КулЛиб электронная библиотека 

Её молчание [Наталья Чикунова] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Наталья Чикунова Её молчание

– Конь, ты чего, примёрз там? – резкий окрик подельника вывел Олега Конева из ступора. – Тащи её в тачку, ща охрана нагрянет!

Мужчина перестал тонуть в изумрудно-зелёных глазах девушки, которую его напарник Штырь вытолкнул из окна первого этажа прямо ему в руки. Сам Штырь спрыгнул следом за жертвой и осторожно заглянул за угол, опасаясь стычки с охраной особняка.

Они находились на территории, принадлежащей известному воротиле бизнеса Родиону Смирнову. Человеку, вопреки своей фамилии, вспыльчивому и скорому на жестокую расправу.

Именно в глаза его жены Конь смотрел, не в силах отвести взгляд. В их зеркальной глубине, мужчина видел своё отражение: накачанный бандюган со свирепым выражением лица, которым только пугать всех.

После окрика Штыря Конь подхватил девушку, показавшуюся лёгкой, словно пушинка, на руки. Бегом кинулся через сад к калитке, выходящей к лесу. Долговязая фигура подельника маячила где-то позади: Штырь прикрывал.

Они выскочили за территорию особняка, пробежали небольшую лесополосу, за которой, спрятанная в кустах, стояла их машина: неприметная, с наглухо затонированными стёклами легковушка. Конь втолкнул девушку на заднее сиденье, сам втиснулся следом. Штырь прыгнул за руль.

Уже когда автомобиль тронулся с места и выехал на трассу, Конь вдруг спохватился:

– Штырь, слышь, а чё она молчит-то? Даже на помощь не звала…

Напарник удивлённо глянул на него через плечо и пояснил:

– А ты не знаешь? Она ж немая! – Штырь тоненько заржал. – Идеальная жертва. Ни "помогите" заорать, ни показания полиции дать. А красотка какая! Слышь, Конь, трахнем её по разику, всё равно не расскажет никому!

Олег неожиданно для себя скрипнул зубами, глядя, как после слов бандита девушка сжалась в страхе, обхватив руками плечи. А Штырь продолжал:

– Да она ещё благодарна будет. Думаешь, Смирнов её часто имеет? Ходят слухи, что он злой такой из-за того, что импотент. Уверен – у лапули там паутина.

– Штырь, ты говорил, её Настя зовут?

– Угу, – буркнул напарник, недовольный, что Конь не поддержал тему доступного секса. – Я вот думаю: как-то слишком гладко всё прошло… Пашка, который инфу дал про пересменку у охраны поместья, мутный какой-то. Не доверяю ему… Давай-ка, Конь, ты с бабёнкой схоронишься пока где-нибудь в надёжном месте, а в условленное я один слетаю. Там посмотрю по обстановке, если норм всё будет, звякну тебе, договоримся, как дальше действовать.

– Лады, – согласился с напарником Олег, которому Павел Иванцов, один из охранников Смирнова, тоже показался подозрительным. – По трассе через час езды съезд будет на заброшенный завод. Туда сверни.


Штырь уехал на «стрелку» с заказчиками похищения Анастасии Смирновой, а Конь остался сторожить девушку в помещении заброшенного цеха.

Прежде всего постелил на бетонный блок свою куртку и усадил красотку. Связывать не стал, так как был уверен, что легко пресечёт любую попытку бегства. Расстегнул спортивную сумку, достал бутерброды и бутылку воды. Протянул Насте.

– На, ешь. Неизвестно, сколько проторчим здесь. – Девушка колебалась и Конь подколол. – Не привыкла, поди, к простой еде? Вам, богатым икру да лебедей подавай…

Настя как-то странно на него посмотрела, но взяла хлеб с колбасой, начала жевать.

После того, как поели, девушка явно забеспокоилась. Олег догадался дать ей телефон, открыв сообщения, где Настя могла набрать текст.

"Мне надо уединиться" – написала она.

Конь заржал в соответствии со своей кличкой.

– В туалет, что ли хочешь? – Настя кивнула, покраснев до корней светлых волос, а бандит фыркнул, передразнив. – "Уединиться"…

Он вывел девушку на улицу. Показал на тупик, заросший кустами. Настя юркнула туда, а Конь стоял на августовском солнышке, щурился и даже немного расслабился под тёплыми лучами. Пока не сообразил, что пленница слишком долго отсутствует. Олег сунулся в тупик и обнаружил между двумя плитами ограды крохотную щель. Бандит выругался трёхэтажным матом и кинулся в погоню.

– Как пролезла-то туда?.. Найду – получит от меня, сучка молчаливая, – ворчал Олег, прикидывая, куда девушка направилась.

