым мастером, Олбертом, отношения у меня натянутые. Каю другой человек обучал, но… В общем, Кая — это Кая, как и говорил. Многим мозоли успела оттоптать. В частности, этому Олберту, который имел на неё зуб. Не такой большой, чтобы прибить где-нибудь в подворотне «дурную бабу», но достаточный, чтобы с дополнительным усердием не позволить мне получить звание мастера. Это тоже было сделано специально. Школа оружия преднамеренно выбрала того, кто заинтересован в том, чтобы спустить меня с небес на землю.

Где коррупция, спрашивается? Где возможность купить себе статус? А не было такого. Воинское братство, со всеми своими плюсами и минусами.

Я вышел на площадку, где и пройдет экзамен. За полтора года, что здесь занимался, всего два таких проводили. Редкое зрелище. Кая с Резано и Халой отошли в сторону, заняв место на трибуне.

Мастера, как им и полагается, опоздали минут на десять. Не бежать же им со всех ног? Статус не позволяет. Когда пришли, народ уж собрался. Человек пятьдесят за поединком наблюдать будут.

Конрад владел на мастерском уровне тремя внешними силами. Меча, щита и брони. Иначе говоря, в бою он был неуничтожимой машиной, которую попробуй останови. Олберт же владел направлениями огня, звезды и света. На почве последнего он с Каей и пересекался. Если описать его кратко, то будет «чванливый дед». В котором прыти как у молодого. За скабрезные шуточки он от Каи и отхватил. Не физически, разумеется. Слабовата Кая для этого, а словесно и немного репутационно.

— Готов проигрывать? — спросил меня Конрад.

Он был молодым. То есть молодо выглядел, особенно на фоне суховатого Олберта. Лет пятьдесят, может, ему. Для практика это всё ещё молодость. При достижении определенного уровня закалки тело замедляет процесс старения. Для этого и зелья специальные есть. Крайне дорогие и нам пока недоступные.

— Вам, что ли, старикам? — ответил я.

Конрад причмокнул и фыркнул. Как и сказал, отношения у нас с ним сложились если не дружеские, то неплохие уж точно. Наш отряд лично ему, в обход аукциона, по заказу специи поставлял. Пару десятков раз. Спарринговали тоже часто. Напились несколько раз вместе.

Олберт на мою подначку отреагировал иначе. Нос задрал и ауру вокруг себя закрутил.

Я теперь ауру внешних сил постоянно видел. Активное же использование внешних сил довёл до полутора часов. Что являлось по меркам местных практиков… средним результатом. На фоне мастеров так и вовсе блеклым. Что поделать. Такова была цена того, что я пришёл из земель третьего порядка. Ситуация постепенно исправлялась, но на это требовалось время и деньги. Очень много денег, которые шли на оплату редких зелий, часть из которых днём с огнем не сыщешь.

— Начали! — скомандовал Конрад.

Я не сдвинулся с места. По правилам, так как мне надо продержаться, могу позволить себе не атаковать. По неписаным же правилам, играть лишь от обороны было можно, но… Как-то мелочно. Однако у меня ещё пять минут, успею проявить себя.

Первым ход сделал Олберт. Чувствовалось в нем нетерпение и желание поскорее меня обломать. Вокруг него семь звезд закружили. Маленькие, яркие точки, что слепили глаза.

Ну, ясно. Хочет лишить меня зрения. Да и на ауру давит этот свет. Забавная штука.

Конрад же начал более стандартно. Атаковал аурой.

Вообще, бои между практиками нашего уровня — это та ещё конструкция. Свет Олберта ослаблял мою ауру, а значит, и уменьшал то пространство, которое я контролировал. Конрад же сразу атаковал в десяти местах, по разным точкам, со всех сторон. Я на это… Шагнул.

Всего лишь шагнул, но кружащие вокруг Олберта звезды покачнулись и померкли, а удары Конрада прошли мимо.

Увидев озадаченное лицо мужчины, невольно улыбнулся.

Я ведь не только в его школе учился. После каждого занятия наш отряд собирался и обсуждал, что удалось узнать. Я это систематизировал и дорабатывал. Иногда делал новые открытия. Попутно проверял знания на практике, когда охотились. В спаррингах тех же проверял. Брал частные уроки. К примеру, у мастерицы танца Салии, что из гильдии охотников. Можно сказать, что я наконец-то дорвался до реальных знаний и развернулся на всю катушку.

То, что сейчас демонстрировал, было абсолютно новой техникой, которую здесь не видели. Не мои слова. Салия так сказала, когда ей показывал.

Техника была основана на концепции пути Кристиана. Двигаться так, чтобы каждый последующий шаг… Был не сильнее, нет. Всё больше подчинял противника и приближал к искомому результату.

Прошло всего десять секунд, а стоило мастерам увидеть, как я двигаюсь, они начали бить всерьез. Конрад полез в ближний бой. Олберт поддержал его на расстоянии, атакуя меня светящимися звездами. Тут и ослабление, и колоссальная мощь. Я знал, что одна такая звезда способна пробить крепостную стену насквозь. Ну, или снести какую-нибудь скалу не особо большую, убить тварь четвертого ранга, типа того змея, который когда-то разнёс стену рядом с рабами.

Поединок закончился через пять минут. За которые оба мастера несколько раз успели столкнуться, запутаться в ногах и проклясть меня. А я ведь даже копье не применял. Всего лишь двигался.

Правда, вымотало меня это до предела, техника была запредельно сложной, но оно того стоило.

— Ты монстр какой-то, — сказал мне тяжело дышащий Конрад. — Поздравляю. Думаю, у мастера Олберта…

Конрад обернулся на коллегу, но тот выругался, махнул на меня рукой и пошёл на выход. Кто-то на трибунах свистнул, но одного взгляда мастера хватило, чтобы ученики затихли.

— Когда откроешь школу, я к тебе первым на урок запишусь, — сказал тихо Конрад, подмигнув. — Обмывать идем?

— Конечно, — улыбнулся я.

Чего не улыбнуться. Думал, сложнее будет, но мастера оказались не готовы к чему-то новенькому. Бейся мы насмерть, может, иначе бы сложилось, но как вышло, так вышло.

Важный шаг был сделан. Осталось отметить и… Переходить к следующим шагам.

Глава 2. Третий лагерь и поход

Собрались мы через три дня. Для обсуждения дальнейших планов.

Первыми пришли мы с Каей.

— Думаешь, оно того стоило? Такие деньжищи отдали, — покачала она головой.

Пришли мы в теперь наше здание. Расположенное в не самом элитном, но и не самом ужасном районе города, в производственной его части. Три этажа, четыре комнаты, которые можно переоборудовать под спальни, кабинеты или что-то подобное. Ещё три просторных помещения. На первом этаже мы планировали открыть лавку. На втором будем жить. На третьем Резано устроит склад и небольшое производство.

По-хорошему, надо было под эти цели открывать отдельную мастерскую и разводить жилое пространство с рабочей зоной как можно дальше, во избежание всяких инцидентов типа протечки особо опасных реагентов, но… Сомнения Каи не беспочвенны. Недвижимость и правда дорогая. Особенно такого размера. Да и не потянем мы пока что серьезное производство. В плане знаний Резано готов, а в плане хотя бы закупки оборудования, охраны и налаженных торговых каналов — ещё нет. Мастерская тоже есть в одном из вариантов плана, но через год или два.

Скрипнули половицы на крыльце, в дом вошли Резано с Халой.

— Стоило, — ответил я Кае. — Это всего лишь деньги. Заработаем ещё.

— На всё не заработаешь.

Кая по утрам часто ворчала. Надо было её покормить, но что-то я затупил. Впрочем… Повернувшись, увидел подходящего Резано, который взял с собой перекусить. За его плечом Хала помахала рукой. Здание они уже видели. Да мы все видели, пока ходили, присматривались.

— Решил, что под еду проще будет о серьезном говорить, — сказал Резано.

— Давай сюда, — потребовала Кая.

Сейчас поест и веселее станет.

— Кто начнёт? — спросил я, садясь за стол.

Это было единственное, что осталось из мебели. Большой шатающийся стол, который вскоре отправится на свалку, и такие же не особо надежные стулья. За прошедшие два года я килограмм двадцать массы набрал и закономерно опасался, что эта рухлядь подо мной развалился, но нет, выдержала.

— С документами вопрос улажен, — сказала Хала.

— Спасибо, — кивнул я с благодарностью за то, что Хала взяла на себя всю официальную волокиту и оформление документов. — Проблем не возникло?

— Если не считать потраченных нервов, то нет, — улыбнулся девушка и потянулась к еде, смотря, как Кая истребляет вкусности.

— Я начну, пожалуй, — сказал Резано, достал из сумки папку и бросил её на стол. — На всех четверых у нас долгов, если в денежном эквиваленте, двенадцать тысяч старших тонгов. Если быть точным, двенадцать тысяч триста сорок.

Сумма, способная привести в ужас подавляющее большинство жителей города. Но не такая уж страшная по меркам третьего охотничьего лагеря.

В первом лагере для опытного отряда нормой было зарабатывать от сотни тонгов. Этих денег вполне хватало, чтобы развиваться, пусть и медленно, покупать специи, пусть и самые простые, снимать жилье, скромное, и не помереть с голоду. Не стоять на месте, скажем так. В зависимости от удачи, сумма могла подняться и до пяти сотен, но это скорее редкость.

Во втором лагере порядок был от пяти сотен до тысячи. Если повезет, до двух.

Без лишней скромности скажу, что наш отряд относился к одним из лучших во втором лагере. Это при том, что мы учились в школах и охотились точечно, выбирая одни из самых трудных целей.

Заработки же третьего лагеря могли бы в теории любыми. Потому что территория «второго» лагеря, что довольно условно, была раза в три больше, чем у первого. А территория третьего — в десятки, а то и сотни раз просторнее. До конца долины никто не доходил из нынешних охотников. По крайней мере, я об этом не слышал. А то, сколько там всего можно было добыть, исчислялось десятками позиций. Были и те, которые разом могли закрыть наш долг.

— Собственно, вот план, — протянул Резано мне отдельный листок. — Чем, в какой последовательности, с каким риском мы можем закрыть долг досрочно.

Я изучил то, что подготовил Резано. Мы собрали всю доступную информацию о том, что ждёт за третьим лагерем. Изучили цены. Прикинули то, что способны потянуть. И вот сейчас Резано принёс итог этих расчётов. Одна из причин, почему мы столько должны школам, — это возможность досрочного погашения долга. Почему-то школы не хотели, чтобы ученики быстро соскакивали с финансового «рабства». Хотели десятилетиями получать стабильный приток денег. Ну и ресурсов, потому что многие ученики либо уже были охотниками, либо подавались на это направление.

Замечу, что обучение в школах было многоступенчатым, на любой карман. Одноразовые уроки могли себе позволить даже рядовые стражники. Если хочешь изучить что-то глубже, то договаривайся с конкретным мастером или выбирай целую программу. Если хочешь что-то серьезное изучить, то будь добр подписывать контракт. С обоюдной ответственностью. В случае, когда один урок берешь, школа при твоих неудачах никакой ответственности не несет. А вот если ты прошёл полный цикл обучения и сдал на мастера, как я три дня назад, здесь уже ответственность есть. Потому что люди будут смотреть на меня и успехи с неудачами оценивать по принципу — а, это тот парень, который учился в той школе. Что и приводило к тому, что школы, имею в виду самые успешные, с уже наработанной репутацией, тщательно отбирали учеников и натаскивали их на совесть. За большие деньги, разумеется.

— Хорошо, — кивнул я. — Кто-то ещё хочет ознакомиться?

Кая коротко мотнула головой, уплетая местное блюдо, которое предпочитала на завтрак. Что-то типа каши, с фруктами. В меру сладко, сытно. Хала тоже отказалась смотреть план действий. Наверняка успела изучить, пока Резано составлял.

— Это то, что нужно сделать, чтобы обеспечить себе капитал, — протянул Резано второй лист. — Это то, что нужно закупить. — Третий лист. — Оборудование, ингредиенты. Отдельно — какие специи брать будем в ближайший год. Их цена с учетом изменений, нижняя и верхняя планка.

— Когда ты таким занудой стал? — подняла Кая голову от еды.

Это она про монотонный голос Резано.

— Когда вы взвалили на меня обязанности казначея, — ответил парень.

— Как будто ты сам против, — фыркнула девушка.

Резано на это улыбнулся. Он этого никогда не говорил, но управлять финансами ему нравилось. Как и заниматься травами, проводить время с Халой, тренироваться, обучаться в школе, выстраивать свою сеть контактов и иногда ходить с нами в походы.

По факту, Резано сейчас слабейший в нашей группе. Не из-за таланта, а потому что всё это время он постигал искусство варить зелья. Если знать статистику, что один подобный специалист приходится где-то на тысячу практиков, то фраза «слабейший» звучит несколько иначе. А если знать, что по меркам коллег Резано считается талантливейшим, в связи с чем ему выдвинули самый жесткий договор из всех нас, желая удержать, то и вовсе становится понятно, насколько парень непрост.

Из двадцати тысяч десять на него приходятся. Это при том, что все полтора года обучения мы долги активно гасили.

Но тут какое дело. Есть общий договор со школой, а есть специи и факультативы. Обучались мы быстро, поэтому долг постоянно рос.

— С этими вопросами понятно. Сто раз о них говорили, поэтому не вижу смысла обсуждать ещё раз. Изменения же никто внести не хочет? — обвёл я людей взглядом.

— У-у, — покачала головой Кая, добивая свой завтрак.

— Тогда закрыли вопрос. Завтра выходим в третий лагерь, осваиваемся там, зарабатываем деньги, выплачиваем долги, завершаем актуальные этапы в обучение… — что было связано с приёмом определенных зелий, на которые и нужно заработать деньги. — А потом… Будем формировать свои команды.

Это следующая часть нашего глобального плана. Самим в походы ходить хорошо, но хотелось бы обеспечить независимый от наших усилий приток денег. Для чего, опять же, существовало несколько схем. Мы планировали взять под своё крыло несколько команд охотников. Ну, или создать их с нуля, благо желающие всегда имелись, но они не были обучены и просто так попасть в лагеря не могли. Статус мастера поможет решить этот вопрос.

— Давайте обсудим предстоящий поход, — предложил я. — Всё готово…

— Но повторить не мешает, — закончила за меня Кая, которая хорошо знала, что я тот ещё любитель десять раз план проговорить.

***

Чтобы добраться до третьего охотничьего лагеря, мы арендовали место в лодке с услугами практика, который воздействовал на воду. Пешком бы дня три-четыре точно добирались, что слишком расточительно. А так утром отплыли, вечером были на месте.

То, что третий лагерь отличается от двух предыдущих, бросалось в глаза ещё издалека. Нигде до этого не было полноценной каменной стены и крепости.

— Крепость действительно нужна или перестраховка? — спросил я у лодочника.

— Всякое случалось, — пожал он плечами. — Было время, когда пытались четвертый лагерь возвести, но не получилось. Делай выводы.

О том, что выводы давно сделаны и вопрос был скорее риторическим, с целью спросить личное мнение того, кто здесь часто бывает, я говорить не стал.

Для понимания, в среде охотников существовала градация угроз, которая отражалась в названиях. Так Сол-Кри, переплетение стеблей, что появлялись в твердую ночь, если расшифровать, то Сол в переводе значит как раз твердый, а Кри — просто название, где важно количество букв. То есть третий ранг опасности. На самом деле первый, самый простой, для более-менее тренированного практика, владеющего хотя бы одной внешней силой, опасности не представляющий. Но ранг рангу рознь. Есть монстры вроде слабые, но способные доставить много проблем. Как змеи, что скрываются под водой и своим укусом способны пробить средний покров. Плевка хватит, чтобы такую прибить, но в том-то и дело, что её ещё сначала надо заметить. Для новичков смертельно опасно, а для тех, кто контролирует пространство вокруг себя, — мелочь, на которую можно не обращать внимания.

Охотники из первого лагеря сталкивались с угрозами третьего-четвертого ранга. Не только монстрами. Ещё растениями. А начиная со второго лагеря, ещё и аномалиями, такими, как циркулирующие ядовитые облака. Да и пятый ранг на территории второго лагеря имеется.

Пустые цифры, пока не узнаешь, что для убийства пятого ранга собирается команда профессионалов. Это уже не рядовые охотники. Тут реально элита нужна. К которой мы с уверенностью могли отнести себя. За редким исключением. Потому что, как и сказал, ранги — это одно, а реальная жизнь — другое. Есть монстры, которых полноценная группа завалить не сможет, а какой-нибудь практик с подходящей внешней силой уделает на раз-два.

Начиная с третьего лагеря, пятый ранг — это норма. Можно встретить шестой, седьмой и, по слухам, даже восьмой. Но это маловероятно, и подобные события происходят раз в сто лет. Если верить слухам, восьмой ранг — это что-то типа стихийного бедствия. На шестой ранг рекомендуется собирать несколько групп охотников и специально готовиться. На седьмой — там чуть ли не армия собирается. Ну, или специалисты, заточенные под конкретного монстра.

Долина — место настолько суровое, что семья Тон, при всей доступной мощи и ресурсах, не может себе позволить охотиться по всей её территории.

Мило, не так ли? Так что неудивительно, что здесь стоит мощная крепость и что дальше продвинуться не удалось.

Высадили нас у пирса. Самого обычного, деревянного. Здесь почти никого не было. Только одна группа следила за тем, как на лодку грузят контейнеры. Необычные, кстати. Артефактные, сделанные специально для ценных специй, чтобы перевозить их на дальние расстояния. Не обязательно из крепости. В экспедициях и торговле их тоже применяли.

От пирса до крепости было минут пять ходу. По каменной, вымощенной дороге, в которую, было видно, вложили много сил и средств. У самой крепости нас ждал ров, опущенный мост и закрытые ворота.

— Кто такие? — крикнул нам стражник.

В этой крепости было два типа людей. Первые — это сами охотники, что уходили в лес за добычей. Вторые — стражники. Не простые, элитные, которых курировали не сотники, а лично семья Тон. Быть здесь стражником считалось прибыльной, непыльной работой, но почетной лишь на полставки. Вроде бы люди важным делом заняты, охраняют стратегически важный объект, на них регулярно монстры выходят, обеспечивающие приличным доходом, но всем понятно, что по-настоящему рискуют лишь охотники. Которые зачищают окрестности и стражникам остаётся малая часть. Поэтому в страже состояли исключительно ветераны. Уже не молодые, но и не старые.

— Прибыл мастер Эрано, со своей командой охотников, — ответил я.

— Дюже молод ты для мастера, — покачал головой стражник.

— Подтвердил статус три дня назад. Если нужно, могу делом доказать.

Ещё один важный фактор — среди охотников мастера были, но не то чтобы часто встречались. В первом лагере их не было. Во втором — встречались, но, скажем так, в верхних строчках рейтинга охотников. Мастер — это что-то типа элиты, и такой человек всякой мелочью заниматься не будет. Поэтому основная концентрация мастеров находилась в третьем лагере, но, опять же, ими были далеко не все охотники.

— Не нужно, — поиграл желваками мужчина. — Так зайдете, или дверь открыть?

— Можем и так.

— Тогда вперед, — махнул он нам.

Те навыки, которые развивают практики, определяются средой. В здешних лесах умение бегать по поверхностям не требуется. Это не значит, что никто так не умеет. Но делают они это за счёт внешних таинств, совсем другим способом, не как мы. Стражник отшатнулся, когда мы пробежались по стене и оказались наверху, прямо перед ним.

— Ловко, — хмыкнул он. — Топайте к интенданту, оформляйтесь.

Через полчаса мы стояли перед интендантом и выслушивали короткий список правил.

— Знаете уже, куда пойдете?

— Знаем.

— Тогда укажите на карте сектор, — кивнул он на большую стену. — Сразу скажу, это обязательное условие.

— И что, — вмешалась Кая, — все говорят?

— Да, все, — посмотрел на неё недобро мужчина. — Таковы правила.

— А проблем из-за этого не будет?

— Не должно. У охотников есть определенный… кодекс. Если вы знаете, что это такое, — не удержался он от шпильки.

Подобные замечания были не чем иным, как расизмом обыкновенным. О нашем приходе было известно заранее. Оформляешь заявку, прикладываешь правильно составленные документы и рекомендации, отправляешь, а потом и сам заявиться можешь. То есть интендант был в курсе, кто мы такие и что прибыли из третьих земель. Это редко, но аукалось нам.

— Нет, не знаем, — среагировала Кая, встав справа от меня. — Что это такое?

Интендант, а звали его Рупхерт, недовольно поджал губы.

— В черную пещеру пойдем, — перебил я назревающую ссору. — Не знаю, где она на карте.

— Здесь… — задумчиво протянул мужчина. — Уверены? Для первой вылазки опасное дело.

— Посмотрим, если что, отступим.

— Ваше право. Когда собираетесь вернуться?

— Как получится.

— Я не просто так спрашиваю. К этому времени могу подготовить контейнеры для предполагаемой добычи. Хотя, в вашем случае… Черные пещеры, да в первый раз…

— Насколько нам известно, там нет ничего, что нужно хранить в особых условиях.

— Верно, — кивнул он. — Ладно, я запишу. Если вопросов нет, можете идти.

Кивнув, я вывел группу наружу. Кая голову задрала, посмотрела в небо. Хала и Резано больше по сторонам глазели. В крепости было человек двадцать постоянного гарнизона. Ещё человек десять из обслуживающего персонала. Никакой кузни, лишь обработка специй. Если нужно починить что, то езжай до второго лагеря, где куда более продвинутая в этом плане база.

Нам с собой дополнительно ничего брать не надо было. Сейчас каждый носил то лучшее снаряжение, которое, в принципе, можно было достать. Тканевая одежда, как первый слой, с отличной терморегуляцией. Не холодно, не жарко в такой. Сверху — кожаная броня, что по крепости не уступает металлическим доспехам. Подогнана так, что слабых мест почти и нет. Разве что в чан с кислотой упасть. Кая от своих костяных мечей отказалась и сейчас ходила с одним коротким клинком матового черного цвета. После всех обработок он действовал как усилитель сил тьмы. Также у неё хватало артефактов попроще, типа костяных брошей, что усиливали её эмпатию. При разговоре с интендантом она не только ему провоцирующие вопросы задавала, но и вставала справа от меня, давая понять, что нас не обманывают.

У Халы тоже оружие сменилось. Для убойной силы она носила молот. А для работы с вибрациями — что-то типа мини-барабана из металла с дырочками. Стукнешь по нему, и вибрация возникает. Неказистое с виду оружие не стоило недооценивать. С помощью него Хала могла легко убить крупного зверя. Я же так и ходил с копьем. Новым, полностью металлическим, укрепленным, усиливающим внешние силы. Артефакты были отдельной, интереснейшей темой, и чего только на рынке не встречалось.

Помимо стандартного снаряжения, сегодня у нас почти ничего и не было. Запасы на неделю, лечебные зелья на всякий случай, вот и всё.

***

Лес здесь почти ничем не отличался. Те же деревья, те же стебли — которые здесь вообще не считались угрозой. Так, досадная помеха, которую тупо срезали на своём пути. Мы таких грубых следов предпочитали не оставлять, поэтому рядом со мной шёл Резано и своей силой отводил главные препятствия. Он же и дорогу выбирал. Зная всего лишь приблизительное направление, каким-то образом парень чувствовал лес и понимал, куда идти. Я тоже знал, но благодаря связи с совсем другим архетипом.

Топали мы в место, которое находилось относительно близко, но куда охотники не любили заглядывать. Несмотря на большую ценность добываемых внутри специй. А конкретно — черной смолы, которая являлась одним из важнейших компонентов для зелий, что укрепляли связь с внешними силами. По тысяче старших тонгов за сто грамм. Сложность в том, что смола находилась на глубине в несколько сотен метров, в сети сложно переплетенных пещер и подземных ходов, где обитали Кав-Слуги, обслуживающие матку седьмого ранга опасности. На поверхности этих монстров убить легко. Они ночные создания, достаточно было их ослепить, чтобы дезориентировать на несколько минут. Но внизу, где матка их защищала своей аурой, этот трюк не прокатывает, и всего лишь «пятый» ранг превращается в крайне неудобного противника.

На карте у интенданта было отмечено больше пятидесяти секторов, каждый с приличной площадью. Это при том, что постоянно действующих команд было не больше десятка. Так что лезть под землю, в неудобное место, было вовсе не обязательно.

Пещеру нашли в первой половине второго дня. Перед этим неплохо отдохнув. Повезло, ночью никто не беспокоил, что считалось удачей. Мы это знали не из личного опыта, а из разговоров, выуживая крупицы сведений на протяжении двух лет.

— Вроде как и говорили, — неуверенно заметил Резано, оглядывая открывшуюся нам дыру в земле. — Хала?

— Сейчас… — ответила девушка, доставая свой бубен.

Пару раз ударив по нему, она прикрыла глаза и прислушалась. Отмерла где-то через минуту и кивнула.

— Информация подтверждается. Тварей там не счесть. Сейчас они в спячке, движения почти нет.

— Тогда я пошёл, — сказал остальным. — Ждите здесь и будьте готовы.

— Аккуратнее, — сказала мне Кая. — Этот план мне по-прежнему не нравится, но если ты так решил…

Ирония в том, что наша команда идеально подходила под это место. Кая прекрасно ориентировалась в темноте и могла залить всю пещеру светом. Хала создавала вибрации, а под землей, среди камней, это ультимативное оружие. Резано не особо пригодится, но и двух девушек за глаза хватит, чтобы чувствовать себя уверенно.

Только вот ставку мы сделали на другое. На мою скрытность, способность быстро передвигаться и силу копья, которую я буду использовать как кирку.

— Нам хотя бы полтора килограмма, чтобы закрыть основные долги, — напомнил Резано.

— Как повезет, — встряхнулся я и направился вниз.

Также из слухов мы узнали, что смола была мелкой, плохо заметной, встречалась редко, и, чтобы набрать грамм сто, требовалось залезть на глубину, а, если переть напролом, можно на пару дней увязнуть в боях с риском разбудить матку. Та и вылезти могла. Тогда мало не покажется.

Вместо входа земля обрывалась, и, что там дальше, внизу, видно плохо. Я позволил себе на минутку задержаться у обрыва и рассмотреть, с чем буду иметь дело. После чего сделал первый шаг, второй, третий. Минут через десять осторожного спуска засек первого монстра. По виду они больше всего напоминали помесь осьминогов и летучих мышей. От первых им достался набор лап, а от вторых — любовь висеть головой вниз. Ну, или затекать в труднодоступные щели — структура их тел позволяла подобный трюк.

Ещё минут через десять монстры стали попадаться куда чаще. Постепенно я адаптировался к этому месту, мой дар заработал на полную катушку. За два года он успел трансформироваться, благодаря внешней силе движения. Я словно видел пути, оптимальные дороги, места, куда можно ступить, а куда лучше не стоит. Систему скрытности тоже доработал, поэтому и шагал беспечно. Пусть и медленно, но без каких-либо проблем.

Сама пещера никак не менялась. Тоннели были достаточно просторны, чтобы я не чувствовал себя стесненным.

Первую крупицу смолы нашёл часов через пять блужданий. Звучит просто, а на деле я всё это время находился в напряжении и расходовал внутреннюю энергию. Которой значительно прибавилось. Не только у меня, но и у всего отряда. Сейчас вспоминаю, с какой важностью мне преподнесли таинство средоточия, так смешно становится.

То, чем владел Темный Герцог, ну, или то, что он передал мне, было, скажем так… Знанием низшего уровня, которое утекло к варварам. Утекло от тех, кто смог пробиться с позиции раба на нижние социальные ступени. Уж не знаю, сколько десятков лет назад это случилось. Если же подняться повыше, на уровень школ, то с удивлением можно обнаружить, что средоточие — это что-то типа стандартного набора, доступного для всех. И, как в случае всех стандартных наборов, это таинство имело бесконечное количество вариаций и длиннющий список специй, которые могли помочь на этом пути.

Главное отличие, если на землях третьего ранга к основанию крепились ядра, относящиеся к какому-то направлению, то здесь ядра внешних сил. И делалось это далеко не всеми, потому что число мест ограничено, и внешние силы не только даровали возможности, но и накладывали ограничения. Ещё и были разными по «качеству».

Я ведь только на первый взгляд всего двумя силами овладел. На практике же это совсем не так. Иерархия выстраивалась следующим образом: от частного к общему. В архетип движения входило любое движение в принципе. Архетипы бега, шага, прыжков, сражения, путешествий, любых процессов в мире. На деле это выглядело так. Практик мог установить связь с архетипом движения и получить бонус в виде повышенной чувствительности к любому движению. Практикуясь, он… Ну да, начинал лучше двигаться. Архетип ему почти напрямую помогал совершенствоваться в этом. Рано или поздно происходила конкретизация. В основном из-за опыта. Если практик эту силу постоянно использовал для шага, как староста Джон в поселении рабов, то и углублялся в эту тему. Его шаг становился всё совершеннее. Можно было пойти ещё дальше и отыскать совсем узкий архетип. Вроде стремительного или подавляющего шага.

Вот и получается, что направление одно, а простора для творчества — бесконечность, помноженная на бесконечность. Поэтому среди практиков хоть и ценилось количество, но про качество тоже не забывали. Углубиться ведь в архетип можно так глубоко, что и сотни внешних сил, освоенных на среднем уровне, не хватит, чтобы задавить одного мастера с единственной силой.

Что я и продемонстрировал на экзамене, просто двигаясь.

Сейчас я тоже «просто» двигался. Шёл по стенам, потолку и полу. Обходил монстров и внимательно их разглядывал, изучал, запоминал повадки, давал дару накопить информацию. Смотрел и на туннели, по следам определяя те принципы, по каким их копали. Попутно выискивал смолу, и прорыв случился, когда нашёл первый кусочек.

Замечу, что название у пещеры взялось не из воздуха. Все туннели покрывал гладкий слой какого-то налёта. Если сюда обычный человек зайдет, то покатится в самый низ и остановиться не сможет. Ещё один фактор, который делал это место проблемным.

Черные туннели. Отсутствие света. Такая же черная смола. Кусочек, что я нашёл, был размером с ноготь. Ну и на закуску то, что проходы-то не идеально ровные. Всяких расщелин, трещин, выступов и прочего «сложного ландшафта» хватало… Да, собственно, гладких мест почти и нет. А смола может быть где угодно.

Собрав силу копья, нанёс один точечный, едва заметный удар в основание, отделяя смолу от камня. Взял её пальцами, пощупал. Точно она. Мягкая, податливая, чуть теплая. Вроде как безвредна для кожи, но так употреблять не стоит. Осмотрев её, прощупал всеми доступными способами и пошёл дальше.

Дело пошло чуть бодрее. Пока я не столкнулся с аурой матки. Черная, густая, едва заметная. Заходить в неё не хотелось, по слухам, концентрация смолы находится как раз там. Но не сегодня. Я побродил по окрестностям, смог собрать ещё немного. После чего где-то на десятом часу вылазки принял решение возвращаться.

Обратный путь занял всего час.

***

— Сколько здесь? — спросила Кая, оглядывая добычу.

— Около пятидесяти грамм, — ответил Резано.

Системы счисления здесь были другими, не такими, к каким я привык, но мой мозг автоматом переводил в знакомые значения. Уж не знаю, зачем он это делал.

— А нам нужно полтора килограмма, — покачала Кая головой. — Тяжело было? Может, вместе пойдем?

— Нет. Там сотни тварей, — поделился я информацией. — Не потянем.

— Тогда что дальше? Отходим?

— Отходим, — кивнул я. — А то как вылезут ночью. Завтра вернемся и продолжим. Сами как здесь?

— Несколько тварей завалили, — сказала Кая.

— Разобрали, останки спрятали, — дополнил Резано.

Разобрали — в том смысле, что добыли с них всё ценное.

— Окрестности тоже осмотрели, — сказала Хала. — Позицию для отступления подготовили. Уходим?

— Уходим.

***

В этом месте мы задержались на неделю. Запасы пополняли прямо на месте, охотой. Ручьи здесь тоже имелись, как и дезинфицирующие таблетки в наших сумках.

За неделю я изучил пещеры, разобрался, как находить смолу, адаптировался к силе матки и не боялся, что меня засекут.

Почти халява. Если не считать того, что, когда набрали первые грамм двести, нас ночью начали преследовать. В первый раз монстров штук десять заявилось. Это при том, что мы прятались. Справились, но понервничать пришлось. Во вторую ночь отошли ещё дальше, но смолы было больше, поэтому нас выследили снова. На этот раз стая почти в тридцать голов. Пришлось отступать, бегать ночью по лесу, с риском нарваться. Тоже справились, но вымотались до предела. На третью ночь мы стали поумнее и сообразили, что находят нас не просто так. Ничего подобного мы не слышали. Ну да было бы глупо ожидать, что в задушевных беседах расскажут настоящие секреты.

На третью ночь Кая создала вокруг мешочка со смолой защитную сферу из тьмы. Помогло. Монстры рыскали по округе, но нас так и не нашли. Последующие дни прошли аналогично. Я ходил вниз, остальные охотились на монстров и изучали окрестности, собирали ингредиенты по списку. В основном травы.

Если продать смолу, с учетом налогов полутора килограмм нам не хватит, чтобы расплатиться с долгами. Но если добрать ещё специй, и Резано на их основе сделает зелья, то должно хватить.

Ушли, когда достигли поставленной цели в полтора килограмма. Соблазна оставаться дальше не было. В последний день я с трудом находил смолу. Приходилось всё больше рисковать, чтобы урвать ещё кусочек. Да и защита Каи работала хуже с каждым разом. Видимо, количество смолы влияло на возможность нас обнаружить.

К крепости мы пошли не сразу. Добыча делилась на две категории. Основная, за которую платили много, и расходники. Последние стоило слишком мало, чтобы целенаправленно за ними выходить. Поэтому охотники обычно выстраивали маршруты так, чтобы собрать мелочевку по пути. Мы не исключение. Сделали небольшой круг, дособрали то, что осталось, и пошли обратно.

Приступать к следующей части плана стремительного обогащения.

Глава 3. Деньги и проблемы

— Вернулись? — окинул нас интендант взглядом, — Думал уже, сгинули. Хорошо, что вернулись. Как поход?

Спросил он вполне дружелюбно, но я не обманывался. Было что-то такое в Рупхерте, что заставляло не расслабляться. Впрочем, справедливости ради скажу, что два предыдущих интенданта, в первой и во второй крепости, тоже были теми ещё угрями, что мутили свои схемы и стремились контролировать всех охотников.

Тут ведь как. Самое ценное — это специи, но информация иногда куда важнее. Знать, кто есть кто среди охотников, по каким целям они работают — на основе этого много чего можно сделать.

— Не так хорошо, как ожидали, но мы живы и это главное, — ответил я смиренно, лицом показывая командира отряда, который обломался, но не хочет этого демонстрировать.

— Понимаю. Но добыча то есть?

— Есть, как же без этого.

— Тогда нужен весь перечень.

В других лагерях добычу интенданты принимали редко. Для этого у них были помощники. Но здесь, видимо, другие порядки и, так как специи ценнее, то Рупхерт лично контролирует.

— Резано, — глянул я на парня.

Тот подошёл к столу и выложил всё то лишнее, что нам было не нужно.

— Так… — протянул интендант, — Не густо, но месячную норму хотя бы закроете.

Поэтому и сдали. У каждого отряда есть норма, которую он должен выполнять, чтобы пользоваться теми услугами, что предоставляют охотникам. Всё, что выше этой цифры — шло в карман охотникам. После уплаты налогов, конечно.

— Или это не всё? — строго глянул он на нас, — Напоминаю, что задекларировать нужно всё добытое.

Кая едва заметно сдвинулась, встав по левое плечо. Врёт интендант, ох врёт. А ещё он достаточно опытный человек, чтобы понимать — охотники тоже врут.

— Да и мы рады были бы положить ещё что-нибудь, — скривился я.

Не вру ведь. Правда был бы рад засыпать весь стол интенданта самыми редкими и дорогими специями, но хренушки ему. Рупрехт кивнул, принимая слова. Хех, то, что мы новички-варвары в этом лагере, кажется, сыграло на нашей стороне. Он просто не подумал, что мы могли добыть куда больше. Добыча то малого размера, легко прячется в рюкзаках.

После этого разговора, оформление всех бумаг много времени не заняло.

— Куда дальше планируете? Остаётесь?

— Отдохнем пару дней в городе, да вернемся. Что же ещё нам делать, — пожал я плечами.

— Хорошо, — бросил на нас острый взгляд интендант.

Он наверняка в курсе, что мы сюда приплыли на лодке. Если обратно также уплывем, что стоит подороже, так как против течения, это о многом скажет. Не должны сорить деньгами те, кто набрал совсем немного.

Ну да ладно.

Не стоило заблуждаться, что охотники имеют так много вольностей. Налог с прибыли в любом случае придётся заплатить. Интенданты — всего лишь основные перекупщики. Их услугами пользовались, когда не хотели заморачиваться с транспортировкой и поиском покупателя. Но если сами нашли, то сделка всё равно регистрировалась через гильдию охотников. За исключением совсем уж редких случаев. В теории, я пока не видел явных препятствий для того, чтобы продавать в обход казны. Но это в теории. На практике же, о чем не говорилось, чувствовался присмотр специальных служб и стоит начать сорить деньгами сверх официальных доходов, проблемы не заставят себя ждать.

За то время, что мы здесь, одна команда в какой-то момент взяла и исчезла. На вопрос, что с ними стало, те, кого спрашивали, делали мрачные лицо и намекали, что лучше не шалить.

Наш план был следующим. Вернуться в город, закупить то, что недостает и то, что слишком сложно достать. После чего Резано займется подготовкой зелий. Это займет около недели. Часть зелий уйдет в качестве оплаты школам. Остальное, что-то оставим себе, что-то отправим на аукцион и, как надеялись, с продажи сможем окончательно рассчитаться с долгами. Если на аукционе повезет, то и с прибытком выйдем.

В принципе, не было причин скрывать информацию от Рупхерта. Этот вопрос оставался на моё усмотрение, но… Раз уж он сам пытается сверху давить, то и хрен с ним. Не похож он на человека, который придержит информацию о себе, а лишней огласки мы не хотели. Она в любом случае будет, но пусть хотя бы не сразу.

Стоило нам подойти к выходу из крепости, как калитка открылась и внутрь проскочили знакомые лица.

— Ингрид, — кивнул я старой знакомой.

— Эрано, — окинула она меня взглядом, следом осмотрев остальной отряд, — Добрались сюда. Всего-то за два года. Ну молодцы, что сказать. Владис наверняка от счастья напился.

Сами мы сотнику ничего не платили, но, как выяснилось, он получал процентов из того, что уходило в налог. Напрямую получал, как поощрение от семьи. Ну и плюс к репутации, конечно, когда от твоего имени действует успешная команда, которая смогла добраться до третьего лагеря.

Самое забавное, что мы с сотником в лучшем случае раз в пару месяцев виделись. Чтобы какие-то вопросы уладить, или помощи попросить. Бывало и такое. В школы, например, он нам помог устроиться, чуть снизив суровость договоров.

— Вы, — обвёл я её отряд взглядом, кивнув старым знакомым, которые когда-то нам про быт охотников рассказывали, — Как погляжу, тоже с вылазки?

Отряд выглядел потрепанным, грязным, пропахшим потом, кровью и чем-то кислым. Уставшие, злые и с мешками за плечами. Что-то точно притащили.

— Правильно видишь. Сейчас сдадим, отмоемся и в город. Вы пешком или на лодке? Можем скинуться, но придётся потесниться.

Отряд Ингрид — бывалые охотники и деньги у них имеются, но даже они не прочь скинуться, а не платить полную стоимость. Что поделать, иначе разориться можно, если постоянно туда-обратно кататься.

— Можем, почему нет.

— Тогда подождете?

— Хорошо. Пойдем тогда, насчёт лодки договоримся.

— Давайте, — кивнула она и повела отряд к интенданту.

Путешествие из третьего лагеря обратно, на лодке, с ускорением, стоило от пятидесяти старших тонгов. Грабительство чистой воды, но никто не заставлял, всегда можно прогуляться вдоль реки по джунглям, убив на это дней шесть. Да и то, что это банально безопаснее, забывать не стоило.

***

Вернулись, избежав серьезных проблем. Пару раз на нас пытались напасть собратья крокодилов, но обломались.

Как добрались до города, а было это на следующий день, ближе к обеду, то попрощались и разошлись.

— Надо бы ремонт сделать и мебель закупить, — сказала Кая, когда вернулись домой, — Займемся этим? Пока эти двое со специями возиться будут.

Оборудование для Резано мы первым делом купили. А вот мебель для нормальной жизни — нет, ничего не делали в этом направление.

— Если вы тут справитесь, — глянул я на Халу с Резано, — То займемся.

— Справимся, — махнул рукой парень.

— Главное еды купить не забудьте, — напомнила Хала, — А то здесь ничего нет.

Мы заранее договорились, что с момента, когда в дом попадут ценные специи, они не должны оставаться без присмотра. Минимум двое человек должны всегда здесь присутствовать. Ночью — все вместе. Днём мы ещё могли надеяться на помощь стражи, а вот ночью это время для проворачивая темных делишек.

— Не вопрос, — ответила Кая, — Чего вам взять?

День прошёл в беспечности. Помылись, переоделись, зашли в ближайший приличный ресторан, а были в городе и такие, отличающиеся от таверн качеством в лучшую сторону, взяли еды для Резано с Халой, вернулись и после этого поехали по столярным мастерским, где и оформили большой заказ сразу на всё. Завтра с утра к нам придёт мастер, сделает замеры, обсудит детали и, получив добавку за срочность, возьмется за исполнение.

Ничего интересного в общем. Другое дело — ночью. Не зря я темные делишки вспомнил. Как знал, чего ждать.

***

Спали мы с Каей в эту ночь на шкурах, прямо на полу. Мы и до этого так спали, но с тем отличием, что шкуры на кровати лежали… Не самые простые. Особо редкие, добываемые с пушистых тварей, что обитали ближе к третьему лагерю. Ценились за мягкость и, не побоюсь этого слова, необычайную нежность. Не только нами ценились, но и всеми богатыми людьми в городе. Поэтому спрос на шкуры был особо велик. Как и налог конкретно на этот товар. Охотится на них можно было по квотам, записавшись заранее. Типичная ситуация для плохо восполняемых ресурсов.

Так вот. Спали мы, никого не трогали. Я бы сказал, что безмятежно дрыхли, довольные собой. В походе то не до ласк. Так что отвели душу. Да и не только её. Где-то ближе к утру, часа в четыре ночи, Кая ткнула меня пальцем в бок.

— К нам там залезть пытаются. — шепнула она сонно. — Разберешься?

— А ты что?

— А я ещё поваляюсь.

Проснулся я мгновенно, в отличие от девушки. Подумал, прислушался, но никого не засек. Раз так, значит к нам залезли умеренные профессионалы, чьего мастерства не хватило, чтобы обойти Каю, но хватало, чтобы остаться незамеченным для остальных.

К такому противнику я отнесся со всей серьезностью, не поленился облачиться в броню. Копье брать не стал. Сейчас я уже не завишу от него, так справлюсь.

Воришек всё же засек, когда ближе подошли. Они прошли первый этаж, второй, а потом на третий двинулись. Специи находились в комнате у Резано и мне было интересно, как они их собираются красть. Это реально надо быть очень наглым, чтобы залезть в комнату к практику.

Всего противников двое оказалось. Может и больше было, но, как я не пытался, никого не почувствовал.

Меня они тоже увидели. Несмотря на то, что скрылся я по полной. Насколько умел.

— Чего встали? — спросил у двух напрягшихся фигур.

Почему-то они предпочли не отвечать, а атаковать.

Мм… Внешние силы кинжалов и ножей. Редкое среди стражников направление. Я проломился прямо через две острые ауры и пробил кулаком защиту ближайшего вора. Схватив его за грудки, поднял и кинул во второго, который попытался убежать. Так они и покатились с лестницы, с шумом и грохотом.

Разумеется, им это не особо повредило. Только вот когда они бросились к окну, я преградил им путь. Не, они серьезности собирались от меня… уйти? Ещё два удара и их отбросило на пол.

— Куда это вы? Останьтесь, я хочу с вами поговорить.

Воры зашли с другой стороны. Тот, что стоял справа, кинул под ноги флакон. Наверное, по его задумке должен был появиться дым или газ, но внезапно пол накрыло тьмой. Как и двух воришек. Миг и они оказались распятыми, прижатыми к стене.

Кая стояла на лестнице, сложив руки на груди и недовольно поглядывала на происходящее.

Я подошёл к ворам и сорвал с них маски. Кая создала искру света, освещая лица.

— Опять пытать — вздохнула она, недовольно оглядывая незваных гостей.

— Что там происходит? — раздался сверху голос Резано, — Проблемы?

— Нет, уже разобрались, — крикнул я, — К нам гости заглянули. Можете идти спать.

Спать Резано не пошёл и спустился вниз. Хала тоже мелькнула, но осталась наверху, прикрывать специи. Не идиоты же мы, чтобы их хотя бы на секунду без присмотра оставлять. А то мало ли, до чего криминальная мысль дойдет. Эти двое отвлекают, пока другие похищают добычу.

— Предлагаю начать с вопросов. Кто будете?

Молчание.

Присмотрелся к их лицам, кто собран, а кто уже осознал, как жестко попал. Выбрав жертву, медленно протянул руку и сломал ему кость в районе плеча. Мужик застонал, но кричать не стал. Покров это хорошая штука, но и у него есть слабости. Против медленного давления, тем более, когда моя аура сильнее, не поможет.

— Не люблю, когда на вопросы не отвечают. Невежливо это приходить в чужой дом и молчать.

— Мы ничего не скажем, — попытался сам себя убедить тот, что с переломом.

— Тогда мы вас убьем. — пожал я плечами, — Выкинем трупы, кликнем стражу. Спросим у них, кто вы такие. Наверняка ведь вас знают. Кто ваш босс. После чего наведаемся к нему и спросим, что вы у нас забыли.

Не успел я договорить, как стена, к которой были прикреплены эти двое, осела и они провалилась на улицу. Повалил дым, я почувствовал, как в покров врезался болт. Артефактный, но я успел его перехватить. Засек движение в последний момент.

Когда дым развеялся, двоих воришек уже не было.

— Там третий был, — поделилась Кая, которая ничуть не расстроилась.

Стояла она, кстати, полностью облаченная в броню. В вариации, рассчитанной на скрытное проникновение. И когда только одеться успела?

— Ты же пометила их?

— Конечно, — фыркнула она, выражая недовольство, что я посмел сомневаться, — Только в этот раз вперед я пойду. Ты их хуже чувствуешь.

Спорить я не стал.

***

К утру мы знали, где схрон у двух помеченных типов. Отступали они разными путями, но в конечном счёте, под самое утро, собрались в одном.

Кая слушала их разговор через тьму. Я — через движение губ. Трюк невозможный против тех, кто хорошо чувствует ауру внешних сил, но, как оказалось, это удел избранных, мало кому доступный.

— Крупно мы облажались, — говорил тот, что со сломанной рукой.

— Главное, что ушли, остальное не важно, — ответил ему напарник.

— Идиоты, — высказался третий, — Если бы не я, познакомились бы с пытками.

— Ага… Сволочи. Руку мне сломали. Теперь на зелья восстановления раскошеливаться.

— Переживешь. Что делать будем? Надо отомстить им.

На этой ноте я хмыкнул. Мстители гребанные.

— Пока расходимся, потом решим.

Я показал Кае знаками, чтобы она взяла под контроль здание, а сам пошёл внутрь. Ну как пошёл. Шагнул к двери и толкнул её. Створку вынесло, я оказался внутри, прямо напротив ощерившихся воришек.

— Привет. Отомстить хотите, значит? Так давайте, мстите. Можете начинать.

Тот, что стоял справа, махнул ножом, целясь мне по лицу. Перехватив руку, дернул её, выбивая из сустава. Ещё одна слабость покрова. Вор на это не остановился. Выпустил ножи попытался перехватить его второй рукой. Пока оружие падало, я открытой ладонью вбил его в плечо мужику, а самого его подвинул так, чтобы он спиной принял удар второго воришки.

Отведя руку назад, я ударил в живот и мужика снесло. Он пролетел через всю комнату, увлекая за собой атаковавшего и впечатался в стену. Тот, который их до этого вытащил, тоже нож на меня наставил, но напасть не решился.

— Решим дело миром? — спросил он.

— Вы же мстить хотели, — напомнил я.

— Погорячились, были неправы.

— Уверен?

— Абсолютно, — закивал он.

— Тогда почему бы и нет.

— Вали их, идиот, — прохрипел тот, что оказался между стеной и напарником.

— Заткнись! — окрикнул его третий, — Не обращай внимания на этих идиотов, — это он уже мне сказал, — Признаем, были неправы.

— Рад видеть благоразумного человека. Вы нам сон испортили. Дом порушили. Заставили по городу за вами гоняться. Но я человек деловой, готов решить дело миром. Скажем… По пятьсот старших тонгов с каждого, за беспокойство и встреча с вашим главным.

— Каким главным? — напрягся мужик.

— Тем, кто контролирует теневую жизнь в городе. Тем самым, которого якобы никто не знает в лицо и никогда не видел.

Этот город условно можно было назвать безопасным. Стража несла службу, была уважаема и у обычного гражданина имелись все шансы никогда не повстречаться с криминалом. Особенно, если он жил в благополучном районе. Условность же заключалась в том, что помимо этого были неблагополучные районы, встречались шайки, всякие сомнительные заведения, можно было найти бордели, наркотики и всё прочее, что относилось к теневому миру.

Которого вроде как нет, но он есть. Ведут себя тихо, скрываются, наверняка имеют связи со стражей и богатыми людьми в городе, но всё это под таким уровнем секретности, что мы за два года ничего, кроме общих слухов не узнали.

Как и не нашли школ, которые бы обучали убийц и скрытности. А мы то с Каей знали, насколько это важные навыки по жизни.

— Не понимаю, о чем ты. — ответил мужчина.

— Не понимай. Ты весточку передай, что команда удачливых охотников хочет поговорить. Не с такими неудачниками, — кивнул я на притихших мужиков, к которым медленно подбиралась тьма Каи, — А с настоящим мастером своего дела.

— А если я не смогу организовать встречу? — спросил он, чем выдал то, что криминальный босс всё же существует.

— Ну, твоих дружков я заберу сейчас. Пообщаюсь с ними, пока ты за деньгами сбегаешь. Если до вечера не принесешь, то сдам страже или прикончу, в зависимости от настроения.

— Хорошо, — кивнул он, — Я могу идти?

— Конечно, — гостеприимно махнул я рукой в сторону двери.

Судя по взглядам оставшейся двойки, они не верили, что доживут до вечера и дождутся выкупа.

— Идите сюда, — поманил я их.

Тьма набросилась на них, спеленала и оглушила.

***

Через час пленники валялись у нас в подвале, обездвиженные и не способные самостоятельно передвигаться. Мы же спокойно сидели на первом этаже и завтракали.

— Как думаешь, что от них ждать? — спросила Кая меня.

— Поживем, увидим.

Сегодня у нас на завтрак были яйца одной местной птицы, мясо, каша и овощи. Ещё хлеб с маслом и пару кувшинов сока. Кушали мы много и с наслаждением. Типичная беда всех практиков. Если тратить много сил, то и восполнять их надо. Я так и вовсе, легко съедал три стандартные порции.

— Вопрос в том, — сказал Резано, — Кто им наводку дал.

— Ага, хороший вопрос, — хмыкнул я, — Вариантов не так много.

— Ингрид. Интендант. Какая-то третья сторона. — перечислила Кая.

— Или это случайность, — сказала Хала, на что Кая фыркнула.

Несмотря на то, что Хала перестала быть той наивной девчонкой, мыслила она иначе, нежели мы с Каей. Сказалось обучение.

Не успели мы доесть, как к нам заявились гости. Увидев их, сразу понял, что мирно вопрос воры решить не захотели.

На территорию дома вошли трое стражников. Десятник и два подручных. Вид вальяжный, самоуверенный, смотрят, как хозяева жизни.

Мы сидели возле пролома в стене и прекрасно видели, как они прошли.

— Господа, — подошли они к нам, — Дамы. На вас поступила жалоба. Это ваш дом?

— Что за жалоба? — спросил я, продолжая спокойно жевать, что страже, разумеется, не понравилось.

Я говорил, что стражу уважали? Это правда. Как и то, что её боялись. Ну или использовали в своих нуждах, в зависимости от того, по какую сторону социального неравенства находился человек.

— О похищение двух людей.

— Нагло врут, — ответил я.

— Мы должны проверить дом.

— Боюсь, это невозможно. — покачал я головой.

— Боюсь, я вынужден настаивать. — посмотрел на меня с угрозой стражник.

— Да? — глянул я в ответ.

Отодвинув от себя тарелки, я встал из-за стола и прямо через пролом вышел наружу. Стражник попятился. Внезапно для себя он обнаружил, что я его на голову выше, и раза в два шире в плечах. Да и рожа у меня зверская. Сам не люблю на неё смотреть, чего уж о других говорить.

Когда же взгляд мужчины упал на до этого невидимый знак мастера, он и вовсе, переосмыслил разом весь аспект бытия и дальнейшую эскалацию конфликта.

— Настаивать будешь? — спросил у него. — Я вот буду. Очень хочу узнать, кто подал жалобу. Как зовут этого человека?

— Не имею права разглашать, — сглотнул стражник.

Кажется, его тупо развели.

Чтобы понимать происходящее, надо хорошо разбираться в законах, как писаных, так и нет. Естественно, похищать никого нельзя. Но если в твой дом проникли посторонние, то делать ты с ними можешь, что хочешь. Лишь бы другим горожанам беспокойства не доставить и сам город не разрушать. Иначе получат обе стороны.

Ну а дальше начинались частности. Этот мужчина — десятник. Не рядовой стражник, а уважаемый человек, с определенной властью и правом задерживать всех, кого захочется. Только вот я тоже десятник и могу послать его лесом. А ещё я охотник, с достаточно высоким рейтингом, что имеет доступ к третьему лагерю. То есть я элитный практик, который поставляет в город ценные специи и щедро пополняет казну, что тоже добавляло определенные преференции. К примеру, задержать меня могли, только если я кого-то прямо на улице в фарш порублю. Все остальные претензии решались через гильдию охотников. Которая своих защищала, но и карала по всей строгости, в случае вины. Могла и изгнать всяких дебоширов, чтобы не портить общую репутацию. На этом нюансы не заканчивались. Я ведь ещё и мастер, что по значимости чуть выше, чем элитный-охотник. У десятника тупо ни сил нет, чтобы задержать, ни полномочий.

У меня его допрашивать тоже полномочий нет. Зато сила есть. Потому что здесь такое общество, где разрешены дуэли, как способ решения конфликтов. Обычно бьются до первой крови, но есть вариант драться и до смерти. Правда, стоят они дорого. Семья Тон не хочет терять ценные кадры, поэтому в случае убийства, победитель должен выплатить трёхмесячный оклад убитого. Ну или грохнуть обидчика бесплатно, но тайно, что для практика уровня мастера тоже не проблема.

Эти и другие нюансы заставляли десятка взглянуть на ситуацию под совсем другим углом.

Неизвестно, что было бы дальше, но тут перед нашим домом остановилась карета, откуда вышла Ингрид. Стражу она увидела, как и пролом в доме, нахмурилась и подошла к нам.

— Проблемы? — спросила у меня.

