КулЛиб электронная библиотека 

Хранитель Байкала [Тимур Агаев] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Тимур Агаев Хранитель Байкала

– Охотник… Я… Я – «Охотник».


 Я знаком был со многими неприятностями. Хранить Байкал трудно, но еще труднее сохранить здесь себя. Я бросил себе меньший вызов, чтобы побороть большую проблему. Считаю охрану своим долгом, считаю выживание своей обязанностью. Проходя по густому лесу, который многие здешние называют «Сибирский лес», или просто «Тайга», я наткнулся на сборище аборигенов.


 Аборигенами являются дикие, оторванные от всего чудесного мира люди, которые бегают по лесам и степям, ставят свои плацдармы. И вот он, очередной их плацдарм, прямо у меня перед глазами. Беги и бей! Но нет, я засел в кустах, внимательно рассматривая каждую потенциальную жертву. Кажется, некоторые из них меня заметили, но просто не обратили особого внимания или приняв за своего. Это мне только на руку.


 Я схватил ружье.


 Тварям пора на упокой.


 «Выстрел!»


 Один из аборигенов отправился на другой свет. Остальные что-то замешкались и побежали вразброс. А, нет. Начали бежать мирные. Войска взялись за копья и приступили к обороне. Они ждали еще одного выстрела, но я лежал неподвижно, тоже выжидая. Хотите поиграть в прятки? Без проблем, суки!


 Дождавшись, пока сторожили пойдут в другую сторону, повернувшись ко мне задом, я сделал следующий выстрел:


 «Выстрел!»


 Прогремело достаточно сильно. Я даже сам немного испугался, удумав, что это у меня что-то с оружием. Но сейчас проверять некогда. Нужно быть начеку!


 Сторожилы тут же заметили павшего воина. Они столпились вокруг него, будто мошки у дерьма. Но я это тоже предусмотрел.


 Я зарядил разрывные патроны. Самые мощные, что были в арсенале. Они должны были раздробить этих дикарей в мясо.


 Приготовившись, я зажал спусковой крючок. Теперь будем шарахать не одиночными выстрелами…


 «Тра-та-та», плечо содрогалось от такой сильной отдачи, а тушки этих полулюдей разрывались прямо на глазах.


 Все, обойма кончилась. Зарядил другую, но стрелять не стал – просто на всякий. Все утихло. Теперь были слышны лишь звуки водопада вдали и пение птиц, что затихли тогда, наблюдая за бойней. Еще один очередной плацдарм мой.


– Кхе-кхе-кхе… – послышалось противное кашлянье позади.


 Я развернулся. Там был какой-то молодой пацан с девочкой-малюткой на руках. Их убивать я не стал, но внимательно смотрел за действиями паренька.


 Парень положил девочку на мягкую траву, и, взяв копье, с разъяренным криком побежал на меня. Мда, ничем не отличался от своих родителей.


 «Ни умом…»


 Я направил автомат на паренька.


 «Ни силой…»


 «Выстрел!»


 Парень упал на землю. Девочку забрызгало кровью брата. Раздался детский плачь.


 Парень еще барахтался: то старался взять копье, то встать на ноги, но все безуспешно. Он все также терялся в своих движениях и той искаженной реальности, что показывал его мозг. Жалкое зрелище.


– Ты… Ты… – парень пытался что-то сказать. Я думал, что мне послышалось, но он действительно пытался сказать мне что-то внятное.


 Но как? Я ведь застрелил его, причем с довольно тяжелых и взрывных патронов!


– «Черт!» – я посмотрел на обойму снова. – «Патроны самые обыкновенные, да еще и слабоватые. И если учесть, что я мог чуток промахнуться… Этому парню явно чертовски повезло!».


 —Тварь… Подойди сюда… Я к тебе обращаюсь… – парень указывал на меня тоненькой, окровавленной, слабой ручкой.


 Я не мог не подойти.


 Подойдя к пареньку и встав напротив него, лежащего все еще на земле, я ждал слов. Ну явно не слов благодарности. И да, это были не слова благодарности:


– Ты убил мою семью… Ты отобрал у меня надежду на будущее… Ты отобрал у моей сестры будущее… Ты отобрал его у нас всех… – парень чуть ли не шипел.


– Но дал его кому-то другому. – спокойно отвечал я.


