КулЛиб электронная библиотека 

На границе империй. Том 3 [INDIGO] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



INDIGO На границе империй. Том 3


Надоели драконы и школы магии?

Нравиться экшен и драйв?

Вы нашли что искали!



ГЛАВА 1

Часть 1


Мы вышли из гиперпространства, и я сразу бросил взгляд на показания радара. Всё было в порядке в родной системе. Линкоры висели там же, где я их оставил. Все корабли, что оставались в системе, находились на своих местах. Станция также висела там, где и должна была. Картинка на экране была спокойная и умиротворяющая. Вот и вернулись. Теперь можно отдохнуть и расслабиться, но появилась Зараза.

— Командир вам срочный вызов.

— От кого?

— Командование флота.

— Давай на большой экран сейчас поздравлять будут.

На большом экране появилась голова вице-адмирала и сразу начала орать.

— Тебе кто разрешил покинуть систему?

— Так вроде мне никто и запрещал?

— У тебя полный бардак на станции, а ты взял и улетел!

— Какой там бардак?

— Он меня ещё спрашивает. Кто из нас командир станции ты или я?

— Наверно ты.

— Чего? Это ещё почему?

— Ну как? Ты больше меня знаешь.

— Вот я и говорю тебе, у тебя полный бардак на станции твориться. Немедленно наведи порядок!

— Я меньше минуты как из гиперпространства вышел, мне до неё ещё долететь нужно. Как только долечу туда, так сразу разберусь.

— Хорошо. Теперь докладывай как у тебя дела. Почему тебя так долго не было?

— Ремонтировали корабли свои и трофейные итак еле успели до прилёта к ним подкрепления.

— Большое подкрепление?

— Линкор и четыре крейсера с ним.

— Скинь данные.

— Зараза перешли данные командованию по кораблям, что вышли из гиперпространства перед нашим уходом. Получили?

— Да, смотрю.

— И почему ты убежал от них? Нужно было тоже их уничтожить!

Сказал он это, явно подначивая меня. Шутку я понял.

— Так трофеи уже складывать некуда было. Пришлось оставить на следующий раз. Правда, по пути других уничтожил.

— Ещё кого-то?

— Они совсем обнаглели, взяли нас и выдернули из гиперпространства в соседней системе. Пришлось объяснять кто здесь главный.

— И как? Успешно?

— Да. Они всё осознали, раскаялись и обещали больше так не делать, правда после того как мы их взяли на абордаж.

— Много пленных?

— Размещать уже негде.

— Это хорошо. Скинь данные по ней.

— Зараза перешли данные по последней схватке. Почему кстати хорошо?

— Будет новая информация о них.

— У вас что мало?

— Мало.

— У меня ещё два линкора висят полные информации.

— Вот, а ты взял и улетел!

— Ну не мог я сразу оказаться в двух местах одновременно, когда улетал, на станции всё было в порядке.

— А теперь бардак!

— Сказал уже как долечу, разберусь и наведу порядок!

— Давай наводи. Как сам?

— Устал. Пришлось ударно поработать.

— Что с линкорами будешь делать?

— Не знаю ещё, прилечу на станцию, буду думать. Пока не до них было.

— Надо решать.

— Надо. Может сами сдадутся?

— Вряд ли, уже сдались бы.

— Значит, будем брать на абордаж, других вариантов нет.

— Тогда действуй.

После чего он отключился.

— По-моему начальство за меня сильно переволновалось — обратился к пилоту рейдера — Как ты считаешь?

— Это очень мягко сказано — ответила она.

— Давай станцию на экран. Будем разбираться, что у них там твориться.

Только сейчас заметил, что капитан рейдера сидел рядом совсем бледный. Похоже, переволновался бедняга, хотя он вроде как совсем был не причём. Да и все остальные в рубке были тоже какие-то напряжённые. Почему вот так получается? Только прилетел, и отдохнуть собрался? На экране появился Дед и с укором посмотрел на меня.

— Дед рассказывай, что у вас случилось? Не успел прилететь, как от командования втык получил.

— Бардак у нас твориться.

— Это я уже понял. Что именно происходит?

— После твоего отлёта, станция отметила победу над пиратами, в общем, вся станция напилась. Пьянствовали три дня, пока всё спиртное на станции не кончилось. Вся работа на станции встала. Сам понимаешь.

— Я так понимаю, что этим всё не закончилось?

— Нет. Побили витрины у магазинов, но это ерунда, вот только абордажники подрались с СБ и последних здорово побили.

— Убили кого?

— Нет.

— Это всё?

— Есть ещё, но больше так по мелочи.

— Значит так, я скоро буду на станции. Пускай к этому времени начальники СБ и абордажной секции подготовят свои версии прошедшего. Кроме того. На три дня на станции вводиться сухой закон. Запрещаю продавать спиртное кому либо. Оформи в форме приказов по станции.

— Сделано.

— Жди, скоро буду.

— Заждались мы тебя командир.

— Да ладно. Скоро новый командир будет.

— Ты в этом уверен?

— Конечно я не ведь не военный и это не моя работа.

— Поживём, увидим.

Он как-то с интересом посмотрел на меня и отключился. Интересно, что значит уверен? Прилечу, нужно будет выяснить, что он хотел этим сказать. Правда, долететь спокойно до станции не получилось.

— Командир, входящий вызов от командования флота — сообщила Зараза.

— Опять? Выводи на большой экран.

На экране появился совершенно незнакомый мне разумный в форме, но без знаков различия на ней и сразу начал задавать вопросы.

— Где курьер? — спросил он.

— Не понимаю, о каком курьере идёт речь?

— О том, которого вы захватили.

— Не понимаю о чём ты и ты вообще кто?

— Ты что головой ударился? Я начальник СБ восьмого флота.

— Во-первых, ничем я не ударялся. Хотя нет, наверно мог, когда мне твои руку отстрели, там же могли и головой ударить. Во-вторых, ничего я тебе рассказывать не буду. Вы все там крысы продажные!

— Чего? Да как ты смеешь мне не подчиняться?

— А с чего это я тебе должен подчинятся? Ты мне не начальник!

— Откуда тебя, только взяли такого?

— Как откуда? Сами назначили. Мне вот тоже интересно, как я очутился с помощью СБ в руках аварцев?

— Дил сам с ним поговори.

Думал появиться физиономия отца Милы, его имени я как-то до сих пор не выяснил, а на экране опять появилась незнакомая физиономия и опять без знаков различия.

— Ну, а ты ещё кто? — спросил его.

— Начальство нужно знать в лицо!

— Я новенький и никого не знаю в лицо, так что мне простительно. Поэтому повторю свой вопрос. Ты кто?

— Вообще-то я адмирал флота и заодно так между делом командующий восьмым флотом.

У меня появились сомнения на этот счёт. Возможно, сбшник мне кого-то непонятного подсунул. Повернув голову, посмотрел на капитана рейдера.

Он сидел в соседнем кресле, и на его лице было написано, что он готов куда угодно сбежать отсюда только не находится сейчас рядом со мной. Похоже это действительно командующий восьмым флотом и мой непосредственный начальник.

— Слушаю вас адмирал.

— Скажи мне что с курьером, которого вы захватили?

— Сдох.

— Что значит сдох?

— Это и значит. Повреждений у него не было, но по непонятной причине он умер. Медик сказала, что у него стояла такая ментальная закладка. Мы попытались сделать ему ментокопирование, но из этого тоже ничего не вышло.

— Данные по нему отправь.

— Зараза вышли данные по захваченному пиратскому курьеру, заключения медика и данные ментокопирования. Получили?

— Да. Пришло.

— Тело где?

— В трюме.

— Передашь его СБ.

— Передам не жалко.

— Зачем ты начальника СБ обидел?

— Это чем я его обидел?

— Назвал крысой продажной.

— Вообще у нас это взаимно и у меня есть масса поводов не любить их. За всё то что они мне сделали и делают, но именно здесь я не имел ввиду не его лично, а конкретно СБ как ведомство и у меня есть основания так думать.

— Что за основания?

— Мой анализ повреждений крейсеров говорит о том, что пираты знали, что за груз на борту этих крейсеров, а вот для меня это стало открытием.

— Тебе и не положено знать, что находиться на борту.

— Тогда откуда пираты об этом узнали и подготовили засаду на них?

— Перешли мне твой анализ повреждений крейсеров.

— Отправил.

— Вижу. Ну и что здесь такого? Пираты всегда стараются не трогать трюм.

— Это так, но замечу, что в районе трюма нет, ни одного попадания и это при достаточно большом количестве попаданий. Задайте данный вопрос искину. Какова такая вероятность?

— Да, очень небольшая.

— Думаю, что и допрос пленных подтвердит это.

— Посмотрим.

— Когда прилечу на станцию кому мне передать командование?

— Почему это ты должен передать командование?

Он удивлённо посмотрел на меня.

— Ну как, я ведь не военный?

— Как не военный, а кто разбил пиратов?

— Вообще-то я инженер и у меня контракт инженера?

— Мы подумаем, конечно, но пока заменить тебя некем, так что командуй дальше.

— Подумайте.

Он отключился, а я ещё долго смотрел на пустой экран. Ну и зачем мне это всё? Ремонтировал себе корабли на верфи, никого не трогал, а потом в один момент всё изменилось. Зачем я только согласился принять командование? Впрочем, моё мнение здесь как обычно никого не интересовало. Ещё на станции я думал, что как только появиться связь с флотом меня быстро заменят, но после разговора с командующим флотом я понял, что это не так и меня менять не собираются. У адмирала было искреннее удивление на мой вопрос о замене. Это я хорошо почувствовал как псион. Вот что означал вопрос Деда уверен ли я этом. Он знал, что меня не собираются менять. Стало многое понятно. Понятно, что мне теперь придётся вкалывать за двоих. Каких двоих? За всё командование. Интересно Макс жив? Очень надеюсь на это. Мне его помощь очень понадобиться. Где вот только мне взять столько сил и времени на всё это?

Как только корабль пристыковался к станции, в переходном шлюзе появился лейтенант СБ который меня арестовывал. С ним был дроид и ещё двое из СБ. Они сразу прошли на корабль и направились ко мне в рубку. Он обратился ко мне сразу без всяких приветствий.

— Мне приказано забрать тело пиратского курьера.

— Забирай, не вижу проблемы, только распишись в том, что ты его получил. Можешь вообще все тела пиратов забирать из трюма.

— Они мне не нужны. Мне нужно только это.

— Не нужны, так не нужны. Зараза скажи Крису пускай подойдёт в трюм и выдаст лейтенанту тело пиратского курьера.

— Выполнено.

— Трюм сами найдёте или вам нужен сопровождающий?

— Сами найдём.

Они развернулись и ушли. Интересно чего это он такой злой? Впрочем, по голове, за то что они проморгали теракт, точно не погладили. С другой стороны он ведь не начальник СБ. Интересно, а начальник СБ был при взрыве на командном пункте?

— Зараза запроси список разумных находившихся в командном центре при взрыве.

Почти сразу пришёл запрашиваемый список и быстро пробежавшись по списку, очень расстроился. Макс был в списке погибших, а на его месте должен был быть я. Мне повезло, что бывший командир станции не жаждал общения со мной. Начальник СБ также был в этом списке. Список погибших был подтверждённый, и это означало, что их тела найдены. Командир станции, оба его заместителя, начальник СБ на тот момент, старший техник и два диспетчера. Из всего списка мне было искренне жать Макса и девушек диспетчеров. Они были невинными жертвами, а диспетчерам не повезло вдвойне. Они дежурили обычно по одной, а в момент взрыва у них была пересменка.

— Зараза статус лейтенанта СБ находящегося на борту.

— Начальник Службы Безопасности.

— Понятно.

Тяжело мне с ним придётся. Он меня недолюбливает и это мягко сказано. Вот только теперь он мой подчинённый и посмотрим кто кого. Пока я следил по камерам за их действиями. Они быстро забрали тело и ушли. Впрочем, тяни не тяни, а придётся идти на станцию разбираться с делами и собравшись с духом направился туда. У выхода меня уже ждали два вооружённых абордажника и сразу последовали за мной. Первым делом на командный пункт. Не успел выйти из корабля как на меня обрушилась гора сообщений от искина станции. Когда они закончили поступать, нейросеть сообщила, что поступило четыреста четыре сообщения. Судя по всему, проблемы у меня только начинаются. Читать сообщения пока не стал. С этими проблемами буду разбираться позже.

В командном центре на месте были и Дед и Мила. Внутри выяснилось, что меня здесь ожидала пантера, и когда я приблизился, атаковала меня и чуть не задушила в своих объятьях.

— Мила ты меня задушишь и раздавишь.

Только после этого она меня отпустила.

— Извини, я не хотела. Мы очень переживали за вас — и посмотрела на Деда, видимо ища поддержку у него.

Дед только усмехнулся, поймав её взгляд.

— Всё в порядке Мила. Мы победили.

— Мы знаем. С кем вы ещё успели повоевать?

— Пират одиночка в соседней системе попался и выдернул нас и из гиперпространства. После чего сильно пожалел об этом.

— Уничтожили?

— Зачем? Без проблем взяли на абордаж.

— Что много пленных?

— Много, девать некуда. Кстати скоро два болельщика выйдут из гиперпространства. Нужно их будет отправить в туже систему, пускай притащат в эту систему корабли контрабандистов и пирата.

— Контрабандисты там, откуда взялись?

— Пират на них напал, и груз у них хотел захватить. У них полный трюм наркоты был. Дед ты не знаешь, что с наркотой нужно делать?

— Ты что сделал?

— Ничего. Оставил всё там и улетел.

— Вообще всё зависит от того какая наркота. Оприходуем её на склад, а финансисты потом сами разберутся. Зря ты её там оставил.

— У меня не куда её было складывать. Все корабли забиты трофеями. Даже трофейный крейсер и тот заполнен под завязку. Он кстати скоро должен появиться.

— Удачно вы слетали.

— Неплохо. Один только тяжёлый крейсер сколько стоит. Отличная вещь. Защита у него супер. Как выйдет, стыкуйте его к станции и на разгрузку. На нём экипажи с двух наших разбитых крейсеров.

— Поняли, а что за два болельщика?

— Болельщики это два местных буксира.

— Почему болельщики?

— Потому что болели за нас и комментировали, когда мы с пиратом дрались.

Перекинул им запись боя и их комментарии в эфире, а также координаты системы, где всё происходило. После чего потерял их на несколько минут. Мила первая вернулась обратно.

— Точно болельщики. Быстро ты с ним разобрался.

— Что с ним возиться? В общем, болельщиков нужно будет отправить туда.

— Поняла. Сделаем.

— Кстати я слышал, что ты хулиганишь здесь?

— Что настучали уже?

— Почему сразу настучали? Они болтали, а я услышал.

— Понятно. Наказывать будешь? Мне от отца уже влетело.

— Раз влетело, значит, не буду. Дед как она? Справляется?

— Толк будет, несомненно.

— Я уже скоро базы под разгоном выучу.

— Молодец, какая. Вот видишь, а вначале не хотела.

— Мне понравилось, и я не против работать диспетчером.

— Ну и отлично. Рассказывайте, что у вас происходило.

Выяснилось, все проблемы были из-за меня. Потому что я улетел. Проблема была в том, что новых командиров назначить было некому, и связи с флотом также не было. После моего отлёта и гибели Макса назначить и распределить техников, на ремонтные работы, было некому. Назначить старшего техника на место Макса также было некому. Почему это не сделал Дед, я не понял. Он дожидался, когда закончиться ремонт в месте взрыва и появиться связь с флотом, а связь с флотом появилась совсем недавно. После этого был назначен новый старший техник, и ремонтные работы по станции начались. Пока на ней не было главного, на ней был полный бардак. Чем занимались начальники подразделений мне было не очень понятно, но после того как исправили связь всё вошло в режим нормальной работы. Заместителей мне пока не назначили, это я сразу проверил. Непонятно почему. Назначили только нового главу СБ и старшего техника. Кроме того утвердили мои решения по Миле и перевод её в диспетчера. Под всеми этими решениями стояли подписи её отца. Меня это не удивило. Немного удивило, что она теперь совсем непротив работать диспетчером. Это выглядело немного странно, учитывая с каким трудом, мне удалось заставить её сесть за пульт. Впрочем, возможно ей действительно понравилось работать здесь. Дед её сразу хвалить начал, но это было понятно почему. Наверняка он в курсе, чья она дочка и её отец провел с ним разъяснительную беседу. Нужно будет потом посмотреть, о чём они разговаривали. У меня теперь должен быть доступ ко всем камерам как командира станции. Хотел назначить на завтра планёрку, но задумался. Как-то мне совсем не хотелось повторять ошибки предшественника и собирать всех в одном месте. Кроме того в этом командном центре не было места для заседаний как в прежнем. Нужно будет посмотреть, что стало со старым командным центром. Впрочем, зачем откладывать? Сейчас и посмотрю.


Часть 2


Быстро выяснилось, что от старого командного центра ничего почти не осталось. Остатки переборок у пола и всё. Записи показали, что взрыв был не в диспетчерской, а комнате для совещаний. Диспетчерская пострадала, но меньше чем комната, где произошёл взрыв, большую часть ударной волны погасила переборка. Сейчас в этом месте не было ни пультов управления, ни их обломков. Восстановить это всё конечно было можно, но сейчас было точно не до восстановления. Вот только где проводить совещания теперь?

— Искин где на станции есть место для совещаний?

— В вашем кабинете.

— У меня, что есть кабинет? Впрочем, вопрос отменяется. Дай мне дорожку до него.

Кабинет оказался недалеко отсюда, но удивило меня другое. На входе меня встретила секретарь.

— Добрый день командир — поздоровалась она.

— Добрый день. Извините, я не знаю, как вас зовут?

— Элла.

— Элла покажите мне, где и что здесь находиться, а то я только сейчас узнал, что у меня есть кабинет для работы.

— Не только кабинет. Оставьте охрану в приёмной, я вам всё покажу.

— Конечно.

Парни кивнули и сели на диван, а мы пошли в кабинет. Он располагался сбоку от приёмной и был большим по размеру. В нём я насчитал больше двадцати кресел стоящих вокруг длинного стола.

— Вот это ваш кабинет для заседаний в расширенном составе.

— Это я уже понял.

— Здесь же находятся ваши личные апартаменты.

Она открыла ещё одну дверь, и мы зашли в соседнее помещение. Каюта была большой. Обстановка в ней не была шикарной, но и бедной её назвать язык не поворачивался. Большая кровать с балдахином находилась у дальней стены. Мягкая обивка была везде под старину с золотым отливом.

— В ней жил ваш предшественник.

— Его вещи забрали?

— Нет, я ничего не трогала. Ждала вашего распоряжения по этому вопросу.

— Скажите, он был женат?

— Нет.

— Дети у него были или близкие родственники?

— Не знаю. Мне об этом ничего неизвестно. Посмотрите его личное дело. Вот только если вы хотите отправить его вещи им, сделать это будет проблематично, учитывая окружающую нас обстановку.

— Наверно вы правы и я подумаю, как поступить с его вещами. Пускай пока всё останется как есть, я всё равно буду жить как раньше, на борту корабля.

— Вам конечно видней, но думаю, здесь вам будет комфортнее.

— За комфортом я не гоняюсь и на корабле жить уже привык.

— Как хотите. Могу я вам ещё чем-то помочь?

Она была явно разочарована этим.

— Думаю, я дальше сам разберусь.

— Что же, я всегда рядом и помогу вам в решении любых вашим проблем. Это моя работа.

— Очень хорошо, что вы будете рядом и ваша помощь мне понадобиться.

Она ушла, оставив меня одного. Одни проблемы кругом. Даже с вещами бывшего начальника не знаю, как поступить. Как мне с этим всем разобраться? Они что специально мне замов не назначили? Чтобы я утонул в этом ворохе проблем, которые у меня есть. Это, похоже, какая-то проверка. Дед почему-то увильнул от решения проблем. Решив всё повесить на меня. Впрочем, его можно понять. Возможно, и я в его возрасте буду так поступать. Ладно, хватить себя жалеть нужно проблемы решать. Первую очередь нужно, что-то делать с его вещами. Запросил его личное дело у искина, но в доступе к нему мне искин отказал. Может продать всё, а деньги перевести родственникам. Опять я не знаю, если у него родственники и где они. Вызывать по этому поводу вице-адмирала совсем не хотелось. Соберу все вещи в одну кучу и потом что решу, что со всем этим делать. Вот только ничего ценного из вещей у него не оказалось, разные мундиры и немного гражданской одежды. На полках стояли непонятные фигурки, сложил их вместе с одеждой. Вроде всё. Стоп! У любого капитана есть сейф. Здесь он тоже должен быть.

— Искин в этих помещениях есть сейф и если есть, где находиться?

— Сейф есть, и находиться в шкафу за потайной панелью.

По наводке искина нашёл потайную панель и за ней обнаружился сейф.

— Искин у тебя есть коды доступа к нему?

— Коды доступа есть, но предыдущий командир мог их сменить.

— Вышли мне их.

Коды доступа подошли. В сейфе лежал новый бластер, очень неплохая моделька, но у меня сейчас был и новей и лучше, а также три банковских чипа. На одном чипе, с задней стороны, чем-то острым был нацарапан логин и пароль. Коды доступа подошли, и на чипе обнаружилась приличная сумма в триста тысяч кредов. Два других чипа были новыми и чистыми. Интересно, зачем понадобилось подписывать логин и пароль с обратной стороны? Кроме того сумма на чипе была ровной. Триста тысяч не кредом больше или меньше. Всё это сильно смахивало на то, что этот чип ему передали как взятку. Вот только взятку за что? Впрочем, сейчас это уже не узнаешь, наверняка у искина нет никаких данных об этом. Как мне с этими деньгами поступить? Стоп, а если это СБ подсунуло, а потом заявит что это моё?

— Искин зафиксируй. При вскрытии сейфа командира в его каюте мною были обнаружены: три банковских чипа, оружие бластер модели Корх и две нераспечатанные бутылки спиртного. Больше там ничего нет.

— Зафиксировано.

Убрал всё обратно и сменил код сейфа. Если это всё подстава СБ то не на того напали. Деньги были не малые, и за что он их мог получить, было не понятно. Порылся в ящиках стола, но больше почти ничего из его личных вещей не нашлось. Сложил все найденые вещи в сумку и убрал её обратно в шкаф.

С этим вроде всё. Как бы ни так. У него ещё заместители были.

— Искин где находились каюты заместителей командующего?

Каюты оказались совсем рядом на этом же уровне станции. Придётся ещё ими заняться.

В приёмной Элла с интересом слушала мою охрану. Парни ей увлечённо рассказывали о том, как мы слетали, а в ответ она их чем-то угостила. Они сидели с кружками.

— Элла каюты заместителей тоже не трогали?

— Нет. Ждали ваших распоряжений.

— Тогда я туда. Соберу и вещи там. Парни сидите здесь, я скоро вернусь — это рядом.

— Как прикажете.

— Каюты заместителей оказались такими же точно. Только не было приёмных и комнаты для совещаний. Личные вещи у них оказались как под копирку. Практически всё одинаковое. В основном комплекты формы, как у командира. Сложив всё в сумки, хотел уходить.

— Искин, а сейфы в каютах заместителей командира есть?

В ответ получил схему расположения сейфов и коды доступа к ним. Вскрыл первый сейф и обнаружил в нём два банковских чипа, бластер и две бутылки спиртного. Когда вскрыл второй, уже не был удивлён, обнаружив в нём три бутылки спиртного. Однако и бластер, и чипы также нашлись. Изъял всё оттуда под протокол.

— Элла скажи мне одну вещь. Бывший командир с его заместителями были братьями или родственниками? — спросил секретаря когда вернулся к себе.

— Насколько я знаю, нет.

— Странно. У них все вещи и содержимое сейфов практически одинаковое как под копирку.

— Они выросли в одном приюте, поэтому привычки одинаковые.

— Тогда понятно. Они не оставили никаких распоряжений на случай их гибели?

— Нет, ничего такого.

— Что обычно в таких случаях делают с вещами?

— На ваше усмотрение.

— Тогда, наверное, стоит их отправить в детский приют на планете. Думаю, они были бы не против этого.

— Нужно только оставить парадные мундиры для торжественных похорон. Вам он тоже понадобиться.

— Элла, зачем он мне? Я ведь не военный?

— Я знаю, но так положено.

— Тогда если так положено не могла бы вы мне его заказать, а то я не знаю где и как это делать.

— Конечно, я всё сделаю. Мне только нужен размер вашей одежды.

— Держи, вот мой размер.

— Получила, сейчас всё закажу.

— Я оставлю сумки с их вещами в каюте, если что-то будет нужно, возьмёте.

— Хорошо. Может их вещи лучше продать, а вырученные деньги отправить в приют?

— Наверно так будет правильнее, зачем приюту их вещи?

— Тогда так и сделаем.

Вещи заместителей убрал в шкаф, кроме содержимого сейфов. Это сложил в свой сейф. Мне с трудом удалось в нём всё разместить, одна бутылка даже не влезла.

Решил, что она лишняя и стоит попробовать её содержимое. Мне это было сейчас необходимо. Хотя они недолюбливали меня, но ничего плохого мне не делали. Надеюсь, мне не придётся ещё вещи Макса собирать.

— Искин что с каютой бывшего старшего техника?

— Каюта заблокирована до вашего распоряжения по ней.

— Нет только не это. Искин у меня есть доступ к его личному делу?

— Подтверждаю, доступ есть.

— Тогда скинь мне его на нейросеть.

Посмотрим что по нему. Вырос на небольшой станции на фронтире. Родители работали техниками на станции. Третий ребёнок в семье. Дальше всё шло по службе. Отправлен на эту станцию в качестве наказания. Мошенничал с запчастями для дроидов, но за руку был не пойман. После этого в таких делах был не замечен или не пойман. Впрочем, всё это было уже неважно. Придётся идти и разбираться с его вещами. Налил себе в стакан содержимого бутылки, и одним залпом его осушил, после чего отправился к нему в каюту. Каюта у него была самой обычной, как и у всех на станции. Когда я прилетел сюда, меня поселили в точно такой же. Вещей у него оказалось немного, в основном это была гражданская одежда и два запасных рабочих комбинезона. Самом дальнем углу шкафа, обнаружился комплект его парадной флотской формы. Было видно, что он его давно оттуда не доставал. Сложил всё содержимое шкафа в его рюкзак и посмотрел на голографические рамки на столе. На одной рамке он был со всей семьей. На двух других с друзьями. Везде был как живой. Вспомнилось, как совсем недавно мы вместе отмечали в баре мой первый отремонтированный корабль, а теперь его уже не было. Убрал рамки в рюкзак. Как тяжело хоронить друзей.

— Искин в каюте есть сейф?

— Отрицательно. Сейф отсутствует.

— У него есть рабочий кабинет?

— Есть — мне пришла отметка на карте станции.

Его кабинет оказался совсем недалеко от кабинета главного инженера. Впрочем, я там никогда ничего ценного не держал. Наверняка и он там ничего не держал. Здесь в каюте? Вряд ли. Скорей всего если и были у него заначки, то спрятаны где-то на станции. Значит, на этом всё.

— Элла вещи старшего техника тоже у меня в шкафу. Все ограничения на доступ в их каюты я снял.

— Поняла. Вам осталось ещё решить, что делать с каютой бывшего начальника СБ и диспетчеров.

— Пускай они сами с ней разбираются.

— Боюсь, что они осмотр должны делать в вашем присутствии.

— Пускай тогда, кого-нибудь туда пришлют для осмотра, я сам сейчас туда подойду.

— Уже передала и они сказали что будут.

У каюты меня уже дожидался новый начальник СБ и как обычно не один. Они быстро собрали все вещи и вскрыли сейф. Кроме бластера в нём ничего не оказалось. Бластер они изъяли. После чего устроили обыск в каюте. Проверяли на жучки и ещё не понятно на что. В итоге ничего не нашли и забрав все вещи ушли к себе. Сам я не прикоснулся ни к чему в каюте. Выйдя из каюты последним, снял все ограничения на посещение каюты у искина. Всё. С этим вопросом разобрались.

— Командир?

Рядом стоял новый начальник СБ до этого не сказавший мне ни слова.

— Что?

— Вы видели мой рапорт?

— Нет. У меня не было пока времени разбираться с рапортами.

— Тогда я буду ждать решения.

Мы разошлись в разные стороны. Если предыдущий начальник СБ меня не любил, этот, похоже, ненавидит.

— Что случилось командир? — спросила Элла, когда я вернулся обратно.

— Ничего особенного. Просто у нас взаимная нелюбовь с СБ.

— Вам ещё осталось решить вопрос с диспетчерами.

— Элла отправь, кого нибудь к ним. Может из их друзей или знакомых. Пускай решат вопрос с их вещами. Мне только для полного счастья в женском белье рыться не хватало, итак на душе погано от всего этого.

— Понимаю, но это часть вашей работы.

— Знаю.

— Тогда я сама всё решу. Вы только снимите ограничение на доступ в каюты.

— Уже снял.

Работка у меня теперь была, будь она неладна. Как хорошо было работать инженером. Очень хотелось выпить. Налил себе стакан и одним залпом его осушил. Налил себе ещё, но выпить не успел, засветилась большая панель в кабинете, и искин объявил, что на связи командование флотом.

Моего желания искин не спросил, сразу включив связь. На экране появился отец Милы.

— Вижу, что ты уже добрался до станции.

— Да. Только начал разбираться с делами.

— Я за тебя принял ряд назначений, остальные сам примешь.

— Я видел и непротив.

— Ты что отмечаешь? Начало своей работы в качестве командира?

— Если бы. Занимался разбором вещей погибших при взрыве в командном центре и организацией похорон.

— Понимаю. Это самая тяжёлая часть нашей работы. Хоронить друзей.

— Очень тяжёлая я вам скажу. У меня нет доступа к личному делу бывшего командира, может у него есть друзья или близкие?

— Нет у него никого. Он с приюта, а все его друзья погибли вместе с ним.

— Тогда отправлю всё в приют.

— Правильно. Слушай, на тебя жалоба поступила.

— На меня? Какая ещё жалоба? Откуда? Ведь я только прилетел?

— В СБ пришла.

— Опять это СБ. На что они теперь жалуются?

— На то, что ты сожительствуешь с двумя пилотами.

— Это полная ерунда. Это всё?

— Нет не всё.

— Тогда что ещё?

— Пишут, что ты рабынь себе ещё завёл и заставляешь их заниматься проституцией с экипажем корабля.

— Какой бред.

— Что ты по этим вопросам готов пояснить?

— По поводу сожительства это правда, но эта была вынужденная мера. Когда я улетал, взял на корабль дополнительно абордажников, вместо двадцати их было сорок и всем на корабле пришлось уплотниться, чтобы всех разместить. После боя и абордажа корабля были серьёзно повреждены несколько кают как раз этих девушек пилотов. Мне было нужно их где-то разместить. Вот я их и разместил у себя в каюте. Других вариантов просто не было. Причём это было сделано с их согласия. Кроме того мы почти не виделись. У нас вахты не совпадали.

— Это ерунда, но они проверят. Что по второму вопросу? Это серьезные обвинения.

— По второму вопросу всё полное враньё. Действительно я нашёл на пиратском корабле четырёх рабынь и привёз их на корабль, но я их не заставлял торговать собой. Это была просьба абордажников корабля и я предложим девушкам заработать, но исключительно на добровольной основе. Их никто силой не заставлял. Все было сделано по расценкам борделей, которыми парни пользуются на планете. Кроме того я не получил с них ни одного креда. Это всё их деньги. Они им понадобятся для установки новых нейросетей. К выше заявленному, могу добавить, что я освободил от пиратов ещё одну рабыню, а также радужного лемура. Она кстати из наших флотских оказалась. Лемура я подарил одной девушке технику совершенно бесплатно, так что мне полается очень большое повышение рейтинга особенно за лемура.

— Смотри, как бы он у тебя ещё не понизился, а то уже носишь оружие в открытую.

— Куда уже ниже? Он и так на самом дне и потом кто меня арестует за его ношение? У меня охрана у дверей сидит.

— Доказательства есть?

— Чего? Что освободил или подарил бесплатно?

— Что рабыни добровольно согласились оказывать услуги.

— Конечно. Вот записи с моей нейросети. Все было исключительно под контролем медика корабля и на добровольной основе. Никто из них не пострадал.

— Это хорошо, но они всё проверят.

— Не вижу проблемы, пускай проверяют.

— Быстрее разбирайся с текущими проблемами станции.

— С ними за пять минут не разберёшься, меня просто завалило проблемами, как только я появился здесь.

— Кто сказал, что будет просто?

— Никто.

— Работай.

Он отключился.

Хотя бы раз поздравил и сказал, что молодец отбил нападение. Каждый раз мне приходиться оправдываться. Экран ненадолго погас и почти сразу включился вновь.

— Слушай, чуть не забыл, а где пиратские искины?

— В оружейке были.

— Собери их на станции в одно место и никому не давай доступ к ним.

— Что даже СБ?

Он посмотрел немного в сторону и ответил.

— Даже СБ.

— Начальнику СБ привет передавай. Что он там прячется?

— Не хочет тебя волновать.

— Сделаю. Вот только на тяжёлом крейсере стоит один повреждённый пиратский искин и без него он не полетит.

— Там два было?

— Да. Причём была реализована очень хитрая схема. Кораблём управляли два искина, причём второй был тайный и был сделан, так что при захвате первого он разгонял реакторы и взрывал корабль.

— Он нас очень интересует.


Часть 3


— Он сохранился и сейчас лежит в оружейке, а вот главный искин был повреждён во время боя и сейчас стоит на месте тайного. Без него все системы не работают.

— Снимай его тоже и вези к остальным.

— У меня тогда самый сильный корабль станет кучей железа.

— Найдёшь что-нибудь другое на его место.

— В том то и дело что ничего нет.

— Придумаешь чего-нибудь. Ты на это дело мастер.

— Что я должен придумать? Не может быть? Меня похвалили или мне это показалось?

— Тебе показалось. Снимай с него искин и вези к остальным.

— Слушаюсь. Как только он прилетит на станцию, сразу сниму.

— Он что ещё не прилетел?

— Нет. Он с буксирами пока летит в гиперпространстве.

— Тогда как прилетит.

— Сделаю.

Экран погас, а я задумался. Мне совсем не хотелось терять свой ударный кораблик. Он хорошо показал себя в бою. Правда, самое интересное было в другом. Судя по всему, начальник СБ флота не доверял местному СБ и поэтому попросил меня забрать все пиратские искины. Становиться всё чудесатее и чудесатее. Впрочем, после смерти двух начальников СБ у любого появиться множество вопросов, почему так получилось. Мало того, получается что для командования флота я единственный кому здесь можно доверять. Становиться очень интересно и очень опасно. Как бы мне не отправиться следом за бывшим командиром. Впрочем, разберёмся, а пока нужно найти место, куда можно сложить все искины.

— Искин покажи на карте станции свободные помещения, которые можно использовать под небольшой склад.

Таких помещений оказалось совсем не много, но одно оно оказалось совсем рядом и числилось за Эллой.

— Элла зайди.

— Слушаю командир.

— За тобой числиться маленькое помещение рядом.

— Есть такое. Там у меня небольшая кладовка.

— Пойдём, посмотрим его.

Помещение оказалось совсем рядом и в нём были установлены стеллажи. На полках лежало всего несколько коробок.

— Подойдёт.

— Элла мне временно нужно это помещение и я забираю его.

— Если нужно забирайте, вот только куда мне девать коробки?

— Можно перенести ко мне в каюту и сложить в шкаф.

— Как скажите.

— Тогда зови парней. Пускай всё это сносят туда.

— Это приказ?

— Конечно. Искин приказ для капитанов всех кораблей участвующих в рейде. Все захваченные пиратские искины доставить на этот склад. После доставки искинов помещение блокировать, доступ только у меня. Повторяю доступ в помещение только для меня. При любых попытках приблизиться или проникнуть внутрь помещения подымать охрану и извещать меня немедленно.

— Принято. Рекомендую установить камеры у входа и внутри помещения.

— Рекомендация принята. Приказываю старшему технику прислать сюда техника и установить требуемые камеры для круглосуточного наблюдения.

— Принято.

— Элла проконтролируй всё здесь.

— Сделаю. Зачем всё это? Ведь можно их и на склад отправить.

— Приказ командования флота.

— Поняла.

Ей совсем не нравились, что у неё отобрали её маленький склад. Впрочем, думаю, что это ненадолго.

Вернувшись к себе, задумался над тем, какая жаба накатала на меня жалобу командованию. Собственно здесь был один вариант. Это капитан корабля.

Непонятно было одно. Зачем он это сделал? Может это своеобразная месть мне? Вот только он сам устранился от командования и не оставил мне выбора.

Нужно будет забыть про него, когда стану готовить приказ про отличившихся в рейде. И пускай не мечтает, я сейчас его корабль точно не покину.

Опять включился экран и появился вице-адмирал.

— У нас здесь возник вопрос.

— Какой?

— Как ты узнал, что у пирата два искина?

— Это элементарно. Когда я попал на захваченный корабль и осмотрел повреждения, быстро понял, что моей ракетой ему повредило основной искин, а он двигался после этого. Значит, есть второй и я начал поиск его.

— Как ты его нашёл?

— Можете запросить данные у Заразы.

— Это кто?

— Это искин рейдера, на котором я был. Она делала все расчёты.

— Хорошо, а как ты узнал, что он должен был взорвать корабль?

— Здесь всё сложнее. Когда установил на место основного искина искин с нашего крейсера, у меня заработало почти всё, кроме генераторов и двигателей, а когда переставил его на место второго, заработали только двигателя и энергетические системы без систем управления кораблём. Вот только я видел, что корабль летел на одном втором искине, а у меня не хотел.

— Тогда ты поставил повреждённый искин и всё заработало.

— Совершенно верно, при этом задумался, а зачем было нужно делать так сложно. Ответ был простым, что это своеобразная противоугонная система, а так как второй искин отвечал за генераторы, стало очевидно, как она примерно работает. Впрочем, я могу ошибаться.

— Вполне логичные выводы, правда, не для всех.

Он опять посмотрел в сторону и отключился.

— Заняться им там нечем. Дергают меня постоянно.

Похоже, занимаются изучением данных искинов и телеметрии кораблей прилетевших кораблей. У меня на повестке две проблемы, что мне делать с линкорами и ремонт станции. Скоро вернуться все корабли. Абордажникам всё равно будет нужно время, чтобы прийти в себя и отдохнуть. Потом они сами о себе напомнят. Очень заманчиво линкоры для них висят, а пока нужно посмотреть, что у них произошло с СБ. Посмотрел доклады обоих начальников и СБ и абордажной секцией. Пятнадцать абордажников после этого задержало СБ. Начальник СБ представил дело так, что они напали на сбшников. Вот только в его отчёте было только несколько обрывков записей с нейросетей и по ним было совсем непонятно, что там произошло и почему. Доклад начальника секции абордажников был прямо противоположным. Он написал, что драку спровоцировало само СБ и его парни не в чём невиноваты. Искин станции по моему запросу выдал, что записей с камер наблюдения на месте происшествия нет. Потому что камеры в тот день были на профилактике. Проверил данные техников, вроде это подтвердилось. Камеры были отключены для ремонта.

— Искин, завтра в начале рабочего дня хочу видеть у себя в кабинете начальников службы безопасности и абордажной секции.

— Принято.

— После них старшего техника с докладом о состоянии дел.

— Принято.

После этого зашёл в свой рабочий отдел как главного инженера. Как я и думал, там меня ожидало множество различных проблем требующих моего одобрения и решения. Начал разбираться с самыми срочными, требующими неотлагательных решений и завис надолго.

— Командир?

Открыл глаза и посмотрел на Эллу стоящую рядом.

— Что случилось?

— Мой рабочий день закончен. Вам ещё что-то нужно?

— Ничего не нужно. Ты можешь идти отдыхать. Скажи только что по складу?

— Всё в порядке, камеры установили, пиратские искины доставили и там сложили.

— Искин засекретить всю информацию о том, что храниться на этом складе. Элла тебя тоже касается.

— Буду молчать как рыба. Я пошла?

— Конечно, иди.

Хотел продолжить работу, но пришло уведомление искина о том, что мой рабочий день окончен. От работы кони дохнут, нужно отдохнуть и, забрав с собой недопитую бутылку, отправился на корабль. Возвращаясь, посмотрел по камерам как выполняется мой указ о сухом законе. В барах вроде все были трезвыми. У переходного шлюза торчали какие-то мутные личности и что-то обсуждали с Крисом. При моём появлении они быстро исчезли.

— Крис это кто?

— Перекупщики. Знают, что мы с добычей вот и интересуются, что есть на продажу. Они уже не первые сегодня.

— Понятно.

— Ваше пополнение покинуло корабль?

— Конечно, они сразу вернулись к себе. СБ было. Они забрали рабынь.

— Давно?

— Несколько часов назад.

— Медик ещё на борту?

— Да. Была у себя в медсекции. Они потом вернулись и забрали пиратскую девушку рабыню.

— Пускай забирают и проверяют. Это их работа. Отпустят завтра. Это я проконтролирую.

— Мне кажется, они под тебя копают.

— Руки у них коротки, под меня копать. Они жалобу на меня проверяют командованию. Похоже, её капитан накатал.

— Наш?

— Да. С меня уже командование потребовало объяснение. Думаю, там будет всё в порядке.

— Интересно тело пилота челнока им зачем?

— Не знаю, зачем оно им понадобилось. Меня вообще сегодня целый день командование мучило расспросами.

— Не только тебя. Докторшу нашу допрашивало СБ.

— Не удивлён. Тебя не допрашивали?

— Нет.

— Тоже могут допросить это всё из-за рабынь. Меня обвинили в том, что я ими торгую как рабынями.

— Серьёзно?

— Конечно. Вот они всё и проверяют. Думаю, проверят и успокоятся.

— Хорошо если так.

— Скажи мне лучше, когда вы будете готовы к абордажу линкоров?

— Нужно всё продумать и подготовиться.

— Пока отдых, но скоро придётся заняться ими. Начальство они сильно нервируют.

— Понял.

Не успел зайти на корабль, как пришло сообщение от медика. С просьбой зайти к ней. Пришлось идти.

— Зараза отключи все записи в медсекции.

— Выполнено.

— Слушай что происходит? Почему они забрали всех девушек и меня долго допрашивали?

— Не переживай. Ничего с ними не случиться. Просто одна жаба написала командованию, что я ими торгую, вот они и проверяют.

— Что это за жаба?

— Мне не сказали, но подозреваю что это капитан этого рейдера.

— Действительно жаба.

— Завтра у меня вызван начальник СБ на разборки, посмотрим, что он скажет.

— Ты ему там спуску не давай, и пускай отпускает всех. Они и так настрадались.

— Не дам. У тебя всё?

— Да.

— Тогда мне нужно выпить. Не хочешь мне составить компанию?

— Наливай и она достала два стакана из шкафа. Ты вроде установил сухой закон на станции?

— Это на станции, а мы на корабле.

Мы с ней допили бутылку, растягивая удовольствие.

Утром пришел на работу раньше назначенного времени, но меня уже кабинета дожидались оба начальника. Поздоровавшись с ними, обнаружил, что Элла также была уже на рабочем месте.

— Думаю, что вы уже понимаете, почему я вас вызвал, но начнём мы с другого. Первый вопрос у меня к начальнику СБ. Меня интересуют причины произошедшего теракт на борту станции, и что вы делаете, чтобы предотвратить подобное в будущем? Возможно, пока мы с вами здесь сидим, сюда уже едет очередной заминированный дроид.

— Сюда дроид проникнуть не сможет. Сюда есть допуск только у одного дроида уборщика. Который находиться только здесь и не покидает эти помещения.

— Почему тогда дроид убийца попал на командный пункт?

— Этот вопрос нужно задать бывшему командиру, именно он снял запрет на въезд дроидов на командный пункт.

— Откуда этот дроид вообще взялся?

— Был перехвачен и перепрограммирован в одном из тоннелей для дроидов.

— Что говорит его владелец?

— Он ничего не знает. Дроида перехватили, когда он ехал по станции с заданием.

— Кто был его владельцем?

— Один торговец из оширцев.

— Что за взрывчатка использовалась?

— Стандартная. Мы сейчас разбираемся, как она попала на станцию.

— Что по второму взрыву.

— Там также взорвался заминированный дроид.

— Кто это сделал, знаете?

— Идёт расследование.

— Понятно, значит, вы не знаете, кто это сделал.

— Этого я не сказал. Расследование идёт, и мы найдём убийцу.

— Почему убийцу, а не убийц?

— Скорей всего действовал одиночка.

— Посмотрим, что вы нароете.

— К вам вот тоже есть вопросы по этому происшествию.

— Какие?

— Почему вы не были на командном пункте? Возможно, вы знали, что будет такой теракт.

— Не смеши меня. Бывший командир сам отменил мою обязанность ходить к нему на утренние планёрки. Так что здесь никаких вопросов быть не может.

— Почему не может. Может ты заранее знал о готовящемся теракте.

— Разумеется, так хорошо знал, что не сбежал на планету, хотя мог это сделать, а остался здесь и сражался.

— Это была случайность.

— Конечно случайность. Вон командир абордажников улыбается, слушая бред, что ты несёшь.

— Это не бред, а гипотетическая возможность.

— С этим вопросом всё ясно, перейдём к следующему. Вчера я дважды просмотрел ваши доклады и скажу честно, ничего не понял из них.

В это момент загорелся экран панели и появился вице-адмирал. Он не стал ничего говорить, видимо решил не мешать совещанию.

Сам я к экрану сидел лицом, а вот они сидели спиной и не видели, что он появился на связи.

— Отчего же. Там как раз всё понятно. Они напали на нас за что и были арестованы — продолжил начальник СБ.

— Повторю, я видел ваши отчёты. В твоём отчёте только какие-то обрывки записей с нейросетей. Где все остальное? Из того что представлено совсем непонятно что там происходило. Непонятно также, почему все камеры наблюдения оказались на ремонте.

— Это точно не к моему ведомству вопрос, а к старшему технику.

— Он следом за вами будет, так что ему я это вопрос задам, а пока спрашиваю у вас. Где полные записи с нейросетей, а не какие-то обрывки от этих записей? Ты что молчишь начальник абордажной секции?

— Мне добавить к тому, что есть в моём докладе, нечего.

— Значит так. Скажу вам как псион. Вы оба мне врёте и что-то скрываете. Поэтому решение по вам будет следующее. Начальнику СБ приказываю отпустить всех задержанных абордажников.

— Боюсь это невозможно.

— Ты отказываешься выполнять мой прямой приказ? Искин зафиксируй это моё решение в форме приказа.

— Выполнено — сообщил искин.

— Не отказываюсь, но вы не можете мне приказывать их отпустить.

— Это ещё почему?

— У меня есть своё командование.

— Здесь я твоё командование и ты получил мой прямой приказ и обязан его выполнить.

— Я оспорю это решение у выше стоящего командования.

— Это твоё право, но я ещё не закончил. В наказание за драку все задержанные абордажники пойдут в первых рядах на абордаж линкоров, У меня мало абордажников лейтенант и мне каждый нужен, а ты арестовал пятнадцать отличных бойцов.

— Это ничего не меняет.

— Это многое меняет. Впрочем, есть вариант, я могу отправить вместе с ними твоих, всех кто участвовал в драке. Они ведь также провинились.

— Они ни в чём не виноваты. Они только пытались прекратить драку.

— Странно, а на записях предоставленных начальником абордажной секции они как раз участвуют, а не пытаются кого-то разнять. Так что им место рядом с абордажниками как провинившимся.

— Не боишься остаться совсем без СБ?

— Знаешь, не боюсь. Это не моя проблема у меня своих проблем хватает. Значит так и решим. Сегодня ты должен отпустить всех абордажников. Хватит им там находиться.

— Это не законно я оспорю это решение у командования.

— Не вижу проблемы, что скажете вице-адмирал?

Обернувшись, они обнаружили, что нас давно слушает командование.

— Думаю, что ваш командир принял правильное решение и сейчас нужны все абордажники.

— При всём уважении вице-адмирал вы не моё начальство — ответил ему начальник СБ.

— Твое начальство рядом сидит и тоже внимательно слушает.

На экране сменилась картинка, и появился начальник СБ флота.

— Отпусти всех. Это приказ! — сказал он.

— Понял — ответил ему начальник СБ станции.

— Скажи мне Алекс? Где сейчас находиться девушка рабыня? Наша флотская? — спросил меня начальник СБ флота.

— Должна быть у вас в СБ. Её ещё вчера забрали туда с корабля.

— Лейтенант, где она?

— Задержана. По ней много вопросов.

— Это, интересно каких? — спросил его.

— Интересных. Особенно интересно, зачем ты ей память стёр. Ты ведь не будешь это отрицать?

— Не буду. Стёр.

— Зачем? — спросил начальник СБ флота.

— Боялся, чтобы она ещё что-нибудь не сделала и не покончила с собой.

— Что произошло?

— Она пыталась ножом открыть капсулу с пиратом. Вот видео. Утром она ничего не помнила что творила. Док говорит, что у неё стояла ментозакладка, и она не понимала что делала. Поэтому мною было принято решение провести её ментокопирование и потом стереть ей память.

— Где оно?

— Вот оно, держите. У медика его нет, оно есть только у меня. Девушке здорово досталось и ей лучше ничего не помнить об этом. Не понимаю, почему их держат ещё в СБ.

— Их держат?

— Её и четырёх рабынь с корабля. Там всё очевидно и зачем они задержаны непонятно.


Часть 4


— Разберёмся — и он отключился.

— Дальше продолжим без командования. С этими вопросами разобрались, но у меня их ещё много. Лейтенант что будем делать с пленными?

— Нужно подобрать какое-то помещение на станции и туда всех переместить. В СБ столько пленных не поместятся. После этого взять их под охрану.

— Подберём что-нибудь.

— Начальник абордажной секции, что ты скажешь по этому поводу?

— Меня Вал зовут.

— Вал как ты думаешь, много пленных будет с линкоров? Насколько большое помещение потребуется?

— Думаю, нужны два помещения одно для рабов, а второе для пиратов. Какого размера даже не знаю. Сейчас непонятно, сколько там осталось пиратов.

— Ты прав. Сегодня подберу что-нибудь.

— Когда будет нужно идти на абордаж?

— Конкретных сроков мне не установили, но сказали, чтобы я решал эту проблему. Думаю, что вам всем стоит собраться в абордажной секции и обдумать решение этой проблемы. После чего доложите мне о том, что надумали.

— Понял. Сделаем.

— Время пока есть. Абордажники только прибыли с рейда и там им пришлось много поработать.

— Знаю.

— Думаю дать им небольшой отдых, а потом на абордаж.

— Так на планету не спустишься?

— Почему?

— Челноки кто-то сломал.

— Ты прав нужно их обратно отремонтировать. Значит, пускай здесь отдохнут.

— Так не с кем.

— Подумаю над этим вопросом. Командование хочет больше пленных пиратов, чтобы было кого допросить учтите это.

— Понял.

— Всё пока. Можете идти.

Вообще я чувствовал себя очень некомфортно, особенно когда подключилось флотское начальство и заставило меня объясняться с ними под их зорким взором, но диким для меня было совсем другое. Совсем недавно я прилетел сюда на корабле и ничего не знал об этом мире, а теперь отдаю здесь приказы. Мне самому от этого было страшно и совсем непонятно почему меня ещё не заменили. Ответ был один, им просто не на кого было меня заменить.

— Командир можно на два слова?

— Говори Вал.

— Наедине.

— Хорошо наедине.

Пришлось дождаться, когда ушёл начальник СБ.

— Говори Вал.

— Командир мои парни не виноваты. Это я точно знаю.

— Вал послушай меня. Сильно подозреваю, что это так и они там ни за что сидят. Меня самого там три месяца в одиночке держали.

— Тебя?

— Да и руку мне отстрелили. Что ты предлагаешь их всех за это арестовать?

— Они ведь специально это устроили.

— Понимаю, но твои тоже виноваты, раз они попались на эту провокацию. Давай представим, что завтра я прикажу арестовать всех сбшников. Прекрасно понимаю, что вы без проблем выполните этот приказ. Вот только кто потом будет заниматься допросом пленных пиратов и вообще работой СБ на станции? Ведь взрывателя они не поймали, как ты сам только что слышал, и он до сих пор где-то здесь на станции. Пускай работают, а я присмотрю за ними.

— Понял. Могу идти?

— Иди и скажи, чтобы старший техник зашёл.

Когда он вышел я понял что получил неплохого союзника в его лице. Вообще эти двое обладали реальной властью и силой на станции. Впрочем, я должен соблюдать хотя бы видимый нейтралитет между ними. В кабинет зашёл новый старший техник. Невысокий, по сравнению с Максом, значит, вырос на планете. В глазах уверенность и готовность выполнить любой приказ. Понял, что хотел посмотреть у искина досье на него, а забыл и теперь не знаю, как его зовут.

— Проходи, присаживайся, будем разбираться.

— Он сел на место начальника СБ.

— Начнём с одного вопроса, который меня волнует. Кто назначил профилактику камер в секторе станции там где произошла драка между СБ и абордажниками.

— Думаю Макс. Меня назначили только два дня назад.

— Ты не менял ничего у искина по просьбе СБ?

— Нет, и они ничего не просили меня.

Не врал.

— Как тебя зовут?

— Нилаз.

— Нилаз я вчера посмотрел и утвердил многое по станции, но проблем ещё много.

— Конечно, я подготовил доклад, как вы приказали. Он у искина.

— Времени на него совсем нет, потому посмотрю его позже, а пока рассказывай какие у нас главные проблемы.

— Проблем хватает. Основной урон системам нанесла вода, которая вылилась из повреждённых водопроводных систем. Нужно было отключить искусственную гравитацию, тогда бы это не произошло.

— Нужно. Вот только времени у меня тогда совсем не было. Пиратов ведь не попросишь подождать немного, пока я всё подготовлю.

— Понимаю.

— Тогда мы с тобой сейчас пойдём по станции, покажешь, где требуется моё участие, и будем решать по ним.

— Конечно, но их много предупреждаю сказу.

— Знаю. Разберёмся. Не в первый раз.

Весь день мы с ним занимались решением актуальных проблем станции. Поломок оказалось много, но к счастью все они не были критическими. Однако нужные запчасти для ремонта расходовались с большой скоростью. Радовало, что основные системы станции почти не пострадали.

Вечером меня у шлюза уже поджидал Крис. Наверняка он знал от моей охраны, где мы находимся и куда движемся.

— Алекс ты сказал Валу, что организуешь отдых здесь?

— Я такое сказал? Хотя действительно сказал. Что случилось?

— Вернулись обратно твои рабыни.

— Только ты не начинай «Мои рабыни».

— Не переживай я никому не скажу — ответил он с улыбкой — Мы здесь подумали, может они непротив, продолжить с нами общение?

— Вначале нужно с ними поговорить и посмотреть в каком они состоянии.

— В нормальном. Не переживай их в СБ не били.

— Вы не медики, я вначале с нашим медиком поговорю, после этого что-то решу.

— Как скажешь.

Док уже ждала меня в медсекции вместе с ними.

— Рассказывай как они?

— Физически не пострадали, но давили на них сильно.

— Меня абордажники замучили.

— Чего такое?

— Понимаешь, так получилось, что я изломал оба пассажирских челнока летающих на планету.

— Зашёл ты издалека.

— Есть такое дело. В общем, парни хотят продолжить общение. Им женская ласка требуется, тем более что им скоро идти на абордаж.

— У тебя и так полно проблем из-за них.

— Да это разве проблемы. Приказал сегодня начальнику СБ отпустить их и командование поддержало меня. Так что этой проблемы больше нет.

— Что ты задумал?

— Организовать бордель здесь, если нельзя отправить их на планету. Можно конечно отправить их вниз на абордажных ботах, но не хочется, пока пираты рядом находятся.

— У тебя точно будут проблемы.

— Разберусь. Меня больше волнует как они?

— В порядке, напуганы только.

— Что по нашей?

— Это тебя надо спрашивать. Кто из нас командир станции?

— Вроде я, но у меня столько проблем, что я сейчас просто зашиваюсь. Мне не поступало никаких указаний на счёт её. Скорей всего идёт проверка. Слушай, а на каком корабле ты обычно служишь?

— Не на корабле, а на станции.

— Тогда тебе придётся продолжить с ними возиться. Понимаю, что это не твоя работа, и я подумаю как тебя наградить за неё. Можешь просить какую-нибудь плюшку у меня. В рамках разумного конечно и моих возможностей.

В ответ она улыбнулась.

— Я подумаю.

— Подумай. Где ты служила на станции?

— Вот здесь.

Пришло сообщение от нее, где было указано расположение медсекции. Проверив данные по медсекции у искина станции, быстро выяснил, что она сейчас стоит пустая.

— Твоя медсекция сейчас пустая.

— Да. В ней нет никого из раненых и больных.

— Зараза сколько всего сексуальных рабынь было освобождено с пиратских кораблей?

— Двадцать две особи женского пола.

— Что значит женского пола? Впрочем, я понял, о чём ты.

— Почему так много и почему я ничего этого не знал?

— Вы не запрашивали эти данные.

— Док, ты справишься с таким количеством?

— Ты что хочешь всех сюда забрать? Сюда нельзя. Здесь раненые.

— Понимаю что нельзя. Хотел на станцию отправить в твою медсекцию. Проверишь их здоровье, и будешь выдавать как здесь.

Всё так же строго под протокол добровольное согласие и по тем же расценкам. Кто не захочет никаких проблем. Сейчас дам распоряжение, чтобы их завтра утром разместили на станции.

— Подожди, а как же раненые? Ведь я не могу оставить их здесь.

— Придётся тебе и там и здесь поработать. Пока они не поправятся. Мне тоже приходится и за командира и за главного инженера работать. Не переживай это временно, пока пассажирские челноки отремонтирую и тогда всё будет как было раньше.

— Поняла.

— Справишься?

— Постараюсь.

— Зараза приказываю завтра утром всех сексуальных рабынь женского пола с кораблей доставить в медсекцию станции для проверки их здоровья.

— Принято.

Дополнительно пришлось отдать распоряжение, чтобы искин станции их разместил в каютах станции.

— Их СБ проверяло?

— Не знаю.

— Влетит тебе за это дело.

— Мне не привыкать. Начальство и так постоянно на связи.

— Знаешь, я подумала и хочу неделю отпуска в санатории.

— Получишь. Хорошо, что напомнила. Нужно будет разобраться с этим вашим санаторием.

— Ты чего? Что ты хочешь с ним сделать?

— С ним ничего, но вот кадровые вопросы по нему нужно будет решать.

— Правильно. Надоели эти оширцы.

— Это тоже.

— Всё, я дальше побежал.

— Ты не сказал, как ты с ней поступишь?

Она показала на девушку пилота. Она внимательно наблюдала за нами, понимая, что сейчас решается её судьба.

— С ней? Пускай завтра перебирается на станцию. Проверка закончиться найдём ей работу, а пока пускай отдыхает и набирается сил. Если она будет тебе нужна, может помогать тебе. Скажи, какие корабли ты пилотировала?

— Крейсера в основном, но и на фрегатах летала.

— Думаю, найдём тебе работу так что не переживай, а пока отдыхай и набирайся сил.

Уже выйдя из медсекции, услышал.

— Вот видишь, всё будет хорошо. Командир тебя в обиду не даст. Он у нас классный.

— Кто-то бы меня в обиду не дал.

Сам я отправился на лётную палубу, нужно было проверить своих инженерных дроидов и отправить их на станцию. Для них было много работы.

На лётной палубе кипела работа. Лера с техниками и трюмщиками перемещали блок кают, который я вырезал на аварском крейсере, но им мешал штурмовик курьера. За их работой внимательно наблюдали пилоты истребителей и не только они.

— Куда вы его решили переместить? — спросил Леру.

— Палубу нужно освободить. Места на ней совсем нет. Решили, что установим его целиком. Он немного не подходит, но это поправимо. Классные каюты достанутся пилотам офицерские. Мы бы сами хотели в них переехать, но нам не положено по регламенту здесь жить.

Она с надеждой посмотрела на меня, но я совсем не собирался их в них перемещать и нарушать регламент. Капитан точно накатает новый доклад на меня за это.

— Думаю, чтобы не мешался, ты можешь штурмовик перетащить на верфь станции.

— Зачем? Он ведь не корабль?

— Посмотреть хотел его устройство.

— Боюсь его лучше не трогать пока.

— Почему?

— Он заминирован, я взрывчатку в нём нашла.

— Тогда действительно не трогай, пока не разминируют. Ты в СБ сообщила?

— Отправила Доку сообщение.

— Что он ответил?

— Что пришлют кого-нибудь для проверки.

Проверил своих дроидов и отправил их на верфь. Вроде рабочий день уже закончен, а почему техники трудятся как пчёлки? Решил посмотреть. На месте установки блока было уже всё подготовлено, старые каюты были вырезаны и удалены. Блок должен был встать на место старого. Они не стали восстанавливать каюты по отдельности, а вырезали целиком жилой модуль. Вот только компоновка в каютах у аварского блока и у аратанского была совсем разной, как и подключения к системам корабля. Как они собираются его подключать? Впрочем, наверняка придумали что-нибудь, раз так уверенно тащат его сюда. Пока у них не получалось доставить к месту установки, блок застрял в коридоре, и они пытались его протолкнуть дальше. Лера стояла в задумчивости около него.

— Лера вы, что решили в передовики флота выбиться? Если надеетесь, что вам заплатят за переработку то зря.

— Знаю, что не заплатят. Просто нужно закончить.

— Кто вам завтра мешает это сделать?

— Ты.

— Я? Вроде ничего такого не говорил и не приказывал?

— Нет, конечно. Да поворачивай немного, так он не пройдёт. Дай я сама сделаю.

Она занялась протаскиванием блока кают дальше по коридору, а я отправился в кают-компанию, чтобы им не мешать.

— Какой приказ? Вообще ничего такого не говорил и не приказывал. Даже не вспоминал об этом. Причём здесь я?

Только за ужином в кают-компании у меня закралось подозрение, почему они так стараются. Кого-то в рубке сильно не нервировало, что в каюте я по-прежнему живу не один. Пилоты от меня никуда не собирались переселяться, по крайней мере, добровольно. Лере это тоже не нравилось, и она решила изменить ситуацию, отремонтировав их каюты. Теперь понятно, почему она стала не восстанавливать каюты, а решила заменить блок целиком. Это было быстрее, но гораздо сложнее в работе.

Следующий день у меня у меня не задался с самого начала. С утра мы с Нилазом осматривали на станции помещения, которые можно было приспособить для пленных пиратов и рабов. Проблемы была в том, что как пираты, так и рабы были разных полов. Мало того среди них взяли в плен троих гуманоидов, а это ещё больше всё осложняло. Больше часа мы подбирали и потом решали, как переоборудовать помещение под наши потребности. Когда мы всё согласовали и утвердили, я вернулся к себе в кабинет. Не успел ещё зайти, как панель на стене включилась, и начала на меня орать.

— Ты где ходишь? Рабочий день давно идёт.

— Так я и работаю. Почему тогда тебя не было на рабочем месте?

— Наверно потому что я не только командир, а ещё и главный инженер станции.

— Чем ты занимался?

— Вот с этого и надо было начинать. Подбирали помещения на станции, куда будем перемещать пленных пиратов и рабов с кораблей и линкоров. Ведь в СБ столько не войдёт.

— Подобрал?

— Подобрал, но их ещё нужно переоборудовать, чтобы в них можно было жить. Сейчас старший техник этим занимается.

— Это хорошо. Вот только на тебя опять жалоба пришла.

— Какая ещё жалоба? Вроде я ничего пока не успел натворить?

— Коллективная.

— Чего? Что за коллективная?

— На тебя жалуются, что ты бордель организовал на станции.

— Враньё как обычно, ничего нового. Просто предложил бывшим рабыням подзаработать. Разумеется, сугубо добровольно и под присмотром медика. Никто силой никого не заставляет.

— Зачем ты это сделал?

— Вынужденная мера. На время пока пассажирские челноки на планету не летают. Мне пришлось их сломать, чтобы отбиться от пиратов. Как только отремонтирую сразу всё закрою.

Он сидел, смотрел на меня и постукивал пальцами по столу.

— Даже не знаю что сказать. В общем, выкручивайся сам.

— Что не так? Не понимаю?

— Что не так? Он меня ещё спрашивает!

— Жалоба на тебя от женщин поступила.

— Не понимаю на что? Они все дали своё добровольное согласие. Что их не устраивает?

— Да твоих рабынь, похоже, всё устраивает. Вот только ты забыл, что на кораблях и станции не только мужчины служат.

— Не понимаю, а они здесь причём?

— Ещё как причём. Они теперь требуют бордель для себя.

— Ничего себе и где я им должен найти для этого мужчин?

— А вот это уже твои проблемы и как ты их будешь решать, меня мало волнует. Хватило ума открыть бордель, теперь думай, как вопрос с женщинами решать будешь. У нас на флоте равноправие полов и они имеют полное право требовать для себя бордель.

— Об этом я как-то не подумал.

— Командир должен всегда думать о последствиях своих решений!

— Промашка вышла.

— Вопрос решишь и доложишь о своём решении. Что по абордажу линкоров?

— Готовимся. Как будем готовы пойдём на абордаж.

— Не затягивай.

— Думаю, мы скоро решим эту проблему.

Он отключился, а я озадаченный им сидел и думал, как мне решать эту проблему. Дверь приоткрылась и в кабинет заглянула Элла.

— Командир можно к вам?

— Заходи.

— Командир к вам женщины пришли, ожидают в приёмной.

— По какому вопросу?

— По женскому.

— Понятно. Пускай проходят.

В кабинет зашло больше десятка женщин. Все в парадной форме.


Часть 5


— Слушаю вас.

— Командир мы узнали, что вы разрешили бордель на станции, и нам стало непонятно почему он только для мужчин. Мы пришли узнать, почему вы нас обделили? Мы тоже не железные и нам нужна разрядка.

— Постараюсь, как могу, объяснить вам ситуацию. Очень надеюсь, что вы её поймёте.

— Мы очень постараемся.

— Во время рейда нами были освобождены несколько рабынь и меня абордажники очень попросили, чтобы они оказали им интимные услуги. Разумеется, это было сделано строго на добровольной основе и под контролем медика.

— Мы всё это знаем.

— Тогда вы должны знать, что мужчин оказывающих подобные услуги нами захвачено не было. Вернее было, но они не по женской части. Могу понять вас, и что вам тоже нужна разрядка, но проблема заключается в том, что вам просто некому оказывать подобные услуги. Поэтому прошу вас, немного потерпеть, пока отремонтируют пассажирские челноки, и вы отправитесь отдыхать в свой санаторий.

— А если мы найдём? — спросила одна из них.

— Что найдёте?

— Того кто будет нам оказывать такие услуги.

— Тогда не вижу проблемы. Фиксируете под протокол добровольное согласие и в медсекцию на проверку здоровья. После чего можете забирать и пользоваться. Не бесплатно конечно.

— Тогда нам можно посмотреть и поговорить с ними?

— Думаю можно, но не всем. Скажем, двоим или троим. Давайте вы все эти детали обсудите с Эллой без меня и потом учтите, что это всё временно, пока не отремонтированы пассажирские челноки.

— Мы поняли командир.

— Тогда вы можете идти. Скажите, чтобы Элла зашла.

Она сразу зашла, как только они вышли.

— Элла помоги им, организуй доступ на корабли. Пускай посмотрят бывших рабов, возможно, кого-то найдут. Вопрос на контроле начальства. Окажи посильную помощь.

— Поняла. Вначале я подумала, что это чья-то шутка.

— Нет, это моя глупость. Я их тоже иногда делаю.

У меня проблем полно, а я решаю какие-то непонятные проблемы, которые сам себе и организовал. Зашёл у искина в раздел командира и начал разбираться с текущими проблемами станции. Их оказалось нисколько не меньше чем у главного инженера. Шла разгрузка трюмов наших кораблей от трофеев, и нужно было что-то решать с нашими экипажами, а также с их кораблями. Кроме того финансисты флота наседали и требовали оценки трофеев. Юристы не отставали. Им требовались мои одобрения по искам, поданным на флот от владельцев пострадавших торговых лавочек на станции и требующих возмещения ущерба. Кроме того прибывали грузы с планеты и отгружались на планету. Грузовые челноки продолжили курсировать без меня. Транспортные корабли, которые при появлении пиратов быстро исчезли, давно вернулись обратно и были пристыкованы к станции. В них шла разгрузка и погрузка грузов. Всем секциям и отделам станции требовались мои решения или одобрения. Решил все самые срочные, требующие неотлагательных решений, и задумался над заместителями.

— Искин запроси у командования флота их рекомендации на должности моих заместителей — мне некого было назначать, у меня не было ни одного кандидата на эти места.

— Принято.

Сидел, ожидал решения командования флота, когда сработали сирены боевой тревоги.

— Внимание боевая тревога.

— Искин доклад.

— Зафиксирован выход из гиперпространства трех оширских крейсеров.

— Этим что понадобилась?

Пришлось быстрым шагом направиться в командный центр. Дед и Мила были на месте и внимательно следили за крейсерами.

— Дед докладывай.

— Три крейсера. Транспондеры включены. Все опознаются как флотские оширские. Заявили, что следует транзитом к себе в директорат Ошир.

— Тогда что тебе не понравилось?

— Разгоняются они в другую сторону.

— Действительно странно. Думаешь, сбежали оттуда и решили в пираты податься?

— Всё возможно.

— Искин направь запрос в директорат Ошир на предмет угона трёх крейсеров?

— Принято.

Ответ от оширцев пришёл через несколько минут. Он был краток. Они ответили, что никаких угонов крейсеров у них не было.

— Похоже, заблудились немного.

Они разгонялись в строну аварских систем.

— Скорее в гости к аварцам собрались и запутывают следы — ответил Дед.

— Думаешь, решили рабов продать?

— Запросто.

— Может остановить их и досмотреть?

— Корабли военные кто тебе это позволит?

— Жаль.

Картинка на панели поменялась и вместо разгоняющихся крейсеров появилась физиономия вице-адмирала.

— Что у вас происходит? Почему боевая тревога?

— У нас снова гости. Мила доложи командованию обстановку.

— Докладываю — и она улыбнулась отцу — Двадцать три минуты назад на краю системы вышили три крейсера. Транспондеры включены. Опознаются как оширский флот. Заявили, что возвращаются к себе в Ошир, но разгоняются в сторону Аварцев.

— Понятно. Что думаешь? — спросил он меня.

— Пока наблюдем. Дальше видно будет. Есть подозрение, что эти корабли угнали и угонщики решили податься в пираты. Вот только на мой запрос оширцы ответили, что у них всё в порядке.

— Эти, даже если у них что-то угнали, не сознаются. Хотя вряд ли угнали. Скорей их специально прислали, чтобы проверить состояние станции, и её боеготовность.

— Зачем им это?

— Проверяют, как работают системы управлением огнём. Возможно, станция беззащитна после нападения пиратов.

— Что могут напасть?

— Официально вряд ли, а вот прислать кого-нибудь запросто.

— Думаешь разведка?

