КулЛиб электронная библиотека 

На границе империй. Том 4 (СИ) [INDIGO] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



На границе империй. Том 4

ГЛАВА 1

Скоро мы должны были выйти из гиперпространства. Мне пришлось идти в рубку сдаваться, а это делать очень не хотелось. Нужно принять весь удар на себя, а то капитану и пилотам влетит за меня. Когда туда зашёл, счётчик на экране отсчитывал последние секунды до выхода из гиперпространства. Ну здравствуй, уже ставшая родной система! Не успел посмотреть на данные радара, как пилот сообщила:

— Командир, входящий вызов.

— Так, девочки, все заткните уши, сейчас будет много шума. Пилот, соединяй.

На экране появился вице-адмирал и сразу стал орать:

— Ты почему улетел? Кто тебе разрешил покинуть станцию?

— Только не говорите, что у меня опять бардак на ней, а я взял и улетел.

— Нет вроде, но тебе никто не давал разрешения улетать.

— Была производственная необходимость и мне пришлось улететь.

— Чего ты несёшь? Какая производственная необходимость?

— Самая обычная. Вы мне ничего не даёте сделать, а мне бронелисты нужны для ремонта кораблей. Где мне их взять? Подумаешь, слетал на несколько дней. Ничего ведь не случилось, пока меня не было?

— Что значит ничего не случилось? Пиратские крейсера тогда откуда?

— Эти случайно получились. Что я виноват, что они в системе оказались?

— Хочешь сказать, что и глушилку гиперпространства ты не забирал с собой?

— Забирал. Для вас же старался, чтобы ускорить процесс.

— Какой процесс?

— Процесс поимки пиратов, чтобы меньше за ними гоняться было, а значит и последующего возвращения в систему.

— Ты ещё скажи, что для меня старался?

— Конечно, всё для вас.

— Тогда где линкор, за которым ты летал?

— Буксиры скоро притащат.

— Только не говори мне больше, что для меня старался, а то мне противно смотреть на твою довольную физиономию.

— Вы можете не смотреть и отключиться. Она вам уже должна прилично надоесть, да я вам даже старался и помогал в этом вопросе, а вы меня наказали и оштрафовали. Это с панелями, помните?

— Помню. Рассказывай, что у тебя с пиратами произошло?

— О, это очень интересная история. Мне попались пираты-сектанты.

— Это точно что-то новенькое.

— Как ты это выяснил?

— Случайно. Эмблема на стене в их рубке меня навела на подозрение. Потом все их действия были странными и непонятными. В итоге выяснилось, что весь корабль — одна сплошная бомба, и они хотели подорвать себя вместе с нами.

— Раз ты притащил их корабль сюда, значит ты с ним разобрался.

— Разобрался. Почти все сектанты сидят здесь в клетке на лётной палубе.

— Перешли мне телеметрию.

— Пилот, отправь.

— Скажи мне, как ты проскользнул на борт крейсера, так что искин тебя не видел?

— Это было совсем несложно. Я просто лёг в капсулу на учёбу, пока медики были заняты погрузкой на лётной палубе.

— Понятно.

— Пиратские капитаны где?

— В трюме. Хотя, смотря кто.

— Что это значит?

— Это и значит. Двое отказались сдаться и погибли. Они сейчас в трюме, а третьего я отпустил.

— Что значит отпустил?

— Это и значит. Высадил на планету и отпустил. С ним там местные сами разберутся. Мне, кстати, повышение рейтинга полагается.

— Это за что тебе рейтинг повышать? За то, что капитана пиратов отпустил?

— Нет конечно, я больше тысячи рабов освободил и вернул на их родную планету, а пиратов я им подарил.

— Что ты сделал?

— Опять проблемы со слухом? Говорю, подарил я их местным племенам.

— Мне просто интересно стало, зачем ты так поступил?

— Облегчил работу себе и СБ. Зачем мне на станции больше тысячи диких? После станции они вниз на планету отправятся, и большинство там погибнет, а так я поступил гуманно. Решил сразу две проблемы.

— Это давно ли ты стал гуманистом?

— Вообще, мне это не свойственно, но иногда во мне просыпается такое чувство.

— Врёшь ты всё. Точно что-то припрятал.

— Вот посмотри в мои честные глаза и скажи, как ты мог так подумать?

— Значит точно что-то припрятал!

— Ничего я не прятал и честно рассказал, как всё было. В этот раз я не делал никаких записей, не было таких возможностей.

— Я проверю.

— Проверяй.

— Всё равно найду, что спрятал.

— Наговариваешь ты на меня, я белый и пушистый.

— Кто угодно, только не ты. Прилетишь на станцию и составишь подробный отчёт.

— Слушаюсь.

Он отключился, а я облегчённо выдохнул. Кажется, буря прошла стороной. Не стал ему говорить, что я припрятал аварца, и пока они там занимаются пиратами, я его по-тихому продам.

— Интересные у тебя отношения с начальством.

Повернулся назад и обнаружил капитана.

— Обычные. Каждое утро что-то выспрашивают. Всё время им нужно что-то знать.

— Работа у них такая.

— Не в этом дело. Они мне не верят и считают, что я их постоянно обманываю и скрываю что-то от них.

— Похоже, у них есть на это основания.

— Да какие основания? Откуда? Вот я хоть раз кого-нибудь обманул?

— Ты ещё спрашиваешь.

— Ты про аварца?

— Да.

— Это не считается. Я про кого-то из вас.

— Нет вроде.

— Вот, а они мне не верят. Ладно, это всё лирика, летим на станцию. Чувствую, мне там влетит ещё. Слушай, не знаешь, как распределить аварские миллионы между всеми экипажами?

— Нет ничего проще — переведи их на счёт корабля, а потом прикажи искину распределить между всеми участниками рейда.

— Что, так можно?

— Можно. Вот только тебе влетит за это. Финансисты это не одобрят. Ты должен им вначале всё передать.

— Идут они куда подальше. Эти нехорошие люди порезали у меня все лимиты.

Сделал всё, как он и сказал. Искин выполнил мой приказ распределить эти средства в соответствии с флотским уставом и регламентом.

— Всё, теперь, как только появится сеть, креды будут перечислены на личные счета всех участников рейда.

— Это хорошо. Откуда ты всё это знаешь?

— У меня родители в банке работали.

— Тогда понятно. Держи свой чип, он больше не нужен.

Мы только начали стыковку к станции, как поступил новый вызов от командования.

— Искин, ты средства перечислил?

— Подтверждаю, все средства перечислены на счета экипажей.

— Отлично, тогда соединяй.

На экране опять появился вице-адмирал.

— Значит, говоришь, белый и пушистый?

— Совершенно верно.

— Тогда чего тянул? Почему сразу не напал на пиратов?

— Зачем мне помогать аварцу? И это был наглядный урок для экипажей кораблей, как действуют пираты. Кроме того, мне интересно было, чем всё закончится у них.

— Транспондеры тоже выключил для этого или чтобы ускорить процесс их поимки?

— Конечно. Подманивал. Вот видите, и вы уже начинаете меня понимать. Для вас старался.

— Что же ты тогда у него креды взял?

— Это была совершенно честная сделка, я ему пообещал напасть и напал. Он оплатил, а я выполнил его заказ. Ко мне не может быть никаких претензий.

— Они как раз есть. Креды где? Только не говори, что потерял чип, не поверю.

— Вот опять вы мне не верите? Нет, конечно, я не потерял его, а вернул капитану крейсера, он же был его.

— А креды где? Пропали?

— Почему сразу пропали? Креды по моему приказу были распределены между всеми участниками рейда. Это часть нашей добычи.

— Ты должен был всё передать финансистам!

— Идут они куда подальше, эти не буду говорить кто, а то опять оштрафуют. Они мне все лимиты порезали, и эти креды — наша добыча, а не их.

— Ты на флоте служишь и есть установленный порядок.

— Я вообще-то вольнонаёмный, а когда их получил, то был пиратом. Так что это наша добыча, ё хо-хо и бутылка рому! Рома мы, правда, у них не нашли. Наверно, пираты весь выпили.

— Они тебе устроят «наша добыча». Будешь знать, пират ты недоделанный.

— Да ладно. Они и так уже всё, что могли сделали.

— Ты ещё не знаешь всех их возможностей.

— Уже начинаю бояться.

— Надо же, не соврал, и правда распределил все креды.

— Вот и говорю, что я белый и пушистый.

— Ты точно не можешь быть таким. Значит, ещё что-то припрятал. Всё равно найдём, что спрятал.

— Ищите, мне нечего скрывать.

Он отключился. Сейчас успокоятся, и я по-тихому продам этих аварцев. Не сам, конечно, а пирата подключу. Как бы мне его от СБ спрятать? Связался с Крисом.

— Слушаю.

— Там один пират сидит в клетке. Он суперкарго был у пиратов. Запри его отдельно в карцере.

— Зачем?

— Хочу с ним потом пообщаться, а то сейчас СБ всех заберёт, и потом оттуда его не получишь.

— Понял.

— Когда будете возвращаться на рейдер, тоже забери его с собой.

— Сделаю.

Понаблюдал в камеры, как пирата перевели и заперли в карцере. На лётной палубе заметил Леру. Она с техниками занималась осмотром яхты аварца. Она их чем-то заинтересовала.

После стыковки со станцией перешёл на станцию и отправился в командный центр. Там были оба и Дед, и Мила. Мила посмотрела на меня осуждающе, но ничего не сказала.

— Что, решил сбежать? — спросил Дед.

— Почему сразу сбежать? Вообще хотел бы сбежать — сбежал, а так слетал и поработал, и развеялся.

— Двоих пиратов уничтожил и доволен?

— Не двоих, а троих. Третий, правда, скорей торговец рабами, чем пират.

— Пока не забыл, нужно будет отправить кого-нибудь из СБ проверить пиратские крейсера на предмет взрывных устройств.

— Сделал.

— Что у вас происходит? Надеюсь, станция не отметила такое радостное событие как мой отлёт?

— На станции вроде всё в порядке. Впрочем, тебе видней.

— Я уже получил кучу разных проблем.

— Вот и разбирайся с ними, а не летай куда попало.

— Скучно, я скоро в этой административной работе утону.

— Теперь развеялся и с новыми силами греби дальше.

— Погрёб я тогда работать.

Следующие два дня я исправно занимался текущими проблемами станции, которых поднакопилось немало. Буксиры вскоре прилетели вместе с остатками линкора. Увидев их, СБ возбудилось и, собрав больше десятка техников с кораблей, отправилось вскрывать нос корабля, вернее то, что от него осталось. Они рассчитывали найти искин. Техники хотели найти погибший экипаж. Как тех, так и других ждало разочарование — искин был разбит, и никакие защиты ему не помогли.

Погибший экипаж тоже нашли, вернее то, что от него осталось — там тоже взять было нечего. Взяли только анализы ДНК погибших и на этом успокоились. Зато на сектантском крейсере нашли ещё три заряда с взрывчаткой. Крис со своими, как и Лера с техниками, пока оставались на тяжёлом крейсере, решая все дела по подсчёту и реализации трофеев. Пиратов и сектантов, как я и думал, почти сразу забрало СБ себе. Остался только суперкарго в карцере.

Решил, что пора действовать, все заняты делами и обо мне забыли. В списке трофеев выделил три криокапсулы и выкупил их у финансистов. Заплатил десять тысяч за них, хотя их оценили по две тысячи за штуку. Это оказалось моей ошибкой. Где через час после этого включился экран, и появился довольный вице-адмирал.

— Так-так и зачем тебе понадобились три криокапсулы?

— Вы что, следите за каждым моим шагом?

— Я нет, а вот финансовый контроль — да.

— Я честно купил за свои кровно заработанные, а не украденные креды, так что имею полное право.

— Имеешь-имеешь, вот только ты так мне и не ответил, зачем они тебе?

— Спать в них буду, мне жарко.

— Что, сразу в трёх?

— Да, в каждой по очереди.

— Не замёрзнешь?

— Нет.

— Значит, правду говорить не хочешь.

— Это моё личное дело — что хочу, то и делаю. Флот это никак не касается.

— Ещё как касается. Что спрятал в этих капсулах?

— Ничего такого я там не прятал.

Экран разделился, и на второй половинке появился начальник СБ флота.

— Мне вот тоже интересно стало, что ты в них спрятал.

— Ну вот ещё и СБ нарисовалось. Официально заявляю — ничего противозаконного я не сделал, просто купил три криокапсулы.

— Не верю я тебе, а кстати, где аварец?

— Какой аварец?

— Тот, с которым ты сделку заключил.

— В трюме вроде лежал.

— Что с ним произошло?

— Ничего вроде.

— Тогда почему он в трюме?

— Может, ему там нравится.

— Тогда всё понятно. Значит, запихнул их в капсулы и решил продать. Зачем они тебе понадобились?

— Имею полное право, они не пираты, и я их спас.

— Понятно, решил выкуп за них получить.

— Чего такого? Всё по закону. Не отпускать же их просто так.

— Сам придумал или кто помог? Похоже, помог, не просто так ты одного пирата в карцере оставил.

— Это твои виноваты, а не я, это они его забыли забрать.

— Что мне теперь с тобой делать?

— Чего такого-то? Ничего противозаконного я не сделал!

— Он торговать аварцами собрался и ничего такого у него.

— Как они со мной, так я с ними.

— Что ты узнал об этом аварце?

— Ничего я не узнавал и кроме имени ничего не знаю, а оно, возможно, не настоящее.

— Как он себя назвал?

— Альгар Дарзид.

Он отвлёкся, видимо, послал запрос и ожидал результат. Что он получил в ответ, я не видел, но после этого его тон резко поменялся.

— Где он?

— В капсуле, где ещё-то. Предупреждаю сразу — это теперь моя добыча, я законно купил капсулу с ним. Он не пират, а просто транзитник. СБ к нему никакого отношения не имеет.

— Размечтался.

— Немедленно доставить все три капсулы в СБ.

— Не имеете права! Это уже моя собственность!

— Уже нет.

Мне пришло уведомление, что сделка расторгнута СБ, и креды вернулись на мой счёт.

— Что, так можно было?

— Можно — ответил он, не отвлекаясь от экрана. Видимо, получая инструкции.

— Тогда почему мне раньше мой крейсер не вернули, если так можно было?

— Не заслужил.

— Даже так. Тогда хрен вам, а не Аварец. Вы его тоже не заслужили, это моя добыча.

— Ты что задумал?

— Ничего.

Вот только три моих дроида стоящие на зарядке на лётной палубе пошли в трюм портить криокапсулы.

— Я же вижу ты что-то задумал.

— Ничего особенного.

— Только посмей тронуть криокапсулы — сразу в карцере СБ окажешься.

Было обидно, что у меня вот так взяли и всё отобрали. Расстроился, конечно, но этот аварец не стоил того, чтобы из-за него опять попадать в СБ. Ничего хорошего меня там не ждало. Пришлось отправить дроидов обратно.

— Опять всю работу за вас сделал, а мне ничего не достанется!

— Считай тебе повезло, что ты так легко отделался.

— Больше не буду никого захватывать, всё равно всех отбираете.

— Ты куда ещё собрался?

— Никуда я не собрался. Что это за аварец?

— Это секретная информация. К тебе вылетает представитель командования и его заберёт.

— Только его? Отлично, значит могу оставить себе его подружек.

— Размечтался. Он всех троих заберёт. Где искин яхты?

— Уничтожен.

— Кто его уничтожил?

— Не знаю, может сам, а может пираты, когда захватили яхту.

— Очень жаль.

Он как-то странно посмотрел на меня. Потом добавил:

— Это же надо как тебе везёт.

После чего отключился. Вице-адмирал внимательно слушал наш разговор. После этого покачал головой и сказал:

— Жулик.

И тоже отключился.

— Сами вы жулики, а точнее грабители. Взяли и забрали мои трофеи.

Интересно, кто такой этот аварец, что за ним выслали спецпредставителя? Надо было его в капсулу засунуть и ментокопирование сделать. Вот только Док, наверно, не согласился бы на это. Нужно будет купить базу медика. Хотя база медика мне ни к чему, а вот медтехника, наверное, пригодилась бы. Нужно выяснить у Дока, можно с базой медтехника делать ментокопирование или нет.

Пришло сообщение от Леры. Она спрашивала, занят я или нет, и что она сейчас около моего кабинета. Ответил, чтобы не скромничала и заходила.

Она почти сразу зашла.

— Привет, проходи.

— Привет, у меня небольшое дело, и я хотела с тобой поговорить.

— Все дела подождут. Выпьешь со мной?

— Я на службе.

— Не переживай на этот счёт и смело говори, что я заставил.

Открыл вино и налил ей и себе.

— Что у тебя случилось?

— Начальство ограбило, отняло аварцев, а я их купил вместе с капсулами.

— Зачем они им?

— Не знаю, какие-то дела по линии СБ. Мне ничего не сказали. Иди ко мне, я соскучился по тебе.

— Ты чего? Здесь же камеры везде.

— Наплевать, я их покрасил. Хочешь покажу тебе кровать в каюте?

— Что, там интересная кровать?

— Очень.

Часть 2

Процесс осмотра немного затянулся по понятной причине. Когда мы отдыхали, я её спросил:

— Ты вообще что хотела?

— Поговорить с тобой.

— Рассказывай, какие проблемы.

— Мы с девочками хотим выкупить яхту.

— Зачем она вам?

— Отремонтируем и продадим. Она дорогая, нужно только запчасти для двигателя найти и искин под неё.

— Где ты это всё найдёшь?

— Искин нашла на планете, но с ним проблема — он не взломанный, а запчасти можно у оширцев заказать. Они у них есть, я узнавала. Кроме того, нам не хватает кредов для того, чтобы её выкупить. Мы хотели предложить тебе, чтобы ты выкупил её вместе с нами.

— Продать вы её потом кому хотите?

— Думаю, это не проблема, и в рабочем состоянии она продастся.

— Я подумаю над твоим предложением.

— Подумай, только наложи пока блокировку, чтобы кто-нибудь не выкупил её.

— Сделал.

— Если не захочешь участвовать — дай мне время, и я найду ещё кого-нибудь.

— Хорошо.

Когда она уходила, то вышел проводить её до приёмной. На выходе они обменялись недружелюбными взглядами с Эллой. Похоже, что-то не поделили, или Элла не пускала ко мне. Обдумав её предложение, решил поучаствовать в выкупе яхты. Креды были и нужно было их куда-то вложить. Для чего вечером заглянул на тяжёлый крейсер к Лере.

— Слушай, я обдумал твоё предложение, и решил согласиться.

— Это хорошо. Нам не хватает тысяч двести, не меньше. Как у тебя с финансами?

— Нормально, столько найду. Если будет нужно в банке кредит возьму.

— Думаю, тысяч в двести уложимся. Основная проблема — это искин. Он, как я поняла, снят с разбитого флаера, и кодов доступа от него нет.

— Зачем он такой? Его же взламывать нужно?

— Может, у тебя есть возможность его взломать?

— Понимаешь, возможность есть. Вот только не знаю, согласится он или нет. Он работает на СБ и засекречен. Все наши разговоры слушаются, и он опасается проблем.

— Это плохо. В этом вопросе я на тебя рассчитывала.

— Если бы я мог, то помог, но от меня, к сожалению, ничего не зависит. Поговорю с ним завтра, возможно, получится что-то сделать, но это не самое сложное. Думаю, хакера можно найти на планете.

— Что тогда сложное?

— Понимаешь, дело в том, что за мной неусыпно следит финансовый контроль, и я могу только перекинуть тебе деньги в самый последний момент, чтобы ничего не испортить, и они не заблокировали покупку. Договариваться по выкупу с финансистами ты будешь сама, там я никак не должен фигурировать. Хотя, в целом, чем смогу, тем помогу, конечно.

— Конечно, я всё сделаю сама. Не переживай на этот счёт.

— Тогда скинь мне, что за искин, и кто его продаёт. Он точно подойдёт для этой яхты?

— Точно, я проверяла. Он, конечно, сильно устарел, но подойдёт и работать будет, я проверила. К сожалению, здесь на планете есть только такой вариант. Можно, конечно, заказать у оширцев уже раскодированный, но он будет в три раза дороже.

— Сколько за него просят?

— Пятьдесят тысяч.

— За невзломанный и непонятно в каком состоянии?

— Это ещё дешево.

Посмотрел на ссылку в планетарной сети, которую она мне дала. Модель искина Сандео 15977. Она была сильно устаревшая, такие уже лет пятьдесят как не выпускались.

— Лера, он же совсем древний? Ему лет сто, никак не меньше.

— Нам какая разница, сколько ему лет, лишь бы работал. У того, кто купит, яхту креды есть, и он купит себе новый, современный искин, а нам нужно только привести его в рабочее состояние.

— Ты, конечно, права. Вот только он уже сто лет не работал и где-то пылился на складе, и в каком он состоянии не понятно. Может, его место давно на свалке.

— Ты тоже прав. Нужно это всё обговорить.

— Прежде чем покупать, нужно хакера найти. Когда ты поговоришь со своим хакером?

— Он не мой, а СБ. Завтра вызову его и поговорю.

— Тогда потом отправь мне сообщение, какой будет результат.

— Хорошо. Модель яхты мне скажи.

— Она аварская, называется Тысячелетие Олдана. Ходовая модель из яхт семейства Олдана.

В инженерной базе ничего не было по этой модели. Впрочем, это было не удивительно.

Посмотрев в сети данные этого производителя, узнал, что эта модель относится к самому малому классу яхт. Их ремонтом занимались техники. Данная модель у производителя практически пустая — без внутренней отделки стоила десять миллионов. Трофейная была уже далеко не новая, с двумя пробоинами в корме и множеством различных повреждений корпуса. Финансисты оценили её в семьсот тысяч. Подобные у оширцев стоили два три миллиона в зависимости от состояния и внутренней отделки. За такую цену её, конечно, было здесь не продать, но Лера рассчитывала удвоить наши вложения. У меня были сильные сомнения на этот счёт, но я решил рискнуть, доверившись её чутью.

Утром я решил не откладывать разговор с Элл и сразу вызвал его.

Он удивлённо посмотрел на меня.

— Ты вернулся?

— Конечно. Подумаешь, улетел на несколько дней.

— У нас болтали, что ты совсем сбежал.

— Не сбегал я. Просто слетал поработать и развеяться.

— Так слетал, что за тобой хотели погоню посылать?

— Что, серьёзно так было?

— Рассматривали такой вариант, как я понимаю.

— Интересно, на чём они собирались меня лететь искать?

— Этого я не знаю.

— Вся ударная эскадра была со мной. Здесь остались только повреждённые рейдеры.

— Наверное поэтому и не полетели. Как слетал?

— Отлично слетал. Всё что хотел сделал. Пиратов уничтожил, обломки линкора притащил.

— Интересные у тебя там развлечения.

— Скучно. Каждый день одно и то же. Приходишь на работу и начинаешь разбираться с проблемами станции.

— Ты ещё не знаешь, что такое скучно. Мне вообще никуда не выйти, сижу тут как в тюрьме под замком и охраной.

— Что, вообще никуда не выпускают?

— Иногда можно походить по магазинам что-нибудь купить.

— Как насчёт девочек, сходить в бордель?

— Какой бордель? Откуда ему здесь взяться?

— Что, совсем никак?

— Никак.

— Так нельзя. Ты так совсем засохнешь.

— Что сделаешь, я здесь один сижу, и у меня нет красивой помощницы, как у тебя.

— У меня ничего нет с Эллой, она всего лишь моя помощница, не больше.

— Говорят, у тебя и так хватает подружек?

— Последнее время тоже стало как-то плохо.

— Всё равно лучше, чем у меня. Ладно, не будем о плохом. Как у тебя дела с базой?

— Закончил учить второй уровень, начал третий. Почему она так медленно учится?

— Потому что большая и очень сложная. Некоторым вообще не дано. Выучат, а пользоваться не могут.

— Почему?

— Точно не знаю, вроде нужен аналитический склад ума. Когда ты успел второй уровень выучить?

— Учил под разгоном, пока летели в гиперпространстве.

— Тогда уже можно начинать обучаться.

— Хотел тебя попросить взломать искин, это не по работе, а так частный заказ.

— Ты же знаешь, что не могу, но ты можешь сам уже это сделать, а я помогу тебе в этом вопросе. Для тебя будет это первый опыт по взлому.

— Ты уверен, что смогу?

— Говорю же, я помогу и подскажу. Пока лови мою программу для взлома и коллекцию вирусов. Вот ссылка, где они хранятся в сети, также логин и пароль для входа.

— Лучше это всё иметь у себя на нейросети.

Зашёл туда и посмотрел объем.

— Не влезет на нейросеть. У меня там уже много чего по инженерии хранится.

— Пока учишься, можешь не хранить, но потом нужно будет хранить всё на нейросети. Тебе придётся установить себе дополнительный имплантат-модуль на увеличение памяти.

— У тебя какая нейросеть? Есть возможность установить?

— Не знаю, есть или нет. У меня установлена вторичная инженерная нейросеть поколения пять плюс.

— Почему так? Она же старая?

— У меня выбора не было. Сильно подозреваю, что флотские нашли на планете, то и установили. У нас здесь нет представительства компании «Нейросеть».

— Можно было заказать.

— Можно. Вот только кому я нужен? Меня взяли от безысходности. Инженер пропал, а тех, кого послали сюда, до сих пор отдыхают в оширской тюрьме.

— Что значит кому нужен?

— Ты забыл, я дикий, и это был своего рода эксперимент. Назывался он «Давай попробуем». Получится из него что-нибудь — уже хорошо, а если нет — тоже ничего страшного.

— У тебя всего два слота на нейросети под имплантаты.

— Откуда ты это знаешь?

— Посмотрел данные в сети.

— Что можно два имплантата уставить?

— Да, всего два. У тебя старенькая нейросеть.

— Хорошо, что вообще есть такая возможность, а то я опасался, что придётся нейросеть менять.

— Не придётся, но учти, стоят они немало. Цены на них от миллиона начинаются.

— Понимаю, что недёшево.

— Тогда копи креды на имплантат.

— Считай уже начал.

— В общем, сегодня разбирайся с тем, что я тебе дал, а завтра уже попробуешь на искине.

— Он пока на планете.

— Тогда когда его доставят.

— Завтра с тобой свяжусь.

Отправил сообщение Лере.

— Он отказался, но сказал, что поможет, так что узнавай по искину.

— Поняла.

Вскоре она договорилась и, оставив за него залог в десять тысяч, искин отправился на станцию. Объявление в сети было очень давним, и, похоже, владелец не рассчитывал уже его продать, если согласился на залог в десять тысяч. Почитал про него в сети — быстро выяснилось, что такие искины были очень примитивными и простыми. Размер у них тоже был компактным и неходовым. Поэтому они ставились только флаера и небольшие яхты. Там их производительности вполне хватало для управления. Почитал в сети сколько стоит взлом искина. Стандартно было от тридцати до пятидесяти тысяч за искин, но те, кто этим занимались, не афишировали себя и свои услуги, работая через посредников.

Нашёл в сети хакерский форум — там на входе стояла интересная вещь. Чтобы зайти на него, нужно было взломать код на входе. Только так можно было попасть на него. Вначале хотел попробовать взломать, используя программку взлома, которую мне дал Элл. Однако решил это пока не делать, сильно подозревая, что это ловушка и не стоит её трогать.

Утром меня у работы ожидал технический дроид Леры с искином в манипуляторах. Он оставил искин у меня на столе и уехал. Сразу вызвал Элл.

— Удачно получилось, искин уже доставили.

Он критически посмотрел на искин.

— Где ты откопал эту историю?

— На планете, я же говорил тебе.

— Ему место давно на свалке. Впрочем, тебе на нём учиться в самый раз. Подключай его к сети и питанию.

Быстро всё сделал, как он сказал.

— Готово.

— Вижу. Теперь подключайся сам к нему и активируй программу для взлома. У него простая защита, должна быстро рухнуть, если он рабочий, конечно.

— Вроде проверяли, и он был рабочим.

— Когда это было? Полсотни лет назад?

— Подозреваю что так.

Сейчас всё станет понятно. Программа запустила первый цикл проверки и выдала, что искин, даёт обратный отклик. Это уже радовало.

— Элл, скажи, что я вчера разбирался с этой программой для взлома и у меня к тебе куча вопросов появилась.

— Спрашивай.

Пока мы обсуждали работу его программы, он мне всё подробно рассказывал: какой блок для чего нужен и какую функцию выполняет. Его программка пока сама отрабатывала взлом.

— Знаешь, не думал, что ты разберёшься в ней. Для второго уровня рановато.

— Я уже третий учу.

— Все рано.

— Не знаю. Мне не показалось сложным. Просто я запутался в блоках какой из них за что отвечает, только сейчас разобрался, когда ты объяснил.

— Похоже, я в тебе не ошибся.

— О чём ты?

— Хакер из тебя получится. Говорю же, некоторые и базу выучат, а толку никакого.

— Значит, я не первый у тебя?

— Не первый.

— Какой?

— Не могу ответить.

— Понял.

— Просто странно, ты молодо выглядишь.

— Ты на себя посмотри, сам немного старше меня, а уже командир станции. Тебе сколько лет?

— Знаешь, я даже не знаю, сколько мне лет по общему времени. Наверно, около тридцати.

— Вот, а ты уже командуешь станцией.

— Я здесь совсем ни при чём, это пираты постарались. Все старшие командиры погибли, и я был вынужден принять командование. После этого я отказался от командования, но меня не хотят снимать и не потому, что я такой классный командир.

— Тогда почему?

— Я тебе уже говорил почему. Дикий, не жалко, если погибнет. Мы здесь все штрафники сидим в полном окружении. На нас готовы напасть в любой момент, и никто не придёт к нам на помощь. Тебе рассказать, кого они будут ловить в первую очередь, когда захватят станцию или сам догадаешься?

— Это очевидно — тебя.

— Правильно. Так что мой возраст здесь совсем ни при чём.

— Как ты можешь работать? Понимая всё это?

— Нормально. Привык уже. Просто не удивляйся, если вместо меня следующий раз увидишь аварца или оширца, но мы ещё повоюем. Впрочем, мы отвлеклись, скажи мне лучше, я хотел зайти на форум хакеров, но там просят сделать взлом входа.

— Что ты сделал?

— Ничего. Решил не пытаться это делать.

— Почему?

— Предчувствие было нехорошим.

— Правильно сделал. Это своего рода ловушка. Ни один хакер не станет её взламывать, он её просто обойдёт. Это разные неучи пытаются взломать и попадают в добрые руки СБ.

— Вот оно что, значит все эти сайты под контролем СБ.

— Конечно.

— Ты там бывал?

— Бывал, конечно. Там можно много интересного узнать или подчеркнуть для себя от других. Вирусами поменяться.

— Как тогда туда заходить?

— Очень просто — ты вначале должен запутать след, который ведёт к тебе, чтобы тебя не отследили. Смотри, покажу на примере, как это делается. Вообще лучше всего заходить с планшета, тогда его выкинул после взлома, и всё — оборвал дорожку к себе, а нейросеть ведь не выкинешь, она в тебе. Пока иди за мной в сети и смотри, как и что я буду делать.

Он долго водил меня по сети и показывал, как правильно запутывать следы. В этом вопросе чувствовался у него большой опыт. Когда мы закончили, я его спросил:

— Скажи, а сколько тебе лет?

— Не могу ответить, но больше, чем тебе.

— Не может быть, я думал, тебе нет восемнадцати.

— Я с планеты Малдена. Хотя, думаю, это название тебе ничего не скажет.

— Ничего.

— В общем, на этой планете была основана женская колония.

— Что, совсем без мужчин?

— Нет, конечно, просто всё руководство были женщины и большинство на планете тоже. В один день руководство собралось и решило, что население планеты быстро стареет и нужно это исправить. Большинство в колонии поддержало это решение. Тогда они наняли биологов и те внесли изменения в ДНК местных жителей. В общем, после этого все жители выглядят, как я.

— Вы что, не старее теперь?

— Стареем так же, как все. Просто выглядим как подростки, а потом как постаревшие подростки.

— Тяжело, наверное, когда тебя не воспринимают как взрослого.

— Очень.

— Женщины у вас тоже так выглядят?

— Да.

— Что было потом?

— Ничего. Принявшие такое решение сбежали, когда поняли, что натворили, а остальные продолжили жить как есть. Исправить уже было ничего нельзя.

— Как вы определяли на планете кто подросток, а кто уже взрослый?

— В основном по глазам.

— Мне, наверно, не отличить будет.

— Почти никто и не может. Что у тебя с искином?

— Сейчас посмотрю.

— Не поверишь, он взломан.

— Поверю. Он очень простой и защита у него совсем слабенькая.

— Что с ним теперь делать?

— Тебе данные с него нужны?

— Нет.

— Тогда чистишь его полностью и потом устанавливаешь по новой его прошивку. Её можно найти в сети. После этого его можно использовать.

— Можешь проверить рабочий он или нет.

— Сейчас посмотрю.

— Вроде нормальный, но старый уже. Установи его куда хотел и потом тестируй. Если сбоев не будет, значит ещё поработает.

— Понял, что я тебе должен за помощь?

— Даже не знаю, ты всё сам сделал и пришло сообщение от него в машинном коде. В ней была указана торговая лавка. Пройдя по ссылке, я обнаружил работающую торговую лавку и в ней дорогие вина. Не зная, что он предпочитает, связался с продавщицей.

— Девушка, порекомендуйте мне хорошее вино. Хочу приятелю сделать подарок.


Часть 3

Она порекомендовала две марки вина: одно за пять тысяч, второе за четыре. Приобрёл обе бутылки.

— Оплатил вино, — сказал ей.

— Вижу.

— Девушка, у меня к вам будет просьба.

— Какая?

— Понимаете, я нахожусь на другой станции, и он сам придёт и заберёт его. Скажет, что от меня. Меня зовут Алекс Мерф.

— Хорошо, передам всё, как вы просите.

— Девушка, а можно лично вам нескромный вопрос?

— Попробуйте.

— Вы замужем?

— Нет, а вам зачем?

— Просто приятель у меня скучает в одиночестве. Не хотите сходить с ним куда-нибудь вместе?

— Почему вы за него спрашиваете?

— Он очень скромный.

— Не обещаю, но когда придет, посмотрю.

— Это замечательно. Понимаете, он выглядит очень молодо, но это совсем не так. Он старше меня.

— Хорошо, я это учту.

Когда вернулся Элл, терпеливо дожидался результата.

— Элл, радуйся я нашёл тебе подружку.

— Чего ты сделал?

— Говорю, подружку тебе нашёл и почти договорился с ней. Она продавщицей работает и не против с тобой встретиться. В общем, забери у неё вино на моё имя и веди в ресторан или куда у вас там можно сводить девушку.

— Когда ты всё успел? Что, просто так взял и договорился?

— Конечно, что тянуть?

— Даже не знаю, что сказать.

— Спасибо потом скажешь.

— Как ты только всё успел?

— Поработаешь как я за четверых, ещё не так успевать будешь. В общем, действуй.

— Хорошо. Завтра принеси ещё какой-нибудь искин посложнее и не такой древний.

— У меня почти ничего не осталось на складе, ты уже почти всё взломал.

— Нет, эти тебе нельзя трогать. Сделаешь что-нибудь не то, и информация с них пропадёт. Мне тогда голову оторвут за это.

— У меня других нет. Только эти.

— Поищи на планете.

— Что мне их скупать прикажешь? Они там почти все старые, как этот, и куда я с ними потом?

— Это действительно проблема. Нужно подумать.

— Подумай, а может мне на кредовых чипах потренироваться?

— Это ещё сложно для тебя. Там стоит трёхуровневая защита, тебе её не взломать будет.

— Что, очень сложно?

— Вот смотри.

Он прислал мне архитектуру строения защиты чипа.

— Она состоит из трёх уровней, и просто так каждый уровень не взломать. Причём если что-то пойдёт не так, то все средства на чипе безвозвратно пропадут.

— Действительно сложно.

— Тебе нужно что-то попроще. Я подумаю, что можно придумать, а пока мне нужно поработать.

— Мне, кстати, тоже.

Он оставил меня наедине с искином, и я решил закончить с ним и передать Лере. Вот только передумал и всё-таки решил посмотреть, что на нём сохранилось. Продавец не обманул, и он был снят с флаера. Флаер был подбит пауками при попытке взлететь. Пилот тянул сколько мог, но флаер был перегружен и далеко не улетел. Он упал в лес, был слышен треск веток и потом сильный удар. Изображение из кабины пропало. Что стало с пассажирами — было не понятно, но вряд ли они смогли выжить. Из того, что показали наружные камеры перед взлётом флаера, мне стало совсем не по себе. В городе шло массовое истребление жителей пауками. Они как черные ручьи текли по дорогам города, уничтожая любое сопротивление на своём пути. Очень мрачное прошлое было у этой планеты, не хотелось его больше смотреть. Всё стёр и залил новую прошивку. После чего связался с Лерой:

— Лера, всё готово, можно забирать. Лови коды доступа.

— Быстро ты с ним решил.

— Он старый и защита у него совсем слабая. Нужно его будет установить и оттестировать. Если не будет сбоев, значит всё в порядке, и он ещё поработает.

— Отправляю дроида за ним. Снимай блокировку с яхты.

— Рано снимать, проверь искин вначале.

— Как сделаю, сообщу.

— Буду ждать.

Меньше чем через час пришло сообщение от неё, что искин работает без сбоев, и чтобы я снимал блокировку и перевёл ей двести тысяч. Всё сделал, как она просила. Через несколько минут яхта у искина числилась как проданная. После этого у меня на счёте осталось всего пару тысяч. Вся надежда была на трофейные, которые должны были выплатить. В крайнем случае у меня на чипе ещё было немного кредов, на жизнь должно было хватить, если штрафовать не будут. Вечером заглянул к Лере — она с сёстрами работала, как пчёлки с яхтой.

— Всё в порядке, она наша. Мне удалось выторговать даже небольшую скидку на неё.

— Это хорошо. Что по ремонту?

— Запчасти заказала у оширцев, и через три дня они должны прилететь с транспортной компанией. Сколько ты заплатил за взлом?

— Девять тысяч.

— Ничего себе, как дёшево. Можно ещё обращаться к нему?

— Там всё сложно. Думаю, нет.

— Жаль.

— Скоро вы закончите с ней?

— Полагаю, за неделю всё сделаем.

— Помощь какая нужна?

— Ты и так помог, а дальше мы сами всё сделаем.

— Будет что нужно — зовите.

— Мы подумаем и, возможно, заглянем в гости.

— Буду ждать.

В гости они пока не могли прийти, мы жили на разных кораблях. Поэтому вечером стал разбираться над защитой чипа. Вначале разбирался, потом решил изменить программку Элл для взлома. Полночи с ней провозился и утром не выспавшийся отправился на работу. Там отправил сообщение Элл, чтобы он проверил моё ночное творчество. Он ответил, что пока занят и посмотрит позже. Решил не откладывать это дело в долгий ящик и попробовать на своём чипе. Трофейные чипы лежали у Криса в оружейке, а он сам был пока на тяжёлом крейсере. Поэтому пошёл до ближайшей лавки и купил новый чип, перевёл на него остаток кредов, оставив на старом один кред. После чего начал его взлом с помощью моей программы. Поначалу всё было хорошо, потом всё резко остановилось, и чип сгорел. Озадаченный этим обстоятельством, не заметил, как появился Элл на экране.

— Что сидишь на него смотришь?

— Сгорел.

— Тебя я предупреждал — это очень сложно.

— Думал, что я разобрался с этим вчера.

— Посмотрел я на твоё творчество, и ты там наделал кучу ошибок. Хотя в целом мыслишь ты интересно, мне даже интересно стало, что у тебя получится из этого.

Он начал мне подробно объяснять мои ошибки, где я и что неправильно сделал. Выяснилось, что я очень многое неправильно сделал. Правда, закончить мы не успели — дверь в кабинет открылась, и в него вошли Мила с Эллой. Элла пыталась не пустить Милу, но ту было не остановить. Она зашла вместе с ней.

— Элла, Мила, что происходит?

— Я ей говорю, что вы заняты, а она меня не слушает. Попробуй её останови, — сказала Элла.

— Так, Элла, иди к себе. Мила, что случилось?

— Я хочу поговорить с тобой, а ты не отвечаешь на мои запросы, поэтому мне пришлось самой прийти к тебе.

Быстро понял, что мне сейчас предстоит тяжёлый разговор с ней.

— Послушай, Алекс, я понимаю, что ты занят и у тебя много работы, но я всё-таки твоя девушка, и ты мог бы мне уделить хоть немного больше времени.

— Мила, что ты говоришь, какая девушка?

— Вся станция знает, что у нас отношения с тобой, так что будь добр, удели мне немного внимания.

— Что случилось? Какие проблемы у тебя?

— Очень простые, — и она расстегнула комбинезон.

— Элл, извини, давай позже договорим.

Она обернулась и, заметив, что мы не одни, сказала:

— Да, Элл, потом поговорите.

— Ладно, Алекс, я позже загляну. Вижу, ты очень занят.

— Он сейчас будет очень занят, — и она силой потащила меня в каюту.

Ушла она через пару часов абсолютно довольная собой. Сам я был сильно озадачен тем, что произошло. У меня не было никаких планов на счёт неё, и я искренне полагал, что всё давно закончено между нами. Со временем обида на неё прошла, но я точно не собирался возобновлять отношения. Вот только выяснилось, что моё желание её совсем не волнует. Что мне со всем этим делать? С одной стороны, это было даже неплохо, учитывая мой контракт. С другой стороны, я считал своей девушкой Леру. Хотя мне и Мила нравилась, несмотря ни на что.

— Что задумался? Должен быть довольным, а ты таким не выглядишь.

Поднял голову — на экране был Элл.

— Запутался я, Элл, в своих чувствах и отношениях с женщинами. Даже не знаю, как мне быть.

— Разберёшься. Мне бы твои проблемы.

— Как у тебя, кстати, прошло? Сводил девушку куда-нибудь?

— Сводил, — сказал он со вздохом.

— Что так грустно?

— Да какое это свидание, когда рядом два охранника находятся?

— Сочувствую. Как тебе, понравилась эта девушка?

— В том-то и дело, что понравилась.

— Даже не знаю, чем тебе помочь ещё.

— Чем ты можешь мне помочь? Дальше сам разберусь. Давай вернёмся к тому, на чём остановились.

— Давай.

Он ещё раз подробно рассказал и указал на все мои ошибки, сказал, чтобы я всё переделывал. Вечером пришлось всё по новой переделывать с учётом моих ошибок.

Утром я купил новый чип, перекинул на него один кред и начал взламывать. Результат оказался тот же. Чип сгорел. Со злостью выкинул его в утилизатор и отправил переделанную программу Элл с сообщением, что опять ничего не работает. Он появился вечером и снова указал мне на мои ошибки. Их опять оказалось много. Весь вечер и часть ночи снова переделывал программу. Утром результат оказался тем же — чип сгорел. Программа не хотела работать. Вечером появился Элл.

— Что-то ты молчишь? Весь день от тебя никаких сообщений нет?

— Работаю.

— Что над твоей программкой?

— Она не работает, только чипы жжёт.

— Я говорил — рано тебе ещё такими вещами заниматься.

— Так нечем было больше практиковаться.

— Перешли, что ты в ней изменил. Посмотрю на твоё творчество.

Ошибок оказалось гораздо меньше, чем в прошлый раз, но они были. Вечером продолжил исправлять их. Утром чип опять сгорел.

— Да чтоб их всех… Напридумывают защит.

Хотел уже запустить чип в утилизатор, как входная дверь открылась, и в кабинет зашёл представитель командования.

— Здрасте, не ждали. Вот и грабители пожаловали. Если думаешь, что я соскучился по тебе, то зря.

— Хватит кривляться, я по делу.

— К подружке своей загляни. Она, наверное, соскучилась.

— Загляну. Скажи мне, что ты знаешь про этих аварцев?

— Ты про этих с яхты?

— Да.

— Ничего я про них не знаю.

— Тогда почему хотел их выкупить?

— Не хотел, а выкупил. Имею полное право, они не пираты.

— Я тебя не про твои права спрашиваю, а про то, зачем ты его купил.

— Это же очевидно — если он заплатил пятнадцать миллионов, значит креды у него есть. Продал бы его родственникам прямо в капсулах.

— Ты что, сам хотел этим заняться?

— Я что, похож на идиота по-твоему?

— Очень.

— Тогда зачем вы меня здесь держите?

— Отвечай на вопрос: что ты с ним собирался сделать?

— Один из пиратов сам предложил организовать сделку.

— Какой пират?

— Он сказал, что был суперкарго у пиратов.

— Где он?

— Да откуда я знаю? В СБ, наверное. Раньше был заперт в карцере отдельно от всех. Что с ним дальше стало — я не знаю.

— В СБ сидит.

— Ну я же говорил.

— Ты наводил какие-нибудь справки об аварце?

— Нет. Зачем мне это? Вы ведь у меня их забрали?

— Мы это проверим.

— Да проверяйте сколько хотите.

— Забудь о том, что когда-нибудь видел его.

— Уже забыл. А ничего, что у меня вся эскадра была в курсе моих переговоров с ним?

— Это не проблема. Они не псионы, как ты.

— Зачем он вам понадобился? Слушайте, может, вы мне его девиц оставите?

— Про них тоже забудь.

— Забыл.

— Тогда дальше работай.

— Слушаюсь, а как тебя зовут, представитель командования?

— Это закрытая информация.

— Странные вы все в вашей контрразведке.

— Какие есть.

Он ушёл, а я ещё долго думал: что это за аварец такой, что за ним контрразведка прилетела? Когда она прошлый раз прилетала, то забрала бывшего начальника СБ и сразу улетела. Даже на станции не побывала. Сели на лётной палубе рейдера, забрали и улетели обратно. Интересно, что он всё-таки здесь делал? Ведь всем хорошо известно, что вокруг полно пиратов. Проверил даже запись памяти Лиса. У аварцев на пиратской станции был не он представителем. Кто он такой, было совсем не понятно. Возможно, он к ним на станцию летел. Система, где находилась пиратская станция, была у них нейтральной зоной. В ней было запрещено нападать на кого-либо. Это правило всеми соблюдалось.

Следующие два дня я безрезультатно воевал с чипами. Победа была всегда на их стороне. Они сгорали. Элл каждый раз после этого спокойно объяснял мне мои ошибки. Уже шёл на рейдер, когда пришёл вызов от Леры. Голос у неё был взволнованным:

— Алекс, у нас проблемы.

— Что случилось?

— Они забирают яхту.

— Ты её уже отремонтировала?

— Да, почти закончили.

— Не понял тогда в чём проблема? Если есть покупатель, то продавай.

— Ты не понял, её забирает СБ.

— Что значит забирает? Мы ведь её выкупили?

— Вот я им это же объясняю, а они ничего слышать не хотят.

— Сейчас приду, разберёмся.

— Жду.

На лётной палубе действительно оказалось двое контрразведчиков. Старшим у них был явно тот, который устанавливал мне нейросеть.

— Что здесь у вас происходит? — спросил его.

— Мы забираем эту яхту.

— Это ещё почему?

— По моему приказу.

— Мне об этом ничего не известно, и эта яхта теперь частная, а не имущество флота. Вы не можете её забрать.

— Можем и забираем.

— Боюсь, ты меня не слышишь. Вы не можете её забрать и не заберёте.

— Слушай, тебя это не касается, так что иди и займись своими делами.

— Меня это как раз касается, и я сказал яхта останется здесь!

— Ты мне не можешь приказывать, и я её забираю.

— Ты точно меня не слышишь. Так, быстро отошли от яхты.

Пришлось выдернуть бластер из кобуры и направить на них. Моя охрана тоже не дремала и также вязала их на прицел. Вот только что дальше произошло, я так не понял.

Он вроде стоял на месте, а потом оказался уже рядом. Сильная боль в районе шеи была последней, что я запомнил.

Открыл глаза — лежу на койке. Где это я? Поднял голову и осмотрелся. Ну надо же. Как мне здесь всё знакомо. Камера-одиночка в СБ, где я уже провел три месяца. Интересно, как я здесь очутился? Последнее, что помню, как я пригрозил бластером представителю контрразведки. Кстати, а где бластер? Как ни бластера не нашлось, так и ничего из одежды на мне не оказалось. Всё как раньше. Скоро начнут воду и сухие пайки скидывать через дверь. Связь с искином станции отсутствовала, как и доступ к сети. Было как-то не понятно, за что меня сюда отправили?

Нейросеть показывала, что я провёл в отключке почти сутки. Сильно болела шея. Только несколько раз просмотрев запись, сделанную нейросетью и замедлив её, я понял, что произошло. Это контрразведчик был модификантом и невероятно быстро двигался. Это он вырубил меня ударом в район шеи. Вот только как и за что я оказался в СБ было не понятно. Неужели за то, что я угрожал ему бластером? Впрочем, это даже хорошо. Наконец снимут меня с командования станцией. Кроме того, у меня теперь есть время заняться доводкой программы по взлому чипов. Жаль только её опробовать здесь не на чём.

Вскоре мне в карман двери упала бутылка воды и сухой паёк. Интересно, стоит идти забирать или нет? Немного подождал. Вроде никто не поджидал меня за дверью. Резко подошёл и забрал. Очень хотелось пить. Сухой паёк отложил в сторону. В прошлый раз наелся так, что сих пор видеть не мог. Здесь ничего не поменялось за это время. Три дня ко мне никто не приходил, только сухие пайки и вода падали в карман двери. За это время я успел сделать два варианта программы по взлому чипов.

Сижу за решеткой в темнице сырой.




Вскормленный в неволе орел молодой,




Мой грустный товарищ, махая крылом,




Кровавую пищу клюет под окном,




Клюет, и бросает, и смотрит в окно,




Как будто со мною задумал одно.




Зовет меня взглядом и криком своим




И вымолвить хочет: «Давай улетим»…


Лежал на койке и пытался вспомнить, что там было дальше, но как бы ни старался — не мог. Дверь камеры открылась, и впервые за всё время я увидел кого-то живого. Вообще я ждал контрразведчика, который меня вырубил, но дверь камеры открыл новый начальник СБ.

— Выходи.

— Не выйду. Мне здесь хорошо.

Решил сразу поставить его в тупик и посмотреть, что он будет делать.

Часть 4

— У меня приказ командования выпустить тебя.

— Что-то я не припомню приказа, который бы поместил меня сюда.

— Приказ был. Все вопросы не ко мне, а к командованию.

— Кто командует теперь на станции?

— Ты.

— Я?

— Да, ты. Тебя никто не отстранял от командования.

— Где этот контрразведчик, который меня вырубил?

— Улетел.

— Давно?

— Почти сразу.

— Жаль.

— Выходи. Тебя командование хочет на доклад.

— Скажи им, что я занят, и закрой камеру как было.

— Вот твоя одежда. Одевайся и выходи. Если потребуется, то применим силу.

В камеру заехал дроид и привёз мою одежду и обувь. Сверху лежали кобура от бластера и чехол от ножа.

— Где моё оружие?

— Получишь на выходе.

Пришлось одеваться. Мне надоело здесь сидеть, и они точно меня отсюда силой выведут. Зато всё прояснилось. Кто и почему меня отправил сюда стало тоже понятно. На выходе я получил всё, что было у меня в карманах, и моё оружие. Когда появилась сеть, меня сразу завалили новыми сообщениями по работе. Их я проигнорировал и сразу вызвал Леру.

— Алекс, тебя отпустили?

— Отпустили.

— Что сейчас будет?

— Ничего не будет.

— Ты в этом уверен?

— Не знаю ещё ничего. Меня только выпустили из СБ. Послушаю, что скажет начальство, тогда станет ясно.

— Это я во всём виновата, связалась с этой яхтой.

— Лера, ты здесь совсем ни при чём, это было умышленно сделано.

— Почему ты так думаешь?

— Это очевидно. Что с яхтой?

— Они забрали.

— Ты что, дала им логин и пароль от искина?

— Мне пришлось, я не могла не выполнить прямой приказ капитана.

— Всё понятно.

— Мы подали на них в суд.

— И как, успешно?

— Можно и так сказать. Нам выплатили все затраты и на этом всё. За то, что мы работали здесь вечерами и ночами, нам вообще ничего не заплатили. Тебе за взлом искина тоже ничего не вернут. Они проверили все выплаты. У тебя вообще прошло как покупка вина.

— Так и есть. По-другому нельзя было. Впрочем, ничего не поделаешь и на будущее нужно быть умнее.

— Тебя сейчас отстранят от командования из-за этого.

— Не, Лер, хотели бы отстранить — уже бы отстранили. Впрочем, я был бы этому только рад.

— Ты чего? Никто не хочет, чтобы тебя отстраняли.

— Ты же флотская и знаешь, что наше с тобой мнение или желание никого не интересует.

— Знаю.

— Не переживай. Всё в порядке будет.

— Надеюсь, что обойдётся.

В приёмной Элла была на месте и меня ждала.

— Привет, Элла, я вернулся. Как ты здесь без меня?

— Командир, как вы?

— Нормально. Что со мною будет?

— Вас без сознания увезли в СБ. Никто не знал, что с вами.

— Элла, для меня камера в СБ как дом родной, я там раньше три месяца провёл и сейчас будто домой вернулся. Было время подумать и делами заняться.

— Это хорошо, что вы в хорошем настроении вернулись.

— Не переживай, кое-кто очень наивен, если думает, что меня этим можно напугать. Начальство вызывало?

— Уже ждёт.

Она показала на кабинет.

— Понял.

Зашёл в кабинет, там уже на экране был вице-адмирал.

— Только не говори, что соскучился. Не успел я из СБ выйти, а ты уже ожидаешь.

— Ну что, понравилось в СБ?

— Понравилось. Тишина. Покой. Никаких экранов с начальством нет. Какая красота. Всё вокруг привычно, знакомая камера. Не хотел выходить, да начальник СБ сказал силой выгонит.

— Значит, набрался сил, говоришь?

— Да.

— Ты зачем на представителя командования напал?

— Чего? Я напал?

— Да, ты угрожал ему оружием.

— У вас там всё хорошо со зрением? Вообще-то это он на меня напал, и пострадавшая сторона — это я, а не он.

— Ты первый стал угрожать ему оружием.

— Я виноват, что у них в контрразведке все тупые и нормального языка не понимают? Ему ясно было сказано, чтобы он отошёл от яхты, а он напал на меня.

— Какой контрразведке? Ты ошибся.

— Разумеется, ошибся, а заодно ослеп и отупел.

Экран опять разделился на две половинки, и на второй появился начальник СБ.

— Что, тебя уже выпустили?

— Вот главный жулик и вор пожаловал. Что, извиняться пришёл за своих подчинённых?

— Размечтался. Скажи спасибо, что так легко отделался.

— Готов вернуться обратно. Мне там уже всё знакомо и привычно.

— Будешь заниматься работой.

— Конечно, я буду вкалывать, а вы с финансистами будете меня грабить. Размечтался. Больше палец о палец не ударю.

— Куда ты денешься, у тебя контракт.

— Я не ваш раб и этой станции. Не надейся. Посмотрим, что юристы на это скажут. Вам никто не позволял грабить меня.

— Кто это тебя грабил?

— Вы и финансисты. Спелись вместе и подсунули мне эту яхту. Вот только не надо говорить, что ты не знал, что я совладелец яхты.

— Не знал.

— Ты врёшь псиону! Финансовый контроль тебе через пару минут сообщил, кому и на что я перевёл средства, а я тогда ещё подумал, чего это финансисты расщедрились на такую хорошую скидку. Обычно они из-за креда удавятся. Оказывается, всё просто. Решили нам яхту подсунуть, чтобы мы её отремонтировали. После чего отобрали. Вы и есть настоящие жулики и воры!

— Доказать сможешь?

— Дай мне побольше полномочий, и я тебе всё докажу.

— Значит, не можешь. Вот держи, это тебе от финансистов подарок за оскорбление.

Пришёл штраф на двадцать тысяч.

— Этот штраф я переживу, но это не отменяет того, что я сказал. Учти, я не злопамятный — я просто злой, и память у меня хорошая. Арестовывать будешь?

— Пока не за что.

— Сейчас я тебе организую за что. Не переживай.

— Ты что задумал?

— Скоро узнаешь.

Вышел из кабинета и пошёл обратно в СБ. Хотел там набить кому-нибудь физиономию. Первому, кто попадётся под руку, но не успел. Открылась дверь лифта, и меня оттуда вырубил какой-то дроид.

Открыл глаза — лежу в капсуле. Странно, что это было такое? Даже не успел рассмотреть, что это было и по записи с нейросети тоже было не понятно. Прошло уже четыре часа с того момента.

— Что лежишь? — спросил Док и подошел капсуле.

— Где я нахожусь? На крейсере или снова в СБ?

— На крейсере.

— Что я здесь делаю?

— Отдыхаешь. Тебя привезли ко мне, и я не знаю, что с тобой произошло.

— Странно, почему я не в СБ? Почему меня отправили к тебе?

— Этого я не знаю. Тебя привезли и сказали уложить в капсулу.

— Зачем? У меня не было проблем со здоровьем? Меня что, подстрелили?

— Нет, ранений не было.

— Тогда зачем?

— Не могу тебе ответить на этот вопрос, у меня приказ.

— Понятно, опять СБ постаралось.

Когда вылез и начал одеваться, понял, что со мной что-то не то. Накатила какая-то апатия, и меня больше не волновало СБ и вообще мне было абсолютно всё равно. Ничего не интересовало и не волновало. Кроме того, я стал двигаться, как замедленном кино, или мне казалось, что это было так.

— Док, что со мной? Почему я так двигаюсь?

— С тобой всё в порядке.

— Ты в этом уверен?

— Да. Всё будет в порядке.

Вышел из крейсера на станцию. Мне никто не препятствовал в этом. СБ не было или я не чувствовал. Я вообще перестал что-либо чувствовать. Рабочий день уже был закончен, и я пошёл к себе в каюту.

Утром проснулся от будильника на нейросети. Открыл глаза и понял, что я ничего не хочу. Не хочу никуда идти. Ничего делать. Мне вообще не хотелось вставать с койки. Меня это больше не интересовало. Потом приходили вызовы на нейросеть. Они меня не интересовали, и я их отключил. Вроде разговаривал с Эллой. О чём, не помню. Потом в каюте появился Док с Крисом. Как они попали ко мне в каюту? Они мне не нужны, и я хотел их выгнать, чтобы они оставили меня в одного, но они меня не послушали, и Док мне постоянно светил фонариком в глаза. Пытался его выгнать. Вроде выгнал.

Проснулся в очередной раз от пищания будильника нейросети. Как он надоел, выключил его навсегда. Открыл один глаз. Опять в капсуле. Что я сделал? Зачем меня сюда поместили? Впрочем, мне всё равно и здесь даже удобно. Снова закрыл глаза, но ненадолго. Меня кто-то начал трясти, потом светить в глаза. Открыл глаза и увидел Дока. Крышка капсулы была уже открыта. Это он тряс меня.

— Док, я тебе уже сказал, оставь меня в покое.

— Сколько пальцев видишь?

— Сам считай свои пальцы.

— Можешь встать?

— Могу, но не буду.

— Почему?

— Не хочу. Оставь меня в покое.

Он вроде оставил в покое. Когда снова раскрыл глаза, крышка капсулы была открыта, и Док опять светил мне в глаза. Мне от этого было больно.

— Док, прекрати, что ты делаешь? Зачем ты мне в глаза светишь?

— Вставай.

— Зачем ты меня опять в капсулу уложил?

— Можешь встать?

— Могу.

— Тогда вставай.

— Зачем?

— Ты что, собираешься всё время в капсуле находиться?

— Нет.

— Тогда вставай.

Встать я смог, но вот когда сделал шаг, то потерял равновесие и чуть не упал. Хорошо Док меня поймал.

— Док, что ты со мной сделал?

— Если бы я.

— Что со мной?

— Скажи, ты что-нибудь ел в СБ?

— Не помню.

— Вспоминай.

— Нет, ничего не ел.

— Что, все три дня?

— Да.

— Почему?

— Они меня опять на эти сухие пайки посадили, а они мне ещё с прошлого раза надоели. Три месяца только ими питался. Видеть их не могу.

— Понятно.

— Значит, ты три дня голодал у них?

— Совсем не было аппетита. Они там в камере и остались. Ты мне так и не сказал, что со мной?

— Передозировка одним препаратом. Это всё, что я могу тебе сказать.

— Теперь я буду постоянно в таком состоянии?

— Надеюсь, что нет. Ложись обратно в капсулу.

— Док, у тебя то вылезай, то ложись обратно. Ты уже определись с тем, что ты хочешь?

— Залезай обратно.

Сейчас я находился в медицинской секции рейдера. При этом совершенно не помнил, как я сюда попал. Пси у меня пропало, и я его совсем не чувствовал. Не чувствовал эмоции, исходящие Дока. Хотя уже понимал, что творится вокруг. Не было тумана как раньше. Док мне помог забраться в капсулу и снова закрыл её.

Пришёл в себя от того, что мне Док светил в глаза.

— Док, прекрати.

— Как самочувствие?

— Не знаю.

— Болит что-нибудь?

— У меня и раньше ничего не болело и чувствовал себя нормально, пока не попал к тебе в капсулу.

— Вставай, пройдись.

— Ты опять?

— Давай, пройдись. Мне нужно посмотреть, сможешь ты это сделать или нет.

Мне самому стало страшно, смогу я это сделать или нет. Встал и осторожно шагнул вперёд. После этого чуть не упал, но сделал ещё два шага и, чтобы не упасть, схватился за соседнюю капсулу.

— Уже лучше, — сказал Док.

— Не уверен. Как мне теперь ходить?

— Научишься постепенно.

— Ты что, издеваешься? Я нормально раньше ходил, а сейчас что ты со мной сделал?

— Послушай, я здесь совсем ни при чём. Мне приказали — я выполнил. Говорил им что нельзя, но меня никто и слушать не захотел.

— Что с моими пси способностями?

— Не знаю, а что с ними?

— Их нет. Вот что с ними.

— Про это я вообще ничего не знаю.

— Понятно.

— Ты уверен, что их нет?

— Конечно. Не чувствую твои эмоции и вообще ничего не чувствую, одна пуста вокруг.

— Ложись обратно, проверю.

Когда открылась крышка, он был сильно озадачен.

— Действительно, капсула показывает отсутствие у тебя пси способностей.

— Док, тебя убить мало за такие вещи.

— Алекс, я здесь совсем ни при чём, все претензии к руководству.

— Уверен, оно заявит, что это твоя ошибка. Что вообще со мной?

— Что ещё не так?

— В голове туман полный. Мысли путаются. Медленно соображаю не как раньше.

— Это последствия препарата.

— Долго будут эти последствия?

— Не могу тебе ничего ответить.

— Что мне делать дальше?

— Ничего. Тебя сейчас дроид отвезёт в твою каюту, а завтра на работу.

— Работу? Какую работу? Кем я работаю?

— Ты что, не помнишь, кто ты?

— Кто я — помню, а вот кем работаю — не помню.

— Меня ты помнишь?

— Помню. Ты Док, я за тобой с ботинком бегал.

— Кем сейчас работаешь, ты помнишь?

— Нет.

— Так ложись обратно в капсулу.

— Док, ты определись, в конце концов — то вылезай, то ложись обратно.

— Что ты помнишь за последнее время?

— Помню, как мы бегали с тобой, и ты убежал. Потом абордаж помню. Как на нас напали и как попал на планету тоже помню. Как там жил тоже вроде помню.

— Как сюда попал обратно, помнишь?

— Нет.

— Понятно.

Снова пришёл в себя уже в каюте. Лежал на своей кровати. В каюте горел ночной свет. Мне вспомнились мои ночные гостьи. Как мне быть сейчас, если они сейчас придут? Ведь я ни на что не способен? Надеюсь, они поймут моё состояние.

Утром меня разбудил Док, с ним были двое абордажников. Он опять посветил в мои глаза.

После чего сказал, чтобы выдали мне комбинезон, сказал одеться и перебраться на каталку медицинского дроида. Пока одевался, он стал меня расспрашивать:

— Что ты помнишь последнее?

— Почти ничего. Какие-то обрывки. Помню, как ты заходил в каюту, а я тебя выгонял. Ты вроде ушёл. Помню, как мы разговаривали после того, как я попал к тебе капсулу. Помню, ты меня расспрашивал уже здесь в медсекции, но не помню о чём, и как я туда попал тоже не помню.

— Понятно.

Когда оделся, дроид поехал на станцию. Абордажники пошли следом. Похоже, я что-то натворил, раз со мной парней послали. Дроид подъехал к кабинету и недалеко от него остановился. На двери была вывеска: «Командир станции». Похоже, неслабо я провинился, если меня не в СБ отправили, а к командиру станции. Охрана подхватила меня и молча занесла внутрь. Внутри оказалась небольшая приёмная. В ней за столом сидела секретарь. Она внимательно посмотрела на меня.

— Командир, что они с вами сделали?

— Нам приказано занести его в кабинет и там оставить, — ответили ей абордажники.

— Тогда заносите.

Она открыла дверь в кабинет, и они занесли меня. Пока несли, я осматривал кабинет. Неплохой кабинет у командира станции и дизайн стен оригинальный. Меня занесли и посадили в кресло у основания длинного стола. После чего все молча вышли.

Ну и где командир? Что я такое натворил, что меня к нему отправили? На другой стороне стола включился большой экран, и с экрана меня молча стал рассматривать какой-то мужик.

— Слушай, если тебе нужен командир, то его нет пока, — сказал ему.

— Ты тогда кто?

— Да никто. Я дикий и здесь случайно оказался.

— Дикий, говоришь?

— Да.

— Хватит притворяться. Думаешь, я поверю в твою амнезию?

— Говорю же, я здесь случайно очутился. Как появится командир — скажу, чтобы связался с тобой.

— Сходи в каюту и проверь, может, он там?

— Не получится, я ходить не могу. Меня сюда абордажники на руках принесли.

— Зачем принесли?

— Не знаю. Наверно, я что-то натворил. Когда появится командир — расскажет.

К нему кто-то подошёл, и я услышал женский голос за кадром:

— Эксперты подтвердили медицинское заключение. Всё верно.

— Как так? Что мне сейчас делать? — спросил он невидимую собеседницу.

— Не знаю, вам решать.

Экран погас.

Сидел и ждал, когда появится командир станции, и рассматривал стены. Интересно, что я натворил? Наверно, не стоит занимать это кресло и это место командира станции. Я осторожно перебрался в соседнее. Командира по-прежнему не было. От скуки посмотрел на свои руки и с удивлением обнаружил разъём нейросети. Потрогал сзади шею и обнаружил там второй разъём. Вот это сюрприз. У меня нейросеть, оказывается, есть. Послал запрос, и она сразу откликнулась. Не просто нейросеть, а инженерная нейросеть. Что это значит? Здесь я вспомнил фразу секретаря. Она вроде меня спросила: «Командир, что они с тобой сделали?» Это что получается, что я командир станции? Не может этого быть, это бред какой-то, я дикий. Последнее, что я помнил — у меня были серьёзные проблемы на планете с кланом. Интересно, как я попал на станцию? Наверное, нужно у секретаря спросить. Она должна знать, вот только как её позвать? Дойти до дверей я сам, наверное, не смогу. Может, покричать, и она услышит. Вот только я не знаю, как её зовут.

Опять включился экран, но в этот раз на нём появился подросток.

— Привет, Алекс. Ты как? У нас болтают, что у тебя проблемы?

— Привет. Прости, я не помню, кто ты.


Часть 5

— Ты чего? Я Элл.

— Элл, я память потерял и ничего не помню, что со мной произошло.

— Что значит потерял? Что произошло?

— Не знаю и почти ничего не помню. Помню только, что мне в капсуле ввели какой-то препарат и потом всё как в тумане.

— Кто ввёл?

— СБ. Теперь я потерял свои пси способности и почти не могу ходить. Это не считая памяти.

— Ты ещё и псион был?

— Был. Скажи мне, кто я?

— Ты Алекс Мерф, командир этой станции.

— Я? Ты ничего не путаешь?

— Ничего не путаю.

— Как получилось, что я им стал?

— Тебе видней, я не знаю таких подробностей.

— Что ты хотел?

— Хотел твои программы взлома обсудить.

— Мои программы взлома?

— Да. Ты мне их прислал.

— Не помню ничего об этом. Что за программы для взлома?

— Ты купил базу хакера и теперь её учишь, а я твой учитель по хакингу. Ты создавал программу для взлома банковских чипов. У тебя не получалось их взломать, и мы вместе исправляли твои ошибки. Последний раз ты создал две версии и прислал их мне.

— Ничего этого не помню.

— Посмотри записи на нейросети и свои наработки, может, после этого вспомнишь.

— Знать бы ещё как это делается.

— Запусти на нейросети обучающую программу и быстро всё вспомнишь.

— Спасибо за помощь и заглядывай почаще.

— Я же твой учитель и должен тебе помогать.

Экран погас и сразу включился. Снова на экране появился первый мужик.

— Слушай, случайно выяснилось, что оказывается я здесь командир.

— Это я знаю. Ты что, действительно ничего не помнишь?

— Помню, как прилетел сюда, свою родную планету помню. Как меня похитили здесь на планете тоже помню, а вот как я снова очутился на станции не помню. Откуда у меня нейросеть тоже не помню. Ты, кстати, кто такой?

— Вообще-то я твой непосредственный начальник и вице-адмирал восьмого флота империи Аратан.

— У меня что, теперь контракт с флотом?

— Да.

— Тогда что хотел начальник?

— Хотел посмотреть на тебя.

— Посмотрел?

— Посмотрел. Что мне с тобой таким делать?

— Откуда я знаю. Ты начальник, тебе и решать. Что со мной произошло? Почему я не помню, что со мной происходило?

— Мы разбираемся в этом вопросе.

— Что я должен делать? Меня абордажники принесли сюда и посадили в кресло?

— Решать проблемы станции.

— Как мне это делать?

— Как раньше делал. Подключаешься к искину и решаешь.

— Как подключаться?

— Как все. С помощью нейросети.

— Я ей пользоваться не умею. Я ведь дикий. Я вообще обнаружил, что она у меня есть несколько минут назад.

— Раньше ты всё умел. Попробуй что-то сделать. Может, получится.

— Попробую.

Он покачал головой и отключился. Что же, будем разбираться, как он сказал. Нашёл на нейросети обучающую программу и быстро прошёлся по ней. Выяснилось, что я действительно всё умею. После этого подключился к искину и зашёл в раздел командира.

Здесь сразу появился список проблем, требующих моего решения. Почитал несколько и понял, что не понимаю о чём вообще идёт речь. Решил ничего не трогать, чтобы не наломать дров. Отключился от искина и стал просматривать сообщения на нейросети. Здесь были эти же самые сообщения, что и на искине станции, но к ним добавились личными сообщения и технические. В конце шли одни только технические сообщения о сбоях. Все они были от моей нейросети. Большинство мне было непонятно. За исключением двух. В них говорилось о повреждениях секторов памяти и активации защитных механизмов нейросети. Второе было таким же, только повреждения касались отдела спинного мозга, как я понял. Дальше была переписка с Лерой и видеоразговор с ней. Посмотрев его, я ничего не понял. Решил пока оставить этот раздел и посмотреть видеозаписи, что я делал.

Быстро выяснилось, что я делал записи каждый день всего подряд. Последняя запись была недельной давности. После чего шли одни сбои записей. На последней записи было, как Док меня выпустил из капсулы. Мы поговорили, и я вернулся к себе в каюту. В принципе, я помнил этот разговор, но не весь. Вот только я не думал, что после этого пробыл в капсуле шесть дней. Что же ты такое сделал со мной, Док? Просмотрел следующие записи и понял, как я попал к нему в капсулу, и как я очутился в камере в СБ. Мне стал понятен мой разговор с Лерой и что у меня война с СБ.

