КулЛиб электронная библиотека 

Идеальное тело [Нина Стожкова] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Разминка

Лина трусила по беговой дорожке, чувствуя себя белкой в колесе. Нет, скорее – мокрым взъерошенным щенком, выполняющим команды с выпученными от усердия глазами. Пять, десять, пятнадцать минут…. Кусок резины под ногами был закольцован, словно знак бесконечности, по которому существует только один путь – вперед. Вдох-выдох, вдох-выдох… Раз-два, раз-два… Главное, не снижать темп. Отвратительная струйка пота липкой змейкой стекала по спине. Бр-рррр! Даже встроенный вентилятор не помогает! Лицо горело, очки запотели, ноги гудели, как электрические столбы.... Господи, да где же он, этот проклятый финиш?!

Останавливаться нельзя, собьется дыхание, надо бежать, бежать вперед, пока лента под ногами, выполнив заданную программу, сама не остановится.

Лина достала из углубления пластиковый стаканчик и, не останавливаясь, сделала несколько жадных глотков. Уф, теперь чуть легче. Она вытерла шею клубным полотенцем и перевела взгляд поверх тренажера… Все как всегда. А что, собственно, она хотела увидеть? Зал как зал. Ряд беговых дорожек, перед ним – ряд велотренажеров. Почти все тренажеры заняты. Женщины разных возрастов и комплекций с мокрыми и красными лицами перебирают ногами и считают на ходу сброшенные калории. Лина здесь тоже для того, чтобы бежать из последних сил! «Лень – фуфло, фитнес – все!» – повторяла Лина про себя только что придуманную кричалку. Мир принадлежит стройным и молодым. Толстые и немолодые могут рассчитывать в наше время только на прозябание. Нет уж, фигушки! Обочина жизни – не ее выбор. У нее куча планов. Надо вывести на новый уровень ее детский коллектив «Весёлые утята», хочется, наконец, устроить личную жизнь после неожиданного и обидного ее крушения – да мало ли что! Вообще пора уже жить без оглядок и оговорок. Эх, где ее двадцать лет!

Сердце Лины уже несколько раз давало сбои, и врач-кардиолог после обследования объявил, что сердце необходимо постоянно тренировать. Укреплять, так сказать, сердечную мышцу. Правда, добавил доктор, надо не терять чувства меры и не впахивать через силу. Но разве занимаясь так, ни шатко, ни валко, достигнешь зримого результата? Никогда! Тренируясь «в полноги» не сбросить лишний вес. А так хочется выглядеть не мешковатой, упитанной и усталой тетенькой средних лет, а элегантной дамой немного за 40. Называть цифру 43 даже мысленно Лине не хотелось. Зато очень хотелось, чтобы мужчины смотрели вслед, как бывало до встречи с Петром… Эх, Петр, Петр… Закрытая, хоть и важная глава, которую из книги жизни не вычеркнуть, даже если захочешь… Надо быть реалисткой: столь эффектного мужчину в ее возрасте уже не встретить… такие мачо, как ее бывший муж, в сорок уже косят глазом на молоденьких, словно породистые жеребцы на юных кобылок. А тогда… тогда Петр быстренько отшил всех ее кавалеров, ворвался в ее судьбу, как сквозняк в открытую дверь, и заполнил собой все свободное пространство ее души. Любимый мужчина смог убедить в том, что счастье не только в работе, что жизнь вдвоем станет отныне полнее, радостнее и прекраснее, чем была прежде в одиночку.

Лина до сих пор не уставала удивляться, как стремительно они тогда поженились. Сблизила страсть к авантюрным приключениям и к путешествиям. Потом были поездка в Китай, путешествие в Болгарию, и в той, и в другой стране – приключения и опасности, а еще – раскрытие запутанных преступлений и побег от бандитов. Вообще было много всего чудесного и увлекательного…. Было, да сплыло. Разве могла она, влюбленная по уши представить, что «рай в шалаше» окажется таким недолговечным? Ни одной минуты не догадывалась! Они с Петром прожили пару лет душа в душу, а потомБанальная, в общем-то, история. Пылкую страсть убил быт, накопилась усталость, стало все чаще появляться раздражение друг другом, и, наконец, незаметно, как кот на мягких лапах, подкралось охлаждение.… Петр завел интрижку на стороне, Лина в отместку – свою, начались скандалы, демонстративные уходы из дома, немыслимое прежде желание сделать что-то назло бывшему ненаглядному… В общем, «понеслось по трубам»… Примирение оказалось невозможным, да и в сущности не нужным ни ей, ни Петру. Разведенка Лина заедала обиды вредными для талии вкусностями, просиживала одинокие вечера у телевизора и, проклиная злодейку-судьбу, набирала лишний вес. Избыточные калории, опасный возраст чуть за сорок и сидячий образ жизни в итоге, увы, прибавили лишние сантиметры на талии…. Лина решила не повторять, как многие её подружки, дурацкую поговорку, что, дескать, поправляются «не от котлет, а от лет», и бросила вызов лишним килограммам. Стать жирной коровой к пятидесяти? Нетушки! Она теперь будет постоянно и въедливо считать калории и тратить их больше, ну или, в крайнем случае, столько же, сколько потреблять. Отныне никаких конфет и пирожных! Долой макароны и картошку! Она будет три раза в неделю бежать по этой проклятой дорожке, пока на мониторе не высветится заветное слово «Финиш». В cорок три года ей не нужен ни пирсинг в пупке, ни косметические уколы, ни пластические операции. Глупости все это! Ей требуется всего лишь нормальный вес, чтобы болезни как можно дольше обходили ее стороной, и вот за это она будет биться до конца….

Огромные мониторы, подвешенные под потолком, транслировали одновременно несколько программ телевидения. Можно надеть наушники, выбрать канал и включить звук. Только зачем? Лина, словно переключая невидимый пульт, обвела взглядом все экраны. «Привет, болтуны и болтушки! – подумала она. – Да вы, ребята, сейчас такие же белки в колесе, как и я! Крутите свои невидимые педали, хотя и остаетесь в своих студиях, разогретых софитами. Наверное, вы тоже мечтаете о том, чтобы дольше не сойти с дистанции, не лишиться должностей, статуса, славы и доходов…Вы хотите так же, как я, молодо и модно выглядеть до самой старости и готовы отдать за это все на свете, даже ваши продажные душонки, главное – не выйти в тираж».

– О, черрррт!.

Задумавшись, Лина пошатнулась и едва не упала, успев в последний миг ухватиться за перила и устоять на ногах. «Вот дура! Нашла место размышлять на посторонние темы и глазеть по сторонам, – отругала она сама себя. – Спортсменам думать вообще противопоказано! У них всё тело как один большой и упругий мозг».

В зале скрипели тренажеры и ритмично топали ноги. Управляющая клубом, затянутая в красное платье, беседовала о чем-то с худющей дамой в розовом спортивном купальнике и гетрах в полоску. Но женщины находились далеко, и их голоса не долетали до Лины. Потом управляющая нетерпеливо махнула рукой и вышла. Фемина в розовом тоже куда-то делась. Лина заставила себя сосредоточиться на беге. Рядом с ней пыхтели дамы на тренажерах, они-то не отвлекались по пустякам. Клиентки явились в клуб, чтобы пахать в полную силу, отрабатывая «кровью и потом» денежки, отданные за годовой абонемент. Надо сказать, что здесь, в престижном клубе «Леди лидер», пропуск на год стоил весьма прилично. Лина порой думала: вот: грохнись она прямо сейчас на беговую дорожку, вряд ли кто-то голову повернет в ее сторону. Разве что тренерша подбежит по долгу службы, чтобы как можно быстрее ликвидировать последствия неприятного инцидента. Даст понюхать нашатыря или положит на лоб мокрое полотенце. А посторонние клиентки… Что ж, они дорого заплатили за свое обновленное тело, практически заключили «договор с дьяволом», пообещавшим вечную молодость. То бишь, подписали бумагу, скрепленный печатью и двумя подписями – Лины и управляющей. Этот документ не предполагает решение чужих проблем в оплаченное время. Значит – никаких обязательств, никаких посторонних просьб – сорри, как говорится, мои дорогие… Здесь, в царстве здорового тела и бодрого духа нет места слабости и состраданию. Только «голливудские» улыбки, молодой кураж и радостный смех… Идеальное тело не предполагает идеальную душу. Только бизнес, ничего личного…

Показушный пафос «элитарного» клуба Лина переносила с трудом. И все же чистота в залах и в бассейне, а также вежливость персонала были приятными дополнениями к тренировкам. Ради этого приходилось мириться со специфической атмосферой спортивно-гламурного заведения. Впрочем, все это были мелочи, на которых Лина давно решила «не заморачиваться». Коль скоро она отвалила изрядную сумму за вход в этот спортивный рай, отказавшись от запланированной туристической поездки за границу, надо было как-то приспосабливаться к местному стилю общения и к негласным законам, бытовавшим в клубе. Например, пришлось купить спортивную форму известного бренда и дорогое белье, чтобы не выглядеть в зале и в раздевалке белой вороной. Лина давно заметила, что клубные дамы исподволь разглядывают друг друга, как бы расставляя всех по ранжиру на такой шаткой и ненадежной «лестнице тщеславия». Впрочем, в каждом монастыре – свой устав, значит, надо как все прилежно бежать по дорожке, не оглядываясь по сторонам, чтобы ненароком с нее не шлепнуться. Сочувствие к толстым, рассеянным и не слишком молодым клиенткам не входит в служебные обязанности тренеров. В пухлом договоре с клубом, который Лина подмахнула, почти не читая, она впоследствии обнаружила немало пунктов, по которым клиент, если что, сам во всем виноват.

Не прекращая бег, Лина воткнула наушники в розетку и в ту же секунду попала во власть заводного ритма и бодрой мелодии. Кстати сказать, наушники требовались не только для того, чтобы бодро бежать под музыку. Топот ног в тренажерном зале стоял такой, словно там занимались не хрупкие женщины, а шагала по плацу рота солдат. Или же продиралось через джунгли стадо слонов.

– Женщине плохо! – высокий девичий голос зазвучал пронзительно, как на рынке. Несколько клиенток, в том числе и Лина, автоматически нажали красные кнопки «Стоп». Однако большинство дам продолжали бежать по дорожкам, как ни в чем ни бывало. В жесткой и беспощадной борьбе с лишним весом отвлекаться на чужие проблемы – неоправданная роскошь.

Лина выдернула наушники из розетки, спрыгнула с дорожки и кинулась к велотренажеру. Возле него уже застыла, как соляной столб, дамочка в коротких белых шортах, туго обтягивавших мощные бедра. Лина проследила за направлением ее взгляда и обмерла.

Опустив голову на руль и неудобно ссутулившись, на велотренажере сидела хрупкая девушка. Ярко-рыжие волосы упали на глаза, наполовину закрыв нежное, словно фарфоровое личико. Через тонкую ткань спортивной майки проступали острые, как колючки рыбьего плавника, позвонки. Руки девушки безжизненно свисали вдоль тела, нога сползла с педали. Незнакомка была мертва.

Звенящая тишина

Когда Лина впервые переступила порог раздевалки «Леди-лидера», ее поразила непривычно мрачная окраска стен. Вот вам и обещанная релаксация! Цвет «темный баклажан» давил на психику и не позволял расслабиться. Потолок был не лучше – темно-бордовый, с легкими вкраплениями кремового. В сочетании с тусклыми, низко висящими светильниками и зеркалами в тяжелых рамах это интерьер раздевалки недвусмысленно напоминал дорогой бордель из фильма шестидесятых. Краем уха она услышала, что темные цвета – любимая «фишка» управляющей клубом, и она каждое лето перекрашивает стены руками гастарбайтеров во всё в более и более мрачные цвета. Впрочем, что там стены – тяжелые бархатные шторы в кафе были темно-лилового цвета и поглощали солнечные лучи даже в самые жаркие и яркие летние дни. Ну, а зимой вообще повсюду в клубе царил депрессивный полумрак. На этом фоне странно выглядели задорные и бодрые тренеры, без конца, как мантру, повторявшие «Наш клуб для вас – это зона комфорта и зона релаксации». При этом они лучились обаянием и ослепляли улыбками. Видимо. администрация клуба компенсировала их молодой энергией тусклой свечение светильников.

Ещё Лину поразила в клубе странная, почти звенящая тишина. Голые женщины деловито сновали туда-сюда – за полотенцами, к напольным весам и к фенам, за вещами в шкафчиках, однако исполняли все это с таким серьезным видом, так молчаливо и сосредоточенно, словно занимались каким-то важным делом. Со стороны клиентки клуба были похожи на медсестер в больнице, только без одежды. Лина как-то услышала историю, просочившуюся в газеты, и с тех пор стала прикрываться полотенцем. Желтая пресса писала, что руководство одного из таких вот престижных и пафосных, как «Леди лидер» клубов организовало негласную видеосъемку в раздевалках, парилках и душевых. Цель, как обычно все у нас, была благая: предотвращать воровство в раздевалках и фиксировать возможные криминальные ситуации в душе. Однако кто-то из охраны поддался соблазну и выложил служебную видеозапись в сеть, разумеется, не бесплатно. Голые женские тела попали на один из сомнительных сайтов, посещение которого в результате этой акции резко выросло. Ещё бы! Тела на записи были на любой вкус и цвет, даже афро-американские и азиатские. Вскоре, понятное дело, все открылось, разразился жуткий скандал, охранники были уволены, а новоявленные «звезды сети» из раздела «мягкое порно» подали на руководство клуба судебные иски. Лина тогда подумала, что вряд ли ее, не слишком молодое и пухлое тело, наберет кучу «лайков» в сети, но на всякий случай решила быть осторожнее и по возможности прикрывать собственные неформатные «прелести» в раздевалке и в душе полотенцем.

Искусственный свет и обилие голых тел усиливали сходство раздевалки с медицинским учреждением. С той только разницей, что дамы, собравшиеся в одном месте, и в одно время, разговаривали между собой крайне мало. Лишь иногда звучала чья-то тихая просьба посторониться, и в ответ следовал чей-то сдержанный кивок или шепоток. Всё это выглядело в глазах Лины по меньшей мере странно… Она хорошо помнила свои спортивные тренировки в школьные и в студенческие годы. От девичьего щебета в раздевалках и от молодого ржания в спортзале тогда стены дрожали. Здесь же все были крайне немногословны – словно боялись ненароком встать на одну доску с дамами «не их круга». Странная. ничем не объяснимая спесь… В бане, как известно, все равны. Впрочем, натянув на влажное тело дорогие трусики, кружевное боди или бюстгальтер известной фирмы, амазонки чувствовали себя уже намного увереннее. Словно все точки над «i» наконец-то расставлены, и окружающим стало предельно ясно, «ху из ху». Дескать, что за птицы и какого полета почтили заведение своим царственным визитом. А уже надев поверх дорогого белья не менее дорогой деловой костюм и соответствующие ему изящные туфельки, дамы могли любезно процедить соседке по шкафчику пару слов ни о чем – например, как прошла «индивидуалка» с новым тренером, или как хорош свежий творог на Центральном рынке. … Эти картинки напомнили Лине вычитанное где-то наблюдение друзей британских принцев. Мол, наследники трона требуют от ровесников, чтобы те относились к ним, как к обычным молодым людям. Однако стоит кому-то слегка погладить их «против шерстки» или фамильярно пошутить, как сразу же между принцами и принцессами крови и дерзкими «простолюдинами» вырастает невидимая стена. Всем своим видом приятели с голубой кровью дают понять дерзким выскочкам, что те перешли запретную черту…. Увы, наше, недавно еще демократичное общество незаметно разделилось на страты, касты и кланы, и новоявленные богатеи принялись наперегонки самоутверждаться за счет тех, у кого кошельки не такие тугие, а самооценка не так зашкаливает. Хотя до хороших манер принцев крови нашим богатеям, увы, пока еще очень далеко…

Разумеется, в жилах дам, рассекавших площадку перед клубом на «Ауди», «Порше» и «Мерседесах», текла отнюдь не королевская кровь, и они обладали далеко не манерами принцесс, однако дамочки держали дистанцию с посетительницами попроще не хуже надменной английской аристократии. Лина догадывалась, что у этих воображал – свои комплексы и тайны. Однако она знала и другое. Как бы эти выскочки из простонародья ни важничали, они далеко не сливки отечественной буржуазии. По-настоящему богатые соотечественницы даже в этот клуб премиум-класса не ходят, а приглашают в свои личные спортзалы и бассейны приватных тренеров по фитнесу. Правда, тренеры обычно выдерживают капризы вип-клиентов недолго, потому как не хотят прожить всю оставшуюся жизнь при рабовладельческом строе. Лине однажды рассказали поучительную историю. Как-то в одном из приватных подмосковных дворцов опытный тренер по плаванию столкнул капризного мальчишку в воду. Из лучших, разумеется, побуждений. Хотел сделать из изнеженного барчука спортсмена и «настоящего мужика». Тонкий педагогический прием не остался безнаказанным. На следующий день тренер уже не работал в загородном дворце у олигарха. В общем, в элитных рублевских коттеджах текучка среди обслуги наблюдается не меньше, чем на вещевом рынке. Одни тренеры увольняются, но тут же на их место встают новые наивные искатели больших гонораров и богатых женихов-невест из элитных поселков.

…. Лина отвлеклась от абстрактных размышлений и неохотно вернулась к реальности. Сейчас все сословные предрассудки и классовые барьеры показались ей мелкими и ничтожными выдумками. Другая, невидимая, но непреодолимая преграда отделяла рыжеволосую девушку и от бедных, и от богатых. Она вошла во врата, из которых еще никто и никогда не возвращался.


Несмотря на ЧП клуб для клиентов закрывать не стали. Бизнес есть бизнес: смерть клиента не является форс-мажором и в условиях стандартного договора не прописана. Все остальные клиентки обязаны получить оплаченные услуги в полном объеме. Что бы ни случилось…. Лина вспомнила, что администрация клуба любит повторять:

– Наш клуб закрыт всего лишь один день в году – 1 января. Все остальные 364 дня мы работаем по расписанию, что бы ни случилось.

«Что бы ни случилось» … Лина попыталась стряхнуть с себя странное оцепенение, но возвращение в реальность давалось с трудом.

Она стояла в уголке зала, прислонившись к белой стене, почти незаметная на ее фоне в своей белой футболке, и молча фиксировала все, что происходило вокруг. Мизансцена больше смахивала на кадр из «чернушной» киношки – из тех, что в последнее время обожают снимать наши режиссеры «фильмов не для всех». Или, в крайнем случае, напоминала жестокую сцену из слезливого женского сериала.

Вот в тренажерный зал вбежала молоденькая врачиха в розовом медицинском костюме. Она подняла безжизненно свисавшую руку той, что еще недавно была красивой девушкой с пышными рыжими волосами и выточенным регулярными тренировками телом. Докторша попыталась нащупать пульс, но замерла, едва не разрыдалась и осторожно отпустила безжизненно упавшую руку…. Через несколько секунд, глубоко вздохнув, врачиха вызвала по телефону «Скорую» и полицию. Лина хорошо представляла себе, что будет далее: вначале приедет невзрачная синяя газель – из тех, что медики между собой называют «труповозками», следом за ней – полицейская машина – для соблюдения необходимых формальностей. Возможно, это случится не слишком скоро, поскольку официальным службам торопиться уже незачем и не к кому… Лина стояла у стены, словно в оцепенении, и не находила в себе сил уйти.

Представители администрации появились до приезда «скорой». Старший супервайзер тренажерного зала Инесса, заметив Лину, попросила у нее клубное полотенце и укрыла тело девушки с головой. Парочка клиенток прервали тренировку и, стараясь не оглядываться на полотенце и на то, что было под ним, поспешно покинули зал. Однако несколько дамочек все еще продолжали бежать по дорожкам и крутить педали велотренажеров, как ни в чем не бывало. Чужие неприятности их не касались. Как говорится, «шоу должно продолжаться» …

Лина решила, что дождется полиции, и, усевшись в уголке зала, постаралась еще больше «слиться с местностью». Любопытство не позволяло ей уйти.

Дальнейшее действие разворачивалось перед ней, словно на сцене. Первым явился врач «Скорой» – невысокий коренастый мужчина с усталым и недовольным лицом. Доктор прекрасно понимал, что на сей раз денег, поспешно сунутых в карман, за устройство пациентки в «очень хорошую больницу» не будет. Он решительно поднял полотенце, тяжело вздохнул и в свою очередь попытался нащупать на шее мертвой девушки пульс… Видимо, так было положено по инструкции, потому что даже Лине, наблюдавшей эту сцену издалека, было ясно, что сердце в этом хрупком и узеньком тельце давно не бьется. Прикрыв покойную полотенцем и заполнив бумаги, доктор вздохнул, уселся на тренажер и стал терпеливо дожидаться полицию…

И полиция не замедлила явиться – в лице невысокого упитанного капитана. У представителя власти лицо было не только профессионально усталым, как у доктора, но и профессионально непроницаемым. Рыжие волосы, оттопыренные уши и конопушки на курносом носу делали стража порядка каким-то домашним, уютным, похожим скорее на повара или на официанта – в общем, на кого угодно, только не на офицера полиции, во всяком случае, ни на одного из тех, о ком снимают «убойные» сериалы. Следователь явно спешил поскорее покончить с неприятными формальностями и отправиться домой, к семейному ужину и телеку. Он крутил в руке мокрый зонт, но не спешил с ним расстаться, очевидно, опасаясь забыть имущество в неразберихе «первичного осмотра места происшествия».

– Думаю, смерть наступила в результате острой сердечной недостаточности, – тихо сообщил врач, – однако только вскрытие даст нам более чёткий ответ.

– Ну да, похоже на несчастный случай, – подтвердил опер. – Если, конечно, в клубе не нарушалась техника безопасности. Впрочем, это будет нетрудно проверить. Вот сейчас и поговорим. Придется мне, уважаемые товарищи тренеры, задать вам несколько вопросов.

Лина почти слилась со стенкой. Она слышала каждое слово, произнесенное в зале, и внутренне радовалась, что всем сейчас не до нее.

«Ого, похоже, этот рыжий пинкертон не так прост. Внешность обманчива, и под маской простачка вполне может скрываться мощный аналитический ум. Сейчас этот колоритный полисмен пристроит наконец на лавочку свой чертов зонтик, усядется рядом с врачом и, надеюсь, начнет копать глубже, – подумала она. предвкушая редкую возможность побывать на первом допросе свидетелей. Однако внезапно все пошло не так. Задав несколько дежурных вопросов, довольно очевидных и глуповатых, а также черканув что-то в блокноте, полицейский двинул к выходу.

Не успел он сделать и пяти шагов, как в тренажерный зал влетела управляющая клубом – та самая блондинка в красном платье – и затараторила медовым голоском:

– Ну, куда же это вы так спешите, господин следователь? Пойдемте-пойдемте в наш буфет, я хотя бы вас чаем напою. Ведь конец рабочего дня уже! Наверное, набегались за день, устали. В нашей столице что ни час – то происшествие. В общем, не отказывайтесь, капитан, а то обижусь. У нас, правда, тут все диетическое, но для вас, господин офицер, найдется и тарелка борща, и куриная котлетка с картошкой. Понимаю-понимаю, вы при исполнении, но грамм-то пятьдесят для согрева и для релаксации в конце рабочего дня, я полагаю, никому не помешают, и никто вас за это не осудит. Вы ведь, надеюсь, не за рулем? Да отвечу, не беспокойтесь, на все ваши вопросы. Идемте же скорее, обед остынет!

Полицейский покраснел так, краснеют только рыжие и веснушчатые мужчины. Краска залила все его лицо – от лба до шеи. Мужчина попытался что-то возразить, но, не слушая его официальное бормотание, дамочка решительно взяла под руку служивого и потащила его к выходу.

Вот вам и «проницательный», вот и «не так все просто»!. Лина была не на шутку раздосадована. Этот «пинкертон» – такой же мент, как все! Любитель пожрать, в особенности, на дармовщинку, а вот «копать глубже», наоборот, не в его правилах. Во всяком случае, в этот раз он не намерен надолго задерживаться на месте происшествия. Лина осторожно сползла с тренажера, с хрустом потянулась, чтобы размять затекшие от долгого сидения ноги и онемевшие руки, и поплелась в раздевалку.

Смутное беспокойство охватило ее. Молодая очаровательная девушка была мертва. В этом чувствовалась какая-то высшая несправедливость, были нарушены корневые законы жизни. Молодые не должны умирать! До этой юной девы еще не скоро дошла бы очередь в тот, другой мир. Самое обидное, что нелепая смерть красавицы была здесь, по большому счету, никому не интересна. Во всяком случае, Лине показалось, что эта трагедия не особенно взволновала конопатого полицейского, любителя дармовых супов и котлет. И все же… Кому-то ведь эта девушка была дорога? Кто-то ведь оплачет ее и, возможно, даже почувствует, что без нее его жизнь будет пуста и ничтожна. Лине внезапно захотелось узнать что-то еще о красивой, но такой невезучей девушке, чья жизнь оказалась несправедливо короткой… Размышляя обо всем, что случилось в последний час в «тренажерке», Лина поплелась раздевалку. Мысли о рыжеволосой девушке не оставляли ее…

Укол веретена и злая фея

Вера Кирпичева с детства обожала сказку «Спящая Красавица». Страх, восторг и предвкушение чуда неизменно охватывали долговязую рыжую девочку, когда та брала в руки потрепанную книжку сказок Шарля Перро. Каждый раз она с замиранием сердца ждала момента, когда злая фея Карабос подсунет прекрасной принцессе отравленное веретено. Она прекрасно знала, что принцесса сейчас уколет палец и уснет на сто лет, однако помнила, что красавицу потом разбудит прекрасный принц и все в конце-концов закончится пышной свадьбой. Повзрослев, Вера стала понимать, что жизнь и сказка – это две параллельные прямые, которым никогда не пересечься. И все же почему бы не помечтать? Например, о том времени, когда в ее судьбе тоже появится принц на роскошной иномарке, и ей уже не нужно будет считать каждую копейку. Сама же Вера однажды очнется от сна, которым казалась вся ее предыдущая жизнь, и переедет из «хрущевки» в загородный замок. Вот тогда-то все окрики матери, унизительная нищета и тумаки отца навсегда останутся в прошлом, как дурной, хоть и долгий сон…

Шли годы, а сказка все не становилась былью. Отец так же пил, буянил и поколачивал Верину мать, школьные учителя по-прежнему придирались к Верочке, мечтательной простушке, а одноклассники открыто презирали за бедность. Вера стеснялась приглашать их в запущенную «двушку» на пятом этаже старенькой «хрущевки», чтобы не нарваться на очередной скандал с пьяным папашей и недовольное шипение матери.

Словом, девочка с каждым годом все больше верила: где-то там, на небесах, фея Карабос пробормотала в ее адрес страшное проклятие, и теперь по ее милости она вынуждена влачить серенькое существование и проживать чужую убогую жизнь.

Школьными успехами Верочка, мягко говоря, не блистала, связей и денег у её «родаков»-неудачников отродясь не было… В общем, бюджетное место в престижном вузе «Спящей красавице» не светило ни при каком раскладе, а о платном отделении вообще речи не шло. В итоге перед ней нарисовался выбор весьма скромный: медицинский или педагогический колледж. Впрочем, Вере было все равно, лишь бы быстрее забыть ненавистную школу, реже бывать дома и меньше зависеть от родителей. В медицинский колледж в тот год оказался недобор, и Верочке повезло: она неожиданно прошла с тройками на лечебный факультет. Ее выбор родителям понравился. «А что? В наше время медик в семье – это очень и очень недурно. Ну, не у станка же Верке стоять и не коров доить?». Незавидным пролетарским будущим родители пугали ее все десять школьных лет, когда дочка приносила домой двойки и тройки. В общем, решили они, медсестрой работать не так плохо, особенно в Москве, где зарплаты у медиков не такие нищенские, как в провинции, столичные продавщицы – и те меньше получают. А если их доча будет проворнее и ей удастся устроиться в какую-никакую престижную клинику, тогда она и родителям сможет деньжат подбросить. В больницах ведь нынче как: за каждое подложенное судно и за любую капельницу надо платить. Папаша внезапно зауважал «дочу» и частенько хвастался собутыльникам: «Верка-то моя будет учиться на медицинского работника. Случись что – медсестра всегда рядом, уж капельницу-то отцу поставит. Вот только бы попутно не закодировала, змея!».

«Щаззз, – думала про себя Вера, – размечтался, папуля! Разбежался закодироваться на халяву! Пей сколько хочешь и живи с мамкой в своей хрущевке, а мой принц, надеюсь, уже скачет сюда на белом коне, чтобы забрать меня в замок».

Лет в шестнадцать Вера вдруг заметила, что отношение к ней в классе странным образом изменилось. Мальчики наперебой стали искать ее дружбы, а девочки тайно и явно завидовать, ненавидеть и пакостить при всяком удобном случае. Несмотря на интриги и коварные проделки, девчонки старались держаться поближе к Вере – ради лучших мальчиков класса, буквально водивших хороводы вокруг рыжей девчонки. Популярность Верочки и вправду росла с каждым днем. И это неудивительно. Из зашуганного и невзрачного, к тому же рыжего «зверька» Вера к старшим классам превратилась в роскошную «топ модель». Да, такие странные чудеса порой случаются на наших среднерусских равнинах. Климат, что ли, у нас такой – способствует рождению красавиц? Откуда что берется – непонятно. Видимо, всему виной игра разнообразных генов, доставшихся и от древних русичей, и от кочевников, а также влияние зимнего холода, вытачивающего правильные черты лица и соблазнительные формы у вчерашних гадких утят, словно у ледяных скульптур. И мамаша, вроде бы, не Мерлин Монро, и папаша – не Ален Делон, однако дочка выросла – всем на загляденье. Ростом выше среднего, тоненькая, с пышными рыжими волосами, зелеными русалочьими глазами и аккуратным классическим носиком. Стоило Вере появиться на улице, как особи мужского пола всех возрастов тут же поворачивали головы в ее сторону, как будто она принимала парад.

«Отлично, значит, за принцем гоняться не придется, – сообразила Вера лет в семнадцать, – сам прибежит и будет еще в ногах валяться, умолять в его замок пожаловать. Надо только правильные места для знакомства выбирать, потому как «на районе» можно только с шоферюгой или с охранником познакомиться…А такого счастья мне не надо – тумаков от папаши на всю жизнь хватит» … И Вера решила поискать подходящие места для встречи с принцами…

Архив с грифом «секретно»

На следующий день Лина явилась в «Леди лидер» через час после открытия клуба. Смерть рыжеволосой девушки не давала ей покоя. Нет, она не успокоится, пока не узнает все подробности!

Для начала Лина решила заглянуть в кабинет врача. Докторша в розовом медицинском костюме первой зафиксировала смерть девушки и вполне могла заметить что-то необычное на месте происшествия. В конце концов, профессиональная память у врачей не хуже, чем у полицейских. Странно, кстати сказать, что вчерашний полицейский не догадался ее допросить.

Вчера Лина видела докторшу мельком и издалека, в общем, толком ее не рассмотрела. Зато теперь, при солнечном свете, проникавшем в кабинет даже сквозь жалюзи, молодая докторша показалась Лине настоящей красавицей. Впрочем, невзрачных сотрудниц в этом клубе, кажется, не держали из принципа. «Интересно, а куда они девают постаревший персонал? Может быть, сдают в утиль или на переработку? Ну, как старые немодные вещи». – Лина невольно улыбнулась этой странной мысли. Она представила себе, как из постаревших сотрудниц в «Леди Лидере» выплавляют новых, симпатичных, одинаково улыбающихся, словно роботы. Она давно заметила, что эффектная внешность была одним из условий приема на работу в «Леди лидер», причем, на любую должность. Даже уборщицы и гардеробщицы, угодливые и молчаливые таджички и узбечки, были все как на подбор миловидны и изящны. Однако до красавицы-докторши робким среднеазиатским сернам было как мутному арыку до луны над Бухарой. Тоненькая, с пленительным восточным разрезом темно-карих глаз, опушенные длинными ресницами, молоденькая докторша была не просто красива. Она была очаровательна. Пышные темные волосы, легкий кавказский акцент… «Луиза», – прочитала Лина на бейджике, прикрепленном к безупречно чистому и накрахмаленному розовому жакетику.

«Представляю, какие неслабые деньжищи отвалила руководству и кадровикам её кавказская родня, – внезапно подумала Лина. – Вероятно, девушка получила это непыльное место не за красивые глаза. Доктор в спортивном клубе – это ведь как повар, который готовит еду для тех, кто практикует лечебное голодание… Короче говоря, работенка не бей лежачего», – подумала Лина, однако вслух спросила:

– Скажите, пожалуйста, Луиза, – что вам известно о вчерашней смерти девушки в тренажерном зале?

– Не понимаю… О чем вы? Какая смерть? Какой девушки? Уточните, пожалуйста. У нас в клубе десятки девушек. И с ними все в порядке. Спасибо богу и зарядке, – неожиданно бодро продекламировала Луиза заученную фразу… Похоже, начальство клуба уже успело поработать с персоналом и строго-настрого запретило всем болтать о вчерашнем ЧП, чтобы не отпугивать новых клиенток и не портить репутацию клуба.

– И все? – искренне удивилась Лина.

Луиза снова пленительно улыбнулась и вдруг предложила:

– А хотите, я прямо сейчас проведу Ваше тестирование? Совершенно бесплатно, хотя эта услуга стоит денег. Может быть, желаете измерить давление? Нет? Напрасно. Мне кажется, вы немного взволнованы. Может, хотите узнать ваш лишний вес при помощи точных весов? Не отказывайтесь, пожалуйста, это тоже будет для вас бесплатно. А как насчет тестирования на велотренажере? С удовольствием расскажу вам о наших акциях в этом месяце. О каких? Ну, о всяких-разных скидках и купонах. Между прочим, они касаются и специальных диет. Если согласитесь. продукты вам будут привозить домой в контейнерах. Вы ведь хотите сбросить лишний вес? Кстати сказать, сейчас у нас хорошие скидки…

– Ой, Луиза, пожалуйста, не трудитесь грузить меня рекламой. Моей зарплаты точно не хватит на эти ваши коробочки с паровыми котлетками и овощами. А что касается девушки…. Дорогая Луиза, вам нет смысла отпираться. Я вчера была в зале как раз в то время, когда девушку обнаружили мертвой, и все видела, – шепотом сообщила Лина. – Могу рассказать кое-какие подробности, если это вам интересно. – Лина заглянула в бархатные глаза красавицы и почувствовала, что девушка напряглась, как струна. Лина продолжала: – Скажу больше. Я вчера отдала мое клубное полотенце, чтобы укрыть труп от посторонних глаз. Ну, а потом я дождалась приезда врача «скорой» и полицейского. В общем, я видела все.

Луиза молчала и нервно теребила бейджик на розовом докторском жакете. Лина тоже держала паузу, лихорадочно подбирая слова, чтобы пробить броню несознательной красавицы. Дааа, эта Луиза, похоже, крепкий орешек… Обычно за внешней мягкостью кавказских женщин кроется стальной стержень. Пауза затянулась. Луиза выжидательно смотрела на собеседницу. Наконец Лина прервала молчание:

– Вчера совсем юная девушка умерла во время тренировки в вашем клубе. Вы как врач первой зафиксировали ее смерть. И что, вас она совсем-совсем не удивила? Вы ведь в начале года проводили тестирование уровня физической подготовки и здоровья этой девушки. Этого требуют правила клуба. Пульс, дыхание, выносливость – ну и все остальное в таком же духе. Возможно, вы как врач что-то упустили. В клубе уже работает полиция. Если ваша халатность стала причиной смерти девушки, то вам. Луиза, не поздоровится. Вы и сами это прекрасно знаете. Мне надо прояснить кое-какие детали, чтобы успокоить, так сказать, общественное мнение и прессу. Попытайтесь вспомнить все. Вы, моя дорогая красавица, еще слишком молоды для склероза. Впрочем, для уголовного дела – тоже. «Служебная халатность, приведшая к гибели человека» – слышали о таком? …

– Ну, ладно, так и быть, скажу. Только, чур, не выдавайте меня начальству, – пробормотала врачиха и перешла на быстрый шепот, – а то меня ждут большие неприятности. Во всяком случае, управляющая обещала уволить, если я хоть словечко кому-нибудь скажу …Обещайте хранить наш разговор в тайне.

Лина с готовностью кивнула, и Луиза продолжала:

– Если честно, то вообще-то рассказывать нечего. Все под Богом ходим. Вот и у нашей молодой клиентки вчера случился сердечный приступ. Со всеми классическими признаками и, к сожалению, с летальным исходом. Что ж, такое иногда случается с людьми, у которых слабое сердце. Или имеется врожденный порок сердца, о котором они не догадывались. Это очень и очень грустная история. Возможно, девушка не рассчитала свои силы, перезанималась – знаете, такое, к сожалению, случается даже с профессиональными спортсменами… И вот результат – ужасная трагедия для нашего клуба, страшное горе для родителей. Она так нелепо ушла из жизни – молодая, красивая, веселая…. Но что поделаешь? Все мы смертны. Я как врач знаю это лучше многих. Знаете, просто никто из нас не ведает своего часа…. Вообще-то я отношусь к смерти спокойно, можно даже сказать, профессионально – как к обязательной и неотъемлемой части любой жизни.

Луиза глубоко вздохнула и неожиданно добавила:

– Ладно, вы мне симпатичны, поэтому я еще кое-что вам расскажу, хоть это врачебная тайна. Несколько месяцев назад эта девушка приходила ко мне на консультацию. Сегодня я отыскала ее медицинскую карту в компьютере. В общем, так и думала – у нее были проблемы с сердцем. У девушки оказался врожденный порок. Как же ее звали? … Ах, да, вот у меня тут записано: «Вера Кирпичева». Я тогда посоветовала ей считать пульс во время каждой тренировки, избегать больших нагрузок и вообще следить за самочувствием. И в ближайшее время сходить на консультацию к кардиологу. Полагаю, она мой совет насчет кардиолога пропустила мимо ушей. Вы же знаете: молодым девушкам кажется, что болезни и смерть – это не про них. Это, так сказать, другой жанр и другая реальность. Однако смерть может настигнуть где угодно и кого угодно. В общем, все банально и очень печально… Увы. Извините, но ничего более сенсационного сообщить вам не могу. Хотя… На прощание как врач дам вам простой, но действенный совет: берегите здоровье и не портите себе нервы там, где вы помочь не в силах…

Дальше случилось то, чего Лина никак не ожидала. Огромные глаза Луизы внезапно наполнились слезами и от этого стали еще прекраснее. Лина подумала, что за хорошеньким личиком и изящной фигуркой, оказывается, прячется добрая душа, а это наши дни встречается довольно редко.

.Лина поблагодарила прекрасную докторшу за откровенность, наскоро простилась с ней и поспешно покинула клуб. Заниматься фитнесом у Лины в тот день не было настроения, и она решила отложить тренировку и дальнейшее расследование на завтра.

Танцы со звездами

Симпатичный паренек лет двадцати пяти не вошел, а буквально впорхнул в зал в мягких танцевальных туфлях. Так вылетает из-за кулис на сцену балетный солист, собираясь сразу же потрясти зал своими прыжками и вращениями. Молодой человек излучал такую энергию, что, подключи его к электросети, зеленые глаза юноши, возможно, вспыхнули бы, как лампочки на новогодней елке. Человек-праздник, по-другому и не скажешь! Длинные стройные ноги танцора в мягких туфлях двигались легко и неслышно, словно парень состоял в родстве с семейством кошачьих. Белая спортивная майка без рукавов демонстрировала накачанные мускулистые руки и приятный загар – видимо, учитель танцев успел слетать в длинные новогодние праздники в какую-то жаркую страну и привести там свое тренированное тело в еще более безупречную форму. Выгоревшие кудри, собранные сзади в аккуратный хвостик, трогательно подрагивали при ходьбе, а с лица паренька между тем не сходила белозубая улыбка.

– Привет, друзья! – закричал он так радостно, словно и впрямь с нетерпением ждал встречу с разношерстной толпой незнакомок и незнакомцев разного возраста и комплекции. Дело в том, что в танцевальный зал продавали абонементы не только женщинам, но и мужчинам, потому что танцы все-таки обычно предполагают партнеров.

– Меня зовут Георгий, – представился учитель. – Потанцуем? Эге-гей! Не вижу ваши улыбки! Все проблемы оставляем за дверью! Раз-два-три! Поеееехали!

Учитель танцев включил музыку, и тут началось…. Нет, не обычное занятие, а самое настоящее театральное действо.

Ученики и ученицы выстроились в шахматном порядке перед огромными зеркалами, Георгий стал в танцевальную позицию лицом к залу и начал вести разминку. Раз-два-три, раз-два-три. Голову вверх, вправо, влево, вниз …. Класс послушно повторял каждое его движение. Потом парень начал разминать руки, плечи, затем по одному пальцы на каждой руке… Он предложил аудитории постоять на одной ноге, прижав другую плотно к бедру и держа баланс, затем тоже самое проделать с другой ногой…. Потом пошли наклоны в стороны, подъемы с пятки на носок, баланс на пальцах… разминка была обязательной, однако довольно веселой частью тренировки.

Зал послушно и даже с удовольствием пытался повторять совершенные и выверенные движения учителя, и все же удавалось это далеко не всем. Лина с усердием вращала головой, разминала плечи, сгибала колени. Она поймала себя на мысли, что ей уже все очень нравится, что же будет дальше?

Наконец учитель Георгий включил быструю музыку, и сделал несколько легких шагов вперед и назад, отсчитывая вслух такт:

– Тра-та-та-та, раз-два-три-четыре…

Сопротивляться знойным латинским ритмам было невозможно. Внезапно учитель качнул бедрами и соблазнительно крутанул накачанными ягодицами, обтянутыми шелковыми танцевальными брюками… Лина опешила и сбилась с ритма. Вот это да! При таком эротичном танце никакого мужского стриптиза уже не требуется!

Все вокруг Лины послушно повторяли за учителем смелые движения сальсы, ничуть не смущаясь. Лина старалась не отставать от группы, тоже крутила бедрами и все больше и больше подчинялась властным латинским ритмам.

– Ай-яй-яй-яй! – пел из мощного динамика кубинец.

–Ай-яй-яй-яй! – выкрикивал Георгий, выписывая ногами немыслимые кренделя и одновременно имитируя руками игру на гитаре.

«Учитель танцев Раздватрис! – вспомнила Лина бессмертную книжку Юрия Олеши «Три толстяка», которую обожала в детстве. – О, а вот и кукла наследника Тутти!».

Тоненькая девушка в розовом купальнике, воздушной юбочке, тоже трогательно-розового цвета и в таких же розовых балетках, без устали кружилась в первом ряду, успевая при этом кокетливо поглядывать на себя в зеркале. Красотка старательно перебирала долговязыми ногами, пытаясь попасть в сумасшедший ритм сальсы., однако удавалось это ей далеко не всегда. Движения девушки были так неуклюжи и угловаты, что Лина даже слегка расстроилась.

«Вот как, оказывается, бывает! А еще красавица… Выходит, одной красоты и худобы для того, чтобы блистать в танце, недостаточно. Требуется еще что-то неуловимое …. Чувство ритма, музыкальность, пластичность – короче говоря, все, что именуется кратко – «божий дар». А «розовой балерине» остается утешаться эффектным нарядом и накладными ресницами…

Зато учитель танцев, стоявший лицом к залу, был поцелован богиней танца Терпсихорой еще в колыбели. Лицо его выражало целую палитру чувств – то восторг, то кокетство, то гордость – и неуловимо менялось вслед за изменением причудливого ритма танца. Сложные шаги, стремительные вращения – да что там, любые мыслимые и немыслимые па он исполнял играючи, без малейших видимых усилий. «Это у профессионалов называется «умное тело», – вспомнила Лина когда-то слышанное определение. К сожалению, ее собственное тело было глуповатым, даже туповатым, и она с трудом успевала за движениями учителя, безбожно путая дорожки шагов и повороты.

Паренек не только классно двигался, он еще и успевал шутить и подпевать в такт музыке. Учитель танцев творил свое маленькое шоу здесь и сейчас и, казалось, сам получал от него настоящее удовольствие. Его «показательный номер» слегка смахивал на «Танцы со звездами», рейтинги которых на ТВ зашкаливали. В общем, парень явно был не дурак, и в совершенстве освоил странный синтетический жанр, милый сердцу клиенток элитного фитнес-клуба. Одним словом, он хорошо освоил искусство очаровывать и раскрепощать любых, даже самых зажатых и неконтактных клиенток. Например, немолодых главных бухгалтерш. Его взгляд говорил о восхищении каждой, даже самой бестолковой и неуклюжей теткой, и его ученицы от этого его взгляда расцветали, как кактусы под лучами весеннего солнышка. Интуиция подсказывала пареньку: мода на латинские танцы не вечна, надо ловить удачу за хвост, пока она не ускользнула к более молодым и прытким конкурентам.

Дамы поедали глазами красавца, тихо млели и старательно пытались повторить сложные па, которые ноги тренера отчебучивали, казалось, без всяких усилий с его стороны. К сожалению, у его великовозрастных учениц подобие этих замысловатых шагов и вращений получалось довольно жалким… Однако дамочки все равно выглядели счастливыми и блаженно улыбались. Они ведь пришли сюда не в балерины готовиться, а приятно расслабиться после работы и получить удовольствие от музыки и движения. Учитель старательно подыгрывал своей благодарной, в основном женской, аудитории и бросал на женщин недвусмысленные взгляды, давая понять, что хочет каждую из них и что любая женщина, на которую он смотрит, прекрасна.

«Дааа, владельцы «Леди Лидера» – отнюдь не дурачки! – подумала Лина, в очередной раз путаясь в ногах. – Классно все обстряпали! Женщин должны учить танцевать мужчины. Молодые и красивые мужчины. Поэтому все мужчины-тренеры в «Леди лидере», как на подбор, – молодые, накачанные, красивые. И все как один – обаятельные, настоящие дамские угодники. Умеют и рассмешить неуклюжих учениц, и ободрить, и похвалить. «Не вижу ваших улыбок!» – самая популярная фраза у здешних педагогов. Парни ведь прекрасно понимают, что их главная задача на уроках – помогать обеспеченным дамочкам приятно проводить досуг. «Получить релакс», как тут говорят. А если сказать проще – то дать женщинам, замученным семейными проблемами и детьми, возможность хотя бы ненадолго сбросить груз забот и подвигаться в ритме приятной музыки. Ну, а нескольким кавалерам, купившим абонементы в танцевальный класс, тоже полезно поучиться у этого танцора искусству обольщения. В общем, свою работу в элитном клубе тренеры выполняют с блеском. Неудивительно, что танцевальные группы здесь всегда переполнены, а разовые билеты и абонементы в танцевальные классы распродаются задолго до начала занятий, невзирая на все кризисы, инфляции и дефолты».

Тем временем розовая «Кукла наследника Тутти» по-прежнему топталась на месте, и тонкие и длинные, как у комара-сенокосца, ноги девушки то и дело сбивались с ритма, а тощие руки забавно болтались вдоль туловища. Девушке явно не хватало мышечной массы, чтобы выполнять сложные движения. Особенно плохо худышке удавались вращения. По инерции ее то и дело сносило вбок, словно букашку на ветру. Жалкая улыбка и наклеенные ресницы дела не спасали.

«Бедная! – думала Лина. – Наверное, у нее анорексия. Из-за чрезмерной нервотрепки организм не принимает еду. Такая же болезнь была у леди Дианы, когда Чарльз мучил ее бесконечными изменами со своей страшилой Камилой. Ой, да эта «розовая балерина» еще и с прибабахом! Во время перерыва подбегает к розовой плюшевой собачке, сидящей на подоконнике, гладит ее и поправляет игрушке голову».

Лина исподволь оглядела зал. Клиенты танцевального класса были одеты очень разношерстно. Рядом с девушками в дорогих балетных платьях отплясывали тетеньки серьезной комплекции в спортивных костюмах и кроссовках. Их соседство придавало Лине уверенности. Уже не хотелось сбежать от позора, как в первые минуты занятия. Парочка полноватых мужчин в последнем ряду старательно выделывали ногами смешные кренделя. Боже, а это еще кто? Лина внезапно заметила у окна долговязого типа, которого она явно прежде встречала. Мрачноватый дядька средних лет неуклюже топтался в дальнем углу зала, не слишком усердно повторяя движения тренера. Взмокшие волосы этого чудика были слегка всклокочены, взгляд сосредоточен на видавших виды кроссовках, а руки неуклюже двигались поперек музыки, не успевая за бестолково топтавшимися и путавшимися длинными ногами. По сравнению с ним «розовая балерина» была просто Майей Плисецкой!

«Этот «танцор», наверное, ходит сюда для снятия комплексов, – подумала Лина, – или чтобы с какой-нибудь из этих бело-розовых красавиц поближе познакомиться. Видимо, у него кризис среднего возраста. Впрочем, парень зря старается. Девушки за уроки танцев выкладывают приличные денежки и отрабатывают их по полной программе. Им некогда глазеть по сторонам, тем более, на немолодых и неуклюжих персонажей.

Дамам, старательно повторявшим движения учителя в первых рядах, и вправду было в тот миг не до старательных новичков. Все женские взоры были устремлены на красавца тренера. Георгий был настоящим профессионалом и умел «держать зал».

Учитель объявил паузу, чтобы поменять диск и дать возможность подуставшим ученикам промокнуть пот и попить водички. Лина тоже взяла полотенце, и тут вдруг увидела, что долговязый «топтыгин» направляется прямиком к ней. У мужчины была забавная надпись на футболке: «Защитим писателя, он в Красной Книге!», однако сам этот тип выглядел довольно мрачным и сосредоточенным. Лина подняла глаза и….оторопела. Ничего себе, это же Валерий Башмачков, собственной персоной! Ее давний знакомец, товарищ по расследованию запутанных преступлений в Китае и в Болгарии. Интересно, каким ветром занесло его сюда?

Мужчина стоял перед Лииной. «как лист перед травой», и взирал на нее с неподдельным интересом. Вот так номер! Башмачков и танцевальный класс – есть ли вещи более несовместимые? Лина. наверное, меньше удивилась бы, если бы увидела в этом зале танцующего жирафа…

– А вы-то, господин литератор, как сюда попали? – оторопев, прошептала она.

– Аааа, узнали наконец! – обрадовался Башмачков и протянул Лине руку, влажную после непривычной для него нагрузки. – Как занятие закончится, я вам сразу все-все объясню. Давайте посидим в клубном кафе за чашкой чая. Ну, или кофе… Вы ведь, кажется, кофе предпочитаете?

– Боже мой, вы даже это помните? – удивилась Лина. – Хорошо, господин литератор, давайте посидим, типа – поболтаем. Расскажете о ваших новых книгах и путешествиях. Только у меня сегодня мало времени, так что оставим длинные разговоры до следующего раза, – Лина кокетливо улыбнулась и, подхватив объемную сумку, поплелась в раздевалку, с недовольством чувствуя ноющую боль во всех мышцах.

Принц без коня и королевства

Георгий начал танцевать раньше, чем ходить. Родители частенько показывали гостям домашнее видео, где их малыш забавно притоптывал под музыку в манеже. Когда Гоше стукнуло пять, мама привела сына в школу бальных танцев, и детство мальчика закончилось, едва успев начаться. Теперь Гоша каждое воскресенье ездил с мамой на танцевальные конкурсы, проходившие, как назло, в самых отдаленных районах города. Мама одной рукой тащила за собой сына, а через другую руку был переброшен детский портплед, в котором лежал тщательно отутюженный танцевальный костюмчик – белая накрахмаленная рубашка, черные брюки с атласными лампасами и галстук-бабочка. В метро мама вешала портплед на верхний поручень, благо народу по выходным в вагонах было немного. А сам Гоша безропотно тащил сумку с танцевальными туфлями и лаком для волос, надеясь, что его партнерша, бледная болезненная девочка Мэри не подхватила грипп, как нередко бывало, и не осталась дома. Потому что тогда ранний подъем, долгие сборы и поездка на целый день на другой конец города окажутся напрасными хлопотами

Георгий рано понял, что жизнь в искусстве, увы, невозможна без слез и интриг. В танцах, как и в спорте – победитель один, а второе и третье места служат лишь слабым утешением. Юниорская лига – это вам не заповедник, наоборот – уменьшенная модель джунглей, где выживает сильнейший. В таком виде искусства, как бальные танцы, все очень субъективно. Победитель – понятие относительное. Родители шептались, что у судей всегда заранее имеются какие-то списки, расчеты и таблицы. Иногда судьи пропихивали вперед откровенно слабые пары, а сильные, наоборот, по непонятным причинам «срезали» или «придерживали». Получая первые уроки несправедливости, дети плакали, учились держать удар и напускали на себя нарочито равнодушный вид, чтобы не прослыть слабаками в кругу сверстников.

Мальчики и девочки обычно переодевались в одной гримерке, и все эти девчоночьи платья, кружева и ленты, корсеты и колготки были для Гоши неинтересными дополнениями к капризным девчонкам, – чем-то вроде спортивной формы. Маленькие танцовщицы всегда выглядели в его глазах лишь спортивными партнершами, их красота и грация воспринимались как необходимые качества для разных видов спорта – ну, что-то вроде длинных ног у бегуний или высокого роста у баскетболисток. Эмоций на соревнованиях и так хватало – волнение, гнев, радость, слезы – и они начисто перебивали жгучий подростковый интерес к девчонкам, который обрушился на Гошу внезапно, словно звуки музыки на танцора, не успевшего переодеться в костюм для бальных танцев. И все же Гоша к пубертатному периоду уже считал себя профессионалом и научился не смешивать танцы и обычную жизнь. Танцор с ранних лет понимал: стоит закрутить роман с партнершей. отступить хоть немного от деловых отношений – и прощайте призовые места на соревнованиях.

