КулЛиб электронная библиотека 

Первая смена [Илья Долгополов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Илья Долгополов Первая смена

Последний учебный день в этом году выпал на понедельник. Матвей возвращался из школы не в самом лучшем настроении. Несмотря на то, что впереди маячили флагом три месяца каникул, он был довольно напряжён. А причиной тому являлись не самые хорошие годовые оценки. Добредя до дома, он поднялся на лифте на нужный этаж, ключом отпер дверь и ввалился в квартиру. Бросив рюкзак с учебниками на пол, он небрежно стянул с себя кеды и отправил их в тот же угол, где уже валялся рюкзак.

– Ну что там у нас на обед? – выкрикнул он в сторону кота, растянувшегося на подоконнике, – опять бутерброды с колбасой?

Матвей открыл холодильник, достал палку варёной колбасы и отрезал несколько кружков. После включил электрический чайник и дождавшись, когда он закипит, налил себе горячего чаю и принялся уплетать бутерброды, один за другим.

Закончив обедать, он небрежно сложил грязную посуду в раковину, смахнул рукой крошки со стола на пол и направился в свою комнату. Включил компьютер и погрузился в игру.

Матвей был обычным мальчишкой, ему было тринадцать. Невысокого роста, с копной русых волос, слежавшихся от подушки, щуплый на вид, но довольно хорошо физически развит. Он пробегал шестьдесят метров быстрее, чем его одноклассники, да и кросс на два километра был его коньком. Обычно он прибегал на финиш и успевал перешнуровать кроссовки, пока второй добегал до финишной линии.

Вечером, когда Матвей был по уши в только что скачанной игре, послышался звук открывающейся двери. Из-за надетых наушников, Матвей не услышал этого.

Мама Матвея прошла по коридору и заглянув в комнату сына крикнула ему: – Сыночек, привет.

В ответ ничего не последовало. Тогда она подошла к сыну, оттянула один наушник и крикнула: – Привет, Матвей.

– Ой, мам, привет. Не слышал, как ты пришла.

– Ты покушал? – спросила она.

– Да, поел колбасы, – не отрываясь от компьютера, ответил он.

– Там же стоит суп, а в сковороде котлеты. А ты свою колбасу постоянно ешь. Вот скажу отцу, чтобы не покупал её больше.

– Мам, ну, не начинай. Я просто хотел колбасы. Что в этом такого? – ответил Матвей.

– Ничего такого. Вот посадишь свой желудок, тогда узнаешь, что в этом такого. Лучше скажи, вам выставили годовые оценки?

В комнате повисла тишина. Матвей постарался сделать вид, что не слышал вопроса, но его мама была настойчива: – Я спросила, вам выставили оценки?

– Да, выставили, – повесив голову, почти срываясь, ответил Матвей.

– Так чего ты сидишь, показывай.

Матвей нехотя встал из-за стола, прошел в коридор, туда, где всё ещё лежал школьный рюкзак, поднял его с пола, открыл и покопавшись там с минуту, достал планшет. Включил его и войдя в онлайн-дневник, протянул планшет маме. Внимательно изучив оценки, мама Матвея отложила планшет в сторону и подняв взгляд на сына, произнесла: – Надеюсь, что ты в курсе, какой тебя ждёт разговор сегодня вечером?

– Догадываюсь, – выдыхая, выдавил из себя Матвей.

– Сейчас ты идёшь в свою комнату, выключаешь компьютер и направляешься на кухню, мыть посуду, которую ты оставил в раковине. Потом заправляешь кровать, потому что у тебя не было утром времени, и садишься читать книгу, которою я дала тебе еще месяц назад, – грозно приказала мама.

– Мам, ну какая книга? Каникулы же.

– Твои каникулы будут похожи на учебный процесс, раз ты не понял того, что в течение года нужно учится. Будем исправлять, – ответила она и принялась раскладывать по полкам поглаженное бельё.

Ближе к вечеру, когда Матвей уже дремал за книгой, в комнату вошёл отец: – ну что, старичок, не справился?

– Пап, ну я же говорил, эта математичка никому не ставит хорошие оценки.

– Говорил. А что я тебе на это отвечал?

– Что-что? Что-то отвечал, – пробубнил Матвей.

– Она учитель, она пользуется неограниченной властью, данной ей Педагогическим институтом, – тут он хихикнул, – поэтому, нельзя её победить, но можно обмануть. Быть немножечко хитрее. Раз она ставит вам оценки не за знание предмета, а за ваши усмешки над ней, то вам нужно перестать это делать.

– Но как? Это невозможно? – возразил Матвей, – у неё глаза раскосые, один смотрит на тебя, а второй в потолок. Тут знаёшь, нельзя не засмеяться.

– Эх мальчишки. Закончится школа и будете вспоминать это время, как самое лучшее время в своей жизни.

– Да уж, конечно. Только дураки так и будут делать, – махнул рукой Матвей.

– Ты, молодой человек, говори, да не заговаривайся, – сменив тон на воспитательный, осёк его отец, – значит так, раз уж ты не понимаешь по-хорошему, будем с тобой по-другому.

– Ты хотел сказать, по-плохому? – виновато подняв глаза на родителя, уточнил Матвей.

– По-плохому ты тоже не поймешь. По-другому, это возможно тоже по-хорошему, но иначе. Лето тебе придется провести в детском лагере. Это решение однозначное и обжалованию не подлежит.

– Ну, пап, там же совсем тухляк. Одни придурки, – откидываясь на подушку, возмутился Матвей.

– У тебя все придурки, куда не посмотри. И скажи спасибо, что я не взял ремень и не высек тебя. Тройка по математике, тройка по технологии и в добавок ко всему трояк по изобразительному искусству. Ты что, рисовать разучился?

– Пап, там цветы в вазе надо рисовать и пейзаж еще. А я машинки умею только.

– Ладно бы не мог, так и спроса бы не было, а тут. Ведь умный парень, светлая голова, а получаешь трояки. Всё, в лагерь. Там из тебя дурь-то повытряхивают, – закончил отец и вышел из комнаты.

Спустя несколько дней, Матвей, в сопровождении родителей, выдвигался на привокзальную площадь, где в сквере, напротив железнодорожного вокзала, на лавочках располагался пункт лагерного сбора.

– Так, третий отряд, берите свои чемоданы и ставьте их справа от лавочки, – кричала какая-то женщина, с причудливой причёской, – Вы в какой отряд? – поинтересовалась она у мамы Матвея.

– Не знаем еще, – растерянно ответила она.

– Сколько лет мальчику?

– Мне тринадцать, – гордо ответил Матвей.

– Тринадцать. Так это кажется второй, – она заглянула в блокнот и найдя там подсказку, добавила: – да, второй. С тринадцати до четырнадцати второй, с четырнадцати до пятнадцати первый. Вон туда идите, справа на желтой лавке ваши сидят, – она показала рукой в сторону.

Матвей подошел к месту сбора второго отряда, поставил свой чемодан на асфальт и поинтересовался у стоявшего рядом парнишки: – тут второй отряд?

– Да, тут, причаливай, – задорно ответил он, – я Сева, вместе будем.

– Отбывать наказание? – съязвил Матвей.

– Почему наказание? Отдыхать. Я каждый год в этом лагере провожу каникулы.

– Не повезло тебе, Сева, – чуть не засмеялся Матвей.

– Ты с какой школы? – спросил Сева.

– С третьей гимназии.

– А, математик? А я с пятьдесят девятой.

– А ты значит гуманитарий? – опять попытался подколоть его Матвей.

– Да, скоро начнем усиленно учить гуманитарные науки, правда я до сих пор не знаю, что это такое, – засмеялся Сева.

Сева был худой, долговязый парнишка с внешностью человека, страдающего какой-то неизвестной болезнью. Такой вывод про себя сделал Матвей, глядя на улыбку Севы, которая больше походила на то, как будто его собеседник съел лимон целиком. Ну а вишенкой на торте его внешности, были очки. Крупная роговичная оправа из черной пластмассы с линзами, наверное, на минус восемь. Отчего глаза Севы были непропорционально велики по отношению к его лицу

Мама Матвея подошла к воспитателю, записала сына в отряд, сдала все документы и обменялась контактами. После подошла к Матвею и начала давать ценные указания: – сынок, кушай всё, что дают. Слушайся воспитателя и вожатых, на ночь закутывайся, а то ты любишь спать раскутанным, а там холодно.

– Мам, ну хватит твоих ЦУ. Пап, скажи ей, что я уже не маленький мальчик.

– Ох, если бы ты знал, на сколько ты еще маленький. Не спорь с мамой, лучше кивни в ответ, – ответил ему отец.

– Ну что ты такое говоришь, хоть постеснялся бы, – накинулась на супруга мама Матвея, – я все-таки стою рядом и всё слышу.

– Ладно, сын, будь повнимательнее, береги себя, через две недели посетительный, там и увидимся. Если что нужно, звони. Ты всё понял?

– Да, пап, я всё понял. Идите уже, – пробурчал Матвей.

Мама Матвея проронила слезу, а отец лишь мило улыбнулся.

– Ну какой ты невыносимый, – вытирая остатки слёз, сказала мама, – всё, уходим, любим тебя.

После чего родители Матвея помахав на прощание рукой, пошли в направлении парковки, где они оставили свою машину.

– Да ладно? – вдруг послышалось откуда-то сзади.

Матвей повернул голову, и не поверив своим глазам, откликнулся на призыв: – Цветков, ты?

– Я, а кто-же еще? – ответил ему рыжеволосый парнишка.

– Ты то тут откуда взялся? – спросил Матвей.

– Не поверишь, твой батя созвонился с моим на днях, и вот я тут. Так сказать, исправляться вместе будем, – Рыжий рассмеялся. Это был одноклассник Матвея и его лучший друг, Антоха Цветков. Они еще с детского сада вместе. Так сказать, рука об руку прошли этот путь. Цветков был парень немного грузный, но учитывая его рост, он не казался толстым, хотя и имел в классе кликуху «батон», но Матвей по привычке называл его «цветком». Его красноватое лицо было усыпано не одной дюжиной ярких веснушек, а голубые глаза только добавляли к его внешности какой-то хулиганистотси, что ли.

– Ну что тут? Рассказывай! – прихлопнув по плечу Матвея, поинтересовался Цветков.

– Да пока ничего. Успел только познакомиться вот с этим чудиком. Кажется его зовут Сева.

– Сева, говоришь? А почему он чудик?

– Говорит, что отдыхать едет в лагерь. И что каждый год так делает.

– Да, и в правду, чудик, – почесал затылок Цветок, – ладно, будем искать нормальных, хотя, судя потому, что тут стоит, нормальных у нас не будет. Одни ботаны и девчонки.

– Да уж, девчонок много. Больше половины, – поддакнул Матвей, – так за что тебя в ссылку отправили?

– Да за тоже, что и тебя. Эта математичка всем решила испортить каникулы, – резко высказался Цветок.

– У тебя же выходила четверка?

– Выходила, но она мне проект зарубила и вышла тройка. Да чёрт с ней. Поедем в лагерь, потусим. Сейчас доберёмся, сыграем во что-нибудь, хоть комп не разрешили, но зато есть телефоны! – рыжий поднял указательный палец вверх.

– Хоть что-то, – подтвердил Матвей

Вдруг из-за спины Цветкова выглянул Сева и очень осторожно произнёс: – я, конечно, извиняюсь, что подслушал ваш разговор, но хочу вас сразу разочаровать.

– А ты ещё кто такой? – спросил Цветков.

– Это Сева, я тебе уже говорил о нём, – ответил Матвей.

– Ах да, Сева. Так что ты хотел нам сказать, Сева?

– Дело в том, что в лагере нет сети. Нет, позвонить конечно можно, но там нет даже «3G», только «Е».

– Да ладно? Ну что за? – возмущенно выкрикнул Цветков, – ты уверен?

– Абсолютно, – важно кивнул головой Сева, – я там каждый год отдыхаю.

– Да-да, я уже слышал про это, – подтвердил рыжий, – ну всё, брат, хана нам. Будем умирать с тоски, – обратился он к Матвею.

– Ладно вам, там реально прикольно, – опять вступил в разговор Сева.

– Слушай, Сева, то, что ты подслушивал, еще не дает тебе права дальше с нами общаться, иди вон лучше сачок для бабочек себе выбери, – огрызнулся Цветков.

– Оставь его в покое, – встрял Матвей, – пусть стоит.

– Видишь, Сева, у тебя появился шанс войти в лучшую команду в этом лагере, а твоим покровителем выступил сам Матвей Палкин.

– Второй отряд, строиться, – выкрикнула вожатая, – берём свои чемоданы и встаём в колонну по трое.

– Всё, началось, – крикнул Цветков и подняв с земли свой чемодан побрёл к месту сбора.

