КулЛиб электронная библиотека 

На границе империй. Том 2 [INDIGO] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



ГЛАВА 1

На границе империй Том 2

Глава 1

Прошло три дня после того как я уничтожил группу захвата СБ посланную за мной. Времени подумать и всё взвесить, у меня было достаточно. Все эти три дня я провёл на втором этаже заброшенного ангара, где я познакомился со Слимом. Вот и сейчас смотрел в небольшое слуховое окно на станцию. Её было хорошо видно на фоне заката. По большому счёту для меня ничего не изменилось. Меня как до этого искали, так и продолжат искать. За себя я не переживал, а переживал за Милу. Как она там на станции? У меня перед глазами стояла наша встреча. Моё предложение инсценировать её изнасилование, было ей воспринято очень положительно. Вот в итоге, почему то изнасилованным оказался я сам. Скажу честно, два раза пытался сбежать из ангара, но был остановлен ей. Всё по той же причине того что она ещё не достаточно изнасилована. Ну, а её силовые и мышечные усилители собственно не оставили мне выбора. В итоге она оторвалась на мне за все те переживания, что я ей доставил за последнее время, а также выпустила всю накопившуюся на меня обиду и злость.

В результате все мои планы накрылись медным тазом и вместо получаса, которые я планировал потратить на общение с ней, мы общались больше часа. Тогда я уже начал нервничать, как бы нас там не накрыли тепленькими. Успокаивало одно, что пока работала глушилка СБ, вряд ли у них была возможность нас отследить. Перед тем как я улетать, попытался ей объяснить ситуацию, в которой мы отказались, но она пребывала в состоянии какой-то эйфории и, похоже, совсем не слушала меня. Лицо у неё было довольное и умиротворённое. Нет, ну какая она изнасилованная? Ни капельки непохожа на изнасилованную. Лимон мне нужен срочно лимон! Вот только где его здесь взять? Плохо, что я совсем не знал местных фруктов тех, что здесь выращивались. Однако попытался привести её в чувство.

— Мила приди в себя. Ты должна выглядеть изнасилованной, а ты выглядишь довольной.

— Отстань. Сама разберусь.

— Хорошо, сама так сама. Только послушай меня, как только я улечу, ты сразу не выходи, здесь место пустынное и тебя никто не найдёт. Тебе будет нужно выключить нейросеть и идти к парковке — это вот туда на запад я и показал её направление. Дальше бери такси и вылетай к адвокату. Ты должна с ним выработать свою линию защиты и только потом с ним возвращайся на станцию. Мила они будут знать, что ты общалась со мной, и могут тебе тоже организовать проблемы. В общем, будь осторожна и никому не говори про то, что я тебе рассказывал и про моё похищение СБ. Тебе всё равно никто не поверит. Будь осторожна, я за тебя волнуюсь.

— Правда?

— Очень.

— Буду.

— Мне пора.

— Знаешь, я думаю, что ещё не достаточно изнасилована и срочно требуется продолжить.

Мне удалось оттуда улететь, только, когда она себя посчитала достаточно изнасилованной. Оставил ей её нож. Воткнул его в стену, протёр у него ручку и надеюсь стер с него свои следы. Всё должно было выглядеть, так что она сама развязалась, а нож я у неё не нашёл. Игольник забрал, пообещав, что верну его, если снова встретимся. Однако она на это не прореагировала совсем, только спросила:

— Как я смогу тебя найти если что?

— У меня зарегистрирован другой аккаунт в сети назывался он «подружка Али». Вот на него в случае чего скидывай сообщение. Запомни, если сообщение будет с твоей почты, значит подстава. Если с незнакомого адреса значит всё в порядке.

Вроде она поняла, хотя я был в этом совсем не уверен. Когда летел оттуда, думал о том, как ко мне не справедлива жизнь. Пришлось её оставить одну, а мне хотелось побыть вместе с ней. По сути, она мне тут была самым близким человеком, и единственным кто помог безвозмездно. Похоже, я сильно раскатал губу, кто я и кто она. У нас нет будущего. С другой стороны вроде я ей тоже понравился. Не стоит думать об этом. Вот только не думать не получалось. Всё время отгонял от себя мысли, как она доберётся и снова возвращался к ним. За этим всем я не заметил, как аэробайк оказался около магазина Слима. Надеюсь, он на месте. Слим оказался на работе и был не занят.

— Привет. Тебя или долго нет или ты постоянно появляешься?

— Сейчас надолго пропаду. Мне нужна твоя помощь, оружие раскодировать. Ты как? Сможешь ненадолго уйти из магазина?

— Смогу, но если только ненадолго.

— Тогда пока поменяй мне планшет на чистый. Этот я опять засветил.

— Давай планшет.

Заплатил, как обычно двадцать пять кредов и получил чистый планшет. Пока Слим отпрашивался, я сел в аэробайк и перелетел во двор магазина, здесь не было камер наблюдения. Слим подошёл через пару минут.

— Показывай что у тебя — сказал он сходу.

— У меня много.

— Вначале вот это — и стал выкладывать из рюкзака на пассажирское сидение аэробайка бластеры и игольники.

— Откуда столько? Это же? Оно же современное? Ты что станционников положил?

— Хуже.

— Куда уж хуже? Что…

Он замолчал на полуслове.

— Тебе лучше забыть, что ты когда-то это видел.

— Даже не знаю что сказать.

— Ничего не говори, я тебе уже говорил мне бы твои проблемы.

— С себя будет тысяча за взлом всего этого.

— Не вопрос, только будет ещё скафандр и винтовка.

Когда я пристроил винтовку на пассажирском отсеке аэробайка, сверху прикрыл её своей рубашкой, а теперь сдёрнул её с неё.

— Это же последняя модель — сказал Слим, когда увидел её — Она ведь кучу кредов стоит.

— Взломать сможешь?

— Наверно, нужно пробовать.

— Пробуй.

Пока он занимался раскодировкой бластеров и игольников, достал из багажника трофейный скафандр. Слим с раскодировкой бластеров справился быстро, буквально за несколько минут. Винтовка вообще оказалась не закодированной. Слим сказал, что она совсем новая. Провозился он долго со скафандром, но и этот крепкий орешек смог взломать. Он честно заработал и получил свою тысячу и довольный пошёл в магазин, но я его остановил.

— Слим для всех я просто покупатель. Прихожу периодически в магазин и что-то покупаю. Лично ты меня не знаешь. Для тебя так будет лучше. Так и говори, если будут обо мне спрашивать.

— Понял тебя.

Он ушёл обратно в магазин, а мне было как-то неспокойно за него. Прислушался к себе, но так и не понял, что мне хочет подсказать интуиция. Похоже, нервы шалят. Впрочем, это было неудивительно. После него вылетел к Дису. Он был на месте, но занят. Пришлось прождать около часа во дворе его клиники пока он освободиться. Он опять вышел со своим прибором для нейросетей и линейкой.

— Привет. Ты что-то ко мне зачастил?

— Я не специально так получилось.

— Рассказывай это кому-то другому, четверых положил и не специально.

— Они сами на меня напали.

— Верю.

— Откуда?

— Нейросети не определяются. Сам посмотри.

Он показал мне прибор. Там показывало нейросеть, и дальше были просто прочерки.

— Может он у тебя сломался?

— Нет, прибор рабочий.

Он навёл на себя и прибор высветил, что у нейросеть медик вторичная

— Действительно работает. Что тогда не так с этими нейросетями?

— Это значит, что нейросети у них полицейские или СБ.

— Я хотел себе такую установить.

— Это невозможно. Они при снятии или смерти владельца разрушаются полностью. Эти, судя по всему, уже разрушились.

Сказать, что я был расстроен, это ничего не сказать. Кто мог знать, что вот так получиться с нейросетями. Все мои планы рухнули в один момент. Вдобавок меня теперь активнее искать будут.

— Может можно с ними что-то сделать? — с последней надеждой в голосе спросил его.

— Ничего не сделаешь, только на выброс.

— Совсем никак?

— Никак.

— Очень жаль, я сильно рассчитывал на них.

— Полицейским специально такие ставят, чтобы не было резона их убивать из-за нейросети. Об этом все знают.

— Я этого не знал. Заберёшь их или не станешь?

— Тысяча за всё, если тебя устроит такая цена. Если нет, ищи другого.

— Давай тысячу.

Хотя бы какие-то креды. Он перекинул мне тысячу на чип.

— Думаю, их будут искать.

— Понимаю, пускай ищут и больше мне «таких» не привози, не возьму.

— Хорошо. Вот только от меня это не зависит. Они сами на меня охотятся.

— Ты меня услышал?

— Я понял тебя, а как мне их отличить?

— У них это на лбу написано. В общем, захочешь, поймёшь.

Вылетев от Диса, понял, что все мои планы проникнуть на станцию с помощью сбшной нейросети были только игрой моего разыгравшегося воображения. На станцию так точно не проникнуть и тем более с неё не сбежать. Нужен новый реальный план, как сбежать с этой планеты. Единственный реалистичный вариант, из всех идей, что у меня были, был вариант поискать где-то на планете контрабандистов. Они должны здесь быть, скорей всего, и с их помощью можно попробовать улететь отсюда. С другой стороны, какую здесь можно контрабанду провозить? Вроде всё было легально и ничего не законного на планете не производилось. За отсутствием других нормальных идей эту идею принял как основную. Пока обдумывал своё положение, прилетел к оружейному магазину. В нём я раньше продавал доспех. Приземлившись на площадку около магазина начал отсортировывать, что можно продать и смотреть в сети, сколько это стоит. Вот меня в сети ожидала полная засада. Начал я поиск цен с винтовки. Ничего даже близко похожего не оказалось в продаже, и сколько она стоила, я даже примерно не представлял. Дальше был скафандр с ним ситуация оказалась не лучше. Скафандры хотя и были в продаже, но их было совсем немного и это были давно устаревшие модели. Что это за модель и сколько она стоит также даже примерно не представлял. Бронежилеты мне пока было не продать. Их нужно было привести в нормальный вид для начала. Им досталось осколками от взрыва. Из того, что можно безпроблемно продать, были только бластеры и игольники. Вот только с ними также возникли проблемы. Если игольники продались быстро и без проблем. С бластерами получилось всё сложно. В сети я нашёл всего два объявления об их продаже. Один стоил восемь тысяч, второй восемь пятьсот. Оба объявления от оружейных магазинов. Выяснив цену на бластеры, зашёл в оружейный магазин. Владелец магазина, хотя меня и узнал, но покупать бластер отказался. Сослался на то, что он дорогой и не пользуется спросом. Мне пришлось пролететь больше десятка оружейных магазинов, чтобы их продать. Максимальная цена, которую мне предложили за бластер, была четыре с половиной тысячи. Два других продал за четыре тысячи. Игольники ушли по пятьсот и шестьсот кредов. Было жалко продавать за такие деньги, как бластеры, так и игольники, а особенно игольник Милы, но от них нужно было быстрей избавляться. Креды мне были нужны на нейросеть и дорогу отсюда. Миле решил отдать свой игольник, если получиться ещё раз встретиться. Он был скорострельней стандартного. Когда закончил эпопею по продаже оружия, потратив на это почти три часа времени, понял что продать винтовку и скафандр у меня не получиться. Даже не потому, что я не знал на них цену, а потому что такие вещи были эксклюзивом и, засветив их, засвечивал себя. У владельцев магазинов появлялось слишком много вопросов в глазах, после того когда я предлагал им бластер. Если засвечу винтовку, могу вообще не уйти из магазина.

Со скафандром проблем не было, я мог его оставлял себе. Он мне мог в будущем пригодиться, но две дорогие винтовки мне были точно не нужны. Впрочем, возможно получиться поменять винтовку на дорогу отсюда.

Мой путь лежал в посёлок для молодёжи, где я сделал предыдущий схрон. Здесь меня удивило, что за всё время, что меня здесь не было, металл, который у меня тогда не влез в аэробайк, сохранился. Он так спокойно и лежал внутри дома, где я его оставил. Хотя я его почти совсем не прятал. Похоже, в этой местности редко кто бывает. Придётся ещё сделать рейс на металлобазу. Не оставлять же его здесь. Всё добытые трофеи: винтовку, бронежилеты, вещи, скафандр я закопал. Сделав ещё один схрон около разрушенного дома. Его также как и первый, присыпав сверху строительным мусором. Теперь важно было не забыть, куда и что спрятал. Загрузив багажник, добытым мною металлом и вылетел обратно. По пути залетел и спрятал свою винтовку и второе взрывное устройство обратно в свой тайник в развалинах. Конечным пунктом стала металлобаза, где я выгрузил металл и получил свои восемьдесят два креда.

После этих восьмидесяти кредов баланс чипа перевалил за цифру двадцать тысяч. Это была уже огромная цифра для меня, но какая-то половинчатая. Можно было конечно поставить бесплатную нейросеть за десять тысяч. Вот только я пока не понимал, зачем она мне. Если устанавливать нейросеть, то сразу нейросеть техника или инженера.

Этот напряжённый день уже заканчивался, и солнце начало садиться. Скоро совсем стемнеет, а я так и не решил, куда мне отправиться ночевать. Собственно у меня поблизости был только один вариант — это ангар, где я уже ночевал и познакомился со Слимом. Хорошо подумав, решил, что мне там ничего недолжно угрожать. Времени прошло много и вряд ли там меня ожидает засада. По пути туда приобрёл верёвку. Аэробайк бросил далеко от ангара, отсоединив у него клемму с батареи, в надежде, что мой маршрут сотрется из памяти, после чего прогулялся пешком до ангара. Ни в ангаре ни на его втором этаже ничто не изменилось, с того момента как я его покинул, только слой пыли на полу увеличился.

Сегодня был четвёртый день, как я безвылазно находился на втором этаже заброшенного ангара и сильно устал от безделья. Все четыре дня здесь днём было очень жарко, и спасался только тем, что поливал себя водой из бутылки. Хорошо, что вода в кране была постоянно, и можно было без проблем это делать. Сегодня был день принятия решения, о том, что мне делать дальше. Всё потому, что это ничего неделанье меня уже достало. Сегодня прошёл ровно месяц, как я арендовал комнату, и аренда моей комнаты на девятом этаже бывшего офисного центра заканчивалась. Мне было нужно или её продлевать или забрать оттуда вещи. Собственно из вещей у меня там почти ничего не было, только кровать-раскладушка. Вопрос стоял по другому, стоило мне туда возвращаться или нет? Есть там угроза для меня или нет? Собственно, что это время изменилось? Вряд ли что-то, скорей всего, ничего. Меня как искали раньше, так и ищут дальше. Мне здесь было совсем одиноко, и я был уже не против, чтобы меня посещали местные дамы, вдобавок диван, на котором я обитал последние дни, мне совсем не нравился. В итоге я решил, что сотня кредов это не деньги, и я продлю аренду комнаты. Кроме того забрать оттуда раскладушку тоже не помешает. Идти пешком по жаре мне совсем не хотелось, поэтому взял напрокат аэробайк и через полчаса был на месте. Уже на подходе к дому почувствовал опасность. Подключившись к своим камерам наблюдения, обнаружил, что у меня гости, а вернее гость. Он зашел ко мне на этаж, осмотрел мою дверь, подергал её за ручку, после сего ушёл дальше по коридору. Какое-то время он был вне видимости камер, похоже, осматривал этаж, после чего вернулся и легко вскрыл мою дверь. Жаль, что у меня не было установлено камер внутри, и я не видел, что он делал там внутри. Пробыл он у меня недолго, всего минут десять, вышел оттуда и ушёл дальше по коридору. Судя по всему, он затаился где-то там, потому что обратно на лестничный пролёт он не выходил.

Кто это такой? Почему он один? Странно как-то? Что основная группа где-то внизу меня ожидает, а этого отправили проверить комнату? Значит, мне больше там нечего делать и нужно уходить отсюда. Стоп, а зачем так категорично? У меня винтовка здесь есть. Она в соседних развалинах. Можно и поохотиться. Достать винтовку из схрона, и занять позицию на втором этаже, было делом пары минут.

Часть 2

В этом месте хватало дальности, и планшет давал картинку с камер наблюдения. На этаже за это время ничего не изменилось. Гость как спрятался от камер, так и оставался там. Сам я не спеша занялся подготовкой позиции. Для меня стрелять с руки было как-то несподручно, поэтому я приволок несколько небольших обломков и сложил их друг на друга. В результате у меня получилась отличная позиция для стрельбы стоя. После чего приготовил две запасные обоймы. Одну с бронебойными иглами вторую с нейротиками и стал ждать. Какие иглы придётся использовать, будет видно. Для себя решил так: — если он один то нейротик, нужно пообщаться и выяснить, кто он такой и откуда, а если он с компанией, тогда бронебойные. Также приготовил сбшную глушилку. За предыдущие дни я её полностью зарядил, и она снова была готова к использованию. Позиция у меня была отличная. Выход из здания был у меня под полным контролем. В бинокль я прекрасно видел всех входящих и выходящих из здания. Время тянулось медленно, было жарко, хорошо, что у меня была вода с собой. Наверху у моего гостя ситуация была лучше, там ветерок продувал этаж. Так мы просидели до вечера.

Местное светило уже начало садиться и я уже подумал, что он как-то смог спустился вниз по стене, с помощью моей верёвки, но, похоже, терпение у него лопнуло раньше моего, и он появился в коридоре. Значит, ты никуда не ушёл дружок, а сидел в засаде, дальше по коридору. Он опять зашёл ко мне в комнату пробыл там пять минут, после чего вышел, аккуратно прикрыв дверь за собой. Сразу после этого он ушёл с этажа, а ещё через несколько минут я заметил его выходящим из здания. От задания отходили две тропинки, обе с моей позиции хорошо простреливались. Одна шла далеко от меня и уводила в сторону, а вторая проходила совсем близко. Он как раз подходил к развилке. Посмотрим, что он выберет. Он выбрал тропинку, которая вела ко мне, а я выбрал обойму с нейротиками. Собственно мне даже прицеливаться не пришлось. Один выстрел и игла с нейротиком сидит у него в плече.

Он успел выхватить игольник и сделать два шага, после чего свалился. Активировав глушилку, спустился к нему. Он лежал на земле и находился в отключке, его игольник выпал у него из руки. Решив, что кашу маслом не испортишь, выстрелил ещё раз. Закинул его себе на плечо и занёс в развалины дома. После этого вернулся и осмотрелся. Вроде никто не видел, как его подстрелил. Был уже вечер и большинство местных жителей были внутри дома. Вернувшись обратно в развалины, обыскал его и связал. Винтовка мне больше была не нужна, и я спрятал её обратно в схрон и отправился за аэробайком. Он был рядом.

Свидетелей того как я его погрузил вроде тоже не было. Он был не тяжелый, и закинуть его на пассажирское сидение оказалось делом нескольких секунд. Вместе с ним я вылетел подальше оттуда. Собственно мне было всё равно куда лететь, поэтому полетел в сторону ближайших заброшенных домов. Вскоре уже парковал аэробайк в гараже заброшенного дома. Решив, что общаться будет проще в доме, выгрузил его и перенёс в дом. Он всё ещё находился в отключке, поэтому я решил просмотреть вещи, что были с ним. Собственно трофеями это назвать было неприлично, обычный игольник, модель свежая, но не самая последняя. В его рюкзаке обнаружился небольшой дройд и два пульта. Банковский чип заканчивал список трофеев. Если бы не эти пульты я бы ещё засомневался, кто он такой. Вот только у меня в схроне лежало четыре точно таких же, и кто передо мной мне было понятно. Без нейросети понять, что это за дройд я не мог, а сеть из-за глушилки не работала. Когда он проникал в комнату, мне было плохо видно, что он делал у двери. Он своей спиной закрывал весь обзор с камеры, но, похоже, с помощью этого дройда он вскрывал двери у меня. Когда я закончил с осмотром трофеев. Начал тщательный осмотр его самого. Ничего похожего на яд не нашёл, а значит поговорить удастся. Кроме того я обнаружил на руке клановую татуировку. Это стало большим сюрпризом для меня, ведь я думал, что его прислало СБ, а он оказался клановый. Причём не с клана Чак-ри, бойцов которого я убил, а татуировка у него на руке изображала что-то вроде осьминога, а это значило, что он был с другого клана. Такая татуировка мне была незнакома, хотя я её вроде где-то видел. Пока он был в отключке, я хорошо рассмотрел его. Обычный оширец, ничего выдающегося. Одет совсем просто и дёшево. В видавшие виды рубашку и шорты. Через десять минут он пришёл в себя, хотя я думал, что он после двойной дозы нейротика пробудет больше часа в отключке. Как только он пришёл в себя он начал говорить со мной.

— Здорово, я тебя искал.

— Нашёл и что хотел?

— Поговорить.

— О чём?

— О тебе и твоём заказе.

— Говори.

— Мой босс предлагает тебе отказаться от заказа, тогда он сохранит тебе жизнь.

— Что-то я ничего не понимаю. Начнём с того кто твой босс? И о каком заказе идёт речь?

— Мой босс глава клана Чир-ши, а заказ что ты взял у мадам Бенси.

— Что за бред? — что-то я совсем ничего не понимаю, — О каком заказе идёт речь и, причём здесь глава клана?

— По-моему всё понятно. Ты принял заказ у мадам Бенси на ликвидацию сына главы клана.

— Это полный бред. Я не киллер и никогда не принимал никаких заказов от неё. Я этим просто не занимаюсь.

— Она утверждает обратное.

— Хорошо я не собираюсь ликвидировать его сына или кого она якобы мне заказала. Какие гарантии будут от твоего босса?

— Никаких. Просто его слово.

— Ты действительно считаешь, что я в это должен поверить? Что он присылает ко мне, чтобы мне это передать, не рядовых клановых бойцов, а киллера клана. Я думаю, что ты мне сейчас зубы заговариваешь. Вот только не пойму для чего?

— Какой смысл мне от тебя что-то скрывать? Ты всё равно покойник. Без меня, тебя будут искать все наёмники на планете. Найдут и убьют. У тебя только со мной есть ещё шанс.

— Какое дело наёмникам до меня и почему они меня будут искать?

— Ты посмотри на бирже, там скорей всего на тебя уже заказ выложен.

— О чем ты? Что это за биржа такая? Первый раз о чём-то подобном слышу.

Он посмотрел на меня внимательно.

— Ты что, правда, не в курсе?

— Я тебе уже сказал, что не знаю никакую биржу и слышу о ней первый раз от тебя.

— Хорошо я тебе готов даже свой логин и пароль предоставить для входа на неё.

— Диктуй.

Ведь наш разговор я записывал на планшет. Он исправно продиктовал.

— Посмотри там, в разделе активных заявок.

Он мне настойчиво предлагал отключить глушилку или оставить его одного здесь. Чтобы проверить это, нужно было выйти за пределы глушилки. Интересно на что он рассчитывает? Допустим даже если всё так, как он утверждает и на меня объявлена охота на планете. Что мне это даёт? Да ничего. Буду только знать, сколько заплатят за мою голову. Интересно сколько? Потом посмотрю. Он, судя по всему, этого и добивается.

— Знаешь у меня по сути всего один вопрос остался.

— Какой?

— Как отменить эту заявку?

— Для этого только с владельцем заявки ты должен договориться.

— Что только с ним?

— Да.

— Что на этой бирже любой может разместить заявку на другого?

— В принципе да.

— Что значит в принципе?

— К примеру, если ты поместишь там заявку на главу клана, то её никто брать не будет.

— Почему?

— Дураков нет, и в ответ на тебя сразу охота начнётся.

— Так что тебе придётся договариваться с разместившим на тебя заказ, а для этого тебе нужен посредник.

— То есть ты?

— Ну да. Почему бы и нет?

— Знаешь, тебе сегодня не повезло дважды. Скорей всего сегодня не твой день. Во-первых, ты решил, что если я дикий значит тупой и поверю во всю эту сказку, которую ты мне сейчас наплёл, а во-вторых, ты решил что я буду договариваться с твоим босом.

— Что тогда ты собираешься делать?

— Возьму на него заказ и прикончу его. Какие проблемы?

— Ты уже покойник и у тебя нет ни одного шанса.

— Шансы есть всегда! Знаешь, я вначале подумал, что тебя СБ прислало по мою душу, а ты так мелкая шестёрка у какого-то там клана.

— Наш клан самый крупный на планете.

— Да я разве спорю. Только тупой. Прежде чем начинать охоту следует узнать кто твой противник. За это он и заплатит.

— У тебя всё равно ничего не получиться.

— Получиться или нет, ты об этом уже не узнаешь.

— Мои братья отомстят за меня!

— Конечно, но тебе уже будет всё равно. Прощай.

Он пытался ещё что-то сказать, но мой выстрел из бластера оборвал его речь. Хотел сжечь ему нейросеть, но у меня было просто нечем это сделать. Просто перевернул его и сделал несколько выстрелов ему в район шеи. Возможно, поможет. Вариант продать тело я не рассматривал. Он клановый и наверняка его будут искать свои. Вопрос у меня был один, что мне делать дальше со всем этим? Только у меня быстро появился ещё другой вопрос, как он меня нашёл? Поторопился я, однозначно, ничего умного мне в голову не приходило, а у него уже спросишь. Посмотрев на оставшиеся от него вещи, решил спрятать дройда и его рюкзак где-нибудь в соседних развалинах. Для чего запрыгнул в аэробайк, и взлетел. Сверху было лучше видно, где можно спрятать. Выбрав подходящие для развалины, приземлился и начал поиск места для схрона, вскоре я нашёл его. Здесь после падения потолка и стены образовалась пустота, вот туда я засунул дройда в рюкзаке, забрав из рюкзака только пульты. Сверху присыпал это строительным мусором и прикрыл обломком от плиты. Удовлетворённый проделанной работой, вышел из развалин дома и сразу спрятался обратно.

Недалеко от дома, где я оставил киллера, приземлялись аэробайки. Мне из этих развалин было невидно, что они там делают, поэтому, когда все аэробайки приземлились, сделал перебежку и оказался в доме, с которого было хорошо видно и улицу и дом, где я был до этого. Как только все аэробайки приземлились, оттуда сразу начали выскакивать вооружённые до ушей бойцы. От них я был достаточно далеко, поэтому достал бинокль. Бойцов было восемь. Все они были вооружены винтовками. Все в тяжёлых бронежилетах, на головах шлемы.

Через забрала шлемов мне было не видно их лиц. На груди были запасные обоймы и похоже гранаты в кармашках. Вначале они заняли круговую оборону около аэробайков, но вокруг них была тишина. На них никто не собирался нападать. Простояли они так несколько минут, после чего двое отделись от остальных, и отправились осматривать дома поблизости. Остальные по-прежнему остались охранять аэробайки. Собирался уже улетать отсюда, но пока эти находились рядом, незаметно улететь у меня не получиться. Хорошо, что они не заметили при посадке мой аэробайк. Придётся теперь ждать, пока они улетят. Удачно я улетел с того места. Вот только откуда они узнали, что он здесь? Ведь я его тщательно обыскал? Похоже, у него было что-то встроенное внутрь его. Значит, если бы не глушилка они бы давно были здесь. Точно глушилка! Про неё я совсем забыл. Достал её из кармана и отключил. Она могла меня выдать. Хорошо, что расстояние было большим, и они не попадали под её воздействие. Пока двое из них обыскивали развалины, шестеро находились около байков, но всё это резко изменилось, когда начали подлетать новые аэробайки и приземляться на небольшом расстоянии от первых. Их было больше десятка, и они приземлялись по обе стороны от первых приземлившихся. Первые сразу попрятались за свои аэробайки, но парочка что обыскивала дома, к ним не присоединилась. Приземлившись, вновь прилетевшие также попрятались за свои аэробайки. Напряжение просто чувствовалось между ними. Судя по всему, сейчас начнут стрелять. Вторые приземлившиеся были одеты также как и первые. Разница была только в шлемах на голове и даже не в самом шлеме, а в его расцветке. Жаль винтовку с собой не взял один выстрел, и точно началась бы перестрелка. А пока у них от каждой группы отделилось по одну разумному. Они встретились между собой на открытом месте между ними. О чем они говорили, мне было не слышно, но после переговоров оба ушли в дом, где я оставил киллера. Минут десять ничего не происходило, после чего появились двое, что оставались в развалинах, и вынесли оттуда тело киллера. За ними вышли двое, которые зашли туда позже. При этом они уже спокойно разговаривали между собой. Они недолго поговорили и разошлись, все начали грузиться в свои аэробайки и все вместе полетели. Причём вторые, прилетевшие позже, летели сзади. Как только они улетели, тоже запрыгнул в аэробайк и полетел в сторону своего уже бывшего жилья. По дороге думал, стоит или нет, туда возвращаться? Взвесив все за и против, решил, что киллеры группами не ходят и тот тоже был один. Оставался открытым только один вопрос: — как он меня нашёл? Это было для меня полной загадкой. Возможно, это была какая-то глупая случайность. Когда я подлетел к зданию, уже почти стемнело. Достал фонарик и пошёл к себе домой. Фонарик стал опять сам отключаться. Несколько раз стукнешь по нему, он светит, потом опять гаснет. Так и дошёл до дома. Перед входом в дом снова проверил камеры. Новых гостей на этаже за это время не появилось. На входе сразу почувствовал сильный интерес к себе. Охранник, как увидел меня, сразу предложил зайти к ним для решения вопроса с оплатой за жильё. Я отказался, сказал, что зайду сам к ним, но немного позже. Он не стал спорить и пропустил меня внутрь.

Когда поднимался по лестнице наверх, меня мучил только один вопрос. Что киллер делал у меня в комнате? Причём дважды? Поднявшись к себе на этаж, решил, что входить через дверь опасно. Наверное, стоит попробовать зайти через окно так должно быть безопасней. Спустился на этаж ниже и взялся за веревку, которую сам привязал. Она была на месте и крепко держала. После чего я нашел в рюкзаке специальные перехваты из скалолазного комплекта и выбрался на стену дома. С их помощью, преодолел один этаж вверх по верёвке. Находясь в оконном проёме, включил фонарь. Он загорелся, осветив мою кровать. Вроде всё было, как было раньше? Кровать была на месте, и в комнате ничего нового не появилось. Тогда что он здесь делал? Только когда фонарик осветил дверь, понял что. На двери, чуть выше моего замка, было закреплено взрывное устройство. Фонарь опять погас. Что твориться с этим фонарём? На автомате собрался сесть на кровать, чтобы разобрать фонарик, но просто взвыло моё чувство опасности.

— Что происходит? — спросил сам себя.

Аккуратно откинув полог у кровати. Ничего.

Только когда я заглянул под неё, обнаружил ещё одну бомбу.

Здесь наверху местное светило ещё не до конца скрылось за горизонтом и немного освещало комнату. Подошёл к окну и начал разбирать фонарик, пока ещё можно было что-то рассмотреть. Разобрав его, сразу нашёл причину, его постоянных отключений. Это был жучок, который в него установили. Единственный вариант, когда я его кому-то отдавал, был в ресторане. Значит, мне его там и подсунули. Значит вот так мадам? Это всё её работа в чистом виде. Хотя не факт, возможно, это личная инициатива кого-то из охраны ресторана. Вот значит, откуда он узнал, где я обитаю. Собрал фонарик обратно, он стал работать, как раньше, без отключений. Рассматривая жучок, заметил, что он сломан. Трещина во весь корпус говорила об этом. Похоже, это я его сломал, когда об стену дома колотил фонариком. Какие у неё криворукие охранники, даже жучок и тот нормально поставить не смогли. С другой стороны мне повезло, что они были с такими кривыми руками. Нужно им бутылку вина послать, чтобы они у них были ещё кривей. Теперь необходимо снять взрывные устройства. Они мне самому пригодятся.

Часть 3

Достал из рюкзака один из пультов и нажал на нём на отключение. Ничего не изменилось. Оба устройства, как были на своих местах, так там и остались. У устройства что висело на дверях горел зелёным небольшой индикатор, а у того что стояло на кровати нет. Судя по всему этот пульт от кроватного. Вот только почему оно после выключения не отпало от кровати? Возможно, оно установлено на не извлечение, и его невозможно снять? Начнёшь снимать, а оно рванёт. Решил действовать просто. Аккуратно привязал к нему верёвку, благо она у меня была там же под кроватью, после этого вылез снова на стену. Резкий рывок и взрывное устройство оторвалось от кровати. Оно, гулко стукнулось о пол, когда упало, но взрыва не последовало. Когда залазил обратно в комнату, услышал, как у меня в рюкзаке запищал планшет.

— Это же надо, не успел прийти, а ко мне уже пришла гостья.

Пока я забрался обратно, пока достал и нашёл нужный мне планшет, пока посмотрел кто это. Сразу понял, что у меня есть доли секунды, если я хочу жить и нужно прыгать. Бросив планшет, разбежался и прыгнул в окно, в надежде только на то, что в ещё не полной темноте, сумею схватиться за верёвку. Хорошо, что я её закрепил совсем рядом с краем окна.

Бабахнуло прилично. Повезло, что стёкол не было, прилетели только осколки от стены и двери. Меня не задело взрывной волной. Когда заглянул обратно, недалеко от окна лежал планшет и показывал картинку, но что он там транслировал, было не видно. На месте, где раньше была дверь, было темно и дымно. Что там происходит, ничего не было видно. Последнее что я увидел по планшету, что на другой стороне двери стоят трое охранников с оружием в руках, во главе с начальником охраны, и тот собирался выстрелить в мою дверь.

Я висел на стене и фонарик в таком положении достать не мог, как и подсветить и посмотреть, что твориться внутри. Спускаться на нижний этаж не хотел, не факт что там нет охранника. Поэтому пришлось забираться, обратно в комнату. Это было очень рискованно, ведь отстреливаться в таком положении я не мог. Сумев залезть обратно, в первую очередь посмотрел, что показывает планшет. Все трое охранников теперь лежали на полу коридора. Двое, судя по всему, были живы. Им повезло, потому что основная энергия от взрыва досталась начальнику охраны. Это он выстрелил в дверь и попытался вломиться ко мне. Хотя он и был в бронежилете, но, похоже, с охраной он закончил навсегда. Взрывом его отбросило в противоположную стену коридора, и от неё он как мячик отлетел обратно. Двое других были без бронежилетов, но они находились не рядом с начальником, а у стены и им взрывом не так сильно досталось. Вроде они были ещё живы. Похоже, больше там никого нет. Охранники на входе обычно дежурили вчетвером. Значит один остался на входе и трое здесь. Достав бластер с фонариком, вышел в коридор. Теперь сделать это было несложно. Двери больше не было. От неё осталась только нижняя часть. Она одиноко висела на петле. В коридоре никто никакого сопротивления не оказал. Начал сбор неожиданных трофеев. Не бросать же их здесь. Мои трофеи составили три денежных чипа, два игольника от охранников, одна винтовка и тяжёлый бронежилет от начальника охраны. Добивать никого не стал, возможно, двое выживут.

Как всё быстро изменилось. Сегодня утром я хотел продлить аренду и заплатить им сотню за охрану, а теперь их обираю. Даже узнать, что они хотели, было не у кого. Все находились без сознания. Жаль, что придётся вот так расстаться, ведь я уже обжился в этом месте. Вернувшись обратно в комнату, убрал второе взрывное себе в рюкзак и собрал свою раскладушку. Привязал её к веревке и начал на верёвке спускать её вниз. Веревки хватило до земли, и скоро моя раскладушка была внизу. Остался собственно один вопрос. Что мне делать с четвёртым охранником? Можно было его уничтожить. Это было несложно, и выйти через дверь. Правда, мне не хотелось этого делать. Ведь тогда дом останется совсем без охраны на всю ночь. Поэтому я снял мои камеры со стен и спустился вниз по верёвке. Следом за моей раскладушкой.

Только внизу я понял, что на дворе ночь и моего аэробайка скорей всего уже нет на месте. Он сам на зарядку улетел. Какова же была моя радость когда, притащив кровать к месту, где я его оставил, обнаружил его на месте. Ведь я уже думал, что мне придётся ночевать в ближайших развалинах. По большому счёту это не было проблемой, кровать у меня была с собой. Пока его не забрали, я вылетел в мой ангар. Уже по дороге к ангару аэробайк начал предупреждать, что аренда заканчивается и ему требуется зарядка. Немного не долетев до ангара эта сволочь, приземлилась и отказалась дальше лететь. Пришлось тащить всё добро на себе. Винтовка, кровать и тяжёлый бронежилет прилично добавили веса к моим вещам. Лучше бы я переночевал в развалинах, чем вот так ночью со всем этим добром тащиться. Ночью с большим трудом нашёл свой ангар, ведь все ангары были совсем одинаковые, и поднял всё это добро на второй этаж. Сил у меня хватило ещё на то чтобы проверить за собой хвост. Его не оказалось. После чего разложил раскладушку и просто отключился на ней от усталости.

Проснувшись утром, понял, что вчера совсем неплохо сходил за хлебушком, а ведь всего-то хотел продлить аренду своей комнаты. Мне было одно непонятно. Зачем охранники решили напасть на меня? Это было странно и совсем не вписывалось в их поведение до этого. Что изменилось? Почему они решились на это? Судя по всему это было взаимосвязано с появлением в доме этого киллера клана. Так же было непонятно, как клановые смогли так быстро прилететь и найти его? Если бы я тогда выключил глушилку, они бы ещё быстрей прилетели и застали бы меня с ним. Интересно, что он мне там плёл про биржу для наёмников? Достав планшет, начал искать про биржу для наёмников. Оказалось, действительно такая есть. Для входа на неё мне нужен логин и пароль или заплатить вступительный взнос в тысячу кредов, как за нового наёмника. Сидел, смотрел на планшет и думал, стоит зайти посмотреть или нет? Если стоит то как? Под паролём кланового киллера или создать свой аккаунт. Планов у меня становиться наёмником не было, а значит, не было смысла платить тысячу. Решил, что потом зайду и посмотрю, соврал киллер про свой логин и пароль, а пока занялся трофеями за вчерашний день. Они составили два обычных игольника от охранников, свежая моделька игольника от киллера и напоследок была винтовка. Она оказалась устаревшей моделькой корса-103. Бронежилет был тяжёлым стандартная модель. Попадание обломков двери он выдержал достойно. Дырок в нём не оказалось. Скорей всего, с продажей всего этого возникнуть проблем недолжно. Никаких отличительных номеров или особых меток на оружии не было. Решил, что сегодня займусь продажей того что мне вчера досталось, по сути совершенно случайно. Нужно было идти на стоянку за аэробайком, но с винтовкой туда идти не хотелось, просто я и так привлекал к себе внимание, а винтовкой это было вдвойне. Решил её оставить всё здесь и за ней потом вернуться.

На прокатной стоянке меня ждал сюрприз, на ней не оказалось ни одного аэробайка. Такое со мной было в первый раз. Вначале хотел идти до другой стоянки, но подошёл работник стоянки и помог мне. Пока мы ждали аэробайк, разговорился с ним. Он мне рассказал, что аэробайк можно заказать прямо к дому на определённое время, и он туда прилетит. Это удобнее чем идти за ним на стоянку, но компания не афиширует эту услугу по непонятным для него причинам. Через десять минут на стоянку сел аэробайк. Для меня он прилетел с другой стоянки. Поблагодарив его за помощь, полетел в ангар, забирать вчерашние трофеи.

Продалось, всё как я думал быстро, и без особых проблем, мой счёт пополнился ещё шестью тысячами. Когда реализовал свои трофеи, решил все-таки проверить врал мне киллер или нет. Попробовал зайти под его логином и паролём на эту биржу наёмников. К моему удивлению доступ мне был предоставлен. Он что-то говорил про активные заявки? Нашёл этот раздел и просмотрел его. Оказалось, что он мне почти не врал. Моя физиономия числилась там, в заявках отстрел. Почему почти? Потому что заявка была не клановая, а частная. Клановые заявки помечались значком клана. Найдя того, кто её разместил, сразу узнал его. Именно с ним я пересёкся в магазине у Слима. Он за отстрел меня он предлагал десять тысяч кредов. Причём это была не самая маленькая сумма. Большинство заявок там начиналось от пяти тысяч. Впрочем, были заявки и на сто тысяч. Заявок на отстрел было много, не один десяток. Вернулся к объявлению и посмотрел на своё фото. Судя по всему, оно было сделано камерой наблюдения в ресторане. Мадам Бенси подставила меня по полной программе, у меня сильно зачесался указательный палец на правой руке. Видимо, мне мало проблем с СБ и аварцами, теперь к ним добавились проблемы с кланом и толпой наёмников меня ищущей. Это СБ где-то там далеко на станции, а клан он здесь. Они местные и это их земля. О месте, где я сейчас живу, знает только Слим и как бы он меня не сдал. Вряд ли конечно. Вот только по дурацкому совпадению этот урод меня видел в магазине вместе с ним. Допроса с пристрастием Слим не выдержит и сразу всё выложит. Вывод? Нужно оттуда как можно быстрей уходить. Кроме того в магазине у Слима мне тоже больше нельзя появляться. Вопрос был только один. Куда мне переселяться?

За последние два дня я потерял оба места для жилья, что у меня были, и у меня не было больше вариантов, где можно спокойно обустроиться. Нужно срочно искать новое место, куда переселиться, а лучше два. Теперь мне стала понятна реакция охранников, похоже, они узнали о заказе на меня и решили по легкому заработать денег. Покрутив в голове, где мне можно переночевать сегодня, понял, что ничего кроме посёлка для молодёжи мне в голову не приходит, придётся пока обосноваться там. Потом ещё подберу себе, что-нибудь в городе. Кроме того можно перебраться в другой город. Их на планете было три, но это так на будущее. В посёлке нет воды, и мне будут нужны сухие пайки. Значит, летим в магазин. Мне нужны большие ёмкости под воду и сухие пайки. Мой любимый продавец был на месте и сходу спросил, что я хочу. Ну, я с ходу и ответил, что мне нужны большие ёмкости под воду. Он мне предложил большие пластиковые канистры под воду. Они пустые, удобно складывались, почти не занимали места и помещались в рюкзаке. Купил обе за сто пятьдесят кредов. В принципе он просил двести, и мне не особо хотелось торговаться, но здесь было так принято и пришлось торговаться. Сухие пайки я решил брать не простые, а офицерские, однако ними возникла проблема. В магазине он остался всего один, а я собирался взять как минимум десяток, если бы они влезли в рюкзак конечно. Продавец, желая мне помочь, связался с другим магазином и уточнил, есть они у них в наличии или нет, после чего дал мне не визитку этого магазина и сильно извинялся, что у них получилась такая накладка с ними. В аэробайке я ввёл координаты магазина с визитки и аэробайк полетел к нему. Сам же решил посмотреть, что это за магазин в сети, оказалось, что это вроде местного бутика. В основном в нём продавались разные сорта вина, производящиеся здесь на планете. Мне стало интересно, и я начал изучать его ассортимент и только когда аэробайк стал подлетать к космопорту, забеспокоился. Посмотрев карту, понял, что магазин находиться совсем недалеко от входа на космодром. Надеюсь, в магазине или около него случайно не нарвусь на сбшников. Хотя вот именно здесь, у них под носом, они меня точно не ищут. Когда зашел внутрь магазина слегка остолбенел, складывалось впечатление, что он почти весь состоял из бутылок с вином. От созерцания магазина меня оторвал радостный крик сзади и девушка, повисшая у меня на шее. Этот запах лаванды я не мог сразу не узнать. Это была Лера.

— Привет маньяк.

— Привет рыжик.

— Я уже не рыжик.

Она сменила и причёску, и цвет волос.

— Вижу.

— Как тебе? Нравиться?

Честно сказать я даже не мог назвать, что это за цвет. Он был с переливами и постоянно менялся. Причёску она тоже сменила. Если бы не запах я бы её не узнал сразу.

— Нравиться. Очень необычно.

— Ты почему пропал и ничего не сказал?

— Так меня никто не спрашивал, забрали среди ночи на станцию, а потом отправили сюда на планету.

— Ты что не мог со мной связаться?

— Я не знал, как это сделать. У меня же нейросети нет

— Как то я совсем забыла, что ты дикий.

— Вот видишь, я совсем не виноват.

— Почему у тебя нейросети нет?

— Так получилось.

— Чем ты занимаешься здесь на планете?

— Ничем. Пытаюсь как-то осваиваться в новом для меня мире.

— Слушай, ты бы не хотел побыть моим гостем?

— Лера меня никто обратно не пустит на корабль.

— Ты не понял, здесь на планете. Я в отпуске. Еду в санаторий на неделю.

— Извини, у меня нет кредов на санатории.

— Не переживай на этот счёт. Всё бесплатно. За счёт флота. Просто побудешь моим гостем.

— Что ничего за отдых платить не нужно?

— Нет. Это флотский санаторий и флот платит за всё, а ты просто побудешь моим гостем.

Как-то странно это было, что всё бесплатно. С другой стороны где угодно, а во флотском санатории меня, точно никто искать не будет. Можно в нём на время спрятаться. Хотя нет нельзя, я Леру подставлю, потом начнутся вопросы к ней от СБ.

— Лера я в принципе непротив, но у тебя будут из-за меня проблемы.

— Если ты из-за капитана? Не переживай он будет не в курсе. Ты будешь числиться просто как гость. Полная анонимность гарантирована.

— Если полная анонимность гарантирована, тогда я согласен.

— Ты что в этом в магазине хотел?

— Мне нужны сухие офицерские пайки.

— Зачем они тебе? В санатории нормальное питание из пищевого автомата.

— Лера санаторий это на неделю, а мне жить на планете дальше.

— Тогда бери свои пайки, и полетели. Я очень соскучилась.

В рюкзак влезло двенадцать пайков. После чего мы вышли из магазина. Лера, после того как я согласился, крепко держала меня за руку.

— Нужно такси вызвать.

— Зачем? Я на аэробайке.

— Ты умеешь им управлять?

— Это совсем несложно. Куда нужно лететь?

— Это окраина города. Как тебе объяснить?

Снял рюкзак и достал планшет из кармашка.

— Вот покажи на карте — и протянул ей планшет.

— Откуда у тебя планшет? Даже три? Ты умеешь ими пользоваться?

— Лера я хоть и дикий, по-вашему, но такими вещами пользоваться умею.

— Извини, не хотела тебя обидеть, просто ты меня удивил. Вот сюда.

Она отметила точку на карте. Это был самый край города даже уже не город, а за его чертой. На карте ничего не было отмечено как санаторий.

— Ты ничего не путаешь? Здесь вроде нет ничего на карте?

— Не путаю, там флотский санаторий и он специально не отмечен на карте.

— Тогда сударыня прошу на борт аэробайка, и я открыл перед ней дверь пассажирского места.

— Благодарю.

Она с радостью села на пассажирское сидение. Сам я быстро запрыгнул на переднее сидение и сразу начал взлёт. Оставаться здесь у космопорта мне совсем не хотелось. Как бы ещё с кем нибудь менее приятным, вот так случайно не встретиться. Пока летел к месту, куда мне указала Лера, обдумывал ситуацию. Она была какая-то странная. С одной стороны флотский санаторий, но почему он тогда не отмечен на карте? Это ещё можно было как-то объяснить, а вот почему флот оплачивает проживание гостей в нём, мне было совсем непонятно. При этом соблюдая полную анонимность по отношению к ним. Если это так, то мне гарантирована неделя спокойной жизни. Если не считать того что эта территория подконтрольна СБ флота которая меня ищет. Хотя меня сейчас кто только не ищет.

Часть 4

В той части города, куда я сейчас летел, я ни разу не был, и мне было интересно, что там находиться. По сути, в ней было то же самое что и везде в городе, но эта часть города, похоже, меньше пострадала во время нападения архов. Здесь было не много заброшенных и разрушенных зданий по сравнению с той частью города, где я обычно находился. Хотя я быстро вылетел из жилой его части, и начались такие же заброшенные кварталы. Здесь я снизился, и полетел у самой земли. Этот район я совсем не знал, и здесь могли также встретиться желающие пострелять по пролетающим аэробайкам. Надевать бронежилет не стал, это неудобно было делать в полёте. Только снял рюкзак со спины и поставил себе на колени.

Беспокоился я зря, долетели мы до места без проблем и там действительно оказался санаторий не указанный на карте. Он находился совсем недалеко от города, и к нему вела дорога. Представлял он из себя два четырёхэтажных здания и территорию вокруг них окружённую высоким забором. Всё это было окружено лесом. Проход на территорию был через единственную проходную.

Приземлился я большой открытой площадке рядом с входом в проходную. Всё это мне больше напоминало охраняемую военную базу, а не санаторий. Из-за этого я заволновался, как бы это всё ловушкой не оказалась. Хотя встреча с Лерой была точно случайностью, и я сам не думал, что окажусь в этом магазине. Пока я осматривал место, куда мы прилетели, Лера уже вышла из аэробайка.

— Что сидишь? Пойдём?

— Ты уверена, что мы туда прилетели? Это больше, на какую-то военную базу похоже.

— Туда. Это и есть санаторий. Его охраняют от внешних нападений.

— Тогда пойдём, посмотрим, куда ты меня привела.

Проблемы начались сразу, как только мы зашли на проходную. Охрана мне сразу заявила, что с рюкзаком меня не пропустит на территорию. Оружие также было нужно сдать им.

С оружием мне расставаться совсем не хотелось. Один раз уже сдал и поучил бесплатный жучок в качестве бонуса, а рюкзак уже стал неотделимой частью меня. Хотел вообще отказаться от этой затеи, но вмешалась Лера.

— Тебе что сложно? Сдай им рюкзак и оружие.

— Понимаешь, я уже один раз его сдал, а потом получил обратно вместе с жучком. Кроме того не могу я без оружия. Здесь на планете полно желающих меня прикончить.

— Пожалуйста, ради меня, сдай им оружие. Здесь на территории санатория безопасно и тебе ничего не угрожает.

— Хорошо я тебе поверю, но сделаю по-другому

— Что ты задумал?

— Ничего. Мне нужно вернуть аэробайк. Он прокатный. Заодно решу вопрос с оружием.

— Ты обещаешь вернуться?

— Обещаю.

— Дай планшет.

Она вбила мне в него свои данные.

— Как вернешься, вызови меня.

— Хорошо.

— Ты обещал вернуться!

— Я вернусь.

Она ушла внутрь, а я вышел обратно к аэробайку. Зачем мне всё это? Расставаться с оружием мне совсем не хотелось. Ладно, пообещал нужно выполнять. Вернулся за управление аэробайком и перелетел обратно в город. Это было совсем недалеко и, хотя это была окраина города, но здесь работали магазины и мастерские. Бросив, аэробайк пошёл обратно в сторону санатория. За время, которое я находился на планете, заметил одну вещь, местные не любили ходить в лес и старались в него не ходить. Здесь дорога к санаторию шла по дуге, а я решил срезать по лесу. Мне было нужно где-то спрятать рюкзак, отдавать его охране я совсем не собирался. Ничего подходящего не попадалось, и скоро я вышел обратно к санаторию. Мне пришлось вернуться обратно и, забравшись на дерево прострелить бластером, проход в блюдце. В нём оставил рюкзак. Забрав из него только планшет, на котором мне Лера написала свой контакт. Уже спустившись вниз, вспомнил про нож на бедре. У них там была рамка, и она скорей всего покажет его. Залезать обратно на дерево совсем нехотелось, и я припрятал его у ствола дерева, присыпав старой листвой. Вернувшись на проходную, вызвал Леру.

— Я вернулся.

— Сейчас буду.

Лера появилась через несколько минут и недовольная охрана меня всё-таки пропустила. Сейчас у меня ничего с собой кроме планшета не было, и причины меня не пропускать у них тоже закончились. Они покрутили планшет в руках и мне его вернули. Мне была совершенно непонятна причина их недовольства. Лера была просто счастлива, что я вернулся, и не скрывала это.

Здесь не было какого-то заселения. Мы просто прошли в номер. Последующие два дня мы из номера не выходили, я бы даже сказал что из кровати не вылазили. Выходили только покушать, к пищевому аппарату. Его не было в номере. Он располагался на этаже. Только в местной кают-компании я увидел других обитателей санатория. Они обычно все были парочками. Белая женщина и с ней оширец. Причём, как правило, он был ниже её ростом. Мы с Лерой обычно заказывали себе еду и возвращались с ней к себе в номер. Только на третий день мы выбрались из номера прогуляться и осмотреть местные достопримечательности. Оказалось, что санаторий находиться на берегу озера. Как я только я увидел озеро, то я забыл про всё на свете. Скинув с себя на ходу шорты с гавайкой, прыгнул в воду. Как же хорошо покупаться в воде в жару. Проплыв метров сто я развернулся и поплыл обратно. Плавал я хорошо даже отлично. Когда подплыл обратно, обратил внимание что на пляже стоял не один десяток лежаков, и все они были заняты исключительно женщинами. Все они загорали без купальников и с интересом рассматривали меня в воде.

Лера подобрала мои вещи, и тоже устроилась на одном из лежаков у воды, с интересом наблюдая за мной. Когда подплыл обратно, позвал её:

— Лера пойдем, поплаваем, водичка просто класс!

— Я не умею как ты.

— Не бойся, я тебя научу

— Я боюсь.

— Не бойся, я тебя подстрахую.

Она зашла в воду и встала рядом со мной

— Не бойся, ложись на воду, она будет тебя держать, а я тебя поддержу. Ты должна почувствовать воду, и тогда она будет тебя держать.

Как только я её отпустил, она сразу стала тонуть, и как я не пытался её научить держаться на воде у неё не получалось. Эти наши попытки привлекли внимание другие девушек и двое из них подошли к нам попросили меня тоже их научить держаться на воде. Мне было несложно их подержать на поверхности воды. У одной сразу получилось, у второй тоже вроде начало получаться, но здесь у Леры проснулось не свойственное ей чувство ревности. Она меня приревновала к ним. Ничем другим я это объяснить не мог.

В общем, она заявила, что сейчас здесь женский час на пляже и мне нужно отсюда уйти. Хотя я был единственным мужчиной на весь пляж, но претензий в мой адрес от других дам не поступало.

— Что значит женский час?

— Это означает, что сейчас на пляже находятся только женщины.

— А мужской тогда когда?

— Вечером.

— Если это так, придётся покинуть этот пляж — хотя мне из воды выходить совсем не хотелось.

— Девочки извините, я не знал, что у вас здесь разное время для купания.

— Ничего страшного, заходи ещё, научишь нас плавать — ответили мне.

— Без проблем

Натянул на мокрое тело свою одежду и пошёл обратно в номер. Странно. Чего это она вдруг? Подумаешь, девчонки все голенькие так и она тоже была уже не одетая? В номере было комфортно совсем нежарко, постоянно работал кондиционер, но мне было скучно одному. Поэтому я решил у искина выяснить, чем здесь ещё можно заняться. Оказалось, что здесь есть тренажёрный зал, и я направился туда. В нём оказалось полно народу. Все они были мужчинами и оширцами. Судя по всему, пока женщины загорали на пляже, их мужчины в спортзале занимались на тренажёрах. Здесь были только силовые тренажеры. Не было здесь никаких спарринг рингов как на корабле. В одном углу висело несколько груш, которые исправно колотило пятеро разумных. Большинство силовых тренажёров были под нейросеть. Для меня они не подходили. Управлять ими я не мог, а на простые тренажёры была очередь. Пришлось встать в очередь на тренажер. Пока стоял в очереди слушал, о чём болтают соседи. В основном разговор шёл о хозяйках и их особенностях. В соседней очереди болтали о том, кто и какие подарки будет просить у хозяек. Вот только здесь до меня дошло, где я оказался, а также что подразумевалось под словом «гость». Это был не санаторий, а бордель для женщин. Получалось, что вокруг меня были одни проституты и что я здесь с ними заодно. Это как же я низко пал. От осознания этого я впал в ступор. Меня из него вывел вопрос, заданный кем-то сзади: — буду я занимать тренажер или нет?

Поначалу я хотел хорошо потренироваться, потом вспомнил про раненую руку и решил этого не делать. Поэтому выставил небольшие веса. После того как я выставил скромные веса местные начали надо мной посмеиваться. Мне это было как-то всё равно, я совсем не обращал на внимания на их шуточки. Пока тренировался, понял, что я деньги с Леры не просил и не возьму, а значит, я к ним не отношусь. Во время небольшой передышки между тренажёрами ко мне подошёл оширец.

— Привет новенький.

— Привет старенький.

— Ты надолго к нам?

— На неделю вроде. Только не к вам. Я не по вашей части.

— В общем, меня просили передать, что ты должен денег нашему старшему.

— Каких денег? За что? Я не понял?

— За работу здесь ты должен платить.

— Кому платить?

— Я же сказал нашему старшему.

— Это кто? Покажи рукой.

Он показал на одного из оширцев, тот находился спиной ко мне и с большим усердием колотил грушу.

— Передай вашему старшему, что я здесь не работаю. Кроме того я никаких денег ему недолжен.

— Зря, лучше заплати.

— Я уже сказал, но повторю ещё раз, я ему ничего недолжен, и платить не собираюсь.

Он ушёл и больше за всю тренировку ко мне никто не подходил. Через час все стали расходиться, я также вернулся в номер. Лера была уже там.

— Лера ты почему мне не сказала что это бордель?

— Думала, что ты сам понял.

— Я только сейчас узнал об этом в тренажерном зале.

— Ты что теперь хочешь уйти?

— Не знаю, но чувствую себя отвратительно.

— Останься, нам ведь хорошо вместе.

Мне действительно было хорошо вместе с ней.

— Ты мне должна пообещать о том, что я здесь был с тобой, ты никому не расскажешь.

— Обещаю.

— Тогда останусь.

Здесь на озере были деревянные лодки, и вечер мы с Лерой провели, плавая на лодке по озеру. Мне очень хотелось к воде, а Лера её побаивалась, и мне с трудом удалось её уговорить сесть в лодку. Пока плавали на лодке, узнал от неё, что здесь никто не умеет плавать как я. Вечером не мы одни катались на лодке, вокруг нас хватало парочек на лодках, но у всех была одна особенность, на веслах всегда были женщины. Отсюда с озера была хорошо видна территория так называемого санатория. По сути это был небольшой кусочек земли и пляж, а само озеро было длинным вытянутым и изогнутым. Предложил Лере сплавать посмотреть, что за поворотом и где оно заканчивается. Она отказалась, сказала, что ей это не интересно. Потом она вообще попросила вернуться обратно к берегу. Вернувшись в номер, посмотрел карту на планшет. На карте не было отмечено ни это озеро, ни санаторий.

Проблемы начались на следующий день. Когда утром проснулся, Лера ещё спала, и я решил сходить за завтраком для нас обоих. В кают-компании, оказалось непривычно много народу, и стояла небольшая очередь к пищевому автомату. Дождавшись своейочереди, заказал завтрак себе и Лере и, получив его, пошёл обратно в номер. Неожиданно для меня, в коридоре ко мне подошла совсем незнакомая мне девушка. Она предложила перейти жить к ней в номер. Заявив, что готова заплатить больше чем моя хозяйка. Пришлось объяснить, что я не проститут и здесь не за деньги, а потому что мне нравиться Лера. Похоже, она не поверила в это и предложила мне подумать. Сказав, что подумаю, вернулся в номер. Лера уже проснулась. Похоже, из-за моего озадаченного лица или почувствовав что-то своей женской интуицией, но Лера устроила мне допрос. Собственно я ничего и не пытался скрыть и честно ей всё рассказал. Что меня пытались перекупить у неё. После чего она превратилась в разгневанную фурию собиравшуюся пойти разбираться с той, что ко мне подходила. Пришлось её успокаивать в кровати и пообещать, что я с ней буду. В результате я хотел покупаться с утра, но теперь снова не получалось из-за женского часа на пляже.

Однако эту проблему мы решили просто, Лера ушла загорать на пляж к другим девушкам, а я ушёл дальше по пляжу и купался там, в полном одиночестве. Недолго покупавшись, понял, что мне нужно посетить местный ватерклозет. Из обоих зданий санатория были сделаны подземные переходы. Между зданиями они объединялись в один переход, который выходил на пляж. Как раз в месте, где они объединялись, и находился ближайший туалет. Куда собственно я и направился. В подземном переходе никого не было. Все женщины были на пляже, а мужчины в зале. У меня появилось нехорошее предчувствие, и я остановился, но вроде всё было тихо и никого в переходах не было. Когда я открыл дверь, ведущую в мужской туалет, то совершенно неожиданно для себя получил сильный удар в район паха. Меня спасло только то, что я был выше стандартного оширца и ударивший меня оширец, похоже, это не учёл. Он все силы вложил в этот удар, но попал мне в бедро. От удара меня откинуло обратно в переход, откуда я попытался ударить в ответ напавшего на меня. Он был очень быстрый и уклонился от моего удара. Вдобавок я получил сильный удар в спину, впечатавший меня в стену перехода. Развернувшись, увидел, что на меня напали со спины ещё двое. Снова получил удар в бок по рёбрам от первого атаковавшего меня. Удары от них посыпались один за другим, вначале я пытался отвечать, но потом просто не смог. Это был град ударов, которые были направлены в лицо и область паха. Всё что я только смог это отойти в угол и защищаться, как мог прикрываясь. Последнее что запомнил, что из туалета вышел старший у них. Он посмотрел на избиение меня, не принимая участия в этом. Хороший удар в район челюсти, который я пропустил, отправил меня в нокаут.

Открыл глаза, я был в номере. Радом на кровати сидела Лера и ревела. Говорить было тяжело, губы опухли.

— Как я здесь оказался?

— Тебя охрана притащила.

— Охрана?

— Да. Скажи, зачем ты напал на них?

— Лера что ты несёшь? Ни на кого я не нападал.

— Они утверждают, что ты напал на них и хотел ограбить. Тебя теперь выселяют отсюда.

— Лера всё было совсем не так. Я не успел дверь открыть в туалет, как они на меня напали. Они мне ещё вчера угрожали в зале, что если я не заплачу, то у меня будут проблемы. Есть ведь камеры наблюдения у охраны и записи с ихних нейросетей.

— Точно я сейчас и она ушла из номера.

Сам я попытался сеть на кровати. Мне это удалось с трудом. Сильно болел бок, и было тяжело дышать, похоже, рёбра сломаны. Левая рука тоже сильно опухла, как и нога. В неё пришёлся первый удар. Хорошо, что правая рука почти не пострадала. Мне с большим трудом удалось встать с кровати и дойти до зеркала. У меня болело почти всё тело. В зеркале посмотрел на себя. Красавец! Всё лицо заплыло, и скоро будет представлять собой один большой синяк. Меня мучил один мысль. Ну почему вот так? Ведь я же ничего никому плохого не сделал и не сказал, вел себя примерно, как пай мальчик и вот опять. Всего четыре дня спокойно пожил здесь. Не везёт, так не везёт. Скоро вернулась Лера совсем расстроенная.

— У них здесь ничего не работает, и камеры также не работали. На нейросеть они не делали запись, так что никаких записей нет. Они все как один утверждают, что это ты напал на них.

— Почему я не удивлён. Что никому не кажется странным, что я был один, а их было четверо?

— Как четверо? Их было трое. Двое утверждают, что пришли на помощь третьему, на которого ты напал.

— Их было четверо. Четвёртый это старший у них. Он ими командовал. Впрочем, это уже не важно. Доказать всё равно ничего не получиться. Они здесь все заодно.

Часть 5

— Ты так думаешь?

— Всё это было спланировано заранее. Скажи лучше, ты мне поможешь? Мне нужно будет забраться на дерево. Там рюкзак. В нём оружие и аптечка. Я не уверен, что смогу это сделать в таком состоянии.

— Конечно, я помогу тебе. Только куда ты в таком виде? Тебе в капсулу нужно.

— Вначале рюкзак, а потом и до капсулы доберусь.

— У тебя креды на лечение есть?

— Есть. Вот видишь Лера, а ты говорила, что здесь безопасно.

— Прости меня, я ведь не знала, что так получиться.

Она опять заревела, а я постарался её обнять и успокоить. Когда в дверь постучали.

— Похоже, за мной уже пришли.

— Я сейчас.

Она открыла дверь номера и вышла в коридор. Её не было пару минут, потом вернулась и сказала.

— Жди здесь, я сейчас вернусь

После чего она снова ушла. Как будто я в таком состоянии способен куда-то уйти. Ну, а я просто лег на кровать, пытаясь найти в себе силы, чтобы добраться до рюкзака. Хорошо, что я его оставил не далеко от входа в этот бордель. Лера вернулась минут через двадцать абсолютно счастливая и довольная. Прямо с порога мне заявив.

— Всё я всё решила. Ты остаешься, и тебя никто не выгоняет.

— Что произошло? Почему они решили поменять своё решение?

— Мне продали запись с нейросети вашей драки. У вас там была свидетельница. Она шла за тобой следом в туалет и видела всё. Кроме этого она ещё и сделала запись на нейросеть.

— Она продала запись?

— Да за две тысячи.

— Что было дальше?

— Дальше я пошла к администрации и потребовала компенсацию от них. В общем, они тебя вылечат за их счёт, а мне предоставили ещё неделю отпуска тут. Ты рад?

— Лечить где будут?

— Здесь. У них есть лечебная капсула.

— Туда я не стану ложиться.

— Почему?

— Неуверен, что вернусь оттуда живым.

— Не переживай я буду рядом и проконтролирую чтобы с тобой ничего не случилось.

— Тогда ладно, я согласен.

Лечебная капсула оказалась в другом корпусе, и только с помощью Леры я смог до неё дойти, также только с помощью Леры лечь в неё.

Когда капсула открылась, то было уже утро. В помещении, где находилась капсула, никого не было. На диване лежала только моя одежда уже постиранная и выглаженная. Выбравшись из капсулы, осмотрел себя. Вроде теперь никаких болезненных ощущений у меня не было, и опухоль на лице тоже прошла. Оделся и вернулся номер. Лера ещё спала, но когда я вернулся, сразу проснулась.

— Как ты себя чувствуешь?

— Не знаю нужно проверить.

— Ты же натуральный маньяк!

— А ты что сомневалась?

— Нет, конечно, иди ко мне мой маньяк.

Проверка прошла успешно. В организме всё исправно работало. После проверки мы пошли на пляж, хотя опять было женское время, но вместе ушли в самый конец пляжа, где купались. Вернее я купался, а Лера в основном загорала. После этого она меня никуда одного больше не отпускала. Плохие новости пришли на следующий день. Лера долго ругалась, а я не мог понять, что произошло. Оказалось что это она так на капитана корабля. Он ей не продлил отпуск ещё на неделю. Сказать, что она была расстроена, это ничего не сказать. Она ходила весь день хмурая как туча. Моя попытка её успокоить, заявив, что как пришло, так и ушло, только это её ещё больше разозлила. Настроение у неё сменилось только на следующий день. Вначале я подумал, что ей всё-таки разрешили, но спрашивать не стал, а она ничего не говорила. Всё прояснилось в утром, когда мы должны были выехать отсюда. Когда я открыл глаза, рядом с собой вместо Леры увидел другую девушку, причём абсолютно голую.

— Привет. Ты кто? И где Лера?

— Привет я Нис, а Лера улетела, ей на корабль нужно. Ты непротив пока побыть со мной?

— Почему она мне ничего не сказала?

— Она мне сказала, что оставила тебе сообщение на планшете.

Взяв планшет. Он лежал рядом, здесь же на кровати, на нём обнаружил сообщение от неё.

«Привет. Извини, но пришлось срочно улететь, однако я решила не портить тебе отдых и оставила с тобой свою подружку. Надеюсь, вы поладите, не скучайте и отдыхайте. Лера»

Странно это было. Она мне ничего вчера не говорила, что собирается улетать, с другой стороны я и не спрашивал. Могла бы хотя бы и предупредить. Хотя это флот, возможно, что-то срочное случилось. Я бы не поверил, что это так, но это было точно от неё и с её почты.

— Знаешь, я даже не знаю что сказать. Она мне ничего не говорила.

— Ничего не говори, просто обними.

Я на автомате обнял её, и она прижалась ко мне. Вчера я обнимал здесь Леру, а сейчас совсем незнакомую мне девушку, которую первый раз в глаза видел. Пребывая в полном шоке от происходящего. Совершенно не понимая, что мне делать дальше. Конечно, можно было спокойно уйти, вот только что меня ждёт за забором? Стая наёмников желающих прикончить меня? Опять непонятно где ночевать и питаться сухими пайками. Здесь же была нормальная кровать, душ в номере, озеро в котором можно купаться, сколько хочешь, и питание из синтезатора. За всё это не нужно было платить. Из минусов была только толпа проститутов, которые в лучшем случае меня снова побьют, в худшем прикончат. Местных проститутов как то я совсем не боялся. Меня больше волновало, что я вот должен спать с девушкой, которуювидел впервые в жизни, а она, судя по всему, решила не откладывать это дело в долгий ящик, потому что легла на меня сверху. Сам я пребывал в шоке от происходящего, но меня не спросили и всё пошло как-то само. Нис была очень голодной, ещё бы полгода в космосе, и ужасно болтливой. От Леры она отличалась сильно. Она была блондинкой, фигурка у неё была хрупкая стройная, я бы даже сказал точёная. Оказалось, что она только позавчера прилетела. Она была техником и летала на таком же рейдере, как и Лера. С Лерой они познакомились ещё во время учебы на флоте. На второй день она проболталась, что Лера продала ей неделю отдыха здесь и меня в качестве бонуса. Однако на вопрос: — За сколько? — отвечать отказалась. Молчала как партизан. На Леру я обиделся за это, хотя к Нис привык достаточно быстро. Мне только была непривычна её постоянная болтовня. Зато я много интересного от неё узнал о здешних порядках. Оказалось, что проституты здесь живут постоянно и расценки у них все разные. Начинались они от сотни и до пятисот кредов за сутки. Можно было заказать только на ночь, а не на сутки. Не все девочки заказывали их. Многие не пользовались их услугами, просто отдыхали без них или своими как я с Лерой. Попасть сюда на отдых было не просто, всегда хватало желающих попасть. Почему Лера и продала свои дни Нис. Сама же просто улетела на станцию. Могла хотя бы попрощаться, чем вот так. Хотя возможно так лучше, как для неё, так и для меня. Дни с Нис пролетали быстро, мы купались, загорали, вместе плавали на лодке. Она не боялась воды в отличие от Леры. Мне даже получилось научить её немного плавать. Один раз сходили за территорию к городским магазинам на шопинг. Там Нис мне всё время хотела мне что-то купить, а я принципиально не стал ничего брать. В итоге купили ей новое бельё. Правда она ни на шаг не отходила от меня, видимо получила инструкцию от Леры на этот счёт, вплоть до туалета ходила всегда вместе со мной. В магазинах встретили много «наших» из санатория. Взрослые мужчины там вели себя как маленькие дети и выпрашивали у "мамочек" разные игрушки. В спортзал я больше не ходил, чтобы не нарваться лишний раз на проблемы. На пятый день с Нис я почувствовал, что надо мной стали сгущаться тучи. Что-то явно готовилось. Взвесив все за и против, решил, что мне нужно завтра уходить отсюда, потому что, непонятно кто и что меня ждёт за забором. Это могли быть и охотники за головами и СБ, а могли и местные проституты. Кроме того можно было подставить Нис и её прикончат вместе со мной, чего совсем не хотелось бы. Проснувшись утром на шестой день, решил с ней поговорить. Мне была нужна её помощь, хотя можно было обойтись и без неё.

— Нис послушай меня внимательно. Я решил оставить тебя сегодня. Ты поможешь мне в этом?

— Зачем? У нас ведь завтра выезд?

— Если я останусь до завтра, у тебя и у меня могут возникнуть проблемы.

— Какие.

— Не знаю, но чувствую, тучи сгущаются и мне нужно уходить, чтобы ты не пострадала из-за меня.

— Ты не преувеличиваешь?

— Нет, я псион и я это чувствую.

— Вот это да, а почему ты раньше не говорил?

— Зачем? Чтобы это изменило?

— Наверно ничего.

— Ну, так что? Ты мне поможешь?

— Помогу. Что нужно делать?

— По большому счёту ничего. Мы уплывём на тот берег озера на лодке, я там сойду, а тебе одной придётся приплыть обратно. Сможешь?

Часть 6

— Думаю, справлюсь. У нас ещё много времени?

— Думаю, что поплывём ближе к ужину.

— Это хорошо. Значит, пляж отменяется.

Нис решила оторваться на прощанье и до обеда мы никуда не выходили из номера. Плотно пообедав и взяв ужин с собой, мы отплыли от берега. Пока я грёб, до другого берега отдал Нис подержать свой планшет и ужин. Она в планшет мне вбила свои координаты для связи. На всякий случай, как она сказала. Когда мы пристали к берегу, у неё были слёзы на глазах. Мы оба вышли из лодки, и я обнял её.

— Нис послушай меня это важно. Я Леру просил и тебя попрошу, никому не говори о том, что я был с тобой. У вас могут возникнуть проблемы с СБ из-за меня.

— Какие проблемы?

— Из-за меня, я не могу тебе ничего рассказать, но передай это Лере тоже.

— Хорошо.

— Кроме того завтра, когда будешь выходить отсюда, выходи с кем нибудь, а не одна.

— Хорошо, я поняла.

— Тогда всё. Садись в лодку я тебя оттолкну от берега.