— Скорей всего.

— Тогда мы им сейчас организуем проверку боем. Мила выбери крупный астероид в астероидном поясе где-нибудь прямо перед ними и засади в него болванку.

Она вопросительно посмотрела на отца, в ответ тот утвердительно кивнул. Заработали боевые системы станции, и я почувствовал несильный толчок. Это выстрелило одно из тоннельных орудий станции. Разогнанная болванка пролетела перед носом флагмана и врезалась в астероид. Выбив из него множество мелких обломков.

— Командир вызов от оширцев — сказал Дед и обернулся в ожидании моего ответа.

— Мила ответь. Будут спрашивать, почему стреляли. Скажи, что проверяла боевые системы станции.

— Поняла.

Она ответила и сказала, всё в точности как я сказал. Оширец при разговоре с ней смотрел на меня, а не на неё и даже не дослушав ответ, отключился.

— Вот и поговорили.

— Ты заметил, что он смотрел на тебя — сказала Мила.

— Заметил и он точно знал кто я. Вряд ли простой транзитник знает, как выглядит новый командир станции. Похоже это действительно оширская разведка.

— Тоже так думаю — подал голос вице-адмирал — Наблюдайте за ними внимательно и о любых изменениях сразу докладывать.

— Принято — ответили дружно мы с Милой.

Он улыбнулся Миле и отключился. Пока я ждал развития событий, а на экране ничего не происходило, посмотрел досье Милы. Вот только там почти ничего не было. Оно было практически пустое. Заключила контракт тогда то и срок службы. Пять взысканий непонятно за что. Моего уровня допуска не хватало, чтобы открыть всё досье и узнать, что она натворила. Начинала служить на главной базе флота и как попала на станцию непонятно. Сюда отсылали, как правило, проштрафившихся за что-то. Было непонятно, что она такое сделала, что отец отправил её сюда. С другой стороны отправил, а теперь хочет, чтобы я за ней присматривал? Причём скрыто так чтобы она об этом не знала. Странно всё это или она сама сбежала сюда? Зная её навязчивое желание попасть в абордажники. Могла и сама сбежать.

— Командир ты скоро в моей спине дырку просверлишь — сказала она.

— Мила, скажи мне, как ты здесь оказалась? Ведь сюда отправляли, как правило, за провинности?

— Я сама сюда сбежала. Он мне ничего не позволял там, вот я сбежала.

— Что-то такое я и подумал.

— Думала, что здесь смогу в абордажники попасть, но он меня и здесь запихнул на склад.

— Тогда ты должны знать, что он утвердил моё назначение на перевод тебя сюда.

— Знаю. Мне жутко надоело работать на складе. Здесь гораздо интереснее. Я сама его попросила об этом.

Конечно, интереснее когда орудия станции под твоим контролем и можно пострелять как сегодня. Оширцы явно не спешили покидать систему и небыстро разгонялись уже относительно недалеко от станции. Вспомнив, что я хотел посмотреть, что происходило здесь, пока меня не было. Начал просмотр записей у искина.

Когда мы улетели, большинство на станции посчитало нас погибшими и решило, что мы не вернёмся. Учитывая обстоятельство, что я был последним, согласно регламенту, старшим офицером на станции командование на станции отсутствовало. Приказы Деда игнорировались и у него возникли какие-то проблемы с искином станции. Все ожидали окончания ремонта станции и связи с командованием флота. Разумеется, когда нет командования, можно расслабиться. Вот и расслабились. Ударно на пару дней. Дед вначале попытался что-то сделать, но потом также стал ждать связи с командованием. Оно появилось через пару дней в лице вице-адмирала. Ответила ему Мила. Она дежурила тогда. Он долго удивлённо смотрел на дочь и как рыба пытался что-то сказать, открывая и закрывая рот. После того как удивление на его лице прошло. Он облегчённо выдохнул. Видимо сильно переживал за неё. Мила при этом полчала и наблюдала за ним, с очень довольным видом. Наконец он смог что-то произнести:

— Мила это ты?

— Я папа.

— Что ты здесь делаешь?

— Теперь я здесь служу.

— Не понял, что значит, здесь служу? Как ты здесь оказалась?

— Как я могла здесь оказаться? Разуметься назначена приказом командира.

— Не понял? Кто ему разрешил тебя перевести?

— Полностью согласна с тобой. Вот только он моё мнение не спросил, взял и назначил. Хотя ты знаешь, мне здесь понравилась, и я совсем непротив здесь служить.

— Свяжи меня с ним. Мне нужно с ним поговорить.

По его виду было понятно, что он хотел много что высказать за такой перевод.

— Боюсь это невозможно.

— Это почему?

— Он погиб.

— Как погиб?

— Погиб при взрыве командного центра вместе со всем командованием.

— Кто у вас тогда командует?

— Никто.

— Что значит никто?

— Командовал раньше Алекс. Он меня и назначил сюда. Вот только он улетел на помощь нашим крейсерам и не вернулся. Все говорят, что он уже не вернётся. Пап может послать им на помощь кого-нибудь?

— Твой дикарь командует? Как давно он улетел?

— Два дня назад.

— Поздно уже кого-то посылать.

— Почему связи не было?

— Был второй взрыв, он вывел из строя связь, системы управлением огнём и силовой защиты станции. Ты не представляешь, что он сделал.

— Кто он?

— Алекс.

— Что он с тобой сделал?

— Со мной он ничего не сделал, только назначил сюда. Кстати он меня представил к награде.

— Тебя? За что?

— За отличное выполнение роли приманки как он сказал.

— Какой приманки? Что-то я уже ничего не понимаю.

— Папа на станцию напали пираты.

— Много?

— Четыре линкора сразу после взрывов вышли из гиперпространства и атаковали станцию. Алекс принял командование станцией и разбил их в пух и прах. Ты не представляешь, что здесь у нас творилось.

— Сейчас всё в порядке?

— Можно и так сказать. Вот только на станции полный бардак. Все отмечают победу. Командира у нас теперь нет.

— Пираты где?

— Два линкора висят рядом разбитые, а ещё два удрали. Мы ещё один хорошо повредили, но он смог удрать.

— Как станция?

— Поломалось многое, но в целом работает.

— Значит, твой дикарь удрал со станции?

— Папа он не удрал, он полетел спасать наши крейсера попавшие в пиратскую засаду.

— Командир должен находиться на станции, а не летать непонятно где!

— Он сказал, что будет там нужен.

— Похоже, удрал твой дикарь.

— Отец ты не прав если он жив то вернётся!

— Ладно, давай разбираться с тем, что у вас происходит. Передай мне все записи что происходило и происходит.

— Ты ведь сам можешь это сделать сейчас, а я только учусь.

— Он когда улетал, что не назначил старшего?

— Назначил Деда.

— Это кто такой?

— Напарник мой. Он меня учит работать диспетчером. Он здесь на станции руководит учебной секцией.

— Знаю его. Сейчас с ним поговорю.

— Послушай, я хочу остаться здесь и работать диспетчером. Для этого уже и базу купила и учу её.

— Подумаю, пока работай.

На следующий день вернулся наш крейсер и сразу заявил, что я приказал отправить буксиры. Она обрадованная этим сообщением, сразу вызвала отца.

— Отец он жив! Он победил и разбил пиратов, а ты говорил что сбежал!

Отец спал, когда она его вызвала. На станции также была ночь.

— Кто жив? Что случилось?

— Крейсер наш вернулся оттуда. Он сейчас летит к станции. Они сражались и победили. Просят отправить к ним буксиры.

— Подожди, это может быть ловушкой. Нужно снять телеметрию корабля и допросить капитана.

— Конечно, сам сделаешь?

— Да. Соедини меня с ним.

— Соединяю.

Они поговорили и он вернулся.

— Мила всё в порядке. Можешь отправлять к ним буксиры. Слушай твой дикарь, что базу по тактике выучил?

— Не знаю он со мной не разговаривал после того как вышел из СБ.

— Какой обидчивый попался. Ладно, с этим разберёмся потом.

— Он будет дальше командовать?

— Вернётся, подумаем. Скорей всего он. Хотя за то, что бросил станцию его наказать нужно.

Меня до сих пор сильно удивляло, что меня не заменили. Ведь я совсем недавно прибыл сюда, а теперь командую здесь. Было у меня одно предположение на этот счёт, и оно мне совсем не нравилось. Ведь командование могло отправить, кого нибудь через оширские системы и при необходимости так и поступало. Оширцы проверяли только транспортники, летящие к нам, а на небольшие челноки не обращали внимания. Это было небыстро, но если бы отправили раньше, то он бы уже прилетел. Однако командование этого они не делало. Почему? Не верилось мне, что мне полностью доверяли. Даже здесь отец Милы меня называл дикарём и совсем не доверял. Значит, специально оставили, чтобы в случае чего потом заявить, что у них не было выбора. Все погибли, и командовать пришлось дикарю, а дикарь не справился. Какой может быть спрос с дикаря? К тому же не флотского, а гражданского? Похоже, начальство под себя соломку подкладывает на будущее. Страхуется на случай потери системы. Оно свои тылы прикроет, а на меня всех собак повесит, и не сбежишь теперь — контракт. Мрачные у меня перспективы вырисовываются.

— Что задумался командир? Боевую тревогу отменяем? — спросил Дед.

— Где они?

— В гиперпространство ушли.

— Тогда отменяй.

— Тебя командиры абордажников дожидаются у командного центра.

— Что хотят?

— Не знаю.

— Приглашай, послушаем.

В командный центр зашли командиры абордажников. Многих я уже знал. Вал и Крис были среди них.

— Командир мы всё продумали и готовы идти на абордаж линкоров — начал сразу Вал.

— Это хорошо.

— Показывайте на голограмме что задумали.

Включился тактический стол, и над ним засветилась голограмма линкора. Мила с Дедом сразу оставили свои пульты и обернулись послушать. Вал продолжил:

— С учётом того что большинство систем обороны линкора не активно мы решили высаживаться в нескольких местах.

— Почему ты решил, что системы обороны не активны?

— Они не сбили наш челнок, и он приземлился к ним на летную палубу.

— Челнок? Не понял, какой челнок?

— Вам что не доложили?

— Нет.

Он удивлённо посмотрел на Деда и продолжил:

— После того как вы улетели, трое придурков напились, и им какая моча ударила в голову. Они на таможенном челноке решили слетать к ним в гости.

— Удачно слетали?

— Можно и так сказать. Долетели они без проблем и сели на летной палубе. Вот только обратно не вернулись.

— Челнок где?

— Там же на лётной палубе линкора.

— Не пытались они на нём вылететь на планету?

— Нет. Он внутрисистемный и не предназначен для посадки на планеты. Гиперпривода также нет.

— На связь пираты не выходили после этого?

— Нет.

— Продолжай.

Он долго рассказывал, куда и как они собрались высаживаться. Всего были назначены четыре места для проникновения внутрь. План был неплохим. Все четыре группы должны были действовать согласованно, и организованное сопротивление должно было быстро подавлено. Вот только это было в теории.


Часть 6


Проблема заключалась в том, что силы были примерно равны и это при условии, что там штатное количество абордажников, а если посчитать весь экипаж, пиратов там должно быть гораздо больше наших. Вал планировал задействовать абордажных дроидов станции, однако, по моему мнению, этого всё равно было недостаточно.

— Как вы собираетесь подлетать к линкору?

— Как обычно.

— Нужно будет правильно подобрать направление атаки и время нападения, чтобы их слепило светило, и вы могли подлететь неожиданно. Возможно, они просто отключили системы обороны корабля.

— Думаю, они без центрального искина сидят.

— Почему?

— Главари забрали его с собой, когда улетали, или уничтожили его перед отлётом. Это обычная практика у пиратов.

— Возможно это так, но нужно учесть и такой вариант. Полетите не одновременно, а поэтапно. Одни высадились, стартуют другие.

— Принято.

— Говоришь, напились?

— Ты про улетевших на линкор?

— Да.

— Вроде так. Подробностей я не знаю, их нужно в СБ узнавать.

— Дед или возможно кто-то из вас знает, алкоголь завезли на станцию?

— Не знаю, нужно узнавать у начальника транспортников — ответил за всех Дед.

— Мила соедини меня с начальником транспортного цеха.

— Вызвала не выходит на связь — ответила она — Ты чего задумал?

Этот вопрос был написан у всех на лицах.

— Есть одна задумка.

— Наконец-то он отозвался — сказала она и вывела его на большой экран.

Он был сильно удивлён, когда увидел нашу компанию.

— Скажи мне, алкоголь на станцию завезли? — спросил его.

— Не знаю точно. Нужно проверить. Думаю да.

— Выясни и доложи, сколько и какой алкоголь завезли, а также где он сейчас находиться. Жду.

— Командир что ты задумал? Поясни, зачем алкоголь? — спросил Вал, когда он отключился.

— Всё просто Вал. Где один случай там и второй.

— Ты хочешь нас напоить и отправить туда?

— Размечтался. Мне нужен только пилот, который отправиться туда.

— В смысле? Один?

— Да.

— Зачем? Тогда у них ещё один заложник появится?

— Он туда не просто так туда отправиться, а на челноке с алкоголем.

— Не понимаю зачем?

— Представь себе, что ты сидишь на линкоре и ждёшь, когда тобой займутся, а к тебе прилетает пьяный пилот с кучей алкоголя в трюме. Что будет дальше?

— Думаешь, напьются?

— Если у них нет строгой дисциплины — напьются. В любом случае мы ничего не теряем. Напьются хорошо, если нет, тоже не страшно. Всё вернётся обратно после абордажа. Хотя видя ваши довольные физиономии, я уже совсем в этом не уверен.

— Командир за кого ты нас принимаешь?

— За абордажников знающих, что там будет алкоголь. Осталось только найти исполнителя, который его доставит на линкор.

— Это что-то новое в тактике, напоить противника перед боем — услышал со стороны Деда.

— Посмотрим, как сработает. Ну что? У кого есть кандидаты на роль пилота алкоголика?

— Что с ним будет? — спросил один из командиров абордажников.

— Жив останется, получит награду, а погибнет, получит её посмертно. Вот только всё должно быть по-настоящему и он не должен ничего знать. Нужно будет его напоить и поспорить с ним что ли. Вроде, а слабо слетать до линкора. Он не должен ничего знать, что это операция внедрения.

— Есть один кандидат.

— Это хорошо. Куда у нас начальник транспортников пропал? Пробу что ли на складе снимает? Мила узнай.

— Сейчас — ответила она.

— Нужно подобрать челнок, на котором он улетит. Лучше, какое нибудь старьё и подсунуть ему коды доступа.

— Сделаем.

— Мила Дед дадите ему вылет, пускай летит. Потом якобы опомнитесь и постарайтесь вернуть обратно. Всё должно быть естественно.

— Мы поняли.

Появился на экране начальник транспортного цеха.

— Наконец-то я начал переживал, что придётся тебя искать.

— Командир я не успел точно выяснить, сколько алкоголя есть на складах. Могу сказать точно, что на складе есть пятьсот коробок вина — перебил его.

— Ты не понял. Мне не нужно всё. Мне нужно коробок десять пятнадцать дешёвого и крепкого алкоголя. Есть такой?

— Есть и много. Почти все бары станции такого много заказали.

— Отлично. Приказываю изъять коробок десять, пятнадцать и приготовить их к отправке.

— Можно уточнить количество?

— Тринадцать. Пускай им не повезёт. Рядом со мной Вал стоит. Погрузишь их в тот челнок, который он тебе укажет.

— Понял. Почему не повезёт?

— У меня на планете это несчастливое число. Всё. Все свободны, продумайте всё детали и как будете готовы, поставьте меня в известность.

— Мы поняли.

Абордажники пошли на выход.

— Искин предай приказ всем медикам станции и кораблей. Быть готовыми к приёму большого количества раненых. Точные сроки будут сообщены дополнительно.

— Выполнено.

— Дед, Мила у вас есть ещё, что сообщить мне? Больше никаких челноков не улетело к пиратам?

— Мы думали, тебе СБ доложило — ответил Дед.

— Об этом не докладывало. У них и без этого хватает проблем.

— Ничего больше не было. Только это.

Когда вышел от них, Мила сидела какая-то задумчивая. Нужно будет проконтролировать, чтобы она на абордаж не полетела.

До позднего вечера работал у себя в кабинете, решая проблемы станции. Уже собрался к себе как пришёл вызов от Вала.

— Командир у нас всё готово.

— Нашёл пилота и всё подготовил?

— Да. Операция «Засланец» готова начаться.

— Тогда начинай чего тянуть.

Хотел вначале подождать посмотреть, что получиться из моей задумки, но потом решил, что придется, долго ждать. Пока клиент дозреет.

На рейдере заглянул в медсекцию.

— Док как дела?

— Как тяжело с ними, ты не представляешь. Ещё девочки притащили мужчин.

— Что нашли всё-таки?

— Нашли одиннадцать разумных.

— Надо же, я думал, что они ни одного не найдут.

— Нашли, привели и сами всех разобрали на ночь.

— Вот дела. Надеюсь, что они теперь отзовут жалобу.

— Какую жалобу?

— Они на меня накатали жалобу начальству. Мне с утра влетело, что я их обделил.

— Я тебя предупреждала. Что за боевая была днём? Слышала, что станция стреляла.

— Гости из Ошира пожаловали с инспекцией.

— Проверяли, как мы себя чувствуем после нападения пиратов?

— Похоже на то.

— Когда абордаж?

— Как только всё будет готово. Скоро.

— Можно мне с абордажниками?

— Как же раненые здесь?

— Ваш Док присмотрит.

— Тебе это зачем?

— Нужно.

— Я подумаю.

— Ты мне обещал плюшку, и я хочу такую плюшку.

— Знаешь я не готов рискнуть тобою. Ты мне нужна.

— Ты обещал!

— Обещал, но может, всё-таки передумаешь?

— Нет, не передумаю.

— Я подумаю, и не готов тебе сейчас ответить.

Выйдя от неё, сразу запросил досье на неё. Когда открыл его, сразу стало понятно, почему она туда стремиться. Раньше работала на небольшой станции и была замужем. На станцию напали пираты, и её муж попал к ним в плен. После этого пошла на флот и уже семь лет служит. Судя по всему, она ищет мужа. О её муже не было никаких данных в досье. К каюте девочки были грустными, когда я пришёл к ним.

— Что загрустили?

— Нас переселяют обратно.

— Понимаю. Ничего не поделаешь.

— Понимаем, но совсем не хочется от тебя переезжать. Вот и грустно.

— Всё хорошее, когда-нибудь заканчивается. Мне тоже будет грустно без вас.

— Даже не думай, мы тебе сегодня спать не дадим.

— Не думаю и я непротив.

Проснувшись, сразу узнал у искина, как прошла операция «Засланец». Операция прошла успешно, и груз был доставлен по назначению.

Сбежать незаметно с корабля мне не удалось, меня перехватила Док.

— Командир, так что насчёт абордажа?

— Док я посмотрел твоё досье вчера. Ты что надеешься его найти?

— Да. Возможно, мне повезёт.

— Давай сделаем по-другому. Ты слетаешь после операции и посмотришь всех на кого захочешь?

— Нет, вдруг ему понадобиться моя помощь и не только ему.

— С чего ты решила, что он там?

— Такая вероятность существует.

— Боюсь, эта вероятность крайне мала. Мне даже не хочется тебе говорить, насколько она мала.

— Я всё понимаю и прошу просто направить меня вместе с ними. Обещаю, я не буду никуда лезть.

— Боюсь, ты не понимаешь, о чём меня просишь. Там скорей всего пиратов будет больше чем у меня абордажников. Вероятность что ты погибнешь, очень велика.

— Ты мне обещал.

— Прости, я не могу тобой рисковать. Это не правильно. Я уже один раз ошибся, отпустив техников. Теперь они у тебя в капсулах лежат. Больше я такого не допущу. Проси что-то другое.

— Но ты обещал мне плюшку?

— Обещал и от своих слов не отказываюсь.

— Послушай, а кого ты отправишь туда?

— Абордажников только.

— Так не положено, их должны сопровождать медики.

— Должны значит будут. В ботах будут сидеть вместе с пилотами.

— Так не положено.

— Разберёмся куда и что положено, а ты займись делами.

— Слушаюсь.

— Вот какая настырная.

Вызвал Криса.

— Крис ты где?

— В оружейке.

— Сейчас буду.

Он был не один, с ним было больше десятка абордажников.

— Крис скажи мне, вас по регламенту должны сопровождать медики?

— Минимум четверо. Что случилось?

— Медик наша рвётся с вами, а я ей обещал плюшку.

— Зачем ей это?

— Мужа она своего ищет. Он в плен к пиратам попал.

— Уважительная причина.

— Согласен, но я не хочу её отпускать. У нас раненые в медсекции.

— Тоже верно. Решай сам, если будет нужно, я за ней присмотрю.

— Думаешь можно?

— Всё равно кто-то пойдёт с нами.

— Ты прав. Тогда выдай ей самый бронированный скафандр. В общем, сам всё знаешь.

— Присмотрю я за ней, не переживай.

— Сам тогда ей скажи, что я разрешил. Пускай тоже готовиться.

У искина станции посмотрел список тех, кто должен из медиков участвовать в операции и добавил её в этот список. Закрепив за Крисом. Подготовка к операции уже шла полным ходом.

— Охрана мне сегодня не нужна, забирай всех с собой.

— Так не положено.

— Не переживай. Со мной ничего не произойдёт.

— Как скажешь.

— Зараза объяви по фрегатам предварительную боеготовность. По моей команде они должны отстыковаться от станции. Задача прикрывать высадку наших ботов.

— Выполнено.

Не успел дойти до кабинета, как со мной связался Вал.

— Командир мы готовы к операции.

— Тогда десяти минутная готовность.

— Принято.

Десять минут мне требовалось, чтобы добраться до командного пункта. Мила и Дед уже были на своих местах, и на большом экране шёл обратный отчёт.

— Искин фрегатам отстыковка от станции.

— Выполнено.

— Командиров фрегатов на связь.

На экране появились довольные лица капитанов.

— Слушаем командир.

— Ваша задача прикрывать высадку и оказывать посильную помощь. В зону обороны линкора не входить. Учтите, я сейчас не помню точно, кто из вас прошлый раз нарушил мой приказ и утащил абордажный бот себе в трюм, но в этот раз я точно не прощу такое нарушение моего приказа.

— Командир он был на границе обороны линкора — отозвался один из капитанов.

— Видел я, на какой он границе был. В общем, вы меня поняли.

— Поняли командир.

— Пока всё.

Они отключились.

— Мила навели орудия станции на линкор, возможно, придётся им помочь нашими орудиями.

— Принято командир.

— Командиров абордажных групп на связь.

— Слушаем командир.

— При необходимости вы можете запросить огонь фрегатов или орудий станции.

— Принято командир.

— Дед свяжи их с капитанами фрегатов. Чтобы у них была связь между собой.

— Уже сделано.

— Отлично.

— Хорошо командуешь бодро — сказал адмирал.

Взглянул наверх, и обнаружил, что с панели на меня смотрит командующий флотом. Похоже, они всё время были на связи и видели и слышали всё, что происходит в командном центре. Хотя я их не предупреждал об операции, но похоже все собрались посмотреть на операцию. Камера показала, что адмирал не один. Рядом с ним сидел отец Милы, и рядом с ними находилось ещё четыре офицера флота. Все они внимательно наблюдали за мной.

— Адмирал что-то не так?

— Всё в порядке продолжай, а мы понаблюдаем.

Вот только этого мне для полного счастья не хватало. Впрочем, обратный отчёт был окончен и первые абордажные боты стартовали к линкору. Экран больше не показывал адмирала. Картинка сменилась, и на экране появились боты, летящие к линкору. По бокам их сопровождали фрегаты. Фрегаты затормозили и зависли около невидимой границы обороны корабля, а боты продолжили полет дальше. Высадка прошла без проблем. Оба бота пристыковались в районе трюма. Из них сразу стали выскакивать абордажные дроиды и за ними абордажники. Как только бот пристыковался, стартовали следующие три бота. Они тоже пристыковались и высадились без проблем. Похоже внешняя оборона линкора не активна. После высадки и проникновения всех абордажных групп картинка на экране сменилась сама. Панель стала, разбита на четыре части и каждая показывала действия командиров четырёх абордажных групп. Команды абордажникам шли не отсюда, а от командования флотом. Мне стало понятно, что командование операцией у меня просто отобрали. Не ставя меня об этом в известность.

Непонятно было, то ли мне не доверяют, то ли адмиралу самому захотелось покомандовать. Впрочем, сопротивления практически не было и абордажные группы без проблем продвигались по кораблю. Первая абордажная группа уже захватила трюм и проникла на сам корабль. Они вскрыли несколько закрытых кают и обнаружили рабов запертых в них. Живыми оказались далеко не все. Их закрыли снова и стали продвигаться дальше по кораблю. На них напали несколько пиратов, которые были быстро уничтожены дроидами. Закрытых кают с рабами попадалось всё больше. Было непонятно откуда столько. Возможно это и не рабы вовсе. Другие группы продвигались так же без проблем. Второй группой было найдено два десятка пиратов в невменяемом состоянии. Моя уловка сработала. Они выпили почти всё. Абордажники были сильно расстроены этим обстоятельством, когда их нашли. Пилота челнока, как и троицу беглецов улетевших до него нашли в карцере линкора живыми. Челноки также не имели повреждений и стояли на лётной палубе. Через час зачистки линкор находился под полным контролем, и началась мародерка. Все абордажники разбрелись по кораблю и искали чем можно поживиться. Однозначно пираты всё ценное спрятали. Центрального искина на месте не оказалось, судя по всему, его забрали пираты, улетевшие на ботах. В плену оказалось больше четырёхсот разумных. У СБ однозначно будет много работы. Как они будут рабов отделять от пиратов, мне было не понятно. Сейчас почти все заявляли, что он раб на этом корабле. Одним из зрителей наблюдавшим за абордажем был начальник СБ флота. Сейчас, скорей всего он думал, как с ними поступать. Сейфы в каютах капитана и старших командиров оказались открытыми и пустыми. Следов взлома не было. Значит, всё ценное из них забрали сами владельцы. Рубки у корабля не оказалось её уничтожили ракеты. Трюм был полным, в нём находились контейнеры, а в контейнерах были полностью заполнены пустыми криокапсулами. Похоже, пираты их приготовили для станционников. Командование не вмешивалось в процесс мародерки, только иногда просило кого-то из абордажников подойти и подсветить что-то заинтересовавшее их. Это процесс продолжался несколько часов. Мне вообще заняться было нечем.

— Пожалуй, я слетаю на линкор, посмотрю сам, что там и как — Мила с Дедом повернулись и удивлённо посмотрели на меня, — Что? Что мне здесь делать? На месте посмотрю, что там и как.

— Ты это куда собрался? — поднял глаза, на меня с экрана смотрел недовольный адмирал.

— На линкор слетаю, посмотрю что там и как. Что мне здесь сидеть? Линкор находиться под нашим контролем.

— Командир должен находиться на командном мостике, а не летать вместе с абордажниками!

— Так всё же уже закончилось и сопротивления нет?

— Ты что забыл про второй линкор?

— Не забыл.

— Сейчас второй линкор штурмовать будем. Там наверняка как здесь не получится.

— Почему?

— Потому что ты не напоил их как этих. Как тебе это только в голову пришло? Отправить к ним бот с алкоголем?

— Не знаю, как-то само получилось.

— Самое интересное что сработало. Большинство пиратов в невменяемом состоянии.

— Мне кажется, они под рабов замаскировались.

— Этих быстро выявим, никуда не денутся. Самое главное, что сопротивления не было, а то пришлось бы много рабов уничтожить.

— Может, я всё-таки с абордажниками пойду, а вы здесь и без меня справитесь.

— Нет, это надо? Я только что тебе сказал находиться в командном центре, а он собрался на абордаж. Там есть, кому командовать.

— Понял я, понял.


Часть 7


Он неодобрительно покачал головой и экран погас. Сиди здесь и смотри в экран, когда там можно какую-нибудь интересную штуку найти. Абордажники тем временем закончили с мародеркой и начали грузиться в боты. У меня не было планов штурмовать сегодня второй линкор, но у командования они были. Второй линкор находился немного дальше, и все абордажные боты, видимо получив команду, отправились туда. Примерный план проникновения и захвата был, но мы не обсуждали его подробно. Судя по всему, у командования был свой план. По их плану все боты одновременно стартовали к нему и распределились не как при захвате первого. Две центральные группы пристыковались к середине линкора и начали проникновение на корабль через пробоины в борту, пробитые ракетами, а не через лётную палубу.

Другие боты, летевшие к корме и носу корабля, высаживались по старому плану. Быстро выяснилось, что и у этого линкора, внешние оборонительные системы не работали. Абордажные боты пристыковались к корпусу без проблем. Вот только дальше всё пошло совсем по-другому. Внутренние системы обороны корабля работали, стали опускаться турели с потолка и вести огонь по абордажным группам. Абордажные дроиды первыми вступили в бой. К ним присоединились абордажники. Появились первые раненые и дроиды выведенные из строя. Продвижение было медленным, на них группы постоянно нападали рабы порой безоружные.

Некоторых рабов успевали вырубить станерами, но большинство погибало. Центральные группы, проникнувшие через дыры в обшивке, столкнулись с тем, что вокруг было все забаррикадировано. За баррикадами засели пираты и отстреливались от нападавших. Наши запросили помощь фрегатов, и корабли тремя согласованными залпами уничтожили баррикады вместе с обороняющимися пиратами. Только через несколько часов всё сопротивление на корабле было уничтожено. Было много раненых среди абордажников и рабов. Часть из них медики разместили в медсекциях линкора, они почти не пострадали при штурме, а часть отправляли на станцию. Док не пострадала, и всё время находилась рядом с Крисом. Сейчас она занималась мародеркой в медсекции, а Крис с остальными разбрелись по линкору. Командование после штурма, как и на первом линкоре, рассматривало по камерам абордажников какие-то только известные им нюансы.

Главного искина на месте не оказалось, но системы защиты работали, похоже оставшиеся пираты задействовали один из вспомогательных искинов для обороны корабля. В трюм линкора, как и у первого линкора, был заполнен контейнерами заполненными пустыми криокапсулами.

Мне давно надоело смотреть, что там происходит, но моё мнение никого не волновало, был приказ сидеть смотреть, и приходилось его выполнять. Наконец они закончили просмотр, и на большой панели появился адмирал.

— Ну что командир? Поздравляю тебя с первой проведённой абордажной операцией!

— Вообще-то уже не первой, а третьей.

— Это не имеет значения. Молодец! Ты всё хорошо спланировал и провёл. Скажи, у тебя база по тактике есть?

— Нет, я ещё инженерную базу недоучил.

— Очень интересно — и отключился в этот раз совсем.

— Я провёл? Это сейчас так называется. Да я в ней не участвовал. Всё без меня сделали — ответил уже пустой панели.

Мила повернулась и посмотрела на меня.

— Не переживай ты так, видимо им самим приказали, если они всем командованием занимались её проведением.

— Скучно им просто и заняться нечем, вот и всё. Пойду, проверю готовность помещений для приёма гостей.

— Твой трюк с пилотом отлично сработал, и корабль захватили без сопротивления. Дед вон вчера сильно сомневался, что из этого что-то получиться, а я нисколько в тебе не сомневалась.

— Это хорошо, что ты во мне не сомневалась. В отличие от командования. Заканчивайте здесь без меня, если что будет нужно, вызывайте.

— Всё будет в порядке.

— Надеюсь на это.

Выйдя с командного центра, направился проверять помещения.

Что мне не доверяют это понятно. Вот только чем вызвано такое внимание, к проведению совсем ничего не решающей, можно сказать самой обыкновенной операции, мне было совсем непонятно. Возможно, это было как-то связано с появлением вчера оширских крейсеров. Впрочем, мне точно ничего об этом не расскажут. Похоже, они ещё с вчерашнего дня знали о подготовке к операции. Мила тогда сидела задумчивая. Наверняка думала рассказывать отцу о подготовке к ней или нет, а он, разумеется, доложил адмиралу. Адмирал был в курсе моей маленькой операции «Засланец». Наверняка они не только знали, но связались с Валом и контролировали всю подготовку. Отправка всех на второй линкор не стала для командиров абордажников неожиданностью. Зачем им понадобилась спешить и сходу захватывать второй линкор? Это было также непонятно. Впрочем, можно всё это выяснить у Вала и я нажал вызов его. Он быстро ответил:

— Слушаю командир.

— Скажи, ты был в курсе, что придётся захватывать оба линкора?

— Конечно, со мной вчера вечером связался вице-адмирал и приказал доложить все детали плана. Доложил, как положено. Что случилось?

— Всё в порядке. Просто я не планировал захват второго линкора сегодня.

— Они утром связались со мной и внесли эту корректировку в наш план.

— Так я и подумал. Вот только меня они не поставили в известность об этом.

— Извини командир, я думал ты в курсе.

— Нет, и командовал вами не я, а сам адмирал флота.

— Ничего себе. Не понимаю, почему у них такое внимание к этой операции.

— Тоже ничего не понимаю.

— Разберёмся.

— Посмотрим.

Отключившись от связи, задумался. Почему меня не поставили в известность о том, что командовать операцией будут они? Как и об изменениях в планах? Решили, что раз я не командую нечего и извещать? Спросить при случае или не стоит? Наверно не стоит. Впрочем, сам виноват. Поставил Милу диспетчером. Понятно, что она теперь будет обо всём рассказывать отцу. Сам себе создал проблему на ровном месте.

В помещениях было всё подготовлено для приёма разумных с кораблей. Челноки пока перевозили только раненых. Их размещали в медсекциях станции. Скоро станут перевозить пиратов и рабов сюда. Женщин оказалось не так много, и я решил перенести часть спальных мест в помещение для мужчин. О чём сообщил Нилазу и он сказал, что пришлёт дроидов для этого.

Вернувшись в кабинет, сказал Элле, что меня ни для кого нет. Пытался выяснить на дне стакана, как мне жить дальше. Очень хотелось сбежать отсюда. От размышлений меня оторвал экран, как обычно включившийся сам по себе. С него на меня смотрел подросток.

— Заблудился?

— Ты новый командир станции?

— Нет, я только название от него. Что нужно?

— Мне командир нужен.

— Зачем он тебе?

— Командование приказало разобраться с пиратскими искинами.

— Какими искинами? Ты вообще кто такой?

— Я хакер работаю на флот что непонятно?

— Теперь всё понятно. Хакер говоришь?

— Я тебя сейчас выпорю хакер.

— Попробуй. Где командир?

— Чем я тебя не устраиваю?

— Мне нужны искины, а они у него.

— На складе они у меня.

— Тогда неси их в помещение, где я обычно ломал искины.

— Это где такое?

— Откуда я могу это знать? Оно у тебя на станции находится, а не у меня.

— Я здесь новенький и ничего не знаю.

— Это и видно. Как подключишь искины к сети и питанию — сообщишь. Сразу начну их взлом.

— Постараюсь выяснить, где данное место на станции находится.

Он отключился, а я связался с Эллой.

— Элла, где у нас находится помещение для взлома искинов?

— Мне не известно ничего о таком, но я постараюсь это выяснить.

— Постарайся.

Спросить было совсем не у кого. Все, кто мог это знать, погибли. Может Нилаз это может знать? Вряд ли. Он, как и я новенький. Жаль, что Макса больше нет, он точно должен это знать. СБ могло знать, но там также новый начальник.

— Командир.

— Слушаю Элла.

— Никто не знает о таком помещении.

— Куда раньше отправляли искины?

— Это знали только командир, кто-то из его заместителей, начальник СБ и главный инженер. Вот только никого из них нет больше с нами. Обычно искины в СБ отправляли.

— Знаю. Значит, придётся самому что-то придумывать.

Вызвал старшего техника.

— Нилаз. Мне нужно корабельный искин подключить к сети и подать на них питание, где я это могу сделать?

— Даже не знаю. Нужно какое-то крепление чтобы его закрепить и к нему подвести питание.

— Подумай из чего его можно сделать.

— Изготовить крепление несложно, а вот где всё разместить — не знаю. Нужно помещение с охраной.

— Разместить можно у меня в каюте. В ней места много.

— А как же вы?

— Я в ней не живу.

— Тогда сделаю и привезу. Это недолго.

— Сделай сразу на два искина.

— Нет проблем, сделаю на два.

Вскоре он появился вместе с дроидом. Дроид привёз и поставил две рамки на ножках. Сбоку к рамкам были установлены по два блока.

— Изготовил — сказал он.

— Отлично. Поставь это, и пойдём за искинами. На складе мы забрали искины от тяжелого крейсера, и дроид поместил их внутрь рамок.

После этого спросил Эллу. Она незаметно просочилась за нами в кабинет.

— Элла ты этого флотского хакера знаешь?

— Не знаю я никаких хакеров.

— Странно. Нужно узнать кто он — и вызвал отца Милы.

Он ответил и был явно не в настроении.

— Что случилось? — спросил меня, посматривая на Нилаза.

— Со мной сейчас паренёк связался и сказал что он хакер флота. Ты что-то знаешь об этом?

— Знаю, он и должен был. Ты ему пиратские искины подключи, пускай ломает.

— Как скажешь. Как он выглядит?

Пришла фотка этого паренька из личного дела или карты ФПИ. На ней он выглядел ещё моложе.

— Вижу. Это действительно он. Тогда всё.

Вызвал этого подростка.

— Готово? — сразу спросил он и посмотрел на техника стоящего рядом, — Это кто?

— Старший техник. Это он сделал эту конструкцию. Пробуй, будет работать или нет.

— Уже попробовал. Всё работает. Второй искин нерабочий?

— Да, я его ракетой приложил во время боя.

— Аккуратнее нужно было стрелять. Теперь мучайся с ним.

— Так получилось. Зато второй целый и, похоже, с сюрпризом.

— Это, с каким?

— Думаю, в нём вирус сидит.

— Ты что сразу не сказал?

— Сразу и сказал.

— Ладно, разберёмся.

— Нилаз перевези искины в каюту и поставь там, чтобы здесь не мешались.

Дроид подхватил конструкцию и увёз в каюту.

— Нилаз на этом всё. Можешь дальше заниматься своими делами — он в задумчивости покинул кабинет.

— Слушай, как тебя как зовут? — спросил хакера, когда мы остались одни.

— Эльдар можно Элл.

— Меня Алекс. Элл ты давно на флоте?

— Недавно. Второй год только, а ты?

— Я и того меньше.

— Как тогда ты командиром станции стал.

— Погибли все. Я один остался. Вот и пришлось принять командование станцией.

— Много подчинённых?

— Несколько тысяч.

— Тяжело наверно с ними?

— Несладко это точно.

— У тебя много искинов?

— Восемь пока, но думаю, что скоро ещё добавятся.

— Значит это надолго. Хорошо, что у тебя в кабинете скорость галанета хорошая, а то у некоторых совсем медленная бывает.

— Ты как на флот попал? Выглядишь совсем молодо, как будто тебе нет восемнадцати.

— Мне совсем недавно исполнилось, а на флот я попал можно сказать случайно.

— Зачем тебе флот понадобился? Наверняка на гражданке больше платят.

— Так и есть, но у меня выбора не было.

— Что так?

— Да как тебе сказать. В общем, залез, куда не стоило, а меня СБ вычислило. Вот и пришлось подписывать контракт с флотом.

— Почти как я.

— Что тебя тоже заставили подписать контракт?

— Да. Выбора мне как тебе не оставили.

— Ты что сделал?

— Война у меня с СБ получилась. Попал к ним в плен. Дальше или контракт инженера или на рудники.

— Ты инженер?

— Это тоже.

У него сразу появилось уважение в глазах.

— Хорошие инженеры, как и хакеры, всегда нужны. Понятно, почему тебе контракт предложили.

— Слушай, а сложно стать хакером?

— В принципе ничего сложного. Заказываешь базу и учишь.

— У нас такие базы не продают. На планете нет представительства компании Нейросеть.

— Зачем оно тебе? Ты можешь всё заказать через галонет, и у тебя ещё будет хорошая скидка как флотскому.

— Дорогая база?

— Дорогая, но проблема не в этом, её просто так и кому попало, не продают. Только с разрешения СБ.

— Жаль. Значит, мне не светит.

— Почему? У тебя не должно быть с ней проблем. Интеллект у тебя хороший изучить ты её должен без проблем.

— Проблема в СБ, вряд ли они дадут своё согласие. Учитывая характер наших отношений.

— Об этом я как-то не подумал. Жаль, конечно.

— Почему жаль?

— Ну как, подучил бы тебя и получил премию от флота за это.

— Это как?

— Ты что там совсем отсталый?

— Совсем, я дикий так-то.

— Чего?

— Ты что плохо слышишь?

— Слышу хорошо, но я не понял. Как это так?

— Вот так. Я с дикой планеты меня пираты вывезли оттуда.

— Какие чудеса только не случаются. Дикий командует станцией и ещё инженер.

— Что поделаешь, так получилось. Мы отвлеклись, так почему тебе должны премию подкинуть?

— Хакеров мало на флоте, а работы много. Вот за каждого новенького официальную премию подкидывают, а мне креды совсем не помешают. Мне креды нужны, за базу хакера расплатиться.

— Сколько она стоит?

— От уровня зависит.

— У тебя какой?

— Пятый.

— Сколько такая стоит?

— Триста тысяч.

— Это же совсем недорого.

— С моей зарплатой мне за неё платить и платить.

— Да ладно, не прибедняйся, наверняка подработки есть.

— Откуда? Я засекречен. Поболтать даже не с кем.

— Слушай, у меня есть трофейный скафандр, я его у главаря пиратов его захватил. Сможешь взломать? Я заплачу.

— Мне нельзя.

— Жаль.

Ему явно хотелось заработать, но он чего-то побаивался.

— У тебя наверно хорошая зарплата, если ты говоришь что тебя триста тысяч не большие деньги.

— Зарплата у меня была шестьдесят тысяч как у главного инженера станции, а сколько мне заплатят как командиру станции, я не знаю. Я совсем недавно принял командование.

— С такой зарплатой действительно немного.

— У меня ещё боевые и трофейные будут так, что это совсем не проблема.

— Хотя тебе с такой зарплатой тоже несколько лет за инженерную базу выплачивать.

— Это почему?

— Ну как? Если база инженера миллион стоит?

— Недолго, я устаревшую базу приобрёл. Она мне всего двести тысяч обошлась.

— Как ты тогда сертифицировался с ней?

— Нормально. Как бы я работал без сертификации.

— Повезло, вот только такую хакерскую базу не найдёшь.

— Просто у нас на планете таких баз большинство. Это новые базы на планете не найти. Их сюда не завозят.

— Можешь потом её через флот обновить. Тебе это ещё тысяч двести триста встанет с флотской скидкой.

— Пока в этом нет необходимости. Мне вполне этой хватает, но буду знать.

— Мне с моей зарплатой десять тысяч за базу хакера несколько лет придётся выплачивать.

— Не ценят на флоте хакеров.

— Это точно. Слушай, может тебе всё-таки попробовать купить базу?

— Попробовать можно, но мне её вряд ли СБ одобрит.

— Ты попробуй.

— Без проблем. Где нужно её заказывать?

— Держи ссылку.

Он прислал ссылку на компанию Нейросеть и на базу хакера. Отправил заявку на покупку к ним и свою флотскую скидку в пятнадцать процентов. Сразу получил ответ, что база может быть продана только после одобрения СБ флота. База стоила триста пятьдесят тысяч, но с учетом скидки как раз получалось триста тысяч.

— Заявку отправил. Ответили, чтобы ждал ответа СБ флота.

— Может, одобрят.

— Сильно в этом сомневаюсь, учитывая характер наших отношений. Слушай, а как я её получу в случае чего? Мы ведь блокированы пиратами и к нам почти никто не летает в систему?

— Это не проблема. База закачивается через галонет, а потом компания Нейросеть присылает специальный ключ для распаковки базы и её изучения.

— Ясно. Это значит, никуда лететь за базой не потребуется?

— Не потребуется, нужен только галонет.

— Интересно, а остальные на станции знают, что так можно заказать базу?

— Медики, знают и пользуются, а остальным, как правило, это уже ненужно.

— Понятно. Её тоже будет нужно сертифицировать?

— Нет, но тебе понадобиться наставник. Этим наставником я буду.

— Элл мне её не одобрят.

— Посмотрим. Впрочем, заболтался я с тобой. Мне работать нужно.

— Мне кстати тоже.


Часть 8


Отправил дроидов на наружную обшивку осматривать нанесённые пиратами повреждения станции. Станция получила три пробоины в результате обстрела линкорами.

Одна пробоина была большая и две средние. Пока дроиды к ним добирались, посмотрел происходящее у линкоров. Между ними и стацией сейчас постоянно курсировали челноки, перевозя захваченных пиратов и рабов на станцию. Помещения, предназначенные для пленных, постепенно заполнялись, их уже взяло под охрану СБ станции. Проблем вроде не было или они решались без моего участия. Поэтому я занялся повреждениями. Два средних попадания были сделаны плазменными орудиями флагмана пиратов ещё одно от выстрела туннельника другого линкора. Это попадание нанесло самый большой урон, были пробиты и наружная и внутренняя обшивки станции, а также каюты находящиеся за ними. От кают почти ничего не осталось. Болванка уничтожила каюты пролетела общий коридор и застряла в торговой лавке на другой его стороне. Оставив от лавки только название. Этот сектор станции теперь был заблокирован. Это повреждение было с рваными кусками обшивки по краям. Пришлось дать команду дроиду, чтобы он обрезал края чтобы можно было посмотреть внутренние повреждения станции. Два других попадания плазмы также пробили обе обшивки станции и оплавили всё в каютах, но разгерметизации секций станции в этих местах не было. Переборка между каютами и общим коридором станции выдержала. Работы здесь было много. Первое что проверил, есть ли несущие балки на складах. Ведь то, что осталось от них, представляло собой лужу расплавленного металла. Все несущие балки станции имели полукруглую форму и найти такие в продаже было крайне сложно. На кораблях балки такой формы очень редко применялись. К моему удивлению искин выдал что балки есть на складе и мало того есть запасные листов для обшивки станции. Причём этот запас был неплохим. Это многое сразу упростило, теперь можно смело резать края повреждений, убирая всё лишнее и вскрывая все внутренности. Поставив задачи дроидам, передал их под управление станционного искина, а сам занялся расчётами.

Вечером я заглянул в медсекцию. Док была на месте и колдовала над одной из капсул.

— Привет Док ты как?

— Устала, пришлось много поработать.

— Ты ведь сама попросилась?

— Сама. Это был мой первый абордаж. Не думала я, что так тяжело придётся. Столько бессмысленных смертей.

— Что поделаешь, другого выхода не было.

— Всё понимаю, но это так тяжело.

— Не стоило всё-таки мне тебя туда отпускать.

— Сама теперь понимаю, что зря я туда полетела. Нужно быть бесчувственной железкой, чтобы всё это видеть.

— Попроси Дока, он сотрёт тебе память, я разрешу.

— Не нужно, я уже вколола себе дозу успокоительного лекарства.

— Тебе видней. Среди абордажников корабля есть погибшие раненые?

— Четверо раненых. Трое лёгких один тяжёлый.

— Понятно. Крис не знаешь где?

— Вроде был на корабле.

Криса я обнаружил на летной палубе у абордажного бота.

— Как слетали?

— Нормально. С добычей вернулись. Так что в порядке. Парни только немного расстроились, что им выпивки не досталось.

— Так она не для них предназначалась.

— Почему-то все были уверены, что ничего из твоей затеи не получиться и выпивка достанется им.

— Вот только пираты не оправдали их надежды и напились?

— Да и они расстроились из-за этого.

— Радоваться должны, что почти без боя линкор захватили.

— Я им это же говорил. Да куда там. Вообще удачно получилось, что не было сопротивления на первом линкоре. Ты это классно придумал с выпивкой.

— Это даже адмиралу понравилось, да так что он у меня командование забрал.

— Разве не ты командовал?

— Я командовал только в самом начале, а дальше он сам.

— Не доверяет?

— Скорей всего.

— Посчитал что у тебя мало опыта.

— Наверное.

— Не переживай, наберёшься немного опыта и будет доверять.

Его позвали в оружейку, и он отправился туда, а я пошёл к себе. У себя в каюте я не обнаружил ни пилотов, ни их вещей. Похоже, пилоты уже переехали в свои новые каюты. В вещевом шкафу было пусто. В нём остался только мой рюкзак и на полке лежал мой старый проверенный бластер. Стало немного грустно и как-то пусто без них. Правда эту тоску быстро разогнала Лера, пришедшая в гости и оставшаяся до утра.

С самого утра я отправился в командный центр, узнать обстоят дела с переброской пиратов и рабов на станцию. Сегодня должен был работать Дед, но почему-то дежурила Мила.

— Привет. У тебя вроде сегодня выходной?

— Так и есть, Дед экзамены принимает в учебном центре. Мне пришлось его временно подменить, пока он не закончит там.

— Понятно.

— Что по вчерашней операции? Всех перевезли на станцию?

— Всех. Вчера ещё закончили. Сегодня все отдыхают.

Неожиданно включился большой экран. На нём появился отец Милы и сразу начал орать.

— Где этот пират? Ты почему ничего не сообщил о нём?

— Что за дурная привычка орать с утра?

— Я тебя спрашиваю, где пират?

— Не знаю, какой пират тебе нужен, но сейчас все они сидят в одном месте на станции.

— Ты что издеваешься?

— Нет. Почему издеваюсь? Помещение где они находятся под контролем СБ, так что все вопросы к ним.

— Я тебя спрашиваю про Лиса?

— Не знаю я никаких Лисов. Все вопросы к СБ. Все пираты сидят у них.

— Я говорю про пирата, с которым ты схватился на рейдере там в другой системе.

— Вот ты, про какого пирата говоришь, так сразу и нужно было сказать, а не орать. Больше тебе скажу о том кто он: лис хомяк или скунс мне ничего не известно.

— Где он?

— В трюме наверно.

— Почему наверно?

— Потому что я не знаю точно.

— Живой?

— Скончался. Я вообще-то дроида уронил на него, а он весит не мало.

— Жаль.

— Нисколько. Сдох туда ему и дорога.

— Нужно тело проверить. Он уже два раза погибшим числился.

— Проверяйте. Ведь я ведь предлагал начальнику СБ забрать все тела из трюма, когда он забирал тело курьера, так он отказался.

— Сейчас отправлю его, пускай заберёт его тело из трюма.

— Не вижу проблемы.

— Тебе за него награда кстати полагается.

— Большая?

— Не знаю.

— Награда это хорошо.

— Это только после проверки.

Он отключился. Наверно пошёл на начальника СБ орать, за то что тот о пирате ничего не знает. Меня вообще удивило, что по возвращению этим пиратом никто не заинтересовался. Тогда я решил, что это ничего не значащий пират так мелкая сошка и благополучно забыл о нём.

Сейчас также не вспомнил о нём. Искренне полагая, что его интересует кто-то пиратов, из числа тех кого захватили вчера.

— Мила он у тебя всегда так орёт по утрам?

— Бывает. Водиться за ним эта дурная привычка. Вначале наорёт, потом разбирается.

— Теперь наверно на начальника СБ станции орёт.

— Очень может быть. Хотя вряд ли. Он на тебя уже наорал с утра и пар выпустил.

— Зачем ему понадобился этот пират? Вообще их там много было.

— Ты про него говоришь?

Она вывела на экран фотографию Лиса. Она была с надписью «разыскивается». На ней он был гораздо моложе, чем сейчас.

— Вроде он.

— Вот это да! Это же знаменитый пират Хитрый Лис!

— У меня на каждого хитрого лиса найдётся свой домкрат, ну в смысле дроид.

— Ты что сам его прикончил?

— Сам, я на него своего дроида уронил. После этого он стал Дохлый Лис!

— Кто бы мог подумать, что такая бесславная гибель его ожидает.

— Что заслужил, то и получил.

— Это точно.

— Мне его бластер и скафандр достались.

— Что хороший бластер и скафандр?

— Скафандр вроде хороший, но он закодирован, а бластер вот.

Достал его из кобуры и протянул ей.

— Какой классный. Совсем новая моделька.

— Ага. У меня его нет в базе по оружию.

— У тебя наверно устаревшая база?

— Наверно я не знаю точно. Скажи, по вчерашней операции есть проблемы?

— Всё в порядке. СБ разбирается с теми кого привезли. Сегодня на линкоры техники собираются. Нужно оценить состояние кораблей и тела погибших перевести сюда для идентификации.

— Оценить состояние? Зачем? Ничего такого я им не приказывал?

— Это запрос финансистов как я поняла. Они с трофеями разбираются.

— Тогда понятно.

— Раз проблем нет, пошёл я к себе работать.

— Заходи командир.

— Думаю, не стоит, я как к вам зайду, так сразу появляется твой отец и начинает орать на меня. У меня есть сильное подозрение, что он сидит где — то здесь в засаде и поджидает меня.

— Шутишь?

— Конечно, шучу.

— Он больше не будет.

— Сильно в этом сомневаюсь.

Когда зашёл к себе в кабинет на экране сразу появился Элл.

— Привет Алекс давненько тебя жду. Ты где пропал?

— Решал проблемы на станции. У меня их здесь много.

— Хотел узнать как у тебя дела? Что ответили по базе?

— Не знаю, сейчас посмотрю.

Быстро пробежался по сообщениям. От компании Нейросеть ничего не приходило.

— Нет никакого ответа.

— Это хорошо.

— Почему?

— Сразу не отказали.

— Думаю просто СБ не до этого. У них сейчас много работы на станции.

— Такое тоже может быть.

— Как у тебя успехи по взлому искинов?

— Взламываются понемногу.

— Это долго? Много времени займёт?

— Не знаю всё индивидуально каждый раз по-разному. Искины не старые, значит долго провожусь скорей всего.

— Что старые искины проще для взлома?

— Проще. Слушай, у нас про тебя разные слухи ходят.

— Какие слухи, ты о чём?

— Что ты бордель открыл.

— Это не слухи, это действительно так. И это была вынужденная мера.

— Значит и то, что говорят про тебя правда?

— Да о чём ты?

— Говорят, что ты маньяк и уже пол станции изнасиловал.

— Спасибо насмешил. Что зависть берёт?

— Просто интересно. Как это у тебя получается?

— Элл это всё враньё. Ты хотя бы представляешь, сколько у меня разумных на станции?

— Сколько?

— Несколько тысяч. Из них половина женщины если не больше. Теперь просто посчитай, сколько нужно времени, чтобы с каждой хотя бы раз. Кроме того командиром станции я стал меньше месяца назад.

— Нужно много времени.

— Вот. Теперь ты понимаешь, что это всё полная чушь?

— Понимаю.

— Тогда откуда такие сплетни?

— Это из-за истории про то, как я попал на корабль и меня разморозили. Тогда я был в неадекватном состоянии и голый гоняться за техниками корабля. Тогда, я с ними просто поговорить хотел, а меня совсем не так поняли. Потом это видео появилось в сети.

— Понятно.

— Про тебя ещё много что болтают.

— Враньё, это всё, не обращай внимания. Ты по делу или просто поболтать хотел?

— Поболтать.

— Давай как-нибудь поболтаем не сегодня, очень много работы. Станцию нужно ремонтировать.

— Давай.

Он немного расстроенный отключился, а занялся кучей административной работы, которая ожидала меня у искина станции. Её значительно прибавилось за вчерашний день.

После окончания операции с абордажем линкоров, но вначале я проверил своих дроидов. Они всю ночь резали наружную обшивку станции, подготавливая места повреждений к установке новых креплений и балок. Немного подкорректировал их работу и вернул под контроль искина станции. Сейчас я хорошо стал понимать, почему многие опытные инженеры так делали. Это давало время заниматься параллельно другими делами.

В кабинет зашла Элла.

— Командир на вас форму пошили и прислали. Нужно примерить и оплатить заказ.

— Заноси, посмотрим что пошили.

Пришлось уйти в каюту и там переодеться в неё. После чего вышел к ней.

— Что скажешь?

— Повернись спиной.

— Отлично пошили. Сидит на вас как влитая. У вас отличная фигура командир.

Собственно точно такая же парадная форма темно-синего цвета была у командира и у его заместителей. Она ничем не отличалась от моей формы. На моей форме только не было знаков отличия. Командир и его заместители её носили, а вот Макса я ни разу в ней не видел. Он наверно и не одевал её ни разу. Вот и меня в ней похоронят в случае гибели.

— Парадно похоронная форма.

— Не говорите так командир.

— Элла, но это правда.

— Да, но всё равно не стоит.

— Останетесь в ней?

— Мне в комбинезоне привычнее.

— Тогда я отдам её в обработку, и ей придадут лоск. Она завтра вам понадобиться.

— Что на завтра назначили похороны?

— Да. Вам придётся их проводить.

— Понимаю. Вот только я них никогда их не проводил.

— Посмотрите вот это видео, и я вам буду подсказывать, что делать.

— Это хорошо.

— Снимайте форму.

Уже направился в каюту, когда она спросила.

— Командир, вы меня стесняетесь?

— Нет.

— Тогда снимайте здесь.

— Это тебя не будет смущать?

— Нет.

Пришлось переодеваться при ней. При этом она рассматривала меня как под микроскопом.

— Командир мне нужно три с половиной тысячи кредов за форму и её обработку.

— Держи — и перечислил ей требуемую сумму.

Она забрала форму, а я начал просматривать обучающее видео о том, как на флоте проводятся такие мероприятия. Там всё было кратко. От меня требовалось только сказать небольшую прощальную речь и присутствовать на церемонии прощания.

Церемонии которая прошла следующим утром.

В большом помещении собралось друзья и родственники погибших ребят. Большинство было в парадной форме как я. Ведь погибло в столкновениях с пиратами не только командование станции, но и абордажники и многие из экипажей крейсеров летящих к нам на помощь. Церемония прощания была одна для всех. Все погибшие лежали в своей парадной форме в одном помещении. Прочитав короткую речь, разрешил всем попрощаться с ними. Сам подошёл и попрощался с Максом. Он за наше короткое время знакомства стал для меня другом. Мне было тяжело с ним прощаться. Ведь он погиб, вместо меня, но из-за того, что я остался жив, станция отбила пиратское нападение. Если бы я погиб в командном центре, пираты скорей всего захватили станцию. Это была такая злая ирония судьбы.

— Прости Макс, я в этом совсем не виноват. Хотя почему-то чувствую свою вину за это. Прости, что так получилось.

Ответить он мне не мог и через несколько минут искин выгнал всех из помещения. После чего дроиды поместили всех погибших на одну металлическую пластину и отправили в их последний полёт.

Прощальный залп плазменных орудий кораблей распылил тела на атомы.

В кабинете, когда я туда вернулся, уже работала панель, и меня ожидал отец Милы. Думал он по делу, а он хотел просто поговорить.

— Выпьешь со мной? — перед ним стояла открытая бутылка крепкого алкоголя.

— Немного если только. Мне работать нужно — достал бутылку из сейфа и налил себе.

— За наших погибших ребят — сказал он и залпом опустошил стакан.

— За погибших друзей — и присоединился к нему — Очень тяжело отправлять ребят в последний полёт.

— Вот ещё троих с нашего призыва не стало. Мы с твоим бывшим командиром и его заместителями вместе начинали служить.

— Макс вместе с ними погиб. Хороший был парень и старший техник, на его месте должен был быть я. Теперь чувствую вину за это.

— Не вини себя. Так иногда бывает. У меня тоже был друг. Я однажды здорово напился и тогда он решил меня прикрыть и полетел вместо меня. Обратно ни он, ни корабль не вернулись. До сих пор не знаю, что с ним произошло, хотя уже столько лет прошло.

— Из-за чего ты напился?

— Из-за матери Милы. Мы с ней тогда расстались.

— Бывает. Когда с женой разошёлся, тоже здорово напился.

— Ты был женат?

— Был, у себя на планете.

— Может и дети есть?

— Нет. Детей нет.

— Так адмирал вызывает, потом поболтаем.

Он отключился. Что случилось, то случилось, погибших не вернёшь, нужно жить дальше и станция себя сама не отремонтирует. Нужно заняться повреждениями и посмотреть всё своими глазками. Вызвал транспортного дроида на верфь и сам отправился туда. На верфи ничего не изменилось, за время пока меня на ней не было. Сразу вспомнился Макс и наша последняя встреча. Мы с ним тогда встретились здесь в конце рабочего дня и обсуждали ремонт рейдеров. Думали и шутили о том, что нужно обрезать хвост или корму чтобы рейдеры поместить на верфь, а утром его не стало. Дело в том, что станция была аварской и аварские инженеры, создававшие её, не предусмотрели возможность эксплуатации её арантанцами и аратанскими кораблями. У аварцев не было на флоте таких кораблей как дальний рейдер. Аратанские рейдеры были длинны для аварской верфи. Впрочем, ремонт рейдеров на данный момент был не актуален. Ремонт станции был в приоритете.


Часть 9


Быстро натянув на себя инженерный скафандр. Забрался на транспортного дроида и полетел на нём к повреждениям станции. Провозился там недолго, сделал все замеры, подкорректировав работу дроидов, и вернулся на станцию. На верфи меня уже ожидал Нилаз.

— Что там?

— Силовые балки восстановлю за несколько дней, а с обшивкой придётся дольше повозиться.

— Балки сделаешь уже хорошо, а с обшивкой мы подключимся, поможем.

— Посмотрим, как пойдёт. У вас хватает работы по ремонту станции.

— Можно перераспределить и часть техников направить на ремонт обшивки.

— Думаю, не потребуется, и я сам справлюсь. У тебя есть что-то срочное?

— Есть.

— Тогда пошли разбираться.

Проблем оказалось не так много как в прошлый раз, и мы за несколько часов их решили. После чего занялся командирскими вопросами. Все проблемы и вопросы по станции теперь стекались в командирский раздел. Мне всё больше и больше казалось, что меня скоро завалят разными проблемами станции. Вспомнив про свой запрос о заместителях начал искать ответ командования. Оказалось, что ответ пришёл, и он был коротким. Мне предлагалось сделать выбор заместителей на моё усмотрение и не предлагалось ни одной рекомендации. Что это значило, я так и не понял. Что сложно кого-то предложить?

— Искин кто меня заменит в случае моей гибели?

— Данные отсутствуют.

— Это как так?

— Данные отсутствуют.

— Что об этом говорит регламент?

— После гибели последнего старшего офицера станции я должен взять под командование станцию и выполнять приказы командования флота.

Вот даже как, а я думал что меня может заменить начальник СБ или командир абордажной секции. Оказывается всё совсем по-другому. Получалось, что мало уничтожить командование станции, ещё нужно было уничтожить связь с флотом и вывести из строя искин станции. Хотя бы частично. Что собственно было сделано. Вот только в этот блестящий план закралась одна вроде бы ничего не значащая мелочь. Организатор теракта просто не знал, что у меня сложные отношения с командиром станции, и я не хожу на планёрки. Хотя возможно он это знал, но не стал брать меня в расчёт. Ведь я дикий. В результате весь его блестящий план благополучно накрылся. Пираты, как только поняли, что их план провалился, быстро сбежали отсюда. Нажал вызов вице-адмирала.

— Что случилось? — сразу спросил он.

— Недавно я запросил кандидатов для работы моими заместителями, но мне ничего не прислали. Почему?

— Принято решение никого пока не посылать к тебе.

— Почему?

— Не знаю. Мне неизвестно почему было принято такое решение. Оно принималось на более высоком уровне.

— Как мне быть? Меня просто заваливают запросами, а у меня ещё инженерная работа, я уже сейчас ничего не успеваю?

— Что поделаешь, пока так придётся поработать.

— Если всё встанет, не нужно на меня орать и спрашивать меня, почему это произошло.

— Работай. Пока ты справляешься вроде.

— Это пока.

— А дальше видно будет.

Он отключился, а у меня в голове сложился пазл. Ведь он соврал мне, когда сказал, что не знает. Просто они считают вероятность захвата станции достаточно большой. Поэтому никого больше сюда и не посылают. Меня здесь оставили командовать по одной простой причине — не жалко, и чтобы не увеличивать потери среди старших командиров они просто не рекомендуют никого. Не рекомендуют для того чтобы я сам не мог никого назначить. Наверняка такие рекомендации они получили от искина флота. Кроме того мне стало понятно почему он включил пункт о защите Милы в мой контракт и выбрал именно меня для её охраны. Ведь сбежать со станции можно было только на планету. Где я уже всё знал, смог выжить и обустроиться. Они меня бы ещё долго там искали, если бы не Мила.

Нужно осмотреть место второго взрыва. Открыл и быстро пробежал отчёт СБ по взрыву. Он был совсем короткий. Выяснилось, что на месте было два взрыва. Также как и в командном центре взорвались заминированные дроиды, но не одновременно, а с небольшой разницей по времени. Первый взрыв был сильный и он вывел из строя камеру наблюдения, поэтому второй взрыв не попал на видео. Экспертиза по обломкам установила, что это был дроид доставщик. Все три взорванные дроида имели трёх разных владельцев и следовали по разным маршрутам. Видимо где-то в тоннелях этих дроидов и поджидал взрывник и он же хакер. После чего взломал их и, установив в них взрывные устройства, отправил к пунктам назначения. Скорее всего, он был не в состоянии управлять двумя дроидами одновременно, поэтому отправлял их по очереди к назначенным целям или позднее перехватил второго дроида. Кроме того он должен хорошо разбираться в устройстве станции. Впрочем, устройство станции он мог и не знать, а знать только места на станции, куда было нужно доставить взрывчатку. Пираты плотно дружат с аварцами, а станция аварская и кому как не её создателям знать слабые места станции. Теперь нужно осмотреть на месте. Хотя места взрыва были прикрыты защитными панелями, но для меня это не стало проблемой. Активация инженерного режима, и я стал видеть все коммуникации проходящие за панелью. Проверив по схеме станции, куда они ведут, понял, почему было два взрыва. Первый взрыв обесточил управляющие силовые контуры. Только не все. Повезло, что после взрыва одна силовая линия чудом сохранилась. Это я узнал уже из отчёта Нилаза о проведённых работах. Одновременно с этим пропало питание на блок наведения оружия станции. Второй взрыв был в десяти метрах от первого и этим взрывом обесточило часть блоков искина станции, в том числе и узел галактической связи.

Грамотно. Очень грамотно всё было сделано.

Озадачил искин поиском подобных мест на станции там где взрывом можно также обесточить требуемые объекты. Искин нашёл пять таких мест и сразу стало понятно, почему взрыв был в этом месте. Оно было единственным, где нужные коммуникации проходили рядом. Все остальные места были разбросаны по станции. Стоит подумать, как это можно исправить.


ГЛАВА 2

Часть 1


Проснулся утром, когда оставался ещё час до подъёма. Хотел ещё поспать, но не смог уснуть повторно. Поворочался и открыл глаза. Прошло уже больше недели, как я вернулся на станцию. Обстановка на станции откровенно радовала. С завалом на работе я постепенно разбирался, не было теперь срочных и неотложных дел требующих моего внимания. Работа на станции вошла в свой обычный рабочий режим. СБ разбиралось с пленными пиратами и рабами и им было сейчас не до меня. Начальство не тревожило практически, иногда связывалось, выясняя какие-то вопросы. Одним словом всё было хорошо. Вчера вечером дроиды должны были закончить ремонт наружной обшивки станции в месте самого большого повреждения и подключившись к ним проверил чем они занимаются. Как я и думал, они уже закончили все ночные работы и теперь заряжались на верфи. Ещё вчера я собирался переориентировать их на другие запланированные работы по станции и сейчас выдал каждому дроиду индивидуальное задание и потянулся. Скоро обшивка станции будет полностью восстановлена, и угрозы проникновения на станцию через пробоины больше не будет.

— Искин станции проверь на утечку заблокированный отсек станции.

— Выполнено. Утечка не обнаружена.

— Отлично искин. Сейчас проверка в повреждённых каютах.

— Не могу осуществить проверку.

— Почему?

— Не исправна система жизнеобеспечения.

— Тогда отмена.

Отправил сообщение Нилазу, что закончил работы с наружной обшивкой станции и чтобы он отправил туда техника для ремонта систем жизнеобеспечения. Сам решил ещё поваляться до подъема.

На завтраке в кают-компании ко мне подошёл Крис.

— Алекс привет.

— Привет Крис.

— Слушай, что ты с пиратским скафандром собираешься делать?

— Ты про скафандр этого Лиса?

— Да.

— Не знаю. Он ведь закодирован?

— Закодирован. Лера пыталась подобрать код, но у неё ничего не получилось.

— Спрашивал я о нём у флотского хакера. Он не соглашается, говорит что у него нет времени.

— Может, продашь его? У меня есть один покупатель на него.

— Сомневаюсь, что он в таком виде много предложит.

— Десять тысяч он предлагает за него.

— Нет, не продам. Есть у меня на планете один специалист, я к нему его свожу. Он взломает защиту. Потом себе его оставлю. Буду в нём по станции ходить. Надоело везде за собой парней таскать. Защита у него отличная.

— Защита у него действительно отличная.

— Хорошо, что напомнил мне о пирате. За него оказывается, какая-то премия полагается. Начальство тело забрало, а про премию молчит. Похоже, решило премию себе оставить. Нужно будет узнать о ней.

— Повезло тебе с ним.

— Ты же сам его оставил? Нужно было только боты проверить, и он был бы твой.

— Сам виноват, поспешили мы тогда.

— Не переживай, будут ещё. Это не первый и не последний пират. В соседних системах их полно. Все будут наши.

— С тобой точно будут. Слышал, что за тебя премию пираты объявили?

— Нет. Большую?

— Пятьдесят тысяч.

— Что так мало? За предыдущего командира сколько было?

— За него миллион вроде предлагали.

— Не оценили, они мои подарки. Жаль.

— Ничего слетаем, оценят. Когда полетим?

— Сам я непротив, слетать. Вот только слышал бы ты, как орали на меня вначале вице-адмирал, а потом и адмирал за то, что улетел.

— Пилоты рассказывали, что тебе здорово влетело.

— Командир должен находиться в командном центре и командовать, а не летать непонятно где! — процитировал ему слова адмирала.

— Понятно.

— Успокоиться всё, тогда и слетаем, а пока никак.

— Жаль.

— Мне тоже.

По дороге на работу вспомнил про ментокопирование пирата. Пластинка с её результатами по-прежнему оставалась в моём коммутаторе, тогда я начал смотреть данные и не закончил. Потом не до них было, и только сейчас я понял, что там наверняка должны были быть коды доступа к скафандру. Получалось, что коды от него я постоянно носил с собой. Нужно проверить и подключившись к коммутатору, хотел просмотреть запись. Не успел начать, как меня оторвал аварийный сигнал от одного из дроидов.

Что случилось?

Никаких данных о причинах остановки дроид не прислал. Просто взял и остановил работу. Придётся сходить проверить.

Добравшись до места работ дроида, я остановился как вкопанный. Всё потому что дроид остановился не просто так, а из-за трупа, лежащего в технической нише. Как он там оказался было совсем непонятно. Ведь ещё вчера я проверял эту техническую шахту, и в ней ничего такого не было. Откуда он здесь взялся? Прикасаться к нему мне хотелось, и я отправил дроида вытащить его в коридор. Вот только когда он его зацепил и потащил. Сразу его остановил и понял, что у меня начались проблемы. Сразу вызвал вице-адмирала. Он ответил сразу и видимо всё понял по моему лицу.

