КулЛиб электронная библиотека 

Алан Грофилд [Дональд Уэстлейк] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дональд Уэстлейк Алан Грофилд

Дамочка, что надо

Donald Westlake: “The Damsel”, 1967

Перевод: В. Б. Постников, А. С. Шаров

Часть I

Глава 1

Грофилд открыл правый глаз и увидел, что в окно его комнаты лезет девушка. Закрыв правый глаз, он открыл левый, но девушка никуда не исчезла. Серая юбка, синий свитер, светлые волосы и длинные загорелые ноги, оседлавшие подоконник. Все было на месте.

Но ведь комната находилась на пятом этаже гостиницы. За окном ничего не было, только воздух да противная глазу панорама Мехико-Сити.

Комната Грофилда была погружена в полумрак, поскольку он дремал после ланча. Очевидно, девушка решила, что номер пуст, и, очутившись внутри, тотчас зашагала к двери. Грофилд поднял голову и сказал:

 —  Если вы — моя волшебная фея, почешите мне спину.

Девушка подскочила, с кошачьей мягкостью приземлилась на ноги и попятилась к дальней стене, вытаращив на Грофилда глаза. В полумраке ее зрачки мерцали, как белые звезды, в них застыл ужас.

Грофилд не ожидал такой бурной реакции. Он попытался успокоить девушку.

— Я серьезно, — сказал он. — Встать с постели я не могу, а спина жуть как чешется. Раз уж вы все равно идете мимо, почешите мне, пожалуйста, спину.

— Вы тоже из этих? — спросила она скрежещущим от страха голосом.

— Смотря что вы имеете в виду. Иногда я бываю «одним из этих», а порой и возиться не стоит. Последнее время я не был «одним из этих», поскольку нездоров.

Блеск в ее глазах мало-помалу затухал. Она спросила голосом, уже больше похожим на человеческий:

— О чем это вы?

— Откуда мне, к чертям собачьим, знать? Разве мы о чем-то говорим? — Он попробовал сесть в постели, но его так и передернуло от боли в раненой спине. Он поморщился и покачал головой.

— Мне все хуже, — проговорил он. — Так всегда бывает перед выздоровлением. — Она боязливо отошла от стены.

— Вы ушиблись?

— Пустяки, mon capitaine, малость зацепило мягкие ткани. Я бы тотчас выздоровел, стоило какой-нибудь Флоренс Найтингейл почесать мне спину.

— Я доверяюсь вам, — сказала девушка, сделав еще один шаг к кровати. — Видит Бог, мне надо кому-то довериться.

— Не будь я хворый, вы бы так не говорили. — Она вдруг посмотрела на потолок, словно боясь, что он сейчас обрушится, потом снова обратилась к Грофилду:

— Вы мне поможете?

— А вы почешете мне спину?

Теперь ее переполняло сменившее ужас нетерпение.

— Я совершенно серьезно! — сказал она. — Это вопрос жизни и смерти!

— Такого быть не может, но я вам вот что скажу. Вы почешете мне спину, а я спасу вам жизнь. Идет?

— Если вы позволите мне побыть здесь, — сказала она. — День-другой, пока не минует опасность. — Грофилд улыбнулся.

— Я уже много дней лежу в этой постели, — ответил он. — Мне не с кем поговорить, нечего почитать, совершенно нечем заняться. Время от времени я с грехом пополам поднимаюсь, кое-как добираюсь до ванной и снова ложусь. А когда, подремав, просыпаюсь, то чувствую, что место раны немеет, а вокруг него жутко чешется. Три раза в день помощник портье, угодливый молодой человек с густыми усами и наглой ухмылочкой, приносит мне поднос с отбросами и заявляет, что это пища, а я ее ем. Дорогая, если вы иногда будете разговаривать со мной, а иногда чесать мне спину, вы можете остаться здесь хоть навсегда. Правду сказать, я даже готов заплатить вам, чтобы вы остались здесь навсегда.

Она вдруг улыбнулась и заявила:

— Вы мне нравитесь. Мне нравится ваше отношение к жизни.

— А в спину мою вы просто влюбитесь.

Она подошла к кровати.

— Вы можете сесть?

— Пока еще нет. Каждый раз, когда я просыпаюсь, все тело так затекает, что я не в силах шевельнуться. А вот перевернуться я, пожалуй, сумею.

— Я вам помогу.

Он дал ей правую руку. Она потянула его, Грофилд принялся извиваться ужом и вскоре уже лежал ничком, смяв в комок все простыни.

— Эй, да вы же в чем мать родила! — воскликнула девушка.

— На мне же целая постель, — сказал он в подушку. — Разве этого недостаточно?

Девушка расправила простыни и прикрыла Грофилда до пояса.

— Ну вот, хорошо. Что это за повязка?

— Там рана.

Девушка осторожно дотронулась до повязки, которая была наложена возле левой лопатки.

— Что за рана?

— Нанесенная стрелой Купидона. Я посмотрел в глаза милой волоокой сеньориты, и Купидон пронзил меня стрелой, я и опомниться не успел.

— Выходит, вы тоже в беде, — заметила она.

— Ничего подобного. У меня весь мир на поводке. — Он слегка изогнулся. — Вы когда-нибудь начнете чесать? В основном вокруг повязки.

Она принялась чесать.

— Повязку надо сменить, вы знаете?

— Я вам не акробат.

Она чесала спину легкими широкими круговыми движениями.

— Вы говорите, не в беде, — задумчиво сказала она. — А между тем кто-то же вас ранил…

— Стрелой.

— Какая разница, чем? Вы лежите здесь совершенно один. Очевидно, не хотите, чтобы вас осмотрел врач. Вы вообще не выходите из комнаты и… О-о!

— О-о?! Чешите, чешите.

— Простите. Я только что поняла, в чем дело.

— Дело?!

— Ну, ваша рана. Она ведь огнестрельная, разве нет? Вот почему вы не хотите показаться врачу.

— Теперь давайте поговорим о вас.

— Могу спорить, вас разыскивает полиция, — заявила она.

Грофилд задумался над ответом. Мысль о том, что его ищет полиция, вроде бы обрадовала ее; во всяком случае, она сама попала в какую-то переделку и, очевидно, не могла обратиться в полицию, так что пора было выдать ей какую-нибудь убедительную историю, которая заставила бы ее молчать впоследствии, если у нее самой нелады с законом. Грофилд набрал в грудь воздуха и сказал:

— Вы правы. Меня и впрямь разыскивает полиция.

— Так я и думала. А что вы такого натворили?

— Я следовал за Любовью, — ответил он, — куда бы она меня ни вела.

— Опять эти глупости, — возмутилась она.

— Нет-нет, это истинная правда. В Нью-Йорке я встретил одну женщину, столь же красивую, сколь и вероломную, любвеобильную, но изменчивую. Она была кастилийка из Мехико-Сити, кожа цвета алебастра, волосы, как эбеновое дерево, а муж, который был на двадцать лет старше, занимал важный политический пост в Штатах. Эта женщина — назвать ее имя я не смею — у нас с ней закрутился бурный роман, пока она жила в Нью-Йорке, а когда вернулась в Мексику, я ничего не мог с собой поделать и последовал за ней. Жить друг без друга мы просто не могли, и страсть сделала нас беспечными.

— Он застал вас, — сказала девушка с легким волнением.

Грофилд усмехнулся в подушку. Женщины всегда склонны к вере в романтическую любовь, и эта не была исключением.

— Вы угадали. Он неожиданно вернулся домой, мы…

— У него в доме? Вы что, с ума сошли?

— Интересное замечание. А ведь скоро нам предстоит обсуждать ваше прошлое.

— Забудьте об этом, — сказала она и игриво шлепнула его между лопаток. — Расскажите, что случилось.

— А и рассказывать-то нечего. Муж вошел, мы были в постели, он кинулся к туалетному столику и достал пистолет. Я сгреб одежду в охапку, побежал по коридору, а на пороге дома получил пулю в спину. Мне удалось добраться до своего друга, одного нью-йоркера, который как раз гостил здесь, он отвез меня к врачу и засунул в эту гостиницу. Но вот его отпуск кончился, и ему пришлось вернуться в Штаты. А теперь, похоже, муж заявил на меня: я-де вломился к нему в дом, набросился на него, и вот полиция Мехико-Сити ищет меня.

Девушка перестала чесать Грофилда и спросила:

— И что же вы собираетесь делать?

— Во всяком случае, не останавливаться. Не знаю даже, что я сделаю. Туристическую визу и все свои бумаги я забыл в спальне этой дамы. Перед отъездом мой друг оставил мне немного денег, но, когда они кончатся, я даже и не знаю, что буду делать. Я все лежу здесь в надежде, что мне полегчает. Когда выздоровею, тогда и решу, что делать дальше.

— Может, вам укрыться в американском посольстве?

— Вряд ли. Я же не политический беженец. Для полиции Мехико-Сити я не более чем обычный взломщик, домушник.

— Ну, — сказала она, — в нужде с кем только не поведешься, но, надеюсь, мы прекрасно поладим.

Она приняла все за чистую монету. Грофилд усмехнулся в подушку и сказал:

— А как насчет вас? Что заставило вас влезть в окно так своевременно, чтобы погладить мне спину?

— О-о, это долгая история, — ответила она. — Право, это пустяки.

— Договор есть договор. Я рассказал вам о своих бедах, теперь вы поведайте мне о ваших.

— Ну… я боюсь, что расплачусь, если стану о них рассказывать.

Грофилд изогнулся на кровати и посмотрел на нее через раненое плечо. Она и впрямь казалась грустной и похожей на очень маленькую девочку.

— Вам станет легче, если выговоритесь, — сказал он.

Это высказывание, как и история о рогоносце, казалось вполне приличествующей случаю чепухой.

Уловка, очевидно, сработала, поскольку девушка ответила:

— Ну что ж, так и быть, расскажу. Уж такую-то малость я обязана для вас сделать.

Грофилд снова расслабился, прижавшись щекой к подушке и устремив взор в никуда.

Девушка заговорила:

— Все мои беды тоже из-за любви, только не похожей на вашу. — Тон у нее был слишком уж осуждающий. — Я люблю одного парня, у которого совсем нет денег, а моя тетя хочет, чтобы я вышла за другого, но я терпеть его не могу.

Неужели это правда? Грофилд повернул голову и снова посмотрел на девушку снизу вверх. Лицо у нее было таким же открытым, как у мальчика из хора.

— Такого не бывает, — заявил он.

— Вам это может показаться смешным, — сказала она, и нижняя губа у нее задрожала, — и я не в обиде, если вы посмеетесь надо мной, но в конце концов дело ведь в моей жизни.

— Хорошо, хорошо, я не смеюсь, — сдался Грофилд, отбрасывая сомнения. В принципе даже хрестоматийные ситуации иногда могут иметь место в жизни.

— Знаю, это звучит глупо, — сказала девушка. Она больше не чесала ему спину, а лишь массировала, что было даже приятнее. — Я так молода, и вообще, вот, наверное, и создается впечатление, будто я говорю глупости. Но я и впрямь люблю Тома и действительно не люблю Брэда, и тут ничего не поделаешь.

— Я на вашей стороне, — сказал Грофилд, снова впадая в сонливость.

— Тетя повезла меня на эти так называемые каникулы, — продолжала девушка, — чтобы разлучить меня с Томом. А теперь вот и Брэд приехал сюда, и тетя поговаривает о том, чтобы мы, не откладывая, поженились прямо здесь, в Мехико-Сити, но я наотрез отказываюсь это сделать. Дошло до того, что тетя заперла меня в комнате, поскольку знает, что я хочу только вернуться домой и быть с Томом.

— И вот вы связали простыни, — сонно сказал Грофилд, — и спустились по ним до моего окна.

— Да.

— Но простыни ведь все еще там, свисают из окна. Ваша тетя взглянет и поймет, что вы здесь.

— Она не поверит, что я осталась тут. Вот почему я и хочу отсидеться, разве не понятно? Она позвонит в полицию, и все такое прочее, наймет частных сыщиков, чтобы следили за аэропортом, и тому подобное. И она, и Брэд. Но если пережду здесь денек-другой, пока они не удостоверятся, что я ускользнула из их тисков, то они ослабят бдительность, и я смогу улететь. А еще придется отправить Тому телеграмму, чтобы прислал мне немного денег.

— Я полагал, он на мели.

— Он может раздобыть немного, чтобы мне хватило на билет.

— Ай да Том! — Грофилд закрыл глаза и предался удовольствию массажа. — Смелый Том, такой верный и преданный.

— Он мой жених, — молодым, звонким, полным восхищения голосом заявила девушка.

— Уж это точно.

— Засыпайте, если хотите, — сказала она. — Сон — вот что вам нужно для выздоровления.

— О нет, — возразил он. — Нет-нет. Спать я не буду. Я же только что проснулся.

Кроме того, что-то не давало ему покоя. Она ведь что-то такое сказала, едва появившись в комнате, что-то такое… Что-то такое, что никак не вязалось с этой историей о Томе и Брэде, что-то такое…

— Засыпайте, засыпайте, — успокаивающе произнесла она. — Отдохните. Расслабьтесь. Поспите. Я посижу здесь.

Грофилд расслабился, разлился, будто лужица кетчупа, но все равно что-то пульсировало у него в мозгу, пока он вдруг не вспомнил: «Вы тоже из этих?»

Ну да, вот что она сказала. «Вы тоже из этих» — именно эту фразу. А в контексте рассказа о тете эта фраза не имела смысла ровным счетом никакого. Ему следовало спросить девушку об этом, но шевелить языком почему-то было слишком трудно. Даже думать — и то было почему-то тяжело. И не то чтобы он собирался спать, просто…

Он открыл глаза и сразу понял, что спал, но не имел представления, как долго. Минуту? Пять часов?

Сейчас он лежал на спине, уставившись в потолок. Он пробудился неожиданно, внезапно, резко, как будто из состояния сна его вывел какой-то неожиданный шум.

Оторвав голову от подушки, он оглядел комнату и увидел, что девушка стоит совсем рядом. Она вытащила из стенного шкафа чемодан Грофилда, положила его в изножье кровати и уже открыла. Она стояла над ним, глядя на Грофилда.

Он спросил:

— Что это вы вытворяете?

— Я собиралась развесить вашу одежду, — сказала она. — Я увидела, что ваш чемодан лежит на дне шкафа, а на плечиках ничего нет, ну, я и решила вытащить все из чемодана, чтобы одежда разгладилась.

— Вы чересчур добры, — ехидно сказал Грофилд. Девица сунула руку в чемодан и вытащила две пригоршни долларов.

— Пожалуй, вам лучше подумать о новой легенде, — посоветовала она.

Глава 2

— Деньги заменяют мне одежду, — сказал Грофилд.

— Это не смешно, — ответила она. — Это вовсе не смешно. — Она швырнула деньги обратно в чемодан.

— А я полагал, это очень забавно, — отозвался Грофилд. — Ну, не то чтобы с ног повалиться от смеха, но хотя бы усмехнуться, слегка улыбнуться, слегка…

— Ладно, хватит. Признаю, вы меня завели. Я думала, у вас и впрямь было это невероятно романтическое приключение и теперь вы в ужасной беде, и все из-за любви. Ну, всякое такое.

— Мне и самому понравилась эта история, — признался Грофилд.

— Ну, придется вам придумать что-нибудь получше, — сказала она.

Грофилд заколебался, гадая, не пора ли рассказать правду. Иногда лучший способ ее скрыть — это выложить все как на духу. Заранее предполагая, что ему солгут, слушатель впоследствии наверняка неправильно истолкует любые оговорки или догадки, которые могут возникнуть.

Казалось, сейчас наступил именно такой момент. Грофилд хитровато улыбнулся и сказал:

— Я украл эти деньги.

— Об этом я уже догадалась. Вопрос в том, где?

— В одном казино на острове у побережья Техаса. Видите ли, я актер, а в наши дни актеру, который держит свой театр, невозможно свести концы с концами.

Если только вы не готовы продать свое дарование киношникам или телевизионщикам, не остается почти ничего, кроме как…

— О чем это вы, черт возьми? — спросила она.

— Об игре на сцене, — ответил он. — Вы можете себе представить, что в лучший свой сезон я заработал жалких тридцать семь сотен долларов игрой на сцене?

— А эти деньги откуда? — спросила она, указывая на чемодан.

— Шестьдесят три тысячи долларов? Мы грабанули казино, и это моя доля.

— Игорный дом, — презрительно сказала она. — У побережья Техаса. Как же вас занесло сюда?

— Это долгая история, — ответил он.

— Да, думаю, вы нескоро дойдете до ее конца, — продолжала девица. — В прошлой истории вы были Казановой, теперь вы Робин Гуд. Кем же вы будете в следующий раз, Флэшем Гордоном?

— Вы хотите сказать, что не верите мне?

— Разумеется, не верю.

Грофилд спрятал улыбку за горестной миной. Дело в том, что все рассказанное им сейчас было правдой. Он действительно был актером, причем неплохим. Высокий, худощавый, он обычно играл злых братьев, слабовольных сыновей или очаровательных мерзавцев. Однако из-за своего отношения к кино и телевидению он ограничивал себя сценой влачившего жалкое существование театрика. К счастью, у него был дополнительный источник дохода, вторая, так сказать, профессия, благодаря которой он получал большие деньги.

Он был вором. Сколотив шайку таких же, как он сам, профессионалов, Грофилд грабил заведения, унося большие суммы, но никогда не воровал у частных лиц. Он совершал налеты на банки, броневики инкассаторов. Раз или два в год он проворачивал такое дело и добывал достаточно, чтобы безбедно жить и играть на сцене. Свою вторую профессию он освоил по воле случая семь лет тому назад. Он был в летней труппе одного репертуарного театра в Пенсильвании. Труппа терпела крах, и четверо парней стали поговаривать, сперва просто хохмы ради, о том, как бы грабануть винную лавку или автозаправочную станцию. Постепенно эта идея из шутки превратилась в более осязаемый и детальный замысел взять супермаркет в пригороде, в сорока милях от театра. А потом и вовсе шутки кончились, и они провернули дело: натянув маски, размахивая бутафорскими пистолетами, заряженными холостыми, и удирая на старом «шевроле» с заляпанными грязью номерами, все они чувствовали легкую нервную дрожь, так знакомую им по игре на сцене. Их не поймали, и они взяли сорок три сотни долларов.

Примерно год спустя Грофилд снова принялся голодать, как честный человек, а об ограблении универсама вообще не говорил. Но однажды, обмениваясь анекдотами со старым дружком армейских дней, Грофилд рассказал ему об этом случае, а парень засмеялся и предложил Грофилду быть шофером при ограблении ювелирного магазина. Оказалось, дружок был профессиональным налетчиком.

Это был второй грабеж, а к третьему Грофилд и сам уже превратился в профессионала.

Последнее же ограбление, после которого у него в чемодане оказались шестьдесят три тысячи долларов, было двенадцатым по счету и самым неудачным из всех. Дело организовал один парень по фамилии Паркер, с которым Грофилду уже доводилось работать в прошлом. У техасского побережья действительно был остров с казино. Это казино не давало покоя ребятам из синдиката на материке, поскольку оно им не принадлежало и они не могли его контролировать. Вот они и заплатили Паркеру, чтобы он ограбил это заведение, поставив непременным условием полное разорение казино. Паркер взял в дело Грофилда и еще двоих ребят, но вдруг возникли непредвиденные осложнения. Когда все было сделано, в живых остались только Паркер и Грофилд, их занесло с добычей в Мехико-Сити, а Грофилда еще и с пулей в спине. Паркер первым делом свозил его к врачу, потом снял номер в отеле, поделил деньги пополам и вернулся со своей половиной в Штаты, оставив Грофилда набираться сил.

До сих пор было ужасно скучно. Но теперь появилась эта девушка, вполне достойная внимания. Над ней можно было подтрунивать. Выдав ей куцую правду под видом лжи, Грофилд вдруг разом пошел на попятный и сделал так называемый «бутерброд», засунув в середину истину, а сверху прикрыв ее ложью.

— Скорее всего вы мне не поверите, — грустно сказал он.

— Совершенно верно, — согласилась она.

— И тем не менее я лишь пытаюсь уберечь вас.

— Уберечь меня?! Как это понимать?

— Если я поведаю вам правду, — объяснил он, — вам будет грозить такая же опасность, как и мне. Люди, стрелявшие в меня, играют наверняка. Стоило им подумать, что вам известно о происходящем, они убили бы вас при первой же встрече. Сейчас вы в безопасности, поскольку они не знают, что я здесь, но кто скажет, что будет завтра или послезавтра?

— Что вы еще надумали? — спросила она.

— Пожалуйста, поверьте мне…

— Я бы не поверила, даже если бы вы поклялись на целой стопке Библий. — Грофилд вздохнул.

— Лучше уж вам ничего не знать.

— Ах, оставьте!

Послышался стук в дверь, и девица замолчала, как будто ее выключили. Зрачки ее снова расширились, вернулся прежний страх, и она с присвистом прошептала:

— Это они! Они ищут меня! — Грофилд указал на окно.

— Лезьте наверх по простыням. Я вас не выдам. — Она кивнула и побежала к окну. В дверь снова постучали, послышался голос с американским акцентом:

— Эй, есть кто-нибудь дома?

— Минуточку, минуточку, — отозвался Грофилд. Девушка уже вылезла в окно, мелькнули серая юбка и загорелые ноги. Грофилд крикнул:

— Дверь не заперта. Входите.

Дверь резко распахнулась. Вошли трое, крепкие громилы с тревожными минами на широких физиономиях. Они быстро огляделись, один подошел к кровати, посмотрел сверху вниз на Грофилда и сказал:

— Вы не видели здесь девушку?

— Здесь?! Только во сне, дружок.

— А почему вы лежите? Вы пьяны?

— Болен. Меня боднул бык.

— Круто. Куда, в яйца?

— Боже милостивый, нет. В спину, под плечо.

Парень засмеялся.

— Вы от него убегали?

— Как и подобает умному человеку.

Двое других тем временем обыскали комнату и сделали это довольно быстро. Они открыли дверь стенного шкафа и ванной, заглянули туда, снова закрыли двери, затем заглянули под кресло и под кровать — вот и все. Один подошел к окну, высунулся, посмотрел вверх. Грофилд надеялся, что у девушки хватило ума подняться в комнату и втащить за собой простыню. Очевидно, хватило, поскольку парень, снова целиком очутившись в комнате, посмотрел на того, что вел переговоры, и покачал головой.

Говоривший вновь посмотрел на Грофилда.

— Мы здесь потому, — объяснил он, — что на свободе гуляет одна чокнутая дамочка.

— Чокнутая дамочка?!

— Да. Сами знаете — чок-чок. — Он покрутил пальцем у виска.

Грофилд кивнул.

— Понял, — сказал он. — Вы хотите сказать, слетела с катушек?

— Вот-вот. Нам надлежит доставить ее к отцу в Южную Америку, только она от нас улизнула.

— В Южную Америку, — повторил Грофилд.

— Она улизнула от нас, — повторил парень, подчеркнув эту часть своего высказывания. — Привязала простыни к окну. Мы полагаем, она спустилась по простыне, влезла в ваше окно и убралась из гостиницы. Вы весь день были здесь?

— Да, — ответил Грофилд, — только я почти все время спал.

— А как же вышло, что, когда мы постучали, вы сказали: «Минуточку! Минуточку!»? Что вы делали?

— Возвращался в кровать. Я ходил в туалет.

— Ну и что?

Грофилд застеснялся.

— Я лежу совершенно голый, — признался он.

— Правда?

— Да.

— И вы считаете, что она, должно быть, улизнула через комнату, пока вы спали?

— Если и улизнула, то именно пока я спал. Я с ланча никого не видел, а ланч мне принес портье.

— Но вы не видели эту девушку, и она не рассказывала вам никакой истории о мании преследования, в которую вы не поверили, не так ли?

— Только не я.

— Да-а.

Парень вдруг протянул руку и сорвал с Грофилда покрывало.

— Эй! — крикнул тот.

— Ничего страшного, — сказал парень. — Обычная проверка. — Удовлетворенный, он снова накинул покрывало на Грофилда. — Будьте осмотрительны, — посоветовал он и бросил двум другим: — Пошли, ребята.

— Не сказал бы, что мне это понравилось, — заметил Грофилд.

Один из парней остановился возле чемодана, который снова был закрыт, но стоял на виду. Казалось, он раздумывает, не открыть ли его, просто любопытства ради. Грофилд громко сказал:

— По-моему, вы, все трое, ублюдки. — Двое едва не взбесились, но третий засмеялся и сказал:

— Да ладно, чего уж там. До встречи.

Во всяком случае, тот, что остановился возле чемодана, напрочь о чемодане забыл. Все трое пошли к двери, а Грофилд с гневным видом провожал их глазами.

У двери тот, что все время говорил, обернулся и бросил:

— Остерегайся быков, приятель. — Засмеявшись, он вышел следом за двумя другими и прикрыл за собой дверь.

— Ха-ха, — язвительно отозвался Грофилд. Он заворочался, приподнялся на правом локте и умудрился принять сидячее положение. В окне опять появились длинные загорелые ноги. За ними последовало и туловище девушки. Она грациозно опустилась на четвереньки, после чего выпрямилась во весь рост.

— Я хочу поблагодарить вас, — заявила она. Грофилд сказал:

— Не нравятся мне эти ребята.

— Они ужасные, мерзкие, гадкие.

— С другой стороны, — продолжал Грофилд, — я бы не сказал, что вы мне нравитесь больше.

— Я?! Господи, да что я такого сделала?

— Просто ответьте мне на один вопрос: кто из этих троих ваша тетя?

Она зарделась и протянула:

— О-о, вы имеете в виду эту ложь?

— Эту ложь, вот именно. Вашу тетю. Тома и Брэда — всю эту монолитную театральную труппу.

Она корчила странные рожи и смущенно сучила руками.

— Я не знала, что делать, что сказать. Не знала, можно ли вам доверять.

— Вы готовите новую басню. Все признаки налицо.

— О нет, право. Честное слово.

— Перекреститесь, золотко. Вы забыли перекреститься.

— Ну же, не будьте таким мерзким, — сказала она. — Да и потом, сам-то вы какой? Вы тоже выдали мне еще ту басенку.

— Только ради того, чтобы уберечь вас от еще большей беды, чем та, в которую вы уже попали.

— О-о, если вы еще полагаете, будто я вам верю…

— Почему это мне нельзя верить?

— Нет уж, я не верю ни единому вашему слову, — заявила она.

— Милочка, я испытываю точно такие же чувства по отношению к вам.

Они уставились друг на друга с легким раздражением, но выказывая больше негодования, чем чувствовали на самом деле. Оба отчаянно шевелили мозгами. Грофилд наконец понял, насколько они похожи, и рассмеялся, а мгновение спустя уже смеялась и она. Она присела на край кровати и хохотала до тех пор, пока смех не сменился дружелюбным молчанием.

Наконец Грофилд нарушил его, сказав:

— Я бы с удовольствием выпил. А вы?

— Еще бы!

— Я попрошу принести бутылку и лед, — предложил Грофилд и потянулся к телефону.

— Только смотрите не проговоритесь, что я здесь!

— Ни о чем не беспокойтесь. Дежурный без ума от моих денег. Вы голодны?

— Как волк, если уж честно. От возбуждения я всегда испытываю голод.

— Если учесть, какую жизнь вы ведете, я удивлен, что вы не растолстели, как корова.

— Да что вы знаете о жизни, которую я веду?

— Она включает в себя и этих трех тетушек, разве нет? А жизнь, в которой присутствует эта троица, просто не может не быть исполненной волнения и, вероятно, недолгой. — Грофилд снял трубку. — Я закажу поесть, — сказал он.

Глава 3

— А-а-а, — довольно протянула она, похлопав себя салфеткой по губам и оттолкнув поднос. — Как здорово!

— Я бы не отказался выпить еще, — сказал Грофилд. — А потом мы поговорим.

— Верно. Потом мы поговорим.

За последние полчаса, с тех самых пор, как он попросил поесть и выпить, они почти ничего не сказали друг другу, оба восприняли эту паузу как своего рода тайм-аут. Она настояла на том, чтобы спрятаться в шкафу, когда дежурный, злобно ухмыляясь в усы, принес поднос с едой, а потом чинно сидела за письменным столом, стоявшим напротив кровати у другой стены, и поглощала пищу, как пехотинец после сорокамильного перехода.

Она встала, взяла оба стакана, отнесла к комоду, на котором стояли бутылка шотландского виски и ведерко со льдом, и приготовила им новые напитки. Потом присела на край кровати, протянула Грофилду стакан и спросила:

— Кто начнет первым?

— Прежде всего имена, — сказал он. — Надо же нам как-то друг друга называть. Меня зовут Грофилд. Алан Грофилд, и это чистая правда.

— Привет, Алан Грофилд. А меня зовут Эллен Мэри Фицджералд, и это тоже правда.

— Да вроде похоже на правду. А как вас называют запросто?

— Чаще всего Элли.

Грофилд попробовал поднять левую руку. Она мало-помалу набиралась сил, а слабой бывала сразу же после пробуждения.

— Позвольте мне, — заговорил он, — позвольте мне сообщить вам, что я знаю о вас, Эллен Мэри, а уж потом вы решите, сможете ли честно рассказать и заполнить пробелы.

Она улыбнулась с надменным видом и сказала:

— Страсть как люблю быть в центре внимания.

— Ну еще бы! Роль разъяренной дамы вам не к лицу, золотко.

Ее улыбка стала более открытой.

— Обстоятельства против меня, — сказала она. — Ну да ладно, валяйте, рассказывайте мне мою историю.

— Ну что ж. Вы девушка приятной наружности, незамужняя, с северо-востока Соединенных Штатов, из какого-то города, расположенного между Вашингтоном и Бостоном. Возможно, из Нью-Йорка, но я все же рискну назвать Филадельфию. Пока все верно?

Ее улыбка застыла и потускнела.

— Вы что, такой умный? — спросила она. — Или тоже каким-то образом связаны с этим делом? Вы уже все знаете?

— Пока вы не влезли в мое окно, — ответил он, — я не знал о вас ровным счетом ничего. И это правда. Право, не так уж трудно догадаться, что вы девушка из большого города на северо-востоке страны. Вряд ли из Нью-Йорка, поскольку, когда я упомянул, что сам оттуда, вы не спросили, из какого я района. Люди всегда спрашивают незнакомцев из своего же города, в какой его части они живут. Бостон и Вашингтон, вероятно, придали бы вашей речи некий особый выговор, а у вас нет никакого заметного акцента, значит, остается Филадельфия.

— И Балтимор, — добавила она. — И Уилмингтон. И Трентон. И Буффало. И Кливленд.

— Крупный город. И не Балтимор, поскольку Балтимор — это почти Питтсбург, а вы не из Питтсбурга.

Она засмеялась и всплеснула руками, снова превращаясь в маленькую девочку.

— Вы изумительны, — сказала она. — Вы восхитительны. Теперь я вам верю: вы посмотрели на меня и догадались, что я из Филадельфии.

— Но только не ваши три тетушки, — ответил он, указывая на дверь. — Они из Нью-Йорка, все трое, они — профессиональные громилы, и ваши жизненные пути никогда не пересекались. Так-то вот. Трое громил из Нью-Йорка держат в заточении состоятельную девушку из Филадельфии, держат в приличной гостинице для людей среднего достатка в Мехико-Сити. Пока все верно?

— Вернее не бывает. А я знаю, чем вы зарабатываете себе на жизнь. Вы пишете заметки в журналах под названием «Дальше в нашем сериале», вступления к главам с продолжением.

Грофилд ухмыльнулся.

— Моя тайна раскрыта. Только никому ни слова.

— Обещаю. Ну что, довольно обо мне?

— Да не совсем. Вы улизнули от бандитов, но не обратились в полицию, а это означает, что дело не ограничивается похищением. Иными словами, вы влипли в какое-то грязное дело. — Грофилд потянулся здоровой рукой к прикроватной тумбочке, взял свою пачку «деликадос» и закурил. — Теперь ваша очередь, — сказал он.

— Что это за сигарета?

— Мексиканская.

— Ну и вонища от нее. Погасите-ка. Вот. — Она приподняла край свитера. За пояс юбки была заткнута пачка «Лаки страйк». Девица бросила пачку ему, сказав:

— Прикурите нам по одной. — Выполнив ее просьбу, Грофилд сказал:

— Повторяю, теперь ваша очередь.

— Моя очередь?! — Она весело улыбнулась, снова корча из себя маленькую девочку. — То есть теперь я должна рассказывать вам, что мне о вас известно?

— Пока еще нет, Эллен Мэри. Сначала вы…

— Я не хотела бы, чтобы вы меня так называли. Друзья зовут меня Элли.

— Рад за них. Всякий раз, когда вы начнете паясничать, корча из себя Джинджер Роджерс из «Старшей и младшей», я непременно буду называть вас Эллен Мэри. Весьма справедливо, правда? А теперь поведайте мне о своем горе.

— Я не уверена, что вообще стану с вами говорить. — Грофилд снова указал большим пальцем на дверь.

— Эти трое головорезов гораздо круче любой тетушки, маленькая девочка. Вам нужна помощь, чтобы уйти от их преследования. Точнее, вам нужна эта комната.

— Вы же меня все равно не выгоните.

— Нет, если буду знать, чем это чревато. Но слепо я ничего не делаю, не настолько я глуп.

Она закусила губу и, казалось, встревожилась.

— Пожалуй, вы правы, — проговорила она наконец. — Наверное, мне не следует скрывать от вас правду.

— Да уж. Хотя бы ради разнообразия.

Она нервно затянулась сигаретой и спросила:

— Вы когда-нибудь слышали о Большом Эде Фицджералде?

— О Большом Эде Фицджералде? Да нет, вроде бы не слышал.

— Он старается держаться в тени, избегает рекламы, но несколько раз газеты все же писали о нем. Особенно когда ему пришлось давать показания перед этим комитетом конгресса.

— О-о? И кто же этот парень?

— Он… ну, он то, что зовется ключевым элементом в схеме.

— Ключевой элемент.

— В преступном мире, — объяснила она, став вдруг очень серьезной, будто зеленая новоиспеченная учительница. — Он на ведущих ролях в мире организованной преступности в Филадельфии.

— О-о, — протянул Грофилд. — А-а. И этот Большой Эд Фицджералд — ваш родственник, так?

— Он мой отец.

— Ваш отец?

Она замахала обеими руками, подчеркивая, насколько все запутано.

— Я сама узнала об этом только три недели назад, — сказала она, — когда его вызвали в этот комитет. Я же думала, он просто строительный подрядчик. Но куда там! Он по уши погряз в преступлениях.

Последняя фраза в ее устах резала слух, и Грофилд поморщился, как от боли.

— Весьма образно, — сказал он.

— Прискорбно, но факт. Он — ключевой элемент, так писали в газетах.

— Эти «тетушки» — его ребята?

— О нет. Они работают на другого, на… соперника отца. На человека, который пытается…

— Не говорите этого. Пытается забрать себе власть? — Она улыбнулась и кивнула.

— Совершенно верно. В пятницу мой отец встречается с ним в Акапулько и…

— Вроде той встречи в Апалачах два-три года назад?

— Только на этот раз они встречаются за пределами страны, что гораздо благоразумнее.

— Оно конечно.

— Так или иначе, — продолжала она, неопределенно взмахнув рукой, — они меня похитили. Они пытаются использовать меня, чтобы вынудить отца пойти на уступки. Потому-то я и должна остаться здесь до пятницы, а потом добраться до Акапулько и встретиться с ним, чтобы он увидел, что я в безопасности.

Грофилд указал на телефон.

— Почему бы не позвонить ему прямо сейчас? Зачем непременно ждать до пятницы?

— Потому что я не знаю, где он сейчас. Он скрывается. Сейчас ему грозит опасность. Те другие могут попробовать убрать его.

— Значит, сегодня… А какой сегодня день? — Она явно удивилась.

— Вы не знаете, какой сегодня день?

— Золотко, когда валяешься в постели, один день становится похожим на другой.

— Ах, вон как! Сегодня вторник.

— Вторник. А в Акапулько вам надо быть к пятнице.

— Точно, в пятницу. Я бы не посмела появиться там раньше.

Грофилд кивнул.

— Ну что ж, — сказал он. — Возможно, в этой части вы правдивы. Акапулько в пятницу.

— Что значит «в этой части»?

— Это значит, что все остальное — просто вранье, золотко. Я помню, что Эдвард Арнольд всегда играл Большого Эда Фицджералда. И Бродерик Кроуфорд, кажется, раз-другой делал это, не так ли? Шелдон Ленард всегда был слишком мрачен…

Девушка вскочила с кровати.

— Не надо издеваться надо мной. Я одна как перст, никто мне не поможет…

— Да бросьте вы!

— А сами-то! Я полагаю, уж вы-то собирались рассказать мне правду!

Грофилд осклабился и покачал головой.

— Как бы не так. У меня заготовлены для вас три обалденные истории, которые ждут своей очереди, и в каждой из них фигурируют одни звезды.

— Думаете, раз вы неисправимый лгун, то и все другие тоже?

— Да нет. Только вы.

Она открыла было рот, чтобы сказать ему пару ласковых, но в этот миг дверь распахнулась, и опять появились три головореза, все с пистолетами. Тот, что прежде вел переговоры, произнес:

— Привет, мисс Фицджералд. Вы, кажется, потерялись? — Он посмотрел на Грофилда, поцокал языком и добавил:

— А ты враль. Надо бы провести воспитательную работу.

Глава 4

Грофилд сказал:

— Идите-ка вы все по домам, ребята. Вечеринка начнется только в пять. Я даже еще не вытряхнул окурки из пепельниц.

Говорливый парень покачал головой и сказал:

— Ты очень забавный человек. Я бы подержал тебя при себе, чтобы ты веселил меня, когда мне грустно. Ты способен идти на своих двоих?

— Недалеко, — признался Грофилд. — Скажем, до горшка и обратно.

— Скажем, к лифту и наверх. Одевайся.

Один из двух других, до сих пор молчавший, сказал:

— Может, грохнем его? Так гораздо проще. — Болтун страдальчески посмотрел на него и покачал головой.

— Чтобы гостиница кишела легавыми? — возразил он. — Очень умно.

— Он может выпасть из окна. Больной, голова закружилась, да мало ли что.

— Это у тебя кружится голова. Мертвый — он и есть мертвый, все равно сюда понабегут легавые. Парень — лежачий больной, что ему делать у окна?

Грофилд сказал:

— Вот именно. Втолкуйте ему. Я на вашей стороне. — Болтун посмотрел на него.

— Тогда почему же ты не одеваешься? — Девушка предложила:

— Мне отвернуться?

— Да уж, пожалуй. А то я весь в синяках.

Она скорчила гримасу и отвернулась.

Грофилд медленно выбрался из постели, он чувствовал себя хоть и слабым, но все же способным передвигаться. Онемение, наступавшее после сна, уже проходило, но сил по-прежнему не было. Брюки его весили целую тонну, а пальцы казались толстыми, вялыми и дрожали.

— Что-то ты очень медленно, парень, — сказал Болтун. — Я уже начинаю жалеть, что не согласился на окно.

— Я давно не практиковался, — сказал ему Грофилд. Он чувствовал, как на лбу выступает испарина и пот стекает по спине и по груди. Дрожь распространилась от пальцев на руки, от натуги у Грофилда закружилась голова.

— Позвольте мне помочь ему, — вызвалась девушка.

— Валяйте.

Она застегнула ему сорочку, надела туфли и завязала шнурки, сунула руки в рукава пиджака и набросила галстук на шею.

— Ну вот, — сказала она. — Вы красавчик.

— Но в полночь я должен покинуть бал, так? Иначе вся эта одежда превратится в горностаевый мех и шелк. — Он испытывал необыкновенную легкость, будто накачавшийся наркотиками правитель какого-то карпатского герцогства. В голове звучала музыка, какая-то немыслимая смесь Берга и Дебюсси. Одежда казалась увесистой и вполне могла сойти за облачение принца с пристегнутой к поясу шпагой.

— Идем, — сказал Болтун и взял Грофилда под локоть, причем довольно грубо.

Грофилд глубоко сожалел о своем состоянии. Он попал в переплет, ужасный переплет, ни причин, ни смысла которого понять не мог. Сейчас бы ему быть здоровым и начеку, но вместо этого он в полуобморочном состоянии и ничего не соображает, балансируя на краю могилы в окружении горилл, которые в любое время могут столкнуть его туда, стоит им только захотеть. Теперь, когда Грофилд стоял стоймя, шел, шевелился, он гораздо острее отдавал себе отчет в собственной слабости и уязвимости, чем когда удобно лежал в постели.

Сейчас его вели к двери, и вдруг одна мысль четко и ясно прорезалась в голове, и он сказал:

— Мой чемодан.

Грофилд повернулся было к нему, но его по-прежнему тащили прочь.

— Он тебе не понадобится. Ты сможешь за ним вернуться.

Вон он, лежит в изножье кровати. Он был закрыт, но не заперт.

Грофилд услышал, как девушка сказала:

— Я могу понести его.

Это ему понравилось, но тут Болтун сказал:

— Я ведь говорил: чемодан ему не пригодится. Он останется тут, чтобы горничная видела, что жилец не съехал. В субботу он сможет за ним вернуться.

— Ты подонок, — сказала девушка, и даже в полуобморочном состоянии Грофилд понял, что ее ужалило слово «суббота» и что его произнесли именно для того, чтобы уязвить девушку. Стало быть, как он и предполагал, в пятницу ей и впрямь надо где-то быть. В Акапулько? Возможно.

Болтун бубнил у него над ухом:

— Ну на кой он тебе, а? Твою зубную щетку мы уже взяли из ванной, а ты все равно будешь лежать, в постели, так не все ли тебе равно?

Грофилду достало ума кивнуть.

— Это не имеет значения, — сказал он, и его вывели из комнаты, а чемодан остался.

Часть II

Глава 1

Простите, — сказала она.

— Простите? — удивился он. — За что? В чем вы раскаиваетесь?

— Вы сердитесь на меня, — сказала она.

— Дайте еще сигарету, — попросил Грофилд. Свои «Деликадос» он оставил внизу.

Они находились в номере прямо над его прежней комнатой. Головорезы сняли «люкс» из трех спален, и эта комната располагалась посередине. Дверь в коридор запиралась на два замка, и ключа не было, поэтому они могли ходить только по смежным комнатам.

Разумеется, оставалась возможность выбраться в окно, но громилы забрали все постельное белье и ремень Грофилда и даже сняли шторы. А больше веревки не из чего было связать, так что и путешествий из окна впредь не предвиделось.

Сейчас Грофилд и Эллен Мэри были одни. Грофилд полулежал на голом матраце, девушка в нервном возбуждении мерила шагами комнату. Их привели сюда пять минут назад и оставили одних, и до сих пор они не обменялись ни единым словом. Учитывая состояние Грофилда, молчание могло продолжаться вечно.

Но девушке непременно надо было что-нибудь сказать. Например, такие приятные и полезные слова, как «простите». Ей хотелось как-то загладить свою вину: когда Грофилд попросил у нее сигарету, она прикурила ее сама, прежде чем протянуть ему. На фильтре остался легкий след от помады. Она остановилась у кровати, прикурила вторую сигарету для себя и сказала:

— Мне жаль, что…

Грофилд быстро перебил ее:

— Насколько я понимаю, единственная причина, по которой ваши дружки оставили нас одних, заключается в их желании послушать, о чем мы будем говорить.

Она вытаращила глаза и посмотрела на одну из боковых дверей.

— Вы думаете? Но зачем?

— Чтобы выяснить, каким боком я тут замешан, были ли мы знакомы прежде. Теперь вы готовы рассказать мне правду?

Девушка заколебалась, кусая нижнюю губу. Наконец она сказала:

— Нет, не могу. Жаль, я ведь ваша должница, но…

— И еще какая должница, золотко.

— Я знаю. Поверьте мне, я даже не могу выразить, как мне жаль.

— Вы не можете рассказать мне ничего полезного, так?

— Нет. Я просто не могу, вот и все.

Грофилд сказал:

— Но ведь есть место, где вам надо быть до пятницы. Или в пятницу.

— Да. В пятницу, да.

— И это то самое место, которое вы назвали прежде?

— Акапулько — да. — Она увидела, как он бросил взгляд на дверь, и сказала:

— О-о, они об этом знают. Потому-то и держат. Они выпустят нас обоих в субботу, я уверена, что выпустят.

— Не знаю, могу ли я ждать, — возразил Грофилд.

— А я знаю, что не могу ждать. Но что поделаешь? — И она снова принялась вышагивать по комнате, сделав бешеные глаза.

Грофилд погрузился в безмолвие. По нескольким причинам. Во-первых, он боялся, что она в любую минуту допустит промашку и ляпнет что-нибудь о деньгах. Во-вторых, ему нужно было время, чтобы как следует обмозговать, куда он угодил и что нужно сделать, чтобы оказаться где-нибудь в другом месте.

Сейчас ему были ненавистны слабость собственного тела, его оцепенение и неуклюжесть. Он сроду не болел, он всегда пребывал в отличной форме, поскольку актерская работа требовала навыков фехтовальщика, акробата, наездника и исполнителя бальных танцев, так что он в любое время мог сыграть какую-нибудь роль в «Пленнике Зенды». В любое время, но только не сейчас, хотя именно сейчас охотнее всего и сделал бы это.

Вдобавок ко всему, как будто рана сама по себе уже не была достаточным препятствием, он еще и оказался на чужом поле. Прежде он никогда не бывал в Мексике, у него не было туристической визы, он не владел языком. Кроме той одежды, что была на нем, и набитого деньгами чемодана, у него не было никакого багажа, ему совсем нечего было надеть. Он не имел ни оружия, ни связей, ни друзей среди местных и не мог обратиться ни в мексиканскую полицию, ни в американское посольство.

Чем больше он об этом думал, тем сильнее склонялся к мысли, что без помощи этой девушки ему не обойтись. Она втянула его в переделку, из которой ему в одиночку не выпутаться, так пусть теперь порадеет за него и вытащит из этого дерьма.

Она все расхаживала по комнате, вид у нее был испуганный и сосредоточенный. Грофилд сказал:

— Подойдите сюда.

Она остановилась, испугавшись на мгновение, потом сообразила и подошла к нему, но не слишком близко. Он раздраженно взмахнул рукой, веля ей сесть рядом на кровать. На лице у нее появилось выражение недоверия, но Грофилд окинул ее неприязненным взглядом, давая понять, что она неверно толкует его намерения.

Она сказала: «Что?..» — но Грофилд оборвал ее резким жестом, который, очевидно, означал: «Заткнись».

Когда она наконец села, рука об руку с ним, и вытянула ноги на голом матраце, последовав примеру Грофилда, он прошептал:

— Вот так мы можем поговорить о своем. Поняли?

— Простите, — прошептала она в ответ. — Я не сразу сообразила, я подумала о другом.

— Уж слишком вы часто извиняетесь, а? Ладно, ничего, просто слушайте. У нас с вами общие чаяния. — Она энергично кивнула.

— Так что мы поможем друг другу, — прошептал он. — Вы поможете мне улизнуть отсюда и вернуть мой чемодан. Я помогу вам добраться до Акапулько в пятницу.

— Идет, — сказала она, возможно, чересчур поспешно.

Грофилд посмотрел на нее, она была милой и невинной, как десятилетняя монашенка. Приманка для единорога. Но в глубине души, за зеркалом этих глаз, по убеждению Грофилда, она уже размышляла, как бы ей кинуть его при первом удобном случае и удрать, не важно, с деньгами или без.

Ну, черт побери! Придется обходиться тем, что есть. Грофилд прошептал:

— Как насчет бумаг? Вы в стране на законном основании?

— Разумеется. — Она казалась искренне удивленной, до того удивленной, что едва не ответила в полный голос.

— Ш-ш-ш! Потише.

— Простите. Я…

— Простите? Опять «простите»?

— Я что, и впрямь все время это говорю, да?

— У вас есть на то причины. Как насчет водительских прав? Они у вас есть?

— Да.

— При вас?

— За корсажем. Я положила туда все мои документы, когда выбралась из окна.

— Прекрасно. А сейчас вопрос на засыпку. На него вы должны ответить честно.

— Если смогу.

— Сможете. Вы спустились по простыне вовсе не затем, чтобы позвонить в полицию. Если мы снова удерем, ваши «тетушки» вызовут легавых?

— Шутите?

— Наш договор все равно остается в силе, — заверил Грофилд. — Просто дело в том, что на улице нам придется действовать по-другому.

Она выпрямилась и села вполоборота к нему, подняв вверх три пальца, будто давала бойскаутскую присягу.

— Я ручаюсь, — горячо прошептала она, — что эти гнилые ублюдки сроду не общались с полицией по собственному почину и не станут этого делать ни в коем случае. Они не позвонят в полицию, в этом я клянусь.

— Ну что ж, хорошо. Теперь подумаем, как отсюда выбраться.

— А вы мне не верьте. Помогите мне встать с кровати.

— Давайте.

Она сползла с ложа, взяла Грофилда за правую руку и помогла ему преодолеть период шаткого равновесия между стоячим и сидячим положениями. Едва очутившись на ногах, Грофилд почувствовал себя лучше.

Он оглядел комнату. Она была обескураживающе пуста. Без занавесок на окнах и покрывал на кровати комната казалась голой и нежилой.

Не считая кровати, в комнате имелся скудный набор гостиничной мебели; металлический комод, раскрашенный под дерево, торшер со странным розовым абажуром, модерновое датское кресло с зеленым сиденьем и спинкой из кожзаменителя, небольшой письменный стол и стул под стать комоду и невысокая подставка для багажа в изножье кровати.

Грофилд сказал:

— А разве у вас нет никаких пожитков? Багажа?

— В стенном шкафу.

— Вытащите его, давайте посмотрим, может, найдется что полезное.

Она вытащила из стенного шкафа два белых чемоданчика, довольно дорогих с виду, положила их на кровать, раскрыла и посторонилась.

— Как видите, — сказала она, — ни пистолетов, ни ножей, ни ручных гранат.

— О Господи, — простонал Грофилд. — А я-то возлагал на ваш скарб такие великие надежды. — Он подошел к чемоданам и пошарил в них правой рукой.

Обычное барахло: кашемировые свитера, хлопчатобумажные блузки, шерстяные юбки; лифчики и трусики, чулки и подвязки, но без пояса; четыре пары туфель, все разного фасона, и несколько скатанных пар носков; зубная щетка, паста и целый набор всевозможных умывальных принадлежностей и косметики.

Пока он рылся, она вполголоса сказала:

— Вы знаете, мне уже страшно.

— Ничего, — рассеянно ответил он, думая о другом:

Что пустить в ход, как использовать, какой разработать план.

— Убежать от них, — продолжала она, и шепот ее сделался хриплым, — ускользнуть от них — это одно. Но ведь вы хотите напасть на них, хотите, чтобы мы пробивались с боем.

— Это единственно возможный путь. Мы могли бы связать одежду, сделать еще одну веревку, но я не думаю, что она выдержит.

— Не удержусь на ней и я. Моя левая рука ни на что не годна. Я только и могу, что держать в ней чашку или ложку, вот и все.

— Значит, придется пробиваться.

— По центру, — сказал он. — Без блокировки по краям.

— Но их трое, они все здоровые и вооружены. А нас двое, и мы только наполовину здоровы, и половина нас — девушка, и мы безоружны.

— Да, да.

— Может, нам следует подождать и посмотреть, что…

Он поднял какую-то жестянку и спросил:

— Что это за штуковина?

— Что? Ах, это лак для волос. Ну, вы знаете, чтобы прическа сохранялась.

— Там жидкость под давлением, да? И она разбрызгивается вот отсюда, сверху. — Он нажал кнопку, и из жестянки с шипением выскочило облачко пара. — Летит недалеко, — заметил он. — Быстро рассеивается. Вам эта штука когда-нибудь попадала в глаза?

— Боже милостивый, нет! Жжет ужасно.

— Откуда вы знаете?

— Ну, однажды немного попало мне в глаз. Щиплет, как мыло, только гораздо сильнее. На жестянке написано, чтобы ни в коем случае не брызгали в глаза.

— Прекрасно. — Грофилд отошел и поставил жестянку на комод. — Оружие номер один, — сказал он, возвращаясь к чемоданам.

Девушка спросила:

— Лак для волос? Против пистолетов?

— Вы же положили эту вещь в чемодан, не я.

— Нам лучше подождать, честное слово. Может, нам опять представится возможность улизнуть и…

Грофилд повернулся к ней и сказал:

— Во-первых, нет. Во-вторых, на этот раз они будут следить за вами бдительнее, и у вас больше не будет возможности ускользнуть. В-третьих, я не могу себе позволить ждать. В-четвертых, мы не можем просто сорваться и умотать, сперва нам придется запереть их, чтобы у нас было преимущество и я мог забрать свой чемодан. И, в-пятых, не говорите так громко, они, весьма вероятно, по-прежнему нас подслушивают.

— О-о. Простите.

— А в-шестых, прекратите говорить «простите». — Он снова вернулся к чемоданам и вытащил небольшие ножницы в прозрачном пластиковом футляре. — Что это?

— Маникюрные ножницы.

— Ножницы для ногтей? Как они в качестве оружия?

— У них тупые концы. Закругленные.

— Очень плохо. — Он бросил ножницы на кровать. — Потом подумаем, как их использовать. Что еще, ну?

Но больше вроде ничего. Грофилд неохотно оставил чемодан и снова оглядел комнату, которая была все такой же пустой, как прежде. Он прошел в ванную, небольшую белую комнатку с вентиляционным отверстием вместо окна. Там тоже ничего не нашлось.

Вернувшись в комнату, Грофилд сказал:

— Ну, ладно, приспособим то, что у нас есть.

— Но у нас же ничего нет, — сказала девушка.

— Ш-ш-ш, тихо.

Грофилд побродил по комнате, глядя туда-сюда и думая, думая… Подойдя по очереди к обеим дверям в смежные комнаты, он прислушался и уловил за дверью слева звуки радио, а справа — приглушенный разговор. Вот, значит, какая расстановка сил — двое и один.

Девушка сказала:

— Они не хотят убивать нас, но непременно убьют, если возникнет необходимость.

— Я тоже так думаю, — согласился Грофилд. Он вытащил шнур торшера из розетки, взял ножницы и перерезал провод у самой лампочки. Оголив проводки, он прикрепил их к круглой металлической ручке и замку двери, из-за которой доносились звуки радио, а второй конец снова воткнул в розетку. Девушка спросила:

— Разве это не опасно для жизни?

— Не знаю. Возможно. А может, он просто отключится. Сюда он не войдет, это я вам обещаю.

— Кажется, вы меня пугаете, — сказала она. Грофилд одарил ее лучезарной улыбкой победителя.

— Всего лишь природа, — сказал он. — Львица защищает львенка, патриот — свою страну, а я пытаюсь вернуть мой чемодан. Вы даже не знаете, сколько месяцев свободы от треволнений искусства может обеспечить этот чемодан.

— Искусства? Вы художник?

— Искусство искусству рознь, — объяснил Грофилд. Он разочаровался в ней. Но тут же снова улыбнулся и похлопал ее по щеке. — Не берите в голову, маленькая мисс. На плантацию мы еще успеем попасть.

— Но она уже никогда не будет такой, как прежде. Никогда.

Девушка снова ему понравилась. Он засмеялся и сказал:

— Вперед. Шаг-два.

Среди ее туалетных принадлежностей оказался кусок свежего, сладко пахнущего мыла. Грофилд взял его и белый носок и отнес все это в ванную, потом наполнил раковину горячей водой — такой, что рука не могла терпеть. Он сунул мыло в носок и повесил его на край раковины, чтобы мыло оказалось под водой.

Сбитая с толку, девушка наблюдала за ним, потом спросила:

— Что все это значит?

— Навыки, приобретенные в юности, — ответил Грофилд. — Пусть полежит минут пять, потом проверим.

— Когда-нибудь, — сказала она, — вам придется рассказать мне все о себе. — Он засмеялся.

— Сразу после того, как вы расскажете мне о себе. — Он вернулся в гостиную и выглянул из окна. Шел дождь.

— Наверное, уже около четырех.

У него за спиной она бросила взгляд на часы и сказала:

— Пять минут пятого. А как вы узнали? — Он указал пальцем на окно.

— Дождь. Летом тут всегда начинает лить в четыре часа.

— Правда? Я приехала только нынче утром. Я… не может быть, чтобы это была правда. Каждый день?

— Почти. Через пять-десять минут дождь кончится и снова выглянет солнце. — Он оглядел комнату. В дождь здесь было довольно сумрачно, даже без оконных штор. — Нам, пожалуй, лучше убраться, пока он не кончился.

— Что вы собираетесь сделать?

— Один старый фокус. Я хочу застонать и сделать вид, будто мне плохо. Я буду в постели, а вы барабаньте в дверь, только вот в эту, а не в ту, что под током. И зовите на помощь. Они…

— Они не поверят, — заявила она. — Даже я бы не поверила. Такое бывает во всех вестернах.

— Я знаю. Но я болен, и им это известно, так что с их точки зрения все чин-чинарем. Кроме того, я буду орать как оглашенный, и они поспешат заткнуть мне рот.

— Ну что ж, — согласилась она. — Попробовать стоит. Итак, они входят. Что дальше?

— Входят один или двое, — ответил он. — Во всяком случае, мы можем рассчитывать, что только один из них приблизится ко мне. Второй останется в дверях, а возможно, сделает шаг или два в комнату. Значит так: тот, который подходит к кровати, мой. — Он взял баллончик с лаком для волос и сказал:

— Я использую это против него, едва он сунется ко мне.

— А если он не приблизится?

— Приблизится. Я буду так вопить, что приблизится.

— Ладно, а мне что делать?

— Вы возьмете на себя второго.

— Какая же я умница, — сказала она.

— И впрямь умно. Подойдите сюда, давайте посмотрим, все ли готово.

Они снова ушли в ванную, и Грофилд вытащил носок из воды.

— Сойдет, — сказал он, придирчиво изучив его. — Дайте-ка мне полотенце, мы его подсушим. Она протянула ему полотенце и сказала:

— Я по-прежнему ничего не понимаю. Я глупа?

— Нет. Просто вам не хватает воображения. — Он обернул носок полотенцем, похлопал, чтобы из него вышла вода, и вернулся в спальню. — Это у нас дубинка собственного изготовления.

— Вот как?

— Именно. Горячая вода немного размягчила внешний слой мыла, и теперь, когда оно снова затвердеет, носок опять прилипнет к нему, и у вас в руках окажется изумительная дубинка, не хуже свинцовой. — Он поднял носок за верхний конец и показал ей. — Еще можно набить носок песком, но песка у нас нет.

— И это в самом деле сработает?

— Ручаюсь. Просто размахнитесь что есть сил. Если он будет стоять к вам спиной, на что мы очень надеемся, бейте по голове. Если окажется к вам лицом, бейте в живот. Затем, когда он согнется пополам, нанесите ему второй удар, по голове.

— Я не уверена, что смогу…

— Акапулько.

— Я знаю, — сказала она. — Но я никогда ничего подобного не делала.

— Тут нет ничего сложного, — заверил ее Грофилд. — Просто опустите руки вдоль тела, когда эти двое войдут, чтобы мешка не было видно за вашей юбкой. Когда я зашевелюсь, начинайте обрабатывать второго парня.

— А если я не справлюсь?

— Об этом не беспокойтесь. Знайте себе размахивайте мешком, рано или поздно попадете. К тому же я довольно быстро завладею пистолетом второго. В худшем случае вы хоть чем-то займете вашего, пока я управлюсь с его дружком.

Она покачала головой.

— Не знаю. Вылезти из окна было гораздо легче.

— С пятого этажа? Уж если тогда не испугались, сейчас-то чего бояться?

— Я испугалась, уж поверьте.

— И тем не менее полезли. Короче, вы обязательно справитесь. — Он лег на кровать, прижал к правому бедру баллончик с лаком. Дверь находилась слева, и баллончик можно было увидеть только в самое последнее мгновение. Он посмотрел на девушку, стоявшую у двери, и спросил:

— Вы готовы?

Она тускло улыбнулась ему, пожала плечами и кивнула.

— Ну что ж. Дайте мне сначала немного постенать, настроиться, а уж тогда стучите в дверь.

Она снова кивнула.

Грофилд закрыл глаза и стал вживаться в роль.

Профессиональный вор оставил план побега из этой комнаты, а профессиональному актеру предстояло осуществить его на деле.

Кто же он? Где же он? Эта комната без удобств, этот голый матрац, окно без занавесок, девушка, в задумчивости стоящая у закрытой двери… Франция, 1942 год. По улице только что проехали два грузовика с немецкими солдатами, следуя за «джипом», набитым гестаповцами. Здесь, на этой ферме, лежит раненый британский летчик, которого укрыла и пользует семья фермера и его красивая дочь. Сейчас главное — не издать ни звука, но он в беспамятстве и бредит, его лихорадит из-за страшной раны…

Грофилд принялся метаться, зажмурился и застонал.

Глава 2

— Помогите! Помогите!

Получилось у нее здорово, она орала и барабанила кулаками по двери. На кровати Грофилд верещал, как дух — предвестник смерти, — и потрясал правой рукой.

Дверь открылась так быстро и неожиданно, что Элен Мэри едва успела отпрянуть прочь и спрятать «мыльную свинчатку». Грофилд играл как по нотам, он повысил голос еще на одну октаву и пропорол своим воем потолок.

Громилы ворвались в комнату с пистолетами на изготовку. Это были Болтун и один из его помощников.

— Заткнитесь! — заорал Болтун на всех сразу, стараясь перекричать пронзительное верещание Грофилда. — Смотри за ней! — бросил он своему помощнику. — А ты закрой варежку!

Он подбежал к кровати. Второй разинул рот и стоял посреди комнаты, не обращая внимания на Эллен Мэри. Он просто таращился на Грофилда. Поднятая рука Грофилда упала вдоль тела, пальцы сжали баллончик с лаком.

Но у Болтуна были свои методы. Плевать он хотел, что за беда у Грофилда, ему просто надо было заткнуть пленнику рот, поэтому он подбежал к кровати, схватил пистолет за ствол и размахнулся, норовя огреть Грофилда по голове. Сквозь полуприкрытые веки тот заметил пистолет как раз вовремя, чтобы увернуться. Он дернулся так резко, что показалось, будто по ране полоснули ножом — во всяком случае, так больно ему не было уже два дня. Рукоять пистолета врезалась в матрац возле уха Грофилда.

Он потерял баллончик. Тот валялся где-то рядом, но палец никак не попадал на кнопку распылителя. Наконец Грофилд просто схватил баллон и замахнулся им.

Болтун нависал над кроватью, не успев разогнуться после свинга. Его взбешенное лицо оказалось прямо над лицом Грофилда. Не дав громиле вернуться в вертикальное положение, Грофилд размахнулся и врезал ему баллончиком по зубам.

Но баллончик оказался слишком легким. Удар ошеломил болтуна, но и только. Грофилд проворно врезал ему еще дважды, один раз — по челюсти, второй — по носу, отчего на баллончике образовалась вмятина. Но тут он наконец нащупал кнопку и включил распылитель.

Только слишком поздно. Болтун уже пятился от кровати и снова овладел положением; он опять держал пистолет за рукоять, направив на Грофилда длинный ствол. Грофилду удалось рассечь ему губу, но этого было явно недостаточно.

К тому же он не успел спрыгнуть с кровати. Сжимая в руке бесполезный баллончик, Грофилд с трудом извернулся, пытаясь встать. Левая рука совершенно не хотела работать, делать хоть что-то.

Болтун стоял перед ним, но слишком далеко. Он нацелил на Грофилда пистолет и сказал:

— Прощай, ублюдок хитрожопый… — И… рухнул ничком.

Грофилду наконец удалось покинуть ложе, перевалившись через край. Они с Болтуном упали на пол одновременно. Пистолет Болтуна подпрыгнул и приземлился возле щеки Грофилда. Тот поднял глаза и увидел, что над ним стоит Эллен Мэри, единственный человек в комнате, сохранивший вертикальное положение.

Она покачала головой и взвесила на ладони «свинчатку».

— Даже не знаю, что бы вы без меня делали, — сказала она.

— Вы оглушили его?

— Обоих.

— Благослови вас Господь, Элли, вы чудный ребенок.

— Тут поговаривали, будто это вы собирались помочь мне, — сказала она.

— Моральную поддержку я оказал, — ответил Грофилд. — Кроме того, я помогу вам надеть плащ. Не поднимете меня? Полагаю, на сегодня с меня довольно унижений.

Она помогла ему встать на ноги и протянула пистолет Болтуна, затем указала на другую дверь.

— Оттуда не донеслось ни звука. Мы ведь должны были что-нибудь услышать, правда же?

— Что?

— Не знаю. Может, крик.

— Или шипение жарящегося мяса?

— Ах, не говорите так!

— Подождите здесь, — велел он, — я схожу осмотрюсь.

— А что если эти двое снова очухаются? — спросила она.

— Врежьте им еще разок.

— А это не страшно?

— Нет, мыло — оно же мягкое. Не порежет кожу.

— А если сотрясение мозга?

— Не знаю, — признался он, — как насчет сотрясения. Подождите здесь, я сейчас вернусь.

— Хорошо.

Он миновал смежную комнату, вышел в холл, прошагал мимо запертой двери комнаты, где его держали в заточении, и попробовал открыть дверь третьей комнаты. Та оказалась незапертой, а в комнате ничком лежал третий громила.

Грофилд подошел, посмотрел на него и увидел, что тот стал совсем серым и страшным. Он крикнул через дверь:

— Выдерните эту штуку из розетки.

— Хорошо. Подождите секунду. Грофилд дождался сообщения о том, что все в порядке, отпер и открыл дверь.

— Ну вот, — сказал он. — Теперь путей на волю сколько угодно.

Она заглянула через его плечо и спросила:

— А он не… он не?..

— Не знаю. Это имеет какое-нибудь значение?

— Да, имеет. Я еще сроду… сроду не была замешана в… Вы не можете пойти посмотреть, как он?

— Ну, разве что из уважения к вам. — Грофилд подошел, опустился на колени возле тела и осмотрел его. — Дышит, — сказал он. — Правда, слабо.

— Я рада.

Он поднял на нее глаза и увидел, что она говорила серьезно. По его разумению, она вела себя не совсем последовательно. Только что она спускалась из окна на простынях и оглушала вооруженных бандитов самодельным кистенем, и вот уже она — Луиза Мей Элкотт.

И тут же, снова выйдя из роли Элкотт, она с нажимом сказала:

— Может, нам лучше поторопиться? Ведь еще предстоит сматываться.

— Всему свое время, милая. Помогите мне оттащить этого парня в другую комнату.

После внезапной и кипучей деятельности он чувствовал упадок сил. К тому же от воплей разболелось горло. Когда они оттащили обмякшее тело в соседнюю комнату, Грофилда всего трясло от слабости, хотя ему помогала Эллен Мэри. Он присел на кровать, хватая ртом воздух, и сказал:

— Надо передохнуть. Слушайте, пройдите через вон ту боковую комнату, заприте за собой дверь, а ключ заберите, потом вернитесь сюда по коридору, ладно?

— Как вы себя чувствуете?

— Я чувствую себя прекрасно. Просто мне надо минутку посидеть, только и всего.

— У вас все лицо потное. Сейчас принесу полотенце.

— Вы такая лапочка.

Она принесла ему полотенце и ушла запирать дверь в смежную комнату. Грофилд промокнул лицо и взглянул на трех спящих красавцев.

— Хотел бы я, ребята, — сказал он им, — встретиться с вами как-нибудь, когда я буду в ударе.

Эллен Мэри вернулась из коридора и спросила:

— Что дальше?

— Заберите их пистолеты, бумажники и все документы, которые могут при них оказаться, и сложите в свой чемодан. Потом отправимся.

— Хорошо. Но куда?

— Во-первых, за моим чемоданом, во-вторых, прочь из этой гостиницы. Сядем в такси и – в агентство по прокату автомобилей, где вы возьмете машину. В-третьих, куда-нибудь подальше от Мехико-Сити.

— Я не могу поехать в Акапулько, — заявила она. — Я не смею появиться там раньше пятницы. Там таких, — она указала на троицу на полу, — еще больше. Потому-то я и приехала сюда. Я думала, что смогу спокойно отсидеться до пятницы.

— Но они вас подкараулили.

— Да.

— Значит, поедем куда-нибудь еще. — Грофилд уже немного отдохнул. Он самостоятельно встал, почти не шатаясь при этом, и сказал:

— В одно местечко, о котором я наслышан. Оно нам обоим понравится. Идемте. — Они заперли громил и ушли.

Глава 3

Машина оказалась японской, «датсун» с автоматической коробкой. Этот двухдверный седан был тесноват для длинноногого Грофилда, но, в общем, неплох. Этот семейный автомобиль для пикников, надежный и прочный, был не очень скоростной. Сидевший за рулем Грофилд вскоре обнаружил, что ему трудно оставить позади даже какого-нибудь настырного мотоциклиста.

И тем не менее машинка была очень милая, размером примерно с американскую малолитражку. Багаж лежал на заднем сиденье. Теперь у каждого из них было по два чемодана. Грофилд не пожалел времени и купил кое-что из одежды, а заодно приобрел и чемодан.

В Мехико-Сити вечерело. Тут всегда хорошо в это время суток, после дождя, когда умытое солнце смотрит на мир свежим взглядом. Грофилд ехал на запад по Пасео-де-ла-Реформа, одной из двух здешних главных улиц, причем наиболее красивой. Вдоль восьмиполосной проезжей части с двусторонним движением тянулись широкие зеленые газоны, на которых рядком стояли скульптуры и скамейки, бежали пешеходные дорожки; за ними находились узкие проезды, идущие параллельно улице, вдоль которых — наконец-то — высились здания. Кинотеатры, банки, гостиницы, государственные учреждения стояли по обе стороны Пасео-де-ла-Реформа. Там же располагались «Хилтон» Мехико-Сити и американское посольство. Каждый большой перекресток представлял собой круглую площадь, посреди которой стоял какой-нибудь здоровенный памятник: Карлу IV, Колумбу, Куаутемоку и, наконец, монумент Независимости, большая золотокрылая фигура, называемая «Ангелом».

Дальше к западу Ла-Реформа поворачивала наискосок вправо и проходила через парк Чапультепек. Высокие деревья склонялись над дорогой, образуя над ней зеленый полог, так что путь пролегал по чередованию пятен света и тени. Парк простирался и справа, и слева от дороги.

Мимо проносились попутные и встречные дешевые такси «песерос» — красные, желтые, темно-зеленые; движение было оживленное, машины ехали на удивление быстро. Эллен Мэри закурила две сигареты, протянула одну Грофилду и сказала:

— Красивый город. Пожалуй, когда-нибудь стоило бы приехать сюда просто так.

— Когда у вас будет возможность полюбоваться им, вы это имеете в виду?

— В общем, да.

Грофилд посмотрел на нее. Она безмятежно и непринужденно сидела рядом. Свет — тень, свет — тень, солнце подчеркивало прелесть ее волос.

— Все никак не пойму, в какую же переделку вы влипли, — сказал он.

— И не пытайтесь. Прошу вас. — Грофилд пожал плечами.

— Терпение — мое второе имя, — сказал он.

— А Алан — первое и настоящее?

— Да.

— Спасибо, спасибо вам за помощь, Алан.

— Ради Бога. Но что же я сделал?

— Вы соорудили «кистень». — Грофилд расплылся в улыбке.

— Это я завсегда, — ответил он.

В конце парка Чапультепек, у огромной статуи-фонтана, которая смахивала на самую большую в мире подставку для книг, Грофилд свернул с Реформы на авеню Мануэль-Авила-Комачо. В агентстве по прокату автомобилей он провел пять минут, изучая дорожную карту, и теперь удивлялся тому, что ей так легко следовать.

Девушка сказала:

— Вы еще не сообщили мне, куда мы едем. Задумали преподнести мне сюрприз?

— Нам обоим. Я никогда еще там не был, но наслышан об этом местечке. Оно к северу отсюда, примерно…

— К северу? Но ведь Акапулько на юге. Может, нам следовало бы ехать в сторону Акапулько и остановиться до пятницы где-нибудь по пути туда?

— Нет, ничего подобного. Я посмотрел карту, и, похоже, в Акапулько ведет только одна дорога. Она проходит через Тахко и сворачивает на юг, к побережью. В Акапулько можно попасть только по ней из любого другого места, значит, нашим приятелям только и надо, что ехать по ней, пока они не найдут нас.

— О-о. Я этого не знала. Только одна эта дорога?

— Только одна эта дорога.

— Но это же нелепо. Акапулько — большой город, курорт.

— Одна дорога.

— Боже милостивый, да ведь нет такого города, чтобы к нему вела всего одна дорога! Должны же быть дороги, которые идут с севера на юг и с востока на запад, так всегда бывает. А это уже две, даже четыре, потому что ехать можно во всех направлениях.

— Только не в Акапулько. Согласно карте, туда есть только дорога из Мехико-Сити, и все. Она ведет в Акапулько с севера и обрывается. Южнее Акапулько лишь океан. На востоке и западе — побережье, но вдоль него нет дороги. Возможно, в один прекрасный день она появится, но сейчас ее нет.

— Тогда как же мы доберемся туда?

— Над этим мы еще успеем поломать голову, — ответил Грофилд. — А сейчас едем на север, в одно местечко под названием Сан-Мигель-де-Альенде. Мы останемся там до… Когда вам надо быть в Акапулько? В какое время дня в пятницу?

— Около полуночи.

— Хорошо. В пятницу рано утром мы покинем Сан-Мигель и направимся в Акапулько, а там видно будет.

— Но если существует только одна эта дорога…

— Там будет видно.

— Ну что ж, — согласилась она. — Там будет видно.

Глава 4

Элли вылезла из бассейна, поправила трусики купальника, отбросила руками мокрые волосы с лица и подошла к Грофилду.

Грофилд сидел на травке на солнцепеке, в плавках, с бутылкой пива «Карта Бланка» и был вполне доволен жизнью. Предполуденное солнце припекало, воздух был чист, вокруг — красота; рана его не беспокоила, а девушка, шагавшая к нему, выглядела невероятно привлекательной в голубом бикини.