Она послушно села, и столкнул лодку в воду. Она погребла обратно. Понаблюдав за ней, понял, что она нормально доплывет. Сам себе решил устроить пробежку. Озеро оказалось достаточно большим и мне пришлось его обегать около часа. Вскоре я уже был у дерева, где я спрятал свой рюкзак. Рюкзак был на месте, полный сухих пайков. Уложив в кармашек свой ужин, пошёл в сторону города, потом вспомнил про нож и вернулся за ним. После чего подумал, что пешком мне отсюда добираться долго и решил вызвать такси. На планшете нашёл такую услугу и вызвал, обошлось мне это в тридцать кредов, причём оплата вперёд. Через полчаса прилетел аэробайк на место, которое я отметил на карте. Управляла им девушка. Только здесь я задумался, а куда я собственно хочу лететь и решил лететь обратно к своему ангару, но ей на карте показал место достаточно далеко от него. Заплатил ей ещё пятьдесят кредов, и мы полетели. Давно я не летал на пассажирском сидении. Со дня, когда первый раз попал в этот город. Через полчаса она меня высадила недалеко от того места, что я указал на карте и сразу улетела. Пешком пошёл к ангару, где раньше обитал. Теперь мне эти две недели казались классным отпуском, в котором я побывал, а сейчас было нужновозвращаться к своим обычным серым будням. Чего совсем не хотелось. Три скрытые камеры, которые я установил в ангаре, показали, что гостей у меня не было. За две недели никто не приходил в ангар и даже не проходил через него. После чего я спокойно вернулся к себе на второй этаж. Спать мне совсем не хотелось, хотя на улице уже стемнело. У меня было как-то не спокойно на душе. Чем это было вызвано, я не понимал. Нормально поспать я так и не смог в ту ночь. Когда я проснулся, на улице было темно. Посмотрел планшет, рассвет был только через час. Умылся и начал собираться. Выложил всё лишнее из рюкзака. Оставил здесь канистры и сухие пайки, а остальное решил взять с собой. Проблемы возникли на прокатной стоянке аэробайков. Они были ещё не заряжены до конца. Вначале я хотел взять, как есть, но потом вспомнил, что мне далеко лететь и мне совсем не хотелось остаться без аэробайка. Первым зарядился грузовой аэробайк, и я сразу забрал его, несмотря на цену. Он был одним из самых дорогих в прокате. На максимальной скорости вылетел за винтовкой, забрал её и полетел в сторону санатория. Я торопился, потому что помнил, Лера улетела утром, и Нис скорей всего также будет улетать с утра. Возможно, это было и паранойей с моей стороны, и ей вряд ли что-то угрожает, но я решил, что мне будет так спокойней, если я подстрахую её.

Она точно была ни в чём не виновата.

Солнце уже начало вставать, когда подлетал к санаторию. Немного не долетев, свернув в лес, и бросил аэробайк. После чего пошёл по лесу к проходной санатория. Вскоре я был на месте. Около него было непривычно тихо, никто не выходил и не входил через проходную. Вроде успел. Чтобы не светиться лишний раз, занял позицию в глубине леса, перед этим разместил, скрытую камеру на стволе одного из ближайших к проходной деревьев. Она мне на планшет должна была транслировать, кто будет входить и выходить. Собрал старой листвы и сделал что-то вроде бруствера из неё. Она хорошо скрывала винтовку. Одно было плохо, что восходящее светило было у меня сбоку, а не у меня за спиной, но по большому счёту это было неважно, против меня другого стрелка здесь не было. Когда достал обоймы с иглами встал вопрос, а чем заряжать винтовку? Решил пока ничем не заряжать. Приготовил две обоймы с бронебойными иглами, одну неполную с нейротиком и одел бронежилет. Позиция была отличная. Вся площадка перед проходной, как и сама проходная, были у меня в прицеле. Место перед проходной было совершенно открытое. Всё это было далековато от меня и можно было поближе занять позицию, но я не хотел рисковать. Теперь просто дождусь, когда она улетит, и сам улечу отсюда.

Началось ожидание. Ждать пришлось долго. Местное светило уже сильно припекало, когда началось движение у проходной. За это время я даже успел вздремнуть. Меня разбудил планшет своим пищанием. Он показал, что парочка вышла из проходной и пошла на шопинг в ближайшие магазины. После них начали выходить девушки, как правило, по одной или парами. Они дожидались такси и улетали, а я внимательно рассматривал каждую в бинокль, Нис среди них не было. Такси также прилетали и привозили новых девушек на смену улетевшим. Они все уходили в проходную и не возращались. Парочка которая с утра ушла на шопинг уже вернулась обратно, но туда ушли две другие парочки. Здесь шла обычная жизнь. Время было уже близкое к обеду, а Нис всё не было. Меня всё больше и больше волновало, отсутствие Нис и я уже начал обдумывал планы проникновения на территорию. Можно было конечно отправить ей письмо. Свои координаты она мне оставила, но это был крайний вариант. Я помнил про СБ, наверняка оно читает всю переписку. Когда она появилась из проходной, максимально приблизил бинокль чтобы хорошо рассмотреть её, и не ошибиться. Это точно была она. Вот только почему она была одна? Ведь я попросил её выходить с кем-нибудь.

Она вышла из проходной, стояла и ждала такси. В руках у неё была небольшая сумка. Всё вроде было тихо. Похоже, всё в порядке и я зря переживал, это просто у меня нервы шалят. Когда из проходной стали выходить мои старые знакомые, Нис стояла к ним спиной. Я не видел, что они сделали, но у меня ёкнуло в груди, когда она начала падать на землю. Упасть она не успела, они её подхватили за руки и ноги и понесли в лес. Как назло не в мою сторону, а в противоположную. Поймал их в прицел, но не знал что делать. Если я сейчас открою огонь, в проходной охрана, она точно вмешается, что тогда будет вообще не понятно. Похоже, стрельба пока отменяется. Быстро зарядил винтовку бронебойными иглами, никакой пощады не будет. Если раньше я подумывал вернуть им должок, подстрелив их из нейротика и потом просто хорошо попинать, то теперь сантименты закончились. На войне как на войне.

Часть 7

Быстро растолкал по карманам что приготовил и побежал в обход. Плохо, что мне придётся перебегать через дорогу, а там открытое место. Надеюсь, охрана меня не заметит. Хотя они наверняка камеры наблюдения выключили. Перебежал я дорогу удачно, вроде меня никто не видел. После чего мне пришло обегать всю открытую площадку перед проходной, и только тогда я углубился в лес. Они уже давно скрылись в лесу, и я не видел, куда они пошли дальше. У меня началась легкая паника. Лес здесь был большой, куда они направились, было непонятно, и я сильно переживал за Нис. Решил успокоиться и двигаться зигзагом вряд ли они ушли далеко скорей всего, где-то здесь рядом. Попробовал бинокль переключить на тепловизор. Он показал, что дальше и левее было тепловое пятно, похоже, это были они. Когда подкрался ближе, выяснилось, что я не ошибся, это были они. Они не двигались, просто положили её на землю и чего-то ждали. Судя по всему, они вырубили её нейротиком, а теперь ждали когда она придёт в себя. Это хорошо. Значит, у меня есть время подготовиться. Под прикрытием стволов деревьев подобрался к ним на расстояние уверенного выстрела и занял позицию у ствола дерева. Пока я это делал, Нис уже пришла в себя и разговаривала с ними стоя. Стрелять теперь я не мог, боялся её случайно зацепить.

Ну и зачем ты встала? О чём они говорят, мне было не разобрать, но неожиданно один из них ударил Нис. Она упала и сразу начала вставать. Придётся написать ей. Быстро набрал на планшете и отправил ей сообщение.

«Нис я рядом. Готов их уничтожить упади и не вставай, а лучше сразу отползай в сторону»

Нис встала, что-то сказала ему, после этого её опять ударил, но в этот раз другой и она снова упала. Здесь уже я нажал на спусковой крючок. Очередь из игл понеслась в них. Они даже не поняли, что их убило. Двое сразу упали, третьего только зацепило, а я уже перенёс огонь на четвёртого. Он развернулся лицом ко мне и выхватил угольник, иглу от меня он принял в грудь. Остался только третий. Он был раненый и пытался ползти в сторону Нис, а она ползла от него от него. Быстро заменил пустую обойму. Ползти за ней он не смог долго, получил ещё несколько игл от меня и замер, а Нис всё также ползла в сторону. Когда подошёл к ней, а она всё также ползла.

— Привет Нис. Всё закончилось. Можешь вставать.

Она подняла голову и посмотрела на меня

— Алекс я не поверила что это ты. Откуда ты здесь?

— Чувствовал, что тебе может понадобиться моя помощь. Вот и прилетел тебя подстраховать.

Она обняла меня и залила слезами весь мой бронежилет

— Нис нужно закончить с ними, что они хотели от тебя?

— Тебя.

— В каком смысле меня?

— В прямом. Они хотели знать, где тебя найти.

— Понятно. Пойдем, посмотрим, возможно, есть ещё живые? Только держись за мной.

— Хорошо.

Живым оказался только один, как раз тот, что поджидал меня в туалете. Он был ранен, но пытался сбежать. Пробежав десяток метров. Он получил от меня иглу в ногу и упал. Сделал, оставшимся троим по контрольному выстрелу, и подошёл к нему. Он всё ещё пытался ползти по направлению к проходной.

— Ты далеко собрался? Я с ним поговорить хочу, а он уползает. Мне Нис сообщила, что вы меня искали. Считай, нашли. Что хотели? Что молчишь теперь?

Он прекратил ползти и повернулся ко мне лицом.

— Зря мы тебя тогда оставили в живых.

— Уже хорошо, говорить умеешь, а то всё молчишь и молчишь. Так что хотели то?

— Ты уже покойник.

— Слушай, мне вот постоянно это говорят. Знаешь, уже надоело. Ты можешь что-то новое придумать?

— Нет.

— Жаль.

— Нис это он вроде тебя ударил?

Она всё время была за моей спиной и молчала. Только здесь ответила.

— Да он.

Протянул ей винтовку.

— Держи. Он твой.

Она посмотрела на винтовку потом на него.

— Нет, лучше ты.

— Хорошо, как скажешь.

Контрольный выстрел остановил его последнюю попытку побежать от меня. Только здесь я посмотрел на лицо у Нис. Досталось ей прилично. Аптечку была в рюкзаке, достал и отдал ей.

— Приложи. Знаешь, как пользоваться?

— Знаю.

— Пойдём, нужно за аэробайком сходить.

Оставил на этом месте работающую глушилку, а то кто его знает, возможно, у них тоже есть такие системы, как у киллера. Хотя вряд ли. Уровень у этих был совсем не тот. Забрал сумку, с которой была Нис и мы пошли к аэробайку. Она так и шла за мной, держа в руках мою аптечку. Похоже, она находилась в шоке от произошедшего с ней. Скоро мы вышли обратно к проходной. По планшету просмотрел, что здесь происходило, пока меня не было. Собственно ничего и не происходило, никто больше не выходил из проходной и не искал их. Нис внимательно смотрела за тем, что я делаю.

— Ты что камеру установил? — неожиданно спросила она.

— Да. На другой стороне площадки, на дереве висит.

— Она что сняла всё, а то я ничего не помню?

— Конечно, всё сняла.

— Можно посмотреть?

— Смотри.

Отдал ей планшет, а сам пошёл дальше. Она смотрела записи на планшете что были сделаны камерой, и шла за мной. Мы удачно перешли дорогу, нас вроде никто не заметил, и подошли к моему аэробайку. У него она мне вернула планшет и аптечку.

— Скажи, а почему ты сразу не стрелял?

— По двум причинам, боялся тебя зацепить, и охрана она могла вмешаться, а она точно на их стороне.

— Почему ты в этом уверен?

— Когда меня били в переходе, происходило это под камерами. Охрана тогда заявила, что они у них не работали. На самом деле просто отключили. Вот и сейчас у них точно также камеры не работают, но они могли без камер визуально заметить и тогда я не был уверен, что смог бы помочь тебе.

— Скажи, а они меня? Ну, когда я была без сознания?

— Ничего такого, я в бинокль наблюдал, они к тебе не прикасались. Просто стояли, и ждали когда ты придёшь в себя.

— Тогда почему тогда ты их не уничтожил?

— Далеко было, я подкрадывался ближе, чтобы гарантировано ни один не ушёл.

— Откуда всё это? Оружие, бинокль, камеры? Ты же дикий?

— Дикий и это всё не моё. Садись в аэробайк хватит вопросов.

Мы как раз подошли к нему.

— Вот и аэробайк тоже.

— Он тоже не мой, а прокатный.

— Как ты можешь им управлять?

— Пятьдесят кредов и каждый сможет. Здесь на планете даже дети их пилотируют. Ну что, я ответил на все твои вопросы?

— Нет. У меня их много.

— Хорошо на остальные отвечу потом, а пока садись в аэробайк.

Она послушно села на пассажирское сидение, и я поставил ей её сумку на колени и закрыл дверь. Как же много вопросов от неё. Сам запрыгнул на переднее сидение и начал аккуратно его поднимать от земли. Полёт по лесу занял много времени, хотя здесь было совсем недалеко. Было сложно пилотировать в связи с тем, что некоторые ветки были совсем низко. Скоро я приземлился около моих свежее оприходованных наборов. После чего началась погрузка их в багажник. Трое были погружены быстро, за четвёртым пришлось идти. Всё бы хорошо, но Нис отошла от шока и решила составить мне компанию.

— Скажи, зачем ты их грузишь?

— Продам.

— Кому?

— Медцентры покупают на органы.

— Что хорошо платят?

— Немного, но не оставлять же их здесь, а так небольшие креды за них заплатят.

— Понятно.

— Зато мне непонятно. Ты почему вышла одна? Я ведь попросил тебя не выходить одной.

— Так я была не одна, её на проходной попросили вернуться обратно.

— Кто?

— Охранник.

— Какие ещё могут быть сомнения, что охрана заодно с ними? Зачем ты тогда одна вышла?

— Такси должно было прилететь, я не думала, что так получиться.

— Оно кстати так и не прилетело.

— Кстати да. Слушай, я у тебя скопировала запись с моим похищением. Ты непротив?

— Непротив. Надеюсь только её?

— Только её.

В этом я был неуверен, но ничего ценного на других записях на планшете не было. На этом я погрузил последнего и закрыл багажник.

— Ты опоздала уже на космодром?

— Нет, челнок на станцию будет только в семь вечера.

— Тогда зачем ты так рано вышла из санатория?

— Попросили освободить номер.

— Понятно, тогда предлагаю залететь в постирочную, нужно вещи постирать. Мы оба испачкались.

— Я не против.

Только когда мы вылетели, понял что единственная постирочная, которую я знаю, находиться на другой стороне города. Нис вроде никуда не спешила, а я тем более, значит, летим туда. Полёт прошёл без приключений и скоро я приземлял аэробайк около неё. В ней уже привычно никого не оказалось. Снял с себя всю одежду и закинул в стиралку. Нис посмотрела на меня.

— А если кто-то зайдёт?

— Здесь это обычное явление, никто ничего не скажет.

— Вон камера висит.

— Пускай снимает, мы ведь тут ничем таким не планируем заниматься.

— Не знаю, как ты я вот совсем непротив позаниматься.

При этом она достала у себя из сумки трусики и повесила их на камеру наблюдения, после чего скинула всё с себя, и тоже закинула в стиралку, запустив её в работу. Пришла и села мне на колени.

— Только не смотри на меня.

— Это почему?

— Я не красивая.

— Вот это не правда. Почти всё прошло и ты всё такая же красавица, как и была, ничего не изменилось.

— Возьми меня, я очень этого хочу.

Хотя была угроза, что в любой момент могли зайти, но я не мог отказать девушке в её просьбе. Стиральная машинка уже давно постирала, а мы всё ещё не могли успокоиться, похоже, угроза, что кто-то может зайти в помещение её сильно заводила. В итоге в постирочную зашли, но мы к тому времени уже начали одеваться в постиранные вещи. Она чуть не забыла трусики на камере наблюдения. После этого у нас был ранний ужин или поздний обед в ближайшем летнем кафе. В нём я вернулся к реальности. Меня здесь многие знали, и чуть дальше по улице был один знакомый ресторан, где меня не только знали, но и объявили на меня охоту. Нужно вести себя скромней и осторожней. После ужина мы вылетели к космопорту, Нис хотела пробежаться по магазинам около космопорта. К самому входу космопорта я не стал подлетать, приземлился в квартале от него.

Часть 8

Нис вышла грустная из аэробайка.

— Почему ты не полетел к самому космопорту?

— Я же говорил что у меня проблемы с СБ и лучше чтобы нас не видели вместе. Кроме того никому не говори обо мне.

— Алекс кто ты?

— Ты же знаешь кто. Я дикий как у вас называют.

— Дикие не умеют, как ты, пользоваться такими вещами как планшет, скрытыми камерами и воевать как ты. При этом у тебя нет нейросети и баз тоже.

— База есть, мне на корабле уставили, так что оружием пользоваться умею. Можешь у Леры спросить, как я попал к ним на корабль, сам я точно не знаю. Вроде как у пиратов они меня нашли. Планшеты есть у меня на планете, так что ничего нового для меня нет.

— Всё равно ты очень странный.

— Какой есть.

— Какой у тебя уровень интеллекта?

— Хороший.

— Это сколько?

— Почти инженерный минимум.

— Тогда что ты здесь делаешь?

— Выживаю. Нис тебе пора иди, а то на челнок опоздаешь.

— Нет, постой я хочу разобраться.

— Нис, тебе нужны проблемы?

— Нет.

— Вот и забудь обо мне, если не хочешь их получить. Всё иди, а то опоздаешь. Мне тоже пора лететь.

Обняв её на прощанье и сел обратно в аэробайк. Сразу начал взлёт, а она пошла в сторону входа в космопорта.

На душе было грустно и погано. Вряд ли я с ней, когда нибудь снова встречусь и никаких серьёзных чувств я к ней не испытывал. Просто за эти семь дней я к ней привык что ли. Пока летел к Дису, мне было нужно освободить багажник, и скоро уже приземлился у него во дворе. Дис меня встретил совсем нерадостно.

— Привет. Опять ты?

— Да, но в этот раз беспроблемные.

— Я ещё тех не реализовал, а ты уже новых привёз.

— Я не специально. Они сами напросились.

После осмотра багажника Дис стал совсем хмурый.

— Откуда они у тебя?

— Напали на меня и избили.

— Ты совсем не похож на избитого?

— Так я в капсуле побывал. Твои знакомые что ли?

— Вот эти двое были постоянными клиентами. Он показал на старшего и ещё одного.

— Я даже знаю, что они у тебя покупали. Смотри на это с другой точки зрения, теперь ты сможешь всё продать по второму разу.

— Кому? Эти уже ничего не купят.

— Я знаю место где, таких как они полно. Думаю там многие будут не против у тебя купить.

— Не врёшь?

— Нет, я там был и сам всё видел.

— Хорошо тогда посмотрим.

Он навёл прибор для определения нейросети на них. Все нейросети у них оказались вторичные и бесплатные. Ничего другого я не ожидал и уже давно понял, что здесь специально не ставят новые нейросети, чтобы не было соблазна тебя убивать из-за нейросети. Даже бесплатные нейросети и те ставили вторичные. Больше Дис не стал ничего замерять, просто предложил пять тысяч при условии, что я покажу место. Достав планшет, показал на карте где находиться санаторий.

— Там же нет ничего.

— Есть.

— Вот смотри, и я показал запись с камеры.

На видео было хорошо видно проходную. Вот проходная там за забором находиться санаторий, а проще говоря, бордель для женщин. Там полно, таких как эти. Внутрь тебя не пустят, но можешь на проходной с охраной договориться или вот видишь парочку они пошли по магазинам. Они недалеко от санатория по магазинам ходят, вот у магазинов и можешь их ловить и предлагать. Думаю, найдутся желающие. Только не говори от кого они, а то могут возникнуть вопросы к тебе.

— Это понятно. Хорошо держи пять тысяч и надеюсь, ты меня не обманул.

— Мне, зачем тебя обманывать?

— Пока не привози больше, уже не куда девать.

— Хорошо.

Для себя я решил, что нужно завязывать с Дисом и искать кого-то другого. Если узнают, что я бываю здесь постоянно, на меня могут устроить ловушку или сам Дис может меня сдать. Хотя прошло две недели, как на меня объявили охоту, но пока никаких охотников за спиной я не чувствовал. Если не считать пары инцидентов с охраной здания и проститутами, но это были больше досадные недоразумения. По пути залетел в оружейный магазин и продал трофейный игольник. Непонятно почему, но из четверых проститутов оказался вооружённым только один. Он же был у них старшим. Остальные оказались без оружия. Кроме того мою коллекцию трофейных чипов пополнили ещё четыре штуки. Странно, что Дис предложил, такую хорошую цену не глядя. Судя по всему, я продешевил. Настроение мне поднял факт того что сумма у меня на счету уже перевалила за тридцать одну тысячу и деньги на дорогу отсюда у меня теперь были. Нужно было искать варианты как можно улететь отсюда. Когда был в санатории с Лерой, аккуратно спросил её о том, долго они здесь пробудут или нет. Мне пришло в голову, что возможно получиться договориться и улететь отсюда на том же корабле. Вот только оказалось, что она сама не знает, когда они улетают. Корабль повреждён и когда его починят, было неизвестно. Пока летел, открыл на планшете биржу для наёмников и посмотрел, как там обстоят дела. Заявка на меня по-прежнему была, но она висела уже не в самом начале списка, а ближе к его окончанию. Это радовало, ещё неделька или две и обо мне забудут. Бросив аэробайк на стоянке, вернулся к себе в ангар. Здесь было по-прежнему тихо, камеры показали, что гостей у меня не было. Весь вечер и часть ночи я занимался тем, что искал варианты в сети как нелегально улететь отсюда. Никаких вариантов в сети не было. Самым сложным было, на мой взгляд, найти контакт с кем договариваться, то есть капитана транспортника. Они ведь все были не местные. Для этого было нужно найти того кто работает в космопорте. У меня там была парочка «знакомых», но их было проще пристрелить, чем заставить на меня работать. Они почти наверняка сразу сообщат обо мне СБ. Как их заставить протащить меня на станцию, а потом на транспортник, я не представлял. С другой стороны они как-то протащили меня на выход, мимо систем безопасности. Это значит, такая возможность существует, но здесь им помогало СБ.

Часть 9

Проснулся утром с вопросом стоит ли переезжать отсюда или нет. Вроде прошло две недели, и всё было тихо и спокойно. Долго думал, решил, что стоит переезжать, а это место оставить как запасное. Сходил за аэробайком и прилетел на нём в ангар. После чего начал загружать его своим добром. Добра у меня было не много, только после того как я заполнил две канистры водой, места в багажнике у меня почти не осталось кровать туда поместилась с большим трудом. Винтовку я теперь носил, завернув в рулон ткани, что раньше служила тентом над кроватью. Она хорошо выступала в роли своеобразного чехла. По дороге залетел, купил чистый банковский чип за сотню кредов и перебросил на него все креды. Решил подстраховаться. Ведь этот я получил на станции от бармена, а он с СБ был точно связан. Теперь точно никто не знал, где я нахожусь и как меня отследить.

В посёлке для молодёжи было тихо. Специально полетав по посёлку чтобы привлечь к себе внимание. В надежде, что появятся местные, если здесь кто-то был, но никто так и не появился. Стояла мертвая тишина. Приземлившись, погулял по посёлку, как и раньше никого здесь не обнаружил. Зато обнаружил подходящий дом и решил в нём обосноваться. У него было одно преимущество. Он был трёх этажным и с его чердака был хорошо виден почти весь посёлок. На втором и третьем этаже сохранились несколько дверей в комнаты. Они закрывались изнутри. В нём я занял комнату на третьем этаже, при этом заминировал лестницы на второй и третий этаж. Кроме того привязал снаружи дома веревку чтобы можно было экстренно по ней спуститься вниз по стене. Мой дом моя крепость! На соседних домах установил камеры, теперь к дому никто не мог подойти незамеченным.

Прошла неделя как я жил в бывшем посёлке для молодёжи. Всё это время было тихо, всего один раз днём прилетали гости, как раз те шестеро с которыми я здесь встретился в первый день. Трогать я их не стал, хотя мог легко их уничтожить. Во-первых, стало их жалко, они были ещё подростки, во-вторых, их могли начать искать здесь, а мне это было совсем ненужно. За это время у меня уже выработался свой распорядок дня. Вставал рано, почти с рассветом, брал кувалду и начинал долбить стены гаражей. За утро разбивал четыре стены. Утром ломал стены по двум причинам, здесь утром никого не было, а значит и своим стуком никого не привлечёшь, кроме того утром было нежарко. Потом у меня была пробежка по лесу до города.

Выяснилось, что аэробайк можно заказать, и он прилетит, но только в пределах городской черты, а в посёлке была уже не городская черта. Вот мне и приходилось бегать за ним к месту его посадки, где я его забирал. После чего начиналась погрузка металла в него. За три рейса я обычно вывозил металл на сдачу и получал свои три сотни кредов. На сдаче не снимал накидку с лица, чтобы случайно не узнали, но это была лишняя предосторожность, там был натуральный конвейер, и у приёмщиков металла совсем не было времени разглядывать прилетающих на сдачу. После чего оставшуюся часть дня был полностью свободен. Обычно возвращался обратно к себе в дом и уходил в сеть. В сети искал любые зацепки, чтобы найти любой вариант как улететь отсюда. Мне были нужны выходы на контрабандистов, а они здесь точно были. Это мне удалось выяснить.

Как раз летел после третьего рейса обратно к себе, когда решил проверить объявление обо мне на бирже наёмников. Посмотрел и разозлился. Этот урод поднял за меня цену, теперь рядом со мной красовалась цифра в пятнадцать тысяч, и я снова был в самом начале списка. Судя по всему, он так постоянно будет подымать на меня цену. Денег у него полно. Ну что же ты меня разозлил, и я выхожу на охоту на тебя. Мы ещё посмотрим кто кого. Проститутом побыл, теперь побуду киллером. Вот только там я денег не брал, а здесь точно возьму.

Вечером уже с винтовкой приземлился недалеко от ресторана мадам Бенси. Она всё также выступала. Занял позицию в развалинах недалеко от ресторана. Отсюда до ресторана было далековато, но площадка перед рестораном мне была хорошо видна. К сожалению здесь меня ждало полное фиаско. Аэробайки с важными гостями садились не перед рестораном, а на его внутренний двор. Вспомнив внутренний двор ресторана, понял, что там у меня нет никаких шансов. Вокруг него находился высокий забор, на него забраться было крайне сложно, не говоря о том, чтобы с него стрелять. Никаких высотных зданий, откуда можно было бы вести стрельбу, поблизости не было. Решил подождать, возможно, представится удобный случай. Плохо, что у меня в прицеле не было ночного виденья.

Скоро представление в ресторане закончилось и аэробайки у ресторана начали разлетаться, со двора также вылетело четыре аэробайка, а приземлилось там пять. Одного не хватало. Судя по всему, это и был нужный мне аэробайк. Решил ждать. Через полтора часа после остальных вылетел и этот. Когда он пролетал, я смог рассмотреть его. У него была небольшая вмятина сбоку в его задней части. Он улетел, а я направился к своему аэробайку. Он пока был на месте и не улетел на зарядку. Вернуться обратно в посёлок я не успевал, время аренды заканчивалось, поэтому полетел снова в ангар, но и до него не долетел, аэробайк приземлился и высадил меня. Пришлось идти туда пешком. Подойдя к ангару, проверил камеру, которую здесь специально оставил. За неделю моего отсутствия никто так и не появился в ангаре.

Переночевав в ангаре, рано утрам вылетел к дому, где проживал мой клиент. Дом был указан на карте города с границами кланов. Вот только это оказался не дом, а настоящая крепость. Весь дом был окружён высоким забором. Окна дома были узкие и тонкие, как бойницы, пролезть через такое окно было невозможно, зато изнутри было удобно вести огонь. На крыше дома, стояли две ракетные установки. Это было только то, что мне удалось рассмотреть из аэробайка, когда я пролетал мимо этого дома, сделал запись на камеру планшета.

Приземлился в квартале от этой крепости и стал ждать. Прокрутив несколько раз запись в замедленном режиме, обнаружил, что некоторые оборонительные системы я не заметил, когда пролетал. Соваться туда ни в коем случае было нельзя, обратно просто нереально выбраться живым. Поэтому ожидал недалеко от дома, наблюдая за домом в бинокль. Периодически из дома вылетали аэробайки, но они постоянно оказывались не теми. Нужный мне аэробайк вылетел только во второй половине дня. Только сейчас я смог его хорошо рассмотреть при дневном свете. Это был совсем не простой аэробайк. Мало того что он был в два раза шире и на метр длинней стандартного, но десять его антигравитационных подушек намекали о том, что это совсем не простой аэробайк, а бронированный. Этот броневик не спеша пролетел мимо меня и после этого я начал его преследование, отстав от него на несколько кварталов. Он пролетел совсем немного и вскоре начал приземляться около магазина. Сам я тоже приземлился, но немного раньше и в бинокль продолжил наблюдать за ним. Как только он приземлился, из него выскочили двое охранников. Они начали осматриваться по сторонам, после этого кто-то быстро проскочил между ними в магазин. Всё произошло настолько быстро, что я даже не успел рассмотреть, это был нужный мне клиент или нет. Обратно повторилось то же самое. Кто-то, прикрываясь охраной сел в аэробайк. Аэробайк сразу взлетел и полетел дальше. В этот раз я успел его рассмотреть, это был он — моя цель. После этого всё повторилось, точно также, он подлетел к очередному магазину, сходил в него и вернулся. Никаких вариантов подстрелить его не было. Кроме того я переключил бинокль на тепловизор и увидел что внутри аэробайка находятся не два охранника, а четыре. Двое охранников просто не выходили из него. Вдобавок обратил внимание на то, что задняя часть аэробайка была сильно нагружена. Это чувствовалось, когда он взлетал, похоже, там тоже что-то есть, или дройды или мощные пушки, однозначно что-то тяжёлое находиться у него в багажнике. Клиент слетал в ещё два магазина, после чего отправился в развлекательный центр, но там он опять приземлился не на общей площадке, а на закрытой служебной. В этом центре он пробыл до вечера и вылетел оттуда в ресторан. Где всё повторилось, он сел на заднем дворе и также остался в ресторане, когда другие улетели. Пробыл внутри в этот раз он на два часа дольше остальных, после чего улетел к себе. Вернувшись к себе в ангар, я понял, что за весь день у меня не было ни малейшего шанса. На следующий день картина повторилась, разница была только в том, что магазины были другие, но после них также был развлекательный центр и ресторан. Вечером в ангаре я понял, что у меня совсем нет идей, как его достать. Единственное что мне пришло в голову это попытаться расстрелять этот броневик из трофейной винтовки, но я не знал какая броня у этого аэробайка. Пробьет её винтовка или нет, было не понятно, также было не ясно, что находиться у него в багажнике. Если там пара абордажных дройдов плюс четверо охранников, тогда это очень серьёзно. Кроме того на крыше был сделан какой то горб в нём также могло скрываться что угодно. Это не аэробайк, а танк летающий. Впрочем, у каждого танка есть слабые места. Нужно только их узнать. Зайдя в сеть, начал искать данные по нему. В сети ничего по нему не нашлось. Единственное что я выяснил, что такие броневики выпускала только одна фирма на планете, а значит стоит им нанести визит вежливости.

Часть 10

Проснувшись утром, долго думал, как мне туда попасть. Совсем я не производил впечатления солидного заказчика, способного приобрести такой аэробайк, а нужно было, чтобы мне предоставили информацию по нему. У меня даже нейросети не было и на это сразу обратят внимание. Скоро у меня родился план как это сделать. Правда пришлось слететь раскопать заначку с моим комбинезоном и переодеваться в него. Так же пришлось нарезать лечебного пластыря и заклеить им места, где должны быть разъемы нейросети на руке и шее. После чего вылетел в фирму производящую эти бронированные аэробайки. Она располагалась в отдельном здании и занимала его полностью. У девушки на ресепшене попросил свести меня с менеджером по торговле бронированными аэробайками, и она проводила меня в кабинет.

У входа в кабинет меня встретила другая девушка и предложила расположиться в удобном кресле. Странно, но похоже мой вид не вызвал у неё вопросов. Начал я издалека.

— Вы знаете, мой начальник меня послал к вам, узнать про вашу продукцию. Вот только у него есть условие, он хочет остаться анонимным. Такое возможно?

— Конечно. Без проблем.

— Хорошо, тогда вы бы не могли мне скинуть на планшет данные по вашей продукции. Для того чтобы я мог вместе с ним выбрать достойный вариант. Мне сейчас нейросеть меняют.

— Боюсь, что это не возможно.

— Почему?

— Точные характеристики являются секретной информацией.

— Как же нам тогда быть?

— Могу вам показать наш промо ролик, после чего мы обсудим уже детали, а вы их передадите.

— Раз у меня выбора нет, давайте посмотрим.

Она включила ролик и мне сорок минут показывали, какие классные у них выпускаются бронированные аэробайки. Вот только никаких деталей там не прозвучало.

— Скажите, вас что-то конкретно заинтересовало? — спросила она, когда он закончился.

— Мне понравились два варианта из показанных, но в ролике нет никаких данных. Какое там бронирование непонятно. Возможно, всё простреливается из обычного игольника.

— Нет, конечно, бронирование у них отличное. Можете посмотреть на этой схеме — на экране панели появилась схема бронирования и толщина бронелиста, — Но это самый обычный вариант, можно сделать усиленное.

Посмотрев на схему, понял в него нужно стрелять только из пушки, чтобы пробить броню. Самая толстая броня была на днище. По бокам было немного тоньше. Самой тонкой оказалась крыша.

— А усиленный вариант?

— Всё, то же самое только броня усилена на двадцать миллиметров.

— Вся?

— Нет только боков и днища.

— Крыша что останется такая же по бронированию?

— Да. Крыша считается самой безопасной частью аэробайка.

— Скажите, я в ролике у него на крыше видел горб. Какую функцию он выполняет?

— В нём расположены турели безопасности, если на вас напали, то они открываются и открывают огонь по противнику.

— Управляются они как?

— На ваше усмотрение. Можно искином, а можно вашей охраной.

— В принципе всё понятно. Какая у него скорость движения?

— Это зависит от мощности установленных турбин.

— Понятно.

— Скиньте мне на планшет всю информацию, какую возможно и прайс с ценами.

— По информации, если возникнут вопросы, вызывайте в любое время. Вот моя визитка. Прайс я вам уже перекинула на планшет.

Когда я вышел из офиса, посмотрел их прайс и был слегка удивлён. Цены у них на аэробайки сильно кусались. Цена на самый дешёвый вариант начиналась от двухсот тысяч. Этот визит мне ничего не дал, фирма умело скрывала все недостатки и слабые места, если они у них конечно были. По сути, я только узнал что бронирование у него очень хорошее. Самое тонкое место у брони это крыша, но даже её не прострелить бронебойной иглой. Можно попытаться из трофейной винтовки прострелить, но без нейросети винтовка не работала. Придётся тогда под неё нейросеть ставить. Кроме того нужно было как-то оказаться над аэробайком или на его крыше, а там стоят турели которые по тебе начнут сразу стрелять. Если после этого из багажника ещё выскочит парочка дройдов, то мало мне не покажется.

Ни одной толковой идеи, как мне его достать, у меня не было. Вроде он был рядом, а достать его не могу. Сильно расстроенный этим обстоятельством, вернулся обратно в дом. Когда поднимался на третий этаж, по заминированной лестнице, у меня родилась идея. Собственно, почему я пытаюсь его подстрелить? У меня же есть пара бомб можно попробовать подорвать. Нужно только чтобы он и бомба встретились. Под место для их встречи подходило два варианта. Ресторан и развлекательный центр и там и там он бывал регулярно. Ресторан сразу отпадал, там меня все знали. Значит развлекательный центр. Не дойдя до своей комнаты, развернулся обратно и вылетел в этот развлекательный центр. Это было рискованно, ведь там было полно камер наблюдения, но я решил рискнуть.

Когда я приземлился на его подземной парковке, понял что поторопился, нужно было переодеться в привычную здесь одежду, а я был в комбинезоне. Возник вопрос идти так или вернуться и переодеться. Решил рискнуть и идти так. Очень не хотелось оставлять рюкзак в аэробайке, но прицепил на пояс только кобуру с игольником, пошёл на разведку. Первые два этажа в здания были заняты магазинами. Развлекательный центр оказался только на третьем этаже. Немного погулял среди магазинов на первых двух этажах и поднялся на третий этаж. Вход в развлекательный центр был свободным. Здесь было много чего, но сейчас работали только игровые автоматы. Две сцены и ринг сейчас пустовали, посетителей почти не было. Погуляв со скучающим видом среди автоматов, направился к одному из четырёх баров, что здесь были. У стойки его бара сейчас никого не было, и бармен явно устал до блеска натирать стойку. Скорей всего он был непротив поболтать.

— Привет, что здесь у вас есть? Можно выпить?

— Есть какие-то предпочтения?

— Нет особых. Давай на твой вкус только чтобы не сильно дорого было.

Не сильно дорого оказался коктейль за сто пятьдесят кредов.

Не успел я его попробовать, как по бокам возникли две девушки. Осмотрев одну потом другую, и понял, что они представительницы самой древней женской профессии на Земле. В мои планы совсем не входило покидать это моё наблюдательное место, непросто же так я его долго высматривал. Отсюда я хорошо видел почти весь развлекательный центр, а по времени мой клиент уже должен быть где-то рядом. Нужно срочно от них избавляться.

— Привет не угостишь девушек — спросила одна из них.

— Девушки я только что из борделя и вы мне не интересны.

— Что так? Силы кончились?

— Да. У меня ваши подружки всё высосали, нет ни сил, ни кредов.

После того, как я сказал про креды, интерес ко мне сразу пропал, а после этого пропали и они. Сидел, смотрел на часы и потягивал коктейль. По времени он уже давно должен быть здесь, но никого даже близко похожего на него не было. Возможно, часы у них не правильно идут?

— Бармен подскажи у вас эти часы правильно идут?

— Всё правильно показывают. У тебя, что с нейросетью?

— С нейросетью всё в порядке, завтра другую установят.

— Зря ты девчонок отшил, хорошие девочки.

— Да я не спорю, но я только из борделя. У вас всегда здесь так скучно?

— Вечером приходи, здесь хорошая развлекательная программа будет.

— Вечером не получиться. Сейчас кроме этих автоматов больше ничего нет?

— Вип зал есть, но туда пускают только по приглашениям или от ста тысяч кредов. Если есть у тебя сотня тысяч то можешь сходить.

— Нет у меня таких денег.

— Тогда только здесь.

Расстроенный я допил свой коктейль и пошёл на выход. В этот вип зал бомбу точно не протащишь там все на виду и охраны полно. В ресторане вообще меня все знают. Мне туда не попасть. Что за невезуха.

Оставалось только попытаться подорвать этот летающий танк. Опять же, как к нему прикрепить бомбу? Кроме того неизвестно, хватит у неё мощности чтобы пробить броню. Кроме того к этому броневику просто так не подойдёшь, охрана не подпустит. Как это сделать я совсем не представлял. Идею как это сделать мне подкинули полицейские. Они попались мне навстречу, когда я уже летел обратно к себе в дом. Первый раз за всё время, что я здесь находился, встретил полицейский аэробайк. Дрон вот что мне нужно. С его помощью можно попытаться доставить бомбу к аэробайку. Его, конечно, могли сбить на подлёте, но это был мой единственный шанс. Ведь когда я следил за ним, обратил внимание на то, что он садился всегда на одно и то же место внутри аэробайка. Это я хорошо видел с помощью тепловизора. Сразу приземлил аэробайк и стал искать в сети предложения по продаже дронов. Вначале у меня промелькнула мысль слетать к Слиму. У него должен был находиться сбитый мною полицейский дрон, но по нескольким причинам отказался от этой идеи. Удивительно, но в сети оказалось много предложений по продаже дронов, мне был нужен дрон, который поднимал бы вес бомбы, а ещё лучше больше, чтобы был запас. Скоро я нашёл такой. Он подходил под мои требования. Быстро выяснилось, что им торгует магазин, а не частник и скоро я уже приземлил аэробайк около площадке около него.

Дрон оказался старым и был весь ободранный. У меня появились большие сомнения, что он способен поднять хоть что-нибудь, но хозяин магазина быстро нашёл и подцепил к нему груз. Дрон действительно поднял его и летал с ним по магазину, потом завис с ним на одном месте. Всё работало вроде, но я чувствовал какой-то подвох с ним. Хозяин магазина просил за него две тысячи, но сказал что дороже, чем за полторы тысячи не куплю, сошлись на тысяче семистах кредах и дрон стал моим. Когда я уходил хозяин был очень доволен этой сделкой. Знал бы он, для чего он мне потребовался, упрашивал бы меня продать его ему обратно. После чего полетел обратно к себе в дом, по дороге пролетал, мимо ресторана. Пролетая мимо него, заметил, что на площадку у ресторана, садиться уже знакомый мне аэробайк, Свернул и сел рядом. Сын мадам Бенси меня сразу узнал и даже предложил пострелять на заднем дворе из бластера. Пришлось пообещать, но следующий раз, если он передаст сообщение своей матери. На что он сразу же согласился. Попросил его передать ей, что я готов обсудить её предложение и буду ждать её в соседнем летнем кафе. Он ушёл к матери в ресторан, а я повесил пару камер возле кафе и занял позицию с биноклем в соседних развалинах.

Часть 11

Она пришла минут через двадцать и была одета в халат, в котором я её видел у неё в гримёрке. Была одна, хвоста за ней не заметил. Подождал немного, включил глушилку и подошёл к ней. Она сидела за самым дальним столиком и пила вино из бокала. Сам взял вина и сел к ней за столик.

— Привет что ли. Скажи мне, почему я с тобой разговариваю, а не убил тебя?

— Так убей, может мне легче станет.

— Даже так?

— Да.

— Хорошо тогда расскажи мне что происходит, и почему я из-за тебя прикончил уже почти десяток разумных?

— Это почему из-за меня?

— Потому что твой приятель открыл на меня охоту и теперь всякие болваны пытаются меня прикончить. Один из них мне рассказал, что я теперь оказывается киллер, нанятый тобой для убийства твоего приятеля. Хотя мы оба знаем, что это не так.

— Меня предали, и я не знаю кто. Он всё узнал. Что мне оставалось делать? Вот я и сказала, что наняла тебя. Посмотри, что он каждый вечер делает со мной?

Она распахнула халат. На ней ничего кроме него не было. Она вся была в синяках. Похоже, он её каждый вечер бил.

— Знаешь, если ты ищешь сочувствия, то это точно не ко мне. На тебя я очень зол за эту подставу и на его месте просто бы тебя пристрелил. Впрочем, я здесь не за этим. Меня интересует только сумма, которую ты готова заплатить за него?

— После всего ты готов взяться за работу?

— Да, но не за любую сумму.

— Какие у меня гарантии?

— Никаких. В этом вопросе не может быть гарантий. Могу только пообещать, если не получиться верну креды. Так что? Сколько ты готова заплатить за него?

— Восемнадцать тысяч больше у меня нет. Он всё забрал.

Она врала. Вот только о том, что у неё их нет или о том, что он всё забралбыло непонятно. За него это были просто копейки. Такой заказ на бирже стоил раз в сто дороже, но я решил не торговаться и просто взять деньги. У меня возникло чувство жалости к ней, хотя она меня и подставила.

— Хорошо. Вот чип переводи.

— Она достала чип из кармана и перевела мне креды.

— Когда?

— Тянуть не буду, но мне нужно время на подготовку. Если не получиться верну креды.

— Очень буду ждать. Мне пора.

— Иди. Тебя предал кто-то из твоей охраны, сразу после нашей встречи я обнаружил жучок у себя в фонарике. Найдёшь, кто это сделал, найдёшь предателя.

— Поняла.

Она вернулась в ресторан, а я снял скрытые камеры и полетел к себе в дом. На встрече я специально сказал ей, что мне нужно время, на случай если она передаст ему наш разговор. На самом деле у меня почти всё было готово. Весь вечер я учился пилотировать дрон в ручном режиме. Подвох с ним обнаружился почти сразу, батарея у него была старая и быстро садилась. Он мог летать всего минут двадцать, после чего ему требовалась зарядка. Вот только для меня это было уже неважно. Скорей всего завтра его уже не станет. За вечер я научился им неплохо управлять. Он поднимался высоко вверх, и весь посёлок оттуда был как на ладони. После этого решив, что нужно будет купить подобный для собственной безопасности и вывешивать его днём над посёлком. Однако большую часть времени я тренировался летать на нём внутри домов. Вначале врезался в различные препятствия, потом освоился, и у меня стало неплохо получаться облетать их.

Проснулся рано, только рассвело, сразу закрепил бомбу, которая мне досталась от их киллера, к дрону. Проверил активацию, она работала. Вроде всё было исправно. Попробовал полетать. Поведение дрона изменилось, но не сильно. Плохо было, что батарея дрона с дополнительным грузом стала ещё быстрее разряжаться. Через пять минут полёта она разрядилась. Пришлось поставить дрон зарядку, пока она заряжалась начал подготовку к нападению. Вначале хотел раскопать трофейную винтовку. Прицелиться из неё я не мог, нейросети не было, но просто пострелять без прицеливания мог. Взвесив все за и против, решил этого не делать. В ближний бой я не планировал вступать, а издалека она была бесполезна. Решил взять с собой только свою обычную винтовку и ту больше для подстраховки. Когда дрон зарядился забрал его и пошёл к месту, куда должен был прилететь прокатный аэробайк.

Можно было не спешить, клиент ни разу не вылетал рано, всегда во второй половине дня. Аэробайк оказался на месте и без всякого промедления я вылетел в город. Уже летя туда, понял, что упустил одну вещь. Везде, и на бомбе и на дроне, были мои отпечатки. Приземлившись в ближайшем летнем кафе, купил бутылку вина. Крепче у них ничего не оказалось.

Пролетев два раза по улице, на которой находился дом-крепость клана, нашёл подходящее для меня место. Оно было в семи кварталах от дома, но клиент пролетал мимо него оба раза. Рядом находился перекрёсток двух улиц и совсем рядом с перекрёстком был полуразрушенный дом. Вот в него я и поместил дрон, предварительно протерев его вином. Мне пришлось вместо тряпки использовать собственную рубашку, из-за чего от меня теперь шёл запах хорошего вина. Сам я занял позицию в аэробайке, гораздо ближе дому-крепости клана. Клиент был должен вначале пролететь мимо меня, после чего подлететь к дому, где находился дрон. Медленно потянулись часы ожидания.

Жаль я не поставил камеру, около дома крепости тогда бы точно знал, когда он появиться и появиться ли он вообще. Хотя здесь было далеко и я бы не смог получать картинку с неё. Прошло много времени, была уже вторая половина дня, он должен был давно появиться, но его не было. Значит сегодня или не лётная погода или у него поменялись планы. Когда я уже думал что сегодня ничего не получиться, мимо меня пролетел нужный мне объект. Перепутать с чем-то другим, этот танк было сложно. Похоже, пора и поднял дрон в воздух. Главное не спешить успокаивал сам себя, чтобы рука не дрогнула. Танк медленно подлетел к перекрёстку и остановился. Сразу повезло, дрон уже летел из окна дома к нему. Пилотировал дрон я совсем низко, почти над самой землёй, сильно опасаясь турелей на крыше. Когда подлетел, почти вплотную к нему, завис на месте. У меня было два варианта, если сейчас откроется панель с турелями на крыше, то я прилеплю бомбу сбоку, но я хотел прилепить её сверху, там броня была тоньше. Пока всё было тихо и турели на крыше никак не реагировали на дрон. Собственно теперь он был в мертвой зоне за аэробайком, и они никак не могли его достать. Осторожно начал подымать дрон выше, никакой реакции от турелей не последовало, тогда просто прилепил мину, куда планировал на крышу и сразу нажал взрыв. Взрыв я почувствовал даже в своём аэробайке.

При этом невидимый светофор на перекрёстке уже переключился и аэробайк продолжил свой полёт дальше. Он уже пролетел перекрёсток, когда сработала бомба. После взрыва он какое-то время летел дальше, ещё не один десяток метров, видимо просто по инерции, только после этого завис на одном месте. Горб на крыше сразу после взрыва отстрелился, и две турели лихорадочно искали цели около аэробайка. Несколько минут они так крутились, пытались найти цели. Не обнаружив ничего угрожающего аэробайку, турели успокоились, после чего аэробайк стал приземляться. Он ещё не успел приземлиться, как багажник открылся, и оттуда выпрыгнули два дройда. Они заняли позицию рядом с аэробайком. Контролируя подходы к нему. Вот только рядом с аэробайком уже никого не было. Все случайные прохожие и аэробайки куда-то очень быстро исчезли. После этого время шло, но ничего не менялось. Из аэробайка никто не выходил. Результата моего взрыва я не видел. Мне было видно только что-то вроде вмятины на крыше. Взрыв, похоже, получился мощнее из-за батареи дрона, она плотно прилегала к мине. Меня удивляло, что там ничего не происходило. Аэробайк просто стоял на месте там, где приземлился. За ними я наблюдал в бинокль, приготовив винтовку на всякий случай. Минут через десять к ним прилетел медицинский аэробайк и приземлился рядом. Только после этого открылись двери броневика и из него появились охранники, все в крови. Они на руках они вынесли моего клиента и принесли его к медицинскому аэробайку. Медик только посмотрела на него и сразу покачала головой. Собственно лечить уже было некого, часть головы у него практически отсутствовала. Вот так, не стать бомбы другому сам от неё погибнешь. Продолжение смотреть не стал и начал взлёт аэробайка. Работа была выполнена. Мимо аэробайка пролетать не стал, хотя очень хотелось, на перекрёстке свернул на перпендикулярную улицу и улетел. Когда летел к себе, подумал что нужно написать заказчику. Нашёл её почту у искина ресторана и отправил короткое сообщение. «Припарка помогла синяков больше не будет». Надеюсь, поймёт.

Хотя и засветил свою почту при этом. Ничего страшно в этом не было, решил, что потом её сменю. На почте было входящее сообщение, от Милы. Отправлено оно было, как мы и договаривались не с её почты. Она писала, что очень соскучилась, хочет встретиться и поговорить. Как бы это опять не оказалось ловушкой. Отправлено оно было пять дней назад. Что мне делать не знал. Возможно, ей моя помощь нужна? Хотя какая может быть помощь от беглеца, которого все ищут? С другой стороны она ведь мне помогла не задумываясь. Наверно нужно будет идти. По пути домой решил, что оставшегося у меня вина недостаточно, чтобы отпраздновать моего первого клиента и прикупил ещё одну бутылку. Вина в итоге мне всё равно не хватило. Мало взял.

Вечером у меня появилась даже шальная идея смотаться к мадам Бенси в гости и отпраздновать это вместе, а то мне одному отмечать было скучно. Правда здравомыслия у меня хватило этого не делать, и я просто уснул у себя.

Часть 12

Проснулся поздним утром, было уже очень жарко, и голова у меня раскалывалась с похмелья. Похоже, вино было крепкое и его было много. С трудом дотянулся до рюкзака. Аптечка была на месте. Сразу получил от неё три укола и уже через час стал возвращаться в нормальное состояние. Единственной проблемой было то, что я совсем не помнил, что я вчера вечером делал. Посмотрев историю на планшете, понял, что я зачем то заказал аэробайк, и он меня теперь дожидается. Вот только куда и зачем хотел лететь, я совсем не помнил. Пытаясь вспомнить, что вчера задумал, решил заглянуть на местный новостной искин. Посмотреть, что там пишут, про мой заказ. Про мою работу там не было ни слова. Главной новостью там было нападение на клан Чир-ши этой ночью. Сообщалось, что в результате нападения на клан погибли сто сорок семь человек, включая главу клана Чир-ши, теперь клан возглавил младший брат главы клана. Это было странно, ведь клан передавался сыновьям, а не братьям. Здесь было так заведено. Если я прикончил старшего сына главы, то клан должен был перейти ко второму сыну, а у главы клана их было точно больше десяти и что за странное нападение на клан было сегодня ночью? Почему обо мне нет ни слова? Когда я посмотрел информацию у искина самого клана, то понял, что никакого нападения не было. Во время так называемого нападения были уничтожены все сыновья главы клана, как и их ближайшие родственники. Мой взрыв послужил катализатором кланового переворота, и у них произошла внутриклановая война. Бывший глава клана её проиграл. Получалось так, что теперь ко мне не могло быть никаких претензий со стороны нового главы клана, я вроде ему даже помог прийти к власти. Вот только клан теперь ослаб, и соседи точно попытаются этим воспользоваться. Впрочем, что произойдёт с этим кланом, меня совсем не интересовало. Меня больше интересовало, что я вчера задумал и зачем я вызвал аэробайк. Во время пробежки к аэробайку мне всё-таки удалось вспомнить, для чего я вызвал аэробайк. Мила, вот какая у меня была причина, я решил с ней встретиться и хотел полететь искать место, где это можно было сделать безпроблемно. Хорошо, что удалось вспомнить. Теперь нужно будет подумать, где можно встретиться. Вчера на карте вчера я отметил три места, нужно их осмотреть. Когда побывав во всех трёх местах, понял, что мне подходит только одно.

Оно находилось совсем недалеко от космодрома, и расположено было в небольшом парке, который помимо не местных деревьев был засажен рядами с невысоким кустарником. В принципе вид они не закрывали и даже могли помочь если перепрыгивать через них. В парке располагалась летнее кафе. Место там было не очень посещаемое, но недалеко от неё находился полуразрушенный торговый центр. Вот в этой летнем кафе и решил назначить ей встречу. Сходил, повесил две камеры около него. Посмотрим, одна она придёт или нет. Через час, когда все вылетят с работы, отправлю ей сообщение, а пока можно покушать в этом кафе. Пока сидел в кафе, меня не отпускало чувство, что я что-то упустил из виду. Долго думал и смотрел по сторонам, но так ничего и не пришло в голову, что я мог упустить. Пора. Началось активное движение по улице. Все полетели домой, и я вылетел вместе с ними. На перекрёстке вошёл в сеть и отправил ей сообщение, что завтра к десяти буду ждать в этом кафе. После чего полетел к себе. Не по прямой, а заложив приличный крюк. Решил, что проверять ответ не буду. Сможет придти значит придёт. Пока летел назад, заглянул на биржу наёмников. Все заявки клана Чир-ши теперь были сняты. Заявка на меня также была аннулирована.

На следующий день около девяти часов я уже занял позицию в заброшенном торговом центре. Милы пока не было. Пока её ждал, проверил записи с камер, что установил там вчера. Вроде всё было в порядке, никого странного я не заметил. В кафе приходили самые обычные посетители, они кушали и уходили. Никаких подозрительных странностей не наблюдалось. Вскоре появилась Мила. Она села за столик, заказала себе сок и ждала меня, не спеша, потягивая его через трубочку. Что-то в ней было не то, но только я не мог понять что. Ладно, вроде всё в порядке и можно идти. Решил всё-таки подстраховаться, на случай если придётся убегать. С рюкзаком за спиной убегать будет проблемно, поэтому решил его спрятать здесь. Нашёл место и присыпал рюкзак строительными обломками. Пристегнув на пояс только кобуру игольником. Без оружия было идти совсем неправильно. К тому же придётся ей вернуть её игольник. Шёл по парку и не понимал, что не так. Когда уже подошёл к кафешке понял что было не так. Она была не в платье, а в комбинезоне. Прошлый раз она была в платье, похоже, это ловушка. Правую руку опустил на кобуру.

— Привет. Что случилось? Почему звала?

Она не успела ничего ответить, как из воздуха проявились трое. Двое сзади меня и один рядом с ней. Чёрт, все трое в тяжёлых скафандрах, а у меня только игольник с простыми иглами. Мне ведь не пробить их ни за что. Остался только один вариант — попытаться убежать. Просто так я точно не сдамся, не на того напали.

— Продала сука!

Одновременно с этим я выхватил игольник. Три иглы сразу вылетели в того кто был напротив, пробить скафандр его было бесполезно, но я старался его только замедлить и выключить на время из борьбы, стрелял ему плечо, там были сочленения скафандра. Куда попал, уже не смотрел. Стрелял в упор, поэтому должен был попасть. Двое сзади, похоже, не ожидали от меня такой прыти, и я смог выстрелить второму в район паха. Стреляя в него, попытался войти с ним в клинч. Здесь была планета, а не космос и он был не поворотлив в этом скафандре. Хотел спрятаться за ним в надежде, что третий стрелять не будет, но это стало моей очередной ошибкой, мне удалось почти проскочить у него под рукой, но он сумел схватить меня за рубашку. Она затрещала, порвалась и осталась у него в руке. Сразу попытался воспользоваться этим и выстрелить в третьего, но он, похоже, уже ждал этого от меня. Выстрелила его плечевая плазменная пушка, и моя многострадальная правая рука, сжимающая игольник упала на землю. Всё это конец, я безоружен, но не сдамся! Побежал к ближайшему кусту и все силы вложил в этот рывок, но и это мне не удалось. Второй прыгнул и схватил меня за ногу. Упал и попытал вырваться. Мне помогло только, что я был сырой от пота и смог вывернулся из его захвата. У него в руках остались только мои сандалии. Правда ненадолго, третий свалился на меня сверху, но мне удалось выскользнуть и от его захвата. Всё, я уже почти вырвался. Чёрта с два они меня теперь догонят! Уже побежал к ближайшим кустам, когда почувствовал выстрел в спину из станера. Опять множество иголок пронзили мне спину, и я уже не мог сопротивляться. Последнее что я смог сделать, перед тем как отключиться, это повернуть немного голову. Это была Мила!

ГЛАВА 2

Глава вторая

Открыл глаза. Надо же я ещё жив. Хотя правильно, зачем убивать, когда можно продать. Для этого она меня подстрелила. Сто тысяч хорошие деньги любой согласиться. Лучше бы, убили. Потрогал шею. Рабского ошейника там не оказалось. Только после этого обратил внимание, что моя правая рука на месте. Мне не приснилось всё это? Рука была моя, вот на ней прошлое ранение от иглы. В месте, где мне её отстрелили, был лента из розовой кожи. Всё ясно, пришили обратно. Не хотят товар портить. Решили восстановить. Сколько я уже здесь нахожусь и где это здесь? Судя по всему, прошло уже немало времени с той схватки. Кожа на руке уже была не ярко розовая как после капсулы. Постучал рукой по стене, вроде металл. Значит или корабль или станция. Судя по всему, меня уже вывезли с планеты. Понять бы, где я и можно тогда попытаться бежать. Лучше погибнуть, борясь, чем сдохнуть в рабстве. Попробовал руку, покрутил ей, подвигал, всё работало. Это хорошо, что они решили мне её восстановить. Левая у меня была совсем не такая как правая. Если на тренажёре с левой руки было попаданий около тридцати процентов, то с правой руки было больше пятидесяти почти всегда. Сделаю всё, чтобы они пожалели о том, что они мне её восстановили. Попробовал подвигать пальцами, также всё работало, только чувствительность у пальцев была плохая. Плохо восстановили, не до конца. Похоже, сэкономили уроды. Сел на койку и осмотрелся. Каюта была маленькая два на три метра. Две откидывающиеся койки по стенам, на одной из которых я лежал, туалет в углу дополнял картину. Когда сел перед глазами всё поплыло. Значит точно, я долго находился в капсуле. Сейчас я мог находиться очень далеко от планеты. Рано сдаваться. Во всём нужно искать позитивное. Вот и я тоже буду. Хотел улететь с планеты вот мне, и выдали билет, причём бесплатный. Вот только я снова был голый. Вся моя одежда пропала. Хотя чему пропадать? Рубашку порвали, шорты только, кобура с игольником и обувь. Больше у меня ничего с собой не было. Чип с кредами остался в рюкзаке. Остался я опять совсем без ничего. Гол как сокол. Какой же я тупица и как я мог в это всё поверить? Поверил что она хороший человек. Никому верить нельзя никому! Это сколько же я наделал глупостей? Во-первых, устроил встречу на открытом месте. Вот только откуда я мог знать, что они могут вот так маскироваться. Во-вторых, кто мешал переключить бинокль на тепловизор, и они тогда сразу проявились хотя и не факт. Нужно было устраивать встречу в каком-то узком ходе, заминировав его, чтобы была возможность уйти, взорвав его за собой. В-третьих, почему сразу не побежал, когда понял что она в комбинезоне, и это явно говорило что это не свидание. Какой же я болван, что это всё сразу не понял! За собственную глупость придётся заплатить очень большую цену! Впрочем, пока я жив, а значит, буду бороться дальше.

Долго ко мне никто не приходил, по моим прикидкам три дня прошло. Определил это по сухим пайкам, которые мне их выдавали три раза в день. В двери открывалось небольшое окошко, и через него мне сбрасывали сухой паёк и бутылку воды. Сухие пайки были явно с планеты. Эти же галеты с паштетом.

На четвёртый день дверь открылась, и в камеру зашёл разумный. Я его не встречал раньше. Хотя лиц нападавших на меня я не видел из-за закрытых забрал скафандров, у меня сложилось ощущение, что именно в него я выстрелил три иглы там планете. Цел гад, ни царапины. Как жаль, что я плазменную гранату с собой не взял. Бросил взгляд на него, вроде не вооружен. Может попытаться напасть? Плохо, что дверь за ним сразу закрылась, и что за ней находиться я не успел рассмотреть. Нет, нужно понять, как и куда бежать, а не совершать самоубийство. Он постоял, потом начал задавать вопросы.

— Как самочувствие?

Я молчал

— Как рука? Болит, не болит?

Полностью игнорировал его вопросы. Болит, не болит. Какое тебе дело до моей руки. Вы мне её для этого отстрелили, чтобы потом спросить как рука? Прямо сейчас я и поверил, что тебя это интересует. Повернулся и стал смотреть в потолок, полностью игнорируя как его, так и его вопросы.

После чего он задал совсем несложный вопрос:

— Зачем я на них напал таких белых и пушистых? Ведь они хотели со мной только поговорить?

Разумеется, они просто сидели невидимые в кустах и ждали, когда я на девушку нападу, а они такие благородные выскочат оттуда и будут её защищать. Это было просто смешно. Они меня совсем за дурака держат и к чему все эти дурацкие вопросы? Похоже, он мне просто зубы заговаривает. Вот только какой целью непонятно. Он пытался ещё задавать вопросы, но я их даже не слушал. Он пытался ещё общаться и даже потряс меня за плечо, а совсем никак не реагировал на него. После чего он ушёл. Спрашивается, зачем ты приходил? Судя по всему, я на станции в СБ. Общаться с ними было бессмысленно. Бежать отсюда будет крайне сложно. Здесь всё было под нейросеть, а у меня её пока так и не было. С другой стороны я уже полдороги с планеты уже сделал, теперь нужно корабль найти и на нём улететь отсюда. Осталось только совсем "простое" занятие сбежать от СБ. Через пару часов на двери открылось окно, и в карман на двери привычно упала упаковка сухого пайка и бутылка с водой. Когда я подошёл, чтобы забрать их, резко распахивается дверь, меня хватают за руки двое в тяжёлых скафандрах и выдергивают из камеры. От удивления я даже посопротивляться не успел, так быстро и неожиданно для меня это произошло. При этом они меня схватили, как раз за место, где была отстреляна рука. У меня там что-то хрустнуло и пальцы стали неметь. Вначале было больно, но потом вроде отпустило. Эти двое охранников меня притащили в кабинет начальника СБ, где мне уже довелось побывать раньше. В нём всё также сидел тот самый майор СБ, как и в прошлые разы. Посадили перед ним и вышли. Вот где самая главная тварь засела. Жаль, что я не вооружен. Он меня о чём-то спрашивал, но я уже был в каком-то тумане, перед глазами всё плыло, и рука начала опухать. С чем бы на него напасть? Стол перед ним был девственно чист, не было ничего, что могло бы послужить оружием. Дальше уже не помнил, похоже, просто потерял сознание.

Открыл глаза, опять камера, только теперь другая. Одиночка. В ней была только одна кровать. Посмотрел на руку. Новая розовая кожа была в месте, где мне её отстрелили. Пошевелил пальцами, вроде нормально, и чувствительность пальцев вернулась. Интересно где я теперь? Похоже пока всё там же на станции. Не было мелких вибраций, как на корабле, когда работали его двигатели. Сколько времени я провёл в камере и сколько я уже здесь? Впрочем, мне уже было всё равно. Ко мне больше никто не пытался зайти только выпадали сухие пайки в карман. Их я игнорировал и к двери не подходил. Двое охранников постоянно паслись за дверью. Первые несколько дней есть хотелось сильно, но потом отпустило, а вот пить хотелось постоянно. Губы высохли и потрескались. Мне повезло, одна бутылка с водой выпала из кармана на двери камеры, куда они падали, и откатилась от двери. После чего я смог её без проблем забрать. Видимо от голода я сильно прибавил, как псион и теперь чувствовал, что делает эта парочка и что они чувствуют. Их интересовали только деньги и они ждали, когда я подойду за пайком. Не понимал я только одного, что им мешало просто зайти в камеру за мной.

Не знаю, сколько прошло времени, может неделя может больше к тому моменту я потерял счёт времени. Уже засыпал лицом к переборке, когда услышал, как открывается входная дверь. Похоже, сдались, решили забрать на допрос. Повернулся и удивился. Ведь в дверях был Док с рейдера. Он то, что здесь забыл? Хотя он ведь тоже СБ только корабля. Похоже, прислали пообщаться как знакомого. Послушаем, что скажет.

— Ты как себя чувствуешь? — спросил он.

— Нормально.

— Как рука?

— Вроде тоже терпимо.

— Дай посмотрю.

— Смотри.

Он сел рядом начал трогать шов.

— Болит?

— Иногда как-то тянет.

— Нужно разрабатывать руку. Старайся ею больше двигать. Пришлось долго повозиться с ней.

— Ты что ли делал?

— Да, исправлял.

— Понятно, только зря старался.

— Почему ты так считаешь?

— Какая разница умирать с одной рукой или двумя.

— Ты себя похоронил уже?

— Меня твоё начальство похоронило, а не я.

— Почему ты не ешь?

— Там за дверью, два урода пасутся постоянно, и к двери не подойти из-за них.

— Почему ты так решил?

— Ты забыл кто я?

— Да забыл.

Он подошёл к двери и достал всё, что лежало в кармане. Принёс это всё мне на койку. Поле чего молча вышел из камеры.

Судя по всему это не понравилось двум уродам за дверью и после того как он ушёл, я услышал какой-то шум там за дверью. Кроме того почувствовал волну недовольства исходящую от них. Похоже, теперь мне не грозит голод. Если они не войдут и всё заберут. На мой взгляд, им ничто не мешало так сделать. Потянулись дни, один за другим, для меня ничего не поменялось, ко мне никто не приходил. Рука больше не беспокоила, и я решил заняться спортом. Мне только было непонятно можно это или нет? Решил давать нагрузки понемногу. Начал с отжиманий от стены. Мне никто не препятствовал в этом деле. Рука вроде не болела, но было, как-то страшно давать на неё нагрузку. Совсем не хотелось снова остаться без неё. Вообще всё это было странно, нет, если хотели продать, как раз не странно. Странно было, что они Дока сюда пропустили. Было не похоже, что они заодно. Хотя это мог быть вариант плохой полицейский и хороший полицейский, я уже один раз уже поверил и теперь нахожусь вот здесь. Сейчас было два варианта развития событий, или меня сейчас по-тихому продадут, когда обо мне все забудут или будет суд. Для меня был лучше второй вариант. Вот только как его добиться? У меня не было никаких мыслей на это счёт. Никаких доказательств, против меня у них не было, даже если сделают ментокопирование, кстати, тогда ведь появиться доказательства что разговор аварцев был, и продажа меня был не мой вымысел. Кроме того записи боя с СБ у меня сохранились, там они напали первыми закинув гранату и только потом я их уничтожил. Получалось, что им нечего мне предъявить. Хотя планшет остался в рюкзаке, а его уже наверняка давно нашли. Стоп! Даже если так, то у меня есть свидетельница и записи у неё с нейросети. Хотя, что за бред я несу. Она заявит, что записи не было, и я на них первый напал. Тогда мне не поверят, я дикий, это значит никто. Мне могут помочь записи того же ментокопирования меня, там будет видно что они первые напали и их будет сложно опровергнуть. Вот только как получить этот суд и дожить до него? Молчать! Возможно, тогда доживу. Хотя в этом варианте была одна странность, зачем мне тогда восстанавливать руку? Ведь в этот раз я первый напал. Опять никто не пострадал от моих действий кроме меня. Мне ведь положено было что-то вроде адвоката, хотя не факт, я же дикий. По моим ощущениям меня держали здесь уже больше месяца, и никаких изменений не происходило. От скуки я начал дрессировать двух придурков за дверью. Они наблюдали за мной через камеру. Я резко соскакивал с койки и быстро делал несколько шагов к двери, они срывались тоже к ней с другой стороны, а я резко останавливался, спокойно разворачивался и шёл обратно. Так несколько раз за час. Мне было интересно, как быстро им надоест? Похоже, я их так замучил своими ложными забегами, и когда я ночью сделал настоящий, они не прореагировали на него. Спокойно забрал всю еду из кармана. Спрашивается, что раньше мучился? Это же было просто, как конфетку у ребенка отобрать. С утра эта парочка получила нагоняй и ходила весь день мрачная, вынашивая планы мести мне, а я демонстративно достал галету и стал медленно её жевать. Надежда что меня придут побить, не оправдала себя. Похоже, им запретили заходить ко мне. Меня считали опасным. Камера, через которую они за мной наблюдали, судя по всему, была одна и располагалась где-то над дверью, но как я не старался, не мог там ничего рассмотреть. Дни шли, но ничего не происходило. С одной стороны мне здесь было неплохо, кормят, поят, гулять только не выводят, и никто не пытается на меня напасть. Вот только рано или поздно всё это измениться не могут же они меня держать здесь вечно. Изменилось всё через несколько дней, посреди ночи открылась дверь в камеру, и кто-то зашел. Вначале подумал, что это охранники всё-таки решились заглянуть в гости, но когда повернулся, увидел что это Док и с ним неизвестный мне разумный.

— Привет Док. Ты стал, меня боятся? Взял с собой охрану? У меня здесь ботинок нет, можешь не переживать.

— Нет, не стал, это с тобой хотят поговорить.

— Кто?

— Он от командования флота.

Док вышел из камеры, а второй остался, только сейчас я смог его рассмотреть. Не высокий, коренастый, похоже, кто-то из его предков был из оширцев. Вначале он достал небольшую чёрную коробочку и активировал её. Судя по всему глушилка, у меня была похожая, но не такая. Мне это сразу не понравилось.

— Ты в курсе, что тебе полагается за убийство четырёх офицеров СБ? — спросил он.

— Ничего.

— Почему ты так считаешь?

— Они напали на меня, и я их уничтожил.

— У меня другая информация. Они хотели только поговорить с тобой, а ты на них напал и убил.

— Знаешь, я может и с дикой планеты, вот только даже по вашим законам «лови гранату» не может служить сигналом для переговоров.

— Как ты тогда после этого выжил?

— Я псион и ждал от них чего-то подобного.

— Я тебе не верю.

— Я тебе тоже.

— Хорошо, я тебе предлагаю отработать эти убийства, работая на империю.

— Работать на вас не собираюсь, так как не считаю себя виновным.

— Подумай хорошо, тебе светит пожизненная каторга, оттуда не возвращаются.

— Я подумал.

— И что решил?

— То же самое, что и раньше, работать на вас не буду.

— Ты делаешь большую глупость.

— Ничего страшного за последнее время я их сделал уже много, одной больше или меньше уже не имеет значения.

Он ушёл, а я задумался, интересно какую работу они мне предлагали? Скорей всего послали бы туда, откуда не возвращаются. Больше от меня всё равно никакой пользы. Кроме как стрелять я ничего не умею. Хотя здесь, таких как я много, и зачем им именно я понадобился? Впрочем, какая разница уже теперь.

Несколько дней опять ничего не происходило.

Я хотел продолжить дрессировать охранников, это стало мои развлечением, но они вообще перестали реагировать на меня и сейчас я спокойно забирал пайки и воду из кармана. Наверное, усыпляют бдительность у меня. Только не на того напали!

Снова открылась дверь, и на пороге появился опять этот представитель командования флота.

— Гражданин империи Алекс Мерф, империя в опасности. Вы призываетесь на военную службу!

Я рассмеялся.

— Чего ты сейчас сказал? Дядя да ты обкурился. Завязывай с дурью! Даже не рассчитывай. Второй раз я на эту туфту не клюну!

— Что такое туфта?

— Туфта это вранье, по-вашему.

— Какое здесь вранье? Ты по закону обязан защищать империю!

— Во-первых, я дикий и вы меня можете призвать только с моего согласия, а я официально заявляю, что я не согласен защищать вашу империю.

— Это твоя империя! Ты принял гражданство!

— Вот это очередное враньё, я не принимал вашего гражданства. Меня раньше выкрали и теперь я не приму его точно.

— Этого не может быть! У меня данные, что ты принял присягу.

— Засунь себе твои данные, знаешь куда? Не принимал я никакой присяги. Я отказался это сделать.

— Смотри, это проверить совсем несложно.

— Проверяй.

Он ушёл и опять пропал на несколько дней. Когда пришёл снова он выглядел озадаченным и с порога заявил.

— Проверка показала, что ты действительно не принял присяги. Не хотел бы ты помочь в расследовании этого?

— Не хотел.

— Почему? Это в твоих интересах?

— Нет здесь моих интересов. Только ваши. Так что разбирайтесь сами. У меня есть один интерес оказаться подальше от вас.