— Да нет. Ночью к нам воры пробрались и вот доблестный стражник утверждает, что мы их похитили. Наверное его кто-то ввёл в заблуждение, и, конечно же, он ни в коем случае не получает взятки, тем самым предавая непорочную репутацию стражи.

— Госпожа Ингрид… — натурально заблеял мужчина. — Вышло недоразумение.

— Недоразумение? Вы, недоросли, совсем мозги пропили? Свалили нахрен отсюда. Побежали к своему сотнику и доложили о провинности. Я сегодня к нему зайду и спрошу, что за беспредел его люди устраивают.

Стража испарилась так быстро, что я заподозрил их во владение соответствующим таинством «уносить ноги».

— Я не помешала? — спохватилась женщина, — У тебя на них планы были?

— Нет, — качнул я головой, — Скорее развлекался.

— А, тогда ладно, — понимающе кивнула она, — Воры говоришь? Совсем берега попутали. И не смотри на меня так, мой отряд слишком хорошо зарабатывает, чтобы мелочиться и давать наводки.

Аргумент.

— Я и не смотрю, — сделал невинное лицо, на что Ингрид закатила глаза.

Умная женщина. Раз мгновенно просчитала, что воры к нам не просто так заглянули, а по наводке и что подозрение может пасть на её отряд. Не то, чтобы повод есть. Об успехи похода мы не болтали, но практики такие люди, что могли и спалить, что мы в рюкзаках несем.

— Разговор есть. Но теперь не знаю, уместно это или нет. Можем перенести. — сказала Ингрид.

— Я сейчас свободен. Можем дома переговорить, но там с мебелью беда.

— Давай дома, чтобы никто не подслушал. Недавно купили? Серьезными людьми стали. — хмыкнула она.

— Ага. Мебель заказали, но ещё не привезли. Сегодня мастера зайдут, начнут ремонт делать.

— Ох, это дело такое, — покачала она головой, — Не гуманное к нервам. Курить то у вас можно?

— Можно.

Вскоре мы стояли в отдельной комнате, Ингрид курила трубку, открыв окошко и посматривала на меня.

— Перед тем, как озвучу тему, скажи, много вы добычи принесли?

— Полтора килограмма смолы и мелочевку, — подумав, ответил я.

— Полтора килограмма… — удивленно покачала головой она, затянулась и выпустила клубы дыма. — В первый же заход. Явно спланированная акция, с учетом ваших слабых и сильных сторон.

— Ну, мы готовились, — улыбнулся я извиняюще, мол, само как-то так вышло.

— Я навела о вас справки. — призналась Ингрид, — Всего за два года поднялись с самого низа. Во всех лагерях работали по редким, труднодоступным, прибыльным местам. Заработали не только тысячи тонгов, но и определенную репутацию. Вся четверка отучилась в школах и, что-то мне подсказывает, вскоре вы рассчитаетесь с долгами, станете полностью свободными. Это, кстати, всё легко про вас разузнать, так что не удивительно, что воришки заглянули. Не обязательно интендант сдал. — легко догадалась она, о чем мы думали.

— Мы ему не говорили о добыче.

— Наивные. Рупхерт за сотню метров все специи определяет, что к крепости приближаются. Хм… Я никого не обвиняю, но некоторые люди… Обидчивые, скажем так. И любят контролировать всех вокруг.

— Я тебя услышал.

А что тут ещё скажешь. Домыслы — это не факты. Рупхерт мог и правда обиду затаить. Ну или не обиду, а легкое раздражение на новичков-охотников на «его» территории. Также он мог послать весточку, что у нас за товар, если и правда специи на расстояние хорошо ощущает. Также на этот товар мог иметься покупатель. На аукцион мы смолу не понесли, а она достаточно ценная, чтобы попытаться её украсть. Ну и да, не стоит забывать, что схемы могут быть совсем сложные. С вариантом нас подставить, вовлечь в какую-то интригу, проверить или ещё что провернуть. В чем может быть замешан вовсе не комендант, а кто-то из охотников или стражников на стенах в крепости. Мало ли кто из них обладает повышенной чувствительностью.

— Так по какому поводу заглянула? Не просто же пообщаться. — вернулся я к теме разговора.

— Ты слышал что-то о золотой десятке?

В этом мире драгоценные металлы ценились не так, как специи, но их тоже использовали, как обозначения. Да и просто использовали, в тех же артефактах. Поэтому слово золотой, как и в других мирах, обозначало что-то ценное и дорогое.

— Лишь намеки. Что-то вроде самых уникальных специй.

— Слишком скупое определение, — Ингрид выпустила дым и тот закрутился в небольшое торнадо, после чего вылетел в окно. Дышать сразу легче стало. Табак то женщина курила забористый. — Концепция пути подразумевает стремление к чему-то. Пока у человека есть стремление, он будет действовать. У тех, кто попадает в первый лагерь, цель — попасть во второй. У тех, кто во втором — попасть в третий. А что у тех, кто добрался до третьего и смог там закрепиться?

— Добраться до конца долины?

— Это тоже, — улыбнулась Ингрид, — Но мы и так знаем, что там находится. Дикие земли.

Сейчас я куда лучше понимал, где мы располагаемся в географическим смысле. Ирония заключалась в том, что семейство Тон занимало территорию, приблизительно такую же, как и баронство Тамал относительно урсувайского герцогства. Иначе говоря, находилось на отшибе.

Мне сложно было судить, но по тому, что удалось узнать, это не означало, что земли Тон обделены или они слабы. Просто они жили с краю, являясь частью королевства, которое входило в империю. Полная иерархия строилась так. Империя состояла из королевств. Те состояли из герцогств. Которые в свою очередь состояли из земель семейств. Но это я перевожу на понятный мне язык. Так-то никакого Герцога над Тон не стояло. Было что-то типа общего правления, с представительством от каждой семьи. Но что там и как — большая загадка, потому что свободной информации у простых смертных об этом не было.

Что касается масштабов, то до столицы империи путь мог занять десять лет. Если честно, то такие пространства в моей голове не укладывались. Это в мире, где есть животные, способные преодолевать сотни километров в час. И десять лет? Серьезно? Как такая империя в принципе может существовать?

Жаль, что никто не спешил мне об этом рассказывать.

— Речь о другом, — продолжила Ингрид. — Об этом не рассказывают рядовым практикам. До определенного уровня, развитие сводится к тому, чтобы проработать свои слабые стороны, реализовывать потенциал. После чего происходит кульминация и человек выходит на принципиально иной уровень, где совсем другие требования. Обычные тренировки больше не дадут существенного прироста. Рядовые специи тоже не помогут. С этого момента начинается охота за тем, что способно продвинуть дальше. Улавливаешь, про что я?

— Конечно. Мы уже проходили на своих землях через кульминацию. Здесь, насколько мне известно, возможна вторая кульминация, когда потенциал реализован.

— Да, — кивнул Ингрид, продолжая курить, — Отдельный вопрос, насколько вы близки к этому потенциалу.

— Нам ещё есть, куда развиваться.

— Это понятно. Но как насчёт заработать?

— Что предлагаешь? — прямо спросил я.

— Давай подумаем. У меня есть десять опыта охоты за третьим лагерем и хорошо подготовленная команда. У тебя есть удачливость, умение планировать, талантливость. Как на основе этого сделать так, чтобы мы все стали богаче и сильнее?

— Скажу, если получу расклады по охоте на золотую десятку. Та информация, что мы собирали, слишком скупа. В идеале всё увидеть собственными глазами, но для начала хватит и устного объяснения.

— Так и думала, — усмехнулась Ингрид, — О том, что ты феноменально быстро обучаешься тоже слухи ходят. Сегодняшний день у меня полностью свободен, поэтому, если никуда не спешишь…

Она не договорила, но и так было понятно, что разговор выйдет длинным.

Глава 4. Разведка

В своих ожидания я обманулся. Раскатал губу, что сейчас Ингрид расскажет все тайны третьего лагеря.

Речь зашла всего об одной цели.

— Давай так, — сказала женщина. — Я расскажу про первую цель из золотого списка. Всё, что знаю, а ты подумаешь и предложишь план, как мы можем быть полезны друг другу. Если никак, что ж, всего лишь потеряем время на болтовню.

— Слушаю, — только и сказал я.

— Первый, кто нас интересует, крепкий голем. Или Стоун-Хрунгн. Имя, язык сломаешь, поэтому и зовут его по-простому. Крепкий. Шестой ранг опасности. Был бы седьмой, но он слаб в плане атаки. Любит швыряться всяким, топчет, прыгает и содрогает землю. Ростом… — Ингрид задумалась, — добавь ещё этаж к вашему дому, и будет его рост. Предположительно, владеет десятком внешних сил, защитного характера. Есть склонность к камню. Так что не удивляйся, когда увидишь броню вокруг его тела из скал. Популяция големов крайне малочисленна. Редко когда достигает больше двадцати-тридцати особей. Малоподвижны. Живут в горах, в правой части долины. От третьего лагеря где-то четыре дня пути. Не простых дня. Полных других опасностей. Стаи были бы куда больше, но имеют проблемы с пропитанием, поэтому раз в сто лет сами дохнут. С трупов специи и добывают, но после смерти они теряют значимую часть ценности.

— А что с них ценится?

— Почти всё. Шкура. Не броня каменная, а именно шкура. Каменные наросты. Они малого размера и покрывают всё тело, как шипы. Артефакторы их ценят, с крепкостью мало что посоперничать может. Кровь, внутренние органы, особенно сердце, печень и мозг. Этот монстр хорош тем, что из него добываются почти все компоненты для идеального покрова.

— Что за покров? — заинтересовался я.

— Чему вас только в школах учат? — хохотнула Ингрид. — Есть что-нибудь выпить? Да и трубку надо почистить.

— Идем вниз.

Разговаривали мы на втором этаже, и к тому времени, когда спустились, внизу никого не было. Все наверх ушли. Я порылся в запасах еды и достал кувшин с соком. Всего один остался.

— Вам, определенно, нужна прислуга. Могу хорошую посоветовать. Или сам в их гильдию загляни. Доставляют еду, одежду стирают, за домом следят. А главное — воры их не подкупят. Не в случае контракта с охотниками.

— Да? Загляну тогда. Так что там насчёт покрова?

— Всё хорошо с ним. Таинство идеально покрова. Развивается после приёма соответствующего зелья. На рынке такое стоит от двадцати тысяч старших тонгов. С одного монстра обычно хватает где-то на двадцать порций, и, чтобы нам сварили, придётся отдать половину добычи. Если твой мастер специй не справится. Насколько знаю, там рецепт легкий. Самое сложное — добыть ингредиенты.

— Рецепт легкий, но надо отдать двести тысяч старших? — удивился я.

— Не так выразилась. Половину — после уплаты налогов. За двадцать порций. И сами специи стоят дешевле, чем зелье. В два раза дешевле. Поэтому заплатишь ты две с половиной тысячи или около того за одно зелье. Работать будет мастер. Это для него рецепт легкий. Новичок не справится. Да и не будет знать новичок, что делать.

Я на это лишь вздохнул. Вот так всегда. Только цена за добычу начинает греть душу, как узнаешь, что есть куча подводных камней, которые срезают прибыль.

— Надо у Резано спросить. Он талантлив, вдруг сам сделать сможет.

— Надеюсь, — сказала медленно женщина, поглядывая на меня. Было видно, что это одна из причин, почему Ингрид к нам пришла. — А что касается покрова, есть таинства обычные, а есть золотые. На самом деле полная ерунда. Продвинутая защита, которая после принятия зелья почти ничего не стоит в плане затрат энергии. Ну и держит удар в разы лучше.

— Эта штука стоит таких сложностей?

— Скажем так. С таким покровом стоит бояться только мастеров и тех, кто сильнее. Да и то им тоже будет сложно пробить подобную защиту.

— Двадцать порций, говоришь, — задумался я. — Нас четверо, а вас шестеро, — это включая саму Ингрид, — итого десять человек. Собираешься ещё кого-то привлечь?

— Нет. Надо брать мастерством, а не количеством. Но сразу скажу, что для зелья придётся и другие ингредиенты купить или добыть. После чего, если повезет, остальные десять порций можно продать. По двадцать тысяч, сам считай, какая это прибыль.

Двести тысяч старших тонгов. Серьезные деньги по любым меркам. На десятерых, конечно, уже не так интересно, но всё же.

— За оставленные зелья тоже ведь придется заплатить налог.

— В этом случае да. Но в любом случае, если дело выгорит, каждый получит серьезное усиление, ещё и монет сверху.

— Ты меня, определенно, заинтересовала, но остаётся вопрос, зачем вам мы? Сами не справитесь?

— Эх… — напившись сока, Ингрид забила новую трубку. — Если бы всё было так просто. Ты представляешь, насколько сильны старшие мастера? И вот даже они не всегда могут пробить шкуру монстра и тем более убить его. Это добыча из серии — хотели бы все, даже семья Тон, которым, кстати, заказ и уйдет, но справиться могут лишь единицы. Если повезет. Последний раз монстра убивали двадцать лет назад. Две трети группы, а собралось сорок человек, погибло.

— Если это так сложно, то…

— То чего я пришла к тем, кто ходил всего на одну охоту в третьем лагере? — усмехнулась женщина. — Считай, что чутье. Оно мне подсказывает, что если кто-то и придумает решение, то это ты.

— Я должен увидеть монстра в живую. Тогда станет понятнее.

— Решаемо. Нам в любом случае нужно сработаться. Можем поохотиться вместе по пути к големам. Заодно расскажу на месте, что там за твари обитают. Кто знает, может, мы и дойти не сможем. Тогда незачем рисковать.

На том и договорились.

Ингрид ушла, я позвал своих и рассказал им, о чем болтали.

— Звучит неплохо, — вынесла вердикт Кая. — Но не раньше, чем наш блондин закончит с текущими зельями.

— Само собой, — ответил я. — Мне тут про гильдию слуг рассказали. Надо бы наведаться. Вы как, справитесь без нас? — глянул я на Халу и Резано.

— Идите, — легко согласились Хала.

— Я сегодня высажу дикие шипы, — пообещал Резано. — К нам больше никто не проберется.

— Э, нет! — забеспокоилась Кая. — Пусть сначала дом отремонтируют, а потом высаживай. Не хватало нам, чтобы строителей пожрали. Где они, кстати? Давно должны были прийти.

— Как придут, так придут, — сказал я. — Идем? Если хочешь, можем по пути к ним заглянуть. Они в одном районе находятся.

— Будь милостив, — сказала Хала. — Бедные строители не переживут встречу с Каей.

— И то верно, — согласился я, наблюдая, как недовольно засопела Кая.

***

Строителей мы дождались, не успев выйти из дома. Вместе с ними ещё один гость заявился. Он прямо с бригадой пришёл, одетый как работяга. Если бы не слишком специфические ощущения, исходящие от него, то и не заметили бы.

Разговор с ним состоялся в доме, пока бригада размечала фронт работ вокруг.

— Это выкуп, — передал он нам мешок. — Вопрос улажен?

— Если к нам больше не полезут, то да, — сказал я. — А что по второму вопросу?

— Мой господин не готов с вами встретиться, но я могу говорить от его имени. Что вы хотели? — несколько требовательно спросил он.

Самую малость. Недостаточно, чтобы обострить конфликт, но самое то, чтобы выразить недовольство нашими методами и требованиями.

— Этот вопрос я готов обсуждать с лучшим из вас. К взаимной выгоде. Если он не готов встретиться лично, что же, — развёл я руками, — забирайте двух неудачников внизу и никогда больше сюда не возвращайтесь.

Мужчина, словно того и ждал, молча забрал пленных и свалил. Я переглянулся с Каей, когда они ушли. Непонятно, сыграет наша ставка или нет. Если нет, то, наверное, оно и к лучшему. Что-то мне подсказывало, что этот так называемый господин мог быть под колпаком у семьи Тон, а значит, о нашем интересе научиться секретным таинствам, связанными с проникновением и убийствами, могут узнать те, чьего интереса мы хотели бы избежать.

— Идем за прислугой? — спросил я, подкинув мешок с деньгами.

— Пошли, — Кая перехватила мешочек путами тьмы и притянула к себе. — Тяжелый. Мне нравится.

***

Следующая неделя прошла в подготовке и разговорах. Ингрид, на этот раз с командой, не раз с нами встречались и мы обсуждали детали предстоящего похода. Также они делились тем, каких монстров встретим по пути и чего стоит ожидать.

Я слушал, запоминал, анализировал и просчитывал те перспективы, что открывались на данном направлении.

Резано же в это время полностью сосредоточился на зельях и сварил партию. После чего мы отправились сначала в школы, где сдали часть товара, а потом на аукцион. Ещё через пару дней мы получили деньги, чуть больше, чем ожидали. В принципе, нормально получили. Как и должны были, просто ожидания были скромными. Снова поход в школы, и все четыре договора были закрыты. Пришлось немного побороться с бюрократией, но без всякой жести.

Освобождение от долгов дружно отметили, но без сумасшедших попоек. На следующий день должны были выйти в поход.

О котором почти и нечего сказать. Встретились с группой Ингрид, доплыли на лодке до третьего лагеря. Там отметились и вышли. Шли почти неделю, без спешки, внимательно изучая территорию. В смысле мы изучали, а Ингрид нам объясняла тонкости ремесла.

Ещё три дня я вместе с Каей следил за големом. Внушающая опасения махина. Запусти такого в город, и ничего не останется, одни руины. Повезло жителям, что они не интересовали голема. Как и всех остальных местных тварей. Связывали это с тем, что здесь, в этой части долины, более насыщенный энергией фон. Это как соленая вода для некоторых рыб. Помести их в пресную — и сдохнут.

Резано с Халой остались с Ингрид и бегали по округе, собирали травы и охотились на рядовых монстров. Не возвращаться же нам с пустыми руками.

— Что скажешь? — спросила Кая, кажется, раз в двадцатый, на третий день.

За это время мы всего одну тварь в движении нашли. Остальные особи находились в спячке, покрытые дополнительным слоем защиты и могли так год-другой провести. Эта же особь проголодалась и вот уже третий день на наших глазах пыталась добыть пропитание. Не особо успешно. Слишком медленный голем и слишком резвые все остальные жители окрестных лесов. Если что и получалось добыть, то случайным броском камня.

— Предлагаю попробовать его атаковать, — предложил я.

— Шутишь? — возмутилась Кая, но тут же сама ответила: — Нет, не шутишь. Чего это я. Есть план, или просто попробуем?

— Можешь делать, что хочешь. Ты с одной стороны, я с другой. Один отвлекает, другой атакует в спину. Чередуемся. Если бежит за первым, то второй его прессует, пока не перетянет внимание на себя.

— Хорошо. Дай мне только минутку. Хочу кое-что попробовать.

Кая, не особо скрываясь, побежала в сторону. Я тоже на месте не остался.

В школах учили по тем же принципам, что и в землях третьего порядка. Были таинства для внутренней закалки — развития тела. Были таинства для взаимодействия с внешним миром. Как для работы на коротких дистанциях, так и на длинных. К примеру, какой-нибудь практик меча и стали мог создать себе настоящий меч и сражаться им. Или не стали, а дерева, и тогда в его руках любая палка превращалась в полноценный меч. А после обработки ещё и форму сохраняла навсегда, при этом в боевых качествах не уступая обычному оружию.

Вот что действительно оригинально, так это таинства укрепления связи с внешними силами. Целое отдельное направление. Ну и да, что внутренние таинства, что направленные вовне, были завязаны на внешние силы. Почти ничего, что использовало исключительно собственные ресурсы практика.

Можно сказать, что таинства-техники — это конкретный способ использования энергии с примесью внешней силы. Если открою свою школу, сделаю её максимально понятной в терминологии, а то некоторые мастера так грузят пустыми словами, что аж до зубовного скрежета доводят.

Наверное, большинству жителей земель третьего ранга покажется забавным, ну, или обидным, что сами они жизнь кладут на изучение, по сути, отдельных техник, а здесь на это не делается акцента. Потому что внешняя сила, если ты её освоил, сама по себе даёт большой простор для творчества. Техники здесь — это продвинутый уровень использования внешних сил, который ещё попробуй изучи, а перед этим уговори мастера открыть секрет. У нас с этим вопрос решался за счёт меня. Насмотревшись на мастеров всех видов, я набрал достаточно опыта, чтобы самому создавать техники. А за два года многое можно проверить на практике и найти рабочие схемы.

Я даже без предупреждения знал, что Кая собирается попробовать. Сжигающее солнце. Медленная, тяжелая техника, на которую уходит весь запас сил. В теории с запредельной разрушительной мощью.

Готовится она минут пять, и мне надо проследить, чтобы Каю за это время не убили.

Моя помощь так и не потребовалась. Голем завис, стоял в одном месте и в её сторону не смотрел. Поэтому и не увидел, когда ему в спину прилетело маленькой солнце. Я отвернулся и прикрыл глаза. Находясь на расстоянии двухсот шагов, всё равно почувствовал, как кожи коснулся жар. Да… После того как Кая сформировала средоточие, укрепила его зельями и поставила в основу свет и тьму, её запасы энергии возросли в десятки раз. По факту, она могла сейчас попробовать сдать на мастера, но мы совместно решили этого не делать. Чтобы не привлекать лишнего внимания. Появление сразу двух молодых мастеров — это не просто новость, а сенсация. Тем более когда они оба родом из третьих земель.

Повернувшись, увидел, как голем распрямляется. Нда… Спину ему опалило, камень оплавился, но на этом всё. Кая уже бежала от него. Поняла, что убить не сможет. Сейчас она по нулям, разве что небольшой запас себе оставила. Так что моя очередь.

Для атаки я выбрал силу копья с вплетением в неё движения. Удар копьем — это ведь тоже движение. Всё едино, на самом деле. Как говорили любить мастера в школе.

Я вложил где-то одну десятую часть резерва и создал эхо. Это когда делаешь выпад, и с копья слетает «призрачная» копия. Оно врезалось в спину монстру, но даже не поцарапало, и внимания на меня не перевело. Однако. Ещё несколько атак убедили, что монстр реально крепкий. Только с седьмого раза я заставил повернуться его в мою сторону.

Закончив на этом, отступил и затерялся в лесу. После чего нашёл Каю.

— Это будет крайне сложно, — сказал ей. — Придётся подготовиться.

— Я не сомневалась, — качнула она головой, откидывая назад косы.

***

Наш сдвоенный отряд возвращался обратно. Лес вокруг третьего лагеря не то место, где можно беспечно устраиваться на привал. Выспаться — и то проблема. Поэтому дольше нужного охотники не задерживались, и когда я увидел то, что хотел, больше причин оставаться не было. Вернемся, сдадим добычу, отдохнем и будем думать, как быть дальше.

Отряд распределился так, чтобы контролировать подступы. Впереди шёл Резано и Томир, человек Ингрид. Я же шагал с нею в центре и обсуждал результат трёх дней наблюдений.

— Ты ведь изучала хроники, если они есть, или собирала слухи, как убивали голема, — говорил я. — Как это делали?

— Схема примитивная, — ответила женщина. — Нужно пересилить его защиту.

— Логично, — протянул я. — Это сложно.

— Поделишься, какие выводы сделал, пока наблюдал? Или мне сразу стоит забыть про эту авантюру?

Сразу я не ответил. Прокручивал в голове то, что узнал. Особь, которую мы наблюдали, владела минимум десятком внешних сил, которые сплетались в покров. Необычный покров. Так сразу и не знаю, как описать. Защита монстра состояла из шкуры, каменных наростов, покрова и ауры. Загвоздка в том, что перечисленное было едино, почти не отделяемое друг от друга. Эдакий сплавленный монолит. Атака Каи, довольно сильная, смогла лишь опалить самый верхний слой. Это как… Ну, пощёчина для обычного человека.

— Задачка чисто математическая, — ответил я. — Скажи, голема пытались заманить в ловушку?

— Какую? — хмыкнула Ингрид, отмахнувшись от мошкары, что летала вокруг нас. — Выкопать гигантскую яму? А каким образом? Притащить сюда катапульту? И снова, каким образом?

— Мало ли, вдруг люди додумались до чего.

Идея с ловушкой мне казалась глупой. Слишком монстр большой.

— Я тебе пока об этом не говорила, но голем не так опасен. Пока его не разозлить, — веско добавила женщина.

— Разозлить? — нахмурился я, искренне думая, что уже знаю самое важное. — Хорошо, что хоть не во время боя рассказала.

— Так нам спешить некуда, — усмехнулась Ингрид.

Идти рядом с ней было несколько… неудобно. Она мелкая, самая низкая ростом в двух отрядах. А я здоровый. Самый высокий в отряде. Вот и получалось, что один мой шаг как её два. Приходилось головой вертеть и наклоняться, чтобы женщину разглядеть.

— Тогда рассказывай всё, что знаешь. Без этого нормального плана не будет.

— Да нечего особо рассказывать. Пока голем в спокойном состоянии, максимум, что сделает — наступит или деревом в тебя швырнет. Для нас это не проблема. Но если его разозлить, для чего нужно нанести существенный урон, тогда другая история начнётся. Стоит ожидать ударов голой аурой.

— Что на деле может означать что угодно.

— Да, — не стала отрицать Ингрид. — Не просто же так у монстра такой ранг опасности и за его специи столько платят.

При высокой связи с внешней силой с её помощью можно делать что угодно. К примеру, устроить землетрясение и зашвырнуть в нас сотню булыжников.

— Как его убивали тогда? Имею в виду так, чтобы не повредить внутренние органы.

— Чем-то жертвовали. Если верить моим источникам, то лучше всего разнести голову. Мозг наименее ценен, да и его ошметки подойдут для зелий.

— Ясно… — протянул я. — Знаешь какие-то способы ослабить его?

— Нет.

Чуть ускорившись, я догнал Резано и обрисовал ему задачу. Парень остановился, а вместе с ним и весь отряд.

— Способы есть. Могу сварить зелья, если точно назовешь, какие внешние силы использует голем. По эффекту… — задумался он. — Думаю, процентов на двадцать, если повезет, защиту ослабить можно. Эффект кратковременный. Где-то с минуту. Без проверки на практике точнее сказать не могу. Ингредиенты где-то по сотне на зелье обойдутся. Нужно отдельно на каждую внешнюю силу варить.

— Хорошо.

Резано чуть помедлил, не дождался вопросов и продолжил прокладывать дорогу. Остальные в отряде слышали наш разговор. Да и то, о чем с Ингрид общались, тоже.

Что-либо говорить я не спешил. Думал о том, стоит ли выкладывать козыри. Задумки-то есть, но… Любое применение способностей на публике приводит к тому, что заинтересованные люди узнают о твоих умениях. Зная это, они могут подготовиться и свести все твои преимущества на нет. Мы пока не нажили себе смертельных врагов, чтобы кто-то настолько заморочился и пожелал убить нас, но… Кто знает, что будет дальше.

Козырей, которые я держал в тайне, у меня было несколько. Во-первых, это дар видеть скрытое. Во-вторых, умение быстро разбираться в чужих таинствах. За такое умение, прознай кто, боюсь представить, что последует. Как минимум меня захотят использовать. Прибегнув к той или иной степени жесткости уговоров. Как максимум слухи дойдут до семьи Тон, ну, помимо Темного Герцога, что живет в теле наследника. Что будет в этом случае, трудно прогнозируемо. Скорее всего, тоже захотят использовать. Добровольно-принудительно, без права отказаться.

— Нужно провести совместную тренировку, — сказал я, решившись где-то спустя час пути. — Мне нужно, чтобы вы продемонстрировали свои самые сильные умения. Можно вполсилы, чтобы совсем без запаса не оставаться.

— Если это так нужно… — неуверенно сказала Ингрид. — Тебе одной демонстрации хватит?

— Вполне.

Спросила она с иронией, не ожидая согласия, и удивилась, когда я кивнул. Но это пока ничего. Я особо козыри свои не открыл. Мало ли, что говорю. Вопрос в том, что сделаю.

— Тогда, как ближе подойдем к лагерю, чтобы отступать проще было, если внимание привлечем, — сказала она.

***

Всего, включая женщину, в их команде шесть человек. Сама Ингрид владела чем-то, что укрепляло её тело и позволяло играться с весом. Она могла как резко ускориться, размывшись тенью, так и свалиться монстру на голову, буквально его раздавив. Вторая её стихия была связана с дымом, но я подозревал, что с любыми газообразными веществами. По крайней мере, дымовые завесы она устраивала легко, как и разгоняла ядовитые облака. Учитывая, сколько в этом лесу всякой гадости, часто невидимой, крайне полезный навык для любой команды.

— У меня ничего лучше удара мечом нет, — сказала женщина. — Нужно демонстрировать?

— Нет, — качнул я головой. — Интересуют в первую очередь дальнобойные атаки или то, что может усилить… Чужое таинство.

— Усилить… — эхом повторила Ингрид, странно посмотрев на меня. Да и остальные из её команды тоже не остались равнодушными. — Это можно попробовать. Но давай сначала демонстрации. Парни, готовьте свои сильные удары. Бейте вполсилы. Нам ещё возвращаться.

Забавно, но факт. Эта маленькая женщина рулила пятью крепкими мужиками. Вдвойне забавно и достойно уважения то, что среди городской стражи и охотников женщин от силы пара десятков. Ингрид единственная, кто так далеко забрался, дойдя до третьего лагеря и успешно ведя здесь охоту который год.

В некотором роде она легенда. Поэтому неудивительно, что тот стражник, собирающийся на нас наехать, так быстро свалил, встретив её.

Но вернемся к математическим расчётам. Каждый из пятерки продемонстрировал, что может. У всех были разные силы, дополняющие друг друга. Не случайным образом Ингрид команду собирала.

Первым выступил Бойл — наш старый знакомый, который проводил обучение, когда мы только записались в охотники. Владел он направлением воздуха и продемонстрировал что-то вроде копья. Причем он его создал, дал мне разглядеть и свернул обратно, не став тратить силы.

— Или надо атаковать?

— Нет, не обязательно. Сможешь его усилить и показать максимум?

— Смогу.

Бойл создал копье, которое больше для баллисты подходило.

— Удержишь?

— Пару минут легко.

— Тогда без резких движений. Я мастер копья, — пояснил ему, что буду делать.

Мне не надо было подходить вплотную, чтобы усилить копье. Достаточно было сосредоточиться на нём. Перехватить управление, укрепить каркас, влить силу, сделать мощнее.

— Кая, — позвал я.

Она без вопросов подошла и влила свет внутрь. Копье засветилось, стало переливаться, как блестяшки на солнце.

— Отпускайте контроль…

Прицелившись, послал копье над землей. Летело оно долго. Срубало деревья, не замечая их. Вместе со стеблями. Метров через двести вошло в землю и взорвалось.

— Неплохо, — в голосе Ингрид послышалось одобрение. — Очень даже неплохо. Хочешь все наши силы соединить?

— Соединить, подобрать идеальное сочетание, ослабить монстра, — перечислил я. — Уходим, пока твари не сбежались. Через час попробуем с остальными.

***

Пока шли до лагеря, успели перепробовать многие комбинации. Не все участники подходили для общей атаки, но и то, что имелось, выглядело многообещающе.

У всей пятерки, кстати, было всего по одной внешней силе. У Ингрид — две. Что не мешало им быть профессионалами высокого класса.

Сданная добыча покрыла наши расходы, позволила немного заработать и оплатить возвращение обратно. Чуть меньше двух недель этот поход занял. Две недели, а к главной добыче мы так и не приступили, лишь ознакомились с ней. Ещё столько же Резано собирался варить ослабляющие зелья. Потом возвращение в лес, проверка на големе, получится или нет. Неделя-две и уйдет. В итоге полтора месяца на одну цель. Когда посчитаешь временные затраты, то подобные авантюры выглядят не так радужно.

Но были в этом и хорошие новости. Пока отсутствовали, дом обновили и часть мебели поставили. Внутри мы ничего не оставляли, поэтому не боялись, что нас ограбят. А как вернулись, то Резано высадил колючку. Одно из растений, которое добывалось в лесу. За счёт своей силы парень собирался оплести ею все стены и выстроить систему безопасности и обнаружения.

Полезная вещь в хозяйстве, ничего не скажешь.

Это не единственное событие, которое случилось. Сразу по приезде через стражу нам передали, что сотник зовёт пообщаться. Зовет, а не требует. То есть зайти надо по мере возможности, а не откладывать все дела. Когда же пришли домой, то где-то через час заявился посыльный и передал приглашение на… бал. Вот чего я не ожидал, так этого.

— Аристократы нас заметили? — удивилась Хала, разглядывая разукрашенный пергамент.

— Не аристократы, — машинально поправил я.

— Власть предержащие люди, — не стала спорить Хала. — Что думаете?

— В жопу эти балы, — лаконично ответила Кая.

— Согласен, — внезапно поддержал её Резано. — Я лучше зельями займусь.

— А я бы сходила. Платье выгуляла. Тебе тоже не помешает, — глянула Хала на Каю.

— Хм… — задумалась та. — Ну если платье, то можно. Тряхнем… — она явно хотела сказать стариной, но вовремя спохватилась и поправилась: — Тем, чем природа одарила. Тогда надо идти по магазинам и узнать у кого-нибудь, как на эти балы здесь принято ходить.

Бал, значит. К чему бы это?

Глава 5. Разговор на балу

К сотнику я заглянул на следующий день после возвращения. Ехал так, чтобы гарантированно его застать.

Эх, были же времена, когда чистая постель и прогулка по городу являлись для нас роскошью. Сейчас я катался исключительно на каретах, выбирая не самые дешевые, а те, что попросторнее и удобнее. Не из-за того, что неженка, а просто с моими габаритами ехать, чувствуя, как отбивает задницу на брусчатке, ещё и опустив голову, не было пределом мечтаний. Да и быстрее так. Среди извозчиков существовала негласная иерархия, и те, что побогаче, имели право первого проезда. Мелочь, а время экономит.

Когда-то, когда только мы перестали быть рабами, здание стражи, где заправлял Владис, впечатляло. Так, как впечатляет большой город приехавшего из глуши человека. Я не был совсем уж деревенским, но те лекции, что давали будущим ловцам знаний, остались где-то там, далеко. А последние годы как раз прошли в глуши, поэтому мы тогда и впечатлились, сами того не осознавая. Это я сейчас заметил, обратив внимание на то, что здание самое обычные, дешевое, без изысков и украшений.

Увидел и знакомое лицо. Десятника Сенда, дороманца, что прибыл на эти земли вместе с нами. Уже десятника. Поднялся он не так высоко, как мы, но тоже на месте не стоял. Насколько я знал, сейчас он имел отношение к торговле с урсувайцами. Ну и продолжал быть посыльным у Церена, дергая меня, когда тот в очередной раз хотел пообщаться. Не так часто, что меня устраивало. Всего пять раз встречались за два года. Кое-какую информацию я ему передал. В том числе по таинствам и общим раскладам, что здесь и как.

Сенд проводил тренировку со своими подчиненными. Я не стал отвлекать, сразу прошёл к зданию, поднялся наверх и постучал в кабинет сотника. Тоже привилегия, между прочим.

— Эрано! — воскликнул Владис. — Хорошо, что зашёл. Проходи.

Говорил он это, подписывая бумаги. Как закончил, сложил их, убрал в ящик и посмотрел на меня.

— Как успехи в третьем лагере?

— Сложно. Интересно. Многообещающе.

— Наслышан. До меня уже дошли слухи, что вы расплатились со школами. Ушлые какие, — похвалил он. — Я вот о чем хотел поговорить. Проведешь тренировку для стражи? Новичков тоже в леса надо сводить. Появилось несколько кандидатов в охотники.

Внутри себя я поморщился, не особо обрадовавшись тому, что лишних забот подкинули.

— Конечно, — ответил сотнику.

Я хоть и не рад, но помню, что этот человек нам сильно подсобил. Да и тут же Ингрид привлек. Элитного охотника, чтобы занялась какими-то новичками. Она на нас две недели убила. Так что долг платежом красен.

— Кем именно нужно заняться?

— А ты вниз спустись, десятник Гринд тебе всё расскажет. Кстати, сам не думал сотником стать? — с легким прищуром спросил он.

— Нет, — на всякий случай я несколько раз головой покачал, чтобы точно выразить своё отношение.

— Чего так? Талант у тебя точно есть. Ещё две силы внешние освоить, опыта набраться, и готовый сотник получится.

— Слишком я молод для этого.

О том, что сотник — это в первую очередь организатор и управленец, а не боевая единица, я ему прямо говорить не стал. Как и о том, что сотниками обычно назначали тех, кто, скажем так, в возрасте. То есть солидных, повидавших жизнь мужиков, которые уже не такие прыткие, как молодые, но достаточно крепкие, чтобы занять важный пост.

— Но вот пару групп охотников воспитать с нуля хочу, — поделился планами.

Об этом стоило сказать. Как минимум потому, что охотников через Владиса оформлять.

— Да? — задумался он. — А набирать где их будешь?

— Я мастер теперь. Элитный охотник. Проверну пару успешных дел, и сами придут.

— Могут… — снова Владис «ушёл в себя».

Я приблизительно догадывался, что он думает. Мне многое нравилось в страже, в том числе и то, как организовала дела семья Тон, но вот что парило, так это отсутствие гибкости в некоторых местах. Я, как десятник, мог набрать отряд до десяти человек. Одиннадцать уже не мог. Если нужно больше людей, становись, опять же, сотником и набирай два отряда. А потом ещё восемь отрядов, чтобы стать полноценным сотником.

В принципе, понятно, почему так сделано. Что для стражи, что для охоты нет потребности в отряде больше, чем десять человек. А если появляется, то отряды между собой объединяются. Формировать же целую сотню банально места для них нет. Два последних года, пусть война и шла на границах, получились не особо кровавыми, поэтому сейчас наблюдался небольшой перебор с охотниками. Собрать и обучить ещё сотню — это значит задрать конкуренцию до небес. Овчинка выделки не стоит.

— Пару групп — это сколько? — отмер Владис.

— Две группы. По пять человек, — озвучил я то, о чем только что подумал. — Больше не вижу смысла.

— Если кто-то из твоей группы сам станет десятником, то никаких проблем.

— Кая, — сходу ответил я. — Она по всем показателям готова.

— Хорошо. Тогда, как займешься набором, сообщи, оформим, как надо.

— Договорились. А по обучению — тогда у Гринда узнаю детали и составлю график.

— Хорошо, — кивнул Владис, приняв то, что у меня есть свои дела и надо время отдельно выделять.

***

Гринда я нашёл. Узнал, что от меня требуется, кого именно на шею повесить хотят.

— С ними насколько жестко можно обойтись? — спросил его. — В смысле, насколько поднять боевые качества?

— Кхм… — аж поперхнулся он. — Давай по полной.

— Уверен? Мне потребуется… Допустим, три недели. Люди поступают в полное моё распоряжение. Остальное беру на себя.

На этот раз десятник задумался куда сильнее.

Владис приблизительно раз в месяц организовал мастер-классы тех, кто чего-то добился. Знакомых у него было много, прийти мог кто угодно. Сами тренировки проходили обычно в течение дня. Максимум недели. Всё в рамках повышения эффективности стражи. Отличная возможность для тех, кто стремится к чему-то большему.

Но я давно расстался с иллюзиями, что на этих землях живут какие-то другие люди. Точно такие же, что и на землях третьего порядка. Есть те, кто довольствуется малым. Есть те, кто готов напрячься, занять место получше и выдохнуть на этом. А есть те, кто, как наша группа, лезет и лезет наверх, никак успокоиться не может. Я хорошо представлял, что из себя представляет стража. Обычные в целом люди. Задел у них есть, но сами они не готовы рвать жилы. В большинстве своём. Но если взять человек двадцать-тридцать, то… То я могу отработать несколько схем по обучению и действительно дать им неплохого пинка. Опыт получу, плюс к репутации. Раз уж всё равно этим заниматься придётся, то лучше сделать работу хорошо.

— А сколько стражи ты готов взять?

— До трёх десятков человек, — прикинул я.

— Что делать с ними будешь?

— Заставлять страдать и превозмогать, — честно ответил Гринду.

— Надо с сотником тогда согласовать, — задумался он.

— Согласуй. Я в любом случае в ближайшие пару седмиц занят. Как закончу дела, так приду.

Уладив этот вопрос, отправился обратно. Сегодня ещё по магазинам предстояло ехать.

***

На этих землях аристократами считалось семейство Тон. Остальные горожане никаких титулов не имели. Что не мешало им быть влиятельными в рамках города и ближайших территорий. Должностные лица, сотники, элитные охотники, мастера, как обычные, так и старшие, дельцы и торговцы.

Пригласили нас в один из особняков, что располагался на противоположной стороне от стены. В пригороде, а не в городе, хотя местные считали это единой частью. Как по мне, утопающий в зелени район, куда обычных жителей стража не пускала, находящийся на удалении от оживленных улиц, на часть города не тянул.

Народу прибыло много, и какое-то время мы простояли в пробке, пока другие гости покидали кареты и их принимали слуги. Дошла очередь и до нас. Кая оделась в иссиня-черное платье, которое лучше не вспоминать, сколько стоило. Хала же предпочла платье темно-синего цвета, чуть темнее, чем её волосы. Которые она упорно выкрашивала, возобновив традицию сразу, после того как нашла доступ к нормальной краске. А так волосы у неё каштановые. Мы же с Резано были облачены в классические парадные костюмы охотников. Среди практиков это было традицией. Одеваться так, чтобы сразу было понятно, к какой фракции относишься. Девушки — исключения. Те наряжались как угодно.

Пригласил нас некто Ханс Бонсворт. Которого мы знали исключительно по тому, что некоторые специи с аукциона уходили к нему. Лично до этого не пересекались. Он держал несколько лавок в городе, занимался специями, у него имелось два своих мастера, что варили зелья, и также несколько караванов, что привозили товары из других городов. Далеко не самый влиятельный человек в городе, но и не мелкая сошка. Так, середнячок. А ещё любитель устраивать светские мероприятия.

Слуга, приняв приглашение, проводил нас во двор, где уже собралась часть гостей. Среди которых сразу увидели знакомое лицо — Ингрид. Та кивнула, попрощалась с каким-то господином и направилась к нам.

— Что, доросли до того, что уважаемые люди позвали напиться? — спросила она с сарказмом.

Направленным не в нашу сторону, а по отношению к мероприятию в целом.

— Видимо, так, — улыбнулся я. — Может, и правда стали заметны?

— Рано радуетесь. Балы быстро утомляют, — поделилась опытом Ингрид. — Но на них надо ходить, чтобы поддерживать связи с теми, кто покупает добычу. Познакомить с людьми?

— Было бы замечательно.

Кого-то мы и сами знали. Тех, с кем сделки напрямую заключали в основном. Где-то минут через тридцать, когда едва успели добраться до закусок, меня перехватил слуга, сказав, что со мной хотят поговорить. Кто хочет, он упоминать не стал.

Согласившись, проследовал за ним в закрытую часть дома, где меня провели в кабинет.

Вот те раз.

— Эрано, — кивнул мне Сарко, когда мы остались одни.

С момента того совместного похода, когда нас попытались убить, мы больше не виделись. Парень возмужал. Вытянулся, раздался в плечах, скулы заострились. Да и в целом он не выглядел юнцом. Молодой мужчина уже.

— Господин, — поклонился я, не зная, насколько открыто можно говорить.

— Расслабься, — махнул он рукой и указал на кресло. — Присаживайся. Выпить хочешь? Разговор будет длинным.

— Тогда не откажусь.

Сарко сидел возле камина, сейчас не зажженного. Я сел напротив, продолжая его разглядывать и думая, какие очередные беды это принесет.

— Не слишком опрометчиво встречаться со мной? — спросил его.

— А не слишком опрометчиво искать выход на главу теневого мира?

Сказал он это, разливая вино по бокалам. Протянув мне, дождался, пока возьму и откинулся обратно в кресло. Выглядел он расслабленно и беспечно, не как человек, который находится под давлением или чего-то опасается.

— Получается, что слишком, — ответил я. — Как узнал?

— Это мой человек, — легко ответил он. — После того как меня попытались убить, удалось пробить у семьи разрешение лично заняться этим делом. Не буду утомлять тебя подробностями.

Я кивнул, отметив то, что Темный Герцог далеко раскинул свои сети. На месте не стоит. Насколько это опасно для меня и Каи?

— Тебе нечего опасаться. Я вам точно не враг.

Ещё один кивок. На этот раз отметил, что эмпатию он тоже развил до очень высокого уровня. Находясь постоянно с Каей, я имел богатую практику в контроле собственных эмоций. Да и сам кое-что понимал в темном пути, умея закрываться.

— О чем хотел поговорить? — спросил его.

— Зачем тебе теневой мир?

— Знания, — не стал скрывать. — Забыл, на кого нас учили? Кое-какие навыки я адаптировал под этот мир, но хотелось бы пройти полноценное обучение.

— Ожидаемо от тебя, — хмыкнул Сарко.

Ему, как тому, кто полностью изучил мою память, наверняка было несложно просчитать весь ход мыслей.

— Это возможно. Могу дать разрешение обучить тебя. Не уверен, что ты много получишь, но хоть что-то.

— Было бы неплохо.

— Хорошо, — согласился он. — Тогда жди мастера. Сам будешь договариваться.

— Но ты пришёл сюда не ради этого.

— Нет, конечно. Я хотел поговорить о проблемах и перспективах, а не твоих маленьких шалостях.

— Слушаю.

А что мне ещё оставалось делать?

— Во-первых, тот случай в лесу — убить хотели тебя, а не меня. Дело рук ловца знаний.

Не то чтобы неожиданная новость.

— Ловец мертв?

— Нет. Он сидит на территории другой семьи, куда я скоро отправляюсь в качестве посла для налаживания торговых связей. За прошедшие два года ловец несколько раз пытался добраться до меня. Также, насколько мне удалось узнать, этот человек довольно влиятелен, вплоть до того, что способен стравить два семейства.

— Тогда почему ты ещё жив?

— Потому что я знаю о вашем мире и о том, кто такие ловцы. При этом сам талантлив и тоже влиятелен, — обезоруживающе улыбнулся Сарко.

Если он по-настоящему смог взять преступный мир под свой контроль, то охотно верю. Сомневаюсь, что эта задача была бы по плечу оригинальному Сарко. Подготовка подготовкой, но не когда ты юнец, жизни не видавший. Другое дело, Темный Герцог, с его-то опытом.

— Его сеть я здесь вычислил и уничтожил. Так что он в курсе, что я знаю о нем. Поэтому он ищет другие пути. Я тоже не сижу на месте.

— И зачем-то тебе понадобился я, чтобы решить эту проблему?

— Не просто проблему, — покачал он головой. — А твою проблему. Это ведь тебя хочет убить бог.

— А ты так, случайная жертва, — усмехнулся я в ответ на этот пассаж. — Готов признать, что проблема наша. Мы не дети, чтобы играть в перекинь проблему. Что конкретно задумал?

— Убить его, что же ещё? За три месяца уладь все свои дела. Ваша группа поедет в качестве сопровождающих.

— Если он знает о тебе, то ехать в качестве дипломатической миссии…

— Значит подставиться и выманить его? — усмехнулся Сарко.

— Значит спугнуть его. Почему не отправиться тайно?

— Отправься, — легко ответил Сарко, — Меня-то никто не отпустит на долгий срок. В отличие от тебя. Место я назову. Пара недель в ту сторону. Какое-то время уйдет, чтобы осмотреться и обнаружить, что ловец на месте не сидит и те земли напичканы его людьми, которые тебя быстро заметят. Ты, главное, мою дочь с собой не бери, а так можешь делать что хочешь.

— Допустим, — согласился я, что он и правда не может сам отправиться тайно. — На что ты тогда рассчитываешь, действуя в открытую?

— А вот об этом ты узнаешь через три месяца. Непосредственно участвуя в событиях.

Мы уставились друг на друга, сверля взглядами.

Так сразу и не скажешь, насколько и в чем ситуация патовая. У Сарко явно больше способов надавить на меня. Если подумать, то у меня вообще нет козырей против него. Рассказать Кае, что он её отец? Так это сыграет против меня. Не против него. Ему-то как раз на пользу пойдет. Потому что я всё это время обманывал девушку, а он, наоборот, держался в тени и помогал. Чем не задел для восстановления отношения?

Может, в этом цель Сарко? Раскрыться в какой-то момент, отстранить меня и завладеть полностью дочерью? Возможно. Но сейчас, как мне кажется, слишком рискованно. Кая точно психанет и свалит. Сейчас у неё для этого полно возможностей, а завязок, которые удерживают здесь, наоборот, мало. Я? Так я предатель. Отряд? Желание свалить от отца может и пересилить. Поэтому нет, прямо сейчас Сарко не раскроется. А вот позже, после того как втянет нас в несколько совместных дел и проявит себя с лучшей стороны, тогда да. Стоит учитывать эту возможность.

— Хорошо, — ответил я.

Что ещё тут ответишь. Так-то, если разрушить сеть Эара на соседних землях, это точно во благо будет. Да и допросить ловца можно. Узнать что-нибудь полезное.

— Как разберемся с этим, где-то через год я планирую устроить экспедицию в дикие земли.

Экспедиция… Второй раз про это Сарко говорит. Чтобы разобраться в том, что это такое, мне потребовалось задружиться с кое-какими торговцами, поставляя им специи. У них карту и увидел. На ней были показаны территории семьи Тон и соседних семейств. Также на карте были отмечены так называемые дикие земли. Грубо говоря, те места, где люди не жили. По разным причинам. В основном по тем, что там было слишком сложно выжить.

Точнее, как…. Между землями семейств были свободные земли, где нет ничего интересного, чтобы люди там селились. И их тоже называли дикими. Но по-настоящему дикими считались те, где интересности есть, но люди не смогли там закрепиться.

— Что тебе удалось узнать о землях второго порядка? — спросил Сарко.

— Не особо много. Для обычных людей информация сильно ограничена.

— Тогда послушай, что расскажу. Про империю, королевства и семьи ты в курсе?

— В общих чертах.

— Позволь развеять твоё невежество, — усмехнулся Сарко, прекрасно зная любовь ловцов к знаниям. — История этого мира настолько богата, что уходит в века и тысячелетия, теряясь там. Одно ты должен понять очень хорошо. Здесь часто воюют. В масштабах вечности рождаются и умирают империи. Появляются и угасают новые течения. После них остаётся наследие. Какие-то секреты, которые можно добыть и использовать. Знания, таинства, артефакты. Дикие земли — это не какая-то труднодоступная территория. Часто это земли павших империй или королевств. В такие места и устраивают экспедиции, чтобы добыть что-то ценное.

— Как понимаю, задача это архисложная. Отсюда вопрос. А ты изучил всё, что предлагает местное общество, чтобы лезть в пекло, рискуя жизнью?

— Я изучил достаточно, чтобы ощутить, что нахожусь на мелководье. Тебе со своей позиции не видно дальнейших путей развития, но мне они известны. Те, кто хочет большего, отправляются ближе к столице империи. До которой добираться несколько лет. На пути лежат земли, в сравнении с которыми эта территория — всего лишь глушь. Для урсувайцев внешние силы — предел мечтаний. Здесь это норма, и самый обычный стражник владеет минимум одной силой. Ты уже знаешь, каков следующий шаг?

— Знание, — не задумываясь ответил я.

— Правильно, — улыбнулся Сарко.

Он помнил, что обещал научить меня этому.

— Знание совершенно. Идеал, к которому нужно стремиться. Постигая внешнюю силу, рано или поздно ты перейдешь черту, шагнешь на следующий уровень. Но после этого есть и другие уровни.

— Какие же?

Было бы наивно скрывать, что я не заинтересовался.

— Мистерии. Для понимания представь обычного ремесленника. Люди с земель третьего порядка как малые дети, что пытаются ножом строгать из палок мечи. Те, кто живут здесь — подмастерья. Они уже могут собрать стул, к примеру. Удобный, прочный, который выдержит твою задницу. Те, кто забрался наверх — настоящие мастера. Они делают лучшие стулья в городе. И совсем уж единицы знают стулья настолько, что, взяв самую убогую корягу, сделают из неё трон, достойный королей. Это и будет знанием. — И снова в его словах зазвучала сила. — Но дальше, — Сарко многообещающе улыбнулся, — представь, что есть мастера, создающие стулья, что способны сдвинуть горы и осушить моря.

Звучало несколько бредово, но суть я уловил.

— В столице империи, по слухам, мистерии для аристократии такая же норма, как для семьи Тон — знание. Экспедиции и то, что в них можно добыть, — это один из основных способов приблизиться к такому уровню. Так что, понимаешь теперь, почему я хочу её организовать?

— На месте не сидится?

— А что мне делать на этом месте? — удивился Сарко. — Прожить скучную жизнь? К тому же, уверен, тебя это особо заинтересует, есть ведь ещё земли первого порядка.

— Чем они отличаются?

— Спроси что полегче. Ничего, кроме мифов и сказок, я не нашёл. Земли богов и бессмертных. Вот их название. Думаю, ты и сам понимаешь, что без освоения мистерий к этим землям не приблизиться. Так что нас ждёт долгий путь к столице, для чего нужна подготовка.

— Через год, значит, хочешь устроить экспедицию? — задумался я. — Год так год.

Надо за это время пройтись по золотой десятке и подготовить наш отряд.

По взгляду Сарко было видно, что он понял, о чем я подумал.

Глава 6. Голем

Вечер удался. Когда я вернулся, Резано с Халой уже танцевали под живую музыку. Кая же стояла в стороне. Прямо на моих глазах какой-то мужчина пригласил её, но она ответила так, что он побледнел, не нашёлся с ответом и, косясь на девушку, отчалил.

Кажется кто-то не в духе, что я долго отсутствовал. Направившись к Кае, пригласил её на танец. Она смерила меня высокомерным взглядом, но согласилась.

Какие же здесь люди непуганые собрались. Со своей не самой выдающейся эмпатией я ощущал поток недовольства. А уж Кая, которая чувствовала куда больше и вовсе, упивалась этим.

— Как поговорили? — тихо спросила она на урсувайском. — Многообещающе. Потом расскажу.

На этом с важными вопросами было покончено и остаток вечера мы развлекались. До драки не дошло. Не нашлось желающих вызвать мастера. Да и вели мы себя скромно, не напивались.

Когда возвращались домой, то рассказал, что возможно у нас появится наставник по скрытности. Сложный разговор вышел. В том смысле, что мне пришлось тщательно подбирать слова, чтобы обойти острые углы. Повезло, что никого особо тема не заинтересовала. Ну позвали поболтать и ладно. Разве что удивило, что сам Сарко Тон объявился и что-то мутит.

Засыпая, подумал, что перезагрузка пошла на пользу и что некоторые задачи не обязательно решать в лоб, можно зайти с другой стороны. Покрутив эту мысль, отложил её до утра. А как проснулся, после завтрака сразу приступил к проверке. Идея была связана с големом. Это ведь чистая математика. У него есть защита. Крепкая, спору нет. Но крепкая — понятие относительное. Камень тоже крепкий, но при желание его можно раздробить. Если приложить достаточно усилий.

Вопрос в том, как это сделать. Первая моя идея, которую я предложил остальным — собрать общие силы и вдарить. Идея перспективная, но имеющая ряд сложностей. Силы разные, непонятно, усилят они друг друга или нет. Требуется высока координация, а значит придётся всем вместе долго тренироваться.

Но что если зайти с другой стороны? Сразу я до этого не додумался, потому что сражения ориентированы на быстрое устранение противника. Чем быстрее, тем эффективнее — эта аксиома понятна любому воину. Более того, эта аксиома определяет то, как воины смотрят на мир. С обычным противником так и надо действовать, но наша цель — неповоротливая гора, которую можно привести в определенное место, подставив под подготовленный удар.