Грофилд праздно улыбнулся, махнул бутылкой, взглянул на девушку сквозь стекла новеньких солнцезащитных очков и сказал:

— Здравствуй, товарищ. Заколдуй-ка меня.

— Товарищ, — повторила она, плюхаясь рядом с ним на землю, отобрала у него бутылку, сделала изрядный глоток и вернула ее Грофилду.

— Вам надо бы окунуться.

— А повязка?

— Ее все равно придется менять. Кроме того, вода из источника теплая, и от нее ране вреда не будет.

— Хватит с меня и солнца. Я доволен.

Элли посмотрела на него и рассудительно кивнула.

— Вы набрались сил? — спросила она.

— Милая, я же сказал вам, что никогда не был в Сан-Мигеле. Я наслышан о нем от друзей. Они говорили мне, что это мексиканский Гринвич-Виллидж, тут полно американских художников, писателей, композиторов и еще черт-те кого, и все живут здесь по шестимесячным туристическим визам, потому что тут якобы все дешево и роскошно…

— И уродливо, — закончила она.

— Нет. И красиво. Я беседовал с барменом, он говорит, что Сан-Мигель — это национальный памятник, музей под открытым небом. В Мексике их два: этот и Тахко, национальное достояние. Тут ничего нельзя строить и сносить без разрешения правительства.

— Потому-то они не ремонтируют улицы?

— Булыжник. Это старая Мексика, сохранившаяся доныне. Мне и самому кажется, что она прекрасно смотрится.

Девушка кивнула.

— Мне тоже. Я рада, что мы проехали через Тахко, это было очень приятно. Я могла бы всю жизнь любоваться им, но жить там не стала бы ни минуты. По-моему, тамошняя гостиница слишком уж старо-мексиканская. Новая Америка — вот это по мне, — Она потянулась, и это получилось у нее очень изящно. — Одна отрада: Хоннеру и в голову не придет искать нас там.

— Хоннеру?

— Тому, которого вы обрызгали.

— Хоннер.

Она снова потянулась.

— Ну, что будем делать теперь?

— Подождем. Вечером можем снова съездить в город, поглядим на ночную жизнь.

— Могу представить, какая там ночная жизнь. Хотя ладно, съездим.

— Я вас не принуждаю.

— Так вы пойдете купаться?

— Может, чуть позже.

— А я пойду сейчас, я не хочу обгореть.

— Валяйте.

Она встала и опять потянулась. В другом конце бассейна, закругленном, с теплой водой, сидели двое стариков, они смотрели на Элли и качали головами, смотрели на нее и чесали животы, смотрели на нее и болтали ногами в воде. Грофилд наблюдал, как они смотрят, как она идет к бассейну с теплой водой и ныряет. Потом они отвернулись и возобновили беседу о недвижимости, а Грофилд снова глотнул пива.

Местечко было что надо, милях в шести к северу от города. Сюда можно было добраться по проселку от шоссе между Сан-Мигелем и городком под названием Долорес-Идальго. Сама гостиница называлась «Табоада-Бальнеарьо» и стояла на отшибе, на засушливой равнине. Дома были длинные, приземистые и сочетали в себе индейский и испанский стили; крыши красные, черепичные; между домами — деревья с толстыми стволами. Тут было два бассейна, питаемых подземными источниками, горячим и чуть теплым. Были тут и большая столовая со стеклянной стеной, выходившей на главную лужайку, и бассейны. Раз в день автобус привозил из Сан-Мигеля туристов, которые делали снимки и плавали в бассейне. Но пока заведение было почти безлюдно.

Наткнулись они на гостиницу, можно сказать, случайно. Въезжая накануне в город примерно в семь тридцать вечера, оба никак не ожидали, что национальный памятник окажется таким невзрачным. Они заглянули в две гостиницы, в одной из которых был просторный внутренний двор, но Элли наотрез отказалась и от той и от другой. А потом Грофилд заметил, как какой-то «линкольн» лавандового цвета медленно пробирается по узкой улочке, будто пантера в лабиринте. На «линкольне» были калифорнийские номера, поэтому Грофилд остановил его и попросил водителя присоветовать какое-нибудь заведение. Водитель — заносчивый с виду мужчина лет пятидесяти — оглядел Грофилда с ног до головы, сказал: «Среднего достатка», будто обращаясь к самому себе, а потом сообщил ему о «Табоада-Бальнеарьо».

На Элли напала вялость — нервная реакция на пережитое напряжение, — она сделалась раздражительной и то и дело вздрагивала. Когда Грофилд предложил ей проехаться и посмотреть гостиницу, она даже не поняла его. Наконец Грофилд мысленно послал ее к черту и поехал. Он снял две смежные комнаты, даже предварительно не взглянув на них, запихнул в одну Элли и ее пожитки, а сам устроился в другой и тотчас завалился спать.

Но утром все было просто прекрасно. Оба отдохнули и чувствовали себя бодро, отель оказался великолепным, хотя слово «отель», возможно, тут не совсем подходило: комнаты скорее напоминали мотель и располагались вереницей, каждая имела свой вход. Но Грофилд еще сроду не видел мотеля с кирпичным потолком. Причем самым настоящим кирпичным потолком; утром Грофилд провел примерно с час в постели, глядя на потолок и гадая, почему он не падает. Потолок напоминал кирпичную стену, только горизонтальную.

В отеле было все на американский лад, включая еду. Грофилд и Элли неспешно и с удовольствием позавтракали вместе, затем прогулялись и переоделись в купальные костюмы.

После того как Элли снова пошла купаться, Грофилд остался сидеть на месте. Он пил пиво, ощущая спиной приятное тепло солнечных лучей, и все больше и больше приходил в норму.

Потом он все-таки ненадолго вошел в воду, она была теплой и благотворно подействовала на рану, но отнюдь не на повязку; впрочем, она была наложена уже пять суток назад. Когда из Сан-Мигеля приехали на автобусе туристы с фотоаппаратами и местные жители в шерстяных купальниках, Грофилд и Элли вернулись в свои номера. Элли взяла марлю и пластырь, купленные накануне, и принялась менять Грофилду повязку.

Он лег ничком на свою кровать, а она села рядом и сняла старую повязку. Та размокла, поэтому отстала довольно легко. Элли сказала:

— Какое уродство.

— Спасибо.

— Никогда прежде не видела огнестрельных ран. Они все так выглядят?

— Нет. Из некоторых еще выходит зеленый гной.

— Вот как? Подождите минуточку. — Она встала, выбросила повязку, ушла в ванную и минуту спустя вернулась с влажной тряпицей. — Скажете, если будет больно, — велела она и начала протирать рану.

— Ай, — сказал Грофилд. — Не ахти как приятно.

— Уже все. — Наложив свежую повязку, она спросила: — А пуля все еще там?

— Нет. Ее извлек врач, который накладывал повязку.

— Надо полагать, вы были ранены, когда воровали деньги?

— Расскажите мне об Акапулько, — попросил он.

— Да ладно, не переживайте. Я не буду лезть в ваши дела.

— Вы славная девчонка.

— Уже все, — сказала она и встала. — На этот раз я наложила повязку поменьше. Судя по виду, рана почти зажила.

— Вид обманчив, — возразил он, переворачиваясь на спину. — Нельзя судить о ране по болячке.

— Какой у вас чудесный язык.

Она стояла рядом с кроватью, соблазнительная в своем купальнике, как Флоренс Найтингейл, с бинтом и пластырем в руках. Грофилд улыбнулся, глядя на нее снизу вверх и чувствуя, как в нем шевельнулось желание. Он протянул руку и коснулся пальцем косточки на ее левом плече. Он медленно повел пальцами вниз по предплечью, к локтю, потом его пальцы сомкнулись на руке Элли, и он нежно притянул ее к себе. Она не сопротивлялась, только смотрела на него сверху вниз с чуть насмешливой улыбкой.

Продолжая улыбаться ей, Грофилд сказал:

— Я хочу, чтобы вы знали следующее: я женат. — Она рассмеялась.

— О Боже!

Это была первая девушка, на которую он обратил внимание с тех пор, как связал себя узами брака. Но если все остальные станут реагировать таким же образом, это будет ад кромешный. Однако, умолчав о жене, он обрек бы себя на уйму неимоверных трудностей.

Насмеявшись вволю, она посмотрела на него, покачала головой и сказала:

— Это самое занятное вступление, какое я когда-либо слышала, а уж я, поверьте, слыхала такое, что закачаешься.

— Я вам верю.

— Вы и впрямь женаты? Или говорите так просто для того, чтобы девушка ни на что не надеялась?

— Всего понемногу.

— Ваша жена хорошенькая?

— Была хорошенькой, когда я видел ее в последний раз. Бог знает, какая она сейчас. Но вряд ли она стала бы возражать, если бы я вас поцеловал.

— Вздор.

— Вы думаете, она была бы против? — спросил Грофилд, напуская на себя такой же невинный вид, какой иногда с успехом принимала Элли.

— Да, думаю, — с насмешливой серьезностью сказала она.

— Тогда давайте не будем ничего ей говорить. — Элли улыбнулась.

— Ну что ж, — согласилась она, — давайте не будем. — Грофилд снова потянул ее за руку. Элли юркнула к нему.

— Вот, значит, какова ночная жизнь, да? — спросила Элли.

— В чем дело? — отозвался Грофилд. — Разве ты не в восторге, малышка? Я — так в полном.

Глава 5

Они снова вернулись в Сан-Мигель и сидели в баре на главной площади, где, как им сообщили, был самый центр ночной жизни городка. Бар назывался «Ла-Кукарача»: на стене была наискосок прикреплена весьма реалистичная фигурка рыжего таракана фута в полтора длиной.

Зал был обычный, квадратный, со столиками и стульями. Сбоку стояла пианола-автомат. Стойка отсутствовала, внутри бар был похож на питейное заведение не больше, чем снаружи; им стоило немалых усилий отыскать это местечко, поскольку с улицы оно выглядело так, будто там вовсе ничего не было, да и вообще то, что это бар, не сразу укладывалось в голове. Стулья и диваны были сделаны из пластика и пенорезины, что делало заведение похожим на самую модную в мире приемную врача.

Время от времени Санчо Панса в грязном переднике пробирался сквозь толпу, принимал заказы и уходил, а немного погодя возвращался и приносил либо то, что вы заказали, либо что-то еще.

Публика напомнила Грофилду о доме, но лишь потому, что одно время он жил в Гринвич-Виллидж. На Макдугал-стрит и Восьмой улице в каждой ловушке для туристов можно было увидеть такие же лица: и туристов, казавшихся сердитыми и рассеянными, и грязных небритых подростков, ошивающихся поблизости. Эти ребята бесились и умудрялись выглядеть одновременно и старше, и моложе своих лет. И туристы, и юнцы чувствовали себя неловко, ни тем ни другим не удавалось этого скрыть.

Но были тут и люди третьей разновидности. Вокруг Сан-Мигеля разместилось поселение американских пенсионеров. По здешним меркам тысяча долларов в год — большие деньги, поэтому старики могли наслаждаться таким же хорошим климатом, как во Флориде или Калифорнии, только за гораздо меньшие деньги. На фоне пенсионеров и туристы, и юнцы выглядели еще глупее, чем при любых других обстоятельствах.

Было уже около девяти вечера. Грофилд и Элли приехали в город после обеда, поглазели на витрины лавочек, где торговали главным образом поделками из серебра и соломы, побродили по древним улочкам, разглядывая старые дома, сделавшие городок национальным достоянием, а теперь вот зашли сюда посмотреть, как и что.

Элли сказала:

— Если мы поторопимся, то успеем вернуться в гостиницу и поплавать в бассейне при свете луны.

— В чем дело? Не выдерживаешь здешнего ритма?

— Похоже на то.

— Ну что ж, допивай.

Они прикончили выпивку и бочком пробрались к двери, спотыкаясь о колени ближних. Воздух на улице был свежий, а ночь — темная. Перед ними лежала плаза, или площадь, вся в цветах и зелени, пересеченная геометрически ровными дорожками и расписанными орнаментом изгородями. Посреди возвышалась эстрада, под крышей которой тускло горела единственная голая лампочка.

— Давай пройдемся вон туда, к эстраде, — предложила Элли.

— Ну что ж.

Взявшись за руки, они прошли по мощеной улице через небольшой парк и поднялись на эстраду. При свете лампы Грофилд поцеловал Элли, теплую, гибкую и мягкую. Ее блузка наэлектризовалась и прилипла к его ладоням.

Спустившись с эстрады с другой стороны, они обошли площадь по кругу. С трех сторон ее окружали лавочки, бары и забегаловки с очень скромными вывесками или вовсе без них, а на краю высилась громадная помпезная готическая церковь. Они прошагали по узкому тротуару вдоль парка, и вдруг Элли, резко остановившись, схватила Грофилда за руку.

— Не двигайся! — взволнованно прошептала она. Грофилд стал как вкопанный, огляделся, но ничего не увидел. В поле зрения не было ни одного прохожего. Перед церковью и скамейками стояло несколько машин, только и всего.

— Перед церковью, — прошептала Элли.

— Что? — тоже шепотом спросил Грофилд.

— «Понтиак». Зеленый «понтиак» с белобокими покрышками. Это их машина.

— Хоннера?

— Да. — Ее пальцы задрожали в его руке. — Хоннера.

Глава 6

Света почти не было. Единственным сколько-нибудь ярким его источником служила голая лампочка под ракушкой эстрады. Тут и там по краям площади окна и двери отбрасывали на мостовую прямоугольники света, а из дверей «Ла-Кукарачи» доносились приглушенные звуки пианолы-автомата, исполнявшей мексиканскую гитарную музыку.

С противоположной стороны площади появилась группа юнцов, болтавших по-испански. Они свернули налево за угол и скрылись из виду, голоса их стихли.

Грофилд прошептал:

— Присядь вот здесь на скамейку. Не шевелись. И ни звука.

— Куда ты?

— Тихо.

Он отошел от нее и углубился в парк, обойдя крайние деревья за пределами светлого круга, отбрасываемого эстрадой. Очутившись на противоположной от «понтиака» и церкви стороне, он остановился оглядеться и прислушаться.

Никого. Никакого движения.

Он пересек улицу, двигаясь бесшумно, перебежками, свернул вправо на узком тротуаре перед лавчонками, отступил по площадке обратно к церкви, на этот раз держась поближе к стенам домов.

Из «Ла-Кукарачи» вышли две парочки, они громко говорили по-английски, их голоса наполняли тихий воздух гулким эхом, будто в учебном манеже или ангаре. Они скрылись в каком-то проулке.

На площадь осторожно выехал автомобиль, обогнул ее вдоль трех сторон и наконец остановился на месте, предназначенном для такси. Фары погасли, водитель вылез из машины, запер дверцу на ключ и ушел. Это был черноусый человек в кепке и белой сорочке, которая пузырилась на поясе, будто спасательный круг. Удаляясь от машины, он провел тыльной стороной ладони по губам, будто его мучила жажда.

Грофилд пригнулся и прошмыгнул вдоль ряда машин к «понтиаку». В машине никого не оказалось, дверцы были заперты.

Грофилд шагнул вперед и приподнял капот. Тот звонко лязгнул в тишине, будто остывающая духовка. Грофилд сунул руки под капот и вслепую оборвал все провода, какие только смог нащупать. Покончив с этим, он оставил капот открытым, ибо попытка захлопнуть его вызвала бы сильный шум.

Он зашагал по улице прямо туда, где оставил Элли. Она сидела на скамье, на которой Грофилд велел ей сидеть. Грофилд шепнул:

— Сцена первая. Их там нет. Подожди еще немного.

— Куда ты теперь?

Он уселся на корточки и провел руками по траве, вытирая машинное масло.

— Найти нас они могли только через агентство по прокату автомобилей, — сказал он. — Утром, должно быть, навели там справки, поведали складную историю и посулили кучу песо, и служащий, с которым мы беседовали вчера, все им о нас рассказал — как я изучал дорожные карты, чтобы узнать, как добраться до Сан-Мигель-де-Альенде.

— Быстро же они нас нашли, Алан, — прошептала она. — Потому-то я их и боюсь, что они все делают быстро. И Хоннер гораздо умнее, чем кажется.

— Это мы еще посмотрим. Беда в том, что у них наверняка есть описание нашей машины. Пожалуй, там-то я их и найду.

— Ты пойдешь к ним?

— А куда деваться? Без машины мы не можем вернуться в отель. А там наш багаж или ты забыла?

— Ах да, — сказала она. — Чемодан.

— Я уже начинаю жалеть, что у меня есть этот чемодан, — сказал он. — Готов признать, что деньги — это тяжкое бремя. Я могу написать монографию на эту тему. — Он встал. — Когда-нибудь. Я скоро вернусь. А ты приготовься прыгнуть в машину.

— Хорошо.

Достав из заднего кармана трофейный пистолет, он отправился на поиски «своих друзей». Таская его с собой, Грофилд испытывал неловкость, но лучше уж чувствовать неловкость, чем собственную беззащитность. Это был самый маленький из трех пистолетов, отобранных у Хоннера и его дружков, итальянский «беретта джет-файр» двадцать пятого калибра. Почти игрушка, с крошечной рукояткой и двухдюймовым стволом. Но он вполне годился для ближнего боя.

Зажав оружие в правой руке, Грофилд снова нырнул в тень с краю площади. Он по-прежнему двигался очень осторожно, но гораздо быстрее, чем прежде, поскольку был уверен, что найдет всех троих возле своей машины.

Машина стояла в трех кварталах, на склоне холма. Улица, ведущая туда, освещалась редкими слабыми фонарями. Улочка была узкая, с неровной булыжной мостовой, ее стискивали беленые или крашеные стены домов. Толстые деревянные двери открывались прямо на улицу. Тут и там в окнах вторых этажей мерцал свет.

Грофилд остановился в двух кварталах от машины, в полоске тени у подъезда, и огляделся. Впереди, справа, носом под уклон, стоял микроавтобус «фольксваген» с мексиканскими номерами. В следующем квартале виднелся старенький «форд» с техасскими номерами, этот стоял носом вверх по склону, а напротив него к желтой стене был прислонен мотоцикл. Кварталом дальше, куда не доставал свет уличных фонарей, примостился взятый напрокат «датсун» Грофилда.

В поле зрения не было ни одного человека. Изучая обстановку, Грофилд решил, что один из этих троих вполне может оказаться в «форде» или поблизости, второй спрячется чуть дальше от «датсуна», а третий скорее всего залезет в «датсун» или забьется в какой-нибудь темный подъезд рядом.

Итак, начнем по порядку. Первым делом — «форд». Грофилд разглядывал узкую безлюдную улочку, пытаясь придумать, как бы половчее подобраться к «форду», когда за спиной вдруг послышался разговор. Он оглянулся и увидел, что в его сторону, оживленно болтая, движутся три пожилые супружеские четы. Грофилд дождался, пока они приблизятся, потом улыбнулся и сказал:

— Добрый вечер.

Они удивились, но ответили на его приветствие. Не давая им остановиться, Грофилд пристроился к ним и произнес:

— Я первый день в Сан-Мигеле. По-моему, великолепный городок.

Все согласились с ним. Когда первое изумление прошло, старики явно обрадовались новому собеседнику: он внес элемент неожиданности, расцветил их вечер, скрасил им жизнь в городке, где, по их словам, они обитали постоянно, снимая дома в разных районах. Они сообщили Грофилду, что тут можно снять жилье задешево — пятьдесят, а то и сорок долларов в месяц.

Они спросили его, откуда он, а когда он сказал им, что из Нью-Йорка, старики принялись наперебой рассказывать о своих тамошних знакомых, прежних или нынешних.

У «форда» Грофилд резко остановился и проговорил:

— Ну, спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — ответили старики. Он остановился так неожиданно, что старики по инерции сделали еще шаг или два, и Грофилд отделился от группы. Они тоже остановились, чтобы помахать ему и довести до конца начатые фразы, а потом пошли своей дорогой. Грофилд распахнул дверцу «форда», показал скорчившемуся на полу машины парню пистолет и добродушно произнес:

— Только представь, каких бед он может натворить. — Когда парень увидел приближавшихся к нему стариков, он сполз с сиденья и прижался к полу. Но теперь не мог вытащить оружие. Он мрачно смотрел на пистолет в руке Грофилда и молчал.

Это был не сам Хоннер, а один из тех двоих, которых оглушила Элли. Грофилд сказал ему:

— А если бы это оказалась их машина? Тех стариков? Что тогда?

Парень продолжал угрюмо пялиться на него.

— Ладно, вылезай оттуда.

Парень оперся локтем о сиденье, второй рукой ухватился за руль, подтянулся и встретился на полпути с летящей вниз рукояткой «беретты». Она ударила его в висок, и он кулем осел на пол, разинув рот.

Грофилд убрал пистолет, забрался в машину и пробормотал:

— Одним твоя работа хороша: часто удается выкроить время побездельничать.

С трудом ворочаясь в тесноте, он вытащил из башмака парня шнурок и связал ему большие пальцы рук за спиной. В таком скрюченном состоянии, да еще когда руки не действуют, вряд ли он сможет выбраться из машины самостоятельно. Парень напоминал перевернутую на спину черепаху. Грофилд с опаской выбрался из «форда», поглядел по сторонам, не заметил никакого движения и пошел обратно в гору до первого перекрестка. Там он свернул направо, добежал до следующего угла, еще раз свернул направо, снова прошел квартал, свернул направо в третий раз и вернулся на ту же улицу, которую покинул. Теперь «форд» стоял справа, выше по склону, а «датсун» — слева за углом.

Парень, находившийся где-то ниже по склону, не беспокоил Грофилда. Надо было обезвредить того, который дежурил возле машины, стоявшей носом по направлению к верхушке холма, потом быстро забраться в нее и, поднявшись выше, подобрать Элли и покинуть город, пока Хоннер и остальные не успели опомниться.

Так где же второй громила? Грофилд осторожно приблизился к перекрестку и выглянул из-за угла. Вот он, любуйтесь. Сидит на крылечке, прямо напротив машины, курит сигарету, вид праздный и безобидный. Он вполне мог позволить себе сидеть так, потому что был новичком, и Грофилд не знал его в лицо.

Неужели теперь их четверо?

Да нет, скорее всего они просто заменили того, которого ударило током. Наверное, он еще не готов ко второму раунду.

Но то, что Хоннер смог так быстро найти ему замену в Мехико-Сити, плохая новость. Раз он сумел это сделать, значит, Грофилд уже не в состоянии с точностью вычислить, сколько человек ему противостоит. То ли Хоннер с двумя парнями, наводившими справки в бюро проката машин, куда отправились Грофилд с девушкой, то ли целое полчище головорезов.

В который уже раз Грофилд пожалел, что не знает, в какую переделку попала Элли.

Ну что ж. Это подождет. Сейчас необходимо позаботиться об этом новичке. А значит, надо шагать обратно, обойти квартал с дальнего конца и вернуться на перекресток с противоположной стороны. Наконец Грофилд проделал весь этот путь, выглянул из-за угла и увидел новобранца футах в десяти справа от себя. Тот беззаботно покуривал и вносил свою лепту в создание местного колорита, только вот беда: уж очень он смахивал на бруклинского докера.

Грофилд высунул голову из-за угла и произнес:

— Т-с-с!

Парень, вздрогнув, поднял глаза.

Грофилд показал ему «беретту».

— Неторопливо встанешь, — мягко сказал он, — и подойдешь сюда для дружеского разговора.

— Не знаю, что ты задумал, дружок, — ответил парень. — Ты меня с кем-то перепутал.

— О нет, — заверил его Грофилд. — Если бы я тебя с кем-то спутал, ты бы так не говорил. Ты бы подумал, что я грабитель. Признаваться в незнании до того, как задан вопрос, значит выдать свое знание. Так говорит Конфуций. Иди сюда за угол, милок, пришла пора посвятить себя новым делам.

Кажется, парню стало тошно. Он отшвырнул сигарету — неужели подал кому-то знак? — встал и обогнул угол. Тут Грофилд дважды ударил его «береттой», потому что от первого удара парень увернулся.

Грофилд заторопился. Весьма вероятно, что Хоннер стоял где-то ближе к подножию холма. Тогда он, безусловно, видел, как парень зашел за угол, и подойдет, чтобы посмотреть, в чем дело.

Грофилд выскочил из переулка, открыл «датсун», прыгнул в него, сунул ключ в замок зажигания и в этот миг услышал пронзительный крик.

Глава 7

Визжа покрышками, «датсун» промчался вокруг площади, и тут Грофилд увидел их, застывших в ослепительном блеске фар. Прямо картинка с обложки бульварного журнала сороковых годов. На фоне булыжной мостовой и темных старых зданий стройная блондинка отбивалась от двух верзил в черных костюмах. Один из них был Хоннер, а второй — еще один новичок.

Грофилд резко затормозил, высунул «беретту» из окна, пальнул в воздух и крикнул:

— Элли! Беги сюда!

Новичок отпустил Элли и бросился в темноту. Хоннер не хотел сдаваться, он продолжал держать Элли и отпустил только после того, как она несколько раз пнула его ногой. Элли бросилась к машине.

Теперь, когда она ушла с линии огня, Грофилд дважды подряд выстрелил в Хоннера, но, похоже, оба раза промазал. Хоннер низко пригнулся, сунул руку в карман, где, очевидно, лежало оружие, и бросился вправо, к веренице машин.

Элли вскочила в машину, но еще не успела усесться, как Грофилд нажал на педаль газа. Дверца с пассажирской стороны захлопнулась, Элли сказала: «У-ф-ф!» — и они, объехав площадь, покатили вниз, к выезду из города.

Раза два Элли порывалась что-то сказать, но уж больно она запыхалась, поэтому просто сидела, изогнувшись, глядя в заднее стекло. Грофилд гнал машину со скоростью, какая и не снилась конструкторам «датсуна».

Немного погодя Грофилд сказал:

— Ты должна объяснить мне, ради чего я тут воюю. Действуя вслепую, я ошибаюсь и сам того не замечаю.

— Какие еще ошибки? — Она по-прежнему задыхалась, но уже могла говорить. — Ты сработал прекрасно.

— Ну-ну. Я полагал, что против нас только эта троица, поэтому счел вполне безопасным оставить тебя и расправиться с засевшими у машины. Но там оказались два новых типа, золотко, целых два.

— Не злись на меня, Алан, ну, пожалуйста.

— Чертова дурочка.

— Ну, пожалуйста.

Теперь, когда они снова временно были в безопасности, раздражение Грофилда нарастало, подобно лавине.

— Кто мне противостоит, черт побери? Целая армия?

— Да нет. Никакой армии, честно.

— Кто же тогда?

— Я бы и хотела рассказать тебе, — ответила она. — Может, еще и расскажу, в пятницу, когда все кончится.

— Все может кончиться гораздо раньше пятницы, — заметил он.

Она бросила взгляд в заднее стекло, но их никто не преследовал.

— Почему? — спросила она. — Теперь они не смогут нас преследовать.

— Я не о них говорю, а о нас.

— Ты хочешь сказать, что бросишь меня? Уйдешь?

— Какое, к чертям, уйду. Я убегу. Я бы и улетел, кабы только мог.

— Сегодня пополудни ты…

— Сегодня пополудни все кончилось постелью. С нашей первой встречи мы оба знали, что это непременно произойдет. Это и произошло, независимо ни от чего. Ты же влезла ко мне в постель не по контракту, в соответствии с которым я должен остаться с тобой до пятницы, а я оформил тебя не для того, чтобы удержать при себе.

— Оформил!

— Так уж это называется.

— А ты можешь быть первостатейным мерзавцем, если только пожелаешь, а?

— Ты послала меня драться с тремя парнями, а оказалось, что против меня целая летучая бригада. Тебе ли говорить о мерзавцах?

Она с царственным презрением сложила руки на груди и уставилась в окно.

Остаток пути до гостиницы они проехали в молчании, а когда вылезали из машины, Элли сказала:

— Ты знаешь, машину взяла напрокат я. Когда мы разойдемся, она достанется мне.

— Возьми ее с моим благословением. Можешь высадить меня в первом же городе, к которому мы подъедем.

— Иными словами, прямо здесь.

— Не умничай, Элли Мэри!

— Ты злопыхатель. Самый злобный тип, которого я когда-либо встречала.

Грофилд оставил ее, подошел к своей комнате, отпер дверь и, войдя, принялся собирать вещи. Ключи от «датсуна» лежали у него в кармане, поэтому он не боялся, что Элли уедет без него.

Оба пистолета и три бумажника лежали в его новом чемодане. Он вытащил из бумажников все нужное, швырнул их в корзину для мусора, а документы засунул в кармашек чемодана. Два запасных пистолета рассовал по карманам нового плаща, затем уложил остальные пожитки, оставив только плащ, который намеревался нести отдельно.

Она вошла в комнату, когда он закрывал чемодан.

— Прости.

Он посмотрел на Элли. Она снова превратилась в маленькую девочку, на этот раз прямо Крошка Снукс.

— Опять «прости»? — буркнул он. — Тяжелая же у тебя жизнь, если ты все время просишь прощения то за одно, то за другое.

— Но мне и правда жаль, — отвечала она, садясь на кровать. — Я просто была расстроена, потому что те люди схватили меня.

— Ты заслуживаешь доверия не больше, чем акула в заводи, — заявил Грофилд. — Перестань играть, сними маску невинной, перепуганной девочки, я тебя насквозь вижу.

— Я не притворяюсь, Алан, честное слово, не притворяюсь. В каком-то смысле я действительно невинна, и ты можешь спорить на свой последний доллар, что мне страшно.

— А ты можешь поставить свой последний доллар, что между нами все кончено.

— Алан…

— Все кончено, — проговорил он. Маленькая девочка подпустила немного обольстительности.

— Ну, пожалуйста.

— Все, — сказал он и подхватил два чемодана. — Лучше оттащи свой скарб в машину. Рано или поздно они приедут сюда искать нас.

— Алан, ну, пожалуйста.

Он вышел из комнаты, отнес чемоданы к машине и положил их на заднее сиденье. Потом принялся ждать. Элли подошла к нему без вещей.

— Какая прекрасная ночь, — сказала она.

— Вздор. Ты прекратишь или нет?

— Кабы те двое не набросились на меня, мы бы сейчас не ругались, правда? Мы бы вернулись сюда, поплавали при луне — ты хоть заметил, что на небе луна? — а потом…

— Да, луна есть, — сказал он. — Тоненький серебряный серп. И огромный бассейн, полный теплой воды. И такая хорошая постель. И ни один из нас не дотянет до пятницы, потому что у тебя не хватает мозгов рассказать мне, что же на самом деле происходит, чтобы я хотя бы мог сообразить, что же делать.

— Алан…

— Через две минуты я уезжаю, — сказал он, бросив взгляд на часы. — С тобой или без тебя.

— Алан, я хочу рассказать тебе. — Он стоял молча, демонстративно следя за бегом секундной стрелки на циферблате.

— Теперь мы можем от них отделаться. Мексика — большая страна, мы можем поехать, куда хотим, они никогда нас не найдут.

Он пропустил ее слова мимо ушей.

— У нас был уговор, — напомнила Элли.

— Он теряет силу.

— Алан, ну, пожалуйста!

— Одна минута прошла, — сказал он. — Лучше бери свои сумки.

— Откуда тебе знать, что я расскажу правду? Что снова не солгу тебе?

Он оторвал взгляд от часов.

— Если это будет похоже на ложь, я тебя брошу, — сказал он. — Брошу. А я, пожалуй, в состоянии определить, лжешь ты или нет. Я видел врунишек получше.

Она безнадежно махнула рукой.

— Хорошо. Я все тебе расскажу.

Глава 8

— Не знаю, с чего начать, — сказала она, мрачно глядя на приборную доску.

Грофилд оторвал взгляд от дороги.

— Это весьма похоже на преамбулу к очередной басне, — заметил он. — Смотри у меня.

— О-о, я расскажу правду, — заверила она его. — Об этом не беспокойся.

В ее голосе слышалась покорность судьбе. Последний бастион пал.

Они ехали на север. Вместо того чтобы стоять у гостиницы и слушать рассказ Элли, Грофилд заставил ее принести и спрятать багаж, и вот они снова в пути, и Элли рассказывает ему свою историю.

Бросив быстрый взгляд на дорожную карту, он решил направиться к Сан-Луис-Потоси, небольшому городку в ста двадцати милях от Сан-Мигеля. Им пришлось проехать по этой второстепенной дороге к северу от Долорес-Идальго, затем еще по одной второстепенной дороге, чтобы снова выехать на основную магистраль, шоссе № 57, после чего они покатили прямо на север, к Сан-Луис-Потоси.

Пока они ехали, ей бы полагалось рассказать ему о том, что творится, однако после двусмысленного вступления Элли помрачнела, замолчала и уставилась на приборную доску.

— Последнее, что я от тебя слышал, — сказал он, чтобы помочь ей, — это признание в том, что ты не знаешь, как начать.

— Я просто пытаюсь сама во всем разобраться, — ответила она и посмотрела на него. Выражение ее лица, освещенного лампочками приборного щитка, было серьезным. — Я надеюсь, что ты и впрямь умеешь определять, когда я лгу, а когда нет, поскольку я ужасно боюсь, что мой рассказ покажется тебе самой вопиющей ложью.

— А ты попробуй.

— Ну что ж. — Она набрала в грудь воздуху:

— Лучше всего, пожалуй, начать с губернатора Харрисона. С губернатора Люка Харрисона из Пенсильвании. Губернатором он был несколько лет тому назад, но титул так при нем и остался.

— Стало быть, наш главный герой — губернатор Люк Харрисон из Пенсильвании, — пробормотал Грофилд.

— Я тебе не лгу!

— Что? — Он посмотрел на Элли и увидел, что она явно расстроена. Снова взглянув на дорогу, Грофилд сказал:

— Ах, ты это из-за моих слов «наш главный герой»? Ну, да я без всякой задней мысли, я просто употребил профессиональное выражение. Я ведь актер, ты не забыла?

— Актер? Ты хочешь сказать, настоящий?

— Не будем уклоняться от темы, золотко, свой альбом для газетных вырезок я тебе потом покажу. А сейчас мы займемся Люком Харрисоном, губернатором из Пенсильвании.

— Да. Я… Пожалуй, расскажу тебе о том, какой он, чтобы ты понял все остальное.

— Ради Бога.

— Прежде всего он один из самых богатых людей в штате, может быть, самый богатый. Ему принадлежат шахты, он имеет интерес в сталелитейном производстве, и его семья владеет землями в окрестностях Филадельфии с начала гражданской войны.

— Деньги и общественное положение?

— Да, было бы желание. Он, как выражаются в Филадельфии, «главная линия».

— Я знаю. В Нью-Йорке это называется, или прежде называлось, «четыреста семейств».

— Да. Но дело в том, что он все это унаследовал — и деньги, и положение, и все остальное. А он человек энергичный, сильный, он… его присутствие едва ли не пугает, до того в нем много энергии и жизненной силы.

— Выходит, ты с ним знакома? — Она едва заметно улыбнулась, потом произнесла бесцветным голосом:

— Да.

— Хорошо, динамо-машина с деньгами и общественным положением, полученным по наследству. Такие люди обычно уходят в политику, чтобы избавиться от излишков энергии. Он может позволить себе быть либералом, поскольку с него все равно берут девяносто один процент подоходного налога, а сознание того, что он получит все на серебряном блюдечке, делает его несгибаемым борцом за счастье простых людей: повышение минимальных заработков, пособий по безработице, затрат на образование. Он помогает правительству решать эти задачи и делать мир лучше.

— Совершенно верно, — согласилась Элли. — Именно такой он человек.

— Вот тебе еще один пример, — сказал Грофилд. — В старые времена, когда власть переходила из рук в руки, она принадлежала то боссу партийной машины, то реформаторской группе. Тридцать лет — машине, два года — реформаторам, потом опять тридцать лет — машине, и так далее. Но теперь это кончилось. В наши дни власть переходит от экономистов к общественным деятелям. Готов спорить, что твой парень пошел по стопам того человека, который ставит себе в заслугу устройство бюджета штата.

Она улыбнулась, хотя и неохотно.

— Опять верно. А следующие выборы проиграл человеку, который обещал сократить штатный налог. Ты просто угадал, или тебе доводилось жить в Пенсильвании?

— На политику мне плевать, где бы я ни жил. Она интересует меня только в самом общем смысле. Вернемся к нашей истории?

— Да. — Она снова улыбнулась, на этот раз устало, и сказала:

— Ты даже не знаешь, как мне не хочется об этом говорить. Но раз уж приходится… Ради Бога, Алан, никогда никому этого не передавай.

— Честное бойскаутское.

— Ладно. Вернемся к губернатору Харрисону. Он пробыл у власти всего один срок, а затем попытался превратить выдвижение «любимого сына штата» в настоящую президентскую номинацию. Из этого ничего не вышло, и многие партийные боссы не на шутку на него разозлились, поэтому, когда он попробовал выдвинуть свою кандидатуру в сенаторы от Пенсильвании, дело не дошло даже до номинации.

— Со многих что-то требуют, но мало кого выбирают.

Это замечание, которое Грофилд отпустил, просто чтобы заполнить молчание, похоже, заинтересовало Элли.

— Ты так думаешь? Возможно, ты и прав. Может, в этом-то все и дело?

— У меня такое чувство, — сказал он, чтобы вернуть беседу в прежнее русло, — что губернатор Люк Харрисон не готов отойти от дел и по-прежнему добивается какой-то общественной должности. Мэр Филадельфии?

— О нет. Он слишком горд для этого, он не пойдет на понижение.

— Поэтому он переключил свои интересы из области политики куда-то еще.

— Не совсем. За последние несколько лет он ничего особенного не сделал. Он заправлял благотворительными фондами, занимался какой-то работой по линии ЮНЕСКО, недолго проработал советником в Вашингтоне, не делал ничего такого, что отнимало бы все его время, чему он мог бы отдать все свои силы. Ничего основательного.

— Судя по описанию, это пороховая бочка, — сказал Грофилд.

Элли кивнула.

— Да. Которая вот-вот взорвется.

— Теперь перейдем к тебе.

— Погоди. В дело замешаны и другие люди. Сын губернатора Харрисона, Боб. Ему двадцать девять лет, и вот уже восьмой год он служит пресс-секретарем при генерале Позосе.

Это имя она произнесла так, будто ожидала, что Грофилду оно знакомо, но это, разумеется, было не так.

— Генерал Позос? Не имел удовольствия.

— О-о, ты наверняка о нем слышал. Он диктатор Герреро.

— Я потрясен. В который уже раз.

— В самом деле? Это страна в Центральной Америке. Ты что, никогда о ней не слышал?

— Если и слышал, то не помню. Но ничего, я верю тебе на слово. Генерал Позос — диктатор Герреро. Его что, так и называют? Диктатор?

— О нет. Официально он «эль-президенте». Его выбрали еще в тысяча девятьсот тридцать седьмом году. А теперь, как только они подготовят Конституцию, состоятся новые выборы, и на смену временному правительству придет постоянное, демократическое.

— Он у власти с тридцать седьмого года?

— Да. — Грофилд кивнул.

— Они не любят торопить события.

— Излишняя поспешность чревата потерями.

— Вот именно. Ладно, вернемся к делу. Пока что у нас фигурирует только бывший губернатор Пенсильвании Харрисон, полный энергии, но безработный человек. А при чем тут его сын?

— Пресс-секретарь. Это означает связи с общественностью. Он пытается сделать так, чтобы генерал получше выглядел в газетах, особенно в США.

— Минуточку. Его сын — сотрудник по связям с общественностью в Латинской Америке. Стало быть, теперь уже у нас два действующих лица, отец и сын.

— Три. Еще генерал Позос.

— О-о? Он тоже в этой труппе?

— На нем она и держится.

— Будем и дальше знакомиться с действующими лицами, или теперь пойдет сюжет?

— Еще одно действующее лицо, заслуживающее внимания. У генерала Позоса тоже есть сын, Хуан. Двадцати одного года от роду, он на выпускном курсе в университете Пенсильвании.

— Ага. Два сына поменялись странами.

— Да. Хуан уже восемь лет в Соединенных Штатах, с тех пор как пошел в среднюю школу. Лето он проводит в Герреро. Рождество, День благодарения и Пасху — с губернатором Харрисоном. Губернатор встречался с генералом Позосом лет двенадцать назад, в Вашингтоне, а когда пришло время отправить Хуана на север учиться в колледж, губернатор предложил взять мальчика в свой дом. Тогда Бобу было двадцать один, он как раз уезжал из дома, и Хуан, я полагаю, в каком-то смысле заменил им сына.

— Пока я что-то не улавливаю, при чем тут Хоннер с его ребятами, а до Акапулько — так и вообще далеко.

— Хорошо, хорошо, я как раз подхожу к этому. Я должна еще много чего рассказать тебе о губернаторе Харрисоне, но, поверь мне, все это необходимо, если ты хочешь понять, что здесь творится.

Грофилд вздохнул и пожал плечами.

— Валяй продолжай, — сказал он, хотя все это интересовало его куда меньше, чем можно было бы предположить. И количество действующих лиц, и общие подробности, и полнота фона — все говорило за то, что Элли не врет. Он поверил ей или готов был поверить с самого начала: ложь всегда звучит более складно и продуманно.

— Несколько лет назад, — продолжала она, — губернатор купил дом в Санто-Стефано, столице Герреро. Летом он обычно обретается там, но иногда наезжает на несколько дней и в любое другое время года. Он заинтересовался Герреро, экономикой страны, ее ресурсами, потенциалом, народом, историей, короче говоря, всем.

— А-а. Собственная маленькая страна. Как раз то, что хотел бы иметь такой человек, о котором ты говоришь.

— Страна не просто нравится ему, — ответила Элли. — Она прямо-таки заворожила его.

Грофилд взглянул на девушку. Она была серьезна, напряжена, взгляд устремлен вперед, скулы отбрасывали маленькие тени, когда на них падал тусклый свет приборной доски. Грофилд тихо сказал:

— Я полагаю, мы подходим к сути.

— Да. Губернатору Харрисону нужно Герреро. Он хочет управлять им сам, сделать страну высокоразвитой и процветающей. Сейчас, когда всем заправляет генерал Позос, губернатор почти ничего не может сделать, но последние восемь лет он занимал самое значительное место в жизни генеральского сына, Хуана. Когда генерал умрет, и власть перейдет к Хуану, а за это можно поручиться, вот тогда Герреро станет личной собственностью губернатора Харрисона. Ключевой фигурой будет Хуан, общественным мнением и бумажными делами займется Боб, сын Харрисона, а сам губернатор может заняться непосредственно народом и вытворять с ним все, что душе угодно.

— Король Люк Первый? — Она покачала головой.

— Нет. Ему не нужны слава и привилегии. Ему даже не нужна власть, во всяком случае, для личных целей. Губернатор хочет только служить народу. Я слышала его речи на эту тему, Алан. Он не краснобай. Он хочет поднять уровень жизни в Герреро, хочет, чтобы там были хорошие школы, хорошие дома, все хорошее. И он не впадает в самообман. И, если сможет добиться своего, народ Герреро и впрямь заживет по-человечески. Через десять лет он мог бы сделать эту страну самой передовой в Центральной, а может, и во всей Латинской Америке.

А сейчас там чуть ли не самый низкий уровень жизни во всем Западном полушарии.

— Выходит, он хороший человек?

— Нет. Он хочет вершить дела, но он не добрый дядюшка. Он… ты должен понять, что эта мысль владеет им уже далеко не первый год. А при том образе жизни, который ведет генерал Позос… Только Чарлз Лафтон мог бы сделать его кинобиографию. Да еще возраст. Генералу под шестьдесят. Похоже, ждать осталось недолго. Но ведь какая штука: годы идут, Позос знай себе живет, и губернатору Харрисону приходится ждать.

— По-моему, мы уже приближаемся к развязке.

— Да, именно так. В этом году Хуан оканчивает колледж. Губернатор хотел, чтобы он продолжил учебу в аспирантуре, но Хуан сказал: нет. Он собирается вернуться в Герреро и поселиться там. Очень скоро губернатор утратит свое влияние на юношу. Хуан будет предоставлен самому себе и, возможно, вырастет в настоящего государственного мужа.

— Губернатор не может ждать.

— Да. И он отдает себе отчет в том, что задуманное им безнравственно, но считает, что обстоятельства оправдывают его. Убрать генерала — меньшее зло, чем оставить его в покое. Это первый довод. Сиюминутная безнравственность — ничто в сравнении с тем благом, которое она приносит народу Герреро в конечном счете. Это второй довод. А третий состоит в том, что в цивилизованном мире генерала уже давно казнили бы за его злодеяния, так что можно считать это просто запоздалым торжеством справедливости.

Грофилд ухмыльнулся.

— Непременно попрошу губернатора научить меня казуистике.

— Он в этом очень силен, в основном потому, что вооружен искренней верой. — Она заколебалась, будто на краю обрыва, и добавила вполголоса:

— И он умеет убедить других, подчинить их себе. Он сильная личность.

— Иными словами, он не сам делает все это, а убедил кого-то другого вкалывать за него.

— Вот именно.

Грофилд ждал, но она больше ничего не сказала. В конце концов он спросил:

— Кого же?

— Одного эскулапа, — ответила она. — Своего домашнего врача. Когда губернатор будет заправлять Герреро, этот врач возглавит Министерство здравоохранения, создаст больницы и клиники, даже учредит медицинское училище. Они обсуждают это уже много лет. Врач не меньше губернатора увлечен этой идеей, у него уже даже есть чертежи больниц, списки персонала американских лечебниц и университетов, людей, которых он хотел бы нанять.

— Эдакое примерно-показательное предприятие.

— Вот-вот! В том-то и беда с ними: на народ им обоим наплевать! Население — да, но не народ, не личности, мужчины и женщины. Для них это всего лишь население, земли, ресурсы, гавани, реки, здания.

Грофилд немного поторопил ее, сказав:

— Так или иначе врач намерен сделать все сам.

— Да. Генерал Позос нездоров. Он и не может быть здоров при той жизни, которую ведет. Этот врач время от времени пользовал его, а теперь согласился отправиться в Герреро и стать лечащим врачом Позоса. Генерал, разумеется, в восторге.

— И каков же план? Несчастный случай?

— О нет. Просто угасание. Генерал Позос лишится здоровья, его одолеют всевозможные недуги с осложнениями. Он не протянет и трех месяцев. Личный врач, который ежедневно видится с пациентом, может убить его тысячей разных способов.

— О-о, — протянул Грофилд и включил обогреватель. — Это что-то новое

— Последняя разработка. Генерал сейчас на яхте совершает двухнедельную прогулку вдоль тихоокеанского побережья. В пятницу он высадится на берег…

— В Акапулько.

— Да. Да, ты знаешь, что Мексика тоже разделена на штаты, и Акапулько находится в штате Герреро.

— Название, как у его страны.

— Верно. Поэтому генерал частенько там останавливается на день-другой, чтобы поглазеть на женщин в купальниках и выбрать одну-двух. Он превращает это в показуху. Смотрите, мол, как дружат народы двух Герреро, страны и штата, как они идут рука об руку, и так будет вечно. Обычно он произносит речь и дает званый завтрак. Жителям Акапулько это нравится, поскольку это курортный городок, а живописные церемонии, связанные со знаменитостями, в любом курортном городке всегда приветствуются.

Грофилд спросил:

— И ты, узнав об этом плане, решила поехать в Акапулько в пятницу и предупредить генерала, чтобы он держал ухо востро?

— Как-как?

— Востро. Это разговорное выражение, не волнуйся. Оно означает «быть бдительным».

— Ах, вон как. Да-да, именно это я и хотела сделать.

— И вот губернатор Харрисон, прознав о твоих намерениях, нанял Хоннера, чтобы тот остановил тебя. У Хоннера открытая чековая книжка с подписью работодателя, и он может нанять столько бандитов, сколько ему понадобится.

— Да. Хоннер — частный сыщик из Филадельфии. Во всяком случае, так он себя называет. Он и прежде делал для губернатора грязную работу.

Грофилд посмотрел на дорогу, двухрядное асфальтовое шоссе, идеально прямое. По обеим его сторонам простиралась холмистая засушливая равнина, по сути дела, безжизненная. Очень-очень редко тут и там мерцали огоньки, то слева, то справа появлялись язычки пламени свечей в окнах одиноких глинобитных хижин. Иногда мимо проносились чадящий грузовик или торопливая легковушка — это случалось примерно раз в десять минут. Все они направлялись на юг. Местность вокруг была скудная, невзрачная, безводная и безлюдная — ни городков, ни придорожных ресторанчиков или закусочных, никаких заправочных станций, перекрестков, харчевен. Если тут их догонит Хоннер со своими людьми, хуже места не придумаешь.

Глядя в зеркало заднего вида, Грофилд гадал, под тем ли углом оно стоит: он не видел ничего, кроме стены мрака. Схватившись за руль левой рукой, он быстро передвинулся, изогнулся и посмотрел в заднее стекло. Зеркало не лгало: видимость была не больше, чем на фут. Дорога, окрашенная светом стоп-сигналов, казалась мрачно-багровой. А за этим пятном до самого края света простиралось черное, пустое и слепое ничто.

Грофилд снова посмотрел вперед. Элли тоже оглянулась и спросила:

— В чем дело?

— Ни в чем. Я размышляю, только и всего. — Он думал о ее рассказе. Грофилд верил ей – и тому, что она рассказала, и тому, как рассказала. По ходу рассказа она иногда колебалась, и это наводило на мысль, что Элли говорит не всю правду, но он был убежден, что хотя бы часть правды она ему открыла.

И тем не менее оставались вопросы. И Грофилд решил задать ей один.

— Ты берешь на себя столько хлопот, ты рискуешь головой. Думаешь, оно того стоит?

— Что-что?

— Зачем пытаться спасти жизнь генерала Позоса, рискуя собственной? Если он такой подонок, зачем тебе это?

— Потому что он человек. Потому что ни один человек не должен лишать другого жизни, это анархия, это…

— Хорошо, хорошо, хорошо! — Он понял, что сейчас начнется проповедь на тему «не судите, да не судимы будете», а Грофилд предпочел бы обойтись без этого. Он спросил:

— Ну, а тебе-то генерал кем приходится? В каких вы отношениях?

— Мы встречались, только и всего. «Привет, как здоровье, славная погода». На приемах и при сходных обстоятельствах.

— Тогда как ты с этим связана? Ты знаешь, о чем они болтают, ты слышала, как губернатор говорил о том, что он собирается сделать с Герреро. Какова твоя роль во всем этом? Ты дочь губернатора?

— Нет. Дочь врача.

Грофилд посмотрел на нее и понял, что она говорит серьезно: глаза ее были широко раскрыты. Он снова уставился на дорогу.

— Большой Эд Фицджералд?

— Доктор Эдгар Фицджералд. Его считают выдающимся врачом. Он мой отец.

— Он знает о Хоннере и о…

— Нет. Я знала, что творится неладное и папа встревожен. В конце концов он рассказал мне, что они собираются сделать. Что он собирается сделать. Я пыталась его отговорить, заставить подумать, осознать, что он замыслил, но он ослеплен иллюзией доброго дела и грядущего всеобщего блага…

— Цель оправдывает средства. — Она горько улыбнулась.

— Он сказал мне, что в Библии об этом говорится дважды. Первый раз — положительно, второй — отрицательно. Там утверждается, что цель не оправдывает средства, но говорится, что всякое дерево познается по плодам его. Стало быть, от хорошего дерева и плоды хорошие, а значит, цель оправдывает средства.

— Он похоронил свою совесть под тонною ничего не значащих слов.

— Щедро сдобренных идеалами. Я заявила ему, что предупрежу генерала Позоса, когда он прибудет в Акапулько. Понимаешь, я не знаю, как увидеть его раньше, он где-то в Тихом океане, с кучей шлюх. Поэтому я пригрозила, что поеду в Акапулько, а он попытался запереть меня в моей комнате, но я оттуда выбралась. Тогда отец, наверное, все рассказал губернатору, это вполне в его духе. Губернатор его успокаивал, говорил ему этим своим добрым, тихим, доверительным голосом, обняв за плечи:

«Да не переживай ты, Эд, найдем мы твою маленькую девочку, отвезем в безопасное место, и ничего с ней не случится». А потом сказал Хоннеру: «Найди эту маленькую сучку, неважно, во что это обойдется. Не подпускай ее к Позосу». А когда Хоннер пожелал узнать, в каких пределах он может действовать свободно, губернатор улыбнулся ему и сказал: «На ваше усмотрение». Такие у него взгляды: зло, творимое во благо, оправданно. Вы нанимаете человека, сообщаете ему вашу благую цель, а когда он спрашивает, как добиться этой благой цели, вы говорите ему: «На ваше усмотрение». Сейчас это следует понимать так: если получится, оставьте ее в живых, но главное — не дать ей поговорить с генералом Позосом.

— А если они решат, что тебе надо убрать? Что тогда сделает твой отец?

— Ничего. Он об этом и знать не будет. Они найдут, как это обставить. Я просто исчезну, никто ведь не знает, где я. «О-о, она просто обиделась и убежала. Скоро объявится». А когда генерал будет мертв, это и вовсе перестанет иметь значение.

— М-да. — Грофилд призадумался. — У меня еще один вопрос.

— Ради Бога.

— Почему ты легла со мной в постель? Я подумал, это своего рода подкуп, хотя бы отчасти, чтобы удержать меня при себе, но сейчас такое объяснение уже не годится. Ты бы не пошла на это, чтобы спасти генерала Позоса, не тот он Священный Грааль, чтобы ради него приносить себя в жертву.

Элли улыбнулась.

— Тебе бы следовало быть более высокого мнения о себе.

— Я знаю себе цену. Поэтому подумал, что это обоюдовыгодная взятка и что ты это понимала.

— Ха! Не слишком-то ласкай себя, язык натрешь. Хочешь сигаретку?

— Да. И ответа тоже.

— Отвечу, не волнуйся. — Элли закурила две сигареты, и когда обе взяла в рот, они стали похожи на клыки моржа. Протянув одну Грофилду, она выпустила облачко дыма и сказала:

— Я полагаю, отчасти наша близость объясняется реакцией. Мы были в безопасности, или, во всяком случае, думали так, я была преисполнена благодарности, а угар прошел. Для психолога не тайна, что люди, избежавшие смертельной опасности, тотчас начинают думать о сексе. Закон сохранения вида или что-то в этом роде.

— Люди думают о сексе постоянно. Я хочу знать, почему ты превратила мысли в поступки.

— Ну, частично поэтому. А так же, как я говорила, из чувства признательности. А может, даже и в целях подкупа. Самую малость. Но в основном… — Она одарила его кривой улыбкой и теплым взглядом. — Из-за любопытства.

— И ты его удовлетворила?

— М-м-м-м-м-м.

Грофилд ухмыльнулся.

— Думаешь, не все еще познано?

— Не знаю. Задашь мне этот вопрос, когда доберемся до места. Куда мы едем?

— В Сан-Луис-Потоси. Рубин во лбу старой Мексики.

Она небрежно махнула рукой, в которой держала сигарету, и сказала по-испански:

— Браво!

Глава 9

— Насколько я понимаю, — сказал Грофилд, почесывая затылок и изучая карту, — мы можем оставить Мехико-Сити в стороне и проехать через городок под названием Толука, что на шоссе 55, а оттуда — в Тахко, правда, от Тахко до Акапулько ведет только одна дорога, и от Хоннера на ней никуда не деться, как от разделительной белой полосы.

Они сидели на террасе своего гостиничного номера. Сан-Луис-Потоси, старый тесный живописный городок с узкими улочками и зданиями в стиле Старого Света, лежал перед ними, будто испанский район Парижа в каком-нибудь мюзикле, снятом студией «Метро Голдвин Мейер». Они приехали сюда в среду вечером, а сейчас было утро четверга, девять часов. Пора уезжать. Яркий солнечный свет падал на разложенную перед ними на столе карту и сдвинутые в сторону тарелки, оставшиеся после завтрака. В чашках из-под кофе набралась уже целая куча сигаретных окурков.

Элли сказала:

— Должен быть какой-то другой путь, Алан. А мы не можем отсюда направиться прямо к океану, а потом вдоль побережья? Ну почему нет? Смотри, мы едем отсюда в Агвакальентес, оттуда в Гвадалахару, дальше — в Колиму, а оттуда — в Текоман на побережье.

— Да уж конечно, — ответил он. — А дальше, как видишь, недостроенная дорога до самой Акилы, а потом и вовсе бездорожье.

— А что это за пунктирная линия от Акилы до… что это за местечко? Плайя-Азуль?

Он посмотрел на надписи и сказал:

— Эта дорога еще только в проекте, она пока не построена.

— А не могли бы мы там проскочить? Возможно, удастся взять напрокат «джип». Может, там песок…

— А может, и джунгли. Кроме того, эта пунктирная линия пересекает две реки, милая, и я ручаюсь, что ей это сделать гораздо легче, чем нам.

— Тьфу! — Она загасила окурок в кофейной чашке и тут же закурила новую сигарету. — Должен же быть какой-то выход!

— Поезд и самолет исключаются, — сказала Грофилд. — Они наверняка следят за вокзалами, мы туда и не сунемся. Придется попробовать пробраться на машине, больше ничего не остается. До Тахко мы скорее всего доберемся без особых сложностей, а вот потом они могут возникнуть.

— Могут возникнуть?

— Наверняка. Но попытаться надо. — Она снова склонилась над картой.

— А если отправиться в объезд, приблизиться к побережью с юга и ехать на север? Там что, тоже нет дороги?

— Нет. Смотри.

Она посмотрела и ничего не увидела. Посмотрела еще раз и опять не увидела ничего. Наконец она подняла голову и сказала:

— Ну что ж, сдаюсь. Нам надо в Акапулько, и ехать придется единственным путем, а уж как это у нас получится, даже не представляю.

— Знаешь, что мы сделаем? — сказал он. — Мы доедем до Тахко, а потом произведем разведку местности. Мы не можем строить планы, пока не узнаем, где противник. А они должны быть южнее Тахко, потому что с юга туда ведут несколько дорог, которые сходятся недалеко от… что это? Игуала? Им нет смысла следить за тремя дорогами, когда они могут остановиться несколькими милями южнее и следить только за одной.

— Ну что ж. Хотя я уже ни на что не надеюсь.

— Зато я надеюсь, — ответил Грофилд. — Кроме всего прочего, если дело выгорит, это поможет мне разрешить мои маленькие затруднения.

— Какие еще затруднения?

— Я же в этой стране нелегально. У меня нет ни документов, ничего. А значит, мне будет трудновато незаметно выбраться из Мексики. Если ты думаешь прорваться к генералу Позосу и убедить его, что мы не врем, генерал, по идее, должен будет испытать признательность к тебе и чувствовать себя твоим должником. И отплатит, указав какой-нибудь дипкурьерский маршрут, по которому я смогу пробраться обратно в Штаты. Верно?

Элли улыбнулась.

— Хорошо, — сказала она. — Личный интерес всегда помогал людям делать все, на что они способны.

— Правда? Опять начинаешь умничать? — Она посмотрела на него и прищурилась.

— Ты правда женат?

— Да.

— А тебе не следует позвонить жене, послать ей телеграмму, как-то дать знать о себе?

— Нет. Я сказал ей, что уезжаю, а она в курсе моих дел и потому знает, что не получит от меня никаких вестей до моего возвращения.

— Но я-то не в курсе твоих дел.

— Ты не моя жена.

Она откинулась на спинку стула, разглядывая его, и сказала:

— Хотелось бы мне когда-нибудь накачать тебя эликсиром правды и заставить рассказать подлинную историю своей жизни. Уверена, в ней немало любопытного.

— Это появилось только после нашей встречи. Ты допила кофе?

Она заглянула в чашку, набитую мокрыми окурками.

— Фу-у! Ты что, шутишь?

— Тогда поехали. — Он сложил карту. Она спросила:

— Сверим часы?

— После того, как наденем маски.

— Да-с, сэр. Господин Болтун. — Грофилд засмеялся и сказал:

— С тобой так весело, Элли, дорогая. Жаль, что тебя вот-вот прикончат.

Глава 10

Грофилд шел по торговой улочке для туристов. Лавочки справа и слева торговали изделиями из серебра. Тахко был не только национальным памятником Мексики, но и вотчиной ее среброкузнецов. На углу Грофилд вдруг увидел такси, старенький, мятый «шевроле», за баранкой которого сидел плотно сбитый мужчина, похожий на медведя. Грофилд просунул голову в окошко и сказал:

— Хочу съездить за город.

Водитель повернул голову и посмотрел на Грофилда с видом человека, единственное земное достояние которого — терпение и время.

— Куда?

— Через Игуалу и немного дальше по дороге на Акапулько. Всего несколько миль. А потом снова вернемся сюда.

Водитель подумал-подумал и сказал:

— Десять песо. Восемьдесят центов.

— Идет, — согласился Грофилд, открыл заднюю дверцу и влез в салон.

Медленно, то и дело переключая передачи, водитель повел свой «шевроле» к южной окраине города.

Грофилд откинулся на спинку сиденья и нацепил темные очки. Оставшаяся в городе Элли ждала в туристском ресторане, ее светлые волосы были покрыты белым шелковым платком. «Датсун» стоял в боковой улочке вне поля зрения. Впрочем, вряд ли стоило переживать из-за машины. Мексика не производит автомобилей, только ввозит их. Небольшую часть импорта составляют дорогие американские лимузины, а маленькие дешевые «датсуны» тут очень популярны и не так бросаются в глаза, как «плимуты» или «форды». К тому же, поскольку на тропическом солнце краска выгорает, тут преобладают машины светлых тонов, поэтому кремовый «датсун» был совсем неприметным.

— Езжайте помедленнее, — попросил Грофилд, когда они выехали из города. — Я ищу своих друзей.

— Пожалуйста. Вы знаете, я когда-то водил такси в Штатах. В Нью-Йорке.

Грофилд не ответил. Он не мог позволить себе отвлекаться на пустые разговоры.

Ссутулившаяся спина водителя и его тяжелое молчание свидетельствовали о том, что он обиделся.

Дорога огибала Игуалу с востока, а примерно милей дальше примыкала к шоссе Мехик капулько. Севернее Игуалы шоссе было платным, а к югу — до самого Акапулько — бесплатным. От Тахко дорога шла под гору, но сейчас вывела на равнину. Они ехали по высокогорному плато, а впереди Грофилд видел громады гор, за которыми раскинулся океан.

— Помедленнее, ладно? — попросил Грофилд. — Мои друзья должны быть где-то здесь.

В Мексике почти все дороги, включая основные магистрали, были двухрядными, и эта не составляла исключения. Она была прямая и ровная, но узкая. По обеим сторонам дороги лежали холмистые возделанные поля, располагались несколько зданий, баров и ресторанов. Машина миновала перекресток, где стояла государственная заправочная станция «Пемекс».

Грофилд едва не прозевал этот темно-зеленый «понтиак». Похоже, он снова был на ходу, коли стоял в тенечке возле полуразрушенной глинобитной хижины без крыши справа от дороги. Краем глаза Грофилд успел заметить его и забился в угол сиденья. Когда такси проехало мимо, он уставился в заднее стекло и смотрел назад до тех пор, пока не убедился, что его не увидели. Впрочем, они искали не его, а либо ее, либо их двоих. Грофилд подался вперед и сказал водителю:

— Ладно, все в порядке, можно возвращаться.

— Я думал, вы ищете друзей.

— Они еще не приехали.

Водитель пожал плечами и развернулся. Проезжая мимо во второй раз. Грофилд увидел, что Хоннер и еще трое парней сидят под низкорослым деревом рядом с машиной. Они могли не суетиться, а просто подождать, зная, что машина у них быстроходнее, чем у Грофилда с Элли. Хоннеру и его дружкам достаточно было сидеть в тенечке и следить за редкими проезжающими машинами. Когда появится их добыча, они могут не спеша встать, отряхнуть брюки, залезть в «понтиак», догнать «датсун», оттеснить его с дороги, и игра будет сделана.

Вот только не все будет так просто, заверил себя Грофилд.

На обратном пути в Тахко дорога шла в гору. Грофилд предпринял запоздалую попытку поболтать с водителем о том, как он работал таксистом в Нью-Йорке. Но время было упущено. Водитель обиделся и наотрез отказывался поддерживать беседу. И он, и Грофилд испытали облегчение, когда вернулись в город и расстались.

Грофилд застал Элли за чашкой остывшего кофе. Она по-прежнему курила сигарету за сигаретой. Он сел и сказал:

— Я нашел их. Они не думают, что мы появимся так скоро, но, на всякий случай, прикатили загодя.

— И что теперь?

— Вернемся в тот мотель, который мы видели, снимем номер и подождем.

— Как долго?

— Думаю, до трех часов ночи. Вполне достаточно. — Элли задрожала.

— Прекрасная мысль.

— Давай надеяться, что она не придет в голову Хоннеру.

Глава 11

— Вернусь, как только смогу, — сказал Грофилд.

— Хорошо.

Он захлопнул дверцу, свет в салоне погас и воцарился мрак. Грофилд выпрямился, чтобы сориентироваться, и оперся о крышу машины. Он ждал, пока глаза привыкнут к темноте, но они все никак не привыкали. Серп луны нынче ночью был даже тоньше, чем накануне, а искусственное освещение, похоже, отключили во всем мире.

Была половина четвертого утра, и «датсун» стоял на земле рядом с дорогой чуть севернее хижины, возле которой Грофилд днем видел «понтиак». Выехав из Тахко, они не встретили ни одной машины. Казалось, они стоят на каменной глыбе в поясе астероидов.

Вскоре Грофилд начал мало-мальски отличать ровную, прямую дорогу от менее ровной и не такой черной земли. Отойдя от машины, он ступил на асфальт и медленно пошел вперед, стараясь не сбиваться на обочину, чтобы под ногами не хрустела земля.

В одном заднем кармане лежала «беретта», в другом — флакон бензина. В левом брючном кармане — складной нож, в правом — полоска ткани, оторванная от тенниски, и спички. В левой руке Грофилд держал еще один кистень, сделанный из куска мыла и носка. Он считал, что подготовился к любым неожиданностям.

Впереди тускло мерцал какой-то огонек. Грофилд шел ему навстречу, очень осторожно, надеясь, что никакой ночной водитель не промчится мимо именно сейчас, ослепив его светом фар. Но в ночи не слышалось ни звука, не было ни одного признака жизни. Грофилд крался сквозь мрак к этому мерцающему огоньку.

Свет падал из хижины без крыши. Грофилд тихо и осторожно подобрался поближе; в голове у него звучала музыка из кинофильма, а сам он был индейцем из племени апачей, подкрадывавшимся к каравану фургонов. Он шел размеренно и бесшумно, как умеют делать только краснокожие, для которых лес — дом родной.

В хижине стоял стол, а на нем свечка. Громилы сидели на стульях, трое — Хоннер и два его приятеля — дулись в карты, четвертого громилы нигде не было.

Грофилд обошел хижину, подобрался к «понтиаку», и тут услышал голоса. Он остановился, вздрогнул и прислушался.

В «понтиаке» сидели два парня и разговаривали, как разговаривают люди, которым осточертело ждать, а запас забавных анекдотов уже иссяк. Значит, всего их пятеро, на одного больше, чем было днем.

Нет, шестеро. Шестой появился на дороге, светя себе фонариком. Он неожиданно вынырнул из тьмы. Грофилд скорчился за «понтиаком» и принялся ждать, обратившись в слух.

Парень с фонариком сказал:

— Ну вот, время вышло. Вылезай оттуда, хоть ненадолго.

— По-моему, они вообще не будут тут проезжать.

— Ну и что? Твоя очередь топтаться на дороге.

— Марти, пойдем со мной, составь компанию.

Тут раздался третий голос — другого парня, сидевшего в машине.

— Еще чего. Там холодно.

После недолгого препирательства произошла смена караула, и новый часовой с фонариком пошел по дороге. Снова стало темно, и двое в машине, закурив сигареты, продолжали прерванный разговор.

Машин было две. В тусклом свете фонарика Грофилд успел увидеть вторую, стоявшую чуть правее, «Мерседес-бенц 230SL», скоростная спортивная модель.

Днем машина, должно быть, стояла где-то дальше по дороге. Если бы тогда Грофилд вывел из строя «понтиак», этот «мерседес» нагнал бы его через две-три мили. Но сейчас громилы сошлись вместе, чтобы скоротать темную мексиканскую ночь.

Грофилд вытащил нож, раскрыл его и пополз к «мерседесу». Пока двое в «понтиаке» болтали, заглушая шумы и кряхтение Грофилда, он проколол все четыре колеса. Теперь машина раньше утра с места не тронется.

Проколоть шины «понтиака», пока в нем сидели двое парней, Грофилд не мог: они бы почувствовали, как осядет машина. Придется принять более жесткие меры. Грофилд отполз за дерево и стал готовиться.

Флакон с бензином, тряпица и спички, все это в совокупности представляло собой усладу революционера — самодельную ручную гранату, оружие, которое когда-то называли «молотовским коктейлем». Грофилд высунулся из-за дерева, поджег тряпицу и швырнул флакон.

Мир наполнился красным и желтым светом. Послышались два взрыва, один за другим — сначала рванул «молотовский коктейль», потом бензобак «понтиака». Яростно пылающие огненные шары полетели во все стороны. Грохот еще не стих, а Грофилд уже сорвался с места и побежал.

У него было примерно полминуты, потом они опомнятся и кинутся в погоню. За это время он вполне успеет укрыться в темноте, а потом им будет чертовски трудно отыскать его.

Грофилд чуть не пробежал мимо собственной машины, потому что мчался по асфальту вслепую, но Элли опустила стекло и, услышав шаги, хриплым шепотом позвала:

— Сюда! Сюда!

Он шел, вытянув руки в стороны, ничего не видя. Наткнувшись на машину, Грофилд открыл дверцу. Загорелся свет в салоне, внезапно сделав осязаемым этот кусочек пространства, и Грофилд увидел ее лицо, бледное и испуганное.

— Что ты сделал?

— Получил фору. Пусти-ка меня за баранку. — Она передвинулась, и он влез в машину, запустил мотор, захлопнул дверцу, но фары включать не стал. Впереди колыхалось красно-желтое зарево. Он поехал в ту сторону, более-менее держась дороги.

«Понтиак» горел, будто полено, которое сжигают на святки. В мутном свете фигуры суетившихся вокруг него людей были похожи на размахивающих руками героев мультфильмов. Они заметили пронесшийся мимо «датсун» и бросились в погоню. «Мерседес», переваливаясь, тащился к дороге, будто барсучья гончая с перебитыми ногами.

— Пригнись! — крикнул Грофилд. — Пригнись! — Они пронеслись мимо, втянув головы в плечи. Грофилд давил на газ. Выстрелов они не слышали, но в окнах появились дырки, что-то глухо ударило по дверце.

Но вот все позади. Грофилд включил фары и увидел, что дорога сворачивает налево и идет в гору.

— Боже мой! — воскликнула Элли, глядя на маячившую сзади красную точку. Вскоре и она исчезла из виду.

— Акапулько, — сказал Грофилд.

Часть III

Глава 1 Акапулько. Пятница, 7.45 утра

Губернатор Люк Харрисон вышел из коттеджа на солнышко, поглазел немного на синее-синее море, потом уселся за столик, накрытый для него у бассейна. Вода в бассейне тоже была синей, но с зеленоватым оттенком. Два официанта принялись подавать завтрак.

Губернатор был высок, крепко сбит, а физкультура и сила воли вот уже много лет помогали ему поддерживать хорошую форму. Портной в нем души не чаял: хоть один клиент не вынуждал его изощряться, придумывать одежду, которая приукрашивала бы фигуру. Основными достопримечательностями его лица были модный квадратный подбородок и удивительно честные голубые глаза. Нос, возможно, был чуть коротковат, а губы слишком тонкими, но в общем и целом выглядел он именно так, как и должен был выглядеть политикан, тяготеющий к государственной деятельности, бывший губернатор и человек, по-прежнему сохранявший влияние в высших партийных эшелонах, но отнюдь не незаменимый.

Завтракая и поглядывая на море, губернатор старался не думать о прошлых разочарованиях, о теперешних опасностях, о неуверенности в будущем. Тревожное пробуждение, тревога во время еды, тревога из-за собственной беспомощности — все это вредно отражалось как на телесном, так и на душевном здоровье.

Отель «Сан-Маркос» был самым подходящим местом, чтобы развеять тоску, а завтрак таял во рту. «Сан-Маркос» считался отелем, но на самом деле был чем-то большим, чем просто гостиница. Главный корпус, стоявший на склоне, был двухэтажный, аляповатый, со множеством столовых, игровых залов, контор и так далее. Постояльцы жили в зданиях поменьше, разбросанных по склону крутого холма позади главного корпуса и соединенных между собой пестрыми дорожками из сланца. Это были квадратные двухэтажные домики на четыре номера каждый, длинные приземистые бунгало на два номера и коттеджи на одну семью — в одном из них сейчас остановился губернатор, а по соседству, в таком же, все еще спал доктор Фицджералд.

Все эти здания удачно вписывались в рельеф каменистого склона, они были оштукатурены и окрашены в розовый цвет. Перед каждым располагался небольшой бассейн, выложенный розовым кафелем.

Рядом с главным корпусом стояли переоборудованные «джипы», называемые «пляжными багги». Розовые, под розовато-голубыми жестяными крышами. Любой гость «Сан-Маркоса» имел право бесплатно пользоваться одним из этих багги, и они то и дело сновали туда-сюда по Акапулько.

Сам город Акапулько был построен на полого изогнутой полоске песка в горной теснине. Горы окружали его с трех сторон, будто темно-зеленый театральный занавес, над ними нависло светло-голубое тропическое небо, а с четвертой стороны, с юга, простиралась бескрайняя синяя ширь Тихого океана. Отсюда, с холма на восточной окраине, открывались самые лучшие виды, и губернатор с удовольствием глазел на море, поглощая завтрак.

Два официанта, один — мексиканец из Чильпансинго, второй — эмигрант из Герреро, сбежавший восемь лет назад от тайной полиции генерала Позоса, подавали еду ловко и молча. Губернатор даже не замечал присутствия официантов.

За кофе и сигарой — первой за день, — которыми завершился завтрак, он впервые обратился мыслями к обуревавшим его тревогам. Во-первых, Эдгар, во-вторых, его дура-дочь, в-третьих, Хуан, в-четвертых, молодой Боб и, в-пятых, его виды на будущее. Все было так неопределенно, зыбко, сложно, излишне запутанно и беспорядочно.

