КулЛиб электронная библиотека 

Сотворение эволюции и развитие креационизма [Дмитрий Шашков] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дмитрий Шашков Сотворение эволюции и развитие креационизма

Вступление

– Он, верно, спятил, этот Моисей? – говорил, конечно, не один древний израильтянин, слыша об этом от своего Боговдохновенного вождя-пророка, – он, наверняка, спятил, что он несёт? Не каждое ли утро мы видим Ра, преображающего тьму ночной пустыни своим щедрым светом? Не каждый ли полдень мы прячемся от него, Ра, от его преизбыточного ослепительного света? И не каждую ли ночь, замерзая в темной пустыне ждём опять его, Ра, светоносного возвращения? Ему молятся фараон и весь сонм жрецов могучей египетской державы, его встречают, говорят, даже павианы, потому что даже бессловесные животные знают, что от него, Ра, свет! И вот этот Моисей, наученный всей мудрости египетской, говорит нам, что свет был раньше Ра?!


Три с лишним тысячелетия потребовалось человечеству, чтобы доказать правоту Моисея в этом вопросе. Действительно, Вселенная пронизана реликтовым электромагнитным излучением (часть спектра электромагнитного излучения и есть видимый свет), и свет этот действительно появился намного раньше солнца и других звёзд…

1. Религия и наука.

1.1 Наверное, одно из самых абсурдных заблуждений современности – попытка противопоставлять христианство и науку. Современная наука происходит из христианской культуры, созрела в недрах христианской цивилизации, именно поэтому ни одна другая цивилизация ни в дохристианские времена, ни во времена нашей, христианской эры не имела подобного расцвета наук. Мир нельзя было бы исследовать, научно постигать, если бы он оставался в человеческом представлении результатом произвола множества страстных богов, или сущностно злой и оскверняющей материей, или иллюзией. Поэтому не произошло и не могло произойти никаких "научных революций" ни у традиционных языческих обществ, ни в философствующей Элладе, ни на индуистско-буддистком Востоке. Только христианство, одновременно, и десакрализирует мироздание, и оправдывает его, и утверждает его действительность, неиллюзорность. Поэтому, только из христианского мировоззрения и могло вырасти, и выросло древо современных наук. Это, очевидно, не значит, что достижения в науке можно совершать только будучи христианским подвижником, более того, талант в области наук может и не сочетаться с религиозной одаренностью, как зачастую не сочетаются таланты в области, например, наук и искусств. Однако бесспорно то, что только христианская цивилизация стала средой для небывалого развития наук (как, кстати, и искусств) – небывалого ни прежде, ни одновременно с ней в других цивилизациях.


1.2 Идея наличия в природе определённых разумных законов, которые могут быть познаны, заложена ещё в Ветхом завете. Господь "все расположил мерою, числом и весом." (Прем. 11:21) и "По определениям Твоим всё стоит доныне" (Пс.118:91). Само понятие же «законов природы» в современном смысле встречается уже в творчестве блаженного Августина.

Поэтому же и не менее абсурдно встречающееся в христианской среде мнение, полностью игнорирующее науку. В глубине своей это мнение противоречит христианству, ведь тогда приходится считать, что эмпирические данные о мире, на которые опирается наука, суть некий мираж, химера, приводящая человеческий разум к ложным выводам. Одновременно и слаженно врут биология с генетикой, физика с астрономией, геология с палеонтологией… Радиоизотопные методы дают ложные результаты, с ним вместе дурманит человеческий ум генетика, к ним добавим ещё данные астрономии со своей космологической теорией… Мир есть сон? Но это взгляд не-христианский, а индуистско-буддистский…

Наука теперь рационально доказывает то, что было Богооткровенно явлено в библейском повествовании о шести днях творения: что свет появился прежде Солнца и звезд, что простые формы жизни появлялись прежде сложных, что животный мир – прежде человека. Ясно указана сама идея развития Вселенной от простого к сложному, кажущаяся совершенно очевидной современному человеку, выросшему уже после просвещения мира христианством со всеми его плодами, в том числе, наукой. Однако это не было очевидно вне христианской цивилизации, что ясно будет видно, если обратиться к языческим космогониям, где мир происходит совершенно нелепыми, с современной точки зрения, способами: творится из убитого великана, или его, мир, сносит в виде яйца огромная птица, причём всё это сопровождается битвами богов с титанами, или чудовищами, или друг с другом. Так же как, кстати, и место человека в мире в большинстве языческих религий не только не является центральным, как в библейском повествовании (Быт.1:28; 9:2; Пс.8:7), но либо вовсе не обсуждается, либо сводится к обслуживанию богов.

Приведём для примера некоторые языческие мифы.


1.3.1 Индуизм. Брихадараньяка-Упанишада (1,1–2) Демиург, именуемый Смерть и Голод, создает и приносит в жертву коня, из частей которого творит всё остальное:

(I, 2. 1-2.) "Вначале не было ничего. Все это было окутано смертью или голодом, ибо голод – это смерть. Он – зовущийся смертью – пожелал: «Пусть я стану воплощенным» – и сотворил разум. Он двинулся, славословя, и от его славословия родилась вода <…> То, что было пеной воды, затвердело, и это стало землей.

<…>

(4.) Он пожелал: «Пусть второе тело родится от меня» <…> Когда он раскрыл рот, чтобы съесть рожденного, тот произнес: бхан. И это стало речью.

(5.) Он подумал: «Если я его убью, у меня будет мало пищи». Тогда той речью и тем телом он сотворил все, что существует здесь: ричи, яджусы, саманы, заклинания, жертвоприношения, людей, скот. Все, что он произвел. Он решил пожрать."


Похожим образом мир творится согласно Ригведе, только уже из частей бога, принесенного в жертву другими богами. (см. «Гимн Пуруше»)

Впрочем, есть в индуизме и совсем другой вариант появления мира – миф о Золотом зародыше.

«Некогда Вселенная была окутана мраком без проблесков света. Всюду простиралась вода, а земля была лишь дном океана. Внезапно посередине океана возникло Золотое Яйцо, в котором таился Зародыш. Много веков он накапливал силы и в итоге, разбив скорлупу, из одной ее половины сделал небо, а из другой землю. А сам стал первобогом, Брахмой. Воздухом он заполнил простор от неба до земли, а затем приступил к сотворению всего сущего. Силой своего духа он породил сыновей, сделав их владыками богов, демонов и всех прочих существ.»


1.3.2 В изысканно-запутанной древнеегипетской религии, где встречаются иной раз удивительные, как будто пред-христианские религиозные интуиции, космогония, однако, представлена следующими образом

(Цитирую по Ян Ассман "Египет – теология и благочестие", глава 5.4 "Генеалогия космоса и царской власти")

"Ты (Атум) воздвигся высоко, как первобытный холм,

ты набух, как бенбен [первобытный холм – Ш.Д., здесь и далее]

в доме Феникса в Гелиополе. [город Атума (греч. -Гелиос)]

Тебя выхаркнули как Шу [бог воздуха]

тебя выплюнули как Тефнут [богиня влаги, дождя, плодородия]

ты обнял их своими руками,

как если бы это были руки ка [одна из "душ" человека или бога в полипсихистической антропологии и теологии египтян]

чтобы твоё ка пребывало в них."

По словам Я.Ассмана, «перед нами самый древний, "классический" космогонический текст египтян … Атум – это "Возникший сам по себе", всё же остальное возникает из него. Мир "эманирует" из Атума. Атум "превращается" в мир. Атум – не Творец, но Первоначало. Всё "возникает" из него» (там же)


1.3.3 Согласно вавилонскому космогоническому мифу «Энума элиш», когда изначальный пресноводный океан Апсу и изначальный солёный океан Тиамат смешивают свои воды, в них зарождаются боги:

«Лахму и Лахаму были произведены на свет, по имени были названы.

Долго, долго возрастали они веком и статью.

Аншар и Кишар зародились, превосходящие прочих.

Они прибывали днями, прирастали годами.

Сын их Ану [бог неба], соперник своих отцов;

Да, первородный Аншана, Ану, был ему ровня.

Ану породил по образу своему Нудиммуда [бог земли и вод]…»


Молодые боги «…собирались вместе,

Тревожили Тиамат, толпясь здесь и там.

Воистину, они раздражали Тиамат

Своим весельем в Обители Неба.

Апсу не мог утишить их вопли,

А Тиамат, видя их нравы, дар речи теряла.

Их деяния были омерзительны»

В связи с чем начинаются между богами распри и затем война. Именно теомахии и посвящена бОльшая часть поэмы, происхождение видимых элементов мира затрагивается только под конец повествования, когда самый молодой, но и самый сильный бог Мардук, победив праматерь богов Тиамат, устраивает мир по-своему из частей её тела:

«Он рассек ее, словно ракушку, на две части:

Одну половину сделал небесным сводом

<…>

из петли её хвоста он сотворил верёвку, связующую небо и землю».


1.3.4 Похожим образом космогенез выглядит и в скандинавской мифологии. В первоначальной бездне в ходе борьбы двух стихий, огня и льда, из льда рождается предок великанов и богов Имир, затем Один с братьями убивают его и творят мир из его тела.


1.3.5 В китайской мифологии первочеловек Пань-гу рождается из космического яйца, а из его тела затем возникают элементы мира.