Нашёл он её, впрочем, довольно быстро. Настя не смогла перебраться через большой технический ров и бежала обратно в поиске другого пути.

– Попалась, мышь! – констатировал Конь, из-за кустов хватая испуганно сжавшуюся жертву. – Далеко собралась?

Он подхватил пленницу поперёк талии и без особых усилий вернул в помещение. Поставил на ноги, но не торопился выпускать из рук. Ощутил тепло её тела сквозь тонкую ткань платья, в которое Настя была одета. Почувствовал, как бешено колотится её сердце. Прижал к себе, чувствуя, как наливается жаром пах. В глазах бандита появился хищный блеск.

– И что с тобой сделать, чтобы не водила больше меня за нос? – Олег положил широкую ладонь на затылок Насти и накрыл ртом её пухлые губы.

Девушка не сопротивлялась, словно парализованная страхом. Конь жадно целовал её и осознавал, что может сделать всё, что угодно, а она ведь даже не пикнет. Внезапно вспомнил своё пугающее отражение в зелёных глазах Насти. Нечеловеческим усилием воли прервал поцелуй. Выпустил девушку из рук, и она без сил опустилась на бетон, накрытый курткой. Её била крупная дрожь.

Олег стоял рядом, пытаясь совладать с диким стояком в штанах. Чтобы отвлечься и снизить возбуждение, проверил входящие на телефоне. Обратил внимание на время и подумал, что Штырь давно должен был отзвониться. Мозг лихорадочно заработал. Если с подельником что-то случилось, то сейчас звонить ему нельзя: их местонахождение могут отследить. Прежде надо укрыться там, где Конь сможет спокойно всё обдумать и решить, как действовать дальше. И он знал такое укромное место. Да и добраться не составит труда: всё время лесом, вряд ли кого-то встретят.


Конев слушал, как Настя скреблась в крышку подполья. Мелькнула шальная мысль: если с ним что-то случится, этот заброшенный дом станет для неё могилой. Мысль Олег прогнал. Он обязательно вернётся.

Мужчина с оглядкой вышел из дома, который настолько зарос кустами черёмухи, что со стороны даже не был виден. Когда-то Олегу пришлось прятаться от банды, державшей их город, он искал убежища и нашёл несколько надёжных мест схорона. В том числе и этот заброшенный участок, «отбившийся» от садоводства, расширявшегося в противоположную сторону, к реке.

Шагая вдоль дороги, Конев поневоле вспоминал отчаяние в глазах Насти, когда она поняла его намерение оставить её под замком в темноте подвала. Девушка цеплялась за его одежду и мотала головой, а после того, как мужчина отпихнул её от себя, умоляюще сложила ладони и беззвучно заплакала. Олег вспомнил эту картину и вновь почувствовал себя чудовищем. Но он не мог поступить по-другому. Ему надо выяснить, почему Штырь не выходит на связь. А красотка сильно в этом мешала.

Олега нагнала машина со стороны садоводства. Бандит махнул рукой, голосуя. Он, конечно, рисковал, делая это. Но так доберётся быстрее, а значит, Настя меньше времени проведёт в заброшке.

– Батя, до города подбросишь?

– Садись, – добродушный пожилой мужчина открыл дверцу.

Легковушка плавно тронулась с места. Водитель принялся расспрашивать Олега, откуда и куда тот путь держит. Конев безбожно врал, что приезжал по грибы, но нашёл только несколько сыроежек, поэтому в город возвращается. Старичок покивал и посоветовал Олегу «тихую охоту» подальше от жилья, так как здесь местные уже всё посрезали. Конев согласился и увёл разговор на другие темы.

Недалеко от города Олег попросил высадить его у заправки. Якобы там друг работает. Попрощался с говорливым водителем и вышел из машины.

Миновав заправочные автоматы, бандит дошёл до территории авторемонтной мастерской. Именно сюда они со Штырём должны были привезти похищенную девушку.

Конев не стал подходить к воротам, а сделал крюк, незаметно приблизившись к забору со стороны лесополосы, вплотную к нему примыкающей. Выбрав подходящее место, подпрыгнул, зацепился за верхний край ограды и подтянулся, стараясь не задеть колючую проволоку.

Картина, представшая взгляду бандита, заставила его мысленно перекреститься. Посреди вытоптанного двора стояла легковушка Штыря, изрешечённая пулями. Остатки затонированных стёкол торчали в рамах редкими осколками. Мёртвый Штырь сидел за рулём весь в потёках крови. Судя по позе, подельник Олега даже не пытался выйти из автомобиля, видимо, был расстрелян сразу после въезда на территорию. Рядом вяло копошились два мужика пропитого вида. Они стелили на землю плёнку, явно готовясь заметать следы преступления.

