КулЛиб электронная библиотека 

Нечто. Разгадка смерти [Светлана Нина] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Светлана Нина Нечто. Разгадка смерти

1

– Чтоб тебя намочило! – выругалась Вероника, вляпавшись в грязь.

Она пробиралась в школу окольными путями, что давало возможность не здороваться с вездесущими соседями. Кроме того, ежедневная десятиминутная прогулка до школы позволяла вволю помечтать, представляя себя то великой писательницей, которую обожает и слушает весь мир, то эдаким добрым диктатором, имеющим неограниченную власть, но делающим счастливым своих подданных. «Уж они меня любить будут по-настоящему, а не пресмыкаться, как перед нынешними…» – замечталась Ника, почти уже посылая в толпу вымученные улыбочки. Как на вручениях премий, когда коллеги раздражают, но нужно показывать, насколько их творчество тебе дорого.

Она принялась чистить белоснежные кроссовки об забор, представив, как прямо на нее бежит свора диких собак. «Прикольно будет», – подумала Вероника, даже не сморщившись. – «Интересно, выживу ли я?» С такими воодушевляющими думами она запрокинула растрепанные волосы назад и, пытаясь скрепить их крабом, укусила себя заколкой за шею, рассвирепела и топнула ногой. Собственная беспомощность всегда дико раздражала.

Успокоившись, Вероника пролезла через узкую щель в заборе, которую выломали ребята, ходившие на футбольное поле через детский сад. Тучные и всегда недовольные воспитательницы, шнырявшие по территории, законно принадлежавшей малышам, прилежно лаяли на каждого, кто осмеливался пользоваться этим нелегальным ходом. Его не раз заделывали, но всегда вновь дырявили предприимчивые подростки и бомжи, гревшиеся в котельной неподалеку. Нике пришлось на себе испытать, что значит гнев хозяек этой земли, поэтому она опасливо огляделась по сторонам. Но поблизости не было ни собак, ни теток, поэтому она приободрилась, увеличила громкость в плейере и, глазея по сторонам, поплелась в школу.

Подходя к обшарпанному зданию, служившему нескольким сотням несчастливцев помещением для коротания скучных часов на уроках и безумных на переменах, она увидела Виталину и Маргариту. Они шли вместе и живо разговаривали о чем-то. «О выпускном», – неудовлетворенно подумала Ника и нехотя кивнула, когда они заметили ее. Ожидая выдалбливания своего мозга бесконечными уговорами, она пошла рядом, рассеяно глядя на небо. Она предвидела, что сейчас девочки начнут уговаривать ее пойти на вечер, и заранее приготовилась вежливо грубить.

Утро не предвещало ничего хорошего – первым уроком стояла геометрия. Ради того, чтобы избежать ее, Ника готова была неделю выводить трели на гитаре у моста, потеснив тех, кто разживался там мелочью таким же способом, распугивая прохожих и всячески унижаясь. Она вспомнила, как по окончании десятого класса они в Витой в зловонном школьном туалете жестоко разделались с тетрадкой, причинившей им столько неприятностей – тройки по самостоятельным, душещипательные беседы с родителями и препирательства с учительницей. Во время той экзекуции за ними и восхищенно, как за взрослыми и крутыми, и высокомерно, как за тронувшимися, наблюдали второклассники. Марго в это время что-то объясняла Алине – пессимистичной девочке, которая приклеилась к их троице и доставала Нику вечным нытьем о своих проблемах. В сущности, она поверяла свои горести только долготерпимой Марго, но Ника часто сидела рядом, поэтому против желания становилась слушателем. Это было почти так же противно, как реклама по радио.

Вернувшись к мыслям о предстоящем аде, Ника начла обдумывать план мести Римме Эдуардовне, учительнице алгебры, геометрии, а по совместительству даже черчения. Та была ухоженной и импозантной дамой на непременных каблучищах. Решая задачи, она вслух советовалась с собой и вызывала неудержимые приступы хохота у класса. С приятным чувством завершенного дела сверяясь с ответом, Римма Эдуардовна супилась, остервенело стирала каракули с доски и прорешивала пример заново, снова неверно. Наконец, прерывая эти мучения, ей помогал Кирилл – прирожденный математик, до того апатично сидевший на первой парте вместе с сестрой. Сестра отказывалась разговаривать с кем бы то ни было, но ни у кого не возникало закономерных вопросов, почему она учится в обычном классе.