1.3.6 Элементы мира представлены отождествляемыми с ними богами в древнегреческих мифах, собранных и переложенных в поэтической форме Гесиодом в его «Теогонии»:

"Перво-наперво возник Хаос [Бездна], а затем

Широкогрудая Гея [Земля], прочное седалище навек

Всех бессмертных, живущих на вершине снежного Олимпа,

<…>

Земля сначала родила равное себе

Звездное Небо [Уран], чтобы оно покрыло ее повсюду,

И да будет блаженным богам прочным седалищем навек,

Родила и высокие Горы – прекрасные обиталища

Богинь-Нимф, которые живут в ущелистых горах,

Еще родила бурно волнующуюся неистощимую пучину – Море…"


1.4 В торжественном и, в то же время, рациональном повествовании Моисея нет и следа подобного "сюрреализма"! (Кстати, только космогония Моисея имеет определенного автора.) Отметим также, что в языческих космогониях творение людей если и упоминается, то мимоходом, людям, как правило, не придается особенного смысла и роли в мироздании; смысл творения человека если и есть, то сугубо функциональный – служение богам.

"Когда Мардук слышит слова богов,

Его сердце побуждает его к искусным делам.

<…> :

«Я соберу кровь и создам кости.

Я сделаю дикаря, «человек» будет его имя.

Воистину дикаря-человека я создам.

Ему будет поручено служение богам,

Чтобы они могли отдохнуть!" (Энума элиш)


В то время как Библия свидетельствует, что человек «поставлен владыкою над делом рук» Божиих (Пс.8:7).


Удивительным исключением для языческого мировоззрения оказывается один древнеегипетский текст, «Поучение царевичу Мерикара», где утверждается, что Неназванный Бог сотворил «для блага» людей «небо и землю», «воздух, чтобы оживлять их ноздри, ибо они были его подобием, сотворены из его плоти», «растения и животных, птиц и рыб, чтобы питать их». Я.Ассман понимает этот текст как отказ от политеистического мировоззрения и веру в трансцендентного Бога, ставшую затем, в эпоху Нового царства, стержнем теологического дискурса египетских богоискателей (Ассман, «Египет…», глава 8.3). Тем не менее, этот текст ни в коем случае не является вероучительным документом египетской религии, и здесь скорее следует говорить о личном духовном опыте автора текста (безусловно, возвышенном и восхитительном!); а также о духовных исканиях его последователей… Однако в целом для египетской языческой традиции центром и смыслом космоса являются всё равно имманентные космосу боги. Например, М.Элиаде, описывая древнеегипетскую религию, констатирует: «По сравнению с теогонией и космогонией, мифы о происхождении человека гораздо менее выразительны <…> мифическая история первых людей не играет ведущей роли. В чудесный период «Первого времени» двумя определяющими факторами были космогония и появление фараонов.» («История веры и религиозных идей»,Т. 1.,§26)


1.5 Краткое, но необыкновенно ёмкое библейское повествование о творении породило огромный корпус святоотеческой литературы о шести днях творения, Шестодневе. Именно там развивается о оформляется мысль об осмысленности и последовательности развития мира.


"Писание показывает, что жизненная сила в некоем последовании присоединяется к телесному естеству, сперва проникая в бесчувственные твари, после сего поступая в чувствующее, а потом уже восходя до разумного и словесного…" ("О душе и воскресении", свт. Григорий Нисский)

"Таким образом, природа как бы из ступенек, то есть из отличительных признаков жизни, делает путь восхождения от самого малого к совершенному" ("Об устроении человека", свт. Григорий Нисский)


Древние авторы, в виду слабого ещё развития в их время естественных наук, во время физической своей жизни в очень малой степени могли вообразить себе масштаб творения Божьего, и сейчас зато (просвещаемые Духом, в ожидании всеобщего воскресения) им в полной мере восхищаются! Мы же, благодаря физике, астрономии и многим другим наукам, уже теперь можем хотя отчасти это величие осознать!

Большой взрыв. Из одной точки пространства… Нет не пространства, потому что пространство и время с того только момента и начинают быть, – так что и не с момента!.. Сама эта "точка", или лучше, это самое "начало", которое, по выражению святителя Василия Великого, "ещё не время, ни самомалейшая какая часть времени", сокрыта от взора современной науки завесой сингулярности… Слово-то какое! Физик его придумал, или поэт? Или физик в тот момент стал поэтом? Лучше сказать, в этом вопросе физика с поэзией равно бессильны! Итак, если методами современной науки пытаться посчитать, что было "в начале", то, не доходя до него, до начала, упирается человеческая мысль в эту саму сингулярность, про которую можно сказать только то, что вещество там не может подчиняться современным физическим законам. Тогда, "в начале", была совсем другая, неведомая нам физика! Божественная метафизика!

2. Дни творения

2.1 Приступим же к прочтению Моисеевой боговдохновенной космогонической поэмы, имея в виду при этом, что это не учебник геологии или астрономии, это именно поэма, поэтический текст, на что указывает хотя бы рефреном повторяющиеся выражения: "и сказал", "и увидел", "и стало так", "и было вечер, и было утро", – для правильного восприятия текста необходимо понимать его жанровую принадлежность, чтобы не ждать от поэтического текста строгой научной точности, и уловить зато его поэтическую красоту.

Отметим, что в святоотеческой литературе нет единого толкования Шестоднева, мнения святых отцов и учителей Церкви расходятся по этому вопросу очень значительно, от буквального прочтения до аллегорического, причём зачастую исключающего буквальный. (Подробно взгляды святых отцов на Шестоднев и имеющиеся между ними расхождения ещё на рубеже XIX и XX веков анализировал А.П. Лопухин в своей работе «Библейская космогония».) Как пишет в своём трактате «О Шестодневе» свт. Григорий Нисский: "Ибо слова сего не выдаем за догмат, чем подали бы повод клеветникам, но признаемся, что упражняем только свое разумение в предлагаемых мыслях, а не истолковательное учение излагаем в последующем." И в заключении трактата: «позаботились написать сие для требующих последовательности в том, что излагается в Писании, чтобы вместе, и сохранить буквальный смысл написанного, и с буквою примирить естественное воззрение. Если же в сказанном недостаточно что; то без всякой зависти, и твое благоразумие, и каждый из читателей довершите недостающее.»

Не скажу, конечно, что и мы дерзнём по-своему толковать Шестоднев, потому что, пытаясь предложить своё толкование по вопросу, где не сошлись во мнениях даже святые отцы Церкви, автор опасается предстать червём, заползшем на беседу ангелов, однако постараемся понять Моисея в свете современных знаний, или лучше, просто обозначать некоторые очевидные параллели между текстом, данным человечеству более трёх тысяч лет назад, и самыми недавними достижения естественных наук. Ведь благодаря современным наукам теперь только и раскрывается перед потрясенным человеческим умом масштаб творения Божьего! Оно измеряется в мегапарсеках и миллиардах лет, там древние леса Карбона, панцирные морские чудовища, тираннозавры сражаются с трицератопсами! Там черные дыры и взрывы сверхновых, там огненные зародыши галактик квазары и пространственно-временные парадоксы квантовой механики! Но перечислишь ли всего? Не перечислишь и крохотной части! Жаль древние отцы Церкви при земной своей жизни не видели такого величия Божия творения. По отшествии своем зато увидели и возликовали, как ангелы, наблюдавшие творение Земли! (Иов 38:7) И от великолепия творения тем яснее становится и величие нисхождения вочеловечившегося Творца такового великолепия…


2.2 «В начале сотворил Бог небо и землю…» (Быт.1:1)

Ряд отцов (Василий Великий, Григорий Нисский и другие) говорят, что "в начале сотворил Бог небо и землю" надо понимать как моментальное творение всего. Свт. Василий Великий в Беседе 1 на Шестоднев пишет: "поелику действие творения мгновенно и не подлежит времени, то и сказано: «в начале сотвори», потому что начало есть нечто не состоящее из частей и непротяженное. Как начало пути еще не путь, и начало дома еще не дом, так и начало времени еще не время, а даже и не самомалейшая часть времени." Так и свт. Григорий Нисский в своем толковании на Шестоднев пишет: "Итак словами: начало миробытия предполагается такое разумение, что и поводам, и причинам, и силам всех существ вдруг и в одно мгновение положил Бог основание. За первым стремлением Божией воли последовала сущность каждого из существ: небо, эфир, звезды, огонь, воздух, море, земля, живое существо, растения…Когда же могуществом и премудростию положено основание совершению каждой из частей мира, последовал за сим необходимый некий ряд в известном порядке.". То есть речь о творении с самого начала законов природы (хотя этот термин появится чуть позже, у блаж. Августина), или ещё точнее, о "тонкой настройке" вселенной, как выражается современная физика. Затем мир развивается по Богом данным законам и под Его присмотром и, порою, с непосредственным вмешательством, чудесами, когда "нарушается естества чин"… Впрочем, таковые происходят нечасто и лишь для вразумления людей, так как Бог не имеет нужды в чудесах для управления миром, ведь физические законы позволяют это вмешательство в рамках естественного хода вещей (т.н. «индетерминизм» в квантовой физике), что мы подробнее рассмотрим ниже.

У блаженного Августина была замечательная догадка, что Бог сотворил всё разом, но распределил по шести космогоническим дням для удобства нашего восприятия, «подобно тому, как голос есть материя слов и слова указывают на образовавшийся звук, но тем не менее, говорящий не начинает издавать бесформенные звуки, чтобы потом собирать и образовывать из них слова». Действительно, мы бы просто сошли с ума, если бы всё сверхизобилие тварей явилось перед нашим умом сразу, без структурирующей и упорядывающей последовательности развития – без эволюции! К тому же, восходящая последовательность видов сама по себе эстетически прекрасна.

Блаженный Августин также прямо говорит и о творении «в начале» и самого времени: «Времен не было бы, если бы не было творения… Бог… есть Творец и Устроитель времени».