— У меня проблемы.

— Что случилось?

— Вот. Сам посмотри и перекинул ему запись с нейросети.

— Это что тот о ком я подумал?

— Да это бывший начальник СБ станции.

— Каким образом он там оказался?

— Понятия не имею. Ещё вчера в этом месте никого не было. Вот вчерашняя запись с моей нейросети я проверял коммуникации в этой шахте, и здесь никого не было.

— Тогда откуда он там взялся?

— Подозреваю, что сам пришёл ночью и прилёг отдохнуть.

— Он давно уже мёртв.

— Это понятно. Что мне с ним делать? Он вроде как не моё ведомство.

— Сейчас узнаю.

Почти сразу пришёл вызов от начальника СБ флота и я принял его.

— Так-так. Что у нас произошло? Дай допуск к видео трансляции с твоей нейросети, чтобы я мог видеть, что ты видишь.

Включил как он и просил.

— Одна продажная крыса нашлась.

— Вижу. Как он мог там оказаться?

— Сильно подозреваю, что соскучился по мне и решил прийти сюда ночью, чтобы утром меня допросить.

— Есть за что?

— Конечно. Он ведь заявлял что я аварский шпион.

— Это когда он такое говорил?

— Когда меня с корабля посреди ночи забрал, а потом посреди ночи допрашивал у себя в кабинете. Дока с рейдера спросите. Он меня тогда привёл к нему, и они поругались.

— Поругались? Почему?

— Откуда я это могу знать? Наверно ваши сбшные дела.

— Ладно, разберёмся.

— Разбирайтесь. Куда мне его деть? Мне работать нужно. Дроид простаивает.

— Сейчас подъедут из СБ и его заберут. Ты его трогал?

— Дроидом только повернул. Хотел вытащить в коридор, но остановился когда увидел кто это. Это же всё есть на записи.

— Правильно сделал. Записи я потом посмотрю.

— Мысли есть, как он мог здесь оказаться?

— Мысль одна, что кто-то хочет меня так подставить. Тот, кто это сделал, видел, что я здесь вчера работал и решил, подложил мне этот «подарок».

— Кто хочет тебя подставить?

— Откуда я знаю? Мне сказали, что за меня пираты награду объявили, может это они. Подрывника кстати так и не нашли.

— Всё возможно.

Подлетела антигравитационая платформа и с неё спустились двое незнакомых мне офицера СБ.

— Твои прилетели.

— Вижу. Эти двое, что твоя охрана?

— Да.

— Перекинь мне их контакты.

— Лови.

Похоже, он сразу связался с ними. Судя по их удивлённо напряжённым лицам. Сам я наблюдал за действиями прилетевших сбшников. Они просто походили вокруг, потом попросили переместить тело дроидом на платформу. Что я быстро сделал. После чего залезли в шахту, там побыли недолго и молча улетели к себе.

— Можно работать? — спросил начальника СБ.

— Работай.

Отправил дроида выполнять задание, немного понаблюдал за ним после чего отправился к себе. Кто-то специально его сюда подложил, чтобы подставить меня. Похоже, или за мной следят или на мне жучки. Вернусь, нужно будет провериться и парней тоже проверить. Меня отвлёк один из абордажников:

— Командир это что действительно был начальник СБ восьмого флота?

— Действительно он. Вообще спрашивать вначале было нужно, а не потом, после того как ответили на его вопросы.

— Кого мы тогда нашли, если им занимается сам начальник СБ восьмого флота?

— Это бывший начальник СБ станции. Он пропал несколько месяцев назад.

— Тогда понятно.

— Почему он пропал? Он вроде здесь лежал? — спросил второй охранник.

— Кто его знает, почему он пропал. Судя по дыркам в нём, он не сам пропал, а ему помогли.

— Стреляли из бластера практически в упор. Не было у него ни единого шанса — дал профессиональную оценку первый охранник.

— Как он тогда там оказался? — снова спросил второй охранник.

— Ещё вчера там никого не было и его туда специально подбросили. Подозревали, что я там работать буду. Так и оказалось. Дроид выдал аварийный сигнал, и я пошёл проверять, что случилось.

— Зачем подбросили?

— Кому-то я сильно мешаю, судя по всему или для каких-то других целей это было нужно. Наверно чтобы тело нашли, но непросто нашли, а чтобы нашёл именно я.

— Может запугать хотят?

— Кого меня?

— Да. Вроде как отправишься следом за ним.

— Как-то совсем не страшно. Здесь дело в другом. У меня с ним были серьёзные проблемы, и я раньше подозревал, что он сбежал из-за них. Вот только сейчас выясняется, что он никуда не сбегал. Где-то здесь на станции отдыхал, после чего его убийца переместил тело в шахту.

Вот я болван. Как я сразу не понял. Ведь для бывшего командира и остальных я был убийцей и сейчас по всей станции пойдут слухи, что именно я его прикончил, а потом специально в шахту подложил и многие в них поверят. Меня просто ходят дискредитировать, но зачем? Чтобы меня заменили или совсем убрали? Возможно, это своего рода проверка и кто-то хочет знать о планах командования насчёт меня. Заменят и пришлют нового командира или оставят всё как есть, но я уже знаю, что оставят всё как есть. Что им даёт это знание? Скорей всего будут знать против кого строить дальнейшие планы. Вот для чего это всё сделали. Кто-то чертовски умный всё это делает.

Как в шахматах выстраивает стратегию и убирает ненужные фигуры с доски.

Плохо, что мне в этой партии отводиться роль короля. На меня теперь будут идти все атаки. Мы ещё посмотрим кто кого. Задумавшись не заметил, как мы вернулись в кабинет.

— Элла отправь запрос в СБ пускай пришлют сюда прибор для проверки жучков.

— Сделаю. Что-то ещё?

— Пока всё.

Уже в кабинете я услышал. Как она спросила охранников.

— Что случилось? Почему он такой злой?

— Извини Элла мы подписку о неразглашении дали.

Это начальник СБ правильно сделал, что взял с них подписку.

Вот только почему-то в местной сети эта информация уже появилась. Пришлось вызвать Эльдара.

— Привет. Что базу разрешили? — радостно спросил он.

Он всё ещё надеялся, что мне разрешат приобрести базу хакера.

— Нет. По базе нет никакой информации, а у меня появилась проблема и нужна твоя помощь.

— Что случилось?

— В местную сеть утекла информация об обнаружении тела бывшего начальника СБ. Мне нужно чтобы ты всё удалил оттуда, а также нужен источник. Тот кто её внёс туда. Вот ссылка по этому вопросу.

— Сейчас сделаю.

Буквально через пару минут всё исчезло оттуда.


Часть 2


— Всё удалил.

— Вижу. Наверняка опять внесут.

— В чём проблема? Почему это важно? Нашли и нашли.

— Потому что это специально сделано и меня подставляют этим. Ты нашёл источник?

— Нашёл. Скинь мне кто это.

— Извини, не могу, такие данные я могу отправлять только в СБ.

— Тогда отправь их им, а я отправлю приказ арестовать и допросить.

— Отправил.

— Тоже отправил.

— Сейчас задержат.

— Только думаю всё это пустышка.

— Почему.

— Против тебя играет хороший хакер и вряд ли он сам подставиться. Скорей всего подставил кого-нибудь.

— Что ты сразу не сказал?

— Я сам только сейчас это понял.

— Почему ты решил, что он хакер?

— Он перехватил в тоннелях троих дроидов доставщиков и перепрограммировал их. Как он это смог сделать, если бы не был хакером?

— В принципе есть специальные устройства для этого, но скорей всего ты прав и он хакер. Тогда это действительно ошибка. Сейчас всё проверю ещё раз.

Его долго не было и вернулся он немного озадаченным.

— Ты оказался прав, и аккаунт откуда это написали, был взломан. Отправил все данные по взлому в СБ.

Мне тоже пришлось отменить свой приказ об аресте и допросе.

— Что-нибудь нашёл? Кто это сделал?

— Нет. Взлом был с планшета, а не с нейросети. Причём очень чисто и аккуратно всё было сделано.

— Значит, не вычислить?

— Пока нет.

— Так я и подумал.

— Не переживай я небольшую программку поставил. Если всплывёт в сети эта информация, она мне сообщит.

— Это хорошо. Тогда, я побежал дальше. Мне работать нужно. Слушай, а у тебя ломаться искины ещё долго будут?

— Не знаю, там специальная программка работает, она мне сообщит, как закончит.

— Понял.

— Тогда пока всё. Сообщи сразу, как дадут разрешение на базу.

— Конечно сообщу. Подожди ещё секунду. Передай все данные что ты накопал начальнику СБ восьмого флота. Дело у него на контроле.

— Отправил уже.

Он только отключился как через несколько минут экран снова включился и появился начальник СБ флота.

— Вижу, что у тебя появились соображения насчёт этого дела. Раз ты так оперативно среагировал.

— Соображения действительно появились.

— Выкладывай.

— Думаю что это послание вам, а не мне. Даже скорей не вам как командованию, а конкретно тебе как начальнику СБ.

— Становиться всё интереснее. Рассказывай.

— Всё просто. Тело где-то лежало и никому не мешало, но было принято решение подсунуть его мне. Это было сделано с несколькими целями. Первое, тот, кто это сделал, не верит, что меня оставят руководить дальше, а значит, таким образом, ускоряет процесс моей замены. Ему нужен новый командир, чтобы против него выстраивать дальнейшие планы. Второе, он дискредитирует меня среди подчинённых, распространяя слухи, что это я его убил. Это идёт бонусом, подталкивая вас к решению по первому пункту. Косвенно эти два пункта подтверждает смешная сумма назначенная пиратами за меня в отличие от предыдущего командира. Третье, он намекает конкретно тебе, что ничего не закончено, он здесь на станции и готов действовать дальше. Как видишь, мои выводы подтвердились очень быстро, и сработал я, в отличие от вас, очень оперативно.

— Как думаешь, что он будет делать дальше?

— В этом вопросе слишком много неизвестных. Могу только сказать, что как только он убедиться, что я останусь дальше руководить станцией, он начнёт действовать конкретно против меня. Что вы с этим будете делать, я не знаю.

— Мы подумаем.

— Думайте.

— Зачем тебе эта база?

— Ты про базу хакера?

— Да.

— Это же очевидно. Я давно понял, что он хакер. Вот и хочу достойно противостоять ему.

— Я подумаю.

Он отключился.

Что я должен был ответить на этот вопрос, зачем мне база? Сказать, что меня нервировала сумма в триста тысяч лежащая у меня в сейфе? Так она меня непросто нервировала, я постоянно ломал голову над тем как с ней поступить. Меня сильно обрадовало предложение Эльдара купить эту базу, и я сразу согласился. Просто эти креды нужно было быстрее потратить, а здесь подвернулась такая замечательная возможность. Ведь я их потрачу непросто так, а с одобрением СБ! Даже если потом возникнут вопросы откуда у меня появилась эта сумма, базу у меня из головы не конфискуют. Деньги мне сейчас регулярно поступали на банковский счёт от флота, а покупать мне было ничего, и почти все поступления я отправлял на погашение кредита за базу инженера. После этой его фразы я подумаю, у меня появилась реальная надежда, что мне разрешат её покупку и возможность избавиться от этих непонятных кредов. Происхождение их было крайне туманным. Многие действие командира были странными, причём это было, совсем мягко сказано. Снятие запрета на въезд для дроидов в командный центр было в первой странностью в этом списке. К примеру, если сейчас дроид попытается подъехать к входу кабинета, с потолка опуститься турель его уничтожит. Почему бывший командир снял этот запрет? Зачем он так поступил? Это было для меня загадкой. Кроме того почему-то все записи с камер наблюдения за тот период были скрыты от меня. Хотя это скорей был приказ СБ флота, но всё равно было непонятно почему. Почему командир ходил нервный последнее время и срывался на всех? Почему поддержал оширцев, когда я сел прямо на базу? Наверняка понимал, что я всё правильно сделал. Раньше я это всё воспринимал, что это было на почве личной неприязни ко мне, но сейчас количество этих, почему становилось всё больше и больше. Похоже, личная неприязнь была здесь совсем не причём. Его нервировало что-то другое. Скорей всего этого я никогда не узнаю, но от этих денег было нужно избавляться.

— Командир СБ приехало и привезло прибор для проверки жучков.

В кабинет зашла Элла и отвлекла меня от этих мрачных дум.

— Это хорошо. Сейчас проверим.

Вышел в приёмную. У неё на столе лежал прибор для поиска жучков. С подобным я уже встречался. Меня проверяли на жучки на планете точно таким же. Подключившись к прибору, проверил им приёмную, Эллу с абордажниками и себя. Всё было чисто. Он ничего не показал в кабинете и каюте. Меня это сильно удивило, обычно всегда была куча жучков, а сейчас всё чисто. Вернувшись в приёмную, решил проверить прибор.

— Мне нужен жучок. У тебя есть?

— Нет.

— Тогда поезжай в СБ и привези мне оттуда рабочий жучок.

— Ой, я вспомнил, у меня один завалялся в кармане.

— Давай его сюда.

— Он достал его из кармана и выложил на стол.

— Проверил его прибором. Прибор молчал.

— Что это такое?

— Наверно жучок не исправен.

— Может, твой прибор неисправен? Значит так, ты сейчас идёшь в СБ и возвращаешься оттуда с рабочим жучком и рабочим прибором. Окажется хоть что-то неисправным вот эти парни отправят тебя посидеть подумать в карцере абордажной секции.

Кивнул в сторону сидящих на диванчике абордажников. Судя по тому, как загорелись у них глаза, они с большим удовольствием выполнят этот мой приказ. Сбшник тоже это быстро понял.

— Сейчас всё найду — и исчез из приёмной.

Вернулся он через несколько минут с другим прибором и работающим жучком. Повторная проверка выявила жучки на Элле и парнях. В помещениях их не было. Они были обнаружены только на их одежде. На мне их не нашлось, и это было странно.

— Значит так. Каждое утро будешь приходить сюда и проверять приёмную и их троих на жучки, если выясниться что они были, а ты их не нашёл. Отправишься в карцер как пособник пиратов. Искин зафиксируй в форме приказа.

— Выполнено.

— Всё. Можешь возвращаться в СБ.

Решил отправить его отсюда потому, что Элла как-то очень не хорошо на него смотрела, и абордажники тоже. Никому не нравиться когда за ним следят.

Вернувшись к себе, понял, что у меня опять что-то не сходиться. Даже тот факт, что на них были жучки, не отвечал на вопрос, откуда убийца мог узнать, что я с утра буду там работать. Ведь я никому из них я не говорил о своих планах. Похоже, мне опять нужен Элл и вызвал его.

— Одобрили?

— Пока нет, но начальник сказал, что подумает над этим вопросом.

— Тогда что хотел?

— Ты знаешь, как работают жучки СБ.

— Только в общих чертах.

— Понимаешь, мне непонятно как меня отследили вчера. Сейчас сделал проверку и выяснил, что на моём секретаре и моей охране были три жучка. Секретарь ладно, она здесь находилась, а вот охрана была со мной. В связи, с чем у меня возник вопрос, могли по жучкам отследить мой маршрут или нет?

— Могли, но только примерно.

— Можно поподробнее?

— Можно. Жучки пишут и передают только звук, но место передачи звука можно выяснить. Так устроены приборы для их поиска. Они засекают передачу звука и питающий блок. Звук передается, как правило, через сеть и местоположение жучка через сеть можно выяснить. Если нет передачи сигнала через сеть значит и выяснить местоположение жучка невозможно, но на станции все эти данные будут очень примерными.

— Понял тебя, тогда не понимаю, как он тогда выяснил, что я был там и буду там завтра?

— Этого я не могу знать.

— Не обращай внимания это я сам себя спросил. Скажи, ты можешь посмотреть, были вчера взломы камер наблюдения или нет? Вот в этом месте станции?

Отправил ему схему станции с местоположением шахты.

— Сейчас посмотрю.

Он недолго отсутствовал.

— Нет, взломов не было. Запись есть, как ты там работаешь.

— Скажи, а перерывы в записях были?

— Было одно отключение камер. Ночью в пять часов тридцать шесть минут на десять минут. Больше не было ни вчера ни сегодня.

— Тогда я ничего не понимаю, как он узнал, что я буду там завтра работать? Ведь я никому об этом не говорил.

— Не знаю. Тебе видней. У тебя всё?

— Пока всё.

— Тогда я дальше работать.

— Трудись.

Загадка какая-то. Как он понял, что я там буду завтра работать? Как узнал, что я там вообще был? Допустим, он выяснил по жучкам на охране мой маршрут, но я мог там просто стоять, встретив кого-то из знакомых. Встретились, поболтали, разошлись. Вряд ли парни говори между собой о том чем я занимаюсь. Кроме того я осматривал пять мест на станции. Как тогда за мной следили, если взлома камер не было? Слежку бы я почувствовал. Хотя кто знает, как она велась.

— Вижу тебя, посетили новые идеи.

Экран на стене включился и показал начальника СБ флота.

— Похоже, ты решил, что я за тебя ещё работать должен. Думаешь, мне мало своей работы?

— Не переживай свою работу я хорошо знаю и делаю.

— Хорошо, что знаешь, но как у меня на планете говорят, все дороги ведут в Рим, так и здесь все дороги ведут в СБ.

— Рассказывай что надумал.

— Понимаешь, есть одна загадка, которую я не понимаю во всём этом.

— Это какая?

— Очень простая. Дело в том, что я никогда и никому не говорил, что буду там работать сегодня. Как он или они могли это узнать, или понять?

— Тебе видней. Какие есть у тебя соображения на этот счёт.

— Вначале я подумал, что меня отследили по жучкам на скафандрах моей охраны, но не получается. Даже если это так, они должны были как-то понять из разговоров охраны, что я там работаю, а не просто стою и с кем-то общаюсь в коридоре. Думаю, что парни ничего такого они не говорили и вообще это очень сложно. Получается за мной или следили или видели записи с камер наблюдения. Чем я там занимался в этом месте. Взлома камер не было. Элл это проверил. Слежку за собой я тоже не замечал. Как так получается?

— Какие выводы ты сделал?

— Вывод один и очень простой. Все дороги ведут в СБ. Не знаю. Может, следили за мной незаметно или имели доступ к камерам, но тот, кто это сделал, засел в СБ. Такие возможности есть только у вас. Даже то, как был убит бывший начальник, подтверждает мои выводы. Его убил тот, кому он доверял. Все три выстрела в него сделаны с близкого расстояния. Когда он совсем не ожидал этого.

— Мои специалисты пришли к подобным выводам. Как думаешь, почему именно сюда они его подложили?

— Не знаю. Возможно, сюда вести было ближе.

— Мы проверили все места, где ты был вчера.

— Нашли ещё кого-нибудь?

— Кого, например?

— Того же главного инженера.

— Нет. Везде пусто.

— Тогда я ещё подумаю, почему именно сюда привезли. Нет данных, где бывший начальник отдыхал всё это время?

— Пока нет ничего.

— Жаль, возможно, стало бы понятнее. Что по базе?

— Думаю.

— Думай.

— Не понимаю, зачем она тебе? Взял бы лучше тактику.

— Тактику я тоже куплю, но позже. Тебе что плохо, если на станции появиться хакер?

— У меня и так проблем полно, хочешь добавить мне ещё одну? Ты ведь точно полезешь, куда не следует.

— Знаешь мне сейчас пришло в голову, а он может взломать искин станции? Он ведь хакер ещё и с доступом СБ?

— Нет, это очень сложно.

— Может он это и задумал, меня прикончит и тогда командование перейдёт к искину станции, а искин под его контролем.

— Очень маловероятно.

— Да но такой вариант исключить нельзя, а его возможностей вы не знаете.

— Нужно подумать.

— Подумай.

Это происшествие выбило меня из рабочего графика, и только вечером на корабле я вспомнил, чем я хотел заняться с утра. Просмотреть запись памяти пирата и найти там коды доступа от скафандра. Быстренько пробежался по воспоминаниям детства юности потом учёба. Вот он уже попал в пираты, вернее отправился туда с помощью родителей. Деньги у него были, он купил долю одного из пиратов и стал помощником капитана корабля. Промотал запись дальше.

Дела у них шли не очень и один раз они попали в плен аварским военным. Их отпустили, но капитан подписал согласие на сотрудничество с СБ Авара. Так они стали выполнять различные задания СБ, пока один раз не попали в ловушку наших военных. Капитан погиб, а он чудом выжил и попал в плен. В СБ Аратана он сам предложил работать на них и подписал соглашение о сотрудничестве.

Это меня сильно удивило. Оказалось, что он был двойной агентом и вашим и нашим. Кроме того не было никаких двух гибелей. Первый раз его гибель инсценировало СБ Авара, а второй раз СБ Аратана. Хитро парень устроился. Поставлял информацию, как одним, так и другим. Наводки на цели получал также как от одних, так и от других. Он почти не был в свободном поиске, а всегда знал, где и когда будет интересная жертва. О наших крейсерах и грузе на борту он узнал от аварцев и получил прямой приказ захватить или уничтожить корабли.

Своих сил у него не хватало. Ведь у него из кораблей был только тяжёлый крейсер и пара эсминцев для загона жертвы. Тогда он привлёк для захвата два крейсера пирата Магифа. Пообещав поделиться с ним добычей. Курьер прилетал от него, а следом за курьером прилетел конкурент Магифа Валдан. Видимо Валдан узнал что-то и поэтому сам прилетел в систему на линкоре с крейсерами и преследовал нас. Линкоров у Магифа до этого было два, но после боя у станции, похоже, остался только один. Интересно, почему пираты крейсерами не атаковали станцию? Прилетели только на линкорах? Боялись всё потерять? Скорей всего. Орудия станции очень опасная штука для крейсеров. На близком расстоянии они наносят серьёзный урон крейсеру. Лис сразу отказался лететь к станции. К станции полетели два самых сильных и богатых пирата, Магиф и представитель Валдана, взяв с собой только линкоры. Их нанял представитель аварцев. Этот представитель постоянно находился у них на пиратской станции. На основании данных которые Лис получал от аварцев, он думал что их крот сидит или в СБ или у финансистов Аратана. Сам я был согласен с его мнением, очень многие косвенные данные говорили об этом. Вот и на его последнем нападении Лис знал точную стоимость груза. Он должен был поделиться кредами с СБ после захвата и реализации груза. Почти всегда СБ аварцев знало точную стоимость груза и забирала себе половину её продажной стоимости. Сравнив его данные с данными полученными мною от финансистов флота. Понял, что ошибки в них нет. Всё было очень точно. Суммы совпали до креда. Хотя в поставочной накладной что я получил от флота было почти триста различных позиций.


Часть 3


Основная стоимость и ценность груза была в ракетах. Именно они составляли львиную часть стоимости груза. Остальное были противоракеты и запчасти для различных систем и дроидов. Стало интересно почему СБ не сделало ему ментокопирование когда вербовало? Возможно, потому что он сам предложил работать на них? Теперь мне стали понятны вопли начальства, почему я не доложил о его гибели. Про аварского агента здесь на станции он ничего не знал, но представитель аварцев обещал помощь во время операции по захвату станции. В чём заключалась помощь я уже и так знал. Планы у них были простыми. После захвата станции всех кого пираты захватят, они забирают себе. Все трофеи достаются также им. После этого они должны станцию с боем передать аварцам. За эту операцию пиратам был обещан новый аварский линкор. Именно он теперь висел около станции. Вообще у пиратов были внушительные силы. Полсотни различных кораблей, но не было общего руководства. Каждый был сам по себе и друг другу они совершенно не доверяли. У большинства пиратов было по одному два корабля. Только Магиф и Валдан имели по небольшой эскадре с линкорами. Магиф был галифасцем, а Валдан аварцем.

Линкоры пираты не любили по причине того что их было дорого содержать и требовался большой экипаж, которому нужно платить.

Для захвата любого транспортника, их основной добычи, вполне хватало крейсера. Поэтому у большинства пиратов были крейсера или различные переделки из транспортников. Всю добычу пираты продавали через торговые биржи аварцев, практически легально, через посредников на бирже. У Лиса было сразу три таких посредника на разных биржах, через них он реализовывал добычу. Девушку пилота он захватил, когда напал на конвой с заключёнными. Аварцы тогда ему хорошо заплатили за этот захват. Корабль, перевозящий заключённых, сопровождал крейсер седьмого флота Аратана. Лис напал на крейсер, а его эсминцы атаковали корабль с заключёнными. Захват прошёл успешно. Они захватили всех заключённых и передали их аварскому СБ. Крейсер он не планировал захватывать, не было на это времени. Он его просто расстрелял. После чего отправил абордажников его проверить. Большая часть экипажа предпочло умереть в бою, а вот эта девушка и с ней ещё двое из экипажа сдались в плен. Она ему понравилась и он сделал её личной рабыней. Ментальные закладки у неё действительно были. Он щедро заплатил одному псиону на аварской станции, чтобы он сделал ей эти закладки. Вообще он был очень грамотный пират, и выучим много баз, в том числе и инженерную базу. Все переделки корабля он придумал и рассчитал сам. Работы по переделке корабля осуществляли рабы на пиратской станции под его контролем. Просмотрев его операции, понял что он не просто так он получил кличку «Хитрый Лис». Большинство его операций были совсем не простыми, но он их блестяще проворачивал. У меня появилось даже какое-то уважение к этому ублюдку и садисту. Денег он зарабатывал даже больше чем Магиф с Валданом, но никогда это не показывал и тщательно скрывал. Он их боялся и ненавидел. Они платили ему тем же. Силы у них были совсем не равны. Вообще что Магиф, что Валдан в своих операциях предпочитали грубую силу, а он действовал более точно и аккуратно. Пару раз он хорошо обманул на креды как одного так и другого. Просто так. Из-за своего ущемленного самолюбия. Они не смогли ничего доказать, однако обиду затаили. Теперь он их боялся и жалел, что так сделал. Впрочем, это не мешало им иногда проводить совместные операции. Когда он столкнулся со мной в бою, он решил что легко победит и специально прикрылся крейсером. Ведь крейсер был Магифа, и его было не жалко. Это была своеобразная маленькая месть Магифу. Капитан крейсера не мог не выполнить приказ. В последний момент капитан всё-таки ослушался Лиса и начал разворачивать крейсер, но для него было уже поздно. Вообще для него стало полной неожиданностью, что я полез в драку. Второй неожиданностью для него стали мои действия. Когда мне удалось, прорвался к его борту. Он быстро понял последствия и решил захватить рейдер. Полетел вместе с абордажниками чтобы «пообщаться» со мной. Вот только он и здесь ошибся и также быстро понял это. Когда он увидел два абордажных бота вылетевшие на помощь, он спрятался вместе с рабыней у кормы рейдера. Прилетевшие абордажники его не заметили. Столько ошибок за раз, он никогда не допускал и это его сильно задело. Когда он увидел, что все его абордажники уничтожены, он решил затаиться и дождаться, когда всё закончиться, после чего вернуться на крейсер. Был у него и другой план. В одиночку попытаться захватить рейдер как самый быстрый из кораблей. Ему опять не повезло, я его заметил, занимаясь ремонтом. Заметив меня в трюме он решил что я обычный техник, и не стал стрелять. Он собирался сдаться, понимая что ему ничего не грозит. Ведь он исправно поставлял информацию в СБ. Вот только когда узнал, кто я на самом деле, решил вначале отомстить мне за поражение и только тогда сдаться. Не успел. Мой дроид упал раньше. После чего на допросе честно рассказал Крису кто он и заявил что тот должен связать его с офицером СБ на борту корабля. Дока не было на корабле, и Крис не собирался его вызывать. У Лиса была сломана шея после падения дроида, а также была серьёзная травма головы, без капсулы поддерживающей его жизнь он бы долго не протянул. Допрашивал его Крис прямо в капсуле. Это было последним его воспоминанием. Когда я закончил быстрый просмотр его памяти чувствовал себя, как будто на меня ведро помоев вылили. Столько там было всего. Что мне теперь делать со всем этим?

Впрочем, спать. Давно был отбой на корабле.

Утром, у себя в кабинете, я открыл поступившие сообщения и улыбнулся. Первым в списке было короткое сообщении от компании Нейросеть о том, что мне разрешена покупка базы хакера. Вот это да. Никогда бы не подумал, что они поверят в бред о возможном захвате искина станции. Впрочем, если разрешили, значит, такая угроза существует или это не связано с этим? Всё равно не расскажут, почему разрешили. Хотя это странно. Ведь ещё вчера начальник СБ флота не собирался разрешать мне эту покупку. Что могло измениться за эту ночь?

Нужно будет обрадовать Элл. Он почему-то верил, что мне её одобрят. Уже находясь у себя в кабинете, вызвал его.

— Элл, у меня хорошие новости. Мне одобрили покупку.

— Наконец-то, а то я уже подумал, что действительно не разрешат.

— Только что пришло сообщение, что покупка одобрена.

— Заходи теперь к ним по ссылке, что я тебе давал и закачивай базу на нейросеть. Потом нужно будет оплатить ключ и скачать его. Там всё просто действуй.

— Уже действую. Начал закачку. Мне предложили сразу оплатить базу.

— У тебя креды есть или нужно запрашивать в банке?

— Есть на чипе.

— Тогда подключай чип к коммутатору и оплачивай.

— Оплатил.

— Тогда всё. Закачается база, потом скачаешь ключ к ней. После чего распаковывай и начинай учить.

— Понял.

— Ложись под разгон. Она большая и долго учить придётся.

— Боюсь не получиться. Мне никто не разрешит это. Даже на несколько дней.

— Почему?

— Меня некем заменить.

— Это плохо, а так её долго учить. Она большая.

— Возможно, скоро назначат кого-то, тогда возможно получиться поучиться несколько дней, а пока придётся учить в фоновом режиме.

— Понятно. Я с тобой свяжусь, как время будет — и он отключился.

Хотел его расспросить об обезличенных счётах, но потом передумал. Наши разговоры наверняка слушались. Вчера просматривая запись, я обнаружил, что у Лиса было больше десятка счетов и на этих счетах были приличные суммы. Чипы он не держал, считая, что их могут легко украсть, предпочитая держать креды на счетах в разных банках. Все счета были обезличенные за исключением официального. Он был открыт на его имя в аварском банке. На нём было меньше всего денег и он старался им не пользоваться. Используя его только при расчётах с аварским СБ. Наверняка аварское СБ знало и о других его счетах и теперь они пустые. Впрочем, нужно проверить счета. Коды доступа к счетам у меня теперь были. Возможно СБ Авара не о всех его счетах известно. Вот только как это сделать? Если начну проверять его счета здесь и сейчас, это может быстро всплыть. Появиться вопросы у СБ откуда я это знаю. Придётся показать запись. Этим и сам подставлюсь и подставлю Криса с Доком. Нет это нельзя делать. Даже пиратский скафандр нельзя раскодировать. Хотя у меня теперь были коды доступа к нему. Могут поинтересоваться кто его раскодировал. Наверняка каждый мог шаг сейчас отслеживается СБ. Мне нужен Слим. Давно я его не видел. Нужно заглянуть в гости и поболтать без свидетелей. С ним договорюсь, и он подтвердит в случае чего, что это он взломал скафандр. Заодно расспрошу его, что он знает про обезличенные счета. Впрочем, чего тянуть? Завтра отправлюсь к нему! Отправлюсь как же. Сам пассажирские челноки приварил к станции, а теперь на планету собрался. Так мне нужен начальник транспортной секции станции. Он ответил в этот раз быстро.

— Слушаю.

— Скажи мне, как начальник транспортного цеха, на завтра есть грузовые челноки на планету?

— Конечно.

— Одного разумного сможем отправить туда и забрать обратно?

— Найдём место.

— Тогда зарезервируй одно место на челноках.

— Долго он пробудет на планете?

— Думаю не очень долго. Несколько часов.

— Нет проблем. Всё сделаю.

— Сообщи мне заранее время вылета туда и обратно.

— Конечно.

Одну проблему решил.

Через несколько часов у меня закачалась база и ключ. Моя нейросеть сама предложила активацию, и я дал согласие. После чего она сама отправила сообщение в компанию Нейросеть, что база активирована и начато изучение. Мне нейросеть сообщила, что в обычном режиме срок изучения базы будет почти три года. Совсем не обрадовав меня этим, но в целом я был очень доволен. Мне удалось решить проблему, я истратил креды и заполучил очень редкую базу. Вот только я решил эту проблему, как появилась новая. С финансового отдела флота пришла накладная, где были подсчитаны все наши трофеи. Когда я открыл её и просмотрел, понял, что нас жутко обманывают, и мне стало понятно почему большинство не хотело продавать трофеи флоту. Предпочитая продавать их самостоятельно. Самой дорогим трофеем числился тяжёлый крейсер, его оценили в полтора миллиона. Все остальное было дешевле. Даже линкоры оценили дешевле. Удивительно, но разные сельскохозяйственные машины, захваченные в трюме пирата, оценили дороже многих запчастей от аварских крейсеров. Их кстати Лис захватил совершенно случайно. Он в одной пустой системе ожидал курьера СБ, а в эту систему вместе с курьером вышел транспортник. Пришлось захватить. Вот в нём и оказалось все это добро. Пилоты не сдались живыми, но судя по всему, транспортник летел в одну из дальних колоний. Непонятно было для чего этой колонии понадобились давно устаревшие пушки от истребителей да ещё в таком количестве. Финансисты их оценили по десять тысяч за штуку. На мой взгляд, они за них переплатили. Этот список был длинным и включал почти пятьсот позиций. По итогам этой накладной мне полагалась трофейная выплата в размере ста восьмидесяти тысяч. К накладной прилагался список того кому и сколько будет выплачено. Отправил эту накладную капитанам кораблей, чтобы они проверили, возможно финансисты что-то не включили в список. Ведь я большинство трофеев не видел. Ответы от многих пришли почти сразу, что не хватает двух захваченных транспортников и груза наркоты в трюме. Их буксиры уже притащили в систему, но до них у финансистов руки не дошли. Включил это сразу в накладную. После них нашлись ещё пять позиций, которые не были включены в накладную. В целом все капитаны остались довольны выплатами. Хотя мне показалось, что это совсем мало. За тяжелый крейсер полтора миллиона кредов это почти даром. Он, конечно, был не новый, но миллионов двадцать точно стоил. Вот только кто его здесь купит? Нет, если продавать у аварцев, то он должен продаться за такую цену. Лис его купил за пятнадцать миллионов списанный с флота и вложил ещё двенадцать в ремонт и модернизацию. Хотя крейсер был далеко не свежий, но боевая единица из него получалась отличная. Экипажи с крейсеров, размещённые на нём, были довольны кораблём.

Выслал финансистам поправки и задумался над тем куда мне потратить эти креды. Никаких идей не приходило в голову. Разве только купить что-нибудь не нужное. Скафандр у меня был, даже два, оружия было полно. Базу по тактике, что ли купить? Так мне ещё базу хакера долго учить. Наверно закрою кредит за инженерную базу. Может мне штурмовик невидимку курьера купить? Его оценили в триста тысяч. С другой стороны, зачем он мне?

Если только чтобы сбежать на нём, опять Милу не бросишь, как и остальных, а внутри место на одного. Конечно, при желании можно и вдвоём улететь. Вот только вряд ли мне его продадут. Командование не допустит, чтобы я на нём сбежал. Впрочем, не очень и хотелось.

На экране появился Элл.

— Как успехи?

— Уже учу. Три года придётся учить. Так что набирайся терпения. Будешь три года моим наставником.

— Ничего страшного. Скоро назначат тебе заместителей, и отправишься учить в капсулу.

— Командование пока совсем не торопятся с этим делом.

— Значит справляешься.

— Тяжело приходиться, много работы.

— Понимаю. У меня всё тоже самое. Я закончил с этими двумя искинами. Вези следующие два.

— Ими теперь можно пользоваться?

— Повреждённый можно выкинуть. Ко второму держи коды доступа.

— Что-нибудь нарыл там интересное?

— Не смотрел, просто скопировал себе.

— Понял.

Решил не отвлекать Нилаза и посылать за дроидом, а привлек свою охрану. У них скафандры были с экзоскелетом. Для них эти искины были не тяжёлыми. Мы с ними быстро принесли два новых искина со склада. Заодно отправил сообщение капитану тяжелого крейсера, чтобы прислал дроида забрать у меня искины.

— Элл, какие базы требуется учить в первую очередь?

— Не выделяй никакие из пакета, все должны учиться равномерно.

— У меня некоторые даже без названия?

— Так и есть.

— Понял, равномерно так равномерно.

Вечером на корабле заглянул к Доку, она сидела у себя в каюте и выглядела уставшей.

— Что с тобой? Ты что какая-то уставшая замученная? Подопечные замучили?

— Хуже. Клиентки. Сейчас две чуть не подрались из-за одного мужчины. Обе хотели его забрать.

— Чем закончилось?

— Ушли втроём. Не знаю, в каком виде вернут.

— Не переживай, вернут.

— За него я не переживаю просто достали своими капризами.

— Понятно. Потерпи немного, скоро всё это дело я прикрою и отправлю всех вниз на планету.

— Ты только им это не говори.

— Почему?

— Полный дурдом будет. Все захотят воспользоваться, пока есть такая возможность.

— Понял, но я ведь предупредил их, что это временно. Впрочем, буду молчать.

— Ты что хотел?

— Хочу на ночь под разгон в капсулу. Я базу новую купил.

— Только на ночь?

— По-другому никак пока не получается.

— Знаешь что это платно? Ты ведь не военный.

— Знаю, я ведь Доку платил за это.

— Тебе это дорого встанет, если будешь только ночами учить.

— Что поделаешь, пока только так.

— Тогда пойдем, уложу в капсулу.

Утром открылась крышка и на меня внимательно рассматривала Док.

— Как ты себя чувствуешь?

— Нормально вроде.

— Я тебе разгон немного больше дала.

— Нормальное состояние, не вижу проблемы.

— Если плохо себя почувствуешь сразу в капсулу.

— Понял.

— Одевайся. С тебя девятьсот кредов.

— Ты мне, что тонус подняла? Чувствую себя хорошо, бодро и легко.

— Да. Ты уставший был, и я решила, что лишним не будет.

— Спасибо что подлечила, я дествительно здорово устал. Решил сегодня слетать на планету развеяться немного.

— Челноки вроде туда не летают?

— Грузовые летают.

— Понятно.


Часть 4


У себя в каюте переоделся во всё гражданское. Закинул на плечи своего старого приятеля и отправился к Крису в оружейку.

— Ты что на планету собрался? — спросил он когда меня увидел.

— Нужно там несколько вопросов решить. Я ненадолго. Скоро вернусь.

— Парни с тобой полетят.

— Не получиться, я на грузовом челноке полечу, а там нет места. Не переживай, я возьму скафандр мне его там раскодируют.

— Как скажешь, конечно. Давай на абордажном боте слетаем?

— Нет в этом необходимости. Это быстро, несколько часов и обратно.

— Будь осторожен.

— Буду.

Он выдал мне пиратский скафандр. Из записи я уже знал что он был совсем новый. Купил его Лис вместе с бластером совсем недавно и прошло немного больше двух месяцев с момента его покупки. Крис всё-таки отправил двоих абордажников меня проводить до транспортного отдела. Начальник транспортной секции был сильно удивлён, увидев меня.

— Кто из них полетит? — и посмотрел на мою охрану.

— Я сам полечу, а они здесь останутся.

— Тогда прошу в кабину челнока.

Выйдя из транспортного отдела космопорта надел очки и панамку. Вздохнул широко полной грудью. Как хорошо когда вокруг зелёные деревья, а не железные стены. На планете было всё по-прежнему, пролетали мимо аэробайки и одинокие прохожие шли по своим делам. Похоже, здесь недавно закончилась пылевая буря, на дороге было много рыжей пыли, которую бодро разгоняли пролетающие аэробайки. Свобода! Нет охраны прикрывающей тебя, нет СБ следящей за каждым твоим шагом, нет аварского шпиона. Это всё осталось там наверху, а здесь свобода. Жаль что у меня мало времени на неё. Нужен аэробайк. В этот раз аэробайков был большой выбор, я даже не стал смотреть, просто выбрал ближайший, оплатил и полетел. Несколько месяцев не летал, а руки всё отлично помнили. В первую очередь в фирму на проверку жучков. На мне жучков не оказалось, а вот на одежде и рюкзаке нашлись. Ничего не понимаю, как они могли там оказаться, если рюкзак лежал в шкафу, и одежда была там же. Нейросеть также проверил, там всё было чисто. Теперь можно к Слиму. Приземлился и сразу зашёл в магазин. Хотел сделать ему сюрприз. Вот только сюрприз сделали мне. В магазине работал другой продавец. Он иногда подменял Слима, и мне приходилось общаться с ним раньше. Именно он продавал мне камеры.

— Привет. Что у Слима сегодня выходной?

— Боюсь, у него этот выходной слегка затянулся.

— Не понял. Он что завтра будет?

— Не знаю. Что хотели?

— Он мне сам нужен а также требуеться заменить планшеты на чистые. Он мне обычно менял.

— Планшеты поменяю без проблем. Пятьсот кредов за обмен.

— Раньше дешевле было.

— Сейчас так.

— Слушай, а где Слим? Что-то я ничего не понял?

— Пропал он, почти три месяца назад.

— Как пропал? Куда пропал?

— Этого никто не знает.

— Так не бывает.

— К сожалению бывает.

— У тебя есть его почта?

— Есть.

— Перекинь мне на нейросеть.

Отправил ему сообщение.

«Слим это Алекс ты куда пропал?»

Подождал. Ответа не было.

— Так, зови начальника.

— Он занят.

— Думаю для меня, он уже освободился.

— Говорю, он занят.

— Ладно, я не гордый и сам с ним поговорю.

Пошёл внутрь, но он встал у меня на пути.

— Послушайте, я сказал что он занят.

— Ты глухой? Я сказал что для меня он свободен.

— Я сейчас вызову охрану.

— Насмешил. Что мне они могут сделать? Пыль только если с меня сдувать. Посмотри в сети кто командир станции, а теперь посмотри на меня.

Пришлось снять очки.

— Начальник уже освободился.

— Вот видишь, я тебе сразу сказал, что для меня он всегда свободен.

— Прошу. Проходите в кабинет.

Начальник Слима был явно удивлён моим визитом.

— У меня один короткий вопрос. Где Слим? — обратился к нему.

— Не знаю, я пытался его искать. Всё безрезультатно. Он вышел из магазина и пропал. Вечером домой не вернулся. После работы его видели идущим куда-то, но не в сторону дома. Это всё что мне удалось узнать.

— В полицию заявлял?

— Заявлял, но это бесполезное занятие. Клановым тоже обращался. Обещали поискать, но также ничего.

— Не выходил на связь? Сообщений никаких не было?

— Нет. Просто вышел и пропал.

— Прошло уже три месяца?

— Почти.

— Давно это было и теперь он может быть где угодно.

— Я сам заинтересован его найти. Ведь я оплатил установку ему нейросети и баз из своего кармана, а он отработал только треть долга.

— У тебя есть записи с камер наблюдения?

— Только с камер магазина.

— Перебрось мне на нейросеть.

На видео было, как Слим после работы вышел из магазина и пошёл по своим делам. Владелец магазина действительно был заинтересован в его розыске, и не врал мне. Он местный и наверняка всё вокруг перерыл в поисках его. Слишком много времени прошло. Записей с других камер наблюдения уже нет. Три месяца назад я отдыхал камере СБ. Тогда все вопросы с кланом были уже сняты. Это не могло быть из-за меня. После того как меня выпустили я не стал заходить к нему. Ведь тогда я не был уверен что СБ не следит за мной и не хотел афишировать наше знакомство чтобы не подставить его. Вот только всё это было зря, и он пропал. Возможно, он сам сбежал от владельца магазина. Наверняка у него здесь были условия не сахар, мог просто сбежал на другую работу, где ему больше платят. Похоже, его начальник так и думает. Может это работа СБ и они как-то вышли на него? Хотя вряд ли. Зачем он им? Скорей это работа клановых, которые преследовали его при нашей первой встрече. Ведь о своих планах в отношениях него они тогда ничего не говорили. Для чего они его ловили? Возможно, просто хотели предложить работать на них или была какая-то разовая работа для него. Похоже, придётся пообщаться с клановыми. Когда пошел на выход владелец магазина сказал:

— Если найдёте его, скажите ему, что я не обижаюсь. Пускай возвращается.

— Хорошо.

В аэробайке активировал новый планшет, перебросил на него всё данные со старого и оплатил доступ в сеть. Как же звали клан этой троицы? Уже забыл. Стоп. У них на руке был оскалившийся зверёк наподобие ласки. Быстро нашёл в сети карту кланов и эмблемы кланов. Такой знак был у клана Чак-ри. Точно эта троица была с этого клана. Этот клан входил в состав более крупного клана Кар-дел. Что мне теперь делать? Прийти к ним в гости и попытаться поговорить? Даже если это их дела, то они сделают невинные глаза и заявят, что ничего не знают. Опять же в какой клан идти в этот Чак-ри или старший Кар-дел? Выбрал старший клан и полетел к ним. Наверняка все решения принимаются там. Пускай возвращают Слима. На станцию его заберу и подберу для него работу. В полёте у меня созрел план, как действовать. У этого клана также оказался дом-крепость. Перед тем как зайти внутрь я отправил со своего второго почтового ящика сообщение на основную почту. Захожу в здание клана Кар-дел и указал время станции.

Теперь если будут искать, будут знать, где я был. После чего зашёл внутрь. Сразу оказался в узком стеклянном коридоре, который заканчивался металлической дверью. За стеклом сидел охранник. Он медленно с ног до головы осмотрел меня после чего спросил:

— Заблудился?

— Нет.

— Тогда что нужно?

— Позови старшего вот что нужно.

— Зачем он тебе?

— Поговорить хочу. Дело есть.

— Стоит ли твоё дело, чтобы его отвлекать.

— Зови, говорю.

— Позвал уже, но если дело нестоящее, а так ерунда, пожалеешь об этом.

— Стоящее.

После чего снял панамку, солнцезащитные очки и убрал их в рюкзак. Пришлось его долго ждать. Наконец он появился. Сонный и сильно недовольный.

— Чего хотел? — спросил он.

— Меня зовут Алекс Мерф, я командир станции и системы. Сообщи главе клана, что я здесь и хочу с ним поговорить. Впрочем, лучше проводи меня к нему. Мне надоело тебя ждать.

Вначале он зло на меня посмотрел, но видимо, решил всё-таки проверить в сети. После чего завис на несколько минут. Когда вернулся тон у него резко изменился на подобострастный.

— Прошу вас проходите. Извините, что заставили ждать. Ваш визит стал для нас полной неожиданностью.

Меня окружили трое охранников, и мы пошли внутрь здания. Поднялись на несколько этажей наверх, и зашли в кабинет. В нём шло совещание. За длинным столом сидело восемь человек. Во главе сидел глава клана.

— Мы очень рады видеть у нас в гостях — медленно произнёс он.

Странно глава клана, а плохо говорит на интере.

— Вижу, что у вас рабочее совещание, поэтому, коротко изложу суть вопроса, причины по которой я пришёл к вам в гости. Скажу сразу меня не интересуют дела вашего клана, как и сам клан. У меня есть приятель здесь на планете, зовут его Слим. Он работал в одном магазине электроники здесь недалеко. Около трёх месяцев назад он пропал. Думаю что это работа его младшего клана Чак-ри. Именно они охотились за ним. Это он мне сам это рассказывал. Так вот я предлагаю вам хорошему мне его вернуть.

— Боюсь, я ничего об этом не знаю — он посмотрел на одного из сидящих рядом с ним оширцев — Клан Чак-ри не причастен к его исчезновению.

— Тогда я хочу знать того кто к этому причастен.

— Этого мы не знаем.

— Послушайте, не стоит меня злить. Мне ничего не стоит уничтожить всех вас.

— Ты пришёл сюда один и решил угрожать мне?

— Что ты мне можешь сделать?

— Не боишься отсюда не выйти?

— Не боюсь по двух причинам. Первая причина — ты не дурак, иначе не стоял во главе клана. Вторая причина — тебе не позволят причинить малейший вред твои партнёры находящиеся сейчас рядом с тобой. Потому что ты с кланом очень быстро последуешь следом за мной. Один случайный выстрел станционного орудия и на планете останется вместо пяти кланов четыре. После того как не станет вашего клана всех оставшихся в живых быстро найдут убийцы других кланов. Ведь сбежать с планеты у вас не получиться. Как тебе такой сценарий развития событий?

— Вот только тебе будет уже всё равно.

— Согласен. Ну, так что? Будете, возвращать моего приятеля или нет?

— У нас его нет. Мы проведём расследование и если что — то узнаем, сразу сообщим.

Он посмотрел в сторону пожилого оширца, сидящего рядом с ним. В ответ тот кивнул.

— Хорошо. Высылайте ответ на официальную почту.

— Вышлем.

Охрана проводила меня на выход. Кто был тот оширец сидящий справа от него и почему он на него посмотрел? Включив планшет, быстро выяснилось кто это. Этим оширцем оказался глава клана Чак-ри. Старый оширец сидящий рядом с ним, похоже, у них был главой СБ. Однако удивило меня не это. Он мне не соврал. Ведь всё это я устроил с одной целью, узнать будет он мне врать или нет и пси сказало, что он не врал. Как так? Тогда где Слим? Может действительно его никто не похищал, и он перебрался работать в другой город и другое место? Вот только зная Слима, я очень сильно сомневался, что он может так поступить со своим работодателем. Работа в магазине его вполне устраивала. Возможно, конечно что-то произошло, и он был вынужден бежать. С другой стороны глава клана мог и не знать о похищении, для клана это мелочь и от него это скрыли. Впрочем, выбора у меня всё равно не было, мои возможности на планете были почти нулевыми в отличие от возможностей клана. Подождём и посмотрим, что они ответят. Сомневаюсь, что они захотят ссориться со мной. Как только аэробайк взлетел, сразу почувствовал хвост за собой. Кому-то стало очень интересно, чем я занимаюсь на планете. Не поверили они, что причина моего визита на планету был Слим.

Наблюдение за мной в мои планы не входило. Впрочем, все дела на планете я закончил и хотел просто отдохнуть. У меня было ещё три часа до вылета обратно. Мне хвост был точно не нужен, поэтому избавимся от него. Полетел в торговый центр, который хорошо изучил, когда готовился к встрече с СБ. Он находился не на их территории, и в торговом центре существовало несколько возможностей его покинуть. Залетев на подземную стоянку, бросил аэробайк и немного походил по торговому центру. После чего быстрым шагом его покинул его. Специально поплутав по дворам, вышел к прокатной стоянке аэробайков где взял себе другой аэробайк. Для верности несколько проверил хвост за собой, убедившись в его отсутствии, продолжил движение дальше. Вот только здесь я понял, что все мои дальнейшие планы были связаны со Слимом, а его не было. Хотел его расспросить, что такое обезличенные счета, а теперь я даже не знаю, кому можно задать данный вопрос.

Возможно в сети что-то есть по этому вопросу. В сети оказалось, что есть множество информации по этому вопросу.

Обезличенный счёт отличался от обычного только тем, что к нему не был привязан разумный, на имя которого открывался обычный счёт и если креды с него пропадали, банк это совсем не волновало. Банк не рассматривал никакие претензии по таким счетам. Он мог сам украсть все креды с него и заявить, что креды ты сам перевёл с него. Такие случаи были. Все разбирательства в суде по таким счетам были бесполезны. Такие счета считались рискованными. Считалось, что гораздо безопаснее держать креды на банковских чипах. Стало понятно, почему у Лиса было двенадцать таких счетов в разных банках. Он боялся держать всё на одном счёте. Проверим, может аварцы всё не нашли. Вот только здесь местная сеть мне показала фигуру из трёх пальцев. Фигвам называется. Одновременно поступило предложение оплатить доступ в галонет по цене три тысячи кредов за час доступа. Как интересно. На станции считается, что доступ в галонет на планете есть только у определённого доверенного круга лиц, а здесь заплатил и пользуйся, кто хочет. Конечно, для большинства на планете это было непросто дорого, а очень дорого. Мне пришлось заплатить, нужно было проверить счёта. Ввёл логин и пароль от первого счёта и когда, увидев цифру на счёте, был весьма удивлен и впечатлён. На счёте было больше трёх миллионов кредов. Вот это я удачно зашёл. Оставлять средства на счёте было нельзя, но и переводить их мне было некуда. Наверняка оба моих банковских чипа на контроле СБ и финансистов. Официальный счёт даже не рассматривался. Открыть как он обезличенный? Вот только на планете было два банка один аратанский и один оширский. Быстро пробежавшись по названиям банков Лиса, я не обнаружил у него ни одного счёта в аратанских банках или оширских. Хотя там были два банка каких-то непонятных баронств. Это было точно неспроста. Вот только как мне отсюда в аварском банке открывать обезличенный счёт? Наверно это опасно, а на станции ещё опаснее, там каждый мой шаг под контролем. Если я открою обезличенный счёт у аварцев, и это всплывёт, у меня возникнут проблемы и эти проблемы будут очень серьёзными. Так поступать нельзя. Остаётся только перевести всю сумму на банковский чип и спрятать его. Так мне нужен чип, а лучше не один. Осмотревшись, заметил недалеко продуктовую лавку торгующую фруктами. Пришлось снова надеть очки и панамку для маскировки. В лавке торговал пожилой оширец.

— Добрый день. Чем могу помочь? — спросил он.

— Вы знаете, я не разбираюсь в местных фруктах. Можете мне собрать разных фруктов для пробы?

— Конечно.

— Только так чтобы они были свежими и не гнилыми.

— Конечно, сейчас всё соберу.

Он собрал мне небольшую горку из разных фруктов. Увидев их количество, решил, что наверно мне столько будет много.

— Вот. Всё собрал. Отличные фрукты все как на подбор.

— Вижу. Наверно для меня много будет и мне столько не съесть.

— Ничего страшного, пригласите девушку в гости, она вам поможет. С вас двести кредов за всё.

Скажите, а чистые чипы у вас есть?

— Есть сто пятьдесят кредов.

— Чего это так? Везде по сто?

— У меня такая цена.

Понял, что он меня пытается безбожно обсчитать.

— У тебя их много?

— Три есть.

— Если три возьму, по сто отдашь?

Он ненадолго задумался.

— С тебя пятьсот кредов за всё.

— Хорошо.

Заплатил ему пятьсот кредов, хотя понимал, что он меня безбожно обсчитал.

Однозначно довольный сделкой он сложил мне все фрукты в большой пакет, и я с трудом его дотащил до аэробайка. Зачем я столько их купил? Мне вообще только банковские чипы были нужны?


Часть 5


Взлетев, включив автопилот, и заставил аэробайк летать по большому квадрату, а сам занялся проверкой счетов Лиса. Сразу перегнал всю сумму с его счёта на мой банковский чип. После чего проверил другой счёт. На нём также оказались креды. Когда закончил проверять все счета и посмотрел итоговую сумму был слегка шокирован. Скорее даже не слегка. Сумма переводов на мои чипы была больше пятнадцати миллионов. Из его двенадцати счетов только на трёх счетах не оказалось кредов. На всех остальных были разные суммы. Даже на официальном счёте оказались средства. Около ста сорока тысяч. Их я трогать не стал, просто проверил баланс и ушёл. После чего подумал и закрыл все его обезличенные счета. Что мне теперь всем этим делать? Использовать нельзя, да и сами чипы носить с собой опасно. Всплывет, что у меня есть такая сумма проблем будет много. С другой стороны точно не стоит оставлять их аварскому или аратанскому СБ. Нужно чипы закопать, а дальше видно будет. Пришлось слетать в посёлок для молодёжи, где я раньше жил и закопать их там. На обратном пути залетел в торговый центр, и закинул планшет в утилизатор, из-за этого чуть не опоздал на челнок. Пилот удивлённо посмотрел на меня, когда я появился со здоровенным пакетом фруктов.

— Что накупил командир?

— Решил разных фруктов купить, попробовать. Кто знал, что их здесь окажется столько много.

— Перегруз челнока как бы ни случился из-за них — пошутил пилот.

— Ничего. Думаю, челнок как-нибудь это поднимет на станцию.

Когда мы сели на лётную палубу меня там уже дожидалась моя охрана.

— Парни вы очень кстати. Нужно аккуратно донести пакет с фруктами до кабинета.

— Вы сами туда?

— Конечно.

В приёмной сказал им, чтобы они положили пакет на стол Элле.

Она была сильно удивлена этим обстоятельством и тут же заглянула внутрь пакета.

— Это мне?

— И вам тоже. Элла я купил на планете разных фруктов на пробу, но явно переборщил с ними и мне столько не съесть. В общем, помогайте, угощайтесь сами и можете парней угостить если захотят конечно.

Она посмотрела вначале на меня, потом на охрану. Всё это было очень выразительно. И я понял, что если она парней угостит то совсем немного.

— Поняла.

— В общем, сама реши, что с ними сделать.

— Здесь столько и все разные.

— Я не знал, каких купить, поэтому взял всех на пробу.

— Не переживай я разберусь. Вас командование искало.

— Что хотело?

— Вас.

— Понятно.

В кабинете не успел дойти до своего кресла как включился экран и начал орать мне в спину.

— Ты почему отправился на планету и никому ничего не сказал об этом?

— Почему не сказал? Сказал. Охрана была в курсе. Начальник транспортной секции также знал. Искин тоже перед вылетом поставил в известность. Так что все знали, кто должен был — ответил ему, не поворачиваясь к экрану.

— Почему ты мне не доложил, что собираешься туда лететь?

— Послушайте, я туда летал на четыре часа по своим личным делам. Никак не связанным с моей работой. Вы что хотите, чтобы я в сортир ходил с докладом, что я туда пошёл?

— Надо будет, будешь ходить!

— Послушайте, так было безопасней, никто не знал о моем полете на планету.

— Почему безопасней?

— Потому что у вас есть утечка. Впрочем, как и у меня здесь.

— Ладно. Зачем летал?

— Приятель у меня пропал, давно не выходил на связь. Вот я и полетел проверить, что с ним случилось.

— И что с ним?

— Я уже сказал, что он пропал. Три месяца назад вышел вечером с работы и исчез. Никто не знает где он теперь и что с ним случилось. Вот я и летал разбираться. В конце концов, я имею право на отдых.

— Имеешь.

— Тогда какие проблемы?

— Охрану нужно было с собой взять.

— Говорю, что летал по личным делам, и охрана мне там была совсем не нужна, только создавала проблемы.

— Что выяснил?

— Пока ничего.

— Понятно. Давно это было и сейчас будет сложно что-то найти.

— Посмотрим, что клановые нароют.

— Ты клановых подключил?

— Да. Никто лучше их знает о ситуации на планете.

— Тоже верно.

— В общем если соберёшься снова туда полететь должен поставить меня в известность.

— Понял я, понял.

Он отключился. К этой его привычке наорать, потом разбираться я уже стал привыкать.

Какие все нервные стали. Меня не было пять часов на станции, а шуму как будто пять дней отсутствовал. Немного подумав, вызвал Элл.

— Ты где пропал с утра?

— Вниз на планету летал. Что случилось?

— Меня спрашивали о тебе.

— Невозможно отлучиться на пару часов для решения своих дел, сразу теряют.

— Как у тебя дела с базами?

— Учу понемногу.

— Понял. Что хотел?

— Вопросик у меня к тебе один есть.

— Какой?

— Понимаешь, у меня приятель пропал на планете три месяца назад, а я только сегодня узнал об этом. Не мог бы ты взломать его почтовый адрес. Возможно там есть что-то, что наведёт меня на его след.

— Как пропал?

— Не знаю, я тогда в камере в СБ отдыхал. Он вышел вечером из магазина, в котором работал и пропал. Вот последняя запись с ним. Вот его почта в сети.

— Ты же знаешь что это незаконно.

— Знаю и готов возместить твои издержки в случае чего. Он кстати твой коллега в какой-то степени.

— Что тоже хакер?

— Хакер это громко сказано. Он подрабатывал раскодировкой оружия.

— Почти коллега. Сейчас посмотрю.

Его несколько минут не было, потом он вернулся.

— Знаешь, я не порадую тебя. В почтовом ящике пусто. Вся переписка удалена. Есть только несколько входящих писем, в том числе твоё. Сделано это через восемь дней после его исчезновения, и восстановить теперь старые записи невозможно.

— Взлома почтового ящика тогда не было?

— Нет. Похоже, он сделал это сам.

— Или кто-то за него узнавший у него пароль.

— Не расслышал, что ты сказал?

— Говорю или тот, кто узнал у него логин и пароль.

— Возможно и так.

— Яснее точно не стало.

— Разбирайся.

— Элл что я тебе должен за помощь?

— Ничего, я просто заглянул одним глазом, мне это несложно.

— Может, увидимся как-нибудь? Посидим, выпьем вместе.

— Конечно, я видел у тебя в сейфе большой запас алкоголя.

— Это мне досталось в наследство от бывшего командования станции.

— Надеюсь, он доживёт до нашей встречи.

— Этот не доживёт новый куплю. Хочешь, я тебе бластер подарю? Отличная моделька!

— Зачем он мне? Мне здесь не от кого обороняться.

— Тоже верно. Он тебе не поможет.

— Почему?

— Просто вспомнилось, как мы со Слимом познакомились.

— Расскажи.

— Это получилось совершенно случайно, я тогда ночевал в одном заброшенном помещении и хотел утром идти по своим делам, когда Слим неожиданно для меня забежал в него. Тогда я спрятался и стал наблюдать. Он тоже спрятался под обломком стены. Вот только они его быстро нашли.

— Они это кто?

— Троица что гналась за ним. Он был вооружён игольником, и они его не разоружили когда вытаскивали. Он мог их легко уложить, нужно было только резко выхватить угольник, но он безвольной тряпкой висел у них на руках. Так что игольник ему не помог. Он у него был больше для виду.

— Ты вступился за него?

— Не совсем. Вначале я подумал, что он что-то украл, и они его из-за этого ловят. Чтобы вернуть украденное. И совсем не собирался вмешиваться. Вот только один из троих заметил меня и сразу выстрелил. Я ответил. Последовала перестрелка, из которой я вышел победителем. Вот так я познакомился с ним. Потом он мне помог несколько раз.

— Интересное у вас получилось знакомство.

— Это точно.

— Извини, начальство опять что-то хочет.

Он отключился. Интересно, жив Слим сейчас или уже в каком-нибудь медцентре на органы разобрали? Очень надеюсь, что жив, ведь кто-то должен был через неделю после похищения зайти в почту и удалить всё. Даже если это сделал не он, а его похититель, он всё равно был жив и сообщил похитителю логин и пароль от почты. Значит это точно не отморозки где-то в подворотне, этих почта не интересует. Хотя вообще ситуация была странная. Может и не стоит его искать, если он сам решил спрятаться? Наверняка у него для этого были серьёзные основания? Вот только какие?

Элла зашла в кабинет и занесла блюдо с нарезанными кусочками фруктов.

— Пробуйте командир.

— Спасибо Элла.

Взял кусочек синего фрукта на автомате закинул в рот и начал задумчиво пережёвывать. Немного пожевал и проглотил. После чего понял, что это был не фрукт, а острый перец какой-то даже ещё острее. Во рту всё заполыхало. Мгновенно открыл стол, в нем лежала открытая бутылка вина, и прямо из неё сделал несколько глотков. Сразу отпустило.

— Элла что это был за фрукт?

— Он называется Алдоа и применяется в разных коктейлях.

— Вот старый жулик. Мало того что общитал так ещё и какую-то Алдоу подсунул.

— Вы что, не знали что это такое?

— Нет, я в них не разбираюсь. Сказал ему набрать разных и вкусных фруктов на пробу.

— Откуда, тогда и как вы узнали, что он вас общитал?

— Я это всегда чувствую. Элла здесь на блюде есть ещё подобные сюрпризы?

— Нет, таких острых нет.

— Ты что сразу не предупредила?

— Думала вам нравятся такое. Вы её сразу выбрали. На планете есть клуб любителей Алдоа.

— Не нравиться и больше не нужно мне этого Алдоа.

— Поняла. Вы ещё долго продержались.

— В смысле долго?

— Сидели, думали, жевали. Обычно сразу за водой бегут, а она не помогает. Становиться только хуже. Как вы узнали, что нужно вино?

— Ничего я такого не знал. Просто в столе была открытая бутылка и это была ближайшая жидкость, чтобы запить.

— Очень интересно.

— Что интересно?

— Вы очень быстро сориентировались.

— Так получилось.

Она задумчивая вышла из кабинета. Экспериментаторша, понимаешь ли. Подсунула мне эту Алдоу и довольна. Другие фрукты я пробовал сразу с вином. В итоге я выпил эту бутылку и ещё одну. Мне понравилось пить вино с разными фруктами. Вечером пришёл сдаваться Доку.

— Док я к тебе на учёбу. Только я совсем не в форме.

— Ты что отметил?

— Это я с горя. Приятель пропал на планете, и я летал, его искал, а они на меня наорали за это и не за это тоже. Они все плохие!

— Не поняла, кто наорал?

— Начальство кто ещё то. Элла ещё подсунула какую-то Алдоу, а она острая оказалась. Док они все меня обижают!

— Ложись в капсулу. Ты сам кого хочешь, обидишь.

— А мне можно в таком виде учиться?

— Можно.

— Жаль. Вино жалко. Почти две бутылки выпил и всё не на пользу.

— Ничего страшного новые купишь.

— Куплю. Оно мне понравилось.

С трудом разделся и залез в капсулу.

Утром чувствовал себя отлично, никакого похмелья не было. Все базы хакера учились неплохо и скоро должны были выучиться первые уровни базы. Конечно, дорого было так учиться, но расценки устанавливали финансисты флота. Почему они были такими, было непонятно, если ты ложишься сразу на десять дней получалось в несколько раз дешевле, чем ложиться на учёбу на ночь. Если я так продолжу, половина моей зарплаты уйдёт на оплату. Впрочем, сейчас я совсем не думал о кредах, мне их хватало. Обратил внимание, что у меня и базы инженера скоро все выучатся до шестого уровня. Это мне было в принципе ни к чему, ведь нейросеть не позволяла использовать шестым уровнем, но я решил выучить всё. Хотя нейросеть у меня и была пять плюс, но её всегда можно было заменить, однако для этого требовалось её откуда-то заказать. Здесь современную было не найти. С утра я решил зайти и выяснить, что происходит с наркотой, которая нам досталась. На командном мостике сегодня работа Мила.

— Привет Алекс.

— Привет Мила. Скажи мне, что с наркотой? Что-то я не вижу никаких данных по ней у искина станции.

— Она ещё не на станции, а на корабле.

— Почему так?

— Не знаю, сам разговаривай с начальником складской секции.

— Ладно сам разберусь.

Пришёл вызов от капитана тяжелого крейсера.

— Слушаю.

— Командир куда нам переселяться?

— В смысле переселяться?

— Пришло сообщение от финансистов, что корабль продан, и нужно подготовить корабль к передаче покупателю.

— Что за бред? Оставайтесь на корабле я сейчас всё выясню. Перекинь мне само сообщение и того от кого оно пришло.

— Держи.

В сообщении действительно говорилось, что корабль продан, и нужно подготовить его к передаче покупателю. Ничего не понимая, перекинул её Миле.

— Мила ты, что-нибудь понимаешь? Кто это такой? Ты не знаешь? Может это какая-то фальшивка?

— Не знаю, но можно всё быстро выяснить. Могу соединить с ним.

— Соединяй.

На большом экране появился разумный и удивлённо стал рассматривать нас с Милой. Мы оба были в комбинезонах, а он в отличии он нас был в форме флота. Давно собирался выучить небольшую базу, чтобы разбираться в нашивках на форме, но так и не сделал этого и теперь не понимал кто он.

— Ты кто? — спросил его.

— Меня зовут Мал Дел. Финансовый отдел восьмого флота. С кем я разговариваю?

— Меня зовут Алекс Мерф я командир станции.

— Слушаю вас.

— Это я слушаю вас. Можете мне пояснить, что означает это сообщение? — после чего отправил сообщение ему.

Он удивлённо посмотрел на меня.

— В нём вроде всё понятно сказано. Нужно подготовить корабль для передачи покупателям.

— Что значит передать? Это моя основная боевая единица! Я как должен защищать станцию?

— Наверно, так же как и раньше, с помощью орудий станции.

— Чего? Слышишь ты, финансовое недоразумение, немедленно отменяй все продажи и не смей ничего продавать из моих кораблей!

— Вам никто не давал права меня оскорблять.

— Слышишь ты, оскорблённый, я тебя даже не начал оскорблять. Более того я страшен в гневе. Ты меня слышал? Немедленно отменяй продажу корабля или я за себя не ручаюсь. Это приказ!

— Вы не можете мне приказывать. У вас нет для этого полномочий.

— Слушай ты, финансовое дерьмо, я тебе последний раз говорю немедленно отменяй продажу корабля!

— Я не могу это сделать. У меня есть своё начальство. Разговаривайте с ним.

Экран выключился и появился другой разумный тоже в форме. Этот был мне знаком, и я с ним общался когда покупал остов корабля на металлобазе.

— Что случилось? Почему ты оскорбляешь моего подчинённого? — спросил он.

— Этого ублюдка нужно расстрелять за измену империи. Сегодня же направлю на него рапорт в СБ.

— За что?

— За ослабление защиты станции!

— Что он такого сделал?

— Он продал мой флагман.

— Флагман? Не понимаю, о чём идёт речь?

— О тяжёлом крейсере, который я захватил и отремонтировал, а этот ублюдок продал кому-то.

— Что в этом плохого? Он всё правильно сделал. Это аварский крейсер.

— Чего? Да мне всё равно, чей он. Этот корабль мой флагман и я никому не позволю его продавать.

— Ты видимо не в курсе, что аварские корабли не могут служить в составе аратанского флота.

— Знаешь. Мне глубоко плевать могут они служить или нет, но у меня он служит, и будет служить дальше! Это мой ударный крейсер и я никому не позволю забрать его у меня, так и передайте покупателю. Лично его расстреляю, как пособника пиратов, если он посмеет появиться в системе.

— Это ещё почему?

— Потому что я в окружении и кроме пиратов никого здесь нет. Значит, он пират и подлежит уничтожению. Так можете ему и передать.

— Ты за это ответишь.

— Это вы за это ответите. Мы здесь дерёмся в полном окружении, а вы там одни продажные крысы занимаетесь только тем, что помогаете пиратам.

— Это давно ли мы ими стали? Мы вам помогаем, как можем.

— Это теперь называется помощью? Продажа кораблей пиратам?

— С чего ты взял, что покупатель пират?

— А вокруг меня других нет.

— Я подумаю, что можно сделать.

— Нечего думать. Немедленно отменяй эту продажу.

— Это не так просто как кажется.

— Ничего я помогу тебе её отменить, когда он появиться?

— Почему тогда ты не поставил запрет на его продажу?

— Какой запрет? Я первый раз об этом слышу?


Часть 6


— Нужно было просто поставить галочки в накладной, и не было бы этой проблемы.