Гораздо лучше высшей, средней и попросту низшей математики Римме удавались сплетни и рассказы о своих многочисленных кошках, благодарно принимаемые классом по время уроков вместо голгофы у доски. Но даже это меркло по сравнению с претензиями преподавательницы русского языка, говаривашей: «Я не обязана проверять ваши сочинения. Мне за это платят копейки». И списанные с интернета труды порой пылились на учительском столе месяцами. Еще интереснее дело обстояло с географом. Посередине урока, он, бубня что-то себе под нос, вдруг вскакивал и доставал изо рта вставную челюсть, шамкал, а потом возвращал ее на место. Он был по-настоящему интересным рассказчиком, но никто из учеников, даже отличница Маргарита, не в силах был слушать его блеклый шепот. Дети платили жестокостью за его неумение поставить себя. Откуда им, семнадцатилетним, которым еще ну нужно было брать у жизни взаймы, было знать о боли и одиночестве стареющего человека, всю жизнь проведшего на задворках событий?

– Ну что, – спросила Вита, слегка пришепетывая и опережая собственные мысли, что частенько провоцировало подруг на шуточки, – ты пойдешь на выпускной?

– Ну, ничего, – ответила Ника, придерживая дверь. – Не пойду.

Стандартно начиналось выяснение отношений, длившееся до первого звонка на уроки. Ника не хотела обижать подруг и говорить им правду, потому скромно отмалчивалась, шебарша тетрадями. Правда же состояла в том, что она не желала гулять ни с кем из своих дражайших одноклассников, а среди них были друзья и парни Марго и Виты. Все это стадо, как она отзывалась о них, надоело ей еще классе в пятом, а сейчас подходил к концу одиннадцатый, поэтому Ника с нетерпением ждала воли. Видеть, как одноклассники напиваются, травят давших слабину и пристают друг к другу было для нее не только тяжелой необходимостью, но и привычной картиной. Еще и платить за испорченное настроение казалось издевкой. И Ника все не могла понять, почему другим это не кажется очевидным. «Лучше футбол посмотрю», – блаженно решила она.

– Нас посадили в школу ни за что, – как-то пошутила Ника с Марго. – Других хоть за дело, а нас просто так, потому что кто-то это тысячу лет назад придумал.

А, увидев ресторан, в котором родители, не заказав вовремя приличную забегаловку, вынуждены были заткнуть своих чад, Маргарита спросила:

– Это кафе или общественный туалет?

– Это пятизвездочный ресторан, – гордо ответила Вита, обнажая зубы.

Немного подумав и выждав время, пока подруги отсмеются, Марго добавила:

– Скорее уж, пятирюмочный.

В том заведении отплясывал по ночам местный бомонд (именно с выражением Симоньян), притаскивая общипанных павлинов, захудалые поп – группы, забытые в столице десятки лет назад, и поваров, готовящих непропеченный шашлык из отборнейших жил.

2

На первом уроке классу повезло – теорему не спрашивали, хотя все уже привыкли к плохим оценкам. Римма пол-урока бродила по этажам, заглядывая в кабинеты к коллегам и вопрошая, не видел ли кто ее горжетку, которую она водружала на себя независимо от моды и погодных условий.

Поначалу Ника пыталась учить уроки, честно делая вид, что поощряет мыслительные процессы в своем мозге. Потом, плюнув на бесполезную трату времени и запуская учебник в стену, благополучно забывала даже то, что успевала прочитать, включала на всю громкость «Queen» и зарабатывала неодобрительные взоры соседа – зануды, высовывающегося из дома напротив.

– Хоть часть этой ерунды пригодится нам в жизни? – высказывала общее мнение всех обиженных и оскорбленных Вита.

Обычно на уроках, когда нельзя было балагурить с друзьями, она при первой возможности доставала зеркало или телефон и погружалась в созерцание себя, не забывая при этом улыбаться своему обожателю Алексу. Его, конечно, звали Александром, но вековая привычка русских к западнофильству проявлялась и в их эпоху отката.

– Ты должна попытаться выучить хоть что-то, – укоряющее произнесла Марго, косясь на красящуюся Виту. – Вам же обеим ЕГЭ сдавать.

При этих словах девочки издали звук, похожий на длинное «О». Ника потрясла губами.

– Рит, ты меня просто поражаешь, – заключила она, стараясь перекричать рев класса.

На уроках, если учитель не выдерживал и сбегал от них, одиннадцатый «А» шумел так, что иногда приходили с нижних этажей и грозили обратиться к директору, если шквал рева и топанья не прекратится.

– Если бы училки нормально вели себя, я бы, может, и выучила что-нибудь, но… Они так неинтересно объясняют! Это ж кошмар – историк поддат и заставляет нас самих читать параграфы. А он тогда на что? Читать эту хрень я и без него могу. Я-то не учусь из принципа, а другим вообще по фигу. Если бы у нас был хоть один нормальный препод! Да хрен там плавал с тех пор, как ушла Ирина Павловна!

– Мне тоже теперь не нравится литература! – растягивая слова, вскрикнула Вита.