Когда я просмотрел эти видео, у меня стали всплывать в памяти воспоминания о тех днях. Вспомнил, чем я занимался в камере СБ, что я действительно дорабатывал программу и хотел отправить её Элл. Вот только чтобы я её отсылал — совсем не помнил. Проверил это и выяснил, что был сбой, и нейросеть сама отправила сообщения. Всё, что было у меня в отложенных сообщениях, отправилось получателем. В том числе и Элл ушло письмо.

У меня в камере было много времени и, видимо, для того чтобы не терять потом время на это, я подготовил решения по всем запросам искина станции. Они тоже во время сбоя нейросети отправились без моего разрешения. Проверил их у искина станции. Он их получил и запустил в работу. Судя по всему, в мои планы совсем не входило их отправлять искину, и все ответы я сделал просто от скуки. Сейчас у меня было почти двести новых сообщений за последние десять дней, требующих моих решений. Многие были выделены красным, как срочные. Не стал ничего трогать, оставил всё как есть. Продолжил изучать записи, сделанные мною. Просмотрел мои разговоры с Элл. Он сказал всю правду — я действительно был его учеником, и мы дружили. Вот только ничего из того, что я напрограммировал в камере СБ теперь не помнил. База хакера, которую учил, была отключена от фонового изучения. Инженерная база была выучена полностью, но я совершенно ничего из неё не помнил.

Снова включился экран, и на меня опять уставился вице-адмирал.

— Ты чего сидишь?

— Ходить я не могу, что ещё остаётся?

— Ты почему не решаешь ничего у искина станции?

— У меня проблемы с нейросетью, и я не знаю, что решать, поэтому ничего не трогаю.

— Как же ты тогда решил предыдущие задачи пять дней назад?

— Это не я решил, а нейросеть.

— Что это значит?

— Говорю же, я ничего не решал, и у меня сбоит в нейросеть. Всё, что было в отложенных сообщениях, само отправилось. Сам я ничего не отправлял.

— Ты хочешь сказать, что ты ничего не решал, и всё решила сама нейросеть?

— Нет, она только отправила. Решал я, конечно, но раньше. Судя по времени, когда я сидел в камере в СБ.

— Значит, ты всё вспомнил?

— Ничего я не вспомнил, а просто просмотрел записи с нейросети за последние дни.

— Что с нейросетью?

— Одни сбои.

— Перешли мне их.

— Отправил. Я не понимаю, что они означают.

— Сейчас разберёмся.

Он долго молчал, видимо, ждал ответа. Потом спросил:

— Что у тебя с базами?

— Инженерная числится как разученная, но я ничего не помню по ней. Вторая, которую теперь учил, остановлена из-за сбоя нейросети.

— Твою дивизию… вот зачем мне всё это?

Он снова отключился. Почти сразу после этого в кабинет зашла секретарь.

— Командир, если вам нужна какая-то помощь — зовите.

— Прости, я не помню, как тебя зовут?

— Элла. Вы что, ничего не помните?

— Почти ничего из того, что было здесь, на станции. Скажи, можно попросить тебя заказать мне что-нибудь из еды, а то я голодный и сам дойти до бара не смогу.

— Вам как обычно?

— Наверно, я не знаю, что я заказывал обычно.

— Вот, — она прислала сообщение, что я заказывал в баре. Цены меня поразили и на всё они были просто заоблачными. Впрочем, проверив мой счёт, решил заказать. На счёте было больше двухсот тысяч кредов, и оказалось, что я могу себе позволить обед за две тысячи.

— Да, Элла, закажите, если вам несложно.

— Конечно. Это моя работа.

После этого я задумался. Может, не стоит так разбрасываться кредами? Кому я нужен в таком состоянии? Меня не сегодня, так завтра уволят и выкинут обратно на планету. Как я там буду выживать в таком беспомощном состоянии? Нейросеть у меня теперь есть, вот только баз знаний больше нет. Мне что, придётся их снова изучать? Возможно, и нейросеть придётся менять. Эта сбоит. На всё это нужны креды. На лечение они тоже наверняка понадобятся. Оружие понадобится. У меня всё моё пропало. Нужно поговорить с Элл, он должен в этом понимать, и вызвал его.

— Элл, привет ещё раз.

— Ну что? Ты вспомнил что-нибудь?

— Вспомнить не вспомнил, но просмотрел записи на нейросети и много стало понятно. Мне нужен твой совет.

— Рассказывай, что случилось.

— Понимаешь, у меня пропали все базы, я ничего не помню.

— Что значит пропали?

— Как тебе объяснить. Были сбои нейросети, и инженерная база у меня вроде числится как изученная, но я ничего не помню из неё теперь. База хакера, что выучилась, то же самое. Ничего не помню. Изучение её в фоновом режиме прекращено из-за сбоя нейросети. Что мне делать?

— Сложный вопрос. У тебя ведь обе базы были лицензионными?

— Да, обе. Вот только инженерный комплект был устаревшим на семьдесят лет. Кроме одной базы из него.

— Думаю, тебе нужно обратиться в компанию «Нейросеть» и запросить у них обновление твоей инженерной базы. Наверное, придётся учить всё снова, но с учетом того, что ты всё знаешь, это должно выучиться быстро. Впрочем, тебе лучше к ним самим обратиться или к кому-то из медиков. У тебя проблема медицинская, а не с базой связанная.

— У меня и нейросеть теперь сбоит.

— Вот я и о чём. Тебе к медикам надо.

— Так медики меня и сделали таким.

— Тогда ещё и к юристам.

— Мы, наверно, с тобой в последний раз разговариваем.

— Почему?

— Наверняка меня уволят в ближайшие дни и отправят вниз, на планету.

— Почему ты так решил?

— Кому я здесь нужен в таком виде?

— Начальству, конечно, видней, но думаю, что тебя просто так не уволят.

— Почему?

— Контракт ведь есть. Они не могут беспомощного человека выкинуть на планету.

— По-моему, они всё могут и их это не волнует.

— Поговори с юристом на эту тему.

— Найти бы ещё этого юриста.

— Какие проблемы? Поищи в сети.

— Ты прав, сейчас поищу.

— Если что, я найду тебя на планете.

— Как ты найдёшь? Ты даже не представляешь, какая жизнь там, внизу.

— Найду, а пока извини, мне поработать нужно.

— Мне тоже нужно.

Начал в сети искать адвоката и вспомнил мой разговор с Лерой. Она сказала, что решала проблемы в суде.

— Лера, привет.

— Алекс, ты вернулся? Что с тобой было?

— Вернулся — это громко сказано.

— Ты пропал, и сказали, что у тебя проблемы со здоровьем.

— У меня их не было, пока мне их СБ не организовало. Теперь они у меня действительно есть.

— Что с тобой?

— Ходить не могу, ноги почти не чувствую, и память пропала, почти ничего не помню. Проблемы с нейросетью ещё.

— Ничего себе. Ты что, теперь ничего не помнишь?

— Помню. Не помню ничего за последнее время. Помню, как за тобой бегал и всё остальное.

— Уже хорошо.

— Мне нужен юрист. Ты вроде судилась с флотом из-за яхты?

— Ты же сам мне его дал?

— Я?

— Да, ты.

— Не помню этого. Будь добра, скинь мне его контакты.

— Лови. Может, я вечером зайду к тебе?

— Не нужно. Я ходить не могу, не говоря о чём-то другом.

— Просто проверить.

— Тоже не нужно. У тебя могут возникнуть проблемы из-за меня.

— Как скажешь.

Когда получил контакт юриста сразу проверил его по своим контактам. Он там был, и я с ним общался уже дважды. Мало того, дважды пользовался его услугами. Где дважды, там и трижды, и нажал вызов.

— Привет, Алекс, что у тебя случилось?

— У меня опять проблемы.

— Что они в этот раз натворили?

— В этот раз всё гораздо хуже. Они испортили меня.

— Не понял, что значит испортили?

— Это и значит. В самом прямом смысле этого слова. В общем, у меня произошёл конфликт СБ. Они меня поместили в капсулу и ввели какую-то дрянь.

— Стоп, что значит поместили?

— Вырубили вначале чем-то.

— Записи есть?

— Конечно.

— Что дальше?

— В общем, после этого мне стало плохо, и я почти неделю пробыл в капсуле. В результате потерял память, у меня сбоит нейросеть, и я не могу ходить. Все разученные базы пропали, и я ничего не помню. Кроме того, я потерял пси, его больше нет.

— Они что, с ума сошли? Что они тебе такое ввели?

— Не знаю. Док не говорит, что это было. Скрывает всё, прикрываясь секретностью.

— Подожди, посмотрю твой контракт.

Он недолго молчал с отсутствующим взглядом.

— Знаешь, сложный вопрос. У тебя в контракте ничего не прописано про это. Значит, на усмотрение судьи.

— Посмотри лучше другое. Меня не сегодня, так завтра уволят. Они мне должны будут выплатить компенсацию хоть какую-нибудь за это?

— Почему ты так решил?

— Это очевидно. Кому я нужен в таком состоянии.

— Боюсь, ты неправильно оцениваешь ситуацию. Понимаешь, такие контракты, как у тебя, редко расторгаются по инициативе одной из сторон.

— Почему?

— Им придётся выплатить тебе приличную неустойку за расторжение контракта.

— Хочешь сказать, что они не будут его расторгать?

— Думаю, да.

— Ты мою зарплату видел?

— Видел, но это ничего не значит. Для них это копейки.

— Значит, мне придётся его разрывать?

— Ты решил его разрывать?

— Боюсь, у меня нет выхода.

— Тебе придётся выплатить им неустойку — шесть миллионов. Если из неё вычесть компенсацию тебе, то останется пять с небольшим миллионов. У тебя есть такие средства?

— Нет.

— Тогда о каком разрыве контракта может идти речь?

— Как тогда быть с тем, что они со мной сделали?

— Заплатят компенсацию, никуда не денутся. Кроме того, потребуем наказать виновных. Ты ведь не в ходе боевых действий получил эти травмы, а по прихоти начальства. Вот пускай отвечают за свои действия.

— Что со мной будет?

— Будут лечить. Никуда не денутся.

— Нейросеть? Базы?

— Нейросеть они тебе обязаны установить по контракту. Вышла из строя по их вине, значит пускай устанавливают другую. С базами всё сложней, но думаю, тоже решаемо.

— У меня базы устаревшие.

— Это не твои проблемы, а их. Пускай восстанавливают, как было.

— Кем я работать тогда буду?

— Не знаю. У тебя в контракте нет ничего о твоём месте работы.

— Значит, пошлют в абордажники и вперёд в первых рядах на штурм. Чтобы не платить мне такую зарплату.

— Всё возможно, но вряд ли. Тебе поздно переживать. Нужно было переживать до подписания контракта.

— Это точно. Пристрелят в первом бою, и все их проблемы со мной решатся.

— Всё верно, а твои креды получат твои родственники.

— У меня их нет.

— Значит, флотский приют на одной из планет.

— Ты знаешь, что ты циник?

— Знаю. Работа у меня такая, по-другому никак.

— Что будем делать?

— Думаю, стоит занять пока выжидательную позицию. Посмотрим, что они будут делать дальше. Исходя из этого и будем действовать.

— Тогда так и сделаем.

— Значит, переводи мне две тысячи кредов, скидывай все записи и все доказательства что у тебя есть по этому делу. Просмотрю и скажу, что может ещё понадобится. Пока извини, у меня судебное заседание.

Впрочем, в абордажники мне, наверное, не грозит. Я теперь могу до противника если только доползти и то с трудом, а если всё восстановят, то не будет необходимости отправлять. Какой шустрый парень этот юрист. Везде успевает. Почитал о нём в сети. Он считался одним из лучших юристов на станции. Отправил все записи, что у меня были, и оплатил, как он попросил. Значит, с этим разобрались, а вот что мне было делать с медиками было не понятно. Моё доверие к Доку пропало после все этого. Я понимал, что все делают ошибки, но почему я должен расплачиваться за них? Кроме того, он зависим от СБ, и я решил, что больше не лягу к нему в капсулу.

Стал ускоренно просматривать записи, что были на нейросети, и начал с самого начала, когда мне установили нейросеть. Долго мне этим заняться не получилось, и снова включился экран. Думал, появится вице-адмирал, а появился начальник СБ флота.

— Что, решил позлорадствовать? Радуйся, теперь точно никуда не сбегу.

— Ты меня узнал?

— Кто же тварь, которая со мной такое сотворила, не узнает. Я в первую очередь выяснил, кого я должен благодарить за это.

Часть 6

— Я здесь ни при чём.

— Конечно, ни при чём. Док тоже говорит ни при чём и всё СБ тоже ни при чём. Я сам себе взял и ввёл неизвестный препарат. Мне просто так захотелось. Что тебе ещё нужно от меня?

— Тебя сейчас заберут и отправят в капсулу.

— Даже не мечтай, я больше в вашу капсулу не лягу.

— Тебя не спрашивают. Это приказ.

— Засунь себе свой приказ знаешь куда? Ты не мой начальник, и я тебе не подчиняюсь.

Смог дойти несколько шагов до сейфа и открыть его. К моему разочарованию, бластеры в сейфе отсутствовали. Даже здесь обокрали. Кроме вина там ничего не было

— Вор! Даже здесь всё украл. Что, вино оставил? Выпили бы закусили.

— Опасался, что отравлено.

— По себе судишь?

В кабинет зашли четверо сб-шников в специальных скафандрах высшей защиты. Такие были только у них. Хотел запустить в них вином, но стало его жалко. Недостойны они, чтобы это вино было на их скафандрах. Поэтому в них полетело ближайшее кресло. Никакого вреда оно им не могло причинить. Смело товарищи, все по местам! Последний парад наступает! Врагу не сдается наш гордый «Варяг», Пощады никто не желает!

Пытался добраться до второго кресла, но не смог. Ноги подкосились, и я упал, но упорно полз к нему. К сожалению, не успел. Видимо, выстрел из станера остановил меня.

Искренне думал, что это будет моё последние посещение СБ, и больше я оттуда не выйду. Вроде напоследок успел перекинуть файл с записью происходящего юристу. Хотя шансов, что я выйду оттуда, я не видел.

Открыл глаза. Опять капсула. Как они меня достали. Сквозь прозрачную крышку капсулы было видно незнакомое мне помещение. Отправил запрос искину и не получил ответа. Похоже, СБ. Последнее, что помнил, как я полз к креслу и не дополз. Время на нейросети показывало, что прошло почти двое суток с момента, как меня вырубили. У меня были какие-то неприятные болезненные ощущения в спине, но повернуться набок и посмотреть я не мог. Что они со мной сделали? Попробовал открыть крышку капсулы и не смог. На нейросети было снова много ошибок, хотя я удалил все предыдущие. Запись не оборвалась, когда меня вырубили, и было видно, как они меня вынесли за руки и ноги, затем положили на антигравитационную платформу. Моя охрана им не помешала. Охрана, называется. Впрочем, всем было понятно, что я последние дни командую на станции. Пролежал я недолго. Наконец, крышка капсулы открылась, и рядом с ней появился новый начальник СБ станции.

— Вылезай, что лежишь?

— Ты решил, что мне приказывать можешь?

— Ты больше не командир станции. Вот приказ о твоём отстранении.

Сделал он это с довольной улыбочкой. На нейросеть мне пришёл приказ о моём отстранении от должности в связи с утратой доверия. Чего-то такого я и ждал. Он явно что-то задумал, но я ещё не понял что. Поэтому решил действовать на опережение.

— Может, для тебя это и стало открытием. Вот только об этом я сам давно просил командование. Кроме того, зря радуешься — у меня для тебя есть один маленький сюрприз.

— Какой?

— Подойди поближе, покажу.

Когда он подошёл, я прямо из капсулы прыгнул на него. Мой прыжок опрокинул его на спину, последующий удар в челюсть оглушил, но не отключил. Я оказался сверху, но совсем ненадолго. Он смог быстро подмять меня и начал наносить мне удары в голову, но я этого и ждал. Меня интересовал игольник у него на поясе. Прикрываясь одной рукой от его ударов в голову, второй смог вытащить игольник у него из кобуры. Вот только он сразу загорелся красным. Кодирован. Зато наносить удары им оказалось очень неплохо. Мой первый же удар им попал ему в голову и скинул его с меня. Снова я оказался сверху и теперь наносил удары рукояткой игольника со всей злостью, которой у меня скопилось очень много. Во время очередного удара ощутил покалывание в спине, и опять меня настигла темнота.

Открыл глаза и сразу посмотрел на время на нейросети. Прошло шесть часов, как мы схватились. Опять находился в привычной камере-одиночке в изоляторе СБ. Думал, прикончат меня раньше, ещё в капсуле, а я до камеры добрался. Всё тело болело. Похоже, меня пинали после того, как выключили. С трудом мне удалось сесть на койке. Зеркала не было, но ощупав лицо, я понял, что оно сейчас представляет собой сплошной синяк. Остальным частям тела тоже досталось. Зато впервые за много дней я был доволен собой. Посмотрим, что теперь вы делать будете. Сделал я это всё осознанно.

После того как оширцы отказались принимать преступников у себя, возникла проблема — что с ними делать. Всех отмороженных я запихал в криокапсулы, а те, кто не имел «особых» заслуг, СБ отправляло на планету в полицию, где ставили на учёт и выпускали на волю. Вот я и рассчитывал, что последую по этому пути, и они расторгнут со мной контракт. Мое нападение на начальника СБ никак на тяжкое преступление не тянуло. Хотя я его хорошо отделал. Наверняка сейчас в капсуле лежит. Обидно, что завтра будет как новенький, а я так старался. Жаль, что его игольник был закодирован.

Сейчас здесь, в камере я стал хорошо понимать бывшего командира станции, и почему он постоянно был нервным. Меня самого довели до такого же состояния. Хорошо, что для меня всё это закончилось. Будем надеяться, что мой план сработает. Надеюсь, мой адвокат сейчас действует, а не просто получил мои деньги и забыл обо мне.

Похоже, он всё-таки забыл обо мне. Сегодня был пятый день, как я сижу в камере. Ко мне после драки так никто и не приходил. Только дроид каждый день в одно время приезжает и сбрасывает мне через дверь воду и сухие пайки. Опухлость на лице стала постепенно спадать, и я стал уже нормально садиться на койке. Упаковка сухого пайка была фольгирована изнутри и выполнила для меня роль зеркала. Так я выяснил, что у меня была операция на спине. Не просто так она у меня болела раньше. Вся спина вдоль позвоночника была в небольших квадратиках розового цвета. Значит, в этих местах была удалена кожа и потом нанесена новая. Что они со мной сделали — мне было не понятно. Никаких изменений я не чувствовал. Хотя только сейчас понял, что когда я напал на сб-шника, у меня вернулось пси. Не было больше пустоты, и я немного чувствовал его эмоции. Меня это обрадовало. Был ещё один небольшой плюс — нейросеть теперь стала работать без сбоев. Кроме того, я стал лучше чувствовать ноги. Мог ходить, хромая и держась за стены камеры; сильно болела левая нога, но это были уже последствия драки.

Зато у меня была куча времени, и я просмотрел все свои записи на нейросети в ускоренном режиме. После просмотра у меня стали появляться воспоминания, и я многое вспомнил. Вспомнил, как первый раз попал сюда в эту камеру и как сидел в ней три месяца. Всё это меня сильно порадовало, кроме того, я попытался разобраться со своей программкой взлома, и у меня тоже стало появляться понимание того, что я делал. Пока только понимание, но оно давало надежду, что это перерастёт в что-то большее. Запустил изучаться базу хакера в фоновом режиме. Она вначале не хотела, но потом продолжила изучение. Всё это меня радовало и давало надежду. Не радовало только, что адвоката не было, и ко мне никто не приходил.

Прошёл уже месяц, как я сижу в камере. Опухлость на лице спала, и остальные последствия драки прошли. Ходил я по-прежнему с трудом и держась за стенки, но старался ходить каждый день и делать больше кругов по камере. У меня появилось чувство, что обо мне просто забыли. Впрочем, это было даже хорошо — я вспомнил базу хакера, что выучил, и теперь колдовал над своей программой взлома чипов. Сделал ещё три версии этой программы. Скорей всего, мне помогло то, что база хакера училась в фоновом режиме. Ведь инженерную базу я не вспомнил.

Ещё через три дня кто-то живой подошёл к двери камеры и открыл её. Это оказался не знакомый мне сб-шник. Он сразу взял меня на прицел станера.

— Что надо? — спросил его.

— Одевайся.

В камеру приехал дроид и привёз оранжевый арестантский комбинезон.

— Где мой?

— Уничтожен.

— Это почему?

— Был приказ уничтожить и его уничтожили.

— Вещи где, что были в нём?

— Уничтожены вместе с ним.

— Оружие тоже уничтожено?

— Тебе не положено оружие.

— Оружие — моя собственность, и вам никто не давал права его забирать.

— Значит, уничтожено вместе с комбинезоном.

— Ты кто такой? Почему я вижу тебя в первый раз?

— Ты здесь больше не командир, так что отвечать я тебе не обязан.

Это было верно, об этом я совсем забыл.

Пришлось одеть комбинезон, что он мне выдал.

— Я не могу ходить.

— Дроид тебе поможет.

— Куда мы?

— На выход.

Опираясь на дроида, мы вышли из изолятора СБ в общий коридор станции. После чего они развернулись и вернулись обратно, оставив меня одного в коридоре. На станции рабочий день был уже давно закончен, и в коридоре никого не было. Попросить мне помочь было некого, и сети здесь не было. Что мне делать? Как мне добраться до каюты? Посмотрел в сторону соседнего помещения — там располагалось само СБ. Он специально так сделал, сволочь! Очень хотелось дойти дотуда и пообщаться с ним, но сейчас не место и не время было для этого. Было непонятно, почему меня выпустили. Нападение на начальника СБ мне прощено? Было как-то совсем ничего не понятно.

Опираясь на стену, я пошёл подальше от СБ. Мне была нужна сеть, чтобы арендовать антигравитационную платформу. С трудом дошёл до места, где она появилась. Это сразу стало понятно, потому что стали поступать сообщения от искина станции.

— Искин, мой статус?

— Не определён.

— Тогда почему меня выпустили из СБ?

— Данные отсутствуют.

Значит, в кабинет мне не попасть, нужно добраться до корабля. Быстро пробежался по сообщениям. Большинство было от финансистов. Оказалось, что мне начислены штрафы за прогулы и отсутствие на рабочем месте. Счёт был не просто пустым, а на нём был ещё приличный минус. Чип, что был у меня в комбинезоне, якобы уничтожен. Нанять платформу я не мог. Просто нет кредов для этого. Нужно добраться до каюты, там в рюкзаке есть ещё один чип — на нём было десять тысяч на всякий случай. Похоже, такой случай наступил. Конечно, можно было попросить Леру помочь, но очень не хотелось создавать ей проблемы с СБ. До лифта осталось не так много и, сжав зубы и держась за стену, пошёл к нему. Уже в лифте понял, что меня теперь не пустят на корабль. Ведь теперь я никто, и капитан наверняка заблокировал доступ для меня на корабль. Пришлось вызвать Криса.

Он не сразу, но ответил:

— Командир, ты? Вроде сказали, что тебя отправили отсюда?

— Враньё всё. Я сидел в СБ и меня только что выпустили оттуда. Правда, не знаю зачем.

— Что случилось?

— Ничего нового. Можешь помочь мне? Меня теперь на корабль не пустят, а у меня в каюте вещи и рюкзак остались.

— Всё забрало СБ и уже давно.

— Это плохо, тогда я совсем без кредов остался.

— Тебе нужны креды? Немного я тебе могу перекинуть.

— Креды нужны. Вот только у меня все чипы забрали и счёт блокирован. Подожди, а Лера на корабле?

— Да. Мы все вернулись на рейдер.

— Тогда я сейчас свяжусь с ней.

— Ты сам где?

— В лифте.

— Подходи к кораблю, я сейчас выйду.

— Не могу, я с трудом хожу, и до лифта еле дошёл.

— Спускайся на этаж, мы поможем.

— Хорошо.

Спустился вниз и вышел из лифта. Около него не оказалось никого, но вскоре приехал медицинский дроид с каталкой, и я забрался на него. После чего он доставил меня к переходному шлюзу. Там уже меня ждали Крис с абордажниками и Лера.

— Алекс, ты разве не улетел? — спросила она.

— Нет, Лер, я всё время сидел в одиночке СБ. Мне сейчас выдали этот комбинезон и выкинули оттуда.

— За что тебя там держали?

— В целом, не знаю. Они меня силой увезли из кабинета и засунули в капсулу.

— Странно, а сказали, что тебя отправляют командиром в другую систему, — задумчиво сказал Крис.

— Ты что, получил такой приказ?

— Да. Не препятствовать им. Тогда я подумал, что ты против этого, но командование настояло.

— Крис, какое командование? Я память потерял, все базы пропали, нейросеть сбоила и хожу с трудом.

— Думал, всё это временно.

— Какое там.

— Что ты сейчас будешь делать? — спросила Лера.

— Высужу с них всё, что они забрали обратно. Юрист был подключен и оплачен. Так что пускай отрабатывает всё, что я ему заплатил. Мне нужно только немного кредов, чтобы поселиться где-то и на то, чтобы добраться туда, а дальше я разберусь. Ты мне была должна была за дроида-взломщика. Можешь хоть немного отдать?

— Конечно.

Приехал дроид и привёз чип.

— Вот, держи. На нём три тысячи. У меня больше нет пока.

— Мне хватит. Спасибо за помощь, но вам лучше держаться от меня подальше. Могут возникнуть проблемы из-за меня.

Нашёл на станции свободную каюту и забронировал её за собой.

— Можете меня доставить до неё?

Отправил Крису и Лере сообщения с расположением каюты.

— Конечно, — ответил Крис.

Дроид поехал к ней. У них в глазах была грусть и жалость по отношению ко мне, когда я уезжал. По дороге я вызвал Оди, своего юриста.

— Привет, ты где пропал?

— Сидел в камере в СБ.

— В смысле сидел? Ты что, не успел прилететь на новое место работы, как в СБ попал?

— Какое новое место работы? Я здесь, на станции. Сидел в камере у них больше месяца.

— Становится очень интересно.

— Ты что, не получил запись, как меня забирали?

— Получил и даже посетил СБ после этого. Мне ответили, что ты отправлен к новому месту службы. Не поверил им и направил судебный запрос и им, и командованию. Ответы были одинаковыми, что ты отбыл к новому месту работы. Решил дождаться, когда ты туда доберёшься и свяжешься со мной.

— Похоже, это они так шутили, и что камера-одиночка в СБ теперь моя работа.

— Ты знаешь, с судебными запросами не шутят. Это они мне могут соврать, а за ложный ответ по судебному запросу судья может и на рудники отправить.

— Похоже, их это не пугает.

— Это мы ещё посмотрим. Не знаю почему, но думаю, это не просто так, раз они пошли на это. У тебя как с доказательствами? Что ты там побывал?

— Полно. Почти за каждый день проведённый там есть запись. Лови. Всё что есть.

Он получил и долго просматривал записи.

— Люблю такие дела, когда с доказательствами полный порядок. Зря ты на него, конечно, напал, денег потеряешь на этом, но что сделано, то сделано. Что они с тобой делали в капсуле?

— Не знаю. Меня ведь никто не спросил, просто туда уложили и всё. Похоже, что-то со спиной делали, там квадратики новой кожи вдоль позвоночника были.

— Это мы выясним. Посмотрим, как они после ложных судебных ответов выкручиваться будут.

— Как ты думаешь, почему они меня выпустили? Ведь они всех убедили, что я улетел отсюда.

— Знаешь, хороший вопрос. Скорей всего, они хотели тебя куда-то отправить, но что-то пошло не так. Думаю, это скоро выяснится.

— Есть ещё большая проблема — у меня все деньги со счёта забрали финансисты, а СБ конфисковало два кредовых чипа. Один был со мной, а второй в рюкзаке в каюте. Всё забрали.

— Не вернули, как я понимаю?

— Ничего не вернули: ни оружие, ни комбинезон, ни вещи, что были. Выдали оранжевый комбинезон и всё.

— Это я видел. У тебя что, совсем с кредами плохо?

— Долг знакомая отдала. На первое время есть, но как оплачивать твои услуги не знаю.

— Не переживай, на этот счёт разберёмся. Дело у тебя выигрышное, так что креды будут.

— Что у тебя по счёту?

— Вот смотри, одни штрафы от них. Якобы за прогул.

— Как интересно.

— Мне вот совсем не интересно, у меня двести тысяч со счёта списали и ещё в приличный минус загнали.

— Перед дракой начальник СБ передал тебе приказ на отстранение?

— Да.

— Перекинь мне его.

— Лови.

— Ты посмотри, какие шустрые. Тебя ещё из кабинета не вынесли, а уже был приказ о твоём отстранении. Становится всё интереснее.

— Мне вот нисколько. Что мне делать?

Часть 7

— Значит так. Главное, что тебя выпустили, и с утра мы начнём на них атаку. Они ещё сильно пожалеют о том, что сделали. В первую очередь, ты должен написать претензию финансистам, делай её прямо сейчас. Что они незаконно лишили тебя твоих кредов. Ведь согласно приказу командования, ты находился всё это время в СБ и не мог выходить на работу. Добавь ещё видео о том, что ты туда попал не по собственному желанию. Посмотрим, что они ответят. Если не будет ответа в течение суток, значит подаём в суд. Они всё вернут и ещё заплатят компенсацию, никуда не денутся. Дальше мы составим претензию в СБ станции, у них будет тоже сутки на ответ. Посмотрим, вернут они тебе твои вещи или нет.

— Ты же слышал, что он сказал, что всё уничтожено.

— Он может говорить что хочет. Нужен официальный ответ. Если уничтожено, то какие были основания для этого? Если им так захотелось — нет проблем, пускай только выплатят полную их стоимость.

— Понял.

Мы занялись составлением списка того, что у меня было. Он включил в него всё, что у меня было в сейфе. Называл ему марку бластера, а он сам находил в сети стоимость, включал в неё доставку и всё это заносил в претензию. Так мы пробежались по вину, что было в сейфе. После чего перешли на мои личные вещи и закончили содержимым рюкзака, скафандром и оружием, что у меня было. Выяснилось, что самым дорогим у меня был скафандр, но итоговая сумма у нас превысила двести тысяч. Всё это я завизировал, и он тут же отправил в СБ.

— Всё, давай. До завтра, — и он отключился.

Дроид долго вёз меня по коридорам станции и наконец привёз на место. Похоже, в каюте что-то произошло — она выглядела полуразрушенной, и в ней много что не работало. Наверно, поэтому это была самая дешёвая каюта всего за триста кредов. Впрочем, мне было всё равно, и я заплатил за сутки. Поле чего занялся составлением претензией к финансистам. Быстро всё сделал и отправил. После чего посмотрел на душ. Мне хотелось туда, но я не знал, работает он или нет. Мне повезло — душ оказался рабочим, но протекал.

Меня это не остановило и впервые за месяц попал в душ. Правда, в каюте было небольшое наводнение после этого, но меня это совсем не волновало. Дошёл прямо по воде до койки и уснул.

Утром ботинки были все сырыми, но воды в каюте уже не было. Пришёл ответ от финансистов. Когда я его прочитал, мне стало смешно. Мне выписали очередной штраф в сто восемнадцать тысяч. Теперь на счёте у меня был уже приличный минус в двести двадцать тысяч. Кроме того, меня уведомили, что действие моего контракта временно приостановлено на три месяца. Мне было совершенно не понятно, чего они этим добиваются. Хотел поговорить с Оди, но он ответил, что занят и свяжется со мной как освободится.

Значит, займёмся своими проблемами. Первая проблема у меня была в том, что мне была нужно как-то передвигаться, и я начал искать в сети варианты для этого. Мне был нужен дроид-помощник. Начал поиск на станции, но быстро выяснилось, что нет ничего для помощи мне. Вернее, было, конечно, и много, но всё было очень дорого. Мне даже пришло в голову задействовать моих пауков. Быстро проверил и выяснил, что они мне по-прежнему подчиняются. Можно было, конечно, сделать тележку, и чтобы они меня возили, но скорее всего это дело быстро прекратят. Мне было нужно что-то своё.

Перебирал в голове разные варианты, когда вспомнил про дроидов, на которых ездили на планете по трубам. Это были даже не дроиды, а по сути, передвижной стул или кресло на колёсах. У них только были ещё манипуляторы, чтобы они могли спускаться или подниматься наверх. В сети на планете нашлось много разных предложений подобного рода. Меня и по цене, и в целом устроил один вариант. Это было одно колесо и над ним небольшое сидение без дополнительных манипуляторов. Всё это стоило пятьсот кредов. Доставка на станцию мне обошлась в ещё триста. Связался с начальником транспортного цеха, и тот мне пообещал, что завтра всё доставят мне. После чего заказал четыре сухих пайка и доставку их в каюту. Конечно, я их уже видеть не мог за время заключения, но кто знает, когда решатся все мои финансовые проблемы. Всё это было явно неспроста и организовано специально. Вот только я не понимал пока, почему и для чего это делалось.

Оди вызвал меня вечером и выглядел озадаченным.

— Что случилось?

— Понимаешь, я подал заявку на судебное разбирательство, а судья перенесла её на две недели.

— Почему?

— Мне она заявила, что у них уважительная причина, но что это за причина мне не сообщила.

— Подай к другой судье, какие проблемы?

— Подал и то же самое.

— У меня ещё интереснее. Представляешь, мне выписали очередной штраф в сто восемнадцать тысяч и без объяснения за что.

— Сколько?

— Сам посмотри, и ещё вот это прислали.

— Приостановка контракта?

— Да. Что это значит? Они что, так могут?

— К сожалению, могут. Это значит, что у тебя неоплачиваемый отпуск на три месяца.

— Значит, мне за эти три месяца не заплатят ни креда?

— Да.

— Погоди, то есть я могу сейчас покинуть станцию?

— Конечно. Ты можешь здесь не находиться. Теперь ты три месяца можешь заниматься чем захочешь.

— Что потом?

— Потом ты должен будешь так же появиться на станции и узнать о своей дальнейшей работе. К сожалению, это самый плохой вариант для тебя.

— Почему?

— Они могут так продлевать его до года. Потом подержат три месяца на работе и снова на год. Плохо тем, что тебя из-за их контракта никто на постоянную работу не возьмёт, только по временным контрактам.

— Вот значит как они решили со мной разобраться.

— Да, они тебя вынуждают разорвать контракт, но мы не пойдём на это.

— Почему?

— Даже в таком варианте они обязаны заплатить тебе за эти три месяца. Всё равно у тебя неплохо получится, и будут возможности подработать дополнительно.

— Согласен. Значит, я завтра улечу на планету, там жить дешевле.

— Улетай, но будь на связи, ты мне можешь понадобиться.

— Буду. Ты что-нибудь понимаешь, за что этот штраф?

— Даже нет вариантов на этот счёт и цифра какая-то непонятная.

— Цифра, говоришь, не понятная? Ты знаешь, а мне кажется, я понял, что они задумали.

— Что?

— Смотри, сумма того, что конфисковало у меня СБ и сумма моего долга по счёту почти равны. Похоже, они хотят оставить меня без денег, как сейчас.

— Думаешь, выплатят и сразу спишут?

— Конечно.

— Что тебе ответило СБ?

— Ничего, и время ответа уже вышло. Можем заявляться с этим в суд. Возможно, они это и задумали. Хотят оставить тебя без кредов, чтобы ты потом согласился на все их условия.

Оди здесь был немного не прав. Скорее всего, они хотят, чтобы я их привёл к спрятанным чипам с миллионами Лиса. Они меня и выпустили из СБ только ради них. Все эти проблемы тоже организовали ради них. Мне ведь тогда вице-адмирал сказал, что я не знаю всех их возможностей. Вот они во всей красе.

— Оди, что мне делать со всем этим?

— Ты знаешь, если раньше я хотел всё это объединить в один процесс, то сейчас, наверно, придётся отказаться от этого. Для тебя это будет, конечно, дороже и для меня сложней, но так будет быстрей. Понимаешь, они будут всячески затягивать все процессы, но несколько процессов им затянуть будет гораздо тяжелее. Всё, чтобы держать тебя без денег. Есть масса уловок для этого.

— Насколько дороже?

— Тысяч пятьдесят семьдесят.

— У меня нет столько.

— Не переживай ты на этот счёт пока. Свяжись лучше с банком и заблокируй свой личный счёт.

— Зачем?

— Чтобы СБ сейчас не выплатили тебе всю сумму и сразу не списали.

— Сделал. Только, по-моему, они сами могут его разблокировать.

— Не смогут. Подпиши вот это.

Мне пришло заявление на судебную блокировку моего счёта. Подписал и отправил ему.

— Вот теперь точно у них такой трюк не пройдёт.

— Теперь подписывай вот этот иск к СБ. Теперь по исковому требованию отвечать они будут передо мной и если будут выплачивать, то тоже мне. Ты мне передал все эти полномочия. Посмотрим, что они выберут — креды или вещи вернут. Тебя любой вариант устроит?

— Любой.

— Отлично, здесь проблем не возникло и судебное заседание назначили сразу.

— Там сейчас моего имени нет.

— Думаешь? Впрочем, мы это сейчас проверим.

Он что-то долго и задумчиво ожидал.

— Знаешь, ты угадал — заседание отложили.

— Вот для них завтра сюрприз будет, когда ты выйдешь с этим иском.

— Интереснее будет, когда я им влеплю ответственность за ложные ответы на мои судебные запросы. Вот это действительно будет интересно. Свяжусь после этого с тобой и расскажу, чем всё закончилось. Знаешь, ты пока лучше не улетай вниз. Может, они вернут тебе вещи, и ты их заберёшь с собой.

— Хорошо, тогда так и сделаем. Вот только вряд ли вернут.

— Почему?

— Не просто же так они забрали у меня всё оружие.

— Значит, выплатят креды, и ты купишь себе новое. Извини, у меня ещё клиент.

Вечером пришла Лера в гости. Я очень соскучился и был рад её видеть. Мы недолго поговорили, и она рассказала мне последние новости. Командования у них по-прежнему нет. Станцией управляют с главной базы. Все ждут новых командиров и главного инженера. Боевые за рейд уже всем выплатили. Всем за исключением меня. Мне на счёт не поступило никаких выплат.

Днём меня вызвал Оди, и по лицу я сразу понял — всё прошло не очень.

— Ты знаешь, даже я в шоке от того, что происходит.

— Что произошло?

— В общем, иск рассмотрели, и СБ отказалось тебе возвращать все твои вещи, как и выплачивать компенсацию.

— Это как? Что так можно?

— Оказывается, можно. Они не согласны с нашей оценкой стоимости и хотят провести свою экспертизу. Оценку будет проводить их оценщики, а не независимые с планеты. Сам понимаешь, сколько времени это будет происходить. Это вообще грубейшее нарушение закона, и я не знаю, что заставило судью пойти на это. Написал на её действия в верховный суд, но ответ оттуда будет нескоро.

— Что по твоим судебным запросам?

— Тоже проигнорировала и всего лишь объявила выговоры.

— Что-то такое я и ожидал.

— Она после этого решения может попрощаться с карьерой судьи.

— Уверен, ей ничего за это не будет.

— Посмотрим, но думаю, здесь ты ошибаешься. Подал отдельный иск к другому судье на их ответы. Посмотрим, что он решит.

— Вот только для меня это не решает финансовую проблему.

— Прижали они тебя серьёзно, и думаю, будут затягивать все процессы максимально долго.

— Это я сразу понял.

— Извини, у меня ещё один клиент.

Он пропал. Что мне делать с таким состоянием? Стены на планете ведь я не смогу ломать теперь. Нужно выяснить, что со мной. Вот только у кого? Кто мне делал операцию на спине не известно. Может, попробовать выяснить у Дока, вот только вряд ли скажет что-либо. Попытка не пытка, и я нажал вызов. Он казался в медсекции.

— Занят?


— Не очень, что хотел?


— Решил спросить у тебя, что мне делать с моими проблемами?


— Извини, этого я не знаю. Все вопросы не ко мне.


— Тогда кого я должен спрашивать об этом?


— Поинтересуйся у того кто лечил тебя?


— Лечил?


— Значит, ты меня только портил?


— У меня не было выбора. Мне приказали.


— Хватит повторять одно и то же. Что мне делать со спиной?


— Не знаю, что у тебя с ней произошло. Спроси у того кто тебя лечил.


— Кто меня лечил?


— Я не знаю. Я отказался проводить любые операции с тобой. Кто тебя лечил — я не знаю.


— Понятно.


Разозлился на него, но наверно зря. Он сожалел о том, что произошло. Впрочем, это не отменяло того что со мной произошло. Док считался хорошим специалистом и если он отказался, значит со мной всё сложно. После него СБ попробовало что-то сделать и у них ничего не вышло. Судя по Доку, они сами не знают что со мной. Значит, шансов нет или они очень призрачные. Всё это меня, мягко говоря, не радовало. Пришло сообщение от дроид доставщика, что мне доставлена посылка. Наконец-то доставили моё колесо.


Выехал на нём в коридор и покатался. Самое сидение оказалось не очень удобным, но в целом мне понравилось. У колеса были две подставки по бокам под ноги. Они же газ и тормоз. Оно оказалось скоростным и разогнавшись я чуть не столкнулся с встречной платформой. После этого решил больше не гонять и вернулся в каюту. Каюта затребовала оплату, и мне пришлось её оплатить ещё на сутки. Креды очень быстро таяли. У меня осталось меньше тысячи на чипе. Ни одной идеи как мне решить мои финансовые проблемы не было. Здесь я вспомнил про чипы, которые оставил Крису. Интересно забрали их или нет?


— Крис ты занят?


— Нет.


— Скажи, чипы не взломанные, что я тебе оставлял, забрали?


— Нет. Они у меня.


— Отлично. Ты говорил, что у тебя есть кто-то на планете. Кто может решить с ними.


— Было два контакта.


— Хорошо тогда я заберу их у тебя. Можешь их вынести к шлюзу?


— Конечно.


— Тогда как приеду к кораблю, вызову.


— Договорились.


Прокатимся до корабля. Похоже это решение моих проблем. Они эти чипы так и не нашли. Когда подъехал к шлюзу, Крис меня уже ждал.


— Держи чипы. Это что у тебя такое?


— Купил на планете. Мне нужно как-то передвигаться.


— Удобно? Можно попробовать?


— Попробуй. Он прокатился по коридору станции.


— Интересная вещица.


— Слушай, Крис не одолжишь мне бластер или игольник я завтра на планету улечу там без оружия никак.


— Тебя отпускают на планету?


— Со мной вообще приостановили контракт. Так что мне больше не платят, и я на них не работаю. Свободен как ветер на три месяца.


— Сейчас посмотрю. Может что осталось.


Он сходил и принёс старенький игольник.


— Держи. Что ты на планете делать будешь?


— Что мне здесь делать?


— Здесь безопасней для тебя.


— Здесь СБ, а там его нет. Кроме того там цены на всё гораздо дешевле чем здесь. Здесь я снял разбитую каюту за триста кредов в сутки, а там за сотню можно снять отличную комнату.


— Наверно ты прав. Жаль, что ты улетаешь.


— Не переживай. Скоро будет новый командир у вас.


— Удачи тебе.


— И тебе. Я верну если получиться или заплачу за него.


— Считай это подарок тебе.


— Спасибо за помощь.


Не успел я приехать в каюту, как он снова вызвал меня.


— Алекс, а что ты с дроидами будешь делать?


— С какими дроидами?


— Нивейскими.


— Их что не забрало СБ?


— Нет. Может, хочешь их продать? Тебе же креды теперь нужны?


— За сколько ты их готов купить?


— Давай я тебе перезвоню, сейчас уточню.


— Давай.


Про дроидов я совсем забыл и, похоже, не я один. Они пылились в дальнем углу рейдера, со времени как я их привёз. Сейчас это была моя единственная возможность выпутаться из этой ситуации. Он мне перезвонил и сходу заявил.


— Могу тебе предложить за них сто семьдесят три тысячи.


— Может, до двухсот тысяч дотянете? Вы ведь боевые недавно получили.


— Многие потратились уже. Это всё что мы можем предложить.


— Хорошо, но у меня есть оно условие. Мы сейчас заключаем сделку, а вы завтра, когда я буду на планете, переводите мне креды за них на чип. Взамен получаете коды доступа.


— Договорились. Боишься, что ограбят по дороге?


— Очень. Нас наверняка слушают.


Мы заключили с ним сделку под протокол. Теперь это было уже не моё имущество. Здесь финансисты сильно ошиблись. Как я мог про них забыть? Нужно было поставить их у себя в каюте. Тогда бы ничего бы этого не было. Вот что значит заработался.


Утром вызвал Оди и сказал, что улетаю на планету. Он попросил подписать доверенность, что он будет моим представителям на всех процессах. Подписал и остальное. Всё что он попросил.


— Оди я постараюсь исчезнуть на время. Нужно от меня будет ещё что-то?


— Думаю, нет. С доказательствами полный порядок вроде.


— Постарайся выяснить, что они мне ввели такое. Может мне это как-то поможет мне в лечении, а также может получиться выяснить, кто меня лечил в СБ.


— Думаю всё это выясниться по итогам процессов. Вот только, сколько это всё протянется — я не знаю. Представляешь, мне с утра перенесли процесс по моим запросам по тебе. Там вообще всё очевидно и не в чем разбираться. Обычно такие дела за десять минут решаются, а здесь перенос.


— Не удивлён. Так и дальше будет.


— Ты хотя бы иногда связывайся со мной.


— Постараюсь.


Часть 8

Доехал до лётной палубы и вместе с моим креслом я забрался в челнок. До последнего не верил, что меня выпустят со станции, но челнок взлетел и полетел вниз к планете. Меня, конечно, многие узнали, и весь полёт обсуждали мой оранжевый комбинезон. Из челнока я вышел последним и сразу сел в своё кресло. К зданию космодрома я приехал первым и первым подъехал к выходу из него. Сильно волновался на контроле. Выпустят или нет. Для вида девушка на выходе проверила карту ФПИ и выпустила в город. Карту ФПИ мне ещё вчера передал Оди. Это было единственное, что на суде вернуло СБ. Пока ехал к прокату аэробайков меня одолевали сомнения. Если СБ хочет отследить, где я спрятал чипы, за мной должны следить. Вот только сейчас за мной никто не следил. Сменив колесо на аэробайк, специально смотрел в камеру заднего вида и долго петлял по городу, но ничего похожего на слежку не было, и я сам ничего не чувствовал. Сильно озадаченный этим обстоятельством приземлился около магазина Слима. Хозяин сразу появился в торговом зале, и его не пришлось звать.

— Добрый день. Нет новостей о Слиме? — спросил он

— К сожалению, ничего нет. Моё объявление ничего не дало.

— Жаль.

— Мне нужено планшет, скрытая камера к нему и зарядка универсальная от света.

— Сейчас всё будет.

Он сам мне всё продал и уже в полёте я вызвал Криса.

— Крис я готов. Вот номер чипа переводи креды.

— Перевёл

— Получил. Лови коды доступа.

— Получил. Удачи тебе.

— И тебе.

Легко пришли — легко ушли. Жалко конечно было их продавать за такую цену, но выбора у меня не было. Теперь была самая опасная часть. Если за мной следят, то сейчас напасть самое время. Чтобы оставить без чипа. Сейчас я летел проверяться на жучки. Жучки как я и думал, нашлись. В комбинезоне потом в ботинках. Он их быстро нашёл и уничтожил, но потом долго ходил вокруг меня с прибором.

— Что не так?

— Понимаешь, вроде какой-то слабый сигнал есть, но вот откуда он идёт непонятно.

Возможно, это просто какой-то сбой.

— Возможно.

— Тогда всё.

После этого я отключил нейросеть от сети и свернул полностью. Следующим на очереди был медицинский кабинет моей старой знакомой. Полетал по городу в поисках хвоста, но его по-прежнему не было. Похоже, в таком состоянии я стал никому не нужен. Приземлившись у кабинета, вызвал её.

— Привет. Помнишь меня.

— Помню.

— У меня проблемы и мне нужна твоя помощь даже скорей не помощь, а консультация.

— Что с тобой случилось?

— Мне вели, какую-то дрянь и теперь я плохо чувствую ноги и почти не могу ходить. Вряд ли ты мне поможешь, но я хотя бы хочу знать, что со мной и что можно сделать. Креды у меня есть, не волнуйся, я готов оплатить вперёд сколько скажешь.

— Когда ты будешь?

— Я у кабинета.

— Тогда заходи.

— Постараюсь.

У неё была высокая лестница к кабинету, и мне по ней было сложно заехать. Пришлось оставить колесо и идти пешком. Она открыла дверь и вышла на улицу. Помогла мне его затащить внутрь.

— Ты не знаешь, что был за препарат?

— К сожалению нет. Выяснить это мне не удалось.

— С тебя две тысячи. Не вопрос. Держи.

— Раздевайся и ложись в капсулу.

Когда разделся, она подошла и посмотрена спину.

— Кто это тебя так?

— Если бы я знал. Вроде пытались вылечить, но что они со мной делали в действительности непонятно. Это я и хочу это выяснить.

— Поняла.

— Знаешь, посмотри во мне. Может что-то лишнее или непонятное найдёшь.

— Хорошо.

Когда открылась крышка капсулы, её привычно не было в кабинете. Оделся и вышел наружу. Сразу пришёл вызов от неё на планшет.

— Что скажешь?

— Боюсь мне нечем тебя порадовать. Мне не удалось выяснить, что с тобой.

— Меня медики давно не радуют. Рассказывай, так чтобы я хотя бы примерно понял, что со мной.

— У тебя было повреждение спинного мозга. Думаю вызвано оно препаратом, что тебе ввели, но что это за препарат и что с тобой, я не знаю.

— Почему это произошло?

— Потому что была операция и тебе его заменили, но это не помогло насколько я понимаю?

— Не помогло. Почти ничего не изменилось после этого. Стало немного лучше, но совсем немного. Как насчёт вылечить?

— Боюсь, что в этом я ничем не могу тебе помочь. Тебе нужен очень хороший специалист в этом вопросе. На этой планете таких специалистов точно нет.

— Где такого найти?

— Не знаю.

— Значит всё ещё хуже, чем я ожидал.

— Посмотри в кармане комбинезона.

Засунул руку в карман и обнаружил небольшой кружок черного цвета.

— Что это?

— Это было в тебе. Насколько я поняла это устройство для слежки за тобой.

— Теперь понятно, почему слежки не было.

— Больше ничего не было?

— Нет. Я всё тщательно проверила, только это.

— Уже хорошо. Это значило, что меня просто так не отпустили.

— Не поняла?

— Это я сам себе. Не обращай внимание.

— Мне очень жаль, что не смогла тебе помочь.

— Ты как раз помогла.

На одном из перекрёстков закинул этот кружок в кузов грузовика остановившегося под аэробайком. Пускай теперь смотрят, как он ездит. На очереди была пошивочная мастерская. Ходить на планете в моём оранжевом комбинезоне было верхом безрассудства.

Хозяйка была сильно удивлена, когда я появился у неё в нём.

— Не поняла. Что это значит? Что с тобой?

— У меня проблемы со здоровьем.

— Это я вижу. Что на тебе надето? Что это значит?

— Это последняя мода на станции, а если серьёзно я больше не командир станции.

— Странно, в сети ничего нет об этом. Ты до сих пор числишься командиром станции.

— Наверно не поменяли ещё. Хотя действительно странно. Ведь я уже больше месяца как отстранён.

— Как там у вас всё быстро меняется.

— Нет больше там. Есть только здесь. Мне нужна одежда. У меня кроме этого комбинезона ничего нет. Ты мои требования знаешь. Не броское что-нибудь. Может, подберешь что-нибудь из обуви и на голову тоже. Рюкзак нужен. Желательно такой же, как был у меня. Креды я заплачу в разумных рамках конечно.

— Всё сделаем, но нужно часа два на изготовление. Будешь ждать?

— Нет, я полечу по своим делам, потом залечу.

— Хорошо.

Следующим пунктом у меня шло жильё. Мне было нужна квартира или комната где жить. Предложений в сети было много, но мне требовалась охрана в доме. Жить в развалинах было опасно. Любой бродяга нападёт, ограбит и убьёт. Я не смогу убежать.

Призёмлился около летнего кафе и заказал себе нормальную еду из пищевого автомата. Попросил, чтобы мне принесли её к аэробайку. Рядом был ресторан мадам Бенси, и конечно можно было там покушать, но моих финансовых проблем никто не отменял.

Кто знает, когда они решаться. Возможно, придётся жить с ними девять месяцев, как сказал адвокат. Сейчас еда из пищевого синтезатора мне казалась просто вкуснятиной после сухих пайков СБ. Параллельно я просматривал объявления в сети и отбирал понравившиеся. Вначале я не учёл, что мне сейчас потребуется удобный заезд в дом. Пришлось отсортировать дома, где он был не удобный. В итоге я отобрал одну маленькую квартирку в глубине квартала. Дом был небольшой двухэтажный, и таких квартирок было в нём два десятка. На входе дежурила охрана. Учитывая мои отношения с охраной предыдущего дома, я даже не знал хорошо это или плохо. Решил, что разберусь на месте. Просили за её аренду сто двадцать кредов за сутки. Решил заглянуть туда, посмотреть. Вот только вспомнил про свою оранжевую робу и решил пока не переоденусь этого не делать. Просто связался с владельцем, отключив камеру на планшете. Ответила мне женщина.

— Добрый день, я по объявлению. Хотел снять комнату у вас.

— Приезжайте, смотрите, если устраивает, оплачивайте.

— Дело в том, что у меня проблемы со спиной, и я не хожу, а езжу. У меня не возникнут проблемы из-за этого.

— На чём вы ездите?

— Колесо такое с креслом.

— Думаю, не возникнет.

— Тогда приеду, но чуть позже.

— Хорошо.

После разговора я хотел слетать закупить офицерский пайки, но быстро передумал. Залетел в магазин и приобрёл простенький пищевой синтезатор с картриджами к нему. У меня теперь будет возможность его подключить. Там же купил три новых банковских чипа и раскидал креды среди них. Следующим на очереди оказался оружейный магазин. Где закупил запасную обойму и два десятка бронебойных игл к игольнику, а также нож и чехол хамелеон под него. Последними моими покупками стали новая шляпа и солнцезащитные очки в лавке по дороге. Когда вернулся в пошивочную мастерскую, всё было готово.

— Смотри. Пошили, как ты попросил.

— Ты не против, если я переоденусь при тебе?

— Переодевайся. Никаких проблем.

Наконец я снял с себя этот ненавистный оранжевый комбинезон.

— Выкинь его в утилизатор.

— Зачем? Он почти новый?

— Тогда не знаю, оставь себе. Мне он не нужен.

Она помогла мне переодеться и внимательно посмотрела на мою спину.

— Что там не так?

— Здорово тебе досталось.

Повернулся и посмотрел в зеркало. Вся спина была в квадратиках новой кожи.

— Действительно здорово.

Новый рюкзак порадовал. Он был почти полной копией старого. Не стал торговаться и оплатил полторы тысячи за всё, как она просила.

Через полчаса прилетел к новому дому и проблемы возникли сразу.

— Тебе чего парень? — спросил охранник на входе.

— Хотел комнату посмотреть.

— Слезай и смотри.

— Мне тяжело ходить, я договорился с женщиной.

— Ничего не знаю об этом. Слезай с него и можешь сходить посмотреть комнату.

— У тебя проблемы со слухом? Повторяю я плохо хожу.

— На нём я тебя не пущу.

— Как так? Я договорился с женщиной в объявлении?

— Сейчас узнаю, о чём ты договаривался.

Они недолго пообщались. Потом он мне сказал:

— Оставляй кресло здесь, и я помогу тебе дойти.

— Чтобы оно потом пропало? Кто за него отвечать будет?

— Не пропадёт.

— Нет. Она мне обещала, что я могу съездить посмотреть.

— Здесь я решаю, а не она.

— Тогда меня уже не устраивает.

Выехав на улицу, вызвал её.

— Что происходит? Мы вроде обо всём договорились, а меня не пускают.

— Он боится, что ты разломаешь всё в квартире этим колесом.

— Он что совсем дурак?

— Вообще-то он мой муж.

— Что больше не за кого было выйти замуж?

— Это тебя не касается.

— Это верно. Вот только мы договорились, и я зря потратил своё время.

— Можешь пройти и посмотреть комнату.

— Понятно. Нашли друг друга. Я почти не хожу. Мне не дойти до комнаты. Кроме того зачем мне комната если я в неё не могу заехать?

— Значит, я не поняла тебя.

— Зато я понял тебя. Сейчас прокомментирую твоё объявление в сети с нашими разговорами.

— Твоё право.

Выложил в сети свой комментарий и поехал. К аэробайку. После этого этот охранник выскочил из дома и попытался погнаться за мной. Вот только догнать моё кресло у него не получилось. Это я также добавил к комментариям. Уже взлетая, получил вызов от неё.

— Чего тебе нужно?

— Убери свой гнусный комментарий.

— Почему гнусный? Он справедливый и убирать я его не собираюсь.

— Мы тебя найдём.

— Ищите. Давно у меня трофеев не было.

Она ещё несколько раз пыталась меня вызвать, пока летел, но я не отвечал. Мне пришлось лететь на другой край города. Здесь не возникло проблем. Меня поселили вместе с моим креслом-колесом. Дом, был старым и комната маленькая, но меня всё устроило. Заплатил сразу три тысячи за месяц и мне дали небольшую скидку.

Утром встал с одной мыслью. Как мне жить дальше? Все текущие проблемы я решил. Как заработать? За вчерашний день я потратил больше десяти тысяч. Мне ещё девять месяцев нужно как-то прожить на креды что у меня есть. Может решиться с судами раньше, но надежды на это было мало. Кроме того может получиться так что я вообще нечего не отсужу и зря потрачу креды на адвоката. В голове никаких идей не было, и я решил посмотреть сеть в поисках мыслей и идей. В первую очередь посмотрел вакансии инженеров. Они были. Нашлись три вакансии. Все три были на разные предприятия. Опубликованы они были давно и возможно теперь были не актуальны. К сожалению, с инженерной базой у меня всё было плохо, и эта работа мне не грозила. Работы в сети было много, но большинство мне не подходило. Мне подошла бы работа техника. Дроидами я управлять мог, но у меня не было базы техника. Посмотрев стоимость баз техника, понял, что их не потяну финансово. Универсальная база техника по всем направлениям стоила почти двести тысяч. Самое ходовое направление, ремонт бытовой техники, стоило от семидесяти до ста тысяч. В зависимости от возраста базы. Были, в продаже совсем древние варианты двухсотлетние по тридцать пять тысяч. Вот только в них большинство данных по современных дроидам отсутствовало. Обновление базы будет также стоить кредов. Были в продаже и не лицензионные базы. По пятнадцать тысяч, но непонятно было, как ими пользуются. Сертификацию с такой базой не пройдёшь. Технический дроид не даст тебе доступ для работы. С другой стороны, если продают, значит, существует возможность обойти эту блокировку дроида. С учетом того, что я учу базу хакинга, это может быть интересно. Вот только смогу я выучить эту базу под разгоном или нет непонятно. Если нет, то нет смысла её покупать. Набрал медика.

— Кина привет. Это снова я. У меня к тебе один вопросик появился.

— Если ты насчет кредов, то ты просил посмотреть, я посмотрела.

— Успокойся, у меня нет к тебе претензий. У меня только вопрос.

— Какой?

— Могу я базу учить под разгоном?

Она задумалась.

— Ты знаешь, нужно пробовать, а там как получиться. Совсем не уверена что сможешь.

— Понимаю. Когда у тебя будет возможность попробовать.

— Смори это не бесплатно. Тысячу не меньше и какой результат получиться я не знаю.

— Я понимаю. Когда попробуем?

— Приезжай.

Заказал через сеть аэробайк и чтобы он прилетел к дому. Эта опция у них мне всё больше нравилась, особенно в моём состоянии. Когда добрался к медцентру, понял, что Кина меня по-прежнему опасалась.

— Кина мы с тобой давно знакомы, а ты до сих пор меня боишься?

— От вас можно ожидать что угодно.

— От нас?

— С тебя тысяча кредов.

— Держи.

— Ты знаешь, это медики со мной такое сделали, так что это от вас, а не от меня.

Крышка капсулы опустилась.

Открыл глаза. Нейросеть показывала, что на планете уже утро следующего дня. Как обычно я был один. Вышел на улицу и сразу пришёл вызов от неё.

— Как ты себя чувствуешь?

— Вначале выставила за дверь, а сейчас спрашиваешь?

— Это для безопасности.

— Если бы мне было плохо, чтобы стала делать?

— Не знаю.

— Ладно, рассказывай.

— У меня для тебя хорошие новости. Разгон ты вроде перенёс нормально. У тебя учится какая-то база никак не обозначенная. Посмотри как она.

— Прибавилась в изучении.

— Значит можно учить.

— Когда можно ложиться?

— Завтра. Не раньше. Лучше через два дня. Нужно посмотреть последствия. Если почувствуешь себя плохо, сразу вызывай.

— Хорошо.

— Ложиться будешь сразу на несколько дней?

— Да. На максимум.

— Десять тысяч.

— Заплачу.

Расценки на обучение под разгоном на планете были в два раза дороже, чем на станции. Впрочем, даже это не могло мне испортить настроение. За последнее время это была единственная положительная новость. Следующие два дня я не знал, чем мне заняться. Когда мне это окончательно надоело, съездил в ближайшую лавку и купил там пять стареньких чипов. После чего положил на каждый по креду и стал пробовать мои программы для взлома. Первый чип сгорел. За ним последовал второй, третий. Я уже отчаялся, решив, что опять ничто не работает, когда четвертая версия программы взломала чип. На радостях я расцеловал планшет вместе с чипом. Наконец-то получилось. Попробуем следующий чип взломать. Следующий чип быстро сгорел. Ничего не понял. Почему один чип был взломан, а второй сгорел? Попробуем пятую версию программки. Вскрытый чип тоже сгорел. В итоге у меня было минус пятьсот пять кредов и ни одной рабочей версии. Похоже, зря я связался с этими чипами. Мне нужен Элл, а связи с ним не было. Верней была, но решил, что я вначале выучу уровни, а потом буду разбираться со своими ошибками.

Открыл глаза. Крышка капсулы открыта и Кина стоит рядом.

— Кина ты не сбежала как обычно?

— Нет. Ты ведь мой постоянный клиент.

— Это точно. К тому же я теперь пристать к тебе как к женщине не могу.

Она сразу посмотрела на меня сурово.

— Шучу я.

— Как самочувствие?

— Не знаю пока. Сейчас встану и станет понятно.

— Что с базами?

Часть 9

Изучились все базы в третьем уровне и больше половины баз четвёртого уровня были изучены.

— Третий уровень закончил начал четвёртый.

— Медленно учиться.

— Большая и тяжёлая база.

— Ещё раз будешь ложиться?

— Пока не знаю. Нужно узнать новости.

— Если что — вызывай.

— Вызову. Не переживай.

Прошли две недели, как я вернулся на планету. Нужно узнать как дела у Оди. Возвращаясь, домой, вызвал его. Он долго не отвечал. Потом сам вызвал.

— Оди привет.

— Алекс ты? Я думал, ты уже совсем потерялся.

— Не рассчитывай на это. Я ещё станцую на их могилах. Рассказывай как у нас дела?

— Откровенно скажу — плохо. Все процессы по тебе затягиваются как мы и думали. Процесс с СБ отменили. Судью отстранили по моей жалобе.

— Надо же, а я думал, что ничего ей не будет.

— Нет, такие вещи не проходят. Вот только выяснилось что все твои вещи в результате их «экспертизы» считаются повреждёнными. Представляешь, они всё испортили и оружие и скафандр, и все твои вещи. В общем, на оценку уже нечего подавать.

— Оружие ведь новое было. В упаковках. Скафандр я недавно из ремонта получил. Он был совсем новый.

— Уже нет. В принципе есть и хорошие новости, но они не касаются финансов.

— Какие?

— Процесс по моим запросам о твоём местонахождении я выиграл. Они не отвертелись. Судья отстранил ответственных от работы и назначил проверку по ним. После чего они получат по полной. В законе нет ответственности, как назначила бывшая судья, в виде выговора. Там много вариантов, но такого нет.

— Кто ответственными оказались?

— Лица, завизировавшие эти документы. Глава СБ станции и ещё один из командования восьмого флота из флотских.

— Вице-адмирал?

— Нет, кто-то поменьше рангом. Сейчас проведут расследование, почему так произошло и они получат по полной. Начальник СБ точно не отвертится, а с учетом того что ты дрался с ним, он не мог не знать что ты у него в камере сидишь. По флотскому не знаю, что они представят. Видно будет.

— Значит, начальник СБ отстранён?

— Да.

— Они могут это отменить?

— Нет. У них для этого нет полномочий, и пока не представят отчёт, почему так произошло, они ничего не смогут сделать.

— Очень интересно. Кто сейчас вместо него?

— Не знаю, но думаю, этот не вернётся обратно.

— Ты сам не боишься? Как бы он на тебя не ополчился.

— Что ему это даст? Не будет меня, будет другой, а у него проблем добавиться. Ты сам как?

— Плохо. Состояние такое же. Посетил здесь медика, и он меня не порадовал. В общем, у меня повреждён спинной мозг. Вылечить на планете такое никто не может. Да на станции как я понял тоже. Эти в СБ попробовали и сделали мне пересадку, но у них ничего не получилось.

— Понятно. Посмотрим, что они ответят на мои запросы, кто конкретно тебя лечил и что вводили. Кто санкционировал твой арест. Тогда видно будет. Пока по этому вопросу мы даже до процесса не дошли.

— Кто у вас сейчас командиром?

— Ты знаешь, я даже не знаю, как-то не интересовался. Странно. Пока висишь ты. Наверно забыли поменять.

— Мне тоже удивительно, почему меня не поменяли. Ты там задай этот вопрос.

— Задам. Чем ты занимаешься на планете?

— Ничем. Думаю, как жить дальше.

— Извини мне надо бежать.

— Беги.

После разговора с ним у меня остались двойственные чувства. С одной стороны хорошо, что отстранили начальника СБ. Вот только он был исполнителем, а главный виновный остался на главной базе. Кредов мне с них, похоже, не увидеть. Не просто так они всё испортили. Наверно всё-таки Оди был прав. Они хотят не миллионы Лиса найти, а вынудить меня отказаться от судебных исков против СБ и Флота. Начальник СБ флота пытается так спасти своего подчиненного. Он быстро понял, что у него серьёзные проблемы будут из-за меня и подготовил всё это. Всё просчитал и обстоятельство, что бластеров не оказалось в сейфе говорит о том, что это было заранее спланировано. Странно, но что тогда пошло не так? Почему меня выпустили и решили устроить весь этот финансовый беспредел? С другой стороны финансисты может и не причём. Финансовый контроль только числиться за финансовым отделом, а подчиняется он СБ. Ведь они хотели отправить меня куда-то. Это точно. С другой стороны отправили бы они меня туда, чтобы это изменило? Ничего. Я бы их и оттуда достал. Хотя мог и не достать, а просто погибнуть при транспортировке. Похоже, что-то произошло, что поменяло их планы, и они переиграли на этот вариант. Вот только что? Отправил Оди сообщение, чтобы проверил себя на жучки. После чего выключил планшет. Нужно заканчивать думать как командир станции. Меня это уже не касается и я теперь никто. Вот только перестать так, думать было крайне сложно. Нужно как-то решать свои финансовые проблемы. Знаний по хакингу у меня добавилось, но я упорно не понимал почему у меня ничего не получается с чипами. Мне нужен был Элл. Вот только как с ним связаться я не представлял. Доступ в галонет была возможность получить, но он мне не ответит. Он засекречен. Интересно почтовый искин здесь на планете подключен к галонету? Нужно попробовать. Сменил планшет на чистый и завел себе новый почтовый ящик. После чего отправил на почту Элл письмо с куском моей программы и стал дожидаться ответа. Письмо вроде ушло. Не было ответа, что доставка не возможна. Через какое-то время пришёл вызов от неизвестного абонента, и я ответил. Лицо было скрыто и голос изменён, но это был он.

— Привет, линия не защищена, поэтому никаких имён.

— Понял.

— Как ты? У нас про тебя здесь такое болтают.

— Что?

— В общем, много плохого.

— Враньё всё. Как обычно.

— Сказали, что вроде тебя куда-то отправили?

— Очередное вранье. В камере у них больше месяца сидел.

— За что?

— Сам бы хотел это знать. Забрали прямо из кабинета и туда.

— Вроде ты на начальника напал и попытался убить.

— Это было, но уже там и позже. Он должен был заплатить за то, что со мной сделал.

— Ты где сейчас?

— На планете.

— Тебя выпустили после этого?

— Да, но не всё так просто.

— Что сложного?

— Они на меня финансистов натравили. В общем, мой счёт блокирован. Всё мои вещи изъяты и испорчены. Контракт со мной приостановлен на три месяца.

— Как здоровье? Память вернулась?

— Нет. Всё как раньше. Они мне силой операцию сделали, но всё бесполезно. Состояние почти не изменилось.

— Как ты жить теперь будешь?

— Не знаю. Хочу зарабатывать взломом чипов, но у меня не выходит, а в чём проблема не понимаю.

— Рассказывай.

— У меня из тех программ, что я тебе выслал, сработала. Четвёртая версия, но почему-то один чип вскрыла, а следующий сгорел.

— У тебя какие соображения по этому поводу?

— Честно говоря, не знаю. Чип совсем старый был, а следующий был новее.

— Нет. Дело не в этом. Просто у них разные банки были. Понимаешь чипы все стандартные и защиты тоже, но они проходят через банки и банки часто добавляют свои блокировки. Вот на одном была такая блокировка банка, а на втором нет. Поэтому так и произошло.

— Ты ничего об этом не говорил.

— Это есть на пятом уровне.

— Ты вспомнил базу?

— Не вспомнил и вспомнил одновременно. У меня было много времени подумать, посмотреть наши разговоры и поэкспериментировать с тем, что я делал и как. Поэтому постепенно всплыло что-то в памяти, но больше из записей наших разговоров.

— Может и дальше всплывёт?

— Не знаю, но пока по инженерии у меня полная амнезия. Вообще ничего не помню из базы.

— Это плохо.

— Скажи мне, что мне делать программами?

— Четвёртая версия у тебя рабочая. Нужно было только блок взлома дополнительных защит банка добавить. Можешь посмотреть у меня в закладке в сети. Помнишь где она?

— Не помню, но найду. Помню, у меня запись с этим была.

— Там я выложил её окончательную версию. Ты вообще молодец. Со вторым уровнем создать её нужно постараться.

— Это уже не моя версия, а твоя.

— Нет, она твоя. Ты её создал, а я только немного довёл до ума. Только ты помни, что она выполняет черновую работу за тебя, а все индивидуальные заморочки ты должен уметь решать сам.

— Какие заморочки?

— Говорю же у каждого банка своя индивидуальная защита.

— Понял.

— Больше тренируйся с взломом. Тебе нужно руку набивать.

— На чём? Я на чипах пробовал так за один день минус пятьсот кредов, а для меня сейчас это большие деньги.

— Пробуй на чём нибудь более дешёвом.

— На чём?

— Поищи в сети что-то, что можно безопасно взломать. Те же искины.

— Здесь на планете это очень опасно. Учитывая моё состояние. Могут похитить как у меня приятеля.

— Поищи варианты, чтобы безопасно было. В общем практикуйся.

— Слушай, у тебя нет там антивирусной программы? Нейросеть проверить хочу.

— Нет, но сейчас заброшу.

— Спасибо.

— Не за что. Ты же мой ученик.

— Боюсь, как ученик я уже закончился.

— Не переживай, подлечат тебя.

— Здесь нет никого, кто мог бы мне помочь, а выбраться отсюда для меня практически нереально.

— Извини начальство.