Колонна детей дружно прошагала до перрона и загрузилась в пригородную электричку.

– Рассаживаемся, второй отряд, не задерживаемся в проходах. Наша станция «Боровое», все слышали? «Бо-ро-во-е», – произнесла она по слогам.

– Слышали, – тихо пробормотал Матвей, – блин, тоска зелёная. Ты слышал, Цветок, что в этот лагерь мой батя еще ездил в своей юности.

– Не только твой, но и мои предки там отвисали. Мне кажется, что они там и познакомились, – предположил Цветков.

– Кто, наши бати?

– Мои родители, дубина, – покрутил пальцем у виска Цветков.

– А, вон ты о чём. Слушай, а где тогда познакомились наши отцы?

– Так во дворе, наверное. Твоя бабушка в пятом же доме живет?

– Да, в пятом, – кивнул Матвей.

– Ну вот, а моя бабушка там жила раньше, потом они с дедом переехали в новую квартиру. Так что, скорее всего, там они и познакомились.

– Наверное ты прав, надо уточнить будет у бати, – откинувшись на спинку деревянной лавки, сказал Матвей.

– Зачем тебе эта информация, ну знают они друг друга и знают, – подбивая себе под спину рюкзак с провизией, ответил Цветков.

Поезд медленно двигался в сторону станции «Боровое», оставляя за собой городские проспекты с их возможностями и интернетом.

Ближе к нужной остановке, вожатые и воспитатель начали сборы своих подопечных: – так, ребята, по прибытию, строимся на перроне. Чемоданы грузим на машину, которая отвезет их в лагерь, а мы дружным строем пойдем следом за ней.

– А сколько мы будем идти? – послышался чей-то голос.

– Сколько надо, столько и будем, – ответила строгий воспитатель. Это была довольно тучная женщина, чуть старше пятидесяти лет, с короткими завитыми волосами. Её платье было в крупный горох, размером с её же очки, которые она постоянно поправляла. А на носу у неё была большая бородавка, из которой торчали два черных волоса.

– Бородавка, – тихо шепнул Цветков на ухо Матвею, – мы будем звать её бородавка.

Матвей рассмеялся, и протянул Цветкову раскрытую ладонь, тот в свою очередь ударил по ней своей ладошкой.

Наконец-таки, поезд добрался до станции «Боровое» и толпы отдыхающей молодежи вывалились на перрон. Все дружно побросали свой багаж в стоящую рядом машину и выстроились в колонну, которая медленно тронулась в направлении лагеря.

Детский оздоровительный лагерь «Ласточка», когда-то пионерский лагерь имени Зои Космодемьянской, располагался в живописном сосновом лесу, на берегу небольшой речушки под названием «Черная», хотя в народе её прозвали «Вонючка». Одноэтажные корпуса, напоминающие обычные бараки с удобствами на улице, были небрежно выкрашены свежей побелкой. В каждом таком корпусе было четыре палаты для детей, комната для чемоданов и две небольшие комнаты для вожатых и воспитателя.

– И так, меня зовут Лариса, я ваша вожатая. Второй вожатый нашего отряда, Дмитрий, будет встречать нас уже в лагере. Наш воспитатель, Маргарита Леонидовна, – она показала на «Бородавку» рукой. – Ну вот мы и добрались. Сейчас, ребята, мы будем заселяться. Палата мальчиков справа, остальные три палаты для девочек. Каждый занимает свое место, в тумбочку складываем умывальные принадлежности и необходимые вещи, тетради, учебники, ручки, остальные вещи нужно сдать на хранение в кладовую. На всё про всё полтора часа. После строимся у корпуса и выдвигаемся на обед.

– Надо выбрать козырные места, поближе к окошку, – настоятельно рекомендовал Цветков Матвею.

– Давай ты сразу беги и занимай два места, а я возьму твой чемодан, – поддакнул ему Матвей.

Не успела вожатая закончить свою вступительную речь, как Цветков рванул в палату и прыгнул на кровать, стоящую возле окна, – так, это моя, рядом ляжет мой друг, – он важно бросил на соседнюю кровать свой рюкзак.

– Вы не сильно радуйтесь, что разместились у окошка, – деловито произнёс Сева.

– С чего ты так решил, сам поди хочешь на эти места попасть, – ответил ему Цветок.

– Больно надо, вечерами сюда захаживает шпана из соседней деревни, так что первыми, кого они начинают задирать, это тех, кто лежит у окон, – так же выразительно ответил ему Сева.

– Деревенские ходят в лагерь? – удивился Матвей, – им что, нечем заняться?

– Такое у них развлечение. Сам посуди, делать им в своей деревне нечего, интернета нет, компьютеров тоже, если и есть, то один на пять домов. А развлекаться как-то нужно. Да и к слову сказать, там не только деревенские, там куча тех, кто приезжает на каникулы к своим бабкам. Короче, выбрали себе места, получайте, так сказать, геморрой.

– Слышь, ты, умный, – возмутился Цветков, – лучше вон, учебники свои раскладывай по полкам, нашёл тоже, чем испугать. Деревенские. Я тебя ночью разбужу и сюда положу, будешь отбиваться.

Разложив все вещи в тумбочки и заправив кровати, парни вышли на улицу и принялись изучать окрестности: – сдаётся мне, что тут будет самый наибольший тухляк, который нам доведётся увидеть, – выдавил из себя Цветков.

– Согласен. Ты проверил телефон? Сети нет? – спросил Матвей.

– Да, проверил. Не обманул наш Сева. Слушай, чего он прицепился к нам? Может ему навалять немного, для профилактики, а, как думаешь?

– Отстань от него. Ну хочется ему показать, что он всё тут знает. Пусть показывает. Может что-то полезное услышим, – сказал Матвей, вытряхивая из кармана крошки от печенья.

– Строиться, – послышался голос вожатой.

– Меня зовут Дима, – начал высоченный парень, лет двадцати двух, – порядок в нашем отряде будет зависеть от того, как вы будете выполнять наши команды и соблюдать распорядок дня. Никаких самовольных оставлений территории лагеря. Любые передвижения по лагерю в свободное время должны быть согласованы с вожатыми. Отсутствие на мероприятиях так же запрещены.

– Мы что, в армии? – выкрикнул Цветков.

– Кто там такой умный? – возмутился вожатый.

– Ну, я, – ответил ему Цветок.

– Фамилия?

– Цветков, – уже не так рьяно произнёс он.

– На карандаш! Первое тебе предупреждение, господин Цветков. Я говорю, вы слушаете, – обращаясь уже ко всем, продолжил Дима, – а если кому-то, что-то не понятно, то я устрою вам и армию, если захотите. Подъем не в семь, а в шесть, кросс на три километра, а после общая зарядка. Ну и дисциплинарные взыскания придумаю, например драить сортир, очень интересное занятие на отдыхе, не правда ли, Цветков?

– Всё, хана мне, – склонив голову к уху Матвея тихо пробормотал Цветок, – не понравился я ему.

– А ты рот пошире открывай, может тогда по-другому будет, – ответил Матвей.

– Сейчас, ребята, всем отрядом идем в столовую, на обед, – перекрикивая голоса детей, произнесла вожатая Лариса.

– Откуда люди берут такие имена? Лариса? Её родители совсем что ли не подумали, когда называли её? Лариса – крыса.

– Ты точно вылетишь отсюда раньше, чем сам того ожидаешь, – прикрывая рот указательным пальцем, сказал Матвей, – молчи уже.

Добравшись до столовой, вожатые рассадили детей за столы: – запомнили, кто где сидит? До конца смены это ваши места, запоминайте – усаживая какого-то нерадивого парня за стол, сказала Лариса.

Обед, как ни странно, был на редкость очень хорош. Суп куриный, картофельное пюре с большой котлетой, компот из свежих ягод и даже пирожок с повидло на десерт: – а тут неплохо кормят, – заметил Цветков.

– Согласен, было вкусно, посмотрим, как будет дальше, – поддакнул Матвей, – что у нас там дальше, по плану?

– Говорят, что вечером будет общий сбор на поляне. Типа, знакомиться все будем. А потом какое-то представление, вожатые будут давать приветственный концерт, – почесывая затылок, ответил Цветков.

– Что за ерунда? – возмутился Матвей, – концерт, кому вообще это нужно?

– Такая традиция, – послышался голос Севы.

– Твою налево! – выкрикнул Цветок, – ты решил нас преследовать?

– Простите, что напугал, – вежливо извинился Сева, – я лишь хотел сказать, что это такая традиция. Приветственный концерт от администрации лагеря.

– Да чёрт с ним, с концертом, ты какого лезешь везде? – не успокаивался Цветков.

– Антоха, не бухти, вмешался Матвей, – дай человеку сказать.

– Да он уже все берега перепутал. Я к нему с вопросом не обращался, а он влез. То кровать не ту выбрал, то концерт. Ты чего всё комментируешь, а, Сева?

С видом человека, которому до фонаря лампочка на все обстоятельства, которые происходят вокруг, Сева спокойно ответил: – со мной вам будет намного интереснее проводить время, нежели следовать тупым инструкциям этого солдафона. Это мой седьмой год подряд и езжу я сюда на все три смены. Я знаю всё в этом лагере. И да, Сева это для Матвея, а тебе, рыжий упырь, я еще не представлялся. Зови меня Всеволод.

– Ты, я, я ща по лбу тебе заеду, Всеволод, – напрыгнул на него Цветков.

Матвей одернул Цветкова и растащил их по сторонам: – всё, успокоились оба. Не хватало, чтобы вы еще и подрались в первый день. Антох не бузи, дай человеку сказать. А ты, Сева, прекращай встревать в разговор, когда тебя не просят. Всем всё понятно?

Оба кивнули головами.

– Говори, чего ты хотел нам рассказать, – обратился Матвей к Севе.

– Да, в общем-то, уже все сказал. Могу лишь добавить, что я знаю, как тут можно неплохо провести каникулы.

– А что, таких додиков, как ты, тут больше нет? Иди лучше к себе подобным, с ними и затусишь – съязвил Цветков.

– Я пропущу твои оскорбления мимо ушей, – начал Сева, – каждый год разные люди приезжают, редко, кто повторно ездит сюда. А у моих родителей только в этот лагерь есть возможность меня отправлять. Поэтому я тут ежегодно.

– А Всеволод у нас дворянин, оказывается. Так какого лешего ты к нам-то прицепился, иди, вон сколько ботанов ждут, когда ты им на уши присядешь, – не прекращал Цветков.

– Ну, так уж получилось, – пожал плечами Сева.

– Ладно, угомонились. Чего нам ждать от этого лагеря? Надеюсь, ты понял, что мы оба тут не по собственной воле, а отбываем, так сказать, родительское наказание, – разводя по сторонам Севу и Цветкова, спросил Матвей.

– А ничего не ждать. Сплошная нудятина. Подъём, зарядка, уборка территории, завтрак, личное время, тихий час, потом опять свободное время. По вечерам какое-нибудь мероприятие обычно вставляют. И напоследок кино или дискотека. Иногда бывают праздники, такие как «День Нептуна», когда можно купаться под присмотром или «Зарница», где заставляют бегать по лесу. Ну а в остальном полный отстой.

– Мда, – выдавил Цветков, – не густо. И что, нам на всём этом нужно присутствовать?

– Да, это обязательно для всех.

– А если я не хочу?

– А тут никто не спрашивает. Будешь нарушать распорядок, отправят домой и денег не вернут за путевку. Так что представь, как тебе влетит дома за такие проблемы, – подняв указательный палец вверх, подытожил Сева.

– Я вспомнил, кого ты мне напоминаешь, – рассмеялся Цветков, – ты кролик из мультфильма про Винни-Пуха. Точно. Такой же зануда.

Отряд выстроился возле столовой и так же, строем, направился в сторону лагерного барака.

Ближе к вечеру, когда концерт вожатых был в самом разгаре, Сева предложил парням не засыпать после отбоя: – Вы, главное, не усните. Дождемся, когда все заснут, и я вам кое-что покажу.

– Что ты можешь нам показать? – удивился Цветков, – коллекцию бабочек что ли?

– Если не заснёшь, то всё сам увидишь.

После отбоя, когда все ребята в палате уснули, Сева вылез из-под одеяла и пробравшись между кроватями Матвея и Цветкова, начал одергивать их одеяла: – просыпайтесь.

– Да не спим мы, – шёпотом ответил Цветков.

– Отлично, двигайте за мной.

Они сползли со своих кроватей, на цыпочках вышли из палаты в основной холл, откуда можно было попасть в другие палаты, где спали девчонки.

– Чего ты хотел нам показать? – тихо спросил Матвей.

– Так, смотрите, это зелёнка, будем красит девок. А тут у меня жаба, надо подложить кому-то из них под одеяло, – почти срываясь в смех, отрапортовал Сева.

