КулЛиб электронная библиотека 

Муза [Лучезар Ратибора] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Лучезар Ратибора Муза

Станция «Парк культуры».

– Извините, вы выходите? – услышал я женский голос сзади.

Я по какой-то непонятной своей привычке стоял у входа, вперившись в своё отражение в стекле. И по привычке думал о чём-то своём, пытаясь грезить, как это с лёгкостью удавалось раньше, но никак не получалось уже давно. Словно канал, связывающий меня с миром фантазий, был жёстко перерублен. В голову ничего не лезло, кроме как воочию наблюдаемые объекты. Воистину, из писателя, создающего фэнтезийные миры, я превратился в акына: «Что вижу, то пою». Очнувшись от голоса, что оторвал меня от тщетных потуг воображения, я поспешно отодвинулся.

– Нет, не выхожу.

Вагон, притормаживая, подбирался к «Парку культуры». А мне предстояло ехать дальше до «Проспекта Вернадского». В целом, моя нынешняя работа копирайтера предполагала почти полностью удалённый формат. Так обычно и было. Но случались дни, когда «Должны присутствовать ВСЕ!» Эта фраза начальника звенела в ушах. Особенно слово «ВСЕ!» он произносил с поразительной визгливой интонацией, от которой меня передёргивало и я покрывался неприятными мурашками. Словно услышал скрежет камня по стеклу. Ну, все так все, чего визжать? Я прекрасно понимаю, что это наше любимое совещание, которое нельзя пропустить, на котором будут повторяться в сотый раз прописные истины. Это же очень интересно и увлекательно!

Тут мой взгляд вскользь упал на случайную попутчицу по вагону, что заняла моё место перед выходом. Взгляд скользнул, проскочил мимо и поспешно вернулся назад. Не может быть! Я невольно задержал дыхание. Неужели Алиса?! Неужели это она? Та же жгучая смоль всегда распущенных волос. Те же черты, даже тот же ярко-зелёный цвет глаз, по крайней мере, мне так показалось на первый взгляд. Я не мог поверить Провидению, если оно действительно послало мне Алису.

Волна воспоминаний накрыла меня. Уже минуло немало лет. Если быть точным, то это было двадцать три года назад. Я был молодым курсантом пятого года обучения в военном училище, подбиравшимся к своим заветным лейтенантским звёздочкам. И уже год как я встречался с любовью всей моей жизни. Так оно казалось мне тогда. И, на удивление, прошедшие годы не изменили моего мнения. И не послали мне более второй любви всей моей жизни. Звали её Алиса. Во возрасту на три года младше меня. Невысокая брюнетка с зелёными глазами, яркая, роскошная, собиравшая вокруг себя толпы поклонников. Родилась и выросла здесь, в столице. Я же приехал из далёкой глубинки становиться профессиональным защитником Родины. Пришлось биться за внимание столь популярной у противоположного пола особы. Биться во всех смыслах этого слова. И ухаживать, и отдавать много внимания. И бить физически конкурентов, которые посягали занять вожделенный трон рядом с зеленоглазой красавицей.

Ростом, фактурой и внешностью меня природа не обидела. «Я вышел ростом и лицом – спасибо матери с отцом». Физической силой тоже не был обделён, занимаясь спортом с самого детства. Мои усилия, моё рвение и старание очаровать Алису всё-таки увенчались успехом. Эверест был взят. Раскидав конкурентов, я занял тот самый царский трон рядом с царицей. Влюблён я был безнадёжно, как это бывает свойственно порывистому горячему юному сердцу. Я видел жизнь лишь рядом с моей избранницей.

Мы были счастливы с Алисой. Седьмое небо стало моим постоянным пребыванием на тот период. Приближался срок завершения моего обучения, после которого, согласно распределению, меня отправляли служить в Мурманск. Минимум на 5 лет – по правилам первого контракта. Когда я сообщил об этом Алисе, я искренне и наивно полагал, что она поедет вместе со мной, станет женой офицера. Как же я ошибся! Почему самые запоминающиеся уроки судьбы самые болезненные?

Алиса, выросшая единственным ребёнком в богатой семье, была изнежена и избалована. И роман со мной был ей интересен, приятен. Но для неё это не было любовью всей её жизни. И уж точно она не собиралась бросать любимую и родную столицу ради бесперспективной жизни жены офицера в каком-то захолустье на севере. О чём она мне безапелляционно и заявила. Это был крах! Я был полностью эмоционально раздавлен.