Нашёл на нейросети запись, где он говорит про программу для взлома и вирусы. Его сообщение с паролём доступа туда. После этого смог зайти туда. Пришлось только оплатить доступ в галонет. Моя программа взлома уже была там, и он только что добавил антивирусную программу. Скачал всё, что там находилось, себе на планшет. Пока было оплачено время доступа.

Пока закачивалась информация на планшет, запустил антивирус и проверил нейросеть. Вирус нашёлся. Даже не вирус, а небольшая программа шпион. Она сообщала владельцу вируса моё местоположение через сеть. Вот только местной сетью я со дня прилёта не пользовался, и она была бесполезна. Удалил её и осмотрелся вокруг. Выяснилось, что аэробайк давно прилетел к моему дому. Прокатился по соседним торговым точкам и купил два чипа. Специально взял разных банков, оширского и аратанского. После чего поехал домой заняться взломом. Вначале стал разбираться, в чем разница в защитах. Оказалось всё просто, у оширского банка дополнительной защиты не было, а вот у аратанского банка она была. После чего стал разбираться с моей программой. Что он в ней доделал. Оказалось, что он добавил всего один блок как раз под индивидуальную защиту чипа. Оширский чип программа вскрыла без проблем. Следом взломала и аратанский с небольшой моей помощью. Что же можно пробовать трофейные чипы. Вначале отложил все оширские и начал их взлом. Первый же взломанный чип принёс мне три тысячи кредов и массу положительных эмоций.

Весь следующий день я продолжил заниматься взломом и меня озадачил один чип. На нём оказалась очень большая сумма больше миллиона. Долго сидел, вспоминал, чей чип это мог быть. Пришёл к выводу, что этот чип мог быть или от сбшника за которого Мила собиралась замуж или киллера клана. Был ещё вариант от старшего проститутов, но я сомневался, что у них там были такие деньги. Впрочем, это было уже неважно. Через день взлом чипов закончился, и я пребывал в легком шоке. Всего на чипах оказалось миллион шестьсот тысяч. Я не подозревал, что раньше носил целое состояние собой. Для меня тогда это были огромные деньги, а сейчас они меня просто спасали. Миллионы Лиса я трогать откровенно боялся, рядом с ними стояла табличка с надписью «заминировано не трогай, убьёт!» Как мне поступить с этим состоянием я тоже не знал. Как ими разумно распорядиться? Носить с собой такую сумму было очень опасно. Та же охрана дома видела, в каком я состоянии и могла всё отобрать. Все, обдумав, решил действовать. Активировал третий планшет и зашёл в местный филиал оширского банка. Открыл там анонимный счёт и перевёл туда полтора миллиона. Дальше подключил галонет и открыл в самом крупном аварском банке анонимный счёт и перевёл на него оставшиеся сто тысяч. У Лиса в этом банке было пять счетов. Значит, он считал его надёжным. После чего отправился в город. В первую очередь купил себе три новых планшета, после чего скопировал все программы Элл и выкинул три старых планшета в утилизатор. Во вторых долго искал, но всё-таки нашёл специальные чернила. Они были совершенно не видимы обычным зрением и проявлялись только в ультрафиолетом спектре. На обеих руках сделал ими наколки в виде номера банка, номера счёта и логин, и пароль от него. Смыть их теперь было нельзя, только вывести специальным раствором. Про эти чернила я узнал, когда читал про рабство и то, как спрятать креды так чтобы не нашли. Правда, это не особо помогало, если не стереть себе память. Делали ментокопирование и всё сразу находили. Оставил себе подсказку на нейросети «Будет совсем плохо, посмотри ультрафиолет» после чего удалил все видеозаписи за вчера и сегодня. Вечером я отправился к Кине на учёбу.

— Кина у меня к тебе просьба.

— Какая?

— Мне нужно стереть память за последние два дня.

— Не получиться. Ты псион.

— Это почему?

— Вам память стереть или не ментокопирование сделать не получается.

— Почему?

— Не знаю. Получается только общий фон и всё.

— Как же мне тогда? А как я тогда потерял память?

— Там с тобой что-то сделали. Возможно, как раз и хотели сделать ментокопирование, а в результате стёрли тебе память. С вами псионами всё очень не просто.

Жаль, конечно, что нельзя сделать, а с другой стороны это очень даже хорошо. Вот значит, что они хотели, но у них ничего не получилось или наоборот получилось?

— Скажи, а они могли всё-таки сделать мне ментокопирование?

— Нет. Ты будешь ложиться на учёбу?

— Конечно.

— Тогда залезай в капсулу и оплачивай.

— Конечно.

Выйдя от неё через десять дней и ожидая аэробайк, думал над одним вопросом. Сделали они мне ментокопирование в СБ или нет? Нужно слетать и проверить свои закладки. С другой стороны, зачем лететь? Если забрали, то там уже делать нечего. Стоп. Она права. Если бы они мне его сделали, то дроидов бы забрали однозначно. Чипы, которые я оставил у Криса в оружейке тоже. Значит, ничего у них не получилось. Тогда точно нет необходимости туда лететь. Летим домой. Камеры на входе в квартиру и внутри её показали, что гостей у меня не было. Это радовало. Было ранее утро и идти домой не хотелось, слетать, что ли покататься по лесу или заняться хакингом. Элл говорил, что нужно набивать руку. Вот только на чём практиковаться. Вспомнив, что когда смотрел в сети базы техника, видел объявления, о том, что продаётся база неопознанная или коды доступа от базы утеряны. Такие пластинки с базами продавались по две три тысячи. Дорого было платить столько и платить непонятно за что, но на чипах больше не попрактикуешься, а больше было не на чем. Всё остальное стоило ещё дороже. Кроме того я уже мог позволить себе такие траты. Полетел покупать разные пластинки по сети. В основном продавали их различные медицинские кабинеты. Скупив десяток пластинок, отправился их взламывать. Два дня колдовал над ними и в итоге понял, что это был просто развод. Потратил просто так тридцать тысяч. На большинстве пластинок оказались бесплатные базы, которые были в свободном доступе в сети. Причём они повторялись. Видимо считалось особым шиком подсунуть базу по домашним цветам или гардинам. Эта база встречалась чаще всего. Ничего интересного среди баз не оказалось. Мне попались всего две непонятные базы. Одна по строительству, а вторая по выращиванию ходячих деревьев. Обе совсем старые. Выложил их в сеть с предложением приобрести за десять тысяч каждую. К моему удивлению на следующий день какой-то фермер купил базу по деревьям, сократив мои потери до двадцати тысяч. Две эти базы сильно выделялись на фоне остальных. Пластинки, на которых они находились, были старыми и металл у них был потускневший. Все остальные, на которых находились бесплатные базы, были новыми блестящими. Эти две базы я купил у частника, а не в медицинском кабинете. Сделав для себя соответствующие выводы, решил, что нужно брать у частных лиц и старые пластинки. Это конечно не гарантировало, что не подсунут бесплатную на старой пластинке. Однако я теперь связывался с владельцем и спрашивал, знает он о том, что на пластинках или нет. Если он мне начинал врать, сразу отказывался от покупки. Так я купил пять пластинок, пока не столкнулся с одним вариантом заинтересовавшим меня. Один оширец продавал пакет из десяти пластинок за пятьдесят тысяч, он начал юлить, когда я спросил, знает он том, что на них. Он ответил, что не знает и соврал. Хотел отказаться от покупки, но передумал и купил.

Часть 10

Меня привлекло то, что он не хотел продавать весь пакет по отдельности и продавал его только пакетом. Когда я купил его у него, и он сказал что готов выкупить у меня его обратно, если я смогу его взломать. Заинтриговав меня этим. Это значило, что он уже пробовал и не смог это сделать. Первым делом я взломал первые пять пластинок, но ничего интересного там не попалось, если не считать базу техника кораблей устаревшую на сотню лет. На трёх пластинках были просто архивы данных, а не базы. Похоже, все они были из одного места. Кто-то нашёл небольшой личный архив. На четвёртой оказалась база по каким-то непонятным растениям. После чего я начал ломать базы из пакета. Здесь меня ожидал сюрприз. База была закодирована не стандартно и каким-то странным кодом. Ключик, к этому коду я подобрать не мог. Три дня я провозился и так и ничего не смог понять. Хорошо, что они не сгорали. Как-то обойти блокировку у меня тоже не получалось. На четвёртый день я понял, в чём была моя ошибка, и почему он продавал всё вместе. База была единая и не состояла из нескольких баз. Поэтому взламывать было нужно всё одновременно, а не как я делал, пытаясь взломать каждую пластинку. С этим возникли сложности, и пришлось слетать купить специальный считыватель. Чтобы подключить все базы одновременно. После чего начал ломать их одновременно. Два дня я не спал, занимался только взломом и наконец, защита пала. Каково же было моё разочарование, когда я увидел базу фермера колониста. Пообещав себе, что завтра я продам её обратно этому уроду — уснул. Так хотя бы верну свои пятьдесят тысяч. Проснулся я от пищания планшета. Посмотрев планшет, обнаружил, что около моей двери находиться тот самый оширец у которого я купил базу. Что ему от меня нужно? Часы на нейросети показывали, что на улице глубокая ночь.

Он здесь явно с не хорошими намереньями и сообщил охране, что в доме посторонний. Два сонных охранника появились через пару минут, его скрутили и уволокли к себе. Утром я выяснил у них что ему удалось сбежать. Их объяснениям, что он как-то непонятно проник в дом, я не поверил и, забрав свой пищевой синтезатор, покинул квартиру. Было понятно, что их подкупил. Они его пропустили и показали на дверь квартиры, где я живу. Вот только что ему понадобилось от меня, было совсем не понятно. Возможно, он узнал меня и захотел ограбить. Наверно скупая базы я привлёк к себе слишком много внимания. Решил сменить дом на другой. Без охраны. Нашёл подходящую квартиру в другом районе и поселился в ней. Вот только что мне было делать с этой базой? Выставить на продажу нельзя. Этот оширец сразу найдёт меня. Заняться было совсем нечем, и от скуки я решил посмотреть, что за база такая фермера колониста. Судя по дате, она была создана больше сотни лет назад. База была оширская и не лицензионная. Не было на ней ни одной отметки компании нейросеть и их сертификатов. Странно, почему нет сертификатов и зачем такая защита какой-то базе фермера-колониста? Понятно было, что база сделана оширцами и для оширцев. Большинство названий было на оширском языке. Вот только что в ней может быть ценного? Она устарела уже на сотню лет и совсем не актуальна теперь? Может, она всё-таки актуальна, раз он пришёл за ней? Хотя может и не за ней. Хотел просто ограбить меня. Нужен оширский язык. Может, станет понятнее. Купил в сети базу по оширскому языку. Она была не большой и не дорогой. Отключил изучение базы хакинга и начал обучение оширскому языку. Следующим утром я понял, что уже могу читать по оширски. Вот только когда я прочитал что там написано, у меня глаза на лоб полезли, и стало понятно, почему он вернулся за ней. Вначале шла действительно база фермера-колониста, после чего она потом резко обрывалась и начиналась другая база оширского спецподразделения «Тень». Вот зачем он охотился и почему пришёл ко мне в гости. Он знал, что это за база, но не смог взломать её. Решил, что тот, кто её купит, пускай пробует взломать, а потом он или выкупит её или, силой вернёт её обратно. Значит, он не успокоиться и будет меня искать. Раньше я был бы этому только рад, но в моём нынешнем состоянии это будет проблемой. Он заплатит, и меня быстро найдут, если уже не нашли. Значит, придётся играть на опережение, пока он снова в гости не пожаловал. Нужно прикончить его раньше. Так мне нужна моя снайперская винтовка. Давно я не на кого не охотился. Проблема была в том, что я не знал ничего о нём. Ни кто он, ни откуда. Мы с ним встретились в парке. Я купил базу, и мы разошлись. Впрочем, можно сделать по-другому. Сыграть на его поле так сказать. Он ведь не знает, что я её взломал. Посмотрел на пластинки с базой. Они были все пронумерованы, и подменить их другими пластинками, не получиться. Интересно сколько он готов заплатить за взломанную базу? Впрочем, это было равносильно признанию, что я хакер и меня совсем не устраивало. Значит, сыграем в хакера неудачника. Нашёл его контакт и вызвал его. Он ответил.

— Я так понимаю, что ты решил вернуть базу.

— Ошибаешься, я только хотел поговорить с тобой

— Так хотел, что ночью проник в дом.

— У меня не было другой возможности. Ты не выходил на связь.

— Так о чем ты хотел поговорить?

— О базе. Как у тебя успехи с ней?

— Мой специалист не смог её взломать.

— Готов её купить у тебя за двадцать тысяч.

— У меня есть покупатель на неё за шестьдесят, какой смысл мне продавать тебе за двадцать?

— Хорошо тогда продавай ему.

— Нет проблем.

Посмотрим, что будет дальше. Всё равно ты мне перезвонишь. Он пока не вызывал, а я искал услуги посредника в сети. Выбор был большим. Посмотрел отзывы и выбрал одного. Он сразу ответил.

— Слушаю

— Меня интересуют услуги посредника.

— В чём?

— Мне нужно продать базу покупателю, но опасаюсь нападения с его стороны.

— Десять процентов от стоимости сделки.

— Хорошо. Он пока думает, как только что-то ответит, я свяжусь с тобой.

— Буду ждать.

Не успел закончить разговор как уже пришёл вызов от продавца базы.

— Хорошо, я согласен выкупить её у тебя за шестьдесят тысяч.

— Забирай.

— Где и когда встретимся?

— Я сообщу тебе, где и когда состоится сделка.

— Жду.

Пришлось ехать в офис к посреднику. Там мы заключили договор на посреднические услуги, и я под запись передал ему базу. После чего вызвал продавца базы.

— Вот смотри, я под запись передаю базу посреднику. Подтверждаешь что твоя бывшая база?

— Да — услышал, как он процедил сквозь зубы.

— Тогда можешь в любое время забрать у него. Вот он и его координаты.

— Я знаю, где это.

— Тогда приезжай и забирай.

После чего отключился и быстро улетел оттуда. Через час посредник связался со мной и перечислил мне креды за минусом своей комиссии. Мне после этого пришлось в очередной раз искать новое жильё. Кроме того я не знал что мне делать с этой базой. Ведь саму базу я скачал себе на нейросеть, а ему вернул закодированную пустышку. Изучив то, что было в ней, я понял, что она мне не нужна. В ней весь упор делался на разные виды холодного оружия и умение использовать его в бою. Зачем мне это нужно? Сейчас им ни на планете, ни на станции никто не пользовался. У абордажников конечно были ножи и у них схватки иногда переходили в рукопашные, но мне туда попасть не грозило. Был, конечно, в ней и плюс, там было обучение бою голыми руками. Ещё после драки, а точнее избиения меня в санатории, я хотел купить и разучить подобную базу. Вот только для моего нынешнего состояния она тоже была бесполезна. Эта база досталась мне бесплатно, и что с ней делать я не знал. Даже примерно не знал, сколько она может стоить и что мне с ней делать. Продавать её, открыто — было опасно. К тому же проблем с кредами у меня уже не было. Всё говорило о том, чтобы я её оставил базу себе. Посмотрел на базу хакинга. У неё четвёртый уровень был разучен, и было изучено двадцать один процент пятого. Буду учить эту базу, раз она мне бесплатно досталась. Кроме того добавил к изучению базу техника кораблей. Она была лицензионная, хотя и устаревшая на сотню лет. С обучением было всё ясно, и я связался с Киной.

— Это опять я.

— Что ещё на учёбу?

— Да. Я купил новую базу для обучения.

— Прилетай.

Пока летел к ней, решил поговорить с адвокатом и выяснить как у него дела. Прошли уже две недели.

— Оди привет.

— Привет пропажа. Знаешь, твой совет помог, и они обнаружились. Они за это ещё один иск получили.

— Успешно?

— Всё так же. Всё затягивают, как могут.

— Понятно. Значит без изменений.

— Не совсем так. Ответили на мои судебные запросы. Могу сказать, что в тебя ввели, если тебе интересно.

— Интересно.

— Препарат называется вальмирил. Думаю, тебе название ни о чем не говорит.

— Правильно думаешь.

— В общем, я сам в этом слабо разбираюсь, но он запрещённый и очень давно не выпускается. Они не имели никакого права его применять.

— Запрещённый?

— Да. Раньше его любили различные секты использовать для сектантов. Поэтому и запретили.

— Теперь многое стало понятно.

— Тебе что-то известно об этом?

— Конечно. Понимаешь, мы в последнем рейде захватили сектантский пиратский корабль. На нём была запрещённая оширская секта. Главари погибли, а вот большинство сектантов я захватил. У них на корабле мы захватили химическую лабораторию сектантов. Её осматривали наши медики как раз с Доком во главе. Этот крейсер вместе с этой лабораторией мы потом притащили сюда. Наверняка у него был этот препарат оттуда.

— Очень интересно. У тебя есть записи этого?

— Конечно. Лови.

— Теперь им точно не отвертеться. Скажи как у тебя с финансами?

— Не очень.

— Понимаешь, для суда нужно будет нанять независимого специалиста химика по этому веществу.

— Сколько нужно?

— Тысяч тридцать желательно.

— Лови. Получил?

— Всё отлично. Получил. Не знаю, сколько это ещё протянется, но они всё равно не отвертятся теперь. Кстати заходила твоя бывшая помощница и просила, чтобы ты связался с ней.

— Элла? Зачем?

— Да. Она. Зачем не сказала.

— Интересно, что им понадобилось?

— Не знаю. Мне она ничего не сказала.

— Впрочем, это не важно, я отстранён. Кто кстати, сейчас, вместо меня?

— Ты знаешь, я сам удивлён, но пока никто.

— Кто тогда старший на станции?

— Не знаю. Почему то у искина числишься ты.

— Вроде уже давно должны были кого-то прислать на замену.

— Значит, пока не прислали.

— Начальником СБ тогда кто?

— Не знаю кто. Одного временно назначили. На время разбирательств.

— Понятно.

— Ты не теряйся так надолго.

— Как получиться. Ничего обещать не могу. Всё. Мне пора.

Выключил планшет. Зачем я понадобился Элле? Может вызвать?

Нет. Не стоит. Эти дела меня больше не касаются нужно забыть обо всём этом. Было бы что-то важное, передали бы через адвоката. Аэробайк уже подлетал к Кине.

— Кина скажи, тебе что-нибудь говорит препарат вальмирил?

— Это тебе его вели?

— Да.

— Запрещён и уже давно.

— Это я знаю. Для чего его вводили, можешь сказать?

— Он подавляет. Под его воздействием тебе становиться всё равно. Тебя ничего не волнует. Замедляются все рефлексы, пропадают любые желания.

— Всё так и было. Теперь понятно, что они хотели. Тогда почему со мной так получилось?

— Побочный эффект скорее всего. Ты ведь псион.

— У меня все способности тогда пропали, и капсула показала, что их нет.

— Вот видишь. Ложись в капсулу. Ты надолго ложишься?

— Как обычно.

— Оплачивай и залезай.

— Слушаюсь.

Когда открылась крышка, Кина мне светила в глаза.

— Кина прекрати.

— Тебе нужно сделать перерыв в обучении.

— Если нужно значит сделаем.

— Тебя спрашивал один человек

— Давно?

— Неделю назад.

— Как выглядел?

— Сам посмотри.

Это был продавец базы.

— Что ты ему сказала?

— Что ты был и ушёл.

— Что же придётся решать с ним.

— Решай, только не впутывай меня в это.

— Не переживай твоя честь не пострадает.

— Очень на это надеюсь.

— У тебя есть отсюда второй выход?

— Нет.

— Зря. Что будешь делать, если вломятся через входную дверь. Вариант отхода всегда должен быть.

— Я подумаю над этим.

— Подумай

Вышел на улицу я осторожно, держа в руке игольник. Никого поблизости не было, и опасности я не чувствовал. Вот только я не знал можно доверять теперь пси или нет. Быстро забрался на своё кресло и поехал от медкабинета к ближайшей стоянке аэробайков. Меня вроде никто не преследовал. Как он мог меня найти? Ведь я никому и никогда не говорил о Кине? От своего подозрения я даже остановился. Зашёл на биржу наёмников и обнаружил его объявление. В объявлении было моё фото. С камеры дома, где я раньше жил. Подробно было написано, на чём я передвигаюсь. За любую информацию о моём местонахождении пять тысяч. Заявке было больше недели.

Что же, ты сам напросился, и я заказал аэробайк сюда. Не стоило мне показываться на стоянке. Сезон охоты открывается. Демон во мне проснулся и уже жаждал крови. Думаешь, в эту игру ты один умеешь играть? Сейчас сыграем вдвоём. Выложил видео с ним только без звука и предложил пять тысяч за любую информацию о нём и его местоположении. Не прошло и пяти минут как со мной связались. Картинки не было только звук.

— У меня есть информация о нём, и пришло другое его фото.

— Меня информация о нём мало интересует. Мне нужно знать, где его найти.

— У меня есть вся информация, смотри на бирже.

— Хорошо сейчас посмотрю.

— Заглянул туда. Там были все данные по нему. Понял, почему так быстро ответили. Его звали Чен Вой, и он был охотник за головами. Место его проживания тоже было. Оплатил и закрыл заявку.

Теперь за оружием. Похоже, пришло время опробовать мою сбшную винтовку. В посёлке для молодёжи было как обычно тихо. Подлетел к дому, где раньше жил. Раскладушка была на месте, только покрылась слоем пыли. Камеры у дома давно разрядились, а в остальном было без перемен. Винтовка нашлась там, где я её и закопал. Проверил её и подключился к нейросети. Она мне предложила установить небольшую программу для стрельбы, и я согласился. После её установки винтовка была готова к стрельбе, опробовал её на соседнем доме. Она поразила все цели, которые я наметил для неё. Причём у неё был режим автоматического захвата цели и самонаведения. Можно было не находиться рядом с ней, а где-то в другом месте. По дороге обратно я залетел в оружейный магазин и купил подставку под винтовку, маску от пыли на лицо, перчатки и бутылку крепкой настойки. После чего полетел по указанному адресу. Там везде были камеры, и я не стал туда соваться. Уставил свои камеры у соседних домов и стал ждать. Клиент ни днём, ни вечером не выходил и не заходил в дом. У меня закрались сомнения правильная у меня информация или нет. К ночи появилась ещё одна проблема, нужно было освободить аэробайк. Посмотрел на его заряд. Он был почти полный и продлил его ещё на сутки. Ночь провёл прямо в аэробайке. Однако он так и не вышел. Следующее утро также не порадовало. Когда я уже решил что он здесь не живёт — он появился. Вышел из дома и пошёл по своим делам дальше по улице. Быстро сориентировался и перелетел вперёд по маршруту его следования, после чего вызвал его. Он ответил.

— Мне сказали, что ты искал меня.

— Хотел поговорить.

— Говори.

— Ты ведь хакер я правильно понял?

— Боюсь, ты ошибся и сильно ошибся.

— Думаю, нет. Я навёл о тебе справки.

— Не знаю, что ты навёл, но ты ошибся, и не стоило тебе совать нос в мои дела.

— Почему?

— Чревато для тебя серьезными последствиями.

— Предлагаю тебе работать на меня.

— Ты так ничего и не понял.

— У тебя нет другого выхода.

— Боюсь, что ты не понимаешь, о чём говоришь. У меня есть один вопрос к тебе Чен Вой.

— Какой?

— Откуда у тебя эта база?

— Значит, ты всё-таки её взломал.

— Ты мне не ответил?

— В наследство от дедушки досталась.

— Ты мне врешь Чен Вой. Пожалел бы дедушку.

— Тебя это не касается.

Часть 11

— Здесь ты прав. Тогда прощай Чен Вой. Скоро ты с ним встретишься. Напоследок я тебе скажу, в чём была твоя ошибка.

— И в чём?

— Я киллер Чен Вой. Киллер!

Он выхватил два игольника и стал оглядываться в поисках меня. Винтовка, стоящая на заднем сидении аэробайка, плюхнула три раза и три плазменные вспышки полетели в него. Стрелял я с небольшого расстояния и ни единого шанса у него не было. По моей команде аэробайк взлетел и покинул это место. Взлетая, посмотрел на последствия. С тремя выстрелами я явно погорячился. Ему хватило бы и одного.

Во дворе заброшенного дома бросил аэробайк. Предварительно протерев всё внутри настойкой. После чего в торговом центре закинул в утилизатор планшет и чип, с которого оплачивал аэробайк.

Так я оборвал все следы, ведущие ко мне. Он явно работал на какой-то из кланов, и мне совсем не хотелось, чтобы какой нибудь клан совал нос в мои дела.


Проснулся следующим утром с мыслью, чем бы мне заняться. Как показал мой опыт, скупка старых баз было делом не выгодным экономически и очень опасным. Хотя от них была небольшая, но польза. В виде двух баз. Взламывать искины, как предлагал мне Элл, было ещё опаснее на мой взгляд. Кроме того куда я потом с должен девать? Выставлять искины на продажу, было гораздо опаснее, чем базы. Уже было понятно, что два местных хакера работают на кланы и наверняка на СБ. Любой клан сразу захватит хакера себе. Наверняка именно это произошло со Слимом. Слим дружище, где ты? Хотя бы весточку, какую подал. Хлебнул из горла оставшейся настойки. Слим у меня тоже всё плохо, не только у одного тебя. Чтобы мне взломать и на чём потренироваться? Так и ничего не придумав, решил поговорить с Элл. Отправил ему сообщение на почту и стал ждать его вызова. Его долго не было, наконец, пришёл вызов от неизвестного абонента.

— Привет. Ты где пропал? Почему долго не вызывал?

— Проблемы возникли, пришлось решать.

— Что за проблемы?

— С местными.

— Что им от тебя нужно?

— Видишь ли, я стал скупать старые базы знаний, чтобы потренироваться, а они решили, что я хакер и должен работать на них. Пришлось популярно объяснить им, что я не хакер.

— Кто ты тогда?

— Посредник.

— Ты знаешь, что тебя потеряли?

— Меня? Кто?

— Все.

— Чего им меня терять? У меня приостановка контракта на три месяца и теперь я могу заниматься, чем хочу.

— Не знаю что случилось, но тебя ищут. Ты бы связался с ними.

— Зачем я им понадобился?

— Не знаю, но по слухам вроде как оширцы вышли из переговоров из-за тебя.

— Что за бред? Причём здесь оширцы и какое я имею отношение к их переговорам? Что за переговоры у них были? Мне неизвестно ничего ни о каких переговорах.

— Может это как-то связано с пропавшим челноком.

— Каким ещё челноком?

— Точно не знаю, но вроде к тебе на станцию летел челнок. Не долетел и пропал.

— Не удивительно. Он и не должен был долететь. Вокруг одни пираты.

— Ты не понял. Он у оширцев пропал.

— Тогда это точно не проблема. Найдётся. Это уже в не первый раз. У них уже два транспортника там давно пылятся, и этот составит им компанию, чтобы веселей было.

— Вроде там новое командование летело.

— Ничего страшного. Посидят в оширской тюрьме, а вместо них пришлют других. Не только мне месяцами в камере сидеть. Знаешь, одно не понимаю. Почему челноки СБ летают туда-сюда, а остальные нет.

— У них специальная договорённость. Их нельзя задерживать и досматривать.

— Почему? Что это за договорённость такая?

— Для поиска и отлавливания преступников беглецов.

— Тогда какие проблемы? Посадят в челнок новое командование и отправят сюда.

— Так нельзя. Они не преступники и не сотрудники СБ.

— Ерунда, придумают чего-нибудь.

— Не получиться. Там всё очень строго.

— Знаешь, я только стал отвыкать от всего этого и совсем не хочу думать об этом. У меня есть проблема. Мне не на чём тренироваться и набивать руку?

— Даже не знаю чем тебе помочь. Знаешь, попробуй заняться взломом искинов домов. Они конечно простенькие совсем, но все разные и для тренировок тебе подойдут.

— Понял, а это действительно хорошая идея. Тогда сейчас этим и займусь.

— Потом расскажешь, что у тебя получиться.

— Конечно.

После разговора с Элл я решил связаться с Оди. Узнать, что у них там происходит и что за переговоры с оширцами. Несколько раз его вызывал, но он не отвечал. В итоге он сам вызвал меня.

— Алекс привет.

— Привет Оди. Как у нас дела?

— Пока всё по-старому, везде всё отложено.

— Понятно. Тогда не буду отвлекать.

— Подожди. Со мной связалось командование флотом и просило передать, чтобы ты связался с ними. Сказал им, что у меня нет с тобой связи.

— Что им от меня потребовалось?

— Не знаю. Может тебе действительно связаться с ними и поговорить.

— Зачем? Чтобы снова оказаться в камере СБ?

— Тебе видней конечно, но три месяца быстро пролетят.

— Вот когда закончатся тогда и свяжусь. Они не могут меня отозвать раньше?

— Нет. Так нельзя. Они бы тогда каждый день отправляли и потом отзывали обратно.

— Понял.

— Ты всё-таки подумай, насчёт поговорить с ними.

— Обойдутся они без меня.

— Возможно, они что-то интересное предложат.

— Например, камеру одиночку в СБ. Знаешь, я уже давно от них ничего хорошего не жду.

— Ладно, но ты подумай.

— Уже подумал. Мне хорошо здесь. Выпьешь со мной?

— Нет. Я на работе.

— Жаль, а я выпью.

Он отключился от связи. Что с ним произошло? Что он вдруг озаботился тем, чтобы я с ними связался. Хлебнул настойки из бутылки. Что им понадобилось от меня? Сделку наверно хотят предложить, думают, что совсем без кредов здесь сижу и соглашусь на все их условия. Вот только я не без кредов сижу, а с ними. Потянулся, чтобы выключить планшет, когда поступил вызов от неизвестного абонента. Что Эллу ещё понадобилось? Принял вызов и сразу пожалел. На экране появилось физиономия вице-адмирала.

— Привет, пропажа.

— Чего тебе нужно?

— Ты должен вернуться на станцию.

— Даже не мечтай об этом.

— Забыл что у тебя контракт?

— Боюсь, ты забыл, что он приостановлен.

— Послушай, я не могу так говорить, линия не защищена.

— По-другому не получиться. У меня больше нет защищённых линий.

— Возвращайся на станцию. Поговорим.

— Что решили меня снова камеру СБ засунуть? Не надейся. Мне на свободе больше нравиться. Могу выпить, когда захочу и сколько захочу.

Демонстративно отхлебнул из горла.

— Никто тебя не собирается в камеру помещать.

— Ты надеешься что я тебе поверю? После того что вы со мной сделали?

— Я здесь совсем не причём.

— Ты знаешь, начальник СБ тоже говорит, что не причём. Медик тоже говорит не причём, ему приказали. Ты это же самое повторяешь. Вот только теперь я стал таким и никто в этом не виноват.

— Ты сам в этом виноват.

— Конечно. Посмотрим, что скажет суд, а пока не о чем больше говорить.

— Возвращайся на станцию. Это приказ!

— Плевал я на твои приказы и выключил планшет.

Зачем я им вдруг резко понадобился? В таком состоянии я для них бесполезен. Кто из них сдал меня? Скорей всего Оди. Он убеждал меня, чтобы я с ними связался. А если Элл? Тогда нужно уходить отсюда. По дороге заскочил в магазин и сменил планшеты на другие.

Следующие два дня я занимался взлом искинов домов. Это было интересно. Они действительно были все разные, но очень простые. С разученным пятым уровнем хакинга я их как орешки щелкал. Концу второго дня мне стало скучно, и я стал думать, чем мне заняться. Одновременно с этим я почувствовал, что тучи надо мной сгущаются и нужно уходить. Быстро собрал вещи и выехал на улицу. До ближайшей стоянки аэробайков было далеко, и я обратил внимание на прокатный аэробайк, стоящий рядом с домом. Решил попробовать его взломать. Это оказалось совсем несложно, искин у него был совсем примитивный. После чего я вылетел на нём. Вот только улетел недалеко. Аэробайк сам заблокировал управление и приземлился по команде со станции управления дорожным движением. Пришлось его бросить и взломать другой. Пересел на него и задумался, а собственно куда лететь? Решил лететь в посёлок для молодёжи, где жил раньше. Там тихо и туда редко кто заглядывает. Были только две проблемы связанные с этим. Нужно питание для пищевого синтезатора и мне будет нужно как-то подняться на колесе по полуразрушенной лестнице на третий этаж. Первую я решил покупкой специально солнечной батареи к нему, а вот вторая проблема оказалась сложнее. Пришлось сильно постараться, чтобы забраться наверх. Почистил память аэробайка, и теперь он сюда никогда больше не летал. После чего отправил его на место где взял. Следующую неделю я просто ползал по сети, но ничего не ломал. Обо мне в сети писали, что я отстранён и больше не командир станции. Что я теперь живу на планете. Сплетни ходили разные, но основная была правдивая. Что у меня был конфликт с СБ, и они меня отстранили. Наконец прошло время, и мне было можно снова ложиться на учёбу. Базы хакинга я закончил учить в прошлый раз. База тень выучилась во втором уровне, а база техника только в первом. Кроме того я теперь знал оширский и мог свободно на нём разговаривать. Связался с Киной. Она ответила, что готова снова меня положить на учёбу. Сразу возникло множество проблем. Требовалось как-то спуститься вниз, было нужно как-то добраться до прилетевшего аэробайка. Ведь в посёлок они не прилетали. Преодолев все проблемы, я лег в капсулу на несколько дней.

Открыл глаза. Лежу на кровати в командирской каюте на станции. Что это со мной? Похоже, что-то пошло не так с учёбой и мне стало плохо. Что за глюки такие? Рукой потрогал кровать. Ты посмотри как настоящая. Рука ещё что нащупала, и я поднял это вместе с ней. Ух ты, моя рубашка. Тоже как настоящая. Что со мной происходит? Кина что ты за дурь ты мне ввела? Что мне такие сны сняться? Попробовал, ущипнул себя. Больно. Какую забористую дурь она мне ввела. Всё как настоящее. В каюту зашла Элла.

— Командир вам помочь одеться?

— Забавно, как настоящая.

— Я настоящая.

— Ты не можешь быть настоящей я сейчас в капсуле на учебе.

— Уже нет. Тебя забрали оттуда и привезли сюда.

— Кина, похоже, тебе разгон с дурью подогнали и меня от неё плющит.

— С вами всё в порядке.

— Не, точно не в порядке. Полный бред вокруг.

— Потрогайте меня — я живая.

— Правда, тепленькая.

— Хотите, разденусь.

— Забавно.

Она стала раздеваться.

— Нет, что только не привидится. Элла мне сейчас женщины не интересны. Я ничего не могу как мужчина.

— Что совсем ничего?

— Совсем.

— Жаль. Вставайте, я помогу вам одеться.

— Не хочу я одеваться. Так забавнее.

— Командир не может ходить в таком виде по станции.

— Элла я уже давно не командир станции и вообще ходить не могу. Какой забавный бред получается. Нужно будет сказать Кине, чтобы больше не колола мне эту дурь.

— Нет никакой дури. Вы на станции.

— Этого не может этого быть.

— Может. Вас забрали из медицинского кабинета и привезли сюда.

— Не может этого быть.

— Может.

— Почему сюда, а не в СБ?

— Что вам там делать?

— То же самое что и раньше. Сидеть в одиночке.

— Не знаю, я всего лишь ваш помощник.

— Элла ты не можешь быть моим помощником, я не командир станции больше.

— Снова командир.

— Нет, это точно бред.

— Выглядит так, но так и есть. Одевайтесь, я вам помогу.

Она стала меня одевать. Потом видимо передумала и стала пытаться меня возбуждать.

— Элла прекрати.

— У меня приказ привести вас в чувство.

— Не помогает?

— Нет.

Она меня одела. Я не стал возражать. Всё равно это бред. Пускай делает что хочет.

— Пойдём в кабинет. Начальство хочет поговорить.

— Не хочу.

— Силой заставят.

Впрочем, это бред и нет смысла сопротивляться. Она мне помогла дойти до кресла. Экран был включён и с него за нами наблюдал вице-адмирал.

— Нет, это надо? Старый облезлый гамадрил даже в мой бред умудрился просочиться. Ну ладно Элла, она приятная, а ты исчезни злыдень!

Попытался помахать руками, чтобы разогнать видение и у меня ничего не получилось.

— Чего? Это кто старый?

— Ты! Кто ещё то? Только не говори что молодой.

— Молодой.

— Тебе всё врут. Ты старый мерзкий облезлый гамадрил!

— Кто такой гамадрил?

— Если я знаю, значит и ты тоже должен это знать. Ты же мой бред. Нужно будет Кине сказать, чтобы не покупала такой забористый разгон больше, а то мне всякие гадости мерещатся.

— Дурень, я тебе не мерещусь. Включи нейросеть, сразу всё поймешь.

— Размечтался! Ты только этого и хочешь. Если я её включу, ты меня отследить сможешь.

— Для чего мне тебя отслеживать? Ты и так уже на станции.

— Не, ты этого хочешь от меня этого добиться, но у тебя ничего не получиться.

Мой взгляд упал на соседнее кресло, на нём была приличная вмятина. Странно я не видел этой вмятины раньше? Наверно появилась после того как я запустим им в сб-шников. Тогда откуда она может быть в моём бреде? Подошёл к креслу и потрогал вмятины на нём. Настоящие. Металл был холодным и вмятины реальными.

— Вы что настоящие?

— Да — ответили они одновременно.

— Как я тогда здесь оказался и что я здесь делаю?

— Тебя забрали из медицинского кабинета, где ты находился — ответил вице-адмирал

— Значит выкрали. Что же мой адвокат добавит вам ещё один иск.

— Не вижу проблемы.

— Тогда выкладывай, зачем я вам понадобился. Мы оба понимаем, что в моём состоянии я совершенно бесполезен для вас.

— Ты сильно ошибаешься. Приказ о твоём отстранении отменен, и ты снова командир станции.

— Думал бред у меня, а оказывается у вас. Вы там, на какой дури сидите? У меня приказ в связи с утратой доверия! Подписан он командующими флотами. Так что отменить его вы не сможете.

— Уже.

— Что уже?

— Уже смогли и отменили. Если ты включишь нейросеть, сам всё узнаешь.

— Не может этого быть.

— Ещё как может.

— Вы что точно там чем-то обколотые? Я же ничего делать не могу и ничего не помню.

— У меня есть другая информация.

— Какая?

— Что ты вспомнил базу хакера.

— Во-первых, не вспомнил, а сам разобрался и, во-вторых, инженерная база как тогда пропала, так пропала. Всё что я делал по станции — я не помню и совершенно бесполезен для вас.

— У нас здесь другое мнение.

— Вы все там стукнутые на всю голову. Хотя я понял это такая подстава СБ и меня сейчас арестуют. Специально сделали, чтобы я отказался от обвинений? Вот только не мечтайте я лучше сдохну, но от обвинений не откажусь. Может вы, и купили моего юриста, вот только есть другие.

— Это не какая не подстава как ты выражаешься. Принято решение восстановить тебя в командирах станции.

— Я тебе не верю ни на грамм. Это точно подстава. Не знаю, что вы там задумали, но у вас ничего не получиться. У меня приостановка контракта на три месяца. Тебе приказ выслать для ознакомления?

— Не нужно. Он уже отменен.

— Вы не можете его отменить.

— Уже отменили.

— Вы там точно на забористой дури сидите.

— С тобой точно сядешь. Приступай к работе.

— Опять проблемы со слухом? Не могу я ничего делать — базы нет, и я ничего не помню.

— Тебе помогут.

— Не понимаю. Чем они мне могут помочь? Что за сумасшедший дом здесь твориться?

— Мне вот тоже это интересно.

Он отключился, а я посмотрел на Элл.

— Рассказывай, что за дурдом у вас твориться? Кто был за меня?

— Никто.

— Так не могло быть.

— К нам летел челнок, но он пропал. Где он никто не знает.

— Про это я уже слышал. Почему ещё один не послали?

— Не знаю. Это не мой уровень.

— Кто тогда принимал решения по станции?

— Решали всё оттуда, с базы флота, а кто конкретно я не знаю.

— Мысли есть, почему меня вернули?

— Нет.

— Элла у тебя не может быть мыслей на этот счёт.

— Решение отменили на очень высоком уровне. Похоже, у вас есть поклонница на самом верху.

— Элла, ну какая поклонница? Я дикий и никогда не покидал эту систему. Имеется в виду, что не летал в другие обжитые системы.

— Это ничего не значит.

— Не понимаю, как это может быть связано с оширцами. Ведь я с ними никогда никаких дел не имел.

— Причём здесь оширцы?

— Хотел бы я сам знать ответ на этот вопрос. Где моё колесо?

— В приёмной.

— Иди к себе. Мне нужно подумать.

Часть 12

Кто меня продал? На подозрении было трое Кина Элл и Оди. Кина была первая на подозрении. Впрочем, её могли запугать или купить. Странно что я ничего не почувствовал когда пришёл к ней. Так, где мой рюкзак? Осмотрелся в кабинете. Ничего нет. Рюкзак нашёлся в каюте, рядом с кроватью. В нём однозначно кто-то порылся, но все мои вещи были на месте. Вызвал Кину.

— Привет Кина.

Она была довольная и немного возбуждённая. Я ожидал увидеть совсем другую картину.

— Привет Алекс. Слушай, как связаться с твоим другом?

— Моим другом?

— Ну да. Он тебя на станцию забрал сказал, что у тебя срочные дела там.

— Как он выглядел?

— Вот.

Она выслала картинку сб-шника модификанта, с которым я схватился прошлый раз на летной палубе.

— Он мне точно не друг.

— Странно. Он сказал, что вы приятели. У вас были небольшие разногласия, но теперь они в прошлом.

— Я бы так не сказал.

— Как он к тебе попал?

— Сказал, что плохо себя чувствует, я и пустила.

— Всё с тобой понятно.

— Мы с ним долго разговаривали. Он такой приятный собеседник. Он столько стихов знает.

— Только не говори мне, что у тебя с ним что-то было. Меня вырвет.

— Тебя это не касается.

— Значит, точно было. Какая гадость. Могла бы и меня спросить.

— Ты в капсуле был. Ты потом можешь прилететь и доучиться.

— Кина я сейчас под замком. Меня отсюда никто не выпустит.

— Не будут же они тебя держать там вечно. Не знаешь, как его найти?

— Не знаю, а вообще вначале было нужно меня спросить.

— О чем?

— Друг он мне или враг. Хотя он полный модификант и это ничего бы не дало.

— Он модификант?

— Совершенно верно.

— Зачем ему это. Он сказал, что он торговый агент.

— Какая ты наивная. Он специальный агент СБ по поиску и отлову преступников. Дурить головы, таким как ты, его работа. Проверь креды и ложись в капсулу. Он тебе какую-то дурь вколол.

— Креды на месте.

— Считай, повезло.

— Ты мне это специально говоришь, что он агент СБ.

— Ага, заняться мне больше нечем. Это он меня сделал таким как сейчас, так что можешь забыть о нём навсегда. Сколько дней я находился в капсуле, когда он появился?

— На следующий день.

— Понятно. Ложись в капсулу на проверку и сама всё поймёшь.

С этой было всё понятно. Она ему выложила всё что знала. Значит, он знает, что я учу базы, но какие СБ не знает. Стало понятно, почему так выглядела медик, когда мне устанавливала нейросеть и почему смотрела не него таким томным взглядом. Остаются Элл и Оди. Что же поболтаем с Элл и вызвал его по защищенной линии.

— Привет Алекс. Вижу, что ты вернулся.

— Я бы не назвал это, словом вернулся.

— Ты ведь опять на станции.

— Вот именно, а был на свободе. Я так понимаю, что тебе обязан этим обстоятельством.

— Не мне, а себе. Я же говорил тебе и показывал, как правильно заметать следы?

— Показывал.

— Ну, а ты чего? Решил не прятаться? Взломал искины домов и наследил, так что даже слепой найдёт тебя.

— Какой смысл прятаться? Кто меня там выследит?

— Мне приказали, и я тебя нашёл. Мне деваться было не куда. Ладно, хотя бы у тебя ума хватило спрятаться на время. Почему ты планшет не выбросил?

— Пожалел. Там все программы для взлома были.

— Зачем банковский чип в нём оставил?

— Забыл.

— Мало того что оставил, ещё и заплатил с него этой медичке. Алекс да тебя любой бы нашёл при желании. Так делать нельзя! У тебя кругом одни ошибки.

— Понимаю, что сам виноват.

— Скажи мне, какой у тебя уровень хакинга? Только не говори что второй. Не поверю. Я видел, что ты там вытворял. Как ураган прошёлся по искинам.

— Пятый.

— Не понял какой?

— Пятый говорю, я разучил базу полностью.

— Это же отлично. Значит, ты не сидел, сложа руки.

— Нет. Посмотри там у себя. Начальник СБ уже побежал за бутылкой?

Не хотел говорить ему, что выучил базу, но скрывать было бесполезно. Кина точно выболтала, когда и насколько я ложился на учёбу.

— Думаешь, решил отметить это дело?

— Нет. Напиться с горя. Ведь это именно он подписал мне разрешение на эту базу.

— Как я понял эти искины у тебя не вызвали проблем?

— Нет. Мне было скучно, и я так развлекался.

— Так развлекался, что взломал искины городской администрации и полиции?

— Серьёзно?

— Ты что не знал?

— Нет. Мне было всё равно, что взламывать я и не смотрел что ломал. Просто ломал всё подряд и уходил. Ты же сам сказал нужно набивать руку. Вот я и набивал.

— На будущее смотри что ломаешь.

— Хорошо.

— Знаешь, я поначалу сильно сомневался, что это твоя работа. Как то ты легко с ними разбирался, и время взлома было минимальным.

— Поначалу мне было сложно, но на втором десятке всё уже пошло как по маслу. Я даже специально выбирал разные искины, чтобы понять, в чём между ними разница.

— Понял?

— Понял, там разница не существенна.

— Вообще-то существенна, но для тебя похоже, нет.

— Ладно, я подготовлю для тебя более сложные задачи.

— Отлично буду ждать, а то мне эти искины ломать уже скучно стало.

После разговора с Элл стало понятно, почему они активизировались и начали меня искать. Нужно было конечно смотреть, что взламываю, а не ломать всё подряд. Ошибок я наделал большое количество. Даже никакой обиды на Элл не было. Сам был во всём виноват и заплатил я за свою глупость. Одно было непонятно, откуда этот модификант на планете взялся. Ведь он улетел на яхте. Это я сразу проверил. Больше того я совершенно не понимал зачем меня вернули обратно. Ведь я был совершенно бесполезен. Элла была в одном права. Этот вопрос решался на более высоком уровне, чем командование флотом.

Послушаем, что скажет Оди.

— Оди привет.

— Алекс у меня для тебя хорошие новости. На той неделе все твои дела неожиданно сдвинулись с мёртвой точки.

— С чем это было связано?

— Совершенно не понимаю что произошло. В общем, суд признал СБ виновным и обязал выплатить тебе компенсацию. Не только по твоим вещам, но по тому, что они ввели тебе не законный препарат.

— Кто отдал такой приказ?

— Начальник СБ станции.

— Нет, этот ничего не решал. Он и шагу бы не сделал, не согласовав с начальством.

— Он заявил, что это было его решение.

— Врёт. Рассчитывает, что СБ флота его прикроет.

— Ты готов оплатить мои услуги и чтобы я выступил обвинителем на процессе по нему.

— Конечно. Что будет такой процесс?

— Будет, но не здесь. Назначено по нему разбирательство и он на время процесса взят под стражу.

— Он ещё здесь на станции?

— Насколько я знаю уже нет.

— Жаль, хотел бы я с ним пообщаться теперь.

— Слушай, тебя здесь все ищут. Меня просто достали, чтобы я связался с тобой.

— Что им нужно?

— Не знаю. Свяжись ты с ними. Достали они меня.

— Поздно связываться. Я уже на станции.

— Как ты здесь оказался?

— Они меня нашли и привезли сюда.

— Где ты?

— У себя в каюте. Говорят что я теперь снова командир станции. Ты вроде говорил, что нельзя отозвать приостановку контракта.

— Ты не поверишь. Оказывается можно. Они заявили, что это всё был технический сбой, вызванный с вирусом, и никто не отдавал такого приказа.

— Дай угадаю, штрафов тоже не было. Это тоже был сбой и вирус.

— Угадал.

— Я тебе даже больше скажу. Приказ о моём отстранении, завизированный командующим флотами, как выясняется, тоже был вирусом.

— Если так, то очень высоко этот вирус проник.

— Это точно. Совсем не понимаю, что произошло и зачем понадобилось меня возвращать обратно, ведь я в таком состоянии совсем для них бесполезен.

— Тебе видней конечно, но скорей всего появились какие-то важные планы, связанные с тобой. Иначе бы это ещё долго тянулось.

— Лучше бы они не появлялись. Мне это всё совсем не нравиться.

— У тебя теперь нет выбора. Компенсации по делам тебе однозначно не хватит, чтобы разорвать контракт с ними.

— Очень жаль.

— Я тебе вернул на твой счёт всё что мне выплатило СБ за твоё испорченное имущество. За минусом причитающегося мне за работу.

— Хорошо. Мой счёт что разблокирован?

— Конечно. Все блокировки сняты. Извини, у меня судебное заседание начинается, — и он отключился.

Значит, у меня нет выбора. Придётся работать дальше и со станции меня никто не выпустит. Даже если я разорву контракт. Было понятно одно. Кто-то высоко наверху отменил все планы СБ относительно меня. Впрочем, они наверняка уже понимали, что их планы не состоялись. Знали про продажу двух дроидов Крису. После чего решили подождать, когда у меня закончатся креды. Вот только когда я по собственной глупости показал что у меня с хакерской базой всё в порядке, они наверняка всё переиграли, поняв, что без кредов меня оставить не получиться, но во всё это вмешался кто-то главнее их и изменил все планы.

В результате бывший начальник СБ оказался виноватым или взял всю вину на себя. СБ флота ему теперь точно не поможет. Хотя возможно и поможет, но позже когда всё забудется, а пока будет максимально долго затягивать расследование по нему. Плохо одно, что я совершенно не знаю, что они теперь задумали против меня. Достать начальника СБ флота у меня руки коротки, а вот поквитаться с одним мерзким модификантом я могу. Меня пока никто не тронет. Посмотрим где он сейчас находиться. Включил нейросеть и сразу получил кучу сообщений от искина станции. Отстаньте все от меня, не хочу я ничего решать. Так нашёл. Камера в приёмной показала, что привёз он меня ещё вчера. Значит, он мне что-то вколол, раз я только сейчас пришёл в себя. Хотя это могла сделать и одна влюблённая медичка. По камерам я быстро нашёл, когда он прилетел и доставил меня. После чего забрал бывшего начальника СБ и улетел. Да не везёт, так не везёт и в этот раз он от меня сбежал. Жаль, а то пока искал его, успел взломать четыре абордажных дроида в абордажной секции станции.

— Искин кто сейчас возглавляет СБ станции?

Пришли данные на нового начальника СБ станции. Оказалось, что он назначен неделю назад и привёз его сюда как раз этот модификант. Вот значит, как этот модификант здесь очутился.

Нужно с новым начальником встретиться пообщаться. Впрочем, о чём это я.

— Искин приказываю новому начальнику СБ станции прибыть ко мне с докладом.

— Принято.

Пришлось снова перебираться из каюты в кабинет. Вскоре он уже зашёл ко мне в кабинет.

Этот был явно старше всех своих предшественников. Он выжидающе остановился у входа в кабинет.

— Проходи, садись. Думаю мне не нужно представляться, и ты знаешь кто я.

— Знаю.

Он прошёл и сел рядом.

— За какие прегрешения тебя сюда отправили?

— Не понял? Что значит, за какие прегрешения?

— Что натворил? За что тебя сюда?

— Ничего не делал незаконного. Сказали, нужен новый начальник и отправили.

— Видишь ли, сюда просто так не посылают. Мы здесь смертники и сидим в полном окружении. Все кто здесь служат, имеют какие-то провинности.

— У меня нет ничего такого.

— Хочешь сказать, что тебе просто не повезло? Впрочем, если не хочешь говорить — не говори. Мне всё равно.

— Почему не повезло?

— Потому что ты уже пятый начальник СБ с тех пор как я здесь оказался. Ты какой вариант предпочитаешь?

— Вариант чего?

— Ну как? Ты у меня уже пятый. Первого начальника СБ я нашёл убитым, его пристрелил кто-то из ваших. Второй погиб при взрыве. Третий сбежал, его ищут. Четвёртый отправиться надолго на рудники. Ты какой вариант предпочитаешь?

— Умереть от старости в своей кровати.

— Боюсь здесь это не получиться.

— Тем не менее, мне бы так хотелось.

— Что же попробуй. Можешь идти.

— Как же доклад?

— Я хотел познакомиться с тобой. Доклад мне не нужен. Впрочем, доклад перешли искину я, потом посмотрю.

— Хорошо.

Похоже, он где-то долго сидел на одной должности, а потом решил, что стать начальником СБ здесь, рассчитывая, что это его шанс на дальнейший карьерный рост. Интересно долго этот протянет?


Посмотрим, что у меня с финансами теперь твориться. Открыл официальный счёт и обалдел. На счёте красовалась цифра два с лишним миллиона. Не веря своим глазам, стал смотреть, откуда она взялась. Оказалось что это всё выплаты и компенсации мне по разным делам. Самая большая была за потерю памяти и здоровья. Почти два миллиона. Остальное поступило по другим искам. Раньше было больше, но у меня уже списали триста тысяч за нападение на начальника СБ и нанесение ему побоев. После этого я посмотрел официальную почту, она была завалена сообщениями. Пришло много сообщений от Милы, от Леры и от других моих хороших знакомых. Множество сообщений от командования. Многие были вообще от незнакомых мне разумных. Всем знакомым ответил, что со мной всё в порядке. Было несколько сообщений от банка. Он предлагал взять кредит у них до миллиона кредов. Был отчёт от Оди о потраченным кредах на эксперта и по всем искам. Он взял за работу пятьдесят тысяч и прислал новый счёт на десять тысяч за будущий процесс. Сразу оплатил ему этот счёт. Потом начал просмотр его отчётов по искам. Консультация специалиста явно помогла решению в нашу пользу и оценке нанесённого вреда. Он сказал, что вылечить меня можно, и стоимость лечения оценил в два миллиона. Там была второй специалист, которая делала мне операцию в СБ. Она согласилась с его мнением. Все заключения я получил вместе с отчетом Оди, но просмотрев их ничего, не понял. Судья видимо разбиралась в этих отчетах, потому что просмотрела их, задала несколько вопросов эксперту и приняла решение. Док тоже там был и пояснил, что отказался водить этот препарат, но его вынудили это сделать. Он получил прямой приказ ввести препарат и не мог его не выполнить. К нему у судьи было больше всего вопросов. В принципе я зря на него обижался. Он спас меня после препарата. Вообще этот суд был чисто медицинским и был связан только с моим здоровьем. С одной стороны он меня порадовал, стало ясно, что меня можно вылечить, но с другой никто не сказал, кто может меня вылечить. Отправил сообщение Оди, чтобы он узнал у специалиста к кому мне можно обратиться насчёт лечения. Посмотрим, что на станции происходит и подключился к искину. Мои коды доступа были активны, их никто не отменил. Это было странно. Оди оказался прав. Приказ о моём отстранении был раньше, чем меня задержали. Значит, начальник СБ флота заранее знал о нём и ожидал, когда его подпишет командование флотами, но немного поспешил бывший начальник СБ станции. Вот только во всём этом была одна странность. После этого я по-прежнему числился начальником станции и поэтому во всех сетях это отражалось. Приказ вроде был, но его вроде, как и его не было. Искин его не видел, а сейчас этот приказ вообще числился в отменённых. Скорей всего они ждали новое командование, поэтому я номинально числился командиром станции, чтобы у станции хотя бы номинально был командир, но когда челнок не долетел, решили временно вернуть меня. Вот только для чего такие сложности? Выслали бы ещё несколько челноков. Один бы точно наверняка долетел. Зачем меня в таком виде возвращать на станцию? Стал смотреть, что происходило на станции, пока меня не было. Видимо несколько специалистов занимались делами станции и решали все вопросы за меня. Даже как за главного инженера принимались решения. Все корабли находились на местах, мои блокировки на них были не сняты, а вот половину абордажных ботов финансисты уже успели продать. Выяснить, как это произошло, я не успел, в кабинет зашла Мила, внеся вместе с собой Эллу.

— Девушки что у вас происходит?

— Алекс ты вернулся? — то ли спросила, то ли констатировала Мила.

— Я ей сказала, что вы заняты, но она никого слушать, не хочет — ответила Элла.

— Элла пускай её. Тебе её всё равно не остановить. Мила может иногда стоит её послушать?

— Она постоянно никого к тебе не пускает.

— Работа у неё такая. Элла иди к себе.

— Алекс ты вернулся! Мне сказали, что тебя отправили куда-то, а потом выяснилось, что это было всё враньё. Я даже в СБ ходила, спрашивала и требовала, чтобы они ответили, куда они тебя отправили и у отца спрашивала. Все говорили, что не знают где ты и что с тобой, а потом узнала, что ты всё время сидел в камере в СБ. Где ты был потом? Почему не отвечал?

Часть 13

— На планете. У меня были серьёзные проблемы с СБ. Мила у меня серьёзные проблемы со здоровьем, если ты ещё не знаешь, я многое забыл.

— Знаю, Лера рассказывала.

— Тогда ты должна была знать о моих сложностях, и что я улетел на планету.

— Она ничего не говорила про твои сложности и проблемы с СБ. Правда что ты хотел убить начальника СБ?

— Правда.

— Что сейчас будет?

— Понятия не имею, я вообще не понимаю, зачем твой отец притащил меня сюда. В моём состоянии я совсем бесполезен.

— Он что знал о тебе?

— Конечно. Мы ведь разговаривали с ним. Потом он прислал своего карманного модификанта и меня вывезли с планеты сюда.

— Вот гад, а мне ни слова не сказал.

— Все претензии к нему. Извини мне нужно кое с чем разобраться.

— Может, ты чего хочешь? — она расстегнула застёжку на комбинезоне.

— Боюсь, что я теперь не могу ничего как мужчина.

— Что совсем?

— Совсем. Элла уже проверяла недавно и у неё ничего не получилось.

— Чего? Ты что с ней спишь?

— Нет. У меня с ней ничего не было. Она просто решила проверить. Подозреваю, что получила такой приказ от твоего отца.

— Ну, я ему устрою.

— Можешь начинать. Защищённая линия в твоём распоряжении.

— Нет, я потом, одна с ним поговорю.

— Как хочешь.

— Обними меня хотя бы — она подошла и села мне на колени.

Выбора не было. Пришлось подчиниться. Видимо она мне не поверила и решила всё-таки проверить. Для чего увела в каюту. Проверка не увенчалась успехом. Ушла она какая-то задумчивая. Видимо она была не одна, а с Лерой. Потому что после того как она меня покинула, зашла Лера.

— Привет, можно к тебе?

— Привет, заходи.

Мы с ней недолго поболтали. Рассказал ей, как жил на планете и как оказался здесь.

После неё зашла Элла.

— Командир, может, вы им скажете, чтобы не приходили в рабочее время.

— Элла не переживай и просто пускай если придут. Я сам всё решу. Не бойся. Никаких претензий к тебе не будет.

— Как скажете.

Что собственно я хотел? Вспомнил! Я хотел блокировать финансистов. В итоге, сколько я не ползал по искину, но так и не понял, как они смогли обойти мою блокировку на продажу. Трофеи что мы привезли из последнего рейда, были уже все распроданы за исключением крейсеров. Подпись под списком трофеев стояла вице-адмирала. Похоже, это он разрешил продать часть абордажных ботов. Станция теперь полностью управлялась с главной базы флота. Судя по подписям под решениями, ей занимались пятеро. Вот только почему мне раньше никто не помогал? Впрочем, пускай дальше занимаются, теперь я здесь нахожусь в роли свадебного генерала.

Больших проблем на станции пока не было, но запчасти для обслуживания и ремонта подходили к концу. Оширцы неделю назад задержали транспортник, которые перевозил к нам запчасти, и это усложнило и так не простую ситуацию. Интересно, что они будут делать, когда запчасти совсем закончатся?

Судя по всему, вопрос был не правильно сформулирован. Правильно он звучал так — что я буду делать, когда они закончатся?

Нужно будет обсудить этот вопрос с Оди. Мне совсем не хотелось оказаться стрелочником. Впрочем, судя по всему, меня сюда для этого и притащили. Время у меня пока есть и нужно подумать на эту тему. Верфи станции всё это время пустовали. Никаких кораблей в них не ремонтировали. Напоследок пробежался по докладу СБ. Значимых происшествий на станции не произошло, пока меня не было. Разная ерунда, пару серьёзных драк в барах, несколько краж из магазинов. Элла заглянула в кабинет и предупредила, что её рабочий день закончен, и она меня оставляет в одиночестве.

— Элла, где моё кресло-колесо?

— В приёмной. Вам оно нужно?

— Наверно нет. Пока обойдусь.

— Если нужно я притащу его сюда.

— Не нужно. Будет нужно. Сам дойду.

— Тогда я пошла.

— Иди.

Может мне тоже на рейдер перебраться? Осчастливить капитана так сказать. Он наверно был очень счастлив, пока меня не было. Впрочем, наверно не стоит. Тяжело на кресле будет переезжать по переходному шлюзу, а просить кого-то о помощи совсем не хотелось. Хотелось выпить, но в бар идти совсем не хотелось. Слишком много вопросов там будет. Проверил сейф. В нём ничего не оказалось. Всё содержимое выгребли сб-шники. Оружие мне не оставили. Даже игольник Криса с запасной обоймой у меня исчез.


Утро у меня началось с воплей экрана и требований, чтобы я появился перед ясными вице-адмиральскими очами. Я одевался, и пришлось бросить это дело и выйти с голым торосом.

— Ну чего ты орёшь прямо с утра?

— Ты почему не на рабочем месте?

— Где я, по-твоему, нахожусь?

— У себя в каюте.

— Она тоже часть моего рабочего места.

— Нет, это твоё спальное место.

— Разницы я не вижу. Я могу в нём работать? Могу. Значит каюта тоже моё рабочее место. Впрочем, о какой работе идёт речь, если я бесполезен?

— Кто тебе это сказал?

— Я сам догадался. Путём не сложных логических выводов.

— Ты ошибаешься. Ты всё можешь решать.

— Что я могу решать? Если у меня нет базы, и я ничего не помню?

— База хакера у тебя заработала, значит и остальные заработают.

— База хакера была выучена, а что пропало до этого, пропало навсегда.

— Выучишь вновь инженерную базу.

— Что значит вновь?

— Купишь и выучишь.

— А если не поможет? Кто мне тогда вернёт креды за неё? Меня ведь никто так и не вылечил?

— Нужно будет узнать у медицины.

— Узнай.

— Слушай, что ты сидишь у себя в кабинете? Сходи, прогуляйся по станции.

— Вот ради этого ты меня с утра требовал?

— Ради этого тоже.

— Я тебе ещё прошлый раз сказал, завязывайте с дурью, а вы там ещё на более забористую дурь перешли. Открою тебе маленький секрет, я не могу ходить! Мне несколько шагов даются с трудом.

— Что совсем не можешь ходить?

— Может, хватит издеваться? Ты всё прекрасно знаешь!

— Я просто проверял. Покатайся по станции, развейся, хватит сидеть в кабинете?

— Боюсь, ты не понимаешь моё состояние.

— Попроси Эллу она тебе поможет.

— Завязывай с дурью. Хватит ходить вокруг да около, выкладывай что хотел. Зачем ты меня сюда притащил?

— Ты командир станции и должен быть на станции, а не находиться непонятно где.

— Ты и без меня прекрасно справлялся. Я всё проверил. Зачем ты притащил меня обратно?

— У тебя контракт с флотом. Вот и вернули.

— Контракт, который был приостановлен.

— Это был сбой.

— Знаю я вашу официальную версию. Вот только не верю в неё ни на грамм. Рассказывай, зачем вернул? Больше месяца никого не волновало, что меня нет на станции, а потом вдруг резко всё изменилось.

— У тебя контракт вот тебя и вернули.

— Почему вернули?

— Я не знаю.

Не врал. Похоже, и правду не знает.

— Значит, решили сделать крайним. Другого варианта я вижу.

— Ты ошибаешься.

— Не в этот раз. Только не говори что ты не знал про то что я сидел в камере СБ?

Здесь я его прижал. Скажет что знал, может попасть под ложный ответ по судебному запросу. Скажет, что не знал, прижму приказам об отстранении, о нём он не мог не знать.

— Не знал.

— Про приказ о моём отстранении, который не видел искин, тоже хочешь сказать, что не знал?

— Узнал, но позже.

— Почему тогда его искин не видел?

— Как не видел? Всё видел.

— Не видел, потому что я был отстранён, а у искина числился командиром. Я всё проверил.

— Это тоже был сбой.

— Понятно. О чём с тобой разговаривать? Хотя бы раз мне не соврал. Всё ты прекрасно знал. Где я находился и что со мной происходило. Боишься ответственности, за всё то, что вы со мной сделали?

— Я здесь не причём.

— Конечно не причём. Вот только это с твоего молчаливого согласия они всё это со мной сделали.

— Не давал я на это своего согласия.

— Разберёмся. Адвокат работает. Все виноватые заплатят за то, что со мной сделали.

— Твоё право. Это хорошо, что ты не потерял боевой настрой.

— Не потерял.

— Тогда работай.

Он отключился, а я пытался понять, что он хотел. Он явно что-то скрывал от меня но, похоже, моё возвращение для него самого стало откровением. Хотя этот непонятный приказ с моим отстранением говорил о том, что такой вариант со мной был изначально предусмотрен. Хотя это и могла быть простая предосторожность до прибытия нового командования на станцию, чтобы станция не числилась без командира. Вот только скрывали это ото всех. Он даже от Милы это скрыл. Экран снова включился и появился Элл.

— Привет ты как?

— Сам ещё не понял.

— Ты ведь хотел потренироваться?

— Хотел.

— Значит, у тебя сейчас будет реальная тренировка, а не учебная. Всё по-взрослому.

— Это уже становиться интересно.

— Будем ломать одну оширскую лавочку.

— Что за лавочка?

— Это неважно. Ты будешь выполнять отвлекающую роль.

— Также не интересно.

— Для тренировки тебе в самый раз подойдёт.

— Хорошо, что ломать нужно?

— Ломай всё подряд, как ты любишь. Твоя задача отвлечь противника на себя.

— Противника?

— Конечно, я ведь сказал тебе — всё по-взрослому.

— Значит, мне будет привостоять другой хакер? Это уже интересно.

— Будет, но ты не должен будешь с ним воевать. Твоя задача его отвлекать на себя.

— Как не должен воевать? Ты чего?

— Рано тебе ещё этим заниматься. Пока только отвлекаешь.

— Как скажешь. Можно хоть немного повоевать?

— Нет.

— Жаль. Скопируй себе из моей коллекции вот этот десяток вирусов.

— У меня они скопированы на планшет.

— Нет, будем ломать с нейросетей. Так гораздо быстрее.

— Хорошо. Сейчас всё перекину себе на нейросеть.

Пришлось удалить часть записи Лиса, оставив только то, что не просмотрел, и скопировать себе с планшета, вирусы какие он сказал.

— Готов.

— Тогда иди за мной. Запутываем следы и атакуем.

Мы долго ползали по сети, запутывая следы. Потом зашли на какую-то оширскую станцию.

— Вот мы и на месте. Твоя задача ломать, что захочется и закидать туда вирус.

— Ты чем будешь заниматься?

— Пока буду смотреть за тобой. Потом тоже атакую.

— Можно мне потом посмотреть, что ты будешь делать?

— Нет. Твоя задача их постоянно отвлекать.

— Понял.

— Начинай.

Первой я сломал насосную станцию и, запустив туда вирус, пошёл дальше. Как он и сказал, ломал всё подряд. Не обращая внимания на это, что я ломаю. Всё заражал вирусами. Когда я взламывал систему лифтов станции, понял, что мне уже кто-то мешает это сделать. Мне это не помешало взломать, но как только я заразил вирусом. Меня оттуда выкинули. Не стал с ним воевать, как мне сказал Элл и атаковал другую систему станции. Удачно, но стало это делать гораздо сложнее и меня почти сразу выкидывали после взлома. Меня это не останавливало, и стал ломать три системы одновременно. Здесь я понял, что зря это сделал. Не стоило распыляться на три. Ломать стало очень сложно, и я просто не успевал следить за тремя, но в один момент всё сопротивление прекратилось, и я без проблем захватил эти системы. Заразил их и ушёл. На секунду прервался и посмотрел на Элл, он был сосредоточен и что-то тоже ломал. Вернулся и начал ломать очередную систему станции.

— Алекс мне нужна твоя помощь.

— В чём?

— Помоги мне я атакуй его.

— Где ты?

— Он прислал ссылку и я понял что он ломает искин СБ станции.

— Иду.

Атаковал я искин с ходу и наш противник стал сразу сдавать позиции. Мы постепенно его побеждали, и я захватывал одну систему искина за другой, а Элл удерживал их. Наконец искин перешёл под наш контроль.

— Всё уходи. Дальше я сам.

— Ухожу.

— Хотя мне очень хотелось посмотреть что там есть у оширского СБ, но пришлось покинуть искин. Не стоило подставлять Элл. Он наверняка не имел права привлекать меня к этому взлому.

Когда вернулся обратно и ждал его, понял, почему мне разрешили купить базу хакера. Всё из-за таких случаев. Кто-то должен отбивать хакерские атаки на станцию. На случай если нас атакуют, и не будет связи с командованием. Вскоре Элл тоже вернулся и как-то странно посмотрел на меня.

— Что не так?

— Алекс ты настоящий монстр по взломам. Я совсем не ожидал от тебя. Теперь верю, что тебе было скучно. Похоже, тебе уже можно участвовать в таких операциях.

— Скажи, честно ты бы справился без меня?

— Не знаю, но твоя помощь очень помогла. Он совсем не ожидал, что нас будет двое. За что и поплатился.

— Мы его сделали! Почему он не ожидал что нас двое?

— Потому что большинство хакеров одиночки и не работают парами. С нападением у тебя порядок. Посмотрим в следующий раз какой ты в обороне.

— Мне это стало самому интересно. Я никогда не пробовал обороняться.

— С первым боевым взлом тебя.

— И тебя.

— Я сразу рассмотрел в тебе талант. В общем, готовься к обороне, а мне пора. Советую тебе заняться вирусами и посмотреть их устройство и назначение.

— Хорошо.

Теперь мне стало понятно, почему он говорил, что далеко не каждый может стать хакером. Хакинг это война. Война умов. Просто взломать искин несложно, а сложно отвоевать его у другого хакера. Нужно уметь за доли секунды принимать решения и реагировать на действия противника. Любая твоя ошибка и ты проиграл. Поэтому Элл и говорил, что базу выучить может каждый, но далеко не каждый может стать хакером. Сегодня у меня было боевое крещение, и мы победили. Заниматься проблемами станции мне было не нужно, и я плотно занялся вирусами. Несколько дней меня никто не тревожил. Думал, что Элл забыл обо мне, но он сам меня вызвал и сказал, что сейчас будет тренировка. Мы захватили искин в сети и начали пробовать. Я держал оборону, а он меня атаковал. Все его попытки увенчались успехом. Он меня выкидывал. Меня это злило, но я ничего не мог сделать. Он раз за разом постепенно выдавливал меня и брал под контроль искин. Мне это надоело, и я с планшета зашёл и атаковал его с сзади и после чего выкинул обратно.

— Что это было? — спросил он.

— Я тебя сзади с планшета атаковал. По-другому у меня ничего не получалось.

— Интересное решение. Защита, похоже, не твое. Сейчас проверим.