–Ты дебил? – не выдержал Цветков.

– Сам ты дебил, увидите, как это смешно. Держи, – он всучил в руки Цветкова пузырек с зеленкой и ватную палочку, – намочишь кончик и рисуй что хочешь.

– Где рисовать? – недоумевал Цветков.

– Да где хочешь, лучше всего на лице, – ответил Сева, – и подойдя к двери, спросил: – ну что, готовы? Тогда пошли.

Он приоткрыл дверь в женскую палату и тихонько, словно кот, пролезая в щель, прошмыгнул внутрь. За ним последовали Матвей и Цветок. Сева, как настоящий охотник, быстро нашел первую жертву, толстую девчонку, лежащую на спине и похрапывающую. Подошел к ней и начал что-то вырисовывать на её лице. Цветков, внимательно изучив процесс, подошёл к соседней кровати и так же принялся рисовать на лице спящей красавицы. Матвей долго тушевался, разглядывал что-то, но потом быстро пробрался к дальней кровати и так же разрисовал одну из спящих девчонок. После, Сева вытащил из-за пазухи здоровенную жабу, покрытую бородавками, и просунул той же толстой девчонке под одеяло: – всё, валим отсюда, – скомандовал он.

Выбежав в холл, Сева остановил их жестом и сказал: – тихо, ждём, когда эта жирная заметит, что у неё в постели жаба.

Не прошло и пары минут, как из женской палаты раздался истошный вой, это была та самая девчонка, которой Сева подложил лягушку. Она так громко орала, что рядом лежащие девчата в унисон завыли вместе с ней. Ор стоял такой, что было слышно не только в соседних палатах, но и в соседних корпусах.

Парни незамедлительно покинули холл, легли в свои кровати и притворились, что спят.

Через минуту в мужскую палату ворвался разъярённый Дима: – это ваших рук дело?

Половина парней, проснувшихся от крика толстухи, вообще не поняли в чём дело.

– Завтра я вам покажу, как надо слушать вожатых, – он хлопнул дверью.

– Они еще не видели свои разрисованные рожи, – тихо произнёс Сева, присаживаясь на край кровати Матвея, – свет то они не включали. Завтра поржём.

– Это и вправду было весело, ты слышал, Цветок, как она заорала? Ей как будто ногу отрезали на живую, – смеялся Матвей.

– А что я вам говорил, со мной вы тут не соскучитесь, – горделиво произнёс Сева.

– Может дадите поспать? – выкрикнул кто-то.

– Спи давай, а то сейчас подушка прилетит, – успокоил его Цветков, – ладно, Всеволод, и правда, было смешно. Какие у тебя еще есть развлечения?

– Ну, на самом деле, это самое смешное, – призадумался Сева.

–Что, всё? Каждую ночь девок зеленкой мазать?

– Можно пастой зубной, – оправдывался Сева.

– Ни черта ты не знаешь, Всеволод, -махнул рукой Цветков, – завтра я тебе покажу, что такое веселиться, – Цветков повернулся к окну, закутавшись в одеяло.

– Правда, пора спать, – поддержал товарища Матвей, – Сева, ложись уже.

– Подъём, – выкрикнул Дима.

– Вы на время-то смотрите? Какой подъём? – воскликнул Цветков.

– К тебе, Цветков, особого приглашения не будет, подъём – команда для всех. Быстро выходим строится на улицу. Форма одежды – спортивная.

Медленно, совершенно не спеша, парни выползали на улицу. На траве поблёскивала утренняя роса, а в дали, на футбольном поле, плотно лежал туман.

– Ну что, касатики, не спится вам по ночам, как я посмотрю. Сейчас все дружно пробежим несколько километров и сегодня ночью будете спать сладким сном, за мной, – скомандовал вожатый.

– Почему все-то бегут? – обронил кто-то из толпы, – эти трое накосячили, а нам за них отдуваться?

– Так, стоять. Кто это сказал?

– Я сказал.

– Фамилия?

– Яковлев моя фамилия.

– И кто же эти трое?

– Да вон, рыжий этот и дружки его, – ткнул пальцем Яковлев в Цветкова, у которого на лице выступил багровый румянец.

– Ну то, что в этом замешан Цветков, я даже не сомневался. А то, что у нас в отряде есть стукачи, я почему-то не подумал заранее. Ну что же, будем лечить. Вот что я тебе скажу Яковлев, то, что Цветков у нас парень с придурью, это было понятно сразу, а вот то, что у Цветкова появился враг в твоём лице, это конечно сюрприз. В армии оно как, один за всех и все за одного, но стукачей обычно ночами валтузят. Наказание будет коллективным. Кросс три километра, после которого Цветков и иже с ним пройдут ко мне в вожатскую, где получат пистон.

– Да как вы можете верить этому товарищу? – выкрикнул Цветков.

– Товарищ он или нет, я не знаю, но то, что ты виновен, это уже совершенно ясно. Бегом марш!

Абсолютно изнеможденные от утренней пробежки, парни едва доволокли ноги до кроватей.

– Через десять минут зарядка, не опаздываем, – смеясь выкрикнул Дима.

– Эй, как там тебя? Яковлев. Считай, что ты труп, – смахивая капли пота со лба, крикнул Цветков.

– Это что за фигня, – закричала одна из девчонок.

– Всё, началось, – отметил Сева, – они увидели свои лица.

Девичий крик перемешивался с матерщиной, которую не всегда услышишь от девочек.

– Цветков, твою налево, – вновь ворвался в палату вожатый, – ты совсем что ли обалдел? Ко мне! Все трое!

Матвей косо поглядел на Севу: – то есть ты хочешь сказать, что это так и должно быть?

– Я не думал, что нас так быстро раскусят, – покраснел Сева.

– Ладно, будь что будет, идем, – вставая с кровати, сказал Матвей.

На кровати сидел вожатый, в руке которого было вафельное полотенце. Он сложил его аккуратно пополам, зубами взялся за середину, а концы начал закручивать к центру, так, что получился такой плотный кнут, с острым кончиком: – это крокодил, не слыхали?

Все помотали головами, как знак отрицания.

– Крокодил, это такое орудие воспитания. Им я буду полировать ваши задницы. Один удар по заднице за каждое матерное слово. Десять за средний косяк и двадцать, как сейчас, за серьёзное преступление. Кончик я смочу в солёном растворе, чтобы было понятнее. У вас троих намечается прекрасная ночка, которую вы проведёте на животе вместо того, чтобы спать на спине. По двадцать каждому. И скажите спасибо, что я не доложил директору лагеря и не выпроводил вас отсюда в родные пенаты. Понятно?

– Нас не выгонят? – испуганно спросил Матвей?

– А ты домой захотел? Нет, братцы, я вас лишу такой привилегии. Будем вас перевоспитывать. И еще, когда собираетесь на дело, тщательней продумывайте сценарий. Так будет проще потом. Увидимся вечером, после отбоя.

Выйдя из вожатской, они увидели размалёванные лица трех девчонок, которые стояли напротив их: – ну что, дегенераты, как теперь это отмывать? – спросила та, которую разукрашивал Матвей. Это была очень симпатичная девчонка, с длинными, до середины спины, темными волосами. Матвей сразу её заметил, еще на вокзале.

– Одеколоном, – ответил ей Сева.

– Раз такой умный, иди и оттирай, – добавила она, – дебилы. Вы что, дикие совсем?

– Ну ладно, девчонки, мы же не со зла, – покраснев, ответил Цветков.

– Посмотрим еще, – закончила она и повернувшись направилась в сторону умывальников.

– Позорище какое, – проведя открытой ладонью по лицу, сказал Матвей, – Сева, ты косячный. Не нужно было тебя слушать.

– Да ладно вам, подумаешь. Не выгнали и то хорошо, – начал Сева, – я, кстати, пошутил на счет того, что это единственное развлечение в лагере.

– Да неужели? – вмешался Цветков, – а ну ка, удиви нас.

– Позже. Надо от этого избавится. И нужно решить, как быть с Яковлевым. А то нас так и будут сдавать при каждом набеге.

– С собой его взять, – предложил Матвей.

– Нет, от таких лучше держаться в сторонке, – заключил Цветков.

– Тёмную ему надо устроить. Ночью накинуть на него одеяло и отделать его по полной, – пробив воздух кулаками, выпалил Сева.

– Ты совсем что ли рассудок потерял? Нас в тюрьму за это отправят с такими выходками, – испугался Цветков, – совсем больной. Тут надо хитростью. Подставить его надо. Что-то сделать, а свалить на него.

– Никого мы наказывать не будем, – вмешался Матвей, – нам и так сегодня достанется. Ты, кстати, не знаешь, что такое крокодил? – обратился он к Севе.

– Не-а. Впервые слышу, ответил тот.

– А еще знатоком лагерной жизни себя называет. Скорее всего, что-то очень неприятное и скорее всего очень болючее, – добавил Цветков.

Вечером того же дня, уже после отбоя, когда лагерная комиссия завершила обход, такое знаете ли шествие начальника лагеря с главными вожатыми. Целью которого является проверка наличия детей в лагере. Дима осторожно зашел в палату, стараясь не разбудить тех, кто уже спит, и дёрнув за кончик одеяла Цветкова, скомандовал: – вставай, и буди своих товарищей. Жду у себя.

Цветков, растолкав уже задремавшего Матвея накинул кроссовки и пошел будить Севу.

В комнате вожатого стоял едкий запах подпалённой спирали от комаров. Он сидел на своей кровати, уперевшись спиной в стену и держа в руках приготовленного «крокодила»: – ну кто первый? Смельчаки есть?

Все промолчали.

– Ладно, тогда я сам их назначу. Учитывая то, что этот упырь не самый главный из вас, – он указал на Севу, – но по его виду сразу видно, что он бывалый в лагерях, он то и предложил вам, двум идиотам влезть в эту авантюру. Ты, жирный, – он ткнул кончиком «крокодила» в грудь Цветкова, – учитывая твой придурковатый вид, согласился сразу, ну а ты, – он перевёл взгляд на Матвея, – поставил окончательную точку в этом непростом, для всех вас, решении. Что же, отвечать будете так же, по иерархии. Первый идешь ты, Палкин, второй Цветков, ну а на десерт, я закушу тобой, Творогов.

– Творогов, Всеволод Творогов, – заржал Цветков, – слушай, а Лариса не твоя сестра, случайно? – он схватился за живот.

– Пошёл ты! – огрызнулся Сева.

– Тихо, девочки, не ругайтесь, – подколол их Дима, – порядок следующий. Первый подходит к стене, принимает позу «краба», приспускает штанишки так, чтобы я видел вашу розовую задницу. Я наношу известное вам количество ударов этим замечательным воспитателем, и вы встаёте обратно в строй. За ним идет второй, потом третий. И предупреждаю, мои дорогие, это больно. Поэтому, для вашего же спокойствия, зажмите между зубами вот это полотенце, – Дима протянул полотенце Матвею, – будете кричать, вас услышат, а раз услышат, то узнают причину вашего воспитания, а узнают причину, выкинут из лагеря. Всем всё понятно? Прекрасно.

Матвей взял предложенное ему полотенце, подошёл к стене, приспустил штаны и немного нагнулся. Дмитрий подошёл к нему, намочил кончик «крокодила» в стакане с заранее приготовленным соляным раствором и резко махнул им так, что послышался четкий звук, напоминающий щелчок пастушьего хлыста.

– Еще, три, пять, десять, терпи казак, пятнадцать, девятнадцать, двадцать, – закончил экзекуцию вожатый, – Следующий.

Пунцово-синюшный зад Матвея, горел от боли, он вытащил полотенце изо рта и передал его Цветкову. Тот покорно принял его и занял место у стены. На лице Севы в этот момент можно было уловить только предобморочное состояние. Он был бледен, как испорченный солёный огурец.

Закончив с Цветковым, Дима вежливым жестом пригласил на эшафот последнего участника ночных развлечений. Сева на трясущихся ногах подошел к месту казни, низко нагнулся и снял портки.

– Ты чего тут раскорячился, как баба? Или ты думаешь, что я тебя драть буду? Встань, как солдат и прими положенное, – произнес Дима.

Сева слегка выпрямился, но его тело не позволило ему сделать это с полным достоинством. Дима нанёс отмеренное количество ударов «крокодилом» по заду Всеволода и предложил ему встать к остальным участникам: – Итак, друзья-товарищи, сегодня нас объединила одна большая тайна. Вы знаете то, что я применил к вам неуставные наказания, а я знаю, что вы нарушаете дисциплину в лагере, за которую можно вылететь отсюда. Поэтому, мы сохраним это где? – он посмотрел на только что выпоротых парней.

– В тайне, – почти плача вымолвил Сева.

– Умница, – похвалил его Дмитрий, – впредь, господа, думайте перед тем, как что-то совершить. А сейчас отбой.