Конев осторожно спустился обратно и бесшумно скрылся между деревьями. В душе погано саднило от чувства потери. Конечно, и он сам, и Штырь были готовы к тому, что в любой момент времени кто-то один из них или сразу оба покинут мир так, как случилось сегодня. Но одно дело быть готовым, а другое – столкнуться с этим реально. За несколько лет, в течение которых Конь и Штырь прикрывали спины друг другу, угоняя машины и разбирая их на запчасти, они успели стать если не друзьями, то надёжными подельниками. И вот теперь Олег остался один.

Конев торопливо шагал через лес, спеша покинуть место убийства. В голове его крутились мысли, что всё это очень-очень плохо. Расстрелявшие машину, до того, как открыли огонь, из-за тонировки не могли видеть, кто в ней находится. Тачка нашпигована пулями, как ёж иголками. Значит, убрать хотели не только водителя, но и всех в машине. Получается, похищение жены Смирнова было организовано не ради выкупа. Во что он, Конев, вляпался? Родиону Смирнову хотели отомстить? Запугать ради каких-то целей? Возможно, от ответов на эти вопросы зависит жизнь Олега. И Насти. Мужчина осознавал, что Штырь ценой своей жизни отсрочил их смерть. Но не найдя в машине жены Смирнова, убийцы, скорее всего, уже кинулись рыскать по округе, вынюхивая их.


Уже стемнело, когда Олег подошёл к заброшке, в которой оставил Настю. Ещё издалека увидел рядом с зарослями черёмухи два джипа, фарами освещавшие домишко. Конев лёг на землю и затаился. Бритоголовые, крепкого сложения парни шныряли по заброшке. Олег был уверен, что девушку они найдут, только если она шумом привлечёт внимание к себе. Иначе, хитро устроенную крышку подполья возле самой печки, им не обнаружить. Бандит решил подождать.

Братки пошныряли по домику и погрузились в машины. Насти с ними Конь не увидел.

Когда бритоголовые уехали в сторону дач, Олег осторожно вошёл в дом. Фонарик в телефоне осветил кирпичи из развалившейся печки, которые Конев перед уходом беспорядочно накидал на крышку подполья, замаскировав её. Мужчина осторожно убрал их в сторону, откинул крышку и спустился вниз. Настя сидела на обрывках какого-то одеяла, расстеленных на полу. Она испуганно щурилась против луча фонарика, пытаясь разглядеть пришедшего. А когда поняла, что это Олег, вскочила и заколотила кулачками по его широкой твёрдой груди. Коню эти удары были, как слону дробина. Он смотрел на Настю, испытывая облегчение от того, что с ней всё в порядке.

Девушка довольно быстро выдохлась, и тогда Олег сгрёб её и притянул к себе. Зарылся лицом в волосы, жадно вдыхая её запах, скользнул губами по шёлковой коже и, не в силах сдержаться, накрыл ртом её губы. Настя испуганно трепыхнулась в его руках, но это лишь сильнее завело мужчину. Он привык иметь дело с другим контингентом девиц. По сравнению с ними, Смирнова была чистеньким цветком. И это нереально влекло Олега к ней. Целуя Настю, мужчина где-то на уровне подсознания уже понимал, что не сможет сдержаться. Его накрыло так, что разум полностью уступил место похоти.

А спустя немного времени Конев почувствовал робкий ответ на свой звериный поцелуй. Тогда он потянул девушку вниз, на кучку лохмотьев на полу. Сорвал с Насти трусики, одновременно приспуская на себе спортивные штаны вместе с боксерами.

Первый раз женщина под Олегом молчала. Обычно они кричали, стонали, даже говорили что-то. И такой непривычной была тишина, нарушаемая лишь рваным дыханием. Но это не мешало ему чувствовать её отклик, ощущать, что Настя отзывается на его ритмичные движения, подаётся ему навстречу. Некстати вспомнился Штырь с шуточками про импотента Смирнова и паутину там, куда Олег сейчас имел его жену. Может, всё правда?.. Конев почувствовал, как девушка хватает ртом воздух, как пульсирует в оргазме её плоть. Сам едва успел прерваться, чтобы не кончить в неё. Скатился с Насти, пачкая спермой свою ладонь. Мужчина мог поклясться, что ощущения были гораздо острее, чем все, ранее испытанные, а молчание завело его сильнее, чем крики и стоны.