Также Августин говорит, что в первом стихе «небо» – означает мир ангельский; «земля» – материальный мир – она пока что «безвидна и пуста» (Быт.1:2) Василий Великий говорит об ангельском эоне, бывшем до материального мира. (Интересно, что тем же словом "эон" в современной геологии называют крупнейшие временные отрезки.) Не отнести ли те миллиарды лет, когда материальный мир был ещё безжизненным, к этому ангельскому эону? Тем более, что Писание как будто на это намекает: творение Земли происходило "при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости" (Иов 38:7) И именно так это понимает преподобный Исаак Сирин: «В первый день сотворено девять духовных природ [т.е. ангельских чинов] в молчании и одна природа – словом; и это – свет.» («Слово 17»//«Слова подвижнические») Интересно, как от Лица Божьего в своих «Гимнах» говорит преподобный Симеон Новый Богослов (Гимн 40):

«Солнце, звезды и земля как бы малым поделием для Меня

Были, и все прочее также, что видишь ты.

Ангелы, видящие славу славы, а не самое естество (Мое),

Задолго прежде них произведены Мною.»

(Если дни творения были бы равны по длительности современным суткам, то никак не получилось бы это "задолго прежде"…)

Используемое в Библии еврейское слово «йом», переводимое обычно как «день», совершенно не обязательно означает отрезок времени, равный современным суткам. Так уже в начале следующей, второй, главы книги Бытия это же слово используется для обозначения всего времени творения (в синодальном переводе стоит слово «время» – Быт.2:4). В святоотеческой традиции закрепилось метафорическое понимание седьмого дня как всего исторического времени, а восьмого – как грядущей вечности, Царствия Небесного. Великий Василий в толковании к первому дню творения пишет по поводу дня восьмого: «Назовешь его днем, или веком (греч. αἰῶνα – эоном), выразишь одно и то же понятие, скажешь ли, что это день, или что это состояние, всегда он один, а не многие, наименуешь ли веком, он будет единственный, а не многократный»; и также метафорически предлагает понимать и день первый, «единый», как всё временнОе бытие мира: «Посему и Моисей, чтобы вознести мысль к будущей жизни, наименовал единым сей образ века, сей начаток дней, сей современный свету, святый Господень день, прославленный воскресением Господа. Потому и говорит: бысть вечер, и бысть утро, день един. (Быт.1:5)» («Беседа 2»//«Беседы на Шестоднев»)


2.3 Дни – это, возможно, также те этапы, какими перед духовным взором Моисея была явлена Божественная космогония.

«Да будет свет… И отделил Бог свет от тьмы» (Быт.1:3-4) Первым Моисей увидел то, что спустя три с лишним тысячи лет назовут «большим взрывом» – свет, что был раньше солнца и звезд, – первый свет мироздания отделяется от тьмы! Сам свет, освещенность, названа днём, а тьма, отсутствие света, ночью.

«…да отделяет воду от воды…» (или бездну от бездны) (Быт.1:6) Вторым этапом тайновидец уже там, в той точке пространства, где по Промыслу Божьему будет земля, – и вот он и ликующие ангелы наблюдают, как из однородной среды газопылевого облака (посредством тяготения формирующейся планеты Земля) вниз, как бы под ноги тайновидцу собирается пыль, слипаясь в будущую планету, а вверх взмывает газ и более лёгкие пылинки, которых не удерживает тяготение. Моисей описывает это языком его века, как небесную твердь, разделяющую бездну вверху от бездны внизу. И действительно, небо и теперь похоже на твердь, и мы бы до сих пор так думали, если бы Бог не благоволил развитию естественных наук. Уже в раннехристианские времена ряд святых отцов понимали "твердь небесную" в переносном смысле (например, свт. Григорий Нисский, "О Шестодневе"), как воздушное пространство, называемое твердым лишь в сравнении с тончайшей природой ангелов…

«И да явится суша» (Быт.1:9) – третьим «актом» космогонического зрелища Бог явил своему преданному и бесстрашному избраннику появление суперматерика – таковые неоднократно появлялись на планете (Пангея, Паннотия, Родиния), и затем, разделившись, порождали все другие материки, затем сливались опять… Интересно, что Моисею явление суши было показано именно в виде появления суперматерика – и Моисей, переходивший Красное море, своими глазами видевший море между частями суши, тем не менее описывает сушу как единый материк! "И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место [всемирный океан! – например, Мировия], и да явится суша [суперконтинент, – видимо, Родиния]" (Быт.1:9)

Следом Моисей описывает увиденный растительный мир, который со временем, в течение Ордовикского, Силурийского, Девонского и Каменноугольного периодов всё более украшает сушу. Тогда земля сначала произрастила «зелень, траву, сеющую семя», а затем и вовсе украсилась лесами. Под семенем, конечно, не надо понимать современное биологическое значение этого слова, так как такие семена появятся позже, сначала появляются простейшие растения, использующие для размножения споры. Впрочем, слово «споры» происходит от греческого σπορά, σπόρος – сев, посев, семя. От этих простейших растений со временем произойдёт и «дерево плодовитое» (Быт.1:11).

В болотах уже прятались земноводные, а между деревьев летали насекомые, но духовный взор Моисея был обращён к расцвету растительного царства. "Да произрастит земля…" Бог творит материю не как пассивный материал, но активной, способной к рождению жизни, что мы и наблюдаем в виде эволюции и других законов природы, в виде "тонкой настройки вселенной".

«Да будут светила на тверди небесной». В четвёртый день перед Моисеем явлено небо во всём своём великолепии. Но, преданный Господу Богу, он не соблазнился восхвалить знакомых египетских богов, а с научной непредвзятостью называет их «светилами» (в древних языках ведь солнце и луна – это имена богов). Причём творение их функционально: «освещати на земли и разлучати между днем и между нощию: и да будут в знамения, и во времена, и во дни, и в лета.» (Быт. 1:14) Если бы речь шла о хронологии событий, то четвёртый день надо было бы, конечно, совместить со вторым, но тут обращает на себя внимание то, что солнце, луна и звёзды творятся вместе, как онтологически подобные явления природы, в чём мы теперь можем убедиться, зная об их общем по природе происхождении из газопылевых облаков. Во времена Моисея это было отнюдь не очевидно! (Для тех же египтян солнце – верховный бог, воспринимаемый либо как первоначало – Атум; либо как его эманации во времени – видимое солнце – Ра, Амон-Ра и т.д..)

И вот пятым днём перед Моисеем предстаёт заселение планеты животными. «Да произведёт вода … И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее». (Быт.1:20-21) Жизнь происходит из воды, как это теперь подтверждает наука. Хронологически повествование пересекается с третьим днём, речь опять о Палеозойской эре, но там внимание было сфокусировано на появлении суши и украшении её растениями (на геологии и ботанике), здесь же уже на животном царстве, которое затем приведёт к человеку! Итак, вода наполнилась рыбами, на сушу из воды выходят первые земноводные, – "пресмыкающиеся" пятого дня это как раз они, именно так можно понять использованное здесь слово: «многородящие» (свт. Филарет Дроздов, «Толкование на Книгу Бытия») – то есть земноводные с их икрометанием; и их действительно "произвела вода" – всё поразительно точно! Или под этим словом можно понять «и рыб, и всех вообще водяных животных» (А.П.Лопухин, «Толковая Библия»). Упомянутые в пятый день «птицы» следует понимать как летающие насекомые, поскольку используемое там слово применяется ко всем вообще летающим существам (Там же). И насекомые действительно вышли из воды, от своих родственников ракообразных, и первыми наполнили воздух.

«Да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их.» (Быт.1:24) И вот в шестой день речь уже о расцвете жизни на суше, о гадах (пресмыкающихся в современном смысле слова), их рассвет, как мы теперь хорошо знаем, приходится на Мезозойскую эру, а затем, в Кайнозойскую эру, зверей, и в самом конце геологической летописи, венцом творения, человек!


2.4 Дни, в которые Моисею было представлено всё сотворённое, являются, таким образом, и своего рода онтологическими «кластерами» всего материального. По выражению В.Н.Лосского дни сотворения вселенной «скорее иерархические, чем хронологические», «они определяют концентрические круги бытия, в центре которых стоит человек». При этом некоторые хронологические указания всё же даны там, где они имеют значение для научения людей. Указан общий принцип, что, по выражению Григория Нисского, «жизненная сила в некоем последовании присоединяется к телесному естеству, сперва проникая в бесчувственные твари, после сего поступая в чувствующее, а потом уже восходя до разумного и словесного», – это важно для постулирования особого места человека в мироздании – человек вводится последним в приготовленный для него Богом мир! Кроме того, видимо для предостережения от поклонения светилам, указано их сравнительно позднее происхождение. Обратим внимание, что появление Солнца, Луны, вместе с Солнечной системой, и ближайших звёзд (в ходе вспышки звёздообразования нашего рукава галактики) произошло около 4,5 млрд. лет назад, чтО к возрасту вселенной в 13,75 млрд лет составляет примерно 1/3. Так же как и те два дня, прошедших после четвёртого, когда Солнце и прочие светила небосклона присутствовали при дальнейшем творении мира, составляют из шести дней 1/3.

И как атмосфера, «твердь небесная», тверда, если сравнить её с тончайшей природой ангелов, так и миллиарды лет творения по сравнению с вневременной вечностью Бога – всё равно что день. "Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел" (Пс.89:5)

В первый день – творение самой вселенной из ничего, разделение света и тьмы; второй – сотворение планеты, самой оппозиции земли и неба, и заполнение планеты океаном; третий – сотворение материка и растительности. Четвёртый – солнца, луны и звёзд – как наблюдаемого неба над головой; явлено именно таким образом, потому что смысл этого богодухновенного явления не в научении поздним представлениям об астрономии (тогда большинству поколений читателей текст и вовсе не был бы понятен), а открытие мира, куда предстоит явиться человеку. День пятый – царство рыб, земноводных и первых летающих тварей; шестой – развитие жизни на суше, и венцом всего, – человек.