Ребята с поникшими головами проследовали в палату и улеглись на свои кровати: – у меня зад горит, как будто меня на сковороде жарили, – выдавил Цветков.

– Антоха, давай спать, а то сейчас еще и за разговоры отхватим, – ответил ему Матвей.

На следующее утро, как ни странно, раннего подъема не произошло. Прозвучала музыка Чайковского, которая означала команду подъём. Все вышли на улицу и нехотя побрели в сторону спортплощадки, где должна пройти утренняя зарядка.

– Ну что, покоритель женских сердец, как тебе спалось на животе этой ночью? – подколол Севу Цветков.

– Да ладно вам, не обижайтесь. Подумаешь вышла осечка. В другой раз будем предусмотрительнее, – подбодрил их Сева, – у меня для вас есть новое приключение.

– А может остановимся на том, что было? Что-то мне не хочется снова подставлять свою пятую точку, – высказался Матвей.

– Не бойтесь, никого мазать больше не придется. Есть одна история, про «Даму Пик», знаете?

– Откуда такие познания? – возмутился Цветков, – мы и про лягушек то были не в курсе.

– Значит так, ходит легенда про одну молодую гадалку, которую убили за её жуткие предсказания. Теперь её дух бродит по миру зазеркалья и ищет возможность выбраться оттуда, чтобы отомстить тем, кто её убил. Говорят, что если вызвать её дух и не напугать её, ну или не злить, то она может выполнить любое желание того, кто её позвал. Вот так вот, – проговорил Сева.

– Что это за чушь? – не поверил Цветков.

– Я тебе зуб даю! – возмутился Сева, – знаешь сколько этой легенде лет? Еще пионеры вызывали дух «Пиковой Дамы». Говорят, что в этом лагере долго не вызывали «Пиковую Даму», но один немолодой вожатый рассказал ребятам об этом и те попробовали. Так вот, либо он что-то напутал, либо не знал до конца всех тонкостей, поэтому, во время сеанса, одного парня она утащила с собой. Об этом еще писали на одном сайте, – пытался убедить своих товарищей Сева.

– Да как она могла утащить? Чего ты пургу-то несёшь? – не унимался Цветок.

– Там нужно сделать всё по правилам. Если их не соблюсти, дух «Пиковой Дамы» утащит с собой того, кого сам выберет. Короче, я знаю все тонкости этого обряда. Ну что, согласны?

– Я знал, что ты идиот, но что настолько, конечно не думал. Мне всё равно, лишь бы нас потом за это не выпороли, как вчера ночью, – махнул рукой Цветков, – Матвей, ты как?

– Я, конечно, в мистику не верю, но ради поржать, почему бы и нет? – ответил ему Матвей.

– Вот и чудно, – обрадовался Сева, – вечером я покажу вам, где живет эта дама. Мне нужна одна игральная карта – дама пик, мыло, зеркало и две свечки.

– Ну мыло и карту, допустим мы найдём, а где взять свечки? – поинтересовался Матвей.

– Свечей полно на складе, у завхоза. Бывает так, что в лагере гаснет свет, тогда всем в отряды раздают свечи. Так как генератор может осилить только кухню и здание администрации. Свечи я беру на себя, – гордо произнёс Сева.

Уже вечером, после отбоя, Сева подкрался к Матвею и одернул его: – давайте сползайте на пол, нужно пробраться в комнату, где хранят чемоданы.

– Там же замок висит, как мы туда попадём? – возразил Матвей, – да и зачем туда? Может тут?

– Эх ты, неуч, нужна темнота полная и отсутствие лишних глаз. А ключ у меня есть, я его еще в прошлом году спёр. Вчера проверил, замок тот же висит. Пошли.

Матвей и Цветков, пригнувшись к полу тихонько прокрались между кроватей, вышли в холл и просочились к двери кладовки, где уже копошился с замком Сева. Он отпер замок, все пробрались в кладовку и закрыли за собой дверь.

– Ну, рассказывай, чего нам делать? – спросил Цветков.

– Смотрите, сейчас я нарисую на зеркале мылом лестницу, по которой «Дама Пик» должна спустится к нам. Зажгу две свечи и поставлю по обоим сторонам от зеркала, положу посередине карту и мы, взявшись за руки начнем её вызывать словами – Пиковая Дама приходи. Всё понятно?

– Что за чушь? – опять возмутился Цветков.

– Сам ты чушь! – разозлился Сева, – если что-то увидите страшное, нужно стереть с зеркала лестницу, разбить его и затушить свечи, иначе она кого-то утащит с собой.

–Ладно, давай уже, начинай своё шоу, – поддакнул Матвей.

Сева взял зеркальце, на котором мылом нацарапал что-то похожее на ступеньки, поставил его к стенке, зажёг свечи и положив перед зеркалом игральную карту, протянул руки к своим товарищам: – держитесь.

– Пиковая Дама приходи, Пиковая Дама приходи, Пиковая Дама приходи, – начал он почти завывать.

– И долго мы так будем сидеть? – хихикнул Цветков.

– Не мешай, лучше повторяй со мной. Пиковая Дама приходи, – не отвлекался Сева от процесса.

Спустя пару минут Матвей увидел в зеркале какое-то белое пятно, которое, как ему показалось, спускалось по лестнице: – это что за?

– Это она, смотрите, спускается, – величественно произнёс Сева.

– Твою ж мать, – почти выкрикнул Цветков.

В этот момент послышался скрежет, напоминающий звук царапания ногтями по двери.

– Мама, что это такое, – завопил Цветков.

– Бей зеркало, – скомандовал Матвей, расцепляя руку Севы, которая мгновенно покрылась потом. А сам Сева стал похож на оцепеневшего от ужаса кота, на которого летела огромная собака.

– Чего замер, гаси свечи, – не успокаивался Матвей.

Цветков рванул к двери, но ударившись о неё, отскочил назад: – заперто! – заорал он, – там заперто! Мама!

В это время звуки скрежета когтей по двери усиливались и становились похожи на свист, такой истошный свист.

– Какого фига ты застыл? – выкрикнул Цветков, обращаясь к Севе, – туши свечи, придурок.

Сева сидел, как окаменевшая статуя, с огромными, расширенными от страха глазами. Матвей пнул ногой зеркало, а рукой взял одну свечу и дунул на неё. Цветков безудержно пытался выломать дверь кладовой.

– Туши вторую, – кричал Цветок Севе, – туши, блин.

Сева, немного отойдя от оцепенения, привалился на правый бок и мотнув головой попытался подняться. Матвей прихлопнул ногой вторую свечу и взяв Севу за локоть потащил его к двери: – Давай, ползи! Как отсюда выбираться? – кричал он, почти истерическим голосом.

Сева, слегка придя в себя, встал и начал долбить дверь вместе с Цветком.

– Помогите! – заорал он.

– Чего ты орёшь, дебил? Дверь ломай, – кричал Цветков

Скрежет становился всё тише и вскоре совсем исчез. Дверь как будто отперли снаружи, и она приоткрылась. Мальчишки вылетели в холл и мгновенно рванули в палату, проскользнули в свои койки и закутавшись в одеяла затихли.

Как ни странно, их крики и стуки в дверь, как будто никем не были услышаны. Все тихо и спокойно спали, как ни в чём не бывало. Это еще больше напугало ребят. Цветков высунул лицо из-под одеяла и шепотом обратился к Матвею: – ты это видел?

– Всё, до последней секунды, – ответил тот.

– Я, кажется, наделал в штаны, – продолжил Цветков.

– Не ты один, – подбодрил Матвей друга.

– А где этот колдун? Тоже поди трусы сушит? – не успокаивался Цветок.

– Я всё знаю, всё умею. Обделался по полной, – возмущался Матвей.

– Я утром ему навешаю, – добавил Цветков.

Утром, после чудесного пробуждения под музыку Чайковского, в палату зашел Дима: – ну ка черти, признавайтесь, кто ночью форсировал кладовую? Опять Цветков и его команда?

– Я-то тут причём? – сонным голосом выдавил Цветок, – теперь всё, что происходит, так это Цветков, да?

– Мне кажется, Цветков, что твои слова пророческие, – отметил вожатый, – хотя может быть такое, что местные собаки унюхали там чьи-то запасы и пытались залезть внутрь, – добавил он.

– Как собаки? Что ещё за собаки? – испуганно спросил Сева.

– Обыкновенные, дворняжки, там вся дверь исцарапана, – ответил Дима.

Парни, подпрыгнув на месте соскочили со своих коек и метнулись к двери кладовой. Замок висел на своем месте, и был заперт. А на двери красовались отчётливые следы свежих царапин.

– Я всё, собираю манатки и домой, – взвыл Цветков.

– Что, Цветков, твоих рук дело, я угадал? – послышался голос вожатого.

– Я же сказал, что я тут не при чём.

– А чего тогда тебя домой потянуло?

– Ну а как иначе? Ночью собаки гуляют по отряду. Это сегодня они в кладовку полезли, а завтра и в палату прибегут. Кто нас тогда защитит? – с дрожащей губой отвечал Цветков.

– Не бзди, солдатик, собака друг человека. Ей твои нестиранные подштанники не интересны, выходи отряд строится на зарядку, – сменив тон, прокричал Дима.

– Это, это, это же капец какой-то, – обратился Цветков шепотом к Матвею.

– Я сам в шоке. Слышь, чародей, какого вчера произошло? Ты же сказал, что уже делал так?

– Я не говорил, что делал. Я сказал, что знаю все нюансы этого ритуала, – оправдался Сева.

– И что же пошло не так? Ты забыл, что ли? – встрял Цветков.

– Я, честно сказать, сам обделался. Не думал, что так выйдет, – ответил Сева.

– А это что за история? – показывая на царапины, спросил Матвей.

– Ребят, ей Богу не знаю. Сам в шоке. Хоть убейте, – взмолился Сева.

– Ну то, что ты отхватишь вечером, даже не сомневайся. А как нам дальше жить? Она не вернётся? – опять запаниковал Цветков.

– Да не должна, вроде. Зеркало выкинули, свечи потушили, – продолжал держать оборону Сева.

– Как будто ты их тушил, – пригрозил кулаком Матвей.

– А лестницу стёрли? Лестницу? – задрожал голос у Севы.

– Какую лестницу? – вдруг оборвал его Цветок.

– Лестницу, Антох, которую он мылом на зеркале нарисовал, – подсказал Матвей.

– Твою налево, Всеволод, ты совсем обалдел в конец? – пихнув под зад коленом, произнёс Цветков, – и как нам теперь быть?

– Надо ночью найти зеркало и стереть лестницу, – ответил ему Сева.

– Ну нет, блин, давай ка теперь сам. Сам обделался, сам и выкарабкивайся, – Цветков похлопал Севу по плечу.

– Я один не смогу. Я боюсь.

– А мы, значит, не боимся. Я вчера, чтобы ты знал, очень внезапно сменил комплект нижнего белья. Внепланово, так сказать, – не успокаивался Цветков.

– Давайте дождемся вечера и решим, как поступить. Нельзя так оставлять там зеркало. Да и что нам мешает сделать это сейчас? – предложил Матвей.

– Ничего не мешает. Ну ты и голова! – воскликнул Цветков, – пошли прямо сейчас, пока светло.

Открыв дверь в кладовую, парни оцепенели от ужаса. На месте, где еще вчера ночью они совершали ритуал со свечами и зеркалом, ничего не было. Ни свечей, ни зеркала, ни карты.

– Мама, – выкрикнул Сева, – тут точно что-то не так. Либо нас разыграли, либо это действительно «Дама Пик» вышла из зеркала.

– Ага, еще скажи, полы за собой помыла, – предположил Цветков.

– Не знаю на счет полов, но то, что тут чисто, это факт. Зеркало нужно найти, – Матвей захлопнул дверь в кладовую.

Весь день мальчишки были как неприкаянные и с нетерпением ждали окончания дня. Уже после отбоя они снова объединились и двинули в кладовую.

– Ты первый, Всеволод, – скомандовал Цветков.

– Почему я?

– Потому что ты это замутил, тебе и расхлёбывать.

Сева дрожащими руками отпер замок и осторожно приоткрыл дверь.

– Я буду держать дверь, – предложил Цветков, – чтобы как вчера, не оказаться взаперти.

– Вот ты хлюст, – возразил Матвей, – пошли вместе.

Они прошли внутрь и Сева включил фонарик на телефоне, чтобы осветить помещение кладовой. Он направил луч света на пол, где вчера они вызывали Пиковую даму, но зеркала не нашли, потом он покрутил телефоном по углам, в надежде увидеть хоть что-то, и уже отчаявшись, что они найдут искомое, он поднял телефон вверх, направив свет на стену. Оцепенение, которое их охватило, нельзя описать словами. У Севы подкосились ноги, и он почти присел, Матвей крепко вцепился в руку Цветкова, а тот от страха даже взвизгнул. На стене, как будто приклеено на двусторонний скотч висело зеркальце с нарисованными ступенями, а чуть ниже, так же приклеенные к стене, висели две свечи, крест на крест, а над зеркалом виднелась надпись, выцарапанная чем-то острым, «Вы это искали сегодня утром?»