Мы поменялись местами, и теперь я нападал, а он оборонялся. Мне с большим трудом удалось одержать две победы. Остальные поединки я проиграл.

— Оборона явно не твоё. Хотя в целом толк будет. Почему ты вирусы не использовал?

— Как-то не до них было.

— Вот если бы ты использовал, всё бы гораздо было проще для тебя.

— Следующий раз так и поступлю.

Наши поединки стали частыми, но он был постоянно занят и поэтому короткими. Один редко два раза в день. С атакой у меня было хорошо, а вот оборона хромала. Научился использовать вирусы, как он меня учил. Даже написал сам один, вернее не написал, а доработал.

Сегодня утром просмотрел почту, и меня порадовало письмо от Оди. Ему наконец-то ответил специалист, которого он нанимал. Он был раньше в отпуске и не отвечал на запросы. Он прислал короткий ответ. В нём были три имени и их координаты для связи.

Первый контакт из списка не ответил на мои вызовы. Повезло со вторым. Он ответил, и оказалось, что он работает в компании Нейросеть.

— Слушаю вас молодой человек — сказал он.

— Мне сказали, что вы можете решить мою проблему и вылечить меня.

— Что с вами?

— Мне ввели одну дрянь, и после этого у меня возникла куча проблем со здоровьем. У меня есть запись заседания суда, там одни медики выступали. Думаю, вам так будет понятнее, чем я буду объяснять.

— Давайте посмотрю.

Он недолго просматривал запись, потом попросил медицинские заключения и быстро просмотрел их.

— Досталось тебе. Очень редкий побочный эффект. Ну что могу сказать? Случай сложный, но вылечить вас можно.

— Как это сделать и сколько мне это будет стоить?

— Вам нужно будет добраться до любого нашего филиала. Там я вас прооперирую. Это будет стоить примерно два миллиона. Плюс после операции придётся обновлять ваши базы. По-другому они не заработают.

Часть 14

— Какие проблемы? Слетайте в ближайший к вам филиал.

— Здесь есть две проблемы. Меня не выпустят со станции, и даже если я сбегу не смогу добраться до вас.

— Почему?

— Очень сложная обстановка вокруг меня. Пиратов полно вокруг.

— Тогда даже не знаю чем вам помочь.

— Скажите, а лететь в филиал обязательно? Может можно как-то обойтись без этого?

— Нужна хорошая капсула и стабильная устойчивая гиперсвязь.

— Нет проблем. Капсул у меня на станции много. Связь в кабинете отличная и защищенная.

— Будут нужны два опытных медика, чтобы ассистировали мне. На случай если будут проблемы со связью.

— Если будет нужно, все медики станции будут вам ассистировать.

— У вас, что их много?

— Хватает. На станции есть и на кораблях тоже. Прикажу, все будут помогать.

— Все не нужны. Нужны два, но опытных.

— Найду.

— Прости, а кем ты там работаешь?

— Скорей служу. Я командир станции.

— Такой молодой, а уже командир станции?

— Так получилось. Как будет всё готово я вас вызову.

— Давай. Буду ждать.

Так, где у меня контакт Ланы? Старшей по борделю, как её прозвали на станции.

— Лана ты занята?

— Нет.

— Скажи, ты разбираешься в спинах? Впрочем, разбираешься. Найди мне ещё одного медика и будет нужна капсула. Сама новая и хорошая. Забирайте ее и везите ко мне в кабинет. Если будет кто-то возражать, скажете, что я приказал.

— Зачем?

— Будете меня оперировать.

— Нет, ты что, я отказываюсь тебя оперировать. У меня ничего не получиться. Уже пробовали.

— Ты не поняла. Оперировать будет специалист из компании Нейросеть, а вы просто ассистировать ему. На случай если будут сбои со связью.

— Почему у тебя в кабинете?

— У меня в кабинете самая быстрая и надёжная связь на станции.

— Поняла. Скоро будем. Можно Карла взять? Послушай, я понимаю, что ты винишь его, но он правда не виноват и очень сожалеет о том, что произошло.

— Бери кого хочешь. Только опытного. Вы всё равно только страховать будете.

— Скоро будем.

— Жду.

Через полчаса ко мне в каюту дроиды вкатили капсулу. Вместе с ней появились три медика, и медицинский дроид, который привёз на каталке целую кучу разных медикаментов и непонятных мне приспособлений.

— Прилично вы приготовились. Он вроде только капсулу просил.

— Думаем всё пригодиться.

— Тогда сами разбирайтесь с ним.

После чего вызвал его. Он сразу ответил и появился на экране.

— Медики прибыли. Думаю вам лучше между собой пообщаться.

— Сейчас разберёмся — ответил он.

Они стали между собой общаться, а совсем не понимал, о чём они вообще говорят. Было понятно, что общий язык они нашли. Элла удивлённо посматривала на них из приёмной, видимо не понимала что происходит. Наконец они пришли к какому-то решению, и специалист обратился ко мне:

— Ну что молодой человек, мы готовы заняться вами. Оплачивайте вот этот счёт.

Пришёл от него счёт за услуги. Я его сразу оплатил.

— Теперь вопрос. Что вы будете обновлять?

— Инженерную базу однозначно и базу техника.

— Что по базе хакера?

— Она вроде новая?

— Повреждения её были?

— Были, но только первые два уровня.

— Значит, также обновить придётся.

— Всё у тебя с базами?

— С вашими всё.

— Есть не наши?

— Есть две оширские. Одна языковая она разучена, а вторая только начала учиться.

— Понятно. Разберёмся с ними.

— Не надо с ними разбираться. Они мне нужны.

— Не переживай. С ними всё будет в порядке.

— Это радует.

— Вот счёт на обновления по базам.

Пришлось заплатить ещё четыреста тысяч за обновления баз. Таким образом, у меня на счету почти не осталось кредов.

— Прошу в капсулу.

— Учитесь, как нужно в капсулу приглашать — сказал медикам рядом со мной.

— Залезай — с улыбкой ответила Лана.

— Элла меня не для кого нет, а особенно для начальства.

— Вы надолго туда?

— Не знаю. Вопрос не по адресу. Медики могут находиться здесь, сколько будет нужно. Обеспечь им свободный доступ в мой кабинет.

— Сделаю.

Пока я раздевался и залезал в капсулу. Они обсуждали детали будущей операции, и как я понял, решили в ней поучаствовать.


Открыл глаза. Крышка капсулы была ещё не открыта, но обстановка была другой. Я уже не находился в своей каюте. Осмотревшись, понял, что нахожусь в медсекции рейдера. Интересно как я сюда попал? Когда я посмотрел на дату, всё понял. Прошло десять дней, как я лёг на операцию. Все базы, что у меня были, сейчас были обновлены и разучены. Попробовал активировать инженерный режим нейросети и понял, что всё работает. Было сообщение от специалиста, что меня оперировал. Он сообщал, что операция прошла успешно и вскоре я поправлюсь. Появились медики, и крышка капсулы открылась.

— Алекс как ты? — спросила Лана.

— Не знаю ещё.

— Вылезай, пройдись.

Сделал несколько шагов по медсекции и понял что боли в спине больше нет. Теперь я стал чувствовать ноги. Ходил я всё ещё с трудом, но он специалист написал, что всё восстановиться постепенно.

— Гораздо лучше. Сейчас нет боли в спине как раньше.

— Мы рады за тебя. Теперь ты сможешь ходить и скоро всё восстановиться как раньше.

— Вы очень меня порадовали. Что я вам должен за операцию?

— Ничего не должен. Даже скорее мы тебе должны — ответила за всех Лана.

— Вы мне? Не понимаю?

— Ты просто не представляешь насколько дорого научиться таким сложным операциям, а он нам и показывал и рассказывал и даже дал попробовать. Это высший пилотаж в медицине.

— Чего это он таким добрым оказался?

— Он в медицинской академии преподает, и мы договорились с ним. В общем, мы тебе очень благодарны тебе, что ты познакомил нас с ним. Это большая удача для нас.

Все остальные кивнули в знак согласия с ней.

— Вам конечно видней.

— Вот только подпиши вот это.

Получил от неё накладную. В ней числилось двадцать наименований и не глядя, завизировал её.

— Как я здесь оказался?

— Мы тебя перевезли. Здесь удобнее наблюдать за твоим состоянием. У тебя в кабинете нет условий для этого.

— Понятно.

— Заказал вам три бутылки вина, скоро их доставят. Это вам подарок от меня.

— Спасибо. Что у тебя за странная оширская база по колонизации планет?

— Это база специальная. В ней нет ничего по колонизации.

— Понятно. Значит ты ещё и хакер ко всему.

— Есть такое дело.

— Что случилось? Почему тебя так долго не было на станции?

— Здесь я находился. На станции. Сидел больше месяца в изоляторе СБ. Потом выпустили, отстранили, и я улетел на планету. Вот только почему-то они передумали и вернули меня обратно, так что если пропаду снова, значит, снова в изоляторе СБ сижу.

— Заканчивал бы ты эти войны с ними — сказал Карл.

— Боюсь, они мне выбора не оставляют. Если бы я прогибался под них, уже бы составил компанию бывшему командиру станции.

— Всё равно постарайся договориться с ними.

— Я подумаю на эту тему. Где моё кресло колесо?

— У выхода стоит. Сможешь сам дойти до него?

— Смогу, наверное.

Не успел зайти в свою каюту, как экран на стене включился и появился вице-адмирал.

— Смотрю, ты уже ходишь? Значит, тебя вылечили?

— Рано радуешься, вроде всё восстановиться должно, но не сразу.

— Знаю. Говорят, ты отличного специалиста нанял.

— Не знаю кто он. Он в компании Нейросеть работает. Мне его данные эксперт дал.

— Повезло, что он взялся. Говорят, он не за всех берётся.

— Я с ним без проблем договорился.

— Это хорошо. Значит, скоро сможешь полноценно руководить станцией.

— Вначале вылечиться нужно.

— Вылечишься. Куда ты денешься.

Когда он отключился, решил посмотреть, что происходило, пока я капсуле лежал. Пока не началась операция, они разговаривали с ним на отвлечённые темы. Ему стало любопытно, как я стал командиром станции и он решил выяснить это у них. Мои медики рассказали, как это произошло. После чего выяснилось что он коллекционер разных космических сражений. Он выпросил у них видео того что происходило. Взамен пообещал им показать, как нужно делать подобные операции. В общем, они быстро договорились и обмен состоялся. После операции они договорились на новый обмен, но я уже не понял что на что. В итоге все оказались довольны, даже моё начальство, а особенно эксперт. Вот только я остался совсем без денег. Конечно, мне помогло, что у меня была флотская скидка, и благодаря ей на моём банковском счёте осталось около двухсот тысяч. Из плюсов было то, что у меня теперь все базы были обновлены. Из минусов у меня ничего из вещей не осталось. Заказал себе новый скафандр такой же, как был и такой же бластер с ножом. Всё в чехлах хамелеон как раньше. После чего денег на счету осталось всего пара тысяч. Думал куда их потратить, когда экран включился и появился Элл.

— Ты где пропал?

— Операция была. Лечил спину.

— Не мог в другое время её подлечить?

— Извини, так получилось.

— Ладно, идём на боевое. Будем ломать один крепкий орешек.

Этим крепким орешком оказался искин оширской тюрьмы, и мы его два дня безуспешно грызли. Только на третий день я решил опробовать свой новый вирус и это помогло. Этот бастион пал. Элл меня не допустил внутрь и сказал, чтобы я ждал снаружи. Было обидно, ведь я столько старался. Пока он занимался искином тюрьмы, я от скуки взломал бордель по соседству. Нашёл в нём коллекцию пикантного видео и выложил всю коллекцию в сеть. Просто так от скуки. На следующий день получил серьезный втык за это от Элл.

Даже не знал, что он умеет ругаться. Выяснилось, что начальник СБ флота как-то узнал, что я это сделал, и Эллу влетело за меня. Вот только он сам был не в курсе, что я это сделал. Пришлось сознаться, что мне было скучно. Вот я и развлёкся немного. После этого выяснилось, что втык от начальства он получил не за то, что я взломал этот бордель, а за то, что выложил всё это в сеть. Оказывается, было нужно всё скопировать и удалить источник. Зачем СБ понадобились эти видео, мне было непонятно, но пришлось пообещать, что я так больше делать не буду. Не взламывать, не буду, а выкладывать в сеть больше ничего не буду. Только после этого успокоились. Всё это вместо благодарности за то, что я взломал искин тюрьмы. Похоже, они пытаются найти следы пропавшего челнока. Думал, на этом они успокоятся, но нас почти сразу отправили ломать ещё один неопознанный искин. Мой энтузиазм куда-то пропал, и я просто болтался рядом, пока Элл мучился с ним. Три дня мы пытались его взломать. Не получилось. Возможно, потому что я не старался. Какой интерес ломать, когда не дают потом посмотреть, ради чего ты столько мучился? Пока Элл им занимался, я посмотрел в сети местные планетарные новости. Взломал пару новостных искинов, понаписал там разных гадостей на оширском и с чувством выполненного долга ушёл оттуда. Похоже, и об этой шалости стало известно. После этого меня перестали привлекать к операциям по взлому. Наши тренировки с Элл тоже прекратились, он был постоянно занят. К этому времени я уже стал нормально ходить и решил, занялся делами. Загнал на верфи два захваченных пиратских крейсера, чтобы заняться их ремонтом. Почти сразу выяснилось, что куда-то пропала лаборатория из сектантского крейсера. Она не числилась в трофеях. Направил запрос финансистам по этому поводу и ещё запрос, где мои трофейные выплаты по этому рейду? Выплаты почти сразу появились на моём счёте, одновременно с ними мне пришло очередное предложение приобрести эсминец или крейсер. Про лабораторию тоже поступил ответ. Её забрало себе СБ. Финансисты выплатили за неё небольшую сумму, но она не отражалась в общей накладной. Зачем она понадобилась СБ? Кроме того не хватало сектантов. Большинство из них после проверки отправились жить на планету, но не все. Трое или четверо пропали в недрах СБ. Меня не интересовали эти сектанты, но вот, что лаборатория нигде не числилась на станции и мне это не понравилось. За СБ числилось несколько пустых помещений на станции, и наверняка она была размещена в одном из них. Отправил сообщение вице-адмиралу на эту тему, чтобы ко мне не было вопросов, а то потом выясниться, что они дурь здесь делают. Кстати дурь, захваченную у контрабандистов, финансисты продали. Выяснилось, что она запрещена и у нас и оширцев, но не запрещена у аварцев. Вот туда они всё и продали. Первым в очереди на восстановлении был крейсер сектантов как самый менее повреждённый. У него нужно было только восстановить двигателя. Решил их не ремонтировать, а просто заменить другими, снятыми с другого крейсера. Вот только выяснилось что двигателей больше нет. Они продались, как и генераторы накачки и ещё многое, что было снято с крейсера.

Высказав всё, что я думаю о финансистах и их делах. Стал думать, что мне делать с крейсером. Думать было нечего нужно снимать их с другого разбитого крейсера, если их не успели оттуда продать. Продать не успели. Видимо не нашлось покупателя. После чего вообще заблокировал все продажи со складов, чтобы не одна железка больше не продалась без моего согласия. Приказал притащить разбитый линкор и повесить его над станцией, чтобы не мешался. К нему отправились мои инженерные дроиды срезать с него бронелисты обшивки. Сам я подчинил себе три технических дроида и отправил их снимать двигателя с соседнего крейсера. Через неделю вместе с техниками мы закончили с его ремонтом. Здесь выяснилась другая проблема, что у меня нет экипажа на него. С одним из капитанов рейдеров и предложил ему провести ходовые испытания крейсера. Вообще я думал, что придут только пилоты, но почему он привёл весь экипаж, включая абордажников.

— Зачем ты всех взял?

— Все изъявили желание провести его ходовые испытания. Застоялись мы здесь на станции, а так хотя бы развеемся немного.

— Как хочешь. Ремонт его был окончен, и требовалось проверить, как работают его системы.

— Сделаем.

— Тогда осваивайте корабль. Как будете готовы, вылетайте.

— Понял.

Связался с диспетчерской и разрешил им вылет по готовности. Вскоре они вылетели, полетали недолго одни, с кораблём всё было в порядке, но к ним захотели присоединиться два наших крейсера я им разрешил вылет. Они начали отрабатывать слетанность втроём потом имитацию учебного боя. К ним захотели присоединиться тяжёлый крейсер и фрегаты. Разрешил им тоже вылет. Закончилось тем, что и рейдера также запросили вылет. Пускай развеются, а то застоялись и тоже дал добро. Под присмотром Милы они организовали целые манёвры. За ними внимательно наблюдали несколько коммерческих оширских капитанов и двое аварцев, которые были в системе. У меня была уже неплохая эскадра. Жаль, что рейдера почти все имели серьёзные с повреждения. Когда зашёл в командный центр, раскрасневшаяся Мила объясняла одному из капитанов, что она думает о его манёвре и совсем не в литературных выражениях.

— Что не слушаются?

— Нет. Как ты с ними справляешься только.

— Пускай полетают, а то застоялись.

— Это я уже поняла. Дикари что только вытворяют.

Она снова вернулась к своей работе и стала высказываться в эфире. Её уже никто не слушался учебный поединок шёл полным ходом. Поняв, это она повернулась ко мне.

— Ты уже ходишь?

— Да. Меня подлечили.

— Это хорошо.

— Пускай пару часиков полетают, потом возвращай всех обратно. Скажи что это мой приказ.

— Сделаю.

Сам я вернулся на верфи, и занялся ремонтом ещё одного аварского крейсера. С ним было много инженерной работы. Вечером появился капитан рейдера и доложил.

— Крейсер испытания прошёл успешно. Все системы корабля исправны.

— Это хорошо. Куда ты его пристыковал?

— Куда приказала диспетчер, туда и пристыковали. Тридцать седьмой причальный терминал.

— Понял. Что мне с ним делать? Экипажа на него нет.

— Командир мы куда-то собираемся лететь?

— Пока нет.

— Если будет нужно, то мы с вами.

— У вас рейдер повреждён и запчастей к нему нет.

— Нет проблем, на трофейном крейсере полетим.

— Я подумаю над этим.

Часть 15

Похоже, все решили, что я собрался в очередной рейд и хотят принять участие. Вечером выяснилось, что не он один так подумал. Не успел зайти в кабинет, как экран голосом вице-адмирала поинтересовался.

— Ты это куда собрался?

— Никуда я не собирался. Только вернулся с верфи.

— Я не про это.

— А про что?

— Что за манёвры ты устроил?

— Проверял отремонтированный аварский крейсер, но наши крейсера решили составить ему компанию. В общем, я разрешил всем полетать развеяться. Только и всего.

— Ты мне зубы не заговаривай. Эти маневры ты для чего устроил?

— Не для чего. Просто застоялись экипажи и корабли. Дал им возможность вернуть подзабытые навыки.

— Значит так, я запрещаю тебе лететь охотиться на пиратов. Твоя задача оборона этой системы.

— Не собирался я никуда лететь.

— Ты приказ слышал?

— Слышал, но я и не собирался.

— Знаю я твоё «не собирался».

У меня на самом деле не было планов куда-то лететь, но почему-то все решили, что я решил снова выйти на охоту. Вечером пришла в гости Мила и осталась до утра. Она тоже выпытывала у меня, куда я собрался. Вообще я считал своей девушкой Леру. Вот только Милу совсем не интересовало, кого я считаю, своей девушкой. Она считала меня её парнем. Выяснилось, что ей понравились сегодняшние манёвры, и она рассказала про них отцу. Вскоре я переселился в свою каюту обратно на рейдер. Мне были нужны тренажёры, и так мне было удобнее. Оширская база спецназа постоянно требовала, чтобы я начал тренировки и подготовку. Тренажёра, который она требовала, уже давно не было в продаже, но я адаптировал специальную программу тренировок, которая прилагалась к базе в один виртуальных силовых тренажеров, и запустил её. Сразу после этого тренажёр избил меня, так что я еле до медсекции дошёл. Док меня за ночь подлечил, но база на следующий день требовала, чтобы я снова приступал к тренировкам. Пришлось идти сдаваться. Мало того база требовала чтобы я больше внимания уделял тренировкам, а не только вечера. База меня опять избила и стала требовать, чтобы я продолжал тренировки. Утромко мне подошёл Крис.

— Алекс скажи, что за оширскую программу ты установил в тренажёр?

— Не обращай внимания это сильно устаревшая база для подготовки оширского спецназа.

— Откуда у тебя она?

— Досталась случайно на планете. Сейчас сам не рад, что выучил её. Всё время требует от меня тренировок.

— Тогда понятно.

— Что случилось?

— Парни решили посмотреть, что это такое. Она их отделала так, что они в медсекции отказались.

— Я там тоже побывал.

— Она им понравилась.

— Хотят пускай тренируются.

— Понял. Ты не против.

— Не против. Только нужно оширский язык знать.

— Понял.

Так продолжалось каждый вечер, меня колотили и заставляли больше тренироваться. Когда я стал оказывать сопротивление тренажёру. Программа заявила, что первый этап я прошёл и переходил ко второму. Мне пришлось купить учебный меч и нож. После чего начались тренировки с холодным оружием и без него. Мне опять стало прилетать, так что я ходил весь избитый. Хорошо Док меня подлечивал после этих тренировок. В итоге я понял, что мне нужна растяжка ног, потому что требовал тренажёр упражнения на растяжку, а я не мог их сделать. Пришлось просить Дока сделать мне операцию на ногах, чтобы я мог свободно садиться на оба шпагата. Док мне посоветовал приобрести имплантат на силу и скорость, но мне был нужен скорей имплантат на память. Мне уже категорически не хватало места на нейросети. За прошедший месяц я закончил ремонт ещё одного пиратского крейсера, и больше запчастей для восстановления у меня не было. Их можно было заказать, но финансисты даже слушать об этом не захотели. Они мне предложили выкупить его и ремонтировать за свой счёт. Вот только я как индеец дважды на одни грабли не наступаю. Мне одной яхты хватило, чтобы понять, как они действуют. Впрочем, всё тщательно обдумав, решил эти грабли подложить под них. Обратился в оширский банк и открыл там счёт. Банк сразу мне предложил кредит в полмиллиона. После чего я взял кредит и купил у них эсминец и половинку от него за триста и сто тысяч соответственно. Сразу заложил их в банке под этот кредит. Посмотрим, как финансисты теперь будут выкручиваться, если захотят его отнять его у меня. Пришлось дополнительно оплатить аренду верфи и своих дроидов. Вскоре я собрал из них один полноценный эсминец. Нанял пилота фрегата провести его ходовые испытания. Ходовые испытания прошли успешно, и эсминец я выставил на продажу у оширцев. Зарегистрировался я конечно не под своим именем, а под вымышленным. Мне сразу перезвонило несколько желающих его приобрести и все попытались ещё сбить цену на него, но я его и так выставил не дорого. Всего за миллион двести тысяч, а такие у них стоили полтора два миллиона. Через три дня со мной связался оширец и захотел его посмотреть. Пробил кто он такой, и выяснил что он с корпорации наёмников. Вскоре он прилетел на станцию и осмотрел эсминец с двумя техниками. Его техники облазили весь эсминец вдоль и поперёк. Во все технические ниши заглянули. Каждая вмятина на обшивке не осталась без их внимания. После чего начался долгий и упорный торг. Два часа мы торговались, и я не один раз пожалел, что связался с ними. Наконец мы пожали руки, и Оди оформил все документы на сделку. Они оплатили, а я передал им коды доступа от искина. Продал я его за миллион семьдесят тысяч, и после закрытия кредита у меня осталось прибыль почти полмиллиона. Сам не ожидал, что у меня так получиться хорошо, заработать. Финансисты видимо про это сразу узнали и цены на оставшиеся корабли резко выросли. Вот только я не планировал больше ничего продавать или выкупать. Крейсера продавать пиратам мне совсем не хотелось, а эсминец было не жалко. Он не представлял для меня у грозы. Оставлять креды на счёте я боялся, и поэтому, вечером заглянул к Доку, как раз после очередной тренировки.

— Док привет.

— Заходи.

— Что снова тебя поколотил тренажёр?

— Это тоже, но я ещё по другому вопросу.

— Какому?

— Помнишь, ты говорил про имплантат.

— Помню

— Так вот, я определился с тем, что мне нужно. Мне можно установить только два имплантата насколько я знаю?

— Да. Два.

— Так вот я хочу один на память, а второй на скорость. Можешь выяснить, сколько они стоит?

— Ты же можешь сам это выяснить. Посмотреть в сети.

— Могу, но я говорю не о новых имплантах.

— Ты знаешь, конечно, я узнаю, но с этим здесь совсем сложно. Они большая редкость.

Решил обратиться к нему, потому что он мне достал инженерную базу шестого уровня. Только потом я узнал, что базы шестого уровня выдаются по специальным разрешениям. Нет, если бы я его запросил это разрешение, думаю мне бы разрешение дали, но он мне достал базу без всяких разрешений. Откуда эта база взялась у него, было очевидно.

— Если только искать у оширцев и везти сюда.

— Узнай, что есть и почём, а потом вместе подумаем.

— Хорошо.

— Тогда меня опять в капсулу подлечить, а то что-то сегодня тренажёр особенно злым оказался.

— Этот тренажёр я скоро сам расколочу. Ладно, когда свои абордажники приходили побитые, а теперь стали гости из него поступать.

— Какой популярный тренажёр стал я и не знал.

— Они на него спорят, оказывается.

— Это как?

— Просто. Тот, кто проспорил, отправляется в него. Некоторые и не подозревают, на что спорят, а потом попадают ко мне. У них он называется зверский оширец.

— Это же хорошо, работа у тебя есть.

— Лучше бы её не было.

— Что поделаешь, им скучно вот и развлекают себя как могут. Сами ведь лезут, их никто силой не заставляет внутрь заходить.

— Это верно.

Утром я от него получил вызов и весь расклад по имплантам

— Значит, я посмотрел, что ты хочешь, и не обрадую тебя.

Здесь на планете есть один хороший имплантат на память, но уже старенький и за него просят пятьсот тысяч.

— Большой по размеру?

— 75 терабайт.

— Я хотел больше. Впрочем, бери. За эти креды пойдёт. Что по второму?

— По нему мимо. Таких нет ни здесь, ни у оширцев. Если только новый заказывать в Нейросети. Скажи, что ты хочешь от него добиться?

— Мне не хватает скорости, хотелось бы как этот модификант с контрразведки двигаться.

— Одним имплантатом ты этого не добьёшься. У него весь организм модифицирован.

— Понимаю, просто я не успеваю в тренажёре уходить от ударов.

— Может, тебе имплант на силу нужен?

— Нет. На силу особо не нужен. Мне нужна скорость и быстродействие.

— Понятно.

— Тогда посмотри на вот этот. У Нейросети. Он в силе почти не добавляет, а именно в скорости перемещения. Кроме того хорошо укрепляет мышцы и связки.

— Ты как медик рекомендуешь его?

— Думаю, под твои требования он подойдёт.

— Он очень дорог, два миллиона за него просят.

— Контракт у тебя длинный. Выплатишь постепенно.

— Давай сделаем так, вот тебе полмиллиона, поторгуйся с продавцом, может скидку тебе сделает. Покупай имплантат на память. Он мне очень нужен. Проверь только, чтобы с ним всё в порядке было, а насчёт второго я подумаю.

— Как скажешь.

Не прошло и часа, как он меня вызвал.

— Алекс я нашёл в аварцев такой. У них один местный филиал Нейросети объявил распродажу, и он сейчас стоит миллион четыреста с учетом флотской скидки.

— Не понял, какая может быть скидка у аварцев?

— Обычная флотская.

— Так филиал аварский?

— И что? Компания не имеет никакого отношения к ним или нам. Они сами по себе и наша скидка действительна по всем филиалам.

— Думаешь, они отправят мне сюда?

— Конечно. Застрахуй у них же на всякий случай доставку, и они всё доставят. Любой транзитник к нам с удовольствием возьмёт такую доставку.

— Почему?

— Она маленькая и не занимает много места. Кроме того за неё хорошо платят.

— Понятно.

— Действуй, пока акция не закончилась. Вот их контакт.

— Сейчас свяжусь.

Он оказался прав, и мне пообещали быстро всё доставить и застраховать доставку и сам груз. Увидев счёт от них, я запросил кредит банка в полтора миллиона и когда его получил, сразу оплатил покупку. Только потом задумался, что не хотел влезать в долги, а влез. Впрочем, у меня были две заначки. Думал, это будет долго, но к моему удивлению через неделю попутный транспортник доставил имплант на станцию. Было непонятно почему мой скафандр и оружие ещё не прилетели от оширцев, хотя я их больше месяца назад заказал. На следующий день Док мне их установил. Пришлось, сутки провести в капсуле пока имплантат модифицировал мои связки и мышцы. Поначалу я и не понял в чем разница. За что было заплачено столько кредов? Выяснилось всё только на тренажёре. Мне быстро удалось пройти несколько уровней, которые я раньше просто не мог освоить. Многие абордажники продвинулись гораздо дальше меня. Впрочем, это было не удивительно, они были с мышечными и силовыми усилителями. Зато по владению холодным оружием они явно отстали, но тоже пробовали тренироваться с ним. Теперь дело сдвинулось с мертвой точки и каждый день я начал проходить по уровню. Тренажёр даже иногда переставал ругаться, но база упорно требовала, чтобы я тренировался каждый день. Наконец прилетели заказанные мною скафандр и оружие. Сразу выяснился один сюрприз. Скафандр был взломан и внутри сидел вирус. Зафиксировал всё и написал претензию фирме изготовителю. Что это за подарки они рассылают вместе со скафандрами? Впрочем, скорей всего они здесь были не при делах и это подарок от оширцев. Они увидели, кто является получателем скафандра, и подсунули его мне. Скафандр оказался исправен. Пришлось его проверить на жучки. Выяснилось, что они были везде и на скафандре и в скафандре. Внутри оружия и чехлов. Это явно был подарок от оширского СБ. Наше СБ, которое осуществляло эту проверку, было явно удивлено таким подарком мне. Радовало одно, что оширцы ничего не испортили.


Утром я занимался проблемами станции и понял что ситуация становиться с запчастями всё хуже и хуже. Мне были нужны запчасти для ремонта кровь из носу, но вот как их добыть я не представлял. Большинство из того что мне было нужно было на кораблях что стояли на карантине у оширцев. Правда, далеко не всё. Можно было докупить у них же, но вот выпустят ли они эти запчасти? Это был большой вопрос. Скорей всего тормознут. Они, похоже, были не плохо информированы о том, что у меня на станции твориться. Всё равно нужно пробовать, и что-то делать. Запчасти на меня не сваляться просто так с неба. Решил действовать. Первым делом требовалось подстраховать себя любимого. Пошёл на командный пункт. Он был ближе кабинета. Сегодня была Мила на дежурстве.

— Вызови отца. Поговорить нужно.

— Сейчас.

Засветился экран, и появилось довольная физиономия вице-адмирала, но как только он увидел меня, сразу стал серьёзным.

— Что случилось?

— Собственно пока ничего. Хочу поговорить о делах наших скорбных.

— Слушаю.

— Как вы собираетесь нас снабжать? У меня скоро всё закончиться?

— Ты ведь знаешь ситуацию.

— Знаю, поэтому и спрашиваю, что собираетесь предпринимать?

— Пытаемся вытащить корабли или хотя бы груз с них обратно, но всё завязло в бюрократической машине у них.

— Значит, протащить груз к нам никак не получится?

— Скорей всего нет, но попытки не прекращаем.

— Скажи, у вас есть данные, где сейчас находятся корабли и где груз?

— Думаю, данные есть. Ну, или их можно достать.

— Хорошо. Они мне нужны.

— Зачем они тебе? Что ты задумал?

— Пока ничего не задумал, но хочу их оттуда достать.

— Как ты это собрался сделать?

— Не знаю, нужны данные. У меня есть корабли и люди. Тогда начну действовать. Что-нибудь придумаю.

— Я тебе начну! Ты что решил развязать войну с Оширом?

— Нет, конечно. Зачем сразу войну? Может, я их просто по-тихому выкраду.

— Знаю я твоё "по тихому" я тебе запрещаю.

— Хорошо, что вы предлагаете мне делать?

— Ждать! Всё решиться и без твоего вмешательства.

— Вот почему то пятой точкой чувствую, что без моего участия никак не решиться. Ничего вы там не решите. Это бесполезное это занятие.

— Я тебе приказываю, я тебе запрещаю вмешиваться в этот процесс.

— Хорошо я не буду, но вы мне скиньте все данные по грузам и кораблям и где они находятся, на случай если ваш процесс зайдёт в тупик.

— Сделаю.

— Хорошо тогда вернёмся снова к нашим баранам.

— К каким таким баранам?

— Упрямым. Это означает, что возвращаемся снова к вопросу

— Как вы собираетесь нас снабжать?

— Я же сказал, ждём.

— Вы ждёте. Я жду. Запчасти сами по себе должны появиться?

— Нет, конечно, но что ты хочешь от меня?

— Хочу действий.

— Каких?

— Пиратам не пробовали заплатить, чтобы провезти через них.

— Нет

— А почему?

— Финансисты не пропустят.

— А у них спрашивали?

— Нет

— Значит спросите!

— Хорошо спрошу.

Он недолго отключился и появился снова с довольным видом

— Что разрешили?

— Нет, но ты чуть заикой не сделал главного финансиста. Он после моего вопроса заикался долго.

— Жаль, тогда ему сейчас инфаркт грозит.

— От чего?

— От моего следующего вопроса.

— О, это уже интересно.

— Я вот подумал, может нанять пиратов отбить наши корабли? Или купить у них нужные мне запчасти?

С более довольным видом он снова исчез на пару минут. Когда появился снова, был ещё более довольным. Похоже, он, как и я, не любил финансовый отдел флота.

— Сказали, что они тебя прибьют за такие предложения.

— Пускай попробуют. Здесь покруче их уже пытались. Не получилось. Я так понимаю, что это нет?

— Ты правильно понимаешь.

— И что мне делать?

— Ждать.

— А вот хрен им!

— Что такое хрен?

— Это такое растение у меня на планете очень острое. Часто принимает форму мужского полового органа.

Послышалось хи-хи из соседнего кресла, где сидела Мила.

— Забавные у вас растения на планете.

— Ты главное про оширские корабли и грузы дай задание узнать.

— Уже дал.

— А ты про мой приказ помнишь?

— Да помню я твой приказ, помню.

— Тогда всё. Жди.

Да уж. Ничего не добился, палку перегнул, приказ схлопотал. Что дальше делать не имею ни малейшего представления. Самому мне никак нельзя соваться к оширцам, а как без меня это всё провернуть я не представлял. Вскоре пришли данные о том, где находятся корабли и, взломав пару искинов в той системе, обнаружил их. Они находились отдельно от всех.

ГЛАВА 2

Можно было конечно попробовать их угнать, но для этого мне нужно попасть туда и там был нужен хороший пилот. Это было сделать крайне проблематично особенно для меня. Улететь туда можно было только на попутном транспортнике, а моя физиономия была в открытом доступе. Опознает кто-то, и я надолго поселюсь в оширском изоляторе. Это не считая нарушения прямого приказа. Как мне быть? Два дня я ходил, не зная, что мне делать. На третий у меня родился план, но это была авантюра чистой воды. Что же кто нам мешает тот нам и поможет. Мне помогла запись памяти Лиса. Он все трофеи продавал на крупной торговой площадке, на аварской территории. Она, как я понял, специально размещалась не далеко от границы, и для пиратов было сделано подобие свободного коридора для её посещения. Чтобы они могли прилететь, продать товар, отдохнуть. Многие так и делали. Так поступали те, у кого не было проблем с аварскими властями как у Лиса. У кого же они были, продавали награбленное посредникам с площадки. Перегружались в соседних пустых системах и улетали. В первую очередь я нашёл нужную площадку, заплатил вступительный взнос, и зарегистрировался на ней. Площадка оказалась действительно большой. Что на ней только не продавалось. Там можно было купить всё от самых примитивных дроидов до запчастей к линкорам и сами линкоры. Пробежался по тому, что мне было нужно. Оказалось многое есть в продаже как новое так уже подержанное. Многое можно было заказать. Эта торговая площадка занимала целую станцию. Вообще в этой системе у аварцев располагалась три станции. Рядом с торговой станцией находилась обычная гражданская станция, и третья станция была военной. Движение в системе было очень насыщенным, я никогда не видел такого большого скопления маленьких и больших кораблей, летящих по своим делам. Оборона тоже была очень достойная, пять линкоров, не считая станции. Похоже, они сами опасались нападения пиратов. Вернувшись на торговую площадку, я стал искать посредника. Посредников на станции предлагающих различные услуги хватало. Мне был нужен крупный и жирный. Несколько дней я искал такого и нашёл. Звали его Нариз. Это была целая посредническая контора. Долго читал о них в сети. Ребята были особо не чисты на руку. Против них было подано несколько исков. Однако их клиенты бесследно пропали. После этого, как я понял, причастность конторы к этому проишествию доказать не удалось. Меня такой вариант заинтересовал. Мне и нужен был посредник чтобы не сильно интересовался кто я и откуда. Ответила мне аварка видимо секретарша.

— Посреднические услуги Нариз. Слушаю вас — бархатным голосом сообщила она.

— Соедини меня со старшим.

— Как вас представить?

— Мне всё равно. Как хочешь.

— Одну минутку.

Картинка сменилась, появился аварец уже явно лет за пятьдесят.

— Меня зовут Нариз, а вас?

Вот не повезло, псион попался.

— Называй, как хочешь. Мне всё равно. Скажем Бреемо. Устроит?

— Вполне.

— Меня интересуют посреднические услуги. Ввиду ряда обстоятельств не могу сам прилететь к вам.

— Понимаю. Что хотел? Продать купить?

— Купить. Мне нужны запчасти и много запчастей.

— Какие?

— Я сам определюсь, и найду, какие нужны. Это не твоя проблема.

— Тогда в чем моя проблема?

— Ты будешь должен их выкупить и вывезти из системы. За это получишь один процент от сделки. Это очень хорошие деньги.

— Кто тебе меня рекомендовал?

— Никто. Ткнул наугад в список. Что скажешь?

— О какой сумме идёт речь?

— Точно не знаю, сколько получиться, но думаю миллионов на сто.

— Зачем тебе столько?

— Ты что в полиции работаешь?

— Нет. Просто интересно стало.

— Ещё глупые вопросы будут?

— Нет.

— Ну, так что? Есть у тебя креды, чтобы выкупить товар на такую сумму?

— Один процент меня не устроит. Риск очень большой.

— Сколько ты хочешь?

— Десять.

— Не смеши меня, я знаю ваши расценки. Три процента максимум.

— Нет. Меньше пяти я не согласен.

— Это слишком много я найду другого.

— Хорошо я согласен на три, но у меня есть одно условие.

— Какое?

— Десять процентов сделки ты оплачиваешь авансом.

— Не пойдёт. Ты можешь просто забрать их себе и не прилететь на сделку.

— По-другому я рискую. Вдруг ты не прилетишь на сделку.

— Чем ты рискуешь? Зачем тогда я тебя вызывал, и ты мне понадобился?

— Хочешь продать мне свой залежалый товар и исчезнуть.

— Хорошо, что ты можешь предложить, чтобы устроило нас обоих.

— Всё просто. Ты сам на своё имя закупаешь всё что нужно. Оплачиваешь десять процентов от всего. Остальное я оплачиваю сам. Думаю, десять процентов покроют мой убыток, если ты захочешь мне продать неликвид, но учти, я проверю каждую позицию.

— Что тебе помешает в этом случае не прилететь на сделку?

— Товар будет куплен на твоё имя, а я его заберу только по доверенности от тебя. Ты же всегда сможешь потребовать его обратно или креды за него. Так что я буду заинтересован в сделке с тобой.

— В этом случае ты ничем не рискуешь.

— Как не рискую? А деньги, которые я заплачу за товар.

— Знаешь мне нужно посоветоваться. Я тебя вызову позже.

— Буду ждать.

Когда отключился у меня осталось двойственное ощущение, ведь я не чувствовал его эмоции. С одной стороны он как-то очень легко согласился на три процента. С другой стороны это были целых три миллиона. Опять же заплатить девяносто миллионов не вызвали у него сложностей. Так мне срочно нужен Оди. Только он мне может разъяснить все нюансы. Он оказался занят и смог встретиться со мной только через два часа. Вначале я проверил его на жучки и только потом начал с ним обсуждение разговора.

— Алекс что происходит? Для чего такие меры безопасности?

— Разговор у меня с тобой есть. Не хотелось, чтобы его кто-то слушал и прошу тебя, отключи запись с нейросети.

— Отключил.

— Теперь посмотри на это видео.

Он недолго просматривал видео наших переговоров.

— Ну и что? Обычная посредническая сделка. В чём проблема?

— В том, что он аварец.

— Ну что? Сделка есть сделка.

— Ты не понимаешь, я хочу там закупить запчасти для станции.

— Закупай. Кто тебе мешает?

— Мне никто не разрешит эту сделку.

— Не понял, где ты тогда возьмёшь десять миллионов?

— Возьму кредит в банке.

— Тебе столько дадут?

— Вот здесь будет самое интересное. Я хочу заложить корабли под этот кредит.

— Ты это серьезно?

— Абсолютно.

— Зачем тебе это?

— У меня выбора нет. Запчасти что летели к нам остались у оширцев навсегда, а станцию нужно обслуживать. Если этого не сделать я окажусь во всём виноватым.

— Так ты тоже окажешься виноватым. Не знаю, возьмут у тебя корабли в залог или нет, но когда это всплывёт, у тебя будут серьёзные проблемы с финансами и СБ станции.

— Это будет потом.

— Не понимаю. Зачем ты хочешь так рискнуть. Попробуй решить проблему через финансистов.

— Пробовал. Нет ни одного шанса. Мне даже покупки для станции и те урезали.

— Почему ты думаешь, что они заплатят, когда ты вернёшься с этим?

— Думаешь, не заплатят?

— Могут не заплатить или назначат какую-нибудь супер низкую цену. Что ты тогда с этим будешь делать?

— Не знаю. Наверно буду продавать оширцам, чтобы закрыть долг.

— Как ты тогда заплатишь ему за товар?

— Не знаю.

— Понимаешь, финансисты твой кредит выкупят у банка. Потом повесят на тебя этот долг и заберут всё в счёт долга.

— Как же цена закупки?

— Здесь конечно посудиться можно будет. Ведь ты покупать будешь на торговой площадке, а значит цена на неё рыночная.

— Значит, я должен буду всё покупать на своё имя?

— Конечно.

— Это плохо.

— Алекс вся эта твоя затея сплошное безумие.

— Согласен, что риск есть.

— Скажи мне, если посредник не прилетит на сделку, что я смогу с ним сделать?

— Он правильно сказал, пойдёшь в суд и потребуешь или товар или выплату по нему.

— А то, что он аварец, а я аратанец?

— Суду это неважно и большинство законов на территории содружества одинаковы. Разница, конечно, есть, и разных нюансов хватает, но основные законы одни и те же. Главное на суде ты должен подтвердить свою личность и что сделка была заключена по закону.

— Скажи мне ещё одну вещь. Если посредник нападёт на меня. Этот товар после этого будет считаться трофеем или моей собственностью.

— Вот ты что задумал. С этого нужно было и начинать. Всё будет завить от обстоятельств. Если он передаст его тебе, это будет уже твоя собственность, а вот если нет то уже трофей.

— Да, но товар то купил я?

— Ты его оплатил, но не получил. Это ещё не твоя собственность ведь его забрал посредник, а не ты. Значит, временно владеет им он, а не ты и соответственно это трофей.

— Понял.

— У тебя всё? Мне работать нужно?

— Да.

— Тогда держи счёт за консультацию.

— Конечно. Надеюсь, этот разговор останется между нами?

— Конечно, но я бы не стал так рисковать, это авантюра.

— Несомненно, авантюра. Вот только ты забываешь одну вещь, что на мне ответственность за всех вас, в том числе и за тебя.

— Понимаю, но ты очень рискуешь.

— Знаю

Вот только по большому счёту я ничем особо не рисковал, взял кредит в банке, да какая ерунда. Вот только дадут мне такой кредит или нет большой вопрос. В крайнем случае, я его закрою кредами Лиса. Нужно это выяснить и я связался с главой оширского банка на планете.

Глава банка ответил сам и сразу.

— Чем я могу вам помочь?

— Меня интересует кредит в десять миллионов кредов.

— Вас лично или на станцию?

— Мне лично.

— Боюсь это очень большая сумма для вас лично. У вас ещё один кредит есть.

— Если я его выплачу?

— Всё равно очень большая сумма.

— Если я вам предложу в залог корабли.

— Они не ваши. Вы не можете их заложить.

— Они флота, но я как командир станции могу распоряжаться ими по своему усмотрению.

— Извините мне нужно посоветоваться по этому вопросу.

— Советуйся, я не тороплюсь.

Его долго не было. Видимо советовался с начальством. Наконец он вернулся.

— Извините, что заставил так долго ждать, но очень сложным оказался вопрос с вами.

В общем, банк готов предоставить вам кредит на эту сумму, но на определенных условиях.

— Какие условия?

— Вы закладываете десять кораблей банку шесть рейдеров и четыре крейсера, что у вас есть.

— Вы хорошо осведомлены.

— Это наша работа и вы должны будете закрыть предыдущий кредит.

— Скиньте мне договор. Его проверит мой юрист вначале.

— Держите.

— Я свяжусь с вами как всё решиться.

— Буду ждать.

Дешево же они оценили мою эскадру всего по одному миллиону за корабль. Отправил его Оди на изучение. Он почти сразу вызвал меня.

— Ты всё-таки решился?

— Пока нет. Прорабатываю все варианты. Посмотри договор.

— Уже посмотрел.

— Что скажешь?

— Скажу что ставка по кредиту высокая, и он очень хитро составлен. Они, похоже, решили тебя в долговое рабство загнать.

— Исправь всё и добавь вариант, чтобы финансисты флота могли выкупить у них этот контракт. Кроме того возможность досрочного погашения без всяких санкций.

— Зачем это тебе? Я же объяснил тебе ситуацию?

— Хочу преподать им урок.

— Кому?

— Финансистам флота.

— Алекс ты опять с огнём играешь.

— Не переживай я знаю что делаю.

— Тебе видней.

— Не пропадай надолго. Ты мне скоро ещё понадобишься.

— Это я уже понял.

Значит, оширцы решили меня вогнать в долги и специально предложили мне этот кредит. Наверняка они рассчитывают отследить, на что я его потрачу, и потом это как мой скафандр будет очень долго и упорно сюда лететь. Какие хитрые они оказывается.

После чего предложат сотрудничество и работу на них. Вот только вас будет ждать один маленький сюрприз, я у вас ничего больше покупать не собираюсь. Снова вызвал главу банка.

— Мой юрист внёс ряд дополнений и изменений. Посмотрите. Что скажите?

Он явно был разочарован, когда увидел исправленный договор, но видимо ждал чьего-то решения и делал вид, что его изучает.

— Хорошо. Мы согласны с таким договором. Когда вам будут нужны средства?

— В ближайшее время. Я сообщу дополнительно.

— Не забывайте, вы должны вначале закрыть предыдущий кредит.

— Я помню

Значит, здесь разобрался. Теперь мне был нужен посредник Нариз, и я вызвал его. Он ответил сразу сам.

— Это снова я.

— Я понял.

— В общем, меня всё устраивает, но мне рекомендовали внести серьёзные штрафные санкции к тебе, на случай если ты не захочешь появиться на месте нашей встречи.

— Не вижу проблемы. Где и когда состоится наша встреча?

— Предлагай.

— Вот эта система устроит? Он предложил пустую систему через одну от его системы.

— Не устроит. Слишком близко.

— Тогда вот эта. Он предложил другую через пять систем. Долго изучал её, но она мне не понравилась, в ней почти не было астероидного пояса. Просмотрел три соседних и нашёл то, что меня устроило.

— Предлагаю вот эту.

— А предыдущая система, чем тебя не устроила?

— Мне кажется, там должно быть много транзитников и могут быть военные, а вот в той, которую я выбрал должно быть тихо. Из неё некуда особо прыгать.

— В ней могут быть шахтеры.

— Они меня не волнуют.

— Как хочешь. Для меня нет особой разницы.

— Когда встречаемся? Учти мне тоже нужно время, чтобы всё собрать и погрузить на корабль.

— Думаю не раньше чем через две недели. Я не успею прилететь быстрей.

— Устроит.

— Высылай твой посреднический договор, и мы обсудим его

— Держи.

Договор я перекинул Оди и сказал, чтобы он внёс штрафные санкции в него. Вскоре он мне его вернул уже исправленный.

— Вот держи. Готов такой вариант подписать?

— Подписал.

Пришёл договор заверенный его нейросетью. Отступать было поздно, я тоже внёс свои данные, подписал и вернул ему.

— Всё подписал. Когда у тебя будут креды для покупок?

— Завтра.

— Отлично. Тогда завтра и начнём.

До вечера я думал, как мне сбежать со станции. Меня наверняка отслеживает искин. Ломать его не хотелось, но обмануть придётся. Самое сложное было СБ. Нужно было как-то забрать от них блокиратор гиперпространства. Впрочем, всё решаемо.


Утром я связался с посредником и узнал готов он начать делать покупки вместе со мной или нет. Он сказал, что готов и средства у него для этого есть. Закрыл кредит из своей припрятанной заначки, хотя мне очень этого не хотелось. После чего подписал договор с банком и увидел на счёте десять миллионов. Они сразу оказались на одном из моих аратанских чипов. Так оширцы не могли отследить их дальнейший путь через чип. Первой моей покупкой стали не бирже стали пятнадцать усиленных турелей. Они были дорогими и новыми. Каждая стоила чуть больше миллиона. Хотел я их двадцать, но у продавца их столько не было и эти у него были не на торговой станции, а где-то в другой системе. Он за три четыре дня был готов их доставить на эту торговую площадку. Мы с ним долго торговались, и я выторговал скидку почти миллион. Всё равно за них десять заплатил я, а четыре уже посредник. Он внимательно слушал наши переговоры, но не вмешивался. После этого я стал покупать запчасти к аварским крейсерам. Новые запчасти к ним были почти все, но и не новых блоков хватало. Я рассчитывал восстановить ещё два крейсера и набрал всё, что мне было нужно для них. Потом обнаружил, что в продажу поступил новый аварский линкор по частям. Подобный тому, что висел рядом со станцией. Свой я уже осмотрел и знал, что мне было нужно для ремонта. Двигателей и генераторы не поступили в продажу. Их или купили раньше или они были разбиты. Зато я приобрёл от него полностью всю рубку и главные калибры, а также два десятка силовых балок с носовой части корабля. Купил нужные блоки и для второго линкора он был стареньким и к нему запчастей хватало. После этого переключился на силовые линии и кабеля. Там я оторвался, накупив много как старых так и новых. После чего перешёл к искинам. Мне нужны были любые искины. В первую очередь искины к линкорам. Их было нужно хотя бы четыре штуки. Оказалось всего шесть в продаже. Все забрал два взломанных и четыре нет. После чего переключился на искины к крейсерам. Они мне тоже были нужны. Их в продаже было много в отличие от искинов к крейсерам. Подумав, гулять так, гулять, купил два десятка. Всё равно не я оплачиваю.

Часть 2

После чего перешёл на запчасти для станции. Здесь было много что нужно. Пришло покупать почти всё новое и большинство находилось не на торговой площадке, а где-то рядом. Спросил об этом посредника. Он сказал, что это не проблема всё доставят в срок. Он отслеживает эти вопросы. Когда закончил с запчастями для станции. Пошёл искать, что нибудь для рейдеров. К ним практически ничего не оказалось. Приобрёл с десяток блоков и пару двигателей к ним. Судя по всему, они были сняты с разбитого рейдера. По нашим крейсерам совсем ничего не было. У меня уже было набрано на девяносто миллионов, и оставшиеся десять я не знал, на что потратить. Прикупил различные ремонтные комплекты для крейсеров и их двигателей, а также несколько современных медицинских капсул. Они были не взломаны, и цена на них была приятная. После чего ещё долго поползал по площадке с желанием купить ещё чего-нибудь, но так и не встретив ничего интересного, купил ещё пять не взломанных искинов. На этом мой финансовый лимит закончился. Закончив с покупками, я понял, что здорово вымотан торговлей по каждой позиции.

— Вроде всё, и я закончил с покупками — сообщил посреднику.

— Вижу. Прилично ты набрал. Зачем тебе столько?

— Нужно. Держи доверенность на получение от меня. В ней указано время и место нашей встречи, его мы с тобой уже обсудили.

— Я буду там.

— Встречаемся один на один. Учти, я проверю каждую железку из этого списка.

— Конечно. Сам будешь всё проверять?

— Разумеется.

— Договорились.

— Я буду каждый день связываться с тобой и узнавать, как идут дела.

— Как хочешь.

Только отключившись, я задумался о том, что мне делать, если он честно выполнит свою часть сделки? В это я особо не верил, но всё-таки. Ведь сделка была со мной официальная. Где мне взять эти девяносто три миллиона? Наверняка у него самого нет таких денег, и их ему кто-то дал. Просто так никто такую сумму не даст, наверняка он прилетит с хорошей охраной. Впрочем, для меня его охрана не важна. Система, где будет встреча находиться на расстоянии одного длинного гиперпрыжка от него. Это долго. Его родная система хорошо охраняется, но линкор на нашу встречу, вряд ли пошлют, а всё остальное решаемая проблема. Даже один линкор решаемая проблема. Наверняка они будут думать раз система рядом, значит они в системе в безопасности. Он, похоже, уже знает кто я, но не отказался от сделки сегодня. Значит, понимает риск. Сообщать властям о сделке ему не интересно. Гораздо интереснее захватить и товар и деньги. Он думает, что будет всё честно с моей стороны, и я покупаю всё на финансы флота. Вот только кредов у меня нет.

Как-то я не подумал об том, что может всё будет честно. Что мне с этим делать? Может, как-то внести можно сумму во взломанный чип? Опять мне известна только его защита от взлома, а не устройство самого чипа. У Элл не спросишь. Наши разговоры слушаются.

Где это можно выяснить. Вариант всего один — идём в сеть. Давно хотел побывать на форуме хакеров. Легко обошёл программу на входе и оказался внутри. Форум хакеров оказался очень специфическим и больше напоминал торговый, хотя в целом не особо отличался инженерного. Болтали о разных вариантах взломов и защит. Везде продавали разные программки для взлома и вирусы. Полезной информации я не нашёл. Ничего об устройстве чипов не было. Всего один продавал программу для их взлома и просил за неё сто тысяч. Клятвенно обещал, что она рабочая. Хотя ему в ответ писали, что она не работает. Побродив по форуму и ничего полезного для себя не найдя уже хотел уходить, но решил заглянуть в раздел вирусов. Просто из любопытства. Большинство там продавало разный мусор, а не вирусы. Вот именно там я натолкнулся на один вирус. Вирус был небольшой и никакого вреда не наносил, просто при его активации он заражал нейросеть и вместо количества кредов на счёте в банке или чипе показывалась разная белиберда. Просили за него пять тысяч.

Немного подумав, связался с автором. Он, конечно, пытался общаться как взрослый, но я быстро понял, что общаюсь с подростком. Заплатил ему пять тысяч, как он просил и купил вирус. Проверил его на себе. Вирус действительно оказался рабочим. Его, конечно, быстро нашла и уничтожила антивирусная программа, но меня такой вариант вполне устраивал. На пустой чип перевёл один кред и внёс туда же этот вирус. Привязав активацию вируса к входу на чип. Одну проблему решил. Сейчас нужно решить проблему с СБ и начальством.

Мне потребовалось два дня, чтобы подготовить всё. После чего я начал действовать. В первую очередь прогулялся по кораблям, которые должны были участвовать в рейде.

Встретился с капитанами, узнал, что им нужно для рейда. Следующим утром я приказал доставить всё, что требовалось на корабли. Кроме того отправил небольшой запас ракет на отремонтированные аварские крейсера. После чего экипажи двух рейдеров в почти полном составе отправились на крейсера, получив приказ подготовить корабли к вылету для участия в манёврах. На рейдере я оставил только капитана. Видимо начальник СБ что-то узнал, потому что я почувствовал за собой слежку. В ответ я приготовил ему подарок. Неожиданно по станции начались срабатывания сенсоров фиксирующих наличие взрывчатки. Убедившись, что все разбежались из СБ, связался с Крисом и приказал ему отправить четырёх абордажников в боевой амуниции туда и отправился туда сам. Когда они там появились, я отключил связь на станции и зашёл внутрь. Двое дежурных по СБ оставшихся внутри и секретарша, наблюдавшая за этим. Не стали нам мешать, и мы забрали блокировку гиперпространства. После чего мы отправились на крейсер. Ещё по дороге в СБ, отправил приказ, прибыть на крейсер ещё двум пилотам сняв их с рейдеров и мои технические дроиды прибыли уже туда, захватив с собой, запасные искины снятые с пиратских крейсеров. Элл их давно взломал. Теперь они чистые и рабочие пылились на складе. Неизвестно как там всё сложиться. Возможно, они нам там понадобиться. Когда мы прибыли на корабль я включил сеть на станции и приказ всем кораблям покинуть станцию для участия в манёврах. После чего связался с Милой и разрешил всем вылет. На борту крейсера была предстартовая суета, и я отправился к себе в капитанскую каюту. Когда пришёл в рубку, корабль уже покинул станцию, и вся эскадра собралась вместе.

— Пилот всех капитанов эскадры на связь.

— Сделала.

Экран показал шесть капитанов.

— Манёвры отменяются это приказ. Разгоняемся для прыжка. Держите маршрут движения. Навигаторам согласовать время и место выходов из гиперпространства.

— Принято командир.

— Искин диспетчера на связь.

— Выполнено.

— Мила я улетаю ненадолго. Мы только туда и сразу обратно. Гиперсвязь я на время отключил, так что как только мы покинем систему она сама включиться. Передашь начальству вот этот договор. Получила?

— Да

— Пускай он покажет его начальнику финансового отдела.

— Зачем?

— И обязательно запишет разговор с ним. Я хочу посмотреть на его лицо, когда он его увидит.

— Алекс у тебя будут большие проблемы из-за этого.

— Не переживай всё будет в порядке. Кроме того вот ещё договор с посредником пускай готовят креды.

— У тебя точно будут проблемы.

— Это будет потом. Не переживай. Мы быстро и скоро вернёмся. Начальнику СБ передай, что я не люблю, когда за мной следят. Если не прекратит, я ему ещё не такое устрою.

— Передам.

— Всё. Не грусти.

Когда отключился, задумался. Всё ли я просчитал. Вроде всё. Нет не всё, и отправил на всякий случай все креды со своего счёта на счёт Оди. Вот теперь точно всё. Капитаны были на связи и один из них осторожно спросил.

— Командир ты в курсе, что это аварская территория?

— Конечно. Не переживайте. Мы полетим по пиратскому коридору, там мы можем встретиться только с пиратами. Приказываю транспондеры отключить перед выходом. В этот раз будем работать под пиратов весь рейд.

— Зачем мы туда летим?

— Нужно забрать запчасти для станции. Вы будете прикрывать меня. Неизвестно как там всё сложиться. Наша задача быстро всё забрать и исчезнуть оттуда. Хотя я думаю, что повоевать тоже придётся.

— Понятно.

Эскадра разогналась и ушла в гиперпространство. С собой я взял пять крейсеров и два фрегата. Неделю мы летели к этой системе. Вот и она. Сразу после выхода радары показали, что система пуста. Впрочем, это было и не удивительно до нашей встречи было ещё три дня. Пришёл вызов от всех капитанов.

— Командир никого.

— Рано, ещё три дня до встречи я специально пораньше вылетел. Ваша задача сейчас найти место и спрятаться в астероидном поясе. Как это любят это делать пираты и сидеть там тихо. Без моей команды не вмешиваться, а если её не будет, значит сигналом к атаке, будет нападение на мой крейсер. Пилоты, ваша задача, как только нападут сразу удирать к ним. Только помни это крейсер, а не рейдер.

— Я поняла командир.

— Дальше будем действовать по обстановке.

Больше всего меня интересовал один вопрос что он и будет делать. Было три варианта развития событий. Первый что они пришлют, кого-то заранее, и он спрячется в астероидном поясе в ожидании нас. Возможно он уже здесь. Второй что он прилетит сразу с серьёзной охраной. Здесь было одно но, я могу испугаться и не захотеть при таких условиях проверять товар, а ему нужно его передать мне. Иначе у него могут возникнуть проблемы в лице моего юриста. Возможен и третий вариант. Он прилетит один, а охрана прилетит чуть позже, но это самый опасный вариант для него. Ведь охрана может и не успеть меня перехватить, и я могу сбежать с товаром. Посмотрим, какой вариант он выберет.

Пока мой крейсер остался на месте, а остальные разлетелись искать, куда можно спрятаться среди астероидов. Астероидный пояс был плотно изрыт шахтерами, и различных проходов в нём оказалось много. Все корабли быстро попрятались там, и только связь, красноречиво рассказывала голосами капитанов и пилотов, кто из них в какую дыру забрался. Радар их уже не показывал.

— Пилот подлети к ним поближе, будем недалеко от них ожидать.

— Сейчас.

Прошло уже два дня как мы их ждали. Неожиданно радар предупредил, что открывается гиперокно. Посмотрел на время. Рано. До встречи оставалось больше суток. Похоже, сработал первый вариант, и он решил пораньше прилететь. Вот только размер окна был мал для среднего транспортника, но кто его знает, возможно, он не средний транспортник нанял, а несколько малых. Когда корабль вышел в систему, радар опознал его как шахтёрское судёнышко. За ним следом стали выходить точно такие же. Пилот вопросительно посмотрела на меня.

— Ничего не делаем. Пускай занимаются своими делами.

— Может, проверим?

— Мы здесь по другому более важному делу. Что это за кораблики у них?

— Вроде это шахтерские жнецы, но какие-то они совсем старые.

Они видимо они не заметили крейсер или проигнорировали его, но все двенадцать корабликов полетели к астероидному поясу не очень далеко от нас и скрылись в нём. Время стало медленно тянуться дальше в ожидании посредника.

— Командир вызов от шахтеров.

— Что им нужно?

— Просят помощь.

— Какую?

— Медицинскую.

— Скажи им, что у нас нет медика на борту.

— Но у нас он есть?

— Что у них случилось?

— Девушке совсем плохо, умирает.

— Как это всё не вовремя. Долететь сможет?

— Они постараются.

— Тогда пускай летят.

— Скажи Доку, пускай осмотрит её на лётной палубе и переоденется в гражданское. Впрочем, это неважно.

— Командир они не смогут долететь.

— Пилот не зли меня. Они что хотят, чтобы мы прилетели к ним?

— Да.

— Как это всё не вовремя. Ладно, летим к ним только быстро.

Мы подлетели к астероидному поясу и два шахтерских кораблика вытолкали третий. После чего затолкали его к нам на лётную палубу, там его встретили Док с абордажниками.

Девушка действительно была плоха. Её достали из разбитого корабля, и Док увёз её к себе. Вместе с ней было ещё две женщины. Они попросились с ней и Док им разрешил. Крис отправил двоих абордажников вместе с ними.

— Пилот выясни, что у них с ранеными? Есть ещё?

— Говорят что нет.

— Тогда возвращай корабль обратно, туда, где мы стояли.

Все шахтёры находились в медсекции корабля, туда же подошла Лера с одной из сестёр.

— Пилот если появиться кто-то, сразу сообщи мне, а я пока посмотрю, что за совещание у них проходит в медсекции. Туда уже подтянулся Крис. Когда туда зашёл, совещание шло полным ходом и меня не заметили. Выяснилось, что все шахтёры были рабами и дикими. Пострадавшая девушка решила покончить с собой, и ей это удалось отчасти. Она умышленно разбила корабль об астероид. Одна из женщин была её матерью, а вторая дальней родственницей. Проблема была одна. Они отказывались снимать ошейники, боялись взрыва и наказания от хозяина. Лера с сестрой пытались объяснить им, что мы аратанцы и у нас запрещено рабство. В ответ они просили только помочь девушке. Девушку Док уже уложил в капсулу. Лера пыталась их убедить снять ошейники, а остальные за этим наблюдали. Мне это всё надоело. Рядом стоял Крис и у него на поясе висел станер. Выдернул из кобуры станер и двумя выстрелами отправил их отдыхать. После этого Лера удивлённо посмотрела на меня.

— Хватит разговоров. Снимай ошейники.

— Поняла.

Зашёл на лётную палубу посмотрел на их кораблики. Это была даже не рухлядь, а чудесным образом летающая груда металлолома. Остатки разбитых жнецов собрали на свалке, как-то это всё отремонтировали и теперь на этом летали.

Где-то, через час пришёл вызов от Дока.

— Командир они просятся обратно.

— Куда обратно?

— Работать, как я понял.

— Что все трое?

— Нет, вдвое. Девушке ещё долго в капсуле находиться.

— Пускай летят если им так хочется.

— Понял.

Через несколько минут два жнеца, вылетели с лётной палубы и присоединились к остальным, затерявшись среди астероидов. Не прошло и пары часов, как радар снова сообщил, что открывается гиперокно. Ещё шахтеры пожаловали. Вот только в этот раз размеры гиперокна были гораздо больше предыдущих. Мало того их количество стало быстро увеличиваться. В этот раз крупные шахтеры пожаловали. Однако как только открылось первое окно, сразу стало понятно, что я ошибся. В систему вышел аварский крейсер и вышел он рядом с назначенной точкой встречи. Хорошо, что мы были не там. Мне это сразу не понравилось. Остались ещё четыре окна. Посмотрим, что оттуда выйдет.

У вышедшего аварца не были включены транспондеры, но в тоже время крейсер был совсем новый. У пиратов таких не было. Возможно это какой-то наёмник купивший крейсер на верфи. Вот только почему в таком случае отключены транспондеры. Крейсер однозначно заметил меня, но не предпринимал никаких шагов. Просто завис на месте недалеко от места выхода. Следом за ним вышел его собрат. Потом ещё один. Три самых современных крейсера это уже серьёзный противник, но было ещё два окна. Похоже, я серьёзно просчитался, и он просто сдал меня властям, но тогда почему выключены транспондеры? Странно, я взломал камеры около его офиса и просмотрел все записи с них. Никакой полиции или военных у него в гостях я не видел. Жалко, что не было искина и камер у него в офисе и нечего было взламывать. Впрочем, ничто ему не мешало связаться и с ними и позже сдать меня. Похоже, я что-то не учёл. Уже ожидал четвёртый крейсер, когда вышел транспортник за ним ещё один. Что это всё значит? Может это просто кто-то другой? До времени нашей встречи было ещё много, больше суток. Меня сильно нервировали эти новые крейсера, и в целом я сильно нервничал, слишком высоки были ставки. Что это значит, я не понимал, а это очень плохо, когда не понимаешь действия противника. Когда за ними вышли два транспортника я выдохнул с облегчением. Возможно, мы бы и с пятью справились, но потери были бы большими. С тремя было уже проще, но почему-то я подумал, что это просто транзитники и они сейчас проследуют дальше. Однако опять ошибся.

— Командир, входящий вызов с транспортника — сообщила пилот.

Часть 3

— Странно. До времени нашей встречи ещё межгалактические сутки. Выключи картинку и ответь. Узнай что хотят.

— Он вас хочет — ответила пилот.

На экране появился посредник.

— Совсем ничего не понимаю. Давай картинку на меня и включи громкую.

— Сделано.

— Здорово Нариз. Ты прилетел раньше срока?

— Здорово Алекс. Ты тоже прилетел раньше времени.

— Летел издалека, поэтому брал время с запасом.

— Понимаю.

— Эти трое с тобой?

— Да. Это моя охрана. Надеюсь, ты не думал, что я прилечу без неё.

— Не думал, но три новейших крейсера откуда?

— У каждого свои секреты.

— Понятно. Надеюсь, твоя охрана не станет делать глупости и подождёт где-нибудь неподалёку.

— Конечно. Они на месте повисят. Вот только почему ты один?

— Ты про транспортник?

— Да.

— Он прилетит к сроку, рано пока. Почему ты на двух транспортниках?

— Не вошло в один.

— И много не вошло? По моим расчётам всё должно было поместиться в одном.

— К сожалению, в один не влезло и пришлось взять два.

— Что оба полные?

— Нет. Один полный и во втором немного.

— Тогда подлетай ко мне, буду осматривать груз. Твоя охрана пускай остаётся на месте.

— Сам будешь осматривать?

— Сам.

— Тогда я лечу к тебе.

— Жду.

Когда мы закончили переговоры, я вызвал в рубку Криса.

— Крис мы с тобой сейчас вылетим к нему на корабль. Ты со своими парнями останешься в абордажном боте, и будешь ждать моей команды.

— Прости командир. Ты, что собираешься идти один к ним на корабль?

— Не переживай. Меня никто не тронет, пока я не подпишу, что я принял все запчасти. Думаю только тогда, они нападут. Тебе я дам команду к началу боевых действий.

Поначалу я буду максимально долго тянуть время и всё проверять. Не знаю, сколько это займёт времени, но думаю два три часа точно. Поэтому просто жди.

— Понял.

— Теперь по вам пилоты. Не расслабляться не на минуту. Примерный план вы знаете, но в любой момент может что-то пойти не так и они нас атакуют. Ваша задача притащить крейсера противника к нашим кораблям и подставить их под наш ракетный залп. Про нас забудьте. Мы останемся на транспортнике. В нём безопасно и они его не тронут.

— Поняла — ответила первый пилот.

— Теперь о плане на бой. Передашь его капитаном кораблей, когда нас атакуют. Вначале тащишь их под наш ракетный залп. После него фрегаты выскакивают из астероидного пояса и отвлекают их на себя. Скорей всего один отвлечётся. После чего атакуете два остальных. Дальше по обстановке. Мало ли, если связи со мной не будет, за старшего, у вас назначаю капитана тяжёлого крейсера.

— Поняла.

— Всё тогда. Ждём, когда подлетят.

Транспортники уже летели к нам. Крейсера остались на месте. Что же ты задумал и почему прилетел раньше? Чувства посредника я не чувствовал. Пси давало какую — то досаду со стороны крейсеров. Вот только с чём она была связана, я не понимал. Похоже, он выбрал первый и второй варианты. Вот только они не ожидали, что я уже здесь, и их планы накрылись у них медным тазиком. Сожаление, скорей всего, было вызвано ещё тем, что в системе пока нет моего транспортника. Ничего у тебя не получиться дружок. Транспортник изначально и не планировался. Одного не понимаю, почему два транспортника? Однозначно всё должно было войти в один. Ведь я проверял. Может я конечно и ошибся. Впрочем, мои расчёты можно проверить и я связался со старшим по трюму. Показав ему список заказанного товара и размер трюма транспортника. Он попросил время на расчеты и через несколько минут подтвердил мои расчёты, что всё должно было войти в один транспортник. Однако у него, почему не вошло. Странно. Впрочем, времени на раздумье у меня уже не было. Транспортники подлетели, и посредник вызвал меня на связь.

— Мы прилетели. Я готов принять тебя на транспортнике — сообщил он.

— Вначале запри весь экипаж по каютам. Пускай в каютах посидят. Встречаемся один на один.

— Как скажешь. Только и ты прилетай один.

— Один я прилететь не могу я не пилот.

— Пускай твой пилот в боте или челноке останется.

— Не вижу проблемы, так и сделаем. Как запрёшь всех — вызывай.

Буквально прошло пару минут, и он вызвал снова.

— Все заперты по каютам.

— Надеюсь, что это так. Появление любого в коридоре буду расценивать как нападение на меня.

— Все заперты.

— Тогда вылетаю к тебе.

— Жду.

На лётной палубе меня уже ждал абордажный бот, Крис находился своими уже внутри. Загнал на бот одного из технических дроидов и сам запрыгнул внутрь. Мне даже места не было и я сел на пол. Крис хотел мне уступить своё место. Сказал, ему что я и так нормально долечу.