– Это просто твои отговорки, – неуверенно ответила Марго.

– Да брось, – разочарованно – обиженно продолжила Ника, – мои предки так вопят об учебе, что у меня эта учеба идет обратно. Хотя сами не ангелы, а учились хуже меня. Они не хотят понять, что я могу и хочу поступать неправильно! Я живой человек, а не исполнительная кукла! В жизни обычно троечники рулят. Все зависит от способности мыслить и усваивать информацию…

– Я давно поняла, что ты не учишься из духа противоречия.

– Да! – обрадовалась Ника. – Школа прессингует нас, предки прессингуют, как тут вырасти нормально? Учителя бесят, все орут, никто не слушает, не понимает… Вот как ты делаешь все так, как хотят родаки? Не хочется тебе иногда послать их?

– Я привыкла, – без скрытой горечи и желания подражательства ответила Марго. – Это труд, но меня хвалят, мной гордятся. Это приятно.

– А я не хочу, чтобы мной гордились, – уверенно сказала Ника.

В этот момент Марго пригнула ее голову к парте. Над ними пролетел растрепанный веник и, ударившись о стену, упал на горшок с цветами.

– Шухер! – заорал дозорный, стоящий у двери. – Училка!

Те, кто до этого носился по классу, безумно хохоча, испуганно, но не молниеносно, чтобы не потерять величие в глазах сообщества, расселись по местам.

– Так, – угрожающе зафыркала Римма Эдуардовна, не успев даже осмотреться, но сразу девятым чувством уловив неладное.

В таких экстренных случаях полагалось напустить на себя грозный вид, сдвинуть брови, как Иван Васильевич, и пригрозить расправой классного руководителя или директора.

– Что здесь произошло?

Увидев разбросанные листья и искореженный веник, Римма взвизгнула. Отдышавшись, она по своему методу осмотрела класс. Большинство опустили головы и делали вид, что только проснулись, кое-кто водил ручкой по тетради.

Только Ника нагло смотрела на учительницу. С Риммой у нее были старые счеты – когда-то та абсолютно незаслуженно поставила ей трояк за криво исполненный чертеж. Ника, убившая на него целых двадцать минут и в бешенстве вырвавшая несколько черновиков, от бессильной ярости топча их ногами, возмутилась и выложила все, что думает о черчении вообще и Римме Эдуардовне в частности. С тех пор не проходило и года, чтобы они не разругались, разражаясь взаимными претензиями, обидами и домыслами.

В прошлом году Римме Эдуардовне за неимением лучшего варианта была оказана честь вести субботник у их класса. Римма была больше озабочена выбором нового оттенка волос, поэтому нелюбезно разъяснила отрокам, что делать и строго-настрого наказала беречь новый инвентарь, приобретенный по случаю посещения школы губернатором. Особенно Римма почему-то привязалась к красным ведрам, надменно поблескивающим в лучах весеннего солнышка. Что охватило тогда Нику, противодействие ли, желание отомстить, упрямство или обычная вредность, она не знала. Как только Римма отвернулась и поскакала к группе учительниц, недовольно видневшихся у турников, Ника схватила новенькое ведро, и, заворожено глядя на мчащийся через перекресток грузовик, со страхом и даже жалостью запустила им под колеса машины. Оглушительный вопль Риммы доказал ей, что месть удалась. С тех пор их отношения почему-то еще больше ухудшились. Масло в огонь подливало и то, что Ника всегда выделялась в толпе сверстников своим фирменным стилем говнаря. Она начала носить пирсинг задолго до того, как в десятом классе его позволил себе Степа Трёпичкин. Вместе их и еще нескольких человек всегда припоминали, когда стремились вызвать у учеников желание возвести глаза к потолку, облепленному паутиной.

Поэтому сейчас Римма, угадав нелицеприятные для себя мысли Ники, прищурилась и спросила:

– Совина, это ты?

Ника безразлично пожевала язык.

– Почему вы тут же решили, что я?

– Так это не ты?

– Если я одета не как все, – продолжала Ника, уцепившись за свою любимую тему притеснения, – это не значит, что я должна устраивать потасовки и вениками сшибать горшки.

– Не значит, – неохотно согласилась Римма Эдуардовна, – но твой внешний вид вопиющ! Сколько раз я разговаривала с твоими родителями…

– Они не убедили меня, – вкрадчиво ответила Ника.

Собравшиеся безразлично слушали перебранку. Кое-кто втихаря клацал по телефону.

– Все-таки стоит нам выяснить, кто это сделал, если, конечно, не ты… И потом, что у тебя на поясе?

«Достала!» – подумала Ника, и, чувствуя, что терпение кончается, покосилась на Виту. Та умоляюще смотрела на нее. Но Нике уже нечего было терять – от четвертной оценки не зависело ничего, уроки постепенно сходили на нет.