Такой удар судьбы сложно пережить. Словно сердце вырвали из груди и растоптали у меня на глазах. Жить не хотелось совсем. Но умирать я тоже не собирался. Топить печаль в горьком вине не входило в мои привычки. Я, правда, попытался. Хватило меня всего на пару дней. Всё-таки годы дисциплины в спорте, на службе стали частью моей натуры. И у меня был долг перед собой, перед родителями, перед родиной. Я сжал челюсти и продолжил свой путь по суровым реалиям жизни дальше, оставляя за собой кровавые следы, капающие из зияющей пустоты на месте сердца.

Защита диплома, выпускные экзамены, получение долгожданных заслуженных заветных звёзд. Радость, омрачённая фоновым горем. Родители постарались и прилетели в столицу ради такого мероприятия. Они гордились сыном. Теперь я настоящий офицер, лейтенант Вооружённых Сил Российской Федерации. Всё это промелькнуло мигом, как будто бы мимо. Словно это всё происходило со мной в тумане или в пьяном угаре. Банкет с сослуживцами, моими боевыми товарищами, многих из которых я никогда более не увижу. Кого-то засосёт рутина службы, кто-то сбежит на более прибыльную и спокойную гражданскую службу, а кто-то погибнет, выполняя свою присягу перед Родиной. Да, увы, так тоже бывает. В профессии военного стреляешь ты, но стреляют и в тебя. Госпожа Фортуна же равноценно перепрыгивает с одной стороны на другую, благосклонно и равно принимая любые жертвы, невзирая на их звания, ранги, цвет кожи, знаки различия и флаги.

Распределение, путевой лист, билет на самолёт. Прощай, столица. Здравствуй, Мурманск. Больше с тех пор я никогда не видел Алису. Ни вживую, ни на фото. И больше никого не встретил, кого мог бы назвать своей пассией или зазнобой. Скорее всего, виной этому несмываемый образ зеленоглазой брюнетки перед глазами, на фоне которого все остальные женщины просто бледнели, становясь гротескными копиями. Возможно, психологи как-то более витиевато и терминологически правильно выразились бы про незакрытый гештальт, непроработанный образ любовницы, страх новых отношений из-за больного опыта и тому подобное. Но я не ходил по психологам, раскрывая свои душевные раны. Просто продолжал службу, ибо «военнослужащий обязан стойко переносить трудности военной службы». «И сложности жизни», – мысленно добавлял я. Конечно, были какие-то мелкие интрижки с женщинами. Не помню даже их лиц и имён.

В Мурманске я попал я на службу в секретную часть ГРУ. Северный район, особые условия, секретность и опасность службы насчитывали год за полтора. Потому уже через 13 лет с чувством выполненного перед Родиной долга я вышел на пенсию и переехал на ПМЖ в столицу. Поначалу писал свои мемуары, маскируя названия и имена. А тайных приключений, диверсий и шпионских историй, о которых не говорят открыто, накопилось немало. Попробовал издаваться. О, чудо: мой слог понравился издателям и читателям. Постепенно я перешёл на жанр мистической и фантастической прозы, однажды став профессиональным писателем, чья работа словом позволяла иметь достаточный для жизни доход. Не скажу, что стал миллионером, но мог позволить себе не тратить времени на иные заработки.

В Москве я так жил уже десять лет. Дом, писательство, творческие вечера и тусовки, какие-то приятели, какие-то малознакомые девушки, которые так и оставались малознакомыми. Не приближались они, не позволял приближаться и я…

Всё это единым мигом за секунду проскочило у меня перед внутренним взором. Память мгновенно распечатала архив воспоминаний и показала мне ретроспективу прошедших двадцати трёх лет. И вот Она, моя Алиса. Я снова увидел её. Что это? Шутка Судьбы?

Двери вагона открылись. Девушка вышла вместе с потоком других пассажиров и бодро направилась направо к эскалатору.

«Осторожно, двери закрываются! Следующая станция – Фрунзенская…» – объявил громкий женский голос. Я не стал дослушивать объявление и выскочил на станцию сквозь закрывающиеся двери. Увидеть ещё раз, хоть поговорить! Опоздаю на совещание. Плевать! Я побежал к эскалатору. Вон она, вижу. Голубой плащ, распущенная смоль волос. Жаль, что люди стоят по обеим сторонам эскалатора. Я рвусь вперёд, с извинениями расталкивая людей, поднимаясь вверх по едущему эскалатору. Моя Дама Сердца всё ближе. Вот эскалатор закончился, вестибюль. Успел задержать её.

– Алиса! Подожди!