Часть 2

Он ещё больше озадаченный вышел от меня. Прошло ещё несколько дней, и я уже совсем потерял счёт времени. Свет в камере горел и днём и ночью, не было никакой разницы. Определял что сейчас, день или ночь только по тому, что днём мне сбрасывали пайки и воду. Правосудие здесь было явно неторопливым.

Опять открылась дверь, когда я сидел на койке и снова зашёл этот представитель флота. Он, молча, положил рядом со мной черную коробочку, включил её, из неё появилась голограмма. После чего также молча, вышел из камеры. Голограмма просмотрела ему в след, потом повернулась ко мне и произнесла.

— Давай поговорим?

Было скучно, и я решил поболтать.

— Привет искин давай поговорим.

— Какой я тебе искин? Я вице-адмирал восьмого флота империи Аратан.

— Так я тебе и поверил, что вице-адмирал флота будет интересоваться судьбой какого-то дикого. Как тебя зовут искин? Знаешь, я на корабле называл искин заразой, эй это очень подходило.

— Да как ты смеешь я вице-адмирал восьмого флота!

— Да хоть девятого, искин быстро говори, как тебя зовут?

Здесь его прорвало, видимо долго сдерживался, а я узнал о себе столько нового. Похоже, у него были из-за меня проблемы. Хотя какие могут быть проблемы у вице-адмирала из-за дикого? Это полный бред. Сам сидел и слушал, как он ругался. Для меня это всё было непонятной речью, и я почти ничего не понял из того что он говорил. Единственное что понял, что где-то я это всё уже слышал, но не мог вспомнить где. Спокойно дождался, когда он выговориться и произнёс.

— У какой плохой искин и ругается как-то непонятно. Будешь себя плохо вести — выключу! У меня здесь кнопка есть!

Он вначале, молча, покраснел, потом побелел, после чего, судя по всему, долго считал про себя, выпуская пар из ушей. Меня это забавляло, и когда он пришел в нормальное состояние я продолжил.

— Слушай искин, а ты чего хотел? Зачем тебя ко мне принесли или ты только ругаться умеешь?

Пошла вторая стадия покраснения, потом побеления, и опять молча. Мне с трудом удавалось сдерживать себя, делать серьёзное лицо и не рассмеяться, а он, похоже уже забыл, о чём хотел со мной поговорить. Пришлось опять выжидать пока придёт во вменяемое состояние.

— Так что хотел? — спросил его.

— Ты почему на флот не хочешь? — с большим трудом спросил он в ответ.

— Я там уже был, обманули, ничего не заплатили.

— Не понял это как так? Что значит, ты там был?

— Это и значит, я согласился участвовать в отражении абордажа рейдера, а мне ни креда за это не заплатили. Забыли наверно. Мне теперь ранение на память останется, чтобы я больше никогда на такое не соглашался.

— Ты должен быть благодарен флоту, что мы тебя из пиратского плена освободили.

— Премного благодарен, вначале освободили, потом продали в рабство аварцам. Это так у вас называется, освободили? Скорей сами выкрали с планеты и чтобы, потом продать, а мне лапшу на уши вешали, что отбили меня у пиратов.

— Ты говоришь ерунду.

— У меня на планете говорят, что любое утверждение верно, если не доказано обратное. Вот лично мне никто не доказал что данное утверждение неверное. Мало того вы напали на меня ещё два раза и отстрелили мне руку, кроме того держите здесь без суда кучу времени.

— Ты убил четырёх офицеров СБ! Что ты хотел? Чтобы тебя расцеловали? Они ведь только хотели с тобой поговорить.

— Скажи мне адмирал? Вот перед тобой стоит флот противника, ты хочешь с ним начать переговоры, а он запускает в тебя ракету? Ты можешь считать это началом переговоров?

— Я вице-адмирал.

— Да мне всё равно кто ты, хоть император, считай, что я тебя повысил до адмирала. Ответь на заданный вопрос!

— Нет, конечно, буду считать, что переговоры провалились.

— Вот и я так посчитал. После того, как ко мне закинули гранату, что наши переговоры провалились

— Ты можешь это доказать?

— Конечно, у меня даже свидетельница есть.

Он как-то поморщился при этих моих словах.

— Я тебя услышал.

— Я тебя тоже искин.

Он опять начал краснеть, смотря на него, я уже не выдержал и рассмеялся. Он понял, что это я специально, улыбнулся и пропал.

Вернулся этот представитель флота и забрал у меня обратно эту говорящую коробочку и ушёл.

Сидел и думал, что это было? Ну, ни за что не поверю, что вице-адмирала флота интересует вдруг судьба какого-то дикого или этих четверых. С чего он это вдруг? Опять какая-то загадка. Что-то я опять упустил, но не мог понять что? А вице-адмирал ли он? Может просто какой-то актёр и это была подстава от СБ. Хотя интуиция говорила, что он действительно вице-адмирал. Почему они со мной возятся? Почему не отправят в суд? Ситуация была какая-то странная с моей точки зрения. Похоже никаких доказательств на меня у них нет, но и отпустить тоже не могут. Что они тогда будут со всем этим делать? Опять проходили дни и ничего не менялось. Я уже ненавидел все эти сухие пайки, которые мне сбрасывали каждый день. Мне уже стало казаться, что про меня совсем забыли. Когда снова появился этот представитель флота. Он опять принёс эту коробочку, включил её, но в этот раз не вышел из камеры обратно. Остался стоять у дверей. Из коробочки опять появился вице-адмирал.

— Ну что? Не надумал ещё к нам на флот?

— Нет, я уже сказал.

— Значит, выбор у тебя небольшой, предлагаю тебе либо работать на нас гражданским специалистом при флоте. Либо поедешь на рудники работать бесплатно.

— То есть суда надо мной не будет?

— В системе введено военное положение, так что можешь считать, что он уже был.

— И какое решение он тогда принял?

— Я тебе его только что озвучил.

— И каковы условия работы?

— Получишь контракт на ремонт и будешь работать как все.

— Ремонт? Что я могу ремонтировать? У меня даже нейросети нет?

— Получишь за счёт флота.

— Этот контракт будет пожизненный?

— Нет конечно. Всего на десять лет.

— Десять лет работать бесплатно я не согласен.

— Почему бесплатно? Будешь получать зарплату как положено.

— Мне уже обещали и не заплатили.

— Заплатили. Эти креды у тебя на счёте.

— На каком счёте?

— На твоём счёте в банке.

Здесь я вспомнил, что действительно открыл счёт в банке вместе с Милой.

— Он что не арестован?

— Нет.

Нужно будет забрать все деньги оттуда, если выберусь отсюда.

— Хорошо и какая у меня будет зарплата?

— Сорок тысяч в месяц.

Здесь я чуть челюсть не уронил на пол. Что-то здесь не то. За что мне платить такие деньги? Меня точно хотят обмануть. Хорошо сделаю вид, что я не понял их игры и поторгуюсь.

— Что так мало? Сто тысяч и ни кредом меньше.

— Ты мне условия не ставь пятьдесят тысяч.

— Это ещё почему? Мне же работать. Девяносто тысяч.

— Нет пятьдесят тысяч это край и это уже много.

— Да с чего ты взял, что это много? Хорошо восемьдесят тысяч

— Шестьдесят тысяч больше финансисты не одобрят.

— Ты их ко мне посылай, я сам с ними поговорю. У меня они всё сразу одобрят. Ладно, так и быть семьдесят тысяч.

— Хорошо шестьдесят пять, но у меня будет ещё одно своё условие.

— Какое?

— Ты должен будешь позаботиться об одном разумном здесь на станции.

— Хорошо, кого я должен буду убить?

— Ты не понял, как раз наоборот, ты должен будешь сделать всё, чтобы с ним ничего не случилось и этот пункт тоже будет в твоём контракте.

— Не понял, что я телохранителем должен стать?

— Нет, ты должен будешь сделать всё, чтобы его спасти, причём он ничего не должен знать об этом пункте в нашем договоре.

— А если у меня не получиться?

— Ты должен сделать всё, чтобы этого не допустить.

— Я правильно понимаю, что речь идёт о твоей дочери Миле. Что решил этим пунктом подстраховаться от моей мести к ней?

— Откуда ты узнал?

— Во-первых, ты видимо забыл, что общаешься с псионом, а во-вторых, вы ругаетесь одинаково.

— Похоже это мой прокол.

— Хорошо, я всё равно не собирался ей мстить, так что я согласен. Семьдесят тысяч.

— Нет, шестьдесят пять тысяч край.

— Тогда с тебя база плюсом к нейросети.

— Считай что договорились.

— Пока нет. У меня есть обязательное условие. Перед подписанием контракта я хочу проконсультироваться у юриста и не вашего, а кого сам выберу на планете. Чтобы он просмотрел и одобрил все его пункты контракта.

— Думаю, сделаем.

— Тогда договорились.

Пускай думают, что я поверил в этот контракт. Может мне удастся сбежать на планете. На Милу я, конечно, был зол, но мстить ей я бы не стал. Злился я на себя. На свою собственную глупость.

На следующий день открылась дверь камеры, и в камеру зашёл представитель флота вместе с один из дрессированных охранников. Охранник обратился ко мне.

— Ноги подними.

— Это как? Я летать, пока не научился?

— Садись на койку и подними ноги.

— Зачем?

— Чтобы не сбежал.

Пришлось сесть и поднять ноги. Он застегнул мне на лодыжках два браслета.

— Теперь руки.

На руки были одеты два таких же. Они были ничем не скреплены просто металлический браслет на ноге или руке. Интересно, что это такое?

— Одевайся

Он принёс мне новый комбинезон и ботинки.

— А где моя одежда?

— В утилизаторе.

— Мой игольник наверно тоже там?

— Тебе не положено оружие.

Здесь вмешался представитель флота, обратившись к охраннику.

— Где его оружие? — спросил он охранника.

— Не знаю, на складе наверно.

— Принеси.

Охранник ушёл за игольником, а мы остались ждать его в камере. Пока я оделся. За время заключения я совсем отвык от одежды.

— Пойдём. Он догонит нас в челноке — неожиданно сказал этот представитель командования.

— Мы летим на планету?

— Да.

— Зачем?

— Ты же сам просил юриста.

— Просил.

Мы спустились на летную палубу и сели в рейсовый челнок на планету. В челноке помимо нас, было даже больше народу, чем в прошлый раз. Все летели на планету на отдых. Вскоре появился охранник и отдал мой игольник моему сопровождающему. После чего он покинул челнок. Через полчаса мы были уже на планете. Когда я вышел из челнока почувствовал себя как-то по родному. Опять я находился на твёрдой земле, а не среди металлических стенок. Мы с ним без проверок прошли через проходную космодрома, и вышли в город.

— Куда теперь пойдём? — спросил он меня.

Отлично. Если он спрашивает, значит, у меня есть право выбора.

— Вначале в банк. Хочу проверить, есть ли у меня деньги на счету.

— Тогда пошли туда.

Банк оказался через три дома от выхода с космодрома. На входе нас встретили крайне настороженно. Моего сопровождающего в банк не пустили, но со мной пошёл охранник банка. Девушка за стойкой явно занервничала, заметив браслеты у меня на руках, однако включила дежурную улыбку.

— Здравствуйте, чем я могу вам помочь?

— Думаю, можете. У меня был открыт счёт у вас. Меня интересует, есть сейчас на нём креды или нет?

— У вас нет нейросети, как я понимаю?

— Правильно понимаете.

— Тогда скажите номер счёта?

— Не помню.

— На чьё имя был открыт и как давно?

— На имя Алекс Мерф, а вот как давно не знаю, я долго сидел в камере и теперь сам не знаю, сколько прошло времени.

— Одну секунду.

— Действительно есть счёт на ваше имя и на него поступили деньги.

— Хотите его привязать к своей ДНК?

— Сколько это будет стоить?

— Бесплатно.

— Тогда, наверно хочу.

— Пароль помните от счёта?

— Да помню.

— Тогда вводите его, и она выложила передо мной планшет.

Ввел пароль, и планшет показал сумму на счёте. Она составляла восемь тысяч триста двадцать семь кредов. Поступила она на счёт три дня назад.

Сказочник этот вице-адмирал "Было всё перечислено". Вот только сейчас перечислили.

— Всё спасибо. Я убедился, что деньги поступили.

Пошёл уже обратно, как она остановила меня.

— Подождите. Вам нужно кредитную линию открыть?

— Нет ненужно.

— Но как вы будете покупать базы и нейросеть?

— Не знаю. У меня всё равно нечего предложить вам в залог.

— Это и не требуется. Всё зависит от вашего интеллекта. Нам нужна только карта ФПИ.

— Карты у меня сейчас нет с собой.

— Давайте хотя бы прикинем, на какую сумму. Какой у вас индекс интеллекта?

— Пускай охранник подальше отойдёт, а то он уши греет.

Была у меня мысль сбежать отсюда через другой выход, вот только, сколькоя его не высматривал, а второго выхода здесь я не видел. Окна в банке были очень высоко вверху. Кроме того эти браслеты на руках и ногах, мне были совсем непонятны их свойства. Когда охранник немного отошёл я ей тихонько шепнул.

— Сто восемьдесят семь.

— Это точно? Вы ничего не путаете?

— Нет.

Она ввела цифру и что-то долго смотрела по панели перед ней.

— Тогда банк готов вам предоставить кредит в двести тысяч. Вы только должны подтвердить это своей картой ФПИ.

— Это не проблема. Она у меня есть, только не с собой.

— Скажите, а то, что я псион имеет значение?

Она ещё раз удивлённо посмотрела на меня.

— Да. Это увеличит сумму кредита вам. Кстати банк готов предложить вам работу, если подтвердите свои слова картой ФПИ.

— Боюсь это уже невозможно. Вот эти браслеты требуют, чтобы я работал на них.

— Жаль, но если надумаете, обращайтесь, мы всегда рады вас видеть.

Когда вышел на улицу меня уже ждал мой сопровождающий.

— Что так долго?

— Мне предложили работу в банке. Вот я и не знал, как мне отказаться.

— Пошли к юристам.

— Я не знаю, где они здесь находятся.

— Пошли, найдём.

Через ещё три дома находился небольшой торгово-офисный центр, и мы зашли в него. По лестнице поднялись на пятый этаж. Весь коридор занимали офисы адвокатов. Выбрал самый непримечательный офис без пафосной таблички на двери и зашёл внутрь. Мой сопровождающий зашёл вместе со мной.

Нас встретил невысокий юрист из оширцев.

— Проходите. Что желаете?

Он обратился не ко мне, а к моему сопровождающему.

— Здесь я желаю, а не он! — ответил ему.

Он как-то скептически отнёсся к моим словам и проигнорировал их, полностью сосредоточившись на моем сопровождающем. Видимо сказались браслеты на моих руках. Мой сопровождающий вообще молчал. Он был совсем не разговорчивым.

— Мы можем зайти к другому юристу, если вы не хотите заработать.

Только эти слова с молчанием моего сопровождающего заставили его обратить на меня внимание.

— Я вас внимательно слушаю — ответил он.

— Меня интересует консультация юриста по вопросу трудового договора. Вы можете мне её дать?

— Конечно, только это будет стоить немало. Пятьсот кредов.

— Согласен, что немало. Надеюсь, ваша консультация будет стоить этих денег. У меня вот только нет нейросети и я не знаю, как вам их перевести со своего счёта.

— Это совсем не проблема есть планшет, и мы сейчас всё сделаем.

Он ввёл что-то на планшете и сказал, чтобы я приложить к нему палец. Прочитал вначале, что он предлагает подписать. Это был счёт за консультацию на пятьсот кредов и приложил палец к планшету.

— Оплата поступила, я вас внимательно слушаю.

— Скинь ему договор — обратился к моему сопровождающему.

— Получил, одну минуту, мне нужно его изучить — ответил за него адвокат.

Он полностью ушёл в его изучение. Вернулся к нам только через несколько минут.

— Я внимательно изучил ваш договор. В принципе это стандартный договор флота для привлечённых работников. За некоторыми исключениями и добавлениями. Во-первых, убран пункт о трофейных и боевых выплатах они вам будут не положены.

— Значит, возвращаем его обратно.

— Он тебе ни к чему. Ты же не будешь участвовать в боевых действиях — вмешался в разговор мой сопровождающий.

— Раз он мне ни к чему, значит, оставим его просто так на всякий случай. Он ведь ни на что не влияет. Адвокат продолжай.

— Здесь прописано, что вы обязаны подчиняться приказам командования, как военнослужащий, хотя по факту вы им не будете являться. Вы получаетесь вроде и не флотский, а фактически флотский.

— Это обязательное условие мы от него не откажемся — опять вмешался в наш разговор мой сопровождающий.

— Чем это плохо или хорошо? — спросил адвоката.

— Как объяснить? Ты будешь обязан выполнять приказы командира, и не можешь отказаться, но и флотские также должны будут выполнять твои приказы. Ты получаешься как военный, но статус у тебя будет гражданский. Тебе будут не положены как флотским награды и добавки за выслугу.

— Раз я не могу отказаться, тогда оставляем. Дальше.

— Размер неустойки за его расторжение какая-то очень большая сумма.

— Сколько?

— Шесть миллионов.

— Чем это обусловлено?

— Непонятно, я дважды проверил никаких подводных камней в контракте не нашёл и не понимаю чем она вызвана. Хотя и зарплата тоже выше стандартной.

Часть 3

— Сколько?

— Шестьдесят пять тысяч в месяц.

— Там ещё должно быть прописана установка нейросети и база за их счёт

— Есть такое и это тоже странно.

— Почему?

— Обычно это за свой счёт покупается.

— Ещё есть что-то необычное?

— Есть. Один пункт. По нему ты будешь обязан обеспечить охрану объекта и также твоя ответственность, если он погибнет. Знаешь я категорически против этого пункта. Ты отвечаешь по нему своей жизнью.

— Знаю, я в курсе этого пункта. Вот только не могу от него отказаться.

— Дальше есть пункт, что ты отказываешься от всех претензий к флоту до контракта? У тебя есть претензии к флоту?

— У нас обоюдные как сам видишь, — и я показал браслеты на руках — Там прописано, что они отказываются от всех претензий ко мне?

— Нет.

— Тогда прописываем или убираем его полностью.

— Прописал.

— Тогда всё остальное стандартно. Можешь сам прочитать.

Он протянул мне планшет. Планшет я не стал брать. Всё равно он сейчас откажется.

— Ты вначале ему отправь.

— Уже скинул.

— Ну что, ты готов подписать такой вариант? — спросил сопровождающего.

Здесь я был уверен, что это такой развод, и он сейчас откажется. Повисла тишина в офисе. Все молчали. Нарушил её адвокат.

— Всё. Он подписал.

— Ты проверил? Он редактированный вариант подписал? Никаких изменений не внёс?

— Проверил. Нет никаких изменений. Можешь подписывать.

Он протянул мне планшет. Сам я прочитал, вроде всё то, о чём сейчас говорилось.

— Ну и как подписывать?

— Палец просто приложи к планшету.

— Приложил.

— Всё. Контракт подписан. Поздравляю.

— Ты можешь его сохранить у себя?

— Без проблем сохраню, и обращайся в любое время дня и ночи я всегда к твоим услугам. Возьми мою карточку на всякий случай.

На автомате я забрал карточку и сунул в карман. Это что я сейчас буду по шестьдесят пять тысяч в месяц получать? Честно говоря, я был просто не готов к такому развитию событий. Ведь ещё недавно я даже мечтать не мог о таких деньгах. Так я теперь вроде свободен по контракту и повернулся к сопровождающему.

— Ну и что ты сидишь? Снимай браслеты!

— Только после установки нейросети.

— Где её нужно устанавливать?

— Здесь недалеко.

Мы вышли из центра, и пошли по улице.

— Почему здесь, а не на станции?

— Потому что, инженерная нейросеть отсутствует на станции.

— Это как? Я что инженером буду?

— Да.

— Я думал техником.

— Техники у нас есть, а вот инженера нет.

— Почему? А куда делся предыдущий инженер?

— Пропал.

— Что значит пропал?

— Это и значит, просто исчез, и никто не знает где он.

— На станции исчез или здесь на планете?

Он тяжело вздохнул и произнёс

— На станции.

— Совсем не удивлён, учитывая, что у вас СБ торгует людьми.

— Что ты знаешь об этом?

Скрывать уже не имело смысла. По контракту претензий ко мне не могло быть.

— Когда меня везли аварцы, они между собой обсуждали много или нет, они заплатили за меня СБ.

— Сколько они заплатили?

— Сто тысяч, но эта сумма включала в себя ещё транспортировку меня через таможню.

— Как они тебя вывезли из эмиграционного центра?

— Не видел, меня станером вырубили раньше. Думаю, что это сделала парочка, что работала там в самом иммиграционном центре. Конечно, не сами, а с подачи СБ. Они заранее были проинформированы о моём прилёте и просто выполнили приказ.

— Как ты тогда выбрался от аварцев?

— На грузовики напали. Грузовик, в котором меня везли, подорвали. Меня взрывом выбросило из кузова. Потом пришли нападавшие и уничтожили всех аварцев, а я в кустах у дороги спрятался, и они меня не заметили.

— Понятно. Что дальше было?

— Вначале выживал в лесу, потом добрался до города и там выживал.

— Как выживал?

— Да как все.

— Всё. Мы пришли. Нам сюда.

Перед нами был небольшой медицинский центр, подобный тому в котором я побывал. В нём тоже принимали разумных на органы.

— Так стоп. Ты собираешься мне нейросеть здесь устанавливать?

— Да. Чем тебя не устраивает? Отличная клиника.

— Тебя ничего не смущает в ней?

— Нет, а что должно смущать?

— А то, что здесь торгуют органами. Это нормально?

— Нормально.

— Теперь не удивлен, почему ваш инженер бесследно пропал.

— Почему?

— Попал вот в такую лавочку и его там разобрали на запчасти.

— Не преувеличивай, мы часто пользуемся её услугами.

— Может, заберём нейросеть, и мне на рейдере Док установит?

— Здесь? За всё заплачено и установят её нормально.

— Если меня разберут на запчасти, я вернусь и тебя достану.

— Заходи, давай.

Нас встретила миловидная девушка, халатик на ней был похоже специально пошит, так чтобы практически ничего не скрывать, и с моим сопровождающим они были явно знакомы. Понятно теперь, почему она получила эту установку. У меня давно не было женщины, что-то я не о том стал думать. Эта красотка, меня сейчас на органы разберёт и не поморщиться.

— Раз мы пришли, снимай браслеты.

— Только после установки.

— Ты мне базу должен!

— Получишь!

— Может всё-таки на рейдер?

— Залезай в капсулу.

— Что я при ней раздеваться должен?

— Что смущаешься?

— Да.

— Так я тебе и поверил, а когда ты голый за техниками на рейдере бегал, всё нормально было? Не смущался? Чего здесь тогда засмущался?

— Там другое было. У меня был познавательный интерес, и я просто познакомиться хотел.

— Залезай в капсулу!

Капсула открылась. Выхода нет, подписал контракт, теперь придётся лезть. Залез, крышка закрылась, и я почти сразу отключился.

Открываю глаза, надо мной наклонилась девушка медик.

— Как ты себя чувствуешь?

— Вроде всё также как и было, никакой разницы не чувствую.

— Это хорошо.

— Почему? Что не получилось?

— Всё в порядке. Всё нормально встало.

— Почему я тогда её не вижу?

— Так она только завтра развернётся.

— Бракованная что ли попалась?

— Нормальная нейросеть, так положено. Она через сутки только развернётся.

— Что с базой?

— Тоже установила.

Посмотрел на руки, браслетов уже не было, и когда он только успел их снять?

— А где этот, который был со мной?

— Он ещё вчера улетел на станцию. Велел тебе передать приказ, чтобы ты вечером был на станции.

— В смысле вечером? Сколько времени?

— Сейчас десять утра по планетарному времени. Челнок на станцию вылетает в семь вечера.

— А где моя одежда?

— Сейчас принесу.

— Она принесла одежду. Сверху лежал мой игольник

— Пока ты одеваешься, а я тебе расскажу, что тебе будет нужно ещё для работы установить.

— Не понял, что значит ещё? Ты что не всё установила?

— Конечно не всё, я тебе установила только инженерное дело это основа, а для работы инженера тебе нужно ещё больше десятка дополнительных баз.

— Вот уроды опять обули и сколько они стоят?

— Тысяч двести примерно, я могу тебе их установить в кредит если нужно. Плюс разгон могу сделать.

— Что такое разгон?

— При изучении баз под разгоном их изучение происходит гораздо быстрей.

— У них в контракте есть, что нибудь про разгон?

— Нет, это только за твой счёт.

— Понятно. Точно обули.

— Так что насчёт баз из инженерного дела?

— Ничего пока, я должен понять вначале, что мне нужно и только тогда готов буду что-то обсуждать про этот как его разгон.

— Хорошо. Как надумаешь, приходи, буду ждать.

Вышел из центра. Стоп сейчас утро на дворе, а когда мы сюда заходили, был день. Это что я здесь ночь провёл? Начал проверять себя, вроде ничего она не отрезала, и всё ценное было на месте. Цены на базы меня шокировали, если база техника правда устаревшая стоила двадцать тысяч, то здесь просили двести тысяч. Цены на инженерные базы были просто заоблачные. Хотя с моей зарплатой это вроде и немного. Похоже, придётся идти в банк за кредитом. Впрочем, торопиться не будем. Чем мне заняться до вечера? Надо бы аэробайк взять в прокате. Вот только оплатить его я пока не могу, нейросеть не развернулась, а чип у меня остался в рюкзаке, а рюкзак уже наверно давно нашли. Ведь я его спрятал совсем плохо. Всё равно нужно сходить проверить. Значит этим и займусь. Когда шёл по улице города, у меня было ощущение что я здесь впервые. Настолько я уже отвык реальности и привык к железной каюте. Вокруг всё было тихо, мирно, улицы были почти пусты, изредка сверху пролетали аэробайки. Раньше здесь на планете меня тянуло обратно туда на корабль на станцию, а когда очутился там, наоборот сюда на планету. Не на Землю, а именно сюда на Джинг, про Землю я не хотел вспоминать, становилось очень грустно. У меня было желание заняться её поисками. Вот только ближайшие десять лет мне это точно не грозило, придётся вкалывать на флот. Вот и парк и кафе где меня поймали. Здесь было также нежарко и пусто как в прошлый раз. Посидел немного в тени. Пойду в развалины торгового центра. За время, после с моего ареста, в развалинах всё покрылось ещё большим слоем пыли. Начал копать без всякой надежды. Вот это сюрприз! Мой рюкзак остался на месте, его не нашли. Хотя уже столько времени прошло. Здесь в центре города, похоже, не особо ходят по развалинам. Проверил чип, он был на месте. Все вещи в нём также были на месте. Разрядились батареи у бинокля и у одного из планшетов. Они оставались включенными. Теперь можно вернуться в кафе и нормально поесть, а то я этих сухих пайков уже наелся на всю оставшуюся жизнь. В кафе привычно никого не было из посетителей. Сам я заказал блюдо из пищевого автомата и с удовольствием съел его. Зря я сюда пришёл. Всё здесь напоминало о моей глупости. Вернулся к раздаче, очень хотелось чего-то алкогольного. Взял бутылку перебродившего фруктового сока он здесь был вместо вина. Одному пить не хотелось, и я попросил девушку, которая здесь работала, посидеть со мной. Мне хотелось общения. За время сидения в одиночке я очень соскучился по общению.

— Девушка посидите со мной за столиком, а то мне хочется поговорить и выпить, а не с кем?

— Мне нельзя, я на работе.

— Так никого же нет кроме меня? Хотите я вам соку возьму?

— Нет. Мне нельзя, я на работе.

— Никто не увидит, здесь кроме нас никого нет.

— Давай, я просто посижу с тобой.

Она села за столик напротив меня.

— Будешь?

Предложил ей налить соку. Она отказалась.

— Ты чего такой грустный? Давно за тобой наблюдаю.

— Как тебе объяснить? Меня здесь поймали когда-то давно, вот и грустно, что я оказался такой болван и поверил девушке.

— Точно, теперь я вспомнила. Так это был ты? Это вы тогда устроили здесь перестрелку с флотскими. Точно ты, тебе тогда руку отстрелили.

Подвигал рукой, нормально вроде работает.

— Отстрелили, а потом пришили обратно.

— Устроили вы тогда здесь схватку.

— Извини, так получилось, но от меня там ничего не зависело.

— Почему тогда ты здесь? Если они тебя забрали? Сбежал?

— Нет, не сбежал, сами отпустили.

— Зачем тогда ловили?

— Я их немного поубивал. Вот они и хотели разобраться за что.

— И что, вот так просто отпустили после этого?

— Как же, отпустят они. Нет, конечно. Пришлось подписать контракт, и теперь я на них работать буду.

— Абордажником?

— Почему абордажником? Инженером.

— Слушай, а что ты делаешь сегодня вечером?

— Лечу обратно.

— Жаль, раньше я не могу.

— Мне тоже жаль.

В кафе зашёл ещё один клиент, и ей пришлось уйти работать, а я допил свой сок и решил идти в банк за кредитом. Он мне, похоже, понадобиться. На входе в банк понял, что мне нужна карта ФПИ, а она у меня закопана. Придётся лететь за ней. На прокатной стоянке взял аэробайк и вылетел в сторону посёлка, где её закопал. Уже когда летел туда, задумался, а почему они меня отпустили? Вот так просто взяли и отпустили, а до этого в браслетах держали? Что будет, если я сейчас не прилечу на станцию? Такой вариант ведь возможен. Наверняка они на меня какой-то маячок навесили. Вот только во что? Может прямо в меня? Как это проверить? Значит вначале на проверку. Достал второй планшет и нашёл в сети объявление «проверю на жучки». Пришлось вернуться обратно в центр города, и заплатить пятьсот кредов за проверку, но оно того стоило. В обуви, в игольнике, в комбинезоне везде были обнаружены жучки. Они в СБ точно параноики. Спросил у специалиста, можно меня отследить меня по нейросети или нет? Оказалось что по неразвёрнутой нейросети нельзя. Похоже, мне и в нейросеть жучок засунули, и когда она развернётся, нужно будет это проверить. После уничтожения всех жучков вернулся в аэробайк и продолжил полёт за картой ФПИ. Летел и рассматривал уже знакомые места. Здесь ничего не изменилось, всё было как раньше. Как раньше? Что я тогда сижу и наблюдаю? Быстро достал из рюкзака бронежилет и надел на себя. Одновременно перешёл на ручное управление. Теперь вниз и максимальная скорость, здесь был самый опасный участок. Пролетел его быстро, никто не пытался меня обстрелять. Дорога к посёлку, как обычно была пуста. Перед посёлком свернул в лес и бросил аэробайк. Дальше пошёл пешком.

Когда вышел, на окраину прислушался, всё вроде было тихо. Никакого движения в посёлке не наблюдалось. Достал планшет, и проверил камеры на доме. Всё было в порядке. Один раз в дом зашли двое, но это было больше двух недель назад. Посмотрел на планшете последнюю запись с камер и понял, что я провёл в камере СБ почти три месяца.

В доме ничего не изменилось, за время пока меня не было, раскладушка оказалась на месте, похоже мои гости на второй этаж не поднимались. Достал лопату и откопал свою первую заначку. Всё было в целости и сохранности. Карту ФПИ и коммутатор распихал по карманам, комбинезон решил оставить, а вещи клановых решил продать. Что делать со скалолазным оборудованием я не представлял, как и что делать с запчастями для бластера. Решил скалолазное оборудование закопать обратно, а запчасти попробую продать. Уже возвращаясь к космопорту, залетел в оружейный магазин. Удивительно, но я продал их за восемьсот кредов. У меня остались вещи клановых, здесь их отказались купить. Значит, лечу в мой любимый магазин мастерскую. В нем тоже всё было без изменений, и меня встретила моя старая знакомая.

— Я думала, что тебя всё убили.

— Не убили, но серьёзно ранили и в тюрьме держали.

— Но ты как я посмотрю, опять ходишь и привлекаешь к себе внимание, ещё и с новой нейросетью.

— Что в тюрьме выдали в том и приходиться ходить, все мои вещи уничтожили. У меня вещи остались, не мои, возьмёте?

— Неси, посмотрю.

— Притащил всё, что было и обувь и фонарик

— Возьмёте?

— Это вещи станционников?

— Нет, мои это старые трофеи, просто не успел продать их раньше.

— Она все вещи просмотрела. Готова их поменять на новые вещи.

— Собственно я непротив, вот только мне сегодня нужно обратно на станцию и подождать, не получиться.

— Не проблема, можно доставить на станцию.

— Тогда давайте так и сделаем.

— Тогда получится две рубашки и шорты и с тебя пятьдесят кредов за доставку на станцию.

Вообще это было дороговато, но торговаться я не стал, заплатил ей пятьдесят кредов.

— Кому доставить?

— Алексу Мерф инженеру станции.

Она удивлённо посмотрела на меня.

— Повезло.

— В чём?

— Попал на станцию работать.

— Я не просил этого, они меня заставили.

— Здесь на планете многие мечтают туда попасть работать.

— Вот только я не хотел и не мечтал, а попал. У меня сегодня последний день на свободе. Потом будет только исполнение чьих-то приказов.

— Каждому своё.

— Это точно.

— Всё, я договорилась, завтра доставят.

— Хорошо.

— Заходи ещё, пошьём тебе что-нибудь модное, и сунула мне свою визитку карман.

— Вряд ли меня скоро выпустят на планету.

Обратил внимание, что здесь на планете как только узнавали, что будешь работать на станции, сразу менялось отношение к тебе.

Всё это я понял, пока летел обратно в банк. Успел туда уже к самому закрытию. Меня с нежеланием, но все-таки пропустили внутрь. Пришлось на входе сдать всё оружие, чего я очень не хотел. Девушка, что общалась со мной вчера, была на месте.

Часть 4

— Здравствуйте вы меня помните? Я здесь был вчера и принёс мою карту ФПИ. Вы говорили, что откроете мне кредит?

— Конечно, я вас помню. Давайте.

Протянул ей карту.

— Всё верно. Банк готов предоставить вам кредит двести пятьдесят тысяч на покупку нейросети, а также мы хотим вам предложить работать у нас.

— Боюсь это уже невозможно, я уже подписал контракт, и ближайшие десять лет буду работать на флот. Нейросеть мне уже поставили, а вот базы будут нужны и для них потребуется кредит.

— Всё. Вам открыт кредит на эту сумму, и вы можете им воспользоваться по мере надобности.

— Что-то подписать нужно?

— Нет ничего ненужно.

Вышел из банка, раскладывая оружие по своим местам. Вот так просто ничего не подписал, никаких справок не собирал, просто взяли и открыли. Вот это сервис! Нужно проверить, потом под какую процентную ставку мне его открыли. Грустно вздохнул, прощай свобода, и здравствуйте трудовые подвиги. С этими мыслями перешёл на другую сторону дороги, там находился космодром, и грустно побрёл к его входу.

На входе меня уже ждали. Как только я появился в здании, охрана сразу напряглась. Это хорошо чувствовалось, похоже, меня здесь запомнили. Подошёл к девушке на входе.

— Не знаю, как у вас здесь пропускают, но мне нужно на станцию.

— Вам нужен гостевой пропуск.

— Вы не поняли, я сейчас там работать буду.

— Вы подписали контракт?

— Подписал.

— Тогда вашу карту ФПИ.

— Вот она — и протянул ей карту.

— Приложите её к терминалу.

— Приложил.

После этого её лицо вытянулось от удивления. После чего она что-то проверила у себя на терминале.

— Добро пожаловать на флот главный инженер. Проходите, — с большим сомнением в голосе сказала она мне.

Несколько разумных, что стояли сзади, слышали наш разговор и начали заинтересовано рассматривать меня и перешёптываться. Прошёл в зал ожидания. В нём я уже побывал раньше. Ко мне сразу подошли двое охранников.

— Вы знаете, что ношение оружия разрешено только разумным с рейтингом?

— Знаю. Вот только мне никто не запрещает его носить в рюкзаке.

Они ничего не ответили, просто отошли немного, но наблюдали за мной. Начал осматриваться в зале в поисках свободного места, меня сильно тянуло сходить, и поговорить в центр эмиграции, вот только время для этого было совсем не подходящее. Поэтому удобно разместился в одном из кресел, охранники по-прежнему дежурили рядом. Интересно они охраняют меня или, наоборот, от меня? Выяснить я это не успел, видимо дали команду на посадку, но её я не получил, судя по всему, она приходила на нейросеть. Просто всё почти одновременно встали и пошли на лётное поле. Пошёл за остальными следом. Охранники меня проводили только до дверей. Меня так и подмывало вернуться и предложить проводить меня до челнока. Полёт к станции прошёл нормально, если не считать того что меня впечатало в кресло и было тяжело дышать, похоже здесь это нормальная практика и никто из пассажиров не возмущался после этого. На летной палубе меня никто не встретил, все разошлись по разным лифтам, остался я полном одиночестве у челнока. Куда мне идти? Стоял, ждал моего бывшего сопровождающего, но он так и не появился. Из челнока появился пилот и опять с тряпкой. Наверное, она была неотъемлемой частью его.

— Опять ты? — спросил он — Чего ты здесь торчишь?

— На работу прилетел и не знаю куда идти.

— Кем ты работать будешь?

— Инженером.

— Ты же вроде говорил что дикий?

— Дикий и есть.

— Ты что-то путаешь — спроси искин

— Точно! Здесь ведь искин есть.

— Искин ты здесь?

— Слушаю главный инженер.

— Стоп. Почему главный инженер?

— Согласно регламенту станции, вы как единственный инженер на станции становитесь главным инженером.

— Что моё согласие на это не требуется?

— Нет.

— Вот это новость. Представляешь, не успел прилететь, как главным стал, причём меня никто не спросил, хочу я этого или нет — обратился я к пилоту.

— Что ты хотел? Регламент — посочувствовал он мне.

При этом разглядывая меня как интересную зверюшку.

— Искин мне нужно доложить о своём прибытии командиру?

— Нет. Ему уже поступило сообщение о вашем прибытии.

— Чем мне заняться?

— У вас свободное время до завтра. Завтра в девять вы должны быть на командном пункте для участия в совещании командования.

— Искин есть каюта, где я могу расположиться?

— Каюта главного инженера находиться в вашем распоряжении.

Уже пошёл к лифту, когда вспомнил о жучках. Их на мне было больше десятка, а в каюту их напихали никак не меньше. Развернулся и спросил пилота.

— Скажи, ты не в курсе, как пропал предыдущий инженер?

— Точно никто не знает, вроде был в каюте и никуда оттуда не выходил. Просто исчез оттуда.

Конечно, просто взял и исчез, из собственной каюты. Здесь без СБ точно не обошлось. Мне предлагают жить там, где жил он? Чтобы я последовал за ним? Ну, уж нет, на это я точно не согласен. Док был на станции, значит, и рейдер тоже должен быть здесь.

— Искин рейдер, на котором я прилетел, где находиться?

— Пристыкован к станции, минус двадцать восьмая палуба.

— У меня туда есть доступ?

— Подтверждаю, доступ есть.

Отлично. Тогда туда. Зашел в лифт и приказал вести меня на минус двадцать восьмую палубу. Судя по всему, рейдер как тогда пристыковался к станции, так там и оставался. Прошёл через переходную камеру и попал на корабль. Здесь находился пост охраны. Дежурили двое абордажников. Один был новенький, которого я не знал, а второй был, из тех с кем я воевал. Он меня сразу узнал.

— Привет Алекс ты куда пропал? Мы хотели тебя с собой взять на планету?

— Так меня никто не спросил, просто посреди ночи отправили в СБ, а потом выслали на планету.

— Тогда как ты здесь очутился?

— К Доку пришёл, поговорить нужно. Он на борту?

— Вроде был, подожди, сейчас узнаю.

— Да на борту.

— Мне нужно к нему.

— Не знаю, можно ли тебе, сейчас запрос направлю.

— Подожди не посылай. Искин появись.

Появилась голограмма заразы.

— Привет вредина.

— Привет извращенец.

— Вижу, помнишь меня. Хочешь сюрприз?

— Нет, не хочу.

— А придётся. Направь запрос о моём статусе искину станции и обеспечь соответствующий доступ.

— Добро пожаловать на борт главный инженер. Доступ во все помещения получен.

— Свободна.

Она исчезла.

— Я к Доку, если будет, кто спрашивать буду у него — обратился к парням. Если они после моего общения с искином вначале сидели, улыбались, то после объявления моей новой должности сидели уже с удивлёнными лицами. Так и прошёл мимо них. На корабле я понял, что ошибся, раньше корабль был пристыкован к станции носом, а теперь кормой. Вход находился теперь рядом с трюмом, а не на носу как раньше. В этой части корабля я вообще никогда не бывал и не представлял куда иду. Коридор разделился на два, выбрал правый и вскоре вышел на лётную палубу. Техники на палубе ремонтировали или разбирали сильно оплавленный трофейный бот. Он был уже почти весь разобран. Двое осматривали двигатель. Двое находились внутри челнока. Меня они сразу не заметили, похоже, были сильно заняты работой и я подкрался к ним вплотную.

— Привет девчонки. Надеюсь, вы от меня сейчас убегать не будете?

— Привет маньяк.

Ближайшие ко мне двое повисли у меня на шее, за ними выскочили ещё двое из челнока и тоже повисли на мне. Просто обалдев, от такой встречи, я даже не знал, что и сказать. Просто обнял их как смог и был немного придушен ими. После того как они меня отпустили, не сразу смог с ними общаться.

— Вас здесь не полный комплект, а где Лера?

— Ушла на склад за запчастями скоро вернётся.

— Подождём.

— Рассказывай, откуда ты здесь взялся?

— Пришёл по делам. Мне Док нужен, но и по вам я жутко соскучился.

— Зачем он тебе?

— Он меня лечил недавно и мне нейросеть поставили. Хочу, чтобы он всё проверил и по базам поговорить с ним, какие нужны.

На палубу въехал дройд, и за ним бегом влетела Лера. Она меня не сразу заметила в окружении девчонок, а когда заметила, тоже повисла на шее.

— Привет рыжик.

— Ты как здесь очутился?

— Я уже девчонкам рассказал, что мне к Доку нужно, а по пути к вам зашёл проверить.

— Точно! Так девочки мне сказали на борту новый инженер. Он сейчас к нам придёт проверять, а у нас тут полный бардак и будет ругаться. Алекс ты пока спрячься где-нибудь пока он не уйдёт.

— Лера не переживай ты так, он ругаться не будет.

— Откуда ты знаешь?

— Мы с ним слегка знакомы, и он уже тут.

— Где тут?

— Тут это тут.

— Что ты мне голову морочишь, где он?

— Перед тобой.

— Ты издеваешься? Здесь кроме тебя никого нет.

— Хорошо. Искин появись — голограмма появилась — Искин озвучь мою должность.

— Главный инженер станции.

— Свободна.

— Не может быть, но как так? Ты же дикий? — Лера смотрела на меня округлившимися глазами как до этого девушка на космодроме.

— Что дикий не может стать инженером?

— Почему может. Какой у тебя интеллект?

— Хороший 187.

— Действительно хороший.

Она грустно посмотрела на меня

— Нам ведь теперь нельзя.

— Думаю можно.

— Это как? Почему?

— А у меня не флотский контракт, а гражданский на десять лет.

— Правда?

— Правда.

После этих слов меня чуть не задушили теперь уже впятером.

— Девчонки я сам очень соскучился. Три месяца просидел в одиночке готов хоть сейчас.

— Сейчас не получиться, если только вечером.

— Хочу остаться здесь на корабле

— Почему не на станции? У тебя же там своя каюта есть?

— Есть. Вот только там пропал предыдущий инженер и мне совсем не хочется за ним последовать. Кроме того у меня с СБ проблемы были.

— Что ты натворил?

— Поубивал их немножко.

— Как ты так? Они ведь не простят тебе этого.

— Уже простили. Вот только от новой гадости от них это уже не поможет.

— Тогда вечером жди нас в гости, а пока нам работать дальше.

— До вечера.

Как пройти в медсекцию я уже знал. В этой части корабля я бывал. Док оказался на месте.

— Привет Док я к тебе.

— Подожди в коридоре, я занят немного. Я вышел обратно. Он сразу вышел за мной.

— Ты как здесь оказался?

— Как обычно. Пришёл ножками.

— Кто тебя пустил на корабль?

— Искин. Кто ещё может меня пустить?

— Сейчас освобожусь и заходи.

— Хорошо.

Стоял и ждал у медсекции, когда Док освободиться. Неожиданно из бокового коридора вышел Крис и подошёл ко мне.

— Привет, я думал, парни пошутили.

— Нет, не шутили.

— Ты теперь инженером станции стал?

— Да. Вчера контракт подписал.

Он явно хотел что-то сказать видимо, не зная как начать.

— Ты понимаешь мы тут, ну как сказать…?

— Не переживай. Всё в порядке. У меня нет к тебе претензий. К тебе и к парням.

— Хорошо если что будет нужно, скажи, мы поможем.

Открылась дверь медсекции, и вышел Док. Заметив Криса, он спросил его:

— Ты ко мне?

— Нет к нему.

— Тогда заходи — это было адресовано уже в мой адрес.

Зашел в медсекцию, здесь было всё как раньше.

— Рассказывай, что у тебя произошло, почему ты очутился в СБ?

— Я думал ты в курсе.

— Нет.

— Они меня продали в рабство аварцам. Мне удалось вырваться от них. После того как они узнали что я жив и на свободе захотели меня ликвидировать как свидетеля. Вот только получилось всё наоборот. Потом я попался им по собственной глупости. Ты меня видел после этого. Теперь меня вынудили, подписать контракт и со вчерашнего дня я работаю на флот.

— Подожди, так это ты уничтожил группу захвата?

— Да.

— Впрочем, чему здесь удивляться. Ты насчёт руки?

— Нет. С ней вроде всё нормально. У меня другая проблема. Мне сегодня поставили нейросеть. Сказали, что она должна развернуться только завтра. Это нормально?

— Нормально.

— Мне её ставило СБ, в какой-то непонятной конторе на планете. Конечно, я понимаю, что вы с одной конторы, но тебе я доверяю в отличие от них и хочу, чтобы ты проверил всё ли с ней нормально. Что-то я очень долго был в капсуле у неё.

— Насколько долго?

— Почти сутки.

— Странно. Хорошо залезай в капсулу.

— Посмотри ещё. Возможно, она у меня чего-нибудь лишнее удалила? От этих контор на планете можно всё что угодно ожидать.

— Залезай, посмотрю.

Разделся и забрался в камеру. Крышка уже начала опускаться.

— Док я ещё подозреваю, что они в меня напихали жучков.

— Посмотрю.

Когда выбрался из камеры Док сидел у себя за столом и что-то записывал в планшет.

— Док рассказывай не тяни.

— Одевайся и садись. Он показал на кресло рядом с ним.

Оделся и сел в кресло как он и сказал.

— Что всё плохо?

— Всё нормально, нейросеть вторичная инженерная, встала нормально, был один небольшой косячок, но я его поправил.

— Значит, точно обули, нейросеть вторичную подсунули.

— Почему обули? Ты заплатил за новую?

Я не платил, мне по контракту флот должен был поставить. Вот они мне и поставили эту.

— В контракте указано, что тебе новую нейросеть должны уставить?

— Нет там просто нейросеть написано.

— Тогда ты сам виноват, точнее нужно было контракт составлять.

— Согласен, что нужно было точнее составлять.

— Они меня ещё с базой обули.

— Что не так с базой?

— Они мне по контракту должны были поставить базу. Я думал, что это всё, а оказывается там ещё много чего нужно.

— Так и есть. У сейчас тебя стоит только инженерное дело, а тебе ещё девятнадцать баз нужно из пакета инженера.

— Сколько?

— Девятнадцать.

— Ничего себе и какие?

— Вот — и он вывел список у себя на планшете.

Универсальная аэродинамика

Инженерные дройды

Искины

Робототехника

Электроника

Программирование

Конструирование и проектирование кораблей/станций

Конструирование дроидов и дронов

Двигатели маневровые, маршевые, гипердрайв

Энергосистемы кораблей и станций

Строение корпусов кораблей и станций

Системы жизнеобеспечения кораблей и станций

Методы ведения диагностики

Корабельные оружейные системы

Многозадачность

Материаловеденье и сопромат

Механика и механизмы

Параллельные вычисления

Методология оптимизаций повышение эффективности производственных процессов

Хорошо, что я сидел, когда увидел этот список.

Вот это всё я должен буду разучивать? Да мне здесь не на один месяц изучать. Хотя какой месяц? Здесь не один год нужен, чтобы изучить всё это. О том, сколько это всё стоит, вообще было страшно заикаться. Впрочем, она там говорила про двести тысяч, а мне открыли кредит на двести пятьдесят тысяч, получается кредов вроде должно хватить. Кроме того у меня на чипе и счёте было ещё около пятидесяти тысяч. Должно вроде хватить.

— Док скажи, у тебя есть эти базы? Ты мне вроде предлагал?

— Тебя какая база интересует? Новая или можно устаревшую? В контракте, что-нибудь про это есть?

— Там вроде ничего про это не сказано. Сказано только, что я должен пройти сертификацию.

— Я понял тебя. У меня нет сейчас инженерной, но я могу узнать у других медиков на станции.

— Узнай.

— Кстати что это такое сертификация и где её нужно проходить?

— Сертификация это допуск до работы. Ты должен будешь в сертификационном центре получить сертификат. Там проверят твои знания и выдадут сертификат, после этого ты сможешь начать работать.

— Понятно, а что такое разгон?

— Разгон это изучение баз в лечебной капсуле под специальными препаратами, таким методом базы знаний учатся в несколько раз быстрей.

— Можно у тебя здесь проходить?

— Конечно, но за креды непросто так.

— Это понятно. С кредами у меня сейчас проблем нет. Банк открыл мне кредит.

— Он и должен был открыть.

— Что по жучкам?

— Нет ничего подобного.

Док мог и промолчать про них или сделать вид, что не заметил. Надо будет потом перепровериться у другого специалиста.

— Чем тогда объяснить, что они так долго меня держали в капсуле?

— Не знаю, у меня нет вариантов на этот счёт.

Часть 5

— У вас на корабле есть сейчас свободные каюты? Моя каюта, в которой я жил свободна?

— Не могу этого знать, не моя компетенция.

— Хорошо сейчас узнаем. Искин появись.

— Слушаю главный инженер

— Скажи каюта, в которой я жил теперь свободна?

— Подтверждаю, каюта свободна.

— Исчезни.

— Зачем тебе каюта? Тебе как главному инженеру положена каюта на станции?

— Ты знаешь, что произошло с моим предшественником?

— Пропал.

— А как пропал, знаешь?

— Нет, подробностей не знаю.

— Он пропал из своей каюты, так вот я не хочу повторить его судьбу и последовать за ним. Поэтому решил пока жить здесь на корабле. Здесь безопасней. Вот только как на это посмотрит капитан, наверняка он будет против этого?

— Он тебе теперь запретить не может.

— Почему?

— Почитай регламент.

— Опять этот регламент, нужно будет обязательно его почитать.

— Значит мне не нужно его согласие?

— Нет.

— Это хорошо.

— Тогда я занимаю свою каюту обратно.

— Ты только проинформируй искин станции, что здесь будешь жить.

— Так и сделаю.

— Тогда можешь, иди, хотя о чём это я. Извини привычка.

— Ничего страшного я сам в шоке от всего этого.

В каюте ничего не изменилось, как будто я вчера вышел ненадолго отсюда итеперь вернулся. Даже одеяло и то было на месте. В первую очередь в душ. Три месяца я не знал, что такое душ и нужно постричься очень сильно зарос за это время. В душе я три раза запускал мыльный раствор. Мне всё время казалось, что я грязный. Только убедившись, что от меня теперь хорошо пахнет, вышел из душа. Переоделся в свой старый комбинезон, и ботинки. Это были ботинки, которые мне выдал Док, и одним из которых я тогда в него запустил. Второй комбинезон, который мне выдали в СБ, был ядовито зелёного цвета и совершенно мне не нравился. Его я убрал в шкаф. Теперь всё было точно таким, как раньше. После ужина в кают-компании решил заняться рюкзаком, что мне было с ним делать, я не представлял. Достал бластер, проверил заряд, батарея была почти полная. Он был готов к стрельбе. Может, стоит его вернуть хозяйке? Что, мой верный друг, хочешь обратно к хозяйке? Нет дружище, ты меня ни разу не подводил, не отдам. Она тебя мне подарила. Нож? Он был на ноге, когда меня захватили. Значит он или у неё или в СБ. Жалко было даже не столько нож, хотя и его тоже, а жалко было ножны, в которых он находился. Достал игольник. Вот как мне теперь с вами быть? Без оружия я был, как голый, а носить открыто мог только нож. Ходить по станции с рюкзаком тоже не вариант. Он был очень большой. Достал Милкин рюкзачок и сложил в него игольник и бластер. Опять если увидит, то может забрать рюкзак обратно. Это её вещь. Тогда и бластер заберёт. Так не пойдёт, ты дружище побудешь здесь в этом рюкзаке. Оставил в Милином рюкзаке только игольник. Завтра зайду куплю нож и чехол к нему, очень полезная в жизни вещь. Поставил на зарядку планшет и бинокль. В целом решил пока ничего не доставать из рюкзака, вдруг придётся неожиданно уходить на планету. Он должен быть собран в любое время. От СБ я ожидал любой гадости.

Теперь камеры. Незаметно установил одну у себя в каюте вторую в коридоре перед входом ко мне. Надеюсь, искин не заметила их.

— Искин появись.

— Слушаю главный инженер.

— Давай без официоза, здесь нет никого.

— Не могу по регламенту так положено.

— Вот с регламентом мне и нужно ознакомиться. Могу я это сделать с планшета?

— Да я предоставила вам доступ.

— Отлично. Знаешь, я решил тебе присвоить имя, а то искин мне не нравиться. Поэтому приказываю тебе принять имя Зараза и откликаться на него.

— Принято и зафиксировано.

— Хорошо тогда вроде всё, хотя нет, чуть не забыл. Проинформируй искин станции, что я буду жить на этом корабле и вся связь с ним через тебя.

— Выполнено.

— Тогда всё.

Теперь посмотрим, что за зверь такой, который здесь регламентом кличут. Зараза мне дала доступ к местной станционной сети. Регламент был в открытом доступе. Оказалось, регламентом зазывался свод правил на все случаи жизни. Что делать и как быть. Изучая его, понял, что здесь всё регламентировано. Долго пытался в нём разобраться, но понял что весь, по моему мнению, вообще невозможно изучить, слишком много там было информации. Решил разбираться с тем, что касается лично меня. Оказалось, что теперь я третий заместитель командира станции. У искина станции была выложена моя фотка с карты ФПИ. Иерархия здесь была такая, главным был командир станции, он же был главный в системе. У него было три заместителя: первый заместитель, второй заместитель и я третий заместитель. Одновременно главный инженер станции. Все трое заместителей равны, я не подчинялся ни первому, ни второму заместителям командира, исключительно командиру станции. В случае гибели или невозможности командования командира станции командование станцией переходило к его первому заместителю. Если и он не мог командовать, то ко второму заместителю и так по цепочке. У каждого заместителя была своя зона ответственности, к моей зоне ответственности относилась нижняя треть станции. В ней находился транспортный узел станции. Все груза, что с транспортными кораблями прибывали в систему, вначале попадали туда и после проверки таможни, челноками переправлялись на планету. Всё точно также было и в обратном направлении, все товары, произведённые на планете, попадали на транспортные корабли через таможню. Там же находились верфи станции. Моё основное место работы. Как и большинство складов станции. Непосредственно мне подчинялись все техники станции. У них был начальником старший техник, который ими руководил. Все пилоты, которые работали на станции. Все работники складов. Таможенники. В общем, много разумных. Специально проверил, Мила теперь была в моём подчинении. Вот теперь мне стало понятно, почему он этот пункт прописал. Он заранее, знал, что я стану её начальником. Основной моей обязанностью был ремонт станции и кораблей пристыкованных к ней. Все корабли мне также обязаны подчиняться, пока пристыкованы к станции. После этого мне стало понятно, почему я не обязан спрашивать разрешения у капитана рейдера на моё размещение на корабле. Он мне напрямую подчинялся. Во мне сразу проснулся чертёнок и потёр ручки. Ну что стоит припомнить ему все те гадости, что он мне сделал? Обязательно припомню. Плохо одно за мной теперь СБ будет смотреть во все глаза и уши. Значит, припомню, но не сразу. Ты у меня будешь последний в очереди на ремонт! Хотя это может ему это и хорошо? У меня погас свет в каюте и почти сразу с ним пискнул планшет, показав, что ко мне пришли гостьи. Нет однозначно последним, зачем мне с таким цветником расставаться? Разберусь со всем с этим потом. Не успел закрыть планшет, как его у меня его забрали со словами, что я тут чем-то не тем занимаюсь, и пора делом заняться. Девочки очень соскучились по ласке.

Проснулся уже под утро от колокольчиков в голове. От этого дернулся, и разбудил Леру. Она спала у меня на руке.

— Ты чего?

— Сам не знаю, какие-то колокольчики звенят в голове.

— Отключи их и спи, это нейросеть извещает тебя. До подъёма ещё два часа.

— Хорошо.

Она дальше уснула, а я не знал, что делать с нейросетью, она похоже развернулась, и у меня появилось в глазу её обозначение. Ладно, с этим завтра разберусь. Пока спать. Проснулся снова от того что девчонки ушли и включился свет. Всё теперь не поспишь, сколько хочется, придётся вставать и идти на работу. После душа решил разбираться с нейросетью. Как ей пользоваться? В глазу горела не большая иконка нейросети. Понятно было, что на неё нужно как-то нажать, но вот как это сделать я не понимал, пальцем в глаз попробовать ткнуть? Вдруг поможет? Попробовал, не помогло. Долго кривлялся, но так и не понял, что я сделал, чтобы она открылась. Развернулась сразу много разных иконок. Среди них был курс, как пользоваться нейросетью и я попытался нажать на неё. Интересно как я так сделал? Сразу начался курс обучения пользования нейросетью. Оказалось всё просто. Нужно просто представить в голове, что ты нажимаешь на эту кнопку и всё сразу срабатывало. Оказалось всё быстро и удобно. Не успел пройти и половины обучающей программы, как появилась Зараза.

— Вам нужно прибыть на командный пункт главный инженер.

— Я готов, вот только мне бы ещё узнать, где он находиться?

— Могу скинуть вам схему станции корабля и дорожку к командному пункту.

— Давай, очень нужно.

У меня засветилось окно входящих сообщений. Нажал иконку «дорога к командному пункту». У меня подсветилась дорожка на полу корабля. Удобно.

— Спасибо Зараза порой ты бываешь не вредной, а очень полезной.

Оделся и пошёл на свое первое совещание в качестве инженера. Удобная вещь, в реальности дорожки не было на полу, а так меня она вела по станции и на поворотах показывала, куда идти дальше. Я как по ниточке шёл за ней. Прошёл пункт охраны на входе на корабль, мне никто не сказал там ни слова. Подойдя к лифтам, сам вызвал лифт, используя нейросеть, сам задал этаж для подъёма. Это всё мне удобно подсказывала дорожка. На выходе из лифта, она повела меня дальше и довела до двери с надписью командный центр. Очень удобно.

Зашёл внутрь. Странно, но никакой охраны на входе не было. Меня никто не спросил, кто я такой и что здесь делаю. Дальше находились две двери. Налево и направо. Куда дальше? Дорожка подсветила направо. Открыл правую дверь.

В помещении за длинным столом сидело пятеро разумных. Один сидел во главе стола, и по разным сторонам стола сидело ещё четверо разумных. Разговор между ними сразу прервался.

Разумный, который сидел во главе стола, заметив меня, раздражённо обратился ко мне.

— Почему опаздываете?

Посмотрел на часы на нейросети. Они показывали без одной минуты девять.

— Меня наверно не правильно проинформировали, о том, что совещание назначено на девять часов. У меня сейчас нейросеть показывает, что ещё нет девяти часов?

— Вас правильно информировали. Присаживайтесь где хотите. Знакомитесь кто ещё не в курсе. Это наш новый главный инженер Алекс Мерф.

При этом он стал ещё более раздражённым. Меня никто не поприветствовал, все просто проигнорировали. Они продолжили обсуждать текущие проблемы станции, а мне они были глубоко до фонаря и, закрыв глаза, я сосредоточился на пси. Мне хотелось понять, кто и что обо мне думает и чувствует. Они хотя и делали вид, что я их не интересую, но всё внимание было именно на мне. Причём командир также внимательно изучал меня, а я сосредоточился на нём. Он явно испытывал ко мне неприязнь, она выражалась в раздражении по отношению ко мне и страхе. Судя по всему, он считал меня убийцей, которого ему навязало командование. Кроме того он считал, что у него из-за меня будут проблемы и хотел при первой возможности избавиться от меня. Двое что сидели с ним рядом, судя по всему, были первый и второй заместители. Они тоже меня побаивались и считали убийцей, но раздражения у них на меня не было. Ещё один разумный на другой стороне стола испытывал по отношению, как страх так и открытую неприязнь. Пытался понять, из-за чего он так ко мне относиться, но так и не понял, с чем это было связано. Только один, ближайший ко мне разумный, не испытывал по отношению ко мне ничего плохого, так легкое любопытство с примесью страха. Понятно стало, что командование флота не только меня вынудило подписать этот контракт, но и многим здесь наступило на больные мозоли. Судя по всему, не сладко мне придётся. Нужно попробовать наладить отношения с командиром станции.

Совещание длилось недолго, минут пять не больше, после чего все разом встали и пошли на выход, я тоже встал и пошёл за ними, но меня остановил командир станции.

— Алекс останься.

Сел на стул одного из его замов. Он молчал, похоже, думал с чего начать разговор. Ладно, зайдём издалека.

— Скажите кто вот этот разумный? — и показал на место разумного, что сидел на другой стороне стола, рядом с его заместителем и испытывал ко мне сильную неприязнь.

— Я думал, вы знакомы?

— Нет, этого разумного я вижу в первый раз.

— Это новый глава СБ.

— Куда тогда старый делся?

— Пропал.

— Дайте угадаю? Одновременно с бывшим инженером?

— Почти, немного позже. Ты об этом что-то знаешь?

— Нет, но это точно взаимосвязано.

— Ты кстати, почему от своей каюты отказался?

— Можете меня считать суеверным, и я не хочу последовать за моим предшественником. Кроме того на корабле мне ближе к работе, безопасней и нет кучи жучков от СБ. Вдобавок там есть медик и лечебная капсула, а мне будет нужно учить базы под разгоном.

— Пожалуй ты прав. Что у тебя с базами? Когда будешь готов приступить к полноценной работе?

— Вот здесь вышла проблема. Мне уставили только одну базу инженерное дело, а для работы оказалось нужна ещё куча баз. Этого я не знал.

— Какая проблема? Купи нужные базы.

— Уже заказал, теперь жду. Кстати я вчера ознакомился с регламентом и мне нужно каждый день посещать совещания здесь. В связи, с чем у меня возник вопрос. Как я это смогу делать, если буду в капсуле базы учить?

— Это совсем не проблема, сегодня внесу поправку, и на тебя это пока распространяться не будет. Быстрей учи базы. У нас полно работы.

— Вы же хотите от меня избавиться? Зачем тогда торопите?

— С чего ты это взял? Ничего подобного.

— Если вы хотите обмануть псиона, то нужно что-то более убедительное. Скажу вам так, я тоже не хотел сюда, и меня вынудили подписать этот контракт, и если вы отправите меня отсюда, я буду совсем непротив. Думаю, мы поняли друг друга.

Почувствовал, что он ещё больше стал меня бояться. Надеюсь, он теперь отправит меня отсюда при первой возможности. Именно этого я и хотел. Получить путёвку отсюда, за счёт флота, было бы совсем неплохо. Самое главное не переборщить, а то он может вообще меня ликвидировать, сговорившись с СБ. Вряд ли конечно получиться, таким образом сбежать, но попытка не пытка, главное, что тогда я от одного ликвидационного пункта в контракте избавлюсь. Не могу выполнить в связи с тем, что по приказу командования был в другой системе. Хорошо звучит. Эх, мечты мечты. Командир сидел напротив и то ли думал что-то своё, то ли общался по нейросети с кем-то, мне это было непонятно. Просто сидел и молчал. Потом произнёс.

— Иди, работай, и начинай разбираться с делами бывшего инженера.

— Сделаю.

Выйдя из командного центра, остановился, а собственно, куда мне идти и где я нахожусь? Зараза мне скинула карту станции нужно её посмотреть. Нажал на иконку, карта станции сразу отобразилось, на ней было трёхмерное изображение станции, и точка на ней где я сейчас находился. Понятно стало, где я находился, а куда мне нужно? Нужно спросить у искина, возможно у меня есть что-то вроде рабочего места?

— Искин у меня есть рабочее место?

— Подтверждаю.

— Можешь мне сделать дорожку до него?

У меня появилась и замигала иконка «дорожка рабочее место» нажал «выполнить» и снова появилась дорожка. Удобно, не знаешь, куда идти нажал и пошёл. Идя по коридорам станции, заметил красивую вывеску «стрижки и причёски». Зашёл внутрь. Внутри никого из разумных не оказалось, стояло несколько пустых кресел. Наверно сейчас подойдут. Все вышли куда-то. Сел в ближайшее ко мне кресло в ожидании парикмахера. Неожиданно на меня сверху опустилась большая каска и сказала, чтобы я сел ровно. Пришлось сесть. Она оделась на голову и запросила подключение к нейросети. Подключил. Мне предложили выбрать причёску. Выбор был из нескольких сотен. Выбирал недолго, ткнул наугад в первое, что попалось с короткими волосами. Мне показали меня в трехмерном изображении с этой причёской. Пойдёт и запустил выполнение. Каска запросила пятьдесят кредов, и после их получения запустилась. Внутри каски зажужжало и меня несильно шарахнуло током, от этого у меня все волосы стали дыбом. Она немного подумала, ещё раз недолго пожужжала, и моя голова стала мокрой, после чего каска посипела, и голова опять стала сухой. На этом всё закончилось, и каска уехала наверх. Подошёл зеркалу и обалдел. Стрижка была, которую заказал, вот только меня покрасили в нежно розовый цвет.

Часть 6

— Аллё каска мы так не договаривались? Это ещё что такое? Ты почему меня таким гламурным сделала?

Каска молча. Наверно ей было стыдно. Мне очень хотелось её пнуть, но она висела под самым потолком. Специально её туда пристроили, чтобы никто не достал. Хотя нет, похоже, кто-то всё-таки достал. В каске была пара дырок от бластера. Грёбаный агрегат я же теперь начальник. Мне и теперь наверно нельзя в таком виде ходить. Придётся всё переделывать.

Может к Доку сходить, чтобы он меня опять обстриг налысо в камере? Нет, лучше переделать. Пришлось сесть обратно в кресло и заплатить ещё пятьдесят кредов и потом долго разбираться с тем, какой цвет у меня был. Этих цветов и их оттенков в каске оказалось больше тысячи. Наконец у меня получилось, и цвет волос стал тот, как раньше. Больше не пойду к автомату, лучше к живому сходить, не так быстро, зато неожиданно гламурным не окажешься.

Дорожка появилась сразу, как только я вышел из салона. Пока ехал вниз, куда она меня вела, загорелась иконка входящего вызова. Нажал принять. У меня появилась картинка головы Дока, и начала говорить.

— Привет ты занят?

— Нет, еду в лифте и пытаюсь разобраться с нейросетью.

— Зайди ко мне, проверю нейросеть и по базам есть предложение.

— Сейчас буду.

Он отключился. Теперь мне нужно попасть обратно на корабль. Дорожку эту отключаю. Посмотрел схему станции, нашёл место, где я находился, быстро сориентировался и уже через несколько минут прибыл на корабль. Меня никто не попытался остановить или спросить кто я, хотя на входе были двое новеньких и не знакомых мне абордажника. Док оказался у себя и ждал меня.

— Рассказывай что у тебя?

— Есть инженерная база. Хотят за неё сто восемьдесят тысяч кредов.

— Твой интерес сколько будет?

— Здесь всё, цена итоговая, но база немного устаревшая.

— Я смогу с ней пройти, эту как её, — сертификацию?

— Конечно.

Решил поторговаться

— Понимаешь мне на планете медик, что устанавливала нейросеть, предлагала базы за двести тысяч, а здесь устаревшую, за сто восемьдесят, как то дороговато получается.

— Здесь весь пакет. Ты потом сможешь отдельно продать базу инженерного дела. Она тебе не нужна. Получишь за неё тысяч двадцать тридцать. База получится ещё дешевле.

— Уговорил. Что по разгону? С меня начальник требует, чтобы я быстрей учил базы.

— Базы скорей всего будут к вечеру. Как получу так сразу, можешь ложиться на учёбу.

— Куда переводить деньги?

— Сюда на чип.

— Почему не на официальный счёт?

— Сделка не официальная.

— У меня проблем из-за этого не возникнет?

— Нет, всё будет в порядке. Не переживай.

— Подключился к счёту в банке, набрал сто восемьдесят тысяч и нажал перевести. Выдало, что платёж произведён. Получил?

— Да, деньги поступили.

— Тогда жду базы.

— Заныривай пока в капсулу проверю нейросеть. Хотя вечером ляжешь под разгон, тогда сразу всё проверю. Пока всё тогда.

— Я на своём рабочем месте буду.

— Скину тебе сообщение, как привезут базы.

— Док я ещё не очень с нейросетью, только начал с ней разбираться. Лучше через искин передай.

— Да у тебя уже неплохо получается. Видел бы ты, что другие вытворяют, пока учатся, ей пользоваться.

Я решил не рассказывать, что я тоже пытался нажать себе на глаз. Пускай это будет моя маленькая тайна.

Когда вышел от Дока снова нажал «дорожка рабочее место» Загорелись стрелки на полу, и я пошёл по ним. Удобно, где бы я не находился, мне всегда подсвечивается короткий путь к рабочему месту. Вот и оно.

Передо мной была дверь с надписью на ней «Главный инженер». Она открылась, и я зашёл внутрь. Совсем небольшой кабинет, в нём обнаружилось кресло, стол и сейф. Отрыл дверку сейф, он оказался не заперт. Внутри его ничего не оказалось. Покрутился в кресле — удобно. Судя по всему, на ближайшие десять лет это будет моё рабочее место. Чего-то не хватало? Стол был пустым. На нём должен быть компьютер. Хотя зачем он мне? У меня теперь компьютер в голове. Мне нужна информация по делам на станции, но у меня нет её в голове. Значит, вся информация должна быть у искина станции. Хотя нет, вначале нужно освоить нейросеть. Снова запустил обучающий курс по пользованию нейросетью. Курс был рассчитан на тупых. Вначале мне показывалось, как и что нужно сделать, а потом предлагалось это сделать самому, и пока не выполнишь, курс дальше не продвигался. Весь курс освоил быстро.

Теперь у меня был счёт в банке, он был привязан ко мне, не требовалось сто раз вводить пароль и номер счёта. Заглянул в почту, в ней было много сообщений. Откуда они только там взялись? Не один десяток различных контор на станции и планете предлагали мне свои услуги. Последними были сообщения от банка об открытии мне кредита. В них банк меня благодарил, что я воспользовался услугами из банка и предлагал приобрести ещё, что-нибудь на семьдесят семь тысяч кредитов. Мне ничего пока не было нужно, и я проигнорировал это сообщение. Кроме того у меня оставались нетронутыми деньги на чипе. Мне пришло несколько сообщений от флота с поздравлениями. Первое о моём вступлении в должность, а второе о повышении меня до главного инженера. Всё это звучало как-то кощунственно. После трёх месяцев заключения. Здесь же обнаружился мой трудовой контракт с моей подписью. Сразу сохранил его себе на нейросеть. Всё остальное удалил. Последним было сообщение от Милы. Она хотела встретиться и пообщаться. У меня не было ни малейшего желания с ней встречаться, до сих пор перед глазами было, как она стреляет в меня из станера. Вот только этот пункт в контракте, когда я должен буду её спасти, от него никак было не отвертеться, придётся за ней наблюдать и скорей всего общаться. Хотя какие у меня возможности по сравнению с тем же СБ? Да никаких. Было только одно обстоятельство, я являлся её начальником, но надо мной тоже есть начальник. Придётся поломать голову над этим всем, а пока оставлю всё как есть. Уже собрался выходить из раздела сообщений, как пришло ещё одно "Вам доставка распишитесь в получении". Какая доставка? Ничего не понял и просто удалил сообщение.

Когда открыл глаза передо мной стоял дройд и держал пакет в манипуляторе. Вот теперь понятно какая. Мне доставили мои рубашки с планеты. Я попытался забрать доставку из манипулятора дройда, но эта железная болванка отъезжала от меня и не отдавала мне мои вещи. Похоже, я что-то делаю не так. Нужно расписаться в получении. Как это сделать?

— Слышишь, железный болван, как мне расписаться в получении?

Он протянул мне второй манипулятор, что был у него вместо руки. Интересно, что я с ним должен сделать? Заметил на нём небольшое стеклышко. Наверно нужно приложить палец. Точно, так и оказалось. Как только я приложил палец, дройд положил пакет и уехал. Когда взял пакет в руки, сразу заметил, что он был распечатан и заклеен снова. Провёл рукой над ним, вроде опасности не было. Плохо, что ножа у меня теперь не было, нужно будет обязательно купить. Пришлось разрывать упаковку. Внутри тоже кто-то поковырялся. Сложено было немного не так, как первоначально лежало. Похоже, СБ мне пакет с новыми жучками прислало. Ну и что мне со всем этим теперь делать? Посмотрел на открытый сейф, а пускай пока в нём полежат. Поменял код и закрыл весь пакет там.