– Это скорпион, – ответила Ника учтиво. – Если он вам не нравится, вдвойне печально, что ваши попытки сделать нас безынициативными овцами не сработали.

Римма Эдуардовна как будто опешила, но потом, вспомнив, кто она, процедила:

– Совина, к директору!

Маргарита со вздохом проводила подругу глазами.

Из-за этого казуса сегодня даже не была затронута тема, что одиннадцатый «А» ничего не знает, не умет и не сдаст. «Я просто поражаюсь! – с чувством говаривала Римма об интеллектуальном уровне своих учеников. – Вы – потребители!» Обычно после подобных экзекуций она ставила заведомо единичным работам «три с минусом» и гордо бралась за объяснение новой, еще более провальной, темы, смысл которой улавливала едва ли лучше своих великовозрастных подопечных.

Однажды в девятом классе, когда алгебру по причине личных неудач Риммы Эдуардовны замещала более степенная и академичная преподавательница физики Нина Тамаровна, к доске была вызвана Алина. Единственным предметом, к которому она имела хоть какую-то тягу, был труд, закончившийся несколько лет назад. Сейчас все ее время занимали нехитрые взаимодействия между людьми, попадающими в поле ее зрения и непрерывный поток проблем, связанный с вышеперечисленным. Главным слушателем этих откровений поневоле становилась Маргарита из-за чрезмерной терпимости к слабостям близких. Чужим людям она могла дать от ворот поворот, но никак не одноклассникам, родным, как она их считала. Она предпочитала не замечать, что за все одиннадцать лет ее с ними тесного взаимодействия они совершили больше пакостей, чем полезных дел, и, похоже, гордились этим, с довольным смехом сообщая окружающим о своих достижениях.

Алина вышла к доске со смутным довольством незамутнености своего разума науками. Все попытки учительницы добиться от Алины написания хоть одной формулы заканчивались трагически – ученица просто улыбалась, крепко держа мел и находясь в готовности сейчас же записать доносящиеся из класса звуки. Класс же зевал и ждал перемену, а не перемен. Наконец, она расслышала не слабый уже, а вполне уверенный шепот первых парт: «А в квадрате плюс Б в квадрате…» Не дожидаясь окончания, Алина, воодушевившись, бодро написала «А» и нерешительно остановилась, оглядываясь на класс. Нина Тамаровна уже не принимала в действии никакого участия, со слабой улыбкой сложив руки на груди и наблюдая.

Алина беспомощно чертила на доске что-то невразумительное и тут же стирала. К ее «А» ничего так и не прибавилось.

– В квадрате, в квадрате! – раззадоривались ребята, попутно хихикая.

Наконец, Алина решилась и обвела написанную ранее «А» в квадрат. В последовавшем за этим коллективном взрыве смеха приняла участие даже элегантная Нина Тамаровна.

3

Директором этого места была утонченная и слегка жеманная Стела Вениаминовна Растяпова. Она воцарилась в престижном кресле всего несколько месяцев назад, но мягким и приятным обращением сумела заслужить снисхождение учеников школы (при этом безжалостно уволив нескольких не угодивших сотрудников). Ей дали необидное прозвище Веня и пошептывались о влиятельной семье, благодаря которой и стала возможной произошедшая кадровая перестановка.

В тот момент, когда разъяренная Римма Эдуардовна под конвоем привела в кабинет главнокомандующей смущенную, но не сдающуюся Веронику, Стела Вениаминовна пыталась с лучшей стороны преподнести свою вотчину новому учителю. Педагог этот был мужчиной, а с этим полом в школе были некоторые недоразумения. Преподаватель истории помимо пристрастию с горячительным напиткам любил рассказывать ученикам не одобренное министерством образования мнение о пролетарских вождях. Восторженный учитель ОБЖ раскуривал дешевые сигареты со старшеклассниками в подсобке. А тучный физрук и вовсе, судя по всему, переживал мужской климакс. Тот же молодой мужчина лет сорока, который сидел перед Стелой и спокойно ждал напутствий, выглядел вполне презентабельно. Он быстро понял, что директор захолустного места, куда его загнала судьба, является непоследовательным, но добрейшим человеком, и не собирался язвить. Раньше подобное обращение с начальством стоило ему насиженного местечка в престижной школе с избалованными детишками. Золотая молодежь лихо гоняла по городским улицам на шикарных машинах, игнорируя при этом правила дорожного движения и сигналя всем без разбору. В школьное время она предпочитала доказывать себе самой, что относится к высшему сословию и может все, хотя их собственная школа из-за приближенности к берегу насквозь пропахла тиной и вот-вот обещала развалиться.