Девушка обернулась, посмотрела на меня. Да! Это она и не она. Всё то же самое. Чёрные волосы, те же глаза, тот же рост, тот же изгиб фигуры. Только вот возраст… Мне сейчас сорок пять лет, Алисе сорок два, а девушке, что я немного небрежно остановил, не более двадцати пяти на вид.

– Мужчина, вы меня с кем-то перепутали, меня зовут не Алиса, – голосом Алисы ответила девушка.

О Провидение! Даже голос тот же! Что за злые шутки?!

– Прошу меня простить, я действительно вас перепутал. Вы точная копия моей одной старой знакомой. Один в один. Ума не приложу, как так может быть…

– Ну что ж, бывает. В природе встречаются двойники, – сказала незнакомка, собираясь продолжить свой путь.

– Прошу вас, девушка, подождите. Уделите мне буквально минуту. Понимаю, вы торопитесь, я тоже… Но подарите мне минуту!

Девушка бросила на меня настороженный взгляд:

– Я не знакомлюсь. И у меня есть парень.

(На самом деле парня у девушки не было на сегодняшний день. Работа её удовлетворяла во всех смыслах, не оставляя времени, сил и пространства для личной жизни. Таковы суровые реалии бешеного ритма мегаполиса. Придумка про парня была излюбленной отговоркой юной девы при встрече с неприятными ловеласами или с такими вот старыми, как этот).

– Поверьте, я ни разу не претендую на роль, лавры, функции и обязанности вашего парня. На роль мужа, будучи закоренелым холостяком, не заглядываюсь вовсе. Мне нужно лишь чуть-чуть вашего времени. Прошу.

Мой искренний взгляд и открытое лицо растопили лёд недоверия девушки, и взгляд её смягчился.

– Хорошо, что вам нужно?

– Как вас зовут?

– Алина.

– Приятно познакомиться, Алина! Я – Родион Гордеев. Знаете, я писатель. Точнее, был им. Писал, публиковался, неплохой тираж, читали. Писал мистические и фэнтези-романы. Но уже два года я в полнейшем творческом застое. Не могу выдавить из себя ни слова истинного творчества о других незримых мирах. Муза приходит и уходит, а кушать хочется всегда. Благо, что осталась способность к копирайтингу на злободневные темы и сплетни для домохозяек. Посему работаю сейчас на иной работе, мечтая и лелея надежду, что Муза вернётся. И, мне кажется, что судьба сжалилась надо мной и послала мне шанс вернуться к истинному творчеству. Будьте моей Музой, прошу вас!

Девушка недоумённо вскинула бровь:

– В смысле позировать обнажённой?

– Ни к чему такие жертвы. Тем более, я не художник-натурщик. Вы всей своей фигурой и лицом составляете полную идентичность с одной моей знакомой, которую я много лет не видел. Она была, а может, и есть – Любовью Всей Моей Жизни, зазнобой, пассией, Дамой Сердца, Прекрасной Дамой, ономэ – как ни назови. Вы понимаете? Мне нужно от вас только ваш портрет. Фото лица хорошего качества, чтобы были видны глаза.

Удивлённый взгляд Алины явственно выдавал, что она думает о встреченном городском сумасшедшем.

– Понимаю, что это звучит дико и сумасбродно, – продолжил я торопливо. – У творческих людей свои заскоки. Я прямо интуитивно чувствую, что вы – моя Муза. И прошу о маленькой жертве. Я готов заплатить за ваше фото. Поставьте цену, поставьте условие.

Расчётливая искра проскочила в зелёной бездне глаз Алины.

– А что, почему бы и нет? – засмеялась девушка. – Тысячу рублей.

Я достал бумажник, протянул купюру Алине. Она взяла.

– Не ожидала. Сумасшедшие обычно так себя не ведут. Хотят всего бесплатно.

– Я положительный сумасшедший. Таких называют писателями. Вот моя визитка, здесь есть электронный адрес. Прошу вас, Алина, пришлите мне свой портрет. Станьте моей Музой, даруйте вдохновение и спасите меня как творца словом. Обещаете прислать фото?

Алина на секунду задумалась

.– Вы же заплатили, даже не колеблясь. Обещаю!

– Всех вам благ, Алина. Прошу простить, что задержал вас. Жду от вас письма на мейл.