Мир совершен, закончен, в том смысле, что изготовлен к явлению в него человека. Недаром человек самый "новый" биологический вид, с точки зрения истории жизни на земле. Эволюция как закон природы, конечно, не прекращается, как и другие законы природы, однако она теряет свою актуальность для человечества, так как на смену ей приходит стремительное историческое развитие…

3. Мир совершен, закончен в творении, в том смысле что «тонко настроен».

3.1.1 «Тонкая настройка» Вселенной (антропный принцип) является бесспорным для современной науки фактом. Основные физические константы не случайны, другие значения этих констант сделали бы невозможным существование атомов и, следовательно, всей привычной нам материальной действительности, звёзд и планет, даже космической пыли, не говоря уже о растениях, животных и человеке. Более того, согласно расчётам Пола Девиса, приведённым в его книге «Суперсила» (Глава 10, раздел «Почему три?»), количество измерений пространства, отличное от трёх, также сделало бы сложную материю, и тем более, жизнь во вселенной невозможной. При увеличении количества измерений не могли бы существовать постоянные орбиты планет; планеты двигались бы по спиралям, приводящим к падению на Солнце. Также и у электронов не было бы устойчивых орбит, то есть до падения планет на Солнце дело бы даже не дошло – в четырёхмерной (или более) вселенной они просто не возникли бы, как и ничто другое, сложнее атомного ядра. При сокращении же количества измерений до двух возникает не менее интересная проблема – невозможность передачи информации; следовательно, о существовании разума в двухмерной вселенной также не приходилось бы говорить. Это не значит, что не мог бы существовать мир с другим числом измерений, просто физические законы такого мира не допускали бы существования жизни и разума…


Сам по себе Большой взрыв, начало существования видимой вселенной, также имеет свою «настройку» – будь он недостаточно силён, вселенная не просуществовала бы положенные ей миллиарды лет, но «схлопнулась» бы (сколлапсировала) обратно под действием собственной гравитации; но и будь он слишком силен – космическое вещество быстро рассеялось бы – не получилось бы из него в дальнейшем галактик, звёзд, планет… П.Девис говорит о «почти невероятной точности» соответствия силы взрыва гравитационному взаимодействию. «Если бы в момент времени, соответствующий 1 с [от начала бытия вселенной, – Ш.Д., здесь и далее], когда картина расширения уже четко определилась, скорость расширения отличалась бы от своего реального значения более чем на 10^-18 [ноль, запятая, семнадцать нолей, единица!], этого оказалось бы достаточно для полного нарушения тонкого баланса.» (Глава 12, раздел "Парадокс возникновения")

Другой парадокс, что этот Взрыв организовал равномерное расширение Вселенной по всем направлениям, он, таким образом, произошёл как будто с одинаковой силой для всех точек и во всех направлениях ещё не существовавшей тогда будущей вселенной, в связи с чем «Вселенная в больших масштабах чрезвычайно однородна». «Заполняющее Вселенную первичное тепловое излучение падает на Землю, имея во всех направлениях одну и ту же температуру с точностью не ниже 10^-4 [0,0001]. Это излучение на пути к нам проходит в пространстве миллиарды световых лет и несет на себе отпечаток любого встречающегося ему отклонения от однородности.» (Там же)

Согласно теории относительности, ничего не может двигаться быстрее света, а значит, информация, причинная связь, также не может распространяться быстрее этой постоянной, скорости света в вакууме. То есть, разлетаясь сначала со скоростью, близкой к скорости света, во все (трёхмерные) стороны, множество областей вселенной даже чисто теоретически не могли «знать» о поведении друг друга, и тем не менее разлетались (и разлетаются) одинаково! «Например, спустя 1с после взрыва свет может пройти расстояние не более одной световой секунды, что соответствует 300 тыс. км. Области Вселенной, разделенные большим расстоянием, через 1с еще не будут оказывать влияния друг на друга. Но к этому моменту наблюдаемая нами область Вселенной уже занимала пространство не менее 10^14 [сто триллионов] км в поперечнике. Следовательно, Вселенная состояла примерно из 10^27 [тысяча триллионов триллионов!] причинно не связанных друг с другом областей, каждая из которых, тем не менее, расширялась с точно одинаковой скоростью. Даже сегодня, наблюдая тепловое космическое излучение, идущее с противоположных сторон звездного неба, мы регистрируем совершенно одинаковые «дактилоскопические» отпечатки областей Вселенной, разделенных огромными расстояниями: эти расстояния оказываются в 90 с лишним раз больше расстояния, которое мог бы пройти свет с момента испускания теплового излучения.» (Там же)

Впрочем, даже «одинаковость» эта, в свою очередь, «тонко настроена» – небольшая неоднородность всё-таки в ней должна была быть – ровно такая, чтобы в будущем галактики могли возникнуть путем гравитационного взаимодействия; ведь в абсолютно равномерно рассеянном веществе гравитационное взаимодействие уравновешивало бы любые частицы. «Крупномасштабная однородность Вселенной выглядит еще более загадочной, если учесть, что в малых масштабах Вселенная отнюдь не однородна.» (Там же) Но опять же, будь эта неоднородность излишней, в одном месте возникла бы чудовищная чёрная дыра, «всосавшая» в себя затем всю молодую вселенную!

Эти парадоксы можно объяснить с помощью гипотезы о инфляционном расширении, предусмотрительно действовавшем на начальных стадиях бытия вселенной, и затем своевременно сошедшего на нет, о чём говорит сам П.Девис: «так или иначе, но фаза инфляции должна прекратиться. Как и во всех возбужденных квантовых системах, «ложный» вакуум неустойчив и стремится к распаду. Когда распад происходит, отталкивание исчезает. Это в свою очередь ведет к прекращению инфляции и переходу Вселенной во власть обычного гравитационного притяжения.» (Глава та же, раздел «Инфляция: объяснение Большого взрыва»). Не вдаваясь в несущественные для нас подробности, отметим, что «тонко настроенным» тогда оказывается «ложный вакуум», на который опирается инфляционная теория. Или – «тонкая настройка» требуется возмущениям плотности на доинфляционной стадии развития Вселенной – они тоже должны быть именно такими, какими они были, чтобы породить в будущем нужную структуру Вселенной (критика инфляционной теории Р.Пенроузом)…


В любом случае, находя предыдущую причину человеческий ум не может найти Первопричину – не потому ли, что Она не умом познаётся?


3.1.2 Пол Девис с настоящим восторгом говорит о четырёх основных физических взаимодействиях – гравитационном, электромагнитном, сильном и слабом ядерных взаимодействий – необходимых и достаточных для построения мира, причём обращает внимание не только на необходимость каждого из четырёх, но и на отсутствие при этом среди них лишних, избыточных. Приводит также вывод специалиста в области математической физики Юана Сквайрса, что вселенную, в которой возможна жизнь, «нельзя построить на основе взаимодействий и полей с более простыми свойствами, нежели у тех, которые известны нам.» И добавляет: «Физика полна примеров подобных тонких и остроумных совпадений, описаниями которых можно заполнить не один том.» («Суперсила», Глава 14, раздел «Гений природы»). В целом, книгу Девиса пронизывает пафос восхищения гармонией природы: «мир представляет собой единство различных физических механизмов, и это единство ведёт не к беспорядочному переплетению явлений, как могло бы показаться, а к точно организованной гармонии». (Глава та же, раздел «Устройство Вселенной»). Автор приводит выводы ряда других специалистов. Так астрофизики Бернар Карр и Мартин Рис обнаружили, что возможность существования в мире сложных систем критически зависит от численных значений фундаментальных постоянных – скорости света, массы субатомных частиц и заряда электрона. Астрофизик Брендон Картер обнаружил, что равновесие между гравитационными и электромагнитными взаимодействиями, обеспечивающее устойчивое существование звёзд, соблюдается с немыслимой точностью… «Вычисления показывают, что изменение любого из взаимодействий всего лишь на 10^-40 […тридцать девять нолей после запятой!..] его величины повлекло бы за собой катастрофу для звезд типа Солнца.» (Там же, заключительный раздел). П.Девис, однако, пытается уйти от идеи «тонкой настройки» констант к «тонкой настройке» физических законов, порождающих эти константы; «если бы Вселенная возникла с несколько иными законами, то не только мы, и вряд ли кто другой, не могли бы оказаться тут и наблюдать Вселенную, но и сомнительна была бы сама возможность возникновения любых сложных структур»; и приходит к выводу, что «у Вселенной должна быть конечная цель, и вся совокупность данных современной физики достаточно убедительно указывает на то, что эта цель включает и наше существование.» (Там же).