Конев вытер руку о штаны, подтянул их и повернулся к Насте. Она лежала так неподвижно, что Олег, заподозрив неладное, коснулся её лица. Мокрое. Настя беззвучно плакала. Бандит мысленно чертыхнулся: "В чём дело? Вроде ей хорошо было…". Не помнил он, чтобы после перепихона с ним кто-то плакал. Но сегодня, видимо, всё было не так, как с другими женщинами.

– Настя, ты чего?.. Больно сделал?.. – предположил Олег в растерянности. – Или так сильно не понравилось?

Девушка отрицательно замотала головой и, повернувшись, уткнулась лицом ему в плечо.

– Перенервничала!.. – наконец, сообразил Конев, обнимая её.

Пока Настя успокаивалась, Олег, преодолевая сонливость, думал, что же всё-таки происходит. Не придумал ничего лучше, чем осторожно спросить:

– Кукла, ты как мышь здесь сидела, пока наверху братки шарили… Почему шум не подняла? – Конь сунул ей в руки телефон.

Девушка написала:

"Они бы убили меня!"

– Кто хочет тебя убить?

"Я не знаю, но недавно меня пытались отравить! Я лежала в больнице".

– Ясно, что всё пасмурно, – буркнул бандит и поднялся. Помог Насте тоже встать. – Штырь мёртв, бабло за твоё похищение накрылось… Может, хочешь к мужу вернуться?

Настя так отчаянно замотала головой, что Конев хмыкнул, ощущая от этого её движения какое-то странное тепло глубоко в душе. И всё же на мгновение засомневался: надо ли ему это?.. Спросил:

– Почему?

"Мне кажется, я там в опасности!"

– Да уж… со мной безопаснее… наверное… – с иронией протянул бандит. – Ладно, кукла, спрячу тебя и разберусь, что творится.

"Только не оставляй меня здесь! Пожалуйста!"

Конев недобро усмехнулся и притянул девушку к себе.

– А куда ты собиралась, когда пыталась сбежать, если не домой?

"К подруге".

– Понятно, но вряд ли у подруги тебя не найдут. Ладно, идём. Есть тихое место на примете, да добираться не близко.


Они долго шли вдоль кромки леса. Настя крепко держалась за руку Олега, чтобы не отстать. Когда впереди замелькали огоньки небольшой железнодорожной станции, мужчина пошёл медленнее, постоянно осматриваясь вокруг. В неярко освещённом зале ожидания было всего два человека. Бомжеватого вида мужичок на лавке в углу и полная женщина в окружении большого количества сумок. Женщина дремала, размеренно всхрапывая, мужичок возился, шарил по карманам.

Олег внимательно изучил расписание движения поездов и шагнул к ожидавшей у выхода Насте. Мужичок скатился с лавки и засеменил наперерез. Прошепелявил полубеззубым ртом:

– Браток, есть закурить? Курить хочется – жуть!

– Не курю! – напрягшийся было, Олег расслабился, вытащил из кармана купюру, протянул мужику. – На, купи себе…

– Спасибо, друг! – рассыпался бомжеватый в благодарностях. – Вот, уважаю щедрых людей! А то вечером приезжали тут на крутых тачках, а сигаретки не дали…

Конев насторожился. Тихо спросил мужичка:

– Бритоголовые такие? Искали что ли кого?

– Да, я не разобрал, но местных спрашивали о чем-то…

– Ну и ладно, – бандит сунул бомжеватому ещё купюру. – На, выпей за здоровье.

Тот даже подпрыгнул от радости и, не переставая благодарить, вышел из здания.

– Через полтора часа пройдёт поезд в нужном нам направлении. Попробую договориться с проводниками, чтобы взяли нас, – тихо сказал Конев Насте и потянул её к лавке.

"Куда поедем?" – напечатала девушка в телефоне, который ловко вытащила у Олега из кармана.

– Увидишь, – коротко ответил Конев, забирая телефон.

К прибытию поезда Олег с Настей вышли на перрон. Брезжил рассвет. Полная женщина с сумками тоже вышла из зала ожидания и сложила их кучей возле рельс.

Настя зябко поёжилась в своём платье: перед рассветом потянуло сыростью. Конев заметил и накинул ей на плечи свою куртку. Девушка благодарно кивнула. Уже слышался далёкий шум поезда, когда к перрону, пошатываясь, но стараясь двигаться быстро, подошёл недавний бомжеватый мужик.

– Слышь, друг, – прошепелявил он Олегу, – там опять те приехали, ну, которые вечером рыскали. Они вроде про мужчину и женщину спрашивали в магазине нашем круглосуточном… Я услышал, подумал, надо тебе про них сказать… Ты хороший человек!..

– Где они сейчас? – Конев украдкой оглянулся.

– По посёлку ходят, но ещё далеко отсюда.