— Я об этом не знал и я здесь один, а вкалываю за четверых и не могу везде всё контролировать.

— Значит, ты сам виноват, а мы стали предателями.

— Думать нужно, когда продаёте и кому продаёте, а не просто взял и продал, кому попало.

— У нас свои инструкции и правила и не тебе решать, как нам действовать.

— Вот у себя там и действуйте по вашим инструкциям, а я здесь сижу в полном окружении. Помощи от вас нет, только мешаете.

— Я понял тебя.

— Зато я не понял вас.

Он отключился, а я задумался. Перегнул палку конечно.

— Зря ты так с ним — сказала Мила.

— С кем из них.

— С обоими. У тебя будут проблемы.

— Не страшно как-то. Может, наконец, снимут с командования, я буду только рад. Достало меня всё. Стараешься, захватываешь, ремонтируешь, а они берут и продают. Это натуральные вредители.

Экран снова включился и на нём появился вице-адмирал. Он услышал конец моей фразы.

— Кто вредители у тебя?

— Финансисты. Кто ещё? Взяли и продали мой флагман.

— Видел я твой разговор.

— Только не говори, что я не прав.

— Ты сам виноват. Нужно было галочки проставить тогда и они не смогли ничего продавать.

— Прямо сейчас и проставлю.

Нашёл накладную и проставил напротив всех позиций галочки, после чего заверил нейросетью и отправил искину. Вице-адмирал тут же её получил и быстро просмотрел.

— Зачем тебе сеялки понадобились?

— Пускай будут, я придумаю для чего их использовать. Например, высажу оранжерею на станции.

— А потом что с ними будешь делать?

— Высажу вторую.

— Понял принцип. Ты решил превратить станцию в оранжерею.

— Примерно так. Теперь они ничего не продадут?

— Надеюсь на это.

— Посмотрим.

— Когда закончишь с оранжереями, что с ними будешь делать?

— Сделаю из них боевые ударные сеялки для обороны станции.

Здесь я понял, что он параллельно общается с финансистами.

— Слушай, а может, снимешь с них свои галочки?

— Ни за что, это будет моя основная защита вместо крейсера.

— Тогда я приказываю тебе как командиру станции снять галочки.

— Слушаюсь.

Снял галочки как командир станции и тут же проставил их как главный инженер. После чего послал сообщение. Нилазу чтобы он проставил тоже все галочки в накладной. Мой приказ он выполнил быстро. Вообще в накладной уже стояло много галочек от разных служб. Даже разведка флота отметилась в ней, поставив отметку напротив курьерского кораблика.

— Ваше приказание выполнено.

— Так-так — произнёс он, видимо просмотрев накладную.

— Зачем главному инженеру и старшему технику понадобились сеялки?

— Они готовятся приступить к высадке оранжереи и сада. Я вчера даже фруктов привёз для этого.

— Понятно.

— Так и передайте им, пока мне мой флагман не вернут. Не видать им сеялок как своих ушей. У меня на станции ещё много разных служб есть.

— Сами договаривайтесь. Ты мне лучше скажи, зачем ты их оскорбил? Предателями назвал.

— Кто они ещё? Им дай волю, они и флагман флота продадут.

— Эти могут, но тебе никто не давал права их оскорблять и называть изменниками.

— Они изменники и есть. Занимаются ослаблением моей боевой мощи.

— Ты сказал, что готов выдвинуть им официальное обвинение.

— Я ещё подумаю что делать.

— Ты заявлял, что они изменники?

— Заявлял.

— На каком основании ты сделал такое заявление?

— Думаю что или у них или в СБ сидит предатель.

— Какие у тебя есть доказательства этому?

— У меня? Не моя работа что-то доказывать, как и ловить шпионов. У меня своей хватает.

— Тогда почему ты так утверждаешь?

— Сказал же что это мои соображения.

— На чём они основаны? Почему именно они причастны, а не скажем складские?

Экран разделился и на второй половинке появился начальник СБ.

— Мне вот тоже интересно стало, откуда такие соображения.

Здесь я понял что проболтался. Кто меня только за язык тянул. Экстренно пытался придумать хоть какую-то правдоподобную версию.

— Что молчишь?

— Думаю.

— Выкладывай, что у тебя есть! Я же вижу, что у тебя что-то есть и ты это скрываешь от меня.

— Хорошо. Только заявляю сразу, Док здесь не причём. Она сделала это, по-моему, личному приказу. Во всём виноват только я один.

— В чём ты виноват?

— Я приказал сделать ментокопирование пирата. Этого Лиса перед смертью.

— Успешно?

— Успешно. Она ничего не видела, и всё данные передала мне. После чего удалила все результаты.

— Так я думал, что непросто так ты отключал записи с камер наблюдения в медсекции.

— Что там было такого интересного, что ты утверждаешь что виноваты финансисты?

— Накладная, которую получил Лис гораздо раньше меня, ведь я её получил, только вернувшись сюда. В них итоговая сумма совпадала с точностью до креда.

— Очень интересно. Только не говори, что запись утеряна.

— Что мне за это будет?

— Если отдашь запись, считай что ничего.

— Под протокол?

— Под протокол.

— Тогда вот она, и достал из коммутатора пластинку с записью.

Правда, подрезал на ней самую концовку с его допросом. Не хотелось ещё Криса в это вмешивать.

— Ты что, вот так и носил её всё время с собой?

— Конечно, я просмотрел её там, а потом совсем забыл про неё.

— Зачем ты её сделал?

— Мне было нужно знать, когда к ним прилетит помощь.

— Узнал?

— Узнал.

— Мила девочка будь так добра зашифруй запись и вышли мне — сказал начальник СБ.

После этих его слов Мила отвернулась от экрана и скорчила очень забавную физиономию, как будто съела лимон и забрав у меня пластинку, вставила её в пульт управления. После чего начала манипуляции с пультом.

— Что ещё интересного можешь сказать по записи? — продолжил разговор начальник СБ.

— Что он вас водил за нос и был двойным агентом. Он работал в основном на СБ Авара, а не на вас. Они завербовали его раньше вас. Именно СБ Авара ему поставляло информацию впрочем как и вы.

— Это единственный экземпляр записи?

— Да, я не делал копий. Эту пластинку хотел тоже выкинуть в утилизатор.

— Почему не выкинул?

— Забыл. Закрутился. Работы много.

— Почему она такая большая?

— Там всё. Начиная с детских воспоминаний.

— Понятно.

В центре повисла тишина, все просматривали запись, а я думал, что мне делать. Надеюсь, теперь отстанут от меня с этими финансистами. Пришлось сдать запись, чтобы отстали. Там было много интересного для СБ. За запись я не переживал. Копию я ещё вчера сделал себе на нейросеть. От пластинки ещё вчера хотел избавиться, но напился и забыл. Плохо, что они наверняка проверят счета. Впрочем, пускай проверяют. Выяснить, кто закрыл счета, они вряд ли смогут. Впрочем, были и плюсы. Теперь можно смело раскодировать скафандр вопросов ко мне не будет. Первой подала голос Мила.

— Ой, какой он романтичный был.

— Ты что смотришь школьные годы?

— Да.

— Романтичный говоришь? Ты концовку записи посмотри там очень романтично.

— Вот урод. Это он что хотел тебя убить? Зачем ты так подставился?

— Ради девушки пришлось рискнуть. Ведь он сказал, что она флотская. Не соврал кстати. Она кстати, сейчас, здесь на станции.

— Ты ради неё рискнул?

— Там риска было не много. Мой дроид уже висел над ним. Мне было нужно только немного отвлечь его. Что я и сделал.

— Понятно.

— Ты посмотри, что он с ней делал и почему я ей стёр память.

Она несколько минут отсутствовала, просматривая запись, после чего спросила:

— Он точно мёртв?

— Точно.

— Жаль.

После чего просмотр продолжился. Если отец Милы просматривал не отрываясь то начальник СБ постоянно отвлекался. У обоих был живой интерес к записи. Мила тоже смотрела. Один я нервно ожидал, чем закончиться этот сеанс одновременного просмотра и какое мне будет наказание за эту запись. Наконец когда начальника СБ отвлекли в очередной раз он прекратил просмотр.

— Ну что проспорил? Говорил я тебе, что он что-то скрывает — сказал он после этого.

Вице-адмирал тоже оторвался от записи.

— Да проспорил. Кто мог подумать, что он до такого додумается. Это надо было сообразить и успеть, ментокопирование сделать. Рассказывай, что ещё припрятал? — обратился он ко мне.

— Больше ничего не прятал.

— Узнаю, накажу.

Только сейчас сообразил что мой начальник не начальник СБ, а вице-адмирал. Вот только он мне ничего не обещал под протокол.

— Говорю честно — больше ничего не прятал.

— Тогда иди, работай. Мила выкинь пластинку в утилизатор.

— Хорошо — сказала она, не отрываясь от просмотра.

Сам я побыстрее, вышел из командного центра. Похоже, гроза обошла меня стороной. Вот только я сильно ошибся. Как только зашёл в свой кабинет на экране снова появился начальник СБ флота.

— Что ещё?

— К тебе ещё есть вопросы.

— У меня больше ничего нет, и не надейтесь.

— Да говорят что есть. Вопросы к тебе у финансового контроля.

— Какие ещё вопросы?

— Финансовые.

— Что мстить решили? Так это я им должен мстить.

— Пока они только вопросы задают.

— Какие ещё вопросы?

— Куда пропали креды со счетов Лиса?

— Вопрос не по адресу.

— Почему?

— Спрашивайте у кого-то другого.

— Только ты знал номера счетов и коды доступа.

— Вот только я их не проверял и понятия не имею где креды с них. Думаю что этот вопрос нужно задавать СБ Авара. Он на них работал и думаю они знали о его счетах.

— Допустим, а как ты тогда оплатил пакет баз хакера? Только не говори, что взял кредит.

— Нет, конечно, я ещё старый не выплатил. Вот они из-за чего возбудились. Расстрою их это совсем не причём. Это было наследство.

— Какое наследство? Только не говори, что прапрабабушка умерла и тебе его оставила.

— Почему не говори, если это так и есть.

— Может, ты тогда нас познакомишь?

— Как я вас могу познакомить, если она умерла, а я её похоронил?

— Сам?

— Конечно.

— О какой бабушке идёт речь? Ты дикий или уже нашёл дорогу обратно?

— Дорогу к сожалению не нашёл и даже не искал, а бабушка сидела вот в этом кабинете.

— Что это означает?

— Всё просто и как я сказал, это было наследство. В командирском сейфе мною было обнаружено три банковских чипа. На одном чипе и оказались креды в сумме триста тысяч. Именно они и были потрачены мною на покупку базы.

— Как ты узнал коды доступа к чипу?

— Они были на нём написаны. Можете сами в этом убедиться.

Открыл сейф и достал чип оттуда.

— Вот этот чип и коды доступа написаны на нём. Откуда он появился в сейфе я без понятия. Вопрос не ко мне, а к вам. Всё это мною было зафиксировано при помощи искина станции при вскрытии командирского сейфа. Можете проверить.

— Вижу. Сейчас приедет дроид и заберёт чип.

— Забирайте не жалко.

— Что на остальных чипах?

— Чистые не одной операции по ним не было.

— Ты что меня сегодня решил завалить работай?

— Ха, не мне же одному вкалывать за четверых.

— Тогда делись соображениями, откуда он мог появиться в сейфе?

— Этого я не знаю. Очень похоже на взятку, но вот за что не знаю. Мне СБ ограничило доступ к его делам.

— Тогда почему раньше ничего не сказал про креды.

— Что бы это изменило? Командиру уже всё равно, а я пустил креды на хорошее дело.

— Какие-то мысли у тебя есть, по этому поводу? Вы всё-таки работали вместе.

— Скажу честно, мы не ладили. Он почему-то сразу невзлюбил меня. Возможно, потому что меня навязали сверху. Мы виделись в живую всего два раза и оба раза не поладили. Он был постоянно какой-то нервный дерганый и срывался на меня и на Макса ни за что. Тогда я воспринимал это как личную неприязнь, а сейчас думаю, что это было не так.

— Почему?

— Что-то заставило его разрешить доступ на командный центр дроидам. Возможно, он ждал такой же чип, а вместо чипа прислали бомбу. Вот только это всё мои предположения не больше.

В кабинет заехал дроид. Забрал чип со стола и уехал. Он проводил его взглядом, а я вообще был удивлён.

— Как он сюда попал?

— Я разрешил доступ. Будут ещё сюрпризы? Вроде этих двух.

— Нет.

— Ты в командном центре тоже говорил, что всё рассказал.

— Всё рассказал, я ничего не скрываю.

— Посмотрим. Где креды?

— Какие креды?

— Со счетов Лиса.

— Понятия не имею, я не проверял счета. Можете проверить.

— Проверим. Лучше добровольно отдай всё что взял. Финансисты всё равно найдут.

— Пускай ищут я ничего не брал.

— Хорошо подумай, пока они не нашли.

— Пускай ищут я ничего не брал.

— Зачем тебе понадобились два аэробайка вчера?

— Ну, а это, какое отношение имеет к деньгам? Решил проверить, как на двух летать одновременно. Могу я захотеть такую прихоть?

— Можешь, но не сейчас.

— Это было не сейчас, а вчера и никакого отношения к этим делам не имеет. Официально заявляю, что я там был по своим личным делам.

— Так ты мне так не ответил, зачем тебе понадобились эти два аэробайка.

— Если отвечу, отстанете?

— Отстану.

— После разговора с клановыми, они установили слежку за мной. Мне пришлось бросить аэробайк и уйти пешком через дворы. После чего взял на стоянке другой аэробайк, чтобы добраться до космопорта.

— Мы проверим.

— Проверяйте. Только дайте мне поработать сегодня нормально.

— Сам всё устроил, а теперь дайте поработать?

— Я вам всё рассказал мне больше нечего добавить.

— Работай.

Было конечно очевидно, что это я забрал все денежки со счетов, но во-первых доказать они ничего не могут, а во-вторых это могло быть аварское СБ. Слабым местом было только если они раскопают что я купил три чипа вместе с фруктами. Была такая возможность, если оширец покупал их в банке и оплатил покупку со своего счёта. Тогда они быстро вычислят, кто их купил, и выйдут на него, а через него уже на меня. Вообще у каждого чипа был свой индивидуальный номер и наверняка в банке фиксируется кому, какой чип был продан. Успокаивало только одно, чипы внешне выглядели не новыми и оширец не пользовался личным счётом. Заплатил я ему на банковский чип. Больше меня не потревожили в этот день. Зато следующим днём не успел войти в кабинет как включился экран и появился Элл.

— Слушай, что ты натворил?

— Ничего вроде сегодня не успел натворить, а что случилось?

— У нас финансовый контроль как с цепи сорвался, копают под тебя. На счёт тебя сразу три запроса прислали.

— Пускай копают, готов им даже лопату выдать побольше. С ними я вчера поругался.

— Из-за чего?

— Эти уроды мой флагман продали, за это я их назвал предателями на службе у пиратов. Вот они и обиделись. Погорячился, конечно.

— Круто ты с ними.

— Ничего страшного им даже полезно. Пускай роют, сколько хотят. Всё равно ничего не нароют.

— Что у тебя с СБ?

— С ними не знаю что. Вроде вчера всё выяснили?

— Не знаю, тоже что-то роют.

— Странно, этих в этот раз я никуда не посылал. Всё честно им рассказал.

— До этого что посылал?

— Было дело. Я тебе говорил, что у меня с ними сложные отношения.

— Говорил. Ты меня держи в курсе, чем у тебя с ними дело закончиться.

— Буду держать.

Он отключился, но ненадолго. Экран снова включился и появился вице-адмирал.

Приготовился, что он опять орать будет, но он спокойно спросил.

— Чем занимаешься?

Это было крайне подозрительно.

— Работаю. Сейчас пойду работу дроидов проверять. Нужно новые задания им раздать.

— Как продвигаются работы по ремонту станции?

— Нормально, работаем.

— Скажи мне, когда ты челноки пассажирские починишь?

— Мы к их ремонту ещё не приступали. Все силы брошены на ремонт станции. Это в приоритете.

— Понимаю, но всё-таки когда?

— Как только освободятся техники, так обрежем их от корпуса станции и начнем ремонт.

— Надо бы начать побыстрее.

— Зачем? Не вижу пока никакой острой необходимости в этом.

— Есть такая необходимость.

— Не понимаю, а собственно в чём она заключается?

— Как тебе объяснить? В общем, у нас узнали, что у тебя есть бордель на станции и теперь тоже просят. Даже не просят, а требуют. Поэтому прекращай всё это дело и отправляй всех вниз на планету.

— Не проблема, завтра отправлю техников, пускай отрезают челноки от станции и перегоняют на верфи.

— Лучше ты сам займись этим вопросом.

— Они целые и не пострадали во время нападения, там нет для меня инженерной работы. Нужно только обшивку восстановить, а это работа техников.

— В общем, нужно будет побыстрее это сделать.

— Сделаем, куда деваться, придётся вас спасать.

— Слушай спасатель, сними ты это ограничение на сеялки.

— Пока мне не вернут мой флагман, не сниму!

— Ты ведь понимаешь, что он аварский и не может быть в составе флота?


Часть 7


— Может он и аварский, но боеспособен и у него великолепная защита. Не хуже чем линкора, а возможно даже лучше. Кроме того, все рейдеры у меня с повреждениями и без специальных балок продольных и поперечных мне их не отремонтировать. Вот только все эти балки теперь пылятся теперь оширских на складах, и непонятно получу я их или нет. Из крейсеров у меня только один в более или менее нормальном состоянии, но он без главного калибра. Получается так что у меня только два фрегата в строю и готовы идти в бой. Как мне вести бой в случае очередного нападения?

— У тебя есть орудия станции.

— Есть, но у меня есть аварский крот и если он знает инженерную базу. Это значит что он сможет без большого труда вывести орудья станции из строя, как в прошлый раз. Слишком много уязвимостей на станции и все мне не перекрыть.

— Есть ракетное оружие станции для ближнего боя. Ты получил хороший запас ракет для него.

— Получил, но его также можно вывести из строя и наверняка он знает, как это сделать. Ты видимо забыл что станция аварская.

У меня одна надежда — корабли, их он не сможет вывести из строя. Поэтому они моя основная защита теперь, а создали их аварские или аратанские верфи мне всё равно. Главное что они могут вести бой. Впрочем, вы можете прислать мне несколько линкоров. Раз вы у меня флагман продали.

— Все линкоры задействованы и нет возможности прислать тебе несколько штук.

— Почему нет возможности?

— По нашим оценкам к тебе нужно посылать не меньше десятка, а такое количество мы выделить не можем. Мы просто оставим без защиты другие направления.

— Это нормально так? Скоро финансисты у меня всё распродадут, и я буду отбиваться от пиратов только на словах. Буду их посылать куда подальше и надеяться, что они меня послушают, а когда они не послушаются, придётся отбываться от их приставаний сеялками, ведь у меня больше нечем будет.

— Не переживай ты так. Пираты хорошо получили и теперь зализывают раны у себя на станции.

— Не переживаю. Эти получили, найдутся другие. Их здесь много.

— Какие другие? Ты что-то знаешь?

— Другие это оширцы. Они ведь не просто так прилетали.

— Эти побояться напасть.

— Что им помешает это сделать?

— Они не захотят портить отношения с империей.

— Что им помешает нанять наёмников, а тем сработать под пиратов?

— По большому счёту ничего.

— Вот и я так думаю.

— Не думаю, что они пойдут на это.

— Вы плохо владеете обстановкой на планете и даже здесь на станции. Везде ходят слухи о том, что оширцы скоро будут владеть этой системой.

— Это только слухи.

— Согласен, но они на чём-то основаны.

— Думаю, нам не стоит обсуждать местные слухи.

— Не стоит, но такая вероятность существует.

— Она совсем небольшая.

Он отключился.

Спрашивается что хотел? Не поверю, что он стал меня дергать из-за такой ерунды. Что он хотел? Что происходит? Задумавшись, открыл сейф, уже протянув руку за бутылкой, но резко остановился. Бутылки в сейфе стояли не так как я их поставил. Крепкий алкоголь я отодвинул немного в сторону, а теперь кто-то поставил все бутылки вместе. Кто побывал в сейфе? Там ничего ценного не было, но сам факт этого уже нервировал.

— Элла ты вечером или ночью заходила в кабинет?

— Нет, командир.

Посмотрел записи с камер наблюдения и понял, что на них не хватает куска почти полчаса времени ночью почти в два часа ночи.

— Искин под протокол фиксируй. Мой сейф ночью был вскрыт, это произошло в два часа тридцать пять минут ночи, и запись этого на камерах наблюдения этого отсутствуют. Именно в это время были отключены камеры наблюдения в кабинете. Теперь фиксируй содержимое сейфа.

Начал доставать бутылки одну за другой и проверять. Все бутылки были целыми, и к ним вроде не было прилеплено никаких жучков. Оружие тоже было на месте. Последними были чипы, я не помнил, как я их сложил, но вроде тоже было немного по-другому. Чипы у меня вызвали сомнения, ведь все они были новыми, а у меня часть чипов была уже старыми с потертостями на них. Вообще я обычно не заглядывал на эту полку, принёс и сложил все чипы на верхнюю полку сейфа после чего благополучно забыл о них. Стал проверять каждый чип по новой. Все чипы оказались чистыми. Кредов на них не оказалось и никаких операций по ним тоже не проводилось. Это было странным, ведь я точно помнил, что у замов я забрал несколько не новых чипов и по ним были операции.

— Искин зафиксируй. Мне подложили в сейф другие банковские чипы. Все они новые и кредов на них нет. Старые банковские чипы, находящиеся в сейфе, пропали. На этом всё. Больше в сейфе ничего нет.

— Зафиксировано.

— Информацию засекретить и пока не отсылать в СБ.

— Выполнено.

Что это всё значит? Кто это сделал и зачем? Может крот, а может СБ или Финансовый контроль? Сам факт того что кто-то мог просто так может проникнуть в мою каюту и вскрыть сейф меня сильно волновал. Следующий раз мне сюда могут легко подложить что-нибудь ночью, а утром прийти с обыском и изъять это как моё. Может и подложили. Ведь я в каюту не заглядывал. Зашёл в каюту внешне вроде ничего не изменилось. Заглянул в шкаф. Сумок с вещами там не было. Остальное в каюте было как прежде. Вышел в приёмную и спросил Эллу.

— Элла, где вещи бывшего командира и его замов?

— Продала, как вы приказали, а креды перевела в приют. Что случилось?

— Ничего. Оставайся на месте.

Возвращаясь на своё место, обратил внимание на дроида уборщика ползающего по полу кабинета.

— Искин коды доступа от этого дроида уборщика есть?

— Есть.

— Перекинь их мне.

Подключившись к дроиду просмотрел записи с его камеры. Качество съемки, конечно было не очень и он тогда стоял на зарядном столе, но разглядеть четвёрку дроидов ездящих по моей каюте можно было хорошо. Эта четвёрка перевернула всё в каюте вверх дном, после чего также быстро всё вернула на место и исчезла. Интересно, каким образом четверо дроидов попало в мою каюту, а попасть в неё можно только через мой кабинет? Вчера подобный дроид приезжал и забирал чип. Запросил данные по дроиду, что приезжал вчера, оказалось, что это обычный дроид доставщик, только его модифицированная версия. Большинство этих дроидов числилось за СБ станции. Понятнее что происходит точно не стало. Ведь за этим проникновением мог стоять кто угодно. Как местный крот по моему убеждению засевший в СБ станции так СБ флота и финансисты. Любой из них мог быть инициатором этого. Зачем забрали чипы? Проверить хотят, что на них? Так там ничего нет? Так я им и так бы их отдал, если бы попросили. Зачем вскрывать сейф? Они что решили, что я на чипах буду хранить креды Лиса да ещё в своём сейфе? Какие наивные.

Пришло сообщение с пометкой срочно.

Оно было от скрытой камеры у каюты на рейдере. Камера сообщила что активировалась. Обычно она активировалась, когда дроид уборщик приезжал. Посмотрев, что происходит, был сильно удивлён происходящим. У входа в каюту находилось двое разумных. Из-за их спин мне было невидно, что они делают у двери каюты. Может, заблудились или ко мне по делам пришли? Странно было, раньше я не видел их на корабле. С другой стороны я всех на корабле не знал. Связался с Заразой.

— Зараза на корабле есть посторонние?

— Отрицательно. Посторонние отсутствуют.

— Тогда кто такие двое разумных, что находятся у моей каюты?

— У вашей каюты сейчас нет ни одного разумного.

— Уже нет. Они уже сейчас внутри.

— Зараза приказываю блокировать мою каюту и коридор ведущий к моей каюте.

Одновременно я связался с Крисом.

— Слушаю.

— Крис ты на корабле?

— Да.

— Бегом в оружейку и вооружайтесь. Возьми с собой пятерых можно больше.

— Что случилось?

— Двое посторонних проникли в мою каюту.

— Как они попали на корабль?

— Не знаю, поймаем, выясним. Сам выдвигаюсь к вам.

— Зараза разрешаю вооружить абордажников корабля.

— Принято.

На ходу проверил бластер. Зарядка была полной. Приёмной охрана пила какой-то напиток.

— Потом добьёте быстро за мной.

— Что случилось?

— Ещё не знаю.

На корабле нас уже ждал Крис, с ним было шестеро вооружённых абордажников.

— Крис они у меня в каюте. Двое сейчас роются в вещах. Постарайтесь их взять живыми или хотя бы, чтобы можно было допросить, но если что разрешаю уничтожить.

— Понял.

— Зараза разблокировать коридор и каюту. Открыть обе двери.

— Выполнено.

Сам остался на месте, хотя очень хотелось поучаствовать в задержании. Для гостей семеро абордажников ввалившиеся в каюту стали полной неожиданностью, но они попытались оказать сопротивление. Вот только сопротивлялись они недолго. После чего я сам зашёл в каюту.

— Что парни заблудились и случайно зашли в каюту командира станции? — спросил их.

Оба молчали.

— Крис снимай с них скафандры. Чтобы аптечки отключились.

— Понял.

Скафандры были сняты достаточно быстро.

— Ну что молчаливые вы мои. Даю вам последний шанс ответить честно на все мои вопросы.

Оба молчали.

— Крис выгони всех с тренажёрной палубы. Пускай отдохнут. Тащи этих туда. Там места больше.

— Понял.

— Зараза отключи все камеры и микрофоны на тренажёрной палубе.

— Выполнено.

Переместившись на лётную палубу. Решил дать им ещё один шанс.

— Ну что аварские шпионы у вас последний шанс сознаться, где и когда были завербованы аварской разведкой?

Они продолжили молчать.

— Крис мне кажется, у вас появились две новых груши. Только не перестарайтесь и они должны говорить.

— Понял.

Продержались они недолго, после нескольких хороших ударов один сказал.

— Мы из СБ станции.

— Крис подожди, они передумали.

— Я тебя спросил: «Где и когда ты был завербован аварской разведкой?»

— Я не работаю на аварцев.

— Крис продолжай они не хотят общаться.

Зря он сказал что из СБ. Парни это тоже услышали и бить стали ещё сильней. Пришлось снова их остановить.

— Ну что? У вас есть ещё одна возможность сознаться.

— Мы выполняли приказ СБ флота.

— Какой приказ и кто его отдал?

— Начальник СБ флота. Он приказал проверить в этой каюте все электронные носители информации.

— С какой целью он отдал этот приказ?

— Не знаю.

— Приказ отдавал лично?

— Нет через начальника СБ станции.

— Вы знали, чья это каюта?

— Знали.

— Как проникли на корабль?

— Капитан корабля помог. Он получил приказ.

— Понятно. Сейчас проверим, врёте вы или нет. Крис забирай их и пошли в рубку.

Только мы вышли из тренажёрного зала как появилась Зараза.

— Командир начальник СБ станции вызывает вас.

— Скажи, что я занят и поговорю с ним позже.

— Он настаивает на разговоре.

— Блокируй все входящие от него, и я запрещаю допуск на корабль всех без исключения сотрудников СБ.

— Принято.

В рубке выгнал из неё пилотов и вызвал начальника СБ флота.

— Радуйся! Я опять выполняю за тебя твою работу.

— Что случилось?

— Поймал двух аварских шпионов. Как я и думал, сидели в твоём ведомстве. Ты их знаешь?

— Нет. Первый раз вижу.

— Отлично. Значит, они врали, что получили от тебя приказ.

— Какой приказ?

— Приказ обыскать мою каюту и мои вещи.

— Ничего не знаю о таком приказе. Почему ты решил, что они аварские шпионы?

— Кто ещё? Если ты не отдавал такой приказ?

— Предай их в моё ведомство, там разберёмся.

— Ну, уж нет, я сам их допрошу, и они мне всё расскажут. Только после этого передам.

— Немедленно передай. Это приказ.

— Ты мне не начальник и твои приказы я выполнять не обязан. Кроме того ты врёшь псиону и они мне теперь всё расскажут. Парни тащите их обратно, продолжим экзекуцию, пока всю правду не расскажут.

— Послушай.

— Нечего мне тебя слушать, наслушался уже. Что решил взорвать как прошлого командира? Только не надейся ничего у тебя из этого не выйдет!

— Что ты несёшь?

— Что думаю, о том и говорю. Или ты думаешь, я не знаю, что ты сейф у меня вскрыл сегодня ночью и чипы мне подменил. Что тоже будешь утверждать, что это ты тоже не делал? Всё! Хватит этих пустых разговоров. Мне было нужно только понять, кто за этим стоит и я это понял.

После чего отключил связь. Она включилась снова, но я уже ушёл из рубки и заблокировал все входящие звонки. Крис и компания ожидали меня на тренировочной палубе.

— Ну что липовые сбшники, вы и дальше будете утверждать что работаете в СБ?

— Работаем.

— Как же так? Почему тогда начальник СБ флота ничего об этом не знает? Как и о вас? Вы ведь всё слышали.

— Мы служим в СБ станции это правда. Мы выполняли приказ.

— Разберёмся, кто вы такие и откуда будете. Крис в карцер их. Выстави охрану около него и никого к ним не подпускать. СБ не выдавать. Зараза зафиксируй в форме приказа.

— Выполнено.

После чего пошёл на выход с корабля, нужно было разобраться, действительно они там служат или нет. Сомнений у меня не было осталось только найти подтверждения. У переходного шлюза меня уже ждал начальник СБ с тремя подчиненными.

— Командир у меня приказ командования забрать задержанных.

— Меня не волнуют приказы твоего командования и твоему начальнику я это уже сказал. Они останутся на корабле до окончания моего расследования.

— Это наша работа.

— Это была ваша работа пока они не проникли в мою каюту, причём сделали это по твоему приказу, так что теперь это уже моё дело.

— Это не правда.

— Вот мы и выясним, правда, это или нет, а пока подготовь доклад, как они оказались у меня в каюте и что там делали. Завтра в девять мне подробно доложишь твоё виденье этого происшествия. Иди, готовь. Что стоишь? Время идёт.

Они неохотно ушли, а я задумался. Ну и кашу я заварил. Впрочем, я здесь был совсем не причём, а просто среагировал на ситуацию. Нужно подумать, что мне делать дальше. Отправил охрану в приёмную, а сам отправился в свой второй рабочий кабинет как главного инженера. Он был простым. В нём не было галанета и прямой связи с командованием флота. Прекрасно понимая, что в кабинете командира станции меня просто достанут сейчас. Весь день работал как главный инженер, не занимаясь работой командира. У меня было сильное подозрение, что меня завтра снимут с командования, поэтому мне было уже всё равно. Впрочем, я был этому только рад. Вот только как бы меня сейчас не наказали за пирата. После последних событий буду совсем не удивлён. Они наверняка постараются замять это всё, и я не смогу им помешать. Впрочем, есть вариант, сделать так чтобы им это так просто не сошло с рук. Хотя есть и другой вариант разорвать этот контракт и послать их куда подальше. Шесть миллионов у меня теперь есть. Хотя, наверно нельзя сейчас это делать. Финансовый контроль и так старается, исправно копая под меня. Впрочем, посмотрим, по обстановке что будет. Всё, тщательно обдумав, подготовил докладную и отправил в Имперское СБ. Пока этим занимался, рабочее время вышло, и нужно было возвращаться обратно на корабль. У шлюза меня ждал Крис.

— Алекс я ничего не мог сделать, они забрали их.

— СБ?

— Да.

— Это было ожидаемо. Пришлось бы их отдать. Они там служат. Я проверил.

— Понятно.

— Подожди, а как они попали на корабль? Я же закрыл доступ.

— Не знаю, наверно кто-то отменил твой приказ.

— Кто тебе конкретно приказал?

— Капитан.

— Отлично. Про него я совсем забыл. Зараза зафиксируй приказ. Капитан корабля отстранён от командования кораблём. Причина утрата доверия командования. В течение часа он должен передать дела и покинуть корабль. Старшим на корабле назначается первый помощник капитана.

— Зафиксировано.

У меня в каюте было все разбросано после происшествия. Эта парочка доставала всё из моего рюкзака, раскладывала на кровати и фиксировала. Почти всё содержимое рюкзака было разбросано по полу. Пришлось на коленях ползать, собирать и складывать всё обратно в рюкзак. Когда собрал все трофейные чипы хранившиеся в рюкзаке ещё с планеты, понял что именно эти банковские чипы интересовали СБ больше всего, скорей всего даже больше чем мои планшеты. Ведь именно чипы пропали из сейфа. Вот зачем они пожаловали. Рассчитывали их выкрасть и найти на них креды Лиса. Только их план с треском провалился. Однако учитывая их рвение, они наверняка не отступят и повторят. Может в утилизатор их? Посмотрел на них и стало жалко их выбрасывать, ведь я скоро разучу базу хакера и смогу их взломать. Кроме того мне за каждый чип мне пришлось сражаться. Оставлять их в каюте было нельзя, на станции также не спрячешь, там каждый мой шаг под контролем. Спрятать на корабле? Тоже могут найти. Впрочем усложним им задачу.

Закинув рюкзак себе на спину и вернулся к себе в кабинет командира. Там из сейфа под протокол забрал все чипы и сложил в рюкзак. После чего вернулся в каюту.

— Зараза отключи все камеры наблюдения и микрофоны внутри корабля.

— Выполнено.

Вызвал Криса.

— Ты где?

— У себя в каюте.

— Подойди к оружейке.

— Сейчас буду.

В оружейке я ему отдал все трофейные чипы.

— Крис пускай полежат у тебя. У меня это небезопасно как выясняется. Это мои старые трофеи, ещё с планеты.

— Оставляй. Не пропадут.

— Слушай, а куда вы деваете трофейные чипы?

— Отправляем на планету. Там есть парочка умельцев. Они вскрывают за половину того что есть на чипе.

— Понятно. Я раньше искал такого умельца, но так и не нашёл.

— Если нужно у меня есть контакт.

— Пока не нужно. Потом, когда время появиться.

— Как будет нужно, скажи.

— Конечно.

Вернувшись в каюту, убрал рюкзак в шкаф и включил камеры на корабле. Посмотрим, как они теперь будут выкручиваться и возвращать чипы обратно в сейф. Пускай поломают голову куда я дел свои чипы. Если вломятся сюда ещё один раз, найдут в рюкзаке их же чипы.

В шкафу висел скафандр Лиса, и я решил им заняться. Ввел коды доступа. Он принял и активировался. Сбросил все старые настройки и одел его на себя. После чего ввел свои настройки. Он быстро подогнался под меня при этом уколол меня в палец.

— Новые данные зафиксированы Алекс Мерф.

— Что меня укололо?

— Была взята ДНК для фиксации нового владельца.

— Проведи диагностику скафандра.


Часть 8


Через пару минут получил данные диагностики. Они не порадовали, после падения дроида был повреждён экзоскелет скафандра в районе шеи. Все мышечные усилители там вышли из строя. Скафандру требовался ремонт. Расстроенный снял его. Где я теперь найду запчасти к нему. Хотя в целом мне скафандр очень понравился. Заглянул в сеть с целью выяснить сколько он стоит, был немного удивлен его стоимостью. Он стоил сто двенадцать тысяч. Это тогда сколько на него стоят запчасти? Впрочем, это всё потом. Нужно идти к Доку и ложиться на учёбу.

— Привет, я думала ты сегодня не придёшь.

— Почему?

— После всего, что было на корабле.

— Ничего особенного не было. Подумаешь, поймал двух сбшников за руку. Уверен, что им ничего не будет. Скорей это мне завтра влетит, но это будет завтра.

— Тебе видней.

На завтраке принял входящие сообщения и получил массу разных сообщений. Выбрал только одно. От начальника СБ станции. В докладной записке было:

«Выяснить точные причины и цели проникновения на корабль не удалось в связи с тем, что подозреваемее находятся на лечении».

Забавно.

В кабинете обнаружил его уже в приёмной.

— Проходи. Мне очень хочется тебя послушать.

— Боюсь докладывать пока нечего.

— Это почему?

— Они сильно пострадали, и пришлось их уложить на лечение в капсулу.

— Странно. Тогда почему они корабль покинули сами, а не на медицинском дроиде?

— Им стало хуже потом. Они очень пострадали при допросе.

— Это разве пострадали. Вот когда я был в СБ мне вначале руку отстрели, а потом её ещё и сломали. Вот это называется, пострадал, а этих так слегка погладили. Когда я узнаю, кто же их надоумил на такое дело?

— Дело засекречено приказом СБ флота и все данные по дело только по согласованию с ними.

— Ты знаешь, я уже и так узнал, всё что мне было нужно. Так что можно было не секретить. Что по делу о подрыве командного центра?

— Работаем.

— Где результаты? Где тот, кто это сделал?

— Будут. Пока все силы пока брошены на пиратов.

— На пиратов говоришь, бросил все силы?

— Да.

— Какой молодец. Они что сбегут от тебя из закрытого помещения? А убийца подрывник пускай гуляет по станции так да?

— У меня своё начальство есть, и я выполняю его приказы.

— Знаешь, мне очень жаль, что я не могу тебя уволить или отстранить. Поэтому ознакомься с двумя моими приказами. Первый я выражаю тебе своё полное недоверие и рекомендую отстранить. Второй полное служебное не соответствие по причине того что ты не умеешь организовать работу и правильно расставлять приоритеты в работе. Получил?

— Да.

— Это всё. Можешь идти.

Он молча вышел из кабинета. Только за ним закрылась дверь, как включился экран, и я сразу понял, что будет тяжёлый разговор. На экране появился вице-адмирал.

— Ты что решил устроить войну с СБ?

— Это была их инициатива, а не моя.

— Послушай, не стоит с ними воевать. Вам нужно жить мирно.

— Думаю, это они подорвали бывшего командира, так что это война.

— Почему ты так решил?

— Только они могли снять блокировку с командного центра.

— Это он сделал сам.

— Это они так утверждают, а на самом деле всё не так.

— У тебя есть доказательства?

— Конечно.

— Какие?

— Вот в мой кабинет попадает один дроид. Вот запись когда их ночью попадает много. Всё это происходит при полной блокировке въезда в кабинет для дроидов. Искином станции зафиксировано проникновение в мой командирский сейф. Оттуда выкрали чипы находящиеся там и подложили мне другие. Всё это есть и зафиксировано. Следующий раз они мне туда подложат бомбу, как бывшему командиру и она при открытии сейфа рванёт.

— С этим нужно разбираться, что и почему так произошло.

— Я тоже так считаю и поэтому направил доклад об этом в имперскую безопасность.

— Что ты сделал?

— Вы что плохо стали слышать?

— Нет, я хорошо слышу. Просто не понял, почему ты меня не поставил в известность?

— Сейчас ставлю.

— Что же, это твоё право, только больше так не делай, не поговорив со мной.

— Не буду.

— Я вчера отменил твой приказ и отдал их СБ.

— Вы что ждёте, что я скажу вам спасибо за это?

— Ты перегибаешь палку и должен был сразу отдать им их.

— Конечно, а ещё я должен был подорваться вместе с остальными, чтобы не мешать их планам.

— Зачем ты отстранил капитана корабля да ещё с такой формулировкой? Он всего лишь выполнил мой приказ и передал их СБ. Я отменил этот твой приказ.

— Отстранил я его не за то что он передал их СБ, а за то что помогал этим двоим проникнуть на корабль.

— Откуда ты это знаешь?

— Они сами это сказали. Вот запись.

— Не знал. Впрочем, это всё равно перебор.

— Понятно. Впрочем, вам виднее. Вы здесь командуете и это вам решать, а не мне. Искин зафиксируй мой приказ, я отстраняю сам себя от командования станцией в связи с утратой доверия командования. Готов передать дела кому прикажут.

— Зафиксировано.

— Всё. Теперь назначайте нового командира, а я сложил с себя все полномочия и пошёл работать инженером.

— Ты что творишь?

— У вас, что второй раз за день проблемы со слухом?

— Со слухом у меня всё хорошо.

— Тогда решайте кто примет командование станцией, а я закончил здесь командовать. Жаль, что не могу уволиться совсем.

После чего вышел из кабинета. Он сидел и молчал. Оставил охрану в приёмной и ушёл. Разозлился я даже не из-за того что он отменил мой приказ на капитана, а из-за того что он только что отменил два моих последних приказа по начальнику СБ.

Весь день мы с Нилазом занимались текущими делами, требующими моего участия. Он вообще оказался неплохой старший техник, у него был только один недостаток, ему везде требовалось моё одобрение. Вечером я пришёл к Доку.

— Док ложи меня на разгон насколько можно дней.

— Как же станция?

— Это теперь не моя проблема. Все дела основные дела как главного инженера я сделал.

— Как скажешь.

— Зараза проинформируй искин станции, что я лёг на учебу на десять дней.

— Выполнено.

Открываю глаза, крышка капсулы открыта. Все базы инженера в шестом уровне выучились, и базы хакера первые уровни выучились. Не понял, почему так мало? Посмотрел на дату и сразу выяснил, что прошло всего три дня. Что за ерунда такая я ложился на десять дней?

— Вставай что лежишь? — сказала Док.

— Док что происходит? Почему ты меня подняла? Мне ещё неделю учиться?

— У меня приказ.

— Чей приказ?

— Капитана.

— Он что совсем обнаглел? Думает, что если мой приказ об его отстранении отменили, ему теперь всё можно?

— Короче, плевал я на его приказ, ложи меня на учёбу снова.

— Извини, не могу. Ты же понимаешь он мой прямой начальник пока.

— Зато я его прямой начальник.

— Зараза зафиксируй мой приказ, я отменяю приказ капитана и приказываю медику корабля уложить меня на учёбу.

— Не могу выполнить этот приказ — ответила Зараза.

— Это ещё почему?

— Приоритет более высокого уровня.

— Чей приоритет?

— Вице-адмирала восьмого флота.

— Опять он лезет со своими приказами.

— Док пойдём, положишь меня на станции.

— Извини не могу. Мне проблемы с командованием не нужны.

— Что в СБ дергали?

— Да. Был разговор.

— Не бойся, ты получила мой приказ и выполнила его. Я подтвердил это.

— Я знаю.

— Как дела на станции?

— Нормально вроде. Это правда, что ты не командир больше?

— Правда, я сам отказался от командования.

— Кто тогда будет командовать?

— Не знаю, назначат кого-нибудь.

— Тебя ждут на станции.

— Кто?

— Начальство.

— Не понял, назначили кого?

— Ничего не знаю об этом. Иди и сам разбирайся.

Что-то она не договаривала. Пришлось одеваться и идти. Только вышел с корабля как получил сообщение от искина, что мне требуется срочно прибыть в командный центр. Охрана меня по-прежнему сопровождала. Хотел отказаться от неё, но потом махнул рукой — пускай ходят. На командном центре сегодня дежурил Дед.

— Дед, что случилось? Почему вызывал?

— Наконец-то появился, а то начальство меня совсем достало.

Загорелся большой экран и почти сразу появился вице-адмирал.

— И что такое ты творишь?

— Вопрос не понял?

— Кто тебе разрешил ложиться на учёбу?

— Мне никто и не запрещал? Как положено я проинформировал искин и лёг. Что произошло? Почему меня подняли?

— Кто, по-твоему, должен заниматься проблемами станции?

— Вы и новый командир. Это теперь ваши проблемы. Все срочные проблемы как инженера я решил.

— Кто за командира будет решать все вопросы?

— Я уже ответил на это вопрос, но повторю — вы и новый командир станции.

— Командир на станции ты!

— Вам прекрасно известно, что это не так, я при вас добровольно сложил с себя все полномочия. Всё! Я в отставке!

— Твоя отставка не принята, и ты продолжаешь выполнять обязанности командира станции.

— На станции командуете вы и отменяете все мои приказы, так что продолжайте командовать дальше, а я работаю главным инженером.

— Слушай, чего ты хочешь?

— Хочу дальше работать инженером. Всё остальное меня не касается.

— Ты устроил войну с СБ, а я пытался вас помирить.

— А не надо меня с ними мирить. Это вы там сидите на своей станции в тишине и покое, а я здесь каждый день сижу и жду, когда ко мне приедет от них заминированный дроид, так что или я или они. Поэтому я ушёл в отставку и обратно не вернусь. Назначайте нового командира.

— У тебя нет выбора.

— Ошибаетесь, выбор есть всегда.

— Что в бега решил податься?

— Лучше в бегах, чем вот так ожидать.

— Сбежать тебе не удастся, немедленно приступай к выполнению обязанностей командира станции.

— Не собираюсь.

— Ты отказываешься выполнять мой приказ? Давно читал свой контракт?

— Вынужден подчиниться только если вы думаете что моя война с СБ окончена то сильно ошибаетесь я её только начал и то что вы отменили мои приказы не означает что я им стал им доверять.

— Это твоё право, а теперь иди и займись работой.

— Где моя награда за Лиса?

— Да тебя нужно наказать, а не наградить.

— Так и думал, что ничего не заплатят.

— У финансистов спрашивай, а не у меня.

— У меня с ними тоже война.

— Всё! Иди и работай!

Он отключился.

— Дед рассказывай, что у нас происходит?

— Всё нормально было, пока два дня назад их какая-то муха не укусила. Начали тебя искать.

— Что изменилось два дня назад?

— Ничего вроде.

— Странно. Знаешь, мне интересно стало. Как ты сюда попал? Сюда, как правило, в наказание посылали? В чём ты провинился?

— Сам полетел. Должны были правнука отправить, но я решил его заменить.

— Понятно. Как Мила?

— Нормально. Освоилась уже.

— Тогда пошёл я разбираться с делами. Надеюсь, мне там кабинет не заминировали, пока меня не было.

— Осторожней ты с ними.

— Буду. Мне совсем выбора не оставляют.

В приёмной Элла улыбнулась, увидев меня.

— Командир может вам что-нибудь налить?

— Не нужно, я сам себе налью.

Осторожно открыл сейф и сразу отошёл. Взрыва не было. Заглянул внутрь. Внутри всё было на своих местах. Чипы не появилось. Первым делом я проверил свой приказ об отстранении. Он был отменён два дня назад. Странно, почему его отменили два дня назад и сразу стали искать меня? Два дня не трогали, а потом что-то резко изменилось и его отменили. Причём отменил сам адмирал. Формулировка была простой, доверие командования не терял. Возможно, закончилась имперская проверка? От них тоже было сообщение, что по моему докладу будет проведена проверка. Всё стало немного понятнее позже. У меня в каюте опять побывали гости. Сообщения на нейросеть от скрытых камер об активации были, а вот самих записей не было, как и самих камер. В каюте опять побывали гости и у меня в рюкзаке порылись. Судя по сообщениям с камер наблюдения, это случилось в первую ночь, когда я лёг на учёбу. В рюкзак всё было сложено немного по-другому. Планшеты тоже явно включались и проверялись. В каюте наверняка был обыск. Кто это был было понятно. Наверняка без капитана здесь не обошлось. Впрочем, доказательств, что был второй взлом, у меня в этот раз не было. Записи у Заразы удалили. Кто это сделал было неизвестно. Моего уровня допуска не хватало, чтобы это выяснить. Впрочем, это и так было понятно. Кроме того идти жаловаться в СБ на СБ было глупо. Судя по всему проверили всё, ничего не нашли и вернули обратно или произошло что-то о чём я не знаю. Что меня дальше ждёт? Они ведь не отступят и продолжат дальше рыть. Выбора нет. На войне как войне и пленных брать в следующий раз я точно не буду, а пока на учёбу.

— Док это опять я.

— Ты что на учёбу?

— Да на ночь ложи.

— На ночь положу. Что у тебя с командованием?

— Плохо всё. Заставили принять командование станцией.

— Почему плохо? Это очень даже хорошо. Ты снова наш командир.

— Плохо потому что проблемы никуда не делись.

— Разберёшься.

— Кто мне позволит? Мне ничего не дают сделать. Все мои приказы отменяются начальством.

— Выкрутишься — и крышка капсулы закрылась.

Утром начал выкручиваться. После завтрака накинул на плечи рюкзак и пошёл в СБ. В приёмной у них стоял большой утилизатор это я хорошо помнил. Секретарь, увидев меня, была сильно удивлена.

— Слушаю вас командир.

— Позови сюда начальника СБ.

— Зачем? Он занят.

— Чего? Забыла, с кем разговариваешь? Быстро сюда начальника СБ или его приведут силой.

Он вышел из кабинета.

— Что случилось командир? Его улыбка на лице говорила о том, что ты мне можешь сделать?

— Внимательно смотри и запоминай.

После этого отправил в утилизатор все планшеты и чипы что были у меня в рюкзаке.

— Запомни, я ничего не забыл, и ты за всё заплатишь. Теперь быстро принесли сюда для проверки прибор для поиска жучков и рабочий жучок. Если прибор опять окажется не рабочим, снова получишь приказы за недоверие и несоответствие.

— Ничего страшного. Не в первый раз — ответил он с улыбкой.

— Значит, прибора не будет, и ты отказываешься выполнить мой приказ?

— Почему не будет? Будет, но позже. Он сейчас занят.

— Я тебя услышал.

— Лови приказы о служебном несоответствии и не доверии. Получил?

— Да.

— Отлично на этом всё. Можешь идти.

В моём кабинете когда я туда пришёл уже горел экран и меня ожидал начальник СБ флота.

— Ну и что происходит?

— Здесь флот, а торговая лавочка. Прошу формулировать свои вопросы точно.

— Что за приказы ты опять отдал?

— Я каждый день отдаю кучу приказов и распоряжений. О каком конкретно приказе идёт речь?

— О последних.

— Что в них не понятного? В них всё просто и понятно изложено.

— Что означает создание помех командованию?

— Это и означает, а также не умение руководить и расставлять приоритеты. Там всё чётко сказано.

— Читать я умею, а в чем это выражено?

— В том, что он отказался выполнить мой приказ и теперь я не могу работать и быть уверенным, что сейчас не происходит утечки информации из этого кабинета.

— Её не происходит.

— Имеющаяся у меня информация говорит о другом.

— Что за информация?

— Это секретная информация и я не собираюсь ею с вами делиться.

— Я отменяю твои приказы как необоснованные.

Пришло сообщение от искина об их отмене.

— Ничего страшного, я их повторю. Мне несложно.

И продублировал их снова.

— Чего ты добиваешься?

— Вы мне не начальство и отчитываться в своих действиях я не собираюсь. У вас всё? Мне работать нужно.

Экран погас и снова включился. Теперь на нём появилось недовольное лицо вице-адмирала.

— Ну и чего ты добиваешься?

— Вы что сговорились?

— Нет, но я слышал ваш разговор.

— Тогда вы слышали, что у меня много работы.

— Что значит секретная информация?

— Это означает, что данная информация засекречена.

— Кем засекречена?

— Приоритетом с более высоким уровнем доступа.

— Чей это приоритет?

— Мой собственный и мой приоритет плевать хотел все ваши. Если не устраивает, принимайте командование на станции.

— Зато пользуясь своим приоритетом, я отменяю твои последние приказы.

— Это очень хорошо.

— Почему?

— Это секретная информация.

— Что ты задумал?

— Опять секретная информация, но вы всегда можете продолжать командовать на станции.

— Чего ты добиваешься?

— Ничего, я просто делаю, что должен делать, как командир станции.

Он недолго смотрел на меня, потом отключился. Экран погас, правда, ненадолго.

Появился Элл.

— Привет. Ты где пропал?

— На учёбу ложился.

— Слышал, что тебя отстранили?

— Враньё, как обычно, я сам себя отстранил. Достало начальство.

— Они это могут. Ты вроде снова командуешь?

— Заставили, я связан контрактом.

— Значит ты хороший командир. Одного недавно отстранили и сразу в карцер отправили.

— За что в карцер?

— Финансовые махинации выявил финансовый контроль. Тебя тоже проверяли, но если вернули, значит, на тебя ничего не нашли.

— Так на меня ничего и не могло быть, я командую здесь всего ничего и не успел ничего украсть.

— Просто имей в виду, они там не дремлют.

— Знаю.

— Как дела с базами?

— Первый уровень выучил начал второй.

— Уже хорошо.

— Второй выучишь, начну обучать.

— Тебе разрешили меня обучать?

— Разрешили и оплатят.

— Вот почему ты такой довольный.

— Есть немного.

— Элл давай позже поболтаем, работа приехала.

— Давай.


Часть 9


Подали сигналы мои инженерные дроиды. Они прибыли и ожидали меня у кабинета. Вместе с ними прибыл транспортный дроид, который привёз новые двери. Ещё вчера я нашёл и заказал три металлические двери. Они были далеко не новыми и покрыты ржавчиной. Продавались они на одном из строительных рынков. Вначале я хотел оплатить их со своего чипа, потом подумал и оплатил со счёта станции. У продавца дверец заказал быструю доставку до космопорта чем окончательно осчастливил его, похоже, эти двери продавались у него давно и он не мог их продать. Вчера двери доставили в космопорт, а утром челнок поднял их на станцию. По дороге на работу отправил транспортного дроида забрать их и привести к кабинету и сейчас все четыре дроида ожидали меня около кабинета. Въезд в охранный периметр им был запрещен. Сняв эту блокировку вышел в приёмную.

— Элла вы на сегодня свободны.

— Почему?

— Сейчас будут проводиться работы по укреплению безопасности кабинета. Поэтому можете заняться чем хотите.

Она с интересом проводила глазами паука, который заполз к ней в приёмную, а потом в кабинет.

Нам с охраной пришлось немного передвинуть мебель в приёмной и кабинете, чтобы дроиды смогли приступить к работе. Они по моей команде замерили размеры доставленных дверей и начали вырезать старые из переборок. У привезенных дверей был один большой плюс. Они были механическими. Не было в них никакой электронной начинки. К ним были заказаны три новых механических замка. Их сейчас устанавливал в двери техник присланный Нилазом. Элла не ушла к себе в каюту, а продолжила смотреть, как дроиды режут переборки.

— Командир, они ведь старые и ржавые? — спросила она как-то задумчиво.

— Они усиленные, а что ржавые — так это ерунда. Покрасим, и будут как новые.

— В какой цвет?

— В какой захочешь.

— Это хорошо, а можно приёмную тоже освежить?

— Можно.

Через два часа мои дроиды закончили установку дверей и уползли работать по станции. Зато появилась девушка с дроидом, и они с Эллой собрались заняться покраской дверей. Правда перед этим Элла заставила парней переносить всю мебель из приёмной и кабинета в каюту. Сам я вообще перебрался в ближайший бар пообедать и там поработать. Моя охрана появилась в баре позже и сообщила, что возвращаться можно будет не раньше чем через два часа, что там ремонт идёт полным ходом.

Ничего себе у неё называется освежить.

За соседний столик сели двое оширцев. Судя по разговору они были давно знакомы. Из разговора сразу стало понятно, что они работают пилотами на транспортниках, которые иногда залетали к нам на станцию. На станции они могли отдохнуть и взять попутный груз. Транзитники на станции были, но их было очень мало. В основном сюда прилетали одни и те же оширские корабли и контейнеровозы оширских транспортных компаний. Мне было хорошо слышно о чём они болтали, но поначалу я не обращал внимания на их болтовню, занимаясь своей работой. Когда они стали обсуждать, кто из них и куда летал, и мне стало интересно. В основном они летали между Оширом и Аваром, перевозя грузы в обоих направлениях, но сейчас здесь стало много пиратов и они обдумывали, куда перебираться отсюда. С их слов несколько оширских транспортников пропали недалеко отсюда. На одном из пропавших работал их общий знакомый. Один рассказал, что столкнулся с пиратами совсем недалеко отсюда и был вынужден прыгнуть сюда. Он считал, что ему повезло сбежать. Пиратам удалось повредить его корабль, и ему требовался небольшой ремонт. Он собирался взять на станции попутный груз и добраться до Ошира. Второй рассказал, что видел с одной из систем пиратский линкор, правда разбитый и почти разобранный. После чего они стали обсуждать пиратов и способы выкупа из рабства. Быстро выяснилось, что оба держат креды на анонимных счетах в аварских банках на этот случай. Мне тоже стало это интересно, учитывая, что я два раза побывал в рабстве. Одновременно заглянул в галонет почитать, что пишут там об этом. Выяснилось, что вариантов было много, некоторые вшивали себе под кожу специальные чипы, чтобы их не отобрали. Другие вшивали специальные блокираторы в район шеи, они отключали рабские ошейники. Вот только писалось что это половинчатые решения. Все эти чипы и блокираторы выявлялись в лечебных капсулах. Были и другие решения, но самым хорошим считалось иметь как эти двое обезличенные счета в аварских банках. Правда в этом варианте был один большой минус, нужен был доступ в галонет для доступа к счетам, а у рабов его не было. Пока я разбирался в тонкостях выкупа, пилоты пообедали и пошли по своим делам. Пришлось их остановить.

— Парни я случайно услышал про пиратов, не подскажете, где вы их видели?

Они внимательно посмотрели на меня, потом на абордажников сидящих рядом.

— Что решил нанести визит вежливости? — спросил один.

— Парни у меня застоялись. Кивнул в сторону абордажников.

— Давно пора. Вот здесь я встретился с ними.

На нейросеть пришла карта ближайших систем с отметкой.

— Линкор разбитый видели здесь же?

— Нет вот в этой системе — ответил второй.

Снова пришла карта с отметкой.

Они ушли, а я задумался. Возможно, удастся отремонтировать хотя бы один линкор, если тяжёлый крейсер у меня заберут. Пиратские линкоры пока никто не трогал и не разбирал. Однако никаких распоряжений на этот счёт мною не отдавались, но кроме меня здесь распоряжаются все кому не лень. Проверив искин, быстро выяснил, что меня опередили финансисты и отдали распоряжение не трогать его. Похоже, они собирались продать его в таком виде. Сейчас около линкоров была установлена запретная зона для полётов. Там же висели в общей куче повреждённые транспортники, крейсера и эсминцы как наши и так аварские. Буксиры стащили их все в одно место.

— Командир Элла завёт обратно — сказал один из абордажников.

— Пойдем, посмотрим, что она там накрасила.

Когда подошли, выяснилось, что Элла нас ожидала не одна, а с сбшником. Он принёс прибор и жучок.

— Что так быстро? С планеты добирался?

— Работы много. Не успеваем.

— Бедняги как мне вас жалко.

Включил прибор и проверил на жучке, исправен. Оставляй и можешь идти.

— Он за мной числиться так нельзя.

— Завтра заберёшь здесь же в приёмной.

— Понял.

Он нехотя пошёл в сторону СБ.

— Элла показывай, что ты здесь наделала.

— Сморите командир, как красиво.

Двери стали темно-синего цвета с золотым отливом. В приёмной также всё было перекрашено. Не было одного тона. Всё было с разными переходами. Впечатлённый её приёмной я прошёл кабинет. В нём тоже было несколько цветов, но цветовая палитра не была столь многообразной.

— Как вам?

— Впечатляет.

— Мальчики выносим всю мебель обратно — скомандовала она.

— Подождите. Сейчас внесу маленький штришок.

Достал бластер и двумя выстрелами уничтожил камеры наблюдения в кабинете, потом добавил три выстрела в экран на стене.

— Что это было? — спросила она.

— Это был мой финальный аккорд. Запрещаю тебе ремонтировать панель и камеры. Это приказ.

— Я поняла.

— Ключи и коды от дверей у тебя?

— Да у меня.

— Пользоваться поняла как?

— Объяснили.

— Значит три ключа у тебя три у меня. Ключи никому не передавать и носить всегда с собой. Это в твоих интересах.

— Не поняла о чём вы?

— О том, что если нас взорвут то вместе.

— Поняла.

— Не переживай. Двери механические и дроидам теперь к нам не попасть. Сейчас проверим на жучки.

На Элле и абордажниках жучков не оказалось, как и на мне, а вот в каюте в кабинете и приёмной везде нашлись. Мало того нашлись три скрытые камеры наблюдения. У меня в рюкзаке нашлись целых три жучка. Скоро я как новогодняя ёлка буду ходить с головы до ног обвешанный ими.

— Вот теперь можно возвращать всю мебель на свои места. Кстати нужно вернуть запретную зону для дроидов обратно.

Вечером Док меня отказалась уложить на учёбу. Сказала, что нужно сделать перерыв. Пришлось идти к себе в каюту. У меня в ней остался только старый бластер в шкафу. Больше ничего из вещей не осталось в каюте. Сходив в кабинет за прибором, и проверил каюту. Жучки нашлись как я и думал. Один жучок мне умудрились в бластер запихнуть. Впрочем, всё это было бесполезно. Наверняка мне их опять установят.

Весь остаток вечера я провёл в галонете, изучая на разных площадках тему рабства и способов избавиться от него. Подробно изучая устройство рабского ошейника, возможности для его снятия и блокировки. Меня как инженера интересовало его устройство, и уязвимости, я долго и подробно разбирался с ними. Помогало ещё то, что базы хакера я выучил в первом уровне, мне потребовались все основы кибернетики и программирования. Было описаны четыре способа, но я обнаружил шесть, однако не был уверен, что был прав. Вот только все эти уязвимости не особо помогали освободиться рабу. Мало знать про уязвимости, нужно быть хорошим техником и иметь возможности для его отключения. С рабской нейросетью было всё ещё сложней. Однако инженерам их не ставили, и я не стал разбираться с ней.

Утром решил проверить свой инженерный кабинет на жучки. В нём также обнаружились два жучка. После чего проверил свой шкафчик для одежды и инженерный скафандр на верфи. Не удивился когда и там нашёл. Возможно, и на моих инженерных дроидах найдутся. Решил дроиды не трогать, а сам отправился в кабинет командира. В приёмной Элла на меня посмотрела как-то странно, но ничего не сказала. Уже в кабинете я понял почему. Не успел я сделать пары шагов. Как сзади услышал вопль вице-адмирала.

— Ты что творишь? Кто тебе дал право портить флотское имущество?

Сильно вздрогнул и резко обернулся. На месте старой панели стояла новая панель и работала. Сказать что был сильно удивлён, ничего не сказать.

— Что сморишь? Кто тебе дал право портить флотское имущество?

— Это случайно произошло, непроизвольный выстрел из бластера.

— Как случайно? Два раза?

— Да у меня бластер автоматический.

— Покажи?

— Вот.

Пришлось показать бластер. Не знаю, что он хотел в нём высмотреть.

— Камеры тоже случайные выстрелы были?

— Конечно. Говорю же непроизвольные выстрелы.

— Вот тебе непроизвольный счёт за ремонт от финансового отдела.

— Они там, что совсем охренели? Ни одна панель с камерами не стоят двенадцати тысяч. Хотя понял. Это они мне так мстят за запись. Что ничего нарыть не смогли и решили таким образом отомстить?

— Ты внимательно посмотри. Там штраф тебе за порчу имущества.

— Что они так поскромничали? Всего восемь тысяч?

— Всё в соответствии с регламентом.

— Кстати что у нас в регламенте положено за невыплату премии за пирата?

— Премию за него ты получил.

— В смысле получил? Никаких выплат я за пирата не получал.

— Как это не получал? Получал. Они прислали выписку с твоего счёта. Ты получил премию в тысячу сто двадцать три креда и они были перечислены на твой счёт.

— Что за бред? Сейчас что за пирата всего тысячу выплачивают?

— Почему тысячу? Ты не один там был. Вот и выплата и была распределена на всех.

— Тот факт, что я его один убил, без всякой помощи в расчёт не берётся?

— Нет. Ты и так получил отличные трофеи бластер и скафандр.

— Ну уж нет, финансистам на это свою лапу точно не наложат. Это мои личные трофеи. Они не имеют никакого права претендовать на них.

— У тебя их никто и не оспаривает.

— Как-то я совсем не уверен в этом. Думаю пора юристов подключать.

— Подключай, сколько хочешь, они на это не претендуют.

— Что по челноку?

— Что по кораблю?

— Ты о тяжёлом крейсере?

— О нём?

— Ничего вроде, всё по-старому.

— Подскажите мне тогда, сколько стоит один заряд туннельника станции?

— Думаю под миллион.

— Дороговато для меня в прочем у меня есть вариант.

— Что ты задумал?

— Я уже говорил это секретная информация.

— Что с челноком?

— Отрезали от станции и притащили на верфь, но листов для его обшивки нет и восстанавливать обшивку нечем.

— Что и на планете нет?

— Есть, но мне за неё такую цену заломили, что финансисты удавятся, но не заплатят. Поэтому её ищут в соседних системах.

— Это долго.

— Быстрей не получиться.

Не стал ему говорить, что вчера специально связался с менеджером металлобазы, с которым торговался по остову, и просто спросил у него, есть такое и сколько стоят. После чего он мне выкатил такую астрономическую цену что даже я обалдел. Эти челноки я буду ремонтировать долго и упорно.

— Разберёмся.

— Разбирайтесь.

— Вижу, ты интерьер кабинета изменил?

— Это не я, это Элла постаралась.

— Оригинально.

— У тебя всё или нет? Мне работать нужно.

— Всё.

Он отключился.

— Зато у меня не всё — и расстрелял новую панель.

После чего вызвал Эллу.

— Элла как эта гадость попала сюда?

— Мне приказали открыть кабинет, что я могла сделать? Заехали два дроида и заменили панель.

— Оставишь себе ключ от входной двери. Два остальных ключа мне на стол. После чего можешь быть свободна.

— Вы меня увольняете?

— Пока нет.

Следующим утром, подойдя к кабинету, был очень сильно удивлён. Вместо замка в двери сияла дыра.

— Парни к бою.

Сам тоже выдернул бластер из кобуры. Они сразу прикрыли меня с разных сторон.

— Проверьте кабинет на предмет посторонних.

Ушли и быстро вернулись.

— Чисто командир.

В приёмной сидела бледная Элла.

— Что происходит?

— Я здесь совсем не причём. Пришла на работу, а здесь всё в таком состоянии.

В обоих дверях. Наружной и в кабинет сияли дыры вместо замков. Похоже, это было сделано с помощью технических дроидов. Вроде за СБ таких не числилось. Вызвал Нилаза.

— Командир я здесь совсем не причём — сразу сказал он — Мне приказали, я не мог не выполнить приказ.

— Значит эти дыры в дверях твоя работа?

— Да. Что я мог сделать? У него приоритет выше твоего?

— Ладно, я всё понял.

В кабинете я обнаружил новую панель и был ни сколько не удивлён тому, что она работала. Довольная физиономия наблюдала за мной оттуда.

— Пришёл наконец-то, а то я тебя заждался. Что на этот раз у тебя случилось? — спросил вице-адмирал.

— Вроде ничего не произошло?

— Как это не произошло? Новая панель опять сломалась и опять с твоей помощью.

— Бывает. Они теперь такие не надёжные.

— Бывает. Вот держи, финансисты передают тебе опять привет.

Мне пришло очередное взыскание на десять тысяч.

— Что опять штраф?

— Конечно, а как ты хотел?

— У них получается, что каждая камера по тысяче. Не дороговато выходит?

— В самый раз для тебя.

— У вас всё? Мне работать нужно?

— Почти всё. Запрещаю тебе портить панель и даже прикасаться к ней. Приказ понятен?

— Понятен.

Он отключился, а я посмотрел на дверь в каюту. Эту дверь не вскрыли. Проверил рюкзак, он был на месте и из него ничего не пропало. После чего связался с ремонтной мастерской скафандров.

— Можете такой скафандр отремонтировать?

— Что с ним?

— Повреждёния экзоскелета в районе шеи.

— Отправляй, посмотрю, что можно сделать.

Отправил скафандр с дроидом доставщиком и задумался, что мне с этой панелью сделать. Мне пришла в голову одна интересная мысль, и я стал её осуществлять. В первую очередь нашёл на одном из складов тонкую перегородку и отправил дроидов привести её сюда.

После чего вышел приёмную.

— Элла, где твоя знакомая, которая красила у нас стены?

— Работает наверно.

— Мне нужно одно граффити нарисовать она сможет?

— Думаю, сможет. Я сейчас узнаю.

— Спрашивает что за граффити?

— Какое нибудь довольное лицо аварца. Есть такой вариант?

— Есть.

— Пускай тогда выдвигается сюда, я оплачу её работу.

— Она скоро будет.

Мои дроиды привезли кусок перегородки раньше, чем она подошла. Заставил нарисовать граффити на перегородке и заплатил ей тысячу за это. После чего дроиды закрепили этот кусок перегородки прямо перед панелью. Вечером я забрал рюкзак и решил больше в кабинет не возвращаться. У меня есть второй кабинет, в нём нет панели и гораздо проще работать. Кроме того отправил очередную докладную в имперскую СБ, что с моего рабочего кабинета была снята блокировка въезда дроидам, вскрыты помещения и теперь моя безопасность находиться под угрозой. В связи, с чем не могу больше находиться на рабочем месте.

Не знаю, кто её снял, подозреваю что вице-адмирал, но моего уровня не хватало, чтобы её восстановить. Скорей всего он просто забыл её восстановить.

Утром, когда мне пришёл новый штраф от финансистов за порчу имущества, понял, что моё граффити понравилось начальству. Вот только в кабинет я не пошёл и отправился на верфь. Ещё вчера я приказал буксирам убрать челноки оттуда и поставить наши разбитые крейсера. Они выполнили этот приказ, и с утра я занимался их осмотром. В обед пришёл мне один штраф со сложной формулировкой смысл которой заключался в том, что я отсутствовал на рабочем месте. После него пришло сообщение от банка, что у меня забрали последние креды и у меня теперь отрицательный баланс на счёте. Здесь я действительно разозлился.

Этот штраф был ни за что, причём большой тридцать тысяч. Набрал юриста, который меня защищал в СБ. Описал ему ситуацию и перекинул все данные и записи с нейросети. Пришлось заплатить ему две тысячи с чипа за работу. Он запросил данные, где я находился с утра, а также был сильно удивлен, что я ещё и главный инженер станции. Когда я заявил, что я ещё работаю и за двух своих замов у него вообще глаза округлились. После чего он запросил мой трудовой контракт и получил его. Кроме того предоставил ему часть своего доклада в СБ и о причинах не возможности нахождения в кабинете командира станции.

— Значит ты вольнонаёмный, а не военный. Думаю, я решу твои проблемы — сказал он напоследок и отключился.

Через несколько часов мне вернули почти все креды и кроме первого штрафа. Все наказания были отменены как необоснованные за исключением первого.