Почему бы старому ублюдку просто не умереть своей смертью, да и дело с концом? Это было бы проще всего, это принесло бы всем им освобождение. И не надо думать, как поддержать в Эдгаре боевой настрой, не надо бояться, что Эллен Мэри все испортит, что Хуан отвернется от губернатора, а Боб, который совсем рядом, догадается о том, что происходит на самом деле.

Но ничто не бывает легко и просто. Попыхивая сигарой, вглядываясь в морской простор, но давно ничего не видя перед собой, губернатор все мусолил мысль о том, что в жизни ничего не бывает легко и просто, что ни одно деяние не может быть во всех отношениях добрым или во всех отношениях дурным, что…

И все эта девица, надо ее найти, схватить, спрятать, пока дело не будет сделано и не станет достоянием истории. Тогда все другие тревоги отойдут на задний план, обретут свой действительный масштаб. Но девицу надо найти во что бы то ни стало.

В пять утра его разбудил истеричный звонок Хоннера. Девчонка и этот неведомо где подцепленный ею гастролер прорвались в Игуалу и теперь ехали на юг. Длина дороги составляла двести пятьдесят миль, но она была узкой, извилистой и проходила через самую дикую горную страну в мире: вряд ли они преодолеют ее быстрее, чем за семь часов, а значит, сюда прибудут не раньше десяти.

Едва ли они доберутся так далеко. Губернатор велел Хоннеру сделать то, что ему следовало сделать в первую очередь: позвонить своим людям здесь, в Акапулько, и попросить их отправиться на север, как только рассветет. Если Хоннер будет ехать с севера, а остальные — с юга, они схватят девчонку где-то на полпути, возможно, меньше, чем через час. А может, уже схватили, просто поблизости нет телефона, и неоткуда позвонить.

Эта мысль взбодрила его. Бросив взгляд направо, он увидел приближавшегося со стороны соседнего коттеджа Эдгара Фицджералда и улыбнулся. Нынче утром доктор выглядел изнуренным, костюм висел мешком на мощном теле, седые волосы были растрепаны. Тем не менее, опускаясь на соседний стул, доктор сказал:

— Не надо так на меня смотреть. Люк. Сегодня я в полном порядке.

— Хорошо. Ты превзошел все мои ожидания. Хочешь кофе?

— Нет. Есть новости?

— Ни словечка. Может, она и не в Мексике вовсе. Скорее всего она в Нью-Йорке, занимается самоедством. Она объявится после того, как все это закончится.

Врач покачал головой.

— Она никогда не простит меня, Люк, я знаю. Я уже смирился с этой мыслью. Она никогда не поймет и не простит меня. — Мимолетная улыбка получилась весьма кислой. — Ты ставишь меня перед горьким выбором, Люк, — заявил доктор. Глаза его покраснели, как после бессонной ночи.

— Мы исполняем свой долг, — ответил губернатор. Эта фраза набила оскомину, он повторял ее раз пять во время споров, когда убеждал Эдгара, а потом поддерживал в нем это убеждение. К этой фразе, по мнению обоих, и сводился весь их спор.

Врач кивнул.

— Да, я знаю. Но это трудно, чертовски трудно. Я буду рад, когда все кончится. Ты и не представляешь себе, как я обрадуюсь.

Оба похоронили жен. Губернатор — семь лет назад, доктор — четыре года спустя. И теперь они научились понимать друг друга почти без слов, как иногда бывает у вдовцов, связанных долгой дружбой. Поэтому губернатор знал, что творится в мыслях доктора, и был огорчен, даже искренне раскаивался в том, что друг страдает из-за него. Но все равно и пальцем не шевельнул бы, чтобы что-то изменить: он не даст себе послабления.

Губернатор сказал:

— Когда мы оба приступим к работе, когда все будет в прошлом, а мы займемся делом, раны затянутся.

Доктор промолчал. Он смотрел на море. Потом проговорил:

— Вон они.

Губернатор поднял глаза и увидел яхту генерала Позоса, белую и сверкающую, роскошную, красивую, чистенькую. Она медленно входила в гавань. Непереваренный завтрак превратился в желудке губернатора в твердый комок. Губернатор услышал странный сдавленный звук и повернулся. Сидевший рядом доктор Фицджералд вдруг заплакал.

Глава 2

Генерал Луис Позос развалился на своей кровати между двумя женщинами, которые чертовски ему надоели. К тому же он знал, что нынче утром никуда не годен как мужчина, и это еще больше бесило его, поскольку половое бессилие всегда повергало его в страх, а страх переходил в отвращение, которое, как ему казалось, вызывали в нем эти томные, теплые, мягкие, пахнущие мускусом тела двух женщин. Они вызывали в нем отвращение, а он лежал между ними навзничь, и их тела льнули к его бокам. Он облизал языком свои густые черные усы, приподнял голову и плюнул в лицо женщине, лежавшей справа.

Но это ее не разбудило. Белая ленточка слюны потянулась вниз по щеке, вдоль носа, по покрытой пушком коже между носом и верхней губой и, наконец, лениво упала на серую и мягкую простыню.

Он снова откинулся на подушку, уже усталый. Усталый, скучающий, раздраженный и злой. В каюте было слишком жарко, тела, прижимавшиеся к нему, были слишком горячими. У него ныла голова, болел живот. Саднил левый глаз. Он толком не отдохнул. Он испытывал половое бессилие.

Генерал поднял руки, соединил локти над грудью и резко, яростно развел их, ударив обеих отвратительных женщин по тяжелым налитым грудям, отчего они наконец проснулись.

Пробудившись, обе сели на постели в легком недоумении. Та, что была слева от генерала, затараторила по-испански, а та, что справа, залаяла по-голландски. Во внезапном приливе еще большего раздражения, изнеможения, ярости и невыносимого омерзения генерал Позос начал дубасить по кровати кулаками, коленями, пятками и локтями; он брыкался, дрался, лягался и пихался, пока не сбросил обеих женщин с кровати на палубу.

Это рассмешило его. Генерал тотчас снова откинулся на подушки, разинул рот и заржал каким-то странным гнусавым тревожным хохотом, похожим на сухой кашель. Можно было подумать, что это смеется канюк-падальщик. Генерал лежал навзничь, держась за живот, и ржал, а две женщины поднялись с палубы и стояли, огорченные и опечаленные, потирая ушибленные места. Они переглянулись, потом посмотрели на генерала, затем на палубу. Обе были унижены, и им хотелось одеться, но ни одна не смела сделать это, пока генерал не даст понять, что они ему больше не нужны.

Когда приступ смеха прошел, генерал вдруг почувствовал, что теперь он в добром расположении духа. Он принялся лениво чесать свои телеса, как истинный гедонист, потом попросил женщин подать ему халат. Голландка принесла его, и генерал поднялся с постели.

Он был невысокого роста, но широк в кости. При любом образе жизни генерал все равно был бы похож на бочонок, а поскольку жизнь свою он проводил в праздности, увеселениях и плотских утехах, его коротенькое туловище с годами покрылось многочисленными слоями жира, поэтому недавно один политический противник, а их у генерала были тысячи, обозвал его «волосатым пляжным мячом». Лицо отражало его дикий норов, а руки генерала были гораздо мягче и мясистее, чем руки любого его знакомого.

Когда он встал с постели и надел халат, две женщины поняли, что можно начинать поиски собственной одежды. Они одевались под добродушную ласковую болтовню генерала, вещавшего, что сегодня они сойдут на берег в Акапулько, одном красивом мексиканском городке, где живут богатые и счастливые люди и где он с ними распрощается. Да, это печально, но никуда не денешься: он больше не нуждается в их услугах. Кто-нибудь из обслуги яхты позаботится о них, обеспечит их деньгами и документами и с радостью ответит на любые их вопросы, если таковые возникнут. Ну, а ему, генералу, очень грустно расставаться с двумя такими обворожительными юными дамами, но это судьба, а раз так — прощайте.

То есть до новых встреч.

Обе достаточно долго общались с генералом и знали, что он болтает без умолку, а когда дает понять, что разговор окончен, лучше сразу же уйти. Они как можно короче попрощались и покинули каюту. Честно говоря, обе испытали облегчение, узнав, что их отношениям с генералом пришел конец, поскольку им была известна сплетня, основанная, как оказалось, на действительном событии, о том, что однажды генерал в припадке жуткого омерзения выбросил одну женщину за борт прямо посреди Тихого океана. Естественно, тотчас были налажены поиски, но несчастную молодую женщину так и не нашли. Поскольку официально ее не было на борту, а путешествовала она к тому же под вымышленным именем, происшествие это не получило никакой огласки, но слухи подобны сорнякам, появляющимся в самых лучших огородах, и генеральский огород не был исключением.

Когда женщины ушли, генерал позвонил своим камердинерам, двум худощавым, молчаливым, запуганным молодым военнослужащим армии Герреро, жалованье, подготовка и довольствие которых были обеспечены военной помощью Соединенных Штатов. Они быстро, но с величайшей осторожностью одели своего генерала и молча удалились. Генерал был в мундире, который проносит до обеда, а потом облачится в менее формальный гражданский костюм. Сегодня мундир был темно-синий, с золотой оторочкой, с отделанными золотой бахромой эполетами, золоченой портупеей, декоративной саблей в золоченых ножнах; он с огромным удовлетворением оглядел себя в зеркало. Красивый мундир — это было так приятно, поэтому в гардеробе генерала их насчитывалось более полусотни, и все разные. Этот, темно-синий, был одним из самых любимых.

Облачившись в мундир и оглядев себя в зеркало, генерал в приподнятом настроении вышел из своих царственных покоев и, перейдя через коридор, отправился в кают-компанию. Он любил созерцать море, особенно с борта корабля, но смотреть на него до завтрака генералу было противно.

Кроме молодого Харрисона, читавшего книгу за одним из столиков, в кают-компании никого не было. Вот ведь книгочей, вот ведь молчун. Генерал Позос не раз спрашивал себя, что же этот молодой человек из Пенсильвании думает о нем на самом деле, в глубине души. Внешне он никак не выказывал своего отношения, и это было непривычно, ведь генерал мгновенно определял по лицам и глазам других людей, как они относятся к нему. В гамме их чувств чаще всего преобладали страх, презрение или зависть. Но на лице и в глазах молодого Харрисона не отражалось ровным счетом ничего.

Генерал напыщенно прошествовал через залу, ножны сабли лязгнули о металлическую спинку стула. Он уселся за столик вместе с молодым человеком.

— Доброе утро, Боб, — сказал он на своем тяжеловесном кондовом английском, которым так гордился. — Славный денек, — добавил генерал, увидев снопы солнечного света, струившегося сквозь иллюминаторы.

Харрисон оторвался от книги, улыбнулся широкой неопределенной улыбкой, что вообще было ему свойственно, и вежливо закрыл книгу, даже не отметив место, где читал.

— Доброе утро, генерал, — отозвался он. — Да, денек и впрямь славный, пожалуй, лучший с начала плавания.

Он бегло говорил по-испански, но знал, что генерал предпочитает общаться с ним по-английски, поэтому решил оказать ему услугу.

По сути дела, их отношения сводились к бесконечной череде услуг, которые Боб оказывал генералу. Даже попустительствовал ему. Генерал смог припомнить только один случай, когда Харрисон не пошел на уступку, спокойно, невозмутимо, но твердо и наотрез отказав ему. Речь зашла о военной форме. Генералу хотелось, чтобы все его окружение щеголяло в мундирах, хотя, разумеется, и более простого покроя, чем у него. Никто ему в этом не перечил, как и ни в чем другом, до тех пор, пока семь лет назад он не принял в свой штат молодого Харрисона. Да и Харрисон был не прочь позволить снять с себя мерку, чтобы сшить мундир, но в конце концов мерку так и не сняли. Всякий раз, когда генерал заикался об этом, Харрисон приводил бесконечный ряд доводов, разумных и взвешенных, в пользу постоянного ношения обычного делового костюма. Боб никогда не уклонялся от этой темы и, бывало, настолько углублялся в рассуждения, говоря в присущей ему спокойной, неторопливой манере, что в конце концов генералу самому делалось невмоготу, и тогда Харрисон бросал эти разговоры, стоило Позосу только дать ему понять, что он хотел бы обсудить какой-нибудь другой предмет. Эти споры были так утомительны, так злили, и спасу от них не было. Короче, со временем вопрос о мундире Харрисона стал затрагиваться все реже, а потом и вовсе канул в забвение. Боб так и не разжился мундиром и не облачился в него, а на памяти генерала это был единственный случай, когда кто-либо с успехом противостоял его самодурству.

Сейчас на Харрисоне был серый льняной приталенный костюм, белая дакроновая сорочка и светло-серый галстук. Он был статным юношей, чуть выше шести футов, с квадратным, открытым, дружелюбным и честным, типично американским лицом, таким, как у полковника Джона Гленна, а то и еще типичнее. Короткие волосы, простая короткая стрижка. Иногда, читая, Боб надевал очки в роговой оправе, а ногти у него всегда были тщательно вычищены.

Разглядывая его, генерал думал; что сейчас, спустя семь лет, он знал Харрисона ничуть не лучше, чем в самом начале их знакомства, и размышлял над непреложной истиной, сводившейся к тому, что он доверял Харрисону и полагался на него гораздо больше, чем на любого другого члена своего окружения, больше, чем на любого другого человека вообще. А эти мысли причиняли неудобства и грозили толкнуть его на чреватые опасностью предложения. Он шумно прокашлялся, изгоняя всякий сор из головы, и сказал:

— Я полагаю, ты будешь рад встрече с отцом, не так ли?

Харрисон улыбнулся.

— Да уж наверное, сэр.

Не поймешь, то ли он и впрямь так думает, то ли говорит просто из вежливости: Харрисон во всем был вежлив, покладист, но совершенно бесстрастен. «Что он обо мне думает?» — мысленно спросил себя генерал и отвел глаза, когда к нему подошел первый официант с половинкой грейпфрута, с которого начинался каждый генеральский завтрак.

Во время еды их вялый разговор сводился к обсуждению морской прогулки, предстоящей встречи с Харрисоном-старшим и приема доктора Эдгара Фицджералда в постоянный штат генерала. Харрисон выпил еще кофе-то ли потому, что действительно хотел, то ли желая угодить генералу, разделив его общество за трапезой.

Завтрак генерала заканчивался кофе, горячим, крепким и черным. Официант, который его подавал, был новенький, молодой, перепуганный. Яхту слегка качнуло, на миг он потерял равновесие, и полная чашка кофе опрокинулась генералу на колени.

Генерал действовал без промедления. Охваченный ужасом и болью, он отскочил от стола, схватил правой рукой вилку и вонзил в живот окаменевшему от страха стюарду, который застыл на месте, побледнев и вытаращив глаза. Зубцы вилки были слишком коротки и тупы, чтобы нанести серьезное увечье, но следы на коже они все-таки оставили. Вилка упала на палубу, стюард отступил на шаг, и на его кителе появились четыре красных пятнышка, которые тотчас начали расплываться и расти.

«Что он обо мне думает?» — спросил себя генерал, бросив взгляд на Харрисона в надежде застать его врасплох, пока тот еще не пришел в себя после случившегося и этой вспышки ярости.

Харрисон уже вскочил, на лице — участливое и озабоченное выражение. Он протянул генералу свою салфетку.

Глава 3

Хуан Позос сидел у иллюминатора, положив на колени свежий номер журнала «Тайм», и смотрел на темную зелень гор далеко внизу. Кроны самых высоких деревьев были озарены утренним светом, но в долинах по-прежнему стояла глубокая ночь.

Пассажир, дремавший на сиденье рядом с Хуаном, пробормотал что-то нечленораздельное, заерзал и снова угомонился. Хуан печально улыбнулся, глядя на него и завидуя его безмятежности. Способность спать в самолетах он считал одной из примет зрелости, которой сам еще не достиг. На этот раз он летел ночью из Ньюарка до Нового Орлеана, а оттуда до Мехико-Сити и, наконец, до Акапулько. Глаза его уже жгло огнем от недосыпания, но они все равно никак не желали закрываться.

Ну, да теперь и смысла не было спать: менее чем через час они пойдут на посадку. А как все удивятся, увидев его! Хуан улыбнулся в радостном предвкушении, представив себе выражение, которое вскоре появится на лице дядюшки Люка. Удивление и восторг. «Как тебе это удалось, молодой бездельник?» — «Отпросился на пятницу». — «Надеюсь, ничего важного не пропустил?» Эти последние слова будут произнесены с деланной укоризной, которая не обманула бы и слепого. «О-о, всего лишь два-три зачета», — скажет Хуан, смеясь, и дядюшка Люк засмеется вместе с ним, обнимет его за плечи и заявит:

«Ну, приехал, и ладно».

Хуан улыбнулся, предвкушая все это. «О-о, всего лишь два-три зачета, — мысленно повторил он. — О-о, всего лишь два-три зачета». Эта сцена была для него такой же реальной, как горы внизу, как черная лента дороги, которую он мельком видел время от времени. Стекло какой-то машины пустило солнечный зайчик.

Единственную сложность для него представлял генерал. Если он будет пьян, или спутается с женщинами, или станет корчить из себя знаменитость в каком-нибудь «Хилтоне», это еще полбеды, и выходные могут пройти довольно приятно. Но порой, пусть и очень редко, генерал вдруг вспоминал о своем отцовстве и делался сентиментальным, лобызал Хуана в щеку, бил своих шлюх по морде, дабы похвастать произошедшими в нем нравственными переменами, и заявлял, что Хуан должен уехать из Штатов, вернуться в Герреро, домой, и стать настоящим сыном. Тогда генерал обычно кричал: «Я куплю тебе лошадей!» Как будто появление лошадей для игры в поло может вдруг превратить Герреро в дом.

Хуан знал, где его дом. Он только что оттуда уехал. Вот о чем он хотел потолковать с дядюшкой Люком.

Собственной персоной он появится в Герреро еще только один раз в жизни по случаю похорон генерала. Он не желал генералу зла — он был безразличен к судьбе отца, но знал, что при обычном порядке вещей в мире отец сходит в могилу раньше сына. Его присутствие потребуется на похоронах, а потом ему, возможно, предстоит соблюсти какую-то формальность, отказавшись унаследовать пост отца. Вероятно, будет лучше всего, если рядом с ним тогда окажется дядюшка Люк при условии, разумеется, что он доживет до тех времен. Уж он-то поможет Хуану выбрать кандидатуру на пост президента Герреро. Ведь ему предстоит решить, как направить его несчастную родину по пути справедливого правления, после чего он сможет посвятить себя личной жизни и забыть Герреро навсегда.

Это тоже будет приятно дядюшке Люку. Хуан знал, что дядюшка Люк не радуется по поводу предстоящего Хуану окончания колледжа. И он знал, что причиной тому — убежденность дядюшки Люка в том, что он намерен вернуться в Герреро, получив этот сраный диплом бакалавра. Из-за этого и летел сейчас Хуан повидать дядюшку Люка. Ему хотелось не только остаться в Штатах, но и продолжить учебу в аспирантуре.

Он уже разработал четкий план. Он возьмет в долг у дядюшки Люка. Хуан уже понял, что генерал, возможно, откажется оплачивать его образование после получения степени бакалавра. И позаботится о том, чтобы это был настоящий заем, а не откровенная подачка. Ему уже исполнился двадцать один год, он сам хотел быть себе хозяином.

Он продумал все исключительно тщательно. Месяцами он строил планы на будущее: действительно ли ему хочется стать адвокатом, или же он избирает это поприще, чтобы угодить дядюшке Люку, пойдя по его стопам? В одном он был твердо уверен: он и впрямь хочет заниматься правоведением.

Американским правом. Законодательством штата Пенсильвания.

Вряд ли, конечно, человека вроде Хуана Позоса когда-нибудь выдвинут в губернаторы штата Пенсильвания, но все-таки это не совсем уж немыслимо. Хуан даже подумывал, а не сменить ли ему имя на более приемлемое в приютившей его стране, возможно, даже взять фамилию Харрисон или имя Люк. Однако у него была слишком уж латиноамериканская наружность: оливковая кожа, блестящие волосы, смазливая физиономия. Да и вообще некрасиво поворачиваться спиной к своим истинным предкам. Пусть он эмигрант, пусть у него другая родина, но Хуан Позос не отступник.

По сути дела, он уже настолько утратил связи с родиной, что воспринимал испанский язык как иностранный. Во время последнего перелета, из Мехико-Сити в Акапулько, на борту самолета компании «Аэронавес-де-Мексика», когда стюардесса обратилась к нему по-испански, он сначала не понял ее, а потом буркнул что-то по-английски. Затем, когда она тоже ответила по-английски, он с запозданием переключился на корявый испанский, чем поставил себя в неловкое положение, из которого человеку двадцати одного года от роду не так-то легко выпутаться.

Такого рода происшествия заставляли его особенно остро чувствовать странность собственного положения. Большую часть жизни он провел в Штатах, но по-прежнему был гражданином Герреро. Он думал о себе как об американце, и непринужденнее всего говорил по-английски, но его имя, фамилия и внешность были латиноамериканскими окончательно и бесповоротно. Самым важным человеком в его жизни был дядюшка Люк, даже не кровный родственник, а настоящий отец, которого Хуана с детства учили называть «генералом», приобретал значение, только когда дело касалось денег, но даже и этому скоро придет конец.

Порой Хуану казалось, что, будь на его месте более тонкий человек, он стал бы настоящим невротиком, ушел в себя, и жизнь его пошла бы наперекосяк. Но сам он слишком любил жизнь, чтобы тревожиться из-за такой чепухи, раздумывая, кто он такой. Он с радостью учился в университете Пенсильвании, ему нравилось жить под крылышком дяди Люка, и ничто в обозримом будущем не могло повергнуть его в хандру, тревогу или смятение.

За иллюминатором под крылом самолета лежало синее-синее море. Хуан не забыл прихватить с собой белые плавки и, глядя на воду, снова невольно заулыбался.

Подошла стюардесса, разбудила пассажира, спавшего рядом с Хуаном, и сказала ему по-испански, что они приближаются к Акапулько и пора пристегнуть ремень. Посмотрев на Хуана, она на мгновение заколебалась, потом по-английски велела ему сделать то же самое. При этом стюардесса улыбнулась, давая Хуану понять, что не считает его позером, корчащим из себя гринго.

Хуан защелкнул ремень. «О-о, всего лишь два-три зачета», — промелькнула в голове шутливая фраза, реплика из прекрасно отрепетированной сцены.

Самолет описал широкий круг, благодаря чему Хуан смог насладиться бесконечной чередой красивых видов Акапулько, зелеными горами, синим морем, голубым небом, белым полумесяцем города.

«О-о, всего лишь два-три зачета».

Глава 4

Губернатор Харрисон любил разъезжать на пляжном багги, переделанном «джипе» под полосатой жестяной крышей. С виду, казалось бы, такое неказистое, несерьезное, детское средство передвижения, а между тем машина была крепкой, мощной и надежной в эксплуатации. Самое лучшее средство, чтобы развеяться, забыть о своих бедах, почувствовать, как тает груз забот и тревог, снова проникнуться кипучим волнением юности.

Когда он в очередной раз успокоил Эдгара — а это была нудная, мучительная, кропотливая и нескончаемая работа, губернатор ощутил потребность в исцелении, в безмятежной расслабленности, а потому спустился с холма, забрался в свой полосатый, как карамель, багги и забылся под рев мотора. Сначала в восточную, холмистую часть города, потом вниз, к Эль-Маркесу, в некотором роде еще более изысканному и дорогому курорту, чем сам Акапулько. Эль-Маркес с его причудливым пляжем, с длинными ленивыми волнами, набегающими на песок цвета остывшей золы, с немногочисленными уединенными отелями старой постройки и редкими, обнесенными оградами частными земельными владениями был городком, в который политиканы и главы государств наведывались чаще, чем в Акапулько. Дуайт Эйзенхауэр, уже став президентом Соединенных Штатов, однажды отдыхал в Эль-Маркесе. Но генерал Позос в силу особенностей его натуры и темперамента неизменно предпочитал более людный и менее изысканный Акапулько.

Вести пляжный багги одно удовольствие, только вот ехать было некуда. Сегодня губернатор даже не укатил за пределы пляжа, а развернулся на дорожной развязке у базы ВМС и поехал обратно через холм, миновав отель «Сан-Маркос» и забравшись в центр Акапулько, за Орнос — пляж, где было принято купаться только после полудня. Дальше находились только утренний пляж Калета и тупик.

Тут он вылез из багги, оставил в машине туфли и носки и немного побродил по песку в толпе отдыхающих. Мальчишки норовили продать ему соломенные шляпы и циновки, яркие мексиканские шали и деревянные куклы, сандалии и содовую со льдом. Любители выпить могли купить джин в выдолбленных кокосовых орехах с соломинками. Но губернатору ничего не хотелось.

С пляжа была видна яхта генерала Позоса, стоявшая на рейде в гавани. Катер еще не отошел от яхты и, вероятно, не отойдет раньше полудня.

Губернатор Харрисон удивился своему нежеланию снова встречаться с генералом Позосом. Он презирал этого человека, терпеть его не мог, испытывал к нему глубокую неприязнь. Так было всегда, но если прежде эти чувства сменяли друг друга в его сознании, не поддавались никакому определению, то теперь, когда замысел претворялся в жизнь, когда решение было принято, Харрисону казалось, что он не имеет права даже думать плохо о генерале Позосе, словно тот уже был покойником. Ведь думать дурно о мертвых грешно.

Да еще Боб. Как же давно он не видел Боба? Месяцев семь или восемь. Когда сын достигает зрелости, он отдаляется от отца. Думая о Бобе — по сути дела, впервые за много лет, — губернатор вдруг с удивлением осознал, что он уже и не знает, какой человек его сын. Когда же это случилось? Когда оборвалась его связь с мальчиком?

Боже мой, да уже много лет назад! Когда сыну не было еще и двадцати, губернатор целиком и полностью посвятил себя политике. Потом Боб уехал учиться в колледж, а последние семь лет работал у Позоса.

И Хуан Позос занял его место.

Стоя на горячем песке, чувствуя, как песчинки забиваются между пальцами и прилипают к босым ступням, губернатор смотрел на белую блестящую яхту в гавани, криво улыбался и думал: «Мы обменялись сыновьями. Как раз тогда, когда он волею судеб стал моим врагом, которому уготована смерть по моей милости, мы обменялись сыновьями. Но почему моя жизнь так переплелась именно с жизнью генерала Позоса? Неужто мы — две стороны одной и той же медали, представители двух противоположных точек зрения на управление государством? Неужто Всевышний вершит свой символический промысел, сделав меня причиной гибели диктатора?»

Он удивился, поймав себя на том, что не хочет видеть сына. В каком-то смысле он даже страшился встречи с ним.

Эта чертова девчонка, подумал он, ну почему они никак ее не поймают?

Он повернулся спиной к морю, тяжело побрел по песку к своему пляжному багги и тут обнаружил, что кто-то умыкнул его туфли и носки. Он сердито огляделся, и ему почудилось, что все мексиканцы бросают на него насмешливые и косые взгляды. Он нисколько не сомневался в том, что все они видели, как вор брал его носки и туфли, но ничего не сделали и не намерены делать. Быть может, виновник, не прячась, сидел среди них на песочке и безмятежно улыбался. Дав волю досаде, Харрисон злобно выругался, влез в багги и с ревом понесся назад через весь город, распугивая других водителей и проезжая на красный свет.

Добравшись до отеля, он остановился у главного корпуса спросить, не звонили ли ему. Нет, никто не звонил. Харрисон в гневе протопал босыми ногами по дорожке к своему коттеджу и увидел, что Эдгар как сидел, так и сидит там, где он оставил его, пыхтя трубкой и задумчиво глядя на море.

Доктор увидел губернатора, вынул трубку изо рта и сказал:

— Люк…

— Сейчас мне не до тебя, Эдгар. Если это опять какая-нибудь чепуха, я не хочу ее выслушивать. — Доктор удивленно спросил:

— Где твои башмаки?

Губернатор открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь едкое и язвительное, но тут в его коттедже вдруг зазвонил телефон.

— Потом поговорим, — бросил он и поспешил в дом.

Глава 5

Доктор Фицджералд сидел, глядя на море и размышляя о смерти. Насильственной смерти. Убийстве, причем самом наиподлейшем.

Нет. Убить генерала Позоса не такая уж и подлость. Это почти оправданное умерщвление. Но, как ни крути, а убийство остается убийством.

Люк пошел отвечать на телефонный звонок, а доктор Фицджералд думал о том, что он должен был совершить, и диву давался, как его угораздило задумать такое. Этапы его перевоплощения сменяли друг друга почти незаметно; наверняка он знал лишь, что Люк Харрисон в конечном счете заразил его своей непоколебимой убежденностью, и теперь они оба прибыли сюда, чтобы превратить убеждения в поступки.

Разумеется, непосредственное исполнение — его задача, но доктор не винил в этом Люка и не думал, что с ним обошлись несправедливо. Только он с его знаниями и опытом мог провернуть это дело. Вот так.

Доктора пугало только одно: а вдруг он не вынесет этой муки. В Герреро ему не с кем будет поговорить, никто не сможет развеять обуревавшие его сомнения.

Люк не посмеет сунуться туда, а его сын, Боб, не участвует в заговоре. В деле только двое: Люк и сам доктор.

А впрочем, нет, теперь уже трое, если считать и Эллен Мэри. Он свалял дурака, все ей рассказав; теперь он это понимал, но тогда ему отчаянно хотелось излить душу. После смерти Майры ему все чаще приходилось обращаться к Эллен Мэри в надежде на дружбу и понимание.

Но на этот раз она не поняла его. Он пытался объяснить, но в его устах доводы Люка звучали грубо и неестественно, а отвращение, которое вызвал у дочери этот замысел с самого начала (разве сам он давным-давно не испытывал такое же чувство?), со временем так и не прошло. А когда они оба наконец поняли, что не в силах повлиять друг на друга, Эллен Мэри выдала свою дикую угрозу, пообещав предупредить генерала об уготованной ему участи.

Предупредить этого тирана, предостеречь его! Сделать это — значит предать все человечество. Люк Харрисон так и сказал, и доктор был с ним согласен. Неужели хоть один человек может что-то сказать в защиту генерала Позоса?

Но Элли было не переубедить, и поэтому он пытался посадить ее под замок. Ради ее же блага, пока все не кончится, а когда дело будет сделано и станет достоянием прошлого, он попробует восстановить их разладившиеся отношения. Но она ускользнула, и где ее носит? Гадать было бессмысленно. Люк нанял частных сыщиков, чтобы те нашли ее, но пока они ничего не добились. Если эти частные сыщики и впрямь так хороши, как думал Люк, значит, наверное, она и в Мексику не приехала, а по-прежнему находится где-то в Штатах. Весьма возможно, как утверждал Люк, сидит в Нью-Йорке или еще где-то и занимается самоедством.

Разумеется, на тот случай, если она и впрямь в Мексике и по-прежнему намерена поговорить с генералом Позосом, несколько частных сыщиков должны находиться здесь во время визита генерала, то есть только сегодня днем и вечером, слава тебе. Господи, и не дать ей пролезть к генералу, чтобы он ее не видел и не слышал.

Генерал. Доктор Фицджералд снова подумал о нем, о своем замысле и смежил веки от боли. Давно погасшая трубка понуро торчала изо рта. Он представил себе, как будет играть с жизнью генерала — дни, недели, месяцы, — медленно умерщвляя его.

Не так долго, нет, не так долго. Поначалу они решили, что болезнь должна продолжаться три месяца, но теперь, когда пора было браться за дело, доктор понял, что он ни за что, ни за что, ни за что не выдержит этой пытки так долго.

Три недели — вот более приемлемый срок, определенно более приемлемый.

Насколько он понял, нынешняя морская прогулка должна была продолжаться еще три недели. Столько он еще мог выдержать, а потом представить дело так, будто генерал вдруг слег под конец плавания, да так, что поездку необходимо прервать. Когда они прибудут во дворец в Санто-Стефано, генерал уже будет не в состоянии подняться с постели. А еще спустя три-четыре дня с ним можно будет покончить.

Он пришел к этому решению и размышлял над ним, когда после разговора по телефону вернулся Люк.

Доктор Фицджералд спросил:

— Это звонили насчет Эллен Мэри? Они нашли ее?

— Нет, не нашли, — резко ответил губернатор. — О, Боже, как бы я хотел, чтобы они ее нашли.

Доктор повернул голову. По выложенной плиткой дорожке, с чемоданом в руке и широкой улыбкой на лице шагал сын генерала, молодой Хуан. Позабыв на мгновение обо всем на свете, доктор изумленно воскликнул:

— Ну и ну! Ты только посмотри, кто идет! — Губернатор повернул голову. Лучившийся от восторга Хуан огибал бассейн. Он воскликнул:

— Привет, дядюшка Люк! Как дела? — Доктор Фицджералд еще не слышал, чтобы губернатор говорил так резко.

— За каким чертом тебя принесло? — спросил он. Доктор видел, как погасла улыбка на лице Хуана, сменяясь растерянной миной, и вдруг подумал: «Мы же замыслили убить его отца». И тут он понял, почему сморозил глупость, рассказав Эллен Мэри и надеясь, что она вынесет бесстрастное нравственное суждение, необходимое чтобы осознать суть того, что он должен был совершить.

Хуан споткнулся и озадаченно проговорил, в конец сбитый с толку:

— Я просто… я просто прилетел… проведать вас.

— Так отправляйся восвояси, — все так же холодно и резко сказал губернатор. — Лети себе обратно. — Повернувшись на каблуках, губернатор ворвался в свой коттедж и захлопнул за собой дверь.

Хуан выронил чемодан, повернулся к доктору и беспомощно развел руками.

— Я только… я только… — забормотал он.

— Я знаю, — ласково сказал доктор, все понимая и сочувствуя парню. — Люк расстроен, вот и все. Ему только что звонили и, наверное, сообщили какую-то дурную весть. Посиди здесь со мной, скоро он выйдет, и все будет, как всегда. Дело в телефонном звонке.

Глава 6

Звонил Хоннер, он сообщил, что Эллен Мэри и ее спутник мертвы.

С трех часов ночи Хоннер жил как в лихорадке. «Понтиак» взорвался, а шины «мерседеса» оказались проколотыми. Девчонка и этот сукин сын с ней, не скрываясь, прошмыгнули мимо и были таковы.

Хоннер первым из оставшихся в живых преодолел возбуждение и страх. Остальные порывались то бежать за «датсуном» по шоссе, то забрасывать землей пылающий «понтиак». Ни то ни другое не имело смысла, поскольку догнать «датсун» бегом было невозможно, а погасить огонь — трудно. Два парня в «понтиаке» все равно уже были мертвы, пусть себе жарятся.

Остальных Хоннер быстренько призвал к порядку. В этом и состояла его задача, на этом и зиждилась его слава. Он усадил оставшихся троих в «мерседес», и они на ободах покатили в Игуалу.

Игуала спала и казалась вымершей. Хоннер наконец отыскал телефон и позвонил человеку губернатора в Мехико-Сити. «Мерседес» был лучшей машиной для здешней работы, ничего более достойного среди ночи все равно не раздобудешь. Поэтому Хоннер велел человеку в Мехико-Сити немедленно достать и прислать с нарочным четыре покрышки для «мерседеса», чтобы обуть машину. Хоннер хотел позвонить и губернатору, но было слишком рано, да и успехов, о которых можно было сообщить, он не добился, так что Хоннер решил повременить.

В пять часов, хотя новые покрышки еще не прибыли и он не мог снова пуститься в погоню, Хоннер решил, что нельзя больше тянуть и надо сообщить новости губернатору. Он позвонил, рассказал, что произошло, и губернатор велел ему связаться с Борденом, одним из своих людей в Акапулько, и послать его на север на перехват девчонки. Они возьмут ее в клещи.

Прекрасно. Судя по всему, дело верное. Хоннер воспрянул духом. А когда к шести часам утра прибыли новые колеса и оставалось только поставить их на ступицы, Хоннер и вовсе приободрился. Взяв с собой в «мерседес» парня по имени Колб, Хоннер велел остальным следовать за ними в «шевроле», который привез покрышки, и на всех парах помчался на юг.

Еще не успев добраться до настоящего бездорожья, он оставил «шевроле» далеко позади. Почти весь южный отрезок шоссе Мехико-Сити Акапулько представляет собой скорее живописное зрелище, чем проезжую дорогу. Шоссе вьется меж зеленых холмов, взбирается на них и сбегает вниз, проходя по самым диким, безлюдным, красивым и устрашающим местам на земном шаре. Крутые повороты следуют один за другим, дорога то и дело упирается в отвесные скалы. Справа и слева высятся зеленые горы, перемежающиеся каменными теснинами в тех местах, где приходилось прокладывать шоссе сквозь толщу породы, взрывая ее. Поднявшись на высокий перевал, можно увидеть пропасть в несколько сотен футов глубиной, полюбоваться сверху облаками, проплывающими по склонам внизу, и увидеть кусочек дороги, по которой вы ехали десятью минутами раньше, а повернув голову, узреть другой ее отрезок, тот, который вы минуете только через десять минут.

Ехать по такой дороге со сколько-нибудь значительной скоростью было невозможно, и преимущество «мерседеса» перед «датсуном» здесь сошло на нет, хотя «мерседес» и мог чуть быстрее преодолевать повороты. Хоннер правил машиной твердо и уверенно, и ему удавалось развивать в среднем около сорока миль в час. Но лишь до тех пор, пока, преодолевая в десять минут десятого особенно крутой высокогорный поворот милях в девяноста от Акапулько, Хоннер едва не врезался в белый «форд», шедший навстречу. Оба водителя резко нажали на тормоза, машины с дрожью остановились нос к носу, а водители, побледнев, уставились друг на друга.

Встречной машиной управлял Борден, человек губернатора Харрисона из Акапулько.

Хоннер и Борден вылезли из машины и стали лицом к лицу посреди дороги. Хоннер сказал:

— Ты проморгал их, дурень, они в белом «датсуне».

— Они не проезжали мимо меня, могу поклясться, — ответил Борден. — Выехав из города, я встретил всего две машины, синий «карманн гиа» с двумя бородачами, кроме которых никто бы в ней не уместился, и бензовоз. В кабине сидел один парень, это я знаю точно, потому что остановил его и спросил дорогу.

Хоннер нахмурился и отвернулся. После Игуалы мимо него в северном направлении проехала всего одна машина — старый «ситроен», в котором путешествовало какое-то семейство: на заднем сиденье теснились детишки. Да и какой смысл был девушке разворачиваться и опять катить на север?

— Они съехали с дороги, пропустили тебя и покатили дальше, — сказал Хоннер.

— А вот и нет, сэр. Такое я предусмотрел и был начеку. Нигде не спрятались, это я точно говорю. Сам знаешь, что это за дорога. Тут и двум машинам не разъехаться, не говоря уже об укрытиях.

— И все же, — гнул свое Хоннер, — ничего другого не остается. Разворачивайся, проверим.

— И ты убедишься, что я прав.

Оба покатили на юг, разглядывая обочины дороги. Тут и впрямь не было никаких поворотов, параллельных троп, съездов с дорожного полотна и укрытий.

Вдруг Хоннер резко затормозил. Дорога достигла гребня, резко свернула влево и круто пошла вниз. Здесь был один из редких участков дороги, с гаревой обочиной. Обзорные площадки для путешественников. Вдоль края обрыва тянулась изгородь из старых бревен. Одного бревна не хватало.

Хоннер пошел посмотреть и заметил свежим взглядом едва различимые следы шин, уходившие за край обрыва. Колб, Борден и двое мужчин, приехавших с Борденом, тоже внимательно осмотрели их и согласились с Хоннером. Следы были похожи на отпечатки покрышек.

Хоннер боялся высоты. Он лег на живот, подполз к краю обрыва и заглянул в пропасть. Он задержал дыхание, чтобы не блевануть, и внимательно всмотрелся вниз.

Обрыв был почти отвесный и, казалось, вел в бездну. На стене кое-где росли хилые кустики, а на дне виднелось целое море зеленых деревьев. Прищурившись и глядя вниз, Хоннер, наконец, смог различить просеку, сломанные ветки деревьев и иные признаки прямой борозды, которая вела вниз и на самом дне пропасти заканчивалась белой точечкой. Да, вон она, такая далекая и крошечная, что Хоннер едва не проглядел ее. Но она была там, это несомненно.

Хоннер отполз от края. Ему полегчало, потому что не надо было больше смотреть вниз. Ни девушка, ни мужчина не вызывали у него никаких особых эмоций. Он не держал на них зла и не испытывал мстительных чувств.

Он поднялся на ноги и сказал:

— Надо найти телефон.

Глава 7

Губернатор хотел как-то помириться с мальчиком. Впрочем, скорее не хотел, а был вынужден. Хлопот полон рот, а он должен все бросить и нянчиться с приунывшим Хуаном.

Губы губернатора растянулись в улыбке. Харрисон чувствовал всю ее фальшь, когда вышел из коттеджа и, приблизившись к бассейну, с деланной непринужденностью упал в шезлонг рядом с Хуаном и сказал:

— Ну вот, теперь лучше. Приятно снова видеть тебя, малыш!

Хуан робко улыбнулся и ответил:

— Я хотел устроить сюрприз.

— Так и вышло, как пить дать! Что ты скажешь, Эдгар?

Доктор нервно улыбнулся.

— Да уж точно.

— Мне жаль, если я сделал что-то не так, — произнес Хуан.

— Нет-нет-нет! Я всегда рад тебя видеть, Хуан, и ты это знаешь. Если тебе удалось на день-другой сбежать от этой тягомотины. Бог тебе в помощь, что ж тут скажешь. Забудь о том, как я тебя встретил. Сам знаешь, каким я иногда бываю по утрам.

— Дядюшка Эдгар сказал, что вас расстроил какой-то телефонный звонок.

— Он это сказал? — Ошарашенный губернатор посмотрел на доктора. Тот никак не мог знать о гибели Эллен Мэри, это было попросту исключено. Иначе он не сидел бы сиднем — бледный, вялый и, как обычно, нервный.

Доктор ответил:

— Я сказал Хуану, что, возможно, ты окрысился на него из-за звонка. Надеюсь, ничего серьезного?

— О нет, — заявил губернатор, опомнившись, но все еще в слишком большом смятении, чтобы воздать Эдгару по заслугам за его сообразительность. — Ничего серьезного, просто пригласили на обед, но что-то напутали. Да, надо и для тебя подыскать местечко, — сказал он Хуану. — Поближе к отцу, если удастся.

— Не надо слишком суетиться из-за меня, — сказал Хуан.

— Это пустяки, малыш.

— Я полагаю, ты с нетерпением ожидаешь новой встречи с отцом, а? — спросил доктор.

— Да, наверное, — неубедительно ответил Хуан.

— Ничего, — вставил губернатор, — окончив учение, он будет видеть отца все время. Не так ли, Хуан?

— Нет, сэр, — ответил Хуан.

Оба удивленно взглянули на него, причем у губернатора вдруг свело живот. Неужели еще и это? Неужели только этого не хватало? Губернатор произнес, не сумев совладать со своим голосом:

— Нет? Что значит нет? Ты поедешь домой.

— Дядюшка Люк… Я… — Юноша замялся, бросил взгляд на Эдгара и заговорил снова:

— Мой дом — Пенсильвания. Соединенные Штаты. Герреро я не знаю, у меня нет к нему никаких чувств. На борту самолета, когда стюардесса… дядюшка Люк, я… я хочу остаться с вами.

— Но как же твой отец? — спросил доктор. Мальчик повернулся, ему явно было легче вести разговор через посредника, чем напрямую.

— Ну какой он мне отец? — спросил он. — Мы даже не знаем друг друга, не хотим знать друг друга. Дядюшка Люк — вот тот человек, которого я знаю, тот, кого я… Я чувствую себя членом его семьи, а не членом семьи какого-то там генерала из банановой республики, которого я совершенно не знаю, — Он снова повернулся к губернатору, страстно желая, чтобы его поняли. — Я американец, дядюшка Люк, — сказал он, — а не геррероанец. Я перестал им быть с младенческих лет. Я хочу остаться в Штатах. Хочу изучать правоведение.

Хотя чувство разочарования и безысходности все усиливалось, губернатор все же отдавал себе отчет в том, какую честь ему оказывает Хуан, но он всячески старался прогнать эти мысли прочь: они вели к многочисленным сложностям нравственного толка, столкновению приверженностей, смущению перед лицом выбора. Губернатор развел руками и произнес:

— Не знаю, что и сказать. — Доктор пришел ему на помощь.

— Хуан, но ведь кое-кто рассчитывает на тебя. Я имею в виду людей в твоей стране, Герреро.

— Там меня никто и не знает.

— О нет, вот тут ты ошибаешься. Твой отец… право, не знаю, в курсе ли ты, но он не совсем здоров. Не ровен час умрет, а некоторые люди в Герреро надеются, что ты станешь его преемником… э-э… поведешь свой народ… э-э…

— Быть куклой, которую дергают за веревочки? — сердито сказал Хуан. — Я знаю, чего они хотят. Всем будет заправлять та же шайка, а я два-три раза в год стану показываться перед народом на балконе. Это совсем не то, что мне нужно. Это не мое. — Снова повернувшись к губернатору, он добавил:

— Вы ведь это понимаете, не так ли, дядюшка Люк? Я должен быть там, где, как я считаю, буду на своем месте.

Это было опасно и совершенно неожиданно. Губернатор облизал губы.

— Ну, это как посмотреть, — осторожно сказал он. — Разумеется, главное-то, какую жизнь ты хочешь вести. Но ведь надо учитывать и другие обстоятельства, Хуан. Нельзя же отказываться от власти, которая сама идет в руки. Власть предполагает ответственность, Хуан.

— О, я бы позаботился о том, чтобы управление страной перешло в руки самых лучших людей, каких только удастся найти, — сказал юноша. — Но это дело будущего, суть в другом. В том, что я хочу продолжать учебу, я хочу стать американским гражданином. Все остальное… Когда генерал умрет, тогда и поговорим. Вы могли бы даже посодействовать мне, поехать вместе со мной в страну, помочь выбрать лучших людей, которые взяли бы власть.

— Да уж, наверное, мог бы, — задумчиво согласился губернатор, когда до него дошло, как может обернуться дело. Возможно, без Хуана будет даже лучше. Выбрать людей, полностью отвечающих его требованиям, добиться того, чтобы Хуан одобрил их кандидатуры, потом отправить юношу обратно в Штаты, а в правительстве пусть работают люди, которые обязаны ему своим политическим возвышением. В конечном счете это разумнее, чем использовать в качестве тарана и метлы неопытного и наивного мальчика. — Возможно, ты и прав, — сказал губернатор. — И, честно говоря, я вовсе не собирался расставаться с тобой после окончания колледжа.

— Вы меня не потеряете, дядюшка Люк, — заверил его Хуан. — Этого не может быть.

Отведя взгляд от сияющего лица юноши, губернатор заметил, что Эдгар смотрел на Хуана в задумчивости, которая свидетельствует о том, что он размышляет о дочери, гадая, где она и как положить конец их размолвке.

Впервые губернатор понял, насколько он близок к тому, чтобы потерять их всех. Замысел подводил его к краю. Все зависело от этого замысла. И равновесие было такое шаткое, такое шаткое. Любое неосторожное движение в ту или иную сторону, и все пойдет прахом. Неудача, разоблачение, гибель.

Эдгар не должен знать о смерти Эллен Мэри, во всяком случае, сейчас. Ее гибель — просто несчастье, но все равно. Если Эдгар сейчас узнает, что произошло, это его прикончит.

Надо о многом подумать, от многого обезопасить себя. Но сейчас он мог идти только вперед. Попытаться сохранить в руках все нити, остаться хозяином положения.

Он вымученно улыбнулся и сказал:

— Пожалуй, довольно об этом, Хуан, пойдем поплаваем.

Глава 8

Когда-то Ричио считали симпатягой, но то было еще до его отсидки в тюрьме Маленеста, когда он еще не лишился левого глаза и не сделался похожим на дорожную карту из-за шрамов, которые исполосовали его тело от лба до коленей. Теперь уже никто не считал Ричио красивым, все называли его уродом и никак иначе.

Лерин откровенно боялся Ричио, хотя и сам какое-то время сидел в той же тюрьме и знал из первых рук кое-что о жизни, которую вел Ричио. Но мало кто прошел через то, через что прошел Ричио, и остался в живых, поэтому надеяться на то, что человек, пройдя через такое, останется милым и добрым, значило бы проявить неуемное благодушие. Ричио переполняла дикая ярость; она никогда не спала, и достаточно было любого пустяка, чтобы ярость вырвалась наружу.

Правда, Лерину вовсе не хотелось терять работу, а дальнейшая проволочка будет означать, что он опоздает в гостиницу. В отеле «Сан-Маркос» не терпели лености и опозданий. Лерин поднялся по склону в бедные кварталы Акапулько, где жили туземцы, а не туристы, и у входа в лачугу Ричио Мария сказала ему, что Ричио накануне перепил, еще дрыхнет и пышет во сне ненавистью, а проснется наверняка злой как собака и мрачный как черт.

Лачуга Ричио стояла прямо на грязной немощеной улице, и вела в нее покосившаяся деревянная дверь в длинной оштукатуренной стене. Войдя в нее, вы сразу попадали в темную смрадную каморку с грязным полом, клетушку в семь квадратных ярдов. В ней Ричио обычно отсыпался с похмелья, прогоняя кошмары и белую горячку и выползая на улицу только с наступлением темноты, чтобы весь вечер побираться и воровать, а ночью напиваться. Жил он то один, то с какой-нибудь женщиной. Сейчас — с Марией, низкорослой потаскушкой из большого пограничного города. Один техасец привез ее сюда в «понтиаке» с кондиционером и бросил, будто зубную щетку. Никто не знал, да и знать не хотел, что Мария думает о Ричио.

С полчаса Лерин побродил взад-вперед по пыльной улочке, сопровождаемый взглядами ленивой Марии, которая сидела на корточках под стеной, в узкой полоске тени. Иногда он слышал, как Ричио мечется на кровати и храпит. Один раз он даже что-то хрипло выкрикнул — возможно, звал на помощь или просто отгонял призраков, которые постоянно осаждали его. Лерин бросил ходить туда-сюда.

— Его надо разбудить, — заявил он. — Делать нечего. — Мария пожала плечами.

— Если я разбужу его, он взбесится, — рассуждал Лерин, обращаясь скорее к самому себе, нежели к девушке. — Но, если я не расскажу ему, а мальчишка днем уедет, он разозлится еще сильнее.

Мария снова пожала плечами.

— Так что я его разбужу, — сказал Лерин, набираясь решимости. Он глубоко вздохнул, шагнул вперед, толкнул дверь и вошел в комнату Ричио.

В нос ударил смрад — это у Ричио воняло изо рта. Оттуда разило гнилью и отрыжкой. У задней стены стояла деревянная кровать, покрытая выцветшим одеялом, которое когда-то было ярким. Слева от кровати притулился стул. Этим убранство комнаты исчерпывалось.

Ричио голышом лежал на животе лицом к Лерину, рука и нога свисали с кровати, рот был разинут, виднелись немногочисленные уцелевшие зубы. Здоровый правый глаз был прикрыт одеялом, а пустая левая глазница зияла, будто расплющенная красная слива. Ричио был жутко уродлив, злобен, жесток, поэтому, когда Лерин приблизился к нему, в горле у него пересохло, а руки задрожали.

— Ричио, — тихо, почти шепотом, позвал он, и человек на кровати осклабился во сне, засучил руками и снова утихомирился. — Ричио. Ричио.

Никакой реакции. Лерин неохотно пододвинулся поближе, протянул руку и дотронулся до плеча Ричио.

Тот с грохотом скатился с кровати, выставив вперед руки наподобие когтей. Лерин споткнулся и рухнул на глиняный пол. Ричио набросился на него с проворством кошки, оседлал Лерина, и его руки вцепились в глотку гостя. Лицо Ричио пылало безумием.

— Ричио! Ричио! Ричио! — торопливо запричитал Лерин, пытаясь привести его в чувство, пока Ричио не перекрыл ему кислород.

Вдруг борьба прекратилась, руки Ричио соскользнули с шеи Лерина. Ричио уселся ему на живот.

— Какого черта ты тут делаешь?

— Мне надо было поговорить с тобой.

Ричио легонько шлепнул его по щеке, отчасти из дружеского расположения, отчасти потому, что злость еще не улеглась.

— Ты хочешь поговорить со мной? И что же такой дурак, как ты, может сказать такому дураку, как я?

— Его сын здесь. В Акапулько. — Ричио подался вперед, его тяжелое лицо оказалось прямо над лицом Лерина.

— Сын? И ты его видел?

— Он только что прибыл в отель.

— А Позос? Не с ним?

— Нет. Мальчишка с двумя гринго постарше. Они говорят по-английски, и он величает их «дядюшками».

— Приехал проведать отца? Но зачем приезжать сюда? Отца проведывают дома, а не в чужом городе.

— Те двое тоже его не ждали. Я немножко подслушал их разговор, и его появление здесь было для них вроде как сюрпризом.

— Сюрприз. — Ричио кивнул. — Мы сами устроим ему сюрприз. — Он подошел к двери, бросил Марии:

— Принеси мне воды, — и помочился прямо на улицу.

Лерин сказал:

— Мне пора возвращаться.

— Позоса охраняют, — сказал Ричио. — К ублюдку не подобраться. Зато можно подобраться к сыночку, а? Как ему это понравится, ублюдку, а? Зарезать его единственного сынка, а? Хоть это его, ублюдка, проймет, а?

— Мне надо возвращаться, — сказал Лерин. — Я не хочу лишиться работы.

— Это ничем не хуже, — продолжал Ричио. — Пусть Позос живет. Пусть живет без сына.

— Одна просьба, — сказал Лерин. — Не делай этого, пока я буду там.

Ричио с мрачным удивлением взглянул на него.

— Я сделаю это, когда представится благоприятная возможность, — сказал он. — Лучше уж сам позаботься о том, чтобы оказаться подальше оттуда.

Теперь, когда Лерин все рассказал, его охватило раскаяние. Однако, не сделай он этого, было бы еще хуже. Кабы он ничего не сказал Ричио, а тот потом узнал бы, что сын Позоса останавливался в отеле, Ричио вместо сына Позоса убил бы его, Лерина.

Мария принесла цинковое ведро, до половины наполненное водой. Ричио схватил его, поднес к губам, набрал в рот воды, пополоскал горло и выплюнул воду на пол.

Потом он долго пил и, наконец, вылил остатки воды себе на голову, намочив свое тело, а заодно опять увлажнив пол.

— Мне пора возвращаться, — сказал Лерин. Ричио снял одеяло с кровати и принялся вытираться им.

— До скорого, — бросил он.

Глава 9

Временами Хуан испытывал греховное удовольствие от того, что так хорош собой. Он и впрямь был миловиден, как может быть миловиден стройный и худощавый ясноглазый мужчина с чистым, без морщинки, челом и ослепительной улыбкой. Но он почти никогда не задумывался о своей наружности, разве что когда речь шла о личной гигиене. И все-таки порой его красота заявляла о себе, он осознавал ее и в такие мгновения восторгался собой, хотя это чувство вроде было немного зазорным. Пусть девицы любуются своей внешностью. Что с того, если ты случайно оказался хорош собой? Подумаешь!

Сейчас, стоя в белых плавках на краю небольшого бассейна, он переживал одно из таких мгновений. Хуан знал, что сочетание белого цвета плавок с оливковым цветом кожи ласкает взор, знал что у него отличные внешние данные, красивое лицо, мужественные и грациозные движения. По глазам дядюшки Люка, уже ступившего в бассейн, и дядюшки Эдгара, который сидел в шезлонге на дальнем краю, он видел, что и они думают о том же.

Когда он поймал себя на том, что не спешит нырнуть, а медлит на краю, будто какая-нибудь кинодива, ощущение неловкости сменилось растерянностью, он неуклюже плюхнулся в воду и, барахтаясь, всплыл на поверхность. Хуан услышал добродушный смех дядюшки Люка.

— Ты плюхаешься плашмя на брюхо! Где же тебя научили такой грации?

— Главное — побольше упражняться, — ответил Хуан, и его смятения как не бывало. Он лег на спину и поплыл, будто поплавок, закрыв глаза, чтобы его не слепило яркое предполуденное солнце. Несколько секунд он просто лежал на воде, расслабившись и лениво думая о своем, по-прежнему не открывая глаз. Он размышлял большей частью о том, что почти все и почти всегда выходит не так, как хочется. Например, та сценка, которую он решил разыграть во время встречи с дядюшкой Люком, расстроилась только из-за того, что в тот миг дядюшка весьма некстати огорчился из-за телефонного звонка. Или намерение спокойно и обстоятельно поговорить с дядюшкой Люком, возможно, после обеда, а не выбалтывать все сразу, без всякой подготовки, не разложив все по полочкам в голове. Это тоже не удалось.

И всему виной главным образом скомканная встреча. Хуан чувствовал, что должен как-то ободрить дядюшку Люка, сделать что-нибудь, чтобы он забыл о неприятном ощущении, возникшем у обоих, и перестал сердиться. Словно Хуан хотел преподнести дяде Люку какой-то подарок, а преподнести-то нечего, разве что самого себя, да еще желание жить в Соединенных Штатах — вот оно, доказательство тому, что он до мозга костей проникся духом приютившей его семьи.

Но все пошло наперекосяк, поскольку дядюшка Люк вначале, похоже, этого не одобрил. Дядюшка Эдгар тоже, даже еще более явно. Однако теперь Хуану казалось, что он понимает их. Во всяком случае, возражения дядюшки Люка. Тот из кожи вон лез, лишь бы сделать все правильно, он выступал как адвокат дьявола, отстаивая свою точку зрения, желая убедиться, что Хуан не примет опрометчивого решения, о котором потом пожалеет.

Но теперь все стало на свои места. Они еще не обсудили денежные дела, но с этим можно и повременить. Хуан наперед знал, как это будет выглядеть: сначала дядюшка Люк начнет твердить, что оплатит все сам, постарается обставить это как дар, но Хуан будет упорствовать, и в конце концов дядюшка смирится с тем, что юноша берет у него взаймы.

Впрочем, спешить некуда. Этот разговор можно отложить на неделю или месяц, если не больше. Он постарается выбрать самый удобный момент, чтобы не дать маху, как произошло с первой половиной плана. Терпение, подобно умению спать в самолете, тоже было признаком зрелости, и пришла пора развивать в себе эти качества.

— Хуан!

Он открыл глаза, лениво перевернулся в воде. Дядюшка Люк стоял на краю бассейна, улыбаясь юноше. Хуан крикнул:

— Что случилось?

— Хочу поучить тебя нырять, — сказал дядюшка Люк. — Смотри внимательно. Вот как это делается.

Идя по грудь в воде, Хуан с обожанием смотрел на дядюшку Люка. Если, дожив до таких лет, он сможет выглядеть хотя бы вполовину так хорошо, как губернатор, это будет просто прекрасно. Вот человек, который умеет поддерживать форму, в здоровом теле которого здоровый дух. Глядя на него, Хуан думал, что ему очень повезло, что его воспитал такой человек.

— Ну что ж, Тарзан, — крикнул он, — покажите мне, как надо.

Дядюшка Люк вошел в воду почти без брызг, изогнувшись, вынырнул на поверхность, будто длинная, гладкая, загорелая рыбина, с радостным гиканьем развернулся и воскликнул:

— Вот как это делается!

— О-о, так вы входите в воду животом, а я и не знал.

— Животом, как же! — фыркнул дядюшка Люк.

— «Вы стары, папаша Уильям…», — со смехом процитировал Хуан.

— Прочь, — крикнул дядюшка Люк, — иначе с лестницы спущу!

— А теперь я покажу вам настоящий прыжок в воду, — пообещал Хуан и скользнул к краю бассейна. Он подтянулся, выбрался из воды на розовый кафель и вытряс воду из ушей.

— Ну, давай, олимпиец! — крикнул дядюшка Люк. Хуан вытянулся на краю бассейна по стойке «смирно».

— Как ми ниряйт ф Гырмания, — сказал он, — этто прямо фферх, поттом прямо ффнис.

— Кирпичиком, — пояснил дядюшка Люк. Дядюшка Эдгар улыбался с противоположного края бассейна.

Хуан сменил позу, тело его расслабилось и изогнулось.

— В Индии, — сказал он, — мы ныряем, как з-з-з-з-змея, с-с-с-с-скользящая по в-в-воде.

— А в Мексике, — крикнул дядюшка Люк, — мы только и делаем, что стоим у бассейна и чешем языком.

— Бывают времена, когда… — Вдруг дядюшка Эдгар крикнул:

— Берегитесь!

Хуан увидел, что дядюшка Эдгар, привстав с шезлонга, пристально смотрит на что-то за спиной Хуана, и лицо его искажено страхом. Юноша повернулся, чтобы посмотреть, в чем дело, и не поверил своим глазам. На него несся полуобнаженный мужчина в грязных шортах цвета хаки. Такого безобразного человека Хуан еще сроду не видел: все его тело было испещрено шрамами. Он мчался вниз по склону, перепрыгивая через валуны и держась подальше от мощенных сланцем дорожек. В правой руке он сжимал сверкающий нож.

Глава 10

Доктор Фицджералд оцепенел.

Он приподнялся, впившись пальцами в подлокотники. В таком подвешенном состоянии доктор и наблюдал драму, разыгравшуюся на противоположном краю бассейна. Казалось, время для него остановилось, когда он поднимался на ноги.

Человек с ножом, очевидно, обогнул чуть ли не все корпуса отеля, чтобы напасть сверху, и сумел незаметно подобраться совсем близко. Ему пришлось преодолеть бегом не больше десяти ярдов открытого пространства. Похоже, никого, кроме Хуана, для него не существовало. Он мчался к юноше, не обращая внимания ни на крики доктора, ни на вопли Люка Харрисона, который еще не выбрался из бассейна.

Люк тоже будто к месту прирос, он стоял по грудь в воде в мелком конце бассейна, рука его застыла в воздухе, и он напоминал утопающего, звавшего на помощь. Замерев, Люк и Эдгар наблюдали за поединком между Хуаном и уродом с ножом.

Поединок. Хуана успели предупредить, и он смог уклониться от нападающего, отскочил в сторону, перепрыгнул через шезлонг и швырнул этот шезлонг под ноги уроду.

В этот миг схватка казалась едва ли не фарсом. Нападавший на миг потерял равновесие и неизбежно должен был либо рухнуть на шезлонг, либо полететь в бассейн. Но он неистово замахал руками, нож засверкал в солнечном свете, будто в бессильной злобе, а потом это мгновение миновало, нападавший восстановил равновесие, повернулся, снова увидел Хуана и изготовился, чтобы довести начатое дело до конца.

Хуан попятился, но почему-то не повернулся и не побежал. Он просто стоял футах в десяти от противника, следя за ним и выжидая, будто кошка. Доктор Фицджералд услышал, как он сказал:

— В чем дело? Я вас не знаю.

Пригнувшись и отведя в сторону руку с ножом, урод двинулся вперед. Наступая, он дергался, будто хотел загипнотизировать Хуана, а тот внимательно следил за ним, словно ребенок, старающийся понять, каким же образом фокусник достает из шляпы кролика.

Расстояние между ними сокращалось: восемь футов, шесть… Нападавший снова рванулся вперед. И опять Хуан отпрянул, на этот раз он и сам едва не упал, споткнувшись о шезлонг, но потом обрел равновесие и схватил белое полотенце. Пританцовывая, он отступал назад, стараясь держаться подальше от ножа.

Хуан заговорил снова, на этот раз по-испански. Нападавший остановился возле шезлонга, о который только что споткнулся юноша, положил свободную руку на спинку, будто беря короткий тайм-аут, и ответил Хуану на грубом диалекте, выплевывая слова. Лицо юноши исказилось то ли от омерзения, то ли от жалости, и на этом тайм-аут кончился.

Урод обошел шезлонг слева, а Хуан двинулся в противоположную сторону. Немного покружив вокруг шезлонга нападавший со злобным криком отпихнул его ногой. Хуан проворно прошмыгнул мимо урода. Теперь они двигались в противоположную сторону, к тому месту, где началась схватка.

Для стороннего наблюдателя в этом зрелище заключалась некая извращенная прелесть: противники являли собой полную противоположность друг другу. Юноша был свеж, красив, статен, а его противник — покрытый шрамами урод. Оба двигались с изысканной грацией, но Хуан был легок, как олень, в то время как в движениях мужчины чувствовалось тяжеловесное изящество пантеры.

Неизвестно, что сказал Хуану человек с ножом, но юноша слегка замялся, словно утратив уверенность в себе. Казалось, он вдруг признал, что его противник имеет право сделать то, что он норовил сделать, и не мог найти исчерпывающих возражений против этого убийства. Похоже, он уже не искал пути к отступлению и не стремился одолеть противника, а пытался найти какие-то слова, которые можно было бы противопоставить ножу.

— Почему он не бежит? — спросил себя доктор. — Почему Люк не сделает что-нибудь, не скажет что-нибудь? — Ему не пришло в голову задуматься, почему молчит он сам; он знал лишь, что не в состоянии ни двинуться, ни заговорить, и принял это знание как должное.

А на противоположном краю бассейна, казалось, шла пляска, нечто похожее на балет в стиле модерн. Хуан отодвигался только тогда, когда мужчина наступал, и ровно настолько, чтобы тот не достал его ножом. Движения нападавшего стали менее размашистыми и более осмысленными, словно он боялся потерять преимущество, бросившись вперед очертя голову. А может, он просто играл, как кошка с мышью, продолжая травить жертву удовольствия ради, хотя вряд ли: слишком угрюмое, напряженное и решительное было у него выражение лица.

— Хуан!

Это крикнул стоявший в воде Люк, наконец-то очнувшийся от оцепенения. Услышав свое имя. Хуан чуть повернул голову, и человек с ножом ринулся вперед. Хуан отпрянул. Он попытался хлестнуть мужчину по лицу полотенцем, но промахнулся.

Люк заорал:

— Оторвись от него, Хуан! Беги вниз по склону! Беги вниз по склону!

Похоже, нападавший подумал, что Хуан поступит именно так, как советовал Люк. Во всяком случае, он вдруг рванулся вперед, размахивая ножом. Отскочив назад, Хуан снова хлестнул полотенцем, теперь уже по ножу — раз, другой. Нож запутался в полотенце, взлетел, сверкнул в воздухе и воткнулся в землю. Рукоятка задрожала.

Нападавший на миг замер от удивления и, разинув рот, уставился на свою ладонь. Потом заревел от унижения и ярости и бросился на Хуана с голыми руками, норовя схватить его за горло.

Хуан стиснул его запястья, и они принялись топтаться, слившись воедино, попеременно тесня друг друга. Мышцы их рук и плеч напряглись, а на животе и на голых бедрах Хуана стали рельефными. Противники поочередно брали верх, оба щерили зубы и не мигая смотрели друг на друга.

Наконец нападавший неожиданным рывком освободился от хватки Хуана, спотыкаясь, отступил назад и опять бросился в атаку. На сей раз Хуан оказался проворнее. Он ушел в сторону, схватил урода за плечо и резко рванул. Описав полукруг, противник ударился о край бассейна и скатился в воду, поскольку ничего иного сделать уже не мог.

Люк, как буйвол, навалился на него и начал топить. Избавившись от напряжения, доктор Фицджералд снова опустился в шезлонг. Он сделал вдох, долгий, трепетный, болезненный вдох, и грудь его словно обдало огнем. Доктор даже спросил себя, долго ли он не дышал.

— Слава тебе. Господи! — прошептал он.

Его руки задергались от боли, пронизавшей их сверху донизу. Доктор опустил руки, и они повисли как плети вдоль подлокотников. Он попытался привести в норму дыхание.

На противоположном краю бассейна Хуан тяжело опустился на кафель и сидел, широко раздвинув ноги, будто тряпичная кукла, марионетка с перерезанными ниточками. А в бассейне, по грудь в воде, неуклюже возился Люк, исполненный мрачной решимости. Он продолжал держать разбойника, не давая ему вынырнуть на поверхность. Вода вокруг него так и бурлила.

Но вот Хуан, похоже, мало-помалу вернулся к действительности, увидел Люка и осознал происходящее. Лицо его исказилось от боли, Хуан подался вперед и крикнул:

— Дядюшка Люк, не надо!

Но Люк не обратил никакого внимания на призыв юноши. Вода вокруг него волновалась все слабее и слабее.

Хуан оттолкнулся руками, стал на четвереньки, подполз к краю бассейна и опять закричал:

— Дядюшка Люк! Прекратите! — Доктор Фицджералд, выступавший всего лишь в роли зрителя, очнулся, выпрямился в кресле и громко сказал:

— Не лезь к нему, малыш. Он знает, что делает, оставь его.

И тут он с удивлением поймал себя на том, что произнес эти слова шепотом, и его никто не слышал. Да он и не надеялся, что его услышат.

Хуан неуклюже плюхнулся в бассейн, не нырнул, а скорее просто рухнул в воду и, еле волоча ноги, пошел к Люку. Каждое движение давалось ему с огромным трудом — настолько он изнемог. Потом эта диковинная безмолвная борьба возобновилась. Хуан и Люк дрались, будто изнуренные акулы за ушедшую под воду добычу. Люк что-то пробормотал, но доктор не расслышал его, а Хуан ничего не ответил губернатору. Потом Харрисон вдруг отвернулся и оставил Хуана в покое. Он медленно направился к доктору Фицджералду, подняв руки над водой. Подойдя, он тяжело взгромоздил локти на край бассейна, устремил на доктора невидящий взор и бросил:

— Вызови полицию, Эдгар.

Голос его звучал тихо и ровно.

Напротив них Хуан вытаскивал из воды мужчину. Тот был либо без сознания, либо мертв. Доктор сказал: «Разумеется» — и встал. Все его тело онемело, нервы расходились, как будто его избили дубинками. Пошатываясь, он заковылял к коттеджу, чтобы позвонить. Тело все никак не желало расслабляться.

Глава 11

Губернатор Харрисон сидел в шезлонге и, тяжело дыша, смотрел, как на другом краю бассейна Хуан делает этому сукину сыну искусственное дыхание. Ему хотелось сказать мальчику, чтобы он бросил это занятие, пусть сукин сын сдохнет, но у него не было сил возвысить голос, да и потом в конечном счете это уже не имело значения. Главное, Хуан жив.

Во время драки губернатора охватил ужас, и он мог только смотреть, как этот чертов малахольный норовит одним ударом ножа свести на нет все итоги его тяжких трудов. Теперь, когда все кончилось, он злился на незадачливого убийцу скорее по инерции. Слишком уж большое облегчение испытывал он от того, что Хуан жив, чтобы еще питать какие-либо чувства к безумцам.

А кем еще мог быть этот человек, если не безумцем! Выбегает не пойми откуда среди бела дня, босиком, голый по пояс, страшный как смертный грех, размахивает ножом, норовя убить совершенно незнакомого ему человека на глазах у двух свидетелей.

Более чем вероятно, что он сбежал из сумасшедшего дома. Во всяком случае, там ему самое место.

За бассейном Хуан, оседлав этого чокнутого, трудился, растирая ему спину. Как будто заставить маньяка дышать снова было очень важно. Но если мальчику от этого легче, пусть себе потешится.

В двери появился Эдгар. Он шел как человек, у которого раздроблены коленные чашечки. Лицо его было белым как снег.

— Полиция выезжает, — доложил он, — а два человека придут покараулят его до приезда полиции.

— Хорошо.

Хуан крикнул с дальнего края бассейна:

— Дядюшка Эдгар! Взгляните-ка!

— Ах, да, — отозвался Эдгар, будто лунатик. — Разумеется.

Губернатор смотрел, как Эдгар идет вокруг бассейна. Ноги у него заплетались, как у только что появившегося на свет жеребенка, и Харрисон поймал себя на том, что не в состоянии поверить в способность этого человека сделать то, что надо было сделать. Как же заставить его расправить плечи?

Если бы только в смерти Эллен Мэри был виноват Позос. Разумеется, в каком-то смысле так оно и было: не будь на свете Позоса, Эллен Мэри осталась бы жива. Но это были слишком казуистические рассуждения, и вряд ли стоило делиться ими с человеком, только что потерявшим дочь.

Неужто ничего нельзя придумать! Надо каким-то образом свалить вину на Позоса, тогда все встанет на свои места. Эдгар будет работать, как машина, отключив все чувства, если, конечно, дать ему соответствующий эмоциональный заряд.

Пока Хуан обходил бассейн, Эдгар опустился на колени рядом с телом безумца.

Робко улыбнувшись трясущимися губами, Хуан сел в шезлонг рядом с губернатором и сказал:

— Дядюшка Эдгар говорит, с ним все в порядке.

— Завтра я буду этому радоваться, но сейчас жалею, что не прикончил его, — ответил губернатор. Хуан протянул руку и сжал его колено.

— Я ценю это, дядюшка Люк, — сказал он. — Я ценю ваши чувства ко мне, но вы не поняли, что это за человек.

— Чего не понял? Безумец, вот и все.

— Он сидел в одной из тюрем отца. Вот откуда у него все эти шрамы.

Губернатор посмотрел на дальний край бассейна, потом опять на Хуана.

— Именно это он тебе и сказал?

— Да, сэр.

— Но зачем пытаться убить тебя? Почему бы не убить твоего отца? — спросил губернатор и подумал:

«Тогда мне не надо было бы идти на все эти ухищрения».

— Не знаю. Наверное, у отца неплохая охрана. И, как я понимаю, этот человек хотел возмездия и решил, что убийство единственного сына генерала станет лучшей местью. — Хуан горько усмехнулся. — Эх, знал бы он, как обстоит дело!

— То есть?

— Ну, что меня нельзя назвать сыном генерала Позоса, — сказал Хуан. — Я ему безразличен и не могу заставить себя любить его.

В этот миг прибыли двое служащих гостиницы. Губернатор показал на дальний угол бассейна.

— Он там.

Убийца, слава Богу, несостоявшийся, уже порывался сесть, хотя у него кружилась голова. Эдгар что-то негромко говорил ему, но, когда подошли двое служащих, он выпрямился и посторонился. Служащие неуклюже стали слева и справа от сидящего мужчины, поглядывая то на него, то на бассейн, то друг на друга, очевидно, не зная толком, что им делать в сложившихся обстоятельствах.