–Успеем на поезд сесть, – сказал Олег Насте, испуганно смотревшей на него, и кивнул бомжеватому. – Спасибо, мужик! Не говори никому про нас.

– А то! Никому! Ты хороший человек, а они даже сигареты не дали…

Он бормотал ещё что-то, но гудок подъезжающего поезда заглушил слова. Как только состав остановился, тётка с сумками кинулась на штурм вагона. Конев помог ей подать багаж проводнице, подсадил Настю и запрыгнул следом. Серьёзная женщина в форме уже проверила билет у толстухи и повернулась к ним.

– Ваши билеты!

Конев нырнул в карман и вытащил деньги. Настя робко наблюдала, как мужчина что-то тихо говорит проводнице, игриво улыбается и вкладывает купюры в ладонь покрасневшей, но, явно довольной услышанным, женщины.

Проводница провела их в пустое купе и ушла, пообещав принести чай. Состав дёрнулся и заскользил по рельсам. Олег, осторожно выглянув в окно, успел заметить выскочивших на перрон трёх братков. Но всё, что им оставалось – проводить взглядами уходящий поезд.

В дверь впорхнула проводница, неся два стакана чая. Конь рассыпался в любезностях и поскорее выпроводил женщину, заперев за ней дверь. Настя устроилась у окна и явно клевала носом. Олег задумчиво наблюдал за ней, пока его самого не сморил сон.


Спустя четыре часа проводница постучала в дверь, разбудив безбилетников близко к озвученной Коневым станции. Она откровенно призывно стреляла глазами Олегу, не обращая внимания на Настю. И была явно разочарована его сухим: "Спасибо, всего вам доброго".

Крошечная станция, на которой сошли Олег с Настей, встретила их тишиной. Как только состав отъехал, бандит повёл девушку через лес по едва заметной тропинке. За лесом открылись луга, затем ещё один лесок и, наконец, показались редкие домишки. К одному из них направился Конев.

Калитка была не заперта, женщина лет шестидесяти возилась возле корытца с бельём.

– Тётушка Дарья! Встречай гостей! – гаркнул мужчина.

Женщина охнула, резко выпрямившись, пригляделась и расплылась в улыбке.

– Олежка! Олежечка пожаловал! Не забыл тётку! Навестить решил, племянничек мой!

Она принялась обнимать Олега, а когда он назвал Настю своей подругой, то и её. Проводила гостей в дом, накрыла на стол. Олег сразу предупредил тётку, что Настя немая и девушка наслушалась Дарьиных сочувствий.

Они уплетали домашние пироги, одновременно Олег расспрашивал тётку, которая приходилась родной сестрой его матери, про здоровье и житьё. Дарья жаловалась, что здоровье подводит уже и переводила разговор на самого Олега. Мужчина уверенно рассказывал тётке, что у него всё хорошо, свой бизнес по ремонту машин. О том, что «бизнес» замешан на угонах и последующих продажах запчастей Конев умолчал.

– А чего к матери не съездишь, племянник? Она истосковалась вся. Писала недавно мне, что на сердце у неё беспокойно становится, стоит о тебе подумать…

– Ага, истосковалась, – буркнул Олег. – С хмырём этим водку глушит, себя не помня, не то, что меня…

– Эх, ты, Олежка! – с упрёком протянула тётка. – Хмырь-то, отчим твой, то есть, уже полгода, как помер. А сестричка с тех пор ни-ни, ни капли в рот не берёт. На работу устроилась, на хлебозавод их местный.

– Да ладно?.. Ну, раз так – съезжу к ней. Вот только дела кое-какие улажу. Тётка Дарья, у тебя Настя погостит пару дней, не против ты? Мне по бизнесу порешать вопросы надо, а девчонке переговоры эти – скука одна. Что её с собой тащить? Лучше пусть воздухом свежим подышит.

– Да я, Олежка, только рада буду – мне веселей. Вот, только, Насте наверное, скучно в нашей глухомани будет.

– Ничего, потерпит, – Конев исподлобья глянул на девушку, которая смотрела на него, удивлённая таким поворотом событий, но протестовать не пыталась. – Я утром на станцию уйду…

– Племяш, а чего ты, бизнесмен, а не на колёсах? – перебила любопытная Дарья.

– Так… это… машина в ремонте. Вот, съезжу, заберу заодно, и вернусь.


Вечером Дарья постелила свежее бельё на свободную кровать. Но Олегу, вознамерившемуся юркнуть в неё, сунула в руки два одеяла и подушку.

– На сеновал ступай.

– Чего вдруг?

– Здесь Настенька ляжет. А ночами тепло ещё, тебе на сеновале в самый раз ночевать.

– Тётка Дарья, да кровать широкая, поместимся.