Ещё через час юрист связался со мной.

— Значит, слушай меня. Часть твоих проблем я решил, и тебе должны были вернуть креды.

— Уже вернули и отменили все кроме одного.

— Там было сложно что-то сделать. У них есть свидетели и доказательства. Зато по остальным они ничего не смогли доказать.

Кроме того они признали что сами нарушили твой приказ и лишили тебя безопасности. Ты имеешь полное право там не находиться пока не восстановят, всё как было.

— Понял.

— Теперь по твоему контракту. Здесь всё сложнее. Они не имеют права тебя заставлять работать за четверых, а платить тебе только то, что положено по контракту. Ты не флотский раб и бесплатно работать не должен. Поэтому они должны, решить в какой должности ты останешься. Они могут, конечно оставить всё как есть, но тогда должны платить дополнительно за то что ты работаешь как сейчас за четверых. Кроме того ты вольно наёмный и они видимо забыли об этом. На тебя вообще не распространяются штрафы, которые они применяли по отношению к тебе.

— Тогда почему последний не отменили.

— Судья его переквалифицировала в гражданский.

— Судья?

— Да. Они предпочли разбираться в суде, а не полюбовно договориться. За что и заплатили. Все виновные в допущенных нарушениях понесут заслуженное наказание.

— Я тебе ещё что-то должен?

— Бутылку хорошего вина, пожалуй, я заслужил.

— Несомненно. Отправлю сегодня же.

— Тогда всё. Скоро тебе придёт судебное решение, ознакомься с ним.

— Конечно.

Удивительно как быстро он всё решил. Он был сам доволен этим решением. Отправил ему бутылку хорошего вина, как он попросил. Оно мне обошлось в тысячу кредов, но он его действительно заслужил.

Посмотрим теперь, что решит начальство, а начальство не заставило себя ждать и прислало счёт за поврежденную панель, а также заключение, что она вышла из строя в результате повреждения выстрелами из бластера. Моего бластера. Деньги у меня сразу списались со счёта. После этого стали поступать креды на счёт. Озадаченный откуда поступления и за что я проверил, источник поступления. Оказалось всё как обычно, креды пришли от финансового управления, а вот за что непонятно. Это стало понятно, когда пришло сообщение от них, что мне положенные выплаты за мою дополнительную работу. За три дополнительные должности мне теперь полагалось доплата в пятнадцать тысяч в месяц. По пять тысяч за должность. Как-то это совсем дёшево получалось. Не ценят, они меня совсем не ценят. Странно, что по креду за каждую должность не заплатили. Впрочем, если подумать так я даже в плюсе. Выясняется, что война с начальством приносит неплохие денежные бонусы. Интересно чем это всё закончиться? Может, снимут меня с этой должности или опять завалят штрафами? Скорее второе, раз они упорно не хотят снимать меня с должности. Вечером мне пришло сообщение, что безопасность командирского кабинета восстановлена, и второе от начальства, что мне следует немедленно прибыть туда.

Посмотрев на часы, обнаружил, что мой рабочий день закончился и проигнорировал его.

Они продублировали сообщение через капитана корабля и Заразу. Проигнорировал и эти сообщения. Заявив, что мой рабочий день окончен и никакой срочности нет.

Посмотрим, что будет утром. Сегодня можно было ложиться на учёбу, но я не хотел подставлять Дока и не стал ложиться. Понимая, что провоцирую бурю.

Утром пришлось идти в кабинет командира. Приказ был конкретен — прибыть туда. Когда подошел, осмотрел двери. Всё было восстановлено, покрашено и даже усилено. Элла также была на месте, но была вся напряжённая. В кабинете за время моего отсутствия почти ничего не изменилось. Исчезла моя панель с рисунком, и камеры наблюдения стояли новые. Разумеется, экран был включён и за мной молча, наблюдал вице-адмирал.

— Ну и что такое срочное случилось? Что ты меня после рабочего дня вызывал?

— Ты почему проигнорировал мой приказ явиться с докладом?


Часть 10


— С каким докладом? Я первый раз про доклад слышу.

— Докладывай, почему ты убрал пассажирские челноки с верфей и поставил на их место крейсера?

— Докладываю, челноки занимали место на верфи. Ремонт их пока невозможен по причине отсутствия листов обшивки. Платить запрашиваю цену на планете, финансисты отказались. Мною принято решение не закупать листы у оширцев по причине того что они блокируют все поставки бронелистов к нам. Сейчас ищу их у аварцев. Доклад окончен.

Выдал ему на одном дыхании.

— У аварцев ищёшь?

— Да.

— Это долго.

— Других вариантов нет.

— Пока верни их на место.

— Кого вернуть? Не понял?

— Челноки.

— Не вижу в этом смысла. Это блокирует всю мою текущую работу, но если вы прикажете, разумеется, я подчинюсь.

— Вначале я поговорю с финансистами, а потом решу.

— Это всё?

— Нет не всё. Почему ты считаешь, что тебя постараются взорвать?

— Это самый простой способ от меня избавиться. Учитывая возможности СБ.

— Ты считаешь что взрыв это работа СБ?

— Я в этом уверен.

— А я считаю что ты бредишь и СБ не причастно к этому взрыву.

— Тогда почему ничего не делает? Где результаты их работы?

— Там всё очень сложно.

— Ничего там сложного нет, всё очевидно. Командир не отменял блокировку, это сделало СБ.

— К бывшему командиру много вопросов. Особенно по чипу в его сейфе.

— Это чип ничего не значит. Как он попал туда неизвестно. Он мог попасть туда и после его гибели. Учитывая возможности СБ подложить его туда несложно. Для того чтобы его скомпрометировать и убедить всех что он сам отключил блокировку.

— Это не так. На нём найдены отпечатки его пальцев.

— Это ничего не доказывает. Чип мог лежать в сейфе пустой, кто-то зашёл, отрыл сейф и перевёл креды на него. В конце концов, он мог его просто случайно подержать в руках. Кто-то выронил, а он поднял и вернул. Обстоятельства того как он попал к нему в сейф не известны для меня по крайней мере.

— Тогда почему нервный был?

— Кто его знает почему. Может вы его довели до такого состояния. Вы это можете однозначно.

— Можем, это наша работа, но не в его случае.

— Я вам прямо указываю, кто виноват в его убийстве, но вы отказываетесь в это верить.

— Это в тебе старые обиды говорят.

— Во мне говорят логика и здравый смысл. Впрочем, сами разбирайтесь у меня своей работы полно.

— Знаешь, что будешь получать доплаты сейчас?

— Видел сообщения от финансистов. Был очень сильно удивлён.

— Чем?

— Тем, что мне заплатили не три креда за три должности.

— Они сильно не хотели платить, но меньше пяти тысяч за должность нельзя.

— Какая жалость.

— Они тоже были расстроены этим обстоятельством. Очень у тебя зарплата большая получается. Не положено тебе такую. Не заслужил.

— Это я как нибудь переживу. Думаю и они тоже.

— Они очень интересовались, когда сеялки в продаже появятся?

— Когда мне мой крейсер вернут не раньше.

— Ты так всё раздашь.

— Для хороших людей ничего не жалко и пускай не надеются, я себе не взял ничего из списка.

У меня действительно регулярно поступали заявки на выкуп чего нибудь из списка трофеев. Большинству я одобрял покупки и снимал блокировки. Конечно, я понимал, что большинство выкупало для перепродажи на планету или обмен. В первую очередь выкупали различных дроидов и запчасти к ним. Плохо было, что я сам разрешил капитанам разобрать бронелисты для ремонта кораблей и почти весь запас листов разобрали по кораблям. Больше всего их ушло на тяжёлый крейсер для заделки оставшихся дыр, а теперь его продали. Лера тоже захотела выкупить невидимку, но я ей отказал из-за разведки.

— Думаю, они в курсе.

— Тогда пускай возвращают мой корабль и получают свои сеялки.

— Я им передам — и он отключился.

Как интересно. Всё спокойно и даже не наорал? Похоже, нужно чаще подключать юриста.

Проверив свою почту, я обнаружил сообщение от клана. Они провели расследование, но ничего нового не узнали. Слима видели последний раз около рынка и это всё, что было известно. Дошёл он до рынка или нет, точно не было установлено. Как и было не установлено куда он направлялся, на сам рынок или куда-то рядом с рынком. Они проверили все медцентры поблизости. Его тело к ним не попадало. В конце сообщения шли заверения клана, что они не имеют никакого отношения к его исчезновению. Не поверив им, решил действовать по-другому. У меня сохранился доступ на биржу наёмников и там я дал объявление о его розыске. Объявил премию двадцать тысяч за любую информацию о нём. К сожалению это оказалось ошибкой. Вначале начали звонить разные мошенники, предлагая приобрести у них ложную информацию. Мне пришлось нанять детектива, чтобы он проверял эту информацию. Вот только через пару дней я почувствовал, что он мне врет, и я решил организовать ему небольшую проверку. Сам подсунул ему ложную информацию. После чего быстро выяснилось, что нанятый мною детектив и занимался этими вбросами. Всё ради того чтобы вытянуть из меня больше кредов. Когда он понял что я в курсе того как он ведёт дела — он бесследно исчез. Одновременно с ним пропали, и мошенники предлагающие купить у них информацию. Никакой информации о том, где может быть Слим, у меня по-прежнему не было. Мне пришлось опять заниматься вопросами на станции, и уже было понятно, что избавиться от этого у меня не получиться. На следующий день после моего возращения в кабинет я взял напрокат дроида маляра и покрасил им все камеры наблюдения в кабинете.

Экран не стал трогать, это была святая вещь для начальства, на него нельзя было даже дышать, не говоря уже о том, чтобы стрелять в него. На станции всё было спокойно, СБ было занято пиратами с рабами и меня не трогало. Командование тоже как будто забыло обо мне, и я занимался ремонтом крейсеров. Мне сразу стало понятно, что все три крейсера мне не восстановить. Для этого у меня просто нет запчастей. Поэтому самый повреждённый крейсер я сделал донором и с него я стал переставлять запчасти на два других. Так чтобы эти два крейсера могли летать и вести бой. Только разобрал их, как меня вызвал в кабинет вице-адмирал.

— Чем занимаешься — спросил он.

— Наши крейсера разобрал и начинаю ремонтировать.

— Убирай их с верфей.

— Зачем, я только начал?

— Займешься пассажирскими челноками.

— Я ведь говорил что нет листов обшивки для них.

— Нашли листы.

— Где? У Аварцев?

— Нет. Здесь на планете.

— Тогда это бесполезно. Они в цене не уступят, а финансисты удавятся, но не заплатят цену, которую металлобаза за них просит.

— Всё уже заплатили и купили.

— Не может этого быть. Как это им удалось?

— Они нашли несколько посредников на планете и те по одному два листа купили нужное нам количество.

— Надо же, а я уже подумал, что они согласились с запрашиваемой ценой.

— Когда листы привезут?

— Как я понял завтра. Сразу ставь на ремонт челноки и занимайся ими.

— Там работа техников и нет инженерной работы.

— Помоги им ускорь их работу.

— Дроиды не могут быстрей или медленнее выполнять свою работу. Они всегда работают с одной скоростью.

— Значит, подключи больше техников.

— Что бросить все работы по станции?

— Зачем бросать? Просто добавь.

— Там вполне достаточно тех, что есть.

— Что хочешь, делай, но через пару дней они должны летать на планету.

— Это нереально, даже если я всех техников станции брошу на это дело. Мы не успеем.

— Почему?

— Потому что мало восстановить обшивку нужно проверить все системы. Был бой и по станции стреляли. Возможны повреждения и отказы систем. Это не военная техника, а гражданская. Потом нужно провести летные испытания. Они всё-таки разумных возить будут, а не груза.

— Понятно. Нужно сделать быстрее.

— Сделаем. Вот только к чему такая спешка?

— Первым рейсом отправишь на планету твой бордель.

— Как скажешь. Хотя здесь многие расстроятся этим обстоятельством.

— У меня тоже. Поэтому ремонтируй их быстрее.

Похоже, у него на станции кому-то сильно не давал покоя бордель у меня на станции. У меня на станции первоначальный ажиотаж пропал, но желающих его посетить хватало.

В нём было даже пополнение из бывших рабов. С чем оно было связано, я не понял и кто распорядился тоже. У меня было подозрение что это сделало СБ для его проверки. Когда вернулся на верфь, обнаружил там Нилаза и пополнение техников работающих там.

— Что решил, увеличь число техников здесь?

— Начальство почему-то решило, что это ускорит ремонтные работы.

— Я ему тоже объяснил, что не поможет, но оно мне похоже не верит.

Провозились мы с ремонтом челноков пять дней, и каждое утро начальство интересовалось ходом ремонтных работ. На шестой день пилоты провели успешные лётные испытания, и я дал разрешение на полёты на планету. Вот только сразу после этого СБ начало туда отправлять бывших рабов не трогая бордель, а он спокойно продолжал работать. Видимо это не нравилось вице-адмиралу, и он постоянно интересовался им. В ответ я уведомлял его, что с ним всё в порядке бордель работает как и прежде. Лично для меня было понятно что СБ использует его для получения информации и не даёт закрыть. Было только непонятно, почему это волнует вице-адмирала. Сам я один раз выступил перед отправкой бывших рабов на планету. Показал им карту города и подробно рассказал, как им выжить в городе и что нужно делать, чтобы заработать себе на жизнь. После чего ответил на их вопросы. После этого эту запись стали показывать другим бывшим рабам перед отправкой вниз, а СБ почти каждый день отправляло небольшими партиями бывших рабов на планету. После восстановления челноков жизнь на станции приняла своё привычное состояние. Постепенно все бывшие рабы были перемещены на планету. Последними станцию покинули подопечные Ланы. Она полетела вместе с ними и помогла им открыть счета в банке и арендовать жильё. Жить девушки решили все вместе в одной комнате. Скорей всего именно Лана предложила им устанавливать нейросети по очереди, чтобы они не влезали в большие долги. Все скинулись, и двоим из четырёх Лана уставила нейросети техников. Они быстро смогли найти на планете работу техниками. Двое остальных продолжили работать как прежде. Девушки, установившие нейросети, должны были помочь двум другим заработать на нейросети с базами. Сам я также помогал им, как мог и дал им свою почту, чтобы они могли связываться со мной напрямую. Консультировал их постоянно. Поначалу у них было множество вопросов ко мне, потом они освоились и вопросы закончились.


ГЛАВА 3

Часть 1


Третий день я начинал свой рабочий день на командном пункте. Отрабатывал варианты захвата станции. Большинство сводилось к тому, что основным элементом будет абордаж станции. Когда я имитировал атаку на станцию, противостоя искину станции, всегда прятался за планетой. Там находилась мертвая зона от орудий станции и была возможность относительно незаметно, летя на бреющем полёте над землёй подлететь к станции и высадиться. Чтобы не предпринимал искин, у меня всё время получалось высадиться. Разница была только в потерянных на подлёте ботах. Из десяти ботов высаживалось от пяти до семи, а это от сотни до ста пятидесяти абордажников. Против моих шестидесяти абордажников и оборонных турелей станции. В принципе при таком раскладе силы были практически равны. Если не считать того что у меня на кораблях было ещё двести парней. Значит, их должно быть значительно больше чем десять бортов. Перестрелка на дальней дистанции ничего не давала нападавшим. Силовые поля станции хорошо справлялись с нейтрализацией этой угрозы. Самым плохим было обстоятельство, что у меня почти не было истребителей, чтобы перехватить абордажные боты. Всего четыре штуки. После чего мы поменялись местами с искином. Он теперь нападал, а я защищал станцию. У меня тоже ничего не выходило, и результат был таким же точно. Пытался менять положение станции, отодвигая её от планеты, только это не сильно мне помогало. Увеличивались потери у нападавших на один бот и то не гарантировано. Переместить станцию далеко не хватало времени, и при этом варианте вся планета остановилась без защиты. Плохо, что линкоры мешались, несильно, но мешались. С одной стороны они создавали помеху для орудий станции, с другой ими можно было прикрыться при атаке на станцию. Было понятно, что захват станции будет основной целью и этот захват будет с помощью абордажа. Станция нужна аварцам и желательно целая. Что я один ломаю голову? У меня ведь есть толпа специалистов в этом вопросе может, стоит озадачить их?

— Искин вызови командиров абордажных секций кораблей и станции ко мне сюда.

— Выполнено.

— Искин найди рядом два свободных помещения и нужен ещё один тактический стол.

— Выполнено.

— Камеры есть в этих помещениях?

— Да.

— Выведи их на большой экран.

Дед повернулся ко мне и спросил:

— Ты что задумал?

— Провести тактическую игру среди абордажников. Поиграем в игру, которая называется, захвати станцию.

— Тактические игры среди абордажников это что-то новое. Смотри, они тебе всю станцию разнесут.

— Нет, я им станцию не дам на растерзание, только на тактических столах. Пускай попробуют, а мы посмотрим, что из этого получиться.

— Посмотрим, что у тебя из этого получиться.

Минут через десять в командный центр зашло семеро разумных.

— Искин не понял. Почему семеро, а где ещё трое?

— Трое едут в лифте и сейчас будут — выдал информацию искин.

— Тогда ждём.

Когда все собрались. Обратился к ним:

— Значит так, я вас собрал, чтобы поиграть с вами в игру, называется она, попробуй захватить нашу станцию. Вы сейчас в произвольном порядке поделитесь на две команды.

Они долго не могли поделиться. Пришлось самому вмешаться и их поделить.

— Значит, командиром одной пускай будет Крис, а другой скажем, ты Вал и я ткнул в командира абордажной секции станции. На следующую игру поменяетесь, кто-то другой из вас будет командиром. У каждой команды будет простая задача, одна команда должна будет захватывать станцию, а вторая команда её оборонять, потом поменяетесь. Значит Крис, ты будешь первым играть за пиратов, то есть атаковать станцию. Твоя задача простая — тебе нужно её захватить. Можешь использовать любые методы. У противоположной команды задача тоже простая — любыми методами не допустить её захвата. Понятно?

Дружное «да» стало мне ответом.

— Сейчас каждая команда идёт в свою комнату и думает над своей задачей, тактические столы будут у каждой команды. Скажу сразу, что это проверка не вас, а проверка слабых мест в обороне станции. Никаких наказаний за поражение или победу не будет. Теперь возьмите вот этот тактический стол и несите с собой. Искин покажи им дорогу в помещения.

Скоро все разместились за столами в своих помещениях. Я включил тактическую связь со всеми.

— Значит так, вводная для команды нападения, у вас тридцать ботов полных абордажников. Вы должны захватить станцию. У команды защитников все возможности, что есть на станции, абордажная секция и абордажники на кораблях. Схема станции выведена на тактических столах. Нападающим будет помогать искин корабля. Крис свяжись с Заразой. Защитникам будет помогать искин станции. Вопросы есть?

— Нет.

— Хорошо. У вас час на подготовку и разработку плана обороны и атаки. Время пошло.

— Искин на время игры запрещаю передавать какие-нибудь данные команде защиты от команды нападения или их искина.

— Принято.

Первый раз команда нападения продула, но это было явно из-за несогласованности их действий. Когда поменялись, они уже с большим трудом отбились. Дальше всегда стала побеждать команда атакующих. Они уже знали все слабые места и этим пользовались. Для меня стало ясно, что слабое место у меня это лифтовые шахты лестницы и вентиляционные шахты. По ним проникали достаточно легко в тыл обороняющихся и уничтожали их. Мне было непонятно одно. Почему нападавшие на станцию всегда высаживались на летной палубе? Я бы высадился наверху станции и оттуда атаковал вниз. Вниз всегда легче спускаться, чем лезть по шахтам вверх. После окончания шестой партии остановил всё. Стало понятно, как нужно атаковать и защищаться. Всех вызвал к себе в командный центр. Ко мне пришла толпа возбуждённых командиров.


Часть 2


— Как вам игра? — спросил их.

— Нормально. Можно мы ещё завтра поиграем?

— Можно. Хочу услышать ваши выводы?

За всех начал говорить командир абордажников станции.

— Такими силами станцию можно захватить.

— Я тоже так думаю.

— Скажите, а почему вы всегда высаживались внизу станции — на лётной палубе?

— А где ещё? Только там можно нормально пристыковаться.

— Какие мысли по поводу того как не допустить захват?

— Нужны ещё силы. Нас недостаточно.

— Где их взять? Мы в окружении?

— Нужно нанять абордажников на планете.

— Пока они выучатся, пока опыту наберутся.

— Это долго, но других вариантов нет.

— Мысли у кого нибудь есть, как укрепить оборону станции?

— Ты у нас командир. Тебе и думать. Думаешь, снова нападут?

— Нападут, вопрос только в том, сколько у нас ещё есть времени. Ладно, идите, занимайтесь своими делами.

Последнее что услышал от них, перед тем как они вышли, что все они собрались в бар обсудить игру. Может мне тоже туда с ними за компанию? Голова пухнет от всего этого. Нет, нужно ещё поработать. Чувствую, время уходит. Посмотрим, что у меня есть на складах и чем можно усилить оборону. Просмотрел список трофеев, что нам достались от пиратов. Ничего стоящего среди них не было. Одни сеялки да веялки. Сплошное оборудование, для сельскохозяйственных работ которое уже было продано фермерам на планету. За исключением пятидесяти плазменных орудий для истребителей вайпер. Вот только они уже лет сто как устарели, и давно не производиться такие истребители, впрочем, как и орудия к ним. Посмотрел на характеристики этих орудий, там было всё печально. Они потребляли много энергии и имели плохую скорострельность. Современные орудия для истребителей были в два, а некоторые и два с половиной раза скорострельней этих. Вдобавок при выстреле у них была сильная отдача. Что с ними делать я не представлял. Зачем они понадобились пиратам? Что они собирались с ними делать? Похоже, они долго пылились на каком-то складе, а сейчас по глупости были захвачены пиратами. После чего достались мне в качестве трофея. Пробежался по остальному списоку, того что у меня было на складах. Больше там не оказалось ничего, что можно было использовать как оружие. Конечно, можно заварить лифтовые двери. Только это ненадолго остановит пиратов. Лифтовые двери можно взорвать и проникнуть в лифтовую шахту. Лифтов на станции было восемь, и все они шли от самого верха до самого низа станции.

— Искин заблокируй лифты.

— Выполнено. Лифты заблокированы.

— Стоп. Ты что заблокировал лифты станции?

— Подтверждаю. В соответствии с вашим приказом.

— Разблокируй обратно.

— Выполнено.

Нужно точнее выражаться.

— Ты на схеме станции заблокируй лифты и спрогнозируй дальнейший захват станции со стороны лётной палубы.

— Выполнено.

Как я и думал, атака пошла через лестницу.

— Искин спрогнозируй уничтожение лестницы, скажем на три этажа вверх, начиная от летной палубы? Твои дальнейшие действия?

Искин начал прорезать дыру на верхний этаж. Атакующие почти всегда так делали, там было много маленьких складских помещений, и в какое они проникнут было сложно понять, тем более что они сразу уничтожали все камеры наблюдения. Дальше всё было стандартно, или через лифтовые шахты проникали выше, или взрывали межпалубное перекрытие. После чего уже сверху атаковали обороняющих летную палубу. Беря их в клещи и уничтожая. Плохо было, что на палубе находящейся над лётной палубой была куча разных перегородок, а не открытое пространство как на лётной палубе. Лично я бы сделал всё по-другому, атаковал бы не снизу, а сверху станции или разделил абордажные команды. Одну часть отправил штурмовать сверху станции, а другую часть снизу. Так я быстро захватывал командный центр и проникал бы на станцию, но не через второй этаж, а через промежуток между наружной и внутренней обшивками станции. Между ними была возможность пролезть. Вылезал на нужном уровне и уничтожал или захватывал искин станции. После этого можно считать, что дело сделано. Вся внутренняя и наружная оборона станции практически уничтожена. Оставалась только физическая зачистка тех, кто оказывает сопротивление.

— Искин, почему ты не стал проникать между наружной и внутренней обшивками станции?

— Расчёты показывают, что разумный в тяжёлом скафандре там не проникнет.

— А в легком или среднем?

— Только в лёгком.

Никто не запрещал тяжёлый скафандр взять с собой. Дыр в обороне станции было много и все точно не перекрыть. Всю ночь я не мог уснуть и пытался понять, что мне делать.

К утру у меня уже сформировался план действий. Все варианты мне перекрыть не получалось, поэтому я решил перекрывать основные направления атаки. Утром не выспавшийся и злой начал действовать. Первым делом достал из сейфа мои рубашки шорты и переоделся в них. Потом вернулся обратно в каюту, забрал рюкзак и нацепил свою панаму. По пути купил себе новые солнцезащитные очки. Заглянул на командный центр, на нём по-прежнему дежурил, Дед. Отдал приказ транспортному подразделению, чтобы они все силы бросили на освобождение всех помещений находящихся над лётной палубой. Всё что хранилось на складах, требовалось разместить на других этажах станции.

— Дед соедини меня с вице-адмиралом.

На экране появилось сонное лицо вице-адмирала.

— Что у тебя случилось? — спросил он.

— Я вчера провёл тактические игры и у меня получаться, что тридцать абордажных ботов смогут захватить станцию.

— Скинь мне данные — сказал он и зевнул.

— Искин перешли данные вчерашних игр.

— Выполнено.

— Будет время, посмотрю. Что-то ещё?

— Мне нужно усиление чтобы избежать этого захвата.

— Не будет никакого захвата. Наши аналитики утверждают, что они не пойдут на второй захват.

— Можно узнать, что говорили ваши аналитики насчёт предыдущего нападения?

— Они утверждали, что оно возможно.

— Так вот я думаю, что такое нападение не только возможно, но оно скоро состоится.

— Почему?

— Для этого есть все предпосылки и моё предчувствие.

— Это не серьёзно. Нужны факты.

— Хорошо если будут факты, чем вы сможете мне помочь?

— Не знаю. Тогда и будем думать.

— Я вас услышал.

Честно сказать я весь этот разговор затеял только, чтобы подстелить соломки, а получилось всё с точностью наоборот. Семь бед один ответ. Дожидаться пока у них появятся факты, я точно не буду. В челноке, который летел на планету, меня узнали соседи, и всё время полёта рассматривали и перешёптывались. Вот только я совершенно не обращал на это никакого внимания. Моя голова была забита другими проблемами. Сам я изучал предложения по взрывчатке в сети. Она мне была нужна и не просто нужна, а нужна в большом количестве. Проблемы с ней были две. Первая официально её было нельзя продавать. Хотя торговать ей, было запрещено, было понятно, что ей торговали. Второй проблемой был мой статус. Мне её никто не продаст, если узнают меня, по первой причине. Для всего этого и был нужен весь этот маскарад. Если не куплю, значит конфискую. Главное найти. Расчёты показывали, что мне нужно килограмм пятьдесят не меньше. Буду тратить государственные деньги пускай финансовый отдел флота удавиться с горя. Если я не отобьюсь, мне будет уже всё равно, сколько я потрачу сегодня.

Космопорте я прошёл без проблем мимо пунктов проверки. Меня никто не попытался остановить, похоже все были в курсе, что я высадился на планету.

Первым делом отправился в полицию. В полиции меня не узнали и поначалу меня это порадовало. Сержант что сидел за стойкой с интересом рассматривал пятно на потолке. Интересно откуда оно там взялось? Дождей на планете не было ни разу, пока я на ней находился. Впрочем, сюда я пришёл не за этим.

— Сержант хватит рассматривать пятно, вызывай начальника.

— Тебе чего нужно?

— Мне начальник полиции нужен.

— Он всем нужен. Тебе зачем?

— Понимаешь, я вот решил, что полиция крайне плохо работает на планете и наверно её нужно поменять.

— Слушай ты, остряк самоучка, проваливай отсюда, а то сейчас в камеру загремишь.

— Кто тебе сказал, что это была шутка?

— Парни выкиньте его отсюда.

На меня выдвинулись двое из внутреннего помещения с явным намереньем выкинуть из участка.

— Хорошо тогда так — снял очки и панаму — Ну что сержант ещё всё ещё не пропало желание меня выкинуть?

— Нет.

— Раз не пропало, сейчас оно у тебя точно надолго пропадёт. Искин зафиксируй приказ. Сержанта за халатное выполнение своих обязанностей разжаловать в рядовые.

— Зафиксировано — прозвучало электронным голосом искина.

— Ну, так что? Я увижу сегодня вашего начальника или его тоже сделать бывшим вместе с вами?

Все трое полицейских стояли бледные. Похоже, только теперь они подключились к искину и поняли кто перед ними. Ответа от них я так и не дождался. Начальник в холе появился сам. Просто вылетев из внутреннего помещения.

— Прошу вас проходите. Мне не сообщили, что вы прибудете. Мы вас не ждали. Проходите ко мне в кабинет — быстро проговорил он.

Мы прошли к нему в кабинет.

— Значит так, мне и раньше сообщали, что вы плохо работаете, а сейчас я в этом убедился сам.

— Ну что вы, мы работаем, работы полно.

— Особенно по вашему бывшему сержанту видно как он сильно занят.

— Да я его давно собирался уволить, вот только он специалист хороший и пока не кем его заменить.

— Незаменимых разумных не бывает. Любого из вас можно заменить. Значит так. Мне нужно пятьдесят килограмм взрывчатки найдёшь в течение этого дня, останешься на своей должности. Если нет, найду другого. Флот готов её приобрести официально.

— Я всё сделаю, будет взрывчатка.

— Посмотрим.

— У вас есть приборы для поиска жучков?

— Есть.

— Неси.

Скоро он вернулся и принёс прибор для проверки.

— Проверяй.

— На вас три жучка!

— Три? Странно я думал два.

— Нет три, на рубашке, на шортах и на рюкзаке.

Мы нашли и уничтожили все три жучка. Интересно когда они третий успели мне посадить? Мне жутко надоели эти жучки. Решил разобраться с ними раз и навсегда. Подключился к полицейскому искину. У них числилось два таких прибора.

— У вас числятся два таких прибора?

— Да. Есть ещё один. На складе.

— Тогда этот я забираю. Мне он нужен. Вот пять тысяч за него. Перечислил с флотского счёта деньги за него. Сумма пять тысяч фигурировала как сумма их закупки.

— Не возражаю.

Ещё бы ты возражал.

Выйдя из полицейского участка, понял, что сейчас отнял сам у себя половину планов, которые я наметил на сегодня. Вообще-то я хотел поговорить с ним на предмет того, где мне можно приобрести взрывчатку. Впрочем, зачем искать самому, когда так удачно получилось. Он сейчас всю планету перевернёт, но взрывчатку мне найдёт. Будем считать, что одну проблему я решил. Займёмся второй проблемой. Для неё мне был нужен аэробайк. Придя на прокатную стоянку, выбрал аэробайк, и вылетел в магазин, где раньше работал Слим. Мне были нужны камеры скрытого наблюдения. В магазине скупил все камеры, которые у них были. Вот только их оказалось всего десять штук. К сожалению никаких новостей, о Слиме у владельца магазина не появилось. Похоже, совсем пропал парень.

В сети нашёл ещё два магазина, где торговали подобными камерами и также там скупил всё. Всего у меня оказалось двадцать семь камер. Этого количества мне было мало, я хотел как минимум пятьдесят штук. К сожалению камеры больше купить было негде, похоже, я и так скупил всё, что было на планете.

Мои дальнейшие планы были связаны с металлобазой. Мне был нужен металлолом. На металлобазе руководства не оказалось. На месте был только менеджер, но не тот с которым я общался по каркасам. У него я заказал две сотни металлических спрессованных брикетов из металлолома. Заказ этот его очень удивил и он начал выспрашивать, зачем мне это нужно. Пришлось сказать, что если я ему скажу, мне придется ему стереть память. Он меня сразу не узнал, только когда я заказал доставку на станцию, он догадался, кто я и сильно расстроился. Оплатил всё это также флотскими деньгами. Финансисты флота однозначно уже готовятся меня придушить за такое нецелевое использование флотских денег. Очень мне было интересно как они будут проводить покупку металлолома? Впрочем, это не мои проблемы.

После металлобазы мой путь лежал на предприятие по выпуску аэробайков и платформ. На предприятии находился цех по переплавке металла. Собственно почти весь металл с металлобазы попадал к ним в переплавку. У них можно было заказать любое изделие из металла. Здесь у меня возникли основные проблемы. Руководства предприятия не оказалось на месте, и попал я только к менеджерам. В кабинет, куда меня привели, находилось три менеджера.

— Мне нужно срочно изготовить двадцать пять изделий из металла.

— Боюсь срочно не получиться. У нас заказы на две недели вперёд — ответил один из них и я понял что он старший.

— Мне нет дела до ваших заказов. Мне нужно срочно изготовить вот такие изделия в количестве двадцати пяти штук, — и перекинул ему свою разработку на нейросеть.

Разработкой этого изделия я занимался всю ночь.

— Мне очень жаль, но ничего не получиться, заказы я передвинуть не могу.

— Хорошо, тогда я представлюсь — и переслал ему на нейросеть свою визитку — Это нужно не мне лично, а флоту.

Он сразу связался со своим руководством, и повисла пауза. Потом он ответил:

— Боюсь, не могу ничем вам помочь. Только через две недели не раньше.

— Значит тогда так, ни один груз не отправиться с планеты пока я не получу нужные мне изделия. Будет это через две, три недели или месяц я ещё подумаю.

В принципе была ещё одна фабрика, где это можно было всё изготовить. Вот только там изготавливить мои изделия получалсь долго. Оборудование у них было старое.

— Это незаконно.

— Конечно, но вы должны знать, что техника иногда ломается. Скоро она сломается, а когда починится решать мне. Так что всё абсолютно законно.

— Хорошо, мы сделаем ваш заказ без очереди.

— Вот видите, как всё просто оказывается, и мы сразу поняли друг друга.

Они выставили счёт на миллион двести тысяч за двадцать пять изделий и доставку до станции. Сумма была дико завышенной, но это были не мои деньги и я оплатил. Теперь меня будут бить за такие траты, но это будет вечером.

Пока я вёл переговоры, пришло сообщение от начальника полиции, что мой заказ выполнен и дожидается меня в полицейском управлении.

Прилетел к упрвлению полиции обнаружил, что прямо у входа меня ожидает начальник полиции.

— Всё сделано. Вот ваша взрывчатка — заявил он мне, как только я вышел из аэробайка.

— Взрывчатка не моя, а флота. Куда за неё перевести деньги?

— Вот счёт — и получил счёт на оплату.

Оплатил его, в нём оказалась сумма чуть больше ста тысяч.

— Вижу, что ты справился с заданием, и пока остаешься начальником полиции. Только учти, я буду наблюдать за тобой, и помоги мне погрузить взрывчатку в аэробайк.

Мы быстро погрузили два ящика с взрывчаткой в багажник аэробайка. Уже собрался улетать, когда вспомнил что просматривая список того что храниться на складе в полиции, обнаружил там четыре полицейских станера. Решил их тоже забрать с собой.

— Знаешь, мне нужны ещё четыре полицейских станера, что хранятся у тебя на складе.

— Забирай если нужно.

Через несколько минут я перечислил им сорок тысяч и флот стал обладателем четырёх полицейских станеров.

В транспортную зону космопорта я попал достаточно быстро. Мне не пришлось никого искать. Всё здесь было хорошо организовано. Приехал транспортный дроид и забрал коробки с взрывчаткой. Станеры сложил себе в рюкзак.

За стойкой космопорта меня ожидала озадаченная девушка.

— Здравствуйте. Мне нужно груз оформить.

— Здравствуйте. Без проблем. Вот только сейчас сканер перегружу. Он у меня, что-то не то показывает.

— Не стоит. Он исправен и работает нормально.

— Он показывает, что у вас в коробках взрывчатка?

— Всё правильно показывает. Взрывчатка и есть.

— Нет, точно глючит, если бы там была взрывчатка, здесь бы уже была объявлена тревога.

— Нет тревоги, потому что взрывчатка флотская, и я разрешу её провести на борт станции.

— Вы что из СБ?

— Хуже. Я командир станции.

Только после этого она отвлеклась от экрана и посмотрела на меня.

— Извините, я вас не узнала сразу, думала, что у меня сканер сломался.

— Ничего страшного, давайте документ я заверю и подпишу разрешение на ввоз.


Часть 3


Мне пришла на нейросеть транспортная накладная. Где числилось, что провожу на борт станции пятьдесят килограмм взрывчатки. Нет. Так не пойдёт.

— Знаешь, давай изменим накладную, и вместо взрывчатки пускай в ней будут числиться запчасти для дроидов.

— Как скажете. Только я должна уведомить СБ.

— Конечно. Делай всё как положено.

Всё равно СБ узнает. Заверил своей подписью документ и коробки отправились на корабль.

— Подскажи, вы ведь здесь не одной работаете?

— У меня есть напарница, мы посуточно работаем.

— Тогда мне нужно пообщаться с вашим начальником.

— Он улетел на станцию, его сейчас нет.

— Тогда передай ему, что скоро мне должны подвести металлом в брикетах и специальные изделия, это всё должно в первую очередь оказаться на станции. Всё остальные грузы должны быть отложены. Эти грузы должны быть первыми в очереди на доставку.

— Обязательно передам.

— Большое спасибо.

Можно было конечно оформить это приказом только потом придётся много объяснительных заполнять, с какой целью мне это было потребовалось. Особенно если пираты не прилетят в ближайшее время. За сегодняшние дела меня финансисты будут долго и усиленно пинать.

Всё что запланировал на сегодня, я сделал, до вылета челнока на станцию было ещё два часа, сидеть в зале ожидания космопорта мне совсем не хотелось. Кроме того и на станцию возвращаться тоже не хотелось, мне там должны воздать должное, за всё то что я сегодня сделал для безопасности станции.

Решил слетать в парк, просто хотелось погулять среди деревьев. Гуляя по парку, понял, что мне этого очень не хватает на станции. Спокойствие леса, покой и тишина. Мне был нужен этот заряд энергии. Нужны были силы, чтобы сражаться дальше. Всё вокруг против меня. На станции было много разумных, но по какому дикому и непонятному для меня стечению обстоятельств весь груз ответственности за них лёг на мои плечи. На дикого с планеты Земля, которая вращается неизвестно где. Почему так получилось, я совсем не понимал. Очень хотелось бросить всё и бежать отсюда. Мечты мечты. Впрочем, пора на станцию вылетать.

Не успел пассажирский челнок приземлиться на лётную палубу станции, как пришло сообщение от искина с требованием срочно прибыть на командный центр.

Началось. Пришло идти на командный центр. Диспетчера сменились, и там дежурила Мила.

— Привет. Что случилось?

— Отец хочет с тобой поговорить.

— До завтра никак?

— Хотел срочно.

— Тогда вызывай.

Появилась недовольное лицо вице-адмирала.

— Что случилось? Вроде утром общались?

— Мне здесь финансисты плешь проели. Что у тебя там за покупки сегодня?

— Что они не сказали что ли?

— Сказали, но я им не поверил.

— Чему?

— Ты что действительно всё это купил, что написано в списке?

— Купил. Мне это необходимо для обороны станции.

— Не понимаю. Зачем тебе эти нужны эти изделия и металлолом?

— Я уже сказал, что для обороны станции. Вы ведь мне ничего не даёте, а где мне взять пушки, чтобы усилить оборону? Вот приходиться придумывать. Другого выхода у меня нет.

— То есть ты действительно это всё купил?

— Да купил и за всё готов отчитаться.

— Они всё проверят.

— Проверяйте. Это всё?

— Да — и он отключился.

— Мила если будут из такой ерунды дергать, говори что меня нет или я чем нибудь занят.

— Хорошо. Кстати, а зачем тебе металлолом?

— Не могу сказать, боюсь пираты тогда могут это узнать.

— Это почему?

— У кого-то повышенная болтливость.

На этом я вышел из командного центра. Похоже, обошлось, и буря прошла стороной. Они просто не поверили, что я это купил и завтра будут проверять. Хотелось, есть и спать.

Утром проснулся от того что у меня звенит в голове. Посмотрел что происходит. Оказалось, пришло срочное сообщение от командования флота. В нём было требование, чтобы я через десять минут прибыл на командный центр.

— Что у них опять случилось?

Посмотрел на себя. Вчера я видимо хорошо погулял в парке. Когда вернулся в каюту, уснул прямо в одежде. Пришлось быстро переодеться, и на ходу застегивая привычный для меня комбинезон выдвинуться на командный центр.

— Мила, что случилось? Что за срочность?

Она сделала невинные глазки и произнесла.

— Не знаю.

— Так я тебе и поверил, рассказывай.

— Не могу, борюсь с повышенной болтливостью.

— Ладно. Сейчас сам всё узнаю.

Через минуту на экране появился адмирала флота и начал говорить без предисловий.

— Так быстро рассказывай, зачем тебе взрывчатка?

— Станцию взрывать.

— Ты что вчера на солнышке перегрелся? Кто тебе позволит станцию взрывать?

— Ну, а как я должен буду препятствовать проникновению на станцию. Придётся взрывать вместе с противником.

— Ладно с этим понятно.

— Зачем тебе металлолом?

— Я ведь ещё вчера объяснял, что он мне нужен для обороны станции.

— Предположим, что это так, что ты собираешься им делать?

— Я же сказал обороняться от нападающих.

— Как?

— Препятствуя их проникновению на станцию.

— Мне нужны подробности.

Я вертелся как уж на сковородке, но не хотел выдавать подробности того что я задумал.

— Не могу пока представить я ещё не закончил все расчёты.

— У нас аналитики предполагают два варианта, что ты с ним будешь делать, первое заряжать в туннельные орудия станции или строить из них баррикады, но, ни эта, ни другая версии мне не нравятся. Рассказывай, что ты задумал!

— Ни то и не другое. Как показывает анализ ситуации проникновение происходят в основном через лифтовые шахты. Вот я и задумал сбрасывать его на атакующих в лифтовые шахты.

— Молодец.

Последнее что я увидел, как он перед тем как отключился, потёр руки и кому-то сбоку сказал — оба проспорили. После чего экран погас. Вот ради их споров меня разбудили рано утром и не дали нормально позавтракать. Сказать, что я разозлился это ничего не сказать.

— Мила я же просил из-за этой ерунды меня не дёргать.

— А я здесь причём? Это приказ адмирала.

— Как мне надоели эти дурацкие приказы, просто слов нет. Им там заняться нечем, а мне нормально поспать не дают. Будет, кто ещё спрашивать я без вести пропал где-то на просторах этой станции и для адмирала тоже!

После чего вышел из командного пункта. Мой рабочий день ещё не начался, впрочем как и у большинства на станции. Куда отправиться? На завтрак или обратно на корабль? Пошёл в ближайший бар. Народу там оказалось много, и свободных мест не было. Пришлось заказать завтрак и доставку себе в кабинет, после чего отправился на своё рабочее место. День не задался с самого утра. Не успел зайти к себе в кабинет как приехал дроид и привёз мне мой завтрак. Пока завтракал начал разбирать документацию, накопившуюся за вчерашний день. В принципе все как обычно. Сплошная рутина. За исключение одного сообщения от финансового отдела. В нём сообщалось, что все покупки свыше ста тысяч теперь будут только с одобрения финансового отдела флота. В принципе чего-то подобного я и ожидал, но не думал, что будет так оперативно. Зашёл в транспортный раздел. Взрывчатка прилетела на станцию. Металлолом уже доставили в транспортный отдел космопорта. Ближайшим челноком он прибудет на станцию. Изделия изготовили, и сегодня вечером их должны привезти в космопорт. Взрывчатку разместили недалеко от командного центра по приказу СБ. Умны. Слов нет. Что будет, если она рванёт? Об этом похоже никто не подумал. Разделил её на две части, одну коробку отправил на верхние этажи другую вниз. После чего занялся расчетами. Начал рассчитывать, куда нужно будет закладывать заряды с взрывчаткой. Вначале я занялся летной палубой станции. Она была самой нижней палубой станции. Вообще она была не совсем нижней, ниже ещё находились палубы, но там были технические уровни. В них находились механизмы вращения станции, подачи и хранения воды станции и гравитационная система. Лётная палуба занимала целый уровень станции. На ней не было никаких перегородок, полностью свободное пространство с одним большим столбом в середине. Это была основная ось станции её хребет. Если его уничтожить в принципе ничего не произойдёт, станция не сложиться. Несущие балки между наружной и внутренней обшивками станции были достаточно крепкими. На лётной палубе были вырезаны четыре больших прямоугольника для влёта и вылета челноков. Каждый прямоугольник был закрыт специальным силовым экраном для удержания атмосферы на лётной палубе. Через любой можно было, как влететь, так и вылететь с палубы. Располагались они друг напротив друга. При желании можно было свободно пролететь всю палубу насквозь. Лётная палуба была разделена на две зоны. Для пассажирских челноков и транспортных. Первым моим желанием было разместить взрывчатку под полом лётной палубы, но с этим возникло две проблемы. Первой проблемой стало количество взрывчатки, потому что палуба была огромна по своему размеру, а у меня хватало взрывчатки, чтобы заминировать только четверть от неё. Было не понятно, как угадать где они будут высаживаться, и будут они высаживаться на ней или нет. Второй проблемой было то что при таком взрыве выходит из строя механизм вращения станции, а отремонтировать его мне было нечем. В итоге решил отказаться от этой затеи. Появилась другая мысль заминировать лифтовые шахты, но и от неё пришлось отказаться по причине того что рядом с лифтовыми шахтами начинался широкий транспортный коридор. Он огибал по кругу все восемь лифтовых шахт станции и вёл с лётной палубы на винтовую лестницу. По нему перевозились дроидами груза с лётной палубы и на лётную палубу. Этот коридор служил основным оплотом обороны станции. Коридор имел форму небольшой полукруга, который хорошо простреливался, и её было трудно взять штурмом в лоб. На имитации захвата его чаще всего захватывали, взорвав заднюю стенку лифтовых шахт и тем самым сокращая путь к обороняющихся. Получалось что, взорвав лифтовые шахты, я помогал нападавшим. Нужно было сделать все, чтобы заблокировать их. В принципе и это получалось сделать металлоломом. Нет, мне же нужно что-то заминировать! Это безобразие какое-то! У меня полно взрывчатки, а заминировать нечего! На очереди был тот самый коридор, его можно было заминировать, вот только как раз под ним находился модуль искусственной гравитации станции и если я его взорву, то ничего страшного не будет в принципе. Только станция останется без гравитации и этот блок, мне потом будет негде взять. Допустим, я смогу уничтожить десяток нападающих, может больше, по большому счёту мне это ничего не даёт. Нужно будет подумать, возможно, есть варианты, как хитро заминировать коридор, так что модуль остался целым. Коридор переходил в винтовую лестницу, она начиналась в самом низу и шла до самого верха станции. По большей части по ней передвигались дроиды. Её точно нужно и можно минировать, около неё нет никаких важных механизмов станции. Уже хотел отдать приказ на минирование, когда вспомнил, что там взрывчатка будет в открытом доступе, её нельзя было так оставлять. Значит тоже нельзя пока минировать. Получалось, что заминировать мне сейчас ничего нельзя. Дал задание искину рассчитать размещение взрывчатки в возможных местах подрыва и на этом закончил с взрывчаткой.

После этого решил проверить вариант с металлолом. Сделал имитацию бомбардировки с верхнего этажа, как я планировал сделать. Мне казалось, что будет гарантированное попадание, а имитация показала, что всё совсем не так. Брикет зацепился и застрял, только два из трёх брикетов долетели до самого низа станции, а остальные застряли в шахте и заблокировали дальнейшую бомбардировку. После окончания имитации, из восьми лифтовых шахт, три остались свободными для проникновения по ним. Так дело точно пойдёт. Пришлось менять весь план. Бомбардировка отменяется, будем аккуратно скидывать их с верхнего этажа, только так получалось аккуратно завалить все шахты. Посмотрел в раздел доставки. Мой металлолом уже был на подлёте. Дал указание разместить на этаже над лётной палубой. Этот этаж станции ещё вчера должны были освободить. Вчера дроиды освободили большую часть и сегодня это доделывали.

— Искин, как только освободят склады, весь этаж станции над летной палубой сделать закрытой зоной. Доступ на него только у меня или со мной. Это касается и сотрудников СБ. Доступ туда для них тоже запрещен. Обо всех попытках проникновения на него уведомлять меня лично. Зафиксируй в форме приказа.

— Выполнено.

— Остановок лифта на этом этаже быть недолжно.

— Выполнено.

— Доступ к камерам на этаже только у меня. В доступе СБ должно быть отказано.

— Выполнено.

— Направь моих инженерных дроидов на этаж.

— Выполнено.

Сам тоже выдвинулся на этаж. На нём активно сновали транспортные дроиды, перемещая отсюда всё, что ещё оставалось на складах. Пока ходил по уже пустым складам приползли мои дроиды. Отправил их резать перегородки. На этой палубе недолжно было остаться ни одной. Этаж станции теперь должен стать подобным лётной палубе.

Перегородки оказались тонкими для дроида. Для него это было, как резать фольгу. Он просто проползал, оставляя за собой полосу разреза. Буквально несколько минут, и перегородка упала на пол. Дело быстро пошло. Передал управление дроидами искину.

Мне же в голову пришла идея. Всё равно эти перегородки будут пылиться на складе, возможно стоит сделать из них что-то вроде баррикады или защиты для обороны станции. Самому голову ломать не хотелось, наверняка есть варианты в галонете.

Галонет не подвёл, и нашлось множество вариантов, что из них можно сделать. Выбрал передвижное заграждение. За ним было удобно прятаться обороняющимся и его было можно перемещать с помощью транспортных дроидов. Требовалось только нарезать перегородки по шаблону. Этот шаблон был в сети. Потом сваривать несколько перегородок вместе. В итоге получался такой многослойный пирог, пробить который было непросто. Одного дроида снял с резки перегородок и переключил на вырезание шаблонов из уже вырезанных перегородок. Сам решил сходить на летную палубу и ещё раз там всё проверить, возможно, там есть какие расхождения со схемой станции. Всё оказалось точно как на схеме. Никаких сюрпризов не обнаружилось. Когда вернулся обратно на этаж, дроид уже вырезал десять шаблонов. В схеме рекомендовалось делать из пяти слоёв, больше не было необходимости. Вызвал парочку транспортных дроидов, они сложили все пять заготовок в одну и дроид скрепил их в нескольких местах, как было указано их разработчиком и создателем. После чего транспортные дроиды поставили её стоя и держали. Теперь было нужно только вырезать ноги для того чтобы заграждение стояло, и ручки чтобы абордажники могли его перемещать если им было нужно. Пока дроид вырезал ноги и ручки. Подошёл и примерил на себе. Действительно получалось удобно, за ограждением ты прикрыт почти полностью и вести огонь по противнику из-за него удобно. Когда были готовы ноги и ручки транспортные дроиды выставили нужный угол наклона и дро ид приварил ноги и ручки. В итоге получилось неплохое заграждение. Попробовал его передвинуть. Не получилось. Мышечных усилителей моего скафандра было недостаточно, что сдвинуть его с места. Оно получилось достаточно массивным, но два дроида транспортных дроида его легко переносили. Пока я этим занимался, пришло сообщение, что мой рабочий день окончен и мне за переработку не заплатят. Сразу за ним второе сообщение, что если я хочу использовать инженерных дроидов, должен оплачивать их работу из своего кармана.

Нет, это нормально так? Укрепляю оборону флотской станции, а оплачивать это должен из своего кармана. Пришлось заканчивать и отправить дроидов на зарядку. Похоже, кому-то в финансовом отделе сильно не даёт покоя моя зарплата.

Когда вернулся к себе в кабинет, Эллы не было. Подключился к искину и проверил пункты в регламенте, которые были указаны в сообщениях. Действительно такие пункты были.

— Искин есть пункты отменяющие данные пункты регламента?

Пункта разрешающего мне работать больше положенного не было, только если не было боевых действий.

Пункт о том, что можно заставить работать дроиды больше был, но он тоже был связан с боевыми действиями.


Часть 4


— Искин повышение обороноспособности станции попадает под это пункт?

— Да.

— Тогда как я должен доказать что станция нуждается в усилении обороны?

— Никак. Это решение командира.

— Тогда зафиксируй. Я как командир станции, считаю, что станция не достаточно укреплена и нуждается в усилении обороны.

— Зафиксировано.

— Теперь я могу эксплуатировать дроидов сверх рабочего времени?

— Можете.

— Отлично. А вообще натуральный дурдом получается. Хочу работать, но не могу.

— Так положено.

— Ты мне ещё лекцию о морали прочитай.

— Могу.

— Это был сарказм. Боюсь тебе неизвестно что это.

— Я понял.

— Ничего ты не понял.

Заглянул в планетарной сеть и посмотрел в продаже инженерные дроиды. Нашёл два. Оба устаревшие модели. За каждый из них просили по два миллиона. Интересно кому нужны инженерные дроиды, если в системе кроме меня нет ни одного инженера? Кто ими будет управлять?

Впрочем пора на корабль. Тренажёры меня заждались. Что-то очень хочется пострелять. Тренажёрная палуба оказалась почти пустой, большинство абордажников отдыхало в барах станции. Мой стрелковый тренажёр, на котором я начинал, был свободен. Здравствуй дружище, знал бы ты, как ты мне помог там на планете. В нём сохранились все мои настройки. Вот и моя красавица Корса-105. Отключил нейросеть и начал методичный отстрел целей. Мои результаты стали хуже. Расслабился и потерял хватку сделал вывод для себя. Нужно тренироваться постоянно. Также добавить силовые тренажёры и добавить в физике.

Выйдя из тренажёра обнаружил что на тренажерной палубе уже никого не нет, на корабле был отбой, и все спали. Увлёкся немного. Бывает. Мне тоже пора в душ и спать.

Утро у меня сразу не задалось, пока я завтракал, мне пришло сообщение, что совершается попытка проникновения на заблокированный мною уровень. Хотел отдать команду СБ на задержание, но предварительно решил посмотреть по камерам наблюдения кто это такой наглый. Оказалось что не такой, а такая. Это Мила решила сунуть свой любопытный носик или её послали на проверку. Задержание пришлось отменить. Всё равно она ничего не узнает. Быстро просмотрел отчет транспортной секции станции, уровень освободили, металлом с челнока разгрузили и доставили на этаж. Заказанные изделия были уже в космопорту и в течение двух часов на челноке прибудут на станцию. Дал указание инженерным дроидам прибыть на уровень. Двум продолжить очищать уровень от перегородок третьему вырезать заслоны. Потом подумал и приказал доставить туда на уровень пятьдесят орудий для истребителей, что мы захватили у пиратов и полсотни электромагнитных захватов и кабеля питания. Пока занимался обычной рутиной, всё что требовалось транспортные дроиды доставили на уровень.

Пришло время для изготовления сюрприза. Первым делом, добравшись до уровня, осмотрел что мне изготовили на планете. Тщательно проверил все размеры. Всё было изготовлено точно по моему заказу. Достал из ящика два орудия и закрепил в зажимах лафета. Спаренная пушка готова. Требовалось подвести питание к лафету и из орудий можно стрелять. Дополнительно мне была нужна программа для наведения на цель, её я взял от истребителя, на который они устанавливались. Она была в свободном доступе в сети. Эти истребители давно устарели, и вся информация по ним находилась в свободном доступе. Подвёл к орудиям кабеля питания и попробовал запустить. Всё заработало. Орудия дали диагностику и готовность к стрельбе. Дроидов отвлекать не хотелось, и я сам занялся тем, что закреплял орудия к лафетам. В результате у меня получилось двадцать пять спаренных орудий как на истребителях. Дроиды к тому времени уже закончили вырезать перегородки и простаивали. Озадачил их вырезанием прямоугольников из перегородок и к каждому приварил по три спаренных орудия. После чего вырезал и сваривал из перегородок крышки. Они должны были скрыть мои конструкции от посторонних глаз. Закрепил их с помощью электромагнитных захватов. В итоге у меня получилось шесть коробов к которым дроиды подсоединили силовые и управляющие кабеля. Пока я этим занимался, рабочий день уже закончился. Мне снова пришло сообщение, что мне больше не оплатят рабочего времени. Однако работу дроидов больше не предлагалось оплатить из собственного кармана.

— Искин приказываю всем покинуть лётную палубу на время выполнения технических работ.

— Выполнено.

— Приказываю отключить все камеры наблюдения на летной палубе и на челноках.

— Выполнено.

— Лифты не опускать на этот этаж.

— Выполнено.

— О появлении кого-либо предупреждать меня лично. Все данные по выполняемым мной работам на этаже засекретить.

— Выполнено.

— Кроме того пришли десяток транспортных дроидов для выполнения работ.

— Отправлены.

Транспортным дроидам, когда они приехали, приказал брать мои прямоугольники и вести на лётную палубу туда же отправил своих паучков. Распределил транспортных дроидов по нужным местам палубе. Над каждыми воротами летной палубы расположил такой прямоугольник. Транспортные дроиды поднимали прямоугольник и прижимали его к потолку, а два моих паука закрепляли его. Третий дроид подводил и подключал силовые и управляющие кабеля. Удобно было то, что здесь находились силовые экраны защищающие ворота, и тянуть силовые кабеля издалека не требовалось. За несколько часов я разместил над каждыми воротами по прямоугольнику и остальные по периметру лётной палубы. Мне сильно мешала центральная ось станции. Она создавала мертвую зону в центре, но от этого никак было не избавиться. Мертвых зон получилось много, они находились под орудиями. Дело в том, что орудия были длиной почти три метра, и мне удалось добиться, только чтобы они могли опускаться на сорок градусов. Больше никак не получалось. Нужно было увеличивать размер удерживающей станины, а это было невозможно сделать из-за высоты наших челноков. Кроме того у меня не было возможности ими вращать по этой же причине. Пришлось их просто размещать под разными углами. Это дало широкую зону поражения. Была ещё одна проблема. Мне их было нечем защитить. Никаких силовых защит для них у меня просто не было. Попробовал спроектировать защиту из простой брони, но это мало что давало. Расчёты показывали, что она практически ничего не давала только утяжеляла конструкцию. Пришлось, отказался от неё. В результате у меня на лётной палубе появилось восемнадцать пар ничем не защищенных орудий.

В завершающей стадии моего плана были запланированы их испытания. Отправил двух транспортных дроидов за перегородкой на верхний этаж. Они быстро вернулись держа с двух сторон перегородку.

— Искин установи программу наведения на цель от истребителя и синхронизируй её с программой подъема и опускания.

Передал ему обе программы.

— Выполнено.

— Теперь наметь точки на перегодке и по моей команде «активация» отключаешь магнитные захваты и открываешь огонь по намеченным целям. Стоп. Пока только по одному выстрелу с орудия и задействовать только шесть орудий ближайших ко мне.

— Готов?

— Готов.

Отодвинул подальше дроидов с перегородкой.

— Активация.

Крышки ещё не успели грохнуться на пол, как дроидов вместе с перегородкой унесло метров на десять, от того места где они находились. После этого я подумал, что наступила хана этой парочке транспортных дроидов. Вот только быстро выяснилось, что в них не попало. Просто одновременный залп это серьёзно.

— Как прошло? — спросил у искина.

— Внёс поправки нужно ещё раз попробовать. Есть проблема. Не хватает энергии на них.

— Много?

— Если вести огонь всеми тридцати шестью орудиями одновременно не хватает много — и он выслал мне расчёты на нейросеть.

— Повторим. Только теперь не одновременно стрелять. Также по одному выстрелу из орудия.

Транспортные дроиды уже поднялись с пола. Приказал им снова держать переборку и вернуться на старое место.

— Активация.

Шесть выстрелов прозвучали почти одновременно. Шесть дырок добавилось в переборке.

— Ну как? — спросил у искина.

— Точность семьдесят семь процентов — ответил он.

— Пойдёт.

Здесь стрелялось практически в упор, так что большая точность не требовалась.

— Сделай диагностику всех орудий на работоспособность?

— Выполнено. Все орудия работоспособны и готовы к открытию стрельбы.

— Искин по моей команде «Готовность, активация» скидываешь все защитные крышки и открываешь огонь по противнику. Приоритет выведение из строя челноков и средств поражения у них, следом за ними приоритет выведение из строя тяжеловооруженных абордажников. Стрелять не одновременно, а поочерёдно шестерками, так чтобы пауз не было. Все данные по системам и орудиям засекретить.

— Принято.

— Вот схема того что будет нужно отключить на станции, сразу после моей команды, для того чтобы хватало энергии на орудия.

— Принято.

Сделал с запасом, и отключил от питания три этажа станции. На них ничего важного не находилось. С помощью транспортных дроидов вернул крышки на место. Теперь ничто не говорило, что там находятся пушки. Осмотрел каждое творение своё творение напоследок и остался ими доволен.

— Искин фиксировать всех кто будет обращать внимание на эти прямоугольники. Если попытаются узнать что там сразу передавать данные в СБ и мне.

— Принято.

После этого меня возил транспортный дроид, и у потолка я развешивал камеры скрытого наблюдения. Развесил десять штук на летной палубе. Восемь в лифтовых шахтах. Четыре в коридоре и четыре на втором этаже. Одну на лестнице. После чего камеры наблюдения у меня закончились. У меня осталось ещё пять моих личных камер, но их оставил в резерве — на всякий случай. Когда посмотрел на время, оказалось что на станции уже глубокая ночь и станция давно спит. Отправив дроидов на зарядку и с чувством выполненного долга составил компанию станции. Уже засыпая снял все введённые мною ограничения на лётной палубе.

Утро у меня началось с кучи сообщений о любопытных, которым было интересно, что за новшество появилось на летной палубе. Пришлось отключить эти сообщения. В числе первых отметились сотрудники СБ. Они также попытались проникнуть на закрытый мною этаж. Мне всё больше казалось, что они занимаются только тем, что следят за моими действиями. С утра заметил за собой слежку. Пока пытался понять кто? Он растворился в толпе. Это было что-то новенькое в их поведении. Кто это был и зачем это понадобилось СБ? Им что не достаточно камер наблюдения? Или это не СБ было? Решил пока не связываться с ними и понаблюдать. Всё равно они всё будут отрицать. Если попадётся ещё один, мало ему не покажется. В свой рабочий кабинет я не поехал, а поехал на закрытый мною этаж. Не успел до него доехать, как пришло сообщение, что меня ждут в командном центре. Да идут они, куда подальше. Надоели.

Проигнорировал их сообщение и занялся тем, что наметил для себя вчера. Меня интересовал коридор за лифтами. Заканчивался он штатной перемычкой отсекающей коридор от лестницы. Вот здесь я решил поместить часть орудий. У меня осталось четырнадцать орудий на семи лафетах. Долго думал, как их правильно распределить. Решил, что основной удар придётся на первый этаж, поэтому решил установить здесь десять орудий, а на верхнем этаже поставить четыре. Коридоры на этажах были одинаковыми.

Начал работы с нижнего этажа. Отправил дроидов вырезать в верхней части переборки полосу. Пока они резали переборку забрал со склада два бронелиста наружной обшивки крейсера. Перемычку дроиды прорезали быстро, а вот с бронёй им пришлось повозиться. Она была немного изогнутая. Нарезал и сварил из неё крышки прикрепил к ней гидроприводы и при помощи транспортных дроидов закрепил к переборке. Эти теперь крышки по команде искина открывалась и закрывалась. Проблема была только в том, что они неплотно прилегали к перемычке и через них будет утечка атмосферы. Пришлось дополнительно запенивать специальной пеной, чтобы устранить потенциальную утечку воздуха. Дальше всё пошло по отлаженной схеме. Взял бывшую перегородку приварил к ней пять лафетов. Изготовил крышку. Разница с предыдущими, была только в том, что одной стороны у этой крышки не было. Пока я этим всем занимался, пришло ещё два сообщения, что мне нужно прибыть на командный пункт. Их я тоже проигнорировал, как и предыдущие. Когда я уже доделывал крышку, поступило сообщение от искина, что посторонние пытаются проникнуть на уровень и вызов от Милы. Оказалось что это она пытается попасть ко мне. Похоже, всё-таки что-то случилось, раз она с дежурства ушла и ответил на её вызов.

— Что случилось?

— Можно я зайду? Мне поговорить с тобой нужно.

— Нет, я сейчас сам выйду.

Вышел к входу на этаж, где она меня ожидала. Вышел и был удивлён. Она расстегнула верх комбинезона. Булочки грозились выскочить на свободу. Это что? Она решила меня соблазнить или как? Здесь точно какой-то подвох.

— Говори, я тебя слушаю. Что случилось?

— Тебе нужно поговорить с отцом.

— Зачем? Что произошло?

— Не знаю, не говорит.

— Если не говорит, значит ничего срочного.

— Скажи ему, что как только закончу работу сразу свяжусь с ним.

— У тебя ещё долго?

— Не знаю, как получиться. Ты кстати, почему из диспетчерской ушла?

— Так я Деда попросила на пару минут меня подменить.

— Иди, работай.

— Слушаюсь.

Вернувшись обратно, обнаружил, что крышка изготовлена и дроиды закончили монтаж крышки. Транспортные дроиды быстро доставили всю конструкцию к месту установки. Закрепить это всё было несложно, буквально полчаса и вся конструкция была закреплена к потолку. Сложности здесь возникли с питающими кабелями. Их пришлось тянуть издалека. После чего пришло время испытаний. Проход был заблокирован и два дроида привезли вчерашнюю мишень. После двух проверочных залпов мишень стала, как дуршлаг. В ней добавилось ещё двадцать дырок. Испытания мною были признаны успешными, и мишень отправилась обратно на склад. На сегодня вроде было и всё, что я наметил на сегодня, сделал. Хотя нет. Вспомнил, что решил в проходе разместить полицейские станеры возможно получиться с их помощью, отключить хотя бы часть нападающих. Против тяжёлого скафандра они бесполезны. Да и против среднего тоже, но вот четыре сразу возможно пробьют средний. Шанс был очень небольшим, но возможно получиться. Возможно будет от них небольшая польза и помощь в обороне. Решил разместить в воздуховодах, просто немного расширив их. Пока ходил к себе в каюту за станерами, дроиды расширили воздуховоды и протянули кабеля к станерам. Вернувшись, установил станеры на намеченные места и запитал их. Кандидатов для проведения испытаний у меня не было. Поэтому посмотреть сработает это или нет можно будет только в случае нападения. Закрыл скафандр.

— Искин попробуй активировать станеры.

— Выполнено.

Ничего не почувствовал, а как подстреливают станером я хорошо знал.

— Выключай.

— Выполнено.

Это было не удивительно, скафандр высшей защиты было не пробить станером.

Ещё раз осмотрел места установки. Было совсем незаметно, что в них что-то установлено, что-то помимо вытяжки. На сегодня точно всё. Можно идти и сдаваться командованию. Что им потребовалось от меня? Отправив своих и транспортных дроидов изготавливать заграждения пошёл сдаваться в командный центр. Мила находилась на месте.

— Вызывай начальство, будем слушать, что у них случилось.

Ответил у неё отец практически мгновенно.

— Что случилось? — спросил его.

— На тебя докладная из СБ пришла. Они утверждают что ты готовишь взрыв на станции.

— Какой бред, и что они там пишут? Они не указали, с какой целью мне потребовался этот взрыв?

— Они считают, что ты решил продать станцию пиратам.

— Видимо по себе судят. Это они всех продают. Что от меня требуется? Готов прямо сейчас передать командование станцией кому прикажете. Хоть начальнику СБ.

— Это не требуется, но это серьёзное обвинение и у них пока нет никаких доказательств.

— Так их и не будет. Давайте я передам командование. Мне так проще и им спокойнее, не вижу никаких проблем.

— Ты останешься командовать, но будь внимателен СБ выдвинуло серьёзные обвинения против тебя и это не шутки. Они должны или доказать их или полетят многие головы у них.

— Я понял, и думаю, что головы у них точно полетят.

Теперь многое прояснилось. СБ решило подставить меня.


Часть 5


Организовав взрыв на станции, и используя взрывчатку, что я купил. Чтобы все ниточки вели ко мне. Нужно срочно проверить взрывчатку. Первым делом пошел на склад, проверил первую коробку. Просмотрел каждый кусочек. Вся взрывчатка была на месте. Пригнал транспортный дроид и забрал её со склада. Вторая коробка также оказалась цела, как и взрывчатка внутри. Обе коробки изъял под протокол и повёз на корабль. Вначале хотел к себе в каюту поместить, но потом отказался от этой идеи, решил передать её Крису в оружейку на хранение. Уже на подъезде к кораблю, вызвал Криса. Он оказался на месте.

— Возьми с собой двоих надёжных парней, и ждите меня у оружейки. Я сейчас туда приеду.

У оружейки меня уже ждали, там был Крис и с ним трое абордажников.

— Зараза включи видео и аудио фиксацию.

— Выполнено.

— Крис я официально передаю тебе на хранение в присутствии этих трёх свидетелей эти два ящика взрывчатки. Ты должен проверить каждый кусочек и убрать в сейф в оружейке.

Он открыл и проверил всю взрывчатку. Подписал документ зафиксировавший получение взрывчатки и убрал её в сейф оружейки.

— Зараза копию это видеозаписи сохрани у себя и перешли мне на искин станции.

— Выполнено.

— Крис у кого ещё есть доступ в оружейку?

— У капитана и старшего помощника.

— Зараза приказываю временно ограничить доступ в оружейку капитана и старшего помощника, пока здесь находиться эта взрывчатка. Доступ должен быть только у Криса или в его присутствии.

— Зафиксировано.

— На этом всё парни. Можете дальше заниматься своими делами. Крис останься.

Теперь СБ никак не сможет связать меня и эту взрывчатку. Они явно поспешили, обвинив меня ещё до взрыва. Остальные ушли, остался только Крис.

— Крис если кто-то будет задавать вопросы, по поводу этой взрывчатки сразу информируй меня. Понятно?

— Да.

— Никому её не выдавать, даже если будут предоставлять документы. Ни одного грамма её недолжно пропасть у тебя из сейфа.

— Понял. Откуда её столько?

— Купил официально для обороны станции, вот только не подумал я тогда что сделал большую глупость. Против меня СБ выдвинуло обвинения что я хочу организовать взрыв и сдать станцию пиратам.

— Что за бред?

— Командование тоже им не поверило, но если они не докажут это обвинение то полетят многие нашивки в СБ, так что они сделают всё чтобы найти доказательства. Будь внимателен и лучше вообще пока никуда не выходи с корабля.

— Понял тебя.

— Пойдём пока потренируемся, а то что-то я стал форму терять.

— Я уже закончил сегодня с нагрузками.

— Ну, а мне они точно не помешают.

Мы разошлись в разные стороны, я пошёл на тренировочную палубу, а он к себе в каюту. Пока шёл на тренировочную палубу подключился к серверу станции и зафиксировал передачу взрывчатки на корабль. Вот теперь будет сюрприз для СБ.

Весь оставшийся вечер я провёл на тренажёрах. Когда вернулся к себе, решил проверить каюту на жучки. Нашёл два жучка. Один на рюкзаке другой у кровати. Ничего не понимаю, откуда он мог взяться на рюкзаке. Ведь рюкзак совсем недавно в полицейском участке проверяли?

Утром я уже почти позавтракал в кают-компании, когда взвыли сирены боевой тревоги и громкоговорители корабля.