Когда подлетали, связался с посредником.

— Какой транспортник?

— Ближний к тебе.

— Понял.

Он был новее второго. Тот был хотя и не старый, но полетал уже прилично. Множество различных вмятин на корпусе говорили об этом.

— Пилот постарайся пристыковаться, так чтобы ваши действия не были видны с крейсеров.

— Есть ведь ещё камеры на транспортниках.

— Камеры на этом транспортнике не стоит брать в расчёт, а вот на втором стоит.

— Постарайся спрятаться и от него тоже.

— Понял.

Он пристыковался почти у самого переходного шлюза. На носу транспортника.

— Всё я пошёл. Крис вы ждёте моей команды.

— Понял. Может, всё-таки возьмёшь с собой двоих?

— Не стоит. Мы договорились, что встречаемся один на один. Мне пока ничто не угрожает.

Будьте на связи с крейсером и сразу информируй меня если измениться как то обстановка снаружи.

— Понял. Вот возьми, — он протянул мне корсу-105 — Взял для тебя.

— Вряд ли понадобиться, но возьму.

В переходный шлюз я зашёл вместе с дроидом. Шлюз открылся и пропустил меня внутрь. Проверил всё вначале дроидом, потом сам зашёл на корабль. Он ждал меня в рубке один.

— Как видишь, всё в порядке, и я встречаю тебя один.

— Как видишь, я тоже один.

— Рад, что мы оба соблюдаем все наши договорённости.

— Я тоже рад.

— Ты можешь открыть забрало скафандра здесь нормальная атмосфера.

— Думаю, не стоит. В целях моей безопасности.

— Как хочешь. Тебе видней. Дроид, зачем тебе понадобился?

— Ты что хочешь, чтобы я всё вручную проверял?

— Нет, конечно. Это было бы слишком долго.

— Ты что куда-то спешишь?

— Пока нет, но у меня ещё одна сделка.

— Тогда пошли проверять груз, я же говорил, что проверю каждую железку.

— Говорил, но я подумал, что ты образно выразился.

— Нет не образно, и до времени нашей встречи ещё почти сутки. Так что спешить нам не куда и времени полно.

Было видно, что он немного расстроился, но его эмоций я даже рядом с собой я не чувствовал. Мы вместе пошли в трюм. Дроид весело ехал перед нами, проверяя коридоры. Трюм был заполнен полностью, оставлен был только совсем узкий проход для прохода на корму. Почти три часа мой дроид, ползал и вскрывал разные упаковки, а он наблюдал за всем этим процессом. Посредник всё это время пытался уверить меня, что с товаром всё в порядке. Наконец я закончил проверять. Уже у самой кормы стояли большие контейнеры, и когда дроид полез их проверять, он меня остановил.

— Стой. Это не твои контейнеры. Не трогай их.

— Не мои? А чьи тогда?

— Другого клиента и для другой сделки.

— Тогда что они делают здесь? Среди моего товара?

— Так получилось при погрузке.

— Часть товара пришла позже, и пришлось погрузить её в другой транспортник.

— Зачем?

— Доставили поздно. Не было времени уже ждать.

— Послушай, если ты думаешь, что я заплачу дополнительно за второй транспортник то зря, я не собираюсь ничего доплачивать тебе. Сумма была обговорена и ни креда я не добавлю.

— Понимаю и не прошу. Это мои проблемы.

— Тогда ладно.

— Что находиться во втором транспортнике?

— Турели туда погрузили.

— Точно. Здесь я ни одной не видел.

Ведь проверял товар я не просто так. Мне было нужно время для взлома искина, и это время я получил.

— Полетели тогда на второй, там проверишь всё окончательно, и подпишем все документы по передаче.

— Хорошо.

— Ты меня подбросишь до него или мне просить охрану?

— Конечно, подброшу.

Мы пошли обратно к рубке и переходному шлюзу.

Какой хитрый посредник мне попался. Решил выяснить есть ли у меня кто-то на боте.

Турели по объёму, если убрать контейнеры вполне помещались в трюме. Зачем же он запихнул сюда эти контейнеры вместо них? Это точно неспроста. Что он приготовил мне там ловушку? Впрочем, очень хитро задумано, вначале убедиться, что я один на боте, а потом там после подписания мною там акта передачи меня захватить. Что ему мешает здесь это сделать? Наверно что-то всё-таки мешает, если он так поступил. Впрочем, мы сейчас это проверим. Мы подошли уже к рубке и шлюзу.

— Знаешь, я уже устал, и мне совсем не хочется туда лететь. Думаю с товаром там тоже всё в порядке.

— Ты же сказал, что хочешь всё проверить. Они дорогие, что не станешь проверять?

Вот оно что. Он их убрал туда, решив, что они дорогие, я обязательно стану их проверять и организовал там ловушку.

— Не стану. Думаю там тоже всё в порядке. Техники проверят их, когда перегружаться будем.

— Не хочешь как хочешь. Твоё право.

Он резко свернул и зашёл в рубку. Мне пришлось зайти следом за ним.

— Готов завершить сделку? — спросил меня там,

— Готов, но вначале акт передачи товара, и только потом оплата.

— Тогда держи и подписывай, что всё в порядке, и ты всё получил.

Получил от него акт передачи.

— Крис готовность номер один — передал ему.

— Понял. Мы готовы.

— Ждите моей команды.

Заверил нейросетью и переслал ему.

— Акт выслал.

— Вижу.

— Вот чип на нём, как и договаривались девяносто два миллиона семьсот тысяч. Лови коды доступа к нему.

— Получил.

Он убрал чип в карман скафандра.

— Тогда всё. Сделка завершена, и я возвращаюсь к себе на корабль.

Повернулся и пошёл к шлюзу.

Часть 4

Не успел сделать и пары шагов, как две панели недалеко от входа разломились, и оттуда неожиданно для меня вышли два аварских абордажных дроида. Перекрыв выход из рубки, и наведя на меня своё оружие. Повернул голову назад. Он держал меня на мушке своего бластера.

— Что это значит?

— Не спеши. Сделка ещё не закончена.

— Что это значит? Ты получил оплату и решил отменить её?

— Видишь ли, я не веду сделок с аратанцами и не собираюсь тебе помогать. Кроме того теперь ты моя сделка.

— Что это значит?

— Это значит, что пираты за тебя заплатят мне десять миллионов.

— Странно мне говорили про два.

— Уже десять.

— Это хорошо. Буду знать.

— Брось винтовку она тебе больше не понадобиться и подними руки. Держи их так, чтобы я их видел.

— Конечно, как скажешь.

Пришлось бросить винтовку и поднять руки. Взлом искина уже был закончен, и я назначил себя владельцем корабля, получив полный доступ ко всем системам.

— Крис начинаем. Ваш выход. Шлюз я открыл, входите. Держи доступ к камерам наблюдения.

— Принял. Держись там, мы уже идём.

— Открывай скафандр или мы достанем тебя оттуда силой.

— Знаешь, зря ты нарушил условия нашей сделки.

Нивейские дроиды, уже проникли на корабль. За ними уже проходили абордажники. Отключил связь корабля с другими кораблями. Впрочем, это уже не требовалось, связи с крейсером не было. Похоже, у них было глушилка или это была работа РЭБ противника. Крейсера противника уже начали разгон для атаки на мой крейсер.

— Снимай скафандр.

— Знаешь в чём твоя проблема. Ты не узнал кто я.

— Я всё узнал. Ты командуешь аратанской станцией недалеко отсюда.

— Это тоже.

Неожиданно для него с потолка спустилась турель и дала залп в одного из дроидов. Одновременно с этим нивейские дроиды атаковали их сзади. Посредник видимо даже не понял, как очутился на полу. Он не успел никак среагировать, когда я поднырнул под его руку с бластером и одним ударом сломал ему её, а следующим его вырубил. Рубка почти сразу заполнилась моими абордажниками. Они для виду добили дроидов противника. Хотя с ними уже закончили разбираться нивейские дроиды. Крис подошёл и проверил посредника лежащего на полу.

— Живой и скоро придёт в себя — пояснил для него.

— Зря ты так рисковал. Мне бы голову оторвали, если с тобой что-то случилось.

— Риск был минимальным. С ним я бы справился без проблем, а вот два дроида были проблемой.

— Корабль теперь находиться под нашим контролем?

— Да. Все заперты по каютам, но ты проверь на всякий случай.

— Сделаю.

Сам подобрал винтовку и сел в капитанское кресло. Выведя на большой экран обстановку снаружи. Мой крейсер удирал, как я ему и приказал, а крейсера противника гнались за ним. Абордажники связали посредника и занялись зачисткой корабля. Записи с камер наблюдения были им доступны, и зачистка корабля прошла быстро. Весь экипаж был разоружен, лишён имущества и заперт по своим каютам. После чего проверили трюм и все дружно вернулись в рубку. Вскоре посредник открыл глаза, и был сильно удивлён, увидев толпу абордажников в рубке.

— Знакомься. Это моя охрана. Ты ведь не думал, что я к тебе в гости один прилечу?

— Не думал.

— Ты уже пришёл в себя? Не очень сильно я тебя приложил?

— Сильно. Голова и рука болит.

— Сам виноват, я тебе сказал, что нужно было вначале выяснить кто я такой.

— Я уже понял, что ты хакер.

— Это тоже.

— Тебе это всё равно не поможет. Моя охрана разберётся с тобой.

— Значит, ты так ничего и не понял. Жаль, конечно, я поначалу подумал, что у меня появился достойный противник.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Видишь ли, я дикий, а не аратанец и действую по своим диким правилам.

— Ты дикий?

— Да.

— Посмотрим, что ты заговоришь, когда встретишься с моей охраной.

— Что за охрана у тебя такая странная? Крейсера новые и транспондеры выключены?

— Скоро ты всё узнаешь.

— Знаешь, ты заинтриговал меня, и стало интересно. Пираты за мной сюда должны прилететь?

— Нет.

— А куда?

— В другую систему.

— Ты ведь псион я не ошибся?

— Не ошибся.

— Жаль что не сюда.

— Почему?

— Ментокопирование тебе не сделаешь. Мне, в общем-то, всё равно, но просто из любопытства спрошу. Кто тебе дал креды для сделки?

— Охрана.

— Становиться всё интереснее, что за охрана у тебя такая. Уже жажду познакомиться с ней.

— Скоро познакомишься.

— Не сомневаюсь в этом.

Связи не было и все наблюдали, что происходит по большому экрану. А наш крейсер уже долетел до пояса астероидов и подозреваю, что нырнул в одну из нор прорытых шахтерами. Потому что мы перестали его видеть. Аварские крейсера также уже подлетали туда. Начались вспышки главных калибров, и у меня екнуло в груди, на корабле осталась Лера. Радар был гражданский и что там твориться было плохо видно. Что творилось дальше, было непонятно, но вскоре головной крейсер аварцев окрасился жёлтым и следом ещё один. Получили, похоже, ракетный залп от наших кораблей. Одновременно с этим на радаре появились фрегаты, выскочившие из астероидного пояса. Пока всё шло по плану. Видимо наши дали второй ракетный залп. Потому что один крейсер окрасился красным, а два других развернулись и стали удирать.

— Слушай, какая трусливая охрана у тебя попалась, немного получили и уже удирают.

— Это маневр такой. Скоро они тебе устроят.

Радар тем временем показал, что из камней вышел тяжёлый крейсер за ним стали появляться другие крейсера. Они атаковали уже головными калибрами.

— Знакомься это моя охрана и знаешь ей глубоко плевать на манёвры твоей охраны.

Абордажники, стоящие рядом, улыбками и перешёптыванием встретили появление наших крейсеров. Наверно им было интересно наблюдать за боем вот так со стороны. Начали уже делать ставки на то, сколько аварцы продержаться. Наши их атаковали клином с тяжёлым крейсером во главе. Все кроме фрегатов. Они заходили с разных сторон. Аварцы же бросив всё, просто удирали. Видимо поняв, что им не удрать они развернулись и приняли бой. Не знаю, почему они не использовали ракеты, возможно у них их не было, но дальше сражение пошло на главных калибрах.

Часть 5

Здесь сразу сказалась силовая защита тяжёлого крейсера. Они просто не могли её пробить своими залпами, а остальные прятались за ним.

Вскоре фрегаты подлетели и атаковали крейсера сверху и боков. Силовая защита у них пока держалась, и все выстрелы фрегатов уходили в пустоту. Был только вопрос времени, сколько она ещё продержится. Видимо аварцы решили спрятаться за транспортники и, развернувшись, полетели к нам. Вот только далеко они не улетели. Видимо согласованный залп крейсеров сбил защиту и повредил двигателя у одного. Второй тоже недалеко улетел, и ему также повредили двигателя. После чего полетели добивать, но почему-то аварцы прекратили стрельбу.

— Вот и всё. Нет у тебя больше охраны. Отлеталась — сообщил посреднику.

— Тебе это не простят.

— Ты это что стал переживать за меня?

Только здесь я заметил, что второй транспортник решил удрать пока все боевые корабли были заняты. Наши видимо были заняты и не обращали на это внимания. Попробовал связь, но её пока не было. Правда вскоре появилась, и я стал слышать наши переговоры.

Сразу вышел в эфир.

— Эй, на кораблях, вы ничего не потеряли?

— Нет вроде — ответила мне пилот нашего крейсера.

— У вас второй транспортник удирает.

— Он что тоже наш?

— Конечно там наш товар. Догнать немедленно.

— Сейчас сделаем.

С летной палубы вылетели два истребителя и погнались за ним.

— Соедини меня с ними.

— Слушаем командир

На экране появились две грозные истребительницы.

— Что хотите, делайте, но транспортник после вас должен улететь отсюда своим ходом.

— Без проблем.

— И свяжитесь с ним скажите, что у нас глушилка гиперпространства, ему всё равно никуда не деться.

— Мы поняли.

— Действуйте.

Отключившись, решил выяснить у посредника, что же он мне приготовил.

— Скажи мне Нариз. Какой ты мне подарок приготовил там на втором транспортнике?

— Я не понимаю о чём ты.

— Вижу, что ты не хочешь по-хорошему. Значит, будет по-плохому.

— Крис забирай его и используй там, в качестве щита при абордаже. Кроме того заскочи на крейсер забери один из резервных искинов для него.

— Понял.

— Думаю там ловушка, так, что будь осторожен.

— Буду. Я с тобой оставлю двоих?

— Не нужно. Забирай всех. Никаких угроз здесь больше нет.

— Хорошо.

— Захвати ещё резервных пилотов с корабля сюда и туда.

— Понял, сделаю.

Они ушли грузиться в бот и утащили посредника с собой. Истребители тем временем уже остановили убегающий транспортник. Крис вылетел к крейсеру хорошо, что они были не далеко. С других крейсеров вылетели четыре абордажных бота. Вскоре они высадились на крейсера противника и стали проникать внутрь. Наверно зря я здесь остался. Отсюда я ничего не видел, что там происходит, но с другой стороны кто-то должен был остаться на корабле и я подходил на эту роль идеально. Впрочем, справятся и без меня. Видимо я зря так подумал, потому что меня вызвал капитан тяжёлого крейсера.

— Командир, думаю у нас проблемы.

— Какого плана?

— С крейсерами.

— Что с ними не так?

— Это аварцы.

— Было бы удивительно, если бы на новейших аварских крейсерах оказались оширцы.

— Командир ты не понял. Это регулярный флот, а мы на их территории.

— Чего? Это как так? Почему транспондеры тогда не работали?

— Не знаю, но это точно регулярный флот.

— Это плохо.

— Это очень плохо. Нужно улетать отсюда пока их искать не начали.

— Время пока есть. Они прилетели раньше срока почти на сутки. Так что два дня у нас есть точно.

— Что будем делать с шахтерами?

— Что ты предлагаешь с ними сделать?

— Они же рабы и свидетели. Заберём с собой.

— Какие они свидетели они? От них далеко было. Они ничего не видели. Впрочем, нужно подумать. Время пока есть. Занимаемся крейсерами. Если не получиться их забрать с собой, спрячем среди астероидов. Их там долго будут искать.

— Понял, что с экипажами будем делать?

— Что с ними не так?

— Они сдались.

— Рабы?

— Ни одного.

— Слушай, я даже не знаю, что нужно с военнопленными делать. Это же не пираты?

— Всё как обычно.

— Значит, как обычно в клетку их, а на станции пускай начальство само разбирается с ними. Пускай выясняет, кто они такие и почему у них транспондеры не работали. Они кстати знали, кому сдаются?

— Конечно.

— Всё ясно. Действуй.

— Понял.

Вот значит, что за охрана у него была. Стоп. Он сказал, что они ему дали креды. Откуда у флотских взялась такая огромная сумма? Что-то я совсем перестал понимать, что происходит.

Нужно будет спросить у этого посредника и связался с Крисом. Он уже летел обратно.

— Крис спроси у этого посредника. Как оказалось что его охрана флотская?

— Что значит флотская?

— Это и значит. Крейсера сдались, и оказалось что это регулярный флот Авара. Также спроси у него, откуда креды у них.

— Понял, спрошу. Тебе он нужен?

— Вроде нет. Можешь делать с ним что хочешь. Хотя постарайся не убивать его, вдруг он ещё понадобиться.

— Он мне всё расскажет. Особенно, что там приготовил.

— Учти он псион.

— Он уже попробовал свои уменья. Вот только на меня его штучки не действуют.

— Ладно, разберёшься сам.

— Разберусь.

Ничего не понимал что происходит. Как в этой моей афёре оказался замешан регулярный флот? Откуда у них креды? Возможно, он мне соврал и креды не от них. Всё равно мне влетит теперь за это. Вот почему мне так не везёт? Почему он не мог нанять обычных наёмников? Взял и нанял флот, а те решили взяться за это как за подработку. Впрочем, теперь поздно посыпать голову пеплом. Дело сделано. У меня, конечно, есть оправдание, что у них транспондеры были выключены, но и у нас они были выключены тоже. Кроме того они прекрасно знали кто я, и кто находиться на крейсерах. Влип я по самые уши. Может отправить их без скафандра на прогулку? Впрочем, мне это ничего не даст. Все мои данные есть в договоре. Он заключён официально. Начальство всё быстро выяснит, а если узнает, что я их отправил на прогулку. В общем, всё будет ещё хуже. Значит, придётся выложить им всё, как есть. Проблем у меня будет масса, и это не считая финансовых. Впрочем, пока рано об этом думать, нужно ещё улететь отсюда. Вокруг работа кипела, все нанимались своими делами. Два абордажных бота вылетели к третьему аварскому крейсеру. Видимо на первых двух не возникло проблем. К аварским крейсерамвылетели дополнительные абордажные боты, чтобы перевозить захваченное добро. Крис уже высадился на второй транспортник и проник внутрь. Там по идее тоже все должны были сдаться. В принципе операция была закончена, и можно было улетать обратно. Вот только что мне было делать с крейсерами? В каком они состоянии? Знал бы, что так получиться взял буксиры. Пришёл вызов от Криса.

— Командир есть проблема.

— Да, не везёт, так не везёт. Рассказывай, что у тебя случилось?

— В общем, это транспортник был ими захвачен.

— Сейчас не понял тебя. Что значит захвачен?

— Это и значит. В трюме мертвый экипаж с него и везде следы боя. Они пираты командир.

— Откуда ты это узнал? Искин цел?

— Нет. Одна сволочь его уничтожила. Этот посредник многое рассказал. Он засаду здесь подготовил для тебя. Десяток рабов абордажников сидели в засаде в трюме.

— Вот значит как. Сами военные занимались пиратством. Это многое проясняет. Что в трюме?

— Контейнеры с рудой вроде, но я в ней не разбираюсь.

— Понятно. Когда закончите зачистку, оставь там пилота и пару парней с ним для охраны.

— Понял.

Даже то, что они пираты мне это в принципе ничего не давало. Просто объясняло, откуда у них креды появились. Он завтра заявит, что они ничего не захватывали, а просто купил этот корабль у пиратов в таком виде. Они ведь не полные идиоты чтобы обвинение в пиратстве на себя повесить. Интересно, что с искинами крейсеров? Вызвал капитана тяжёлого крейсера.

— Слушаю — ответил он.

— В общем, выяснилось, что они пираты, хотя и флотские.

— Это уже интересно.

— Очень. Скажи мне, что с искинами захваченных крейсеров?

— На этих двух капитаны их уничтожили. На третьем скорей всего тоже уничтожен.

— Почему скорей всего тоже?

— Туда наша ракета прилетела и до него просто так теперь не добраться. Похоже, его тоже хотели уничтожить и даже попытались добраться до него, но у них или ничего не получилось или не успели.

— Отправь туда техников. Пускай извлекут то, что осталось от него.

— Сделаю.

— Все сдались?

— Почти. Были небольшие попытки сопротивления.

— Понял.

Значит, они всё зачистили. Теперь нам кроме нападения на нас ничего доказать не получиться. Вот только у нас тоже транспондеры были выключены. Получалось, что пират напал на пирата. Очень интересно получается. Жаль Оди не вызовешь. Он бы мне рассказал, как на это смотрит закон и что мне со всем этим делать. Впрочем, пускай об этом голова болит у начальства. Просмотрел записи, что были сделаны искином этого корабля. Посредник прилетел на нём из соседней системы, там его дожидалась охрана вместе с этим транспортником. Там же он перегрузил десяток контейнеров в этот транспортник, а турели отправил в тот транспортник. Зачем он это сделал было понятно. Он просто не хотел устраивать перестрелку на этом корабле, а руду на том корабле было не жалко, в отличие от запчастей в этом трюме. После чего корабли дружно прыгнули в эту систему.

Для меня эти записи ничего нового не дали. Посмотрел глубже, куда до этого транспортник летал. Летал он сам по себе, перевозя различные грузы, и никак не был связан с этими пиратами военными. За исключением одного, но существенного «но», у искина корабля его владельцем значился мой посредник. Значит этот корабль теперь тоже мой трофей. Ведь он напал на меня и попытался захватить. Достал из кармана чип, который отдавал ему и проверил его. Оказалось, он так спешил, что даже не проверил сумму на нём или просто был уверен, что я ему заплатил. Выбросил его в утилизатор и удалил запись у искина об этом. Впрочем, он скорей всего и не знал про дела этих военных пиратов. Они просто продавали через него награбленное.

— Можно? — в рубку зашла девушка пилот, которую я раньше освободил от Лиса.

— Привет. Проходи. Занимай пилотское место. Как дела у тебя? Вижу, ты теперь довольная, улыбаешься.

— Всё в порядке. Меня восстановили и выплатили жалование. Жаль пока летать не на чем.

— Ничего страшного, полетаешь пока на этом.

— Это ведь транспортник, а не крейсер. Сейчас этот транспортник для нас важней десятка крейсеров.

— Поняла.

Следом за ней зашёл Крис.

— Ну что? Как прошло?

— Нормально. Он видимо решил, что ты пошутил, а когда понял, что нет, всё нам очень подробно выложил. Не захотел идти под выстрелы абордажников.

— Своих же?

— Они как я понял не его. Ему их временно выдали.

— Экипаж что?

— Экипаж весь в трюме. На борту оказался всего один пилот. Он и испортил искин.

— Раб?

— Нет.

— Нужно будет выяснить у него, откуда они взяли корабль?

— Он ничего не знает. Обычный посредник перегонщик. Они его иногда привлекали для перегона кораблей.

— Тогда зачем он уничтожил искин?

— Говорит, ему приказали, а он не мог не выполнить приказ. У него контракт с ними и он думал, что мы пираты.

— Понятно. Кругом подстраховались.

— Мы забираем экипаж?

— Забирайте. Посади только этого посредника отдельно от остальных.

— Сделаю.

— Да и мне здесь больше делать нечего. Оставь пару парней с пилотом, чтобы не скучала.

— Конечно.

Вернувшись на крейсер, обнаружил, что ему досталось. Лера с сестрами занимались ремонтом. Спросил у пилота что произошло.

— Не успела немного спрятаться. Они астероид расстреляли. Вот его обломками нам в корму и досталось.

— Понятно. Что у нас серьёзные проблемы?

— Две пробоины. Скоро должны залатать.

— Что по остальным?

— Целые вроде, но всем досталось в основном также осколками астероидов. Славно они от нас получили ракетами.

— Не видел. Радар плохой у транспортника.

— Мы два залпа дали. Они совсем не ожидали что нас там много. Думали я одна и предлагали сдаться. В ответ получили ракетный залп.

— У них, что ракет не было?

— Были, но видимо мало. Они всего шесть штук выпустили. Тяжёлому крейсеру досталось.

— Что с ним?

— Ремонтируют.

— Понятно.

Капитан у него ничего не говорил, значит всё решаемо. Через несколько часов закончили перевозку трофеев с крейсеров, и остро встал вопрос, что делать с ними самими. Забрав с собой, последний запасной искин отправился на ближайший крейсер. Крейсера были новые, последней модели и неизвестно будут они со старыми искинами работать или нет. К мой удаче, крейсер искин принял. Хотя и выдал, что он не военный, а гражданский. Доступ ко всем системам не дал только к ходовым системам для транспортировки. Меня такой вариант вполне устроил. Диагностика показала, что один двигатель был повреждён совсем, второй работал, но имел повреждения. Третий был только в исправном состоянии.

— Вызвал капитана тяжёлого.

— Слушай. Этот крейсер можно забрать с собой поищи пилота на него.

— Поищу. Знаешь, спроси, возможно, кого-то из пленных привлечь. Под присмотром абордажников.

— Опасно это если только из гражданских.

— Там как раз был пилот перегонщик и в экипаже транспортника также должны быть пилоты.

— Понял, сейчас узнаю.

— Слушай, у тебя остался сломанный искин? Который раньше стоял у тебя главным?

— Был где-то вроде, если не выкинули. Сейчас узнаю. Да остался.

— Тогда поставь его на место второго, а второй вези сюда.

— Зачем?

— Попробую ещё один крейсер запустить.

— Понял.

Второй с виду был ещё целее первого. Впрочем, так и оказалось. Двигатели оказались рабочими. У одного были только небольшие повреждения. С третьим сразу стало понятно, что там бесполезно пытаться что-то сделать. Большая часть рубки была разворочена и наши техники пытались вырезать искин их неё. Проверил генераторы и отстрелил их. Они были практически новые. Здесь ещё много можно было что достать. Что техники одновременно и делали. Осмотрел маршевые двигатели. Они тоже были новыми, жаль, но придётся бросить их. Времени на их извлечение у нас не было. Решил немного помочь техникам своим дроидом в его излечении, но меня отвлёк вызов Дока.

— Командир. Рабы обратно просятся.

— Док не понял? Какие рабы и куда просятся?

— Шахтёров помнишь, что к нам прилетали?

— Помню.

— Они обратно просятся.

— Улетели и улетели. Нравиться быть рабами пускай ими остаются.

— Командир ты опять не понял. Они теперь все хотят обратно к нам.

— В смысле все?

— Все шахтеры. Хотят на свободу.

— Что это с ними? Впрочем, пускай прилетают, освободим.

— Понял.

— Хотя подожди. Спроси у них. Смогут они этот крейсер затолкать в пояс астероидов?

— Сейчас узнаю. Да смогут, если все вместе.

— Тогда пускай вначале летят сюда и затолкают его туда.

Пока они летели к нам. Мы всё-таки смогли извлечь искин. К моему удивлению он оказался целым. Его спасла специальная защита. Всё вокруг было разворочено взрывом, а вот блок внутри которого он находился, оказался целым. Пока шахтеры к нам летели, мы успели много что с крейсера снять. Даже я успел снять радар, а техники систему РЭБ. После чего шахтеры его затолкали в пояс астероидов и прикрыли большим камнем. До времени встречи, оставалось два часа, и я решил пора улетать. Связался с капитаном тяжёлого крейсера.

— Мы возвращаемся. Что с пилотами на аварские крейсера?

— Нашли и всё решили.

— Отлично тогда приказываю всем навигаторам проложить безопасный маршрут обратно и согласовать место время выхода.

— Понял. По готовности начинайте разгоняться для прыжка.

— Как же шахтеры?

— Мой крейсер нас заберёт.

— Понял, сейчас сделаем.

Мы без помех ушли в прыжок, через три дня вышли в пустой системе, снова разогнались и прыгнули уже в нашу систему. Навигаторы решили, что так будет безопаснее, хотя и получалось дольше по времени.

Часть 6

Вот уже ставшая родной система WZJ956474543 и сейчас будут на меня орать. В системе было спокойно. Рейдеры также стояли у станции. Три транзитника висели недалеко от неё. Один разгонялся для прыжка. Остатки кораблей были там же в одной в куче. Долго мне рассмотреть эту умиротворяющую картину не дали. Отвлекла пилот.

— Командир вызов командования.

— Началось. Давай на большой экран.

Ожидал увидеть вице-адмирала, а экран показал начальника СБ флота.

— Вернулся, значит? Станцию ещё не продал аферист?

— Придумал уже, какой гадостью в этот раз будешь меня травить? Знаешь, насчёт продать это не ко мне. Это у себя к соседям из финансового отдела. Именно они всё продают, а я только добываю и тащу на станцию. Кстати насчёт станции мысль хорошая, нужно будет обдумать её она ведь аварская.

— Знаешь, охотно верю, что ты это запросто сможешь провернуть. Рассказывай, как слетал.

— Чего я это тебе должен рассказывать? Ты мне не начальник. Хотя можешь начальнику СБ станции передать, что я ему кучу, работы притащил.

— Тогда рассказывай своему начальнику, а я послушаю.

Экран сменился и появился вице-адмирал.

— Подожди одну секунду, и пока ты не начал орать ответь на один вопрос. Ты записал выражение лица начальника финансового отдела, когда передал ему мой контракт?

— Нет.

— Ну, я ведь просил? Как ты так? Тогда скажи. Он все волосы на голове выдрал, когда его увидел?

— Он не мог их выдрать. Он уже лысый.

— Жаль. Значит, меня уже кто — то опередил.

— Опередил. Он тебе, кстати, привет передаёт.

— Я ему тоже. Что счёт у меня заблокировал?

— Нет вроде.

— Странно.

— Рассказывай, как слетал?

— Слетал не однозначно, но всё что хотел, привёз. Пускай финансисты готовят креды. Выкупать это всё у меня.

— Это ты с ними обсуждать будешь отдельно и за то, что заложил корабли, ответишь тоже.

— Сами виноваты, нечего было меня ограничивать в покупках. Пускай скажут спасибо, что я станцию не заложил.

— Где тогда всё это?

— Скоро должны выйти транспортники из гиперпространства. Всё в них.

— Тогда почему не однозначно?

— Ладно. Всё равно узнаете, я с аварцами схватился.

— Что ты сделал?

— В общем, так получилось, что мы с аварским флотом схватились и разбили их. Они нам в плен сдались. Скоро захваченные нами их крейсера выйдут из гиперпространства.

Экран вдруг резко сменился с вице-адмирала на адмирала.

— Повтори, что ты сделал? — сказал он.

— Так получилось. Кто знал, что пираты окажутся регулярным аварским флотом.

— Чего ты несёшь?

— Я не курица нестись не могу, а говорю как есть. Когда они прилетели, у него была охрана три крейсера и транспондеры у них были выключены. Потом они напали на меня и получили в ответ. После чего сдались в плен. После этого выяснилось, что они пираты и захватили второй транспортник.

— Какой второй транспортник я уже ничего не понимаю. Перекинь мне все данные с кораблей.

— Пилот передай им данные и с остальных кораблей тоже. Второй транспортник оказался с рудой и был захвачен ими немного раньше. Экипаж с него в трюме.

Впрочем, адмирал меня уже не слушал. Он вместе с остальными изучал данные с кораблей.

Остальные корабли уже вышли в систему, и мы дружно полетели к станции стыковаться. В эфире было слышно, как обсуждают, кто и куда потратит трофейные. Кто-то спрашивал Деда как дела на станции. В целом настроение у всех было радостное за исключением меня и начальства, которое внимательно изучало полученные данные.

— Где они — спросил адмирал.

— Кто?

— Аварцы конечно не шахтёры же.

— Где им быть? Сидят в клетках.

— Понятно. Рабов много было?

— Были. Сколько не знаю, не выяснял. Шахтёры точно все рабынями оказались.

— Они меня не интересуют. Что с искинами?

— Они сами почти все уничтожили. Чудом сохранился один с крейсера и один я сумел взломать на транспортнике.

— Оба доставишь в СБ.

— Слушаюсь.

— Говорил я тебе, нельзя его никуда выпускать — услышал я у него голос начальника СБ.

— Разберёмся. Это они напали на нас и были без транспондеров — ответил ему адмирал, повернув голову налево.

— Это их территория. Они могут там летать, как захотят.

— Всё равно это пиратство.

— Это как посмотреть. Наши были тоже без транспондеров.

— Вот только есть один важный нюанс, который вы не учитываете — решил вмешаться в их разговор.

— Какой? — адмирал тут же повернулся ко мне.

— Они прекрасно знали кто мы, в отличие от нас. Ведь в договоре были все мои данные.

— Откуда ты это знаешь?

— Спросите капитана тяжёлого крейсера. Ведь он командовал эскадрой в бою и принимал их сдачу в плен. Я в это время оставался на транспортнике.

— Сейчас мы это выясним у него.

Экран погас, и адмирала долго не было. Потом он вернулся, и на экране их было сразу трое.

— Что у тебя произошло на транспортнике с посредником?

— Он напал на меня. Решил продать пиратам. Вот запись. Оказывается у пиратов, я уже стою десять миллионов. Они в отличие от вас меня дорого оценивают.

— Мы тоже дорого — ответил он, не отрываясь от просмотра полученного видео.

— Очень, так что в камере по месяцу держите.

— Сам виноват. Нечего махинациями заниматься.

— Какими махинациями? Я яхту официально купил.

— К тебе как раз вопросы у финансистов появились. Включился четвертый экран и появился начальник финансового отдела.

— Скажи мне, откуда у тебя взялись креды, чтобы с ним рассчитаться?

— Кто сказал, что они у меня были?

— Тогда какие креды, ты отдал ему на чипе?

— Никакие. Там был всего один кред и подарок от меня.

— Что за подарок?

— Это уже не имеет никакого значения.

— А всё-таки? — спросил адмирал.

— Вирус там был. Один маленький вирус.

— Понятно.

— Скажи мне начальник финансового отдела. Кто меня опередил и лишил тебя волос? Я прямо ревностные чувства испытываю к нему.

— Много вас на флоте таких и каждый пытается что-то себе украсть. Вот все волосы и растащили. Хотя ты знаешь, таких как ты, настолько наглых и дерзких мне наверно ещё не попадалось.

— Жаль

— Что жаль?

— Что меня опередили. Ну, ничего я начальником СБ займусь он ещё волосатый. Слышишь, начальник СБ лучше по-хорошему побрейся.

Он отвлёкся от просмотра данных, что они получили, и посмотрел на меня.

— Размечтался — и вернулся к просмотру.

Они просматривали данные с кораблей, а у меня в рубке была напряжённая обстановка. Все заметно нервничали, включая меня. Видеть на экране всё командование флота для большинства было совсем не привычно. Тем более слышать мои с ними разговоры. Так продолжалось достаточно долго, пока адмирал не оторвался от просмотра.

— Ну что, мне всё понятно — сказал он, обращаясь, похоже, к остальным там у себя.

— Что мне с ними делать? — спросил его.

— Отправишь всех в СБ, потом разберёмся. Где этот посредник?

— Заперт отдельно от всех. Он псион.

— Жаль. Отправишь тоже в СБ.

— Сделаю.

— Что мне с тобой делать?

— Разорвите со мной контракт я не против.

— Размечтался. С тобой мы будем позже разбираться.

— Начальник финансового отдела ты приготовил креды на выкуп товара?

— Кто тебе сказал, что это твой товар? Это трофеи теперь — ответил он.

— Не прокатит. Вот акт приёмки передачи. Вот координаты моего юриста можете с ним пообщаться.

— Мы подумаем, что с тобой делать.

— Думайте.

Все отключились, и здесь не только я выдохнул облегчённо, а вся рубка. Похоже, пока гроза обошла меня стороной. Впрочем, ничего не кончилось, а только начиналось. Наверняка сейчас вся информация уйдёт наверх, и они будут ждать, что им сверху прикажут. Только я расслабился, как экран снова включился и появился начальник финансового отдела.

— Список того что купил у тебя есть?

— Конечно.

— Перешли.

— Держи.

— Что за руда была во втором транспортнике?

— Не знаю, я не понимаю в ней.

— Разберёмся.

Он отключился. Только я снова расслабился, как экран опять включился и появился начальник СБ.

— Ты что потерпеть до станции не можешь?

— Где искины и блоки что ты купил?

— Какие искины и какие блоки? Что-то ничего не понимаю?

— Ты купил блоки для рейдеров и искины с них.

— Блоки покупал, а искины нет. Ты что-то перепутал.

— Ты же сам только что переслал список.

— Переслал. Вот только там никаких искинов от рейдеров нет.

— Тогда это что?

— Искины не взломанные написано же.

— Ты что не читал что покупал?

— Нет. Не до того было. Один начальник СБ под ногами мешался.

— Понятно. Доставишь все искины в СБ.

— С чего это вдруг? Это мой товар я за него заплатил из своего кармана и на мне кредит за них висит.

— СБ выкупит их у тебя.

— Вот это другой разговор. Платите и забирайте.

— Где они?

— На транспортнике, как и всё остальное.

— Понятно.

— Знаешь, ты мне должен очень, очень, очень много. Я тебе с каждой вылазки привожу что-нибудь полезное. Ты меня должен беречь как самую большую ценность.

— Вот это меня больше всего и пугает.

Когда подлетели к станции, и появилась сеть, сразу связался с Оди.

— Привет Оди.

— Привет Алекс.

— Вижу, ты вернулся. Здесь на станции много болтали о том, куда ты улетел.

— Как сейчас?

— Все ждут вас. Как слетал? Удачно?

— В финансовом плане удачно, а вот в другом не очень. Наверняка у меня будут проблемы. Скоро я буду на станции. Нужно встретиться и всё обсудить.

— Где и когда?

— Сейчас сможешь?

— Смогу.

Связался с Дедом и выяснил терминал, на который он пристыкует корабль.

— Двадцать второй терминал. Подходи туда. Нас скоро туда будут стыковать.

— Буду.


Когда вышел на станцию он меня уже ждал. В глазах читался интерес. Он жаждал узнать подробности.

— Рассказывай по порядку, что у тебя стряслось и почему должны быть проблемы.

Пришлось подробно всё рассказать и подкрепить видеозаписями.

— Что скажешь?

— Скажу, что ты влип серьёзно, в очередной раз.

— Почему?

— Давай по порядку.

— Давай.

— Значит, что касается твоих дел с посредником. Здесь вопросов к тебе не должно возникнуть.

— Думаю, они как раз возникнут. Всё кто попал ко мне это просто исполнители, а вот их начальники остались там, и они будут выяснять подробности. Слишком сумма большая чтобы о ней забыть.

— Значит, к тебе вопросов быть не может, но ты думаю, ты прав и иск они пришлют. Ведь все данные были официальными, как и сделка. Оплату он получил и потом напал на тебя. Здесь никаких вопросов не возникнет. Не знал, что ты столько стоишь.

— Сам не знал. Мне говорили только о двух миллионах.

— Значит, цена на тебя выросла. Думаю, сейчас ещё вырастет.

— Пойти, что ли продать себя.

— Хорошая идея. Попробуй.

— Что дальше?

— Дальше всё плохо. Честно тебе скажу.

— Почему?

— Ты умудрился, вляпался в большую политику и что сейчас будет, я тебе сказать не могу.

— Ничего не понимаю. Какая политика? Причём здесь политика?

— Как тебе объяснить? Мы ведь официально не воем с Аваром?

— Не воюем.

— Вот только ты прилетел на их территорию и напал на их флот.

— Вообще-то это они на меня напали.

— Там не понятно кто первый напал то ли вы, то ли они. Можно повернуть и так и так. Может вы первые дали ракетный залп, а они выстрелили в ответ по твоему крейсеру. Это совсем не ясно.

— Понятно.

— По большому счёту это и не особо важно. Всё будет решаться наверху на уровне дипломатических миссий. Поэтому я и говорю тебе, что ты вляпался в большую политику.

— А то, что они пираты ничего не значит?

— Это происходило на их территории и это их дела. Тебя они никак не касаются. Вот если бы это происходило в нейтральной системе, тогда бы вопросы к ним появились, а сейчас всё это на усмотрение аварских властей.

— Понятно. Меня их судьба по большому счёту не интересует.

— От решения этого вопроса зависит и твоя судьба.

— Я сразу понял, что во что-то плохое наступил и только сейчас понял, что сильно вляпался.

— Зато ты в финансовом плане хорошо заработаешь.

— Не уверен. Всё это могут просто отобрать. Главный финансист сказал, что они подумают и мне не понравилось эта его фраза. Они не связывались ещё с тобой?

— Нет

— Странно, я ему дал твои координаты.

— Не было никаких вызовов. Проверь счёт.

— Проверил сразу, как прилетел. Не блокирован. Даже зарплата от них поступила.

— Что с кредитом?

— Ничего. Они его не заплатили.

— Странно.

— Мне тоже. Подожди, посмотрю, что есть на искине станции от них.

От них пришло всего одно сообщение.

— Что там?

— Они мне блокировали все операции с имуществом станции и кораблей. Теперь все операции только с их согласия.

— Странно, что они не заплатили кредит за тебя.

— Мне тоже странно, я думал, прилечу, а здесь за всё заплачено.

— Они решили посмотреть, что у тебя получиться и только потом действовать.

— Тогда посмотрим, что они предпримут.

— Это и так понятно. Будут вынуждать тебя продать им подешёвле.

— Могут постараться просто отнять.

— Вряд ли. Не пойдут они на нарушение закона.

— Посмотрим.

Проблемы начались почти сразу же, как только мы транспортник пристыковался к станции. Хорошо, что со мной связался Крис и спросил, почему я транспортник оставляю без охраны. Быстро выяснилось, что он получил приказ забрать абордажников с корабля и пилота тоже отозвали. Приказ пришёл от вице-адмирала. Поняв, что это неспроста направился туда. Как раз вовремя. Только прибыл туда, как на корабль прибыло СБ за искинами. Пришлось связаться с начальником СБ флота.

— Мы вроде договорились?

— Договорились.

— Тогда почему я вижу твоих людей, но не вижу кредов на счёте?

— Креды будут, но будут позже. Тогда отзывай своих людей, искины тоже будут позже. Одновременно с кредами.

— Послушай, я сейчас заберу, чуть позже рассчитаюсь.

— Я тебе давно не верю, так что вначале креды потом искины. Ты всегда их можешь взять у финансистов.

— Держи. Они прислали креды.

— Нет проблем. Забирайте искины.

Они забрали все не взломанные искины и ушли. Мой счёт пополнился почти шестью миллионами, и я их сразу заплатил за кредит. Одновременно мне пришлось переехать на корабль жить.

Сразу с утра начались проблемы. Получил огромный счёт за аренду транспортника на сто тысяч в день и предложение арендовать склад на станции за полмиллиона.

Связался с Оди. Он сказал, что пока владельцем корабля числюсь я, но по факту им не являюсь, и они не могут выставлять мне счета за аренду. Хотя посредник напал на меня и, по сути, теперь я новый владелец, но так как я был в это время на работе, скорей всего мы проиграем этот процесс в суде, и владельцем корабля станет флот. Только тогда они смогут выставлять мне счета за аренду имущества находящего внутри. Договорились с ним, что он будет максимально долго, затягивать процесс по этому делу. Мне стало понятно, что они собираются делать. Они будут тянуть из меня всё больше финансов. Пока я не соглашусь на все их условия. Решил не тянуть резину и связаться с начальником финансистов.

— Ты сказал что подумаешь. Подумал?

— Подумал, но кредов нет.

— Не смеши, у вас и нет кредов. Такого не бывает.

— Бывает. Вот сейчас их нет. Все потрачены.

— Хорошо. Когда они появятся?

— Не знаю.

— Я так понимаю, что платить ты не хочешь?

— Просто кредов нет.

— Хорошо, что ты хочешь?

— Не знаю. Кредов у меня нет. Готов поменяться.

— Поменяться? На что?

— Запчасти для станции в обмен на корабли.

— Какие корабли?

— Линкоры и тяжёлый крейсер ты забираешь себе.

— Ты издеваешься что ли? Это несравнимые по ценам вещи.

— Почему? У тебя будут запчасти для них, и ты их сможешь отремонтировать и продать.

— Вот ты что задумал. Ты мне их помниться предлагал все за три с половиной миллиона.

— Это была разовая акция. Они стоят гораздо дороже. Если их просто разобрать на запчасти ещё выгоднее получиться.

— Эти запчасти нужно продать, кто их здесь у меня купит?

— Отправишь на площадку, где покупал, там продашь.

— Что тогда сам не продашь там?

— Мне нельзя. Она аварская.

— Ну да, а мне можно. Меня сейчас там с распростёртыми объятьями примут.

— Ты не официально продавай.

— Я думаю, куда у меня все запчасти от аварских крейсеров пропали? Вот значит куда.

— Они нам не нужны.

— Они вам не нужны, а мне вот как раз нужны.

— Впрочем, раз ты не хочешь покупать, я продам всё оширцам.

— Продавай. Посмотрим, что они тебе заплатят.

— Никаких проблем я всё заложу в банк под кредит, а потом его не выплачу. Пускай всё забирают.

Здесь я почувствовал, что он напрягся. Видимо такой вариант развития событий он не учёл.

— Ты гораздо больше потеряешь на этом.

— Что поделаешь, вы не хотите покупать у меня их. Думаю, они купят у меня их.

— Дай мне время подумать до завтра. Я решу, что можно сделать.

— Думай.

Продавать оширцам было рискованно, нужно было везти это всё туда и сильно скидывать цену. Почти наверняка никто не выпустит это всё из системы. Уверен, СБ уже придумало, как это всё остановить, а так всё было гораздо проще. Банкиры были рядом и никуда лететь не нужно. Посмотрим, что они завтра скажут.

Часть 7

На следующий день начальник финансового отдела флота связался со мной.

— Мы к линкорам и тяжелому решили тебе предложить транспортник, в котором всё находиться.

— Мне нужны креды, а не корабли. Зачем мне корабли? Их нужно ремонтировать, потом платить экипажу. Откуда, у меня должны взяться на это креды?

— Продашь их или сдашь в аренду. Тебе виднее.

— Нет, я лучше много потеряю, но продам всё оширскому банку за креды. Торгуйтесь потом с ними.

— Ты не забыл, что работаешь на флот?

— Не забыл, но флот здесь не причём. Здесь рисковал я лично, ипредлагал вам решить проблему обеспечения станции, но вы отказались.

— Это когда было?

— Вот тогда.

Перекинул ему запись переговоров с вице-адмиралом и им.

— Так что именно вы отказались решать проблему. Тогда я сам еёрешил. Не понимаю, почему вы ещё торгуетесь.

— Потому что нет кредов.

— Ты врёшь псиону.

— Говорю же нет кредов. Всё потрачено на другое.

— На что на другое? Впрочем, я не спешу, заплатите позже.

— Креды могут очень долго не появиться, забирай корабли. Ты же сам сказал только что заявил, что тебе сейчас не очень нужны креды.

— Ты ведь знаешь что у меня кредит.

— Знаю. Ты и так заплатил больше половины. Остальное выплатишь и так.

В итоге после трёх часов долгих и упорных торгов с подключением юристов. Мы заключили сделку. После неё я стал владельцем двух разбитых линкоров, тяжелого крейсера и транспортника, а также запчастей к ним. Взамен флот получил все нужные запчасти для станции и кораблей. Все экипажи на кораблях будут флотскими, и зарплату платить им будет флот. За исключением тяжелого крейсера. На нём всё оставалось как есть. Правда на линкорах экипаж состоял из всего двух пилотов и навигатора. Экипажем это только называлось. По условиям договора, если корабли получали какие-то повреждения, обороняя эту систему, стоимость ремонта мне оплачивал флот. Если где-то ещё, то это уже мои проблемы. Сделка, на мой взгляд, была не выгодной для меня, но особого выбора у меня не было. Неизвестно какие условия выставит банк. В итоге флот избавился от трёх кораблей и повесил их мне на шею. Мне придётся много работать, чтобы восстановить эти линкоры. Зато Лера, когда я ей рассказал обо всём, пребывала в лёгком шоке. После чего сказала, что я сделал всё правильно и эти корабли будут мне приносить много кредов. Пришлось её разочаровать. Потому что они мне не будут приносить ничего. Хотя сами корабли, если их отремонтировать, стоили бы не мало. Транспортник сразу выставил на продажу и у оширцев и у аварцев. Поле чего сразу получил судебный иск от аварцев по сделке. Неожиданно выяснилось, что у посредника есть партнёр по бизнесу. Оди это иск решил быстро, мне не потребовалось выступать в суде. Транспортник продался через два дня, а через неделю он улетел обратно к аварцам вместе со своим экипажем. Их отпустили после проверки в СБ. Вместе с ними улетел пилот, который перегонял второй транспортник и ещё трое гражданских которые оказались на крейсерах. Вины их не нашли и всех отпустили. После продажи транспортника я закрыл весь кредит, и у меня осталось ещё три миллиона. После всего прошедшего я больше не хранил креды на официальном счёте и перевёл всё на разные чипы. Удивительно, но я ожидал проблем после всего, но ничего не происходило. Всё было тихо. Ни СБ ни моё начальство ничего не предпринимали. С вице-адмиралом мы периодически болтали об этом. Он сказал, что никаких распоряжений насчёт аварцев пока не поступало. Они всё так же находились в помещении, которое я приготовил для пиратов. Рабов всех освободили и отправили на планету. За исключением шахтеров. Шахтёры решили продолжить работать в системе на своих корабликах. Сотрудничая с крошечной оширской шахтерской компанией находящейся на станции. Эта компания и рассказала, что к нам попала не руда, а концентрат руды. Он стоил гораздо дороже. Эта же компания купила второй корабль вместе с концентратом, и он улетел к оширцам. Из трофеев у нас остались только два крейсера и запчасти, что мы сняли с третьего, но на всём этом стояла блокировка адмирала. Всё решилось, когда я уже забыл о них. Утром меня вызвал адмирал.

— Слушай, пришла команда сверху. Мы отпускаем аварцев.

— Это что шутка такая?

— Нет. Всё на полном серьезе. Я сам всё перепроверил. На всякий случай.

— Они ведь пираты?

— Понимаю, но что поделаешь. Они аварцы и мы с ними не воюем.

— Как это не воюем? Когда вокруг меня полно пиратов и их представитель сидит на пиратской станции.

— Пираты есть и будут. Это совсем другое. С этим ничего не поделаешь. Это не регулярный флот.

— Они бы нас ни за что не отпустили.

— Ты не прав. Они тоже иногда возвращают наших.

— Это действительно так?

— Редко. Обычно обменивают, но чаще продают в рабство и так что не найдёшь концов. Возможно, их и обменяли на кого из наших.

— Если так, пускай проваливают. Что требуется отправить их с транзитником?

— Нет. Мы их отправляем вместе с их крейсерами.

— Чего? Знаешь, если я раньше думал что вы там у себя сидите на забористой дури, а теперь понимаю, что и начальство наверху на чём-то ещё позабористее вас сидит. Только не говори мне, что я должен извиниться перед ними.

— Не говорю и не должен.

— Хотя бы в этом повезло. Они завтра вернуться на этих крейсерах и нападут на станцию.

— Я всё понимаю, но есть приказ и его нужно выполнять. Вот только в приказе ничего не сказано, в каком виде мы им должны вернуть корабли.

— Подожди, как я им верну крейсера, если они сами искины к ним уничтожили? Мне что им ещё два последних из моего резерва отдавать? У меня тогда ничего в запасе не останется.

— Этот вопрос я выясню, но я о другом. В приказе ничего не сказано, в каком виде мы должны им вернуть крейсера.

— Ты хочешь сказать, что если я с них всё поснимаю, то мне ничего не будет. Подожди, а как же боевые за них? Это же трофеи. Они ведь в трофейной накладной и даже с оценкой финансистов.

— Я выясню эти вопросы, а ты пока подготовь их. Главное чтобы они своим ходом улететь могли.

— Это я уже понял.

— Тогда действуй.

Собрал техников с четырех крейсеров, и они дружно начали разбирать крейсер. Разбирать, не ремонтировать дело пошло очень быстро. Дроиды быстро извлекали блоки из своих мест. Сняли всё снаружи потом изнутри. Пришлось контролировать их, чтобы лишнего не сняли. Крейсер должен был улететь из системы. Когда мы закончили, пришла пилот и проверила корабль. Разогнаться и прыгнуть корабль мог. Напоследок сам осмотрел всё. В каютах даже матрасов не осталось. Все переехали на склад на станции. В результате работы техники нашли два тайника. После чего энтузиазм резко вырос, и техники проверили весь корабль ещё раз. Второй крейсер разобрали также следом за первым. Сняли всё, что можно было снять, изнутри и снаружи. После этого я связался с вице-адмиралом.

— Оба корабля подготовили к передаче.

— Это хорошо. Значит, будем отправлять.

— Что по искинам.

— Отдаём.

— Как же так? У меня ни одного запасного больше нет и нужен ещё один на тяжёлый крейсер. Я оттуда снял.

— Получишь потом в СБ,

— Когда они их ещё взломают.

— Пара штук у них уже есть.

— Тогда пускай присылают. Мне на тяжёлый крейсер нужно искин установить.

— Пришлют. Тебе только придётся за него заплатить.

Когда мне их доставил дроид, меня ждал сюрприз. Цена на искин вдруг резко увеличилась. Ровно в два раза. Теперь искин числился как взломанный. Пришлось отказаться от покупки. Вскоре всех пленных аварцев СБ стало распределять по кораблям. К моему удивлению посредника тоже запихнули вместе с ними, после чего крейсера покинули нашу станцию. Этот вопрос я решил прояснить у начальника СБ станции. Именно он занимался отправкой аварцев.

— Этих понятно, а посредника, почему отправляем?

— Зачем он нам? Что ты предлагаешь с ним сделать?

— Вот поэтому и пиратов вокруг полно, что мы всех отпускаем.

— Мне это нравиться не больше твоего. Среди них многие прогулку без скафандра заслуживают, но приказ есть приказ.

Он забрал своих людей и они пошли к себе в СБ. Странно, этот на меня не злиться за то, что я сделал. Спокойный попался. В кабинете меня уже ожидал вице-адмирал. Решивший подсластить мне эту горькую пилюлю. Он мне сообщил, что все отличившиеся получили награды за этот рейд кроме меня. Мне же выписали благодарность от командования. Прямо не знал, куда деваться от счастья. Впрочем, не наказали уже хорошо. Вообще настроение у начальства, после возвращения, сменилось с напряжённого на благосклонное. СБ как-то забыло обо мне на время. Видимо понимало, что я теперь не брошу линкоры и не сбегу. Вообще всё это было организовано специально наверняка. Они всё продумали заранее и вместо кредов продали мне эти линкоры, которые им самим были не нужны. Впрочем, планов их содержать у меня не было. Были планы отремонтировать их и продать наёмникам. Главное чтобы они к пиратам потом не попали, но всё очень быстро поменялось.

После того как аварцы улетели, всё приняло свой обычный формат. Сам я занялся укреплением обороны станции. Устанавливал новые турели на лётной и смотровой палубах. Эти турели имели мощную индивидуальную силовую защиту, их было сложно вывести из строя. Когда я начал их устанавливать, выяснилось, что для их установки всё есть. К стандартным местам для их установки были подведены и подключены все системы станции. Требовалось только установить турели в уже подготовленные места, но самым интересным оказалось другое, этих подготовленных мест было пятнадцать, как и турелей у меня. У меня появилось сильное подозрение, что эти турели были предназначены для этой станции.

Этот вопрос я решил прояснить у Деда. Он мне рассказал историю станции. Выяснилось, что когда аварцы отбили систему у пауков, они сразу начали строить здесь эту станцию и построили её. После этого наши наняли наёмников у аварцев. Наёмники прилетели на транспортниках с запчастями, захватили станцию и расстреляли из орудий станции флот охранявший её. После этого уже наш флот отбил её у них. Станция тогда была ещё не закончена и многие системы не работали. Это означало, что эти турели предназначались для обороны станции, но кто-то очень ловко переиграл аварцев и захватил эту систему. Поэтому их и не довезли и не установили здесь. Все эти годы турели пылись на складе у аварцев. Пока я их не купил. Во всём этом мне было непонятно только одно, для чего это всё было сделано. Ведь отсюда до ближайших систем Аратана было очень далеко. Когда, уже привычно вечером, собирался вместе с Лерой и её сёстрами лететь заниматься ремонтом линкора, в кабинет зашла Элла.

— Командир с вами хотят поговорить главы пяти кланов с планеты.

— Что все сразу?

— Да все сразу.

— Тогда соединяй, послушаем.

На панели появились глав кланов. Из них, я только с одним общался в живую. Оставшихся видел в первый раз и решил их рассмотреть подробнее.

Они видимо что — то обсуждали и один из них сказал второму

— Он всё равно не понимает по оширски.

— Если это так, то у нас большие проблемы — ответил ему второй.

— Вообще-то понимаю — ответил им — Видимо у вас что-то случилось. Раз вы все решили со мной пообщаться — сказал это на оширском языке.

Ответил мне глава клана Кар-дел, с которым мы общались раньше.

— У нас появилась информация, что скоро эта система будет передана Оширу.

— Можно узнать источник данной информации?

— К сожалению нет.

— Боюсь, это ошибка. Если конечно они не решили напасть на нас.

— Дело в том, что источник надёжный и передача системы будет мирной.

— Тогда спрашивайте у него. Лично мне ничего об этом неизвестно.

— Мы поняли тебя.

После этого они отключились. Странно очень странно чтобы пять враждующих кланов вот так вышли на связь. Наверно это очень надёжный источник и вызвал вице-адмирала.

— Чего тебе? — ответил он.

— Скажи мне, что систему передают оширцам?

— С чего ты это взял?

— Сам посмотри и переслал ему видео нашего разговора.

— Ну что и что? Какие-то пятеро оширцев вдруг решили, что мы будем её передавать Оширу.

— Боюсь, ты не понимаешь. Это главы пяти самых сильных кланов на планете и у них реальная власть на планете.

— Ну и что?

— Они смертельно ненавидят друг друга, а здесь все разом вызвали меня. Значит это не просто так.

— Ерунда всё это. Никто ничего передавать не собирается.

— Как скажешь.

После него решил вызвать Элл.

— Ты где пропал? Не вызываешь? Не просишь помощи?

— Я вызывал тебя, а ты тогда улетел. Думал у тебя и без меня проблем хватает.

— Нет никаких проблем. Всё в обычном режиме. Давай что-нибудь взломаем?

— Мне запретили тебя привлекать.

— Почему?

— Не знаю.

— Жаль. Было весело.

— Скажи мне, что у вас слышно о нас?

— О твоём рейде?

— Вообще в целом.

— Что ты аферист.

— Вообще-то я станцию спасал. Не знаю, что ты спасал, но говорят что ты аферист.

— Вот так стараешься, а тебя ещё и аферистом назовут.

— Не обращай внимания, а вообще говорят, что ты три корабля отхватил себе.

— Нагло врут. Четыре.

— Что четыре?

— Четыре корабля отхватил, а не три. Один продал уже. За меня, кстати, цена выросла у пиратов. Вот я и думаю, может им себя продать?

— Значит, не врали, аферист.

— Элл мы с тобой кучу времени знакомы. Какой я аферист?

— Отличный.

— Здесь уже спорят, продашь ты станцию или нет.

— Не продам. Слушай, что у вас слышно о мирной передаче системы оширцам?

— Ничего не слышал об этом. Почему ты решил, что её собираются передавать?

— Не я. Кланы оширские на планете. Они откуда-то узнали.

— Обычные сплетни не обращай внимания.

— Ты мне как-то говорил, что оширцы прекратили переговоры.

— Что-то такое было, припоминаю.

— Что сейчас с этими переговорами не знаешь?

— Не знаю, ничего не слышал об этом.

— Понял. Будет желание, вызывай, чего-нибудь ещё взломаем.

— Нельзя.

— Не переживай, мы никому не скажем, а они не узнают.

— Боюсь, они всё узнают.

— Жаль, забавно было.

— Да. Неплохо.

— Как кстати у тебя дела с той девушкой?

— Нормально — он тяжело вздохнул.

— Чего так?

— Правда, всё хорошо, но как они меня достали. Шагу не дают сделать без охраны.

— А ты сбеги вместе с ней.

— Пробовал уже. Поймали и сказали, что это ты виноват.

— Я?

— Ты. Оказывается, ты оказываешь на меня дурное влияние.

— Вот оно что, а я понять не мог, почему ты пропал.

— Так получилось.

— Ладно, не расстраивайся, я подумаю и какую-нибудь гадость им придумаю. Я пообещал, что сделаю начальника СБ флота лысым и своё обещание нужно выполнять.

— Лучше не надо. Будет только хуже. Они мне вообще запретят с ней встречаться.

— Это они могут. Тогда держись и если будет нужна моя помощь, вызывай.

— Договорились.

Жалко его было. Никакой личной жизни у него не было из-за его работы. Впрочем, как-нибудь сам разберётся. Благополучно забыл о звонке кланов. Вот только через три дня со мной связался вице-адмирал.

— Ты знаешь, не знаю, откуда узнали твои оширцы, но мы действительно обменяли систему на систему.

— Сейчас не понял? О чём ты?

— Твою систему передают оширцам. Будь готов к разным провокациям с их стороны, а особенно с аварской.

— Каким провокациям?

— Любым.

— Почему так?

— Аварцы давно хотят видеть эту систему своей, а наши договорились с Оширом и передают её им.

— Значит, всё было зря? Зачем я тогда старался, укреплял оборону станции? Что не могли сказать, что всё это было зря? Что будет со станцией?

— Передаём её им. Не переживай ты всё правильно делал и я сам ничего не знал.

— Что от меня требуется?

— Скоро к тебе прилетят финансисты и оценщики. Как наши, так и оширские. Они будут осматривать станцию.

Часть 8

Они прилетели через две недели на пяти транспортниках. Два, из них были именно теми двумя транспортниками, что летели к нам и были оширцами арестованы. На них до нас долетели два инженера, что отдыхали у них в тюрьме всё это время. С них уже были сняты все обвинения и их выпустили с извинениями. Три других транспортника были пустыми. Их пригнали, чтобы вывозить имущество со станции, которое откажутся купить оширцы. От них я узнал, что все ограничения на поставки сюда товаров сняты оширской стороной. Сразу заказал у них не взломанные искины. Для крейсера и линкоров. Потому что мне финансисты выставили цену за мои же искины, теперь уже взломанные СБ, в три раза дороже той цены, за которую они купили их у меня. Там же я приобрёл нужные мне блоки, которых не хватало чтобы закончить ремонт линкоров. Заказал всё это на имя Леры. Чтобы я сам нигде не фигурировал. Её вместе с сёстрами я нанял, чтобы они вечерами помогали мне ремонтировать линкор. Что они с удовольствием и делали. Мы почти полностью восстановили новый линкор, остались только установить недостающие блоки и искины. Финансисты с оценщиками пробыли у меня две недели. Собрали всю пыль в самых глухих углах станции. Облазили всю станцию вдоль и поперёк. После чего улетели осматривать оширскую станцию. На прощание мне было сказано, чтобы я готовился. Примерно через три месяца состоится передача станции Оширу. Вот только на планете сразу начались проблемы. Как только там узнали, что на станцию прибыли оценщики с финансистами со мной повторно связались главы пяти оширских кланов, и я им подтвердил, что готовиться обмен системами. Их интересовало только одно, будут вывозить граждан Аратана с планеты или нет. Ответил честно, что мне ничего не известно об этом и я задам этот вопрос руководству. Руководство тоже оказалось не в курсе.

Меня, честно говоря, этот вопрос удивил. Мне казалось, что местное оширское население будет только радо передаче системы оширцам. Вот только оказалось всё с точностью наоборот. В сети писали, что многие совсем не хотели возвращения Ошира на планету. Выяснилось, что многие бежали сюда от своих проблем там, и сейчас хотели покинуть эту планету, улетев на Аратан. На планете даже начались выступления по этому поводу. Пришлось выступить и объяснить, что пока всё остаётся как есть и все кто хочет, может покинуть планету и улететь куда-то. Видимо аварцы наняли пассажирский корабль, и он стал перевозить желающих к ним на Авар. Вот только он сделал два рейса и желающие закончились. Как я понял, аварцы предлагали сделать несколько рейсов в Аратан через Ошир, но с ними боялись лететь. Все хотели лететь в Аратан в сопровождении эскадры понимая обстановку вокруг станции. Неизвестно откуда узнали, что у меня есть свои личные корабли, но мне стали поступать предложения арендовать каюты. Первыми в этом деле были кланы. Попросил Эллу собирать контакты всех желающих. Сам с двумя прибывшими инженерами занимался ремонтом рейдеров и параллельно взял в аренду двух инженерных дроидов на планете для ремонта. Ими я ремонтировал второй линкор. Очень боялся, что я просто не успею его восстановить к времени передачи системы. Из него я решил сделать военно-транспортный корабль. Ведь на разбитом линкоре который я вытащил из астероидов сохранилась почти совсем неповреждённой удлинительная вставка, увеличивающая его вместимость. Вот её я и решил, и переставить на второй линкор. Это было быстрее, чем заделывать все повреждения, которые ему нанесли ракеты и выстрелы главных калибров. При этом мне СБ постоянно вставляло палки в колёса. Оно захотело выкупить мои не взломанные искины, которые я приобрёл у оширцев, но я согласился только на обмен. Параллельно с этим ещё и успевал тренироваться, потому что моя база тень постоянно требовала от меня тренировок. Мои успехи там были скромными, и тренажёр меня постоянно колотил, но я уже прошёл большую часть подготовки. Следующие два месяца я работал в каком-то бешеном темпе и ночами спал в капсуле у Дока. Всё потому что купил на планете сильно устаревшую базу пилота тяжелого кораблей и учил её ночами. Опасаясь, что она мне может понадобиться. Дед с трудом аттестовал меня по ней. Хотя пилотировать от меня и не требовалось, решил приобрести её на всякий случай. Пилоты и навигаторы, заключившие контракты с флотом, уже прошли обучение и были готовы пилотировать линкоры. Пока они из тренажёров не вылезали. Испытания обоих линкоров прошли в один день и были успешными. Большинство систем у кораблей были работоспособны, корабли могли вести бой и совершать прыжки. Только после этого, я облегченно выдохнул, и стал искать разумного который бы взял продажу мест на линкорах на себя. У меня заниматься этим времени не было. Этим разумным оказалась Элла. Она сама предложила мне свою помощь за небольшой процент от продажи мест на кораблях, и я с радостью согласился. На следующий день я узнал, что она продала все каюты на кораблях. Их просто зарезервировали за собой кланы. При этом она сказала, что им не хватило. Список пассажиров состоял почти на девяносто процентов из женщин и детей. Стало понятно, что они решили отправить отсюда свои семьи. Пришлось вызвать их всех.

— Элла мне сегодня сообщила, что вы арендовали все каюты на линкорах.

— Мы бы приобрели ещё, если есть такая возможность.

— У меня кают больше нет.

— Знаете, меня волнует один вопрос. Учитывая характер ваших отношений. Вы не устроите там бойню?

— У нас перемирие. Всем нужно вывести семьи отсюда до прихода оширцев.

— Вы сильно рискуете. Неизвестно как всё сложиться и через пиратов или оширцев мы полетим. Может не стоит так рисковать?

— Риск есть, но с пиратами ты должен справиться, а оширцы побояться напасть на конвой.

— Мне бы вашу уверенность. Впрочем, это ваше решение.

Странно с чего это они мне так стали доверять? Ведь все пять кланов решили отправить родных. Нужно поставить перегородку и отсечь экипаж от них, а также установить дополнительно скрытые камеры. Кроме того мне нужен Оди, чтобы в случае чего ко мне не было никаких юридических претензий. Вызвал его, но он не ответил, отправил сообщение чтобы связался со мной. В ответ была тишина. Когда он до вечера не вышел на связь я заволновался и дошёл до его офиса. В офисе его не оказалось, и на мои вызовы он не отвечал. Стал отслеживать по камерам, куда он мог пропасть. Выяснилось, что он утром вышел из своей каюты и до офиса не дошёл. Пропал в коридоре станции, в этом месте не было камеры наблюдения. Около места, где он пропал, я обнаружил вход в тоннель для дроидов. Проверив тоннель, я не обнаружил тела и вызвал на место СБ. На мой вызов прибыл сам начальник СБ.

— Что случилось? — спросил он.

— Пропал мой юрист. Именно здесь пропал, я проверил по камерам. Вышел утром на работу и пропал.

— Если живой, найдём.

— Очень на это надеюсь.

Они занялись поиском, а я сильно расстроенный вернулся к себе в кабинет. Вначале Слим пропал теперь Оди. Два приятеля было и оба пропали. Теперь даже поболтать вечером в баре будет не с кем.


Оди нашли на следующий день живого, но связанного и без сознания. Я был так рад, что сам пришёл СБ хотя старался избегать этого. Уже после СБ, в баре, он мне рассказал, что он шёл привычно на работу, а что произошло дальше он ничего не помнит. Очнулся уже в капсуле в СБ.

— Как думаешь, кто на тебя напал и за что?

— Вообще не понимаю, зачем это было сделано и с чем это связано.

— Может это как-то связано с твоей работой?

— Ничего особенного по работе у меня не было. Обычная рутина.

— Понимаешь, не могли тебя просто так похитить. Тебя нашли связанного и без сознания я запись видел.

— Не понимаю, кто это мог сделать и зачем.

— Думай.

Он долго думал, потом сказал:

— Знаешь это наверно полный бред, но неужели они сделали это специально.

— О чём ты?

— Вчера должно состояться заседание суда по делу бывшего начальника СБ станции. На него я заявился вторым обвинителем.

— Хочешь сказать, что тебя специально вырубили, чтобы ты там не выступил.

— Всё остальное ещё больший бред.

— Узнай, был суд или нет и его результат.

— Уже узнал. Суд был. Ему дали по минимуму.

— Сколько лет он получил?

— Нисколько.

— В смысле?

— В прямом. Вину он признал, ущерба твоему здоровью нет. Понижен в должности и звании и будет служить дальше.

— Что значит нет ущерба здоровью? Однозначно это СБ тебя вырубило и связало. Потом показало мне картинку, что они якобы нашли тебя. Теперь понятно почему сам начальник СБ пришёл на место, где тебя похитили. Боялся, что я что-нибудь найду там.

— Не ожидал я от них такого.

— От них можно ожидать всё что угодно.

— Они мне ответят за это. Я судебный департамент подключу и добьюсь пересмотра приговора.

— Думаю у тебя ничего не получиться. Вспомни, как они затягивали предыдущие процессы по мне.

— Это мы ещё посмотрим. Я и местное СБ достану так что они пожалеют об том что меня похитили.

— Боюсь не успеешь ты никого достать и СБ станции скоро не будет.

— Почему?

— Мы систему и станцию передаём оширцам. Все вроде об этом знают.

— Когда это ещё будет.

— Недели две осталось. Возможно, растянется ещё на немного.

— Это долгая история. Быстро такие вопросы не решаются. Успею всё решить.

— Попробуй. Только будь осторожен. Я тебя вчера уже похоронил. Не хотелось бы найти твоё тело.

— Буду осторожен.

— Если что сразу меня вызывай или хотя бы сообщение скинь.

— Хорошо.

Вот только ошибся он с передачей. Утром меня вызвал вице-адмирал.

— Вы как там? Готов к отлёту?

— Кто-то бы ещё назвал точную дату отлёта.