Сева заорал как блаженный и окончательно стёк на пол, пытаясь ногами отталкиваться от пола, чтобы отползти назад: – Я сейчас помру со страху, помогите. По-мо-ги-те!

Цветков заткнул ему рот, рискуя тем, что его пальцы могут быть откушены, а сам в этот момент нащупав рукой какой-то твёрдый предмет позади себя, кинул его в стену. Послышался звон разбитого стекла. Парни вылетели из кладовой, стремглав проскочили через холл в палату и втроём запрыгнули на кровать Цветкова. Вокруг, как и прошлой ночью, все мирно спали, не обращая никакого внимания на их крики и грохот.

– Сева, ты чего натворил? – тряся за руку Всеволода, взмолился Цветков.

– Я, я, – начал заикаться Сева, – я сам в шоке. Этого не может быть, просто не может быть.

– Ну мы втроём это видели, – влез Матвей.

– Да. И вчера, и сегодня. Так, я завтра же звоню родным, пускай меня увозят отсюда, – прижимаясь к Севе, произнес Цветков.

– А меня не заберут. Бабушек у меня нет, а дома меня одного не оставляют, – всхлипнул Сева.

– Не хнычь, – приободрил его Матвей, – и ты, Антоха никуда не уедешь. Вместе разберёмся с этим. Ты разбил зеркало?

– Вроде бы разбил. Я точно слышал звон, – ответил Цветков.

– Оно могло просто упасть на пол, – предположил Матвей.

– Я туда больше не пойду, – высказался Сева.

– Да? Даже за трусишками? – подколол его Цветков.

– Лучше в грязных останусь, чем еще раз туда зайду.

– Так, давайте-ка по койкам. Утром решим, как нам быть, – приказал Матвей.

– Можно я лягу с тобой? – почти умоляя обратился Сева к Цветкову.

– Ты обалдел что ли? Интересная будет картина утром, когда все проснутся и увидят тебя со мной в одной кровати, – отталкивая выпалил Цветков, – не бойся, сюда она не придёт. И почесав затылок, добавил: – или придёт?

– Всё, по норам, – ещё раз гаркнул Матвей, – никто никуда не придёт.

На утро, после зарядки, когда все умывались и заправляли кровати, ребята решили заглянуть в кладовую: – пошли, посмотрим, пока там народ есть, – предложил Матвей.

К великому ужасу, ребят, ни на стене, ни на полу ничего не валялось. Не было ни свечей, ни зеркала, ни осколков, ни надписи.

– Вы это ищете? – послышался голос вожатого сзади.

Они медленно и совершенно синхронно повернулись назад. Перед ними стоял Дима, а в руках он держал карту «Дама Пик»

– Валялась тут утром, – добавил он, – я, кажется, предупреждал на счёт азартных игр, или нет?

– Не предупреждали, – тихо пробормотал Матвей.

– Тогда предупреждаю. В лагере запрещено играть в азартные игры. Любые карточные игры приравниваются к азартным. Это понятно?

Они закивали в унисон.

– Цветков, а ты смотрю не успокаиваешься, да? Играешь в карты, да еще и место какое выбрал для этого. В кладовке, чтобы никто не настучал. Молодец.

– Мы не играли ни в какие карты, – выронил он, – тут вот какое дело, – начал было он, как его резко одёрнул Матвей.

– Какое еще дело? – зацепился за слова вожатый.

– Мы, мы, – начал выдумывать на ходу Цветков, – мы просто хотели поменять одежду на чистую.

– Интересно, – почесал подбородок Дима, – все сразу, втроём?

– Ну а чего тут такого? – вмешался Матвей, – мы теперь одна команда, не правда ли?

– Правда, – прищурился вожатый, – правда, – повторил он еще раз и вышел из кладовой.

– Ты какого всё молчишь? – Цветков толкнул кулаком Севу под рёбра.

– Мне кажется, или я действительно схожу с ума? – выговорил побледневший от страха Сева.

– Я думаю, что это чей-то очень продуманный розыгрыш, – предположил Матвей.

– А я так совсем не думаю. Нельзя всё так продумать. Кто-то всё равно сдаст, да и ночью обязательно кто-то бы проснулся или заржал. А они даже сейчас, ходят с каменными лицами, – сказал Сева.

– Надо что-то делать с этой Дамой. Блин, интернета совсем нет. Может есть какой-то способ всё вернуть назад. Ну, типа, отворот-приворот? – поинтересовался Цветков.

– Интернет можно найти. Но не на долго. Надо взобраться на дерево и попробовать поймать сигнал 3G или LTE, – высказался Сева.

– Чего все стоим? Помчали искать твоё дерево, – скомандовал Матвей.

Найдя подходящее дерево, парни взобрались на него и начали ловить сигнал.

– Есть, – крикнул Сева, – есть две шкалы.

– У меня ничего, – взгрустнул Цветков.

– И у меня, – добавил Матвей, – смотри тогда, что там пишут.

– Вот, как прогнать Пиковую даму, – он внимательно водил глазами по экрану смартфона, – угу, так, это не подходит, это тоже.

– Чего не подходит, читай вслух, – гавкнул Цветков.

– Разбить зеркало не подходит. Мы его найти не можем. Стереть ступени, тоже не подходит. Вот, нашёл, – воскликнул он, – надо нарисовать на окне лестницу и дверь с ручкой и проговорить три раза «Пиковая Дама уходи», потом стереть все и облить окно водой, а после приоткрыть его.

– И что? Всё? – Матвей посмотрел на Севу.

Тот еще раз перечитал увиденное и кивнул в ответ: – всё, больше ничего.

– А гарантии? – спросил Цветок.

– Какие к чёрту гарантии? Ночью нас ждёт очередной поход в кладовку. Там правда нет окна, одна маленькая форточка. Нам этого хватит? – спросил Матвей.

– Должно, – уже немного осмелев, ответил Сева.

Вечером того же дня, после отбоя, когда все уже спали, троица отважных ребят пробиралась к кладовой: – значит план такой, заходим, Сева рисует на окне лестницу с дверью и ручкой. Говорим заклинание, стираем всё, ты, Антоха, обливаешь окно водой и открываешь его. Всем всё понятно?

– Вроде всё, – произнёс в ответ Цветков.

– А тебе?

– Понятно, – ответил Сева.

– Отлично, открывай замок.

Они пробрались в кладовку, и подошли к небольшой форточке. Сева быстро, дрожащими руками начал рисовать что-то похожее на лестницу и дверь: – Готово! – крикнул шепотом он.

– Пиковая дама уходи, Пиковая дама уходи, – не успели они произнести третий раз, как дверь в кладовую захлопнулась.

– Мама, – заорал Сева.

Цветков принялся стирать ступени, как его остановил скрежет ногтей по двери.

– Давайте третий раз, – прокричал Матвей, – Пиковая дама уходи, – он набрался смелости, и эта фраза прозвучала угрожающе уверенно.

Скрежет тотчас прекратился, стекло на форточке треснуло, а дверь снова открылась с тихим скрипом. Матвей выхватил у Цветкова приготовленную заранее тряпку, вытер остатки лестницы и дверь и приказал ему облить водой окно: – лей!

Цветков забрызгал водой окошко и толкнул створку от себя. Окошко открылось и всем показалось, что в это момент из кладовой как будто вылетел воздух и она наполнилась ароматом свежескошенной травы.

Сева сполз по стене на пол и посмотрев на своих друзей, произнес: – получилось! У нас получилось! – он протянул руки к друзьям, потом привстал и крепко обнял Цветкова.

– Э, осторожнее, не нужно меня трогать, – запричитал Цветков.

– Да ладно тебе, – Матвей присоединился к Севе и обнял обоих товарищей.


На утро ребята проснулись в прекрасном настроении и выполняли все указания вожатых и воспитателя с большим удовольствием. Нужно было понимать, что именно эта, хоть и небольшая победа над «Пиковой Дамой», стала началом настоящей, крепкой, мужской дружбы, которая может продлиться очень долго.

– Ну, что Сева, какие там еще есть приколы лагерной жизни, о которых мы еще не знаем? – спросил как-то Цветков.

– Я, честно сказать, многого не помню, сам понимаешь, время то много прошло. Говорили, что тут неподалёку есть одна старая, заброшенная штольня.

– Штольня? – перебил его Цветок.

– Ну да, штольня, шахта, по-твоему, – ответил ему Сева.

– Давай, умничай, – огрызнулся Цветков, – а по-моему, ты просто ботан.

– Ну, и что это за штольня? – влез в разговор Матвей.

– Да, извини, отвлёкся на одноклеточное, – поправив очки, продолжил Сева, – когда я был совсем маленьким, наверное, это был мой первый или второй приезд в этот лагерь, взрослые рассказывали, что в этой шахте раньше добывали золото. И после того, как началась война, её взорвали, чтобы всё это не досталось фашистам. Говорят, что золото, которое там добыли, не успели вывезти и оставили там, прямо в тележках. Многие пытались туда пробраться, но никакого золота не находили, а один парень и вовсе заблудился.

– И что? Нашли его, – поинтересовался Цветков?

– Нет, так и остался там навсегда.

– Очередная чушь от Всеволода Творогова, – махнул рукой Цветков.

– Подожди, Антоха. Всё, о чём раньше рассказывал Сева, оказалось чистой правдой, – он повернулся к Севе, – ну, и что там еще интересного?

– Говорят, что там есть подземное озеро, с прозрачной голубой водой. А прямо над ним есть отверстие, через которое солнечный свет попадает прямо в шахту, отчего там очень красиво.

– Интересно, – почесал подбородок Матвей, – и ты знаешь, как туда добраться?

– Я не знаю, вернее, примерно знаю, но у нашего завхоза можно уточнить, он тут работает лет тридцать. Говорят, что раньше он был вожатым, потом стал директором лагеря, а вот из-за этого пропавшего его и перевели в завхозы, – ответил Матвей.

– За такое в тюрьму сажают, а не в завхозы переводят, – махнул рукой Цветков.

– Ну, кто знает, может он отсидел, а потом вернулся завхозом, я не уточнял. Короче, надо спросить у него.

– Если мы придем с таким вопросом, нас быстро отправят в город, а я, по правде сказать, домой уже и не хочу, – высказался Матвей.

– Я тоже, – поддакнул Цветков.

– Да кто вам говорит, что нужно впрямую спрашивать? Так, мол и так, что там за история, мы напишем об этом в стенгазете, но при этом выведать все по полной, – продолжал Сева.

– Ага, размечтался. Мужик себе жизнь сломал, чтобы спустя тридцать лет какой-то ботан написал об этом в стенгазете, – покрутил у виска пальцем Цветков.

– Как хочешь, – встал со скамейки Сева, – я разузнаю всё и расскажу.

– Я с тобой, – поднялся вслед за Севой и Матвей.

– А мне что, тут оставаться? Я с вами, – отряхивая штанину от пыли, сказал Цветков.

Дядя Боря, так звали завхоза лагеря, был на редкость шустрый старичок. Вставал он раньше всех, а ложился далеко за полночь. Носил он синий, рабочий халат, одетый поверх какой-то серенькой рубашонки и черных, протёртых временем брюк. На голове его всегда была холщевая кепка, грязно-бежевого цвета. За ухом у него всегда был огрызок простого карандаша, которым он время от времени что-то вырисовывал на заготовках.

– Здрасьте, Дядь Борь, – крикнул Сева.

– О, какие люди, и без охраны, -поприветствовал приближающихся к нему ребят, – с чем пожаловали?

– Да у нас тут вопрос, так сказать, – ответил Сева, – кстати, это мои друзья, Матвей и Антон, – Сева указал рукой на своих товарищей.

– Дядя Боря, – поднял кепку завхоз, – ну так что там у вас?

– Дядь Борь, Вы ведь тут давно работаете? – начал издалека Сева.

– Тебе сколько лет? – спросил тот.

– Тринадцать, – ответил Сева.

– Я так понимаю, вам тоже по тринадцать? – продолжал завхоз.

– Ага, – кивнул Матвей.

– Вот сложите свой возраст и получите ответ на свой вопрос, – споласкивая руки под струёй холодной воды, сказал дядя Боря.

– Тридцать девять, – подытожил Цветков.

– А ты не совсем уж и дурак, – подколол его Сева, – дядь Борь, раз Вы тут так долго, и наверное, точно знаете историю про заброшенную штольню?

– А вам зачем эта история?