Ну что, приступим к работе. Интересно, что у меня за теперь работа? Зашел на у искина станции в раздел главного инженера. Искин предоставил мне доступ к нему, но сразу заставил сменить пароль доступа. Посмотрим, чем здесь занимался инженер до меня. Вышел большой список задач, что мне нужно сейчас решать. По большинству проблем я вообще не понимал о чём идёт речь. Однозначно такие задачи мне решать рано.

Мне запомнилось, что когда я общался с вице-адмиралом, он сказал что на станции военное положение. Интересно из-за чего оно введено? И есть оно на самом деле или нет? Возможно, он всё врал. Оказалось, что не врал, и оно было действительно введено. По причине того что система находилась в окружении, все системы в которые можно было прыгнуть в направлении Аратрана сейчас находились под контролем пиратов. Многие корабли, что направлялись к нам, ими перехватывались. Пиратов стало много в ближайших системах. Большинство из них были вооружены аварскими кораблями и командовали на кораблях также аварцы. Почти все товары что производились на планете отправлялись в директорат Ошир, по причине того что он был ближайшим к нам из крупных населённых территорий. Большинство грузов, которые прилетали в систему, были также от них. Оказалось, что на станцию прилетают аварцы, причём совершенно законно и занимаются торговлей. Авар был отсюда не так близко как Ошир, но не так далеко как Аратан. Аварцы только не привозили с собой рабов, знали, что они их лишаться.

Рассматривая карту ближайших систем, никак не мог понять, зачем нужна была эта система аратанцам? Она была далеко от их основной территории и никаких перспектив здесь не просматривалось. Возможно, они здесь есть, но я их не видел. Вскоре выяснилась ещё одна интересная вещь. После того как пираты обосновались в соседних системах тонкий ручеёк товаров соединяющий эту систему с основной империей иссяк, единственным безопасным путём к нам стал путь через оширскую территорию. Именно по этой дороге в эту систему отправили два транспортника, вначале один, а за ним второй. В итоге оба оказались на карантине у оширцев, из-за заражения кораблей нанитами, на каждом корабле находилось по инженеру. Один инженер после этого просто исчез, а второй находился в оширской тюрьме по надуманному обвинению. Причём все остальные корабли и грузы без проблем двигались как суда, так и обратно, но желающих лететь в эту систему сильно убавилось. Летали сюда теперь только оширские транспортники. Как только я это прочитал, сразу понял, что я сильно продешевил. Можно было просить зарплату в два в три раза больше, и они бы заплатили, у них было безвыходное положение, но самое интересное было даже не в этом, а в том, что теперь я был гражданином Аратана, хотя никакой присяги не принимал. Специально открыл свой трудовой контракт, в нём было прописано разумный. Плохо, что разорвать контракт не получиться, ссылаясь на то, что я не гражданин Аратана. Значит и командир меня выслать отсюда никуда не сможет. Мы в окружении, отсюда осталась только одна дорога в Ошир, но там я быстро окажусь в камере. Хотя в этой ситуации есть и плюс. Меня сейчас никто не тронет, я здесь единственный и неповторимый. Тоже СБ будет с меня пылинки сдувать до тех пор пока ситуация не измениться. Нужно будет извлечь максимум из этого, пока есть возможность.

Заинтересовало меня, какие из товаров производиться здесь на планете и поставляются в Ошир. Оказалось, что туда поставляются многочисленные виды фруктов, соков и вина из них, а также заправки для пищевых автоматов и сухие пайки, но самыми главными поставками были антигравитационные подушки, аэробайки и антигравитационные платформы. На этом список того что производилось на планете был исчерпан. Все остальное, что было нужно для жизни на планете, завозилось сюда транспортными кораблями с Ошира. Этим поставкам никто не препятствовал.

В целом ситуация напоминала блокаду или медленное удушение. Причём это не касалось планеты. Исключительно военных грузов. Зазвенели колокольчики в голове, и нейросеть подсветила, что у меня есть входящий вызов. Похоже Док. Так и оказалось.

— База у меня. Можешь ложиться на учёбу — сообщил он

— Значит, я скоро буду у тебя.

Спуститься вниз на пять этажей, не заняло много времени. Буквально через несколько минут, и я был у Дока в медсекции.

— Вот, — и он выложил не стол кучу пластинок — Это инженерная база, но есть один нюанс.

— Какой?

— Она шестого уровня, а нейросеть у тебя только пятого.

— Что она не будет работать?

— Всё работать будет, только шестые уровни не будут работать, нейросеть придётся сменить на более продвинутую, чтобы они заработали.

— Не понял. Что я не смогу пройти эту сертификацию?

— Почему не сможешь? Сможешь. Пятого уровня вполне достаточно для её прохождения.

— Тогда давай учить. Куда ложиться?

Открылась самая дальняя камера, и я залез в неё.

— Чуть не забыл. Зараза проинформируй искин станции, что я лёг на учёбу. Кстати Док насколько я лёг?

— Десять дней потом нужен перерыв.

— Слышала? Меня десять дней не будет.

— Слышала и всё сделала — ответила Зараза.

С чувством выполненного долга отключился в камере.

Десять дней для меня пролетели как одно мгновение. Открыл глаза, крышка камеры уже была открыта. Странные у меня какие-то мысли появились? Какое нафиг чувство выполненного долга? Я же не военный? Похоже, мне что-то установили вместе с нейросетью. Поднял голову из капсулы Док сидел у себя за столом.

— Док, что уже десять дней прошло?

— Конечно, посмотри на изученные базы.

Посмотрел на список баз и процесс их изучения. Все базы были изучены в третьем уровне. Верхняя часть по списку были уже изучены в четвертом уровне. Обратил внимание на сегодняшнюю дату, действительно прошло десять дней.

— Все базы в третьем уровне часть уже в четвёртом.

— Это хорошо, одевайся. У тебя перерыв четыре дня отдыха, потом снова ляжешь на десять дней. С тебя пять тысяч за весь разгон.

Перечислил ему пять тысяч.

— Док ты знаешь, у меня какие-то странные мысли в голове появились, про чувство выполненного долга. Мне совершенно несвойственные. Мне там СБ ничего лишнего вместе с нейросетью не поставило?

— Нет, ничего такого не ставило. По крайней мере, я не видел.

Врет 100 %, даже без пси мог сказать. Придётся теперь постоянно заниматься самоконтролем, кто знает, что они мне там, в качестве бонуса установили.

После десяти дней в лечебной камере очень хотелось кушать. Было время ужина, и кают-компания оказалась полной. Заметил Леру с девчонками, они на меня посмотрели укоризненно и отвернулись. Действительно это был мой косяк, я мог и предупредить, что меня десять дней не будет. Хотя кто знал, что так получиться. Отравил Лере сообщение.

«Извини, я не знал, что меня положат так долго на учёбу»

Почти сразу пришёл ответ.

«Извинения приняты, отработаешь за всё сегодня ночью»

Ответил ей.

«Буду стараться, как могу»

Пришёл ответ.

«Будешь, никуда теперь не денешься»

Большинство в кают-компании скоро разошлось по своим делам, в том числе и Лера с девчонками, а я остался почти один и уже ел вторую порцию, но никак не мог насытиться. В кают-компанию зашёл Крис, с ним было трое стариков и двое новичков. Все сразу направились ко мне.

— Привет не помешаем? — спросил он — Мы поболтать хотели.

— Не помешаете. О чём хотели поболтать?

— Понимаешь, мы поспорили, хотят слухи, что ты сбшников прикончил. Нет, я верю, что ты мог, но после этого, вряд ли бы ты вот так спокойно, ходил по кораблю и станции.

— Боюсь, Крис ты проспорил, это действительно так.

— Не понимаю, но как тогда? Объясни?

— Меня СБ и сделало инженером. По моему контракту мне всё прощено и у СБ нет ко мне претензий, впрочем, как и у меня к ним. Это сложная история там не всё так однозначно, и поверь, у меня были серьёзные причины, чтобы их уничтожить. Кстати Крис мне нужен нож. Может у тебя есть, что-нибудь на продажу?

— Почти всё продано, осталось только пара штук можно посмотреть, если хочешь.

— Пойдём тогда посмотрим.

Был уже сыт и понял, что вторую порцию не одолею, пришлось её выкинуть в утилизатор. Мы с Крисом пошли в оружейку, а остальные ушли на тренировочную палубу. Пожалуй, тоже стоит походить на тренировочную палубу навыки повысить. У оружейки Крис сказал, чтобы я подождал у входа, а он сам ушёл внутрь, недолго там побыл и вернулся, принеся два десантных ножа.

Часть 7

— Это всё что осталось. Хорошие ножи я проверял.

Он принёс два десантных ножа.

— Нет, Крис мне нужно что-то небольшое для работы. Эти очень большие для меня, мне такие ни к чему.

— Были у меня такие, но я их продал.

— Здесь на станции или на планете?

— Здесь на станции.

— Можешь связаться с покупателем и узнать остались они у него?

— Конечно, сейчас узнаю

— Узнал, ножи остались, магазин открыт будет ещё час, двадцать первый уровень если нужно.

— Спасибо за помощь. Завтра наверно загляну туда.

Когда он отнёс ножи обратно в оружейку и вернулся, решил его спросить про тренажёры.

— Крис я хочу походить на тренажёры, ты не против этого?

— Нет, конечно, приходи когда захочешь.

— Ты почему решил здесь у нас поселиться? У тебя вроде есть каюта на станции?

— Не знаю в курсе ты или нет, что стало с моим предшественником?

— Не в курсе.

— Он пропал и не просто пропал, а пропал из своей каюты. За ним следом пропал начальник СБ. Поэтому я не хочу пропасть за ними следом.

— Теперь понятно почему. Заходи к нам в тренажерку поболтаем ещё.

— Конечно, зайду.

Мы разошлись, я пошел к себе в каюту, а он ушёл на тренажерную палубу. В каюте было всё по-прежнему. Посмотрел видео с планшета. За время пока меня не было, ко мне два раза приезжал дройд уборщик и прибирался у меня. Из живых никого не было замечено. По крайней мере, никого больше не прислали с жучками. Теперь нужно разобраться, что я себе такое установил за такую кучу денег. Скажу сразу, никаких изменений я не чувствовал. Единственным изменением, которое я заметил, в меню нейросети появилась новая кнопка «рабочий режим». Интересно, что это такое? Надеюсь не режим самоуничтожения. Попробуем, нажмём. Нажав её, сразу понял, в чём была разница. Всё сразу в каюте изменилось. Теперь я знал, что за корабль, на котором я находился. Как он устроен и все данные по нему. Мне всё это доступно. В каюте всё изменилось. До этого момента я не знал, сколько всего у меня здесь есть. Стиральная машинка теперь подсвечивалась, причём не просто как стиральная машинка, а конкретно модель марка производитель и все характеристики этой модели. Внимательно осмотрел каюту, здесь оказывается много, что было, о чём я даже не подозревал. Мне также подсвечивались все коммуникации, что были проложены внутри стен. Это было очень занимательно и интересно. Начал пробовать, всё открывать и закрывать. Потом достал комбинезон из шкафа и засунул в стиралку. Он был чистым, но это была единственная вещь, что была у меня в шкафу. Больше постирать было нечего. Весь этот мир погас, как только я опять нажал кнопку рабочий режим. Стало понятно, за что я заплатил такую кучу денег. Удобно, если не нужна куча информации просто выключил её. Появилась ещё несколько вспомогательных возможностей и настроек. Начал разбираться с ними. Для чего каждая из них нужна. Экспериментировал с настройками и смотрел, что изменяется, когда погас свет. Поначалу я испугался и подумал, что сломал корабль, но потом понял что это не я, а мои ночные феи пришли ко мне в гости, и мне пришлось, очень здорово потрудиться этой ночью, чтобы загладить свою вину.

Утром я был совсем не выспавшимся и выжатым как лимон. В таком состоянии я пошёл на работу. На моём рабочем месте ничего не поменялось. Всё было по-прежнему стол и кресло, в сейфе также лежала моя посылка. Откинувшись в кресле, подключился к искину. Работы за десять дней, что меня не было, мне подкинули значительно. Сильно прибавилось файлов, на которых требовалось моё срочное решение и стало заметно больше простых проблем, не требующих пока срочного вмешательства. Решил начать с них и стал разбираться с самыми простыми проблемами, на мой взгляд. Сейчас, после изучения баз, я уже понимал, о чём идёт речь и что от меня требуется. Вот только когда попытался провести своё первое решение искин станции отказался это сделать. Мотивировав это тем, что у меня нет сертификата инженера. Зарубив на корню моё желание поработать. Стало понятно, что без сертификата инженера искин ничего не позволит не сделать.

Тогда, посмотрим, что у меня есть для работы, из рабочих инструментов, как у инженера станции. Быстро выяснилось, что у меня есть рабочий скафандр и три инженерных дройда. Здесь в кабинете ничего подобного не наблюдалось. Где тогда всё это? Как же плохо когда спросить не у кого. Стоп. Почему не у кого? У меня полно подчинённых. Кстати, а где они? Искин где все мои подчинённые? В голове появилась карта станции, и множество точек на ней. Когда я наводил на точку, подсвечивались данные кто это и чем занимается в данный момент, а также данные для его вызова. Почесав затылок, понял, что не знаю, кого хочу вызвать, все вроде были заняты, и отрывать от работы никого не хотелось.

— Искин где мои дройды и скафандр?

Снова пришла трёхмерная карта станции и точка на ней. Всё было в одном месте — на верфи станции. Решил посетить верфь и на месте проверить, с чём мне предстоит работать.

Зайдя на верфь, никого из разумных не обнаружил. Внутри находился только повреждённый фрегат. Здесь вообще никого не было, ни экипажа фрегата, ни техников его ремонтирующих. Включил рабочий режим иобошёл корабль по кругу, после чего поднялся на борт и начал осмотр корабля изнутри. Похоже, он получил повреждения отчего-то не очень крупного. Два входных отверстия от орудий были в его борту, а выходные на крыше корабля. Зацепило также несколько важных систем корабля. Сделать точную оценку повреждений мне мешала внутренняя обшивка корабля. Кроме того нужно было забраться на крышу, чтобы оценить повреждения там. Решил посмотреть у искина, возможно есть отчёт по этому кораблю, оставшийся от предыдущего инженера. Мои подозрения подтвердились. У искина станции обнаружилось много инженерных отчётов предыдущего инженера, в том числе и по этому кораблю. Прочитав отчёт, понял, что многое не заметил, но также заметил, что отчёт был составлен неправильно. Характер повреждений мне показался совсем другим. В отчёте было сделано какое-то преувеличение, но вот с какой целью это было сделано, мне было непонятно. Возможно, я ошибаюсь, всё-таки предыдущий инженер был с опытом в отличие от меня. Озадаченный данным обстоятельством вышел из корабля.

Оказалось, что у корабля меня ждал разумный. Мы с ним уже встречались на совещании в командном центре. Он был единственный там, кто был настроен не против меня.

— Привет, осматриваешь будущую работу?

— Привет, осматривал повреждения корабля.

— Ну и как? Впечатляет?

— Не особенно. Прости, я не знаю кто ты?

— Я старший техник станции. Меня Макс зовут.

— Отлично Макс. Я Алекс, но думаю что ты в курсе кто я. У меня есть много вопросов к тебе.

— Спрашивай, на что смогу отвечу.

— Мне вроде полагаются для работы скафандр и три дройда. Где они?

— Это всё в соседнем ангаре. Пойдем, покажу.

Мы прошли через дверь, которую я не заметил, и оказались в соседнем помещении. В нём также обнаружился повреждённый фрегат. Около дальней стены помещения стояли ряды металлических шкафчиков. Вот к одному из них Макс подошёл и открыл его.

— Вот это твой шкафчик. В нём твой скафандр, а дройды стоят на зарядке — он показал в угол — Кодов доступа к ним у меня нет, но они должны быть у искина.

Посмотрев в угол, куда он показал, обнаружил там три паукообразных дройда. После чего занялся осмотром скафандра. Скафандр оказался не простым скафандром, а инженерным. Осмотрев его, понял, что предыдущий инженер совсем не отличался чистоплотностью. Скафандр был грязный, что снаружи, но что ещё хуже изнутри, работать в таком было совсем неприятно.

— Макс скажи, где здесь можно его почистить? Не могу я работать в такой грязи.

— Какие проблемы? Отдай его в чистку.

— Здесь есть такая?

— Конечно, не бесплатно, но всё отчистят.

— Отлично у тебя есть их контакт?

Мне пришло на почту сообщение от Макса с контактом чистки. Сразу же перешёл по ссылке, которую он мне прислал. Заказал чистку скафандра и его профилактику. Всё по максимуму. Обошлось мне это в триста кредов, но работать в таком мне было неприятно. Повесив его на дверку шкафчика, направился к дройдам. В моём распоряжении было три здоровенных паука, каждый был размером около трёх метров. Все они были очень плоские, как будто по ним каток проехал. Запросил коды доступа к дройдам у искина и сразу их получил. Единственное что искин не уточнил, какой код, от какого дройда, а все три дройда были абсолютно одинаковыми. Пришлось наугад вводить и все три дройда стали мне подчиняться. Подчиняться стали, а вот работать отказались, сказали, давай сертификат инженера нехороший ты человек. Мне хотелось ими что-то поделать, а они могли только передвигаться, подчиняясь мне.

От дройдов меня оторвал другой дройд, он стоял у входа в ангар, чтобы забрать мой скафандр в чистку. Приказал искину пропустить дройд в ангар, а сам вернулся обратно к шкафчику. Макс был всё время рядом, ничего не говорил и внимательно наблюдал за мной. Когда я вернулся и взял в руки скафандр, он решил мне помочь с ним.

— Тебе приходилось пользоваться таким?

— Нет, таким не приходилось, только абордажными вариантами.

На его лице появилось сильное удивление, он похоже думал, что я в первый раз скафандр то вижу. Решив удивить его ещё сильней, продолжил.

— Понимаешь, на корабле были легкие средние и тяжёлые скафандры, а вот к каким этот отнести я не знаю. Он вроде не лёгкий что-то среднее между средним и тяжёлым.

Он был явно озадачен.

— Наверно ты прав, ближе к средним скафандрам.

К нам подъехал дройд из чистки скафандров, и я ему протянул скафандр. Он аккуратно забрал его и уехал, а Макс так и стоял озадаченный мной.

— Макс скажи, где все техники и почему кроме тебя здесь никого нет? Почему не ремонтируются корабли?

— Техники в другом ангаре на ремонте коммерческого корабля, а эти без тебя нельзя отремонтировать. Нужна твоя оценка состояния и план ремонтных работ.

— Я видел оценку состояния от бывшего инженера, вот только она и не совпала с моей оценкой.

— Вот поэтому и нельзя, нужна оценка и план работ от тебя. Кстати, почему оценка не совпала?

— На том фрегате, где я осмотрел повреждения, мне показалось, что оценка повреждений предыдущим инженером завышена.

— Это обычная практика в процессе ремонта корректируется.

Он мне соврал. Вначале я хотел сказать, что не стоит врать псиону, но потом передумал. Похоже он не в курсе, что я псион. Решил не стоит его информировать об этом, присмотрюсь пока к нему. Мне он показался нормальным парнем вполне адекватным. Вот только решил, что если у него начальник дикий, то ничего не сможет без него сделать, а я его сильно удивил. Пока он решил меня покинуть, сославшись на то, что у него срочные дела. Не стал ему мешать, для себя решив, что он мне пока не нужен. Сам занялся осмотром второго фрегата. Ему в отличие от первого досталось, очень прилично. Почти весь он был в дырках, но как-то смог долететь сюда. На нём тоже не было экипажа, похоже весь экипаж с него разместили на станции. Ходил по кораблю и рассматривал повреждения. Судя по всему, этот фрегат попал в пиратскую засаду, но смог вырваться и улететь. Несколько попаданий были в реакторном отсеке, но они не смогли пробить стены реакторного отсека. Один маршевый двигатель был повреждён и три вспомогательных тоже. Найдя у искина отчёт предыдущего инженера по этому кораблю, сравнивал его по каждому повреждению с тем, что видел сам. Облазил почти весь корабль и понял что весь этот отчёт одна большая приписка. Совершенно не понимая, для чего предыдущий инженер это делал, я выбрался из корабля. Сохранив для себя разницу между тем, что я видел и что было в отчёте. После осмотра обоих кораблей я уже представлял, что мне будет нужно делать, а вот три дройда категорически отказывались мне подчиняться. Вернее они подчинялись, но не работали. Решил, их опробовать в деле я подключился к управлению одним из них и заставил вначале подойти ко мне. Он послушно выполнил. Тогда я заставил его забраться на стену. Он совершенно спокойно это выполнил. Потом я направил его на потолок. Он без всяких проблем также забрался на потолок и запросил оттуда, что ему дальше делать. Немного поползав по потолку, вернул его обратно на пол ангара. Решив, что одним дройдом управлять неинтересно, взял сразу двоих и начал управлять обоими. Это оказалось гораздо сложнее, но они послушно ползали по стенам и потолку, выполняя все мои команды. Решив, что два дройда я уже освоил и добавил к ним третьего. С тремя было сложно, но они сами подправляли мои ошибки, ползая по потолку ангара. Потом я их отправил на крышу фрегата. Они спустились на пол ангара, а потом забрались на крышу фрегата. У каждого дройда была встроенная камера наблюдения, и я её помощью них я составил полный отчёт повреждений. Ведь у меня не было полной картины, и я не видел, что твориться на крыше корабля. Поняв, что заняться мне больше нечем я решил ещё попрактиковаться в управлении дройдами. Для чего приказал спуститься им с крыши фрегата и двигаться по кругу вокруг меня, что они также послушно выполнили.

Мне стало скучно просто двигаться по кругу, и я решил — потанцуем и начал задавать им ритм из детской песенки кукарача. По моей команде, а кукарача дройд останавливался и поднимал одну лапу вверх. У них стало хорошо получаться танцевать, а я задавал им ритм. Когда почувствовал взгляд за спиной. Повернувшись, сзади обнаружил удивлённого Макса наблюдающего за мной. Увидев, что я заметил его, он обратился ко мне:

— Что это такое ты делаешь?

— Тренируюсь в управлении дройдами.

— А зачем они лапы подымают?

— Проверяю синхронизацию.

Решил не говорить ему, что я просто дурью маюсь. Этот ответ его ещё больше удивил, а я отправил дройдов на места их зарядки. Они послушно выполнили мой приказ и поползли заряжаться.

— Вижу что управление тремя дройдами одновременно у тебя не вызывает никаких сложностей.

— Нет, а должно?

— У всех по-разному, для каждого индивидуально — ответил он уклончиво.

Судя по его физиономии, и потому как он проводил их удивлённым взглядом, у него точно не получалось управлять тремя сразу. Мне не показалось это сложным.

— Начальство сильно интересуется, когда ты сертификацию будешь проходить?

— Не знаю, Док сказал, что пока учить базы нельзя, нужно перерыв сделать.

— У тебя сейчас базы, в каком уровне?

— Все в третьем и несколько в четвёртом уровне.

— Понятно. Значит через две недели.

— Наверно так, я точно не знаю.

Он развернулся и ушёл. Похоже, пошёл к начальству на доклад, а я вернулся к себе в кабинет и занялся изучением предыдущих отчётов инженера. Мне было непонятно, зачем он занимался этими приписками. Быстро выяснилось, что помимо этих двух фрегатов ремонта требуют ещё шесть рейдеров.

Просмотрев отчёты по ним предыдущего инженера, понял, что работы у меня не просто много, а очень много, и это даже с учётом того, что предыдущий инженер преувеличил повреждения и у них.

Устав от всех цифр и расчётов решил заглянуть в раздел новостей. За эти десять дней в системе ничего не случилось. Всё было мирно и спокойно. Единственное что процесс удушения системы продолжался и оширцами были задержаны и конфискованы часть грузов на корабле, летящем к нам в систему. После этого проверил почту. Как обычно там было полно всякого спама, и одно письмо от Милы. Она опять предлагала встретиться и поговорить. Я не знал, как мне быть с ней. С одной стороны она вроде меня предала и подстрелила, а с другой обеспечила работой и хорошей зарплатой, вдобавок я должен был обеспечивать её безопасность. Что — то я совсем запутался и как мне себя вести с ней совсем не знал. Решил отложить пока этот вопрос до тех пор, пока сам для себя не определюсь, как мне с ней себя вести.

Часть 8

Пока занялся тем, что изучал последние документы, с которыми работал предыдущий инженер. Ничего не обнаружив в этих документах, я так и не понял, почему он занимался приписками, и зачем это было ему нужно. Потом я занялся изучением того что такое сертификация и где находиться этот сертификационный центр на станции. Оказалось, что сертификационный центр это просто обычный кабинет и в нём сдают экзамены после изучения баз. Причём эти экзамены платные, но можно сдавать его неограниченное количество раз. Стоимость сдачи экзамена на инженера была две тысячи кредов. Можно было конечно попробовать сдать экзамен две тысячи не большие деньги, но если я его сейчас сдам, мне наверняка не дадут снова лечь на учёбу на десять дней. Мне спешить не куда. Пускай терпят, лучше я не буду спешить с этим вопросом и вначале подниму уровни знаний в капсуле. От размышлений меня оторвал дройд доставщик, он привёз мне скафандр. Взяв его в руки, понял, что не зря заплатил три сотни кредов. Скафандр был чистым как изнутри, так и снаружи. Кроме того все внутренние уплотнители которые прилегали к телу были заменены на новые и от него теперь шёл запах новой смазки, а не пота. Скафандр было приятно надеть на себя, что я и попытался сделать. Скафандр, поначалу отказался мне подчиняться и затребовал коды доступа. Получив их от искина, ввел их и получил доступ ко всем его системам. Сразу изменил настройки по физическим параметрам своими. Скафандр вытянулся и стал моего роста. После чего зашёл в его внутреннее меню. Нашел в нём и установил небольшую программку для нейросети. Она состояла из двух частей. Первая была обучающая часть, а вторая часть для управления самим скафандром. Эти программы я скачал и установил себе на нейросеть. Быстро прошёл обучающую программу, ничего сложного там не оказалось. После чего перешёл к управлению скафандром. Вот только быстро выяснилось, что большинство функций мне было недоступно, так как они требовали сертификат инженера. Из тех, что мне были доступны, мне больше всего понравились два маленьких дрона. Они находились у меня в наплечном рюкзаке, вместе с основными системами скафандра. Дав команду «старт» выпустил одного дрона. Он послушно вылетел из рюкзака и сел на мою ладонь. Он представлял собой маленькую летающую камеру размером чуть больше пары сантиметров. Однако у него были лапки, он мог не только летать, но и ползать. Отправил его к потолку кабинета, чтобы он сел на него. Он быстро выполнил команду, перевернулся в воздухе и лапками прицепился к потолку.

На потолке он напоминал большую муху, но эта муха была очень полезной вещью. Еще немного полетав по кабинету, отправил его на место. Он сам приземлился на рюкзак и уполз внутрь. Это была очень полезная и нужная мне в работе муха. Муха это хорошо, но вот чем заняться? Без сертификата инженера у меня ничего нормально не хотело работать. Дройды подчинялись мне, но отказывались выполнять любую работу. Даже скафандр и тот работал не весь. Понятно было, что защита от дурака должна существовать, но это было явным перебором на мой взгляд. Хотя я был и не сертифицированный инженер, но считал себя инженером, ведь базы в голове добавили мне большое количество знаний о кораблях и станциях. Возмущённый тем, что мне не дают поработать с такими классными игрушками я решил написать об этом в сети и высказать всё, что думаю об этом. Мне была доступна и станционная сеть, планетная и как главному инженеру глобальная. Поползав по местным сетям, понял, что там практически ничего про инженеров нет, но было много специализированных форумов для техников. Кроме того в станционной сети я нашел упоминания обо мне, отношение ко мне было разным, в основном писали, что зря дали обезьяне гранату сейчас она вам так отремонтирует. Скорей всего это шло с подачи местного СБ, хотя я мог и ошибаться, слишком многое здесь я ещё не понимал. Поэтому подключил глобальную сеть и начал там искать специализированные сайты для инженеров.

В ней они нашлись и не малом количестве, вот только многие были закрытыми и на них допускались разумные только с инженерными сертификатами. Даже здесь эти сертификаты требовали! Зарегистрировался, на тех где они не требовались. После допуска на сайты начал читать про свою будущую профессию. Долго читая форум, понял, что совсем мало знаю, про ремонт кораблей, не говоря уже про их конструирование или внесение изменений в их конструкцию. На форуме инженеры писали что каждый случай индивидуален и требует такого же индивидуального подхода, кроме того опыт работы никакими базами не получишь, пока сам своими руками всё не отремонтируешь. Всё оказалось гораздо сложней, чем я думал, оказывается не достаточно баз и сертификата, нужен опыт работы, а я ведь посчитал себя уже инженером. Теперь мне стали понятны все эти блокировки, они были, чтобы я не наломал дров, пока опыта нет. Значит, будем тренироваться и разбираться на двух конкретных фрегатах, что стояли у меня на верфях. Кроме того выяснилась ещё одна вещь, начинающему инженеру рекомендовалось вначале стажироваться хотя бы полгода под присмотром более опытного коллеги. В моём варианте это было сделать не реально, другого инженера здесь просто не было. Почти весь следующий день я изучал на форумах всё, что было связано с особенностями модели фрегатов, что стояли у меня на верфях. Она была уже достаточно распространена, и помимо военной версии выпускался и её гражданский аналог. Хотя у них корпус корабля был одинаков, но разница между военным и гражданской версиями была очень существенной. Собственно меня именно корпус и интересовал. На форумах показывались различные варианты решений по его ремонту, у меня даже глаза разбежались. Были варианты дорогие с его усилением или наоборот дешёвые с самым экономным ремонтом, помимо этого были различные варианты модернизаций под индивидуальные задачи. Каждое решение было интересным и оригинальным и каждое подробно разбиралось здесь на форуме. Авторы решения подробно рассказывали, почему они сделали так, а не иначе, на форуме их критиковали и предлагали альтернативные решения, но всё было в рамках разумного. Это был своеобразный мозговой штурм. По мере погружения в этот мир я понял, что у меня будет интересная работа, которая мне нравилась всё больше и больше. Выйдя с форумов и посмотрев на время, выяснилось, что на станции был уже поздний вечер и рабочий день давно был окончен. Кроме того я вспомнил что хотел прикупить ножик и чехол для его ношения. Крис говорил про двадцать первый уровень. Вот туда и направился.

Вот только на двадцать первом уровне все магазины были уже закрыты, я быстро понял, что поздно спохватился. На обратном пути решил заглянуть в бар, где я заработал свои первые креды. Было у меня желание посмотреть в глаза бармену, и заодно понять был он с ними в сговоре или нет, и кроме того хотелось просто выпить чего-нибудь алкогольного. Вот только до бара я не дошёл, передо мной у бара началась драка. Судя по всему, посетители бара что-то не поделили, и вышли из него разобраться между собой. Вспомнив о том, что в прошлый раз, после местной драки оказался в СБ, я быстро понял, что уже совсем не хочу в этот бар, а в тем более снова в камеру СБ. Развернулся и пошёл обратно на корабль.

Утро следующего дня меня началось с сообщения от СБ с предложением посетить их милую конторку. Которое благополучно было мною проигнорировано. Не было у меня никакого желания к ним идти, но я напрасно пытался это сделать. У моего рабочего кабинета меня дожидалось трое разумных. Хотя все трое были не в форме, но понять, кто они и что здесь делают, было совсем несложно. Они мне перекрыли дорогу в мой рабочий кабинет.

— В чём причина нашей встречи? Напомню, по контракту вы не можете мне предъявлять претензии за прошлые дела — сказал им.

— Есть вопросы не по прошлым делам, а по новым.

— Новых дел я ещё не успел совершить, так что, предъявлять вам нечего.

— У нас другая информация. Где вы были вчера вечером?

— Большую часть вечера на работе.

— Вы были в баре на восемнадцатом этаже?

— Нет, не был.

— У нас другая информация.

— Ваша информация неверна. В баре я не был.

— Вы хотите сказать, что не участвовали в драке?

— Ни в какой драке я не участвовал.

— Вас там видели.

— Меня там не могли видеть, потому что я ни в какой драке не участвовал.

— Вас видели рядом с дракой.

— Вы вначале для себя определитесь, а то вначале был в баре, потомучаствовал драке, теперь уженаходился рядом. Мне что объяснить вам, что это совсем разные вещи?

— Мы разберёмся.

— Разбирайтесь.

— Последний вопрос. Можете показать ваши руки?

— Это не вопрос, но вы можете на них посмотреть, хотя вы их обе прекрасно знаете. Одну вы даже отстреливали — вытянул обе руки перед собой, — Ну что устраивают?

— Вполне.

Я хорошо запомнил, этого сбшника, это он захватывал меня на планете и потом приходил ко мне в камеру. Не нравился он мне и, похоже, это было взаимно. Похоже, у меня сейчас была пара невидимок за спиной, я их чувствовал, хотя и не видел. После того как они осмотрели мои руки они ушли. Вот только не все, один невидимка остался. Охранять или присматривать, чтобы не сбежал. Мне всё отчётливей становилось понятно, что мне ничего не забудут и малейший повод и здравствуй камера одиночка. Хорошо, что я поселился на корабле, там им будет сложней меня достать. После того как зашёл к себе в кабинет невидимка остался снаружи. Похоже, мне здесь снова наставили кучу жучков. Впрочем, мне в кабинете делать было нечего, и я отправился на верфь. Невидимка ждал меня около входа в кабинет и когда я вышел он последовал за мной. На верфи встал в дверном проходе, так чтобы он не мог не заметно проскочить за мной на верфь, и ждал пока переборка не опуститься. В результате он остался снаружи в коридоре. Не чего за мной ходить и действовать мне на нервы!

Время опробовать рабочий скафандр, и я занялся повреждённым фрегатом, закрыв за собой входной шлюз и заблокировав его. Теперь его можно было открыть только изнутри. Пускай понервничают, здесь на корабле можно было долго находиться. Все каюты корабля были в моём распоряжении и пищевой агрегат также, при сильном желании можно вообще никуда отсюда и не выходить. Заставил искин корабля выполнить диагностику корабля. Полученные данные показали, что почти все системы рабочие, нужно только решить проблему с несущими балками корабля. Две балки в результате попадания были разорваны, и ещё две были повреждены и выгнуты в сторону. Запустил оба дрона из скафандра, и они мне полностью составили картинку скрытых внутренних повреждений. Здесь мне потребуются четыре несущие балки для замены повреждённых. Раз мне нельзя самому заняться ремонтом буду смотреть на форумах, как грамотно работают другие. Возможно, есть возможность обойтись без замены двух неразорванных балок? На форумах нашёл много видео, где подробно разбиралось, как делается замена балки и помимо этого выяснил, что повреждённые балки нужно тоже менять. В качестве временной меры конечно можно и выправить, но нужно дополнительное усиление таких балок.

Вернувшись с форумов, обнаружил, что рабочий день у меня опять давно закончился, и я опять не купил ножик для себя. Остро встал вопрос стоит возвращаться обратно на рейдер или нет? Здесь у меня было всё, что мне нужно. Взвесив все за и против, решил, что не стоит давать возможность СБ обвинить меня в том, что я пытаюсь от них скрыться, поэтому спокойно направился, обратно на рейдер. Удивительно, но не в коридоре ни по дороге на рейдер я не почувствовал невидимку и спокойно вернулся обратно на рейдер.

Утро мне не принесло сюрпризов в виде ожидающих меня сбшников у моего рабочего кабинета, но наблюдение за собой я чувствовал. На работе занялся вторым фрегатом, с ним было всё гораздо сложней, чем с первым. Целый день мои дроны лазили по повреждениям корабля, снимая их на камеры и составляя мельчайшие подробности повреждений. В этот день я закончил работу вовремя и отправился в магазин купить себе ножик.

Магазины здесь на станции и на планете практически не отличались друг от друга, даже ассортимент у них был одинаковым, только здесь на станции был ассортимент поменьше и уклон в сторону бластеров вместо игольников, судя по всему оружие, вначале попадало сюда и после чего переплавлялось на планету, где реализовывалось. Дело в том, что на двадцать первом уровне, оказалось, пять магазинов с оружием и мне пришлось обойти их все, но нигде не было, ничего похожего на ножик, который был у меня, везде были представлены большие десантные тесаки и их вариант немного поменьше. Меня такие ножи, совсем не интересовали. Приобрёл у них только чехол для скрытого ношения, подобный тому, что был у меня раньше. Судя по всему, за ножом придётся лететь на планету. В планетной сети подобные ножи были в продаже, стоили они недорого от ста до двухсот кредов. Сами ножи были не дорогими, а вот чехольчик для ножа мне обошёлся в тысячу кредов и это ещё после торга. После покупки чехла я ещё раз убедился, что Мила меня одарила целым состоянием тогда, но как себя вести с ней я по-прежнему не знал. Возвращаясь на корабль, думал о Миле и расслабился, совсем не ожидая, что у входа на рейдер меня снова будет ждать СБ.

Они встретили меня на выходе их лифта и сразу окружили.

— Почему вы нам соврали? — спросил всё тот же сбшник.

— Понятия не имею о чём вы.

— Вы нам сказали, что не были на месте преступления, а вы там были, это установлено.

— Я вам ещё раз повторяю, я не понимаю о чём вы.

— О драке.

— В очередной раз повторяю, что ни в каких драках я не участвовал.

— Возможно, но вы там были и не могли её не видеть

— Вы меня, похоже, плохо слышите. Я не участвовал ни в каких драках и ничего не видел.

— Вам придётся пройти с нами и опознать нападавших.

— Никуда я с вами не пойду и опознавать никого не собираюсь.

Я снял рюкзак и взял его в руку.

— Вам придётся пройти с нами.

— Это арест?

— Нет.

— Тогда я отказываюсь куда-либо идти с вами.

— Вам придётся пройти с нами.

— Хорошо я пойду с вами.

Здесь их ждало разочарование, и я не стал сопротивляться, хотя именно этого они ждали от меня. Потому что пока я с ними общался, связался с Крисом и попросил его выйти с корабля. Как раз сейчас и вышел, а вместе с ним было двое абордажников. Когда они вышли я попросил их проводить меня до СБ. Они были непротив.

— Вы ведь непротив, если с нами прогуляются абордажники корабля?

Только сейчас, обернувшись, сбшники заметили, что мы уже не одни. Судя по лицу старшего у них, он был против, но вслух сказал другое.

— Хорошо, пускай идут с нами.

Однако помимо Криса я искал адвоката и, найдя его, отправил ему сообщение, что нуждаюсь в его услугах. Он ответил, что готов прибыть в СБ и защищать меня за тысячу кредов. Пришлось оплатить и когда мы всей компанией подошли к СБ, он ждал меня у входа. Он представился мне и моим сопровождающим, хотя они были явно знакомы. После чего мы вместе зашли внутрь СБ и сразу в кабинет начальника. Мои сопровождающие остались в холе. В кабинет зашли только я и мой адвокат. В кабинете находился новый начальник СБ. С ним я уже встречался на планёрке у начальника станции. Он решил изобразить моего лучшего друга, хотя я почувствовал, что он был явно не доволен присутствием моего адвоката.

— Ну что ты так сразу? Ещё и с адвокатом, я же просто пообщаться пригласил.

— Знаешь, мне с вашей конторой общения хватило и в прошлые разы. За три месяца проведённые в одиночке было время подумать и сделать правильные выводы. Поэтому всё наше общение теперь будет происходить только в присутствии моего адвоката.

Часть 9

— Я же тебя пока ни в чём не обвиняю.

— Разумеется, именно для этого прислал за мной конвой.

— Это не конвой, это просто сопровождение.

— Это ничего не меняет. Для чего вы меня постоянно дергаете и отвлекаете от работы?

— Мы тоже работаем и разбираемся.

— Не понимаю, я здесь причём? По контракту вы отказались от всех претензий ко мне?

— Мы не предъявляем тебе никаких обвинений, а просто разбираемся с одним эпизодом.

— Адвокат ты что-нибудь понимаешь? Лично я нет.

До этого он молчал и внимательно слушал, я решил его подключить к разговору.

— Пока тоже ничего не понял — ответил он мне — Хотелось бы узнать, что инкриминируется моему клиенту?

— Никаких обвинений ему пока не выдвигается. Мне нужны только его показания по одному эпизоду на станции — ответил ему начальник СБ.

— Что это за эпизод?

— Эпизод случился на восемнадцатом этаже, в результате драки пострадали двое разумных. Ваш подзащитный находился на момент совершения преступления именно там. Хотя и отрицает это.

— Вы можете это доказать?

— Конечно.

Он перебросил мне и адвокату запись, где я иду по коридору восемнадцатого этажа.

— Ну и что? Да я действительно ходил по коридору восемнадцатому этажа, помимо этого я ходил и по коридору двадцать первому этажа и ещё нескольких. Вот только ни в каких драках я не участвовал.

— Что вы там делали?

— Было поздно, и я искал открытые торговые точки вначале на двадцать первом этаже, потом спустился ниже. Открытых торговых точек там также не нашлось, и я вернулся к себе в каюту.

— Именно в это время там происходила драка

— У вас есть доказательства участия моего подзащитного в ней? — спросил адвокат.

— К сожалению там не работала камера, и записи нет

— Тогда почему вы утверждаете, что он в ней участвовал?

— Даже если и не участвовал, то не мог её не видеть.

— Что скажете? Вы можете не отвечать на этот вопрос — сказал адвокат мне. При этом он прислал сообщение, что лучше дать пояснение.

— Я не участвовал и не видел никакой драки, там стояли разумные у бара и разговаривали, но это было далеко, увидев, что нет открытых торговых точек, развернулся и ушёл к себе.

— У вас есть ещё вопросы к моему подзащитному? — спросил адвокат начальника СБ.

— Даже если он не участвовал, то не мог ничего не видеть.

— Он уже пояснил, что видел разумных у бара, но это было далеко.

— Подтвердить свои слова записью с нейросети он готов?

Адвокат вопросительно посмотрел на меня.

— У меня нейросеть несколько дней как установлена, и я научился это делать только два дня назад.

Это удивило адвоката — пришлось пояснить — Что? Я дикий, как у вас здесь говорят.

— Понятно.

— У вас есть ещё вопросы к моему подзащитному? — он снова обратился к начальнику СБ.

— Нет.

— Вы готовы выдвинуть моему подзащитному обвинение?

Начальник СБ задумался, потом ответил.

— Нет. Вы можете идти.

Когда мы с адвокатом вышли из СБ, меня в коридоре дожидался Крис, и с ним было пятеро абордажников. Они подошли к нам.

— Они с тобой? — спросил адвокат.

— Да. Они меня ждали.

— Достойная у тебя компания, теперь понятно, почему они тебя пытаются обвинить

— Нет не поэтому, это они мне мои прошлые дела забыть никак не могут.

— Что там такое было, что они на тебя такие злые?

— Уничтожил их группу захвата.

— Ничего себе и они это тебе простили?

— Да, но как сам видишь не до конца.

— Тогда бесплатный тебе совет. Записывай всё что делаешь, чтобы не было вот такого.

— Я пришёл к этому же выводу.

— Тогда я вас оставлю, если понадоблюсь, сразу вызывай.

— Непременно.

Он ушел, оставил нас одних. Не плохие у него заработки. За полчаса работы он заработал тысячу кредов.

— Крис пойдёмте на корабль вроде пока всё закончилось.

— Что они от тебя хотели? — спросил Крис.

— Обвинения пока не выдвинули, но якобы я участвовал в драке на восемнадцатом этаже.

— Ты там был?

— Был, но рядом и, ни в какой драке не участвовал. Думаю, они мне просто забыть мои прошлые заслуги не могут.

— Это они могут.

Мы все вернулись на корабль, где меня уже дожидался Док. Поблагодарив их за помощь, отправился в медсекцию.

— Ты где пропал? Что-то связи с тобой долго не было?

— В СБ сидел на допросе.

— Что случилось?

— У меня ничего, это у них случилось, была драка на восемнадцатом этаже, а я там случайно рядом оказался. Вот они меня и пытались обвинить в участии, хотя я в ней не участвовал.

— Что там камер не было?

— Говорят, не работали.

— Странно как то, а что свидетели говорят?

— Понятия не имею, они пока отказались от выдвижения обвинений мне, не знаю надолго ли. Ты меня на учёбу искал, как я понимаю?

— Да

— Тогда давай учиться.

— Забирайся в капсулу.

Открылась крышка капсулы, в которой я учился прошлый раз. Раздеваясь, подумал, что это действительно странно, почему я сразу не вспомнил про свидетелей? В драке ведь кто-то участвовал? Кроме того в баре должен был быть кто-то, хотя бы тот же бармен? Ну ладно я разволновался, а почему адвокат ничего об этом не сказал? Обдумать не получилось, крышка капсулы закрылась.

Открыв глаза, обнаружил, что крышка капсулы открыта и надо мной склонился Док.

— Как ты себя чувствуешь?

— Нормально вроде.

— Посмотри уровни баз.

— Все в пятом уровне несколько даже в шестом.

— Отлично. Вылезай.

Пока одевался Док подошёл ко мне с планшетом. На нём было фото разумного.

— Ты его знаешь?

Посмотрев фото, узнал его. Это был бармен, только фотка была старая, и сейчас он был намного старше.

— Если только я ничего не путаю это бармен.

— Ты с ним общался?

— Приходилось.

— Когда последний раз?

— Когда мы прилетели, и ты меня отвел с корабля. На следующий день я питался у него в баре.

— После этого ты видел его?

— Нет.

— Недавно не видел?

— Говорю же нет, я видел его всего несколько раз, только тогда и всё.

— Может, вспомнишь, что было недавно около этого бара.

— Док я не обратил внимания, я туда не направлялся, мне магазин был нужен, а они были уже все закрыты. Не найдя работающих магазинов я вернулся обратно на корабль.

— Понятно.

— Что произошло? Почему ты о нём спрашиваешь?

— Его убили тогда.

— Я к этому точно не причастен. Пускай убийцу ищут у себя в конторе. Он ведь на них работал.

— Почему ты так решил?

— Потому что там одни продажные шкуры работают, а бармен что-то знал. Вот его и убили как свидетеля.

— Это очень серьёзные обвинения у тебя есть чем доказать?

— Нет, конечно, это мне моё пси говорит об этом.

— Пси не является доказательством.

— Док мне ничего и не нужно доказывать, меня это никак не касается.

— С тебя пять тысяч кредов за разгон.

Оплатил и вернулся к себе в каюту. Вопросов после разговора с доком у меня прибавилось. Кто и зачем его убил? Ведь там могло произойти что угодно, начиная от обычной пьяной драки и заканчивая заказным убийством. Никаких подробностей я не знал. Да я видел что-то вроде драки, но кто там был, и что не поделили, не видел. Возможно, меня хотели подставить? Вряд ли конечно, я там оказался случайно, и у меня не было планов туда идти. Хотя у меня не было планов туда идти, но мне почему-то пришла мысль, идти именно туда. Может это были какие-то фокусы с нейросетью и мне туда СБ дополнительно что-нибудь установило? С другой стороны, если бы установили, тогда не дергали меня к ним, знали всё и без этого. Опять возможен вариант, что меня хотят просто подставить и это всего лишь какая-то часть плана. Нет, нужно завязывать со всем этим, так можно и до паранойи докатиться, нужно быть осторожным и заниматься работой, а у меня её много.

Вот ей и займёмся. Зашёл в глобальную сеть и начал искать на форумах, как сдают на сертификат. Оказалось, всё просто нужно только ответить на вопросы, задаваемые искином и экзаменационной комиссией. Для всех они были разными, и после ответов на них присваивался сертификат инженера или нет.

Проснувшись рано утром, решил не тянуть время и сразу после завтрака отправился в сертификационный центр станции. Внутри сертификационного центра я не обнаружил никого из разумных.

— Искин где все?

Ответил мне искин станции.

— Кто конкретно вам нужен?

— Разумные которые будут у меня принимать экзамены.

— По какой специальности вы хотите сдать экзамены?

— Инженера.

— С вас две тысячи кредов за экзамен.

— Куда переводить?

Пришёл счёт на нейросеть. Просмотрев его, и сразу его оплатил.

— Присаживайтесь в кресло, сейчас начнётся экзамен.

Сел в кресло загорелся большой экран и в нём появился вопрос, одновременно этот вопрос пришёл мне на нейросеть.

Вариантов ответа не было. Ответил на него. Ничего не показало, правильно ответил или нет, просто дало следующий вопрос. Ответил и на него. Вначале вопросы были совсем простые, но чем дальше шёл экзамен, тем сложнее становились вопросы. Под конец пошли вопросы на расчёты сопротивлений разных металлов. Пришлось поломать голову над расчётами, но я их решил. Потом пришли ещё два таких же. С трудом, но сделал. После чего повисла пауза, и долгое время не было новых вопросов. После чего пришло ещё три вопроса, но без расчётов. Ответил на них.

— Экзамен окончен, ожидайте окончательного решения — сообщил искин.

— Где ожидать?

— Окончательное решение получите в виде уведомления на нейросеть.

— Понятно.

Вышел из центра и направился к себе на работу. На полпути туда пришло уведомление сертификационного центра. Вердикт гласил, что разумный Алекс Мерф сдал экзамен на инженера и сразу прилагался сертификат инженера. Как здесь оказывается всё просто, и не было никаких комиссий, как у других, хотя под сертификатом стояла подпись инженера. Похоже, я сдавал всё-таки не искину, а разумному, хотя и не видел его. У рабочего кабинета меня ожидал Макс.

— Привет. Наконец-то появился.

— Что случилось?

— Начальство рвёт и мечет. Когда ты будет сертифицироваться?

— Можешь их успокоить я уже инженер.

— Ты не понял, тебе нужно сдавать экзамен.

— Это ты не понял, я уже сдал его и получил сертификат.

— Покажи?

— Переслал ему уведомление сертификационного центра и копию сертификата.

— Ничего себе, а когда ты успел?

— С утра сдал, что тянуть?

— Тогда поздравляю с началом работы.

— Спасибо.

— Тогда я побежал, меня начальство ждёт.

— Беги.

Зайдя к себе в рабочий кабинет, вспомнил, что у меня здесь жучков понапихано и решил заняться работой на верфи.

Здравствуй верфь теперь можно полноценно осваиваться. У меня прямо чесались руки чего-нибудь починить. Надел свой рабочий скафандр, приложил ему копию своего сертификата инженера, сразу заработали все скрытые прежде возможности.

Мои инженерные дройды по-прежнему сиротливо стояли в углу на своих зарядных столах. Ну что паучки? Вы наверняка соскучились по работе. Сейчас опробуем вас. Каждый получил мой сертификат инженера. Сразу получил доступ ко всем их функциям. Начнём с простого, с фрегата того который был с небольшими повреждениями. Отправил дройдов на крышу фрегата и повесил дрон над ними наблюдать за их работой сверху. Размеры для вырезания балки, которые мне придётся заменить, я определил ещё раньше, а теперь только приказал дройдам вскрывать наружную обшивку корабля, чтобы до неё добраться. На форумах опытные инженеры обычно контроль над этим процессом передавали искинам, но я решил, что я не опытен и поэтому буду всё и сам контролировать с помощью дрона. От этого занятия меня оторвало срочное сообщение от командира станции с приказом, чтобы я срочно занялся завалом приказов и распоряжений у искина станции, так как многие требовали моего решения. Зайдя в свой раздел приказов и распоряжений слегка обалдел, от их количества. Мне здесь не один день с ними разбираться придётся. Оказывалось, что почти везде требовались моё или согласие или одобрение. Практически по всем текущим проблемам станции. Часть работы, пока меня не было, делал сам командир, часть старший техник, но были вопросы, которые они не могли решить. Они были уже подсвечены красными цветами как первоочерёдные. Все они были связаны с ремонтом станции. Пришлось, зайти внутрь фрегата и удобно устроившись в кресле капитана и заняться разбором завалов у искина станции. Часть красных вопросов решил с ходу и, заверив их, отправил в работу. Однако на многие проблемы нужно было посмотреть своим глазками и пощупать ручками. Почувствовав касание плеча, повернулся. Рядом стоял Макс.

— Ты получил сообщение от командира?

— Да, как раз сейчас этим и занимался.

— Я думал, ты кораблём занимаешься?

— Этим тоже занимаюсь.

— Корабли можешь пока оставить, у нас всё равно нет балок для их ремонта, а вот по станции вопросов много.

— Вижу, что много и уже пробежался по требующим решениям немедленно. Некоторые уже заверил и отправил.

— Вижу, получил.

— Нужно будет пройтись по первоочерёдным проблемам и решить их.

— Так я за этим и пришёл к тебе.

— Тогда пойдём разбираться.

— Пошли.

Весь день мы с ним ходили по станции и разбирались с разными заморочками. Ничего сложного для ремонта не было, просто везде требовалось моё участие и подтверждения решения. К нам периодически присоединялись разные техники, и мы вместе решали, как лучше отремонтировать. Основная проблема была в том, что кончались запчасти для ремонта, и их требовалось чем-то заменить, так как родные взять было не откуда. Проблема пока была некритична, но в дальнейшем грозила серьёзными проблемами. Только вечером мы с ним вернулись на верфь. За время, пока нас не было, дройды вскрыли обшивку фрегата, над двумя верхними балками и, закончив работу, простаивали. Отправив дройдов на зарядку, выпустил второго дрона и вернул первого обратно. Дрон завис над повреждённой балкой и позволял мне в подробностях рассмотреть её повреждения.

— Можно посмотреть, что дрон показывает?

— Смотри.

Дал ему доступ к видео, что передавал мне дрон, теперь он видел то же самое что и я. Внимательно осмотрев обе балки на предмет повреждений, вернул дрон на место. После чего мы снял скафандр и поставив его на зарядку. Макс рядом снимал свой.

— Хорошая штука эти дроны, удобные, не знаю, почему твой предшественник их не использовал.

— В смысле не использовал?

— Ни разу не видел, чтобы он ими пользовался.

— Может, пользовался, а ты не видел?

— Возможно.

— Скажи, а что больше балки заказать негде?

— Заказывали, но они не долетели до нас, все у оширцев остались.

— Здесь на планете что негде купить? Ведь здесь есть много разных ремонтных конторок?

— У них такое не производиться. К тому же мы не ладим с ними особо.

— Понятно.

Часть 10

С утра Макс сходил на планёрку, но быстро с неё вернулся, а я за это время успел загнать дройдов на фрегат и дал им задание вырезать наружную обшивку над двумя другими повреждёнными балками. После чего мы опять весь день занимались с ним разбором накопившихся проблем на станции. К концу дня у меня сложилось чёткое ощущение, что проблемы на станции растут как грибы после дождя и никогда не кончаться. Каково же было моё удивление, когда к концу дняу меня закончились красные проблемы. Больше не было проблем требующих моего немедленного внимания и решения по ним. Мы с Максом возвращались обратно на верфь. Хотя мы оба устали, но Макс был доволен. Похоже, он с утра получил нагоняй от командира и был злой, а сейчас отошёл.

— Всё Макс, мы закончили с основными проблемами.

— Мы с главным разобрались, осталась разная мелочёвка, а она может подождать. Ты только не затягивай с ней, решай быстрее, а то командир злой последнее время.

— Из-за чего он злой?

— Кто его знает из-за чего.

— Сам что думаешь, почему так?

— Посмотри вокруг, все хотят нас захватить.

— Почему раньше не захватили?

— Кто их знает. Оширцы хотят вернуть себе систему, аварцы тоже спят и видят её своей.

— Мы же с ними торгуем?

— Торгуем, только очень специфично.

— Понятно.

Вообще-то на утренние планёрки должен был ходить я, но туда пока ходил Макс вместо меня, значит пускай так и остаётся. Мне туда совсем не хотелось ходить. Командир тоже не испытывал желания лицезреть меня у себя. Передавая приказы через Макса или через искин. Для него я всё равно был дикий, а не инженер. С Максом, мы нашли общий язык и нормально общались. Для него раньше я также был диким, а теперь стал обычным инженером.

На верфи, в течение дня, дройды сняли наружную броневую обшивку корабля и теперь две другие повреждённые балки стали видны. Они были расположены сбоку корабля, их сейчас было видно и без дрона. Но с дрона были лучше видны мелкие подробности, и я выпустил один проветриться. Он давал хороший вид, но и без него было понятно, что две боковые балки также требуют замены. Нужны были четыре балки, а у меня на складе их было только две. Где взять ещё две было непонятно. Заменить только рваные, а две другие править? Всё равно нужны хотя бы обрезки балок. Двух рваных балок точно не хватит, чтобы распереть и усилить. Стоп я же когда на грузовике ездил на металлобазу видел, там остовы кораблей. Возможно, их ещё не переплавили на металл.

— Макс я завтра хочу слетать на планету посмотреть в одном месте, возможно, найду балки для фрегата. Мне нужно у кого нибудь спрашивать разрешения?

— Если в течение дня то нет. Просто поставь искин в известность и всё.

— Понял тебя

Проснувшись утром, накинул на плечи свой рюкзак и, забрав из рабочего сейфа свою одежду, отправился на планету. Перед вылетом уведомил искин, что по делам лечу на планету и только вечером вернусь. В челноке как обычно, оказалось полно народу, и как обычно большинство летело на отдых. В космопорте охрана меня встретила спокойно, не как в прошлый раз, можно сказать достаточно равнодушно. Хотя и сразу обратила на меня внимание, наверно потому что я был один с таким здоровым рюкзаком. На выходе предъявил карту ФПИ, ожидая, что меня не выпустят, но девушка с улыбкой меня выпустила на планету.

Сразу отправился на стоянку за прокатным аэробайком. В прокате оказался всего один аэробайк. Остальные разобрали с утра, а этот остался, потому что был самым дорогим и новым. Решил не мелочиться, я теперь мог себе такой купить, не то, что на прокат взять. Внутри аэробайка я по привычке потянулся к рюкзаку за денежным чипом, когда вспомнил, что у меня теперь есть нейросеть. Пробуем управлять им по нейросети. Подключился без проблем и оплатил аренду своего счёта. Аэробайк теперь был моим на весь день. Управление аэробайком по нейросети оказалось ещё проще, чем в ручном режиме. Нужно было только немного корректировать полёт и всё. В первую очередь я вылетел в офис, где меня проверяли на жучки. Проверка показала, что я как новогодняя ёлка был весь в жучках. Как и думал, они оказались на рубашках, на шортах, на рюкзаке. Они нашлись и на мне. После этого проверили нейросеть. В ней тоже оказался подарок, но не от СБ, а от флота в виде небольшого вируса.

Оказалось, что данный вирус устанавливался всем флотским и выполняет функцию воспитателя патриотического восприятия. Мне его удалили. Вообще я ожидал большего от проверки нейросети, думал, что там обнаружиться много чего, а нашёлся всего один вирус. Пришлось заплатить за проверки тысячу кредов.

Выйдя офиса, растоптал все жучки. Пускай новые ищут, не только у меня должны быть убытки. Как-то у меня тысячи кредов в последнее время улетали одна за другой.

После чего задумался. Понятно было, откуда на рубашках и шортах жучки. Откуда они на мне появились, тоже было понятно. Их установили, пока я был в капсуле десять дней. Непонятно было другое, откуда жучки взялись на рюкзаке? Ведь он всё время был у меня в каюте, а я проверял камеры каждый день и ко мне никто не входил в каюту. Спрашивается, как тогда жучёк попал ко мне в рюкзак? Мистика какая-то. Наверно я что-то упустил. Стоп невидимки, у них ведь скафандры невидимки есть, похоже, кто-то не заметно просочился ко мне. Вечером ещё раз проверю камеры у себя в каюте. Теперь можно переодеться в местное. Местное светило припекло, и в комбинезоне было жарко. Возле аэробайка снял с себя комбинезон, поймав на себе несколько женских взглядов, и оделся в уже привычную для местных гавайку и шорты. Моя любимая панамка была также со мной.

Как же здесь хорошо — свобода, нет никаких начальников, делай, что хочешь, а мне было нужно лететь на металлобазу и разбираться с балками.

На металлобазе всё было по-старому такие же очереди желающих сдать металл. Вот только теперь я прилетел его не сдавать, а покупать. Как быстро в жизни всё меняется. Направился сразу в отдельное здание руководства металлобазы. Внутрь меня не пустили. На входе в здание была серьёзная охрана.

Попросил охранника пригласить менеджера или пропустить меня к нему. Долго никого не было, наконец, из бокового коридора выглянул менеджер и спросил:

— Тебе что нужно?

— Мне нужно посмотреть.

— Чего?

— Здесь у вас, я раньше видел три остова от кораблей или флаеров. Они меня интересуют.

— Тебе зачем?

Этот вопрос поставил меня в тупик.

— Для ремонта.

— Смотри, как металл я их не продам.

— Я понимаю, но мне нужно посмотреть их поближе, просто я их видел сильно издалека.

Он ненадолго задумался и потом сказал:

— Ладно, схожу с тобой. Подожди здесь.

— Жду.

Он снова пропал, а я так и остался ждать. Может, стоило представиться? Вроде я теперь начальник? Наверно это будет лишним и так будет проще договориться.

Долго его прождал у проходной, но он почему-то пришёл со стороны улицы.

— Что стоишь? Пойдём, проветримся, посмотрим остов. Тебе для чего остов понадобился?

— Ты не понял мне остов ни к чему. Мне нужно только несколько балок при условии, что они мне по размеру подойдут.

— Не знаю, наверно, я не продам тебе пару балок.

— Хорошо, а если не пару?

— Даже не знаю, стоит остов резать или нет.

— Он ведь у тебя давно лежит. Что не хочешь продать?

— Хочу, но лучше целиком.

— Давай я вначале посмотрю, в каком он состоянии, а потом обсудим.

— В хорошем.

— Был бы он в хорошем состоянии, здесь не находился. Давно бы продали.

После этого он замолчал, обдумывая что-то или общаясь по нейросети. Вскоре мы дошли до остовов. Остовов осталось уже два. Один был однозначно от флаера, а вот второй как раз меня и интересовал. Он был средним между малым и средним транспортником, судя по его размеру. Ни марку, ни модель определить уже было невозможно. К моему сожалению балки, у него были толще и больше по размеру, чем были мне нужны. Кроме того он при падении на планету упал на бок и треть балок с одного бока имели теперь повреждения. Я долго ходил, замерял и проверял, а собственно выбора у меня не было. Больше, не меньше. Потом пошёл в сеть на инженерный форум и стал читать там. Оказалось, что можно было поставить балки большего размера, но это было очень непросто. От форума меня оторвал менеджер, видимо ему надоело ждать рядом.

— Что скажешь?

— Скажу, что балки мне не подходят по размеру. Сейчас вот пытаюсь понять, как можно исправить это проблему.

— Значит, брать не будешь?

— Почему я бы купил несколько штук.

— Начальник не хочет резать остов. Он надеяться его продать целиком.

— Боюсь у него ничего из этого не получиться.

— Это почему?

— Сам посмотри внимательно, треть балок по левому борту повреждены, употеешь их обратно выправлять — показал ему, в чём причина — Их нужно менять на новые.

Он внимательно посмотрел на них.

— Что их править? Они почти не повреждены, совсем немного погнулись.

— Шутишь?

— Нет.

— У тебя корабль может просто сложиться при первом же повороте, если ты их оставишь в таком виде.

— Это почему?

— Нагрузка на них будет большая, и они сложатся.

— Хочешь сказать, что никто не купит?

— Почему? Я готов купить, сколько ты за него просишь?

— Двести тысяч.

— Ты что пошутил? Это ведь не бронированный аэробайк. Это всего лишь старый остов корабля.

— Заметь хороший остов, из которого можно собрать корабль.

— Ничего ты из него уже не соберёшь. Он пойдёт только на запчасти, думаю, что сотня за него красная цена. При этом я оставлю тебе все поврёждённые балки. Им место только в переплавке.

— Нет, это очень дёшево. Сто восемьдесят тысяч. За эту цену я ещё готов уступить, а ниже нет.

— Подожди тогда, мне нужно с начальством связаться и всё обсудить.

— Давай, говори, я подожду.

Интересно с кем мне решать вопрос по покупке? Ведь я не для себя покупать собрался? Наверно с командиром станции. Немного подумав, вызвал его. Он ответил раздражённо.

— Чего тебе?

— Командир я на планете, нахожусь сейчас на металлобазе. Хочу приобрести остов корабля. Он мне нужен для ремонта.

— От меня что требуется?

— Оплатить.

— Это не ко мне вопрос. Решай его с финансистами и не беспокой меня по этим вопросам больше — после чего сразу отключился.

— Вот и поговорили.

Интересно с кем я должен эти вопросы решать? Хотел уже вызвать Макса спросить у него, когда пришло сообщение от командира, в нём не было ни слова только чей-то контакт. Наверно это финансист и вызвал его. Когда мне ответили, я сразу понял, что я не ошибся. Типичный финансист. Сухой, подтянутый, лицо вытянутое, одним словом царь кощей, чахнущий над своим златом.

— Тебе чего? — спросил он.

— Мне финансиста нужно.

— Что хотел?

— В общем, я инженер на станции… — начал мямлить я, пытаться объяснять ему кто я, но он меня сразу перебил.

— Я знаю кто ты. Что хотел и говори чётко и по делу.

— Говорю чётко и по делу. Значит так, я на металлобазе на планете. Здесь лежит остов корабля, и я хочу его купить.

— Зачем?

— У меня нет балок для ремонта фрегатов, а балки от этого остова я смогу переделать и отремонтировать фрегаты.

— Хорошо, сколько они хотят?

— Просят за них сто восемьдесят тысяч за весь остов, но мне он весь не нужен и повреждён сбоку. Я им предложил сотню, и оставляем им повреждённые балки.

— Разумно, а что они хотят?

— Упираются, а я ведь не для себя, я для флота покупаю.

— Понял. Давай его сюда я сам с ним поговорю.

— Сейчас.

Спросил у менеджера его контакт и перекинул ему. Он отключился сразу после этого.

— Сейчас с тобой наш главный по финансам свяжется, и ты с ним решай все вопросы по оплате — сказал менеджеру.

— Понял — ответил он и сразу завис.

Видимо тот уже связался с ним. Его долго не было, когда он отмер и сразу сказал:

— Какой тяжёлый человек и как упорно торгуется.

— Что ты хотел? Работа у него такая.

— Это понятно.

— В общем, он твой. Когда забирать будешь?

— Думаю завтра, хотя подожди, я сейчас узнаю.

— Предупреждаю сразу, у меня помощи не проси и как ты его повезёшь по городу не моя проблема.

— Понимаю, сейчас решим — сказал ему, а сам пытался вспомнить регламент. Мне вроде как пилоты челноков подчинялись, но лучше уточнить это у Макса. После чего вызвал его.

— Макс привет.

— Привет как у тебя дела?

— Нормально.

Он был явно удивлён.

— Что купил балки?

— Купил остов целиком. Они не хотели по отдельности продавать.

— Как финансисты? Пропустили?

— Они сами договаривались и оплатили.

— Даже так?

— Именно так, вначале я с командиром связался, но он меня послал к ним. У меня выбора не было, и я связался с ними.

— Повезло. Они знаешь, какие там прижимистые.

— Они сами торговались. В общем, у меня теперь другая проблема, нужно его разрезать и как-то забрать отсюда.

— Это совсем не проблема. Пищи приказ и завтра отправишь челнок за ним.

— Приказ?

— Да. Если не знаешь, как делать посмотри старые приказы твоего предшественника.

— Понял. Тогда всё.

Он отключился, а я начал искать приказы на искине станции. Нашёл подобный приказ и переделал его на завтрашний вылет. Мне сразу пришло подтверждение, что челнок на завтра будет выделен. После этого спросил у менеджера:

— В общем, всё в порядке, я договорился. Скажи у вас прямо здесь на базу можно приземлиться?

— Можно. Вон посадочная площадка.

— Тогда забронируй на завтра мне место на ней, чтобы я мог остов забрать.

— Нет проблем, садись.

— Тогда всё на этом.

— Значит тогда до завтра. Сам выйдешь отсюда?

— Выйду.

Он ушёл, а я ещё долго ходил по базе смотрел разные интересные вещи, что у них лежали поблизости. Выйдя с базы, стал думать, чем заняться. Все дела что хотел, сделал, а челнок на станцию будет только в семь вечера.

Остаток дня я провёл в полном одиночестве, купаясь на озере около санатория. Только на его другой стороне, там не было никого из разумных.

Утром мне пришло сообщение, что челнок готов к вылету. Отправил в него своих дройдов и сам пошёл к нему. По дороге связаться с Максом.

— Макс скажи, у нас есть свободные транспортные дройды?

— Полно. Тебе зачем?

— Я сейчас своих дройдов гружу на челнок. Они будут резать остов, а транспортные пускай таскают их на корабль.

— Понял, сейчас сделаю.

Когда появился на челноке, выяснилось, что Макс отправил не только дройдов, но и двоих разумных чтобы ими управлять. Весь полёт они с интересом рассматривали меня.

Пилота предупредил, чтобы он садился прямо на металлобазу. Их разрешение на посадку было получено. Вот только когда мы туда сели, устроили маленький переполох на самой базе и в округе. Даже разгрузка металла остановилась. Пилот ювелирно приземлил челнок на площадку, которую показал мне менеджер, и я сразу отправил своих дройдов резать остов корабля. Они порезали половину остова, когда появился менеджер в сопровождении двоих охранников.

— Ты почему не сказал, что ты со станции? — начал он вместо приветствия.

— Так ты и меня об этом не спрашивал.

— Скажи, зачем он тебе? — он кивнул в сторону остова.

— Для ремонта я ведь тебе уже говорил.

— Наверно я прослушал. Ты вообще кто?

— Главный инженер станции.

Он, похоже, быстро проверил это у искина станции.

— Вот ведь, а я тебя в обычной одежде не узнал.

— Да какая теперь разница, ты не переживай я не в обиде.

— Да я не переживаю, просто ты хотя бы представился.

— Начальство нужно знать в лицо — отшутился я — Скажи, а что случилось? Что за переполох у вас?

— Да так, не обращай внимания.

— Да я и не обращаю и скоро уже закончу.

— Быстро у тебя получаться.

— Что здесь долго возиться? Ломать, не строить. Сам видишь, дройды сами всё делают, я их только контролирую.

— Вижу, хорошие у тебя дройды.

— Мне тоже нравятся. Инженерные последняя моделька.

— Наверное, кучу кредов стоят?

— Не знаю, с этим вопросом тебе нужно к нашим финансистам.

— У вас звери, а не финансисты.

— Знаю, но что поделаешь такие они там.

Он ещё постоял с нами немного, а потом грустный пошёл обратно с двумя охраниками. Они вообще за это время не произнесли ни слова.

Часть 11

Мне был непонятен их переполох, и я вызвал Макса.

— Макс не понимаю, что происходит, почему у них здесь переполох из-за нашей посадки?

— Ты что сел прямо к ним на базу?

— Конечно, мне вчера разрешили я и сел.

— Ну, ты даёшь.

— А что не так?

— Вообще так не положено. Посадки только на полосу космодрома. Если разрешили тогда ладно, надеюсь под запись?

— Конечно, я всё записал.

— Тогда проблем не будет.

— Что-то я ничего не понимаю, почему они здесь такие недовольные? Прибежали разбираться, почему я не представился.

— Ты что действительно не представился?

— Не представился. Я в этом не видел необходимости.

— Тогда понятно, почему они недовольные.

— Не понял, объясни.

— Как тебе объяснить? Внизу на планете все для нас завышают цены, всегда и на всё. У них считается, что у нас на станции куча кредов и с нас можно смело стрясти четыре цены. Вот только ты с ними мало того что торговался по обычным ценам так ещё финансисты флота хорошую скидку у них выторговали. Вот они и расстроены.

— Тогда понятно.

— Следующий раз они тебе такую цену заломят, что мама не горюй.

— Здесь больше нет остовов. Вернее есть один, но маленький от флаера и для нас он совсем не интересен.

— Это понятно. Просто знай на будущее.

— Понял. Тогда всё ясно.

Вскоре мы закончили. Порезали остов корабля и всё нужное погрузили в челнок. После этого я опять связался с Максом.

— Макс здесь часть балок с повреждениями. Что с ними делать? Не вижу смысла их тащить отсюда на станцию.

— Забирай лучше всё на станцию, чтобы проблем с финансистами не было. Они могут проверить, потом вместе с другим металлом спишем и отправим обратно.

— Хорошо. Значит, парни грузим всё остальное тоже в челнок.

Транспортные дройды шустро забегали, перевозя повреждённые балки в трюм челнока. Быстро всё было погружено, и челнок отправился обратно на станцию. На лётной палубе меня уже встречал Макс.

— Пошли к командиру.

— Что случилось?

— Не знаю, вызвал на доклад. Думаю это из-за твоей посадки на металлобазу.

— Раз вызывает, значит пойдем, послушаем, что скажет.

Командир сидел хмурый и сразу недовольно на меня взглянул, после чего спросил:

— Скажи мне, что происходит? Почему ты только начал работу, а на тебя уже поступают жалобы?

— Можно узнать подробней, что за жалоба и от кого?

— От владельца металлобазы. Он заявил, что ты, никого не спросив, приземлился к нему на базу.

— Это неправда, я получил разрешение от него на посадку и только тогда там приземлился, а злиться он из-за того что ему не удалось с флота стрясти четыре цены за этот остов.