Впервые Георгий влюбился в пятом классе. Лиза была рыжей пухленькой хохотушкой с веснушками на вздернутом носике и отличалась от бледных и тощих танцовщиц, как Вини Пух от куклы Барби. Зато с ней было не скучно. Пару раз Гоша попытался дотащить Лизин рюкзак до ее подъезда, но вскоре бросил эту затею. Девочка со смехом вырывала увесистую кладь и легко забрасывала ее на плечи.

– Свой тащи, а то еще надорвешься, скелет! – хохотала она. – Да ты, Жорик, весишь столько же, сколько мои учебники!

Лиза ходила в «художку» и кроме школьного рюкзака постоянно таскала на плече еще и этюдник – сумку размером с экран небольшого домашнего кинотеатра. Лиза, как и Гоша, с ранних лет сообразила, что без упорства в искусстве делать нечего, и оценки за рисунки были для маленькой художницы куда важнее, чем внимание смешного хлюпика, у которого, по словам Лизиной бабушки, «весь ум в ноги ушел». Танцы и рисование отнимали у детей все свободное время, и первая детская влюбленность Георгия в конце концов сошла на нет. Потом был бурный роман с самой красивой девочкой школы, длинноногой и задумчивой Ларисой, затем ранний брак с легкомысленной Светланой, скорый развод и множество интрижек с бойкими и не обремененными комплексами поклонницами. Он нравился девушкам, и те этого не скрывали. Когда Георгий выделывал ногами свои немыслимые па, одновременно вращая накачанными ягодицами, когда он улыбался всем дамам сразу и никому в отдельности, даже у самых неприступных красавиц глаза вспыхивали, как у диких кошек. В двадцать пять Георгий уже знал, что для него завоевать любую женщину – лишь вопрос времени. В двадцать шесть он решил, что знает о жизни все, и никакие романтические бредни отныне не смутят его умудренное сердце…. Не для того он «дрыгал ногами» два десятка лет, чтобы не попытаться извлечь из этого не слишком долговечного капитала хоть какие-то дивиденды.

В фитнес-клуб «Леди-лидер» Георгию удалось устроиться не с первой попытки. Там неплохо платили, и на место преподавателя латиноамериканских танцев всегда был серьезный конкурс. И все же молодость, профессиональные успехи и эффектная внешность Георгия однажды перевесили родственные связи и солидные рекомендации других кандидатов. Так он впервые появился в роли педагога в уютном здании с множеством дорогих машин у подъезда и охраной у входа, а главное – с большим выбором холеных красавиц, мечтавших танцевать на паркете только с ним и не с кем более.

Получив заветное место, Георгий сразу понял, что сделал правильный выбор. Симпатичные девушки, боровшиеся за его внимание, приезжали в клуб на «Ауди», «Мерседесах» и «БМВ», сидели в буфете с крутыми айфонами и айпэдами и обсуждали с подружками поездку в Париж на выходные. В прежней жизни девушки из этого круга даже разговаривать бы с ним не стали, не то, что сидеть за одним столиком в буфете и искать его внимания. Теперь же они шутили и болтали с Гошей на равных, наперебой записывались к нему на индивидуальные занятия, даже шутливо воевали за него. Продавщица в магазинчике танцевальных принадлежностей, пристроившемся у входа в танцевальный зал, про себя отметила, что с появлением «волосатого тренера», дорогие платья и туфельки стали раскупаться намного быстрее. Девушки пытались обратить на себя внимание новенького учителя танцев старыми, как мир, способами – откровенными нарядами и не менее откровенным кокетством. Однако красивый молодой человек ни с кем не сближался и всеми силами старался держать с ученицами дистанцию. Большинство из девушек были замужем, и связь с ними ничего, кроме неприятностей, не сулила. Между тем, у Георгия был на личную жизнь свой план. Дочь богатых или даже очень богатых родителей, можно даже немного старше – вот какую планку он себе поставил и не собирался ее снижать. «Мы бедные, значит, надо дружить с богатыми», – не раз повторяла Георгию мама в детстве. И сын послушно следовал маминым советам. Следовал. До поры, до времени…

Веру Георгий заметил сразу же, едва она переступила порог танцевального класса. Еще бы! Девушка выглядела, как итальянская кинодива, и к повышенному вниманию мужчин, похоже, успела привыкнуть. Рыжая грива волос притягивала взгляды, словно языки пламени, на которые можно смотреть бесконечно. Где-то в дальних глубинах памяти Георгия пробудились смутные воспоминания о рыжей хохотушке Лизе. Однако Вера не была пухленькой и тем более – хохотушкой. Высокий рост девушки, хрупкая фигурка и взгляд, устремленный не вовне, а в себя, выделяли ее из толпы пышнотелых и неуклюжих дам, тщетно пытавшихся сбросить в танцевальном зале лишние килограммы, накопленные за долгую жизнь. Монументальные страдалицы нещадно потели во время занятий и танцевали с такими напряженными лицами, словно решали в уме сложную математическую задачу. Впрочем, эти хотя бы обращали на себя внимание выдающимися формами. Большинство же фанаток Георгия были скучными и бесцветными девицами, имена которых он и не пытался запомнить. Среди них порой встречались патологически худые и угловатые. Эти анорексичные существа в противоположность толстушкам пытались всеми силами нарастить мышцы и набрать недостающие килограммы. Увы, с тем же «успехом». Георгий запомнил лишь одну, «розовую балерину», да и то потому, что она носила розовую балетную пачку и обладала довольно скандальным нравом. Эта анорексичная девица не скрывала своего жгучего желания «нарастить мышечный каркас», попросту говоря, поправиться. Но, увы, этот самый «каркас» никак не хотел «наращиваться» на ее хрупкие кости, и это, понятное дело, не улучшало сварливый характер девушки. Он заметил ее еще и потому, что «розовая балерина» танцевала из рук вон плохо и была с причудами. Например, усаживала на подоконнике в танцевальном зале плюшевую розовую собачку…

Верочке, которую сразу же выделил из толпы неуклюжих учениц Георгий, повезло и с генами, и с комплекцией. Юный возраст позволял ей не заботиться о талии и о ширине бедер и жить в своем удовольствии. Девушка с удовольствием поедала мучное и сладкое, однако при этом сохраняла фигурку подростка и природную гибкость. Странным было, пожалуй, только ее лицо. Взгляд ее во время танца всегда оставался отрешенным, словно мысли девушки витали где-то далеко от роскошного зала с огромными зеркалами и натертым паркетом…

–Потанцуем? – весело спросил Георгий зал.

– Да! – хором выдохнули танцоры. Верочка промолчала. Георгий взглянул на рыжеволосую красавицу, и та, не выдержав его пристальный взгляд, молча кивнула. Как королева придворному шуту!

Заиграла музыка, и Георгий внезапно осознал, что поймал кураж. О давно он не испытывал это волнующее чувство! То божественное волнение, когда музыка буквально несет тебя, и ты растворяешься в звуках и ритмах, не думая о «дорожках», поворотах и прочей танцевальной «азбуке».

Георгий заметил, что Вера тоже с наслаждением отдается музыкальному ритму, в точности повторяя все движения, которые показывает учитель. К его удивлению она оказалась очень музыкальной, а неумение танцевать даже прибавляло девушке обаяния. Захотелось научить ее всему, что он умел сам.

Когда музыка стихла и все, как принято, похлопали преподавателю в конце урока, Вера застенчиво подошла к Георгию.

– Можно записаться к вам на индивидуальное занятие? Всю жизнь мечтаю научиться танцевать румбу. Сегодня я не успела запомнить все шаги и выучить все повороты…

– Ноу проблем! – Георгий не смог скрыть радости. – Я готов уделить вам время во вторник и в пятницу после обеда. Как вас зовут? Вера? Отлично! Люблю короткие имена, потому что мое «Георгий» слишком длинное, а короткие формы типа «Жорик» и «Гоша», – какие-то панибратские и даже фельетонные. В общем, Вера, записывайте номер моего мобильного.

Георгий запоздало заметил, что разболтался и не смог сдержать довольную улыбку. Да в этом клубе настоящий заповедник богатых дамочек! Причем, таких крутых, что готовы выложить, глазом не моргнув, кругленькую сумму всего лишь за урок танца! Да за такие денежки ему в прежние времена надо было месяц пахать в районном ДК! Что ж, как говорится, хозяин – барин. Понятно теперь, почему в «Леди лидер» стоит длиннющая очередища из соискателей на каждую свободную вакансию. Да тут просто Клондайк! Денежки сами плывут в руки, если хоть чуть-чуть применить голову и поработать ногами…

Вера мило улыбнулась, забила номер телефона Георгия в свой айфон и, кокетливо помахав ему рукой, побежала в раздевалку.

Оставшись один, Георгий с удивлением почувствовал: рыжеволосая красотка зацепила его. Чем? Если бы знать…. Красивых девушек немало, однако прежде ни одна так серьезно не западала в душу… А тут… То ли слегка грустный взгляд зеленых глаз, то ли звонкий голос, то ли простота в общении и милое смущение, такое редкое в этих стенах… Захотелось переброситься с ней еще парой слов, «поприкалываться», «включить мачо», как бы случайно тронуть ее бледные длинные пальцы. Нет, ему нельзя таять, он все же мужчина, а не кусок сахара… Сделав озабоченное лицо, Георгий с непроницаемо-деловым видом двинул в холл. Парень небрежно оперся на стойку и принялся нарочито громко шутить с девчонками у стойки администрации. Те млели и поглядывали на него с легким недоумением. Прежде красавчик не снисходил до общения с ними. Георгий усмехался в душе. Да на черта ему сдались эти девчонки! Он ждал Веру. С таким нетерпением и замиранием сердца, с каким в детстве ждал первых оценок судей на городских соревнованиях. Вот и она, но что это? Рыжая гордячка даже голову в его сторону не повернула. Получила в гардеробе роскошную шубку, впрочем, надевать ее не стала, просто накинула на руку и стремительно выпорхнула на улицу. Георгий успел заметить, как через пару секунд со стоянки рванула темно-вишневая «Ауди». Молодой человек разочарованно вздохнул, взглянул на часы и поплелся проводить очередное занятие с новыми толстушками…

Всю неделю Георгий размышлял о Вере:

«Везет же некоторым! Тем, кто уже смолоду получают все. Взять хотя бы эту самую гордячку Веру… Все ведь при ней! И красивая, и молодая, и богатая. Про таких людей в Америке говорят: «родился с золотой ложкой во рту». Наверное, родители этой девицы где-то в нефтянке работают. Или ее папаша – крупный муниципальный чиновник. А, может, ее любовник деньги лопатой гребет? Тогда неудивительно, что у смазливой девчонки денег на все хватает: и на дорогой абонемент, и на индивидуальные занятия, и на крутую шубку. Впрочем, все это мелочи по сравнению с неслабой тачкой последней модели. Мне на такую и за десять лет не заработать, даже если будут выделывать ногами кренделя каждый день по пять часов. Да будь я, Георгий, хоть трижды талантлив и трудолюбив, жизнь, как у этой девчонки, мне не светит. И уж тем более – мне никогда не войти в ее круг. Там, небось, одни мажоры, гламурные модели и их богатенькие папики…. Маловероятно, чтобы такая красотка, да еще и «упакованная» по полной программе, обратила на меня свое «королевское» внимание. Родители наверняка мечтают, чтобы она нашла себе подходящего женишка – с иномаркой и со счетом в банке – для продолжения и упрочения разбогатевшего в постсоветское время рода. А если у нее богатый любовник? Тогда у меня тем более шансов нет. С какого перепуга эта девица предпочтет простого танцора богатенькому папику? Нееет, надо забыть про все мои гнилые понты и держать с надменной девчонкой дистанцию. Кстати сказать, управляющая, принимая меня на работу, недвусмысленно дала понять, что неформальные отношения тренеров с клиентками не приветствуются. Им, дескать, тут скандалы с чужими мужьями и любовниками ни к чему».

Ну, ни к чему – так ни к чему, – решил Георгий. Межу прочим, он устроился в клуб совсем не для того, чтобы шуры-муры заводить. Это место нужно ему для того, чтобы денежки зарабатывать. Баб что ли мало вокруг? До сих пор у него проблем с сексом не было… Георгию с детства внушали, что век танцора – до обидного короткий, надо успеть обеспечить свою старость, вот и надо обеспечивать, а глупые надежды выбросить куда подальше….

Вера позвонила через два дня.

– Привет, – сказала она таким весёлым и звонким голосом, что Георгий почувствовал, как сердце внезапно ухнуло куда-то в район коленок.

– Добрый день, – официально поздоровался он.

– Это Вера, вы, наверное, меня не помните, – продолжил звонкий, как у школьницы, голос. Георгий мягко возразил:

– Ну почему же не помню. Вы девушка запоминающаяся. – учитель танцев сразу же перешел на деловой тон: – Вера, вы, кажется, хотели позаниматься со мной. В смысле, потанцевать румбу. Индивидуально. Правильно?

– Ой, конечно, – обрадовался голос в трубке, – как здорово, что вы вспомнили меня! Ну, конечно, хочу. Вы могли бы завтра?

– Да, завтра я свободен, – ответил Георгий, стараясь не скатиться с делового тона в банальное кокетство. – Как насчет шести вечера?

– Ура! Договорились! – прокричала девушка. – Буду! – и в трубке раздались короткие гудки.

Вера влетела в зал буквально за минуту до назначенного времени, и так очаровательно улыбнулась, что Георгий на секунду забыл все предписания клубного руководства и невольно улыбнулся в ответ – не «приклеенной» профессиональной улыбкой танцора, а радостным оскалом обычного парня, которому понравилась симпатичная девчонка.

– Ну, что, начали? – Георгий встал в исходную позицию и вслух задал ритм:

– Раз-два-три-четыре. Поехали!

Ноги учителя танцев задвигались так, словно существовали отдельно от туловища. Вера попыталась повторить дорожку шагов, но получилось жалкое подобие движений Георгия. От досады девушка готова была разреветься. Георгий продолжил считать шаги. не обращая на ее растерянность никакого внимания. Ему заплатили, и он должен продолжать урок.

Вера была девушкой упрямой. Привыкла добиваться задуманного не с первого, так с десятого раза. Повторяя движения еще и еще, она пыталась достичь совершенства, но выходило все то же жалкое подобие танца Георгия. Наверное, фея Карабос из сказки, раздавая таланты, обделила ее чувством ритма и хорошей координацией…

– Ой, Георгий, я такая неуклюжая, – прошептала Вера, тяжело дыша. Она стыдилась своей бездарности и старалась не смотреть партнеру в глаза. Георгий молчал и невозмутимо показывал новую фигуру. Наконец Верочка попросила пощады. Учитель объявил маленький перерыв. Ученица промокнула лоб и шею полотенцем, глотнула воды и понемногу отдышалась. Она встряхнула слегка затекшие кисти рук, подвигала онемевшими ступнями и объявила:

– Ну все, я готова к новым мучениям. Можем продолжать. У вас, Георгий, все так здоооорово получается, – как обиженный ребенок, протянула она. – Я так вам завидую!

– Потанцуйте с мое, и у вас получится, – усмехнулся Георгий, – будете лет через пятнадцать все дорожки и повороты с закрытыми глазами делать. – Главное, не пропускайте занятия. Возьмите еще несколько индивидуальных уроков – и будете порхать по паркету. Честное слово! Давайте попробуем еще раз.

Вера старательно повторила дорожку шагов. Получилось немного лучше. чем в прошлый раз.

– Отлично, – похвалил Георгий, – это уже слегка похоже на румбу.

Индивидуальные занятия предполагали танец с партнером, и Георгий подхватил Веру за талию:

– Давайте теперь повторим движения в паре.

Раз-два-три-четыре, – Георгий продолжал считать шаги и старался сохранять профессионально невозмутимое лицо. Он так ловко крутил партнершу, что Вера сама не понимала, как ей удается удерживать равновесие на каблуках.

– Ой, можно я водички попью? – наконец взмолилась ученица. Она была мокрой, как испуганная мышь, и часто-часто дышала. Георгий привык к нагрузкам куда более серьезным, и тонкая полоска пота на спине красноречиво свидетельствовала о том, что он даже разогреться толком не успел.

Георгий давно привык к запаху пота, как к обычной части его профессии. Так врачи привыкают к запаху мази Вишневского, а строители – к «ароматам» масляной краски и штукатурки. Более того, пот был необходимой частью успеха в его профессии. Георгий усвоил с раннего детства: если не пропотел хорошенько – значит, танцевал «вполноги» и проиграл на соревнованиях вполне заслуженно.

Никакие дезодоранты не могли перебить «аромат» девичьего и мальчишеского стойкого пота, всегда сопровождавший тренировки и соревнования, витавший в раздевалках и в коридорах домов культуры, где проходили конкурсы и фестивали.

Вера давно приучила себя пользоваться дезодорантами, поэтому мужской молодой запах, поначалу ударивший в ноздри, вызвал у нее оторопь. Захотелось сморщить носик, кокетливо сказать «фууу», но Верочка сдержалась. Произошло неожиданное. Ей вдруг захотелось вдыхать этот крепкий мужской аромат еще и еще. Он выдавал в этом вертлявом и пустоватом с виду танцоре самца в первоначальном, первобытном смысле этого слова. Вере захотелось прижаться к его красивому тренированному телу, потрогать бицепсы, погладить пышные волосы и накачанную грудь симпатичного парня. Девушка испугалась своих внезапно нахлынувших желаний и невольно отшатнулась от партнера. Георгий понял это по-своему. Мол, ученица чувствует себя пока неуверенно, и обнял ее за талию еще крепче.

Вера внезапно сделалась послушной в его руках, словно кукла на тростях. Звуки музыки властно втянули ее в воронку танца, заставив забыть о недавней неловкости и о страхе. Она уже в полной мере не владела ни своим телом, ни своими мыслями. Все это всецело принадлежало Георгию. Молодой человек с невозмутимым лицом то вращал Верочку, то прижимал к себе, то резко отталкивал – словом, занимался тем, что делал всю жизнь – он просто танцевал с партнершей. Парень считал шаги, эффектно откидывал голову назад, делал повороты, бережно придерживая девушку. С каждой минутой он чувствовал, как нечто сильное и властное, не имеющее отношения ни к его воле, ни тем более, к бальным танцам, постепенно захватывает его целиком. Молодого человека охватил восторг, прежде ему не свойственный. Впервые в жизни Георгию было безразлично, что девушка путает шаги, забавно и неловко переступает тонкими ногами, сбивается с музыкального ритма, неуклюже вращается и глупо хихикает. Ему хотелось бесконечно обнимать ее за узенькую талию, вдыхать волнующий запах рыжих волос, касаться тонких бледных пальцев и хрупких запястий, видеть маленькую родинку над верхней губой, слышать смущенный смех и понимать, что она сейчас полностью в его власти.

– Раз-два-три, – считал парень шаги, – трам-пам-пам, тири-рам-пам-пам, – теперь дорожка, поворот, вращение, теперь ноги чуть согнуть, плие….

Вера изо всех сил старалась повторять танцевальные движения, и все острее чувствовала себя нелепой, ненужной и бестолковой. Мысль о том, что через несколько секунд партнер разомкнет руки, и она остается одна в огромном зале перед беспощадными зеркалами, которые усилят ее угловатость и неуклюжесть, мешала девушке улыбаться

Музыка стихла, и Георгий неохотно отодвинулся от партнерши.

– Нуууу, в последних тактах было уже лучше, – похвалил он девушку. – Вот только танцевать, Верочка, надо с улыбкой. А то у вас такой вид, словно вы кирпичи грузите, Вера Кирпичева, – неожиданно для себя скаламбурил он.

– В следующий раз попробую танцевать с улыбкой, – согласилась Вера, и прошептала, – какая уж тут улыбка, в ногах бы не запутаться…. – Георгий, послушайте… Когда вы сможете снова уделить мне время? мне хочется закрепить то. что мы сегодня с вами прошли.

Георгий напустил на себя серьезность и стал неторопливо листать блокнотик с расписанием. Потом усмехнулся и замурлыкал что-то под нос. Он не хотел, чтобы Верочка слышала, как стучит его сердце.

Спонсор для Золушки

Решив устроить свою жизнь как можно удобнее и приятнее, Вера Кирпичева раз и навсегда запретила себе «забивать голову всякой ерундой». Она прочитала в каком-то женском журнале, что надо ясно представить свою мечту, и тогда она обязательно исполнится, потому что, дескать, мысль материальна. С тех пор Вера нередко представляла себе симпатичную квартирку-студию, в элитном доме и в престижном районе столицы. В квартирке обязательно – гардеробная комната, а там сплошь – бренды, говорящие о статусе хозяйки. Уютная лоджия, на которой летом можно пить кофе В подвале дома – гараж с новенькой «бэхой» или «мерсом». Ну, и еще кое-что по мелочи – отдых в дорогих ресторанах, отпуск на островах и полет в Париж на выходные.

В сравнении с унылой Вериной жизнью все это казалось несбыточной сказкой. Однако глянцевые журналы подтверждали ее догадку: в столице полным-полно женщин, для которых ее волшебные мечты – привычные, даже слегка надоевшие будни. За что же им выпало такое счастье? Чем они лучше нее? Да ничем!

Вера однажды решила: надо как можно выше поднять жизненную планку, потом как следует разбежаться и… В общем, она обязана с первой или, в крайнем случае, со второй попытки взять рекордную высоту. А точнее – запрыгнуть туда, куда ее бывшим одноклассницам и подружкам из прошлой жизни вход заказан. Кстати сказать, давно пора расстаться с этой унылой девчоночьей ватагой, которую интересуют лишь ЕГЭ, второразрядные институты и, как вершина жизненного успеха, – законный брак с каким-нибудь до тошноты правильным и в меру обеспеченным клерком или менеджером. В ту самую меру, чтобы ездить с ним каждую субботу в «Ашан» «закупаться» продуктами на неделю, летать раз в год к морю и клянчить у благоверного новый мобильник или планшет на день рождения. Причем даже при таких скромных запросах придется бесконечно экономить, считая каждую копейку. Одежду и обувь ее прежние подружки покупают только на сезонных распродажах, в ресторан ходят раз в несколько лет – на юбилеи друзей и на свадьбы родственников. В будни они носят джинсы, чтобы не тратиться на колготки. Зимние сапоги снашивают почти до дыр…

Нужна ей такая жизнь, вот в чем вопрос? Будущий муж заставит ее постоянно выключать лампочки в квартире, мыться в душе за пять минут, чтобы счетчики воды не накрутили лишнего, а белье стирать только ночью, когда действует льготный тариф на электричество…. Столь унылое настоящее и грустное будущее, как ни странно, вполне устраивало подруг Веры. Эти клуши мечтали поскорее выскочить замуж, чтобы начать самим вести хозяйство и проявлять чудеса экономии на радость супругу… Курицы они и есть курицы… Ну не тащить же этих недалеких существ годами за собой по жизни?!

Родись Вера в обеспеченной семье, взять задуманную высоту было бы, конечно, проще. Если быть честной с самой собой, ей просто не повезло с предками. Редко кому удается вырваться из мира хрущевок в элитные апартаменты на Арбате. Мужчины обычно ищут женщин в своем социальном слое. У богатеньких парней рано или поздно развивается паранойя. Мол, хитрые дочки бедняков только и мечтают их использовать. К тому же, где их встретить-то? Центровые мальчики не ездят в метро. В общем, Верочке оставалась надеяться лишь на эффектную внешность. Это ведь тоже неплохой капитал, хоть и весьма скоропортящийся. Значит, надо эффективно инвестировать это недолговечное богатство в свое будущее. Только так можно попасть в недоступный прежде блистательный мир. Тот мир, где молодые женщины отдыхают, не успев пока еще устать от жизни, на дорогих курортах. Тот мир, в котором дамы посещают дорогие рестораны, элитные салоны красоты, комфортные фитнес-клубы и носят брендовую одежду. Кстати сказать, таких женщин в столице не так уж и мало – их тысячи! Стоит лишь в центре города повернуть голову – и на такую разряженную дамочку тут же взглядом и наткнешься. В конце концов, чем она, Вера Кирпичева, хуже этих выскочек? Стопудово лучше! Стоит лишь взглянуть в зеркало и сравнить себя с ними. Надо просто взять – и прыгнуть. Жаль, что у неудачных родителей нет связей, и они не могут устроить ее секретаршей в какое-нибудь серьезное заведение. Она слышала. что рано или поздно почти все начальники женятся на своих секретаршах. Вера как-то вспомнила, что когда-то давно, еще в детстве сооружала в парке на снежной горке небольшой трамплин. Потом вновь карабкалась на него вверх и сломя голову бросалась вниз на лыжах. Хоп! Прыжок! Устояла! Счастливое отчаяние переполняло ее. Она повторяла прыжок еще и еще, и с каждым разом было чуть-чуть менее страшно… Ну, а теперь «трамплин» для нее возможен лишь один – влиятельный и обеспеченный мужчина. Вряд ли подобный «принц» когда-нибудь предложит ей, бесприданнице, руку и сердце. У этих типов обычно есть жены, которые цепко держат их в своих постаревших руках в морщинах и пигментных пятнах. А если и нет жены – он все равно выберет законную супругу в своем кругу. Да хотя бы и так! Плевать. Она не заплачет – трамплин он и есть трамплин… Разумеется, она сразу же расставит все точки над i. Надо, чтобы спонсор с первых же минут понял, что имеет дело с девушкой порядочной, но слабой, которая просто нуждается в поддержке, защите и покровительстве старшего друга. Взмыленные труженики среднего класса и офисный планктон надо отмести сразу. Это не ее путь. Когда денег достаточно, но не в избытке, мужчины обычно пытаются отделаться цветочками и ресторанами. Вот этого ей точно не надо. Она должна, просто обязана, обеспечить свое будущее. Сейчас или никогда. Конечно, до богача из списка Форбс ей не допрыгнуть, там все места давно заняты, однако, «на крайняк», и долларовый миллионер сойдет. Тем более, что это будет лишь промежуточный этап, первая ступенька. Конечно, через какое-то время они расстанутся, ну и что? Рядом нарисуются другие мужчины, однако она уже будет в их глазах не провинциальной бесприданницей, а девушкой из их сословия… Главное, как учат женские журналы, надо ясно, до боли в глазах представить себе прекрасную мечту и мысленно устремиться к ней. А еще лучше – написать свои цели в столбик на бумаге. Тогда подсознание начнет тут же работать на их осуществление помимо ее воли, потому что мечты, как убеждают сериалы, материальны. Они имеют обыкновение сбываться. Конечно, если постоянно задавать себе тупые вопросы типа «а где я найду такого спонсора?», «а вдруг его жена догадается?», «а что скажут мои родители?», «а как отнесутся к немолодому «папику» мои подруги?», то личную жизнь вообще никогда не устроишь. Если летающий лыжник во время разбега будет думать да гадать, куда девать правую руку и что сейчас чувствует его мизинец на левой ноге, то он точно свернет себе шею…. Главное, оттолкнуться – и просто прыгнуть.

Вера уже знала, что прыгнет с воображаемого «трамплина», чего бы это ей ни стоило. Хоть с первой, хоть с третьей, хоть с десятой попытки. В конце концов, жизнь одна и другой не будет… Равно как и молодости. Впрочем, для чистоты эксперимента можно рассмотреть и другой сценарий. Допустим, она оставит свои мечты о сладкой жизни и примется «честно зарабатывать на хлеб», как всю жизнь делали и до сих пор делают ее родители. И что в итоге? Работа в офисе с девяти до шести, утомительная дорога на работу и с работы в переполненном метро, после которой силы остаются лишь на то, чтобы тупо рухнуть у телека и врубить очередной сериал. К тому же, сколько ни вкалывай, в итоге денег хватит только на оплату квартиры, еды и одежки на сезонных распродажах в гипермаркетах…. И все. Впрочем, если экономить на всем, в том числе и на еде, можно за год накопить на недельку отдыха где-нибудь на юге. Может быть, даже в Турции. А что потом? Придется возвращаться из красивого отеля у моря прямиком в свой опостылевший спальный район – с промзоной, рынками и гастарбайтерами. В общем, грустная акая-то картина получается. Нет, уж лучше она рискнет и прыгнет с этого пресловутого «трамплина» подальше! Не долетит, так хотя бы чувство полета испытает…

Блестящий и прекрасный мир, о котором без устали трубит «глянец», он ведь где-то существует? Упакованные в дорогие тряпки красотки – они же не в сказках живут, а ходят по улицам и красуются на обложках глянцевых журналов. Вполне себе реальные девчонки, пусть слегка улучшенные визажистами и фотошопом. Спасибо судьбе за то, что она. Вера, родилась в столице. Девушка догадывалась, что другая жизнь – она здесь есть, причем где-то совсем рядом. Просто она, Вера Кирпичева, живет в другом измерении и никогда с этой прекрасной жизнью не пересекается. Как английские бедняки нигде и никогда не пересекаются с миром лордов и леди. Летом Верочка частенько проезжала с родителями на их старенькой девятке мимо закрытых коттеджных поселков на Новой Риге. Из-за заборов поднимались красные крыши симпатичных домиков, из ворот выезжали дорогие машины, прохожих облаивали собаки дорогих пород…. Верочке было горько-сладко представлять, как она сидит, поджав под себя ноги, на уютной веранде, освещенной солнцем, перед ней – ноутбук и чашечка кофе, а по зелёной лужайке у дома бегает красивая рыжая собака. Однажды Верочка прочитала в журнале, что есть женщины, созданные для работы, а есть – для любви. Ну, а она, Вера, рождена для радости, вот и все! Нет, не зря в гламурных журналах пишут, что надо ясно представить свою мечту, то есть «визуализировать» ее, и тогда обязательно появится способ претворить мечту в жизнь. Верочкина соседка Анжела утверждала, что именно так она намечтала сначала новую дубленку, затем новую машину, а потом и путешествие в Таиланд. То, что для выполнения Анжелиных мечтаний ее мужу Валере пришлось, не разгибаясь, пахать по выходным и сверхурочно, соседка почему-то не уточнила…


Впрочем, мечты – мечтами, но надо и план какой-никакой иметь по воплощению их в жизнь. Поиски счастья пускать на самотек нельзя. Вскоре перед Верой со всей остротой встал вопрос, где познакомиться с будущим спонсором. Ну не в её же спальном районе, в самом-то деле! В скромном мирке девушки богачи, увы, не водились. Зато жлобов и скупердяев было хоть отбавляй. Мальчишки-одноклассники требовали назад деньги за проезд в маршрутке и даже за грошовый пирожок, купленный в буфете. Парни постарше и посмазливее сами искали спонсоров – обеспеченных девушек для успешного старта. Едва познакомившись с Верой, они первым делом интересовались ее жилищными условиями и зарплатой родителей. Вера без жеманства, даже с некоторым злорадством, сообщала им неприглядную правду, и мальчики сразу же теряли к ней интерес. Постепенно девушка догадалась: столичные мамаши практически с ясельного возраста зазомбировали единственных сыночков на поиск «хорошей девушки с квартирой». Правда, «конкретные пацаны», ее соседи по многоэтажке, без особых затей распивали пиво в подъезде и перепихивались с девчонками на родительских кроватях, пока предки на работе. Ну, и кому такие нищеброды нужны? Только не ей, молодой и красивой! Как-то раз по телевизору показывали старый фильм «Маленькая Вера», и тезка киношной героини с изумлением поняла, что за двадцать лет в мире ничего не изменилось. В их спальном районе все такие же унылые дома и никчемные, давно «забившие» на свою жизнь люди. Тут за строптивость могут запросто изнасиловать, изуродовать, даже убить. Ну, а если будешь покладистой – в лучшем случае сводят в бар или в боулинг, а потом захотят перепихнуться где-нибудь в ванной, если предки дома. У провинциалок есть хотя бы Большая мечта – о Москве, а она-то здесь родилась и прекрасно знает изнанку этого «блестящего» города, где все давно уже разделились на замкнутые страты и классы, существующие изолированно и не желающие знать о людях из другой «песочницы». Недаром «Патрики». то есть те, кто живет на Патриарших прудах, недалеко от Кремля, восстали против «бирюлевских» – жителей отдаленного спального района.

Вера догадывалась, что в столице пруд пруди мест, где водятся богатые и успешные мужчины. Однако для посещения всех этих заведений нужны деньги, а с ними у Веры был полный швах. Впрочем, билет в престижный театр можно взять и на галерку, в дорогом кафе достаточно заказать чашечку кофе, а на модный вернисаж, если повезет, можно просочиться вообще бесплатно.

И Верочка, словно Кутузов перед Бородинским сражением, принялась обдумывать тактику и стратегию, попросту говоря, размышлять, достаточно ли у нее сил, а, главное, нарядов для покорения сияющей вершины…

Плохому танцору… мысли мешают

Лина с детства обожала танцы, однако, тайно сравнивая себя с танцовщицами, тонкими и гибкими, как спагетти, неизменно огорчалась. Она, если честно, чувствовала себя рядом с ними дрожжевой булочкой, хорошо поднявшейся в духовке. Такие булочки и пирожки всего за полчаса сооружала ее подруга Анюта. И хотя они с Анютой время от времени сидели на голодных диетах, перед подобными вкусностями совершенно невозможно было устоять. Кстати сказать, ни Анюта, ни «булочка» Лина, несмотря на лишний вес, в молодости не страдали от недостатка мужского внимания. Но танцы – это все же удел избранных.

Попав в клуб, Лина вспомнила, как давным-давно, ей тогда было лет шесть-семь, она впервые – остро, до мурашек по всему телу, поняла, что НИКОГДА не будет балериной. Так горько она рыдала в детстве лишь однажды – когда узнала, что все люди смертны. С годами Лина, увы, стройнее не стала, потому и обходила танцевальный класс в «Леди-лидере» стороной. А танцевальный класс так же «обходил» ее. Лина продолжала прилежно вставать в позу «собака мордой вниз» на йоге, «поднимать фонтаны ногами» на аква-аэробике, шагать по беговой дорожке и двигать железки в «тренажерке». Все, что угодно – только не танцы! В самом деле, разве пристало ей, солидной сорокалетней даме, считать шаги, выделывать ногами замысловатые кренделя, крутить пятой точкой восьмерки, вращаться вокруг своей оси, как юла, и прыгать на паркете под жаркие латинские ритмы? Лина никогда не боялась показаться смешной, но танцы …нет, в ее возрасте «сорок плюс» это уже тянуло на диагноз «городская сумасшедшая». В раздевалке клуба постоянно мелькали хрупкие, гибкие и немыслимо прекрасные, словно птицы, залетевшие из южных стран, девушки в балетных костюмах. Вот они – да! Эти – без вопросов. С первого взгляда было ясно, что подобные феи были рождены для танцев и лишь по злой прихоти судьбы все еще работали секретаршами, менеджерами, бухгалтершами и банковскими клерками. Или вообще нигде не работали, а просто наслаждались жизнью на деньги обеспеченного мужа или богатенького сердечного друга. Однако их души, запертые в золотые клетки, ну просто рвались танцевать. Неудивительно, что по субботам девушки оставляли дела и даже своих богатеньких спонсоров и скучных мужей и мчались с утра в клуб. Случалось, они даже шопинг откладывали. А это вообще для девушек их круга – дело небывалое. И все – ради пары заветных часов в танцевальном зале. Эх, все-таки в наших женщинах неистребима тяга к прекрасному!

В раздевалке красавицы меняли джинсы на открытые балетные купальники, надевали поверх них воздушные, немыслимо прекрасные юбочки, натягивали на точеные ножки легкие атласные туфельки на каблучках. Причем не простые туфельки, а танцевальные – такие продавались за немалые денежки тут же в лавке, арендовавшей закуток танцевального зала. Надев эти волшебные туфельки со специальными пластиковыми накладками, защищавшими каблуки от скольжения по паркету, девушки начинали чувствовать себя настоящими звездами танцевального зала. Дивный облик этих фей совершенно «не монтировался» со спортивной формой Лины: с ее видавшими виды кроссовками, черными укороченными шароварами для йоги и белой футболкой с надписью: «Так сделай это!». И все же… И все же, едва из зала раздавались зажигательные латинские мелодии, ноги Лины сами пускались в пляс. И однажды она подумала:

«А что, собственно, я теряю? Ровным счетом ни-че-го! Потанцую десять минут, пока сил хватит, а потом тихонечко уйду. Никто даже не посмеет тыкать в меня пальцем и хихикать. Как говорится, «любой каприз за ваши деньги». А денежки я клубу уже заплатила, причем за год вперед.

И однажды Лина распахнула массивную дверь в танцевальный зал. Так она начала заниматься в клубе танцами, и жизнь ее сразу же окрасилась новыми, яркими и радостными красками.

По обрывкам разговоров в раздевалке Лина постепенно узнала: почти у каждой дамы, посещавшей в «Леди лидере» уроки танцев, были свои кумиры. Фанаток хватало даже у манерного Фараона (под этим странным псевдонимом он успел завоевать множество призов в Турции и в Египте в номинации «танец живота»), не говоря уже об армии поклонниц «рокового» Константина, учившего дам эффектно танцевать танго, красиво ходить по паркету, не наступать на подол дорогого платья и ровно держать спинку. Да и у жизнерадостного Эдуарда, растолковывавшего ученицам тонкости томной румбы, задорной сальсы и прыгучего джайва, поклонниц были десятки. Даже у юного безбашенного Майкла с дредами на удалой башке, наяривавшего модную зумбу на паркете, число поклонниц зашкаливало. Правда, это все были девицы старшего школьного возраста и студентки-младшекурсницы. Майкл двигался так, словно в него вселился бес, девушки почти впадали в транс, пытаясь повторить сумасшедшие трюки паренька, но у них это получалось слабовато., и они с маниакальным усердием повторяли движения снова и снова, часто дыша и покрываясь потом.

Одним словом, все юноши, преподававшие танцы в этом элитном клубе, были не просто симпатичны и сексуальны – они были блистательны. Однако Георгий негласно считался первым среди равных. Его танцевальная группа была самой большой и самой пестрой. Дамы самого разного возраста и даже несколько старательных мужчин всегда заполняли зал «под завязку». Руководство клуба, разумеется, заметило это и вскоре подержало паренька, дав ему дополнительные часы.

Его урок всегда был сродни спектаклю. Едва Георгий врывался в зал, все взоры тут же обращались на него, словно в белую майку с логотипом «Гришко» (знаменитая фирма, шьющая профессиональную одежду и обувь для балетных) был зашит сильнейший магнит.

Лина не заметила, как закончился перерыв и началась вторая половина урока.

– Раз-два-три, раз-два-три – командовал учитель танцев, считая шаги и не забывая широко улыбаться.

«Подумаешь! Что тут такого, слишком сложного!», – удивилась Лина, легко повторяя его движения. Тут Георгий поменял музыку, и темп ускорился в два раза. Лина, и, разумеется, Башмачков, тут же запутались в ногах и сбились с ритма. Длинные мосластые ноги Башмачкова в видавших виды джинсах и в стоптанных кроссовках совершенно не слушались долговязого хозяина. Однако писатель не сдавался. На его спине появилась темная полоска пота, а взмокшие волосы прилипли ко лбу.

– Стоп! Никуда не годится! – Георгий хлопнул в ладоши и так карикатурно изобразил танцевальные потуги учеников, что аудитория угодливо прыснула.

– Собрались! Внимание! – объявил тренер громко. – Пройдем еще раз дорожку и повороты....

– Молодцы! – похвалил он класс, чтобы слегка ободрить. – Уже намного лучше. Если так пойдет, мы с вами сможем устраивать «чес» по провинции и выступать с этим номером. Ну, типа вместо бродячего цирка. Если, конечно, вы не будете двигаться с такими кислыми лицами. Улыбайтесь же, черт возьми! У нас здесь

не контрольная по математике. Почему вы все так серьезны?

Георгий хлопнул в ладоши:

– Раз-два-три! Теперь пройдем все сначала еще раз, но только – с улыбками!

Лине показалось, что сердце вот-вот вырвется из груди, но тут музыка стихла. Тренер комично изобразил прощальные реверансы, группа послушно повторила его движения и дружно похлопала своему любимчику. Георгий сразу же «снял» с лица маску рубахи-парня, превратился в усталого и придавленного грузом проблем жителя мегаполиса, каких в столице миллионы, и поплелся извлекать диск из музыкальной установки.

Возбужденная группа не сразу покинула зал. Дамы, весело щебеча, вначале потолкались у кулера с водой, поглазели на новые танцевальные туфельки, выставленные в витрине, перебросились друг с другом впечатлениями о трудных движениях, которые они пытались сегодня выучить. И только минут через пять, слегка угомонившись, почувствовав наконец усталость и набросив на потные спины полотенца, группа пестрой стайкой потянулась к выходу…

Кто девушку угощает – тот и вопросы задает

Лина отправилась в кафе на встречу с Башмачковым скорее из вежливости, чем по зову души. Когда столько лет и зим прошло с последней встречи, то и говорить особенно не о чем. Их жизни давно уже не пересекались, общих друзей, общего дела, общих компаний тоже не было. Лина даже мобильный номер Башмачкова где-то посеяла. Впрочем, у нее ни разу за прошедшие годы не возникло желания позвонить ему. Общими у них были только воспоминания. Кстати сказать, вспомнить им было что, хотя бы приключения в Болгарии, когда они едва не погибли под пулями местных мафиози… Ладно, никто не заставляет ее проводить с Башмачковым полдня, хотя он известный любитель потрепаться. Посидит с ним часок за чашкой кофе – и адью, мон шер Бащмачкофф.. Да, желательно, чтобы это был только кофе, без булочки…

«Если я так часто буду являться в этот очаг «здорового питания», занятия фитнесом окажутся бессмысленной тратой времени», – подумала она с запоздалой досадой, переступая в очередной раз порог кафе.

Место для клубного кафе было выбрано с умом. Миновать этот островок встреч и легкой болтовни, попав в «Леди лидер», было почти нереально. Лина это знала и не пыталась сопротивляться. Как бывало в школе – когда знаешь, что невозможно избежать выпускных экзаменов, или в ранней юности, когда понимаешь, что потеря девственности не только неизбежна, но и в конце концов необходима.

Уютный зальчик, похожий на небольшой театральный буфет, разместился на перекрестке клубных путей-дорог. Куда бы ни направлялись вечно спешащие клиентки с казенными полотенцами наперевес – в спортивный зал, к стойке администрации, в кабинет врача, в комнату менеджеров – все пути-дороги неизменно приводили их в комнату с круглыми мраморными столиками, огромным телевизором и диванами с мягкими кожаными подушками. Удивительно, но чаще других в буфет ныряли женщины, потерпевшие в беспощадной борьбе с лишним весом полное поражение. Лина относилась как раз к таким вот безвольным дамочкам, вечно борющимся с лишним весом и с комплексами, но те не менее не отказывающим себе в разных вреднющих вкусностях и сладостях.

К счастью, критическое отношение Лины к ее фигуре разделяли отнюдь не все окружавшие ее мужчины. Среди них ещё оставались тайные поклонники полнокровной рубенсовской красоты. Впрочем, Лина, встав на весы, каждый раз давала себе клятву быть беспощадной к себе в борьбе с лишними килограммами, однако вскоре вольно или невольно нарушала ее. Так порой профессиональный спортсмен искренне клянется быть верным олимпийским законам, но опять и опять попадается на допинге. На каком-нибудь никому не известном прежде мельдонии, например. Или же подросток обещает слушаться старших и приходить домой не позже восьми вечера, однако каждый раз заявляется после полуночи и нетрезвым. Почему – он и сам не знает. Ну просто воля рока какая-то!

Лина гнала лишние килограммы беспощадно, словно конкистадор, теснящий индейцев с их исконных земель, однако, подобно все тем же испанским захватчикам, терпела поражение за поражением… Все из-за того, что, оказавшись в клубе, Лина рано или поздно пробегала мимо этого чертового кафе. Из открытой двери в коридор каждый раз долетали восхитительные ароматы, начисто парализуя остатки её воли. После непродолжительной, скорее ритуальной, борьбы с собой благоразумие неизменно отступало, и Лина незаметно для себя опять оказывалась за круглым столиком с мраморной столешницей. Однако был и бонус: вскоре из-за всех этих вкусностей ее настроение менялось к лучшему. Недаром психологи говорят, что вкусная еда – лучший антидепрессант!

Лина сразу же заметила в кафе своего нового-старого знакомого, а именно – сочинителя готических романов Башмачкова. На сей раз мужчина выглядел намного симпатичнее, чем в танцевальном зале. Волосы были вымыты и приглажены, лицо уже не напоминало перезрелый помидор, покрытый каплями росы. Темно-синий свитер смотрелся опрятно, хоть и напоминал о шестидесятых годах прошлого века, когда повсюду висел портрет «папы Хэма», то бишь модного тогда, а нынче слегка подзабытого писателя Хэмингуэя.. Видавшие виды ботинки «папы Хэма» нашего времени были начищены до блеска, а спортивная сумка выглядела почти новой…. Литератор поджидал Лину за дальним столиком, на котором красовались две прозрачные чашки и стеклянный чайник с чаем какого-то странного красного цвета.

«Этот напиток стоит здесь столько, сколько несколько пачек хорошего чая в магазине. Когда Башмачков узнает цену, он надолго забудет сюда дорогу, – подумала Лина с тревогой. – Надо предложить писателю хотя бы разделить счет пополам, чтобы не сильно переживал. Говорят, нынче гонорары нигде не платят… Интересно, на что же он живет, наш родимый сумрачный гений?».

Башмачков словно подслушал ее мысли.

– Располагайтесь, угощаю, – широким жестом пригласил он даму за столик. – Ладно-ладно, не возражайте, я видел цены в меню, и они, конечно, меня впечатлили. Однако, полагаю, что кроме чая мы ничего здесь брать не будем… за такие-то денежки. Короче, один чай на двоих я еще потяну. К тому же мы с вами так фанатично сжигали лишние калории на танцах, так что не стоит их снова здесь набирать. Кстати сказать, как вам этот чаек под названием «каркаде»? По-моему, похож на какое-то сомнительное африканское зелье. А вдруг в него здесь что-нибудь добавляют, чтобы вновь заманивать клиентов? Так сказать, незаметно «подсаживают» на этот чаек?

– Не беспокойтесь, клиентов тут и так всегда полно, – успокоила его Лина, – бедные студенты в этот фитнес-клуб в принципе не ходят. О, я догадалась! Башмачков, вы ведь не только на чай, но и на входной билет раскошелились! С каких это пор вы сорите денежками направо и налево? Насколько я помню, раньше вы были гораздо более экономным. Сомневаюсь, что мечта всей вашей жизни – научиться отплясывать сальсу, румбу и бачату… Неужели вместо того, чтобы писать романы, вы теперь посещаете модные клубы?

– Я думал, вы догадались, – тихо сказал Башмачков – Когда-то вы, Лина, тоже были другой – более сообразительной. Ладно, не буду понапрасну тянуть резину. Я притащился сюда из-за странной гибели юной девушки, – эти слова Башмачков пробормотал о, понизив голос почти до шепота. – Я ведь пишу готические романы о разнообразных кошмарах, если вы это, конечно, помните. Смерть и фитнес – странное сочетание… И еще, если вы помните, я чую запах смерти задолго до ее наступления. Мне кажется, что вы, Ангелина, опять вляпались в очень нехорошую историю. От вас веет гибельным холодом… К сожалению, жизнь вас, Лина, так ничему и не научила…

Дело было так, – продолжал он в ответ на недоуменный взгляд Лины. – Я случайно услышал о смерти девушки в фитнес-клубе. Об этой трагедии мне рассказала моя соседка Алевтина, она давно уже тренируется в этом вашем «Леди-лидере». Аля иногда заглядывает ко мне по жилищно-коммунальным делам: справиться о платежках за квартиру и свет или узнать, надолго ли горячую воду отключили. Так вот, вчера мы столкнулись с ней носом к носу у лифта. Соседка была сильно взвинчена и чем-то обеспокоена. Рассказала, что молодая девушка умерла в их фитнес-клубе прямо на тренировке, практически у нее на глазах. И вот теперь ей, Алевтине, неприятно туда ходить, но жалко денег, уплаченных за годовой абонемент. Дело в том, что она купила дорогой абонемент всего месяц назад, а расторгнуть договор с клубом можно только в случае серьезной болезни, подтвержденной выпиской из больницы.

– Полагаю, вы с этой соседкой беседуете о коммунальных платежах за бутылочкой вина? – не удержалась от ехидства Лина.

– Да выслушайте же вы меня, черт подери! Нет, как я погляжу, горбатого могила исправит! Так и норовите меня перебить. Хотя ничего сенсационного я, увы, вам не сообщу. То, что я писатель – для вас уже давно не сенсация. Тогда вы должны понимать, что писателю-беллетристу необходимо каждый день получать от жизни яркие впечатления, чтобы его романы не были скучными. Этот спортивно-танцевальный мир всегда был для меня терра инкогнито, то бишь, неизвестной планетой. Между тем, в моем новом готическом романе всякие ужасы происходят в замке, во время бала. И тут я сообразил, что в этих танцах-шманцах, которые придется описывать, ничего не понимаю. Ну, а если теперь еще и призрак смерти витает над вашим заведением, то я просто обязан там побывать!

– В самом деле? Вы ничего не понимаете в танцах? – уточнила Лина с лукавой усмешкой. – Да вы просто звезда фольклорного коллектива! Помнится, в Пекине танец с веерами? Вы его отплясывали вместе с китайскими артистами. А Болгария? Там вы выделывали коленца уже с местным ансамблем народного танца! Да по вам, господин Башмачков, ансамбль Игоря Моисеева плачет!

– Аааа, вы и мои «танцевальные номера» помните! – улыбнулся Башмачков. – Так вот, уточняю, если вы забыли, что в Китае я танцевал поневоле – пытался в танце выбраться живым из толпы, в которой прятался киллер. А в Болгарии пришлось спасать уже не только свою жизнь, но и вашу. Помните, как на вас тогда платье вспыхнуло во время танца?

Лина вспомнила эти «дела давно минувших дней» и покраснела. В самом деле, и чего это она к Башмачкову с танцами прицепилась?

– Ладно, вернемся в день вчерашний, – продолжал Башмачков. – Короче говоря, Алевтина объяснила, что мужчина может попасть в «Леди лидер» только одним способом – купить абонемент в танцевальную студию. Дескать, хоть клуб и женский, партнеры для танцев дамам всегда нужны. Хозяева клуба, кстати сказать, это отлично понимают и продают мужчинам входные билеты и абонементы на занятия танцами с превеликим удовольствием. В итоге я отложил написание нового романа до лучших времен и купил для начала разовый входной билет. И вот я здесь!

– Ха-ха-ха! Оказывается, вы, Башмачков, по-прежнему сочиняете готические романы? Или, если сказать по-простому, – ужастики! – развеселилась Лина. – Не удивительно, что вам до сих пор везде мерещатся коварные преступники, прозрачные привидения, черные маги и их пособники. Теперь они являются автору не только в замках или на кладбищах, но и на танцах

– Между прочим, я не сочиняю романы в стол, а печатаю их, – слегка обиделся Башмачков. – Причем, за денежки издательства, а не за свой счет, что в наше время может считаться большим личным достижением. Правда, бумажные книги продаются все хуже, и я постепенно осваиваю новые технологии. Жизнь, дорогая Лина, не стоит на месте, и всем нам приходится постоянно поспевать за переменами. Слышали про краудфандинг?

– Это еще что за зверь? – удивилась Лина, отхлебывая вкусный чаек.

Так называется сбор в Интернете средств на какой-нибудь новый творческий проект – книгу, фильм или театральную постановку. Те пользователи, которые инвестируют деньги, потом получают книгу или билет в театр по льготной цене или какой-нибудь симпатичный подарок от авторов проекта. Мой новый готический роман «Призрак Южного Бутова» собрал восторженные отзывы в Интернете. Обещали даже премию дать. В Южном Бутове. От фирмы, продающей прозрачные дождевики. Но сейчас не об этом. На вашем месте, Ангелина Викторовна, я бы серьезнее отнесся к опасениям Алевтины. Одно дело, когда вы распутывали сомнительные делишки за границей, где вас, извините, никто и знать не знает, и совсем другое дело – дома. Тут, сами знаете, базу данных на всех и на каждого можно купить на любом рынке, да и в социальных сетях можно все про всех нарыть… К тому же у нас коррупция, сами знаете, расцвела в последние годы пышным цветом, все продается и покупается, все на всех собирают досье и компромат. Иногда просто так, на всякий случай…

– Спасибо, господин Башмачков, за трогательную заботу, – улыбнулась Лина. – Однако, поверьте, в данном случае ваша тревога совершенно излишняя. Здесь, в элитном фитнес-клубе мне абсолютно ничто не угрожает. На входе – серьезная охрана, повсюду понатыканы видеокамеры, в раздевалках снуют безмолвные, как тени, уборщицы-узбечки. Или, может, таджички. Да и вообще здесь на каждом шагу за нами следят – даже в бане не укрыться от зорких глаз обслуги. К тому же, у здешних тренеров – постоянная конкуренция, они тоже друг за другом весело, дружно и с огоньком шпионят и тут же начальству обо всем подозрительном докладывают…

– Вот именно что конкуренция, – побормотал Башмачков. – От здешнего персонала всего можно ожидать. А у меня с вами не конкуренция, а солидарность. Можете себе представить – я даже специально разорился на танцевальный абонемент и проник в это буржуазное заведение, чтобы хорошенько изучить его изнутри. И то, что удалось за пару часов нарыть, мне, честно говоря, совсем не понравилось.