Нужно всего лишь создать таинство, способное пробить голема. В одиночку создать.

Вторая ментальная ловушка практиков в том, что они любой поединок рассматривают в рамках того запаса энергии, что у них есть. Проблема в том, что моего резерва не хватит убить голема. Решений я видел несколько. Стандартные — выпить пару стимулирующих зелий и разогнать источник. Нестандартные — совместить медитацию и формирование таинства. Что даже на уровне приблизительных оценок звучало крайне сложно. Сейчас мой резерв восстанавливается полностью за час. Но таинства — это не только внутренние силы, это ещё и внешние. Которые придётся пропускать через себя, нагружая тело.

Чтобы не потратить время в пустую, я и решил прямо с утра проверить задумку в действие. Создал простое таинство — энергетическое копье, на основе воли и внешних сил. Принялся укреплять его. Сидел во дворе, чтобы, если что, в небо запустить пошедшую в разнос структуру. Почти сразу навалилась скука. Резерв то я минуты за три слил, особо не напрягаясь. Удерживание почти ничего не требовало. Кроме концентрации и той же самой воли. Это напрягало не физически, а скорее психологически, потому что отвлекаться нельзя.

И сколько мне так часов придётся сидеть, чтобы прихлопнуть голема? Хороший вопрос…

Постарался успокоиться. Войти в ритм, открыться миру, подстегнуть восстановление. Просидел так минут двадцать, пока источник не заполнился на треть. Приноровившись, принялся тонкой струйкой укреплять копье.

Где-то через час ко мне подошла Кая.

— Попробуй влить в копье свет, — предложил ей, не открывая глаза. — Вливай всё, а потом садись медитировать и восстанавливайся. Потом ещё вольешь.

Кая сделала, что просили. Нагрузка разом выросла. Удерживать чужую стихию было куда сложнее, чем свою. Внезапно помогла Кая, что стабилизировала свет и… приструнила его что ли.

— Долго так сидеть собираешься? — Хочу узнать, сколько протянем. — Зря к тебе подошла, — с досадой сказала она. — Всё равно от безделья маялась.

Кая фыркнула и промолчала.

***

Спустя часа три я понял, что всё, дальше не выдержу. Направив светящиеся от света копье, которое выжгло газон под собой, отправил его в небо. Улетело оно далеко, где и взорвалось, на краткий миг осветив город. Надеюсь, нам штраф за это не выпишут.

— Оно стоило того? — спросила Кая, тоже намаявшись. — Это перспективно. Возможно, сможем завалить голема в одиночку. — Звучит как возможность распрощаться с бедностью. — Да мы и так вроде не бедны. — Ну, пока этот город принадлежит не нам, — посмеялась она.

Оставив меня в задумчивости, серьезно это или нет.

***

Закончив с экспериментами, отправился к Резано. Обрисовал ему задачу и выслушал ответ.

— Ты хочешь временно или насовсем поднять контроль?

Специи и зелья, что из них варили, были на любой вкус и под любую задачу. Как для приёмки внутрь, так и для того, чтобы добиться какого-то эффекта во вне. Сейчас Резано занимался варкой зелий, что ослабят голема, и это подходящий пример «во вне». То, что принималось внутрь, делилось на две категории. С постоянными эффектами и кратковременными. Кратковременные могли длиться от минуты и до пары недель, обходиться без последствий или с ними. Постоянные аналогично. Побочные эффекты зависели от качества зелья в первую очередь.

— Я хочу выжать максимум эффективности, на дистанции, скажем, в сутки. — Надо думать. Насколько срочно требуется ответ?

Разговаривали мы с ним в его мастерской, в которой царил образцовый порядок. Сколько заходил, но пока не видел иного.

— В ближайшие пару дней. Чтобы понимать перспективы. — Улучшить можно, что угодно, были бы деньги и ресурсы, — философски ответил парень, — Подберу подходящий набор. — Но так, чтобы я потом в живого мертвеца не превратился. — Хорошо.

Главное, что нужно знать про любые специи — то, что они не сделают за тебя всю работу. В лучшем случае помогут срезать путь и зайти дальше, чем позволяет природа. Все те специи, что мы принимали на протяжение этих двух лет, делали как раз это. Влияли на организм таким образом, что с помощью тренировок, мы становились сильнее в каком-то направление. Выпей зелье концентрации… А их сотни видов, замечу, поэтому я и пришёл к Резано консультироваться, потому что он единственный, кто из нас видел справочники… И это зелье простимулирует нервную систему и энергетические тело таким образом, чтобы повысить концентрацию. Если в этот момент сидеть без дела, то эффект быстро сойдет на нет. Если тренироваться, то, в зависимости от талантливости, эффект будет куда сильнее.

Отсюда важный принцип. Тренировки и талантливость решают. Последнюю частично можно заменить упорством. Но не в полной мере. При одних и тех условиях, талантливый практик будет изучать таинства быстрее, а эффект от специй получит сильнее. Что в рамках одного дня не заметно, но умножь небольшое преимущество лет на десять и станет понятно, почему кто-то становится сотником, а кто-то остаётся навсегда рядовым стражником.

С тренировками тоже не так просто всё. Я не преувеличу, если скажу, что существуют тысячи видов медитаций и практик. Медитации — это работа с внутренними процессами. Практики — это какие-то упражнения. По одному и тому же вопросу, медитации и практики могут отличаться в сотни раз по эффективности.

Я не шучу. Успел насмотреться на местные школы. Когда узнаешь их секреты и сравниваешь, то сразу становится понятно, почему у одной школы рейтинг выше. И почему её ученики, опять же, при прочих равных достигают больших результатов.

Подобных нюансов хватало. К примеру, некоторые школы специализировались на конкретных специях, научившись извлекать из них максимум. Поэтому между школами было нормой тесное сотрудничество и обмен опытом. На самом деле это та ещё клоака, со своими интригами, завистью и тайными соглашениями. Но и хорошего в этом много. Встречались энтузиасты, которые исключительно ради любви к искусству, были готовы обмениваться секретами.

Но что-то я не туда в мыслях ушёл. Решив вопрос с Резано, отправился по остальным делам.

***

После всех экспериментов, обсуждений, было решено отложить поход на две недели. За это время я должен был натренироваться формировать «Убийственное копье». Резано сварить необходимые зелья. Ингрид обеспечить нас недостающими компонентами. Договор о разделение добычи мы с ней тоже заключили. Каждый участник получает долю. В полном размере, если принимал участия в боевых действиях. Треть, если ничего не делал и сопровождал нас. Считалось это по принципу, что сначала из общая сумма делится на всех, потом из долей отсчитываются трети и происходит перерасчёт. Отдельно шла оплата Резано, который возьмет себе треть от стоимости работы у других мастеров по варке зелий. То есть, если всё пройдет удачно, он получит треть за сам поход (его роль не предполагала активных участий, а только обработку специй на месте, чтобы не пропали), и оплату за создание конечной продукции.

Действовать будем сообща, пока не продадим всё. До этого момента есть чего опасаться. Если пройдет слух о том, что добыли, могут попробовать и отобрать. Слишком ценная добыча.

Чтобы не терять время, я снова наведался к сотнику Владису и десятнику Гринду. Взял на себя обязательство в течение десяти дней погонять три десятка солдат.

Которым это не особо понравилось. Особенно когда я их в лес увел, на все десять дней. С ночёвкой в палатках, ночными дежурствами, мошкарой и прочими прелестями походной жизни. Рядовые стражники видели меня слишком редко, чтобы изначально пропитаться уважением. Но там, где не хватало авторитета, я принуждал. Почти безболезненно.

Почти.

Даже наказание придумал специальное. Оплеуха от Эрано.

Ладонь у меня широкая, тяжелая. А удар крепкий, как таранный удар. От легкой пощёчины за все десять дней никто так на ногах и не устоял.

На третий день выпала твердая ночь. Стражи реально перепугались, потому что под защиту стен я их отпускать не собирался. Заранее знал, что так будет. Поэтому три дня их гонял, заставляя отрабатывать слаженность боевых действий в лесу, против заранее известных противников. Как итог — за ночь перемололи штук сорок стеблевых тварей. И каждый из участников принял добытые специи, что подстегнуло их развитие.

Сам я тоже тренировался. Три часа днем, пока состав отдыхал после утренней тренировки. И два часа вечером, после отбоя.

Возвращались стражники строем, с горящими глазами, готовые хоть прямо сейчас штурмовать адские замки. Кто-то на радостях прослезился, что это наконец-то закончилось.

Вернувшись домой, узнал, что Резано завершил подготовку. Остальные нюансы тоже были улажены. Взяв один день на отдых, на следующий мы вышли в поход.

Пора было разобраться с големом и стать чутка богаче.

***

До нужного места добрались. Площадку для подготовки атаки выбрали. Самого голема нашли. Он был в паре десятков километров от нас и требовалось его подвести под удар. Чем будет заниматься группа Ингрид. Остальные будут охранять меня. Нельзя допустить того, чтобы мне не то, что в бой пришлось вступать, а хотя бы вставать и двигаться.

Последующие сутки не вижу смысла описывать. Единственное, чем я занимался — укреплял копье и вливал в него потоком силу, закинувшись перед этими зельями. Что нам обошлось в пару сотен старших тонгов. И это только на меня. А ведь зарплата рядового стражника — один старший тонг в месяц.

С рассветом подключилась остальная часть группы и принялась вливать свои силы. Нагрузка, и без того высокая, возросла на порядок. Я продержался часов шесть и дал отмашку вести голема.

— Держишься? — спросила у меня Кая, когда остались одни.

В смысле наша группа осталась. Ингрид увела своих людей за големом. Они должны его привлечь, а когда он окажется рядом, обкидать зельями для ослабления.

Кае я не ответил. Боялся, что если отвлекусь, то не удержу.

О приближение голема услышал по топоту и треску ломаемых деревьев.

Наступала самая важная часть.

В момент, когда голем оказался в зоне поражения, я открыл глаза и увидел его. Не вставая, нацелил копье ему в голову. Подождал, когда подойдет поближе.

Кая осталась рядом со мной. Резано с Халой отступили, чтобы их случайно не накрыло.

Дождался, когда на голема запрыгнет сама Ингрид и обольёт голема зельями. Счёт пошёл на секунды.

Выбрав оптимальный момент, отпустил копье.

Полёта и момента попадания я не увидел. Настолько быстро вылетел заряженный снаряд. На секунду показалось, что промазал и ничего не получилось. Но в тот же момент ушей коснулся грохот, а глаза обожгло вспышкой.

Кая повалила меня на землю и накрыла щитами. Сам я себя сейчас был неспособен защитить. Даже покров слетел. Напряжение было настолько чудовищным, что поддерживать простое таинство не оставалось сил.

Что происходит я не видел. Громыхало, трескалось, обжигало.

Когда накал спал, я обнаружил, что нас накрыло деревьями, землей и камнями. Щиты Каи выдержали, что далось ей не так просто. Девушка тяжело дышала, смотря безумным взглядом на то, что мы натворили. Когда пыль осела, увидел голема.

Без головы. Она как цветок раскрылась.

Сам голем стоял на коленях и признаков жизни не подавал. А за его спиной открывалась воистину гигантская просека, уходящие на сотни метров вперед.

— Живы?! — прокричала Ингрид, — Голем умер, нужно разделать его! На такой шум весь лес сбежится, готовьтесь!

Неужели получилось? До последнего я сомневался в успехе. Бил с запасом и то, что получилось завалить настолько крепкую тварь с одного удара, автоматически записало нас в легенды.

Чтобы воспользоваться славой, оставалась самую малость — выжить.

***

Вернулись мы через три недели.

Три. Недели. Наполненных страданиями.

Уж не знаю, чьих страданий было больше. Наших или тех тварей, что сбегались на шум.

Разделка голема заняла три дня. Даже после смерти он оставался неимоверно крепким и пока расковыряли — много нервов потратили. Я где-то на полдня выбыл, как боец, поэтому сидел у него на плече, как на самой высокой точке и давал указания, откуда бегут очередные монстры.

Это было что-то с чем-то. Лес словно с ума сошёл. На нас то одна особо опасная тварь выбега, то другая. В перерывах те, кто попроще жаловал. Изначально привлеченные шумом, на следующий день они сбегались уже на запах крови и специй. Да, специй в том числе. Давно подтвержденный факт, что монстры с радостью жрут друг друга, чтобы стать сильнее.

В какой-то момент нас обуяла жадность. Раз твари сами набегали, грех было их оставлять и не разделать. Тем более, когда речь касалась дорогих специй. Не настолько, как в случае с големом, но достаточно, чтобы каждый захотел немного поднапрячься, но не упускать добычу.

Так что на третий день, когда разобрались с големом, то возникла проблема логистики. Благо к которой мы были готовы. Что-то тяжелое охотники перетаскивали с помощью волокуш. Использовали веревки и особо прочную ткань в качестве основы, чтобы о стебли не рвалась. Стоит она тоже, как чей-то годовой доход.

Дальше додумать не сложно. На четвертый день вышли в путь, а в лагерь, который всего в недели пути, вернулись через семнадцать дней.

А всё дело в том, что монстры нас продолжили атаковать. Не хотел лес отпускать. Ох как не хотел.

Мы чередовались. Кто тратил всю энергию, переходил на переноску. Как восстанавливался, сменял других. Привалы делали короткие, раз в два часа, по десять минут. Не обошлось и без ранений. Досталось Кае, которую одна из тварей перехватила поперек туловища и так с ней ускакала. Я в тот момент с другой стороны натиск отражал, поэтому даже не заметил исчезновения девушки. А когда меня после боя встретили скорбные лица, реально перепугался. Хорошо, что Кая почти сразу вернулась, окровавленная, злая и ругающаяся. Ей пробило живот, но не настолько сильно, чтобы она слегла. Остальные пострадали менее эпично. Мне тоже досталось. Когтями по спине прошли.

Права была Ингрид, когда говорила, что каждый к чему-то стремиться. Только вот, деньги и сила не единственный мотивы рвать жилы.

Когда набрали добычи столько, сколько охотники за пять лет не зарабатывают, действовали уже совсем ради другого.

Славы.

Прославить своё имя, стать теми, о ком рассказывают истории у костров и в тавернах.

На этом топливе мы и шли. День за днем, пока не вышли к крепости.

***

Встретили нас с почестями.

Шучу, конечно. Но незамеченным наше появление не осталось. За час до прибытия повстречали одну из групп, которая собиралась в поход. Переговорили с ними и они отправились обратно, чтобы предупредить о нас.

Так что когда подошли, нас встречали две группы охотников, крепость гудела от суеты, а ворота были распахнуты настежь.

Только дойдя, я позволил себе немного расслабиться. Был риск, что на нас нападут, но крайне маловероятный. При таком шуме, а внимание мы к себе привлекли всех, кто был рядом, напасть на нас означает смертный приговор. Который вынесет семья Тон. Потому что успешные охотники — это актив. Крайне прибыльный актив. И если в обычной жизни конфликты между охотниками возможны, было чего опасаться, то при такой огласке, найдут кого угодно и покарают со всей строгостью, чтобы неповадно было.

Ну и по мелочи воровать тоже смысла нет. Если интенданта спалят на этом, то он в лучшем для него случае лишится должности. В худшем — головы. Как раз из-за нашей, растущей прямо сейчас славы.

Нельзя облапошивать героев. Это как минимум некрасиво. А как максимум, герои и отомстить могут. Поэтому я не особо опасался, но поглядывал. Так, на всякий случай.

— Неужели дошли? — с кряхтением подошла ко мне Кая. — Пока нет. Нужно доставить специи в город и продать их. — из вредности напомнил я. — А потом пустить деньги в оборот, чтобы не украли. — отмахнулась Кая, — Ты понял, о чем я. Это была реальная жесть. Может забьем на это всё? Купим домик. Виноградник какой-нибудь. Заведем детей. — Ты серьезно? — Ну да. Пусть они мир захватывают. Почему мы должны за всех отдуваться?

Я посмотрел на Каю и та не выдержала, рассмеялась. Захохотала в голос, чем привлекла внимание. Ясно с ней всё. Напряжение выплескивает.

К нам подошёл Резано, бросил взгляд на девушку и посмотрел на меня.

— Я проконтролирую сдачу. Что себе оставим для зелий уже определил. Остальное интенданту сдам. — Хорошо.

Хала увязалась вслед за ним и они оба скрылись вместе с Рупхертом внутри.

Ингрид с командой общались со знакомыми, другими охотниками. Вскоре я узнал, о чем, когда женщина подошла ко мне.

— Договорилась с проверенными людьми об охране. Помогут сопроводить груз. Предлагаю главные специи лодкой отправить, в первую партию. Вас вместе с ними. Пусть мастер зелий за дело берется. Остальной груз мы проконтролируем, чтобы прибыл. — Тогда спроси у Резано, что мы себе оставляем.

Специй было много. Настолько, что не стоило даже мечтать, чтобы переправить на одной лодке. Тут и десятком не отделаешься. Учитывая, что лодок всего штук пять, имею ввиду с людьми, которые способны их против течения к городу привести, перед нами стояла логистическая проблема.

Разделиться — было закономерным решением в нашей ситуации.

На миг меня странное чувство посетило. Вроде большое дело сделано, молодцы. Но впереди ещё столько дел, что как-то не удаётся ощутить весь размах.

Глава 7. Идеальный покров

Как добрались до города, отправились не домой, а, загрузив телеги, двинулись в школу, где учился Резано.

Не знаю, как он там договаривался, на какие болевые точки давил, но в деле варки зелий ему помогут мастера. Бесплатно. Что было нонсенсом, насколько я понимал. До этого не спрашивал, как ему это удалось, а тут меня что-то любопытство обуяло.

— Ничего сложного, — ответил парень. — Сейчас в школе есть всего один мастер зелий, у которого имеется практический опыт. Все остальные — теоретики. Основная работа останется на мне, этот мастер будет присматривать, а остальные получат возможность увидеть на деле, как это происходит.

— То есть со стороны школы никаких вложений? — уточнил я.

Говорили мы в тот момент, когда дюжие мужики разгружали телеги и на небольших тележках увозили поклажу в школу.

— Оборудование. Помещение. Совет, чтобы не напортачить. Всем выгодно, поэтому и платить не надо.

Связи. Знание по-прежнему оставалось в моём списке на первом месте самых ценных вещей, но связи шли следующим пунктом.

— И о репутации, конечно же, никто не подумал, — хмыкнул я.

— Подумали, конечно, — улыбнулся Резано.

В городе несколько десятков школ. В каждой из них от одного мастера до десятка-другого. В крупных по тридцать-сорок мастеров может быть. Тех, кто достиг в освоении какой-то внешней силы мастерства, и тех, кто специализировался на определенной теме, такой, как варка зелий, ковка или артефакторика.

Добавим к этому то, что добраться до соседнего города и даже до другого «баронства» под руководством чужой семьи аристократов, где есть свои мастера и школы, вполне посильная задача для всех обеспеченных людей. Которые могут позволить себе охрану и путь недели на три.

Я это к чему…. Конкуренции хватало. Школы постоянно соревновались, зарабатывая социальный капитал. Дуэли между мастерами, официальные соревнования, деяния учеников, научные достижения, участие в военных конфликтах. В данной ситуации наша четверка провернула столь заметное дело, что подобные события происходят лишь раз в двадцать-тридцать лет, тем самым мы накинули пару очков репутации школам, в которых учились. И если мы сейчас пожелаем где-то продолжить обучаться, то стоимость будет куда ниже, а условия — приятнее. Потому что уже самим школам будет выгодно, чтобы такие ученики выбрали именно их.

Тем более выбор-то у нас есть. По факту, мы теперь себе любое обучение позволить можем. А раз выбор есть, то и ценность этого куда выше. Для самой школы, разумеется.

Резано про это промолчал, скорее всего, когда с мастерами договаривался, но уверен, руководство хорошо этот момент понимало. Не пошли бы они навстречу, пошли бы другие. И как тогда школа выглядела бы, если бы их ученик обратился к конкурентам, а не к ним, со столь важным делом? Хреново бы выглядела. Ну и да, то, что зелья сварят именно у них, тоже плюс к репутации.

Я об этом думал, пока наша четверка контролировала разгрузку. После чего Резано ушёл внутрь школы, а мы втроем остались не у дел.

— Мыться, есть и отдыхать? — спросил я.

— Да, — синхронно протянули девушки.

А таком виде в приличные кареты не пускали, поэтому ехали на самой обычной, но это такая мелочь, что не стоит и упоминания.

***

За время нашего отсутствия дом преобразился. Ремонт внешних фасадов закончили, и теперь это не старая халупа, а новенький если не особняк, то приличный дом. Внутри тоже постарались. Когда зашли, там стоял характерный запах новизны. Ничего противного, просто пахло иначе. Слуги также ждали нас. Две женщины присматривали за домом, приходили утром, уходили вечером. Поэтому вопрос, где достать еды, перед нами не стоял.

Какая-то часть меня отметила, что Резано даже не помылся, сразу убежал зельем заниматься. Но, зная порядки в его школе, старший мастер принудительно отправит ученика приводить себя в порядок. Чтобы «грязными руками ничего не испортил».

Остаток дня прошёл, можно сказать, в ничего не делании. Если не считать того, что через пару часов двинулись к пристани, посидели там в таверне рядом и сопроводили груз, когда он прибыл. С двумя людьми Ингрид. Которые сразу обратно отправились.

Я ведь говорил, добыли мы много. Возможно, слишком.

— Как думаешь, сколько заработали? — спросила у меня Кая.

— Сама знаешь, что считать нет смысла.

Заработок напрямую зависел от того, сколько зелий сварит Резано и какого качества они выйдут.

— Но не так много, как хотелось бы, — вздохнула Кая.

— Если ты про деньги, что получим на руки, то да. Всего лишь чей-то годовой заработок на каждого.

— Хотелось бы больше.

— Тебе всегда хочется больше, — поддела её Хала.

— Говоришь так, как будто это плохо.

— Стремление к большему — нет. А твоё ворчание по этому поводу… Ты же не старая бабка.

— Старая бабка сейчас кому-то накостыляет… — протянула Кая.

— Не накостыляешь. Ты настолько старая, что тебе лень двигаться.

Кая скривилась и сделала вид, что Халы не существует. Ей и правда было лень.

Но в чем-то она права. Налоги нас не минуют, и фактически за те зелья, что мы собираемся оставить себе, придётся заплатить. Не полную цену, но и так итоговая сумма значительно снизится. Зато у нас есть право в принципе себе что-то оставить. Пусть мы и поднялись высоко за эти два года, вон какие дела проворачиваем, но на этих землях найдутся монстры, которые захотят получить наши зелья себе. И, что самое неприятное, у них вполне хватит сил и влияния сделать это. Поэтому остаётся надеяться на покровительство семьи Тон и привилегии охотников.

***

На улаживание всех дел, подсчёт добычи, перевозку и варку зелий ушло ещё три дня. В которые я по большей части отдыхал да принимал восстанавливающие зелья. Слухи про нас расползлись по городу, и это сказалось на многом. Даже обычная стража провожала нас уважительно-завистливыми взглядами. Да и горожане некоторые узнавать начали.

Утром четвертого дня к нам домой заглянул посыльный и велел явиться во дворец на следующий день. Всей группе. Резано в это время уже наверху отсыпался, кажется, он в эти дни вообще не спал, поэтому ему повезло, что семья Тон оставила нам время на отдых.

На следующей день встретились двумя группами перед выходом во дворец.

— Есть мысли, зачем нас вызывают? — спросил у Ингрид, после того как мы все поздоровались.

— Если повезет, награждать будут. Не повезет — лишат части добычи.

— Это возможно? — нахмурился я.

Ингрид ничего не ответила, сверкнув глазами.

Ну да, ну да. Традиции — это хорошо, но всегда есть интересы семьи, которые могут оказаться выше этого. Впрочем, в данном конкретном случае я не сильно опасался подставы. Да все охотники взвоют, если нас добычи лишат.

Добирались на трёх каретах. Могли себе позволить, хех.

Гильдия охотников, которая ещё и оценкой занималась, вместе со школой, где Резано зелья варил, оценила итоговые изделия в двадцать одну тысячу за штуку. На аукцион пока не приходилось рассчитывать. Такие вещи — это уже не просто товар, а политический инструмент. То, что можно положить в фундамент могущества семьи, либо возвысить особо приближенных воинов.

Всего Резано сварил девятнадцать порций. Триста девяносто девять тысяч прибыли… Сумма по меркам любого в городе — космическая. Для элитного отряда в третьем лагере заработать за месяц тысячу — означало хорошо потрудиться. На эти деньги можно было позволить себе многое. А если ты регулярно такие деньги зарабатываешь, то, считай, становишься важной и значимой фигурой в городе. Со своими нюансами, конечно, но всё же.

Так мы ещё на пятьдесят шесть тысяч другой добычи принесли. Это если продавать сразу, а не варить. Но Резано себе где-то половину забрал добытого и грозился, цитирую: «Взорвать рынок». С таким-то капиталом это несложно.

В принципе, одной этой охоты хватит, чтобы до конца дней больше не работать. Но это слишком скучно. Да и планы у нас другие.

Из девятнадцати десять зелий мы забираем за треть цены. Это семьдесят тысяч. Остальные нам приносят сто восемьдесят девять. Минус пятьдесят процентов налога. Остается девяносто четыре с половиной, из которых семьдесят и вычитается. То есть наша прибыль с голема — двадцать четыре с половиной тысячи на всех. Минус расходы на зелья, что использовали. По две тысячи с копейками и выходит.

Неплохо, да? Как легко спуститься с четырехсот тысяч до двух.

Гребаная экономика. Да, там ещё то, что Резано создаст, хорошие деньги принесет. А если второго голема убьем, что, в принципе, реально, то поднимем в десять раз больше и вот тогда, наконец-то, станем богачами, но лично я в ближайший месяц на подобный подвиг не согласен. До сих пор руки дрожат от перенапряжения.

Во дворец поднимались в парадных мундирах, с невозмутимым лицами. Держать нас на пороге не стали. Сразу проводили к Тон. Хороший знак, между прочим. Встретил нас глава семейства Бальк, Сарко, что стоял у него за плечом, хозяйка, Алеит Тон, и наследница, Эмма Тон. То есть всё главное семейство. Глава, как и мы, был в парадном мундире военного генерала. Сарко — одет более скромно, но тоже официально. Женщины — в платьях, подчеркнуто строгих. Разве что юная девушка Эмма выглядела мягче своей матери.

— Вот и наши герои, — поприветствовал нас глава. Говорил он… как открытый человек, который не хочет усложнять. Но то, что хочет он, и то, что позволено нам, — это совершенно разные вещи. — Отличились. Наконец, Ингрид, твоя задумка сбылась.

Я не показал удивления тем, что глава Тон знает Ингрид. Как-никак, репутация и известностью у неё имелась. Почему бы и не знать?

— Рада стараться, господин, — поклонилась она. — Но задумка моя лишь наполовину. Без Эрано и его людей ничего бы не получилось.

— Про тебя я тоже наслышан, — перевёл мужчина взгляд на меня. — Варвар из земель третьего порядка, который не стал задерживаться в рабах и за короткий срок поднялся до мастера, — показал он, что читал досье на меня перед встречей. — Это достойно уважения. Один человек — случайность, но вас в команде четверо, и, насколько я знаю, каждый талантлив. Неужели всё это время нас обманывали, и на землях третьего порядка таких уникумов полным-полно?

— Нам повезло, господин, — поклонился и я, не найдя ответа лучше.

— Везенье тоже важная составляющая пути. Многим его не хватает. Что не отменяет вашей талантливости и самоотдачи. Побольше бы таких охотников, и наши земли не знали бы бед.

Ну да, конечно. Если одно из семейств набирает силу, то пытается захватить соседние земли. А вовсе не живет мирно.

— Ваши деяния достойны награды.

Бальк кивнул одному из слуг, и те вынесли десять коробочек. Для охотников имелись свои медали и награды. Как и для стражи с солдатами. Надо же поощрять личный состав.

По очереди мы подходили к главе рода и получали награды. Между прочим, одна такая медаль снижала налог на пять процентов, что в перспективе хотя бы десяти лет — приличные деньги. Не говорю уж про уважение и социальный статус.

— Есть у вас дальнейшие планы? Часть зелий, как я понимаю, оставите себе? — спросил Бальк, после того как с первой частью было закончено.

— Если это возможно, господин, — аккуратно ответила Ингрид.

— Конечно, возможно, — заверил нас мужчина, словно удивился, что мы могли ожидать иного. — Скажите, как семья Тон может помочь столь талантливым охотникам?

По правилам, нужно было ответить, что мы ни в чем не нуждаемся и что жить на этих землях — привилегия сама по себе.

Но я решил рискнуть. Подставив всех нас.

— Господин, — подался я чуть вперед. Бальк никак не показал, что удивлен. — Есть одна вещь, о которой я прошу вас.

— Что же это?

— Как известно, созданные зелья позволяют развить идеальный покров. Для чего нет лучше способа, чем… Давление.

— Не совсем так, Эрано, — ответил мужчина, смотря мне в глаза. — Давление — это слишком мягко сказано. По покрову нужно бить в полную силу, всячески нагружать, чтобы тот адаптировался.

— Об этом я и прошу. Помочь создать нам такие условия, где мы сможем раскрыть потенциал зелий.

— Отец… — внезапно вперед вышел Сарко, привлекая внимание. — У меня есть идея, как это организовать.

Никто не возмущался, но я уловил, что общение с нами пошло не по плану. Просить что-то само по себе наглость, так ещё наследник вперед вышел.

— Что ты предлагаешь? — спросил Бальк, не став осаживать сына.

Добродушно спросил. Ну да у него поводов негодовать нету. Хорошую же тему обсуждаем.

— Как ты знаешь, отец, я с этими людьми ходил в лес, где смог составить мнение о них. Они целеустремленные и талантливые. Действующие вот уже третий год с выдающейся самоотдачей. Думаю, Эрано хочет не просто помощи. Не чтобы пара наших гвардейцев атаковала его. Нет, эти люди хотят другого. Выжать максимум. Чего бы им это ни стоило. Думаю, можно устроить соревнование. Кто дольше продержится в этом марафоне.

— Марафоне? — Бальк пока не уловил, на что именно намекает его сын. Темный Герцог точно понял, чего я хочу.

— Одно зелье я хотел бы забрать себе. Это ведь возможно?

— Да… — протянул Бальк, чей взгляд стал всё серьезнее.

— Так почему бы всем нам, кто захочет принять участие, не пройти через… испытание? Когда лучшие воины нашей армии и мастера будут раз за разом атаковать покровы? Это поможет исследовать силу зелья ещё лучше, и кто знает, к чему это приведет. Я уж молчу про то, сколько славы принесут нашим зельям столь удачливые охотники, если станут ещё сильнее.

— Ты понимаешь, что это будет тяжело? — спросил отец сына.

— Отец, я надеюсь, — выделил он это слово, — что будет тяжело. Хочу проверить свои силы. Уверен, эти люди не откажутся от дружеского соревнования, кто продержится дольше.

— Но… — Бальк не стал говорить, что соревнование несправедливое. — Ты этого хочешь? — повернулся он ко мне.

— Да, господин, — поклонился я.

От Каи повеяло напряжением. Едва заметно, но и так, если я почувствовал, значит, она сильно разозлилась. Дошло, что я весь отряд подписываю на ад в ближайшую неделю.

— Хорошо. Семья и армия окажут вам полную поддержку, — принял решение Бальк. — Даю вам день на подготовку. Завтра явитесь в военный лагерь.

— Отец… — вмешалась Эмма, — я тоже хочу принять участие.

Судя по тому, какой взгляд она бросила на Сарко, между ними тоже соревнование идёт. Как минимум соревнование.

— Хорошо, — согласился Бальк, развеселившись. — Сами напросились. Пощады не ждите, — сказал он многообещающе.

***

Когда мы выходили из дворца, Кая схватила меня за руку, сжала что есть сил и прошипела:

— Твою мать, Эрано. Какой же ты мерзавец.

Я на это только усмехнулся. Стараясь не обращать внимания на эмоции двух наших групп, члены которых, я уверен, были готовы прикопать меня прямо на месте. Очень уж выразительные взгляды бросала Ингрид. Как только от дворца отошли, она трубку достала и закурила.

— Ты точно варвар, — сказала она нервно. Другие тоже много чего сказать хотели, но оставили слово за лидером. Единственные, кто никак не волновался, Резано и Хала. — Невиданная дерзость. По краю прошёл.

— Но прошёл же, — ответил я беспечно.

— Он всегда такой? — посмотрела Ингрид на Каю.

— Ага, — вздохнула та напоказ. — Постоянно над нами издевается.

— Если его издевательства ведут к столь стремительному подъему наверх, то я не против… постоять рядом, — вставил Бойл, нервно усмехнувшись.

— Да у меня до сих пор руки трясутся, — покачал головой Томир. — Парень, ты это, предупреждай в следующий раз…

И чего они такие нервные? Я был уверен, что Сарко любой конфликт разрулит, а уж когда речь об усилении его дочери зашла, то тем более впишется за нас.

***

Уж не знаю, сам Бальк придумал или его Сарко надоумил, но из этой ситуации решили сделать шоу, показательную акцию для всех, чтобы видели, какая семья щедрая и насколько доблестные практики под её рукой.

По факту, жаловаться нам было не на что. Сами бы мы и половины результата не добились. Но боги, как же это было жестко…

Бальк поручил нас армейцам. Которые к задаче подошли со всем творческим рвением.

Ингрид что говорила: что нужно бить в покров, чтобы развивать его. Как это происходит, за счёт чего, какое влияние на организм оказывает зелье, она не знала. Слишком уж редкая штука, чтобы получить подробную инструкцию. У семьи Тон, очевидно, она имелась. Как и большой, накопленный за века опыт использования «золотых» специй. Это была одна из причин, почему я обратился с такой просьбой. Проще довериться профессионалам, чем самим на ощупь двигаться.

Не уверен, что если бы тренировка проходила без наследников, то в нас вложились бы так же сильно. Но тут надо отдать должное Сарко, который перевёл тренировку в состязание. Поэтому всю неделю мы с ним соперничали, кто лучше покров создать сможет.

Именно создать. Из слов Ингрид следовало, что он сам развивается, но это было правдой лишь отчасти. Настоящая работа шла самостоятельно. Зелье обостряло чувствительность, стимулировало токи энергий в организме и делало покров куда адаптивнее. Когда по нему прилетало каким-то таинством, был шанс уловить, как улучшить покров. Процесс выходил на новый уровень, когда покров находился под оптимальным давлением. Оптимальным — это когда чувствуешь реальную угрозу, защиту почти пробили, но ещё чуть-чуть осталось.

Из приятных бонусов — зелье также стимулировало выработку энергии и снижало затраты на сам покров, поэтому обновлять его было не так уж сложно.

Это как большой плюс, так и минус, потому что для максимальной эффективности нас обрабатывали непрерывно. Лично мы вместе с Сарко продержались четыре дня без сна, когда несколько сотен воинов поочередно били нас разными таинствами. Потом мы оба поспали по шесть часов и продолжили марафон.

Сарко… Мутант проклятый. Понятно, что он не собирался уступать. А судя по гадким ухмылочкам, получал искреннее удовольствие. Ещё и Каю троллить не стеснялся. Пользуясь тем, что они были знакомы, задавал ей вопросы: что, уже сдаешься? Так рано? Это всё? Я думал, ты посильнее этого здоровяка будешь. Между ними такой формат беседы ещё в прошлый раз сложился, а сейчас получил развитие.

Чтобы не сдохли, нас пичкали дополнительными специями. За счёт семьи Тон. Говорю же, обошлись они с нами щедро. Если не вспоминать, сколько налогов отошло с этой сделки им в карман.

Наследница, кстати, тоже пытался соответствовать, но отстала от нас с Сарко по выносливости. Подумывал я сдаться, чтобы не заполучить недруга, но в какой-то момент увлекся и не заметил, когда девушка сдалась. А вот Кая и остальные нормально отработали. Сдались раньше, иначе бы точно скандал случился. По слухам, Эмма Тон была талантливым практиком, и, если бы она проиграла четырем варварам, её бы репутация была уничтожена. То, что она одному варвару проиграла, тоже так себе для самооценки, но это несколько другое. Я быстро стал мастером, плюс командир отряда, поэтому и проиграть мне не так зазорно.

Я настолько выложился в этом забеге, что пропустил его финал. Нас просто перестали бить, и я ещё несколько минут тупо стоял и пялился в пустоту. Сарко повёл себя не лучше. Разве что отмер чуть раньше.

Хотелось свалиться на землю и лежать там бесконечность, но гордость не позволяла. Да и зря, что ли, я тут выкладывался, репутацию нарабывал?

Надо соответствовать….

***

— Какие дальше планы? — спросил я у Ингрид, имея в виду её команду, когда мы отдохнули и собрались в ресторане, чтобы отметить.

— Если ты намекаешь, что неплохо продолжить охоту по золотому списку, то мы пас на ближайшую пару месяцев. Хотим открыть по дополнительной силе. Это займет время.

Я понимающе кивнул. В этом обществе большое значение придавали количеству внешних сил. Так для обычного стража нормой была одна сила. Для десятника — две. Для сотника — четыре. Глубина связи, мастерство использования и умение сочетать стихии приветствовались. В школах и армии имелись экзамены, которые можно было сдать, получить новую отметку в статусе, а вместе с ней и прибавку к жалованию.

— Обращайтесь, если помощь будет нужна, — предложил Резано.

— Да там стандартные зелья, — ответила Ингрид. — Ничего такого.

Наш вялый разговор прервали служанки, что принесли кувшины с вином и первые закуски. Жрать и пить мы сегодня планировали до победного.

— А кто там ещё в этом списке есть? — спросила Кая. — Вроде не первый день в охотниках ходим, а ничего не слышали.

— Неудивительно, — ответила Ингрид. — Эрано, загляни в гильдию, попроси особый доступ. Тебе выдадут.

— А нам? — спросила Хала.

— Только командирам отряда, — хмыкнул Томир.

— Который вам потом может рассказать, но если информация распространится дальше… — пусть Ингрид и выглядела расслабленной, налегая на закуски и вино, но взгляд её на секунду стал крайне серьезным. — Есть вещи, о которых рядовым охотникам лучше не знать.

— Мы неболтливые, — ответил ей.

— Знаю, поэтому и дала наводку. Хватит о делах, давайте веселиться.

Сказано, сделано. Больше о делах не говорили.

Когда я отошёл, чтобы справить нужду, меня перехватила служанка и передала записку. С короткой надписью, что встретимся за городом следующей ночью. Кто это, зачем хочет встретиться, сказано не было. Единственная догадка, которая у меня возникла: тот самый преступный главарь, что работает на Сарко. Если получится с ним договориться, нас ждут очередные тренировочные деньки.

Глава 8. Закрытая информация и мастер-скрытности

На следующий день за завтраком, который нам приготовили слуги, что невероятно радовало тем, что больше не нужно заботиться о таких мелочах, я задал остальным сакральный вопрос:

— А вы на мастеров когда думаете сдавать?

Кая криво усмехнулась, Хала задумалась, как и Резано, но тот ещё на спинку стула откинулся и бросил взгляд на потолок.

— Как-то лень, — первой высказалась Кая. — Ладно-ладно, не смотри так. Я в курсе, что это статус и прочие условности, на которые мне плевать. Если уж на то пошло, долго мы в этом городе задерживаться собираемся?

— Через два месяца нам предстоит сопроводить торговый караван до земель семьи Кадо. Увидим, как там, в других землях.

Сарко, кстати, прямо во время тренировок легализовал тот наш разговор. Завёл беседу, куда надо, предложил нам с ним отправиться. Отказываться было нельзя, поэтому, подумав для виду, я согласился.

— Это интересно, — оживился Резано. — Хочу глянуть на их рынок.

— Нам предстоит пройти дипломатические курсы перед отбытием. Чтобы знать местные порядки, законы и не создавать неприятностей. Не знаю, расскажут ли нам про торговлю и будет ли возможность ею заняться.

— Не обязательно в этот раз, — не расстроился Резано. — Для начала просто глянуть, что там интересного есть.

— Смена обстановки не помешает, — согласилась Хала.

Сказать им, что нас наверняка попытаются много раз убить? Ладно, оставлю в качестве сюрприза.

— Не помешает, — согласилась Кая. — Но это всё не ответ на мой вопрос, надолго ли мы собираемся задерживаться в городе. Пока что у меня сложилось впечатление, что мы здесь слишком крепко пустили корни.

— Разве это плохо? — спросила её Хала.

— Нет, если собираешься оставаться на месте — очень даже хорошо. А если собираешься в путь — то корни придётся обрывать.

— Мастер-травник везде пригодится, — пожал плечами Резано. — Я бы не отказался посмотреть эти земли. В конце концов, было бы глупо покинуть родину, чтобы оставаться на одном месте.

— Тогда встает вопрос, когда и куда мы отправимся в путь. Какие у нас будут цели.

— Кая, в любом случае статус мастера не помешает.

— Что от него толку, если он где-нибудь в столице не будет котироваться?

— Насколько я знаю, в этом королевстве статус мастера котируется везде, — возразил я.

— И привлекает к себе внимание, — парировала девушка. — Как по мне, это глупо, таскать знак, выдающий врагам твой уровень силы.

— Аргумент, — согласился с ней Резано. — С другой стороны, этот знак оберегает от множества других проблем и открывает новые пути.

— Но мы-то знаем, что тебе просто лень, — поддела Хала девушку. Та фыркнула и сменила тему.

— В прошлый раз, когда связались с наследником, закончилось это покушением. — сказала Кая мрачно. — Я правильно поняла, что Тон отправляют мальчишку к… врагам?

— К другой семье, — поправил я.

— То есть врагам, — кивнула сама себе Кая. — И ты хочешь меня убедить, что неприятностей не будет?

— Когда я такое говорил? — приподнял бровь и глянул на девушку. — Конечно, будут. Наверняка на нас нападут по пути. И не один раз, скорее всего. В городе тоже могут быть проблемы и провокации. Не ждите увеселительной прогулки. Это будет работа. Возможно, тяжелая. Не то, к чему мы привыкли.

— Люди куда опаснее любых монстров, — веско заметила Кая и задумалась.

Хала тоже вздохнула. Кажется, путешествие она воспринимала как отпуск.

— Подготовиться ещё есть время. Я бы сделал упор в тренировках на поединки с людьми, — предложил остальным. — Кая права. Люди — это не монстры. Там другие навыки и рефлексы нужны. Что приводит нас к вопросу про мастеров. Можно совместить подготовку.

— Кая может хоть сейчас сдать, — сказала Хала, чем заслужила удивленный взгляд девушки. Их подколки никуда не делись, и такой комплимент стал неожиданностью. — У нас же с Резано по одной внешней силе. Это не то, что подходит для звания мастера. Две — минимум, а оптимально — четыре. Не представляю, сколько сил, денег и времени уйдет на их освоение.

— К тому же, — добавил парень, — экзамены на мастера специй и мастера-боевика отличаются. По своему направлению мне ещё очень далеко до этого знания. Ты не представляешь, сколько всего нужно изучить. А главное — наработать практику и репутацию. Поэтому мне либо в это направление идти, либо сражаться.

— Сражаться всегда полезно, — ответила ему Кая. — Базу вы оба освоили. Пора искать ещё внешние силы. Да и мне тоже. Как и тебе, — бросила она на меня острый взгляд. — Ты сильно углубился в свои две, но что дальше? Пора нам всем об этом задуматься.

— Поэтому и спросил. Чтобы подумали.

На самом деле теперь, с развитым покровом, пройти экзамен на звание мастера, где надо продержаться всего пять минут, формально несложно. Но это формально. На практике же, что ты за мастер, если тебя пять минут будут избивать? Мастер получения оплеух? Да и то, идеальный покров не означал, что никто его пробить не сможет. Мне вообще слово идеальный не нравилось. На любую защиту найдется дубина, не стоит этого забывать.

В Кае я был уверен. Её атакующая мощь на уровне. У Халы тоже, кстати, но тут она права, нужно открыть ещё одну внешнюю силу, а лучше две.

Что, в принципе, реализуемо, тем более сейчас.

То, сколько человек способен освоить внешних сил, зависело от… Я слышал множество мнений по этому поводу. Если их обобщить, то зависимость как и в других вопросах. От предрасположенности, талантливости и… денег. Там, где не хватает первых двух пунктов, помогут специи, за которые и придётся платить.

На землях третьего порядка у всех, за исключением совсем уж уникумов, были с этим проблемы. Поэтому и внешняя сила оставалась редкостью. Здесь с этим куда проще. Сам мир другой.

Если подводить итоги, то за то время, что здесь живем, мы все значительно продвинулись вперед и теперь имеем задел, чтобы освоить новые силы. Каждая следующая увеличивает нагрузку многократно, что и составляет основную проблему. Я даже формулы видел в школе, которые, если грубо и без деталей, утверждали, что среднее значение — это когда вторая внешняя сила увеличивает нагрузку на тело в два раза, третья — в четыре, а четвертая — в восемь. Значения менялись в зависимости от талантливости. Ну и специями их корректировать можно было.

— Когда в гильдию пойдешь? — спросила у меня Кая.

— Доем и пойду.

— Странно, что прямо с утра не побежал, — хмыкнула она. — Тогда, как вернешься, прикинем дальнейшие планы. Вдруг среди этой десятки есть для нас что-то полезное.

— Наверняка будет, — утвердительно кивнул Резано.

***

В гильдию я наведался. Причем про мой запрос догадались ещё раньше, чем я его озвучил, сразу проводив к главе. Старому охотнику, выступающему здесь управленцем.

— Проходи, Эрано, — приглашающе махнул он рукой, когда я зашёл в кабинет. — Догадываюсь, зачем пришёл. Ингрид рассказала про особый отдел?

— Да.

— Тогда позволь, введу тебя в курс дела. Как ты мог догадаться, охотники за свою многовековую историю накопили многие знания касательно долины и того, что находится за ней. А также под ней, в горах и на соседних территориях. О чем, разумеется, не надо распространяться. Слышал выражение — сила требует тишины?

Я десяток таких выражений слышал, касательно чего-то ценного. В данном случае имелось в виду, что знания сами по себе обладают ценностью, а значит, и способностью создавать возможности. Как благоприятные, так и не очень.

К примеру, семья Тон будет править этими землями ровно до того момента, пока кто-то сильнее не прознает, что здесь имеется что-то ценное для них. Тогда это послужит поводом для вторжения. Пример гипотетический, основанный на том, что аристократы держат ключевые места, где можно вести добычу специй. И раз эти земли считаются «задворками» империи, то, очевидно, есть места куда интереснее.

— Разумеется, — ответил старику.

— Тогда не буду тебя задерживать. Особый отдел ты найдешь за этой дверью, — указал он.

Хм… Чего не ожидал, так это того, что, по идее, секретное место находится рядом с кабинетом главы гильдии. С другой стороны, всегда под контролем.

— Идем, покажу, что там и как.

Соседняя комната оказалась небольшой библиотекой. Без окон, с артефактными светильниками. Несколько десятков книг стояли на полках. Там же рядом находились свитки.

— Можешь изучить всё, что здесь находится. Если будут вопросы, обращайся.

— Благодарю.

Мужчина вышел, оставив меня одного. Пока как-то не впечатляет.

Книги исправили впечатление. Здесь и правда была собрана уникальная информация. О самых редких монстрах, тактиках охоты на них, специях, что добываются. Заметки из экспедиций к дальнему краю долины. Пройти долину насквозь, кстати, было не проблемой. По реке справлялись. Если не боишься речных монстров, справишься. А вот обратно вернуться будет куда сложнее, как и уйти в бок от реки.

Остальные девять золотых монстров приятно удивили. Не все из них показались мне необходимыми, но некоторые — очень даже. К примеру, заинтересовало великое зелье расширения предела внешних сил. Что решало недавно озвученную проблему с нагрузкой, нарастающей по мере освоения новых сил. Только вот… Охотиться на золотых монстров — дело всё же рискованное, а у нас и так ещё много вариантов осталось, как решить вопрос проще. Поэтому конкретно сейчас не вижу смысла напрягаться.

Что касается остальных вариантов, каждый касался какого-то отдельного аспекта. Идеальный покров; снижение нагрузки от внешних сил; физическая закалка, то есть укрепление тела; повышение чувствительности, а дальность атак и восприятия — это то, что тренировалось отдельно; углубление связи с любой из сил, при чтении у меня возникли подозрения, что этот путь может привести к уровню постижения «знания» следующего этапа; освоение огненной стихии, это мне показалось самым сомнительным, хотя монстр интересный, огненный, гигантский ящер, по описанию напоминающий дракона; ещё две твари даровали связь с природой и землей, тоже мне неинтересные, но вот Резано природой может заинтересоваться. Цены на такие зелья довольно высокие. Природу и землю многие ценили. Тут и фортификация, и обработка специй, и производство пищи. Направления не самые военные, но зато всегда заработать сможешь. Правда, при стоимости от двадцати тысяч старших тонгов за зелье найдётся ли мирный человек, у которого хватит денег — тот ещё вопрос.

Были и другие любопытные сведения. Такие, как описания древних руин ближе к концу долины или то, что стебли — это щупальца одного и того же монстра. Прочитав это, глазам не поверил. Задумался… Прочитал остальное и усмехнулся. Охотники ушлые ребята. Оказывается, этого монстра вполне можно было убить, но никто этого не делал, потому что со стеблей добывались пусть и не особо ценные, но всё же полезные специи. Да и их низкая стоимость обусловлена объемными поставками, как раз за счёт монстра. Дойная корова, в общем.

Интересно, сколько ещё таких мест скрыто, где специи поставлены на поток? Думаю, много. Люди ох как изобретательны.

Ушёл из особого отдела под вечер. Я хоть и читаю быстро, но в этот раз медленно и вкрадчиво каждую строчку изучил, попутно прикидывая, что из описанного подойдет нашей группе. Как и с големом, варианты есть, но требуют подготовки.

***

Заехал домой, за ужином рассказал своим о том, что узнал. После чего взял Каю и двинулся на ночную встречу.

— А если нас попытаются убить? — спросил она, когда мы прыгали по крышам.

Был шанс, что за нами следят. На месте службы безопасности семьи я бы так и делал, поэтому уходили мы, прикрываясь всеми возможными способами. Которых не факт, что хватит, но тут уж как повезет.

— Тогда убьем их, — ответил я.

Добравшись до нужной точки, никого не нашли.

— Если это мастер скрытности, то, по идее, мы не должны его заметить, пока он сам не покажется, — сказала Кая. — А если заметим, то учить ему нас нечему.

— Не обязательно. Он может знать какие-то детали, нам неизвестные.

— Я тебе об этих деталях и так скажу. Нужны подходящие внешние силы, чтобы повысить скрытность.

Я промолчал, потому что ответ очевидный. Встреча была назначена… Пожалуй, больше всего это напоминало парк. За городом, в лесной роще, с ухоженными тропинками и небольшим прудом в центре.

Сейчас, в полночь, здесь никого не было. Видимо, место не считалось достаточно безопасным, чтобы гулять ночью. Да и ради чего сюда тащиться? Чтобы напиться? Проще сделать это в таверне. Здесь даже лавочек нет. Как и фонарей. Для нас это не проблема, а для обычного жителя здесь царит кромешная тьма.

— Надеюсь, — Кая никак не могла успокоиться. — Это не было способом нас отвлечь, чтобы напасть на Резано с Халой.

— Ты за них волнуешься?

— Конечно. Они же часть команды, — невозмутимо ответила девушка.

— Чувствуешь что? — перевёл я тему.

— Ровным счётом ничего.

— Вот и я.

— Ещё бы вы почувствовали, — раздался насмешливый голос.

Так сразу и не скажешь, откуда исходит. А это что-то да значит.

— Покажешься? — спросил я.

— Сами найти не сможете? — насмешка никуда не делась. — Попытайтесь. Чтобы не пришлось вас убеждать в моей… квалификации.

Зря он заговорил. Я засек движение губ и звука. Махнув рукой, послал волну в ту сторону, но… Ничего. Кая сделала то же самое, но в другом месте.

— Он нас обманул, — догадалась девушка.

— Правильно, — был дан нам ответ. — Проверку вы не прошли. Так зачем мне тратить на вас время?

— Не прошли? — с неопределенной интонацией сказала Кая.

Это он тоже зря. Разозлил её.

Внезапно… Как, надеюсь, для этого мастера, уж точно не для меня… Из Каи хлынула волна тьмы. Целое озеро выплеснулось, затапливая весь лес.

— Скрывается, гад… — прошипела она, перекрывая все пути отступления.

Если бы это было единственное, что она сделала, мы бы опозорились, вот и всё. А так Кая, создав контур из тьмы, запустила волны света. Я верю в то, что мастер высокого уровня легко адаптируется к одной стихии, но разом к двум антагонистам? Возможно, но на порядок сложнее.

Мне хватило всего краткого мига, чтобы уловить движение. Шагнув, я оказался рядом… С женщиной? Приставив копье к её горлу. Которое она отбила ладонью и… Наверное, это был удар по болевой точке, чтобы у меня полтела отнялось. Но улучшенный покров сам напитался в этом месте и зафиксировал её руку. В буквальном смысле, как тиски.

Это не было следствием принятого зелья, но… Когда ловцу знаний с даром видеть скрытое дают целую неделю наблюдать за сотнями воинов семьи, подмечая их секреты, это к чему-то да приводит. В том числе к появлению новых, необычных свойств у покрова.

— Это что за тетка попала в наши сети? — спросила Кая, уперев клинок тьмы в спину женщине.

— Тётка? — спросила та. — Детишки, вас манерам не учили?

— А тебя? — с вызовом спросила Кая.

Всего несколько секунд потребовалось женщине, чтобы освободиться из моего захвата. Она размылась серым песком, налетела на Каю и появилась у неё за спиной. Где её накрыла тьма. Я начал двигаться, просчитав, куда направится женщина, и снова блокировал её.

— Может, хватит? — сказал, преградив путь копьем. — И так шуму наделали.

— Мы только начали, — раздраженно выдала женщина.

Голос у неё нормальным стал. Исчезли мужские нотки.

Снова превратившись в серый песок, она попыталась сбежать, но была остановлена появившимся копьем. Следом появилось ещё несколько, а потом ещё. Через пару секунд она была окружена светящимися от силы копьями.

Хлопнув в ладоши, женщина в третий раз рассыпалась, песок осел на землю, а она возникла в нескольких десятках метров от нас.

— Может, прибить её? — спросила Кая. — Начинает раздражать.

Женщина эти слова услышала. В четвертый раз превратилась то ли в песок, то ли в пыль, но не чтобы скрыться, а чтобы начать множиться. Создавать десятки двойников.

— Она это серьезно? — с пренебрежением спросила Кая.

Поведя рукой над землей, она создала гигантское темное лезвие и перерубила все фигуры. Которые, не обратив на это особого внимания, соединились обратно и начали двигаться в нашу сторону.

Только вот Кая всего лишь определяла, где находится оригинал.

Что-то и меня это утомлять начинает. Так мы не договоримся, да и правда, много шума подняли.

Шагнув, ушёл от удара первой фигуры. Вторым шагом сбил им всем движением. Третьим заставил нашу противницу споткнуться. Четвертым — оказался с ней рядом и подсёк ноги. Кувыркнувшись, она оттолкнулась рукой от земли и отбросила себя в сторону, сразу же уйдя от меча Каи. Я снова оказался рядом с ней, буквально гипнотизируя движением.