– Да хотели на конкурсе стенгазет рассказать об этом. Вот только ничего не знаем, – начал врать Сева.

– Толком-то и рассказывать нечего. Во-первых, не штольня, а шахта. Штольня, это проход к шахте. А во-вторых, не вашего ума дело, – завхоз достал из кармана халата деревяшку и перочинный ножик.

– Ну что Вам, сложно рассказать, что ли? – не унимался Сева.

– Я расскажу, вы решите проверить. И выйдет проблема. Это ты своей пионервожатой можешь про газеты лапшу вешать, она молодая, поверит. А мне, дай Бог памяти, уже семьдесят с лишним лет. Когда ко мне приходят такие как вы, с вопросами разными, я сразу понимаю, зачем им это.

– Ну хоть правда, что там золото добывали?

– Правда, – кивнул завхоз.

– И озеро есть?

– Озеро тоже было.

– Ну скажите, дядя Боря, как далеко она от лагеря, – взмолился Сева.

– Так, быстро пошли отсюда, – рявкнул завхоз, – дуйте в отряд, там вас уже обыскались, наверное.

– Последний вопрос, – не успокаивался Сева, – правда, что Вас за того пропавшего мальчишку уволили?

– Не было никакого мальчишки. И даст Бог не будет. И увольнять меня никто не увольнял.

– Ну ведь многие говорят, что Вы были тут директором, – недоумевал Сева.

– Был. Много лет назад. Теперь завхоз. Молодым везде у нас дорога, – ответил дядя Боря, – всё, брысь отсюда.

Мальчишки развернулись и пошли в сторону отряда.

– Значит шахта всё-таки существует, – начал Матвей.

– Это определенно факт, – добавил Цветок.

– Я же говорил вам, а вы не верили. Шахта есть. Осталось найти к ней дорогу. Есть у меня еще один план, – воскликнул Сева.

– Делись, чего замолчал, – подтолкнул его Цветок.

– В клубе есть комната, там хранят старые лагерные документы. Ну там всякое барахло пионерское. Горны, барабаны, бумаги всякие. Я как-то давно был там на уборке.

– И что с того? Захотелось в барабан постучать? – Цветков остановился.

– Там есть один сейф, он не заперт, просто прикрыт. Туда, я помню, складывали старые документы. Планы там разные. Рисунки территории. Я не знаю, как это называется.

– Эскизный проект, – поправил его Матвей.

– Да, верно, проект, а ты откуда знаешь?

– У меня папа архитектор, – гордо ответил Матвей.

– Возможно там мы сможем найти план лагеря, где и будет указан путь к этой шахте, – закончил Сева.

– Я, конечно, сомневаюсь, что в таких документах будет указан путь к шахте, но на барахло пионерское с удовольствием посмотрю, – добавил Цветков.

На следующий день, когда объявили, что у отдыхающих начинается личное время, мальчишки обходя через кустарник вышли к задней части здания клуба.

– Зачем такие сложности? – поинтересовался Цветков, – нельзя что ли было зайти в клуб через главный вход?

– Ага, и наткнутся там на старшего вожатого, – заумничал Сева, – я посмотрю тогда, что ты ему расскажешь. Наверное скажешь, что пришел рассмотреть, как прекрасно в здании клуба гниёт пол? Делай, что говорят.

– Вот, ботан, – ругнулся Цветок.

– Антох, ну хватит его цеплять, – вмешался Матвей, – он прав, нам лучше зайти с черного входа. Меньше вопросов.

Сева отодвинул одну широченную доску на фасаде здания и пролез в образовавшуюся щель: – давайте за мной. Матвей и Цветков проследовали за ним. Оказавшись в каком-то небольшом помещении, они вышли в коридор и по сгнившей от старости лестнице поднялись на самый верх. – Смотрите, вот эта комната, – Сева указал рукой на старую, покосившуюся дверь, с которой осыпалась высохшая краска.

Они размотали проволоку, продетую в замочные ушки, и попали внутрь.

– Только тихо, не шумите, – строго попросил Сева.

Комната действительно служила складом для всей пионерской утвари. Дырявые барабаны, горны, всевозможные вымпелы и флаги, бюсты Ленина и Маркса. На самом видном месте пылился бюст Зои Космодемьянской.

– Это кто еще? – спросил Цветков.

– Зоя Космодемьянская. Её имя раньше носил наш лагерь.

– Да? И кто она такая?

– Герой. Раньше все лагеря носили имена героев. Она сожгла несколько деревень, где располагались немцы. Её поймали, пытали и потом повесили. Говорят, что она никого из своих не выдала, – копаясь в бумагах ответил Сева.

– Надо будет почитать, – Цветков смахнул пыль со старого фотоальбома.

– Сейф стоит за этим флагом, – Сева указал на висевшее на стене Советское знамя.

За знаменем действительно стоял старый, засыпной сейф коричневого цвета. Матвей повернул ручку по часовой стрелке и дверь сейфа со скрипом отворилась. Внутри лежали запылённые папки бумаг.

– Разбирайте по несколько пачек и просматривайте, – скомандовал Матвей.

Ребята начали внимательно просматривать содержимое папок. Одну за другой.

– Ничего похожего, – бормотал себе под нос Цветков.

– Тихо, кажется, что-то есть, – махнул рукой Матвей, – это планы размещения корпусов с границами участка лагеря. Вот тропинка к реке, вот грибки на пляже. Вот дорога к железнодорожной станции, на которую мы прибыли. Матвей водил пальцем по карте и останавливался там, где точно знал, что это за обозначение.

– А это что такое? – ткнул в карту пальцем Сева.

– Не знаю, судя по изображению, какая-то дверь, – ответил Матвей.

– А что, если эта дверь и есть вход в шахту? – предположил Сева, – тем более это почти рядом с лагерем. А ребята говорили, что шахта находится очень близко.

– Ага, дверь, там еще и лифт стоит. Ты хоть видел вход в шахту? – засмеялся Цветков.

– Ты, можно сказать, каждый день на шахтах время проводишь. Ей сто лет, этой шахте, может там просто проход, прикрытый дверью. Есть еще там что-то хоть отдаленно напоминающее шахты? А, Матвей?

– Не вижу. Вот лагерь, вот столовка, клуб, медпункт, вот корпуса, вот котельная и баня. Всё, больше ничего, – продолжал изучать план Матвей.

– Сворачивай эту карту, и валим отсюда. Предлагаю начать с этой двери. Если это шахта, то нам свезло, – завершил Сева.

Матвей свернул карту, засунул ее себе за пазуху и последовал за своими друзьями.

Уже на следующий день, ребята решили сходить на разведку. Выбрав удачный момент, они незаметно удалились из корпуса, пробежали через футбольное поле, перемахнули через забор и начали пробираться сквозь невысокий кустарник к месту, указанному на карте, как дверь.

– Пока вроде правильно, – заверил товарищей Матвей.

Цветков, ломая ветки кустов ногами, тщательно протискивался сквозь острые ветви шиповника. Следом за ним, почти нога в ногу ступал Сева, чуть правее шел Матвей. Минут пятнадцать по бурелому, и они вышли на небольшую полянку, в глубине которой был небольшой холм.

– Судя по карте, мы на месте, – Матвей убрал карту за пазуху, – ищите дверь.

Ребята разбрелись по полянке в поисках двери.

–Бегите сюда, – крикнул Сева, – вот она.

Матвей и Цветков подбежали к Севе. Сбоку от холма, заросшая травой, едва виднелась огромная ржавая дверь, которая под собственным весом обломила петли и висела, можно сказать, на соплях.

– А ну ка, разойдись, – скомандовал Цветок, – сейчас я её выломаю. Он пнул дверь ногой, потом еще раз и еще, пока она не поддалась и провалилась внутрь, открывая за собой длинный тоннель, высотой не больше человеческого роста.

– Ура, – крикнул Сева, – мы нашли её.

– Чему ты радуешься. Ты так кричишь, будто мы нашли золото, а не вход в шахту, отряхнулся от ржавчины Цветок.

– Значит так, сейчас мы все это прикроем ветками, чтобы нас не спалили, если кто-то пройдет мимо и увидит это. Нужно составить план и в ближайшее время начнем изучать, что там внутри, – предложил Матвей.

– Согласен, план нужен. А лучше два, – добавил Сева.

К вечеру друзья уже нарисовали план действий.

– Предлагаю начать с того, что будем проходить небольшие расстояния. Нужна веревка. Чтобы привязать конец у входа, так будет проще возвращаться назад, – начал Матвей.

– Где мы тебе найдем столько веревки? – удивился Цветок.

– Зачем веревка? Будем на стенах рисовать особый знак, крестик или нолик, так и вернемся, – предложил Сева, – вот с освещением, тут да. Фонарик на телефоне быстро сожрёт всю зарядку, так что, свечей нужно много, но я знаю, где их взять.

– Согласен, свет в тоннеле необходим. В день можно проходить метров по триста, не больше. Да, нужны продукты и вода. Антоха, сегодня и завтра откладываем хлеб и яблоки. Воды наберем в бутылки, – продолжал Матвей.

– Тебе зачем еда и вода? – недоумевал Цветков.

– Мы будем спускаться вниз, а на глубине хочется и пить, и есть, – сумничал Матвей.

– Не совсем в этом уверен, но, возможно, ты и прав, – прокомментировал Сева.

– Всё, план готов, завтра выступаем, – закончил Матвей.

На следующий день, ребя та, как и обговорили заранее, собрали провизии, приготовили свечи и после тихого часа вернулись на поляну, где находился спуск в шахту.

– Сева, доставай мел, начинай рисовать крестики, или что там ты хотел? – скомандовал Матвей.

– Мел? Нет никакого мела, я камнем буду на стене выцарапывать, – в недоумении постарался ответить Сева.

– Камнем? – переспросил Цветков, – а ты уверен, что мы потом увидим то, что ты там нацарапал?

– Я буду стараться, – пожал плечами Сева.

Они стали продвигаться вглубь шахты, оставляя на стене наскальные крестики и нолики. Спуск был небольшой, но свет, который проступал через открытую дверь, вскоре перестал освещать им путь.

– Зажигай свечу, – попросил Матвей, – а то уже ничего не видно.

Сева достал из рюкзака старую парафиновую свечку и зажёг её, передавая Матвею, – держи, только не качай сильно рукой, потухнет.

Матвей взял свечку и поднял её над головой, прямо над ними, свисая головами вниз, находилась стая летучих мышей. Они, закутавшись в собственные крылья, начали пробуждаться от того, что свет раздражал их покой. Одна мышь, увидев непрошенных гостей, распахнула свои крылья в стороны и издала невыносимы крик, похожий одновременно на писк и карканье вороны, вслед за ней тоже самое сделали и все члены мышиной стаи, они отцепились от потолка и рванули в разные стороны, хлопая крыльями и задевая ими ребят.

– Бежим, – заорал Сева.

Мальчишки, побросав всё, что у них было в руках, дёрнули в сторону выхода, не оглядываясь назад. Часть летучих мышей летела вместе с ними, опережая их. Непонятно, кто из них больше напугался, мыши непрошенных гостей, или наоборот. Сева, уже подбегая к двери, случайно запнулся и кубарем покатился к выходу, на него сверху упал Цветков, а следом и Матвей, так они и вылетели из шахты.

– Давай в рассыпную, – продолжал кричать Сева.

– Да стой ты уже, – попытался успокоить его Матвей, ты нас опять всех перепугал. Нужны мы этим мышам.

– Ага, напугал. Это же вампиры, они пьют человеческую кровь, – не успокаивался Сева.

– Да кому нужна твоя кровь, – падая на землю и пытаясь перевести дух, расхохотался Цветков.

– Сева, тебе нужно поработать над своим поведением, ты нас так до инфаркта доведёшь, – порекомендовал Матвей.

– Да, это точно, помнишь, как он орал, когда услышал скрежет по двери? – Цветков схватился за живот и начал кататься по траве.

– Хватит ржать, – обиделся на друзей Сева, – что я, виноват, что ли? Ну вот так я реагирую.

– Ладно, Цветок, прекращай. Нам еще нужно пройти, как минимум метров триста. Пока там сплошная прямая.

Взяв всю волю в кулак, они вновь пошли внутрь шахты, дойдя до места, где их прервали летучие мыши, они собрали свои вещи и прошли еще какое-то расстояние.

– Всё, баста! – крикнул Матвей, – тут развилка. Завтра идем в правую, смотрим что и как, ну а после в левую. Воду и свечи можно оставить тут, чтобы не таскать с собой.

– Я все не могу остановиться, – вновь засмеялся Цветков, – ты бы видел свою физиономию, Всеволод.

– Отвали от меня, у тебя как будто была другая физиономия. Я просто впереди бежал, не смог рассмотреть, – огрызнулся Сева.