– Что именно? – спросила Лина без особого интереса.

– А то, что выбраться из дальних уголков этого богоугодного заведения в случае форс-мажора будет трудно, почти что невозможно. Я успел перед занятием и после него кое-что здесь подсмотреть. В смысле запасных выходов и боковых лестниц. Кое-где запасные двери закрыты на замки, чтобы никто не проник в клуб без пропуска, а боковые пожарные лестницы перекрыты тяжелыми предметами – опять же, чтобы никто не шастал там, где не нужно.

– В случае какого форс мажора? – опешила Лина, – не желая слушать дальнейшие разглагольствования Башмачкова.

–Нууу, не знаю, это я так, для примера…

– Ничего ж себе, примерчики у вас, – возмутилась Лина. – Говорите яснее: откуда и куда мне не выбраться? – напирала она.

– Ну, допустим, из бассейна, из турецкой бани или из сауны, – нехотя признался Башмачков и посмотрел Лине прямо в глаза. – Да и в танцевальный клуб по боковой лестнице не попасть…

– Ну, в баню вас, Башмачков, даже «в случае чего» не пустят, – расхохоталась Лина. – И не мечтайте! Это же наша, женская территория.

– То-то и оно, – сказал Башмачков. Он забарабанил пальцем по столу, и взгляд его серых глаз стал совсем серьезным…. – Случись что – я вас оттуда не вытащу. В общем, обещайте пока что ограничиться только танцами, а еще лучше – вообще не посещать в клуб в одиночку.

– Еще чего! – расхохоталась Лина. – И не мечтайте, господин Башмачков! Я никогда не страдала манией преследования… Да и вы прежде особой робостью не отличались. К тому же у меня здесь своя фитнес-программа, согласованная с врачом и тренерами, а за нее, между прочим, деньги уплачены.

– Какая еще программа? – оторопел Башмачков.

– «Идеальное тело», – важно сообщила Лина. – А достигается это «идеальное тело» при помощи диеты, тренировок в зале и регулярных занятий в бассейне. В общем, куча времени – ради стройной фигуры. Однако есть опасность, что мозг, который в эти часы не загружают, тоже попутно худеет…. Кстати сказать, для чего, по-вашему, мой друг, женщины ходят в фитнес клубы?

– Честно? Теряюсь в догадках, – пожал плечами Башмачков. – Наверное, это такой чисто женский способ убить свободное время.

– А вот и нет! – парировала Лина. – Предел женских мечтаний как раз и есть оно – ИДЕАЛЬНОЕ ТЕЛО. Большинство женщин по своей природе перфекционистки. Мы всегда тоскуем по идеалу и хотим выглядеть безупречно в любом возрасте. Как модели из глянцевых журналов. Хотя умом-то понимаем, что без фотошопа это невозможно. Телосложение-то у всех разное. Ну не может фемина средних лет с короткими ногами, широкими бедрами и низкой попой выглядеть, как Дженифер Лопес! Только вот дамам это не объяснить, потому что телеящик твердит круглые сутки об обратном. В общем, глянец творит кумиров, а мы всеми силами стараемся на них походить.

– По-моему, вы и без фотошопа неплохо выглядите, – сделал Лине неожиданный комплимент Башмачков и проворчал – Ну, ладно, уговорили! Тренируйтесь тут потихоньку, только обещайте не терять меня из виду.

Писатель внимательно посмотрел на Лину. На этот раз взгляд Башмачкова показался ей милым и каким-то беззащитным.

– А главное, поменьше шастайте туда, где вас не ждут. И не суйте, пожалуйста, свой длинный нос слишком глубоко в дела этого заведения. Полагаю, это черный ящик с двойным дном, и ваш носик может в нем капитально увязнуть.

Башмачков был не на шутку встревожен, и это неожиданно развеселило Лину.

– И не надейтесь. Не убьют, – расхохоталась она.

Башмачков раздраженно встал, расплатился с барменом, затем наскоро простился с Линой и быстрым шагом направился к выходу.

Лина проводила литератора долгим взглядом. Вот ведь еще персонаж на ее голову! Странный, как герой его собственных романов! Нет, все-таки он какой-то трогательный. Одевается старомодно, вернее, вообще вне моды и стиля. Держится независимо и даже слегка самоуверенно. Кропает какие-то нелепые готические романы для таких же, как он, «осколков прошлого». Или же, наоборот, для наивных подростков, которых жгуче интересуют всякие придуманные ужасы. Как будто этих кошмаров в жизни мало… Новости в телеящике гораздо страшнее любых придуманных скелетов в фамильных склепах и привидений в старых замках… В общем, похоже, этот тип пытается прикрыть свою неприспособленность к современной жизни глуповатой оригинальностью, не понимая, что порой выглядит ну просто городским сумасшедшим…. Вообще кто в наше время поверит, что творчество может быть важнее денег? Она-то, Лина, как раз втайне так думает, но старается держать свои мысли при себе, чтобы не нервировать людей, посвящающих свои жизни заколачиванию «бабла». Да и вообще…Ее детская студия «Веселые утята» – это вам не Большой театр. В общем, смешно тетеньке, работающей с малышами, делать столь смелые заявления. Студия для нее в первую очередь – место для заработка. В наше время вначале надо говорить о финансировании, а о творчестве – потом. Это Лина как раз хорошо усвоила. Нет, все-таки зря она сейчас вспомнила о студии…

Лина внезапно поняла, что соскучилась о своих талантливых детишках, о грузной и шумной концертмейстерше Ольге Германовне с ее старомодными брошками и дежурными шутками, даже о старом подвале с облупленными стенами, который «Утята» арендовали у префектуры… Скорее бы каникулы закончились!

Размышляя таким образом, Лина почти добрела до раздевалки, но внезапно вспомнила, что забыла в танцевальном зале косметичку с ключом от шкафчика, и повернула назад. Приходилось спешить, в зал должна была вскоре явится новая группа для занятий танцами… Конечно, вряд ли кто-то из богатых клиенток клуба позарится на ее барахло, и все же ….

Лина открыла дверь и тихо вскрикнула.

В середине зала столпились тренеры и охрана клуба.

Докторша Луиза склонилась над неподвижным телом, плечи девушки сотрясали рыдания.

Георгий лежал на полу лицом вверх и в глазах его застыли удивление и ужас. Он был мертв.

У Башмачкова появился план

Кто-то подошел к Лине сзади и осторожно взял её за руку.

– К сожалению, все оказалось хуже, чем мы с вами предполагали…

Башмачков (а это был он) мягко, но настойчиво вывел Лину из зала.

– Как вы тут оказались? – прошипела она, безуспешно пытаясь высвободить руку.

– Так же, как и вы. Я шел к выходу, когда услышал шум в танцевальном зале. Пришлось поменять планы. К тому же я знал, что вы сюда явитесь. У вас ну просто чуйка на подобные дела. Послушайте, Лина, не стоит вам сейчас светиться на месте происшествия. У меня есть все основания полагать, что ваш интерес к «несчастным случаям» в здешнем заведении кое-кто уже заметил.… В общем, если вы приметесь сейчас поедать глазами место происшествия и приставать ко всем подряд с вопросами, звонить отсюда по телефону – все это спугнет преступников. Если вы не боитесь за себя, то подумайте хотя бы о пользе дела…

Лина вспомнила про эсэмэски с угрозами и почувствовала, как по спине побежали мурашки. Целые полчища мурашек… Однако она сделала глубокий вдох, пристроила на лицо вымученную улыбку и… решила пока не рассказывать Башмачкову про поступающие ей анонимные угрозы. Еще чего доброго, этот трепетный, как лань, литератор запаникует и помешает ей вести тайное расследование! Вот ведь, послал бог помощничка! Неееет, пора уходить «в отрыв»!

Сделав усилие, Лина наконец освободила руку от цепкой хватки добровольного телохранителя.

– Послушайте, Башмачков! Я хочу вернуться зал, – твердо объявила она, – чем бы это для нас с вами не закончилось. Там должны оставаться свежие улики, а еще я хочу услышать впечатления людей, оказавшихся на месте преступления раньше нас. Ну и, в конце концов, там осталось мое имущество – косметичка с ключом от шкафчика в раздевалке.

– Ну, ключ-то я вам сейчас принесу, не в нем дело. Умоляю вас, Лина, будьте благоразумны. Главные улики, если они и были, преступники уже уничтожили, а те, кто там толпится, обычные зеваки, они видели не больше нашего. К тому же, сейчас приедет полиция и по-любому выведет из зала посторонних…

– Среди тех, кто остался в зале, могут быть настоящие бандиты, – возмутилась Лина. – Возможно, они специально, для маскировки не покинули место преступления и теперь стоят там, льют крокодиловы слезы рядом с остальными свидетелями…

– Допустим, вы правы, – сдался Башмачков, – и убийца еще находится в зале. -. Скажите пожалуйста, а как вы его распознаете?

– Женская интуиция подскажет, – пожала Лина плечами.

– Ясно. Никакого плана у вас нет. И это хорошо, меньше глупостей наделаете. Можете осторожно заглянуть в зал, но обещайте, что дальше двери – ни шагу.

Башмачков приоткрыл дверь, и Лина смогла наконец из-за его спины рассмотреть тех, кто столпился в зале. Они шепотом переговаривались между собой и старались не смотреть в сторону трупа.

Людей, обнаруживших страшную находку, было четверо. Тонконогая балерина в розовом трико и балетной пачке, с неестественно загорелым лицом, на котором выделялись огромные зареванные глазищи с наклеенными ресницами. Худющая дама в красном платье, сжимавшая в одной руке айфон последней модели, а другой прижимавшая к себе сумочку. По тому, как она держалась, было ясно: эта дамочка здесь не на последних ролях. Она повернулась лицом к Лине, и та узнала управляющую клубом Зинаиду. Что и говорить, эффектная дамочка, настоящая бизнес-леди. Это она вчера увела рыжего полицейского обедать, даже не позволив ему внимательно осмотреть место происшествия… Рядом с ней стоял немолодой охранник, растерянно теребивший рацию, он что-то угодливо шептал шефине в ухо…. Ой, а это кто? Лина узнала докторшу Луизу в розовом медицинском костюме. Лине стало жалко девушку: второй раз за два дня ей пришлось фиксировать смерть…. Да, такое и опытному врачу не пожелаешь, не то, что молодой девушке. Представить, что кто-то из этих вполне мирных людей преступник, Лина не смогла бы, даже включив все свое воображение. Тело танцора уже было накрыто полотенцем, уборщица старательно мыла пол в зале.

– Это еще зачем? – возмутилась Лина. – Так к приезду полиции никаких следов не останется.

– Послушайте, эй, как вас там… – Зинаида ткнула пальчиком с алым маникюром в сторону уборщицы. – Помыли пол – и ступайте, займитесь другими делами. Без вас обойдутся. А то вы готовы на все, лишь бы не работать, нашли себе, понимаешь, бесплатное шоу…

Уборщица с испуганными восточными глазами исчезла так стремительно, словно ее сдуло порывом ветра.

Взгляд управляющей смягчился, когда она заметила рядом клиентку в розовом платье. В голосе Зинаиды появились заботливые нотки, которые так не вязались со всем ее обликом железной бизнес-леди.

– Ну-ну, не стоит плакать, моя дорогая Анжела. Мы с вами уже ничем ему помочь не можем. Наш долг – просто запомнить его таким…. Молодым и красивым. Вы, ангел мой, такая эмоциональная, такая тонкая натура, вам сейчас необходим отдых. Ступайте, пожалуйста, домой, примите успокоительное и постарайтесь уснуть…

Управляющая приобняла за плечи заплаканную «розовую балерину» и осторожно подтолкнула ее к выходу. Однако девушка замотала головой и осталась стоять на месте, зябко ежась на сквозняке в своем воздушном платьице. Ее руки мелко-мелко дрожали, а из глаз непрерывным потоком бежали слезы.

Лина хотела подробнее расспросить докторшу о последних событиях в клубе, но девушка промчалась мимо, притворившись, что не узнала ни ее, ни Башмачкова. Луиза тихо всхлипывала и вытирала на ходу глаза медицинской маской.

– Ладно, Луизу я беру на себя, – прошептал Башмачков. – пойду приглашу девушку в буфет на чашку чая.

Башмачков лукаво взглянул на Лину и добавил:

– Чашка чая в данном случае – это просто чашка чая. Надеюсь, вы понимаете, что ничего большего у меня с кавказской красавицей быть не может. Я вообще-то еще жить хочу, а не объясняться потом с ее отцом и с братьями…

Лина с удивлением отметила, что ее не очень-то радует перспектива чаепития Башмачкова и Луизы. Хотя, казалось бы, какое ей дело до того, что красавица врачиха поболтает с этим нескладным и, скажем прямо, недалеким сочинителем? Так-то оно так, однако ей почему-то неприятно, что такая сногсшибательная девушка будет смотреть на этого немолодого недотепу своими огромными миндалевидными глазами… Как представишь такую картинку, сразу же в голову лезут разные глупые мысли. Например, о том, что она, Лина, уже «продукт второй свежести» и в борьбе с молодыми девушками за внимание даже такого вот «пенька» обязательно проиграет. По законам, так сказать, природы.

– Вам бы лучше сейчас отправиться домой, – Башмачков прервал ее размышления и заботливо тронул за руку. – Ваше молчание Лина, порой меня пугает. Достаточно вам впечатлений на сегодняшний день. Идите-идите, не испепеляйте меня взглядом своих строгих глаз. Ну, а я… Я, пожалуй, останусь здесь. Любопытно взглянуть, как будет действовать полиция…. Обещаю, что не скрою от вас ни одной важной детали. Боюсь, что и в этом случае эксперты сделают вывод, что смерть наступила из-за трагической случайности – например, у танцора разорвалась аневризма аорты или же оторвался тромб. Ну, или наш молодой артист случайно выпил таблетку, несовместимую с другими препаратами, которые он принимал с детства. Впрочем, я склоняюсь к версии больного сердца….

– Второй раз смерть из-за сердечной недостаточности? Сомнительное совпадение…– пробурчала Лина и нехотя поплелась в раздевалку.

Эсэмэска пришла с номера, который не определился.

«Ну что, мадам детектив? Как впечатления от жмурика? Решили новую загадку? Мозги ещё не кипят от натуги?».

Лина с досадой швырнула телефон в спортивную сумку. Она почувствовала себя так, словно случайно дотронулась до чего-то неприятно-липкого. На душе стало совсем мерзко. Кто-то по-прежнему пытается играть с ней в кошки-мышки. Что ж, пускай забавляется… Ничего серьезного она все равно пока не узнала. Ясное дело, Луиза напугана и вряд ли что-то расскажет Башмачкову даже за чаем, а полиция – тем более. Что ж, придется подождать до завтра. Женщины долго молчать не умеют. Кто-нибудь из случайных свидетелей рано или поздно заговорит…

Кафе «Ноль калорий»

Наутро Лину осенило. Бармен Дэн – вот кто всегда в центре событий. Этот общительный паренек наверняка уже что-то слышал, не мог не слышать, о недавних смертях в клубе и, конечно, расскажет кое-какие интересные подробности….

Кафе было полупустым. За дальним столиком скучала миниатюрная блондинка. Девушка без энтузиазма клевала травяной салатик, попутно тыкая в айфон изящным пальчиком. Администратор Нателла хлебала низкокалорийный супчик, тоже без видимого аппетита. За другим столиком парочка пышнотелых дам спешила пополнить потраченные на тренировках калории, привычно обманывая себя «низкокалорийным» печеньем и «диетическим» апельсиновым фрэшем. Лина уже успела убедиться, что эти «диетические» продукты так же беспощадно прибавляют лишние килограммы, как и все остальное, иногда даже быстрее, чем котлета с жареной картошкой.

Лина заказала свой любимый капучино и плюхнулась за столик у окна. Она с наслаждением почувствовала, как мягкий диван обволакивает уставшее тело, а в ноздри начинает вплывать аромат свежесваренного кофе. Дэн был отличным баристо и варил кофе каким-то своим особым способом. Иногда он рисовал для Лины поверх взбитой молочной пенки не обычное сердечко, а что-то нестандартно-милое, например, цветок, мордочку медвежонка или весёлый смайлик.

Лине нравилось, что в клубном кафе всегда было много молодежи, она заряжалась от них брызжущей энергией и безудержным весельем. Отсутствие в меню спиртного не мешало молодым людям и девушкам непрерывно хохотать и подкалывать друг друга. Веселый тон задавали тренеры.

Тренерам здесь полагались приличные скидки, и они не теряли возможности восполнить потраченные на тренировках калории разными вкусностями. Порой они просто забегали сюда поболтать с клиентками, а, главное, – договориться с дамами об индивидуальных занятиях. Кстати сказать, аппетит у худеньких тренерш и субтильных учителей танцев из-за серьезных физических нагрузок был просто зверским. Они стремительно поглощали свои порции, тут же требовали у бармена добавки и, не оглядываясь на диеты и калории, сметали все подряд – даже булочки и сладкие соки. Глядя на этих поджарых обжор, пухленькие клиентки тайно завидовали такой всеядности и с отвращением ковыряли вилкой в низкокалорийном. но таком безвкусном пюре из тыквы с брокколи…

До последних трагических событий небольшое клубное кафе то и дело сотрясалось от здорового молодого ржания. Дэн, голубоглазый и светловолосый бармен лет двадцати пяти, непрерывно развлекал сотрудниц и клиенток клуба своими фирменными байками. В этот раз Лина поежилась от непривычной тишины: никто больше не смеялся. И все же жизнь продолжалась, и девушки подтягивались в любимое заведение, словно стайка бабочек, летящих к яркому цветку. Самым притягательным магнитом для них служил Дэн, и вокруг него неизменно собирались самые красивые тренерши и клиентки клуба.

Несмотря на молодость и тонкие черты лица, парень выглядел весьма брутально. В нем угадывались и характер, и харизма. Обычно бармен улыбался дежурной улыбкой – одними зубами, но не глазами, однако мало кто это замечал, потому что парень не забывал отпускать шуточки и травить анекдоты. При этом красавчик выглядел даже слегка старомодным. К примеру, он не употреблял матерные словечки, без которых молодежь сегодня почти не разговаривает. Дело в том, что за подобную уличную лексику персонал клуба нещадно штрафовали. Так что Дэн не то чтобы старался быть воспитанным – он просто-напросто экономил свои денежки. Ходили слухи, что этот мачо уже успел поработать в Китае, мечтал там сколотить капитал и открыть свое заведение, однако в кризис разорился и начал в клубе все опять с нуля. Он поступил на работу в кафе «Леди-лидера», постепенно освоился и вскоре почувствовал себя, как рыба в воде. Уже через полгода невозможно было представить, что когда-то это гламурное заведение обходилось без Дэна. Симпатичному парню охотно подхихикивали все девушки и все матроны, регулярно «зависавшие» в этом кулинарном оазисе.

Благодаря Дэну кафе никогда не пустовало. Клиенткам нравилось «потусить» в его компании, а также в кругу стройных тренерш и балетных «аполлонов», дабы почувствовать себя своими внутри закрытого спортивно-балетного братства. Кстати сказать, руководство клуба активно поощряло подобный панибратский «междусобойчик». Дело в том, что клиентки отлично «вербовались» на платные индивидуальные занятия как раз в такой вот атмосфере легкого флирта. Кстати сказать, индивидуальные клиентки были выгодны не только клубу, но и тренерам. С каждой дамы, «завербованной» на «индивидуалку», тренерам «капал» хороший процент. Не удивительно, что даже в минуты отдыха профессионально-стройные парни и девушки не расслаблялись и не снимали маски веселых и жизнерадостных друзей. На территории клуба они оставались обаятельными, убедительными и вежливыми везде, даже в душе и в кафе – словом, шли на все, чтобы завербовать на «индивидуалку» новых вип-клиентов в непростую эпоху экономического кризиса…

Дэн обожал и умел находиться в центре внимания. Он был милым и очаровательным с дамами всех возрастов и комплекций, однако в обществе юных и стройных девушек расцветал, как кактус среди роз, и становился почти таким же обаятельным, как актер Машков. Ну, или как герой полицейских телесериалов Максим Аверин. Врожденное чувство стиля помогало Дэну выглядеть элегантно, даже если накануне он простоял за барной стойкой целый день. Легкая «оксфордская» небритость, по-особому завернутые рукава футболки, модные дорогущие кроссовки последней модели, иностранные словечки…. Начальство Дэна ценило и время от времени повышало ему зарплату, невзирая на кризис. Ещё бы! В его смену выручка вырастала в несколько раз. Женский тренерский состав, обнаружив Дэна за стойкой, тут же принимался стремительно проедать свои денежки, в буквальном смысле, пропахшие потом. К ним с готовностью присоединялись и клиентки, хотя цены в фитнес-буфете зашкаливали. Посетителям кафе предлагалось все низкокалорийное, натуральное, легкое и поэтому безумно дорогое… Свежевыжатые соки, овощные суфле, легкие ягодные желе, травяные чаи… А цены, цены…. И, тем не менее, от клиенток отбоя не было. Обычно в день дежурства Дэна в кафе уже с утра было не протолкнуться. Дирекция заведения давно сообразила, что еду надо сделать здесь роскошью, чтобы посетительницы клевали ее, как птички, не мучаясь угрызениями совести из-за лишних калорий и других глупых предрассудков. Зато цена на подобную нано-пищу должна быть очень высокой, чтобы доходы заведения не страдали. Тренерский состав – тот совсем другое дело. Пускай они активно покупают все со скидками, в особенности – протеиновые напитки и мясные блюда, чтобы их накачанные мышцы и оттопыренные попки стали еще рельефнее и оттопыреннее. В общем, несмотря на цены, все посетители кафе были довольны по-своему. Клиентки утешались тем, что едят низкокалорийную еду, а девушки-тренеры и юноши-танцоры находились в отличной форме, несмотря на котлеты с картошкой и слоеные фитнес-пирожки, которые аполлоны и афродиты наворачивали в перерывах между занятиями. Спортивная и танцевальная одежда модных торговых марок сидела на тренерах идеально, как на фотомоделях, подчеркивая их хрупкие талии и стройные бедра, так что можно было не париться из-за лишних калорий, исчезавших на тренировках, словно деньги на распродажах…

Лина с удивлением заметила в дальнем углу зала знакомую хрупкую фигурку. «Розовая балерина»! Вот уж кому не грозит лишний вес! Девушка равнодушно жевала сладкий пирожок, запивая его молочным коктейлем.

«Это же 1000 калорий!» – с ужасом подумала Лина. Вид у «балерины» был печальный. Из спортивной сумки девушки выглядывала розовая плюшевая собачка.

– Талисман? – спросила Лина, чтобы завязать разговор.

–А, это мой друг детства. БатмАн, – улыбнулась девушка и ласково потрепала собачку по носу.

–Ну, и что там было… вчера? – не выдержав, перешла Лина к главному.

–Что – вчера? – не поняла девушка. – Где?

– Вы же были ТАМ, – Лина указала глазами в сторону танцевального зала.

– Что? Ну да, была… Бедный Георгий! – слезы переполнили огромные глаза «розовой балерины» и водопадом полились в стакан с фруктовым коктейлем.

– Не плачьте, коктейль будет соленым, – попробовала утешить ее Лина. Она хотела добавить, что и ресницы могут отклеиться, – но вовремя сдержалась.

– Мне уже все равно, – прошептала балерина. – Как несправедливо устроен мир! Почему первыми умирают самые красивые мужчины?

– Видимо, Бог – эстет, ему приятнее находиться в компании красивых мужчин и женщин. Давайте вернемся к вчерашним событиям. Что сказала полиция? – не отступала Лина.

– Да ничего особенного! – всхлипнула девушка, – Молчали, надували от важности щеки и подробно все записывали на месте происшествия. А в ответ на мой вопрос пробурчали, что, дескать, сердце покойного не выдержало постоянных тренировок. Как-то странно все это, вам не кажется? В танцы с больным сердцем не берут, даже в детстве, да и здесь у них каждый год – диспансеризация и жесткий отбор. Кстати, Зинаида, ну, знаете… дама, управляющая клубом, так плакала, словно потеряла близкого друга. Извините, я не могу больше говорить….

«Розовая балерина» снова залилась слезами. Рыдания столь воздушного создания удивили Лину. Вот те раз! Оказывается, эта «куколка» способна проявлять обычные человеческие слабости. Прежде «балерина» выглядела в глазах Лины надменной и холодной, как кусок клубничного мороженого. Казалось, больше всего на свете она боится показаться «обычной» и «скучной». С другими клиентками клуба девушка неизменно держала дистанцию. Невозможно было представить, что «розовая балерина» болтает с ними о какой-нибудь прозе жизни – например, о ремонте санузла или о субботней поездке в «Ашан». Казалось, это хрупкое существо несет в себе тайну, которой не собирается делиться ни с кем на свете.

«Розовая балерина»

Анжелу с детства обожали все: и родители, и бабушки-дедушки, и тети, и друзья семьи. Да и кто посмел бы не любить очаровательную девочку, похожую на дорогую куклу! Это было совершенно невозможно. Голубые глазищи с длинными ресницами, шоколадные густые локоны, точеная фигурка, словно созданная для танцев… Не зря ведь психологи говорят, что хорошеньким детям достается больше любви окружающих, чем невзрачным малышам, да и спрос с них меньше, в особенности, с девочек.

Лет с пяти Анжела ждала от всех, кто смотрел на нее, привычного обожания. Она привыкла к нему, как жители южных приморских городов привыкают к солнцу и морю. Мама наряжала Анжелу в хорошенькие розовые платьица и пальтишки, бабушка вязала розовые шапочки с помпонами, а прохожие обычно оборачивались ей в след, чтобы еще раз увидеть это розовое чудо с кудряшками и улыбнуться

Анжела росла, и с удивлением замечала, что обожание «не родственников» постепенно тает. Словно в надежном куполе, много лет окружавшем ее и защищавшем от бед, наметилась большая зияющая дыра. Неожиданно оказалось, что ровесницы, наделенные хоть какими-то талантами, порой собирают больше восхищенных взглядов, чем она, просто хорошенькая и нарядная девочка. Анжела ревниво слушала, как громко хлопает публика на школьном вечере юным музыкантшам и певицам, наблюдала с раздражением, как бегут мальчишки из класса в спортивный зал – поболеть за девочек-гимнасток. Она завидовала девочке, победившей на районной олимпиаде по математике, юной соседке-художнице, чьи работы взяли на городскую выставку. А у Анжелы, как назло, в школе никаких талантов не обнаружилось.

В девять лет девочка уговорила маму отвести ее на экзамен в хореографическом училище.

«Вот стану знаменитой балериной, узнаете тогда», – думала Анжела, шлепая по лужам вслед за мамой. На ходу она незаметно поднималась на носочки и с удовольствием разглядывала себя в витринах.

«Я буду танцевать в Большом театре, – продолжала мечтать Анжела, – а публика станет покупать билеты, чтобы посмотреть на меня. Зрители будут хлопать мне, как миленькие, отбивая ладоши. Мама не раз говорила. что красота для балерины – это главное».

Доброе лицо главной тетеньки в комиссии не оставляло сомнений: Анжелу приняли! Девочка улыбалась и теребила оборку своего самого красивого платья, конечно, розового. Она не сразу поняла смысл слов, которые негромко говорила ее маме эта очень худая женщина с короткой стрижкой и очень прямой спиной. Между тем, председатель приемной комиссии говорила, что ей очень жаль. Жаль, что такая красивая девочка им не подходит. Оказывается, для балерины важны не только красивая шея, длинные руки и ноги. Главное для классической танцовщицы – подъем ноги и маленькие косточки в стопе. – Ноги ведь «рабочий инструмент» балерины. Если что-то не в порядке с ногами, танцовщица не сможет часами оттачивать трудные па, а потом танцевать на пуантах. Оказалось, у Анжелы именно эти маленькие косточки в стопах срослись как-то не так, как положено для классической танцовщицы…

Всю обратную дорогу домой Анжела плакала. Чтобы утешить дочку, мама отвела ее в магазин игрушек и предложила: «Выбирай, какую хочешь».

Девочка выбрала маленького розового щенка с грустными глазами, назвала его по-балетному Батманом и с тех пор расставалась с ним только в самых крайних случаях.

«Вообще-то хорошо, что тебя не приняли, – неожиданно объявила мама Анжеле наутро. – В конце концов, в балетном училище надо пахать часами, а звездами становятся лишь единицы. В двух автобусных остановках от нас находится ДК «Меридиан», там как раз есть танцевальная студия…

Анжела несмотря на юный возраст сообразила, что поступить вместо хореографического при Большом в детскую студию при ДК – все равно что надеть в гости вместо модного платья от известной фирмы китайские шмотки с рынка. Но ей так хотелось танцевать! И девочка смирилась. Через неделю после провала на экзамене в хореографическое Анжела переступила порог танцевальной студии. Вскоре ее поставили в первый ряд, а уже через пару месяцев новенькая стала солисткой. Девочка не всегда схватывала движения с первого раза, зато она легко, как бабочка, порхала по сцене, и зрители хлопали красивой маленькой танцовщице особенно громко. В раздевалке девочка с ненавистью разглядывала свои узкие ступни с розовыми ноготками и жаловалась розовому щенку: «Представляешь, Батман, если бы не эти проклятые ноги, я уже танцевала бы на пуантах, а не отбивала чечетку в грубых туфлях с подковками. А ты вскоре ждал бы меня за кулисами Большого театра, а не в этой убогой комнатке, где даже душа нет».

К старшим классам Анжела поняла: в коллективе народного танца настоящего успеха не дождаться. Выступления танцоров на сцене ДК, в подшефном доме престарелых и в детской больнице не снимало ни телевидение, ни репортеры светской хроники. К тому же, зрителей в зале всегда было меньше, чем свободных мест…

Время летело стремительно, словно кто-то свыше наигрывал не мелодию вальса, а упивался безумным ритмом тарантеллы. В десятом классе Анжелу. хотя она и не делала особых успехов, стали настойчиво приглашать во взрослый коллектив ДК. Пускай она и не схватывала танцевальные движения на лету, зато на хорошенькое личико юной девушки было приятно смотреть из зала. Однако повзрослевшая красавица внезапно решила, что заниматься в самодеятельном кружке танцами – по меньшей мере, глупо. Анжела посоветовалась ночью с Батманом, который по-прежнему все понимал, и на следующий день объявила родителям, что бросила танцы.

Неожиданно для домашних Анжела попросила маму записать ее на подготовительные курсы при медицинском вузе. Она решила стать фармацевтом. А что? По крайней мере, надежная профессия, потому что лекарства будут нужны людям всегда…

«А потянешь химию?» – засомневались родители.

– Попробую, – отмахнулась девочка. У нее уже сложился в голове план.

В первый же день Анжела поняла, что не ошиблась. На курсах было немало мальчиков – серьезных, настроенных на карьеру и успех, симпатичных, из обеспеченных и порядочных семей.

«Ну вот, а родители советовали поступать в педагогический», – усмехнулась она.

В институте Анжела училась не ахти, зато вокруг нее «водили хороводы» лучшие женихи курса. Еще бы! Хорошенькая девочка в кудряшках выросла в девушку «модельной внешности». Анжела шепталась о каждом из ухажеров с Батманом, не решаясь сделать окончательный выбор. За минувшие годы талисман изрядно обтрепался, но по-прежнему был необходим хозяйке в минуту трудного выбора. В конце концов они с Батманом остановились на Артеме – может быть, не самом способном к химии, зато самом предприимчивом и шустром мальчике из их группы. На старших курсах Артем уже подрабатывал в международной кампании и дарил Анжеле к праздникам дорогие подарки на зависть подружкам.

Одним словом, дальнейшая жизнь подтвердила, что Анжела сделала правильный выбор. Карьера мужа стремительно шла в гору, благосостояние их семьи росло. Однако Анжелу судьба домохозяйки не прельщала. Закончив вуз, она устроилась на скромную должность в фармацевтическую кампанию. Надо же было где-то выгуливать свои наряды, пока муж делал карьеру! Отпуск супруги проводили на южных морях и в жарких странах. Лет пять Анжела наслаждалась такой жизнью, а потом заскучала. Все эти цифры, графики, а также бестолковые студенты ей в конце-концов смертельно надоели.

«Нет, все же нужна в жизни хоть какая-то отдушина!» – решила Анжела и тут вспомнила про танцы. Муж впервые проявил ревнивый нрав и дал согласие на занятия только в женском фитнес-клубе. Ему было невдомек, что в «Леди-лидере» делают исключение для мужчин, посещающих танцевальную студию, потому что, как ни крути, а партнеры для танцев дамам все-таки нужны. К тому же уроки танцев в клубе дамам давали исключительно мужчины.

С тех пор в жизни Анжелы словно вспыхнула яркая лампочка, осветив два дня в неделю особым, волшебным светом.

Анжела посоветовалась с Батманом и купила в магазине, где продавались костюмы и обувь для профессиональных танцоров, купальник нежно-розового цвета, воздушную юбочку к нему и розовые балетки.

Только теперь, снова отдавшись во власть танца, Анжела наконец почувствовала себя абсолютно счастливой. Каждый раз она мечтала об одном: чтобы занятие подольше не кончалось. «Розовая балерина» замечала, конечно, устремленные на нее взгляды, видела, как порой у нее за спиной дамы крутили пальцем у виска. Их взгляды говорили примерно следующее: «Это что еще за дурочка из переулочка? Вырядилась в пачку, словно солистка Большого, наклеила ресницы, а сама в ногах путается».

«Ну и бог с ними, Батманчик, – говорила Анжела слегка полинявшему розовому щенку, когда возвращалась вечером домой, – зато я чувствую себя так, словно моя мечта о большом балете сбылась. Впрочем, если бы меня тогда приняли, мама бы не купила мне тебя, правда ведь?». Батман молчал, впрочем, Анжела и не ждала от него ответа. Ей было достаточно, что он внимательно слушал и что можно было доверить этой потрепанной игрушке свои заветные мечты…

В танцевальной студии «розовая балерина» встретила мужчин, совершенно не похожих на мужа и его друзей. Впрочем, преподаватели танца в ДК тоже не шли ни в какое сравнение с этими аполлонами. Тренеры по танцам слышали музыку, красиво двигались, излучали какую-то радостную энергию. Друзья же ее мужа, да и он сам, говорили только о деньгах, а к успеху признавали лишь одно прилагательное «коммерческий». В общем, однажды Анжела стала замечать, что торопится не просто на занятие, а на встречу с Георгием. Ее чувства можно было выразить одним словом: обожание. Танцы и музыка разбудили в ее душе какие-то давние, глубоко спрятанные чувства, лирические мечты и фантазии из ее детства. Анжеле достаточно было видеть, как двигается ее кумир, как задорно он поглядывает на нее, как его тело сливается с музыкой… она с ужасом понимала, что с каждым днем влюбляется в Георгия все сильнее…

И вот теперь в душе «розовой балерины» словно оборвалась какая-то тонкая струна …

Лина протянула Анжеле бумажный носовой платок. Девушка осушила им слезы, допила коктейль и, оставив на тарелке недоеденный пирожок, встала.

– Ну, я пошла? – неуверенно сказала она. – Меня муж дома заждался.

Лина кивнула, простилась с Анжелой и вскоре заметила двух симпатичных девушек, работавших тренерами в бассейне. Девушки заказали отнюдь не диетический завтрак: котлеты с картошкой, булочки со сливками и сладкое желе.

– Везет же вам, девочки, можете не следить за весом, – вздохнула Лина с завистью.

– Пять тренировок в день – и вы тоже будете есть все подряд без последствий для фигуры, – привычно парировали тренеры. Весёлые девушки были симпатичны Лине, однако она знала, что внешняя беззаботность этих спортивных фей и эльфов обманчива. Вот и сейчас взгляд красавиц оставался напряженным, хотя Дэн привычно отпускал в их адрес свои фирменные шуточки. Лину сдержанность девушек не удивила, она знала, что такой приятный, на первый взгляд, тренерский хлеб на самом деле – черствый и трудный. Почти все сотрудники «Леди-лидера» приехали в Москву из других городов, устроились жить на съемных квартирах, и сказка о красивой жизни заканчивалась для них сразу же за порогом «фитнес-рая». Там, за воротами элитного клуба, начинались суровые будни. Дни, недели и месяцы в чужом и таком неласковом к приезжим, к тому же очень дорогом мегаполисе удавалось выдержать только самым стойким и сильным духом. Впрочем, в самом клубе тоже все было достаточно жестко, «без розовых соплей». Открытые уроки и посещение новых занятий супервайзером, постоянные проверки начальства, обязательное получение сертификатов на ведение международных программ…. Тренерский состав ежегодно проходил строгую переаттестацию и серьезный медицинский осмотр. Соотношение веса и роста, жира и мышечной массы, возраста и внешности… Еще необходимо было определенное число раз приседать и отжиматься. Одним словом, что только у бедных тренеров не проверяли! Тем, кто не соответствовал жестким нормам, давали месяц на исправление, а если какие-то параметры к назначенному сроку не менялись, сотрудницу фитнес-клуба безжалостно увольняли. Благо на каждое место была очередь из молодых и амбициозных спортсменок с периферии. В общем, когда тебе постоянно дышит в затылок молодежь, не расслабишься…

Персоналу клуба ежедневно внушали, что отношения сотрудников с клиентами должны быть вежливыми, но не панибратскими. Не поздоровался с клиентами – штраф, не ответил на вопрос клиентки – еще один, ответил невежливо – первое строгое предупреждение. Ругнулся матом сгоряча – ты уже кандидат на вылет из клуба. Несколько таких «черных меток» – и адью, «Леди лидер», а вместе с ним – обманчиво уютный мирок и неплохая зарплата! Беги тогда покупать обратный билет в плацкартный вагон и возвращайся домой, где тебя ждут насмешливые и сочувственные взгляды родни и подруг детства.

Слишком теплые, дружеские отношения персонала с клиентами в клубе тоже не приветствовались. Первым делом, новичкам внушали, что каждое дополнительное усилие с их стороны стоит денег. Никаких бесплатных советов, если индивидуальное занятие заранее не оплачено. Слишком обидчивым клиенткам необходимо сразу же объяснить, что это просто бизнес, ничего личного. Любые дополнительные консультации и помощь во время тренировки – только за отдельную плату. Деньги должны делать деньги – главное правило любого бизнеса.

Не удивительно, что любую свободную минуту тренеры проводили в клубном кафе, а там уже «отрывались по полной»,. чтобы хотя бы частично снять постоянный стресс. «Ветераны тренерского движения» были прекрасно осведомлены и о видеокамерах в клубе, и о постоянном наушничестве, процветавшем повсюду, и о неравных правах любимчиков начальства и рядовых сотрудников …. Не удивительно, что большинство из них только за обедом чувствовали себя относительно свободно, однако и там не забывали о своих многочисленных обязанностях, прописанных в длинном контракте мелкими буквами.

Дэн с удовольствием выполнял капризы любой из красивых спортивных фей. Разумеется, за их же денежки. В кафе продавались витаминные напитки, стоившие дороже элитного алкоголя, и сухое печенье по цене швейцарского шоколада. Лину особенно поразила стоимость тонизирующего сока из красных китайских ягод годжи. Три тысячи рубликов – целых сто долларов по тогдашнему курсу! – за маленькую бутылочку сомнительного напитка! Вау!!!…

– Говорите, «золотые ягодки»?! Уверяли, что никто не купит? – ухмыльнулся однажды Дэн. – А вот и не угадали: все смели с прилавка подчистую! Все бутылочки про-да-ны! До одной! – похвастался он Лине. – Вот вам и «типичная разводка», и «компот из купюр»… Жизни Вы не знаете, Линочка! Короче, вот что я вам скажу, мадам, надо уметь предлагать товар клиентам. То есть, знать время и место. В дорогом фитнес-клубе все должно быть дорого. Или, в крайнем случае, очень дорого. Иначе сами же клиентки нас не поймут, решат, что им какую-то синтетическую туфту сбагривают… Богатые дамочки, они ведь подозрительные, считают, что все их постоянно на деньги разводят или даже отравить хотят…

Лине оставалось лишь кивнуть, пожать плечами и признать поражение…

Столь же успешно, как китайские ягоды, в кафе продавались свежевыжатые соки из всех возможных трав и фруктов. Они тоже уходили влет, причем по ценам отнюдь не детским. Какой-нибудь простецкий напиток из сельдерея и морковки, согласно рекламе «сжигающий жир за неделю», стоил столько, словно эти незамысловатые корнеплоды вырастили не в Подмосковье, а где-нибудь на Карибах. Одним словом, здесь, в уютном очаге разнузданной буржуазности, Лина могла позволить себе лишь чашечку капучино. Или тот же коктейль из яблока и морковки.

Обычно она приходила в кафе, чтобы согреться кофейком после бассейна и бани, а также перекинуться парой слов с тренерами и со знакомыми клиентками. Дэн ценил Лину за всегдашнюю готовность поболтать с ним, и, едва она появлялась в дверях, не спрашивая, принимался готовить для нее капучино с корицей.

Однако в этот раз и шутки, и облик молодого мачо показались Лине какими-то неестественными и натянутыми. Дэн уловил ее взгляд и, изо всех сил стараясь принять беззаботный вид, промурлыкал:

– Есть клубника и малина, а теперь пришла к нам Лина. Рад вас видеть, мадам. А вы меня? Может, разоритесь на желе из свежих ягод? Нам его вот только что завезли. Я вам даже звонил, но вы не откликнулись. Помните, вы мне как-то номер мобильного оставляли? Говорили, что ваш сосед мотоцикл, почти новый, недорого продает? Ну, тогда я передумал покупать, а сейчас вот решил вам звякнуть. Надо же самые вкусные вещи для лучших людей клуба приберечь… Кстати, взгляните! Вот свежайшее желе из свежих ягод. Заметьте, ягоды в этом жиле выглядят так соблазнительно, как будто их только сняли с куста. Или вы на супчик из тыквы и брокколи нацелились? Вот только что его сварили.

Дэн испытующе смотрел на клиентку. Наигранно-веселый взгляд недвусмысленно спрашивал: «А вам, дамочка, что-то известно о смертях в клубе? Если да – что вы об этом думаете?».

–Да уж, дела у вас тут…. веселее некуда, – проворчала Лина и в свою очередь испытующе заглянула Дэну в глаза. Молодой человек сделал вид, что не понял намека, и продолжал сосредоточенно рисовать на пенной шапке капучино сердечко из корицы.

Детская игра «в гляделки» затянулась и начала Лине откровенно надоедать..

– Слушай Дэн, хорош придуриваться. Скажи, что болтают в клубе про последнее события? Ну, про эти две очень странные смерти?

Лина понизила голос до шепота. Впрочем, посетителям кафе было не до них. Дамочки наперебой кокетничали с красавчиком Константином, знойным брюнетом, учителем танго и сальсы. Юноша томно откидывал рукой темные длинные волосы со лба и принимал нарочито утомленный вид. Ну, просто Печорин XXI века! Эх, измельчал мир! Лет этак сто пятьдесят назад кумирами девушек были мятежные мыслители, храбрые офицеры, бунтари-революционеры, мечтавшие переделать мир… А в нынешний век шоу-бизнеса и власти масс-медиа властителями девичьих сердец стали танцоры и безголосые певцы. Однако Лине было сейчас не до Костика. Она в упор смотрела на Дэна и ждала. Бармен поймал ее внимательный взгляд, смутился, рука слегка дрогнула, и хлопья молочной пены выплеснулись из чашечки прямо на мраморную столешницу. Лина сердито пододвинула к себе чашку и, не говоря ни слова, высыпала в кофе струйку коричневого сахара из длинной бумажной трубочки. Дэн понял, что молчать дальше невежливо.

– Какие смерти? – Дэн деланно округлил глаза. – Ничего не слышал. А вот о вчерашней разборке в подсобке я мог бы кое-что рассказать. Бармен лукаво сощурил глаза и в упор посмотрел на Лину. Она пожал плечами: мол, не понимаю, о чем это вы. Дэн встрепенулся и продолжил, снабжая речь уморительными ужимками эстрадника из бессмертного петросяновского клана:

– Ой, тут такое было – умереть не встать! С утра все только об этом и перетирают. Драка на полотенцах! Это вам не дуэль на пистолетах! Короче, от наших тихих и тощеньких мальчиков из дружественной Азии, я такой прыти не ожидал. Ну, что поделаешь! Кровь не водица, а жизнь, между прочим, у них тут не больно-то сладкая. Хотя и не слишком тяжелая, все же не на стройке и не дворниками в Управе работают. Эти ребятки никуда не ходят и не ездят, поскольку с русским языком у них не очень, вот и ошиваются в клубе целыми днями, даже ночуют здесь в подвале. У нас ведь и кухонька есть, и помыться в душе ночью можно, когда клиенток нет, и ковриков гимнастических полно – подстели и спи себе, пока клуб на замке. Ой, это я, кажется, лишнее сболтнул, – встрепенулся Дэн, но Лина успокоила его жестом, и он продолжал: – Кстати сказать, их женщины в раздевалках и в бассейне целыми днями пол швабрами «вылизывают». Не удивительно, что они все видят, все примечают. Между прочим, начальство приказало им за клиентками присматривать и тут же доносить «наверх», ежели заметят что-то неподобающее. Ну, а девчонкам-то скучно, вот и пялятся на клиенток и слушают их болтовню. И, конечно, тайно завидуют, потому что видят тут совсем другую жизнь, на их унылую житуху никаким боком непохожую. Например, подмечают, как одеты наши клиентки, какие украшения они снимают перед тренировками и в сейфы складывают, по каким айфонам болтают в раздевалках и на каких айпэдах мейлы любовникам строчат. Не говоря уже о том, на каких крутых тачках те в клуб приезжают. В общем, все эти дамочки, они же члены нашего клуба, с мусульманской, да и вообще с любой провинциальной точки зрения, зря коптят небо. Они бездельничают и вообще с жиру бесятся. Прикиньте: немолодые полнотелые матроны под весёлую музыку в бассейне плавают, прыгают там и при этом ещё радуются жизни и брызгаются водой, как дети. Ну, скажите, разве могут истинные мусульманки таких «пириституток» и «пилядей» не презирать? они же видят. что многих привозят в клуб отнюдь не мужья. К довершению всего, наши клиентки еще и танцуют. То бишь, эти дивы на глазах азиатского персонала прыгают в коротких платьях и в полуголых топиках телесами трясут…. И всё это – вместо того, чтобы смолоду пять-шесть ребятишек родить и во славу Аллаха их воспитывать. А еще женщина должна вести образцовое хозяйство, лишь по праздникам покидая дом в нарядном длинном платье поверх шальвар. Мужья этих строгих таджичек-узбечек, между прочим, целыми днями мешки с полотенцами и баллоны с водой по клубу таскают и «по ходу пьесы» тоже кое-что примечают. В общем, вчера один из них подумал и решил, что пример развратных московских дамочек на его Гузель или, может, Фатиму дурно влияет. Короче, Махмуд заподозрил, что Ахмед на его жену с нехорошими намеками посмотрел. А Ахмед с точностью до наоборот подумал и тут же врезал ему от души. Махмуд стал полотенцем размахивать, душить его собрался. Ну. Ахмед тоже полотенце схватил и попытался подсечку сделать, чтобы соперника повалить. Короче, тут уже пошла борьба «нанайских мальчиков». В итоге кто-то из обслуги побежал наверх, стукнул охране, те спустились в подвал и растащили драчунов по разным углам. Мужики в итоге всего-то парой синяков отделались, а начальство пообещало оштрафовать их за нарушение правил клуба. Вот и все наши местные «жгучие» новости. Все как всегда, дорогая Лина. Тоска, если честно!

Лина внезапно вспомнила забавную картинку, увиденную нынче утром на подходе к клубу. Два тощих кота, черный и рыжий, истошно орали друг на друга, настраиваясь на серьезную драку. Хвостатые соперники буквально тряслись от ненависти. Ясно было, что скоро пойдут в ход когти и зубы. Лина попыталась шугануть драчунов, но те лишь отскочили подальше и продолжили свои ритуальные «танцы».

«Все самцы одинаковы», – подумала Лина. Впрочем, в данную минуту ей было не до «заметок натуралиста».

– Милый Дэн, – Лина заглянула парню прямо в глаза и продолжала, – на фига же ты мне сейчас эту сомнительную байду втюхиваешь? Не прикидывайся, пожалуйста, мой юный друг, невинным веником. Ты же прекрасно понимаешь, куда я клоню. А клоню я к тому, что здесь в клубе болтают про вчерашнюю смерть Георгия? Уверена, что в клубе шепчутся по углам и про странную кончину рыжей девушки

Ты, Дэн, стоишь в самом тусовочном месте, все видишь и все слышишь…. Никогда не поверю, что ты не в курсе. Лично мне кажется странной версия, что молодые люди, ушедшие из жизни, обладали слабым здоровьем. Еще неделю назад они выглядели бодрыми. цветущими и здоровыми.

– Да, я здесь и вправду все вижу и все слышу, – мрачно согласился Дэн, – и все знаю. Однако попусту молоть языком не собираюсь. В общем, давайте-ка, мадам, сменим тему. Эту работу в клубе я ждал долго, наконец дождался и теперь фиг кому ее отдам. Тут и заработок приличный, и условия сносные, и чаевые хорошие… А ещё знакомства полезные можно завести и даже романчик с какой-нибудь мимимишной тренершей закрутить… Собственно, а почему нет? Все девушки молодые, красивые, здоровые…. С медицинскими справками. Короче говоря, пейте мадам Лина, свой кофе, а то остынет, и не задавайте ненужных вопросов. Хотите – покажу, как я бутылкой жонглирую?

И Дэн, словно заправский бармен, перебросил за спиной большую бутылку с соком.

Дзынь! Бутылка плюхнулась на пол и разлетелась на мелкие осколки. Лина подняла взгляд на бармена и… оторопела. Вместо лихого рубахи-парня, дамского угодника и местного мачо перед ней стоял приказчик из романов позапрошлого века. Даже модная прическа внезапно развалилась на прямой пробор, а взгляд стал приторно-сладким. Во всем облике парня вдруг появилось что-то неуловимо-лакейское. Даже улыбка. Еще секунду назад широкая и дерзкая, его улыбка сделалась липкой и какой-то фальшивой.

– Здравствуйте, Сергей Петрович! – пропел Дэн медовым тенорком. – Давненько вы к нам не заглядывали. Чего изволите? Травяной чаечек? Или, может, нашу новинку – сочок из листьев гуавы? Ой, осторожненько, пожалуйста, не поскользнитесь. Я тут сдуру баловался, как пацан, и бутылочку кокнул. В общем, как последний лох, жонглировал бутылкой, клиенток завлекал. А руки уже как крюки…. Извините, Сергей Петрович! Перестарался! Все о выручке заведения забочусь…. Стоимость напитка и бутылки компенсирую. Шоу, как говорится, маст гоу он…

– Ладно, не парься, есть кому убрать, – миролюбиво буркнул гость и процедил вполголоса в сторону Дэна, – принеси-ка лучше мне чайничек зеленого чаю, ну, и еще штук пять галет. Нет, лучше вон то красивое желе из свежих фруктов. Короче, что-нибудь такое… девочкино. Сейчас Зинаида подойдет.

Мужчина уселся с телефоном за столик в дальнем углу, и Лина, не утерпев, тихонько спросила:

– Дэн, а кто это?

– Один важный прыщ. Звать Сергей Петрович. Командует не только нашим клубом, но и всей сетью «Лидеров». А если быть совсем точным, то он этой сетью и владеет. С парочкой таких же аллигаторов и удавов. Есть, например, в правлении еще такая буржуйка – Эльвира Сурковец. Ей тоже лучше на зуб не попадаться – проглотит и косточек не оставит… А перед этим лысым и пузатым «папиком» Зинаида трепещет, как кролик перед удавом, – прошептал Дэн.

– Да у вас тут террариум какой-то! – развеселилась Лина и спросила: – А кто такая Зинаида?

– Что, правда не знаете или прикалываетесь? Не знаете? Ну вы, Лин, блин, даете! Это же наша управляющая! Да вы ее тут тыщу раз видели! Она всем тут с утра и до позднего вечера заправляет, вернее, управляет, а главное – каждому мозги конкретно… ээээ, как бы повежливее выразиться… вправляет. И тренерам, и танцорам, и обслуге, и охране. А этот жирный господин для нее – царь и бог. Зинка – всего лишь нанятая им овчарка, а сам он – настоящий волчара, владелец всего этого нынче сверхдоходного бизнеса. В общем, по большому счету, все тут, и я в том числе, вкалываем на этого милого с виду и хорошо упакованного дядю. Кстати сказать, вы свои кровные денежки за клубную карту тоже в его бизнес вкладываете. А таких, как вы, мадам Лина, тут очень даже немало. Короче, слой черной икры на его белом хлебушке с маслицем растет не по дням, а по часам…. А, впрочем, не моего это умишки дело. Моя задача клиентов развлекать и «на бабки» раскручивать, чтобы выручка была приличной, и я работал не по нулям.