Женщина разорвала дистанцию и выставила перед собой руки.

— Хватит, — сказала она требовательно. — Иначе я начну драться всерьез.

— Так и мы начнем, — парировала Кая. — Ты кто такая будешь и зачем хотела встретиться?

— Это вы хотели, а не я, — раздраженно качнула головой женщина. — И давайте отсюда уйдем, пока кто-то любопытный не пожаловал.

— Может, хотели, может, нет, — не остановилась Кая. — Ты так и не представилась.

— Меня зовут Гера. Я глава теневой гильдии этого города. Сарко Тон настойчиво просил заняться вам. Такой ответ устроит?

— Ответ — да. А твои навыки — под большим сомнением, — характер так и пёр из Каи.

Пока дело не дошло до второго раунда, я вышел вперед.

— Не будем ссориться. Давайте поговорим.

— Если приструнишь свою бабу, поговорим, — Гера явно не простила, что её назвали тёткой.

Умеет же Кая друзей заводить.

Глава 9. Таинства сокрытия и чуткая ж

Гера повела нас из леса в сторону города. Как и мы до этого, забралась на крышу. Дальше по ним и прыгала. Не такая уж короткая пробежка закончилась на крыше увеселительного заведения. Снизу доносился шум кутящих людей.

— Места получше для разговора не нашлось? — спросила Кая.

— Если бы кто-то вёл себя потише, поговорили бы в лесу. Идите за мной и не шумите.

Кто-то — это она про себя?

Женщина спрыгнула на балкон, через него зашла внутрь. Мы отправились следом и увидели что-то среднее между жилой комнатой, кабинетом и местом для приема гостей. Просторное помещение, с одной стороны огороженная балдахином кровать с дорогим постельным бельем, с другой — рабочий стол и книжные шкафы, с третьей — диван, кресла и столик.

— Ты здесь живешь? — спросил Геру.

— Иногда, — ответила та. — Но, если бы это была правда, стала бы я говорить?

Она зажгла лампы, и мы смогли её нормально рассмотреть. Ночное зрение искажало картину, не давало красок. Да и в бою как-то не до рассматривая черт лица. Сейчас же перед нами предстала женщина… Если описывать её одним словом, то невзрачная. Худая, сутулится, щёки впалые, морщины вокруг глаз, волосы редкие — как спелая вишня, глубокого, темного цвета. Не старуха, но и не юная девушка. Красивой её тоже назвать нельзя. Что Кая, конечно же, оценила. Сложила руки… Хотел сказать, на груди, но в случае Каи — под грудью, подпирая её и подчеркивая ещё больше.

Гера это заметила и фыркнула. Одним лишь взглядом выражая, насколько смешны такие провокации.

— Чего хотели? — спросила она резко.

— Сарко не сказал? — решил я прояснить, какие указания были получены.

— Он лишь попросил поговорить с вами. О чем — не сказал.

— Попросил или приказал? — уточнила Кая.

Гера подчеркнуто проигнорировала девушку, словно её здесь и не было.

На первый взгляд могло показаться, что у Каи просто дурной характер. И это правда. Но ещё она умна и научилась использовать эту черту на пользу. Как-то раз после очередной её выходки я осадил девушку. На что Кая с сарказмом ответила — если я не понимаю смысла того, что она делает, это не делает чести моему уму. Тогда разговор ничем не закончился, и я про него забыл, но спустя где-то месяц, когда должны были состояться переговоры с одним из мастеров касательно обучения, до того как мы пришли на встречу, Кая задержала меня и рассказала по шагам, как пойдет разговор. Что она будет делать, как будет реагировать мастер.

Я выслушал. Запомнил. А потом наблюдал, как Кая с помощью своего «характера» привела разговор к нужному нам результату. По принципу, что на фоне её неадекватности, я выгляжу куда привлекательнее, как тот, с кем хочется сотрудничать. Услышь это объяснение без столь наглядной демонстрации, счёл бы глупостью, но что было, то было. Кая мастерски манипулировала людьми, отвлекая их внимание и направляя туда, куда надо.

Вот и сейчас Гера могла игнорировать Каю только за счёт диалога со мной.

— Нам нужен учитель, — озвучил я то, ради чего мы хотели организовать встречу.

— Мастеров в этом городе полно. С такой славой и деньгами вы легко найдете себе десяток учителей.

— Нас интересует то, чего в открытом доступе нет.

— Что же? — с насмешкой спросила Гера. — Выпить не желаешь? У меня есть хорошее вино, из далеких виноградников.

И снова подчеркнутое игнорирование моей спутницы. На что Кая вместо препирательств пошла изучать книги. Чем вызвала у Геры едва заметное недовольство.

— Нас интересуют умения скрываться.

— Только скрываться? А как же убийства, организация подпольного и незаконного бизнеса? Подкупы, шантаж?

— Грязь оставим таким, как ты, — раздался голос Каи.

— Твою самку не учили хорошим манерам? — раздраженно спросила Гера.

— Его самка за такие слова и отрубить может что-нибудь.

— Ох уж эта детская самоуверенность, — фыркнула Гера.

На что Кая усмехнулась, но совсем по другой причине.

— Главное, чтобы не старческая дряхлость.

— Хватит, — сказал я им обеим. — У нас нет на это времени. Гера, — посмотрел я на женщину, — мне нужны знания обо всём, что связано со скрытностью.

— Так, а я здесь при чем? — удивилась она. — Мир большой. Иди, ищи тех, кто тебя научит.

— Если с тобой не договоримся, пойду искать кого-то другого. Мир и правда большой.

— Значит, эти знания тебе не так важны, — резюмировала она.

— Не настолько, чтобы диктовать мне условия. Но достаточно, чтобы торговаться, — обозначил я формат общения, на который готов.

— За зелье идеального покрова я готова тебя… проконсультировать.

Кая на это в голос посмеялась, но ничего говорить не стала.

— Если честно, ожидал большего, — ответил Гере. — Не от запрошенной цены, а от человека, который вроде как возглавляет преступный мир этого города.

— Не верю я, что она глава, — добавила Кая. — Впрочем, серьезной преступности мы здесь не видели, поэтому… Можно ничему не удивляться.

— Что-то я не понимаю, — покачала головой Гера.

— Тоже неудивительно, — перебила её Кая.

— Твоей подруге жить надоело? Вы поссориться хотите?

— Ссора — это бой насмерть, как я понимаю, — повернулась к нам Кая. — А бой насмерть — это возможность узнать какие-то секреты противника. Если они есть, эти секреты.

— Толку, если вы умрете.

— Если, — выделил я это слово. — Но опять разговор ушёл куда-то не туда. Я готов купить знания. Готова ты ли их продать?

Гера смотрела на нас с недовольством. Наговорили мы достаточно, чтобы прервать любое общение. Но тем не менее она продолжала терпеть. Сарко для неё настолько авторитет? И не это ли хочет узнать Кая провокациями? То, что наследник семьи имеет дела с преступницей, её не удивило. Вроде бы.

— Сотня старших тонгов, и я отвечу на твои вопросы.

— Вопросов будет много.

— Тогда это хорошая сделка для тебя.

— Сотня — это цена урока у старшего мастера. На которого ты не тянешь, — сказала Кая.

Гера на это молча отвернула ворот рубашки, где скрывался знак мастера, с четверкой. То есть она как минимум использует четыре внешние силы. Скорее больше, учитывая то, что я видел. Серьезный уровень.

— И что? — Каю увиденное не впечатлило. — Ты старший мастер? Нет, обычный. Они берут куда меньше.

— Так и идите к ним, — терпение Геры подошло к концу.

— Спокойно, — сказал я скорее Кае, чей ей. — Я согласен. Но сама понимаешь, такой суммы с собою не ношу.

Сотня монет — это тяжеловатый мешочек, который будет позвякивать на всю округу.

— Хватит расписки.

Кажется, я уже говорил, что местная система управления — продвинутая? С финансами аналогично. Местные додумались до аналога чековых книжек. Для чего, кстати, мастера использовали свои знаки, который сейчас Гера продемонстрировала. С другой стороны, есть сложный узор, который заказываешь у банка и с помощью чистой энергии делаешь отпечаток на бумаге. Минус в том, что если твой знак украли или сняли с трупа, то и деньги могут забрать. Если не установил лимита на выдачу средств по поручению.

— Договорились. Тогда расскажи для начала про основы.

— В школах про них не рассказывают?

— В теневых гильдиях они такие же? — если Гера думала, что сможет уйти от ответов, то сильно ошибалась.

— Основополагающие принципы везде одинаковые. Скрытность строится на внешних силах, которые помогают… скрываться. Неожиданно, правда?

— Если это всё, что ты знаешь, то такая консультация и одного тонга не стоит, — сказала Кая.

— Уйми уже свою девчонку, — прошипела Гера.

Что-то Кая сегодня разошлась.

— Налей мне вина, и успокоюсь, — сказала она.

— С ядом? — зло ответила Гера.

За два года мы не смогли узнать, кто именно контролирует преступный мир в городе. Это говорило о том, что этот человек осторожен и аккуратен, раз даже слухов не было. А сейчас я вижу перед собой женщину, которая плохо контролирует эмоции? Очередное подставное лицо? Надо будет потом у Сарко узнать, что он думает по этому поводу.

— Обычного, — попросил я.

Наградив меня убийственным взглядом, Гера открыла бар, достала оттуда бутылку и три бокала. Поставив перед нами, толкнула бутылку ко мне. Забрав её, я разлил вино.

Гера к бокалу не притронулась, выжидательно, с каким-то затаённым интересом уставившись на Каю.

— Если там яд, — сказала девушка, — убей её максимально жестоко.

— Разумеется, — с серьезным видом кивнул я.

Кая сделала глоток. Гера ничего на наши слова не ответила. Как и с Каей ничего не случилось.

— Все варвары такие? — спросила она, взяв свой бокал и отпив.

— Мы самые скромные, — без тени иронии ответила Кая.

— Что за чудовищные земли, — покачала Гера головой.

Посидели, помолчали. Кая и правда закончила с провокациями и дальше слушала молча.

— У каждой силы, — говорила Гера, когда напряжение ушло и мы вернулись к беседе, — есть плюсы и минусы. Ты чувствуешь движение, — посмотрела она на меня. — Это помогает в обнаружении. Но не помогает в скрытности.

Я бы поспорил с этим утверждением, но не стал. Кто здесь учитель? Вот пусть она и рассказывает.

— Хочешь сказать, что никаких секретов профессии нет? Только освоение правильных сил?

— Каких секретов ты ждешь? Волшебного таинства, которое сокроет тебя от всех врагов? На каждый ход есть решение. Всегда найдутся те, против кого конкретно твои силы ничего не будут значить.

— Звучит… Уныло, — покачал я головой.

— Уныло то, что человек, который из раба за два года пробился в мастера, верит в сказки, — фыркнула Гера.

— Тогда скажи, за счет чего ты скрылась от нас в первые минуты?

— Ты правда думаешь, что я открою свои тайны? — на этот раз удивление было неподдельным.

— Хотя бы общие принципы.

— Опыт, знания, силы. У меня этого больше.

— Тогда есть что-то ещё, помимо набора сил.

— Да. Опыт их использования. Глубина связи.

Это сейчас что? Месть за конфликт в начале?

— Кажется, разговор дальше не имеет смысла, — вздохнул я.

— Если вопросы будут такого же уровня, то да. Непонятно, чего вы хотели, детишки. — сверкнула глазами Гера.

Кая тоже выразительно посмотрела на меня. Зная её, она сейчас предлагает напасть и в бою попытаться узнать секреты. Не самая плохая идея. Часть фишек я в нашей короткой стычке успел уловить.

Как и то, что распоряжение от Сарко имеется и Гера не хочет его нарушать. Но какое именно распоряжение? С Герцога станется пошутить над нами. Или создать такую ситуацию, где мы сами будем ответственны за результат. Не смогли договориться? Сами виноваты.

— Как устроен теневой мир?

— Это лишний вопрос, — резко охладела Гера.

— И всё же. В общих чертах.

— За распространение этой информации убивают. С жестокостью, которая вам и не снилась.

— Тогда вопросов больше нет. Прощу прощения за беспокойство. Кая… — посмотрел я на девушку, — если ты допила вино, пойдем.

— Так быстро сдаетесь? — с сарказмом спросила Гера.

Этот её вопрос подтверждал, что она опасается недовольства Сарко. Жаль, что не настолько, чтобы вести себя как паинька. Мне было очевидно, что здесь мы никаких тайн узнать не сможем. Я и правда рассчитывал, что есть какие-то секреты и что получится их выкупить. На что Гера, очевидно, идти не хотела.

Общие же вопросы задавать смысла не было. Какая сила лучше подходит для скрытности? Да их великое множество. Кая могла прятаться с помощью тьмы ночью и света днем. Я мог с помощью движения передвигаться так, что мало кто заметит. Если уж на то пошло, и вспомнить, что сил ровно столько, сколько смысловых понятий, то надо искать что-то типа «внешней силы скрытности». Как бы смешно это ни звучало. Хотя почему смешно. Пользуюсь же силой копья, стремясь к совершенству.

Ведь что такое внешняя сила? Архетип. Постигая его, стремишься к совершенству, а когда приблизился, переходишь на уровень знания. Вроде знал это уже, но сейчас, в очередной раз повторив, что-то понял. Пока не разобрал что. Внутреннее понимание, на уровне ощущений усилилось. Тоже неплохо.

Про то, есть ли нормальная школа убийц, тоже спрашивать не видел смысла. В таких учреждения в обязательном порядке идет вербовка и принуждение к последующей службе. Нам же такие якоря не нужны. Как и говорил вначале, это направление стоит не на первом месте, а скорее значится как дополнительная возможность. И без этого есть чем заняться. Если уж на то пошло, то подготовка у нас уже есть. Если продолжать набирать могущество, то и скрытность вырастет.

Ничего не ответив, я подал Кае руку и помог встать со стула, куда она села ранее. Не прощаясь, вышли через балкон. Поплутали по городу, отслеживая, не последует ли эта дама за нами.

— Не чувствую её, — поделилась Кая.

— Я тоже.

Учитывая, что я успел познакомиться с её методами, шансы на обнаружение повысились. Но либо недостаточно, либо Геры и правда здесь не было.

— Странно всё это. Не тянет она на главу воров и убийц.

— Мало ли какие люди бывают. Это могла быть маска.

— Могла, — согласилась Кая. — Почему давить не стал? Этот Сарко явно имеет влияние на неё.

— Потому что никто нормально не будет учить под давлением. Так смысл терять время? Тем более главный секрет нам рассказали.

— Какой же?

— То, что никаких секретов нет. Лишь мастерство. Им и будем заниматься.

***

Всю ночь снилась какая-то хрень, как Темный Герцог впутывает нас в конфликт. Проснулся резко, осознав, что больше не сплю. Открыл глаза и уставился в потолок.

У нас есть два месяца на подготовку перед отправкой на чужие земли. Туда, где находится база ловца знаний. Если немного подумать, то очевидно, что нас там будут ждать. А если подумать много, вспомнить, как готовят ловцов, то…

Буду исходить из того, что у этого ловца было достаточно времени, чтобы развернуть полноценную сеть. Тем более Сарко это подтвердил, сказав, что ловец влияет на политику семей. Звучит внушительно и на деле означает, что у него есть сотни осведомителей по всем городам в круге. Он плотно сидит на торговых путях. Собирает все доступные слухи. У него есть выход на влиятельных людей. Наверняка и армия или как минимум подготовленный отряд.

Интересно, это он сюда ту рыжую отправил? Или сам Эар, не желая, чтобы другие ловцы узнали об этой истории, а когда меня устранить не получилось, подключил агентурную сеть? Меня смущало то, что ловец здесь давно. Давно — это он постоянно живет или когда-то был заслан и остался?

Я был искренне убежден, что ловцы действуют набегами, и сейчас с трудом осознавал, что где-то могут существовать полноценные представительства длительного погружения.

Ну да ладно. Подумаю об этом позже.

Предположим, Сарко-Темный-Герцог тоже не пальцем деланный, смог пережить ещё несколько покушений и разрушить часть сети осведомителей ловца. В то, что Сарко разобрался со всем, я не верю. Это надо полностью город перекрывать, да и то не поможет.

Ещё один факт на подумать — это то, что путешествия аристократов друг к другу должны согласовываться заранее. Иначе говоря, ловец уже знает, что Сарко лично к нему собирается сунуться. Понимая, для чего это. Значит, по пути нам стоит ждать нескольких покушений. Либо решительных, если на этом ловец и захочет поставить точку, либо умеренно решительных, если основная ловушка будет на чужих землях, к примеру, в городе.

Чем больше об этом думаю, тем сильнее терзают опасения.

— Ты чего такой напряженный? — промучала Кая, просыпаясь.

Именно промучала. Ворчание, скрещенное с мурчанием.

— Да вот подумал, что мы с тобой отправимся в лес и закроем ещё пару целей из золотого списка.

Ответом мне была выразительная тишина.

— Ты там жива? — спросила я, скосив глаза на Каю.

Та окончательно проснулась. Смотрела на меня одним глазом и гневно сопела в подушку.

— Мне плевать, какие там угрозы, но я требую полноценного отдыха!

— А как насчёт стать значительно сильнее и, когда нас придут убивать, доминировать и глумиться над врагами?

— Ну… — девушка растерялась от такого заявления. — Знаешь, это даже как-то возбуждающе звучит. Мы ведь не прямо сейчас в лес пойдем?

— Нет…

— Тогда ты знаешь, как склонить меня на свою сторону.

— Ты хотела сказать, соблазнить?

— А я разве что-то другое сказала? — замурлыкала Кая. — И не расстраивай меня словами тренировка, превозмогание, охота…

— Исключительно доминирование и глумление!

— Да, так лучше…

Я в этот момент уже целовал Каю, поэтому было непонятно, к чему её слова относятся.

***

За завтраком… Который нам приносили слуги и сразу уходили, чтобы не услышать лишнего… Поставил Резано задачу.

— Нужно кое-какие расчёты провести, — начал я заход.

— Какие? — поднял на меня глаза парень и закинул в рот кусочек сыра.

— Допустим, в ближайший месяц, плюс-минус, мы с Каей завалим ещё двух элитных монстров и добудем с них специи. Притащим к тебе. А ты сделаешь из этого зелье на всех нас. Нужно сделать так, чтобы об этом никто не узнал как минимум до нашего отбытия, а лучше и после.

— Так… — протянул Резано.

— Вы хотите пойти вдвоем? — удивилась-возмутилась Хала.

— Без обид, но так быстрее. Резано займется травами. Нужно будет докупить недостающее, скрыть следы и развить бурную деятельность. Ты останешься ему помогать. Ну и прикрывать спину на всякий случай.

— А кто вам будет прикрывать спину на всякий случай? — спросил Резано. — Или ты забыл, через что мы прошли в прошлый раз?

— Я не собираюсь устраивать новый марафон. Пришли, сделали дело, забрали что нужно, отступили. Всё.

— Звучит бредово, — не согласился Резано. — Ради чего это всё?

— Задница Эрано чует проблемы, — ответила за меня Кая. — А его задница… чуткая.

— Тебе лучше знать, это да, — кивнул Резано, а Хала прыснула.

— Что это ты смеешься? — глянула на неё Кая. — Или насыщенная сексуальная жизнь зашла так далеко?

— Не понимаю, о чем ты, — невозмутимо захлопала глазами девушка.

— Справишься? — я не стал обращать на них внимания и посмотрел на парня.

— Конечно. Не мне же свою жизнь ставить на кон.

— Я не настолько псих, чтобы излишне рисковать. Сходим, посмотрим, а на месте решим.

— Ваш путь минимум неделю займет в одну сторону. Потом обратно столько же, а то и больше, если пешком пойдете, чтобы скрыть добычу. Которую надо будет как-то обработать, чтобы ценность не потерять. В теории это можно сделать и без меня, но придётся закупиться. Какое-то время уйдет на варку зелий. Их освоение. За два месяца если и уложимся, то пройдем по самому краю, на каждом шагу торопясь, а значит, и рискуя. Ты уверен, что это настолько важно, и так будет результативнее, чем сосредоточиться на освоении дополнительной силы?

— Не попробуем, не узнаем, — пожал я плечами.

Все аргументы Резано логичны, но есть у меня подозрение, что полумерами мы не обойдемся.

Глава 10. Подготовка перед выходом на чужие земли

Как-то не ожидал, что вновь окажусь учеником за партой. Но таково было распоряжение Сарко Тона — снабдить отряд охотников, что отправляется с ним в качестве охраны, всей необходимой информацией.

— Что-то не спешит наш преподаватель на лекцию, — заметила Кая, со скукой поглядывая на лекционный зал. Или скорее комнату.

Хала на это отчаянно зевнула, прикрыв рот рукой.

Дверь открылась, и наконец-то к нам зашёл полноватый мужчина. Торговец. Ну, или кто-то, приближенный к этой братии. Нас направили в торговую гильдию, чтобы прошли инструктаж.

— Господа… — начал мужчина, но осекся. Не потому, что здесь дамы были, а потому, что меня увидел.

— Не обращайте внимания, — сказал ему. — Всё в порядке.

— Да? — растерялся он. — Хорошо… Господа… — секунда замешательства, — и дамы. Моя задача рассказать вам про земли семьи Кадо.

Мой вид его смутил, потому что я сейчас с ног до головы закутан в бинты, пропитанные заживляющей мазью. В лес мы с Каей сходили. Отработали по двум целям. Специи притащили, Резано на всех нас зелья сварил, и мы прошли через тренировки. Ну как прошли. Остальные тренировались в полную силу, а я наполовину, сквозь боль.

Первой нашей целью стал тот монстр, на основе которого варилось зелье снижения нагрузки от внешних сил. Крайне быстрая, свирепая, человекоподобная тварь. Если бы не усиленные покровы, убить бы мы её не смогли. Но куда хуже пришлось на второй цели. Той, что развивала закалку тела. Монстр там не совсем типичный. По факту это одно гигантское ядовитое облако. Невидимое обычному глазу. С одним из самых смертельных ядов, которые знал Резано.

И если с первой тварью мы тупо дрались, то тут потратили время на подготовку, адаптацию к яду за счёт развитых покровов и последующим молниеносным сбором «капель». Концентрированных сгустков в центре твари. После чего монстр, обидевшись на нас, начал собираться в цельную тварь и точно бы прикончил, не умей я так быстро передвигаться и не вытащи Каю на своём горбу.

В бинтах же я, потому что у меня большая часть кожи слезла после отравления. Если бы не запас зелий, если бы не общая закалка, если бы не физическая мощь тела… В общем, нам сильно повезло.

Самое обидное, что об этом никому нельзя рассказать. А так бы мы прославились на все окрестные земли.

— Главное, что вам нужно знать, — собрался с мыслями мужчина, который даже представиться забыл, — это то, что семья Кадо относительно других не особо влиятельна и могущественна. При этом они занимают уникальное место и являются важным торговым узлом.

Смешно. Не влиятельны, не могущественны, но сидят на важной точке.

— А у вас, случаем, карты земель нет, чтобы нагляднее было? — спросил я.

Мужчина вздрогнул. Сразу видно, что он по духу совсем не воин. И не главный торговец. Те хищники по природе своей. Скорее мелкий клерк и какой-нибудь третий помощник. Много знает, образован, но не боец.

— Карта есть, но не с собой, — помедлив, ответил мужчина.

— А мы можем её увидеть?

— Она доступна исключительно членам гильдии.

— Уважаемый, — взяла слово Кая и на этот раз она говорила куда мягче, чем обычно. — Нам сопровождать господина Сарко Тона. Вы правда думаете, что мы не увидим карты? И вы действительно считаете, что ограничивать нас в доступе к информации разумно? Вдруг ситуация сложится именно так, что нам не хватит этих знаний?

А не, Кая как обычно. Голос нежный, сладкий, как мед, а глаза — как два отравленных кинжала.

Тьфу ты… При слове отравленный я едва заметно вздрогнул, чем вызвал очередную вспышку боли. Ненавижу яды. Благо теперь они на меня действуют куда слабее — спасибо принятому зелью.

Резано с Халой переглянулись, но промолчали и в разговор лезть не стали. Тоже хотели увидеть карту.

— Тогда придётся пройти в мой кабинет… — сам не веря, что это говорит, сказал мужчина.

У него есть кабинет? Тогда, может, и не мелкий клерк. Средний.

— Разумеется, уважаемый. Как вас зовут, кстати?

— Бальмонд… — улыбнулся в целом молодой, ещё не битый жизнью мужчина.

— Я готова следовать за вами, Бальмонд, — поднялась Кая, которая сейчас была в платье, с вырезом на груди.

Кажется, ещё немного, и мы потеряем Бальмонда.

***

Карту нам показали. Про семью Кадо рассказали, дополняя то, что мы и так знали.

Главное отличие, которое надо знать, — это то, между землями аристократии полно свободных территорий. Никому не нужных.

Семьи, то есть аристократы, занимали места, где был доступ к специям. Как естественного происхождения, так и с возможностью искусственного выращивания. Логика-то простая на самом деле. Достаточно вспомнить о том, что в этом мире ночи, когда реальности соприкасаются и на эту сторону валят твари — обыденное явление. Есть угроза, от неё надо как-то защищаться. Чем больше людей живет на территории, тем серьезнее нужна оборона.

У Тон это как устроено? Долина — гигантская продовольственная база. В смысле место добычи специй. Ночи тоже проходят на её территории. За всё время, что мы здесь, ни разу монстры не проникли в город. Долина обеспечивает приток специй и денег. Это то, на что можно готовить стражу, охотников и солдат. Которые, в свою очередь, будут защищать земли от всех напастей. Получается экосистема, обеспечивающая себя сама.

Убери долину, и всё, здесь никого не останется. Может, не сразу, но через десяток-другой лет точно. Потому что по пути развития без специй идти не получится. Ну, или это будет крайне долгий, муторный путь. Хотя чего это я? Некоторые вещи тупо не обойти. Пределы своего развития, они такие. Как гранитные стены, сколько ни бейся, сам не перепрыгнешь.

Соседи Тон также занимали места, где имелись свои специи. Но подобные территории — редкость. Поэтому я и сказал вначале, что главная особенность — это свободные просторы между землями аристократов. Для понимания — до Кудо три недели пути с караваном. И это они ещё ближе всех расположены.

Со слов Бальмонда выходило, что на фоне остальных угодья Кадо скудны. Армия не столь многочисленна. Зато у них располагается самый большой рынок специй, и караваны проходят через них. Как со стороны фронтира идут к ним, так и со стороны столицы идут к нам. Чувствуется в этом рука ловца. Занять самую выгодную точку для сбора… всего. Знаний, специй, информации.

Не зря я жилы рвал, чтобы подготовиться. Теперь выжить у нас куда больше шансов.

***

С Каей мы вернулись за тринадцать дней до выхода. Большая часть из которых ушла на готовку зелий, их приём и тренировки. Но было ещё кое-что важное, что мы сделали.

Во-первых, Кая сдала на мастера, что для неё никакого труда не составило. Эта новость вызвала небольшой фурор. Когда за пару лет один раб-варвар становится мастером — это новость. А когда следом ещё один раб, в данном случае рабыня, то это и есть фурор. Тем более когда это охотники, успевшие прославиться.

Внимание мы к себе привлекли. И наверняка до ловца эта информация дойти успеет, а значит, воспримет он нас серьезнее. Впрочем, не думаю, что он до этого относился к нам снисходительно. Учитывая, что воевать он собирается против аристократа Сарко, который посильнее любого мастера будет. Так что риск влипнуть в дополнительные неприятности не так велик. А вот возможность решать некоторые вопросы одним лишь фактом наличия соответствующего знака появилась. До мастера не так легко докопаться, поэтому у Каи появится больший простор для маневра. В социальном плане имею в виду. В боевом-то плевать на всякие знаки. Личная мощь от этого не меняется.

Во-вторых, вся наша четверка заглянула в конюшни. Помню, как меня впечатлил зверь Кристиана. Настоящая махина, способная двигаться на бешеной скорости и преодолевать колоссальные расстояния.

На этих землях выбор ещё обширнее. Со своими сложностями, куда без этого. Цены ещё ладно, деньги у нас есть. Пока мы с Каей по лесам бегали, Резано развернул бурную деятельность. После голема славы у него прибавилось, и поэтому многие охотники направились со своей добычей к новому мастеру, который брал ниже, чем «старики». Так что мой друг стал куда богаче, заработав около трёхсот старших тонгов. Те, кому эта сумма кажется маленькой, пусть вспомнят, что стражник-новичок получает всего один тонг, и то, что Резано тоже «новичок» в своём деле.

Главная сложность с живым транспортом — это его содержание. Которое в зависимости от особи могло стоить космических денег. А нет, вру. На самом деле главная беда — это время ожидания. Потому что никто в городе самые интересные экземпляры не держал. Их привозили из далеких городов под заказ. Время ожидая могло и до года растянуться. Поэтому, чтобы не усложнять себе жизнь, взяли чисто рабочий вариант. Выносливый, неприхотливый, приученный к боевым действиям, а главное — способный передвигаться на нормальной скорости. На вид, кстати, как обычная лошадь. Которую откормили специями. Обошлись нам по сто двадцать тонгов за каждую. Кая пообещала торговцу голову оторвать, если лошадки бракованные окажутся и не исполнят всех обещаний. Поэтому был шанс, что нас не обманули.

***

Перед отправкой я пригласил Ингрид к нам в гости. Повезло, что она с отрядом в городе была. Или не повезло — я ведь знал про её планы воздержаться пока от охоты.

Поздоровались, прошли наверх, туда, где Резано хранил зелья.

— Что это? — спросила она.

— То, за реализацию чего я готов дать тебе процент.

— Если что-то незаконное, то не соглашусь. Трепаться тоже не буду, но таким не занимаюсь.

— Законнее некуда. Это зелья из золотой десятки.

— Ты серьезно? — недоверчиво посмотрела на меня Ингрид. — Погоди… Ты реально серьезно?!

— Да. Две партии. Восемь зелий идеальной закалки и девять — облегчения внешних сил.

— И по четыре вы взяли себе… — неверяще протянула женщина. — Но… Как?

— Тяжело и быстро. Нам сейчас предстоит дело на чужих землях, и я не хотел вести отряд неподготовленным.

— Так вы уезжаете? — эта стальная во многих смыслах женщина окончательно растерялась. — Мне надо покурить.

— Тогда в другую комнату. Резано нас убьет за посторонние запахи.

Я проводил Ингрид в другое крыло, в небольшую библиотеку, которую начали наполнять, но пока не закончили. Здесь было широкое окно с видом на сад. Которым Резано занимался в свободное время. Говорит, помогает расслабиться и отвлечься от специй.

— Давай по порядку, — сказала женщина, когда сделала пару затяжек и собралась с мыслями. — Зачем тебе посредник?

— Как и сказал, мы уезжаем. У товара есть срок годности — это раз. Без Резано их оставлять сомнительная идея — это два. Как и без охраны. Это третья причина. У меня не так много знакомых, кому можно доверить настолько ценный груз. Это четвертая.

— Ты хочешь…

— Чтобы ты забрала зелья и через пять дней после нашего отбытия продала их. По официальным каналам. Можешь сказать, что этим занимались оба наши отряда.

— Да мы даже в лесу не появлялись! Никто не поверит!

— Аргумент. — согласился я. — Но как-то же мы провернули это дело? Никто не заметил. Поэтому сами додумают. Но, если не хочешь, говори, как есть. Что я попросил заняться этим делом. Думаю, никто против не будет.

Ингрид подвисла, и было видно, о чем она думает. Живет себе человек, строит планы, как добыть сверхценные специи. Находит союзника, получается сделать первый шаг, и вот вроде бы они решили передохнуть, но тут оказывается, что второй отряд быстренько сделал ещё пару шагов. Было отчего словить диссонанс и как минимум озадачиться, а как максимум — обидеться. Пусть и нелогично это, но я бы расстроился, если бы ощутил, что кто-то делает то, о чем я сам мечтаю.

— Эти зелья стоят больше сотни тысяч.

— Поэтому я и предлагаю десять процентов от прибыли после уплаты налогов, за охрану и реализацию.

— Не боишься, что мы их тупо украдем?

— А должен? — посмотрел я на Ингрид. — Вам тогда придётся бежать из города, бросить прибыльное дело. Ради чего? Усиления? Так мы вернемся и не против сводить вас по этим целям. Добудете и себе зелья.

— Не продолжай. Я понимаю выгоду наших отношений. Просто так спросила.

— Если хотите, можете и сами что-то выкупить. По стандартной цене для охотника — то есть с большой скидкой.

На самом деле Ингрид я позвал, чтобы проверить. Не в плане воровства. Она не дура, чтобы так поступить. Проверить я хотел другое. Пять дней — это та фора, которая нужна, чтобы отбыть из города и не опасаться, что информация дойдет раньше. Но если что-то промелькнет, это значит, что Ингрид или кто-то из её людей сдал нас. По крайней мере, я бы на месте другого ловца узнал, с кем планирует ехать Сарко, и уж точно взял бы на заметку тех людей, которые его охраняли в прошлый раз. И которые сильно поднялись. Да и недавно во дворце отметились. Про нас точно знают и помнят, иначе и быть не может. А значит, и в окружение внедриться могут. Поэтому дополнительная проверка тех, с кем дружеские и деловые отношения завязались, не помешает.

— Когда отбываете? — спросила женщина.

— Завтра. Зелья можешь забрать прямо сейчас.

— Ты хочешь, чтобы я с ними так по городу гуляла? Шутишь?

— А как иначе? Пригнать взвод стражи? Никто тебя на улице посреди дня не тронет. Понимаю, охрана — это дополнительные неудобства…

— Но и платишь ты щедро.

За пять дней охраны получить больше пяти тысяч, а где-то столько и выйдет, — это выгодная сделка. Особенно если вспомнить, что за голема каждый получил по две тысячи.

— Я согласна. Помогу. Но с тебя рассказ, как ты монстров валил. С этим связано то, что в бинтах ходил?

— Да.

Я кратко рассказал ей, с чем мы столкнулись. Ингрид только головой качала.

— Слушаю тебя и будто речь про увеселительную прогулку. Ты либо гений, которые раз в сто лет рождаются, либо самый удачливый сукин сын на этих землях.

— Нам повезло, ты права.

— Ну-ну. Ладно, давай свои зелья. Расписку писать?

— Я тебе доверяю.

Это не тот мир, где можно кинуть и выйти сухим из воды. Если только бежать далеко-далеко, но оно того не стоит.

***

В назначенное время наша группа прибыла ко дворцу. Вскоре появился и Сарко, с отрядом в десять гвардейцев.

— Десятник Эрано, — кивнул он мне. — Прикупили лошадей? Молодцы. Готовы выдвигаться? Все вопросы уладили?

— Готовы, господин.

— Тогда в путь, — скомандовал он.

Первым двинулся второй десятник — командир гвардейцев. Получается, их одиннадцать, нас четверо, ещё Сарко. Итого шестнадцать человек.

Слишком привлекательная цель, чтобы не отработать по ней по полной.

Чувствую, будет весело.

***

Весело, но не сразу. Дорога в седле на дальние расстояния — это не самое интересное, что может произойти в жизни.

Когда выехали из города, двинулись мимо полей. Самых обычных, засеянных крестьянами. Урожай здесь, кстати, из-за благоприятного климата собирали два раза в год и поставляли его другим семьями. Специи специями, но ими одними сыт не будешь.

Поля, поля, редкие подлески, придорожные таверны, крестьянские хутора. Городок по пути. Небольшая военная застава. Снова поля, побольше лесов. Крупная деревня. Повторить весь цикл.

На ночь остановились в городе. Который всё ещё находился на землях Тон. Километров сто мы точно намотали, остаётся удивляться расстояниям. Потому что путешествие ещё фактически не началось. Мы пока что дома и до диких земель доберемся послезавтра, сделав остановку в ещё одном городе.

У Тон, разумеется, было в каждом городе, где остановиться, поэтому с размещением проблем не возникло. Не знаю, где ночевали гвардейцы, но нам выделили гостевые комнаты.

— Неплохо, — только и сказала Кая, увидев нашу. — Здесь и ванная есть. Знаю, чем займусь.

— Бдительность не теряй. Это боевой поход.

— Не порти мне вечер, Эрано. Лучше присоединяйся.

Помимо того, что спальня была просторной, здесь ещё и полноценная ванна примыкала, и было отдельное помещение для приема гостей.

Присоединиться не получилось. Не сразу. Не прошло и минуты, как заглянула прислуга, сказав, что меня ожидает господин Сарко.

— Иди, отдувайся, — махнула на меня рукой Кая. — А ты, — указала она на служанку, — покажешь, как здесь работает ванная.

***

Сарко встретил меня в кабинете. Про себя отметил, что он в очередной раз изменился. Не за два года, а за то расстояние, на которое мы удалились от его родителей. Часть маски сошла, и сейчас бы я не сказал, что он моложе меня. Пусть и молодой, но уже мужчина, волевой и решительный.

— Эрано, — кивнул он мне сдержанно. — Можешь говорить свободно.

— Чего звал?

— Думал, ты захочешь поговорить, — обозначил улыбку Герцог, намекая, что у меня точно должны были возникнуть вопросы.

— Я бы с радостью пообсуждал с тобой переход к знанию, но спрошу другое. Чего нам ждать?

— Как будто ты сам не просчитал все риски.

— Ты хорошо знаешь меня, и кто такие ловцы. А я вот плохо знаю, кто ты. Поэтому не удивлюсь, если часть проблем будет исходить от твоих действий.

— Как завернул.

— Так зачем это всё? Хотел устранить ловца, послал бы убийц. Да даже наш отряд.

— Вы не справитесь. Одни не справитесь, — покачал он головой. — Ты и сам должен понимать, что ловец, который живет здесь несколько десятков лет, ушёл далеко вперед.

— Это если он боец по духу.

— Здесь все бойцы. Таков мир.

Ловцы, и я сам тому наглядный пример, не были воинами по духу. Скорее авантюристы, шпионы. Драться нас тоже учили, и не сказать, что мы совсем далеки от этой темы, но она вторична для нас. Поэтому от нашего противника можно было ждать чего угодно.

— Из того, что я знаю, он скорее талантливый организатор.

— Эрано, — осуждающе посмотрел на меня Сарко. — Давай не тратить время впустую. Я сказал, что ваша группа не справится. Поверь и прими, что противник крайне опасен.

— А ещё во что нужно поверить? Что у тебя в этом деле нет других, скрытых от нас целей?

— Есть, — не стал он отрицать.

— Поэтому и спрашиваю, чего нам ждать.

— Нападения. Провокаций. Попыток уничтожить любой ценой.

— И ты взял всего пятнадцать человек с собой.

— Стандартный состав для дипломатической миссии. Если взять больше, это сочтут попыткой вторжения.

— Какой тогда план?

— Прибудем в столицу семьи Кадо. Нас примут, разместят. Ваша задача — прикрывать мне спину и не вестись на провокации. Когда скажу, с тобой отправимся решать главный вопрос.

— С чего ты взял, что ловец не убежит?

— Бросив всю свою сеть, которую он годами создавал? Пускай бежит. После этого его можно будет не опасаться. Твой-то бог в любом случае уже знает о неудаче и о том, что еретик разгуливает по этим землям.

— Не обязательно, если жрец не поспешил отчитаться о неудаче или связь проблематична. Ты хочешь захватить его живьем?

— Если получится, — кивнул Сарко. — Твои знания о ловцах слишком ограничены. Заполучить кого-то более сведущего — сам понимаешь.

— Понимаю, кроме того, как ты собираешь своим объяснить сначала отсутствие, а потом и наличие пленного.

— На месте разберусь, — ответил Сарко, не желая посвящать меня в планы.

Ну да, ну да. Может, плюнуть на всё и отправиться путешествовать по миру? С нашими навыками теперь не пропадем.

Жаль, что не всё так просто. Как ни крути, выходит, что эти два года Сарко защищал нас от угрозы ловцов, а как будет на других землях, неизвестно. Также он в целом от многих проблемы оберегал. Самим фактом того, что выделил нас.

Ладно, не буду суету наводить. Посмотрим, чем этот поход закончится, а там видно будет.

Глава 11. Покушение

По плану мы должны были добираться три недели. Чуть меньше, если повезет с дорогой и не будет дождей. Только вот у Сарко оказалось своё мнение на этот счёт. Мы переночевали в городе, а за час до рассвета выдвинулись на заставу, которая отмечала границы земель семьи. Там нас обрадовали тем, что свой транспорт оставляем и пересаживаемся на породистых скакунов.

— Зачем покупали, — качала головой недовольная Кая.

— Так быстрее, — прекрасно расслышал её слова Сарко, стоявший в десяти шагах от нас. — В качестве компенсации можете оставить лошадок себе. Они стоят куда дороже ваших.

— А если я уже привыкла к своей кобыле? — похлопала Кая животину по крупу.

— Приказы господина не обсуждаются, — надвинулся на неё десятник, которому не понравилось пикировка.

Он мастер, между прочим. Четыре стихии знает. Мог бы претендовать на звание сотника стражи, но у гвардии были другие стандарты.

— Спокойно, — осадил его Сарко, подходя к нам. — Давно спросить хотел, что вы в сумки с собой набрали?

Вопрос был обращен к Резано, у которого и правда были самые большие сумки. Сейчас он их и перетаскивал, с лошади на лошадь.

— Так, по мелочи, — ответил я. — Необходимые вещи на разные жизненные случаи.

— Раз на разные, то хорошо, — хмыкнул Сарко.

Догадался, что там боевые зелья.

После смены транспорта наша скорость выросла раза в три. Лошадки явно были связаны с внешней силой движения. Я чувствовал знакомые отголоски, про себя удивляясь, кто тот гений, что смог целую породу породнить со стихией.

Логика Сарко была ясна. Если противник ожидает от нас одной скорости, то, прибавив ходу, можно обойти часть ловушек. Может, поэтому две трети пути преодолели без происшествий.

Неприятности случились там, где сами боги велели им случаться. Или природа, тут как посмотреть. До этого скакали по равнине, холмам, лугам и лесам. Сейчас же уперлись в горный хребет. Он, как гребень, возвышался — со множеством расщелин, острых скал и прочих барьеров. Пешком мы бы там легко прошли, после дороманских гор-то. Но с лошадьми и думать было нечего. Они не приспособлены далеко прыгать и бегать по вертикальным поверхностям.

— Через это место один проход, господин, — говорил десятник. — Если кто-то захочет устроить засаду, то выберет это место.

— Эрано, Кая, — повернулся к нам Сарко, — даю вам час. Разведайте, что там и как.

— Противника устранять? — спросила Кая.

— Если хватит сил, то да. Если сомневаетесь, возвращайтесь и докладывайте. Не надо геройствовать.

— Господин, может, лучше послать моих людей? — предложил десятник.

— В этом нет нужды. Поверь, эти люди умеют действовать в горах, — улыбнулся Сарко.

Засранец. Если так хочет, пусть сам по горам скачет.

— Может, мы с вами? — спросила Хала, когда спрыгнули с лошадей и взялись за проверку амуниции, чтобы нигде ничего не болталось.

— Сами управимся, — ответил я.

Отдалившись от отряда, перестроили покровы на скрытность. Короткая пробежка, потом ещё одна, но вверх, по скалам.

Спросил Каю знаками, чувствует ли она кого. Кивнув, девушка указала направление. Вскоре, лежа среди выступов, наблюдали за отрядом… Наверное, это были разбойники. Они разбили лагерь среди скал, вдали от единственной тропы-подъема. Возле которой скрывалось несколько наблюдателей, пока нас не заметивших. Остальные же общались и выглядели беспечно. Язык был чужой, поэтому я не мог сказать, о чем они говорят.

Свою старую ошибку я учёл и основные языки этого королевства давно выучил, поэтому странно, что не понимаю их. Кая спросила, что делать будем. Я прикинул расклады и решил, что рисковать нет смысла. Если героически всех вырезать, это, конечно, добавит нам репутации, но… Лучше я предпочту сделать работу чужими руками. Пусть гвардейцы отдуваются, если их командир так рвётся в бой.

***

— Около трёх десятков человек, говоришь, — задумчиво произнёс Сарко после доклада. — Похожи на разбойников… Кого-то особенного видели?

— Нет, но они разбили шатер большой, и кто знает, кто там скрывается.

Собственно, эта та причина, по которой я не рискнул бить в лоб. С обычными практиками мы справимся, но если это ловушка ловца, то обязаны быть сюрпризы.

— Тогда предлагаю выслать отряд вперед, отвлечь их, а мы подкрадемся и ударим в спину, — сказал Сарко, чем вызвал… Ровным счётом никаких эмоций у гвардейца.

При этом я был уверен, что ему есть что сказать. Но годы службы сделали свое дело, и он приучился не оспаривать приказы начальства. Хвалиться, что они и сами справятся, он тоже не стал. Чем всё же заработал пару очков в моих глазах.

***

В этот раз, уже втроем, мы тайно наблюдали за разбойниками. Если за время нашего отсутствия что и изменилось, так это кто-то разжёг костер, на котором сейчас жарили мясо.

— Это редкий диалект, — сказал Сарко.

Почему-то он совсем не опасался, что нас заметят, и говорил спокойно. Как он скрывается — я лишь смутно улавливал колебания энергии. Даже не сами колебания, а эхо от них. Впечатляющая сила. Вот чему я бы действительно хотел научиться.

— На нем говорят дикие племена. Если по-простому, то это одни из тех, кто живет вне городов и земель аристократов. Кочевники, разбойники, немного торговцы. А вон тот узор, — указал он на рисунок, что покрывал ткань шатра, — это уже из элитной гильдии убийц.

— Их несколько? — уточнил я.

— Да уж хватает. Не самая лучшая, но опасаться точно есть чего.

— Элитные убийцы, с собственным знаком, который всем демонстрируют? — уточнила Кая.

— Работают на репутацию, — без тени улыбки ответил Сарко.

Один из дозорных заметил наконец-то отряд гвардейцев и прибежал к лагерю. Поднялась суета, костер тут же затушили, похватали оружие. Кто-то был настолько беспечен, что снял с себя броню и сейчас спешно облачался. Ничего серьезного — обычные кожаные доспехи.

Из шатра вышла женщина, с посохом Одного её появления хватило, чтобы суета прекратилась и разбойники начали действовать слаженнее. Выглядела она внушительно. Высокая, необычайно худая, с перемотанной тканью грудью. Внизу шаровары из легкой ткани и сапоги. Верхняя часть тела, не считая повязки и кулона на шее, открыта. Руки покрывают черные татуировки.

Отдав краткий приказ, она зашла обратно в шатер.

— Приступаем, — скомандовал Сарко. — Хочу пообщаться с этой женщиной, берите её живьем.

Когда вся эта орава дружно направилась на перехват гвардейцев, Кая создала мощное таинство и выпустила его. Прямо по толпе. Их накрыло тьмой, скрутило, подняло в воздух и шмякнуло о землю. Дезориентированные, они позволили мне добраться до них и начать раздавать удары копьем. Тьма никуда не исчезла. Продолжала ослеплять противника и давить на защиту, обнажая слабые места, по которым я и наносил точечные удары.

Всё закончилось меньше чем за минуту. Когда тьма осела, на земле лежали одни лишь трупы. Сарко же стоял напротив шатра, держа в руках серебряный нож.

Внезапно шатёр набух. Ткань повело, опоры покосились, раздалось утробное порыкивание. Сарко отпрыгнул назад, но испуганным не выглядел. С любопытством поглядывал на то, что будет дальше. Я прощупал, что там внутри, и ощутил как минимум двух существ. Ту женщину и кого-то большого, массивного.

Этот кто-то повёл рукой и стянул верх шатра со своей головы, представ перед нами во всей красе.

Первое, что я понял — если это и человек, то сильно отличающийся от оригинала. Настоящий великан. С толстенными руками и буграми мышц. Да на фоне него даже я выглядел тощей жердью.

— Эрано, разберись, — бросил мне Сарко. — Здоровяки — это по твоей части. Кая — на тебя ведьма. Будь аккуратна, не дай ей сбежать.

Ведьма в ответ на эти слова наградила нас высокомерным взглядом, но вызов приняла. Подняла посох над головой, и с него фиолетовый луч сорвался. Мне не надо было смотреть, чтобы знать — Кая от такого легко уклонится.

— Ты… Мой… — прогудел, как ветер в ущелье, здоровяк.

— Да, да, — пробормотал я себе под нос. — Меньше болтовни.

Здоровяк топнул, и землю под моими ногами зашатало. Если он думал, что подобным собьет мне концентрацию, то сильно ошибался. Не мастера движений ему шатать.

Иронично то, что это существо голема напоминало. Как внешностью, так и манерой использовать внешнюю силу. Необычайно плотная аура, что выступала дополнительной броней. Из оружия у него, кстати, кувалда под стать. На длинной рукояти, так что, если попадет, мало не будет.

Сдвинувшись, я нанёс укол в правое колено, тут же оказавшись сзади здоровяка. Он только руку начал заносить, чтобы прихлопнуть меня, а я уже наносил второй удар, под левое колено. Здоровяк опустил руку, отчего земля вздрогнула — не из-за веса, точнее, не только из-за него. Так его внешняя сила расходилась в стороны, заставляя весь мир дрожать. Можно сказать, вокруг него сейсмическая аномалия образовалась.

Я так и остался у него за спиной наносить удары. Десятками их ему выдавал, пока он разворачивался. Двигался он быстро. Приблизительно как опытный охотник из первого лагеря. Но против меня с таким же успехом он мог стоять на месте. Когда-то передо мной был выбор, в каком направлении идти — силу развивать или скорость. Так вот, этот выбор существует, только пока у тебя нет денег.

— Эрано, хватит играть! — крикнул мне Сарко.

Я и сам уже видел, что что-то не так. Эта первобытная машина набирала обороты и ускорялась. Как мои удары начали пробивать его, так и пошёл в разнос.

— Аррр! — прорычал он, когда я пустил ему кровь.

Возникшая звуковая волна закружилась вокруг его тела и ударила меня на манер хлыста. Увязла в покрове, но использование способностей необычное. Впрочем, Сарко прав. Сейчас я воин, а не исследователь.

Следующее таинство я назвал взламывающим. Разорвав дистанцию, чтобы меня случайно не прихлопнули, выпустил на первый взгляд обычное копье — проекцию того, которым сам дрался. Размером оно было как ствол дерева, пусть и не самого большого. Врезавшись в защиту, оно увязло в покрове здоровяка и принялось вращаться с бешеной скоростью, ввинчиваясь.

Покров — это то, что практики изучают первым делом. Основа основ. За годы тренировок это таинство уходит на уровень рефлексов. Применяется так же естественно, как и дыхание. Но вот, что нужно понимать. На уровне серьезных практиков покров — это уже не просто защитная пленка, что окутывает тело, а сложная система. Со своими внутренними структурами, подключением внешних сил и прочими секретами.

Я не зря упомянул про рефлексы. Потому что, когда в твоей защите появляется брешь, то хочешь или нет, бессознательно направишь в это место дополнительные силы. Банально для того, чтобы тебя не проткнули.

Великан затупил. Он попытался схватить моё копье рукой, и у него даже получилось сломать его посередине. Оставив наконечник, который и продолжил давить. Тот пробил защитный слой, коснулся кожи. Тоже укрепленной и закаленной. Великан взревел, бросил дополнительные силы на защиту и…

Второе копье вошло ему в затылок. Не пробило, завращалось, отвлекло ещё сильнее. Когда рефлекторно великан попробовал его сбить, ударив аурой, третье копье вошло в бок, на этот раз пробивая кожный покров. Здоровяк заревел от боли и решил разобраться со мной. Прыгнул он высоко. Я ушёл в сторону, не собираясь позволять ему подойти близко. От его приземления поднималась волна, дробились камни.

А дальше… Наконец-то подбежали гвардейцы, и одного слаженного удара хватило, чтобы просадить защиту и разнести этого типа в клочья.

— Если так медлить, можно и не успеть, — сказал мне Сарко, который оказался рядом. — Кая справилась куда лучше.

Та стояла рядом со связанной тьмой ведьмой, которой не помог ни посох, ни что-то другое.

— Мог бы закончить сам, — сказал я, отвернувшись, чтобы никто по губам не прочитал.

— Мог бы, — легко согласился Сарко. — Но зачем мне тогда охрана?

***

На допросе, которым занимались гвардейцы, мне разрешили присутствовать. Ведьма сопротивлялась недолго. Всё её высокомерие куда-то подевалось, и она быстро выложила, что ожидалось подкрепление. Должны были подойти ещё два сильных практика через пару дней. Если бы мы не ускорились, нарвались бы на усиленную засаду.

О которой я не знал, что и думать. Симуляция бурной деятельности, чтобы нас успокоить? А зачем, если и так понятно, что главная ловушка будет находиться на чужих землях. Одни вопросы, которые остались без ответа.

— Если это элитные убийцы, — высказалась Кая, — То я император этих земель.

— Возможно, их репутация переоценена, — пожал плечами Сарко, который находился рядом и скомандовал: — Уходим.

Задерживаться он не собирался. Как и мародерствовать, и высказывать мнение по поводу случившегося.

Среди скал скорость было нельзя набрать, и Кая воспользовалась этим, чтобы поговорить. Не вслух, на приватность мы пока не могли рассчитывать. Знаками спросила, какого сурха происходит. Я пожал плечами, сам не до конца понимая. Ведьма не сказала, что ловушка была устроена именно на нас. С её слов выходило, что они работали по наводке. Кто-то важный собирался пройти через этот перевал, и они хотели его захватить, чтобы получить выкуп или продать тело.

Тела сильных практиков ценились приблизительно так же, как и элитных монстров. Говорят, есть умельцы, что многие секреты по трупу узнать могут. И уж тем более по живому человеку.

***

Нам потребовалось ещё три дня, чтобы добраться до столицы Кадо. Ночевали в лесах, вдали от общих дорог. На нашем пути располагались деревни и один город, но мы их объезжали, нигде не задерживаясь. Больше засад не попалось. Не знаю, планировались они или нет.

Со стороны гвардейцев чувствовалось всё больше недоумения. Кажется, они не в курсе планов господина.

Как будто, кроме Сарко, никто в курсе.

Вход в город преграждали ворота, на которых стража проверяла всех желающих попасть внутрь.

Здесь всегда так, или ради нас постарались?

То, что люди негодовали, говорило в пользу ужесточения мер пропуска. Тем не менее зашли мы без проблем. Сарко представился официально, и стражник не рискнул задерживать аристократа. Что не помешало ему отослать подчиненного.

— Эрано, — подошёл Сарко ко мне. — Бери Каю, затеряйтесь в толпе и присматривайте за нами.

Я кивнул, подал знак Кае и переглянулся с Резано, который хмуро взирал на происходящее. Этот город мало чем отличался от того, в котором мы жили. Схожая архитектура, пятиэтажные здания, широкие главные улицы и узкие переулки. Главное, что бросалось в глаза, — людей в разы больше. Нельзя свободно пройти: либо подчиняйся потоку, либо проталкивайся. Отряд на лошадях пропускали, но мы с Каей соскочили, накинули на головы капюшоны и сделали, что приказали.

В первом же переулке взбежали по стенам наверх и забрались на крышу. Там, не подходя к краям, двинулись вслед за отрядом.

— Думаешь, провокации будут сразу? — спросила Кая.