– Вот, – удовлетворенно, как человек, сделавший в этой жизни все от него зависящее, донесла Римма Эдуардовна, – Стела Вениаминовна, полюбуйтесь, Совина опять явилась в школу в таком виде.

Мужчина на стуле перестал ковырять лаковое покрытие своего чемодана и со спокойным любопытством воззрился на Веронику. Заметив, как она прячет глаза, чтобы ненароком не выдать своего взрывоопасного состояния, он едва заметно улыбнулся.

Стела Вениаминовна тяжко, но изящно вздохнула и тихим твердым голосом ответила:

– Что на этот раз, Вероника? Между вами ведь уже возникали неприятности из-за твоего стиля.

– Я не виновата, – возразила Ника. – Вы разрешили выпускникам ходить так, как хочется…

– Но не с тараканом же на поясе! – взвизгнула Римма.

– Это скорпион!

– Недопустимо. Вам оставили свободный стиль, но не разрешали появляться в этом тряпье! – не сдавалась Римма Эдуардовна.

– Это рок! Вы не можете мешать моему самовыражению.

– Довольно, – в голосе директрисы появились властные нотки. – Вы неплохо учитесь, Вероника, хотя, конечно, оценки по геометрии слегка портят ваш аттестат…

– Портят? – усмехнулась Римма. – Она еле выходит на тройку!

– Но по остальным предметам у нее нет троек, – повысила голос Стела, отчего Римма молниеносно замолчала. – Видимо, есть что-то в связи нейронов… Мы не можем мешать вашему взаимодействию с миром, но эти украшения, небрежность в одежде противоречат школьным правилам.

– Стела Эдуардовна, – умоляюще протянула Ника, закусив губу.

– Стела Эдуардовна, – неожиданно вмешался новый учитель, – этой девушке учиться осталось всего ничего. Не стоит тратить время на ругательства, ваши впечатления должны оставаться положительными, чтобы потом перейти в хорошие нужные воспоминания о школе и мудрости директора. Это я вам как биолог утверждаю.

Стела понимающе улыбнулась и грациозно кивнула. Ника впервые серьезно посмотрела на человека в кресле. Какая-то открытость в нем ей пришлась по душе, как и любая искренняя доброта в любом другом человеке. Она благодарно улыбнулась директору и незнакомцу.

– Что ж, – обратилась Стела ко всем сразу. – Вы все можете идти. Борис Федорович, если у вас будут вопросы, не стесняйтесь.

Римма нетерпеливо вздохнула и осталась стоять на месте.

– Стела Вениаминовна, позвольте поговорить с вами.

Борис Федорович и Ника не заставили себя упрашивать и вышли из кабинета.

– Спасибо, – сказала Ника.

– Не за что, – отозвался Борис. – Только не подумайте, что я теперь всегда буду выгораживать вас.

– Я учту, – улыбнулась Ника. – Вы наш новый учитель биологии?

– Да.

Ника довольно приподняла брови.

4

После неудачной геометрии 11«А» разобщенными группками отправился на физкультуру. Мимо Ники проплыл Сережа, который, в общем-то, нравился ей, исключая внешность, характер, манеры, убеждения и успеваемость. Она не общалась с ним с третьего класса, как и с большинством своих сокамерников. Впервые пообщаться с Сережей Нике удалось, когда у нее появилась аська. Порой они и не здоровались друг с другом месяцами, а, встретившись на улице, старательно делали вид, что заняты раскопками в телефонах или подтягиванием неблагонадежных шнурков.

– Кто ставит физру вторым уроком? А потом на биологии жариться! – возмущалась Алина, которую редко удовлетворяла действительность.

Эта девушка давно раздражала Нику. Со слезливым видом Алина благоговейно приклеивалась к Марго и грузила свою жертву рассказами, причем почти всегда надломленными, о взаимоотношениях с парнями, родителями и сестрой, а так же предполагаемыми проблемами в будущем. Во время таких психологических атак Ника обычно хохотала с Витой. Если же Вита развлекалась в компании Алекса, который чаще сбегал с ребятами в столовую и выжидал там бесплатный бутерброд, Ника забивалась в угол и со смесью безразличия и непонимания наблюдала за ходом школьной жизни.

Маргарита сочла нужным ответить со скорбным лицом и скрытым выражением мнения, что Алине лучше было уйти после девятого класса.

– Да, это ужасно… – пробубнила она.

Ребята разбрелись по раздевалкам. Переодеваться приходилось в толкотне, придерживая при этом входную деверь, в которой отсутствовал замок (девочки боялись домогательств мальчиков, а мальчики – разъяренных девочек, притворно зло мстившим им). В коридоре раздался пронзительный визг, от которого истлевшая побелка на стенах начала угрожающе осыпаться.