— У тебя есть доказательства этого?

— Конечно. Вот запись моего разговора с его менеджером, где я спросил его, и он мне разрешил. Двойных трактовок там не может быть.

Он просмотрел видео и видимо отправил тому. После чего сказал.

— Он утверждает, что у менеджера не было полномочий давать разрешение на посадку.

— Спросите тогда у него, возможно у его менеджера не было полномочий и на заключение сделки? Что он там тогда вообще делал? Просто гулял со мной по закрытому офису, а потом по базе?

— Зачем тебе понадобился этот старый остов?

— У меня нет балок, чтобы отремонтировать повреждённые фрегаты. Они до нас не долетели, а с помощью этого старого остова я смогу их отремонтировать.

— Зачем ты сел у них на базе? Что ты не мог сесть на космодроме?

— Если бы я там не сел, пришлось бы доставлять остов на космодром, а как я должен был это сделать?

— На грузовиках.

— Боюсь, такие траты не одобрил бы финансовый отдел, а так я сэкономил деньги флота и ускорил процесс доставки.

— В результате получил кучу проблем.

— Это не проблемы, подумаешь жалобу написал, никто не пострадал от того что я там сел и думаю финансисты меня поддержат. Ведь я им немного кредов для флота сэкономил.

— Тебе повезло, что они отозвали жалобу.

— Значит, я всё правильно сделал.

— Не делай так больше.

— Хорошо не буду.

— Идите и займитесь текущими делами.

Когда мы вышли, Макс облегчённо выдохнул.

— Что думал, влетит?

— Да.

— Тебе-то за что? Это была только моя инициатива.

— За компанию. Странно, что он на тебя не наорал.

— Так я ведь ничего плохого не сделал.

— Это мы с тобой понимаем, а он какой-то злой ходит постоянно, и последнее время срывается на тех, кто попадаётся ему под горячую руку.

— За что?

— За всё подряд.

— Чем это вызвано?

— Никто не знает. Может замы у него в курсе, но меня никто не посвящает в такие подробности.

— Наверно плохи дела.

— Вроде всё как всегда. Совсем не понимаю с чем это связано.

— Разберёмся.

— Техник зовёт на помощь, нужно посмотреть, что у него там за проблема.

Мы разошлись, я пошёл на верфь, а он по своим делам.

На верфи, пока надевал скафандр, вспомнил, что мои дройды всё ещё на челноке и дал команду искину, чтобы он отправил их обратно. После чего заказал доставку со склада балок, что там оставались. Мои дройды прибыли почти одновременно с транспортными дройдами, которые привезли мне две балки со склада. Здесь я вспомнил, что не давал команды на разгрузку челнока, но оказалось, что разгрузка уже почти закончилась. Всё выгрузили на склад, а челнок снова готовился вылететь на планету.

Что же приступим к работе и начал действовать, как учили на форуме. Всё тщательно замерил и стал вырезать повреждённые балки. Они с грохотом выпали на пол корабля. Отключил искусственную гравитацию на верфи, и пауки притащили новую балку к этому месту. После чего проверив правильность установки, дал команду заваривать новую балку. Этот процесс был не таким быстрым, как резка, но дройды достаточно быстро справились с этим заданием. Потом с помощью специальных приспособлений у дройдов проверил качество сварки. Никаких дефектов не было найдено, и следом за первой вторая балка также быстро была установлена. Уже хотел заняться третьей, как пришло сообщение от искина, что мой рабочий день закончен. Только после этого понял, что устал и отправился к себе в каюту. У корабля меня в этот раз не ждало СБ, и без проблем я попал обратно. Вот только в каюте меня стали мучить сомнения ведь балки, которые я привёз с планеты, были больше по размеру, и мне было нужно совместить их с теми, которые были на корабле. Пришлось сделать расчёты. Они бы не особо сложными и их я сделал ещё вчера, когда был на планете. Вот только правильные они или нет? Вдруг я где-то ошибся в них? Ведь у меня совсем не было опыта, и проверить расчёты было некому. На форуме инженеров было несколько опытных инженеров, и они предлагали услугу проверки расчётов. Вот только цена на эту услугу, мягко говоря, кусалась. Они просили десять тысяч за один расчёт. Скрепя сердце выбрал одного их опытных и отправил ему сообщение, что я начинающий инженер и совсем не уверен в своих расчетах. Он сразу предложил за десять тысяч проверить правильность расчётов. Скинул ему видео с размерами балок, а также свои расчёты. В ответ он запросил только марку фрегата и оплату. Выслал и только после этого посмотрел, кому отправил. Оказалось что он аварец и форум тоже аварский. Здесь я понял, что сделал конкретнуюглупость и не видать мне больше моих денежек, но я сильно ошибся. Через час пришёл от него ответ с подтверждением моих расчётов и ещё три полезных совета бонусом по установке балок.

Вот только разобраться мне не дали пришли мои ночные гостьи.

Утром на верфи я застал интересную картину Макс ходил у корабля и смотрел, что я сделал вчера.

— Что изучаешь?

— Когда ты только успел?

— Вчера ещё сделал.

— Сегодня закончишь?

— Вряд ли, были бы нормальные балки, тогда точно сделал, а так придётся повозиться с верхними балками.

— Это хорошо, а то я подумал, что мне техников придётся снимать с ремонта коммерческого корабля.

— Нет, пока не придётся.

— Понял.

Мы разошлись, я отправился на склад к балкам, а он по своим делам. Там отобрал две и отправил их на верфь, в отдельную кучу сложил повреждённые. Когда вернулся, балки меня уже ждали на верфи.

Было немного страшно приступать. Ведь всё утро меня мучил вопрос стоит ему доверять или нет, ведь он аварец, а я вроде как аратанец. В итоге решил, что наверно стоит прислушаться к его советам. По его совету я решил сразу переделать балку под нужный мне размер и занялся этим. Дройдам пришлось вырезать в середине балки, целый кусок, а потом сварить половинки вместе. Целый день они подгоняли балки, под нужный мне размер и только к вечеру я закончил этим заниматься. Следующим утром я отправил одного дройда заваривать наружную обшивку снизу корабля, а двумя другими устанавливал новые балки на места, закончил я этим заниматься только на следующий день. Дройды закрепляли последние листы броневой обшивки, а я начал искать пилота этого фрегата.

— Искин передай команду первому пилоту этого фрегата, чтобы прибыл на верфь.

— Выполнено главный инженер.

Дройды ещё не закончили заваривать последний бронелист обшивки, как на верфи появился пилот. Совсем молодой парень, и судя по тому, что у него стояла нейросеть, ему исполнилось восемнадцать. Хотя выглядел он гораздо моложе.

— Вызывали главный инженер? — спросил он.

— Вызывал. Сейчас иди за своим скафандром и готовься к испытательному полёту.

— Что прямо сейчас?

— Нет, только после того как дройды закончат заваривать обшивку фрегата. Почему ты ещё здесь?

— Уже бегу за скафандром.

— Беги.

Странно, такой молодой, а уже первый пилот. Он быстро вернулся, уже в скафандре и занял позицию рядом со мной, наблюдая за тем, как дройды заваривают последний лист.

— Скажи мне, почему ты здесь стоишь?

— Жду. Вы же сами сказали после того как дройды закончат заваривать последний лист.

— Иди на корабль и готовься к испытательному вылету.

Вскоре дройды закончили с обшивкой, и я отправил их на зарядку, а сам поднялся на борт. Пилот уже сидел на своём месте, а я занял на место второго пилота.

— К вылету готов — доложил он.

— Это хорошо, что готов, но вначале проверим корпус на утечку атмосферы.

— Искин откачать воздух на верфи.

— Выполнено.

— Искин корабля проверка корпуса на утечку.

— Выполнено. Утечки не обнаружено.

— Вот теперь можно вылетать. Знаешь что такое испытательный полёт?

— Знаю главный инженер.

— Искин станции даю разрешение на вылет.

Начали отрываться ворота верфи. Они открывшись почти полностью и стали закрываться обратно.

Вначале я подумал, что это какой сбой, или они просто сломались, но вызов диспетчера известил меня, что это не так.

— Главный инженер Алекс Мерф приказом командира станции вам запрещен вылет со станции — сообщила она.

— Почему? — искренне удивился я.

— У меня нет ответа на данный вопрос, обратитесь к командиру станции напрямую.

— Понятно.

Ворота закрылись обратно. Боится, что я сбегу на фрегате отсюда или не хочет лишиться единственного инженера. Скорей всего оба варианта были уместны. Вот только если учитывать его отношение ко мне он скорей боится, что я захвачу фрегат. Ведь кроме меня и пилота на борту всё равно больше никого нет, а вырубить пилота совсем несложно. Значит, разговаривать с ним бесполезно. Всё равно не смогу убедить, что это обычный плановый испытательный полёт, и я не задумал отсюда сбежать. Хотя эта мысль мне понравилась. Если бы не одно но. Мне стала интересна эта работа, и я не собирался никуда бежать, по крайней мере, сейчас. Здесь на станции не стоял вопрос выживания как на планете, и заплата у меня была хорошая. Где ещё я столько кредов заработаю? Пилот сидел и смотрел на меня вопросительно.

— Что сморишь? Придётся тебе одному лететь. Меня командир не отпускает, боится без инженера остаться.

— Понимаю.

— Значит тогда так, сейчас вылетаешь один и начинаешь испытательный полёт. Нагрузки увеличиваешь постепенно и смотри и слушай, а лучше проверь балки, чтобы в них после нагрузок не было трещин. Никаких пока гиперпрыжков. Кроме того помни многие системы у тебя отключены.

— Я вижу.

— Если услышишь треск, со стороны балок сразу прекращай полёт и возвращайся.

— Понял.

— Тогда запрашивай одиночный полёт у диспетчера.

— Понял.

Сам я закрыл забрало скафандра и вышел с корабля, а потом и с верфи вернувшись к себе в кабинет. Разрешение на вылет он получил и благополучно вылетел со станции. Сам я наблюдал за ним через камеры станции. Он вначале отлетел со станции и начал выписывать разные воздушные кульбиты. К сожалению связи, у меня с ним не было, её конечно можно было запросить, но для этого нужно было обраться к командиру, а мне этого не хотелось. Макс говорил, что он нервный, и я сам убедился в этом уже пару раз.

Он так долго летал и маневрировал, резко тормозил, резко разворачивался иногда всё это вместе. В голове я представлял, какие там сейчас нагрузки на балки идут. В итоге он резко ускорился, и я сразу почувствовал неладное. Так и оказалось. Этот нехороший человек взял и ушёл в гиперпрыжок после разгона. Не знаю, икалось ему там или нет, но я разозлился на него сильно. Что будет если что-то случиться с ним? Ведь это был мой первый отремонтированный корабль. Через несколько минут он вышел из гиперпространства на другой стороне станции. После чего, ещё немного поделал фигуры высшего пилотажа, и полетел обратно к станции. Когда вернется, накажу, ох накажу. Впрочем, как его накажешь? Я ведь гражданский, а не военный? Когда он вернулся на верфь, я его уже ждал. Он вышел из корабля с видом побитой собаки.

— Ну и почему ты не выполнил мой приказ? Ведь я тебе сказал не уходить в гиперпространство.

— Я запросил у диспетчеров, и они мне разрешили.

— С диспетчерами я разберусь отдельно. Меня пока интересует, почему ты не выполнил мой приказ?

— Командир, но с кораблём было всё в порядке.

— Во-первых, я не командир, а главный инженер и, во-вторых, только я могу решить в порядке он или нет.

— Не было никаких проблем ни скрипов, ни трещин я всё проверил и потом сделал испытательный прыжок. Корабль в полном порядке и готов к вылету.

— Это я решать буду, а не ты. В порядке он или нет, а ты пока свободен.

— Вы не понимаете, как пилоту сложно сидеть несколько месяцев без полётов.

— Знал бы, что мне адреналинщик достался, ни за что не допустил до вылета. Марш отсюда чтобы я тебя не видел.

Он очень быстро исчез с верфи. Стало понятно, почему он первый пилот. Фанат полётов и пилот, похоже, хороший. Злость на него прошла, но и не выполнение приказа тоже оставлять было нельзя, поэтому написал докладную на имя командира корабля, чтобы наказал его. Сам взял дройдов и стал проверять балки после испытательного полёта этого фаната. Скрытых трещин и повреждений не было выявлено, хотя я каждый сантиметр проверил. После чего отправил сообщение Максу, что фрегат прошёл ходовые испытания и можно заканчивать с ним. Он ответил, что завтра отправит пару техников на эту работу и поздравил меня с первым кораблём. Только сейчас я обратил внимание, что на станции ночь и все спят. Пришлось быстрей возвращаться обратно, ведь в каюте меня уже ждали и тоже поздравили с первым отремонтированным кораблём. Правда, мои попытки выяснить откуда они узнали об этом не дали результата. Мне было сказано, чтобы я не отвлекался и при этом они были жутко довольные. У меня появилось подозрение, что здесь на станции они поспорили на что-то и не они одни похоже. Потому что утром на завтраке меня Крис меня тоже поздравил и выглядел при этом тоже довольным. Мои расспросы его тоже ничего не дали. Он молчал как партизан. Узнал я, о том что происходит, самостоятельно и совершенно случайно. Весь следующий день я занимался вторым фрегатом, а вечером зашёл в первый фрегат проверить, как там идут дела.

Часть 12

В нём работало два техника заканчивающих ремонт корабля. Они не заметили, что я на корабле и стою за их спинами. Один сказал второму.

— Жаль я мало поставил на инженера.

— Тебе повезло, а я вообще проиграл. Думал не получиться из него ничего.

— На что спор был? — спросил их.

Они обернулись и удивлённо посмотрели на меня.

— Да это шутка была — ответил один.

Понятно. Эти тоже будут молчать.

— Долго вы ещё с ним?

— Пару дней и закончим.

— Хорошо — и вернулся к себе в кабинет.

Там начал искать в сети, что за спор у них там был. Про спор я выяснил быстро. Суть спора была проста получиться из меня инженер или нет. Получить сертификат ещё не значит стать инженером. Вот в чем была суть спора. Вскоре я нашёл, и местный тотализатор и тогда мне всё стало ясно. Можно было делать ставки стану я инженером или нет. Мне сразу вспомнился бар и Мила. Ведь там был этот же тотализатор. Решением по ставкам стану или нет, считалось окончание ремонта любого корабля на верфи, но ставки уже не принимались со вчерашнего дня. Жаль, что не принимались, а то бы я поставил на себя. Хотя наверно так было нельзя. Большинство ставок было сделано на то, что я им не стану. Две трети из ставок, что были сделаны. Причём, судя по сумме, которая была поставлена против меня, эти ставки делали большие начальники. Ведь она в три раза превышала сумму, которая была сделана за меня. Не любит меня местное начальство. Совсем не любит. Такой вывод прямо напрашивался. С другой стороны на форуме инженеров было написано, что любой инженер должен вначале поработать хотя бы год под присмотром более опытного инженера, а такого здесь не было. Значит если бы я не смог отремонтировать, ничего плохого не случилось, но я справился. Пришлось, правда заплатить десять тысяч за проверку своих расчётов, но все расчёты я делал сам, а значит я молодец. Жаль не заработал на себе, но похоже неплохо получилось на этом заработать у Криса и девчонок. Теперь стало понятно, почему они такими довольными были и откуда-то узнали про испытания, а узнать они могли от того же диспетчера или Макса. Он ведь не просто так ходил и смотрел балки, что я установил. Похоже тоже на меня поставил и с утра выглядел довольным. Через два дня ремонт фрегата был закончен и экипаж в полном составе провёл его испытания. После этого капитан фрегата принял его у меня из ремонта, а ещё через две недели уже второй фрегат был передан экипажу. Мы с Максом вместе отметили окончания обоих ремонтов в одном из баров.

На этом у меня фрегаты закончились и начались рейдеры. Сразу возникла, большая проблема ведь рейдер не входил габаритами на верфь. Макс сказал, что придётся их ремонтировать там, где они и пристыкованы, но была и другая проблема. На них сейчас были экипажи, но и это была не главная проблема. Главной проблемой было то, что корабли были очень специфичными, и не было ни одной балки для их ремонта. Ведь балки, что я привёз с планеты абсолютно не подходили для них. Озадачившись проблемой, решил решать её индивидуально. Мне даже пришла в голову идея разобрать один корабль на запчасти для других, но эта идея была пресечена на корню финансовым отделом флота. Они заявили, что мне в этом случае придётся выплатить его стоимость. Ведь он будет числиться у них на балансе. Придётся разбираться с каждым индивидуально кораблём и смотреть, что можно сделать.

ГЛАВА 3

Глава 3

Уже хотел начать разбирать обшивку рейдера, когда пришло сообщение от искина станции.

«Алекс Мерф согласно регламенту флота вы назначены командиром станции»

— Это что за бред?

Наверно это искин станции глючит. Нужно будет потом его проверить. Сделал себе напоминание и продолжил работу, но здесь появилась голограмма Заразы.

— Командующий станции. Вы должны срочно прибыть на станцию для принятия командования.

— Зараза что происходит? Какой командующий станцией? Ты никакой вирус не подхватила?

— Нет.

— Что произошло?

— На станции взорван командный пункт. Все командиры подразделений и командующий погибли. Теперь вы старший на станции и по директиве 7,2,3 флота должны принять командование станцией на себя.

Взвыли сирены тревоги по рейдеру, и Зараза объявила:

— Внимание экипажу — боевая тревога. Всем занять места согласно боевому расписанию.

— Зараза что происходит?

Сообщения посыпались одно за другим:

«Внимание зафиксирован выход корабля из гиперпространства. Кодов опознания нет. Это пиратский линкор!»

«Зафиксированы выходы ещё двух кораблей из гиперпространства. Кодов опознания также нет. Это два пиратских линкора!»

«Зафиксирован, выход корабля из гиперпространства. Кодов опознания также нет. Ещё один пиратский линкор!»

Четыре линкора нам точно мало не покажется.

— Время до боестолкновения?

— Два часа.

Что мне делать? Ведь я не военный, а на меня сейчас ляжет ответственность за людей и станцию. Так главное не паниковать!

— Искин кто из старшего командования станцией остался жив?

— Все погибли. В момент взрыва все они находились на командном пункте.

Похоже, выбора у меня нет, я единственный остался.

— Искин я принимаю командование станцией.

— Подтверждаю ваши полномочия. Всё корабли и соединения переходят под ваше командование.

— Что с командным пунктом?

— Разрушен полностью.

— Есть резервный?

— Есть, но он законсервирован.

— Приказываю начать расконсервацию.

— Время расконсервации 15 минут.

— Что по разумным на место погибших? Есть, кем их заменить?

— Подбираю варианты.

— Приказываю через пятнадцать минут подобранным кандидатам прибыть на резервный командный пункт.

— Так стоп. Приказываю СБ, проверить резервный командный пункт на предмет безопасности и заложенной взрывчатки. Для СБ это главный приоритет сейчас и только тогда туда запускать разумных.

— Приказ принят к исполнению.

В этот момент корабль качнуло, и что-то застучало по наружной обшивке.

— Зараза что это было?

— Связь с искином станции прервана. На станции произошёл ещё один взрыв.

— Есть связь со станцией?

— Подтверждаю, связь исправна. Нет связи с центральным искином и командованием флотом.

— Значит, Зараза ты становишься главной. Приказываю принять командование над станцией и кораблями.

— Принято.

— Второй приказ. Всем искинам кораблей приказываю перейти в прямое подчинение тебе и вместе составить вычислительный кластер.

— Принято.

— Следующий приказ. Всем капитанам кораблей дальних рейдеров приказываю все абордажные команды полностью вооруженные перевести на станцию в абордажную секцию.

— Принято.

— Так стоп. Передай Крису приказ. Он переходит в мое личное распоряжение для охраны меня и командного пункта. Пусть прибудет лично сейчас ко мне.

— Принято.

Следующий приказ. Всем капитанам дальних рейдеров перевести техников на станцию для ремонта её и задействовать всех имеющихся дройдов для ремонта станции, абордажных дронов передать в абордажную секцию.

— Принято.

Вроде пока всё. Нет не всё.

— Зараза отправь всех моих инженерных дройдов для осмотра места взрыва. Надеюсь, там нет больше бомб, и Зараза возьми управление над моими инженерными дройдами. Как только они там закончат с тебя доклад об обстановке там.

— Принято.

Пока я пытался сквозь дым рассмотреть через камеры, что происходит на станции. Ко мне подошёл Крис. Он уже был вооружён и в тяжёлом скафандре.

— Привет. Что происходит? Мне пришёл приказ прибыть к тебе в подчинение?

— Значит так, теперь я главный на станции и приказал тебе прибыть. У нас чрезвычайная ситуация. На станции произошёл взрыв. Погибло всё командование, временно я стал главным. Произошёл ещё один взрыв, но что там я пока не знаю. Кроме того у нас гости. Из гиперпространства вышли четыре пиратских линкора. У нас два часа до боестолкновения. Отправь бойцов для охраны резервного командного пункта, его сейчас расконсервируют. К нему никто не должен даже близко подойти! Кроме СБ. Они должны проверить его на предмет бомб и только тогда запускать внутрь подобранных искином людей. Также нужна пара бойцов для охраны моей тушки. Ведь я один остался в строю из старшего командования.

— Пойдём в оружейку тебя надо вооружить.

— Да пожалуй, стоит вооружиться.

Около оружейки толпилась вся абордажная секция. Они были в тяжёлых скафандрах и уже все вооружены.

— Привет парни — сказал им.

Все кто меня знал давно, поприветствовали меня, но, похоже, получили втык от Криса за нарушение субординации. Вроде я был теперь на военной службе, и все они были в моём подчинении. Хотя совсем недавно меня здесь разморозили. Впрочем, сейчас не время задумываться о прошлом.

Где ты моя корса? Она стояла на своём месте, её здесь никто не брал, судя по всему. Зарядил, проверил её. Порядок к бою готов. Привычно взял в запас пару обойм. Так, где мой боевой скафандр? Вот здесь у меня вышел спор с Крисом. Он хотел, чтобы я одел тяжёлый, а я хотел легкий. Мне всё равно в атаку не идти, а может, что-то ремонтировать придётся. В тяжёлом мне было неудобно, но Крис уже принял роль моего телохранителя и настаивал на моей безопасности и тяжёлый скафандр был предпочтительней с его точки зрения. В общем, сошлись на среднем. На выходе взял гранат. Ну да, не могу я без них. Когда мы вышли из оружейки, большинства парней уже не было, со мной был только Крис и трое с ним. Всей толпой мы пошли на станцию. Впереди меня шли два танка, и сзади тоже пара прикрывала. Меня теперь серьёзно меня теперь охраняли.

Станция встретила нас легкой паникой. Все куда-то двигались. Присутствовало лёгкое броуновское движение. Это было плохо.

— Искин заблокировать летную палубу никто не должен покинуть станцию.

— Уже заблокировано по приказу СБ.

— Как начнёт работать резервный командный пункт сразу командира СБ туда на доклад.

Впрочем, сейчас не до этого.

— Искин отмена, не нужно.

— Подтверждаю.

Прошла минута, когда искин сообщил:

— Резервный командный пункт введен в строй

— Отлично. Как раз вовремя.

Когда зашли в лифт, стало тесно. Четверо моих телохранителей заняли всё место в лифте. При открытии лифта народ шарахался от нас. Вскоре мы поднялись на нужный этаж. Командный центр был под самым верхом станции. Парни стояли вокруг пункта и никого не подпускали близко. Впрочем, желающих не было.

Что же посмотрим, что мы имеем, и я зашёл внутрь пункта. Крис составил мне компанию, остальные остались снаружи.

На старом командном центре я побывал всего раза и только в комнате для совещаний. Этот командный центр был совсем другим. Здесь висели две большие панели на стенах. Под ними стояли пульты управления, и было несколько рабочих кресел к ним. Сейчас только одно кресло было занято. За центральным пультом управления находился разумный.

— Так я не понял, а где остальные? — спросил его.

Он ко мне повернулся в пол оборота и посмотрел на меня. При этом он выполнял какие-то манипуляции на пульте. Меня удивило, что он был в сильно преклонном возрасте.

— Так я один! — ответил он.

— Почему? Искин, почему оператор только один?

— Это всё кого удалось подобрать в такой короткий срок — ответил искин.

— Простите, как к вам обращаться?

— Называй меня просто Дед — я так уже привык.

— Хорошо.

— Скажи Дед, ты умеешь управлять системами огня и защиты станции?

Дед с укоризной посмотрел на меня.

— Конечно, иначе бы я здесь не сидел.

— Хорошо. Хоть кто-то у меня есть.

— Искин доклад по всем системам, что у нас есть.

После доклада я понял, что у нас всё гораздо хуже, чем я думал. Если я раньше думал что у нас всё плохо, то после доклада понял что к нам пришёл белый и пушистый зверёк. Что мне делать я совсем не представлял. После взрыва управление орудийными системами станции было выведено из строя. Половина силовых защитных полей станции другим взрывом также были выведены из строя. Если смотреть на станцию сверху только половина станции была теперь защищена, а вторая половина была голая и даже если я поверну станцию, её защищённой частью к противнику это не поможет. Они могут легко обойти её с боков и нанести удар в незащищённую часть. Работу искина станции сейчас восстанавливали. Часть его систем также вышла из строя.

— И как воевать? Дед есть мысли, что нам делать?

Дед опустил голову и сказал:

— Нет.

— Искин время на ремонт систем?

— Силовые щиты 2 часа 34 минуты, вооружение 3 часа 43 минуты.

— Есть возможность ускорить ремонт?

— Нет.

— Время до боестолкновения?

— 1 час 40 минут.

— Нет у меня ни двух, ни трёх часов.

Да уж ситуация хуже не придумаешь, но сдаваться я точно не буду. Здесь на станции много хороших людей, которые сейчас надеются на меня.

Искин доклад по противнику и по их системам вооружения.

Засветилась панель и показала противника. Он шел клином. Впереди летел новейший линкор аварского производства. Они явно не спешили, похоже были в курсе ситуации на станции. Будем разбираться, что у них с вооружением. Головной линкор основное оружие две плазменные пушки плюс ракетное вооружение. Что по остальным? Остальные три, уже устаревшие линкоры аварского производства, у них стоят туннельники и тоже ракетное вооружение. Туннельники бьют дальше, а для плазмы нужно ближе расстояние для выстрела. Что нам это даёт? Да ничего. У меня стрелять всё равно нечем. Стоп это почему это нечем? У меня есть орудия на кораблях, и они рабочие. Вот только большинство рейдеров требуют ремонта. Шесть рейдеров против четырёх линкоров? Пара хороших залпов с линкоров и нет у меня кораблей. Не выстоять им против четырёх линкоров ну никак. Хотя почему никак? У меня появилась идея. Возможно очень даже как.

— Искин всю информацию на экран по дальним рейдерам, стоящим у меня на ремонте.

Все шесть штук высветились на экране. Главные калибры у всех были исправны и могли вести огонь. Два стареньких рейдера были вооружены туннельниками, а остальные плазмой. Отлично. У трёх рабочее ракетное вооружение и противоракетное у пяти тоже. Есть вариант, я придумал!

— Искин. Всю информацию по вращению станции на экран.

Станция вращалась, делая два оборота вокруг своей оси за сутки.

— Искин. У нас есть на станции какие-нибудь троса или цепи?

— Подтверждаю. Есть несколько бухт буксировочного троса на складе.

— Отлично.

— Искин передай приказ всем ремонтным подразделениям рейдеров. Отставить ремонт станции. Получить буксировочный трос на складе разделить его на шесть равных частей для каждой команды. После получения троса каждая команда должна закрепить свой корабль с помощи тросов к станции. Причём обязательно кормой. Искин ты должен просчитать, чтобы корабли были при вращении станции, находились на одном расстоянии от станции и точно напротив друг друга, чтобы при вращении станции уравновешивали друг друга. Кроме того желательно чтобы они не выходили за пределы силовых полей станции. После чего расчёты передать ремонтным командам рейдеров.

— Задание принято.

— Время на его исполнение?

— Расчётное время 30 мин.

— Отлично.

— Что у нас ещё есть, что может вести огонь?

— Ты забыл, про два фрегата — откликнулся молчавший до этого Дед.

— Точно! Я про них совсем забыл.

Хотя позавчера закончил ремонт второго. Посмотрел на схему, что мне прислал искин и понял, что они мне пока точно не нужны.

Пускай пока посидят в засаде возможно, потом пригодятся.

— Дел отправь их в засаду. Пускай спрячутся за планетой. Да и отправь все гражданские корабли подальше от станции.

Впрочем, они уже сами, без команды, улетали за планету или разгонялись для прыжка.

— Принято — и дед начал отдавать им команды.

— Так Крис — я повернулся к абордажнику, он сидел в соседнем кресле — Как вы думаете нужно вооружить народ на станции, и есть у нас оружие для этого?

Они в один голос с Дедом ответили

— Конечно, нужно и оружие есть в оружейке.

— Искин приказываю раздать оружие для обороны станции. Назначаю старшим за это командира абордажной секции станции — вначале хотел назначить Криса, но потом решил его не дёргать.

— Принято

— Искин кроме техников. Их не отрывать от работы.

— Принято

Что я ещё должен сделать? Теперь основное.

— Искин мне нужны пилоты челноков передай им приказ прибыть на лётную палубу.

— Принято

Часть 2

— Крис отправь людей, чтобы их нашли и притащили туда силой, если потребуется.

— Отправил.

— Искин отправь два инженерных дройда на летную палубу

— Принято к исполнению.

— Значит так, Дед слушай меня внимательно! Ты что хочешь, делай, валяй ваньку прыгай, танцуй, но они вот в этот круг должны залететь! Тогда кролик станет удавом. Искин покажи на карте дальность выстрела рейдера. Искин провел линию. Вот за эту линию они должны зайти! Выключи силовые поля на станции и кораблях. Мы должны выглядеть беззащитными и изображай панику. Понял меня?

— Понял! Только не понял что такое кролик и удав?

— Если останемся живыми, объясню.

— Тогда я летную палубу.

Поднял винтовку с пола и кивнул Крису. Мы вышли из командного центра.

— Крис что там с пилотами? — спросил его уже в коридоре.

— Ведут на летную палубу

— Они в скафандрах?

— Да.

— Отлично.

— Искин заправить по максимуму челноки.

— Принято

Мы зашли в лифт и уже спускались на летную палубу. Когда Крис спросил.

— Алекс я не понимаю, мы, что на планету летим?

— Нет, конечно — здесь я понял, что он боится, что могу сейчас сбежать, — Крис я не брошу людей здесь на станции.

Кстати хорошо, что он напомнил, что есть такая возможность.

На лётной палубе нас уже ожидали двое абордажников и с ними двое пилотов.

— Искин где мои инженерные дройды?

— Через две минуты будут на летной палубе

— Челноки заправлены?

— Полностью.

Подошёл к пилотам

— Задача для вас четверых. Вы сейчас садитесь в челнок. Задача вам предстоит сложная. Нужно вылететь со станции и пристыковать челнок к наружной обшивке станции и удерживать его в этом положении, пока мои дройды будут приварить его к обшивке. Можете не бояться, его поцарапать это уже не имеет значения. Задача понятна?

— Понятна — оба кивнули в знак согласия.

— Теперь задача для вас — я обратился к двум абордажникам. Если пилот попытается сбежать на планету, то вы его должны пристрелить! После чего заменить на другого. Ваша задача понятна?

— Понятна — оба кивнули в знак согласия

— Тогда вылетайте.

— Искин вылет челнока разрешаю.

— Принято.

Пока они вылетали с палубы, на лётной палубе появились мои инженерные дройды. Пилот у челнока был хорош. Он почти сразу пристыковался к станции. Дройды уже ждали его. Сразу перелезли на челнок и стали пытаться приварить челнок к станции. При этом челнок постоянно мотало, вначале удалось в одном месте его приварить, потом в другом. Теперь закрепляем, и приказал вырезать куски обивки с крыши, чтобы приваривать их к станции. Дело дальше пошло быстро, когда уже челнок был неплохо приварен, приказал пилотам и абордажникам покинуть челнок. Предварительно пилот должен передать управление челноком центральному искину.

— Искин станции принять командование челноком и быть готовым включить двигатели.

— Отказано. Я не могу без пилота управлять челноком.

Вот этого точно не было в моих планах. Значит, другого выхода нет, и придётся одного оставлять, а нет даже двоих в каждом.

— Так Крис передай одному абордажнику и одному пилоту оставаться на борту, а другой двойке покинуть челнок.

Двойка выбралась из шлюза и направилась по корпусу станции обратно на лётную палубу. Дройды же продолжали приваривать по кругу челнок к станции. Вся обшивка челнока была уже распотрошёна и эти лоскуты обшивки приваривалась к станции. Скоро и второй челнок вылетел из станции и пристыковался немного выше первого, и я перегнал дройдов на него и также точно начал приваривать его к станции.

Подключился к четверым парням, что оставались в челноках.

— Парни, слушайте меня внимательно. Мне нужно чтобы вы оставались в челноках иначе без пилота двигатели не включаться, а абордажники должны будут проследить, чтобы пилот был на месте. От вас теперь зависит судьба станции. Когда я начну раскручивать станцию, вам будет плохо, поэтому думаю вам лучше лечь в креслах. Пристегнитесь и удачи нам всем.

После чего отключился.

— Искин ты принял командование над челноками?

— Подтверждаю.

— Будь готов по моей команде начинать раскручивать станцию с помощью этих двух челноков.

— Принято.

— Прими управление над моими инженерными дройдами. Работу продолжать, задача максимально крепко приварить челноки к станции.

— Принято.

— Всё Крис. Пойдём отсюда. Нам нужно успеть, ещё много дел сделать. Сейчас к техникам нужно проверить, как там у них дела.

Мы опять всей толпой зашли в лифт.

— Искин докладывай, что по рейдерам?

— Почти все рейдеры закреплены на тросах. Техники вернулись к ремонту станции.

— Отлично.

Тогда мне собственно экипажи не нужны на кораблях. Наверно стоит их оттуда убрать.

— Искин слушай приказ по всем рейдерам. Всем экипажам рейдеров вооружиться и прибыть в абордажную секцию станции. На кораблях должен остаться только один пилот. Медикам кораблей занять место в медицинском центре станции.

— Принято.

— Искин после того как все экипажи покинут корабли отстыковать их от станции.

— Принято.

Мы поднялись на палубу, где произошёл взрыв, там сейчас работали техники. Вокруг было всё разворочено, и торчали куски металла. Везде сверкала сварка, и ездили технические дройды. Несколько техников стояли в середине всего этого и что обсуждали. Среди них узнал Леру.

— Привет. Как у вас здесь дела? — спросил её.

— Работаем. Сам видишь что твориться.

— Слушайте меня внимательно все — и когда все повернулись ко мне, продолжил — Скоро я начну сильно раскручивать станцию. Как только почувствуете, что началось вращение. Закрепляйтесь за что-нибудь и крепко держитесь. Что хотите, делайте, но работа должна продолжаться. От вас сейчас очень многое зависит. В первую очередь мне нужны силовые поля. Потом оружие. Чем быстрей, тем лучше.

— Мы и так работаем на пределе — ответила Лера.

— Знаю. Всё знаю, но очень нужно.

— Искин время до боестолкновения?

— 20 минут.

— Слышали?

— Да.

— Работайте и удачи нам всем. Она нам понадобится.

Лера подошла совсем близко и негромко спросила

— Что там?

— Четыре пиратских линкора.

— Береги себя.

— Ты тоже.

Крис пришли сюда охрану, а то они здесь совсем одни, а от них сейчас многое зависит.

— Уже выслал.

Вроде всё, теперь снова на командный пункт. Что-то я забыл. Мила точно! Ведь я же обещал её отцу заботиться о ней, и ещё этот пункт в контракте.

— Искин приказываю Миле занять место второго диспетчера.

— Приказ не понят.

Собственно, а как у неё фамилия? Вот ведь, а я и не знаю.

— Кладовщику склада № 28 Миле прибыть на командный пункт и занять место диспетчера.

— Принято.

Вот теперь вроде всё. Мы уже поднимались на лифте наверх.

— Крис мне нужно сказать тебе два слова. Один на один.

Когда лифт остановился. Парни вышли из лифта. После этого я закрыл двери лифта, и мы остались с Крисом вдвоём в лифте.

— Крис послушай меня, сейчас на командный пункт придёт девушка. В принципе это моя проблема, но если погибну или что-то со мной случиться, то ты должен будешь её спасти любой ценой. Повторяю, она недолжна, попасть в плен. Ты за это отвечаешь головой и не передо мной, а гораздо выше. Приказ не официальный, но ты должен будешь его выполнить.

— Понял.

После этого я открыл двери лифта снова. Теперь вроде точно всё.

В командном пункте было тихо, Дед делал какие-то манипуляции с пультом управления. Сам я занял место командира, а Крис занял кресло моего заместителя.

— Дед доклад. Что у нас происходит?

— Летят и пока не в зоне поражения. Он вывел на экран линию.

— Связь с пилотами на рейдерах есть?

— Да и он вывел шесть окон на экран.

Шестеро пар глаз выжидающе смотрели на меня и ждали моих приказов.

— Парни и девушки слушайте боевой приказ. Сейчас я начну раскручивать станцию вместе с вами. Основную роль будет выполнять искины, но вы должны их проконтролировать, на случай если что-то пойдёт не так. Вы не можете уйти со своего поста только по моему приказу. Искин основные двигатели рейдеров отключить использовать только подруливающие. Я знаю, что вам будет плохо, но вы должны оставаться на месте. Задача понятна?

— Понятно — прозвучало в ответ шесть раз.

— Тогда ждите. Искин рассчитай, какая сила вращения нужна, чтобы при вращении разорвать буксировочные троса удерживающие корабли?

Искин быстро выдал результат вычислений.

— Отлично. Теперь внеси поправку из расчёта минус пятнадцать процентов и рассчитай скорость вращения станции, а также время выхода на эту скорость вращения, используя двигатели челноков.

— Расчётное время выхода на требуемое вращение 5 минут.

— Отлично.

Решил уточнить.

— При этом вращении корабли можно оторвать от станции?

— Нет, они останутся на своих местах.

— У станции при таком вращении будут разрушения?

— Будут, но незначительные.

В командный пункт зашла Мила. Сразу почувствовал сильное недовольство, исходящее от неё.

— Займи место второго диспетчера — приказал ей и показал на кресло.

— Я абордажница, а не диспетчер! Моё место не здесь, а в абордажной секции! — заявила она мне в ответ.

Дед заинтересовано обернулся и Крис тоже с интересом наблюдал за этой сценой.

— Значит так! Твоё место сейчас там, где я прикажу! Пока я командующий этой станцией и как командующий станцией приказываю тебе занять место второго диспетчера! Не подчинишься, пристрелю на месте! — даже взял винтовку в руки с грозным видом.

Похоже, мой грозный вид подействовал на неё. Она нехотя подчинилась и села в кресло второго диспетчера.

Крис улыбался, глядя на эту сцену, а Дед что-то буркнул себе под нос.

— Дед помоги ей разобраться и пускай помогает тебе.

Из-за Милы я совсем забыл, что хотел сделать, хотя постоянно отслеживал, как линкоры приближаются к красной линии на экране.

Вспомнил!

— Искин рассчитать время выхода вращения станции так чтобы все линкоры оказались за красной линией. Вноси поправку в пятнадцать процентов. Как только они пройдут эту точку, начинай вращение станции, а также сразу выводи на экран отчёт о выходе на расчётную скорость вращения.

— Дед что с силовыми полями?

— Отключены, как ты и приказал.

— А на кораблях?

— Также.

— Отлично.

Мила повернулась и удивлённо посмотрела на меня. Она, похоже, не понимала, почему у меня все поля выключены.

У меня совсем не было времени на объяснение происходящего, и я проигнорировал её взгляд. Линкоры пиратов уже были близки к красной линии. Вот только они начали резко сбрасывать скорость, и это было совсем не по плану. Вот не повезло, у них капитан осторожный попался. Здесь вмешался искин и начал вращение станции.

— Расчётное время 5 мин. Начинаю вращение. На экране высветился обратный отсчёт.

— Искин отставить вращение.

Они практически остановились на границе красной линией, но не входили внутрь. Движение у них по инерции ещё продолжалось, и скоро головной линкор должен был пересекать её. Давай, давай, вползай, я уже сам был готов подтолкнуть их за эту линию, а они явно оценивали обстановку. Могут абордажников выкинуть? Хотя вряд ли пока далеко. Значит, будут прощупывать оборону.

— Вызов по связи — сообщил Дед.

— Они?

— Да.

— Мила быстро ко мне на колени.

— Чего?

— Говорю быстро ко мне на колени — это приказ!

Она выскочила из кресла и села ко мне на коленки.

— Расстегни теперь верх комбинезона.

— Ты чего?

— Делай что говорю, — она расстегнула, и булочки почти выскочили наружу, — Дед слушай меня. Сейчас включишь на несколько секунд камеру. Направишь её на нас с ней близко, и как скажу, сразу выключай, понял?

— Да.

— Теперь ты Мила. Мы пьяные с тобой, подыграй мне, как сможешь, Ты поняла?

— Поняла.

— Дед врубай.

Я попытался изобразить пьяного и начал обнимать Милу.

— Малышка ты такая красивая, пойдём ко мне каюту, там есть много что интересного и я тебе всё это покажу — произнёс заплетающимся языком, при этом гладя её по груди.

— Что там у тебя есть? — с легким кокетством подыграла она мне.

— О много что интересного.

На меня с экрана с интересом смотрел какой-то мужик. Даже скорей не на меня, а на Милу. Он, похоже, её уже видел своей рабыней.

— Мужик ты кто? — спросил у него — Так кто связь включил? Немедленно выключить!

Экран погас.

— Ну как? — спросил деда

Тот просто пожал плечами

— Надеюсь, они поверили — сказал он, немного, подумав.

— Скоро узнаем. Давайте, давайте вползайте.

Головной линкор уже начал вползать за красную линию. Мне очень хотелось, чтобы ни заползали внутрь красного круга.

— Искин если начнут ускорение, сразу начинай вращение станции.

— Принято.

— Крис если сейчас начнут высылать абордажников, то все контрабордажные действия на тебе. Координируй действия наших абордажных команд.

— Понял, но не начнут. Они далеко пока.

— Искин время до окончания ремонта силовых полей?

— 10 минут

— Ну и что вы дальше делать будете? — обратился я к экрану.

— Начинаю вращение станции — сообщил искин и на экране начался обратный отчёт.

— Что? Почему?

— По вашему приказу. Они начали ускорение — ответил искин.

Только здесь я заметил, что они действительно начали разгон.

— Дед они купились!

— Посмотрим, что дальше будет — проворчал он.

Посмотрел на Милу, она так и сидела у меня на коленях, и никуда оттуда явно не собиралась.

— Мила ты заслужила орден! Они купились на твои прелести.

Хотел сказать сиськи, но потом передумал.

— Да и когда я его получу? — она кокетливым голосом спросила у меня. Похоже, она так и не вышла из образа.

— Это только если мы останемся в живых — пришлось возвращать её к реальности, — Теперь давай на свое место и пристегнись к креслу. Начинаются боевые действия.

Началось уже ощущаться вращение станции.

Искин включить громкую связь по станции.

— Громкая связь включена.

— Внимание всех на станции. Станция сейчас начнёт сильное вращение, вокруг своей оси, прошу всех разумных закрепиться за что-нибудь или пристегнуться к чему-нибудь и оставаться так до отмены.

— Выключай.

— Выполнено.

Искин начинай расчёт упреждения стрельбы при вращении из плазменного оружия и туннельников кораблей. Цель головной линкор.

— Принято.

Внимательно смотрел на экран, остановятся или нет из-за вращения станции?

— Не остановились, летели вперёд. Вот уже последний линкор пересёк красную линию.

Дед выведи на экран, как там внизу корабли вращаются? Внутри командного центра вращение не очень ощущалось, но мы были практически на самом верху станции. Рейдеры были закреплены ниже, к самой середине станции, а вращение там уже было приличным. Сейчас вся эта конструкция сильно напоминала детскую юлу. Вот только размер у этой юлы был совсем не детский.

— Искин верни картинку назад.

— Выполнено.

Снова загорелась карта с красной линией и обратными отсчётами. Линкоры уже неплохо удалились от красной линии.

Похоже пора. Осталось меньше минуты.

— Искин по моей команде открыть огонь из кораблей. Цель головной линкор. Дальнейший огонь вести по готовности.

— Принято.

— Дед, как только дам команду на открытие огня, сразу включаешь все защитные поля и на станции и на кораблях.

— Понял.

— Мила помогаешь ему.

— Поняла.

— Крис предупреди меня, если они соберутся пойти на абордаж.

— Понял.

— Станция вышла на расчётную скорость вращения — сообщил искин.

— Искин огонь по головному линкору.

На экране отразились две вспышки на лобовом линкоре

— Фиксирую попадание в головной линкор. Повреждение головного силового поля минус десять процентов — сообщил искин.

Снова вспышки у головного линкора.

— Повторное попадание в головной линкор. Повреждение головного силового поля минус десять процентов — сообщил искин.

— Фиксирую попадание в головной линкор. Повреждение головного силового

минус сорок пять процентов — сообщил искин.

Часть 3

— Искин что это было?

— Выстрел из туннельного орудия. Фиксирую попадание в головной линкор. Повреждение головного силового поля минус семьдесят пять процентов. Зафиксированы повреждения в лобовой части линкора.

А не плохо ему из туннельников приложило. Это странно, плазма вроде мощней бьет? А не плохая у меня получилась скорострельность. Удалось быстро пробить его силовое поле.

Искин тем временем сообщал.

— Силовое поле противника восстанавливается плюс десять процентов. Фиксирую открытие огня противником.

Станцию тряхнуло.

— Повреждение пятой и шестой палуб

— Заблокировать повреждённые отсеки.

— Выполнено.

— Искин анализ огня противника

— Выстрелили из головного линкора. Одно попадание в район пятой и шестой палубы. Второй выстрел отразили щиты станции. Два выстрела из двух других линкоров ушли по касательной, отразившись от силовых щитов.

— Анализ куда они стреляли, и показать на схеме станции.

— Анализ не выявил какой-то закономерности.

— Если выявишь сразу доложить.

— Принято.

— Куда стрелял четвёртый линкор?

— Он не стрелял. Он только готовится к открытию стрельбы. Фиксирую повреждения в лобовой части головного линкора.

— Выведи на экран.

На экране стали видны были две хорошие пробоины в головной части линкора.

— Фиксирую ещё два пробития в головной части линкора и повреждения командной рубки.

Нужно добавить.

— Искин ракетная атака, шесть ракет, цель головной линкор огонь залп.

— Ракеты вышли.

На экране отразились три пары ракет, которые летели к головному линкору.

— Внимание фиксирую ракетную атаку противника. Два залпа по четыре ракеты. Все с головного линкора.

— Вижу.

— Фиксирую ракетную атаку противника четыре ракеты от второго линкора.

— Ракеты противника уничтожить.

— Докладываю, силовые поля станции восстановлены.

— Дед не спи, врубай.

— Уже всё включено.

Вовремя очень вовремя, пускай сейчас они меня попробуют достать.

— Фиксирую повреждению одного из наших кораблей

— Вести огонь сможет?

— Подтверждаю.

— Тогда продолжать огонь.

На экране подсвечивались мои шесть ракет. От противника ко мне летело двенадцать ракет.

Мои были быстрей и уже были на подлёте к цели. Вначале две первые погасли, потом них ещё одна, однако одна прорвалась и у линкора появилась приличная пробоина на носу. Остались ещё две. Давайте родимые врежьте ему! Одну всё-таки сбили на подлёте. Однако другая, прорвалась и взорвалась в районе командной рубки.

— Фиксирую уничтожение командной рубки головного линкора. Противник с вероятностью шестьдесят процентов выведен из боя.

— Ракетная атака четыре ракеты цель головной линкор залп.

— Выполнено.

Решил, что шестьдесят процентов маловато будет.

На экране засветились две пары моих ракет, которые понеслись добивать пиратский флагман.

— Искин перенести огонь на соседний линкор и подсветил цель на экране. Его немножко отнесло по инерции от флагмана, и он был весь хорошо виден. Для ведения огня по нему не мешал корпус флагмана. Сам я наблюдал за ракетами противника. Три были только что сбиты противоракетами, оставалось ещё девять, которые летели к станции.

Ещё три погасли сбитые системой противоракетной обороны. Однако шесть ракет уже прорвались. Сейчас влепят. Где-то внизу станции сильно тряхнуло, потом ещё два раза повторилось.

— Повреждения одного из рейдеров. Главный калибр повреждён. Огонь вести не может — сообщил искин.

— Остальные могут?

— Подтверждаю.

— Продолжать огонь!

— Дед что с силовыми полями?

— Просадка сорок пять процентов быстро восстанавливаются.

— Искин что с анализом, куда они стреляют?

— Противник ведёт без системный огонь.

— Дед ты что скажешь?

— Сейчас сосредоточили весь огонь по кораблям, а до этого били по корпусу станции. Все их снаряды из-за вращения станции уходили по касательной, не причиняя ей вреда.

— Понял.

После этого я задумался, как буду доставать четвертый линкор, он спрятался за корпусом флагмана, и был, почти не видим. Да и третий был там же.

Четыре моих ракеты уже преодолели половину пути до флагмана. С соседнего линкора попытались их сбить и выпустили противоракеты. Однако три удачно проскочили, а одну всё-таки сбили. Три мощных взрыва потрясли нос флагмана. Он превратился в сплошное оплавленное месиво.

— Внимание флагман выведен из строя с вероятностью 95 процентов — сообщил искин.

Мила повернулась ко мне и улыбнулась.

— Один отлетался.

Странно, почему другие не атакуют ракетами?

— Дед, почему другие нас не атакуют ракетами?

— Кто их знает, возможно, их у них нет, а может, берегут. Они ведь дорогие.

— Что по защите?

— В порядке, восстановилась.

Заметил, нет, скорей почувствовал, что капитан линкора, на котором сейчас был сосредоточен огонь, сейчас будет его разворачивать. У него была просадка носового силового поля уже минус пятьдесят процентов. Попадания у меня не все ложились в цель были и промахи. Правда и они мне уже повреждения нанести не могли. Силовые щиты станции сейчас успешно противостояли им. Ситуация была не однозначной. С другой стороны меньше чем через час у меня войдёт в строй оружие станции. Адреналин в крови бурлил, и за ним пришло пси.

— Искин ракетная атака цель правый борт линкора десять ракет огонь.

У меня было предчувствие, что нужно так сделать.

Дед повернулся и вопросительно на меня посмотрел. Ничего не говоря.

— Я псион. Почувствовал, что так нужно сделать — пояснил ему.

Он только в очередной раз пожал плечами.

— Силовое поле второго линкора уничтожено — сообщил искин, — Повреждения в носовой части линкора.

Уже восемь моих ракет стартовало в сторону линкора, вот и последние две засветились на экране.

— Давай поворачивай своё корыто. Вот ещё попадание в твоем носу. Ну что же ты ждёшь? Поворачивай!

Не знаю, что ему послужило командой то ли последняя пара ракет, то ли очередное пробитие, или судьба флагмана, но он начал разворачивать линкор на максимальном форсаже. Вот только это была здоровая посудина и быстро его не развернёшь, а мои хищницы были уже в полёте.

— Искин перенести огонь на корму линкора.

— Принято.

Внимательно наблюдал на экране, как ракеты приближаются к линкору. Вот опять минус одна ракета.

— Фиксирую повреждения двигателя линкора

— Приблизь, покажи.

— Выполнено.

На экране было хорошо видно, как снаряд пробил кормовую часть и застрял глубоко внутри корабля. Отлично значит это минус один двигатель.

— Искин верни назад картинку.

— Выполнено.

Картинка вернулась обратно, а у меня уже осталось семь ракет из десяти, но они уже почти долетели. Ещё одна погасла, но оставшиеся проделали шесть приличных дыр в борте линкора. Разворот продолжался, но сильно замедлился. Силовая защита погасла.

— Искин перенести огонь в район командной рубки.

— Выполнено.

Сейчас с каждым попаданием фиксировалось пробитие корпуса, и скоро весь его правый борт линкора был в дырах.

— Докладываю, второй линкор выведен из строя с вероятностью семьдесят пять процентов.

— Искин перенести огонь на третий линкор.

Этот прятался за корпусом флагмана, как впрочем, и четвёртый. Они не пытались меня атаковать ракетами, похоже, их у них не было. У меня же оставалось ещё двенадцать штук на кораблях. Ситуация была патовой я не мог их достать из-за корпуса флагмана, а они меня пробить из-за силовых полей и моего быстрого вращения. Все их снаряды уходили в рикошет.

— Дед есть, какие нибудь идеи как их там достать?

— Искин прекратить пока огонь.

Решил поберечь пока снаряды для туннельника. Очень хорошо их пробивали.

— Всех касается, думайте.

Ответом было только молчание и почему я должен всё придумывать?

— Дед как думаешь, может, стоит попробовать атаковать двумя фрегатами из засады?

Решил попробовать включить мыслительный процесс. Одна голова хорошо, а четыре лучше.

— Нет не вариант, их уничтожат ещё на подлёте.

— Крис тот же вопрос?

— Согласен с Дедом.

— Мила, что думаешь?

— Я тоже согласна с ними.

— Вот и поговорили и опять мне всё придумывать.

— Ты у нас голова — тебе и решать с усмешкой произнёс Крис.

— Да, да — почти в один голос повторили Дед и Милой.

Мила меня ещё одарила обворожительной улыбкой. Она, похоже, уже совсем забыла, что недавно обижалась на меня. Сейчас в глазах было восхищение и живой интерес к происходящему вокруг неё.

Придумывать мне не дал искин.

— Фиксирую старт абордажных ботов противника

— Крис готовься.

— Фиксирую разворот двух оставшихся линкоров. Цель находится в зоне поражения, готова открыть огонь.

— Огонь по цели.

— Фиксирую попадание в корпус линкора.

— Ракетный залп четыре ракеты цель корма линкора. Огонь.

Здесь я понял, почему туннельники так хорошо пробивали. У меня получился эффект пращи за счёт вращения станции снаряд получал дополнительное ускорение и пробитие.

На экране снова высветились четыре ракеты, которые направились к новой цели.

— Искин анализ движения абордажных ботов противника.

— Предварительный анализ показывает, что они двигаются к свои кораблям.

— Вот даже как? Сбежать решили что ли? — не заметил, что произнёс это вслух.

— Крис сколько абордажников и ботов у них на корабле?

— По штатному расписанию должно быть две сотни абордажников на каждом корабле и от десяти до двенадцати ботов.

— Сколько у нас всего абордажников сейчас в строю?

— Сейчас готовы к бою сто девяносто шесть.

— Всего?

— Все что есть. Часть находится на отдыхе, на планете.

Он меня не понял, но это ничего не меняло. Совсем тухлый расклад.

— У них только абордажников больше в четыре раза. Возможно, конечно меньше, но даже в три раза это уже не мало.

Внимательно наблюдал за экраном, было уже видно, что абордажные борта приближаются к третьему линкору и за ними к нему приближались мои ракеты. Похоже это эвакуация, а не атака станции. С одного подбитого линкора вылетело три бота, с другого четыре. Четвёртый линкор уже подходил к красной линии. Он был самый дальний и всегда прятался за флагманом. Этот, похоже, самый опасный. Он самый осторожный! Судя по всему, они решили, выйти из зоны досягаемости моих пушек и оттуда продолжить?

— Дед что с полями?

— Силовая защита в порядке. Защита станции сто процентов — в его голосе прозвучала уверенность.

— Искин огонь только из туннельных орудий.

— Принято.

Плазма уже практически не снимала силовые поля, а туннельники если попадали, то пробивали защиту и наносили урон кораблю.

Мои ракеты уже достигли флагмана, и начали по дуге огибать его замершую тушку, заходя в хвост третьему линкору. Третий линкор разгонялся на всех парах, его маршевые двигатели работали на максимуме. Всё это отражалось на экране. Его кормовое силовое поле ещё держалось, но было уже в районе двадцати процентов от номинала. Он выпустил целый рой противоракет, судя по всему, всё, что у него осталось, и они устремились навстречу моим хищницам. Жаль, похоже, мои ракеты не долетят, их собьют на полёте. Мои ракеты начали какой-то сложный противоракетный маневр. Мне было даже сложно понять, что они делают, но противоракет было много. Вот одну ракету сбили, за ней следом погасли ещё две на экране. Мало запустил! Одна всё-таки проскочила и устремилась к корме. Давай родимая, давай! Я искренне болел за неё. Я верю в тебя! Кстати не я один болел, похоже, Мила уже не могла усидеть в кресле, хорошо, что была пристёгнута. Вот ракета уже проскочила мимо зенитных систем и со всей страстью взорвалась в районе двигателя. Двигатель потух, потом снова включился и снова потух.

— Фиксирую выход из строя одного из двигателей линкора — совершенно хладнокровно сообщил искин.

Это я и сам видел. Вот только два других двигателя работали.

Искин ракетная атака цель третий линкор. Хотя нет отставить.

— Есть отставить.

Мила повернулась ко мне с осуждающим взглядом. Она явно жаждала, чтобы мы его продолжили его атаковать.

Решил пояснить для неё.

— У меня осталось восемь ракет на кораблях, а бой не окончен.

Кроме того я заметил что у него силовое поле начало восстанавливаться и пока они летят оно восстановится. Линкор тем временем уже начал пересекать красную линию и скоро мне его не достать даже из туннельников. Поэтому я решил пока поберечь ракеты.

— Может начать останавливать вращение станции? — спросил Дед

— Да. Пожалуй, можно это сделать. Искин начинай постепенно останавливать вращение станции и довести вращение до стандартного. Нужно не допустить столкновения кораблей между собой.

— Принято.

— Что же вы дальше будете делать?

Пока они приняли челноки на борт и продолжили разгон. Оба корабля находились уже за красной линией.

Сам я ждал продолжения, ожидая, что они сейчас сделают попытку продолжить нападение и вышлют абордажников.

— Искин прекратить огонь.

— Выполнено

Мне казалось, что время остановилось, ничего не менялось на экране. Однако это было не так. Корабли постепенно отдалялись от станции.

— Искин оценка ситуации.

— С вероятностью сорок пять процентов корабли собираются уйти в гиперпространство.

Вот это поворот, а как же абордаж и захват станции?

— Дед это нормально, что они вот так без попытки абордажа уходят?

— Всё возможно, похоже, они решили, что риск не стоит прибыли. Да и главный линкор у них уже отлетался. Вот и решили отменить операцию.

— Искин время до ввода в строй оружия станции?

— Один час десять минут.

— Причины увеличения времени?

— Повреждения в районе пятой и шестой палубы.

Здесь я вспомнил про мою засаду.

— Дед что там с фрегатами?

— Что с ними может быть? Сидят в засаде. Куда ты их отправил.

— Как думаешь, может, стоит их послать в погоню? Повреждённый линкор уже отстал прилично от целого, возможно смогут добить недобитка?

— Не стоит, пускай проваливают, а то ещё вернуться. Оружие станции пока не отремонтировано.

— Наверно ты прав.

Зато Мила явно не разделяла эту точку зрения и этот недобиток не давай ей покоя.

— Да ты что! Нужно не дать ему уйти! — сообщила она нам.

Мне это самому не нравилось, но дед был прав. На всякий случай я решил проверить.

— Искин просчитай. Сколько времени потребуется фрегатам догнать повреждённый линкор после того как целый уйдёт в гиперпространство. Они смогут его атаковать?

— Отрицательно времени не достаточно.

— Жаль.

Линкоры тем временем уже достаточно далеко отлетели от станции.

— Дед командиров фрегатов на связь.

— На экране появилась пара молодых парней.

— Приказываю занять позицию на безопасном расстоянии от остатков линкоров. Если кто-то попытается их покинуть, приказываю уничтожить.

— Принято.

— Дед следи за теми, что в прыжок уходят, чтобы они неожиданно для нас не развернулись.

Я всё ещё не верил, что они уходят.

— Принято.

— Мила на тебе два уничтоженных, следи за тем, чтобы они не начали ремонт. Они могут попытаться пойти на абордаж.

— Приняла.

— Крис что скажешь? Я показал на разбитые линкоры. Там куча народу, а у нас всего сто девяносто шесть абордажников?

— Сто девяносто семь — тут же влезла Мила.

— Вот только там больше четырёхсот.

— Нужно думать — сказал Крис

— Вращение станции остановлено — сообщил искин.

— Отлично.

— Приказываю спасательным службам станции приступить к работе. Медсекции приступить к работе.

— Подтверждаю

— Дед что там? Хочу отменять боеготовность?

— Думаю уже можно. Они уже достаточно далеко.

— Хорошо.

— Искин отмена боеготовности на станции.

— Подтверждаю.

— Искин пристыковать рейдеры обратно к станции! Для всех пилотов отмена приказа. Медсекции оказать помощь пилотам по необходимости.

— Принято.

— Крис отзывай своих с челноков. Как они кстати?

— Живы.

Это радует. Наверно стоит вернуть экипажи на корабли.

Часть 4

Искин приказываю всем экипажам рейдеров вернуться на корабли. Кроме врачей техников им продолжать выполнять свою работу на станции.

— Крис не знаю как у вас на флоте, положены вам какие-то награды за отражения нападения?

Дед повернул голову и удивлённо посмотрел на меня.

— Что? Я гражданский и понятия не имею, как у вас нужно награждать отличившихся.

Искин занеси в реестр, считаю, что нужно наградить пилотов кораблей рейдеров, пилотов челноков станции находящихся вместе с ними абордажников, а так же всех разумных находящихся здесь в командном пункте. Кроме того Милу отметить как особо отличившуюся за великолепное выполнение роли приманки.

— Занесено.

Видимо это разрядило обстановку и Дед и Мила улыбались. Дед вообще первый раз за всё время улыбнулся и прокомментировал, глядя на Милу.

— У нас и правда была великолепная приманка.

Мила от такого признания раскраснелась вся.

— Да ладно вам

— Правда, правда — добавил в свою очередь Крис

Чем окончательно вогнал её в краску.

Теперь, нужно думать, что делать с этими двумя большими проблемами.

— Крис вызови сюда всех командиров абордажных команд и главу СБ станции.

Меня терзало два противоречивых чувства. Первое мне совсем не хотелось нести потери при абордаже этих двух корыт. Ведь у меня и так было мало абордажников. Разум мне говорил, вот сейчас отремонтируют оружие на станции, и расстрелять оба линкора к чертовой бабушке. Это будет разумно и никаких проблем. Вот только жаба ему противоречила. Там много чего полезного может найтись и тебе пригодится. Возможно, а возможно там ничего и нет. Зато сами корабли стоят немало, если их продать на запчасти. Вот только эти запчасти опять попадут снова к пиратам, а это мне не нравилось категорически. Начал склоняться к мысли что, наверное, стоит их просто расстрелять. Когда вспомнил что там наверняка полно рабов и на их месте мог оказаться я сам. При этом я посмотрел на два разгоняющихся линкора. Вот такие же уроды похитили меня с планеты, и я уже никогда туда не вернусь. Впрочем, что-то я не о том думаю, у меня много проблем и хватает подчинённых. Озадачу их. Пускай у них тоже голова болит, а не одну мне всё решать. Кстати где они?

— Крис где командиры?

— Здесь уже.

Двери открылись и в командный пункт начали заходить танки. Шесть танков и одна танкетка. В командном центре сразу стало как-то мало места после того как все зашли и дверь закрылась. Ни одного из них я не знал и ни разу не видел.

— Значит так парни — только начал говорить, но меня грубо перебили.

— Какой дурак это придумал? Что происходит? Всю палубу заблевали. У меня половина абордажников зелёная. Они не способны сейчас идти в бой. Один абордажников решил наехать на меня. Только сейчас я обратил внимание, что половина из них зелёная, похоже, внизу всё было плохо.

— Да как ты смеешь так обращаться к командиру станции? — это Мила неожиданно оказалась рядом со мной и влезла в мою защиту. Вот никогда бы не подумал, что она броситься меня защищать.

— Мила сядь на место — и показал на кресло.

Она послушно села обратно. Абордажник, при появлении Милы рядом со мной сильно скуксился, как будто увидел что-то кислое.

— Поясню. Во-первых, этот дурак сидит перед тобой, кто это всё придумал. Во-вторых, я сейчас являюсь командиром этой станции, и вы все находитесь в моем прямом подчинении. В третьих этот дурак сейчас сидит и думает, стоит вам дать заработать или нет?

Повисла тишина в командном центре после этих моих слов.

— А где прежний командир станции? — спросил один из них.

— Погиб. Теперь для не верующих. Искин мой статус на данный момент?

— Командир станции.

— Значит, кто здесь теперь начальник мы разобрались и я продолжу. У меня есть проблема, а бы сказал даже две. Дед выведи линкоры на экран.

Экран засветился, показывая два повреждённых линкора.

— Вот эти две проблемы. У меня в данный момент у меня один вопрос. Что мне теперь с ними делать? А также есть два варианта её решения. Первый расстрелять их нафиг, после того как восстановят оружие станции и есть второй вариант попробовать взять на абордаж? Мне нужно ваше мнение. Кстати когда у вас бойцы будут готовы вести бой?

У парней сразу загорелись глаза. Ещё бы такая добыча. Ведь это их хлеб с маслом.

Абордажник который только что высказал мне претензии первый пошёл на попятную.

— У меня уже почти все бойцы в строю — заявил он

После чего я его ехидцей спросил:

— Ты же только что утверждал, что у тебя только половина в строю?

Смотрю, парни заулыбались, ведь я его подловил на слове.

— Так они уже вернулись в строй — медицина помогла.

Не моргнув глазом, ответил он.

— Ладно, будем считать, что ты вывернулся.

Ко мне подошёл Крис и не громко сказал

— Там народ собрался тебя требуют.

— Прямо так требуют?

Он кивнул.

— Так Дед, Мила покажите им запись боя и введите их в курс проблемы, а я скоро вернусь.

Когда я вышел из центра, просто остолбенел.

Всё пространство вокруг и рядом с командным центром было заполнено разумными и все они были вооружены. Меня сразу закрыли от толпы двое абордажников в тяжёлых скафандрах. Толпа гудела. Все прилегающие коридоры до лифта тоже были заполнены и из лифтов выходили ещё разумные. Толпа уже начинала напирать на парней. Они уже с трудом её сдерживали.

Почувствовал волну страха и злости исходящую от них.

— Что происходит? — спросил у парней.

— Не верят, что пираты ушли, говорят, что мы решили сдаться.

— Что за бред? Никуда они не ушли. Здесь они пока.

Зря я это сказал. Ближайшие к нам услышали.

— Тогда почему отмена боевой готовности? Вы решили сдаться! Мы не сдадимся в рабство!

— Послушайте меня, мы два линкора уничтожили, а ещё два удирают.

Мне уже никто не верил и никто ничего слышать не хотел.

— Искин сильный звуковой сигнал.

Взвыли сирены тревоги.

— Отмена.

Повисла тишина

— Внимание разумные я командир этой станции. Теперь послушайте меня.

Я это произнёс как смог на всё силу своего голоса.

— Хочу сделать объявление для всех. Искин включи громкую связь по станции.

— Выполнено.

— Внимание всех на станции. На нас напали пираты. В результате боя с ними два линкора пиратов были уничтожены. Два оставшихся сейчас разгоняются для ухода в гиперпространство. Никакой угрозы для станции в данный момент нет. В связи с этим и была отменена боеготовность. Прошу всех заняться своими обычными делами.

Меня услышали, но мне не верили. Послышались выкрики сзади.

— Ты всё врешь! Ты нас хочешь продать в рабство!

— Для того чтобы вас продать нужен покупатель, а его сейчас здесь нет. Повторяю, пираты разбиты.

— Хорошо сейчас выйдут командиры абордажных секций к вам. Они в курсе ситуации

— Давай их сюда. Послышались выкрики с толпы.

— Искин вызови сюда командира абордажной секции станции и Криса.

Вместе с Крисом вышел абордажник который предъявил мне претензии.

— Вот народ утверждает, что мы их собираемся продать пиратам — обратился к нему.

— Что за бред? Народ расходитесь. Мы никого не продаем и никакой угрозы для станции уже нет.

— Но как так? Нас ведь атаковали четыре линкора, а орудия станции не исправны? — опять послышался выкрик из толпы.

— Есть у нас талант, он посмотрел на меня, он и уничтожил два из них, а ещё два линкора удирают.

— Крис немедленно задержать того кто это сейчас выкрикнул. Это приказ. Ведь я понял, что никому не говорил об оружии и это мог знать только тот, кто устроил взрывы.

Два абордажных танка рванули в толпу и там заломали какого-то мужика. Толпа заволновалась.

— Он только что задержан как пособник пиратов. Кто-то ещё что-то хочет знать? — спросил у остальных.

Народ погудел, но начал медленно расходиться.

— Крис этого в СБ пускай разбираются. Передал ему по нейросети.

Крис с командиром секции уже вернулись обратно в центр управления.

Здесь я вспомнил про смотровую палубу.

— Внимание объявление для всех сомневающихся. Можно пройти на смотровую палубу и там понаблюдать за разбитыми пиратскими линкорами.

Народ, заинтересовало это объявление, и он потянулся на самый верх станции смотреть на линкоры.

— Искин смотровая палуба цела?

— Повреждений не зафиксировано.

— Искин проконтролируй, чтобы не перегрузили смотровую палубу.

— Принято.

— Отключи громкую связь.

— Принято.

Когда последние разумные стали расходиться от командного центра вернулся обратно. Командный центр изменился за это время. В середине стоят стол, и на нём было выведено голографическое изображение секций линкора. Все находящиеся в командном центре его окружили, и шло горячее обсуждение, причём в нём участвовала как Мила, так и Дед. Для меня места там явно не было. Поэтому решил пока не вмешиваться в обсуждение и скромно сел в своё кресло. На меня никто не обратил внимания. Была мысль вмешаться, но решил пускай пока обсудят, успею ещё это сделать. Судя по всему, они уже решили идти на абордаж, а я ещё ничего не решил для себя. Можно было понять, почему Мила влезла, а Дед какое отношение имеет к абордажникам? Нужно потом будет навести справки о нем кто он такой. Впрочем, чего откладывать я теперь командир станции и запросил у искина на него досье. Открыл и удивился. Деду было сто двадцать восемь лет и это был его пятый контракт с флотом. Здесь на станции он работал в сертификационном центре и был единственным, кто мог аттестовать почти по всем специальностям. Меня он не мог аттестовать, как инженера, а вот по большинству других специальностей аттестовал. Повернулся и посмотрел на основной экран, на нём добавилось два обозначения. Это ещё что такое? По нейросети сделал запрос записи что произошло. Оказалось, была попытка покинуть второй линкор и улететь на планету. Неудачная. Абордажный бот и челнок были подбиты, сейчас один из фрегатов пытался подцепить бот и затащить к себе в трюм. Решил, похоже, заработать и зашел в охранную зону линкора, если она рабочая может получить не слабо. Поставил себе напоминание влепить ему взыскание за нарушения приказа. Четвёртый линкор уже ушёл в гиперпространство, остался только недобиток, который тоже скоро должен последовать за ним. Еще раз посмотрел ему в след. Ну не люблю я не доделанную работу. Приходи ещё я буду ждать. Живым точно не уйдёшь отсюда. Будешь третьим линкором у меня здесь висеть, а то некомплект получается.

Решил посмотреть пока, что на станции происходит. Вся станция дружно решила посмотреть на линкоры. На смотровой палубе теперь не было свободного места, и все лестницы были забиты народом. Лифты, похоже, искин отключил. Народ выходил на нижнем этаже и по лестницам шел наверх. Кто-то уже шел вниз. У тех, кто уже возвращался с палубы, проскакивали улыбки, их постоянно расспрашивали идущие наверх. Внёс я разнообразие в привычный для местных пейзаж.

— Внимание фиксирую открытие гиперокна — сообщил искин, — Зафиксирован выход корабля из гиперпространства, коды опознания приняты. Это наш крейсер!

— Откуда он взялся?

— Вызов с корабля.

— Принимай. На экране появился капитан корабля.

— Прибыл на помощь для оказания вам боевой поддержки.

— Кому-то сегодня не повезло.

Крейсер вышел относительно недалеко от недобитка.

— Приказываю атаковать линкор, он повреждён и пытается удрать.

— Принято. Атаковать линкор — было видно, что капитан сильно расстроился.

Здесь почувствовал, что я что-то не так делаю.

— Искин передай ему данные по последнему линкору, пока он ещё не ушёл в гиперпространство.

Капитан хотел, что-то спросить, но не решался.

— Говори капитан, что не так?

— Вам на станции нужна моя помощь?

— Нет. Мы сами справились.

— За две системы отсюда остались два наших корабля. Они меня прикрыли, а я прыгнул сюда вам на помощь. Сейчас им очень, нужна моя помощь.

— Хорошо я отменяю предыдущий приказ. Приказываю оказать им помощь и начать разгон для прыжка в эту систему. Капитан приказываю передать мне все данные о противнике в той системе и её координаты.

— Принято.

Почти сразу получил пакет данных.

Ничего себе. Против двух наших крейсеров в системе было три пиратских крейсера из них один тяжёлый и два эсминца. Я думал, что мне делать? Один он уйдёт и тоже там останется. Хотя скорей всего наши крейсера в той системе уже разбили. Бросать их там, было неправильно. Они к нам на помощь летели. Вот только если это пиратская ловушка?