Эдгар обогнул бассейн, подошел и опустился в шезлонг рядом с губернатором, поодаль от Хуана.

— Он выживет, — сообщил он, — Нахлебался воды, но Хуан почти всю ее вытолкал.

— Сейчас я почти жалею, что не дал ему умереть, — сказал Хуан.

Когда Эдгар удивленно посмотрел на него, юноша снова объяснил, почему произошло это нападение.

Губернатор опять задумался, и ему показалось, что, как бы там ни было, эту атаку можно обратить к своей выгоде. Во-первых, пора начинать убеждать Хуана принять на себя заботы о Герреро после смерти отца. Во-вторых, внушить Эдгару уверенность в себе. Поэтому он сказал:

— В тот день, когда ты станешь правителем своей страны, Хуан, надо будет покончить с тем положением, которое порождает таких людей.

Хуан бросил хмурый взгляд на человека, сидевшего на кафельном краю бассейна, и губернатор заметил, что юноша проникается сознанием ответственности. Хуан постигал эту науку, пусть медленно, зато верно.

— Вряд ли, — глухо сказал Хуан, — кто-нибудь мог хоть в чем-то перечить отцу.

— Чтобы повлиять на его привычки? Едва ли.

— Едва ли, — эхом отозвался Хуан и смежил веки. Губернатор повернулся к Эдгару со словами:

— Когда настанет этот день, убийц больше не будет. Они просто останутся не у дел.

Эдгар понял. Он кивнул и сказал:

— Аминь.

Открыв глаза и посмотрев на незадачливого убийцу, Хуан проговорил:

— Мы не скажем отцу, что тут произошло. Полиции тоже. Этот человек — просто грабитель, вот и все. — Губернатор нахмурился.

— Но почему?

Хуан повернулся и посмотрел ему в глаза.

— Я не хочу, чтобы его снова упрятали в тюрьму в стране отца. Пусть его посадят в мексиканскую тюрьму.

Губернатор улыбнулся, и на душе вдруг стало легко. Все образуется, и, ей-богу, у парня все задатки прекрасного вождя, отменного предводителя.

— Хорошо, — согласился губернатор. — Если только он сам не станет выступать с речами.

— Я с ним поговорю, — сказал Хуан и встал. Когда через несколько минут полицейские в коричневой форме тяжело поднялись по склону холма, Хуан сидел на корточках перед пленником, беседуя с ним по-испански. Он выпрямился, вернулся к губернатору и по-английски ответил на вопросы полицейских.

Глава 12

Генерал Позос неторопливо спустился по пружинящим сходням в катер, где два матроса подхватили его под руки и помогли забраться на борт. Посадка и высадка портили ему все удовольствие от прогулок на яхте.

Вместе с ним в катер спустились Боб Харрисон и еще несколько приближенных. Когда все расселись — Харрисон рядом с генералом, — катер отвалил от яхты и направился к берегу.

Харрисон держал на коленях блокнот. Был полдень, солнце стояло в зените, не давая почти никакой тени. Становилось жарко, даже чересчур, но Харрисон в своем сером полотняном костюме и светло-сером галстуке был невозмутим и, казалось, не чувствовал зноя.

— Вы начнете, — говорил он, заглядывая в блокнот, — с ответа на приветствие мэра города прямо на причале.

— Да знаю я его, — буркнул генерал. — Он свинья. — Генерал пребывал в дурном расположении духа, и не только из-за шатких сходен, но и из-за того, что второй темно-синий мундир, в который ему пришлось облачиться, оказался чересчур плотным для такого солнечного дня. Генерал обливался потом. Он был весь липкий.

Харрисон, совершенно не тронутый замечанием генерала продолжал читать:

— Мэр будет на завтраке в вашу честь. В числе приглашенных будут…

Генерал Позос в злобном молчании слушал перечень приглашенных, но, когда мелькнула фамилия одной известной киноактрисы, он сказал:

— Это та блондинка?

— Нет, сэр. Рыжая.

— Возможно, я ее захочу.

— По-моему, она только что опять вышла замуж, генерал, и фамилия ее мужа тоже значится в списке.

— Рог nada. — Генерал пренебрежительно махнул рукой, как бы говоря: «Не очень-то и хотелось». Он всегда переходил на испанский, когда желал сохранить лицо. Он не верил, что английский может в полной мере передать безразличный тон, которым Позос хотел объявить, что ему наплевать на эту рыжеволосую киноактрису, что она уже забыта, что ее для него не существует. Все необходимые тонкости речи давались ему только на родном языке.

Харрисон как ни в чем не бывало продолжал:

— После ланча, который будет дан в «Хилтоне», состоится небольшая пресс-конференция, а затем вы…

— Репортеры? — Генерал не жаловал жнецов новостей и имел на то основания.

— Мы заручились обещанием сотрудничества. Все равно они мексиканцы, кроме двух человек.

— А эти двое?

— Один американец, другой — британец.

— Уж и не знаю, который хуже. — Это не было шуткой, поскольку генерал не умел шутить. Это была истинная правда, изреченная с каменным лицом.

— Они не будут ерепениться, генерал, все улажено.

— Хорошо.

— После пресс-конференции вы отправитесь в номер, отведенный вам в «Хилтоне», и там побеседуете с новыми кандидатами в члены вашего личного штаба.

Генерал улыбнулся. Это означало, что там будут женщины, а он любил женщин — новеньких, с иголочки.

— С четырех до семи, — продолжал Харрисон, — вечеринка с коктейлями, которую устраивает в вашу честь один американский писатель. — Он назвал фамилию человека, романы которого о врачах неизменно попадали в списки бестселлеров.

Генерал о нем слыхом не слыхивал. Он что-то буркнул, ему было наплевать.

— Обед в восемь, — сказал Харрисон. — Хозяин — посол Бразилии, у него поместье за городом.

Генералу не нравилась Бразилия, потому что она была такая большая. Он сложил губы бантиком, но ничего не сказал.

— В ваши покои вы вернетесь к одиннадцати, — закончил Харрисон, — и остаток вечера будете свободным. Отплываем мы в девять утра.

Генерал кивнул.

Когда катер пришвартовался, сильные руки помогли генералу встать и подняться на прочный настил, где его ждала толпа людей с улыбками на физиономиях и протянутыми руками. Все были разодеты, как на парад.

Последующие пять минут генерал был занят протокольным обменом любезностями и церемонией знакомства. Тут было немало людей, которым следовало улыбаться, и много рук, которые надлежало пожать. Причем в определенной последовательности. Генерал любил эти суетные церемонии точно так же, как он любил свои мундиры: они внушали ему чувство собственного величия, нужности, добродетели.

Разумеется, встречать его пришли в основном политики — мэры, губернаторы, послы и прочие видные люди. Были там и Люк Харрисон, отец Боба, и доктор Эдгар Фицджералд, оба где-то в самом конце шеренги. Генерал Позос был рад видеть их, особенно доктора, который должен здесь присоединиться к нему на неопределенный срок. С широкой улыбкой он обеими руками схватил руку доктора. Телесные недуги, донимавшие генерала последние несколько лет, в особенности все более частые случаи полового бессилия, и пугали, и злили его. Уже от одной мысли, что его пользует такое светило, как доктор Эдгар Фицджералд, генерал испытывал громадное облегчение.

Пожимая доктору руку, генерал с чувством произнес:

— Несказанно счастлив, мой доктор. Несказанно счастлив. Ваши покои на судне вам понравятся, я в этом убежден.

Доктор выглядел малость изнуренным, возможно, из-за перемены климата или непривычной еды, но сумел улыбнуться в ответ и сказал:

— Мне не терпится их увидеть, генерал. И я с нетерпением жду начала… начала нашего сотрудничества.

— Несказанно счастлив. Несказанно счастлив.

Наконец генерал отпустил руку доктора и пошел дальше. Он позволил себе немного отвлечься, наблюдая за встречей молодого Харрисона с отцом. Может, хоть сейчас появится какой-нибудь намек, ключик, откроющий дверь во внутренний мир Харрисона, когда он обменяется рукопожатием с отцом, которого не видел почти год.

Но его ждало разочарование. Двое мужчин, отец и сын, пожали друг другу руки, обменялись улыбками и несколькими невнятными словами, и, насколько мог видеть генерал, все это было проделано с тем же вкрадчиво-вежливым дружелюбием, какое Харрисон выказывал всегда.

Да, но на этот раз они были вдвоем. Приветствуя сына, отец вел себя точно так же. Совершенно так же. Никаких тебе широких радостных улыбок, ни сверкающих глаз, ни объятий или иных жестов, принятых между кровными родственниками. Но и холодка, возникающего между отдаляющимися друг от друга родными, тоже не было. Короче говоря, ничего не было, ровным счетом ничего.

Неужели Харрисон научился всему этому у отца?

Генерал приблизился к следующей бессмысленно улыбающейся физиономии и бездумно протянутой руке. Это был молодой человек, латиноамериканец, смутно знакомый, но смотревший с надменным вызовом. Генерал не узнал родного сына, пожал ему руку, не заметив мрачной насмешки, появившейся в глазах юноши, и пошел себе дальше.

Шагая вдоль шеренг, улыбаясь, кивая, пожимая руки и бормоча что-то то по-английски, то по-испански, генерал заметил краем глаза, что старший Харрисон сделал шаг назад из строя и пошел прочь. Молодой человек с непонятным вызовом в глазах удалился вместе с ним.

Минутой позже младший Харрисон оказался рядом с генералом и пробормотал:

— Папа не мог остаться. Он собирался пробыть тут, пока не встретит вас, но сейчас вынужден спешно уйти. Он просил меня передать вам свои извинения и сказать, что надеется увидеть вас в Санто-Стефано через месяц.

Генерал кивнул. Понять он ничего не понял, но все равно кивнул. И пошел дальше вдоль шеренги, кланяясь и пожимая руки.

Наконец с первыми приветствиями было покончено, и собравшиеся потянулись к веренице лимузинов, стоявших в дальнем конце причала. Теперь слева и справа от Позоса шествовали Боб Харрисон и мэр города. Сегодня мэр формально был хозяином. Через несколько шагов Харрисон поотстал, чтобы уступить место послу Бразилии.

Они подошли к лимузинам, внимание генерала привлекла какая-то возня в дальнем конце улицы. Он посмотрел туда и с удивлением увидел двух всадников. Они мчались по улице, будто на состязаниях по конкуру. Их продвижение сопровождалось пальбой, криками, свидетельствующими об азарте погони, невероятной суматохой. Весь этот хай приближался.

— О, Боже мой! — послышался чей-то громкий голос, и генерал понял, что это сказал молодой Харрисон, с которого наконец-то слетел его блеклый кокон. Генерал повернулся, чтобы понаблюдать за выражением лица Харрисона, но тут какой-то мощный кулак ударил его в грудь, и свет для Позоса померк.

Часть IV

Глава 1

Когда они преодолели поворот, и зарево над горящей машиной скрылось из виду, а вокруг снова воцарилась непроницаемая тьма, озаренная лишь фарами «датсуна», Элли повернулась, посмотрела на профиль Грофилда и спросила:

— Господи, чего же ты натворил?

— Тактика партизанской войны. Я оставил их безлошадными.

Грофилд чувствовал себя превосходно и был очень доволен собой. Он посадил в лужу эту шайку, да так, что, возможно, навсегда вывел из игры. На подступах к Акапулько их будет поджидать другая шайка, но Грофилд уже почувствовал бойцовский азарт и был уверен, что справится и с ними, дайте только срок.

Сейчас он воображал себя Ричардом Контом или Джорджем Рафтом. Оставив тяжелую артиллерию без тяги, он вовремя доставил во Фриско груз апельсинов, а значит, контракт на перевозку достанется его дочерней компании, и, стало быть, Марта сможет пойти к хирургу со своей больной ступней. Сгорбившись за баранкой, Грофилд слышал фоновое стаккато, всегда сопровождавшее этот эпизод, и думал, что ему недостает только сигареты в уголке рта.

Левый поворот.

— Дай-ка козик, — бросил он.

— Что-что?

— Сигару, пожалуйста.

— О-о, я тебя не расслышала.

Грофилд усмехнулся и поудобнее устроился на сиденье, забыв об эпизоде из кино. Не было нужды держать плечи в постоянном напряжении. Музыка в голове стихла, и он сказал:

— Постарайся вздремнуть, если получится. Возможно, потом я посажу тебя за руль.

Она протянула ему зажженную сигарету и ответила:

— Можешь мне не верить, но ты одновременно и честный, и хитрый. Ты не захочешь, чтобы я потом вела машину, и сам это знаешь.

Грофилд посмотрел на нее и опять уставился на извилистую дорогу, идущую в гору.

— Ну что ж, — сказал он. — Но, когда мы доберемся до Акапулько, командовать будешь ты, отыщешь генерала и добьешься встречи с ним. А для этого тебе необходимо иметь свежую голову.

— Я должна бодрствовать, — заявила она, — чтобы развлекать тебя. Ты ведь тоже почти не спал.

— Я прекрасно себя чувствую, — заверил ее Грофилд. — Я водитель от Бога, я могу вести машину всю ночь и не раз это делал.

— Кроме того, — добавила она, — вряд ли я усну, уж больно я взбудоражена.

Грофилд пожал плечами и сказал:

— Меня это вполне устраивает. Решай сама. — Но Элли молчала, а когда пять минут спустя Грофилд посмотрел на девушку, она уже спала, склонив голову набок и прислонившись к окну.

Грофилд не врал, говоря, что он — водитель от Бога и получает удовольствие, сидя за рулем, но езда по этой дороге вымотала бы кого угодно. Шоссе извивалось, шло то вниз, то вверх, а то и вовсе в обратную сторону. Дорожных знаков и фонарей не было в помине, дорога на всем протяжении шла в два ряда. Одна отрада: тут не было ни встречного, ни попутного транспорта, и Грофилд постоянно держал дальний свет, с величайшей осторожностью пробираясь вперед, редко когда доводя скорость до тридцати миль в час. Как он ни старался, плечи напрягались, и наконец он ощутил первый прилив боли, которая волнами расходилась от раны. Тогда он заставил себя расслабиться, усесться поудобнее и не очень крепко сжимать руками баранку. Последние сутки рана почти не беспокоила его, и Грофилду не хотелось, чтобы она разболелась опять. Однако спустя какое-то время он снова склонился над баранкой и, щурясь, вглядывался в темноту; плечи и торс напряглись, а пальцы прилипли к рулю.

Лучший друг человека, сидящего за рулем ночью, это радиоприемник, но в этих горах он не действовал, да и радиостанций поблизости не было. Иногда Грофилд пытался поймать хоть что-нибудь, но вылавливал одни помехи, а Элли стонала и ворочалась во сне.

Рассвело примерно в половине шестого. Грофилд шоферил уже два часа и проехал сорок семь миль. Он так устал, словно крутил баранку часов десять кряду, а рана ныла теперь не переставая. Он проголодался, ему чудился запах кофе.

При свете дня вести машину было немного лучше, и Грофилд наддал ходу. Полчаса спустя, проехав еще двадцать одну милю, он оказался на равнине близ городка Чильпансинго. Справа стояла большая заправочная станция «Пемекс», с рестораном на втором этаже. Грофилд зарулил на заправку и остановился.

Как только машина стала, Элли проснулась. Она выпрямилась на сиденье, огляделась мутными глазами и спросила:

— Мы приехали?

— Нет. Это городок под названием Чильпансинго. Место для привала.

— О-о. — Протирая глаза костяшками пальцев, она сказала: — Я уснула.

— Конечно. Я этого и хотел.

— Который час?

— Начало седьмого.

— Боже мой! Я проспала почти три часа!

— Идем выпьем кофе.

Сначала они зашли в туалеты и умылись, потом поднялись в ресторан. В столь ранний час посетителей не было, а трое служащих уже работали. Невысокий серьезный молодой человек взгромоздился на стул за кассой, крепко сбитая женщина протирала пол шваброй, а официантка в белой форменной одежде возилась у столика в углу, наполняя сахарницы.

Как только Грофилд и Элли уселись за столик, официантка подошла к ним и с улыбкой подала два стакана воды и два меню.

Грофилд сказал:

— Мы торопимся, ты это понимаешь? — Элли кивнула.

— Понимаю.

Она заказала дыню и черный кофе. Грофилд попросил то же самое. Пока они ждали, Грофилд закурил сигарету, но увидел, что Элли скорчила гримасу отвращения, и загасил ее.

— Прости, — сказала она, — это у меня спросонья.

— Ничего. Все равно она была невкусная.

— Если хочешь, я могу немного повести машину.

— Нет. Мне нужно только несколько минут отдыха и чашка кофе.

Когда официантка вернулась с заказом, Грофилд спросил ее, сколько еще ехать до Акапулько, и она ответила:

— Сто сорок километров.

Он произвел подсчеты, и оказалось, что это составляет восемьдесят семь с половиной миль. По меньшей мере, еще два часа при их нынешней скорости, если не больше. Он сказал:

— На Акапулько ведет только эта дорога, так?

— О, да.

— И другим путем туда не добраться?

— Летите, — сказала она, улыбаясь во весь рот, и махнула рукой в сторону окна.

Нахмурившись, Грофилд посмотрел туда и увидел два маленьких самолетика на летном поле и взлетно-посадочную полосу справа.

Какое-то мгновение он обдумывал эту возможность. Хоннер и иже с ним думают, что они прибудут на машине, так что если появиться на аэроплане…

Нет. Хоннер и его люди наверняка знают об этом аэродроме, да и слежку будут вести повсеместно и бдительно, поскольку и им пришло в голову, что Грофилд может попробовать сбить их с толку. К тому же, если они с Элли сядут в самолет, им придется бросить здесь машину, и Хоннер все поймет, когда прикатит сюда немного погодя.

Делать нечего. Грофилд поблагодарил официантку и потянулся за своим кофе.

Откусив кусочек дыни, Элли сказала:

— Я тут все думала.

— О чем?

— Об этих людях в Акапулько. Ты знаешь, о ком я.

— Дружки Хоннера?

— Да. Они будут ждать нас не на въезде в город, а станут искать на дороге, где нас сподручнее всего схватить. Они поедут на север, Хоннер — на юг, а мы сидим на полпути между ними, едим дыню и пьем кофе.

— Я знаю, — сказал Грофилд. — Я пытался отогнать эту мысль прочь, но мне ясно, что именно это они и сделают, приедут за нами.

— В таком случае, как же нам быть?

— Это вопрос на засыпку, милая. — Грофилд снова посмотрел на самолеты, покрытые блестящей росой, и испытал искушение.

— Сейчас светло, — сказала она. — На этот раз тебе не удастся подкрасться к ним, прошмыгнуть мимо или опередить их.

— Да знаю я, знаю. Не зуди.

— Зудить? Странное слово.

— Вся наша жизнь — странная штука. Ты покончила с дыней?

— Что же мы будем делать, Алан?

— Думать. А чтобы сберечь время, поедем дальше. — Они расплатились и спустились к машине. Тут Элли сказала:

— Мне и впрямь хочется повести машину, а ты сможешь думать не отвлекаясь.

Грофилд чувствовал, что лукавит, позволяя уговорить себя, но плечо все ныло, а крутить баранку и впрямь не хотелось, поэтому он просто сказал:

— Дорога чертовски трудная, ты знаешь.

— Я умею водить. Дай мне ключи.

— Ладно. — Он отдал ей ключи. Они сели в машину и покатили на юг. Сразу же за городской чертой дорога снова пошла вверх и принялась виться змеей среди гор.

Сидя на пассажирском месте, Грофилд задумчиво смотрел в ветровое стекло и следил за небом, становившимся все синее, и за грязно-белым капотом «датсуна», который рыскал туда-сюда, повторяя изгибы извилистой, как штопор, дороги. Грофилд не очень усердно предавался размышлениям, расслабился, и боль в плече пошла на убыль.

Вдруг Элли резко нажала на тормоз, и Грофилд очнулся от полусна-полузабытья. Он поднял глаза, думая, что путь преградили люди с пистолетами, но увидел вместо них целое стадо черных коз. Они спускались с крутого заросшего склона слева, пересекали дорогу, а потом сползали вниз с другого крутого склона справа. Двое молодых конных пастухов в белых рубахах и брюках, темных серапе и соломенных шляпах, похожих на сомбреро, только с полями поуже, сновали взад-вперед по дороге слева и справа от стада, не давая козам разбредаться.

Грофилд посмотрел на них, посмотрел на коз, посмотрел на едва заметную тропу, по которой те шли, и щелкнул пальцами.

— Элли, — сказал он, — если ты говоришь по-испански, мы спасены.

— Только в пределах школьной программы. А что?

— Спроси парней, за сколько они продадут своих лошадей.

— Что?!

— Лошади, лошади. Быстрее, пока они не проехали.

— Но зачем нам нужны…

— Сейчас не время, дорогая. Сначала, рог favor, спроси их, сколько они хотят за своих лошадей.

— Ну…

Они вылезли из машины, и Элли на ломаном испанском обратилась к всаднику, ехавшему вдоль ближнего фланга стада. Сначала пастух впал в замешательство, но потом объявил, что лошади не продаются.

— Скажи ему, что деньги американские, — попросил ее Грофилд. — По сто долларов за каждую лошадь, отличными десятидолларовыми банкнотами.

Элли перевела. Всадник, казалось, заколебался, тогда Грофилд вернулся к машине, открыл чемодан, взял деньги и, подойдя, показал их пастуху.

Всаднику было не больше двадцати, а его напарнику на другой стороне дороги и того меньше. Вид зелененьких произвел на него впечатление и заставил задуматься, но и только. Когда Грофилд увидел, что денег мало, он сходил к машине, взял еще сто долларов и с помощью Элли сообщил пастухам, что поднимает до ста пятидесяти долларов за каждую лошадь.

Козы остановились и разразились громким «м-е-е-е», робко топчась на дороге. Всадники над ними быстро тараторили друг с другом по-испански, который, очевидно, был не только выше козьего разумения, но и непонятен Элли. Потом они выдвинули встречное предложение: сто пятьдесят долларов за одну лошадь.

Но Грофилд покачал головой.

— Две лошади или ничего. Скажи им.

Элли перевела. Снова последовало торопливое совещание. Оба задумались, а когда Грофилд заметил, что они искоса поглядывают, не пойдет ли он опять к машине за деньгами, ему стало ясно, что сделка состоялась. Демонстративно сунув стопку денег в карман, он громко сказал Элли:

— Ну, ничего не выйдет. Да и ладно. — Он махнул рукой, как бы говоря, что передумал и решил бросить торги.

Тогда ближайший к ним всадник снова заговорил с Элли, и она перевела его слова:

— Он говорит, что за седла и одеяла придется платить дополнительно.

— Еще пятьдесят долларов за все.

Она передала его слова, и весь мир вдруг превратился в улыбки и кивающие головы. Грофилд принес остальные деньги, всадники спешились, и все пожали друг другу руки. Всадники, низведенные до положения пешеходов, снова погнали своих коз, а Элли и Грофилд так и стояли, держа лошадей за веревки.

— Ну, — сказала Элли, — теперь у нас две лошади. Как раз то, о чем я всегда так мечтала.

Грофилд вскочил в седло с сияющей улыбкой до ушей, как на рекламе сигарет. Лошадь почувствовала незнакомого седока, заволновалась, но Грофилд сказал:

«Тпру, малыш» — и принялся повторять иные уместные в таких обстоятельствах выражения из вестернов, и животина успокоилась.

— Дай мне поводья своей лошади, — сказал Грофилд Элли. — А сама поезжай за нами в машине.

— Это же надо, а? — ответила Элли. — А я забыла в Филадельфии свой фотоаппарат.

Глава 2

Самое интересное заключалось в том, что здесь жили люди. Они проводили тут дни и ночи — в горах, через которые цивилизация с горем пополам ухитрилась проложить одну-единственную двухрядную дорогу. Она извивалась, ломалась, корчилась и грозила того и гляди прекратить существование. Едущий по этой дороге автомобилист мог утратить строгость мышления и предположить, что окружающие его горы недоступны и негостеприимны не только для него, но и для всех остальных людей. Однако это было весьма далеко от истины.

Взять хотя бы пастухов, навроде тех, у которых Грофилд приобрел лошадей. Они жили на скромный доход от маленьких стад коз или крупного рогатого скота, на ночь оставляя их в загонах в долинах, а днем выводя на пастбища на высокогорных склонах. Иногда они пересекали шоссе — эту тонкую серую ленточку, примету мира завтрашнего дня. Жили тут и фермеры. Склоны, казавшиеся слишком крутыми, чтобы по ним можно было ходить, на самом деле обрабатывались. Их засевали в основном бобовыми культурами, предварительно вспахав ровными изогнутыми бороздами, обнажавшими черную землю, так что временами пейзаж напоминал картинки из детских книжек — крупные черно-зеленые холмы, сплошь покрытые полями.

Грофилд гарцевал на коне, ведя вторую лошадь в поводу, а Элли ехала за ними в «датсуне». Он думал, что встреча с этими пастухами, гнавшими стадо коз, — большое везение. Причем не столько из-за покупки лошадей, хотя и это было хорошо, сколько из-за того, что эта встреча направила его мысли в нужное русло и подсказала, как избежать столкновения с людьми, которые норовили перехватить его и наверняка уже были в пути, направляясь из Акапулько на север.

И все же их поймают, если они быстренько не найдут подходящее местечко. Они ехали вверх по склону, а верхушки холмов имеют свойство что-то сулить. Грофилд ударил своего жеребца пятками по бокам, пустив его спорой рысью. Обеим лошадям не очень нравилось ощущать под копытами мощеную дорогу, поэтому Грофилду приходилось то и дело их понукать.

На гребне холма, где дорога сворачивала налево, огибая торчащий скальный выступ, правая обочина была посыпана щебнем и превращена в обзорную площадку, с которой открывался прекрасный вид. Сейчас Грофилду было не до красот, а вот сама площадка ему понравилась. Он проехал мимо, чтобы не оставлять на гравии отпечатков подков, потом остановился и спешился.

Элли затормозила позади него. Она высунула голову из окна и крикнула:

— И что теперь?

— Загони машину на гравий, носом вон к той загородке, и поставь на холостой ход. Нет, пожалуй, вовсе заглуши мотор.

— Прекрасно. — Она сдала назад, развернулась и поставила машину, как он велел.

Тем временем он отвел обеих лошадей на противоположную сторону дороги и привязал к кусту, росшему на крошечном треугольничке земли между асфальтом и скалистой стеной. Убедившись, что лошади не сорвутся с привязи, Грофилд вернулся к машине.

Элли открыла дверцу и спросила:

— Мне выйти?

— Да уж, пожалуй, коль скоро ей суждено отправиться в пропасть.

— Что-что?! Послушай, я ведь взяла эту машину напрокат.

— Они примут чек, не переживай. Вылезай.

Он подошел и осмотрел ограждение у края обрыва. Оно было сооружено из воткнутых в землю крест-накрест жердей, связанных в форме буквы X. На этих козлах лежали толстые неструганые бревна. Грофилд поднатужился и поднял конец одного из них, раскачал его и сбросил вниз с обрыва. Второй конец бревна упал с козел без посторонней помощи, и бревно с грохотом покатилось в пропасть.

Заглянув через край, Грофилд увидел длинный и почти отвесный склон, испещренный редкими деревцами, линия которых соединялась со сплошным зеленым массивом внизу. Дно было далеко, но пятно кремового цвета наверняка можно будет разглядеть. Если, разумеется, машина не сгорит, но при выключенном двигателе пожар был маловероятен.

Вернувшись к машине, Грофилд сказал:

— Поставь на нейтралку и отпусти ручной тормоз.

— Ты и впрямь собираешься это сделать?

— И впрямь. Только сначала надо вытащить наши пожитки.

— Да уж.

— Возьмем по одному чемодану, больше нам не утащить.

Перераспределение поклажи заняло несколько минут. Чемодан с деньгами был наполовину пуст, и в нем хватило места для самых необходимых вещей. Элли, понятное дело, было куда труднее решить, каким барахлом можно пожертвовать, но в конце концов и она собралась в путь.

Грофилд сунул лишние чемоданы обратно в машину, а Элли отпустила ручной тормоз и поставила рычаг переключения передач в нейтральное положение, потом вылезла из машины, захлопнула дверцу и спросила:

— Ну, и что дальше?

— Теперь толкнем.

Перед обрывом был небольшой подъем. Грофилду и Элли пришлось изо всех сил толкать машину, чтобы сдвинуть ее с места. Наконец передние колеса перекатились через край, и машина слегка накренилась вперед.

Но все оказалось не так уж просто. Передние колеса уже висели в воздухе, но кузов уперся в край обрыва и застрял. Они толкали что было сил, и в конце концов машина неохотно поползла вперед. А потом центр тяжести оказался за обрывом, Грофилд и Элли поспешно отскочили, а машина начала медленно опрокидываться, будто игрушечная. Показалось днище кузова, похожее на задницу исполнительницы канкана, а потом «датсун» исчез из виду.

Грофилд шагнул вперед, наклонился над обрывом и взглядом проводил «датсун» в последний путь. Обрыв был почти отвесный, и казалось, что «датсун» бежит вниз, касаясь поверхности то одним, то двумя, то тремя колесами. Машина смяла деревца, которые, вопреки надеждам Грофилда, не остановили ее на самом виду, дабы помочь тем, кто будет ее выискивать. Наконец «датсун» замер далеко внизу размытой светлой точкой в море зелени. Если Хоннер будет искать машину, то наверняка найдет. Довольный собой, Грофилд отступил от края обрыва.

Элли, стоявшая со скрещенными на груди руками, спросила:

— А что теперь? Замаскируемся под мексиканцев?

— Как бы не так. Иди сюда.

— Ты сбросишь меня с обрыва?

— Вот именно. Иди сюда, тебе найдется работа. — Она подошла к нему, они облокотились на одну из реек ограждения, и Грофилд показал рукой вниз и чуть левее.

— Вот там проходит дорога, видишь?

— Погоди. О да, я вижу там выступ голой скалы.

— Ее взрывали, чтобы проложить дорогу. Но видишь ли ты саму дорогу? Серую, с красноватыми обочинами. — Элли кивнула.

— Да, я ее вижу.

— Следи за ней. Глаз не спускай. Это участок, до которого мы еще не добрались, и, если я не ошибаюсь, твои дружки из Акапулько очень скоро появятся на нем. Так что, если ты увидишь там какое-нибудь средство передвижения, кричи во всю глотку.

— Но зачем? А где же будешь ты?

— Чуть дальше по дороге. Я сразу же вернусь. Если появится машина, она будет двигаться справа налево.

— Разумеется, — сказала она. — Не такая уж я дура.

— Ты прелесть.

Он похлопал ее пониже спины, подмигнул ей и отошел. Перейдя через дорогу, он сел на новообретенного коня и поехал за поворот, чтобы разведать путь.

За поворотом лежал довольно длинный прямой отрезок, затем дорога сворачивала вправо и терялась из виду. Справа был отвесный обрыв, а слева — отвесная стена, сплошь поросшая деревьями и кустарниками и увенчанная голой скалистой верхушкой.

Именно за этой, левой стороной наблюдал Грофилд, пустив лошадь шагом, и примерно футах в ста от верхушки нашел то, что искал: узкую и почти невидимую тропу, которая вела вверх, в горы, и терялась там. Он пустил по ней лошадь, та мелким грациозным шагом сошла с шоссе и расставила ноги, готовясь преодолеть первый этап подъема и удалиться от шоссе.

Через несколько ярдов тропа повернула направо и пошла почти горизонтально, поперек господствующего склона. За деревьями Грофилд уже почти не видел шоссе, а минуту спустя оно и вовсе исчезло. Он очутился в темном, тихом и холодном тропическом лесу, где деревья жались друг к другу, а небольшие промежутки между ними занимал подлесок. Солнечный свет сюда почти не проникал, во влажном воздухе пахло мускусом. Тропка, по которой ехал Грофилд, могла пропустить только одного всадника; если коров гнали именно здесь, им приходилось двигаться гуськом.

Грофилд ехал вперед, пока не добрался до места, где можно было развернуться. Потом он направился обратно к шоссе, где его ждала Элли. Он спешился и спросил:

— Никто не проезжал?

— Нет. Где ты был?

— В лесу на той стороне. Ты знай себе следи за дорогой.

Он снова привязал лошадь, потом поднял два чемодана и перетащил их через дорогу. Седла, за которые он выложил пятьдесят долларов сверху, были сделаны грубо, но и на том, и на другом на задних луках имелись ремни. Грофилд приторочил чемоданы и подошел к Элли, стоявшей у ограждения.

— Насколько я понимаю, — сказал он, — вряд ли они тронулись в путь до восхода солнца, в этом не было смысла. Так что раньше, чем через полчаса, вряд ли стоит их ждать. Хотя как знать.

— А что мы будем делать, когда они появятся? Последи немного за дорогой, у меня устали глаза.

— Хорошо. Мы спрячемся.

— Где?

— В лесу. В одном месте, где машина не пройдет. Понимаешь, они ведь должны перехватить не двух человек, а машину. Или «датсун», или какую-нибудь другую, в которую мы могли пересесть. Мы же могли попросить какого-нибудь водителя грузовика подбросить нас. Короче, они будут искать автомобиль. И могут предвидеть, что мы попытаемся спрятаться и пропустить их, поэтому станут искать съезды с дороги, которых почти нет. Однако там, где машина не может сойти с дороги, они искать не будут.

— Потому-то мы и сбросили с обрыва совершенно исправный автомобиль?

— Это одна причина. Вторая же состоит в том, что Хоннер и люди, едущие с другой стороны, должны встретиться где-то на этой дороге, и…

Элли вдруг громко засмеялась.

— Хотела бы я посмотреть на их физиономии!

— Нет, тебе это не удастся. Во всяком случае, они станут нас искать, начнут вглядываться и, если нам повезет, увидят, что здесь не хватает бревна. Тогда они посмотрят с обрыва вниз, и, угадай, что дальше?

— Мы не вписались в поворот? — спросила она.

— Мне бы очень хотелось, чтобы они в это поверили. Может, поверят, может, и нет, но попробовать стоит. Все равно оставлять машину на виду мы не можем, потому что тогда они поймут, что дело нечисто, и кто-нибудь из них обо всем догадается.

— Ага. Ну, дай нам Бог удачи.

Грофилд выпрямился и потянулся. После того, как они столкнули машину с обрыва, спина у него снова разболелась, как у вьючной лошади.

— Стой в карауле, — сказал он. — Мне надо немного отдохнуть.

— Господи, разумеется! Прости, мне следовало бы догадаться…

— Да, да, смотри за дорогой внизу. Я только присяду…

Наблюдая за дорогой, она сказала:

— Вздремни, если хочешь. Я успею тебя разбудить.

— Да не хочу я дремать, — ответил он, прикрывая глаза от солнца. — Мне надо отдохнуть всего минутку. — Он прислонился здоровым плечом к столбу ограды и расслабился.

И вот уже Элли трясет его за плечо со словами:

— Проснись! Проснись!

Грофилд пробудился от потрясения, вызванного мыслью о том, что он, оказывается, уснул. Грофилд выпрямился, спина страшно болела.

— Что? Что? — залопотал он, не в силах ни сосредоточиться, ни сфокусировать зрение.

— Я видела машину, — сказала она.

— Помоги мне… помоги мне встать, я снова как деревянный.

Элли помогла ему встать, и он спросил:

— Что за машина?

— Я думаю, американская, не знаю, какой марки. Белая.

У него разболелось все тело: не надо было прекращать двигаться и засыпать. Он заставил себя пошевелиться и потопал через шоссе к смиренно ждавшим лошадям. С трудом взгромоздившись в седло, он спросил:

— Как долго я спал?

— Около часа. Уже почти полвосьмого.

Он проскакал по дороге, затем свернул на тропу. Отъехав подальше, Грофилд спешился, руки и ноги у него совсем затекли. Он протиснулся мимо Элли, все еще сидевшей в седле, и поплелся обратно к шоссе.

— Пойду погляжу, они ли это. Посмотри за лошадьми.

Он подобрался к дороге насколько хватило храбрости и лег пластом. Прохладная земля и свежий воздух успокоили его, но Грофилд знал, что это лишь временное облегчение, а по большому счету холод и сырость только усугубят оцепенение. Однако в качестве первой помощи эта холодная примочка действовала как нельзя лучше.

Ждать пришлось минуты две, потом он услышал, как машина преодолевает подъем. Грофилд чуть приподнялся в своем укрытии из кустов и хорошо разглядел троих мужчин в проехавшей машине. Лица были ему не знакомы, но принадлежали к тому же типу: вне всякого сомнения, это были дружки Хоннера.

Как только они проехали, он поднялся и поспешил к Элли, почти не обращая внимания на свое оцепенение. Да и пройдет оно, надо только размяться.

— Ну что ж, — сказал он, снова садясь в седло. — Поехали.

Глава 3

Солнце стояло высоко и палило, но здесь, в горах, воздух был приятный, даже прохладный. Грофилд и Элли ехали по шоссе бок о бок легким аллюром и почти все время молчали. В десятом часу начали попадаться встречные машины — утренние туристы, ехавшие из Акапулько в Мехико-Сити на автобусах, грузовики, изрыгающие зловонный черный дым, какого в США не увидишь и не унюхаешь, но время от времени встречались и автолюбители, на некоторых машинах были американские номера: Калифорния, Техас, Луизиана. Один серый «шевроле» прикатил аж из штата Мэн.

Водители грузовиков и туристы не обращали внимания на парочку, гарцевавшую в южном направлении, однако пассажиры автобусов неизменно высовывали из окон руки и головы, чтобы помахать, крикнуть что-нибудь и улыбнуться, возможно, потому, что делать им было нечего, а путешествие автобусом — довольно муторное занятие. Жалея, что у него нет усов, которые можно лихо подкручивать, Грофилд отвечал на приветствия пассажиров автобусов дружелюбными взмахами руки и чувствовал себя как офицер конфедератов, возвращающийся с войны на старую плантацию. В голове звучала музыка Стивена Фостера.

Примерно в половине одиннадцатого Элли сказала:

— Осади-ка лошадь на минутку. Я хочу поговорить с тобой до того, как мы приедем.

Они пустили лошадей рысью, и Грофилд сказал:

— Вот сейчас-то мы все и выясним, правда?

— Совершенно верно. Я до сих пор не упоминала об одном обстоятельстве.

Он повернулся и посмотрел на нее. Выражение ее лица было и глуповатым, и вызывающим. Он произнес:

— Ты хочешь сказать, что у тебя есть дружок?

— Ну, в общем, да.

— Золотко, тебе не стоит бояться, что я стану навязываться. Я с самого начала сказал тебе, что женат.

— Дело не в этом, — ответила она, улыбаясь вялой кривой улыбкой, и добавила:

— Я уж и не знаю, хочется ли мне, чтобы ты не навязывался. Но ты наверняка все равно не останешься со мной. Нет, я другое хотела сказать.

— Мы никогда не спали вместе.

— Да.

— Да кто же этому поверит, милая?

— Важные люди поверят, надо только правильно повести об этом речь. Ты же сможешь изложить все, как надо. Я знаю, что сможешь, и, надеюсь, так и сделаешь.

— А кто будет зрителем на этом представлении?

— Ну, например, мой отец. — Грофилд ухмыльнулся.

— У меня такое чувство, что это была всего лишь преамбула. Главное — дальше.

— Все это не очень определенно, — заявила она. — Мы не женаты, мы даже не обручены, честное слово.

— С кем?

— Это вроде как… вроде как само собой разумеется, только и всего. Уже много лет, с детства.

— Ах, — сказал Грофилд, — сын губернатора.

— Боб Харрисон, совершенно верно.

— Понял, — сказал Грофилд. — Я все сделаю изящно, можешь всецело положиться на меня.

— Надеюсь, что так. Я и сама еще толком ни в чем не уверена. Боба так долго не было, я его даже почти не знаю. Но он всегда старался соблюдать приличия, так что будет лучше…

— Ни слова больше, — сказал Грофилд. — С моей стороны твоей тайне не грозит никакая опасность. — Она улыбнулась.

— Спасибо.

— Но я хочу, чтобы ты знала, — сказал он, подавшись вперед и сжав колено Элли, — что я никогда не позволю себе забыть те немногие благословенные мгновения…

Она хлопнула его по руке и крикнула:

— Не будь какашкой!

И, со смехом пришпорив лошадь, поскакала вперед. Ровно в полдень они преодолели последний поворот и увидели Акапулько. Казалось, картинка из туристского путеводителя вдруг предстала перед ними наяву. Город был спланирован в виде громадной буквы «С», опрокинутой набок, и эта буква опоясывала спокойные воды гавани, широкие белые песчаные пляжи побережья, большие новенькие мотели слева, старые отели справа. Сам же город — тропический, белый и оранжевый — лежал посередине.

Элли протянула руку и крикнула:

— Вон его яхта, яхта генерала Позоса! Вон та большая, белая, видишь?

Грофилд видел. Пока он глядел на яхту, от нее отчалил катер и, разрезая воду, направился к берегу.

— Кто-то к нам едет, — сказал он.

— Быстрее!

Они были еще довольно далеко, им предстояло спуститься по извилистой дороге с южного склона ближайшей к городу горы. Только через пять минут они добрались до окраины Акапулько, а впереди был лабиринт городских трущоб. Туземцы с коричневыми физиономиями задирали головы и изумленно пялились на гринго, гарцевавших мимо.

Они и не пытались перейти на галоп. И потому, что уже четыре часа погоняли лошадей, и потому, что теперь под копытами была твердь городской мостовой.

Грофилд не ожидал, что тряска и возбуждение, которые он испытал в пути, так отразятся на его состоянии. Рана в спине все настырнее давала о себе знать. Наконец он сделал открытие: ему становилось легче, когда левая рука была под сорочкой, вроде как на перевязи. Так он и ехал, придерживая поводья правой рукой, приподнимаясь на стременах в такт аллюру. Чемодан был крепко-накрепко привязан позади седла.

Еще через пять минут они очутились у подножия склона, до океана осталось кварталов десять-двенадцать. Машин на улицах прибавилось, всадники въехали в оживленный район и поскакали посреди мостовой, Грофилд — впереди, Элли — за ним.

— Я видела, где причалил катер! — крикнула Элли. — Нам надо свернуть направо!

Грофилд кивнул и махнул правой рукой, давая понять, что слышал ее. Улица вела к широкой авениде, тянувшейся в обе стороны и разделенной газоном. Благодаря ее планировке город и имел форму буквы «С». Тут Грофилд свернул направо, и они с Элли поскакали сквозь самую гущу транспортного потока среди легковушек, грузовиков и ярких пляжных багги, приближаясь к причалу, возле которого отшвартовался катер.

И вдруг откуда-то слева послышались крики. Грофилд посмотрел туда и увидел голубой «крайслер», из которого вываливалась целая шайка. Все они орали и указывали пальцами на Грофилда и Элли. А потом вдруг перестали указывать и начали целиться из пистолетов, крича:

— Стой! Стой!

— Уходим! — завопил Грофилд.

И вонзил пятки в ребра лошади. Та рванулась вперед. Элли пристроилась сбоку, и они поскакали посреди авениды, сопровождаемые криками и гиканьем. Грофилд оглянулся через раненое плечо и увидел бегущих преследователей и лихо разворачивающийся «крайслер», который помчался прямо по разделительному газону, нагоняя беглецов.

— Ноооо! Ноооо! — заорал Грофилд в ухо своей лошади, так наклонившись вперед, что его голова оказалась на одном уровне с головой лошади, и он увидел ее неподвижный глаз и услышал храп. — Ноооо! Ноооо!

Слева по ходу стояла вереница черных безвкусно-роскошных лимузинов, и Грофилд понял, что главные события разворачиваются именно здесь. Он направил лошадь прямо в поток машин, и какой-то пляжный багги едва успел затормозить.

Народ уже собирался рассаживаться по лимузинам. Вся эта толпа людей в мундирах и строгих костюмах повернула головы и с разинутыми ртами глазела на Грофилда, за которым гнались бегуны и мчался «крайслер». В воздухе свистели пули.

Грофилд осадил лошадь, только когда поравнялся с первым лимузином, да так резко, что она даже попятилась назад. Лошадь не успела остановиться, а Грофилд уже спрыгнул на землю. Приземлился он неудачно, не успев вытащить левую руку из-за пазухи сорочки, и не мог опереться на нее; Грофилд тяжело рухнул, покатился кубарем и остановился у ног всех этих людей. Шатаясь, он кое-как встал, позвал: «Элли! Элли!» — и увидел, что она летит к нему по воздуху, раскрыв рот и размахивая руками. Они столкнулись, он снова упал и тотчас очутился в лесу, где росли ноги в черных ботинках. Нигде не было ни единой прогалины. Элли лежала на нем, как мешок с зерном.

Он все же сумел выговорить:

— Вставай. Вставай.

Но она не пошевелилась, а он был бессилен ей помочь. Грофилд лежал пластом, все тело страшно болело, воздуха не хватало.

Свара кончилась через две-три секунды. Лес ног расступился, появился свет, послышались многочисленные голоса, произносящие диковинные слова, а потом чей-то голос воскликнул:

— Эллен Мэри! Эллен Мэри!

На этот раз она пошевелилась, слезла с Грофилда, и он увидел красную полоску на белой блузке у ее левого плеча. Он сказал:

— Эй!

Но новый голос был более настойчив, он опять и опять выкрикивал имя Элли, и Грофилд понял, что не сможет привлечь к себе ее внимание. Она сидела рядом с ним, ничего не соображая и озираясь в толпе, будто кого-то выискивала.

Ценой огромных усилий Грофилд сел, протянул руку и хотел коснуться плеча Элли, но тут вдруг кто-то прорвался к ней через толпу и опустился на колени. Человек был седовласый, плотного сложения, холеный, наверняка ее отец. Он протянул к ней руки, хотел коснуться ее лица, но вдруг отпрянул и сказал:

— Ты ранена.

Вокруг них бушевало море звуков, и только отец и дочь стояли будто на каком-то островке тишины, Грофилд еле-еле услышал, как она сказала:

— Да.

И тут снова послышался голос ее отца:

— Они стреляли в тебя. Они хотели тебя убить. — Дочь ответила:

— Так и убивают. Неужели ты не знаешь? — А потом воцарилось безмолвие, никто уже ничего не говорил, все просто переглядывались, а Грофилд сидел, держа свою левую руку на перевязи, и ждал, что же будет дальше.

А дальше было вот что. Опять поднялся крик, и главным словом в этом гомоне было имя: «Генерал Позос! Генерал Позос!» А потом один парень вошел в круг этих орущих ублюдков. Не обращая на них внимания, он положил руку на плечо отца Элли и сказал ему:

— Сэр, это генерал. В него стреляли. Посмотрите рану.

Отец Элли поднял голову, как будто ничего не понимал, и забормотал:

— Ах да, конечно. Но Эллен Мэри, она же… — Элли сказала как отрезала:

— Меня едва задело. Все в порядке.

— Если ты…

— Я жива и здорова!

Молодой американец в сером деловом костюме сказал:

— Сэр, если вы поспешите…

— Да, да, конечно.

Ее отец неуклюже встал, как будто его только что хватил удар. Элли тоже поднялась, поддерживая правой рукой левую, но при этом сумела сохранить известную грацию. Последним встал Грофилд, совершенно не грациозно, едва не потеряв равновесие. Слава Богу, какой-то зевака с вытаращенными глазами подал ему руку.

Он огляделся и увидел, что Хоннер и его щенки уже смылись. Голубой «крайслер» исчез. Лошади, которых наконец-то оставили в покое, отдыхали в сторонке после долгого перехода.

Люди, стоявшие вокруг Грофилда, начали обращаться к нему с вопросами, кто по-испански, кто по-английски, а кто и вовсе на незнакомых языках, но он едва ли слышал их. Спустя несколько секунд Грофилд наконец-то понял, где находится, и до него дошло, что больше он не упадет в обморок. Тогда он протолкался сквозь толпу и пошел следом за Элли.

Тут были другие люди, они молчали. Толпа имела форму подковы, и в центре этой подковы стояли Элли и ее отец. Грофилд протиснулся к ним за спины и заглянул через их плечи. Он увидел толстяка в синем мундире, лежавшего на спине. Глаза старика были закрыты, очевидно, он лишился чувств. Ноги его задергались, будто лапы собаки, которая спит и видит во сне кроликов.

Грофилд ближе всех стоял к ним, поэтому он услышал, как Элли сказала отцу:

— Спаси ему жизнь. Спаси его.

— Но… — Отец выглядел испуганным, растерянным, смятенным. Он бестолково указывал то на толстяка, который валялся перед ним на земле без сознания, то на самого себя, да и на мир вообще.

— Люк… — начал было он, и голос его замер. Элли покачала головой и сказала:

— Нет. Папа, твой долг спасать жизни. — Он содрогнулся. И, казалось, на мгновение его охватила паника, будто лунатика, которого неожиданно разбудили. А потом заметным усилием он снова взял себя в руки и сказал:

— Да, — то ли обращаясь к дочери, то ли к себе самому.

Он повернулся, опустился на колени возле толстяка и начал расстегивать его дурацкий мундир.

Глава 4

Где-то кто-то барабанил в дверь. Это, должно быть, Макбет, подумал Грофилд, Макбет зарезал сон. Макбет не будет больше спать.

Он неохотно приоткрыл глаза и увидел комнату, погруженную в полутьму. Сначала он не понял, где находится, но потом пошевелился, почувствовал резкую боль в левой лопатке и все вспомнил. Ну конечно же. Пулевое ранение, полный чемодан денег в стенном шкафу: он был в комнате отеля, которую снял для него в Мехико-Сити Паркер.

Он снова закрыл глаза, вспоминая. Ему приснился какой-то дикий сон: девушки, залезающие в окно, всадник, скачущий по горам…

Комната двигалась!

Он снова открыл глаза, очень быстро, и все подтвердилось. У него не было головокружения или чего-то подобного: комната и впрямь двигалась.

А окно оказалось бортовым иллюминатором.

В дверь снова постучали, но Грофилд не обратил на стук внимания. Он уставился на иллюминатор и громко сказал:

— Эй!

Дверь открылась. Невысокий стюард в белой короткой куртке с широкими лацканами и черных брюках неуверенно вошел в каюту и с сильным акцентом сказал по-английски:

— Доброе утро, сор. Уже девять часов, сор. — Вот теперь Грофилд по-настоящему проснулся и разложил по полочкам недавнее прошлое. Элли, генерал Позос, Хоннер и все остальное. И вот он уже на яхте генерала Позоса.

Он сел в постели, обнаружив, что на нем желтая пижама, которой он вроде никогда прежде не видел. Похоже, она была шелковая, и он чувствовал себя в ней как Рональд Колман.

— Который час? — спросил Грофилд.

— Девять часов, сор.

— Вечера? — Но за иллюминатором было светло.

— Нет, сор, утра.

— Не валяйте дурака, мы же добрались сюда пополудни.

— Да, сор.

— Я вздремнул, я… — Он потер голову, стараясь вспомнить. Прибытие, падение с лошади, Элли, рухнувшая на него, генерал Позос, лежащий на земле… А затем несколько часов кипучей деятельности и, наконец, упадок сил. Все слилось воедино, и он вдруг сломался от изнеможения. Он вспомнил, как, спотыкаясь, подошел к Элли, бормоча ей что-то насчет чемодана, а кто-то еще сказал, что ему следует лечь, и он куда-то пошел, и… и все.

Чемодан. Он оглядел комнату и спросил:

— Мой… Мой багаж. Где мой чемодан?

— Чемодан здесь, сор. — Стюард подошел к высокому комоду с зеркалом, подхватил стоявший рядом с ним чемодан. — Разложить ваши вещи, сор?

— Нет-нет. Я сам.

— Мисс Фицджералд просит передать, что она в салоне, сор. Дальше по коридору… в ту сторону.

— Направо?

— Si. Да, сэр. Направо. И до конца. — Он открыл небольшую дверь в противоположной переборке, говоря:

— Ванная, если вам что-нибудь понадобится, нажмите вот эту кнопку.

— Спасибо. Который, вы сказали, час?

— Девять часов, сор.

— Ну что ж, в таком случае, какой сегодня день?

— Э-э-э… Я не знаю, сор, только не по-английски. День перед воскресеньем.

— Суббота?

Стюард ослепительно улыбнулся.

— Si! Суббота!

— А-а, — протянул Грофилд. — Но ведь это завтра… Тогда все понятно.

— Да, сор. — Продолжая улыбаться, стюард попятился из каюты.

Грофилд выбрался из постели и осмотрел свой чемодан. Все деньги по-прежнему лежали в нем. Элли молодчина, умница.

Он принял горячий душ, который помог ему избавиться от ломоты в левом плече, затем оделся, снова запер чемодан и направился по коридору направо. В конце находилась столовая с большими бортовыми иллюминаторами, в которые струился ослепительно яркий солнечный свет. Там стояло с полдюжины столов, накрытых белоснежными скатертями, приборы и серебро так и блестели. Палуба была навощена до блеска, металлические части иллюминаторов тоже надраены, а центральная люстра была из настоящего хрусталя, сверкавшего всеми своими двадцатью двумя оттенками. Это было нечто вроде ресторана, встроенного в кристалл бриллианта, но Грофилду было хоть бы хны.

Все столики были свободны, кроме одного в центре зала, за которым в одиночестве сидела Элли. Грофилд вытащил из кармана сорочки солнечные очки, надел их, прошел между столиками и уселся напротив Элли. Она оглядела его и засмеялась.

— Что смешного? — спросил он.

— У тебя вид, как с похмелья.

— Я и чувствую себя как с похмелья.

— Прости, может, мне следовало дать тебе поспать, но я решила, что двадцати часов вполне достаточно.

— Неужели так долго?

— С часу вчерашнего дня до девяти сегодняшнего утра.

— Ты всегда была сильна в математике.

Она снова засмеялась и сказала:

— Хочешь апельсинового соку?

— Боже, нет. Кофе.

— Мы закажем тебе и то, и другое. — Она подозвала официанта, дала ему заказ на полный завтрак, а когда он ушел, сказала Грофилду:

— Ну, теперь нам надо придумать легенду поскладнее.

— Мы сроду не спали вместе, мы сроду не спали вместе.

— Я имею в виду не это, я имею в виду все остальное.

— Что все остальное?

Она наклонилась поближе, говоря:

— Боб Харрисон не знает, что все это устроил его отец.

— Почему нет?

— Потому что, — сказала она, — в мире и без того полно бед. Боб не знает, и я не хочу, чтобы он знал.

Официант принес Грофилду кофе. Когда они снова остались одни и Грофилд выпил полчашки, он сказал:

— Ну что ж, это был отец Харрисона. А как насчет твоего отца? Он участвовал в этом деле или не участвовал?

— Не участвовал. Так проще, и папа…

— Он исправился.

— Не смейся, пожалуйста, — сказала она. — Это правда. Когда он увидел настоящее кровопролитие…

— Черт возьми, — произнес Грофилд. — Я был там, я видел это, я этому верю. Во что я не верю, так это в то, что он согласился бы привести в исполнение замыслы Харрисона.

— О да, согласился бы. Я его знаю, он согласился бы. Не было бы никакой стрельбы, никакого явного насилия вообще. Это была бы просто тонкая работа медика. Папа исключил бы из нее человеческое начало. Правда, странно? Получается, что насилие не обесчеловечивает нас, а, наоборот, заставляет признать нашу человечность.

— Потрясающе, — сказал Грофилд.

— Тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, что по утрам ты подонок подонком?

— По утрам? Кажется, нет. Мне говорили об этом днем, вечером, но утром — никогда, — Он допил кофе и добавил:

— Ладно, ты права, и я прошу прощения. Что за новая легенда?

— Что?!

— Новая история.

— О-о! Ну, были какие-то загадочные люди, которые замышляли убить генерала Позоса. Они прослышали о том, что папа собирается стать его личным врачом, поэтому решили, что, похитив меня, смогут вынудить отца помочь им прорваться мимо телохранителей генерала.

Грофилд сказал:

— Несколько слабовато в деталях, а впрочем, какого черта?

— Теперь слушай. Они похитили меня и держали в Мехико-Сити. Ты спас меня, потому что я исхитрилась выбросить записку из окна отеля, а ты ее нашел.

— А кто я?

— Погоди, до этого мы еще доберемся. Во всяком случае, ты спас меня в четверг вечером. Тогда я не знала, как связаться с папой, но знала, что в пятницу все будут здесь, в Акапулько, потому я попросила тебя помочь мне добраться сюда, и ты это сделал. Остальное — как было на самом деле, с той лишь разницей, что мы уехали из Мехико-Сити в четверг вечером и ни разу нигде не спали, ни вместе, ни по отдельности.

— Я не знаю, поверил бы в эту историю, будь я на месте Боба Харрисона, — сказал Грофилд. — С другой стороны, мне ведь и раньше приходилось слушать твои истории.

— Ну, Боб верит.

— Вот и хорошо. Если он из тех мужчин, которых ты можешь обмануть, я уверен, ты будешь очень с ним счастлива во все времена.

— И что же это, по-твоему, значит?

— Ничего, дорогая. Давай опять поговорим обо мне. Кто я?

— Точно не знаю. Ты тоже весьма загадочен. Мне известно, что недавно в тебя стреляли, а в Мексике ты без документов.

— Ты знаешь о моих денежных делах?

— О деньгах? Нет, разумеется, нет. Я подкинула Бобу идею, что ты — своего рода искатель приключений, но человек неплохой. Он хочет поговорить с тобой.

— Могу спорить, что гораздо больше, чем я хочу поговорить с ним.

— Он приготовит своего рода… Вот он идет.

— Что? — Грофилд поднял глаза и увидел, что официант несет на подносе его завтрак. С противоположной стороны зала приближался Боб Харрисон и добродушно улыбался. Подойдя, он сказал:

— Доброе утро. Если позволите, я выпью с вами чашечку кофе.

— Разумеется. Я и сам не откажусь от второй, — произнес Грофилд.

Харрисон сел и проговорил:

— Генерал мирно спит. — Он протянул руку, накрыл ею руку Элли и сказал:

— Твой отец просто чудо, Эллен, он на удивление искусен.

— Он лучший среди лучших.

— Он прилег отдохнуть, возможно, скоро присоединится к нам.

— Он здесь? — спросил Грофилд. — На судне? — Ему ответила Элли:

— Мы все здесь. Тут оборудован самый настоящий лазарет. Он оказался ближе других больниц, поэтому генерала вчера сразу же принесли сюда.

Харрисон сказал:

— К тому же это было гораздо удобнее. Как только отец Эллен скажет, что опасность миновала, мы вернемся в Герреро, и генерал может поправляться у себя на родине.

— Тогда уж он точно поправится, — заметил Грофилд.

— Да. — Любезная и безликая улыбка Харрисона вдруг померкла, и он, казалось, обратился мысленным взором в день вчерашний. — Боже, это было жутко, — сказал он. — Когда генерал упал, я подумал, они… я подумал, он мертв. — Он поднес руку к лицу, она дрожала. — Я думал, они убили его.

Элли с озабоченным видом коснулась его руки и сказала:

— Боб! В чем дело? Я никогда не видела тебя таким. — Харрисон прикрыл лицо ладонью, а голос его, когда он заговорил, звучал глухо.

— Боже, я люблю этого человека, — сказал он. — Вы и представить себе не можете, что было со мной, когда я подумал, что он мертв. — Голос его задрожал от прилива чувств, в нем сквозила неуверенность. Он опустил руку и повернулся к Грофилду. Лицо его зарделось, мышцы напряглись от переполнявших его чувств. — И вот теперь этот человек, такой сильный, такой несгибаемый, так любящий жизнь, лежит будто бревно.

Грофилд не смог удержаться и сказал:

— Как я слышал, есть люди, которые хотели бы видеть, как генерал Позос лежит будто бревно и больше не встает.

— Крестьяне! Никчемные людишки, мелкий сброд, трусы, вся эта чернь, которая не знает, что такое жизнь. Они говорят, он диктатор, тиран, при желании вы сможете услышать рассказы о зверствах, ну и что с того? Некоторые люди просто превосходят других, вот и все. Они обладают большей жизненной силой, они гораздо значимее. Они неудержимы, их нельзя остановить, их нельзя сковать рамками каких-то правил! Эллен это понимает; правда же, дорогая, ты рисковала, чтобы спасти его, ты чувствовала энергию этого человека, его мощь и силу?

Элли была до того ошарашена, что не смогла ответить сразу.

— Ну, — сказала она, — Ну, я просто сделала. Я всего лишь сделала…

— Вы знаете, что я думаю? — Харрисон повернулся и уставился на Грофилда, вцепившись в край стола. — Я считаю, что если сто человек сгинут в темнице ради того только, чтобы сделать одну сигару, которую генерал Позос с удовольствием выкурит как-нибудь после обеда, эти сто человек исполнят свое предназначение! А что еще им делать со своими жизнями, что имеет больший смысл, чем удовольствие человека, одного из тех немногих, что живут полнокровной жизнью? Народ Герреро должен гордиться таким вождем, как генерал Позос!

Грофилд сказал:

— Насколько я понимаю, ваш отец — вождь совсем другого толка и, кажется, совсем иначе относится к народу.

— Ах, это. Я рос со всем этим, я все это знаю. Полагаю, он заслуживает всяческих похвал, наверное, народ Пенсильвании гордился моим отцом, и я не считаю зазорным поприще чиновника. Но генерал Позос… Он настолько выше всякого крючкотворства, он настолько… Он лев в джунглях, населенных кроликами.

Элли предприняла последнюю попытку сменить тему разговора.

— Твой отец улетел обратно на север, так ведь? — спросила она.

— О да. У него там были назначены встречи, он пробыл ровно столько, сколько нужно, чтобы убедиться, что жизнь генерала вне опасности, и улетел домой. Вместе с Хуаном. — Повернувшись к Грофилду, он объяснил:

— Это сын генерала.

— А-а.

— Странное дело, — сказал Харрисон. — Кто-то пытался убить и Хуана. Какой-то чокнутый, наверное. Набросился на него в отеле и хотел зарезать.

Он посмотрел на Элли, но она покачала головой, как бы говоря, что для нее это новость, никак не связанная со всем остальным.

— Как вы думаете, — спросил Грофилд Харрисона, — это была одна шайка? Пытались убить отца и сына в один и тот же день.

— Сейчас этим занимается мексиканская полиция, — ответил Харрисон. — Но вряд ли шайка та же. Весьма вероятно, какой-нибудь наркоман или нечто в этом роде. Банда умышляла на генерала. Я не хочу ничего сказать против Хуана, я уверен, он приятный парень, но в нем совершенно нет отцовской силы, энергии. Нет, им нужен был генерал.

— Да уж наверное, — еле слышно сказала Элли.

— Любой может почувствовать силу генерала, его ауру, и мой отец тоже чувствует. Он пропустил свой самолет и остался здесь, лишь бы убедиться, что жизнь генерала вне опасности.

— Какой молодец, — сказал Грофилд, бросив насмешливый взгляд на Элли.

И тут Харрисон откинулся на спинку стула, одарил их жалобной улыбкой и сказал:

— Вы уж меня простите, со мной такого обычно не бывает. Но это был такой удар для меня, что, наверное, я до сих пор не оправился.

— Ты собирался позаботиться о документах для мистера Грофилда.

— Ах да. — Харрисон с заметным усилием попытался овладеть собой. Стараясь улыбаться своей обычной дружелюбной улыбкой, он сказал Грофилду:

— Эллен сообщила мне, что вы весьма загадочная личность, путешествуете с дырками в теле вместо бумаг. Ну, мы можем все устроить. Через час я подготовлю ваши документы, достаточно надежные, чтобы вы могли беспрепятственно вернуться в Штаты. А если желаете, можете путешествовать с нами, погостить у генерала в Герреро, я уверен, он будет рад поблагодарить вас лично за то, что вы помогли раскрыть заговор против него.

— Полагаю, — сказал Грофилд, — полагаю, я предпочел бы уехать сегодня. Мне надо кое с кем встретиться в Штатах.

— Ради Бога. Никаких сложностей.

— Мистер Грофилд, — сказала вдруг Элли, — вы не против, если я полечу с вами? Мне надо немедленно вернуться на север.

Харрисон сказал:

— Я думал, ты поплывешь с нами.

— Нет, у меня накопилась куча всяких дел в Филадельфии. О том, что я попаду сюда, мне стало известно только после того, как меня похитили.

— Какая жалость, — сказал Харрисон. Он ослепительно улыбнулся им обойм и сказал:

— Ну, по крайней мере, по дороге домой у тебя будет гораздо более приятный попутчик.

Элли улыбнулась Грофилду.

— Какая я везучая, правда? — сказала она.

Харрисон встал и проговорил:

— Ну, позвольте мне заняться подготовкой бумаг для вас. Я скоро вернусь.

Грофилд ответил улыбкой на его улыбку.

— Прекрасно, — сказал он.

Грофилд продолжал улыбаться, пока Харрисон не ушел, потом посмотрел на Элли.

— Что случилось?

— Мыльный пузырь. Все эти годы Боб был сильным, молчаливым человеком, что больше всего меня в нем и привлекало. Слава Богу, он наконец открыл рот. Хорошо, что до нашей свадьбы.

— Раз уж мы заговорили о браке, — напомнил ей Грофилд, — я ведь по-прежнему женат. Она покачала головой и сказала:

— Твой брак действителен только по ту сторону границы.

Жертвенный лицедей

Donald Westlake: “The Dame”, 1969

Перевод: В. Б. Постников, А. С. Шаров

Глава 1

Не зная еще, что к чему, Грофилд спустился с борта самолета на солнцепек и зашагал в здание аэровокзала. Это был международный аэропорт «Исла Верда» в столице Пуэрто-Рико, Сан-Хуане, городе, где солнечные лучи и морской ветерок врывались в здания, почти не имевшие капитальных стен.

Он взял свой чемодан и спустился по лестнице к бюро проката автомобилей.

— Для меня заказана машина, — заявил он клерку с задиристо торчащими усами. — Моя фамилия Уилкокс. — Назваться этим именем ему велели в письме. Клерк торжествующе наставил на Грофилда указательный палец.

— Да, сэр! Мы вас ждали. — Он был вне себя от радости. Суетливо отступив на шаг, он взял ключи и положил их на стойку. — Все уже улажено, сэр. Документы вы найдете в «бардачке».

— Благодарю вас.

— И мне велено передать вам вот это.

Еще один конверт. Грофилд взял его, снова поблагодарил клерка и вышел на стоянку, чтобы найти машину с номером, обозначенным на ключах.

Это оказался голубой «форд» с двухдверным кузовом. Счетчик показывал три тысячи двести миль с небольшим хвостиком, а на бамперах уже появилась ржавчина. Наверняка из-за морского воздуха.

Грофилд бросил только что полученный конверт на пассажирское сиденье и первым делом проверил «бардачок», но нашел там лишь карту острова, изданную фирмой «Тексако», и квитанцию, подтверждающую, что он управляет этой машиной на законном основании.

Он вскрыл конверт и обнаружил внутри лишь сложенный вдвое листок бумаги, на котором были отпечатаны указания: «26,3 до Лойзы, 185 за Тома-де-Агва, первый поворот за столбом 954, через 0,4 мили — направо».

Что ж, весьма кратко. Грофилд развернул карту и увидел, что Лойза находится в восемнадцати километрах к западу от его нынешнего местонахождения. Пораскинув мозгами, он перевел километры в мили и получил одиннадцать с гаком. Тома-де-Агва находилась в трех километрах к югу от Лойзы, это чуть меньше трех миль, но что значит «за»? И сколько до того первого поворота налево после столбика 964, который и сам находился за Тома-де-Агва?

Наверное, никак не больше мили. Значит, всего миль четырнадцать максимум. Но до чего? До места или до следующей записки?

Узнать это можно было только одним способом. Грофилд завел мотор, выехал задним ходом со стоянки и покатил вверх по пандусу.

Дороги к аэропорту были ровными и широкими, вдоль них тянулись зеленые лужайки. Движение было весьма оживленное. Главным образом — старые дребезжащие легковушки; изредка попадались ветхие грузовики. Грофилд рассчитывал оставить их позади, свернув налево с главной дороги на Сан-Хуан, но многие машины тоже сворачивали в ту сторону, а когда четырехрядное шоссе сузилось вдвое, Грофилд словно попал в бесконечную едва ползущую автоколонну. Дорога изобиловала поворотами как будто ее прокладывая любитель водных лыж, и когда впереди открывался мало-мальски прямой участок, и какой-нибудь «мерседес» успевал обогнать идущую впереди машину, Грофилду и его «форду» оставалось лишь молча горевать по этому поводу.

Через милю-другую экзотическая зелень подступавших к дороге джунглей приелась и потускнела, а редкие хижины бедняков, мимо которых он проезжал, выглядели точно так же, как любые бедняцкие лачуги в тропиках. «Форд» не был оснащен радиоприемником, и Грофилду оставалось только убеждать себя, что все происходящее — не розыгрыш. Кто же хохмы ради станет оплачивать авиабилет от Браунсвилла, штат Техас, до техасского же Хьюстона, а оттуда — до Сан-Хуана, столицы Пуэрто-Рико? Нет, определенно за всем этим что-то кроется, кто-то где-то чего-то от него хочет, и этот кто-то наверняка настроен очень серьезно.

Два дня назад Грофилд еще был в Матаморосе, Мексика, напротив Браунсвилла, на противоположном берегу Рио-Гранде. Он сидел в зеленом полумраке гостиничного номера, многословно прощаясь со славной молодой дамочкой по имени Элли, когда вдруг в дверь постучали, и появился смуглый нервный человечек, напрочь лишенный подбородка. Он держал в руке конверт с посланием от генерала Позоса, диктатора одной банановой республики. Но так уж вышло, что незадолго до того Грофилд совершенно случайно спас ему жизнь, и теперь генерал просил об одолжении. Короткая записка была нацарапана чернилами:

«Возможно, Вы сумеете помочь одному моему знакомому. Дело прибыльное».

Вместе с запиской в конверте лежали авиабилеты и инструкция: явиться в бюро проката машин в Сан-Хуане и назваться Уилкоксом.

Он не сразу принял это предложение. Во-первых, он ехал домой, к жене, долготерпеливой девушке, которую не видел уже очень долго. Во-вторых, ему надо было таскать за собой целый чемодан денег — плоды предыдущей весьма удачной экспедиции. В-третьих, у него уже было две профессии, лицедей и вор, ни одна из которых вроде бы не востребовалась в этой записке, а по совместительству ему работать не очень-то и хотелось.

Но что же им нужно? Кто этот «знакомый» генерала Позоса? Откуда тут взяться прибыли? И чего от него ждут? Рассыльный без подбородка ничего этого не знал. Так он Грофилду и сказал.

— Если ты переживаешь из-за денег, — произнесла, наконец, Элли, пока он мерил шагами комнату, впадая то в безразличие, то в любопытство, — то я могу отвезти их твоей жене.

— Хо-хо-хо, — изрек Грофилд. — Боюсь, она этого не поймет.

— На самом деле ты боишься, что она все поймет.

— Толкуй, как хочешь.

— Я надену эластичные чулки, — вызвалась Элли. Грофилд перестал расхаживать и посмотрел на нее.

— Что ты сделаешь? Зачем?

— Тогда она проникнется жалостью ко мне.

Ему нечего было противопоставить такой логике. Поэтому деньги Грофилда поехали с Элли к его жене, а сам Грофилд — на «форде» в какое-то местечко «за» Тома-де-Агва.

Шоссе 185 не было отмечено указателем. Увидев дорогу, отходившую налево, к Сан-Исидро, Грофилд понял, что проскочил. Чертыхнувшись по-английски, он развернулся так резко, что завизжали тормоза, возвратился к дороге, которая была ему нужна, свернул налево, разорвав бесконечный поток идущего на восток транспорта, и оказался на узкой пустынной дороге, слева и справа от которой стояли закопченные лачуги. На дворах перед ними виднелись разваливающиеся автомобили. Тома-де-Агва оказался жалкой дырой, где можно было разве что купить пива. Грофилд объехал одного иди двух пьяниц, выехал из городка, отыскал левый поворот и очутился на дороге, которая сразу же бесславно превратилась в проселок, из двухрядной сделалась однорядной и пошла в гору. Листва становилась все больше и больше похожей на растительность джунглей — густой, влажной, темно-зеленой.

Когда кончился асфальт, хижин уже не попадалось, и не было никаких признаков присутствия человека, за исключением самой дороги, которая извивалась змеей и продолжала под немыслимым углом взбираться вверх.

Четыре десятых мили, говорилось в инструкции. С присущей Пуэрто-Рико двойственностью дороги тут размечалась в километрах, а автомобильные счетчики показывали расстояния в милях. Грофилд то и дело поглядывал на спидометр «форда» и, когда накрутило четыре десятых мили, принялся искать глазами правый поворот.

Он едва не прошмыгнул мимо. Ветки широколистных деревьев нависали справа и слева, заслоняя обзор, и вместо четкой грунтовой дороги были видны только две колеи. Грофилд резко затормозил, посмотрел на дорогу, решил, что, кроме как здесь, нигде правого поворота быть не может, и подал чуть назад, чтобы половчее вписаться в него.

Солнечные лучи сюда не проникали. Суковатые ветви над головой были слишком толсты и пропускали только мутный серо-зеленый полусвет. Было прохладно, земля источала влагу, будто свежая пашня. Грофилд пробирался вперед по едва заметной просеке в джунглях, широкие плоские листья хлопали по ветровому стеклу «форда».

Сначала тропинка (вряд ли ее можно было назвать дорогой) пошла, вниз, но потом свернула налево и в гору, даже круче, чем предыдущая колея. Грофилд ехал медленно, постоянно держа левую ногу над педалью тормоза.

Он увидел какие-то белые пятна, они исчезли, потом опять появились, и вдруг перед ним предстал дом.

Это было так неожиданно, что Грофилд убрал ногу с педали газа и тотчас покатился назад. Он снова нажал на газ, выехал на открытое место и остановился перед домом.