Алина поспешила к выходу. А я медленно направился к эскалатору вниз, обратно в метро. На совещание я всё равно опоздаю, всё равно там ничего нового не сообщат, начальник выскажет своё замечание за опоздание визгливым голосом. Всё это суета. Во мне поселилась искра счастья, огонь, тепло которого я почти забыл. Я чувствовал, что прямо сейчас переписываю свою судьбу, выстраиваю мост, настраиваю канал на миры фантазий, откуда черпал свои идеи и чьим проводником являлся в этот мир.

После всех рабочих моментов, после всех дел в городе я, наконец, поздно вечером приехал домой. Зашёл в свою одинокую берлогу, заварил кофе, сел перед экраном ноутбука, где был открыт мой недописанный роман «Неофит чернокнижника». Написано было сто листов, после чего что-то во мне сломалось, и уже два года ни строчки не появилось на пространстве романа.

Смартфон звякнул сигналом уведомления. Письмо с незнакомого адреса. Я открыл мейл на ноутбуке. Не обманула! Алина всё-таки выполнила обещание. С фото на меня глядела улыбающаяся красавица с иссиня-чёрными волосами и яркими завораживающими зелёными глазами. Большое фото, отличного качества, портрет, как я и просил. Фото явно было сделано на какой-то фотосессии, выполнено на качественном профессиональном фотоаппарате. «Сердечно благодарю, Алина», – мысленно я отправил послание своей Музе. И тут же набрал аналогичный ответ и отправил по электронной почте.

Посылаю фото на печать принтера, цветная, максимальное качество, на весь лист, глянцевая бумага. Беру распечатанный портрет, ставлю в рамку справа от ноутбука. Смотрю на свою Музу, не мигая, проникаю в её глаза, погружаюсь полностью. Изучаю и в целом этот образ, и по мельчайшим чертам и подробностям.

Однажды и на много лет образ Алисы затмил мне сияние солнца счастья, не давая возможности совершить вторую попытку завести отношения, построить семью, почувствовать себя счастливым и удовлетворённым в любви. Где это даже помогло, только помогло «не благодаря, а вопреки»: все свои нереализованные, нераскрытые чувства и эмоции я невольно направил в творчество. И стал писателем. Это стало полезно мне, это стало полезно и интересно многим читателям. У меня есть догадка, что же именно случилось два года назад, когда моё творчество превратилось в затхлое болото. Похоже, я искупил, выстрадал прежний образ Алисы. По привычке он так же маячил на моём внутреннем экране, но поблек, побледнел, перестав играть прежнюю роль. Свято место пусто не бывает, этот образ должна была занять иная дама. Но поскольку такая на горизонте не нарисовалась, а я и не пытался искать, погруженный в рутину, процесс невесомости и безмыслия в моём писательстве затянулся на пару лет. Теперь же появился этот образ!

Вглядываюсь в лик Алины-Алисы № 2, словно войдя в транс. Потом на минутку откидываюсь в кресло, закрыв глаза. Вот он! Долгожданный поток, я прямо чувствую его. Он идёт! Он наполняет, Фантазия прорвалась и наполнила меня. Это Ниагара, это Везувий! Открываю глаза и бросаюсь на клавиатуру, строча как можно быстрее в неосознанном страхе потерять эту вновь обретённую нить, связующую меня с Творчеством. На самом деле, внутри я понимаю, что теперь будет всё хорошо, Муза со мной, она заполняет своим образом моё израненное сердце, она даёт ему стучать и изливать на бумагу чувства и эмоции, порождать образы и лики, давать жизнь персонажам, позволяет дарить каждому из них часть своей души и жизни.

Я не спал до утра. Литры кофе, подходы отжиманий, чтобы взбодриться и разогнать кровь. К утру было написано ещё 53 листа вордовского формата. Провидение сжалилось надо мной, послав Музу. Я снова писатель, я снова могу творить!

А ещё теперь у меня есть электронный адрес Алины. Тонкая, но связующая нить. Кто знает, насколько пошутило Провидение? Может быть, оно послало мне шанс на вторые отношения?..

***

Метро – аллегория жизни. Мы спускаемся, движемся каждый по своему тоннелю. Останавливаемся на минутку в беге по бесконечному колесу, вокруг нас продолжают плыть миллионы судеб, открываются и закрываются тысячи дверей. Каждый день в метро случаются судьбоносные встречи, происходят поворотные моменты жизни, важные события. Вся гамма эмоций и чувств случается в движении в метро как части и символе нашей жизни, кто-то возносится, кто-то спускается, кто-то поворачивает, кто-то плутает, не понимая до конца, куда выведет его этот поток. Кто знает, может быть и ваша Муза, ведущая вас к счастью, ждёт вас вон в том вагоне?..