– Пошевеливайтесь, инвалиды! – завопил учитель физкультуры из коморки, которая больше походила на склад в лавке старьевщика. В ней он прятал свое внушительное тело, ленясь лишний раз пройтись по этажам.

Эмиль Рудольфович Пжуска выплыл из своего укрытия и предстал перед детьми во всем великолепии изношенного полиэстерового прикида. Это был человек среднего роста и средних лет с впечатляющим животом, прихотливо свисающим почти до бедер. Не помогал даже ремень, который Эмиль старался потуже затянуть на своем главном украшении. Футболка несмотря на все усилия положить ее на свое достояние как можно более небрежно натягивалась на выпирающий вырост живота, как на барабан.

– Разорался, – фыркнула Ника.

– Ник, он же все-таки учитель! – не выдержала Марго.

Вероника не терпела Эмиля гораздо больше, чем остальных учителей, почти так же яро, как Римму Эдуардовну. Каждая их встреча заканчивалась дуэлью, где победу почти всегда одерживал Эмиль Рудольфович. Это происходило по той простой причине, что Ника не имела права препираться, чтобы не нагонять на себя гнев надсмотрщиков, как она называла преподавателей. Но сегодня Ника уже подпиталась силой утреннего переругивания, и море казалось ей по колено. Гнев родителей сейчас казался призрачным и нестрашным, хотя, как она ни старалась убедить себя в обратном, был ей вовсе не безразличен. Все ее свободолюбивые речи таяли по мере того, как она с тройками подходила к суровому крыльцу своего дома.

– Представляешь, – шепнула Вита на ухо Марго, когда они подходили к мистической черте, отделяющей обычный мир от владений Пупка. Это свое нелестное прозвище Эмиль знал и негодовал, если оно было услышано им. – Вчера Алекс видел его с Поломойкой!

– Так это правда? – удивилась Марго, поправляя майку, выдающую античные пропорции.

– Да они же постоянно ищут друг друга и орут на всех и сплетничают.

– Ого! Во Пупок дает! – присвистнул Степа, местный весельчак и балагур, – а мы-то думали, он чаек остается пить после уроков.

– Ты что встрял? – вмешалась Ника. – Не хватало, чтобы завтра об этом вся школа знала. Ты же язык себе так и не подрезал!

– Да что такого? – не обиделся Степа. – Если это реально так?

– Да то, что это догадки, и нечего нас упоминать. Иди отсюда.

Вита, больше всего в жизни любившая собственное отражение, вытеснила из поля зеркала Марго и достала блеск.

– Ты же на занятие идешь! – покосилась на подругу академичная Марго.

– Ну и что? Красивой надо быть всегда!

Ника вспомнила, как однажды на праздновании своего дня рождения Вита каталась на американских горках, гастролирующих в их городке, вопила как резанная и хватала соседей за руки. Девочки по привычке кричали: «Мы все умрем!» и находили это уморительным. Как только аттракцион начал останавливаться, Вита, несмотря на кружение в голове, достала косметичку и начала прихорашиваться.

Эмиль Рудольфович, выползший из крепости, с наслаждением вдохнул плесневелый полуподвальный воздух, приготовившись показывать свое остроумие. Увидев девочек, облепивших зеркало, он, поигрывая ключами, изрек непреложные истины с таким видом, словно сам только что очистился от всех грехов, которых у него, впрочем, и не могло быть.

– Еще не все зеркало облизали? – с показным пренебрежением скривился Пупок. Его лицо выражало полнейшее отречение от таких недостойных забав. – Подлижите вот здесь, тут пятно. Наверное, ваши предшественницы губами прижимались.

В этот момент кто-то из гиперактивных учеников, даже не успев зайти в спортзал, ударил его мячом по голове. Эмиль прокричал что-то угрожающее, но, так и не найдя виновного, оскорбленно открыл дверь. Народ повалил в зал, толкаясь и злословя.

– Построились, увальни! – для порядка Эмиль Рудольфович даже свистнул.

Вопль свистка разнесся по огромному спортзалу. Вита поморщилась, потом улыбнулась, увидев, как Алекс дергает себя за брови.

Класс лениво пустился бежать. Вита, Марго и Ника отстали от общего потока и караулили каждое движение Эмиля. При малейшей возможности, если он отворачивался от гурьбы подростков и выходил из зала, девочки, тяжело дыша, переходили на шаг, постоянно косясь на дверь.

– Ненавижу бегать! – пожаловалась Марго. – Все нутро как будто обгорело, ненавидишь себя за то, что против сил бежишь, ненавидишь свои ноги!

– Вернулся! – предостерегла Вита, и преспокойно, словно не нарушала правил, побежала. За ней с такими же ангельскими ликами спешили Марго и Ника.