– Дэн, сделай мне, пожалуйста, еще капучино, – попросила Лина и, незаметно окинув взглядом важного господина, уселась за столик так, чтобы видеть и слышать «большого босса» без помех….

«Большой босс» при ближайшем рассмотрении оказался, мягко говоря, невзрачным и тучным мужичком средних лет. На бугристой круглой голове его, модно обритой «под ноль», выделялись блестящие от пота залысины, а круглое пузцо и затылок в жировых складках свидетельствовали о том, что сам этот воротила спортивного бизнеса тренажерные залы и бассейны обходит стороной. Сеть фитнес-клубов для него – «только бизнес и ничего личного». Однако дорогой костюм, изящная оправа очков и щегольские ботинки давали понять, что в господине присутствует мужская манкость, никак не связанная с внешностью. Самой сексапильной частью господина, по-видимому, был пухлый «лопатник», набитый наличкой и банковскими картами, и небрежно брошенный на стол.

Чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, сыщица набрала номер Башмачкова.

– Ну, как вы там? – спросила она шепотом.

– Что «как»? – недовольно буркнула трубка.

– Ну, типа, пообщались с Луизой?

Лина с трудом удержалась от прилагательного «распрекрасной».

– А… вы об этом, – поскучнел Башмачков, – ну, допустим, пообщались. К сожалению, с нулевым результатом.

– Что, совсем пусто? Зеро?

– В общем, да. Луиза сказала, что вчера в танцевальном зале она так разволновалась, что смогла лишь подтвердить полиции факт смерти Георгия. Никаких подозрительных фактов девушка не заметила, потому что не смотрела по сторонам. Она испытала почти шок, ведь после анатомички института молодая врачиха покойников не видела. А тут, в гламурном и столь благополучном месте, сразу двое! Луиза клянется, что ничего не запомнила. Кроме странного выражения лица юноши. Ей показалось, что на нем застыла маска ужаса. Правда, вскоре Луиза добавила, что «врач не должен мыслить такими категориями», и дескать она – «не бабка-знахарка.». Разумеется, я помучил вопросами, даже чаю толком не дал попить. Спрашивал, как выглядел покойный, не заметила ли она у него чего-нибудь подозрительного. Было ли его лицо бледным или наоборот красным. Но наша трепетная врачиха только всхлипывала и причитала: «Такой молодой, такой красивый…. Как это все несправедливо…». Думаю, она была влюблена в нашего неудачливого танцора, как и все девицы в этом заведении, поэтому о своих должностных обязанностях вспомнила не сразу. К сожалению, дела сердечные для девушек всегда важнее работы….

– Ладно, конец связи, – заторопилась Лина, – потом все объясню. – И она пристроила телефон на столе, незаметно включив диктофон.

Дело в том, что в эту самую минуту, цокая каблучками, в кафе впорхнула управляющая. Лина вспомнила, как ловко эта хрупкая блондинка подхватила позавчера под ручку опера и потащила его к себе в кабинет кормить обедом. Как стояла она вчера в танцевальном зале, сжимая в руках айфон последней модели. Лина прежде и не подозревала о безграничной власти этой белокурой бестии над персоналом вверенного ей в управление клуба. Что ж, тем лучше! Зинаида в курсе событий и, возможно, расскажет о них шефу....

Управляющая, как обычно, выглядела весьма эффектно. Лина знала, что дресс-код для персонала в «Леди-лидере» был жестким. Полновластной хозяйке пафосного фитнес-клуба положено было выглядеть дорого и модно, поэтому гламурный облик давно стал частью ее имиджа. Со стороны могло показаться, что управляющая боится, будто кто-то из клиентов может перепутать её, всесильную мадам шефиню, с обычной девушкой-тренером или с рядовым менеджером клуба.

Короче говоря, Зинаида явилась в буфет в ярко-алом облегающем платье, слегка прикрывавшем колени, зато оставлявшим обнаженными тонкие руки дивы, которые прижимали к себе папку с документами. Ножки дамы были обуты в алые туфельки-«лабутены» на высоких каблуках. Лина недавно узнала название этой марки обуви из разухабистой песенки Шнура. Когда дамочка закинула ногу на ногу, Лина разглядела фирменную красную подошву, отличавшую дорогую марку от китайских подделок. Прежде Лина думала, что в таком виде богатые дамочки ходят только в бары, рестораны или в ночные клубы, но боже упаси – не на работу. Оказывается, в некоторых фирмах такой наряд – обычная «спецовка» для офиса. Впрочем, на хрупкой, даже чересчур сухощавой, фигурке Зинаиды этот вызывающий наряд смотрелся не карикатурно, а вполне мило. С первого взгляда было ясно, что управляющая, в отличие от босса, активно занимается фитнесом и танцами… Словом, она вовсю использует свой административный ресурс во вверенном ей заведении в личных целях. Красиво вылепленные руки, тонкая талия, стройные ножки…. Даааа… Над таким совершенным телом Зинаиде несомненно пришлось потрудиться до седьмого пота в спортзале и в бассейне, потому как природные данные в ее возрасте (на вид управляющей было около сорока) приходится активно поддерживать диетами и постоянно шлифовать на тренажерах… Ну, и новые технологии косметологов эффектная блондинка, разумеется, не забывала. К удобству Зинаиды, салон красоты находился на втором этаже клуба, совсем близко от ее рабочего кабинета, и тамошний персонал всегда был готов услужить начальству.

Дамочка выглядела в меру соблазнительно, в меру офисно, словом, не вульгарно: минимум украшений, белокурые волосы аккуратно забраны в пучок. И все же что-то в ее облике не вязалось с эффектной внешностью. Ах, да – улыбка… На ярко-алых, в тон платья, губах застыла угодливая гримаса, делавшая женщину неуловимо похожей на Дэна.

– Ой, Сергей Петрович, что же вы, миленький, в тесноте и в обиде пустой чай пьете? – с порога затараторила она. – Идемте сейчас же ко мне в кабинет! Там мы посидим тихонько-мирненько, уютненько и славненько. Без этого надоевшего шума и вечной суеты. Ну давайте же, Сереженька Петрович, поднимайтесь со стула, мой дорогой!

– Спешу я, Зинаида, – тихо буркнул Сергей Петрович, выдержав эффектную начальственную паузу, – нет у меня и пяти минут к тебе заходить. К тому же я нынче за рулем. Водителя отпустил. Так что про свой представительский коньячок даже не думай… Лучше намекни в двух словах, все ли у вас тут с денежками складно-ладно. Как продажи?

– Да все путем, – успокоила Зинаида, – выручка сегодня даже больше, чем обычно. Несмотря на все события последних дней.

– С чего бы это? – поощрительно хохотнул Сергей Петрович.

– Стараемся, Сергей Петрович! Не спим, креативим с утра до ночи, как подорванные. Каждый день в десять вечера домой еле уползаю. Вот отметили недавно Восьмое марта. Все ж-таки мы – женский клуб! Большую программу своими силами забабахали, несколько вечеров напролет репетировали… Отсюда и результат. Билеты на наше «домашнее» шоу разлетались, как горячие пирожки. Клиентки готовились к празднику, оплачивали индивидуальные занятия, все хотели блеснуть, показать оригинальный танцевальный номер. Ну, а мы уж с ними с утра до ночи репетировали, танцевали, хвалили, самолюбие их разжигали, как могли. То да се, сами знаете. Женщины – они ведь какие? Любая пышка мнит себя Майей Плисецкой. Мол, если бы её на сцену – она бы всем показала! И показывают – мужьям, любовникам и подружкам все, чего они у нас достигли. Кстати сказать, как только мы начали репетировать праздничный концерт, сразу же продажи платьев и туфель для танцев рванули вверх, арендаторы нашего магазинчика уже несколько дней сияют, как их балетный товар со стразами. Один продавец даже запил на радостях. Ну, и мы не оплошали – поставили в расписание дополнительные платные занятия. Одним словом, Сергей Петрович, федеральные каналы очень кстати раскрутили все эти «Танцы со звездами». Надо ловить волну …. А то, не дай бог, мода на танцы пройдет, и по «ящику» начнут «раскручивать» что-то новенькое… Шахматы, к примеру. Наши впечатлительные тётки тут же с ума сойдут, все шахматные доски раскупят. балетки в шкаф спрячут и… В общем, я этих впечатлительных дурочек знаю…

– Ну-ну, Зинаида! Работай! Только смотри – не увлекайся! Не заплутай в дебрях шоу-бизнеса! – хохотнул босс. – А то захочешь сама попасть в телевизор и нас бросишь!

– Да куда же я без вас! – льстиво улыбнулась Зинаида и тронула босса за рукав: – Придете к нам. Сергей Петрович, на гала-концерт через неделю?

Шеф комически махнул рукой. Мол, не до концертов и не до разных «Гал», что. разве сама не видишь?

Зинаида кокетливо стрельнула глазками в сторону босса и изящным движением поправила прядь, небрежно выбившуюся из прически.

– А сама-то ты танцуешь? – хрипло поинтересовался Сергей Петрович и внезапно подмигнул. Зинаида хихикнула, ничуть не смутившись. Наоборот, как бы случайно еще раз дотронулась до рукава шефа. Похоже, игривый тон между ней и боссом был обычным делом…

«Небось этот облезлый павлин отечески щиплет ее за мягкое, точнее, тощее место и хватает за коленки, когда они дуют коньяк у Зинаиды в кабинете. А его оплывшая рожа при этом становится красной, как помидор, и складки выбритой кожи на загривке арбузно розовеют….», – подумала Лина с неприязнью и, живо представив себе эту сценку, тихонько прыснула.. Сыщица вспомнила своих похотливых начальников, которые подкатывали к ней в юности с разной степенью нахрапистости и наглости, и то, как она отмахивалась от них то папкой с документами, то угрозами всё рассказать их немолодым погрузневшим женам или своим молодым и ревнивым поклонникам… Заморское слово «харасмент» тогда никто и слыхом не слыхивал. Говорили просто «распускает руки». «Эх, старенькие уже, небось, все эти Казановы, да и живы ли?» – подумала она даже с некоторой грустью.

Лина скосила глаза на пару за соседним столиком, на всякий случай наклонилась к чашечке кофе и сделала вид, что углубилась в расписание занятий. «Боссу явно не нужны случайные свидетели этого приватного разговора», – сообразила она.

– Да, Сергей Петрович, хочу похвастаться. Я сама теперь тоже танцую, готовлюсь к празднику, так сказать. – защебетала Зинаида. – А что? Приходится молодежи пример подавать. Управляющая клубом, она ведь в праздники должна быть где? Правильно, впереди, на лихом коне, то бишь, на сцене! Вот я и стараюсь изо всех сил, чтобы не оплошать.

– Работа не страдает? – добродушно проворчал босс.

– Разумеется, нет Вы же знаете, я занимаюсь поздним вечером, во внерабочее время – поспешно ответила Зинаида на шутливый «наезд» шефа, – надо же тренерам и клиентам класс показывать! А то некоторые сотрудники воспринимают наши клубные праздники как нудную обязаловку. Видите ли, каждый их чих и любой притоп с прихлопом должны быть оплачены….

– С такими расставайся безжалостно. Других найдем, делов-то! Танцоров в Москве, как… в общем, как гастарбайтеров в Бирюлеве. Ну, ладно, Зинуля, отплясывай свои буги-вуги, но, главное, про выручку не забывай…

Босс с кряхтением выбрался из-за столика и внимательно посмотрел в глаза Зинаиде. Неожиданно он понизил голос.

Лина изо всех сил напрягла слух и незаметным движением подвинула диктофон к краю столика.

– Слышь, Зин, про вчерашнее и тем более – про позавчерашнее – не распространяй. Не лучшая реклама для нашей компании. Ну, ты сама понимаешь, имидж для фирмы – все… – с трудом расслышала она хрипловатый голос Большого Босса.

– О чем вы, Сергей Петрович? – деланно возмутилась Зинаида. – Весь наш персонал строго-настрого предупрежден. Вы же знаете, дисциплина, у нас на первом месте….

«Аааа, так вот кому Дэн дал обет молчания! Этой мымре в красном платье, – сообразила Лина. – Дааа, с такой стервой шутки плохи, проглотит и не поперхнётся».

Сергей Петрович подозвал Дэна, расплатился за чай, не обращая внимания на протесты Зинаиды, торопливо кивнул ей и покинул кафе «шаркающей кавалерийской походкой». По удалявшимся шагам Лина догадалась, что босс направился к служебному входу.

Когда его шаги стихли, Зинаида с досадой плюхнула пачку бумаг на мраморный столик и промокнула салфеткой влажный лоб. Чайная ложечка, зазвенев, запрыгала в изящной белой чашечке, которую Дэн подавал в кафе только ей.

– Ну что за сука-жизнь! – зашипела леди-босс, ни к кому не обращаясь. – Когда зарабатываешь нормальные деньги, тебя все имеют, как хотят, а захочешь стать гордой и независимой – тогда сама имеешь … шиш в кармане… Нееет, в этой жизни везет только вокзальным проституткам… Еще не известно, что хуже, постоянное доставание начальства или реальное изнасилование…

Зинаида осеклась на полуслове, затем обвела настороженным взглядом кафе и неожиданно набросилась на бармена, стараясь изо всех сил не сорваться на нецензурную брань в присутствии клиентов:

– Почему пол не убран! Денис, я тебя спрашиваю! Немедленно все убрать! Клиенты поскользнутся и ноги переломают – кто компенсацию платить будет? Из твоего кармана штраф выну, так и знай!

Шефиня гневно тыкала пальчиком с дорогим затейливым маникюром в сторону лужи, блестевшей на полу после циркового фиаско Дэна, и лицо леди-босса из мраморно-бледного стремительно становилось багровым.

Дэн пожал плечами, выглянул в коридор и молча дал знак уборщице-таджичке, стоявшей наготове за дверью. Лина заметила, что ее чашка пуста, и, наскоро расплатившись, кинула в сумку телефон, предварительно остановив запись в диктофоне, и поспешила покинуть заведение.

Она вышла из кафе в коридор, однако клуб покидать пока не собиралась. Лина тихонько направилась в ту сторону, куда только что проследовал Сергей Петрович, затем пошла к служебному входу, села на стульчик за углом и, сделав вид, что перешнуровывает кроссовки, навострила уши…


-Ну, командир, как дела? – услышала она за углом знакомый начальственный голос с легкой хрипотцой.

– Да все путем, Сергей Петрович, – отрапортовал охранник, вскочив со стула так резко, что тот с грохотом упал на пол, – работаем. Сегодня, шеф, обошлось без нештатных…

– Ну, ты это…. не расслабляйся, – приказал босс. – А то, знаешь…Труп к трупу – это, милый мой, как деньги к деньгам…. У меня смолоду нюх на такие вещи…

– Ну и шуточки у вас, Сергей Петрович, – нервно хохотнул охранник. – Двух трупов за два дня нам, кажется, более чем достаточно. Молодежь пошла какая-то хлипкая, мрут, понимаешь ли, в спортивном зале ни с того, ни с сего… Я сам в армии с полной выкладкой по десять километров бегал – и хоть бы хны…

– Хватит болтать, я не шучу, – наставительно сказал босс, – когда по зданию шатается прорва народу, всякое может случиться, особенно в выходные. Люди уже стали забывать «Хромую лошадь». Помнишь, был такой популярный ночной клуб на Урале? Там до пожара, небось, тоже все думали, что ничего никогда не может у них случиться. Золотая молодежь там тусовалась, самые богатые детки города. А в итоге так рвануло! Вот тебе и фейерверк…. Несколько молодых людей сгорели заживо, многие задохнулись в дыму, десятки отравились угарным газом. Владелец и управляющий сели в тюрьму. Вот так-то… Короче, у нас главное – что?

– Порядок и дисциплина! – отрапортовал охранник.

– Молодец! – похвалил босс. – А еще – безупречная репутация клуба. Репутация в наше время – это деньги. Так что, мил друг, в оба тут за порядком смотри, а на полуголых девушек не отвлекайся. Ну, а ежели заметишь что-то необычное или опасное… сразу же докладывай обо всем. Лично мне. Без посредников. Вот тебе номер моего самого «секретного» айфона… Я его кому попало не даю, а тебе, имей в виду, доверяю. Не вздумай кому-то мой номер слить. Усек?!

– А як же! – взял под козырек охранник.

Босс нацарапал на мятой бумажке несколько цифр, сунул листок охраннику и, приняв начальственную осанку, неторопливо вышел через служебную дверь. На улице Сергей Петрович уселся в «Лексус», припаркованный у самого входа, и автомобиль тут же сорвался с места, словно участвовал в гонках «Формулы 1».

Лина, отлипнув от стенки, с которой она, казалось, слилась, огляделась вокруг и поспешила в раздевалку.

«Интересно, с чего это Большой Босс сюда притащился? – размышляла сыщица, натягивая белую футболку и черные спортивные бриджи, – Неужели из-за смертельных ЧП в клубе? У него таких клубов в подчинении – десяток, и ЧП там, наверное, тоже бывают. Мог свалить все разборки и объяснения с полицией на Зинаиду. Дэн упоминал, что начальство сюда почти не заглядывает. Разве что Зинаиду иногда вызывают «наверх», и тогда она возвращается злющая, как лагерная овчарка, потом целый день бросается на персонал, а кое-кого даже увольняет под горячую руку…. Но чтобы столь крупная акула заплывала в такую мелкую воду… Наверное, трагедия в тренажерном зале и смерть танцора расшатала какой-то важный механизм безупречной прежде бизнес-машины. Дааа, похоже, боссу потребовалась гарантия того, что персонал не проболтается следствию обо всех нюансах работы клуба…

– Вот сейчас простецкий облик Башмачкова здесь ох как пригодился бы! – подумала Лина. с досадой – Со мной охранники вообще разговаривать не будут, потому как баб не уважают, а ему, может, и рассказали бы кое-что… Этого типа, то бишь Башмачкова. когда он нужен, с собаками не сыскать. Зато, когда не до него, – тут как тут со своими писательскими байками.

Лина поправила шнурок кроссовки, уже готовый развязаться, и решила продолжить наблюдение за обитательницами клуба на модном занятии «Баланс тела».

Боди-комбат и поза дерева

Групповые занятия в клубе всегда начинались минута в минуту. Лина влетела в зал за секунду до начала урока, плюхнулась на резиновый коврик и исподволь огляделась вокруг. Все, как всегда. Словно никто и не умирал вчера и позавчера в этом месте, которое с каждым днем казалось ей все более зловещим.

Лина на всякий случай навострила уши. Маленький спортзал гудел, как растревоженный улей. Однако о череде несчастных случаев никто не вспоминал, дамы перебрасывались ничего не значащими фразами – о новых фитнес-программах, о тренерах, о последних телесериалах. Скорее всего, клиентки клуба, пришедшие на тренировку, ничего не слышали о вчерашнем трагическом происшествии. Или… не хотели слышать?..

«Надо внимательнее приглядеться к членам «леди лидера», – подумала Лина. – Например, вот эту пышную дамочку в красных лосинах и белой футболке с Микки-Маусом я тут постоянно вижу. Уверена, она что-то знает, но на всякий случай скрывает. А вон та, тощая блондинка, в голубых турецких шальварах и в короткой маечке? У нее тоже вид весьма осведомленный. Она кладет рядом с собой айфон даже во время тренировки и вечно с кем-то перешептывается в перерыве. Или вон та мамзель, с ног до головы упакованная в спортивный костюм дорогой фирмы? Она не из тех, кто пропустит скандальную новость мимо ушей. А вдруг кто-то из них был до или после на месте происшествия?» – лихорадочно размышляла Лина, Впрочем, она решила на всякий случай до поры-до времени помалкивать о своих домыслах, чтобы не взбаламутить тихое гламурное болотце. Молчание – золото. Если, конечно, у кого-то в запасе нет других металлов, например, свинца….

Модное занятие именовалось по-английски “Body balance”, а попросту – «Баланс тела». Тренировка, как обычно, началась секунда в секунду. Лина и другие дамочки повторяли за поджарой и породистой, как борзая собака, тренершей каждое движение – крутили воображаемое лассо, вставали в «позу дерева», стараясь удержать равновесие, стоя на одной ноге. Еще они «приветствовали солнце» двумя руками. Лина лихорадочно пыталась вспомнить всех, кто был в тот роковой день в тренажерке, но… без особого успеха. Все эти дамочки, молодые и не очень, пышнотелые и худощавые, словом, все клубные фемины теперь были для нее на одно лицо. Вернее, выражение их лиц казалось одинаково целеустремленным и жестким. Видно, жизнь, как опытный скульптор, хорошо над ними поработала…

Большинство членов клуба «Леди лидер» составляли бизнес-леди не самого высокого полета и менеджеры среднего звена. Все эти дамочки прибегали в клуб в последнюю минуту, взмыленные, словно скаковые лошади у финиша, и, пристроив кое-как на переполненные стоянки свои красные «Тойоточки» и серебристые «Мицубиськи», отправлялись снимать стресс после трудового дня.. Пальму первенства у молодых и энергичных дам держали программы «Боди-комбат» и «Боди-гард». До Лины, обычно потевшей в эти часы на тренажерах, через закрытую дверь долетали приказы сухой и невозмутимой, как пустынный саксаул, молодой тренерши:

– Удар правой! Сильнее! Бьем по всем проблемам! Вот им! Еще раз! Пусть знают! Теперь – левой! Сильнее! Еще! Не снижайте темп! Нас не догонишь! Только мы сами можем защитить себя! Вперед! Мы лучшие! Йо-хо!!!

Однажды Лина заглянула через стеклянную дверь в маленький зал, где проходили групповые занятия по программе «Боди-комбат», и застыла от изумления. Худющие, некоторые даже откровенно изможденные, клиентки клуба смахивали на Деми Мур из фильма «Солдат Джейн». Решительные, суровые, волевые и очень современные дамочки… У ног каждой лежали гантели, эспандеры и прочие спортивные «прибамбасы» для выковывания супер-вумен. Клиентки вслед за тренершей издавали каждые двадцать секунд победный клич, словно десантура, внезапно ворвавшаяся в тыл врага.

«М-да, можно только посочувствовать их мужикам, – подумала Лина, поежившись… Обычная семейная жизнь – с ее скучными буднями и обязанностями этим тигрицам наверняка кажется пресной. Они пребывают в вечном поиске острых ощущений и адреналина. Хищника, попробовавшего разок человечинки, сколько ни корми потом кашкой и овощами, рано или поздно потянет на мясо….».

«А вдруг рыжеволосую девочку пристукнула такая вот жесткая соперница? – похолодела Лина от внезапной догадки. – Да и паренька-танцора девчонки вполне могли прибить из ревности. «Боди-комбату» женского пола с накачанными мускулами это не составило бы труда. Для начала завистницы-соперницы могли слегка проучить эту парочку, а потом сделать девушке укольчик препаратом, губительным для ее больного сердца. А вскоре убрать и красивого паренька… По принципу «так не доставайся же ты никому…».

Размышляя таким образом, Лина натыкалась на все новые и новые вопросы, пока эта версия наконец не показалась ей глупой и абсолютно фантастической…

«А вообще-то какого черта я во все это влезаю? – подумала Лина с внезапным раздражением на себя саму. – Может, тетеньке, которой сорок с лишком, пора наконец взяться за ум и заняться своими собственными проблемами? Ну да, две смерти подряд, все это выглядит по меньшей мере странно. Но ведь в конце концов в этом заведении ушли из жизни не мои родственники или близкие друзья… Похоже, кто-то властный и богатый постарался все так запутать, чтобы ни один полицейский не докопался до истины. И горе тому, кто попытается решить эту головоломку…».

Мысли о преградах и нестыковках в фактах неожиданно раззадорили Лину и придали ей сил. Она почувствовала, что адреналин в крови подзарядил ее энергией. Лина наконец поймала баланс и застыла в красивой «позе дерева», не раскачиваясь и не опуская рук.

«Ах, так! – со злостью подумала Лина о ком-то безымянном и от того еще более мерзком, – надеялся, что я опущу руки? А вот фигушки! Думаешь, что тебе все можно? Что деньги решают все? Так-то оно так, но не всегда так… Рано или поздно все выплывает наружу. Сталинские палачи вон тоже думали, что все будет шито-крыто. Что никто никогда не узнает подробности их преступлений. Что гриф «совершенно секретно» спасет их имена от суда потомков. Не вышло! Родственники репрессированных до сих пор пишут запросы в соответствующие инстанции и получают подробные ответы и копии документов: кто доносил на их прадедов, кто их увозил на воронках, кто мучил, расстреливал, тайно закапывал на пустырях… Вся страшная правда в конце концов вышла наружу, однако, слишком долог был ее путь. У подобных преступлений нет срока давности… Однако мне хотелось бы узнать истину о смертях в клубе сейчас, а не через 80 лет».

И Лина. твердо решив продолжать самостоятельное расследование, вернулась к размышлениям о клиентках клуба.

«Дедовщина», точнее, «дивчинщина» в элитном клубе, да еще на глазах у тренеров и под видеокамерами – нет, здесь вряд ли такое возможно…Ладно, допустим, эта версия отпадает. Тогда что? Допустим, смерть девушки и вправду наступила от спортивных перегрузок… Нет, вряд ли… Тренеры клуба тщательно дозируют нагрузку, заставляют клиенток измерять пульс до и после тренировки, следят даже за переменами в лице новичков. Смертельная бледность или частое дыхание, белый «носогубный треугольник» на раскрасневшемся лице не остаются незамеченными. Никому из тренеров не хочется потерять неплохо оплачиваемую работу. В общем, спортивные перегрузки отбрасываем как тупиковую версию. Тогда что? А внезапная смерть Георгия? И тоже из-за сердечного приступа. У молодого красавца, занимавшегося танцами с детства, со здоровьем было все в порядке…

«Ну вот, опять топчусь на месте», – с раздражением подумала Лина. Она и впрямь застыла в тот миг в позе «стрелка из лука» и старалась держать спину прямо. – В этом пафосном клубе множество фитнес-программ – и водных, и танцевальных, и аэробных, и силовых… Надо разузнать, какие занятия посещала бедняжка, может быть, хоть это натолкнет на какие-то дельные мысли….».

Идея так понравилась сыщице, что она не стала дождаться окончания релаксации, о которой обычно, мечтала с первых минут занятия. Во время этих десяти минут, самых сладких и приятных, клиентки лежали на резиновых ковриках, вольно раскинув руки и ноги, а тренерша тихо произносила над ними свою убаюкивающую мантру:

«Над вами шелестят деревья, веет легкий ветерок, ваше дыхание ровное, ваши руки и ноги тяжелые и теплые» – голос под тихие звуки китайской музыки и впрямь убаюкивал и уносил мыслями далеко-далеко…

В этот раз Лина не почувствовала ни дыхания ветерка, не услышала ни шелеста деревьев, ни пения птиц. Она внезапно ощутила, что лежит на жестком холодном коврике, причем на самом сквозняке. Ещё бы! Справа ее обдувает кондиционер, а слева – дует из-под двери. К тому же там, за дверью, гомонят новые клиентки, ожидая свою тренировку. Ну и что толку лежать, когда мысли витают в другом месте? Какая уж тут релаксация-фигация, одна пустая трата времени…

Лина тихонько сползла с коврика, натянула кроссовки, махнула на прощание рукой тренерше и на цыпочках вышла из зала. Надо было все хорошенько обдумать на досуге.

– Постойте! Подождите, Лина! Куда вы несетесь, как лошадь на скачках! –услышала она за спиной знакомый сварливый тенорок.

Ну, конечно же, это был Башмачков собственной персоной. Лина заподозрила, что он говорил с ней по телефону, уже находясь в клубе, а она-то думала, что этот сибарит-сочинитель прохлаждается дома за чашечкой кофе! В этот раз ее соратник оделся почти элегантно: в черный свитер, который прекрасно оттенял его волосы с легкой сединой, и в черные узкие джинсы. Вид у литератора был таинственный.

– Знаете, что я вчера нарыл, когда и вы, и Луиза отправились восвояси? – похвастался он.

– Откуда мне знать? – возмутилась Лина. – Вы же сами довольно грубо выставили меня за дверь танцевального зала.

– И правильно сделал, между прочим! Если бы вы засветились там вместе со мной, то ничего не удалось бы узнать. Видите ли, Лина. женщины предпочитают откровенничать с мужчиной, а не с женщиной, причем, когда рядом нет особы того же пола.

Свеженькое открытие, – съязвила Лина. – «Розовая балерина», например, так не считает. но об этом позже.

– Так вот, я выяснил, что погибшая рыжеволосая девушка по имени Вера была влюблена в танцора Георгия. Да-да, того самого, которого вчера нашли мертвым.

– Офигеть! Выходит, мы с вами застали финал трагедии почти сродни шекспировской? Гибель современных Ромео и Джульетты в фитнес-клубе, – прошептала Лина.

– Да, похоже, вы правы. Остается узнать, кто же Монтекки и Капулетти., так жестоко погубившие две юные жизни. И каким способом они сделали свое черное дело.

Лина заметила, что Башмачков непривычно собран и сосредоточен и, решив его немного взбодрить, предложила:

– А давайте прямо сейчас «зарулим» к менеджерам? Вам ведь, наверное, имеет смысл купить абонемент для занятия танцами, чтобы не вызвать подозрения. Если не хватит денег. я могу одолжить, отпускные недавно получила… Думаю, в один день нам этот черный клубок не размотать… Давайте, зайдем к офисным красоткам. У нас будет хороший повод поболтать с девушками. В эту неделю в клубе как раз хорошие скидки. Пойдемте, я буду кем-то типа вашей группы сопровождения. Если, конечно, не помешаю…

– Нисколько, – галантно улыбнулся Башмачков и послушно проследовал за сыщицей.

В комнате менеджеров все бурлило с раннего утра до позднего вечера. Задачи менеджмента были и сложны, и просты одновременно:

1. Продать новой неопытной клиентке самый дорогой клубный абонемент;

2. Заставить старую клиентку продлить самый дорогой и невыгодный абонемент еще на год.

Для выполнения столь непростых задач в ход пускался весь арсенал испытанных средств. Так армия, атакующая неприятеля, поначалу беспорядочно палит из всех орудий, однако когда командир понимает, что его войска терпят поражение, он срочно меняет тактику. В ход идут и листовки, разбрасываемые с воздуха, и подкуп бойцов противника и другие хитроумные средства.

Менеджеры клуба «Леди лидер» действовали примерно по такой же схеме. В зависимости от типажа дамы, которая заглядывала в их комнатку «просто так, чтобы кое-что выяснить», в умах бывалых «продавцов счастья» мгновенно рождался тактический план. Если потенциальная покупательница выглядела простовато, в ход шли заманчивые бонусы. Например, возможность бесплатно пригласить в клуб подругу или та же бесплатно посетить индивидуальное занятие, или, может, даже месячный пропуск в другой клуб этой сети с большим бассейном. Если же дама была упакована в дорогие брендовые шмотки, то ей с порога предлагались «самые продвинутые и модные фитнес-программы». К примеру, «эксклюзивные занятия с индивидуальным тренером», «самые эффективные диетические комплексы» или занятия в малой платной группе. Последним козырем для пафосной клиентки был ВИП-абонемент с закрепленным за ней шкафчиком в раздевалке и одноразовым махровым халатом. Многие гламурные дамочки с радостью на это клевали – лишь бы «не быть как все». Одним словом, у каждого менеджера клуба имелись в рукаве свои эффективные планы и приемчики, которые безошибочно вели любую, даже самую мнительную и осмотрительную мегеру в нужном им направлении. То есть туда, где дамочка по своей воле влипнет в неоправданно дорогой абонемент, словно муха в варенье. Да что там уговоры! Порой даже чашечка кофе, вовремя предложенная клиентке с мороза, решала исход дела. Одним словом, опытные менеджеры клуба «Леди-лидер» были не только хорошими психологами, но и немножко актерами и актрисами. Их лучезарные улыбки умягчали даже самые заскорузлые и прижимистые сердца. Сердца, казалось бы, давно ожесточившиеся в безжалостном мире отечественного бизнеса, в кругу расчетливых родственников и детей-транжир. Короче говоря, улыбки менеджеров по продажам были серьезным секретным оружием и залогом успешного бизнеса клуба «Леди лидер».

Пробегая мимо комнатки менеджеров, Лина не раз наблюдала занимательные и одновременно поучительные сценки. Поначалу строптивые визитерши забрасывали менеджеров кучей самых странных и очень нелогичных женских вопросов, однако вскоре неизменно сдавались и покупали очередной годовой «пропуск в рай», стоивший тут раза в два дороже, чем в других клубах аналогичного уровня. От этих опытных менеджеров, а точнее – от очаровательных охотниц за денежками клиенток, одетых в строгую форму – белую блузку, черный жилет и черные узкие брючки или черную мини-юбку, спастись было нереально. Когда очередная клиентка удалялась в кассу оплачивать абонемент, вслед ей неслось тихое «йессс!», менеджеры стукались ладонями и вбивали в компьютер процент с продажи, который им полагался по договору.

В этот раз ни менеджеры, ни их осторожные клиентки не выглядели в глазах Лины подозрительными. У торговцев иллюзиями не было мотива расправиться с бедной девушкой. Напротив, здесь все прекрасно понимали, что убийства в клубе могут серьезно подорвать имидж заведения, и потому молчали, как рыбы. Но коль скоро Башмачков уверен, что может разговорить любую даму, пускай хотя бы здесь испробует свои сомнительные «чары».

– Девочки, смотрите, кого я вам привела! – объявила с порога Лина. – Любителя танцев и красивых женщин.

– Ой, как замечательно! – холеная, словно породистая вороная кобылка, брюнетка улыбнулась одними зубами и посмотрела на Башмачкова оценивающим взглядом. Ее волосы были собраны, как конская грива, в жесткие косички, а большие глаза влажно сияли. Казалось, еще минута, и она стукнет каблучком по паркету и весело заржет. – Рекомендую вам, господин… ээээ….

– Башмачков, – подсказал ей Башмачков.

– Так вот, рекомендую вам, дорогой наш господин Башмачков, приобрести годовой абонемент на танцевальные занятия в нашем клубе.

– Почем? – подозрительно покосился Башмачков на красавицу.

– Всего пятьдесят тысяч, – небрежно махнула рукой девушка.

– Да вы что! – возмутился Башмачков. – Это форменный грабеж! Я на такие деньги два года жить могу! Нет уж, продайте мне, пожалуйста, абонемент на месяц – и дело с концом.

Недовольно вздохнув, девушка принялась выписывать строптивому клиенту счет на гораздо меньшую сумму, чем поначалу рассчитывала, и лицо ее уже не лучилось, как прежде, любезностью и вниманием. Обнажились ее большие желтоватые зубы, и Лина подумала, что теперь она может и укусить, как строптивая лошадка….

– Я еще хочу спросить у вас, сударыня, одну вещь – церемонно начал Башмачков…

– Пожалуйста, спрашивайте, – раздражено вздохнула девушка.

– Скажите, а тут у вас не опасно? Ну, я имею в виду, танцевать? – сделал Башмачков осторожно, как разведчик, первую «вылазку».

– Что вы! – рассмеялась девушка. – Мы внимательно следим за техникой безопасности и страхуем клиентов от возможных несчастных случаев. Например, если вы поскользнетесь на мокром паркете и что-нибудь себе повредите, то получите компенсацию.

– А как же два трупа в клубе? Вы их что, тоже застраховали?

– Пожалуйста, больше так не шутите. Что за страшные вещи вы говорите, господин Башмачков! – девушка отвела глаза и тихо продолжала: – Давайте не будем прикалываться на такую невеселую тему…

– Полноте, милая барышня, – усмехнулся Башмачков. – Это отнюдь не прикол. Все здесь о трупах слышали, а вы как будто с Венеры прилетели… Ну, тогда … да вы просто в облаках витаете, вот что я вам скажу!

– Я не в курсе. Мало ли, кто какие глупости тут болтает, – смутилась девушка.

Однако Башмачков был не намерен отступать:

– А правда, что у скоропостижно умершей Верочки и учителя танцев Георгия был роман? – спросил он без обиняков. – Согласитесь. странно, что они почти одновременно ушли из жизни… Как Ромео и Джульетта.

– Вообще-то Георгий ни при чем, за ней другой мужчина ухаживал, – сказала девушка шепотом и на всякий случай огляделась вокруг.

– Кто? – повысил голос Башмачков. – Можете назвать имя?

Лине показалось, что он на минуту вошел в роль следователя в каком-нибудь современном сериале про бандитов – из тех, что расплодились в последнее время на федеральных каналах. Была бы в руках яркая лампа – направил бы ее девушке в лицо для пущего эффекта.

– Не кричите, все равно ничего не скажу, – отрезала барышня. – Не мое это дело, сплетни распускать. И вообще… Я не хочу уйти вслед за…

Тут девушка осеклась и уткнулась в бумаги.

Раздосадованный Башмачков вскочил, схватил только что распечатанный счет и вышел, хлопнув дверью. В стакане девушки-менеджера обиженно звякнула чайная ложечка…

Круг сужается

Никаких серьезных версий пока не вырисовывалось, и Лина, чтобы не терять время даром, решила обратить внимание на других клиенток клуба.

Молодых мамаш с их младенцами она отмела сразу же. Бледные, с темными от постоянного недосыпа кругами под глазами, они ну никак не монтировались с образом коварных злодеек. Замордованные жизнью мамочки тренировались вместе с детишками по утрам и никого кроме собственных младенцев и других малолетних разбойников в упор не видели. Голенькие и розовые, словно магазинные пупсы, малыши немного разбавляли своим лепетом гнетущую тишину раздевалки, и это слегка скрашивало Лине пребывание в этом мрачноватом дворце тщеславия. Энергично начинив своих драгоценных чад йогуртами и творожками, мамаши ловко закутывали их в сто одежек и поскорее утаскивали домой, чтобы уложить спать и успеть сварганить воскресный обед из пяти блюд, потом погладить мужу рубашки и переделать до вечера еще сто домашних дел. У этих милых домохозяек, как успела заметить Лина, не было ни нянь, ни домработниц. Они честно отрабатывали денежки, которые мужья тратили на их содержание и походы на фитнес с детьми.

Ещё одна категория женщин оказалась тоже вне подозрений. Это были дамы весьма почтенного возраста. Назвать их старушками у Лины язык не поворачивался – столь ухоженными и моложавыми они были. Пожилые леди давно уже отошли от былых страстей и мечтали только о комфорте и душевном покое. Озабоченные истинными и мнимыми болезнями, но отнюдь не безденежьем, гламурные пенсионерки активно занимались собственным здоровьем. Многие охотно рассказывали, что давно не работают, однако на физкультурные забавы у них имелись и денежки, и время. Одним пожилым дамам покупали абонементы богатенькие сыновья и дочери, другие ухитрились в девяностые обзавестись небольшим бизнесом, наработаться к шестидесяти, как «папы карлы», и теперь просто наслаждались жизнью. Бразды правления своими небольшими компаниями они с удовольствием передали молодым родственникам, потому что вовремя поняли: старость приближается стремительно, и надо успеть хоть чуть-чуть пожить для себя.

Пожилые дамы предпочитали легкие оздоровительные программы, больше походившие на лечебную гимнастику. На первом месте у пенсионерок были занятия в бассейне. К удивлению Лины, даже натянув купальники, молодящиеся кумушки не переставали зорко следить за тем, чтобы не размывались социальные границы. Кстати сказать, купальники, как и нижнее белье, «гламурные бабушки» покупали только дорогих марок и в дорогих магазинах. Лина заметила, как зорко разглядывали они их друг на друге, с радостью узнавая дорогие бренды, которыми маркировали свой социальный статус.

Однажды Лина услышала в раздевалке забавный диалог.

– Как дела на даче? – вежливо поинтересовалась коренастая дамочка лет шестидесяти у своей ровесницы – гораздо более ухоженной и подтянутой особы. Обнаженное стройное тело молодящейся тетушки украшал приятный, явно средиземноморский, загар, хотя за окнами был слякотный и холодный московский июнь.

– Редиску съели, теперь доедаем клубнику, – деловито отозвалась дама. Ее собеседница понимающе улыбнулась. Однако едва за гламурной «огородницей» закрылась дверь, «тетя Мотя» резко переменилась в лице.

– Как же, так я и поверила! «Едим свою клубнику»! – передразнила она собеседницу писклявым голосом. – Нашла дурочку – лапшу на уши вешать! Где это, я вас спрашиваю, на Ярославке сейчас клубника? У нас на Киевке и то лишь недавно отцвела. Ясное дело, эта фифа раннюю клубничку в супермаркете покупает. Никогда не поверю, что она своими холеными ручками земляничные кусты пересаживает и усы обрезает! Вертихвостка мидовская!

Лина прыснула в кулак. Вот это «закадычные подружки»!

Нередко клуб посещали дамочки типа Лины, «сорок плюс», которые скопили небольшую сумму – на отпуск, на новую дубленку или на новый компьютер, но в итоге, поддавшись моде и рекламе, легкомысленно спустили их на клубный абонемент. О чем Лина, кстати, ни на минуту не пожалела. И ее, и других дам на «нижнем уровне среднего класса» сидячая работа уже успела снабдить и болячками, и депрессиями. К счастью, женщины нашли в себе силы кардинально поменять образ жизни, и это уже давало плоды. Все еще полноватые, эти труженицы спортзала занимались до седьмого пота и надеялись, что клубная карта поможет им в конце концов обходить стороной кабинет врача или хотя бы реже посещать его. А, главное, поможет рано или поздно взглянуть на себя в зеркало без отвращения.

«У них, то есть, у нас, сорокалетних, нет причин убивать молодых девушек», – подумала Лина. – Мы уже не будем такими, как они, как ни старайся. А им такими, как мы, только предстоит когда-нибудь стать. И, по их наивному мнению, еще очень и очень нескоро…. Боже, как они заблуждаются! Время промчится, как поезд «Сапсан», без остановок, – они и оглянуться не успеют! Впрочем, немолодых женщин сбрасывать со счетов как потенциальных убийц преждевременно… Остается ведь еще самый очевидный и прозрачный мотив для убийства – ревность. Все женщины так или иначе ревнивы… Когда-то, стоило мне только представить, что какая-то наглая девица покусилась на моего Петра, как руки сами тянулись к старинной книге «Яды. Способы их приготовления и применения». Я чувствовала себя ну просто Екатериной Медичи и Екатериной Великой в одном флаконе. Как жаль, что все когда-нибудь проходит… Теперь в сердце ревности нет, а, значит, нет и любви», – с горечью подумал Лина.

Она с внезапной тоской вспомнила, как легко и бесстрашно распутывали они с Петром самые запутанные преступления… Вспомнила поездку в Китай, потрясающий медовый месяц, когда они с Петром были на волоске от гибели…. Башмачков тогда не только путался у них под ногами, но и помогал в расследовании весьма опасного дела. Потом в памяти Лины всплыли их с Петром приключения в Болгарии… Там Башмачков помог им разоблачить целую международную банду преступников. Боже, как она в то время любила Петра! Казалось, что конец их безоблачному «медовому» месяцу никогда не наступит. Ей тогда не могло и в страшном сне присниться, что всего через пару лет придется убегать от мужа, захватив с собой лишь чемодан со всем необходимым и не оставив своему бывшему даже адреса. Лина знала, что Пётр попытается удержать ее, может быть, даже встанет между ней и дверью, начнет искать…В общем, она подготовила побег тщательно и тайно, словно в шпионском кино и пока что не пожалела об этом, потому что прежняя страница ее жизни была уже закрыта.

Долго предаваться горьким и одновременно сладким воспоминаниям у Лины не получилось.

«Кончай болтаться в клубе и собирать сплетни. Двигай домой. Возвращаться в темноте не советую», – прочитала Лина очередную эсэмэску и почувствовала, как мелкие мурашки побежали по спине. Кто-то опять пытается её запугать… Лина с досадой положила телефон в карман, и тут он зазвонил…

Вновь открывшиеся обстоятельства

Лина на секунду замешкалась (отвечать на звонок или не стоит), но в конце концов извлекла пронзительно трезвонившую трубку из кармана.

Это был Башмачков, и от его бодрого тенорка неожиданно потеплело на душе.

– Вы где прохлаждаетесь? – заорал писатель в трубку так, словно находился за сто верст от Москвы.

– В клубе, а где же еще? – проворчала Лина. – Присматриваюсь к постоянным клиенткам, задаю им вопросы… В общем делаю за вас всю черновую работу. Пока, честно говоря, ничего интересного не увидела и не услышала. Это, конечно, не означает, что ничего нет, наверное, я просто плохо ищу.

– В нашем деле открылись кое-какие новые обстоятельства, – загадочно заявил Башмачков. – Надо бы встретиться…

– Так, а в чем проблема? – удивилась Лина. – Давайте опять попьем чайку в клубном кафе. Совместим, так сказать, приятное с полезным.

– Нас не должны отныне видеть вместе, – продолжал темнить литератор.

– Это еще почему? – удивилась Лина.

– Об этом при встрече. Давайте пересечемся где-нибудь в городе.

– Город большой, – напомнила Лина.

– А давайте-ка встретимся в парке «Музеон», рядом с новой Третьяковкой, – предложил Башмачков. – Вы наверняка там бывали, это: между станциями метро «Парк культуры» и «Октябрьская». На воздухе безопаснее, в парке нас могут увидеть и услышать разве что памятники вождей пролетариата…

Лина согласилась, правда, без особого энтузиазма.

В будний день в парке было малолюдно, однако Башмачков подозрительно часто поглядывал на памятники Дзержинскому, Свердлову и Калинину, словно они и вправду могли подслушать его «сенсационное сообщение». Литератор расщедрился, купил им по мороженому и уселся рядом с Линой на скамейку.

– Ну не томите уже, – взмолилась Лина, – а то я сейчас лопну от любопытства…

– Короче, – прошептал Башмачков, – я снова видел Луизу. Девушка была очень подавлена. Как все последние дни

– Ну, и? – нетерпеливо перебила его Лина

– Говорит, что, вроде бы, смерть Веры из-за больного сердца теперь и ей самой кажется подозрительной. Ещё она сказала, что такую смерть можно легко вызвать, если вколоть сильнодействующие препараты. В этом случае даже судмедэксперт не всегда сможет распознать истинную причину смерти.

– Стоп, а Георгий?

– Что – Георгий?

– Ему что, тоже смертельный укол поставили?

– С Георгием все сложнее. Похоже, его отравили.

– Ничего себе! Откуда такие сведения? – оторопела Лина.

– Все от той же Луизы. Говорит, в клуб приезжали девушки из полиции, искали стаканчик, из которого мог пить воду Георгий, но, разумеется, ничего не нашли. Ещё они проверяли посуду в кафе – тоже безрезультатно. Понятно же, что преступники не дураки и все вещдоки унесли с собой…

– В общем, как обычно, остается искать, кому это выгодно. Ну, я имею в виду, кому было выгодно убивать двух молодых и красивых людей.

– Что ж, попробуем подойти к делу с другой стороны, – объявил Башмачков. – Будем искать тайного ухажера Верочки. Мне кажется, это будет непростой задачей. Уже сейчас ясно, что этот тип изо всех сил шифруется…

Башмачков замолчал и выбросил в урну обертку из-под мороженого. Ворона, дежурившая поблизости, тут же подлетела к урне и утащила в клюве сладкую бумажку. Птица была взъерошена и явно довольна нежданной добычей.

– Надеюсь, мы не глупее этой вороны, – тихо проговорила Лина, – и вовремя заметим то, что рано или поздно попадется нам на глаза. А потом будем действовать быстро и безошибочно…

– Если, конечно, рано или поздно нас не подстрелит скучающий дворник, – задумчиво сказал Башмачков и добавил: – Будьте осторожны, дорогая Лина. Сдается, мы с вами подошли к запретной двери, за которой нас может поджидать кто угодно…

Фонтан в серале

Лина шла домой и вновь сомневалась. Стоит ли ввязываться в эту сомнительную историю с криминальным душком? Ладно бы кружила голову молодая дурь, когда хочется переплавить бескрайнюю энергию во что-то увлекательное, щекочущее нервы и одновременно полезное … Теперь все по-другому. Не так давно они расстались с Петром, и ее жизнь с тех пор круто изменилась. И вот она снова по уши увязает в новой сомнительной истории… Вот дурацкий характер! Или такова ее судьба? А, может, и то, и другое.... Одним словом, все это зовется в народе дурью, только эта дурь уже не из-за молодости, а от кризиса среднего возраста.

Детская вокальная студия «Весёлые утята», которой по-прежнему руководила Лина, отнимала у нее не слишком много времени и сил. Занятия начинались в два, а после пяти она была свободна, как ветер. Иногда, правда, надо было писать отчеты и заполнять бумаги на гранты, но она все это делала в перерыве между репетициями. Работать Лине нравилось. В особенности, она любила занятия с малышами. Детишки пели и танцевали с удовольствием, а их родители мало того, что платили за занятия, так еще норовили осыпать Лину цветами, конфетами и мелкими услугами. Однако в последнее время ей все чаще хотелось в работе чего-то более волнующего и настоящего. В ее душе пробудился тот неистребимый инстинкт, который гонит натасканную собаку в лес вместе с охотниками. Когда им с Петром удалось распутать первые преступления. Лина поняла: вот это – ее! Разгадывать головоломки, которые подкидывает жизнь, – пожалуй, самое увлекательное занятие на свете. Но, видимо, все в жизни имеет свое начало и свой конец. Уже несколько лет Лина вела размеренную жизнь учительницы музыки и хорового пения. Казалось, она давно уже утратила былой кураж и безошибочный нюх частного детектива. В общем, наверное, ей пора уже успокоиться и перестать тратить время и собственные деньги на бесполезные поиски ответов, зарытых так глубоко, что до них все равно никогда не добраться….

Эти мысли неожиданно разозлили Лину. Она мысленно пропела: «Не спешите нас хоронить» и расправила плечи. Да, не спешите! Она, между прочим, еще жива, полна энергии, у нее есть свои представления о справедливости, о добре и зле… Мысли о возрасте только раззадорили ее. В общем, если в этот раз она не докопается до истины, значит, жизнь изменила ее до неузнаваемости. Скомкала, словно ненужный листок бумаги со старыми истёртыми надписями. Следующий адрес – помойка. В общем, равнодушие – это старость и смерть. А что же тогда жизнь? А жизнь – как раз вот эти, пусть и бесполезные порой, и опасные поиски истины. Без разгадывания таких головокружительных головоломок жизнь полностью утратит смысл. Очень не хочется бессмысленного и однообразного существования, потому что тогда, как ни крути, для нее начнется, говоря словами Пенсионного фонда, «эпоха дожития». А до этой эпохи. если честно, осталось не так много активного времени, надо спешить… Иначе жизнь ее будет похожа на то самое разбитое корыто: ни семьи, не детей, ни волнующих приключений…

Лина давно мечтала втайне встретить своего мужчину. Такого… ну, в общем, такого, каким был когда-то Петр. Нет, второй Петр ей не нужен. А нужен такой, который не оставит ее после нескольких лет безоблачного счастья, когда она уже совершенно разучилась решать в одиночку разнообразные проблемы – те, что жизнь подбрасывает нам с постоянством, достойным лучшего применения. Не только бытовые, но и прочие головоломки. В общем, ей нужен такой…Тот, который не будет ограничивать ее свободу и научится стойко выносить ее капризы и плохое настроение, которое накатывает на нее, как на любую женщину, раз в месяц.

«Наверное, такого мужчины в природе не существует…», – грустно подытожила Лина свои размышления. Она вдруг подумала, что ждет от мужчин реакций, им в принципе не свойственных: понимания, сочувствия, милосердия. А ведь это, по сути, чисто женские качества. Она мысленно вернулась к недавним событиям в клубе и решила, что в этом заведении тренируется, в сущности, не такая уж большая группа клиенток. «Леди лидер» – весьма замкнутый мирок. Здесь многие приятельствуют и даже дружат. В определенные дни и часы в клуб обычно приходят одни и те же женщины. У Лины тоже были в клубе «понедельничные» знакомства, «пятничные» и так далее. Причем некоторые дамы из разных групп никогда не встречались друг с дружкой и отличались одна от другой, как породистые кошечки отличаются от дворовых котов.

По понедельникам вечером в бассейне занимались работающие женщины. Они ухитрялись всеми правдами и неправдами вырываться в этот день раньше, чем обычно, из своих душных офисов, чтобы наконец распрямить с хрустом спины, онемевшие после многочасовой работы за компьютером, и расправить натруженные мышкой и клавиатурой плечи.

По пятницам с утра в клуб приезжали «гламурные» домохозяйки. Они оставляли детей с нянями или отвозили их в школу, чтобы поскорее заняться шлифованием погрузневшего тела, потому что позже им предстояли поездки к маникюрше, к парикмахерше или на шопинг. Стоп! Кто-то из этой разношерстной толпы должен был обязательно пересекаться на занятиях с Верой!

«Надо приглядеться к домохозяйкам внимательнее», – подумала Лина.