– Творогов, ты бежал впереди, потому что наделал в штаны, а не потому, что ты быстрее всех бегаешь, – не прекращая смеяться, ответил ему Цветков.

– Антоха, реально, заканчивай, – расхохотался Матвей, – Сева у нас слабонервный, ему можно.

– Ага, можно, я больше его воплей испугался, чем этих вампиров. Вампиры – слово-то какое придумал, и где ты только их находишь? – Цветков залился раскатистым смехом.

– Я же гуманитарий, – не выдержал Сева и засмеялся вместе с друзьями.

Следующие несколько дней, ребята исследовали шахту. Сначала один спуск, потом второй. И вот на третий день, когда надежды что-то найти, уже не оставалось, они увидели вдалеке свет.

– Смотри, Антоха, там что-то впереди есть! – воскликнул Матвей.

– Вижу, – подтвердил Цветков.

– А почему Антоха? – возмутился Сева.

– Ты и на улице-то ничего не видишь, а тут подземелье. Ты же очкарик, – начал подзадоривать Цветков.

– Сам ты, очкарик, – обиделся Сева, – я, может, лучше тебя вижу в этих очках.

– Ну да, конечно. Скажи еще, что с этими очками ты быстрее бегаешь.

– Хватит вам, пошли посмотрим, что там такое, – постарался разнять их Матвей.

Ребята пошли на свет и, к своему удивлению, оказались в огромном, созданным природой, зале. Огромные каменные валуны торчали из стен, потолок этого зала имел форму полусферы, похожим на купол цирка. В его основании была огромная брешь, через которую было видно лишь небо. Внизу, прямо под этой брешью, красовалось подземное озеро. Если вы хоть раз такое видели в своей жизни, то уж будьте уверены, не забудете никогда. Голубая прозрачная гладь была настолько красивой, что у ребят перехватило дыхание. Было видно каждый камушек на дне озера. Лучи пробивающегося солнца пронизывали насквозь водную гладь и отражались о камни, лежащие на дне.

– Вот это да, – раскрыв рот застыл Цветков.

– Это круто! – поддакнул Сева.

– Ну чего стоим? Айда нырять, – крикнул Матвей и стягивая с себя одежду и сбрасывая кроссовки, побежал в сторону озера и с озорным криком «Ура» бросился в воду бомбочкой. За ним последовал Цветков и только Сева, с присущей ему осторожностью, аккуратно снял свою одежду, сложил её на полу и медленно подошел к краю.

– Чего ты там копаешься? Давай уже, ныряй, – позвал его Матвей.

Сева вытянулся в струнку, зажал нос пальцами, зажмурил глаза и сиганул солдатиком вниз.

– Ты это видел, Матюха? – опять засмеялся Цветков.

Сева вынырнул на поверхность, ладошкой смахнул воду с лица, продирая глаза, закричал: – ну что я вам говорил, а? Мы нашли это озеро!

Ребята закричали от радости и подплыв к Севе начали его хлопать по спине и плечам.

– Да, Сева, я рад, что ты подошёл ко мне тогда, на вокзале, – искренне сказал Матвей.

– И я рад, что ты к нему подошёл, – добавил Цветков и засмеялся.

Уже вечером ребята обсуждали дальнейший план по изучению шахты.

– И так, озеро нашли, нужно продвигаться дальше, – начал Матвей, – от озера отходят три тоннеля, если вы обратили внимание, через один зашли мы, и два были на противоположной стороне. Предлагаю по старой схеме, сначала правый, потом левый.

– Вот бы найти это отверстие на земле и спустится вниз по верёвке, – задумался Сева.

– Как ты это себе представляешь? – возразил Цветков, – ну найдешь ты, веревку где брать будешь? К дяде Боре опять пойдешь? Да и будет у тебя веревка, куда спускаться? Прямо в воду? Ну ты даёшь. Вроде умный, а дурак.

– Сам ты, дурак, я же просто, размышляю.

– Хватит ругаться. Надоело вас успокаивать, – вмешался Матвей, – вы лучше слушайте. Мы и так уже далеко зашли. Главное то, что мы знаем, как добраться до озера. Теперь нужно найти место, где оставили шахтёры свой инструмент и золото, если вообще такое может быть.

– Золото точно есть, – заумничал Сева.

– Ты-то откуда знаешь, сам что ли копал? – спросил Цветков.

– Я слышал эту историю, про золото, уже несколько раз, и всегда от разных людей. Значит это правда.

– Да? И чего же никто ничего не нашёл?

– Возможно плохо искали, или не искали вовсе, – отмахнулся Сева от нападающего на него Цветкова.

– Согласен с Антохой. За столько лет никто ничего не нашёл. Ладно такие как мы, простофили, но ведь есть там всякие специалисты. Они бы точно нашли. Да и те, кто оставили, почему не вернулись за золотом после войны. Точно бред про золото.

Сева выпрямился и ответил: – те, кто оставлял эту шахту в спешке, не выжили на той войне. Вот именно поэтому никто ничего не может найти. Свидетелей не осталось. Раньше все в секрете держали, знали два- три человека.

– Вот заливает. Ты откуда это выдумал? Или опять рассказали? – усомнился Цветков.

– Да, рассказали, – поправил очки Сева.

– Ладно, ничего нам не мешает пройти дальше. Всё равно делать в лагере нечего.

В палату вошёл Дима, он внимательно посмотрел на уединившихся на кровати Цветкова мальчишках и спросил: – чего опять замышляете?

– Ничего, – испуганно ответил Цветков, – просто сидим, болтаем.

– Просто, Цветков, ничего не бывает. Три лба сидят на кровати и шушукаются, точно что-то затеяли. Я вообще вас в последнее время стал редко видеть.

– Так а чего нам, у корпуса торчать, – влез Матвей, – мы изучаем территорию лагеря. Вчера на поле полдня проторчали, сегодня к речке ходили, смотрели, как там рыбу пытаются ловить.

– Рыбу они ловили, ты, Палкин, если хочешь кого-то обмануть, лучше говори правду.

– Я не вру, спросите у других.

– Спрошу, обязательно спрошу. Только вот вы ни с кем, кроме как друг с другом не общаетесь, – пригрозил пальцем вожатый.

В палату, предварительно постучавшись, вошла «бородавка». Она отодвинула Диму в сторону и строгим голосом обратилась к ребятам: – я кого третий день не могу найти? У нас вообще-то программа есть. Или вы что, не слышите ничего?

– Вот, вот, и я о чём говорю. Пропадаете непонятно, где, – теперь каждый день ко мне с докладом, если куда собираетесь, я должен знать. И поверьте, приду и проверю, и не дай Бог вас там не будет, – с этими словами вожатый и воспитатель вышли из палаты.

– Ну всё, пиши пропало, – схватился за голову Цветков.

– Прорвёмся, – подбодрил его Матвей, – пару дней будем делать так, как они хотят. Походим на общие мероприятия, помаячим у них на глазах. Будем отпрашиваться не на долго. Пусть они подумают, что их наставления подействовали, а как забудут про нас, мы продолжим. Тем более, что послезавтра посетительный день. Пополним запасы.

– Отличная идея, – согласился Сева.

Два последующих дня были хуже любой каторги. Невыносимые речи вожатых про то, как нужно жить. Глупые до невозможности конкурсы и весёлые старты. Подготовка к конкурсу самодеятельности вообще отбила любое желание оставаться в лагере. Одна надежда, что скоро это закончится и продолжится приключение, вселяла в ребят уверенности и желание быть тут.

– Что приуныли? – крикнул в сторону сидящей на лавочке троице вожатый.

– Просто, сидим, а что, всегда нужно смеяться? – ответил ему Цветков.

– Ты смотри, какой дерзкий. Цветков, я тебе не бабушка твоя. Могу и отвесить пару крокодилов за твою дерзость.

– Не надо крокодилов, я же не косячил и не ругался, – постарался оправдаться Цветков.

– Ладно, не дрейфь, солдат ребёнка не обидит, – ответил вожатый и пошёл дальше.

– Солдафон, прицепился ко мне, – сквозь зубы выговорил Цветков.

– Да забей ты на него. Он тебя подкалывает, а ты веришь. Молчи лучше, – пихая Цветкова в бок, сказал Матвей.

– Это да. Лучше его не злить лишний раз, – добавил Сева.

– Ты-то, очкарик, откуда знаешь. Сидел бы, молчал, – вновь разозлился Цветков.

Вот и настала суббота, когда все родители навещают своих детей в лагере. Для них показывают небольшой концерт, делают обзорную экскурсию по лагерю и дают свободное время, для того чтобы они могли спокойно пообщаться со своими детьми.

– Чего-то я не сильно соскучился по родичам, – почёсывая ногу, произнёс Цветков.

– Я тоже не сильно, – сказал Матвей, – хотя я буду рад их видеть.

– А вот я соскучился. Я тут на всё лето. Это вы через десять дней домой поедете, а я через три дня вернусь обратно, – взгрустнул Сева.

– Ты это, не грусти, – подбодрил его Цветков, – если получится, мы с Матвеем тоже приедем. Да, Матюх?

– Конечно, я даже жалею, что не делал этого раньше, – не раздумывая ответил Матвей и тут же перевёл взгляд на приближающихся к отряду родителей.

– Матвей, – крикнул его папа. Матвей пожал руки друзьям и покинул их. Он подбежал к родителям и обнял их: – привет мам, пап.

Они провели целый день вместе. Гуляли по лагерю, сидели на берегу речки, уплетая свежую клубнику. Матвей рассказывал им, как они весело проводят время, не вдаваясь в подробности, а его папа вспоминал о том времени, когда он был пионером и отдыхал в этом лагере. Ближе к концу дня, когда все родители начали собираться в обратную дорогу, Матвей со своими родителями подошёл к отряду, где уже стояли Сева и Цветков со своими.

– Мам, пап, это наш друг, Сева, ну а Антоху вы знаете, – показал рукой на Севу Матвей, – он каждый год сюда ездит.

– Приятно познакомиться, – протянул руку отец Матвея.

Сева деловито пожал её. Как вдруг к ним подошёл вожатый Дима: – вся банда в сборе, – шутливо сказал он и поздоровался с родителями ребят. Мальчишки не на шутку напряглись.

– Вот так, прямо и банда, – поинтересовался отец Цветкова. Абсолютная копия своего сына, только чуть повыше, потолще и постарше.

– Конечно же нет, – ответил вожатый, – просто они с первого дня втроём. Так уж, к слову, пришлось. Отличные ребята. Умеют отдыхать, – ответил тот и зашел в корпус.

– Странно, он нас не сдал, – прошептал на ухо Матвею Цветков. Тот пожал в ответ плечами.

– Ладно, сыночек, нам пора, а то пробки, – приобняв сына, сказал отец Матвея.

Ребята проводили родителей до лагерных ворот, попрощались и вернулись в корпус.

– Распаковываем пакеты, сейчас пир будет, – крикнул Цветок, разматывая фольгу, в которую была завернута запечённая в духовке целая курица.

– Сейчас будет праздник живота, – поглаживая себя по животу, присоединился Сева, – кстати, я вчера звонил родителям, попросил их привезти фонарик. Так что про свечи можно забыть.

– Вот ты голова, я даже не подумал о том, что что-то можно привезти из дома, – толкнул в плечо Севу Матвей.

– Просто ты первый раз в лагере, – засмеялся в ответ Сева и ребята принялись уплетать лакомства, которые привезли им родные. Ужина в этот день, как и предполагалось, не было. Накрыли только пару столов для тех, чьи родители по каким-то причинам не смогли приехать. Но в лагере так не принято, все, к кому приезжали родители складываются на общий стол и вместе уплетают привезённое. И эта традиция вовсе придумана не отдыхающими, а вожатыми, так как холодильников в корпусах нет, а продукты имеют свойство портиться. Но так уж повелось, что в посетительный день в каждом отряде случается пир.

– Почему нас не сдал Дима, – вдруг поинтересовался Цветок.

– Потому, что он сам был на нашем месте, – обгладывая куриную ножку ответил Сева, – ну и армия. Там стукачей не любят. Забыл, что ли, как он тебе намекал?

– Ну да, помню, – отрывая крылышко, проронил Антоха.

– Поэтому он тебя и не сдал. И нас тоже.

Уже на утро ребята форсировали пещеру.

– С фонариком удобнее, – прокомментировал Матвей.

– Ага, – кивнул Цветков.

Они исследовали большую часть пещеры и несколько ответвлений. Дошло время ознакомиться с двумя тоннелями, выходящими от подземного озера.

– Как я и говорил, сначала правый, потом левый, – напомнил друзьям Матвей.

Правый тоннель оказался совсем коротким и ребята с радостью пошли во второй, который в свою очередь был напротив, очень длинным, с множеством ответвлений.

– Сева, ты не забываешь рисовать свои знаки? – спросил Цветков.