– Вот, то-то и оно: поместишься… Привыкли все сейчас во грехе жить… неженатыми… Там, в городе у себя, что хочешь твори, а здесь нечего блудить!

Олег фыркнул, сгрёб одеяла и, пряча усмешку, отправился устраиваться на ночлег в добротный тёткин сеновал.


Ночь раскинула на полотне чёрного неба крупные золотые звёзды. Аромат высохшей травы дурманил и кружил голову. Конев в сотый раз повернулся на другой бок, пытаясь отогнать навязчивые мысли о соблазнительных изгибах Настиного тела. Он уже подумывал плюнуть на тёткин запрет и пробраться в избу, когда услышал тихое шуршание совсем рядом. Настя, укутанная в халат, которым снабдила её Дарья, осторожно пробиралась в полумраке к месту ночлега мужчины.

Конев притворился спящим. Глаза девушки постепенно привыкли к сумраку, она увидела мужчину и опустилась рядом на одеяло. Олег старался дышать глубоко и ровно, играя свою роль, но хватило его ровно до того мига, когда тёплые губы Насти коснулись его твёрдых горячих губ.

«Надо же – сама пришла!» – удивлённо подумал мужчина, и непривычная нежность хлынула в душу от этой мысли.

Руки бандита обхватили талию девушки. Олег посадил Настю на себя сверху, ладонью надавил ей на спину, вынуждая наклониться, чтобы поймать губами её рот. Пока их языки сплетались в поцелуе, мужчина стянул с девушки халат, а с себя футболку и трико. Он ощущал, как Настя дрожит, хотя ночь стояла тёплая, но эта дрожь позже прошла под напором его ритмичных движений.

До рассвета Олег ласкал Настю и не мог насытиться ею. Он ещё не привык к её молчанию, но вновь и вновь признавался самому себе, что это заводит. Никаких притворных неестественных стонов, никаких криков фальшивого удовольствия. Настя лишь хватала ртом воздух, словно рыбка, выброшенная на берег.

– Рыбка, ты моя, золотая… – шептал девушке Олег между поцелуями, ощущая пульсирующую дрожь её наслаждения…

Она выскользнула из его объятий, когда стало светать. Бесшумно прошмыгнула в дом. Олег вышел следом, сладко потягиваясь. Пришло время отправляться в путь.


Павел Иванцов размеренно колотил грушу, представляя на её месте Олега Конева. Ещё недавно он и подумать не мог, что ввяжется в такое дерьмо. Не иначе – бес попутал! Решил, что подзаработает по-быстрому, машину новую возьмёт… А всё повернулось так, что и денег не заработал, и трясётся теперь, как осиновый лист, от того, что Смирнов узнает про его участие в похищении Насти. Одна отдушина – прийти поздно вечером в опустевшую «качалку» и выпустить пар, представляя на месте тренажёра для отработки ударов голову Конева.

Иванцов в очередной раз, в сердцах, стукнул по груше, а в следующее мгновение сильный удар со стороны сбил его с ног. Нападавший, не дав ему опомниться, нанёс ещё несколько ударов по лицу и телу, превращая сильного мужчину в беспомощную тушу. Это была не поставленная боксёрская атака, а матёрое бандитское нападение. Так умеют бить те, кого драться учила суровая жизнь на улице, а не тренер в спортзале. Охранник Смирнова захрипел, безуспешно пытаясь вывернуться из жёсткой хватки набросившегося.

– Не дёргайся, если жить хочешь, – Иванцов, наконец, узнал Конева. – Кто Смирнову убить хочет?

– Не знаю, – голос перетрусившего Павла срывался. – Я не думал, что убить… Каждый раз разные приходили… Я никого из них не знаю… Мне сказали, что делать, кого из охраны ещё подкупить можно… Я всё сделал… Я ж просто бабла хотел, я не знал…

– Это тебе за Штыря!.. А это за Настю!.. – на Иванцова обрушился град отточенных ударов, которые наверняка оборвали бы его жизнь, если бы не голос, донёсшийся от двери:

– Не пачкайся о его жалкую душонку, Конев! Мы с ним сами разберёмся, – голос говорившего звенел властными стальными нотками, так что Олег замер, а затем медленно повернулся.

На входе в зал стоял Родион Смирнов собственной персоной. Справа и слева от него два амбала направляли на Конева стволы пистолетов. Олег бегло окинул взглядом качалку, хотя и без этого знал, что здесь ему деться некуда: пришьют как муху.

– Не вздумай бежать, если не хочешь пулю в башку схватить, – разгадав его намерение, вновь заговорил Смирнов. – Мы и так уже за тобой набегались, шустрый. Где Анастасия?