Ни ей, ни мне не требовался визуальный контакт, чтобы следить за Сарко и остальными, поэтому мы и не парились, больше по сторонам поглядывая, чем вниз.

— Стоит ожидать чего угодно.

— Ты явно знаешь больше, чем говоришь, — внезапно сказала Кая.

— Сарко затеял свою игру, и я не знаю какую.

Кая промолчала, не показывая, удовлетворена она ответом или нет.

— Видишь? — указала она через пару минут.

Не одни мы решили воспользоваться крышами. Прямо на наших глазах наверх поднялась группа лучников. Они были впереди, отряд до него ещё не добрался. Нас они не заметили, ну да это их проблемы.

Сверху хорошо видно, как оградили людской поток. Не уверен, заметил это Сарко или нет. Они спокойно продвигались вперед, их пропускали, как и людей следом. Когда наш отряд удалился, то вышли стражи и закрыли улицу. Таким образом, когда нашим преградил путь вооруженный отряд, люди на улице ещё оставались, но быстро рассосались, бросая опасливые взгляды на всадников.

Улицу перекрыли человек тридцать. Все в металлических доспехах, с массивными щитами и алебардами. Самое то действовать на улице.

Также нам сверху было видно, как стражи перекрыли дорогу сзади — ещё пару десятков человек. И боковые улицы.

— Ты чего улыбаешься? — толкнула меня в бок Кая.

— Да вот, хочу посмотреть, как Сарко выкручиваться будет.

— Если его сейчас прибьют, предлагаю валить в глубь страны. Обратно нам лучше не возвращаться.

— Не думаю, что убьют его. Скорее он тут всех перебьет.

Какая-то часть меня даже надеялась, что Сарко погибнет. Это не решит всех моих проблем, но какую-то их часть — определенно.

Жаль, жаль. Почему-то я был уверен, что у Сарко хватит козырей в рукаве.

Глава 12. Перехват инициативы

Сарко Тон, не выказывая тревоги, смотрел на то, как ему перекрывают дорогу. Да не абы кто, а Зелван Кадо, сын младшего брата нынешнего главы. По слухам, мелочный, жестокий, не особо умный, посредственный воин.

То, что Сарко видел собственными глазами, подтверждало слухи. Пухлые щёки, округлое лицо, второй подбородок, толстые пальцы увешаны перстнями с драгоценными камнями. На поясе висит кнут. Отнюдь не оружие воина.

Зато как же величаво он стоял на колеснице, напряженно удерживая поводья.

Сарко ничего не сказал, когда ему преградили путь. Самому этому факту он не удивился. Разве что не ожидал, что провокация будет чуть позже. Но, видимо, его решили встретить на входе и убить любой ценой, принеся глупого Зелвана в качестве жертвы. Не такой уж удивительный сценарий для подконтрольного семейства, которое привыкло жить под невидимой защитой ловца.

Гвардейцы окружили Сарко. От них веяло заряженным напряжением. Никакого страха, лишь готовность защитить господина любой ценой. Не зря Сарко потратил столько времени, отбирая особо преданных людей.

Молчание затягивалось. Для Сарко не было секретом, что их сейчас окружают. Людей привлекли не так уж и много. Сотню или около того. Ничтожно мало для разборок подобного уровня. Сарко предположил, что ловец вполне может исходить из того, что задержать не получится. В конце концов, какие у Тон варианты? Подчиниться и отправиться в темницу? Настолько довериться врагу? По пути в камеру может случиться что угодно. Сарко пару секунд обдумывал этот вариант. Ему было интересно посмотреть, как поведет себя противник. Жаль, что гвардейцев в этом случае точно убьют. Просто чтобы пролить кровь. Это обязательный пункт. Тогда спустить на тормозах ситуацию будет куда сложнее. Второй вариант — перебить всех пришедших, тоже вёл к обострению конфликта. Не локального, а глобального. Тон послали дипломата, главного наследника, а на него напали. Ну, или он напал. Войны начинались и за куда меньшее.

— Ты! — не выдержав, прокричал Зелван. — У тебя ничего не получится!

Про себя Сарко усмехнулся. Не получится, подразумевало, что окруживших его людей уже правильно накрутили. Зелван задумал не разбойничий рейд, а предотвращение вероломного нападения! Ах какой повод стать героем!

Нет, этот ловец, определенно, хорош. В некоторых вопросах… Семья Кадо у него точно на коротком поводке. Может, не вся, но…. По тем же слухам, глава был силен и влиятелен, достоин своего положения. Но можно ли верить слухам до конца? Не в этом случае. У главы было два брата, что всегда угроза для трона. Учитывая, что переговоры о дипломатической встрече велись именно с главой, а встречать его вышел Зелван, племянник, то глава вполне может не знать о том, что Сарко прибыл.

И если тот действительно не знает, то ловцу надо отдать должное. Он мастерски разделял информационные потоки. На землях семьи, где они о каждом чихе должны знать. Был вариант, что глава в курсе, но почему тогда так мало людей встречать вышло?

Молчание затягивалось. Ловушка ясна как день. Оценив позицию, Сарко был уверен, что пожелай он решить дело миром, выкрутиться получилось бы, особо не напрягаясь. Зелван так и полыхал эмоциями. Повернуть их в нужное русло для мастера уровня Темного Герцога не проблема, даже напрягаться не надо.

Жаль, что сегодня был не тот день.

— Что же у меня не получится? — спросил Сарко с выверенной, пропитанной вызовом и оскорблением насмешкой.

Зелван, явно до этого накрученный по самое не могу, пошёл пятнами. В этом ловец допустил ошибку. Нельзя против эмпата отправлять того, кто настолько подвержен эмоциям.

— Захватить город!

Сарко про себя подумал, что ловец работает слишком грязно. Понятно, что он хочет обострить конфликт и сделать так, чтобы семья Кадо обозлилась на него, но так глупо?

На какой-то миг Сарко засомневался, подумав, что не видит всей картины и что ловушка куда сложнее, чем кажется, но, как ни крутил ситуацию, выходило, что ход грубый.

— Не знаю, кто сказал тебе эту чушь, но предупреждаю. Если кто-то двинется в нашу сторону, я буду вынужден действовать.

— Сложи оружие! — потребовал Зелван. — Тогда у тебя будут шансы вернуться домой! После щедрого выкупа! — нагло улыбнулся он.

— Так подойди и возьми, — с издевкой предложил Сарко.

Кто бы что ни говорил, но в этом обществе правил один закон — силы. Впрочем, Сарко, даже изучив память Эрано, пока не встречал мест, где работали бы другие принципы. На деле, а не на словах.

Единственное, что сдерживало от беспредела, — это стремление работать на перспективу и другие противовесы. Зелван сейчас оскорбил Сарко дважды. Когда обвинил в планировании вероломного нападения и когда потребовал сдать оружие. Также он бросил вызов семье Тон, собираясь взять в плен его наследника. Согласись Сарко на это, и даже при выживании о репутации можно будет забыть.

Единственный шанс на то, что удастся разойтись миром, был в том случае, если кто-то здравомыслящий из семьи Кадо прибежит прямо сейчас, поставит на место Зелвана и извинится перед Сарко.

Но что-то никто не спешил спасать ситуацию. А если и спешил, то ловец, Сарко был в этом уверен, специально предусмотрел то, что произошло дальше.

Один из лучников с крыши выпустил стрелу. Артефактную, способную пробивать ауру. Сарко мог её перехватить, но не стал этого делать. Защитил один и гвардейцев, что мечом отбил снаряд. Это и стало его последней ошибкой. Наконечник взорвался, выпуская наружу яд. Всего секунда — и мужчина свалился на землю, корчась в судорогах.

— Ты посмел напасть на семью Тон?! — моментально среагировал Сарко, вперив бешеный взгляд в Зелвана.

Эти слова требовалось сказать, чтобы обеспечить почву для дальнейших действий. Если Сарко проиграет, то Кадо объявят, что он сам напал. В противном случае Темный Герцог собирался оставить свидетелей, которые подтвердят, что агрессорами выступили Кадо.

Одним движением оказавшись рядом с Зелваном, чего тот даже осознать не успел, Сарко вскрыл его от паха до горла. Голой силой, сжатой в тонкое лезвие. Ещё пара взмахов, и на землю осели десятки трупов. Стража только начала реагировать, а гвардейцы вступили в бой, перемалывая всех тех, кто остался на ногах. В живых они никого оставлять не собирались. Били насмерть, исходя из того, что придётся прорываться с боем.

Сверху, с крыши, тоже трупы посыпались. Это работали Эрано с Каей, в которых Сарко не сомневался.

— Господин, нужно уходить! — обратился к Сарко десятник.

— Куда? — спокойно спросил юноша. — Кажется, эти Кадо забыли своё место. Так что двигаемся ко дворцу. Нужно переговорить с ними.

— Но…

— Это приказ, — надавил Сарко. — Они напали первыми, на наследника семьи, и должны ответить за это!

Сарко говорил достаточно громко, чтобы слышали не только свои, но и те, кто стоял сзади них, не зная, как реагировать. Хотя бы пошевелиться в их случае означало умереть, поэтому стражи натурально замерли, превратившись в статуи.

— За мной! — скомандовал Сарко, запрыгивая на коня.

***

— Какого хрена он делает?! — с возмущением спросила Кая, наблюдая за тем, как Сарко Тон, вместо того чтобы валить из города, направился прямо в центр.

Я тихо выругался, догадавшись, что именно задумал этот… этот… Спятивший Темный Герцог!

— Он собирается захватить город, — дал я ответ. — Не отстаём.

Перепрыгнув на соседнюю крышу, я продолжил следовать за отрядом. Пришлось перейти на бег. Сарко явно спешил как можно скорее добраться до цели.

— Не отстаем от чего?! — продолжила возмущаться Кая. — Тоже захватим город? Эрано, тебе что, мозги солнцем напекло?!

— Сейчас облачно, — машинально ответил я, выбирая маршрут и внимательно посматривая по сторонам.

Когда ты можешь легко прыгнуть метров на двадцать, в мире остаётся мало препятствий.

— В жопу облачность! — прорычала Кая.

— Ты что, не хочешь захватить город и прославиться? — бросил я на неё короткий взгляд.

— Погибнув в процессе? Нет.

— Мы не погибнем. В крайнем случае прихватим Резано с Халой и дернем отсюда.

— Они внизу. Надо их к нам.

Кая была права. Мне не нравилось, что мы разобщены. Воссоединиться — дело нескольких секунд, но именно их в критический момент могло не хватить.

Сарко специально нас разъединил, чтобы не сбежали?

Думал я об этом на ходу, перепрыгивая с крышу на крышу. Дома мелькали под ногами, мы стремительно продвигались в глубь города. Сделав особо длинный прыжок, пролетели через широкую улицу и запрыгнули на стену высокого здания, что возвышалось над другими. Рванули наверх, а дальше по крыше, с которой открылся отличный вид.

— У них дворец в центре, — озвучила Кая то, что я и так увидел.

Дворец стоял на возвышенности, окруженный деревьями, занимая значимую часть города. Вокруг него виднелись шпили чего-то, напоминающего храмы. Предположу, что это школы.

— А вот и мастера подвалили, — на этот раз мрачности в голосе девушки прозвучало куда больше.

Из-за того, что отряд прорвался вперед и дальше никто дорогу не блокировал, они снова столкнулись с людским потоком, что замедлило движение. Противнику минут пять потребовалось, чтобы выставить новый кордон. Отряду пришлось резко затормозить, когда перед ними выросла молочного цвета стена.

Люди, словно каждый день репетировали, в мгновение ока сориентировались и бросились врассыпную, освобождая поле для битвы.

— Поможем? — спросила Кая.

— Идем ближе.

Спрыгнув с высокого здания на то, что поменьше, пробежали на крыше и оказались рядом. Гвардейцы слаженно давили аурами, им также слаженно отвечали. На первый взгляд, возник паритет, но это пока Сарко не вмешивался.

Да и Хала с Резано в стороне не остались. Девушка приложила ладони к земле, а парень из сумки достал колбу. Бросок, та улетает в сторону вражеских щитов и взрывается, открывая брешь. Гвардейцы этим тут же воспользовались, закинув таинства на ту сторону. Хала тоже атаковала. Прошла волна, и стена, рядом с которой стояло несколько противников, обвалилась прямо на них. Практика такое не убьет, но отвлечет и из боя на некоторое время выведет.

— Пока не вмешиваемся, — сказал Кае. — Без нас справляются.

— Этих тоже не трогаем? — указала она на вторую группу, что собиралась зайти Сарко в спину.

Помочь, нет? Придётся, иначе никто не поймет, почему мы «господина» не защищаем.

— Ты сверху прикрывай, я разберусь.

Пять противников, и что-то подсказывало, что это ещё одна заготовка ловца. Если не убить, так задержать нас. Не рядовыми бойцами, а элитой.

Я прыгнул вниз, пробежал по стене, едва её касаясь, оттолкнулся и в буквальном смысле приземлился на голову противнику. Всем своим немаленьким весом заставляя его согнуться. Оттолкнувшись, впечатал мастера в землю. Они все были мастерами. Это легко читалось по скорости движений и насыщенности ауры.

В меня тут же полетели удары. Ближайший врезал алебардой, а тот, что подальше стоял, попытался проткнуть копьем. Собрат по стихии, значит. Да и алебарда недалеко ушла.

Коснувшись земли, я едва заметно сдвинулся, но этого хватило, чтобы атаки прошли мимо.

Потанцуем?

***

Кая стояла на крыше и смотрела на то, что происходит. Волнения не было. Разве что совсем немного, но не такое, когда боишься, а скорее что-то типа: опять мы влезли сурх знает куда.

Если бы это был план Эрано, она бы и слова не сказал. Ну, может пару. Точно сильно возмущаться не стала бы. Но это была интрига аристократа, а все они на всех землях одинаковы. Готовы ради амбиций жертвовать другими. Что наглядно доказала смерть гвардейца чуть ранее. Сарко точно был способен его защитить, но не стал. Предоставил возможность гвардейцу выполнить свою работу — героически умереть, прикрывая спину, заодно обеспечивая для игры словами.

Кая такой героизм вертела везде, где можно, и тем более там, где нельзя. То, что, если авантюра удастся и они выживут, это принесет свои плоды, её не успокаивало.

Тем временем, спрыгнув вниз, Эрано вступил в бой.

«Опять красуется», — подумала девушка. Чем дальше Эрано углублялся в силу движения, тем больше Кая не фоне него чувствовала себя неповоротливой клушей. В чем никогда не собиралась признаваться.

Учитывая, что Эрано выглядел как здоровяк-головорез, плавность его движений смотрелась вдвойне завораживающе.

Сказать, что он двигался как змея, как вода, как воздух, было бы наглым преуменьшением. Каждое движение было близко к совершенству. Мастера атаковали, но ничего не могли поделать. Любые их выпады проходили мимо, а зачастую попадали в своих же.

Так один из мастеров, которого вбило в землю вначале, получил удар алебардой, пролетел через всю улицу и врезался в стену. Следом в эту же стену ещё пара ударов прилетела, и та не выдержала, осела вместе с куском здания.

— И чем тебе помогать? — спросила Кая саму себя, не видя, как и зачем ей вмешиваться в бой.

На соседнем фронте тоже был порядок. Вражеские мастера пусть и держали удар, но трюк с зельем принес плоды. Как и второй ход Резано. Он выпустил призрачные руки и удивил местных, которые лишь в теории слышали про это направление. Кая знала, что Резано много сил вложил в то, чтобы его призрачные руки проходили любые барьеры и защиты. В пылу сражения такой козырь дорогого стоил.

Про себя Кая отметила, что Гвардейцы, как и вражеские мастера, действуют слишком шаблонно. На высоком уровне, спору нет, но ей, той, кто регулярно видела, как Эрано придумывает нестандартные ходы, эти шаблоны казались слишком громоздкими и неповоротливыми.

Снова переведя взгляд, Кая увидела, как к Эрано бежит штук двадцать стражников. Что могло бы стать поводом для вмешательства, но… Тут её парень включил режим «здоровяка».

Если до этого он действовал точечно, орудуя копьем, то сейчас пригвоздил им одного из мастеров и перешёл в рукопашную. Что в его случае было скорее усилением, чем ослаблением.

Когда второго мастера он разорвал на две части и метнул их в набегающих стражников, Кая фыркнула. Слишком грязная работа. Когда тела, одно за другим, стали оседать переломанными грудами, поджала губы. Не забывая при этом оглядываться. Улицы опустели так быстро, словно здесь каждый день бои проходят. Удивительно, насколько люди стайные существа.

Где-то вдали звучали горны. О происшествии уже знали, а значит, совсем скоро их дела станут хуже.

Кая всё же вмешалась, когда один из мастеров вырвался из толпы, чтобы перевести дух. Создав копье из света, она метнула его мужчине в спину. Ослабевший, не ожидавший подлого удара, через секунду он сгорел заживо.

По логике, разобравшись с противниками, Эрано должен был отступить, а не вставать, как истукан. Кая напрягалась, когда её парень замер прямо посреди площади, уставившись куда-то. На что он смотрит, с её позиции было не видно и пришлось сместиться, чтобы разглядеть нового участника. Он стоял посреди улицы с накинутым на голову капюшоном и не двигался.

Но почему-то девушка была уверена, что от этого человека ничего хорошего ждать не приходится.

***

Выставив руку в сторону, притянул копье. Чутье подсказывало, что с новым противником потребуются все козыри, что у меня имеются.

Откуда он появился, я пропустил, несмотря на то что контролировал пространство вокруг себя. Самое поганое, что все чувства говорили, что на улице никого нет. Но глаза видели другое.

Мужчина шагнул вперед и откинул капюшон с головы. Удивив тем, что на лбу у него торчали маленькие рожки. Да и лицо выглядело не совсем человеческим. Какой-то новый вид? Про то, что есть иные расы, я знал, но они считались редкостью, да и среди местных я ни разу не слышал упоминаний. Впрочем, видел же я недавно великана, почему бы не быть рогатому парню?

Ещё один убийца, посланный Эаром? Похоже на то.

Двигался он подобно змее, на голову превосходя всех тех, кого я повстречал сегодня. Одним плавным движением сместился ко мне и толкнул воздух ладонью. Я уклонился, силовая волна прошла мимо и врезалась в здание. Судя по треску и последующему грохоту, оно обвалилось, но я не обратил на это внимания, сосредоточенный на противнике.

Попытка ударить копьем привела к тому, что он разрубил оружие на две части. Усиленное как физически, так и моей аурой оружие. Одно это мне сказало, что противник запредельного уровня и пора думать об отступлении. Но позволит ли он мне?

— Ты слаб, — зачем-то сказал он.

С каждым ударом, от которых пока удавалось уклоняться, он повышал вложенную силу и скорость. Не прошло и минуты, как мы дрались на предельно доступных мне скоростях, и я сам не заметил, как пропустил толчок и улетел, уподобляясь снаряду.

Идеальный покров сработал, оправдывая своё название. Вложенная сила распределилась по нему, я не получил урона, но врезался в стену, пробил её, потом ещё одну и вылетел с другой стороны здания, увидев, как то осыпается.

А ведь там могли быть люди…

Загромыхало, поднялось облако пыли, но мой противник одним взмахом разогнал её и запрыгнул на обломки, уставившись на меня.

— Это всё? — спросил он.

— Да мы только начали, — ответил я, встряхиваясь. — Ты кто такой будешь?

Рогатый не ответил, сложив ладони. Выдав распальцовку, он создал огненный шар и дунул на него, выпуская в мою сторону поток раскаленного пламени. Как увернулся, сам не заметил, но сила удара вышла настолько мощной, что следующее здание, о которое я и затормозил, моментально вспыхнуло.

— Ты так от города ничего не оставишь, — укоризненно сказал ему, продумывая дальнейшую тактику.

— Тебе есть дело до черни?

— А ты, значит, высшее существо?

Выпустив призрачную руку, метнул в него обломком здания. То, подлетев, превратился в облако пыли, но я и не ожидал, что смогу так легко расправиться с противником. Создав несколько копий, метнул их с разных сторон, а сам начал двигаться, сбивая ему прицел.

Рогатый окружил себя защитной сферой и принял на неё все мои попытки атаковать. Что за монстр такой? Сфера даже не поколебалась.

Я-то думал, основной бой начнётся позже и не хотел тратиться. Но, походу, пора переходить к козырям.

Тем более к рогатому подмога спешит. Прибежало несколько десятков стражников, усиленных мастерами. Они выскочили на улицу, и я подумал, что мне сейчас совсем туго придётся, но… Они атаковали рогатого. Тот по-прежнему удерживал сферу вокруг себя, и она с достоинством выдержала натиск. Развернувшись, он, как мне показалось, с легким раздражением посмотрел на стражу. Выставив руку, вокруг кулака он создал несколько огненных птиц и отправил прямо на людской строй.

Птички играючи пробили все щиты, а следом и тела стражей. Они носились с немыслимой скоростью, сокрушая любого, кто посмел выступить против рогатого. Расправа была стремительной и жестокой.

— Разве ты с ними не заодно? — спросил я, когда он снова повернулся ко мне.

— С ними? — посмотрел он на меня недоуменно. — Нет.

— Тогда кто ты?

— Тот, кто должен проверить тебя.

Птицы вернулись к рогатому и закружили над головой. Закончив говорить, он направил их на меня.

Потребовалось всё моё мастерство, чтобы выжить в последующие секунды. Я непрерывно смещался, создавая на пути птиц щиты. Пытался сбить их копьями из воли, прихлопнуть призрачными руками. Какой-то эффект был, но это как пытаться задуть бушующий костер.

Я смог остановить четырех из пяти. Пятая врезалась в покров и объяла меня пламенем. Ослабленная, она не смогла убить, лишь истощила запасы энергии.

Рогатый же в этот момент стоял и наблюдал. Дом рядом с ним вовсю пылал, черный, густой дым поднимался к небесам. Где Кая? Что с остальным отрядом? Это были хорошие вопросы, но искать на них ответы сейчас не было ни времени, ни возможности.

Надо было как-то ответить рогатому.

Сорвавшись с места, я пошёл на сближение. Разогнался, выпустил копье и попытался пробить сферу вокруг него. Копье соскользнуло, ушло в сторону. Свободной рукой я провёл по чужой защите и тут же отпрыгнул, уходя от обычного удара ногой в колено.

Этот риск был нужен, чтобы вблизи прощупать защиту. Мой дар позволял и на расстоянии смотреть, но вблизи, когда пальцы пропитаны аурой, почувствовать можно куда больше. Мне требовались любые подсказки, чтобы продумать тактику.

— Что это было? — спросил Рогатый. — Ты решил самоубиться?

А если попробовать убежать?

Изобразив атаку, я ушёл совсем в другую сторону, сместился к ещё уцелевшим зданиям и скрылся за ними. Выбежал прямо на новый отряд стражи, что примчался на шум. Они так и будут небольшими группами прибегать? Где армия, в конце концов?

Стража попыталась меня задержать, но тут в спину полетел огненный болид. Я-то увернулся, а вот стражникам не повезло. Огонь был настолько силен, что у меня на затылке волосы подкоптились.

Зараза.

***

Кая решительно не понимала, что происходит.

Нового противника она сочла очередным мастером. То ли его стража послала, то ли из школы кто на шум подтянулся. Какая разница? Оказалось, что разница есть.

Короткий обмен ударами показал, что этот противник по-настоящему силен. Особо не напрягаясь, он сводил на нет все преимущества Эрано. Кая собиралась вмешаться в удобный момент, но не видела подходящего шанса. Разве что атаковать и дать Эрано отступить, но, зная его, он захочет изучить настолько мощный… экземпляр.

О том, что в процессе можно погибнуть, Кая старалась не думать.

Происходящее предстало в новом свете, когда рогатый, что само по себе удивило девушку, уничтожил отряд стражи. Мастер из местных, к какой бы фракции он ни принадлежал, так действовать не будет. Даже если очень силен. Получалось, что это выступила какая-то третья сторона, что ставило следующий вопрос. Он здесь случайно оказался, или у него какое-то дело лично к Эрано?

Немного отвлекшись, Кая пропустила то, как Сарко увёл отряд дальше, к центру города, оставив за собой трупы и раненых. Девушка не успела задуматься, что делать, как полыхнуло, и одно из зданий воспламенилось.

Пока Кая меняла позицию и искала место, откуда будет видно дерущихся, много чего произойти успело. Было разрушено ещё несколько зданий, уничтожено штук пять отрядов стражи, пожар распространился, и, если никто не вмешается с подходящей внешней силой, быть беде.

Но это всё меркло на фоне того, что Эрано проигрывал. Его методично избивали. То о землю стукнут, то подпалят, то его тушей очередное зданию пробьют. Совсем без ответа рогатый не остался. Как-то Эрано умудрился расколоть защитную сферу и ударить. Жаль, что всего один раз.

Пора было вмешаться, и Кая стала тянуть силу, чтобы подготовить атаку.

***

Я всё же смог это сделать. Вскрыл его сферу и оставил неглубокий порез на руке. Рогатый тут же разорвал дистанцию и создал новую защиту.

— Уже лучше. Ты быстро адаптируешься, — похвалил он, будто мы на экзамене, а я его ученик.

— Напомни, почему ты должен меня проверить? — решил я воспользоваться тем, что он заговорил.

Последние минуты выдались крайне напряженными, и, если честно, я едва держался. Небольшая передышка не помешает.

— Так сказал учитель, — ответил он.

— А учитель твой — кто?

— Пока это неважно. Велено проверить, а не вводить в курс дела.

— Не Эар случаем?

— Эар? Кто это? — задумался рогатый. — Один из божков?

Какой… многозначительный ответ.

— Значит, тебя кто-то послал проверить меня, но зачем ты говоришь не собираешься.

— Не собираюсь, — спокойно согласился он. — А вот скинуть раздражение на то, что пришлось тащиться в такую даль, собираюсь. Надеюсь, ты отдохнул.

Перенеся вес на правую ногу, он корпусом подался вперед и отвел руки назад. В них появились огненные серпы, которыми он и замахал, посылая в меня пылающие лезвия.

Я закрутился ужом, огибая их. Они летели по прямой, поэтому было не так сложно. Только план рогатого заключался в другом. Он создал контур из огня у меня за спиной. То, что при этом разнёс часть города, его не смущало.

— Ты верткий. Теперь не убежишь. Будем драться всерьез, — любезно предупредил он.

— Куда уж серьезнее, — проскрежетал я.

Он выставил перед собой серпы, а я создал новое копье из воли, приготовившись к бою.

***

Сарко Тон натянул поводья и остановил коня. До дворца его отряд смог добраться, но там их встретили сотни гвардейцев и глава рода лично, вместе с охраной.

«Среагировали, наконец-то», — подумал Сарко, считывая настрой людей и ища возможность повлиять.

— Остановитесь! — потребовал глава рода властным, хорошо поставленным голосом.

Запоздалый приказ. Они и так остановились.

— Кто вы такие и что себе позволяете?! — продолжил кричать мужчина.

Звали его Базиль Кадо, и на воина он походил куда больше, чем его племянник. Что не делало его настоящим бойцом. Короткого взгляда хватило, чтобы оценить этого человека. Семья Кадо воевала куда реже, чем остальные, а когда всё же ввязывались в военный конфликт, никто из них лично на поле боя не появлялся. Что возвращало к вопросу, откуда у главы хорошая репутация? Кадо чужими руками работали — Сарко изучил хроники за последние сто лет.

— Я Сарко Тон! Посланник семьи, прибыл, чтобы наладить отношения между нашими родами! И что же я встретил в ответ?! Вероломное нападение, беспочвенные обвинения и попытки захватить наследника в плен! Так вы встречаете гостей, которых сами пригласили?!

Формально не семья Кадо инициировало приезд Сарко, но они дали добро, как и гарантии безопасности.

— Что ты несешь, мальчишка?! — возмутился Базиль.

— Семью Кадо отличает не только слабоумие и лживость, но и плохой слух? — с вызовом ответил Сарко.

Здесь и сейчас нарываться было верхом глупости. Но это с точки зрения Базиля. Темный Герцог имел на этот счёт другое мнение, прекрасно зная, какими методами куется история.

— Что ты себе позволяешь, выродок? — Базиль покраснел от гнева, не догоняя, что происходит.

— Позволяю бросить тебе вызов. Такое оскорбление может смыть только кровь. Семья Кадо оскорбила Тон своим вероломством и должна ответить, — отчеканил Сарко. — А сейчас ты оскорбил меня лично. Дуэль пройдет здесь и сейчас, иначе я вернусь сюда с армией и сожгу город дотла.

Поступок не такой уж редкий в истории аристократов.

Базиль, вопреки ожиданиям, замолчал. Дошло, что за языком надо следить и что всё куда сложнее, чем показалось на первый взгляд.

Сарко видел, что мужчина сейчас просчитывает ситуацию. Убить наследника семьи — это гарантированная война на уничтожение. Ни Бальк Тон, ни его жена, Алеит, не оставят такое безнаказанным.

— Про какое вероломство речь? — всё же унял эмоции глава, задав правильный вопрос.

— Не надо рассказывать мне сказки, что ты не курсе, — холодно ответил Сарко. — Твой племянник, Зелван, окружил мой отряд и напал, с целью убить. Наглядно продемонстрировал гостеприимство Кадо.

— Зелван? — не смог скрыть удивления Базиль. — И где этот мальчишка? — последний вопрос, наполненный раздражением, был обращен не к Сарко, а к своим людям.

— Мертв, — ответил за них Сарко. — Не пережил свою глупость.

Глаза мужчины распахнулись. Такое заявление означало совсем другой уровень… проблемы. Теперь нельзя было спускать ситуацию на тормозах. Не тогда, когда пролилась кровь родича.

В этот момент, когда Кадо искал выход, что-то за спиной Сарко громыхнуло. Позволив себе обернуться, он увидел, как над городом поднимается столб пламени.

— А это твои люди продолжают нападать на мою охрану, — сказал он Базилю. — Чтобы ты знал, там всего двое человек остались прикрывать наши тылы, и никто из них не владеет внешней силой пламени.

То, что используют именно её, по эманациям хорошо чувствовалось и на расстоянии.

— После этого будешь утверждать, что ни при чем? — продолжил давить Сарко. — Я требую сатисфакции. Или ты готов только своих людей на убой посылать, сам трусливо избегая… ответственности? — Сарко специально выбирал интонацию, расставлял паузы в своей речи, чтобы повернуть эмоции собравшихся гвардейцев в нужную сторону.

Судя по тому, что у многих из них вспыхнул отклик, репутация главы Кадо была сильно преувеличена.

— В нашей семье нет трусов, — дал Базиль единственно доступный ответ. — Хочешь дуэль, будет тебе дуэль.

— Я требую провести её прямо сейчас, пока ты, старик, не нашёл способ избежать расплаты.

— Посмотрим, что ты скажешь, когда проиграешь. — зловеще пообещал Базиль, поглядывая за спину Сарко, где продолжали громыхать взрывы.

Глава 13. Серьезный бой

Алебарт Твист, волею судьбы занесенный в глухомань, что, по его скромному мнению, было пустой тратой времени, смотрел на жалкого человека, которого требовалось проверить.

На взгляд Алебарта, тот был сродни клопу. Мелкий, суетится, много прыгает, но никогда, даже в мечтаниях, не способен одолеть настоящего практика. Что самое ужасное в этой ситуации, клоп не мог также осознать своё место и то, что он обречен.

— Это начинает надоедать, — сам себе сказал Алебарт, когда человек попытался сбежать.

Точнее, сделать вид, что убегает, чтобы подготовить ловушку. Когда Алебарт перепрыгнул дымящиеся руины разрушенного дома, в него прилетело копье. На первый взгляд небольшое, в него вложили достаточно силы, чтобы мужчина среагировал и выставил перед собой руки в защитном жесте. Во второй раз защитная сфера была пробита. Перехватив чужое таинство аурой, Алебарт ощутил, как его ступни отрывает от земли и он подлетает вверх.

В этот момент его атаковала напарница клопа. Ещё одна посредственность, что так долго тянула, выбирая, на её взгляд, удачный момент. Скинув копье в сторону, голой ладонью Алебарт отбил сгусток тьмы. Вложенный внутрь свет приятно удивил. Умеющие сочетать стихии антагонисты были редкостью, неожиданно увидеть кого-то из подобных уникумов здесь. Жаль, что явно заряженная атака была настолько слаба, что не смогла всколыхнуть в Алебарте никаких эмоций.

Про эту женщину он знал с самого начала. Как и про всех, кто находился в округе. Знал, что она следит, готовит атаку, собирается прикрыть напарника.

По поводу напарников цели распоряжений не было, поэтому без лишних сомнений Алебарт отправил в её сторону поток огня. Вспыхнула тьма, укрывая хозяйку, но недостаточно сильная, чтобы остановить пламя. Так Твист думал, пока огонь с тьмой не осели. Вместо сожженного трупа показав пустое место. Женщина же оказалась в стороне, целая и невредимая, с разгорающейся между рук звездой света.

Хмыкнув, Алебарт ударил по серьезному.

Всполохи пламени устремились со всех сторон, прорубая щиты. Звезда света, выпущенная до того, как полностью сформировалась, была уничтожена на полпути. Всего за секунду вокруг женщины сформировалась гиена огненная. Тем удивительнее было то, что она выпрыгнула вверх, окутанная тьмой, и смогла пробиться. Подлетев, оттолкнулась прямо от воздуха и спикировала на здание.

— Живучая, — сказал Алебарт.

Два серпа в его руках стали разгораться и перетекать, пока не превратились в один пылающий сгусток. Прицелившись, он метнул его в женщину, зная, что от этой атаки спасения не будет.

Вся их стычка заняла меньше минуты. Тот, ради кого сюда заявился Алебарт, находился под завалом, не факт, что живой. Раздраженный тем, что настырная женщина отказывается умирать, Твист забыл про него, и зря.

Раздался взрыв, следом ещё один, и снаряд был отбит. Улетел в небо, где и взорвался огненным облаком. Капли пламени начали падать вниз, поджигая и без того пострадавший город.

— Руки — то не распускай, — прозвучал голос.

Алебарт по новой глянул на противника. Это было что-то интересное. Посредственный во всех смыслах практик внезапно… изменился. Минуту назад его лицо было искажено от напряжения и усталости. Сил не оставалось вести бой. Сейчас же лицо стало сосредоточенным. Но не это было главным. В руках он держал копье. Из чистой внешней силы воплотив архетип. Ещё не уровень знания, но близко.

Очень близко.

Впервые Алебарт подумал, что его послали сюда не зря и этот человек может быть талантлив.

— Так-то лучше, — сказал он. — Теперь поговорим…

Договорить ему не дали. Противник размылся в воздухе, и теперь уже Алебарту пришлось уклоняться. Защитная сфера взорвалась, будто он новичок, который едва первое таинство освоил. Лезвие копья прошло в опасной близости от тела, выжигая ауру.

Алебарт отпрыгнул, сначала назад, а потом вверх, когда противник отвел копье и с разворота ударил им наотмашь, желая подсечь ноги. На этом он не остановился, закрутил копье и атаковал снова. Простые, в общем-то, выпады несли в себя настолько мощный заряд, что теперь уже по вине копейщика вокруг стали оседать здания.

Твист не спешил контратаковать. Наблюдал за противником, изучал. Такие всплески силы не могли возникнуть из ничего. Либо он жертвует здоровьем, разгоняя ресурсы организма, либо… Либо за последние года накопил столько потенциала, что сейчас, в бою, сделал прорыв.

Увидев, что хотел, Алебарт создал огненный, широкий меч и принял шестую атаку на жесткий блок. Но что-то пошло не так. Атака вышла в десяток раз сильнее, чем должна была. От удара меч разрушило, ауру вокруг Алебарта развеяло, сила врезалась в покров, разрывая его в клочья, и мужчину откинуло далеко назад. Он пробил собой завалы, врезался в землю, его подкинуло, и затормозить получилось лишь о следующее здание.

От такого удара чувствительность просела, и на несколько секунд Твист перестал ощущать, что происходит вокруг. Это было ошибкой. Из-под завала он выбрался моментально, решив для себя, что хватит играться и за такое надо наказать противника.

Того, что произошло дальше, он не ожидал. Выбраться-то выбрался. На ходу создал оружие, заметил копейщика и приготовился его избивать, как в этот момент небо закрыло что-то… большое.

Сверху на Алебарта падало гигантское копье.

Выругавшись, чувствуя, что уйти не успеет, он создал перед собой щит. А потом ещё один и ещё. Копье надавило сверху и, бешено вращаясь, принялось сминать защиту и вбивать Алебарта в землю.

***

Кая испытала чувство, которое ей в высшей степени не понравилось.

Она почувствовала слабость. Ощутила себя молодой девчонкой, которая в самом начале пути. Какие-то трюки освоены, но их хватает лишь на то, чтобы вынырнуть в последний момент, чувствуя, как так называемый идеальный покров едва справляется с нагрузкой.

Это чувство собственной слабости было куда неприятнее, чем осознание — она сейчас умрет. Удачного момента подгадать не получилось. Эрано был избит и захоронен под обломками. Девушка атаковала, чтобы дать ему шанс выбраться, но он что-то не спешил.

Успел, конечно. Но не так, как Кая ожидала. В момент, когда подумала, что вот и всё, отбегалась, вторая жизнь закончилась так глупо, Эрано соизволил явиться.

Да как. Его аура пылала настолько бешеной силой, что это было просто невозможно. Невозможно, но приятно.

Воспользовавшись чужой помощью, Кая разорвала дистанцию. Время для Эрано она выиграла, теперь важно не мешаться под ногами. Раз он показывает чудеса применения внешних сил, то пусть так и будет. Она же займется тем, что подстрахует. Опыт подсказывал девушке, что, когда выходишь за натренированные пределы, за это всегда приходится расплачиваться, и в лучшем случае временным откатом.

Финал битвы вышел стремительным. Пока Кая отбегала, эти двое успели обменяться ударами и превратить в пепелище ещё несколько зданий. Закончилось же всё тем, что Эрано зачем-то создал гигантское копье, которым вбил противника в землю.

Рогатого это не прикончило. Давление длилось несколько секунд, а потом копье вспыхнуло, осыпалось, и наружу выбралась пылающая фигура. Кая к этому моменту успела далеко отбежать, шагов на сто точно, но и оттуда почувствовала исходящий жар. Аура врага буквально пропитывала всё вокруг, раскаляя воздух и поверхности.

Неизвестно, чем бы это закончилось, но внезапно рогатый свернул ауру и подлетел к Эрано. Короткая заминка, они явно о чем-то переговорили и… Огненный практик, окутавшись пламенем, исчез. Оставив парня одного.

Понимая, что сейчас его накроет откат и что разъяренная стража города набросится на них, Кая устремилась к Эрано, чтобы помочь скрыться.

***

— Меня зовут Алебарт, — представился рогатый, опускаясь передо мной.

Его аура была настолько плотной, что позволяла парить в воздухе.

— Как подрастешь, найди Алую башню.

— Кто ты такой? — спросил я

Рогатый отвечать не стал, обернулся пламенем и исчез.

Вот и поговорили.

Оглядевшись, позволил отпустить часть той силы, которую собрал. Напряжение было настолько сильным, что тело прострелило болью. Сосредоточившись, принялся по капле отпускать, стараясь не самоубиться.

— Ты закончил? — подбежала ко мне Кая. — Надо уходить, пока нас армия не задавила. Идти сможешь?

Я ничего не ответил, продолжая отпускать «вожжи», чувствуя, что, если этого сейчас не сделать, меня разорвёт на части.

Кая выжидательно на меня уставилась, но давить не стала. Прошло, наверное, с минуту, прежде чем я смог выдохнуть и расслабиться. Тело словно ватным стало. Будто его сдули.

— Уходим, — скомандовала Кая, заметив изменение. — К нам уже идут.

***

Сарко Тон смотрел на семейство Кадо, что выстроилось перед ним. Ровным строем это назвать было нельзя, скорее толпой, которую одолели эмоции.

Бой с главой вышел коротким, жестоким и показательным. Сарко требовалось не просто победить, а сделать это так, чтобы пресечь хотя бы часть поползновений в свою сторону. Судя по эмоциям, получилось. Сейчас у дворца собралось семейство и гвардия. Стража тоже недалеко находилась.

— Кто-то хочет оспорить результаты дуэли? — спросил Сарко, обводя толпу взглядом.

Этот вопрос послужил катализатором, выпячивая эмоции тех, кто уже продумывал, как уничтожить Сарко. Темный Герцог взял их на заметку, собираясь устранить первым делом.

— Семья Кадо нарушила древние законы гостеприимства, — начал свою речь Сарко, — За что и поплатилась. Слухи не врали. Ваш глава оказался слабаком. — На самом деле слухи утверждали другое, но какая разница. — Остальные, думаю, от него не сильно отстают.

— Да кто ты такой, чтобы оскорблять нас?! — всё же не выдержал один из Кадо, кажется, отец убитого Зелвана.

Сарко моментально выхватил нож, взмахнул им и отделил руку мужчину от тела. Тот несколько секунд неверяще смотрел на упавшую конечность, а когда до него дошло, завизжал, как свинья.

— С тобой мы ещё отдельно поговорим, — пообещал Сарко. — Схватите его, — приказал он своим гвардейцам. — И допросите на предмет того, кто подговорил его сына напасть на нас. Что касается остальных, прошу бывшую хозяйку семейства провести меня в более подобающее место для беседы.

От хозяйки полыхало разными эмоциями, но горя по поводу убитого мужа среди них не было. В основном страх и опасения за свою дальнейшую судьбу, желание сохранить положение.

То, что сейчас происходило, не было чем-то удивительным. Аристократы постоянно воевали. Это был бесконечный цикл и, изучая историю и хроники, Сарко не нашёл хотя бы одного десятилетия, чтобы царил мир. Большинство стычек были формальными. Армии встречались в диких землях, обменивались ударами. Если силы были равны, то расходились, получив своё. Целью таких стычек было развитие и опыт. Куда реже, но всё же случались захватнические походы. Их причиной служил перевес. Родился в семье талант с амбициями, или за счёт грамотного управления сформировали более сильную армию, — без разницы. Как итог, проигравшая семья платила дань и, если быстро не исправляла ситуацию, вскоре могла и вовсе исчезнуть.

Кадо вполне могли сейчас рассчитывать откупиться. Только вот у Сарко были иные планы на этот счёт.

Хозяйка истерить не стала, сделала, что велели. Вскоре они с Сарко вдвоем стояли в кабинете.

— Что нас теперь ждет? — спросила женщина.

Сарко про себя подумал, что самоконтроль она быстро вернула.

— Думаю, очевидно, что вы мне сделать ничего не можете, — сказал он. — Впрочем, можете попытаться. Это бы решило часть ваших проблем.

Женщина, а звали её Лорей, промолчала. Да, на стороне семьи пока что была армия и стража, но в данном случае качество побеждало количество. Также по мелькающим опасениям в сторону земель Тон можно было предположить, что Лорей опасается полноценного вторжения.

— Да и моих тоже, — показал Сарко циничную улыбку.

Лорей вздрогнула. Поняла, чего хочет Сарко. Перебить их всех, только повод дайте.

— Буду откровенен, — продолжил говорить он, — за последние два года меня несколько раз пытались убить. След вёл на ваши земли, к некоему барону Кресс Эйну. — Сарко внимательно отслеживал реакцию женщины и заметил, как та едва заметно вздрогнула. — Вам знаком этот человек. Мне известно, что он имеет большое влияние как на вас, так и на политику всего региона. Что неприемлемо. Я ехал к вам с дипломатической миссией, хотите верьте, хотите нет, чтобы наладить отношения с Кадо и прощупать, что это за человек такой. Никак не ожидая, что вы нападете на меня.

— Мне ничего об этом не известно. Кто на вас напал? — впервые заговорила женщина.

— Зелван Кадо. Он начал первым. Часть напавших стражников я оставил в живых, можете сами убедиться.

Лорей полыхнула злостью. Кажется, этот Зелван многих достал в семействе.

— Он паршивая овца. Мой муж никогда бы не отдал такой приказ.

— Не сомневаюсь, — снова улыбнулся Сарко. — Надо было лучше следить за родней. Теперь мы имеем то, что имеем, и с этим надо что-то делать.

— Что вы хотите?

— Я забираю ваши земли себе.

Женщина выпрямилась, её лицо затвердело.

— Есть несколько вариантов, как я могу это сделать. Первый — убить вас всех, пригнать сюда армию и захватить земли полностью. После смерти Кадо это не станет проблемой, вы и сами понимаете. Второй вариант — через брак. Ваша дочь, Катарина, как раз в том возрасте, когда уже пора выйти замуж. В этом случае захват произойдет мирно. Я стану главой этих земель. Выжившие члены семьи, кто согласится служить мне, останутся в живых. Обещаю, что качество вашей жизни не изменится. Вы останетесь при дворе и сможете заниматься, чем хотите. Единственное условие — не мешайте.

— Ваше предложение звучит как спланированная акция.

— Лорей, — посмотрел на неё Сарко, — разумеется, я прорабатывал все возможные варианты, как решить проблему. В перспективе, когда ваша дочь родит наследника, эти земли могут остаться за потомком Кадо. Лучше предложения у меня нет. Решайте прямо сейчас.

— Мне нужно переговорить с дочерью.

— Разумеется. Вы можете перемещаться по дому свободно, — с легкой насмешкой сказал Сарко.

***

Когда женщина ушла, Сарко позвал к себе десятника.

— Как обстановка? — спросил он.

— Опасная, господин, — ответил гвардеец осторожно.

— Не ожидал, что так повернется? Но ничего, привыкай. Мы здесь задержимся.

— Вы хотите оставить эти земли себе?

— Да. Нас попытаются убить. Будь готов. Главное, за пленным следите. У меня много вопросов к нему. Можешь идти, а я отлучусь ненадолго. Решу одну из проблем.

Десятник ударил кулаком по груди и вышел.

Сарко же достал серебряный нож. Артефакт, подаренный отцом. Воистину уникальная штука, способная открывать проход в мир твердой ночи.

Только вот требовала эта штука настолько запредельного мастерства, что Сарко едва хватало, чтобы справиться.

Сосредоточившись, он разрезал пространство ножом и перешёл на ту сторону. Пробежавшись там до другой точки, нашёл оставленный маяк и открыл второй проход, во двор родного дома.

Ещё одна короткая пробежка, и Сарко нашёл отца, который сидел в кабинете и работал с документами.

— Сын? — приподнял бровь Бальк. — Ты уже вернулся?

— Отец, мне нужна сотня гвардии. Срочно.

— Сотня? Гвардии? Срочно? Зачем? — по мере того, как Бальк задавал вопросы, в первую очередь самому себе, удивление его нарастало.

— Кадо на меня напали. Я убил их главу на дуэли. Сейчас захватываю их земли, планирую жениться на наследнице.

— Чего? — откровенно растерялся Бальк.

Сначала он напрягся, услышав про нападение, а потом растерялся. Ну как растерялся… Глава рода в край охренел от такой новости.

— Сотня. Гвардии. Нет времени объяснять.

— Так, сын, — поднялся Бальк, хмурясь. — Не знаю, что это за глупый розыгрыш…

— Отец! — перебил его Сарко. — Я пришёл предупредить тебя из вежливости. Чтобы ты не удивлялся, когда я заберу сотню. Времени у меня и правда нет, поэтому я пошёл.

Развернувшись, Сарко быстрым шагом направился на выход. Отцу такое поведение не понравилось. Он поставил заслон перед дверью, но Сарко от него лишь отмахнулся, разрубив голой ладонью защиту. Чем привел отца в недоумение.

У тела Сарко Тона был выдающийся потенциал. А у Темного Герцога всё необходимое для его быстрой огранки.

Что касается сотни гвардейцев, их он получил в своё распоряжение три месяца назад. Полгода назад — десяток, а позже и всю сотню. Которой он уделял много времени, радуя отца и укрепляя авторитет перед солдатами.

Из кабинета Сарко направился к конюшням. Там прихватил коня и вскоре добрался до армии. Заняло это минут двадцать, и был нешуточный риск, что за это время что-то пойдет не так. Но и по-другому нельзя. С десятком людей чужие земли не захватить.

— Командир! — отдал честь один из десятников, увидев господина.

— Боевая тревога! — скомандовал Сарко. — Сейчас я открою проход, и вы перейдете на земли Кадо, которые нужно взять под контроль! Подготовиться к выходу!

Десятник с секунду осмысливал сказанное, после чего развернулся и побежал отдавать приказы.

***

Бальк Тон нашёл супругу в библиотеке. Вместе с дочерью они обсуждали очередную книгу.

— Что-то случилось, дорогой? — моментально считала настрой Алеит.

— Случилось.

Следом за ним вошёл слуга, принеся вино и закуски.

Бальк уселся в кресло, устроился поудобнее, наблюдая, как ему наливают вино.

— Дорогой? — спросила Алеит, когда слуга вышел.

— Сарко забегал, — сказал Бальк небрежно. — Сказал, что захватил земли Кадо и ему нужна сотня гвардейцев.

— Ты шутишь? — спросила женщина.

Эмма же на это недоуменно брови нахмурила, не в силах поверить в услышанное.

— Это с его слов. Сказав, что у него нет времени, он вышел. Слуги доложили, что направился в сторону казарм. Видимо, за сотней.

— Ты его не остановил? — спросила тихо Алеит, скрывая волнение.

— Попытался, — вздохнул мужчина. — Поставил барьер, но он его в сторону смахнул, как муху прогнал. Так что, дорогая, нам нужен новый сын. Этого наши земли не устроили, и он себе новые добыл.

— Что за бред, — не удержалась Эмма.

Бальк перевёл на неё взгляд, пожал плечами и отпил вино.

— Но… как? — спросила мать.

— Как-то. Если он выживет, то сама и спросишь. Если интересует техническая возможность — то через нож он и правда мог быстро переместиться к нам. Если так и гвардию перекинет, то шансы выжить у него будут.

Алеит замерла, просчитывая варианты. Сарко не говорил, что освоил эту силу ножа. Если он это осознанно скрыл, то зачем?

Вопросов у женщины было много, но никто не спешил на них ответить.

— Почему ты тогда сидишь здесь? — всё же спросила она.

— А что ты предлагаешь? — прищурившись, спросил Бальк.

— Собрать армию и идти на помощь.

— Переброска армии до земель Кадо займет больше месяца. Если небольшим отрядом, то пару седмиц. В любом случае за это время всё успеет случиться. К тому же Сарко не просил о помощи. Цитирую: он заглянул из вежливости, чтобы я не удивлялся, когда его сотня пропадет.

Эмма на это нервно фыркнула. Нагрубить отцу — на это никто в доме решиться не мог. До сегодняшнего дня.

— Да и если бы не это, — продолжил Бальк. — Не буду я ему посылать помощь. Пусть сам разбирается. Его проблемы, его слава. Раз мальчик вырос, пусть делом доказывает.

Алеит многое бы могла сказать по этому поводу, но слишком хорошо знала упрямство мужа.

Глава 14. После боя

Сарко вернулся до того, как Кадо набрались смелости и перешли в наступление. Одного его появления хватило, чтобы остудить горячие головы. А уж когда следом из кабинета начали выходить один за другим гвардейцы в полном обмундировании, готовые уничтожить любого, кто бросит косой взгляд… стало окончательно ясно, что сопротивления прямо сейчас не последует.

Отдав приказы взять под контроль казну и собрать всех главных городских лиц, Сарко отозвал Резано с Халой на беседу.

— Эрано с Каей вернулись? — спросил он.

— Никак нет, господин, — ответил Резано. — После того боя они пропали.

— Найдите их. Возьмите десяток людей, если нужно, обыщите завалы и разберитесь, что там произошло.

По тем колебаниям силы и ауры, что доносились с места битвы, когда Сарко дуэль проводил, складывалось ощущение, что противник настолько силен, что может доставить проблем. Не говоря уж про то, чтобы убить дочь Темного Герцога.

Когда Резано с Халой отправились на выход, дверь резко распахнулась и внутрь проскочила Катарина, единственная дочь главы Кадо. Пылающая вызовом и гневом, она выглядела как красный цветок. В коридоре мелькнула Лорей, её мать, но Сарко качнул головой, и та осталась снаружи.

Девушка этого не заметила, пронеслась по комнате, резко остановилась, что-то порываясь сказать, но словно позабыла запасенные слова, напоровшись на холодный взгляд.

— Ты хотела поговорить? — спросил Сарко, когда дверь за парочкой закрылась и они остались одни.

— Я не стану твоей женой! — выпалила девушка.

Сарко про себя отметил, что она достаточно красива, чтобы брак не стал такой уж обузой.

— Хорошо, — ответил он.

Катарина, которая собиралась продолжить пламенную речь, открыла и закрыла рот, не ожидая согласия.

— Тогда мне придётся вырезать всю вашу семью и пойти другим путем. — продолжил говорить Сарко.

«Умом не блещет, наивна, — подумал он, продолжая оценивать девушку. — Удобно, досадно».

Катарина замолчала и насупилась. Она была искренне убеждена, что, если громко возмущаться и требовать, этого хватит. Сейчас же её картина мира рушилась и, смотря в глаза Сарко, она понимала, что он не шутит.

— Или тебя принудят силой. Не я. Твои же родичи, — озвучил Сарко очевидное. — Которые не захотят умирать. Неужели ты правда думаешь, что твоё мнение играет роль?

— Я не лягу с ублюдком, который убил моего отца и угрожает семье! — выдала очередную заготовку Катарина.

— И что же мне помешает? — с насмешкой спросил Сарко. — Попытаешься меня убить? Спрячешь под подушкой нож? Так давай, попробуй. Убей меня. Здесь полно оружия, — Сарко оглядел стены, увешанные мечами и кинжалами. — Смелее. Я не буду сопротивляться.

Катарина подбежала к стене, схватила меч и вполне сносно ударила Сарко. Меч остановился на расстоянии ладони от него.

— Это всё? — издевательски спросил он. — Продолжай. Примени какое-нибудь семейное таинство. Удиви меня. Или ты не только глупа, но и бездарна? Тогда зачем мне жена, что родит слабых наследников?

Катарина задрала высокомерно нос, развернулась и отправилась на выход. К этой сцене Сарко отнесся философски. Сколько он подобного видел в своей прошлой жизни? Все подростки одинаковы. Верят, что вокруг них вращается весь мир.

Лечится это очень легко, но Герцог пока не составил планов касательно невесты. В конце концов, для отведенной ей роли сила характера и острый ум не являются важным пунктом. Как бы не наоборот.

***

После битвы с рогатым, где-то с час скрывались с Каей от всех. Я медитировал и восстанавливался, она наблюдала за тем, что происходит в городе.

Сидели мы на крыше, недалеко от дворца. Спрятались в тени задания. Место не самое лучшее, но никто нас целенаправленно не искал, и я надеялся, наших способностей хватит на то, чтобы укрыться от чужих глаз.

— Смотри, — указала Кая. — Наши гвардейцы.

Наши, да не те, что приехали с нами.

— Как? — задал я глупый вопрос.

— Как-то, — ответила Кая. — Как узнаю, сразу расскажу. Очевидно, что Сарко Тон захватил дворец Кадо. Выходим или ещё посидим?

— Раз у него всё хорошо, посидим. Резано с Халой не видишь?

— Нет. А гвардейцев-то немало… — оценила Кая выходящих и выходящих людей во двор.

— У него что, в кармане армия была припрятана?

— Не удивлюсь.

От Темного Герцога можно ожидать чего угодно.

Хотелось выйти и прояснить ситуацию, но сейчас я в таком состоянии, что случись заварушка, останется лишь лечь и умереть. Надеюсь, Сарко не обидится, что мы ещё на полчасика задержимся.