– Так! Совина, ты, оказывается, бегать умеешь? – издевательски – небрежно, словно систематическое задевание учеников не было его самоцелью, процедил Эмиль.

Ника прошептала что-то невнятное.

– А ты, Мольская, что остановилась? – обратился он к Яне. – Будешь еще круг дополнительно бежать! Я вас отучу бездельничать, пенсионеры! А вы что расселись? – напал он на тех, кто пригрелся на лавке. Поняв, что им не отвертеться, они на ходу принялись придумывать заезженные отговорки.

Когда мальчики и некоторые девочки, ими интересующиеся, начали играть в теннис, Ника, Вита и Марго, не переносившие атмосферу спортивного зала, решили выскользнуть оттуда и прошмыгнуть в раздевалку, чтобы спокойно посидеть там, впервые почитать заданный на сегодня параграф, поговорить или посмеяться. Вместе они всегда находили, чем заняться, хотя иногда в их планы вмешивались Алекс или Алина. Но сейчас последние воодушевленно следили за мячом, даже вылезя ради этого из телефонов.

– Эмиль Рудольфович, – услышали девочки просьбу Алекса. – Покажите нам еще раз тот прием!

Александр Правдюк занимался волейболом. Это было третьим интересным ему занятием помимо интернета и прекрасного пола.

– Я вам его уже показывал, – ворчливо пробубнил преподаватель.

Ника фыркнула, всем своим видом говоря: «Лишнее доказательство». Впрочем, с ней никто не спорил.

Дождавшись, когда учитель отвернется, чтобы корявым рядом непонятных знаков сделать запись в журнале, девочки одна за другой выскочили в коридор и побежали к спасительному помещению. Услышать в тот момент крик Эмиля и почувствовать, как сердце пристыжено дрожит внутри, было бы мучительно несправедливо. Но проказницам везло – с ними редко случалось то, чего они избегали.

В раздевалку вместе с тремя счастливицами все же увязалась Алина. Они добежали до цели и со стуком, за который их всегда ругала хмурая растрепанная уборщица, получившая прозвище Поломойка, захлопнули дверь. В помещении оказалась еще и Яна, чересчур веселая и подвижная девушка. Она строила различные гримасы и кривлялась почти всегда, исключая минуты, когда неудачно отвечала у доски.

Если Нике выпадал благосклонный шанс оказаться рядом с Яной, девочки, не переставая, смеялись так громко, прилежно и самозабвенно, что под конец приступов хохота были полностью измождены и еле держались, чтобы не сползти под лавку, одиноко обитающую возле облицованных стен. Сегодня к обычному веселью присоединилась даже Марго, которая, морщась, отошла от Алины и, присев рядом с Витой, начала издавать непонятного рода звуки, напоминающие то ли стоны раненого динозавра, то ли крики медсестер, видевших, как сбегает из больницы их любимый пациент.

Марго, обычно сдержанная в школе и раскрывающаяся только во время прогулок на каникулах, когда на нее не давило мнение родителей, сегодня разошлась. Благодаря ее концерту Вита досмеялась до того, что достала из сумки салфетку и опасливо, чтобы не размазать тушь, начала вытирать извергающиеся из глаз слезы. Яна просто улыбалась, не в силах понять чего-то подводного, что объединяло друзей и позволяло им интуитивно улавливать настроение друг друга, а оттого и до кашля гоготать. Ника, не выдерживая уже гомерического хохота, упала на пол. Пытаясь остановиться, она продолжала конвульсивно дергаться на спине. Алина в это время недоуменно и даже с некоторым осуждением смотрела на одноклассниц.

Отдышавшись, Вита предложила старую забаву девочек из 11«А». Они шпильками открывали просторную душевую комнату, заходили туда и в абсолютной темноте бегали, натыкаясь друг на друга, вскрикивали, щекотали сами себя и игриво угадывали, кто схватил их за хвост. Свет они включали только тогда, когда какая-нибудь девочка получала несерьезную травму.

Они начали играть и носились по душевой с криками и смехом. Неизведанные тайны, мнившиеся им здесь, приято щекотали фантазию. Им казалось, что в комнате при отсутствии света происходит что-то мистическое, а они прикасаются к этому. Приятно и страшно было чувствовать рядом с собой другого человека и не знать наверняка, кто это – друг, враг или вообще приведение.

Как обычно, первой завизжала Алина. Ника поняла это до того, как включили свет. Пока Вита хлопотала рядом со скуксившейся ворчуньей, Яна и Ника с интересом исследовали стены комнаты. Они не были здесь давно. Все учебное время теперь занимали подготовка к экзаменам и уклонение от выполнения обязанностей в связи с ними же.