– Ты псих!


– Может, когда-нибудь мы и встретимся и я расскажу тебе, как устроен мир.


 Я не стал убивать паренька, а просто скрылся за горизонтом. Тот парень остался далеко позади, но почему-то я знал, что это не так…


 Сзади что-то послышалось. Я обернулся. Там был тот парень. Он, хромая, поднял свою сестру и потащил к реке.


– Отдаешь на съедение судьбе, иль просто утопить решил?


 Но нет. Парень ополоснул лицо себе, а после умыл и сестру.


– Добряк… Добряки долго не живут, знаете ли. Стоит отобрать малышку у этого чокнутого, пусть сам гибнет и гниет.


 И вот он, идеальный момент. Мальчик отошел к чему-то похожему на сумку, оставив малышку без присмотра. Я подкрался к девочке, благо я это хорошо умею, и, заткнув ей рот листком, взял на руки и принялся бежать.


 Оказывается, бежать с девочкой на руках чуть тяжелее. Но, посчитав побег и вообще операцию довольно удачной, я остановился. Зря… В спине тут же очутилось копье.


 Мужчина упал с ребенком на руках. Упав, что-то с дребезгом хрустнуло. Кажется, это были кости малышки.


 Мальчик склонил голову над трупом сестры и плакал. Слезы буквально душили мальчугана, что так недавно гулял с ней за ручку по лесу и высматривал травинки. Девочка лежала, окровавленная, на земле. Мальчик держал маленькую ручку бездыханной девочки, и плакал. Безудержно плакал. Кажется, те слезы, что текли по всей щеке и перешли на шею, уже образовали петлю, что удушала паренька. А он все набирал и набирал лихорадочно воздух в легкие, стараясь дышать. Глаза залились капельками, взор стал нечетким, все вокруг помутнело. Голова болит. Запах крови колотит ударами по сердцу, будто тому и своих недостаточно.


 Мальчик упал рядом с трупами.


 Странное чувство. Да и странная картина: два трупа и один, вроде бы, живой человек. Но мальчик, чье имя Сергей, знал —трупа здесь три.


– «И один из этих трупов…» – мальчик из последних сил пнул ногой лежащий рядом труп того мужчины. – «И один из этих трупов во всем этом виновен!».


 Сергей поднялся.


 «Так, не время валяться. Нужно еще проверить село Боярова и Березовку…»


 Сергей тяжелыми шажками направился в сторону села Боярова.


 По пути ему встретился старик. Старик осмотрел мальчика, и, заметив, что мальчик хромает, старик сказал:


– Э, малой. А ну… Давай нормально ходи! Молодой ведь.


 Странный старик, конечно. А вдруг с мальчиком что-то случилось? Но этот выкрик старика почему-то приободрил паренька, дал сил.


 «И правда – не старик ведь!»


 Но силы тут же пропали, когда увидел Боярову… Горящие дома, алое небо, и такая же алая кровь на земле. Кровь братьев, друзей, детей и сестер. В глаза будто прыснули алым. И это так и было: прыснул мир мне кровь в глаза. Алую, нежную, но орущую: «Беги!»


 Бежать уже сил нет. Я буду идти.


 Я пошел навстречу огню. Чувствовал себя героем каких-то старинных сказок. Так и не хватало тут кораблика с алыми парусами.


– Мальчик…


 Сзади показался тот старик. Что он от меня хотел?


– Мальчик, я знаю, как тебе больно.


– Нет, не знаешь.


– Я просто искал свой кораблик…


– Что?


– Кораблик. Кораблик с алыми парусами.


– Вы волшебник?


 —Да, но надеюсь, что не плохой. Я стараюсь быть хорошим волшебником. Я просто потерял свой кораблик…


– Какой еще кораблик?


– Мне кораблик мама подарила, а я его потерял. Такой, маленький, с алыми парусами.


– И где он?


– Я его в пруд Брянцева уронил. Вот ходил-ходил, и не мог этот прудик найти.


 Я понял, что у старика не все в порядке с головой. Но все-таки решил продолжать нормально говорить:


– И понятно почему. Этот пруд высох еще сотни лет назад.


– Мы с мамой так любили там гулять…


– Мне жаль.