— Скоро к тебе прилетят пассажирские корабли для эвакуации станции и персонала с планеты. Вместе с ними прилетят новый командир станции от оширцев со своими подчиненными. Они будут принимать станцию у тебя.

— Когда нужно будет передать?

— Не знаю, как будет всё готово к передаче, поступит команда, тогда и ты передашь ему управляющие коды.

— Насколько я могу ему доверять?

— Ни на сколько. Будь внимателен. Это можешь оказаться ловушкой.

— Почему? Если всё согласовано и подписано?

— Есть проблемы.

— Какие?

— Они наотрез отказались пропустить вас через свою территорию и гарантировать вам безопасное возвращение.

— Почему?

— Не знаю. Вам придётся возвращаться по одному из этих двух маршрутов.

Получил карту систем, где были отмечены маршруты.

— Понятно. Почему они запретили пролёт?

— Не знаю, нас не посвящают в такие детали. Кроме того командование само против этого.

— Почему?

— Они будут знать, как мы полетим.

— Наверняка и аварцы с пиратами будут об этом знать.

— У тебя теперь линкоры есть и эскадра сильная.

— Эскадра? Больше половина кораблей в ней имеют повреждения, а линкоры без экипажей. Думаю, они об этом прекрасно осведомлены. Наверняка меня там встретят оширские пираты с выключенными транспондерами.

— Не переживай. Мы тебя тоже встретим.

— Где?

— Определимся после того, как решишь, по какому ты пути полетишь.

— Мне до вас как-то долететь нужно и пролететь через всю пиратскую территорию.

— Проскочишь.

— Мне бы ваш оптимизм. На пиратской станции около пятидесяти пиратских кораблей и это по самым скромным подсчётам. В три раза больше чем нас.

— Они разрознены.

— Ради такого жирного куска как мы, могут объединяться.

— В общем, ты подумай, и мы договоримся, где тебя встретить.

— Подумаю.

Не успел он отключиться как экран разделился и на второй половинке появился начальник СБ флота.

— Что опять подслушиваешь и подглядываешь? — спросил его.

— Работа у меня такая — ответил он.

— Чего тебе? Тоже хочешь знать, по какому маршруту полечу?

— Лети, как хочешь, меня это не интересует.

— А понял, ты решил узнать, не продал ли я станцию. Боюсь, здесь я тебя разочаровал, её продали без моего участия.

— Дроид это твоя работа?

— Какой дроид тебя интересует? У меня на станции их много.

— Про дроида который напал на бывшего начальника СБ станции.

— Не понимаю о чём ты.

— Всё ты понимаешь!

— Повторяю, я не понимаю, о чём ты говоришь. Бывший начальник СБ находиться не здесь на станции, а где-то там у тебя. Так что я понятия не имею, о чем ты говоришь.

— О дроиде, взломанном тобой, который напал на него.

— Какой взлом? С чего ты это взял? Я уже давно ничего не ломаю, а то что ломал, делал с твоего одобрения. Кроме того, я что единственный хакер? Если вообще был этот взлом, а не какой-то сбой. Ты не поверишь, но дроиды иногда сбоят.

— Значит, ты не отрицаешь, что напал на него?

— Завязывай с дурью. Я тебе уже сказал, что понятия не имею, о чём ты говоришь. У самого сбойные дроиды в СБ, а я оказываюсь в этом виноват. Скоро тебе мой след в любом происшествии на станции казаться будет, не говоря уже о флоте.

— Кто себе сказал что в СБ?

— Знаешь что, разбирайся сам со своими дроидами. У меня полно работы без тебя.

— Разберусь, но если выясниться это твоя работа.

— Как то совсем не страшно. Что снова в камеру посадишь и будешь всем говорить, что меня нет на станции?

— Разберёмся — и он отключился.

— Совсем плох стал начальник СБ посмотри там у него волосы не стали выпадать? — сказал вице-адмиралу.

— Это действительно твоя работа?

— Второй туда же. Понятия не имею о чём это он. Лучше спроси у него, кто похитил моего адвоката и зачем. Каким таким чудесным образом он оказался в СБ и почему камеры наблюдения не зафиксировали как его доставили туда.

— Сбой наверно какой-то.

— Наверно. Вот я и говорю, сбоит техника, что поделаешь.

— Ладно, работай.

Ещё вчера после нашего разговора я скинул Оди записи с камер наблюдения в коридоре рядом с СБ станции и на них никак не отразилось, что его кто-то привёз в СБ. Якобы после того как его обнаружили в одном из туннелей для дроидов. Это был явный просчёт СБ. Это означало, что его привезли туда раньше. Зато вчера, примерно через час после его похищения, в коридоре камеры отключались на три минуты. Всё это я сообщил и передал Оди. Он сказал, что подумает как с этим поступить. В отличие от него я не стал думать, а решил действовать. Вначале взломал камеры наблюдения у торговых точек расположенных недалеко от судебного помещения на центральной станции флота, так я выяснил куда примерно поселили бывшего начальника СБ после суда. После этого взломал дроида доставщика. Он был в глобальной сети. Полностью изменил его прошивку. Оказывается дроиды доставщики, могут быть очень опасными в умелых руках. Не знаю чем закончилась моя затея, но как минимум в лечебной капсуле бывший начальник СБ должен был оказаться. Дроид должен был кататься по коридору пока тот не выйдет из каюты. Судя по реакции начальника СБ флота моя затея сработала. Следы я умело затёр, так что он ничего не сможет найти и доказать. В кабинет зашла Элла.

— Командир есть одна проблема.

— Какая?

— Четыре тысячи криокапсул на планете. Они ведь числятся на балансе флота. Их нельзя просто так там оставлять.

— Ты права. Вот только что делать с пиратами, которые сейчас в них лежат?

— Размораживаем и оставляем оширцам. Пускай они с ними разбираются.

— Ты права, так и сделаем.

— У меня ещё есть предложение.

— Какое?

— У меня полно желающих улететь с нами в них.

— Насколько я знаю так нельзя.

— Можно, я всё узнала, они должны будут только подписать договор и дать добровольное согласие лететь в криокапсуле в трюме.

— Что многие на такое согласны?

— Боюсь, криокапсул не хватит.

— Подожди, я выясню у Оди.

Оди подтвердил её слова и прислал договор, который они должны будут подписать.

— Держи договор. Каждый должен его подписать, перед тем как лечь в криокапсулу.

— Сделаю

— Отправь вниз медиков с абордажниками для разморозки пиратов.

— Уже отправила.

— Купи на планете несколько простых пищевых синтезаторов и картриджей к ним. Отправь их туда. Я оплачу их стоимость из своего кармана.

— Зачем?

— Чтобы у финансистов потом ко мне вопросов не возникло и пираты с голоду там не передохли пока у оширцев до них дойдут руки.

— Поняла.

Часть 9

Следующим утром меня разбудило срочное сообщение, чтобы я прибыл на командный центр. Когда я туда пришёл там были и Мила и Дед. Мила закончила дежурство, а Дед только приступил. Они общались с отцом Милы.

— Наконец-то появился — сказал он.

— Ну что? От лица командования поздравляю тебя.

— С чём? — не понял я.

— Твои действия по обороне станции признаны очень эффективными генштабом империи. Даже опытные преподаватели академии не смогли придумать ничего подобного, не говоря уже о курсантах.

— Я рад, что им понравилось.

— Боюсь, ты не понимаешь. Наш флот выставил тебя на конкурс.

— И что?

— А то, что мы побеждаем и с большим отрывом.

— Рад за вас.

— Ты так ничего и не понял,

— Ты будешь представлять флот на конкурсе.

— Слушай, вы выставили, почему я должен отдуваться за вас? Сами выставили сами и отдувайтесь!

— Ты так ничего и не понял. В общем готовься.

Хотел спросить, к чему готовиться, но в разговор вмешалась Мила.

— Отец, это правда?

— Правда.

— Ой, у меня же платья нет для этого. Всё я побежала. Мне нужно срочно заказать платье.

— Беги — он с улыбкой ответил ей и отключился.

Она уже выскочила из командного центра.

— Дед, ты что-нибудь понял? Какой конкурс? Причём здесь она и какое платье?

— Ты что не слышал ничего об этом конкурсе?

— Нет.

— Раз в год проходит имперский конкурс между флотами империи. Там вручают награды особо отличившимся.

— Ничего не понял, а причём здесь она и платье.

— Там, после вручения наград, проходит торжественный бал и награждённые приходят туда не одни, а с кем-то, с кем потом будут танцевать на балу в паре. Мила твоя подружка. Вот она и умчалась за платьем. За это, кстати, ставиться специальная отметка в личном деле.

— Вообще-то мне не положены награды, я не флотский, а гражданский. Впрочем, она должна знать об этом, как и её отец?

— Значит уже всё согласовано наверху.

— Могли бы и меня спросить, прежде чем посылать на конкурс.

— Это решают не они, а генштаб. Они выставляют только представления.

— Понятно. Странно, что я там вообще оказался.

— Ты видимо не видел в сети ролик с твоей обороной станции, там уже не один миллиард просмотров был.

— Понятно.

Заглянул в сеть и нашёл ролик. Оказалось, что его выложил в сеть медик, который меня лечил. Ролик назывался вот как нужно уничтожать пиратов. В конце он назвал моё имя.

Стало понятно, почему цена за меня у пиратов так резко взлетела. Теперь они точно всей толпой будут очень хотеть встретиться со мной. Также стало понятно и другое. Почему оширцы не согласились пропустить нас через свою территорию. Наверняка пираты им заплатили. Даже скорей не пираты, а аварцы. Эти не меньше пиратов желают заполучить меня.

Вот зачем мне всё это? Всё из-за одного ролика в сети. Впрочем, уже ничего не изменишь. Миллиард просмотров.

— Как мне теперь вывозить всех отсюда? — этот вопрос я задал себе, но задумавшись, произнёс это вслух.

— Выведешь. Все в тебя верят.

— Мне бы их уверенность.

Впрочем, время обдумать всё, у меня было. Вот только альтернативы этим двум путям предложенным командованием практически не было. Перепрыгнуть через полосу разрушенных систем можно было всего в двух местах. Ещё раньше в сети я выяснил, что никто точно не знает, кто и почему разрушил эти системы. Эта полоса была загадкой для археологов. Известно было только, что произошло это в глубокой древности. Основная версия у одних заключалась в том, что кто-то давно создал эту полосу искусственно, как своеобразную защиту от пауков. Другие утверждали, что раньше о пауках вообще ничего не было известно, и что там произошла техногенная катастрофа. В сети шли горячие споры на эту тему. Меня совсем не интересовало, кто прав в этих спорах, но именно эта полоса разрушенных систем мешала мне вернуться в основную империю. Прыгнуть во многие системы на этой полосе было можно, а вот разогнаться для нового прыжка уже нет. Из-за множества обломков находящихся в системах.

Через полосу были несколько безопасных переходов, но все они контролировались оширцами и находились на их территории. На карте эти системы располагались южнее. Существовало только два ничейных перехода. Оба перехода сейчас контролировались пиратами. Что было севернее, куда продолжалась эта полоса, точно никто не знал, там находились паучьи системы. Об этом могли знать только пираты, но из воспоминаний Лиса было ясно, что пираты сами их опасались и старались туда не летать. Хотя их станция была расположена там же на севере, но была отделена от основных паучьих систем этой полосой. Вот только эта полоса совсем не мешала паукам. Их не однократно видели и на другой стороне полосы. Наверно поэтому у пиратов была отличная оборона у станции.


Через три дня прилетело шесть пассажирских кораблей. На них вернулась половина комиссии, которая у нас уже побывала, и вместе с ней прилетело два десятка оширских военных. Мне представили будущего командира станции от оширцев. Когда я спросил, сколько ему лет он ответил что девяносто три года. У него были уже правнуки моего возраста. Он видимо знал, что я знаю оширский, и они почти не говорили при мне на нём. Он занял каюту моего заместителя, и к ней сразу выстроилась очередь из владельцев торговых лавочек арендующих помещения на станции. Его заместитель улетел вниз на планету и там стал встречаться с персоналом космодрома. Предлагая рабочие контракты тем, кто хотел остаться и продолжить работать здесь. Большинство отказалось только двое согласились. Тогда он стал искать новый персонал на планете, параллельно занимаясь новой администрацией и делами на планете. За каждым присматривало пару абордажников, для их охраны и чтобы я знал, чем они занимаются. Основная комиссия занималась складами станции. Они решали, что оширцы будут забирать, а что нет. После чего, всё что им было не нужно, грузилось на транспортники, а склад с остальным опечатывался. Вначале я не понимал, почему они одно берут, а другое нет. Потом понял. Они забирали всё, что было аварским или оширским и старались ничего не брать аратанского. Здесь скоро не остаётся аратанской техники. Из аратанского они забирали только грузовые и пассажирские челноки, курсирующие между станцией и планетой и оба буксира. К моему удивлению они забрали все абордажные боты, которые не продали финансисты. Мне удалось забрать только один, который я забрал на верфь и там его экстренно ремонтировали вместе с двумя аварскими крейсерами, ремонт которых шёл полным ходом. Сейчас почти все техники станции были брошены на ремонт кораблей. Экипажей на кораблях не было, а вот пилоты были. Когда комиссия закончила на станции. Они перебрались на планету, и одновременно с этим началась перевозка пассажиров и грузов тех, кто улетал с нами. Челноки курсировали между станцией и планетой без перерывов. Сам я занимался подготовкой сюрпризов для оширцев, ведь меня предупредил вице-адмирал, что всё может отмениться в последний момент. Через неделю пришёл приказ о времени передачи системы и одновременно с ним меня вызвал адмирал.

— Слушаю.

— Ты решил, по какому пути полетишь?

— Нет.

— Почему?

— Мне оба пути категорически не нравятся, я хочу выбрать другой вариант.

— Какой?

— Уходить через оширцев.

— К сожалению, по договору с ними, нам это запрещено.

— Какая ерунда, я ведь не собираюсь ни на кого нападать.

— Нет! Я тебе запрещаю. Это приказ. Они из-за этого могут нас обвинить в нарушении договора.

— Тогда я не знаю, что мне делать. Пришлите несколько линкоров на один из ничейных переходов через полосу разрушенных систем. Пускай они меня там встретят.

— Нет свободных линкоров. Все задействованы в другой системе.

— В какой другой системе?

— В той, которую мы получаем от оширцев.

— А нас тогда почему бросаете без помощи?

— У тебя сильная эскадра. Сам справишься.

— Хотя бы разведчика дайте.

— Он не успеет до тебя долететь, раньше просить нужно было.

— Мне никто не говорил, когда это произойдёт.

— Решай. По какому пути полетишь?

— Решу перед отлётом.

— Мы должны знать, как ты полетишь.

— Зачем? Если всё равно помощи от вас не будет?

— Чтобы знать, где вас искать. Жду твоего решения.

— Я подумаю.

Вот так всегда. Делай что хочешь, но проблему решай сам. Не нужно ему было говорить, что я собирался через Ошир лететь. Теперь уже поздно. Кто меня только за язык тянул.

Вызвал Криса.

— Слушаю командир.

— Возьми с собой десяток бойцов слетаем на планету. Поговорим с пиратами.

— Их там много?

— Семь сотен.

— Тогда нужно всех брать.

— Если нужно — бери.

Мы на абордажном боте вылетели на планету. Добравшись до убежища, я включил громкую связь и объявил.

— Внимание пилотов и навигаторов пиратов. Для вас есть возможность выйти отсюда. Кто хочет, может подойти ко мне. Предупреждаю сразу любая попытка нападения, и вы будете уничтожены.

Подошло больше десятка к входу, где мы находились. Всех их интересовал один вопрос, что будет с ними. Пришлось ответить всем по громкой связи.

— Информация для всех. Система ближайшее время будет передана Оширу. Что они будут делать с вами, я не знаю. Есть среди вас желающие выйти отсюда?

Подошёл один.

— Что реально выпустишь?

— Реально выпущу на планету. Вы больше не моя проблема, но взамен мне нужна информация.

— Какая?

— Ты пилот или навигатор?

— Пилот.

— Что пилотировал?

— Крейсер.

— Понятно.

— Значит должен знать карту ближайших систем.

— Знаю примерно.

— Где ещё есть переходы через полосу разрушенных систем?

Переслал ему карту, и он отметил на ней ещё три перехода через неё. К сожалению, все они находились далеко на севере и были изрядно замусорены, но мы с ним поговорили и обсудили каждый переход. Он вроде мне не врал, но я был не уверен теперь в моём пси. Больше желающих поделиться информацией среди пиратов не нашлось. Мне эта информация ничего не давала, но своё обещание я выполнил. Вывез его в город и отпустил.

Оказавшись в городе, Крис с парнями попросились сходить в бордель. Разрешил им отдохнуть до вечера. Мне самому требовался отдых, и нужно было закончить все свои дела на планете. Взяв аэробайк, отправился в бывший посёлок для молодёжи. По дороге залетел в бывший магазин Слима приобрести планшет. Никакой новой информации о Слиме не было. Мне было очень грустно, что я улетаю, так и не выяснив, что с ним произошло. Хотя я и сделал всё что мог, чтобы выяснить это. В доме, где я жил, побывали гости. Из дома пропали пищевой синтезатор и раскладушка. Видимо в доме что-то искали. Потому что всё было перевёрнуто, и даже земля около дома была разрыта. Похоже, здесь побывал этот охотник за головами из СБ. Наверняка он отследил, откуда я прилетел на аэробайке в медцентр и след от моего кресла привёл его к этому дому. Похоже, он искал чипы с пиратскими кредами. Вот только их здесь не было. Здесь вообще ничего не было. Кроме запаса воды, еды и места где можно поспать. Странно было, что одно взрывное устройство под лестницей пропало, а второе осталось. Наверно не заметил второе. Думал, что они успокоились, и больше не ищут эти креды, но похоже я сильно ошибался на этот счёт. Откопав чипы, я сразу перевёл все средства с них на обезличенные счета в одном оширском и двух аварских банках, после чего уничтожил и чипы, и сам планшет. Был вопрос, что делать со всеми закопанными вещами. Там был и скафандр и оружие. Тащить это всё на станцию мне совсем не хотелось, из-за СБ. С другой стороны оставлять здесь тоже не имело смысла. Наверняка сюда я никогда больше не вернусь. Решил купить большой кофр и сложить туда винтовки, а скафандр пускай будет запасным. У меня осталась всякая разная ерунда вроде скалолазного оборудования, и что с ним делать я не знал. Решил заскочить в пошивочную мастерскую, возможно, она купит у меня всё это. Вот только оказалась, что мастерская закрыта, и не кому больше у меня покупать разные вещи. Мне это так удивило, что связался с Эллой и у неё выяснил, что хозяйка мастерской улетает отсюда вместе с нами. Это было очень странно. Ведь она родилась на этой планете. Она мне сама говорила об этом. Впрочем, это её решение. Приобрёл кофр, и полетел отдохнуть и искупаться на озере. Как всё сложиться дальше неизвестно. Когда я теперь смогу ещё искупаться. Уже загорая на озере, решил закрыть свою вторую почту, и был сильно удивлен, когда туда заглянул. Об этой почте знали единицы. Её я дал бывшим рабыням на всякий случай, для связи со мной. Только проверял этот почтовый ящик я крайне редко. Когда открыл, сразу обнаружил несколько сообщений от них. Все с одной просьбой, чтобы я связался с ними. Сразу вызвал. Мне ответила Ада старшая у них.

— Что случилось?

— Почему ты так долго не отвечал?

— Работы много. Что случилось у вас?

— Нас уволили.

— Почему?

— Мы не знаем. Помоги нам, если можешь. У нас даже жить не на что.

— Собирайтесь, полетите с нами. Нечего вам здесь делать.

— Куда? В империю?

— Да.

— У нас нет кредов для этого.

— Куда вас девать. Провезу вас бесплатно.

— Что так можно?

— Можно. Когда у тебя есть свои корабли. В общем, собирайте вещи. Вечером я заберу вас на станцию.

— Спасибо.

Следующим было сообщение от мадам Бенси. Для меня стало открытием, что она знает эту почту. Пришлось связаться. Она просто умоляла выйти с ней на связь.

— Привет. Что у тебя случилось? — спросил её.

— Мне нужна твоя помощь.

— В чём?

— Я хочу улететь вместе с вами.

— Ты бросишь ресторан?

— Брат останется и присмотрит за ним.

— Тогда зачем ты хочешь улететь?

— Не могу я здесь больше. Они меня достали.

— Кто они?

— Поклонники. Сам знаешь откуда.

— Сделай что-нибудь, я тебя очень прошу, я не могу купить место.

— Обратись к Элле моей помощнице. Она занимается этими вопросами.

— Обращалась и не раз. Говорит что всё продано.

— Значит так и есть.

— Помоги мне. Найди два места на любом корабле. Ты же уже выручал меня. Мы готовы лететь хоть в трюме.

— Скажи мне, откуда у тебя эта почта?

— Мне когда-то давно дал её продавец в магазине. Я же видела, что вы болтали как приятели.

— Понятно. Ты ему очень нравилась.

— Да, я пригласила его на концерт.

— Кому ты ещё говорила про эту почту?

— Никому.

— Знаешь что-нибудь о нём?

— Знаю, что он пропал, и ты его искал.

— Это так. Ладно, я узнаю, что можно сделать, но с местом действительно проблема. Вчера я слышал, как Элла ругалась, что многие местные кто летит с нами, неожиданно обрели гаремы по десятку новых жён с детьми. Не понимаю, почему все стараются отправить отсюда свои семьи.

— У оширцев это обычная практика. Взять семью в заложники, чтобы заставить что-то сделать.

— Тогда понятно. Я свяжусь с тобой, когда что-то узнаю.

— Послушай, я на всё готова. Хочешь, могу лететь вместе с тобой. В твоей каюте.

— Боюсь, ты не понимаешь, о чём говоришь.

— Подумай, я на всё согласна.

— Подожди, я узнаю, что можно сделать.

Пришлось снова вызвать Эллу.

— Слушай, ко мне обратилась мадам Бенси, она очень хочет улететь с нами. Что скажешь?

— Всё продано. Место есть только в трюмах транспортников. Если она найдёт где-то криокапсулу.

— Может её разместить где-то на военных кораблях.

— Не положено. Она ведь не флотская.

— Знаю. Может временный контракт. Пускай поработает немного на флот.

— Финансисты откажут. Если только без оплаты.

— Думаю, она согласиться. Вот только у неё сын.

— Полетит вместе с ней в таком случае.

— Конечно.

— Пускай тогда свяжется с кадрами.

— Понял.

Снова вызвал мадам Бенси.

— Ты готова поработать на флот бесплатно? Тогда полетишь с нами.

— Готова.

— Только учти, у нас всё очень строго и требуется соблюдать правила. Не уверен. Что ты готова к этому. Вот тебе контакт отдела кадров флота. Поговори с ними о временном контракте с флотом. Не знаю, до чего вы договоритесь. Скажешь, что разговаривала со мной.

— Поняла. Если что, связывайся через Эллу, она передаст мне.

— Спасибо.

— Пока не за что.

Вообще я не горел желанием ей помогать. Просто мне стало её жалко. Видимо у неё были большие сложности, раз она была на всё согласна.

Часть 10

На почте было ещё несколько писем от совершенно незнакомых мне разумных. Вызвав их, узнал, что у всех была одна просьба. Помочь им покинуть планету. Ни одного из них я не знал и всех отправил к Элле. Судя по всему, они узнали про эту почту от бывших рабынь. Все написавшие мне, категорически отказались раскрыть источник, откуда они узнали об этой почте. Было у меня подозрение что рабынь взяли на работу из-за того что, они были знакомы со мной и уволили по этой же причине. Они не смогли связаться со мной. Вначале хотел закрыть эту почту, но потом вспомнил, что я давал её Слиму и решил этого не делать.

Отдохнуть мне не дали. Меньше чем через час со мной связалась мадам Бенси.

— Алекс это снова я.

— Я слышу.

— В общем, я согласилась и подписала контракт с флотом, но у меня другая проблема.

— Какая?

— Мест нет на пассажирском челноке. Я могу улететь только через пять дней.

— Не вижу проблемы. Через пять дней прилетишь на станцию.

— Может, ты меня заберёшь? Элла сказала, что ты на планете.

— Да я на планете и решил немного отдохнуть. Дело в том, что я на абордажном боте прилетел, а там всё занято абордажниками и нет кресел, чтобы вас разместить.

— Я согласна как угодно улететь. Хоть на полу. Хоть на коленях. Только забери меня.

— Тогда собирайся. Вечером я залечу за тобой.

— Я буду тебе очень благодарна за помощь.

— Мне ничего не нужно от тебя.

Отдохнуть мне сегодня не дадут, но до вечера меня больше никто не тревожил. Вечером я прилетел к борделю, где оставался бот. Все местные жрицы любви вышли попрощаться с парнями. Мы забрали вначале бывших рабынь. С ними не возникло проблем. Мы быстро погрузили их скромные пожитки в бот, а вот с Мадам Бенси вышли сложности.

Когда мы приземлились у ресторана, она сразу вышла к нам вместе с дядей и сыном.

— Привет — поздоровался её сын со мной.

— Привет племяш. Вы почему без вещей?

— С вещами. Вот только в бот наверно всё не войдёт.

— Где они?

— В ресторане.

— Почему не вынесли?

— Мама ещё не определилась, что ей нужно будет, а что нет.

— Понятно.

Пришлось обратиться к маме. Она что-то горячо выясняла с братом.

— Ну что? Ты летишь? — спросил её.

— Конечно — ответила она.

— Послушай это опасно. Они ведь через пиратов полетят — ответил ей брат.

— Здесь оставаться ещё опасней.

— Да о тебе на Ошире все давно забыли.

— Не собираюсь я выяснять забыли они или нет, я улетаю.

— Как ты там без меня? Опять ведь вляпаешься во что-нибудь.

— Разберусь как-нибудь. Я больше о тебе переживаю, как ты здесь один остаёшься.

— Со мной всё в порядке будет.

— Ты хоть ей скажи — обратился он ко мне.

— Твой брат прав. Мы будем уходить с боем, через пиратов.

Племянник тем временем не терял времени и нашёл общий язык с абордажниками. Они вылезли из бота следом за мной и с интересом наблюдали за происходящим. Он попросил посмотреть оружие у них и ему его почему-то дали. Похоже, парень точно в абордажники пойдёт.

— Ты поможешь нам погрузиться? — спросила она меня.

— Крис помогите будущей флотской знаменитости погрузить вещи в бот. Она летит с нами.

— Это громко сказано. Я всего на десять концертов согласилась — ответила она.

Когда они ушли за вещами. Дядя подошёл ко мне.

— Слушай, прошу тебя, присмотри за ней. Она творческий человек и всё время делает, какие-нибудь глупости.

— Что она натворила на Ошире?

— Там было всё сложно. В общем, нам пришлось улететь оттуда.

— Может ей действительно не стоит улетать?

— Лучше ей улететь, потом, когда здесь всё устроиться, я сам к ней прилечу.

— Как же ресторан?

— Только из-за него и остаюсь, а так бы с ними полетел. У меня кроме них никого. Ты береги их там.

— Ты же понимаешь, что я сам не знаю как всё сложиться.

— Понимаю, сам служил когда-то.

— Кем?

— Абордажником.

— Тогда понятно, почему твой племянник в абордажники захотел.

— У меня выбора не было, а у него он есть. Мы же с ней в приюте выросли, и нужно было как-то на жизнь зарабатывать. Надеюсь, он не пойдёт туда.

— Как тогда ты стал поваром?

— Мне всегда нравилось готовить, я даже на корабле всегда старался что-то готовить. Капитану нравилось, что я готовил. Так сложилось, что я стал поваром.

— Понятно.

Из ресторана вернулись абордажники. Каждый нёс что-то её вещей. Последними шёл Крис с ней и племянником.

— Крис ты уверен, что это всё влезёт в бот?

— Совсем неуверен, но она утверждает, что ей всё это нужно.

— Ладно, забираем, что влезет. Остальное транспортником отправят.

Действительно всё не влезло, и она долго думала что оставить, а что взять с собой. Наконец всё погрузили, и смогли вылететь на станцию. Всем пассажирам абордажники уступили место и летели они в креслах. В боте почти не осталось места из-за её вещей. Похоже, Крис или кто из абордажников передал на корабль, что мы с ней летим, и на лётной палубе рейдера нас встречал практически весь свободный от вахт экипаж вместе с капитаном. Видимо она была популярна не только на планете. Хотел пригнать транспортных дроидов, чтобы перевезли её вещи, но парни решили их сами донести и проводить её до каюты. Пришлось отправить их вначале в оружейку разоружиться. Сын у неё ушёл разоружаться вместе с ними. Искин станции уже выделил ей каюту, а мне пришлось арендовать соседнюю для девушек уже за свой счёт. После чего я связался с Ланной и обрадовал её, что её подопечные вернулись на станцию. Выяснилось что она уже давно пытались связаться со мной насчёт них, но не могла, из-за того что я был постоянно занят. От них я узнал, что их уволили совсем неожиданно для них. Хотя всю работу они выполняли исправно. Была проблема как их забрать с собой. Решил, связался с капитаном тяжёлого крейсера и нарушить очередной запрет, когда вспомнил что крейсер теперь мой и я сам могу решать, кто на нём полетит. Хотя на нём и флотский экипаж.

— Слушаю командир.

— Я решил пополнить твою команду четырьмя техниками. Вернее не четырьмя, а тремя. Правда, они гражданские, а не флотские, но если что будут помогать твоим техникам. Они дикие и были рабынями на твоём крейсере.

— Надо же, как бывает.

— Ты о чём?

— Были на этом корабле раньше рабынями, а сейчас вернулись уже техниками. Скоро они так капитанами станут.

— Не бойся, на твоё место они не претендуют.

— Я не боюсь просто забавно.

— Найдёшь на корабле каюту для них?

— Найду, конечно.

— Тогда завтра Лана их приведёт.

— Договорились.

Они стояли рядом и прислушивались, что я говорю.

— Ну что, на корабль я вас пристроил. Полетите вместе с Ланной на вашем бывшем крейсере. Она сейчас там медиком служит.

— Может ты нам, и с работой поможешь?

— Поговорите с Ланной. Завтра сходите с ней в кадры и там всё обсудите. Профиль у вас как у техников не флотский, а бытовая техника. Поможете если что на корабле местным техникам. Вы должны их знать я вас знакомил, но это всё завтра. На сегодня я снял каюту для вас на станции. Перевёл одной ещё тысячу кредов, чтобы им было на что питаться. Ко мне подошла Лера и отвела меня в сторону от всех.

— Алекс, зачем ты их притащил? У тебя из-за них опять будут проблемы.

— Не переживай не будут. Не мог же я их бросить на планете. Их с работы уволили, и они без денег остались.

— Они не пропадут, найдут, как заработать.

— Лера у меня на планете говорят: — Мы несём ответственность за тех, кого приручили. Раз так получилось, что я их нашёл, значит, несу ответственность за них. Там более что мне это совсем не сложно. Не ревнуй. У меня с ними ничего нет, не было и не будет.

— Хочешь сказать, что и с этой певицей ничего нет?

— Нет. Мало того она меня здорово подставила в прошлом.

— Зачем ты тогда помогаешь ей?

— Проблему я тогда решил. Возможно, когда-нибудь потом она поможет мне. У меня к тебе будет просьба, в багажном отделении бота кофр с оружием и скафандр. Забери его к себе.

— Зачем?

— Проблемы у меня с СБ могут возникнуть неожиданно, а у тебя всё сохраниться. Говори, что это твоё, я всегда подтвержу.

— Поняла. Когда мы улетаем?

— Через неделю.

Вместе с абордажниками проводил девушек в их каюты на станции. После чего мадам Бенси попросила меня задержаться.

— Алекс скажи, как мне питаться? С кем что решать?

— Задавай все эти вопросы искину. Слушай, а как тебя зовут на самом деле?

— Арида.

— Арида здесь всё просто. Запрашиваешь дорожку у искина, и он тебя приведёт. Можно заказать платформу для перевозки если нужно. В общем освоишься. Ничего сложного нет.

Питаться в любом баре, какой понравиться. Здесь они все разные по цене. Вся информация есть в сети станции. Ты можешь к ней подключиться. Кстати тебе будут нужны скафандры, тебе и сыну. Для полёта. Они есть в продаже. Поговори с братом, он тебе посоветует, какой выбрать.

— Конечно.

— В общем осваивайтесь. Меня уже командование потеряло. Мне пора.

— Как тебя найти?

— Искин, дорожка.

— Понятно.

— Алекс скажи, а как мне посмотреть на планету? — спросило чадо.

— Как тебя зовут племянник?

— Рид.

— Рид на любом лифте поднимешься на самый верх, там есть смотровая палуба. Всё я побежал.

— Беги — сказала Арида.

Мне пришёл уже второй запрос от вице-адмирала. Он уже ждал на экране в кабинете.

— Что случилось.

— Ты почему улетел и ничего мне не сказал? Я же запретил тебе.

— Дело появилось срочное и могу я немного отдохнуть.

— Что за дело?

— Решил у пиратов выяснить есть ли ещё переходы через полосу разрушенных систем.

— Есть?

— Есть ещё три на севере.

— Мы знаем о них, но туда очень рискованно лететь.

— Знаю.

— Ты что в бордель ходил?

— Нет. С чего ты так решил?

— Да так, просто проверил. Чем тогда занимался?

— Сказал же — отдыхал. Слетал на озеро, купался, загорал. Когда ещё у меня получиться искупаться?

— Не люблю воду.

— Знаю. Здесь многие её не любят почему-то.

— Ты там певицу привёз. Что хороша?

— Набери в сети мадам Бенси, сам увидишь.

— Видел уже. В сети это одно, а жизни совсем другое.

— Прилетим, увидишь в жизни.

— Обязательно приду, посмотрю на неё.

— Чем ещё занимался?

— Баз накупил и выложил на стол десяток пластинок.

— Что это за базы?

— Никто не знает, нужно взламывать.

— Зачем они тебе?

— Ломать нечего, на них буду тренироваться.

— Понятно всё с тобой. Лучше бы что-то стоящее купил.

— Например?

— Не знаю, тебе видней, что там у вас на планете есть.

— Вино если только, больше нечего.

— Вот.

— Стоит подумать.

Вот только быстро выяснилось, что меня уже давно опередили. Вначале выяснилось, что уже нет места не только в каютах, но и в трюмах моих кораблей. Элла всё продала. Осталось место только на грузовых транспортниках, но оно было всё предназначено для того что будет вывозиться со станции и планеты. Судя по тому, что оширцы забирали почти всё, эти транспортники полетят обратно практически пустыми. Решил, что стоит на этом заработать. Вот только оказалось, что всё вино уже было скуплено на планете и мне предложили поставку только через месяц. Стало понятно, что всё, что можно было скупить здесь и перепродать там, было уже скуплено до меня. Неожиданно пришло сообщение от Ариды. Она приглашала меня прийти послушать её выступление в одном из самых дорогих баров станции. Когда закончил все срочные дела отправился туда. Оказалось вход в бар сегодня и завтра платный из-за её выступлений. В баре не оказалось свободных мест и многие смотрели выступление стоя. К сожалению, она уже практически закончила выступление, и я опять застал только самую концовку. Выяснилось другая интересная деталь, ей ассистировали бывшие рабыни. Удивительно когда они только успели договориться между собой? Не говоря о выступлении в баре. Среди зрителей находились многие из экипажа рейдера и сам капитан. Заметил также несколько капитанов с крейсеров. Решил, что не стоит мешать, им отдыхать и покинул бар. К своему удивлению, когда уходил оттуда за одним из столиков увидел нового командира станции и с ним его двоих заместителей. Они тоже пришли посмотреть выступление.

Большинство баров и магазинов на станции были частными. Со всеми, новым руководством, были продлены договора аренды на прежних условиях. Вообще оширцы старались оставить всё, как было.


Утром я получил сообщение от Ариды. Она просила срочно зайти к ней в каюту.

— Алекс, Рид пропал — сообщила мне, как только я зашёл в каюту.

— Пропасть он не мог. Здесь не планета и криминала нет. Могут украсть что-нибудь. Драки иногда бывают в барах и на этом всё. Хотя бывали случаи раньше что пропадали, но не дети, а начальники. Бывшего главного инженера до сих пор найти не могут. Когда ты Рида видела в последний раз?

— Вчера вечером. Утром проснулась, его нет.

— Сейчас посмотрим по камерам, куда он пропал.

Быстро нашёл его по камерам. Оказалось, что он сам утром удрал на смотровую палубу. У него на станции появились местные друзья среди его ровесников.

— На смотровой палубе он у тебя сейчас. Он здесь друзей нашёл. Они сейчас вместе.

— Каких друзей? Откуда?

— Здесь у многих владельцев магазинов и баров есть жёны и дети.

— Понятно.

— Не бойся, не пропадёт, есть захочет, вернётся.

— Не привыкла я ещё, что здесь совсем другая жизнь.

— Что поделаешь, я сам долго привыкал.

— Ты почему сразу после выступления ушёл?

— Там были мои подчинённые, и мне не хотелось портить им отдых. Это не считая нового оширского командования.

— Понятно. Значит эти трое новое командование станции. Теперь понятно, почему они сидели в одиночестве.

— Совершенно верно.

— Приходи сегодня, не опаздывай.

— Арида пойми одну вещь. Здесь флот и моё желание никого не интересует. У меня есть начальство, которое контролирует каждый мой шаг. Будет возможность — приду. Когда ты успела с баром договориться?

— Они сами предложили. Я подумала и согласилась. Креды не лишние. Девушки мне помогли с выступлением.

— Я видел.

— Скафандры купи сегодня.

— Куплю.

— Может, заглянешь вечером?

— Боюсь это невозможно. Есть ряд обстоятельств препятствующих этому. Извини мне пора работать.

— Слышала, что у тебя есть девушка?

— Ты забыла, что ты подписала контракт с флотом, а на флоте отношения между сослуживцами запрещены. В общем, изучай регламент у искина станции, там всё есть.

— Понятно.

Выйдя из каюты, обратил внимание, что на станции стало много разумных. Все они, куда спешили по своим делам. Погрузка на пассажирские корабли шла полным ходом. В магазинах непривычно много было покупателей. Зайдя к себе, спросил об этом Эллу.

— Что-то у нас стало много не местных на станции?

— Ничего удивительного. Они теперь сами прилетают. Не хотят ждать своей очереди на пассажирский челнок. Вот и находятся на станции. Каюты свободные скоро закончатся.

— Ясно. Что по линкорам?

— Здесь полный порядок. Линкоры загружены почти полностью. Все каюты уже заняты. Скоро закончат погрузку в трюмы.

— Тогда где не порядок?

— С пассажирскими кораблями. Не знаю, как они полетят.

— Почему?

— Потому что большинство обзавелось сразу несколькими женами или мужьями. Как они все полетят в одной каюте, я не представляю, а мест больше нет.

— Пускай сами разбираются, раз резко создали гаремы. Пищевых агрегатов только им добавь и запас картриджей к ним.

— Уже сделала.

— Молодец, ты отличная помощница.

— Я старалась. Может, выпишете мне благодарность?

— Держи, если она тебе нужна, — в последние дни она выглядела очень довольной.

Впрочем, это было не удивительно. Когда она прислала финансовый отчёт, я понял почему. За аренду мест на линкорах поступила приличная сумма почти в три миллиона. Триста тысяч она забрала себе за работу. Почти шестьсот тысяч пришлось заплатить флоту и флотским за транспортировку и работу медиков по укладке в капсулы. Все работы были практически закончены. Решил проверить, что происходит на линкорах и пассажирских кораблях. На линкорах был полный порядок. Все уже заняли свои каюты, и у каждого клана была своя охрана около их кают. Пришлось предупредить всех, что в случае каких-то стычек между ними все победители отправятся на прогулку без скафандров.


Часть 11

Следующими стали пассажирские корабли. Три корабля пока были пусты. В них должен был лететь персонал станции, а вот три других были заполнены полностью. На них размещался наземный персонал. Там в каютах было, не протолкнутся. Открыл одну каюту и посмотрел у искина, кто в ней должен лететь. В одноместной каюте летел техник энергетических установок. С ним летело шесть женщин и пятеро детей. Это не считая того что каюта была забита их вещами.

— Как ты собираешься так лететь? — спросил его.

— Что делать? Не бросать же их на планете.

— Неделю назад ты был холостым. Решил резко жениться?

— У меня с ними давно были отношения, просто сейчас решил оформить.

— Ты врёшь псиону. Впрочем, это твои проблемы, но если будет, хоть одна жалоба. Проблемы я вам гарантирую.

— Не будет никаких жалоб. Меня всё устраивает.

— Посмотрим, что вы скажете, когда мы полетим.

Проверил ещё несколько кают. Везде было одно и то же. В одной каюте я узнал девушку, что работала в космопорте на таможне. Она обзавелась четырьмя мужьями. В нескольких каютах никого не оказалось, но вещи были в каюте. Значит, все пассажиры из них были на станции. Вернувшись на станцию, обнаружил, что многие из персонала станции также женились или вышли замуж, но здесь всё было в разумных рамках. Больше двух жен или мужей не появилось.

— Элла сознавайся сколько раз ты вышла замуж?

— Мне это не нужно, я и так неплохо заработала.

— Теперь понятно, почему практически весь персонал на планете дружно решил улететь.

— Так и есть.

Через два дня прилетел пассажирский корабль с Ошира. На нём прилетел новый наземный персонал и персонал для станции. Время шло, и наступил день передачи станции. С утра я получил приказ с обратным отчётом. В нём было время, когда я с точностью до секунды, должен буду передать коды управления станцией новому командованию и точный поэтапный план передачи станции. Вчера я погрузил на тяжёлый крейсер свой рюкзак. Лететь я решил на нём. Это были всё мои вещи. В свою каюту на рейдере я поселил мадам Бенси с сыном и там же выделил соседнюю каюту для Милы. Она должна была лететь на пассажирском корабле с персоналом станции, но учитывая одну особенность своего контракта, я сделал так.

Вместе с Лерой перегнал на рейдер абордажный бот, его ремонт недавно закончили на верфи. В нём у меня состоялся разговор с Лерой.

— Лера послушай меня и отключи все записи.

— Сделала.

— Этот бот для тебя и Милы. Ты ведь знаешь кто она и на мне особая ответственность за неё.

— Понимаю.

— В общем если что, забирай её и кого сможешь, и улетайте на нём. Бот с гиперприводом. У вас будет возможность прыгнуть и покинуть любую систему. На борту есть запас всего, чтобы прожить в нём долго.

— Я поняла тебя. Ты сам, что не полетишь с нами?

— Полечу, но на тяжёлом крейсере.

— Почему на нём?

— Так нужно.

— Я сделаю всё, как ты просишь.

— Надеюсь, что это не потребуется.

Тем временем на планете уже начался процесс передачи космодрома. Последний персонал покинул свои рабочие места и их места заняли оширские коллеги. Наши сотрудники погрузились на челнок и вылетели на станцию. На планете теперь вся администрация была оширская. Поднялся наверх, на смотровую палубу, чтобы последний раз посмотреть на планету, которую мы покидали. Со дня, когда я увидел её в первый раз, ничего не изменилось. На второй по численности город двигалась песчаная буря со стороны экватора. Сколько прожил на планете, а так и не побывал в нём. В последний раз проверил почтовые ящики. Никаких сообщений от Слима не было. На смотровой палубе сейчас никого не было, хотя в последние дни на ней было не протолкнуться. Стало грустно, и я вернулся обратно. В коридорах станции было уже пусто. Последние из персонала станции, кто ещё находился на вахтах, грузили вещи на корабли. Большинство уже заняло свои места на кораблях. Мне грузить было совсем не чего. Мой инженерный скафандр вместе с дроидами оширцы забрали себе. Хотя дроидов они старались не брать. Сейчас большинство дроидов было погружено на корабли, а вот все антигравитационные платформы они все оставили себе. Платформы, постоянно встречались в коридорах станции. Когда челнок с наземным персоналом вернулся на станцию, начался процесс передачи летной палубы и её содержимого. После неё руководители различных служб стали передавать их своим коллегам. Сам я наблюдал из кабинета за всем этим. Эллы уже не было. Она заняла своё место на пассажирском корабле. Вскоре большинство служб было передано им. Осмотрев свой кабинет, и каюту в последний раз — покинул его. Забавную всё-таки расцветку стен сделала Элла. В приёмной меня сразу окружила охрана из абордажников, и мы поднялись в командный центр. В командном центре остался один Дед. Рядом с командным центром уже находилось два новых диспетчера из Ошира готовых приступить к работе. Почти все корабли были уже отстыкованы от станции и заняли место для разгона. Пристыковаными оставались только тяжёлый крейсер и последний из пассажирских кораблей. В него сейчас переходили последние разумные из персонала.

— Как у тебя дела? — спросил Деда

— Всё в порядке. Последние пассажиры занимают свои места на корабле.

Когда искин сообщил, что весь улетающий персонал покинул станцию. Дед передал свои полномочия новым оширским диспетчерам и покинул командный центр. Когда он зашёл на корабль, я дал команду на отстыковку корабля и корабль присоединился к остальным.

В командный центр зашёл новый командующий станцией вместе с диспетчерами.

— Ну что? Мы вроде всё приняли, — сказал он.

— Мы вроде вам всё передали.

— Осталось только передать управляющий искин.

— Да, но ёще рано. Пойдём в переходный шлюз крейсера, я там передам тебе управляющие коды.

— Не боишься оставить здесь моих диспетчеров одних?

— Оружие станции временно отключено, работает только силовая защита.

Он посмотрел на ближайшего диспетчера, тот кивнул в ответ.

— Не переживай, как только мы покинем систему, всё само включиться.

Пока мы шли к крейсеру, наблюдал по камерам, как его инженер с техниками начали поиск причины. Вот только причина была не техническая, а небольшой вирус созданный мной. Себе я оставил ещё несколько закладок на всякий случай, чтобы можно было, если что-то пойдёт не так, вернуть себе станцию обратно. Все последние дни я работал над этим.

Наступило назначенное время, и счётчик передачи обнулился. Одновременно с этим пришёл приказ передать управляющие коды новому командиру станции.

— Готов принять управляющие коды и подписать акт получения станции? — спросил его.

— Готов — ответил он.

— Высылай акт.

— Акт получил. Держи коды.

— Коды доступа получил.

— Всё. Передача состоялась. Станция теперь ваша.

— Удачного полёта.

— Береги станцию. Она в отличном состоянии.

— Знаю.

— Я на планете оставил тебе небольшой бонус.

— Какой?

— На космодроме есть убежище. В нём сидят запертые пираты. Что ты с ними будешь, я не знаю.

— Они вооружены?

— Нет, конечно.

— Разберёмся.

На этом мы расстались и крейсер отстыковался от станции. По моей команде он начал разгон вместе с другими кораблями эскадры. В рубке я включил общий вид. У меня сейчас была очень внушительная эскадра. Два линкора, семь крейсеров, шесть рейдеров, два фрегата охраняли одиннадцать транспортных кораблей. Меня отвлёк вопрос навигатора.

— Куда будем прыгать командир?

Этот вопрос не давал мне покоя все последние дни. Командование меня заставило выбрать маршрут, по которому я полечу и наугад я выбрал второй. Вот только для себя я ничего ещё ничего не решил.

— Пока рассчитывайте по этому маршруту, но будьте готовы к его изменению.

Отправил ей уже проложенный маршрут, который получил от командования.

Собственно рассчитывать там было нечего. Все данные для прыжков были. Вчера я связался с одним оширским археологом. Он считался хорошим специалистом по этим разрушенным системам и был профессором в области археологии. Мы с ним поговорили, и он мне рассказал про ещё один переход через полосу. После чего за десять тысяч продал мне карту с отметкой, где он находиться. Он находился не так далеко на севере как другие, но по странному совпадению выход из него был именно в пиратскую систему, в ту, где находилась их станция. Других вариантов, куда-то прыгнуть оттуда, не было. Вот только у меня к нему сразу возникло много вопросов. Дело в том, что Лис об этом переходе ничего не знал. Возможно, нет там никакого перехода. Однако оширец уверял, что он есть и показал запись с той системы. Здесь было три варианта. Первый что он меня обманывал, желая заработать, и там нет никакого перехода. Запись, которую он мне показал, это запись какой-то другой системы. Расчёт был прост, если я прыгну туда, обратно не вернусь, и претензии предъявлять будет некому. Вот только пси говорило, что он мне не врал, но и тут был возможен вариант, что он сам верит в это. Наверняка он сам туда не летал. Опять же пиратская станция не просто так находилась в этом месте. Вряд ли это совпадение. Вот только почему Лис ничего не знал об этом переходе? Опять же кто сказал, что он должен был знать о нём? Он на станции хотя и имел долю, но был далеко не на первых ролях, это был второй вариант. Третий вариант был, что это был специальный путь для отступления пиратов, о котором никто не знал из них, или знали считанные единицы из них.

Даже если там этот переход есть. Могу ли я так рисковать. Ведь там находились паучьи системы, а у меня сейчас на кораблях были тысячи мирных граждан. Что будет, если прыгнем туда и не сможем разогнаться? Даже если разгонимся? Выход из прыжка только в пиратскую систему? От раздумий меня оторвал искин.

— Внимание! Фиксирую открытие гиперокна.

Сразу после этого сообщения посыпались одно за другим. Все были об открытии пространственных гиперокон. Все окна были большими по размеру и находились далеко от нас.

Из первого вышел оширский линкор с кодами опознания. За ним начали выходить другие. Всего вышло восемь линкоров и два больших транспортника. После выхода первого линкора на крейсере сработала боевая тревога.

— Искин зафиксируй нарушение мирной передачи станции оширской стороной. Они прилетели до того как мы покинули систему.

— Зафиксировано.

Посмотрим, что они будут делать. До нас им было уже далековато, но искин говорил, что перехват возможен. Однако они нас преследовать не стали и дружно направились к станции. Что же, они нарушили соглашение, теперь и я могу его нарушить. Вот только как быть с прямым приказом адмирала? Он мне запретил лететь через оширские переходы. За нарушение этого приказа меня по головке не погладят это точно. Системы и станции больше нет. Командованию я больше не нужен. Что меня ждёт там за мои старые дела непонятно. Однозначно нельзя нарушать этот приказ. Вот только что мне делать? Лететь по маршруту тоже нельзя. Затаиться в одной из систем и ждать? Пираты тоже не дураки понимают, что я не мог мимо них проскочить. С другой стороны не могут они там вечно ожидать меня. Подождут и разлетятся охотиться в других местах. Кроме того кто сказал что я не могу улететь через оширцев? Плохо, что пассажирские корабли перегружены и на них полно народу. Выжидать долго, не получиться. Нужно было раньше разведчика просить. Он к тому времени как раз бы прилетел и показал, что твориться с другой стороне полосы.

— Навигатор, смена маршрута для всех.

— Куда летим?

— Летим на север, вот в эту систему, недалеко от полосы разрушенных систем.

— Командир это же паучьи системы?

— Знаю. Лучше туда, чем навстречу с пиратами. Подождём там. Подумаем, что будем делать дальше. Старайтесь прокладывать маршрут через центры систем. Пауки обычно держаться окраин. Мне это один пират рассказал.

— Поняла, сделаем.

— Пилот ваша задача постараться сделать так чтобы оширцы не заметили, что мы изменили маршрут. Передай всем пилотам.

— Постараемся командир.

Вывел на большой экран вид сзади. Оширские линкоры уже находились около станции. Транспортники стыковались к ней. Помогали им это сделать буксиры, которые мы оставили.

Рейдеры уже начали уходить в гиперпространство. За ними пошли транспортники. Мы должны были последними уйти из кораблей эскадры.


Прощай система прощай планета. Хотя планета в переводе оширского означала цветок, но цветов на ней практически не было. Мне до сих пор было непонятно, почему она была так названа. Чуть больше двух лет назад я прилетел сюда. На мне тогда был только казённый комбинезон и коммутатор. Теперь улетаю вполне обеспеченным человеком. Хотя мне и пришлось здесь через очень многое пройти. У меня были, какие-то двойственные чувства. С одной стороны положительные с другой отрицательные. Ведь я всегда хотел улететь отсюда навсегда, а теперь, когда улетал, мне стало казаться, что это были неплохие годы моей жизни. Меня больше пугало, что меня ждёт там за полосой разрушенных систем, а потом в самой империи. Корабль ушёл в гиперпространство и картинка пропала.

ГЛАВА 3

В каюте я начал взламывать пластинки, что купил на планете. Повезло не так сильно как в прошлый раз. На трёх оказались лицензионные базы Нейросети, разумеется, сильно устаревшие. На одной была база пилота средних кораблей на двух других бытового техника. Всё остальное оказалось мусором. Одну базу техника отдал Лане, чтобы установила её четвёртой девушке. Из разговора с Ланой выяснилось, что нейросеть техника у неё есть в наличии. Она её специально держала для девушки. Оплатил ей её стоимость, её установку и разгон для девушки. Сделал это, потому что они вернулись к своему старому способу заработка на жизнь. Оказанием интим услуг экипажу крейсера. Лане, как и мне, это не нравилось.

Заняться было нечем, и поэтому решил учить эти две устаревшие базы под разгоном. Хотя они мне были не нужны, а хотел разучить базу по малым кораблям, чтобы мог сам пилотировать абордажные боты и челноками. Вот только купить базу на станции я элементарно забыл.

Открыл глаза, надо мной стояла грустная Лана.

— Лана что случилось?

— Не обращай внимания, с девочками немного поругалась.

— Что не поделили?

— Нейросеть установила, а на учёбу она лечь отказалась.

— Почему?

— Видишь ли, я им мешаю зарабатывать на жизнь.

— Что так и сказала?

— Почти.

— Не расстраивайся. Хочешь, я с ними разъяснительную беседу проведу?

— Не нужно. Сама справлюсь. К ним я уже привыкла. Вылезай из капсулы. Тебя уже ждут в рубке. Меньше часа осталось до выхода из гиперпространства.

— Сколько мы уже летим?

— Седьмой день. Слушай, зачем мы летим к паукам?

— Есть одна задумка.

— Все так и поняли. Что ты что-то задумал. Весь разгон корабля сидел задумчивый.

— Думаешь это легко? Принимать решения, когда у тебя несколько тысяч гражданских на кораблях?

— Понимаю что сложно. Иди. Тебя капитан ждёт.

— Иду.

Из гиперпространства мы вышли последними. Все остальные корабли были уже в системе, и сразу же сработал сигнал боевой тревоги. На окраине системы было два малых улья архов, и они уже начали движение к нам.

— Командир что делаем? — спросила пилот.

— Улетаем. Мы успеем уйти в прыжок до боя?

— Успеем.

— Значит, всем кораблям разгоняемся и прыгаем.

— Могут погнаться за нами.

— Тогда там и их встретим.

— Прыгаем так же по маршруту?

— Да

Это же надо, первая система и сразу нарвались, а пират рассказывал, что они редко встречаются. Одновременно я понял одну вещь, что я не знаю как с ними вести бой. Нужно было базу по тактику учить, как мне рекомендовали, а учил всё что угодно только не это. Уйдя к себе в каюту, начал изучать всё информацию у искина по паукам. Информации было крайне мало и всё что смог узнать это то, что силы примерно равны, но нужно опасаться их абордажа. Они, как правило, захватывали корабли, высаживая на него десант. После чего проникали внутрь и уничтожая экипаж. Корабли находили потом пустыми. Эскадра разогналась, и мы ушли в повторный прыжок. Лететь до нужной системы оставалось недалеко. Всего два дня в гиперпространстве.

Вот и нужная система. Крейсер привычно последним появился в ней. Ожидал сигнала боевой тревоги, но всё было тихо. Система была пустой. Мы прождали несколько часов пауков, но они были какими-то не особо активными и нас преследовали вяло. Это больше напоминало обозначение попытки преследования. Когда стало понятно, что пауки не будут нас преследовать. Пришёл вызов от капитанов военных кораблей.

— Командир мы на месте. Что дальше? — спросил капитан крейсера.

— Хороший вопрос. Значит ситуация следующая. У меня есть информация, что здесь есть переход через разрушенные системы, но источник не заслуживает особого доверия.

— Здесь есть переход?

— В одну из разрушенных систем можно прыгнуть. В ней разогнаться и перелететь через все разрушенные системы.

— Ничего подобного нет на навигационных картах.

— Знаю. Поэтому эту информацию я купил у одного оширского археолога. Вот держите, это карта, что я купил. На ней отмечена эта система и видео вроде как из неё. Отправь всем, пилотам и навигаторам, возможно, найдёте какие-то нестыковки.

— Командир источник слишком не надёжен.

— Понимаю, поэтому и хочу отправить туда кого-то на разведку. Мне нужен пилот доброволец.

Часть 2

Мне нужен пилот доброволец. Он полетит туда на спасательном боте, у него есть гиперпривод. Если он не вернётся, значит, мы после пришлём за ним спасателей. Ему только придётся там провести много времени в одиночестве. Со своей стороны гарантирую ему награду за выполнение этого особо опасного задания.

На выполнение этого задания согласилась одна из пилотов истребителей. Погрузив в бот, кучу различных вещей, она вылетела в ту систему. Перед прыжком я вызвал её.

— Мы будем ждать тебя неделю, потом улетим прорываться через другой переход.

— Поняла.

— Чтобы слетать туда и обратно тебе нужно трое суток примерно. Так что запас по времени у тебя есть.

— Знаю.

— Удачи тебе.

— Спасибо командир. Надеюсь, вы обо мне не забудете.

— Гарантирую, что не забуду о тебе, но лучше вернись. Мы будем тебя очень ждать.

На четвёртые сутки бот вышел из гиперпространства рядом с нами. На экране появилась раненая пилот.

— Командир прыгнуть можно — и потеряла сознание.

Вся голова у неё была в крови.

— Срочно медика к ней.

Вылетел к боту вместе с Ланой. Пока Лана оказывала пилоту медицинскую помощь, занимался просмотром данных с искина бота. Боту здорово досталось. Пять или шесть здоровых вмятин появились на корпусе, спасло его то, что корпус у бота был специальным. С дополнительным усилением.

— Её нужно срочно в капсулу — сказала Лана.

Она хотела перенести её на бот, на котором мы прилетели, но я ей дал коды доступа от этого бота и мы полетели на нём.

— Что с ней?

— Ей здорово досталось. Сильная контузия, переутомление. Точнее скажу уже у себя. Удивительно как она вообще смогла долететь до нас?

— Молодец, какая, понимала, что мы все её ждём.

В медсекции она пришла в себя.

— Командир я всё сделала, туда прыгнуть можно.

— Ты молодец, а теперь отдыхай. Сейчас тебя Лана подлечит, и ты будешь как новенькая.

После этого она снова потеряла сознание.

— Остановка сердца. Быстро в реаниматор её.

Лана подскочила к ней и стала её раздевать.

Мы уложили её в реанимационную капсулу, и Лана стала колдовать над ней. После нескольких минут напряженной работы, она облегчённо выдохнула.

— Всё. Теперь жить будет. Как ты на неё повлиял. Она ведь к тебе летела.

— Лана не преувеличивай, я всего лишь попросил её вернуться.

— Она и вернулась.

— Долго она пробудет в капсуле?

— Не знаю. Как получиться. Неделя минимум.

— Понятно.

Пришёл вызов от Леры.

— Как Шада?

— Ты о пилоте?

— Да.

— В реаниматоре, ей здорово досталось. Лана сказала, что жить будет. Перегони челнок к себе и проверь его, ему тоже здорово досталось. Её вещи в нём нужно будет привести в порядок.

— Сделаю.

Искин корабля уже скачал себе все данные с челнока, и я пошёл в рубку смотреть, что сняли камеры. В рубке, полным ходом шёл просмотр, того что сняли камеры наблюдении. Как только челнок там вышел в системе, его сразу приложило здоровым камнем. Потому что вышел бот не на открытом месте, а в астероидномполе. Если бы не отличная реакция пилота она бы осталась там навсегда. Однако после такого выхода досталось боту. Челнок потерял одну из двух наружных камер наблюдения. Осталось только камера, которая показывала, что твориться сзади. Двое суток Шада выбиралась из астероидного поля, лавируя между камней. После чего выбралась на открытое место и прыгнула обратно. Честно говоря, просмотрев запись, я ничего не понял.

— Кто-нибудь что-нибудь понял? — обратился я пилотам и навигатору просматривающими запись вместе со мной.

— Могу сказать точно. Координаты не верные — ответила навигатор.

— Это сразу понятно. Всё остальное непонятно.

— Почему? Вот правильные координаты для выхода.

— Что нам это даёт? Возможно, там не хватит места для разгона. С другой стороны она сказала, что прыгнуть можно.

— Нужно дождаться её и посмотреть записи с нейросети.

— Неделю, если не больше, она пробудет в реаниматоре.

— Подождём. Место спокойное. Архов нет.

— Как бы с пассажирами на транспортниках не возникло проблем.

— Какие проблемы? Сами виноваты. Нечего было набирать себе гаремы. Впрочем, можно быстро сократить их поголовье, отправив лишним к архам в качестве корма.

— Суровая ты женщина.

— Зато справедливая.

— Ждём когда поправиться наша героиня, и расскажет что там и как.


Утром вызвал на совещание командиров всех боевых кораблей.

— Что можете сказать? Наверняка все видели записи с бота.

— Видели — ответил капитан фрегата. Думаю мне нужно туда слетать и окончательно всё проверить.

— Смысла нет, подождём, что она расскажет, когда подлечиться.

— Собрал я вас немного по-другому поводу. Судя по всему, прыгнуть туда и оттуда можно, но это была самая маленькая из наших проблем.

— Тогда какая большая? — спросил капитан одного из рейдеров.

— Большая заключается в том, что выход на другой стороне полосы есть только в одной системе.

— Что с ним не так? Тоже куча обломков в нём?

— Хуже.

— Что может быть хуже?

— Пиратская станция, которая находиться в этой системе.

— Откуда она там вязалась?

— Пираты построили.

— Большая?

— Самоделка как я понял, а по размеру ближе к средней.

— Хорошо охраняется?

— Да. Помимо систем обороны станции есть дополнительная защита на астероидах, но это не всё, Там обычно от двадцати до тридцати пиратских кораблей находиться.

— Зная всё это, ты решил всё-таки туда лететь?

— Да. Думаю, сейчас там никого нет.

— Почему?

— Все ждут нас у двух переходов в ничейных системах, а мы заглянем к ним в гости.

— Что ты задумал?

— Я полечу туда на тяжёлом крейсере. Пираты считают, что Лис жив.

— Кто такой Лис?

— Это бывший пират и владелец тяжёлого крейсера. Не будем их переубеждать в этом.

— Прилетишь ты к ним, а что дальше?

— Дальше я постараюсь вывести из строя систему обороны станции. Она управляется с центрального искина станции. Вам это сильно ничего не даст, но появится возможность проскочить всем транспортникам. Пока мы связываем боем пиратские корабли.

— Ты оттуда не вернёшься.

— Возможно. Никто не знает, как там всё сложиться. У меня сейчас два варианта, и я не знаю какой выбрать. Первый мы отстаиваемся здесь, сколько сможем, пока пиратам не надоест нас там ждать. Вот только когда им надоест, никто не знает. Второй план я озвучил. Там на станции нас сейчас никто не ждёт. Пока там будет паника нам, возможно, удастся проскочить.

— Наверно стоит подождать.

— Против этого ситуация на транспортниках. Там понабрали себе гаремы и скоро начнут стрелять друг в друга.

— Успокоим.

— Думаю так. Если есть возможность разогнаться и прыгнуть, нужно прыгать, пока на станции не много пиратов. Если не получиться оттуда, сделать прыжок, будем действовать по второму плану. Пока есть время, подумайте над обоими.

— Мы поняли тебя командир.

Когда я закончил общаться с ним все в рубках кораблей пребывали в лёгком шоке от того услышанного. Никто не ожидал, что там находиться пиратская станция. Все думали два прыжка, и встречай империя. После того как я вышел из рубки началось горячее обсуждение.

Понимая это, ушёл оттуда и пошёл в медсекцию.

— Лана это снова я. Как она?

— Без изменений.

— Послушай, мне очень нужна запись с её нейросети. Все данные о том, что она видела. Как будет возможность, постарайся её получить у неё, а потом пускай, сколько нужно лечиться.

— Постараюсь что-нибудь сделать, но не сейчас. Что записей с челнока нет?

— Только задняя камера, а там ничего толком не понятно. Передние ей снесло булыжником, когда она вышла из гиперпространства.

Обсуждение моих планов длилось пару дней, пока Лана не скинула запись с нейросети Шады.

Вместе пилотами и навигаторами просмотрел запись. Полоса там была, но очень узкая.

— Ваше мнение девочки — спросил пилотов.

— Места для прыжка однозначно хватит. Вот только там очень узко. Эскадра не поместиться.

— Согласен. Значит, прыгать будем группами. Мы будем первыми. Справитесь?

— Справимся.

— Капитан тебе придётся пересесть на линкор.

— Зачем?

— Там только пилоты и навигаторы. Они совсем без опыта и ты возглавишь эскадру в бою. Найди ещё кого-нибудь капитаном на второй линкор.

— Понял.

После этого вызвал начальника СБ станции. Он со своими, находился на пассажирском корабле.

— Что хотел? — спросил он.

— Скажи, ты можешь найти в своем хозяйстве модулятор голоса?

— Нужно искать. Тебе зачем?

— Нужно. Ищи. Срочно нужен.

— Ты что задумал к пиратам в гости податься?

— Не только им ко мне приходить в гости. Иногда стоит нанести и ответный визит.

— Раньше я думал, что ты просто на голову больной, но ты гораздо хуже.

— Куда уж хуже? Ты найдёшь мне модулятор или нет?

— Найду, но пойду с тобой.

— Что орден захотел получить посмертно? Давно ли СБ стало на абордаж ходить?

— Когда нужно, ходит.

— Ты знаешь, мне даже интересно стало. Пожалуй, я тебя возьму, чтобы посмотреть на это. Хотя нет, не возьму, кают нет на корабле.

— У тебя капитан перебирается на линкор. Каюта освободиться.

— Занимай не жалко. Мне даже интересно. Только не надейся за моей спиной отсидеться.

— Бот за нами пришли.

— Пришлю.

— Искин отправь бот за бывшим начальником СБ станции.

— Принято.

— Отправил. Только без модулятора не прилетай.

— Найду я тебе модулятор.

Вскоре он прилетел вместе с ещё одним сб-шником и привёз три не знакомых мне дроида и еще, какую ту неизвестную технику. Всё это выгрузили на лётной палубе, а я забрал у него модулятор и полетел на рейдер. Мне была нужна Зараза.

— На лётной палубе меня встретил грустный Крис.

— Алекс ты, почему нас не берёшь на абордаж?

— Крис, какой абордаж?

— Станции.

— Я не собираюсь идти на станцию. Мне нужно только подключиться к её сети. Для того чтобы попытаться взломать систему. Скорей там нас будут брать на абордаж.

— Тем более. Почему нас не берёшь с собой?

— Куда я вас размещу? Места нет на крейсере.

— Да там полно кают. Разместимся без проблем. Забирай нас. Мы тебе потребуемся.

— Что такой грустный?

— Не обращай внимания.

— Что случилось?

— В общем небольшое ЧП у нас.

— Что случилось.

— Всё из-за этого злобного оширца.

— Слушай, что я из тебя вытягиваю?

— Недосмотрел я.

— За кем?

— За сыном у неё и полез в этот тренажёр. В общем, поколотил он его. Откуда я знал, что он ночью решит в него залезть.

— Где он?

— У Дока в капсуле вместе с матерью.

— А она как туда попала?

— Не поверила ему и пошла проверять. Той же ночью. Он и её поколотил.

Мне стало смешно.

— Тогда здесь причём? Они же сами полезли в тренажёр?

— Капитан на меня наорал, сказал, что это моя вина, за все тренажёры на лётной палубе я отвечаю.

— Понятно, и ты решил свалить с корабля пока они в капсулах. Ладно не переживай я с ними поговорю когда они выйдут.

— Ну, так что? Возьмёшь нас на абордаж?

— Договаривайся сам насчёт кают на крейсере, если договоришься, занимай.

— Понял.

Заглянул к Доку в медсекцию. Он тоже готовился к абордажу.

— Значит, летим захватывать пиратскую станцию?

— Док с чего ты это взял?

— Все говорят. Даже СБ готовиться.

— Не собираюсь я ничего захватывать. Наша задача просто прорваться через них.

— Все знают, что ты что-то задумал и понимают, что мы будем брать её на абордаж.

— Ты ошибаешься. Мы просто будем отвлекать внимание, чтобы транспортники смогли разогнаться и улететь. Ладно, я здесь по другому вопросу. Что там с мадам Бенси и её сыном.

— Ничего серьёзного синяки и ушибы. Скоро будут как новенькие.

— Ты сам им объяснишь, что не стоит лезть в разные тренажёры или мне это сделать?

— Не переживай. Сам всё объясню.

— Если будут проблемы, вызывай меня.

— Конечно.

Не успел выйти из медсекции, как меня вызвал Вал, старший у абордажников станции.

— Алекс, ты, что летишь брать на станцию на абордаж? Почему нас не берёшь? Мы ведь специалисты по станциям.

— Вал я уже сказал всем. Не собираюсь я ничего захватывать там, как бы меня не захватили.

— Вот мы тебя и прикроем.

— У меня уже нет кают на крейсере. Вас некуда размещать.

— Ничего страшного мы уплотнимся.

— В общем, договаривайся сам насчёт кают. Если найдёте место, я непротив.

— Конечно, сам договорюсь.

Понял, что спорить с ним бесполезно. Все на кораблях, почему-то решили, что я решил захватить пиратскую станцию. Вот только у меня таких планов совсем не было. Понятно, почему абордажники, решили идти на абордаж. У пиратов есть чем поживиться, но Док тоже собирается. Больше не буду ни с кем делиться своими планами.

Зашёл рубку. В кресле находилась только первый пилот.

— Привет, только не проси меня взять тебя на абордаж.

— Не буду.

— Это правда, что ты решил захватить пиратскую станцию?

— Нет, конечно. Зачем она мне нужна? Её ведь не заберёшь с собой?

— Тоже верно.

— Зараза появись.

— Добрый день командир.

— Тоже рад тебя видеть. У тебя сохранились данные по пирату. Ты делала его голограмму по моему приказу.

— Сохранились.

— Тогда запиши его голос в модулятор.

— Выполнено.

Повесил его на шею и начал говорить. Голос был, не отличим от голоса Лиса.

— Теперь сделай голограмму, что он сидит в кресле капитана и отвечает на мои вопросы.

Она выполнила, я задавал ему вопросы, а отвечала мне голограмма в кресле. После этого я всё записал и сохранил запись у себя. Кресла в рубках практически не отличались. Рубка рейдера или крейсера сложно отличить. После этого вернулся на крейсер. На лётной палубе крейсера уже стояли боты с абордажниками Вала и Криса. Сами они также были здесь, вместе Галидом, старшим у абордажником на этом крейсере. Получилось, что теперь на корабле было восемьдесят бойцов. Четыре десятка местных и четыре десятка ещё прилетело. Как они здесь разместятся было не понятно. Впрочем, разберутся сами. СБ уже не было на палубе, похоже, они перебрались в каюту. Вернувшись в рубку, вызвал на связь все капитанов кораблей.

— Значит так. Начинаем операцию. Мы улетаем первые. За нами следом прыгают крейсера следом рейдеры, и потом линкоры и с фрегатами. Объясню, почему так. Все решает скорость ухода в гиперпространство и время выхода их него. Задача постараться в максимально сжатые сроки появиться всем в пиратской системе. Только учтите, вы все должны вместе выйти в системе, а мне нужно примерно два часа запаса до вашего прилёта, чтобы долететь да станции и попытаться с ней что — то сделать. После вас выходят транспортники, хотелось бы в один этап, но наверно так не получиться.

— Вопросы есть?