Она вспомнила еще одну группу клиенток, которая держалась в клубе особняком. Как же она могла про них забыть! «Леди лидер» был единственным женским заведением в сети фитнес-клубов премиум-класса и потому пользовался особой популярностью у «освобожденных женщин Востока». Точнее – у той передовой их шеренги, которой купальник надеть уже разрешили, а плавать с мужчинами в одном бассейне – пока ещё нет. Холеные восточные красавицы чувствовали себя наполовину европейками, наполовину мусульманками, и клуб всячески потакал подобному раздвоению. Вопреки жестким требованиям гигиены, соблюдавшимся в бассейне неукоснительно, восточным пловчихам разрешалось бороздить воду в специальных исламских купальниках, напоминавших облегченные водолазные костюмы. Впрочем, спортивные подвиги томных красавиц мало прельщали. Восточные «лани», частенько необъятных размеров, томно возлежали в джакузи, нежась после жаркого хамама, и, слегка приоткрыв глаза с накрашенными ресницами, скептически наблюдали за Линой и другими эмансипированными дамочками, сновавшими взад-вперед по дорожкам бассейна в туго натянутых шапочках и в очках для плавания.

В хамам дочери Востока вплывали с той же томной грацией, окидывая мраморные лежанки властными взглядами любимых жен султана. Парилка была одной из немногих радостей, которую они могли себе позволить, чтобы не вызвать насмешки подруг, потому что спортивное усердие в этой среде активно не одобрялось. В джакузи эти гетеры тоже возлежали без лишних движений, поскольку пышные формы не позволяли замерзнуть под струями воды. Дамы убеждали себя, что худеют под этими волшебными массажными струями, не совершая резких движений.

«Зачем эти дурочки так суетятся, вах?» – говорил влажный взгляд их бархатных очей с миндальным разрезом. Эти взглядом они лениво скользили по эмансипированным дамам, которые бороздили бассейн со скоростью океанских кальмаров. Восточные красавицы были убеждены, что дергаться и напрягаться – мужское дело. Истинным женщинам бог не зря дал красоту и нежность. Потом, правда, он зачем-то добавил им все эти бесконечные домашние дела. Вай-мэ, это он очень нехорошо поступил! Значит, надо с умом распорядиться такими редкими и сладкими, как рахат-лукум, минутами неги и покоя. Потому что очень скоро, через какой-то час, придется возвращаться домой, чтобы опять воспитывать множество детей, вести хозяйство и украшать жизнь мужей, дай им Бог денег побольше. Ну, а если у мужчин появятся эти деньги умножатся, то не грех попросить у них в обмен на нашу красоту, материнскую мудрость и хозяйственную хватку все эти абонементы-шмобонименты, золотые безделушки-шмобилушки и новые красненькие машинки-шмашинки. Впрочем, зачем просить? Хороший муж, если любит жену, должен сам обо всем догадаться и денег предложить. На разные приятные мелочи даже просить неприлично, сам должен соображать, ведь для них же, мужей стараемся. Вот пускай и дает денежки – на дорогого парикмахера, на элитную косметику и на французское белье. Одним словом, пускай делает инвестиции в жену, а мы уж сами придумаем, как ими лучше распорядиться!».

Толстая золотая цепь на монументальной шее и золотой браслет на солидном запястье толстушки говорили о том, что, по крайней мере, у одной из этих восточных красавиц супруг весьма догадливый. Пышные черные волосы дамы были собраны в массивный пучок, который не вместила бы ни одна купальная шапочка. В ушах восточной красавицы поблескивали скромные брюлики-гвоздики, видимо, надетые специально для джакузи, а блуждающий взгляд незнакомки говорил о том, что даме давно уже наскучило лежать под тугими массажными струями и молчать. Она пригласила Лину взглядом к ней в ванну и даже слегка подвинула в сторону свои безразмерные бедра, чтобы соседка смогла удобнее усесться на мраморной скамейке напротив тугой струи.

Лина плюхнулась в бурлящую воду и почувствовала себя этаким Иванушкой-дурачком, который искупался в трёх водах, чтобы явить себя миру молодым и красивым. «Не такой уж этот Иванушка и дурак», – подумала Лина. Она сделала попытку завести с перезрелой восточной красавицей светскую беседу. Та отозвалась благосклонно, несмотря на то, что шум бурлящей воды заставлял обеих говорить неестественно громко.

– Здесь совершенно забываешь о времени, – прокричала Лина с улыбкой.

– Вай мэ! – улыбнулась дама в ответ, – да тут просто рай! Как будто я снова маленькая девочка, которую мама не может вытащить из моря и говорит: «Лейла. красавица моя, тебе давно уже пора покушать! Ты же не хочешь быть худой и некрасивой девочкой?».

Лина невольно улыбнулась и поинтересовалась:

– А вы здесь часто бываете? – она постаралась, чтобы вопрос прозвучал как можно нейтральнее.

– Да почти каждый день, – гордо улыбнулась дама. – Думаю, что пару часов в сутки вполне могу посвятить себе, дорогой и любимой. Землетрясение из-за этого в квартире точно не случится… Меня, кстати, зовут Лейла, а вас?

– Я почти ваша тезка, меня зовут Лина, – представилась Лина и как бы невзначай поинтересовалась:

– Может, вы недавно встречали здесь девушку… Рыженькую такую… Молоденькую, хорошенькую, как эльф…ну, или как Наталья Водянова в ранней юности…

– Дорогая моя, все юные девушки – хорошенькие, – расхохоталась Лейла. – Мы с вами тоже когда-то были очень и очень неплохими, ведь, правда? У меня, например, в молодости талия была почти, как у Гурченко.

«Была, да сплыла», – с тоской подумала Лина, скосив глаза на внушительный живот Лейлы.

– А что это за девушка? Зачем спрашиваешь, уважаемая? – насторожилась дама.

Лина вздохнула:

– С этой девушкой случилось большое несчастье.

– Боже мой, перестаньте! Я и так воды боюсь, а вы меня пугаете… Она утонула?

– Нет, она погибла по-другому. Девушка скончалась в спортивном зале. Во время занятий.

– Вот! Я всегда это говорила! – пробормотала вполголоса собеседница и, отыскав в бассейне другую такую же матрону, правда, моложе ее лет на двадцать, крикнула в полный голос:

– Мананочка, доченька, я всегда говорила, что от этих тренажеров-шмонажеров один вред! Ты слышишь меня, моя красавица? Одна девушка недавно умерла в тренажерном зале. Я запрещаю тебе, доченька, ходить на эту проклятую беговую дорожку, и садиться на этот ужасный тренажер-шмонажер. Ты и так красавица! Давай, детка, зайдем еще разок в хамам и будем собираться домой. Кушать пора!

Внушительная Манана. отдуваясь, с трудом выбралась из бассейна и, подрагивая необъятными бедрами, прошествовала мимо джакузи.

– Так что же та девушка? Лейла, вы видели ее? – напомнила Лина.

– Я бы не стала называть ее девушкой, – назидательно сказала Манана. – теперь я, кажется, поняла, о ком вы говорите. Весьма развязная рыжая особа. Вот так ее, пожалуй, можно назвать. Она так громко хохотала, так много болтала, носила такие короткие юбки…. Все – чересчур, как у вас говорят. Однажды я случайно увидела ее в холле с каким-то солидным господином. Нет, вы послушайте, он целовал ее совсем не так, как целуют дочь. Впрочем, скажу я вам по секрету, даже молодую жену так не целуют на людях. У нас на Востоке после таких целовашек-обнимашек в публичном месте девушку никто замуж не возьмет!

– Она умерла, – напомнила Лина. – Давайте не будем говорить о ней плохо.

– Очень жаль, – пожала плечами Лейла. – Сочувствую, но ничего больше сказать о ней не могу. Таких девушек сейчас вокруг – тьма тьмущая… И куда катится мир? Ну, ладно, пока, увидимся.

И дама, взгромоздившись со вздохами-охами на полные и круглые, как две дыньки-колхозницы, колени, не без труда извлекла свое стопудовое тело из джакузи.

Улыбка на сто тысяч

«А, так вот в чем дело! – получив информацию от восточной матроны, Лина почувствовала себя троечницей, своевременно не расслышавшей подсказку судьбы и решавшей совсем не ту задачу, которую продиктовал учитель. – Если погибшая девушка и вправду была содержанкой богатенького папика., то докопаться до истины в наш век тотальной коррупции и милицейских подтасовок будет очень и очень непросто. Ясно, что заключение судебных медиков в итоге окажется таким, какое устроит богатого покровителя. Едва ли следак, которому поручили вести это дело, откажется получить неофициальную прибавку к своей маленькой зарплате, тем более, что дело простое, как задачка для третьего класса. Жертва мертва, причина её гибели банальна – сердечный приступ. В общем – подозреваемых нет, а руководству клуба можно для порядка несоблюдение техники безопасности впаять… «Папик» готов раскошелиться, чтобы дело не получило ненужную огласку. По большому счету, немолодого Ромео волнует только одно: лишь бы о романе с погибшей девушкой не пронюхала его ревнивая женушка и не подала на развод с разделом имущества. Хоть супруга и привыкла к амурным похождениям своего благоверного, однако не откажет себе в удовольствии срубить денежек за моральную компенсацию. Тем более, что все чувства и страсти остались далеко в прошлом. Одним словом, «папик» постарается, чтобы полиция закрыла это дело за отсутствием состава преступления. И все останутся довольны. Следак получит неплохой гонорар за неразглашение пикантных подробностей личной жизни хозяина клуба, а тот будет тайно вспоминать рыжеволосую красавицу лишь изредка – когда выпьет лишние сто граммов виски и захочется вырваться из надоевших будней.

Лина не раз с содроганием слышала и читала о том, что происходит за высокими заборами богатых особняков. Она знала про жестоко избитых жен олигархов. Слышала, что те отбирают у опостылевших жен не только золотую банковскую карту, но и детей. Одна из совладелиц «Леди-лидера» в свое время тоже серьезно пострадала от мужа-тирана. он отобрал у матери детей, отправил их учиться за океан – и пригрозил ей расправой в том случае. если она попробует их найти. Да, коль скоро богатенькие буратинки не церемонятся со своими женами, то что говорить о какой-то юной любовнице, за которой, к тому же, никто не стоит. Богатым мужчинам нужна лишь красивая игрушка. «За копейку канарейка, чтобы пела и ничего не ела». Если она куда-нибудь исчезнет – не страшно. Стоит свистнуть – десять других птичек прилетят…

Лина припомнила, что видела в фитнес-клубе немало «девушек без комплексов». Юные содержанки составляли здесь отдельную привилегированную касту. Девушки богатых папиков выделялись модельными формами и загорелыми, даже в мороз, юными лицами, над которыми неустанно работали косметологи и пластические хирурги. Совершенные, скульптурно вылепленные, словно вытянутые вверх, лопатки и ягодицы девушек нередко были украшены татуировками с изящными иероглифами или летящими бабочками, на упругих талиях болтались тонкие золотые цепочки, а в пупках подрагивали крохотные брюлики. Красавиц доставляли в клуб водители папиков, причем не на каких-то там бюджетных «тойотках» или «рено меганках», а на новеньких «лексусах», «бэхах» и «мэрсах». Изредка за рулем крутой иномарки восседал сам помолодевший рядом с юной любовницей папик. Даже через лобовое стекло было видно, что юная красавица – дополнительное подтверждение его статуса. И неважно, что сам «Казанова» выглядел потрепанным жизнью, бизнесом и многочисленными любовными завязками – развязками. «Папик» целовал своего «котеночка» на прощание в машине, иногда – в холле клуба, а потом ласково «делал ручкой», отбывая на вечер к жене и детишкам. А «котеночек», натянув дорогую спортивную форму, плелся в тренажерный зал, чтобы не потерять «товарный вид» и не лишиться приятных бонусов «глянцевой» жизни. Девушки знали. что к «папикам» с их деньжищами всегда стоит очередь таких же хорошеньких и молоденьких «кисок».

Размышляя примерно таким образом, Лина решила внимательнее присмотреться к пожилым господам, навещающим клуб. Интересно, кто из них в свое время закрутил роман со «златовлаской»?

Ловкость рук – и никакого мошенства

Лина быстро проплыла в бассейне свои десять кругов, приняла душ, не мешкая оделась и покинула раздевалку.

«Денис!» – осенило ее. Вот кто все про всех знает!

Войдя в кафе, она весело помахала бармену рукой, а парень в ответ скорчил уморительную физиономию.

– Сегодня вам, мадам Лина, – бесплатный чай от заведения! – объявил Дэн торжественно.

– Это в честь чего же? – удивилась Лина.

– В честь хорошей погоды! – не растерялся Дэн. Похоже, он вообще никогда не терялся.

Бармен поставил перед Линой маленький чайничек с зеленым чаем.

– То есть, триста рублей, как обычно, платить не надо? – спросила Лина с изумлением.

– Ну, как-то так, – по-свойски подмигнул ей Дэн.

Сыщица поблагодарила бармена и уже от себя заказала «низкокалорийное» печенье, хотя понимала, что калорий в нем не меньше, чем в обычной выпечке.

Лина с Дэном могли продолжили шутливую пикировку бесконечно, однако сыщица спросила как бы невзначай, – «Скажи-ка, дядя…», ну, то есть, Дэн, скажи, ты помнишь рыженькую девушку? Ну, симпатичную такую… Она занималась в клубе, в потом вдруг ни с того ни с сего скончалась в тренажерке…

– Смутно, – признался парень, – кажется, она редко заглядывала в буфет и постоянно куда-то спешила.

– Ты часто видел рядом с ней с ней пожилого господина?

– Ну, вы и вопросики задаете! – усмехнулся Денис. – У тех господ, которые за девицами в клуб заезжают, время по минутам рассчитано. Они к нам чаи распивать не заходят… Чтобы девушек на крутых машинках возить и абонементы им оплачивать, денежки нужны, а их ещё заработать надо. Бизнес, скажу я вам, Лина, это занятие круглосуточное….


Лина поняла, что пытаться добиться от Дениса хоть какого-то вразумительного ответа – все равно, что задавать вопросы тренажеру, и решила продолжить расспросы в клубе. Она вспомнила еще об одной «целевой группе» в клубе. Самыми толковыми, по ее наблюдениям, были бизнес-леди, приезжавшие в «Леди лидер» по вечерам.

Эти клиентки клуба не нуждались ни в каких богатых покровителях. При желании они сами могли бы взять на содержание парочку накачанных красавцев-стриптизеров. Впрочем, деловые женщины старались не отставать от юных глупеньких содержанок в кропотливой работе над собственным телом. Трижды в неделю они «впахивали» в спортзале и в бассейне до седьмого пота. Дамочки использовали каждую секунду столь эффективно, словно воплощали в жизнь очередной бизнес-проект. Ещё бы! Они, самостоятельные и целеустремленные, тратили здесь свои кровные, а не «папиковы» денежки. Эти фемины давно привыкли к тому, что каждый потраченный рубль должен быть эффективно инвестирован в бизнес и дать в итоге хорошую прибыль. Иначе это не бизнес-план – а так, самодеятельность какая-то… К инвестированным в клубный абонемент денежкам они относились так же строго, как вложениям в свои фирмы. Главное в бизнесе, считали они, не надо откладывать серьезные дела «на понедельник», поэтому на переплавку лишнего жира в мышцы и согнутой за компьютером спины в красивую осанку бизнес-леди тратили почти все свободное время – и субботы, и даже воскресенья. Они верили, что новый облик поднимет их успешную карьеру или выведет их собственный бизнес на небывалую высоту. Успешная женщина в двадцать первом веке обязана быть стройной, красивой и сексуальной. Кстати сказать, спортивный и накачанный любовник их бизнес-планом активно приветствовался. Статус бизнес-леди, которая появляется в обществе с эффектным мужчиной, был не сравним с ролью гордой одиночки, даже если та эффектно выглядит и высоко держит голову, когда плетется на высоких каблуках в туфельках-лабутенах по залу дорогого ресторана.

В личной жизни, как и в бизнесе, деловые дамочки не признавали случайностей. Обычных женских вздохов о тяжкой бабьей доле и о судьбе-злодейке и прочем «мракобесии» от этих ухоженных и расчетливых монстров в дорогих платьях было не дождаться. Не для того они вкалывали в бизнесе по двенадцать часов в сутки, боролись с наездами налоговой, с налетами ОБЭПа, с очередными придирками пенсионного фонда, чтобы взять и пустить личную жизнь вот так на самотек….

Элегантный и ухоженный контингент собирался в клубе, когда Лина уже собиралась домой, – ближе к девяти вечера. Дамы вешали в шкафчики дорогие офисные платья и костюмы, запихивали на полки объемные портфели с бумагами и частенько продолжали отдавать деловые распоряжения по айфонам и айпэдам, уже оставшись без лифчиков пуш-ап и кружевных трусиков-стрингов дорогих марок. В общем, они продолжали виртуально руководить персоналом «ближнего круга»– личными водителями, референтами, иногда даже системными администраторами, работавшими в офисе круглосуточно, причем «рулили», оказавшись абсолютно голыми. Чего не сделаешь ради повышения прибыли и эффективности бизнеса! Не зря говорят, что о бизнесе надо думать круглые сутки. «А что, если у этих наяд включены в планшетах видеокамеры?»– иногда думала Лина. с трудом сдерживая смех. Впрочем, даже если выключены – не важно. Говорят, эти хитрые глазки все всегда фиксируют, даже в выключенном виде, а умелые хакеры могут извлечь компромат из чужого айфона и поместить его на какой-нибудь скандальный сайт… Кстати сказать, эти дамочки хоть и руководили бизнесом в голом виде, но, как говорится, действовали железной рукой. Возможно, как раз их нагота, отражавшаяся в зеркалах, развешенных тут и там в раздевалке, придавала их голосам жесткие фюрерские нотки. Одним словом, Фрейду здесь было бы над чем поразмыслить…

Лина ещё раз взглянула на этих спортивных дам и решила, что эгоцентричным бизнес-леди рыженькая девушка была интересна не более, чем маникюрша, наводившая лоск на их розовые ноготки. В общем, Лина подумала и …не стала приставать к этим монстрам прибыли и инвестиций с бессмысленными вопросами…

Еще одну группу членов клуба составляли не очень состоятельные, однако весьма деловые и хваткие дамочки модных и востребованных профессий, таких. как дизайнер интерьера, преподаватель иностранных языков, стилист-модельер… Все они совмещали в клубе приятное с полезным, не только оттачивая и совершенствуя собственную фигуру, но и попутно пополняя клиентскую базу. Лина не раз с изумлением видела, как эти пантеры индивидуального предпринимательства демонстрировали клиенткам прямо в раздевалке фасоны «самых модных» платьев, варианты капитальной переделки квартиры или даже документы юридического сопровождения малого бизнеса. Причем дамочки нередко показывали клиенткам бумаги и чертежи тоже в абсолютно голом виде. Понятное дело, эти шустрые дизайнерши-стилистки работали только с состоятельными клиентками и цены за свою работу назначали немалые…. Однако гламурные домохозяйки, разнообразившие домашнюю рутину новыми клубными знакомствами и смелыми хозяйственными планами, охотно заглатывали крючок и велись на самые авантюрные и порой чрезмерно дорогие предложения.

Где-то между бизнес-леди и труженицами сферы услуг на социальной лестнице уютно расположились муниципальные чиновницы. Лина не раз слышала в раздевалке жалобы налоговиков в бюстгальтерах и сотрудниц таможни в стрингах, а также стоны «офисного планктона» управ и префектур на их горькую чиновничью долю. Возможно, судьба-судьбинушка муниципальных чиновниц была и в самом деле не сахар, однако позволяла мученицам налоговых инспекций и узницам муниципальных департаментов регулярно покупать абонемент в клуб премиум-класса. Впрочем, впоследствии Лина выяснила, что некоторые чиновницы даже на индивидуальные контракты не тратятся, а ходят сюда по бесплатным корпоративным абонементам. В эпоху экономического кризиса таких бесценных кадров стало в клубе немножко меньше, но все-таки кое-кто по-прежнему тренировался, прихватывая часок к обеденному времени.

«Неудивительно, что нынешняя молодежь со школьных лет мечтает о работе в госструктурах, – грустно размышляла Лина. – Там не надо рисковать, как в бизнесе, нет необходимости придумывать новые и новые бизнес-проекты, пытаясь как-то выжить в условиях жесткой конкуренции и роста налоговой нагрузки. Вот наши «Веселые утята» каждый год выживают с большим трудом. Аренда и налоги растут, а плату за занятия поднимать нельзя – тогда последние родители с детьми разбегутся…. А у чиновников – красота… Знай себе, снимай тонкую шкурку с малого бизнеса, выслуживайся перед начальством и старайся как можно аккуратнее и точнее брать откаты и взятки, чтобы не слишком зарваться и не перейти дорогу шефу… Словом, Лина не уставала удивляться: эти дамы постоянно жаловались на маленькие зарплаты и ныли, что деньги большого бизнеса им и не снились, зато их шубки, словно существуя какой-то отдельной жизнью, с каждой зимой становились все дороже, легче и пушистее.

Между тем пример феерического успеха в бизнесе висел в клубе буквально на каждой стенке.

Плакат со слоганом «Мы делаем лидеров!» разжигал зависть в честолюбивых женских сердцах. Огромная фотография совладелицы клубной сети – Элины Сурковец, энергичной дамы за сорок, часто мелькающей на страницах гламурных изданий, буквально кричала, что каждая российская домохозяйка – хозяйка своей судьбы. Элина была лицом фирмы. Госпожа Сурковец позировала на баннере в эффектной форме фехтовальщицы и дела выпад шпагой, словно Святой Георгий, поражающий змея. Кстати сказать, капиталу этой дамочки могли позавидовать многие мужчины-бизнесмены. Одним словом, это было универсальное фото, оно одновременно являлось и знаменем для клиенток клуба, и пугалом для персонала. Неудивительно, что «леди-лидеры» вкалывали, стараясь быть похожими на «великую кормчую», изо всех сил. Оформители постарались не зря. Вряд ли фотография делового партнера Элины – Сергея Петровича вызывала бы у клиенток клуба такие же эмоции. Энергия больших денег притягивала доверчивые женские сердца, словно магнит. Деньги – виртуальные, безналичные, на карточках и в ценных бумагах – словом, любые, какие можно когда-либо заработать лишь в мечтах и придавали сил после трудового дня, заставляя вкалывать, вкалывать и ещё раз вкалывать на беговой дорожке и в зале…До тошноты…. До черных кругов под глазами…. Мечты о деньгах заставляли женщин так пахать, чтобы потом оставались силы лишь упасть на скамейку в раздевалке с закрытыми глазами, даже не стянув с себя тёмную от пота футболку.

В царстве кардио-тренажеров все взгляды были сосредоточены на экранчиках, где высвечивалось время, скорость бега, частота ударов пульса и, главное, число калорий, которые сжигаются, сжигаются, сжигаются… На войне с лишним весом – как на войне. К тем, кто сдался и сошел с дорожки под напором возраста и болезней, здесь сразу теряли интерес. Слабым не место в прекрасной жизни, где удача улыбается лишь людям с идеальным телом… И, разумеется, с тугим кошельком.

Лина вернулась в раздевалку, взмокнув так, словно только что пробежала марафон, а не растягивала мышцы на коврике. Достала полотенце из шкафчика и внезапно услышала звяканье мобильника из своей спортивной сумки. Опять! Очередная эсэмэска от неизвестного на этот раз была довольно длинной: «Какие новости, мисс Марпл? Не слушаетесь умных советов умных людей. А зря. Если срочно не исправитесь, пожалеете о вашем любопытстве». Лина лихорадочно стала нажимать кнопки айфона. «Неизвестно», – высветилась в очередной раз надпись на экране. Кто-то продолжал с ней свою жестокую игру в кошки-мышки, и этой мышкой, увы, была она сама.


Лина вспомнила, как попала в «Леди лидер» пару лет назад. Это произошло совершенно случайно. Увидела неподалеку от дома вывеску, набрала название клуба в поисковике, забежала туда по дороге на работу, огляделась и сразу же сдалась под профессиональным напором девушек-менеджеров. Да и как было не поддаться их сладким обещаниям немыслимых скидок и бонусов! Тем более, что на банковской карте Лины уже скопились кое-какие денежки на отпуск … Кто бы, интересно, в такой ситуации устоял? Только Жанна Д’Арк, может быть… Лина не была героиней и сдалась сразу же. В итоге – ощутимая сумма, отложенная на отдых у моря, пошла на покупку абонемента. И вот с тех пор три раза в неделю Лина прилежно «отрабатывала» потраченные денежки. Правда, ни на секунду не пожалела об этом. Что важнее – две недели у моря или целый год тренировки в самом престижном спортивном клубе столицы? Разумеется, разница есть, да еще какая! Лет двадцать назад о такой роскоши, как занятия в элитном спортивном клубе, она и мечтать не смела. Не было тогда вообще никаких фитнес-клубов. Юность Лины прошла в эпоху унылых спортзалов, прямоугольных бассейнов и темных душевых с отколотым кафелем. А здесь… Царство удобства и роскоши. Тренажерный двусветный зал, множество небольших спортивных зальчиков, огромный танцевальный зал с зеркалами от пола до высоченного потолка. Да что там говорить, здание было выстроено специально для фитнес-клуба всего несколько лет назад. причем с учетом современной спортивно-оздоровительной специфики. Повсюду – мощные кондиционеры, горячая и холодная вода в кулерах, махровые полотенца и точные весы… А еще – бассейн с прозрачной голубоватой водой «повышенной очистки» и искусственными пальмами по «берегам». Ну и в довершение всей этой роскоши – джакузи, сауна и турецкая баня. На специальных полках – разнообразное оборудование для аква аэробики. У дальнего бортика – подводные велосипеды, а точнее аква райдеры для накачки мускулов под водой и быстрого сбрасывания лишних килограммов….

Лина частенько плавала в бассейне на спине и представляла себе, что она отдыхает где-нибудь в Турции или Греции, потому что на заграничные курорты денег опять не хватило. А что? Голубой потолок отражался в воде, и она была бирюзовой, почти, как теплое море. «Эх, ну просто рай на земле!» – с наслаждением думала Лина, нарезая очередной круг в бассейне.

Все изменилось в один день. Смерть рыжеволосой девушки заставила Лину взглянуть на этот рай, выстроенный по законам большого бизнеса, совсем, совсем другими глазами.


Cмерть девушки в фитнес-«раю» абсолютно не вписывалась в концепцию счастливого досуга, разработанную в «Леди- лидере», .а точнее, безжалостно разрушала тщательно выстроенные схемы… Эта госпожа с косой выглядела здесь столь нелепо, сколь невозможно… ну, в общем, так, если бы в цирке решили начать оказывать ритуальные услуги… Да-да, примерно таким образом выглядел этот несчастный случай в глазах клиенток. Члены клуба приходили в залы и в бассейн расслабляться и отдыхать от жерновов мегаполиса, безжалостно перемалывавших их тонкие чувства и искренние порывы, а отнюдь не для того, чтобы «грузить» себя неприятными новостями. Никто из завсегдатаев клуба не собирался портить себе настроение из-за чьей-то нелепо оборвавшейся молодой жизни.

«И все-таки странно… – говорила себе Лина в очередной раз и на беговой дорожке, и в раздевалке, и в бассейне, – почему рыжеволосая девушка умерла именно в зале тренажеров? А если ее там убили – то кто и как? Вокруг ведь полно людей. На велотренажерах равномерная нагрузка, не предполагающая резких движений или поднятия тяжестей…. Впрочем, в жизни все бывает. Стоит вспомнить внезапную смерть на тренировках знаменитых спортсменов. Мускулистые фигуристы, не сумевшие завершить программу, пышущие здоровьем хоккеисты, скончавшиеся на льду, легкоатлеты, умершие на финише марафона, скоропостижно скончавшиеся биатлонисты…. Да мало ли…. Бывает, человек по улице идет и внезапно падает. Раз – и нет человека. Работал-работал «мотор», то бишь, сердце, – и вдруг – роковая остановка… Внезапная смерть – это всегда страшно… И, главное, никто ни в чем не виноват. Нет, стоп! Что-то не сходится… Нагрузки у рыжей красавицы были совсем не такие, как у профессиональных спортсменов, к тому же она тренировалась под присмотром индивидуального тренера».

«Все же это очень странно», – Лина в очередной раз прокручивала в голове события последних дней и понимала, что уперлась в тупик. Позвонить Башмачкову, что ли? А вдруг, за то короткое время, что они не виделись, буйную творческую голову сочинителя наконец посетили какие-нибудь стоящие мысли?

– Привет-привет, – Башмачков взял трубку только после четвертого гудка, – Ну что у вас там, коллега Лина? Говорите быстрее, не могу надолго отвлекаться.

– А чем это вы так заняты? – ехидно поинтересовалась Лина – Кропаете очередную главу про привидения в средневековой Англии? Обдумываете эпизод про призрак в какой-нибудь древней развалюхе с башнями? Между тем, у нас с вами под боком творятся страшные дела, а полиция, как обычно, бездействует.

– Ну-ну, Ангелина Викторовна, не надо поспешных обобщений, – проворчал Башмачков, – думаю, они просто выжидают.

– До следующего трупа? – не выдержала Лина.

– Надеюсь, наш серийный убийца теперь затаился надолго, – проворчал Башмачков, – так что у полиции времени достаточно…

– Так чем вы все-таки столь увлеченно занимаетесь? – повторила Лина вопрос.

– Читаю книгу о ядах. Увлекательное, доложу вам, занятие!

– И что же вы узнали? – нетерпеливо перебила Лина.

– Пока не так уж много. Например, подтвердил свою догадку о том, что при помощи ядов можно сымитировать смерть от сердечного и от легочного приступа, а также от множества других болезней.

– Ну, то, что Вера и Георгий умерли не своей смертью, мы с вами и так уже сообразили. Выяснить способ, каким их убрали, сейчас не самое главное. Важнее понять, кому было выгодно убивать наших Ромео и Джульетту…

– Не спешите, все скоро узнаем…, – Лину возмутила уверенность Башмачкова. граничившая в ее глазах с глупостью.

– Я все закоулки в клубе облазила, всех про Веру и Георгия расспросила, засветилась везде, где только могла. А вы говорите – не спешить. Кстати сказать, какой-то сумасшедший затеял со мной весьма странную игру. Шлет и шлет мне эсэмэски с угрозами. Надоел хуже горькой редьки, а его номер, разумеется, не определяется.

– Вот с этого места, пожалуйста, поподробнее, – голос Башмачкова внезапно стал серьезным. – Вы сейчас где? В клубе? Выходите потихоньку на улицу и ждите меня возле магазина «Охотник». Буду через час.

Лина отключила телефон и взглянула на часы. У нее оставалось целых полчаса, чтобы позаниматься в тренажерке.


Впервые переступив порог тренажерного зала, Лина была поражена, как далеко шагнула в наши дни индустрия «идеального тела». Стройными рядами стояли тренажеры для проработки бицепсов и трицепсов, а также для накачивания «кубиков» пресса, мышц ягодиц и даже икроножных мышц. Специальные турники, лесенки, петли, коврики для имитации скольжения на коньках… В углу зала громоздились огромные мячи и полусферы для растяжки спины, стояли штанги и гантели, лежали эспандеры, коврики, скакалки и резиновые ленты для занятия йогой… Все это лежало, висело, стояло и нетерпеливо ждало новых жертв мечты об Идеальном теле….

Для присмотра за всем этим богатством к тренажерам прилагались фитнес-тренеры. В «Леди лидере» это были эффектные девушки модельной внешности. Самые шустрые и деловые работали с богатыми клиентками по индивидуальным программам, а остальные дежурили за высокой стойкой, ожидая, пока им наконец улыбнется фортуна. Сиделицы за стойкой улыбались всем вновь входящим в зал голливудскими улыбками. Выглядело это довольно странно – словно красавицы находились не в спортивном зале, а на танцплощадке где-нибудь в Иваново, а в зал входили не упитанные тетеньки, а сплошные Бандерасы, Ди Каприо и Джонни Деппы. Ясное дело, спортивные «пигмалионши» улыбались клиенткам отнюдь не от широты женской души. «Это просто бизнес, детка. Ничего личного». Основной доход барышням и неплохой «навар» клубу шел как раз с оплаты индивидуальных тренировок. Неудивительно, что главной целью любой тренерши было заполучить в свои сети новую клиентку, желательно помоложе и побогаче. Молодые дамы легче расстаются с деньгами и очень придирчиво относятся к своей внешности. Наставницы старались постоянно подыскивать себе новых клиенток, чтобы не потерять денежную и непыльную работенку. Чем больше индивидуальных клиенток – тем быстрее продвижение по карьерной лестнице в клубе.

Для любой бывшей спортсменки или тренерши детской спортивной секции работа в элитном фитнес-клубе была чем-то вроде огромного бонуса после долгих лет «пахоты» в спортзале, причем частенько без особенных достижений. О том, чтобы рано или поздно попасть в фитнес-клуб премиум-класса, мечтали все, кто выбрал своей профессией спорт. Однако, чтобы занять открывшуюся вакансию тренера, требовались весьма серьезные связи. Ясное дело, в элитный клуб с улицы, то бишь, по объявлению не берут. Желающих хватало и среди знакомых тренеров, и среди знакомых и знакомых… Ещё бы! Тренировать богатеньких «чайников» – это вам не с мячом по залу бегать и не на катке с детишками мерзнуть. В недавнем спортивном прошлом девушкам приходилось самим выслушивать едкие замечания тренеров, которые пытались разбудить в ученицах спортивную злость всеми возможными и невозможными средствами – оскорблениями, унижениями, угрозами. Работать с детьми было еще сложнее. Родители отпрысков, отданных в спортивные секции, требовали от тренеров немедленных результатов, даже если детки походили комплекцией на Вини-Пухов или Кощеев бессмертных…

Неудивительно, что фитнес-клуб представлялся молодым спортивным профессионалкам настоящим раем. Тренировать дамочек, желающих только одного – похудеть, – это вам не пахать младшим тренером в детском клубе, где от вас постоянно требуются новые и новые рекорды и победы, где все подсиживают всех, и все завидуют всем, да еще родители так и норовят наябедничать начальству, что на их деток не обращают внимания.

В «Леди лидере» все было совсем-совсем по-другому. Миленько, уютненько и даже гламурненько. Конечно, и борьба, и конкуренция, и подсиживания тоже имели место, люди есть люди, и зависть в коллективе ещё никто не отменял. Однако все неприятности тут были, так сказать, в формате «лайт», без фанатизма и жести. Зато все остальное можно было считать бонусами. Дамочка, решившая немедленно похудеть, оплачивала дорогое индивидуальное занятие, в ходе которого тренер переходила с ней от снаряда к снаряду, показывая нехитрые движения и нахваливая неуклюжую новенькую изо всех сил. Главное, тренерше приходилось следить за тем, чтобы потная и раскрасневшаяся особа не перетренировалась с непривычки и не свалилась кулем тут же без сил. Пускай лучше ползет себе в раздевалку и восстанавливается там минут сорок под душем, пытаясь нормализовать дыхание… Тренерши знали по опыту: энтузиазм у новенькой быстро пройдет, клиентке надоест напрягаться, да еще за собственные денежки, и остаток оплаченного времени можно будет провести с ней в приятной и необременительной болтовне. Что уж лукавить, в зал ходят люди не бедные, и в качестве бонуса можно еще и завести полезные знакомства.

Тренерши давно открыли секрет успешной работы в клубе: надо держать язык за зубами, нос по ветру и не скупиться на комплименты клиенткам. Допустим, дама явилась на тренировку в новом спортивном костюме или только что купленном купальнике – надо ее похвалить, спросить, где та прикупила подобное чудо, а там, глядишь, разговор зайдет об индивидуальной тренировке, которая необходима такой красавице, чтобы спортивный костюм или купальник сидели еще лучше, в особенности – в области талии.... Короче говоря, как ни крути, клиентке необходимо проработать косые мышцы спины и как следует накачать мышцы ягодиц…

Какая женщина не растает от похвал и добрых советов? Лина таких не встречала. Неудивительно, что на индивидуальные тренировки к лучшим тренерам клуба надо было записываться в очередь…

Лина частенько наблюдала за богатыми клиентками, которые оплачивали индивидуальную тренировку не столько затем, чтобы позаниматься с тренером, а скорее для того, чтобы душевно поболтать «за жизнь». Типичной была такая картина. Клиентка и тренер прогуливались по периметру зала в промежутках между упражнениями, «чтобы наладить дыхание», оживленно беседовали, и этих промежутков к концу занятия становилось все больше и больше…

На женщин, заходивших самостоятельно позаниматься на тренажерах, тренеры почти не обращали внимания. «Разговорчики не по теме» с «обычными» клиентками были в клубе строго запрещены. Если дамочки хотят общения и эффективных занятий – пускай раскошеливаются. В общем, – «ничего, личного, это просто бизнес, детка»!

Лина ступила на беговую дорожку, походила по ней минут десять и поняла, что не может терять ни минуты. У нее в голове сложился план. Лина подумала, что рыженькая красавица была девушкой небедной и вполне могла нанять себе индивидуального тренера. А индивидуальный тренер –не просто спортивный наставник, это кто-то вроде духовника. Клиентки сами, без всяких расспросов и просьб, открывают тренершам свои самые интимные тайны. Надо подробнее расспросить администраторов на рецепции и в салоне красоты. Чашечка кофе, оплаченная нужному информатору в баре, порой творит чудеса…

Группа риска

Лина взглянула на часы. До встречи с Башмачковым оставалось минут сорок. Она решила не откладывать расспросы в долгий ящик, поднялась на второй этаж, в салон красоты. В коридоре за высокой стойкой восседала очередная девушка-модель, которую наняли сюда администратором исключительно за эффектную внешность. Светлые волосы ее были умело подкрашены, надо лбом была уложена косичка, слегка напоминавшая о Юлии Тимошенко, однако облик девушки был не слишком деловым и строгим – основная масса волос свободно ниспадала на плечи. Казалось, что лицо молодой администраторши пышет румянцем и здоровьем, причем без косметики, но Лина знала – подобная естественность – результат тщательной работы косметолога и визажиста. Девушка явно скучала и украдкой листала глянцевый журнал, полный новых дорогих соблазнов. За спиной девушки были гостеприимно распахнуты стеклянные двери.

«Эта красавица тут вроде Святого Петра у райских врат, – подумала Лина. – с первого взгляда угадывает наиболее платежеспособных клиенток и дарит им самые обворожительные улыбки, пропуская в заветные двери».

Салон арендовал несколько комнат на втором этаже и предлагал членам фитнес-клуба неплохие скидки за весьма недешевые процедуры. Для Лины цены здесь были непомерно высоки даже со скидками. Однако она свойски улыбнулась администраторше как завсегдатай этого косметического рая и будто невзначай поинтересовалась:

– Скажите пожалуйста, сюда когда-нибудь заглядывала симпатичная девушка с длинными рыжими волосами?

– А как же! – улыбнулась администраторша. – Была у нас ваша девушка. Совсем недавно. Кажется, ее звали Надей…. Или…Любой….

– Верой, – напомнила Лина.

– Ах да, вспомнила, – это была Верочка, – поддакнула девушка. – Вы же понимаете, за такими роскошными волосами нужен профессиональный уход. Да и за лицом тоже.

– За столь юным и свежим лицом? – оторопела Лина. – Зачем? Молодая и красивая девушка вполне может обойтись и без ваших «новых технологий».

– Это только кажется, – администраторша улыбнулась загадочно, как Будда, словно обладала сокровенным знанием, недоступным простым смертным. – Запомните: настоящая красота всегда, я повторяю – всегда – результат серьезных усилий. Депиляция, массаж, маски, шоколадные обертывания… Естественной и свежей кожа бывает только у шестнадцатилетних девушек. Да и то частенько она в прыщах. А уж у женщин за двадцать… Не говоря уже про сорок. В общем, приходите к нам и сами убедитесь в чудесном эффекте наших процедур.

– Как-нибудь в другой раз, – уклончиво пообещала Лина и поинтересовалась как можно равнодушнее:

– У вас ведь цены в несколько раз выше тех. что в обычном салоне? Завидую женщинам, которые могут себе позволить ваши чудодейственные процедуры…

– Для этого, дорогая, нужно завести себе правильного мужчину, – сказала администраторша. – Вот у девушки с рыжими волосами был именно такой друг. Верочка никогда не отказывала себе в маленьких женских радостях вроде дорогой косметической процедуры, какого-нибудь шоколадного обертывания, фитнес-ланча в клубном кафе, педикюра-маникюра, ну и модной стрижки, разумеется…

–Вы видели ее богатого друга? – пробормотала Лина как бы невзначай. – Я имею в виду – мужчину этой девушки.

–Что вы! – возмутилась администраторша. – Мужчинам сюда нельзя, а спускаться в холл, чтобы поглазеть на чужого спонсора, у меня нет ни времени, ни желания. Да и вообще-то старовата я для подобных господ, мне ведь уже тридцать пять… Богачи же обычно предпочитают совсем молоденьких. В общем, нет смысла к чужим спонсорам спускаться – только туфли зря трепать…

Лина развернулась к выходу, так толком ничего и не добившись. Выходит, она здесь тоже «кроссовки зря трепала». Внезапно в коридоре на идеально вымытом полу она заметила бумажку. Лина автоматически подняла ее, уже хотела выбросить, но зачем-то поднесла к близоруким глазам и прочитала:

«Кончай, сучка, шляться и разнюхивать, косметолог в морге тебе не поможет».

Противный холодок пробежал между лопаток. Кто-то продолжал играть с ней, как кот с мышкой. Интересно, кто этот уверенный в себе и вездесущий, как тень, котяра? Лина постаралась усилием воли прогнать липкий страх, но мурашки, побежавшие по спине, не исчезли.

«Скорее всего, кто-то не слишком умный так просто забавляется, – она усилием воли попыталась успокоиться и утихомирить сердцебиение. – Если бы этот вездесущий невидимка всерьез хотел меня напугать или проучить, он бы давно перешел к более жестким мерам».

Этот сомнительный довод, понятное дело, не успокоил Лину. Наоборот, её сердце теперь стучало, как колеса скорого поезда, однако локомотив по имени Лина не собирался поворачивать в депо. Опасность всегда побуждала ее мчаться к цели, наплевав на красный свет, и действовать вопреки доводам рассудка.

Башмачков берет след

Когда Лина наконец выскочила из клуба и увидела Башмачкова, тот терпеливо переминался с ноги на ногу у входа в магазин «Охотник». Похоже, он здесь топтался уже давно. Лина взглянула на часы и почувствовала неловкость: она опоздала на целых 40 минут, что вообще-то было не в ее правилах.

– Почему не набрали меня, раз уж давно тут стоите? Вас в этой камуфляжной куртке можно принять за манекен из магазина «Охотник», – выпалила она Башмачкову, чтобы не извиняться за нелепое опоздание.

– А куда мне спешить? Догадался, что вы чай не на тренажерах потеете, а опять играете в Мисс Марпл, – пробурчал Башмачков. – Надеюсь, вы эти сорок минут хотя бы работали? Ну, то есть собирали важную для нас с вами информацию?

– Ну да, собирала, старалась, как могла, – вздохнула Лина, – а что толку? Результат пока что нулевой.

И она рассказала Башмачкову о беседе с красивой администраторшей салона красоты и о светской болтовне с дамочками в бассейне.

– Ну что ж, – подытожил он – Все не так уж плохо. Во всяком случае, пока подтверждается основная версия: у Веры был богатый покровитель. Разумеется, немолодой и невзрачный, коль скоро так сорил деньгами, чтобы заполучить юную девушку. Думаю, это он шлет вам глупые эсэмэски, чтобы запугать и сбить с толку.

–Круг сужается, – тихо сказала Лина. – Этот папик, похоже, имеет какое-то отношение к «Леди лидеру». Судя по его угрозам, он слишком хорошо знает о моих перемещениях и о расспросах возможных свидетелей.

– Слушайте, похоже, все становится очень серьезным. Я приказываю вам…

– С какой это стати вы принялись мне приказывать? – перебила его Лина. – Вы мне вообще кто? Начальник, муж, участковый?

– Ну ладно, я вас прошу…

– Вот, так уже лучше, – одобрила Лина. – итак, о чем вы просите?

– Немедленно бросить все эти опасные расспросы и вновь посвятить всю себя вашим «Весёлым утятам». Мне кажется, я прошу не так много, и вам следует на сей раз проявить здравомыслие. Хотя вообще-то оно вам не свойственно, – не удержался Башмачков от комментария.

– Ой, вы сейчас говорите таким монотонным и скрипучим голосом… Ну прямо как старик Каренин, когда он вразумлял Анну порвать с Вронским! Зря вы так переживаете, господин Башмачков! По-моему, все идет, как надо, – Лина откинула со лба волосы и уставилась в упор на собеседника. Она забавно выпучила глаза, а потом не удержалась и показала Башмачкову язык. Он рассмеялся, но взгляд не отвел.

– Похоже, преступник играет со мной, как кот с мышкой. Он явно надеется меня запугать. Однако, если взглянуть на ситуацию с другой стороны… Он ведь тоже у нас теперь на «крючке». Думаю, наша доблестная полиция легко может вычислить местонахождение преступника по сигналам с мобильника, хоть номер и не определяется, а заодно узнать и этот номер, и другие, «легальные» телефонные номера этого маньяка. Жаль, что у нас пока нет никаких улик, кроме его дурацких SMS, которые этот тип вполне может выдать за глупую шутку. Думаю, наш персонаж скоро проявит себя активнее, и вот тогда мы с чистой совестью передадим все улики полиции. Думаю, они будут нам лишь благодарны за помощь.

– Я бы на вашем месте завел второй телефон. Просто так, на всякий случай, – задумчиво проговорил Башмачков. Кстати сказать, могу вам пока дать на прокат айфон, а сам походить со старой звонилкой. Я ведь все равно за письменным столом работаю, на улицу выхожу редко, издатели звонят на домашний. Брат недавно сбагрил мне свою трубку, которая для него, представьте себе, уже устарела. А мне пока сойдет старый простенький аппарат – чтобы держать с вами связь.

Лина принялась отпихиваться от айфона двумя руками, однако Башмачков так свирепо взглянул на нее, что «сыщице» пришлось со вздохом подчиниться. Пускай пока звонилка поваляется в сумке. На всякий случай, своя ноша не тянет….


Духовная практика и телесные муки

Лина внезапно вспомнила, что через пятнадцать минут начинается занятие йогой, и схватилась за эту мысль, как утопающий хватается за соломинку. Йога – это то, что ей сейчас нужно. Ничто другое не позволит так быстро прийти в себя, как асаны йоги и философия индийцев. Медитация поможет расслабиться и собраться с мыслями. В общем, Лина наскоро распрощалась с Башмачковым и поспешила обратно в клуб.

Стараясь глубоко дышать, чтобы успокоить сердце, которое билось в грудной клетке, как дикая птица, сыщица отправилась в спортивный зал следом за сухопарыми и погруженными в себя дамами-йогинями.

Лина села на коврик и сделала семь глубоких вздохов, как ее учили на предыдущих уроках йоги. Однако спокойствие все не приходило. В голову лезли посторонние и отнюдь не самые приятные мысли, вгонявшие ее в грех уныния. Сколько бесполезно потраченного времени! И что же, как говорится, «в сухом остатке»? А ни-че-го! Смерть рыжеволосой красавицы по-прежнему выглядит несчастным случаем. Пусть трагичным, странным, но все же рядовым инцидентом… Гибель красавца-танцора тоже похожа на случайное стечение обстоятельств. Однако шестое чувство, с которым у Лины были с детства сложные, но все же доверительные отношения, шевельнулось где-то под ложечкой колючим зверьком.

«Тьфу ты! – подумала Лина. – То птичка в грудной клетке, то зверек под ложечкой. Не организм, а зоопарк какой-то!».

Она вспомнила слова тренера Алены: «Мы всегда стремимся в зону комфорта. Надо просто из нее выйти, и все получится». Эти слова относились в тот раз к фитнесу, однако были справедливыми и для многих других ситуаций. Сейчас Лина оказалась далека как никогда от «зоны комфорта», однако прозрение по-прежнему не наступало.

«Что-то тут не так, – тихо нашептывало ей шестое чувство, обычно именуемое женской интуицией, – сомнительно, чтобы молодая здоровая девушка надорвалась до смерти на обычном велотренажере…. Ведь если непредвзято посмотреть на вещи – она там не марафон бежала, не тяжести поднимала, не сложные гимнастические упражнения делала, а просто сидела и ритмично крутила педали…».

В глубине души Лина надеялась, что во время йоговских медитаций четкая «картинка» того дня появится перед глазами. Как бы сама собой. Так уже не раз бывало. Лине удавалось ясно разглядеть внутренним взором все, что было до, и что случилось после трагедии. Вот и сейчас больше всего на свете ей хотелось бы понять, отчего погибла невезучая золотоволосая красавица, едва пригубившая первых морозных радостей своей двадцатой зимы, и как ушел из жизни амбициозный мальчик, тоже едва начавший строить свою карьеру в клубе.

Сидя на коврике, Лина с горечью думала, что не приблизилась к отгадке ни на сантиметр. Напротив, она удалялась от истины все стремительнее, словно оператор перематывал съемку в обратном направлении. Самозваная сыщица все глубже увязала в новых, не связанных между собой деталях и подробностях. Рассказы членов клуба, туманные полунамеки тренеров, пугливый шепоток гардеробщицы, многозначительный взгляд администратора салона и опущенные взоры уборщиц-киргизок. Эти разрозненные детали вопреки ее ожиданию не выстраивались в стройную картинку, наоборот, бесполезно наслаивались друг на друга, словно мартовские сугробы за окнами, все глубже погребая под мохнатыми шапками два трагических случая, который в клубе уже начали потихоньку забывать. Впрочем, про успехи полиции тоже ничего не было слышно. Лина все глубже погружалась в тоску и тревогу, но, как говорится, эмоции к делу не пришьешь… Последняя надежда была на йогу. Может быть, духовная практика поможет упорядочить факты и выйти на качественно иной уровень? Бывает ведь, что ученый бьется над проблемой и натыкается каждый раз на невидимую стенку. А потом вдруг откуда-то снисходит озарение – раз, и задача решается как бы сама собой. Может, у нее, Лины, откроется на занятии йогой «третий глаз»? В раздевалке Лина не раз слышала, как долговязые и узкие, словно гончие собаки, дамочки наперебой нахваливали учителя йоги Витю. Они нежно называли йога «ёжиком» и клялись, что не променяют «духовную практику» ни на аэробику, ни на какие-то там дурацкие танцы. Мол, только йога помогает все «разложить по полочкам», просветляет и успокаивает, а это в наше сумасшедшее время совсем не лишнее.

«Не так уж много в этих женских головах полочек, чтобы на них было что раскладывать», – ворчливо подумала Лина. Однако она сейчас нуждалась в просветлении сознания не меньше этих восторженных дамочек…


Несколько десятков женщин сидели на ковриках, скрестив ноги «по-турецки». Ни музыки, ни громких разговоров… Все ждали Учителя.

И Учитель явился. Витя оказался тощим, жилистым, как и положено йогу, бородатым мужичком средних лет, одетым в короткие черные трикотажные трусы и белую майку. Он сразу же плюхнулся на пол и ловко «скрутился в узел». Вернее, тоже уселся «по-турецки», но по-другому, чем ученицы всех возрастов и комплекций, собравшиеся в зале. Внезапно одна его коленка оказалась точно под другой. Затем йог Витя поставил сомкнутые ладони перед собой и загудел низким голосом:

– УУУУУУУУууууууууу.

– УУУУУУУууууууууууу, загудел в унисон с ним весь зал, и Лина тоже загудела вместе со всеми.

– Повторяем ещё раз эту мантру и настраиваемся на одну волну. Начинаем духовную практику, – строго потребовал Витя.

«Ого, да он «косит» под гуру! – сообразила Лина. – индийский гуру Витя Барабашкин, вот это прикол!».

– Жаль, что Светка не пришла, – тихонько сообщила одна дама другой, – Дура она, потому что наш Ёжик – просто прелесть!

Витя чутким ухом педагога услышал «разговорчики в строю» и торжественно объявил:

– Практика йоги принимает не всех. Вы думаете это Светлана к нам не пришла? Нет, это духовная практика отвергла Вашу подругу… Духовное просветление надо ещё заслужить…

Лина хихикнула, но под строгим взглядом Вити-«ежика» осеклась. Она всей кожей чувствовала, что сейчас ей будет не до шуток…

Йог Витя расхаживал этаким кочетом между покорно лежавшими на ковриках «курочками» и хватал то одну, то другую то за плечико, то за лодыжку. И тут же начинал немилосердно тянуть к себе ее руку или ногу. Он тянул ее, тянуул, тянуууул… в общем, вытягивал в результате до той степени, пока очередная его жертва не принималась орать благим матом.

К Лине учитель подкрался сзади, когда та безуспешно пыталась «завязаться в узел». То есть, пробовала, сидя на коврике по-турецки, развернуть верхнюю часть корпуса на 90 градусов. Йог молча схватил Лину за предплечье и рванул так, что новообращенная взвизгнула. При этом другой рукой йог намертво припечатал ее колено к коврику – так, чтобы оно не отрывалось, но и не уезжало в сторону. Крякнув, как мастеровой после удачно сделанной работы, гуру переключился на другую такую же горе- ученицу. Лина с ужасом услышала, как в плече что-то хрустнуло.

– Все под контролем, просто кость вошла в сустав, – бросил Витя, не оборачиваясь.