Медитировал я с закрытыми глазами. Кая иногда отлучалась, смотрела, что там по другим направлениям. Рассказывала мне, что и как. Я отстраненно слушал, сосредоточенный на внутренних ощущениях. Ну и хаос там творился…

Зато в городе порядок наводился. Дворец и правда взяли под контроль наши гвардейцы. Как и верхушку Кадо. Иначе как объяснить, что чужая гвардия не сопротивлялась.

Спустя час, почувствовав себя немного лучше, спустились вниз. Пропустили нас на территорию дворца без вопросов. Как увидели, сразу один из гвардейцев побежал к зданию, предупреждать начальство.

Как дошли, встретили Резано и Халу. Я облегченно выдохнул, увидев, что они целы и невредимы.

— Плохо выглядишь, — сказал мне Резано, оглядывая с головы до ног, — Что с ним случилось? — перевёл он взгляд на Каю.

— Как обычно, выпендривался.

— Выпендривался? — возмутился я, вспоминая, как бился на грани и даже за гранью.

— Именно, — невозмутимо ответила Кая. — Тебя же мясом не корми, дай погеройствовать. А это твоё «Руки не распускай»? У меня до сих пор мурашки от зашкаливающего пафоса.

— Что, он прямо так и сказала? — поинтересовалась Хала. — И кому? С кем вы там дрались?

— Выдал, героически защитив меня в последний момент от какого-то рогатого утырка. Сами-то как?

— Нам почти и драться не пришлось, — поделился парень. — А вот с вашей стороны полыхало так, что многих напугало.

— Позже расскажу подробности, — ответил ему.

Я не мастер-эмпат, но чувствовал, что в нашу сторону направлены взгляды. Да и шепотки, что это «тот самый воин, что разнес полгорода», нет-нет да и слышал.

— Хорошо, — кивнул парень. — Держи, — достал он из сумки пару флаконов. — Чтобы быстрее восстановиться.

— Спасибо.

— Нам задания выдали. Так что мы пойдем, — сказал Резано и ушёл вместе с Халой.

— Мастера, — тут же показался гвардеец. — Господин велел сразу вести к нему.

— Так веди, — фыркнула Кая.

Сарко принял нас почти сразу. Пришлось немного подождать, пока выйдет из темницы. Я только и успел, что выпить зелья да почувствовать, как по телу приятный холод расползается.

— Явились, — бросил Сарко нам, отряхивая руки от невидимой пыли. — Повелительница тьмы, — с иронией сказал он Кае. — Для тебя есть работа. Подойдешь к десятнику и займешься проверкой. Ищи всех, кто задумывает что-то нехорошее против нас. Разрешаю действовать максимально жестко. Справишься?

— Не уверена, что это по моему профилю.

Сарко смерил её ироничным взглядом.

— У нас нет времени играть в эти игры, ученица убийцы с даром эмпатии. Или ты только на язык остра, а когда нужно поработать, отлыниваешь? Мне нужен результат и не нужны проблемы. Уж поверь, если справишься, отплачу щедро. Так что, будешь строить из себя невинную овцу или займешься делом?

Ох, сколько ненависти в глазах Каи полыхнуло. Но она промолчала, кивнула и пошла к гвардейцам.

— А ты иди за мной.

В чужом особняке Сарко чувствовал себя как дома. Стремительным шагом дошёл до чьего-то кабинета, уселся за стол и уставился на меня.

— Рассказывай, с кем дрался, — потребовал он.

— Выпить есть? Да и поесть не помешает.

— Будет тебе и выпить, и пожрать, — раздраженно ответил Сарко.

— Тогда я жду.

Мы уставились друг на друга, меряясь характерами. Меня одолело то самое чувство, когда на всё плевать и ничего не пугает. Понял это и Темный Герцог. Не знаю, что он сделал, но в кабинет вошёл гвардеец. Получил распоряжения и вскоре, почти молниеносно, нам принесли еду и напитки.

— Ещё что-то? — любезно спросил Сарко с озером яда в голосе.

Больше не провоцируя, рассказал, что столкнулся с неизвестным рогатым типом, который и разнёс город.

— Не могу оценить его уровень силы. Всего моего мастера не хватило, чтобы его серьезно ранить.

— Это был кто-то знающий, а то и выше, — ответил Сарко, кивая по мере моего рассказа. — Значит, тобой заинтересовалась какая-то третья сила.

Эту часть я скрывать не стал. Не видел смысла. Пусть это и под большим вопросом, но Темный Герцог сейчас больше союзник, чем враг. Глядишь, чем и поможет. Как минимум информацией.

— Получается, что так. Не удивлюсь, если у Эара есть противники. Что, кстати, по ловцу? Ты разобрался с ним? — спросил я.

— Нет. Наверняка давно сбежал, как только мы сюда выехали, — беспечно ответил Сарко, о чём-то напряженно думая.

— Значит, ты лгал, когда говорил, что хочешь с ним разобраться, — заключил я.

— Нет, — качнул он резко головой. — Это был основной план. Приехать сюда и действовать по обстоятельствам. Но что-то пошло не так.

— И ты случайно захватил город, — усмехнулся я. — Что теперь думаешь делать? Сотни гвардейцев хватит, чтобы контролировать здесь всех?

— Хватит меня одного, за это не переживай. Нас попытаются убить, но это нам и нужно. Надеюсь, ловец будет настолько глуп, что раскроется и даст нам наводку, где его искать.

— Тогда мы просто ждём?

— Нет, не просто. Ты же знаешь, что это место — один из торговых и информационных узлов. Мы захватим сеть ловца. Поставим её себе на службу. А там будет неважно, сбежал он или сдох. Мелкие пакости мне нестрашны.

— Неизвестно, какими ресурсами обладают жрецы Эара.

— Если бы ресурсы были большие, меня бы давно убили, — заметил Сарко.

— Аргумент, — нехотя признал я. — Так это была истинная цель? Захватить важный город?

— Если честно, я не ожидал, что так повезет, — поделился он. — Но раз это случилось, остаётся работать. В ближайшие дни я женюсь. Надо взять город под контроль как можно скорее. Кая займется выявлением всех затаившихся врагов. Для остальных из твоей группы тоже работенка найдется. А что касается тебя…

— То мне есть чем заняться. Если ловца понадобится убить, зови, возьму проблему на себя. По другим вопросам не трогай.

Сарко посмотрел на меня исподлобья, безмолвно спрашивая, а не забылся ли я. Ответил ему, пожав плечами.

— Мне надо восстановиться.

И кое-что осмыслить после того боя. Я сам до конца не понял, что произошло, и требовалось в этом разобраться.

— На восстановление хватит и дня. Если причина только в этом, то завтра возвращайся к службе, или как ты собираешься объяснить поблажки лично тебе?

— Нет, причина не только в этом. В бою с рогатым я много чего увидел, осознал и почувствовал. Пока это не ушло, хочу потренироваться.

— А ты хоть понял, что произошло? Откуда взялся скачок силы?

— Открылись скрытые резервы? — предположил я.

— Вроде того. Как думаешь, зачем практики воюют и рискуют, если по пути восхождения можно идти за счёт одних тренировок?

— Руки чешутся проверить свои силы в действии? — ответил я, зная, что причина в другом.

Сама формулировка, то, как спросил Темный Герцог, уже давала ответ.

— Это тоже, но есть ещё одна причина. Тренировки помогают создать задел, который реализуется в экстремальных условиях. Грубо говоря, по-настоящему шагнуть вперед можно, когда перед тобой встаёт соответствующая задача. Та, что тебе не по силам, но которую требуется решить. Если же жизнь состоит из рутинных, пусть и сложных тренировок, то…

— То это слишком обыденно для экстремального развития.

— Да, — кивнул Сарко. — Но не думай, что армия — идеальная площадка для развития. По большей части служба состоит из такой же рутины. Поэтому практики, кто действительно стремится к вершинам, часто идут индивидуальным путем, по не проторенными тропинками. Уникальные задачи, новые места, вызовы, заклятые враги. Ты много тренировался в последнее время. Жрал специи как ненормальный. А в этой драке произошло что-то, что послужило катализатором.

Я даже знал что — увидел, что Каю сейчас убьют, без всяких сомнений.

В этот момент внутри что-то надломилось, и я сам не понял, как вышел на новый уровень. Неужели настолько привязался к девушке? Меня учили, что прочные связи для ловца знаний — это обуза, но раз мне не суждено вернуться на родину, то и пусть.

— Тренировки и медитации тебе и правда сейчас помогут закрепить результат, — говорил Сарко, наверняка заметив, что мои эмоции изменились, и взяв это на заметку. — Тогда занимайся так, чтобы наши враги зауважали тебя. В идеале — испугались.

— Запугать обычной тренировкой?

— Не задавай глупых вопросов, Эрано. Серьезные практики отлично чувствуют эманации силы, и если ты продемонстрируешь что-то близкое к уровню знания, этого хватит, чтобы укрепить наше положение. На это у тебя завтрашний день. Потом, не обессудь, придётся поработать. Да и ночью стоит ждать нападения. Тебя, как явно ослабшего после битвы и опасного противника, попытаются устранить одним из первых.

Очаровательно.

***

От Сарко я вышел озадаченным.

Тренироваться так, чтобы запугать противника. Как запугать тренировками соратников, я хорошо знал, но противника… Впрочем, мало ли что там хочет Сарко, у меня есть свои цели и лучше сосредоточиться на них. Если получится решить и вопрос имиджа, то так тому и быть, но специально напрягаться не буду.

Местом для медитации я выбрал внутренний двор дворца. Кадо расположились в центре города, с шиком. С того направления, где я вёл бой с рогатым, поднимались зарева пожаров. Столбов дыма было куда больше, чем час назад. Надеюсь, кто-то занимается этим вопросом, а то Сарко будет править пепелищем.

Подумать мне было о чем. Слишком много случилось. Почему-то я раньше об этом особо не размышлял, но логично предположить, что если Эар — настоящий бог, а не просто сильный практик, то есть и другие, подобные ему. Если уж на то пошло, то Эар был способен создавать целые доминионы, и что это, если не божественная сила? Так что для простоты буду считать его всё же богом. У которого наверняка есть союзники и друзья божественного уровня. Вопрос в том, какое отношение боги имеют к землям второго порядка, сколько их вообще и кого ещё я повстречаю на своём пути. Но главный вопрос — как это использовать для моих целей.

Рогатый дал наводку — найти Алую башню. Сарко, когда я её упомянул, ничего не сказал. Не знает или не посчитал нужным?

У большинства людей, с кем я общался на землях Тон, были проблемы с географией. В ней неплохо разбирались торговцы, но на уровне того, куда сами путешествовали, и ближайших окрестностей. Люди знали, что мы живем в королевстве, но единицы могли описать, где оно находится и как выглядит. Размеры этих земель, имею в виду не аристократов, а вообще мира, где мы оказались, поистине громадны. О чем речь, если до соседей Кадо, с обычным караваном было три недели пути. До столицы королевства путь мог занять целый год. Слишком сложный и долгий путь, чтобы кто из караванщиков делал на него ставку. Проще работать по ближайшем целям. Как минимум в плане подготовки. Можно собрать команду под конкретные опасности на коротком отрезке, но если путешествие затягивается, то и риски возрастают в геометрической прогрессии.

Я это к тому, что Алая башня может находиться где угодно, и, учитывая расстояния, на поиски могут уйти десятилетия. Из чего следует два закономерным вывода. Первый — надо планировать двигаться ближе к столице. Сначала королевства, а потом и империи. Второй — нужно изучать таинства, ориентированные на ускоренные перемещения. Очень уж меня впечатлило, как рогатый исчез в потоке пламени. Может, он, конечно, на пару десятков метров переместился, но что-то мне подсказывало, что он так куда более внушительные расстояния преодолевает.

Не стоит забывать и про Сарко, который как-то перебросил гвардейцев. Что-то мне подсказывало, что ближе к столице подобные таинства проще изучить будет. Как-то же королевская семья должна контролировать столь необъятные земли. А то как налоги собирать, если до фронтира год пути?

Когда уселся, не прошло и минуты, как меня облепило чужое внимание. Едва заметные, легкие касания взглядов слуг, наполненные любопытством и опасениями. Острые, колючие взгляды жильцов дома. Всю охрану выгнали, и сейчас во дворце находились лишь Кадо. Помимо гвардейцев Сарко. Не представляю, как он собирается удерживать власть. Но это же сам Темный Герцог. Вот и посмотрим на чужое мастерство, глядишь, нахватаюсь чего-нибудь.

Отгородившись от чужого внимания, вернулся мыслями к бою с рогатым. Без сомнений, он находился на принципиально ином уровне развития. До встречи с ним я был убежден, что чего-то стою и далеко зашёл в вопросе углубления связи с внешними силами. Жаль, что это была не больше чем иллюзия. Рогатый превосходил меня во всём. в скорости, закалке, объеме внутренней энергии, ауре. Ауру он вообще принципиально иным способом использовал.

Я углубился в воспоминания, стараясь расшифровать те эманации знаний, что уловил.

Другой тип ауры… Аурой называли силу, что разливалась вокруг тела, когда пропускаешь через себя внешнюю силу. По сути, это и была внешняя сила.

Хм…

Прислушавшись к телу, понял, что сейчас лучше эксперименты не проводить. Надо дать телу отдохнуть. Но кое-какие задумки у меня появились. Сделав себе зарубку в памяти, я перешёл к следующим вопросам, которые меня беспокоили. Я раз за разом прогонял в памяти весь бой, отыскивая новые и новые нюансы. Как Рогатый дрался, как двигался, как управлял пламенем. Он использовал всего одну силу, хотя я был уверен, что ему и другие доступны. Моё копье, его серпы… Что это такое? Словно воплощение архетипа.

Вопросов было много, и единственный человек, который мог дать подсказки, пропадал в пыточной и не был готов со мной душевно поболтать.

Но ничего. Я обязательно найду возможность задать ему вопросы.

Глава 15. Тонкости развития и интриги

Сарко я смог перехватить вечером, когда он выделил себе время на ужин. На полноценный, замечу. Когда вошёл в столовую, он сидел в одиночестве за длинным столом.

— Унижать без Кадо — хорошая идея? — спросил я.

— Пока ты прохлаждался, — хмуро ответил Сарко, явно пребывая в дурном настроении, — Случилось и вскрылось столько всего, что побыть немного в тишине и обдумать ситуацию не помещает.

— Это намек, что я невовремя?

— Ты невовремя, — прямо сказал он.

— Жаль, но у меня накопились вопросы, которые, если прояснить, могут повысить мою боевую мощь.

— Что пойдет на пользу и моим планам. Да-да, — отмахнул Сарко, — я знаю все твои доводы, не утруждай себя. Говори, что хотел. Но знай, твой отдых закончился, дальше я буду использовать тебя по полной.

Хех. Что-то подсказывает, что этот разговор Сарко заранее просчитал, прекрасно зная, чем меня купить.

— А как же обещанный день на тренировки?

— Он у тебя по-прежнему есть. Если не понадобится тебя срочно привлечь к делу.

— Звучит слишком расплывчато, но договорились. Если ответы меня устроят.

Мне и самому было выгодно разрулить всё то, что вокруг нас закручивалось. Пока наш отряд здесь, чем спокойнее обстановка, тем лучше.

— Как ты используешь ауру? — начал я с первого вопроса.

— Догадался, значит, — улыбнулся Сарко, отрезая кусочек мяса и закидывая в рот.

— Не боишься, что отравят? — спросил его, так как отвечать он не спешил.

— Знал бы ты, сколько это тело приняло специй, чтобы не бояться яда. Не переживай. Кадо не настолько глупы, чтобы рисковать. Удар придёт с другого направления. Часть армии уже отделилась и скрылась неизвестно куда. Скорее всего, перейдут к партизанской войне, перекроют всю торговлю и будут гадить, чтобы захват города стал бессмысленным.

— Ты узнал, где ловец?

— Мне назвали с десяток вероятных мест. Спасибо Кае, хорошо поработала. Хватку не потеряла, — усмехнулся Герцог, смотря мне в глаза.

Девушка весь день пропадала по заданию, и мы с ней ещё не успели переговорить. Так что поверил на слово, что потрудилась она хорошо.

— Спрашивать, почему бы не проверить эти места, не буду.

— Правильно. Ловец осторожен. Он не будет прятаться там, где его могут найти. Забудь пока про него. Вернемся к твоему вопросу. Рядовые практики используют ауру на примитивном уровне. По факту это и не аура вовсе, а так, всего лишь эманации внешней силы, которые учатся контролировать. Та же сила, если не усложнять и не плодить сущности.

— Получается, все знакомые мне практики, мастера в том числе, ошибаются?

— А ты чего хотел? — удивился он. — Кстати… Совсем голова забита, забыл предложить тебе поесть. Будешь?

— Было бы неплохо.

— Тогда двигайся, здесь на всех хватит. Меня решили накормить до отвала. Может, надеются, что подавлюсь и умру? — рассмеялся Сарк.

Чтобы вызвать слугу, он позвонил. Сразу же появилась девушка, выслушала короткие распоряжения, и, не прошло минуты, как мне принесли тарелку, приборы и ещё пару блюд.

Как посторонние ушли, я уточнил.

— Что там насчёт массовых заблуждений?

— Это не совсем заблуждения, скорее недостаточный уровень понимания вопроса. А может, наоборот, достаточный, потому что каждому этапу — своё понимание, — философски ответил Сарко.

— Любопытно, конечно, но какой следующий шаг?

— Следующий шаг к тому, что называется настоящей аурой, — это пропускать через средоточие внешнюю силу большим потоком, закаляя его, и по крупицам создать собственную ауру. Которая будет работать и без подключения к внешней силе. Дам подскажу, пробуй такую ауру как расширять, так и сжимать до максимума. Уверен, этой подсказки тебе хватит, чтобы выстроить процесс тренировок.

— Преимущество такой ауры в чем?

— А в чем преимущество бетонной стены перед листом бумаги? — задал риторический вопрос Сарко.

Дослушав его, я принялся за еду. Яда мне тоже опасаться не нужно. Не зря же золотое зелье принял перед уходом. Иммунитет к большинству отравы шёл бонусом к общей закалке.

— Как создашь новую ауру, не забудь Каю обучить. Ей не помещает. Потом соедините ауры с идеальным покровом и сделаете его куда надежнее. Твоему другу я уже поставил задачу взять потоки специй в этом городе под контроль. Выделил под это дело казну Кадо, — усмехнулся Сарко. — Как видишь, я умею быть щедрым. Позже спросишь у Резано, какие специи поспособствуют созданию настоящей ауры. Пусть ищет информацию.

— Следующий шаг какой?

— Да там всё просто. Как постигнешь любую силу на уровне знания, то и поймешь, — в этот раз улыбка Сарко была откровенно змеиной. Он быстро расправился с мясом и перешёл к вину с закусками.

— Что такое воплощенное оружие?

— Знаешь, что забавно? — ответил Сарко после небольшой паузы. — Когда человек спонтанно делает какое-то открытие, он часто улавливает и название этого процесса. Ты ведь нигде раньше не слышал про воплощенное оружие? Тем не менее феномен назвал правильно, как это принято. Среди тех, кто в теме, конечно же. Воплощенное оружие — это воплощенное оружие. Что здесь непонятно? Частичка архетипа. Насколько мне известно, есть мастера, способные из такого оружия создать стабильный артефакт. Мой серебряный нож как раз из этой серии. Про оружие сильнее я не слышал. Возможно, когда пойдем в экспедицию, ты найдешь что-то подобное.

— Что насчёт экспедиции, кстати? Ты говорил, она будет через год, но с захватом города…

— Ты же не думал, что год — это точно день в день? Сроки можно и сдвинуть. Но не переживай, долго я здесь задерживаться не собираюсь. Выстрою сеть, поставлю своих людей — и отправимся в путь.

— Ещё будут какие-то советы?

— Я тебе и так много сказал. Ты за это сначала расплатись. Знания подобного уровня способны привести тебя к планке, на которой стоят аристократы. Сколько такое может стоить? Уж точно дороже элементарного уважения и исполнительности, — кинул он мне упрек за то, что артачился утром.

— Постараюсь исправиться, — вернул ему его же гадкую улыбку.

***

С Каей и остальными я встретился, можно сказать, ночью и, судя по их одинаково уставшим лицам, поработать им пришлось куда больше, чем мне. Вот что значит вовремя откосить.

— Выглядишь отдохнувшим, — заметила Кая, когда вошла в покои, что нам выделили.

Если быть точным, то выделили нам целое крыло дворца. Кадо разместились с другой стороны. Здесь же собрались все наши, не собираясь ночью распылять силы.

Вслед за Каей вошли и Резано с Халой. Парень безучастным взглядом оглядел комнату и прошёл к креслу, где и завалился. Хала подошла к нему и упала сверху. Не аккуратно села, а именно свалилась, как мешок с картошкой, лицом вперед. Послышались вялые возмущения, возня и образовался статус кво. Погребенный Резано взирал на меня скорбным взглядом, а Хала… Ну, с этого ракурса я только её задницу в обтягивающих штанах разглядеть мог.

— Как прошёл ваш день? — спросил я сразу всех.

— Помнишь, Сергиус нас наказывал и заставлял чистить конюшню? Сегодня было то же самое, но в других масштабах. Я не знаю, почему мы до сих пор живы. Никому в городе захват власти не понравился. Особенно после того, как мы хватали всех подозрительных и тащили их в темницу на допрос с пристрастием, — выдала моя девушка.

Хала заерзала, подняла голову и уставилась на Каю.

— Тебя палачом, что ли, назначили?

— Вроде того. Если нужно кого запытать до смерти, чтобы сдал все секреты, обращайся. Здесь есть душ? Это к тебе, бездельнику, вопрос. Наверняка все главные места во дворце нашёл и служанок перещупал.

— Могу кликнуть слуг, чтобы притащили всё для мытья.

— Буду признательна, — Кая тоже, как и Резано, оккупировала кресло, скинула сапоги и вытянула ноги.

От которых несло потом. Ванная и правда не помешает.

***

К беседе мы вернулись через час. Помытые, поевшие (я не отказался поесть ещё раз) и чутка оклемавшиеся, мои друзья стали выглядеть куда лучше. Каю я успел расспросить, а вот Резано с Халой мылись в другой комнате, у себя, поэтому их рассказ я услышал позже.

— Сарко хочет невозможного, — говорил Резано, — чтобы я изучил все специи, что проходят через этот город. Что здесь выращивают, что и где закупают, кто занимается производством. Изучил все цепочки и нашёл решение, что с этим всем делать. Ещё и денег на этом заработал.

— Не справишься? — спросил я.

— Справлюсь, — нехотя признал Резано. — Если возьму Каю, и она устроит допрос с пристрастием всем мастерам и торговцам, что занимаются специями. Или ты думаешь, что достаточно заявиться, и мне все ответы выложат?

— Насколько всё плохо?

Резано лишь рукой махнул.

— Понять не могу, как мы во всё это влипли, — сказала Хала. — Я хотела посмотреть чужой город, а не участвовать в его захвате.

— Радуйся. Где ты ещё такой опыт получишь? — поддела её Кая, которая думала в схожем со мной направлении.

— Не уверена, что мне подобный опыт нужен.

На этом разговор как-то сам собой затих.

На удивление, ночь прошла без происшествий. Я спал мертвецким сном и проснулся, когда солнце только взошло, освещая вид за окном. Позже узнал, что Сарко держал наследницу Кадо рядом с собой и полночи общался с её матерью. Может, в этом причина, может, ещё в чем, но никто на нас не напал.

Ночью. А вот стоило выйти за территорию дворца, проблемы посыпались одна за другой.

Меня с Каей отправили инспектировать казармы и ближайшие улицы. Сарко прекрасно разбирался в наших возможностях и собирался использовать двух «убийц» с неплохими способностями к обнаружению чего угодно на полную катушку.

Как уже говорил, дворец располагался прямо в центре города, на возвышенности. Его отгораживала массивная, десятиметровая или около того стена. Для практика — декоративная. Для обычного горожанина — непреодолимое препятствие. Между самим дворцом и стеной был ещё просторной сад, но это неважно. За стеной шла широкая улица, и только после неё начинались первые дома. Какая-то часть относилась к домам городских богачей, другая была административной частью, третья причислялась к военной части, где и располагались казармы. Всякие рынки, оживленные улицы с ресторанчиками, лавки торговцев, школы и прочее тоже располагалось в пешей доступности.

Нас попытались убить прямо возле стены. Улицы были не то чтобы забиты, но достаточно оживлены к этому часу. После пробуждения мы успели позавтракать, размяться и получить задание. Не самое утро, но около того. Разумеется, мы смотрели по сторонам и контролировали пространство на тему угроз. Но лично я никак не ожидал, что нас попытаются взорвать. В одной из карет, что ехала мимо, как оказалось, находилось что-то взрывчатое.

Спас покров. Не зря столько сил в него вкладывали.

Покров расширился, отразил взрывную волну, погасил пламя, что нас объяло. Будь я чуть умнее и не позабудь о том, что ловец, знающий о существовании других миров, может использовать какие угодно методы ведения войны, мог бы и предотвратить трагедию.

Взрывом разнесло ближайшие кареты, испепелило всадников и прохожих, разрушило здание напротив и сожгло стражу, что несла пост на стене.

— Срань, — выругалась Кая, огляделась и указала направление: — Наблюдатель — раздосадован, что нас не убило.

Последние слова она договаривала на ходу. Я успел обогнать Каю, взбежать по стене и оказаться на крыше. Как раз в тот момент, когда наблюдатель хотел слезть вниз.

Только вот… Взрыв был лишь первой частью плана.

Стоило мне оказаться на крыше, как её вспучило, меня захлестнуло и закружило, сбросив вниз, прямо с обломками. Кто-то ещё успел налету подбить меня чем-то убойным. А когда упал, вдавить в землю.

Что-то я уже начинаю ненавидеть этого ловца.

Покров снова выдержал. Как бы там Сарко ни насмехался над его идеальностью, надо признать, запас прочности сейчас такой, что убить меня с одного удара сложно.

Где-то рядом, у меня над головой, полыхнули знакомые эманации тьмы, и давление сразу же ослабло. Оперевшись руками о землю, поднапрягся и смог приподняться. Собрав энергию, создал вокруг себя сферический щит и принялся его раздвигать, освобождаясь. Не думал, что на меня целое здание обрушат. Снова. Но после рогатого это как-то мелко смотрелось.

Как выбрался, сразу пришлось уходить от удара убийцы. Самого типичного. Я бы сказал, шаблонного. В черной одежде, это рано утром-то, при хорошем освещении, с маской на лице и явно отравленным коротким клинком. Действовал этот убийца с напарником. Ещё двое наседали на Каю.

Поднырнув под клинок, перехватил ублюдка за руку и дернул. Щуплый товарищ попался. Защиту его не пробил, но руку оторвал. Та так и осталась внутри защиты. Некоторые покровы пропускали то, что внутри, наружу, а другие нет. Как у этого типа. Кровь хлестала из раны, но на землю не проливалась. Не самая глупая предосторожность, замечу. Существовали яды, ослабляющие зелья и таинства, которые могли использовать кровь, чтобы причинить вред практику.

Второй убийца, увидев жестокую расправу, как-то поумерил пыл. От него отчетливо полыхнуло желанием сбежать. Настолько сильно, что моей урезанной эмпатии хватило почувствовать. Но он оказался не таким дураком, чтобы поверить в то, что я его отпущу, не стал пытаться убежать.

Что сказать, он был всецело прав.

Минут через пять, живые, но не особо целые, убийцы дружно сидели в пыточной. Ими занялся сам Сарко, а нас оставили наверху.

— Мы с тобой отличная приманка, раз на нас ловушку растратили, — заметила Кая, стряхивая с себя пыль.

В этот момент из-за угла вышли Резано с Халой.

— Вы в порядке? — спросил парень. — Слышали про взрыв?

— Нас пытались взорвать, потом убить, — сказал я. — Будьте готовы к любым атакам. Кто бы ни был наш противник, он ничего не гнушается.

— Взорвать? Таинством? — уточнила Хала.

— Не совсем.

Я рассказал с подробностями, что случилось. Поделился и выводами, сделав акцент на том, что ждать стоит чего угодно. Когда закончил, наверх поднялся Сарко. Быстро он.

— Для вас есть работа, — позвал он нашу группу. — Раз такие дела творятся, действуйте вместе, как отряд. Возьмите десяток гвардейцев для усиления, проводника из местных и доставьте сюда вот этих людей, — протянул Сарко мне список.

Кажется, сегодня будет долгий день.

***

Барон Крест недоумевал.

Когда ему озвучивали задачу, то сообщили, что нужно устранить юного ловца. Ключевое слово юного. Если бы это был ловец, который прожил несколько жизней, барон отнесся бы к нему куда серьезнее.

И даже то, что покушение не удалось, а сеть на землях Тон была уничтожена, он воспринял как заслугу родственников цели, а не его самого. Тем удивительнее было услышать, что Сарко Тон лично собирается в качестве посла на земли Кадо с небольшим отрядом сопровождения.

К этому барон отнесся со всей серьезностью, подозревая, что удар придёт совсем с другой стороны. Основная его подготовка и была направлена на это. Появление убийц, армии Тон или ещё какого-то хода. Ловушки, расставленные для Сарко, тоже имелись, но служитель Эара не верил, что всё так просто.

В этом и была его ошибка. Не первая и не последняя.

Наблюдая за тем, как Сарко Тон разобрался с главой, захватил дворец, как-то перебросил сотню гвардейцев (а там, где сотня, там и полноценная армия), какую активную деятельность начал — барон понимал, что жестоко просчитался.

Его положение жреца и так пошатнулось из-за того, что задание затянулось, но сейчас, когда отведенная ему зона влияния уходила из рук, это попахивало совсем иными проблемами.

С которыми требовалось немедленно разобраться.

***

Сарко Тон вышел на веранду рядом с теми покоями, которые занял.

В руках он держал чашечку напитка, напоминающего по вкусу и крепости кофе. Легкая, бодрящая специя, которую выращивали на землях Кадо. Благодаря памяти Эрано, где хранились многие сведения о других мирах, Герцог значительно расширил свои представления о том, что есть в мирах, вот и воспользовался случаем, чтобы попробовать новый для себя напиток.

Разумеется, сейчас было не время прохлаждаться и отдыхать. Просто ситуация позволяла совместить приятное с полезным. Сейчас за Сарко наблюдало много глаз, и под воздействием его расслабленности и уверенности мнение окружающих двигалось в нужную сторону. Для эмпата его уровня — а в новом теле Герцог первым делом дар эмпатии начал развивать, считывать эмоции сотен людей вокруг не было чем-то сложным. Так, рутинная задача.

К сожалению, его дар имел ограничения. Территория дворца была внушительной, и за её пределы Сарко уже не дотягивался. Утро началось с получения докладов, отдачи приказов и завтрака.

Допить напиток Сарко так и не успел. Со стороны улицы прогремел взрыв. На краткий миг внутри Герцога что-то перевернулось. Под взрыв попала Кая. Но дальше, направив внимание, Сарко убедился, что она цела и невредима, действует как надо. Вскоре она вместе с Эрано и гвардейцами притащила убийц. Барон сделал очередной не особо удачный ход.

Дальше началась методичная работа, которая привела Сарко к теневой гильдии.

Те окопались основательно, прямо в центре города, недалеко от дворца. Когда Сарко подошёл, его гвардейцы окружили здание. Встретил наследника сотник.

— Господин, — склонил он голову, — враг окружен, но возникли сложности. Внутри скрывается часть сбежавшей армии, элитные отряды с ходу не получилось взять.

— Это хорошо, что они здесь, — кивнул Сарко. — Меньше беготни и возни.

— Какие будут приказы? — спросил сотник.

Сарко огляделся, прощупывая поле боя доступными ему методами. Здание высокое по меркам города, в шесть этажей. Выглядит престижно, так и не скажешь, что это база теневой выгоды. Есть и подземные этажи — Сарко нащупал три штуки. С нижнего этажа уходили десятки тоннелей, сейчас обрушенных. Гвардия знала своё дело и первым шагом блокировала возможность отступить.

Сейчас здание окружали щиты тех, кто находился внутри. Судя по их прочности, внутри и правда элитные отряды засели. Исполнено на уровне продвинутых мастеров.

— Пострадавшие есть?

— Да, господин, — ответил сотник. — Пятеро гвардейцев погибли при попытке штурма. Если прикажете, мы разнесем их, но будут новые потери.

Сарко задержался взглядом на Эрано. Если тому дать время, он наверняка подберет ключ к чужой защите, но…

По прошлому опыту, барон Крест имел немалое влияние на теневые гильдии. По прошлому — это по опыту зачистки земель Тон от сети врага. Сарко тогда пришлось постараться, чтобы провернуть устранение главы теневой гильдии без лишнего шума и привлечения внимания семьи. На освободившееся место он поставил ученицу погибшего. Которая была достаточно убедительна, чтобы доказать лояльность. Заодно рассказав многие секреты того, как устроен теневой мир.

То, что покушение было организовано именно из гильдии, неудивительно. Как и то, что пару отрядов барон предпочёл оставить прямо рядом с дворцом. Но снова ему не повезло. Не рассчитывал, что Сарко так быстро по следу пройдет и найдет настоящее логово теневиков.

Сейчас здесь почти вся сотня собралась. Во дворце никого, если не считать пяти гвардейцев, охраняющих Кадо. Был шанс, что барон как-то разыграет эту карту и… Сарко был не против. Любой ход противника — это возможность нанести по нему очередной удар.

Как сейчас. Ситуация сложилась такая, что можно послать гвардию. Они справятся, но многие пострадают, да и времени займет много. Глядишь, Крест найдет способ, как обернуть ситуацию себе на пользу. Так зачем давать противнику время, когда можно поступить куда лучше?

— Сотник, готовь людей для штурма. Я пойду впереди. Двигаетесь за мной. Особо не рискуйте, но постарайтесь брать в плен, а не убивать. Повторю, приоритет — жизни гвардейцев. Пленные — по возможности.

Сарко не стеснялся играть по публику, показывая, что ценит жизни тех, кто ему служит. Мелочь, но именно из таких мелочей настоящая преданность и куется.

— Господин…

— Это приказ, — надавил Сарко. — Мне нужно пять минут на подготовку.

Сотник кивнул и пошёл отдавать приказы. Сарко же поманил Эрано и Каю.

— Я думал, вы тут сами быстренько справитесь, — сказал он им с легкой насмешкой. Не особо громко, так, чтобы гвардейцы не услышали.

— Мы всего лишь скромные охотники, господин, — поклонился Эрано с каменным лицом.

Кая, вторя ему, тоже не выказала никаких эмоций. Она встала вполоборота, поглядывая на здание. Резано с Халой также находились здесь, но и они промолчали.

— Эта защита мощнее, чем у голема? — спросил Сарко.

— Она хитрее и многограннее, — ответил Эрано. — Если дадите мне пару часов, могу попробовать проделать брешь.

— У меня есть предложение получше. Я сам ими займусь. Будьте готовы идти на штурм. Кая — на тебе прикрытие. Следи, чтобы из дома никто не проник. Сделай так, чтобы они нас не видели хотя бы минут пять.

— Прямо сейчас или когда начнется штурм? — уточнила девушка.

— Прямо сейчас. Поставь завесу, чтобы скрыть то… что я буду делать.

— Не обещаю, но постараюсь.

На самом деле Сарко не сильно рассчитывал на дочь. Она недавно сдала на мастера, превзошла свой прошлый уровень — новая жизнь и общение с Эрано сказались, как и качественное обучение, но гвардейцы тоже не пальцем деланные. Знали своё дело и прикрывали господина. В том числе от чужих взглядов. Так что Герцог подкинул дочери задание, чтобы банально присмотреться к тому, как она будет себя вести.

Пока говорил, он концентрировал внутри себя силу и прощупывал слабые места.

Это было секретом, который он никогда не расскажет Эрано, но, проведя столько времени рядом с его духом, Герцог также пытался заполучить и дар видеть скрытое. Полностью он его освоить не смог. Сие таинство было чем-то запредельным, разобраться с чем ему не хватило на тот момент как знаний, так и силы. Но кое-что Герцог взять себе смог и на основе этого развил чувствительность до тех высот, которые даже в семье Тон считались продвинутыми. Чего уж говорить о рядовых мастерах, пусть и из элитных отрядов.

По истечении трёх минут Сарко хмыкнул. Брешь в обороне он нашёл. Как и подготовил кое-что особенное.

Показав сотнику, что готов нанести удар, Сарко… нанёс удар.

Обычный человек ничего бы заметить не смог. Практик уровня мастера почувствовал бы эманации. И только тот, кто встал на путь знания, смог бы что-то уловить.

Атака была многосоставной. Первая часть надавила на защиту, вторая — ударила по брешам. Третья — обрушилась сверху на здание, разрывая его на две части. Раздался треск, грохот, щиты схлопнулись, и обороняющиеся внезапно для себя оказались под завалами.

Дальше никакого серьезного сопротивления не последовало. Главу гильдии и командиров отрядов Сарко брал в плен лично.

***

Я не ошибся.

Разве что преуменьшил масштабы проблемы.

Первую половину дня мы носились по городу, хватали причастных к нападению людей и доставляли их во дворец. Вторую часть дня — прореживали преступные группировки. Разнесли теневую гильдию. Бой вышел жарким. Погибло пять гвардейцев вначале и ещё шесть после, несмотря на то что Сарко лично участвовал.

Да как участвовал! Сотня гвардейцев не смогла щиты обороняющихся пробить, а Сарко — смог! Одним ударом!

Я впечатлился. Ну и запомнил то, что он показал.

После такой демонстрации силы бои затихли, и остатки дня Сарко занимался последствиями — то есть пропадал в допросной. Первая часть ночи прошла тихо, а под утро, пропавшая часть армии пошла на штурм.

И снова Сарко пришлось вмешаться. Что я могу сказать про эту бойню… Разница между нами всеми и Темным Герцогом была очевидна. Он доминировал над солдатами так же, как Кристиан над мятежниками.

Утром, когда солнце встало, бои закончилось, и все увидели масштабы трагедии. Трупы вывозили до самого вечера. Зато мы получили передышку. Правда, потеряли ещё пару десятков гвардейцев. Наша же четверка пока обходилась без ранений и травм. Покровы опять спасали. Когда вернемся, проставлюсь перед Ингрид за то, что указала на возможность, которую даровали големы.

Следующее знаковое событие случилось ночью. Я как-то спокойно ко всему относился. Без лишней суеты и тревожности. Есть цели, есть средства. С таким настроем заснул как миленький. Вымотался за день, требовалось перезагрузка, чтобы завтра с новыми силами продолжить. Кая не была настолько беспечной. Ночь — это её время, и она контролировала пространство вокруг дворца. Так и заметила, что убийцы заглянули.

— Просыпайся, увалень, — пнула она меня в ногу. — У нас гости.

— Поднимай тревогу, пусть их шуганут, — вяло ответил я.

Мне снился хороший сон. Без сражений, убийц, взрывов и прочего. Обидно было его упустить и вернуться в действительность.

— Рано тревогу поднимать, — ответила Кая. — Пусть ближе зайдут.

Я промолчал, соскользнув с кровати. Доспехи надеть — минутное дело, а если прижмет, то и быстрее могу. Надо бы озаботиться вопросом создания артефактной брони, но после того, что Сарко рассказал про воплощенное оружие, уверен, и защита такая есть. Надо бы разузнать подробнее.

Перед тем как выйти в коридор, я пару раз стукнул в дверь Халы и Резано. Они жили в смежной спальне. На самом деле это были единые покои с несколькими комнатами, которые мы и заняли. Удобно в некотором роде. Всегда рядом, при этом сохраняется уединенность. Отругав себя за то, что в этой ситуации думаю о всякой фигне, выкинул лишние мысли и отправился на выход.

Убийц к нам послали с запасом. Была среди них парочка настоящих мастеров, остальные так, пушечное мясо. Нам с Каей не повезло (хотя тут как посмотреть) наткнуться на мастера. Он сразу атаковал, стоило мне выйти наружу.

Про бой ничего интересного не скажу. Очередная драка в эти нелегкие дни. Поднялся шум, набежали гвардейцы и задавили всех гостей числом. Сарко тоже поучаствовал.

***

Сарко Тон не спал. Его закалка позволяла неделю обходиться без сна. Правда, этим не рекомендовалось пренебрегать, особенно во время боевых действий. Сон лучше всего помогал восстановиться и перезагрузить нервную систему. В тех же случаях, когда бдительность терять было нельзя, Тон использовали продвинутую, углубленную медитацию. Часть разума отключается, а другая, наоборот, отслеживает происходящее вокруг.

Об убийцах Сарко узнал ещё в тот момент, когда они подходили ко дворцу. Ему не требовались глаза, чтобы почувствовать, как гостей впустили двое слуг. Как помогли пройти.

Реагировать Сарко не спешил. Было несколько вариантов, как поведут себя убийцы, и по их поведению многое можно будет сказать о том, что замыслил противник. Лично Сарко ставил на то, что главной целью выберут Эрано. У ловца точно имелись артефакты, определяющие последователей Эара, и к этому моменту он должен был разобраться, что допустил ошибку. В том случае, если бы Эрано убили, это противостояние могло бы закончиться, что было не самым плохим вариантом. В некотором смысле очень даже хорошим. Главное, Каю уберечь, а потом и к себе приставить, чтобы за дальнейшей судьбой приглядывать.

Но то ли артефакты не такие хорошие, то ли ловец не потрудился перепроверить информацию, то ли ещё что, убийцы направлялись совсем в другую сторону. Не к Сарко, который сам себя обозначит второй по важности целью.

В соседней комнате спали Катарина и Лорей. Сарко использовал их как заложников, не отпускал далеко от себя. Ход ловца стал ясен. Если получится этих двоих убить, официально закрепиться здесь не получится. Да и налаживание связей осложнится. Не критично, но проблем доставит. Только вот ловец переоценил исполнителей и недооценил своего противника. Сарко оставалось подождать, позволить вспыхнуть боям в коридоре и дождаться момента, когда убийцы почти разберутся с женщиной и девушкой.

Спас он их в последний момент. Трупы убийц осели переломанными мешками. Катарина в ужасе прижалась к спинке кровати, натянув на себя одеяло. Лорей отреагировала куда лучше. Она держала перед собой нож. Глупо, бессмысленно, но хотя бы смело.

— Дамы, — произнес спокойно Сарко. — Никто не пострадал? Их оружие наверняка смазано ядом, любой порез…

— Что происходит?! — требовательно и нервно спросила Лорей.

— А есть варианты? — удивился Сарко. — Оставайтесь пока здесь. Скоро я вернусь.

Выйдя в коридор, Сарко помог задавить очаги сопротивления. Гвардия и сама бы справилась, но так получилось взять убийц живыми и сразу отправить на допрос. Сколько их уже прошло… Общая картина происходящего в городе, кто есть кто, у Сарко уже сложилась, и он не надеялся узнать что-то новое. Уж точно не расположение врага. Но дело есть дело, поэтому незадачливых убийц ждёт много чего интересного.

Сарко на допрос не пошёл. Вернулся к себе и, как обещал, заглянул к женщинам Кадо.

— Лорей, не откажете мне в разговоре? — спросил он.

Голос и тон контрастировали с тем, что на полу в собственной крови, воняя дерьмом, лежали два трупа.

— Разумеется, — ответила женщина, которая успела одеться и взять себя в руки. В отличие от дочери, находящейся в шаге от того, чтобы впасть в истерику.

— Дитя, — подошёл он к юной девушке, — пока я рядом, тебе ничего не угрожает.

Катарина вздрогнула. Сарко никак не изменился в лице, но внутри он поставил очередную галочку. Эмоциональная обработка шла полным ходом, и скоро строптивая девчонка, да и её мать, превратятся в союзников.

— Прошу, — указал Сарко на выход, — Лорей, пройдемте в кабинет. Катарина, я приставлю к тебе лучших своих людей. Они проводят тебя в другую спальню и будут рядом, пока матушка не вернется.

Когда девушку увели, и они вдвоем прошли в кабинет, Лорей направилась к бару и сама налила себе крепкую настойку, залпом выпив её.

— Что это было, Сарко Тон?! — её голос дрожал, но в нём чувствовалась властность.

— Вы умная женщина, Лорей, — спокойно ответил Сарко. — Уже догадались о том, что случилось. Мой враг не семья Кадо. Я уже говорил об этом. Мой враг — барон Кресс, который сбежал из своего замка и неизвестно где скрывается. Тот самый барон, который расколол вашу армию на две части и послал их сражаться. Якобы с целью отбить семью Кадо. Как вы знаете, это значительно сократило вашу армию. Или правильно говорить его армию? Не уверен, что она в полной мере была вашей. Сегодня барон сделал следующий шаг. Решил от вас избавиться. Нет Катарины, нет брака. Нет вас, союз становится невозможным, а я превращаюсь в тирана-узурпатора. Что, как понимаете, откроет барону множество вариантов для давления и подстрекательства.

— Вы и есть узурпатор, — ответила Лорей.

— Я могу им стать по-настоящему, если настаиваете.

Сарко видел, что Лорей пытается уколоть по причине обиды из-за потерянной жизни. Также Сарко видел и то, что она уже почти смирились с новой реальностью. Следующий её ход легко прогнозируем. Подождать, как будут развиваться события, и, если никто Сарко не убьет, выдать за него дочь.

Но Темный Герцог не собирался позволять кому-либо затягивать его планы.

Глава 16. Выгодное предложение

После ночного нападения словно какой-то перелом произошёл. Пару дней сохранялось относительное затишье. Сарко переключился с допросов в темнице на переговоры с уважаемыми людьми в кабинете. Ловец затих, никаких внезапных ходов не предпринимал.

На третий день и вовсе остатки армии, стражи и гвардия начали действовать на нашей стороне. Напряженка не ушла, но из того, что я видел, Сарко ударными темпами брал под контроль все структуры.

Если честно, происходящее оставило двоякое впечатление. Как-то от ловца знаний я ожидал большего. По факту, Сарко заявился с малым отрядом на его территорию и… разгромил всё, что ловец приготовил для него. Ну ладно, не всё, но большую часть. Вырезал теневую гильдию, перебил половину армии, взял под контроль Кадо. Оставался непонятен вопрос со школами, может, они тоже сделают ход, но пока показательно занимают нейтралитет.

Я вот понять не могу. Это Сарко-Темный Герцог настолько мощный, или я ловца переоценил? Слишком мало информации о сети жрецов на этих землях, чтобы делать однозначные выводы.

У Резано с Халой оставалась та же задача — изучать рынок специй. Меня же с Каей оставили в покое. Сарко поставил задачу присматривать за порядком во дворце. По большому счёту непыльная работенка, которую я скинул на Каю. Она занимался контролем, а я сосредоточился на тренировках. Пытался воплотить то, на что указал Сарко, — создавал настоящую ауру.

Процесс оказался до безумия сложным. Герцог кое о чем умолчал. С его слов выходило, что надо всего лишь пропустить внешнюю силу через средоточие. Но я полдня убил, разбираясь с этим вопросом. Много открытий сделал, продвинувшись в понимании внешней силы.

Первое открытие — то, что сила — понятие многогранное. Соприкасаясь с ней, ты не только энергию черпаешь, но и информацию. Архетип готов много чего подсказать, если практик обладает достаточной восприимчивостью. Так что ещё пара дней у меня ушла на то, чтобы потренировать конкретно этот процесс. Для чего я внешне банально разминался с копьем. Но это внешне. А так это было постижение совершенства. Слова красивые, ум будоражат, но главное то, что они на практике означали. Обычный удар копьем… Ну, он обычный. Берешь и бьешь. Если потренироваться, удар будет сильным и по-настоящему опасным. Если же подключить архетип и установить с ним глубокую связь, то… С минимальными затратами удар может быть с виду простым, но пробить каменную стену. Любой толщины. Зависит от мастерства, конечно.

Я заметил, что, если углубиться, начинает выделяться эссенция внешней силы. Это и усиливало обычные удары. И именно эссенции требовалось прогнать через средоточие, чтобы создать ауру. Сарко об этом тоже умолчал, но у меня была достаточная база, чтобы я сам разобрался.

Провёл небольшой эксперимент. Позвал Каю и попросил создать сильнейший её щит. Что она, что я, умели их создавать и без внешних сил, за счёт обычной энергии. В случае Каи тьма и свет не особо подходили, чтобы обеспечить прочность, поэтому она обошлась без них.

— Что хочешь проверить на этот раз? — спросила девушка.

Разумеется, это был далеко не первый и даже не сотый эксперимент, что я проводил при её помощи.

— Смотри.

Как обычно, начал с малого. Простой удар без ничего. Должен был быть. Но как-то так вышло, что он проделал дырку в щите Каи.

— Эм… — нахмурилась она. — Это сейчас что было?

— Самому интересно.

Как же не хватает толкового учителя, который сразу нормальное объяснение даст, а не будет скупыми намеками направлять.

— Выглядело пугающе. Вроде простой удар, но что-то в нем заставило меня напрячься, — поделилась Кая впечатлениями.

— Кажется, это то самое приближение к совершенству. Когда настолько сроднился с внешней силой, что она проходит через тебя… Даже когда ты её не призываешь.

— Ты в курсе, что это звучит взаимоисключающе?

— Да, но лучше описать ощущения не могу.

— А меня направишь, куда копать?

Я поморщился. Сам минуту назад сокрушался на тему нормальных учителей, но, когда меня спросили, не находил исчерпывающего ответа.

— По твоему лицу всё ясно, — фыркнула Кая. — Надо углублять связь. Не хочешь найти кого-то более подходящего с крепким щитом? Можно до гвардии докопаться. Чего они прохлаждаются?

Занимались мы по-прежнему во внутреннем дворе. Раньше это был сад, но сейчас — наша персональная тренировочная зона. Гвардии вокруг хватало. Сарко явно договорился с Кадо и чувствовал себя уверенно, раз позволил чужим солдатам здесь находиться. Наши тоже были, но их трогать я лишний раз не хотел. Свои же. А вот чужих да, можно подоставать.

Спустя полчаса передо мной стоял хмурый, битый жизнью капитан. У Кадо была иная система званий. В переводе на знакомые мне понятия гвардеец был как раз капитаном.

Тут стоит отметить, что к нам всем относились как к захватчикам. А ко мне как к тому, кто разрушил почти целый квартал и чуть не сжёг весь город. Пожары удалось обуздать, но жертв, по слухам, были сотни. Как обычных гражданских, так и стражи. Я об этом старался не думать. Малодушие, но что случилось, то случилось. Не я начал тот бой. Не я закидывал пламенем город. Винить себя за чужие поступки — это лишь психику расшатывать. Только вот местные думали иначе. Мы разрушили их привычный уклад, многие их знакомые погибли — имею в виду гвардейцев и солдат, что пошли на штурм. Короче говоря, причин для глухой ненависти хватало.

Не у всех. Всё же Сарко на месте не сидел и вербовал своих людей прямо здесь. Кого-то снимал с постов, кого-то назначал. Понятно, что тех, кто готов был служить именно ему.

Сейчас же было важно то, что капитан раздражен и не прочь подраться со мной по серьезному. Ну, или как минимум подмочить мне репутацию. Остринка, что добавляла пикантности обычной тренировке.

Кая сидела здесь же, недалеко от нас, под деревом, и жевала травинку. Климат в этой местности не такой жаркий, как у Тон. Градусов на пять в целом похолоднее и куда комфортнее. Хорошее место. Солнечное, зеленое, но без душноты. Помимо Каи, за нами наблюдали слуги. Со стороны второго этажа я ощущал взгляд и кого-то из семьи Кадо. Были и гвардейцы, как наши, так и чужие, кто поглядывал. За чужими тренировками всегда интересно наблюдать. Интересно и полезно. Вдруг секрет какой увидишь? Мне ли об этом не знать.

Договор с капитаном звучал так — он защищается любыми способами, я атакую, постепенно наращивая силу удара. Как закончу с проверкой, поспаррингуем без ограничений.

Капитан владел четырьмя внешними силами. Какими — не сказал. Но заверил, что в защите силен. Начал я, как и с Каей, с обычных ударов. Перед мужчиной возникла полупрозрачная, с синеватым оттенком стена. Ещё и многослойная, ячеистая, со сложной структурой. Несколько секунд я её разглядывал, отдавая дань уважения чужому мастерству. Не обманул. И правда, умеет защищаться.

Первый обычный удар никакого вреда защите не нанес, чем вызвал легкую усмешку капитана. Не настолько я прибавил в силе, чтобы простыми атаками пробивать такие щиты. Кая и правда в защите не так сильна. Но я не отчаивался. Предпринял ещё несколько атак, внимательно наблюдая за результатом и собственными ощущениями. После чего перешёл к следующим шагам. Игрался со скоростью, движением, подключал внешние силы, комбинировал их в разных пропорциях. Добрался и до эссенций. Если накопить их, атаки выходили по-настоящему мощные.

Защиту я быстро расколол, чем испортил настроение капитану. А что он хотел. Стоит передо мной, секреты выдает. Я все его слабые места уже обнаружил.

— Благодарю, — сказал ему, когда закончил. — Можем перейти к спаррингу.

Капитан ударил кулаком в ладонь и едва заметно поклонился. Ещё одно отличие этой культуры от того, что принято у Тон. Язык тот же самый, кстати. С небольшими отличиями, но не настолько серьезными, чтобы обращать на них внимание.

Пока я думал о различии культур, капитан сменил стойку, отвёл левое плечо назад и пошёл на таран. Скорее прыгнул даже. Оружием он выбрал алебарду. Почти что собрат. Отвёл её назад, видимо, рассчитывая, что я отскочу в сторону, и тогда он подловит меня. Вместо этого я развеял копье и бросился врукопашную, раз он сам пошёл на сближение.

Был такой момент у практиков. Они слишком полагались на оружие и на то, что их противник будет драться тем, что держит в руках. Так как я до сих пор не обзавёлся нормальным копьем и использовал на тренировках воплощенное, то развеять его доли секунды занимает. Как и создать новое.

У капитана оружие было обычным. Может, и хорошего качества, но это не играло роли. Физические возможности позволяли использовать оружие более вольготно, чем в случае обычных людей. Поэтому с дистанцией капитан мог позволить себе обращаться свободно. О чем я знал, поэтому, сместившись вбок, заблокировал его руку так, чтобы он не смог использовать алебарду. Секундная заминка, попытка продавить меня, и он отпустил оружие, перейдя врукопашную.

Опытного противника сразу видно. Перестроился он быстро. Кулаки окутал таинством и начал меня обрабатывать.

В бой я не вовлекался. Тело само действовало, а я не мешал. О другом думал. Настал тот момент, когда доступных внешних сил не хватает. Нужно расширять арсенал. Я, как и Кая, не особо силен в защите. Если не считать идеального покрова, но это не то.

Капитан подловил меня, пробил в челюсть, но его кулак покров остановил. Хорошо, когда ты защищенный.

Спарринг продлился минут десять. В итоге капитан ушёл недовольным, на что я не обратил внимания. Может, подключиться к архетипу грубой физической силы и мощи? Я сам тот ещё бугай, раскрою потенциал. Жаль, что у этого направления мало простора для применения, и под мои цели оно не особо подходит. Могу ошибаться, конечно. Внешние силы такие штуки, что хранят в себе многие секреты.