– Так я тебе и сказал! – Олег не подал вида, насколько ему не нравится эта ситуация.

Он был готов, что после дерзкого ответа действительно получит пулю, но Смирнов продолжил спокойно, даже примирительно:

– Ты только скажи – она жива? С ней всё в порядке? – и слова, и тон были непривычно человечными в устах бизнесмена с репутацией лютого. Олег слегка опешил от такой перемены и, чуть поколебавшись, подтвердил, что Настя жива. То ли Олегу показалось, то ли Родион выдохнул с облегчением. Дальше Смирнов заговорил и вовсе почти весело.

– Хорошо. Ну, поехали, герой, разговор есть. Только сбежать не пытайся! Поговорим, и отпущу тебя на все стороны.

Почему-то Конев сразу поверил, что так и будет. Вроде не слышал он, чтобы Смирнов слово своё нарушал. Что бы там про него ни болтали.


Спустя некоторое время, Олег сидел в кабинете Смирнова в удобном кожаном кресле и настороженно косился на громилу, стоящего у дверей из комнаты. Бизнесмен раскладывал на рабочем столе какие-то бумаги и время от времени прихлёбывал янтарного цвета виски из хрустального стакана. Олег от спиртного отказался. На всякий случай. Родион пожал плечами, но настаивать не стал: не хочешь – как хочешь.

Наконец, Смирнов аккуратно сложил документы в папку и посмотрел на Конева тяжёлым пронизывающим взглядом, от которого даже бывалому Олегу стало не по себе.

– И как ты, Конев, в бандиты попал? Ты же автомеханик «Золотые руки»! Несколько лет назад к твоей автомастерской очереди выстраивались: все хотели к тебе своих четырёхколёсных «ласточек» пристроить на осмотр…

Олег, прежде, чем ответить, вновь покосился на громилу и Смирнов отреагировал приказом:

– Артур, выйди!

Здоровяк мгновенно скрылся, прикрыв за собой дверь. Бизнесмен вопросительно уставился на Конева и тот нехотя ответил:

– Тогда банда Зайца город контролировала. У него свои мастерские были. А за наш бизнес он такой сбор потребовал, что никакие очереди не помогли бы столько заработать. Мы втроём в мастерскую вкладывались… Одного из нас грохнули для острастки… Ну, мы со Штырём и решили, что если честно не получается, в пику Зайцу сами в криминал уйдём. Все тачки, которые мы на запчасти пустили, мы с напарником из-под носа братков Зайца увели. А потом его самого на какой-то разборке пришили, да мы уже втянулись в угоны эти…

– Да, тёмные были времена… – Родион глотнул виски. – А Заяц любил именно так дела вести: всех несогласных убирать с дороги… Однажды пересёкся его путь с бизнесом друга моего. В перестрелке друга смертельно ранили. Я успел в больницу к нему, попрощаться… У него дочь сиротой осталась. Её тоже попрощаться привезли. Молоденькая девушка, едва восемнадцать стукнуло. Друг переживал сильно, что Заяц и до неё доберётся, просил защитить, а именно – жениться… Я не смог ему в последней просьбе отказать. Тем более, девушка послушной оказалась… Тоже против последней воли отца не пошла.

– Настя… – неожиданно хриплым от волнения голосом произнёс Олег. Кашлянул, смутившись своей непроизвольной реакции… Быстро же запала немая ему в душу.

Смирнов негромко хмыкнул, наблюдая за простоватыми проявлениями душевного смятения Конева.

– Я честно попытался наладить с девчонкой отношения. И она нос не воротила, старалась. А я даже язык жестов учил, – Родион взял со стола пухлую книгу и помахал ею в воздухе. – Через некоторое время уже понимал, что Настя показывала… Но вот не сложилось у нас, не легли друг другу на душу… Я в бизнес ушёл с головой, чтобы поменьше дома бывать. Настя не требовала ничего, встречала приветливо, но чувствовал я, что мужем меня не воспринимает… Друг отца, не больше…

Смирнов вздохнул, а Олег почувствовал, как в горле пересыхает от воспоминания о горячем отклике Настиного тела на его ласки. И от догадки, что за покушением на её убийство вполне может стоять сам Смирнов. Успел испугаться, что попал в ловушку и теперь конец и ему, и Насте, и тётке Дарье… Бизнесмен же после небольшой паузы продолжил:

– А потом я встретил Ксению. Вроде бы случайно познакомились, разговорились, понравились друг другу… Уже позже я узнал, что она дочь Матвея Лукина. А у этого дельца даже случайности не случайны. Захотел он слияния наших фирм и решил дочь использовать в качестве приманки… Когда эта правда всплыла, я думал было порвать с Ксюшей, но к тому моменту уже влюбился как мальчишка… Устроил допрос ей… Если б Ксения юлить стала или врать, точно всё было бы кончено. А она отпираться не стала, рассказала без утайки об отцовских планах. И о том, что ни за что не согласилась бы в них участвовать, если бы ничего ко мне не испытывала. И главное, я это вижу: не притворяется, любит…

Родион замолчал, а Конев решил спросить напрямую:

– И кто же Настю убить пытается? – сердце его глухо забилось в груди.