— Внимание всем. Боевая тревога всем занять места согласно боевому расписанию.

Мне пришло срочное сообщение, чтобы я прибыл на командный пункт станции.

— Зараза что происходит?

— Зафиксированы выходы двух пиратских крейсеров из гиперпространства. Внимание фиксирую выходы ещё двух крейсеров из гиперпространства. Коды опознания отсутствуют это пираты!

— Не успел! Ведь я ещё столько запланировал и ничего не успел!

— Зараза соедини меня с искином станции.

— Выполнено.

— Искин фиксируй приказы.

— Всем абордажникам кораблей вооружиться и перейти на станцию забрав с собой абордажных дроидов и средства отражения абордажа. Ожидать дополнительных распоряжений в абордажной секции станции.

— Выполнено.

— Всем кораблям после перехода абордажников покинуть станцию. Кроме рейдеров они остаются на месте. Кораблям занять позицию рядом с разбитыми линкорами. Пока всё.

— Зафиксировано.

Так, нужно самому вооружиться. Вернулся в каюту, повесил на себя свой старый бластер и игольник. Нож и пиратский бластер итак были со мной. Надел рюкзак, на случай если придётся эвакуироваться на планету, на мне была ещё ответственность за Милу. Решив, что кашу маслом не испортишь, пошёл в оружейку за винтовкой. Около неё уже толпились абордажники, почти все были одеты и вооружены. Меня встретили вопросом:

— Командир что происходит?

— Пираты опять в гости пожаловали.

— Много?

— Пока четыре крейсера.

— Понятно.

— Крис найдёшь винтовку для меня?

— Найду.

Мне выдали мою старую знакомую корсу.

— Что с взрывчаткой делать?

Вот это был хороший вопрос. Она могла понадобиться для обороны станции, и здесь её было оставлять неправильно, но и на станцию обратно её тоже тащить мне совсем не хотелось.

— Сделаем так, забираем её сейчас, и ты сдашь её командиру абордажников станции. Пускай запрёт её также в сейфе в оружейке. Только всё под протокол, как я тебе передал, так и ты ему должен передать официально. Всё должно быть зафиксировано искином и под запись.

— Понял тебя.

— Тогда всё забирай, и выдвигаемся на станцию.

На станции мы разделились. Крис с тремя бойцами выдвинулись передавать взрывчатку, а я с остальными бойцами направился на командный центр. Они быстро взяли командный центр под охрану. На командном центре оба диспетчера были на месте.

— Как у нас обстановка? — спросил их.

— Вышло из гиперпространства четыре крейсера, прячутся на окраине системы, прикрываясь четвёртой планетой — доложил Дед.

— Пытаются сближаться?

— Нет.

— Странно.

— Действительно странно. Может системой ошиблись?

— Четверо сразу?

— Такое действительно маловероятно.

Прошло уже больше получаса, а ничего не менялось. Пока ничего не менялось, решил проверить командный пункт на предмет жучков. Достал прибор из рюкзака передал сообщения Миле и Деду, чтобы молчали и начал проверять. Нашёл шесть жучков. Три были установлены в командном центре два на Миле и один на Деде, а вот это было уже серьезное нарушение регламента. Размещать жучки в командном центре, было категорически запрещено. Собрал все шесть штук, зафиксировал нарушение и уничтожил. Сказать, что это было шоком для них это ничего не сказать. Все прекрасно понимали, что утечки информации отсюда грозили серьёзными проблемами. После этого в центре повисла тишина, а на лицах Милы и Деда хорошо был виден мыслительный процесс. Похоже, они вспоминали о том, что они наговорили за последнее время. Про пиратов на какое-то время все забыли а они так и не предпринимали никаких попыток атаковать, хотя прошло уже два часа как они появились. Крейсера и фрегаты уже давно заняли позицию, как я им и приказал, рядом с разбитыми линкорами. Первой не выдержала ожидания Мила и обратилась ко мне:

— Слушай, чего они ждут? Почему не атакуют?

— А ты бы на их месте стала бы атаковать?

— Не стала бы, у нас больше кораблей и станция.

— Почему тогда ты решила, что они будут нас атаковать?

— Думаешь, не будут?

— Мила не смеши меня. Ты что решила, что они с дружеским визитом сюда прилетели?

— Значит будут.

— Конечно.

— Но их недостаточно для атаки?

— Они что-то задумали, но я пока не понимаю что. Так что не мешай, а лучше сама подумай. Готов рассмотреть любые интересные идеи.

— Может их атаковать?

— Похоже, они этого и ждут и предлагают мне это сделать. Поэтому я не буду этого делать. Ждём.

Прошёл ещё час я уже сам начал нервничать, может я что-то упустил и стоит их атаковать? У меня было двойное преимущество в кораблях. Можно было попробовать пси, но я боялся, что выключусь в самый ответственный момент. Перебрал в голове кучу вариантов, что они могли задумать, но все они сводились к тому, что это ловушка.

— Фиксирую выход из гиперпространства — сообщил искин.

На карте системы подсветилась точка выхода. Это было относительно недалеко. Не на самом краю системы, где вышли крейсера.

— Наконец-то началось! Мила разворачивай орудия станции на новую цель. Огонь по команде.

— Думаешь это пираты?

— Нет, это транзитный транспортник который пролетал мимо и решил заглянуть на огонёк, разумеется это пираты — прибывают их основные силы, а эти четверо просто приманка.

— Фиксирую выход из гиперпространства — сообщил искин.

На карте подсветилась вторая точка выхода, и она находилась недалеко от первой. Окна выхода из гиперпространства были большими. Выходило что-то большое, похоже, линкоры.

Крейсера сразу начали активно двигаться на сближение с точками выхода.

— Ну что, девочки и мальчики, — повоюем? Искин по выходу противника сразу расчёт возможных вариантов атаки.

— Принято.

Из первого окна вышла большая баржа. Это был транспортник. Он плохо узнавался. Вначале я подумал, что это какая-то новая модель, которой нет в базе, но присмотревшись к кораблю, понял, что это сильная переделка. Понятно было одно — это не боевой корабль.

— Дед не понимаю это что такое вышло?

— Скорей всего авианесущая матка.

— И сколько на ней может быть истребителей?

— Не знаю. Много.

— Искин рассчитай, сколько там можно разместить истребителей?

— От сорока до пятидесяти штук — почти сразу выдал ответ искин.

Теперь стала понятна задумка пиратов. Они бы вышли позади моих атакующих кораблей и истребителями бы уничтожили их все. Значит, второй корабль тоже должен быть тоже авианесущей маткой.

Так и оказалось, из второго окна выползла такая же авианесущая баржа.

— Мила по ближайшей матке огонь!

Ухнули пушки станции, и вся станция содрогнулась, после чего погасли все мониторы в командном центре.

— Мила, ты что сделала?

— Я не знаю. Я ничего не делала. Это не я!

— Искин что произошло?

— Взрыв на станции. Повреждены силовые кабели питания, ведущие к командному центру станции.

— Покажи картинку.

Мне на нейросеть пошло видео с камеры наблюдения. Взрыв был там же где и в прошлый раз. Опять всё уничтожили.

Было несколько раненых около взрыва.

— Искин направь туда техников и спасательную службу. Пускай только вначале СБ проверит. Возможно, там есть ещё заряды.

— Выполнено.

— Искин начальника СБ на связь.

Он быстро ответил на мой вызов.

— Что происходит? Почему опять взрыв на станции?

— Разбираемся.

— Плохо разбираетесь, если у вас под носом постоянно взрывают. Задержан, кто это сделал?

— Нет.

— Почему?

— Ищем.

— Плохо ищете. Он уже должен быть задержан и допрошен!

После чего отключился. Похоже, он надо мной издевается. Мила с Дедом пытались оживить терминалы. Мила повернулась ко мне и с отчаяньем в голосе произнесла:

— Бесполезно. Ничего не работает.


Часть 6


— Сейчас заработает.

— Искин — код Альфа. Приказываю задействовать секретную систему питания командного центра.

— Принято.

Загорелись экраны и заработали терминалы, началась загрузка систем управления огнём станции.

— Вот так! Дважды я на одну и ту же уловку не попадусь!

Похоже, это всё было спланировано. Посмотрим что у них дальше задумано.

— Мила Дед делаем вид, что у нас ничего не работает. Пускай для пиратов сюрприз будет. Силовые поля станции пока не включать и не стрелять. Просто пока наблюдаем за ними.

Пока загружались системы управления обороной станции посмотрел запись того что происходило. Мила попала. Две хорошие дырки появились в пиратской барже. Обе баржи теперь почти ушли за планету, стрелять по ним было невозможно. Выход из гиперпространства был рассчитан точно, чтобы они почти сразу уходили под прикрытие планеты. Скоро я не увижу, что они будут делать за планетой. Вообще у меня в планах было поместить туда поместить небольшой спутник шпион, чтобы видеть, что там будет происходить, но я не успел. Пираты меня опередили.

— Мила капитанов фрегатов на связь.

На экране появились двое уже хорошо знакомых капитана.

— Слушаем.

— Мне нужно чтобы вы поднялись выше и ниже пояса эклиптики планеты я должен видеть картинку того что пираты делают за планетой.

— Сделаем.

— Выполняйте.

Отключился.

— Вызов от командования флота — сообщила Мила.

— Выводи на большой экран.

Это был вице-адмирал. Он без предисловия начал спрашивать:

— Что происходит? Почему боевая тревога?

— У меня для вас две новости.

— Давай хорошую.

— Хороших нет. Обе плохие.

— Тогда любую.

— Могу вас поздравить. У вас никуда негодные аналитики. Система атакована пиратами.

— Много их?

— Пока четыре крейсера и две авианесущие матки.

— Ты ничего не путаешь? Откуда они у них?

— Что вижу по телеметрии о том и говорю, а откуда они у них я не могу ответить. Данный вопрос нужно задавать точно не мне.

— Перекинь мне данные.

— Мила отправь.

— Выслала.

— Получили?

— Да.

— Какая вторая новость?

— У вас никуда негодное СБ!

— Что это значит?

— У нас снова взрыв на станции и в том же месте где и был раньше. Снова выведены из строя силовые линии питания центра управления.

— Станция беззащитна?

— Станции в порядке и готова сражаться. Я сделал резервный контур питания и задействовал его.

— У тебя всё?

— Нет не всё.

— Что ещё?

— Я выдвигаю официальное обвинение против СБ станции. Искин фиксируй. Считаю что начальник СБ станции умышленно покрывает преступника или сам организовал взрывы на станции то есть находиться в сговоре с пиратами.

— Это очень серьёзное обвинение, что у тебя на него есть?

Во-первых, два взрыва произошли одновременно с началом атаки пиратов. Это не может быть совпадением. Оба имели цель выведение из строя оборонных систем станции. Пронести взрывчатку беспрепятственно на станцию могли только сотрудники СБ. Вчерашнее заявление СБ на меня имело цель отстранить меня от управления станцией и на время атаки пиратов на станцию обезглавить её. Кроме того когда я закупил взрывчатку на планете именно СБ своим приказом разместило её рядом с командным пунктом. Взрыв её там почти гарантированно уничтожал командный пункт. Кроме того час назад я сделал проверку на командном пункте на жучки. Проверка выявила, что в командном центре были установлены три жучка, что категорически запрещено регламентом. Ну и ещё два жучка были на Миле и один на Деде.

— Мила это так?

— Да.

— Прошу вашего согласия на арест главы СБ по этим обвинениям.

— Мне нужно всё проверить. После чего получишь ответ.

— Жду.

Он отключился. Похоже, пошёл к командованию консультироваться, а я вернул на экран приближающихся пиратов, им было чуть меньше часа лететь до планеты. Искин выдал возможные варианты атаки. Получалось, что атаковать в лоб станцию у них недостаточно кораблей. Это даже считая, что у них сотня истребителей на борту. Дальше было два варианта или они подтянут линкоры для атаки или только абордаж. Расчёты показывали, что нужно не меньше трёх линкоров. Похоже, у них их просто нет. Кроме того в прошлый раз они оставили здесь два. Вряд ли захотят снова рисковать. Значит, остаётся только абордаж. У меня челноки на лётной палубе нужно их все убрать оттуда.

— Искин всем челнокам на летной палубе срочно вылететь на планету. На летной палубе недолжно никого быть.

— Принято.

Если линкоров не будет, тогда получается, что и рейдеры нет смысла держать у станции.

— Искин приказ всем рейдерам отстыковаться от станции и занять позицию вместе с другими кораблями.

— Принято.

— Искин истребителям рейдеров вылёт. Истребителям спрятаться за станцией и ждать дальнейших указаний.

Как же их было у меня мало. Всего четыре штуки против почти сотни пиратских. Нужно их беречь.

— Принято.

Корабли пиратов уже подлетали к планете и начали торможение. Крейсера отстали, но на полном ходу летели туда же. Я это видел только благодаря фрегатам. На радаре появились мелкие точки. Идентификации что это, пока не было, просто что-то вылетало из кораблей. Похоже, истребители выпускают.

— Искин объявить воздушную тревогу на планете. Всем укрыться в бомбоубежищах.

— Выполнено.

Плохо, что я не видел что это за точки. После того как они влетали в атмосферу планеты радар фрегатов их потерял и перестал показывать. Куда они полетели, и сколько их было? Выбора у меня не было придётся ждать вслепую. Минут через десять меня вызвал капитан одного из фрегатов.

— Что случилось? — спросил его?

— Командир, может, попробуем атаковать их?

— Искин рассчитывает, что на каждой авиаматке может быть до полусотни истребителей. Хочешь с ними свести близкое знакомство? Думаю вряд ли.

— Тогда наверно не стоит.

— Вот и я так думаю. Ждём. Скоро сами в гости прилетят.

Потом подумал и решил дать сообщение по кораблям.

— Внимание всем кораблям. Ждём атаки со стороны планеты. Всё внимание сосредоточить на этом направлении.

Искин разблокировать этаж над летной палубой и включить лифты на нём.

— Принято.

Вызвал Криса.

— Крис бери с собой шестьдесят человек. Ты за старшего и занимайте позиции наверху станции. Задача не допустить проникновения пиратов через смотровую палубу. Кроме того, на этаже над лётной палубой я изготовил специальные барьеры для обороны, можешь взять несколько штук.

После него вызвал командира абордажников станции.

— Вал забирай всех, кроме шестидесяти Криса. Ты старший и выдвигайтесь на этаж над лётной палубой. Там изготовлены специальные барьеры для обороны. Они для вас и поделите их там с Крисом. Ваша задача перекрыть коридор, ведущий от лётной палубы к лестнице, а также этаж над лётной палубой.

— Понял.

— Действуй.

— Искин срочно вышли тридцать транспортных дроидов на этаж над лётной палубой. Пускай перевозят металлолом к лифтам, и выстави у каждого лифта по дроиду. По моей команде пускай начинают сбрасывать металлолом в шахты.

— Принято.


Часть 7


Вроде ничего не забыл, а пока смотрел, что твориться на этаже, куда лифты доставляли абордажников. Некоторые из них, когда выходили, отодвигали брикеты металлолома подальше от лифтов. Трое вообще решили, зачем то растащить один брикет. Энергию им, похоже, некуда девать. Пришлось вмешаться и по громкой связи запретить трогать брикеты. Командиры с толпой любопытных тем временем делили защитные барьеры. Кому сколько. Похоже, понравились. С этими разборками с СБ я совсем забыл про дроидов и они всю ночь делали барьеры. Отправил их на зарядку. На этаже у меня остались ещё две станины с пушками, но заниматься ими, уже было времени. Крис со своими абордажниками забрали шесть барьеров и уехали наверх. Остальные барьеры, а их было больше десятка, уже начали делить оставшиеся. Решил, что сами разберутся и не стал вмешиваться. От просмотра того как выстраивалась оборона меня оторвало сообщение и точка на карте. Радар рейдера заметил движение на планете. Вначале это была одна точка, к ней почти сразу добавилось ещё две, после них посыпались одно за другим сообщения о новых точках. Всего радары зафиксировали сорок две точки. Все они летели у границы леса и пустыни в районе экватора. Где-то они застряли, я их уже заждался. Вот только пока было непонятно, их много или мало. Если это абордажные боты то много, а если истребители, тогда мало. Был возможен вариант, что это истребители или штурмовики вместе с абордажными ботами. Похоже, пора забрасывать лифтовые шахты.

— Искин поднять лифты и начать заваливать брикетами металлолома лифтовые шахты. Включить камеры наблюдения в лифтовых шахтах и вывести их на большой экран.

— Выполнено.

Здесь всё пошло нормально, если не считать того что постоянно мешались транспортным дроидам любопытствующие абордажники. Даже их командир отметился за этим делом. Искин дай ему видео с камер наблюдения в шахтах лифтов пускай смотрят и не мешаются дроидам. От этого процесса меня оторвал искин. Радаром фрегата была опознана одна из приближающихся целей. Это был абордажный бот. Это было плохо. Если все сорок две точки абордажные боты, это означает что ко мне летят восемьсот сорок абордажников. Против моих двухсот пятидесяти. Хорошо, что я успел им подарки приготовить. Надеюсь, они сработают. Вскоре мои опасения подтвердились и все цели опознались. К нам летело сорок два абордажных челнока.

— Внимание всем кораблям. Из туннельников огонь не открывать. Стрелять по готовности только плазмой.

— Принято.

Боты шли низко, почти над самой землёй и постоянно маневрировали. Попасть из туннельника было сложно. Кроме того зарядов для них было немного и пополнить быстро их запас было негде.

— Мила, Дед, как только они подлетят к зоне поражения обороны станции, открывайте огонь из всего что можете.

— Принято.

Оставалось только ждать. Заговорили орудия рейдеров, и пучки плазмы понеслись вниз к планете. В ответ абордажные боты начали усиленно маневрировать. Всё что я мог — я сделал, оставалось только наблюдать. После второго залпа с кораблей один челнок закрутился и упал в лес.

— Искин фиксируй точки падения ботов противника.

— Принято.

Остался сорок один. Корабли огонь не прекращали. Попаданий к сожалению было мало. В лесу осталось всего пять штук, а челноки уже начали подъём к станции.

— Командир тебя вызывают истребители — сообщила Мила.

— Выведи на большой экран.

— Готово.

— Что случилось? — спросил их.

— Мы можем помочь атаковать противника. Их очень много.

Она уже искусала себе все губы от нервов.

— У вас другая задача. Ваша задача занять позицию на самом верху станции и ждать. Если они сейчас попытаются высадиться наверху станции и проникнуть через смотровую палубу то уничтожить их. Если нет, оставаться на месте. Вы мой резерв. Понятно?

— Да.

— Выполняйте. Искин включи им картинку с летной палубы и пускай будут постоянно на связи, а то они сейчас бюстгальтеры на себе рвать начнут.

— Выполнено.

Сам посмотрел картинку и выматерился. Абордажники заняли позицию на летной палубе как раз у входа в коридор. Прямо напротив одной из моих пушек.

Вызвал командира абордажной секции.

— Вал немедленно отведи всех назад в коридор.

— Но почему? Здесь удобное место для обороны.

— Быстрей или они все погибнут.

— Сделаю.

Абордажники быстро подхватили защитные барьеры и вместе с дроидами начали отходить в коридор. Как раз уже первые челноки подлетали к станции.

— Искин выведи картинку с летной палубы на большой экран и дай её командирам абордажников. Давайте залетайте, ждём.

— Выполнено.

Мила повернулась и удивлённо посмотрела на меня.

— Смотри на экран — пояснил для неё — Искин отключить питание от ненужных источников и подать на орудия.

— Выполнено.

— Первые челноки пиратов уже влетали на летную палубу.

— Искин код «Готовность активация».

— Выполнено.

После моей команды отвалились крышки закрывающие орудия, и пока они падали все тридцать шесть орудий разрядились во влетевшие челноки. Вся палуба засверкала от выстрелов орудий. Там творился полный хаос. Челноки залетали на палубу и сразу получали несколько попаданий ещё в полёте. Многие сталкивались и получали ещё от этого дополнительные повреждения. Мила с Дедом отвлеклись от своих пультов и смотрели на большой экран за тем, что твориться на летной палубе. Пираты явно не ожидали такого сюрприза. Их организованная атака началась только через несколько минут, а эти несколько минут мои орудия практически безнаказанно расстреливали влетающие челноки на палубе. Вначале заговорили оставшиеся целыми пушки у челноков. Потом из челноков начали выскакивать абордажники, и открывать огонь по орудиям. Скоро им удалось вывести из строя все орудия. Не знаю, сколько они потеряли абордажников, но почти на всех челноках были пробития от моих орудий. К моему удивлению ни один челнок не попытался проникнуть через смотровую палубу. Все садились на летную палубу. Вызвал Криса.

— Крис они все высадились внизу. Перемещайтесь туда.

— Уже едем. Слушай, что это было сейчас? Я не понял?

— Подарок это был от меня для них.

— Ты знаешь, — хороший подарок. По-моему тебя не стоит иметь в противниках.

— Наверно пираты уже не раз пожалели, что выкрали меня с планеты.

— Это точно.

Пираты тем временем занимались тем, что уничтожали камеры наблюдения на лётной палубе.

— Искин задействовать скрытые камеры на летной палубе.

— Выполнено.

После уничтожения камер они занялись тем, что растаскивали свои боты и вытаскивали из них живых и легкораненых. Как обычно большинство у них было рабами. Они сразу организовали оборону, прикрываясь челноками. После этого из багажных отделений челноков стали извлекать абордажных дроидов. Думал после моего сюрприза, их осталось не так много, но искин их быстро подсчитал и выдал ответ. Четыреста двадцать один. Это не считая абордажных дроидов. Почти вдвое больше чем абордажников на станции.

Быстро посчитал в уме. Летело сорок два бота. Пять остались в лесу, шесть сбили на подлёте к станции, получалось, что долетел тридцать один абордажный бот или шестьсот двадцать абордажников. Была у меня мысль атаковать их, пока они толком не организовались, но теперь было поздно, и их было почти в два раза больше. Посмотрел, чем занимаются мои абордажники. Занимались они тем, что внимательно наблюдали за тем, что делают пираты. Они установили защитные барьеры в конце коридора, у перемычки. Перед ними было почти сто метров хорошо простреливаемого коридора. За передними барьерами прятались абордажные дроиды, сами абордажники находились уже за перемычкой. На верхнем этаже сейчас находились только транспортные дроиды. Абордажных дроидов там не было. Барьеры на этом этаже они выставили полукругом, у начала коридора, отсюда простреливался почти весь этаж, за исключением мертвой зоны за центральной осью станции. Здесь командовал Крис со своими бойцами. Отправил отсюда транспортных дроидов на этаж выше, чтобы не мешались. Было у меня сильное желание спуститься вниз и поучаствовать в отражении нападения, жутко руки чесались, но мне было нельзя покидать командный центр.

Пираты тем временем освоились на летной палубе и первым делом выслали двоих рабов проверить коридор. Обратно они не вернулись, их подстрелили наши абордажные дроиды. Похоже, это была разведка боем. После этого они начали открывать лифты, здесь их ожидал мой очередной сюрприз в виде горы металлолома в них. Вообще у меня были планы заминировать лифты чтобы при открытии дверей происходил взрыв, но из-за СБ от этих планов пришлось отказаться. Вначале они попробовали вытаскивать брикеты из лифта. У них получилось растащить и вытащить два или три брикета, но я прислал транспортного дроида и он добавил ещё три сверху. Тогда они решили всё это взорвать. Заложили заряды и рванули. Это вариант я тоже предусмотрел. Взрывом уничтожило два брикета, а остальные подбросило вверх. После чего они свалились вниз и спрессовались ещё плотней. Транспортный дроид спокойно добавил сверху ещё три брикета. У меня их было ещё много. Пираты были сильно озадачены этим обстоятельством. Плохо было, что у меня не было звука с камер, и я мог только догадываться, о чём они говорят. Кстати, не только пираты были озадачены, Крис тоже с интересом наблюдал за тем что у пиратов получиться и даже подошёл к шахте после взрыва и посмотрел вниз. После того как дроид криво положил брикет сходил его поправил. На этом попытки пиратов не исчерпали себя. Они ещё два раза взрывали металлолом. Результат был тем же. Дроид просто добавлял брикеты сверху. После третьей попытки они бросили это занятие, видимо до них дошло, что им потребуется много взрывчатки. Теперь они начали минировать потолок сразу в трёх местах и одновременно с этим накапливаться для атаки в коридоре. Вперед они выставили абордажных дроидов, а за ними рабов в тяжёлых абордажных скафандрах. Дальше были рабы в средних и даже лёгких скафандрах. Сами пираты находились в последних рядах, в тяжёлых абордажных скафандрах. Мои абордажники видели все эти приготовления и тоже готовились их встретить. Они отвели абордажных дроидов от первых барьеров и сами стали накапливаться у перегородки. Крис наверху тоже перестроился. Из полукруга у коридора они переместились и разделились на три части. Каждая обороняла своё место проникновения.

Искин по моей команде активация открываешь огонь из орудий в коридоре. Цель абордажные дроиды пиратов потом пираты в тяжёлых скафандрах.

— Принято.

Пираты уже были готовы атаковать в коридоре, но чего-то ждали. Оказалось, что они решили одновременно атаковать и взорвать потолок.

Взрыв потолка послужил сигналом к атаке. Вперёд пошли абордажные дроиды за ними остальные абордажники. Абордажные дроиды пиратов сразу открыли огонь из пушек по заграждениям. Туда же полетело несколько ракет от них.

— Искин код «Активация».

— Выполнено.

Открылась бронеплита, и заработали орудия в коридоре. Сразу же три абордажных дроида противника унесло назад, при этом они собрали тех, кто прятался за ними. Ещё два дроида получили повреждения, но продолжили двигаться вперёд. Повторный залп сминусовал ещё четыре штуки. Только тогда моим орудиям начали стрелять, и у меня сразу вышло из и строя два орудия.

— Искин закрыть створку.

— Выполнено.

Створка захлопнулась, но огонь по ней не прекращался, только пробитий не было. В неё попало две ракеты. Визуально никаких повреждений не было. Пока они пытались уничтожить мои пушки, их атаковали наши дроиды. Началась перестрелка между дроидами. Наших дроидов было меньше, но они укрывались за защитными барьерами. Дроиды противника были открыты для попаданий. Скоро всё внимание противника сместилось на наших дроидов.

— Искин код «Активация».

Новый залп снова проредил атакующих дроидов сравняв их количество с нашими. Снова полетели в мои пушки ракеты и плазма. У меня вышли из строя ещё три орудия.

— Искин закрыть створку.

— Искин активация станеров. Попробуем.

Атакующие прошли уже большую часть коридора и уже были в зоне поражения станеров.

Вначале ничего не произошло, и я уже подумал, что не сработало. Неожиданно даже для меня. Середина атакующих, двигаясь вперёд, одновременно рухнула на пол коридора. Остались только, кто был впереди и пираты что находились сзади. Такой массовый падёж пиратов, ввёл в легкий ступор моих абордажников, не говоря уже о самих пиратах. Какое-то время бой вели только абордажные дроиды. Вскоре мои абордажники пришли в себя и продолжили стрелять. Собственно стрелять уже было почти не в кого. У атакующих осталось всего пять абордажных дроидов. За ними прятались двадцать четыре абордажника в тяжёлых скафандрах. Пираты что были сзади, начали отходить назад.

— Искин код «Активация».

— Выполнено.

Ещё минус три дроида.

— Искин закрыть створку.

— Выполнено.

Вскоре последний дроид атакующих вышел из строя, а оставшиеся в живых пираты пошли в рукопашную атаку. Осталось их уже меньше двадцати. Их встретили оставшиеся в строю пять абордажных дроидов и больше полусотни абордажников укрывающихся за барьерами. Произошла короткая схватка, в которой все пираты были уничтожены.

Весь коридор теперь был завален пиратами и остатками абордажных дроидов. Вал быстро поменял абордажников. Тех кто участвовал в схватке отвел назад, за перегородку в свой резерв, а тех кто был в резерве отправил вперёд за барьеры. Убитых вроде не заметил, но было больше десятка раненых. Отвели и оставшихся, дроидов на перезарядку.

Здесь было всё в порядке, что у Криса твориться? У Криса тоже было всё хорошо, когда взорвали потолок, пираты начали запускать в образовавшие дыры рабов. Те влетали на этаж с помощью заплечных ранцев скафандров. Получали с десяток дырок и здесь и оставались. После четвёртой партии рабов они это дело прекратили. Наши даже подкрались к дырам и закинули несколько гранат вниз. Сминусовав внизу ещё шестерых пиратов. Всё это было хорошо, но их по-прежнему было больше нас. Хотя у нас теперь было небольшое преимущество в абордажных дроидах.

Искин сминусовал в коридоре восемьдесят шесть разумных и ещё восемнадцать сминусовал Крис со своими. Большая часть тех, что я вырубил в коридоре, были живы и выключены на три часа. Пришёл совместный вызов командиров абордажников.

— Слушаю.

— Командир что это было с ними?

— Вырубил.

— Как?

— Станеры полицейские в коридоре установил. Они часа три будут в отключке.

— Ещё раз так можно будет сделать?

— Конечно, только против тяжёлых скафандров не подействует.

— Мы их так точно кончим здесь всех.

— Не расслабляйтесь это только первый раунд. Их по-прежнему больше нас. Причём их основные силы ещё не вступали в бой. Кстати как защитные барьеры?

— Отличная вещь очень помогают.

— Смотрим, что они будут дальше делать.

— Кстати, а откуда картинка? Они вроде все камеры уничтожили?

— Установил дополнительные, знал, что эти уничтожат.

Они отключились. Дед внимательно посмотрел на меня и спросил:

— А ты точно дикий?

— Точно. Только мне порой кажется, что дикие это вы, а не я.

— Мила, что у нас по кораблям пиратов?

— Всё также висят на другой стороне планеты. Как думаешь, отобьёмся?

— Куда мы денемся, конечно, отобьёмся.

— Их же больше?

— Ну и что? У нас позиции лучше и подготовлены для обороны, а они зажаты на лётной палубе. Если к ним не прилетит ещё помощь, думаю, мы их уничтожим. Меня больше волнует, что делают их корабли там за планетой и как с ними быть. Знаешь, что вызови мне капитанов фрегатов.

На экране появились капитаны.

— Рассказывайте, что видите. Чем они там занимаются на той стороне планеты?

— Никаких движений нет, прилетели и висят.

— Знаете что, подлетите к ним поближе, нужно попробовать их спровоцировать. В бой не вступать держаться на безопасном расстоянии, и помните про их истребители. Мне нужно понять, что они собираются делать дальше.

— Сделаем. Хотели спросить как там на станции?

— Нормально, первый раунд за нами, скоро будет второй.

От разговора меня оторвал вызов командования флота.

— Мила принимай.

Это был снова её отец.

— Докладывай. Как у вас дела?

— Нормально. Станция атакована. Пираты захватили летную палубу станции. Отбиваем абордаж. Подробности у Милы. Мила передай все данные. У вас всё?


Часть 8


— Нет. Командование флота даёт санкцию на арест начальника СБ. Теперь всё.

— Это хорошо. Вот только мне пока отправить некого. После арестую.

— Действуй. Он продолжил общаться с Милой, а я переключился на летную палубу.

Картинка, которая шла оттуда, показывала, что пираты собираются на второй штурм. Похоже, их первый штурм ничему не учил. Они выстроили для этого перед собой около полусотни рабов. Все рабы были одеты в средние скафандры, и только на несколько из них в тяжёлые. Станеры должны пробить их скафандры. Одновременно они стали закладывали заряды под места, где находились Крис и его абордажники. Вызвал его.

— Крис они, похоже, через камеры погибших видят, где вы находитесь. Скинь их вниз или отверни к стене.

— Понял, сделаю.

Они сразу начали оттаскивать погибших и складывать их у стены. Пираты остановили минирование потолка, но потом продолжили, добавив ещё несколько зарядов в начало коридора. Всего они заложили взрывчатку в четырёх местах. Крису пришло теперь разделиться на четыре пункта обороны. Чтобы перекрыть все места атаки.

— Искин по моей команде «активация» открываешь огонь из оставшихся орудий. Приоритет противник в тяжёлых скафандрах и одновременно с этим включаешь станеры.

— Принято.

Связался с командиром абордажников станции.

— Вал как полезут, не стреляйте. Как только рабы отключаться, огонь из всего что можно.

— Понял.

Пираты сделали всё как и в первый раз, подорвали потолок и одновременно с этим рабы побежали вперёд, пираты следовали за ними. Как я и приказал, абордажники огонь не открывали. Рабы пробежали половину коридора, когда я дал команду.

— Искин активация.

Заговорили три оставшихся орудия в коридоре. Троих пиратов в тяжёлых скафандрах отбросило назад и зацепило тех, кто был сзади. Рабы всё ещё продолжили бежать. Пробежали ещё несколько метров и как по команде одновременно рухнули на пол. Многие ещё не долетели до пола как заговорили пушки абордажных дроидов. Их дружно поддержали винтовки абордажников. Пираты вначале продолжили бежать дальше, но их движение затормозили упавшие перед ними рабы. После нашего первого залпа больше десятка пиратов упали убитыми или ранеными. Оставшиеся начали стрелять в ответ, но наши были за барьерами. Так и не добежав до барьеров, они залегли и начали отстреливаться, прикрываясь телами рабов. Они оказались, как раз посредине коридора. До наших позиций им было метров ещё пятьдесят и обратно примерно столько же. Пираты, которые были ближе к рабам, смогли укрываться за телами рабов, а вот последним рядам это уже не грозило, огонь велся именно по ним. Методично уничтожая их. Отстреливаясь, они побежали назад. Передние ряды пока оставались на позициях и вели перестрелку. Похоже, это надолго и переключился на камеры, находящиеся на верхнем этаже. Здесь всё было хуже, чем в прошлый раз, понятно, что от их взрывов никто не пострадал, вот только последнее отверстие получилось у них удачно и несколько пиратов смогли проникнуть через него в коридор. Бой шёл уже на этаже. Пираты закрепились за центральной осью станции и вели бой с нашими абордажниками. К ним собиралось подойти пополнение. Хотел вызвать помощь Крису снизу, но она уже пришла в лице резерва из полсотни абордажников. У шестерых пиратов ни единого шанса. Произошла короткая схватка, и все шестеро были уничтожены. Несколько гранат полетело вниз в виде ответного жеста. После чего резерв вернулся обратно. Однако атака на второй этаж не прекратилась.

В коридоре на первом этаже перестрелка по-прежнему продолжалась. Переключился на лётную палубу. Большая часть пиратов, по-прежнему не участвовала в атаках, они находились на летной палубе. Хотя данные искина говорили, что нас стало уже больше, атаковать их я пока не собирался. Только на летной палубе оставалось сто двадцать разумных. Около полусотни ещё отстреливались в коридоре.

Ну что пираты? Что дальше будем делать?

Неожиданно часть их собралась и начала грузиться в абордажный бот. Вот это номер. Они что сбежать собрались? Похоже на то. Во второй бот также стали грузиться пираты.

— Ну, уж нет, так не пойдёт. От меня ещё никто не уходил! Мила истребители на связь.

На экране появились четыре истребительницы.

— Ваш выход грозные истребительницы.

— А мы уже подумали, что ты про нас забыл.

— Не забыл, а держал в резерве. Они собрались сбежать и как только вылетят с летной палубы они ваши.

Первый челнок начал взлетать.

— Они вылетают, атакуйте!

— Мы видим.

Наружные камеры станции показали, как истребители понеслись вниз. Теперь точно далеко не улетят. На летной палубе ещё в два челнока началась погрузка пиратов. Их оставалось совсем немного.

— Крис забирай резерв и по моей команде через дыры атакуйте их. Пока они растеряны. У них, похоже, главные улетели.

— Понял.

Как раз начался взлёт ещё двух ботов, а к Крису подошел и стал распределяться резерв.

— Атакуйте.

Абордажники через дыры начали спрыгивать вниз. Схватки внизу практически не получилось, была слабая попытка сопротивления. Пятерых уничтожили, остальные сдались. После них сдались последние пираты, кто ещё отстреливался в коридоре. На этом на станции всё закончилось. Абордажные боты, что вылетели со станции, далеко не улетели, все были подбиты. Девочки видимо настоялись в резерве и успели их погонять, перед тем как сбить.

— Мила, что у нас по кораблям пиратов?

— Похоже, уходят.

— Не расстраивай меня. Почему ты так решила?

— Они начали движение от планеты.

— Интересно как. Откуда они узнали, что абордаж не удался? Сигнал сквозь планету не проходит? Нужно будет подумать на эту тему.

— Фрегаты далеко от них?

— Нет, но пираты на них никак не реагируют.

— Истребители не высылали?

— Нет, просто не реагируют.

— Плохо.

— Искин рассчитай, сколько у них может остаться истребителей на борту с учётом сорока двух абордажных челноков?

— От тридцати пяти до сорока двух — бодро выдал искин.

— Если мы их начнём преследовать их на кораблях, успеем перехватить до ухода в гиперпространство?

— Нет.

Про глушилку гиперпространства я совсем забыл, и она была на станции на складе СБ. Надо было её сразу переместить на корабль, а теперь, пока вылетит челнок с корабля, пока погрузим, пока он вернётся обратно — будет поздно.

— Вот ведь, опять уходят не прощаясь. Ну почему мне так не везёт? Опять ушли.

Мила удивлённо повернулась ко мне.

— Это тебе не везёт?

— Да. Второй раз уходят от меня.

— Ты посмотри в камеры на летную палубу. Вот кому сегодня не повезло. Станция в порядке, абордаж отбит, и он заявляет что ему не повезло.

— Здесь не везенье, а расчёт был, но вообще ты права, вот только всё равно обидно. Мила отправь им сообщение пока не ушли.

— Какое?

— Эти все закончились. Высылайте ещё.

— Решил подразнить?

— Да. Может, клюнут и развернуться.

— Вряд ли, но отправила.

— Искин отменяй боевую тревогу на кораблях и станции. Пускай корабли стыкуются обратно, все кроме фрегатов, они остаются на своих позициях и наблюдают за пиратами. На планете также отмена боеготовности. Капитанам кораблей выслать абордажные боты на летную палубу. Летную палубу и этаж над ней закрыть пока для всех, кроме абордажников медиков и спасателей.

— Выполнено.

— Включи громкую связь по станции — нужно сделать объявление.

— Включено.

— Внимание всем! Говорит командир станции, абордаж станции отбит, угрозы нападения больше нет, всем приступить к работе согласно штатному расписанию. Доступ на летную палубу пока закрыт из-за разрушения её. Отключай.

— Выполнено.

— Всё вроде? Мила я вроде ничего не забыл?

— Забыл.

— Точно забыл. Мне нужно начальника СБ арестовать!

Уже почти ушёл из командного центра, как меня остановила Мила.

— Вызов от командования флота.

— Не успел убежать. Давай на экран. Куда деваться.

Снова появился отец Милы.

— Я смотрю, вы отбились, боевую тревогу ты снял.

— Да, мы отбились. Поздравления принимаются. Жаль, только корабли пиратов уходят, не могу уже их достать. Следующий раз точно не уйдут. Что-нибудь придумаю для них.

— Командир пришёл ответ от пиратов — сказала Мила, не поднимая головы от своего пульта.

— Что пишут?

— Непременно, но чуть позже.

— Не понял, ты, что с пиратами общаешься? — спросил вице-адмирал.

— Хотел их подразнить, может, развернулись бы.

— И как?

— Не помогает — убегают.

— Хорошо они сегодня получили. У тебя большие потери?

— Не знаю, вроде не было потерь?

— Это как?

— По камерам я вроде не видел. Мила посмотри по телеметрии, есть погибшие у нас?

— Нет. Двадцать шесть раненых только.

— Слышали?

— Так не бывает.

— Сейчас схожу, проверю, возможно, найду.

— Пленных много?

— Сколько точно не знаю, но точно есть. У нас пленных рабов будет много что с ними делать?

— Всё как обычно — ничего нового.

— Я вот думаю, может увеличить абордажную секцию станции? Считаю что у нас на станции недостаточно абордажников, а здесь уже практически готовые специалисты.

— Нужно подумать.

— Вы пока думайте, а я пошёл начальника СБ арестовывать.

— Ты что его до сих пор не арестовал?

— Я был, как бы немного занят.

— Ты что сам его собрался арестовывать?

— Да. Что там сложного?

— Возьми с собой десяток сопровождающих. Это приказ.

— Слушаюсь.

— Ну я пошел?

— Иди.

Вышел из командного пункта хотел взять охрану, но здесь уже никого не было. Придётся спускаться вниз. Лифт меня до самого низа не довёз. Пришлось прогуляться пешком. Коридор к лётной палубе сейчас был весь заполнен абордажниками. Все они занимались мародёркой, здесь же сновали медицинские дроиды и находились медики станции. Спросил у ближайшего абордажника:

— Где все ваши командиры?

В коридоре, почему-то никого из них не оказалось.

— У челноков.

Выйдя на лётную палубу, заметил их. С ними находилось большинство абордажников. Заметил среди них несколько раненых. Все командиры находились около челноков и ждали когда дроид вскроет бот. Подошёл к ним.

— Не понял? Почему вы раненых не отправляете? — спросил у Вала.

— Не уходят, говорят что сами потом дойдут до медсекции.

— Похвальный энтузиазм. Кстати у вас есть погибшие?

— Нет. Раненые есть, погибших нет.

— Вот и я сказал командованию что нет, а они не верят, говорят, что так не бывает и требуют погибших. Ладно, это их проблемы. Так, а это здесь что такое? Они откуда здесь взялись? Лера иди сюда. Не прячься за челноком. Так ты здесь ещё и не одна. Выходите. Остальные тоже не прячьтесь, я вас всех уже почувствовал.

Из-за челнока вышли все техники рейдера.

— Откуда вы здесь взялись?

— С ботами прилетели. Ты сам приказал прислать боты.

— Я их приказал прислать для другого дела.

— Ладно, раз прилетели, полетите на планету с абордажниками.

— Зачем?

— Затем. Будете заниматься тем же чем вы и здесь занимаетесь. Вскрывать боты. Вообще я с вами потом проведу отдельную беседу. Командиры абордажников с интересом слушали наш разговор. Обратился к ним:

— Когда здесь закончите в первую очередь тащите сюда боты что находятся поблизости. Мне интересны в первую очередь те, что вылетели отсюда. В них находились главные у пиратов. Нужно хотя бы кого-нибудь из них допросить. Если они живы остались. Как с ними закончите, грузитесь на челноки и вылетайте на планету. Пять челноков сбили на подлёте нужно их найти и зачистить. Места падений есть у искина станции.

— Сделаем.

— Сейчас же мне нужно десяток абордажников. Пойдём СБ разносить.

— Это шутка? — спросил Крис.

— Нет. Почему шутка? Официальный приказ командования флота взять десять разумных для ареста начальника СБ станции. Против него я выдвинул обвинения в предательстве и командование флота его одобрило. Ну что? Кто со мной его арестовывать?

Никогда бы не подумал, что компанию мне составят все командиры абордажников. Видимо не только у меня проблемы с СБ или все решили посмотреть и поучаствовать в шоу ареста начальника СБ.

К сожалению шоу, не получилось, когда мы там появились всей толпой. Никто ничего вразумительно не смог сказать, где находиться начальник СБ. Он каким-то образом узнал про арест и исчез неизвестным образом прямо из СБ. Искин показал что он просто вышел из СБ и растворился. Мало того СБ что-то сделало с искином станции потому что не может разумный просто взять и пропасть из вида. Ни он сам, ни его телеметрия нигде не фиксировалась. На станции появился человек невидимка. Покинуть станцию он точно не мог. Никаких челноков или кораблей со станции не вылетало. Это означало что он спрятался где-то на станции. На станции было много разных закоулков, где можно было отсидеться. С одной стороны это было хорошо, никто не мешается под ногами, а с другой вот так его оставлять было нельзя. Кто его знает, что он ещё может сделать. Найти его можно было, если он попытается бежать со станции, но скорей всего он залезет в какую нибудь дыру и будет там долго сидеть. После чего на транспортном корабле сбежит к оширцам или аварцам.

— Искин всем на станции отправь фотографию бывшего начальника СБ. Обещаю премию две тысячи кредов любому кто сообщит о его местоположении.

— Выполнено.

Сам я также получил это сообщение.

— Искин о любых данных о его место местоположении сообщать мне лично и сразу.

— Принято.

— Отправь сообщение в штаб флота. «Начальник СБ исчез до своего ареста. Просто вышел из кабинета и пропал. Считаю, что он заразил вирусом искин станции. Не имею технических возможностей для устранения этой проблемы. Прошу помощи в этом вопросе».

— Выполнено.

Повернулся к абордажникам.

— Всё парни. Шоу не будет. Он исчез. Кто поймает, получит премию две тысячи кредов.

По лицам парней читалось, что они совсем непротив, поискать его.

— Пока можете дальше заниматься своими делами.

Они отправились обратно на лётную палубу, а у меня разыгрался аппетит и я решил посетить ближайший бар. Когда я туда зашёл, понял, что это была не очень удачная идея. Как только я сел за стойку и заказал себе обед. Бармен мне налил бокал самого дорого вина за счёт заведения и предложил выпить за победу. Отказываться было неправильно, пришлось выпить. После чего начался расспрос о том, что случилось. Скрывать что-то я не видел смысла, всё равно всё станет известно. Вечером абордажники поделятся.

— Командир что случилось, расскажите?

— Пираты прилетали в гости. Попытались взять станцию на абордаж. Мы успешно отбились.

— Где они сейчас?

— Уходят, разгоняются для прыжка в гиперпространство или уже ушли.

— Мы их не будем преследовать?

— Да я бы с большим желанием, но они спрятались за планету. Одним словом не догнать их.

— Понятно, а много их высадилось к нам.

— Хватало, больше четырёхсот абордажников.

— Что всех уничтожили?

— Зачем всех? Пленных хватает.

— Много пленных?

— Точно не знаю, ещё не считали.

— Надолго палубу закрыли?

— Думаю, что несколько дней полётов точно не будет. Пока там приберутся и приведут всё в порядок.

— Подробности можно?

— Так я не знаю. Я же сам не участвовал в отражении, только координировал из центра. Вам их вечером абордажники расскажут.

Понял, что если начну давать подробности, мой обед плавно станет ужином. После обеда нужно было забрать рюкзак из командного центра, и я отправился туда. Когда проходил по этажу, все магазины были уже открыты и работали. Станция возвращалась к своей обычной жизни. В командном центре дежурил только Дед.

— А Мила где?

— Так у неё сегодня выходной, вот она и пошла отдыхать.

— Понятно. Что пираты?

— Ушли.

— Никаких сообщений больше не присылали?

— Нет.

Сам он был занят тем, что пристыковывал наши корабли обратно к станции. Подключился к камерам и начал наблюдать, что происходит на летной палубе. Техники заканчивали вскрывать очередной челнок. В компании с Лерой заметил Милу.

— Дед, говоришь отдыхать пошла? Интересный у неё отдых.

Он отвлёкся от стыковки и посмотрел на экран.

— Ну, а что ты хотел? Каждый по-своему отдыхает.

— Интересно как она туда смогла просочиться? Ведь я запретил туда доступ?

— Сам у неё спроси.

— Бардак, однако.

— Вот кстати о бардаке, что думаешь с этим делать? СБ ты обезглавил?

— Ты имеешь в виду, что вечером будет грандиозная пьянка?


Часть 9


— Об этом.

— Ты прав. Что-то об этом я не подумал.

— Искин фиксируй приказ:

«Командирам абордажникам приказываю вечером выделить разумных для поддержания порядка и пресечения противоправных действий на станции».

— Зафиксировано.

На лётной палубе все работали, большинство чем-то занималось. Там шло сплошное броуновское движение. Вообще там было безопасно, всех пленных пиратов оттуда уже убрали. Решил отправить и подключить к работе на палубе техническую службу, нужно было разблокировать лифты.

— Искин направь дроидов и техническую службу на летную палубу пускай достают металлом из лифтовых шахт и разблокируют лифты.

— Принято.

— Они, похоже, это уже ждали и через несколько минут там появились и дроиды и техники станции, причём в количестве значительно большем, чем требовалось. Вначале занялись тем, что попытались поучаствовать в мародёрке, но были отогнаны абордажниками от их законной добычи. Разочарованно они занялись своей работой, постоянно посматривая в сторону абордажных ботов. Как раз начали притаскивать боты, что были сбиты около станции и они стали заинтересованно посматривать в их сторону.

Здесь вроде всё в порядке. Все были заняты работой. Посмотрел коридор к лётной палубе. В нём спасатели вместе с СБ занимались тем, что отсортировывали рабов от пиратов. Понаблюдал за их работой. После чего решил выяснить для себя, как там Мила оказалась. Быстро выяснилась что всё просто. Она временно включила себя в состав спасателей станции. Новоиспечённая спасательница сейчас занималась тем, что зацепилась языком с Лерой и они активно что-то обсуждали между собой. Судя по тому, что у меня горели уши, обсуждали именно меня. Хотя может быть это и не они. Вся станция занималась только этим. Да и командование могло вспоминать. Все заняты. Один я бездельничаю. Было у меня желание слетать с абордажниками на планету развеяться, но решил заняться административной работой. У меня её скопилась большая куча и её за меня никто не сделает. Последние дни я ей почти совсем не занимался. Сейчас было самое время для этого. Забрал рюкзак и пошёл к себе в кабинет. Элла была на месте и спросила — что хочу? Сказал что ничего не нужно. Попросил не беспокоить, только если что будет срочное. Первым делом решил проверить кабинет на жучки, и ожидаемо нашёл три штуки. Вышел в приёмную и на секретаре обнаружил ещё один жучок. Все уничтожил.

Закончил с работой, когда пришло сообщение, что мой рабочий день закончен. Сделал почти всё что накопилось. Одним глазом посмотрел, что делается на лётной палубе. Абордажников на ней уже не было. Они всей толпой улетели на планету. Их сменила толпа техников. Они вместе с дроидами ползали по трофейным челнокам, осматривая их в надежде что-то найти. Коридор к летной палубе был уже чист. Всех разумных оттуда убрали. Два лифта уже работали. Дроиды освободили лифтовые шахты и заканчивали с третьим лифтом. Здесь я понял что у меня появилась большая проблема. Как и где мне разместить столько абордажных ботов?

Сейчас эти финансисты продадут их, и они окажутся у пиратов снова. Подключился к искину и наложил запрет на продажу челноков. Где их разместить на станции я не представлял, но с летной палубы их было нужно убирать. Можно было остаться переночевать здесь на станции, но я решил вернуться на корабль. Мне там было привычнее. Проверил рейдер. Он был уже пристыкован к станции на том же месте.

По пути зашёл в магазин купил пару бутылок вина и хотел пригласить Леру с девочками отметить, но вспомнил, что сам отправил их на планету. Прилетят обратно будут уставшие, и им будет не до этого.

На корабле было пусто, никого из абордажников не было на входе, впрочем Зараза без проблем пустила меня внутрь. Приглашу пилотов, они сегодня хорошо поохотились. Связался с ними, одна сразу отказалась. Вторая была на дежурстве. Странно Лера с девочками тоже давно не приходили в гости. Моя насыщенная сексуальная жизнь сменилась на какую-то непонятную засуху.

Пить вино в одиночестве совсем не хотелось. Убрал вино в холодильник и пошёл на тренажёры. На тренажёрной палубе никого не оказалось. Стрелять мне не хотелось, настрелялся за день, поэтому занял летный тренажёр. В нём также сохранились мои настройки. Начал тренироваться в управлении челноком в ручном режиме. Здесь из-за отсутствия практики мои результаты также стали хуже. Когда я вышел оттуда был весь сырой. Тренажёр гонял меня очень продолжительно, пока у меня не стало снова получаться. Всё что хотелось после тренажёра это дойти до койки и уснуть. Празднование у меня не получилось, и было грустно.

Проснулся я от вызова нейросети. Пришло срочно сообщение что обнаружен бывший глава СБ. Видимо вирус не успел заразить мои скрытые камеры или на них не распространился, но сработали именно они. Вначале сработала камера на винтовой лестнице, после неё камеры находящиеся в коридоре ведущей к летной палубе. Ни в коридоре, ни на лётной палубе сейчас никого не было из-за отбоя. Интересно куда это он собрался? Камеры показывали, как он тихонько крался по коридору. Хотел отправить абордажников захватить его, когда вспомнил что станеры в коридоре до сих пор активны. Хотя он был в специальном скафандре СБ, но забрало скафандра у него было открыто.

— Зараза связь с искином станции.

— Выполнено.

— Искин код «Активация». Приказываю активировать станеры в коридоре.

— Выполнено.

До конца коридора он не дошёл, рухнул на пол. Попался голубчик. Хоть этот не ушёл. Сразу возник вопрос, а собственно что мне теперь с ним делать?

Кто его знает, возможно, у него есть ещё различные штучки для побега? Он может просто покончить с собой или ему помогут это сделать. Потом его смерть повесят на меня. Может просто его прикончить? Так будет проще. Жаль не получиться так сделать, искин уже всё зафиксировал. Придётся теперь с ним повозиться. Отправил транспортного дроида за ним, с задачей привезти его на корабль. После чего вызвал Дока. Ответил мне сонный голос Дока:

— Что случилось?

— Док просыпайся и подходи в медсекцию. Скоро узнаешь. Я тоже сейчас подойду туда.

Оделся и зашёл в медсекцию. Док был уже там.

— Рассказывай, что ты опять натворил?

— Натворил. В общем я арестовал главу СБ и сейчас его сюда привезут.

— Зачем ты его арестовал?

Ты что не в курсе? Я ведь вроде всем рассылал на станции? Хотя вы же тогда не были на станции.

— Нет. О чем ты?

— Он сбежал, а я его в розыск объявил. Сейчас поймал.

— За что в розыск?

— Измена империи.

— Это очень серьёзное обвинение.

— Я знаю.

— Командование в курсе?

— Конечно. Они дали согласие.

— Тогда это другой разговор.

— Что с ним? Ранен?

— Нет, я его вырубил станером. Он пару часов будет в отключке.

— Тогда что от меня хочешь?

— Хочу поручить его тебе. Чтобы он дожил до суда и не покончил с собой. Кроме того хочу что бы сделал ему ментокопирование памяти.

— Ты же знаешь что это запрещено.

— Знаю и поручаю это именно тебе как врачу и представителю СБ.

— Не могу. Только по приказу.

— Зараза зафиксируй в форме приказа.

— Ты знаешь, что тебя из-за этого приказа будут проблемы.

— Не переживай. У меня их много. Одной проблемой больше или меньше уже роли не играет. Мне многое прощается, пока я здесь оборону держу, а вот как только сделаю какую нибудь глупость, сразу всё припомнят.

— Хорошо, что ты это понимаешь.

— Понимаю вот только выбора у меня нет, только обороняться.

Пришёл сигнал от дроида. Он привёз тело к кораблю.

— Пойдём, заберём его.

— Где он?

— Транспортный дроид привёз его к шлюзу.

Мы вышли из корабля. У шлюза стоял транспортный дроид и в манипуляторах держал тело начальника СБ. Док подошёл, проверил пульс и дыхание. После этого приехал медицинский дроид с корабля и транспортный дроид уложил тело в каталку медицинскому дроида. В медсекции Док быстро его раздел и уложил капсулу, а я просто наблюдал за этим.

— Что с ним потом делать?

— Да что хочешь. Можешь в капсуле держать или в карцер посадить. Главное давать ему, как он мне, три раза в день сухой паёк и бутылку воды. В общем сам решай. Это теперь твой подопечный. Завтра передам командованию, что задержал его. Пускай думают, что с ним делать. Можешь своему начальству передать, что он здесь у тебя. Мне скрывать нечего. Главное чтобы он был жив.

— Так и сделаем. Подождём, что скажет начальство.

— Только он активировал какой-то вирус на станции и искин станции его не видел, так что если посадишь его в карцер, отключи у него нейросеть. Чтобы он ничего не заразил на корабле.

— Хорошо, что предупредил.

— Ты разбирайся, а я дальше спать.

Он продолжил заниматься с капсулой, а я вернулся к себе. Думаю, это было правильное решение. Если что, он вроде как в руках СБ, и оно само будет делать ему ментокопирование памяти. Там много что может всплыть. Впрочем, это всё завтра, а теперь спать.

На следующий день, сразу после завтрака, решил, что мне нужно исправлять сексуальную засуху. Все остальные дела обождут. С этой целью я направился на летную палубу рейдера. Здесь никого из техников не было. Нашёл их в ремонтной мастерской. Когда зашёл туда, сразу почувствовал испуг у них и страх в глазах.

— Зараза отключи здесь аудио и видеозапись.

— Выполнено.

После этого они ещё больше напряглись.

— Девочки чего вы меня боитесь?

— Ты обещал наказать.

— Точно. Я и забыл совсем.

— Поворачивайтесь попами, сейчас наказывать буду.

После этих моих слов они начали, как-то нервно посматривать на Леру, а она на меня.

— Да я пошутил. Ну должен же я был вас поругать хотя бы за нарушение. Вот и поругал, наказания не будет, не бойтесь. Здесь я по другому вопросу. Меня интересует, почему вы перестали ко мне по ночам приходить?

— Ты теперь начальник и нам нельзя.

— С чего это вдруг? Раньше можно было, а теперь нельзя стало?

— Ты теперь самый главный здесь на станции.

— Ну и что изменилось? Раньше я также был начальником, вроде ничего не поменялось? Я очень соскучился по моим ножным гостьям. Хочу знать, когда вас ждать у себя?

За всех ответила Лера, что они подумают.

— Как скажете. Буду ждать, я вино хорошее вчера прикупил, выпьем вместе.

Направляясь в рабочий кабинет пытался понять, что произошло. Почему они не стали приходить? Странности какие-то творятся около меня, а я не в курсе. Нужно будет разобраться, отчего и почему. Когда пришёл на работу первым делом отправил сообщение о задержании начальника СБ, а также запросил инструкции о том что мне с ним делать? Второй проблемой были абордажные боты, количество которых ещё добавилось со вчерашнего дня. На лётной палубе сегодня должны были закончить ремонт лифтов, и можно было восстанавливать воздушное сообщение с планетой. Нужно было их куда-то убрать. Вот только куда? По габаритам они в транспортный коридор никак не проходили. Возможно, их попробовать боком транспортировать? Искин сделал имитацию и так тоже не получалось. Они застревали на винтовой лестнице. Ничего у меня не получалось. Потом подумал, зачем я сам себе жизнь усложняю? У меня целый этаж пустой стоит. Как раз над лётной палубой. Решил расширить одно из отверстий проделанных пиратами и отправил туда своих дроидов, после чего отправился сам. Мне были нужны размеры самого большого челнока. Дело в том, что все абордажные боты были разными. Большинство были аварского производства, несколько было наших и оширских, а два были вообще мне неизвестного производителя. Они были самыми большими по размеру и не стандартными. Пришлось их обмерять, чтобы они прошли в дыру. Это были странные челноки, неизвестного производителя, и информации о них у меня в базе их не было. Впрочем, мне было не до странностей, требовалось срочно убирать их, чтобы освободить палубу. Полдня я вырезал отверстие между палубами, после чего транспортные дроиды поднимали боты на верхний уровень, где другие транспортные дроиды их принимали и размещали на этаже. После восстанавливал всё обратно, а также все отверстия, что проделали пираты. Концу дня вместе с транспортной и технической службой закончили ремонт и освободили палубу для приёма челноков с планеты. Абордажные боты заняли почти весь этаж над палубой и с трудом там разместились. Одну проблему я решил, вот только организовал сам себе другие. Что делать дальше с ними я не представлял, если мне неожиданно понадобиться абордажный бот, что тогда с ними делать? Каждый раз вырезать дыру? Оставить дыру и не заваривать? Если нападение повториться, а здесь готовая дыра для проникновения на станцию. Потом придётся заняться их ремонтом и приведением в рабочее состояние. После ремонта должен проводиться пробный полёт, а с этажа никак не вылетишь. Но во всём этом был плюс. Оттуда, ни один бот не угонят, а значит, все они будут целы. Ограничил доступ на этаж и разрешил его только техникам для ремонта. У меня остался ещё вопрос, что делать с орудиями? Большинство было повреждено, пока я их просто закрыл крышками. Когда шёл к себе взял ещё вина, решив что двух бутылок будет мало. Оказалось напрасно. Мало не оказалось. Просто никто не пришёл ни вечером, ни ночью.

Проснувшись утром, сразу получил сообщение от финансового отдела. Мне пришла премия две тысячи за поимку начальника СБ. Несомненно, это была радостная новость. Вот только никаких новостей от командования о том, что с ним делать не было. Похоже, думают, но скорей всего ждут результатов ментокопирования памяти. На завтраке в кают-компании ко мне подошёл Док. Он подождал когда мы остались вдвоём и спросил:

— Скажи кто ещё в курсе задержания?

— Я и ты. Больше никто.

— А кто его задержал и как он попался?

— Я его и задержал. Он собрался сбежать на пиратских челноках отсюда. Только он не знал, что я установил скрытые камеры наблюдения около летной палубы. Вот в них он и засветился, а там установлены полицейские станеры, я их задействовал и он вырубился. После чего отправил дроида за ним, и он привёз его сюда. Дальше ты знаешь.

— Как всё просто оказывается. СБ засекретило все данные о его задержании и всё расследование о нём.

— Я так понимаю, что мне теперь не узнать что там было на ментокопировании?

— Нет.

— Понятно всё сделал я, а все лавры заберут себе они. Видимо что-то важное раз всё секретят. Что можно сказать. Это даже хорошо. Одной проблемой у меня станет меньше.

— Что ты с ним делать будешь?

— Жду указаний по нему.

— Мне тоже никаких указаний не присылали.

После разговора он ушёл, а я только сейчас понял что я сам того не желая сделал его временным начальником СБ. Похоже проверка нас всех ожидает раз всё засекретили. Мне в принципе боятся не чего, за мной косяков страшных не водилось, но сейчас я решил ещё немного покосячить.

Можно было воспользоваться пассажирским челноком. Он с утра уже должен начать перевозить пассажиров на планету и обратно, но я решил воспользоваться служебным положением и вылететь на абордажном боте. Появилась у меня одна задумка — совместить приятное с полезным. Сильно я устал, и мне хотелось отдыха. Челнок на планету сегодня точно заполнен, желающими отдохнуть и потратить креды. Меня в нём узнают, и будет очень много расспросов, а мне совсем не хотелось на них отвечать. К тому же я решил потратить денег не своих, а флотских. Вызвал Леру.

— Лера готовь челнок, мы с тобой летим на планету. Да и переоденься в гражданское.

— Зачем?

— Не хочешь как хочешь.

— Ты просто скажи, что мне одеть?

— Одень что-то обычное на планете для женщины.

— Яркое?

— Да.

— У меня есть два новых платья. Тебе какие больше нравятся? Красные или желтые?

— Бери оба.

— Что делать будем?

— В принципе программа у нас запланирована насыщенная. Покупки будем делать.

— Мне много чего нужно.

— Ты не поняла покупки для флота и станции. Одним словом ты мне нужна как техник и пилот и не только.

— Что значит и не только?

— Хватит вопросов, готовь челнок к вылету.


Часть 10


Ну не мог же я сказать открыто, что я запланировал отдохнуть вместе с ней, а всё остальное просто предлог. Похоже, она уже поняла, что за вылет планируется. Сам я вернулся в каюту и тоже переоделся в гражданскую одежду, но надел сверху отремонтированный трофейный скафандр. Напоследок проинформировал сервер станции, что лечу по делам на планету. После чего выдвинулся на лётную палубу. Лера уже была в боте, я только залез внутрь и бот сразу взлетел. После чего мы покинули летную палубу рейдера.

— Куда летим? — спросила Лера.

— На рынок — и скинул ей его расположение на карте города — Меня интересуют абордажные дроиды. У нас их мало осталось. Нужно прикупить для станции.

— Для корабля они бы тоже не помешали.

— Мне финансисты лимит срезали. Ограничили меня ста тысячами. Все покупки свыше только с их царского позволения.

— Не густо тебе оставили. За что тебя так?

— Не поверишь за металлолом и турели для орудий.

— И что их не устроило?

— Да если бы я знал? Всё пригодилось. Ты же сама видела.

— Слушай, ты вот это всё, сам придумал?

— Ты про что?

— Про металлом. Про эти орудия?

— Конечно сам. Кто ещё может за меня придумать?

— Значит, точно у тебя есть этот инстинкт убийцы.

— О чем ты? Я тебя не понимаю.

— О тебе. Таких как ты называют разумными с инстинктом убийцы. Они очень редко встречаются. Говорят, что их учёные пытаются вывести в генетических лабораториях. Похоже, тебя в такой лаборатории вывели и перевозили, а на них пираты напали.

— Лера чего ты несёшь? Ты ведь лучше всех знаешь меня. Мы с тобой много времени провели вместе. Какие генетические лаборатории? У меня есть папа с мамой на моей планете. Меня с моей планеты пираты выкрали.

— Это всё не твои воспоминания. Они тебе их искусственно сгенерировали. Ты помнишь, к примеру, как ты попал на корабль к пиратам?

— Нет, этого я не помню. Меня вырубили станером и только поэтому я этого не помню.

— Вот видишь, точно сгенерированы.

— Лера нет у меня никакого инстинкта убийцы.

— Тогда как объяснишь, что уничтожил такую толпу пиратов, и у тебя нет ни одной потери?

— Я здесь причём? Не я ведь абордажниками командовал. У них были свои командиры и потом когда мы летали на помощь нашим, там ведь были потери.

— Да это разве потери. Ты победил гораздо более сильного противника. Это и есть инстинкт убийцы.

Стало понятно, что Лера искренне верит во всё это, и доказывать обратное просто бесполезно. Решил сменить тему.

— Вы из-за этого теперь не приходите ко мне?

— Нет не из-за этого.

— А из-за чего?

— Ты ведь сейчас с Милой?

— С чего это ты взяла?

— Так вся станция об этом говорит.

— Это всё не правда.

— Куда садимся?

— Садись где удобно. Начальник я или как?

Мы приземлились недалеко от входа. Я начал снимать скафандр.

— Зачем ты его снимаешь?

— Не хочу, чтобы меня узнали.

— Ты думаешь, что тебя так не узнают?

— В полиции не узнали, возможно, и здесь не узнают.

— В скафандре безопасней.

— У меня же инстинкт убийцы. Чего мне боятся?

Она тоже достала платья. Выбрала желтое платье и стала снимать с себя комбинезон. От этих действий у меня проснулось жуткое желание овладеть ею здесь и сейчас.

— Знаешь, Лера покупки подождут. Иди ко мне моя проказница.

— Ты что хочешь прямо здесь?

— Мы вдвоём и кто нам может помешать?

Она совсем без ничего пришла и села мне на колени.

— У тебя точно ничего нет с Милой?

— Лера я тебе хоть раз врал?

— Нет вроде.

— Так вот у меня с ней было, но сейчас ничего нет, и после того что она сделала ничего не будет.

— Почему?

— Она меня предала.

— Это как?

— Давай я тебе, потом это расскажу, а сейчас похулиганим.

Мы много хулиганили. Она тоже соскучилась.

Когда мы угомонились, спросил её:

— Теперь расскажи, почему вы не приходили?

— Ты ведь знаешь кто отец у Милы. Нам проблемы не нужны из-за неё. Она их может организовать.

— Не может. У неё нет полномочий для этого, а отец проблемы организовать может только мне, а не вам. Вы не находитесь в его прямом подчинении. Если только не официально, а не официально я вас прикрою, так что вам боятся нечего. Любые приказы вашего командира рейдера я могу отменить. Так что не переживай на этот счёт. Одевайся, займёмся покупками.

Любопытные, что окружили абордажный бот после посадки, разошлись по своим делам, и мы с ней покинули его в полном одиночестве. Оделся я привычно для планеты — гавайка и шорты, добавил шляпу и очки. Лера надела желтое платье.

На этом рынке я был раньше. Здесь я покупал свои сланцы. Теперь они достались сбшникам. Может, стоит прикупить ещё? Пока я здесь? Вот только зачем они мне на станции?

— Лера я в сети смотрел объявления, здесь должны быть оширские абордажные дроиды. Старые конечно, но они одни из самых свежих, что я видел на планете. Ищем их. За каждый просят по двадцать пять тысяч, хотелось бы взять их пять, а не четыре.

— Я поняла тебя.

Когда мы начали двигаться по рынку, я присматривал за Лерой. Она была не вооружена, в отличие от меня, и занималась только тем, что рассматривала окружающий товар. Здесь всегда хватало специалистов из воровского клана, и сейчас я заметил сразу троих. Они тоже обратили на нас внимание.

— Лера ты умеешь стрелять из игольника?

— Умею, но мне из бластера привычней.

— Не расслабляйся. Мы привлекли внимание воровского клана, они сейчас следуют за нами.

— У меня нет оружия, я не взяла.

— У меня два бластера и игольник, так что оружия полно. Если что будь готова. Пока веди себя естественно.

— Поняла тебя.

Они держались на расстоянии и не приближались. Почувствовал что они в сомнениях, кроме того почувствовал псиона среди них. Только кто он я не мог понять. Резко развернулся и начал искать его среди толпы прохожих, но никак не мог почувствовать, где он находиться. Вроде где-то рядом, но кто он никак не получалось понять. Видимо этим я его спугнул и за ним отошли другие.

— Ну что? Где они?

— Отошли и пока наблюдают. Среди них псион, но пока я не могу его вычислить.

— Слушай, а хороший рынок. Здесь много нужных вещей можно приобрести.

— Приобрести можно, только нужно ноги отсюда с этим унести. Это их территория. Здесь они хозяева.

— Думаешь, будут ждать на выходе?

— Скорей всего.

— Может Криса вызвать с его бойцами?

— Думаю, обойдётся. Они не в курсе пока, зачем мы пришли сюда и кто мы. Когда купим, не станут связываться. Только одна сюда не ходи, а если пойдёшь, одевайся скромно, неброско и бери кого-нибудь из парней с собой.

— Слушай, а как ты их чувствуешь?

— И вижу и чувствую. Всё вместе.

— Как отличаешь? Для меня здесь все покупатели одинаковые.

— Этих покупателей не интересует товар. Они внимательно осматривают соседей.

— Вон смотри на этого, в соседнем ряду, он якобы смотрит на запчасти, а сам присматривает за нами.

Он заметил наше внимание к нему и сразу переместился в другой ряд и после растворился там среди других покупателей.

— Видишь — профессионал. Одно движение и растворился в толпе.

— Знаешь, если бы ты не показал, я бы ни за что не заметила.