– Конечно забываю, – засмеялся тот.

– Приколист.

Следующие два дня они прошли еще несколько тоннелей, исходящих от озера, оставив напоследок самый, как им показалось, длинный. И вот принято решение идти в самый длинный и опасный тоннель. Для этого ребята выбрали день поспокойнее, где не было каких-то мероприятий.

– Цветок, иди первым, я следом, Сева будет замыкать. Сева, а ты не забывай чертить свои крестики, – скомандовал Матвей, – сегодня идем максимально далеко.

Их уже не пугали летучие мыши, которые изредка встречались на пути. Не пугала темнота, к которой они тоже привыкли. Это была слаженная команда, которая была готова покорять новые горизонты. Тоннель извивался, как водная горка, то слегка поднимался, то резко спускался. Множество ответвлений, которые манили ребят зайти внутрь.

– Что-то я волнуюсь, – начал переживать Сева.

– Я тоже немного, – поддакнул Цветков.

– Ладно, давайте выбираться, – присоединился к друзьям Матвей.

Ребята развернулись и пошли обратно.

– Смотри на знаки, – крикнул Матвей Севе.

– Я смотрю, – ответил тот.

Около часа ребята блуждали по тоннелю.

– Я начинаю думать, что мы заблудились, – высказал своё мнение Сева.

– Ты что, не видишь, где оставлял пометки? – спросил Цветков, пиная Севу под зад.

– Да вот они. Просто мне кажется, что мы ходим по кругу, я уже видел эти два знака, видите? – он навел фонарик на стену, – я тут сразу два нарисовал. Минут двадцать назад я их уже встречал.

– Блин, ты уверен? – уже не смеясь спросил Цветков.

– Не совсем, но мне кажется, что я их уже видел.

– Идём дальше, – подтолкнул впередистоящего Цветкова Матвей.

Еще час по подземным коридорам привел ребят к тому же двойному знаку.

– Ну что я говорил, мы заблудились, – закричал от страха Сева.

– Ну ты и гад, завёл нас, непонятно куда, – завопил Цветков.

– Хватит, – попытался успокоить друзей Матвей, – надо думать, как отсюда выбраться, а не орать друг на друга, – есть варианты?

– Надо заходить в каждый проём и проходить его до конца. Может в какой-то момент мы выйдем к озеру, – предложил Сева.

– Я предлагаю так – один стоит вначале двое идут. Метров через триста один останавливается, идет третий. Если выхода не видно, первый догоняет второго, второй третьего и так далее, – высказал своё мнение Матвей.

Его решение поддержали остальные и ребята направились в ближайший тоннель. Так они прошли пару-тройку проёмов и вернулись обратно.

– Ну что за фигня, – уже срываясь на крик, выпалил Сева, – мы тут умрём. Как тот мальчишка, который тут остался.

– Чего ты опять заныл? Выберемся. Не переживай. А если нет, то нас найдут спасатели, – попытался успокоить его Матвей.

– Спасатели? – переспросил Цветок, – ты представляешь, как нам влетит от родителей за это?

– Давай, не нагнетай. Влетит уже. Хуже уже не будет. Лучше проверь свой рюкзак, сколько у нас есть продуктов и воды. Надо начать экономить.

Цветков вытряхнул содержимое рюкзака на землю: – две бутылки воды, пара пачек печенья, конфеты, три яблока и два пряника.

– Не густо, – прокомментировал Матвей.

– Мы все умрём, – опять запричитал Сева, – я так и знал. Зачем я согласился с вами идти, зачем?

– Не ты ли нас затащил сюда? – толкнул Севу Цветков, – не хнычь, выберемся.

Следующие несколько часов ребята пытались найти выход из шахты, но безрезультатно.

Матвей посмотрел на телефон: – в лагере уже ужин, нас нет уже целый день. Уверен, что всем сообщили и нас начали искать.

– У меня скоро сядет батарейка, целый день фонарик работает. Давайте зажигайте свечи, если они остались, – попросил Цветков.

Сева сидел на земле, уперевшись головой об руки: – что мне сделает отец, вы даже представить не можете.

– Да что ты заладил, только что умирать собирался, а тут вдруг отца испугался. Не убьёт, это уж точно. Доставай лучше свечи, иначе мы тут со страху все поумираем, – подбадривал Матвей.

Сева достал свечи, зажег одну и поставил перед собой: – Господи, помоги нам, – взмолился Сева.

– Ну ты и трус, нет бы что-то предложил, ты же гуманитарий, – с этими словами Цветков со всей силы, не то от злости, не то от досады, ударил по стене. Глинистая субстанция от удара промялась и слегка осыпалась, образовав небольшое сквозное отверстие.

– Это что за? – удивился Цветков, – а ну ка, посвети.

Сева привстал, достал фонарик и направил на стену: – ломай, чего стоишь?

Цветков со всей силы начал разбивать стену, в конце концов она рухнула и открыла проход в новую ветвь шахты. Только это был вовсе не тоннель, а огромное помещение, больше похожее на зал. По крайней мере, им так показалось. Направив свет на землю, они увидели рельсы, а конце зала стояло большое количество вагонеток, наполненных до верху какими-то камнями.

– Айда, посмотрим! – крикнул Цветков. Ребята пролезли сквозь проём, образовавшийся в стене и добежав до вагонеток, включили фонарики на телефонах. Свет, который падал на камни, отражался золотым блеском.

– Это золотая руда, – воскликнул Сева, – я же говорил, что тут есть золото. Ура!

– Я не верю своим глазам, – обнял Севу Матвей, – видимо, покидая шахту, рабочие замаскировали это помещение, чтобы никто не смог ничего найти.

– Точно, так и было, – подтвердил Сева.

– Теперь осталось дождаться спасателей, – добавил Цветков, – даже если и отругают, то мы не с пустыми руками отсюда выйдем.

Ночь пришлось провести в шахте, возле вагонеток. Ребята пытались поспать, но твёрдая почва не давала нормально улечься на земле.

– У меня всё затекло, – сказал Цветков, – ног совсем не чувствую, – слушайте, а если они нас ищут, но не в шахте? Вдруг они в лес пошли?

– Не найдут в лесу, пойдут сюда. Есть надежда, что дядя Боря им подскажет, – предположил Сева, – есть как хочется, сейчас бы съел всё, что угодно. Там что-то осталось, а?

– Нет ничего, всё подмели. Воды чуть-чуть, на пару глотков, – ответил Цветок.

– Мы точно умрём, и нас никто не спасёт. И золото никому не нужно. Помогите! – заорал Сева.

– Ты чего орешь? Сейчас всех мышей распугаешь. Или ты думаешь, что нас услышат? – успокоил его Матвей.

– Я домой хочу, – захныкал Сева.

– Ты, как всегда, в своём репертуаре, – заключил Цветков, – ничего нового. Как паника, так помогите.

– Ты, можно подумать, ничего не боишься, сидит тут умничает.

– Да успокойся ты, ни сегодня, завтра вытащат нас. Будь уверен. Хоть бы какой-то сигнал им подать, а у нас связи совсем нет, да и телефоны у всех сдохли, – огорчился Матвей.

– Точно, сигнал! – привстал Сева, – давайте бить камнями по вагонеткам, возможно кто-то услышит.

Ребята подорвались с места, взяли каждый по-крупному камню и начали бить по вагонеткам.

– Бейте сильнее, – кричал Сева. Спустя пару часов у мальчишек отнялись руки.

– Нет. Так больше нельзя. Никто не слышит. Давайте отдохнём. Есть предложение – бить по очереди. Сначала один, потом второй, а после третий, – предложил Матвей.

Еще одна ночь прошла возле вагонеток с золотой рудой.

– Интересно, а сколько сейчас времени? Утро, день или ночь? – размышлял Цветков.

– Тебе не всё ли равно? – спросил Сева, – лучше стучи. Матвей, – обратился он, – у нас осталась одна свечка, я как мог, экономил, даже лепил из сгоревших другие, но мы скоро останемся без света.

– А фонарик? – спросил Матвей, – с ним-то что?

– Он сдох еще вчера, или позавчера, – заныл Сева.

– Да не реви ты, – уже не выдержав, крикнул Цветков, и начал бить сильнее камнем об вагонетку с криками: – помогите!

– Тихо, кажется, я что-то слышу, – привстал Матвей, – тише, Антоха, говорю, остановись.

Ребята встали и замолчали. Где-то вдалеке, как им показалось слышались голоса.

– Спасатели, – крикнул Сева, – это спасатели.

Голоса становились всё более отчётливы и ребята расслышали, как кто-то выкрикивает их имена.

– Мы тут, помогите, тут мы, – кричали они в ответ.

Через некоторое время в зал влезли три здоровенных мужика в горном снаряжении с касками на головах, на которых были закреплены фонарики: – нашли, – крикнул один из них.

Ребята подбежали к своим спасителям и обняли их.

– Ох и влетит вам, пацаны, – продолжал тот же спасатель, видимо старший из них.

– Мы золото нашли, смотрите, золото, – сказал им Сева, – это то самое, которое не могли найти много времени.

Спасатель подошёл к вагонеткам и заглянул в одну из них: – вызывайте по рации представителей власти, похоже у нас клад, – приказал он своим соратникам.

После того, как ребят вызволили из-под земли, на поверхности их ждали весьма рассерженные родители и администрация лагеря. Но после всех оправданий и рассказа о найденном золоте, накал немного поутих.

– Как же вы нас всех напугали, ребята, – начал отец Матвея, – я все, конечно, понимаю, но это что-то из рук вон выходящее.

– Пап, ну не ругайся. Мы же живые.

– Это вам повезло, сынок, что вы живы остались, – ответил он, – ладно, как-нибудь разберёмся. Штраф, конечно, придётся заплатить.

– Какой штраф? – удивился Матвей.

– За вызов МЧС, как мне кажется.

– Да мы там золота нашли, наверное, на несколько миллионов, может нам простят этот штраф?

– Смешной ты, иди лучше вон, к маме, успокой её.

До конца первой смены оставалось чуть меньше недели. Все эти дни ребята провели, можно сказать, под домашним арестом. Из лагеря их не выгнали только благодаря тому, что они каким-то чудом нашли золото, оставленное шахтерами еще во времена Великой Отечественной войны.

В предпоследний день, перед окончанием смены, все отряды выстроили на линейке, и директор лагеря долго выступала перед ребятами, в конце её пламенной речи она не забыла упомянуть и о случившемся: – Смена была не только хорошей, как говорится, не без приключений. У нас отличились трое ребят из второго отряда, Матвей Палкин, Антон Цветков и Всеволод Творогов. Нарушив все писанные и неписанные правила, они вопреки указаниям покинули территорию лагеря и решили исследовать близлежащую шахту. Как только они там не погибли, – она вытерла слезу со своего лица, – одному Богу известно. Ну да ладно, как говорится, нет худа без добра. Если бы не их выходка, не нашлось бы спрятанное много лет назад золото. Благодаря чему в наш лагерь направлена крупная сумма денег, которая предполагалась, как вознаграждение нашедшим клад, но родители этих ребят посчитали, что так будет правильно. Поэтому, в скором времени наш лагерь ждут серьезные преобразования. Старые корпуса будет снесены, а на их месте построят новые.

– Вот так да, – возмутился Цветков, – наши с вами деньги пустили в какой-то лагерь.

– Молчи уже, скажи спасибо, что нас вообще не посадили за это, – подтолкнул его Матвей.

Директор лагеря продолжала: – а этим троим, за то, что они нашли клад, администрация нашего города оплатила все путевки на три года вперед, на все три смены, друзья.

– Ура, – тихо выкрикнул Сева, – теперь я буду не один тут.

– Чему ты радуешься? Нас теперь будут пасти каждый день, – расстроился Цветков.

– Да перестань ты, скоро все забудут про это. Да и шахт тут больше нет других. Сейчас в той шахте работы возобновят. А в сейчас там охрану поставили. Так что на нас всем вскоре будет наплевать, – ответил ему Матвей.

– Кстати, а я вам не рассказывал историю про заброшенную усадьбу? – вдруг вспомнил Сева.

– Какую усадьбу? – почти одновременно спросили Матвей и Цветков.

– Ну про усадьбу, не говорил? Нет? Короче, тут рядом есть заброшенная усадьба. Когда-то там жила семья. Однажды ночью в их дом пробрались грабители и кто-то из членов семьи проснулся. Грабители их убили. Хозяин дома с горя покончил с собой. А теперь его привидение бродит по дому и видит в каждом посетителе усадьбы тех самых грабителей. Так вот, говорят, что там пропало много народу, кто хотел увидеть привидение этого помещика.

– Да ладно заливать, – махнул рукой Цветков, – какие привидения, какой помещик?

– Вот и посмотрим, – ответил ему Матвей, – когда вернёмся сюда через неделю.