– Лукин, – на прямой вопрос Смирнов и ответил прямо. – Судьбу доченьки устроить пытается… Когда понял, что с Ксюшей у нас всё обоюдно и слияние фирм реально возможно, пошёл напролом и наметил устранить единственное препятствие – мою жену. Мои люди совсем немного не успели предотвратить похищение, хотя к тому моменту уже знали всё: про неудавшуюся попытку отравления, про подготовку убийства… Не знали, что Иванцов самовольно перенёс похищение на час раньше, так что если бы вы со Штырём не разделились… Этим вы Насте жизнь спасли. За что я, конечно, благодарен, несмотря на то, что поискать тебя пришлось, когда ты с Настей в бега ударился.

У Конева ненадолго отлегло, когда он услышал, что не Родион в ответе за мытарства Насти. Впрочем, это обстоятельство его, Олега, будущее не сильно проясняло, так что он оставался настороже.

– А тебе, Конев, я смотрю, моя жена приглянулась? Свидетели на станции, где мы ваш след потеряли, рассказали, что она добровольно с тобой в поезд садилась. Нашёл, значит, ключик к её сердцу? – строго, но явно скрывая смешок, вдруг спросил Смирнов. Не дожидаясь ответа, он хлопнул ладонью по документам на столе. – Ну, вот и славно. Здесь документы Настины, свидетельство о разводе нашем, один счёт на её имя, второй на твоё, документы на машину. Обустроитесь где-нибудь подальше отсюда. Денег хватит и квартиру купить или дом, если хотите, и бизнес тебе замутить. Считай, шанс тебе даю на честную жизнь. Используй его. Одно условие: ты о Насте заботиться будешь. А если обидишь её – найду и порву собственноручно тебя! Вопросы есть?

– Я когда Настю прятал, вокруг братки шарили… чьи?

– Лукина… Он искал её, после того, как напарник твой один в машине оказался.

– И что, Лукин этот вдруг нас искать перестанет?

– Ох, Конев, молодец, умеешь вокруг оглядываться, – похвалил бизнесмен. – Ну, да это не твоя забота больше. Артур!

Вошедшего громилу Смирнов спросил:

– Всё готово?

– Да, босс.

– Действуйте! – после приказа здоровяк развернулся и вышел.

– Сейчас мои ребятки подсунут Лукину машину с двумя трупами, похожими на тебя и Настю. Устроят погоню, аварию, взрыв… Банальщина, одним словом, но работает же… Сколько мы таких аварий заказных устроили для деловых или личных целей, не перечесть… Давай-ка ты, Конев, отдохни пока. В соседней комнате диван вполне удобный… А как только новости будут, я тебя разбужу. И не возражай, – видя, что Олег хотел протестовать, оборвал Смирнов. – Тебе ещё катить к чёрту на кулички, не хватало заснуть за рулём.


Рано утром Смирнов разбудил Олега вестью, что всё прошло гладко и Лукин купился на их спектакль. На прощание бизнесмен протянул Коневу ключи от машины, все документы и пособие по языку жестов.

– Держи, пригодится! – Олег принял всё это без возражений, как само собой разумеющееся. Ни одна струна его души не тренькнула протестующе от того, что вот так решили его судьбу, не спрашивая самого. Наоборот, при мысли о Насте хотелось прыгнуть за руль и вдавить педаль газа в пол, чтобы мчаться к ней. Однако здравый смысл немного сбивал ему романтический настрой, нашёптывая, что девушка может не особо обрадоваться перспективе жить с ним долго и счастливо.

Уже позднее, в дороге, Конев то и дело ловил себя на том, что нервничает тем сильнее, чем ближе тёткина деревенька.


Внедорожник плавно остановился возле дома Дарьи. Как только Олег выбрался из машины, из калитки показалась Настя и бросилась к нему. У мужчины отлегло от сердца. Через мгновенье он уже покрывал лицо и шею девушки поцелуями.

– Моя… Моя! Никому не отдам! И обидеть не позволю! Молчунья моя, рыбка моя, любимая!..

Настя нежилась в его объятиях, и лишь счастливый блеск глаз молчаливо говорил о её чувствах.