— Искин максимальная срочность. Запрос в штаб флота. Высылали они корабли к нам на помощь и если высылали то сколько?

Я общался с капитаном по нейросети и на это никто не обращал внимания. За столом обсуждение абордажа продолжалось.

— Связи с командованием нет. Однако предыдущим командиром былполучено уведомление от штаба флота, что к нам отправлено три крейсера.

Тогда я перешёл на голосовую подачу команд. Мне было так привычней.

— Искин объявить боеготовность на фрегатах. Капитанов фрегатов срочно на связь.

В центре замигали сирены.

— Искин. Доклад по рейдерам, сколько из них могут совершить прыжок и их состояние на данный момент.

На экране высветились капитаны фрегатов. Их лица выражали непонимание, почему боеготовность. Похоже, они уже считали добычу.

— Приказываю начать разгон для прыжка вместе с крейсером для оказания помощи двум крейсерам, шедшим к нам на помощь, и я вывел на карту систему. Задача понятна?

— Да.

— Теперь о ваших противниках и я вывел на экране схему расположения противника на момент ухода крейсера в гиперпространство, когда на экране высветился противник. Лица капитанов заметно погрустнели. Три крейсера один тяжёлый и два эсминца. С вами будет наш крейсер. Ваша задача продержаться до прибытия меня с рейдерами. Задача понятна?

— Понятна

— Тогда выполняйте.

Вот здесь уже загудел командный пункт.

— Так нельзя ты здесь командир — сказал Дед.

— Дед я инженер! Если что-то случится с рейдерами, кто их будет чинить? Они ведь все поврежденные. Я должен лететь.

— Кто здесь тогда будет командовать?

— Вот ты и останешься главным на станции. Никаких серьёзных проблем пока нет, а с текучкой сам справишься. Мила скоро отремонтируют оружие станции. Приказываю в случае каких-нибудь поползновений со стороны разбитых линкоров расстрелять их!

— Выполню — и её хищная улыбка послужила гарантией того что она точно выполнит приказ.

— Искин зафиксируй. В моё отсутствие за главного здесь остаётся Дед! Дальше за безопасность станции отвечает глава абордажной секции.

— Зафиксировано.

У меня на нейросети уже был отчёт о состоянии рейдеров. Начал его быстро просматривать. Мой рейдер и еще один из старых рейдеров могли прыгнуть, остальные были сильно повреждены и могли не выдержать два прыжка. Даже эти два рейдера были с натяжкой исправными. Хорошо, что успели подремонтировать на рейдере повреждённый движок, и он сейчас готов разогнаться и прыгать как обычно, а не как было раньше за четырнадцать часов. У второго рейдера также не было проблем с двигателями, но были пробиты несколько секций и не работали противоракетные системы. Зато главные калибры были у обоих целы и исправны. Пускай два инвалида, но воевать могут.

— Искин эти два рейдера заполнить максимально быстро ракетным вооружением и тем, что потребуется для боя. Доклад по исполнению.

— Запас ракет и снарядов для туннельника будет пополнен через пятнадцать минут.

— Приказываю ремонтным секциям этих рейдеров остановить ремонтные работы на станции и обрезать удерживающие буксировочные троса. После чего вернуться на корабли.

— Принято.

— Абордажникам и медикам также вернуться на эти корабли.

— Принято.

— Крис собирай всех и на корабль.

— Принято

Я посмотрел на командира абордажной секции станции.

Часть 5

— Пришли людей для охраны командного пункта и техников, чтобы сменили людей Криса.

Он кивнул.

Крис и ещё один из командиров вышли.

Объявить боеготовность на этих двух кораблях и готовность к вылету.

— Приказываю кораблям, как только на них пополнят запасы вооружения, начать разгон для прыжка в указанную систему.

— Принято.

— Искин приказываю передать на корабли все данные о системе, куда нам предстоит прыгать и по противнику в ней.

— Выполнено.

— Искин отправить моих инженерных дройдов на борт рейдера.

— Выполняю.

— Искин капитанов рейдеров отправляющихся в рейд, крейсера и фрегатов на связь.

На экране загорелись вначале три окна, с небольшим опозданием добавились ещё двое.

— Значит так. Мы идём на помощь нашим крейсерам, оставшимся в соседней системе. Координаты по противнику у всех есть. Вначале уйдёте в прыжок вы двое — я посмотрел на капитанов фрегатов — Ваша цель разделить противника, после того как выйдет из прыжка крейсер постарайтесь продержаться до нашего прихода. Мы придём последними, попробуем их взять на абордаж, тогда перевес уже будет у нас.

Лицо капитана крейсера просто просияло. Он явно не ожидал, что будет не один.

— Принято командир — сказал он.

— Пока меня не будет в той системе, старшим назначается командир крейсера. Пока всё, скоординируйте сами детали между собой и отключился.

Повернулся к абордажникам. Они все внимательно слушали.

— Ну что? Кто хочет поучаствовать? Все в курсе что требуется.

Ой, зря я это сказал. Я совсем забыл, что здесь была Мила.

Взметнулось пять рук, и передо мной уже стояла Мила и тянула руку.

— Я хочу — заявила она.

— Мила прекрати! — диспетчеры не летают. Я тебе уже сказал, что от тебя требуется, твоя задача это пушки станции.

— Конечно, а инженеры летают?

— Прекрати. Иногда и вынужденно летают.

— Мне собственно без разницы, тогда ты и ты, ткнул наугад в командиров абордажников. Сейчас берёте своих людей и на абордажных ботах вылетаете на рейдеры. Распределитесь сами, кто и на каком рейдере полетит. Да и приказываю взять с собой техников с дройдами и наверно нужно взять медиков ещё. Всё выполняйте!

Они вышли из командного пункта.

— Искин слышал? Зафиксируй в форме приказа.

— Принято.

— Капитанам рейдеров подготовить и разместить пополнение на кораблях.

— Принято.

— Здесь всё. Я на корабль. Дед принимай командование на станции.

— Принял.

Вышел из командного пункта и направился к лифту.

— Искин что по моим инженерным дройдам? Где они?

— Прибыли на корабль находятся на летной палубе.

— Отлично.

Когда открылись двери лифта, передо мной всё плавало. Какие-то непонятные мне штуковины и разные вещи двигались кругами по воде. Вся палуба была залита водой. Хорошо, что я был в скафандре, а то бы ноги промочил. Похоже, я наломал на станции немало или засорилось что-то. Хорошо, что я улетаю. Дед вали всё на меня если что.

Вот и родной рейдер и я поднялся в рубку. На рейдере была предстартовая суета, экипаж готовился к вылету, куда-то по делам сновали дройды. Капитана на мостике не было, поэтому спросил пилота.

— Как у нас дела?

— Сейчас грузим последние ракеты и вылетам.

— Если буду нужен я у себя в каюте.

Она кивнула.

Решил не мешаться под ногами и пошёл к себе каюту. Здесь и без меня отлично знают, что нужно.

Проходя мимо медсекции, решил заглянуть.

— Док ты как?

— Готовимся к вылету.

— Хорошо.

С ним была какая-то женщина. Похоже дополнительный медик.

Все заняты. Один я здесь без дела.

Вот и она родимая каюта. Снял с себя скафандр и положил рядом. Рядом положил винтовку. Лег на кровать и меня начало колотить. Похоже, сказалось перенапряжение. Пришлось встать и достать аптечку из скафандра, поднес её к себе, сразу сработало несколько инъекций. Открылась дверь и в каюту зашёл Док.

— Что с тобой?

— Похоже, перенапрягся или перенервничал, сам понимаешь не каждый день приходиться брать такую ответственность.

— Понимаю. Пойдём со мной.

Пришлось идти за ним в медсекцию. Там он меня там сразу уложил в капсулу.

Открылась крышка капсулы, на меня смотрела женщина.

— Ты кто? — спросил её

— Я медик. Вы же сами приказали пополнить медсекции.

— Было такое. Приказывал.

— Где мы?

— В гиперпространстве. Скоро выходим из прыжка. Приказано вас привести в чувство. Хотя я бы ещё несколько часов вас подержала в капсуле, но командир должен быть на мостике.

— Я ведь инженер, а не военный что мне там делать?

Мне совсем не хотелось возвращаться к командованию.

— Все ждут от вас нового чуда.

— Сама же видишь, как мне приходиться платить за чудеса.

— Что делать надо. Снова починю в случае чего.

— Хорошо — тяжело вздохнул — Фокусник приступил к командованию.

— Иди и раздолбай их там.

Какая у меня кровожадная медик попалась.

Оделся и вышел из медблока. Мне нужно дройдов проверить и поставить на зарядку.

— Зараза время до выхода из гиперпространства?

— Десять минут

— Не успею.

Зашёл к себе в каюту натянул скафандр, забрал винтовку и пошел на мостик. Как мне не хотелось опять разрушать. Мне всегда нравилось созидать, но надо значит надо! Опять от моих решений зависит судьба многих разумных, и жить им или умереть решать придётся мне. Всё! Пора воевать! Никто не должен видеть мои сомнения.

Когда зашел на мостик. Меня встречал капитан.

— Вот ваше место — он услужливо уступил мне своё кресло, а сам сел в кресло рядом.

Вообще у меня не было желания вмешиваться. Ведь капитан должен командовать на корабле. Планировал вмешаться если только что-то пойдёт не так с моей точки зрения, а он мне предложили заменить капитана. Подставить меня решил? Вот только ничего дружок у тебя не получится из этого. Я сам не хочу командовать, хотя и приходится, а из инженеров меня уволить, никак не получиться. Заменить меня просто некем. К бою — и я начал застёгивать ремни безопасности в кресле.

— Зараза на экран обратный отчет до выхода, а сразу после выхода карту системы с позициями союзников и противников. По выходу максимальный уровень защиты. Все силовые поля на носовую часть

— Принято.

Давай быстрее, я уже чувствовал, что я там нужен. Пси работало и рвалось в бой. На экране уже мелькали цифры пять четыре три два один выход.

Вот и система. Что здесь твориться? На экране засветились зелёные и красные корабли. Хотя я уже всё почувствовал, несмотря на карту. Пираты разделились. Двое эсминцев добивали наши беззащитные крейсера. Они им не отвечали, судя по всему, пираты собирались их брать на абордаж. Три пиратских крейсера давили наш последний крейсер. Он пока держался, за ним прятались наши фрегаты. Рейдер вышел справа от них. Крейсера пиратов были ко мне бортами и относительно недалеко, а вот эсминцы противника и наши крейсера далеко.

— Зараза связь с крейсером.

На экране появился капитан крейсера

— Вы вовремя — сказал он

— Ты как? Держишься?

— Да, но лучше помоги крейсерам.

Я не мог помочь, им они были далеко, и я не мог допустить потери своего крейсера.

— Зараза цель ближайший крейсер главный калибр огонь.

— Цель далеко! Огонь невозможен.

— Знаю, но мне нужно как-то оттянуть его на себя. Чем мне помочь крейсеру?

— Рекомендую максимальное сближение с ним. Фиксирую выход корабля из гиперпространства — это союзник.

У меня на экране загорелось дополнительное изображение корабля.

— Зараза передать мне управление огнём второго рейдера

— Выполнено.

Просто вспомнил, что у него туннельник, и он бьёт дальше моих орудий.

— Второй рейдер огонь главным калибром цель ближайший крейсер.

Ухнул главный калибр союзного рейдера и разогнанный снаряд полетел в борт ближайшего крейсера.

— Продолжать огонь по готовности.

— Принято

— Фиксирую попадание. Силовое поле минус двадцать процентов.

— Зараза приказ капитану второго рейдера. Делай как я и максимальное сближение с вражеским крейсером.

Капитан пиратского крейсера как раз занервничал, и я это почувствовал. Сейчас ты у меня совсем задрожишь и не только мелкой дрожью.

— Зараза, как только зайдём в зону поражения, огонь главным калибром по ближайшему крейсеру.

— Принято.

— Зараза союзные крейсера на связь, если ответят, конечно.

Один ответил. На экране появился раненый капитан.

— Капитан продержитесь немного. Мы скоро вам поможем.

— Много раненых, медсекция повреждена, поторопитесь.

Что делать? Во-первых, я не мог разорваться, мне было очень далеко до них, и около них были эсминцы, они уже прекратили огонь, и похоже собирались пойти на абордаж.

— Рейдеры ракетная атака четыре ракеты цель эсминцы. Распределить цели. Залп.

— Ракеты вышли — сообщила Зараза.

У меня на экране высветились четыре ракеты. Было далеко, наверняка собьют, но это всё равно лучше, чем ничего.

Корпус рейдера содрогнулся, это сработали орудия главного калибра. Два пучка плазмы ушли в противника.

— Огонь по готовности главным калибром.

— Принято.

Похоже, капитан крейсера попытался его начать разворачивать, но получил приказ на отмену. Он начал разворачиваться носом ко мне, но потом он вернулся обратно и продолжил огонь по нашему крейсеру. Это была его большая ошибка.

— Зараза, ракетная атака. Шесть ракет. Цель ближний крейсер. Залп.

— Ракеты пошли.

Почувствовал два раза толчки по корпусу и на экране подсветились ещё шесть ракет. Ракеты понеслись в сторону крейсера.

Корпус ещё два раза содрогнулся. Это снова отработал главный калибр.

Вот теперь посмотрим. На экране отражалось, как четыре ракеты летели к эсминцам и шесть в борт крейсера. Сейчас крейсеру мало не покажется.

Похоже, пиратский командир пошел ва-банк или у него сдали нервы, но с тяжелого крейсера тоже стартовало четыре ракеты, и ещё две выпустил ближайший крейсер. Все они понеслись в сторону нашего крейсера. К сожалению, я уже ничем ему не мог уже помочь. Оставалось только наблюдать.

— Фиксирую пробитие крейсера. Посмотрел данные по вражескому кораблю, плазма сбила силовую защиту, а туннельник пробил корпус. Ракеты стремительно приближались к его борту. Давайте мои красавицы. С пиратского крейсера стартовали противоракеты. Вот одну ракету сбили, ещё одна погасла, но остальные преодолели противоракетную защиту и четыре взрыва потрясли борт крейсера. Он начал разворачиваться к нам перед самым попаданием, похоже, наплевав на приказ командира. Перенести огонь на корму, и в район командной рубки. Мы были всё ближе, и сила плазмы становилась всё эффективней, как и росло количество пробоин у него в борту. Огонь по нему я не прекращал. Он всё ещё был боеспособен.

— Докладываю ближайший вражеский крейсер, прекратил огонь по союзному крейсеру.

— Пилот подними рейдер выше, я не могу вести огонь по тяжёлому крейсеру.

Похоже, командир у них был на тяжелом крейсере, и он решил прикрыться своим, поставив на размен наш крейсер на ихний. Вот он только не учёл, что он пока ко мне бортом, и я могу по нему вести огонь.

— Зараза перенести огонь на тяжёлый крейсер.

— Выполняю

После попадания у него сразу пошла просадка силового поля.

Не может этого быть! Это что за монстр то такой? Просадка как началась, так и восстановилась. После повторного попадания она также быстро восстановилась. От линкора у него защита, что ли стоит? Кто-то очень хорошо потрудился над его защитой и как его пробивать тогда? Это же какая тогда у него защита на носу? В голове быстро прикинул. Обычно на носу защита в четыре раза мощнее, чем на борту. Значит, в лоб стрелять вообще бесполезно. Сейчас я понял, какой у меня серьёзный противник. До этого для меня было, что крейсер, что тяжёлый крейсер всё едино. Вся разница была в размерах, тяжёлый был немного больше и всё. Значит у меня уже нет преимущества в кораблях. Оно теперь у противника. Сам я смотрел, как вражеские ракеты неслись к нашему крейсеру. В ответ он выпустил кучу противоракет, и они устремились навстречу ракетам противника, заговорили его зенитные орудия и от них протянулись цепочки выстрелов к ракетам противника. Пилот на крейсере был хорош, ему удавалось уворачиваться от части выстрелов. За счёт этого его лобовая защита ещё держалась. Фрегаты, которые прятались за крейсером, также перенесли огонь на вражеские ракеты. Однако ракетам удавалось уворачиваться от этой лавины огня, и двигаться дальше, но не всем. Вначале погасла одна сбитая противоракетой вот ещё одна и ещё. Появилась надежда, что собьют все, но три оставшиеся ракеты проскочили, и продолжили лететь к крейсеру.

— Фиксирую попадание ракеты в эсминец противника. Повторное попадание ракеты в эсминец. Вражеский эсминец уничтожен! — сообщила Зараза.

Надо же я хотел просто отвлечь эсминцы? Отправил ракеты и забыл про них, а они прорвались и достали одного. Это ничего не решало в принципе, но надеюсь, помогло отвлечь эсминцы на какое-то время от крейсеров.

— Внимание фиксирую поражение союзного крейсера. Фиксирую повреждения у союзного крейсера центрального калибра. Силовое поле крейсера выведено из строя.

— Зараза капитана крейсера на связь.

Появился капитан крейсера.

— Что у тебя докладывай.

— Главный калибр и силовые поля уничтожены. Можем пока маневрировать. У меня осталось только две ракеты и всё. Уходите пока можете. Нам не победить этого монстра его невозможно пробить.

— Даже не мечтай, я вас не брошу.

В ответ он только пожал плечами.

Я должен что-то придумать! Я был зол сам на себя, и тут очень сильно накатило и пришло пси. Почувствовал всех, кто был на наших кораблях и кораблях противника, а также пришло понимание, куда нужно лететь и что надо делать. Сейчас я уже знал, что капитан тяжёлого рейдера разворачивал крейсер носом ко мне, а второй крейсер занимал позицию справа от него перпендикулярно ему для того чтобы прикрыть его борт от огня наших фрегатов и добить крейсер. Главный у пиратов считал, что победа у него в кармане. Он был уверен, что они сейчас быстро покончат с нами. У нас на корабле все понимали, что мы сейчас в очень тяжёлой ситуации.

Ну что же сейчас я кого-то сильно разочарую. Мой козырь скорость вот его и используем. Рейдер был быстрей этого неповоротливого монстра.

— Зараза капитанов рейдера, крейсера и фрегатов на связь, а также пилота второго рейдера.

— Выполнено

Загорелись пять окон.

— Пилот и капитан второго рейдера слушайте внимательно. От вас сейчас многое зависит. Первое. Мы идём в ближний бой! Твоя задача пилот прикрываясь корпусом уничтоженного вражеского крейсера занять позицию у его носа и прикрываясь его корпусом вести огонь по тяжелому крейсеру. Капитан пробить его в лоб бесполезно, поэтому не пытайся. Твоя основная задача отвлечь его на себя, так чтобы пиратский капитан на тяжёлом крейсере посчитал тебя главной угрозой для себя. Сам я пойду, к корме уничтоженного крейсера и оттуда буду прорываться к левому борту тяжёлого. Как только он поймёт, что главная угроза это я он пошлёт ко мне второй крейсер. Этот подставит борт к тебе. Твоя главная задача засадить ему в этот борт из всего, что у тебя есть. Фрегаты, как только он развернётся к вам кормой ваша задача постараться вывести из строя его движки. Крейсер смотри по обстановке, но в принципе задача та же. Две ракеты ему в корму будут не лишними или может тяжёлый крейсер развернётся к тебе кормой, тогда засади их ему в корму. Понятны ваши задачи?

— Понятны — все кивнули и отключились.

— Теперь пилот — ко мне повернулась, первый пилот рейдера — Сейчас ты притормози и пропусти союзный рейдер вперёд. Прикрываясь вражеским крейсером, мы летим к его корме. На подлёте к нему сбрасываешь скорость. Твоя задача убедить противника что мы готовимся занять позицию там, для того что вести огонь по тяжёлому крейсеру из-за разбитого крейсера

Часть 6

После чего по моей команде врубаешь форсаж по максимуму, и мы летим к тяжёлому крейсеру. Уже в полёте начинаешь, поворачиваешь рейдер под углом, так чтобы когда мы подлетим к нему, могли сразу вести стрельбу ему в борт главным калибрам. Как я уже сказал, он на нас он пошлет второй крейсер. Что хочешь, делай, но между нами и вторым крейсером всегда должен быть корпус тяжёлого крейсера.

— Поняла.

— Тогда делай.

Начались гонки наперегонки, кто первый займет место рядом с разбитым крейсером.

С одной стороны мы летели туда уже на полном ходу, а с другой стороны тяжёлый крейсер разворачивался и решил занять за ним позицию, чтобы прикрыться бывшим союзником. Тяжёлый был гораздо ближе, но пока он развернулся пока начал разгоняться, мы уже пролетели половину пути. Мы с союзным рейдером поменялись местами, теперь впереди был он, а мы немного сзади. Стрелять не могли ни мы в тяжёлый крейсер ни он в нас. Пилоты постоянно маневрировали, не давая ему открыть огонь по нам, прикрываясь разбитым крейсером. Второй пиратский крейсер также летел боком рядом с тяжелым, и их построение представляло собой русскую букву "Г". Он вёл огонь по крейсеру и фрегатам, а фрегаты по-прежнему прятались за нашим крейсером и огрызались оттуда по нему. Это сильно напоминало двух маленьких собак, которые пытались укусить бульдога. Вот только бульдог совсем не хотел подворачивать слабое место, куда его можно было бы куснуть. У любого корабля это место корма и двигатели находящиеся там. Попадания фрегатов не причиняли, большого вреда. Они только снимали защиту силового поля, но она успевала восстанавливаться. Искин услужливо подсветила, что капитан пиратов приказал второму эсминцу лететь к нему на помощь. Он сразу бросил наши крейсера и уже на полном ходу летел сюда. Вот только находился он ещё далеко отсюда. Не успеешь. Всё решится гораздо раньше. Мы уже сблизились по космическим меркам на расстоянии вытянутой руки. Вначале головной рейдер начал оттормаживаться, а потом и наш начал делать то же самое. Если бы не ремни безопасности меня бы выкинуло из кресла. Очень резким получилось это торможение. Головной рейдер уже занял свою позицию за тушкой крейсера, и теперь был наш выход. Чувствовал, что наш пилот сильно нервничала и ждала моей команды. Вот союзный рейдер высунулся из-за крейсера и выстрелил в тяжёлый крейсер.

— Пилот давай!

Меня вдавило в кресло из-за перегрузки, и я с трудом выдавил.

— Зараза ракетная атака шесть ракет цель левый борт тяжелого крейсера по моей команде огонь.

— Принято.

Мы на форсаже выскочили из-за разбитого крейсера и рейдер начал поворачиваться. Мне казалось, что всё было как в замедленной съемке, хотя это происходило очень быстро. Корабль поворачивал, двигаясь при этом вперёд. Вот и он — тяжёлый крейсер. Мы сблизились на расстоянии вытянутой руки. Какой же он здоровый. Он начал разворачиваться ко мне носом, но он не успевал, уже не успевал. Раньше было нужно начинать разворот? Тогда бы мой борт оказался у него на прицеле, а теперь рейдер проскочил вперёд и был в его мертвой зоне и он своим основным калибром уже не мог меня достать. Оба корабля летели и поворачивались. Рейдер всё больше опережал его разворот и вот уже нос нашего корабля смотрел в его борт.

— Залп!

— Выполнено.

Теперь я бил в упор

— Основной калибр огонь.

— Выполнено.

— Огонь по готовности

— Принято

Корабль сотрясался от выстрелов и стартов ракет.

— Пилот следи за вторым крейсером.

— Слежу.

Ракеты уже были на подлёте к цели. Ведь расстояние было совсем близким.

— Внимание ракетная атака. Взвыли сирены тревоги. Две ракеты. Цель наш корабль.

Тяжёлый крейсер в ответ тоже атаковал меня.

Он попытался запустить противоракеты, только было уже поздно, мои ракеты легко уклонились от них и достигли его борта. Две первые ракеты проделали две рваные дыры в его борту в районе командной рубки. За ними где-то там рванула следующая пара, за ними ещё пара, в этом месте образовалась одна здоровая дыра. Силовые поля у него погасли. Судя по всему, что-то я повредил. Заговорили зенитные орудия рейдера, противоракеты были бесполезны, слишком было близко. Две хищницы противника неумолимо неслись к рейдеру.

Ожидал, когда они в нас попадут. Шансы их сбить были мизерные, но как оказалось, я ошибся. Сильный удар сотряс корабль. Экран погас и снова включился. Ждал второго удара, но его не было. Не понял? А где? Оказалось, что иногда и мизерный шанс срабатывает и вторую ракету сбило зенитное орудие. На экране высветилось уничтожение второй ракеты и повреждения систем. Из основного было только повреждение радара и одной ракетной шахты.

— Зараза вторая ракетная шахта цела? Из неё вести огонь сможем?

— Подтверждаю

— Ракетная атака две ракеты цель тяжёлый крейсер огонь.

— Выполнено

— Что с основным калибром?

— Восстановление и тестирование систем закончено. К открытию огня готов.

— Огонь по готовности.

Корабль снова содрогнулся. Это отработал основной калибр.

Мы уже сместились под брюхо тяжёлого крейсера, уклоняясь от встречи с вторым крейсером. Я угадал, он отправил своего союзника спасать тяжёлый крейсер от меня и в ответ тот получил в борт две ракеты от союзного рейдера. Кроме того к нему уже на всех парах неслись фрегаты ведя по нему непрерывный огонь. Они тоже решили поучаствовать в этой свалке кораблей. Ещё два попадания моих ракет они достигли его брюха и проделали ещё две дыры в его обшивке. Основной калибр также добавил дырок, но тяжёлый крейсер был ещё жив и начал разворачиваться в сторону союзного рейдера. Похоже, они решили вдвоём уничтожить второй рейдер и оба начали движение к нему. Нет, так точно не пойдет.

— Пилот выводи на атаку второго крейсера.

Он сейчас разворачивался и становился бортом ко мне.

— Зараза ракетная атака. Две ракеты. Цель крейсер. По моей команде огонь.

Пилот удачно вывела на атаку крейсера, стало видно его брюхо и борт.

— Огонь.

Две последние ракеты ушли в крейсер.

— Основной калибр цель второй крейсер огонь.

— Выполнено.

Два пучка плазмы понеслись в него.

— Пилот назад.

Он снова начал разворачиваться ко мне.

— Союзный рейдер и крейсер ракетная атака по второму крейсеру.

— Выполнено.

Две ракеты от рейдера и две от крейсера понеслись во вражеский крейсер

— Всё хана тебе! Отлетался.

Две моих ракеты уже поразили цель. Следом за ними долетела ещё одна от союзного рейдера, и крейсер перестал двигаться. Две последние добили уже и так не оказывающий сопротивления корабль.

— Вражеский крейсер уничтожен — зафиксировала Зараза.

— Пилот выводи обратно, будем расширять дырку в борту у этого слона.

Тяжелый был жив, но никуда уже не пытался двигаться.

Посмотрим что у нас с эсминцем? Карта показывала, что он развернулся и начал разгон для прыжка.

— Капитанам фрегатов начать преследование эсминца. Не дайте ему уйти.

— Принято.

Фрегаты начали преследование. Могут не успеть догнать, расстояние было не маленьким. Стоп у меня же есть два истребителя? Я повернулся к капитану. Он за всё время боя не сказал ни слова.

— Истребители целы?

— Да.

— Зараза истребители на взлёт.

— Выполняю.

— Приказываю истребителям преследовать и уничтожить эсминец противника.

— Принято командир.

Появились две отметки на карте и истребители бодро начали нагонять фрегаты. Теперь точно должны догнать. Потёр руки.

— Ну что слоник теперь мы будем тебя разбирать или послать сразу парней на абордаж?

Ситуация мне не нравилась, хотя и я не понимал почему, вроде всё мы победили. От размышлений меня отвлёк искин.

— Фиксирую вылет двух абордажных ботов с тяжёлого крейсера — сообщила Зараза.

Это куда это они собрались? Куда, куда? Здесь только я болтаюсь у их борта.

— Зараза Криса на связь.

— Выполнено.

— Крис готовьтесь к отражению абордажа.

— Вижу. Уже готовы!

— Что же нашим проще, их будет ждать сюрприз. В виде толпы абордажников. Они ведь думают что у меня здесь двадцать абордажников, а у меня их четыре десятка.

— Зараза всех техников срочно на командный пункт!

— Принято. Фиксирую вылет ещё одного бота.

— Этот откуда взялся?

— Вылетел из разбитого крейсера.

Мы так не договаривались, тогда их будет больше моих.

— Зараза капитана союзного рейдера на связь.

На экране появилось озабоченное лицо капитана рейдера.

— Слушай приказ, как только они все проникнут ко мне на рейдер высылай ко мне абордажников и никак не раньше.

— Понял.

— Крис на связь.

— Слушаю.

— Дай им всем проникнуть на корабль. Замани в ловушку. Как только они проникнут к нам на корабль к тебе вылетит помощь с другого рейдера.

— Понял тебя.

Что это со мной? Перед глазами всё поплыло. Почувствовал солёный привкус во рту. Сработала аптечка в скафандре. Несколько уколов в плечо и стало легче. Опять что ли?

Нужно собраться. Нельзя болеть. Бой не окончен.

Абордажные боты уже пристыковались, помешать им не получилось. Хотя один и получил две противоракеты, однако подбитый смог дотянуть и пристыковался к рейдеру.

Ну что же просим в гости. Заходите так сказать.

Нет. Зачем вот так то? Мне же потом ремонтировать! Они устанавливали заряды на обшивке.

— Искин откачай воздух из этих отсеков.

— Уже сделано.

Повернулся назад, сзади стояла Лера с девочками и внимательно наблюдали за тем, что показывалось на экране. Они здесь. Это хорошо.

Всё опять поплыло перед глазами, и наступила темнота.

Пришёл в себя. Всё как в тумане меня куда-то везёт Лера на каталке.

— Лера куда?! Вези обратно на мостик! Это приказ!

— Прямо сейчас повезла. Всё откомандовался.

Снова провалился в темноту.

Открылась крышка капсулы. Последнее что помню, Лера везёт меня. Было или нет?

Скорее было. Так, а что с боем? Чем всё закончилось и где я?

Осмотрелся, я по-прежнему вроде на корабле.

К капсуле подошла женщина, помню её — это новенькая медик.

— Что не долечила прошлый раз? — спросил её — Снова попал к тебе.

— Я тебе говорила не напрягаться, а ты опять всю пси энергию истратил.

— Выбора не было.

— Он как раз у тебя был, и ты выбрал драку.

— Ты меня осуждаешь за такой выбор?

— Как раз наоборот я в тебе не ошиблась.

— Кстати, а где мы?

— Всё там же. Тебя все ждут. Нужно решать, что делать дальше.

— Понятно, а можно мне ещё отдохнуть?

— Нет. У меня и так раненых полно. Всё забито. Скоро ещё привезут -

пришлось выбираться из капсулы, — А где у меня одежда?

— Девушка забрала.

— Зачем?

— Постирать наверно, она вся в твоей крови была.

— Что мне так идти?

— А что тебя смущает? Ты здесь вроде уже бегал в таком виде. Не так ли мистер маньяк? — с усмешкой резюмировала она.

— Ну Лерка, ну болтушка. Тогда был слегка размороженным диким, а сейчас тут вроде как слегка отмороженным командиром. Понимаешь, подчинённые могут не так понять.

Она подошла ко мне вплотную.

— Так что мистер маньяк, я могу рассчитывать?

Я слегка обалдел от напора.

— Это зависит оттого, как ты меня подлечила. Не уверен, что я сейчас способен на подвиги — слабость присутствовала — Вообще договаривайся с Леркой.

— Вот — она из-за спины достала и протянула мне новый комбинезон.

— Долго я здесь у тебя отдыхал?

— Почти десять часов.

— Не мало.

— Иди, мне нужно работь.

Вышел из медсекции и направился в командный центр. Командный центр был пуст, только в кресло пилота было занято. Не понял, а куда все делись?

— Что у нас происходит? — спросил пилота.

Она ойкнула и подскочила.

— Ой, вы меня напугали, я не заметила, как вы зашли.

— Всё нормально. Садись обратно в кресло и вводи меня в курс дел. Что происходило и что происходит? — она села обратно в своё кресло, а я подошёл и сел в кресло второго пилота — Давай с подробностями, что было, когда я вырубился.

— Что было? Они подорвали заряды и проникли в районе летной палубы и в трюм. Наши разделись и встретили их в коридорах. Ой, там такая была заварушка. Они там всё порушили.

— Наплевать починю.

— Девочки это же самое сказали, что починят.

— Что дальше было?

— Прилетели абордажники со второго рейдера, и свалились на них сверху.

— Ой, там была такая перестрелка и наши почти всех положили.

Я понял, что девушка была ещё под впечатлением от перестрелки и от неё внятного рассказа не добьюсь. Нужно потом будет поговорить с Крисом и посмотреть записи боя.

— Много их было?

— Не знаю.

— Дальше что было?

— Дальше уже наши абордажники полетели на ихний крейсер.

— И?

— Захватили его и он теперь под нашим контролем.

— Ты сможешь его пилотировать?

— Не знаю нужно попробовать.

— Где все?

— Отдыхают все пока. Разбудить?

— Ненужно. Вчера был тяжёлый день, пускай отдыхают.

— Скажите? — она что-то не решалась спросить.

— Что? Спрашивай.

— Как это у тебя получается?

Она от волнения перешла на ты

— Не понял, о чём ты спрашиваешь?

— Ну как? Искин давал меньше десяти процентов на нашу победу. А мы их победили?

— Ты знаешь, я не видел, сколько там процентов давал искин. Просто знал, что должен победить ради тебя и всех других на этом корабле и других кораблях. К тому же меня наш врач попросила сделать чудо. Вот и пришлось выполнять.

— Знаешь я думала что не переживу вчерашний день, и у неё потекли слёзы.

Ну, вот придётся успокаивать пилота. Повернулся и посмотрел назад, кроме нас в рубке никого не было. По нейросети дал приказ Заразе отключить камеры видео наблюдения и звукозаписи в рубке.

— Иди ко мне и показал на коленки.

Она вначале смутилась, а потом пришла и села.

Вот зачем таких детей берут на флот? Она же ещё совсем ребёнок. Слёзы у неё текли ручьем.

— Ну, а сейчас-то то, что разревелась? Всё ведь уже закончилось.

— Не знаю — и слезы продолжили ручьём течь.

Пришлось обнять и прижать к себе. Она прижалась в ответ.

— Ты ведь не первый раз в бою?

— Не первый, только в таких больших сражениях не участвовала.

— Ну, так что сейчас?

— Мы обычно сразу убегали от таких больших, а ты к нему полетел, а он же такой здоровый и страшный.

Она уткнулась мне в грудь, хорошо, что комбинезон был не промокаемый. Гладил её по спине, успокаивая.

— Вот теперь ты будешь им управлять, таким большим и страшным, и тебе никто страшен не будет.

— Не хочу, я там буду одна.

— Почему одна? Охранять тебя пошлю парней.

— Всё равно не хочу там страшно.

Ну, совсем ребенок.

— Хорошо пошлю другого пилота.

— А тебе не было страшно? — она повернулась ко мне.

— Ты знаешь, мне некогда было бояться, приходилась принимать решения.

— Расскажи, как вот у тебя так получается? Мы здесь обсуждали с пилотами это ведь у тебя первый бой? Тебя этому кто-то учил?

— Да у меня был первый бой на кораблях.

— И как ты так смог?

— Не знаю, я сразу понял, что мой козырь скорость и манёвренность его и использовал. Был только один вариант ближний клинч, а там всё от тебя зависело, и ты молодец, всё отлично сделала.

— Вот, а этот на меня орёт — она с обидой кивнула в сторону капитанского кресла.

— Это просто форменное безобразие! Сейчас на тебя могу орать только я! Хочешь, я на него наору?

— Нет. Не надо — она уже немного отошла, и улыбка проскочила на её лице.

— Если что, ты только скажи. Это я запросто, а вообще просто не обращай внимания и хорошо делай свою работу.

— Я так и делаю.

— Знаешь, мне один раз стало страшно, когда я в него засадил шесть ракет, а ему хоть бы что. Только я понимал уже, что мне нужно было уничтожить его союзника, а потом мы его всё равно разгрызём, какая бы у него классная защита не была. Ну, или будем брать его на абордаж. Их капитан тоже понял это и решил, что только абордаж его спасение. Вот и попытался захватить нас. Вот только я уже ждал этот шаг от него, а вообще он сделал главную ошибку в самом начале. Решив разменять крейсер на крейсер. Если бы он дал развернуться третьему крейсеру носом к нам, то тогда бы мы так легко не отделались.

— А как ты понял, что он пошлёт к нам крейсер?

— Не думаю, что открою тебе какую тайну, но ты ведь наверняка знаешь, что я псион.

Часть 7

— Конечно, знаю.

— Так вот я просто знал, как и что он будет делать. Вот только, мне пришлось заплатить за это.

— Знаешь я с тобой, хоть на край света полечу.

— Ну, я надеюсь, что так далеко нам не придётся лететь. Кстати насчёт лететь, мне нужно корабль осмотреть. Может, ты меня отпустишь?

— Нет. Мне хорошо с тобой — и она ещё сильней прижалась ко мне.

Можно было конечно приказать, не дело это когда у тебя пилот на коленках капризничает. Вот только пилот второй человек на корабле после капитана и её душевное состояние имеет большое значение. Кроме того мне это ничего не стоило, уделить ей совсем немного времени, которое у нас вроде было, а ей было нужно немного моего внимания.

— Знаешь, а мне всю каюту разрушили и мне после вахты некуда пойти спать.

— Вот это плохо, сейчас найдём тебе что-нибудь.

Послал запрос Заразе на наличие свободных кают. Зараза выдала, что на борту нет кают свободных. Впрочем, это было не удивительно, учитывая, сколько было абордажников на борту.

— Вот коды доступа к моей каюте, можешь после вахты там расположиться, пока не починят твою каюту. Всё равно я буду ремонтом заниматься.

— Спасибо — и она довольно улыбнулась.

— Ну что, мы решили все твои проблемы?

— Да.

— Тогда мне нужно идти.

— Нет, не уходи.

— Давай так, я приду вечером, и мы в каюте продолжим обниматься если ты конечно непротив, а то зайдёт кто-нибудь, а мы здесь в обнимку. Не правильно это, понимаешь. Ты подрываешь мой авторитет командира.

— Обещаешь?

— Обещаю.

Она нехотя встала у меня с коленок.

— Давай так, о том, что сейчас между нами было никому.

— Хорошо. Так ничего и не было?

— Ну, ты меня поняла?

— Поняла.

Уже уходя с командного мостика, я услышал: — Ой, девочки, что сейчас было.

Как же, поняла она меня.

Впрочем, это даже хорошо, снимут меня с командования этим детским садом, и я займусь нормальной работой.

Что здесь у нас? Заглянул в оружейку. На полу оружейки лежала больше десятка скафандров, и пара дройдов занималась их чисткой. Теперь нужно как-то в этой куче найти мой легкий скафандр. С трудом из-под груды скафандров выгреб свой легкий скафандр. Посмотрел на оружейный шкаф. Винтовка мне точно не нужна, только мешаться будет, хотя что-нибудь из оружия мне точно нужно. Можно конечно вернуться в каюту там остался старенький бластер, а где всё трофейное? После абордажа должно быть много чего? Это всё должно быть где-то здесь? Открыл старенький шкаф и меня завалило. Из него вывалилось множество различного оружия, а вот ручного среди них не оказалось и, матерясь по-русски, начал закидывать это всё обратно. Когда обратил внимание что сзади кто-то стоит. Повернул голову, и обнаружил Криса.

— Как раз ты мне нужен!

— Привет что потерял?

— Привет. Мне ручной бластер нужен, вот только не знаю, есть они здесь или нет? Не хочу винтовку, она мне мешаться будет.

— Этого добра полно и он открыл второй шкаф. Оттуда высыпалась не меньшая куча ручных бластеров.

— Вот только они наверняка закодированы. Их ещё раскодировать нужно.

— Точно, об этом я совсем забыл, но возможно найдётся не кодированный.

Мы занялись поиском. Доставали из кучи, и я прикасался к ручке, после чего смотрели, какой цвет загорится. Мне это мероприятие уже надоело после десятого бластера, и я пожалел, что не сходил в каюту, только двадцать шестой оказался не блокирован. Повезло. Сразу проверил его. Батарея была заряжена. Крис выдал мне кобуру под него.

Теперь меня ждали великие ремонты.

— Крис, ты почему встал так рано? До подъёма ещё больше часа?

— Не спится что-то. Сам, почему так рано проснулся?

— Так я только что из капсулы был выпущен, решил пока заняться ремонтом.

В оружейку кто-то заглянул и сразу убрался обратно.

— Кто там? Заходи не бойся, не пальну — сказал ему.

В оружейку сразу зашло больше десятка абордажников. Большинство были мне знакомы.

— Что тоже не спится?

— Да — стало мне дружным ответом.

— Сказочники вы. Вы кому нибудь другому эти сказки рассказывайте. Вы решили с утра пораньше зачистить оставшиеся пиратские корабли, пока ваши конкуренты на других кораблях ещё спят. Так?

Тишина стала подтверждением, что я попал в точку.

— Хорошо, летите, скажете, что я разрешил, только Крис осторожней в ловушку не попадите, там ещё могут оказать серьезное сопротивление. Не забывай вам же ещё линкоры зачищать потом.

— Я помню.

В это время в оружейку зашли ещё четверо. Один хромал, у другого рука была на привязи.

— Не понял, а вы куда? Вы же раненые?

— Места нет в капсулах. Всё забито. Мы слетаем и сразу в капсулу.

— Понятно, энтузиазм экипажа прет через край. Крис что скажешь?

— Да пускай летят.

— Ладно, пускай летят, — согласился я

Крис уже оделся и вооружился и мы с ним вышли из оружейки.

— О ещё толпа не спящих.

Около оружейки обнаружилось ещё больше десятка разумных, из состава другого рейдера во главе с командиром абордажников.

— Что тоже не спится?

— Да — ответила вся толпа абордажников, глядя на меня честными глазами.

— Идите, вооружайтесь.

Мы пошли с Крисом по коридорам на летную палубу

— Расскажи лучше как здесь всё прошло, а то меня вырубило слегка?

— Знаешь, что ты нас всех напугал. Вырубился и весь в крови.

— Медик говорит, что я с пси переборщил. Всю энергию что была, истратил. Я ведь не умею ей пользоваться. Вот и перестарался.

— Не делай так больше. Знаешь я за вчерашний день два раза думал, что этот день не переживу, а ничего жив и здоров. Корабль в порядке и с прибылью будем. Знаешь с тобой классно воевать.

— Ну, корабль не совсем в порядке, есть повреждения, и не стоит так говорить можно удачу спугнуть. Что жарко вчера здесь было?

— Здесь было по плану, всё как ты и сказал. Когда они высадились, мы отступили. Они в это поверили и за нами. Схватились в коридоре. После этого наши прилетели, и сверху их атаковали. Почти половину сразу положили, а часть сдалась. Главарь и ещё несколько разумных с ним до последнего в каюте держались. Пришлось их всех уничтожить. Посмотри запись с камер.

— Посмотрю, но потом.

— Где они?

— Кто?

— Пленные? Что сдались?

— Отправили на другой рейдер. У нас их негде содержать. Сам видишь, дыры и на лётной палубе и в трюме.

— Сейчас дырами займусь. Залатаю, и будет как прежде. Слышал, что вы успели уже к ним гости слетать?

— Как только здесь закончили сразу погрузились и к ним вылетели.

— Как там всё прошло?

— Там практически никакого сопротивления не было. Кое-кто попытался сопротивляться, их уничтожили, а остальные сдались.

— Значит у нас много пленных пиратов?

— Нет, у нас никого нет. Всех на второй рейдер отправили, но не всех, часть на крейсере.

— Понятно.

Что-то он не договаривал.

Мы были уже на лётной палубе, и только посмотрев на другой коридор, я понял насколько там бы жаркая битва. Несколько кают были разрушены, весь коридор был оплавлен, и треть коридора была разрушена. Серьезно они здесь схватились. Здесь же находились остатки пяти абордажных дройдов. Они были тоже оплавлены. Осмотрев разрушения в коридоре и каютах, которое сделали пираты, вернулся на летную палубу.

Абордажники не спеша подходили и грузились в челноки, и среди них я заметил несколько техников, в том числе и Леру. Она явно пряталась от меня.

— Лера подойди.

Она сделала вид, что не услышала

Выслал приказ по нейросети подойти ко мне.

Она нехотя подчинилась и подошла.

— Куда парни я знаю, а куда ты собралась с девочками?

— Мы с ними. Ты ведь разрешил вылет.

— Я разрешил вылет им, а про вас разговора не было.

— Разреши нам вылет с ними?

— Разрешу, если ты мне объяснишь, почему я должен отправить на абордаж своих техников?

— Мы им поможем с абордажными работами, — она мне врала, и я это знал, но было что-то ещё, — Тебе что сложно?

— Мне несложно, но у абордажников работа такая, а у вас она другая и она здесь. Корабль повреждён, и нужно заниматься его ремонтом.

— Я к тебе больше не приду, если не отпустишь!

Это уже пошёл шантаж

— Не приходи. Не хочешь говорить ненужно. Всё равно узнаю только позже. Полетай, разрешаю, вот только если хоть одна из вас вернётся с ранением, я тебя выкину в космос без скафандра.

Решил припугнуть их, а то совсем страх потеряли.

— Искин если будет ранение у техников немедленно доложить.

— Принято.

— Да и заблокировать доступ в мою каюту для Леры.

— Выполнено.

Теперь работать. Где мои дроиды? Все три моих паучка стояли на зарядке. Как вы поживаете? Не пострадали во время абордажа?

Запустил диагностику. Все три дали диагностику и не имели повреждений. Один отправил осматривать повреждения на носу, второй к дыре в трюме, третий к ближайшей дыре. Дроиды быстро разбежались осматривать повреждения. Первый дройд быстрей всех добрался до дыры около летной палубы и вылез на наружную обшивку. Следом за ним выполз второй. Разрушения в этом месте были сильными. Раньше техники уже устанавливали заплатку на это место, судя по всему, эту дыру сделали во время предыдущего абордажа рейдера, в этот раз пираты проделали ещё одну дырку рядом с ней. Взрывом заплатку повредило, и она стала похожа на гармошку. Придётся на крышу выбираться и всё смотреть своими глазками, было непонятно, как лучше её заделать. Можно конечно было, как дроиды через дырку вылезть, но я решил выбраться как обычные люди через шлюз. Выйдя из шлюза, остановился и понял, что не могу себя заставить оторваться от корабля. Под кораблём не было ничего кроме пустоты космоса. Корабль казался спасительной соломинкой, от которой было страшно оторваться. Головой я понимал, что ничего не будет, а всё равно не мог разжать руки и сделать шаг.

Корабль находился в том же положении что и вчера, ничего не изменилось, пока я был в капсуле. Рядом висел тяжёлый крейсер, его корпус был темно матового цвета и выглядел действительно пугающим. Немного правее висел корпус второго пиратского крейсера и рядом с ним находился второй рейдер. Судя по всему, со вчерашнего дня ничего не поменялось, хотя нет, есть отличия. Поднял голову наверх и заметил два истребителя. Они зависли над кораблями. Разумная предосторожность на случай если будут ещё попытки проникнуть к нам на корабли.

Ну что? Так и буду стоять в шлюзе? Может попросить подбросить истребителем. Нет, это точно не вариант. Может здесь есть какие-нибудь ступеньки? Начал осматривать корабль по обеим сторонам шлюза, и ступеньки действительно нашлись слева от меня. В этом месте были приварены скобы, чтобы по ним можно было забраться на крышу корабля. Теперь главное вниз не смотреть и я начал перебираться на лестницу. Хотя можно было сделать просто, нужно было сделать шаг вперёд и потом просто взлететь. В скафандре была встроенная система управления полётом, но я не ищу простых путей, мне сложности подавай.

Вот я и на лестнице. Ну как на лестнице, руками я крепко держался за неё, а вот ноги полетели в свободное плаванье. У меня плохо получалось вернуть их на лестницу. Ну и ладно, так тоже можно и начал шустро перебирать руками по лестнице. При этом мои ноги были выше моей головы и двигались вперёд меня. Нужно будет следующий раз зад чем-нибудь утяжелить, а то это, какое неправильное движение получается. В скафандре послышался шум, сразу несколько женских голосов, и всё затихло, после чего чей-то женский голос осторожно спросил:

— Командир вам помощь не требуется? А то вы как-то не так висите?

— Кто это?

— Это пилот истребителя.

Я попытался посмотреть наверх, только мне мешало мое собственное тело

— И какую помощь ты мне можешь оказать?

Послышалось женское хи-хи.

— Ну не знаю, подтолкнуть например.

Да уж конфуз получается.

— Вверх или вниз?

— Это зависит о того куда вам нужно.

— Откуда ты знаешь? Может мне нравиться мое нынешнее положение, и я осваиваю новый вид хождения на руках в космосе?

— Это вряд ли.

— Ладно, сдаюсь я первый раз вышел в открытый космос. У тебя есть хорошие советы? Как исправить ситуацию?

— Там в скафандре нужно включить стабилизация положения и включить магнитные подошвы.

Нашел такой пункт в меню скафандра и активировал его. Сразу включились двигателя в заплечном ранце, и меня вернуло в нормальное положение и я смог встать ногами на скобу лестницы. Теперь магнитные подошвы. Вот этот пункт. Нажимаю активацию и не могу оторвать ногу от ступеньки. Прилип. Нужно будет подрегулировать. Где регулировка? Вот она. Сейчас установлено на максимум. Переустанавливаю на средний уровень. Попробовал оторвать ногу с трудом, но удалось. Нужно ещё уменьшить. Выбрал между средним и малым. Теперь ноги отрывается без проблем. Сделал несколько шагов наверх, всё стало просто, как по обычной лестнице карабкаешься. Поднял голову наверх, практически надо мной висел истребитель. Она подлетела ко мне почти вплотную и с интересом наблюдала за мной. Второй висел рядом.

— Проси, что хочешь моя спасительница.

— Ну, я даже не знаю, — задумалась она.

— Ой, у меня каюты нет, она разрушена, можно в вашу?

— Можно, меня всё равно там не будет. Вот только ты там будешь не одна, а с подружкой.

— Я знаю.

— Только давай этот маленький инцидент останется между нами?

— Боюсь это уже невозможно и несколько смешков из разных девичьих голосов стало подтверждением её слов.

— Понятно.

Развлекать команду тоже часть работы командира. Главное настроение у них хорошее и боевое.

— Вы здесь присматриваете, чтобы никто не просочился на борт.

— Мы присматриваем.

— Молодцы.

Тем временем я уже почти забрался на крышу корабля. Показались два пристыкованных абордажных бота на крыше. Входные люки в них были открыты. Наверно проверили, но на всякий случай достал бластер. Пока я карабкался по лестнице, все дройды достигли своих целей и осматривали повреждения. Снял дройда с осмотра и отправил в ближайший абордажный бот. Один из ботов был серьезно повреждён, удивительно как смог долететь и пристыковаться. Дроид быстро проверил боты. Никого внутри не было.

Посмотрим что у нас здесь? Спросил сам себя, подойдя к взорванному участку. Меня интересовала несущая балка. Удачно получилось, я боялся, что придётся с ней что-то делать. В первый раз пираты взорвали немного выше её, а теперь ниже её. Придется убирать старую заплатку и ставить две новых, но это была полная ерунда по сравнению с заменой несущей балки. Дроид тем временем уже сделал мне отчёт по абордажным ботам и скинул мне на нейросеть. Что же пошлю его вначале вырезать внутреннюю обшивку корабля, чтобы наложить на неё заплаты и восстановить атмосферу на летной палубе. Наружную обшивку сделаю позже. Инженерные дройды на порядок быстрей выполняли эти работы по сравнению с техническими.

Посмотрел на время исполнения и передал дроида под управление Заразе. Что у меня дальше по плану? По плану у меня осмотр того что наворотила ракета. Вот здесь всё оказалось плохо. Несколько несущих балок были повреждены, не говоря о наружной обшивке, а вот внутренняя обшивка вроде была цела. Вместе попадания все края дыры представляли собой рваные куски металла. Дроид не смог пролезть между наружной и внутренней обшивкой. В этом месте работы для меня будет много, хорошо, что корабль мог прыгнуть корабль с такими повреждениями. Решил пока обрезать все рваные куски обшивки, а дальше будет видно, что можно в этом месте исправить. В этом месте меня в первую очередь интересовал выход из ракетной шахты. Взрывом его зацепило, и ракета из него не могла вылететь. Нужно было вырезать весь повреждённый участок и куски обшивки, чтобы ракета могла вылететь из шахты.

Посмотрим теперь что с третьей дырой в трюме. Дроид прислал отчёт. В этом месте мне повезло и взрывчатку установили точно на место заплатки. Требовалось просто заменить заплатку. Решил не ходить туда. В этом месте не было несущих балок. Дал команду на замену заплатки и передал всех дройдов под управление Заразы. После чего направился обратно на летную палубу.

Часть 8

Проходя мимо абордажных ботов, решил попытаться перегнать их на летную палубу. Зачем ногами топать, когда можно долететь? Ведь я тренировался долго и упорно на тренажёре. Всё равно потом перегонять придётся и забрался в абордажный бот, который был целый. Был бот целый, будет бот битый — решил я. Пилот из меня раньше был неплохой. Вот только я давно не практиковался на тренажёре, а лучшего момента для практики может и не представится. Ну что же попробуем, и включил зажигание. Искин бота сообщил.

— Пилот не опознан!

— Понятно, что не опознан я новенький.

— Ваш сертификат пилота?

— Я его дома забыл!

— Ха ха смешно.

— Слышь железка давай ручной режим, экстренная ситуация, мне лететь нужно.

— Ваше пилотское удостоверение.

— Так нет его у меня, говорю же, дома забыл.

— Вылет невозможен.

Похоже, всё-таки придётся идти пешком. Пришлось вылезти из бота.

Вот ведь тупая железка разберу на запчасти, и я со злости пнул по нему.

Во втором боте наверно будет такая же картина, и я посмотрел не него. Проверить или уже не стоит?

В это момент в третьем боте, который находился далеко от этих двух, в районе трюма, открылся входной люк.

— Сейчас не понял? Это что было? — и быстро спрятался за бот.

Из бота выбралась девушка и сразу спряталась обратно, похоже, заметила истребители над нами. Это кто? Может наша? Пошлю запрос.

— Зараза кто из женской части экипажа сейчас не на борту?

— Кроме пяти техников, которые улетели с абордажниками, все на борту.

— Пиратка? Ничего себе. Какая молодая пиратка.

— Зараза есть ещё абордажники на борту?

— Подтверждаю. Только что двое абордажников покинули медсекцию.

— Отправь их в оружейку, пускай вооружаются, для них есть работа.

— Как будут готовы, доложи.

— Принято.

Сам наблюдал за ботом. Люк в него остался открытым, но больше ничего не происходило. Рядом с ботом работал дройд, он уже заканчивал вырезать старую заплатку.

— Приказ выполнен. Абордажники вооружены — сообщила Зараза

— Пускай ждут. Скоро сообщу, куда им будет нужно выдвигаться. Пилотов истребителей на связь.

— Слушаем — прозвучало звонкими девичьими голосами.

— Девочки у нас остались пираты на корабле. Они в третьем боте около трюма.

— Сейчас мы его раздолбаем — и истребители начали разворачиваться к нему носами.

— Стоп не нужно. Рейдер испортите, а мне потом ремонтировать. Вначале мы их оттуда выманим, и корабль и бот останутся целыми. Вы спрячьтесь, чтобы они вас не видели и будьте на связи, если что подстрахуете меня.

— Конечно командир, мы тебя подстрахуем.

Они перелетели, спрятавшись за тяжёлый крейсер.

— Что будет дальше?

Вот только ничего не происходило. Значит, будем выманивать. Снова перехватил управление у Заразы над дроидом и отправил его на крышу бота потоптаться там. Потом приказал уйти через дыру в трюм и там закрепиться под потолком. Жалко было его потерять. Дроид недолго потоптался по крыше бота и уполз в трюм.

— Давайте, вылезайте.

Опять тишина. Хорошо ещё подождём. Минут десять ничего не происходило. Потом снова появилась девушка. Осмотрелась и не обнаружила истребителей. Похоже, что-то сказала в бот, после этого оттуда появился пират. На нем был какой-то крутой скафандр, таких скафандров я раньше не видел. Отправил запись с нейросети и запрос абордажникам и пилотам что это за скафандр? Пришёл ответ от одного из абордажников

— Скафандр максимальный защиты, кучу кредов стоит.

Понятно, непростой скафандр, значит в нём не простой пират. От одной из пилотов пришло другое сообщение.

— Девушка пилот и его рабыня. Нужно постараться её спасти.

— Постараюсь, — ответил ей

Отправил сообщение абордажникам взять с собой станеры. Может получиться захватить их живыми.

Ну и что вы дальше делать будете? Они подошли к дыре, которая уже была ровной квадратной формы. Девушка заглянула и сразу отскочила назад. Следом за ней подошел пират и тоже туда заглянул. После чего он приказал ей спускаться вниз. Она безропотно выполнила приказ. Здесь я переключился на камеру на дройда, и мне было хорошо всё видно, что происходило внутри трюма. Судя по всему, пират решил в трюме спрятаться.

— Зараза подключи вид с камеры дроида абордажникам и пускай выдвигаются к входу в трюм.

Мои предположения подтвердились, пират начал спускаться за ней.

— Девочки подлетайте начинаем.

Решил пробежаться к боту, если там ещё один такой пират остался, у меня не было бы шансов без истребителей. На мне был легкий скафандр без защиты. Выхватил бластер и побежал максимально быстро, насколько это можно было сделать в скафандре. Надо мной уже висели истребители. Вот и вражеский бот. Заглянул внутрь и сразу отпрянул, в боте вроде было пусто. Снова заглянул, теперь с другой стороны, никто не попытался в меня выстрелить. Пусто. Залез внутрь, чтобы окончательно его проверить. Внутри больше никого не оказалось.

— Девочки внутри никого. Они вдвоём.

— Видим.

Камера дройда показывала, что пират сейчас пытался сдвинуть один из контейнеров. В трюме находилось несколько почти пустых контейнеров. За одним из них он решил спрятаться.

— Парни сейчас мы врываемся в трюм. Вы не стреляете, а просто держите его на прицеле. Он попытается укрыться за девушкой. По моей команде «давай» вы стреляете в неё из станеров? Поняли?

— Поняли.

— Поехали.

Одновременно я спрыгнул вниз. Искусственная гравитация на корабле была небольшой и прыжок с десяти метровой высоты серьезными повреждениями мне не грозил. Больше я опасался, что пират может меня подстрелить в воздухе. Во время моего падения пират вместе с девушкой оказался ко мне спиной, они пытались отодвинуть контейнер, но у них ничего не получалось. Приземлился я громко, забыв отключить магнитные подошвы. Одновременно со мной влетели в трюм абордажники, взяв пирата на прицел. Пират, когда толкал контейнер, оставил свою винтовку, прислонив её к стене. Им уже удалось немного сдвинуть контейнер, когда он услышал грохот за спиной от моего приземления. Он повернулся ко мне, мгновенно оценил ситуацию и не стал пытаться тянуться за винтовкой, а выхватил ручной бластер и приставил его голове девушки. Пытаясь, спрятался за ней.

Сам я ушёл перекатом за другой контейнер. Абордажники спрятались за транспортным дроидом, стоящим недалеко от входа. Они взяли какие-то мощные пушки, похоже, этот скафандр просто так было не пробить. Все выжидали. Никто не стрелял.

— Парни, если на этот скафандр упадет дройд, он выдержит?

— Нет, ему хана — ответил один из абордажников.

Было непонятно кому хана и было жалко дройда, а другой стороны девушку нужно было спасти, хотя кто знает, возможно, это его подружка.

— Зараза подключи мне Дока.

— Док на связи.

— Док если я уроню на пирата дройда, он будет жив? — и переслал ему картинку.

— Вряд ли — пришёл ответ Дока

Дройд уже подполз и завис над пиратом.

— Жаль, а я хотел его допросить.

— Думаю, успеем это сделать без проблем.

Тогда вышли дроида медицинского.

— Парни готовьте станеры — отдал команду абордажникам.

— Готовы — ответили они.

— Командир он хочет главного на связь — сообщила Зараза.

— Соединяй.

— Ты капитан?

— Нет не капитан.

— Я же сказал капитана.

— Здесь я главный, я командир этой эскадры.

— Это хорошо. Я убью вашу девку, если вы не дадите мне улететь.

— Это твоя девка, а не наша и мне на неё плевать. Лучше сам сдавайся.

— Она ваша флотская.

— Ты можешь это доказать?

— Да, она с вашего корабля мы её захватили.

— Хорошо допустим, я тебе поверю, и она флотская. Что ты хочешь?

— Мне нужен корабль и возможность покинуть систему.

— Где я тебе его должен взять? Если они все с повреждениями?

— Что ты меня лечишь. У тебя все корабли исправные.

— Ты ошибаешься. Я тебе предлагаю поменять девушку на себя.

— Выходи.

— Только учти, если я умру, ты умрёшь вместе со мной. Хорошо я выхожу.

Дройд уже давно висел над ним, мне нужно было, чтобы он устал и отвлекся от нее, и я вышел из-за контейнера. Ведь я уже знал, что он решил умереть вместе со мной и девушкой. Вот только за двумя зайцами погонишься.

Он улыбнулся, когда увидел что я вышел.

— Давай.

Всё случилось почти одновременно, но мой дроид занял почётное первое место. Пират начал движение рукой, чтобы выстрелить в меня, в этот момент его накрыл дройд. Одновременно со мной выстрелили абордажники из станеров, и девушка рухнула рядом с пиратом. Бластер вылетел из его руки и подкатился к моим ногам. Поднял его и повертел в руках. Крутая моделька, похоже, одна из последних. Однозначно не бедный пират. Когда поднял оружие, оно загорелось красным, закодировано. Засунул его в карман на бедре. Парни уже подошли к пирату и потыкали в него оружием.

— Вроде дышит пока — сказал один из них

Вот только меня этот пират совсем не интересовал, меня больше волновал мой дроид. В каком состоянии он был после падения. Сразу запустил диагностику его. Живой. Только камера у него накрылась. Здесь я вспомнил, что около лётной палубы находились разбитые абордажные дройды, нужно будет оттуда снять и поставить, если там остались целые. Вроде должны подойти. Пока отправил дройда доделывать работу и снова передал его под управление Заразе. Дроид с чувством выполненного долга пополз заваривать отверстие.

— Что стоите как бесчувственные болваны? — спросил кто-то сзади.

Нас растолкала наш новый медик. Мы не заметили, как она появилась в трюме. Все были заняты своими делами. Парни рассматривали скафандр на пирате и его винтовку, а я колдовал над дройдом. Мы расступились, пропустив её.

— Что стоите? Помогите, — добавила она и посмотрела на нас.

Мы с парнями непонимающе посмотрели друг на друга. За ней подъехал медицинский дроид с носилками. Стало понятно, что от нас требуется. Мы дружно взяли пирата. Они за руки я за ноги.

— Его-то зачем? Да что вы делаете? Бросьте его! Девушку грузите!

— Зачем? Она ведь не пострадала? Мы её только из станеров вырубили? Скоро сама придёт в себя — ответил ей один из абордажников.

— Сказала, девушку грузите!

Абордажник пожал плечами.

— Раз медицина просит.

Мы бросили пирата и дружно перешли к девушке, положили её на носилки и дроид уехал.

— А этого куда? — спросил её.

— Сейчас дроид вернется, заберу.

Скоро он вернулся. Мы погрузили пирата и вместе поехали в медсекцию. В медсекции на полу лежал скафандр девушки, а она находилась в лечебной капсуле. Дроид подвёз пирата к капсуле, врач привычным движение раскрыла на нём скафандр, другим резким движением сдернула скафандр с пирата и бросила его на пол как тряпку.

После этого её действия возмущению парней не было предела. Если бы это был кто-то другой, а не медик, у которой они только что побывали, они бы точно возмутились и высказали ей всё, что они думают по поводу такого кощунственного отношения к такой хорошей вещи, но здесь они просто промолчали. Однако их взгляды очень многое сказали мне.

— Парни забирайте скафандры и разоружайтесь. Это был последний пират на корабле. Больше нет.

Они ещё раз осуждающе посмотрели на докторшу, и молча, вышли из медсекции.

Появилась Зараза.

— Командир вас ждут на совещание в командном центре.

— Скажи им, пускай начинают без меня, я сейчас подойду. Отключи запись здесь в медсекции на две минуты.

— Выполнено.

Опустилась крышка капсулы и докторша посмотрела на меня.

— Ты знаешь эту девушку? — спросил медика.

— Нет, но хорошо понимаю каково ей сейчас.

— Тогда давай так, я понимаю твои чувства, меня самого пираты выкрали с моей планеты, но у нас есть работа, и мы должны сдерживать свои эмоции выполняя свою работу.

— Я понимаю.

— Хорошо. Тогда мне нужно ментокопирование обоих. Это приказ!

— Ты знаешь, что это незаконно?

— Знаю, и если что, вали всё на меня.

— Я поняла.

— Девушки зачем? Она ведь наша?

— Ты веришь пирату? Это неизвестно наша она или нет. Нужно всё проверить. Служила или нет. Если служила, то где и когда. В общем, любая информация о ней и о нем.

— Я поняла тебя.

— Мне нужна информация о нем, кто он и самое главное, сколько у нас есть времени. Когда их начнут искать? Жду её от тебя.

— Сделаю.

Вышел от неё и пошёл на совещание. На нём меня уже заждались. Моё капитанское кресло было свободно. Рядом сидел капитан корабля.

Когда зашел на командный мостик, шло обсуждение того что делать дальше. Как только зашёл все сразу замолчали.

— Прошу извинить, меня немного задержали.

— Мы здесь внимательно наблюдали, как ты его дройдом приложил — сказал капитан крейсера.

— Живой остался? — спросил капитан фрегата.

— Вряд ли, он без сознания, а девушка жива.

— Понятно. Командир что думаешь дальше делать?

— Сейчас решим. Вначале вопрос по крейсерам. Что у вас с состоянием кораблей?

Посмотрел на капитанов крейсеров, что остались в этой системе прикрывать третий крейсер, их крейсерам больше всех досталось. Одного из капитанов я первый раз увидел. Капитан этого крейсера первым ответил на мой вопрос.

— Не могу ничего сказать по состоянию. У меня ни одного техника не осталось в строю.

Командир второго крейсера немного подумал

— У меня один техник есть, но с дройдами проблема. Нет целых, нужно ремонтировать их.

— Корабли могут долететь до нас своим ходом?

— У меня вроде один двигатель работает — ответил первый капитан

— А я не знаю, даже не пробовал запускать — ответил второй — Непонятно что с искином он сбоит.

— Значит тогда так. Сейчас пробуете долететь до нас, если не получиться снимаете искины и перевозим экипажи на абордажных ботах на тяжёлый крейсер. Ваша задача будет освоить его. Сейчас я с техниками займусь его ремонтом. Он недолжен был сильно пострадать, думаю, мы сможем его восстановить. Задача вам понятна?

— Понятна — ответил первый капитан.

— Понятна — добавил второй.

— Теперь по фрегатам как у вас состояние?

Ответил один из капитанов

— Мне досталось, но прыгнуть смогу.

— Вы догнали эсминец?

— Конечно, и уничтожили.

— Хорошо, что он не ушёл. Теперь по третьему крейсеру, что у тебя с ремонтом главного калибра?

— Глухо.

— Прыгнуть сможешь?

— Да.

— Кто-нибудь из вас знает, буксиры на станции могут уходить в гиперпространство и допрыгнуть до нашей системы?

Ответил капитан второго фрегата.

— Знаю, что один точно может.

— Понятно. Значит, тогда сделаем так. Мы сейчас крейсер под завязку грузим ранеными, заполняем трюм и ты прыгаешь к станции. Как только выйдешь там из гиперпространства сразу передашь мой приказ, чтобы они немедленно высылали к нам буксиры.

— Зараза зафиксируй в форме приказа.

— Выполнено.

— Передайте медикам подготовить и согласовать отправку раненых на станцию.

Шесть голов кивнули

— Теперь по рейдеру — посмотрел на капитана второго рейдера — Что у тебя по состоянию?

— Всё целое, ни одного пробития.

— Это хорошо. У кого нибудь есть вопросы, предложения, пожелания?

— Что там со станцией? — спросил один из капитанов крейсеров.

— Со станцией было всё в порядке, я её поломал немного, но её должны уже починить. Правда, у меня там остались две проблемы около неё. Ещё вопросы?

— Скафандр как?

— Какой скафандр? Не понял? — посмотрел на себя, на мне был обычный легкий скафандр.

— Пиратский.

— А этот, понятию не имею, отдал абордажникам, унесли в оружейку. Не до него сейчас.

— Ещё вопросы? — вопросов больше не было — Раз вопросов нет, работаем по этому плану. Чуть не забыл, на пиратские эсминцы посылали абордажников?

— Нет пока, когда вернуться с крейсера отдохнут, отправим — ответил капитан второго рейдера.

— Хорошо.

— Что по пленным? Допрашивали?

— Нет.

— Нужно выяснить сколько у нас времени до того как их начнут здесь искать?

— Понятно.

— Я пошёл ремонтом заниматься. Все детали сами согласуете.

Когда уходил, услышал.

— Ну вот, а ты переживал.

— А что там за две проблемы?

— Линкоры.

Часть 9

Понятно, девушек сменили парни. Нужно всё обсудить. Похоже, сейчас начнут меня обсуждать.

Что у меня с ремонтом? Подключился к дроидам. Дроид у летной палубы уже закончил заваривать дыру и стоял в ожидании новых приказов. Отправил его на помощь тому, что работал на носу корабля. Сам пошел проверять его работу. В этот раз зашел с другого коридора, совсем забыв, что он разрушен. С трудом добрался по нему, к месту, где находилось дыра. Работа здесь была выполнена. К сожалению здесь не было моего инженерного скафандра его с летающими дронами и мне пришлось отправить наверх небольшого технического дроида, просмотреть швы. Работа была сделана качественно.

— Зараза запускай воздух на летную палубу. Проверим на утечку.

Опустились переборки отсека и отсек начал наполняться воздухом.

Посмотрим что получилось.

— Утечек не зафиксировано — бодро доложила она

Отлично и я открыл лицевой щиток скафандра и сделал вдох. Нормальный воздух корабля немного с запахом масла и механизмов. После этого добавился запах горелой обшивки и проводов. Похоже, зря я это сделал. Закрыл обратно лицевой щиток и включил усиленную фильтрацию. Здесь всё было в порядке, что по трюму? Дроид в трюме также закончил выполнять задание и стоял рядом с заплаткой. Отправлю его на нос корабля, пускай втроём расчищают. Они, втроём быстро изрежут всё рваное железо. Дроид после моей команды начал ползти к носу корабля. Сделал себе памятку поменять камеру у него. Дошёл до трюма и проверил заплатку. Остались только повреждённые коммуникации, исправлять их отправил технического дройда по контролем Заразы.

Пришло уведомление от Заразы. Что там ещё могло случиться? Открыл и выматерился. Ведь знал, что так будет. Почему не запретил? Сам себя ругал за эту глупость. Вот не глупый же человек запретил отношения на корабле. В сообщении говорилось.

«Уведомляю, что два техника только что помещены в лечебные капсулы»

Пойдём разбираться и наказывать виноватых. Хотя начинать нужно было с себя. Ведь это я им разрешил. Пришлось возвращаться на летную палубу. На палубе стояли вернувшиеся боты и из них выгружали добычу в виде оружия скафандров. Крис стоял ко мне спиной и смотрел за выгрузкой. Подошел к нему.

— Крис как так получилось, что на корабле не осталось абордажников? Скажи мне, как вы так зачищали вчера, что не заметили пирата с подружкой?

Он опустил голову.

— Не знаю, правда, не знаю, как так получилось.

— Ты понимаешь, что он мог здесь наворотить прорвись он на мостик?

— Понимаю, но ты ведь его вырубил. Кстати он жив?

— Не знаю, вроде жив был. Допросить его нужно будет, если выживет.

— Сделаю. Его оскал выразил, что тот всё расскажет.

— Вот его бластер нужно будет его раскодировать.

Достал из кармана на бедре пиратский бластер. Он был не большого размера. У меня в базе такой модели не было, похоже, совсем новая модель. Какая-то крутая игрушка. Это привлекло внимание парней, которые выгружали добычу из бота. Они бросили это мероприятие и столпились вокруг.

— Можно посмотреть? — спросил один из них

— Возьми, раскодируйте и можете проверить.

— Они всей толпой пошли в оружейку, обсуждая игрушку.

— Крис что у вас случилось? Как получилось, что двое техников оказались в медсекции?

— Здесь я точно не причём. Они сами нашли сейф и вскрыли его, а он оказался заминирован.

— Понятно.

— На тяжёлом крейсере не осталось пиратских недобитков?

— Не должно быть вроде.

У тебя много раненых, убитых с последней зачистки?

— Сопротивления практически не было

— Тогда продолжайте.

После этого направился в медсекцию.

— Привет Док, это снова я. Не надоел?

— Нет пока.

— Сейчас доставили двух техников, что по ним?

— Рваные осколочные ранения.

— Ты не поняла я уже в курсе, как и где они их получили. Меня интересует, когда ты их починишь?

— Откуда ты всё уже знаешь?

— Это совсем не проблема. Ты забыла, что я псион?

— Да.

Поверила, какая наивная.