Лина с трудом приняла исходное положение, затем чуть-чуть отдышалась и с раздражением подумала:

«Ни фига ж себе, работенка у мужика! Любой человеческий самец не только в России, но где угодно на нашем шарике, от такой халявы не отказался бы! Расхаживай себе в трусах по залу, покрикивай на теток, поучай их, трогай за что хочешь.… А они, бедняжки, лежат ну буквально под рукой, готовые внимать любому твоему слову, тихо обожают тебя и позволяют трогать их везде, где твоя душа пожелает. Все это какую-то групповуху напоминает…

Лине с первых минут показалось, что многим дамам эта, так называемая, «духовная практика» была очень даже по душе. Так вот чем объяснялась популярность Витюшиных уроков! В природе женщины подчиняться мужчине, однако в современном мире у слабого пола это получается не всегда. Приходится слишком многое брать на себя в нашей суматошной жизни. А в йоге подчинение учителю – во главе угла этой самой духовной практики. Иначе, мол, просветление не наступит, и не сольешься в полной гармонии с окружающим миром.

Кстати сказать, в спортивном зале на этот раз собрались фемины на любой вкус. Худые и полные, совсем юные и постарше, блондинки и брюнетки, с косами и с короткой стрижкой. Общим числом – человек тридцать. Ну, просто эротическая фантазия любого мужчины! Одним словом, недаром йог Витюша. оказавшись в центре всеобщего внимания, так важничал и говорил афоризмами…

Додумать крамольную мысль Лина не успела.

– Продолжаем духовную практику, – строго скомандовал Витя и подтянул трикотажные трусы, которые едва держались на его костлявом теле.

Лина вздрогнула от нехорошего предчувствия. И точно – с этой минуты ее мучения пошли по нарастающей. Духовный учитель попросил дамочек перенести коврики к стене и стать на них «в позу собаки мордой вниз». Затем резко подскочил к Лине и, схватив ее за бывшую талию цепкими пальцами, ловким движением приподнял увесистую задницу сыщицы как можно выше от пола. Затем Витя отступил назад и застыл, как художник, любуясь результатом своих усилий. Пошатываясь, Лина стояла в нелепой позе, из последних сил стараясь не рухнуть на пол. По спине стекал горячей струйкой пот, он же струился по лицу, наклоненному вниз. Лицо Лины стало красным, как помидор, а ноги часто-часто дрожали. Но это, оказывается, были еще «цветочки».

– Внимание! Быстро придвинули пятки к стене и осторожно поднимаемся… Поднимаемся, я сказал!… ногами вверх, стоя на прямых руках!

Дамы покорно запыхтели и заработали ногами. Самые худенькие и юные бойко протопали пятками по зеркальной стенке, образовав с ней телом прямой угол. Остались стоять на четвереньках двое: Лина и юная, слегка полноватая девушка. На этот раз йог не обратил на Лину никакого внимания, зато девушку цепко схватил за пухлые ножки и поволок вверх по стенке. Девушка с трудом подняла свое раскормленное тело и едва держала его над полом, однако лицо очередной новообращенной отнюдь не выражало просветления.

– Все запомнили: это – ширшасама, – удовлетворенно сообщил йог залу. И повторил:

– Асана называется ширшасама.

– Да пошла она к йогу, эта… ширшасама, – проворчала девушка, опустив рывком ноги на пол и сердито поправив задравшуюся майку.

– Так, девушки, не болтаем, не теряем время зря и готовимся к стойке на голове, – громко скомандовал йог, оставив на этот раз крамольные слова без внимания – Эта поза в особенности помогает привести мысли в порядок. А вам, мадам, думаю, это больше других необходимо.

И Витя уставился на Лину добрым взглядом педагога школы коррекции.

«Похоже, сейчас в клубе появится третий труп, – подумала Лина. – Или мой, или его. Сломаю шею – и привет, никакое расследование не понадобится». А если этот тип будет хамить – придушу его ремешком для йоговской растяжки, да и дело с концом…

Лина улеглась на коврик, демонстративно игнорируя приказ учителя встать на голову. Это был почти бунт. Между тем, многие дамы со стонами и вздохами проделали этот акробатический трюк у зеркальной стены. Зато одна сухопарая особа (видимо, в прошлом гимнастка) легко взгромоздилась на голову безо всякой опоры, прямо посреди зала.

«Боже, какие все-таки послушные наши женщины, – подумала Лина, – словно мы не европейки, а азиатки из кишлаков и аулов. Стоит мужчине слегка прикрикнуть – и все, приветик! Даже на голову встанем, лишь бы угодить нашему господину!».

– Внимание, работаем в парах! – торжественно провозгласил йог. Он заставил худенькую девушку встать в позу «собаки мордой вниз», обхватил ее ноги в верхней части двойным ремешком, затем улегся на спину и с силой нажал стопами на ягодицы девушки. Аудитория радостно захихикала.

– Прорабатываем задние мышцы бедра, – строго сказал Витя, прикрикнув на хохотушек

– А можно и мы с вами! – наперебой закричали дамы. – Мы тоже так хотим!

– Всех мне не осилить, – привычно пошутил йог, и женская аудитория радостно и привычно загоготала.

«Ну просто женская казарма в расположении воинской части, – с изумлением подумала Лина. – Охотно хихикают над сомнительными шутками «прапора» и готовы в любой момент «лизать сапоги» этому «командиру», прячущему свою истинную личину под маской просветленного йога.

К счастью, духовная практика подошла к концу. Йог Витя выключил свет, велел ученицам лечь на пол, сосредоточиться на своих внутренних органах, мысленно проинспектировать позвоночник, основные кости и суставы, и в конце занятия пожелать счастья всему человечеству.

Лина едва дождалась, когда Витя включит свет, с кряхтением поднялась на ноги и поскорее покинула эту «пыточную камеру».

«Нет, все-таки не зря я тут целый час промучилась, – просветленно подумала леди-детектив. – Теперь я точно знаю, что йоги на убийство не способны. Они решают все вопросы при помощи задержки дыхания или учащения сердцебиения. Счастливчики! Похоже, этого бабника Витю можно смело вычеркнуть из списка подозреваемых, – подумала Лина. – Этот странный господин целиком – от мосластых ног и до всклокоченной бороденки – погружен в свою сомнительную «духовную практику» и, похоже, мухи не пришибет… Для Вити совершить убийство означает навсегда испортить свою карму… Да, но если не он, то кто же?».

– Надо срочно объявить войну эмоциям и включить мозги – думала Лина, с кряхтением спускаясь в раздевалку. – Должно же у меня наступить после йоги хоть какое-то озарение. Между прочим, в графе «подозреваемые» у меня до сих пор пусто, зато список тех, кто находится вне подозрения, растет, как на дрожжах. Получается, что все в этом клубе – тренеры и учителя танцев, косметологи и бармены – настоящие ангелы, милейшие и добрейшие люди. Не говоря уже о клиентках. Обычные дамочки, некоторые немного со странностями, но ведь давно известно, что у богатых свои причуды. М-дааааа…. Кто же тогда в этом райском уголке помог уйти из жизни рыжеволосой красавице? И какой у него был мотив?

Интуиция подсказывала Лине, что несчастный случай – слишком простое объяснение для внезапных смертей в клубе. Стояние вниз головой не прошло даром, и сыщица осознала со всей ясностью: надо плотнее заняться загадочным богатым покровителем. Только вот как на него выйти? Надо бы разведать, пытался ли кто-то со стороны разузнать подробности о смерти девушки? Появлялся ли кто-нибудь посторонний на месте ее гибели? Пока никто не обмолвился Лине об этом ни словечком. В общем, с каждым днем дело все больше запутывалось…

Хамам с сюрпризом

У Лины ныли все мышцы и кости. Даааа, эта духовная практика не для слабых духом. И телом. Пока откроется (если откроется) «третий глаз», того гляди, рука или нога вывихнется. Лина решила немного попариться в хамаме, чтобы прийти в себя и расслабить мышцы. Она открыла дверь в парилку, и в ту же секунду ей в лицо ударил горячий пар. Жар проник в ноздри и сразу же окутал тело и голову воздушной теплой шалью. Думать ни о чем не хотелось, да и зачем? Турецкая баня – место релаксации. Все проблемы надо оставлять за дверью. Недаром на двери висит табличка: соблюдайте, мол, тишину, дорогие дамы, не мешайте другим отдыхать. Сказать честно, тишины здесь и в помине не было. Где это вы встретите двух, а тем более, трех дам, которые будут сидеть или лежать себе рядышком в полном молчании? Открыв дверь, Лина с облегчением вздохнула: она заметила, что хамам непривычно пуст. Лишь какая-то худенькая особа угнездилась на дальней лежанке, свесив с полки обнаженные руки и ноги. Секунда – и Лина расстелет махровое полотенце на горячем каменном полке, уляжется поудобнее, а затем поднимет ноги повыше, обопрется ими о теплую колонну и на несколько минут погрузится в блаженную полудрему. Вскоре раскроются поры, пот побежит по рукам и ногам, и тело, освободившись от излишков жидкости, а также, как, сейчас принято говорить, «от шлаков и токсинов», станет послушным и лёгким. Минут через десять разнеженная плоть запросит прохладного душа, и, с трудом поднявшись с лежанки, Лина начнёт медленно возвращаться к прежней – суетливой и нелегкой жизни в каменных джунглях.

В первую минуту Лине показалось, что женщина в дальнем углу парилки сладко спит. Вот недотепа! В бане же спать категорически запрещено! На все той же табличке было строго указано: дамам не рекомендуется находиться в хамаме по одиночке во избежание…

Додумать «во избежание» чего, сыщица не успела. Что-то неуловимое витало в воздухе вместе с горячим паром, всей кожей ощущалось присутствие чего-то необъяснимого и страшного. Лина замерла. Необычная стерильная тишина была разлита вокруг. Капли горячего сгустившегося пара, проступившие на потолке, со звоном шмякались на мраморный пол. Необъяснимый ужас внезапно охватил Лину, как густое облако. Лина стряхнула с себя наваждение и прищурилась. Она никогда не брала в хамам очки, потому что оптики каждый раз при покупке новых линз и оправ предупреждали: ни одни стёкла не выдержат высокую температуру парилки, по ним вскоре пойдут маленькие трещинки, и через несколько месяцев очки можно будет выбросить. Однако при всей своей близорукости Лина неплохо различала крупные детали. Худенькая ножка женщины соскочила с узкой лежанки и почти касалась пола. Лина прищурилась и сфокусировала взгляд на руке незнакомки. Рука, такая же изящная и белоснежная, спадала со скамейки как-то неестественно, словно женщина давно и крепко спала и не могла ее пристроить как-нибудь удобнее. Яркие ногти незнакомки контрастировали с мраморной белизной кожи. Женщина показалась Лине настоящей красавицей. Вроде тех, каких ваяли греческие скульпторы. Идеальное тело, белое, как мрамор, даже лобок выбрит почти до синевы…

Сыщица подошла поближе. Глаза женщины был полуоткрыты.

– Извините, вам плохо? – громко спросила Лина.

В мраморную раковину с громким всплеском плюхнулась с потолка большая капля. Женщина не ответила. Она была мертва.


«Скорая «приехала на удивление быстро. Вердикт врачей был предсказуем: внезапная смерть от сердечно-сосудистой недостаточности.

Только вот незадача: умершая женщина была отнюдь не старой и не толстой. Вернее, с точностью до наоборот – она оказалась молодой, красивой и поджарой, ни капли лишнего жира. Вскоре выяснилось, что умершая была одной из лучших тренеров клуба. Стройным телом в этом оазисе красоты никого было не удивить, но лицо… Ещё недавно на эту симпатичную юную мордашку невозможно было смотреть без улыбки. Задорный носик в веснушках, капризно изогнутый пухлый рот, румяные щёки и вьющиеся тёмные волосы буквально просились на рекламу сока или шоколада. Да что там шоколад! Лучшей рекламы для сети элитных фитнес-клубов, чем эта хорошенькая, веселая и энергичная девушка, было трудно придумать. Менеджеры клуба любили водить потенциальных клиенток именно на её тренировки. Взглянув на то, как весёлая тренерша ведет занятие, будущие клиентки тут же отправлялись оформлять годовой абонемент. Фитнес – это ведь не только упражнения для фигуры, но и отдых от учебы, работы или домашних дел. это релаксация. Погружение на час в другой, лёгкий и прекрасный мир красивых и энергичных людей. С такой тренершей хочется быть рядом, как с веселой и надежной подружкой. Лина почувствовала, что слезы водопадом хлынули из глаз помимо ее воли. Лицо мертвой девушки побелело, и та стала окончательно похожа на белую мраморную статую в роскошной купальне гарема.

Лина поежилась от нехорошего предчувствия. Как все это… странно, мягко говоря. Клубные занятия и влажный умеренный жар хамама, где температура намного ниже, чем в сауне, никакой опасности для молодой и подготовленной спортсменки не представляли. Девушка с раннего детства занималась спортом, привыкла к серьезным физическим нагрузкам и почти каждый день расслаблялась после тренировок в хамаме…

«Надо поговорить с Башмачковым, – внезапно подумала Лина. – Надо срочно предупредить его. Литератору теперь придется быть особенно осторожным… В этом «райском уголке», похоже, запахло серой…».

Лина вдруг почувствовала острую необходимость кому-нибудь рассказать о своих страшных догадках и достала из сумочки новенький айфон, арендованный у писателя на время сыска.

Недоброе утро

Башмачков предпочитал с утра не подходить к телефону и включать автоответчик. В первой половине дня он кропал свои «чернушные» романы и не терпел ни малейших помех. Лина уже приготовилась выслушать скороговорку, записанную писателем для потенциальных издателей, но неожиданно литератор сам снял трубку.

– А… привет-привет, – Башмачков отозвался мгновенно, словно давно сидел у домашнего телефона в ожидании звонка.

– Не узнаю вас, дорогой творец. Чего это вы вдруг с утра на связи? – удивилась Лина. – Получили наследство и теперь сибаритствуете?

– Бог с вами, я опять на мели. Вторую неделю кашами да хлебушком питаюсь, голый чай пью, – вздохнул Башмачков. – Просто пару минут назад я буквально хребтом почувствовал, что вы сегодня позвоните, потому и решил ответить сам. Кстати сказать, мой старенький мобильник сейчас в рабочем состоянии, можете звонить. когда захотите. Еще вчера мне стало ясно, что события в клубе развиваются по нарастающей. В общем, плохие новости не заставят себя ждать. В итоге, так и случилось.… Говорите скорее, какие у нас с вами плохие новости?

– У нас новый труп, – сообщила Лина, стараясь преподнести это известие как можно спокойнее.

– Женский? – уточнил Башмачков, попав, вопреки обыкновению, в точку.

– Откуда вы знаете? – насторожилась Лина.

– Обычная логика. Во-первых, труп молодого человека уже был. Мужчин в «Леди лидер» можно по пальцам пересчитать. Логично, чтобы в женском клубе теперь обнаружили новое мертвое женское тело.

– Ох, не хотела бы я, чтобы вы оказались правы, но должна признаться: в данном случае вы, Башмачков, попали в точку, – согласилась наконец Лина. – Погибла девушка. И снова здоровая, молодая и красивая. По версии «Скорой» – очередной несчастный случай. Не слишком ли часто они тут происходят? Говорят, у нее случился сердечный приступ из-за экстремально высокой температуры в хамаме. Мол, автомат, подающий пар, перестал поддерживать заданную температуру. Раньше он отключался, когда градус в парилке достигал максимума, а тут этот чертов автомат почему-то продолжал работать и поддавать жару. Ну, а потом внезапно отключился. И вскоре я как раз и вошла в хамам. Но все же…. Почему она не выскочила наружу? Почему не кричала. Не звала на помощь? Стеклянная матовая дверь была не заперта, я ее легко открыла. Кстати сказать, на дверях в хамаме вообще нет никаких защелок. Видимо, в ходе ремонта руководство клуба решило, что защелки в хамаме не нужны. Все равно мужчин в бассейн не пускают. В общем, несколько секунд, чтобы добраться до двери и выскочить наружу, у девушки точно были, но она этого почему-то не сделала…. Это еще одна странность. Кстати сказать, девушка была одним из лучших тренеров клуба, недавно прошла все проверочные тесты на выносливость и, по словам подруг, находилась в отличной спортивной форме…

– Надо бы узнать, с кем эта девушка общалась в тот день, – пробормотал Башмачков. – Попробую взять ее подруг на себя. Девушки, как вы догадываетесь, обычно бывают более откровенны с мужчинами…

– Что ж, попробуйт,– согласилась Лина. – а я пока что займусь погибшим танцором.

Танцующие по волнам

С первого взгляда на небольшой (всего-то 16 метров в длину) голубой прямоугольник воды было ясно: ставить спортивные рекорды тут никто не собирается. Голубая вода с подсветкой, светлые шезлонги, на которых дамы в белых махровых халатах возлежали после бани с косметическими масками на расслабленных лицах, джакузи, где нежились все те же упитанные нимфы, матовые стеклянные двери в хамам и в сауну…. Рядом с бортиком стояли водные велосипеды-тренажеры, на полках лежало всевозможное оборудование для тренировок и перчатки для аква аэробики… Одним словом, время в этом водном раю словно остановилось.

Бассейн был оформлен не без выдумки. Взгляд входящих сразу упирался … в дворец султана! Резные мраморные своды, причудливые колонны, роскошные фонтаны и море вдалеке были нарисованы на огромном полотнище, которым зачем-то закрыли кафельную плитку, кстати сказать, тоже довольно затейливую. Возможно, ремонтировать эту плитку было дороже, чем завесить ее этой сомнительной «живописью» на огромной клеенке. Лежа в джакузи и уставив взгляд в ярко-синий потолок, Лина представляла себя в роскошных садах султана. Видимо, этот дубайско-египетский антураж в полной мере отвечал представлениям руководства фитнес-клуба о прекрасном.

«Наверное, так должен выглядеть рай», – подумала Лина, впервые переступив порог бассейна и новым критическим взглядом оценив свой видавший виды купальник.

Лина вскоре убедилась: даже в таком крошечном бассейне можно бесконечно совершенствовать и вытачивать женское тело, причем, невзирая на то, сколько лет это тело проживает на свете. Занятия в клубе аква-аэробикой проходили с разным затейливым оборудованием – с пластиковой «лапшой», с пластмассовыми цветами, с поролоновыми гантелями, в резиновых башмачках, в специальных поясах… «М-дааа, – думала иногда Лина. – в «мозговом центре» клуба работают неслабые головы. Наверное, они постоянно придумывают новые приспособления и упражнения, чтобы клиентки, чего доброго, не заскучали и не вздумали отказаться от следующего абонемента».

Позже, правда, оказалось, что основные программы в клуб присылают из Австралии. Там, на краю света, сидит основное руководство этой клубной сети, там же сочиняются программы и затем рассылаются по всему миру. В итоге дамы в разных странах одинаково машут руками и ногами под одну и ту же музыку. Так сказать, глобализм в действии… Все унифицируется, а доход централизованно поступает всего в несколько карманов….

Между прочим, в «меню» клуба входили не только тренировки в залах и в бассейнах. Руководство «Леди-лидера» однажды сообразило, что богатых клиенток, чтобы держать их в тонусе, надо постоянно увлекать новыми творческими задачами и конкурсами. В каждой главной бухгалтерше дремлет прима-балерина, а в душе каждого топ- менеджера прячется звезда театра на воде. Управляющая клубом эту идею горячо поддерживала. Надо разбудить в женщинах дремлющие до поры амбиции – и они ни за что не покинут место, где можно так замечательно самовыражаться и блистать перед родными прежде скрытыми талантами.

По праздникам в «Леди лидере» проходили показательные выступления тренеров с участием членов клуба. Лина с трудом отвертелась от роли Снежинки на новогоднем утреннике в бассейне. Предполагалось, что корпулентные дамы поплывут в темноте со свечами, изображая что-то вроде наяд, а на голове у них засияют белые повязки со снежинками.

В последний раз Лина танцевала Снежинку в детском саду, и этот опыт нельзя было назвать приятным. Воспитательница истошно орала: «Лина! Томашевская, закрой рот, когда танцуешь, ты не бегемот!», а их старшая группа детсадовцев угодливо хихикала. Но это были еще цветочки. «Таких жирных снежинок, как ты, Лина Томашевская, в природе не бывает», – как-то бросила воспитательница во время репетиции, и старшая группа просто-таки животики надорвала от хохота. «Будешь, Томашевская, у нас на новогодней ёлке Снежной Бабой. Дадим тебе в руки метлу, а на голову ведро наденешь. Вот тогда и будешь стоять, открыв рот, и танцевать не придётся, – распалялась воспитательница». Кое-кто из детсадовцев тогда даже описался от смеха. Лина потом долго плакала и умоляла маму забрать ее из детсада, но пришлось ещё год ждать детсадовского «дембеля». А в тот раз накануне новогоднего утренника у Лины внезапно поднялась температура, и тема Снежинки-Бегемота отпала сама собой.

«Хватит с меня Снежинок», – подумала Лина, когда тренерша предложила ей «звездную» роль. Она еще раз вспомнила детсадовские переживания и наотрез отказалась от участия в водном шоу…

После разговора с Башмачковым Лина решила тщательно исследовать помещения вокруг бассейна. Мужчинам вход туда был категорически запрещен. Крошечная сауна выглядела уютной, хотя в ней стояла нестерпимая жара. В хамаме, то бишь в турецкой влажной бане, уже можно было дышать. За клубами пара с трудом угадывались обнаженные женские тела, не говоря уже про лица. В общем, и в сауне, и в хамаме вряд ли мог спрятаться преступник.

«Все это очень странно, – думала Лина, Докторша успела рассказать, что рыжеволосая девушка посещала сауну. Лина прежде не слышала, чтобы люди с больным сердцем регулярно ходили в парилку, где температура достигала 70 градусов….

«И кому могла помешать эта прелестная девушка?» – подумала Лина и пообещала себе во что бы то ни стало докопаться до истины. преграды и угрозы только раззадорили ее, и в голове родился план…

Денежное дерево

Совладелец сети фитнес-клубов Сергей Петрович уже и не помнил, кто и по какому случаю подарил ему это денежное дерево. На искусственном стволике поблескивали китайские монетки, словно призывая владельца с каждым днём умножать их число. Даритель, наверное, вложил в свой скромный подарок этот незатейливый смысл. В самом деле, а что ещё можно подарить бизнесмену, смысл жизни которого – деньги и еще раз деньги. Чем удивить человека, у которого давно уже все есть? Автомобиль и самолет подарить не получится. Значит, остается что-то творческое, неизбитое и оригинальное. Как это денежное дерево, по мысли китайцев, умножающее капитал. Однако подарок Сергея Петровича почему-то не радовал, уж больно дешево он выглядел. Сергей Петрович постоянно собирался отправить его на дачу или же кому-нибудь передарить, вот только руки не доходили. Вечером, выпив для релаксации пару баночек пива или баночку джина с тоником, Сергей Петрович недобро щурился на бесполезный китайский сувенир и думал: «Деньги есть, а счастья нет. Каждый день, блин, похож на предыдущий. Никакой радости. Все эти клубы, бани с девочками давно надоели. Дети выросли, жена постарела и растолстела, да и у меня самого здоровья с каждым годом все меньше. Ну, заработаю я миллион долларов, потом еще один – а что дальше? Ради чего все это? Немцы говорят, что «у гроба нет карманов», и они, как ни крути, правы. Все, что необходимо для комфортной жизни у меня есть, дети пристроены, жене даю на карманные расходы столько, сколько она просит. Почему же я чувствую себя так, словно давно уже стал глубоким стариком? Были же и мечты, и страсти, и планы… И любовь большая когда-то была. А что осталось? Скука смертная и тоска зеленая… Между прочим, если быть честным с самим собой, то придется признать, что главных, базовых, так сказать, вещей все равно не купишь: здоровье, бессмертие, любовь не продаются ни оптом, ни в розницу…

«А вот и нет, любовь-то очень даже купишь!» – подумал Сергей Петрович и попробовал втянуть живот… Живот втягивался плохо. Он скосил глаза на стеклянную дверь. В двери отражался немолодой полноватый господин с грустными глазами и бритой головой. Голову он брил по моде последних лет – чтобы скрыть залысины.

«Любовь», – повторил про себя Сергей Петрович и внезапно встал, подошел к окну и выкинул денежное дерево на улицу.

Заповедник богачей

Постепенно перечень мест, где водятся богатые мужчины, для Веры неуклонно сужался. Катки, ночные клубы и дискотеки отпали сразу. Там катались и веселились ее ровесники, которым было далеко до богатых и щедрых «папиков». С другими развлечениями дело обстояло не лучше. Опытным путем Вера выяснила, что в театры и на концерты богатые мужчины обычно ходят с женами. Отдыхать они, как правило, тоже с семьями. Ну, чтобы постаревшие жены не закисли и не взбунтовались в своих золотых клетках. Должны же немолодые богатые дамы хоть где-то выгуливать свои бриллианты и шубы? Вот они и требуют выводить их «в свет». Вера разглядывала в бинокль первые ряды партера и в который раз убеждалась: рядом с солидными лысоватыми мужчинами в отличных костюмах сидят их немолодые и расфуфыренные спутницы жизни. То, что это жены, было сразу ясно по их надменным взглядам, которыми дамы награждали любопытных соседей. И по тому, как недовольно общались они со своими дражайшими половинами. Казалось, их все раздражало: и места, дескать, в театре куплены не те, и пробки по дороге были огромные, и публика какая-то провинциальная…. Вера про себя удивлялась: и чего эти брюзгливые тетки тогда вообще в театр притащились, сидели бы дома, в своих элитных квартирках, а уж ее. Веру, все бы устроило рядом с их хорошо одетыми богатыми мужчинами….

В кафе, которые были Верочке по карману, богачи почему-то не захаживали. Однажды она сообразила, что настоящие олигархи вряд ли ведут деловые переговоры в ее любимых сетевых кофейнях. Там обычно зависала мелкая офисная шушера, которая любит пускать пыль в глаза молодым коллегам. Их фантазии и денег ни на что, кроме как на капучино с кусочком торта, не хватит. Те, кто ее интересуют, ходят только в дорогие рестораны. Однако явиться туда в одиночестве, сесть за столик и заказать чашечку кофе Верочка не рискнула – она слышала, что так обычно поступают профессиональные проститутки. Велика опасность, что жрицы любви, облюбовавшие подобное место, ее элементарно поколотят… В итоге в списке мест, где водятся богатые папики, и так не слишком длинном, остались лишь вернисажи модных художников или выставки классиков живописи, привезенных из Италии или Испании, да и те под большиииим вопросом. Чтобы снять этот вопрос, Вера отправилась в Музей изобразительных искусств имени Пушкина и неожиданно легко выпросила приглашение н открытие выставки у пожилой тетки, которая не дождалась подруги. И что в итоге? Причудливо, а порой даже забавно одетая публика расхаживала у картин и поглядывала краешком глаза, когда же наконец откроют доступ к столам с шампанским, стоявшим неподалеку. Верочка сообразила, что богатые люди так себя не ведут, и что никто из них уж точно не притащится на модную выставку ради сомнительной «халявы». Сами картины интересовали ее мало, и Вера, осушив бокал с тепловатым пойлом, проглотив пару канапе с засохшим сыром и отшив парочку нетрезвых и не в меру болтливых творцов, с досадой отбыла в свой спальный район.


Удача, как изредка случается в жизни, выскочила на девушку внезапно, словно кабан перед охотником. В тот день абсолютно ничто ее не предвещало. Была суббота, и давняя подружка предложила Верочке пойти в фитнес-клуб «Леди Лидер» по бесплатному гостевому билету. Вера неожиданно даже для себя согласилась. Она подумала:

«Что ж, очень кстати! Давно пора отдохнуть от всей этой бесплодной суеты, смыть косметику, расслабиться и наконец-то заняться собой. Слава Богу, в женском клубе мужики не водятся и напрягаться не придется». Гостевой билет – это такой бонус от клуба «Леди-Лидер», когда можно несколько раз бесплатно привести с собой на занятия подругу или родственницу. Руководство клуба рассчитывало так привлечь новых клиенток, и частенько оказывалось в выигрыше. Клуб процветал, денежки текли в кассу рекой, креативные менеджеры подумывали о том, чтобы организовать новые платные группы. К примеру, занятия по анти-гравитационной йоге – там клиентки летают по воздуху на широких простынях и вытворяют немыслимые трюки, даже зависают в воздухе. Конечно, после такой «физкультуры» дамы резко худеют – не столько от нагрузок, сколько от стресса.

Первое, что увидела Вера в холле, была фотография девушки на большом плакате. Девица парила вниз головой, обмотав ноги широкими белыми полотнищами.

– Вот это да…. – выдохнула Вера с восторгом. – Я так никогда не сумею.

– Это вам только так кажется, – улыбнулся ей симпатичный дядька в дорогом костюме. – Вы же еще не пробовали, правда? Йога убеждает нас, что возможности человека безграничны.

– Ой, а я думала, что в женский клуб мужчины не ходят, – брякнула Вера и тут же устыдилась своей «детской непосредственности». И кто только за язык тянул!

– Вообще-то не ходят, но если они тут главные – тогда можно, – заразительно расхохотался дядечка. – Нам, молодящимся хрычам, голубушка, тоже нужно, знаете ли, держать себя в форме.

Девушки за стойкой ресепшн льстиво захихикали и заверещали наперебой, что никакой он не старый и не хрыч и вообще даст сто очков вперед всем жеманным и женственным преподам танцев.

Мужчина тем временем неотрывно смотрел на Веру тем особенным мужским прищуром, который она давно научилась различать среди других взглядов – как локатор, который автоматически улавливает волны нужной частоты.

– Вер, ну пошли уже, опаздываем на тренировку! – затеребила ее подруга.

– Ну-ну, не смею вас задерживать, девочки, бегите-бегите, тренируйтесь, – хохотнул незнакомец. – А что, если мы после занятия увидимся в буфете?

– Я не могу, – сразу же объявила Верочкина подруга Машка, – мне к маме в больницу ехать.

– А я должна уйти вместе с ней, – вздохнула Верочка. – Мне сказали, что с гостевым пропуском я не могу здесь находиться одна, без пригласившей меня подруги.

– Даааааа, что же делать… Проблема мирового значения! – неожиданно развеселился дядечка. – Но почему-то мне кажется, что мы ее решим. Правда, девчата? – спросил он у девушек за стойкой ресепшн, и те опять льстиво подхихикнули толстяку и закивали, как китайские болванчики.

Вот и славненько! – обрадовался дядечка. Пойду пока что скучные вопросы порешаю. Ровно через один час двадцать минут жду вас милая барышня в буфете. А то, знаете ли, мне одному целый чайник чая не осилить!

Пружинистой походкой, изо всех сил стараясь выглядеть моложе и стройнее, мужчина отправился на второй этаж. Верочка, как только услышала его предложение, так и застыла с открытым ртом, пока ее не толкнула под локоть верная подруга Машка.

– Вот кобель! – шепнула она. – Явно за полтинник, а туда же…. Ууууу, как я ненавижу этих старых козлов, любителей клубнички! И чего ты рот раскрыла, пойдем уже, – И Машка, подталкивая Верочку в спину, потащила ее в раздевалку.


Едва Вера и Машка вернулись после тренировки в холл, как одна из девушек за стойкой ресепшн объявила Верочке с двусмысленной улыбкой:

– Здрасти еще раз! Вер, Сергей Петрович просил передать, что ждет вас в буфете.

– Нас? – не поняла Вера.

–Нет, вообще-то он сказал, что только тебя, – уточнила администраторша, для ясности перейдя с Верой на «ты».

– Неужели пойдешь? – Машка обдала подругу взглядом, полным презрения.

– А ты как думала? Конечно, пойду! – возмутилась Вера. – Что вообще такого, если я загляну в буфет на полчасика? Неудобно как-то, все ж-таки немолодой человек меня дожидается, а у него время – деньги, не то, что у нас с тобой….

– Как знаешь,… Лично мне давно пора бежать – прошипела Машка и, схватив в охапку куртку, выкатилась из клуба.

– А кто он, этот ваш Сергей Петрович? – осторожно поинтересовалась Вера у девушек.

– Как, вы и вправду не знаете? – девчонки посмотрели на Веру с изумлением, словно речь шла о президенте США или всенародно известном артисте. – Это же один из совладельцев сети фитнес-клубов премиум-класса! Той самой, куда и «Леди-лидер» входит. Его, ну то есть Сергей Петровича, недавно даже по телеку показывали. В передаче про причуды богатых и знаменитых.

Верочкино сердце застучало так, как будто она взмыла под потолок на тех самых йоговских простынях или полетела на лыжах с самого высокого трамплина. Она сделала глубокий вдох, окинула себя оценивающим взглядом в зеркале и поспешила в буфет.

Двойной заплыв

– О, наконец-то! Я, признаться, уже решил, что вы послали старика подальше, – лукаво пробормотал Сергей Петрович и жестом пригласил Верочку присесть рядом с ним. – Вот взял нам с вами, красавица, травяного чайку. Надеюсь, у вас нет аллергии на зверобой и душицу?

– Нет-нет, все отлично, – поспешила успокоить его Верочка. – Я как раз очень хочу пить после тренировки и с удовольствием составлю вам компанию.

– Ну, и как вам наш клуб? – поинтересовался Сергей Петрович, аккуратно беря Верочку за руку. – Ого, да ваш пульс еще не пришел в норму после тренировки! – усмехнулся собеседник и ласково погладил Верочкино тонкое, почти прозрачное запястье с голубыми прожилками. – Кажется, в этот чай входит мята. Это немножко успокоит ваше трепетное сердечко.

– Ой, мне с вами и так спокойно. Так хорошо, как не было уже давно, – тихо промурлыкала Верочка. Она прекрасно расшифровала недвусмысленный взгляд этого немолодого и всего час назад совершенно чужого мужчины. Верочка не пыталась вырвать свою руку, напротив, ее узкие пальцы уютно расположились в ладони собеседника, будто пребывание там было для них самым обычным делом.

– Мне показалось, что я уже не раз бывала здесь. Как будто в гости к давним друзьям пришла! – почти пропела Верочка, подняв на мужчину свои фиалковые глазищи, и застенчиво улыбнулась.

– А в бассейне вы сегодня еще не были? – поинтересовался Сергей Петрович и снова взглянул Верочке в глаза. Она услышала его громкое дыхание, и ее руки вспотели от волнения. – Занятия там уже закончились, после чая мы могли бы свободно поплавать вдвоем.

– Что вы, меня родители в одиннадцать ждут дома, – пробормотала Верочка, бросая на мужчину кокетливый взгляд. – Не хотелось бы их огорчать. Давайте перенесем наш «заплыв века» на другой раз. Если, конечно, я смогу к нужному часу добраться сюда из моего спального района…

«А девочка неглупа, – подумал Сергей Петрович с удовлетворением. Разговор с этой забавной и незатейливой девчонкой неожиданно взволновал его. Босс почувствовал в душе что-то, похожее на обещание маленького, но восхитительного приключения. – Что ж, тем лучше давно пора встряхнуться. Эта малявка сразу дала понять, что стоит недешево».

– Верочка, да разве же это проблема? – улыбнулся мужчина как можно обаятельнее. – Конечно, езжайте домой, для домашних девочек уже и вправду поздно. Я пришлю за вами моего водителя. Как насчет среды?

– Созвонимся во вторник, – уклончиво сказала Верочка. – Придется кое-что отменить, я пока не могу обещать вам со стопроцентной уверенностью.

– Позвольте хотя бы сегодня подвезти вас до метро, – предложил старый ловелас. Он с изумлением отметил, что его голос слегка дрогнул.

– О, вот это было бы очень кстати, – милостиво разрешила Верочка, – Приближается мой личный «комендантский час». Между прочим, мой папаша страшен в гневе…

«Знал бы ты, старый греховодник, насколько моему папаше плевать на меня. Его сейчас интересует лишь его новая любовница Виорика из Молдавии, ну и бутылка, как обычно», – подумала Верочка, Однако она подняла свои фиалковые глаза и виновато улыбнулась собеседнику.

Они допили чай и одновременно встали. Выходя в дверь, Верочка почувствовала на своей пятой точке ту самую руку, которая только что сжимала ее пальчики, и взглянула на игривого папика с немым укором. Так смотрит повзрослевшая девочка на слегка подгулявшего родственника, который по-родственному шлепнул ее, словно не заметив, что она уже не ребенок.

– Жду тебя, Верунчик, в машине, – галантно сообщил Сергей Петрович и степенно отправился в сторону вип-раздевалки.

– Девушки, выпустите, пожалуйста, на волю эту милую барышню, пришедшую в клуб по гостевому, – бросил он дежурным, и те дежурно заулыбались, – наша гостья не виновата, что подруга бросила ее тут одну, наедине со страшным мужчиной…

Девчонки опять дежурно хихикнули.

Вера покраснела, схватила в охапку свою простецкую курточку и пулей вылетела из клуба.

Ей пришлось подождать на крыльце минут десять. Наконец пред главным входом в клуб остановилась «Ауди» последнего выпуска. У служебного входа нарисовался Сергей Петрович в длинном черном пальто. Он подошел, галантно распахнул дверцу машины, и девушка легко запрыгнула на заднее сиденье.

Вера заметила, что из холла за ней наблюдают несколько любопытных и не слишком доброжелательных пар глаз.

«Завидуют, сучки. Ну и пусть!», – решила Верочка с удовлетворением

Сергей Петрович плюхнулся на заднее сиденье рядом с Верой и буркнул водителю:

– Ну, погнали! Вначале меня домой, потом барышню – куда скажет…

Машина рванула с места, и почти в ту же секунду вип-пассажир навалился на девушку и попытался проникнуть своими короткими волосатыми пальцами под куртку.

– Стоп! Мы так не договаривались, – резко оттолкнула его руку Вера, почти задыхаясь от тяжелого дыхания мужчины. – Если вы еще не поняли, Сергей Петрович, то уточняю: я вам не девушка по вызову. Из глаз ее брызнули слезы. – Думаете, если вы просто решили меня подвезти, то вам теперь все можно? Я вообще-то и такси могла бы вызвать.

Сергей Петрович опешил. Это что еще за фокусы! Уже ведь практически на все согласилась. А тут эти слезы… Он, грешным делом, знал жизнь и никогда не заблуждался насчет того, что молодые девушки любят его бескорыстно. К тому же продажных девиц всех рангов он навидался за последние годы ого-го сколько. Но те, другие, вели себя немножко не так. Да нет – совсем не так. А эта… Нет, вроде бы, непохоже на искусную игру… Эти деланные истерики он знает. А эта плачет по-настоящему. Да что там думать, обычная девчонка из спального района….

Словно какой-то скрытый тумблер щелкнул у Сергея Петровича внутри, и тут же, где-то в районе солнечного сплетения, у него внезапно потеплело. Когда-то босс слышал от знакомого врача-реаниматолога, что душа человека находится примерно в районе диафрагмы. Наверное, впервые в жизни Сергей Петрович почувствовал свою душу. Необычное волнение охватило старого циничного казанову. Он вытащил руку из ее куртки и нежно, почти по-отцовски, поцеловал Верочку в висок.

– Ну, нет – значит, нет, – прошептал он девушке в розовое ушко. – тогда значит, во вторник созвонимся? Ну-ну, не хлюпай носом, Верище, я повода плакать пока тебе не давал.

Новый покровитель велел водителю доставить Верочку до ее подъезда. Водитель многозначительно хмыкнул, но промолчал. Вскоре шеф, тяжело кряхтя, вылез из машины и направился к проходной свой элитной высотки, а Вера и водитель провели остаток пути в полном молчании.


Верочка выставила на пульте управления максимально высокую скорость и побежала по дорожке, крепко сжав кулачки и стараясь сохранять ровное дыхание. Ей хотелось скорее пропотеть, устать до изнеможения, чтобы забыть хотя бы на полчаса настырного «папика», вычеркнуть из памяти его большой живот, дряблую грудь, покрытую жестким седым волосом и жирные влажные пальцы.

Всё получилось совсем не так, как она себе представляла. Ни шикарного ужина в ресторане, ни вечера в модном клубе. Папик позвонил во вторник. Верочке стало ясно: он не забыл о назначенной встрече.

– Ну что, красавица, надеюсь, ты не будешь насмешничать над доверчивым стариком? – босс заговорил тоном, не оставлявшим пути к отступлению. – Мы ведь, кажется, договорились вместе поплавать?

– Я всегда выполняю свои обещания, – тихо сказала Вера. Ее недавняя решимость куда-то испарилась. Захотелось все перевести в шутку и оставить все, как было. Вернее, как будто, ничего не было. Но что-то подсказывало Верочке: надо было раньше думать, а теперь уже поздно. Слишком поздно….

Верочка приехала в клуб после десяти вечера, как велел Сергей Петрович. В это время даже самые фанатичные клиентки собираются домой. В гардеробе сиротливо висели три последних пальто.

Вера дала себе слово не робеть, держаться с папиком легко и свободно, но почему-то это удавалось плохо. Однако папику скованность юной подруги неожиданно понравилась. Он извлек из холодильника бутылку шампанского и аккуратно разлил его по двум фужерам.

– Ну, за встречу! – провозгласил мужчина немудреный тост и внезапно облапил девушку за плечи. Она вымученно захихикала. Папик отечески шепнул ее по мягкому месту. Он предложил Вере быстренько переодеться в купальник, чтобы успеть поплавать до закрытия клуба.

– В бассейне уже нет клиенток, а персоналу я велел нас не беспокоить, – прошептал он тоном, который не оставлял сомнений относительно его намерений.

– А купальник точно надо надевать? – спросила Верочка. Она совсем запуталась, как себя вести, и теперь пыталась держаться как можно развязнее. Ну не дура же она, в конце концов! Ясно же, для чего он ей шампанское наливал… Шампанское почему-то начало действовать быстрее, чем она рассчитывала.

– Надень-надень, – отечески проворчал папик. – А то вдруг какая-нибудь дурная уборщица забудет про запрет и припрется в бассейн бес стука? Не стоит пугать персонал. Вообще надо соблюдать дистанцию с обслугой, – папик перестал давать указания и, тяжело кряхтя, стянул с себя костюмные брюки. Мужчина остался в купальных трусах до колена. Большой круглый живот и лысый череп делали его похожим на плюшевого бегемота или на слоненка из детской книжки. Верочка не сдержалась и захихикала.

– Старость не радость, – догадался папик о причине ее смеха и внезапно добавил с хрипотцой:

– Ну, ладно, шалунья, хватит хихикать! Иди уже сюда, утешь старика.

Он притянул ее к себе, и жирные волосатые пальцы проникли под тонкую ткань купальника. Верочка попыталась представить на месте неприятного старикашки красивого мальчика из параллельного класса, с которым у нее в школе был бурный роман, но нужная картинка почему-то не появлялась перед глазами. Она помнила тонкие длинные пальцы того парня, его сильные руки, накачанный пресс и свежее дыхание. Похотливый пожилой «бегемотик» с жирным пузом был плохой заменой ее первой любви. К тому же тот пацан в подобных ситуациях действовал гораздо быстрее и эффективнее, чем этот старый волосатый пень.

Вере вдруг показалось, что «пень» не слишком-то уверен в себе. Игриво захихикав, он столкнул ее в воду, а потом и сам прыгнул туда же «бомбочкой», подняв большой фонтан брызг, выплеснувшийся за бортик. Вера глуповато захихикала и быстро поплыла брассом к другому концу бассейна.

Верхний свет кто-то предусмотрительно выключил. Голубая вода была подсвечена по периметру матовыми светильниками, и все это вместе с выпитым шампанским делало происходящее похожим на какой-то длинный, тяжелый и тягучий сон. Папик неожиданно оказался хорошим пловцом. В несколько гребков он догнал ее, прижал к бортику, и Вера наконец ощутила его «твердую решимость» завершить то, зачем, собственно он сюда притащился на ночь глядя.

Вера ничего не почувствовала кроме брезгливости и желания поскорей выбраться из этого «элитарно-водного» ада, но по этой же причине абсолютно не расстроилась.

«Так даже лучше, – подумала она. – Не будет излишних иллюзий и разочарований. Сделка – она и в Африке сделка. Теперь надо подписать «договор о намерениях». Так сказать, окончательно оформить договор с дьяволом. Хотя, если честно, этот хрыч на дьявола не тянет, так, мелкий бес в купальных трусах. В общем, дело сделано. Главное теперь – не сплоховать и не продать свою душу и тело слишком дешево. Иначе сделка теряет свой смысл. Получается, что хитрый папик просто попользовался мною, молоденькой дурочкой с московской окраины. совершенно задаром. Отдаться этому уроду за бокал шампанского – ну не такая же она идиотка, черт возьми!

– Ну, ладно, мне пора, – спокойно сказала Верочка и пояснила. – Дома ждут.

– Когда же мы увидимся в следующий раз, моя рыбка? – прошептал папик. Верочка внезапно поняла, что он потерял контроль над собой, и наконец настал ее час.

– Здесь? Никогда! – решительно заявила она. – Не желаю чувствовать себя проституткой в сауне. К тому же я плохо плаваю и боюсь утонуть. Неужели вы не в состоянии придумать для меня что-то другое?

Она говорила теперь уверенно и решительно. Безошибочный женский инстинкт подсказывал: дядька «поплыл» и теперь готов заглотнуть любой крючок. Этот квазимодо уже «подсел» на нее – как неопытный и хиленький подросток подсаживается на «травку» с первой затяжки.

– Хочешь, сниму тебе уютную квартирку? – спросил с придыханием папик.

Похоже, он и впрямь решил закрепиться на завоеванном рубеже.

– По-моему, – это единственный подходящий для нас с вами вариант, – без обиняков ответила Вера. – Я не собираюсь становиться русалкой и вечно плавать с вами в этом вшивеньком бассейне.

– Ах ты, дерзкая девчонка! Сейчас я кого-то отшлепаю! – папик погрозил ей пальцем и похотливо хрюкнул. Вера, сдерживая отвращение, слегка оттолкнула его и быстрыми гребками поплыла к лесенке. Первое действие фарса было окончено.

Барбос среди роз

Валерий Башмачков ухаживал за женщинами своеобразно, а точнее – никак. В глубине души он полагал, что вся эта банальная прелюдия к сексу, все эти ужины в кафе, шампанское и цветочки – излишняя трата времени и денег. Гениальные тексты – вот кратчайший путь к тому, чтобы женщины сами падали к его ногам, словно спелые груши. В юности он принялся за сочинительство именно по этой причине. Валера знал, что многие великие писатели не обладали ни красотой, ни статью, ни, тем более, покладистым характером. Пушкин вообще отличался малым ростом и щуплым телосложением, даже считался среди дам своего времени довольно-таки страшненьким кавалером, к тому же вечно бывал в долгах, как в шелках. И что же? За ним бегали наперегонки признанные красавицы того времени… Вот что значит – властитель дум! Он, Башмачков, тоже, между прочим, не промах – книжки пишет, значит, имеет право рассчитывать на интерес красивых девушек. К тому же, в отличие от Пушкина и Лермонтова, он высок и статен, да и анекдоты не хуже классиков рассказывает. Если, конечно, в настроении. А вдруг симпатичная девушка не читала его книг? Что ж, тогда она его вообще не ин-те-ре-су-ет. О чем с такой дурочкой говорить? Башмачков, подобно многим писателям, готов был рассуждать часами лишь о своих сочинениях, о своих мыслях и вообще только о себе любимом – таком сложном, необыкновенном, широко известном… в узких кругах знатоков готического направления в литературе. Он считал себя не только талантливым сочинителем, но и чертовски талантливым рассказчиком. Однако в этот раз Валере все же пришлось отступить от привычных правил. Башмачков зашел в буфет фитнес-клуба, огляделся и не без труда напустил на себя вид бывалого сердцееда. Девушки за дальним столиком скосили в его сторону глаза и стали неестественно громко хихикать и щебетать, словно птички в клетке, увидевшие воробья, нахально севшего на подоконник у открытого окна.

– Не помешаю? – вальяжно поинтересовался Башмачков. Разумеется, девушки отрицательно замотали хорошенькими головками. Башмачков важно кивнул, заказал чайник чая и попросил у бармена парочку дополнительных чашек.

– Ну-с, красавицы, а не испить ли нам с вами чайку-с? – спросил он в несвойственной ему развязной манере.

Одна девушка удивленно пожала плечами, зато две другие кивнули утвердительно. Почему бы и нет? Чай – не шампанское, ни к чему не обязывает, а дядька, похоже забавный, хоть уже и весьма не молод. Может, удастся слегка поприкалываться над ним и немножко поржать, а то все таааак надоеееееело.

Между прочим, и сам Башмачков подсел к девушкам не без удовольствия. Приятно было хотя бы на минутку почувствовать себя романтическим героем какого-нибудь французского фильма. Да пусть бы даже каким-нибудь Высоким блондином в черном ботинке! Плевать! Главное, он здесь находится в окружении симпатичных девчат, которые, похоже, готовы бесконечно слушать его болтовню. Девчонки и впрямь были стройные и хорошенькие, спортивная форма известной фирмы, с которой сотрудничал клуб, сидела на них идеально. а они были ну просто ходячей рекламой спортивной одежды.

– Значит, вы все тренеры… Мммм, то есть тренерши? – неуклюже начал светскую беседу Башмачков.

Красивые головки одновременно кивнули. А самая бойкая девушка задорно поправила собеседника:

– У нас, профессионалов, принято говорить «тренерА».

– А хоть бы и тренерА… Без разницы! Главное, что вы все – очаровательные и хорошенькие тренерА… Ой, а почему я не вижу радости в ваших глазах! – начал «тонкий заход» Башмачков – Я-то думал, что для любого тренера попасть в «Леди-лидер» – несомненная удача, даже скажу больше – подарок судьбы. На вашем месте я бы целыми днями тут пел и плясал от радости. А что? Все классно. Работенка непыльная. Можно вести индивидуальные занятия, особенно не напрягаясь, и получать в месяц такую зарплату, за которую в провинции люди пашут по полгода. Ответственности – минимум, не то, что в спорте. К соревнованиям готовиться не надо, пробиваться в сборную и пахать с утра до ночи на тренировках тоже ни к чему, спортивные травмы здесь опять же редкость. Да и условия тут у вас, как я слышал, отличные, всё на самом высоком уровне.

– Ага, только смертность здесь тоже на самом высоком уровне, – дерзко зыркнула на Башмачкова все та же бойкая девушка с затейливо заплетенными светлыми косичками.

– Да вы что? Смертность? Ни за что не поверю! – Башмачков ловко притворился, что не в курсе последних событий и талантливо состроил придурковато-удивленную физиономию. – Ну ни фига ж себе!

– Можете сомневаться сколько угодно, но факты упрямая вещь, – отважно продолжала девушка. И, оглянувшись по сторонам, прошептала: – Три трупа за последнюю неделю…

– Три?! Не могу в данном случае назвать это число счастливым…. – вздохнул Башмачков. – И какие же в клубе бродят версии, дорогая Мисс Черная Вестница?

– Пока никаких, – вздохнула девушка. – Все умершие – настолько разные люди, что трудно связать эти случаи воедино. И все же… Вот что я вам скажу: многовато покойников для одного элитного женского клуба, вам так не кажется? К тому же все трое, как я слышала, «умерли из-за сердечной недостаточности».

– А мне кажется… что ты, Мила, много болтаешь! – строго одернула девушку с косичками блондинка в красной толстовке с логотипом модной спортивной фирмы. – Ты что, забыла? Управляющая запретила нам молоть языком, чтобы не отпугивать клиентов. В этом пафосном заведении разговор короткий: хоп – и уволили в двадцать четыре часа.

– Милые девушки, да не волнуйтесь вы так! Никого не выдам, никуда не настучу, я тут вообще человек случайный. Всего-то пару раз на урок латинских танцев заглянул… и тут же встретил в буфете таких очаровательных девушек. Давно мне так не везло! Башмачков приосанился и постарался улыбнуться собеседницам своей самой обворожительной «писательской» улыбкой. – Скорее всего, я не скоро опять приду в буфет, потому как финансы давно поют романсы. А цены тут у вас – ого-го! В общем, меня вы можете точно не опасаться. Я как деньги – легко пришел – легко ушел. Однако, честно говоря, мне странно слышать подобные ужасы в этом уютном буфете. «Естественная смерть по причине сердечной недостаточности»? Это что значит? У всех троих? А кем они были?

– Тренер индивидуальных программ, учитель танцев и вип-клиентка клуба, – вздохнула Мила.

– Ни фига ж себе…Три молодые, внезапно оборвавшихся жизни, три непохожих, взорвавшихся космоса… Все трое, предполагаю, – спортивные, молодые, красивые…. У меня сейчас побежали мурашки по спине, когда я о них подумал! А вы, Мила, так спокойно об этом говорите! Да у вас тут самый настоящий замок Синей Бороды! Впору батюшку вызывать, чтобы окропил этот чертов клуб святой водой…

– Ну, бывают ведь и совпадения, которые нам порой кажутся злым умыслом? Смерть не выбирает, к кому прийти, – вздохнула третья девушка. – Молодых эта дамочка с косой тоже иногда навещает…

У девушки, которая произнесла эти слова, была короткая стрижка, которая делала ее милое личико со вздернутым носиком еще более привлекательным. Она еще раз глубоко вздохнула и продолжала:

– В том, что эти трое общались между собой – ничего необычного нет. Клиенты постепенно втягиваются в занятия, привыкают к физическим нагрузкам и начинают проводить в клубе все больше времени. они как бы «подсаживаются2 на физические нагрузки. Тренировки становятся для женщин образом жизни, и большинство членов клуба постепенно превращаются в многолетних друзей клуба. Парень и две девушки – клиентка и тренер индивидуальных программ, а также учитель танцев – все они вполне могли общаться где угодно, например, здесь, в буфете. Что тут такого? Вы вот сидите с нами за столиком и не видите в этом ничего необычного, правда?