Вилла. Не дом, а вилла. Двухэтажная, с широким фасадом, верандами на немного суженном втором этаже. Строение было оштукатурено и сияло на солнце ослепительной белизной. Солнечные лучи заливали его, струясь с синего неба. Дом был выстроен на вырубке, на верхушке холма. Вокруг — зеленое буйство джунглей, но непосредственно возле дома, как почетный караул, стоял ухоженный сад, и к нему вела подъездная дорожка, вымощенная камнем. Посреди сада, перед домом, торчал какой-то мудреный высокий каменный фонтан с фигурами рыб и херувимов, но воды в нем не было, и они застыли в нелепых позах; пухленькие голые тела, вытесанные из черного камня, казались образчиком извращенного чувства юмора на фоне буйно разросшихся джунглей и ярко горящих в саду красных, оранжевых, пурпурных, желтых и белых цветов. Грофилд направился было по мощеной подъездной аллее к парадной двери дома, но, когда она открылась, остановился. Из дома вышли двое мужчин и зашагали ему навстречу. Оба местные, оба в грязно-белой одежде и соломенных шляпах. Один держал перед грудью дробовик, второй едва сдерживал на туго натянутом поводке огромную немецкую овчарку.

Грофилд включил заднюю передачу, но это было бессмысленно, поскольку развернуться все равно было негде, а двигаться по тропе задним ходом — бесполезное занятие. Оставалось только ехать вперед, обогнуть дом и выскочить на просеку с другой стороны, но это означало, что придется пробиваться мимо встречающих, мимо дробовика и собаки. Кабы Грофилд был уверен, что угодил в переплет, он бы так и сделал. Но пока ничего не было известно наверняка.

Остро сознавая, что безоружен, Грофилд поставил «форд» на холостой ход и вылез из машины, чтобы посмотреть, что будет дальше.

Глава 2

— Привет, Фидо, — сказал Грофилд. Собака поглядывала на его глотку.

— Что вам здесь нужно? — спросил человек с дробовиком.

— Меня позвали.

— Ваша фамилия?

— Когда как. Иногда Уилкокс. Это вам о чем-нибудь говорит?

Нет. Туземцы тупо переглянулись. Собака продолжала разглядывать глотку Грофилда.

Он проговорил:

— Правда, иногда моя фамилия Грофилд. Это вам больше нравятся?

Похоже, что так. Человек с дробовиком кивнул.

— Руки на машину, — приказал он.

— Что-что?

— Руки на машину! — Похоже, парень был нервный.

— А-а, — Грофилд врубился. — Руки на машину. — Он повернулся лицом к «форду» и положил ладони на горячую голубую крышу. — Так?

Человек с дробовиком подошел к нему сзади и принялся дотошно обыскивать. Наконец, Грофилд спросил его:

— Что вы ищете? Вшей?

Человек с дробовиком что-то проворчал, перестал охлопывать Грофилда и обратился по-испански к человеку с собакой. Пуэрториканский испанский отличался от мексиканского, он звучал грубее и слитнее, в нем было больше треска. Не то чтобы это имело какое-то значение для Грофилда, поскольку понятной, ему разновидности испанского попросту не существовало. Человек с собакой протрещал что-то в ответ человеку с дробовиком. Оба выглядели раздраженными, и это раздражение чувствовалось и английской речи так же явственно, когда человек ткнул Грофилда стволом в спину и приказал:

— Повернись, ты!

Грофилд повернулся, опустив руки по швам. Двигатель «форда» по-прежнему мурлыкал, дверца водителя еще была открыта, и Грофилда отделял от нее один шаг. Человек с дробовиком спросил:

— Почему ты не имеешь оружия?

Вопрос был удивительный. Грофилд ответил:

— А я и не знал, что мне полагается его иметь. — Человек с собакой протрещал еще что-то. Оруженосец пожал плечами, с сомнением посмотрел на Грофилда, снова передернул плечами, раздраженно бросил что-то по-испански и велел Грофилду:

— Ты жди здесь.

— Как вам угодно.

— Ты чертовски прав. — Человек с ружьем удалился важной поступью. Человек с собакой стоял на месте, поглядывая на Грофилда с явным недоверием. Немецкая овчарка продолжала примериваться в глотке Грофилда.

Сигареты лежали у Грофилда в кармане сорочки. Он достал их, заметил, как при этом напрягся собаковод, закурил с деланно-непринужденным видом и протянул пачку собачнику. Тот резко качнул головой. Он не на шутку разнервничался, и Грофилду оставалось лишь надеяться, что собачник не потеряет голову и не упустит ненароком поводок.

— Эй! — донесся со стороны дома женский голос, звучавший с легким надрывом. Грофилд и человек с собакой посмотрела туда, но Грофилд никого не увидел. Дом был белый, широкий, утопал в зелени. И нигде ни души.

Женский голос крикнул:

— Идите сюда! — Затем добавил что-то по-испански и снова по-английски: — Не бойтесь. Собака вас не тронет.

Грофилд совсем не был в этом уверен. Но фраза, сказанная по-испански, очевидно, была адресована собаководу и повелевала ему уйти. Даже не взглянув на Грофилда, он поплелся прочь и поволок за собой псину. Сначала собака упиралась, ей не хотелось прекращать бесстрастное созерцание глотки Грофилда, но после того, как ее протащили несколько шагов, псина развернулась и потрусила прочь у ноги хозяина. Грофилд протянул руку в кабину, выключил зажигание, сунул ключи в карман, захлопнул дверцу и направился к дому. Под ногами похрустывал щебень. Теперь, когда у него, наконец, появилась возможность обратить внимание на погоду, он заметил, что на солнце очень знойно, жарче, чем в тенистых джунглях, градусов на двадцать, если не больше.

— Эй! — снова крикнул женский голос. — Сюда, наверх!

Грофилд поднял взор и на этот раз увидел ее, размытый силуэт в одном из окон второго этажа. Он ничего не разглядел, только, когда она махнула ему, заметил, что у нее загорелая и тонкая рука. Грофилд помахал в ответ и крикнул:

— Как там, наверху?

— Я встречу вас внизу, — сказала она, не ответив на его вопрос.

— Прекрасно.

Вдоль фасада дома тянулась веранда с кафельным полом, но без всякой мебели. Грофилд пересек ее, открыл забранную сеткой дверь и вошел в прохладный тусклый мир за толстыми белыми стенами. Повсюду стояли горшки с зеленью, на полу — кадки с деревьями. Он будто снова попал в джунгли, а здешний воздух напомнил ему об одной миссии в южной Калифорнии. За тремя сводчатыми дверьми были комнаты, такие же прохладные, сумрачные и тоже с белым стенами. Грофилд заглянул в них, но так и остался стоять на персидском ковре в квадратной прихожей, залюбовавшись потолком, отделанным тяжелым чугунным литьем.

Женщина вышла из арки справа.

— Мистер Грофилд, — сказала она. — Спасибо, что приехали.

Внешность ее была обманчива, особенно здесь, в полумраке. Тело двадцатипятилетней женщины и соответствующая одежда — белые холщовые слаксы, яркая полосатая хлопчатобумажная блузка и белые босоножки. Но голос ее, казалось, принадлежал пожилой женщине, несколько грубоватой, привыкшей поздно ложиться, пить неразбавленное виски и курить сигареты одну за другой. Волосы у нее были светлые, но не очень, средней длины, уложенные нарочито небрежно; чтобы сделать такую прическу, нужно немало повозиться. Итак, волосы были под стать фигуре, зато лицо — под стать голосу. Очень простенькое, но испещренное оставленными временем отметинами, придававшими ему самобытности и свидетельствовавшими о сильном характере. Это лицо как бы говорило:

«Я независима, но не своенравна, себе на уме, но не цинична, сильна, но не воинственна, осторожна, но не робкого десятка».

За те несколько секунд, пока она проходила под аркой, Грофилд решил, что перед ним состоятельная сорокалетняя дама. В сорок лет невозможно так сохраниться, если не тратить на это много денег, но и иметь такое лицо и такой голос можно было только лет в сорок.

Отвечая на ее приветствие, он сказал:

— Меня завело в такую даль простое любопытство. Пока я ничего вам не обещаю.

— Разумеется. Меня зовут Белл Данамато. А вы Алан Грофилд.

Женщина подала ему руку. Пожимая ее, Грофилд почувствовал, что она крепкая и изящная, а пальцы мягкие. Посуду для Белл Данамато мыл кто-то другой. Грофилд сказал:

— Очень рад, мисс Данамато.

— Миссис, — поправила она и, скривив губы, добавила: — Впрочем, это вряд ли имеет значение.

— Семейные неурядицы? — спросил Грофилд. — Видите ли, если дело в них…

Скривившиеся губы сложились в улыбку, тоже кривую.

Женщина покачала головой и ответила:

— Нет, мистер Грофилд, не семейные неурядицы. Не то, что вы имеет в виду. Я бы не обратилась к такому человеку, как вы, будь все так просто.

— Такому человеку, как я, — эхом отозвался Грофилд. Интересно, что бы это значило.

— К человеку, который приезжает, даже не зная, зачем его зовут, — объяснила она. — Посидим в доме или на воздухе?

— Как вам будет угодно, — ответил Грофилд.

— Пополудни во дворе всегда очень хорошо. — Она жестом указала на среднюю арку, и Грофилд, в свою очередь, тоже жестом предложил даме идти первой. В том, как она улыбнулась, кивнула и прошла мимо него, было некое легкое кокетство, но Грофилд не понял, нарочито ли оно или же дама просто так привыкла.

Сводчатый коридор привел их в широкую, скупо обставленную комнату с натертым до блеска полом из широких досок. Слева на стене висел реалистичный гобелен — мужчина на ослике. На тяжелых деревянных комодах и столах стояли чугунные канделябры, каменные статуэтки, тут тоже были растения в горшках. Справа виднелись светлые пятна занавешенных стеклянных дверей.

Шлепая подошвами сандалий, Белл Данамато подошла к ближайшей стеклянной двери. А когда открыла ее, Грофилду показалось, что дама норовит вывести его прямиком в джунгли за задним фасадом дома.

Но тут были не джунгли. Это был даже не задний фасад дома, а внутренний дворик, вокруг которого по периметру и строился этот дом. Площадь его составляла примерно двадцать на двадцать футов. Растительность тут была до того густой, что полностью скрывала дальнее крыло дома, а извилистая дорожка, выложенная сланцем, по которой сейчас направилась Белл Данамато, просматривалась всего на два-три шага вперед. Грофилд последовал за хозяйкой вглубь зарослей; лозы и листья хлестали его по плечам. Зной здесь был слабее, но не настолько, чтобы воздух стал липким и влажным, как в джунглях.

Посреди этих карманных джунглей была крошечная площадка, не больше четырех квадратных футов, выложенная разнокалиберной плиткой; на ней стоял стол кованого железа со стеклянной столешницей и четыре хрупких на вид стула, тоже железные. Белл Данамато жестом пригласила Грофилда сесть, сама уселась на стул напротив, протянула руку назад и нажала какую-то невидимую кнопку на стволе дерева.

Грофилд уже ничему не удивлялся. Если бы после нажатия этой кнопки вся площадка вдруг провалилась в недра земли или, наоборот, взмыла в небо, подобно летающей тарелке, он просто кивнул бы и все. Однако никакого видимого действия кнопка вообще не оказала. И все же следующие слова дамы помогли ему разгадать предназначенные кнопки.

— Я надеюсь, вам нравится ром.

— Ром я обожаю, — признался Грофилд.

— Хорошо. Коль уж вы в Пуэрто-Рико, нет смысла пить что-нибудь другое.

— Вы не местная, — предположил Грофилд. Она улыбнулась, потянулась, легонько похлопала его по руке и сказала:

— Об этом мы еще поговорим, мистер Грофилд. Наверняка вы проделали ужасно трудное путешествие.

— Шоссе номер три никогда не станет моей излюбленной дорогой.

— Иногда диву даюсь, и куда они все едут?

— Давно вы здесь живете? — спросил Грофилд.

— Не забегайте вперед, — сказала она, на сей раз не улыбнувшись и не потрепав его по руке. Появилась какая-то резкость, порывистость женщины, привыкшей к богатству, к тому, что ее обслуживают и ни в чем ей не перечат.

Грофилд покачал головой.

— Прошу прощения, миссис Данамато, — сказал он. — Не знаю уж, чего вы от меня хотите, но вряд ли я впрямь тот, кто вам нужен. Какое-нибудь бюро по найму прислуги могло бы подыскать для вас нечто более подходящее. — Он встал.

Она удивленно подняла на него глаза.

— Боже мой! Вы что, на самом деле такой ранимый?

— Я достаточно зажиточен, чтобы ни от кого не зависеть, — заявил он ей, и это была почти правда, во всяком случае, сейчас. Он едва начал тратить свой последний заработок. Пройдет еще год или два, прежде чем он начнет подыскивать новую работенку. Но и тогда ему не придется прислуживать Белл Данамато или кому бы то ни было другому.

Она тем временем говорила:

— Как я поняла, вы человек свободной профессии и можете…

— Какой именно свободной профессии? — Она раздраженно пожала плечами.

— Откуда я знаю? Искатель приключений, солдат удачи, называйте как хотите.

— Нет уж, это вы так меня называете. Но вы заблуждаетесь. Прощайте, миссис Данамато.

Он повернулся и едва не врезался в толстуху, облаченную в цветастое платье, которая тащила поднос с двумя бокалами. Они затоптались друг против друга. Столкновения удалось избежать, и Грофилд направился обратно к застекленной двери.

— Хотя бы выпейте! — окликнула его Белл Данамато. Он не остановился, и тогда она спросила: — Неужели вам даже не любопытно?

На это стоило ответить, Грофилд развернулся на дорожке, на полпути между столом и домом. Он уже смотрел на Белл Данамато сквозь зелень, будто они были двумя статистами в тропической версии «Алисы в стране чудес».

— Меня разбирает любопытство, — признался он. Толстуха так и застыла на месте, озадаченно переводя взгляд с Грофилда на Белл Данамато и обратно. — Жаль, я так и не узнаю, в чем тут дело, — продолжал Грофилд. — Но меня встретили с собакой и ружьем, обыскали и еле пропустили, только потому что у меня не оказалось при себе оружия, А теперь еще вы собираетесь целый час играть в крокет, прежде чем сообщите мне, в чем тут дело. Мне это не по нутру. Так и кажется, что вы хотите нанять себе в слуги разбойника, а я ни то, ни другое. До свидания, миссис Данамато.

Она крикнула вслед что-то еще, но Грофилд не услышал. Он прошел в стеклянную дверь, затем пересек весь дом и зашагал по подъездной аллее к «форду». Никто его не преследовал, нигде не было ни души, хотя Грофилду так и казалось, что в любую минуту из-за угла может выскочить немецкая овчарка, норовящая вцепиться ему в глотку.

В «форде» было жарко, как в печи, к раме окна и не прикоснуться — так разогрелась. Чемодан Грофилда, лежавший на заднем сиденье, вроде бы, никто не трогал, хотя это, наверное, не имело значения, поскольку там все равно не было ничего, кроме одежды и туалетных принадлежностей.

Грофилд завел машину, объехал по алее вокруг дома и снова оказался на темной дороге в джунглях. В салоне тотчас стало прохладно, а сорочка, в тех местах, где ее пропитал пот, сделалась холодной и мокрой.

Он добрался до грунтовой дороги, свернул налево и проехал четыре десятых мили обратно, до шоссе 135. На развилке Грофилд остановился, и тут открылась дверца с пассажирской стороны. Откуда ни возьмись появился улыбающийся бородач, босоногий, в грязных, некогда белых брюках и некогда белой сорочке, с громадным вороненым автоматическим «кольтом» сорок пятого калибра; он влез в машину и захлопнул за собой дверцу. Улыбка обнажила его блестящие безупречные зубы. Бородач сказал:

— Сверни направо, верзила.

— Никаких попутчиков, — ответил Грофилд. — Ты что, не видел знак?

Бородач продолжал улыбаться.

— Не создавай мне неудобств, дорогой, — сказал он. — Мне говорят, что патроны я должен покупать за свои счет.

Грофилд посмотрел на бородача и увидел, что при всех улыбках до ушей и шутливых речах парень смотрел на него холодно. «Кольт» был снят с предохранителя, и Грофилд подумал, что если этот тип решил убить его, то вполне мог бы сделать это и не садясь в машину. Грофилд кивнул.

— Покупатель всегда прав.

— Хорошо сказано, а главное — умно, — согласился бородач. Грофилд свернул направо, на юг, прочь от Тома-де-Агва, прочь от Лойвы, аэропорта и всего остального.

Глава 3

— Сверни направо, зеленоглазый. — Грофилд нажал на тормоз и посмотрел на сплошную стену джунглей справа.

— Непохоже, чтобы тут была дорога, — сказал он.

— Рули-ка вон туда, милок.

Бородатый указал в какую-то точку, где джунгли, казалось, были такими же густыми, как и в любом другом месте. Грофилд повернул руль вправо и осторожно въехал в заросли.

Они расступились перед капотом машины, листья, лозы, нависшие кусты скользнули в стороны, пропуская ее. На миг ветровое стекло сплошь закрыли белесо-лиловые листья — такими они бывают с нижней стороны, — салон окутал зеленый полумрак, и Грофилду в голову полезли дурацкие мысли о том, чтобы резко наддать ходу или, наоборот, затормозить и схватить пистолет. Но мгновение спустя листья расступились, секунда дурацких размышлений осталась в прошлом, и машина остановилась в двух трех ярдах от полуразвалившейся деревянной хижины, которая когда-то была покрашена в ядовито-синий цвет с розовыми полосами по углам, но теперь от этих красок остались только пятна на фоне застарелой серости. Утрамбованная полоска земли между хижиной и кромкой джунглей рядом с дорогой была загромождена пустыми клетками для кур, ржавыми обломками автомобилей, погнутыми и дырявыми щитами с рекламой пива, гниющими деревянными стулья и всевозможной рухлядью, так что «форду» едва хватило места. Грофилд даже затормозить не успел. Передний бампер ударился о бочку из-под масла, и та с грохотом опрокинулась.

— Как неловко, — заметил бородач.

— Дайте мне возможность вернуться в аэропорт и сыграть весь этот эпизод еще раз.

— Хо-хо, — с каменным лицом воскликнул бородач. Он потянулся, выключил зажигание и забрал ключ. — Идем на лоно природы, любовь моя.

— Все, что только прикажет твой пистолет. — Грофилд вылез, оставив дверцу открытой. Бородач скользнул за баранку и сказал:

— Стань перед машиной, покойничек, таким я хочу запомнить тебя навсегда.

Грофилд пожал плечами и стал перед машиной. Он заметил, что, хотя бочка из-под масла помялась, на бампере не осталось никакого следа. В бюро проката автомобилей будут довольны, если только они вообще когда-нибудь еще увидят эту машину. Бородач опять запустил мотор. Грофилд приготовился отскочить в сторону, если бородач вознамерится задавить его, и едва не потерял равновесие от чрезмерного усердия, потому что выбрал не ту опорную ногу, если учесть, что бородач всего-навсего подал машину назад. Она с шуршанием проскользнула сквозь заросли и была такова. Грофилд так и застыл, не веря своим глазам. Неужели все это затевалось ради угона машины? И почему «форд» не разбил в лепешку какой-нибудь проезжающий автомобиль? Ведь он выскочил задним ходом на дорогу совершенно неожиданно и появился ниоткуда.

Впрочем, это-то ясно. По этой дороге ездили не чаще, чем по долине Смерти, хотя вряд ли по той же причине. Сейчас Грофилд был в дебрях джунглей, на проселке, примыкавшем к посыпанной щебнем дороге, которая, в свою очередь, петляла, шла в гору, потом под гору и, наконец, примыкала к гудроновому шоссе в восемнадцати милях от того места, где на сцену вышел бородач. Ни одна из этих дорог не была снабжена указателями, так что Грофилд понятия не имел, где он находится и в какой стороне Сан-Хуан.

Но зачем идти на все эти ухищрения ради того только, чтобы угнать автомобиль? Если речь шла лишь о том, чтобы выкинуть из машины Грофилда, на дороге было не меньше тысячи вполне подходящих для этой цели мест.

Грофилд огляделся, пытаясь угадать, почему выбор пал именно на это место, а не на какое-то другое. Тут стояла всего-навсего пустая хижина с заваленным хламом двором, которую не видно с дороги и в которой нет ничего примечательного.

Ну-с, и что же? Заглянуть в хижину или уйти? Возможно, там он обнаружит какое-то объяснение, но, с другой стороны, может, лучше убраться отсюда подобру-поздорову, пока еще чего не стряслось.

И оно стряслось, да так быстро, что у Грофилда не хватило времени принять решение. Пока он стоял, озираясь по сторонам и раздумывая, как быть, сквозь зеленую стену джунглей вдруг проникла другая машина, заняв то место, на котором прежде стоял «форд», и едва не задев Грофилда. Он остановилась в двух-трех дюймах от перевернутой бочки.

Это был «мерседес», черный, блестящий, в его молдингах отражались многочисленные Грофилды на белом фоне. Обе задние дверцы распахнулись, показались двое мужчин в строгих темных костюмах, при узких черных галстуках. Тот, что был справа от Грофилда, вытащил из наплечной кобуры маленький револьвер и небрежно помахивал им, положив локоть на крышу машины. Второй пошел вперед, стараясь ступать осторожно и недовольно морщась при виде разбросанного кругом мусора. И тому, и другому было лет по тридцать, оба среднего роста, тощие, с узкими сосредоточенными лицами.

Грофилд положил одну руку на капот «мерседеса», тут же ощутив, как горячо пальцам. Значит, машина приехала издалека. Почти наверняка из самого Сан-Хуана.

Ну что ж. Дело нехитрое. Только и надо, что одолеть этих двоих. И еще, разумеется, водителя, скрытого блестящим лобовым стеклом. Более-менее четко были видны только руки, лежащие на руле.

Нет, это все. Три человека, и по меньшей мере один из них при оружии. Делать нечего. Грофилду оставалось только стоять и ждать, не зная, что задумали сотворить с ним эти трое.

Тот, что выступил вперед, остановился на расстоянии вытянутой руки и потребовал:

— Ваш бумажник.

— Это самое изящное ограбление, в каком мне доводилось принимать участие, — заявил Грофилд. Он полез в задний карман и медленно вытащил бумажник — чтобы человек с револьвером увидел, что это и впрямь бумажник. Потом протянул его тому парню, который начал разговор. Парень взял его, открыл, порылся в целлофановых кармашках с визитными карточками Грофилда, повнимательнее присмотрелся к одной из них, потом перевернул бумажник, показывая карточку Грофилду, и спросил:

— Что это? — Грофилд взглянул.

— Карточка «Эквити», — ответил он.

— Объясните.

Грофилд развел руками.

— А чего тут объяснять? Я актер, «Экторс эквити» — мой профсоюз, а это — членский билет.

Говоривший нахмурился, разглядывая карточку. Казалось, она встревожила его не меньше, чем отсутствие у Грофилда пистолета встревожило гарнизон миссис Даманато. Наконец он покачал головой, сунул руку в карман пиджака, вытащил какую-то вещицу, весьма похожую на тоненький бурый фонарик с желтовато-коричневым пластиковым шнуром, тянувшимся в карман. Поднеся конец этой штуковины к губам, он произнес:

— Алан Грофилд. Водительское удостоверение штата Огайо, номер 2437 тире 52689 тире 881. Утверждает, что он актер, у него билет «Экторс эквити» на то же имя — это их профсоюз. Карточка социального обеспечения номер 059 пробел 26 пробел 0281. Три адреса на трех разных формулярах, один в Мэрионе, штат Огайо, один — в Нью-Йорке, один — в Санта-Барбаре, штат Калифорния. Двести двадцать семь американских долларов. Есть и другие карточки и формуляры, ни одна из которых не представляет особого интереса.

Грофилд наблюдал за ним с растущим изумлением. Неужели человек и впрямь записывал все это на карманный магнитофон? Сбоку на микрофоне была кнопка, которую человек держал нажатой, пока говорил. Теперь он ее отпустил, захлопнул бумажник и швырнул его Грофилду. Поймав бумажник, Грофилд сказал:

— Спасибо. Могу я убрать его в карман?

— Да.

— Еще раз спасибо. Вы очень добры. — Человек нажал кнопку, поднес микрофон к губам и спросил:

— Зачем вы ездили к миссис Данамато? — И протянул микрофон Грофилду. Грофилд улыбнулся микрофону.

— Не ваше дело, — вежливо сказал он в аппарат. Мужчина покачал головой, отпустил кнопку и произнес:

— Не заставляйте людей попусту терять время. Знайте себе отвечайте на вопросы.

Чиновное занудство этого ублюдка, его вялая самоуверенность, спокойное сознание того, что Грофилду ничего не остается, кроме как согласиться на сотрудничество, — все это приводило Грофилда в бешенство.

— Не заставлять вас терять время? — спросил он. — А как насчет моего времени? Вы что, думаете, я часто приезжаю в отпуск в Пуэрто-Рико? А моя машина? Вы хоть отдаете себе отчет в том, что мне приходится платить одиннадцать центов за милю, пока этот ваш приятель раскатывает в ней?

— Этот автомобиль взяла напрокат миссис Данамато, — ответил собеседник Грофилда. — На то же имя, Уилкокс, которым воспользовались вы сами, беря его. Сейчас его возвратят в бюро проката. Зачем осложнять себе жизнь? Просто ответьте на вопросы, и мы займемся каждый своими делами. Зачем вы поехали повидать миссис Данамато? — Он снова сунул Грофилду микрофон, нажав кнопку.

— Чтобы она меня трахнула, — ответил Грофилд. Как ни удивительно, мужчина залился краской и отдернул микрофон, как будто Грофилд норовил его укусить.

— Следите за своей речью! — сердито сказал он, понизив голос и придав ему нотки увещевания, словно боялся, что его подслушивают.

— Перестаньте хорохориться, — сказал Грофилд. Человек с револьвером брюзгливо произнес:

— А чего бы нам просто его не пристукнуть? Тогда уже будет все равно, зачем он туда ездил.

Некоторые люди всегда говорят такие вещи. Это блеф, имеющий целью кого-то запугать. Но есть и люди, которые говорят такое на полном серьезе. Грофилд посмотрел на типа с револьвером и понял, что тот не шутит.

Но человек с микрофоном покачал головой.

— Би Джи нужен ответ, — сказал он.

— А что если он ни хрена не сообщит? — спросил тип с револьвером.

— Да мне и сообщать нечего, — заявил Грофилд. Тот, что вел допрос, сунул ему под нос микрофон и сердито потребовал: — Говорите в микрофон.

— Мне нечего говорить, — сказал Грофилд в микрофон. — Я не отказываюсь отвечать, просто не знаю никаких ответов.

— Вздор, — сказал человек с револьвером. Второй поднес микрофон поближе к Грофилду и заявил:

— Вы не можете не знать, зачем вас туда понесло.

— Один человек в Южной Америке купил мне билеты на самолет и велел ехать сюда, — сказал Грофилд. — Он не сообщил мне, с кем и зачем я должен увидеться и в чем тут дело.

— Кто был этот человек?

— Вы хотите, чтобы я рассказал свою историю или нет?

Задававший вопросы пожал плечами.

— Ну что ж, — сказал он. — Мы еще к этому вернемся.

— Не вернемся. Я приехал сюда, я следовал указаниям, я познакомился с миссис Данамато. Мы с ней не поладили, она приняла меня за дворецкого или что-то в этом роде, я покинул ее, прежде чем она успела растолковать мне, что ей от меня нужно, уехал, но тут меня перехватили. Вот и вся история.

— Кто был этот человек в Южной Америке?

— Я полагаю, он друг миссис Данамато.

— Как его имя?

— А как ваше? — парировал Грофилд. Задававший вопросы отдернул микрофон и отпустил кнопку. С минуту он задумчиво смотрел на Грофилда, потом кивнул, словно приняв решение.

— Вы уедете из Пуэрто-Рико, — сказал он. — Первым же рейсом. И не будете совать нос в чужие дела.

— А как же моя машина?

— Ее вернут в бюро проката. — Тот, что вел допрос, повернулся и зашагал к задней дверце машины.

— А как же я доберусь до Сан-Хуана? — спросил Грофилд. Никто ему не ответил. Любопытный человек сел в машину, второй нырнул в противоположную дверцу. «Мерседес» раздвинул багажником стену листвы и был таков. Грофилд остался стоять на месте.

— Сукин сын, — сказал он.

Глава 4

В закатном свете дом окрасился багрянцем, а окна сделались оранжевыми. Не было видно никаких людей в белых одеждах, с собаками или без. Грофилд пересек лужайку, держась поближе к джунглям, и, наконец, подошел к дому со стороны заднего фасада.

Он добирался сюда почти три часа, на своих двоих и на попутках. Белл Данамато по крайней мере была обязана все ему объяснить и помочь добраться до города, а то и оплатить ему гостиницу и самолет до Нью-Йорка. Все зависело от того, насколько он будет зол на нее, когда она кончит рассказывать, что тут творится. Сейчас он был до того раздражен, что мог бы спалить дом и врезать хозяйке кулаком по физиономии, если бы она выбежала ему навстречу.

Несколько окон не отражали оранжевый солнечный свет, а горели своим, желтым, но на первом этаже с той стороны, откуда приближался Грофилд, все окна были темные. В том числе и две застекленные двери, к которым он торопливо подошел. Первая же ручка, за которую он взялся, легко повернулась, и дверь открылась. Затрепетала на сквозняке тонкая занавеска. Грофилд шагнул в темноту и прикрыл за собой дверь.

Подождав немного, он начал различать неясные очертания мебели и разглядел напротив дверь, ведущую в более освещенную часть дома. Грофилд с опаской пересек комнату, вышел в коридор и увидел слева свет. Туда он и направился.

Коридор вывел его во внутренний дворик, где ему так и не довелось выпить. Перед самым двориком справа оказалась гостиная, освещенная, но пустая. Грофилд прошел через нее, открыл дверь в дальней стене и увидел крепкого коренастого человека с обезображенными ушами, сломанным носом и блестящим «кольтом» сорок пятого калибра в руке.

— Назад, — сказал человек, и Грофилд попятился. Парень вошел в комнату следом за ним. Он был в роскошном наряде: черный костюм, белая сорочка, галстук с черными фигурками, начищенные черные туфли. Но все это портняжное великолепие венчала рыхлая как тесто побитая физиономия спарринг-партнера какого-то боксера.

Рот на этой физиономии открылся и произнес:

— Повернись.

Грофилд повернулся. Руки охлопали его. Грофилд сказал:

— Я и на этот раз без пистолета.

— Заткнись.

Грофилд заткнулся. И услышал громкий свистящий звук — это парень сопел своим перебитым носом.

Вскоре руки перестали ощупывать его, и парень сказал:

— Шагай. В ту дверь и налево по коридору. — Грофилд зашагал. Он вернулся по коридору назад, но прошел мимо комнаты, которую перед этим покинул. В конце коридора ему велели свернуть налево, пройти еще через одну небольшую гостиную, а затем войти в строго обставленную столовую, где за столом сидели шесть человек. Во главе восседала Белл Данамато. Грофилд сказал:

— Здравствуйте еще раз.

Все посмотрели на него. Белл Данамато спросила:

— Откуда вы взялись?

Стоявший за спиной Грофилда парень доложил:

— Я засек его, когда он крался по участку.

— Миссис Данамато, велите вашему человеку убрать пистолет, — попросил Грофилд.

Миссис Данамато, похоже, была настроена не очень дружелюбно.

— С какой стати? — спросила она. Грофилд резко повернулся через правое плечо, левым локтем оттолкнул пистолет, а правым ударил парня в глотку. Пистолет глухо стукнулся о ковер, парень глухо стукнулся о стену и стал сползать на пол, схватившись обеими руками за шею.

Грофилд поднял пистолет, повернулся, направил его на Белл Данамато и сказал:

— Попросите меня не стрелять.

Один из сидевших за столом мужчин сказал:

— Ну-ка, ну-ка… — и начал вставать. Грофилд наставил пистолет на него.

— Не доводите меня до греха.

— Сядьте, Джордж, — велела Белл Данамато.

Джордж сел.

Грофилд снова нацелил пистолет на хозяйку.

— Попросите меня не стрелять, — повторил он.

— Это еще зачем?

— Затем, что, если не попросите, я выстрелю. — Она оставалась невозмутимой, но с любопытством нахмурила брови. — Но почему?

— Потому что после моего отъезда отсюда на меня было совершено вооруженное нападение, я был унижен, моя машина угнана. А виноваты в этом вы.

Еще одна сидевшая за столом женщина сказала:

— Это Бен!

— Разумеется, — ответила Белл Данамато, не отрывая взгляда от Грофилда. — Вы правы, — сказала она ему. — Я и впрямь стала причиной ваших неурядиц, хоть и совершенно случайно. Я приношу извинения и прошу вас не стрелять в меня.

— Хорошо, — согласился Грофилд. Он извлек обойму, запустил ею в угол комнаты, а пистолет швырнул на стол. — А теперь расскажите мне все.

Парень, который начал было подниматься из-за стола и которого Белл Данамато назвала Джорджем, сказал:

— Ну уж нет! Белл, позвольте мне. — Она пожала плечами.

— Валяйте.

Джордж встал. Он был среднего роста, лет сорока, в круглых очках, помятом коричневом костюме, с обсыпанными перхотью плечами.

— Поговорим в другой комнате, мистер?.. — сказал он.

— Его зовут Алан Грофилд, — сообщила Белл Данамато.

— Мистер Грофилд, — сказал Джордж. — Я Джордж Милфорд, поверенный миссис Данамато. Идемте?

— Ведите меня, — предложил Грофилд. Он повернулся.

Спарринг-партнер все еще сидел на полу, держась одной рукой за горло. Он поднял глаза на Грофилда и сказал:

— Вы — мой заклятый враг. — Голос его прозвучал еще более скрипуче, чем прежде.

— Без вашей дружбы я пропал, — ответил ему Грофилд.

Джордж Милфорд вышел из гостиной, миновал несколько других комнат, выключая на ходу свет, и привел Грофилда в библиотеку, или кабинет, где стояли друг против друга два кожаных кресла, разделенные большим кофейным столиком с инкрустированной столешницей.

— Садитесь, — пригласил Милфорд. — Хотите выпить?

— Джин с тоником.

В отделении книжного шкафа размещался неплохой бар с морозилкой для кубиков льда. Милфорд приготовил напитки, протянул бокал Грофилду, сел в кресло напротив и сказал:

— Я понимаю ваше недовольство и расскажу вам все, что вы пожелаете узнать, но прежде я хотел бы услышать, если не возражаете, что случилось с вами после вашего отъезда отсюда нынче днем.

Грофилд в двух словах рассказал обо всем. Милфорд попросил описать людей, участвовавших в нападении, но Грофилд так и не понял, опознал ли он кого-нибудь по словесным портретам.

Когда Грофилд умолк, Милфорд сказал:

— Насколько я понимаю, фамилия миссис Данамато ничего для вас не значит?

— До сегодняшнего дня я о ней и не слыхал.

— Стало быть, вы не слышали и о Би Джи Данамато. О Бенджамине Данамато?

— Би Джи и был тем парнем, которому эти ребята должны были представить доклад? — спросил Грофилд. — Это он?

— Вот именно, — сказал Милфорд. — Муж Белл. — Грофилд поморщился.

— Так это все по милости мужа-ревнивца?

— Не совсем, — ответил Милфорд. — Би Джи не ревнует, во всяком случае, если и ревнует, то не в привычном смысле. Вероятно, вам легче будет оценить положение, если я скажу, что он гангстер, заправляющий крупными игорными заведениями в Штатах.

— Это говорит мне лишь о том, откуда у него такие приятели, и ничего больше, — ответил Грофилд. — Я по-прежнему не знаю, зачем меня хотела нанять миссис Данамато и почему люди ее мужа пытались застращать меня.

— Разумеется, — согласился Милфорд и задумался, почесывая пальцами подбородок. Он не спускал с Грофилда глаз, словно тот был искусно подделанной картиной.

Грофилд дал ему полюбоваться собой с полминуты, потом сказал:

— Вы ее поверенный, так?

— Да.

— В таком случае, сейчас вы ведете себя как настоящий адвокат, — сообщил ему Грофилд. Милфорд, казалось, немного удивился.

— В самом деле? А именно?

— Вы пытаетесь решить, сколько можно рассказать мне, чтобы и не соврать, и удовлетворить мое любопытство, и не выболтать никаких секретов. — Милфорд криво улыбнулся.

— Пожалуй, да, — согласился он. — Когда занимаешься таким делом, рано или поздно начинаешь темнить.

— Каким еще «таким делом»? — Милфорд кивнул.

— Ну что ж. С вами обошлись по-скотски, и вы имеете право знать. Суть в том, что миссис Данамато начала дело о разводе.

— А муж против?

— Не совсем, — сказал Милфорд. — Просто само соглашение о разводе довольно замысловато составлено. Обе стороны согласны, надо только прояснить кое-какие подробности.

— Вон как?

— Ну, а сейчас, — продолжал Милфорд, — миссис Данамато считает, что ее жизни угрожает опасность. Я не могу сказать, оправданно ли это ее убеждение.

— Я и не думал, что вы сможете это сказать, — ответил Грофилд.

— Права она в своих предположения или нет, — продолжал Милфорд, — но все равно приняла меры предосторожности. К примеру, наняла Харри.

— Харри?

— Человека, у которого вы отобрали пистолет. Он ее личный телохранитель. — Грофилд ухмыльнулся.

— В таком случае хорошо, что не я ее страховой агент, — заметил он.

— Харри гораздо лучше, чем можно судить на основании его поведения в столовой, — возразил Милфорд. — Вы ведь беседовали с Белл по-человечески. С чего бы Харри считать, что вы вдруг как с цепи сорветесь?

— Если Харри — телохранитель, — сказал Грофилд, — ему полагается быть готовым к тому, что любой может сорваться с цепи.

Милфорд чуть улыбнулся.

— Согласен, — ответил он. Грофилд сказал:

— По-моему, те два крестьянина с собакой куда бдительнее.

— Да. Они охраняют дом снаружи.

— Где же они были, когда я подошел?

— Наверное, трапезничали.

— Одновременно?

Милфорд снова улыбнулся, так же тускло.

— А вы вроде как обнаружили ряд слабых мест в защитных порядках Белл.

— Всегда рад оказать услугу, — ответил Грофилд. — А теперь давайте обо мне. Какую роль отводили мне в этом заговоре?

— Вы же видели Харри, — сказал Милфорд. — Хорош он или плох как телохранитель, вы согласитесь, что на сопровождающего привлекательную женщину в общественных местах он уж точно не тянет.

— Разве только на Мэдисон-Сквер-Гарден.

— Вот именно. Белл хотела, чтобы на людях с ней был не Харри, а кто-нибудь другой, способный не хуже Харри выполнить обязанности телохранителя, но обладающий приятной наружностью.

— Весьма польщен, — сказал Грофилд. — И как же вышло, что выбор пал на меня?

— К сожалению, обычные пути набора таких сотрудников были для нас закрыты, — тщательно подбирая слова, ответил Милфорд.

— Почему?

Милфорд развел руками.

— Мы никак не могли знать наверняка, что этот человек предан Белл больше, чем ее мужу.

В дверь постучали. Милфорд повернул голову и крикнул:

— Войдите.

Вошла Белл Данамато.

— Вы закончили? — спросила она.

— Почти, — ответил Милфорд и посмотрел на Грофилда. — Если только у вас нет больше вопросов. — Грофилд сказал:

— Я полагаю, Би Джи наблюдает за домом. Они наверняка видели, как я входил… Нет, они знали, что я приезжаю, знали про фамилию Уилкокс и про аэропорт. Но не знали о цели моего приезда. Поэтому, когда я уехал отсюда, они допросили меня.

— Именно так.

— Удивительно, — сказал Грофилд.

— Джордж сказал вам, для чего я хотела вас нанять? — спросила его Белл Данамато.

— Да.

— Вы все еще можете занять это место, — сказала она.

— Нет, не могу.

— Почему нет?

— Во-первых, это не моя работа, — объяснил Грофилд. — А во-вторых, если бы я и собирался стать телохранителем, то лишь при человеке, который мне нравится. Иначе я отнесся бы к работе халатно.

Белл Данамато залилась краской.

— А я вам не нравлюсь?

— Ни капельки, — ответил Грофилд. Милфорд с вежливым изумлением пробормотал:

— О, прошу вас, мистер Грофилд.

— Оставьте его, — бросила Белл Данамато и сказала Грофилду: — В чем дело? Почему вы взъелись на меня?

— Вы высокомерны, — объяснил Грофилд. — Причем без всяких на то оснований. В вашем возрасте женщине не пристало быть капризным дитятей.

— Вы ублюдок, — холодно сказала она. — Я поставила на стол прибор для вас, но, полагаю, вы предпочтете тотчас же уйти.

— Напротив, — ответил Грофилд. — Последний раз я ел в обед на борту самолета. Поужинать — неплохая мысль. — Он встал и спросил Милфорда: — Вы со мной?

Глава 5

Дополнительный прибор поставили в конце стола. Сев туда, Грофилд оказался напротив Белл Данамато, которая восседала во главе, злобно поджав губы; остальные шестеро расположились по трое вдоль обоих краев стола.

Грофилд улыбнулся всем и сказал:

— Миссис Данамато забыла меня представить. Меня зовут Алан Грофилд. Я тут в гостях.

— По недоразумению, — тявкнула Белл Данамато. Сидевший рядом Джордж Милфорд взял ее за руку и нежно сказал:

— Не принимайте все так близко к сердцу, Белл. — Харри, телохранитель, сидел рядом с Грофилдом справа. Грофилд улыбнулся ему и сказал:

— Ну-ка, ну-ка, мы же знакомы.

— Я тоже тебя знаю, приятель, — мрачно ответил Харри все с той же легкой хрипотцой.

Грофилд пропустил это мимо ушей и посмотрел на женщину, сидевшую между Харри и Джорджем Милфордом. Это была пожилая матрона в тугом корсете и темном костюме, чересчур плотном для здешнего климата; губы ее, казалось, навеки застыли в неодобрительной гримасе. Перманентная завивка была до того тугой и жесткой, что, казалось, причиняла женщине боль. Грофилд одарил ее самой чарующей из своих улыбок и сказал:

— А вот с этой милой дамой мы еще не встречались.

— Моя жена, — кисло сказал Джордж Милфорд. Затем с явной потугой на вежливость, добавил: — Ива, это мистер Грофилд. — Алан, — сказал Грофилд.

Она кивнула, взглянула на него и тотчас опять робко опустила глаза; губы ее шевельнулись, с них слетело что-то тихое, похожее на птичье щебетанье. До Грофилда дошло, что ее напускная строгость — всего лишь форма защиты, а на самом деле Ива до болезненности робкая и застенчивая. Не желая обращаться с нею по-садистски, он просто кивнул в ответ, дружелюбно улыбнулся и переключил внимание на ближайшего соседа слева.

Этот был непохож на остальных. Явно африканец, в бордово-белом одеянии, вишневой плоской шапочке. Кожа у него была на удивление темная, почти совсем черная, без какого-либо коричневого оттенка. Лицо бесстрастное, без возраста. Он ответил на взгляд Грофилда ничего не выражающим взглядом. Грофилд выдерживал его секунды две, потом снова улыбнулся, — Алан Грофилд, — сказал он.

Неужели человек тоже улыбнулся? Если так, то улыбка была слишком мимолетной и ничего не значила. Голос у него оказался мягкий, почти такой же эфемерный, как и улыбка.

— Здравствуйте. Я — Онум Марба, — представился он. Акцент был едва заметный, но, тем не менее, явственный и, похоже, свидетельствовал о том, что в родном языке Марбы было много щелкающих звуков.

— Мистер Марба, — сказал Грофилд и едва заметно склонил голову, а потом перевел взгляд на человека сидевшего слева от Марбы.

Да, вот он, гвоздь программы. Кабы надо было охранять это тело, Грофилд согласился бы без колебаний. Милая девчушка лет двадцати с небольшим, нежная, как весенний вечер; у нее были длинные белесые волосы и спокойные карие глаза. Она изучала Грофилда, не столько глядя ему в глаза, сколько заглядывая сквозь них в глубины его черепа, и вид у нее был серьезный и задумчивый, как у важенки, повстречавшей по осени первого охотника.

Улыбка Грофилда, вероятно, стала еще шире, чем прежде, пока он смотрел на королеву бала.

— Вам тоже доброго вечера, — сказал он. Единственным ее изъяном, похоже, было отсутствие чувства юмора, хотя Грофилд и надеялся, что это не так и что она просто по той или иной причине не дает ему воли.

Так или иначе, не меняя серьезного выражения лица, она произнесла:

— Добрый вечер. Я — Патриция Челм.

— Добрый вечер, Патриция Челм. — Она отвернулась, показав на молодого человека, сидевшего слева от нее, и сказала:

— А это мой брат Рой.

Рой Челм был хрупок, как и его сестра, но мужчину такое изящество не украшало. И лицо у него было куда безвольней, чем у нее, оно даже казалось капризным. Он отвернулся, не желая знакомиться, и обратился к Белл Данамато:

— Белл, он и впрямь нам здесь нужен?

— Это не имеет значения, — ответила она, когда вошла грузная служанка, которую Грофилд уже видел днем, и принесла поднос с тарелками супа. — Он уедет, поскольку отказался от работы.

— Вот и хорошо, — сказал Рой Челм. Голос его тоже звучал слабо.

Перед Грофилдом поставили тарелку супа.

— Мне это не по нутру — поесть и тотчас бежать, — сказал он, беря ложку. — Но сразу же после обеда я уеду.

— Завтра, — поправил его Милфорд. Грофилд поднял глаза. Милфорд объяснил:

— Сегодня вечером нет ни одного самолета, Грофилд. И номер в отеле вы не найдете, если не заказывали заранее. Можете переночевать здесь, а утром я отвезу вас в аэропорт.

— Ну, ладно, — согласился Грофилд. Он попробовал суп.

Вишисуасс. Как раз то, что нужно в такой душный вечер.

Глава 6

Услышав крик, Грофилд вскочил с постели и бросился бежать.

Две профессии Грофилда частенько неплохо сочетались: совершенствуясь в одном ремесле, он оттачивал навыки другого, так что, даже не воруя и не играя на сцене, стал почти мгновенно реагировать на всякого рода неожиданности. Не успели стихнуть последние отголоски этого вопля, а он уже был на ногах, натянул штаны и устремился к двери.

Один Бог знал, который теперь час. Грофилд поднялся к себе в комнату около одиннадцати, и не потому, что устал, а потому, что внизу собралось на редкость скучное общество. Африканец Марба сидел как на иголках, разглядывая остальных. Белл Данамато никак не могла расстаться со своим высокомерием и плохим настроением, щеголяя ими, будто почетным знаком, а Рой Челм ни на миг не оставлял ее своим вниманием, будто Урия Гип. Неужто Челм — всего лишь альфонс, а Грофилду предстояло только помогать ему на людях? Он видел, что Харри и Челм играли дома ту же роль, которую она хотела навязать Грофилду в свете, и не знал, то ли гордиться этим, то ли оскорбиться. Во всяком случае, всю храбрость в роду Челмов, похоже, унаследовала сестра. Эх, кабы ей досталось от предков еще и какое ни на есть чувство юмора! Но если Марба ерзал и вертел головой, будто кот, то Патриция Челм сидела, как серьезный фавн, безмолвная и неприступная, прекрасная, но скучная.

Что касается четы Милфордов, с ними тоже было не ахти как весело. Муж оказался единственным из присутствующих, кто хотя бы пытался вести человеческий разговор, но его потуги были еще тошнотворнее, чем молчание. А когда наступала тишина, его кисейная женщина заполняла ее своим, особенным, болезненным молчанием, как заполняет голову зубная боль.

Грофилд терпел все это, сколько мог, но не помогали даже «дайкири» со льдом, которые он глотал один за другим, и в конце концов он покинул гостиную, превращенную в камеру пыток, побродил по дому, отыскал библиотеку, бегло просмотрел книги, с неохотой выбрал роман Ллойда Дугласа и поднялся к себе в комнату.

Чемодана у него не было. Если хоть немного повезет, можно будет завтра забрать его в бюро проката автомобилей. Пока же Грофилд был вынужден чистить зубы пальцем и чужой пастой. Потом Ллойд Дуглас мирно убаюкал его, и Грофилд проспал энное количество часов и минут, когда раздался крик, и со сном было покончено.

В комнате Грофилда было темно, но в коридоре горел свет. Он резко распахнул дверь, на две-три секунды прищурил глаза, посмотрел налево, потом направо и увидел, как Патриция Челм пятится вон из комнаты в дальнем конце коридора. Зажав рот тыльной стороной ладони, она в оцепенении смотрела на что-то находившееся в комнате.

Грофилд торопливо подошел, взял девушку за плечо и спросил:

— В чем дело?

Она не отреагировала ни на его прикосновение, ни на голос. Он почувствовал, как открываются все двери, ведущие в коридор, повернулся и заглянул в комнату, из которой, пятясь, вышла Патриция. На полу рядом с кроватью лежала Белл Данамато, полностью одетая, ее выпученные глаза уставились в потолок, лицо было багровым.

Грофилд шагнул в комнату, заметил проволоку на шее Белл Данамато и понял, что она не дышит. Повернувшись, он увидел в дверях Харри в желтой пижаме с узором, изображающим скаковых лошадей. В правой руке он держал все тот же автоматический «кольт».

— Руки на голову, красавчик, — велел Харри. У него за спиной возник Рой Челм, он стоял, обнимая сестру, которая уткнулась лицом в его плечо.

— Она мертва, — сказал Грофилд. — Задушена.

— Я сказал, руки на голову, — повторил Харри. — Меня хлебом не корми, дай только всадить в тебя пулю.

— Ты же знаешь, что я этого не делал, — сказал Грофилд, но выражение лица Харри не понравилось ему, поэтому он положил руки на голову.

— Ты и никто другой, — сказал Харри. — Кругом. — Грофилд повернулся. Став сзади, Харри обыскал его, и Грофилд сказал: — Я так же чист, как и в прошлый раз.

— Заткнись.

Грофилд пожал плечами и набрался терпения.

В комнату вошел Джордж Милфорд, он остановился перед Грофилдом, посмотрел на Белл Данамато, мрачно покачал головой и сказал:

— Вот ведь влипли!

Харри закончил обыскивать Грофилда.

— Ладно, красавчик, — сказал он, — повернись и выходи отсюда.

Милфорд обратился к Харри:

— Это он?

— Кто же еще, — ответил тот.

— Да нет, это кто-то другой, — возразил Грофилд. Милфорд окинул его тяжелым взглядом.

— Значит, люди Би Джи все-таки заполучили вас? — сказал он. — Мы знали, что вы продадитесь тому, кто больше заплатит, но вам следовало хотя бы дать нам возможность предложить цену.

Грофилд покачал головой.

— Вы ошибаетесь, Милфорд, — сказал он.

Милфорд посмотрел мимо него на Харри.

— Что вы собираетесь с ним сделать?

— Запереть под замок, пока сюда не явятся представители закона, — ответил Харри. — Только он сделал это не для Би Джи, у него были свои причины.

— Откуда вы это знаете? — спросил его Милфорд.

— Потому что я сам работаю на Би Джи, — спокойно объяснил Харри. — Если бы он хотел, чтобы миссис Данамато умерла, то велел бы мне.

Грофилд обратился к Милфорду:

— Вы же видите, что это не имеет никакого смысла, правда?

— Нет, не вижу. Куда вы его посадите, Харри? — Казалось, Милфорд не удивился и не встревожился, узнав, что Харри оказался человеком Би Джи.

— В подвале есть кладовка, — ответил Харри.

— Могу я прихватить с собой книгу? — спросил Грофилд. — Я как раз дошел до интересного места.

— Шагай, красавчик, — велел Харри.

Глава 7

Каморка была серой, без окон, площадью примерно десять на десять футов, с потолком едва ли семь футов высотой. Вдоль шершавых бетонных стен стояли неструганые деревянные полки, а грубая деревянная дверь, казалось, была тяжелее новорожденного слоненка. Полки были пустыми, как и сама комната.

Грофилд был босиком, под ногами лежал холодный бетонный пол, так что он старался стоять на одном месте. На Грофилде были брюки и тенниска — одеяние явно неподходящее в этой холодной и малость сыроватой комнате. Под потолком одиноко висела голая тусклая лампочка, которую Грофилд не стал выворачивать, хотя смотреть тут было особенно не на что. Заняться тоже было нечем. Харри не дал ему возможности еще разок отобрать у него автоматический пистолет, хотя всю дорогу до этой кладовой в подвале Грофилд старался улучить момент и опять овладеть положением. Но теперь положение овладело им, и виды на будущее были весьма мрачные.

Грофилд приуныл. Стоя на холодном полу, на крошечной полоске, слегка нагревшейся от его ног, он обхватил себя руками, чтобы хоть как-то согреться; он был окружен пустотой и окутан тусклым светом и испытывал острую жалость к себе. Грофилд понимал, что это чувство, пусть лишь отчасти, беспричинно и проистекает от неудобств, которые испытывало его тело. Держать свои жертвы в холоде, голоде и без сна — вот самое действенное и испытанное средство промывания мозгов: от этого и начиналась хандра, жалость к себе, а потом приходило отчаяние. Да, он малость недоспал, но у него было достаточно гибкое тело, и он мог продрыхнуть остаток ночи стоймя, на расставленных ногах.

Нет, что его и впрямь удручало, так это сырость. Да еще, разумеется, бездействие, отсутствие какого ни на есть занятия и возможности придумать что-нибудь толковое. Кроме того, налицо была еще одна маленькая сложность: с минуты на минуту его могли застрелить.

Харри и иже с ним ждали наемников новоиспеченного вдовца. Харри и сам был одним из них и, очевидно, знал, как связаться с остальными. Какими же словами он их встретит? «Жена босса мертва, а убийца сидит у меня в подвале».

Ну не прелесть ли?

А какова будет реакция остальных? Что ж, возможно, они тотчас свяжутся с самим Би Джи Данамато и доложат обстановку. А Би Джи наверняка ответит: «В расход его».

Просто великолепно.

Грофилду нечасто доводилось бывать статистом, и ему это не нравилось. Если он и был чем-то виноват — а это случалось часто, — то лишь в отлично продуманных и четко исполненных ограблениях, в которых участвовало пять-шесть человек, а почти все детали учитывались уже при разработке плана. Тогда же проигрывались и все возможные результаты. Если же план не удавалось осуществить (а порой срывались планы, которые, казалось, были разработаны безупречно), то неудача все равно не выходила из рамок предсказуемого. В таких случаях Грофилд знал, как ее воспринимать и что делать.

Но теперь он влип в чужую передрягу. Выражаясь терминами его второй профессии, его поставили не на ту роль. Добро бы только это, но его еще вытолкали на сцену, а он даже не знает своих реплик.

Ну что ж. Если эта дверь когда-нибудь откроется, Грофилд был готов импровизировать с лучшими партнерами по сцене и надеяться, что пронесет. А пока ему оставалось только стоять, дрожать, мучиться бездельем, жалеть себя и испытывать мрачную подавленность.

Ан-нет, если подумать, он может сделать еще кое-что. Можно повторить сценарий вплоть до нынешней минуты, попробовать проникнуться материалом, и тогда, после того, как дверь все-таки откроется (если, конечно, его не намереваются попросту оставить здесь, как героя «Бочонка амонтильядо»), его импровизация может оказать определенное действие и иметь какой-то смысл.

Например. Джордж Милфорд вкратце поведал ему о создавшемся здесь положении, но все ли он рассказал? Вряд ли. В его истории зияли такие бреши, в которые запросто проскочил бы «Боинг-747». Так что повторим рассказ Милфорда и посмотрим, можно ли догадаться, о чем Милфорд умолчал. Милфорд сказал: Белл Данамато не живет с мужем, разводится с ним. Она боялась, что он убьет ее. Развод не оспаривался, но акт раздела имущества был весьма запутанный. Белл Данамато держала Харри дома в качестве телохранителя, но он не годился для сопровождения в общественных местах, поэтому она искала для этой цели кого-нибудь другого. Прекрасно. Вопрос: если развод не оспаривался, а раздел имущества был хоть и мучителен, но вполне осуществим, почему же Белл Данамато боялась, что муж может ее убить? Ответ: Милфорд лгал. Либо развод оспаривался, либо раздел имущества был сопряжен с неразрешимыми сложностями. Грофилд склонялся ко второму из этих предположений, поскольку мужчина не убивает жену, чтобы не дать ей уйти от него. Значит, дело в брачном соглашении. В деньгах.

Грофилд улыбался в маленькой холодной комнате, под маленькой тусклой лампочкой. Он улыбался потому, что был доволен собой, а доволен собой он был потому, что распутал узелок. Если муж Данамато не только слыл, но и был крупным воротилой, значит, у него наверняка возникали сложности с подоходным налогом. А если возникали затруднения с подоходным налогом, значит, у него, несомненно, был бухгалтер. А если у него был бухгалтер, и Би Джи прислушивался к его мнению, значит, немало вкладов было сделано на имя жены.

Ну конечно. Если она хочет развестись с ним, пожалуйста, но черта с два он позволит ей утащить с собой половину своего состояния. Вот обстановка и прояснилась. Наверное, он сказал жене: либо переписывай все обратно на меня, либо я обстряпаю дело таким образом, что унаследую денежки после тебя. Потому-то Белл Данамато и приехала в Пуэрто-Рико со своим адвокатом и несколькими друзьями, чтобы исчезнуть, пока либо муж не пойдет на попятный, либо развод вступит в последний этап.

Неужели Би Джи Данамато исполнил свою угрозу? Неужели страхи его жены оправдались, и он все-таки добрался до нее, несмотря на все меры предосторожности?

Нет. Нет, если Харри и впрямь работал на мужа, как он утверждал, Белл Данамато могли убить и раньше. Не было никаких причин тянуть с этим так долго.

Если только…

Грофилд перестал улыбаться и крепче обхватил себя руками. Если только, подумал он, они не хотели получить козла отпущения, а уж потом сделать свой ход.

Был ли в этом какой-то смысл? По закону нельзя получить наследство, если ты совершил ради него правонарушение. В случае насильственной смерти Белл Данамато единственным подозреваемым был бы ее муж. Или хотя бы один из его работников. Полиция наверняка будет трясти организацию Данамато до тех пор, пока не вытрясет из нее осведомителя, а ведь никто не может на все сто процентов доверять каждому своему сотруднику. Да еще когда на них давит полиция.

Но если есть другой убийца? Бродяга, перекати-поле, залетный гастролер, который погрызся с миссис Данамато, по сути дела угрожал ей пистолетом за обеденным столом? На кой властям искать кого-то еще? На кой вообще трясти организацию Данамато?

Неужели в этом замешан Джордж Милфорд? Он нисколько не удивился, когда Харри сказал, на кого в действительности работает. Но, с другой стороны, Харри, очевидно, необходимо было сообщить ему об этом. Значит, Милфорд не знал наверняка, что Харри присутствует в доме в качестве сотрудника мужа, но подозревал это. И подтверждение ничуть не удивило его.

На чьей же стороне Милфорд? Если он подозревал, что Харри — предатель, почему же не сказал об этом миссис Данамато? Или он хранил олимпийское спокойствие, соблюдал нейтралитет и намеревался примкнуть к победителю?

А как насчет остальных? Рой Челм, очевидно, и был тем мужчиной, ради которого разводилась Белл Данамато, а его сестра Патриция находилась здесь либо в отпуске, либо для того, чтобы защитить его от слишком сурового возмездия со стороны Би Джи. То же относилось и к жене Милфорда, издерганной Иве. Что же касается Онума Марбы, этого африканца с каменным лицом, его роль в этом деле была совершенно непонятна.

И наконец Грофилду пришел в голову еще один вопрос. Допустим, он ошибается, полагая, что убийца — Харри (а такое предположение доставило ему огромное удовольствие). Кто же будет второй наиболее вероятной кандидатурой? Брат и сестра Челм, судя по всему, предпочли бы, чтобы Белл Данамато осталась в живых. У Джорджа Милфорда и его жены, вроде бы не было никаких мотивов, чтобы превращаться из зрителей в действующих лиц. Онум Марба? Первым делом надо узнать, зачем он здесь. Чаще всего такие непроницаемые лица бывают у игроков в покер, а посему, какова бы ни была цель приезда Марбы, вряд ли он намеревался совершить убийство.

Значит, черт возьми, остается Харри, добрый старина Харри.

Легок на помине. Дверь со скрипом открылась, на пороге появился Харри с автоматическим пистолетом в руке. На этот раз с ним было двое дружков, один из «мерседеса», тот, который держал револьвер, а второй — новенький. Оба были при оружии.

За кого же они его принимают? За Распутина, что ли?

— Идем, красавчик, — бросил Харри. — Прогуляемся.

Глава 8

Солнце уже взошло. Удивительно. Господи Боже мой, сколько же часов он дрожал там, внизу?

Во всяком случае, солнце приятно согревало лицо, когда он вышел из дома вслед за Харри. Двое других шли сзади. Нагретые солнцем каменные плиты казались босоногому Грофилду райской травкой.

Все тот же внутренний дворик, карманные джунгли.

Грофилда вывели из подвала, протащили по лабиринту комнат, вытолкали через стеклянную дверь, и он очутился во дворике. Харри зашагал по мощеной сланцем дорожке к его центру.

Что же они собирались сделать? Убить его и закопать тело посреди двора?

Вздор. Он понадобился им, чтобы подсунуть полиции, обвинить в убийстве и заставить расплачиваться вместо Би Джи и его ребят.

И все же Грофилд мгновение поколебался, прежде чем последовал за Харри. И тут же в спину ему уперся ствол пистолета и раздался голос:

— Шагай, парень.

Он зашагал дальше.

И снова наступило короткое мгновение, когда не было видно ничего, кроме джунглей, когда дом перестал существовать, и мозг снова проникся повергающим в дрожь ощущением нереальности. Но вот он сделал еще шаг, и впереди открылась выложенная сланцем площадка со столом и стульями.

А еще — с Би Джи Данамато.

Вряд ли это мог быть кто-то другой. Высокий плотный мужчина в легком деловом костюме вальяжно восседал на одном из хрупких стульев, он попыхивал сигарой, будто выказывая презрение к штампам. Когда Грофилд приблизился, Данамато вытащил сигару изо рта и оглядел его, как работорговец, оценивающий вновь прибывший товар.

Грофилд остановился по другую сторону стола.

— Ли Джей Кобб, я полагаю? — спросил он.

— Данамато, — поправил Данамато. — Би Джи Данамато.

— Грофилд, — сказал Грофилд. — Эй Джи Грофилд.

— Садитесь. — Данамато махнул сигарой. Грофилд сел.

— Мы будем завтракать?

Судя по косым лучам солнца, было часов девять утра.

— Забудьте о завтраке, — сказал ему Данамато. — Вы не заживетесь и даже не успеете почувствовать, что проголодались.

— Это уже лучше, — ответил Грофилд. — Вы уверены, что ваша подставка сработает?

Данамато посмотрел на него, насупив бровь.

— О чем это вы?

— Если вы передадите меня властям, — объяснил Грофилд, — то, быть может, мне удастся заронить в чей-нибудь разум сомнение. Но если вы сдадите меня мертвым, убитым при попытке к бегству, это и подавно заставит кое-кого задуматься. — Данамато растерянно и раздраженно покачал головой.

— Сдать вас властям? Вы с ума сошли! — Грофилд, в свою очередь, тоже насупил бровь.

— Так это не подставка?

С минуту они изучали друг друга, ни тот, ни другой ничего не понимал. Наконец Данамато хлопнул ладонью по столу и воскликнул:

— Ах, вон в чем дело! Вас подставили!

— Похоже на то, — сказал Грофилд, хотя теперь уже не был уверен в этом.

— Это зависит от точки зрения, — ответил Данамато. — И кто же, по-вашему, обстряпал подставку?

— Вы, — заявил Грофилд. Данамато был: а) удивлен и б) сердит.

— Что? И как же вы ухитритесь впутать сюда меня? Неужели вы думаете, я не знаю… что вы задумали?

— Харри — ваш человек.

— Разумеется, мой.

— Он ждал, пока появится козел отпущения, — заявил Грофилд. — То есть я.

— Для чего?

— Чтобы исполнить ваш приказ, — ответил Грофилд. — Убить вашу жену и пришить это дело мне, чтобы не возникало никаких неудобных вопросов. — Данамато долго смотрел на него, лицо его при этом ничего не выражало. Потом он медленно покачал головой и, сдерживая ярость, выбросил сигару. Теперь ему пришлось наставить на Грофилда палец.

— Я хотел сначала побеседовать с вами, — сказал он. — Я хотел спросить, почему вы это сделали. Попытаться понять вас. Но вы меня удивляете.

— Я рад, — сказал Грофилд.

— Вы приходите сюда и травите безумные байки. Вы и впрямь спятили?

— Нет, — ответил Грофилд.

— Тогда зачем же вы норовите вывести меня из себя?

— Я и не знал, что делаю это.

— Я любил жену! — Данамато простер руки и поднял к небу злобный взгляд. — Белл! — крикнул он. Эхо замерло, а руки так и остались растопыренными. Данамато перевел взгляд на Грофилда и тихо добавил: — У всех супругов случаются недоразумения.

Грофилд уже ничего не понимал. Стал бы Данамато убеждать его в своей невиновности, кабы и впрямь был виновен? Какой в этом смысл?

— Ваша жена думала, что вы хотите убить ее. Это было недоразумение? — спросил он.

— Белл преувеличивала, — ответил Данамато. — Она вечно преувеличивала, такая уж уродилась. Из любой мелочи могла раздуть дело, достойное верховного суда.

— Она собиралась нанять меня телохранителем, — сказал Грофилд. — Телохранителем для сопровождения на людях, поскольку Харри недостаточно смазлив. — Шорох за спиной Грофилда наверняка означал, что Харри переминается с ноги на ногу и с ненавистью пялится на его, Грофилда, затылок. Остальные двое тоже стояли где-то там, сзади.

— Об этом я знаю, — сказал Данамато. — Вы на игле или еще на чем?

— Ни на чем, — ответил Грофилд.

— Покажите руки.

Грофилд протянул руки, почти голые, поскольку на нем была тенниска, и Данамато увидел, что следов иглы нет.

Он нахмурился.

— Вы вели себя как наркоман, — заявил он. — За обедом вы вытащили пистолет, Белл пришлось упрашивать вас, чтобы вы ее, упаси Бог, не застрелили.

— Я наставил на нее пистолет Харри, — подчеркнул Грофилд. — Харри тогда тыкал им мне в спину. Со мной плохо обошлись, и я разнервничался.

— Разнервничались.

— Ваша жена была со мной очень высокомерна, — объяснил Грофилд.

— Моя жена мертва, — подчеркнул Данамато.

— Совершенно верно, — отвечал Грофилд. — И вы знаете, что не убивали ее, и я знаю, что не убивал.

— Убили, убили, как же иначе.

— Ну сами подумайте, — возразил Грофилд. — Это совершенно бессмысленно. До вчерашнего дня я эту женщину ни разу не видел. Я собирался уехать сегодня утром и никогда больше не встречаться с ней. С чего бы мне убивать ее?

— Потому-то я и думаю, что вы наркоман, — сказал Данамато. — Позвольте посмотреть ваши ноги.

— Ноги у меня чистые, — заявил Грофилд. — А если и есть какие отметины на заднице, так они от пенициллина. Кончайте молоть глупости, Би Джи.

— Кто сказал вам, что вы можете обращаться ко мне по имени?

— А я не обращаюсь к вам по имени, я использую ваши инициалы. Вы ведь уже успели обшарить мой чемодан, так? Нашли в нем что-нибудь? Иголку, бандаж, хоть что-нибудь?

— А может, вы на ЛСД.

— Скорее уж вы, — возразил Грофилд. — У вас глюки.

Данамато откинулся на спинку стула и насупился. Кончики пальцев забарабанили по столу. Судя по тому, как шевелились его щеки, он покусывал их изнутри. Данамато следил за своими барабанящими пальцами, покусывал щеки и, похоже, шевелил мозгами…

Грофилд ждал, наблюдая за ним, и тоже шевелил мозгами… Данамато не гробил жену, это, вроде, было ясно. Неужели Харри убил ее на свой страх и риск, в надежде угодить хозяину, но теперь увидел, как хозяин воспринял это, и помалкивает себе? А может, ее все же убил один из этих четверых, кандидатуры которых Грофилд уже отклонил? Или один из слуг, решивший по какой-то причине убрать ее?

Мысли Данамато, похоже, текли по тому же руслу: в конце концов он сказал:

— Кто же это сделал, если не вы?

— Вы хотите сказать, если это не один из нас. Я или вы.

Данамато вспыхнул. Он подался вперед, сжал кулак и заорал:

— Я любил жену! Черт побери, я ведь уже сказал вам об этом. Иначе зачем, по-вашему, я прислал сюда Харри?

— А что он сам думает на этот счет? — спросил Грофилд. Этого Данамато не понял. Он прищурился на Грофилда и ответил:

— А?

Грофилд объяснил:

— Харри все время был при вашей жене. Она без умолку твердила ему, что вы будете счастливы, если увидите ее труп. Все денежные и иные затруднения тотчас разрешатся. Так что, вполне вероятно, спустя какое-то время Харри стал думать, что, возможно, она права, и вы действительно оцените его поступок, если он и впрямь…

Грофилд пригнулся и убрал голову из-под свинга Харри: ствол «кольта» попал ему в левое плечо. Он скатился со стула, перевернулся, задрыгал ногами и пинком швырнул стул в Харри, норовившему дотянуться до него, чтобы врезать еще раз. Данамато кричал: «Xарри, Харри», но тот его не слышал, он был полон решимости достать Грофилда.

Грофилд еще раз перекатился на сланце, поднялся на колени и, схватив оказавшийся под рукой второй хрупкий на вид кованый стул, запустил им в Харри. Выиграв таким образом время, он поднырнул под занесенную для удара и сжимавшую «кольт» руку Харри и ребром ладони врезал ему снизу вверх между носом и верхней губой.

— А-а-а! — вскрикнул Харри; он отпрянул, из глаз его хлынули слезы, из носа — кровь. Он уронил пистолет на сланец. Грофилд уже нагибался, чтобы поднять оружие, когда услышал голос Данамато:

— Стоп!

Он так и замер в полусогнутом состоянии. Два других парня держали его на прицеле. Данамато успел вскочить, он простер руку вперед и, как выяснилось, кричал «стоп» не Грофилду, а тем двоим.

Закрыв лицо руками, Харри отступил еще на шаг, споткнулся и тяжело рухнул на сланец. Из глотки его вырывался какой-то причудливый визгливый вой.

Продолжая стоять, Данамато уперся ладонями в стол, посмотрел на Грофилда и покачал головой.

— Только не Харри, — сказал он, — Харри любил мою жену почти так же, как я сам. Вот почему я велел ему охранять ее. Я велел ему сказать Белл, что он ушел от меня и хочет работать на нее. Потому что Харри знает меня, знает Белл и знает, что я ни в коем случае не хотел смерти этой женщины.

— Даже из-за Роя Челма? — спросил Грофилд.

— Вы все напрашиваетесь, — ответил Данамато. — Все нарываетесь.

— А что мне терять, Би Джи? — Данамато, казалось, малость призадумался, потом резко кивнул и сказал:

— Ну что ж. Даже из-за Роя Челма. Вы думаете, он был первый? Или последний?

— Да, последний, — ответил Грофилд. Данамато болезненно поморщился.

— Только потому, что случилось такое, — сказал он.

— Об этом я и толкую, — заявил Грофилд. — Рой Челм мог оказаться последней каплей.

— Для меня?

— Возможно, и для вас. Или для Харри. Может, Харри считал, что с вас довольно. Вдруг вы сказали что-нибудь такое, от чего он…

— Забудьте о Харри!

Грофилд посмотрел на Харри, который лежал на боку, вытянувшись во весь рост. Ноги его оказались под столом. Он не шевелился, хотя и пребывал в сознании, и по-прежнему закрывал лицо руками. Скулеж прекратился, но дышал Харри так, будто переживал двадцатый приступ астмы кряду, такой же острый, как предыдущие девятнадцать вместе взятые.

Грофилд сказал:

— Если вы совершенно уверены, что это не Харри, то, пожалуй, распорядитесь, чтобы ему оказали помощь. Пусть его умоют и уложат в постель, но так, чтобы он не захлебнулся собственной кровью.

Данамато посмотрел вниз и удивился, словно не ожидал увидеть там кого-нибудь. Он обогнул стол, чтобы получше рассмотреть Харри, потом уставился на Грофилда и спросил:

— Что вы с ним сделали?

— Не дал ему ударить меня пистолетом.

— Это понятно. Но как вы действовали?

— Я сам ударил его, — ответил Грофилд. Данамато снова посмотрел на Харри и, покачав головой, велел парню, который вчера сидел в «мерседесе»:

— Фрэнк, поди приведи двух ребят, пусть отнесут Харри наверх.

Фрэнк посмотрел на Грофилда так, словно хотел сказать, что теперь с него вовсе нельзя спускать глаз, но промолчал и, повернувшись на каблуках, скрылся в дебрях карманных джунглей. Единственный оставшийся охранник сразу насторожился и нацелил пистолет в туловище Грофилда. Данамато стоял над Харри, разглядывая Грофилда и не видя перед собой ничего радующего глаз.

— Не знаю, как с вами быть, — признался он. — Я был убежден, что это ваших рук дело, но теперь не уверен.

— Это не я, — ответил Грофилд.

— Вы способны на такое, — задумчиво произнес Данамато. — С вас станется. Но вы вроде бы не сумасшедший, а между тем убить Белл вы могли лишь в том случае, если бы сошли с ума, я так полагаю.

— Я не сумасшедший, — заявил Грофилд.

— А я и не думаю, что сумасшедший. — Данамато снова опустил глаза на Харри, но, кажется, опять так и не увидел его. — Вы на кого-то работаете? — спросил он.

— Нет, — ответил Грофилд. Данамато посмотрел на него.

— Как же вас сюда занесло?

— Ваша жена послала за мной. Вы это знаете ей нужен был телохранитель, который мог появляться с нею в обществе.

— Моя жена послала за вами? Откуда же она про вас узнала?

— Она про меня и не знала.

— Тогда как же ее угораздило послать за вами? — Грофилд покачал головой.