Вскоре мы дошли до рядов, где торговали дроидами. Здесь, как и раньше, было много различных дроидов. Если раньше я не представлял что это за дроиды, то теперь и видел и отличал. Здесь было много древних и устаревших моделей, но встречались и достаточно новые модели. Это было странно, потому что такие модели непонятно как попали на планету. Если раньше цены на всё мне казались астрономическими, то теперь они мне казались наоборот бросовыми. Потому что теперь я знал их реальную стоимость. Наконец мы добрались до рядов с абордажными дроидами. Здесь покупателей не было и мы с Лерой оказались вдвоем. Похоже, дела у продавцов шли неважно, большинство дроидов было покрыто приличным слоем пыли. Это было крайне странно, дроид конечно был не дёшевой вещью по местным меркам, но он заменял в бою нескольких бойцов и для защиты дома или как телохранитель подходил идеально. Почему их здесь не покупают? Пока Лера ходила и рассматривала дроидов я начал искать в сети, почему это так. Оказалось всё просто. Дроиды отсюда уходят недалеко и все уже об этом знали. Нужно договариваться с воровским кланом о покупке, и тогда будет озвучена реальная цена, а цены, по которым ими здесь торговали, были специальной заманухой. Скинул ссылку Лере на нейросеть об этом.

Она подошла ко мне и тихо спросила:

— Что будем делать?

— Брать. Нам важен сам факт сделки.

— Зачем?

— Ну как? Сделка состоялась. Товар теперь наш, а тот факт, что у них цена специально занижена, так это не наши проблемы.

— Нам же не дадут нам уйти отсюда.

— Лера они не знают кто мы, а когда узнают, то не пойдут на открытый конфликт. Здесь нужно будет или убивать или не трогать. Если меня убьют, знаешь, сколько проблем после этого огребут. Поэтому они понесут убыток и дадут нам уйти с покупками.

— Значит, если бы они знали кто мы, то не продали бы.

— Продали бы, но совсем по другим ценам.

— Нам важно сделку заключить и забрать товар. Если будет нужно, я сюда и пару ботов с абордажниками высажу. Это совсем не проблема. Похоже, сюда идет продавец. Роняем его в цене ещё.

— Поняла.

Он подошёл и сразу начал предлагать устаревших дроидов. Они были совсем древние. Видимо он не принял нас за серьёзных клиентов.

— Уважаемый вы не поняли. Нас не интересует это старьё.

— Вот возьмите этот. Он новее. Это современная модель.

— Это тоже откровенный хлам.

— Вы, похоже, разбираетесь в дроидах, что вам предложить?

Здесь в разговор вмешалась Лера.

— Покажите нам вот этих — она показала на дроидов, за которыми мы пришли — Мне нужно провести их диагностику и проверить их работоспособность.

Таких дроидов здесь находилось семь штук. Пока она занималась их проверкой, я продолжил ходить среди дроидов. Заметил в середине ряда двух дроидов нивейской постройки. Это была одна из самых свежих моделей. Они были гораздо лучше оширских.

— Уважаемый. Эти дроиды у вас, откуда? — спросил продавца.

— Эти только подвезли, капитан корабля не смог рассчитаться. Кредов не оказалось, вот он и отдал в счёт долга.

Никаких нивейских кораблей не было даже близко от системы. Это я знал точно. Они могли появиться только от пиратов, минуя таможню. Можно было смело арестовывать продавца и предъявлять обвинение в сотрудничестве с пиратами. Впрочем, доказательств у меня не было, а он может заявить, что он простой перекупщик. Решил узнать про дроидов подробнее.

— Можно посмотреть их диагностику и работоспособность?

— Пожалуйста. Он дал доступ, и я подключился к дроиду. Дроид вроде выходил на диагностику, потом скидывал все данные и начинал всё снова.

— Он что не рабочий?

— Почему? Все работает.

— Странно. Этот дроид не выдаёт диагностику? Загружает и сразу скидывает? — попробовал второго дроида, второй вообще не вышел на диагностику — Этот вообще не выходит на диагностику. Что с ними не так?

— Попробуйте ещё.

— Оба не рабочие. Не дают диагностику.

— Они рабочие. Просто сбились настройки. Нужно поправить и всё заработать.

— У них, судя по всему, сбой центральной системы управления, а без неё он бесполезная гора железа.

Попробовал активировать режимы защиты или нападения они не отзывались на мои команды.

— Ни один из режимов управления огнём у них не работает.

— Похоже, он мне сбоящих дроидов подсунул — ответил задумчиво продавец.

— Кто он?

— Капитан корабля.

— Сколько вы хотите за них?

— Сто пятьдесят тысяч.

— Да вы пошутили. Это же металлом. Они меня интересуют только как запчасти.

— Готов предложить за обоих пятьдесят тысяч.

— Это не серьезно. Они даже в таком виде стоят гораздо дороже. Готов их уступить за сто двадцать тысяч.

— Сто тысяч моя последняя цена.

— Забирайте.

— Под протокол сделка?

— Под протокол сделка.

— Хорошо — оплатил ему со своего личного счёта сто тысяч.

Лера подошла ко мне. Пока продавец ушел якобы за кодами доступа.

— Ну и зачем они тебе?

— Потом объясню. Что по оширцам?

— Три почти новых, остальные в среднем состоянии. Вот только полную диагностику они не выдают.

— Сбрасывают?

— Да.

— У меня такая же картина.

— Берём три новых и два из тех, что тебе понравятся, торгуемся и уходим.

— Меня смущает их диагностика.

— Я думаю, что я знаю, в чём здесь дело.

— В чем?

— Объясню позже.

Продавец вернулся и передал мне коды доступа. Ввел коды доступа в каждого. Они их приняли, но на диагностику так и не выходили. Приказал, чтобы они шли за мной след в след. По-другому никак не получалось ими управлять. Вдобавок приходилось каждый свой шаг контролировать. Похоже, продавец решил, что на этом всё, но мы только начали, Лера была непротив поторговаться и они долго и упорно торговались за пять дроидов. Ей удалось сторговаться за девяносто пять тысяч. Продавец получил свои деньги, а я коды доступа. Только оплатил в этот раз не со своего чипа, а с флотского счёта. Думал, после оплаты он будет сильно удивлён, но он или не заметил это обстоятельство или проигнорировал его. Специально снял солнцезащитные очки. Он и здесь никак не прореагировал. Не представляться же официально. Сделка была заключена официально под протокол, так что отменить он её не сможет. Продавец пожелал нам удачи, и в окружении дроидов мы пошли на выход. Управление этой оширской пятеркой Лера взяла на себя. Как только мы отошли, так чтобы нас не было видно продавцу, остановил её.

— Лера стой!

— Что случилось?

— Достань у меня в рюкзаке сканер нужно проверить дроидов и себя.

Она вытащила его.

— Проверяй дроидов.

Сканер выявил два жучка на ближайших дроидах, но самое удивительное, что ещё один жучёк нашёлся у меня на рюкзаке. Видимо продавец сумел мне его незаметно установить. Лера сняла все и хотела уничтожить.

— Лера не торопись, не уничтожай их пока.

— Почему?

— Пригодятся. Лера на дроидах, похоже, стоят блокираторы. Подумай лучше как их найти и снять?

— Нужен дроид взломщик. По-другому никак не найти.

— Он здесь есть?

— Возможно, нужно поискать, только кредов нет.

— У меня есть личные креды, если он не стоит каких-то заоблачных вершин, можем купить.

— Недолжен вроде. Давно такой хотела себе прикупить.

Мы обошли почти все торговые ряды и уже собрались уходить, когда Лера нашла, что искала. Среди рядов торгующих разбитыми дроидами. Дроид не работал. У него отсутствовала батарея. Что-то похожее я видел у Слима. Дроид попал под выстрел игольника, игла повредила корпус и батарею. Продавал его какой-то странный продавец. У всех его соседей были горы запчастей к дроидам и сломанные дроиды, а у этого продавца в продаже был всего один сломанный дроид.

— Что скажешь? Сможешь починить? — спросил Леру.

— Не знаю?

— Сколько ты за него хочешь? — спросил продавца.

— Сорок тысяч.

— Ты что шутишь? Он ведь у тебя не рабочий.

— Рабочий и вообще не хочешь, не бери, проходи дальше.

Пришло сообщение на нейросеть от Леры, что такой новый стоит больше ста двадцати тысяч.

— Хорошо. Давай двадцать и по рукам.

— Нет сорок.

Посмотрел на Леру вопросительно, она кивнула.

— Ладно. Давай его сюда. Только учти, если не заработает, я тебе знаешь, куда его засуну.

— Не засунешь, руки коротки. Думаешь, дроидов набрал, сразу крутым стал?

— Поверь, дроиды здесь совсем не причём.

Лера стояла рядом и улыбалась. После высказалась:

— Хватит препираться, расплачивайся и пойдём.

— Вот, послушай свою девушку — сказал он, рассматривая Леру.

— Хорошо. Получай свои тридцать тысяч.

— Мы так не договаривались — сорок тысяч.

— Мы пока никак не договаривались.

— Черт с тобой — тридцать пять тысяч.

— Сорок.

— Уломал сорок.

Перечислил ему сорок тысяч, хотя считал, что он в таком состоянии не стоит и половины этой суммы.

— Забирай.

— Лера забирай его, я не знаю, что с ним делать в таком виде.

— Всё в порядке, у тебя в рюкзаке я видела зарядку от света, сейчас попробуем его оживить.


Часть 11


Продавец передал мне коды доступа к дроиду, а я их переслал Лере. Вместе с дроидами мы отошли недалеко от торговых рядов. Здесь было небольшое свободное место, и мы его заняли. Она достала зарядное из рюкзака и развернула его. Открыла на боку дроида маленький разъём и подключила к нему зарядное устройство. Дроид ожил и зашевелил лапками.

— Сейчас попробуем проверить — сказала она и положила его на плечо одного из моих дроидов.

Он подполз к шее дроида, открыл небольшое окно и заполз внутрь. Несколько минут ничего не происходило. После она зудумчиво произнесла.

— Нашла вроде. Попробуй управление.

Подключился и запустил диагностику. Всё работало. Диагностика прошла успешно. Дроид был практически новым. Стоил такой гораздо дороже. Только здесь я понял, что нас с ними точно живыми не выпустят. Это был не воровской клан, а пираты. Сразу связался с Крисом.

— Крис срочно вооружайтесь и вылетайте на абордажном боте ко мне. Кроме того и возьмите ещё один бот с собой, похоже, он потребуется. Отправил ему данные, где мы находимся.

— Понял. Вылетам.

Пока вооружаться, пока погрузятся, пока вылетят, это полчаса не меньше, нужно тянуть время. Скорей всего, пока мы находимся на рынке, нас не станут трогать. Лера пока достала взломщика из первого дроида и пересадила на его собрата.

— Смори. Это их блокиратор.

У нее на ладони была небольшая пуговица.

— Что он делает?

— Не знаю точно, но скорей всего перехватывает управление или блокирует его.

— Похоже, блокирует.

— Почему ты так решил?

— Раньше дроид на диагностику не выходил, а как ты сняла эту штуку, всё запустилось и заработало. Это практически новые дроиды, сама посмотри. Я ей дал доступ к моим дроидам.

— Тебе сильно повезло.

— Боюсь, нам как раз не повезло.

— Почему?

— Это не воровской клан. Это пираты Лера.

— Пираты? Не может этого быть? Откуда они здесь?

— Тогда ответь на вопрос. Откуда эти дроиды взялись у продавца и как они здесь появились?

— Ты же слышал. Они с корабля. Их в счёт долга отдали.

— Ты в это веришь? Как давно сюда прилетал нивейский корабль?

— Не знаю.

— Давно, а дроидам год от силы.

— Хочешь сказать, что это пиратские трофеи?

— Да. Я поначалу подумал, что это перекупщики и воровской клан их просто перепродаёт. Вот только воровкой клан исчез, как только мы зашли сюда. Я их не вижу и не чувствую.

— Тогда нас не выпустят отсюда.

— Я тоже так считаю и уже вызвал Криса. Они летят к нам. Нужно только время потянуть. Пока походим, потратим оставшиеся деньги.

— Какие?

— Пять тысяч флотских осталось. Можно прикупить чего-нибудь.

— Это без проблем. Мне много что нужно.

— Думаю пока мы ходим по рынку, мы в относительной безопасности. Держись рядом и не отходи далеко. Видишь справа внизу рюкзака карман?

— Вижу.

— Засунь в него руку.

— Это бластер?

— Да, если что сразу выхватывай. Этот для тебя.

Перевесил кобуру скрытого ношения с бластером на правое бедро, а кобуру с игольником, которая была там, переместил на левое.

— Теперь достань бронежилет из рюкзака и надень на себя.

— А как же ты?

— Ты важней. Ты пилот и в случае ранения сможешь меня быстро доставить до медцентра. Одевай!

Она начала послушно надевать бронежилет.

— Ой. Ты знаешь, что в нём дырки?

— Знаю. Это моя работа. Это трофей.

Она надела бронежилет и застегнула его. Выглядела она в нём забавно. Желтое платье и сверху бронежилет.

— Тебе идёт. Ты теперь выглядишь воинственно. Теперь можно продолжать шопинг.

— Тебе, правда, нравиться?

— Ты мне нравишься. Пойдём. Нельзя стоять отдельно. Нужно двигаться и быть в толпе.

— Зачем?

— Когда стоишь отдельно есть повод на тебя напасть и когда ты в толпе и двигаешься, сделать это гораздо трудней.

— А как же остальные дроиды?

— Думаю, что двух будет достаточно. Остальные просто отключай сразу, чтобы не перехватили управление.

Дроид взломщик вылез из второго дроида и перебрался в мой рюкзак.

Мы продолжили ходить по торговым рядам, теперь это были ряды с запасными частями для дроидов. Лера приобретала запчасти и складывала мне в рюкзак. Он становился всё тяжелей и тяжелей. Я только оплачивал покупки флотскими деньгами. Некоторые запчасти она покупала на свои креды. Хорошо, что денег мало осталось, а то она вошла во вкус и постоянно что-то покупала. Вызвал Криса.

— Что у вас?

— Вылетели. Скоро будем. Что у вас происходит?

— Пока ничего, но как начнется, понадобиться ваша помощь. Пока не вмешивайтесь до момента, когда на нас нападут.

— Понял.

— Лера наши на подлёте. Где жучки?

— В кармане — и она достала их.

Показал ей знаками, что нужно прицепить на кого-нибудь кто идёт в другую сторону.

Она кивнула в знак согласия и отошла немного от нашей толпы. Мимо неё проезжал дроид. Он транспортировал сломанного дроида. На сломанного дроида она и прицепила жучки.

— Молодец. Пойдём к челноку.

На выходе с рынка я заметил представителей воровского клана, но они не проявили к нам интереса и не стали преследовать. Странно это вроде их территория? Похоже, они всё-таки не заодно. Мы с ней спокойно дошли до челнока. Я был разочарован.

— Лера грузи дроидов.

Перевёл своих дроидов в режим охраны, а она стала отправлять своих в челнок. Когда внутрь залез последний дроид из Лериных, я почувствовал опасность.

— Лера быстро внутрь и заводи бот.

— Что случилось?

— Чувствую опасность.

Скинул рюкзак и отдал его ей. Он меня замедлял. Она быстро скрылась внутри бота. Можно конечно последовать за ней и просто улететь, но я выбрал другой вариант. Нужно было уничтожить этот пиратский рассадник. Из ворот рынка появился продавец дроидов. За ним шли двое. Все трое в тяжёлых скафандрах и вооружены винтовками. С ними ехали два оставшихся у него оширских абордажных дроида. Спокойно дожидался их около бота, прикрывшись корпусами своих дроидов. Они подошли вплотную к нам, полностью игнорируя предупреждения, моих дроидов. Мне даже пришлось их остановить, чтобы они не открыли огонь первыми. Полностью переориентировав их на дроидов противника. Они остановились, когда нас разделяло меньше десятка метров, и продавец обратился ко мне:

— Ты мне не доплатил!

— С чего ты это взял? Сделка совершена под протокол. Деньги как мы договорились, ты получил. Какие претензии?

— Ты меня обманул. Эти дроиды стоят гораздо дороже!

— Не вижу проблемы, ты можешь обратиться в суд, и там решат, доплатил я или нет.

— Суд будет здесь и сейчас. Ты мне доплачиваешь миллион или сдохнешь здесь вместе со своей сучкой.

— Боюсь, что сделка совершена и ни одного креда ты больше не получишь.

— Это твоё окончательно решение? Я даю тебе секунду подумать.

— Не сомневайся. Решение окончательное, и я тебе даю секунду подумать, чтобы уйти отсюда живыми.

— Какой ты наглый, и не надейся, что мои дроиды помогут тебе. Парни огонь.

Я уже ждал этого момента и держал правую руку на кобуре. Они этого не видели. Внешне у меня на бедре ничего не было. Он ещё не успел договорить команду, как я начал стрелять, практически одновременно с моими и его дроидами. Стреляли в упор, вот только я изначально спрятался за дроида, а эти трое стояли передо мной не пытаясь спрятаться за своих. Визуально у меня был только игольник, а для тяжёлых скафандров он не был угрозой, но здесь их ждал двойной сюрприз. Ведь ещё на рынке я выставил максимальную мощность и автоматическую стрельбу у бластера. Два выстрела попали в продавца, один в того, что стоял слева от меня. Для их дроидов целью был я, а не мои дроиды. Они отработали по мне, но я укрылся за одним из своих дроидов и ответный залп моих дроидов уничтожил оширских. Когда я выглянул из-за своего дроида, их дроиды стояли на месте и дымились. Продавец и тот, что был слева от него, уже лежали на земле, третий палил в моего дроида из винтовки, не причиняя дроиду особого вреда. Три выстрела из моего бластера закончили этот беспредел порчи моего имущества. Вроде всё стихло, уже хотел выйти и посмотреть что там с этой троицей, но почувствовал опасность со спины. Повернулся назад и заметил, что к челноку подкрадываются несколько разумных, прикрываясь корпусами стоящих рядом аэробайков. С рынка также выскочили четверо или пятеро и открыли огонь по дроидам.

— Обложили! — быстро заскочил в бот и вызывал Криса.

— Крис ваш выход.

— Наконец-то, а то мы заждались уже.

Сам я быстро начал надевать на себя скафандр. Про который просто забыл. Бросил взгляд на Леру, она сидела за управлением челнока и пыталась его оживить.

— Что случилось?

— Ничего не понимаю. Бот почему-то не запускается.

— Похоже, они прилепили к нему блокиратор подобный тому что был дроидах.

— Нет, он слишком маленький для челнока.

— Значит, у них есть другие, подходящие для челноков. Не понимаю, почему дроиды не стреляют?

Она, похоже, подключилась к дроидам.

— Ты сам для них установил целями дроиды противника. Вот и не стреляют.

— Брось бот, и займись дроидами. Нас там слегка зажали.

— Не кому уже зажимать. Там без нас разберутся, а вот, почему бот не хочет работать это большой вопрос.

Она снова вернулась к прежнему занятию, а я, натягивая скафандр, подключился к камерам наружного наблюдения. Из севших ботов выпрыгивали абордажники. Сопротивления практически не было. Парни всё закончили быстро. Пятерых уничтожили, четверо сдались. Крис хотел подойти к нам, но сработал охранный режим у дроидов. Пришлось их отключить и внести Криса и остальных в список дружеских целей. Только тогда он подошёл ко мне.

— Командир это кто такие?

— Похоже, пираты или пиратские посредники.

— Командир, ты пиратов везде найдёшь, у тебя прямо нюх на них какой-то.

— Это они меня находят, решил дроидов приобрести для станции, а они на рынке ими торгуют. Нужно будет весь товар у них конфисковать.

Хотя зачем конфисковывать? Они же теперь мои и Леры по закону. Вызвал полицию. Нужно всё зафиксировать, чтобы всё было законно. После этого у меня появилось такое чувство, что полиция уже стояла за углом и ждала когда всё закончиться. Как только я их вызвал, они сразу прилетели и приземлились рядом с челноком. Причём прилетел сам начальник. При этом полицейских было всего трое, и они как-то насторожено выбрались из аэробайка, заметив два десятка вооружённых абордажников.

— Что у вас случилось? — осторожно спросил их начальник. Рассмотрев меня среди абордажников.

— Прибраться пришлось. Судя по всему, у вас здесь пираты гнездо свили.

— Не может быть.

— Может, может. Держи все данные по сделке и видео нападения на меня и моего техника. Можете провести расследование. По закону весь их товар принадлежит мне и Лере.

Он просмотрел все записи, что я ему предоставил и согласился, что товар теперь принадлежит мне и Лере.

— Крис идём забирать абордажных дроидов.

— Что с пленными делать?

— Начальник они вам нужны?

— Нет. Зачем они мне? Здесь и так всё ясно.

— Тогда грузи их. Сдадим в СБ. Пускай проверят на причастность к пиратству.

— Что с ранеными?

— Туда же. Слушай, среди них есть кто-то, кто готов пообщаться?

— Сейчас выясню.

Подвели одного, совсем молодого парня ещё подростка, хотя на планете он считался взрослым.

— Кто у вас главный и как его найти? Я знаю, что его среди вас нет.

— Никогда его не видел, всем командовал он. Он показал на погибшего продавца дроидов.

— Где вы находились?

— На рынке.

— Ночевали тоже здесь?

— Да.

— Понятно.

— Пойдём, прогуляемся туда.

— Лера вылезай из бота. Крикнул ей в сторону бота.

— Зачем? — спросила она оттуда.

После чего её голова показалась из люка.

— Заняться твоим любимым занятием мародеркой.

— Где? — она вся выбралась из бота.

— Троих видишь и два дроида. Это наша добыча.

Всех остальных погибших абордажники уже обобрали впрочем, как и живых. Остались только эти, их как мою добычу не трогали.

— Крис вы их полностью раздевайте. Они только голых покупают.

— Кто покупает?

— Медцентры. Нужно вызвать бригаду. Они заберут тела на органы и ещё денег вам за это заплатят.

— Где найти такой медцентр?

Скинул ему схему медицинских центров, что были недалеко.

Двое абордажников остались здесь дожидаться медиков. Остальные пошли за мной на рынок. Вероятность застать начальника этой лавочки на месте было очень низкой. Наверняка его след уже давно простыл. Требовалось просто забрать оставшихся дроидов. Начальник полиции со своими людьми решил составить нам компанию. Не знаю, зачем это ему было нужно. Наверно для самоутверждения. Процессия у нас получилась, что надо, почти двадцать абордажников вооружённых до зубов. В середине шли я Крис и трое полицейских. Почти половина продавцов, что торговала здесь совсем недавно, просто исчезла с рынка. Как и все клановые. Абордажные дроиды находились на месте. Главный, как я и думал, растворился в неизвестности. Никаких данных кто это был, и как выглядел, не было. Коды доступа к дроидам исчезли вместе с ним.

— Крис, похоже, нужно сюда абордажный бот подгонять.

— Сейчас будет.

Скоро абордажный бот уже садился, рядом с нами, распугивая последних продавцов и покупателей. После посадки начался процесс погрузки дроидов. Довольные абордажники обсуждали каждого дроида, что грузили в челнок. Всего погрузили двадцать четыре дроида.

После чего челнок вылетел обратно на станцию, а мы пешком прошли на выход. Там полиция нас покинула.

— Крис всё на этом. Можете заняться своими делами.

— Можно мы останемся на планете и отдохнём до вечера?

— Вы же в полном вооружении? Не получиться, так что вы после этого разнесёте чего-нибудь?

— Не переживай мы на боте всё оружие отправим обратно.

— Пленных куда денете?

— Туда же отправим.

— Тогда отдыхайте. Только чтобы всё было в порядке.

— Кстати, а где здесь можно продать оружие?

Скинул ему на нейросеть схему расположения магазинов оружия.

— Там везде торговаться нужно и цену лучше в сети вначале узнайте. Прежде чем идти продавать.

— Понял.

Представляю если они всей толпой, появятся в магазине. Хозяина сразу заикой сделают.

— Командир, когда за покупками следующий раз пойдёте, берите нас. У вас не очень убедительно получается торговаться.

Такой комплимент услышал от них перед погрузкой в бот и как обычно шло обсуждение, в какой бордель отправиться.

— Ну, а мы что будем дальше делать? — Лера неслышно подошла сзади.

— Что с ботом?

— С ним всё в порядке. Я нашла и сняла блокиратор. Можем лететь.

— Тогда полетели.

— Куда?

— Даже не знаю, я хотел провести с тобой день. Знаешь, мне вчера премию подкинули. Хочу потратить. Полетели в какой-нибудь ресторан — я угощаю.

— В какой?

— Нужно подумать. Ты ела мясо кикизы?

— Нет.

— Значит, полетели, попробуешь. Сам соскучился по настоящему мясу.

Сам искал в сети ресторан, где сейчас оно было. Нашёл один и скинул Лере куда лететь. Правда, перед входом мне пришлось снова снимать скафандр, а Лере бронежилет.

Мясо в ресторане оказалось совсем не первой свежести и приготовлено так себе. Хотя Лере оно очень понравилось. Мы обедали одни в зале. Кроме нас в ресторане почему-то никого не оказалось.

На первое нам предложили холодный суп из моллюсков, он мне понравился, как и Лере. На десерт фрукты и мороженое. Обошлось мне это в две с половиной тысячи кредов.

Как пришли креды, так и ушли. Совсем недавно я мечтал заработать такие деньги, а сейчас за один обед их легко истратил. Как быстро всё меняется в этой жизни. Такие мысли посетили меня, когда мы вышли из ресторана.

— Теперь куда? — спросила Лера, когда мы вернулись в бот.

— Не знаю, полетели куда-нибудь, где мы можем спокойно отдохнуть. Помнишь озеро, где мы были с тобой в санатории, там есть пляж на его другой стороне. Летим туда. Только нужно взять с собой чего нибудь поесть.

Она посмотрела назад. Там лежали трофеи.

— С трофеями, что будем делать?

— Нужно от всего этого избавиться, пока мы на планете.

Сам посмотрел назад, там было много трофеев от оружия до одежды.

— Кому это всё продать?

— Одежду я знаю, кому продать. Впрочем и остальное там можно пристроить.

— Тогда туда летим, а потом на озеро.

Я ей скинул координаты своей пошивочной мастерской. Вскоре бот уже приземлялся рядом с ней.

— Нужно будет постирать одежду. В таком виде у нас её не возьмут.


Часть 12


Было странно, но вещей оказалось больше чем с троих. Похоже, нам в челнок свалили всю оставшуюся одежду или Лера сама её забрала.

В стиральную машинку вся одежда с трудом поместилась. Пока машинка стирала, мы отправились в соседнее летнее кафе, там Лера закупила какие-то сладости. Раньше я такие сладости не видел и не пробовал. Вина не взяли, она была за штурвалом. Когда вернулись, стирка вещей была уже закончена. Мы забрали уже чистые и уложенные вещи.

В мастерской меня встретили радушно. Как старого знакомого.

— Проходи. Ты что снова с трофеями?

— Не поверите, но да.

— Ты же вроде сейчас на станции. Откуда взял?

— Пошли вместе с ней к вам на рынок и там нарвались. Уверен что местная сеть уже заполнена этим происшествием.

— Не смотрела. Вечером посмотрю. Чём всё закончилось?

— Для них ничем хорошим. Жаль главарь у них ушёл. Остальных абордажники уложили. Вот вещички с них, им они уже без надобности. Возьмёшь?

— Ты же знаешь, только на обмен.

— Знаю.

— Мне рубашку, а остальное моему технику.

— Хорошо. Девушка покрутитесь на месте мне нужно мерки с вас снять.

Лера до этого молчавшая проявила свой интерес.

— А какие вещи у вас можно заказать?

— Любые.

Это слово точно вдохновило Леру, и на время я её потерял. Дальше я сидел на диванчике, а они обсуждали детали будущего гардероба Леры. Мало того что она заказала себе, так она ещё своим техникам умудрилась заказать. Не знаю, как они это сделали без их присутствия.

— Ты ведь непротив, что я девочкам закажу — спросила она меня.

— Нет. У вас ещё долго?

— Мы закончили.

— Доставку на станцию обговорили?

— Конечно.

— Мы можем лететь дальше?

— Да.

— Тогда полетели.

— Можно тебе задать вопрос? — меня остановила хозяйка мастерской.

— Можно.

— Можешь ли ты помочь устроить внучку на станцию? Я понимаю, у вас было непростое знакомство.

— Кем ты её хочешь устроить?

— Техником.

— Уровня интеллекта хватает?

— С трудом.

— Даже не знаю что сказать. Понимаешь я не занимаюсь приёмом на работу это всё проходит через СБ, а у меня с ними сложные отношения и потом ты уверена, что она готова вот к такому?

Перекинул ей на нейросеть видео с коридором заваленным погибшими пиратами. Может на планете ей будет спокойней?

После просмотра она побледнела и задумалась.

— Давай сделаем так. Координаты Леры у тебя есть. Она старший техник на корабле. Пускай пообщаются по-женски, а потом подумаем, что можно сделать.

— Тогда так и сделаем.

Когда мы сели в бот. Лера спросила:

— Что значит непростое знакомство?

— В постирочной, которой мы сегодня были, она напала на меня со своими дружками.

— Чем закончилось?

— Все живы.

— Странно, для тебя это совсем не свойственно.

— Быстро бегают. Вот следующие координаты, куда мы летим. Там находиться магазин оружия и можно продать всё остальное. Только ты туда сходи без меня.

— Без проблем.

Пока летели, я просмотрел объявления в сети и скинул ей цены на скафандры и винтовки. Когда приземлились, у магазина она забрала три винтовки и ушла в магазин. Отсутствовала она недолго и скоро вернулась весьма довольная. Забрала скафандры и снова ушла в магазин. После чего вернулась совсем, и мы вылетели на пляж. Пока летели, она перекинула мне семь с половиной тысяч. Получилось, что она продала всё за пятнадцать тысяч. Это была очень хорошая цена. Цены в магазинах на станции сильно упали из-за большого количества пиратского оружия и скафандров. Здесь ей удалось пристроить всё по старым ценам. Стало понятно, почему она такая довольная. Вначале она летела и молчала, явно что-то обдумывая, потом спросила:

— Скажи, а куда денут погибших пиратов?

— Это надо у СБ спрашивать. Они их будут проверять по своим базам, куда потом не знаю. Хочешь продать? Думаю, они тебя не подпустят к ним.

— Почему?

— Сами заработают. Зачем им с тобой делиться?

— Наверно ты прав.

— Когда ты следующий раз пойдёшь за покупками, бери меня обязательно.

— Зачем?

Она улыбнулась.

— Я тебе для чего нибудь пригожусь и вообще мне нравиться с тобой ходить за покупками, и товар купили и денег заработали.

— Абордажникам тоже понравилось. Они тоже сказали чтобы я их брал с собой.

— Им на рынок нельзя. Они всех продавцов распугают.

— Нас теперь ещё на подходе обнаружат. Это была разовая акция.

— Тебя точно узнают, а меня быстро забудут.

— Была бы ты оширкой тогда да, а так вряд ли.

— Хотя ты знаешь, судя по всему, мы сегодня убрали конкурента у воровского клана.

— Я думала они заодно.

— Вначале я тоже так подумал, а теперь думаю, что они были конкурентами.

Чем был удобен этот бот, на нём не нужно было лететь по улицам и потом петлять по лесу. Просто взлетел и полетел по прямой. Приземлился где тебе нужно. Лера посадила бот у самой воды. Разделись и запрыгнули в озеро купаться. В такую жару это было просто великолепно. Она не умела плавать, и я опять попытался её научить плавать, но это было непросто. Закончилось тем, что мы вместо плаванья занялись любовью. Потом Лера рассказала про себя. Оказалось что она с небольшой аградной планеты. На её планете, как и здесь, не было морей и океанов только несколько полноводных рек. Правда её семья жила далеко от них. У них на планете были большие семьи их можно назвать маленькие кланы. Она была восьмой ребёнок у отца. Во главе такой семьи из пятидесяти, ста и больше человек стоял чаще мужчина, но не всегда, иногда были и женщины. Все они были родственниками в семье дальними или близкими. У главы в семьи было, как правило, несколько жён и от каждой были дети. В семьях шла постоянная война за власть. Все стремись быть поближе к главе, там были все деньги семьи. Самые дальние родственники находились практически на правах бесправных рабов. Каждая такая семья обрабатывала свой кусок земли. Почти вся планета была одной большой фермой и вся земля на планете была поделена между фермами. За исключением нескольких небольших городов. Новым земельным участкам взяться было не откуда, и между фермами часто вспыхивают войны с целью захвата земли у соседской фермы. Вот во время одной из таких войн и погибли её родители. Как и большая часть её семьи. Лера с сестрами ремонтировали технику в поле, поэтому остались живы. Чтобы спастись от преследования она записалась с сестрами на флот, так что все техники на корабле её сводные сестры. Крис, как и многие с корабля также был с этой планеты. На её планете находилось представительство флота, и флот там постоянно набирал новых рекрутов для своих кораблей и закупал продовольствие.

— Ты после службы, что собираешься делать?

— Не знаю, если раньше я хотела вернуться и отомстить, то теперь не знаю. Скорее я не хочу возвращаться обратно. А ты что будешь делать?

— Теперь тоже не знаю. Раньше я хотел покинуть эту планету и поискать свою родную планету, но за меня всё решили, не оставив мне выбора. Так что мне ещё долго пахать на флот.

— А какая она твоя планета?

— Ты же утром утверждала, что я из пробирки и это всё не мои воспоминания?

— Какая она в твоих воспоминаниях?

— Большая часть планеты покрыта водой, есть несколько континентов. Животный и растительный мир очень разнообразен не то, что здесь.

— Думаешь, она существует?

— Конечно, существует. Ты мне лучше расскажи, как вы меня нашли?

— Ты что не знаешь?

— Нет, мне никто и никогда не рассказывал.

— Мы вышли их гиперпространства и напоролись на пиратов. Один пират напал на другого и взял его на абордаж. Нам повезло, победитель был поврёждён и не смог от нас сбежать. Мы добили его, повредив ему маршевые двигателя, и сами взяли его на абордаж. Правда тебя мы нашли в другом корабле, когда решили его проверить. В нём все погибли. На нём мы ничего не нашли кроме криокапсулы с тобой.

— Искин возможно сохранился?

— Нет, он был уничтожен. Похоже, что капитан корабля уничтожил его перед смертью.

— Плохо. Значит, у меня нет ни одной зацепки, как мне найти мою планету?

— Никаких.

— А анализы ДНК пиратов делали, чтобы узнать, кто это был?

— Не делали, просто не успели. Вышел ещё один пиратский крейсер из гиперпространства, и мы сбежали оттуда. Прихватив с собой только тебя.

— Это было далеко отсюда?

— Думаю да, узнай у капитана или навигатора.

— Какой смысл? Там в лучшем случае два голых остова висят, а у них уже не спросишь. Расскажи мне лучше, кто меня нашёл и почему меня пираты оставили на корабле?

— Нашла тебя я и это получилось совершенно случайно. Криокапсулу с тобой пираты просто не нашли.

— Теперь понимаю, почему имеено тебя из всех выбрал.

— Почему?

— Поблагодарить хотел за находку, а ты убегать. Кстати хорошо бегаешь, я тебя догнать не мог.

— Я всегда хорошо бегала, меня родители поймать не могли. А почему ты выбрал меня?

— Не знаю, думаю, что это был неосознаный выбор. Ты мне тогда сразу понравилась.

— Догоняй.

Она побежала по берегу от меня я за ней. Бегали мы долго по пляжу, и поймать её я действительно не мог. Пришлось провести коварный приём в виде подножки. Только так я её поймал.

— Вот видишь, я тебя поймал, как и в прошлый раз. Нам тогда помешали. Сейчас никто не помешает.

— Знаешь, я тогда сильно испугалась тебя поначалу, а потом когда упала на тебя, поняла, что не хочешь мне причинить вреда. Ты меня так нежно обнял.

— Тогда я просто поговорить хотел, а вы с визгом в разные стороны. Мне нужно было с кем-то поговорить вот я и начал ловить. Ну и поймал.

— Верю.

— Нас тогда прервали где здесь.

Положил её на себя. Только в этот раз не только я был в костюме Адама. Она тоже была в костюме Евы.

— Надеюсь, нам теперь никто не помешает сейчас.

— Очень на это надеюсь.

Она нежно поцеловала меня. Это был наверно самый продолжительный поцелуй в моей жизни. Продолжение было не менее впечатляющим.

После этого, мы загорали на песочке. Лера спросила:

— Почему Мила считает тебя своим мужчиной?

— Не знаю. Сама её спроси. Вы вроде знакомы.

— Знакомы. Мы подруги.

— Вот и расспроси. Думаю, ты знаешь подробности нашего с ней знакомства, если вы подруги.

— Знаю, она рассказывала, а можешь рассказать, что между вами произошло?

— Всё не могу только то, что было до контракта.

— Рассказывай.

Она перевернулась на живот, чтобы меня слушать.

— При каких обстоятельствах мы встретились, ты знаешь. Она пришла вечером и осталась у меня на ночь. Утром я её попросил продать мне оружие. Возможно, что-то списанное флотское завалялось на складе. Она вначале она мне отказала. У меня не было рейтинга, чтобы его носить. Потом подумала и принесла запчасти от старого бластера. Это он в рюкзаке лежит и ещё нож. Отдала мне всё это и денег не взяла. Меня следующим утром отправили вниз в эмиграционный центр. Где меня уже поджидала парочка его работничков вырубившая меня станером. После этого я очнулся связанный, в кузове грузовика, а парочка аварцев радом со мной считала меня своим рабом. Они обсуждали между собой много или нет, они заплатили за меня СБ.

— Много?

— Сто тысяч.

— Не мало, не знала что ты такой дорогой, и что было дальше?

— Дальше на колонну напали. Грузовик, в котором меня везли, подорвали. Взрывом меня выкинуло из него. Нож они не нашли. Пока они отстреливались, я перерезал стяжки и освободился. Нападавшие их уничтожили, а меня не заметили, я в кустах спрятался. Так я освободился. Потом нашёл рюкзак и смог собрать бластер, что она мне дала. Благодаря нему смог выжить в лесу. После чего добрался до города и там жил. Мне было скучно, и я решил, что все считают меня мёртвым и решил проверить почту. Собственно про эту почту знала только Мила. Это она мне её помогала создать и настроить. В почту пришло несколько сообщений от неё. Последнее, о том, что она собирается замуж. В ответ пожелал ей удачи. После чего получил от неё предложение встретиться. Это был странно, и я сразу заподозрил подвох от СБ. Так и оказалось. Она пришла не одна, а четырьмя «помощниками». Они на меня напали, и я их уничтожил. Милу просто выключил нейротиком.

— Почему не убил? Она ведь была с ними?

— Если бы она мне не помогла с оружием, я бы не выжил, поэтому я считал, что обязан ей жизнью. Кроме того она сама была жертвой во всем этом. Они готовили её убийство, хотели обставить это так, что это я сделал, а меня бы они убили потом в отместку за неё. Такой у них был план.

— Очень хитро задумано, а зачем им это было нужно?

— Тогда я не знал всего. Их послало флотское начальство поговорить со мной. Предложить мне место инженера. Только это противоречило планам начальника СБ. Он совсем не собирался мне его предлагать, ему было нужно меня ликвидировать как опасного свидетеля для него. Вот они и придумали такую схему, так что уничтожив, их я ей жизнь спас.

— Что было дальше?

— Дальше мы сделали вид, что я её изнасиловал и отпустил.

— То есть ты её не насиловал?

— Нет, конечно, она сама была непротив. Не могла же она вернуться обратно не пострадавшей. Вот так и выкрутились. Напоследок я дал ей новую почту для связи. Это была одна из моих ошибок.

— Почему?

— Потому что она снова назначила мне встречу. Я пришёл, а там ловушка для меня. Как из воздуха материализовались трое сбшников, и попытались меня захватить, я потерял руку, но вырвался от них и ушёл бы, если бы не она. Она подошла и выстрелила в меня из станера. После этого я провёл три месяца в одиночке в СБ. Пока её отец не вмешался и не заставил меня подписать контракт с флотом. После этого у нас нет никаких отношений. Теперь веришь что она не моя девушка?

— Верю.

— Как видишь, нет у меня никакого инстинкта убийцы, я ошибся и попал.

— Это ничего не значит, один раз может дать сбой.

Понял, что её бесполезно убеждать в обратном.

— Хорошо, что ты попал к нам. Кто бы сейчас нами командовал?

— Кто нибудь командовал. Флот не может без командования. Впрочем, какая теперь разница я всё равно не могу отказаться. Просил прислать кого-нибудь на замену так командование отказало. Придётся командовать, пока не отстранят.

— Почему ты хотел отказаться от командования?

— Мне нравиться что-то созидать, а не разрушать. Сейчас мне приходиться заниматься разрушением.

— Подожди, ты ведь теперь как командир должен был заключить новый контракт с флотом, и можешь пересмотреть многие пункты.

— У меня в контракте не прописана конкретная должность. О том, что я буду инженером работать, я узнал когда мне нейросеть начали устанавливать.

— Как у тебя всё сложно.

— Это точно.

Пришло сообщение с пометкой важное. Хотел вообще вначале отключить нейросеть. Только нельзя было это делать, вдруг что-то важное случиться. Установил в настройках, чтобы нейросеть извещала о тех, что были с пометкой важное. Открыл, посмотрел. Нет, это надо, какое мне важное общение прислали. Письмо было от финансового отдела флота. Мне предлагалось приобрести корабли в своё личное пользование. В приложении был список кораблей и цены на них. Отдельно предлагалось в качестве акции купить два линкора и тяжёлый крейсер за три миллиона, но надо было брать три сразу. Они что меня за дурака держат что ли? Решили таким образом скинуть корабли с баланса флота и переложить их на меня. Умно слов нет. Вот только не на того напали. Интересно это только мне пришло или всем разослали? Впрочем, это можно легко узнать.

— Лера скажи тебе пришло такое сообщение? — и перекинул ей его.

— Нет, такое мне не приходило, может ещё придёт.

— Понятно, значит, они решили их на меня повесить.

— И что ты думаешь по поводу этого предложения?

— Ничего. Зачем они мне нужны? Я ведь в пираты не собираюсь.

— Это ведь очень дёшево.

— У меня нет таких денег.

Мы до самой темноты купались и отдыхали на озере. Возвращаться совсем не хотелось. Когда уже стало совсем темно. Мы собрались и вылетели обратно. На корабле был уже отбой и все отдыхали. Остальные абордажные боты были на месте, значит, абордажники вернулись обратно. Здесь же стояли абордажные дроиды, что мы забрали с рынка. Мы выгрузили наших дроидов и поставили их вместе с остальными. Когда закончили с выгрузкой, Лера подошла ко мне.

— Продай мне дроида взломщика. Он тебе всё равно не нужен.

— Забирай. Мне он действительно ни к чему.


Часть 13


— За сорок тысяч?

— Да.

— Спасибо у меня только сейчас денег нет, как появятся, я сразу рассчитаюсь.

— Не переживай когда появятся тогда и отдашь. Ты завтра с утра займись дроидами.

— Что с ними нужно сделать?

— С ними ничего. Они вроде как наши с тобой.

— Почему?

— По закону. Всё исключительно по закону. Напали на нас с тобой, и теперь товар вроде как наш по закону. Вот только мы с тобой были на работе и это можно расценить как нападение на флот. Здесь можно и так и так посмотреть. Нужно будет решать тебе этот вопрос с юристом. У тебя есть знакомые юристы?

— Нет.

Порылся в рюкзаке, нашёл визитку юриста, что мне он сунул, когда мы вышли из СБ.

— Вот контакт. Вроде грамотный юрист. Только решать всё придётся тебе без моего вмешательства с финансовым и юридическими отделами флота. В общем, нужно продать этих дроидов флоту. Главное всё грамотно сделать.

— Я поняла тебя.

— Лови все записи нападения на нас и по сделке.

Переслал ей копии всех записей, что я сделал. Мне хотелось её обнять, но не следовало это делать. Она тоже это понимала.

— В боте сотри все полётные данные.

— Сделаю.

— Иди, отдыхай.

— Ты тоже.

Нам не хотелось расставаться, но пришлось разойтись по каютам.

На завтраке ко мне пришли трое абордажников и Лера с ними.

— Командир за что так с Крисом? — спросил Ридар.

— Ридар, я тебя не понимаю. Что с Крисом?

— В карцере сидит.

— За что?

— Я думал ты в курсе.

— Нет. Сейчас от тебя узнаю об этом.

— Что мы такого сделали? Подумаешь, полетали немного.

— Понятно. Сейчас будем разбираться.

Посмотрел у Заразы, за что его посадили. Оказалось отстранён и арестован на время разбирательства капитаном корабля. Причина нарушение флотской дисциплины.

— Что произошло? В чём заключается нарушение воинской дисциплины?

— Ничего особенного мы не сделали.

Пришло сообщение от командования, чтобы я прибыл на работу.

— Мне нужно идти. Командование вызывает. Разберусь позже, что вы натворили.

В кабинете меня ожидал вице-адмирал.

— Что случилось?

— Это я у тебя хотел спросить, что случилось?

— Не понимаю о чём ты?

— Ну как, мне пришёл рапорт, что твои абордажники устроили гонки в городе и чуть полгорода не разнесли.

— Что за бред?

— Какой бред? Посмотри в местных новостях.

— Посмотрю.

Зашёл на планетарный новостной сайт. Там в подробностях было описано и выложено видео о том, как абордажники развлекались. Они отдохнули в борделе и решили развлечься, устроив гонки с аэробайками. Тем самым создали много аварийных ситуаций в городе. Всё ради того что решили покатать девочек из борделя на абордажном боте и показать его скорость. Сами девочки в интервью новостям с подробностями рассказывали, о том, как они катались.

— Не понимаю что такого? Слушай ты, что молодым не был?

— Я и сейчас не стар.

— Подумаешь, полетали, покатали девиц из борделя что такого?

— Ты с ними был?

— Нет, я их отпустил в бордель отдохнуть. Снять напряжение. У них последнее время много работы было.

— Мне сказали, что ты с ними был.

— Они прилетели мне на помощь.

— На помощь? Что произошло?

— Пиратов встретил на местном рынке.

— Как ты там оказался?

— Очень просто. Взял техника с собой и на боте вылетел туда.

— Зачем?

— Дроидов абордажных собирался купить для станции.

— Купил?

— Купил.

— Что дальше было?

— Оказалось, что их продают или пираты или их пособники. Когда вернулись к боту, они на нас напали и вывели из строя бот. Правда я быстро понял, с кем имею дело и вызвал помощь в лице абордажников. Они быстро разобрались с ними.

— Видео есть?

— Конечно. Держи. Местная полиция там была с нами так, что всё в полном порядке.

— У тебя абордажники, что попало, творят, а ты это называешь порядком?

— Не порядок конечно, но ничего страшно не произошло. У них работа нервная, недавно абордаж станции отбивали, вчера ещё пришлось пострелять. Вот я и разрешил им отдохнуть до вечера в местном борделе. Подумаешь, покатали местных девиц, никто не ведь не пострадал. Девицы довольны. Местным журналистам есть о чём написать.

— Понятно. Сам тогда с ними разбирайся.

— Разберусь.

— Что у тебя на станции происходит?

— Всё как обычно, ничего нового. Пираты сидят запертые под присмотром СБ. Бывшие рабы тоже. Что там с ними делает СБ, я не знаю. Кто кстати будет командовать у СБ?

— Временно назначили кого-то. Скоро отправят к тебе нового начальника СБ.

— Заместителей, когда мне пришлёте?

— Нет пока возможности отправить.

— Ты не находишь странным что начальника СБ можно отправить, а заместителей нет?

— Не нахожу.

— Почему?

— Места нет в челноке.

— Никогда не поверю, что у флота не нашлось челнока большего размера.

— Всё не так просто как тебе кажется.

— По-моему всё гораздо проще чем, кажется.

— Ты вполне справляешься один. Слушай, финансисты опять спрашивают на счёт сельхозтехники.

— Пока мне мой тяжёлый крейсер не вернут, ничего они не получат. Слушай, я одного не понял. Мне вчера пришло сообщение от них, где они предложили купить три корабля, в том числе и этот крейсер.

— Что за сообщение?

— Вот оно, сам посмотри.

— Что решил выкупить их?

— Ты пошутил что ли? Откуда у меня столько кредов?

— Не знаю тебе видней.

— Понял, они думают, что креды этого пирата у меня, и я решу на них купить у них корабли. Можешь им передать, что нет у меня ничего. Вот только пускай мне объяснят теперь, как они собираются мне продавать уже проданный крейсер.

— Кстати действительно интересно.

Он недолго общался по нейросети с ними. После чего спросил.

— Если вернут крейсер, снимешь блокировки с сельхозтехники?

— Сниму.

— Тогда снимай.

— Нашли дурака. Вначале крейсер.

— Вот подтверждение расторжения договора.

— Отлично.

Наложил блокировку на его продажу и снял блокировку с сельхозтехники. Она сразу вся продалась.

— Всё, нечем мне больше делать оранжерею.

— Нечего на станции огороды разводить.

— Сразу видно, что ты не на планете вырос.

— Это почему? Как раз на планете.

— Потому что растения не любишь. Ты никогда не бывал в лесу. Тебе этого не понять.

— Не бывал и нечего там делать.

— Поэтому и нет в тебе чувства прекрасного. Знаешь только железные каюты станций.

— Много ты понимаешь, вот когда мы с мамой Милы были вместе — он почему-то не договорил и остановился.

— Так что было, когда вы были вместе?

— Это неважно, мне работать нужно.

После этого он отключился. Интересно, что же у вас там было? Вообще, а мама у Милы жива? Мила никогда ничего не говорила об этом. Впрочем, я и не спрашивал. Просмотрел договор о расторжении договора продажи крейсера. В нём причиной расторжения было указано отказ покупателя от покупки и дата больше месяца назад. Как раз через несколько дней после моего с ними разговора. Значит, они уже давно всё отменили, а мне ничего не сообщали. Жаль, что нельзя было высказать им, всё, что я о них думаю, опять оштрафуют. Наверняка специально не сообщали, хотели ещё раз его продать.

Вечером выпустил Криса из карцера.

— Голодный? — спросил его.

— Да.

— Тогда пойдём, поужинаем.

— Слушай я так и не понял что произошло?

— Ваши гонки на планете в местных новостях. Можешь сам посмотреть. Что ты хотел, чтобы вас за это ещё и наградили? Мне с утра начальство уже высказало, и поставило на вид, я ведь был с вами.

— Откуда оно узнало?

— Как ты думаешь?

— Капитан?

— Правильно думаешь. Это всё его инициатива, как и твой арест. Пытается прикрыть себя.

— Понятно. Он откуда узнал?

— Вот это мне неизвестно. Возможно, кто-то из твоих по глупости проболтался или специально сообщил ему. Никто не метит на твоё место?

— Даже не знаю.

— Впрочем, сам разбирайся с этим.

— Что со мной будет?

— Начальству ваши гонки не интересны, поэтому на моё усмотрение.

— Каким оно будет твоё усмотрение?

— Считай, легко отделался. С администрацией на планете я договорился. Заплатите штраф городским властям за гонки, что вы устроили и претензий к вам больше не будет. Вам повезло, что никто не пострадал.

— Понял. Заплатим без вопросов.

— Думаю, мне не стоит объяснять, что если подобное повториться наказание будет суровым?

— Не стоит. Я всё понял.

Он долго молчал, скорей всего общался со своими, после чего неожиданно спросил:

— Слушай, а что будет с дроидами, что мы забрали на рынке?

— Точно не знаю, Лера разбирается с этим вопросом. Наверно будут флотскими после взлома искинов. Кроме двух нивейских. Эти мои я их на личные средства приобрёл.

— Зачем они тебе? Может, продашь?

— Даже не знаю, за сколько ты готов их приобрести?

— Тысяч за сто пятьдесят. Думаю, столько мы бы нашли.

Посмотрел в глобальной сети их стоимость и понял что это не цена за них. Их реальная цена была около трёхсот тысяч за каждого. Понятно, что Крис не сможет такую цену заплатить, а продавать дёшево мне не хотелось. К тому же они могут мне понадобятся как охрана.

— Ты знаешь наверно я не стану их продавать, сам знаешь обстановку, вдруг мне потребуется серьёзная охрана. Пускай пока постоят на складе, а потомвидно будет, возможно и продам.

— Понял, а что по оширцам?

— Что по ним?

— Может, отдашь их нам на корабль.

— С ними проблема, они блокированы, нужно искать блокираторы у них.

— Понятно.

— В принципе я непротив забирай. Только запрос мне направь официальный.

— Сделаю.

— У остальных будет нужно снять искины для взлома.

— Сделаем.

В кают-компанию зашла Лера и решила составить нам компанию за ужином.

— Привет Лер как у тебя дела?

— Говорила я с Оди — твоим юристом. В общем, он сказал, что это трофеи флота, потому что мы с тобой были не на выходном дне. Нужно было написать заявления на отдых, тогда бы это были наши трофеи.

— Кто знал, что так получиться я хотел только дроидов приобрести.

— Никто, но нам всем заплатят боевые и трофейные. Правда, это совсем немного.

— Жаль.

— Почему жаль? — спросил Крис.

— Потому что нужно было брать выходной день, а сейчас за этих дроидов мы получим совсем немного. Финансисты их оценят очень дешёво.

— Всё равно неплохо, ещё боевые заплатят.

— В целом да, но всё равно жаль. Лера сними с них искины, я отдам их на взлом.

— Сделаю.

— Ты нашла блокираторы?

— Не на всех ещё.

— Ясно.

Когда Крис ушёл на тренажёрную палубу, она тихонько спросила:

— Тебя из-за них вызывали утром?

— Да.

— Что сильно влетело за них?

— Нет. Просто капитан сообщил командованию, и они были обязаны прореагировать.

— Накажешь их?

— Они сами себя наказали, штраф заплатят за свои полёты.

— Ты менять Криса не будешь?

— Не буду он хороший командир. Подумаешь немного похулиганили. Всем нужна разрядка. Начальство это тоже понимает.

— Это правильно.

Сам я зашел на искин и закрыл расследование происшествия.

— Всё, только что всё закрыл.

Вечером она как раньше пришла в гости.

Следующим утром меня в кабинете ожидал не привычный для меня вице-адмирал, а Элл.

— Привет Алекс.

— Ты сегодня с утра занял место начальства.

— Какого?

— Моего. Оно обычно меня так каждое утро встречает на экране, а сегодня ты оказался. Непривычно.

— Оно наверно о тебе забыло.

— Это вряд ли, подозреваю, что оно даже когда спит обо мне думает.

— Что так их достал?

— Скорей оно меня достало. Что хотел?

— Как у тебя дела с базой?

— Плохо Элл. Мне не дают ложиться под разгон даже на ночь.

— Почему?

— Не знаю, медик боится СБ, а мне не хочется её подставлять.

— Понятно, значит это надолго.

— Не знаю, посмотрим. Ты не смотрел искин станции? Его, похоже, какой-то дрянью заразили.

— Третий день с ним разбираюсь.

— Вирус я вроде вычистил, но нужно будет понаблюдать.

— Может полностью искин вычистить?

— Шутишь? Это ведь не быстро. Это станционный искин у тебя все службы на несколько дней остановятся, пока я буду новую прошивку в него заливать.

— Тогда действительно не стоит этого делать.

— Посмотрел записи на нём, у тебя абордаж станции оказывается, был.

— Было дело.

— Что ничего не рассказывал?

— Так ты наверняка уже всё сам видел.

— Видел.

— Знаешь, что меня поразило? С каким спокойствием ты держал оборону и абордажники у тебя грамотно действовали.

— А что нервничать? Всё было подготовлено для отражения абордажа.

— Ты их ждал?

— Конечно, ждал, вот только немного позже. Хотя начальство утверждало, что повторного нападения не будет.

— Повезло, легко отбился.

— Везенье здесь не причём. Большинство их действий были просчитаны заранее и приняты контрмеры.

— Понятно. Всё равно с победой тебя!

— Спасибо. Вот это только это не победа, а так небольшой выигранный эпизод. У нас все это понимают.

Работал, на верфи занимаясь ремонтом наших крейсеров, когда там неожиданно появился начальник СБ. Уже спиной я его почувствовал и сразу понял, будут проблемы.

— Командир у нас проблемы — сказал он, подтвердив моё предчувствие.

— Какие?

— Мы не знаем, что делать с пиратами.

— Почему ты решил, что проблемы у нас? Это твоя проблема они теперь твои подопечные.

— Проблема наша общая, потому что оширцы отказались принимать их у нас.

— Причём здесь оширцы?

— Потому что мы всегда отправляли всех преступников к ним на рудники.

— Почему отказались сейчас?

— Не знаю точно, вроде они ссылаются на то, что нет мест на рудниках.

— Тогда что ты предлагаешь с ними сделать? Извиниться и отпустить?

— Нет, конечно.

— Тогда что?

— Отправить на планету и держать их там под надзором.

— У нас, что есть для этого помещения на планете?

— Есть местный изолятор, но туда и треть их не поместиться.

— Тогда я совсем ничего не понимаю.

— Предлагаю снять несколько больших помещений и оставить их там под охраной.

— Кто их охранять будет?

— Найдём охрану.

— Ты насчёт этого с финансистами говори, а не со мной. Дадут они на это креды или нет большой вопрос.

— Уже говорил, не дают.

— Тогда что ты от меня хочешь?

— Они сказали, что на помещение деньги выделят, а вот охраной пускай абордажники станции занимаются.

— Ты это сам придумал или они?

— Они.

— Не удивительно. Сколько тебе нужно охраны для этого?

— Человек пятьдесят семьдесят.

— Ты наверно шутишь? Это я что должен станцию без охраны оставить?

— Почему станцию? На кораблях полно абордажников.

— Нет. Они мой стратегический резерв. Не один абордажник не покинет станцию.

— Что тогда будем делать? Они ведь тоже представляют угрозу для станции.

— Много их?

— Шестьсот восемьдесят три.

— Много.

— Разговаривай со своим начальством, пускай у него голова болит о них.

— Разговаривал, он сказал, чтобы я отправлял их на планету.

— Я сам с ним поговорю, потом будем думать.

— Хорошо.

Пришлось возвращаться к себе в кабинет и вызывать начальника СБ флота.

— Чего тебе? — спросил он.

— Как чего? Сейчас твой подходил, говорит, что хочет отправить пиратов на планету. Ты в курсе этого?

— В курсе. Выхода нет. Придётся так сделать.

— Из-за оширцев?

— Да.

— Тогда пускай твои их там и охраняют.

— Кто тогда будет работать в СБ на станции?

— Обойдусь. Твоё СБ всё равно бесполезно.

— Это почему?

— Потому что не смогло ничего предотвратить, ни подрыв на станции, ни гибель командования.

— Всё невозможно предотвратить. Вот только мои люди работают, а твои абордажники ничего не делают. Вот пускай, и займутся их охраной на планете.

— Охрана пиратов не их работа тем более на планете. Кроме того я не собираюсь ослаблять защиту станции отправляя кого-то вниз. Считаю что у меня их и так мало для обороны станции.

— Не боишься, что их дружки подкупят кого-нибудь из гражданских на станции, и они вырвутся на свободу?

— Не боюсь. Сказал бы просто, что решил избавиться от них, скинув их на меня, чтобы я с ними разбирался.

— Ты здесь не причём. Существует высокая опасность бунта на станции и одновременного нападения на неё.

— Не считаю такую опасность высокой. Если конечно СБ в очередной раз не проспит всё на свете или не поможет им в этом.

— СБ здесь не причём. Твоя задача убрать их со станции и проблема решиться.

— Не надо на меня перекладывать твои проблемы. Это твоя проблема. Сам её решай. Вот только не один абордажник станцию не покинет.

— Посмотрим.

— Посмотрим.


Часть 14


Как только он отключился, почти сразу появился вице-адмирал.

— Что у тебя опять с СБ? — спросил он.

— В этот раз ничего. Они хотят скинуть на меня свою проблему, а я не собираюсь ею заниматься.

— В курсе я твоей проблемы.

— Это не моя проблема, а их.

— Проблема ваша общая. Почему ты не хочешь отправить их на планету?

— Пускай отправляет, только не трогает абордажников. У меня их и так мало, я просил их добавить, а мне финансисты отказали.

— Почему?

— У них всегда на всё один ответ.

— Понятно.

Прошло два дня, и меня больше никто не беспокоил, когда на третий день снова началось.

Когда зашёл в кабинет меня уже ожидал на экране вице-адмирал.

— Что ты надумал делать с пиратами? — спросил он.

— Не понял. Причём здесь я? Они сейчас все в СБ. Вот, пускай СБ и думает.

— Они настаивают, чтобы ты решал эту проблему. Ты ведь командир на станции.

— Не вижу проблемы, я сейчас прикажу, чтобы начальник СБ сам решал эту проблему.

— Хватит разбираться, чья это проблема. Решайте её вместе.

— Не вижу здесь проблемы. Пускай отправляют их на прогулку без скафандра.

— Так нельзя.

— Слушайте, вы все вместе там решить проблему не смогли и почему то решили повесить её на меня.

— Почему ты так решил?

— Потому что я псион.

— В общем, думай, как ты её будешь решать. У тебя два дня.

— Я уже давно придумал.

— Почему тогда молчал?

— Потому что не хотел решать её за СБ.

— Отлично. Что придумал?

— У меня четыре тысячи криокапсул на станции. Уложить их в них и отправить в одно из подземных убежищ на планете. Запереть их там и заминировать вход. Пускай лежат там пока у оширцев место на рудниках не появиться.

— Молодец, я в тебе не ошибся.

— Вот только не понимаю, почему за СБ я должен думать?

— Проспорил. Давай тысячу — сказал он кому-то рядом, перед тем как отключиться.

Ответа на свой вопрос я так не дождался. Вот только после этого все криокапсулы со склада станции стали перемещаться на один из складов СБ. После чего исчезли со станции. СБ засекретило эту информацию, и даже я не знал, куда они их переместили дальше. После этого обо мне опять на какое-то время забыли. За это время я отремонтировал два наших крейсера оставив от третьего практически голый остов. Он почти весь пошёл на запчасти. Теоретически его ещё можно было восстановить, но у меня совсем не было запчастей для этого. Экипажи заняли места в своих крейсерах. После чего я задумался. Мне было скучно и надоело сидеть в системе, когда пираты хозяйничали вокруг неё. Вечером подошёл к Крису. Он как обычно находился на тренажёрной палубе со своими парнями. Пришлось позвать его в оружейку поговорить.

— Крис есть дело.

— Какое?

— Хочу слетать здесь недалеко в одну систему.

— Полетели.

— Ты не понял, мой вылет не одобрит командование. Он должен быть неожиданным для него.

— Понял.

— Значит так, я возьму с собой тяжелый крейсер два наших крейсера и фрегаты. Экипажи у них неполные, особенно на тяжёлом крейсере. Ты будешь старшим у абордажников на нём и в целом на рейде. Дело сугубо добровольное кто не хочет, не полетит. Полетим, поохотимся на пиратов. Официальная версия для начальства будет другая. Твоя задача переговорить с желающими и по моей команде все желающие должны на абордажных ботах вылететь на корабли участвующие в рейде. Разумеется, все получат команды от меня.

— Понял.

— Главное чтобы никто пока не знал. Поговори с командирами абордажников, может кто-то из них захочет слетать, а они со своими парнями поговорят.

— Сколько нужно брать?

— Не знаю. Разместиться вы сможете только на крейсерах тяжёлый аварский и два наших. Исходи из этого.

— Понял.

После этого отправил сообщение капитанам крейсеров и фрегатов. Жду вас завтра позавтракать в баре на двадцатом уровне. Разговор есть.

Когда зашёл в бар все меня уже все ждали.

— Вижу у вас не понимание на лицах, поэтому буду краток. У меня есть желание слетать в одну соседнюю систему там должен быть разбитый линкор. Наша задача посмотреть, что с ним и прикрыть буксиры, которые притащат его сюда. Учтите, у вас могут быть проблемы из-за меня с командованием. Воплей будет много. Поэтому кто не хочет, может не лететь, дело добровольное.

— Приказа не будет?

— Будет конечно.

— Тогда какие проблемы?

— Их я озвучил. Цель у нас будет немного другая. Это только официальная версия.

— Какая?

— Мы летим охотиться на пиратов.

— Давно пора.

— Ну что? Вы со мной?

— С тобой командир.

— Тогда готовьтесь к рейду. Что будет нужно, напишите.

— Абордажники нужны, у нас их мало.

— Абордажники прилетят к вам перед самым вылетом и составьте списки того кто нужен из экипажей.

— Сделаем.

— Тогда всё. Готовьтесь к вылету. У себя в кабинете отдал приказ пополнить запасы ракет на кораблях и загрузить болванки для туннельников. Потом добавил, что попросили капитаны. Получил список того кто нужен из экипажей и передал его Крису. Он ответил, что поговорит с желающими и что абордажники уже найдены. Вечером он сообщил, что найдены все кандидаты. С утра я забрал пиратскую выдёргивалку из гиперпространства со склада СБ за что получил три недовольных сообщений от нового начальника СБ. Отправил её вместе со своими дроидами на тяжёлый крейсер. После чего отправился в командный центр. Очень надеясь, что там будет Дед, а не Мила. Удача была со мной, и дежурил он.

Вызвал всех командиров абордажных групп.

— Приказываю открыть оружейные комнаты и вооружить всех участвующих в рейде, Взять с собой всё, что нужно для абордажа. После чего вылететь на абордажных ботах на крейсера для участия в рейде. Всем членам экипажей, назначенным для пополнения экипажей крейсеров прибыть на крейсера и занять места в составе экипажей крейсеров.

— Принято командир.

Вызвал капитанов кораблей участвующих в рейде.

— Вы готовы к рейду?

— Готовы командир.

— Искин приказываю капитанам кораблей участвующих в рейде. Принять на борт пополнение для экипажей кораблей, после чего отстыковаться от станции и быть готовыми к приёму абордажных групп.

— Принято командир.

— Искин пилотов буксиров на связь.

Загорелись два новых окна на экране.

— Слушаем мой приказ. Вы оба летите вот в эту систему. Задача буксиров притащить оттуда разбитый линкор. Задача боевых кораблей прикрыть их от нападения пиратов.

— Задачи понятны?

— Да.

— Карту все получили с отметкой системы?

— Да.

— Всем кораблям перед выходом в систему отключить транспондеры.

— Зачем?

— Мы на пиратскую территорию летим, а пираты с транспондерами не летают.

— Понятно.

— Тогда буксиры можете начинать разгоняться для прыжка. Главное не окажитесь там раньше наших кораблей.

— Командир нам не утащить линкор — сказал один из пилотов буксира.

— Я всё просчитал, вдвоём утащите. Разгон у вас получиться долгим, но вы ведь никуда и не спешите. Так ведь?

— Так.

— Тогда действуйте.

— Корабли пока будут дожидаться абордажные группы и вас догонят.

— Вопросы есть?

— Вроде нет.

— Тогда всё.

Все отключились.

— На разведку решил отправить? — спросил дед.

— Бронелисты нужны для ремонта кораблей, оширцы блокируют все поставки.

— Понятно. Пускай, слетают, развеются.

— Тоже так думаю.

Выйдя из командного центра, сразу отправил сообщение Крису, чтобы он меня ожидал на лётной палубе. Заскочил в каюту надел скафандр и на лётную палубу. Все сидели уже в челноке ждали только меня. Занял последнее свободное место, и мы сразу стали взлетать.

— Зараза зафиксируй как моё сообщение и через три часа передай центральному искину.

— Улетаю в рейд. За меня старшим на станции остаётся Дед.

— Зафиксировано.

Вроде всё. Надеюсь, успею улететь, пока они очнутся. Почти все абордажники корабля сейчас были в челноке. Интересно, что все полетели?

— Крис что ты всех своих взял?

— Да. Никто не отказался.

— Понятно.

Отключил нейросеть, чтобы Зараза не фиксировала мой вылет. Мы быстро догнали начавший разгон для прыжка крейсер и приземлились на его лётную палубу. На лётной палубе тяжёлого крейсера обнаружил Леру и Лану. Они разгружали челнок.

— Не понял, а вы здесь откуда?

— С тобой в рейд летим. Ты же сам назначил?

— Я?

— Да ты.

— Как то я не посмотрел список. Просто отправил.

— Проверь список. Мы там есть.

— Да я верю, что вы там есть. Тогда не буду отвлекать.

В моих планах было лечь на учёбу на время прыжка. Уже подходя к медсекции, я сообразил, что взял с собой СБ в лице нашего Дока. Заглянул в медсекцию, он привычно встретил меня спиной.

— Привет Док. Давно не виделись.

— Давно. Заходи, что хотел?

— Хотел на время прыжка на учёбу лечь.

— Что учишь?

— Базу хакера.

— Ты это серьёзно? Она ведь только по специальным разрешениям.

— Так и есть. Мне его дали и теперь я учу.

— Ложись. Не вижу проблемы.

Открылась крышка капсулы, и я начал раздеваться.

— Слушай, а как тебя зовут?

— Карл, но лучше Док. Я так уже привык.

— Понял. Проинформируй капитана, что я лёг на учёбу до выхода из гиперпространства.

— Проинформирую.

Открылась крышка капсулы и на меня сверху смотрели два дока.

— Что случилось?

— Скажи честно? Ты сбежал?

— Со станции?

— Да.

— Сбежал. Ну, почти сбежал. Оставил сообщение что улетел и оставил за себя главного, а что?

— Диспетчер хотела тебя вернуть.

— А вы что?

— Сказали что тебя нет на борту.

— Правильно сказали.

— Потом тебя неожиданно обнаружили в капсуле.

— Понял.

— Какие ещё новости?

— Летим. Скоро выходим в системе.

— Отлично.

— Одевайся, тебя ждут в рубке. Скажи мы сюда за пиратами или остатками линкора?

— За обоими. Нужно указать пиратам, где их место и заодно бронелистов притащить.

— Понятно.

Капитана в рубке не было, зато все остальные были на месте. На месте навигатора была навигатор с рейдера. Интересно кто остался на рейдере? Первый пилот была мне знакома. Мы с ней пристреливали оружие крейсера.

— Добрый день всем.

— Скорее доброе утро командир.

Она повернулась ко мне и улыбнулась.

— Правильно скорее утро. Совсем я запутался во времени. Как у нас дела?

— Скоро выходим в системе.

— Как дела на борту?

— Всё в порядке. Спят пока все.

— Понял. Как выйдем сразу связь с капитанами.

— Принято.

— Как кораблик?

— Отличный аппарат. Маршевые бы ему ещё мощнее, цены бы ему не было.

Мы недолго поболтали с ней и остальными, когда начался обратный отсчёт, и мы вышли в системе. Сразу увидел разницу между современным рейдером и этим устаревшим крейсером. У Заразы радар показывал гораздо лучше и точней. На нашёмрадаре всё было мутно непонятно. Он показал только что происходит относительно недалеко, рядом уже висели фрегаты и только по данным с их радаров я сориентировался, что происходит в системе.

Системе шёл бой и даже боем я бы его не назвал. Два пиратских крейсера сейчас загоняли яхту. Яхта была зарегистрирована и её транспондер работал. Владельцем числился аварец, и сама яхта была аварская. Своих крейсеров пока не было и пришлось их ожидать. В рубке появился сонный капитан.

— Что у нас твориться?

— Всё в порядке. Два клиента уже есть. Третий дозревает.

— Кто это?

— Какой-то богатый аварец решил здесь полетать. Скоро отлетается.

— Интересно, что он здесь забыл?

— Кто его знает. Может, заблудился.

— Командир вызов с пиратского крейсера.