– А мой кораблик? Ты поможешь найти мне мой кораблик? Такой, с алыми парусами… маленький такой…


– Нет, простите.


 У старика полились слезки под глазами.


– Хор-рошо… Хорошо, где вы видели в последний раз этот кораблик?


– На прудике.


– А где прудик?


– А прудика нет.


 Хм… Вот задачка. А где был этот пруд? Вроде бы мне рассказывали. Да! Мне мама показывала. И сказки рассказывала про волшебника на пруде Брянцева. Якобы он помогает всем искалеченным найти дорогу к свету. Может, этот старик он? Возможно.


 Я вспомнил, где должен был быть этот пруд. Где, точнее говоря, он был пару сотен лет назад.


 Мы пришли к тому месту.


– Вот тут был тот пруд.


 Дед, смотря на иссохший прудик, упал на коленки и зарыдал. Что-то шептал, и как удалось мне расслышать, это были просьбы простить.


 Тут вдали я разглядел что-то алое.


 Что это? Кровь? Огонь? Труп? Нет! Я туда ни за что не пойду. Вдруг это… труп моего друга?.. Нет!


 Но еще раз посмотрев на старика, я все-таки решился.


– Вот бы там был тот самый кораблик с алыми парусами… Вот бы там был он…


 И это был он. Маленький кораблик с алыми парусами. И раз старик с мамой здесь гуляли, когда он еще не иссох… Или они гуляли, когда иссох? Тогда зачем кораблик… Все перемешалось в голове. Но я просто хотел завершить доброе дело.


 Я аккуратно взял кораблик в руки и направился к старику.


– Ой, ты нашел его! Ты нашел мой кораблик! Спасибо большое.


 Старик смотрел на меня заплаканными, но неимоверно радостными глазами.


 Вдруг старик встал и пошел куда-то, радостно, будто ребенок, разглядывая свой кораблик.


 На лице моем невольно воцарилась улыбка.


 Я направился обратно к сожженному селу. Оно уже перестало гореть. Там были просто сгоревшие до тла дома, серая трава и серые облака на небе. Все серое. Теперь мне казалось, будто в глаза прыснули серым.


 Я пошел к сожженному селу. Кто все это сделал? У какого человека, или людей, поднялись руки на то, чтобы сжечь чей-то дом?


 И тут я вспомнил того мужика. Да! Это точно был он! Никто другой и не смог бы это совершить. Как хорошо, что я его убил, и теперь он не сможет жечь чужие дома и рушить чужие судьбы.


 Но я убил человека… Это явно было неправильным поступком… Или… А хотя…


 «У добрых людей всегда было такое проклятье – считать, что они совершили какое-то зло.»


– Вот видишь, ты уже и добрым человеком себя считаешь. – послышался голос позади.


 Я обернулся. Там никого не было…


 Но голос, возникший буквально из ниоткуда, продолжал:


– Если все люди будут считать себя добрыми людьми, то мир станет, как я думаю, чуточку лучше!


 Голос замолк.


 Ладно… Я продолжал ходить по сожженному селу.


 О! Вон там стоял магазин моей тети, Нади! Интересно, что с ней? Вот бы все было хорошо…


 И на что я надеялся… Зайдя в магазин я увидел тетю, что еле перебирая ногами и руками, судорожно мотая губами, встретила меня. Она была напуганной, будто полуживой.


 Я вышел из магазина, не желая наблюдать это больше. Мне было страшно. Да, я очень хотел помочь ей, но меня сковывал страх.


 Вдруг крыша магазина обвалилась, и я аж почувствовал, как на тетю упало с десяток камней и обломков. Магазин развалился прямо у меня на глазах. Тетя умерла.


 Я смотрел на это сначала с ошеломлением… а дальше просто издал истошный ор. Будто какой-то зверь вырвался наружу. Или только хочет вырваться…


 Голос продолжал:


– Тише, тише… Я всегда буду рядом. Обещаю.


– Ты меня пугаешь больше. Не приходи так никогда.


– Хорошо, как скажешь.


 Голос замолк, и, как я решил, навсегда.


 Так будет даже лучше.


– Ох, теперь нужно отправиться в Березовку. Посмотрю, что там случилось.


 В Березовку идти долго. Даже слишком. Так что, собравшись с силами, Сергей направился в путь.