— Все было совсем не так, — сказал он. — Есть один южноамериканский глава государства, с которым я знаком, некий генерал Позос, он…

— Сроду о нем не слыхал.

— Меня это нисколько не удивляет. Он заправляет там небольшой страной, Герреро.

— О ней я тоже не слышал. В Южной Америке?

— В Южной Америке, в Центральной, где-то там. Во всяком случае, я с ним знаком. В Мексике я получил от него послание. Билеты на самолет и указание прибыть сюда, чтобы помочь одному его другу, поскольку это сулит мне заработок.

— Вы нанимаетесь на работу?

— Обычно нет. — Грофилд пожал плечами. — Просто мне стало любопытно. В записке не говорилось, в чем суть. Не так давно я неплохо преуспел, денег мне хватит на год, а то и на два. Я приехал сюда в основном потому, что хотел узнать, какие дела тут творятся.

— Преуспели? В чем же состоял ваш успех? — спросил Данамато.

— Деньги, — ответил Грофилд. — Я добываю средства к существованию.

— Вы что, домушник? — Грофилд покачал головой.

— Я работаю по-крупному. — Данамато пытливо оглядел его.

— По виду не скажешь, — заметил он.

— Благодарю.

— Что за дело вы провернули? Может, я о нем слышал?

— Вы знаете казино на острове у побережья Техаса?

— Вы имеете в виду ночной клуб на острове? Он сгорел, — ответил Данамато.

— Это было казино, — сказал Грофилд. — Я его и спалил. И теперь живу на доход с этого дела.

— В таком случае приезжать сюда и вовсе было бессмысленно, — рассудил Данамато. — Тут работа не по вашей части.

— Знаю. Я же вам сказал: мне стало любопытно. — Данамато снова принялся жевать щеки, потом покачал головой и сказал:

— Не знаю. Не знаю, что с вами делать.

— Я не убивал вашу жену, — напомнил ему Грофилд.

— И я не убивал, — ответил Данамато. — И Харри тоже. Кто же тогда?

— Не знаю.

— Я хочу это знать, — заявил Данамато. Он снова наставил на Грофилда палец. — Сказать вам, чего я хочу? Я хочу просто-напросто считать, что это были вы. Тогда мы похороним вас где-нибудь в джунглях, да и дело с концом.

— Дело не кончится, если вы убьете не того, кого следовало бы, — возразил Грофилд.

— Я знаю. — Данамато покачал головой. — Потому-то я и хотел повидать вас, прежде чем вами займутся. Вот почему я слушал вас так долго. Вот почему я не стал карать вас за то, что вы сотворили с Харри.

— Я ударил его, — сказал Грофилд.

— Я знаю, что вы его ударили!

Вернулся Фрэнк, а вскоре и двое других. Это были пуэрториканцы, встретившие Грофилда накануне. Без дробовика и собаки они казались меньше ростом, ничтожнее и глупее.

Они подняли Харри и унесли прочь. У него булькало в горле.

Фрэнк снова вытащил из кобуры свой пистолет и направил его в сторону Грофилда.

— Би Джи, — сказал Грофилд, — мне уже тошно от того, что в меня все время целятся.

— Какая жалость, — ответил Данамато. — А откуда моя жена знала этого генерала как-бишь-его?

— Позоса.

— Какая мне разница! Откуда она его знала? — Грофилд пожал плечами.

— Понятия не имею. Возможно, у них был общий знакомый, который попросил генерала оказать ей услугу. Может, Милфорд. Или этот цветной парень, Марба.

— Надо бы это выяснить. — Данамато сунул руку во внутренний карман и вытащил новую сигару. — Ну что ж, — сказал он, — поищем еще. Если появится другой подозреваемый, вы сможете отправиться восвояси.

— А если не появится?

Данамато снимал с сигары обертку. Он прервал это занятие и, взглянув на Грофилда, сказал:

— Не задавайте глупых вопросов.

Глава 9

Его чемодан лежал на кровати.

— Вот здорово, — сказал Грофилд, входя в спальню, в которой провел часть предыдущей ночи. Он повернулся к Фрэнку и еще одному парню, которые привели его сюда под дулом пистолета, и спросил: — Я успею принять душ?

— Забавно, — сказал Фрэнк. — Одевайтесь.

— А почистить зубы?

— Обратно в подвал захотелось?

— Ну ладно, — сказал Грофилд. Он открыл чемодан, увидел, в каком беспорядке вещи, и понял, что в нем рылись. Хотя ничего и не взяли.

Он достал свежую одежду, быстро облачился в нее. Фрэнк и его напарник ждали, стоя на пороге. Как приятно было снова обуть башмаки и натянуть сорочку: это придавало ему уверенности, давало возможность почувствовать себя человеком, способным с честью выйти из трудного положения.

Например, из нынешнего.

— Вы готовы?

— Осталось только припудрить нос.

— Пошли, — сказал Фрэнк.

Грофилд пошел. Он спустился по лестнице, сторожа шагали слева и справа. Потом последовал за ними в столовую. Она оказалась поменьше той, в которой он был накануне вечером: Данамато устроил тут себе нечто вроде кабинета.

Он восседал за тяжелым квадратным столом, какие в чести в Мексике. Взмахом руки Данамато велел Грофилду сесть справа от него. За его спиной стояли еще двое подручных — бородач, похитивший Грофилда накануне, и тот парень, который вчера орудовал магнитофоном. Ни тот, ни другой не бряцали оружием, зато на столе красовался магнитофон. На низкой бежевой подставке криво торчал микрофон.

Данамато обратился к Грофилду:

— Значит, так. Никто из слуг не мог этого сделать. Они исключаются.

— Почему?

— Всю ночь двое стояли на страже внизу под лестницей, — ответил Данамато. — Это Милфорда осенило после того, как вы запросто пробрались в дом. Выходит, Белл угробил кто-то из находившихся на втором этаже.

Грофилд кивнул.

— Хорошо. Если круг подозреваемых сужается, мне это на руку.

— Как бы этот круг не сузился до вас одного, — съязвил Данамато. — Вы заронили мне в душу сомнение, приятель, но ваше имя еще не вычеркнуто из списка. По сути, вы по-прежнему подозреваемый номер один.

— Мне больно это слышать, — ответил Грофилд.

— Прошлой ночью тут было еще пять человек, — продолжал Данамато. Он держал в руке раскрытый блокнот и теперь прочел вслух список: — Рой Челм и его сестра. Чета Милфордов. И этот черномазый, Онум Марба. Что это за имя?

— Африканское, я полагаю.

— Да-а. — Данамато оторвался от списка и пристально посмотрел на Грофилда. — Кого из этих пятерых, по-вашему, стоило бы поставить выше вас в списке?

— Это нелегко, — признал Грофилд. — Честно говоря, Харри по-прежнему остается единственным, кому я уступил бы первенство.

Данамато покачал головой.

— Это не Харри. Он слишком хорошо знал, как обстоят дела, и не мог совершить такую глупость.

— А как насчет Милфорда? Разве он не знал, как обстоят дела? Почему он вдруг выставил охрану, если знал, что речь идет всего лишь о семейной размолвке?

— Он знает лишь то, что говорит ему Белл, — заявил Данамато. — Вы думаете, он наш семейный поверенный? До начала этой бракоразводной бодяги Милфорд о нас и слыхом не слыхивал. Он адвокат, навязывающий свои услуги жертвам несчастных случаев. Белл наняла его по совету одной своей разведенной подруги.

— Мне показалось, — сказал Грофилд, — он нисколько не удивился, когда Харри сообщил, что он по прежнему работает на вас.

— Когда Харри сообщил ему, что кто по-прежнему работает на меня?

— Когда Харри сообщил ему, что Харри по-прежнему работает на вас.

— Ах, вот так? И Милфорд не удивился?

— Как будто он догадывался об этом, — пояснил Грофилд. — Так что меня занимает вопрос, почему он выставил охрану, если подозревал, что троянский конь уже стоит у ворот?

— Что-что?

Грофилд покачал головой.

— Да это я так, для красного словца, — сказал он. — Ничего, я еще спрошу Милфорда. — Он указал на магнитофон. — Так вот что вы задумали? Хотите играть в легавого, да?

— Я задам этим пятерым несколько вопросов, — ответил Данамато. — Я хочу узнать, можно ли поставить кого-нибудь из них выше вас в списке.

— Значит, вы взяли на себя роль легавого, — сказал Грофилд. — В театре мы называем это рискованным распределением ролей. Как, например, Мики Руни, игравший того китайца в «Завтраке у Тиффаник».

Сбитый с толку Данамато нахмурился.

— Что?! Мики Руни?!

— Ладно, это ерунда, — ответил Грофилд. — А что должен делать я, по-вашему? Просто сидеть и наблюдать, или я тоже могу задавать вопросы?

— Ваша ставка в этом деле очень высока, — напомнил ему Данамато. — Если у вас возникнут вопросы, можете задавать.

— У меня уже есть один вопрос, — сказал Грофилд.

— К кому?

— К вам.

— Я полагал, мы с этим покончили, — сказал Данамато.

— Вопрос иного рода. Полицию ведь еще не вызвали?

Данамато покачал головой.

— И не вызову, пока сам во всем не разберусь.

— А где сейчас ваша жена?

— В подвале есть морозильник. — Грофилд посмотрел на него.

— И она там?

Данамато тяжелым взглядом посмотрел Грофилду в глаза.

— Нет, — сказал он. — Это не Белл. Белл больше не существует. Это всего лишь кусок мяса, который надо какое-то время сохранить свежим. Белл умерла. — Он неожиданно отвернулся и провел ладонью по лбу и глазам. — Белл ушла. Ее нет нигде на этой земле. А тот кусок мяса — это не она, заберите его у меня. В нем от Белл не больше, чем в том костюме, который я прошлым летом пожертвовал благотворительному фонду. — Он снова посмотрел на Грофилда. — Вы следите за моей мыслью?

— Что ж, хорошо, — ответил тот.

Странно, но до сих пор Грофилду не верилось, что Данамато и впрямь испытывает какие-то чувства к жене, однако теперь, когда он услышал, что ее труп засунули в морозилку, будто баранью ляжку, услышал, почему Данамато считал возможным так обойтись с телом, он вдруг осознал, что все это всерьез, а не понарошку. Данамато, толстый, грубый, с сигарой в зубах и целым войском бандитов за спиной, искренне любил свою жену Белл. Любил даже сейчас. И собирался строго покарать того, кто навеки отнял у него Белл, подсунув вместо нее кусок мяса. Он и бодрился-то лишь потому, что хотел разделаться с виновным.

Грофилд понял, что, пожалуй, ему стоит помочь Данамато отыскать человека, который сменил бы его на первой позиции в списке.

Секунд тридцать они молчали, потом Данамато спросил:

— У вас есть еще вопросы, или можно начинать?

— Пока вопросов нет, — сказал Грофилд.

— Ну что ж. — Данамато заглянул в список. — Давайте-ка вызовем на ковер этого черномазого. Сходи за ним, Фрэнк.

Глава 10

Онум Марба сел за стол напротив Данамато, лицо его было, по обыкновению, непроницаемо. Нынче утром он оделся на западный лад — серые слаксы, серые туфли на каждый день и белая рубашка с коротким рукавом. Как оказалось, накануне вечером его свободные одежды прикрывали сильное тело с красивой мускулатурой. Торчавшие из рукавов руки казались твердыми, как чурки, и были будто вырезаны из эбенового дерева, почти черного, с легким серым налетом, приглушавшим блеск.

Все тем же тихим текучим голосом с легкими щелкающими звуками Марба сказал, нарушая молчание:

— Похоже, сегодня меня держат пленником в этом доме, а вы — человек, по приказу которого это делается.

— Вы не пленник, — ответил ему Данамато. — Просто вы хрен уедете, пока мы все не выясним. Я не уеду, Грофилд не уедет, вы не уедете.

Уголки губ Марбы снова дрогнули в некоем подобии улыбки. Он произнес ничего не выражающим тоном:

— Однако номинально я не пленник. Понятно. Не могли бы вы объяснить, почему говорите то «хрен уедете», то «не уедете»? Я и не думал, что люди говорят на таком разном английском в формальной обстановке и повседневном быту.

Данамато вытаращился на него, не веря своим ушам.

— Какого черта?

— Это все радио и телевидение, мистер Марба, — объяснил Грофилд. — Средний американец подвержен влиянию всей культурной шкалы. Это обеспечивает однородность, которая может показаться иностранцу такой причудливой.

— Спасибо, — сказал Марба, чуть склонив голову в сторону Грофилда.

Данамато с ненавистью смотрел на них.

— Вы закончили совещание?

— Я бы хотел задать вопрос, имеющий отношение к цели нашего собрания, — сказал Грофилд.

— Тогда задавайте, — разрешил Данамато.

— Мистер Марба, не вы ли просили генерала Позоса порекомендовать Белл Данамато какого-нибудь работника?

На сей раз Марба улыбнулся милой задумчивой улыбкой.

— Да, я. Я был рад помочь хозяйке всем, чем могу.

— Вы из Африки, так ведь?

— Из Ундурвы, да.

— Сроду не слыхал, — вставил Данамато.

— Мне кажется, — вкрадчиво проговорил Марба, — что вы не слыхали о доброй половине народов мира. О нас мало кто слышал. Вы удивитесь, узнав, что шестьдесят шесть стран, членов ООН, уступают численностью населения городу Нью-Йорку. — Данамато наставил на него палец.

— Марба, — сказал он, — стоит вам открыть рот, и мы начинаем обсуждать не пойми что. Мы здесь не для того, чтобы обсуждать невесть что. Мы собрались для того, чтобы поговорить об убийстве моей жены.

— В связи с которым я выражаю вам свои соболезнования, — ответил Марба.

Почувствовав, что Данамато вот-вот выйдет из себя, Грофилд сказал:

— Я думаю, Би Джи, все объясняется тем, что Марба политический деятель. В наши дни политики любят щегольнуть статистикой. Они переняли это у американских политиканов, дающих пресс-конференции. — Он повернулся к Марбе. — У себя на родине вы занимаетесь политикой, не так ли, мистер Марба? — Ослепительная, здоровая, бодрая улыбка Марбы вспыхнула снова.

— Я занимаюсь политикой везде, мистер Грофилд, — ответил он.

— А откуда вы знаете генерала Позоса? — спросил Грофилд.

— В основном, по работе в ООН. Мы встретились в Нью-Йорке, но я бывал и в его стране, а также сопровождал генерала во время морской прогулки на яхте.

— Как вы думаете, у вас с ним много общего?

— О чем это вы? — спросил Данамато.

— Это имеет определенное значение, — ответил Грофилд.

Марба снова убавил мощность улыбки, теперь она говорила о приятных воспоминаниях.

— В политическом смысле, я бы сказал, у нас с генералом много общего. Мы оба служим народам, стоящим в начале пути и добивающимся места под солнцем.

— А в личном плане? — спросил его Грофилд. Улыбка Марбы сделалась немного грустной.

— Генерал Позос слишком потворствует своей ненасытной плоти, — заявил он.

Грофилд улыбнулся в ответ, услышав это едва ли не самое сдержанное высказывание, когда-либо произнесенное за пределами Британских островов. Генерал Позос был донельзя толст, прожорлив как свинья и развратен.

— Что же касается меня, — продолжал Марба, — боюсь, мои потребности гораздо скромнее. По сравнению с добрым генералом я, пожалуй, вполне могу сойти за аскета.

— Но вы находили общий язык.

— В политике, — подчеркнул Марба.

— Этого хватило, чтобы вы вспомнили о нем, когда Белл Данамато понадобился кавалер, сопровождающий ее в свете, — заметил Грофилд.

Марба пожал плечами.

— В здешних местах он оказался единственным знакомым мне видным политиком. Кроме того, мне казалось, он, вероятно, может располагать связями в тех кругах, где можно найти нужного нам человека. — Он улыбнулся, указал на Грофилда и добавил: — Как видите, я был прав.

— Да уж, — кисло отозвался Грофилд, глубоко сожалея о том, что Марбе пришел на ум генерал Позос, а не кто-нибудь еще. Тогда и в переделку попал бы не он, а другой человек.

— Довольно об этом, — сказал Данамато. — Мне надо знать, что случилось вчера вечером.

— У меня все, — сообщил Грофилд.

— А может, и для вас тоже все, — буркнул Данамато и спросил Марбу: — Что вы знаете о событиях вчерашней ночи? — Марба слегка передернул плечами.

— Ничего, — ответил он.

— Ничего? Так-таки и ничего? Вы ведь знаете, что моя жена мертва, не так ли?

— Разумеется. Я полагал, вас интересуют сведения об убийце. Не видел ли я, как кто-то крадется по коридору с проволокой в руках, и тому подобное. Я ничего не видел.

— Вы спали, когда это произошло? — спросил Грофилд.

— Да, конечно. Было четыре часа утра.

— В самом деле? А я даже не знал, который час. Что вас разбудило?

— Крик Патриции.

— Что вы сделали?

Легкая улыбка снова заиграла на губах Марбы.

— Я сплю нагишом, — сказал он. — Я накинул кое-какую одежду, затем вышел в коридор и увидел, как Харри выводит вас из комнаты миссис Данамато под дулом пистолета.

— Вы были за обеденным столом, когда этот парень угрожал моей жене пистолетом? — спросил Данамато. Марба выдержал его взгляд.

— Да, был. Он отобрал пистолет у Харри. Я полагаю, тот же самый пистолет был у Харри после убийства миссис Данамато.

— Это показалось вам серьезным? — спросил Данамато.

— Что показалось мне серьезным?

— Ну, эта угроза пистолетом! — гаркнул Данамато.

— За обедом? Разумеется, нет. — Данамато, похоже, был не меньше Грофилда поражен этим ответим.

— Что значит это ваше «разумеется, нет»? — спросил он. — Грофилд наставил на нее пистолет, верно?

— Но ведь не выстрелил, — ответил Марба. — Вот кабы он выстрелил, тогда все было бы серьезно.

Данамато понадобилось две-три секунды, чтобы переварить это, потом он сказал:

— Ладно. А вам не показалось, что он может выстрелить? Он ведь потребовал, чтобы моя жена упрашивала его не стрелять в нее, верно?

— По-моему, так и было, да.

— Вам не показалось, что Грофилд может выстрелить, если она не сделает то, что он велел?

Марба призадумался, но его лицо оставалось бесстрастным, потом он сказал:

— Не знаю. Лично я считаю, что он просто хотел сыграть на публику, не причиняя никому вреда. Пустить пулю в окно, скажем, или разнести вдребезги чей-нибудь бокал.

Грофилд посмотрел на него с легким удивлением. Марба очень умело раскусил его: если бы Белл Данамато в тот миг разозлила Грофилда, он бы принялся палить по столу, но аккуратно, чтобы не попасть ни в кого из сидящих за ним людей.

— Ну что ж, — сказал Данамато. — Вы так считаете. Но не можете знать наверняка, что он сделал бы, а чего не сделал.

— Наверняка нельзя знать ни про кого, — невозмутимо ответил Марба. — Мы все, по большому счету, непредсказуемы.

— Да, уж это точно, непредсказуемы.

— Давно ли вы здесь живете? — спросил Грофилд.

— Я здесь одиннадцать дней. Миссис Данамато и остальные, я полагаю, уже около месяца. — Данамато покосился на Грофилда.

— Завтра будет ровно четыре недели, — сказал он. — А что?

— Мне просто хотелось знать, сколько времени эти люди провели вместе, — ответил Грофилд и спросил Марбу: — Миссис Данамато сидела тут безвылазно, не так ли?

— Насколько я знаю, да. Во всяком случае, последние одиннадцать дней.

— А как насчет остальных? Кто-нибудь из них хоть раз отлучался?

— Мистер Милфорд иногда ездил в Сан-Хуан по делам, связанным с работой и деньгами, — ответил Марба. — А больше никто не отлучался. Во всяком случае, последние одиннадцать дней.

— Дом хоть и просторный, но не с точки зрения человека, который почти месяц просидел тут в заточении, — заметил Грофилд. — Как эти люди ладили между собой?

Марба снова едва заметно пожал плечами.

— Да в общем неплохо, — ответил он. — Мелкие трения, вспышки раздражения и тому подобное всегда неизбежны, если людям, как вы говорите, приходится подолгу тесно соприкасаться друг с другом.

— И кто же особенно отличился?

— Простите?

— Кто из них был самым вспыльчивым? — спросил Грофилд.

На губах Марбы снова появилась грустная улыбка.

— Не люблю дурно отзываться о людях, вместе с которыми пользуюсь гостеприимством.

— Обстоятельства необычные, — напомнил ему Грофилд.

— Сейчас не время миндальничать, — с нажимом сказал Данамато.

Марба, улыбнулся, поклонился Данамато и ответил:

— Вы выражаетесь на удивление кратко, мистер Данамато. И добавил, обращаясь к Грофилду: — По-моему, самым невыдержанным из нас был Рой Челм. Он склонен к… — Марба умолк, подыскивая подходящее слово.

— Проявлениям неприязни? — подсказал Грофилд. Марба просиял от восторга.

— Неприязни! Вот именно. Точное слово.

— К кому-нибудь конкретно?

— К кому угодно. Иногда даже к миссис Данамато, хотя и реже, чем к остальным. Как-никак, она ему покровительствовала.

— Кто хуже всех ладил с миссис Данамато? — спросил Грофилд.

— По-моему, Патриция Челм. Она полагала, что ее брат и миссис Данамато — не пара.

— У нее хватило бы сил как-то повлиять на положение? — спросил Грофилд.

— Да что вы! — Похоже, Марба был по-настоящему потрясен. — Эта девчушка? Ни за что на свете.

— Хорошо, — сказал Грофилд.

— А что вы-то здесь делаете, а, Марба? Откуда моя жена знает вас? — встрял в разговор Данамато.

— Я пришел к ней и познакомился, — ответил Марба. — Насколько я слышал, ее интересовали возможности некоторых капиталовложений. Мне казалось, она сочтет, что вложения в моей стране весьма выгодны. Мы ведем поиск иностранных вкладчиков, как вам известно.

— Вложения? — Данамато озадаченно покачал головой. — Какие именно вложения?

— Первого июня, — сказал Марба, — наша страна узаконит игорные дома. Европейский и британский, а потом, может, даже американский туризм. С этим связаны надежды всей Центральной Африки, во всяком случае, на обозримое будущее. У нас в Ундурве мы намерены…

— Погодите-ка, — прервал его Данамато. — Вы хотели, чтобы моя жена вложила деньги в казино? В этой вашей стране?

— Вот именно. Кажется, она очень этим заинтересовалась.

Данамато покачал головой.

— Иисусе Христе, — проговорил он. — Из всех недоумков…

— Уверяю вас, — сказал Марба, — вложения в казино в Ундурве через несколько лет дадут хорошую прибыль. Наши пляжи…

— Прекратите эти речи зазывалы, — потребовал Данамато. — Меня не интересует ваша болтовня.

— И тем не менее, — сказал Марба, — когда с этим делом будет покончено и вы переживете траур, я очень хотел бы ознакомить вас с нашими потенциальными возможностями. Мне кажется, вы будете ошеломлены. Вы знали, что…

— Ни слова больше об этом! — закричал Данамато. — Все. Вы нам больше не нужны.

— Минуточку, — сказал Грофилд. — У меня еще один последний вопрос.

Данамато посмотрел на него с большим неодобрением.

— Кончайте поскорее, — бросил он. Грофилд обратился к Марбе:

— Мистер Марба, установлено, что один из нас, находившихся на втором этаже, должен быть убийцей. Один из нашей шестерки.

Марба кивнул.

— Да, я знаю.

— Кого вы прочите в убийцы? Кто, на ваш взгляд, это сделал?

— Честно говоря, — ответил Марба, — мне трудно поверить, что это сделал кто-то из нас.

— Мне тоже. Но это наверняка один из нас. Больше выбирать не из кого. Так кто же, по-вашему? — Улыбка у Марбы вышла очень-очень грустная.

— Боюсь, — сказал он, — что это вы, мистер Грофилд.

Глава 11

Вошел Рой Челм, злой и раздраженный, с багровыми щеками. Указав на Фрэнка, одного из своих конвоиров, он заявил:

— Эта обезьяна ударила по щеке мою сестру! Сбила ее с ног!

Он был вне себя от ярости. Данамато спокойно посмотрел на Фрэнка.

— Из-за чего сыр-бор?

Фрэнку было откровенно скучно.

— Она не хотела отпустить с нами своего маленького братика. Она хотела увязаться за ним, иначе, мол, эта кисейная барышня никуда не пойдет.

— Он ударил ее? — закричал Челм. Данамато окинул его долгим ровным взглядом и спросил:

— Сколько вам лет, Челм?

— Какая разница? Он ударил мою…

— Фрэнк, — громко произнес Данамато, перекрывая голосящего Челма, — уведи эту шпану и поколоти как следует. Когда будет готов отвечать на вопросы, приведи обратно.

— Хорошо, — сказал Фрэнк и хотел взять Челма за локоть.

— Подождите! — вскричал Челм, уворачиваясь от Фрэнка, но наткнувшись на второго человека Данамато, который схватил его сзади за руки.

Данамато взглянул на него.

— Вы согласны угомониться? — спросил он.

— Я… — заговорил Челм. Он сглотнул, попытался взять себя в руки и, наконец, судорожно кивнул. — Да.

— Хорошо. — Данамато взмахнул рукой. — Отпусти его, Джек. — Джек отпустил.

Челм споткнулся и чуть не упал, но потом опять обрел равновесие. Данамато сказал ему:

— Я уже спрашивал вас, сколько вам лет?

— Двадцать… двадцать семь.

— А сколько лет вашей сестре?

— Двадцать два года.

На лице Данамато промелькнуло выражение омерзения.

— Тогда вам уже давно пора перестать прятаться за ее спиной, — сказал он. — Садитесь.

Челм собрал обрывки собственного достоинства и кое-как завернулся в них, как пропойца в парке, спасающийся от ветра двумя листами из вчерашней газеты. Он сел на стул, с которого недавно встал Онум Марба, и сказал:

— Мы с сестрой не расстаемся с тех пор, как…

— Болтовня, — сказал Данамато. — Вы приехали сюда с моей женой?

При слове «жена» Челм, казалось, вздрогнул. Глаза его округлились и больше уже не принимали нормальный вид.

— Мы приехали все вместе, — сказал он. — Все, кроме, разумеется, Марбы.

— Вы были ее дружком, так?

— Мы были обручены, — ответил Челм с легкой дрожью в голосе.

Данамато мрачно улыбнулся.

— Обручены, — повторил он.

— Мы собирались пожениться, — ответил Челм, норовя выдать свой страх за дерзость. — Сразу после ее развода с вами.

— Которого никогда не было бы, малыш, — сказал Данамато. — Думаешь, ты первый жиголо, которым она стукнула меня по голове? Стоило мне побыть три дня в Лас-Вегасе, только и всего, причем даже не прикасаясь к хористкам, как почта непременно доставляла мне ее фотографию с каким-нибудь парнем, фотомоделью из «Копа».

— Все было совсем не так, — возразил Челм, пытаясь говорить с достоинством.

— Да, да, малыш, — сказал Данамато, снова затыкая ему рот. — Я знаю, как это было, или как это тебе представлялось, и все остальное тоже. — Он повернулся к Грофилду и добавил: — Все равно что говорить с этим шутом Марбой. Белл вела себя так, будто все по-настоящему, вплоть до последнего мгновения, но когда оставалось сделать лишь один шаг, она останавливалась, и ни тпру, ни ну.

— Возможно, — сказал Грофилд.

— Кто из нас ее знал? — спросил Данамато. — Вы или я?

— Ни один из вас ее не знал, — заявил Челм с жалкой потугой на вызов, А когда Данамато повернулся и удивленно уставился на него, Челм сказал: — Для вас она была всего лишь телом, средством разрядки. Хотели трахаться — трахались, хотели сорвать зло — срывали. Настоящую Белл вы и знать не знали. Не знали ее нежной женской души, которой приходилось трепетать от страха всякий раз…

Данамато сорвался со стула, будто бык, метнулся через стол; магнитофон и микрофон отлетели прочь. Его вытянутые руки сомкнулись на горле Челма. Оба рухнули на пол. Данамато оказался сверху, Челм беспомощно барахтался под ним. Лицо его побагровело.

Грофилд откинулся на спинку стула и улыбнулся стоявшему напротив него Фрэнку, который вместе с двумя другими охранниками в растерянности наблюдал за происходящим и явно не знал, как быть.

— Ну-ну, ребятки, — бодро проговорил Грофилд. — Вы — что два малахольных школьника, подростки, дерущиеся из-за куска замороженного мяса в подвале.

Противники прекратили барахтаться, Даманато отцепился от глотки Челма. Тот неподвижно лежал на спине, в страхе глядя в потолок и боясь шевельнуться. Данамато поднялся на колени, опираясь о край стола, и с ненавистью посмотрел на Грофилда.

— Сукин вы сын, — хрипло сказал он.

Грофилд мило улыбнулся ему.

— Сколько вам лет, Би Джи?

Данамато впился пальцами в стол. Грофилд наблюдал за ним, зная, что Данамато изо всех сил сдерживает себя, чтобы не наброситься на него. Грофилд пожелал ему успеха в этом деле. В конце концов все получили то, чего хотели. Данамато наконец выдохнул воздух, кивнул и поднялся.

— Все в порядке, Грофилд, — сказал он. — Вы правы. — Он с ненавистью оглядел свое воинство. — Что с вами, ребята? Почему вы не оттащили меня от этого куска дерьма?

У всех был встревоженный и беспомощный вид. Грофилд сказал:

— Вы окружили себя лизоблюдами, Би Джи, а это опасно.

Данамато покачал головой, поправил пиджак, обошел стол и поднял свой стул.

— Уберите отсюда это дерьмо, — велел он. — У меня больше нет к нему вопросов.

— Зато у меня есть, — сказал Грофилд.

— Ну еще бы, — отозвался Данамато. — Хорошо. Фрэнк, Джек, посадите его обратно на стул.

Они помогли Челму встать. Румянец уже сошел с его лица, сменившись мертвенной бледностью. Он позволил поднять себя и посадить на стул и теперь сидел, словно стеклянная фигурка.

— Челм? — сказал Грофилд.

Челм посмотрел на него, но не ответил.

— Вы способны воспринимать речь, Челм? — спросил Грофилд. — Вы меня слышите? — Челм кивнул.

— Да, — ответил он. Голос его звучал хрипло, и он прижал руку к горлу, как будто оно болело.

— Хорошо, скажите мне кое-что. Когда Белл Данамато сообщила вам, что не собирается выходить за вас замуж, а вместо этого снова возвращается к мужу? Это было до моего приезда вчера или уже после?

Из белого лицо Челма сделалось серовато-зеленым. Он хрипло проговорил:

— Что вы пытаетесь сделать? Вы же знаете, что это неправда.

— Ой ли? Только миссис Данамато могла заявить вам об этом со всей ясностью, не так ли? Вы возлагали большие надежды на этот брак, верно? Все эти деньги Данамато.

— Я любил Белл! — Хриплый крик оборвался и стих.

— Еще бы, — сказал Грофилд. — Даже после того, как она сказала вам, что все кончено и она возвращается к мужу.

— Она этого не говорила! Она не могла так сказать, только не Белл! Мы собирались пожениться! — Челм вдруг вскочил, наставил на Грофилда указующий перст и закричал: — Не думайте, я вижу, что вы замышляете! Норовите пришить это кому-нибудь другому, все равно кому, чтобы спасти собственную шкуру.

— А вы не можете придумать причину получше? — спросил его Грофилд. Он повернулся к Данамато и сказал: — Это имеет хоть какой-нибудь смысл? Вы были уверены, что она в конце концов вернется к вам. А Рой Челм рассчитывал на женитьбу. Может, она сказала ему, что между ними все кончено, а встряска, которую я устроил ей за обедом, заставила ее снова возжелать вас, игры кончились. Как поступил бы в таком положении столь раздражительный мальчик, как Рой? Что делает капризный мальчик, когда ему говорят, что он больше не может играть с любимой игрушкой? Он ее ломает.

Данамато смотрел на Челма.

— Неужто этот? — спросил он.

— Вы презираете его, — сказал Грофилд. — А почему бы и нет? Вы и должны его презирать. Только не недооценивайте его. Он может нагадить вам, если почувствует свою силу.

Челм навалился на стол, подался к Данамато и закричал:

— Неужели вы не понимаете, чего он добивается? Неужели вы не видите, что он задумал? Он хочет подставить кого-нибудь, все равно кого, только бы самому соскочить с крючка. Это он угрожал ей, а не я! И именно после его появления здесь ее и убили!

— Хорошо, — с угрозой сказал Данамато. — Мы над этим подумаем.

— Это он!

— Я же вам сказал, что подумаю над этим! Фрэнк, убери его отсюда и приведи его сестру.

Фрэнк взял Челма за руку, но тот продолжал кричать к показывать пальцем свободной руки на Грофилда, пока дверь не закрылась за ним.

Данамато пытливо взглянул на Грофилда.

— Вы хоть сами в это верите?

— А мне и не нужно в это верить, — честно ответил Грофилду. — Его высказывание совершенно справедливо. Я должен найти кого-то другого, чтобы снять себя с крючка. Разница только в том, что подставили-то именно меня. Самый легкий способ найти того, кто снимет меня с крючка, — установить истину. Но я не особенно привередлив, Би Джи, и скажу вам как на духу: если я не смогу вычислить настоящего убийцу вашей жены, меня устроит любой, на которого будет сподручнее свалить вину. Я бы подставил и вас, будь мне от этого хоть какой-то прок.

Данамато криво ухмыльнулся.

— Вы пользуетесь истиной как оружием, да? — заметил он.

Грофилд показал ему руки.

— Это единственное оружие, которое сейчас есть в моем распоряжении, — ответил он.

Глава 12

Патриция Челм была не более открытой и доступной, чем черепаха в своем панцире. Она неподвижно сидела на стуле напротив Данамато, сжав ноги, сложив руки на коленях, задрав голову и расправив плечи. На ней была не по моде длинная голубая юбка и простая белая блузка. У нее была фигура манекенщицы — стройная, почти тщедушная, с плоской грудью — и лицо студентки выпускного курса Вассара, почуявшей дохлую кошку.

Она уставилась на Данамато горящими глазами и произнесла ледяным тоном:

— Я хочу сделать заявление.

— Прекрасно, — сказал Данамато. — Валяйте, делайте.

— Если вы по недоразумению оставите кого-нибудь из нас в живых, — заговорила она, — я уверяю вас, мы приложим все усилия к тому, чтобы ваше поведение не сошло вам с рук. Вы набросились на моего брата, оскорбили действием. У него вся шея в синяках. Один из ваших головорезов ударил меня. Нас насильно держат здесь, хотя я неоднократно повторяла, что надо поручить кому-нибудь отвезти моего брата и меня в Сан-Хуан.

— Разве вы сами не водите машину? — спросил Грофилд.

Она пропустила его вопрос мимо ушей, сосредоточив внимание на Данамато.

— Я требую, — сказала она, — чтобы нас немедленно отпустили. Мы, разумеется, сожалеем о смерти миссис Данамато, но вы схватили ее убийцу, и у вас нет причин и права задерживать нас дольше. Мы…

Грофилд спросил:

— Сколько вам было лет, когда ваш брат впервые показал вам его?

Ее голова резко повернулась, глаза уставились на Грофилда, лицо стало красным как свекла.

— Я… — Она покачала головой, поднесла было руку к лицу, но тут же ее опустила. — Я не имею представления, о чем вы говорите, — сказала она.

— Вы покраснели, мадемуазель, — заметил Грофилд. Теперь она коснулась лица и, очевидно, обнаружила, что оно горит огнем, потому что сразу же отдернула пальцы. В отчаянии она снова перевела взгляд на Данамато и дрожащим голосом сказала:

— Мы настаиваем на том, чтобы нас отвезли…

— Стало быть, вы испытываете страстное влечение к собственному брату, — спокойно сказал Грофилд. — Ничего необычного в этом нет, такое бывает сплошь и рядом. Разумеется, вы не хотите, чтобы желание завладело вами на всю жизнь.

— Нельзя требовать, — заявила она Данамато, — чтобы я сидела тут и слушала… слышала… мне не следует выслушивать…

— Психологически, — продолжал Грофилд, — это легко понять. Отчасти тут замешан материнский инстинкт, иногда роли жены и матери в семье сливаются. Вы всегда были ему маленькой мамой, хоть он и старше вас пятью годами. А отчасти это самозащита, когда избегаешь этих отношений, приклеившись к брату. Есть еще…

— Я не намерена… — Она вскочила, щеки и глаза у нее пылали.

— Сядьте, леди, — сказал Данамато. — Сядьте, а то мне придется просить Фрэнка усадить вас.

Она резко повернулась к Фрэнку и быстро села.

— Как я уже говорил, — продолжал Грофилд, — есть еще и страх девственницы перед мужчиной. А если в Карибском бассейне, золотко, и оставалась еще девственница, так это вы.

— Пожалуйста, — взмолилась она, по-прежнему обращаясь к Данамато и потянувшись к нему через стол. Всем своим обликом она выражала горечь, голос ее срывался. — Пожалуйста, не позволяйте ему так себя вести. С какой стати ему это делать? Какой прок кому бы то ни было от этих его разговоров?

Данамато повернулся к Грофилду.

— Ну? Что все это значит?

— Вы только посмотрите на нее, — сказал Грофилд. — Сравните ее со своей женой. Ваша жена при жизни была по-настоящему живым человеком, кровь с молоком. Она могла раздражать меня, она могла быть самодуркой, но она была полна жизненной силы. А посмотрите на эту. В ее жилах не хватит крови даже на анализ.

Патриция Челм судорожно затрясла головой, открывая и закрывая рот, но ничего не говоря.

Данамато задумчиво разглядывал ее.

— Хорошо, — сказал он. — Я не стану с вами спорить, но к чему все эти ваши речи?

— А к тому, что девица принесла себя в жертву брату. На самом деле эта жертва была трусливым уходом от жизни, но она-то предпочитает считать ее самоотречением. Преподнесла себя братцу в подарок. А он что вытворяет? Идет и подцепляет Марджори Мейн.

— Марджори Мейн? Белл не была похожа…

— Я знаю. Это просто для красного словца. С одной стороны — мясо с картошкой, с другой — выдохшееся пиво. Как, по-вашему, должна была чувствовать себя эта девица, когда познакомилась с будущей невестой брата? Старше на пятнадцать лет, шумная, крикливая, грубая, вахлачка, разведенная, по сути дела, еще даже и не разведенная.

— Х-м-м-м, — протянул Данамато.

— Белл очень мне понравилась, — сказала Патриция Челм, но ее заявлению недоставало пыла.

— Да уж конечно, — ответил Грофилд.

— Только дурак, — сказала она, — подумал бы, что я могла сделать такую вещь, как… Я не могу даже об этом говорить.

— Зато я могу, — продолжал Грофилд. — Вы терпели это, сколько могли, с каждым днем ненавидя Белл все больше и больше. Вчера за обедом, когда я нацелил на нее пистолет, я заметил выражение вашего лица. Вы хотели, чтобы я выстрелил.

— Это ложь!

Грофилд не знал, ложь это или нет, да его это и не волновало. Ему надо было спасать собственную шкуру, а все остальные пусть думают о своих. В самом худшем случае он мог посеять сомнение, которое сыграет ему на руку, а в лучшем сумеет убедить Данамато, что его жену убил кто-то другой. Это была единственная истина, которая интересовала Грофилда. Белл Данамато убил кто-то из этих пятерых, но кто именно — решать это должен был не Алан Грофилд. Он должен был лишь найти человека, которого Данамато согласился бы считать убийцей.

Поэтому он продолжал:

— Вы огорчились, когда я не застрелил Белл Данамато за обедом, и после этого решили сами сделать дело. Вы рассчитывали, что обвинят меня, и выбрали наилучшее время. Ваш милый братец опять будет принадлежать только вам, и вы сможете прекрасно утешить его после потери невесты.

— Это жестоко! — вскричала она. — Это жестоко, это злостная ложь, и вы это знаете.

Грофилд вяло взмахнул рукой и сказал:

— Свидетель ваш.

Она снова воззвала к Данамато:

— Вы не можете думать…

— Что вы делали в комнате моей жены в четыре часа утра? — спросил ее Данамато.

— Хороший вопрос? — радостно сказал Грофилд.

— Я не могла уснуть, — ответила она. — Задремала, но увидела кошмарный сон, поэтому встала и больше никак не могла заснуть. Меня тревожил этот человек. Я считала, что ему вообще не место под нашим кровом. По сути дела, из-за него-то мне и снились кошмары.

— Что-то мне не по нраву мысль о том, что я являюсь вам во сне, — заметил Грофилд.

— Заткнитесь, — велел ему Данамато. — Итак, вам не спалось, — сказал он Патриции Челм. — И что же?

— Я пошла поболтать с Белл. Она тоже часто не спала допоздна. Мучилась бессонницей. — Данамато неторопливо кивнул. — Совершенно верно. Пилюли, пилюли, пилюли.

— Она хотела отказаться от них, — сказала Патриция. — Говорила, что принимает пилюли в основном потому, что с годами у нее из-за вас испортились нервы. Потом это вошло в привычку, а теперь она хотела от нее избавиться.

Данамато это явно не понравилось, но он ничего не сказал. Вместо этого он спросил:

— И вы вошли в комнату, чтобы поболтать с ней, так?

— Я увидела свет. Дверь была слегка приоткрыта, как обычно. Я толкнула ее, чтобы распахнуть, увидела Белл, и… — Она захлопала глазами.

— Хорошо, — грубовато сказал Данамато. — О том, что было потом, мы знаем. Вопросов нет. — Он посмотрел на Грофилда. — А у вас?

— У меня тоже, — ответил Грофилд.

— Уведи ее, Фрэнк, — велел Данамато. — И приведите мне этого стряпчего по темным делам.

— Вот еще что, пока я не ушла, — сказала Патриция.

Все посмотрели на нее.

Она снова сидела с чопорным видом, так некстати покрасневшее лицо ее опять сделалось бледным. Она уставилась на Данамато и сказала:

— Этот человек сделал намек, на который я хочу ответить. Он подразумевал, что мой брат… спал с Белл Данамато. Он с ней не спал. Ни он, ни она, разумеется, не стали бы делать этого до свадьбы. Только самый извращенный ум мог…

— Что? Вы с ума сошли? — заорал вдруг Данамато. Она в изумлении уставилась на него.

— В чем дело?

Данамато наставил палец на Фрэнка.

— Уведи ее, — поспешно сказал он, — но законника пока не приводите. Я хочу еще минутку поговорить с ее братом.

— Слушаюсь, — ответил Фрэнк.

Патриция Челм все никак не могла понять, в чем дело.

— Но… я… что?..

Фрэнк взял ее за руку, и она послушно вышла вон.

Грофилд посмотрел на Данамато.

— Не вошла в образ, так?

— Брат, должно быть, навешал ей лапши на уши, — сказал Данамато. — Я знаю Белл. Я был единственным постоянным мужчиной в ее жизни, это мне доподлинно известно, но вот временных любовников у нее было до черта.

— Если они не спали вместе, — сказал Грофилд, — тогда, быть может, на сей раз у них было всерьез. А Харри мог прознать об этом и решить, что вы…

— Оставьте вы Харри в покое. Вам все равно, на кого спихнуть это дело.

— Я и пытаюсь спихнуть его хоть на кого-нибудь.

— Что же вы тогда не стали обвинять черномазого? Неужели ничего не могли придумать?

— Это как посмотреть, — ответил Грофилд. — Насколько важны были для него и для его страны капиталовложения Белл? Если его политическое будущее зависело от того, накачает ли он страну ее деньгами, и если вчера вечером она вдруг сказала ему, что, мол, все, парень, приехали, я не развожусь, и денег своих у меня нет, он вполне мог выйти из себя и дать ей сдачи, да еще с избытком. Эти заторможенные типы, холодные с виду, обычно носят в душе вулкан. И когда фасад рушится, они взрываются. — Грофилд кивнул. — Да, это и впрямь мог быть он.

Данамато удивленно уставился на него.

— Иисусе, — проговорил он, — вы это серьезно, что ли?

— Вся соль в том, — сказал Грофилд, — что одна из моих догадок верна. Потому что, Би Джи, я не убивал вашу жену. Так уж получается, что, коль скоро это правда, стало быть, убийство — дело рук кого-то из остальных. А это, в свою очередь, означает, что одно из моих предположений верно.

— Которое же?

— А вот этого я и сам не знаю. — Тут вернулся Фрэнк, ведя под руку Роя Челма, напуганного пуще прежнего.

Данамато уставился на него стальным взглядом.

— У меня один вопрос, — сказал он.

Грофилд положил руку на предплечье Данамато. Когда тот вопросительно посмотрел на него, Грофилд наклонился и прошептал ему на ухо:

— Позвольте мне задать этот вопрос. Если он услышит его от вас, то полезет на стену, и мы ничего из него не вытянем.

— Да, — согласился Данамато. — Ладно, валяйте. — Грофилд посмотрел на Челма.

— Вопрос весьма щекотливый, — проговорил он. — Не пугайтесь, никто не станет вас душить. Но нам нужен честный ответ на этот вопрос. Это очень важно.

— Я, естественно… — Челм замолчал, закашлялся и прочистил горло. — …сделаю, что смогу, — закончил он.

— Хорошо. — Грофилд помолчал, выстраивая фразу в голове, затем спросил: — Вы точно помните, какого числа впервые легли в постель с Белл Данамато?

Лицо Челма, которое прежде было бескровным, теперь сделалось и вовсе бесплотным, будто иссиня-серая кожа покрывала грязно-белые кости.

— Я… — начал он громким пронзительным шепотом.

— Я вас не застрелю. Вы можете сказать правду, — грубовато заверил его Данамато.

Челм принялся качать головой взад-вперед, как на сеансе гипноза.

— Этого не было, — выдохнул он. — Никогда. Я… никогда. Мы договорились, мы… мы оба сказали… у нас и в мыслях не было… Мы хотели сделать это, как люди, как заведено! Быть честными и сделать все, как полагается, только после женитьбы!

Это была правда. Если кто-нибудь из населявших Землю мужчин и говорил когда-нибудь правду, то сейчас был как раз такой случай. Об этом свидетельствовало все: лицо Челма, его голос, его дергающееся туловище. Он и его невеста, Бел Данамато, никогда не ложились вместе в постель.

— Христос на кресте, — прошептал Данамато. Он покачал головой, затем махнул рукой Фрэнку. — Уберите это, — велел он, — и поместите обратно в коробочку для бабочек. Приведите мне законника.

Фрэнк и брызжущий слюной, по-прежнему все отрицающий Челм вышли из комнаты. Данамато и Грофилд переглянулись. Грофилд сказал:

— Похоже, на этот раз все могло быть по-другому.

— Уму непостижимо, — ответил Данамато.

— Мне не хотелось бы все время твердить о Харри…

— Да заткнитесь вы, — сказал Данамато.

Глава 13

Джордж Милфорд без особой напряженности занял стул напротив Данамато и сказал:

— У меня было много встреч с вашими поверенными, но вас я вижу в первый раз. Мне и впрямь жаль, что это происходит при подобных обстоятельствах.

— Разумеется, — ответил Данамато. Милфорд взглянул на Грофилда.

— Как вы? Надеюсь, несмотря ни на что, держитесь молодцом?

— Несмотря ни на что, — ответил Грофилд.

— Боюсь, вы и впрямь попали в водоворот, — сказал Милфорд.

— В чем дело? — поспешно спросил Данамато. — Разве вы не думаете, что убийство — дело его рук?

— Грофилда? — Милфорд покачал головой. — Разумеется, нет. У него не было мотива.

— Он же угрожал ей за обеденным столом.

— Вздор, — сказал Милфорд. — Я там был, а вас не было. Он не угрожал, а кочевряжился. Вам надо поискать другого убийцу, Данамато.

Данамато насупил брови и исподлобья посмотрел на него.

— Да? Кого же?

Милфорд покачал головой, пожал плечами, небрежно развел руками.

— Понятия не имею. Но это не Грофилд.

— А может, это вы.

Милфорд улыбнулся вялой снисходительной улыбкой.

— Боюсь, что нет, — сказал он. — У меня тоже не было мотива.

Данамато посмотрел на Грофилда.

— Ну? Хотите его прощупать? — Грофилд улыбнулся Милфорду. — Только не я, — ответил он. — Если мистер Милфорд считает меня невиновным, я готов ответить любезностью на любезность. Я не думаю, что мистер Милфорд убил свою клиентку, поскольку не вижу никаких на то причин. Честно говоря, чем больше я думаю, тем тверже укрепляюсь в убеждении, что это Харри.

— Довольно о Харри!

Милфорд совершенно серьезно сказал Грофилду:

— О нет, только не Харри. Он был предан Белл. Ее смерть очень подействовала на него. — Данамато обратился к Милфорду:

— Это сделал один из вас, находившихся на втором этаже. Вы сами это подстроили, поставив тех двух шпиков в охрану внизу. Так что, если это был не Грофилд и не вы… — он взглянул на Грофилда… — и не Харри… — он снова посмотрел на Милфорда: — Тогда кто же это был?

— Марба?

Данамато опустил голову, но продолжал пристально изучать Милфорда.

— Почему? Почему он?

Милфорд снова непринужденно пожал плечами.

— Он черный.

— Ну и что?

— Вам не нравится эта догадка? Жалкий негритос? — Грофилд расхохотался.

— Милфорд, — сказал он, — у нас тут серьезный разговор.

Данамато хмуро смотрел на них.

— Что происходит? Вы и прежде были знакомы между собой?

— Мы познакомились только вчера, — объяснил Милфорд. — А вот что вы думаете о намерении Белл не давать Марбе никаких денег?

Данамато склонил голову набок.

— Кто это сказал?

— Она.

— Ему или вам?

— Мне, вчера, сразу после ленча. Говорила ли она вчера вечером об этом и ему тоже, я не знаю.

— А больше она никому не говорила? — спросил Грофилд.

— Не знаю. Вероятно, нет. — Данамато посмотрел на Грофилда.

— Что вы об этом думаете? — Грофилд покачал головой.

— Не знаю. Разумеется, я предпочел бы верить мистеру Милфорду во всем, коль скоро он вынес мне такой вотум доверия, но не знаю. Все слишком уж складно.

— Тут я ничего не могу поделать, — сказал Милфорд.

— Мы можем спросить у Марбы, — продолжил Данамато.

— Это ничего не даст, — возразил Грофилд.

— Почему?

— Он скажет, что не знал об этом. А стало быть, возможен любой из трех выводов. Во-первых, что Милфорд лжет. Во-вторых, что Милфорд говорит правду, но миссис Данамато еще не успела ничего сказать Марбе. В-третьих, что Марбу поставили в известность, и лжет он. Но даже если подтвердится третий вывод, это еще не будет означать, что убил ее Марба. Он мог просто пытаться избежать неприятностей.

— Вы опустили слово «мистер», — заметил Милфорд. Грофилд улыбнулся ему.

— Я знаю. Я говорил как беспристрастный наблюдатель. Вы не против, если я задам вам вопрос?

— Ничуть.

— Вы стали поверенным миссис Данамато совсем недавно, так ведь?

— Да. Чуть больше месяца назад.

— Когда она ушла от мужа? — Милфорд кивнул.

— Простите меня, мистер Милфорд, — сказал Грофилд, — но мне кажется, что на родине у вас, вероятно, почти не было практики, коль скоро вы смогли вот так взять и уехать на целый месяц.

Милфорд скорчил почти такую же кислую мину, как у Данамато.

— Почти никакой практики? — повторил он. — По правде говоря, вообще никакой.

— Вы отошли от дел? — Милфорд вздохнул.

— Ладно уж, — сказал он. — Я, в общем-то, и не думал, что мне удастся избежать разговора на эту тему. Как-то раз возник скандал, и после него мое имя перестало иметь сколь-нибудь заметный вес в среде поверенных.

— Правовой скандал?

— Не совсем. Я бросил жену ради одной девушки.

— Девушки? — эхом отозвался Грофилд. Милфорд смежил веки.

— Совершенно верно. Она была школьницей. Мы уехали на семь недель, мы… Тут не было виноватых. Мы… — Он снова открыл глаза и посмотрел на Данамато. — Ваша жена знала об этом, — продолжал он. — Ко мне ее прислал один мой друг. Ему достало любезности сказать, что при всей моей неразумности в личных делах я все же неплохой поверенный и смогу уделить ей столько времени, сколько требовалось для разрешения всех затруднений.

— Это были затруднения исключительно правового толка? — спросил Грофилд.

Милфорд хмуро и брезгливо взглянул на него.

— Что сие означает?

— Просто мне стало любопытно, только ли старшеклассницами вы увлекаетесь в нерабочее время. — Милфорд вскочил.

— Грофилд, — сказал он, — а вы никто иной, как грязный ублюдок, эдакий дружелюбный тихушник.

— Я просто гадал, — ответил Грофилд.

— А я гадаю, — сказал ему Милфорд, — не слишком ли поспешил оправдать вас в связи со смертью Белл. — Грофилд улыбнулся.

— Благодарю вас, мистер Милфорд, — ответил он. — Коли над моей головой нависло такое, не мне вас обвинять. — Грофилд повернулся к Данамато. — Вы знали вашу жену, — сказал он. — Вы знали, что она вряд ли дала бы обет целомудрия. С Роем Челмом каши было не сварить, тогда от кого она получала желаемое? Выходит, от одного из трех. Харри, Марбы или от этой грозы школьного двора.

— Грофилд, — сказал Милфорд, и голос его задрожал, — вы заходите слишком далеко.

— Я не могу зайти слишком далеко, — ответил Грофилд. — У меня петля на шее.

— Позвольте мне сделать другое предположение, — сердито сказал Милфорд. — Белл ни с кем здесь не спала. Ни с Харри. Ни с Марбой. Ни, разумеется, со мной. Напомню вам, что я тут с женой, и, даже будь у меня желание, даже будь оно у Белл, в этом доме такое было бы невозможно.

— Не невозможно, — возразил Грофилд. — Трудно, но не невозможно. Вы могли бы сделать это, адвокат. Раз уж вам удалось заставить школьницу отбиться от стаи путешествующих одноклассниц, то удалось бы и…

— Заткнитесь! — заорал Милфорд. Он по-прежнему стоял и, очевидно, прикидывал, не ринуться ли ему на Грофилда.

— Милфорд, вы упоминали о каком-то другом предположении, — напомнил ему Данамато.

Милфорд слегка покачнулся, словно желание броситься на Грофилда расстроило его вестибулярный аппарат, потом глубоко вздохнул, посмотрел на Данамато и ответил:

— Да. Я полагаю, Белл начинала понимать, что никогда не сможет выйти замуж за Роя. Не знаю, собиралась ли она вернуться к вам, но думаю, что с Роем она покончила, или, во всяком случае, намеревалась покончить в скором времени. И я могу поклясться, что у нее ни с кем не было здесь шашней. Но вдруг ей приспичило иметь рядом видного мужчину. Для того, чтобы появляться в обществе, как она говорила, но, возможно, и для близких отношений тоже. Возможно, на самом деле Грофилд был нужен ей для постели, и, когда все мы улеглись спать, она могла отправиться к нему, чтобы поговорить на эту тему. Она отличалась непосредственностью и прямотой, поэтому, возможно, пошла к нему в комнату…

— Труп-то нашли в ее комнате, — прервал его Данамато.

— Об этом я еще скажу, — ответил Милфорд. — Вы же знаете, какой у Грофилда норов, он ведь выказал его вчера вечером за обедом. Вот Белл и разбудила Грофилда. Ей нужен был жеребец, но он воспротивился. Они поссорились, Грофилд пришел в бешенство и убил ее. Затем он отнес тело в спальню Белл, вернулся в постель и стал ждать, пока кто-нибудь другой обнаружит труп.

Наступило молчание. Оно затянулось, но вот Данамато повернулся к Грофилду, горько улыбнулся и сказал:

— Ну, теперь и у вас появился мотив.

— Удивительно, — сказал Грофилд. — Женщина с такими аппетитами, как у Белл Данамато, проводит целый месяц под одной крышей с мужчиной, недавно пережившим скандал из-за своего распутства и нанятым ею благодаря этому обстоятельству, и даже ни разу к нему не пристает. Я просто в изумлении.

— Я с женой, — сказал Милфорд. — Уж и не знаю, что могло случиться, не будь ее здесь. Белл мне очень понравилась. Но со мной была Ива, и ничего не случилось.

— Возможно, — ответил Грофилд. Он посмотрел на Данамато. — По-прежнему, «возможно», — добавил он. — Возможно, я, возможно, Милфорд, возможно, кто-то еще. Вы знаете слишком мало, чтобы быть в чем-то уверенным.

— Но вы по-прежнему во главе списка, — ответил Данамато. Грофилд кивнул.

— Как ни печально, но это правда. Мне больше не о чем говорить с Гумбертом Гумбертом[1] А вам?

— С кем?

— С Милфордом.

Милфорд улыбнулся Грофилду и покачал головой.

— Никогда не пытайтесь подставить адвоката, — сказал он.

— Постараюсь это запомнить, — пообещал ему Грофилд.

Глава 14

Ива Милфорд напоминала сжатую пружину часов. Волосы ее были стянуты так туго и так прилизаны, что казалось, будто ее причесывали еще испанские инквизиторы. Стан ее казался не просто затянутым в корсет, а окаменевшим, как ископаемый лес. Темно-коричневый костюм и аляповатая блузка кораллового цвета делали ее похожей на второразрядную старую шлюху из машинописного бюро, а лицо выглядело неприступным, как банк в воскресный день.

Ива вошла и осталась стоять. Невероятно, но она держала в руках дамскую сумочку, прижимая ее к животу. У нее был вид возмущенной матери, пришедшей в полицейский участок за своим малолетним хулиганом.

— Я хочу уехать домой, — заявила она, причем тоже возмущенно. — С меня довольно, я хочу домой.

— Под этим кровом лежит мертвая женщина, — напыщенно заговорил Данамато.

— Точнее, внизу, в морозильнике, — вежливо добавил Грофилд.

Ива поразилась; как и следовало ожидать. Она вытаращила на Грофилда глаза, но ничего не сказала.

Данамато сердито зыркнул на Грофилда, потом опять взглянул на Иву Милфорд.

— В общем, — сказал он, — она лежит здесь, и она мертва. И никто не уедет домой, никто вообще никуда не уедет, пока я не установлю с точностью, кто ее убил.

— Что ж, я этого не делала, и мой муж, разумеется…

— Безусловно, это сделали вы, — сказал Грофилд. Она снова уставилась на него.

— Что?

— Вы подозревали, что ваш муж снова взялся за старое, — пояснил Грофилд. — Вы подозревали это уже недели две, не так ли?

— Мой муж обещал мне…

— Это только все усугубило, — ответил Грофилд. — Когда он нарушил торжественное обещание, данное после истории со школьницей, когда он начал…

— Он его не нарушал! Что вы такое говорите?

— Я говорю, — продолжал Грофилд, — что, когда вы увидели, как ваш муж вышел из комнаты Белл Данамато прошлой ночью, вы вошли туда, преисполненная решимости убить ее. Сначала вы ударили ее чем-то, оглушили, а потом затянули проволоку у нее на шее.

— Я? Я? — Ива Милфорд сжала одной рукой свою сумочку, а другой ухватилась за спинку стула, на который так и не села, и с ужасом и недоверием уставилась на Грофилда.

Тот как ни в чем не бывало повернулся к Данамато.

— Вы только посмотрите на нее, — сказал он. — Весь ее облик свидетельствует о виновности.

Данамато не стал смотреть на Иву Милфорд, а посмотрел на Грофилда.

— Вы так и не угомонитесь, а? — сказал он. — Эта женщина? Да вы только взгляните на нее, Господи!

— Вы думаете, она бы не пошла на убийство, чтобы сохранить мужа? Посмотрите на ее лицо, одежду. Посмотрите, как она держит свою сумочку. Думаете, перед вами добродушная матрона? Эта женщина — вулкан. Она из тех сучек, которые подавляют в себе чувства, а потом вдруг ни с того ни с сего набрасываются на водителя автобуса. Вы только посмотрите на нее, Данамато. Думаете, я сочиняю?

Данамато, наконец, перевел взгляд на Иву Милфорд и успел увидеть, как потрясение сменяется негодованием. Ее маленькие светлые глазки, устремленные на Грофилда, пылали ненавистью. Данамато задумчиво произнес:

— Да, конечно, сочиняете, но все равно это может оказаться правдой.

— Ты, ублюдок! — истошно завопила Ива Милфорд и бросилась на Грофилда, замахнувшись своей сумочкой.

Грофилд скатился со стула, одновременно схватив Иву за запястье и швырнув ее на стол. Она растянулась поперек стола, едва не огрев сумочкой Данамато, и тогда Грофилд шмыгнул за спину Джека, который стоял, разинув рот.

Джек резко повернулся, схватил Грофилда и крикнул:

— Куда ты собрался, черт возьми?

— Куда-нибудь подальше от нее, — ответил Грофилд. Тем временем Фрэнк и еще один охранник схватили Иву Милфорд и крепко держали ее. Она что-то верещала и норовила запустить сумочкой в Грофилда.

Перекрывая производимый ею шум, Грофилд крикнул Данамато:

— Видите? Это ли не признание вины!

— Уберите ее отсюда! — заревел Данамато, и Иву Милфорд уволокли прочь.

Наступила тишина, Джек неохотно отпустил Грофилда, который снова сел на свой стул и сказал:

— Вы заметили кое-что любопытное? Рано или поздно все они называют меня ублюдком.

— Это нетрудно понять, — сказал Данамато. Грофилд протянул руку к блокноту Данамато и предложил:

— Давайте-ка просмотрим список. Насколько я понимаю, тот или иной мотив есть у всех. Может, попробуем вычислить самый вероятный?

Данамато отодвинул блокнот подальше.

— Это вы, — сказал он. Грофилд покачал головой.

— Нет. Я этого не делал. А как насчет…

— Думать я буду без вас, — сказал ему Данамато и велел Джеку: — Отведите его наверх в его комнату. Заприте на замок.

— Зачем? — спросил Грофилд.

— Я намерен все обдумать, — сказал Данамато. — И когда я кончу думать, кто-то здесь умрет. Сейчас я полагаю, что это будете вы. Я дам вам знать, когда обрету полную уверенность. Джек, уведи его.

Грофилд встал.

— Могу я попросить об одолжении?

— Что?

— Я еще ничего не ел. Я проделал все это на пустой желудок и, поверьте, успел совсем изголодаться. — Данамато гаденько улыбнулся.

— Желаете набить брюхо? Разумеется. Джек, своди его сначала на кухню, накорми чем-нибудь, а уж потом отведи наверх.

— Спасибо, — сказал Грофилд.

— Приятного аппетита, — по-французски ответил Данамато.

Глава 15

Окна были забраны красивыми решетками в испанском стиле. Служили они в основном для украшения, но крепкие железные прутья были намертво вмурованы в стену с наружной стороны, что создавало приятное с эстетической точки зрения, но омерзительное с точки зрения Грофилда сочетание декоративности с функциональностью.

Внизу стояли две машины, черный «мерседес», который Грофилд впервые увидел вчера, и бирюзово-белый «понтиак». Хотя иногда мимо проходил один из людей Данамато, никто, похоже, не наблюдал за задворками постоянно. Будь у Грофилда возможность выбраться из комнаты, спуститься вниз и влезть в одну из машин, он мог бы быстренько прорваться сквозь проволочную изгородь и удрать отсюда ко всем чертям.

Как ни крути, а побег, похоже, самый верный способ остаться в живых. Грофилд прекрасно знал, что убийство совершил один из шести вчерашних гостей, но знал он и то, что все они имели и мотивы, и возможности и с этой точки зрения были примерно в равном положении, во всяком случае, по мнению Данамато. За исключением, разумеется, самого Грофилда. Можно ли как-то повлиять на это его мнение? А если Данамато прослушает магнитофонную запись допросов и придет к какому-нибудь выводу? Грофилд еще раз перебрал в памяти все, о чем они говорили, но, вроде, ничего не нащупал. Ни одной зацепки в словах опрашиваемых; никто, кроме него самого, не сказал ничего важного для Данамато. Надо драпать. Если он хотел жить и впредь, следовало оказаться где-нибудь в другом месте, а не здесь. Только вот как?

Его аккуратно упаковали в коробочку, и оставалось лишь ждать, когда Данамато решит, что пора снимать обертку. В комнате было два зарешеченных окна, через них не вылезти. Две двери. За первой — стенной шкаф, вторая вела в коридор. Чулан был самый обыкновенный, а дверь в коридор была на замке. Он уже дергал ручку, пытался просунуть картонку между дверью и рамой, чтобы открыть замок, но из этого ничего не вышло. Петли были изнутри, до них не добраться, а сама дверь была сделана из тяжелого твердого дерева.

В прошлый раз за ним приходили трое, и он полагал, что вряд ли впредь они станут обходиться меньшим числом. Трое профессионалов, все при оружии, все начеку. А что он может им противопоставить?

Можно было бы запустить в них чемоданом. Прекрасная мысль.

Грофилд расхаживал по комнате, пытаясь до чего-то додуматься, а думать приходилось о многом. Он начинал мозговать, как выбраться из комнаты, а затем вдруг обнаруживал, что думает вместо этого о Марбе или Рое Челме, или Иве Милфорд и о том, убийца ли один из них. Тогда он сосредоточивался на этом, но довольно скоро оказывался у открытого окна и осматривал болты, на которых держатся прутья.

Затруднение состояло в том, что надо было разрешить два затруднения, причем оба представлялись неразрешимыми. Он не находил способа удрать и не мог найти ни единого указания на то, кто убил Белл Данамато. Потерпев поражение на обоих фронтах, он метался между своими головоломками, как теннисный мяч на сентябрьском корте.

Грофилд был не в своей тарелке, он не любил одиночества, предпочитая работать в команде. Если он играл на сцене, то со всей остальной труппой, а если воровал, так непременно с шайкой по заранее разработанному плану. Грофилд не привык работать в одиночку да еще и писать для себя роль, поэтому пока он был весьма невысокого мнения о своем исполнении. Он не добился ничего, разве что медленно, но верно усугублял свое положение, как человек, отбивающий чечетку на зыбучих песках.

От двери донесся щелчок. В замок вставили ключ. Грофилд снова стоял у окна, мрачно разглядывая плотно закрепленные болты и размышляя о своем неумении толком импровизировать. Услышав, как в замке поворачивается ключ, он отпрянул от окна, забился за кровать и остановился с таким расчетом, чтобы оказаться за дверью, когда она откроется. С таким же успехом он мог лечь на пол и брыкаться ногами.

Дверь медленно открылась примерно на фут и застыла, казалось, на несколько лет. Грофилд стоял на цыпочках, опустив руки, сжимая и разжимая кулаки.

Затем кто-то прошептал.:

— Мистер Грофилд?

Это была женщина.

Грофилд высунул руку за дверь примерно на высоте человеческого роста, нащупал волосы, вцепился в них и дернул, одновременно захлопывая дверь плечом.

Дверь едва не зацепила ее, когда она, увлекаемая рукой Грофилда и ойкая, влетела в комнату. Грофилд отпустил ее, она развернулась и упала боком на кровать. Грофилд стоял спиной к двери, глядя на нее.

Патриция Челм. Она растянулась на кровати, но тотчас вскочила, как только вновь обрела равновесие. Лицо ее раскраснелось, она встала, яростно разгладила юбку и шарахнулась прочь, хрипло прошептав:

— Вы чего это? Зачем вы так делаете?

— Я нервничаю, — ответил он. Оброненный Патрицей ключ лежал на полу возле него. Грофилд поднял его и сунул в карман. — Естественно, я рад вашему приходу, — сказал он. — Чем он вызван?

— Мы хотим, чтобы вы помогли нам, — ответила Патриция.

Она уже малость овладела собой.

— Мы?!

— Рой и я.

— Как я могу помочь вам?

— Вы увезете нас отсюда на машине.

— Почему я?

— Вы были правы, — сказала она. — Там, внизу. Мы не умеем водить машину, ни он, ни я.

— Машину может вести каждый, — заявил Грофилд. Она покачала головой.

— Мой отец не верит в некоторые вещи. Например, в телевидение, автомобили.

— Как же вы путешествуете?

— На такси. Или пешком. — Грофилд покачал головой.

— Ну что ж, — сказал он. — Всякое бывает. Значит, вам нужен шофер.

— Да, — ответила она. — А вам нужно выбраться отсюда. Вы знаете, мистера Данамато не одурачили. Он по-прежнему считает, что его жену убили вы.

— Я ее не убивал.

— Разумеется, убили, — заявила она. — Но мне все равно. Нам надо уехать отсюда, вам тоже, так что мы на какое-то время объединим усилия.

Грофилд внимательно разглядывал ее.

— А почему вам нужно убраться отсюда?

— Рою нужно. Из-за мистера Данамато.

— Почему?

— Вы же не думаете, что мистер Данамато позволит Рою уехать отсюда живым, правда?

— Думаю, — ответил Грофилд.

— Ну, вы ошибаетесь, — сказала она. — Рой увел у него жену. Кроме того, мы будем знать, что он убил вас, и станем опасными свидетелями, слишком осведомленными.

Грофилд был уверен, что эту роль для нее написал Данамато и что он не преисполнен жаждой мщения влюбленному, который хранил целомудрие. Но, с другой стороны, именно ошибочное мнение Патриции Челм по этому вопросу привело ее сюда с серебряным подносом, на котором лежала жизнь Грофилда, так что не имело смысла спорить с ней и объяснять истинное положение дел. Поэтому Грофилд сказал:

— Я понимаю, что вы имеете в виду. Стало быть, вы хотите, чтобы я помог вам двоим убраться отсюда.

— Мы поможем друг другу, — сказала она. — Я выпущу вас из этой комнаты, а вы поведете машину.

— Договорились, — согласился он. — Какую машину?

— У меня есть ключи от машины мистера Милфорда.

— От «понтиака»?

— От бирюзово-белой, да.

— Это «понтиак», — объяснил Грофилд.

— В самом деле? Как бы там ни было, нам пора в путь, да?

— Где Рой?

— Прячется в машине, — ответила она. Потом прохладно улыбнулась и добавила: — Нет, мистер Грофилд, вам не удастся силой отобрать у меня ключи и уехать одному.

Такие мысли у Грофилда были. Он ухмыльнулся, пожал плечами и сказал:

— Ладно. Что-то теряешь, что-то находишь. Позвольте только закрыть мой чемодан, и я с вами.

— Вы собираетесь взять чемодан?

— Там моя зубная паста. Вы что, хотите, чтобы у меня были дырки в зубах?

Грофилд закрыл чемодан и подхватил его. Потом подошел к двери, открыл ее и выглянул в коридор. Там было пусто. Он сделал знак Патриции Челм, и она последовала за ним.

Лестница была в конце коридора, у поворота направо. Ни в коридоре, ни на лестнице они никого не встретили, но уже почти в самом низу услышали приближающиеся голоса.

— Сюда! — сказал Грофилд, направляясь к ближайшей закрытой двери.

Это оказалась подсобка, где хранились швабры и плащи. Они втиснулись туда вдвоем, да еще кое-как втиснули чемодан, и прикрыли за собой дверь.

В темноте как-то забывалось, что Патриция Челм была бесполым существом. Когда она прильнула к Грофилду плечом, боком и бедром, то показалась ему обыкновенной девушкой; пахло от нее, как от девушки, дыхание звучало как девичье. Грофилд поймал себя на том, что помимо воли начинает испытывать интерес к Патриции Челм, и ему пришлось одернуть себя, вспомнив, что эта обманчивая девушка — на самом деле чопорная девственница, считавшая его жестоким убийцей, а кроме того, они оба оказались в отчаянном положении, и сейчас не время заниматься глупостями.

Думай о деле, Грофилд. Тут негде, и сейчас некогда. Да и не стоит она того.

Голоса за дверью затихали и, наконец, замерли. Грофилд прошептал:

— Ладно. Я не могу дотянуться до ручки.

— Я ее держу.

Стало светло, и Грофилд перестал испытывать к ней интерес; Патриция Челм снова превратилась в бесполое существо с плотно сжатыми губами — то самое, которое вошло с ним в кладовку.

У двери им пришлось с минуту подождать: вдоль дома лениво прохаживались двое людей Данамато. Наконец они свернули за дальний угол.

На этот раз Грофилд пошел впереди; он пригнулся и затрусил вперед, надеясь, что никто не выглядывает из окна наверху. Ему хотелось бы иметь немного времени, чтобы вывести из строя «мерседес», но это было невозможно. Надо поскорее убраться отсюда к чертям и положиться на судьбу.

Грофилд открыл дверцу «понтиака» с пассажирской стороны, швырнул чемодан через спинку переднего сиденья назад, скользнул за баранку. Девушка влезла вслед за ним и захлопнула дверцу. С грохотом.

— Иисусе Христе! — воскликнул Грофилд. — Нельзя ли потише?

— Простите.

Он щелкнул пальцами.

— Дайте мне ключ.

Она долго рылась в кармане юбки и наконец вытащила связку ключей.

— Это…

— Я знаю, который, — сказал Грофилд, схватил связку, нашел ключ с шестиугольной головкой и сунул его в замок зажигания. — Где ваш брат?

— Рой? — позвала она, оглянувшись назад. С пола донеслось:

— Тут я.

— Умница, — сказал Грофилд и повернул ключ в замке.

«Понтиак» был простенький. Он завелся с первого раза. Грофилд включил передачу, нажал на педаль газа, и они помчались по подъездной аллее к джунглям.

В зеркале заднего обзора Грофилд видел, как из парадной двери дома выбегали люди. Но джунгли сразу поглотили беглецов, машина подпрыгивала и кренилась на проселке. В зеркале заднего обзора появился Рой Челм.

— Я попытаюсь добраться до Сан-Хуана, — сказал Грофилд. — В этом случае, если мы попадем на шоссе…

— Нет, — возразил Рой Челм. — Когда доберетесь до асфальта, сверните направо.

— Эта дорога приведет нас в горы, где мы сразу же попадемся.

— Едем туда, — решил Челм.

— Тот «мерседес» гораздо быстроходнее нашей машины, — сказал Грофилд. — Они нас догонят.