Да и про цену забывать не стоит. Углубление в любую из стихий — это специи, долгие и упорные тренировки, месяцы и годы, которые придётся отдать. В школе нам рассказывали, что, открывая одни силы, мы закрываем путь к другим. Когда удается совместить антагонистов — это уникальные случаи, Кае есть чем гордиться. Но и впахивать ей приходится куда больше, чем остальным. Как и тратиться на специи. Там, где другие делают десять шагов, она в лучшем случае пять, несмотря на всю талантливость. Точнее, наоборот. Она делает пять шагов вместо одного как раз благодаря талантливости.

Мои душевные терзания разрешил Сарко. Прилетело, откуда не ждали, и не сказать, что мне это понравилось.

На пятый день после ночного нападения он позвал к себе.

— Не заскучал? — спросил Герцог.

— Мне есть чем заняться.

— Не сомневаюсь. Предположу, что в эти дни ты думаешь над тем, в каком направлении дальше развиваться.

Я промолчал. Слишком хорошо меня Темный Герцог изучил. Общаясь с ним, складывается ощущение, будто я пешка в его руках. Впрочем, так и есть, не надо себя обманывать.

— Не знаю, что ты там надумал, но мне есть что предложить.

Встретились мы с ним на этот раз не в кабинете, а в библиотеке, и, когда я вошёл, Сарко держал в руках книгу.

— Кадо были настолько любезны, — заметил он мой взгляд и пояснил, — что открыли доступ к хранилищу знаний. Я успел кое-что почитать на досуге. Предлагаю и тебе ознакомиться. В качестве оплаты будущей службы.

Я медленно вдохнул и со свистом выпустил воздух.

— Не злись, — пожурил меня Сарко. — Я знаю твои цели, сильные и слабые стороны. И, заметь, пока не предлагал ничего, что пошло бы тебе во вред.

Это было правдой. С кое-какими оговорками.

— Ты же не хочешь сказать, что действуешь в моих интересах, — ответил я.

— Я хочу сказать, что знаю куда больше тебя и могу помочь. Так какой смысл артачиться?

— Наверное тот, что ты опасный человек, — прямо сказал я, на что Сарко понимающе улыбнулся.

— Твоя осторожность похвальна. Я подготовил книги, — указал он на две стопки, — одна для тебя, вторая для Каи. Изучите. Можете и друзей своих позвать. Здесь есть кое-что, и по специям Резано будет полезно.

— Какую службу ты хочешь?

— Почитай сначала. У тебя это много времени не займет. Через два дня поговорим. Ну а то, сколько ты сможешь взять от этого места, — обвёл Сарко рукой библиотеку, куда Кадо стаскивали ценные знания веками, — зависит от тебя. Через два дня доступ закроется.

— Как понимаю, обстановка перестала быть критической?

— Пока да. Но до мира ещё далеко.

На этом наш разговор закончился. Я позвал Каю, которая с настороженностью отнеслась к «щедрости», но, кажется, списала это на то, что меня мало что может остановить на пути к знаниям. Резано с Халой тоже позвал, но вечером, когда они вернулись. Парень настолько впечатлился, что до самого утра просидел.

Как и я. Как и все мы.

Книги я поглощал так быстро, как только мог, с жадностью вчитываясь в строки.

***

На следующий день наше обучение прервали. В библиотеку вошла невеста Сарко. Если не ошибаюсь, её звали Катариной. Вошла, увидела нас, сделала вид, что смутилась.

— Не помещаю? — всё же спросила она.

— Это ваша библиотека, госпожа, — ответил я. — Это мы здесь гости.

Катарина сверкнула глазами, и Кая заерзала на кресле. Я слишком хорошо её знал и видел, что она едва сдерживает смех. Ну да, мы тут гости, но хрен нас выгонишь, а эта девчонка явно из тех, кто трудностей жизни не видел. Иначе говоря, глупая, наивная и высокомерная.

Кивнув на мои слова, она прошла в глубь библиотеки, выбрала книгу и села в кресло. Готов поклясться, что в следующие минуты, пока сидела, она не прочитала ни одного слова. Сидела долго. Я и позабыть успел, бегло пролистывая страницы и вычленяя интересные моменты.

— Прошу прощения, — не выдержала Катарина и заговорила, наконец-то перейдя к тому, за чем пришла, — вы давно служите Сарко Тону?

— Нет, — ответил я. — Мы вольные охотники, которых он взял в качестве сопровождения на дипломатическую миссию.

Катарина дернулась и едва заметно скривилась, выдавая то, что думает о «дипломатической миссии».

— Никто город не собирался захватывать, — ответила ей Кая.

— В наших планах было сопроводить господина до этого города, прогуляться по улицам, попробовать местную еду и прикупить пару платьев, — добавила Хала, которая тоже с нами в этот час сидела.

— Почему я должна вам верить?

— Потому что это ты к нам пришла, а не мы к тебе, — грубо ответила Кая. — Если хочешь спросить про Сарко, за которого тебя на днях выдадут замуж, то он не самая плохая партия. Если не дура, найдешь к нему подход, спасешь род и будешь жить дальше.

Эффект был сродни пощёчине. Катарина вспыхнула, вскочила и выбежала. Я осуждающе посмотрел на Каю, но та проигнорировала.

— Кажется, у нас появился новый враг, — заметила Хала.

— Что эта соплячка может. Когда и если она войдет в силу, надеюсь, мы будем далеко, — ответила ей резко Кая.

На этом беседа увяла, и мы продолжили чтение.

***

— Ты хотя бы ел? — спросил меня Сарко, когда мы с ним встретились через два дня.

— Урывками.

Прочитать я много чего успел. Трактаты о закалке, внутренних таинствах и прочем. Всего и не перечислить. Многое из этого ещё предстоит опробовать на практике.

— В контексте нашего разговора важны две вещи, — сразу перешёл к делу Сарко. — Первое — это легенды. Второе — золотые таинства и храмы. Про иерархию внешних сил ты и так должен был знать.

Под иерархией он подразумевал смысловую структуру. Есть архетип движения, а есть архетип стремительного движения. Второе входит в первое. В теории, чем более общей является внешняя сила, тем сложнее её освоить, но и простора для применения куда больше. Но это в теории. На практике же могло повернуться как угодно. К примеру, можно было углубиться в общее направление, сунуться в узкое и столкнуться с тем, что это на порядок сложнее. В общем, как и везде, решала талантливость, деньги и доступ к специям. Ну и к толковым наставникам доступ тоже.

Также немаловажный факт, что внешняя сила определяла жизнь. Как человек смотрит на окружающую реальность, как тренируется, как действует. Я, когда по улице иду, вижу пути, как двигаются люди вокруг.

Что касается легенд, в одной из подобранных книг были сказки о том, как практики становились богами. В формате: жил был воин талантливый, нашёл он специю великую, познал суть таинства и стал богом. Отличительная черта всех этих историй, а прочитал я их десятка два, с одним и тем же сюжетом, была в том, что речь всегда шла про одну стихию.

— Заметил, что богами не становились те, у кого много внешних сил? — спросил Сарко, будто прочитав мои мысли.

— Заметил.

— Я о таком раньше не слышал, не могу сказать, так это или нет. Но если подумать, разумное зерно в этом есть.

Я понимающе кивнул. Если вспомнить, какие уровни развития описывал Сарко, от внешней силы к знанию, от знания к мистериям, то логично предположить, что освоить хотя бы одно направление — это запредельно трудоёмко. Учитывая, что каждая стихия нагружает организм, можно предположить, что несколько внешних сил закрывают путь к мистериям.

— Ответы надо искать в месте получше, ближе к столице королевства или империи, как повезет, — продолжил говорить Сарко. — У меня для тебя задание. Где-то через неделю отец под давлением матери пригонит сюда войска, и с этого момента город окончательно перейдет под мою руку. Ещё около месяца уйдет на то, чтобы восстановить торговлю, заключить союзы и наладить здесь всё. Но это тебя не касается. Тебе я предлагаю взять Каю, лучших лошадей и отправиться к храму срезанного пути.

Про храм я читал. Не только про этот, но и про другие. Прямо об этом не говорилось, но у меня сложилось впечатление, что храмы — это следующий этап развития школ. Если всю иерархию приводить, то внизу были школы с одним мастером. То есть молодые школы, завязанные на одном человеке. Это не значит, что они посредственные — мало ли, насколько талантлив этот мастер. Но такая история скорее будет исключением, чем правилом. Так что младшие школы — посредственности. Зато дешевые, в этом их главный плюс. Если мастер смог воспитать других мастеров, которые присоединились к его школе и продолжили её развитие, начав копить знания — то это следующий этап. Выдающиеся школы тем и славились, что несколько веков копили как знания, так и репутацию. Если по-простому, то у такой школы куда больше ресурсов, чтобы раскрыть потенциал учеников.

Как я понял, храмы — это следующий этап после старших школ. Что-то типа фанатиков, которые сотни лет, а то и тысячи, посвящали себя конкретному направлению. В чем именно это выражается, я сказать не мог, так как узнал про храмы впервые как раз из прочитанных книг и вживую не видел.

Чему учат в храме срезанного пути — ясно из названия. Одно из направлений архетипа движения, дорог и путей. Если верить описанию, адепты этого храма умели срезать путь, подчиняя себе дорогу. Что в контексте длинных маршрутов между городами было ох как востребовано.

— Обучение у них стоит дорого, но, думаю, ты разберешься. В качестве оплаты возьмешь шесть зелий идеального покрова. Этого должно хватить.

— Чтобы заплатить за одного меня?

— Три тебе и три Кае. Она тоже в школу по соседству пойдет. В храм темного шага.

И про это место читал. Тьма и движение. Адепты славились умением прыгать через темноту на расстояния.

— У нас нет зелий.

— Я верну вас двоих домой. Сходите в лес и добудете, — буднично ответил Сарко. — Интенданту передадите мой перстень, — Сарко достал украшение из кармана. — Скажите, что действуете по моему приказу, поэтому добыча идёт в обход казны. Я вас заберу через десять дней. За это время вы должны управиться. Специи приготовит Резано. Он пока здесь будет находиться. Как справитесь с заданием, отправитесь в путь. Он у вас около двух месяцев займет, если нигде не задержитесь. Заодно мир посмотрите. Малую его часть, — хмыкнул Сарко. — Потом расскажешь, что видели.

— А дальше что?

— Обучитесь. Выжми из школ максимум, как ты умеешь. Как вернешься, отправимся в экспедицию. Или нет, по обстоятельствам.

— Обучение может занять год или несколько лет.

— Может. Но ты постарайся уложиться в год.

— Я бы не хотел оставлять здесь друзей.

Тем более не хотел бы их оставлять с тобой. Судя по взгляду Сарко, он прекрасно понял мои опасения.

— Давай подумаем… Где будет лучше Резано, будущему мастеру специй? Провести два месяца в пути или брать под контроль весь поток специй на этих землях? А весь следующий год? Подходящего храма для него нет поблизости с тем местом, куда вы направитесь. Значит, подыскать ему там обучение не получится, и вам в любом случае придётся разъединиться, — нудноватым голосом озвучил Сарко аргументы. — Что насчёт его девушки? Она согласится оставить его? Тем более, если я пообещаю присмотреть за ней, найти подходящих наставников, чтобы раскрыть её потенциал? Уверен, финансировать не придётся, лишь обеспечить связями. Деньги и Резано заработает. На новой-то должности. Этих аргументов хватит, или мне продолжить? Могу добавить то, что нахождение в твоей тени не идет им на пользу. Сейчас этой парочке не помешает самостоятельное дело, чтобы раскрыться. Или не согласен?

— Конечно же, твоя щедрость никак не связана с тем, что они останутся в качестве гаранта нашего возвращения?

— Кхм… — Сарко сделал вид, что озадачен. — Разве всё то время, что вы живете на землях второго порядка, у вас не было миллиона возможностей уехать в любом направлении? Разве у тебя нет возможности прямо сейчас увести отряд хоть на другой край королевства и затеряться? — с каждым словом нотка издевки в его голосе набирала обороты. — Эрано, Эрано… — покачал головой Сарко. — Ты по-прежнему остаёшься под влиянием предрассудков, связанных со мной, несмотря на очевидность того, что иметь такого союзника, как я, банально выгодно. Или хочешь возразить? — с откровенной насмешкой спросил он.

— Возражать не буду. Мне надо подумать и обсудить с командой.

— Решайте быстрее, — потерял он интерес к разговору.

Говорит-то складно. Самое впечатляющее, используя правду и выгоду. Но почему у меня стойкое ощущение, что этот тот сладкий мед, за которым рано или поздно последует расплата?

Глава 17. Путешествие

Разговор с командной вышел коротким.

— Отправляйтесь, — махнул рукой Резано. — Если имеется возможность стать сильнее, грешно её упускать.

— Не нравится мне, что придется разъединиться, — честно поделился я.

— Мы же не дети малые, справимся, — пожал парень плечами.

Хала лишь закивала. Ну да я и не сомневался, что она поддержит решение своего парня.

Кая тоже вначале хмурилась и прикидывала расклады, а потом согласилась.

— Главное, не сдохните, пока нас не будет, — подвела она итог разговору.

— Да уж постараемся, подруга, — ткнула её кулаком в плечо Хала.

На том и договорились.

То, как Сарко забросил нас на свои земли, впечатлило и меня, и Каю. Одним лишь росчерком серебряного ножа он открыл путь в твердый мир, прошёл на ту сторону и создал там второй проход. Было видно, что даётся ему это тяжело, но сама возможность будоражила.

Высадил он нас во дворце, сам не задержался и на ту сторону не переходил.

Так что уже через пять минут мы предстали перед хозяйкой дома, Алеит Тон.

Под её взглядом хотелось поёжиться и свалить подальше.

— Рассказывайте, — потребовала она, когда ей надоело нас разглядывать. — Что мой сын натворил, и как у него обстоят дела.

Пришлось рассказывать в подробностях. За исключением некоторых деталей, типа битвы с рогатым. Сарко никаких указаний не давал, поэтому мы не скрывали, чем он занимается.

Женщина слушала, не моргая, задавала уточняющие вопросы и в конце спросила, зачем мы сюда прибыли. Получив ответ, отпустила.

Да уж. Навёл шороху Сарко. Как у Кадо, так и здесь.

— Его родители не в курсе, — первое, что сказала Кая, когда мы выбрались из дворца и остались одни.

— Мало ли какие у них отношения.

Кая промолчала, но этот момент точно запомнила. Ох по краю Герцог ходит. А может, он, сознательно или нет, хочет, чтобы правда вскрылась и его дочь догадалась, кто такой Сарко Тон? Надеюсь, нет. После этого наши отношения с Каей ничто не спасет.

— Хочу так же, — внезапно сказала она.

— Как? — я размышлял о последствиях, поэтому не сразу сообразил, о чем она.

— Раз — и в другой город перенестись. Представь, какие это возможности открывает.

— Для этого мы и здесь. Глядишь, в храмах научимся чему-нибудь такому.

— Надеюсь, но зачем это Сарко?

— А зачем могут быть нужны верные практики, способные быстро перемещаться по миру? Торговля, разведка, передача информации, диверсии. Также, если его способность по маяку работает и требуется наводка, сама делай выводы, о чем он нас вскоре попросит.

— Раскидать маяки. При условии, что это может сделать кто-то другой. А что, отличный план. Самому тащиться не придётся, время сэкономит. В принципе, если мы сможем чему-то такому научиться, то я не против, — рассуждала Кая вслух.

— Придётся постараться, — вздохнул я.

Последующие дни выдались… Нет, не тяжелыми, но суетными, в спешке. Первым делом мы заглянули домой. Зашли и вышли сразу, убедившись, что дом целый. Оттуда направились искать Ингрид. Которая удивилась нашему появлению и рассказала, за сколько удалось продать зелья.

— Вы теперь богатые люди. Деньги в банке гильдии, — отчиталась она.

— Спасибо, — сказал я. — Но мы по другому вопросу.

— Ты меня пугаешь. Учитывая то, о какой сумме речь.

Деньги — ничто. В буквальном смысле. Любая валюта имеет ценность лишь на той территории, на которой её готовы обменивать на товар. В случае соседей ещё существовал курс и можно было обменять валюту напрямую. Но если зайти подальше, где никто не слышал про семью Тон, там их деньги теряли ценность.

У караванщиков на этот случай имелось решение. Специи. Закупаешь в одном месте, едешь, куда надо, там продаешь за местные деньги. Поэтому Сарко и сказал нам обзавестись уникальными специями, зная, что на них точно спрос будет. За оценку отвечали мастера специй. Со слов Резано я знал, что даже что-то незнакомое можно оценить на качество и эффекты. А значит, и стоимость.

— Мы хотим устроить новую охоту на големов. В ближайшие дни, — уточнил я.

— А-а… Ну да, чему удивляться. Всего лишь завалить ещё разок голема. Как два плевка. Одна нога тут, одна там.

Несмотря на сарказм, Ингрид не отказалась принять участие. Так и завертелось.

Остаток дня ушёл на подготовку. Ещё день — добраться до третьего лагеря. Потом три дня пути в ускоренном темпе с удвоенным риском до голема. На этот раз вышло куда эффективнее. Моя сила после боя с рогатым возросла, да и тренировки помогли продвинуться вперед. Справился без превозмогания и специй. Да и опыт прошлый учли. Пока я заряжал копье, остальные отправились за големом и привели его ко мне. Полдня вели в сторону третьего лагеря. А ходит-то он быстро из-за роста. Почти сутки таким образом сэкономили. Избежав также последующей жести, когда на нас сильные твари сбегались.

— Готовься, — сказала мне Ингрид, когда грохот упавшего тела затих.

— К чему?

— К новому прозвищу. Как пить дать нарекут убийцей големов.

— Не самое плохое, что я слышал.

— Да уж. Восстанавливайся, а мы пока делом займемся. Кая пусть за тобой присмотрит.

Когда группа Ингрид отошла к голему, скрывшись в разгулявшихся клубах пыли, Кая поделилась впечатлениями.

— А ты и правда крут, раз второй раз так голема легко завалил.

— Не так уж и легко, — покачал я головой.

— Да ладно тебе. Сколько уйдет на восстановление?

— Мне хотя бы час нужен.

— Всего лишь час, — выставила она палец вверх. — Для подавляющего большинства охотников это недостижимый уровень.

— Просто они мыслят шаблонно. Уверен, если о нашем методе прознают, смогут повторить.

Подумав, понял, что лукавлю. Хотя бы добраться до места обитания големов — уже трудная задача. Привести его в нужную точку, делая это полдня — вызов наивысшего уровня. Нужна отлично слаженная команда профессионалов. Мало кто потянет.

— Не прибедняйся, — ответила Кая. — Мало того что опять на пафосе, так ещё и скромничаешь. Это перебор.

— Снова ты про этот пафос…

— А разве нет? — уперла она кулаки в бок и посмотрела на меня с насмешкой. — Как ты пришёл к Ингрид и с каким брутальным лицом выдал, что надо по-быстренькому завалить голема. Ух красота. До сих пор приятно вспомнить.

— Ты, смотрю, упиваешься этим.

— Конечно. Я женщина пафосного мужика, который постоянно влипает в неприятности. — изрекла довольно она.

Я же промолчал о том, что многие неприятности порождает её вредный характер. Если я и научился чему в общении с Каей, так это тому, что иногда лучше промолчать.

Тем временем Ингрид закрутила вокруг себя дым, разогнала пыльные облака и создала завесу, чтобы скрыть голема.

Разделка, уничтожение всех тварей, что на шум сбежались, транспортировка, сдача груза, путь обратно — всё это заняло ещё пару дней. Дрались мы куда меньше, добычи, следовательно, тоже меньше вышло, поэтому и дошли быстрее.

— Должна признать, это самые легкие деньги в моей жизни, — сказала Ингрид, когда мы плыли в лодке обратно.

— Согласен, — добавил Бойл, да и остальные закивали. — Прикуплю себе домик, женюсь.

— Так членов отряда и теряют, — посмотрела на меня Ингрид и рассмеялась.

Лодочник с водяной силой украдкой бросил на нас взгляд. Про добычу он знал и считать умел, тихо завидуя чужой удачливости. При нем я не стал говорить, что мы долгое время отсутствовать будем. Позже Ингрид наедине сказал. Она не удивилась и не расстроилась.

— Големов всё равно лучше не трогать лет десять, пока их популяция не восстановится. Удачи вам. Куда бы ни направлялись. Надеюсь ещё услышать истории о ваших приключениях.

— Если свидимся, расскажу.

Ингрид задержалась на мне взглядом и, попрощавшись, ушла. Мы же с Каей направились во дворец и там прождали, пока Сарко нас не забрал.

С Резано и Халой встретились сразу же. Сарко нам ничего не рассказывал, лишь перебросил и свалил.

— Много чего произошло, — сказал парень в ответ на наш вопрос, когда мы уединились в мастерской. — У меня теперь вот место рабочее есть. Ещё Бальк Тон вместе с тысячей гвардейцев и двумя тысячами солдат прибыл. Так что город теперь полностью под контролем.

— Нападения были?

— Пару раз, ничего серьезного. Хала, расскажи, что ещё было, а я пока специями займусь.

Хала рассказала нам подробности. Как-никак, десять дней отсутствовали. В основном новости сводились к тому, с какими людьми Сарко Тон договорился полюбовно, а с какими наоборот. Часть торговцев покинула города. Другая, большая часть, осталась. В армии также перестановки шли полным ходом, как и в администрации. Отметил, что отношение Халы к Сарко изменилось. Она его побаиваться начала и уважать. Не уверен, что сама это изменение заметила. Зато Кая не пропустила, но молчала, только глазами сверкала по мере рассказа.

Если честно, я разделял чувства Халы. Я много чего о Темном Герцоге слышал. Общался с ним какое-то время и составил мнение. Видел, что он умен, коварен, мастерски умеет манипулировать. Но то, что происходило сейчас, — это какой-то новый уровень. До сих пор в голове не укладывается, как он город захватил. Недостаточно прийти и убить главу рода. Нужно что-то большее. Союзники, договоренности, стальная хватка и взятие под контроль всех городских процессов. Есть тысячи моментов, когда что-то может пойти не так. Но Сарко, насколько вижу, со всеми ними справляется, ведя себя при этом решительно и жестко. Кого надо — в темницу, на допрос. Если требуется, казнит без раздумий. Других, наоборот, поощряет за службу и обещает преференции. Если так дальше пойдет, не удивлюсь, когда через год он станет полноценным правителем этих земель. Со своей армией и казной.

Да-а… С таким человеком лучше не ссориться. Но и дружить не получится. Ни секунды не сомневаюсь, что я для него всего лишь инструмент. То, что мне это выгодно, ничего не меняет.

Ситуация может измениться, если мы сравняемся в силе, но… Как это сделать? На моей стороне дар видеть скрытое. На его — больше сотни лет жизненного опыта, влияние семьи Тон, их ресурсы. Я тоже на месте не стою, но если сравнивать скорость нашего развития, то Герцог быстрее.

Мутант хренов.

Сейчас все ждали послов от других семей и их реакции. В худшем случае будет эскалация конфликта. Если повезет — Сарко и с ними договориться сможет. Если нет, будет война, и кто знает, куда это всё заведет. Как бы так не вышло, что королевство расколется на две части, но это маловероятно. Не в ближайшие годы уж точно, если я хоть что-то понимаю в иерархии сил.

Государство — это в первую очередь налаженный обмен информацией. Во вторую — передача налогов. Конкретики я не знал, но, по слухам, Тон были обязаны поставлять дань в виде специй и зелий, которые они отправляли раз в три года. Отправляли с государственными караванщиками. Сначала до перевалочной базы, а потом уже и в столицу. Если проводить аналогии, то Тон — это бароны, которые отправляли дань герцогам, а те уже доставляли королю. Поэтому где-то там дальше хватает могущественных аристократов, которых Сарко не потянет. Прямо сейчас. А вот после экспедиции — кто знает этого ушлого типа. На месте он сидеть уж точно не собирается.

— А что насчёт специй? — спросил я, когда Хала закончила пересказывать основные события. — Интереснее, чем у нас?

— Это тебе Резано ответит.

Тот был полностью сосредоточен на деле, но, как оказалось, внимательно нас слышал.

— В плане добычи у них убого. Рядом нет уникальных, богатых территорий. В плане выращивания всё куда интереснее. Если Тон в первую очередь живут за счёт охоты и долины, то здесь за счёт собственного производства. У них целые системы выстроены.

— И что, выращивают даже уникальные специи?

— Нет. В основном расходники. Полезно, всем нужно, поставлено на поток.

— Это не похоже на мощный экономический фундамент.

— Ты прав, — согласился Резано, — Если бы это было единственным, что у них есть. Здесь живут многие мастера специй. Конкуренция куда выше, чем у нас. Образованность — тоже. Именно они занимаются развитием направления. Как и производством конечных продуктов. Не зря говорят, что этот город — торговый узел. Караванщики доставляют специи с других земель, а местные… Ну, вы поняли.

— Тогда остаётся вопрос, почему Тон и другие не организуют у себя то же самое, — поинтересовалась Кая.

— Ты думаешь, это так легко? — спросил Резано, не отвлекаясь.

— Если переманить специалистов и украсть образцы специй для посадки? — уточнила девушка.

Резано промолчал, но было видно, что он едва сдерживается, чтобы не начать спорить. Знает, что Кая его специально провоцирует на любимую тему.

Смотрю на них, и прям душа радуется. Успел соскучиться? И когда только таким сентиментальным стал?

— Кстати, — вспомнил я. — Мы тебе деньги привезли.

— Деньги? — недоуменно нахмурился Резано.

— Да, почти все накопления. Оставили пару сотен на счету, на всякий случай.

— Что мне с ними делать? — Резано аж отложил инструменты и уставился на меня.

— Пусти в оборот.

— Здесь ты можешь резвиться, как хочешь, — добавила Кая. — Разорить кого-нибудь.

— Сарко мне выделил где-то полмиллиона, если переводить на старшие тонги. А вы сколько принесли? Несколько тысяч?

— Как он зазнался, — покачала головой Кая, посмотрев на меня. Хала от этих слов прыснула и отвернулась, чтобы Резано не увидел.

— Дело не в зазнайстве, — важно ответил парень. — Как заработать, я и так найду.

— Да, но выделенные деньги — чужие. А это — наши, — сказал я. — Чувствуешь разницу?

— Конечно. Ладно, не будем об этом. К вашему возвращению постараюсь их приумножить и собрать ценные зелья для нашего общего усиления.

***

В дорогу нас отправили сразу же, как были готовы зелья. Перед этим состоялся короткий разговор с Сарко.

— Не буду говорить про важность вашей миссии, — начал он. — Сами должны всё понимать. Мне нужны верные люди, поэтому жду вашего возвращения. Эрано, держи, — протянул Сарко мне мешочек. — Внутри камни. Всего шесть штук. Выкидывай по одному рядом с важными городами.

— Маяки? — уточнил я.

— Да. Я рад, что ты такой догадливый. Надеюсь, это качество пригодится тебе в храме.

Издевается, сволочь. Кая рядом стоит, слушает внимательно, вот он и говорит двусмысленно, но так, чтобы только я понял.

— Можете отправляться. Удачи, — пожелал он нам и ушёл.

Я переглянулся с Каей, спрятал мешочек и посмотрел на… транспорт.

На этот раз были не лошади. Родственники кошек с запредельными характеристиками и боги знают какой стоимостью. На них даже залезать было страшно, хотя нам успели провести инструктаж «конюхи». Которыми здесь работали два мастера, то есть далеко не рядовой персонал. Кормить зверушек нужно специями, и их обслуживание способно разорить много кого. Нас кормом снабдили, а на месте Сарко разрешил продать зверей, если прижмет.

***

Выехали рано утром, в указанном направлении. Карту нам выдали, но она скорее схематичная, чем точная. С символическими обозначениями ключевых точек.

Первую остановку сделали часов через пять. Зверюги нам мощные достались, спору нет. Но гнать бесконечно на полных скоростях они не могли, требовались перерывы. Мы, пока ехали, то ускорялись на прямых участках, то замедлялись. Не везде хорошая дорога была.

Местом для остановки выбрали скалу. Она торчала из земли под углом и уходила куда-то вдаль. Пришлось искать объезд, чтобы перебраться через неё.

— Ощущение, будто это треснувший наконечник, — поделилась Кая впечатлениями.

Я с ней был согласен. Ещё когда издалека эту скалу увидели, так же подумал. Широким концом наконечник был зарыт в землю, а острый торчал наружу. Где-то посередине он треснул, и там, то ли по естественным причинам, то ли кто помог, был перевал. А ещё удобный подъем наверх, с возможностью забраться повыше и осмотреть окрестности с высоты.

— Не удивлюсь, если так и есть.

— Тогда, надеюсь, мы никогда не встретим хозяина этого наконечника.

Опасение здравое, натолкнувшее меня на странную мысль. Какого размера Эар? Вдруг он великан, подобный горам? Как же тогда эту махину убивать-то?

Нашли площадку поудобнее, расседлали кошек и отпустили их прогуляться. Они хищники по природе, и нам несколько раз повторили, что в людных местах их нельзя отпускать. Если не хотим потом с трупами разбираться.

— Вот будет смешно, если сбегут, — сказала Кая, наблюдая, с какой радостью кошки прыгают и играются, изображая шутливый бой.

Что-то унюхав, они синхронно повернули головы и в несколько прыжков скрылись от нас. Обе твари владели внешними силами и не одной. Я уловил эманации воздуха, земли и чего-то ещё. Эти существа бежали так легко, что я позавидовал. Могли запросто прыгнуть метров на тридцать, а уж скорость набирали такую, что сердце захватывало. Если переводить на пешие расстояния, то мы сделали где-то трехдневный переход.

— Хана нашим ботинкам тогда, — ответил я. — До ближайших аристократов ещё день пути верхом и неделю пешком.

Достав нехитрый перекус, присели и вытянули ноги. Вид открывался и правда красивый — мы не поленились забраться на самый верх. За скалой шла равнина, а дальше — леса. Виднелись и небольшие горы, но они пройдут справа от нас.

— От просторов дух захватывает, — сказала Кая. — Не хочешь сбежать? Резано с Халой не пропадут. Думаю, им наше исчезновение пойдет на пользу. Осядут, детишек заведут, проживут мирную жизнь.

— Ты хочешь решить это за них?

— За нас. А они сами разберутся.

Кая говорила серьезно. Не как обычно, а действительно предлагая раствориться на просторах этого мира. Транспорт у нас есть, и мы можем отправиться куда угодно. Не найдет нас Сарко никогда. Специи для стартового капитала тоже имеются, да и не такие мы слабаки, чтобы пропасть. Найдем, как заработать ещё.

— Уйти мы всегда успеем, — ответил я осторожно.

— Всё же колеблешься, — заметила Кая. — Не буду давить.

— Почему ты так хочешь сбежать?

— Не вижу смысла дальше здесь оставаться. Какие у нас перспективы? Служить амбициозному малолетнему аристократу? Обычно это заканчивается смертями. Подчиненные умирают куда чаще, чем сами аристократы. Что ещё нас ждёт? Добить золотую десятку и исследовать всю долину? Устала я по лесам бегать. Одно и то же, третий год уже. Жить при дворе, плести интриги? Скукота.

— Что тогда хочешь?

— Для начала повидать мир.

— То есть сменить беготню по лесам на езду по просторам, — обвёл я рукой вид.

— Эрано, — сказал Кая веско. — На этих… — она бросила взгляд в ту сторону, куда убежали кошки. — Название у них, язык сломаешь.

— Я их кошками называю.

У урсувайцев кошек не было, а вот на землях Тон встречались, но не то чтобы часто. Поэтому для Каи кошки были… Ну, как животные, которых пару раз мельком видел, и всё. Она даже не сразу вспомнила, о ком я говорю.

— Пусть будут кошки. Неважно. На них мы бы мой родной доминион за сколько проехали? За пару дней из одного конца в другой? Ладно, пусть три дня. Всего три дня, Эрано! Здесь нам месяц ехать не до столицы королевства, в котором живем, а всего лишь до храма, который располагается не то чтобы в центре! Представь, какие это масштабы и сколько тайн они скрывают!

— Красиво говоришь. Прямо захотелось сорваться с места. Жаль, что в следующий момент включилось критическое мышление, — хмыкнул я. — Зная тебя, с уверенностью скажу, что езда быстро надоест. Просторы примелькаются. В сотый раз смотреть на очередную разновидность леса, который не сильно отличается от того, что видели? Ты правда об этом мечтаешь? Удиви меня, скажи, что это так.

— Умеешь ты всё испортить, — насупилась Кая.

— Просто говорю, как будет дальше. Если смотреть на жизнь трезво, то дальше мы отправимся в храм, как и планировали. Изучим там, что и как. Обучимся, если договоримся. Вернемся, закончим дела здесь, составим новый план. Быть может, согласимся на экспедицию с Сарко, и это нас приведет к новым знаниям, поможет взойти на ступень выше. После этого с капиталом, командой… А я не отказался от идеи набрать своих людей… Соберем караван и отправимся покорять просторы, которые тебе так понравились. Будем собирать сведения, изучать торговые пути и возможности заработать. Постепенно подберемся к столице королевства, как я надеюсь. Может, поступим в какие-нибудь элитные школы.

— Да понимаю я всё это, — отмахнулась Кая. — Когда знаешь весь дальнейший путь, то как-то скучно.

— Ты это скажи всяким случайностях.

— Вроде захвата города? — рассмеялась Кая.

— Вроде того, — посмеялся и я.

— Знаешь, а мы ведь ещё не занимались сексом… На этой скале.

— Досадное упущение, — притянул я к себе девушку.

Про то, как мы чуть не свалились вниз в порыве страсти, пожалуй, умолчу.

Глава 18. Храм и странный мастер

Каю хватило на неделю. Точнее, дня на три езды, но ещё четыре дня она стоически скрывала раздражение. На седьмой не выдержала.

— Сдаюсь, — сказала на привале. — Путешествия — не моё. Бесит.

— Как же романтика путешествий? Как же просторы?

— В жопу, — огрызнулась Кая, с остервенением оторвала кусок вяленого мяса и прихлопнула комара, который имел гадкое свойство проходить через любой покров.

Вот у кого таинствам надо учиться.

— Скоро большой город. Отдохнем.

Кая сверкнула глазами и промолчала. Путешествия оказались не настолько будоражащими кровь, как она распиналась в начале пути. Во-первых, в любой момент был риск нарваться на монстров. Как рядовых, так и довольно опасных или мерзких, способных осложнить жизнь. Во-вторых, можно было встретить проблемы и от людей. Так нам попался караван, на который напали разбойники. Мы вмешались, помогли, за что получили благодарность, несколько монет и пополнение запасов. Но время было потеряно, да и интересного в этом событии ровным счётом ничего не оказалось. В-третьих, о комфорте речи не шло. Закалка не помогала избежать мозолей на заднице и в паху. Кошки двигались плавно, тряски почти не чувствовалось, но всё равно, когда проводишь часы в седле, затекает добрая половина мышц. В-четвертых — насекомые. Как оказалось, есть виды, легко проходящие через покров. Мелочь, но досадная и раздражающая. Было ещё в-пятых, в-шестых и так далее. Недостатки долгого пути устанешь перечислять. Самое неприятное, как по мне, всё это время мы теряли впустую. Книгу не почитаешь, особо не поговоришь, не потренируешься. Мне ещё в первые два дня надоело наблюдать за тем, как кошки внешние силы используют. Расслабляться и погружаться в мысли тоже нельзя, потому что смотрим «во-первых». В любой момент могут напасть монстры, и если за нас я не сильно волновался, то вот кошки — не дай боги им пострадать.

Так что идея долгих путешествий больше не казалась нам настолько уж интересной. Да и караван как-то перехотелось организовывать. У караванщиков меньше проблем с перечисленными пунктами, но всё равно. Как-то поближе к цивилизации хочется. Там, где концентрируются знания. На пустых дорогах с ними как-то не складывается.

***

Город, к которому мы подъезжали, стал первым крупным оплотом цивилизации на нашем пути. Земли ещё одних аристократов, соседи Кадо. Мы хотели найти таверну, отмыться и наесться горячей пищи, но не срослось.

На входе нас остановила стража.

— Кто такие? — потребовал ответа у нас усатый дядька.

— Никто, — ответила Кая, развернула кошку и двинулась в обратную сторону.

Потупив пару секунд, глянув на потяжелевшее лицо стражника, я последовал за ней.

— Куда?! — крикнул он мне в спину. — Стоять!

Тут уже и мне стало понятно, что дело нечисто. Кая просто так от города не отказалась бы, а значит, почувствовала что-то. Проскакав через пригород, свернули в нужном нам направлении.

— Что это было? — догнал я девушку.

— Он хотел нас задержать до подхода подмоги. С зельями на руках хочешь пообщаться с местной властью?

— Не особо. Но они могли обойтись с нами и вежливо.

— Тогда давай вернемся и проверим.

Разумеется, мы так не сделали.

О том, куда мы направляемся, могли знать заранее. По пути мы проезжали через блокпосты, деревеньки и крепость. Если у них есть способ связи, то наверняка доложили в главный город. Ребята мы приметные, в первую очередь из-за кошек, поэтому к нам вполне могли возникнуть вопросы. В том числе о Сарко и том, что происходит у Кадо. Веры в людскую добропорядочность у меня не было, поэтому лучше не рисковать.

Вот и ещё один облом. Дальше придётся избегать крупных городов.

***

Последующие дни слились в один.

Мы разбрасывали рядом со столицами «баронств» камни Сарко. Несколько раз ночевали в городках поменьше. Когда уставали ехать, останавливались и спарринговали. Один раз переправились через озеро. Настолько большое, что его противоположная сторона едва виднелась. Перед выходом у Резано я взял несколько обычных зелий на продажу, чтобы не попасть впросак. Если еду и воду мы могли добыть сами, то переправиться через паром — только за деньги.

Не брать же его штурмом.

Озеро примечательно тем, что в нем добывались многие специи. На рыбаков-охотников насмотрелись, пока плыли. Они прямо с лодок ныряли, с риском быть сожранными. Забавно, конечно.

Поля, леса, горы — и так по кругу. По мере удаления диких земель становилось всё меньше, а обжитых территорий — больше. Стали попадаться нормальные тракты, что позволило двигаться ещё быстрее. Всего за два месяца мы штук двадцать «баронств» проехали. Не без приключений. Кое-где нас пытались откровенно ограбить. Стражники, а не разбойники.

Наконец мы достигли конечной цели, но перед этим случилось ещё одно событие.

Нужный храм, если верить рассказам тех людей, которых мы опрашивали по пути, находился в двух днях от крупного города, принадлежащего семье Адан. Мы остановились на привал возле ручья, в лесу, чтобы дать отдых и себе, и кошкам. К моменту, когда уже развели костер и жарили мясо недавно пойманной дичи, раздался хруст в лесу, и к нам вышел молодой мужчина. В красном плаще, с растрепанной шевелюрой, он выглядел как угодно, но не как путешественник. У него даже сумки не было. Как и всего прочего, что необходимо в дороге.

— Не помешаю? — крикнул он издалека.

— Если ты один и не доставишь проблем, то нет, — ответил я, прощупывая доступными способами территорию вокруг.

Никого не чувствовал. Кая тоже молчала, с интересом поглядывая на мужчину. Он направился к нам, мимо кошек, остановился рядом с ними и потрепал гриву ближайшей. Это зверю, к которому обычному человеку лучше не подходить. Клыки у них что надо, руки откусят вмиг.

— Хорошие твари, — сказал он нам, заметив оценивающие взгляды. — Ласковые, если в нужных местах почесать.

Подтверждая, что не зря я их кошками называю, та, которую чесали, завалилась, перевернулась и пузо подставила, заурчав. Да и вторая подошла, начала ластиться к мужику.

За все два месяца путешествий я ни разу ничего подобного не видел. На всех людей кошки смотрели как на еду. А тут такое. Кто бы к нам ни пожаловал, силен мужик.

— Есть хочешь? — спросил его.

— А что у вас? — посмотрел он заинтересованно. — Свежее мясо? Заманчиво, но лучше откажусь. У меня вот своё есть, — достал он из кармана какой-то фрукт.

— Кто будешь? — спросила его Кая.

— Да так, прогуливался здесь, — ответил он неопределенно. — Вас заметил, дай думаю, подойду. Вы к храмам наверняка. Так ведь?

— Так, — не стал я отрицать то, что было очевидно.

По нашим сведениям, храмы стояли уединенно. Рядом находились только деревни, которые их обслуживали. На путников, которые хотят заняться домашним хозяйством, мы точно не похожи, поэтому вывод о нас логичен и закономерен.

— Вам недолго осталось. Часа за три доберетесь.

— Благодарю за помощь, — сказал я. — Ты сам тоже из храма?

— Что бы я ещё здесь делал? — улыбнулся он. — Не буду вас дальше отвлекать. Может, ещё увидимся.

Лохматый, который так и продолжал начёсывать кошаков, распрямился и за пару шагов скрылся из виду.

— Что это было? — перевела на меня взгляд Кая.

— Какой-то странный тип, но ходит он мастерски. Мне до него далеко.

— Это я и так поняла. Вопрос в том, чему ему надо и насколько случайна эта встреча.

Было очевидно, что неслучайна.

***

Храм заметили издалека. Было бы сложно не заметить этот… шар.

— Что за диво, — присвистнула Кая, когда нам вид открылся.

Впервые слышу от неё такую реакцию, но надо признать, повод и правда веский. Настолько больших зданий и тем более подобной архитектуры мы ещё на этих землях не встречали.

То, что при первом взгляде показалось идеально ровным шаром… Почти таковым и являлось. Матово-серый, на расстоянии я затруднялся определить, насколько он возвышается. Приехали мы на закате. Лучи солнца подсвечивали бесконечные ряды балконов. Были и ворота, и непонятного назначения дыры. Архитектура настолько необычная, что я затруднялся сказать, что здесь что.

— Эрано, не спи, — первой отмерла Кая. — Едем дальше. Вблизи детали рассмотришь. Но должна сказать, что ради подобного зрелища стоило проделать весь этот путь. Сколько же сил вбухали, чтобы это чудо построить?

Вопрос риторический. Храм настолько же превосходил дворец Тон, как тот, в свою очередь, халупу бедняка. По мере приближения он поднимался над нами подобно солнцу. Если бы то было темно-серых оттенков. Добрались мы до храма где-то через полчаса. Здесь была утоптанная дорога, что вела к деревне. Которая на фоне шара терялась настолько, что мы её в последний момент заметили.

Деревня ничем не примечательная. Какая-то слишком банальная, чтобы находиться рядом с настолько величественным зданием. Люди, что её населяли, самые обычные крестьяне. На нас уставились хмурыми взглядами. Мы проехали к центру и увидели дом старосты, который уже вышел и ждал нас.

— Кто такие? — спросил он зычным голосом.

Язык, на котором он говорил, не сильно отличался от того, что входу на землях Тон. Акцент чувствуется, несколько иначе ударения ставит, но в целом понятно.

— Учиться пришли. Как в храм попасть?

— Учиться, значитца, — почесал бороду старик. — Вам туда, дальше по дороге. Если не пройдете, возвращайтесь, найдем, где переночевать. Деньги-то у вас на постой есть?

— Найдутся.

Мы в последнем городе, что по пути сюда, специально монетами обзавелись.

— А что, в храме переночевать нельзя? Чего ждать таким, как мы? — спросила Кая для разнообразия вежливым тоном.

— Так сами посмотрите, — пожал плечами старик. — Проще один раз увидеть, чем объяснять.

Настаивать не стали и воспользовались советом.

У подножия храма нас ждала ровная стена-основание. Дорога прямо на неё выводила. Даже лесенка была. Упирающаяся в стену.

— Что за шутки? — спросила Кая.

Вход без входа. Оригинально.

— А вот куда кошек деть — они не подумали, — покачал я головой. — Если их здесь оставить, как бы крестьян не погрызли.

— Не наши проблемы. Ты понял, что это за загадка?

— Испытание. Либо мы зашли не с той стороны, либо всех неподходящих кандидатов отсекают таким незамысловатым способом.

— Тоже мне способ. Нужно что-то посерьезнее, чтобы нас задержать. Как насчёт добраться до вершины?

— Почему бы и нет, — спрыгнул я с кошки.

Размерами она была мне по плечо, кстати. А передние клыки — как моя ладонь. Лопатообразная.

— Сидите здесь и не шалите, — сказал я твердым голосом и почесал кошку там же, где тот странный мастер.

Не сработало. Тут явно какое-то секретное таинство замешено. Кая это заметила и фыркнула. Сама она почесать и не пыталась. Счёл это добровольным признанием поражения.

Разбежавшись, подпрыгнули и оказались на стене. Я прислушался к ощущениям, нет ли какого подвоха и не обрубит ли что-то сцепку.

— Наперегонки? — предложила Кая и ускорилась.

Нашла с кем соревноваться. Я обогнал её, навернул круг и пристроился сзади.

— Хватит пялиться! — возмущенно крикнула девушка.

Постепенно угол подъема менялся, и вскоре нам почти не требовалось цепляться.

Только вот до вершины добраться не успели. Прямо на пути, стоило перепрыгнуть через балкон, нас встретил сидящий на корточках тот самым парень, которого мы видели ранее.

— И что это вы тут делаете? — спросил он, когда мы остановились перед ним.

— Наверх поднимаемся. Хочешь с нами? — предложила ему Кая.

Мужчина хмыкнул, поднялся, стоя перпендикулярно стене, и отряхнул руки.

— Идемте, покажу, где здесь самый лучший вид.

Оттолкнувшись, он крутанул сальто назад, плавно приземлился и побежал наверх. Мы за ним. Бежали, пока не забрались на верхнюю точку и не перешли на другую сторону, откуда открывался вид на горы и скальные разломы. В лучах заката выглядело мистически и зловеще.

— Красиво, — сказала Кая и уселась на камень.

— Вы только ради этого наверх побежали? — спросил мастер.

— Хотели разобраться, что делать с испытанием.

— С каким? — заинтересовался он. — А-а… — на его лице вспыхнуло озарение, после чего он засмеялся в голос. — Идиоты… Там же дверь закрыта. Надо было постучаться, а не вверх бежать. И вообще, утром приходите. Чего ночью поперлись? Вас ведь за нарушителей приняли.

— Почему тогда никто не встречает? — спросила Кая.

— Как это никто? — обиделся парень. — Я встречаю.

— А тебя одного хватит против нас двоих? Вдруг мы и правда враги.

— Далеко же вы забрались… враги, — снова рассмеялся он. — Эрано и Кая, что прибыли с земель Тон. Неплохо у вас. Долина своя. Настоящий фронтир.

— Откуда знаешь про нас? — спросил я. Слова мужчины не то чтобы удивили. Даже напрячься не заставили. Хотел бы он напасть, вел бы себя иначе.

— Почувствовал, что двое интересных практиков идут к храму, — не стал мужчина разводить загадочность на пустом месте. — Посмотрел, откуда путь держите. На вас тоже глянул. Нашёл ваш дом, поспрашивал людей, кто вы такие? Варвары из земель третьего порядка, которые забрались так далеко.

— То есть, — повернулась Кая ко мне, — пока мы набивали мозоли на задницах и ехали на вроде как элитных кошках, этот тип почувствовал нас, смотался до земель Тон и вернулся обратно.

— А она у тебя умная, да? — продолжал посмеиваться парень. — Меня зовут Кирий. Не смотри на меня так, — глянул он на Каю. — Я всего-то час потратил на дорогу, чтобы вы знали. Не возиться же долго с кандидатами.

— Тогда мне страшно представить, что было бы, заинтересуйся ты нами всерьез, Кирий, — ответила ему Кая.

— Это от вас зависит, — расплылся он в улыбке. — Это храм пути. Недавно мы изменили направление, сделали его более широким. Ты, девчонка, что дружит с тьмой и светом, явно в другое место нацелилась, но те, кто тебе интересен, недавно переехали к нам. Пока строится их новое здание. Так что сейчас у нас немного тесновато.

— Может, ты будешь так любезен, что расскажешь про поступление? — попросил я.

— Считайте, что прошли испытание.

— Так просто?

— Зачем сложности? — развёл он руками. — Нет, если хотите, могу найти пару старых пердунов-ретроградов, которые с охотой будут вас мучать месяцами, проверяя качества и решительность. Но вам оно надо?

— Нет, — синхронно ответили мы.

— Вот и мне не надо. Судя по зельям в ваших сумках, с оплатой проблем не возникнет. Или хотите заключить кабальный договор?

— Лучше заплатить, — ответил я.

— Так и думал. Уверен, ваш господин ждёт верных слуг. Как-никак, целые земли захватил.

— А ты кто здесь, что так уверенно с нами говоришь? — поинтересовалась Кая.

— Кто? — усмехнулась Кирий. — Старший жрец. Иначе говоря, главный мастер.

О как.

***

Нам разрешили остаться ночевать внутри храма. Кирий обещал, что о кошках позаботятся. Комната, что выдали, находилась почти на самом верху, и пришли мы туда по внешней стене.

— Внутри есть все удобства, — сказал мастер. — Располагайтесь.

— А что дальше? — спросила его Кая.

— Ты завтра найдешь меня, — ткнул он в мою сторону пальцем. — А ты, — палец сдвинулся к Кае, — найдешь темных мастеров и сама с ними об обучении договоришься.

— Где их искать? — спросил девушка.

— Где? — нахмурился Кирий. — Если вы двое не способны найти путь, то вам в храме делать нечего.

Сказав это, он развёл руки в сторону, отлепился от стены и полетел вниз, где и исчез.

Тут надо отметить, что стояли мы возле входа в комнату. Возле балкончика, если быть точным. Небольшого и с застекленной дверью, что отгораживала саму комнату. Что там внутри, было закрыто шторой, но не это важно. Мы с Каей стояли под углом к стене. Так, чтобы нагрузка на ноги приходилась, а не на всё тело. Я с короткими волосами ходил, поэтому на мне было не заметно, а вот хвосты Каи свисали вниз.

У Кирия волосы были по плечи, и он, в отличие от нас, во-первых, стоял перпендикулярно, не задействуя мышцы для распределения нагрузки, а во-вторых, его лохмы не падали вниз. Да и шёл он так, будто по нормальной поверхности топает. Одно это выдавало мастерство куда выше, чем у нас.

— Ты поверил ему? — спросила Кая.

— В то, что он здесь главный мастер? Не особо, если честно. Перед тем как отдавать зелья, нужно проверить эту информацию.

— Надеюсь, он не сопрет кошек.

— До места мы добрались, поэтому не критично. Идем внутрь?

Кая спрыгнула на балкон и подошла к двери. Та закрыта оказалась. Небольшое усилие с тьмой, и замок провернулся.

Комната оказалась просторной. С пустой кроватью, без матраса и постельного белья. Мебели по минимуму.

— Наивно было ожидать чего-то иного, — сказала Кая сама себе.

— Нужно найти тех, кто здесь живет, и узнать про быт.

Легко сказать. На деле это оказалось той ещё задачей. Стоило выйти в коридор, как мы попали в сеть лабиринтов. Проходы сужались, расширялись и уходили во всех направлениях. В буквальном смысле.

— Кажется, Кирий над нами пошутил, засунув в крыло, где никого нет, — сказала Кая, после того как мы прошли мимо очередной пустой комнаты.

— Или захотел проверить.

Заблудиться я не боялся. Постепенно копились наблюдения, и мой мозг, вместе с даром видеть скрытое, улавливал ту систему, по которой здесь всё устроено.

В итоге нашли ученика-послушника. Слегка не от мира сего. Странный парень, который долго не понимал, кто мы такие и откуда взялись, но потом всё же отвёл к распорядителю, с которым и порешали вопросы. Про Кирия вопрос прояснился. Не совсем так, как мы ожидали.

— Кирий, — скривился старик-распорядитель. — Да, он старший мастер в нашем храме.

— Вас это раздражает? — прямо спросила Кая, за что получила недовольный взгляд.

— Любого старика раздражают молодые выскочки.

У нас ещё много вопросов было, но старик был явно не расположен к беседе и указал на выход. Спустя ещё пару часов мы снова оказались в комнате, со всеми необходимыми для жизни вещами.

***

Утром храм выглядел куда оживленнее, чем вчера вечером и ночью. Нам с Каей пришлось разойтись в разных направлениях. Ей только предстояло насчёт своей учебы договариваться. Со мной, как понимаю, вопрос был решен, если этот эксцентричный Кирий ничего не учудит.

Пока добирался, несколько десятков человек встретил. Кто-то шёл, а кто-то скользил, будто по льду. Забавное зрелище, на самом деле. Есть что подсмотреть.

Куда именно идти, мне любезно подсказали, поэтому я подошёл как раз к началу урока.

И, должен сказать, увиденное меня впечатлило. На учеников количеством шесть штук внимания я особо не обратил. Зал заинтересовал куда больше. Он тоже был в форме шара. От и до, голые каменные стены из идеально подогнанных друг к другу блоков. Единственное, что нарушало монолит — это проход и решетки, которые, по всей видимости, отвечали за вентиляцию.

— Здесь мастер Кирий обучает? — на всякий случай спросил я.

— Старший жрец Кирий, — поправила меня… девочка.

Не девушка, а именно девочка, лет десяти от силы. Чем-то она Каю напомнила. Пшеничные волосы и взгляд, полный высокомерия.

— Наверное, всё же ошибся, — задумчиво сказал я. — Это точно не группа мастера. Кто потерял ребенка?

Со стороны остальных учеников раздался смешок, а сама девчонка руки на груди сложила.

— Ты прав, что ошибся. С такой рожей тебе место на большой дороге, несчастных путников грабить.

Дослушивать её колкости я не стал. Отвернулся и продолжил разглядывать комнату, от которой так и фонило внешней силой. С мелкой я общаться дальше не собирался. Она мне по пояс, о чем нам говорить?

Когда возник Кирий, не заметил. Он появился возле прохода, и о его приходе я догадался по реакции других учеников.

— Почему никто не занимается? — спросил он. — Вы опять хотите, чтобы я заставил вас страдать?

Какой же теплотой повеяло от этих слов.

— Что смешного, Эрано? — заметил Кирий мою улыбку.

— Да так, ничего.

Сейчас парень выглядел куда более серьезным, чем в предыдущие наши встречи.

— Плохо, что ничего. По жизни надо идти с оптимизмом, — наставительно сказал он.

— Страдать тоже с оптимизмом? — не удержался я.

— Как иначе? Не плакать же.

Логично…

— Какая на сегодня задача, мастер? — спросил один из учеников. Ничем не примечательный, поэтому я его никак не выделил.

— Шары толкайте. Покажу один раз. Специально для новенького.

Помимо голых стен, здесь и шары были. Пара учеников на них сидела, поэтому я счёл, что это что-то вроде мебели, но ошибся.

Кирий подошёл к шару и толкнул его ногой. Шар покатился вперед, поднялся на горку и спустился обратно. Небольшой, где-то по колено, он двигался с легким гулом.

— Второй раз, — сказал Кирий и снова толкнул.

На этот раз шар плавно описал круг. Поднялся на самый верх, игнорируя гравитацию, и подкатился к мастеру с другой стороны.

— Попробуй, — предложил он мне.

По ухмылкам других учеников я понял, что задание с подвохом, поэтому выполнил его без особо энтузиазма. Толкал я так же — то есть пнул ногой. Задача-то, на первый взгляд, элементарная, но вместо того, чтобы покатиться в нужную сторону, шар отскочил, а я чуть не упал, потеряв равновесие.

Для мастера движений потерять равновесие — это как приговор. Расписка в своей профнепригодности.