– Так какую страшную тайну проведали в клубе эти трое, что она довела их до могилы? – продолжил размышлять вслух Башмачков. – Думается, фитнес клуб – это не секретный военный объект и не штаб-квартира внешней разведки… Как говорят тут у вас, «фитнес – это зона релаксации и комфорта». Ничего ж себе «комфорт». Ни фига себе, «релаксация»! В фирме ритуальных услуг… Есть, девушки, у вас какие-нибудь серьезные версии на этот счет?

– Ладно, поболтали, расслабились, а теперь – пора и за работу, – не слишком вежливо перебила его блондинка с косичками. – Нас ждут клиентки, оплатившие индивидуальные тренировки. Между прочим, за пять минут опоздания на тренировку нас штрафуют на серьезную сумму.

Блондинка и две другие девушки, не допив чай, поднялись из-за стола и упорхнули гомонящей стайкой в тренажерный зал.

Через пару секунд на столике Башмачкова запел модную песенку розовый айфон последней модели. Башмачков сообразил, что его, видимо, кто-то из девушек забыл в спешке.

«Вот те раз! – подумал Башмачков. – И что мне теперь с этой модной игрушкой делать? Дорогой, наверное, айфончик, к тому же ещё и девчачий, розовый…. Надо что ли пойти отдать на ресепшн.»

Не успел он додумать эту мысль, как в кафе впорхнула та самая эффектная блондинка с косичками, что увлекла за собой всю девичью стайку.

– Тихо! Я специально «забыла» на столике телефон, чтобы незаметно вернуться, – зашептала она. Косичка доверчиво коснулась уха Башмачкова, и он вдруг почувствовал давно забытое волнение. – Нам надо бы встретиться без свидетелей, господин танцор, потому что не знаю, как вам, а мне стать четвертым трупом совсем-совсем не улыбается.

– Ого! – удивился Башмачков. – А кто пару минут назад мне втирал, что этот ваш фитнес-клуб – зона релаксации? По-моему, вы ошиблись, дорогая Мила… Да, здесь и вправду зона, но другая… Я бы даже сказал – мёртвая зона. Похоже, по сравнению с вашей милой организацией штаб внешней разведки – пыльная скучная контора, где царят рутина и пылятся кипы бумаг. К тому же в разведке, сдается мне, не обсуждают свежий труп каждый божий день….

А вы сметливый! – восхитилась девушка шепотом. Надо бы кое-что с вами перетереть. Приходите через час в тренажерку. У меня как раз закончится индивидуальная тренировка.

– Так у вас же там одни девушки? – недоверчиво переспросил Башмачков. – Кто ж меня туда пустит?

Давно забытое волнение охватило Башмачкова. Побыть несколько минут наедине с такой красавицей – это же подарок судьбы! Ясно, что ловить ему тут нечего, но все же – приятное волнующее приключение, от которого кровь начинает бежать по жилам чуть быстрее. Пожалуй, даже нечастые порывы вдохновения встряхивали в последнее время писателя не столь сильно…

– Да не волнуйтесь вы так! Ничего не бойтесь! – по-своему истолковала его внезапно покрасневшую физиономию девушка. – Никто вас из зала не выгонит. Мы с вами сделаем вид, что вы – мастер… ну, чего-нибудь там мастер, не суть важно. Не спорта, конечно. Например, мастер-электрик. Скажем, что, мол, были жалобы, что гнезда для наушников на паре беговых дорожек не работают, вот вас и прислали из хозяйственной части все проверить и провести профилактику. По внешнему виду вы на эту роль как раз подходите, – объявила Мила, критически оглядев Башмачкова. Писатель понял, что в эту минуту призрачная надежда на его мужское обаяние и красоту упорхнула как бабочка, помахав крылышками на прощанье.

Девушка, не заметив досады Башмачкова, улыбнулась и добавила чуть кокетливо:

– Если что – скажете, что вас заказала Мила.

–Если что-«что»? – забеспокоился Башмачков. – Что значит «заказала»? Намекаете на четвертый труп? Нет, вы так не шутите, девушка. Мне надо еще очередной роман закончить. Впрочем, бог с ним, с романом. От вас, прекрасная Мила, я готов, если честно, принять даже смерть, – Башмачков расхрабрился и все-таки решился слегка пофлиртовать с красавицей. Но девушка вновь растолковала его волнение по-своему.

– Не беспокойтесь! – таинственно прошептала Мила. – Все опасности в клубе грозят только узкому кругу людей, а вы в него не входите.

– Это еще почему? – слегка обиделся Башмачков.

– Вы на какой машине приехали? – неожиданно переменила девушка тему

– Ни на какой. На метро, а потом пешком.

–Ну вот, я угадала, – хихикнула девушка. – Вы, мужчина, не нашего поля ягода и птица другого полета. Здесь всех интересуют только деньги и папики с капиталами. Таких, как вы, в клубе могут разве что поколотить для острастки. Если будете на чужую девушку, например, на меня, заглядываться.

– Значит, в этот раз вы не приготовили для меня в тренажерке наушники-убийцы, пропитанные ядом? – глуповато сострил Башмачков.

– Вы что, это же казенное имущество, они денег стоят! – подхихикнула ему в тон Мила и, сжав пальцами свой модный розовый айфон, выбежала из кафе.


Странные совпадения порой подкидывает судьба! Она любит посмеяться над нами, вволю погримасничать, чтобы мы не забывали, что миром правит не человек, а рок. Разумеется, не музыкальное направление, а та самая неуправляемая стихия, на которую постоянно кивали то Шекспир, то Пушкин, то другие классики. С тех пор миновали столетия, а за нас по-прежнему все решают Бог и Судьба.

Башмачков вспомнил, что в далекой юности работал как раз-таки электриком, так что «войти в образ» для него не составило никакого труда. В ближайшем магазине, кляня про себя подскочившие цены, литератор закупил парочку недорогих инструментов и моток провода – для правдоподобия задуманной инсценировки. Дождавшись назначенного времени, новоявленный мастер-электрик подхватил свою видавшую виды спортивную сумку, довольно-таки похожую на чемоданчик рабочего человека, и неспешной походкой бывалого мастера направился туда, куда мужчинам вход был строго-настрого запрещен – в тренажерный зал.

Двухсветный просторный зал поразил Башмачкова.

«Только в молодости, в родном трамвайном депо, я такие высоченные потолки видел, – подумал он. – Вот ты какая, новая буржуазная архитектура! Нет, надо же – какие нынче хоромы для богатых бездельниц строят! Всего лишь за тем, чтобы они тут руками-ногами махали! Даааа, отстал я от жизни…».

Башмачков незаметно тронул ручку какого-то затейливого тренажера. Противовес с грохотом плюхнулся на постамент, и в ту же секунду девушка с косичками появилась из-за колонны.

– Ой, наконец-то! – обрадовалась Мила. – Уже боялась, что не дождусь вас.

– Договоримся хозяйка! – подмигнул Башмачков и, завидев недоуменный взгляд красавицы, расхохотался:

– Шутка! Это я так шифруюсь. Электрику, полагаю, ваша фирма денежки платит?

– Разумеется платит, и, думаю, немалые, – строго сказала Мила. – Так что не будем терять времени, господин электрик, пройдемте наверх.

Последнюю фразу Мила сказала громко, явно рассчитывая на посторонние уши.

На втором этаже, больше похожем на антресоли, стояли беговые дорожки в несколько рядов, велотренажеры и еще какие-то спортивные приспособления, чье назначение было Башмачкову непонятно. Полноватая девушка бежала по дальней беговой дорожке, нацепив наушники и углубившись в неравную борьбу с лишним весом.

– Ну что? Давайте поговорим здесь, – предложила Мила. Башмачков заметил, что она тоже взволнована.

– Как скажете, хозяйка, – кивнул Башмачков и неспешно достал «бутафорскую» отвертку, которая, впрочем, была вполне пригодна для работы.

– Наша тренер Стэлла, та, что погибла в хамаме, дружила с Верочкой, – начала Мила тихим голосом.

– Стоп! Кто такая Верочка? – небрежно уточнил Башмачков, как будто слышал это имя впервые.

– Верочка – это вип-клиентка нашего клуба, – объяснила Мила. Башмачков встретился с ней глазами и к своему ужасу понял, что вот-вот, ну прямо сейчас из красивых глаз девушки хлынут слезы в три ручья. Её носик предательски покраснел, глаза заблестели, а пухлый рот растянулся в некрасивую гримасу. Башмачков решительно перешел на деловой тон, чтобы не дать красавице окончательно разрыдаться. Женских слез он не выносил, и вообще… Утешать рыдающих красавиц – увольте, это не к нему.

– И что, за дружбу с девушкой из другого социального слоя теперь убивают? – поспешно спросил писатель девушку.

– Какой же вы господин Башмачков бестолковый! – рассердилась Мила. – Вначале умерла как раз-таки Верочка. Причем тоже очень странно… Она никогда не жаловалась на сердце и вообще была очень спортивной и позитивной девчонкой. А. главное – не зазнавалась. Между прочим, здесь, в клубе, это редкость. Верочка ни разу не дала мне понять, что у нее денег намного больше, чем у меня рабочих смен. Мы ведь тут, что уж греха таить – обслуга богатеньких клиенток и место свое знаем. Когда девушек-тренеров принимают на работу в клуб, им без обиняков говорят, мол, ваше дело – быть ласковой прислугой. Учитесь «облизывать» клиенток побогаче и выманивать их денежки. Чем больше дам вы завербуете на индивидуальные занятия, тем больше бабла заработаете и себе, и клубу. Если же вам нравится оставаться скромными, но гордыми – ну что ж, тогда не жалуйтесь, что вас обошли на повороте. Конкуренция тут большая, и каждая девушка-тренер – сама за себя. Ну, а с клиентками приходится быть еще и психологом. Постепенно начинаешь понимать, что богатеньким девушкам несложно заплатить какие-то полторы-две лишние тысячи в неделю. То, что для нас большие деньги – для них ежедневная сумма на карманные расходы. они охотно за все заплатят, да еще и будут хвастаться подругам, что взяли «индивидуалку», и что с ними занимаются лучшие тренерА клуба по особой программе. Кстати сказать, вот так, потихоньку-полегоньку, на индивидуальных занятиях кое-у-кого из членов клуба набегает за год цена ещё одного абонемента. В общем, главная задача тренеров – подружиться с богатенькими девушками и как можно дольше «раскручивать» их, предлагая все более заманчивые и эффективные тренировки. А клиентки – и рады будут стараться! Тратить денежки мужей и папиков куда легче, чем свои, заработанные трудом и пОтом. А уж оплатить любимой тренерше обед или угостить ее фрешем в буфете – само собой разумеющийся жест. Ну, и еще клиентки дарят нам симпатичные подарочки к дню рождения и на Новый год…

– И что вы думаете о том, кому могла помешать Стелла? – прервал Башмачок поток откровений девушки.

– Ума не приложу, – пожала плечами Мила. – Может быть, она узнала тайну богатой подружки. Я имею в виду Веру. Правда, если честно, об этой, так называемой, «тайне» все и так давно знали. Слухи в клубе ходили о ней и еще о…

– Дела амурные? – поинтересовался Бамачков со знанием дела. Будучи литератором, он считал себя инженером человеческих душ и не преминул продемонстрировать Миле проницательность.

– Ну да, – грустно согласилась Мила. – От любви в мире все зло. Вы бы слышали, как наши успешные и богатые клиентки рыдают в раздевалке, как мы утешаем их. Казалось бы, этим-то дурочкам чего не хватает? Денег полно, на шикарных машинах возят, на дорогих курортах отдыхают, любые шмотки доступны. Ан нет, оказывается, чего-то главного не хватает… Любви! Без любви деньги теряют смысл. Превращаются в обычные мятые бумажки.

– Короче говоря, Верочка повстречала в клубе настоящую любовь? – прозорливо прищурился Башмачков. Он весь напрягся, словно легавая, сделавшая стойку на охоте. – И кто же этот счастливчик? Постойте… Я, кажется, догадался… Георгий!

– Вы сообразительный, – с изумлением выдохнула Мила.

– И все же это как-то странно звучит, – засомневался Башмачков. – Смерть за любовь! Нет, целая серия смертей! Вендетта! Убивают не только любовницу и её дружка, но и подругу изменницы. Не слишком ли много трупов для обычного любовного треугольника? Все погибшие – молодые, красивые, яркие…. Бессмысленная жестокость. Убийце было достаточно припугнуть Георгия, может даже избить его чужими руками, а потом отобрать у Верочки её золотую кредитную карточку. Смею предположить, в этом случае их роман вскоре сам сошел бы на нет… Верочке был не нужен запуганный и притихший Георгий, а Георгию – на фиг была нужна подруга без денег. Но такие шекспировские страсти – и все из-за любви? Эрос, так сказать, и Танатос. Любовь и смерть, то бишь… Нет, как хотите, не верю…. Всё же здесь не Большой театр, чтобы кислотой травить конкурентов, да и цена вопроса немножко другая. Кому нужны были все эти бессмысленные жертвы, да ещё и смерть несчастной Анжелы? Честно говоря, пока не вижу здесь криминальный след. Скажите, Мила, а зачем вы вообще меня сюда позвали и все это рассказали?

– Не могла дальше носить в себе мои подозрения, это же очень страшно, – призналась Мила. – Мне надо было кому-то рассказать обо всем. Вы же человек посторонний, вряд ли продадите меня клубному начальству. К тому же, мне кажется, со стороны все и вправду виднее.

Мила повернулась, собираясь уходить, но внезапно поёжилась и понизила голос:

– Все было бы очень банально, как вы говорите, если бы не одно обстоятельство.

– А можно с этого места подробнее? – Башмачков тоже понизил голос. Он уже не просто сделал охотничью стойку, но всей собственной шкурой с внезапно побежавшими по ней мурашками, почувствовал, что наконец ухватил воображаемую «дичь» зубами.

– Из кассы клуба в тот день исчезла крупная сумма денег… – прошептала Мила на ухо Башмачкову.

– Ну ни фига ж себе, бандитская романтика! – Башмачков даже присвистнул. – Вот вам и амуры с психеями! А вы мне тут про любовь втирали. Вот вам румба, самба и ча-ча-ча в одном флаконе. Чую – все-таки повеяло Большим театром с его криминальными персонажами и кислотными разборками…И на кого же, скажите мне Мила по секрету, пало подозрение?

На этих словах Башмачкова дверь открылась, и в зал впорхнула стайка девушек с полотенцами через плечо.

– Мужчина, я рассказала вам все, что знаю, в общем, облегчила душу и дала вам повод для размышлений. Будет что сказать – вот вам номер моего айфона. А теперь – прошу прощения, вам пора отсюда уходить, чтобы не очень примелькаться. К тому же, у меня тренировка, – заторопилась Мила. – Понимаете, больше того, чем я вам сейчас сообщила, я ничего не знаю и, если честно, и знать не хочу.

– А чего вы хотите, мадам Мила? – учтиво поинтересовался Башмачков.

– Хочу спать спокойно и не вздрагивать при каждом шорохе. А когда слишком много знаешь, сами понимаете, как спишь….

И красавица упорхнула, оставив Башмачкова в растерянности и в некотором недоумении.

Драма «Маскарад»

Башмачков по-прежнему настаивал, что его и Лину не должны видеть в клубе вместе. Допустим, это было разумно, но где им тогда встречаться? Возле магазина «Охотник» – холодно. В ресторане – дорого, а у Башмачкова вечные проблемы с деньгами. После небольшого телефонного препирательства Лина притащилась на станцию метро «Профсоюзная» и теперь нетерпеливо выглядывала в толпе долговязую фигуру ее добровольного помощника.

– Сударыня, вы кого-то ждете? – глухо поинтересовался мужчина в темных очках и синей бейсболке, глубоко надвинутой на лоб. Незнакомец сидел на скамейке, опираясь на большую спортивную сумку, и смахивал на гастарбайтера, недавно прибывшего в Москву на заработки.

– Ну, допустим, жду, а вам-то что? – не очень вежливо буркнула Лина.

– Мне? Да так, ничего… – сказал мужчина и снял очки.

На Лину уставились ярко-голубые глаза Башмачкова. Писатель был явно доволен произведенным эффектом.

– Нет, ну вы не можете жить без ваших дурацких прикольчиков! – возмутилась Лина.. – Совсем заигрались и окончательно перепутали литературу и жизнь. А нам с вами, между прочим, уже не до шуток. Отвечайте, к чему этот глупый маскарад?

– Надеюсь, вы не жаждете пополнить список трупов в клубе? – прошипел Башмачков. – Надо быть осторожнее. По крайней мере, не выглядеть теленком, которого можно легко отвести на веревочке на скотобойню.

– Ну вот, господин Башмачков, у вас уже и паранойя развивается, – поёжилась Лина. – За нас с вами, уверяю, никто и ломаного гроша не даст. Надеюсь, вы в курсе насчет гонораров киллеров? Ни вам, ни мне таких деньжищ за всю жизнь не заработать…

Лина и пискнуть не успела… Башмачков с силой рванул ее за руку. Женщина пошатнулась, с трудом удержалась на ногах и плюхнулась на скамейку рядом с Башмачковым. В ту же секунду кто-то промчался на самокате по краю платформы там. где только что стояла Лина..

– Ни фига ж себе… – выдохнула она. Женщина представила, что летит с платформы на рельс, по которому проходит высокое напряжение, и поежилась – Идиот! Нашел место!

– Мдааа, я был не прав, кто-то все же подкинул деньжат нашему киллеру, – пробормотал Башмачков. – Впрочем, у нас нет времени строить догадки. Надеюсь, на сегодня лимит опасностей исчерпан… Итак, леди детектив, будем считать симпозиум открытым?

– Валяйте, открывайте, только без оркестра и речей, – проворчала Лина. Она уже была не рада, что связалась с этим странным типом. Типичный «непризнанный гений», богемный персонаж не от мира сего… Ни реальной помощи, ни моральной поддержки от него не дождешься, одни дурацкие выходки, постоянное ворчание и редкие е слишком остроумные приколы

– Надеюсь, вы не зря так долго любезничали с юной тренершей? – язвительно поинтересовалась Лина. – Ну, хотя бы кто там в кого был влюблен, вам удалось узнать? – она строго, словно завуч на проштрафившегося третьеклассника, взглянула на Башмачкова. – Надеюсь, девушка наедине поведала вам, что за любовный многоугольник у них в клубе образовался?

– Ой, как же вы отстали-то от жизни, дорогая моя! – Башмачков горько усмехнулся и взглянул на Лину своими грустными синими глазами. – Всё глупые сериалы смотрите да оторванные от жизни романы читаете? Эээх! За любовь давно уже не убивают!

На этот раз писатель взглянул на Лину покровительственно, и теперь уже Лина почувствовала себя второклашкой перед всесильным директором школы. Башмачков помолчал пару секунд и печально добавил:

– В наше время, Ангелина Викторовна, да будет вам известно, убивают только из-за денег.

– А как же ревность? Разве ее уже отменили? И как быть с поздней любовью стареющего павлина к глупенькой малолетке? А обман и месть? Вы что, дорогой коллега, никогда не слышали про страсти-мордасти, о которых в «МК» каждый день пишут и ток-шоу на федеральных каналах снимают? – удивилась Лина. – Тот же Малахов язык давно оббил, проводя ток-шоу с маргинальными, криминальными и прочими сомнительными личностями. Да что там нравы наших хрущевок! Недавно даже в английском парламенте подпольный кружок педофилов накрыли! А вскоре и у католиков педофилы с многолетним стажем обнаружились. В итоге в Британии такой общественный скандал разразился, что несколько старых сластолюбцев даже померли от инсультов и инфарктов. А все эти скандалы с любовницами английских и французских политиков? А хитрая подстава крупного политика Стросс Канна, застуканного с горничной? А закрытые клубы английских аристократов-свингеров? Впрочем, вернемся на родину. По-моему, наша несчастная рыжеволосая девочка на свою беду вляпалась в очень нехорошую историю. И то, что вместо политика в ее постели оказался бизнесмен, для нас – слабое утешение. История, старая, как мир. Богатый папик и его содержанка. Старый сластолюбец и юная очаровательная особа. У него деньги, у нее красота. Но вот беда – у девушки вопреки негласному соглашению появился молодой красивый друг… Согласитесь, что для делового человека это так же обидно, как если бы купленные им акции и ценные бумаги внезапно обесценились….

– Ох, поражаюсь я вашей, Лина, наивности! – усмехнулся Башмачков. – Вряд ли наш возрастной любитель клубнички стал бы рисковать и так глупо подставляться из-за какой-то там девчонки. Девиц без комплексов в столице на всех хватит. Россия-матушка велика, многие юные особы едут в столицу из провинции с целью обеспечить себя сразу и на всю жизнь. Даже студентки престижных вузов порой не брезгуют богатыми покровителями. Во время облав на проституток попадаются и вполне приличные с виду студентки. А тут – состоятельный, влиятельный и щедрый папик… Короче говоря, шерше ля мани! Денежки, пропавшие из кассы клуба, это мотив намного серьезнее…

И Башмачков громким шепотом заговорил о том, что ему удалось узнать, примерив на себя роль электрика

Опасная находка

– Здравствуйте, – пробормотала дежурная на входе, не открывая глаз, и в ту же секунду пристроила голову на сложенные на столике руки. Лине стало очевидно, что она до сих пор не проснулась. Гардеробщица сонно подала ранней визитерше номерок и тоже прикорнула за стойкой.

Даже девушка на ресепшн передала Лине ключ от шкафчика в раздевалке без обычной дежурной улыбки. Она тоже дремала. Ещё бы, семь утра! Это сонное царство, как в сказке Шарля Перро про Спящую красавицу, Лину слегка позабавило. Она впервые явилась сюда непривычно рано, к открытию, и теперь с любопытством наблюдала забавную картину. Оказывается, в это время тут все спят на ходу, однако некоторые умудряются даже во сне улыбаться и здороваться с клиентами. Надо сказать, что в более позднее время все сотрудницы клуба излучали невероятную бодрость и дружелюбие. В «Леди Лидере» были повышенные требования к вежливости персонала. Тренеры, уборщицы, охранники – одним словом, все сотрудники по десять раз здоровались с клиентками и улыбались им, как лучшим подругам.

Лина вспомнила, как однажды умчалась после тренировки домой и забыла заплатить за индивидуальное занятие. На следующий день, сгорая со стыда, притащилась в клуб с повинной головой. К ее удивлению, девушка за стойкой ресепшн лучезарно улыбнулась:

– Ой, что вы! Зачем же вы специально приехали? Могли бы оплатить после следующей тренировки. С каждым может случиться!

Лина тогда просто онемела. Она представила, какими словами наградили бы ее в любом другом месте, забудь она заплатить хоть десять рублей. В тот миг «Леди Лидер» показался Лине безоблачным раем. Единственный комфортный и дружелюбный островок в жестоком мире столицы… Только здесь можно расслабиться и на два часа забыть обо всех проблемах за окнами спортивного зала.

В этот ранний час у Лины не было сна ни в одном глазу. Она с изумлением взирала на фанаток раннего фитнеса и коллективной утренней зарядки, притащившихся в клуб ни свет, ни заря, но мыслями была не с ними. Лина всю ночь размышляла над словами Башмачкова и к рассвету прияла решение. Она поняла, что: единственная возможность что-то выяснить о тайнах этого непростого заведения – это явиться в клуб ранним утром, когда бдительность сотрудниц будет ослаблена хроническим недосыпом.

Легко сказать – «выяснить»? Но как?

Лина спустилась в «нижнюю» раздевалку, быстренько переоделась в спортивный костюм и поднялась на лифте на второй этаж. К счастью, ее маневр остался в сонном царстве незамеченным. Дама в спортивной форме ни у кого в клубе не вызывала подозрения. А что? Обычная, так сказать, «спецуха». Лина шла вперед, плохо представляя себе, что будет делать через минуту. Она двигалась по наитию. На втором этаже, в дальнем закутке коридора находился крохотный кабинет Зинаиды. Разумеется, дверь оказалась запертой.

– Интересно, а на что я вообще рассчитывала? – запоздало удивилась сама себе Лина. – На то, что они мне здесь все двери распахнут в семь утра, а сами куда-нибудь денутся? Или на то, что на рецепции мне любезно выдадут ключ от кабинета управляющей? Мол, позвольте, Ангелина Викторовна, вам помочь в неофициальном расследовании и пожалуйте войти в «святая святых»? Теперь придется платить за глупость – отправиться на эту чертову зарядку и в бассейн, раз уж всё равно сюда приехала.

Стало так досадно, что Лина чуть не заплакала.

Внезапно из-за угла показалась уборщица. Девушка ползла по коридору сонной мухой, глядя себе под ноги. Не замечая Лину, «сотрудник клинингового отдела» открыла дверь и принялась энергично тереть пол в кабинете управляющей.

«Черт побери, полдела сделано, дверь открыта. Как бы теперь выманить оттуда эту чрезмерно старательную «клинингессу»? – лихорадочно размышляла Лина. На глаза ей попался кулер с питьевой водой. Эти кулеры были понатыканы в клубе повсюду. По новомодным медицинским теориям воду требовалось пить всегда и везде, особенно во время физических нагрузок, так что на кулерах и стаканчиках здесь не экономили.

Лина наполнила водой одноразовый стаканчик и… со всего маху выплеснула ее на пол.

– Ой, извините, – запричитала она, заглянув в комнатушку, – я вот тут бежала в салон красоты, опаздывала, решила на ходу попить, поскользнулась, чуть не упала, и вот…

– Ни ворнуйтеся позаруста, – уборщица- узбечка вспыхнула приклеенной улыбкой, – нисего страсного, – она вытащила в коридор ведро, швабру и принялась энергично собирать воду. Через несколько минут девушка подхватила ведро и быстрым шагом направилась в сторону санузла. Очень кстати для Лины она решила поменять воду, потому что давно усвоила плавило: светлый пол возле кабинета главной начальницы должен быть безупречно чистым, без пятен и разводов. Тем более, что сюда с минуты на минуту явится сама шефиня, то бишь управляющая клубом, грозная Зинаида, вечно всем недовольная и кроющая с утра отборными матюками всех, кто подворачивается ей под горячую руку. Не дай бог, что-то эту «султаншу» по пути к кабинету огорчит или разозлит…

Уборщица так торопилась, что оставила дверь в кабинет управляющей открытой. Судьба подмигнула Лине и дала понять, что настал ее час. Сыщица почувствовала легкий холодок внутри и какое-то странное предчувствие…


«Боже мой! Тут все следят за всеми… А вдруг эти параноики понатыкало видеокамеры в кабинете Зинаиды?» – лихорадочно соображала сыщица. Она замотала нижнюю часть лица полотенцем и бесшумно скользнула в открытую дверь.

Ого! Вот это да! Коленки у Лины предательски дрогнули и подкосились, она схватилась за край стола, чтобы не упасть. С фотографии в рамочке, пристроенной на столе, на неё смотрели… Зинаида и Георгий. Они стояли в обнимку у зеркальной стены и сияли улыбками победителей. Женщина была в ярко-алом бальном платье, а её кавалер – в концертных черных брюках и алой шелковой блузе. Кармен и Хозе бальных танцев, лауреаты местного масштаба. С первого взгляда на фото было ясно, что парочку связывают не только вращения и дорожки шагов….

«Ого! – подумала Лина. – фотографии случайных партнеров не выставляют в рабочем кабинете на всеобщее обозрение. Тем более, если это кабинет начальницы. Здесь же это сделано специально. Типа, коллегам на заметку. Бедная Верочка! Она совершенно запуталась… Нет, похоже, запутался как раз наш бедный мачо… Этот Ромео, видно, любил не только Джульетту, но и кормилицу…


Взгляд Лины случайно упал на стол. Из-под верхней папки выглядывал уголок служебной записки. Сердце Лины забилось так сильно, словно она уже полчаса крутила педали на велотренажере. Благоразумнее было бы бежать, куда глаза глядят. Однако женская интуиция буквально толкала её под локоть. Тепло, еще теплее, горячо…Не понимая, зачем она это делает, Лина одной рукой приподняла папку, другой осторожно потянула бумагу за кончик, и…

«Проект приказа. В связи с сокрытием преподавателем танцевальной студии Георгием Крестовским платы за три индивидуальных урока обязать его вернуть деньги и уволить за служебное несоответствие. Зинаида Коркошкина».

На том же листе бумаги мужская рука нацарапала торопливым мелким почерком: «Зинуля, не верь глупым слухам! Бабы тебе завидуют и потому распускают лживые сплетни. Люблю только тебя. Георгий»

Лина услышала в конце коридора шаги и на цыпочках выскользнула из кабинета. В ту же секунду, когда уборщица подошла к открытой двери, сыщица рванула вниз по лестнице, стащив полотенце с головы и торопливо запихивая его в спортивную сумку. Айфон Башмачкова, которым она успела сфоткать документ, лежал в глубоком кармане спортивных брюк и, как маятник, ударялся о правую ногу Лины при каждом шаге.

Совещание под прикрытием

– Значит так, надо встретиться. Как говорится, давно не виделись, – объявила Лина Башмачкову по телефону. Спустившись в подвал, где располагались бассейн и нижние раздевалки, она почувствовала себя в относительной безопасности и извлекла айфон из кармана спортивных штанов. В трубке раздалось сонное бурчание:

– Лина? А вы на часы-то хоть смотрели? – Башмачков смачно зевнул в трубку.

Лина уставилась на экран телефона. 7 часов 20 минут. М-дааа, рановато для свободного художника… Небось, всю ночь свои готические ужасы кропал, а потом уснуть не мог… Ничего, днем отоспится, чай на работу ему, бездельнику, не идти.

Лина прикрыла трубку рукой и заговорила быстрым шепотом.

– Вы что, Башмачков, не слышите меня? Надо встретиться и перетереть кое-что. Открылись новые обстоятельства, о которых я не могу говорить по телефону.

– Ладно, диктуйте адрес, – без энтузиазма подчинился ее напору Башмачков.

– Кафе «Молочный коржик» – ну там, где мы с вами уже однажды сидели.

– Придется отказаться от утренней ванны, – проворчал Башмачков. – Ладно, бог с вами, доктор Ватсон. Через полчаса выезжаю.

Лина поняла, что у неё в запасе целый час, и без особого энтузиазма поплелась в тренажерку.


– Ну с, и что же мы с вами теперь имеем, госпожа детектив? Ради чего вы так глупо рисковали и даже незаконно проникли в кабинет управляющей? – ехидно поинтересовался Башмачков, с аппетитом уплетая второе пирожное. – И сам же себе ответил: – А имеем мы, мадам Лина, многоугольную геометрическую фигуру. Даже не любовный треугольник, а, по меньшей мере, – квадрат. Вот его углы – Верочка, Георгий, Зинаида и владелец клуба. Все они были знакомы между собой и крутились на небольшом пятачке, практически задевая друг друга локтями. Возможно, у этой фигуры есть ещё и пятый, и даже шестой углы – в виде покойной Стеллы или ещё какой-нибудь ммм… Виолетты. Во всяком случае, любвеобильность Георгия и его успех у женщин позволяют нам это легко предположить. Впрочем, у любовной геометрической фигуры может быть и более сложная конструкция. А как по-другому, если в этом спортивном раю секс – один из видов спорта. Например, нельзя исключить близкие отношения Зинаиды и хозяина клуба …. Я тут недавно случайно стал свидетелем его недвусмысленных заигрываний с управляющей…

– Ну и…? – не выдержала Лина. – Есть у вас хоть одна стоящая гипотеза? Что за мотив у этих зверских преступлений? Вы же сами говорили, что ревность в наши дни – не повод для убийства.

– Боюсь, все гораздо серьезнее, – Башмачков понизил голос и наклонился к Лине, – секс сексом., но мы же с вами знаем еще и про исчезнувшие деньги. – Покажите, пожалуйста, еще раз вашу «секретную» фотку.

Лина подвинула Башмачкову айфон, и литератор в который раз прочитал текст объяснительной, сфотографированный Линой, а потом внимательно рассмотрел фотку двух голубков, тоже тайно заснятую сыщицей.

– Похоже, Георгий брал себе потихоньку денежки, которые зарабатывал на частных уроках, и не проводил их через кассу, – задумчиво процедил Башмачков, – выходит, он надувал хозяина дважды – и на личном фронте и, что гораздо важнее, на финансовом. Этому уже не могло быть прощения… То, что с ним поквитались, совсем не удивительно. А вот за что в этом «раю» укокошили еще кучу народа? У нас с вами, согласитесь, пока что нет на это вразумительного ответа….

Лину даже немного обидело, что Башмачков ничуть не удивился ее «сенсационному» открытию насчет отношений Георгия и Зинаиды.

– Танцор и его леди-шеф, говорите? А почему бы и нет? Легко! Мужчины до двадцати пяти лет готовы трахнуть любую особу женского пола – от семнадцати до сорока. Тем более, если женщины им сами на шею вешаются. А у этого танцора, похоже, не было недостатка в поклонницах, так же, как и комплексов. Думаю, для него это были абсолютно параллельные истории – роман с Верочкой и интрижка с управляющей. Так частенько бывает: одна женщина, к примеру, нужна для статуса или для прочного места под солнцем, а другая – для романтических отношений. Жизнь многогранна, дорогая Лина, и на жизненном пути нас подстерегает много неожиданностей. Короче говоря, с шефиней у Георгия был «только бизнес, ничего личного», отношения к обоюдной пользе, а с Верочкой- красивый тайный роман, для души. Впрочем, справедливости ради, надо сказать, что управляющая выглядит для своих лет сногсшибательно, да и деньги вместе со статусом придают любой женщине дополнительный шарм.

– Дааа, похоже, в этом зловещем «замке Синей Бороды» не только Сергей Петрович ревновал Верочку, – задумчиво протянула Лина. – Зинаида люто ревновала ее к Георгию и была готова на все. Вы хоть представляете себе, что такое страсть стареющей женщины к молодому красивому мачо?

– Нуу, вам, дамам, виднее, – иронично взглянул на Лину Башмачков. Ей захотелось стукнуть его по нагло ухмыляющейся физиономии, но она сдержалась и поинтересовалась с деловым видом:

– Как вы думаете, у кого мы можем выяснить подробности про исчезнувшие денежки? – Не представляю, чтобы кто-то рискнул говорить на эту тему…

– Вряд ли моя скромная персона может заинтересовать эту мымру… ну, то есть, управляющую, – вздохнул Башмачков. Ни молодости, ни красоты, ни одежды дорогих брендов у меня как не было, так и нет, и, похоже, уже не будет.

– А литературный талант? – возмутилась Лина. – у нас в клубе, чтобы заманить клиенток, постоянно устраивают разные праздники, вечеринки и так далее. Может, вам стоит предложить Зинаиде свои услуги сценариста или безвестного сочинителя пригласительных билетов?

– Тухлая разводка. Да и кто сейчас, в кризис, на это клюнет? – вздохнул Башмачков. – Все стараются обходиться своими силами. Охранники сочиняют тексты для открыток, бухгалтерши поют на корпоративах, секретарши отплясывают танго… Самодеятельность у нас в России не задушишь, не убьешь. Чем меньше денег и больше свободного времени – тем народ активнее и смелее самовыражается…

– А все же вы поговорите с Зинаидой, может, наконец, что-то новенькое узнаете…. Не мне же одной рисковать, – съязвила Лина

Башмачков задумчиво разглядывая ободранный носок видавшего виды ботинка. Мыслями он был явно не здесь.

Логово львицы

– Разрешите? – спросил Башмачков, постучав три раза и робко приоткрыв дверь. Он нерешительно потоптался на пороге, ожидая приглашения войти.

– Что у вас? – недовольно буркнул из-за двери женский голос.

Ухоженная дамочка в красном обтягивающем платье неохотно оторвала глаза от бумаг и с недоумением уставилась на непрошеного гостя.

– У нас женский клуб, – напомнила дама, – мужчин принимаем на работу только педагогами-репетиторами в танцевальный зал. Или грузчиками в тренажерный. Но что-то мне подсказывает, что танцевать вы не умеете, а для грузчика у вас фактура жидковата…

– Ой, что вы, я вообще ни на что серьезное не претендую, – стушевался Башмачков.

– Я вижу, – сказала управляющая, окинув его пристальным взглядом с ног до головы. Во взгляде читалась плохо скрываемая ирония. – У меня очень мало времени, молодой человек. Я учу моих сотрудников выражаться яснее. Что у вас?

– Я слышал, у вас в клубе часто проводятся праздники, – неуверенно начал Башмачков. – Клиентки танцевального зала рассказывали мне о них с восторгом

– И какую же роль, позвольте спросить, вы себе на них отводите? – поинтересовалась Зинаида с едкой иронией. – Деда Мороза? Или, может быть, Принца? Или Снегурочки в бассейне?

– Я писатель, – приосанился Башмачков. – Много публикуюсь. Могу вам такой сценарий сочинить, что клиентки примутся наперегонки бежать на ваши платные репетиции… Гарантирую, что в моих пьесах даже корпулентные пенсионерки и скучные домохозяйки захотят играть принцесс, фей и прочих воздушных красавиц. Они будут так отплясывать на вашем празднике, что вам придется в финале с ними вместе в бассейн прыгать, а в танцевальном зале потом паркет ремонтировать… Кстати сказать, я отведу вам в сценарии праздника главную роль.

Башмачков незаметно оглядел комнату. Портрета Зинаиды и Георгия нигде не было видно. Внезапно взгляд Башмачкова зацепился за сейф, в котором очень кстати блестел ключ. Башмачков аж зубами заскрипел от злости, потому что, невзирая на этот нахально торчавший ключ, незаметно открыть дверцу и заглянуть внутрь железного шкафа не представлялось никакой возможности.

Зинаида оторвала взгляд от бумаг и с укором взглянула на посетителя.

– Где же вы были, дорогой мой, пару месяцев назад? – вздохнула она. – У нас тогда ещё хватало денег на подобные глупости. А сейчас, в кризис, мы сами все сочиняем, а также и поем, и танцуем… Вот, не поверите, на стирке полотенец экономим – выдаем их теперь членам клуба строго по счету. Даже денежки, уплаченные за туалетную бумагу, считаем, а одноразовые стаканчики просим членов клуба теперь использовать в ходе тренировки по нескольку раз. Скажу больше. Мы вчера уволили нашу молодую и красивую докторшу, поскольку платить ей уже не сможем. Теперь за все отвечают тренеры – давление померить, оказать первую помощь, вызвать «Скорую», не приведи господь, – всё теперь на наших девочках. В общем, членам клуба с сегодняшнего дня желательно не получать травмы и не падать в обмороки.

– Ну, ни фига ж себе! Спорт без доктора – это ведь большой риск… А куда же делись денежки-то? – наивно поинтересовался Башмачков. – У вас в клубешнике каждый день тьма-тьмущая народу толчется, бизнес процветает, монеты текут рекой, причем в надежные руки…

– Вашими бы устами да мёд пить, – вздохнула Зинаида. – Не имею права открывать все детали, но… В общем, это коммерческая тайна. Скажу лишь, что в настоящее время средств на проведение праздника у нас нет. Мы даже афишу с программой праздника сняли, чтобы от клиенток жалоб не было.

– Так, значит, афиша была? – уточнил Башмачков с самым невинным видом. – И денежки на праздник были?

– Были, да сплыли, – жестко сказала Зинаида и продолжила уже с раздражением: – И не вашего ума дело, куда и почему они пропали. Вот, взгляните, если хотите, сейф пуст.

Зинаида резким движением распахнула дверцу, и пытливому взгляду Башмачкова предстала девственно-чистая внутренность сейфа. На нижней полке, почти у стенки, он заметил странный пузырек, но тут Зинаида захлопнула дверку, два раза повернула ключ в замке и с размаху бросила его в сумочку.

– Да ладно, госпожа управляющая, не обижайтесь! Ну, ляпнул сгоряча глупость, простите великодушно. Очень уж хочется у вас работу получить, – солгал Башмачков, не моргнув глазом. – Готов ради денег пуститься во все тяжкие. Творческие люди тоже иногда, представьте себе, мечтают чайку не только с черным хлебушком, но еще и с сахарком, и с колбаской попить.

– Вы с ума сошли – с колбаской! – поморщилась Зинаида. – Там же сплошной холестерин! И химия. Запомните, мужчина: лучше денек-другой поголодать, а там, глядишь, привыкнете не нажираться, как животное, и будете клевать пищу по зёрнышку, словно птичка. А то, как я погляжу, отрастили живот, куда это годится?

– Диета – это не голод, – грустно вздохнул Башмачков, – уж поверьте, мадам, на слово. Любой писатель в наши дни подтвердит вам это….

И, махнув рукой Зинаиде на прощанье, незваный посетитель вышел и аккуратно прикрыл дверь.

«Военный совет» в «Молочном коржике»

– Итак, мой ангел Ангелина, картина проясняется, – объявил Башмачков Лине, едва они вновь уселись за столик в своей любимой народной забегаловке «Молочный коржик». Это заведение располагалось неподалеку от «Леди-лидера», но в отличие от клубного кафе, «Коржик» с его пластиковыми столами и потертыми стульями был по карману даже Башмачкову. Писатель напустил на себя такой торжественный вид, словно вошел в список претендентов на Нобелевку. Лина молча ждала. Первые несколько секунд Башмачков тоже помолчал для солидности, но потом не выдержал, глубоко вздохнул и продолжил:

– Итак, что мы имеем, Ангелина Викторовна? А имеем мы довольно-таки стройную композицию. Так сказать, интеллектуальные шахматы. Зинаида и Верочка любили Георгия, Георгий любил деньги и немножко Верочку, а главный босс любил Верочку гораздо больше нашего красавчика, однако все же не так страстно, как свои миллионы, потому что на них он мог купить множество таких юных и симпатичных особ, как погибшая Вера.

– Что ж, картина понемногу проясняется, – Лина привычным жестом протерла очки и снова водрузила их на нос. – Только вот не пойму, как вписывается в эту вашу стройную схему смерть юной тренерши в хамаме? Кому понадобилось убивать рядовую сотрудницу фитнес-клуба, которая, по словам подруг, ни с кем не крутила романы и была озабочена лишь карьерой? Зачем было душить паром обычную, ничем не примечательную тренершу? И кто до сих пор продолжает посылать мне эсэмэски с недвусмысленными угрозами? По вашей версии, господин Башмачков, главные герои этой трагедии уже, к сожалению, отправились в мир иной. Ан нет, выходит, погибли только самые беззащитные… На небесах пребывают марионетки, а главный кукловод, как прежде, продолжает дергать других кукол за ниточки… Не думаю, что меня пытается вот уже несколько дней запугать главный босс. Не царское это дело – посылать эсэмэски с угрозами дамочке, которую можно легко пришибить где-нибудь в метро или прямо у нее в подъезде. Подозреваю, что таких лохов, как мы с вами, дорогой Башмачков, этот набитый деньгами мешок вообще в расчет не принимает… Должен же быть кто-то ещё, не столь заметный и пафосный… Что вы на это скажете, коллега?

– Нуууу, со Стеллой все просто, – пробормотал Башмачков. – Полагаю, она узнала или подслушала в клубе нечто такое, что посторонним знать не следует – и расплата не заставила себя ждать. От неё избавились быстро и жёстко, как и положено в уголовном мире. А о том, кто посылает вам, Лина, эсэмэски с угрозами, надеюсь, мы скоро узнаем. Этот «Карабас Барабас» непременно выйдет из-за кулис и покажет свое разбойничье личико. Ему доставит особое удовольствие снять маску, я в этом уверен. В общем, игры закончились, леди–детектив. Все оказалось гораздо серьезнее, чем я предполагал. Поиграли в сыщицу и довольно. Теперь я не прошу, а настоятельно требую, чтобы вы вышли из игры.

Башмачков допил свой чай и посмотрел на Лину в упор, однако она не дрогнула:

– Думаю, нам с вами уже поздно сверкать пятками, дорогой Башмик, – неожиданно фамильярно промурлыкала она. Мы слишком явно засветились в этом сомнительном «раю». Ваши предложения, босс? Охрана нам с вами не положена, а на свои скромные доходы мы можем нанять разве что моего соседа, пенсионера Гаврилыча, с его золотистым ретривером Квестом…

– А что, неплохая идея! – развеселился Башмачков. – Давайте попробуем потолковать с этим вашим Гаврилычем. Местный житель с собакой вряд ли у кого-то вызовет подозрения. Надеюсь, за небольшую денежку старик согласится докладывать обо всём странном и необычном, то бишь, о том, что увидит возле вашего дома… До сих пор дед гулял со своим «Мухтаром» бесплатно, а отныне будет «выходить на задание». Думаю, старик с радостью воспримет идею слегка разнообразить скучноватую жизнь пенсионера и немножко подработать деньжат к скромной пенсии…

Квест берет след

Гаврилыч, как случалось каждый вечер, «обходил владенья свои» с Квестом на поводке. В рокерском «прикиде», который достался старику с «барского плеча» – от располневшего в последние годы внука, дед выглядел этаким «прикольным парнем» восьмидесятых. Потёртая «косуха», красная бейсболка и видавшие виды кожаные штаны… Гаврилыч полюбил этот странноватый для его лет наряд за то, что даже в самую дождливую погоду кожаная «форма» оставалась сухой и легко чистилась и отмывалась. Лина и Башмачков застали Гаврилыча в тот момент, когда он распекал мальчишек, раздававших у входа в метро бумажные флаеры.

– Подними! – потребовал старик у пацана, уронившего в грязь несколько ярких листков. Парень пожал плечами и смачно сплюнул на асфальт. Квест взглянул на мальчишку неодобрительно и зарычал для острастки. Парень огрызнулся, скосил глаза на собаку, однако поднял с асфальта помятые листки и бросил их в урну. Лина одобрительно хмыкнула и потащила Башмачкова знакомиться с боевитым Гаврилычем и его верным Квестом.

Знакомство с Квестом прошло замечательно. Пес издалека узнал Лину, приветственно завилял хвостом, а когда Лина приблизилась, даже попытался лизнуть ее в нос, взгромоздившись передними лапами на ее светлые брюки. На каждой штанине, к досаде Лины, осталось по четкому отпечатку крупной собачьей лапы. Старик был настроен не так восторженно, как его четвероногий друг. Гаврилыч неожиданно проявил бдительность:

– А полиция в курсе, что я буду вести наружку? Ангелина Викторовна, я ведь тоже, понимаешь, сериалы смотрю и кое-что в сыскных и в оперативных делах понимаю, – забеспокоился он.

– Да не волнуйтесь вы так! – Лина ласково улыбнулась Гаврилычу. – Дело–то пустяковое, даже, можно сказать, житейское. Я тут разворошила одну очень скользкую компашку наглых мошенников. Эти нелюди будут покруче, чем ваши мальчишки с рекламой. Они орудуют тут на районе и втюхивают пенсионерам сомнительные фильтры для очистки воды за очень нехилые денежки. Я позвонила в префектуру, и там заинтересовались конкурентами фирм, близких к муниципальным чиновникам. В итоге у этих деятелей сорвались из-за меня заказы на весьма приличную сумму. Вот они и бесятся, грозят теперь мне самыми страшными карами. Думаю, пугают. Эти типы привыкли «наезжать» на стариков по телефону, а «светиться» своими криминальными мордами опасаются. Однако бдительность нам не помешает. В общем, Гаврилыч, мы с коллегой предлагаем вам внимательно поглядывать по сторонам, когда гуляете с собакой. Считайте, мы нанимаем вас, чтобы помочь нашим доверчивым пенсионерам разобраться с наглыми «фильтровыми» гопниками, причем за небольшой гонорар.

– То есть вы предлагаете мне гулять с Квестом по району за деньги? – искренне удивился Гаврилыч. – Даже и не думайте! Ангелина Викторовна, у вас я не возьму ни копейки!

– Да мы вам много и не предложим, – миролюбиво уточнил Башмачков. – Так, небольшие чаевые – на прессу, пиво и корм для Квеста. – Как говорится, бизнес есть бизнес, ничего личного…

– Не обижайте нас, Гаврилыч, мы всего лишь хотим отблагодарить вас за помощь, – умоляюще взглянула на нее Лина. – Ну, просто так, по-соседски…

Квест вопросительно посмотрел на хозяина и одобрительно тявкнул.

Гаврилыч кивнул и протянул Башмачкову руку:

– Замётано!

Лина вздохнула с облегчением и надеждой.


Ночью Лина долго не могла уснуть. Она ворочалась в постели и размышляла на грустные темы. Похоже, их с Башмачковым расследование окончательно зашло в тупик. Ни имени главного убийцы, ни даже имен подозреваемых у них как не было, так и нет. Зато трупов в этом «очаге релакса» – более чем достаточно…

«Что-то мы упустили, – лихорадочно думала Лина, – какое-то важное звено в этой преступной цепочке».

Наутро она проснулась непривычно рано, покидала вещи в спортивную сумку и опять поспешила в клуб.

Ноги сами привели её в буфет – неофициальный «штаб» клуба, куда стекаются все новости и сплетни «Леди-Лидера».

– Что за дивная картина, к нам опять явилась Лина, – пропел бармен своим приятным баритоном. Язык без костей помогал парню делать в женском клубе неплохую выручку, и Лина невольно улыбнулась.

– Привет! – весело кивнула она. – Не успела дома позавтракать, вот хочу перекусить. Сообрази-ка мне, пожалуйста, Дэн, что-нибудь низкокалорийное. – Подкинь старушке твои «золотые» овощи и не мене «золотой» фреш.

– Это мы мигом! – не стал возражать парень и притащил свежевыжатый грефпфруто-ананасный сок и легкий, почти прозрачный омлетик со шпинатом.

– Слушай, Дэн, а что говорила полиция о ходе следствия? – поинтересовалась Лина как можно равнодушнее.

– Да что эти дуболомы в погонах вообще могут знать? – пожал плечами парень. – Всем ясно, что смерти в клубе – это просто цепочка несчастных случаев… Так иногда бывает, между прочим, даже по теории вероятности. А людям трудно смириться с очевидным. Им, видите ли, хочется верить в таинственные заговоры и в мистические тайны. Многим дамам, как и вам, мадам Любопытная Варвара, повсюду чудятся тайны, преступления и ужжжжасный, даже, прости господи, криминальный след….

– Ни фига ж себе – случайная цепочка! – присвистнула Лина. – Только ты, Дэн, мне этого не рассказывай. Если задуматься, невольно поверишь в порчу, проклятия, чёрный глаз, наговоры и заговоры и вообще в любую чепуху…. Чтобы вот так – в одном месте и практически в одно время – смерть скосила трех молодых и здоровых людей. И где? В очаге здоровья и оптимизма! Интересно, а что клубное начальство на этот счет говорит?

– Они со мной такие темы не перетирают, – пожал плечами парень. – Я ведь обычный бармен, как говорится, «подай-принеси-выйди вон»». Короче, я для них – чел из другого слоя общества. Плебс, одним словом. Да, а вы-то сами кого подозреваете? – обернулся он к Лине, продолжая ожесточенно протирать полотенцем стаканы для диетических коктейлей.

– Честно говоря, пока никого, – призналась Лина. – Только мне кажется, без криминального следа тут не обошлось, вот и все дела. А сейчас, похоже, кто-то очень богатый и властный пытается спрятать концы в воду. Большие деньги, как тебе, Дэн, прекрасно известно, в наше время решают почти все вопросы.

– Да ладно вам, – махнул рукой бармен. – Начитались романов… Наше высокое начальство волнуют только выручка и прибыль. И больше ни-че-го….C них ведь тоже спрашивают те, кто находятся еще выше в этой пищевой цепочке. Времена сейчас непростые, кризисные, у больших боссов тоже денег меньше осталось, а менять образ жизни им, ох, как не хочется…

– Дэн, скажи, пожалуйста, – решилась Лина наконец задать главный вопрос Ее взгляд вдруг остановился на дешевом китайском деревце с монетками, стоявшем на барной стойке. Прежде она никогда не видела здесь этот сувенир, и он натолкнул ее на нехитрую мысль. Любовь и деньги, деньги и любовь…. Все, как и сотни лет назад…

– Как ты думаешь, Дэн, если какому-то боссу неохота менять привычный образ жизни, зачем ему избавляться от молодой и симпатичной любовницы?

– О чем это вы? Какая любовница? Ничего не понимаю. – Дэн пожал плечами и принялся еще ожесточеннее перетирать стаканы.

– Да так, я просто рассуждаю вслух, – пожала плечами Лина. Она внезапно поняла, что от этого непростого парнишки ничего не добьешься. Сыщица доела омлет и поспешно покинула буфет, наскоро простившись с непривычно серьезным барменом.

Ралли помимо воли

Силуэты мужчины и собаки, едва различимые в темноте, маячили у подъезда.

– Странно, – подумала Лина, – они явно кого-то ждут…

– Тссссс. – заговорщицки зашептал Гаврилыч, а это был, конечно, он, – Не ходите туда, это сейчас опасно.

Словно в подтверждение его слов Квест тявкнул и вильнул хвостом.

– Почему? – удивилась Лина. – С какого перепуга я не могу сейчас войти в мою квартиру?

– Тихо! – зашептал старик и показал рукой наверх. – Немедленно уйдите из круга света, войдите в тень.