— Делайте, что я говорю, — настаивал Челм.

— Идите вы к черту, — отмахнулся от него Грофилд.

— Делайте, как я говорю, — повторил Челм. И чем могла быть эта холодная штуковина, которую он приставил сбоку к шее Грофилда, если не дулом пистолета?

— Проклятье, — устало сказал Грофилд.

Глава 16

На повороте Грофилд не стал сбрасывать скорость. Держа ногу на педали газа, он резко крутанул баранку, и «понтиак» с ревом выскочил на 185-е шоссе и пошел юзом, как торпедный катер над водопадом. Пожилой «Шевроле», ехавший навстречу, вильнул в кювет, чтобы избежать столкновения, а Грофилд знай себе крутил баранку туда-сюда, не давая «понтиаку» лечь на бок, как ему того ни хотелось. Наконец машина снова обрела остойчивость и решила катить по дороге на всех четырех колесах. Грофилд угрюмо склонился над рулем, вцепившись в него сверху обеими руками, и с ненавистью уставился сквозь лобовое стекло на узкую извилистую асфальтовую дорогу, по обеим сторонам которой тянулись джунгли.

Рой крикнул высоким дрожащим голосом с заднего сиденья:

— Вы хотите нас угробить?

— Я хочу сохранить нам жизнь, — резко ответил Грофилд.

Он бросил быстрый взгляд в зеркало. Поворот все еще был виден, а «мерседес» еще не появился. «Шевроле» успел выбраться из кювета и опять чухал по дороге. Если повезет, «мерседес» врежется в него и выйдет из строя.

Черта с два.

Грофилд снова посмотрел на дорогу впереди, на визжащих шинах взял два поворота, а когда в следующий раз бросил взгляд в зеркало, выезда на шоссе уже не было видно. И по-прежнему никакого «мерседеса».

— Теперь вы можете сбавить ход, — сказал Рой все таким же испуганным голосом.

— А то как же, — ответил Грофилд.

— У меня пистолет, приставленный к вашей голове, мистер Грофилд.

— Прекрасно. Если вы хотите убить меня на скорости семьдесят пять миль в час, пожалуйста.

Сидевшая рядом с ним Патриция Челм повернулась и сказала брату:

— Пусть едет, Рой. По-моему, мистер Грофилд виртуоз в этом деле.

— Спасибо, — сказал Грофилд.

Выехав из-за поворота, он увидел посреди дороги старый «плимут», тащившийся впереди. Грофилд нажал на гудок, не сбавляя скорости, и проскочил между «плимутом» и стволами нескольких деревьев. Справа донесся легкий скрежет (он все-таки поцеловал «плимут» на прощанье), потом они снова вырвались на простор и покатили дальше.

По-прежнему обращаясь к брату, Патриция Челм спросила:

— Почему ты настоял на том, чтобы мы поехали в эту сторону? Мы ведь хотим добраться до Сан-Хуана, разве нет?

— Они предполагают, что мы попытаемся добраться до Сан Хуана, — ответил Рой. — Если бы мы поехали туда, они тотчас догнали бы нас. Не забывай, с нами в машине убийца. Данамато может даже призвать на помощь полицию.

— Впереди перекресток, — предупредил Грофилд. Можно было ехать прямо или свернуть налево. Обе дороги были асфальтовые, совершенно одинаковые, хрен и редька.

— Езжайте прямо, — велел Рой.

Грофилд поехал прямо. Два мальчишки, сидевшие на корточках у обочины на перекрестке, разинули рты и проводили глазами пронесшуюся мимо машину.

Дорога извивалась все круче и чаще, и Грофилд был вынужден то и дело жать на тормоз. На каждом повороте покрышки визжали, то на правой обочине, то на левой. Машин почти не было, а если попадались, Грофилд обгонял их с любой стороны, справа или слева; ревел мотор, гудел клаксон, скулили шины.

Патрицию Челм то и дело швыряло на Грофилда, а это было чревато опасностью, и в конце концов он сердито сказал:

— Ради Бога, у вас что, нет привязного ремня?

— А что? Вы намерены устроить аварию?

Такого замечания он от нее не ожидал и пожалел, что не может увидеть выражение ее лица: в этот миг он обгонял на слепом повороте тяжело ползущий грузовик.

Обойдя его, Грофилд все-таки взглянул на Патрицию Челм, но ее лицо не выражало ровным счетом ничего.

— Я хочу только, чтобы вы не толкали меня под руку и не мешали вести машину. Пристегнитесь.

— Ах, вот оно что. Хорошо. Простите меня. — Дорога пошла на подъем. Джунгли делались все больше похожими на джунгли, крестьянские лачуги попадались все реже, а машин не было совсем.

— Куда это, черт побери, вы меня загнали? — спросил Грофилд.

— Подальше от Данамато, — ответил Рой.

— Возможно. Патриция, посмотрите в перчаточном ящичке, нет ли там карты. — Она посмотрела и сказала:

— Есть.

— Определите, где мы находимся.

— Как? Я сроду не смотрела на карту.

— Господи, Боже! Челм, а как насчет вас?

— Я попробую, — с сомнением сказал Челм, — хотя тоже сроду на них не смотрел.

— А, да пошло оно все к черту! — Грофилд нажал на тормоз. Багажник «понтиака» занесло в одну сторону, потом в другую, и машина остановилась. — Дайте мне карту, — потребовал Грофилд, выхватывая ее из рук Патриции Челм.

Тут он увидел пистолет, лежавший между ними на сиденье. Когда он тормознул, Рой Челм врезался в спинку сиденья и на миг опешил, а пистолет выпал из его руки и оказался на сиденье, между Патрицией и Грофилдом. Оба они только теперь увидели его. Увидели одновременно. Но Грофилд оказался проворнее. Ногти Патриции Челм впились ему в тыльную сторону ладони, но пистолетом завладел он.

— Так, — произнес Грофилд, улыбаясь пистолету. — Так, так так.

Патриция Челм побледнела и смотрела на него.

— Что вы собираетесь делать? — Прижав платок к разбитому в кровь носу, Рой Челм прошептал с заднего сиденья:

— Ты, ублюдок.

— Это всеобщее мнение, — отозвался Грофилд. — Но я вам вот что скажу. Если вы двое не будете мне мешать, я не брошу вас до самого Сан-Хуана. Вы помогли мне в доме Данамато, так что я ваш должник. А поскольку вы устроили мне побег, я не думаю, что Данамато будет очень любезен с вами, если вы опять попадетесь ему.

— Вы возьмете нас с собой?! — почти шепотом спросила Патриция Челм.

— А почему бы и нет? — Грофилд сунул пистолет под левую ягодицу, откуда брат и сестра не могли его достать, и, развернув карту, добавил: — Давайте-ка посмотрим, где мы. — Увидев это, Грофилд не испытал ни малейшей радости.

Представьте себе главную дорогу к востоку от Сан-Хуана в виде горизонтальной линии, к середине которой подвешена большая подкова. Левая сторона подковы — это и есть шоссе 185, то самое, на которое Грофилд съехал с автострады, когда катил знакомиться с Белл Данамато. Еще дальше на той же подкове шоссе 185, отходит вправо: это и есть перекресток, который они проехали. За перекрестком дорога уже называется шоссе 186, она доходит до изгиба подковы и тянется дальше, вдоль ее правой стороны. А эта правая сторона проходит через Сьерраде-Лукильо, то есть через поросшие джунглями горы. Прежде чем опять соединиться с автострадой, дорога 185 вьется по самой дикой и труднопроходимой местности. Хуже места бывают только в фильмах про Тарзана. И самое приятное заключается в том, что никаких других дорог здесь нет. То есть тут хватает проселков, снабженных номерами от 900 и выше, но все они заканчиваются тупиками. Поворот на шоссе 185, который они ухе миновали, мог привести их к Хункосу и одной из главных магистралей, но шоссе 186 имело съезд только в дальнем конце. Грофилд показал, откуда они выехали, где были сейчас и куда им надлежало попасть.

— А мы не можем вернуться к тому повороту? — спросил Рой Челм.

— Как вы думаете, сколько времени понадобиться Данамато, чтобы напасть на наш след? Ему только и надо, что раз-другой остановиться по пути и расспросить встречных. Вполне возможно, он уже проехал эту развилку.

— А что, если он пошлет часть своих людей к другому концу этой дороги? Что, если они впереди нас, а он — сзади? — спросила Патриция Челм.

— Тогда пиши пропало, — ответил Грофилд, сложил карту и вернул ей.

— Что же нам делать? — спросила она.

— Прорываться, — ответил он. — Или в одну сторону, или в другую. Держитесь крепче.

И Грофилд снова нажал на педаль газа.

Глава 17

Они так никуда и не приехали. Кончился бензин. Садясь в машину, Грофилд проверил уровень топлива, тогда стрелка показывала полбака. Она и сейчас показывала полбака, но двигатель на подъеме дважды кашлянул, заглох у самой вершины, снова ненадолго включился, когда они перевалили гребень, а потом, на пути под гору, заглох окончательно.

Грофилд поставил машину на нейтралку и отдался на волю закона всемирного тяготения.

— Что это? — спросила девушка. — Почему мотор заглох?

— Не знаю, — ответил Грофилд. — Он ведет себя так, будто у нас кончился бензин, а стрелка показывает еще полбака.

— А может, дело в другом?

— Ума не приложу, в чем.

— Пэт, ты помнишь, Джордж говорил, что в этой машине надо что-то наладить? — спросил Рой Челм сзади. Она покачала головой.

— Не помню.

— Примерно с неделю назад. Не о счетчике ли топлива он говорил?

— Не помню, — ответила Патриция. — Да и вообще я никогда не слушаю Джорджа.

— А в этот раз следовало бы, — заметил Грофилд. Они уже были в глубине гор, вокруг высились темно-зеленые громадины: узкая черная лента дороги штопором ввинчивалась в тропический лес, покрывавший крутые склоны гор, которые назывались Эль-Юнке, по имени самой знаменитой из здешних вершин. Громадные древовидные папоротники нависали над дорогой в низинах, подобно перевернутой зеленой крыше, поэтому здесь все время царил сумрак. Несуразно пышные деревья с обеих сторон подступали к дороге, их корни волнами лежали на земле, будто серые змеи. И справа, и слева деревья, лианы и кусты сплетались в клубки, точно на картине в духе «нового искусства», написанной в разных оттенках зеленого и черного. Хотя был полдень, и солнце стояло высоко, воздух был влажен и прохладен, особенно в низинах; тут пахло плесенью, и машина то и дело проезжала мимо крошечных бурных водопадов, сбегавших по гладким блестящим валунам.

Здесь была сельва, и даже солнце в зените не спасало от ощущения, что вот-вот начнется дождь. На востоке плотные мрачные тучи обложили вершины гор, словно черные подушки. В этих краях дождь шел почти каждый день, а иногда и по несколько раз на дню; внезапные ливни, которые пропитывали все влагой за несколько минут и резко прекращались. На востоке лежали опытные участки земли, джунгли, за которыми наблюдало Министерство сельского хозяйства Соединенных Штатов. Главная дорога через эти места, по которой ездили туристы, была в трех-четырех милях к востоку и проходила мимо самых высоких гор: Эль-Юнке, Эль-Торо и Монте-Бриттон. Там бурлила жизнь и были люди, ресторан, обзорные площадки. Здесь, на этой дороге, не было ничего. С нее даже невозможно было выбраться.

Даже будь в баке бензин.

Они уже с четверть часа не видели ни одной другой машины, и сейчас, то и дело поворачивая, катили по горному серпантину вниз, навстречу тоже не попадалось никаких средств передвижения. Грофилд не тормозил, надеясь проехать как можно больше миль и хоть чуть-чуть въехать на следующий холм, прежде чем им придется вылезти и шагать на своих двоих.

Они катились вниз в почти полной тишине, лишь посвистывал ветер, да из окружавших их джунглей доносилось щелканье и призывные крики всевозможных тварей, населяющих их, — жуков, птиц и зверей. Это было подобно полету на планере, только порой Грофилду приходилось жать на тормоза и крутить баранку, чтобы взять очередной крутой поворот на скрипящих шинах.

Дно все же было, но его окутывал такой мрак, что Грофилду пришлось включить фары. Вокруг высились толстые деревья с плоскими листьями, увитые лианами. Дорога свернула направо, пересекла крошечный мостик через быстрый ручеек, свернула налево, достигла дна и, повернув направо, пошла вверх.

Грофилд брал повороты, стараясь, по возможности, вообще не тормозить. Ему нужна была скорость, как можно больше скорости. «Понтиак» взял первый поворот, пошел в гору и, казалось, несколько секунд ехал с той же скоростью, а потом стал сдавать. Дорога пошла прямо, потом опять свернула налево, делаясь все круче, машина все быстрее теряла скорость, стрелка спидометра миновала отметку тридцать миль, потом двадцать, подошла к десятке.

Слева виднелась узкая прогалина в листве, там был проселок. Грофилд круто вывернул руль, «понтиак» вяло свернул и съехал с шоссе.

Патриция Челм спросила:

— Что вы делаете?

Рой Челм потребовал:

— Прекратите!

На самом деле это была даже не дорога, а всего лишь пятачок для разворота, втиснутый в джунгли. Грофилд крепко держал руль, довел «понтиак» до конца просеки, вломился в хитросплетение лиан и кустов, и машина остановилась, удалившись от дороги примерно на три длины своего кузова. Грофилд выключил зажигание и фары. Их окутал мрак позднего вечера.

— И как же мы отсюда выберемся? — спросила Патриция Челм.

— Возможно, предстоит идти пешком, — ответил ей Грофилд, — если не появится никакая машина. Сначала попытаемся голосовать. Если нам очень-очень повезет, тут проедет кто-нибудь с запасной канистрой бензина, которую они согласятся продать нам.

— Тогда зачем же загонять машину в джунгли? — спросил Рой Челм.

— Затем, что вы знаете, кто может проехать. Наш друг Данамато. Я бы предпочел, чтобы он не заметил машины, поскольку, если он ее заметит, то может заметить и нас.

— О-о, — протянула Патриция.

— Вы оставайтесь здесь, — велел Грофилд. — Я пойду постою у дороги, подожду, может, кто-нибудь остановится. — Он толкнул дверцу и вылез. Снаружи было зябко, холодно, сыро. Он просунул голову в окошко и попросил Роя Челма:

— Достаньте мне пиджак из моего чемодана. — Челм протянул пиджак, Грофилд надел его и вернулся на обочину дороги. Тут стоял старый каменный столбик, но без всяких обозначений, поддающихся прочтению. Грофилд оседлал его и сидел в окружении щебечуще-чирикаюших джунглей, среди деревьев в милю высотой, рядом с пустой дорогой, которая вилась, убегая влево и вправо всего в нескольких футах от него.

— Это «Алиса в стране чудес», — сказал он себе. — А я, наверное, Белый Рыцарь.

Он с отвращением покачал головой и стал смотреть, как мимо него не едут машины.

Глава 18

Грофилд открыл дверцу со стороны водителя и юркнул в машину.

— Подмените меня ненадолго, Челм, — сказал он. — Я замерз и промок. — Челм перепугался.

— Я?! Я же не знаю, что делать.

— Если увидите машину, — объяснил Грофилд, — голосуйте. Машите как бешеный, но старайтесь выглядеть как беспомощный человек, а не псих, убийца или вор. Похоже, меня подвел мой недостаточно невинный вид.

— Вы имеете в виду тот грузовик? — спросила Патриция Челм.

Грофилд имел в виду именно его. За пятнадцать минут, проведенных у шоссе (Грофилд большей частью стоял, поскольку обнаружилось, что от каменного столбика мерзнет задница), проехало всего одно транспортное средство, скрипучий старый грузовик, за рулем которого сидел водитель с красивыми, хорошо ухоженными усами и глазами навыкате, а в кузове лежало множество ржавых автозапчастей. Грофилд помахал ему, чтобы остановить, но грузовик только завилял по дороге, водитель предпринимал лихорадочные попытки объехать Грофилда и поскорее убраться. Таковы были местные добрые самаритяне.

— Побудьте там пятнадцать минут, — велел Грофилд Челму. — Потом я снова заступлю на пост.

— Очень хорошо, — с сомнением сказал Челм. Он вылез из машины с той стороны, где сидела сестра. Грофилд смотрел, как он бредет к дороге и останавливается на обочине — с поникшими плечами, никому не нужный, ни дать ни взять персонах из пьесы Беккетта.

Грофилд покачал головой и сказал Патриции Челм:

— Вы оба меня удивляете. Я не помню, когда последний раз видел двух таких беспомощных людей.

— Мы в состоянии о себе позаботиться, — с негодованием ответила она. — Просто сложились необычные обстоятельства. Ни от кого нельзя ожидать, чтобы… Вы и сами, если на то пошло, не очень-то блеснули.

— Пожалуй, да, — согласился Грофилд. Он вытянул ноги между педалями, а голову положил на спинку сиденья. Закрыв глаза, он сказал: — Я устал. Денек выдался тяжелый, а прошлой ночью мне не удалось урвать мои восемь часов сна.

Оба с минуту помолчали, и Грофилда уже начал смаривать сон, когда Патриция Челм сказала:

— А вы действительно убили Белл Данамато? Мне вы можете сказать правду.

Не пошевельнувшись, даже не открывая глаз, он ответил:

— Нет, правда в том, что Белл Данамато я не убивал.

— Я верю вам, — сказала она. — Не знаю уж, почему, но верю.

Грофилд повернул голову, открыл один глаз и посмотрел на нее.

— А вы?

Она его не поняла.

— Я?!

— Вы не убивали ее?

Лицо Патриции Челм сделалось очень холодным и очень злым.

— Опять вы за свое? Холодная девственница, которая прячется в штанах своего брата?

— Прекрасный образ, — заметил Грофилд. — Оставайтесь в нем.

— Я не играю!

— Но вопрос в том, вы ли убили Белл Данамато.

Когда она отвернулась и, не ответив, горящими глазами уставилась в ветровое стекло, Грофилд снова прикрыл глаз, устроил голову поудобнее на спинке сиденья и сказал:

— Естественно, там, в доме, я в какой-то мере норовил ослепить Данамато. Но мне хотелось заодно снять ярмо, которое на меня набросили, и я пытался додуматься, кто же подлинный убийца. Это должен был быть один из нас, братцев-кроликов, находившихся на втором этаже, и, насколько я понимаю, любому из нас можно приписать тот или иной мотив.

— Только не мне, — неуверенно сказала Патриция. — Может, я и недолюбливала Белл Данамато, но это не означает, что я…

— Ха-ха-ха! — Он снова открыл глаз и улыбнулся ей. Мгновение она твердо смотрела на Грофилда, потом вдруг усмехнулась, отвернулась и сказала:

— А-а, да какого черта.

Он поднял голову, открыл второй глаз и спросил:

— Простите, не понял?

— Возможно, я не такая уж гипсовая святая, как думает Рой, — сказала Патриция, не глядя на Грофилда. — Или как он того хочет. — Она снова повернулась, встретилась с ним глазами, и выражение ее лица стало гораздо более открытым и решительным. — Бога ради, вы же видели Белл Данамато. Вы можете себе представить, чтобы она была помолвлена с человеком, с которым не спала?

— Нет.

— Она думала, что дело в долларах, поверьте мне. Такое уж воздействие Рой оказывает на людей. Он заставляет их самосовершенствоваться, выглядеть хорошими в его глазах.

— Что-то не заметил, чтобы он подействовал на меня подобным образом, — заметил Грофилд.

— Возможно, это касается только женщин, — сказала она. — Я видела, что это случалось не раз. Рой хороший, я хочу сказать, чист душой, и неважно, слаб он телом, труслив или нет. Это уже другое дело. Но нравственно он хороший, гораздо лучше меня, и он заставляет меня хотеть быть хорошей. — Она криво улыбнулась, оглянувшись на братца через заднее стекло. — Я провожу с ним большую часть времени, — добавила она, — так что, естественно, именно за мной он лучше всего ухаживает, но… — Она замолчала. Грофилд взглянул на Патрицию и увидел, что зрачки ее расширились от ужаса. Она по-прежнему смотрела на дорогу.

Грофилд резко повернулся и увидел сквозь заднее стекло, как Рой отбивается от двух человек, бородача и еще одного члена команды Данамато. На заднем плане виднелся белый «вольво» с распахнутыми дверцами.

Краем глаза Грофилд уловил движение и перехватил руку девушки, прежде чем она дотянулась до дверной ручки. Он хрипло прошептал:

— Какого черта вы делаете?

— Рой! Мы должны остановить их!

— Вы с ума сошли? В машине еще двое. Идемте.

— Разве мы не поможем Рою? — Она не могла в это поверить.

— Нет, если позволим себя убить.

Он нажал кнопку на приборном щитке «понтиака», чтобы не загорелся внутренний свет, когда откроются дверцы, затем легонько толкнул свою дверь и выскользнул. Он сделал девушке знак следовать за ним, и она неохотно подчинилась, по-прежнему глядя на дорогу, где Рой отбивался от людей Данамато.

Теперь его держали трое, в машине оставался только водитель. Он рявкал, вопил, бесился, и Грофилд с девушкой сумели под шумок удалиться от машины и, преодолев крутой склон, забиться в джунгли.

Тут было холодно, сыро и темно, кругом капало. Земля была скользкой от влаги, ветки и стволы, которых они касались, были холодными и противно осклизлыми на ощупь. Грофилд и Патриция с трудом поднялись футов на двадцать, и Грофилд объявил привал. Они сели на сырую землю, лианы и листья стегали их по плечам и рукам; протянув ноги в кусты, Грофилд и Патриция привалились к скользким стволам деревьев и смотрели.

Во внешнем мире по-прежнему был полдень, но здесь уже стояла ночь, и ориентировались они только по фарам «вольво». «Понтиак» казался бледным пятном, смутно различимым сквозь зелень внизу, а борьба на дороге превратилась в беспорядочную возню, да и та вскоре прекратилась.

— Тихо, — прошептал Грофилд, и дрожавшая рядом с ним Патриция кивнула.

Они услышали, как обыскивают «понтиак», как открываются и закрываются дверцы, потом шарканье ног в кустах неподалеку. Люди Данамато удалились на несколько шагов от прогалины: однако джунгли были слишком густые, а удрать беглецы могли в любом направлении, поэтому хруст подошв вскоре прекратился. Несколько минут царила тишина, наконец хлопнули дверцы «вольво», и машина уехала.

Девушка зашевелилась, но Грофилд удержал ее за руку.

— Переждем немного, — прошептал он. Она посмотрела на него, глаза ее белели в почти кромешной тьме.

— Вы думаете, они могли?.. — прошептала она.

— Я бы это сделал, — прошептал в ответ Грофилд. — А насчет них я не знаю.

Они прождали десять минут, но ничего больше не услышали.

— Ну что ж, — прошептал, наконец, Грофилд. — Рискнем. Позвольте мне пойти одному.

— Разумеется, — шепнула она в ответ, и, с легким удивлением взглянув на Патрицию, он увидел слабую улыбку у нее на устах.

Он решил, что Патриции Челм полезно иногда расставаться со своим братцем.

От долгого неподвижного сидения в холоде и сырости оба окоченели. Грофилд первым стал спускаться вниз дюйм за дюймом, сжимая в руке пистолет Роя Челма. Это была еще та пушечка, девятимиллиметровый автоматический «стар-супер» модели А, почти такой же, как казенные автоматические «кольты». Попади в человека пуля из такого пистолета, он пять раз перевернется в воздухе, прежде чем упасть. А упав, уже не встанет.

Но поблизости от «понтиака» не оказалось ни души, так что и стрелять было не в кого. Они впрямь уехали, забрав с собой Челма.

Грофилд оглядел заднее сиденье, его чемодан по-прежнему лежал там.

— Хорошо, — сказал он. — Тогда переоденусь, сниму эту мокрую одежду. У вас есть что-нибудь с собой?

— Мы положили наши вещи в багажник, прежде чем я отправилась за вами, — ответила она. Грофилд засмеялся.

— Вы еще те ребята, — сказал он. Открыв багажник, Грофилд увидел там четыре чемодана. — Невероятно, — проговорил он. — Вы загрузили все это сюда, и никто ничего не увидел?

— Нам помогла миссис Милфорд, — ответила Патриция. — Она стояла на стреме, сообщала нам, когда никого нет поблизости.

— Миссис Милфорд?! Мне показалось, она не из тех, кто способен помочь.

— На самом деле она очень славная, надо только поближе с ней сойтись, — сказала девушка. — Она, разумеется, очень несчастна.

— Из-за Джорджа?

— Естественно. Вы знаете, он пытался приставать даже ко мне. Ко мне! Невероятно, правда?

Грофилд посмотрел на нее, как на образину.

— У некоторых людей совершенно нет вкуса, — сказал он. — Они готовы побежать за любой свиньей в юбке.

Патриция едва не сказала что-нибудь резкое, потом смутилась и, наконец, рассмеялась.

— Вы очень не похожи на Роя, — сказала она.

— Господи, да уж надеюсь.

— А я привыкла только к Рою. Я не привыкла, когда мне отвечают так, как вы.

— Я и Джордж Милфорд, — сказал Грофилд.

— О-о, вы не могли бы быть таким, как Джордж, — ответила она, очевидно, подумав, что он шутит.

— Вы хотите сказать, я бы не стал приставать?

— Во всяком случае, не так, как Джордж.

— А какая разница?

— Ну, он такой… — Она вдруг залилась румянцем и отвернулась. — Пожалуй, нам не стоит говорить об этом.

— О чем же нам стоит говорить?

— О том, как теперь быть.

— Это нетрудно, — ответил Грофилд. — Мы переоденемся, я — по эту сторону машины, вы — по другую, потом постоим на дороге, чтобы кто-нибудь либо подбросил нас, либо дал нам немного бензина. А затем мы поедем в Сан-Хуан.

— В Сан-Хуан? Но… разве Рой не окажется снова в том доме?

— Разумеется, окажется. Но Данамато его не убьет. Данамато не убийца. Он гангстер, но не убийца, во всяком случае, он не способен убить со зла. Меня он кончил бы, поскольку полагает, что я убил его жену, но Рою в самом худшем случае залепит одну-две оплеухи.

— И вы не хотите помочь спасти его? — Грофилд посмотрел на Патрицию. Какое-то время ее можно использовать как хорошее прикрытие. Он бы не отказался от ее помощи. Но когда речь идет о том, чтобы оседлать старого Росинанта и броситься на ветряную мельницу Данамато ради спасения какого-то хлюпика, никчемного шута вроде Роя Челма, девушка явно обращается не по адресу. Конечно, он не мог ей об этом заявить: еще не время. Поэтому Грофилд сказал:

— Разумеется, я помогу вам спасти его. Я сделаю все, что смогу. Но сначала нам надо отступить и перегруппировать силы. Добраться до Сан-Хуана, снять комнату в гостинице, как следует…

— Минуточку. Что вы имеете в виду, говоря о комнате в гостинице?

Грофилд покачал головой.

— Золотко, я не собираюсь просить вас расплачиваться своим прекрасным белым телом за мою помощь в вызволении вашего братца. Нам нужен плацдарм для ведения военных действий. Мне надо принять ванну. Следует выспаться, перекусить, не спеша продумать и разработать план. Или вы хотите жить на дереве?

— Ладно, ладно, — согласилась она.

— Хорошо. Давайте переоденемся.

Грофилд стал протискиваться мимо нее, Патриция положила руку ему на грудь, подняла на него глаза и сказала:

— Простите, если может показаться, что я слишком чувствительна во всем, что касается секса. У меня и впрямь есть на то причина. Возможно, когда-нибудь я вам об этом расскажу.

— Это не про дядьку, который щупал вас на Рождество, когда вам было шесть лет?

Патриция снова покраснела и отвернулась.

— Нет, — сказала она. — Впрочем, это неважно, забудьте.

Значит, с этим у нее серьезно. Она из тех людей, у которых не просто «пунктик» на почве секса, но которые знают, что у них этот «пунктик». И она знала, что его вызывает, и снова и снова мысленно смаковала это, будто мальчишка, рассказывающий сальный анекдот.

Не докопаться до сути — значит многое потерять. Грофилд покачал головой, обошел машину и переоделся. Он знал, что Патриция тоже переодевается, стоя напротив него, и ему было совершенно наплевать на нее.

Глава 19

Коридорный ушел, зажав в кулаке доллар, который дал ему Грофилд, а Грофилд подошел к окну, чтобы посмотреть на Эшфорд-авеню, главную туристскую улицу Сан-Хуана, вдоль которой стояли отели, словно перевезенные сюда из Майами-Бич. Они не заказывали места загодя, а просто ездили от одной гостиницы к другой в поисках свободных номеров, поэтому комнаты с видом на океан им не досталось, но Грофилду было глубоко наплевать, увидит ли он когда-нибудь морские просторы еще раз. Из их номера открывался вид на подковообразную подъездную аллею к главному входу в гостиницу, а сам номер был на четвертом этаже: посреди двора журчал фонтан, подсвеченный разноцветными огнями. Автомобили ехали по Эшфорд-авеню слева направо, поскольку улица имела проезжую часть с односторонним движением, а пешеходов почти не было. Услышав удовлетворенный вздох, Грофилд повернулся.

Патриция Челм растянулась на одной из кроватей, будто орел с распростертыми крыльями, и блаженно улыбалась потолку.

— Кровать, — пробормотала она. — Никогда в жизни я не была так счастлива в постели.

— Охотно верю, — ответил Грофилд.

Патриция либо не слышала, либо не поняла его. Она натянула одеяло до подбородка, чтобы можно было видеть Грофилда, и сказала:

— Я знаю, мне не следует так радоваться, когда один Бог знает, что там творится с бедным Роем, но я ничего не могу с собой поделать. Это просто рай.

— Наслаждайтесь, наслаждайтесь, — ответил Грофилд. — С какой стати Рою злиться, если вы немножко отдохнете и расслабитесь? Вы это заслужили.

Они оба это заслужили. Они просидели еще два часа в противном мокром сумраке тропического леса и даже переждали, забившись в «понтиак» и прижавшись друг к другу, недолгий тропический ливень, когда наконец появилась машина, которую вел какой-то американский инженер. Он тоже направлялся в Сан-Хуан, и у него в багажнике оказалась небольшая канистра с бензином.

— В этих местах обязательно надо возить с собой запас бензина, — раз семьдесят повторил он. — Стоит отъехать с главной магистрали, и не найдешь даже какой-нибудь самой вонючей бензоколонки.

Грофилд завел «понтиак» и ехал за инженером до главной магистрали и заправочной станции, где заправил «понтиак» и наполнил канистру их спасителя. День уже клонился к вечеру, и, когда они добрались до Сан-Хуана и принялись ездить от гостиницы к гостинице, было уже совсем поздно. Номера в Сан-Хуане заказывают за несколько недель, и им повезло только в пятой по счету гостинице, да и тут ночной портье неустанно твердил, что им просто привалило счастье.

— Вы, ребята, наверняка родились под счастливой звездой, — говорил он, подобострастно качая головой. Грофилд записался в книгу как мистер Алекс Дэнн с супругой, из Нью-Йорка, коридорный отнес наверх его чемодан и два чемодана девушки, и вот теперь они могли, наконец, присесть и на минутку расслабиться.

Патриция уже расслаблялась вовсю, и Грофилд решил не отставать от нее, упав на вторую кровать и сбросив туфли.

— Немного погодя, — сказал он, — сходим, пожалуй, пообедать. Вы когда-нибудь были в «Мальоркине»?

— Нет. А что это?

— Ресторан в старом городе. Но с этим можно подождать.

— И подольше — ответила Патриция.

Грофилд посмотрел на нее, но Патриции хотелось только отдыха. Он покачал головой и закрыл глаза.

Несколько минут прошли в молчании, и Грофилд уже засыпал, когда Патриция спросила:

— Когда мы поедем за Роем?

— Завтра, — ответил он. — Сегодня мы уже ничего сделать не можем. Выспимся как следует, а утром тронемся.

— Ладно, — согласилась Патриция. Снова наступило молчание, и Патриция снова нарушила его, сказав:

— Мне следует сообщить еще кое о чем. — Грофилд уже снова начинал дремать.

— А именно? — спросил он немного сердито, потому что у него слипались глаза.

— На случай, если вы задумали бросить меня завтра, я должна сказать вам, что тогда сделаю. Я сразу же позвоню в полицию, все расскажу и буду твердить, что вы убийца. Они поедут туда, в дом, и тогда, возможно, Роя убьют или ранят, а возможно, и нет. Но одно я знаю наверняка: на самолет вы не сядете. Вы не покинете этот остров. Вас будет разыскивать мистер Данамато с полудюжиной своих головорезов, вас будет искать вся полиция.

Грофилд открыл глаза и посмотрел в потолок. Его взгляд был полон горечи.

— Это просто, чтобы вам все было ясно, — добавила она.

— Полагаю, мне все ясно, — ответил Грофилд. — Думаю, что ясно.

Глава 20

Семь часов. Крупье подтолкнул кости своей лопаточкой, придвинул к себе фишки посетителя, бросив: «Что-то у него не получается», и передал кости Грофилду, который сидел рядом с ним за столом.

Грофилд подхватил их, повертел в пальцах, осмотрел и протянул Патриции Челм.

— Подуйте на них на удачу, — попросил он. За обедом они выпили вина, и Патриция была малость навеселе. Она криво и растерянно улыбнулась и спросила:

— Вы серьезно?

— Конечно.

— Уф-ф! — дунула она на кости, и Грофилд бросил их на доску.

— Одиннадцать! — объявил крупье, и там, где лежали две двадцатидолларовые фишки, теперь стало четыре.

Грофилд их не тронул, снова протянул кости девушке и попросил:

— Еще разок.

— Уф-ф!

Он бросил кости.

— Шесть! Очко шесть. Очко играющего шесть, его очко шесть.

Кости вернулись, и Грофилд опять сгреб их.

— Еще? — шепнула Патриция.

— Положимся на судьбу, — ответил он. — Если сейчас не получим очко, то и черт с ним.

Он бросил кости и набрал десять.

Шел двенадцатый час ночи, они сидели в казино на первом этаже гостиницы. Здесь, в Пуэрто-Рико, азартные игры были разрешены, но в местных казино не витал дух алчного отчаяния, как в Лас-Вегасе, где в игорных залах нет ни часов, ни окон, дабы игроки не вспоминали о течении времени. В Сан-Хуане казино — всего лишь развлекательные приложения к туристской индустрии, такие же, как пляжи, представления в ночных клубах и поездки в Сент-Томас, где бесплатно давали выпивку. Игорные дома открыты всего восемь часов в сутки, с восьми вечера до четырех утра, и отдыхающим, которым приходит охота поиграть, доступны только рулетка, блэк-джек и кости.

Они зашли сюда после возвращения из старого города, где пообедали в «Мальоркине», старом ресторане, на одной из узких крутых улочек возле замка Морро. Ресторан был старинный, чисто обеденный, с высоким потолком, весь белый, от белого кафельного пола до белых скатертей, белых стен и белого потолка. Вдоль одной стены тянулась солидная стойка темного дерева. За распахнутыми настежь высокими широкими дверьми виднелась идущая под уклон улочка, ярко освещенная ночными фонарями: на ней теснились туристы и местные жители, толкаясь на узкой полоске тротуара между стоящими машинами и фасадами домов. Пока они сидели там, прошел тропический ливень, улица вдруг стала серой, когда ее накрыло сплошной пеленой отвесно падавшего дождя. Человек шесть праздношатающихся нырнули в открытые двери ресторана и остановились перед стеной дождя, обмениваясь улыбками и болтая с официантами. Потом дождь прекратился так же внезапно, как начался: капоты машин заблестели в свете фонарей. Гуляющие отправились своей дорогой, с улицы в ресторан потянуло свежим ветерком, и официанты снова стали обращать внимание на посетителей.

Оказалось, что, проведя на острове месяц, Патриция Челм так и не видела Пуэрто-Рико, только аэропорт и дом Белл Данамато. Поэтому после обеда они немного побродили по старому городу, потом неторопливо доехали до своей гостиницы и завершили вечер в здешнем казино, где Патриция некоторое время увлеченно наблюдала за игрой в рулетку, потом недолго и озадаченно следила за игрой в блэк-джек и, наконец, за столом для игры в кости, где Грофилд сделал шестерку на четвертом броске, но не сумел выкинуть следующее очко, пятерку, выбросив на третьем броске семерку.

— С меня хватит, — заявил он. — Идемте, Патриция, нам рано вставать.

— Пэт? — сказала она.

— Что?

— Ненавижу, когда меня называют Патрицией, — ответила она. — Как я хотела бы, чтобы кто-нибудь на этой вонючей земле называл меня Пэт.

— Пэт, — спросил Грофилд, — вы назюзюкались?

— Я пила только вино, — заспорила она. — Да еще эту «сангрию».

— Это тоже было вино.

— Совершенно верно. И две рюмки в баре, помните?

— Помню.

— Может, я малость навеселе, — сказала она, — но уж никак не назюзюкалась.

— Это хорошо, — похвалил Грофилд. Они поднялись наверх, и Пэт немного постояла посреди комнаты, разглядывая кровати.

— И как же мы тут устроимся? Вы отгородитесь занавеской из одеял, как Кларк Гейбл?

— Нет, — ответил Грофилд, — я сниму верхнюю одежду, лягу, мы погасим свет и пожелаем друг другу доброй ночи. Все очень просто.

— О-о. — Пэт посмотрела на него. Она и впрямь была под мухой. — На самом-то деле я не девственница, вы знаете?

— Да что вы? — Грофилд если и испытывал какие-либо чувства, то в основном усталость. И был совсем не в настроении греться у ее едва теплившегося огонька.

— У меня был один мужчина, — с горечью сказала она.

— О-о, — протянул он. — Неприятный опыт, я прав?

— Вам-то легко злорадствовать, — ответила Пэт.

— Просто мне это не впервой.

— Я расскажу вам о нем, — продолжала она, — а потом посмотрим, захотите вы смеяться или нет.

Грофилд сел на кровать, закинул нога на ногу и притворился, будто слушает.

— Я весь внимание, — сказал он.

— Вы ублюдок, — ответила она.

— Все так говорят.

— Но не такой гадкий ублюдок, как Джефф.

— Джефф?

— Он был женат, — изрекла Пэт. — И сказал мне об этом… когда было слишком поздно.

— О, Бога ради, — проговорил Грофилд.

— Я от него забеременела. — Она рассказывала ровным голосом, слова падали, будто камни. — Я сделала аборт. Мне было семнадцать.

Она словно хотела сказать: «Видите, как я была молода», но Грофилд воспринял это по-иному.

— Сейчас вам уже двадцать два, так ведь? — спросил он.

— Да.

— Не пора ли уже забыть об этом? — Она заморгала, глядя на него, и покачала головой. Потом сказала:

— Рой со мной так не разговаривает.

— Рою нравится, чтобы вы зависели от него, — ответил Грофилд. — В этом случае он может и впредь сколько угодно зависеть от вас.

— Это не имеет никакого смысла.

— Еще как имеет. Вы — два эмоциональных калеки, опирающиеся друг на друга.

— Эмоциональные калеки! Надо же — сказать такую гадость!

— Это истина, — ответил Грофилд, слишком усталый, чтобы заботиться о том, как бы не обидеть ее. — Ваш разум скован еще более жестким корсетом, чем задница Ивы Милфорд.

— Ха! — сказала Пэт, и, когда Грофилд поднял глаза, она уже смеялась. И не могла остановиться.

— Вы мертвецки пьяны, — заявил он.

Пэт перестала смеяться.

— Я не пьяна, — возразила она. — Признаю, я немного навеселе, я выпила достаточно, чтобы расслабиться, но я не мертвецки пьяна. А когда вы собираетесь поцеловать меня?

— Никогда, — ответил Грофилд.

— Почему? А Джордж Милфорд считал меня страстной.

Грофилд засмеялся, встал с кровати и обнял Пэт. Немного погодя, когда он потянулся к выключателю, она посмотрела на него и прошептала:

— Ради Бога, сделайте все так, чтобы я не забеременела. Хорошо?

— Можете в этом не сомневаться, — пообещал Грофилд.

Глава 21

— Грофилд, — позвала она, и Грофилд проснулся. Он открыл глаза; Пэт лежала рядом, опершись на локоть и глядя на него сверху вниз. Ее голову обрамляло окно, в которое струился свет. Наступило утро, они лежали в одной постели.

— Зови меня Алан, — лениво сказал он, протягивая руки и кладя их ей на плечи. Она отстранилась.

— Машина, Алан! Они же станут искать машину!

— Разумеется, станут, — радостно отозвался он. — Поцелуй-ка меня, чтобы утро было добрым, утенок!

Но Пэт так и не позволила Грофилду уложить себя.

— Они снова поедут туда, где мы застряли, — с жаром заговорила она. — Они увидят, что машины нет, и поймут, что она по-прежнему у нас. Неужто им не придет в голову поискать в гостиничных гаражах?

— Определенно, — ответил он, глядя на нее снизу вверх и улыбаясь. — Ты неплохо соображаешь. На месте Данамато я бы прямо с утра послал кого-нибудь на Эшфорд, велев заглянуть во все гостиничные гаражи и посмотреть, нет ли где «понтиака».

— И его увидят? Он же внизу!

— Разумеется, внизу, — сказал Грофилд. — Патриция, мне нужны твои теплые мягкие губки.

— Но… — Еще секунды две она отодвигалась от него, напряженная и упрямая, потом замерла, уперлась руками ему в грудь и подозрительно произнесла: — Так ты знал.

— Разумеется.

— Ты знал это еще вчера вечером. — Улыбаясь, он тронул кончиком пальца ее нос.

— На все сто процентов.

— Но как же так? Ради царя небесного, ты что, хочешь, чтобы они нас нашли?

— Меня, — ответил Грофилд. — Да, я хочу, чтобы они нашли меня.

— Потому-то мы и ходили гулять вчера вечером? В ресторан, по городу, в казино?

— Это была одна из причин, — ответил он. — Но не единственная, иначе бы я пошел один.

Пэт покачала головой, задумчиво глядя на него.

— Не понимаю, — сказала она. — Мы так старались удрать от них.

— Если ты еще не забыла, — объяснил Грофилд, — у тебя есть братец по имени Рой. Ты велела мне вернуть этого братца, иначе очень громко настучишь на меня.

— Так?

— Вот именно. Сколько тут людей у Данамато? С полдюжины? Может, чуть больше, человек восемь. Допустим, восемь. Плюс еще он сам, разумеется. Значит, положим, девять. Девять вооруженных мужчин, и все они стоят между мною и твоим братом. Хочу ли я, чтобы все они сидели там, в доме, где у них есть возможность доставить мне неприятности? Нет, разумеется, нет. Я хочу, чтобы их силы были распылены по разным местам. Я хочу, чтобы войско Данамато рассеялось, а добиться этого можно, лишь заставив их малость побегать за мной.

— А если они нас поймают?

— Меня — поправил ее Грофилд. — И я бы предпочел, чтобы этого не произошло, поэтому сделаю все, что смогу, чтобы избежать поимки.

— Нас, — повторила она. — Без меня ты никуда не уйдешь.

— Вздор, — сказал Грофилд. — Мне придется пошевеливаться, я…

— Я тоже шустрая. Мы не расстанемся. — Она была настроена весьма решительно.

— Пэт, — сказал Грофилд, — я забочусь о твоей безопасности. Ты понимаешь, что дело предстоит непростое.

— Может, и заботишься, — ответила она. — А может, ты думаешь, как удрать в аэропорт и сесть на первый же самолет, вылетающий куда угодно. Я останусь с тобой, Алан, пока Рой не обретет свободу.

Грофилд напустил на себя оскорбленный вид.

— Ты мне не доверяешь?

— Ни секунды, — сказала она.

— Милая, я не могу…

— Милый, через «не могу», — она быстро наклонилась, скользнула губами по его губам и уже хотела встать с кровати, говоря при этом: — А теперь нам, пожалуй…

— Эй, тпру! — Он схватил ее за руку и потянул обратно. — Давай-ка повторим последнюю сцену еще разок, только чтобы побольше чувства.

Кончилось тем, что Пэт улеглась ему на грудь, приблизила свое лицо к лицу Грофилда и с улыбкой спросила:

— Мы останемся вместе, да?

— До конца, любовь моя, — пообещал он.

— Хорошо. — Она склонила голову и поцеловала его, на сей раз чуть более пылко.

— М-м-м-м-м, — промычал он. — Скажи мне, когда мы вызволим Роя, ты опять возьмешься за старое?

— О чем ты?

— Ты знаешь, о чем.

— Пэт укусила его за ухо.

— Не знаю, — пробормотала она. — Разве я не всегда была такая?

— Разумеется, — ответил он и уткнулся носом ей в шею.

— Разве нам не пора трогаться? — спросила она, но без особой настойчивости.

— Еще рано, — заверил ее Грофилд, понятия не имея, который теперь час. — Наверное, они еще даже не нашли машину.

— О-о.

— Нам надо дать им возможность найти ее и устроить засаду.

— В этом есть смысл, — прошептала она.

— Так что можно не торопиться, — сказал Грофилд, переворачивая ее навзничь.

— Это хорошо, — ответила Пэт, улыбнулась и закрыла глаза.

Глава 22

Грофилд стоял у окна, глядя на Эшфорд-авеню и заправляя рубашку в брюки. Гостиничная прислуга только что доставила им завтрак, который дымился на столике справа от Грофилда. Было самое начало одиннадцатого, и здесь, в комнате с кондиционером, как-то не верилось, что за стеклом, в залитом ослепительном солнцем мире, было градусов на двадцать жарче и влажность воздуха на улице раза в три превосходила влажность воздуха в комнате.

Пэт вышла из ванной, одетая и уже подкрашенная. Нынче утром она была улыбчива, и улыбка немного смягчала ее черты; они казались не такими резкими и жесткими. Тело ее сегодня тоже, казалось, приобрело какую-то особую пышность, не набрав при этом лишнего веса. Волосы она перетянула на затылке голубой лентой, что тоже пошло на пользу ее облику.

— Завтрак! — воскликнула Пэт. — Я бы могла съесть и быка!

— Подойди-ка на секунду сюда, — сказал Грофилд и, когда она подошла, показал рукой на окно. — Видишь это?

— «Мерседес»!

Черная машина, нарушая все правила, стояла прямо напротив отеля, между магазинчиком одежды и государственным бюро проката автомобилей.

— Кто-то сидит за рулем, — сказал Грофилд. — Значит, в подвале внизу, в гараже, еще один или двое. Они попытаются схватить нас, когда мы спустимся туда.

— И что же нам делать?

— А мы не пойдем вниз, — Грофилд покачал головой. — Жаль, что ты не веришь мне и не спускаешь с меня глаз. Я бы заставил тебя уехать на «понтиаке», а сам пошел и взял напрокат машину. Это сразу вывело бы ту парочку из игры и дало бы мне преимущество.

— Но я же не вожу машину, — напомнила она ему. Грофилд с отвращением посмотрел на нее.

— Что мне следовало бы сделать, — заявил он ей, — так это отдубасить тебя до потери сознания, связать и оставить здесь, в стенном шкафу.

— Ну, и почему же ты этого не сделаешь? — Он пожал плечами.

— Наверное, потому, что я простофиля.

— Ты просто не уверен, что это даст тебе необходимую фору, — сказала она. — Вот о чем ты думаешь. Ты мог бы чувствовать себя в полной безопасности, только убив меня, но ты же не такой подлец.

— Ты слишком высокого мнения обо мне, — ответил Грофилд. Пэт засмеялась и сказала:

— Иди завтракай, пока не остыло.

Она села и принялась за апельсиновый сок.

Грофилд еще с минуту постоял у окна.

— Что-то я не вижу «вольво».

— «Вольво»? — Она откусила кусочек тоста.

— Белый «вольво», — ответил Грофилд. — Тот, в котором увезли Роя. — Он отвернулся от окна и сел за стол справа от нее.

— Я его толком и не разглядела, — сказала девушка. — Это был «вольво»? Как ты думаешь, где он?

— Я надеюсь, что в аэропорту, — ответил Грофилд. — Данамато ведь рассчитывает, что я положу все силы на то, чтобы убраться с острова. Стало быть, он поставит двух ребят караулить в аэропорту. На тот случай, если я проскользну мимо тех, что торчат у отеля.

Пэт задрожала мелкой дрожью.

— Я рада, что они не попытались забраться сюда прошлой ночью.

— С какой стати? Они только привлекли бы к себе внимание, подняли переполох в отеле, и появилась бы полиция. — Грофилд тускло улыбнулся. — Данамато не хочется, чтобы полиция задержала меня по обвинению в убийстве его жены. Он хочет управиться с делами сам.

— Если бы только, — сказала Пэт, — мы могли вычислить, кто убил Белл.

— Я знаю, кто убил ее, — сказал Грофилд, беря стакан с апельсиновым соком. — Это не имеет никакого значения, — добавил он, осушив стакан.

Пэт уставилась на него.

— Ты знаешь?!

— Да, — Грофилд накинулся на яичницу.

— Ну так? — спросила она. Он посмотрел на нее.

— О, нет. Ты хочешь, чтобы я сказал тебе? И не надейся.

— Господи, да почему?

Он умял яичницу, выпил кофе, поставил чашку.

— Потому, — заявил Грофилд, — что ты мне не поверишь. Я назову тебе имя, ты скажешь, этого не может быть, я отвечу, что, тем не менее, это так; ты спросишь, с чего это я взял, и мне придется рассказывать всю историю, отстаивая свою точку зрения… — Он покачал головой. — Я не собираюсь с этим связываться, — сказал Грофилд. — У меня и так хлопот полон рот. — Он пожевал тост.

Она недоверчиво уставилась на него.

— Ты шутишь со мной? Это розыгрыш?

— Нет, — ответил он. — А теперь тихо, я размышляю.

— Что это еще за «тихо»? Ты и впрямь знаешь, кто убил Белл?

— Да, — сказал он с набитым яичницей ртом. — Жаль, я не знаю наверняка, что тот «вольво» в аэропорту. Увы, мы не можем съездить туда и посмотреть своими глазами.

— Почему же ты не скажешь Данамато? — спросила Пэт. — Просто пойди и скажи ему, что такой-то и такой-то убийца. — Грофилд посмотрел на нее.

— Это было бы умно, — съязвил он. — Это было бы очень умно.

— А что тут такого?

— Ты думаешь, Данамато поверит мне на слово? — спросил Грофилд. — Милая, да мне не поверила бы даже ты.

— А ты попробуй.

— Нет. И на Данамато я тоже пробовать не буду. — Пэт нахмурилась. С минуту она ковыряла вилкой яичницу, разглядывая ее, потом сказала:

— Неужели у тебя нет никаких доказательств?

— Никаких. Ни отпечатка пальца, ни следа покрышки, ни загадочного письма, написанного рукой преступника, вообще ничего.

Пэт покачала головой.

— В таком случае, ты не можешь быть совершенно уверен, так ведь? — сказала она.

Грофилд улыбнулся и наставил на нее руку с тостом.

— Ну вот, — сказал он. — Ты не веришь мне, даже еще не услышав имени.

— Но ты не можешь знать наверное.

— Хорошо, не могу. — Он сунул остаток тоста в рот и допил кофе. — Ты готова?

Она неодобрительно оглядела его.

— Я не знаю, когда ты врешь.

— Всегда, — заявил Грофилд. Он встал, подошел к телефону, дозвонился до бюро обслуживания и попросил прислать коридорного.

— Зачем он тебе нужен? — спросила Пэт.

— Мы отдадим ему ключи, машину нам подгонят к парадному входу. Не будет нужды спускаться в гараж.

— О-о, — протянула она. — Хорошо. Это разумно.

— Благодарю. — Грофилд подался вперед и выглянул в окно: черный «мерседес-бенц» так и стоял там. Пока он наблюдал за машиной, какой-то парень в светло-сером костюме прошел по подъездной аллее отеля, пересек улицу и сел в «мерседес» с пассажирской стороны. Машина не стронулась с места.

Пэт сказала из-за спины Грофилда.

— Иногда ты просто бесишь, ты это знаешь?

— Подойди сюда, — велел он.

— Я думаю, ты лжешь, — сказала она. — Я думаю, ты ничего не знаешь, ты просто играешь со мной, потешаешься надо мной.

— Подойди сюда!

Она осознала серьезность его тона и подошла к окну.

— В чем дело? — спросила Пэт.

— Следи за «мерседесом», — сказал он. — Через минуту из него будет вылезать парень.

Пэт повернула голову и стала смотреть на «мерседес».

— Какой парень? — спросила она.

— Вот это ты мне и скажешь.

Они постояли с минуту, наблюдая за машиной, потом пассажирская дверца снова открылась, и парень вылез. Эшфорд — улица с односторонним движением, но парень посмотрел налево и направо, прежде чем пересечь мостовую и вернуться на подъездную дорожку к гостинице.

— Это один из них! — сказала Пэт.

— Он был в доме?

— Да. Когда вы с Данамато по очереди допрашивали людей, этот и еще один охраняли нас в другой комнате. — Грофилд кивнул.

— Я его прежде не видел, — сказал он. — Я все гадал, не подтянул ли Данамато утром новые подкрепления. Вроде бы, не должен. Я один, а тут остров. — Он отвернулся от окна. — Где коридорный, черт бы его побрал?

— Ты нервничаешь, — сказала Пэт. Он удивленно посмотрел на нее.

— Разумеется, нервничаю. Я нервничаю всякий раз, когда мне приходится бороться против девяти мужчин с пистолетами. Тут любой занервничает.

Она улыбнулась и сказала:

— Прости. Просто, наверное, я считаю тебя очень бывалым человеком.

— Я очень опытен, — заверил ее Грофилд. — Но я еще и нервный. Эти качества вполне совместимы.

— Хорошо, хорошо.

Он побродил по комнате, прикидывая, что делать. У него зародилось некое подобие плана, всего лишь набросок, но предстоит еще много импровизировать на ходу. Это ему не нравилось: он предпочитал играть по тексту.

— Это Марба?

Грофилд посмотрел на нее с легким раздражением, потому что она прервала его размышления.

— Что?

— Убийца — Марба? — спросила она.

— Прекрати, — сказал Грофилд, отвернулся и опять принялся мерить шагами комнату.

Глава 23

Пэт повернулась и посмотрела в заднее стекло.

— Там машин семь, — сообщила она.

— А белого «вольво» по-прежнему не видно?

— Вообще ничего белого, — ответила Пэт. Они снова катили по шоссе 3, тому самому, по которому он позавчера — всего два дня назад, невероятно! — ехал из аэропорта. Оно было все так же забито машинами. Бесконечный поток автомобилей тащился по пологим изгибам и зигзагам на восток от Сан-Хуана. Более того, насколько видел Грофилд, транспорт был не просто похожий, а тот же самый: красный ржавеющий «Шевроле», желто-синий микроавтобус «форд», черный грузовик «оуки»; а в зеркале заднего обзора виднелся тот же черный «мерседес-бенц», иногда ухитрявшийся обогнать какую-нибудь машину.

— Шесть, — сообщила Пэт.

— Я видел, — ответил Грофилд и снова посмотрел вперед.

Они ехали за синим в белый горошек автобусом, который враскачку тащился по дороге. Его задние окна были доверху завалены плетеными корзинами. Грофилду приходилось вылезать в левый ряд, чтобы посмотреть, есть ли впереди какое-нибудь движение. Оно почти не прерывалось, поэтому Грофилд решил не дергаться, пока «мерседес» не обгонит еще три-четыре машины. Они покинули свой номер в гостинице, только когда дежурный позвонил и сказал, что машина ждет у подъезда. Тогда Пэт и Грофилд быстро спустились, вышли из лифта, пересекли вестибюль и оказались во влажном мареве солнечного дня.

К сожалению, улыбчивый молодой человек с усиками, который выгнал машину из гаража, все еще сидел в ней, демонстративно вытряхивая мусор из пепельницы. А пепельница никак не желала влезать в гнездо на приборном щитке. Тем временем подручный Данамато, тот самый, которого они заметили, когда он возвращался от «мерседеса» в гостиницу, встал со своего кресла в вестибюле, вышел на улицу, увидел, как они пытаются сесть в «понтиак», и затрусил к «мерседесу».

Улыбчивый молодой человек знай себе засовывал пепельницу в приборный щиток. Наконец Грофилд схватил его за руку и выволок из салона. Он выхватил у улыбчивого молодого человека пепельницу и швырнул ее в фонтан, потом сел за руль — Пэт уже влезла на место пассажира, — и они укатили, сопровождаемые озадаченным взглядом молодого человека.

Но время было потеряно. Теперь в «мерседесе» за ними ехали уже два человека, а не один.

Неужели в подземном гараже их никто не поджидал? Грофилд посматривал в зеркало как можно чаще, а Пэт первые двадцать минут сидела, извернувшись и глядя назад, но они не заметили, чтобы следом от гостиницы отъехала какая-нибудь другая машина. А пока Грофилд сновал взад-вперед по улицам и петлял, выбираясь из Сан-Хуана, их преследовал только этот «мерседес».

Но там, внизу, непременно должны были оказаться двое: это была бы единственно возможная разумная расстановка сил. И они наверняка видели, как служащий отеля выгонял «понтиак». Почему же они не увязались за ним?

Наконец Грофилд решил, что бандиты восприняли выезд «понтиака» как уловку, призванную выманить их из подвала и дать беглецам возможность незаметно выскользнуть из гостиницы через гараж. Во всяком случае, люди Данамато должны были учитывать такую вероятность. Стало быть, сейчас на хвосте у Грофилда сидели всего двое. Нужно вывести их из строя, тогда соотношение сил улучшится, пусть и ненамного.

— Пять, — доложила Пэт, и Грофилд посмотрел в зеркало. Он успел увидеть, как «мерседес» обогнал еще одну машину и опять занял свой ряд.

— Прекрасно, — сказал Грофилд, и тут шедший впереди автобус начал тормозить всеми возможными способами. Он показывал правый поворот, но направо не сворачивал, а просто замедлял ход, намереваясь остановиться, и слегка раскачивался на рессорах.

Лойза и поворот к дому Данамато были уже близко. Именно там и должен был остановиться автобус, который сбавил скорость до десяти миль в час и съехал, наконец, на обочину. Грофилд проворно объехал его, едва не зацепив встречный грузовик, с ревом проскочил развилку и, выжав газ, устремился за следующей машиной в ряду — древним «плимутом» лавандового цвета. Подъехав поближе, он разглядел, что «плимут» был выкрашен кистью.

— Эй, там же был поворот! — крикнула Пэт.

— Прежде чем мы отправимся туда, надо еще многое сделать, — ответил Грофилд. Впереди был короткий свободный отрезок дороги. Возможно, пространства хватит. Грофилд бросил «понтиак» на обгон лавандового «плимута». Из-за ближайшего поворота выскочила встречная машина. Ну да пусть она и тормозит.

Она и затормозила. Грофилд проскочил между нею и «плимутом» и пристроился за микроавтобусом «фольксваген».

Пэт подозрительно уставилась на Грофилда.

— Уж не собираешься ли ты выкинуть какой-нибудь номер?

— Не мели чепухи, — отрезал он. — Нам надо стряхнуть с хвоста этих двух ребят, только тогда мы сможем заняться другими делами.

Она посмотрела на «мерседес», потом опять перевела взгляд на Грофилда.

— То есть, ты хочешь сделать так, чтобы они потеряли нас из виду?

— Я хочу вывести их из игры.

Пэт испугалась.

— Как?

— Есть один действенный способ, — ответил Грофилд.

— Ты же не… ты же не собираешься убивать их, правда?

— Потом скажу, — ответил он.

— Нет, подожди! — Пэт повернулась к нему, весь ее облик выражал тревогу. — Я не хочу, чтобы кто-нибудь погиб, — сказала она. — Я не хочу, чтобы кто-то убил тебя или ты — кого-нибудь.

— Разделяю твои чувства, — ответил Грофилд, — и надеюсь, что так и будет.

— Но может и не быть?

— Возможно, — он бросил взгляд на ее встревоженное лицо и вытаращенные глаза, затем снова посмотрел на дорогу. — Ты же знала это, не правда ли? Или что, по-твоему, тут происходит?

— Я не хочу, чтобы ты кого-нибудь убил.

— Но ты хочешь, чтобы я вызволил твоего Роя, так?

— Да, конечно.

— Ребята, которые его стерегут, не хотят, чтобы Рой от них сбежал, — пустился в объяснения Грофилд. — Более того, они не намерены упускать и меня. И все они обучены, понимаешь? Обучены и вооружены пистолетами.

— Я понимаю, что это значит.

— Ой ли?

Она открыла рот, потом снова закрыла, и вид у нее сделался очень встревоженный. Пэт покачала головой, оглянулась на «мерседес», снова посмотрела на Грофилда и опять покачала головой.

— Не знаю, что и сказать, — молвила она. — Я не хочу, чтобы кто-нибудь погиб.

— Решай сама, — ответил Грофилд. — Я готов хоть сейчас развернуться, поколесить несколько минут, чтобы стряхнуть с хвоста этих парней, поехать в аэропорт и улететь отсюда первым же рейсом. Рано или поздно Данамато, вероятно, отпустит твоего брата.

— Не отпустит, — возразила Пэт. — Ты знаешь это не хуже меня. Если ты уедешь совсем, он вместо тебя убьет Роя, потому что Рой помог тебе бежать, потому что собирался жениться на Белл и просто потому, что уж такой Данамато человек.

Грофилд пожал плечами.

— Возможно, — сказал он. — Но я объясню тебе, какой человек я сам. Если я борюсь против полудюжины вооруженных людей, готовых убить меня, а сам при этом не готов убить их, значит, я сумасшедший. Да, может, у меня и не чешутся руки, может, я и вовсе предпочел бы их не убивать, но я должен быть готов сделать это, иначе можно просто броситься вниз со скалы, да и дело с концом.

— А почему ты не можешь, как ты сейчас сказал, стряхнуть этих парней с хвоста и успокоиться на этом? Почему ты должен убивать их.

— Я не сказал «убивать», я сказал «вывести из игры». Если мне удастся сделать это так, что никто не пострадает, тем лучше.

— Но зачем вообще это делать? — не унималась Пэт. — Почему просто не удрать от них?

— Потому что, — объяснил Грофилд, — тогда они вернутся в дом за новыми указаниями. Они окажутся в доме, когда мы заявимся туда, а наши шансы будут еще хуже.

— О-о, — протянула она.

— Я рассчитываю, что мне удастся избавиться от этих двоих, — сказал он. — Наверное, еще двое торчат в аэропорту, чтобы накрыть меня в случае, если я оторвусь от тех двоих, что у нас за спиной. Если в гостиничном гараже кто-то был, а это вероятнее всего, то он уже вернулся в дом, и тут ничего не поделаешь. Значит, в доме, когда мы туда приедем, будут четверо, двое на дороге, остальные внутри. Плюс Данамато. Это уже достаточно плохо, и я не хочу, чтобы положение усугубилось.

— Это понятно, — согласился Пэт.

Грофилд бросил взгляд на спидометр. После Лойзы они проехали восемь миль, с минуты на минуту будет развилка, где он должен свернуть.

— Поначалу все казалось просто, — сказала Пэт. — Роя схватили, ты мог его вызволить. А теперь я даже не знаю.

— Все по-прежнему просто, — ответил он. — Ты хочешь вернуть братца, или избежать неприятностей? — Грофилд посмотрел на нее и улыбнулся. — Честно говоря, я думаю, что без Роя тебе живется куда лучше.

Она невольно улыбнулась в ответ.

— Не говори так. Этим не шутят.

— Вообще-то да, — согласился Грофилд.

Движение стало чуть менее оживленным, и Грофилд увидел в зеркале заднего обзора, что теперь «мерседес» отделяют от них всего четыре машины. Пока он смотрел, одна из них обогнала его, и осталось три.

А вот и поворот. Шоссе 191, живописная дорога через сельву. Грофилд не заметил, чтобы хоть одна из идущих впереди машин свернула на эту дорогу. Он быстро въехал на нее и помчался прочь от шоссе 3, норовя оставить «мерседес» как можно дальше позади. Он знал эту дорогу по прошлым наездам в Пуэрто-Рико, знал, что она еще извилистее, чем та, по которой они ехали накануне, а это может свести на нет преимущества «мерседеса» в скорости. Но в самом начале, примерно, с милю, дорога была ровной и прямой, и именно на этом участке «мерседес» имел самую лучшую возможность догнать «понтиак» и прижать к обочине.

Пэт посмотрела назад, на шоссе 3.

— Вот они!

Он увидел их в зеркале. Никаких других машин теперь не было. Сельва не очень манила туристов, так что даже в разгар сезона машины тут проезжали с интервалом в десять-пятнадцать минут, хотя длина дороги составляла всего девятнадцать миль.

Впереди высились горы, воздух уже немного остыл. И «мерседес» нагонял их, медленно, но верно.

Пэт хлопнула ладонью по сиденью.

— Быстрее, быстрее.

— Скажи это «Дженерал моторс».

Навстречу им ехал большой старый фермерский грузовик, из тех, на которых возят сжигать стебли сахарного тростника. Этот шел порожняком и страшно громыхал, неторопливо продвигаясь вперед. Грофилд принялся крутить баранку туда-сюда и давить на клаксон, сближаясь с грузовиком. Он вилял от обочины к обочине, потом занял левую сторону, включил фары и просигналил, требуя освободить встречную полосу. В самое последнее мгновение недоумевающий и напуганный водитель грузовика крутанул баранку и выехал на полосу встречного движения.

— Боже мой! — вскричала Пэт, когда они змейкой проскочили мимо грузовика, оторвав ему задний отражатель. Она обхватила голову руками и, выпучив глаза от ужаса, истошно завопила: — Ну, а это зачем?

— А ты посмотри, — ответил Грофилд. Она оглянулась. Грузовик стоял наискосок, перегородив дорогу. «Мерседеса» вообще не было видно.

— Все-таки у тебя получилось! — вскричала Пэт, ерзая от радостного возбуждения.

Грофилд чуть притормозил. Она удивленно посмотрела на него.

— Зачем ты сбавляешь скорость?

— Я не хочу потерять их из виду. Я просто хочу, чтобы они нас не догнали. Ты видишь их? Они врезались в грузовик?

— Нет. Грузовик съезжает с дороги. Они в кювете, выбираются оттуда задним ходом.

— Хорошо, — сказал Грофилд, снова нажимая на газ. — Ты же что-нибудь решила? — Пэт вздрогнула и очнулась.

— Насчет чего?

— Ты хочешь, чтобы я довел это дело до конца, или нет?

— А-а! Да, хочу. Если кого и убьют, то пусть только не Роя. — Пэт положила руку ему на плечо. — И не тебя.

— Я сделаю все, что смогу, — пообещал Грофилд. — Мне понадобится твоя помощь. Ты готова?

— Разумеется.

— Хорошо. Есть пять или шесть мест, где мы могли бы остановиться и устроить им засаду. Сделаем это там, где не будет туристов. Но нам еще надо придумать, как действовать. — Пэт снова села вполоборота, лицом к нему, и сложила руки на коленях.

— Говори, что мне делать, — сказала она.

Глава 24

— Это миссис Милфорд? — Грофилд посмотрел на Пэт.

— Что миссис Милфорд?

— Убийца, — сказала она.

Грофилд снова уставился на дорогу.

— Зря я вообще об этом заикнулся, — признался он. — Лучше не приставай ко мне с этим.

Сегодня у этой дороги выдался праздный денек, туристов было совсем немного, хотя до сих пор их присутствие все же создавало неудобства. Грофилд наметил два возможных места остановки, но оба они уже были заняты машинами. Вдобавок к этим двум автомобилям он обогнал один попутный, да три попались навстречу. И все это — за десять минут, с тех пор, как дорога пошла в гору.

Ехать по этой дороге быстро было невозможно. При всем желании и даже в отсутствие какого-либо транспорта тут едва удавалось сделать в среднем чуть больше тридцати миль в час, и неважно, на «понтиаке» или на «мерседесе-бенце».

После того, как дорога углубилась в сельву, Грофилд больше не видел «мерседес», но был уверен, что тот по-прежнему болтается где-то сзади. Эта дорога не вела ни в какой город, она просто прорезала сельву и примыкала к шоссе 31 между Нагуабо и Хункосом.

Мимо промелькнул столбик с цифрой 8, значит, скоро будет следующее удобное для засады место. Впрочем, Грофилд считал его наименее подходящим из всех, потому что оно было облюбовано туристами.

Но нет, поблизости не оказалось ни одной машины.

— Что это? — спросила Пэт, вытаращив глаза. Грофилд ухмыльнулся.

— Здесь и остановимся, — ответил он.

Перед ними, на повороте, в высшей точке отклонявшейся вправо дороги, громоздилась свинцово-серая башня, будто перенесенная сюда из замка Камелот. Поверху ее со всех сторон обрамляла прямоугольная в плане зубчатая крепостная стена. Эта обзорная башня имела высоту футов сорок и заключала в себе винтовую лестницу, которая вела на самый верх. В погожий день отсюда можно было разглядеть даже далекие Виргинские острова.

Перед башней размещалась небольшая автостоянка, сейчас она пустовала. Грофилд загнал туда «понтиак», заглушил мотор, сунул ключ в карман и вылез из машины. Пэт последовала за ним.

Над головой синело небо, утреннее солнце ярко светило на востоке, но чувствовалось, что собирается дождь. Воздух был напоен его резким, прохладным и влажным ароматом. Все листья деревьев на склоне горы по ту сторону дороги были повернуты тыльной стороной кверху, а оттого гора казалась серовато-зеленым пятном на фоне ландшафта, как будто она, в отличие от всех остальных гор, выгорела на солнце. Щит у входа в башню предупреждал, что, если листья в таком положении, значит, скоро будет дождь, но это было ясно и без всяких листьев, поскольку в воздухе явственно пахло грозой.

Тяжелые темные лучи висели на юге, окутывая вершины. На востоке и севере лежали в душном мареве долины, тускло-зеленые, покрытые буйной растительностью, а за ними, вдали, Грофилд видел плоский синий океан и узкую полоску побережья, отделявшую синие просторы от зеленых.

— Ну, пусть нам повезет, — сказал Грофилд и зашагал к башне.

— Алан, — позвала Пэт.

Он остановился и оглянулся на нее.

— Да, верно, — сказал Грофилд, вернулся, обнял ее и поцеловал.

— А вот теперь — пусть нам повезет, — молвила Пэт.

— Воистину, — он провел рукой по ее щеке и отвернулся. Времени оставалось чертовски мало. Грофилд вбежал в башню и затрусил вверх по светло-бежевым ступенькам. На равных расстояниях друг от друга в стене были прорезаны бойницы без стекол, размером примерно полтора на три фута. Грофилд остановился возле первой. Отсюда были видны и дорога, и стоянка. Он сел на ступеньки, чтобы незаметно выглядывать наружу, положил на колени пистолет и стал ждать. Грофилд знал, что Пэт стоит футов на пятнадцать ниже, у входа в башню, и тоже дожидается прибытия людей Данамато. Ждать пришлось недолго. Не прошло и минуты, как из-за поворота показался «мерседес». Он резко свернул и, подскакивая, помчался к стоянке. Заскрипели покрышки. «Мерседес» остановился рядом с «понтиаком».

Пэт полагалось бы уже скрыться из виду. Ей надлежало замешкаться, убедиться, что ее заметили, а потом опрометью броситься к башне, создавая впечатление, будто они подъехали почти одновременно с «мерседесом».

Двое в «мерседесе» теперь стояли перед выбором: они могли благоразумно остаться в машине и подождать развития событий или, поддавшись возбуждению, броситься вперед в расчете на то, что успеют преодолеть зону обстрела и юркнуть в башню раньше, чем Грофилд изготовится к стрельбе. Каждое мгновение откуда-нибудь могли появиться туристы, и это обстоятельство должно было вынудить людей Данамато быстро предпринять тот или иной ход.

Да. «Мерседес» остановился и еще даже не перестал покачиваться, а обе дверцы уже со скрежетом распахнулись, и двое парней выскочили наружу. Это были Джек и тот человек, который утром караулил в вестибюле гостиницы. Они побежали по мощенной бетоном дорожке от стоянки к башне. Оба держали в руках пистолеты.

Дав им преодолеть примерно полпути, Грофилд выстрелил сквозь бойницу в сторону раскинувшейся справа долины. Бетонная дорожка пролегала через газон, и парни по всем правилам бросились врассыпную и растянулись на траве. Джек сиганул вправо, его напарник — влево.

Но теперь им было некуда деваться. Никаких укрытий, спрятаться негде. Они оказались как на ладони и были бессильны исправить положение. И не могли не сознавать свое бессилие, если и впрямь были профессионалами, какими их считал Грофилд.

— Не двигаться! — крикнул он. — Следующий выстрел — на поражение.

Джек перестал перекатываться с боку на бок, замер ничком и вытянул руки перед собой, но второй парень продолжал откатываться влево, норовя выскользнуть из поля зрения Грофилда. Грофилд прицелился и выстрелил ему в ноги на уровне коленей. Парень вскрикнул, подлетел в воздух, снова плюхнулся наземь, перевернулся навзничь и затих.

— Нет, Алан, нет! — донесся снизу пронзительный крик Пэт. Грофилд приподнял голову и увидел, что она выбежала из башни.

— Назад, черт тебя дери! — заорал он, но Пэт не обратила внимания, поэтому Грофилд опять сосредоточился на Джеке и крикнул ему: — Джек, ни с места, иначе ты покойник!

— Я слышу тебя! — откликнулся Джек. Его голос звучал глуховато, потому что Джек уткнулся лицом в сырую траву. Грофилд крикнул Пэт:

— Вернись сюда, я ранил его в ногу! — Но она уже добежала до парня и опустилась перед ним на колени. Грофилд во всю глотку клял ее. Сейчас парень схватит Пэт, воспользуется ею как щитом, заставит Грофилда сдаться в обмен на жизнь этой дуры. А он вовсе не был уверен, что пойдет на такую сделку. Но ничего подобного не произошло. Пэт склонилась над лежавшим без движения парнем, потом оглянулась и крикнула Грофилду:

— Он в обмороке!

— Тебе чертовски повезло! — заорал он в ответ. — Ступай, забери пистолет у Джека! И, ради Христа, не попади на мою линию огня.

— Не волнуйся, не волнуйся.