«Тонкая настройка» физических законов в точности соответствует святоотеческому представлению о сотворении мира «в начале» сразу с необходимыми законами для дальнейшего его становления. Не менее интересны и рассуждения П.Девиса о начале времени и пространства, также полностью соответствующие представлениям святых отцов, приведённым выше в нашем эссе:

«Большой взрыв не есть событие, которое произошло во Вселенной; это было само рождение Вселенной, целиком и буквально из ничего»; «Пространство и время существуют не сами по себе, а составляют неотъемлемую часть физического мира … пространство и время возникли только в момент Большого взрыва» (Глава 1, раздел «Наше место во времени»). Девис упоминает далее, что эта мысль была ещё у блаженного Августина (добавим, что и у ряда других отцов Церкви)…


3.2 Тонкую настройку планеты Земля (теория уникальной Земли) можно считать продолжением «настройки» Вселенной в целом. Она изложена в книге палеонтолога Питера Уорда и астронома Дональда Браунли «Уникальная Земля: Почему высокоразвитая жизнь не является распространённым явлением во Вселенной»

Звезда, такая как Солнце, подходящая для возникновения возле неё планеты, носительницы жизни, сама по себе уже явление нечастое – для этого подходит не более 5% наблюдаемых звезд. Дело в том, что звезда не должна быть слишком горячей, белым или синим гигантом, поскольку тогда она слишком быстро выработает свои запасы водорода, и жизнь, даже возникнув на одной из её планет, не успеет развиться до сложных форм. Однако звезда не должна быть и слишком холодной, красным карликом, потому что тогда пространство вокруг неё, потенциально пригодное для развития жизни, т.н. «обитаемая зона», будет очень мало, и вероятность нахождения там хотя бы одной планеты – незначительна. Впрочем, «нужная» звезда – только одно из множества обязательных условий.

Во время формирования планет из газопылевого облака необходимо столкновение молодой планеты, будущей носительницы жизни, с крупным небесным телом, не слишком, в то же время, большим, чтобы расколоть планету следующим «правильным» образом. У неё, во-первых, должны возникнуть тектонические плиты, без которых не будет океана, колыбели будущей жизнь. Во-вторых, должно произойти слияние ядер планеты и небесного тела, для создания у неё крупного ядра, создающего мощную магнитосферу планеты, защищающую её будущих обитателей от космической радиации. И третье, необходимо появление, благодаря столкновению, из осколка планеты Луны, крупного спутника, который, в свою очередь, во-первых, стабилизирует ось планеты, во-вторых, обеспечивает защиту от регулярных ударов по планете метеоритов, так как в системе двух крупных (относительно друг друга) тел мало шансов попадания метеорита в более крупный – для этого нужен строго определенный угол подлета и скорость. Спутники любой другой планеты Солнечной системы на роль Луны не подходят – их размеры относительно своих планет слишком малы. Луна, таким образом, спасает население Земли от большинства метеоритов. А ведь любой крупный метеорит способен был бы если не полностью уничтожить жизнь, то вернуть её в состояние простейших форм, обеспечив вымирание всех более сложных существ. При этом, впрочем, удары метеоритов иногда всё же необходимы, чтобы обновить жизнь путём катастрофы планетарного масштаба. Как отчётливо видно в геологической летописи, это случалось несколько раз, наиболее яркие случаи этой метеоритной «помощи эволюции» были на рубеже Палеозоя и Мезозоя, а также Мезозоя и Кайнозоя. Без них биосфера оставалась бы в состоянии стабильного доминирования сформировавшейся однажды экологической схемы. В первом случае это были земноводные и ящеры Палеозоя, во втором – знаменитые динозавры и прочие ящеры Мезозоя; едва ли из тех или других можно было бы ожидать появления разумной жизни. Впрочем, ещё раньше этих двух сравнительно известных катастроф был и таинственный «кембрийский взрыв» – появление хордовых (в т. ч. позвоночных), членистоногих и прочих животных с твёрдыми тканями в начале Палеозоя – и его тоже связывают с внешними по отношению к жизни факторами, очень кстати нарушившими установившееся господство медуз и червей. А ещё раньше была, видимо, ещё одна плодотворная катастрофа, повлекшая за собой появление эукариот, клеток с ядром; господство доядерных микроорганизмов также, возможно, прерывается очередным метеоритом… Можно заметить, что и катастрофы эти, в свою очередь, «тонко настроены» – ни одна не оказалась слишком сильной, не вернула жизнь в состояние простейших форм, не уничтожила полностью.

Ещё одним необходимым условием является наличие в составе Солнечной системы Юпитера, который своей гравитацией тоже защищает жизнь, выбрасывая вовне, подальше от планеты-носительницы такой хрупкой жизни, астероиды, как бы строительный мусор, оставшийся от формирования Солнечной системы. Впрочем, опять же, не все астероиды, – он ведь не должен "перестараться". В общем, впору говорить и о тонкой настройке противометеоритной системы небесных тел!

К этому ещё нужно добавить также жизненно необходимое отсутствие значительных колебаний уровня солнечной радиации, а также, уровня вулканической активности. Ведь любого из этих факторов достаточно, чтобы жизнь уничтожить.

Заметим также, что условия на Земле приспособлены не просто к существованию жизни, но к существованию великого разнообразия жизни; ведь можно представить себе комфортную для жизни планету-теплицу, полностью покрытую, например, теплым океаном, имеющую по всей поверхности один и тот же тёплый климат, благодаря равномерному прогреву парниковым эффектом… Земля же – это настоящая жемчужина многообразия!

"Чудны дела Твои, Господи!

Всё премудростью устроил Ты!"


3.3 Тонкая настройка гоминид

В ходе эволюции человекообразных обезьян (гоминоидов) и выделения из них семейства гоминид, а затем, рода homo складывается ряд специфических признаков, называемых «гоминидной триадой» – большой мозг, прямохождение, кисти руки, способные к выполнению тонкой работы. (С.В. Дробышевский, "Что отличает нас от обезьян? Уникальные признаки человека"). К этому можно добавить ещё органы речи – соответствующие гортань и диафрагму. Причём все эти признаки складываются в разное время. Так прямохождение возникает не менее 6-7 миллионов лет назад (он же, "Как возникло прямохождение?"), в то время как различные признаки "трудовой руки" начинают складываться с 4,4 миллионов лет назад и окончательно формируются к 1,8 миллионов лет назад (он же, "Рука, приспособленная к изготовлению и использованию орудий"). Развитие мозга претерпевает сначала бурный рост размеров 2,5-1,8 млн. лет назад, затем более плавное развитие, причём усложнение структуры происходит позже увеличения размеров (он же, "Высокоразвитый мозг"). Пригодная для звуковой речи гортань складывает, видимо, от полутора до миллиона лет назад, насчёт же времени появления соответствующей диафрагмы данные противоречивые (Л.Б.Вишняцкий, "Скользкая тема"//"История одной случайности")

Интересно, что польза для выживания каждого из этих признаков на момент его появления совершенно не очевидна. Так, например, Л.Б.Вишняцкий высказывает предположение, что прямохождение, во время своего появления, не только не было эволюционным преимуществом, но являлось серьёзным недостатком, едва не погубившим гоминид. Физиология гоминид, приспособленная к древолазанию, при резком изменении климата и сокращении лесов просто не могла иначе приспособиться к хождению по земле ("Тяжкое наследие прошлого"//"История одной случайности"). То есть и здесь мы опять встречаем «тонкую настройку», удивительную «случайность» .

Без каждого из специфических «гоминидных» признаков трудно представить разумное существо. Точнее, представить, конечно, можно что угодно, однако вряд ли разумному существу, не имеющему рук, удалось бы освоить ремесла, а значит, и создать материальную культуру, а также накапливать знания при помощи письменности. Без прямохождения руки едва ли смогли бы развиваться как инструменты для тонкой работы. Также и без дара звуковой речи (с языком жестов, например) нельзя было бы совмещать повседневную работу с беседой или песней…


И, наконец, тонкая настройка собственно человека!

4. Сотворение человека.

"Итак, ум и чувство, столь различные между собой, стали в своих пределах и выразили собой величие Зиждительного Слова, как безмолвные хвалители и ясноречивые проповедники великолепия. Но еще не было смешения из ума и чувства, сочетания противоположных – этого опыта высшей Премудрости, этой щедрости в образовании естеств, и не все богатство Благости было еще обнаружено. Восхотев и это показать, Слово художника созидает живое существо, в котором приведены в единство то и другое, то есть невидимое и видимая природа, созидает, говорю, человека" (Святитель Григорий Богослов)

"И совершил Он творение по благодати Своей, удостоив также и нас, людей, которые суть прах от земли, естество немотствующее, благодаря творческому искусству Его возвыситься до состояния словесности, дабы могли мы предстоять перед Ним и разговаривать с Ним в молитве, и дабы умом причащались той славы божественного Естества, – если жизнь наша достойна <этого>, – и дабы примеру бестелесных существ подражали мы на земле." (Прп. Исаак Сирин)

Преподобный Серафим Саровский: "Вот, например, многие толкуют, что, когда в Библии говорится: Вдуну Бог дыхание жизни в лице Адама первозданного и созданного Им от персти земной, – что будто бы это значило, что в Адаме до этого не было души и духа человеческого, а была будто бы лишь плоть одна, созданная из персти земной. Неверно это толкование, .... Адам не мертвым был создан, но действующим животным существом, подобно другим, живущим на земле, одушевленным Божиим созданиям. Но вот в чем сила, что, если бы Господь Бог не вдунул потом в лице его сего дыхания жизни, то есть благодати Господа Бога Духа Святого, от Отца исходящего и в Сыне почивающего и ради Сына в мир посылаемого, то Адам, как ни был он совершенно превосходно создан над прочими Божьими созданиями, как венец творения на земле, все-таки пребыл бы неимущим внутрь себя Духа Святого, возводящего его в Богоподобное достоинство, и был бы подобен всем прочим созданиям, хотя и имеющим плоть и душу и дух, принадлежащие каждому по роду их, но Духа Святого внутрь себя неимущим. Когда же вдунул Господь в лице Адамово дыхание жизни, тогда-то, по выражению Моисееву, и Адам бысть в душу живу, то есть совершенно во всем Богу подобную и такую, как и Он, на веки веков бессмертную."