— Капитан исчезни из рубки на пару минут. Пилот сделай камеру, чтобы показывала только меня. Готово?

— Да.

— Тогда включай.

На экране появился похоже капитан одного из крейсеров. В нём явно перемешалась аварская и оширская кровь. Он был мулат, но разрез глаз был оширский, и он был сильно удивлён, увидев меня.

— Ты кто?

— Тебе какая разница кто я? Что хотел?

— С Лисом пообщаться.

— Он сейчас у себя в каюте — занят и просил не беспокоить. Говори, что нужно я ему передам.

— Хотел напомнить ему о нашем соглашении помощи и не нападении.

— Что-то я не помню о таком, но передам ему.

— Это моя добыча!

— Вот ты о чём. Нас эта яхта не интересует, можешь оставить её себе.

— Надеюсь, он не забыл о нашей договорённости.

— Он сам тебе расскажет, забыл он о ней или нет, когда освободиться.

— Хорошо.

Отключился. Очень интересно. Он принял меня за Лиса. Он что считается у пиратов живым? Впрочем, корабль его и у всех транспондеры выключены. Неудивительно, что принял нас за пиратов.

— Командир мы, что не будем их атаковать? — спросил капитан одного из фрегатов.

Они уже давно были на связи.

— Скажи мне, ты, что решил стать пиратом и хочешь напасть на мирную яхту?

— Нет, конечно.

— Тогда я понимаю, что ты решил помочь аварцу спастись от пиратов?

— Не было у меня таких мыслей.

— Тогда спокойно ожидаем наши крейсера, и ждём, когда пираты закончат охоту на эту яхту. После чего спокойно разбираемся с обоими. Можете пока понаблюдать, как пираты загоняют жертву. Может пригодиться на будущее. Вопросы ещё есть?

— Нет.

— Успеешь ещё пострелять.

— Командир, входящий вызов — сказала пилот.

— От кого?

— Как я понимаю от аварца.

— Этому то, что нужно? Камеру также на меня и послушаем, что этот скажет.

Экран показал рубку яхты, сейчас за управлением были две аварки, и на меня смотрел такой породистый аварец.

— Чего тебе? — спросил его.

— Вы как я понимаю не вместе?

— Правильно понимаешь.

— Что ты хочешь за помощь?

— Ничего. У нас с ними джентльменское соглашение о не нападении, так что ничем не могу помочь.

— Жаль.

Он отключился.

— Командир не поняла, о каком соглашении вы говорили? — с улыбкой спросила пилот.

— О джентльменском, но скоро выясниться, что мы не джентльмены и подло нападём на них.

— Поняла.

— Командир у вас все переговоры закончились? — в рубку осторожно заглянул капитан.

— Надеюсь. Возвращайся. Посмотрим теперь, как они его загонять будут.

Вскоре к нашему просмотру присоединились наши крейсера, и их капитаны появились на связи. Все внимательно наблюдали за охотой пиратов. Некоторые даже поспорить успели на креды. Яхта у аварца, была немного быстрее и манёвренней, но не имела вооружения. У неё были только защитные силовые поля, но пираты разогнаться и прыгнуть ей не давали, постоянно стреляя перед ней. Маневрируя и уклоняясь от их выстрелов, она теряла скорость. Силовые поля у неё ещё держались, но я уже понимал, что только вопрос времени, когда они её захватят. Они постепенно загоняли яхту к краю системы. Оттуда ей было не уйти. Видимо аварец это тоже понял и последовал новый вызов. Пилот оторвалась от просмотра.

— Командир вам новый вызов от аварца.

— Что ему ещё нужно? Капитан ты в форме — выйди.

Дождался когда он вышел, и она выключила связь.

— Чего ещё хотел?

— Думал, ты уже не ответишь.

— Чего хотел?

— Понимаю что у вас соглашение и всё такое. Может, мы всё-таки договоримся?

— Ты так и не ответил, что ты хочешь?

— Ты разорвёшь ваше соглашение с ними за небольшую компенсацию с моей стороны.

— Боюсь за небольшую компенсацию, это невозможно.

— Десять миллионов тебя устроит?

Когда он это сказал, я увидел у моих пилотов удивлённые лица, но на меня эта цифра не произвела впечатления.

— Думаю, что мои потери будут гораздо больше этой цифры. Вот за двадцать я готов подумать.

— Двенадцать.

— Восемнадцать.

Сошлись на пятнадцати.

— Хорошо, но ты под протокол пообещаешь напасть на него.

— Не вижу проблемы, но только после поступления кредов.

— Хорошо. Куда тебе переводить деньги?

Здесь возникла проблема, ведь все чипы я оставил на станции в рюкзаке.

— Так у кого нибудь есть чистый чип для перевода кредов?

— Сейчас принесу — услышал голос капитана со стороны дверей.

Выйдя из рубки, капитана я не обнаружил, но он скоро появился и принёс чип.

— Вот чип можешь переводить креды — сказал аварцу, вернувшись в рубку.

— Вначале ты под протокол должен пообещать, что атакуешь его.

— Без проблем. Я Алекс Мерф командир эскадры под протокол обещаю. Как тебя зовут?

— Альгар Дарзид.

— Я Алекс Мерф под протокол обещаю Альгару Дарзиду, что после получения от него пятнадцати миллионов кредов атаковать два пиратских крейсера преследующих его. Жду креды.

— Перевёл.

Чип пискнул и подтвердил поступление средств. Баланс показал, что пятнадцать миллионов получены.

— Отлично. Вижу креды и уже атакую пиратов.


Часть 15


Отключил связь с ним. Это же надо как мне легко достались пятнадцать миллионов.

— Внимание на кораблях. Построение клин я головной. Атакуем пиратов. Надо выполнять свои обязательства.

— Принято командир — отозвались капитаны.

— Знаете командир по-моему не того назвали Лисом — сказала пилот повернувшись ко мне в пол оборота.

— Не понял о чем ты?

— Говорю, идёт вам этот скафандр.

— Мне тоже он нравиться.

Сам я уже вызывал Леру.

— Командир чего мы ждали? — спросила она.

— Мы, а вернее я думал о том, как действовать, но после оплаты наших услуг аварцем, планы пришлось немного подкорректировать.

— Оплаты услуг?

— Нам заплатили за нападение на пиратов.

— Много?

— Да. На хороший бонус мы все уже точно заработали. Помнишь, ты разбиралась с пиратской глушилкой гиперпространства?

— Это когда мы возвращались из предыдущего рейда?

— Да.

— Помню.

— Так вот она лежит в трюме и твоя задача её активировать.

— Сделаю.

— Действуй.

Посмотрел на экран, пираты почти достали яхту, то ли пилот устала и ошиблась, то ли пираты попали удачно, но яхта стала терять в манёвренности.

— Командир вас снова вызывает аварец.

— Соединяй.

— Слушаю тебя.

— Вы долго ещё?

— Летим уже как можем к вам. Можете лететь к нам навстречу.

— Постараемся.

— Командир пираты вызывают.

— Этим что ещё нужно? Соединяй.

— Где Лис? — спросил меня тот же пират что и в прошлый раз.

— Сказал же. Он занят.

— Что происходит, почему вы летите к нам? Мы вроде обо всём договорились?

— Мы договорились? Что-то я ничего такого не припомню.

— Позови Лиса, он тебе всё подтвердит.

— Занят он. Ты скажи, что тебе нужно?

— Ты что решил напасть? Это наша добыча!

— Боюсь уже нет.

— Что это значит?

— Это значит что теперь ты моя добыча.

— Ты за это заплатишь!

— Знал бы ты, кому ты угрожаешь. Специально для тебя я представлюсь. Меня зовут Алекс Мерф, и я командир этой эскадры. Теперь смотри на данные, я специально для тебя официально представлюсь. Капитанам кораблей приказываю активировать транспондеры.

Капитан пиратов поменялся в лице, когда увидел, кто его атакует.

— От лица доблестного восьмого флота империи Аратан предлагаю вам сдаться или умереть. Мне больше нравиться второй вариант, а тебе?

Он ничего не ответил. Просто отключил связь.

— Жаль лица аварца я не видел, когда мы включили транспондеры, и он узнал, кому только что заплатил.

— Погоди командир. Он сейчас перезвонит и попросит деньги обратно — с усмешкой сказал капитан.

— Не получиться. Сделка заключена, и мы их атакуем.

— Командир вас вызывают? — сказала второй пилот.

— Он?

— Нет, наши буксиры.

— Про них я совсем забыл.

— Соединяй.

— Командир нам что делать?

— Оставайтесь на месте. Мы сейчас с пиратами закончим и будем думать, что дальше делать.

— Давайте задайте им.

— У вас парни опять отличные билеты в первом ряду.

— Это точно.

— Ждите мы скоро.

— Командир вас опять вызывают — сказала второй пилот.

— Кто на это раз?

— Аварец.

— Соединяй.

На экране появилось его озадаченное лицо.

— Что это значит?

— Ты про транспондеры?

— Да.

— Это и значит. В нашем лице вас приветствует доблестный восьмой флот империи Аратан. Помощь, которого вы только что оплатили. Мы атакуем пиратские крейсера, как и обещали.

Он, молча, отключился.

— Расстроился наверно. Наверно теперь думает, кому сдаваться нам или пиратам.

— Не успеет он нам сдаться — сказала пилот.

— Это почему?

— Отлетался он, похоже.

Посмотрев на экран, и понял что она права. Яхта получила, похоже, ещё попадание и скорость у неё значительно упала. Крейсера её явно догоняли.

— Пилот сделай небольшой крюк, так чтобы мы их атаковали со стороны светила.

— Сбегут они. У них есть время.

— Никуда они не сбегут. У нас в трюме глушилка гиперпространства.

— Тогда они отлетались — со злостью в голосе ответила она.

Она заложила вираж, и мы стали занимать позицию около светила. Теперь мы будем загонять их в край системы. Пираты игнорировали наши манёвры, от них вылетел абордажный бот и стал преследовать яхту, она уже потеряла скорость. Вскоре он её догнал и они остановились. Что там происходило дальше, мне было не видно. Мы были ещё слишком далеко. Крейсера также подлетели и зависли рядом с ними. Бот пробыл недолго у яхты и вскоре вернулся обратно на крейсер. Они бросили яхту и крейсера начали разгоняться для прыжка. Вызвал на связь капитанов фрегатов.

— Парни ваш выход. Они не смогут прыгнуть. У нас глушилка в трюме. Ваша задача догнать и покусать их сзади. Вы видели, как пираты действовали с яхтой?

— Видели.

— Вот примерно это же требуется от вас. Ваша задача постараться повредить им движки или просто их задержать до нашего подхода. Возможно, они заходят вас уничтожить, тогда сразу отлетайте от них. Они всё равно никуда не денутся.

— Мы поняли командир.

— Тогда вперёд.

Фрегаты нас быстро обогнали. Расстояние между пиратами и ими стало быстро сокращаться. Мы летели к ним на перехват со стороны светила, а фрегаты заходили сзади.

Несколько часов продолжались эти гонки. Жаль, что у нас были крейсера, а не рейдеры. Мы бы их быстро догнали. Неожиданно пираты решили разделиться, второй крейсер стал разворачиваться для боя к фрегатам.

— Внимание крейсерам. Наша цель первый крейсер пиратов. Атакуем его.

— Принято командир.

— Всем кораблям открывать огонь главными калибрами по готовности.

— Принято командир.

На экране засверкали вспышки плазмы. Это фрегаты вступили в бой с крейсером. Они держались на расстоянии как я и им сказал. Крейсер отвечал им, стреляя из своих туннельников. Бой был на большом расстоянии и повреждений пока ни у кого не было.

Второй крейсер уже скоро должен был уйти в прыжок. Вот только его ожидал небольшой сюрприз. Было хорошо, что они разделились. По одному они не представляли совсем никакой угрозы для нас. Когда пират понял, что ему не удастся прыгнуть, он видимо в панике отдал приказ, чтобы второй крейсер летел к нему. Вот только второй крейсер был в бою и сам пытался отбиться от наседающих на него с разных сторон фрегатов. Похоже, он не мог не выполнить приказ, и полетел к первому крейсеру, подставив свою корму под выстрелы фрегатов. Фрегаты дружно дали залп и на схеме крейсера один из двигателей загорелся желтым. Плюхнул мой головной калибр и это мы вступили в бой. Болванка полетела в пиратский крейсер, сбила часть его силовой защиты и ушла рикошет. Посмотрел на ракетное оружие, стоило или нет, его использовать? Решил, что стоит. Империя не обеднеет.

— Внимание на крейсерах. Ракетная атака — шесть ракет — Цель ближайший пиратский крейсер. По моей команде залп.

— Принято командир.

— Залп.

Корабль почти не почувствовал выхода ракет.

— Ракеты пошли — сообщил искин.

— Вижу.

— Внимание ракетная атака противника. Две ракеты. Цель тяжёлый крейсер.

— Это всё что у тебя есть пират?

Он был явно в панике и это я хорошо чувствовал. Я бы подождал и стрелял, когда мы сблизимся, а сейчас шансы нанести мне урон двумя ракетами были минимальны. Заговорили плазменные калибры наших крейсеров. Следом за ними снова отработал мой главный калибр. Силовые поля у него слетели почти в ноль. Ракеты как мои, так и его стремительно неслись к целям.

— Иди ко мне мой бандерлог. Давно я выходил на охоту.

Адреналин в крови бурлил и сейчас я чувствовал себя в своей стихии. Демон внутри меня жаждал драки и получил её. Меня всё радовало. Это была моя стихия. Как мне этого не хватало там на станции.

Пси сообщало, что пираты в панике, а корабли эскадры были всё ближе и неотвратимее. Снова по крейсеру отработали главные калибры крейсеров и наш главный калибр. Он пытался уклоняться, и часть выстрелов не попало, но ему это не помогло.

— Фиксирую попадание, и повреждение крейсера противника — сообщил искин.

Со всеми ответными выстрелами его главного калибра успешно справлялось силовое поле корабля. Второй крейсер продолжать лететь к нему на помощь. Вот только один маршевый двигатель у него был серьёзно повреждён и был обозначен красным, и ещё один загорелся жёлтым. Фрегаты успешно действовали. Заработала противоракетная оборона наших крейсеров и к ракетам противника потянулись цепочки плазменных выстрелов от зенитных орудий. Ракеты противника маневрировали, резко меняли углы атаки и направления, но заградительный огонь был плотным. Вначале одна пропала с радара за ней и вторая.

— Ракеты противника уничтожены — сообщил искин.

У нас тоже были потери, вначале одна ракета пропала с радара за ней вторая, однако оставшиеся поразили цели. Нос и корма крейсера окрасились в жёлтый цвет как повреждённые. Силового поля уже не было. Главные калибры добавляли повреждения кораблю. Крейсер дал ещё один ответный залп и прекратил ответный огонь.

— Главный калибр повреждён — сообщил искин.

— Всем крейсерам смена цели. Охотимся на второй крейсер пиратов.

— Принято командир.

Мы пошли на сближение с ним. Меня вызвал Крис.

— Слушаю.

— Командир мы готовы лететь.

— Куда?

— На крейсер.

— Он ещё живой.

— Мы знаем, но самое время. Пока они не пришли в себя.

— Вас собьют на подлёте.

— Не собьют, мы знаем, как подлететь к нему.

— Если знаете, тогда вылет разрешаю. Слушай, если найдёшь там этого аварца с яхты возьмите его живым. Он гражданский — не пират. Послушаем, как он здесь оказался. Вообще аккуратно доставьте его на корабль и его подружек тоже, если они живы, конечно.

Переслал ему видео, когда вёл с ним переговоры.

— Понял командир.

Четыре абордажных бота стартовали к крейсеру. Два орудия системы обороны крейсера отработали по челнокам на подлёте. Двое челнока получили повреждения. Однако все четверо долетели и пристыковались к крейсеру. Оставил их разбираться с крейсером и переключился на второй. Он, похоже, уже не знал что делать. Сзади его расстреливали фрегаты, а спереди приближались мы. Отработал по нему головной калибр и силовые поля у него на носу слетели. Решил не тратить на него ракеты. Закончим с ним и так. Он попытался развернуться к фрегатам и огрызнуться, но не смог завершить манёвр. Залп крейсеров снёс все маневровые двигатели с его борта.

— Командир пират вызывает.

— Включи, послушаем, что скажет.

На экране появился оширец.

— Чего тебе? — спросил его.

— Я хочу сдаться.

— Заглуши реакторы и передай мне данные телеметрии.

— Сделал.

Проверил данные реактора. Он действительно заглушил реакторы.

— Теперь коды доступа к искину.

— У меня их нет, я только капитан, а не хозяин корабля.

— Тогда твои капитанские.

Получив их, и сразу ввёл. Искин их принял, но я не смог отстранить капитана от управления. Это мог сделать только владелец.

Даже изменить его логин и пароль не мог.

— Всем кораблям прекратить огонь. Он сдаётся.

— Принято командир.

— Ожидай абордажников. Учти, если хоть одно орудие выстрелит при их высадке. Умрёте все.

— Я понял. Будем ждать. Мы сдаёмся — и отключился.

Он однозначно что-то задумал. Не верил я ни одному его слову. Пси говорило, что он врёт. У Криса тоже дела обстояли неважно.

Сопротивление на корабле было, и пираты сражались отчаянно, никто не хотел сдаваться, приходилось всех уничтожать. У нас было много раненых в основном от пиратских абордажных дроидов. Даже защитные щиты, изготовленные мной, не сильно помогали. Хорошо, что у Криса тоже были абордажные дроиды. Оширские что были у Криса, немного уступали аварским, но их было больше, и они постепенно побеждали количеством. Схватки несколько раз переходили в рукопашные. Наших абордажников было больше. Они побеждали в них, но пираты сражались отчаянно. В первую очередь была захвачена рубка, потом сняли искин и уничтожили сопротивление в коридорах. Только тогда, все оставшиеся на корме корабля сдались. После чего начался обыск и мародерка. Аварца вместе с подружками нашла Док в медсекции. Они были живы и лежали в криокапсулах. Рабов на корабле оказалось совсем немного. Нашли всего троих и все они были техниками. Вызвал Криса.

— Слушаю — ответил он.

— Крис второй крейсер сдался, но он мне категорически не нравиться.

— Почему?

— Не знаю что там, но что-то есть. Нужно его проверить.

— Понял, тогда сейчас вылетаем.

— Потом вернётесь и закончите на этом.

— Парни срочная погрузка. Летим на второго пирата.

Дальше я не слышал. Он отключился. Они начали собираться и грузиться в боты.

Сам я переключился на второй крейсер и хотел посмотреть на камеры наблюдения, но, ни одна камера наблюдения внутри крейсера не работала. Проверил внешние. Из них не работали только две. Остальные были в порядке. Посмотрел телеметрию корабля. Она показывала, что весь экипаж находиться в центре корабля в каютах. Почему все находились, мне было непонятно. Что взяли и все покинули рубку? Телеметрия капитана вообще отсутствовала. Это было второй странностью. Куда он мог пропасть с корабля? Пропасть он не мог, значит находиться на корабле. Тогда почему телеметрии нет? Это могло быть только по одной причине. Он находился в реакторном отсеке. Там стены толстые и они экранировали и не пропускали сигнал от нейросети. Интересно, что ему там понадобилось? Ведь реакторы были заглушены. Повторно проверил телеметрию. Она показывала, что оба реактора заглушены. Они работали на минимуме необходимом для поддержания дежурного энергообеспечения корабля. Чтобы их запустить на максимум нужно было время. Пришёл вызов от Криса.

— Командир мы подлетаем. Они сами откроют или нам вламываться?

— Я сам вам открою оба переходных шлюза, но будьте осторожны. Все камеры на борту отключены, а телеметрия показывает, что они все собрались в центре корабля. Что они там делают непонятно и там они находятся на самом деле или нет, тоже не понятно. Телеметрия капитана вообще отсутствует. Где он сейчас не понятно. Лови доступ к телеметрии, можешь сам посмотреть. Шлюзы я открыл. Проверьте их вначале.

— Понял.

Я опасался, что они попытаются сбить абордажные боты на подлёте, но ничего такого не произошло. Боты беспрепятственно пристыковались к кораблю. Два бота высадилось у носового шлюза, а два у кормового. На мои вызовы никто не отвечал. Первыми на корабль проникли абордажные дроиды. К моёму немалому удивлению шлюзы не оказались заминированными, и около них никто не находился. Дроид заехал в рубку. Она тоже была открыта, и в ней никого не было. Стало понятно, почему на мои вызовы никто не отвечал. Некому было. Вызвал Криса.

— Крис, ты что-нибудь понимаешь?

— Нет. Какое-то странное поведение.

В трюме была такая же картина. Никого нет. Никаких следов взрывчатки также обнаружено не было. Первые абордажники стали проникать на корабль им никто не препятствовал это сделать. Они осторожно осматривали всё вокруг, ожидая нападения, но его не было.

— Крис пускай проверят искин. Заминирован он или нет.

— Сейчас.

Он сам проник на корабль и открыл нишу, где тот должен был размещаться в рубке. Искин находился на своём месте и не был заминирован. Когда он повернулся, я обратил внимание на большую эмблему или какой-то знак.

— Крис покажи, что за картинка на стене нарисована. Сейчас у тебя за спиной.

Он подошёл и сам посмотрел.

— Видишь?

— Вижу. Что она означает?

— Понятия не имею.

— Спроси у своих парней, возможно, кто-то знает, что она означает. Внимание всех на кораблях посмотрите картинку. Возможно, кто знает, что она означает?

— Командир один говорит, что вроде видел подобную. Это вроде секта какая-то, но он не уверен и не помнит точно — ответил Крис.

— Секта говоришь? Крис быстро всем покинуть корабль. Выводи всех оттуда.

— Что случилось?

— Кажется, я понял, что он задумал. Сейчас проверим. У тебя нет случайно технического дроида?

— Случайно есть.

— Отлично. Передай мне его под управление на время.

— Лови коды доступа.

Взяв под контроль дроида, отправил его в рубку. Открыл предохранительную панель и достал оттуда два защитных блока.

— Крис всем укрыться в абордажных ботах. Может здорово рвануть.

— Сейчас сделаю.


Часть 16


Отправил дроида в челнок и когда все укрылись. Активировал аварийный сброс реакторов. Блокировка не сработала, искин отстрелил генераторы. Они вылетели из корабля и болтались неподалёку.

— Что ты сделал?

— Сделал аварийный сброс генераторов. Похоже, они не успели заминировать генераторы накачки, а вообще эти сектанты, похоже, собрались взорвать себя вместе с кораблём и вами.

— Что будем делать?

— Отправь дроида забрать их искин.

— Отправил.

— Сейчас можно идти на абордаж? Генераторов на корабле нет.

— Кто их знает, возможно, они весь корабль заминировали.

— Тогда что делать?

— У тебя взрывчатка есть?

— С собой нет. Закончилась.

— Впрочем, обойдёмся. Где у меня капитаны фрегатов?

— Слушаем командир? — отозвались они.

— Парни сделайте вот в этих местах крыши корабля пару дырок.

Отметил на схеме крейсера места, где требовалось проделать дырки. Получились они почти в самом центре корабля над коридорами.

— Сейчас сделаем.

Корабли перестроились и дали два залпа. В корпусе крейсера появились две дырки почти там, где мне было нужно.

— Крис, сейчас отправь туда абордажного дроида. Посмотрим, что там происходит.

— Сейчас сделаю.

Дроид вскоре добрался до ближайшей дыры и спрыгнул вниз. Как я и думал, он оказался в коридоре корабля. Тот был совершенно пустым. Дроид прокатился вначале в одну сторону потом в другую. Никого. Похоже, все собрались где-то вместе. Дроид открыл дверь одной кают. В каюте на койке лежала девушка. Увидев дроида, она вскочила с кровати и побежала к нему. После чего картинка пропала.

— Крис что это было?

— Сам ничего не понял, сейчас отправляю еще одного.

— Что с телеметрией дроида?

— Вроде есть. Даёт небольшие повреждения.

Второй дроид быстро добрался до первого и показал картинку. В каюте произошёл взрыв, после него взрывной волной дроид вынесло обратно в коридор, и он сейчас находился в коридоре. Повреждения были не большими, но две камеры на нём были уничтожены. После взрыва от девушки почти ничего не осталось. Крис пытался понять, что взорвалось, осматривая стены каюты.

— Крис не ищи, это она сама себя взорвала.

— Почему ты так думаешь?

— Посмотри на её глаза. Взрывное устройство было на ней под скафандром.

— Что с глазами не так?

— Она радуется, и руки развела, как будто хочет обнять дроида. Это ненормально.

— Что будем делать?

— Похоже, они там все ходячие бомбы. Туда опасно соваться.

— Что ты хочешь их так оставить?

— А что ты предлагаешь заглянуть к ним в гости? Они там у тебя половину бойцов так переобнимают. Кроме того кто знает, может у них там есть что-то посерьёзней. Нужно подумать, как действовать.

Не стал говорить Крису, но мне стало жалко эту девушку. Она была совсем юная. Могла жить и жить. Как она оказалась в пиратах? Здесь ей было совсем мне место. Подумав вызвал Дока. Он как сотрудник СБ мог что-то знать об этих сектантах. Он долго не отвечал. Пришлось его несколько раз вызывать.

— Что случилось — раздражённо ответил он.

— Мне нужна твоя помощь как сотрудника СБ.

— Это сможет подождать? У меня операция.

— Не знаю. Отвлекись на пару минут всего.

— Говори.

— Скажи, ты знаешь что-нибудь об этой секте? Может, слышал о ней по линии СБ.

Передал ему картинку со стены.

— По линии СБ не слышал, но читал о ней где-то давно.

— Что читал?

— Точно не помню, давно это было. Была такая оширская секта. Её закрыли и вроде всех организаторов отправили на рудники. Чему они поклонялись, уже не помню. Девиз у них был, обними меня. Они так якобы расправлялись с их врагами. Посылали кого-нибудь к ним, и тот обнимал его и взрывал вместе с собой. У них считалось забрать с собой врага это счастье. На самом деле они так выполняли платные убийства.

— Теперь всё понятно. Как они убеждали сектантов взорвать с себя вместе с кем-то?

— Наркотики вроде и сильное внушение.

— Посмотри на запись это оно?

Перекинул ему запись с взрывом.

— Да. Оно и есть.

— Что мне с ними делать? Они все там такие?

— Ничего. Через пару часов загляни.

— Что измениться за два часа?

— Действие наркотика должно закончиться. После него они будут или в отключке или совсем беспомощные.

— Понял. Тогда не буду тебя больше отвлекать.

Он отключился.

— Крис, значит так, я сейчас выяснил всё у Дока. Их пока лучше не трогать. Они там все обколотые наркотой, а вот через пару часов действие наркотика закончиться и они будут совсем беспомощными. Возьмём их голыми руками.

— Голыми руками вряд ли получиться.

— Это я образно выразился. Возвращайтесь пока на первый крейсер и заканчивайте там. Потом вернётесь сюда.

— Понял. Слушай, как думаешь, у них оружие есть?

— Конечно. Они как-то должны были корабли захватывать. Трофеи и всё остальное должно быть. Вот только всё это наверняка где-то у их главного сектанта.

— Понял.

Интересно, что объединяло этого пирата и сектантов? Слишком они разные, но сектант явно выполнял все приказы пирата и остался, чтобы прикрыть его отход, а потом летел к нему на помощь. Жаль пират не сдался. Он сражался до последнего и погиб.

Впрочем, сектант должен быть жив. Он расскажет.

— Командир вас буксиры вызывают — сказала пилот.

— Передай им мой приказ. Пускай летят сюда.

— Они уже прилетели.

— Чего? Это как?

— Вап прыжок сделали и только что вышли рядом с нами.

— Тогда пускай ждут. Линкор отменяется, когда закончим с пиратскими крейсерами, потащат их в нашу систему.

— Поняла.

— Подожди, а как они прыжок сделали? У нас ведь глушилка гиперпространства активирована?

— Говорят что без проблем.

— Значит, она совсем недалеко действует.

— Похоже на это.

Абордажники вернулись на первый крейсер и снова разбрелись по нему. После чего как муравьи стали тащить всё к челнокам на лётную палубу и грузить в них. За час они перевернули все каюты на корабле и все, что было можно перевернуть и обыскать. После чего ходили и смотрели чем бы ещё поживиться. Заметив, что к нам на крейсер перевезли пленных пиратов и рабов. Решил с ними пообщаться. Лера там как раз закончила установку решётки для них и критически её осматривала.

— Вроде качественно сделала — сказала она.

— Мне тоже нравиться.

— Что хотел?

— От тебя ничего. С пиратами пообщаться хотел. Их сейчас привезут.

На палубу влетел бот и приземлился рядом с решёткой. Оттуда стали выводить пиратов и помещать в клетку. Всего их было семеро. После чего с них сняли наручники.

Подошёл к ним поближе и посмотрел на них. Судя по одежде, все в трюме работали. Один выглядел немного по другому и комбинезон на нём был дорогой.

— Ты кто такой? — спросил его.

Он тоже внимательно меня осмотрел.

— Тебе какая разница? — ответил он.

— Ты знаешь, по большому счёту никакой, но если мне будет нужно, ты мне всё расскажешь, что мне понадобиться.

— Кто ты такой?

— Меня зовут Алекс Мерф и я здесь командую.

— Что тебе нужно?

— Меня не интересуют ваши провинности. Ими СБ будет заниматься. Меня интересует всего один вопрос. Что вас объединяло с этими сектантами?

— Ничего. Они были сами по себе. Мы сами по себе.

— Вот только на промысел вы выходили вместе.

— Их корабль принадлежал нашему капитану.

— Это я уже понял. Одно не понимаю, что объединяло вашего капитана и капитана сектантов?

— Точно не знаю. Вроде наш капитан однажды спас его на рудниках.

— Они были на рудниках?

— Да и сбежали оттуда.

— Тогда понятно.

— Откуда этот корабль у тебя? Я бывал на нём и знаю, чей он был.

— Один знакомый подарил.

— Ты про Лиса?

— Про него. Скажи мне, что у вас о нём слышно?

— Что он в очёредной раз обманул Валдана и удрал с добычей.

— Что тот сильно обижен на него?

— Очень обижен. Пообещал что прикончит.

— Почему Валдана? Он вроде с Магифом договаривался?

— Вот только крейсера Валдана были.

— Как они тогда у Магифа оказались?

— Точно не знаю, они вроде поменялись на время.

— Магиф чем занимается?

— Не знаю, говорят злой ходит и на всех срывается.

— Почему?

— Второй линкор потерял, а главное ответить за его потерю уже некому. Весь экипаж вместе с линкором в астероидном поясе остался.

— Странно, а второй линкор он, когда успел потерять?

— Совсем недавно. Его обломки в этой системе в астероидном поясе остались.

— Как так у него получилось?

— Так у него на нём весь экипаж был из галифасцев, наверняка какой нибудь дури накурились и навигатор отправил линкор прямиком в астероидный пояс.

— Ты вообще кем служил на корабле?

— Суперкарго.

— Вы знали, что это за аварец на яхте и как он здесь оказался?

— Не знаю. Меня капитан, никогда не посвящал ни в какие детали.

— Жаль. Не представляю теперь что с ними делать.

— Что тут думать? Нужно связываться с родственниками и пускай выкупают.

— Хорошая идея. Знать бы ещё кто он такой.

— Да какая разница кто? Главное чтобы за него заплатили.

— Тоже верно. Вот только что он мог здесь делать?

— Кто его знает. У богатых свои причуды.

— Принесло его на мою голову. Сейчас из-за него проблем будет много.

— Какие проблемы? Запихиваете его в криокапсулу, после чего связываетесь с роднёй и предлагаете купить криокапсулу вместе с ним. Всё законно. Хотите я всё сделаю?

— Было бы всё так просто, как ты говоришь. У меня СБ на шее сидит и наверняка его заберёт себе.

— Значит нужно его продать до того как СБ подключиться.

— СБ есть и на корабле. Впрочем, разберёмся.

— Ты только скажи, я всё найду и решу.

— Теперь верю, что ты суперкарго, и подумаю над твоим предложением.

Пришлось возвращаться в рубку. Крис прислал сообщение, что он готов начать захват второго крейсера. Посмотрел на время. Действительно прошло больше двух часов, и можно было начинать. Возвращаясь в рубку, связался с Доком.

— Док если у тебя есть время, посмотри со мной зачистку на втором крейсере, может, что-то посоветуешь.

— Я уже лечу туда вместе с ними.

— Понял.

Вернувшись в рубку, обнаружил, что Крис уже высадился на второй крейсер, и они теперь рассредоточились по всему крейсеру. Часть абордажников находилась у дыр проделанных фрегатами, другая часть сосредоточилась у шлюзов.

— Крис у вас есть станеры?

— Мы взяли.

— Отлично. Пускай дроид открывает дверь и если там есть кто-то, сразу вырубает его станером.

— Попробуем, но сквозь средние скафандры станер не пробьёт.

— Понимаю. Приступайте тогда. Капитан и все главные у них были раньше в генераторном отсеке.

— Понял.

Он отдал команду и со всех сторон на корабль проникли дроиды. Они проверили коридоры корабля. Все коридоры были также пусты. После чего дроид открыл генераторный отсек и остановился в дверях. Дальше было нельзя. В отсеке плавало пять ящиков с взрывчаткой, и рядом с ними плавал капитан крейсера. Было непонятно живой он или нет. Около него плавало ещё двое сектантов.

Крис долго не думал и дроид открыл огонь на поражение. Прикончив всех троих.

— Командир, похоже, ты оказался прав, они решили взорвать нас вместе собой.

— Это не удивительно. У них такая секта.

Другие дроиды начали открывать каюты и абордажники стали проникать внутрь. Док почти не ошибся, большинство было беспомощно. Как правило, это были девушки или женщины все оширки. Они лежали в каютах по одной по две иногда больше. Каждая получала выстрел из станера, после чего другой дроид снимал с них бомбы. После осмотра абордажники их переносили на абордажные боты, где передавали медикам. Было странно, что никакого оружия у них не было. Абордажники были сильно разочарованы этим обстоятельством, трофеев у них почти не было. Наконец в одной большой каюте были найдены мужчины. С их стороны была даже слабая попытка оказать сопротивление быстро подавленная дроидами. Вот они были все вооружены и на них взрывчатки не обнаружили. Данное обстоятельство очень обрадовало абордажников, и они продолжили обыск, с прежним энтузиазмом. Вскоре была обнаружена вторая каюта с вооруженными мужчинами. Здесь сопротивления не оказали. После чего весь корабль был достаточно быстро зачищен от сектантов. Вход в оружейную комнату оказался заминирован и взрывом был уничтожен технический дроид. В остальном всё прошло без проблем. Добычи было совсем немного. Капитанский сейф оказался пуст. Похоже, он всё уничтожил перед нашим приходом. При последующем обыске нашли ещё несколько зарядов спрятанных в скрытых нишах корабля. Вообще это был не корабль, а одна большая бомба. Быстро выяснилось, что все сектанты на корабле были оширцами. В отличие от первого крейсера. На первом крейсере кого только не оказалось в составе экипажа. Медсекция крейсера порадовала наших медиков. Она была расширена за счёт соседних кают, и помимо лечебных капсул в ней была сделана химическая лаборатория. Наверняка оборудование в ней стоило большого количества кредов. Наши медики в ней всё внимательно осмотрели, но ничего трогать не стали. Видимо опасались что заминировано. Боты пока перевозили обездвиженные тела сектантов на летную палубу нашего крейсера, где Лера построила для них вторую клетку. Какую-то часть медики отделили и отправили в медицинские капсулы. На сектантском крейсере все разбрелись и осторожно рассматривали разные помещения. Крис пока грузил найденную взрывчатку на боты.

— Внимание боевая тревога — прозвучало как гром.

Взвыли сирены боевой тревоги на кораблях. Сразу бросил взгляд на радар. Недалеко выходил корабль из гиперпространства. Судя по размерам окна, выходил кто-то совсем не маленький. Это ещё кто? Может сбежавший от меня линкор? Однако почти сразу мои надежды не оправдались.

Из гиперпространства вышел пират и даже скорей не пират, а так непонятно что. Этим пиратом оказался средний транспортник. Пиратом он считался, потому что у него был отключен транспондер. Искин не сумел опознать его модель и марку. Приблизив его на экране, понял, что этот корабль был непонятной сборкой из трёх или четырёх разных транспортников. Он был неплохо вооружён. Два туннельника стояли на носу.

— Пилот вызови капитана, если отзовётся. Послушаем, что скажет.

Он долго не отвечал на вызов, и когда ответил, на экране появилось расстроенное лицо аварца.

— Слушаю — сказал он.

— Это я тебя слушаю. Ты кто такой и что здесь делаешь?

— Транзитник я. Возвращаюсь к себе.

— Тогда почему транспондер отключен?

— Здесь пираты кругом, вот я и решил, возможно, они примут за своего и не нападут.

— Не верю я тебе. Высылаю к тебе досмотровую группу. Готовься её принять.

— Это незаконно. Я мирный транспортник. Вы не имеете на это права. Я являюсь гражданином Авара и нахожусь сейчас в нейтральной системе.

— Ты сейчас пират и скажи спасибо, что не уничтожил тебя сразу как пирата. Мы проверим, что у тебя на борту и если всё в порядке полетишь дальше. Предупреждаю сразу, любая попытка сбежать или напасть, и ты будешь уничтожен.

— Вынужден подчиниться, но я обжалую это решение в суде.

— Это твоё право.

Он отключился, а я вызвал Криса.

— Слушаю командир.

— Крис, похоже, вам сегодня не удастся отдохнуть. Есть сильное подозрение, что эта система рыбное место у пиратов, и они сегодня сюда летят один за другим. Для вас опять есть работа. Капитан у них утверждает, что он мирный транспортник, но я не верю ему.

Твоя задача слетать проверить. Только не перестарайся там, вдруг это действительно мирный транзитник.

— Это хорошо — когда есть работа. Засиделись мы без дела на станции. Сейчас слетаем, проверим, что за гость к нам пожаловал.

— Пилот передай мой приказ капитанам фрегатов. Приказываю сопровождать абордажные боты к транспортнику. В случае любой попытки сопротивления со стороны транспортника разрешаю его уничтожить.

Вмешиваться крейсерам не было необходимости. Фрегаты при необходимости сами с ним должны расправятся.

— Принято.

Абордажные боты уже стартовали к кораблю, и фрегаты полетели их догонять. Капитан у них понимал, что понимал деваться ему не куда. Малейшая попытка сопротивления и он будет уничтожен. Поэтому принял на борту два абордажных бота, что я выслал.


Часть 17


От Криса долго не было никакой информации. После чего пришёл вызов от него.

— Рассказывай как у тебя там дела?

— Нормально. Корабль досмотрели.

— Что там?

— Он работорговец.

— Почему ты так решил?

— Сам посмотри.

Он прислал запись из трюма. В трюме лежали ряды криокапсул, и все они были заполнены разумными.

— Жди меня там. Я к вам лечу.

Вместе с Лерой мы вылетели к ним, с нами попросилась Лана. Взял её с собой. Возможно, потребуется её помощь. Пристыковались Лера около трюма, и мы проникли на корабль через шлюз. В трюме было находилось пятеро абордажников и Док. Док занимался криокапсулами, и Лана сразу присоединилась к нему.

— Док что скажешь?

— Живые вроде, точно не знаю, нужно смотреть.

— Кто они и откуда?

— Не знаю, скорей всего дикие и почти все мужчины.

— Где капитан?

— В каюте заперли. Они все там у рубки. Поговори сам с ними, я немного занят.

— Понял.

Посмотрел, чем были заняты остальные абордажники. Занимались они осмотром техники находящейся в трюме, и отправился в рубку. Лера почти сразу присоединилась к ним.

На корабле полным ходом шла проверка, а точнее мародёрка. Весь экипаж был собран около рубки.

— Что здесь у тебя? — спросил Криса.

— Девять техников рабы. Стоят в ошейниках в углу. Остальные вольные вроде.

— Большой экипаж?

— Восемь человек без техников. Капитан его помощник. Остальные непонятно кто.

— Пилот навигатор?

— Капитан вроде сам пилот вместе с его помощником. Кто навигатор я не понял. Зачем ему столько техников?

— Как ты хотел? Он на такой развалюхе летает. Она, по моему мнению, из трёх или четырёх кораблей собрана. Кто капитан?

— Аварец, который разговаривал с тобой.

— Понял.

— Значит ты здесь капитан? — обратился к аварцу.

— Да я капитан. Вы не имеете права досматривать корабль!

— Не нервируй меня капитан, а то сейчас отправишься на прогулку без скафандра.

— Это незаконно.

— Хочешь сказать, что захватывать диких в рабство это законно? Даже по вашим законам это запрещено. Откуда ты их взял?

— Никого я не захватывал, просто перевожу для клиента. Где он их взял я не знаю.

— Красиво врёшь аварец. Вот только тебе не повезло сегодня дважды.

— Это почему?

— Потому что я псион и всегда знаю, когда мне врут. Кроме того я дикий и ненавижу работорговцев. Так что ты мне расскажешь всё что знаешь и что не знаешь тоже.

— Где документы на эту рухлядь называемую кораблём?

— Какие документы? Я сам её собрал из нескольких кораблей и сейчас летаю.

— Регистрационные документы где?

— Не успел ещё зарегистрировать.

— Где тогда документы на груз?

— У меня нет их с собой. Они у заказчика остались.

— Разумеется у несуществующего заказчика. Техника в трюме тоже его?

— Ты правильно понял.

— С тобой все понятно.

— Значит следующий. Кто из вас его помощник?

— Вон тот сказал Крис — и указал на аварца рядом с капитаном.

— Жить хочешь? — спросил его.

— Ты не посмеешь нас тронуть — сказал он.

— Почему ты в этом уверен?

— Ты флотский.

— Боюсь, ты меня плохо знаешь. Где находиться планета, на которой вы их захватили?

— Мы никого не захватывали.

— Все остальные также считают? Здесь есть желающие поделиться информацией с нами?

Все молчали.

— Вижу, что нет.

Попросил Леру подойти к нам. Она быстро подошла.

— Что хотел?

— Ошейники с рабов нужно снять.

Для всех сообщаю, если кто-то попытается активировать ошейник у раба, убьём всех и сразу. Лера подошла к рабам и начала снимать ошейники один за другим. Так она быстро освободила всех рабов.

— Поздравляю вас. Вы больше не рабы — сказал им.

— Что вы с нами сделаете? — спросил один из них.

— Передадим СБ, после проверки будете отпущены на свободу.

— Как нам жить тогда?

— Нормально. Найдёте работу и будете работать. Только не бесплатно как сейчас. Специальность у вас уже есть. Кто из вас знает, где находиться планета, где они набирали рабов?

— Мы не знаем этого — ответил тот же техник.

— Ты подтверждаешь, что именно они набирали рабов на планете.

— Подтверждаю.

— Кого вы слушаете? Они наговаривают на нас — сказал капитан.

— Видишь как всё просто — ответил ему — Сейчас разморозим нескольких разумных из криокапсул, и они подробно расскажут, кто их туда уложил. Так что обвинение в незаконной работорговле у тебя уже есть.

— Они тупые дикие и ничего не понимают.

— Опять промашка капитан у тебя. Откуда ты можешь знать, что они дикие, если ты только их перевозишь? Это ты сам только что заявил.

— Заказчик сказал.

— Разумеется, и разрешил поговорить с ними, перед тем как уложил в криокапсулы. Ну что? Никто из вас не надумал поделиться с нами информацией о том, где находиться планета? Даю последний шанс.

Все по-прежнему молчали.

— Что же, тем хуже для вас.

— Крис на борту есть капсулы?

— Нет, все заполнены.

— Я имел в виду лечебные?

— Были две.

Вызвал Карла, и он с неохотой появился.

— Док нужно этим двоим сделать ментокопирование.

— Зачем?

— Не хотят сознаваться, где находиться планета и где они их набрали.

— Переправим на корабль, там сделаю.

— Ложи их на корабле. Здесь есть пара лечебных капсул.

— Нужно посмотреть капсулы. Где они?

— Крис покажи Доку и забирай туда сразу капитана и помощника.

— Ты не имеешь права — заявил капитан, делая слабую попытку сопротивления, когда его потащили абордажники.

— Не переживай. Ты можешь на меня пожаловаться. Я тебе даже предоставляю такой шанс.

Вскоре Крис вернулся один без Дока и аварцев.

— Что там?

— Уложили. Док ворчит, что капсулы на корабле совсем старые. Что с остальными будем делать?

— Техников на корабль переправляем. Остальных здесь запрём пока.

— Что делать с криокапсулами?

— Даже не знаю. Посмотрим, что ментокопирование покажет.

— С ними всё ясно. Набрали на планете диких и везут на продажу.

— Это понятно. Вот только совсем не хочется тащить столько диких на станцию.

— Не понял, а что ты хочешь с ними сделать?

— Вернуть их на планету, откуда он их забрал.

— Думаешь это правильно?

— Конечно, правильно, думаешь это просто, когда тебя вот так похищают с планеты? Где у тебя остались родные друзья работа?

— Наверно ты прав.

— Совсем недавно такая же сволочь похитила меня с моей планеты. Где она сейчас находиться я не знаю и скорей всего никогда не узнаю.

Крис отдал команду, и техников отправили на бот, а остальных заперли в каютах. Приказал фрегатам подлететь поближе, чтобы перегрузить технику, что стояла в трюме. Лера сказала, что вся она должна поместиться у них в трюмы. Док тоже вскоре появился.

— Что там?

— Совсем старые капсулы, я думал, что такие уже не существуют.

— Мне нужен доступ к искину.

— Сам не можешь его взломать?

— Нет, я только начал учить базу. Она очень большая.

— Часа через два посмотрю, что получиться получится с ментокопированием, а пока займусь криокапсулами.

Он ушёл в трюм и через два часа вернулся.

— Держи коды доступа от искина.

— Что по ним?

— Пираты. Занимались в основном поставкой рабов на пиратскую станцию. Кроме того не гнушались и сами заниматься пиратством.

Координаты планеты есть?

— Это не планета, а спутник планеты. На ней дикие обитают.

— Далеко отсюда?

— Нет. Соседняя система. Они только вылетели оттуда, и их выдернуло из гиперпространства.

— Это пиратская глушилка гиперпространства у нас в трюме сработала.

— Как она там оказалась?

— Забрал из СБ.

— Влетит тебе за это.

— Не переживай, подумаешь, наорут немного. Мне не привыкать.

— Что будешь с ними делать?

— Ты про кого?

— Про диких в криокапсулах.

— Вернём на планету, какие проблемы?

— Ты же знаешь что не положено.

— Слушай я сам дикий и знаю, что их ждёт у нас. Для всех будет лучше, если они вернуться на свою планету.

— Тебе видней.

После ввода кодов доступа искин предоставил доступ владельца, и я сразу сменил коды доступа для всего экипажа. Искин оказался девственно чистым. Никаких данных по тому, куда и как летал корабль, не было. Капитан успел всё стереть. На корабле перегрузка трофеев только началась, а вот с пиратских крейсеров она уже закончилась, и буксиры получили мой приказ отбуксировать оба пиратских крейсера в нашу систему. Приказ они быстро выполнили и начали разгоняться для прыжка вместе с ними. Мы дождались, пока они разогнались и ушли в гиперпространство, после чего сами начали разгоняться. Пока буксиры разгонялись, мы успели поместить разбитую яхту аварца на лётную палубу тяжёлого крейсера. Она с трудом, но туда поместилась. После чего все вместе прыгнули в соседнюю систему. Лететь до неё было несколько часов. Полетел туда на захваченном транспортнике. Для этого пришлось вернуть обратно местных техников, а то была опасность, что этот корабль развалиться и не долетит туда. Мы не успели туда долететь, как на корабле начались проблемы. Дело в том, что медики стали выводить из криосна диких находящихся в криокапсулах. Они вели себя поначалу смирно, потом между ними произошло что-то вроде схватки. Её быстро прекратили абордажники, вырубив всех станерами, но мне пришлось идти в трюм разбираться.

— Док что у вас произошло?

— Алекс мы сами ничего не поняли. Они вначале стояли мирно. В общей группе. Мы с Ланой размораживали остальных. Неожиданно они схватились между собой, причём было совершенно не понятно почему.

— Ты пока не размораживай остальных.

— Почему?

— Нужно разобраться с этими.

— Это будет непросто. Они не говорят на интере.

— Залей им как мне когда то.

— Нужна капсула, а она занята.

— Ладно, тогда попытаемся так разобраться.

Просмотрел записи с нейросетей абордажников, и мы быстро нашли двоих зачинщиков.

Их отделили от других и медики стали приводить их в чувство. Через полчаса они зашевелись и пришли в себя. За это время я рассмотрел обоих. Они были совсем разными. Один больше походил на галифасца, второй имел явно оширские корни. Многие имели что-то общее как с одним, так и с другим. Мои попытки поговорить с ними не увенчались успехом. Единственное что мне удалось немного понять, что второй, у которого были оширские корни, что-то сказал другому на оширском вроде, но мне отвечать на оширском он отказался. Не понимал или делал вид, что не понимает, было не понятно. Он молчал и с ненавистью смотрел на второго. Немного подумав, позвал техника, с которым разговаривал около рубки. Он послушно пришёл.

— Слушай, возможно, ты что-нибудь понимаешь, почему они схватились?

— Они из разных племён вроде.

— Это я вижу. Что они не поделили?

— Их вовремя местного сражения захватили, как я понял.

— Местное сражение?

— Вроде да. Они там совсем одичали.

— Что ты знаешь о них?

— Немного. Живут несколькими племенами, которые постоянно воюют между собой.

— Что делят?

— Кто их знает. Похоже они с разных кораблей.

— Почему ты так решил?

— Там были остатки нескольких кораблей. Может, разбились, а может сами туда прилетели. Кто их знает.

— Что их там много?

— Много. Как я понял, есть несколько крупных племён и ещё есть более мелкие.

— Часто вы летали туда?

— Нечасто. Большим спросом они не пользовались, как я понял.

— Тогда откуда столько капсул?

— Не знаю, наверно кто-то заказал.

Скорей всего пираты хотели пополнить ими абордажные команды, поэтому и заказали столько. По моему запросу искин выдал, что в трюме находятся девятьсот семьдесят три капсулы. Пришло сообщение от пилота, что скоро мы выходим из гиперпространства и мне нужно появиться в рубке.

— Док поговори с ним, возможно, поймёте, как их размораживать. Мне кажется, что второй из них говорит по оширски.

— Вот только я оширский не знаю — ответил Док.

— Я тоже не знаю. Это искин скафандра переводит.

— Ты понимаешь, что я говорю — ещё раз спросил второго по оширски — Вижу, что понимаешь.

Вначале он молчал, но неожиданно ответил, вот только это был не оширский скорей какая-то его смесь с другим языком.

— Что тебе нужно? — спросил он.

— Мне от тебя ничего ненужно. Как я понял вы из разных племён?

— Да. Он поганый гализец. Они напали на нас и хотели украсть наших женщин.

— Вот вы что не поделили. Он понимает нас?

— Конечно.

— Что с нами будет? — неожиданно спросил второй.

— Вернём обратно и отпустим. Вы нас не интересуете.

— Тогда зачем захватили?

— Мы вас не захватывали. Мы захватили тех, кто вас захватил. Они сейчас сидят арестованные под замком.

— Кто вы?

— Мы восьмой флот империи Аратан. Док поговори с ними, они понимают по оширски. Мне в рубку нужно.

— Это я понял уже.

Он подключил искин корабля для перевода и остальные тоже, потому что все внимательно слушали, о чём я с ними говорил. Сам я отправился в рубку. Корабль уже вышел из гиперпространства. В рубке большом экране была выведена система. Пилот внимательно рассматривала её.

— Куда нам? — спросила она?

— Один из спутников пятой планеты.

— Там их шесть?

— Подлетим, посмотрим, какой из них нам нужен.

Сам спросил у Дока, какой нужен. Но он точно не знал. Все пять кораблей эскадры были уже в системе и кроме нас в ней никого не было. В эфире было слышно, что многие были расстроены этим обстоятельством. Вышли мы рядом с пятой планетой. Она была планетой гигантом. Все шесть её спутников были достаточно крупными. Проблема заключалась в том, что все спутники на картах числились необитаемыми, а у нас было мало времени на обследование их. Нам было нужно успеть вернуться обратно до возвращения наших буксиров. Попросил Криса привести эту парочку врубку. Он быстро выполнил. Спросил их на оширском.

— Вот ваша планета. На одном из шести её спутников вы живёте. На каком именно можете сказать?

Данный вопрос поставил обоих в тупик. Они долго думали. Наконец оширец сказал.

— Мы не знаем.

— Тогда скажи мне, как выглядит то, что вас окружает там на планете.

— Дом, лес, ручей.

— Какой лес? Как выглядит?

После долгих расспросов я понял, что у них лес ближе к джунглям.

— На карте был только один спутник с растительностью.

— Второй спутник — сказал пилоту.

— Я уже поняла.

Корабль уже направлялся к нему. Мы быстро подлетели к нему, и вышли орбиту спутника. Наружные камеры начали давать картинку под кораблём. Вот только никаких поселений я не видел на радаре, хотя мы делали третий круг вокруг спутника.

— Где выживёте? — спросил их.

— Они внимательно рассматривали спутник, похоже, сами не могли понять этого. Весь спутник был покрыт густой растительностью.

— Пилот попробуй радаром пощупать металл на планете.

— Думаешь, он здесь есть?

— Техник говорил про разбитые корабли. Они ведь из металла и радар должен их засечь.

Сразу после изменений настройки радара на спутнике обнаружилось несколько мест, где были видны скопления металла. После этого оба местных аборигена сразу показали, где они живут.

— Крис ты понял, куда нужно будет их высаживать?

— Понять то я понял, вот только как отличить, из какого они племени.

— Тогда будем высаживать их посредине. Пускай сами разбираются и добираются до остальных. Хотя ты знаешь, оставь этих двоих на концовку и пускай они отличают своих и чужих.

— Так и сделаю.

После это процесс пошёл быстро, а когда я привлёк остальные боты, для переправки местных на спутник, он ещё ускорился. Медики их только размораживали и сразу грузили в боты. Высаживали их около поселений и отпускали. Они вели себя мирно, не пытались оказывать сопротивление. В самом конце я погрузил двоих аборигенов, что нам помогали и экипаж транспортника. Последние попытались сопротивляться, но это сопротивление было быстро пресечено абордажниками. Сам также полетел с ними. Мне было интересно посмотреть, что за жизнь на спутнике. В эфире я слышал, как абордажники обсуждали местных аборигенов и делали фотосессии с ними. Приземлись мы на небольшой поляне. Где с экипажа были сняты скафандры.

— Что же, я вам давал шанс, и вы им не воспользовались. Теперь я вас отпускаю. Вы свободны.

— Ты не имеешь права — ответил капитан.

Часть 18

— Конечно, не имею. Ты даже можешь на меня пожаловаться в суд. Если конечно сможешь выжить и вернуться. Вот только вначале отправишься на рудники за пиратство. Так что считай, что тебе повезло, или не повезло. Даже не знаю. Вы всё ещё здесь?

Я бы на вашем месте уже бежал как можно быстрей и как можно дальше.

Вот только они стояли, как вкопанные видимо не верили, что я так поступлю с ними. Пара местных стояла рядом и внимательно наблюдала за нами.

— Это ваши похитители — сказал им по оширски.

— Мы это уже поняли — ответил галифасец.

— Я их оставлю здесь у вас.

— Это хорошо.

После этого они незаметно растворились в местном лесу.

— Крис возвращаемся. Нам пора.

Последний раз посмотрел на местные джунгли и зашёл в бот. Джунгли были почти чёрного цвета. Видимо планета давала мало света и тепла. Скафандр сейчас показывал температуру около нуля. Похоже, здесь сейчас было что-то вроде ночи, хотя вокруг было светло как днём. Всё из-за того что мы были в тени планеты и местное светило сейчас не освещало спутник. Вот только света отражаемого планетой хватало, чтобы осветить спутник. Подключившись к внешним камерам наблюдения, я посмотрен на бывший экипаж корабля. Они так и стояли на поляне, видимо до последнего не верили, что я их здесь оставлю. Вернувшись на корабль, обнаружил, что Лера с техниками его скоро весь разберут. Криокапсулы на ботах вывозили с корабля. Медики приволокли на погрузку две лечебные капсулы.

— Док ты же сказал что они древние?

— Пригодятся — ответил он и стал грузить их в челнок.

— Может, всё-таки заберём корабль — спросил Крис?

— Крис его никто не поставит на учёт. Это непонятно что.

— Почему?

— Потому что оно создано из трех или четырёх кораблей. Кроме того износ всех систем больше девяносто процентов, а некоторые вообще не выходят на тестирование.

— Финансисты продадут.

— Этот нет. Они даже связываться с ним не будут. Потому что его не поставить на учёт и не выдать на него транспондер. Он летать сможет только здесь и летать — это очень громко сказано. Он в любой момент может сломаться навсегда.

— Будем разбирать?

— Нечего у него разбирать. Двигатели выработали ресурс на девяносто четыре процента. Генераторы ещё больше.

— Значит, нечего забирать?

— Лера сейчас с местными техниками поснимает, что можно продать и на этом всё. После этого корабль отправиться в последний полёт. В сторону местного светила.

— Может на металл сдать?

— Разбирать, разрезать, кто его будет? Потом нужно будет переправлять на планету. Всё это обойдётся гораздо дороже стоимости металла. Проще бросить его здесь.

— Понятно.

Как раз подошла Лера.

— Сейчас поснимаем блоки жизнеобеспечения и искин. На этом можно заканчивать.

— Ты что такая довольная? Местных техников припахала?

— Хорошие ребята. Сейчас всё сами поснимают. Они корабль отлично знают.

— Не удивительно. Они целыми днями на нём что-то ремонтировали.

— Местных только трое. Остальных бывший капитан купил недавно.

— Зачем?

— Они не знают. Он им ничего не говорил.

— Наверняка решил другой хлам вместо этого собрать.

— Скорей всего так и есть.

Она снова ушла их проверять.

— Крис присмотри за техниками на корабле. Какие-то они странные.

— Вроде нормальные.

— Не нравятся мне они. Возможно, были заодно с экипажем.

— Почему?

— Как ты думаешь сложно поймать, и поместит в капсулы почти тысячу рабов?

— Думаю, нет.

— Можно ли восьмерым разумным это сделать?

— Можно. Всё зависит от времени.

— Вот именно. Давай представим, что между дикими происходила небольшая разборка. Ты подлетел и вырубил почти тысячу диких из станера. Сколько времени тебе понадобиться чтобы уложить их в капсулы? Хватит у тебя времени чтобы успеть уложить всех до момента когда оставшиеся придут в себя? А это около часа?

— Действительно времени мало.

— Вот видишь. Скорей всего экипаж ходил вокруг и повторно отстреливал пришедших в себя, а техники укладывали их в капсулы. Вот только добровольно они это делали или их заставили непонятно.

— Понял.

— Прилетим, передам их в СБ, пускай разбираются.

— Присмотрю.

— Запри их лучше всего в каютах. Хотя они техники и для них это не проблема. В общем подумай.

— Подумаю.

Лера вскоре вернулась.

— Всё мы закончили. Всё ценное мы сняли.

— Крис грузи их в бот и отправляй на крейсер.

— Понял.

Мы пошли в рубку, там нас ожидала пилот. Она развернула корабль и несильно разогнала его в сторону светила. После этого Лера сняла искин, и мы покинули корабль.

— Алекс что ты будешь делать с техниками — спросила она меня в боте.

— Вернёмся, отдам СБ. Пускай проверяют.

— Зачем? Они рабы. Это и так понятно.

— Лера с ними много, что непонятно. Зачем их здесь столько?

— Корабль очень старый.

— Ты сама сказала, что местных только трое. Остальные непонятно кто. Возможно они пираты как остальные.

— Почему ты так решил?

— Лера я ничего не решил, отправлю их на проверку, а там решат.

— Зря ты так. Хорошие ребята.

— Посмотрим, не нравятся они мне, не знаю почему.

— Ревнуешь что ли?

— Лера не говори ерунду.

Она улыбнулась и посмотрела на меня.

На корабле Крис решил проблему своеобразно. Он поставил около кают техников парочку абордажных дроидов.

На борту крейсера нас ожидала другая проблема. Многие из сектантов до сих пор не пришли в себя и все четверо медиков занимались ими.

— Лана что у вас происходит?

— Похоже, передозировка наркотиком у многих. Они до сох пор не могут прийти в себя. Сейчас отправляем в свободные капсулы на других крейсерах.

— Надолго это у вас? Нам возвращаться пора.

— Скоро закончим.

— Сообщи, как закончите.

Ещё не дошёл до рубки, как получил сообщение от неё, что они закончили. Корабли разогнались и прыгнули обратно в систему. Скоро туда должны были вернуться буксиры.

Как только мы вернулись в систему, сразу сработали сигналы боевой тревоги. Вот только тревога оказалась ложной. В системе находился транспортник и уже разгонялся для прыжка. Транспондер у него работал. Корабль оказался аварским, как и сам владелец.

— Командир что будем делать? — спросил один из капитанов фрегатов.

— Что ты предлагаешь?

— Догнать и проверить, что он здесь делает.

— Летит к себе, как я понимаю. Разгоняется в сторону Авара.

— Перехватим?

— У него транспондер включён. Он не пират. И не остановится он.

— Почему?

— Заявит что мы пираты.

— У нас тоже транспондеры включены.

— Ему это всё равно. Он будет удирать. Видишь, даже разгоняться стал быстрее.

— Вижу. Мы успеем перехватить до ухода в гиперпространство.

— Понимаю, вот только что ты будешь делать, если он не подчиниться? Стрелять?

— Не знаю.

— Думаю, ты не захочешь получить обвинение в пиратстве. Так что пускай летит. Будем считать, что ему сегодня повезло.

— Жаль.

— Мне одно непонятно. Здесь что мёдом намазано? Оттуда здесь столько Аварцев?

— Здесь самый короткий путь между их территориями. Вот и летают. Хотя здесь опасно. Гораздо безопасней через Ошир лететь, но это дольше и многие решают здесь проскочить.

— Понятно тогда откуда здесь яхта взялась. Впрочем, у нас здесь свои дела. Нужно найти линкор. Он где-то в астероидном поле должен находиться.

— Что его искать? Я его ещё в прошлый раз обнаружил.

— Где?

Пришла отметка на карте где он находиться. Это оказалось не так далеко.

— Летим туда.

— Может, мы останемся и здесь подежурим?

— Надеешься ещё пирата встретить.

— Да.

— Оставайтесь.

Фрегаты остались на месте, а крейсера полетели к линкору. Уже на подлёте понял, что от линкора осталось только одно название. Он полностью находился в астероидном поясе, и пока мы не подлетели совсем близко, я вообще не мог понять, где он находиться. Как капитан фрегата смог определил, что он находиться здесь, было непонятно. Скорей всего настроил радар на поиск большого количества металла. С Лерой и её сёстрами мы вылетели к линкору.

Когда подлетели ближе, стало понятно, что пират всё правильно сказал. Это была ошибка навигатора, линкор вышел из гиперпространства прямо перед астероидным поясом и по инерции влетел в него. Проделав широкий тоннель среди булыжников. По нему мы и летели сейчас. Он оказался не длинным, и вскоре показалась корма линкора. Вот только я зря рассчитывал поживиться на нём чем-то. Всё ценное было снято до меня. Не было ни маршевых двигателей, ни гипердвигателя. Места, где они находились, сияли черными пустотами. Прямо через них Лера осторожно влетела внутрь и посадила бот. Мы вышли и стали осматривать линкор изнутри. Внутри оказалось пусто, не было совсем ничего. Не только всё ценное было снято, не осталось никаких блоков или силовых кабелей. Пустота, там, где всё это должно было находиться.

— Кто-то здесь очень хорошо поработал — сказала Лера.

— Это точно. Ни одного блока не оставили. Всё вывезли. Пойдем, посмотрим что дальше.

Мы долго ходили и освещали пустые помещениям линкора и его каюты. У меня сложилось такое чувство, что на нём побывал какой-то пылесос. Потому что всё, что можно было снять и унести было унесено. Во многих местах были вырезаны блоки кают, а которые остались, представляли собой пустые металлические остовы.

— Это же надо так постараться. Всё вынесли — сказала одна из сестёр Леры.

— Даже крепёж и тот весь забрали — ответила ей Лера.

Мы прошли каюты, и вышли на открытое пространство. Здесь я стал осматриваться. У меня это в инженерной схеме этого линкора не было этого пустого пространства. Вначале я подумал, что это лётная палуба, но на ней не было ворот для вылета челноков.

— Что головой крутишь, думаешь найти что-то? — спросила Лера, подойдя сзади.

— Нет, пытаюсь понять, что это такое? У меня в инженерной базе на схеме этого линкора нет ничего подобного.

— Летная палуба скорей всего.

— Она дальше и здесь нет ворот для вылета.

— Возможно, здесь было дополнительное отделение для стоянки истребителей, а вылетали они через лётную палубу.

— Возможно, или что-то вроде склада.

— Видела я один раз такое у наёмников. У них было сделана вставка посредине и в ней истребители находились.

— Интересно, а зачем она?

— Чтобы совместить линкор с авианосцем.

— Линкор потеряет много манёвренности из-за неё.

— Зато груза больше сможет взять на борт. Для наёмников это важно.

Мы прошли пустое пространство и через переборку попали на лётную палубу. На ней тоже ничего не было. Прошли её быстро и оказались перед очередной переборкой. Все переборки до этой были целыми, эта оказалась смятой. Дверь в ней, ведущая дальше, была вырезана дроидом, и без проблем мы смогли пройти через неё. За дверью оказалось всё смято и покорёжено. Дальше должны были находиться блоки кают командования линкора. Сейчас они представляли собой хаотичное наслоение спрессованного железа.

Побывавшие здесь до нас прорезали слоёв десять этого железа, после чего выдохлись и бросили это занятие. Лера с сёстрами озадаченно осматривали обстановку вокруг.

— Однозначно, побывавшие на корабле до нас, решили, что в рубку им не попасть — сказал для всех.

— Здесь нужно очень долго резать, чтобы туда проникнуть — ответила Лера.

— Думаю, что там ничего не осталось от рубки.

— Похоже это так.

— Тогда возвращаемся. Здесь больше нечего делать.

— Возвращаемся.

Перед тем как улететь я отправил одного дроида посмотреть наружную обшивку. Выяснилось, что даже бронелисты у кормы были уже срезаны. Они остались только ближе к середине линкора.

— Что там — спросила Лера, когда дроид вернулся.

— Пусто, даже бронелисты срезали. Сама посмотри.

— Кто-то здесь ударно поработал — сказала она, когда просмотрела запись.

— Полетели обратно, будем дожидаться буксиры.

— Ты хочешь его тащить к нам? Зачем? Он совсем пустой?

— Нужны бронелисты. В середине они сохранились. Взять их больше неоткуда. Оширцы блокируют нам все поставки.

— Понятно. Думаешь, они смогут его оттуда достать?

— Не знаю, пускай попробуют, если не получиться вернёмся обратно.

— Пускай попробуют.

Вылетев из астроидного пояса, мы обнаружили приятный сюрприз. Нас уже ожидали наши буксиры, и они сразу вышли на связь.

— Как слетали командир? — спросил один из пилотов буксира.

— Нормально, попробуйте его зацепить и вытащить оттуда.

— От него, что там ещё что-то осталось?

— Только его задняя часть и та уже вся разграблена.

— Значит, кто уже постарался до нас. Вас кстати у нас в системе все потеряли. Мы даже не будем говорить, что вам просила передать диспетчер. Пускай это будет для вас сюрпризом.

— Примерно я и сам представляю.

Мы вернулись на палубу челнока, а буксиры скрылись в тоннеле. В капитанской рубке меня все ждали.

— Командир что там? — спросил капитан.

— Сам посмотри — и отправил ему запись с нейросети.

— Можно ещё мне — попросила пилот.

— Держи.

Они недолго просматривали запись.

— Как здорово ему досталось — сказала пилот.

— Передняя часть линкора вся смята. Туда не смогли попасть и бросили это дело.

— Могли снаружи проникнуть — сказал капитан.

— Вряд ли. Мне кажется, снаружи ещё сложнее проникнуть там броня и через неё сложно прорваться.

— Всё зависит от того как сильно ему досталось. Возможно шлюз целый.

— Ты же видел, что внутри всё сплющило. Выдержала только переборка. Она и приняла основной удар на себя.

— Знаешь, один раз на базу притащили транспортник. Он, судя по всему, где-то встретился с большим булыжником. У него внутри было всё также всмятку, вся его правая сторона, а вот левая осталась целая и шлюз сохранился. Через него и выбрался весь экипаж.

— Живы остались?

— Да. Почти все с ранениями, но живые. От корабля ничего не осталось, а они живые.

— Повезло — сказала пилот.

— Это точно — добавил я — Вот только здесь не один булыжник, а множество и им так не повезло.

— Откуда ты это знаешь?

— Пирата допросил на лётной палубе.

— Я только хотел с тобой поспорить, а ты оказывается, уже всё знаешь.

— Решил сэкономить тебе креды.

— В живых остались только, кто был на корме и лётной палубе. Все кто находился на носу, до сих пор там.

Капитан ещё долго рассказывал разные странные истории, происходившие на флоте или с ним связанные. Мы с пилотами и навигатором внимательно слушали. Через несколько часов, вначале показались буксиры, после чего показалась корма линкора. Все внимательно смотрели, как они не торопясь вытаскивали линкор из астероидного пояса.

— Хорошо он там застрял. Мы с трудом растолкали все булыжники — рассказал всем один пилотов буксира.

— Вот видишь, а ты говорил, может сохраниться — сказал капитану крейсера.

— Здесь конечно никаких шансов — ответил он.

Весь нос линкора был смят в гармошку и частично вмят внутрь. От него относительно целыми осталась только середина и задняя часть.

— Всё равно могли проникнуть, снаружи. Там ближе — сказал капитан.

— Никаких шансов. Непонятно где сейчас находиться рубка корабля.

Пришёл вызов от Криса.

— Что хотел? — спросил его.

— Командир, может, мы слетаем, проверим линкор?

— Что там проверять? Мы там уже побывали.

— Знаю, я видел запись. Может получиться прорваться к рубке.

— Как ты определишь, где сейчас находиться рубка? Там одни сплошные нагромождения металла.

— Найдём.

— Туда прорезаться нужно долго и упорно.

— Мы не будем прорезаться. Мы взорвём. Взрывчатки полно. От сектантов досталось.

— Вряд ли вы там что-то найдёте.

— Попробуем хотя бы.

— Хорошо попробуйте.

Было видно, что он находиться на лётной палубе. Как только я разрешил два бота вылетели на линкор. Видимо они решили, что там есть чем поживиться. Они быстро долетели и высадились на лётной палубе линкора. Проникли в проделанный проход и заложили там взрывчатку. Взрыв разнёс пару переборок. Они проникли немного дальше. После чего взорвали ещё несколько раз. Вот только там всё было, как слоёный пирог и сколько в нём слоёв никто не знал. В итоге они уперлись в изгиб наружной обшив