 По пути он встретил парочку ребят. Там были три мальчика и одна девочка. Мальчики собрались вокруг девочки, и, будто по очереди, рассказывали ей о своей жизни, проблемах. А девочка спокойно, со смиренным и, в какой-то степени по-настоящему обоюдным лицом, выслушивала все это.


 Один мальчик рассказал, что боится волков, поэтому его все, как он сам считает, ненавидят. Постоянно обижают, лапают, бьют. Девочка выслушала его рассказ, мотнула головой, да сказала:


– Я уверена, что ты пересилишь себя и поборешь свой страх!


 Другой мальчик начал затирать про то, как же ему сложно жить с такими вот плохими родителями. Они ему постоянно все запрещают, ничего не разрешают, «все портят!», как он сам и выразился.


– Я уверена, что твоим родителям удастся понять тебя и твои желания, но перед этим пойми их и ты сам!


 Третий мальчик начал затирать про то, что он ну совсем не может понравиться Насте – красавице из его племени. Ну совсем! Как бы ни пытался.


– Она красивая, умная, ловкая… Но если она тебя не любит, значит, это не она!


 Наблюдая за этим, я заметил у девочки синяки на руках.


 Я подошел к девочке.


– Готова выслушать, дружок. – посмеялась та.


 Я подсел рядом. Прям совсем близко. И сказал мальчикам уйти. Мальчики послушались и ушли. Девочка сначала довольно сильно перепугалась, но я поспешил ее успокоить:


– Не бойся, я тебя не обижу.


 Я взял девочку за руку, указав на синяки.


– Что это?


– Синяки. – будто виновато ответила девочка.


– Девочкам непристойно такие иметь, ты знаешь?


– Знаю.


– Где ты их получила?


 Девочка указала на тех мальчиков.


– Они тебя побили.


– Угу. – сказала девочка тихо-тихо, почти еле было слышно ее голос.


 Я прогнал пареньков и снова подошел к девочке.


– А пойдем со мной?


 Но тут же обдумал все еще тщательней. Куда она со мной пойдет? В Березовку? В место, которое может быть, сейчас сожжено? И на что она там будет смотреть? На горелые дома, и слыша плачь некогда живущих там детей и их родителей?


 И что же делать…


– Дядя… Забери меня… Пожалуйста… – девочка склонилась к моим ногам, нежно обняв их.


 Меня умильнуло, что пускай я и не столь огромный, но для девочки все равно «дядя».


– Где твои родители? – холодно спросил я.


– Мертвы…


 Значит, девочка живет у завоевателей. У завоевателей коренное население не щадят, это знают все.


– Я буду самой-самой послушной девочкой… Обещаю…


 —Ладно. Пойдем. – я взял девочку за руку и мы вместе направились дальше.


 Дальше нам попался мальчик. Мальчик, что сидел над шапкой, в которую кто может, скидывает милостыню. Мальчик, как я понимаю, плохо видел, и ему нужна операция. Он считал деньги, что ему кидали. А некоторые, пользуясь плохим зрением мальчика, крали у него прям из шапки деньги.


– Пойдем и возьмем у него?


– Что? – я не ослышался? Девочка действительно хочет украсть несколько монеток?


– Видишь же, что мальчик плохо видит. Так давай же и заберем немного денег – у него их все равно очень много. Еще найдет.


– Нет. Это плохой поступок.


– То есть убивать – не плохой поступок?


 Что? Откуда она знает… Аргх, ладно!


 Мы подошли к мальчику и в наглую вынули из его шапки немного монет. Мальчик посмотрел на шапку еще раз, пересчитал монетки, заметил, что стало меньше. Кажется, уже привык, но на глазах мальчика все же были видны слезы, а на лице показалась грусть и сожаление. Кажется, сожалел он не себе… он жалел нас. Почему-то его лицо будто утешало меня. Убаюкивало, как маленького ребенка.


 Девочка дернула меня за руку. Я был, если можно так сказать, расколдован, и мы направились дальше.


 Мы добрались до Березовки.


 Березовка была вся сожжена. Лишь какие-то домики вдали оставались более-менее в прежнем виде.


– Кто это сделал?


– Я не знаю. – ложь. Я знал! Просто не знал его имени.


– Хранитель Байкала… – прошептал голос.


– Хранитель Байкала.