Святитель Феофан Затворник: "Создал Бог тело человека из персти – это тело что́ было, глиняная тителька или живое тело? Оно было живое тело, было животное в образе человека с душой животной, потом Бог вдунул в него Дух Свой, и из животного стал человек."

Надо отметить, что преподобный Серафим жил ещё до того, как Дарвин сформулировал свою знаменитую и скандальную теорию, однако насколько точно саровский прозорливец предугадал один из актуальнейших вопросов наступающей эпохи! Святитель Феофан, напротив, творил уже после, и отлично знал дарвиновскую теорию, спорил с ней, критикуя монистический, материалистический взгляд на происхождение человека, не видящий ничего, кроме материи… Однако, как видно, вопрос о происхождении тела человека в результате поступательного эволюционного развития, не противоречит святоотеческим взглядам. Итак, "взял прах" можно понимать как приготовленную для появления человека землю, приготовленную Богом созданным и направляемым эволюционным законом.

Весь вопрос в том, как понимать эволюцию, как набор слепых случайностей или промыслительно направляемый процесс созидания.


4.1 Сама по себе возможность выделять биологические виды подразумевает определённую скачкообразность развития от вида к виду, и тем убедительнее становится теория промыслительно управляемой эволюции, когда мутации – не слепая случайность, а премудрый Промысел Божий. Да и как бы иначе вследствие мутации происходило жизнеспособное существо, а не беспомощный уродец? Обычно подразумевают, что благодаря (опять!) случайности из множества уродцев один бывает удачный, но тогда возникает вопрос, где останки такого великого множества неудачных уродцев? Даже тупиковые ветви эволюции представляют собой отнюдь не уродцев, а существ гармоничных и жизнеспособных, успешно существовавших в течение великого множества поколений.

В XIX веке, когда возник «научный» вариант материалистического взгляда на происхождение человека, физическая картина мира как будто действительно располагала к возможности монизма в мироздании – к наличию только одной природы, материальной. Тогда считалось, что вселенная состоит из конечного числа неделимых атомов, которые подчиняются законам механики, а значит, взаимодействие их есть непрерывная цепь причинно-следственных связей, видоизменяющих материю, и, таким образом, в эволюции (и вообще, во всём) действует не случайность, а неумолимая закономерность, инвариантно предопределяющая будущее, детерминизм. Действию какой-либо другой природы, – например, нашей свободной воле или Промыслу Божьему о мире – этот детерминизм действительно не оставлял места. (Разве что предположить, что они заранее «вписаны» в цепь причинно-следственных связей от начала бытия мира?) Вопрос тогда должен был бы быть в "тонкой настройке" этого детерминизма, порождающего жизнь с её многообразием, человечество с его культурой и т.д.. Почему бы слепым причинно-следственными связями не вращать так до бесконечности "безвидную и пустую" материю, не производя никаких сложных форм? Ведь простое – более вероятно, согласно бритве Оккама… (Остаётся только удивляться, что армии тогдашних позитивистов, нигилистов, материалистов до такого простого вопроса просто не додумались! Воистину, "называя себя мудрыми, обезумели"! Рим.1:22)

Однако теперь физическая картина мира совсем другая. С развитием квантовой физики стало ясно, что элементарные частицы, из которых создана материя, подчиняются принципиально иным законам, чем законы классической механики, пригодной весьма ограниченно для объектов макромира. В квантовой механике нет места предопределению, там напротив индетерминизм, принципиальная непредопределенность будущего в рамках физики материального мира, по выражению П.Девиса «основная особенность квантового поведения состоит в утрате строгой причинно-следственной связи», «квантовый мир не свободен полностью от причинности, однако она проявляется довольно нерешительно и неоднозначно.» (глава 12, раздел «Вселенная, создающая сама себя»; подробнее о квантовых процессах – главы 2 и 3.) Материальный мир, оказывается, вовсе не груб, не механистичен – отнюдь! – он скорее похож на, хоть и закованного в тяжёлые доспехи, но исключительно галантного рыцаря, учтиво и смиренно уступающего путь своей прекрасной даме – Премирной (транцендентной) Премудрости Божьей! Действительно, в рамках старой картины мира премудрому Промыслу Божьему пришлось бы каждый раз ломать ригидную необходимость детерминизма, каждый раз "нарушать естества чин", совершать чудо, в квантовой же картине мира этого вовсе не требуется, здесь "случайность", беспричинность (в рамках мира сего) оставляет простор для трансцендентного действия Причины Высшей! Необходимость "тонкой настройки", впрочем, никуда не исчезла, просто "настраивать" теперь нужно только фундаментальные физические константы (или законы), далее же, сотворенный "в начале" мир может развиваться уже сам, направляемый прикровенно "случайностями" – жизнеспособными мутациями, причём не просто жизнеспособным, но гармоничным и эстетически прекрасным; катастрофами, открывающими простор для развития новых классов, типов или доменов живых существ; наличием в Солнечной системе нужных небесных тел…


4.2 Не следует всякого древнего представителя биологического вида homo sapiens считать собственно человеком, ведь сначала они были «животными в образе человека», преуготованными к одухотворению, пересозданию одного из них в Адама. При этом, как до, так и во время и даже после Адама и Евы таких «животных в образе человека» могло быть сколько угодно. Следует предположить, что явление в мир Адама и есть начало так называемой «верхнепалеолитической революции» (около 70-80 тысяч лет назад), когда и появляются в археологической летописи признаки собственно человечества – расселение людей по всему миру, настоящее искусство, развитые погребальные обряды, а значит и представления о загробной жизни, развитая обработка камня и кости, обмен материальными ценностями между племенами, из-за чего, например, ракушки с побережья перемещаются на тысячи километров вглубь материка… Всего этого нет ни у других представителей рода homo, ни даже у тех же homo sapiens до Адама! И это при том, что «животные в образе человека», homo sapiens до Адама, ничем физиологически неотличимы от современных людей. Как иначе, кроме как вмешательством Божьим, объяснить это рождение разом культуры, религии, искусства, ремесел, – подлинно, рождение человечества?! Библейским повествованием восполняется этот явный пробел естественнонаучного антропогенеза – почему сапиенсы, появившись в Восточной Африке без малого 200 тысяч лет назад, первые 100 с лишним тысяч лет ведут себя как типичные животные, со своим, небольшим, ареалом обитания, примитивной обработкой камня, на уровне других своих сородичей по биологическому роду homo, а затем происходит так называемая «верхнепалеолитическая революция», после которой уже наблюдаются все признаки человечества, с расселением по всему миру и огромным влиянием на природу (увы, негативным, – гибели остальных представителей рода homo, гибели большинства крупных животных, мегафауны плейстоцена – не об этом ли, кстати, слова Писания «вся тварь стенает и мучается»? Рим.8:22). Так что же такое должно было случиться, чтобы животное стало вдруг человеком, со всеми его положительными и отрицательными признаками? Есть на это, впрочем, некоторый как будто "научный" ответ, гипотеза, – мол, именно тогда появился настоящий язык. Homo sapiens стал вдруг homo sapiens linguatus, и тогда-то стало возможным куда более гибкое взаимодействие в намного больших группах, эффективная передача опыта и знаний, идеи, мифы и фантазии… Это очевидно так, человеческий язык именно тогда и появился; только сам по себе такой ответ, при этом, не более чем уход от ответа, – ведь так же можно спросить, а что такое должно было случиться, чтобы у вчерашнего животного появился вдруг язык? Есть также гипотезы, что настоящему языку предшествовал некоторой пре-язык жестов или пре-язык возгласов, однако это только меняет формулировку вопроса: как этот пре-язык превратился вдруг в язык настоящий? Всё равно речь о качественном скачке. Суть от этого не меняется: вчерашнее животное однажды заговорило.

В доказательство постепенного развития языка приводят забавные эксперименты по обучению обезьян языку жестов, где они успешно усваивают и используют с полсотни, а то и больше, знаков. Якобы из этого следует, что различие между обезьянами и человеком в овладении языком, таким образом, не качественное, а количественное – всего лишь в способности усвоить в тысячу раз больше знаков… Однако возможность обучить языку и самостоятельное создание языка – сами по себе вещи принципиально, качественно разные. Так, собак и лошадей обучают совершать определённые физические упражнения и участвовать в соревнованиях, из этого вовсе не следует, что собаки или лошади изобрели спорт как сам принцип честного соревнования по заранее согласованным правилам. А впрочем, создавал ли и человек свой язык? Или язык дан ему как дар, как врождённая логосность, как врождённая универсальная грамматика…

И, надо сказать, sapiens'ом homo следует называть только когда он linguatus, а ещё лучше, и homo называть его только в этом случае… Вообще, такое широкое использование слова «человек», как в случае с «родом homo», может приводить к опасному искажению этого понятия в общественном сознании: все расы человечески – люди, и какой-нибудь homo erectus – тоже человек? Настолько же представители других рас «тоже люди», насколько erectus или habilis – тоже «человек»?.. Очевидно, настолько разным явлениям нужны и разные понятия!

Итак, выходит, что homo sapiens linguatus, потомки Адама и Евы, и есть единственные люди, единственные носители собственно человеческой культуры, языка, религии, единственный образ Божий.