Хоть это она сделала, как надо. Пэт обошла Джека стороной и вытащила пистолет из его вялой руки. Но прежде она завладела оружием того парня, которого ранил Грофилд.

В тот миг, когда она выпрямилась, держа в руке пистолет Джека, хлынул ливень, подобный внезапному залпу шрапнели, всепроникающий дождь, который хлестал по земле, словно кто-то наверху опрокинул ведро. Водяная пыль влетала и в бойницу, возле которой сидел Грофилд; она оставляла на ступеньках мокрые пятна. Из-за этого неистового первого порыва ливня Грофилд не мог толком разглядеть, что происходит внизу. Там, где стояла Пэт, началась какая-то возня, но непонятно было, в чем дело. Грофилд отпрянул от бойницы, скатился по лестнице, выбежал под дождь и увидел, как Пэт и Джек кружатся, будто вальсируя под музыку стихии. Грофилд метнулся к ним, не обращая внимания на дождь, но, когда добежал, Джек уже опять распластался на земле, а Пэт стояла над ним с двумя пистолетами в руках, и ни дать ни взять Энни Оукли.

— Что случилось? — Грофилду пришлось перекрикивать шум дождя. И он, и Пэт уже были похожи на тонущих котят.

— Он норовил выхватить у меня пистолет! — гаркнула Пэт в ответ.

По дороге, совсем рядом, проехала машина, но ее пассажиры не могли видеть разыгравшейся перед башней сцены.

— Это я понял! — крикнул Грофилд. — Но что сделала ты?

— Огрела его пистолетом.

Грофилд опустился на одно колено. На лбу Джека зияла рана, но было непонятно, кровоточит она или нет, потому что дождь мгновенно все смывал.

— Придется нам перевернуть их! — крикнул Грофилд. — Чтобы не захлебнулись!

— Что?

— Перекати его на брюхо! — завопил Грофилд и побежал ко второму парню, чтобы сделать то же самое. Он уложил парня ничком и осмотрел рану.

Выстрел получился весьма удачный, пуля попала в мышцы, чуть выше левого колена. Похоже, все кости остались целы, но пуля была крупного калибра, и стрелял Грофилд из мощного оружия, поэтому кожа вокруг раны была порвана, и там образовался кровоподтек размером с оладью.

Ливень начал иссякать. Грофилд подхватил раненого и потащил его к «понтиаку». Пэт уже открыла дверцу и держала ее. Грофилд уложил раненого на заднее сиденье.

— Свяжи его покрепче, — велел он ей. Пэт кивнула, и Грофилд пошел за Джеком. Тот уже поднялся на карачки и тряс головой. Грофилд ткнул его стволом пистолета и приказал:

— Вставай.

Дождь уже прекращался, и кричать не было нужды. Джек мало-помалу очухался. То ли он и впрямь туго соображал, то ли просто хотел создать у Грофилда такое впечатление. Грофилд отошел подальше, чтобы Джек не мог внезапно напасть на него. Наконец тот поднялся, однако ноги плохо держали его, он шатался. Дождь почти кончился, уже едва моросило, ветер приносил водяную пыль…

— Шагай к «понтиаку», — велел Джеку Грофилд. Они сняли с Джека галстук и связали ему руки за спиной. Пэт уже использовала ремень, галстук и шнурки от ботинок раненого, чтобы связать и его тоже. Грофилд помог Джеку влезть на переднее пассажирское сиденье, потом связал ему лодыжки шнурками и ремнем. Джек сказал на это только одно:

— Не знаю, что ты задумал, приятель, но, по-моему, ты безумец.

— Я тоже так думаю, — ответил ему Грофилд. Дождь уже совсем перестал. Грофилд обошел «понтиак», сел за руль, чуть подал машину задним ходом на дорогу, потом загнал на дальний край стоянки, поскольку вряд ли кто-нибудь поставил бы здесь свой автомобиль. На полу, за спинкой переднего сиденья, лежала пачка туалетной бумаги. Грофилд схватил несколько листов, скомкал их и велел Джеку:

— Открой рот.

— Пошел к черту, — ответил Джек. Грофилд съездил ему под дых, но не очень сильно, и спросил:

— Хочешь лежать тут в собственной блевотине?

Джек открыл рот.

Грофилд запихнул туда бумагу. Вскоре Джек сможет ее выплюнуть, но Грофилд и не надеялся выиграть много времени. Он вставил кляп и раненому, который был без сознания, потом распахнул дверцу водителя, схватил Джека за шиворот и, пятясь, уложил его на сиденье. Затем он опять обошел машину, распахнул другую дверцу и взгромоздил на сиденье ноги Джека, после чего поднял стекло, захлопнул дверцу и запер ее. Вновь подойдя к водительской дверце, Грофилд взял пистолет за ствол, примерился и ударил Джека по затылку, но вскользь, дабы не нанести тяжелого увечья. Джек издал какой-то непонятный звук. Грофилд посмотрел на его лицо. Джек по-прежнему был в сознании и корчился от боли. Удар получился недостаточно сильный.

— Не обессудь, — сказал Грофилд и врезал ему еще разок, покрепче. Потом поднял стекло со стороны водителя, вытащил ключ из замка зажигания, захлопнул и запер дверцу.

Когда Грофилд подошел к «мерседесу», Пэт уже сидела внутри. Грофилд влез за руль, увидел, что ключ торчит в замке, и запустил мотор.

— Готово, — сказал он.

— Я не думала, что у нас получиться, — ответила Пэт. — Я перетрусила, думала, что-нибудь непременно сорвется.

— К примеру, эта твоя вылазка, когда ты меня не послушалась.

— Прости. Когда ты подстрелил его, я подумала: ах, нет, сейчас кого-нибудь убьют.

— Могли убить и нас с тобой.

— Знаю. В следующий раз построюсь не подкачать.

— Молодец, — сказал Грофилд и, лихо развернув «мерседес», выехал со стоянки. Справа остановилась машина, в которой сидели две молоденькие парочки. Они вылезли и вошли в башню, без особого любопытства взглянув на «мерседес», а на «понтиак» и вовсе не обратили внимания.

— Я замерзаю, — сказала Пэт.

— Это потому, что ты промокла.

— Сама знаю, почему, — ответила она, обхватывая себя руками. — Но знание не греет. — Грофилд включил обогреватель. — Думаю, скоро просохнем, — сказал он.

— Стоит мне отправиться с тобой куда-нибудь, и я обязательно мокну, — заявила Пэт. Грофилд расхохотался.

— Не одно, так другое, — сказал он, выводя машину на дорогу и отправляясь в обратный путь.

Глава 25

— Ведь ты не думаешь, что это был Рой, правда? — Грофилд посмотрел на нее.

— Я не думаю, что это был Рой?

— Ну, что он убийца.

Грофилд брезгливо поморщился и спросил:

— Может, отстанешь от меня, в конце концов?

— Если ты хотел избежать моих расспросов, не надо было вообще заговаривать об этом, — сказала Пэт. — Как я, по-твоему, должна себя вести?

— Ладно, ладно, — ответил Грофилд. — Скажу тебе. Но не стану ничего доказывать, обосновывать, я больше об этом вообще словом не обмолвлюсь. Так будет справедливо.

— Вполне справедливо, — согласилась она. — Просто скажи мне, кто.

И Грофилд сказал. Пэт была поражена.

— Что? Ты шутишь?

Они выехали на «мерседесе» обратно на равнину, преодолели пять миль до шоссе № 3, свернули налево и проехали еще с полмили, потом Грофилд отыскал широкую грунтовую обочину и удобный съезд с дороги. Дождя тут, разумеется, не было, и температура доходила до восьмидесяти пяти, солнце подбиралось к зениту, в воздухе висело тяжелое марево. Пэт и Грофилд вылезли из машины, чтобы немного побродить по солнцепеку и высушить одежду. Гуляя, они видели, как от нее валит пар. Наконец Пэт спросила:

— Ты ведь дурачишь меня, правда?

— Так я и знал! — ответил Грофилд, отвернулся, пошел обратно к машине и распахнул дверцу водителя. Пэт осталась стоять на месте.

— Ты хочешь сказать, что не шутишь? — спросила она.

— Я же сказал, — повторил он. — Я не собираюсь обосновывать, объяснять, доказывать и так далее. Садись в машину.

— Мое белье еще не просохло. Алан, ты уверен?

— Тебе следовало бы снять блузку и юбку, чтобы оно высохло, — сказал Грофилд. — У меня та же беда.

Его носки тоже никак не хотели высыхать, поэтому Грофилд снял их, и непривычное ощущение ботинок, надетых на босу ногу — особенно мокрых ботинок — раздражало его и выводило из себя, заставляя нервничать больше, чем обычно.

— Ты что, и впрямь не собираешься говорить об этом? — спросила Пэт. — По-моему, это свинство.

— Поехали, — нетерпеливо сказал Грофилд. — Залезай в машину. Давай покончим с этим поганым делом.

Пэт с надутым видом подошла к машине с правой стороны и села. Они захлопнули дверцы, и Грофилд завел мотор. На запад, к Сан-Хуау, машин ехало немного, но те, что все же были, едва плелись. В противоположную сторону машины ехали сплошным потоком, и обогнать кого-нибудь было невозможно. Грофилд попал в колонну и катил со скоростью сорок миль в час, что, похоже, было здесь в порядке вещей. До поворота на Лойзу оставалось еще миль восемь.

С милю они проехали молча, потом Пэт сказала:

— Ты меня слышал? Я сказала, что ты, по-моему, заблуждаешься.

— Ты имеешь право на собственное мнение, — сказал Грофилд, не отрывая глаз от дороги. Пэт сердито зыркнула на него.

— На тебя зла не хватает, — заявила она. — Ты это знаешь? Зла на тебя не хватает.

— Пока я ничего не говорил, ты и горя не знала, напомнил ей Грофилд. — Тебя же предупреждали: не надо было ко мне приставать.

— Ты мог хотя бы обсудить это со мной.

— Нет. Я должен прикинуть, как могут развиваться дальнейшие события, — Грофилд взглядом дал Пэт понять, что он настроен на очень серьезный лад. — Важно то, что произойдет, а не личность убийцы. Мне наплевать, кто это сделал. Для меня важно подготовиться к грядущим событиям, чтобы пережить их.

Пэт ничего на это не ответила. Она молчала мили две, а когда, наконец, заговорила, тон ее смягчился.

— Прости, — сказала она. — Ты прав. — Грофилд усмехнулся и похлопал Пэт по колену.

— Умница, — сказал он, главным образом для того, чтобы поднять ее боевой дух перед штурмом крепости. — Когда все кончится, мы оба сляжем с простудой, это неизбежно. А тогда сможем часами обсуждать убийство Белл Данамато.

— Уж не преминем, — согласилась Пэт.

Глава 26

— Как ты там, сзади? — спросил Грофилд.

— Прекрасно, — ответила она. — Я готова. Они были на шоссе № 185, примерно в миле от поворота к дому. Пэт лежала на полу за передним сиденьем, держа наизготовку один из трофейных пистолетов. Грофилд обучил ее обращению с оружием, и Пэт заверила его, что все усвоила. Один пистолет лежал у Грофилда на коленях, под рулем, второй — на соседнем сиденье.

Было самое начало первого. Ветви деревьев образовывали свод над дорогой, но даже под его осенью стояли жара и духота. Впереди высились горы, слева и справа от дороги раскинулись пастбища; повсюду царило тяжкое июльское безмолвие, словно все население заперлось по домам и предавалось сиесте, а не улице остались только они, Грофилд и Пэт.

И, разумеется, Данамато. И, конечно, его головорезы.

Грофилд включил передачу, и они поехали. Он очень рассчитывал на внезапность и на то, что таких действий от него никто не ждал. Разумеется, им и невдомек, что он вернется в дом Данамато после того, как сумел вырваться из этого ада. Кроме того, они уж никак не ждут его возвращения на их собственном черном «мерседесе». Поэтому, если даже кто-то несет караул на повороте и увидит знакомый черный «мерседес», то не станет слишком уж приглядываться к водителю.

Может быть.

Грофилд представлял себе свои действия как вариацию на тему троянского коня и был бы вполне доволен, кабы все получилось, как в первоисточнике. Ну, а если не получится, можно будет утешиться мыслью о том, что этот троянский конь развивает сто с лишним миль в час.

Впереди показался поворот.

— Въезжаем! — крикнул Грофилд.

— Хорошо, — ответила Пэт почти без дрожи в голосе.

Грофилд свернул влево. Он помнил этот поворот, потому что два дня назад уже проезжал здесь, хотя и с гораздо более спокойной душой. Гудрон кончился, проселок превратился в узкую колею и пошел в гору; джунгли сделались гуще, плотнее, влажнее, даже зеленее.

Четыре десятых мили. Впереди, на взгорке, был последний поворот направо, две тонких колеи от шин терялись в джунглях. И прямо за поворотом, заняв всю дорогу и преградив Грофилду путь, стоял носом к нему белый «вольво».

Грофилд прижал подбородок к груди, прогнулся на сиденье и вжался в спинку, чтобы забиться как можно дальше в тень. Он не мог сколь-нибудь четко разглядеть двух человек в «вольво», стало быть, и они, надо полагать, видят его не лучше.

Один из них помахал рукой, когда Грофилд делал поворот. Он помахал в ответ, «мерседес» с шелестом раздвинул нависшие листья, и «вольво» скрылся из виду. Теперь сидевшие в нем люди и подавно не могли разглядеть Грофилда.

— Мы только что проехали «вольво», — сообщил он ровным голосом.

— Что?!

— Все в порядке, — сказал он. — Они помахали мне рукой, я им тоже. Они уже не видят нас.

— Боже мой? — прошептала Пэт, и Грофилд толком не понял, то ли это просто междометие, то ли молитва.

Дорога нырнула вниз, потом круто пошла вверх. Грофилд помнил, что так и должно было быть. Он ехал в гору медленно, двигатель работал с натугой из-за крутизны и маленькой скорости. Увидев белое пятно, Грофилд остановился и и дал машине откатиться чуть назад. Потом нажал на тормоз, поставил машину на ручник и заглушил мотор.

— Приехали, — сообщил он.

Пэт села и подалась вперед, положив руки на спинку водительского сиденья за головой Грофилда.

— Я не вижу дома.

— Он там, — ответил Грофилд. — Просто отсюда не видать.

— Да верю я тебе! Что теперь?

— Теперь, — сказал он, — мне бы чертовски хотелось, чтобы ты умела водить машину.

— Очень сожалею, — ответила Пэт. — Мне бы тоже этого хотелось. Вообще-то я собираюсь научиться, когда мы вернемся в штаты.

Грофилд не знал, входил ли он как составная часть в понятие «мы», но был склонен предложить, что Пэт имеет в виду братца.

— К сожалению, — сказал он, — обучать тебя сейчас просто нет времени. Так что дело значительно усложняется.

— Что я должна делать?

— Вылезти из машины, захватив с собой свой пистолет, и забиться вон в те кусты, да поглубже, чтобы тебя не заметили, если кто-нибудь выйдет из дома, но чтобы сама ты могла их видеть. Понятно?

— Понятно, — ответила она. — Это все?

— Нет. Если ты увидишь одного из людей Данамато, стреляй.

— В них? — испуганно спросила Пэт.

— Да куда хочешь, — ответил Грофилд. — Главное — чтобы я услышал выстрел.

— Ах, это сигнал для тебя!

— Совершенно верно. А потом постарайся держаться от них подальше, только и всего. Они могут отправиться искать тебя, но им не известно, что ты вооружена, и они примут тебя за меня, а потому пойдут вперед с большой опаской.

— И ты подоспеешь мне на выручку?

Ответить на это было очень непросто, все зависело от того, где будет находиться Грофилд, но он решил не вдаваться в подробности, не желая подрывать боевой дух Пэт, и не стал объяснять ей, какой трудное создалось положение, а просто сказал:

— Совершенно верно. Ты только держись от них подальше и жди меня.

— Так я и сделаю, — пообещала Пэт.

— Молодец.

Он открыл дверцу, вылез сам и помог выбраться Пэт. Она обвила его шею руками и поняла голову, чтобы Грофилд ее поцеловал. И он поцеловал, но думал при это совсем о другом. Она улыбнулась ему и сказала:

— Что бы ни случилось сейчас, Алан, я хочу, чтобы ты знал, как я тебе благодарна.

— За что? — Он огляделся. — За это? За то, что я вернулся вызволять Роя?

— Нет, — ответила Пэт, продолжая улыбаться. — За то, что посоветовал мне перестать заниматься самоедством. И впрямь пора. Я рада, что нашелся человек, который сказал мне об этом.

— О-о. Рад услужить.

— И я уже не пойду на попятный, — пообещала Пэт. — Не стану такой же, как прежде. И Рой будет потрясен, да?

— Меня бы это не удивило.

— Да, будет, — Пэт оторвалась от Грофилда, отступила на шаг, и ее улыбка сделалась игриво-кокетливой. — Еще одно, — добавила она.

Грофилд был занят осмотром отобранного у Джека оружия — полицейского «смит-и-вессона» тридцать восьмого калибра. Он был снят с предохранителя. Грофилд взглянул на Пэт, сделав вид, будто он весь во внимание.

— Ну, ну, я слушаю, — сказал он.

— Я видела, как ты два-три раза поморщился, когда думал, что я буду продолжать цепляться за тебя и потом. Хочу, чтобы ты знал, что у тебя нет причин для тревоги. Я тебя очень люблю, я очень люблю, я очень благодарна тебе, но не думаю, что из тебя выйдет достойный супруг. Во всяком случае, такой, который нужен мне. Связавшись с тобой, я бы очень скоро потеряла покой.

Он улыбнулся в ответ.

— Я не дом, пригодный для жизни, а просто отличное местечко, куда можно прийти в гости.

— Вот именно.

— Ладно, я пошел за твоим братцем, а ты отправляйся вон туда, — велел Грофилд, указывая направление.

— Есть, сэр.

Грофилд потрепал ее по щеке, отвернулся и зашагал к дому, оставив «мерседес» с задранным носом посреди дороги на тот случай, если сюда сунется еще какая-нибудь машина. Он надеялся, что сможет быстро покончить с делом. Быстро войти в дом и так же быстро выйти. Это единственная возможность. Разумеется, как только они выберутся отсюда, им на хвост сядет «вольво», но «мерседес», наверное, справится с ним.

А вот дальше что? Остров был большой. Можно на время залечь на дно или уплыть на Виргинские острова, потом — на остров Святого Фомы, а оттуда улететь еще в какую-нибудь страну Карибского бассейна, после чего вернуться в Штаты. Теперь уже без всяких заездов куда-либо.

Даже не верится, что он так долго пробыл вдали от дома. Вместе с парнем по имени Паркер и еще несколькими приятелями они отправились грабить казино на острове у побережья Техаса, ограбление едва не провалилось, и Грофилду с Паркером удалось добраться на яхте до побережья Мексики. С тех пор у него не было ни минуты покоя. Он вообще не собирался покидать Штаты, и вот на тебе, скитается по всей Латинской Америке. Ну, ничего, скоро это кончится. Неизвестно, чем, но скоро кончится.

Вот и дом. Грофилд подкрался к краю поляны, выглянул из кустов и не увидел перед домом ни одной машины и ни одного человека. Он свернул налево, держась под сенью джунглей, пригнулся пониже и пошел вперед; на ногах не было носков, и необычное ощущение не давало сосредоточиться.

Ну не глупость ли — думать о том, что на тебе туфли на босу ногу, когда наступила решающая минута? Грофилд заставил себя сосредоточиться на главном — на том, что предстояло сделать.

Левый угол заднего фасада дома, похоже, был ближе к зарослям. Грофилд шел вдоль дома, пока не подобрался насколько возможно близко к этому углу, потом сгруппировался, оглядел все окна, которые были в поле зрения, и, не увидев ни одного человеческого лиц опрометью бросился к углу, согнувшись пополам, втянув голову в плечи и стараясь не производить шума.

Оказавшись возле дома, он приник к стене, добрался до окна и заглянул в него. Это была одна из гостиных, которыми изобиловал дом. В ней никого не оказалось. Чуть дальше в стене была застекленная дверь, которая вела в эту комнату. Обнаружив, что она не заперта, Грофилд юркнул в дом.

Лиха беда начало.

Оставалось сделать саму малость: отыскать Роя Челма, обезвредить охранников, если его стерегут, выбить дверь, если она окажется на замке, развязать Роя, если он связан, короче, найти Роя и вернуть ему способность двигаться, незаметно вывести его из дома, перетащить через поляну и в обход дома довести до «мерседеса», потом усадить в машину его и Пэт, доехать задним ходом до того места, где стоит «вольво» и где можно быстро развернуться и урвать когти к едрене фене.

Все очень просто.

Если только Рой Челм еще жив. — Грофилд постоянно думал об этом, хотя и не делился своими мыслями с Пэт. Он не говорил ей ничего — во-первых, потому, что она просто не поверила бы ему, решив, что таким образом он надеется выпутаться сам. А во-вторых, Грофилд считал гибель Роя маловероятной. Да, конечно, Данамато был страшно зол на Роя Челма; он имел на то причины и, скорее всего, раз-другой врезал Челму, когда того опять доставили в дом, но вот убить Челма, с точки зрения Данамато, было бессмысленно. Он мог прикончить Роя только в припадке злости, если ему не удастся снова схватить Грофилда.

Но до этого еще не дошло, или, во всяком случае, не должно было дойти. Скорее всего, Челм жив и находится в одной из этих сотен комнат. И теперь Грофилду остается только отыскать его.

Грофилд тихонько пресек гостиную, взялся за дверную ручку, выждал и, наконец, потянул дверь на себя. Она открылась, и Грофилд увидел перед собой изумленные глаза Онума Марбы.

Глава 27

— Ни звука, — прошептал Грофилд, показывая Марбе один из своих стволов — девятимиллиметровый автоматический пистолет, револьвер лежал у него в заднем кармане.

— Разумеется, — шепнул в ответ Марба. Удивление овладело им всего на миг, потом лица Марбы опять стало совершенно бесстрастным, взгляд обрел прежнюю мягкость, а руки расслабленно опустились. Марба был в своем туземном наряде, как в тот день, когда Грофилд впервые увидел его. Грофилд отступил на шаг.

— Зайдите сюда, — прошептал он и поманил Марбу свободной рукой.

Марба перешагнул через порог.

— Закройте дверь, — шепнул Грофилд.

— Разумеется, — шепотом повторил Марба. Не оборачиваясь, он протянул левую руку и притворил дверь, после чего остановился и с безмятежным видом принялся ждать, что еще ему велит сделать Грофилд.

Тот больше не шептал, теперь он говорил нормальным голосом, хотя и тихо.

— Вам нет нужды бояться меня, пока я могу не опасаться вас, — сказал он.

— Это разумно, — ответил Марба. — Я не буду пытаться поднять тревогу, обещаю вам.

— Хорошо. Присаживайтесь.

— Благодарю вас.

Пока Марба устраивался в кресле, обитом вишневым мохером, и расправлял свое одеяние на коленях, Грофилд подошел к стеклянной двери и оглядел поляну, джунгли и подъездную аллею. Как и прежде, он никого не увидел.

— Похоже, с вами не соскучишься, мистер Грофилд, — сказал Марба. — Я и мысли не допускал, что вы вернетесь сюда по собственной воле.

— Да не совсем по собственной, — ответил Грофилд. — Сколько человек в доме?

— Вы имеете в виду количество стрелков?

— Нет, всех скопом.

— Гостей трое, — сказал Марба. — Милфорды и я. Полагаю, мистера Данамато тоже можно причислить к гостям. Его подручных четверо, включая злосчастного Харри, который пластом лежит наверху. Похоже, вы попортили ему нос.

— Весьма об этом сожалею.

На лице Марбы промелькнуло подобие улыбки.

— Я этого ожидал. И, наконец, тут есть один пленник, Рой Челм, он в тех покоях, которые прежде занимали вы.

— Наверху?

Марба покачал головой.

— Внизу.

— Под стражей?

— Полагаю, что нет. Когда я последний раз видел помощников Данамато, они играли в карты в столовой, что выходит окнами на восток.

— Все трое?

— Четверо. С ними был и мистер Данамато. — Грофилд выглянул из окна. По-прежнему никого. И никакой стрельбы. Услышит ли Грофилд сигнальный выстрел, если тот раздастся, пока он будет внизу, в подвале?

Он снова повернулся к Марбе.

— А как насчет тех двух туземцев? — спросил он. — С дробовиком и собакой.

— Ушли. Все слуги ушли. — Марба, вероятно, раздумывал, не улыбнуться ли ему еще разок. — После их ухода миссис Милфорд любезно взяла на себя стряпню.

— Их выгнал Данамато?

— Не совсем так. — Грофилд покачал головой.

— Как это понимать?

На сей раз Марба улыбнулся. Мимолетно, но вполне явственно.

— Простите, — сказал он. — Говорить обиняками входит у меня в привычку, и от нее нелегко избавиться. Похоже, слуги испугались мистера Данамато и его друзей. А может, их повергло в страх создавшееся положение. Как бы там ни было, они удрали.

— Где Милфорды?

— Точно не знаю. Где-то в доме, возможно, порознь.

— Почему?

Марба едва заметно пожал плечами, так, что его одежды почти не колыхнулись.

— Кажется, последнее время они почему-то избегают друг друга, — ответил он. — Причины мне неизвестны.

Грофилд исчерпал запас вопросов, а времени было в обрез. Он сказал:

— Не знаю, как мне быть с вами.

— Со мной? Вы можете оставить меня здесь. — Грофилд задумчиво взглянул на него.

— Я хотел бы быть уверенным в том, что вы в безопасности.

— Под замком в каком-нибудь чулане? — бесстрастное лицо Марбы кое-как сложилось в гримасу шутливой обиды. — Я бы предпочел этого избежать, если можно. Достаточно ли вам, так сказать, моих устных заверений в том, что можно верить на слово?

— В том-то и сложность, не правда ли?

— Я обещаю не рассказывать о вас, — заявил Марба. — Вы можете мне верить, хотя я не знаю, как мне убедить вас в этом.

Грофилд выглянул из окна, снова посмотрел на Марбу. И решил довериться ему. В основном потому, что у него было слишком мало времени.

— Я верю вам, — сказал Грофилд. — По-моему, вы человек чести.

Марба засмеялся. Это было удивительное зрелище: бесстрастное лицо вдруг сделалось совсем открытым, милым и добрым.

— Даже не будь я таким, пришлось бы стать, — сказал он. — Мистер Грофилд, я признаю, что вы настоящий дипломат. — Продолжая улыбаться, Марба склонил голову.

— Благодарю вас, — ответил Грофилд.

— Желаю успеха. Приятно будет снова встретиться с вами.

На этот раз Грофилд улыбнулся в ответ.

— Мне тоже, — совершенно искренне ответил он, выглянул напоследок из окна и зашагал к двери. — Еще увидимся.

— При более благоприятных обстоятельствах. До свидания, мистер Грофилд.

Грофилд взялся за дверную ручку.

— До свидания, мистер Марба.

В коридоре никого не было. Грофилд вышел из гостиной, прикрыл за собой дверь и на цыпочках направился вдоль по коридору, останавливаясь у каждой открытой двери и стараясь двигаться со всей возможной быстротой, но так, чтобы не нарушать царившей в доме тишины.

Он никого не встретил, пока не добрался до закрытой двери на лестницу, ведущую в подвал. До нее оставалось три-четыре шага, когда он увидел, как дверная ручка начала поворачиваться. Слева была открытая дверь в небольшую светлую комнату, которую почти полностью занимали швейная машинка и манекен. Грофилд нырнул туда, прижался к стене за дверью и прислушался. До него донесся голос Ивы Милфорд:

— …питаться гораздо лучше. Я считаю преступлением держать мальчика здесь. Преступлением. Что он такого сделал? — Мужской голос пробурчал в ответ что-то нечленораздельное. — Я еще раз поговорю с мистером Данамато…

Голоса удалялись. Грофилд выглянул в коридор и увидел, что миссис Милфорд несет поднос, а рядом с ней шагает подручный Данамато, Фрэнк.

Они свернули за угол и скрылись из виду. Грофилд выбрался из портняжной мастерской, остановился, прислушался и, ничего не услышал, быстро направился к двери в подвал. Она была закрыта. Грофилд распахнул ее, отыскал выключатель, зажег свет и переступил порог, снова притворив за собой дверь. Это его не устраивало: он предпочел бы оставить дверь приоткрытой, на случай, если раздастся выстрел. Но обычно эта дверь бывает закрыта, и, стоило приоткрыть ее, любой проходящий мимо человек тотчас заметил бы это. Заметил и, возможно, заглянул бы проверить, как и что.

То, что ему пришлось включить свет, уже было достаточно скверно. Он поспешно спустился по ступенькам в прохладный и сырой подвал. Шершавые серые стены образовывали большую квадратную комнату, от которой налево и направо уходили низкие коридоры. Грофилд повернул налево, к той каморке, в которую после убийства Белл Данамато его посадил Харри. На стене был еще один выключатель. Когда Грофилд щелкнул им, коридор залил свет трех маломощных голых лампочек, висевших тут и там на потолке.

Слева и справа в коридор выходили закрытые двери. Темница Грофилда была третьей по левую руку. Дверь ее, как и все прочие, была тяжелой, толстой, темной и старой. Но, в отличие от других, она была заперта, да еще троекратно. Один засов — вверху, другой внизу, причем оба задвинуты, а возле ручки — висячий замок. Судя по всему, о Рое Челме они были более высокого мнения, чем о Грофилде.

Грофилд отодвинул оба засова, но с замком дело обстояло сложнее. Ключа, само собой, нигде поблизости не было. Осторожно подергав замок. Грофилд убедился, что он заперт. Инструменты. Грофилд огляделся, потом принялся искать в других комнатах. Ему были нужны инструменты, хоть какие-нибудь инструменты.

Третья по счету комната, в которую он заглянул, оказалась настоящей сокровищницей. Это была даже не комната, а, что называется, мечта рукодельника. Небольшая квадратная каморка была заполнена разнообразнейшими инструментами, о каких только может грезить домашний мастер. Слева на полке стояли в ряд станки с электроприводом. Справа — верстак с выдвижными ящиками. На вбитых в стену колышках висели любые вообразимые гаечные ключи, пилы, щипцы, плоскогубцы, отвертки и молотки. Грофилд вошел, с улыбкой выбрал мощную отвертку, погасил свет, прикрыл дверь и вернулся к темнице Роя Челма. Он едва ли не насвистывал от радости.

Но все оказалось не так-то просто. Он выбрал самую длинную и самую толстую из отверток, потому что хотел воспользоваться ею как фомкой и вырвать петли из дверного косяка, но проклятущая железка никак не желал влезать под них. Как ни бился Грофилд, как ни тужился, упираясь в дверь локтями и коленями, ничего у него не получалось. Сложность заключалась в том, что он не мог добраться до шурупов, они были прикрыты металлической скобой замка. Проклятье.

Грофилд собирался шуметь как можно меньше, но, похоже, не получится. Когда рукоятка начала выскальзывать из ладоней, он решил бросить потуги, вернулся с мастерскую, включил свет, вернулся отвертку на доску для инструментов, а вместо нее взял тяжелый молоток весом в двадцать унций, с круглой пяткой.

В одном из ящиков под верстаком он отыскал ветошь, взял немного и вернулся к двери, запертой на висячий замок. Обмотав его ветошью, чтобы немного приглушить звук, Грофилд примерился и ударил по замку молотком.

Казалось, весь подвал наполнился грохотом. Интересно, услышали его наверху или нет? Насколько мог судить Грофилд, он стоял прямо под той комнатой, где Данамато и его ребята играли в карты.

Замок он не сбил. К охватившему Грофилда бешенству и нетерпению уже начал примешиваться страх. Он скорчил рожу аля Керк Дуглас и ударил еще раз. Теперь дужка замка раскололась, будто соленая баранка.

Что ж, давно бы так. Грофилд бросил молоток на пол, вытащил дужку замка из петли, отодвинул засов, повернул ручку и распахнул дверь.

Рой Челм смотрел на него с нескрываемым изумлением.

— Ради бога, что вы здесь делаете?

— Ваша сестра прислала меня за вами. Идемте. — Челм не шелохнулся.

— Моя сестра?

— Она ждет нас на улице. Идемте.

Изумление Челма начало уступать место страху. Он посмотрел поверх плеча Грофилда, словно боялся увидеть Данамато и полчище его приспешников.

— Вы с ума сошли? — вполголоса спросил Челм. — Нам же никогда не выбраться отсюда.

— Выберемся, — ответил Грофилд, вытаскивая из задних карманов оружие. В правой руке у него был десятимиллиметровый пистолет, а в левой — револьвер тридцать восьмого калибра. — Ваша сестра в машине, — сообщил он. — Нам нельзя терять времени. Если кто-нибудь станет преследовать нас, пальните из этой штуки. Не на поражение, а в воздух, для острастки.

Он протянул револьвер Челму.

Челм с растерянным видом взял его, оглядел, а потом вдруг ударил им Грофилда по правому запястью, выбив у него пистолет.

— Ой! — вскрикнул Грофилд. Челм проворно сделал шаг назад и наставил револьвер на Грофилда.

— Руки вверх, — велел он.

Глава 28

Грофилд схватился здоровой рукой за ушибленное запястье и с омерзением проговорил:

— Вы спятили, Челм. Это бессмысленно.

— Да что вы?

— Я мог вызволить вас отсюда.

— У меня есть более надежный способ, — с бодрой улыбочкой ответил Челм. — И более безопасный для нас с Патрицией.

— Только не думайте, что Пэт скажет вам за это «спасибо», — предупредил его Грофилд.

Улыбка Челма сделалась самодовольной.

— Вы и впрямь так считаете? Вы в самом деле полагаете, будто Патриция клюнет на такого фигляра?

— Да.

— Я могу понять, что ей пришлось быть с вами любезнее, чем она хотела бы, — вкрадчиво произнес Челм. — Но это было необходимо, чтобы вы приехали сюда мне на выручку. Я очень не хотел бы вас разочаровывать, но Пэт относится к вам ни на йоту не лучше, чем я сам.

— Какой же вы шут, — сказал Грофилд, качая головой. — Ни дать ни взять юродивый.

— Это мы еще посмотрим. Отойдите на шаг, нет, на два. — Грофилд сделал два шага назад, но до двери было еще далековато. Неужели Челм выстрелит? Да, мрачно подумал Грофилд, с этого недоумка вполне станется. А поскольку новичкам всегда везет, пуля угодит Грофилду прямо в лоб. Челм шагнул вперед, медленно опустился на корточки, держа Грофилда на прицеле и не сводя с него глаз, и поднял с пола пистолет. Когда Челм выпрямился, у него в руках было уже две пушки. Он нацелил их на Грофилда и теперь напоминал жалкую пародию на Малыша Бонни.

— Ну, и что дальше? — спросил его Грофилд.

— Теперь, — ответил Челм, — мы поднимемся наверх, и я сдам вас вашему дружку Данамато. — Грофилд вздохнул.

— Так я и думал.

Челм одарил его улыбкой, которую Грофилда так и подмывало размазать по его роже.

— Вы и впрямь пригодились, — сказал Челм. — Я отдам вас Данамато и заручусь его благодарностью. У него больше нет причин держать меня под замком. Он отпустит меня, и мы с Патрицией вернемся в Штаты.

— С моей кровью на руках, — ответил Грофилд, заранее зная, что такими речами Челма не проймешь.

Да, действительно, не проймешь.

— Ваша кровь будет на руках Данамато, — беспечно проговорил Челм.

— Ну, а на ваших — кровь его жены.

— В самом деле? Повернитесь, Грофилд. — Грофилд повернулся и невольно втянул голову в плечи, ожидая удара рукояткой пистолета по черепу, но Челм решил действовать иначе — то ли потому, что не хотел сделать все чисто, то ли потому, что такое решение просто не пришло ему в голову. Скорее всего, он попросту до этого не додумался.

— Ступайте вперед, — приказал Челм.

Грофилд зашагал. Он шел с поднятыми руками, а Челм следовал за ним на почтительном расстоянии, и сделать что-либо было невозможно.

Они добрались до подножия лестницы. Если у Грофилда и был какой-то шанс, то только здесь. Или Челм подойдет поближе на лестнице, и Грофилд получит возможность сбить его с ног. Или, наоборот, слишком отстанет, и тогда Грофилд сумеет предпринять попытку к бегству, улизнув через дверь.

Но нет, ничего не вышло. Челм сказал у него за спиной:

— Хватит, стойте. Не поднимайтесь по лестнице и не оборачивайтесь.

А Грофилд как раз собирался обернуться. Он остановился и замер. Что дальше?

— Повернитесь налево, — приказал Челм. Налево — значит, прочь от лестницы. Грофилд повернулся и оказался спиной к ступенькам.

— Три шага вперед, — велел ему Челм. Грофилд сделал три шага вперед и очутился посреди квадратной площадки, откуда не мог ни до чего дотянуться.

— Хорошо, — сказал Челм и заорал: — На помощь! — Грофилд взглянул на него через плечо.

— Ну и дурак же вы, Челм, — сказал он.

— Это мы еще посмотрим. На помощь! Данамато! В подвал!

Над головой раздался топот бегущих ног.

— Ваша сестра проклянет тот день, когда вы родились, — сказал Грофилд. — Она не простит вас до конца жизни.

— А-а, не болтайте глупостей, ничтожество.

— Данамато! Сюда!

Дверь на верхней площадке лестницы с грохотом распахнулась. Появились Фрэнк и бородач. Они уставились на Грофилда и Челма, и Фрэнк сказал:

— Господи!

Они сбежали по лестнице. Грофилд повернулся, но руки его были по-прежнему подняты. Он смотрел, как они приближаются. Все было кончено.

Фрэнк совсем опешил, но бородач, похоже полагал что все происходящее слишком смешно, чтобы быть правдой.

— Ну, милок, — сказал он Грофилду, хохоча ему в лицо. — Все-таки вернулся домой!

Челм протянул бородачу пистолеты и заявил:

— Это его оружие. Не думаю, что у него есть еще.

Посмеиваясь, бородач спросил Грофилда:

— Получается, крошка Рой в одиночку отнял у тебя оба ствола?

— Я думал, он на моей стороне, — объяснил Грофилд.

— Да, весьма печально, — засокрушался бородач и разразился громким хохотом.

Они повели его наверх. Фрэнк шел первым, Грофилд — за ним, смеющийся бородач — за Грофилдом, а ликующий Рой Челм замыкал шествие. Наверху Фрэнк и бородач взяли Грофилда под руки и потащили по коридору. По дороге они встретили Марбу, который сочувственно кивнул Грофилду. Затем свернули налево, миновали еще один коридор и вошли в комнату, где стоял карточный стол.

Данамато поднялся.

— Ах, это ты, ублюдок, — сказал он и изо всех сил ударил Грофилда по губам.

Глава 29

Грофилд почувствовал чью-то нежную руку у себя на лбу.

Он открыл глаза и увидел грустную улыбку Пэт Челм и потолок у нее над головой. Грофилд повернул голову, лежавшую на чем-то мягком.

— Что…

— Тихо, — сказала Пэт и снова прикоснулась к его лицу. Грофилд понял, что лежит на полу, а голова его покоится у нее на коленях. Чуть приподнявшись, Грофилд увидел, что по-прежнему находится в комнате, где Данамато и его люди играли в карты. Поодаль, возле окон, Данамато совещался с тремя своими подручными. Чуть ближе стоял Рой Челм и, прислонившись к стене, с растерянным видом прижимал к окровавленному лицу носовой платок. Он встретился глазами с Грофилдом и тотчас отвернулся.

Грофилд снова опустил голову на колени Пэт.

— Что случилось с твоим братом?

— Я ударила его, — сурово ответила она.

— Господи, чем?

— Пистолетом, который ты мне дал. Ты бы глазам своим не поверил, увидев, каким петухом он вышел из дома, чтобы привести меня сюда. Он разрешил все затруднения, все устроил, сдал тебя Данамато, и теперь мы в безопасности.

— Я знаю, — сказал Грофилд. — Надо полагать, с его точки зрения это было вполне разумно.

— А почему бы и нет? — тихо, но злобно ответила Пэт. — Мало ли, что может показаться разумным придурку.

Грофилд невольно улыбнулся.

— Я пытался втолковать ему, что ты будешь недовольна, — сообщил он.

— Теперь он это знает, безмозглый поганец, — внезапно Пэт склонилась к Грофилду, и ее грудь коснулась его подбородка. — Ах, Алан, прости меня! Кабы я только знала, какой Рой дурак, никогда не втянула бы тебя в эту переделку. Оставила бы его гнить здесь.

— Я поступил бы так же, — ответил Грофилд. — Где твой пистолет?

— Они отобрали его у меня.

— Жалко.

Вдруг Данамато крикнул из дальнего конца комнаты:

— Ну, что, очухался этот ублюдок?

— Нет, — слишком поспешно и громко ответила Пэт. — По-прежнему без сознания.

— Черта с два! — громко топая ногами, Данамато подошел к Грофилду и горящими глазами уставился на него. — Очухался, еще как очухался.

Грофилд сделал вид, будто только-только приходит в сознание.

— Где… где я?

— Тебе ли не знать, где, мразь. Ну, а уж я прекрасно знаю, куда ты отправишься.

— Но лишь дьявол знает, на ком я женюсь, — пробормотал Грофилд.

— Что?

— Ему пока нельзя вставать, — сказала Пэт, обвивая руками голову Грофилда. — У него еще слишком сильное головокружение.

— Это у тебя голова кругом, — отрезал Данамато. — Поднимайся, Грофилд, ты уже можешь идти. Тем паче, что тут недалеко.

Пэт по-прежнему обнимала Грофилда за голову.

— Скажи ему, Алан, — горячо попросила она. — Скажи ему правду.

— Да какая разница? — ответил Грофилд. — Дай мне встать, Пэт.

Но она не желала дать ему подняться.

— Это твой единственный шанс, — настаивала Пэт. — Ты должен попробовать, хотя бы попробовать.

— Что за чушь вы там порете? — спросил Данамато. Пэт подняла на него глаза.

— Алан знает, кто на самом деле убил вашу жену.— Данамато ухмыльнулся.

— Разумеется. Он сам.

— Нет.

— Забудь об этом, Пэт, — устало сказал Грофилд. — Он и слушать не станет.

— Всякую чепуху? — отозвался Данамато. — Этот парень выдал себя с головой, сбежав отсюда. Будь он невиновен, сидел бы на месте.

— Чтобы его тут убили? — Пэт горящими глазами воззрилась на Данамато. — Вы ведь заранее решили для себя, что это он. Вы немножко замешкались, потому что он ненадолго заронил вам в душу сомнение. Но в конечном счете вы все равно собирались пойти по пути наименьшего сопротивления, и вы сами это знаете. Алан бежал, потому что вы хотели убить его, а не потому, что он был виновен.

Данамато покачал головой.

— Забудь об этом, девочка, — сказал он. — Приятно было узнать, что вам удалось неплохо провести каникулы вдвоем, но теперь забавам конец. Вставай, Грофилд.

Грофилд разомкнул руки Пэт и сел.

— Иду, мамочка, — ответил он.

— Ну, пожалуйста, Алан, — взмолилась Пэт. — Скажи ему.

— Он мне не поверит, — ответил ей Грофилд, начиная раздражаться. — Доказать я ничего не могу, и он не поверит, даже если убийца вдруг войдет сюда и признает свою вину. Он заполучил меня, и больше ему ничего не нужно.

— Кроме тебя — ничего, — подтвердил Данамато. — Вставай, Грофилд.

Грофилд схватился за ближайший стул и встал. Посмотрев на Пэт, он еще раз подумал о своих последних словах и сказал:

— Чем черт не шутит. — И опустился в кресло.

— Что еще? — вскричал Данамато.

— Позовите всех сюда, — попросил его Грофилд. — Если настоящий убийца расколется, вы отпустите меня. Если же никто не заговорит, пусть мне будет хуже.

— Новые игры, Грофилд? С какой стати мне опять играть с вами?

— Вы же хотите знать наверняка, — поспешно сказала Пэт. Она стояла рядом с Грофилдом, положив руку на его плечо. — Я знаю, что он невиновен, и он знает, что невиновен, да и сами вы очень сильно сомневаетесь в его виновности.

— Как бы не так!

— Он хочет, чтобы вы дали ему шанс, — продолжала Пэт. — Один шанс. Ну что вам стоит?

Данамато втянул щеки и принялся жевать их. Он мрачно взирал на сидевшего в кресле Грофилда и размышлял. Наконец он сказал:

— Две минуты. У тебя две минуты. — Затем повернулся к своим громилам и крикнул: — Приведите всех сюда! — Снова посмотрев на Грофилда, Данамато спросил: — Тебе нужен Харри?

— Нет. Харри непричастен.

— Это что-то новенькое, Грофилд. Прошлый раз ты мне этого беднягу Харри прямо в глотку запихивал.

— Тогда я еще не знал, кто настоящий виновник.

— А сейчас знаешь? — с явной насмешкой спросил Данамато.

— Знаю.

Вошел Марба. Он посмотрел на Грофилда, потом на Челма и вкрадчиво заметил:

— Похоже, в этом доме опасно иметь нос. Надеюсь, мой не станет следующим?

Никто ему не ответил.

Милфорды пришли вместе. Оба выглядели настороженными. Их сопровождали подручные Данамато.

— Две минуты, время пошло, — сказал Данамато Грофилду. Грофилд старательно избегал смотреть на кого-либо из присутствовавших. Он уставился в какую-то точку на ковре и заговорил:

— Мистер Данамато имеет в виду, что через две минуты меня уведут отсюда в джунгли и застрелят. Это произойдет, потому что он полагает, будто я убил его жену. Я знаю имя ее подлинного убийцы, но…

Кто-то издал тихий непонятный звук.

— …но я не могу ничего доказать, а без доказательств он мне не поверит. Однако он поверил бы признанию настоящего убийцы. Только в том случае, если убийца заговорит и расскажет правду, меня не уведут и не застрелят… — Он умолк и немного подождал, но все хранили молчание. Грофилд со вздохом спросил: — Сколько еще у меня времени, мистер Данамато?

— Минута и пять секунд.

По-прежнему не отрывая взгляда от ковра, Грофилд продолжал:

— Посмотрите на это дело так. Данамато расправится со мной за убийство его жены, но вам он ничего не сделает. Неужели вы этого не понимаете? Вас он и пальцем не тронет. По закону вы, может, и понесете наказание, угодив за решетку, но Данамато не причинит вам никакого вреда. И вы не обремените свою совесть еще одним убийством. — Он снова подождал, и опять ответом ему было молчание. Тогда Грофилд добавил: — Я знаю, вы не хотите, чтобы меня пристрелили за преступление, совершенное вами. Вот почему один раз вы мне уже помогли. Но мне опять нужна помощь. Мне надо, чтобы вы заговорили. Всеобщее молчание.

Грофилд покачал головой.

— Сколько осталось, Данамато?

— Двадцать секунд.

— Немного, однако.

— Ты выторговал себе лишних две минуты жизни, Грофилд, но они уже на исходе, — сказал Данамато. Грофилд поднял глаза.

— Миссис Милфорд, неужели вы ничего не скажете? — спросил он.

Миссис Милфорд взглянула на него, бесстрастная и безмолвная.

— Что? — Возмутился ее муж. — Да в своем ли вы уме, Грофилд?

— Черт побери! — вскричал Данамато. — Тебе просто хочется умереть, прослыв умником. Вставай, Грофилд. — Но Грофилд не пошевелился.

— Позвольте я расскажу, как все было, — сказал он Данамато и тотчас затараторил, не дав ему времени произнести ни «да», ни «нет». — Вы были правы, думая, что меня нанимали не только в качестве телохранителя, сопровождающего вашу жену в обществе. Белл целый месяц умерщвляла свою плоть ради Роя, и ей это обрыдло. Она начинала понимать, что получить Роя ей не светит, и приключение близится к концу. А Милфорду она уже успела сказать, что все-таки решила не давать денег.

— Она сказала мне, — уточнил Милфорд, — что не будет вкладывать деньги в игорные дома Марбы.

— Она еще не была готова вернуться к вам, Данамато, — продолжала Грофилд, не обращая внимания на то, что его прервали, — но уже решила, что воздержания с нее довольно. Челм выгуливал ее целый месяц, а для нее это, видимо, был слишком долгий срок…

Данамато издал хриплый смешок.

— Однако Челм — мастак по части проповедей о нравственности. Спросите его сестру.

— Это правда! — вскричала Пэт. — Хлебнула я горюшка, стараясь быть такой, какой меня хотел видеть Рой, и даже не поняла, чего ради!

— Пэт! — вскричал Челм. Его голос звучал глухо, потому что он по-прежнему прижимал к лицу платок.

Миссис Милфорд продолжала молча наблюдать за Грофилдом, который снова обратился к Данамато:

— Белл хотелось мужчину. Никто из окружающих, похоже, ей не подходил, за возможным исключением Джорджа Милфорда, но он уже сказал Белл, что должен вести себя безупречно, поскольку с ним жена, да и вообще закрутить здесь роман довольно сложно.

— Не увлекайтесь так, говоря о мертвых, Грофилд, — вставил Милфорд. — Надо же иметь хоть толику уважения.

— Пусть говорит, — сказал Данамато. — Мне нравится, как складно у него все получается. Третьего дня он вот так же опутывал словесами всех нас по очереди.

— Сейчас я говорю, как все было в действительности, — возразил Грофилд. — Дело в том, что, когда я появился здесь, у нас с вашей женой ничего не получилось. Более того, мы с ней сразу не поладили. Она была очень разочарована и той же ночью бросилась на шею Милфорду.

— Этот человек спятил! — закричал Милфорд. Грофилд посмотрел на него.

— Вы с самого начала знали, что убийца — ваша жена. С самого начала.

— Я понимаю, что вы в отчаянном положении, — ответил ему Милфорд. — Но все же думаю, что даже такой человек, как вы, должен уметь вовремя остановиться.

— Нет уж, — парировал Грофилд и повернулся к Данамато. — Милфорд не смог одурачить жену. Думаю, она предвидела то, что произошло. Поэтому, когда он вернулся на супружеское ложе, она, вероятно, высказала все, что о нем думает. А он ответил, что был соблазнен и не мог ничего с собой поделать, ибо давешняя слабость опять заявила о себе. Что-де Белл Данамато снова пробудила в нем все худшее. Короче, понес всякую околесицу, и тогда его жена отправилась к Белл требовать, чтобы та отстала от мужа.

— Ну, все, я наслушался, — заявил Милфорд. — И моя жена тоже. — Он взял Иву Милфорд под руку, словно намереваясь увести ее из комнаты.

— Подождите, — велел ему Данамато. — Продолжай, Грофилд. Мне нравится, как ты говоришь. Слушать тебя — одно удовольствие.

— Иногда ваша жена бывала настоящей чванливой стервой, Данамато, — сказал Грофилд. — Меня, например, она привела в бешенство в первое же мгновение. Миссис Милфорд тоже была доведена до белого каления и пошла к Белл в спальню. И вскоре дело кончилось убийством. — Он повернулся к Иве Милфорд. — Так ведь, миссис Милфорд?

Лицо ее по-прежнему было лишено всякого выражения. Она все так же безмолвствовала.

— По сути дела, — продолжал Грофилд, обращаясь теперь непосредственно к ней, — вы хотели убить не Белл. Вы хотели убить мужа, а может, ту школьницу из вашего родного города. Но под горячую руку попала именно Белл, вот вы и выместили на ней свою злобу. Сначала, вероятно, ударили ее по голове пепельницей или каким-то другим тяжелым предметом, а потом задушили, накинув на шею проволоку. Но вы не хотели, чтобы за ваше деяние поплатился я, поэтому уговорили Челмов бежать, прихватив меня с собой. Однако я снова здесь и вот-вот расплачусь за ваше преступление, если вы не пошевелите языком. — Милфорд обнял жену за плечи.

— Моей жене нечего сказать, — громогласно заявил он.

— Данамато вас и пальцем не тронет, — заверил Грофилд Иву Милфорд. — Вы ведь это знаете правда же? В самом худшем случае он выдаст вас полиции.

Наступила тишина. Грофилд не отрывал глаз от Ивы Милфорд. Она ответила ему ничего не выражающим взглядом. Все ждали.

Наконец Данамато нарушил молчание. Казалось, он был едва ли не разочарован.

— Что ж, Грофилд, — сказал он, — попытка была дерзкая. Ты надеялся сбить всех с толку и извлечь из этого какую-нибудь выгоду. Но на этот раз не повезло. Помогите мистеру Грофилду встать, ребята.

Пэт бросилась на Данамато, и ее пришлось оттаскивать прочь. Марба, вроде бы, хотел что-то сказать, но так и не проронил ни слова.

Грофилд встал. Бородач открыл стеклянную дверь и поманил его.

— Идем, дорогой, — сказал он. — Прогуляемся в лес, ребята.

Грофилд пошел к двери. Может быть, прежде чем он доберется до конца своего пути, удастся улучить момент, ухватиться за какую-нибудь возможность, поймать шанс. Вряд ли, конечно, но больше надеяться было не на что.

— Вот и хорошо, дорогой, — сказал бородач. В руке он держал револьвер, а улыбка на его лице казалась высеченной из камня. Грофилд приблизился к французскому окну, и тут Ива Милфорд сказала:

— Он говорил правду.

Грофилд привалился плечом к притолоке и покачал головой.

— Давно бы так, — пробормотал он, глядя на бородача.

Глава 30

— По-моему, этот бок у меня обгорел, — сказала Пэт, переворачиваясь на подстилке и выставляя на солнце живот. Лежавший рядом с ней Грофилд потянулся, поймал себя на том, что едва не заснул, и сел.

— Окунусь-ка я еще разок, — сказал он. — Пойдешь со мной?

— Нет, спасибо. Мне лень. Лучше полежу и пожарюсь на солнышке.

— Как знаешь.

Они были на Лукильо, длинном плоском пляже в форме полумесяца, в тридцати милях к востоку от Сан-Хуана. От пляжа вглубь острова простирался парк, в котором росли редкие высокие пальмы и размещались размеченные автостоянки. Вероятно, народу сегодня было много, но благодаря длине пляжа ощущения людской толчеи и тесноты не возникало.

Грофилд зашагал к воде. Справа тянулась небольшая коса, которая защищала широкую мелководную бухту от океанских волн, поэтому сверкающая на солнце поверхность воды была подернута лишь легкой рябью. В самом Сан-Хуане, на гостиничных пляжах, волны так и обрушивались на берег, и это было даже небезопасно, но здешняя вода была смирной и ласковой.

И освежающей. Грофилд нырнул. Хотя в разбитом носу еще свербило от соленой воды, он чувствовал себя гораздо лучше, чем два дня назад, когда получил оплеуху от Данамато. Грофилд заплывал далеко, потом возвращался, опять удалялся от берега и снова приближался к нему. Какое-то время он просто лежала на воде, потом поплавал еще немного, вылез на берег и лениво поплелся к Пэт, которая опять перевернулась и лежала ничком на одеяле. Она больше загорала, в то время как Грофилд отдавал предпочтение купанию, поэтому и загар у Пэт был гораздо ровнее и лучше, чем у него.

Грофилд улегся рядом с Пэт и заворочался на одеяле, чтобы малость обсушиться. Наконец он утихомирился, лег на живот, приподнялся на локтях и взглянул на часы, валявшиеся на уголке одеяла.

— Три пополудни, — сообщил он. Пэт пошевелилась.

— Что?

— Три часа.

— О-о, — она тоже приподнялась на локтях и заморгала, зевая. — А я-то чуть не заснула. Нам уже пора?

— Да, скоро. В шесть у меня самолет.

Пэт наклонилась, поцеловала Грофилда в плечо и улыбнулась ему.

— Кто же будет возить меня на машине в это милое местечко, когда ты улетишь?

— Найдешь кого-нибудь.

Ее улыбка сделалась злорадной.

— Можешь не сомневаться, найду, — сказала Пэт.

— Видел бы тебя сейчас Рой.

— Рой! — Пэт все еще приходила в ярость всякий раз, когда слышала это имя. — Если он посмеет еще раз заявиться сюда, я ему такого пинка ввалю, что улетит прямиком в Штаты.

— Уж не собираешься ли ты остаться здесь навсегда? — Пэт пожала плечами.

— Побуду, пока не потянет куда-нибудь в другое место, — ответила она. — Рой пришлет мне денег. Он чувствует себя в долгу передо мной.

— На самом деле эта шутка природы в долгу передо мной, — сказал Грофилд. Пэт засмеялась.

— Я сама взыщу с него твой долг.

— Уж будь добра, — Грофилд опять взглянул на часы. — Нам пора в путь.

— До гостиницы всего час езды, — сказала Пэт.

— Я знаю. — Пэт покосилась на него.

— О-о, — понимающим тоном протянула она. — Ты намекаешь, что хочешь проститься со мной?

— Вот именно, — ответил Грофилд.

— В гостинице?

— Вот именно, — ответил Грофилд.

— Сердечно? И долго-долго?

— Вот именно, — ответил Грофилд.

— Часа два?

— По меньшей мере.

— Тогда, пожалуй, пора ехать, — сказала она.

Белая ворона

Donald Westlake: “The Blackbird”, 1969

Перевод: А. С. Шаров

Глава 1

Грофилд выскочил из «форда» с пистолетом в одной руке и пустым мешком — в другой. Паркер тоже выскочил и уже бежал, а Лауфман сгорбился за рулем, легонько нажимая и отпуская педаль газа.

Броневик лежал на боку в сугробе, колеса его крутились, и он был похож на собаку, которой снится, будто она гонит зайца. Мина сделала свое дело как нельзя лучше — перевернула машину, но не разнесла ее в клочья. Кругом стоял резкий запах металла, морозный воздух, казалось, был еще наполнен отголосками взрыва. Холодное полуденное зимнее солнце светило ярко, и все тени были четкими.

Грофилд обогнул передок броневика с его большим, прикрытым старомодной решеткой радиатором, который теперь, когда машина опрокинулась, был на уровне груди. Сквозь пуленепробиваемое стекло он видел водителя в униформе. Того скрутило немыслимым образом, но он был в сознании и ворочался, точнее, доставал из-под приборного щитка телефонную трубку.

День был морозный, но на лице Грофилда выступила испарина. Прижав ладонь ко рту, Грофилд почувствовал ткань и удивился: он на мгновение забыл, что на нем маска. В поднятой руке оказался пистолет, и это тоже удивило Грофилда. Он чувствовал себя потерянным, невесомым, невидимым, будто актер, по ошибке вышедший не на ту сцену.

В некотором роде так оно и было. Иногда Грофилд и впрямь на вполне законных основаниях работал актером в театре, только этот труд не приносил дохода. На жизнь Грофилд зарабатывал иным способом — с пистолетом в руке и маской вместо грима на лице.

Так, пора входить в знакомую роль. Поколебавшись какое-то мгновение, Грофилд снова пошел вперед, к двери кабины. Внутри водитель быстро тараторил в телефонную трубку, не сводя с Грофилда встревоженных глаз.

Обе дверцы уцелели. Мина должна была сорвать хотя бы одну из них, но не сорвала, и добраться до водителя оказалось невозможным.

Грофилд услышал второй взрыв, резкий, глухой и вовсе не впечатляющий, и броневик дернулся, как подстреленная лошадь. Это Паркер высадил задние дверцы.

Грофилд оставил водителя в покое и поспешил к багажнику броневика, дверца которого распахнулась и едва держалась на петлях. Внутри ничего не было, только непроницаемая темнота.

— Он там говорит по телефону, а я не могу до него добраться, — сообщил Грофилд.

Паркер кивнул. Воя сирен еще не было слышно. Вокруг раскинулся большой город, но здесь было самое безлюдное место на всем маршруте броневика — прямая и почти не используемая дорога через пустошь между двумя застроенными участками. Тут дорога шла между высокими деревянными заборами; слева был парк с футбольным полем и баскетбольной площадкой, опоясанными серой изгородью, а справа, за зеленым забором, раскинулся парк увеселений. Сейчас оба парка были закрыты, а жилых домов или работающих учреждений поблизости не имелось. Паркер постучал пистолетом по броне и крикнул:

— Вылезайте, не бойтесь, нам нужны деньги, мы не жаждем крови. — Не дождавшись ответа, он заорал: — Ну что ж, не желаете по-хорошему, сейчас взорву гранату!

— Мой напарник без сознания! — донеслось из машины.

— Вытаскивайте его оттуда.

Внутри послышалась возня, как в потревоженной мышиной норе. Грофилд ждал, испытывая чувство неловкости. По роли ему сейчас только ждать и полагалось. Он был мастак по части напряженного действия, но как только доходило до пауз и раненых людей, возникали сложности. На сцене не бывало настоящих пострадавших.

Наконец охранник в синем мундире, пятясь, вылез из броневика. Он согнулся в три погибели и тащил за собой напарника, ухватив его под мышки. У напарника был разбит нос. Как только они выбрались, Грофилд сунул пустой мешок Паркеру, и тот нырнул в броневик. Грофилд показал пистолет охраннику, который был в сознании. Тот угрюмо, но уважительно взглянул на оружие.

Второй навзничь лежал в снегу, и по щекам его текли темно-красные струйки. Напарник в тревоге стоял над ним, не зная, что делать.

Грофилд сказал:

— Сделай ему холмик из снега под затылком. Тогда он наверняка не захлебнется кровью.

Охранник кивнул. Опустившись на колени рядом с бесчувственным телом, он перевернул приятеля на бок и прижал к его затылку пригоршню снега.

Сирена. Еще далеко. И Грофилд, и охранник настороженно подняли головы, будто олени, почуявшие охотника. Грофилд оглянулся на «форд» и встретился глазами с Лауфманом. Его круглая физиономия выражала волнение. Из выхлопной трубы «форда» вырывались маленькие белые облачка, будто дымовые сигналы. Лауфман все дрочил педаль акселератора.

Грофилд опять посмотрел на охранника, склонившегося над напарником. Их взгляды встретились, и тут Паркер вылез из броневика с битком набитым мешком. Сирена выла где-то вдали, и звук, казалось, не приближался, но это не имело никакого значения.

Паркер кивнул Грофилду, и они побежали к «форду».

Грофилд с Лауфманом забрались на переднее сиденье, Паркер с мешком — на заднее, и Лауфман резко нажал педаль акселератора. Колеса забуксовали на льду, багажник «форда» занесло влево. Грофилд уперся руками в приборную доску и сморщился от натуги.

— Полегче, Лауфман! — заорал сзади Паркер. Наконец Лауфман совладал с педалью, и колеса обрели сцепление. «Форд» пришел в движение и мчал по дороге. Казалось, они несутся по заснеженному футбольному полю между двух высоких заборов, серого и зеленого, а где-то на горизонте маячат стойки ворот.

Далеко впереди показалась красная искорка.

— Придется свернуть! — завопил Лауфман. Грофилд взглянул на его бледную физиономию и выпученные от ужаса глаза. Руки Лауфмана казались приклеенными к рулю.

— Тогда сворачивай! — велел Паркер. — Да на деле, а не на словах!

Они наметили три пути отхода, в зависимости от возможных обстоятельств. Ехать обратно смысла не было, а теперь и вперед стало невозможно. Чтобы попасть на третью дорогу, им надо свернуть за угол в конце зеленого забора, объехать вокруг парка с аттракционами и затеряться в жилом квартале, среди домов и незастроенных площадок — они загодя присмотрели три места, где можно оставить «форд».

Времени было достаточно. До конца забора уже недалеко, а красная мигалка мелькала примерно в миле впереди. Но Лауфман по-прежнему давил на педаль газа. Паркеру и Грофилду было известно, что шофер он весьма посредственный, но Лауфман знал город, а найти для сегодняшнего дела лучшего водилу им не удалось. Сейчас Лауфман гнал машину к перекрестку, однако слишком уж быстро. Слишком быстро.

Грофилд все так же упирался в приборную доску, но теперь и он запаниковал:

— Лауфман! Сбавь ход, а то в поворот не впишешься.

— Я что, водить не умею? — взвизгнул Лауфман и вывернул руль, даже не притормозив. Машина под углом проскочила мимо поворота, встала на дыбы, рухнула левым боком на тротуар и покатилась кубарем.

Упираться в приборную доску Грофилд больше не мог. Мир за ветровым стеклом закружился, как в калейдоскопе. Белое небо смешалось с белой землей, навстречу машине понеслась изгородь из серых цепей, а навстречу Грофилду — лобовое стекло. Грофилд открыл рот, чтобы сказать: «Нет», но не успел, поскольку вся белизна вокруг почернела и провалилась во мрак.

Глава 2

— …когда проснется.

— Он уже проснулся, — сказал Грофилд и настолько удивился, услышав свой голос, что открыл глаза.

Больница. Он в постели. В изножье койки двое худощавых мужчин лет тридцати с небольшим, в темных костюмах для повседневной носки. Вот они поворачивают головы и смотрят на него.

— Ну-ну, — произнес один из них. — Наш соня пробудился.

— Вы нас слышали? — спросил второй. — Или ввести вас в курс дела?

Грофилд уже и сам ввел себя в курс дела, вспомнив и нападение, и бегство, и страх Лауфмана, и то, как кувыркалась машина, и как внезапно померк белый свет. Ну-с, и что теперь? Он в больнице, но эти двое — не врачи, и виды на будущее отнюдь не лучезарны. Грофилд взглянул на мужчин и сказал:

— Вы легавые.

— Не совсем, — ответил второй. Он обошел кровать и сел в кресло слева от Грофилда. Первый тем временем приблизился к двери и остановился в непринужденной позе, сложив руки на груди и привалившись к филенке спиной.

Грофилд обнаружил, что поворачивать голову ему больно, а смотреть на сидящего не совсем легавого мешает нос, поэтому он прикрыл правый глаз и сказал:

— Все вы, легавые, не совсем легавые. «Не совсем», по вашему, означает не местные.

Тот, что сидел в кресле, улыбнулся.

— Чертовски верно, мистер Грофилд, — заметил он. Грофилд прищурил открытый глаз.

— Вы знаете, как меня зовут?

— Мы знаем вас, как облупленного, приятель. Имя, отпечатки, послужной список, все у нас есть. До сих пор вы были везунчиком.

— А до сих пор я ни во что такое не ввязывался, — соврал Грофилд.

Улыбка его собеседника превратилась в насмешливую ухмылку.

— Что-то непохоже. Лауфман — профессионал. Тот, который смылся, тоже профессионал. Что же они, любителя в помощники взяли? Не верится.

Значит, Паркер сбежал.

— С деньгами или без денег? — спросил Грофилд.

— Что?

— Кто-то смылся. С деньгами или без денег? — Тот, что стоял у двери, гавкнул, но когда Грофилд удивленно взглянул на него, то понял, что лай на самом деле означал смех. Этот не совсем легавый смахивал на мистера Гава из комикса, а Гав был совсем легавым псом. Гав прорычал:

— Ему бы хотелось пойти забрать свою долю.

— Трудящиеся вправе рассчитывать на зарплату, — рассудил Грофилд. — Наверное, нет смысла лепить, будто эти двое похитили меня и заставили им пособничать.

— Да чего там, валяйте, — сказал сидевший. — Но только не с нами. Это ограбление нас особенно не интересует.

Несмотря на боль, Грофилд повернул голову и стал смотреть в оба. Он внимательно изучил парня, сидевшего в кресле.

— Так вы ищейки из страховой конторы? — Гав снова гавкнул, а тот, что сидел, ответил:

— Мы работаем на ваше правительство, мистер Грофилд. Можете считать нас гражданскими служащими.

— ФБР.

— Едва ли.

— Почему это «едва ли»? — Что там у них еще есть, кроме ФБР? — У вашего правительства много всяких служб. И каждая по своему поддерживает и защищает вас.

Дверь палаты распахнулась, толкнув Гава, которому это явно не понравилось. Вошел совсем легавый — рыжий, средних лет, в мундире и фуражке с кокардой, похожей на пучок салатных листьев. Матерый легавый, не иначе как инспектор какой-нибудь. Он не салютовал, просто остановился в дверях в напряженной и нерешительной позе — ни дать ни взять официант, ожидающий щедрых чаевых.

— Я просто хотел посмотреть, как у вас идут дела, господа, — с угодливой улыбочкой проговорил он.

— Дела у нас идут прекрасно, — ответил Гав. — Через несколько минут мы закончим.

— Не спешите, не спешите. — Легавый оглядел распростертого на койке Грофилда, и на лице его за секунду сменилось с десяток выражений, что в калейдоскопе. Похоже, он не знал, как ему относиться к Грофилду. Судя по его изменчивой физиономии, он на какое-то время потерял рассудок.

— Спасибо за участие, капитан, — сказал тот, что сидел. Он не улыбался. Капитана попросту выставляли вон, и легавый это понял. Он принялся кивать. Его официантская улыбка то вспыхивала, то гасла. Потом он сказал:

— Ну, тогда я… — И, продолжая кивать, попятился из палаты. Дверь за ним закрылась. Тот, что сидел, проговорил:

— Нельзя ли ее как-нибудь запереть? — Гав изучил дверную ручку.

— Только снаружи. Но вряд ли он вернется.

— Надо поторапливаться, — сидевший снова посмотрел на Грофилда. — Мне нужны честные ответы на один-два вопроса. Не бойтесь — все останется между нами.

— Валяйте, спрашивайте, — сказал Грофилд. — Я всегда могу отпереться.

— Скажите, что вы знаете о генерале Луисе Позосе? — Грофилд удивленно взглянул на него.

— Позос? А он-то тут при чем?

— Мы же сказали вам, что ограбление нас не интересует. Расскажите о Позосе.

— Он президент какой-то страны в Латинской Америке. Боевик.

— Вы знакомы с ним лично?

— В некотором смысле.

— В каком же?

— Однажды я спас ему жизнь. Случайно.

— Вы гостили у него на яхте?

Грофилд кивнул. Это тоже было больно. Казалось, из головы вытрясли мозги и набили ее наждачной бумагой. Пока он лежал спокойно, все было ничего, но стоило шевельнуться, как внутри начинало шуршать. Поэтому Грофилд перестал кивать и сказал:

— Да, после того, как спас его шкуру. Какие-то люди собирались его убить, я случайно познакомился с девушкой, которая знала об этом, и мы с ней сорвали заговор.

— Вы поддерживаете с ним связь?

Грофилд вовремя сдержался и не стал качать головой.

— Нет, — сказал он. — Мы вращаемся в разных кругах.

— Он когда-нибудь нанимал вас для каких-либо заданий?

— Нет.

— Что вы о нем думаете?

— Ничего.

— Так-таки и ничего?

— Во всяком случае, свою сестру я бы за него замуж не выдал. — Гав гавкнул. Тот, что сидел, улыбнулся и сказал:

— Ладно. А как насчет человека по имени Онум Марба?

— Хотите знать, может ли он жениться на моей сестре?

— Я хочу знать, что вы знаете о нем.

— Какой-то политикан из Африки. Забыл, как называется его страна.

— Ундурва, — сказал тот, что сидел, сделав ударение на втором слоге.

— Верно. Похоже на «ну, дура».

Тот, что сидел, нетерпеливо поморщился.

— Правда? — спросил он. — Расскажите мне про Марбу.

— Я никогда не спасал его от гибели. Мы вместе гостили в одном доме в Пуэрто-Рико год назад, вот и все.

— И вы никогда на него не работали?

— Нет. И сейчас не поддерживаю с ним связи.

— А что вы о нем думаете?

— Он неплохо стряпает. Вот за него я бы сестру отдал.

Сидевший откинулся назад, кивнул и посмотрел на Гава.

— Твое мнение?

Гав пытливо оглядел Грофилда, а тот в ответ оглядел Гава и попытался сообразить, что происходит. Он был профессиональным грабителем и содержал этим ремеслом ничего не зарабатывающего профессионального актера. После двенадцати лет умеренного успеха на обоих этих поприщах с ним стряслась беда, и теперь, похоже, выражаясь актерским языком, ему очень, очень долго не придется свободно импровизировать.

Но какое отношение имеют латиноамериканский генерал Позос и африканец Онум Марба к неудавшемуся ограблению броневика в северо-американском городе? И какое отношение к Алану Грофилду имеют эти государственные чиновники, которые не служат в ФБР и утверждают, будто грабежи их не интересуют? Гав завершил изучение Грофилда быстрее, чем Грофилд завершил изучение создавшегося положения. Он отвел от Грофилда глаза и кивнул.

— Можно попробовать.

— Ладно. — Тот, что сидел, опять взглянул на Грофилда и сказал: — Мы собираемся предложить вам сделку. Можете согласиться или отказаться, но решать надо тотчас же.

— Сделку? Я согласен.

— Сперва послушайте, — сказал тот, что сидел.

— По ее условиям мне придется отправиться в кутузку?

— Выслушайте же меня. Мы можем сделать так, что вы будете проходить по делу об ограблении как свидетель, а не как участник. Вы просто подпишете заявление, и дело с концом.

— Никак не соображу, чем я таким владею, чтобы вы были готовы выложить за это такую цену, — сказал Грофилд. — Вроде бы я ничем особо не дорожу.

— А как насчет собственной шкуры? — спросил Гав. Не поворачивая головы, Грофилд покосился на него.

— Вы хотите, чтобы я наложил на себя руки? Такие сделки не для меня.

Тот, что сидел, ответил:

— Мы хотим, чтобы вы провернули одно дельце, которое может быть чревато опасностью для жизни. Пока мы этого точно не знаем.

Грофилд оглядел их лица, потом посмотрел на дверь, только что закрывшуюся за подобострастным капитаном полиции, и сказал:

— Ну вот, я вижу проблеск света. Будем играть в шпионские игры навроде тех, что снимают в кино на пленке «техниколор». Вы — птички из ЦРУ.

Тот, что сидел, обиженно надулся, а Гав проговорил:

— Порой это становится невыносимым. ЦРУ, ЦРУ, ЦРУ! Неужто люди не понимают, что у их правительства могут быть тайные разведывательные службы?

Тот, что сидел, бросил Гаву:

— Мой дядька служил в казначействе, но все обзывали его фэбээровцем и так достали, что он раньше времени ушел в отставку.

— Я не хотел вас обидеть, — сказал Грофилд.

— Да ничего, ладно. Простому народу нравится, когда все просто и ясно. Когда существуют две-три простые организации. П