— Нет.

— Командовать эскадрой в бою будет Тидл. Думаю, вы всего знаете. Он капитан на этом крейсере, а пока принял командование линкором.

Все кивнули.

Теперь о расположении станции, и её системах, о том, что мне известно. Больших калибров у станции нет, но стоит много мощных орудий на самой станции и на астероидах недалеко от неё. Что это за орудия я не знаю. Знаю только примерное расположение станции и расположение астероидов, на которых они установлены.

Открыл карту системы.

— Смотрите. Станция расположена на юге системы как раз там, где мы будем выходить. По обеим сторонам от неё, есть по четыре крупных астероида, на них находятся эти орудия. Их нужно вывести из строя в первую очередь. Что за орудия точно не скажу, но все они должны быть крупнокалиберными. Вот что примерно я знаю о станции, и её обороне.

— Пилот навигатор начинаем. Разгоняемся для прыжка.

— Принято командир — ответила пилот.

— Что ты знаешь об этих орудиях — спросил Тидл.

— Ни марку, ни модель не знаю. Знаю только, что их было завезено тридцать штук. Значит восемь и восемь установлены на астероидах. В разных сторонах от станции. Остальные четырнадцать должны были установить на станции. Транспондеры выключите перед прыжком и атакуете без них.

Это даст вам немного времени после выхода. Можете как-то запутать диспетчера. Не знаю, как сложиться, но удачи вам.

— И тебе командир.

— Когда вышел из рубки меня ждал начальник СБ.

— Откуда ты узнал про орудия?

— Спросишь потом у своего начальника, если живым останешься, а я тебе не могу ничего рассказать. Подписка о не разглашении.

— Понятно.

Вернувшись в каюту. Отправил сообщение Крису, чтобы он зашёл ко мне. Вскоре он заглянул в каюту.

— Искал.

— Да. Заходи. Выключи запись на нейросети.

Сам отключил запись в каюте.

— Выключил.

— Вот держи. Помнишь Лиса?

— Помню.

— Это запись его памяти. Только учти никому об этом ни слова. Прошлый раз обошлось, но СБ не спит. Посмотри там всё, что касается станции. Возможно, пригодиться. После операции всё уничтожь.

— Понял, сделаю.

— Кто будет старшим при захвате станции?

— Крис не будет никакого захвата. У нас сил не достаточно для этого. Нам бы самим как-то отбиться от них. Я бы не полетел к ним на станцию, но мне нужно попасть в зону действия станционной сети, без этого никак.

— Понял тебя. Отобьёмся.

— Знаешь что, уберите все надписи со скафандров, что вы вооруженные силы Аратана. Оставьте только какие-нибудь обозначения, чтобы вас можно было отличить от пиратов.

— Понял. Сделаем.

Корабль разогнался и прыгнул на три системы. Вышли мы удачно. Прямо на чистую полосу.

Часть 3

Навигатор рассчитала всё точно. Крейсер повторно разогнался и теперь ушёл в прыжок на неделю. Перед уходом в прыжок, на место, куда мы вышли, стали выходить наши крейсера. На всю неделю я лег на учёбу, и время для меня пролетело как одно мгновение. Лана подняла меня с учёбы, когда до выхода оставалось меньше часа. На корабле шла подготовка полным ходом. На лётной палубе была суета и много разумных. Абордажники, техники, погонщики — все готовились к бою. В рубке тоже чувствовалось напряжение перед боем.

Начался обратный отсчёт. Три два один выход. Вышли мы совсем недалеко от станции. Здесь все плевать хотели на правила и диспетчеров. Никто не соблюдал никакие правила. Правило было одно. Нельзя нападать на соседа.

— Командир вам вызов со станции — подал голос искин.

— Искин давай в эфир вот эту запись и мои ответы.

Активировал модулятор голоса.

— Принято.

На экране появился диспетчер, его звали Хелбед. Лис его подкупил и тот поставлял ему информацию о делах на станции.

— Здорово Хелбед.

— Здорово Лис.

— Как дела на станции?

— Не очень.

— Что так?

— Много обидевшихся есть.

— Понял тебя. Стыкуй меня как обычно.

— Как скажешь.

— У меня новый пилот. Она не знает куда.

— Нала где?

— Погибла.

— Бывает.

Отключил связь и облегчённо вздохнул. Наверняка он уже доложил Валдану, что якобы Лис прилетел, и он ему разрешил стыковку к станции. Самый сложный этап проскочили.

— Девочки стыкуйтесь, куда он скажет.

— Мы поняли тебя Лис, — ответила первый пилот, и все в рубке заулыбались.

— Много пиратских кораблей у станции?

— Два крейсера и четыре транспортника.

— Странно. Должно быть гораздо больше.

— Похоже, все нас ждут у переходов. Не так ли Лис?

— Наверняка так и есть. Очень мы привлекательная добыча для них.

— Это очень хорошо. С этими мы быстро разберёмся.

— Есть ещё орудия станции. Посмотрите лучше, где у них орудия на астероидах спрятаны. Когда наши появиться, это им поможет.

— Уже сделали. Хорошо спрятали, но примерно понятно, где они находятся.

Корабль подлетал к станции, и появилась сеть. Хорошо, что все вирусы теперь были у меня на нейросети, и я сразу зашёл под логином Лиса и атаковал искин станции. Из памяти Лиса я знал, что на станции новый искин и у него несколько уровней защиты. Он сам его покупал и устанавливал. Вот только доступ у него к нему был ограниченным. Главным на станции был Валдан. У него была самая большая доля. Он сам практически никуда не улетал с неё. Контролируя происходящее на станции и около неё. Искин вроде поймал несколько вирусов от меня, но пока никакой реакции на них не было. Сам я пытался, взламывал системы обороны станции. К сожалению, у меня ничего не получалось, искин регулярно выкидывал меня и возвращал себе то, что я захватил. Корабль тем временем состыковался со станцией. Пилоты рядом обсуждали оборону станции, иногда посматривая на меня. Прошёл целый час как я воевал с искином и пока у меня ничего не получалось. Мне удалось взять под контроль, несколько второстепенных систем на этом мои успехи закончились.

— Командир вас какой-то Валдан требует — отвлекла меня пилот.

— Прямо требует?

— Да. Слово в слово. Кто это?

— Это главный пират на станции.

— Понятно. Что будем делать?

— Соединяй. Поговорим. Только картинку не давай. Только голос.

Поняла.

На экране появилась картинка пирата, с ним было два десятка бойцов.

— Слушаю тебя Валдан.

— Это я тебя слушаю мерзкая крыса, где мои корабли?

— Валдан не горячись, я же не виноват, что так получилось. Давай всё спокойно обсудим через час у тебя.

— Даже не думай мерзкая крыса сбежать, это тебе как в прошлый раз не удастся.

— Валдан мы же разумные люди, я верну тебе все твои убытки.

— Выходи из своей консервной банки и ли я тебя оттуда выковыряю.

— Валдан давай через час встретимся и всё спокойно обсудим.

— Никаких через час, я вызываю тебя на поединок. Здесь и сейчас. Не выйдешь, я возьму корабль штурмом.

— Как же правило о не нападении в системе?

— На мерзких крыс оно не распространяется.

— Послушай, давай договоримся к чему все эти поединки?

— Или ты выходишь, или я захвачу твой корабль.

— Хорошо. Какие условия поединка?

— Если ты победишь, получишь право улететь отсюда. Если я, то заберу твой корабль.

— Не много ли ты хочешь?

— Да же это не компенсирует мои потери.

— Где и когда?

— Здесь и сейчас. Прямо у твоего переходного шлюза. Я уже здесь и жду тебя.

— Я сейчас занят. Мне нужно закончить дела. Через час не раньше.

— Нет здесь и сейчас или мы пойдём на штурм крейсера.

— На чём мы будем драться?

— На мечах.

— Ты ведь знаешь, что у меня нет холодного оружия.

— Так и думал, что ты будешь увиливать от поединка. Поэтому взял меч для тебя.

Лис отлично знал, что он хорошо дерётся на мечах. Пираты вообще, как правило, все отношения между собой выясняли на мечах. Лис этим не занимался, и у него действительно не было меча. Он никогда участвовал ни в каких поединках, и они ему не нравились.

— Ладно, я выхожу, но ты должен мне гарантировать, что я смогу без проблем покинуть станцию.

— При всех я заявляю, что твой крейсер никто не тронет, и ты сможешь беспрепятственно покинуть станцию. Вот мой приказ. Он уже у искина.

— Тогда жди, я выхожу.

— Я тебя жду мерзкая крыса.

Он отключился, а я задумался. Если первая часть моего плана прошла успешно, то вторая с треском провались. Летя к станции, прекрасно понимал, что придётся с ним объясниться. Надеялся оттянуть время до выхода основной эскадры, но кто знал, что этот придурок окажется таким мстительным и упертым. Как мне быть? Бросить взлом на время поединка?

Похоже, придётся.

— Командир что будем делать? — спросила пилот.

— Драться. Выхода нет. Он просто так не уйдёт.

— Ты собираешься драться с ним на дуэли?

— Дуэль только предлог. Готовьтесь, он почти час готовился к штурму. Значит, штурм корабля неизбежен. Пока я дерусь с ним, он скорей всего не полезет, хотя возможно, это и просто отвлекающий манёвр.

— Поняла. Ты что владеешь мечом?

— Он же считает что я Лис, а он не умел им пользоваться. Он думает, что поединок будет лёгкий, и он получит корабль. Вот только я далеко не Лис и умею пользоваться этой зубочисткой.

— Посмотри на него. Какой он здоровый.

— Это не имеет значения. Я на лётную палубу.

На лётной палубе меня уже ждали все абордажники во главе с командирами.

— Ты что собрался на поединок? — спросил Вал.

— Выбора нет. Придётся драться. Он больше часа готовился штурмовать корабль. Наверняка скоро последует штурм. Если я его выеду из строя, хотя бы на время это нам может помочь. Главное вы не спите. Он может начать штурм корабля в любой момент, а особенно во время поединка. Готовьтесь к отражению захвата, он будет в любом случае.

— Мы поняли тебя. Кто будет главным из нас?

— Это не важно. Давай ты Вал тебе станция ближе. Слушай Криса, я ему подбросил важные данные.

— Мы в курсе.

— В общем, я пошёл. Мне нужно с собой десяток бойцов.

— Я иду с тобой — сказал Крис.

— Хорошо.

— Командир он тебя опять вызывает — сообщила пилот.

— Ответь ему, что я уже выхожу.

Переходный шлюз на станцию открылся. Вначале абордажники ушли туда, а потом и мы с Крисом перешли на станцию. Технический дроид заблокировал эту дверь. Валдан со своими людьми ждал нас у конца переходного тоннеля на станцию. Моих абордажников было больше, но его данное обстоятельство нисколько не смущало.

— Что, мерзкая крыса, не побоялась вылезти из своей норы?

— Валдан не понимаю проблемы? Да, уничтожены два твоих крейсера. С кем не бывает? Работа у нас такая. Со всеми бывает.

— Ты мне сказал, что там всё пройдёт без проблем.

— Кто мог знать, что к ним подкрепление подойдёт. Пришлось всё бросить и улететь.

— Тогда почему ты не отвечал на мои вызовы?

— Ранен был, корабль повреждён, и связи не было. Мне самому с большим трудом удалось отбиться.

— Ты ответишь за всё и за корабли и за экипажи.

— Послушай, я готов выплатить тебе неустойку. Не стоит горячиться.

— Твой корабль и твоя доля станции послужат этой неустойкой. Держи меч. Я вызываю тебя на поединок.

— Мне нужны гарантии.

— Какие? Я тебе уже сказал, что сможешь улететь отсюда, если останешься жив.

— Гарантии в том, что твои люди не нападут на корабль и меня, в случае если ты проиграешь.

— Гарантирую это тебе. Вот приказ по станции.

— Хорошо. Надеюсь, что твои люди выполнят твой приказ.

— Тогда приступим. Держи меч.

— Нет. Так дело не пойдёт. Ты мне решил подсунуть железку, которая после первого удара сломается, а мне нужен хороший меч. Я сейчас закажу его в одном из магазинов, и мне его сюда доставят.

— Ничего у тебя не получиться. Держи мой меч, а я буду драться твоим. Он нисколько не хуже моего.

— Как скажешь Валдан как скажешь.

Он вышел вперёд на пустое место в коридоре между нами. Сколько я не старался тянуть время. У меня ничего не получалось. Кроме того я пытался вспомнить одного мерзкого пирата, что стоял с ним рядом. Где-то я его видел, но я никак не мог вспомнить где.

Похоже, придётся драться.

— Что ты там стоишь за своими людьми? Боишься трусливая мерзкая крыса?

Пришлось подвинуть абордажников и выйти вперёд.

— Вот и я Валдан.

— Открой забрало я видеть твои глаза, когда ты будешь умирать.

— Чтобы кто-нибудь из твоих людей убил меня?

— Как хочешь. Держи меч.

Он бросил мне свой меч, а я специально не удержал его в руках и он упал на пол.

— Ты даже меч в руках держать не можешь.

Молча, поднял его с пола.

— Ну что я готов. Помни Валдан, ты обещал, что твои люди не нападут на нас.

— Дерись мерзкая крыса — он атаковал меня.

Первый удар я отразил, второй тоже, дальше я сам не понял что произошло. Видимо это сработали рефлексы, вбитые в меня злобным оширцем. Принял его удар, отвел его в сторону и в ответной контратаке загнал свой меч ему в шею. Он попытался ещё нанести один удар, но в ответ я просто выбил меч у него из рук.

— Крис огонь! — и с мечом наперевес бросился на остальных пиратов стоящих немного дальше.

Вокруг засверкали выстрелы бластеров. Противник был явно не готов к такому развитию событий. Благодаря чему я без проблем добежал до них и начал рубить направо и налево всех подряд. Остановился только, когда противники кончились и рядом находились мои абордажники. Они тоже успели поучаствовать в рукопашной схватке. Впрочем, это быстро закончилось, и начался обстрел нас уже из коридора станции. Пришлось укрыться в коридоре, ведущему к нашему переходному шлюзу. Все произошло так быстро, что я так и не понял, кто по нам стрелял из коридора станции. Абордажники начали вести ответный огонь туда. С корабля уже подходило подкрепление. Они тащили щиты, ехали абордажные дроиды.

— Алекс возвращайся на корабль, дальше мы сами — сообщил Крис.

— Хорошо. Тело нужно сохранить. За него наверно награда большая.

— Забери его сразу на корабль.

— Сделаю.

— Подобрал его меч и потащил обратно, когда вспомнил, где я видел этого мерзкого пирата. Именно он продавал мне на рынке дроида взломщика. Обернулся назад. К сожалению, он был среди погибших. Как же так? Возможно, он что-то знал о Слиме. Сильно расстроенный данным обстоятельством, потащил тело Валдана на корабль. У шлюза меня остановила Лана.

— Ты как? Ранен?

— Я в порядке.

— Подожди, посмотрю.

Почувствовал, как аптечка сделала укол.

— Вот теперь порядок. Быстро ты с ним разобрался. Я сотню проспорила.

— Сказать нужно было, я бы подождал.

— Нужно было не убивать его — сказал подошёдший начальник СБ со своим помощником.

— Следующий раз ты вместо меня пойдёшь мечом махать и можешь делать всё что захочешь.

— Мы заберём его?

— Тело забирайте, а трофеи мои.

— Вернём.

Они утащили его куда-то. Сам я сел на пол рядом со шлюзом и посмотрел камеры. Нас атаковали сразу с двух сторон. Они подлетели на антигравитационных платформах и взорвали защитные ворота лётной палубы, после чего проникли на корабль. Сейчас там шёл бой. Одновременно с этим началась атака на переходной шлюз. На лётной палубе наши отошли и потащили их за собой в узкий коридор. Где их встретили турели корабля и абордажники за защитными барьерами. Одновременно с этим вторая группа напала на них сзади. Там схватка грозила перерасти в рукопашную, и я решил им помочь, но начали выходить их гиперпространства наши крейсера и я отказался от этой затеи и вернулся к взлому искина. Атаковав его кучей разных вирусов и загружая сложными задачами как можно больше разных систем станции, старался замедлить работу центрального искина. Сражение шло на всех уровнях снаружи, внутри корабля и уже на станции. Сам я воевал с центральным искином. Дроиды постоянно провозили мимо меня всё новых раненых. Несколько раз почувствовал, как станция получила ощутимые удары. Мимо меня прошли двадцать новых абордажников, и ушли в шлюз. Вначале я и не понял, откуда они взялись. Просто у них были отметки на скафандрах о принадлежности к флоту империи, а у всех на корабле их убрали. Видимо они высадились на лётной палубе. За ними туда же стали проходить всё новые и новые абордажные двадцатки и уходить в шлюз. Похоже там сейчас жарко. Сам я тоже вёл неравный бой с искином станции и проигрывал ему, но не сдавался. После этого туда же ушли абордажники, которые вели бой на корабле. Вместе с подкреплением туда ушёл Вал. Куда они все пошли? Они что собрались станцию захватывать?

Пришёл вызов от Криса.

— Алекс нам нужен диспетчер. Мы захватили диспетчерскую и командный центр.

— Как вы там оказались?

— Отбились, потом прилетело подкрепление, и мы его захватили.

— Понятно, я сейчас сам подойду.

— Нам диспетчер нужен.

— Зачем он вам понадобился?

— Корабли пристыковать. Куда всё грузить?

— Есть что грузить?

— Конечно.

— Иду к вам.

— Жду.

Мимо меня проехали дроиды СБ вместе с владельцами и уехали на станцию. Озадаченный происходящим я остановил атаку на искин и пошёл на станцию за ними. Зайдя на станцию, обнаружил, что все коридоры станции, примыкающие к нашему шлюзу, завалены телами погибших. Здесь же стояло больше десятка ещё дымящихся абордажных дроидов. Недавно здесь было очень жарко. Из памяти Лиса я знал, где находиться диспетчерская и направился туда. Одновременно пытаясь взломать камеры наблюдения на станции. Зайдя в диспетчерскую, обнаружил Криса и четверых пиратов в углу. За ними присматривали двое абордажников.

— Вон же в углу диспетчера у тебя?

— Говорят что нет.

— Ты чего Хелбед? Ты ведь диспетчер?

— Лис ты, что с ними?

— Конечно. Садись за пульт и стыкуй рейдер к станции. На соседний стыковочный терминал с крейсером.

— Что со мной будет?

— Глупости если не будешь делать, жив останешься. Вызывай пилотов.

— Ты обещал.

— Конечно. Дай мне свои коды доступа, чтобы я проконтролировал тебя.

— Держи. Они отказываются. Пилоты просят дать вид из диспетчерской.

— Дай им вид с камер наблюдения и соедини меня с пилотами.

Всё эскадра теперь была в системе и пряталась за станцией. Они добивали последние орудия на дальних астероидах. Здесь же находились транспортники. Они почему-то не разгонялись для прыжка. Просто прятались за боевой эскадрой. Многие боевые корабли были окрашены в жёлтый цвет. Линкорам, к сожалению тоже досталось. У них были повреждения.

Пилоты, когда увидели картинку из диспетчерской и меня с Крисом, сразу заулыбались.

— Девочки, мне нужна Мила сюда в диспетчерскую. Стыкуйтесь к станции. Она под нашим контролем.

— Мы поняли командир. Что у тебя с голосом?

Отключил модулятор

— Так лучше?

— Значительно.

— Стыкуемся.

— Жду.

— Кто ты такой? — спросил Хербед.

— Меня зовут Алекс Мерф. За меня десять миллионов обещали. Вот я и прилетел их получить, а здесь никого нет? Где все? Один Валдан, что ли на станции был?

— Все улетели на перехват.

— Зачем? Я сам прилетел. У кого деньги получать?

— Этого я не знаю. Разговаривай с аварским представителем.

— Точно. Он на станции?

— Вроде был.

— Крис, пускай поищут мой бонус. Посмотри у себя записи. Пускай парни поищут аварского представителя. Он должен быть здесь на станции.

— Понял, сделаем.

В диспетчерскую осторожно заглянула Мила.

— Заходи, принимай командование.

Она была в тяжелом абордажном скафандре и вооружена как абордажница.

— Что у вас здесь?

— Лови диспетчерские коды доступа. Стыкуй транспортники к станции.

— Поняла. Сейчас сделаю. Эти кто? — она показала на троих в углу.

— Говорят не диспетчера.

— Тебе этот нужен? — показал на Хербеда.

— Нет. Зачем он мне? Хотя оставь. Может вопросы появятся.

— Хербед, веди себя прилично, а то она из тебя отбивную сделает. Крис забирай остальных.

Их вывели из диспетчерской и увели к остальным пленным. Наконец мне удалось взломать камеры наблюдения на станции.

— Крис я взломал камеры наблюдения. Лови коды доступа.

— Получил.

— А мне? — спросила Мила

— Тебе они зачем?

— Смотреть буду.

— Держи.

Мы втроём начали смотреть, что происходит на станции. Сопротивления уже почти не осталось. Остались небольшие очаги, которые быстро уничтожались. Турели защиты не сработали. Видимо из-за приказа Валдана не трогать моих людей. Многие уже занимались мародеркой, вскрывали закрытые магазины и бары. Оттуда тащилось всё что понравилось. Пиратов на станции практически не оказалось.

— Командир у нас проблемы — сказал Крис.

Часть 4

— Что случилось?

— Тебе нужно самому посмотреть.

— Пойдём, посмотрим.

Пришлось идти далеко. На другой край станции.

— Что там?

— Сам не понял.

Когда мы пришли на место, выяснилось что у нас действительно проблемы.

В личных покоях Валдана абордажники нашли четырёх обнажённых наложниц. Двое из них оказались аграфками. Третья сполоткой. Четвёртая креаткой. Проблема заключалась в том, что все они были напичканы какой-то под дурью. Ходили по покоям и всем улыбались.

— Командир что с ними делать?

Это действительно было проблемой. В покоях не нашлось даже одежды для них.

— Не знаю. Может в простыни их завернуть.

— Может, оставим их здесь? С ними проблем будет очень много, — сказал Крис.

— Поздно. Бросать их здесь не правильно.

— Знаешь, мы один раз освободили аграфку, так потом столько проблем от её сородичей получили.

— Вы? Когда это было?

— Давно это было, мы тогда в свой первый рейд вылетели и решили проверить транзитный транспортник. В нём и нашли криокапсулу с ней.

— Как они сюда попали? Аграфские системы на другой стороне содружества.

— Кто его знает. Скорей всего захватили, какой нибудь корабль вместе с ней.

— Ясно.

— Честно говоря, не знаю, что с ними делать.

— Давай выкинем со станции и скажем, что не видели никого.

— Крис это неправильно. Они ни в чём не виноваты. Просто оказались не в то время и не в том месте. Зови сюда Лану. Нужно с ней пообщаться. Кроме того с нами СБ. Вот пускай у них и голова болит насчёт них.

— Алекс у нас с одной была большая куча проблем, а здесь их две и сполотка с креткой в придачу.

— Разберёмся. Не переживай.

— Выкинуть их из станции и все дела.

— Нет Крис. Не могу я убить такую красоту. Не переживай. Это будет моя проблема, а не твоя.

— Очень на это надеюсь.

— Где Лана?

— Идёт сюда. Вскоре она зашла в покои. Удивленно осматривая обстановку в покоях.

— Что у вас случилось? Кто ранен?

— Похоже мы оба с Крисом.

— Странно. У меня нет никаких данных о ранениях, только гормональный фон повышенный.

— Это не удивительно. Зайди в соседнюю комнату. Скажи что с ними такое?

Её недолго не было. Обратно она вышла озадаченной.

— Что скажешь? — спросил её.

— Это наркотик. Называется он райская пыль.

— Что нам с ними делать?

— Не знаю.

— Лана можно их в криокапсулы уложить? — спросил Крис.

— Думаю можно. Вот только где их взять? У нас все полные — ответила ему Лана.

— Здесь на станции их полно.

— Тогда не вижу проблемы — уложим.

— Крис много криокапсул нашли?

— Не знаю, не считали ещё, но много.

— Тогда никому ни слова о них. Предупреди своих. Прилетим, будем разбираться.

Они кивнули в знак согласия.

— Алекс у нас ещё проблема — сказал Крис.

— Что ещё кого-то нашли.

— Нашли. Ящера.

— Этому то, что нужно?

— Забарикодировался в борделе и грозиться взорвать его.

— Тоже какой-то дури нанюхался. Пускай взрывает.

— Там с ним куча девиц.

— Что хочет? Самку?

— Нет, чтобы не трогали его бордель и ещё требует тебя. Для переговоров.

— Нет. Террористы не мой профиль. Пускай с ним СБ разбирается. Мне и здесь проблем хватит. Сообщи им.

— Сообщил.

— Ответили, чтобы ты сам разбирался с ним. Они заняты.

— Чем это они так заняты? Другой бордель допрашивают?

— Судя по камерам нет.

— Что они делают?

— Похоже, искин станции пытаются достать.

— Долго же им придётся это делать. Там пять степеней защиты, и он заминирован.

— Спрашивают, откуда ты это знаешь?

— Ты что им сообщил мой ответ?

— Да.

— Скажи это военная тайна, и я подписку о неразглашении им же и дал.

— Обещают разобраться с твоей подпиской по прилёту.

— Пускай разбираются. Так что у нас с этим крокодилом?

— Не крокодилом, а ящером.

— Это одно и то же. Оба яицаоткладывающие. Этот ящер говорит по-нашему?

— Говорит.

— Пойдём тогда послушаем, что хочет этот террорист.

Ящер оказался совсем недалеко от нас, и мы все вместе пошли к нему. По дороге спросил Лану.

— Лана у тебя нет что-нибудь, чтобы ящера вырубить.

— Есть. Только это его надолго вырубит

— Да хоть навсегда. Давай.

Она дала мне инъектор и показала, куда нужно нажать.

— Только учти, спереди его не возьмет, у них там кожа толстая, если только со спины или с боков.

— Понял.

Когда пришли. Дверь немного приоткрылась, и оттуда на меня посмотрел большой не мигающий глаз.

— Что звал? — спросил этот глаз.

— Ты что ли вожак у них?

— Не что ли, а вожак. Может, ты меня пустишь внутрь, и мы поговорим?

— Ты один можешь зайти.

— Хорошо. Дверь немного приоткрылась, и я зашёл внутрь.

Честно говоря, разговаривать с динозавром было как-то совсем не обычно для меня. Особенно когда его зубастая голова находиться над тобой.

— Зачем ты меня звал?

— Хочу, чтобы твои войны не трогали моё заведение или я всё взорву вместе с тобой. У него на столике находился какой-то непонятный черный кубик.

— Ты знаешь я совсем непротив оставить твоё заведение в покое, и ты можешь остаться здесь вместе с ним.

— Что, вот так просто согласишься?

— Конечно. Мне проблем меньше.

— Это почему.

— Не нужно думать, как с тобой поступить.

— Ты что-то задумал.

— Ничего я не задумал. Я тебе честно сказал всё как есть. Хочешь взорвать себя вместе со станцией — взрывай.

— Что значит вместе со станцией?

— Это и значит, как только я улечу отсюда — она взорвётся.

— Ты врешь!

— Нет, я ведь тебе сказал, оставайся. Буду только рад.

— Я подумаю над твоим предложением.

— Нет никакого предложения, хочешь оставаться — оставайся. В общем, я пошёл ты непротив?

— Нет.

Дошёл уже до двери и остановился, ящер явно пребывал в задумчивости.

— Слушай, я никогда не видел раньше ящеров и хотел спросить ты мальчик или девочка?

— Мы гермафродиты.

— Это как?

— Я могу быть и тем и тем.

— А сейчас ты кто?

— Мальчик.

— Понятно. Слушай, а как вас отличать? Мальчик ты и ли девочка.

— По яйцекладу.

— Он что сзади у тебя?

— Нет. У меня сейчас его нет.

— Можешь повернуться, хочу посмотреть, что у тебя сзади.

— Если думаешь что там яйцеклад найти, то его там нет, только хвост.

Он повернулся спиной. Тут же воткнул ему инъектор в спину. Он немного постоял, потом завалился набок.

Открыл дверь.

— Крис, Лана заходите. Он в отключке.

Лана зашла и осмотрела его, после чего забрала у меня инъектор.

— Крис что это за бомба?

— Не знаю. Я не сапер. Как тебе удалось вырубить его?

— Попросил его повернуться спиной и показать, если ли у него яйцеклад на спине. Он поверил и повернулся. К нему подбежала одна из рабынь и потрогала пульс у него на шее.

— Вы что его убили?

— Нет. Просто вырубили.

— Зачем вы это сделали?

— Ты что не хочешь на свободу?

— Какая свобода? Он был очень хороший хозяин и нас в обиду не давал.

— Обычная. Свобода без рабского ошейника на шее.

— Что так можно?

— Можно. Собирайте вещи полетите с нами.

— Мы никуда не полетим. Нам здесь хорошо.

— Тогда погибнете вместе со станцией. Мы её уничтожим.

— Зачем.

— Она пиратская.

— Мы никуда не хотим.

— Тогда оставайтесь. Надоели вы мне.

Вернувшись обратно к диспетчерской, я обнаружил множество женщин, которые занимались разграблением местных магазинов с одеждой. Они тащили из магазинов всё подряд.

В одном я заметил пилотов с кораблей и вместе с ними мадам Бенси с сыном. Зайдя в магазин, спросил их.

— Девочки что происходит?

— Трофеи, — сказала мне мой пилот, вся обвешанная вещами, и потащила всё это на корабль.

Следующая мне попалась мадам Бенси, тоже вся увешана вещами.

— Арида, я могу понять они, а ты то что?

— Трофеи, — и тоже потащила всё на корабль — Я, что хуже их что ли? Я тоже флотская теперь!

Все вокруг что-то тащили. Мне попались даже две рабыни, которые тоже тащили что — то непонятно куда. Абордажники охранявшие пленных, с какой-то грустью в глазах смотрели на происходящее вокруг них. Видимо они уже понимали, что их не остановить. Хотя это была их законная добыча. Зайдя в диспетчерскую, не обнаружил внутри Милы. Почти все корабли уже были пристыкованы к станции, и с них шла выгрузка транспортных дроидов. Похоже, Мила тоже за трофеями убежала. Посмотрел, чем занимается СБ. Оно упорно пыталось добраться до искина. Сопротивления на станции уже не было и все занимались одним, разграблением награбленного. Медики грабили местные медцентры, и тащили всё на корабли. Лана тоже присоединилась к ним. Связался с капитаном крейсера теперь линкора.

— Привет Тидл. Как прошло?

— Думал, хуже будет. Легко отделались.

— Большие повреждения?

— Не очень, но есть. Крейсерам больше всех досталось. Когда мы появились, быстро уничтожили большинство орудий.

— По линкорам что?

— Попало пару раз хорошо, но пробитий корпуса не было. Хорошо пилоты с твоего крейсера подсказали, где и что находиться. Два ракетных залпа и не стало больше орудий станции. Потом добили остатки.

— Убежало много.

— Два крейсера удрали и один транспортник. Остальные здесь остались. Фрегаты постарались.

— Понятно.

— У тебя как прошло? Слышал, ты даже в поединке успел поучаствовать?

— Было такое. Отправил на перевоспитание главного пирата.

— Станция теперь наша?

— Нет, мне не удалось взломать искин станции. Смог только сильно тормозить его работу.

— Тогда понятно, почему она так медленно стреляла.

— Чем смог, тем помог.

— Как крейсер?

— В целом вроде нормально только лётную палубу взорвали. Нас пытались захватить.

— Знаю.

— Долго они там ещё на станции?

— Не знаю. Наверно пока всё не растащат по каютам, не успокоятся. Пытался их образумить. Бесполезно. Говорят трофеи и тащат всё на корабли.

— У меня пилоты тоже попросились за трофеями. Отправил в качестве поощрения.

— Как они в бою?

— Нормально. Поднаберутся опыта и всё в порядке будет.

— Пассажиры как?

— Они, по-моему, ничего и не поняли, пока линкор пару болванок не поймал.

— Второй линкор как?

— Тоже получил несколько зарядов и пару пробоин.

— Потери там есть?

— Вроде не было. В трюм попали. Пленных много?

— Совсем не много. Зато рабов много. Не знаю, что с ними делать. Криокапсулы вроде нашли, может, в них уложим.

— Без их согласил нельзя.

— Ты предлагаешь оставить их на станции? Так я собираюсь её взорвать.

— Чем?

— У меня есть немного взрывчатки. Заложу под генераторы станции и взорву.

— Тогда нужно забрать всё что можно.

— Заберём. Как думаешь, когда они решат вернуться?

— Четыре дня лететь к ближайшему переходу четыре обратно. Время есть.

В диспетчерскую вернулась Мила. Выглядела она уставшей.

— Ты где ходишь?

— Бесплатный шопинг. Как можно такое упустить? Корабли я все пристыковала к станции, так что всё в порядке.

— Пирата куда дела?

— К остальным отправила. Он кстати предлагал мне взятку.

— За что?

— Что бы я его отпустила.

— Наивный.

— Где они?

— Здесь недалеко пойдем, покажу.

— Пойдем, посмотрим на нашу добычу. Мы подошли большой группе рабов. Они сидели на полу.

— Здесь все? — спросил ближайшего абордажника.

— Нет, командир. Их ещё много.

— Это точно проблема.

— Послушай, ты здесь командир? — спросил один из рабов и встал на ноги.

— Я. Что хотел?

— Кто вы такие, можете ответить?

— Восьмой флот империи Аратан. Вы все будете освобождены из рабства, но не сейчас, а немного позже.

— Я тоже гражданин Аратана и служил на восьмом флоте.

— Где служил?

— На станции недалеко отсюда.

— Что за станция?

— Система WZJ956474543 там есть станция. Аратанская станция.

— Была станция.

— Почему была?

— Потому что система вместе со станцией передана Оширу. Давно ты здесь находишься?

— Не знаю точно. Года два уже.

— Кем ты там работал?

— Главным инженером.

— Значит это ты и есть та потеряшка, которого два года искали и так и не смогли найти. Что с тобой случилось? Как ты здесь оказался?

— Сам не знаю. Лег спать. Проснулся уже здесь.

— Мила ты его знаешь?

— Нет.

— Значит, сейчас начальника СБ станции позову сюда. Хватит ему уже искин станции выковыривать.

Он сразу ответил.

— Слушай, я тебе здесь работу по профилю нашёл.

— Отстань, я занят.

— Бросай ты этот искин. Ты всё равно его оттуда не достанешь, и иди сюда. Тебе здесь два инженера объяснят, почему у тебя не получиться ничего.

— Отстань, я занят. Сам разбирайся.

— Ты тогда мне фото инженера вышли, что пропал два года назад со станции. Это было ещё до меня, и я его не знаю.

— Зачем тебе?

— Он сейчас рядом со мной стоит и говорит, что в рабстве два года провёл.

— С ним я потом разберусь, а фото держи.

Получил фото и сравнил с оригиналом. Сходилось один в один.

— СБ сказало пока занято и потом тобой займется. Хотя твою личность подтвердило.

Открыл забрало скафандра и протянул ему руку.

— С возвращением Мил Даниз меня зовут Алекс Мерф. Я бывший командир станции и заодно её главный инженер.

Он пожал мне руку и задумчиво спросил.

— Где тогда бывший командир?

— Погиб вместе с замами и старшим техником. При взрыве командного центра.

— Значит Макс тоже погиб?

— К сожалению да, там должен быть я, но так сложилось, что оказался он.

— Жаль, толковый был парень.

— Так сложилось, что нам с тобой повезло, а им, к сожалению нет.

— Значит, ты теперь командуешь на станции?

— Командовал. Мы поменялись системами с Оширом и теперь это их система.

— Понятно.

— Почему у вас на скафандрах нет отметок, что вы флотские?

— Хитрость одна, чтобы запутать пиратов. Ты пока побудь с остальными. Как только мародерка закончиться, займёмся вами.

— Хорошо.

— Будет, что нужно скажи парням. Они мне передадут.

Мы с Милой пошли дальше, когда меня остановил скорей вопрос произнесённый совсем негромко.

— Алекс?

Вот только голос был каким-то знакомым. Повернувшись на голос я начал искать в толпе того кто это сказал и не мог этого понять.

— Алекс это ты? — повторил он.

Только сейчас, в середине сидящих на полу, я увидел того кто это сказал и не поверил своим глазам.

— Слим, дружище, этого не может быть, я же тебя очень давно ищу. Как ты здесь оказался?

Иди сюда, что ты там сидишь?

Он осторожно вышел из толпы рабов и подошёл к нам с Милой.

— Как ты сам здесь оказался? — спросил он меня.

— Как оказался? Всё просто. Мы прилетели и напали на пиратскую станцию.

— Что с нами будет?

— С вами всё хорошо будет. Вывезем всех отсюда и освободим всех. Пойдём в диспетчерскую, расскажешь, как ты здесь очутился.

Мы втроём зашли туда.

— Мила знакомься это мой приятель Слим. Это Мила.

Она потянула ему руку и произнесла.

— Мила его подруга.

Он посмотрел на неё потом на меня.

— Алекс я правильно понял, что ты здесь главный?

— Правильно.

— Ничего не понимаю, когда мы с тобой виделись в последний раз, у тебя были серьёзные проблемы. Кроме того тебя клановые искали.

— Всё верно Слим. Так получилось, я потом решил обе проблемы. С СБ я, правда, до сих пор воюю, а вот с кланом нет проблем. Представляешь у меня сейчас на кораблях семьи всех пяти кланов. Все они улетели вместе со мной из системы.

— Значит это, правда, что болтали на станции, что систему передают оширцам?

— Чистая правда. Я сам и передал.

— Теперь понятно, почему за тебя десять миллионов предлагали. Тогда я подумал, что это за кого-то другого, просто имя и фамилия совпадают.

— Ты кстати, почему такой нехороший человек дал мою почту Мадам Бенси?

— Что не нужно было? Я ведь знал, что вы знакомы. Она тебя на концерт приглашала. Она попросила я и дал.

— Ну да сразу после её концерта.

— Она пригласила, как я мог ей отказать?

— Она кстати здесь на станции.

— Как на станции? Что она здесь делает? — испуганно спросил он.

— Мародеркой занимается вместе с остальными. Она сейчас на флот работает, как и я. Хочешь, я тебя в соседнюю с ней каюту поселю? Я ведь знаю что ты большой поклонник её таланта.

— Даже не знаю.

— Ладно, не смущайся, я ведь тебя не в одну с ней каюту поселить предлагаю. Рассказывай, что с тобой приключилось, как ты здесь оказался?

— Даже не знаю что рассказывать. Пошёл на рынок после работы, нужно было одну запчасть приобрести. Почти дошёл до него, как в одном из дворов девушка попросила помощи. Я подошёл узнать, что с ней, но это оказалась ловушкой, я побежал, но меня, похоже, подстрелили. Сильный удар в спину было последним, что помню.

Часть 5

— У тебя с собой был дроид взломщик?

— Да.

— Значит, в него и попали.

— Наверно. Он пропал. Очнулся я уже здесь. В медцентре с рабским ошейником. Дальше меня продали одному владельцу оружейной лавки, в лавке я занимался раскодировкой оружия для него.

— Пойдём, покажу одного мерзкого типа, расскажешь, что знаешь о нём.

— Кто такой?

— Не бойся. Он уже никого не обидит.

Мы пошли к место, где он погиб. На месте Слиму стало плохо. Вид вокруг был ещё тот. Пока он отвернулся и стоял у стены коридора, я искал тело погибшего пирата. К моему удивлению тела на месте не оказалось. Пришлось вызвать начальника СБ и спросить забирал он тело или нет.

Он ответил, что они забрали только тело Валдана.

— Слим посмотри запись и скажи, кто находился справа от Валдана?

Он недолго смотрел запись.

— Что у вас дальше было?

— Ничего особенного. Можешь сам посмотреть. Если конечно плохо не станет.

— Мне тоже перекинь — сказала Мила.

— Держи.

— Быстро ты с ним разобрался.

— А что тянуть? Он сам виноват. Нечего меня было крысой обзывать. Я и обидится, могу.

— Я как-то так и подумала.

Со стороны Слима послышались рвотные звуки. Мы с Милой с сочувствием посмотрели на него, и я его спросил:

— Слим, хочешь, медика позову?

— Не нужно, я скоро буду в порядке. Его зовут Кривой. Он вроде начальника СБ при Валдане был.

— Похоже, не был, а есть. Тело его куда-то пропало. Мила посмотри по камерам.

— Уже смотрю.

Сам я проверил ещё раз погибших, и выяснилось что его точно нет среди них.

— Нашла. Точно живой. Ушёл в ту сторону.

Она пошла по его следу.

— Слим не отставай.

— Уже иду. На полу коридора были капли крови, и я без камер видел, куда он шёл. Удивительно как он выжил, после такого ранения. Ведь мой меч рассек ему грудную клетку. По всем признакам он должен быть мертв.

— Мила я понял, куда он идёт.

— Куда?

— В покои Валдана там остались наложницы. Бегом туда.

Мы побежали. Слим вроде не отставал. Догнали мы его как раз, когда он зашёл в покои.

— Быстрей.

— Мне дальше нельзя. Сказал Слим.

— Оставайся здесь.

Кривому оставалось пройти пару метров до спальни, когда я взял его на прицел, Мила сделала это немного раньше меня.

— Далеко собрался Кривой? Если ты за девушками, то их там уже нет.

— Где они? — он обернулся и посмотрел на меня.

— На корабле. Неужели ты решил, что я их оставлю здесь одних. А теперь быстро лёг на пол.

Со стороны спальни послышалось женское хихиканье.

— Быстро я сказал!

Он резко прыгнул к двери. В полете я его подстрелил. Мила успела два раза выстрелить. Кривой получил три дырки в теле, но продолжил ползти к двери. Открыть дверь, у него уже не получилось. Он отключился после удара Милы.

— Что это за тварь такая живучая? — спросила она.

— Самому интересно.

— Что там такое, что он туда стремился?

— Там моя головная боль.

— Можно заглянуть?

— Можешь, но тебе придётся дать подписку потом.

— Одной больше или меньше, — и она заглянула.

— Это точно головная боль. Что ты будешь с ними делать?

— Понятия не имею и стал раздевать Кривого.

— Зачем тебе его одежда?

— Так спокойней. Думаю, он ещё не сдох. Бери его. Оттащим его в капсулу. Пускай медики посмотрят, что это за чудовище.

Его одежду я отдал Слиму, а мы с Милой несли тело. Лана нашлась на корабле. У себя в медсекции.

— Зачем вы покойника притащили? — спросила она.

— Лана этот покойник имеет свойство оживать и он был что-то вроде начальника СБ Валдана.

— Как это так?

— Вот и нам это интересно. Поэтому мы и притащили его к тебе.

— У меня мест нет. Впрочем, помоги одного выложить из капсулы, на время. У него легкое ранение.

Открылась капсула. Мы с Милой достали из него абордажника и на его место уложили пирата. Лана недолго поколдовала над капсулой.

— При нём можно говорить? — она кивком показала в сторону Слима.

— Слим выйди, побудь в коридоре.

— Алекс у него четыре имплантата максимальной регенерации. Убить его можно, но невероятно сложно. Регенерация просто бешеная. Каждый такой стоит двадцать миллионов.

— Псион?

— Да.

— Плохо.

— Что с ним делать?

— Снимай эти имплантаты. Они ему больше не понадобятся. Сделаем из него обычного.

— Как скажешь. Только он может умереть при этом.

— Не вижу в этом проблемы. Что-нибудь надумала насчёт этих девиц.

— В капсулы их нужно вначале уложить. Дальше видно будет, но у меня пока нет мест.

— Перемести парней на другие корабли.

— Нежелательно их пока транспортировать. Девушки подождут до завтра.

— Лана. Мы этого пирата подстрелили у дверей их спальни. Он собирался взять их в заложницы, чтобы улететь отсюда. Их нельзя там оставлять.

— Поняла тебя. Сделаю.

Только так чтобы никто не видел их, когда ты их повезёшь.

— Сделаю.

— Потом зайду, проверю их. Стоп если этот такой. Кто тогда Валдан? Мила, Лана за мной. Пулей вылетел из медсекции и побежал в капитанскую каюту. На ходу проверяя, выходил кто-то из капитанской каюты или нет. Картинки оттуда не было, СБ заблокировало. Вскрыв каюту, обнаружил, что тело Валдана было на месте, и к нему сейчас был подключен дроид.

— Лана проверь. Хотя нет. Стой.

Выстрелил в него два раза из бластера.

— Теперь смотри.

Она подошла поближе и посмотрела на ранение.

— Этот, похоже, нет. Без капсулы ничего точнее сказать не могу, но нужно разрешение СБ для этого.

— Сейчас узнаю, — и вызвал начальника СБ.

— Ты зачем мою каюту вскрыл?

— Ты не поверишь. Здесь покойники оживают. Нужно было убедиться, что Валдан мертв.

— Убедился?

— Нет. Нужно его в капсулу запихнуть. Без твоего согласия никак.

— Зачем тогда ты в нём ещё две дырки сделал?

— Ему это не повредит, если он такой же, как предыдущий.

— Понятно, скоро я буду на корабле.

— Ждём.

Он отключился от связи

— Сюда идёт. Скоро будет.

— Мы уже поняли — ответила Лана.

— Ты наверно есть хочешь? — спросил Слима.

Он побежал за нами и теперь находился рядом с нами.

— Нет пока, но пить хочу.

— Поёдём напою.

Мы зашли в кают-компанию, и я заказал пару коктейлей. Себе и ему. После чего мы вернулись к Лане с Милой. Они уже о чем-то беседовали.

— Что нам не взял? Мы тоже пить хотим — спросила Мила.

— Что сразу не сказали?

— Мы тогда не хотели.

Пришлось вернуться в кают-компанию и взять коктейли для них. Когда вернулся, они уже беседовали втроём. Девушки расспрашивали Слима о его жизни на станции. Он охотно им рассказывал. Так мы дождались начальника СБ.

— Это ещё кто? — спросил он, когда подошёл к нам и кивком показал в сторону Слима.

— Это мой приятель с планеты. Его выкрали оттуда. Он здесь рабом был.

— Понятно.

— У тебя есть чем с него ошейник снять?

— Есть. Позже сниму.

— Рассказывай, что у вас происходит.

— Посмотри запись с моей нейросети после поединка.

— Видел я всё и без неё.

— После поединка я проверил одного пирата. Он выглядел мёртвым.

— Вижу.

— Так вот Слим рассказал, что это за пират. Его кличка Кривой. Он был что-то вроде тебя только у Валдана.

— Уже интересно.

— Пока ещё нет. Так вот, когда я решил показать его Слиму, быстро выяснилось, что тела нет на месте. Оно само встало и ушло. В общем, тело мы нашли, и оказалось что Кривой совсем не мертвый. Пришлось его ещё раз подстрелить. В итоге он живой лежит в капсуле в медсекции. Лана выяснила, что у него четыре имплантата регенерации и совершенно дикая регенерация.

— Очень интересно. Значит, живой говоришь?

— В общем если тот такой, тогда какой этот? Лана говорит, что нужно его в капсулу. Тогда она скажет такой этот или нет.

— Тогда в капсулу его.

Он отключил дроида, и мы перевезли тело в медсекцию и поместили в капсулу. Лана стала колдовать над капсулой.

— У этого есть один имплантат регенерации, и он точно мёртв, — вынесла она окончательный вердикт.

— Очень жаль, — сказал начальник СБ — Где второй?

— Вон в той капсуле лежит. Алекс приказал снять у него имплантаты, — ответила Лана ему.

— Он будет жить после этого?

— Не знаю, как получиться.

— Отмени свой приказ, — сказал он мне.

— Зачем? Кто знает, что это за монстр такой.

— Мне он нужен.

— Слушай, если это регенерат неожиданно станет бегать по кораблю и всех убивать, то я пристрелю его и потом тебя, за то, что ты допустил это.

— Этого не будет.

— Лана, когда он вылечиться и можно будет снять с него эти имплантаты без угрозы для его жизни?

— Думаю, после полного излечения можно будет это сделать.

— Тогда так и сделаем, а пока в карцер его.

— Может, в капсуле оставим?

— Зачем? Сам вылечится.

— Тогда так и сделаем.

Пока начальник СБ обсуждал его здоровье с Ланной, я с Милой подошёл Слиму.

— Не знаю как вы, а я нагулял зверский аппетит. Пошли в кают-компанию поедим.

— Тоже не откажусь покушать, — поддержала меня Мила.

— Слим ты с нами? Впрочем, куда ты без нас.

Мы втроём отправились в кают-компанию.

— Как вы можете ещё что-то есть? После всего этого? — сказал Слим.

— Ты не поверишь, с аппетитом.

— Впрочем, после того как ты тогда уложил троих, я не удивлён.

— Вот, а сегодня всего одного, правда, самого главного.

— Остальные что не считались? — спросила Мила.

— Там больше абордажники, чем я.

— Знаешь, вообще-то видела запись, так что не скромничай.

— Не порти парню аппетит. Это мы с тобой привычные к такому.

— Я вообще-то тоже не привычная.

— Да ладно. Кто везде кричал, что ты абордажница и требовал тебя туда отправить?

— Теперь как-то особо и не хочется. Мне моя работа нравиться.

— Что же я рад, что тебя всё устраивает.

В кают-компании к нам присоединились начальник СБ и Лана. Когда все сели кушать. Начальник СБ неожиданно спросил.

— Скажи мне, чем тебя привлёк этот пират и почему ты решил убедиться, что он мертв.

— Ты имеешь в виду после поединка?

— Да.

— Здесь всё просто, ещё перед поединком я заметил его и пытался вспомнить, где я его раньше видел. Потом, по понятным причинам, мне было не до него. Вспомнил я про него, после того когда он уже был якобы мертв.

— Где ты его видел?

— На планете. Около года назад. Как раз после абордажа станции пиратами. Тогда я решил, что на станции мало абордажных дроидов и, взяв с собой Леру в качестве консультанта, полетел на местный рынок покупать абордажных дроидов.

— Вдвоем?

— Да вдвоём. А что такого? В общем, на рынке выяснилось, что дроидами торгуют пираты. Они напали на нас. Мы захватили там почти всех и конфисковали дроидов.

— Почти всех?

— Кроме главаря, тот исчез и никто не знал, как он выглядел. Тогда на рынке я с ним первый столкнулся. Он сидел среди продавцов и продавал повреждённого дроида взломщика. Подобного я видел у Слима и спросил его, откуда он у него. Он ничего не ответил, и я долго торговался с ним. Он не хотел уступать в цене. В итоге я купил дроида у него. Потом на нас напали его подельники, но абордажники тогда часть уничтожили, а часть сдалось. Мы их вам передали. После нападения я хотел его задержать и допросить, но он исчез. Встретил его только здесь. Рядом с Валданом. Записи с нейросетей моей и Леры должны быть у вас.

— Понятно.

— Думаю, это он похитил Слима и многих других с планеты.

— Скорей всего так и есть.

— Что у тебя с взломом искина?

— Ничего. Ты не боишься со мной разговаривать в присутствии Слима?

— Нет. Он и так слишком много знает. Даст подписку о не разглашении. С ним я потом отдельно побеседую. Что не получилось искин взломать?

— Ты губу раскатал. Взломать станционный искин за час, никто не сможет. Я смог его только затормозить на время атаки эскадры.

— Понятно. Ты сказал, у тебя есть взрывчатка?

— Есть немного.

— Нужно будет попробовать подорвать переходы к искину.

— Бесполезно я тебе уже сказал. Там пять уровней защиты тебе к нему не прорваться. Пираты это специально сделали, потому что не доверяли друг другу. От каждого уровня защиты есть доступ только у одного пирата. От всех нет ни у кого. Кроме того я уже тебе сказал искин заминирован. При попытке извлечения он взорвётся.

— Откуда ты это всё знаешь?

— От пиратов конечно. Это всё что могу тебе сказать. Мила подтверди ему мои слова.

— Он прав.

— Ты откуда знаешь? — спросил её

— У меня тоже подписка, такая же, как у него.

— Понятно.

— Что ничего нельзя сделать? — снова спросил меня.

— Нет.

— Долго его ломать?

— Кто знает, искин новый. Я его, заразил вирусами, но сколько им потребуется времени, я не знаю. Может месяц, может полгода. У нас нет столько времени. Через пару дней мы полетим дальше.

— Может, подождём?

— Месяц? Кто мне говорил, что я псих, и не хотел сюда лететь? Теперь ты решил, что пираты позволят нам здесь месяц провести?

— Нет, но можно подождать.

— Сколько ждать? Я тебе уже сказал, я не знаю, сколько нужно времени вирусам. Всё сугубо индивидуально. Чем быстрей мы отсюда улетим, тем меньше вероятность погони за нами. Ты не забыл, сколько у нас гражданских на кораблях?

— Не забыл.

— Ты бы лучше занялся пленными и рабами. Они есть, и пить хотят.

— Уже распорядился по ним. Там всё в порядке будет.

— Придётся их в криокапсулы укладывать, по-другому никак не получиться забрать их отсюда.

— Нужно их согласие.

— Куда они денутся? Станцию я взорву.

— Жаль искин.

— Что его жалеть? Я вообще не собирался захватывать станцию. Это как-то случайно получилось.

— Так я тебе и поверил. Ты это всё заранее спланировал. Оширца какого-то непонятного нашёл, тропинку эту узнал, на станцию один полетел и, разумеется, не хотел её захватывать. Алекс тебе даже здесь никто не верит.

Посмотрел на остальных, все улыбались даже Слим.

— Что я виноват, что ли, что эта станция у нас на пути оказалась?

— Нет, конечно. Разумеется, так получилось.

— Вот и я о том же.

Начальник СБ покушал и ушёл. За ним ушла Лана, и мы остались втроём. Мила расспрашивала Слима о жизни на станции. Он охотно отвечал, я тоже внимательно слушал. Неожиданно он спросил меня.

— Алекс как получилось, что ты стал здесь начальником?

— Слим как тебе объяснить. Собственно это вот Мила постаралась.

Он удивлённо посмотрел на неё. В общем, я попал в СБ и три месяца просидел там. Как раз когда тебя похитили. Потом мне предложили на выбор или контракт с флотом или на рудники. Пришлось выбрать работу на флот. Так я стал инженером на станции. Потом на станцию напали пираты, и погибло всё командование. Тогда я был вынужден принять командование станцией.

Извини меня начальник СБ зовёт на станцию, тебе Мила расскажет что и как. Мила отведи его к Лере. Она снимет с него ошейник, а то начальник СБ уже забыл об этом.

— Сделаю.

Мне пришлось вернуться на станцию и заняться текущими проблемами. Мы с начальником СБ долго распределяли всех пленных и рабов по помещениям станции чтобы они были под охраной. Потом я занимался организацией погрузки трофеев на корабли и работу техников станции и кораблей. Они уже все были не станции вместе с дроидами и откручивали всё подряд. Всех интересовал один вопрос, как долго мы пробудем на станции. Сказал всем, что двое суток точно. После этого рабочий энтузиазм ещё вырос и как я понял, все решили, что стоит работать без перерывов на сон. Нилаз вместе с начальником транспортников получили в помощь бывшего главного инженера станции для ускорения работы. Они оказались знакомы и были рады встрече. Сам я забрал начальника СБ и повёл в бордель.

— Куда ты нас ведёшь?

— В бордель.

— Мне сейчас не до него.

— Если ты всё ещё надеешься выковырять искин то зря, а в борделе реальная проблема по твоей части.

— Какая ещё проблема?

— Придём, увидишь.

Привел его и показал на столик, на котором стоял этот черный квадрат.

— Вот. Он хотел всё взорвать. Как я понимаю это бомба?

Он внимательно обошёл вокруг лежащего на полу ящера и стал рассматривать его.

— Слышишь, проблема здесь, а не на полу. Проблему, лежащую на полу, я уже решил.

— Что ты с ним сделал?

— Вырубил.

— Это я вижу. Как тебе это удалось?

Один удар ногой в ухо и он вырублен.

— Что за бред ты несёшь?

— Что не веришь?

— Нет, конечно. Он бы тебя сожрал, ты даже замахнуться не успел.

— Инъектор Лана дала, вот я ему и сделал укол. Да оставь ты его в покое, смотри сюда, бомба здесь.

Часть 6

Он подошёл к столику посмотрел. Потом взял в руки и покрутил в руках. Сам ты бомба. Это детская игрушка.

— Это получается, что он меня обманывал? Вот жулик!

— Кто бы говорил. Не поверю, что он тебе позволил просто так сделать ему укол.

— Не верь, но позволил. Иногда я бываю очень убедительным.

— Просто ты ещё больший жулик, чем он.

— Что мне с ним делать?

— Сам создал проблему. Сам её решай. Не отвлекай меня по всякой ерунде.

— Ты ещё о главной проблеме не знаешь.

— Сам с ней разбирайся. Я занят.

После чего он ушёл и борделя. Вот упрямый, говорю ведь не достать ему этот искин, а он упорно не верит. Вызвал транспортного дроида. Дроид погрузил ящера, и мы поехали на корабль. Вначале я хотел его поместить в клетку на лётную палубу тяжёлого крейсера, но вспомнил, что там дыра и повёз на рейдер. Дроид с трудом проехал вместе с ним через переходной шлюз.

На летной палубе рейдера никого не оказалось. Зараза сообщила, что сейчас почти весь персонал корабля находиться на станции. На корабле только капитан и первый помощник. Вызвал первого помощника к себе. Транспортный дроид, положил ящера на пол летной палубы и уехал.

— Это что такое? — спросил первый помощник, когда пришёл.

— Крокодил. Вернее ящер.

Он осторожно подошёл к нему и не сильно пнул того по ноге.

— В отключке он. Укол получил. Теперь долго будет отдыхать.

— Что с ним делать?

— Клетку сделайте и в неё посадите.

— Ты не переживай. Он разумный и общается как мы с тобой.

— Что такое я читал про них.

— Когда придёт в себя, пообщаешься.

— Он что пират?

— Нет вроде, но ты можешь его допросить и это выяснить.

— Это не по моей части. Пускай Док его допрашивает.

— Вообще, он вроде как владелец борделя на станции и террорист заодно.

— Он? — он удивлённо посмотрен на ящера и снова его несильно пнул.

— Да.

— В общем, в клетку его и кормите. Потом с ним разберёмся.

— Понял, а что он ест.

— Сам у него спросишь. Мясо, наверное. Как думаешь, может ему пиратов погибших скормить?

— Думаешь, он их будет есть? Ему наверно свежее мясо нужно.

— Думаешь, они уже испортились? Кстати хорошая идея.

— Не понял? Какая?

— Кто будет плохо себя вести, полетит с ним в одной клетке.

— Ты это серьезно?

— Нет, я пошутил. Хотя идея очень интересная.

Было видно, что он её воспринял очень серьёзно.

— Слушай, может ты его к себе, на тяжёлый крейсер заберёшь? Там места больше.

— Не могу, там дыра на лётной палубе.

— Да не бойся ты его. Я с ним говорил, как с тобой сейчас. Он умный и даже хитрый. Кроме того девицы в борделе его любят.

— Там что много таких?

— Такой только он один, а девушки самые обыкновенные.

— Уже проще, — он выдохнул с облегчением.

Вышел на станцию и понял, что здорово устал. Не физически устал, а морально. Хотя и физически тоже. Напряжение последних недель спало, и организм просто требовал отдыха. Вернувшись на крейсер, не обнаружил на нём Милу со Слимом. Связался с ней, и оказалось, что они сейчас на станции. После чего вернулся в каюту и почти сразу уснул.


Открыв глаза, получил несколько сообщений в первую очередь от Милы. Она сообщила, что нашла каюту для Слима на рейдере. Вообще я думал, что он полетит со мной в каюте. Будет с кем поговорить в полёте. Вот только быстро понял, что мне самому будет неудобно и Мила всё правильно сделала.

После Милы было сообщение от Тидла. Он просил связаться с ним. Посмотрел на обстановку вокруг. Всё было тихо. Новых кораблей в системе не появилось. Два фрегата висели на дежурстве, недалеко от станции, все остальные корабли были пристыкованы к станции. Вызвал Тидла.

— Что хотел? — спросил его.

Он ответил мне сонным голосом.

— Слушай, пассажиры на кораблях просятся на прогулку по станции.

— Зачем? Что им на ней понадобилось?

— Хотят посмотреть пиратскую станцию живьём. Скучно им.

— Пиратов уже не бояться?

— Нет. Меня просто достали. Наши с планеты, вместе со своими гаремами, также просятся туда.

— Пускай сидят на кораблях, разбегутся, как их потом собирать?

— То же самое им сказал. Просто просили связаться с тобой.

— Хотя ты знаешь, пускай сходят развеяться. Собираются группами и с абордажниками договариваются. Раз им так хочется на экскурсию по станции. Только чтобы от экскурсоводов далеко не отходили. Пускай их сводят к погибшим пиратам.

— Понял.

— Ты не отправлял никого проверить, что находиться в трюмах транспортников?

— Отправлял. Два пустые. Третий заполнен на треть. Что-то в упаковках. Парни не поняли что. Потом разберёмся. Во фрегаты всё уже перегрузили.

— Понял.

Следующее сообщение было от Ланы. Она сообщала, что уложила четырёх девушек в капсулы. Было ещё одно сообщение от Милы, в нём она спрашивала, чем кормить ящера. Ответил, что понятия не имею, что они едят и нужно спросить у него самого. Посмотрел камеры наблюдения на корабле. Большинство вернулось на корабль и отдыхало. Не хватало только медика. Всех техников и трюмщиков. На летной палубе было уже пусто. Во время захвата станции все абордажники проникали на станцию через наш корабль, и летная палуба была заставлена абордажными ботами. Сейчас все абордажные боты с неё разлетелись по своим кораблям. Крис и Вал также вернулись на свои корабли. Лану я нашёл на станции. Она вместе с остальными медиками укладывала рабов в капсулы. Они работали как конвейер. Бывших рабов заводили в медцентр. Их укладывали в лечебную капсулу и после проверки здоровья перекладывали в криокапсулу. После чего криокапсулы увозили транспортные дроиды.

Поступил вызов от Криса.

— Что стряслось?

— Здесь девушки пришли и просятся на корабль.

— Не понял, какие девушки?

— Из борделя этого ящера, как я понял.

— Что хотят?

— К нему.

— Пускай идут к остальным рабам и ложатся в криокапсулы.

— Не хотят. Хотят с ним лететь. Говорят, кормить его будут.

— Слушай, а как они его нашли? По запаху что ли?

— Нет. Они проследили за тобой, когда ты его увёз.

— Вот даже как.

— Может, разрешишь их оставить на корабле?

— Где ты их разместишь? Их там два десятка было.

— Каюты найдём.

— Ваш капитан опять на меня жалобу накатает. Что я рабынь завёл.

— Думаю, в этот раз не накатает. Он тебя боится, но больше он боится этого ящера. Даже не знаю кого больше. Так что если они за ним будут присматривать, он будет совсем не против.

— Тогда разрешаю, но пускай их Док вначале проверит и никаких бесплатных отношений с ними. Все сугубо по тарифу.

— Понял.

— Пришёл в себя этот ящер?

— Нет пока. Лана же сказала, что он долго не придёт в себя.

— Понятно.

Мимо меня прошло три экскурсии по станции. Все в сопровождении абордажников. Не хватало только вспышек фотоаппаратов для полноты картины. Большинство точно всё записывало на нейросети. Нашёл начальника транспортной секции. Он был вместе с главным инженером, и они решали, что лучше забрать. Выяснилось, что всё не влезет в три пустых транспортника и оставшиеся пустыми трюмы кораблей. Транспортные дроиды как муравьи, непрерывным потоком тащили добычу со складов станции в трюмы кораблей. У каждого пирата на станции был свой небольшой склад. Больше всего товаров было найдено на складах Валдана. Среди рабов обнаружилась часть экипажа нашего рейдера, пропавшего три года назад. Работы было много у всех. Концу дня работа по погрузке была окончательно закончена. Всё трюмы кораблей были загружены полностью. Транспортная секция станции и трюмщики вернулись на корабли отдыхать. На станции остались только техники, которые откручивали и снимали то, что им понравиться от станции. Я был готов улетать, но против был начальник СБ, всё ещё надеявшийся достать искин станции.

Экскурсии по станции по-прежнему ходили. Желающие посетить пиратскую станцию не кончались. Многие абордажники видимо от скуки тоже бродили по станции, наверно в надежде найти что — то стоящее. Хотя у них трофеев у них и так было много. Платформа с контейнером, которая обычно сопровождала их, и куда собирались трофеи, была полной, когда они вернулась на крейсер. Мои трофеи по сравнению с ними были весьма скромными. Всего два меча и скафандр, который мне пока не вернуло СБ. Мечи, правда, были весьма не простыми и наверно стоили не дёшёво. До этого я вообще ничего кроме учебного меча в руках не держал и тренировался с ними, только потому, что зверский оширец это требовал.

Сегодня встретил Слима вместе с Милой и Лерой. Он пребывал в большом смущении. Не столько от общения с ними. Сколько из-за того что проснулся не один. В каюте, куда его поселили. Выяснилось, что пока он спал, его решили уплотнить, и к нему подселили двух девиц. Какого же было его удивление, когда он проснулся и увидел их спящими рядом с собой. Это была, явно чья-то шутка, но никто не сознавался в том кто её автор. Сильно подозревал что Мила. Очень довольной она выглядела. Хотя это могло быть и не взаимосвязано. Все кого я встретил сегодня, на кораблях и на станции, выглядели довольными. Особенно пилоты в рубке крейсера. Они вчера по-тихому сбежали с корабля, для захвата трофеев из местных магазинов. Когда заглянул к ним в рубку, у них шло обсуждение того кто и что успел себе за трофеить. Честно говоря, не разделял их радости, было очевидно, откуда эти вещи появились в местных лавочках.


Следующим утром меня ждала радостная новость. Пришло сообщение от Нилаза, что дроиды смогли пробить небольшое отверстие в генераторный отсек станции. У него защита оказалась нисколько не хуже чем у искина, но мне подсказал одно слабое место бывший главный инженер станции. Он, за годы, проведённые здесь, хорошо изучил устройство этой станции. Дроид проник внутрь и установил заряды с отсрочкой взрыва на пять часов. После этого я отправил абордажников поискать спрятавшихся на станции. Кроме того я включил громкую связь на станции и по ней постоянно объявлялось сколько осталось до взрыва станции и как пройти на корабли для посадки. Вначале никого не было, но чем меньше оставалось времени, тем больше появлялось желающих покинуть её. В основном это были рабы, которые по не понятным причинам прятались от нас. Когда обратный отсчёт обнулился, взрыва не произошло. Просто я таймер установил на пять часов, а прошло только три. Последними станцию покинули сб-шники за час до взрыва. Им так и не удалось пробиться к искину. Корабли отстыковались от станции и начали разгон для прыжка.

— Командир куда прыгаем? — спросила навигатор.

— Не переживай, здесь только одна пиратская станция. Поставь себя на место пиратов, как бы ты стала нас преследовать? Проложи маршрут. Знаешь, пускай каждый навигатор проложит свой маршрут.

— Поняла.

Все проложили маршруты с полётом отсюда и возвращением на один из путей, по которым мне предлагало лететь командование. Мне стало непонятно почему так.

— Скажи мне, вот ты капитан пиратского корабля и ждал нас у перехода. Прилетает крейсер и сообщает, что мы на их станции. Почему все решили, что они полетят сюда?

— А куда? Станция и мы здесь?

— На перехват нас. Какой смысл лететь сюда, когда станция и так уже захвачена?

— Станцию возвращать.

— Какой смысл? Когда всё ценное уже у нас на кораблях?

— Думаешь, они полетят на перехват.

— Конечно. На юг мы возвращаться, однозначно не будем. Прокладывайте маршрут дальше на восток.

— Командир через паучьи системы понятно, но дальше на востоке начинаются аварские системы.

— Знаю, через них и полетим. Нужно проложить маршрут через их пустые системы.

— Будут проблемы. У нас ведь не один корабль, а целая эскадра.

— Мы не станем ни на кого нападать, просто пролетим мимо.

— Поняла.

Она как-то с подозрением посмотрела на меня. Видимо пыталась понять, что я задумал. Вот только я действительно не собирался ни на кого нападать и ничего захватывать.

Мне запретили лететь через оширцев, но через аварцев никто лететь не запрещал. Правда, быстро выяснилось, что у аварцев здесь почти нет пустых систем. Причём почти везде была хорошая охрана. Лететь через них было опасно. Пришлось проложить маршрут по тылам аварских систем. Через час на пиратской станции произошёл взрыв. К моему большому разочарованию её не уничтожило взрывом. Станция только сильно набухла в самой середине и всё. К сожалению, взрывчатки у меня больше не было. Большую её часть истратило СБ пытаясь достать искин. Эскадра разогналась, и мы ушли в прыжок на неделю. Здесь я вспомнил о свой главной проблеме и отправился в медсекцию к Лане.

Проблема мирно спасла в четырёх капсулах.

— Лана что скажешь по ним?

— Они видимо долго пробыли под воздействием наркотика, и теперь не знаю, что с ними делать.

— Оставь их, тогда как есть. Когда прилетим на станцию, решим, как с ними поступить.

— Тоже так думаю.

— Командир что ты задумал?

— О чём ты?

— Мы летим к аварцам?

— Так безопасней удирать от толпы разъярённых пиратов.

— Думаешь, они нас будут преследовать?

— Ты бы не стала на их месте? Мало того что их добыча не прилетела туда, где её ждали. Она ещё взяла и захватила их станцию. Как думаешь, им обидно?

— Не то слово.

— Значит, погоня уже летит за нами.

— Понятно.

— Когда у тебя появиться свободное место?

— Хочешь учиться?

— Да.

— Даже не знаю, я тебе сообщу.

— Хорошо.

— Слушай, может у тебя есть база пилота по малым кораблям?

— Нет, сейчас ничего нет. Хотя, мы на станции нашли много чего и там были базы. Нужно только посмотреть какие базы там есть.

— Видел, как вы сейф в медсекции вскрывали.

— В нём и нашли. У пиратов капсулы отличные оказались. Все шестое поколение. Жаль что те, что мы сняли с аварских крейсеров оширцам остались.

— Что поделаешь, раз они их купили. Ты бы отдохнула. Третьи сутки на ногах.

— Работы много было. Я полежала в капсуле пару часов, так что со мной всё в порядке.

— Тебе видней.

Семь дней пролетели быстро, и мы вышли в очередной паучьей системе. Она оказалась пустой. Снова разогнались и прыгнули теперь уже на аварскую территорию. Здесь меня Лана обрадовала. Нашлась база пилота малых кораблей, правда, она была не лицензионная, но скопированная с неё. Меня это вполне устроило. Освободилась одна капсула, и я лег на учёбу. Вышли мы уже населённой аварской системе. По-другому никак не получалось пролететь и я решил рискнуть. В системе должна была находиться малая станция у населённой планеты и что-то вроде шахтерской станции.

В принципе так и оказалось. Шахтерская станция только оказалась не станцией, а большим астероидом. На поверхности которого, были размещены строения шахтеров. Мы специально вышли на краю системы. Подальше от них и стали разгоняться для нового прыжка. Около станции находилось четыре аварских крейсера. Все флотские с включёнными транспондерами. Меня от просмотра кораблей находящихся в системе отвлекла пилот.

— Командир вас вызывают.

— Кто?

Вначале я подумал кто-то из наших кораблей.

— Аварский диспетчер, как я поняла.

— Соединяй, послушаем, что хочет.

На экране появилось лицо недовольного аварца.

— Вы кто такие? — спросил он.

— Ты что транспондеры не видишь?

— Что вы здесь делаете?

— Со зрением проблемы?

— Нет.

— Следуем транзитом.

— Я вам это запрещаю. Здесь не ваша система.

— Знаешь, мне глубоко до фонаря, твои запреты.