5. Эдем

5.1 Территориально люди являются в мир, согласно археологическим находкам, где-то в Восточной Африке. Эдемский сад, как сказано в Писании, некоторая ограниченная область на земле. Вокруг него не рай, а обычная животная жизнь, приготовленная к преображению через соработничество Бога и людей, дома Адама, к распространению рая по земле, – "плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею" (Быт.1:28). Тогда "Господь Бог [ещё] не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал все лице земли." (Быт.2:5-6) То есть земля (природа) существовала только по естественным законам, орошаемая в силу естественного круговращения материи, от сотворения мира установленного и промыслительно управляемого Богом, но не преображалась по молитвам святых, не шёл, например, дождь, непосредственно посланный Богом в ответ на просьбу детей Божиих.

"Смерти Бог не создавал" (Прем.1:13) в значении смерти человека, но не животных, что необходимо следует из приведённых выше слов преподобного Серафима: «Когда же вдунул Господь в лице Адамово дыхание жизни, тогда-то, по выражению Моисееву, и Адам бысть в душу живу, то есть совершенно во всем Богу подобную и такую, как и Он, на веки веков бессмертную.». О том же читаем у свт. Григория Нисского: «С естества бессловесных перенесена мертвенность на естество, сотворенное для бессмертия – возможность умирать, которая была отличием естества бессловесного.». Блестяще развивает эту мысль о. Георгий Флоровский: «Строго говоря, умирает только человек. Конечно, смерть есть закон природы, закон органической жизни. И омертвение человека означает именно его ниспадение или вовлечение в круговорот природы. Но только для человека смерть противоестественна и смертность есть зло. Смерть ранит и уродует только человека. В родовой жизни “бессловесных” смерть есть лишь естественный момент в становлении рода, есть скорее выражение рождающей силы жизни, нежели немощи. И только с грехопадением человека смертность получает трагический и зловещий смысл – природа как бы отравляется трупным ядом человеческого разложения… В природе смерть есть лишь прекращение особенного существования. В человеческом мире смерть поражает личность. И личность есть нечто несоизмеримо большее, чем индивидуальность или особенность.» (статья «О смерти крестной»)

Если же предположить, что до грехопадения человека у животных тоже не было смерти, то получаем сразу четыре противоречия. Первое, (косвенно) с текстом Писания, так как когда до грехопадения Адаму было сказано, что, вкусив от древа познания добра и зла, он смертию умрёт, Адам понял, что это значит, что такое смерть. Значит, смерть как феномен была, просто человек был ей неподвластен. Второе – противоречие с биологией животных – зачем хищникам клыки и когти, а их потенциальным жертвам – различные средства защиты? Сама по себе экосистема с пищевыми цепочками?.. Если предположить, что всё это появляется только после грехопадения, тогда необходимо получается, что вследствие грехопадения происходит новый этап творения Богом мира – мысль сама по себе кощунственная! Кроме того, Писание ясно говорит о завершении творения до грехопадения. Третье – с психологией животных. Им совершенно неведом экзистенциальный страх смерти, какой-либо поиск бессмертия, для них смерть психологически нормальна, экзистенциально приемлема; страх вызывают только конкретные опасности, а не принцип смертности как таковой. Причем это распространяется и на наиболее человекообразных животных – на неандертальцев. У них, вроде бы, существовали примитивные погребения, однако умерших хоронили скорее в «санитарных» целях, без какого-либо погребального инвентаря; возможно, укладывая в позе спящего. Очевидно, они не имели представлений о какой-либо посмертной жизни своих умерших, раз не старались её обеспечить "необходимым", но воспринимали смерть как сон. (Подробнее о мышлении неандертальцев можно почитать мнения специалистов: статьи «"Цветы на могиле неандертальца?" Факты и мнения», Я. А. Шер; «Неандертальцы. В поисках религии…», Л. Б. Вишняцкий)

Четвёртое же противоречие – самое главное! Если предположить, что животные были бессмертны и лишились этого бессмертия, то почему Христос спасает только людей? Почему животным не возвращается бессмертие, почему они не воскресают в конце времён для жизни вечной? Неужели они необратимо наказаны за грехопадение человека? А Христос не до конца восстанавливает повреждение, нанесённое миру грехопадением?.. Да не будет!


5.2 Вся тварь подвержена тлению из-за грехопадения человека (см. Рим.8:19-22) – не о разрушении ли природы вследствие человеческой деятельности речь? Действительно, ещё люди верхнего палеолита способствовали вымиранию своих биологических “собратий” по роду “homo”, а также мегафауны плейстоцена, большинства крупных видов сухопутных животных, затем наблюдаем разрушительное действие человека и в Древнем мире с его ирригационными системами, меняющими ландшафт, с вытесняющим собою природу сельским хозяйством, то же самое и в Средние века, когда Европа к XIII веку лишается лесов, прежде её почти полностью покрывавших, но всё это бледнеет перед Новым, и особенно, Новейшим временем, когда только милостью Божией и сохраняется ещё в бытии природа, а значит, и человечество! Человек, призванный Богом стать для природы добрым царём, стал её жестоким тираном!

Но вся тварь «с надеждой ожидает откровения сынов Божьих» (Рим.8:19), поскольку «освобождена будет от рабства тлению» (Рим. 8:21), когда, в конце времён, «небо скрылось, свившись как свиток» (Откр.6:14). Свт. Андрей Кесарийский со св. Иринием Лионским, разделённые веками, но единые Духом пишут следующее: «не истлению и погибели подлежит небо, но как бы некоему свиванию и изменению в лучшее. Ириней в пятом обличительном слове на лжеименный разум говорит: «не погибает и не истребляется ни сущность и ни существо создания (ибо истинен и крепок Создавший его), но преходит образ мира сего (1 Кор. 7:31), в котором совершено преступление.»… («Толкование на Апокалипсис» свт. Андрея Кесарийского)

6. Авель и Каин

Авель был скотоводом, Каин – земледельцем (Быт.4:2), то есть демонстрируют хозяйство неолита, также в Бытии упоминается о первом городе, созданном потомками Каина. (Более того, о земледелии упомянуто ещё в Эдеме, который Адам должен был "возделывать" (Быт.3:15), хотя и неочевидно, что Адам занимался земледелием фактически.) Значит, их время жизни следует отнести к неолиту, не ранее 10-12 тысяч лет назад? Не предположить ли тогда, что Адам и его ближайшие потомки появляются только в неолите, а до них ещё не менее 180 тысяч лет на земле существовали homo sapiens'ы, во всем телесно на нас похожие, но не образ Божий, а просто человекообразные животные. Это не противоречит Писанию, так как Бог мог вдохнуть в них дух, в принципе, в любой момент биологической истории. Однако тогда получается, что, начиная с отметки в 70-80 тысяч лет назад, у эти «дочеловеческих» sapiens было и искусство, и развитая обработка камня, и религиозные представления, и развитые погребальные обряды, да ещё они расселились по всему миру, и природа из-за них «подвержена тлению», – то есть они демонстрируют всё то, что явно отличает поздних sapiens, настоящих людей, от остальных представителей биологического рода homo.

Не разумнее ли тогда предположить, что ближайшие потомки Адама, появившись, согласно первой версии, от 80 до 70 тысяч лет назад, быстро теряют свои навыки землетрясения и скотоводства и, с точки зрения материальной культуры, деградируют до уровня, наблюдаемого теперь в находках верхнего палеолита? Понятно, что найти теперь методами археологии следы земледелия и скотоводства, если ими занимались всего несколько человек в течение нескольких поколений, крайне маловероятно. Как и остатки первого города, построенного каинитами, – очевидно, речь совсем не о мегаполисе, – например, А.П. Лопухин под «городом» здесь вообще предлагает понимать «просто ограду, возведённую для защиты находящегося среди неё жилища» (статья «Первобытное человечество, его история, культура и древность»).

Или же Авеля и Каина следует всё-таки отнести к неолиту, намного более поздней эпохе, чем Адама и Еву, которых тогда «оставить» на отметке 70-80 тысяч лет назад, но только рождение от них понимать не как потомство в первом поколении, а просто как прямое потомство, так же как мы понимаем слова, что Иисус сын Давида? Однако, в этом случае, трудно предположить, что до неолита не было ни одного убийства, – археологические находки определённо указывают, что были.

Хотя некоторые социокультурные антропологи (этнологи) считают первобытные общества едва ли не идеальными социумами, где порядок поддерживается без помощи институтов принуждения (полиции, армии), исключительно благодаря развитой культуре взаимоотношений между людьми (Б.Малиновский, А. Рэдклифф-Браун); однако неочевидно, можно ли исследования обществ относительно современных «дикарей» экстраполировать на палеолит. Тем более, что едва ли среди современных первобытных обществ можно найти такие, которые демонстрировали бы строго палеолитический тип хозяйства.

Тем не менее можно говорить об увеличении уровня насилия именно в неолите, когда и фиксируются первые укрепления, складывается воинская профессия, может быть, только тогда люди и начали воевать и убивать в значительных масштабах? Также обращает на себя внимание отсутствие в палеолитическом искусстве как изображений битв, так и, ещё важнее, изображений щитов (на что обращает внимание Р.Гатри). В отличие от копья, которое может быть использовано равно и на охоте, и на войне, щит узкоспециализированное военное средство. Едва ли можно сказать, что такое простое и эффективное средство, если б в нём была нужда, не было бы изобретено, ведь начиная с неолита мы видим его практически повсеместно, от первобытных обществ и до всех почти связанных с широким использование холодного оружия культур… Впрочем, здесь есть явный риск прочесть Писание слишком метафорично, забывая о конкретности библейского повествования.