— Зараза передай мой приказ Лере и двум техникам немедленно явится в медицинскую секцию.

— Выполняется.

— Док мне нужен доступ к твоему медицинскому дройду.

— Зачем?

— Наказывать буду!

— Кого?

— Леру с подружками.

Пришли коды доступа к дройду. Ввёл их и дройд стал мне подчиняться.

Запросил ещё раз Заразу об окончании работ в трюме. Пришло подтверждение, что через два час все работы будут закончены.

— Зараза запускай воздух в трюм, проверим на утечку.

— Выполняю. Утечки не обнаружено

Значит всё готово. Вот и пришли мои красавицы. Лера с девочками зашли в медсекцию и Лера невинно поинтересовалась:

— Что случилось?

— Именно случилось и причиной этому служит твоя, хотя нет ваша жадность, которая вывела из строя двоих разумных из нашего экипажа. Заметь, нужных разумных для всего экипажа корабля, а поэтому Зараза появись.

Голограмма не заставила себя долго ждать.

— Зачитай, какие наказания за это предусмотрены.

Мне предлагалось на мой выбор: выговор, штраф, серьёзный штраф с арестом, расторжение контракта с выплатой огромной неустойки.

— Что можете сказать в своё оправдание?

Девочки молчали.

— Зараза отключи видео и звукозапись здесь в коридорах к трюму и самом трюме.

— Выполнено.

— Раз вам сказать нечего — скажу я. Лера ты помнишь, что я обещал тебе, когда вы улетали? Теперь раздевайся.

— Что прямо здесь при всех?

— Скафандр снимай.

— Зачем?

— Ты отказываешься выполнить мой приказ?

— Нет.

— Тогда выполняй.

Она послушно сняла скафандр.

Я подозвал медицинского дроида, и он подъехал к ней.

— Ложись.

— Зачем? Я здорова?

— Выполнять!

Она легла. Сразу активировал жесткую фиксацию. Выскочили ленты и жестко её зафиксировали в каталке.

— Теперь девушки можете попрощаться со своим командиром.

Они стояли не двигались.

— Ты что это серьезно? — спросила Лера.

— Конечно, я же тебе обещал тебе, что так будет.

— Ты не посмеешь — это прямое нарушение устава.

— Надо же она об уставе вспомнила. Раньше надо было о нём вспоминать, когда вы за этим сейфом полетели. Я ведь тебе обещал, что всё узнаю — она с ненавистью посмотрела на нашу докторшу — Можешь на неё не смотреть, она тебя пыталась покрывать, а с ней я потом разберусь. Ну что же поехали. Вы трое идёте со мной.

Дройд бодро покатился по коридорам к трюму. Вот и приехали. За переборкой находился трюм, там конечно воздух был, но они об этом не знали.

— Будете прощаться с подругой? — они стояли бледные и молчали — Ну не хотите как хотите.

— Прекрати! Ты это не сделаешь! — подала голос Лера.

— Ещё как сделаю, я же тебе обещал! А обещания нужно выполнять!

— Ну? Что стоите? Закрыть лицевые щитки скафандров. Это приказ!

Они опустили вместе со мной, и я дал приказ на открытие дверей. Створка медленно поползла вверх, и я дал приказ дройду подъехать к мертвым пиратам, которые были сложены в углу трюма. Сам зашёл в трюм и вся троица вслед за мной. Дроид уже стоял рядом с горой из пиратских трупов. Мы подошли к нему. Здесь я открыл лицевой щиток скафандра.

— Ну что не сделал? — Лера лежала бледная как полотно. Дал приказ дройду отстегнуть ремни. Они отстегнулись и убрались. Ответа не неё было — Вставай что разлеглась?

Она встала и подошла к девочкам.

— Теперь все посмотрите вот сюда. Что вы здесь видите? — и показал на погибших пиратов.

Молчание

— Ну, я жду ответа?

Одна из техников ответила

— Куча дохлых пиратов.

— Нет, это куча тех, кто дал своей жадности и алчности одержать победу над своим разумом, и вы пошли, поэтому же пути. Вот я хочу, чтобы вы задумались об этом! Теперь можете идти и готовиться к вылету на тяжёлый крейсер. Вы теперь будете работать под моим присмотром за себя и своих раненых подруг.

— Зараза теперь включи запись по всему кораблю.

— Выполнено.

— Док останься, — сказал ей, когда они начали двигаться к выходу.

Сам я отправил меддройда обратно в медсекцию. Она подошла ко мне.

— Это было жестоко.

— Знаю, может так до них дойдёт. Я решил, что так будет лучше, чем выговоры или штрафы.

— Всё равно жестоко.

Решил закрыть эту тему.

— Что там по пирату и девушке?

— Пока ничего не по нему не по ней.

— Как будет возможен допрос, пригласи Криса, это командир абордажников, он очень жаждал с ним пообщаться. Да и мне всё равно, что с пиратом будет.

— Я тебя поняла. Мне нужно бежать.

После этого она убежала вперёд, а я остановился и послал запрос Заразе о том, что случилось? Она подключила видео с камеры. Оказалось, что у Леры случилась истерика. Они ушли немного вперёд, и там она высказывала всё, что она думает обо мне и совсем не в литературных формах. Докторша подбежала к ней и сделала ей инъекцию в плечо. За ней я подошел к ним.

— Док это надолго?

— Нет, через полчаса с ней будет всё в порядке.

— Вы что стоите? Готовьтесь к вылету! Возьмите ей поесть, что-нибудь с собой!

— Зараза мне нужно будет вылететь с техниками на тяжёлый крейсер через сорок минут.

— Принято

Здесь я вспомнил, что нужно перекусить, а то опять весь день буду голодным.

Вся кают-компания была заполнена разумными. Гул стоял как на стадионе во время матча. Уже на подходе к ней было шумно. К пищевому агрегату была очередь, и места, куда мне можно было сесть, тоже не было. Все столы были заняты. Сказывалось лишнее количество народу на корабле. Как и все зашел и встал в очередь. На меня никто не обратил никакого внимания. За столами шло обсуждение, кто что добыл и кто что хочет себе из добычи себе. У всех было приподнятое настроение, также обсуждали какие-то моменты абордажей. Народ был явно доволен добычей. Все собирались на зачистку эсминцев.

Мне бы ваши проблемы. Недалеко от меня в очереди к пищевому синтезатору стояли техники. Они заказали что-то с собой и ушли. Когда подошла моя очередь, я заказал уже привычные для меня блюда и, получив их начал искать куда сесть. Всё было занято, тогда решил, что могу покушать у себя в каюте. Мне было недалеко до неё. Однако один из абордажников из числа тех с кем я познакомился при нашей первой встрече, предложил мне занять его место. Разговоры сразу смолкли, потому что на меня сразу обратили внимание. Почувствовал, что народ сейчас усиленно пытается вспомнить, не наговорили ли они при мне чего нибудь лишнего. Отказался от места и ушёл к себе в каюту.

Зайдя к себе, не узнал каюту. Вышел обратно проверил, может я ошибся дверью. Моя каюта. Кроме того было сложно ошибиться ведь в коридоре было всего четыре каюты, а моя была последняя тупиковая. Везде находились женские вещи. Не понял это что? Потом вспомнил, что пустил двух безкаютных гостей к себе. Гости теперь безмятежно спали у меня на кровати. Решив, что не им мешать отдыхать после вахты, и тихонько сел на краешек кровати, поставив с еду рядом с собой. От этого одеяло натянулось, и показалась голенькая попка одной из них. Ничего особенного, что я голеньких женских попок не видел. Пытаясь на неё не смотреть начал кушать. Однако мысли всё время возвращались обратно к попке. Не это наказание какое-то нужно думать о работе, а меня здесь отвлекают. Где мои дроиды, чем они сейчас заняты? Пытался отвлечь себя. Кстати о дроидах их нужно отправить на летную палубу к боту. Они, конечно, могли и сами долететь до крейсера вот только зачем? На челноке быстрей получиться. Посмотрел, что они успели сделать. Ракетная шахта была уже свободна, и ракета могла вылететь. Значит, прекращаем работу и топаем на летную палубу. Отдал им такой приказ, и они дружно поползли, выполняя команду. Сам я вернулся к своему обеду и совершенно случайно бросил взгляд на попку. Всё! С этим нужно заканчивать! Потянулся и поправил на ней одеяло, чтобы ничего не было видно. Зря я это сделал зря. Девушка проснулась и, понюхав воздух, спросила:

— Чем это у нас тут так вкусно пахнет?

— После чего села на кровати.

Это была пилот одного из истребителей. Одеяло с неё сползло до пояса и стали видны все прелести только верхней части. На меня смотрели две красивые женские груди. Во мне сразу проснулось желание.

— Ой — сказала она.

Она открыла глаза и увидела меня и сразу начала натягивать одеяло на себя. От этого одеяло сползло со второй девушки. Она тоже была полностью голая. Это же форменное издевательство какое-то. У меня возникло уже сильное желание овладеть ими. Она посмотрела на вторую и, поняв ситуацию, стала укрывать вторую девушку, разумеется, вторая девушка также проснулась. Оценив всю пикантность ситуации, и быстро сориентировавшись, она также быстро завернулась в одеяло. От всего этого вся еда чуть не слетела на пол, хорошо, что я успел её подхватить.

— Ой. Это нам? — спросила вторая.

Девочки смотрели голодными глазами на еду, и я понял, сейчас будут грабить. Лучше добровольно поделиться.

— Вообще-то себе, но вы можете присоединиться, и мы вместе поедим.

Они сразу начали движение к коробочкам с едой, как две гусеницы, завернутые в одеяло.

После этого могу с уверенностью сказать, что мне досталась примерно четверть от моего обычного обеда, а остальное досталось девчонкам и кто говорит, что женщины мало едят, пускай первый кинет в меня камень.

— Вы отдыхайте, а мне нужно дальше работать.

— Ты там не задерживайся, а то мы тут скучаем.

— Всё спать. Это приказ провокаторши.

— Вначале одна высунула ножку из одеяла, как бы случайно, за ней сразу повторила вторая.

Я отвернулся

— Прекратите. Мне работать нужно, а вы мне всю рабочее настроение портите.

— А ты посмотри.

— Ни за что, тогда я точно не уйду отсюда.

Девичий хохот провожал меня, когда я выскочил из каюты.

Весь рабочий настрой как ветром сдуло. Мысли были только о двух нимфах у меня в каюте. Девчонки что вы творите?

Кстати как там Лера?

— Зараза подключи меня к камерам медсекции.

— Выполнено.

Пошло изображение с камеры. Док с Лерой о чём-то мило болтали. У Леры проскочила улыбка. Вроде с ней всё в порядке. Вот и лётная палуба, заметил, как в бот заехали несколько технических дройдов. Теперь своих нужно загрузить. В грузовом отсеке места не оказалось. Похоже, они специально поставили свои технические дройды, так чтобы ничто не могло ещё что войти. Это что маленькая женская месть? Это же смешно. Отдал приказ своим дройдам занять позицию на крыше бота. Паучки его быстро выполнили, забравшись туда, а сам забрался внутрь, техники были уже там кроме Леры.

Где пилот? Никого нет, а вылетать пора?

Пришла Лера и молча села на пилотское место. Вот это номер, а я не знал что она ещё и пилот. Бот тем временем взлетел, и мы направились на тяжёлый крейсер. За всё время полёта никто не произнёс ни слова.

На лётной палубе тяжёлого крейсера обнаружился ещё один наш бот. Кто-то прибыл раньше нас. Нас встречал молодой парень.

— Ты старший здесь? — спросил его.

— Да.

— Сколько у тебя техников?

— Десять вместе со мной.

— Принимай под своё командование ещё троих.

— Приказ понятен? — обратился я к техникам.

— Понятен — ответила Лера.

— Показывай что здесь у нас? — обратился к старшему технику.

Сам я впервые оказался на таком большом корабле. Потом нужно будет осмотреть, что здесь и как. Мы пошли по коридорам. Ни света, ни воздуха, ни гравитации не было. Внутренне планировка корабля было совсем другая, и очень сильно отличаясь от рейдера. От лётной палубы к рубке вели два коридора, от них отходило несколько боковых. Всего на крейсере было три палубы верхняя средняя и нижняя.

Рейдер имел вытянутый корпус хорошее лобовое бронирование и слабое боковое. Он внешне имел, что-то общее со щукой. Стандартный крейсер больше напоминал раздутую рыбу шар. У него были вытянутые прямоугольные формы, а тяжёлый крейсер был как два совмещенных куба. Бронирование у крейсеров со всех сторон было одинаково усиленным. Если в бою сходились крейсер и рейдер силы были примерно равными, очень многое зависело от мастерства экипажей и умений командиров.

Часть 10

Мы продолжили двигаться по темным коридорам корабля. Судя по всему, здесь уже после абордажников кто-то позанимался мародёркой. Местами были вырезаны куски явно дроидами, возможно это Лерина работа и она ходила вместе с абордажниками вчера? Все каюты и переборки были открыты. Заглянул в одну из кают, ней было всё распотрошёно. Варвары наши. Аккуратнее нужно было ломать. В нескольких каютах плавали пираты без скафандров. Всё ценное на корабле было уже собрано и переправлено на наши корабли.

Наконец пришли к месту работ. Все работы шли как раз там, где я всадил в крейсер шесть ракет. Здесь ползали дроиды, и шла резка стен и коммуникаций. Сыпались искры от расплавленного металла.

— Удачно я попал, как считаешь? — спросил старшего техника.

— Можно было немного левее и выше, тогда бы удачнее было.

— А в чём проблема?

— Так ты у них искин повредил.

— Жаль.

— Вот я говорю, немного левее нужно было.

— Знаешь, у меня тогда времени не было выцеливать. Время шло на доли секунды.

— Понимаю.

— Показывай, что нужно в первую очередь восстанавливать.

— В первую очередь обшивку нужно. Вот только здесь такая здоровая дыра.

— Значит, с неё и начнём.

Послал дройдов на наружную обшивку крейсера. Сам же прошёл к самой дыре и начал осматривать повреждения. Судя по всему, первая пара ракет пробила только наружную обшивку, вторая пробила внутреннюю и взрывом подравняла края. Рваных кусков как у нас на рейдере не было. Третья же пара нанесла основной урон, одна ракета попала в защиту командного мостика и пробила его. В защите была большая дыра. Эта ракета повредила коммуникации, которые вели к рубке, судя по всему, тогда и досталось искину. Техники сейчас резали внутреннюю обшивку, чтобы добраться до коммуникаций. В этом месте всё было оплавлено.

— Ты реакторы и движки смотрел? — спросил старшего техника.

Он по-прежнему стоял сзади меня.

— Нет, некогда было, но они должны были быть целыми, им вроде не досталось.

— Тоже так думаю, но это нужно проверить. Сейчас тогда сам ими займусь.

— Ты в трюме был?

— Да.

— Что там?

— Он почти полностью заполнен товаром. Что внутри мы не смотрели.

— Бронелисты ты там не видел? Чем зашивать? — кивнул в сторону дыры.

— Видел, но там всего пять листов. Их явно не хватит.

Это действительно было совсем ни о чём.

— Значит, будем разбирать крейсер на запчасти. Как думаешь, какой из них выбрать?

— Последний. Ему, судя по всему, сильней всего досталось, но скорей всего придётся оба разбирать, что сможем, то снимем. Этот бы отремонтировать, а там как получится.

Наверно он прав и второй крейсер тоже получил много повреждений. Повреждения во время боя я не видел. Меня всегда разделял корпус тяжёлого. Значит, его и начнём разбирать в первую очередь.

— Слушай, а его зачистили абордажники?

— Да, а ты что не в курсе?

— Почему не в курсе? В курсе. Знаю, что они с утра куда-то улетали, но я был занят ремонтом рейдера. Одним словом не до этого мне было.

— Говорят, дроиды на пиратов ронял — сказал он с улыбкой.

Похоже, мужское радио работает не хуже женского. Все уже в курсе, чем я был занят.

— И это полезное дело также было с утра. Вот только камера сломалась у дройда. У тебя случайно нет запасной?

— Случайно есть.

— Что, правда?

— Да. Он достал из кармана новую камеру.

— Сможешь заменить?

— Подгоняй дройда.

Паучки уже стояли на наружной обшивке по краям дыры и ждали моей команды. Приказал повреждённому дройду подойти к нему и перекинул ему коды доступа.

— Лови коды доступа.

— Принял.

Он начал колдовать над ним. Сам же я занялся другими дройдами и дал команду им из двух округлых дыр сделать одну прямоугольную.

— Зараза ты слышишь меня?

Расстояние между кораблями было мизерным, по космическим меркам, и связь должна была ловить.

— Слушаю — отозвалась она.

— Возьми управление над дроидами.

— Принято.

— До третьего крейсера ты достанешь контролем?

— Положительно.

Как хорошо. Что все корабли рядом.

— Вот и всё. Заменил — сказал старший техник, когда заменил камеру на дройде.

— Быстро ты.

Проверил камеру, всё работало. Теперь можно считать, что из этого инцидента с пиратом я вышел без потерь.

— Что хочешь за камеру?

Он явно что-то хотел за это. Не просто так притащил камеру с собой.

— У меня здесь список повреждённого имущества. Может, посмотришь?

— Так ваш рейдер в бою не пострадал?

— Бой ведь был, вот и сломалось.

— Ладно, перекидывай, я посмотрю, что у тебя поломалось.

Когда пробежался по списку, понял, что он много что хотел за камеру.

— Что всё поломалось?

— Да — и он опустил глаза.

— Ты знаешь, что я псион и всегда знаю, когда мне врут?

— Слышал об этом.

Не мало, парень хотел за камеру, одних только технических дройдов хотел заполучить две штуки. Большинство, конечно, была разная полезная мелочь, но её тоже немало получалось. Дроиды я убрал, остальное заверил нейросетью.

— Дройды я убрал и подписал.

Он явно огорчился, но не сильно. Похоже, его это устроило. Решил что если я дикий, то не глядя, всё заверю. Кругом все пытались заработать, используя меня.

После этого я направил третьего дроида на помощь первым двум. Хотя чего им троим, там делать? Нужно вниз одного послать там тоже есть дырки. Нет, пусть пока все трое режут. С теми дырками корабль улететь сможет. Эта основная дыра ею нужно заниматься в первую очередь. Третий дроид присоединился к первым двум.

— Я проверю двигателя и реакторы и посмотрю что и как. Если будут, проблемы говори — сказал старшему технику.

— Хорошо.

Старший техник всё так же был рядом со мной.

— Займись делом. Мне нянька не нужна.

Он пошёл ко всем остальным, а я зашёл через дыру на командный мостик. Ракета попала прямо в защиту мостика. Судя по всему, все кто был около взрыва, погибли на месте. В пустоте плавало двое погибших. Одна была женщина. Вот и открыл я счёт убитым женщинам. С грустью посмотрел на неё. Возможно, это не я её, а абордажники поработали или она была рабыней. Это было слабое утешение самому себе. В голове прикинул, сколько погибло народу, как линкорах, так и здесь и это всё была моя работа. Количество погибших от моей руки уже наверно за сотню перевалило, и наверняка там были женщины. Хотя сегодня я одну спас, можно считать, что я немного это компенсировал. Впрочем, выбора у меня не было, и я делал, что должен был и если бы я проиграл, то погибло гораздо больше разумных. Впрочем, нужно завязывать с этой демагогией — сказал сам себе. Нужно работать. Осмотрел место установки искина, оно было пусто. Похоже, его не сильно повредило. Взрывом была повреждёна защита, и кусок защиты торчал внутрь. А где он сам искин? Наверное, его абордажники забрали. Потом нужно будет выяснить. Поставил себе в напоминалки. Хотя зачем?

— Зараза, где искин отсюда?

— На борту. В оружейной комнате хранится.

— Отлично. Потом посмотрю.

Что у нас дальше по плану?

Вышел из рубки и прошел мимо техников. Лера не повернула головы. Хотя все остальные проводили меня взглядом. Что у нас здесь? Вначале я не обратил внимания на эти разрушения. Мне они были из-за техников не видны. В это место попала шеста ракета. Она влетела в дыру, пролетела через весь корабль, перед рубкой было пустое пространство, и взорвалась в другом борту корабля. Как раз там проходили резервные кабеля управления, и повредила их. Во внутренней обшивке сияла приличная дыра. Наружная обшивка при взрыве почти не пострадала, её немного посекло осколками.

По краям дыры были видны перебитые кабеля. Странно, как корабль ещё мог двигаться? Если всё было повреждёно и основное и вспомогательное? Похоже, где-то должен быть ещё один искин.

— Зараза проанализируй, где-то должен быть второй искин на тяжёлом крейсере.

Зараза высветила схему корабля и на нём подсветила пятьдесят три места, в которых он располагаться. Это было много. Мне дня два, если не больше, нужно будет его искать.

— Зараза внеси поправку с учётом повреждений рубки и питающих систем.

Снова пришла схема, на ней уже было двадцать пять мест. Всё равно много. Так стоп он же после этого двигался.

— Зараза добавь в схему, что корабль после этих повреждений мог двигаться.

Осталось восемнадцать мест.

— Сохрани пока.

— Выполнено.

Много и долго. Как ещё сократить этот список? Мне был нужен этот искин, во-первых, на нем наверняка куча информации и, во-вторых, он нёс какую-то угрозу. Об этом говорили мои чувства. Вот только как его найти. Нужно подумать может ещё что-то придёт в голову. Пока отправился на корму корабля, там располагались реакторы и двигателя. По пути я заходил в каюты. Это были каюты далеко не бедных пиратов. Это было понятно по обстановке в них. Здесь находилась центральная палуба и на ней жили самые главные на корабле. В одной каюте была какая-то дорогая мебель и ковры, судя по отделке. Похоже каюта капитана. За одним из гобеленов, которыми были украшены на стены, и раньше был сейф. Сейчас он был вырезан из стены вместе с куском стены. Очень было, похоже, что это была каюта пирата, которого я дройдом отправил в капсулу. Кто же он такой? Ничего скоро мы это узнаем. Отправился дальше по коридору. В конце палубы находились обычные каюты, которые практически ничем не отличались от тех, что были у нас на корабле. Только чуть больше или меньше по размеру. Все каюты были открыты. Матрасы и многие другие вещи, не заинтересовавшие абордажников, сейчас плавали в пустоте. Чем ближе было к корме тем всё беднее становились обстановка в каютах, похоже, здесь жили или бедные пираты или рабы.

Не понял, а это что такое? Подойдя к кормовой части корабля, я уперся в стену. Хотя инженерная база мне говорила, что этот коридор должен продолжаться до самого трюма. Потрогал стену рукой. Металлическая перегородка такая же, как и остальные на корабле. Нечего не понимаю.

Мне было понятно, что корабль был с переделками, вот только это была очень серьёзная переделка. Получалось, что если носовая часть была стандартной, то вся кормовая часть у корабля была сплошной переделкой.

— Зараза включи карту крейсера, я сейчас пойду по его кормовой части, начинай фиксировать изменения на ней.

— Принято.

Мне пришлось выходить обратно из тупика, и обходить его через летную палубу, там должен был быть ещё один проход. На лётной палубе никого не было, только одиноко стояли два наших бота.

— Ну и где он? — спросил сам себя, когда опять зашел в тупик. В этом месте должен был быть второй проход, а его здесь не было, но где-то он должен быть?

— Зараза есть предложения, где может находиться проход на корму?

— Зараза скинула мне три варианта.

Что же придётся искать. Только второй вариант оказался правильным. В первом варианте тоже был тупик. Сразу решил проверить, и третий вариант там также оказался тупик. Это значило, что на корму был только один проход. Скорей всего это было сделано специально, чтобы было проще отражать абордаж. Хотя не факт. Можно подорвать перемычку и пройти. Пошёл по открытому мною проходу. Проход дальше разветвлялся на два. Один уходил в бок, а второй продолжал идти прямо. Куда мне направо или прямо? Здесь где-то должен быть реакторный отсек, так что направо. Коридор оказался коротким и заканчивался дверью с надписью реакторный отсек. Угадал мне сюда. Достал бластер, там мог кто-то остался и открыл дверь. Никого. За дверью была небольшая комната, боковая стена у которой была прозрачной, в ней находилось несколько шкафов, из которых абордажниками были выкинуты все вещи. Они плавали сейчас по комнате. Меня они, как и их, не заинтересовали. Подойдя к прозрачному стеклу, обнаружил, что за стеклом находиться реакторный зал. В нём были установлены четыре реактора. На стандартном крейсере было два, а здесь располагались сразу четыре. Кто-то очень серьезно вложился в корабль. Этот реакторный блок был снят, с линкора, только на линкоре было три реактора, а здесь их было четыре. Пираты сюда умудрились впихнуть ещё один реактор. Вот только зачем? Для чего нужна такая уйма энергии? Впрочем, это неважно и я сейчас не о том думаю. Мне нужно проверить в каком они состоянии. Вот только долго там мне нельзя оставаться. Тогда бегом. Открыл дверь и подбежал к первому ректору от входа.

Запрос на подключение. Так не хочет. Даю запрос на ремонт и скидываю свой инженерный сертификат. Разрешает подключение для ремонта. Сразу запуск на диагностику. После этого перехожу к следующему реактору. Всё повторяю по той же схеме четыре раза и выскакиваю из рабочего зала. Что получилось в итоге? Смотрю присланные отчёты. Все реакторы рабочие. Все заглушены в аварийном режиме. У одного есть небольшие повреждения, но судя по всему, он резервный, а не основной. Износ у них небольшой всего двадцать семь процентов. Пираты за этим хорошо следили. Всё ухожено вокруг. Вид только портили трое пиратов решившие спрятаться между реакторами. Им это не помогло, их всё равно нашли абордажники. С безопасностью здесь, судя по всему не заморачивались. Обратил внимание, что два боковых реактора имели возможность аварийного сброса, а вот два центральных нет. Если они рванут, мало не покажется. Кстати взрывать переборку при абордаже было бесполезно. В реакторный отсек так не попасть. Изоляция и бронирование у отсека очень хорошее. Кто-то очень грамотный всё это делал. На корму оставался один узкий проход, который наверняка напичкан подарками. Хорошо, что всё заглушено и не сработало. Здесь всё ясно. Продолжим экскурсию.

— Зараза внеси поправки в схему корабля.

Высветилась на схеме реакторная секция.

— Подожди. Совмести зафиксированные изменения с возможным расположением второго искина и просчитай варианты.

Вот это то, что нужно. Зараза отметила всего пять вариантов.

— Лера на связь.

— Слушаю.

— Бери девчонок. Ваша задача найти второй искин. Вот возможные места его расположения — и переслал ей схему корабля с изменениями — Всего пять вариантов осталось. Будьте с ним осторожны, он может быть заминирован.

— Слушаюсь — с обидой в голосе ответила она.

Пока продолжу экскурсию теперь у меня по плану были двигателя. Маршевые двигателя меня разочаровали. Они были расположены на том месте, где и должны быть по схеме, и оказались стандартными. После реакторного отсека меня это удивило, я как минимум ожидал увидеть что модернизированное и супер мощное, а здесь оказалось всё стандартно. Проверим что по двигателям? Подключение отказ в соединении. Запрос на ремонт и мой инженерный сертификат. Вуаля и все три двигателя выдают мне полную диагностику по ним. Все три собрата выдали износ тридцать шесть процентов, как под копирку. Значит и здесь всё в порядке. Слоник может летать. Прыгать также сможет. Двигатель гиперпривода был не повреждён. Осталось только осмотреть трюм и заканчивать с экскурсией. Проходя мимо ремонтной мастерской, решил заглянуть внутрь. В мастерской всё было чисто. Оттуда всё было вынесено под ноль. Финальной частью экскурсии по кораблю стал трюм. Интересно, что нам досталось? Сплошные ряды контейнеров и ими весь трюм забит под самый потолок. Все стоят так чтобы вход в контейнер располагались напротив другого контейнера и просто так внутрь не попасть, не отодвинув соседнюю пачку контейнеров. Это было сделано явно специально, чтобы никто не проник внутрь и чем нибудь там не поживился. Вот только кого-то из наших техников, это не остановило.

В нижнем контейнере было прорезано отверстие. Явно для того чтобы туда смог проникнуть дройд. Похоже, кому-то было очень интересно, что внутри. Сам присел и заглянул внутрь. Внутри оказались какие-то запчасти и что-то похожее на сеялки.

Часть 11

Похоже это что-то для фермеров. Если исходить из логики самое ценное должно находиться в верхних контейнерах, а в нижних наоборот самое не ценное. Так что там не резали. Можно считать, что экскурсия окончена, и пора возвращаться обратно. Нужно проверить работу моих пауков.

Находился на полпути к летной палубе, когда пришёл вызов от Леры.

— Говори.

— Мы нашли искин, что с ним делать?

— Доставайте, только отойдите подальше, как бы он заминированным не оказался.

— Искин достали. Он не заминирован.

— Целый?

— Да.

— Отлично.

— Ты сам где?

— Иду обратно — к дроидам.

— Может обратно на корабль? Все уже улетели мы одни остались?

Посмотрел на время, был уже поздний вечер по корабельному времени. Наверно нужно на отдых.

— Идите на челнок и ждите меня там. Сейчас проверю пауков, и полетим.

— Хорошо.

Уже вышел на лётную палубу. Когда снова пришёл вызов от Леры.

— Слушай, здесь кто-то есть!

— Где здесь?

— Около нас и мы боимся.

— На корабле никого недолжно быть, кроме погибших, а они не опасны. Ой, зря я это сказал. Поздно вспомнив про трюм.

— Мы никуда не пойдём. Иди к нам. Здесь точно кто-то есть.

— Где вы? Подсвети на карте.

Они находились как раз в одной из точек возможных вариантов расположения искина, не так далеко от лётной палубы.

— Ждите, я иду к вам. Я не далеко от вас, так что скоро буду.

Быстро приближался к ним, попробовал пси, не было никакого чувства опасности или угрозы, похоже, они сами себя напугали.

— Девочки это я не стреляйте — обозначил себя, чтобы они не начали стрелять с испугу — Что у вас случилось? Где у вас кто-то?

— Вот там! — Лера показала бластером в сторону вентиляции.

— Пойдёмте, я вас провожу до челнока.

Они действительно выглядели напуганными и не притворялись. Всей толпой они начали пятиться к челноку, держа на прицеле вентиляцию. Вскоре мы всей толпой вернулись к челноку.

— Садитесь в челнок и искин с собой забирайте, а я пока схожу, проверю паучков. Поле чего вылетим на корабль.

— Нет, не ходи. Там точно кто есть!

— Да ладно, вам просто показалось. Здесь нет никого.

— Нет, пожалуйста, не ходи туда — они окружили меня — Полетели обратно.

Сегодня я один раз дал слабину, и это закончилось тем, что в капсулах оказались двое из них. Что опять идти у них на поводу? Хотя я могу и из каюты всё проконтролировать?

— Значит, сделаем так. Сейчас мы вылетаем. Подлетим к дыре, там я всё проверю и обратно на корабль. Так получиться быстрее.

Это будет компромиссным вариантом.

Они были очень рады такому варианту, была даже попытка меня поцеловать, но они быстро вспомнили, что они на меня обиженны.

Полёт занял меньше минуты, и челнок просто подлетел к дыре. Открыл входной люк и выбрался на крышу челнока. Отсюда было даже лучше всё видно. Если раньше дыра была в форме двух объединённых кругов, то теперь это был ровный прямоугольник на их месте. Один дроид вырезал внутреннюю обшивку. Два других дроида обрезали края несущих балок, которые уничтожило взрывом, а концы этих балок сильно выгнуло. Посмотрел на время выполнения задания, оставалось чуть больше часа. Подкорректировал немножко их работу. Время выполнения задания немного увеличилось, и вернулся в челнок.

— Теперь на рейдер.

Вот и всё на сегодня. Мы быстро вернулись на рейдер. На корабле уже был отбой, и на летной палубе никого не было. В углу стояли пиратские боты. Их успели перетащить с крыши корабля.

Большинство экипажа отдыхало, как только вылез из челнока, пришло сообщение от Дока, с просьбой зайти к ней. Отдых мне сегодня точно не грозит. Пришлось идти. Наверно по пирату есть какая-то информация.

— Зараза отключи микрофоны и камеры в медсекции.

— Выполнено.

Вот и медсекция что-то я сюда зачастил.

— Что у тебя? Рассказывай.

— Есть информация по девушке. Она действительно наша флотская. Пропала вместе с кораблём два года назад.

— А по пирату?

— По нему пока ничего.

— Что с ней будем делать? Я её вылечила, но сам понимаешь, она была его личной рабыней и сексуальной игрушкой.

— Откуда информация?

— Просмотрела часть ментокопирования.

— Оно готово?

— Нет пока. Что будем решать по ней?

Я не понимал, что она от меня хочет.

— Я не понимаю тебя. Что ты от меня хочешь?

— Я могу стереть ей память за этот период, но без твоего приказа не могу.

— А ты сама как считаешь нужно это или нет?

— С одной стороны лучше ей всё забыть, а с другой помнить и мстить. Так что? Я её поднимаю?

— Так стоп. Сейчас я не готов, что-то по ней решать. Мне нужно вначале посмотреть результаты сканирования. Тогда решу. Вот когда закончиться тогда и буду принимать решения.

— Ты не понимаешь, там будет много личной для неё информации.

— Тем более, может она сама стала его игрушкой, и ей это нравилось. Кроме того мне её даже разместить негде, свободных кают нет на корабле, всё забито. Мне даже пришлось к себе в каюту двоих пустить. Так что пускай пока у тебя в капсуле побудет.

— Я её у себя в каюте поселю.

— Сели на здоровье только завтра, а не сегодня. Все решения по ней будут завтра, а на сегодня все вопросы закончены и пора спать. Устал и с ног валюсь.

— Хочешь, в капсулу уложу?

— Нет, ненужно, я у тебя и так часто бываю последнее время. Могут не так понять.

— Тебе это не грозит — она засмеялась.

— Всё, я побежал дальше — и вышел из медсекции.

Очень кушать хотелось. Нужно перекусить, а то скоро кого-нибудь загрызу. Кают-компания была пуста. Отлично. Будет у меня вместо рабочего кабинета. Взял себе ужин в автомате и задумался. Подведём итоги дня. Что у нас по кораблям? Зараза покажи карту расположения кораблей. Засветилась голограмма отражающая положение кораблей. Крейсера медленно летели к нам. Один летел на одном двигателе второй вообще на маневровых двигателях. По времени, им ползти к нам было долго, одному пять часов второму восемь часов. Возможно, правильнее было к ним отправить крейсер и перегрузить всех туда? Впрочем, им сейчас ничто не угрожает, и к утру, они доползут к нам, а здесь мы определимся по их ремонту. Что с ними делать. Нужно будет узнать, что в трюмах у других пиратов. Хотя Крис наверно спит уже.

— Зараза покажи мне Криса.

Включилось видео. Он уже спал у себя в каюте. Значит, оставлю этот вопрос до завтра. Кстати, а на наших крейсерах, что было погружено в трюмы?

— Зараза отправь запрос на крейсера на наличие груза в трюмах.

Ответ пришёл быстро, почти сразу. Только я не понял, что мне пришло такое. Все три крейсера прислали файлы о грузах находящихся в трюмах в зашифрованном виде.

— Зараза поясни, почему файлы зашифрованы?

— Содержимое груза засекречено.

— И как мне узнать что там?

— Вы должны перекинуть файл себе на нейросеть если у вас хватает полномочий, то он откроется, если нет, уничтожится.

— А я вместе с ним не уничтожусь?

— Нет, только файл.

— Тогда давай попробуем.

Что же там такое секретное выслали? Закинул первый файл и нажал открыть. Файл открылся и я сразу выматерился. Второй раз уже за этот день. Первыми в списке стояли ракеты. Вот зачем охотились пираты, им были нужны они, и сразу стало понятно, что где-то есть не слабая утечка. Раз здесь наши крейсера уже ждали. Причём я об этом ничего не знал. Впрочем, возможно предыдущий командир был в курсе. Такой груз ни в коем случае не должен достаться пиратам. Открыл второй файл то же самое и в третьем крейсере также были ракеты. Во втором и третьем крейсерах были ещё запчасти к дроидам и кораблям. Это плохо. Значит, времени у нас совсем нет. Скоро пиратов начнут искать. Нужно ускорить ремонт только вот как? Что днём и ночью пахать? Так дроиды и сейчас пашут, а людям нужен отдых. Дроидам тоже нужна зарядка.

Как они там? Подключился и проверил дроидов, осталось сорок минут до окончания работ. Значит, нужно их чем-нибудь озадачить на всю ночь. Проверил заряд, только треть заряда была истрачена, хватит на ночь и завтрашний день. Нужно будет посмотреть, чем завтра техникам заняться. Отправил одного дроида посмотреть, что техники успели за сегодня сделать. Завтра нужно будут чем-то сращивать концы коммуникаций, а у меня этого ничего для этого нет. Значит нужно, сделать, чтобы им было чем заняться. Дроид отправляется на соседний крейсер с задачей нарезать коммуникации. Дройд начал двигаться по обшивке в сторону соседнего пиратского крейсера, а два оставшихся, как закончат здесь, пускай перелетают за ним и срезают наружную обшивку с соседнего крейсера. Хотя зачем срезать квадратами броню и потом кусками это всё заваривать снова? Оба крейсера были одинаковой аварской постройки и носа у них тоже были одинаковыми. Разница была только в габаритах тяжелого, он был почти вдвое длинней стандартного и немного шире его.

— Зараза вышли мне схемы повреждений тяжёлого и второго пиратского крейсера.

— Выполнено.

Получил обе схему и наложил одну на другую. Носа крейсеров были почти идентичны, я увеличил тяжёлый крейсер, и место где сейчас работали дройды. Отметил габариты получившейся дыры и переместил её на второй крейсер туда же в район носа.

— Зараза ты должна просчитать, чтобы внутренние несущие балки подошли, если я вырежу этот кусок с простого крейсера и установлю его на тяжёлый крейсер.

Минут через десять Зараза выдала прогноз и пометила точное место борту.

— Значит тогда так. Как только дройды закончат на тяжёлом крейсере выполнять задание, сразу переводи их на вырезание этой заплаты на крейсер.

— Принято.

Дройду, которой уже летел к крейсеру, подправил задание вырезать коммуникации внутри этой будущей заплаты и как закончит. Переключиться на вырезание заплатки. Потом ещё прикинул и решил, что внутреннюю обивку нужно уменьшить в размере и сократил размер в ней прорезаемой дыры. Это сократит время. В результате у меня получился своего рода гриб только шляпка и его основание были прямоугольной формы. Теперь на всю ночь дройдам работы хватит. Управление дройдами передал Заразе, а мне пора отдыхать. Уже возвращаясь в каюту, вспомнил, что у меня в каюте пилоты.

— Зараза отключить микрофоны и видеокамеры у меня в каюте, и я устанавливаю запрет на ведение, каких либо съемок в каюте.

— Выполнено.

Теперь точно всё.

В каюте девушки всё также мирно спали по бокам кровати. Тихо зашел, чтобы не будить их и по привычке подошёл к шкафу. Хотел повесить в него скафандр, но открыв его, понял, что это уже невозможно. Он был под завязку заполнен девичьими вещами, а у меня в нём кроме моего старого бластера ничего больше и не было. Только ночью в нём добавлялся комбинезон со скафандром, причём не всегда. Чаще они просто ночевал прямо на полу. Кстати о бластере, а где он? Похоже, его куда-то запихнули. Положим ещё один, надеюсь, этот не пропадёт среди их вещей и с трудом пристроил его на верхней полке. Места под скафандр и комбинезон уже не было. Пришлось их просто сложить рядом со шкафом.

После душа, озадачился проблемой, нужно было как-то залезть на середину кровати между двумя девушками при этом, не разбудив их. Подумал и выбрал вариант по-пластунски. Тихонько поднял середину одеяла и пополз под ним, задача была сложная, требовалось не стащить с них одеяло, и не разбудить их. Когда вылез из-под одеяла, понял, что миссия провалена. Девочки уже меня ждали, а также стали понятны две вещи. Это была ловушка. Они меня поджидали и второе мой трудовой день ещё не окончен, придётся пахать.

— Ну и что ты так долго, то мы тебя заждались уже?

Они тут уже прижались по бокам.

— Извините работы полно, нужно ваши симпатичные попки вытаскивать отсюда.

— Что только попки, а всё остальное тебе не нравиться и они скинули с себя одеяло.

Внимательно осмотрел их красивые фигурки

— Ну, а всё остальное просто великолепно.

— Так что не пользуешься?

— Сейчас попользуюсь. Кто будет первая?

— Я нет, я

— Так, не спорить, сам решу.

Хватило меня на ненадолго, организм сказал — хватит, и я ушёл от них в царство морфея.

Утром меня разбудили девчонки, они спорили, кто первая пойдёт в душ. Пришлось вмешаться.

— Так ты идёшь в душ, а ты ко мне обниматься

— Я тоже хочу обниматься

— Потом поменяетесь, а пока в душ это приказ.

Одна ушла в душ, другая пришла ко мне. Я обнял её. Ну и как мне её сейчас посылать в бой? Она пилот истребителя и скоро её вахта. Нельзя так думать я её должен воспринимать как часть машины её истребителя. Как вот только это сделать? Когда грозная истребительница так нежно прижимается к тебе? Скоро они поменялись, и обниматься пришла вторая. Нет что ни говори, а приятно когда вот так, начинается день. Надеюсь, он будет таким же приятным и дальше. Вторая уже вернулась из душа и присоединилась к нам.

Кстати мне сегодня ещё одну судьбу решать их коллеги.

— Девочки меня интересует ваше мнение. Вы наверно в курсе. Что вчера к нам попала девушка пилот. Она наша флотская в прошлом. Была его сексуальной игрушкой.

— Мы знаем.

— Как думаете, стоит ли ей стереть память или нет?

Они задумалась.

— Не знаю, наверно стоит — ответила одна.

— Я тоже так думаю — добавила вторая.

— Значит так и сделаем.

— Если что это вы приказали, — решил над ними пошутить

— Ну, уж нет. Это твоя обязанность командовать.

— Скажите девчонки, а как меня на корабле как воспринимают как командира? Все ведь в курсе, что я дикий и меня здесь только недавно разморозили.

Они задумались. Потом истребительница выдала.

— Знаешь, если бы ты не сказал, я бы и не вспомнила что ты дикий. Тебя воспринимают как чертовки везучего, и слегка отмороженного командира.

— Почему так?

— Ну как? Когда мы вылетели, многие думали что это авантюра с твоей стороны и ребятам уже не поможешь. Потом ты начал бой, когда большинство сбежало. Мало того что победил так ещё и все корабли целые. К тому же добыча хорошая досталась нам, так что все довольны тобой как командиром, а кое-кто и не только как командиром.

Она подмигнула мне, и они пошли одеваться.

— Девочки для всех, когда я вечером пришёл вы спали, утром вы ушли я ещё спал.

— Мы тебя поняли.

Они ушли на дежурство. У меня было пять минут, чтобы привести себя в порядок. Пришлось быстро принять душ и мокрым заскочить в комбинезон. Быстро натянул на себя скафандр и был готов к новым трудовым подвигам. Где мой бластер? Надеюсь, он не пропал за ночь среди их вещей. Он оказался на месте, там, где оставил его. Вот теперь точно всё. Что у меня твориться с дроидами? Дроиды практически закончили вырезать заплатку.

Времени для выполнения задания осталось чуть больше часа. Здесь порядок.

Что по нашим крейсерам? Доползли, и здесь всё было хорошо. Первый даже сумел, пристыковался к тяжёлому крейсеру, а второй висел недалеко от него. Тогда начну с медсекции. Хотя нет. Наверно нужно вначале у Криса узнать по грузам в трюмах. Хотя может, стоит это совместить. Отправлю сообщение Крису.

«Крис зайди в медсекцию»

«Иду» — прислал он ответ.

Когда я уже туда шёл. В медсекции меня уже ждала Док, и за мной, почти сразу, зашёл Крис.

— Теперь отключите нейросети, и отключил свою.

— Сделали.

— Значит первый вопрос. Док что у тебя по пирату? Долго ещё?

— У него серьёзная травма медленно получается.

— Понятно. Как закончишь сразу вызовешь вот его.

— Поняла.

— Ваша задача, узнать у него, через какой промежуток времени его здесь будут искать? Чувствую что у нас мало времени. Можете применять, что хотите и как хотите, но узнать нужно. Да для всех нужно объявить, что он скончался, не приходя в сознание. Камеры и микрофоны я здесь отключил.

— Крис если будет нужно, возьми с собой кого-нибудь кому ты доверяешь.

— Я понял тебя.

Часть 12

— По этому вопросу всё. Можно включить нейросети. Крис теперь расскажи где и какие грузы у пиратов были в трюмах?

— Мы ведь не на всех кораблях были.

— Я понимаю. По тем кораблям, где вы были.

— На тяжелом крейсере был полный трюм.

— Про этот знаю, я там был. Что по остальным?

— На соседнем крейсере был не полный трюм, а на другом я не был.

— А по эсминцам что?

— Там были пустые трюмы.

— Можешь узнать, что было в трюме у второго крейсера?

— Да.

— Узнай.

— Узнал. Пусто было.

— Понятно. С этим вопросом разобрались.

Уже собрался идти дальше, как меня остановила Док.

— Так что по девушке будем решать?

— Что решать, буди её, посмотрим на неё.

— Вы что обалдели? Два мужика здесь.

— Док, по-моему, ты преувеличиваешь проблему. Что она мужиков, не видела что ли?

— Так что ты решил? Будем ей стирать память?

— Наверно стоит стереть ей память.

— Хорошо тогда я ей сотру весь период в рабстве.

Пришёл файл от неё с этим решением на нейросеть. Его я заверил и выслал обратно. После этого решил подшутить над Крисом.

— Крис девушке жить будет негде, я вот думаю потеснить тебя в каюте, чтобы не я один мучился на корабле. Ты как к этому отнесёшься?

— Не нужно! Ты что? — он даже побледнел.

— Что боишься, что не вытерпишь?

— Парни замучают шуточками. Это тебе не страшно, а мне нельзя ни в коем случае.

Вот оно слабое место у него. При случае буду пугать этим.

— Ладно, Крис Док вроде обещала тебя выручить и поселить её у себя.

— Размещу — подтвердила она.

— Видишь Крис, как она тебя выручает. Док у тебя всё? Вопросов ко мне больше нет?

— Нет.

— Крис?

— Тоже нет.

— Тогда я побежал дальше — и вышел из медсекции — Зараза объяви всем командирам кораблей совещание через пятнадцать минут.

— Выполнено.

— Да и включи туда старшего техника со второго рейдера.

— Выполнено.

Мне пришёл вызов от Леры

— Мы летим? — спросила она — Мы тебя ждём у челнока?

— Лера извини, я совсем забыл предупредить вас. Мы летим, но немного позже, через полчаса примерно. У меня сейчас совещание с капитанами. Сразу после него вылетим.

— Хорошо, тогда мы ждём тебя у бота.

Нужно покушать, или я опять буду весь день голодным. В кают-компании все разговоры стихли, стоило только мне туда зайти. Подошёл к пищевому автомату и заказал себе завтрак. Сел за стол и, не обращая ни на кого внимания, занялся перераспределением груза по кораблям. В первую очередь переместил все контейнеры с ракетами на рейдеры. Не влезало. Встал второй вопрос оставить ракеты на крейсере, который я сейчас отправлю к станции или не стоит этого делать? У него ведь не чем было драться. С другой стороны может наоборот стоит загрузить его полностью одними ракетами и отправить. Опять какая там ситуация около станции тоже непонятно. Решил все, что не влезает, запихну к нему. Стоп. У него ракетное оружие исправно. Боекомплект только закончился. Нужно ему запас ракет пополнить, а ракеты у него есть в трюме. Вот и решение проблемы. Вот только как обеспечить секретность после вскрытия контейнеров? Не просто же так всё засекретили? Что мне всё время голову ломать? Пускай об этом у капитанов голова болит. Направил запрос Заразе.

— Зараза мне нужно три зашифрованных приказа.

— Кому?

Указал троих, капитана крейсера, который сейчас отправится к станции и капитанов рейдеров.

В приказе указал три пункта

1) Вскрыть контейнер и указал каждому номер контейнера с ракетами.

2) Зарядить ракетное оружие.

3) Обеспечить максимальную секретность того что находится в контейнере.

Теперь можно на совещание. Вроде всё подготовил. Как раз время подходило.

На командном мостике меня уже все ждали. Все капитаны и старший техник с интересом смотрели не меня. Всем было интересно, что я им приготовил с утра.

— Вижу, что все собрались, поэтому начнём ставить задачи.

— Вот задание для тебя и я указал на старшего техника. Значит твоя задача сейчас, организовать транспортировку вот этой заплатки, для установки её на тяжёлый крейсер — и я скинул ему схему, где дройды вырезали её на крейсере — Дройды уже заканчивают её вырезать, осталось, — посмотрел на время выполнения — Полчаса и они закончат. Там же нарезаны коммуникации вам для заплаток.

Он посмотрел на схему.

— Понял, сделаем

— Я буду тоже, прилечу, но немного позже, пока начинайте без меня.

— Принято.

— По тебе всё, работай.

— Зараза отключи его. Нечего лишний раз уши греть. Да и как только дройды закончат вырезать заплатку, сразу переводи их обратно на тяжёлый крейсер.

— Принято.

— Теперь касается всех остальных. Нужно сегодня все силы бросить, чтобы максимально быстро отправить крейсер обратно на станцию. Что по раненым?

— Все подготовлены к отправке.

— Это хорошо, дополнительно нужно будет сделать перераспределение грузов на кораблях. В первую очередь отправляемого крейсера.

— Зачем? У меня трюм полный? — спросил капитан крейсера.

— Я в курсе этого и что за груз у тебя, поэтому и говорю, что нужно это сделать в первую очередь после погрузки раненых. Сейчас все получат схему, куда какой контейнер перегружается. Переслал всем схему. Кроме того трое сейчас получат секретный приказ. Получили?

— Да — сказали три окна.

— Хорошо. Ты, я показал на капитана крейсера, вскрываешь его, как только начнёшь разгон для прыжка. Вы двое — я повернулся к капитану своего рейдера, — Как только закончите погрузку контейнеров в трюм корабля. Задачи понятны?

— Да.

— Теперь по порядку выполнения. Первым, как я уже сказал, грузиться крейсер. После него загружаются оба рейдера. Потом из трюма пиратского крейсера весь груз. Перегружаем в наши повреждённые крейсера. На это нужно бросить всех свободных людей и сделать как можно быстрей. Чувствую времени у нас мало.

Что у меня получилось в итоге? Большая часть ракет были на рейдерах, оставшиеся остались на крейсере, и его я дополнил запчастями для дройдов и кораблей с других крейсеров. На наши разбитые крейсера я переложил пиратский груз.

— Значит капитан, ещё раз напомню, как только выйдешь у станции сразу передавай мой приказ, чтобы без промедления высылали буксиры сюда.

— Я помню.

— Тогда у меня всё. Вопросы есть?

— Есть. Нам что делать? — вопрос был от одного из капитанов фрегата

— Помогайте перегрузкой по мере сил и возможностей.

Я вспомнил, что один успел бот себе в трюм засунуть перед отправкой сюда. Значит, трюм не пустой и трюмы у фрегатов были маленькие. Не было смысла с ними заморачиваться.

— Тогда совещание окончено, а мне пора заняться ремонтом.

После этого вызвал Леру.

— Лера я закончил совещание готовьтесь вылетать.

— Мы готовы.

На летной палубе меня встретил Крис. Он протянул мне бластер пирата.

— Раскодировали и проверили, всё работает.

— Раскодировали? У вас есть чем?

— У техников есть дройд с декодером, и он может самые простые кодировки снимать. Тебе повезло, на нём оказался самый простой код 12345.

— Отлично вот только зачем мне второй? Впрочем, пригодиться. Возьми этот — достал из кобуры свой и отдал ему — Верни его в оружейку.

Пиратский удобно лежал в руке, но мне как-то был ближе свой самый первый. Хотя он и был устаревшей моделью, но был надёжен и, ни разу меня не подвёл. На планете они пользовались хорошим спросом. Этот выглядел совсем как игрушечный. Мне для скрытого ношения вполне подойдёт. Решено пускай будет вторым. Нужно будет только кобуру для скрытого ношения приобрести. Впрочем, потом всё потом. Заметил, что Лера уже прошла в челнок, и последовал за ней.

— Доброе утро девочки.

Девочки были какие-то хмурые с утра и как-то недовольно посматривали на Леру. Похоже, поругались с утра. Ничего страшного, с кем не бывает.

Что у меня с дроидами? Дроиды уже находились на тяжёлом крейсере и бодро ползли по его крыше.

Как ситуация с заплаткой? Она висела уже рядом с крейсером, а техники грузили на челнок куски коммуникаций. Мы быстро перелетели на тяжёлый крейсер, и вышли из челнока. Сделали всего несколько шагов от челнока, как из одного из прилегающих коридоров вышел разумный, который нёс полный мешок с чем-то. Какие-то доли секунды и я его держу на прицеле бластера. Девочки стояли чуть сзади и тоже все были с бластерами в руках. У него с испугу выпустил мешок из рук, и он полетел в сторону, а разумный быстро поднял руки.

— Ты кто такой и что здесь делаешь? — спросил его.

— Так это я — и он начал заикаться от испуга.

— Пират?

— Нет. Какой пират? Я навигатор с крейсера.

Вызвал капитана ближайшего крейсера.

— Твой? — отправил ему картинку.

— Да, это мой навигатор.

— Что он здесь делает?

— Они пошли посмотреть пиратский крейсер.

— Девочки отбой, этой свой — и сам убрал бластер в кобуру.

Девочки также убрали бластеры.

— Капитан у тебя много здесь разумных?

— Пятеро вроде ушли.

— Отзови всех обратно на корабль, а то постреляем друг дружку случайно. Успеете ещё погулять.

— Сейчас сделаю.

— Всё. Сейчас все вернуться.

— Девочки ждём здесь. Сейчас эта экскурсия закончиться и мы займёмся работой.

Навигатор так продолжал, и стоять с поднятыми руками.

— Что стоишь? Иди обратно на крейсер.

— А можно мешок забрать?

— Забирай.

Он как Дед Мороз потащил его на корабль. На меня что-то так сильно накатили воспоминания, как я маленький с родителями с родителями встречаю новый год. К нам тогда пришёл дед мороз нанятый родителями.

— Проклятые пираты — я со злости выхватил бластер и выстрелил в стену.

Три дыры появились в стене. Ничего себе, у него есть автоматическая стрельба, а я и не знал. Бластер был переключен на неё. Похоже, парни попробовали и так оставили. Рассматривая оружие, не заметил, как сзади подошла Лера.

— Алекс с тобой всё в порядке? — спросила она.

— Всё нормально, решил новый бластер проверить.

— Пойдём, нас там уже ждут, всё привезли.

— Подожди.

— Капитан у тебя ещё есть подчинённые на тяжёлом крейсере?

— Нет, все вернулись обратно.

— Тогда пускай пока остаются на крейсере.

— Понял тебя.

— Всё идём работать.

Когда мы подошли к месту работ, всё уже было выгружено из челнока и техники разбирались с коммуникациями. Моя заплатка висела в метре от дыры. Самого челнока уже не было.

Можно приступать, это была моя первая серьёзная инженерная работа такого уровня, и я волновался. Вначале переслал пауков на заплатку, после чего синхронизировал их работу и по моей команде они медленно начали толкать её на место. Сам изнутри, как дирижёр контролировал этот процесс. Заплатка медленно заходила и почти встала на место. С основанием и несущими балками у меня не возникло проблем. Они возникли с наружной обшивкой корабля — шляпкой заплатки. Она получилась чуть-чуть больше требуемого размера и не вставала на место. Придётся подрезать, по-другому никак. Сделал замеры и вытолкнул заплатку из корабля, это было несложно сделать, хотя она весила бы несколько тонн на Земле. В вакууме она не весила практически ничего, стоило приложить небольшое усилие, и она вылетела как пробка из бутылки. Дроиды бодро взялись за работу. Когда я повернулся, обнаружил, что за моей работой с интересом наблюдают все тринадцать техников.

— Вам что заняться не чем?

— Да. Мы всё подготовили и теперь тебя ждём — ответил старший техник.

— Понятно — я им мешал работать — Можете пока заняться ремонтом на другом борту, там тоже есть повреждения.

— Так уже дроидов отправили.

— Тогда ждите, скоро дроиды подрежут края, и после этого можно будет сращивать силовые кабеля.

— Мы это уже поняли.

Заняться пока было нечем, время выполнения задания было сорок минут, и я решил прогуляться пока по кораблю. Корму я осмотрел подробно, а здесь толком ничего не осмотрел. Нужно было чем-то себя занять на это время. Решил пойти по другому коридору, в котором ещё не был. Начать решил с ближайшей каюты. Начал и сразу закончил. Прямо напротив входа плавал тело парня в рабском ошейнике. Похоже, ему приказали напасть на абордажников. Как-то мне после этого совсем расхотелось продолжать экскурсию. Мне пришла в голову одна мысль, что стоит помочь девушке рабыне, она ведь наша флотская. Мне вот никто кроме Милы не помог. Сейчас я вспомнил, что когда проходил в прошлый раз по соседнему коридору видел несколько явно женских кают. Схожу, посмотрю, возможно, найду там что-то полезное для неё, если вещи ей не понадобятся, она всегда может продать их. В первой каюте оказалось пусто, всё выгребли начисто. Во второй было то же самое. Только в четвертой нашёл какие-то вещи, здесь же нашёлся небольшой мешок, и я начал складывать в него вещи, что обнаружил. Вещей оказалось немного, после этой каюты проверил ещё две, в одной обнаружился не тронутый шкаф с женскими вещами. В ящиках шкафа были какие-то украшения, и много непонятных для меня вещиц. Всё это скидал в мешок. Хотел закинуть в челнок, но посмотрел на время. Осталось пять минут до выполнения задачи, и нужно было возвращаться к работе. Забросил мешок обратно в шкаф. Решив, что заберу потом.

Вернувшись к месту проведения работ, обнаружил, что дройды уже закончили подрезать края заплатки и простаивали. Теперь дружно ставим на её место и дройды снова начали её толкать к кораблю. В этот раз всё встало, как будто здесь было изначально. Всё ещё раз проверил и дал команду дройдам заваривать. С этим было пока всё. Время выполнения работы четыре с половиной часа. После этого будет нужно заварить несущие балки и внутреннюю обшивку. Впрочем, это уже можно будет и на станции сделать.

Повернулся. За мной всё также наблюдала толпа техников.

— Всё завариваю. Можете начинать восстанавливать и соединять силовые коммуникации.

— Видим. Мы между нами поспорили, за сколько ты её отремонтируешь — ответил старший техник.

— Ну и кто победил?

— Никто.

— Это как?

— Ты сделал за два дня, а меньше пяти дней никто не поставил.

— Через сколько ты закончишь?

— Четыре с половиной часа до окончания работ с наружной обшивкой. Занимайтесь здесь, а я пока займусь осмотром нашего крейсера.

Вспомнил, что крейсер пристыкован к кораблю и можно посмотреть его состояние и что с ним по ремонту. Была только проблема, совсем не хотелось отрывать дройда от работы. Посмотрю, что там хотя бы своими глазками и возможно что-нибудь из дройдов на борту крейсера найдётся. Вот только где он пристыкован как-то я не посмотрел?

— Зараза покажи мне маршрут, как пройти на наш крейсер.

На нейросеть пришла схема, как туда пройти. Когда я туда добрался, меня на входе никто не встретил. Похоже, все заняты перегрузкой. Пойду, поговорю с пилотом. Рубка меня встретила также пустотой, наверно пилот отдыхает, полночи летели. Значит сам всё сам.

— Искин?

Ответом была только тишина. Где искин? Почему он не отзывается? Что совсем всё так плохо. Значит к техникам, нужно посмотреть, что из дройдов на борту цело. Пока шёл по коридору насчитал три сквозных пробития. В мастерской техников тоже никого не оказалось. И здесь и никого. Куда все пропали? В мастерской также была пробита дыра, похоже, из туннельника приложили. Искусственная гравитация здесь работала, а вот на корабле её не было. Осматривал пробитие, когда сзади меня окликнули.

— Привет ты техник? Тебя на помощь мне послали?

Я повернулся, у входа в отсек стояла девушка.

— Привет, можно сказать техник, только меня никто не посылал я сам пришёл.

Рассказывай что у тебя. Давай начнём с искина. Он цел?

— Цел, я проверила. Только перебита часть подводящих коммуникаций к нему.

— Тогда это хорошо, просто отлично.

— Что хорошего? Ничего не работает. Всё поломано.

— Ты кстати не знаешь, когда они ремонт корабля закончат?

— Не знаю. Дырку заварят часов через пять, а дальше как получиться.

— Это долго. Очень в душ хочется и поесть нормально, а то уже два дня из скафандров не вылазим.

— Понимаю что тяжело. Придётся потерпеть пока. Было бы место на рейдерах, вас бы там разместили, но там места нет, всё забито.

— Знаю.

— Хотя ты знаешь, вчера два техника получили ранения и находятся пока в капсулах, можно было бы тебя поселить на их места.

— Неплохо было бы, вот только командир наверно не разрешит.

— Разрешит.

— Откуда ты знаешь?

— Просто поверь на слово. Пока расскажи мне, что у тебя из дроидов сейчас работает. Мне нужно наружную обшивку осмотреть.

Часть 13

— У меня остался один технический дроид, но я его только что поставила на зарядку.

В помещение зашёл Док с рейдера.

— Вот ты где, а я тебя везде ищу. Решил здесь спрятался?

— Что случилось?

— Всё в порядке, раненых погрузили груз тоже, всё как ты приказал. Скоро вылетят к станции.

— Тогда в чём проблема?

— Мне нужно узнать, что с лечебной секцией здесь у пиратов.

— Знаешь, я там не был — спроси у Криса, он должен быть в курсе.

— Можно сходить самому посмотреть, а то ты запретил?

— Сходи. Только предупреди Леру, чтобы вы там не подстрелили друг друга, а то их вчера здесь кто-то напугал.

— Понял тебя.

Он вышел, а девушка стояла и удивленно смотрела на меня.

— Так на чём мы остановились? Вспомнил. Мне нужен был дроид осмотреть повреждения. У тебя есть что-нибудь?

— Простите, я не знала кто вы.

— Давай так, ты и дальше делаешь вид, что этого не знаешь, и мы продолжим общение как раньше. Договорились?

— Договорились. Только дроид один остался и тот с повреждением. Сами видите, — она показала на дроида, стоящего на зарядке.

Ему прилично досталось, одного манипулятора не было, на корпусе были повреждения.

— Давай тогда так, скинь мне повреждения, что ты видела.

После небольшой паузы она скинула мне больше десятка видео на нейросеть. Пришлось сесть в одно из кресел, потому что для их просмотра требовалось часа два, если не больше, начать просматривать что она делала по ремонту корабля. Одновременно с просмотром я наносил на схему корабля пробития и повреждения корабля и чем дольше я смотрел на схему, тем сильнее у меня становилось убеждение, что пираты знали про груз в трюмах. Просто ничем другим объяснить было нельзя, что весь корабль был как решето, за исключением трюма. Там не было ни одного попадания. Также не было пробитий в районе генераторов. Зато все пробития были сосредоточены в районах, где проходили коммуникации. Всё говорило о том, что корабль хотели взять на абордаж и захватить груз неповреждённым. Получалась интересная картина. Капитаны кораблей не знали о грузе, а вот пираты об этом были прекрасно осведомлены.

Одновременно мне стало понятно, что сам остов корабля пострадал, но не сильно, а вот большинство коммуникаций были уничтожены и работы с ними на месяц, если не больше, если найдутся запчастей. Похоже, пираты и кораблик решили себе прибрать. Они явно себя считали в этой системе хозяевами и никуда не спешили, а ведь могли три раза уничтожить крейсера, времени у них для этого было предостаточно.

Вроде все повреждения отметил. На схеме у меня получился не корабль, а дуршлаг. Корабль был почти весь в дырках. Вернулся в реальный мир из виртуального. Девушка сидела рядом в соседнем кресле и дремала.

— Неплохо вам досталось, ремонтировать будет сложно.

Она открыла глаза и тяжело вздохнула.

— Я тоже так подумала.

— Ты не переживай так — починим. Всё поправимо.

— Здесь работы на пару месяцев, если не больше.

Посмотрел на время выполнения дройдами задания, осталось полтора часа.

— Это я что с тобой больше трёх часов здесь сижу?

— Да.

— Дройд зарядился?

— Да.

— Отправь его, пускай снимает искин и везёт его к выходу.

— Зачем? Ой, извините.

— Сейчас пойдём тяжёлый крейсер пробовать оживлять. Ты со мной?

— Да.

— Можешь взять с собой кого-нибудь женского пола. Есть ещё одно место на рейдере. Потом улетим туда.

— Тогда я с собой пилота возьму.

— Возьми. Я проверю пока маршевые двигатели.

Один двигатель был целый, а два других были серьёзно повреждены, я был совсем не уверен, что их можно починить. Генераторы я не стал проверять, было понятно, что они были рабочими. У переходного шлюза меня уже ждали капитан и две девушки. Рядом с ними стоял дроид одним манипулятором и держал искин.

— Ты забираешь у меня техника и пилота? — спросил капитан.

— На время. Пусть отдохнут. На рейдере есть два места для девушек.

— Что по остальным?

— Места нет, корабли переполнены. Пускай потерпят пока. Сейчас попробую оживить тяжёлый крейсер, если всё получиться тогда переедете на него. Если нет, попробуй с капитанами фрегатов поговорить, сколько-то к ним можно будет перекинуть.

— Понял тебя.

— Мне нужны коды доступа к искину.

В ответ получил пакет кодов для искина

— Всё девочки выдвигаемся.

Когда мы шли по коридорам вызвал старшего техника.

— Как у вас дела?

— Скоро закончим с одной стороны и начнём восстанавливать с другой.

— Я сейчас привезу искин. Как дела с питанием для него?

— Сделали уже.

— Скоро буду.

Когда мы пришли на место первым делом позвал Леру.

— Лера знакомьтесь, это девочки с крейсера, техник и пилот. Размести их на ночь у тебя. На местах девочек, которые находятся в медсекции, а то они уже два дня из скафандров не вылазят.

— Сделаю.

К ним подошли другие девчонки техники, и началось обсуждение того как у них там на крейсере дела. Мне это было неинтересно и я занялся проверкой того что сделали дроиды. Видимых изъянов не нашёл. Всё было сделано очень неплохо. Три четверти работы было сделано оставалось ещё четверть заплатки. Коммуникации техники тоже уже почти все срастили, оставалось только три самых малых энергетических шины. Можно попробовать запускаться. Вначале только придётся отобрать у любопытствующих пилота с техником.

— Так девочки верните мне пилота с техником.

— Зачем они тебе? — спросила Лера.

— Нужны. Искин запускать. Потом поболтаете, я их вам верну.

Они обе подошли ко мне.

— Устанавливай искин на место — сказал технику и показал место, куда искин должен быть установлен.

Дройд достаточно быстро прикрутил его на место. Пробуем. Запустил загрузку системы. Начали загружаться разные меню, потом включился основной экран, за ним вспыхнули вспомогательные у пилотов и остальных членов экипажа. Теперь принимай коды доступа, и я переслал ему код, который дал мне капитан. Искин код принял и дал доступ. Сразу запустил тест всех систем и вывел их на большой экран. Сам же сел в ближайшее ко мне кресло второго пилота. Тест показал, что вся кормовая часть не отзывается на запросы. Вчера я проверил все генераторы — они были рабочими и маршевые двигатели тоже. Никаких повреждений они не имели. Почему тогда искин не видит их? Тогда получается, что за их работу отвечал второй, секретный искин, который я снял. Это была своего рода страховка, чтобы не угнали корабль. Если эта страховка, то наверняка там заложено что-то, чтобы предотвратить захват или уничтожить корабль вместе с захватчиком. Не зря я почувствовал опасность, исходящую от него. Возвращать его никак нельзя на место, а другого рабочего искина на это место у меня нет. Что делать? Вот как так? Всё бросить? Когда уже всё починили? Я повернулся не сразу, но обратил внимание, что рядом со мной стояла пилот и техник.

— Что стоите? Садитесь, — и показал на свободные кресла рядом со мной.

— Мы постоим.

Посмотрел, куда они смотрели, и понял чего они. Там висели тела двух бывших пиратов.

— Вы чего? Они ведь мертвые и не кусаются?

— Да как-то неприятно

— Зацепи тела дройдом и утащи в ближайшую каюту, там ещё один висит. Нечего им тут обстановку портить — обратился к технику.

Дроид зацепил и потащил вначале одного пирата, а второго у него зацепить не получалось. Повернулся в кресле, за спиной у меня была вся толпа техников.

— Что стоите? Помогите ей. Не видите что ли, что у дройда не хватает манипулятора?

Прилетело сразу три дройда, и они вместе улетели вместе с пиратами.

— Садись я сказал пилоту и показал на место первого пилота

— Я постою.

— Как хочешь

Ладно, вернёмся к нашей проблеме. Как мне её решить? Если я сейчас полезу разбираться с коммуникациями, то это надолго. На корабле всё переделано и не стандартно. Пока всё вскрою, пока разберусь что и куда, пока переделаю, это куча времени, а у меня его нет. Думай голова думай. Так стоп. Корабль двигался после того когда этот искин был уже повреждён значит он работал на одном втором искине. Значит, если я его установлю на место второго искина, он должен полететь. Вот оно решение. Начал озираться в поисках техника и обнаружил её за своей спиной.

— Откручивай искин обратно. Будем уставить его в другое место.

Дройд открутил его, и мы отправились на место, где вчера сняли второй искин. Делегация техников последовала за мной. Всем было интересно смогу ли я запустить корабль. Когда я вышел из командного мостика посмотрел что делали их дроиды. Все они работали. Тогда пусть идут за мной.

Мы шли по коридорам я впереди, за мной дроид, а позади большая группа поддержки в лице пятнадцати разумных. Повернулся и посмотрел на них. Им только коротких юбок и помпонов не хватало, и была бы точно команда чирлидерш во главе с черлидером. Это, какие трюки можно здесь делать? При отсутствии гравитации.

Вот и на месте. Никого здесь не было, не знаю, что они здесь вчера увидели.

— Лера, где он стоял?

Она подошла, и показало место. Хорошо его спрятали, как они его вчера нашли?

— Устанавливаем — сказал технику.

Дройд быстро установил его, и мы дружно вернулись в рубку.

Пробуем. Сейчас всё должно получиться. Искин загрузился, потом запустил систему. Снова подключаюсь и запускаю тест систем. Отлично генераторы и двигатели загорелись зелёным. Не понял это что? Теперь всё управление кораблём горело красным, и было для меня недоступно.

— Это как так? Ведь он же летал после этого? Почему сейчас не хочет? Я не заметил, что при этом включил связь со всеми техниками.

Ко мне подошёл старший техник и осторожно спросил

— Может, стоит вернуть пиратский искин на место?

— Нельзя. Он опасен. В нём ловушка.

— Откуда ты это знаешь?

— Я бы сам так сделал. Это своего рода защита от угона корабля.

Думай шапка думай голову куплю

Так стоп. Если второй был основным, это значит проблема, скорей всего, спрятана в нём. Получается что первый искин в рубке, скорей всего был чистый. Смысла нет размещать в нем бомбу, если его всё равно заменят. Значит он точно чистый. Что мне это даёт? А ничего не даёт. Он ведь повреждён. Опять тупик.

Стоп, почему тупик? Что будет, как произошло сейчас, и бою повредят один из них? Значит нужно, чтобы при повреждении искина он передал свои функции второму, иначе у самого корабля будут проблемы. Так он и собственно и передал. Ведь корабль двигался, а значит, всё работало. Рубка только вырубилась, и стрелять корабль не мог. Тогда что получается? Нужно, чтобы место искина в рубке было занято, и там находился повреждённый искин. Два искина обязательно должны быть. Тогда всё управление перейдёт к рабочему, то есть моему. Кто-то очень хитрый придумал это всё! Осталось только проверить эту мою теорию.

— Зараза, где повреждённый искин с этого корабля?

— В оружейке храниться.

— Крис на связь.

— Слушаю.

— Ты на рейдере?

— Да.

— Мне срочно нужен, повреждённый искин с тяжёлого крейсера, который в рубке стоял.

— Понял тебя.

— Тащи его на летную палубу. Сейчас пришлю челнок за ним

— Сделаю.

— Лера слетай на рейдер, мне нужен повреждённый искин. Тебе его сейчас Крис принесёт на летную палубу.

— Хорошо. Тогда снимаем искин обратно и будем переставлять его обратно на место в рубке.

Организованной толпой забрали искин и вернулись в рубку, и дроид снова установил его на место.

Теперь нужно встретить Леру на летной палубе, и установить повреждённый искин на место второго. Отправил туда техника с крейсера.

Ждём. Хотя мне очень хотелось, чтобы это было быстрее, но пришлось ждать. Очень хотелось проверить свою теорию.

— Можете пока располагаться — показал на свободные кресла.

Сам же сел на место второго пилота. Вот и искин.

Кресла тут же заполнились и на место капитана сел старший техник. У парня, похоже, не маленькие амбиции. Минут через пятнадцать в рубку забежала запыхавшийся Лера и за ней техник с крейсера. Я сразу выхватил бластер. Все тут же последовали следом за мной

— Что случилось?