— Да как ты смеешь мне не подчиняться? Я главный в этой системе!

— Оставайся и дальше главным. Я совсем непротив.

— Немедленно прекратите разгон.

— А то что?

— Вы не имеете права здесь летать без моего разрешения.

— Я тебе уже сказал. Твоё разрешение мне не требуется. Можешь засунуть его себе куда захочешь.

— Ты ответишь за это.

— Ты что совсем головой стукнутый? Решил напасть на меня своей четвёркой крейсеров? Немедленно отправляйся в медсекцию на проверку головы!

— Да кто ты такой?

— Меня вот тоже интересует, какой идиот сделал тебя здесь главным? Хватит меня злить, а то я сейчас разверну эскадру и разнесу твою станцию.

Аварские крейсера тем временем уже отстыковались от станции. Они заняли позицию около неё и не пытались лететь к нам на перехват. Хотя могли это сделать. Ведь мы пролетали не очень далеко от них. Станция была гражданской. Орудия у станции были, но слабенькие. Мы находись вне зоны их поражения. При этом многие шахтеры и транспортники, находившиеся в системе, разгонялись, испугавшись нас. Эскадра без всяких помех ушла в очередной прыжок. После чего я облегченно выдохнул.

Часть 7

Дальнейший выход планировался уже на ничейной полосе между империями. Сам я лёг на учёбу на всё время полёта. Лана подняла меня, когда мы уже готовились выйти в домашней системе. В ней находилась второстепенная база восьмого флота. Она была домашней базой рейдеров и крейсеров. Именно отсюда они улетали на задания и сюда возвращались. Вообще нас ждали на главной базе флота в совсем другой системе, но так сложилось, что долететь сюда оказалось проще. Хотя эта система была дальше основной базы. Когда мы вышли я посмотрел на данные радара. В системе находилось много транспортников и почти никого из боевых кораблей. Похоже все в рейдах. В системе находилась боевая станция флота и две больших гражданских станции.

Неожиданно экран включился и появился разумный в форме в ранге флаг-полковника.

— Кто вы такие? — спросил он.

— Ну, здравствуйте. Ты что транспондеры не видишь?

— Вижу, только у половины кораблей их нет.

— Кто ты такой?

— Меня зовут Арид Ладар. Я командую военной станцией, а вот кто ты такой?

— Меня зовут Алекс Мерф, и я командую этой эскадрой. По приказу командования передал систему Оширу и вылетел сюда.

— Как ты здесь оказался? Вас же ищут совсем не здесь.

— Так получилось.

— Проинформируй командование, что оширцы нарушили соглашение.

— Сам им передашь.

Экран сменился и появился вице-адмирал.

— Живой. Отлично! Как эскадра?

— Эскадра в порядке. Мы с боем прорвались к вам.

— С боем? Мы тебя потеряли. Ты ведь уже три недели как должен был прилететь? Где ты был? Мы высылали разведчика и ничего не обнаружили.

— Пришлось заложить большой крюк.

— Как ты там оказался?

— Пришлось лететь через аварцев, так было безопасней.

— Как ты смог прорваться через пиратов?

— Ты знаешь, легко.

— Странно, разведчик доложил, что их там было очень много.

— Я полетел не по тому маршруту, который выбрал.

— Ага. Проспорил — сказал он кому-то рядом.

— Да. Проспорил — услышал рядом голос адмирала.

— Где ты полетел?

— Я узнал про ещё один переход, правда не особо доверял источнику и как, оказалось, был прав. Вот моё представление на пилота. Она в одиночку совершила прыжок в разрушенную систему. Провела там разведку и раненая вернулась обратно. Считаю, что она заслужила самую высокую награду империи.

— Твоё представление принято к рассмотрению. Что по остальным отличившимся?

— Будет, но позже.

— Вышли данные по телеметрии с кораблей.

— Пилот отправь.

— Получили?

— Получаем.

— Где у вас главный по подслушиваю и подглядыванию?

— Там же где и обычно.

— Он ещё не полысел?

— Нет вроде, а что? — ответил он, не отвлекаясь от просмотра данных.

— Значит, я успел!

— С чем успел?

— Да я ему столько работы везу. Он будет просто счастлив.

Экран разделился и появился начальник СБ флота.

— Ты меня уже начинаешь пугать. Каждый раз как прилетаешь, так что-нибудь происходит.

— В этот раз я везу тебе бомбу и даже не одну.

— Что за бомбы?

— Боюсь, я не могу тебе это открыть. Слишком серьёзная проблема.

— Выкладывай, не темни.

— Хорошо, но я предупредил

Отправил ему запись из покоев Валдана, где девушки ходят и улыбаются.

— Что это значит? Что это за запись?

— Это и значит. Они здесь у меня на корабле.

— Откуда они у тебя взялись?

— С пиратской станции.

— С какой пиратской станции? Ничего не понимаю.

— С пиратской станции, которую я захватил и уничтожил.

— Повтори, что ты сделал?

— Отлично! Со слухом уже проблемы появились. Значит, скоро лысеть начнешь.

— С тобой точно начнёшь. Какая станция? Что ты несёшь?

— Самая обычная. Она была единственная в округе, и мы с тобой оба знаем, где она находилась.

— Как ты там оказался?

— Взял и прилетел к ней. Потом атаковал и захватил. Мы там почти три дня пробыли.

— Искин станции где?

— Уничтожен. Твои три дня его пытались достать, но ты ведь знаешь, что это было сделать очень сложно.

— Они тоже там были?

— Конечно. Одни из первых проникли на станцию. У меня там даже экскурсии по станции были.

— Где Валдан?

— У твоих.

— Жив?

— Нет, я его убил.

— Как так?

— Просто. У нас был поединок, и он его проиграл. Вот видео.

— Понятно, значит, не врёшь.

— Как ты можешь так думать? Я тебя хоть раз обманул?

— Конечно.

— Наговариваешь ты меня. Тогда я тебе про бонус не расскажу.

— Какой ещё бонус?

— Хороший.

— Выкладывай.

— Бонус у меня в карцере сидит. Кривой называется.

— Хороший бонус.

— Знаешь, я тебе ещё ящера везу.

— А его зачем?

— Чтобы ты не расслаблялся.

— Нужно было его там оставить.

— Это не всё. У меня ещё много бонусов есть.

— Например?

— Инженера станции помнишь, что был до меня?

— Тот, который пропал?

— Да. Тоже там нашёлся. Там ещё много интересного нашлось.

— Жаль искин уничтожили.

— Твои очень пытались его достать. Всю взрывчатку у меня извели на это. Скажи им, что у меня подписка, а то он меня достал, откуда я всё знаю.

— Скажу.

Экран снова разделился, и появилось озадаченное лицо адмирала.

— У тебя эскадра, в каком состоянии? — спросил он

— В боеспособном. Досталось, конечно, от орудий станции и ремонт требуется многим, но пока не критично.

— Понятно. Тогда приказываю вылететь в соседнюю систему. На неё напали пираты, и она срочно просит о помощи.

— Адмирал, у меня полные корабли гражданских. Это не считая тех, что лежат в трюмах в криокапсулах. Нельзя с ними идти в бой.

— Что очень много?

— Всё забито. В каждой каюте по несколько разумных. Нужно выгрузить их.

— Это долго.

— Предлагаю в первую очередь разгрузить рейдеры, и я на них вылечу туда. Они самые быстрые. Потом вылетят все остальные. У меня только на линкорах несколько тысяч разумных в качестве пассажиров.

— Хорошо тогда так и сделаем. В первую очередь стыкуем и разгружаем три рейдера. После чего ты на них вылетаешь туда.

— Сделаю.

Он отключился вместе с начальником СБ. Остался только вице-адмирал.

— Значит, пиратскую станцию захватил?

— Случайно получилось. Я, правда, не хотел её захватывать. Хотел просто прорываться там.

— Понятно. Знаешь, я видел, что ты что-то задумал, но то что ты решишь захватить станцию. До такого никто из наших аналитиков не додумался.

— Не специально я, оно само как-то получилось.

— Да ладно, кому ты врёшь. Что ты там говорил насчёт передачи системы?

— Оширцы нарушили соглашение. Их корабли гораздо раньше прилетели в систему. Я всё зафиксировал.

— Это уже не имеет значения. Передача систем состоялась официально.

— Понятно.

— Мила далеко?

— Она на рейдере. Ящера кормит.

— Не понял. Что она делает?

— Ящера кормит.

— Какого ящера и чем кормит?

— Ящер самый обыкновенный. Он на лётной палубе в клетке сидит. Чем кормят его, я не знаю.

— Где ты его взял? Вернее что он там делал?

— Бордель держал.

— Повтори, что ты сказал.

— Говорю, бордель он держал на станции с девицами. Они кстати, вместе, с ним полетели и, сейчас, там же на рейдере.

— Чего только не встретишь у пиратов.

— Это точно.

— Какой из рейдеров?

— Тот, на котором меня привезли в ту систему.

— Понял.

— Я кстати на станции приятеля нашёл.

— Какого?

— Того который пропал на планете. Помнишь, я рассказывал.

— Помню.

— Живой?

— Да. Он в рабстве был и сейчас там же с Милой.

— Ясно.

Экран погас, и я облегчённо выдохнул. Начальство даже не наорало на меня в этот раз. Правда погас экран ненадолго и снова включился. На экране появился Арид Ладар.

— Начальство приказало всё бросить и разгружать тебя. Какие три рейдера первые на разгрузку? Выбрал из трёх те, что были самые целые.

— Вот эти — и подсветил их на схеме эскадры.

— Понял.

Среди них оказался, рейдер, на котором меня привезли в ту систему.

— Что случилось? Есть, какие-нибудь вводные?

— Нет к сожалению. Они передали запрос о мощи и связь прекратилась.

— Что за система?

От него пришла карта с отметкой. Система оказалось не соседней, а через две системы отсюда и была немного в глубине территории империи. Система как система ничем не примечательная. На одной из планет была колония и на орбите станция. Вот собственно и всё. Мы уже подлетали к станции, и я решил забрать вещи из каюты. На выходе из рубки встретился с начальником СБ.

— Ты почему мне ничего не сказал про них?

— Да здрасьте. Я тебе предлагал на них даже посмотреть. Ты мне, что на это ответил? Разбирайся сам. Вот я разбирался.

— Я думал у тебя опять какая-то ерунда. Где они?

— В капсулах отдыхают в медсекции. Они у пиратов постоянно под воздействием дури находились.

— Кто о них знает?

— Я ты Лана. Начальник СБ Флота.

— Понятно.

— Больше никто?

— На корабле больше никто.

Он ушёл в медсекцию к Лане.

Опомнился. Весь полёт сидел в каюте и непонятно чем занимался.

Пристывали к станции в первую очередь рейдера и тяжёлый крейсер. Забрав рюкзак и мечи, пошёл на рейдер. У перехода на станцию меня встретил Арид Ладар.

— Привет, я Арид Ладар. Решил познакомиться с тобой лично.

— Привет, я Алекс Мерф, когда вернусь, ты не против посидеть где-нибудь поболтать?

— Сам хотел тебе это предложить. Скажи ты, что сам убил главного пирата на станции?

— Правда. Вот запись если интересно.

— Не думал, что ты сам на абордаж ходишь.

— Обычно не хожу. Просто здесь так получилось. Работы я тебе привёз, ты даже представляешь сколько.

— Это я уже понял. Разберёмся вместе.

— У меня только несколько тысяч рабов и пиратов в криокапсулах, это не считая гражданских которых я вывез из системы. В общем готовься. С местом на станции будет очень сложно. Вот координаты Эллы. Она моя помощница и в курсе большинства дел.

— Понял.

— Что там, на пиратской станции?

— Пираты рабы и куча всякого добра на складах. Мы грузили всё подряд. Не когда было разбираться. У меня начальник транспортной секции и старший техник станции в курсе, куда и что погрузили.

— Понял.

Мы подошли и соседнему переходному и шлюзу. Около него стола Мила, Слим и Мадам Бенси с сыном. Все они наблюдали за тем, как абордажники выносили на своих плечах девиц из борделя и оставляли у шлюза. Последние сопротивлялись и рвались обратно.

— Мила, что происходит?

— Не хотят расставаться с их дракошей.

— Какой ещё дракошей?

— Они так ящера называют.

— Почему?

— Они его любят.

— Получат они его обратно. Знакомьтесь это Арид Ладар. Он командир этой станции.

— Арид это Мила.

— Мы знакомы.

— Это мадам Бенси, певица и сейчас работает на флот. Это её сын Рид и мой приятель Слим. Все эти девицы рабыни из борделя на пиратской станции. Ты размести их где-нибудь.

— Размещу — ответил он

— Где ваши вещи?

— На корабле. Дроиды их сейчас должны привезти — ответила Арида.

— Давайте быстрее. Мне лететь нужно.

— Полетай. Мы потом заберём — ответила Мила — Подожди. Куда полетай? Мы ведь только прилетели?

— Станция запросила помощь недалеко отсюда. У меня приказ адмирала вылететь туда немедленно.

— Понятно.

— Дроиды стали вывозить через шлюз их вещи. У мадам Бенси этих вещей значительно прибавилось. Похоже и у Милы тоже. Дроиды вывезли всё на станцию и оставили у шлюза.

С трудом протиснулся на корабль через девиц и за мной абордажники закрыли шлюз. Девушки сделали последнюю попытку прорваться на корабль, но у них ничего не получилось. Корабль начал расстыковку со станцией. На корабле прошёл в трюм. Посмотреть, что происходит. Оказалось транспортные дроиды вытаскивали всё оттуда и оставляли здесь же возле корабля. Трюм очень быстро пустел. Связался с Эллой.

— Элла привет.

— Привет командир.

— Элла привыкай я больше не твой командир.

— Ты всё ещё командуешь эскадрой.

— Это ненадолго. Начинается разгрузка кораблей. Займись выгрузкой пассажиров.

— Ты оплатишь?

— Сколько ты хочешь?

— Десять тысяч.

— Получишь.

Насколько я помнил по контракту. Это была её месячная зарплата.

— Я всё сделаю Алекс.

Почувствовал, как заработали маршевые двигатели рейдера.

— Всё. Я улетаю.

— Куда?

— У меня новый приказ командования.

— Понятно.

— С тобой свяжется Арид Ладар. Он здесь командир.

— Я знаю

Связь со станцией пропала. Корабль на форсаже начал разгоняться для прыжка. Нужно вещи забросить в каюту. Проходя по летной палубе, обнаружил ящера в клетке. Почему его не выгрузили?

Связался с Крисом.

— Крис, а вы ящера, почему не выгрузили?

— Не знали, как ты его доставить на станцию и как там разместить. Это долго и приказ был выгрузить пассажиров и освободить трюм.

— Он что не пассажир?

— Он ящер.

— Понятно.

Подошёл к нему. Он был спокоен. Только внимательно наблюдал за мной.

— Привет. Как ты?

— Куда ты дел мою игрушку?

— Ты о кубике, который был якобы бомбой?

— Да.

— Она у меня.

— Что ты за неё хочешь?

— Ничего.

Открыл рюкзак и достал игрушку. Игрушку я вначале хотел выкинуть, а потом заработался и принёс в каюту. Так она у меня и лежала там. Сейчас, когда выходил из крейсера, собрал свои вещи и закинул её в рюкзак на автомате.

— Держи, только отойди подальше, а лучше повернись спиной.

Если до этого, он просто лежал на полу вдоль клетки, то после этих слов резко встал и развернулся ко мне.

— Даже не думай, я снова не попадусь на твою уловку.

— Вот ещё, я и не думал тебя обманывать.

— Прошлый раз ты тоже так говорил.

— Прошлый раз ты угрожал взорвать станцию своей игрушкой. Так что ты сам виноват. Отойди немного назад, если хочешь получить свою игрушку.

— Брось её я поймаю

— Как скажешь — и я бросил её ему.

— Он поймал небольшими передними лапами и стал крутить её в них.

— Доволен?

— Да. Куда ты дел девушек и Рида?

— Высадил на станции. Хотели и тебя высадить, но никто не знает, выживешь ты без атмосферы или нет?

— Выживу, но недолго.

— Нам нужно срочно слетать в одну систему здесь недалеко. Когда вернёмся, мы тебя переместим на станцию к ним. Больно ты большой. Расскажи, как ты оказался на пиратской станции?

— Летел на своём корабле, они меня захватили вместе с кораблём. Я заплатил им выкуп, и они выпустили меня.

— Почему остался на станции?

— Мой корабль они разрушили, и лететь было не на чем. Потом привык там жить. Мне интересно наблюдать за вами.

— Как ты вообще здесь оказался? Вы вроде живёте далеко отсюда?

— Я изучаю вас.

— Ты что ученый?

— Я тупорылый ящер.

— Понятно.

Обидчивый ящер попался. На лётную палубу заехал дроид, а за ним зашла Лера.

— Дракоша не грусти — сказала она ему, остановившись рядом со мной.

— Ты знаешь, чем его кормить? — спросил её.

— Конечно. Он ест как все. Из пищевого синтезатора. Рид его обычно кормил.

— Уже проще. Теперь вам придётся.

— Без проблем, накормлю.

— Только не надо так часто как он кормил — сказал дракоша.

— Как скажешь малыш — и она пошла дальше за своим дроидом.

Ничего себе малыш почти четырёх метрового роста.

— Твоя самка? — спросил он, когда она ушла.

— Как определил?

— По запаху.

— Мне тоже нужно идти, а ты действительно не грусти.

— Заходи, поболтаем.

— Зайду.

Во время полёта в гиперпространстве мы с ним общались. Он оказался интересным собеседником. Расспрашивал его о жизни на его планете. Он охотно рассказывал. Он сам расспрашивал о моей планете и отношениях между людьми. Они его интересовали больше всего. Пока мы болтали, меня мучил один вопрос. Правильно я поступил или нет, назначив точку выхода кораблей не очень далеко от станции. Возможно, стоило выходить на краю системы. Так было гораздо безопасней. Вот только система была большой, и лететь от края системы до станции было долго. Просто так они бы не подали сигнал о помощи. Хотя это могли быть просто технические проблемы. К примеру, вышел из строя один из блоков связи. Почему адмирал решил, что там пираты? Впрочем, скоро выход и всё станет ясно. Вернувшись в рубку, привычно занял место капитана. Он подошёл немного позже и занял место первого помощника. Счётчик на экране отсчитывал последние секунды. Выход.

Часть 8

Когда мы вышли я понял что сделал всё правильно. Практически одновременно сигналами боевой тревоги. Станция уже не сопротивлялась. Все системы защиты были уничтожены. Станцию беспрепятственно расстреливали пиратский линкор вместе с четырьмя крейсерами. К ней было нужно лететь, но мы почему-то вышли дальше от неё, чем я рассчитывал.

— Что будем делать командир? — спросила первый пилот.

— Вперёд. Атакуем их. Максимальная скорость.

— Принято командир.

— Зараза ракетная атака всеми рейдерами по моей команде. Шесть ракет цель линкор.

— Принято командир.

— Командир станция просит помощи.

— Передай им, что помощь прибыла. Пускай продержаться ещё немного.

— Говорят нечем.

— Попробуй вызвать главного пирата на связь.

— Вряд ли отзовутся.

— Посмотрим.

В рубке наступила тишина, она продолжалась совсем недолго. Экран включился и показал главного пирата.

— Чего тебе? — спросил он.

— Предлагаю тебе сдаться.

— Это я предлагаю тебе сдаться. Ты что решил напугать меня тремя рейдерами?

— Слушай, где-то я тебя видел?

— Где-то я тебя тоже видел.

— Вспомнил. Это ты тот придурок, который прилетал на четырёх линкорах к станции, получил от меня и еле ноги унёс. Тебе тогда очень сильно повезло.

— Теперь я тоже тебя вспомнил.

— Это хорошо. Что снова позвать подружку? Чтобы ты слюни пускал на неё как в прошлый раз?

— Ты покойник.

— Знаешь, если тебе в прошлый раз повезло удрать от меня, то в этот раз не надейся. Тебе так не повезёт. Я недавно убил Валдана, и ты будешь следующим.

— Насмешил.

— А ты посмотри вот это видео. Узнаешь бывшую станцию? Куда возвращаться будешь придурок?

— Ты за всё заплатишь.

— Разумеется.

Связь вырубилась.

— Зараза ракетная атака по линкору по готовности.

— Принято.

— Пилот, как только уйдут ракеты, уводи рейдеры в сторону планеты.

— Какой?

— Любой.

— Нас интересует только линкор. Крейсера нам не противники. Только он может сравниться с нами по скорости.

— У него она больше. Он нас догонит.

— Не догонит. Уйдём в атмосферу планеты. У него масса больше. На него притяжение планеты будет сильней. Значит, он выберет более высокую орбиту, чем мы. В общем, ныряем ниже и отрываемся от него.

— Думаешь, погонится за нами?

— Я что зря старался и злил его?

— Пока не реагирует.

— Он ждёт, когда мы подлетим. Зачем реагировать? Чтобы вспугнуть?

— Поняла.

— Ты пока думай, как мы от них улетать будем. Нам нужно потянуть время, чтобы дождаться прилёта остальных.

— Я уже подумала, что ты и правда решил с ними драться.

— Нет, конечно. Прилетит эскадра, тогда мы объясним ему насколько он был не прав. Наша задача пока отвлечь их от станции.

Лёгкий толчок корабля известил о том, что ракеты полетели к цели. На экране они тоже появились. Одновременно с этим рейдер сменил курс. Пираты видимо это заметили и тоже стали разворачивать свои корабли. Если раньше они находились к нам кормой, теперь стали разворачиваться носами. Одновременно с разворотом, с них стали стартовать абордажные боты. Первой мыслью у меня было, что они летят к нам, но быстро понял, что они вылетели к станции. Мой план с треском провалился. Хотя и не целиком. Они всё-таки решили погнаться за нами. Пилоты уводили рейдера в атмосферу населённой планеты. Крейсеры сразу стали отставать, а линкор наоборот догонять. Из шести запущенных ракет до него долетели две и, поразив его, не причинили серьёзных повреждений, но я и не рассчитывал на это. Пираты долго гонялись за нами в атмосфере планеты. Два раза линкор даже попал в нас. Большого вреда его попадания нам не нанесли. Снесли силовое поле, и повредили обшивку, не причинив серьёзного вреда. Видимо он решил разделиться, потому что его крейсера неожиданно пропали с радара.

— Пилот он решил разделиться с крейсерами, меняй маршрут и запроси станцию. Они должны их видеть.

— На станции идёт бой, и они не отвечают.

— Понятно. Тогда чаще меняйте радиусы и маршруты.

— Принято. Командир вызов от пирата.

— Прими, поговорим.

— Ну что же ты? Я жду встречи с тобой, а ты от меня удираешь постоянно?

— Как тебе объяснить. Мне нужно было разделить тебя, что я и сделал. Ты вообще молодец. Делаешь всё, что я хочу.

— Скоро я тебя достану.

— Достань вначале.

Связь пропала.

— Пилот подпусти его поближе.

— Зачем?

— Подарок хочу отправить.

— Принято.

— Зараза ракетный залп кораблями. По моей команде выпускаешь шесть ракет. Цель линкор.

— Принято.

— Готово — сказала пилот.

— Залп.

Легкий толчок подтвердил, что ракеты ушли. Пилот снова резко сменила радиус, и мы ушли в сторону. Это нам позволило уйти ответного залпа его головных орудий.

— Фиксирую открытие гиперпространственных окон — объявила Зараза.

— Вот и всё! А теперь мы догонять будем!

Через несколько минут в систему вышли два моих линкора и три рейдера вместе с ними.

Сразу пришёл вызов от Тидла.

— Вижу, что ты уже без нас воюешь?

— Без вас никак. Мы их только таскаем за собой, не вступая в бой.

— Как не вступая? У меня показывает, что к нему летят шесть твоих ракет.

— Только запустил.

— Сейчас мы подлетим к вам, тогда с ними будет другой разговор.

— Ждём вас.

Радары линкоров подсветили пиратские крейсера, и стало понятно, что он задумал. Два крейсера висели около южного полюса и два около северного полюса планеты. Они ждали, когда линкор загонит нас к ним. Неожиданно он прекратил преследование и стал разворачиваться. Из шести ракет в этот раз долетели четыре, и все они поразили его в левый борт. Линкор сразу окрасился жёлтый цвет. Развернувшись, он вылетел из атмосферы планеты и стал разгоняться в сторону местного светила. К нему присоединись его крейсера.

— Пилот за ними.

— Принято командир — с азартом в голосе ответила первый пилот.

Мы развернулись и стали разгоняться, следуя за пиратами. Теперь точно не уйдёт!

— Командир вызов со станции.

— Что им нужно?

— Очень просят помочь им.

— Точно. На станции остались их абордажники.

— Что будем делать?

— Всем кораблям, летим к станции, нужно помочь.

— Абордажникам готовность к вылету.

— Принято командир.

— Опять он от меня ушёл. Вот везучий ублюдок. Пилот вызови его на связь.

— Принято командир.

К моему удивлению он ответил.

— Чего тебе ещё?

— Что не понравился тебе мой подарок? Ты куда собрался? Я с тобой ещё не закончил.

— Дела срочные появились. Ты не переживай мы ещё встретимся.

— Очень буду ждать. Что так и бросишь своих на станции?

— Считай это мой подарок тебе.

— Понятно. Рабы не жалко.

— Правильно понимаешь.

Как не хотелось, но пришлось возвращаться обратно к станции. Подлетев к ней, мы выслали абордажные боты. Наших было мало, но скоро должны были подлететь ещё три рейдера и там были ещё шестьдесят бойцов. Впрочем, по большому счёту помощь их и не потребовалась. Командиры абордажников пиратов, как только поняли, что их бросили, сами сдались абордажникам. Пришлось их быстро вывозить на корабли, пока местные не пришли в себя.

Погибших и раненых на станции среди местных было много. Им требовалась помощь наших медиков, и они оказывали посильную помощь гражданским. Все свободные лечебные капсулы на кораблях, оказались заполнены ранеными гражданскими. Потому что места на станции закончились. Пираты тем временем покинули эту систему. Пробыл ещё сутки в системе, а когда починили связь, получил приказ возвращаться на базу. Пока мы находились в системе, я понял, что сделал большую ошибку, связавшись с этими кораблями, и заключил дурацкий договор с флотом насчёт их экипажей. Всё потому, что флот беззастенчиво эксплуатировал мои корабли. От Тидла я узнал, что линкоры они разгружать не стали, а просто выгнали всех пассажиров на станцию. Даже не дав им забрать их вещи из кают. Меня, судя по всему, по возвращению ожидала куча исков за это.

Командование это совсем не волновало, как и то, что будет с кораблями и товаром в их трюмах, а экипаж на линкорах был флотский и подчинялся им. Они не могли не выполнить приказ командования, и их тоже не волновало, что произойдёт с линкором. Получалось, что это даже хорошо, что пират удрал, не приняв бой. У меня линкоры остались целыми.

Пришлось немного задержаться и помочь восстановить работоспособность оружия станции. После чего мы прыгнули обратно на базу флота. Только мы вышли в системе сразу на экране появился вице-адмирал.

— Ты это чего?

— О чём ты?

— Почему дал им удрать? Я совсем не ожидал от тебя и проспорил.

— Я бы и не дал, но станция просила о помощи, и мне пришлось выбирать или пираты или станция. Выбрал станцию. Мне самому обидно. Он второй раз от меня уходит.

— Когда был первый?

— Это он прилетал для захвата станции тогда на четырёх линкорах.

— Посмотри запись с моей нейросети. Сам вспомнишь.

— Теперь вспомнил его.

В памяти Лиса было очень мало информации о нём. Он даже клички его не знал, знал только, что этот пират был одним из подручных Валдана, но не знал, чем он занимается и где промышляет. Иногда тот прилетал на станцию, и они там встречались, но не общались.


Рейдер ещё не успел состыковаться со станцией, когда Зараза передала уведомление от капитана, что в связи с расформированием эскадры я больше не являюсь её командиром. В связи с тем, что не вхожу в состав экипажа рейдера, должен его покинуть. Это была маленькая месть капитана напоследок. Хотя я действительно не знал кто я теперь. Никаких новых приказов не поступало, и что мне делать я не знал. Закинув рюкзак на спину, я вышел из каюты. Развернулся и посмотрел на неё. В каюте до сих пор сохранился запах духов Ариды. Наверно я сюда больше не вернусь. Было немного грустно. Ведь за долгое время, проведённое здесь, я привык и к этой каюте и к экипажу рейдера. Впрочем, всё хорошее когда-то заканчивается. Зашёл на лётную палубу. Дракоша привычно дремал.

— Мы вернулись. Скоро тебя переместят на станцию.

— Опять эту дрянь вколешь?

— Как тебя по-другому перемещать?

— От неё потом голова болит несколько дней.

— Может, я сам выйду с корабля?

— Как ты пойдёшь?

— Как обычно. Своими ножками.

— Ты хочешь, чтобы я тебя выпустил из клетки?

— Я ведь ходил до этого по станции. Что боишься, что я кого-нибудь съем?

— Кто знает, что у тебя на уме.

— Не бойся. Вы не вкусные.

— Значит, пробовал уже.

— Сам не пробовал, но знаю.

— Надеюсь, ты не разочаруешь меня. В противном случае ты умрешь.

После чего открыл клетку.

— Я понимаю последствия.

— Пошли за мной.

Мы прошли по коридорам корабля и через переходный шлюз вышли на станцию. Он с трудом прошёл через него. Мы шли по станции и от нас шарахались все встречные прохожие.

— Слушай, что с тобой делать? Тебя наверно лучше на планету отправить?

— Нет, я хочу на станции жить. Здесь интересно.

— Ты же видишь что с твоим размером это крайне сложно.

— Здесь можно арендовать помещение?

— Тебе?

— Да.

— Даже не знаю. Наверно можно. Зачем оно тебе?

— Хочу бордель открыть.

— Здесь нельзя. Это флотская станция, а вот рядом есть гражданская станция. На ней можно.

— Как туда попасть?

— Даже не знаю, как тебя туда и отправить. Пойдём к командиру станции зайдём и всё там выясним.

— Пойдём.

Когда мы зашли в приёмную. Помощница командира станции побледнела, увидев меня с ним.

— Не бойся. Это дракоша. Он разумен, как мы с тобой и девушками не питается.

— Что он хочет? — слегка заикаясь, спросила она.

— Он бордель хочет открыть и ему нужно помещение для этого.

— Здесь нельзя.

— Знаю, я имел в виду на гражданской станции.

— Там нужно узнавать.

— Большое тебе помещение нужно? — спросил ящера.

— Чтобы все поместились.

— Ты имеешь в виду девушек?

— И я тоже.

— Видишь ли, здесь не пиратская станция и они не твои рабыни. У нас рабство запрещено.

— Я и не считал их своими рабынями. Они сами себе на жизнь зарабатывали. Мне только отдавали часть, чтобы было чем помещение оплачивать.

— Вот даже как.

— Теперь понятно, почему они рвались к тебе на корабль.

— Слушай, я ведь совсем забыл, с тобой должно ещё СБ пообщаться.

— Я совсем не против с ними пообщаться.

— Девушка соедини меня с начальником СБ флота.

— Больше ни с кем не нужно? — язвительно спросила она — Ты вообще кто такой и зачем привёл сюда этого ящера?

— Знакомься Алда. Это Алекс Мерф, — услышал я голос из-за спины ящера — Кто ещё может привести ящера ко мне в приёмную?

Обернувшись, обнаружил Арид Ладара вместе с десятком абордажников.

— Парни опустите оружие. Он не опасен, — сказал абордажникам.

Они как-то неохотно опустили оружие.

— Когда мне сообщили, что кто-то выгуливает по станции ящера, я не поверил своим ушам. Правда, уже тогда, у меня закрались некоторые подозрения насчёт тебя.

— Слушай, ты не против, если я пообщаюсь у тебя из кабинета с начальником СБ флота насчёт него. Я его раньше уже предупреждал насчёт него.

— Не против.

— Не бойся. Проходи, он не опасен и разумен. Охрану отправь обратно. Парни охота на ящеров не состоится.

Они были явно расстроены этим обстоятельством. Ящер занял большую часть приёмной. Арид осторожно, чтобы не наступить ему на хвост, прошёл в кабинет.

— Дракоша полежи пока здесь, и поболтай с Алдой, а я скоро вернусь. Алда не бойся его. Можешь его покормить. Ты голоден?

— Нет. Я сыт — ответил он мне.

— Ну да, пару разумных по дороге слопал и уже сытый.

— Что ты такое говоришь? Я не ем вас! — возмутился он.

— Эх ты. Такую шутку испортил.

Когда зашёл в кабинет командира станции осмотрелся. Обстановка была почти полной копией моей. Он уже занял место командира за столом.

— Знаешь, мне уже сказали что ты, мягко говоря, экстравагантный, но чтобы вот так сразу, совсем не ожидал. Это же надо выгуливать ящера по станции, нужно было хотя бы пасть ему завязать.

— Просто ты с ним не знаком. Поверь, он не опасен. Хотя выглядит очень грозно. Девушки его обожают. Ты сам видел, как они к нему рвались.

— Это к нему они рвались?

— Да. Они вместе с ним жили на пиратской станции. Он учёный. Изучает наше поведение и очень любит болтать с кем-то. Питается как мы из пищевого синтезатора. Так что никакой опасности нет.

— Ученый говоришь?

— Да. Соедини меня с начальником СБ флота. Нужно узнать, как с ним быть.

— Думаешь, ему есть дело до каких-то ящеров.

— Не знаю, нужно решать, что с ним делать.

— Здесь ты прав — нужно решать.

Включился экран и появился начальник СБ. Посмотрев на нас. Он спросил меня.

— Вернулся?

— Да. Только что прилетел.

— Только не говори, что опять что-то привёз.

— В этот раз тебе повезло. Они от меня удрали. Вернее пришлось отпустить. Станция просила помощи.

— Понятно. Тогда что хотел?

— Хотел узнать, что делать с ящером?

— Каким ещё ящером? У меня без всяких ящеров проблем полно!

— Каким, каким? Самым обыкновенным. Он вон в приёмной лежит. Ждёт твоего решения.

— Как он там оказался?

— Ну как? Пришёл на своих лапах вместе со мной.

— Не понял, что значит пришёл?

— Ты что не знаешь, как ящеры ходят?

— Знаю. Он что не в клетке?

— Был. Я его выпустил. Ты решай, будешь его допрашивать или нет? Мне куда его поместить?

— Ты там, что совсем головой стукнулся? С ящером по станции ходишь?

— А что такого? Он не опасен. Мирно лежит в приёмной. Арид подтверди.

Арид кивнул в знак согласия.

— Зачем он мне нужен? Сам его допрашивай у меня и без него проблем полно.

— Ну, я ведь предупреждал, что везу тебе их кучу, а ты говорил, что я тебе вру.

— Делай, что хочешь с этим ящером.

— Как скажешь.

— Так что с ним не так? Опять что-то задумал? Я точно скоро полысею от тебя.

— Это почему я что-то задумал?

— Знаю я тебя, ты просто так ничего не делаешь. Поэтому и спрашиваю. Что с ним не так?

— С ним вроде всё так. Он бордель держал на пиратской станции. Просто ты тогда ругался, что я опубликовал клубничку, вот я решил спросить, чтобы не было претензий.

— Очень интересно, а с ним, что можно поговорить?

— Конечно, и он любит поболтать.

— Тогда пришлю кого-нибудь, пускай пообщаются.

— Лучше девушку. Он с ними больше любит общаться.

— Он её не сожрёт?

— Нет, только изнасилует. Шучу. Не ест он разумных. Он, как мы, питается.

— Понятно.

Экран погас и Арид задумчиво сказал.

Глава 9

— Какие у тебя интересные отношения с начальником СБ.

— Ты даже не представляешь насколько интересные. Сколько он мне гадостей сделал, не сосчитать. Я за последние два года у него в одиночке просидел четыре месяца даже больше. Ты придумал, куда ящера поселим?

— В каюту он не поместиться, как я понимаю?

— Нет. Ему нужно что-то вроде небольшого склада.

— С этим проще. Кто его кормить будет?

— Это совсем не проблема. Нужно только девушкам, что рвались к нему, сообщить, где он находиться, и они сами его накормят.

— Тогда я нашёл для него небольшой склад.

Пришла карта станции с отметкой.

— Думаю, подойдёт.

— Пошли, провожу, а то, как бы, не случилось чего по дороге.

Открыв дверь в приёмную, я остановился.

В приёмной Алда гладила ящера по голове.

— Какая у него забавная кожа — сказала она, заметив, что мы с Аридом удивленно наблюдаем за её действиями.

— Дракоша пойдём с нами — сказал ему.

— Куда вы его? — спросила она.

— Поселим пока здесь на станции.

— Что с помещением? — спросил дракоша меня.

— Алда подыщи для него помещение на гражданской станции. Потом скинешь мне варианты, что есть у них в наличии.

— Сделаю.

Только здесь я сообразил, что я уже больше никто и отдавать приказы уже не могу. Пора отвыкать от этого.

— Спасибо Алда.

Мы вышли и направились к помещению, что выдел Арид. Мы с ящером шли спереди за нами Арид вместе с абордажниками. Видимо кто-то узнал ящера и сообщил девушкам, что у него работали, но у помещения они нас уже ждали. Думал, они его задушат от радости. Он их тоже был рад видеть.

— Это ты им сообщил? — спросил Арида.

— Да. Должен же кто-то его кормить.

— Вот видишь, он с голоду точно не умрёт. Скорей закормят.

— Вижу, но больше всех происходящему были удивлены абордажники.

— Командир что происходит? — спросил видимо старший у них.

— Видишь как они ему рады — ответил Арид.

— Вижу, но ничего не понимаю.

— Всё просто, — пояснил для него — Он хотя и был их владельцем, но не обижал их. Вот они и рады его возвращению. Там на станции когда я его вырубил. Они проследили, куда я его отвёз и сами пришли следом за ним. Вот так иногда бывает.

— На какой станции?

— Пиратской.

— Там наверно было много трофеев?

— Хватало. Абордажники не жаловались, да и стальные тоже. Если интересны подробности спроси у Вала, он командовал абордажниками. Знаешь его?

— Знаю. Обязательно спрошу.

Арид пока договаривался с девушками насчёт того чтобы они кормили его. Они пообещали, что будут его кормить и никуда не выпустят из склада. Дракоша тоже сказал, что не пойдёт никуда со склада. Мне пришло сообщение от Алды, где она предложила несколько помещений на станции, и я подошёл к ним.

— Дракоша мне прислали несколько вариантов помещений. Вот только я не знаю, как тебе их передать.

— Перешли ей — и показал лапой на одну из девушек.

Отправил ей на нейросеть. Она ответила что получила.

— Она получила, думайте.

— Хорошо, как тебя найти?

— Спросишь в приёмной у Алды. Только сам туда не ходи.

— Не пойду.

Мы с Аридом ушли, оставив их всех вместе.

— Арид нет никаких распоряжений насчёт меня?

— Ничего не поступало.

— Что начальство говорит?

— Ты знаешь, ничего. Приказано разгрузить корабли. Всех гражданских, что ты привёз на гражданскую станцию. С бывшими рабами разбирается СБ, у них там это надолго. Они уже там третьи сутки разбираются с тем добром, что ты привёз.

— Что там особенного было?

— Не знаю. Всё засекречено. Ты же сам должен знать что привёз.

— Сам я ничего толком не знаю. Там грузили всё подряд, что было обнаружено на складах. Времени не было разбираться.

— Значит, там нашли что-то важное, раз всё засекретили.

— Наверно.

— Поможешь мне пока разбираться с тем, что привёз, а потом начальство определиться, где ты продолжишь службу.

— Я так и подумал.

Для себя я решил, что это плохой признак. Хуже нет, когда неизвестно что тебя ждёт. Мы расстались с ним в одном из коридоров станции. Он отправился к себе, а я решил вернуться на крейсер. Нужно было положить вещи в каюту. Вот только на мой собственный крейсер меня не пустили. У переходного шлюза стояла охрана из СБ. Пришлось звать начальника. Вышел начальник СБ станции.

— Ты чего творишь? Почему меня на мой собственный крейсер не пускают?

— Все данные засекречены. Получишь его, но позже.

— Разбежался. Немедленно покиньте мой корабль. Это моя собственность. Кто тебе дал право ею распоряжаться?

— У нас есть такое право.

— Ладно, сейчас мы выясним, есть у вас такое право или нет, — и вызвал Оди.

Начальник СБ развернулся и ушёл обратно на корабль.

— Алекс привет. Ты уже вернулся? — спросил Оди.

— Оди ты где?

— По-прежнему на корабле.

— Почему там?

— Нас не выпускают отсюда.

— Почему?

— Говорят, что нет мест на станции и нас некуда разместить.

— Понятно. Слушай, у меня опять проблема с СБ.

— Какая?

— Они захватили мой корабль и меня туда не пускают.

— Какой?

— Тяжёлый крейсер. Кроме того выгнали оттуда весь экипаж. Говорят, что имеют право.

— Они имеют право только в экстренных случаях. Сомневаюсь, что у них там есть что-то экстренное. Скорей всего он им для чего-то понадобился.

— Тоже так думаю. Меня это и пугает, взорвут его и потом скажут, что так было.

— В этом случае им придётся возмещать его стоимость по полной программе.

— Можно его как-то вернуть?

— Думаю, нет, но за простой корабля они тебе обязаны заплатить.

— Ничего они не платят.

— Тогда сейчас направлю запросы. После чего пускай или оплачивают или возвращают корабль.

— Ущерб кораблю как они возмещать будут, если нанесут?

— Никуда не денутся, выплатят.

— Запроси у искина отчёт о состоянии корабля.

— Сделал. Вот держи.

— Получил. Вот теперь не отвертятся в случае повреждений.

— Как у тебя прошёл полёт с двумя новыми жёнами?

— Нормально. Было с кем поговорить.

— Почему ты решил перед вылетом жениться?

— Мне предложили, я подумал, что так не скучно будет лететь. Вот и подписал контракт.

— Понятно.

— Как сам полёт?

— Отлично. Посмотрел на улей с арахнидами и как пиратская станция выглядит изнутри и снаружи.

— Как остальные пассажиры на корабле?

— Нормально. Все до сих пор под впечатлением от полёта. Не каждый день побываешь на пиратской станции и увидишь сражение эскадры с пиратской станцией.

— Ты на экскурсию сходил?

— Конечно, и даже несколько трофеев прихватил оттуда на память.

— Понятно.

— У меня, похоже, много исков будет от пассажиров линкоров.

— Почему.

— Начальство, пока я улетел, выгнало всех пассажиров из линкоров на станцию. Большинство их вещей остались на кораблях.

— Зачем?

— Обстановка потребовала. Пираты напали на станцию недалеко отсюда. Вначале я сам вылетел туда на трёх рейдерах, а потом командование отправило туда линкоры и ещё три рейдера.

— Линкоры пострадали?

— Нет, пираты удрали.

— Тогда какие к тебе могут быть претензии? Ты свою задачу выполнил, до станции их доставил. Вещи так это не твои проблемы и если что-то пропадёт из кают, они будут предъявлять претензии не тебе, а флоту. Ты ведь не отдавал приказа выгнать их из кают?

— Нет.

— Вот видишь.

— Мне продырявили трюм у одного из линкоров.

— Здесь придётся заплатить, если у них нет страховки.

— Понятно.

— Слушай, поговори с начальством, может меня выпустят с корабля? На станции сейчас много клиентов ходит. Всех расхватают.

— Оди я уже никто. Эскадра расформирована, и я сам не знаю, кто я теперь.

— Понятно.

— Знаешь, мне ещё потребуются твои услуги. У меня есть приятель Слим. Он пропал на планете и нашёлся в рабстве на пиратской станции. У него был трудовой контракт с магазином, как я понимаю.

— Как он на станции оказался?

— Пошёл на рынок. По дороге вырубили. Пришёл в себя уже там.

— Даже не знаю что сказать, нужно смотреть его трудовой контракт.

— Как я понял, ему владелец магазина оплатил нейросеть и базы, а он должен это всё отработать.

— Тогда ему придётся вернуться к нему и отрабатывать дальше. В противном случае его ждёт неустойка.

— Как ему туда добираться? Обратно через пиратов? Система к тому же теперь оширская.

— Не знаю, много бывает различных нюансов. Всё зависит от того как контракт составлен.

— Свяжись с ним. Вот его контакт. Я оплачу твою работу. Он сейчас из рабства. У него наверняка нет кредов для этого.

— Сделаю.

Закончив разговор с ним, я понял одну вещь, что я остался без каюты. Хотел податься на линкор, но линкоры не были пристыкованы к станции. Запросил искин о наличии свободных кают, но искин сообщил, что свободных кают нет на станции. Дожил. Придётся проситься кому-то в гости. Правда, перед этим решил выяснить, возможно, мне выделили каюту. Ведь я работал на станции и мне положена каюта на станции. Оказалось, что каюта для меня действительно была зарезервирована.

Каюта оказалась не простой, а с экраном и шифрованной связью с командованием. Покой мне только сниться, и вызвал вице-адмирала.

— Слушай, что происходит? Почему меня СБ не пускает на мой крейсер?

— Понятия не имею. Сам спроси у них.

— Он далеко от тебя?

— Нет.

— Тогда дай его, я выскажу всё, что думаю о нём.

Картинка сменилась, и появился начальник СБ.

— Чего тебе?

— Расскажи мне, что за беспредел происходит? Почему меня на мой крейсер не пускают?

— Так нужно.

— Долго будет — так нужно?

— Столько сколько потребуется.

— Учти, если с него, хоть болтик пропадёт, я всё проверю и выставлю вам счёт.

— Ничего с твоим крейсером не будет, и не отвлекай меня по пустякам.

Снова вернулся экран с вице-адмиралом.

— Что не пускают на корабль? — спросил он с сочувствием.

— Да совсем обнаглели. Слушай, что мне делать? Чем заниматься?

— Пока нет никаких команд насчёт тебя. Кроме того ты столько проблем привёз, что всем ещё долго разбираться придётся. Будешь помогать. Слушай, а Мила, что на абордаж ходила?

— Нет, конечно. Какой абордаж? С чего ты взял?

— Откуда у неё тогда столько вещей в каюте.

— Там было много магазинов с одеждой. Вот они и оторвались. Она диспетчером на пиратской станции была и вместе с остальными занималась шопингом. Вот видео можешь сам посмотреть.

— Весело у вас там было.

— Очень. Не знал, как их остановить. Пока всё не растащили по каютам, не успокоились.

— Дорвались.

— Это точно.

— В общем, сегодня отдыхай, а завтра будешь помогать разбираться командиру станции.

— Понял.

Начальство или скрывало или само было не в курсе, что меня ждёт. Он не врал мне. Заглянул в местную сеть. Вся сети полным ходом шло обсуждение нашего рейда и захвата станции. Обо мне прочитал много хорошего, но был и негатив. Писали, что я не имел права так рисковать мирными гражданскими. Было много видео с пиратской станции и того что там происходило. Многие обсуждали трофеи, что им удалось там захватить. Некоторые уже менялись или продавали вещи. Все кто находился на кораблях сидели в сети. Проверил свою почту. Здесь было много сообщений, чтобы я связался с кем-то. Первой на очереди была Элла.

— Привет. Я вернулся — сказал ей, когда она ответила.

— Знаю.

— Как у нас дела?

— В целом нормально, но есть сложности.

— Какие?

— Нужно всех отправлять на гражданскую станцию.

— В смысле? Что должен буду их отправлять туда за свой счёт?

— Ты не понял. Пассажиров что высадили на станцию с линкоров, нужно будет вернуть обратно, чтобы они забрали свои вещи и улетели на станцию.

— Не вижу проблемы.

— Проблема есть. Два челнока, которые курсируют между станциями, в них они не поместятся и флот хочет нанять ещё одно пассажирское судно, чтобы отправить их на гражданскую станцию. Вот только с этим судном проблема.

— Какая?

— Точно не знаю. Как я поняла техническая.

— Почему они не влезут в челноки?

— Они и так обычно полные летают. Дело в том, что они рассчитывали, что мы привезём наши челноки, которые курсировали между планетой и станцией. Вот только оширцы их забрали.

— Ничего не понимаю, причём здесь я? Что я должен купить им эти челноки?

— Нет. Ты бы мог их перевезти туда бесплатно и заодно мы бы там выгрузили всё из трюмов?

— Ты имеешь в виду пассажиров?

— Да.

— Понимаешь, дело в том, что пилоты мне сейчас не подчиняются. Это глупость конечно, но это так. Они флотские. Корабли мои, а пилоты флотские. Вот только эскадра расформирована и я больше не их командир.

— Всё ещё сложнее, чем я думала.

— Выгружать из кораблей всё равно нужно, так что нужно выяснить, кому сейчас пилоты подчиняются и решать вопрос с ним.

— Поняла командир. Вы можете сейчас оплатить мою работу?

— Конечно. Когда ты успела всё потратить?

— Базу купила.

— Ясно. Держи, как обещал. Перевёл ей десять тысяч.

— Ты меня очень выручил. Я всё решу.

— Надеюсь на тебя.

Во время разговора с ней почувствовал какой-то подвох. В чём он заключался, я не понял, но на всякий случай перевёл все креды с официального счёта на чип. У меня было ощущение, что кому-то не дают покоя мои корабли. Кстати о базе. Пока не забыл, нужно приобрести официальную базу по малым кораблям. Сразу перешёл на искин кампании Нейросеть и приобрёл её. Саму базу я уже разучил, а пилотировать и пройти сертификацию не мог. Думал насчёт тактики, но она оказалась дорогой. Два миллиона триста тысяч. Кроме того она была военная и продавалась только с разрешения командования. Отказался от её покупки. Дорого и не понятно пока, что для меня приготовило командование. Возможно, я буду заниматься только инженерной работой на базе. Тогда она мне будет ни к чему. Посмотрел на обновление базы по средним кораблям, но решил что и это мне ненужно.

Следующим в почте было письмо от Слима, он просил меня, когда я вернусь, связаться с ним.

Вызвал его.

— Привет Алекс. Ты вернулся?

— Недавно прилетел. Как тебе здесь после планеты?

— Знаешь, я уже привык к жизни на станции. Два года провёл на пиратской станции.

— Ты извини, что я бросил тебя на станции, но у меня был приказ срочно вылететь.

— Что там случилось?

— На станцию напали пираты. Пришлось им объяснять, кто в системе главный.

— Уничтожил их?

— Нет. Они бросили абордажников на станции и удрали.

— Абордажники рабы наверно?

— Большинство рабы.

— У них это обычное дело. Набирают диких, немного обучат и на убой посылают.

— Вообще-то я тоже дикий.

— Знаю, но ты совсем другой. Говорят что ты совсем и не дикий.

— Враньё это всё.

— Может, знаешь, кто это? — и перекинул ему запись моего общения с пиратом.

— Точно не знаю. Один раз видел его вместе с Валданом.

— Странный пират. Никто и ничего о нём не знает.

— Там таких странных хватает. Некоторые по полгода и больше не появляются на станции. Потом прилетят, немного побудут и снова исчезнут.

— Откуда ты всё это знаешь?

— Так я в оружейном магазине работал, трофейное оружие им раскодировал.

— Понятно.

— Этого значит, не помнишь?

— Он один раз приходил вместе Валданом. Они с хозяином поговорили у него в кабинете и ушли.

— Ясно. Тогда давай к твоим делам вернёмся. Тебя должны кормить и каюту предоставить?

— Всё есть.

— Отлично. С тобой должен был связаться мой юрист Оди.

— Я говорил с ним, и он обещал подумать, как можно решить мою проблему.

— Проблему?

— Да. Мой бывший начальник требует, чтобы я вернулся на планету и продолжал работать на него.

— Он может много что хотеть, но туда сейчас никто не летает. Там полно пиратов.

— Я ему объяснял, но он ничего не хочет слышать.

— Не переживай, мы решим твою проблему.

— У меня нет кредов ни на полёт к нему, ни на разрыв контракта. Я не знаю, что мне делать.

— Будем разрывать твой контракт, я помогу тебя. Оди хороший юрист он всё решит.

— Там большая неустойка.

— Разберёмся и всё решим. У тебя ведь форс-мажор. Ты ведь не сам улетал к пиратам, а тебя похитили. В общем, не переживай, Оди всё решит.

— Очень не хотелось бы туда возвращаться.

— Как ты туда вернёшься? Если только через оширцев. Теперь неизвестно в какую сумму тебе это обойдётся. Здесь вопросов очень много и мы сейчас далеко от той системы. Думаю, что он подумает и согласиться на расторжение договора.

Часть 10

Утром Мила лежала рядом и была похожа на кошку объевшуюся сметаны, только не мурлыкала от счастья, а мне нужно было идти на работу. Перед нашим уходом из бара, Арид предупредил, что утром будет планёрка в 9 часов и мне нужно на ней присутствовать. Хорошо, что моя каюта находилась совсем недалеко от его кабинета. Оставив Милу у себя в каюте, отправился трудиться, хотя мне очень не хотелось куда-то идти.

В приемной Алда мне улыбнулась.

— Доброе утро Алекс. Ты сегодня один? Без своего ящера?

— Один. Ты соскучилась по нему?

— Он забавный.

— Тогда можешь сходить к нему в гости. Он любит общаться с девушками.

— Он действительно держал бордель у пиратов?

— Да. Вот запись.

— Интересно, кто к нему ходил туда.

— Боюсь, этого я не знаю, но ты можешь выяснить это у него и его девушек. Они сейчас там же вместе с ним.

— Я подумаю.

— Подумай.

— Ты почему не форме?

— У меня только парадная форма есть, а она вроде как совсем не к месту.

— Командир не любит, когда на совещания приходят не в форме.

— Моя повседневная форма на мне. Ведь я гражданский, а не флотский.

— Как так?

— Как-то так.

— Тогда проходи.

Когда я зашёл в кабинет, в кабинете кроме командира станции находилось ещё четверо.

— Доброе утро всем — обратился к присутствующим.

— Проходи, — ответил командир станции, — Знакомьтесь это Алекс Мерф. Он временно назначается моим заместителем и будет помогать вам решать вопросы с тем, что привёз. Занимай Алекс любое свободное кресло. Задача одна. Нужно разобраться со всем, что он привёз. Потом определиться с тем, что и куда что нужно будет перевезти, что остаётся здесь что будет отправлено на главную базу флота. Такая же задача по тем специалистам, что прилетели с ним. Командование пока не определись, где они продолжат службу, поэтому ждём кадровых решений. Самый острый вопрос это перемещение всех гражданских на гражданскую станцию. Здесь возникли проблемы с транспортом, они сейчас решаются, но не понятно когда они решаться, поэтому занимаемся разгрузкой кораблей и содержимого их трюмов на склады станции. После чего будем разбираться с ним.

— Арид можно вопрос? — спросил его.

— Задавай.

— Может поговорить с командованием, собрать эскадру и вылететь на главную базу флота? Раз на станции такие проблемы?

— Я им это уже предлагал. Они сказали, чтобы всё выгружали здесь. Сюда уже вылетели нужные специалисты.

— Специалисты?

— Из СБ. Разбираться с пиратами и бывшими рабами, которые в капсулах лежат.

— Понятно.

— Нам нужно в первую очередь с гражданскими разобраться и отправить всех на пассажирскую станцию. Чтобы освободить места для флотских.

— Понял.

— Начальник СБ, как у тебя дела?

— Зашиваемся командир, — ответил разумный сидящий рядом со мной — Даже с учетом того что к нам присоединили СБ той станции. Слишком много проблем.

— Какие проблемы? — спросил его.

— Ты сколько привёз рабов?

— Если из последнего рейда, не очень много. Если со станции то несколько тысяч. Их некогда было считать.

— Вот видишь, и каждого нужно проверить. Пираты очень часто нацепят ошейник и говорят что раб.

— Большинство в капсулах.

— Сколько их туда не уложили?

— Не знаю точно.

— Зато я знаю. Двести семь разумных. Это не считая тех, что ты привёз вчера, а у меня штат в десять раз меньше. Кроме того нам смешить некуда. Это ты, как мне рассказали специалист. Как куда нибудь слетаешь и сразу целый ворох проблем привозишь.

— Ничего страшного. Вы не понимаете, это я вас в тонусе держу, чтобы вы не расслаблялись и информацией снабжаю.

— Информации у нас точно будет много. В общем, мы никуда не спешим и ждём специалистов. Нужно каждого тщательно проверить.

— Проверяйте я ведь непротив.

— Скажи, почему ты не знаешь, сколько и чего у тебя там было?

— Тебе когда-нибудь приходилось захватывать станцию?

— Нет.

— Вот и мне нет. Даже больше скажу, я совсем не планировал захватывать эту станцию. Это получилось совершенно случайно.

— Тебе даже твои люди не верят. Все в один голос утверждают, что это ты спланировал.

— Не планировал я этого. Планы были другими. Просто прорваться через эту систему и улететь.

— Слышал я эту версию. Твой поединок тоже был случайностью?

— Это была вынужденная мера. Не я требовал его. Однако мне пришлось на него выйти.

— Как тебя вообще допустили до командования? Командир должен командовать, а не на абордаж ходить. Чтобы было бы, если бы ты его проиграл?

— Много ты понимаешь в командовании. У меня уже не одно сражение за спиной и во всех я победил.

— Вот это и удивительно. Мы всё тщательно проверим. Возможно, это было подстроено.

— Проверяйте.

Похоже, здесь на станции всё ещё хуже, чем было у меня. Местный начальник СБ параноик и ему везде заговоры и враги мерещатся. Потому что не понимает, как мне это удалось сделать. Поэтому и вызвал специалистов с основной базы. Чтобы к нему не было претензий. К тому же он боится меня. Всё непонятное пугает. Остальные были настроены скорее нейтрально, и им было интересно. Они обсудили разные детали и совещание закончилось. После него Арид попросил остаться.

— Алекс, у нас принято ходить в форме на совещания, — сказал он когда мы остались вдвоём

— Арид, видимо ты не знаешь, у меня с флотом гражданский контракт. Мне форма не положена. У меня есть парадная форма, но думаю, она совсем не к месту на совещании будет. Я её одевал только на похороны.

— Как гражданский?

— Вот так, я раньше инженером работал на станции и моя рабочая одежда этот комбинезон.

— Теперь понятно, почему у тебя нет наград и звания.

— Именно поэтому, мне они не положены по контракту.

— Я подумал, что ты в секретной службе служишь и это скрыто.

— Нет никакой секретной службы, я знаю, что обо мне пишут всякий бред в сети. Не верь. Всё сплошное враньё. Я дикий. Меня нашли два года назад на пиратском корабле в криокапсуле. Как я там оказался загадка для меня самого. Вот только ответить на неё некому. Все кто находились на том корабле, мертвы. Не веришь? Спроси капитана рейдера, на котором я прилетел. Именно он нашёл меня. Сейчас, наверно жалеет.

— Поговорю с ним.

Он явно не верил мне и был в задумчивости.

— Я подумаю, как быть с твоей формой.

— Арид, подскажи, а почему на базе нет боевых кораблей? Кроме кораблей эскадры?

— Все улетели вас искать. Скоро должны вернуться.

— Понятно. Тогда я пошёл?

— Иди.

Оставив его в задумчивости, покинул кабинет. Только вышел из приёмной как пришёл вызов от мадам Бенси.

— Алекс ты почему не сказал что ящер уже не в клетке?

— Ты не спрашивала. Он разумен и не опасен. Не вижу необходимости держать его в ней.

— Как не опасен? Он может кого-нибудь съесть.

— Ты только ему такое не скажи. Он сразу обидится.

— Не скажу.

— Что у тебя случилось?

— Рид, в общем, он вчера попросил ящера его покатать, тот и покатал. Сегодня всем приятелям разослал видео, как тот его катает.

— Ну и что такого?

— Алекс, он же опасен.

— Арида не преувеличивай. Как я понял, ты запретила Риду видеться с ним?

— Конечно.

— Тогда что ты от меня хочешь?

— Посади его обратно в клетку.

— Зачем? Он ведь не нападает ни на кого и за ним девушки присматривают.

— С девушками я отдельно поговорю.

— А с ними, что не так?

— Да так, это женское, тебе не понять.

— Арида никого я не буду сажать в клетку. Просто не вижу причин для этого. Не хочешь Рида к нему пускать не пускай. Это твоё право.

— Он уже удрал и я подозреваю, что к нему. Поговори с Ридом. Он тебя послушает.

— Арида ему нравиться этот ящер, пускай ходит к нему, я непротив. Кроме того ящер скоро отправиться на пассажирскую станцию. Он просил ему помочь снять помещение под бордель. Так что успокойся. Твоя проблема скоро сама решиться.

— Надеюсь, он не съест его.

— Арида не создавай панику на ровном месте и не лезь во всякие тренажёры больше.

— Я и лезла, я просто проверить хотела, врёт мне Рид или нет.

— Проверила?

— Только ты не начинай. Брат мне уже всё высказал по этому поводу. Сволочь это, а не тренажёр какой-то. Кто его только там установил.

— Арида здесь военная станция и здесь стреляют без предупреждения. Ты не забыла, что я тебе говорил, перед тем как ты подписала контракт? Поэтому не лезь куда нельзя. Хорошо, что он просто тебя поколотил.

— Брат мне это же сказал.

— Всё. Мне работать нужно и не отвлекай меня по пустякам.

— Не буду.

Она явно обиделась на меня за то, что я не захотел посадить ящера в клетку.

Заглянул в каюту, нужно было отправить форму погладить и привести в порядок после перелёта. Судя по всему, она мне завтра потребуется. Милы не оказалось в каюте. Зато включился экран и появился её отец.

— Привет, позови Милу.

— Её нет в каюте. Она куда-то вышла.

— Куда?

— Не знаю, я был на совещании у командира станции. Вернулся, её нет.

— Понятно. Слушай, ты не против, если она будет приходить к тебе пообщаться со мной.

— Не против. Доступ у неё в каюту есть.

— Отлично.

Интересно, что у них за секретные разговоры проходят. Впрочем, наверняка какие нибудь семейные дела. Дождался дроида и отправил форму привести в порядок. Мила так и не появилась, и я пошёл разбираться с тем, что мы привезли, и сейчас выгружалось на станцию из трюмов кораблей. На совещании выяснилось, что разгрузить успели только три рейдера, на которых я улетел. Остальные рейдера не разгружали. Только выгрузили гражданских на станцию и отправили туда. Здесь я встретил двух заместителей Арида. Они занимались вопросами, связанными с разгрузкой и размещением содержимого трюмов на станции.

— Алекс, скажи, что находиться в трюмах линкоров? — спросил один из них.

— Там всё место частники с планеты выкупили и что за груз там у них я не знаю. За исключением четырёх тысяч разумных в криокапсулах, но они тоже все с планеты. Мест в каютах больше не было, и они полетели таким образом.

— Как у тебя в каютах оказалось столько разумных?

— Выкупали каютами, а сколько разумных в них полетит, я не знал. Вы просто не представляете, сколько желающих было оттуда улететь вместе с нами.

— Тогда понятно, почему столько пассажиров у тебя было. Хорошо, наверно заработал?

— Не жалуюсь.

— Значит, из линкоров не потребуется ничего выгружать. Отлично нам меньше проблем.

Что в тяжелом крейсере?

— Вы что не знаете?

— Нет. Нам СБ не даёт никакой информации.

— Трюм также частники выкупили, а на лётную палубу загрузили трофеи со станции.

— На лётных палубах линкоров нет ничего со станции?

— Вроде не было, там тоже всё было продано ещё на станции. Нужно этот вопрос уточнить у Эдди, начальника транспортной секции станции. Он со своими занимался погрузкой трофеев на пиратской станции. Вот его контакт.

— Уточним.

Поступил вызов от Слима.

— Алекс это снова я.

— Как дела? Вы вчера ещё долго посидели?

— Не очень. Слушай, у меня проблема, меня не выпускают со станции.

— Почему?

— Говорят приказ СБ. Может, ты сможешь чем-то помочь? Мне нужно насчёт работы слетать на гражданскую станцию поговорить.

— Боюсь, что здесь я тебе не помогу. СБ само по себе и мне не подчиняется. Впрочем, подожди немного, я сейчас узнаю насчёт тебя.

Пришлось вызвать бывшего начальника СБ моей станции.

— Чего тебе, — ответил хмуро.

— Скажи, вы со Слимом закончили?

— Не знаю, я здесь не командую.

— Знаю, что не командуешь. Просто вы с ним общались, и память ему стерли.

— Он слишком много знал.

— Ему нужно слетать до гражданской станции. Ему на станции работу предлагают, а он не может. Говорит, ваши не выпускают. Выпустите парня на один день. Куда он денется?

— Сейчас узнаю.

Его пару минут не было, после чего он вернулся.

— Пускай летит, но чтобы к вечеру был на месте.

— Хорошо.

— Что проблемы?

— Это не твоя забота.

— Как скажешь.

Он отключился.

— Слим разрешение получено, но к вечеру ты должен вернуться на станцию.

— Конечно, я вернусь. Алекс ты меня опять выручаешь.

— Слим ты мог меня продать на планете, но не сделал этого. Я ценю таких друзей.

— Алекс ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь.

— Извини у меня ещё один звонок.

Поступил входящий звонок от Эллы.

— Алекс, всё что могла, я сделала, но совсем не понимаю, что происходит.

— Элла что случилось?

— Это дурдом какой-то.

— Поподробнее можно?

— Понимаешь, линкоры пристыковали к станции и их экипажи их покинули.

— Они флотские ты это знаешь.

— Знаю, вот только нам за аренду причала через сутки выставят счёт. Я пыталась договориться с пилотами, чтобы они перегнали их к гражданской станции, но они говорят у них приказ не покидать станцию. Искала пилота на гражданской станции, но там нет таких пилотов сейчас.

— Интересная ситуация.

— Я не знаю что делать. Поговори с командиром станции, может, дадут нам пилота, перегнать корабли и ты ему отдельно заплатишь.

— Поговорю.

Арид долго не отвечал.

— Арид у меня не большой вопрос образовался.

— Что случилось?

— У меня с линкоров сняли экипажи, и они утверждают, что им пришёл приказ о запрете покидать станцию. Что происходит? Что за странные приказы?

— Действительно пришёл такой приказ сверху. Сам не знаю, с чем он связан. Разбирайся с финансистами, как я понял.

— Почему с ними?

— Для меня вообще загадка твои отношения с ними.

— Опять лысый мне козни строит.

— Этого я не знаю, какие козни и почему он тебе строит.

— Понял, спасибо за информацию.

— Не за что.

Подумав, решил поговорить с Эллой.

— Элла я поговорил с Аридом, он говорит, что пришёл такой приказ с самого верху.

— Чем он вызван?

— Он ничего не знает, но сказал, чтобы я разговаривал с финансистами. У тебя есть там знакомые? Можешь выяснить неофициально, что они от меня хотят?

— Попробую.

— Попробуй, потом я поговорю с главным финансистом.

Около часа она выясняла это, после чего связалась со мной.

— Они хотят, чтобы твои корабли работали на флот. Хотят предложить тебе контракт.

— Перед этим прижав меня к стенке арендой причалов. Как примитивно.

— Да, но что нам сейчас делать?

— Выясни у СБ, могут пассажиры с них забрать свои вещи?

Впрочем, ненужно. Нужно грузить всех обратно и пускай они переходят на гражданскую станцию.

— Не понимаю. Кто будет пилотировать корабли?

— Я решу эту проблему.

— Не знаю как ты её решишь, но у СБ я всё выясню.

— Решай.

Сам я послал запрос искину на два выходных дня. У меня их было много ещё с той станции. Финансисты постоянно ворчали, что у меня идёт переработка. Два дня искин не дал, только одни сутки. После чего я пошёл на линкоры. На них оказалось полно пассажиров. Все забирали свои вещи из кают. Когда они закончили, появилось СБ и обыскало весь линкор. Сам я занял место в рубке линкора. Того что был новее.

— Алекс, СБ не даёт разрешения покинуть им станцию. Говорят, что будут их проверять. Среди них могут оказаться пираты. Как у тебя дела с пилотом?

— Отлично, я сам пилот и буду сам пилотировать линкоры. Ты договорилась на станции? Куда их разгружать?

— Договорилась. Только мне самой туда нужно.

— Тогда полетели. Жду тебя на линкоре.

— Сейчас буду.

Когда она пришла, осторожно заглянула в рубку.

— Проходи. Занимай любое кресло, какое понравиться.

Она заняла место второго пилота.

— Алекс, я и не знала, что ты пилот.

— Меня Дед сертифицировал перед отлётом. Вот только реального опыта у меня ноль. Не думал я, что свой первый самостоятельный полёт совершу на линкоре.

— Очень большой корабль для начала пилотирования.

— Разберёмся.

Вот только я сам жутко нервничал, хотя старался это не показывать.

— Ты лучше подумай, куда мне его поставить потом.

— Я уже всё узнала. Здесь есть специальная стоянка. Она не бесплатная, но не дорогая. Там специальная зона. В неё гражданские корабли не допускаются.

— Что-то вроде того что была у нас около на станции? Только там она была бесплатная.

— Здесь платная.

— Двести кредов в сутки или десять тысяч в год за линкор.

— Действительно недорого.

— Полетели. Нас уже ждут.

Часть 11

Запустил все системы и запросил вылет у диспетчеров. Долго не мог дождаться ответа и запросил второй раз. Только после моей угрозы, что я сейчас сам приду разбираться к ним в диспетчерскую и заодно покормлю ящера. Мне разрешили вылет. Отстыковался я без проблем, и отлетев назад, развернул линкор. После чего начал разгоняться в сторону гражданской станции. С разгоном я погорячился, меня вызвала диспетчер гражданской станции и заявила, что превысил скорость для подлёта к станции. После чего прислала штраф три тысячи. Который я оплатил и ещё прибавил скорость. Не нравилось мне тащиться как все медленно. За это она стала ругаться и требовать, чтобы я снизил скорость. Обещая нажаловаться на меня командиру военной станции. Ответил ей, что пускай жалуется это мой личный корабль. Когда подлетел, запросил стыковку со станцией, мне отказали. Тогда я сказал, что начну проверять орудия линкора на станции, если меня сейчас же не пристыкуют, куда мне нужно. Меня пристыковали куда я и попросил. После этого я извинился перед диспетчером и пообещал прислать ей хорошую бутылку вина. Мои извинения диспетчер приняла и сказала, что ждёт вино. Разумеется, я ей тут его отправил. Заодно она спросила, как меня зовут. Честно ответил Алекс Мерф. Думал, что я удачно всё провернул, и мы вместо нескольких часов долетели за час. Вот только не тут-то было. Элла осталась на линкоре заниматься его разгрузкой, а я собрался вылететь за вторым линкором на флаере, так было быстрей всего. Нанял флаер и направился к его стоянке. Когда вышел на станцию меня у шлюза ждали трое.

— Алекс Мерф? — спросил один из них.

— Совершено, верно.

Неожиданно они напали на меня. Вот только навыки, вбитые в меня злобным оширцем, закрепились намертво. Три точных удара и все трое оказались на полу. Честно говоря, я как-то совсем не ожидал нападения и уже привык, что у меня на станции всё спокойно. Эта станция была гражданская и, похоже, здесь это было обычным дело. Вот только когда я стал проверять у них карманы, обнаружил удостоверения офицеров СБ. Нет это надо. Не успел прилететь и сразу вляпался. После чего вызвал Оди.

— Оди, у меня проблемы.

— Какие?

— Сам посмотри, — и скинул ему видео.

— Что с ними?

— Живы вроде, но очнуться не скоро.

— Тогда вызови им медицинскую помощь и можешь заниматься дальше своими делами.

— Может их в капсулы уложить на линкоре?

— Не нужно. Это не твои проблемы. Они напали на тебя. Не представились. Ты имел полное право на самооборону.

Так я и сделал. Когда приехала медик со своими медицинскими дроидами. Попросил ее передать им контакт