— Тренируйтесь, — махнул рукой Кирий, сочтя, что продемонстрировал достаточно.

Остальные ученики послушно взялись за задание. Выходило у них чуть лучше, чем у меня. Дальше всех шар улетел у девчонки, прокатившись шагов на десять и вернувшись.

— В чем подвох? — может, Кирий и счёл, что хватит, но у меня было другое мнение на этот счёт.

— Никакого подвоха, — ответил он. — Это артефакты. Шары с вложенной внешней силой движения. С нотками хаотичности, — улыбнулся он. — Ваша задача — в условиях этой хаотичности обуздать силу движения.

Неужели мне повезло найти учителя, который даёт развернутые ответы?

Следующие часы посвятили одному этому упражнению, и, надо сказать, остальные ученики выдохлись ещё в первые полчаса. Особенно быстро девчонка сдалась. Ну да, если она обычный человек, то к своему возрасту банально не успела развить внутренний резерв. Да и остальные, не сказать, что бывалые воины. Скорее студенты, что пришли осваивать первое в жизни искусство.

Как подобраться к задаче, до меня долго не доходило. Долго, учитывая, что я привык многие вопросы с наскока решать. Здесь дар видеть скрытое не помог. Ничего особо скрытого не было. Внешняя сила, что хаотично двигалась внутри шара. Хаос прямо пропорционален той силе, что прикладываешь. Я и так, и эдак пробовал, а потом смирил гордыню и сосредоточился на отработке. Некоторые вещи можно изучить только через повторение. По мере того, как у учеников кончались силы, Кирий отправлял их бегать вокруг зала. Или по кругу зала? В общем, бегали они прямо здесь, благо размеры позволяли.

— А ты выносливый, да? — подошёл ко мне мастер.

Сейчас я мог оттолкнуть шар метра на три. Встал так, чтобы он скатывался обратно, под ногу. Прогресс был, но медленный.

— Разве это нагрузка? — флегматично спросил я.

— От охотника я другого и не ожидал.

— Не в охоте дело. Среди нашего брата полно тех, кто быстро выдыхается.

— А в чем тогда дело? — заинтересовался Кирий.

— В регулярных, разнообразных нагрузках.

— Например?

— Я как-то месяц в кандалах весом с меня проходил. По лесам. Охотясь.

— Слышали? — обернулся к другим ученикам Кирий. — Надо вам срочно кандалы достать! Эрано говорит, метод действенный!

— Очень действенный, — заверил я.

Понятно, что такая подстава любви ко мне не прибавит, но… Плевать.

— Ты служил в армии, но недолго, — уверенно сказал мастер, насладившись синхронным вздохом учеников.

— Было дело. Тренировки с малых лет, служба, война, переход сюда, рабство, охота. Загонять меня будет сложно.

— Посмотрим, посмотрим, — задумался Кирий, приняв вызов, но сказав совсем другое. — Только у меня задача не загонять тебя, а научить движению. С Селией занимался?

— Было дело, — усмехнулся я, вспомнив мастерицу танцев в гильдии охотников. — Знаете её?

— Приезжала к нам в храм. Танцует она хорошо.

— Она постарше тебя будет. Или внешность обманчива?

— Мне двадцать семь лет, — ответил мужчина. — Я хорошо сохранился.

Смешно, но я, которому девятнадцатый год где-то пошёл, выглядел старше. Генетика, мать её.

— Давай сыграем в игру, — предложил мастер. — Ты не останавливайся, — кивнул он на шар.

— Что за игра?

— Ты задаешь вопросы, а я по ним понимаю, что за ученик мне достался.

— Уверен? — я не мог заставить себя обращаться к этому человеку на вы, а он никак не показывал, что против.

— Хм… — смутился Кирий. — Из нас двоих наставник я. Как я могу быть неуверенным?

— Что ж… Я согласен сыграть в эту игру.

— Отлично, — улыбнулся он. — Тогда начинай. Первый вопрос. Я жду.

— Существуют ли боги?

Надо было видеть его лицо. Он даже рот раскрыл, но быстро его захлопнул. Почесал макушку, растрепал волосы, посмотрел на меня внимательно. Снова подумал.

— Смысл этой игры в том, чтобы я проверил тебя, а не наоборот, — наконец изрек он, на что уже я улыбнулся.

Улыбочка у меня та ещё. Медведей в лесу пугать.

— Игра подразумевает ответы на вопросы?

— Если мне понравится, что ты спрашиваешь. Про богов не моя тема. Это тебе надо читать легенды про земли первого порядка.

Легенды? Не достоверные факты, а всего лишь легенды? Если всё настолько плохо, то информацию в этом королевстве трудно будет найти.

— Тогда второй вопрос, — сказал я. — Как научиться перемещаться из одного города в другой за день?

— Эта тема мне куда ближе, — поощрительно кивнул он. — Это уровень знающего. А если хочешь перемещаться быстро, почти мгновенно, то уровень знающего, приближающегося к мистериям. Я покажу. Позже.

Разговор отвлек меня, и я сам не заметил, как почувствовал что-то важное, движущееся, ускользающее… Толкнув шар, отправился его на несколько десятков метров.

— Лизка! — крикнул победно Кирий. — Твою гениальность обошли!

По взгляду девочки я понял, что теперь она мой кровный враг.

Глава 19. Обучение в храме

С Каей встретились под самый вечер, скорее ночью. Думал, приду последним, но нет, девушка явилась после меня, минут через двадцать.

— Похвали меня, — сказала она с порога. — Я сегодня была паинькой и никого не убила.

— А были поводы?

— Были. Штук тридцать. Кто начнёт свой рассказ о прошедшем дне?

— Давай ты, — предложил я, видя, что Кае надо выговориться.

Она и выговорилась.

— С какого момента начать? Про то, что я целый час прождала под дверью, промолчу. Готова признать, что важные мастера не могут выделить время заявившемуся кандидату, который приперся не в день набора.

— У них есть отдельные дни?

— Как я поняла, есть. Но этой Кирий, опять же, судя по слухам, клал на традиции.

— Но не другие мастера?

— Не другие, — криво улыбнулась Кая. — Мне пришлось проявить настойчивость и применить дар убеждения, чтобы мою кандидатуру рассмотрели.

— Как договорилась?

— Побила главную ученицу. Ну и про ценные зелья рассказала, в качестве оплаты. Так и не поняла, что старую грымзу заинтересовало больше.

Про то, что побить главную ученицу не тянет на «была паинькой», я промолчал.

— Проблем с ученицей-то не будет?

— Ерунда. Там совсем молодые девчонки. Пусть тужатся, сколько хотят.

Пока говорила, Кая скинула с себя одежду и отправилась в душ. В нашей комнате он отдельно стоял. Не ванная, а именно душ — вода лилась прямо с потолка, через дырочки, если повернуть кран. Чудеса, да и только.

Я молча проводил взглядом обнаженные ягодицы, задумался, присоединиться или нет, но остался на месте. Этот день меня всё же вымотал. Не так, когда совсем двигаться не можешь, но достаточно, чтобы я со скепсисом смотрел на любое предложение сдвинуться с кровати.

Кая вернулась минут через пятнадцать, чуть подобревшая. Я всё же встал и приготовил нам перекусить.

— Спасибо, — перехватила она хлеб с куском мяса и сыра. — Если обобщить, что узнала, то в храме несколько группировок, которые объединяет направление движения. Ну, или пути, если говорить не так сухо. Конкуренция, интриги, борьба за влияние — в общем, полным набор. Всем, что связано с тьмой, заправляет древняя грымза, из которой песок сыплется. Никакой грации в ней нет, зато перемещается через темноту она и правда круто. Я прониклась. Её мастерством, но не характером. По какой-то причине у неё девятнадцать учениц и один хлюпик-парнишка. Смотришь на него, да леща хочется прописать. Дабы убедиться, что он сможет пережить это. — Кая говорила эмоционально, с набитым ртом, махая бутербродом, как мечом.

— По деньгам договорилась?

— Одно зелье за полгода обучения. Ещё одно — на закупку обязательных специй. Одно останется, но, думаю, найдем, куда потратить. Храм предлагает множество услуг.

Про это я тоже уже знал. Весь день Кирий наблюдал, а потом дал расклад, на что мне деньги потратить. Зелье, кстати, отошло ему самому. Ну да я не против. И так понятно было, чтобы ценность заберут главные жрецы храма.

***

На следующий день урок состоялся в другой комнате. Тоже шарообразной, но куда меньше. Её особенность я быстро выяснил — стоило неосторожно шагнуть, как поехал пол. Что повлекло ещё один неосторожный шаг, и это лишь усилило движение.

— Увалень, — презрительно бросила мне девчушка, которая легко сохраняла устойчивость. — И ты увалень, — посмотрела она на парня-толстяка, что был в нашей группе.

Ну, на фоне неё толстяка. С моей точки зрения он был рыхлым и полноватым.

Уловив, в чём смысл комнаты, подивился, кто создал это место. Это точно за пределами обычных строительных технологий.

— Все в сборе? — спросил Кирий, появившись последним. — Я вам шесты принёс. Разбирайте и вперед. Создавайте друг другу помехи на пути.

Каждому из учеников Кирий кинул по шесту. Почти копье, хех. Закрутив шест вокруг себя, я сразу дал понять, что ко мне лучше не подходить.

— Так, значит, да? — посмотрел на меня мастер. — Эрано, тогда для тебя персональная задача. Будь добр, поиздевайся над остальными. За каждого упавшего ученика, так и быть, я отвечу на любой твой вопрос, в рамках компетенции. Остальным разрешаю действовать сообща…

До того, как он договорил, я оказался рядом с толстяком и уронил его на задницу. Следом нацелился на Лизу, но та ловко подпрыгнула, оттолкнулась от шеста и крутанулась, собираясь уйти красивым перекатом. В процессе и получила пинок по заднице. Девочка мне по пояс. Надо было это учитывать, когда дистанцию рассчитывала.

— Можете начинать… — прозвучало запоздалое разрешение.

Остальные, кто ещё на ногах стоял, бросились врассыпную. Я снова к толстяку вернулся и уронил его повторно. Поднял, уронил. Поднял, уронил.

— Эрано! — возмутился Кирий.

— Эй! — пропищал жалобно толстяк. — Помогите!

Поднял, уронил. Поднял, уронил.

— Эрано! — на этот раз в голосе Кирия послышалась требовательность.

Поднял, уронил. Поднял, уронил.

— Хватит! — рявкнул Кирий.

Я остановился и отошёл в сторону от толстяка. У него даже синяков не будет. Лишь уничтоженная самооценка.

— Если ты сейчас скажешь, что действовал в рамках поставленной задачи, — произнёс Кирий. — То это, конечно же, будет очень смешно.

Нашёл, с кем играть. Я ловец знаний, пусть и бывший. За ответы на вопросы готов ронять всех в этом храме с утра до вечера.

— Пожалуй, — задумался мастер, — снизим тариф. Десять падений — один вопрос.

— Как скажете, — спокойно ответил я. — Десять так десять.

— Ты нас совсем не уважаешь? — возмутилась Лиза.

Я проигнорировал её, чем окончательно выбесил девчушку, которая после пинка обиженно задницу потирала. Детей бить нехорошо, конечно, но у неё покров есть, так что обошлось без травм.

— У тебя десять минут, — сказал мне Кирий. — Начали.

Больше так доминировать у меня не получилось. Пусть здесь собрались и не бойцы, но каждый двигаться умел… Даже не знаю, с чем сравнивать. Получше меня в некоторых вопросах. Им не хватало боевого опыта, но с талантом полный порядок. На несколько вопросов я себе заработать смог, а потом в дело вступил сам Кирий, и здесь тренировка стала куда интереснее. Уже и сам я падал, когда пропускал с виду обычный удар от мастера. Попробовал его атаковать, но куда там. Он выдавал что-то запредельное для моего понимания. Настолько, что не получалось уловить, в чем секрет. С виду-то он просто двигался. Но в том-то и дело, что я жилы рвал, желая его достать и каждый раз совсем чуть-чуть не хватало.

В какой-то момент я пошёл на принцип. Остальные ученики выдохлись, а мы с Кирием продолжили скакать по всему помещению. Бегали и поверху, и по стенам.

— Ужасно стоишь, — качал он головой, в который раз подсекая мне ноги. — Будешь учиться падать вниз головой, раз так.

— Как стоять иначе?

— Позже научу. Пока страдай! — крикнул он мне сверху и прыгнул вниз, чтобы продолжить избивать. — Если увижу, что кто-то халтурит, пощады не ждите!

Это предназначалось остальным ученикам, что восстанавливали силы.

Так как комната скользила из-за малейшего движения, аккуратности требовалось раз в десять больше, чем обычно. По крайней мере, для меня это был новый уровень. Одна эта комната стоила того, чтобы проделать весь путь. Мне оставалось лишь расслабиться и двигаться, двигаться, позволяя телу самому обучаться. Ну, ещё на мастера поглядывать, стараясь проникнуть в суть его движений.

Но на принцип пошёл я чуть позже. Когда сам уставать начал. Остальные ученики пару кругов прошли и валялись внизу, а мы с Кирием продолжали носиться.

Так прошёл час, второй, третий. Я не видел на его лице признаков усталости. Сам тоже не хотел сдаваться. Когда ученики восстанавливались, они присоединялись к нам, чтобы опять оказаться внизу, без сил. Шестой час, седьмой. Мои движения замедлились, мышцы налились тяжестью, а Кириан каким был, таким и остался.

— Ты слишком много тратишь. Нулевая эффективность, — делал он мне замечания.

На обед мы, кстати, так и не прервались. Когда мастер скомандовал закончить, я облегченно выдохнул и развалился, где стоял.

***

Разговор по душам состоялся через несколько дней. Про вопросы я не забыл, но и задавать их не спешил, понимая, что именно в первые дни здесь я и без того много чего нового узнаю.

Так и вышло. Иногда надо всего лишь подождать, чтобы разобраться в происходящем.

Отдельно скажу про личность Кирия. Он был одним из самых откровенных учителей, что мне попадались. Гением. В этом и заключалась его беда. Со всеми наставниками, которые встречались мне, сохранялась четкая иерархия. Ты подчиняешься, тебя учат. Кирий же был не от мира сего. Он не понимал важности иерархии, был молод, неопытен в социальном плане, но при этом являлся настоящим гением.

Он целые дни проводил с нами, учениками. Ни с кем другим я не общался, не особо заинтересованный в этом. В отличие от Каи. Которая, вот дела, завела себе несколько подруг. Для сбора сведений как раз. От неё-то и приходила информация о том, что Кирия одновременно не уважают, презирают и завидуют. Закономерные чувства от «старших» коллег в сторону того, кто моложе, талантливее, при этом не признает авторитеты, былые заслуги и вековой опыт обучения.

Если знать роль храма в мире и то, как здесь всё устроено, ещё интереснее становится. Обучение делилось на две части. Боевую и торгово-караванную. С первой понятно. Архетип движения использовался для военных целей. Торгово-караванная же была связана с перемещениями и готовила кадры, которые потом и водили караваны, прокладывая маршруты. История храма насчитывает пару тысяч лет минимум. С преемственностью, традициями и связями по всему королевству, да и с другими частями империи. Караваны — это деньги. Караванщики — далеко не бедные люди. Которым не составляет трудов оплатить обучение своим детям. К кому они отправят наследников? Правильно, к тем, у кого сами учились и чье мастерство хорошо знают.

Не к молодому, неопытному гению, а к старым, консервативным мастерам, которые знают о жизни куда больше.

Это я предпочту Кирия любому другому мастера. Обычные же караванщики выберут того, кто подготовит им надежную смену.

В храме было несколько десятков таких жрецов-наставников. У каждого от десяти до пятидесяти учеников. На их фоне Кирий с семью учениками смотрелся бледно. Он это понимал, вот и рвал жилы, нарабатывая опыт в наставничестве. Но не только поэтому.

Когда пришло время задавать вопросы, мы на улице занимались тем, что взбирались по стене храма наверх. Для меня это не проблема, но Кирий поставил задачу не использовать привычный способ, задействуя исключительно внешнюю силу. В один из таких моментов, после того как в очередной раз вниз упал, я и задал вопрос:

— Зачем ты возишься с нами? У гения нет других занятий?

Кирий задумался, по привычке взлохматил волосы и, как обычно, ответил исчерпывающе-искренне. Он был из тех людей, которые принципиально не знают слово «интрига». Раскрывать душу для них так же естественно, как дышать.

— Обучая, я сам учусь, — ответил он.

— Чему учишься, если и так выше всех?

— О, всегда есть, куда идти по пути восхождения, — улыбнулся он. — Но если ты хочешь конкретики — то я учусь учить.

Этот вопрос был так, разминочным. Основное я позже спросил. Кирий ответил не сразу. Подумал и предупредил, что ответит завтра.

Настаивать я не стал и дождался следующего дня.

Снова было занятие снаружи храма. На него Кирий притащил перевязь с оружием. Каждому по мечу.

— Эрано, тебе особенный клинок достанется, — кинул он мне короткий меч.

Я его поймал. Чуть не вывернув себе руку. Клинок был тяжелым, артефактным, с непонятными свойствами. Тяжелым — по моим меркам. Как так щуплый Кирий кинул его, не напрягаясь, для меня осталось загадкой.

Из храма мы вышли с другой стороны от деревни, где начинались острые горы. Не особо большие, скорее скалистая местность.

— Смотрите.

Один клинок Кирий себе оставил. Им и взмахнул. Срезав кусок камня шагах в тридцати от себя. Я лишь едва заметное движение засек.

— Ваша задача, используя силу движения, срубить кусок скалы на расстоянии. Начинайте.

Некоторое время Кирий наблюдал, как у нас получается. Что сказать… Получалось откровенно плохо. Я подобным образом силу никогда не использовал. С копьем было бы проще, но я даже спрашивать не стал, почему мне выдали меч. Как раз, чтобы силу копья не использовал.

Задача в теории ясна — нужно, используя силу движения, себя и меч, как проводник, запустить волну, чтобы срубить скалу. Сложность в том, что я не уловил всплеска энергии. Это не было обычным таинством. Кирий как-то использовал чистую внешнюю силу. Хотя в его случае, сила эта не особо-то внешняя, давно стала внутренней.

К середине дня, когда прервались на обед, он решил ответить на мои вопросы.

— Чтобы не терять время, пройдемся по основам, — сказал он, собрав всех учеников, — Как бы вам ни хотелось, но важную роль играет тело. Без разницы, какого оно размера и комплекции, главное, чтобы умело хорошо двигаться.

Логичный ответ для адепта архетипа движения.

— Про свои слабые стороны вы знаете. Или нет? — задумался Кирий. — Лизка у нас сопля мелкая. Тебе надо есть больше, чтобы вырасти. Джошуа, наоборот, слишком много налегает на мучное, — посмотрел он на толстяка, отчего тот покраснел. — Эрано подготовлен лучше всех, но как солдат, поэтому двигается как камень, сброшенный со скалы.

Я не покраснел, но метафору оценил. Кирий прошёлся и по остальным. На это раз без красноречия. Обычные практики с пока несформированной закалкой.

— Второе, что важно — объем внутренней энергии. Но, как по мне, важнее эффективность её использования. К тому же при должной связи с внешней силой траты стремятся к нулю. Ты ведь заметил? — глянул он на меня.

— Заметил.

Заметить то, что кто-то почти не используют энергию, — это высший пилотаж наблюдательности. Как и заметить то, что это кто-то заметил. Кирий ох как непрост.

— Третье — навыки. То, как вы используете силу. Мы в последние дни занимаемся тем, что пытаемся повысить вашу эффективность и навыки наработать. Не сказать, что получается хорошо, — расстроенно сказал Кирий. — Хотелось бы от вас большего.

— Я стараюсь, мастер, — ответила ему Лиза так, будто она здесь единственная, кто выкладывается.

Ей бы с Каей познакомиться. Вот кто её с небес на землю быстро спустит.

— Да-да, — помахал рукой Кирий. — Я вижу. Просто вы медленные.

— Что насчёт остальных вопросов, мастер? — напомнил я ему, о чем разговор шёл.

— Сила движения, — продолжил он, помолчав и собравшись с мыслями, — Имеет много преимуществ, но и недостатков у неё хватает. Можно не рассчитывать на крепкую защиту, зато уворачиваться наш брат умеет лучше других. — договорив, Кирий посмотрел на меня, вспомнил про идеальный покров и уточнил: — На крепкую защиту при прочих равных. Какой-нибудь адепт камня или железа поставит щит куда прочнее.

Это я и так знал, сам столкнулся с ограничениями.

— Решение наш храм нашёл давно. Сильные стороны — усиливать. Слабые — обходить или с помощью хитрости превращать во что-то сносное. Смотри, Эрано. Проверим, сможешь ли ты разобраться, что я делаю, и как это использовать. Остальные тоже смотрите, — добавил он так, что стало понятно, многого от остальных учеников не ожидается.

Выставив ладонь, Кирий принял пропускать через себя поток внешней силы. Она циркулировала в нём, и над ладонью капля за каплей стал формироваться шарик эссенций. Лихо он. Я пробовал с этим работать, но большого успеха не добился. В день по капле выходило.

— Что видите? — спросил Кирий.

— Эссенции архетипа движений, — ответил я.

Остальные собрались вокруг и смотрели… Ну, без уважения, не совсем понимая, с чем столкнулись.

— Которые абсолютно бессмысленны в формировании ауры, потому что движение как таковое не подходит для её создания. Нужно что-то более материальное. Смотрите дальше.

Это я тоже сам обнаружил, когда пытался последовать совету Сарко. Тот либо не счёл нужным, либо сам не знал, какие особенности есть у архетипа движения.

Тем временем вокруг шара закрутился воздух, быстро возник смерч. Небольшой, он постепенно разрастался, пока не достиг метровой высоты. Эссенции движения стали менять цвет, превращаясь в… эссенции воздуха.

— Кирий, а ты владеешь воздухом? — спросил я.

— Нет, — улыбнулся мастер.

Поток воздуха закрутился, ударил в землю и принялся собирать пыль. Вскоре возникли эссенции земли. Которые через минуты опали, и им на смену пришло что-то острое. Кажется, эссенции силы меча или что-то подобное.

— Движение — один из базовых архетипов, на котором стоит наш мир. Нельзя дышать, сдвинуть камень, ударить мечом без движения. Оно есть во всем. В свете, темноте, в воде и земле, в крови и природе.

— Какой из этого вывод? — спросил я, догадываясь об ответе.

— Постигнув движение, можно закрыть слабые стороны за счёт других сил. Это будет сложно. Не факт, что у кого-то из вас получится. Но попытаться-то вы можете.

Кирий сжал ладонь, растворяя эссенции, и рассмеялся.

Дурковатый он немного, конечно.

Разумеется, поднятая тема не была единственным, о чем я спрашивал, но и учёба моя только начиналась.

***

Так наши занятия и проходили. Каждый день Кирий придумал что-то новое или показывал, как лучше практиковать то, что уже было.

На первый взгляд, тренировки были странными, как и сам наставник, но каждый день я замечал, как продвигаюсь вперед. Это при том, что я и так до этого выжал свой потенциал, дойдя до той отметки, когда каждый шаг даётся с большим трудом. Так что снова разогнаться было приятно и мотивировало. Бывало, что мы с Кирией засиживались до поздней ночи, либо практикуясь, либо споря о какой-либо детали.

Акцент шёл на два умения. Развитие шага во всех его проявлениях, будь то ускоренное перемещение или ходьба по вертикальным поверхностям. И на использование движения в атакующих целях. Спустя месяц я добился того, что мог срезать кусок скалы на расстоянии пятидесяти шагов, и это было только начало. За следующие пять месяцев я собирался полностью раскрыть это искусство.

У Каи тоже имелись успехи. Она занималась чем-то схожим. Налаживала связь с темнотой таким образом, чтобы та помогла ей перемещаться. Как именно — это вопрос к темным практикам, я в те дебри не лез, мне и самому хватало тем для изучения.

Отдельно расскажу про два упражнения.

Как-то раз, утром, Кирий притащил нас к горной реке. До неё где-то с полчаса от храма. Подойдя, он спокойно пошёл по воде.

— А вы чего встали? — спросил он, обернувшись. — Давайте на ту сторону.

Первой попробовала Лиза и ожидаемо оказалось в воде. Злая, раздраженная и мокрая, она выбралась наружу. Я пробовать не спешил, наблюдая за тем, что делает Кирий. На словах это сложно описать, но попытаюсь. Мастер настолько слился с движением водяного потока, что не проваливался. Это, кстати, один из основополагающих принципов, которому он обучал.

— Если убрать всё лишнее, получится идеально движение, — повторял он нам раз за разом.

Лишним могло быть что угодно. Напряжение в теле — для его проработки мы занимались растяжками и массировали друг друга, учась заодно ощущать движение токов в чужом организме. Несовершенство самих движений — для чего нас заставляли отпустить мысли и позволить телу двигаться самому. Какие-то физические ограничения, обойти которые тоже имелись способы, и практики, позволяющие этому научиться. Список большой, и Кирий регулярно каждому из нас указывал на что-то новое.

— Действуйте, а не меня разглядывайте, — пожурил нас Кирий и подпрыгнул.

Ни всплеска, ни кругов на воде. Поток был несильным, но был, и, как стоять на воде, я не представлял.

Пришлось пробовать. В тот день я не раз искупался. Да и в последующие тоже.

Второе упражнение было куда интереснее. То, ради чего я в школу и прибыл. Техники смещения. Заодно узнал, как именно главного жреца в храме выбирают.

То утро началось с прихода в новую комнату. На этот раз она была обычной, если не считать размеров. Кирий встал у белой линии, прочерченной в начале помещения.

— В этом месте проводятся экзамены на мастерство. Мастером пути считается тот, кто способен дойти до красной отметки, — указал Кирий на линию, что была где-то в тридцати шагах от нас, — Можете попробовать. Вдруг среди вас есть мастера, а я не в курсе.

Предложение скрывало подвох, как нетрудно догадаться. Я уже наловчился видеть секреты храма и чувствовал, что путь в эти тридцать шагов легким не будет. Тем не менее попробовал каждый.

Стоило заступить за белую линию, как на меня навалилось давление. Стало трудно дышать, ноги повело в разные стороны, я словил дезориентацию и позабыл, как двигаться. Из чистого упрямства сделал три шага, после чего меня повалило и выкинуло обратно, протащив по полу. У остальных было не лучше. Я бы сказал, хуже.

— Это нелегко, как вы могли заметить, — прокомментировал наставник. — Комната выстроена таким образом, что каждый последующий шаг в разы сложнее. Но пройти этим путем можно.

Кирий спокойно переступил черту и прогулялся до красной линии, не встречая никакого сопротивления.

— Это базовый экзамен, — сказал он, вернувшись. — Если пройдете, можете гордиться собой и считать, что что-то поняли из моих уроков. Каждого наставника в нашем храме оценивают по тому, сколько его учеников прошли этим путем. Надеюсь, к концу года кто-то из вас сможет это сделать.

— А можно здесь потренироваться? — спросил я.

— Конечно. Этот день мы посвятим тропе. Можете пробовать, — указал приглашающе рукой Кирий.

Секрет тропы я разгадал быстро. Как этого не сделать, если наставник сотни раз до этого сказал, что главное — убрать сопротивление и всё то, что мешает идти. Нужно настолько слиться с потоком, чтобы давление не смогло тебя остановить.

Легко сказать, но сложно сделать. К обеду я прошёл семь шагов. Лиза — всего на два продвинулась. Остальные и один делали с трудом. Что не нравилось мастеру, и он каждый раз морщился, когда очередной ученик отлетал назад.

— А какие экзамены сдают на главного жреца? — спросил я его. — Нужно дойти до черной отметки?

После красной, ещё в пятидесяти шагах, виднелась черная.

— Не совсем. После красной расположена зона для шлифования мастерства. Обычный тренажер. Серьезные же практики сдают кое-что другое.

— Что?

— Ты уверен, что готов это увидеть?

— Конечно.

Что ещё он ожидал от меня услышать?

— Тогда смотри.

Кирий подошёл к белой линии и… Возник в семнадцати шагах от неё. Я не уловил всплеска внешних сил. Готов спорить, что его и не было.

Вернувшись обратно, мастер пояснил, что произошло.

— Истинное мастерство начинается с момента, когда ты настолько познаешь архетип, что способен сместиться, ничего не потратив. Мой рекорд — сорок один шаг. Второй по силе человек в храме способен переместиться на двадцать девять, не дотягивая до красной линии. Поэтому я и считаюсь лучшим.

— Как это сделать? — задал я главный вопрос.

— Всему своё время, Эрано. Ты дойди до красной, а там сам поймешь. Или нет, — рассмеялся он.

Что ж, вызов принят.

Глава 20. Ночь и ловец

На пятьдесят второй день нашего пребывания в храме случилась редкая, демоническая ночь.

Крестьян с окрестных деревень согнали в храм и запечатали его. Младшие ученики тоже остались внутри. На защиту вышли мастера и старшие ученики. Кирий предложил мне участие, и я не отказался. Как и Кая. Интересно же было посмотреть, что это за демоническая ночь.

— Чего нам ждать? — спросил я у мастера, когда вечером мы с ним встретились у входа в храм.

— Демонов. Быстрых, опасных.

— Он всегда так объясняет? — спросила меня Кая.

Её группа темных практиков стояла неподалеку, но Кая их показательно игнорировала. Кирий покосился на неё, почесал макушку и ответил нормально:

— Демонические ночи случаются редко, раз в полгода-год. Это место для строительства храма было выбрано неслучайно. Здесь открывается брешь к одному демоническому племени, особенностью которого является связь с внешней силой скорости. Поэтому ждите, что они будут очень быстры. Попасть по ним крайне трудно, зато если попал, то хватит одного удара. Защита у них слабая, хватит примитивной атаки. Лучше всего работают площадные таинства. Поэтому, если можете накрыть большую территорию, демоны проблем не доставят. Пока не встретите их лидеров.

— Что за лидеры? — уточнила Кая.

— Если проводить аналогии, то как наши мастера. Уверены, что не хотите вернуться в храм? Встреча с демоном может быть неожиданной и стоить жизни.

— За нас не волнуйся, — ответила девушка.

— Насколько разумны демоны? — спросил я.

— Где-то посредине между животными и людьми.

— А смешанные виды есть? Людей и демонов, — уточнил я.

— Конечно. Есть племена, где обитают достаточно красивые демоницы, чтобы человеческие мужчины польстились и захватили их в рабство. Но ты это спрашиваешь не просто так, — утвердительно сказал Кирий.

— Мне на пути попадался один рогатый. Не знаю, человек или нет.

— Вполне может быть примесь демонической крови в нем.

— А ты не знаешь, где находится Алая башня?

— Знаю. Вон там, — указал он путь, — на ваших кошках за год доберетесь. Они находятся с другой стороны королевства, ближе к столице империи.

Жесть.

— Тогда ещё с большим нетерпением жду секрет, как перемещаться на большие расстояния.

— По ветрам, по рекам, по энергетическим потокам, через другие реальности, — охотно ответил Кирий и рассмеялся.

Ответил-то он ответил, но это не значит, что мне сие доступно на практике.

Всего возле храма собралось около сотни человек. Люди разделились на группы, редко кто стоял в одиночестве. Как часто бывает с приходом ночи, краски померкли. Откуда ни возьмись появились холодные, пробирающие до костей порывы ветра. Запахи изменились, стали неродными, заставляющими испытывать волнение. Типичная реакция, говорящая о том, что соприкосновение с чужой реакцией произойдет совсем скоро.

— Ценное, что с демонов добывается? — спросила Кая деловито.

— Нет. Главная ценность — возможность понаблюдать за быстрым противником, — ответил мастер.

— Кирий, а ты не думал, что, если уничтожишь всех противников, это укрепит твой авторитет? — предложил я.

— Делал уже так, — ответил он. — Ворчания в мою сторону меньше не стало.

Эх, а я хотел спровоцировать мастера, чтобы понаблюдать не только за демонами, но и за ним самим.

Ночь долго себя ждать не заставила. Как и демоны. Раз их считали разумными, мне казалось, что ждать стоит чего-то другого, не как в обычную ночь. Все монстры, которых я встречал, действовали стандартно. Стремились уничтожить человека и полакомиться его плотью. От демонов же я ждал скорее поведения солдат, но…

Они поперли на нас единой волной. Без тактики и хитрых маневров. Двигались настолько быстро, что я не успевал разглядеть силуэты.

Ещё до того, как добрались до нас, Кая выпустила волну тьмы, накрыв всю площадку перед нами. Следом она сконцентрировала свет и ударила лучом, проведя им из стороны в сторону. Когда тьма опала, на земле валялись разрубленные тела.

— Это всё? — спросила она у Кирия.

— Да… — задумчиво протянул он.

На этом битва и правда закончилась. Бои вспыхнули ещё в нескольких местах, один из учеников даже погиб, но на этом всё. Я видел, что в тумане скрываются ещё демоны, но почему-то они не рискнули выйти. Так мы и простояли до самого утра, пока ночь не закончилась.

— Так всегда? — уточнил я.

— Нет. Нам повезло. Их лидер оказался осторожным и не повёл на смерть соплеменников. Осторожный — значит умный. Поэтому и говорю, что повезло.

***

Черед неделю, явившись на урок, Кирий отвёл меня в сторону.

— На сегодня ты свободен.

— Чего это? — удивился я.

— Скоро к деревне подъедет караван. Они иногда к нам заезжают, привозят припасы и специи. С караваном прибудет тот, кто ищет с тобой встречи. Уладь дела и возвращайся. Прошу, отойти подальше, чтобы никто посторонний не пострадал.

— Мне ждать битвы?

— Я не всеведущ, Эрано. Просто чувствую развилку на твоем пути и то, что кто-то давно путешествует, чтобы найти тебя. Постарайся не умереть. Будет жаль потраченных на тебя сил.

— Спасибо за поддержку, мастер, — поклонился я.

Оставив Кирия размышлять, подколол я его или нет, отправился на выход.

***

Каю не стал звать. Стоило немного подумать, как пазл сложился. Этот вопрос лучше уладить самому.

Единственный, кто мог пожаловать по мою душу, — ловец знаний. Изначально он ошибся, приняв Сарко за меня. Потом у него тоже что-то пошло не так. Но это ведь не могло продолжаться бесконечно. В какой-то момент он должен был понять, что его цель — совсем другой человек.

Думаю, была ещё одна причина, почему Сарко меня сюда отправил. Дал ловцу возможность разобраться со мной. Против этого играло то, что Каю он отправил вместе со мной, но… Она должна была учиться в другом храме, в дне пути отсюда, и если бы не перестройка, мы оказались бы разделены. Вроде вместе, но на самом деле по отдельности.

Идеальная схема, в которой Темного Герцога сложно заподозрить. Я до конца не был уверен, что он действительно рассчитывал на это, но, пораскинув мозгами, пришёл к выводу, что ему выгодны любые расклады. Если я убью ловца, то тем самым решу большую головную боль. Если сам погибну, то конфликт с ловцом тоже будет исчерпан. Единственное слабое место плана — это то, что Кая может попасть под раздачу, и то, что ловец явится не сам, а пришлёт убийц, как делал до этого.

В своих догадках я не ошибся. Не успел дойти до деревни, как на тропу вышел мужчина. Узнал его по описаниям. Барон Кресс Эин, собственной персоной.

— Эрано Экто, как понимаю? — спросил он, остановившись и разглядывая меня.

— Вы ошиблись.

Барон понимающе улыбнулся, оценив шутку.

О его силе было ничего не известно. Все сведения, которыми поделился Сарко, сводились к намекам, что он как практик из себя что-то да представляет. Кто он такой, откуда прибыл, почему называет себя бароном на землях, где титулы не распространены, какой у него ранг силы — ничего. Лишь слухи и домыслы.

Барону на вид было лет пятьдесят, что ничего не означало. Ауры вокруг нет, но не всегда её держат активной. Одет он был в удобную походную одежду. Не доспех, обычная куртка. Сам факт его появления говорил о том, что он уверен в собственных силах, поэтому к противнику я отнёсся серьезно.

— Предлагаю соглашение, — сказал он, когда мы перестали разглядывать друг друга. — Обменяться ответами.

Общество ловцов знаний не сильно отличалось от того, что было в этом мире. Разве что масштабы несоизмеримо меньше. У власти потомственные, удачливые ловцы. Под ними — обычный люд. О дружбе речи не шло. Ловцы постоянно конкурировали между собой. Если ты хотел что-то получить от других, должен был предложить соответствующую цену. Это касалось и тех случаев, когда ловцы встречались в другом мире. Практика — ответ на ответ, считалось стандартным видом торговли. Другое нас мало интересовало. Лишь знания и то, что могло к ним привести.

Так что сейчас барон предложил классическую практику ловцов. Обмен информацией.

— Согласен.

Другого ответа и быть не могло. Слишком много вопросов у меня накопилось, чтобы я отказался от возможности получить ответы.

— Но сначала предлагаю отойти в сторону, — добавил я. — Меня просили, чтобы обошлось без случайных жертв и разрушений.

— Разумеется, — согласился Кресс. — Веди.

Я указал ему направление и дождался, когда барон пристроится параллельно. Подставлять ему спину я не собирался. Ловцы ценили знание. Честь у нас была не в ходу.

— Кто начнёт? — спросил я.

— Ты. Это ведь я пришёл к тебе.

Тоже в рамках традиций.

— Тогда вопрос первый. Сколько других ловцов на этих землях?

Начал я сразу с того, что повысил ставки. Как-то раньше об этом не задумывался, но для народа, главным грехом которого считалось невежество, наверняка по особой статье шла передача знаний противнику. Если барон действительно готов выдавать какие-то тайны, значит, не собирается оставлять меня в живых. После смерти он наверняка окажется притянут к Эару. В моем случае был такой же шанс. Поэтому мы в одинаковом положении.

— Не знаю, — ответил он. — Я не единственный.

— Мы будем давать скупые ответы?

— Существует сеть, — помедлив, ответил Крест. — Я следил за территориями возле фронтира. Сколько других ловцов — не знаю. Но они точно есть и их много. Эар присматривает за землями второго порядка. Теперь мой вопрос. Кто такой Сарко Тон и почему он определяется как ловец?

Ожидаемый вопрос. Если я дам ответ, то сильно подставлю Сарко. Ну ничего. Пусть этот махинатор сам с этим разбирается в случае моей смерти.

— Потому что раньше он был тем, в чье тело я попал.

— Но…

— Это уже будет второй вопрос.

Хитрю, но что поделать. Пусть тратится и удовлетворяет моё любопытство.

— Хорошо, — с заминкой ответил барон.

Мы шли сначала вдоль храма, а потом свернули на тропу, что вела к скалам.

— Чего Эару надо от меня? Вроде я слишком мелкий, чтобы целый бог тратил своё время.

— А он и не тратит. Спустил приказ на жрецов разобраться с еретиком, вот и всё.

— Это не ответ.

— Ты нарушил правила. Явился без разрешения в запретный мир. Наказание — смерть. Это всё, что мне известно.

Не так много, как хотелось бы.

— Ты не мог попасть в тело аристократа с земель второго порядка, — сказал барон.

— Это не вопрос.

— Но ты понял, что я хочу спросить. Почему, если ты попал в земли третьего порядка, то Сарко, аристократ с земель второго порядка, — тот, в чье тело ты попал?

Мог бы и сам догадаться.

— Потому что я попал в тело человека, чей дух потом захватил Сарко Тона.

Барон задумался и молчал, пока мы не обогнули весь храм.

— Спрашивай, — наконец сказал он.

— Тебе что-нибудь известно о том, что случилось с моей матерью?

— Нет.

Ожидаемый ответ. Глупо было спрашивать, но иначе я поступить не мог.

— У Сарко Тона был доступ к твоей памяти?

— Да. Он знает о ловцах всё то, что известно мне. Но ему на вас плевать. Если перестанешь мешать ему, конфликт на этом будет исчерпан.

— Это не мне решать.

В запасе у меня было ещё много глупых вопросов. Как стать богом и как убить Эара, к примеру. Но я уже понял, что этот ловец — рядовой исполнитель. Ещё и живущий на «отшибе». Не даст он мне ответов.

— Почему ты напал на Сарко Тона и действовал настолько… мимо? — покрутил я рукой, на что барон вздохнул и поморщился.

— Это была глупая ошибка. Артефакт определил Сарко как человека с чужим духом. Я подумал, что ты каким-то образом переселился в другое тело, поэтому и нацелился убить его. После неудачного покушения всех моих агентов на землях Тон уничтожили. Последующие попытки тоже не принесли результата. Дальше ты знаешь. Сарко сам сунулся к Кадо, и это… привело к тому, к чему привело.

— Он сделал тебя на твоей же земле, — не удержался я от подначки.

— Да. Не знаю, кем этот человек был раньше, но он опасен, — с уважением сказал Кресс.

— Ты не представляешь, насколько, — хмыкнул я.

— Кто-то ещё знает про Эара и ловцов?

— Нет, но ты мне не поверишь.

— Не поверю.

Что в переводе означает, вполне может последовать приказ зачистить моих друзей. Так, на всякий случай. Странно, что Эар так печется об этом.

— Чего Эар опасается? Того, что единственная причина устранить меня в том, что я якобы нарушил его правила — как-то с трудом верится.

— Мне неведомы помыслы бога нашего, — ответил он с почтением, но быстро сдулся и продолжил по-простому: — Около десяти лет назад поступил приказ найти еретика. Была прислана жрица, которую я переправил на земли третьего порядка. С тех пор единственное, что я получил по этому делу, — недовольство, что жрица провалилась, и требование довести начатое до конца.

— И всё? Эар не спрашивает каждые пять минут о том, не прикончил ли ты меня?

Это был вопрос вне очереди, но Кресса задело, и он ответил.

— Эар — бог, — веско сказал он. — У него есть дела куда более важные, чем… разбираться с одним еретиком.

— Но время он на меня выделил и не забыл, — хмыкнул я.

— Ты знаешь о нашем родном мире, — пожал Кресс плечами. — Тебя могут захватить.

— А тебя — нет?

— Я родился здесь и не знаю ничего… лишнего.

Вот как. Получается, те ловцы, что живут здесь, никогда не были на нашей родине? Любопытная информация. Ещё из сказанного следует, что у Эара есть враги, которые не прочь узнать, где находятся его доминионы. Как и то, что Кресс не проходил стандартную подготовку ловца и, скорее всего, не прожил несколько жизней.

— Мы пришли, — сказал я, когда достаточно удалились от храма, чтобы не задеть его. — Не думал, что ловец захочет сразиться так, в открытую.

— Мои ошибки не оставили мне другого пути, — ответил барон.

— Ясно… Хочешь сделать работу хорошо, сделай её сам, да?

— Да, — кивнул он и достал меч из ножен.

Короткий клинок с замысловатым узором на лезвии. Артефакт притащил.

Я пришёл без копья. Так и не обзавёлся достойным оружием, поэтому сегодня без него обойдусь. Обычным ножом воспользуюсь, если понадобится. Разделочным, чтобы дичь освежевать.

— Ты не взял оружие? — не удержался от вопроса Кресс.

— Тебе же лучше, — спокойно ответил я.

— Как знаешь.

— Удара в спину от группы прикрытия ожидать?

— Нет никакой группы прикрытия. Сами уладим… домашние дела.

Я не поверил ему ни на секунду, но кивнул. Выставив перед собой нож, расслабился и приготовился к бою.

Кресс сделал шаг назад и закрутил клинок в пируэте. Выбросив его вперед, послал в меня таранную волну. Я мельком успел оценить, что это минимум трёхзвездочное таинство, заряженное по полной. Сместившись в сторону, ножом отбил его в сторону. Таинство врезалось в скалу и снесло её. Раздался грохот, поднялась пыль, на деревьях вдали вспорхнули птицы.

Моё восприятие обострилось, поэтому я разом много чего ощущал. Как Кресс продолжил движение, как сместил центр тяжести и снова шагнул назад.

Я ждал, что он продолжит атаковать издалека, но, послав перед собой новую волну, он устремился вслед за ней. Это было что-то новенькое. Таинство двигалось настолько быстро, что утягивало за собой хозяина, разгоняя его.

Подняв нож, я опустил его, разрубая пространство перед собой, как до этого скалы. Чужую атаку смяло, она разрушилась, но барон продолжил движение и оказался рядом со мной, замахиваясь клинком. Он был ниже меня ростом и не таким крупным. Движения его были выверенными и стремительными. Я отклонился назад, пропустил лезвие в сантиметрах от себя, ослабляя покров, чтобы оно не застряло. Кресс крутанулся, попытался ударить с локтя.

Удар вышел что надо. Что-то он вложил в него. Приняв атаку на ладонь, укрепив её покровом, я добился того, что между нами возникла силовая волна, от которой под ногами камень треснул. Кресс снова отскочил, смещаясь, подобно угрю. Он закрутил вокруг себя вихри и обрушил их на меня один за другим. Я было попробовал увернуться, но они стали взрываться и словно цементировать воздух вокруг меня.

Хитро.

А если так?..

Когда барон рванул ко мне, чтобы добить, я взмахнул ножом снизу вверх. Сила движения была такова, что увлекла за собой камни. Вся эта груда врезалась в Кресса и откинула его назад. Полетел он хорошо, метров на двадцать. Его закрутило, он рухнул и прокатился. Поймав равновесие, оттолкнулся рукой от камня, подпрыгнул и оказался на ногах, абсолютно невредимый.

— Последний раз, когда добывали специи с голема, я был одним из покупателей зелья идеального покрова! — крикнул он мне с насмешкой.

— Давно на этих землях сидишь? Много чего собрать успел? — не преминул я воспользоваться возможностью получить ещё кусочек информации.

— Пятьдесят лет!

— Пятьдесят лет…. Что же ты за бездарность, раз я, вчерашний раб, до сих пор жив и валяю тебя, бывалого?

Дав секунду Крессу на осознание, я двинулся вперед. Не собираюсь давать ему время разозлиться и кинуть в меня чем-нибудь убойным.

Прямо на ходу создал копье и метнул. Барон отскочил, а потом ещё несколько раз, уходя от других копий. Последнее он проигнорировал, и то застряло в его покрове, тут же превратившись в путы. Это задержало его на краткий миг — покров вспыхнул и путы испарились. Но мне хватило этого, чтобы оказаться рядом.

Барон отмахнулся мечом. Целился он в горло, и я присел, припал к земле, пропуская оружие над головой. Силовая волна прошла надо мной и взорвала очередную скалу. Хлопнув ладонью по камню, я породил движение, и опора под ногами барона зашаталась.

Снова взмахнув ножом снизу вверх, я нацелился обойти покров, но… Барона словно пузырь покрыл, в котором росчерк и застрял. Дохнуло опасностью, Кресс засверкал, и я отпрыгнул назад, кувыркнулся и метнулся за скалы. Сзади громыхало, камни крошились в пыль, дрожала земля. Я метался, полагаясь на одни лишь инстинкты. Опасность исходила сразу отовсюду, и я едва успевал вырываться из смертельных ловушек.

— До этого ты был всего лишь работой, но, кажется, это начинает приносить мне удовольствие, — сказал Кресс, приближаясь.

Ладно, пора драться всерьез.

Когда я сдавал на мастера, то использовал силу движения, чтобы сбивать противника. С тех пор прошло не так много времени, но моё мастерство выросло в разы. С первого же шага Кресс споткнулся, а я оказался у него за спиной, перехватывая руку с клинком.

Вывернув её, я направил лезвие ему в ногу и ударил второй рукой, вбивая, как клин. Про идеальный покров он не врал. Защита и правда оказался ужас как хороша.

Только вот у меня такая же, и я знал многие её секреты.

Барон попытался вырваться и чуть не испепелил мне голову, задействовав новую силу. Выглядело это как поток черного пламени. Закрутив противника, я сбил прицел и запутал ему руки, после чего принялся наносить удары, нащупывая слабые места.

И снова вспыхнуло чувство опасности. Мгновенно я разорвал дистанцию. Вокруг Кресса вспыхнуло черное облако. Не тьма, скорее мгла или нечто подобное.

Когда облако осело, остались круги вокруг барона. Они медленно вращались, намекая, что лучше не подходить.

— Я изучил тебя, — сказал барон. — Специально брал уроки у мастеров движения, чтобы знать, с чем столкнусь.

— Уверен?

Убрав нож обратно в ножны, я выставил руку в сторону и призвал копье из чистой внешней силы. Кресс нахмурился, увидев это.

Не всё ему обо мне доложили, ох не всё.

Отведя оружие обратно, с выдохом метнул копье. Барон отпрыгнул назад, создавая перед собой щиты, но скорость и подавляющая мощь была такова, что от раздавшегося взрыва разнесло в стороны обломки ближайших скал. На меня накатило облако пыли, в покров врезались осколки и отлетали обратно.

Сойдя с места, я в мгновение ока добрался до Кресса и ударил его в бок. Увернуться он все же смог. Едва успел, расплатившись за оплошность раной. Повторный удар откинул барона, я оказался у него на пути и, перехватив, со всей дури приложил спиной о скалу. С хрипом Кресс выплюнул сгусток крови.

Он снова призвал черное облако, но зная, чего ждать, я легко вовремя разорвал дистанцию.

Проблема настолько мощных атак в том, что требуется хотя бы несколько секунд, чтобы перевести дух между ними.

На этот раз Кресс смотрел на меня без уверенности, зато с ненавистью. Ладонью он прижал рану, та вспыхнула и запечатала бок.

Выставив две руки в мою сторону, он принялся складывать пальцами фигуры, формируя что-то по-настоящему интересное. Я увидел, как различные стихии вливаются в шар, раздувая его. Понятно, на что делал ставку барон последние десятилетия — на изучение разных стихий.

Вокруг потемнело, стало трудно дышать.

Я понял, что сейчас между нами всё решится.

Эпилог

Кая отрабатывала сложное таинство, когда рядом появился Кирий. Общая тренировка моментально стихла, и старая грымза, которую Кая никак иначе про себя не называла, набрала в грудь воздуха, чтобы возмутиться.

— Простите, я не помешал? — опередил её Кирий, быстро заговорив. — Заберу у вас ученицу ненадолго. Дело есть. Хочешь глянуть, как твоего парня бьют? — обратился он к Кае, — Зрелище обещает быть занимательным.

Ещё до того, как девушка осознала, о чем речь, Кирий схватил её за локоть и… Пространство растянулось, а они появились совсем в другом месте. Прямо за спинами у вооруженного отряда, следующего за кем-то.

— Это группа поддержки противника Эрано. Хочешь с ними разобраться? — не скрываясь, спросил Кирий.

Те тут же среагировали, но Кая оказалась быстрее. Накрыла место тьмой и выверенными ударами уничтожила одного за другим.

— Если это глупая шутка, — сказала она, убирая тьму. — То не смешно. Что там с Эрано?

— Он вон там, — указал Кирий. — Я скрыл нас, чтобы мы не помешали их разговору. Знаешь этого человека?

— Впервые вижу, — рассмотрела Кая какого-то мужчину. — Опять пафосно побеждать будет.

— Пафосно? — заинтересовался Кирий, который с искренним интересом наблюдал за начавшейся битвой.

— Да… — протянула Кая, которая тоже следила за боем. — Нет бы быстро и эффективно устранить врага. Как же… Надо обязательно покрасоваться.

— Бой выглядит напряженным, — заметил Кирий, который, хоть убейте, в упор не замечал никаких поддавков и попыток затянуть бой.

— Вы просто не знаете Эрано так, как я.

— Я всё же его учитель, — горделиво ответил Кирий.

Он был чудаком, гением. А ещё молодым мужчиной, который всю жизнь посвятил освоению мастерства, в ущерб всей остальной жизни. Из-за чего имел нулевой опыт общения с женщинами. Вот и красовался, сам того не замечая, рядом с эффектной Каей.

— Да-а?.. — протянула она скептически. — Тогда скажите, всё ли из показанного вы ожидали увидеть.

В течение следующей минуты пришлось признать, что Эрано в бою показывал куда больше, чем демонстрировал на тренировках и что смог заметить Кирий.

— Красиво, — сказал он, наблюдая за отточенностью действий.

— Смотрите, смотрите, — Кая схватила Кирия за руки и принялась дергать, как маленькая девчонка. — Сейчас начнется…

— Что?

— Пафос!

Сказано это слово было с максимальным… пафосом.

— Название у этого таинства есть? — спросил Кирий, завороженно наблюдая за гранями чужого мастерства.

Нет, Эрано не показывал ничего такого, что Кирий сам бы не смог повторить. После небольшой практики. Но всё равно. Это был серьезный уровень.

— Он не заморачивается с названиями. Это могут быть… ну… какие-нибудь прыжки из стороны в сторону, — задумчиво ответила Кая.

Она и сама впервые видела то, что демонстрирует Эрано. Его противник явно дошёл до кондиции и стал формировать последний удар, вкладывая в него всё, что было. Эрано же начал на месте смещаться из стороны в сторону. Настолько быстро и плавно, что не прошло и секунды, как появился его второй силуэт. Ещё через десяток секунд — третий.

Складывалось ощущение, что Эрано там стоит в компании двух своих близнецов. При этом каждый из силуэтов создал воплощенную стихию копья.

— Оригинально, — выдал Кирий. — Такого я ещё не видел.

Кая невольно сжала кулаки. В следующую секунду наступила развязка.

***


Я рисковал, когда опробовал новое таинство, над которым размышлял в последний месяц. Но оно того стоило.

Создав три копья, метнул их в барона. Тот сам подставился. Сосредоточившись на таинстве, он смог отбить два копья из трех. То, что прошло, пролетело над шаром, срезало ему пальцы руки и вошло в грудь, откинув мужчину назад, бросило на камни и протащило по ним.

Не жилец, понял я.

Шар, который оставался подвешенным, затрещал и взорвался. Разошёлся пузырём в стороны, уничтожая всё на своем пути. Достал и барона. Неудачно тот упал. Хотя как посмотреть. Задело только ноги, и никакой идеальный покров не помог. По колено его конечности слизало, будто его и не было.

Переоценил я его. Думал, успеет кинуть в меня шар. На этот случай, накинув на себя скрытность, я сместился ему за спину. Силуэты же были отвлекающим маневром.

Подойдя к барону, увидел, как он что-то шепчет.

— Убейте его… Убейте… — хрипел он, булькая кровью.

— Так группа прикрытия всё же была? — спросил я.

Вместо барона ответила Кая, что запрыгнула на обломок скалы, держа в руках чью-то голову.

— Мог бы и позвать, — сказала она, швырнув добычу мне под ноги.

До Кресса дошло, что он проиграл.

— Отправляйся к своему богу, — сказал я и добил его.

Так была закончена история ещё одного ловца, отправленного по мою душу.

Каким будет твой следующий ход, Эар?


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Важный день
  • Глава 2. Третий лагерь и поход
  • Глава 3. Деньги и проблемы
  • Глава 4. Разведка
  • Глава 5. Разговор на балу
  • Глава 6. Голем
  • Глава 7. Идеальный покров
  • Глава 8. Закрытая информация и мастер-скрытности
  • Глава 9. Таинства сокрытия и чуткая ж
  • Глава 10. Подготовка перед выходом на чужие земли
  • Глава 11. Покушение
  • Глава 12. Перехват инициативы
  • Глава 13. Серьезный бой
  • Глава 14. После боя
  • Глава 15. Тонкости развития и интриги
  • Глава 16. Выгодное предложение
  • Глава 17. Путешествие
  • Глава 18. Храм и странный мастер
  • Глава 19. Обучение в храме
  • Глава 20. Ночь и ловец
  • Эпилог