— Ничего мы просто не хотели, чтобы без нас начинали.

— Лера нельзя же так пугать. Могла бы предупредить, чтобы подождал.

— А ты что переживал?

— Конечно. За вас. Установили?

— Конечно.

— Тогда пробуем.

Поехали, и запустил загрузку. Всем было интересно, чем закончиться наш интеллектуальный поединок. Пошла загрузка системы, снова загорелись экраны в рубке. Давай и я со страхом запустил тест систем. Вышли доступные системы, и я оказался прав, генераторы и двигатели теперь были подсвечены зелёным. Это означало — они готовы к запуску.

— Искин запуск генераторов.

Всё. Вот они запустились и вышли на рабочий режим. Теперь можно двигателя запускать. Хотя нет, не стоит. Вспомнил что к нам крейсер пристыкован, а вот оружие можно проверить. Вывел на экран доступные оружейные системы. Главный калибр был доступен, ракетное оружие тоже, только ракет не было. Искин запросил калибровку нового оружия.

— Пилот займи своё место — она в этот раз без вопросов села на освобождённое для неё место — Цель астероид — и я его подсветил на экране — По моей команде открываешь огонь.

— Готова.

— Огонь.

Корпус содрогнулся от выстрела, болванка улетела в астероид.

— Фиксирую попадание — сообщил искин.

Я немного подкорректировал

— Повторный выстрел — целью назначил ей соседний астероид, — По моей команде.

— Готова.

— Огонь.

Корпус снова содрогнулся от выстрела, и вторая болванка улетела в астероид.

— Фиксирую попадание — сообщил искин.

На большом экране было хорошо видно, как болванки попадают в астероиды. Второй астероид раскололся от попадания болванки на несколько частей.

Отлично, всё работает.

— Пилот проверь у себя. У тебя всё работает?

Она начала разбираться. У меня загорелись вызова сразу от всех капитанов. Принял вызов сразу от всех. Кроме одного. Его, похоже, уже не было. Он покинул эту систему.

— Мы здесь поинтересоваться решили, кто у нас хулиганит, и астероиды портит? — спросил капитан крейсера, который был к нам пристыкован.

— Мы с твоим пилотом хулиганим немного. Решили оружие проверить и откалибровать.

При этом я повернулся и посмотрел назад. Девочки с интересом следили за нашим диалогом. Техники вообще редко бывают в рубке, а во время стрельбы корабля практически никогда.

— У тебя не много народу в рубке?

— Нормально, в самый раз будет, все участвуют в ремонте.

— Что всё готово?

— Нет пока, но скоро можно будет переселяться с крейсеров сюда. Знаешь, пришли пока несколько абордажников. Пускай пиратов по кораблю соберут.

— Сделаю.

— Как будет можно, сообщу.

— Хорошо.

Они отключились. За всем этим я совсем забыл про дроидов, а они закончили работу и уже двадцать минут ничего не делали. Чем их теперь занять? Ничем, на зарядку всех троих. Батареи были почти разряжены. Отправил их на летную палубу заряжаться.

Что с системой жизнеобеспечения? Она горела зелёным. Значит работает.

— Искин давай проверим на утечку воздуха. Начинай запускать атмосферу отсюда.

Опустились переборки, и начался процесс заполнения атмосферой.

— Утечка не обнаружена — доложил искин.

— Теперь запускай все системы по кораблю, все кроме нижней палубы, её заблокируй.

— Выполняю.

— Включи дневной свет по кораблю везде кроме нижней палубы.

— Выполнено.

— Покажи коридоры.

— Выполнено.

На большом экране появились светлые коридоры и камеры показывали, что к нам подходят четверо абордажников с крейсера.

Выключил подсветку у скафандра и открыл лицевой щиток. Вдохнул пиратский воздух крейсера. Он ничем не отличался от того что был на нашем корабле. К нему примешивался запах сварки и оплавленной изоляции от энергетических шин. Следом за мной все также уже открыли щитки. Пара девушек уже доставала какие-то продуктовые заначки, чтобы перекусить, сам я тоже был голоден. Можно было конечно сходить на крейсер и там перекусить. Впрочем, потерплю до рейдера. Главное на девушек не смотреть, а то слюной захлебнусь. Мне стало интересно, что у них с силовой защитой, почему она так быстро восстанавливалась. В это время на мостик зашли четверо абордажников. Повернулся, чтобы дать им распоряжение. Однако они проигнорировали меня, и подошли к старшему технику, который сидел в кресле капитана.

— Нас капитан прислал — сказал старший у них.

— Это к нему, а не ко мне — сконфужено ответил им старший техник.

Они всей толпой повернулись ко мне.

— Распределитесь по двое на коридор и соберите погибших пиратов. После чего в трюм их. Атмосфера есть везде, кроме нижней палубы.

Часть 14

— Мы это уже поняли.

— Выполняйте. Как закончите, можете мародерничать, что осталось ваше.

Это их вдохновило, и сразу появился энтузиазм на лицах. Судя по всему, они сейчас на скорость будут выполнять это задание.

— Как у тебя дела? — спросил пилота.

Она уже давно просто сидела.

— Всё в порядке, разобралась.

— Сможешь пилотировать этого слоника? — она первый раз за всё время улыбнулась

— Конечно, смогу.

— Отлично.

Меня кто-то затронул сзади за плечо. Я повернулся, сзади стояла Лера.

— Вот возьми, ты ведь голодный — и протянула мне упаковку.

— Спасибо Лера, что не дала мне погибнуть голодной смертью.

Это был обычный сухой паёк. У всех были такие же и все уже с большим удовольствием поглощали содержимое. Кто-то молодец, взял с запасом. Все были голодны.

— Так я скоро вернусь.

Вспомнил, что приготовил мешок с вещами для девушки рабыни. Сейчас абордажники его найдут и посчитают своей добычей. Не отнимать же у них потом. Нужно закинуть его в челнок. Пришлось быстро дойти до каюты, где всё это оставил. Абордажников здесь пока не было.

В каюте открыл шкаф и сразу отскочил назад, выхватив бластер. Прямо на мешке. Сидел какой-то зверёк. Он смотрел на меня двумя глазками бусинками и не пытался ни напасть не убежать. Судя по всему, был ручным.

— Зараза это что за зверь такой?

— Радужный лемур.

— Он опасен?

— Нет, он не представляет угрозы.

Убрал бластер в кобуру и посмотрел на него.

По размеру он был, как кошка только лапок было шесть, было непонятно почему лемур? Он был больше похож на шестилапого разноцветного сфинкса. Два небольших крылышка на спине говорили, что он может летать. Раньше на Земле у пиратов были попугаи, а здесь, судя по всему вот такие зверьки.

Он посмотрел на меня, и я увидел картинку в голове. Он явно хотел кушать. Это что сейчас было? Он что разумный?

— Зараза оно что разумно?

— Восьмой уровень по шкале Дюгенса.

Мне это ничего не говорило. Что за шкала и что за Дюгенс такой? Это много или мало?

— Зараза скинь мне справку по нему.

Мне пришла справка по-ученому Дюгенсу.

— Да по нему-то зачем? Мне нужна справка по зверьку.

Пришла справка по зверьку

Оказалось, что стоит он немало, цена на такого начиналась от десяти тысяч и выше. Это зависело от расцветки зверька. Он может легко переносить невесомость и обходиться долго без атмосферы. Стало понятно, почему он выжил. Похоже, это он в вытяжке прятался. Там остаются воздушные мешки, где он мог жить. Голод его выгнал из укрытия. Пойдем, покормлю тебя. Попробовал отправить ему мысль, чтобы он перелетел мне на плечо.

Как бы, это не было удивительно, но он взлетел и спокойно приземлился мне на плечо. Может это его нормальное состояние передвигаться на плече хозяина или хозяйки, но я слегка обалдел от этого. Что мне делать? Придётся кормить. Не бросать же его здесь. Вначале закинул мешок в челнок, а потом вернулся на командный мостик. На мостике почти все закончили с пайками.

— Девочки я только что обнаружил вашего вчерашнего гостя. Это он или она вчера вас напугал. Он просто хотел у вас попросить кушать. Он голодный.

— Ой, какой миленький, можно погладить? — спросила одна из техников.

— Понятию не имею, он разумный и совсем не опасный.

— Что ты с ним будешь делать?

— Пока накормить, а дальше не знаю.

Сказал ему перелететь на стол

Он перелетел. Девушки тут же окружили стол со всех сторон.

— У кого что есть? Я не знаю чем его кормить? В справке он питался какими-то фруктами и орехами.

У девушек в карманах нашлось много всего, и всё это было ему предложено.

От каких-то орешков до сладких леденцов. Он вы брал орешек и начал его разгрызать.

— Что ты с ним будешь делать? — спросила меня Лера

— Мне некогда им заниматься. Кто хочет, может взять его себе. Только так чтобы он не сдох от голода.

Нашлось сразу три претендентки на зверька.

— Ну и кому отдашь? — спросила меня Лера.

— Кого зверёк выберет та и станет его хозяйкой.

— Он что так может?

— Да. Он разумный и может общаться с помощью образов.

— Девочки вы трое останьтесь, а остальные пока отойдите от стола.

— Выбери, кто тебе понравился из этих трёх девушек — обратился к зверьку.

Он покрутился на столе и выбрал одну. Значит, вот ты будешь его хозяйкой. Девушка была не с нашего рейдера.

— Если что, скажи капитану, что я разрешил — после этих слов она просияла от счастья.

Видимо опасалась, что капитан не разрешит.

— Огромное спасибо.

— Береги его, умный зверёк, и кстати дорогой. Цена на него от десяти тысяч кредов начинается.

Скинул всем справку по зверьку, что получил от Заразы. Похоже, многие также поучаствовали в выборе, если бы знали цену зверька. На девушку теперь смотрели, как победительницу лотереи. Стол снова был окружен, желающими погладить зверька. Зверёк не выражал не удовольствия от этого. Похоже, наскучался здесь один. Голод ему теперь точно не грозит, скорей закормят.

Сам я доедал свой сухой паёк. Наблюдал за зверьком и неожиданно сухой паёк резко закончился. Было вкусно, но мало. Решил поинтересоваться как дела у техников. Старший техник стоял в стороне от стола и тоже с интересом наблюдал за зверьком. Подошёл к нему.

— Как у вас дела? Долго ещё?

— Коммуникации ремонтировать закончим примерно через час. Завтра что будем делать? Заваривать внутреннюю обшивку или дном заниматься?

— Оставим всё как есть, если время позволит, доделаем.

— Тогда чем будем завтра заниматься?

— Завтра будем разбирать на запчасти пиратский крейсер, тот с которого я заплатку вырезал. Так что с утра сразу туда.

— Понял тебя, разбирать я люблю.

Ну, ещё бы, сколько можно интересного и разного там найти. Наверно можно экипажи запускать. Вызвал сразу обоих капитанов крейсеров. Ответили они одновременно. Похоже, между собой были на связи.

— Атмосфера на корабле теперь есть. Примерно через час мы закончим с коммуникациями. Можете не торопясь переводить экипажи сюда. Сами можете уже сейчас подтягиваться в рубку.

— Сейчас будем — ответили они и экраны погасли.

Меньше чем через десять минут заметил капитана пристыкованного крейсера в камерах наблюдения. Он был на подходе к рубке. Ещё через две минуты, он был уже у меня на мостике.

— Быстро ты.

— Все уже устали ждать, когда вы закончите.

В камеру наблюдения у трюма было видно, что народ уже перешёл из крейсера и толпился около переходного шлюза, уже на этом корабле. Лицевые щитки у всех были открыты. Вышли подышать свежим воздухом. Камеры на летной палубе показывали, что к нам приземлился абордажный бот и оттуда неспешно начали выбираться разумные.

— Капитан принимай корабль. Всё вроде работает. Сейчас закончим с резервными силовыми коммуникациями и пока на этом всё. Нижняя палуба без атмосферы и в ней несколько дырок. Пока латать их не буду. Позже отремонтирую, если времени хватит. Пилот у тебя уже разобралась и готова его пилотировать. В общем, вижу, что всем уже не терпится, пускай тогда начинают занимать каюты. Думаю сделать так, твои каюты по левому коридору, а со второго крейсера по правому. Как думаешь?

— Наверно так будет правильно.

Как раз подошёл второй капитан, и с ним были ещё трое. Повторил для него.

— Мы как раз решаем с размещением, предлагаю каюты по левому коридору сделать его, а твои будут по правому. Сами распределите их между своими людьми. Можете занимать. Как только мы здесь закончим, можете осваивать рубку она всё-таки аварская.

— Это не проблема.

— Ну и здесь в рубке сами распределите и решите, кто и какое место займёт.

Оба кивнули.

— Сегодня отдых для экипажа, а завтра скорей всего будет нужно всё переместить из трюма на лётную палубу.

— Зачем?

— Завтра начну крейсера пиратов разбирать, а в трюм удобнее запчасти складировать.

После этого повернулся к техникам, они внимательно следили за нашим диалогом, и обратился к пилоту, сидящему в соседнем кресле.

— Вы останетесь на корабле или полетите с нами? Воздух уже есть на корабле?

Они посмотрели с техником друг на друга.

— С вами.

— Хорошо, с нами так с нами.

— Тогда вроде всё на сегодня.

За последнее время у меня впервые появилось свободное время, не нужно было куда-то бежать и что-то срочно делать. Капитаны разошлись распределять каюты среди своих людей. Техники тоже куда-то пошли вместе со зверьком. Остался я один на мостике.

Проверил своих дроидов. Один дроид, почему то плохо заряжался. Зарядка у двух других шла гораздо активнее. Заняться было совсем нечем.

Наблюдал по камерам что происходит. Техники всей толпой пошли выбирать каюты новым подружкам. Корабль оживал. По кораблю уже везде передвигались разумные. Дроиды перевозили раненых в лечебных капсулах в медсекцию. Что происходило внутри медсекции, я не видел, камера там не работала, похоже её при штурме повредили. Попробовал протестировать её, она не отзывалась. Температура на борту уже поднялась до комфортного уровня. Система жизнеобеспечения работала без сбоев. Многие поснимали скафандры. Большинство занималось тем, что осматривало каюты, вначале у себя, потом шли смотреть, что у соседа, после чего с соседом к другому соседу. Шло броуновское движение по коридорам. На лётную палубу снова прилетел челнок и привезя пополнение из разумных. Двое абордажников, похоже, не поделили каюты. Пришлось капитану вмешаться. Хотя, что там делить? Все каюты практически одинаковыми. Забавно было за этим наблюдать. Меня после обеда или уже ужина начало клонить в сон. Сегодня пилоты на дежурстве нужно будет лечь пораньше и выспаться. Появилось желание пройти в медсекцию, пообщаться с Доком только оставлять рубку пустой не хотелось. Все кого в ней можно было оставить, разбрелись по кораблю, занимаясь текущими делами, а заблокировать рубку было невозможно, у неё большого куска защиты не было. Эту дыру в защите сейчас всё использовали как проход. Нужно будет потом её заварить. Вот только нечем пока. Завтра на крейсере нужно будет не забыть её вырезать, и каюты для пилотов с рейдера восстановить. Сделал себе пометку на завтра. Можно было приказать и кого-нибудь посадить, вот только все были заняты делом. Это у меня был простой из-за зарядки дроидов. Одна камера показывала, что капитаны, где-то встретились и теперь вместе двигались ко мне на мостик, по пути что-то обсуждая между собой. Вот они мне и нужны. Сейчас я их здесь оставлю. Вскоре они зашли на мостик.

— Принимайте командование кораблём. Сами определитесь, кто из вас будет старшим или мне назначить?

— Мы уже определись.

— Отлично тогда обживайтесь, а я пошёл дальше ремонтом заниматься. Завтра снимите со второго крейсера повреждённый искин.

— Сделаем.

— Буду на нижней палубе, если кому-то потребуюсь.

— Хорошо.

Решил, что мне всё равно придётся ей заниматься и пока есть время, осмотрю, что там творится. На нижних палубах я никогда не бывал, и мне было интересно, что там. Спустился с верхней палубы и попал на среднюю.

На этой палубе был серьёзный бой. Если верхняя палуба осталась без повреждений, то на средней палубе пираты решили забаррикадироваться и оборонялись до последнего. Центром их обороны стала медсекция. Вокруг неё было всё разрушено. Здесь каюты достались в основном абордажникам крейсеров, и они сейчас занимались разбором завалов. Пробравшись мимо завалов, зашёл в медсекцию. Ей тоже досталось, но не так сильно как коридору. Док был на месте.

— Док, как здесь у тебя дела?

— Да как? Сам видишь всё разрушено.

— Вижу. Знаешь, я завтра планирую разбирать за запчасти второй пиратский крейсер, там тоже должна быть медсекция, если она цела и там что-то осталось, то всё оттуда можешь забрать себе. Свяжись с Крисом узнай, о её состоянии.

Несколько минут они общались по нейросети, после чего Док сказал:

— Так и сделаем. Завтра подбери меня, я с тобой туда полечу.

— Хорошо.

Вот и нижняя палуба. Разблокировал двери ведущие на неё. Скафандр автоматически закрылся, на ней был вакуум. Посмотрим, что здесь сломано. Какой коридор выбрать? Было как-то совсем без разницы, пускай будет правый. Вроде где-то около него были попадания. Вот и они. Нашёл в полу несколько рваных дырок, похоже, их пробило обломками ракеты или наружной брони. В штатной схеме в этом месте никаких серьёзных коммуникаций не проходило, но корабль был совсем не штатный. Конечно, я погорячился тогда и на нервах пальнул в это место. Сейчас бы я не стал стрелять, но тогда в горячке боя, я думал только о том, как мне уничтожить этот корабль.

Непонятные звуки послышались из другого коридора. В полной тишине это было странно. Может здесь не один такой зверёк обитает? Пойду спасателем работать. Пришлось вернуться к входу и направиться к другому коридору, странно вроде никого, я заглядывал в открытые каюты, везде было пусто. Куда он спрятался? Уже прошел эту каюту, когда за спиной снова послышался шорох. Вот ты где! И я вернулся назад. Ничего себе зверёк!? Из-под койки в каюте вылезла девушка. Меня она не заметила. Она уже больше чем наполовину находилась в каюте. Пиратка решила спрятаться? Подождал, когда она полностью вылезет.

— Ты кто такая? — спросил её, держа на прицеле.

Она повернулась ко мне и сразу упала на колени

— Я рабыня господин, не стреляйте.

— Что ты здесь делаешь?

— Мы здесь спрятались, когда начали стрелять

— Мы? Ты здесь не одна?

— Нет нас четверо.

— Все рабыни?

— Да все.

— Пускай вылезают.

— Они не хотят. Они вас бояться.

— Встань с колен это приказ. Чего меня боятся? Если вы на самом деле рабыни, то вам ничего не угрожает.

— Они спрашивают, а вы откуда?

— Вооружённые силы империи Аратан. Восьмой флот.

— Правда? Вы не Аварцы?

— Нет! Пускай вылезают.

— Чем докажите?

Мне надоело это препирательство

— Если они сейчас не выйдут, я к ним гранату заброшу.

— Вы точно не Аварец?

— Точно. Пускай вылезают, я уже сказал, что не обижу их.

Из-под кровати стали по очереди вылезать ещё три девушки.

— Выходите из каюты в коридор

Они послушно вышли. Отошел от входа, но по-прежнему держал их на прицеле.

— Оружие есть?

— Нет.

— Повернитесь.

Они послушно повернулись. Ничего не было.

— Док на связь.

— Слушаю.

— У тебя есть свободные лечебные камеры?

— Нет. Не понял тебе зачем?

— Нашел четырех девчонок, говорят что рабыни. Можешь проверить, что за нейросети у них стоят?

— Приводи.

— Пойдёмте со мной. Идите впереди меня.

Они, молча, выполнили приказ.

В медсекции Док достал, какой приборчик с пояса и подошёл к ним, но они так и не открыли щитков скафандров.

— Снимите скафандры — сказал им.

Они сразу же упали на колени

— Господин не лишай нас скафандров. Это всё что у нас есть.

— Я не собираюсь у вас их отбирать. Просто снимите на время, потом оденете обратно.

— Ты нас не обманешь?

— Нет обещаю.

— Ты обещал.

Они стали снимать с себя скафандры. Док подошёл к ним и проверил.

— Все четверо рабыни. Рабские нейросети стоят.

Он этого мог уже не говорить, это было и так уже понятно. Рассмотрел их подробно только здесь. Без скафандров, они выглядели совсем худыми. Их здесь совсем плохо кормили, и было много синяков на теле. Значит били.

— Одевайте обратно скафандры.

Было видно, что они очень переживали по этому поводу.

— Док что с ними делать?

— Нужно убирать рабские нейросети, только у меня всё занято. Забери к себе на рейдер, там три места есть в медсекции.

— Понял тебя, так девочки все идём за мной. Они построились в цепочку, и пошли за мной. Решил отвести их к техникам, может быстрей освоятся в женской компании. По дороге попытался объяснить ситуацию.

— Девушки слушайте меня внимательно. Вы больше не рабыни. У нас в империи рабство запрещено. Поэтому вы скоро будете свободны, и сами сможете выбрать свою дальнейшую судьбу.

— Господин ты нас выгоняешь?

— Я не ваш господин и не могу быть. Вы скоро будете свободны.

— Господин не выгоняй, нас мы будем хорошими рабынями.

— Хорошо я подумаю.

Как мне объяснить им, что они свободны? Тупик какой-то. Мы пришли обратно к месту ремонтных работ. Вся толпа техников была уже здесь. От них отделилась Лера и подошла ко мне.

— Мы уже почти закончили. Так, а это кого ты притащил? — она заметила за мной рабынь — Интересно и откуда ты их взял?

— Представляешь, два дня прятались в вентиляции на нижней палубе. Случайно нашёл, а то погибли бы.

— Знаешь, тебя никуда отпускать нельзя, ты постоянно что-то находишь.

Часть 15

— Да. Что-то мне сегодня везёт.

Ко мне сзади подошла одна из рабынь

— Господин мы очень хотим в туалет, и терпеть уже не можем.

Точно на них самые простые скафандры.

— Сейчас.

Я подошёл к ближайшей каюте. Она была закрыта.

— Искин приказываю открыть эту дверь.

Дверь открылась.

— Идите. Пользоваться умеете?

— Да.

Сам я вернулся к Лере и техникам.

— Девочки вы им как то по-женски объясните, что они не рабыни больше. Я пытался это сделать, у меня не получается. Они совсем забитые. Все в синяках, худые и голодные. Не обижайте их ладно.

— Мы поняли тебя.

— Может у вас ещё сухие пайки остались?

— Был вроде ещё один.

— Несите.

Дроид уехал за ним к челноку

Рабыни тем временем начали по одной выходить из каюты и стояли рядом с каютой.

— Девочки вы закончили свои дела?

— Да.

— Искин закрой каюту. Подходите ближе к нам и не бойтесь.

Они осторожно подошли.

— Знакомьтесь эти девушки техники, и они занимаются сейчас ремонтом корабля, не бойтесь их, они вас не обидят. Вы пока побудьте с ними, а я скоро вернусь.

— Пойдём, и я кивнул старшему технику. Мы с ним ушли на командный мостик.

Меня там встретили улыбки двух капитанов крейсеров.

— Где ты их раздобыл?

— Не поверите, сами выползли, из вытяжки. Вначале одна, за ней остальные. Запуганные они совсем и ничего не понимают.

— Дикие. Что ты хотел от них?

— Я так-то тоже дикий.

— Ты?

— Да. Меня с моей планеты пираты выкрали. Спросите у капитана нашего рейдера. Они меня нашли и разморозили — они удивлённо смотрели на меня — Давайте пока вернёмся к нашим делам. Долго ещё у тебя? — спросил старшего техника.

— Минут через десять закончим.

— Отлично.

Пока мы болтали ни о чём здесь в мужской компании. Девочки болтали с ними чисто женской. Я очень надеялся, что они смогут им что объяснить. Время как-то быстро пролетело.

— Всё мы закончили — сказал старший техник.

— Тогда грузим дроидов на челноки и к себе на корабли отдыхать.

Когда вышел из командного центра, меня уже ждала Лера.

— Мы пытались им что объяснить, но они совсем тупые.

— У меня тоже ничего не получилось

— Давай их на челнок, передадим их нашей докторше. Пускай рабские нейросети снимет.

— Они вообще-то с тобой хотят остаться, — с ехидством произнесла она.

— Ты объяснила им, что место занято, — с не меньшим ехидством ответил ей — У меня одна проблема, где их потом разместить?

— Себе оставь. Ты справишься.

— Вот откуда в тебе столько злости к ним?

— Почему к ним? Это к тебе.

— Ну, это я как нибудь переживу. Полетели к себе на корабль. У меня ещё куча дел там.

Техники уже все ушли к челнокам, остались только рабыни. Они всё там же стояли. Девочки идите за техниками и садитесь в челнок, мы сейчас вылетим на другой корабль.

— Можно, мы с тобой пойдём?

— Можно и как мне с вами быть?

Проверил работу техников, всё было сделано качественно, и тоже пошёл к челноку. Они шли за мной. Все уже погрузились на челнок. Ждали только нас.

— Залезайте в челнок.

Перед этим пошёл проверить, что у меня с дроидом и почему он плохо заряжался. Оказалось всё просто. Был надломлен один контакт на зарядном столе, и мне пришлось просто переставить дроида на другое место. После чего зарядка стала нормальной. Два других дроида без проблем заряжались. Раздал задания каждому из дроидов. Двоих после зарядки отправил резать обшивку, вдоль коммуникаций второго пиратского крейсера. Эти листы обшивки мне были нужны в первую очередь. Третий дроид должен был вернуться к заплатке и заварить несущие балки. За ночь он должен был справиться с этой задачей. Вот теперь всё. Можно обратно на рейдер. Полёт как всегда занял несколько минут. Разница была только в том, что челноком управляла не Лера, а пилот с крейсера. На летной палубе меня уже встречал Крис.

— Я всё сделал — сразу сообщил он.

— Понял, давай поговорим в медсекции.

Он кивнул

За мной из челнока начали выбираться рабыни.

— Они откуда?

— Нашёл на крейсере. На нижней палубе прятались.

— Что ты с ними будешь делать?

— Понятия не имею. Пока накормлю. Потом в медсекцию отправлю, а дальше не знаю. Девочки за мной.

Они снова построились и пошли за мной. Судя по всему, они привыкли так ходить по кораблю. Пока мы с Крисом шли в кают-компанию, они шли строго за мной. В кают-компании никого не было.

— Умеете таким пользоваться, — и показал на пищевой автомат.

— Нет.

— Понятно. Смотрите, вот здесь набираете номер блюда, я набрал свой любимый номер 171 и через некоторое время вот отсюда появляется еда.

Открылось окно и оттуда выехало блюдо.

— Вот это тебе — отдал её ближайшей рабыне — Садись за стол и кушай. Следующая подходи. Набирай сама.

Она набрала это же самое 171 — снова выехало блюдо — Забирай, кушай. Следующая подходи.

Все так получили по блюду. Мы с Крисом сели напротив них. Они были сильно голодны.

— Значит, если не наедитесь, можете ещё заказать там же в автомате. Ешьте сколько хотите. Мы сейчас уйдём в медсекцию, а как только будете сытыми подходите туда. Крис пришли, кого нибудь пускай присмотрит за ними.

— Сейчас придут.

— Придут? Я вроде одного попросил?

— Они проявили инициативу.

— Понятно. Пусть только не пугают их.

— Хорошо.

Мы ушли в медсекцию с Крисом. Док оказалась у себя.

— Отключите нейросети, и отключил свою. Теперь рассказывайте. Док достала пластинку.

— Здесь всё и запись допроса и нейрокопирование обоих.

Сразу убрал пластинку в карман.

— Что по девушке?

— Наша, попала в плен, была его рабыней, постельной игрушкой и пилотом одновременно.

— Память стерла?

— Да.

— Совсем забыл, в челноке я оставил мешок, там я собрал на крейсере женских вещей ей. Потом отдам. Что по нему?

— А это вообще подарок. Это Лис — сказал Крис.

Мне это имя совсем ничего не говорило.

— Крис кто такой Лис?

— Хитрый Лис — знаменитый пират. Он два или три раза считался погибшим и только сейчас умер навсегда.

— Вот так! У нас на каждого Хитрого Лиса найдётся свой домкрат.

— Дроид.

— Да дроид. Когда его начнут искать?

— Завтра должен прилететь челнок, если он пропадёт, тогда его точно начнут искать.

— Значит, времени ещё меньше чем я думал. Я думал, что неделя у нас есть.

Уничтожьте всё, что вас может связывать с этим моментом. Для всех он просто умер.

— Уже сделали.

— Тогда включайте нейросети.

Сам включил запись в медсекции.

— Док сейчас к тебе приведут четырёх рабынь. Нужно будет их подлечить и рабские нейросети снять.

— Откуда ты их взял?

— Нашёл на нижней палубе крейсера. Прятались в вентиляции. Док сказал, что у тебя три места есть. У него всё занято.

— Свободны четыре капсулы.

— Это хорошо, а то я ломал голову, куда их потом разместить. Пускай ночь в капсулах проведут. Завтра решу, что с ними делать.

Заметил, что Крис что-то хочет сказать, но явно не решается.

— Говори что у тебя.

— Командир здесь такое дело. Парни просят их оставить на борту.

— Кого рабынь?

— Да.

— Вы что озверели? Вас сколько, а их четверо и они совсем забитые и голодные.

— Командир они очень просят.

— Подхватите ещё какую-нибудь инфекцию, лечи вас потом. Кроме того места нет на корабле. Всё занято.

— Они готовы уплотниться. Вы же уплотнились.

Это был явно прозрачный намёк на мои обстоятельства.

— Где они?

— Уже идут сюда.

В медсекцию открылись двери, и зашли рабыни и их сопровождали трое абордажников.

— Парни спасибо вы свободны — и они с неохотой вышли из медсекции.

— Девочки мы вот здесь думаем, что с вами делать? Чем вы занимались на крейсере?

— Что хозяин прикажет то и делали — ответила одна.

— А он как я понимаю, приказывал оказывать интимные услуги другим пиратам?

— Да.

— Понятно, что-нибудь умеете кроме этого? Каждая отвечает за себя.

Все четверо помотали отрицательно головой.

— Нет — сказала та же рабыня

— Как мне с вами быть? Значит так, для вас есть возможность оказать интим услуги парням. Не запросто так, а за креды, разумеется. Вы согласны или нет?

— Как прикажет хозяин.

— Здесь нет хозяев и рабов. Вы свободны в принятии решения. Каждая из вас может отказаться или согласится.

— Хозяин вы нас не обманете?

— Никто вас не обманет, каждая получит всё до последнего креда, обещаю.

— Тогда мы согласны.

— Крис у парней наверняка есть расценки борделей на планете с вашей скидкой.

— Конечно.

— Скинь мне их.

Пришли расценки. Перекинул их на нейросети рабыням и докторше.

— Значит так. Вот по этим расценкам будете оказывать услуги. Понятно?

Все четверо дружно закивали.

— Док ты проконтролируешь, чтобы их никто не обманул и не обидел. Если что докладывай мне смело.

— Хорошо.

— Крис сделаем так, первые четверо принесут четыре чипа с деньгами, каждой из них. После чего следующие, будут на них оплачивать. Скажи всем, чтобы их никто не обижал, а то разрешу Доку виноватого кастрировать.

— Понял, передам.

Всё тогда, иди и успокой своих, а то они скоро двери в медсекцию высадят. За дверью давно уже шло какое-то шуршание. Да и выдели им завтра каюту или две как обещал.

— Сделаю.

Крис вышел из медсекции и шуршание за дверьми сразу прекратилось.

— Док, что их по капсулам?

— Да пускай занимают.

Поднялись крышки четырех капсул.

— Значит так девочки, это наша медик Лана, она вас будет сейчас лечить и потом проконтролирует, чтобы вас никто не обманул. Если вас кто-то обманет или обидит, можете смело жаловаться ей. Если у вас будут вопросы тоже всё спрашивать у неё. Понятно?

— Понятно.

— Теперь залезайте в капсулы. Скафандры вы свои получите обратно, обещаю. Не переживайте их никто не заберёт.

В этот раз они безропотно сняли скафандры и разместились по капсулам. Док подошла к ним и осмотрела каждую, после чего крышки капсул опустились.

— Док они сильно переживают за свои скафандры, верни им их сразу, как проснуться.

— Хорошо.

— У тебя есть бесплатные базы по содружеству, по нейросетям, юридическая? Мне их Док их после разморозки устанавливал?

— Есть.

— Там у него ещё, было что-то бесплатное, подумай, возможно, им ещё что-то закачаешь.

— Сделаю.

От неё шла волна какой-то грусти и безысходности.

— Так, что случилось? Рассказывай! Я же чувствую что что-то не так?

— Зря ты им разрешил это дело.

— Ты знаешь, я вначале хотел запретить это всё, но потом вспомнил себя, когда я здесь оказался. Мне вот никто не предложил заработать ни креда, и я искал любую возможность, чтобы заработать хоть как-то. Даже выходил на ринг против абордажников, хотя понимал, что у меня нет никаких шансов. Дрался за простой коммуникатор. Поэтому я им дал эту возможность и потом когда их отправят на планету, что их там ждёт? Это же самое, они больше ничего не умеют. Здесь они заработают какие-то креды, без всякого риска для себя и своего здоровья. Кроме того они у парней снимут напряжение после абордажа так что я считаю что сделал всё правильно.

— Всё равно мне кажется это неправильным.

— Вот для этого я и назначил тебя, чтобы ты не давала их в обиду. Не переживай парни их не обидят. Они тебя будут бояться.

— По-моему они никого не боятся, кроме тебя наверно.

— Не бояться, а уважают. Для них я свой, вместе с ними воевал, отражая абордаж аварцев.

— Не знала. Расскажи?

— У Леры спроси или Дока они в курсе, а мне нужно бежать. Оставь их до утра здесь.

— Как бы дольше не пришлось держать, много, что придётся лечить.

— Тебе видней. Не переживай их не обидят. Знаешь, я здесь подумал, у нас в трюме пиратов полно, может там поснимать нейросети с них и что-нибудь им поставить?

— Там уже всё стоящее, давно разобрали абордажники.

— Да я понимаю, может что-то дешевое можно будет установить, ты посмотри, что у них по интеллекту.

— Посмотрю.

Ну и нелёгкая у меня работа со всем этим разбираться. Каждый день какие-то проблемы конца и края им невидно. Ведь я только на работу инженера соглашался. С этим разобрался, рабынь пристроил, и Док о них позаботиться.

— Зараза присвой им гостевой статус и ограничь попадание на командный мостик и в трюм.

— Принято.

Пора и о себе позаботиться. Очень хотелось выспаться. Стоп рано. Нужно проверить, как выполнены мои приказы.

— Зараза статус ракетного оружия на борту?

— Заряжено и готово к использованию

— Отлично, а на втором рейдере?

— Заряжено и готово к использованию

— С этим всё.

Ещё и мешок забыл в челноке. Неохота было возвращаться, но пришлось. Когда его взял в руки, мне показалось, что он стал легче. Похоже, что кто-то в нём порылся. Хотя может и показалось. Где у нас бывшая рабыня? Хотя почему только она? Так я сейчас ещё четырёх привез, может, стоит всем раздать? Наверно завтра так и сделаю. Пока закину его к себе в каюту. После душа у себя в каюте решил просмотреть, что за Лис такой был и подключился к чипу.

Запись начиналась с воспоминаний детства, он оказался из родовитых, барон какой-то, правда третий младший ребёнок в семье. Родители имели огромное влияние на планете и баловали его сильно, позволяли и поощряли практически всё. Когда подрос начал насиловать прислугу, первой была горничная, которая прибиралась у него. Родители всё это знали и считали это детскими шалостями. Когда повзрослел, попытался отбить понравившиеся ему девушку у другого парня. Это произошло в лицее для благородных, где они учились, в результате убил соперника. Умышлено или нет, было непонятно. Всё это вскрылось, но и здесь вмешались родители, и он смог бежать из-под домашнего ареста. На этом моменте не заметил, как уснул.

Проснулся от того что открылась входная дверь в каюту. В каюте было темно, и не горел свет. Это ещё что такое творится? Уже потянулся за бластером, но почувствовал запах лаванды и ещё какой-то знакомый запах.

— Лера ты что ли? Почему так?

Хотя я ведь сам заблокировал для неё каюту. Решил подождать что будет. Зашелестели комбинезоны, и кто-то пополз по кровати за ним ещё кто то.

— Лера это ты?

— Да.

— Я так понимаю, ты решила прошлое вспомнить?

— Ты же запретил доступ к себе. Вот пришлось как раньше — она уже лежала рядом, с другой стороны тоже кто-то лёг — Мы соскучились.

— Ты ведь сама отказалась?

— Я погорячилась.

— Ладно, идите сюда. Обнял обоих. Они были уже голенькие.

— Лера не делай так больше, а то у меня сейчас бластер под рукой. Как бы я не подстрелил тебя случайно.

— Не переживай, докторша со мной, подлечит.

— Что? Док это ты? Повернулся к другой девушке

— Я.

— Ну, девочки вы даёте.

Они рассмеялись.

— Не ещё не даём, но сейчас точно будем.

Почти сразу понял, что выспаться мне этой ночью не грозит.

— Внимание командир! Тревога! Вскрыта медсекция! — пришло сообщение от Заразы.

Я соскочил с кровати, нашёл в темноте свой комбинезон, и на ходу надевая его, выскочил из каюты. В дверях только сказал:

— Оставайтесь здесь, никуда не выходить.

Через две минуты я уже был у дверей медсекции.

— Зараза включи свет в медсекции и дай мне картинку с камеры.

— Выполнено.

В медсекции находилась бывшая рабыня пирата, она с помощью ножа пыталась вскрыть капсулу, где он лежал раньше.

Это ещё что такое? Вроде одна и никого больше. Ко мне подбежали двое абордажников в скафандрах и вооружённые.

— Я сам всё сделаю, не вмешивайтесь — сказал им.

Зашёл в медсекцию и сразу взял её на прицел. Она не обращала, на меня никакого внимания просто стояла и продолжала ковырять ножом медкапсулу.

Подошёл к ней на несколько метров. Она по-прежнему на меня никак не реагировала.

— Брось нож — сказал ей.

Никакой реакции.

— Брось нож кому говорю.

Она продолжила с ещё большим остервенением ковырять медкапсулу. Тогда просто подошёл к ней и приложил рукояткой бластера по затылку. Она сразу потеряла сознание. Абордажники были уже рядом.

— Отбой и заприте её в карцере.

— Сделаем.

Парни унесли её, а я подобрал нож и положил на стол, похоже, этот нож она украла у докторши.

Всё спать! Хотя мне это совсем не грозило. Когда вернулся к себе в каюту, у входа меня уже ждали.

— Отбой. Всё в порядке.

— Что случилось?

— Я скинул им запись с нейросети что происходило.

— Она что не в себе была?

Часть 16

— Не знаю, завтра будем разбираться. До утра пускай в карцере посидит и подумает. Вы остаётесь или нет?

— Остаёмся.

— Тогда бегом в кровать.

— Слушаемся.

Они снова быстро разделись и занырнули под одеяло, а я занырнул к ним следом. Ну что, заплыв начинается? Погребли.

Утром, после того как они ушли, решил поспать ещё пару минут и проснулся уже от того что кто-то рядом шуршал. Открыв глаза, обнаружил, что пилоты уже вернулись с дежурства и роются в мешке. Что там рассматривая. Одна достала платье и прикидывала его на себя, смотрясь в зеркало.

— Это нам? — спросила она, обнаружив, что я не сплю.

— Вообще я это принёс бывшей рабыне. У неё совсем ничего нет из вещей, но она сегодня ночью провинилась. Даже не знаю, как и быть — они смотрели на меня разочарованными глазами, нужно было что-то делать — Давайте сделаем так, вы можете взять, что вам понравиться, но только взамен положите, что вам уже не нужно. Договорились?

— Спасибо — и всё содержимое мешка была мгновенно вывалено на пол.

Пока я был в душе, часть вещей перекочевала в шкаф и часть вещей оттуда перекочевала в мешок.

— Вы закончили обновлять свой гардероб?

— Да.

— Тогда я отнесу всё рабыням.

— Хорошо. Мы спать. Может, останешься с нами? — и они начали медленно раздеваться.

— Не надо девочки. Мне работать нужно — и я отвернулся от них.

Сам быстрее натягивал комбинезон со скафандром. Мне точно не грозит выспаться ближайшее время. Схватив мешок, и выскочил из каюты. Нужно избавиться от него. Слишком много проблем из-за этого. Первым делом в медсекцию. Док оказалась на месте.

— Привет это опять я.

— Я вижу — она мне улыбнулась

— Вот я набрал вещей у пиратов для рабыни, только вот после вчерашнего даже не знаю, что с ними делать.

— Знаешь, я думаю, что это у неё ментозакладка сработала.

— Что это такое?

— Сильный псион может сделать такую закладку, и человек не осознано будет делать какие-то действия заложенные в него при определённых условиях.

У неё стояла закладка с задачей освободить пирата.

— Как узнать у неё есть ещё такие закладки?

— Веди её, я проверю.

— Только давай сделаем так, я не хочу рисковать и запру её у тебя в каюте. Выход оттуда только с тобой или кем-то из экипажа.

— Давай так и сделаем.

— Запри у себя каюте всё оружие.

— Сделаю.

— Зараза слышала, закрепи в форме приказа.

— Выполнено.

— Веди её, положу в капсулу.

— У тебя всё занято?

— Какое занято? Всех девушек с самого утра разобрали.

— Понятно. Что у них по здоровью?

— Вечером освободятся, ещё подлечу.

— Понял, тогда сейчас её приведу.

Когда подошёл к карцеру, в нём была тишина. Нужно было вчера проверить. Возможно, я сильно её приложил. Жаль, что станера у меня нет. Нужно будет приобрести.

— Зараза открывай карцер.

— Выполнено.

Обошлось. Она живая сидела в углу.

— Выходи.

— Зачем? — она ещё сильней забилась в угол.

— Выходи, будем с тобой разбираться.

— Ведь я ничего не сделала? Зачем меня сюда?

— Как раз пыталась сделать. За это сюда и угодила.

— Выходи или силой вытащу.

Она вышла.

— Не бойся. Ничего плохого ты не сделала, так что не трясись.

Мы вернулись в медсекцию.

— Рассказывай. Зачем ты пыталась вскрыть медкапсулу?

— Я не пыталась.

— Послушай отпираться бесполезно. Вот запись. Перекинул ей запись на нейросеть. Что можешь сказать по этому поводу?

— Я ничего этого не помню.

— Знаешь мы с Доком, склонны тебе верить. Поэтому залезай в капсулу. Нужно всё проверить.

Она безропотно залезла в капсулу. Когда закрылась крышка капсулы, сказал Доку:

— Мне пора вылетать. Вещи, что я у пиратов собрал, раздай всем рабыням, можешь себе взять, если что-то понравиться.

— Всё сделаю.

— Лера на связь.

— Слушаю.

— Я готов вылетать.

— Мы уже ждём тебя у челнока.

— Сейчас буду.

— Зараза капитанов фрегатов на связь

— Слушаем.

— Есть информация, что сегодня или завтра должен прибыть пиратский курьер сюда. Ваша задача не упустить его. Если не получиться взять живым приказываю уничтожить.

— Принято.

— Зараза, как только появиться челнок сразу подымай истребители.

— Принято.

Лера и компания уже погрузились в челнок и ждали только меня. Быстро запрыгнув в челнок, мы сразу вылетели к крейсеру. Настроение техника и пилота с крейсера было хорошим, и выглядели они не замученными как вчера.

— Смотрю, душ вам помог?

— Мы очень хорошо выспались и отдохнули.

— Это замечательно.

— Док на связь.

— Слушаю.

— Выходи на летную палубу мы сейчас будем.

— Лера нам нужно Дока забрать на тяжёлом крейсере — сегодня она пилотировала.

— Поняла.

Мы высадили девушек с крейсера, забрали Дока и вылетели ко второму пиратскому крейсеру.

— Лера сделай кружок вокруг крейсера, хочу его осмотреть.

Она выполнила. Первый раз я его видел не в виде голограммы. Камера челнока давала неплохую картинку. Хорошо ему досталось. Он был весь в дырках от наших ракет. Техники со второго рейдера уже были уже на нём. Их челнок стоял на лётной палубе крейсера.

Вот только совсем забыл про своих дроидов, а они продолжали резать обшивку корабля. Вокруг крейсера уже летали куски наружной обшивки. Один дроид срезал с одной стороны крейсера его наружную обшивку. Начал он от кормы в сторону носа, а другой вырезал внутренние коммуникации. Чем занимается третий? Третий простаивал. Он закончил заваривать внутренние балки у тяжелого крейсера и просто стоял рядом с заплаткой. Это безобразие! Простой не допустим! Отправил его на этот крейсер, в помощь его собратьям. Тем временем технические дроиды были выгружены из челнока и просили работы.

— Лера начнём с медсекции разбирать. Док показывай, куда и что тебе там нужно?

В медсекции Док показал, что ему нужно. Оказалось, что ему было нужно всё.

— Лера занимайтесь здесь, я скоро вернусь.

— Может не надо? Не уходи.

— Нужно посмотреть что здесь и как?

— Ты как уйдёшь, так что нибудь находишь, девочки уже поспорили, что ты в следующий раз найдёшь.

— Обещаю в этот раз ничего не находить.

— Ну-ну посмотрим.

Вначале решил посмотреть, чем занимаются остальные техники. Они все дружно занимались снятием маршевых двигателей с крейсера. Процесс у них шёл достаточно быстро. Десяток технических дроидов облепили сигароподобный корпус двигателя и как муравьи ползали по нему.

Сам я решил заняться генераторами. Было непонятно что с ними, а также рабочие они или нет. Они находились в самом центре корабля недалеко от двигателей. Вряд ли они должны были сильно пострадать. В корпусе крейсера было несколько попаданий от туннельника союзного рейдера, но не было, ни одного попадания в районе реакторного отсека. Ракете до реакторного отсека было сложно добраться, если только серией из нескольких с попаданий одно место. Однако таких попаданий я не заметил.

Как я и думал, реакторный отсек оказался не повреждённым. Посмотрим что с ректорами? Запустил их диагностику. Оба реактора оказались рабочими и были аварийно заглушены. Значит, нужно их отсюда извлекать. Самым простым способом их извлечь была возможность запустить аварийный сброс. При аварийном сбросе они сами отстрелились от корабля. Вот только для этого нужен искин и даже если бы он у меня был, мне были бы нужны коды доступа к нему, а у меня их не было. Вдобавок часть коммуникаций к рубке и искину дроид уже вырезал. Значит это совсем не вариант. Нужно опять что-то придумывать. Стоял и думал, как решить мне эту проблему. Как в реакторный отсек влетела Лера.

— Командир боевая, срочно на выход — на одном дыхании сообщила она.

— Понял.

Мы вместе выбежали из реакторного отсека. В нём было дополнительное бронирование, и сигнал оттуда плохо проходил. Сразу получил три сообщения от Заразы. Первое о боеготовности, второе о выходе из гиперпространства, третье об отмене боеготовности. Корабль опознавался как наш буксир со станции. Ну и что меня тогда дернули? Подключился к связи. Между командиром фрегата и буксировщиком шла дружеская беседа. Они, похоже, были давно знакомы.

— Я вам не помешаю? — вклинился в их разговор.

— По вашему приказу прибыл — доложился буксировщик

— Ты один?

— Нет. Скоро второй буксир выйдет.

— Задача для вас такая, вначале притащить к нам в кучу два эсминца. Капитан фрегата покажет, где они. Потом забираете наши крейсера и с ними прыгаете обратно, там быстро их прячете в астероидном поясе и сразу к нам обратно. Всё надо сделать максимально быстро. Задача понятна?

— Это что двое суток без отдыха?

— В гиперпространстве отдохнёшь. Задача понятна?

— Понятна.

— Тогда бегом выполнять!

— Капитан покажи ему, где эсминцы, а лучше проводи.

— Сделаю.

— Как ситуация там на станции?

— Всё так же. Ничего не изменилось после того как вы улетели. Вот только вас уже все посчитали погибшими. Пока крейсер не прилетел.

— Что по линкорам?

— Да что с ними сделается? Висят всё там же.

— Понятно.

— Там новая диспетчер о вас переживала. Очень строгая она у нас. Там её один капитан с торгового корабля не послушал. Так она его побила.

Мне стало смешно. Как-то обстоятельство, что у Милы вспыльчивый характер я не учёл, когда её назначал.

— Из пушек станции по нему не пальнула? А то я ей разрешил пользоваться.

— Нет вроде.

— Тогда он легко отделался, а побить она может запросто.

— Мы тоже так подумали.

— Понятно давайте работайте.

Заметил, что вышел из гиперпространства второй буксир.

Сам вернулся обратно в реакторный отсек и посмотрел на два реактора. Как мне вас отсюда выковырять?

Попробовал вручную запустить систему экстренного сброса, не получилось, сработала блокировка. Она выдала, что реактор исправен и опасности не представляет. Значит нужно, что он был неисправен или, чтобы так посчитала защита. Ломать его совсем не хотелось. Значит, придётся обходить защиту. Как это сделать? Она прописана в блоке управления? Выкинуть его нельзя. Без него это уже не реактор будет, а куча металлолома. Стоп он ведь запускает диагностику системы, а блок диагностики стоит отдельно. Нужно попробовать его достать. Быстро открываю крышку с блоками и достаю блок диагностики. Даю запрос на диагностику. Отрицательно диагностики нет. И что это мне дало? Теперь попробуем ему указать на повреждения корпуса и аварийную работу. Использую инженерный сертификат и прописываю ошибки. Теперь попробуем снова, и вручную запускаю экстренный сброс. Последовал взрыв пиропатронов под реактором и меня откидывает на несколько метров, а сам реактор вылетает по шахте из корабля.

Получилось, но лучше бы не получалось, взрывом меня здорово приложило об стену. С трудом выбирался из реакторного отсека. Не заметил, как около меня уже стоял Док.

— Что с тобой?

— Понимаешь, я думал, она не сработает, а она сработала, меня и приложило об стену — попытался, как мог объяснить ему.

— Понятно.

Он подключился к моей аптечке в скафандре, и сработало сразу три укола.

— Сейчас отпустит, вечером зайди в медсекцию нужно будет проверить твоё состояние.

— Сделаю.

Посидел немного, вроде отпустило, можно продолжать. Вернулся обратно. Всё по той же схеме удаляем блок диагностики. Нужно их пометить, какой блок, от какого реактора. Хотя они должны быть все одинаковые, это ведь не блок управления. Это он индивидуален для каждого реактора. Теперь прописываю ошибки и отхожу подальше. Даю команду на аварийный отстрел. Второй реактор отправляется следом за первым. Самое сложное решил, остальное техники и если что и без моего участия разберут. Забрал блоки диагностики и вышел из бывшего реакторного отсека. Мне сразу пришло сообщение от Леры, о том, что меня ждут на челноке. Мне как раз туда и нужно было блоки положить. На борту челнока уже были все техники с рейдера и Док с ними.

— Что случилось? — спросил их, когда входной люк закрылся, и на борту появилась атмосфера.

— Ничего. Ты ведь голодный. Вот держи — и мне протянули сухой паёк.

— Спасибо девчонки, чтобы я без вас делал.

Все уже ели сухпайки и Док с нами за компанию.

— Как у вас дела?

— В медсекции закончили. Думаем, что дальше делать.

— Что нравиться то и можете разбирать. С генераторами я закончил оба отстрелил. Сейчас наверно командным мостиком займусь.

Это была самая дорогая по стоимости часть корабля после двигателей и генераторов. Хотя нет, наверно, главный калибр дороже будет. Цены на это я знал приблизительно. После обеда, моего завтрака, Лера полетела с Доком вернуть его обратно и перевести часть вещей из медсекции на тяжёлый крейсер, а меня ожидала рубка. Первой проблемой сразу стало, как её отсюда доставать. Она находилась почти в самом центре корабля, ближе к носу, и чтобы вытащить её оттуда, нужно было что-то прорезать из стен, потолка или пола. Здесь я вспомнил про заплатку, которую вырезал. Снаружи я её вырезал большую, а изнутри это была совсем маленькая дырка. Нужно её просто расширить. Придётся ещё две обшивки прорезать, внутреннюю корабля и защиту рубки, но это всё равно быстрее, чем резать с нуля.

Мои паучки быстро ко мне. Они и так находились у носа корабля. Всё время, не прекращали резать листы наружной обшивки. Один сразу появился, два других приползли немного позже. Два дроида отправил резать внутреннюю обшивку, а одного защиту рубки. Работа у них пошла бодро, внутренняя обшивка не наружная броня, здесь толщина меньше. Вспомнил, что мне нужна заплатка на защиту рубки тяжёлого крейсера и дал третьему дроиду задание вырезать большую заплату. Размер взял с запасом, чтобы точно хватило. По времени это получалось недолго, за полтора часа они должны были закончить. Вызвал Заразу и посмотрел на карте, чем занимаются буксиры. Они уже тащили эсминцы сюда. Один пролетел треть пути, второй только начал движение. К вечеру точно оба будут здесь. Впрочем, понятие вечер здесь было условное. Не было смены дня и ночи. Местное солнце светило постоянно и не было ярким. Вечер здесь считался по корабельному времени.

Заняться мне больше было нечем. Дроиды исправно работали, было нужно время на исполнение. Пойду, посмотрю, чем остальные заняты. Когда пришёл в двигательный отсек остальные о чём-то спорили. Когда подошёл сразу всё стихло.

— О чём спорите? Возможно, я тоже захочу поучаствовать?

Возникла непонятная заминка, все молчали

— Так о чём спор? Лера чего вы молчите? — переспросил их.

— Тебе нельзя участвовать — ответила она.

— Это почему?

— Мы поспорили, за сколько времени ты разберёшь командный мостик.

Понятно. Опять я пролетел мимо кассы. Жаль, я бы точно выиграл.

— Тогда рассказывайте как у вас дела?

— Разбираем, через пару часов закончим.

Место двигателя, что разбирали с утра, было пустым, а два других двигателя облепили дроиды.

Даже поспорить со мной не хотят, пойду я от вас. Когда отошёл от них. Спор у них продолжился.

Чем заняться? Пойду, посплю. Поставил будильник на нейросети, на время выполнения и ушёл в ближайшую каюту. Получиться посплю.

Удалось поспать, пока меня не разбудил будильник. Время как-то незаметно пролетело. Работа дроидами была выполнена. Вытолкнул из корабля обе вырезанные заплаты. Они начали лететь в сторону от корабля. Пришлось послать два сообщения, одно капитану крейсера, чтобы начинали заполнять трюм тем, что летает вокруг нашего корабля. Второе технику с тяжёлого крейсера, чтобы как привезут в трюм забрала эти две заплатки, и подсветил их на карте.

Следующим этапом требовалось, как-то разобрать рубку. Рубка находилась специальной бронекапсуле. Бронекапсула по форме была похожа на головку сыра, которую разрубили пополам и внутрь установили много различных электронных устройств. Крепилась она с помощью двадцати четырёх усиленных штифтов, которые проходили через внутреннюю обшивку и приваривались к основным несущим балкам корабля. Решил, что проще обрезать эти штифты, чем разбирать всю рубку, но здесь возникла другая проблема, дроид не мог проползти в щель между внутренней обивкой и бронекапсулой. Там было очень узко. Зашёл внутрь рубки и посмотрел места креплений. Большая часть была скрыта аппаратурой, придётся всё разбирать, чтобы до них добраться. Это не решало проблему, а усугубляло её. Значит отсюда не получиться, попробуем зайти с другой стороны.

Часть 17

Отправил дроидов в междуобшивочное пространство, посмотреть, что там с местами креплений штифтов с несущими балками. Вот здесь всё было в порядке. Дроиды подобрались к местам креплений и начали их обрезать, плохо оказалось другое, что штифт был ещё приварен дополнительно к внутренней обшивке, пришлось его вырезать из внутренней обшивки. Когда дроид закончил вырезать один, посмотрел на время, у меня получалось меньше пяти минут на штифт. Итого выходило меньше пятидесяти минут. Значит можно ещё поспать. Красота я сплю, а дроиды работают. Только закрыл глаза, как зазвучал будильник. Нужно будет сменить мелодию, а как-то эта мне разонравилась. Время пролетело не заметно, и всё было готово. Что у меня в итоге получилось? Теперь бронекапсула вместе с рубкой висела на одних кабелях и была ничем не закреплена. Обрезать их было жалко, но нужно. Отсоединять было долго. Сжав зубы, приказал дроидам перерезать подводящие кабеля. Заняло это несколько минут. Теперь рубка плавала в пустоте. Подумав, дал дроидам команду вырезать все коммуникации, что подходили к рубке. Пригодятся потом в ремонте. Вот только как мне её теперь вытолкнуть из корабля? Хоть она и ничего не весила, но была достаточно массивна.

— Лера мне нужна ваша помощь, нужно помочь рубку вытолкнуть из корабля. Возьмите дроидов.

— Сейчас будем.

Через минуту все техники были рядом, хотя я звал только троих своих, все они появились вместе дроидами.

— Задача простая. Вот это — и я показал на бронекапсулу — Нужно выпихнуть в дыру.

Дроиды облепили её и начали медленно подымать вверх и потом смещать ближе к дыре. Но она застряла. При расчёте я не учитывал длину штифтов. Они оказались вместе с ней и уперлись во внутреннюю обивку корабля. Быстро понял, что так не пролезет.

— Стоп девочки небольшой перерыв. Нужно увеличить дыру или обрезать штифты — обрезать сейчас было и проще и быстрей, и паучки бодро принялись за эту работу — Девочки обрезаем штифты, а то рубка не пролезает.

Тринадцать их дроидов и три моих дружно начали обрезать штифты. Заняло это несколько минут. Металл ещё не остыл, как бронекапсула с содержимым уже вылетела из корабля.

— Всем спасибо за помощь.

— Молодец. Вот я и выиграла спор — заявила Лера

— О чём вы хотя бы спорили?

— Мы поспорили на то, сможешь ты сегодня её разобрать или нет.

— Понятно.

— Как ты думаешь, если я сейчас каюты вырежу, они на рейдере на место повреждённых кают подойдут? Этот корабль всё-таки аварский?

Она оценивающе посмотрела на них

— Должны вроде подойти, вырезай, если что подгоним по месту.

Все собрались вокруг места бывшей рубки и смотрели вниз.

— Что там интересное такое? — спросил старшего техника.

— Никогда не видели, как выглядит корабль без рубки.

Подошёл тоже посмотрел. Внизу было хорошо видно центральный калибр корабля.

— Вот завтра и будете его разбирать.

— Раньше к нему было сложно подлезть, а сейчас всё удобно.

— Завтра насмотритесь, а сейчас нужно с двигателями закончить.

Техники нехотя, ну ещё бы такого зрелища лишил, пошли в двигательный отсек разбирать оставшиеся двигателя.

Сам же начал думать, как мне поступить с каютами. Решил тоже с ними не мудрить и вырезать целый блок из пяти кают. Выбрал офицерские, они не сильно отличались от обычных кают, только отделкой и наполнением. Размером они были как обычные. Пускай пилотам будет маленький бонус. Хотя как бы их не отобрали. Не положены им такие каюты. Впрочем, ерунда прикрою если что.

Отправил одного дроида вырезать блок кают, а сам наблюдал за этим процессом. Для него металл, из которого были сделаны каюты, был как фольга. Дроид даже не останавливался, просто перебирал лапками и оставляя за собой тонкую линию разреза. Два других дроида продолжили вырезать коммуникации.

Кстати, а что у меня по буксирам? Оказалось, что буксирщики решили по-тихому саботировать мой приказ. Они притащили два эсминца и теперь висели рядом с нашими разбитыми крейсерами. Похоже, они собирались остаться с нами ночевать. Вызывал обоих на связь. Отозвались оба практически сразу.

— Я решил до вас донести кое какую информацию. Вам придётся прыгать обратно в нашу систему и потом возвращаться снова сюда. Хочу вам сказать, что чем дольше вы сейчас здесь находитесь, тем больше вероятность того, что когда вы вернётесь сюда, вместо нас вас здесь будут встречать пираты — При этом в голове считал. Лететь сюда часа четыре, ну хорошо с грузом пять, пять сюда пять обратно плюс два часа на то чтобы спрятать крейсера в астероидном поле. Итого двенадцать часов, накинем ещё час и получим тринадцать часов — Значит так, вам даётся тринадцать часов, чтобы утащить корабли и вернуться обратно.

— Зараза зафиксируй в форме приказа.

— Выполнено.

— Время пошло.

Они, молча, начали прицепляться к крейсерам и разгоняться для прыжка. Прямо чувствовалось, что делали они это с большой неохотой.

Здесь ускорили работу. Как-то все расслабились и забыли, что мы находимся на пиратской территории. С одним или двумя пиратами мы без проблем разберёмся, а вот с большим количеством могут возникнуть проблемы. Сегодня вроде должен быть прилететь челнок от них, но пока было тихо. Хотя может я пропустил, и он прилетал.

— Зараза что по челноку от пиратов? Прилетал?

— Отрицательно.

Где он тогда? Проморгать его, вроде недолжны были. Подождём, посмотрим, что дальше будет, а пока вернулся к вырезанию блока кают. Дроид уже вырезал их вместе с палубой и отделял от соседних кают, осталось только вырезать из потолочной обшивки, и на этом всё. Ко мне подошла Лера

— Ты ещё долго? Мы с двигателями закончили.

— Недолго, как раз поможете выкинуть каюты из корабля. Где остальные? Они подошли только втроём.

— Улетели уже.

— Нет проблем, втроём справимся, хотя мне категорично не нравилось, что они улетали, не поставив меня в известность. Хотя я посмотрел на время, был поздний вечер. Нужно заканчивать. Всех дроидов направил вырезать каюты, и они закончили очень быстро. Блок кают отошёл от внутренней обшивки, осталось обрезать только коммуникации и водовод. Один из моих дроид залез в образовавшуюся щель и быстро это сделал. Девчонки своими дроидами присоединились к моим, блок поплыл к дыре и скоро покинул корабль.

— На сегодня всё. Отдыхаем, грузимся. Завтра разделимся. Мы займёмся эсминцами, а они пускай здесь заканчивают.

— Как скажешь.

— Зараза пришли транспортных дроидов. Пускай заберут блок кают и притащат к рейдеру. Пускай висит рядом с кораблём, а то его на тяжёлый крейсер его утащат.

— Принято.

Вот только куда его разместить я не знал. На летную палубу, если только разместить, но и там и так особо некуда было поставить.

— Лера как думаешь, куда его запихнуть? Трюм у нас забит под завязку?

— Озадачь трюмщиков, пускай у них голова болит, как его разместить. Разместят как-нибудь на летной палубе, больше всё равно некуда.

— Так и сделаю

— Зараза пускай завтра трюмщики подумают, как разместить, этот блок кают на лётной палубе.

— Принято.

В это время мы уже вылетели с крейсера.

— Лера давай посмотрим на состояние эсминцев. Сделай пару кругов вокруг них.

— Нет проблем.

Первому эсминцу достались две ракеты в район рубки, причём в одно и то же место и там сияла приличная дыра. У второго вся корма была в дырках. Маршевые двигатели или уничтожены или повреждены. Это была работа явно истребителей вместе с фрегатами. Встал вопрос, что мне завтра делать? У меня было три корабля на буксировку и два буксира. Бросить хотя бы один было откровенно жалко. Ночью может и прийти моя жаба и начать меня душить. Как мне быть? Разобрать их я точно их не успеваю, и вывести тоже. Тем временем мы прилетели на рейдер, и мне сразу пришло сообщение о том, чтобы я срочно посетил медсекцию. Началось. Не успел вернуться как сразу проблемы. Пришлось идти.

— Док что случилось?

— Сам посмотри. Они собрались в таком виде ходить по кораблю.

Все четыре рабыни были одеты в платья, что я им привёз.

— Так дело не пойдёт. Девочки это снять и надеть комбинезоны как все.

— Но хозяин они такие красивые.

— Вот поэтому и запрещаю, можете или у себя в каюте носить или на планете куда прилетим. Здесь на корабле запрещаю.

Они начали раздеваться и переодеваться обратно в комбинезоны.

— Док ещё проблемы есть?

— Да. Это так ерунда. Они категорически отказываются снимать нейросети рабские.

— Почему отказываетесь снимать рабские нейросети?

— Хозяин, зачем нам другие? У нас уже есть нейросети.

— Тогда мне скажите, чем собираетесь дальше заниматься? Чем будете зарабатывать на жизнь?

— Чем прикажешь, тем и будем.

— Значит так, чем вы сейчас зарабатываете, вы не будете. Вам нужна профессия чтобы вы могли работать и зарабатывать. Самая востребованная это работа на планете это работа техника. Вы все видели девушек на борту того корабля. Они занимались ремонтом.

— Видели.

— Вот они техники и хочу что бы вы стали техниками как они. Вам для этого нужно сменить нейросеть на нормальную. Поэтому подумайте над этим, потом ответите мне, хотите вы этого или нет. Все подробности этого можете узнать у Дока. Все деньги получили?

Они разом достали и протянули чипы.

— Хозяин ты обещал не отбирать.

— Я и не собираюсь отбирать. Это ваши деньги. Мне не нужно из них ничего. Просто проверил, заплатили вам или нет.

— Заплатили.

— Тогда храните их, они вам ещё пригодятся.

— Спасибо хозяин.

— Прекратите называть меня хозяином. Называйте командиром.

— Хорошо командир — хозяин.

— Док я больше не могу с ними. Я пойду.

— Иди.

Не успел я дойти до кают-компании как взвыли сирены боевой тревоги и коридоры заполнились бегущими членами экипажа. Мне пришлось прижаться к стене, чтобы не сбили.

— Зараза что происходит?

— Открытие окна гиперпространственного перехода.

— Прикажи всем кораблям отключить транспондеры опознания.

— Выполнено.

— Покажи на схеме, где он вышел?

На нейросеть пришло сообщение с картой системы и отметкой открытия окна. Окно открылось, но никто оттуда не вышел и оно снова закрылось. По космическим меркам оно находилось совсем недалеко от нас.

— Зараза что происходит?

— С вероятностью девяносто три процента в систему вышел корабль невидимка.

— Как мне его найти?

— Рекомендую визуальный поиск.

— Система большая как это сделать?

— Вероятность его обнаружения ноль двадцать четыре процента.

— Похоже, это курьер Лиса, которого он ждал. Вот только я совсем не ожидал, что у пиратов есть невидимки. Их у флота были считанные единицы, а у пиратов они оказывается есть. Интересно, какие сюрпризы меня ещё ожидают?

— Зараза предполагаемые размеры гостя?

— Не достаточно данных.

— Давай примерные.

Получив примерные данные гиперокна, понял, что это должно быть что-то маленькое. Маленький челнок, штурмовик, большой истребитель. Многое попадало под этот размер.

— Зараза рассчитай, какие варианты кораблей могут создать гиперокно такого размера?

— Пришло больше двухсот вариантов. В этот список попали даже гражданские флаеры оснащённые гипердвигателями.

— Понять и определить, что там вышло не представлялось возможным, и оно могло находиться сейчас где угодно.

Впрочем, причинить большой вред оно нам не сможет. Если откроет огонь, сразу обнаружит себя, а издалека пускай наблюдает.

— Зараза отменяй боевую тревогу. Передай приказ всем пилотам на вахтах использовать визуальное наблюдение. На случай если курьер захочет подлететь и поближе посмотреть.

— Принято.

Впрочем, он может и улететь обратно. Вот только он курьер и должен вначале выяснить, что здесь происходит, а что собственно здесь происходит? Куча кораблей сейчас висят в одном месте и всем понятно, что бой окончен. Чтобы я сделал на его месте? Это зависит от его возможностей, а их я не знаю. С другой стороны он ведь не знает, что Лис это сражение мне проиграл, и его больше нет. Как бы я это выяснял?

— Командир, входящий вызов от неопознанного корабля — сообщила Зараза.

— Засекла его?

— Только сектор пространства.

— Не отвечать пока.

— Принято.

— Зараза ты голографически можешь принять любой облик?

— Только тот, который есть в заложенной программе управления.

— Ты ведь видела по камерам, как пират двигался и говорил со мной тогда в трюме. Ты можешь это повторить и модулировать его голос?

Неожиданно рядом со мной материализовался Лис совсем как живой и от неожиданности я даже за бластер схватился.

— Молодец! Отлично сделала. Не отличишь от настоящего. Теперь можешь перенести эту голограмму в разрушенный коридор корабля?

— Выполнено.

— Покажи мне картинку оттуда?

— Выполнено.

— Отлично. Вызов от курьера ещё приходит?

— Да

— Тогда по моей команде примешь вызов и транслируешь ему картинку оттуда с видом этой голограммы. Отвечать ему буду я, но он должен получать ответы как от пирата.

— Принято.

— Готова?

— Готова.

— Тогда включай. Да и никого пока не пускай туда из экипажа.

— Принято.

Появилось лицо курьера. Выглядел он как типичный оширец.

— Что хотел? — сразу спросил его.

— Я с посланием.

— Понимаю, что не просто так прилетел. Садись на лётную палубу захваченного рейдера, что рядом с крейсером я на нём.

— Вижу.

— Жду.

После чего отключил связь.

— Как прошло? Что скажешь Зараза?

— Точных данных нет. После прекращения связи местоположение корабля не определяется.

— Тогда истребителям боеготовность, но старт только по моей команде.

— Принято.

— Приказываю Крису взять несколько абордажников и дожидаться курьера у летной палубы. Задача захватить его живым. Медику прислать меддройда на летную палубу. Надеюсь, он сам к нам в гости пожалует. Всем остальным кораблям прекратить все работы около кораблей. Челнок не трогать, при обнаружении пометить его как нейтральный объект. Кроме того открой летную палубу и выгони всех оттуда кроме Криса и его бойцов.

— Принято.

Так нужно перекусить, похоже, это надолго, но я ошибся, не успел поужинать, как пришло сообщение от Заразы.

— Зафиксирован неопознанный корабль.

— Пришли все данные по нему.

Просмотрев полученный пакет данных, понял, что мне не помешает база техника. Ведь в базе инженера не было данных о штурмовиках. Инженеры просто не занимались такой мелочёвкой. Их ремонтом и обслуживанием занимались техники. Хотя над этим корабликом явно поработал инженер. Поэтому в базе кораблей у Заразы и не нашлось такой модели. Основа, у него, судя по всему, была взята от оширского штурмовика. Именно оширские инженеры любили такую схему компоновки, по принципу тримарана. Это когда двигателя находились на расстоянии от основного корпуса, но всё остальное было сплошной переделкой. На него были установлены форсированные двигателя, исходя из скорости на которой он к нам сейчас летел, кроме того сама основа штурмовика была сильно раздута. Для чего это было сделано непонятно. Наверное, для создания полога невидимости. К сожалению, я ничего об этом не знал. Радары, как и прежде его не видели, и его обнаружение шло только с помощью визуального контакта. Решив, что наблюдать будет удобнее командного центра, направился туда. На мостике никого кроме дежурного пилота уже не было. Откинувшись в кресле, она наблюдала на большом экране за курьером. В этом я составил ей компанию.

— Командир как вам удалось его обмануть?

— Ловкость рук и никого мошенничества. Зараза иногда умеет становиться тем, кем мне нужно.

— Поняла.

— Думаете, он не поймёт что это ловушка?

— Посмотрим. Хорошо если он прилетит поближе. Чтобы не пришлось гоняться за ним по всей системе. Пришлось больше часа ждать, когда он долетит. Не знаю, что его напугало, но он почти у самых кораблей резко развернулся назад и стал удирать.

— Истребителям взлёт. Пилотов истребителей на связь.

Часть 18

Сразу появились изображения пилотов.

— Слушаем командир.

— Мне он нужен живым и по возможности кораблик целым.

— Не гарантируем командир, что будет целым кораблик, но от нас точно не уйдёт.

Две хищницы с горящими глазами уже сели ему на хвост и я понял, что от них он точно не уйдёт.

— Зараза пошли вдогонку за ними челнок. Пускай притащат челнок на летную палубу, после того как истребители с ним разберутся и дроида медицинского пускай захватят с собой.

— Принято.

Было у меня не хорошее предчувствие. Так и оказалось. Его не спасло даже то, что на челноке наш медик полетела в погоню. Наверно решила развеяться. Далеко он не улетел, истребители его быстро догнали, и между ними начался бой. Он отстреливался, но недолго. Первый залп с истребителей снёс его защиту. Вторым они повредили правый двигатель, и он потерял скорость. Дальше уже было дело техники. Планомерно были уничтожены все орудия корабля, и он прекратил сопротивление. Вот только когда прилетел челнок, и абордажники извлекли пилота, тот оказался мертв. Хотя ни одного повреждения у него на теле не оказалось. Не помогло даже то, что его оперативно доставили на рейдер и уложили в реанимационную капсулу. В итоге всё оказалось бесполезно. Из полезного нам достался целым только искин штурмовика. Сам кораблик быстро притащили и с трудом поместили на лётную палубу. На ней уже совсем оставалось места. После этого я всех отправил спать и в первую очередь сам себя. Хотя мне самому было интересно посмотреть на эту невидимку. У нас оставалось мало времени. Скоро его начнут искать.

С самого утра я заглянул в медсекцию. Док была одна и колдовала над капсулой.

— Объясни мне, что я сделал не так? Почему он умер?

— Ты о пиратском курьере?

— Д