Книга Бытия указывает на значительную распространённость людей по миру в времена Авеля и Каина, ведь Каину, когда после совершенного убийства он становится скитальцем, потребовалась печать, «знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его» (Быт.4:15), что может косвенно указывать на значительный интервал времени от Адама до Каина…

Можно также попытаться совместить два предположения: Авель и Каин были первыми представителями неолитического хозяйства, живущими в окружении «отсталых», верхнепалеолитических современников, однако не были они и первым поколением после Адама и Евы. Датировка тогда становится весьма вольной, и можно предположить, что имеющиеся ныне находки палеолитических костей со следами насильственной смерти относятся уже ко времени после Каина. Производящий способ ведения хозяйства также мог быстро пресечься и быть заново изобретённым уже намного позже, или же он просто долгое время оставался крайне редким явлением. Интересно, что, согласно анализу археологических данных Л.Б. Вишняцким (статья «Вооруженное насилие в палеолите»), подавляющее большинство подтверждённых случаев вооруженного насилия в верхнем палеолите относится к позднему его периоду, после 18 тысяч, и ещё более, после 15 тысяч лет назад, когда, по выражению Вишняцкого, складывается ощущение, что люди начинают охотиться друг на друга, как на животных. Для более раннего времени, напротив, следы ран от оружия единичны, и вполне можно предположить, что получены они были в результате несчастных случаев на охоте. (Тем более, что нас сейчас интересуют не все вообще ранения, а только случаи с летальным исходом.) В целом же, рост насилия к концу палеолита и к началу неолита отлично вписывается в логику библейского повествования, ведь к Потопу, то есть, по данным геологии, около 8-10 тысяч лет назад, дела людей и даже «все мысли и помышления» стали «зло на всякое время». (Быт. 6:5)

Отдельный вопрос о продолжительности жизни первых настоящих людей, Адама, Евы и их потомков. Правда ли, что они жили сотни лет? Писание на этот счёт выражается совершенно определённо. Современные эксперименты над животными показывают, что отключение т.н. «генов старения» приводят к очень значительному приросту продолжительности жизни. Хотя в случае с ветхозаветными патриархами скорее имеет место всё-таки «нарушения чина естества», чудо.

Понятно, что подобные рассуждения ни в коем случае не могут претендовать на научный вывод и призваны всего лишь показать отсутствие настоящих противоречий между библейским повествованием и имеющимися научными выводами. При этом, следует иметь в виду, что в принципе не может быть строгого научного доказательства происхождения всего человечества от Адама и Евы, как и строгого доказательства бытия Божьего и истинности Писания, поскольку такие доказательства исключили бы существование веры как основополагающего феномена духовной жизни. Вера может быть только свободной – доказанная вера уже не вера, а знание. Без подвига веры, по принуждению доказательств, потерялось бы сокровище человеческой свободы – добровольного обращения к Богу. Христианство вообще основано не на доказательствах, а на личной преданности Иисусу Христу.

7. Возможные возражения…

Критика с атеистических позиций сводится к тому, что всякое предположение о Боге якобы нарушает принцип «бритвы Оккама»; якобы эволюция и без Бога всё объясняет, а значит, согласно «бритве Оккама», нужно выбрать более простую гипотезу, «без Бога»… Едва ли Уильям Оккам, монах, имел в виду такое безумное использование своей «бритвы»! «Сказал безумец в сердце своём: "нет Бога"»! (Пс.13:1)

Начнём с того, что и у самой эволюции должна быть причина; считая же её беспричинной, мы тем самым наделяем её одним из свойств Божьих, творим из неё себе бога, кумира… Впрочем, даже в этом случае, эволюции никак не достаточно для объяснения многих феноменов бытия: каков эволюционный смысл красоты? Не узко утилитарной физической привлекательности, разумеется, а красоты звёздного неба, например? А каков может быть эволюционный смысл нравственности? Опять же, не просто «правил общежития», но настоящей, христианской, нравственности – жертвенности? – или считать всё это вредными, мальадаптивными признаками? Своего рода ментальным аппендиксом, который только мешает? Однако чтО бы мы делали без людей, готовых к самопожертвованию, в ситуациях глобальных испытаний, которых так много знает история? И это «предусмотрела» богиня Эволюция?! Но как? Такой признак, как возможность к самопожертвованию, никак не мог бы закрепиться генетически, так как носители такого гипотетического «гена самопожертвования» погибали бы первыми, а выживали бы носители «гена приспособленчества»… Не отнести ли к «мальадаптивным признакам» и обострённое эстетическое чувство? Однако получается, что для развития человеческой истории и культуры эти «ментальные аппендиксы» оказались важнее всего остального!

Есть и ещё один «аппендикс» – экзистенциальная потребность в вечной жизни. Но если предположить отсутствие таковой жизни, то зачем же человеку тратить силы на заведомо тщетный поиск цветка бессмертия, который у него всё равно похитит хитрый змей?.. Как же вообще homo sapiens linguatus, со столькими и такими «мальадаптивными признаками», не только выжил, но и создал единственную в своём роде цивилизацию, подлинно человеческую культуру? А, например, неандертальцы, “начинавшие” (в среднем палеолите) с тех же каменных орудий, при примерно том же (даже чуть большем) объеме мозга и, к тому же, обладая большей физической силой, и самое главное, не отягощённые такими явными «мальадаптивными признаками», проиграли в конкурентной борьбе?

Послесловие

Принципиальное противоречие между религиозным и атеистическим взглядом на мир не в эволюционной теории как таковой, как и не в других научных теориях. Известная провокационная формулировка "человек произошел от обезьяны" подразумевает между строк, что причина бытия человека – обезьяна; тот же смысл можно было бы вложить и в слова «человек произошёл из персти земной». Это действительно оскорбляет религиозное чувство, так как Причина всего существующего – и человека, и обезьяны, и персти земной, и эволюции – Бог. При этом, не оскорбляет же религиозное чувство библейская формулировка, что Бог создал человека из персти земной – персть достойнее ли обезьяны? Оскорбляет вовсе не выбор материала для творения, а отрицание бытия Божия и Его промысла о мире.

Причем формулировка про происхождение от обезьяны с научной точки зрения тоже весьма сомнительна. Что такое вообще «научная» точка зрения? Какая именно наука имеется в виду? Если биология, то нужно сказать, что с точки зрения биологии не «человек произошёл от обезьяны», а «человек является разновидностью обезьяны». А с точки зрения физики, человек является физическим телом, можно померить скорость его движения, если он идёт или бежит, вычислить кинетическую энергию, – здесь нет противоречий. Противоречия начинаются, когда кто-то пытается утверждать, что человек сводится к физике или биологии, – в частности, противоречия с другими науками. С точки зрения культурологии, например, человек не является обезьяной, ни другим каким-нибудь животным, он абсолютно уникален как единственный обладатель предмета изучения данной науки. Также и с точки зрения лингвистики, да и любой вообще гуманитарной науки. Также только у человечества есть история, исторический процесс развития, а также законы, техника, да сами же науки. И взгляд на себя, на род свой, со стороны…


Величественная поступь эволюции столь потрясает воображение, что вызывает иной раз у некоторых людей квазирелигиозные чувства. Именно этим объясняется страстность и принципиальность некоторых эволюционистов в защите своей богини! Конечно, это огромная ошибка – поклонение творению вместо Творца.

"Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны." (Рим. 1:20)


Другая беда «научного» взгляда на мир в следующем. На фоне величественного эволюционного закона отдельный человек становится ничтожной малостью. Как вид человек может быть ещё ценен в качестве высшего достижения эволюции, но не как личность. Личность же, напротив, оказывается служебной и функциональной по отношению к роду или виду. Ладно ещё, если личность выдающаяся, «полезная», а если самая, в социальном смысле, ординарная? А если, к тому же, носительница генетических патологий? При честных и последовательных выводах из такого мировоззрения получаем разновидность фашизма. Доведя эту мысль до конца необходимо приходим к евгенике как способу сохранить качественные гены "для потомков", "через миллионы лет"…

Существует в атеистическом эволюционизме и внутреннее противоречие. Если универсальный закон жизни – совершенствование – он распространяется, очевидно, и на человеческое общество. Тогда какое общество совершеннее – фашистское с евгеникой или христианское, ценящее каждую личность? Но, следуя логике безбожного эволюционизма, такое общество неизбежно выродится из-за деградации ДНК. Тогда человек – не венец эволюции, а тупик эволюции? Или нужна евгеника, и она спасёт человечество? Интуитивно очевидна ложность подобного рассуждения! Ведь кроме рационального мышления, применимого в вопросах узко научных, у человеческого ума есть и другие инструменты поиска истины. Также и, кроме генетики и прочей биологической необходимости, человечество, в исторический свой период, развивается по качественно иным законам, в известном смысле слова, сверхъестественным…

Только христианство каждому, любому человеку возвращает истинную его ценность как врождённого образа Божия и как становящегося Божия подобия. Причем эта ценность, поэтому, двойная, – и первая, врождённо-неотъемлемая, и вторая – динамическая и достигаемая. Только христианство возвращает вселенной истинный порядок и гармонию, а каждой отдельной человеческой жизни – смысл и цель. Ведь к каждому Творец вселенной явится Сам (Иоанн 14:21) и вечерять будет… (Откр.3:20)

"Кто, как Господь, Бог наш, Который, обитая на высоте,

приклоняется, чтобы призирать на небо и на землю;

из праха поднимает бедного, из брения возвышает нищего,

чтобы посадить его с князьями, с князьями народа его;

неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях? Аллилуия!"

(Псалом 112:5-9)


Оглавление

  • Вступление
  • 1. Религия и наука.
  • 2. Дни творения
  • 3. Мир совершен, закончен в творении, в том смысле что «тонко настроен».
  • 4. Сотворение человека.
  • 5. Эдем
  • 6. Авель и Каин
  • 7. Возможные возражения…
  • Послесловие