Лина с изумлением увидела, как осветилось одно, потом второе в её маленькой квартирке.

– Кто там? – прошептала она и почувствовала, как по спине побежали мурашки.

– Да если бы я знал! Похоже, ваши незваные гости. Я с трудом разглядел одного из них, – старик говорил взволнованным шепотом. – Правда, это нам вряд ли поможет. У этих типов – ничем непримечательная внешность. Каждый второй молодой человек в Москве так выглядит. В одном инкубаторе их, что ли, выращивают? Толстовка с капюшоном, за которым не разглядеть лица, джинсы со спущенной талией, яркие кроссовки… Ничтожные мальчишки, даже на кожаную косуху не накопили…

Старик не без гордости оглядел свой кожаный прикид, доставшийся от внука.

– Сколько их там? – Лина сказала это шепотом и поежилась. Ей стало по-настоящему страшно.

– Кажется, трое, – доложил старик шепотом. – Квест взял след, это дает нам шанс рано или поздно отыскать этих бандитов. Думаю, все же придется обратиться в полицию. Я так вам скажу, Линочка: довольно заниматься самодеятельностью, пора привлечь профессионалов… – тон старика изменился, в голосе появились стальные нотки.

– Что им надо в моей квартире? – Лина продолжала задавать вопросы, на которые у старика не было ответов.

– Вы говорили, за вами следит мафия продавцов фильтров для воды, – медленно предположил он. – Может, они хотят перекрыть вам воду или канализацию? Полагаю, эти ублюдки решили вам напакостить в отместку за разоблачения. Видите тени за стеклом? Они явно у вас что-то ищут, – прошептал старик. – Не вздумайте туда соваться, им только того и надо. Трём здоровым мужикам несложно будет вас скрутить, а потом угрозами заставить отказаться от любых действий. Не думаю, что вы выдержите пытки, – сказал он задумчиво….

– Эй, полегче там с предположениями! – возмутилась Лина. – А то мне и так уже не по себе, а в таком состоянии голова работает скверно. Кстати, запомните: я безропотной жертвой этих мелких жуликов становиться не собираюсь… Ещё посмотрим, кто кого….

– Так точно, запомню, – по-военному четко отрапортовал старик.

Из подъезда вышли два молодых человека в куртках с капюшонами. Собаке они сразу не понравились, умное животное ощетинилось и зарычало. Старик нажал кнопку на рулетке и потянул пса к себе, чтобы тот не покусал незнакомцев. И тут…

Внезапно случилось то, чего ни Лина, ни Гаврилыч не ожидали. Парни резко метнулись в тень, подбежали к Лине, легко подхватили сыщицу с двух сторон под руки и потащили прочь. Когда старик опомнился, а пес истошно залаял, Лина уже сидела на заднем сиденье «ауди» между двумя качками с бандитскими мордами. Один из них слегка пнул в спину шофера, и черная «ауди» с тонированными стеклами рванула с места.

«Вот и всё, – устало подумала Лина. – свидетелей эти «капюшоны» (почему-то некстати вспомнились монахи-капуцины), ясное дело, в живых не оставляют…

– Ну что, нюхачка, сама расскажешь о своих «сенсационных» открытиях, или тебе помочь? – ласково промурлыкал один из бандитов и оскалился щербатым ртом.

– Конечно, расскажу, делов то! – ответила Лина, изо всех сил стараясь, чтобы голос не дрожал. – Если вам и впрямь интересны глупые бабьи домыслы, вы все сейчас узнаете. Правда, ничего «сенсационного» и «тайного» я не знаю, – продолжала она, стараясь произносить слова как можно равнодушнее. – Я же в полиции не работаю, а в органах – тем более. В общем, я всего лишь любопытная Варвара, которой, похоже, сейчас собираются оторвать длинный нос.

– Давай, говори, не умничай, – пробурчал второй. – Даже интересно, что ты нам сейчас наврешь. Короче, тетка, начинай вешать лапшу на уши, заодно и время скоротаем. Путь-то, между прочим, предстоит неблизкий.

– Что ж, если хотите знать мое мнение, – начала Лина не спеша, изо всех сил стараясь оттянуть время, – то я вот что вам скажу, коллеги. – Неожиданно она замолчала, и сосед больно ткнул ее локтем в бок. – Бедную девочку и танцора, как мне кажется, пришила какая-то ревнивая тренерша, – Лина постаралась сообщить это как можно увереннее, а, главное, спокойно выдержать настороженные взгляды бандитов. – Я ведь, парни, действительно кое-что разузнала от нечего делать. Типа из любопытства. Танцор Георгий, да будет вам известно, считался в клубе местным мачо. Умел кружить девчонкам головы, а те, дурехи, сходили с ума от ревности. В последнее время этот мачо местного разлива оказывал повышенные знаки внимания девушке Вере, вот и поплатился от рук такой же ревнивой дурищи. Впрочем, и сама рыжая девушка мертва. Ну, а смерть в хамаме, как я думаю, – обычный несчастный случай.

– Всё? – недоверчиво спросил бандит с коротким ёжиком.

– А что еще вы хотели от меня услышать? – Лина постаралась изумиться как можно натуральнее, но, похоже, бандитов ее «гнилая отмазка» не убедила.

– А ты как будто не знаешь? – хохотнул громила с хвостиком.

Лина пожала плечами:

– Откуда, помилуйте? Я же не опер и не следак…. А так…

Внезапно громила схватил ее за шарф и профессиональным приемом слегка придушил. Не до смерти, а так, чтобы поучить немного. Лина едва смогла прохрипеть:

– Прекратите! Как я могу вам что-то рассказывать, если вы меня душите?

– А зачем ты совала нос, куда не следует, ты нам расскажешь? Если да – дам глотнуть воздуха, – назидательно сообщил громила и слегка ослабил удавку.

– Куда-куда совала? – спросила Лина, решив не сознаваться до последнего. Она вдруг вспомнила предупреждение старика: «Пытки ты вряд ли выдержишь» Мурашки вновь побежали по спине. Лина запоздало ругнула себя:

«И на фига же я влипла в очередную идиотскую историю? Мертвых уже не воскресишь, а живых не наставишь на путь истинный. Вот больше всех надо было, честное слово! Продолжала бы и сейчас ходить на тренировки и делать вид, как другие клиенты, что в клубе все спокойно, а несчастные случаи… ну что ж, они везде бывают, это жизнь.

Ладно, поздняк метаться… Интересно, откуда они знают про мои расследования? – подумала она, и сердце ухнуло куда-то в район желудка – Вроде бы, я никому ничего в клубе не рассказывала».

– Да, шеф, все в порядке, – птичка сама угодила в клетку, – доложил бандит с «ёжиком» кому-то по телефону. – Не волнуйтесь, теперь эта тварь не навредит ни вам, ни боссу. Думаю, нам несложно будет узнать, что ей известно и кому она уже успела слить всю инфу…

– Свою гнилую инсайдерскую инфу, – блеснул модными словами другой громила с хвостиком.

«Шеф»… – Лина представила толстого лысого «папика», и ледяные мурашки вновь побежали по спине. – Нет, пускай этот жирный бегемот не надеется. Пока я жива, не сдамся!

Внезапно у Лины в кармане звякнул мобильник.

– Ответь, – прошептал тип с хвостиком, наваливаясь на нее всем своим весом. – Только не дури и не говори, где ты сейчас, а то вообще не доедешь до места живой.

– Алло, – рявкнула Лина в трубку. – Вы чего мне все названиваете, Василий Петрович? Делайте уже что-нибудь. Мы же с вами еще вчера договорились, что вызовем комиссию из МФЦ. Пускай наконец эти бездельники отремонтируют ваши дырявые трубы. Мне надоело, что вы меня постоянно заливаете. Вот еду сейчас на строительный рынок за новым смесителем. Для кого? Ну, для вас, конечно, дорогой мой сосед, и вы мне его, надеюсь, оплатите. На каком еще трамвае? Взяла такси, и вы мне его тоже оплатите… Я предупреждала, господин мастер-ломастер, что ваш пофигизм вам дорого обойдется! До скорого!

Лина раздраженно выключила телефон и попыталась усесться удобнее.

Однако «хвостик» так плотно вжал ее в автомобильное кресло – не пошевелишься.

– Кто это был? – процедил сквозь зубы «ежик».

– Так, один придурок, – пробурчала Лина – Сосед сверху. Нашел время названивать, чудила грешный.

– А можно конкретнее? – поинтересовался «хвостик».

– Да мой сосед сверху, что б ему пусто было… Вечно меня заливает, мерзавец, а ремонт делать отказывается. Жлоб поганый! Вы слышали, как он нагло со мной разговаривал? Чтобы отделаться, я наврала ему про смеситель… Да вы же сами только что были у меня в квартире, и видели, в каком состоянии потолок в ванной…

– Да, были, – подтвердил «хвостик». – Только твой говенный потолок и твоя сраная ванна нам до лампочки. Главное, того, что искали, мы не нашли. Бумаги, фотографии, записки и документы – ничего нигде нет. Слушай, ты, визгливая тварь, ты нас все покажешь и расскажешь. Теперь я вижу, что ты не так проста, как хочешь казаться.

– Да откуда мне быть сложной? – удивилась Лина. – Ни денег, ни связей – ничего нет.

– Расчирикалась тут, – буркнул «Ежик». Слышь, уродина, сиди тихо, Да, чуть не забыл, пора завязать тебе глаза.

– А если я их крепко зажмурю? – предложила Лина и тут же почувствовала, как руки ей стянули веревкой, рот заклеили скотчем, а глаза завязали какой-то тряпкой.

– Ну все, теперь давай, шевели ногами, – толкнул ее в спину «хвостик». – И чтобы без глупостей, а то реально не доберешься до места живой.

Лина почувствовала под ногами асфальт, потом ощутила тычок в спину, затем ее куда-то повели, втолкнули в какую-то дверь и наконец потащили подмышки вниз по ступенькам.

«Ведут в подвал», – догадалась Лина и похолодела, вспомнив леденящие душу сцены из боевиков. Там походы в подвал никогда не оканчивались для жертв ничем хорошим.

– Развяжите ей глаза, – внезапно потребовал знакомый голос.

С Лины сняли повязку, и она… онемела. Перед ней сидел Дэн собственной персоной. Сыщица обвела глазами полутемную комнату и догадалась, что находится в знакомом месте.

– Привет, Лина. – поздоровался он с пленницей почти любезно и продолжил: – Да, подруга, ты правильно сообразила. Это наш «Леди Лидер», – сообщил бармен издевательским голосом. – Однако не слишком радуйся, моя милая. Отсюда тебе обратной дороги нет. Ты слишком много знаешь, а таких свидетелей в живых не оставляют. И все-таки от того, заговоришь ты или нет, зависит многое. Например, умрешь ты в мучениях или примешь здесь легкую и приятную смерть.

– Легкой смерти не бывает, – засомневалась Лина, чтобы оттянуть время.

– Ну почему же? – ласково промурлыкал Дэн. – Очень даже бывает. Например, можно заснуть навеки от сильного снотворного или от легкого укола. Да еще и сны приятные перед смертью увидеть. Короче, договоримся, уважаемый клиент. И так… Ты все нам рассказываешь, а потом мы делаем тебе приятную эвтаназию….

– А что, третьего варианта нет? – на всякий случай поинтересовалась Лина.

– Третьего нет, – со значением сказал Дэн. – Надо было думать раньше. Слишком глубоко ты копнула. А я ведь тебя предупреждал. Хотел, дурак, как лучше, думал, ты догадаешься и прекратишь совать нос, куда не следует.

Так это ты, Дэн, слал мне эти отвратительные эсэмэски? – похолодела Лина.

– А кто же еще? – хохотнул мерзавец. – Помнишь, ты сама дала мне свой телефончик? Я наделся, что у тебя мозги лучше работают и ты раньше догадаешься… Ну что же, дорогуша, считаю до трех. Ты начинаешь говорить, или….

– Мое тело завтра найдут, и вам не поздоровится, – Ты же должен понимать, что, эта цепочка странных смертей показалась подозрительной не только мне… Полиция уже зафиксировала три трупа. А если появится еще и труп клиентки клуба…

– Не надейся, дорогуша, тебя не найдут. Вот это я обещаю! – хохотнул Дэн. – Есть много способов избавиться от подозрительного трупа. Например, сжечь его на заднем дворе в мусорном контейнере. Или, опять же, расчленёнка… Слышала такое слово? – спросил негодяй зловещим шепотом. – В случае с танцором, его девкой и тренершей у нас просто не было на это времени. Ну, или нам постоянно что-то мешало.

– Что же ты хочешь от меня услышать? – тихо спросила Лина.

– Всего одну вещь. Как ты вышла на Большого Босса? Где мы ошиблись?

– На какого еще босса? – попробовала Лина отпереться.

– Не дури, это не прокатит…. Говори, как?

Лина молчала.

– Зажгите свет! – приказал Дэн, и Лина с ужасом увидела, что они находятся в том самом бассейне, в котором она провела на тренировках сотни часов.

– Пора тетеньку мочить, раз эта мымра не понимает по-хорошему, – голос Дэна стал визгливо-мультяшным, но Лина не рассмеялась, напротив, почувствовала, как по всему телу в очередной раз побежали противные мурашки. Она сделала глубокий вдох и перевела взгляд на Дэна. Тот раскраснелся, на лбу выступили капельки пота. Было заметно, что ему нравится роль киношного злодея. Дэн буквально купался в образе матерого бандита, словно Лео ди Каприо.

«О, да он садист! – озарила Лину страшная догадка, и она похолодела. – Тогда мое дело плохо. Этот тип получает сексуальное удовольствие от мучений других людей. Такое лечится только смертной казнью, а она у нас запрещена».

«Хвостик» и «Ежик» толкнули Лину вперед, она упала на колени и в то же мгновение ее голова оказалась в воде. Лина почувствовала удушье, но цепкие руки не отпускали ее затылок, другая пара рук держала пленницу за ноги – да так, чтобы в воде оказалась лишь ее голова. Когда силы окончательно оставили Лину, и она обмякла в руках палачей, те внезапно ослабили хватку и позволили ей сделать несколько лихорадочных вдохов. Лина с трудом поднялась с колен, ее тошнило, и бил сильный озноб. Она вдруг услышала, как ее зубы выстукивают чечетку.

Так вот что имел в виду Дэн под словом «мочить»! Оказывается, это была не фигура речи, а вполне конкретное действие. Его подручные недаром поняли призыв главаря буквально…

«Боже, как хорошо, что я научилась в клубе задерживать дыхание под водой на полминуты! – подумала Лина. – Впрочем, какое теперь это имеет значение? Дэн ясно выразился, что живой мне отсюда не выйти…».

– Искупалась? Хочешь еще? Нет? Тогда рассказывай, – приказал главный мучитель. – Ты ведь понимаешь, что повторить урок дайвинга для нас не проблема.

И Лина заговорила. Она решила произносить слова как можно медленнее, чтобы протянуть время, сделать рассказ длинным и запутанным, и чтобы Дэн не сразу разобрался, что к чему.

– Да я в первые же дни раскусила вашего похотливого Большого Босса! – сообщила Лина. – Стоило на него взглянуть, и сразу же стало ясно, что этот немолодой толстяк – любитель хорошеньких девушек. Думаю, этот тип втайне и сам понимал, что даже в обнимку со своим толстым кошельком и в компании со своим таким же толстым животом он не выдерживает конкуренции с молодым красавцем танцором и его идеальным телом, воти сходил с ума от ревности. В итоге обманутый папик. решил проблему хорошо известным ему способом и ценой двух молодых жизней. И, кстати сказать, я не уверена, что Зинаида, ваша управляющая, не приложила руку к этой страшной истории. Ее ведь тоже обманули, красавец танцор оставил любовницу с носом. Да еще и наличные денежки за индивидуальные занятия стырил. А наша эффектная дамочка в красном платье, ох как не любит проигрывать. Она существо с амбициями…

– Так, вот с этого места, про существо, пожалуйста, поподробнее, – раздался из темноты хрипловатый голос. Интонации показались Лине знакомыми. Хрупкая фигурка вышла из темноты и шагнула в полосу света. Лина с трудом сдержалась, чтобы не закричать. Зинаида!

Да, это была она. В черном брючном костюме, плотно облегавшем ладную фигурку, мадам-шеф в этот раз выглядела ещё стройней и привлекательней… Вот она, привлекательность зла! Дьявол носит Prada… Она взглянула на Лину с брезгливостью и с нескрываемым презрением.

– А вот и наш малый босс! – объявил Дэн с интонациями конферансье, и в его голосе послышались привычные нотки подобострастия. – Ну что, почти все начальство в сборе… Короче, сейчас мы проведем что-то вроде производственного совещания…

– Заткнись – коротко бросила ему Зинаида, и недавний Линин палач внезапно замолчал, стушевался, словно сдувшийся шарик, и ушел из полосы света в темноту.

– Слушай ты, любознательная тварь, – процедила Зинаида сквозь зубы в сторону жертвы. – Мы не позволим тебе погубить наш успешный бизнес, а если проще – дело, которому мы служим уже много лет и которое приносило и приносит нам прибыль даже в самые тяжелые времена. Борьба с нами тебе не по зубам. Не та весовая категория. Главное в бизнесе – придумать свежую идею. Мы сделали это. Вошли в международную корпорацию. Создали культ красивого тела. Идеального тела. Мы давно поняли истину: женщины в трудные времена могут отказаться от всего: от зарубежных поездок, от ресторанов, от брендовых нарядов и обуви Карл Лабутен на высоких каблуках, от походов на модные спектакли и концерты. Но от мечты стать стройными и сексуальными наши российские дамы не откажутся ни-ког-да. Слушай меня: наш клуб будет работать и завтра, и послезавтра, и еще долгие годы, невзирая на кризисы, дефолты, происки конкурентов и прочую хренотень. Поняла? А ты, гадина подколодная, сейчас умрешь, но предварительно выложишь нам все, что узнала, шныряя несколько дней у нас под носом.

– По-моему, я уже все сказала. И если вам не понравилась фраза о том, что вы с Георгием были любовниками, а потом он предпочел вам более молодую и красивую девушку, то извините. Или, может быть, вас оскорбил факт того, что Георгий не только изменил своей пассии, но еще и обокрал ее? Согласна, он поступил подло. Но вы ведь не будете отрицать, что это чистая правда?

– Молчать! – заорала Зинаида. – Оставь всю это романтическую чушь себе. Я завтра же найду себе другого любовника, ничуть не хуже того глупого танцора. Таких красавцев в столице – как тараканов в общаге. Меня волнует только одно. Ты сумела разнюхать, куда этот говнюк дел деньги?

– Вот это меня, извините, вообще не интересовало. Я же не отдел экономических расследований в оппозиционной газете. Гораздо важнее было выяснить, почему молодые и красивые люди умирали у вас в клубе один за другим.

– Ну, сейчас к этой компашке присоединится еще одна немолодая и не слишком красивая и не слишком стройная бабища средних лет, – злорадно пообещала Зинаида. И тут Лина увидела… Заметив эту штуку, сыщица чуть не потеряла сознание. В руке у Зинаиды был…электрошокер.

– Ладно, хорошо. Вы скоро покончите со мной. Но могу я перед смертью хотя бы узнать, по чьей указке в хамаме убили паром еще одну молодую и симпатичную девушку?

– Потому что она была такая же любопытная, как ты, и вечно совала нос не в свои дела. Эта дура открыла дверь в танцевальный зал как раз в ту минуту, когда я сказала последнее «прости» Георгию. Она помешала мне проститься с ним в одиночестве. Понятно, что с той минуты ее судьба была решена…

Лина попыталась сосредоточиться и вспомнить все. Перед ее глазами мелькали картины одна страшнее другой…

Жаль, что никто не узнает, как и где закончился ее земной путь. Оказывается, разгадка к убийствам лежала на поверхности, как ответ к кроссворду. Теперь же, когда Лина знает все, придется унести эти знания с собой на тот свет. Может быть, кто-нибудь – к примеру, Башмачков, рано или поздно докопается до истины. Впрочем, он – вряд ли. Куда там нашему теляти волка споймати! Этот сочинитель никогда ничего тяжелее, чем авторучка или мобильник, в руках не держал. Вот ведь занятие для мужчины! Кропает всякую чушь, сочиняет выдуманные ужасы, а настоящие кошмары между тем проходят мимо него…

–Ладно, стоп, творческая встреча с интересным человеком окончена, – прервала Зинаида затянувшуюся паузу. – Приступаем к ответам на вопросы телезрителей.

– Кто надоумил тебя сунуть нос в эти дела? – спросила она скрипучим голосом, в котором уже не осталось ничего человеческого. Словно компьютер затеял играть с Линой в свою страшную игру. Игру, в которой у жертвы не остается ни малейшего шанса на выигрыш.

– Я уже давно взрослая девочка и все решения принимаю сама, – тихо отозвалась Лина.

Сейчас ты расскажешь нам все! – зловеще прошипела Зинаида, помахивая электрошокером, словно безобидной детской игрушкой.

Лина почувствовала, как сердце ухнуло куда-то в район желудка и мысленно попросила прощения у всех, кого обидела на этом свете.

Боди-комбат в бассейне

Внезапно тусклый свет под потолком дрогнул и погас.

– Всем на пол! – раздался истошный крик, и несколько десятков ног затопали по плитке. В помещении воцарилась полная темнота. Лина почувствовала, что пальцы Ежика, прежде сжимавшие ее локоть железной хваткой, внезапно куда-то делись. Она на всякий случай отползла к колонне, постаралась слиться с ней всем телом и крепко зажмурилась. Это не помогло, потому что почти сразу же вокруг бассейна зажегся полный свет. Лина осторожно открыла глаза. Парень в форме спецназовца ловко заломил назад руку Зинаиде, и тут же защелкнул на ней наручник. Ежик, Хвостик и Дэн лежали рядком на полу перед двумя другими бойцами спецназа, которые грозно нависли над ними, как римские гладиаторы. А посреди всей этой «сцены у фонтана» разгуливал…

Лина не поверила своим глазам и потрясла головой, а потом для верности ущипнула себя за руку. Ей показалось, что от пережитого ужаса она бредит. Сыщица провела рукой по лицу. Вроде, жива. Огляделась вокруг. Нет, похоже, это был не бред и не сон. Она сидела на кафельном полу возле бассейна, а с ее волос стекала ручейками вода. Лина подняла глаза.

Перед ней стоял… Башмачков собственно персоной!

– Вы? – удивилась Лина, вглядываясь в знакомое лицо и не узнавая его.

От былой рассеянности во взгляде Башмачкова не осталось и следа, Перед Линой стоял собранный и серьезный мужчина средних лет. Лина чуть не заподозрила Башмачкова в том, что он – секретный агент полиции, но тут подал голос другой мужчина, до того незаметно стоявший в сторонке:

– Поздравляю всех с успешным завершением операции «Идеальное тело».

– Уводить, товарищ капитан? – по-военному четко спросил его один из бойцов.

– Уводи, – устало махнул рукой рыжий полицейский. Башмачков подошел к Лине, подал ей руку и помог подняться.

– Ну вот и все, – сказал Башмачков, – тот редкий случай, когда добро торжествует не в книжках…

Старые герои на новой сцене

– Су-пер-мэн Баш-мач-ков! – проговорила Лина, растягивая слова и находя в них новый смысл. – Вот это сюрприз! Как вы нашли меня? Где отыскали нашего рыжего пинкертона? Какова, наконец, ваша роль в этой истории? – прошептала она, все еще не веря в радикальные перемены в своей судьбе. Все-таки Лина только что была на волосок от смерти и теперь смотрела на обретенный мир новыми глазами…

– Вы так усердно называли меня по телефону соседом и так натурально рассказывали сказочку про текущие у соседа краны и сорванные смесители, что я сразу понял: Лина в большой беде. Я же был у вас недавно в гостях, ну когда мы составляли план наших действий, и, разумеется, тогда же посетил «места задумчивости». И, как вам прекрасно известно, никаких следов потопа там не было. Более того, я увидел, что вы недавно подновляли ванную комнату, потому что стены и потолок там сияли, как новенькие, да и вся сантехника сияла новеньким блеском.

А как вы догадались, куда меня повезли бандиты? – продолжала недоумевать Лина.

– Наш бравый старик-помощник тут же со мной связался и назвал марку машины, на которой вас увезли. Я молил бога, чтобы они не нашли ваш второй мобильник. Ну, тот, который я дал вам на днях. К счастью, эти идиоты так заигрались в мафиози, что забыли сделать главное. Они почему-то решили, что отключили один телефон – и хватит, все равно никто на ночь глядя не будет разыскивать эту взбалмошную тетку. Хотя по мобильному телефону, даже отключенному, можно при желании найти кого угодно и где угодно. Это теперь любой пятиклассник знает. Однако этот Дэн так уверовал в свою безнаказанность (вот урод!) что приказал не везти вас далеко. Он решил проехать немного по шоссе по направлению к МКАД, потом завязать вам глаза и притащить обратно. Видимо, эта шайка так привыкла безнаказанно проворачивать свои темные делишки, что ехать куда-то далеко они попросту поленились. Знаете, иногда так бывает: у зверей, попробовавших свежей крови, сносит крышу от безнаказанности.

– Ну, ладно, теперь мне все ясно. Нет, почти все… Остается еще немало вопросов. В первую очередь, я хотела бы знать, как вы появились там одновременно с полицией. Башмачков, объясните же, наконец, этот ваш прикол! Как вам удалось вытащить рыжего полицейского на ночь глядя? Вы что, решили поиграть в «казаков-разбойников»? Ну, вроде как Дэн – в отрицательного киногероя. Странные, между прочим, игры для взрослых мальчиков, вам так не кажется? Что-то типа пейнтбола или игрушечных битв великовозрастных фанатов Толкиена….

– Разрешите представиться, добровольный помощник полиции Башмачков! – отрапортовал Башмачков и молодцевато щелкнул каблуками. – А если по-простому, то дружинник Башмачков. Между прочим, мы, дружинники, не имеем право стрелять, требовать у граждан предъявить документы и, разумеется, не можем участвовать в операциях по задержанию преступников. Наша задача – информировать полицию обо всех криминальных личностях. Мой рыжий приятель, капитан Загорулько, однажды предложил мне такую общественную нагрузку. Мол, я все равно кропаю дома свои книжки, время у меня есть, да и взгляд у меня писательский, пристальный. А взамен приятель предложил мне разные заманчивые льготы. Например, бесплатный проезд в городском транспорте и медицинскую страховку в поликлинике для сотрудников полиции. Полагаются еще дополнительные дни к отпуску, но я все равно на службу не хожу, так что мне без разницы.

– А как же вы смогли оказаться в нужном месте в нужное время? – не унималась Лина.

– Мой друг капитан Загорулько разрешил мне быть свидетелем операции. Сами понимаете, дружинников на задержание не берут, но для меня Загорулько по дружбе сделал исключение. К тому же, он взял с меня слово, что я не буду лезть под пули и мешать полиции делать свою работу.

– Выходит, вы в тот раз не просто так, из любопытства на урок танцев явились? – опешила Лина.

– Мы, дружинники, просто так ничего не делаем, – важно объявил Башмачков и строго посмотрел ей в глаза. – Все только по согласованию с полицией

– То есть вы помогали не мне, а…полиции? – опешила Лина.

– Признаюсь, в этот раз задание полиции было довольно приятным, – улыбнулся Башмачков. – В танцевальном зале тепло и светло, это вам не улицу патрулировать в октябре. Когда я вас там увидел, то даже обрадовался. Во-первых, тому, что мы снова встретились, а, во-вторых, что вы отныне будете у меня под присмотром. В общем, с той минуты я был за вас спокоен. Понадеялся, что мы с Загорулько помешаем вам наделать глупостей. К сожалению, я вас недооценил… И все-таки я, по крайней мере, лично контролировал ситуацию. В том числе, и вас. Потому что у одной моей знакомой, в этот раз мы спокойно можем именовать ее потерпевшей, частенько по ходу очередной «криминальной пьесы» сносит крышу…

– Нет, погодите. Что-то не сходится. А как же вся ваша беллетристика с приключениями и придуманными ужасами? Что, и книжки, скажете, вы тоже не писали? Небось, наняли парочку литературных негров, и те старались изо всех сил, делая вам имя….

– Нет, книжки как раз-таки я писал сам, – приосанился Башмачков. В голосе его зазвучала легкая обида. – Почему вы не верите в мой талант? Уже, наверное, пару десятков романов я накропал за последние годы. А почему это вас так удивляет? Столько полицейских, в особенности бывших, сочиняет детективы – не сосчитать! Одна Маринина уже, наверное, километры прозы накатала. Правда, я все эти женские сюсюканья не терплю. Признаю только жесткий мужской стиль. Готика – это вам не дамские книженции карманного формата. Конкуренция среди сочинителей детективов огромная, поэтому я однажды нашел свою нишу и теперь кропаю страшные готические романы. Однако книжные ужасы, если честно, – детский лепет по сравнению с тем, что я вижу, помогая полиции, практически на каждом дежурстве. Вы и сами сегодня убедились, что жизнь бывает гораздо страшнее любых мрачных фантазий писателей и сценаристов.

– Ой, уже поздно-то как, – спохватилась Лина.

– Давайте я подброшу вас домой, – небрежно предложил Башмачков.

– Так вы и машину водите? Что же вы мне голову морочили, на метро катали? Нехорошо женщин обманывать, товарищ дружинник! – возмутилась Лина.

– Так было надо, – пожал плечами Башмачков. – Некоторые вещи мы не должны раскрывать гражданам. До поры до времени. Или вообще никогда.

Сказав это. Башмачков погладил свои плечи, словно сожалея, что там не красуются капитанские погоны.

Благодушие мигом слетело с Лины.

– Ага, товарищ дружинник! Так это была охота на живца? Вы выбрали меня в качестве наживки и спокойно вели расследование этого дела под моим прикрытием? Причем, нисколько не заботясь о том, чтобы я…. Лина от обиды всхлипнула.

– Ну-ну, Линочка, ну не надо обобщать, – перебил Башмачков и достал их кармана белоснежный носовой платок. – Вообще-то прикрытием в данном случае был ваш покорный слуга, потому что кое-кто слишком глубоко сунул свой любопытный нос в это дело. Загорулько рассказал, что в полиции давно уже наблюдали за этим сомнительным заведением «здоровья и релаксации». Не раз к ним поступали тревожные сигналы от клиенток клуба. Однако никаких доказательств «криминальной составляющей», как мы говорим, не было. И тут – внезапная смерть молодой девушки. Капитан Загорулько сам выехал на место происшествия, чтобы увидеть все на месте.

– Аааа, Загорулько – это тот самый любитель пообедать за чужой счет? – ехидно подсказала Лина. – Помню-помню, коренастенький такой типчик, рыжий, с конопушками…

– Да уж, хорошо вы его «сканировали», ничего не скажешь. Ставлю вам пятерку как частному детективу за внимательность. Однако в данном случае его внешность была несущественна. А важным было то, что за «административным» обедом он задавал управляющей клубом самые разные вопросы и по ее противоречивым ответам вскоре понял, что дело обстоит не так просто, как кажется на первый взгляд. У нашего Пинкертона обманчиво простецкая и совсем не героическая внешность. Между прочим, она не раз выручала его в самых безнадежных случаях. Преступники, завидев рыжего «лоха-мента», ту же теряли бдительность и развязывали языки. А вообще-то он не так уж прост, наш бравый капитан Загорулько. Скажу по секрету: он видит людей насквозь. Капитан полиции ведь и вас тогда в зале приметил и, как говорится, взял на карандаш. В общем, Загорулько наутро обо всем доложил начальству и предложил привлечь меня как добровольного помощника полиции. Он доложил начальству, что я умею обращаться с дамами, так что в дамском клубе не пропаду. «Легенда» была простая: купил билет в танцевальную студию. От Загорулько я и узнал, что тут у нас, ну то есть, у полиции, путается под ногами какая-то не в меру любопытная дамочка. Вот и вся история. Я рад, что этой дамочкой в итоге оказались вы, и что все кончилось для вас гораздо лучше, чем могло бы…

Башмачков внезапно замолчал и положил руку Лине на плечо. Как ни странно, Лина не почувствовала никакого раздражения или неловкости. Напротив, ей показалось, что теплая рука Башмачкова на ее плече лежала всегда, и с этой жилистой крепкой рукой было уютно и надежно.

Романтический дружинник

– Ну что, поехали? – робко предложил Башмачков.

– Поехали, – согласилась Лина. – Надеюсь, эти негодяи под командованием Дэна выпили не весь мой чай и кофе, когда искали улики. Да, кстати, товарищ дружинник, вот ваш спасительный айфон! Спасибо. Это уже я серьезно, потому что прекрасно понимаю: эта «модная штучка» спасла мне жизнь.

– Спасибо. Айфон казенный, придется его вернуть. В общем, благодарите не меня, а полицейское начальство, – усмехнулся Башмачков. – Я выпросил у них для вас этот телефончик, когда понял, что дело пахнет керосином….

Башмачков подвел Лину к своему «ниссану».

– Приглашаю вас на чашку чая, – предложила женщина слегка изменившимся низким голосом, – Все равно сейчас не уснуть, хоть и время позднее. Мне надо немного остыть и прийти в себя после всех этих голливудских страшилок. Да, хочется еще уяснить кое-какие непонятные моменты во всей этой истории.

– Почту за честь принять приглашение, – неожиданно церемонно проворчал Башмачков и элегантно шаркнул лапищей в кроссовке.

– Только давайте условимся: дома вы мне подробно расскажете о том, что до сегодняшнего дня скрывалось в ваших полицейских разработках и о том, о чем вам рассказали вещдоки, – потребовала Лина. – Если это, конечно, не является служебной тайной.

– Есть, товарищ генерал, – шутливо отдал честь Башмачков и на секунду придвинулся к Лине так близко, что она ощутила тепло его тела. К своему удивлению, женщина не отстранилась. Неожиданно ей понравилось давно забытое чувство защищенности, и она почувствовала, что врастает в него, как рука врастает в перчатку. К тому же Башмачков в последние полчаса не противоречил ей, как случалось почти всегда, а непривычно и преданно поддакивал.

– Приехали, – внезапно объявил он. – Ну что, выходим?

Башмачков ничего толком не успел рассказать Лине в машине, потому что ее дом был совсем рядом. А потом стало и вовсе не до длинных разговоров. Они начали целоваться уже в прихожей, и еле успели добраться до спальни, раздеваясь на ходу и путаясь в одежде. Лина почувствовала, как по коже побежали давно забытые искорки, и внезапно, каждой клеточкой своего тела, она захотела слиться с телом этого мужчины, казавшимся ей чужим еще вчера. Потом они рухнули на кровать и вскоре перестали существовать каждый по отдельности, а словно превратились в одно большое морское животное. Лина представила, что они плывут в море, повторяя движения друг друга. Море освещено солнцем, они качаются на волнах и ловят соленые брызги губами. Вот накатывает волна, затем еще одна, наконец самая большая поднимает их на гребень и… Тысячи брызг разлетаются в стороны, искрясь и взрываясь под солнечными лучами.

Лина выдохнула и блаженно зажмурилась, словно оказалась на теплом песке. Рядом на кровати лежал Башмачков, глуповато улыбаясь.

Эй. – возмутилась Лина, – господин полицейский, ты сейчас заснешь, и я не узнаю всего того, что непременно хочу знать уж сейчас, в эту минуту.

– Ну-ну, не горячись, дорогая. Разумеется, не сейчас, а, положим, минут через десять ты все узнаешь, – пообещал Башмачков и блаженно задремал, уронив руку с кровати.


Ровно через десять минут он открыл глаза. Лина к тому моменту уже сервировала рядом с кроватью журнальный столик. На скатерти стояли не только тонкие чайные чашки и симпатичный прозрачный чайник, но и лежал на блюдце нарезанный багет, рядом пристроились ломтики сыра и куски сырокопченой колбаски. Очень вредной по нынешним диетическим стандартам, но от этого не менее вкусной. Завершала все это великолепие коробочка зефира.

– Мммм, как это кстати, – обрадовался Башмачков. – Просто зверски есть хочется.

Заминка. Окончание тренировки

Сделав себе и Лине бутерброд и отхлебнув чаю, Башмачков наконец заговорил.

– Жил-был обычный парень Дениска. В школе учился из рук вон плохо, но кое-как дополз до выпускного – благодаря легкому характеру и природному обаянию. Училки просто млели от его восторженно-послушных глаз и от веселого характера. Не удивительно, что они натягивали хроническому лентяю троечки по основным предметам. Понятно, что одноклассницы были в него поголовно влюблены. Девчонки давали смазливому пареньку списывать не только «домашку», но и контрольные. После школы твердый троечник, к удивлению одноклассников и учителей, поступил в вуз. Правда, не в шибко престижный, – в общем, в областной педагогический, на факультет иностранных языков. Мальчиков туда брали с любыми отметками, чтобы разбавить девчачий контингент. Ясное дело, в вузе наш мачо тоже учился без особого напряга. Девочки нередко ссорились из-за того, кто напишет Дэну курсовую или подготовит за него доклад к семинару.

Ясное дело, что Денис после вуза ни дня не работал в школе. Вести скромную жизнь школьного учителя – с его бесконечными тетрадками и отчетами, наглыми подростками и постоянными проверками начальства было не в его характере. Наш паренек быстро понял, что в бизнесе можно процветать и с тройками в дипломе. Как говорится, «отличники, давайте троечникам списывать, может быть, они потом возьмут вас в свою фирму». Вот и Дэн схватывал все уроки бизнеса на лету. Отличники упустили за годы учебы главное, а он успел к окончанию вуза разобраться, не только, как работает любой бизнес, но и как устроена жизнь. Причем не в средневековой Британии или во Франции времен Великой французской революции, о которых рассказывали им на лекциях, а здесь и сейчас. Он даже запоздало пожалел, что не пошел учиться на экономический. А потом понял: для того, чтобы научиться зарабатывать деньги, профильное образование не требуется. Достаточно прочитать популярную брошюрку и месяц поторговать на рынке или в маленьком магазинчике. В общем, Дэн резко поменял свою жизнь – уехал в Китай, устроился в торговую фирму менеджером по работе с русскими клиентами, стал стремительно делать карьеру и вскоре зажил на широкую ногу.

Когда миновал призывной возраст, Дэн внезапно затосковал по родине и вернулся в Москву. Здесь он «замутил» какой-то бизнес, но вскоре запутался и ухитрился наделать долгов. Одним из его кредиторов оказался, как ты, Лина., наверное, уже догадалась, Сергей Петрович, он же Большой Босс. Тот понял, что купил парня с потрохами, и пригласил его на работу в свой клуб. Босс пообещал:

– Зарплату назначу хорошую, за годик-два долг вернешь. С процентами. Предупреждаю, придется еще выполнять мои деликатные поручения. Какие? Потом узнаешь. Поставлю тебя на самое «центровое» место, барменом в клубном кафе. Ты станешь моими глазами и ушами. Ну что, согласен?

– А что, у меня есть выбор? – усмехнулся Дэн.

– Ты сообразительный парень, – проворчал босс уже более мягко. – В общем, завтра можешь выходить на работу. Красотка Кэт тебя немножко подучит – и вперед, за стойку. Небольшая наука. Коктейли крутить – не бизнес мутить. Обо всем подозрительном докладывай мне и, главное, держи язык за зубами. Вот и все мои требования….

– Думаю, за исключением мелких деталей, все примерно так и происходило, – продолжил Башмачков. – В итоге обаятельный шалопай Денис стал барменом в фитнес-клубе и превратился в циничного «секретного агента» Дэна. То есть в преданного слугу своего босса, продавшегося ему с потрохами.

Башмачков закончил рассказ и сделал глоток кофе. А потом продолжал:

– Дэн, конечно, «не подписывался на мокруху», но так уж получилось… Когда Верочка, любовница босса, закрутила роман с танцором, Дэн сразу понял, что ничем хорошим это для Георгия не кончится. Уж кто-кто, а Дэн прекрасно знал, что шеф предательства не прощает! Вскоре Большой Босс пригласил Дэна на встречу в головной офис. Конечно, я не могу дословно передать их разговор, но смысл его ясен. Сергей Петрович, скорее всего, сообщил вассалу, что раз эта «сикушка» его предала, она должна умереть. Как и её нахальный дружок, к тому же, скрывший «левую» наличку. Дескать, в его кругу такое «кидалово» не прощают. «Серьезные люди» не поймут. В общем, у самого босса, если эта история всплывет, будут неприятности…

– «Серьезные люди»… – Проясните, пожалуйста, эту мысль, – возможно, попытался уточнить тогда Дэн. Он искренне не понимал, о чем говорит шеф. Прежде Дэн не слышал, чтобы в мире фитнес-клубов и балетных школ царили кровавые разборки. История в Большом театре – скорее исключение из общего правила. Да и вообще все это, по меньшей мере, странно. Отметелить коварную изменщицу и ее дружка – это было бы вполне справедливо и достаточно. Но вот «мокруха»…

Слушая соображения Дэна, босс хмурился, однако не перебивал. А потом сообщил, что он отсидел три года за финансовые махинации, вышел по амнистии, однако приобрел в криминальном мире много полезных знакомств. И если новые друзья узнают о его слабости, а, точнее, – о его трусости, то есть, о том, что какая-то девчонка открыто изменяет ему, а ее любовник ворует у него по носом наличку, у самого Сергея Петровича возникнут серьезные неприятности. В мире криминала не прощают тех, кто не умеет мстить…

Дэн был уже по уши повязан обязательствами перед Большим Боссом, поэтому возразить не посмел. Только спросил, когда и как «решить вопрос».

– Когда – сам решишь. Ты ведь лучше меня все здесь знаешь, целыми днями в клубе ошиваешься. А вот – как, это надо бы хорошенько обмозговать. Потому что даже тень подозрения не должна упасть на меня и на наш клуб. Пре-ми-ум класс-са – если ты об этом забыл. Зинаида поможет тебе решить вопрос, если понадобится. Она для меня – и в огонь, и в воду…. Однако и ты, и она должны понимать, что язык надо держать за зубами. Чтобы ненароком не отрезали…

– В общем, – завершил Башмачков свой рассказ, – они на той «стрелке» в клубе и решили, что смерть и Веры, и Георгия должна быть внезапной и стопудово реальной. Такой, чтобы все выглядело как можно натуральнее… Желательно – от сердечного приступа. Распознать истинную причину такой кончины практически невозможно. Есть только одна проблема: надо где-то достать лекарство, которое в больших дозах спровоцирует сердечный приступ.

– И они его раздобыли, – вздохнула Лина.

– Помнишь «розовую балерину?», – внезапно спросил Башмачков. – Ну, ту тощую девицу, которая путалась в собственных ногах в танцевальном зале?

– Да уж, она девушка запоминающаяся, – подтвердила Лина. – Главным образом, сногсшибательными нарядами и наклеенными ресницами…

– Так вот, эта дамочка вчера сама явилась в полицию и рассказала, что Дэн попросил ее достать редкий сердечный препарат. Она как-то призналась ему, что работает в одной фармацевтической кампании, хотя всю жизнь мечтала танцевать. Дэн запомнил это, и недавно наплел, что у него больна любимая девушка, мол, она уезжает лечиться далеко от Москвы, и ей должно хватить этого лекарства на год. Понятное дело, он сказал, что готов заплатить за лекарство две цены. Наша «розовая балерина» согласилась, потому что могла достать этот препарат практически в любых количествах. Гибель Веры не вызвала у «розовой балерины» подозрения. Сердечная недостаточность и жестокий приступ удушья – такое бывает даже у молодых. Но когда на следующий день умер Георгий, ее кумир… «Розовая Балерина» была в него не на шутку влюблена, и, сопоставив факты, решила, что парня попросту отравили. Потому-то она и оказалась тогда в танцевальном зале. Надеялась найти одноразовый стаканчик, из которого пил Георгий. Разумеется, никакого стакана она не нашла, Зинаида же не простушка, она сразу же спрятала вещдок на подоконнике за занавеской, собираясь потом забрать его с собой. Разве Зинаида могла представить себе, что «у этой дурочки», у «розовой балерины» спрятан в сумочке талисман – потрепанная плюшевая розовая собачка с балетным именем Батман.

– И что с того? – удивилась Лина.

– А то, что в глаз собачки Анжела вставила миниатюрную видеокамеру. Не так давно она начала вести видеозапись уроков танца. Нашей «розовой балерине» очень хотелось танцевать хорошо, чтобы привлекать не ироничные, а одобрительные взгляды ее возлюбленного. Вот и в этот раз перед входом в зал она включила камеру. Когда Анжела, простившись с телом Георгия, уже направлялась к выходу, собачка по-прежнему выглядывала у нее из сумочки. Камера бесстрастно зафиксировала странный эпизод. Как только Анжела отвернулась от Зинаиды, та метнулась к занавеске. Она стремительно схватила пластиковый стаканчик, смяла его и запихнула в свою сумочку. Это заронило в душу Анжелы страшную догадку, которой она позже поделилась в полиции…

Лина поежилась и долго сидела молча. А потом спросила:

– Значит, это Зинаида сделала нашей Джульетте роковой укол, а Ромео накапала яд в стакан воды? Я где-то читала, что есть лекарство, которое останавливает сердце, если его принять в больших количествах…

– Знаешь. Лина, мне сразу показалось странным, что Зинаида всегда оказывалась неподалеку от места преступления. Она же управляющая и не должна постоянно находиться в тренажерном или танцевальном залах, а обязана руководить организацией, то есть проводить большую часть времени в своем кабинете. У первого лица в компании дел всегда полно: надо работать с документами, разбираться с бухгалтерией, ездить в объединенную дирекцию, разговаривать с очередными претендентами на свободные вакансии…В общем, то да се, ни минутки свободной, а тут вдруг такая поразительная оперативность и постоянное пребывание в тренажерном и в балетном залах.…. Короче говоря, я понял, что Большой Босс умеет подбирать кадры. А попутно узнал от тренеров кое-что любопытное. Зинаида несколько лет назад приехала в Москву из провинции, как и многие сотрудники клуба. Она дальняя родственница нашего Сергея Петровича. До приезда в столицу трудилась старшей медсестрой в маленьком городке на Кубани. Сергею Петровичу был нужен верный человек в клубе, и он назначил Зинаиду на должность управляющей. Для нее это был огромный карьерный рывок. Все равно, что с должности вагоновожатой трамвайного депо сразу попасть в отряд космонавтов. Кстати говоря, зарплату ей Большой Босс положил немалую, даже для Москвы. Разумеется, в обмен на преданность и деликатные услуги. Шеф знал, что Зинаида отныне, как и Денис, куплена с потрохами и будет предана ему, словно натасканная служебная овчарка. Какую бы команду он ей ни отдал.

Сергей Петрович не ошибся в Зинаиде. Первый смертельный укол был сделан быстро и точно. Так профессионально, что никто из людей, находившихся поблизости, ничего не успел заметить. Ну, а Георгию в нужный момент она просто протянула воду в бумажном стаканчике. Воду, в которую бывшая медсестра намешала смертельную дозу быстродействующего яда. Дальше было совсем просто. Молодую тренершу удушили горячим паром в сауне, когда поняли, что девушка что-то заподозрила. Зинаиде уже было нечего терять, пришлось действовать быстро. Управляющая прокралась в парилку, открыла вентиль и захлопнула дверь… Одна из девушек-уборщиц заметила это и уже согласилась дать показания под запись…

– А как вы докажете суду, что смертельный укол Верочке сделала тоже Зинаида? – Лина с сомнением уставилась на Башмачкова.

– Ну, не зря же я заходил к ней в кабинет, – усмехнулся Башмачков. – Зинаида демонстративно распахнула передо мной сейф, чтобы я убедился в отсутствии налички и не надоедал ей просьбами о работе. Ну, типа хотела показать, что сейф пуст, что денежки и вправду исчезли. А я все-таки успел заметить в дальнем уголке на нижней полке небольшую бутылку и подумал, что если она прячет обычную тару из-под питьевого йогурта в сейфе, то в ней явно должно что-то быть… Надеюсь, ты, Лина, понимаешь, что в отсутствие Зинаиды открыть ее сейф для ребят из отдела. в котором работает наш рыжий друг, не составило никакого труда… В общем, они не зря старались. В бутылке из-под йогурта оказался сильно действующий яд….

– Дааа, с Большим Боссом мне теперь всё ясно, – протянула Лина. – В ДК «Романтика», где мои «Весёлые утята» арендуют помещение для репетиций, когда-то был такой же начальник. Директор и художественный руководитель театра «Коллекция» в одном лице. Этот Ринат Иванович был большим интеллектуалом и музыкальным талантом, между прочим. Но способности не всегда даются свыше людям порядочным. Ринат Иванович брал на работу главным образом своих дальних родственников. Он вытаскивал их в Москву из далекого южного села в Краснодарском крае, а потом месяцами не платил людям зарплату и вообще держал на положении полу-рабов, полу-крепостных. Разве что на конюшне не порол. Хотя мог бы, потому что бедные родственники частенько жили в подсобках у него на даче, попутно вскапывая огород и поправляя дачные постройки. Этот помещик XXI века заставлял людей работать практически сутками, неустанно восхвалять «барина» и постоянно выказывать ему безграничную преданность. Еще он обожал устраивал в офисе вечерние совещания, как раз в то время, когда людям хотелось побыть с семьей. Босс кормил людей постоянными обещаниями. При этом многочисленные дочери Рината Ивановича, его жена пенсионного возраста и парочка зятьев-бездельников числились на окладах в театре «Коллекция». Надо ли говорить, что никто и никогда их там не видел?

Сотрудников «Весёлых утят» каждое утро поражала «картина маслом»: Ринат Иванович важно шествовал по улице, а за ним на почтительном отдалении семенил очередной дальний родственник и подобострастно тащил портфель босса. Барствовал Ринат Иванович явно не по средствам. Его фирмочка постоянно была на грани краха, главбуху постоянно звонили кредиторы. Зарплату сотрудникам «Коллекции» Ринат Иванович выплачивал, как я уже говорила, с опозданием, а партнеры и инвесторы чуть ли не ежедневно требовали вернуть им деньги… ну и все в таком духе… Не удивительно, что однажды «рабы лампы» взбунтовались. Фирмочка Рината Ивановича, которой принадлежал театр, лишилась почти дармовой рабсилы и в конце концов бесславно закрылась…

– К сожалению, в «Леди лидер» все было гораздо жестче, – вздохнул Башмачков. – С сотрудниками там не церемонились. Говорю же, мы давно наблюдали за этим сомнительным заведением. Жаль только, что… в общем, плохо наблюдали.

Башмачков помолчал, допил чай и продолжал:

– Так, к сожалению, бывает. Неповоротливость нашей «машины», бюрократические проволочки – в общем, все, что в обычном офисе может привести лишь к срыву сроков или, допустим, к браку, в работе полиции приводит к потере человеческой жизни. Вот и на этот раз… Капитан Загорулько и его коллеги не успели спасти три молодые жизни. Лина, я говорю сейчас совершенно искренне: об этом я буду помнить всегда. Мы знали, что Сергей Петрович устроил свой бизнес по воровской схеме, что его криминальная «крыша» получала неплохие денежки… Как говорится, рядовое экономическое преступление. Но то, что босс решится на тройное убийство… нет, это никому не могла прийти в голову. Что ж, теперь Сергею Петровичу придется вернуться в круг столь любимых им криминальных личностей… Ну, а тайну, куда дел «черный нал» Георгий, танцор унес в могилу. Впрочем, я уверен, что по сравнению с доходами Большого Босса это были очень скромные денежки. Может быть, парень хотел шикануть перед Верочкой, купить ей хороший подарок или сводить ее в дорогой ресторан, вот и все…. Сводил…. Нет, я не могу спокойно об этом говорить.

Башмачков помолчал, взглянул на Лину своими синими глазами и проворчал:

– Впрочем, я благодарен судьбе за то, что она бросила меня на расследование этого темного дела.

– Это еще почему? – деланно удивилась Лина. хотя уже знала ответ.

– А потому! – воскликнул Башмачков и поцеловал Лину самым долгим и страстным поцелуем, какой она только могла себе представить.

В оформлении обложки использован авторский коллаж художника Марины Васильевой, права на его использование и распространение изображения у автора текста имеются.


Оглавление

  • Разминка
  • Звенящая тишина
  • Укол веретена и злая фея
  • Архив с грифом «секретно»
  • Танцы со звездами
  • Принц без коня и королевства
  • Спонсор для Золушки
  • Плохому танцору… мысли мешают
  • Кто девушку угощает – тот и вопросы задает
  • У Башмачкова появился план
  • Кафе «Ноль калорий»
  • «Розовая балерина»
  • Боди-комбат и поза дерева
  • Круг сужается
  • Вновь открывшиеся обстоятельства
  • Фонтан в серале
  • Улыбка на сто тысяч
  • Ловкость рук – и никакого мошенства
  • Группа риска
  • Башмачков берет след
  • Хамам с сюрпризом
  • Недоброе утро
  • Танцующие по волнам
  • Денежное дерево
  • Заповедник богачей
  • Двойной заплыв
  • Барбос среди роз
  • Драма «Маскарад»
  • Опасная находка
  • Совещание под прикрытием
  • Логово львицы
  • «Военный совет» в «Молочном коржике»
  • Квест берет след
  • Ралли помимо воли
  • Боди-комбат в бассейне
  • Старые герои на новой сцене
  • Романтический дружинник
  • Заминка. Окончание тренировки