Ника уже хотела сказать что-то остроумное и туманное, чтобы только подруги поняли ее пренебрежение к Алине, как ее внимание распухло на отдаленном углу комнаты. На стене ближе к потолку, поблескивая в искусственном свете, выросло что-то непонятное. Это было похоже на плесень, но без характерного для нее пушка, гораздо более рыхлое, красивое и зеленое.

– Что это? – озадаченно прошептала Ника, не в силах оторвать взгляд от чудесных пятен.

– Не знаю, – пожала плечами Марго.

Сейчас она больше была занята обдумыванием, как бы ей не пришлось тащиться с Алиной в травмпункт. Вита и Ника согласились бы сопроводить их только под угрозой не поступления в институт.

– Ух ты, – заворожено протянула Вита.

Она подошла к Нике и положила ей подбородок на плечо.

– Это, наверное, Поломойка тут разводит лекарственную плесень, – сострила она, не дождавшись ответа подруги. – Они же с Пупком постоянно нас выгоняют отсюда и дверь запирают!

– Я всегда надеялась, что школа сгорит. Но теперь ее, видно, подточит плесень, – вяло сказала Яна. – Жаль, что мы уже выпустимся. Ник, пойдешь в столовку, я есть хочу?

– Блин.

После того, как в их школе поменяли директора, наметились некоторые положительные изменения, касающиеся ремонта и рациона. Кормили теперь не только обветренной запеканкой и жесткими рыбными котлетами. Правда, в общем и целом еда все равно оставалась пресной и влажной.

– Никакие изменения нам не помогут, – вмешалась Алина хнычущим фальцетом. – Тогда надо эти руины снести и новое что-нибудь построить.

Нике не хотелось признаваться, что она согласна с Алиной, но спорить у нее не хватило лицемерия.

– Ладно, идем, скоро звонок, – устало сказала Марго. – Закрывай дверь, Вит.

5

Отвлекшись на что-то несущественное, Ника всерьез задумалась о той зеленой слизи только спустя пятнадцать минут в столовой.

Вита и Марго благополучно подкреплялись ароматными пирожками, с лихвой вытерпев недовольство продавщицы, рассеянной и беспрестанно ругающейся с учениками румяной женщины. Алина запаздывала, угодив в пинки голодной толпы, на которой как раз оборвалась партия жизненно необходимой все никак не способным вырасти лосям провизии.

Ника с отвращением сидела за жирным столом, бубня что-то себе под нос и отсутствуя в реальности. Яна подливала масло в огонь мистического настроения. Несмотря на радостную погоду и яркое солнце, неблагородно освещающее немытую столовую, она, сама ни на грош не веря в свои слова, с блестящими глазами озвучивала старинные школьные легенды.

– А вы помните, как в прошлом году хоронили шестиклассника? Может быть, это из-за этой хрени!

– Ян, да хватит тебе, – укорила ее Вита, с наслаждением жуя булочку. – Дай поесть спокойно.

– Его ударило током, – констатировала Марго, приготовившись защищать общепринятое мнение, если Яне придет в голову его оспаривать.

Яна фыркнула, всем своим видом показывая, что выше споров, поскольку знает правду.

– А нашли – то его возле коморки Пупка! Там, по-моему, нет тока! Это директриса придумала, чтобы замять панику.

– Она же уволилась потом, зачем ей заминать скандал? – недоуменно спросила Вита, а в глазах ее промелькнуло беспокойство неуверенности.

– Это чтобы ее не посадили! – вскрикнула Яна, едва не хлопнув себя по лбу ладонью. – Думать надо! А всем сказала, что на пенсию… Но кто уходит на пенсию в семьдесят пять? Понятно, что ее вынудили.

– И хоронили того мальчика в закрытом гробу, – вмешалась Ника, очнувшись от оцепенения.

– Вот – вот, – заговорщицки продолжала Яна, – не удивляясь, если учителя скрывают от нас убийства по школе! У них заговор!

– Тебе надо поменьше смотреть телевизор, – отчеканила Марго.

– А отчего умерла библиотекарша?

– Она была старая и долго болела…

– А почему она заболела? – поддакнула Яне Ника.

К этому времени многие их одноклассники уже поели и, не обращая на девочек внимания, поплелись на биологию.

Девочки тоже встали.

– Нельзя опаздывать, – озабоченно хмурясь, сказала Марго.

– Тем более новый препод, – ответила Ника, совсем проснувшись и воображая приятный урок, хотя внутри что-то противно скребло. Она знала, что это предвкушение какой-то важной мысли.

– Да? – удивилась Вита.

– Ну, да. Я сегодня видела его в кабинете Вени.

– И нам ничего не сказала?! Ну, ты даешь! – поначалу обиделась, потом забыла об этом Вита, поскольку к ней, прыгая, подбежал Алекс и начал тараторить.

– Я забыла, – запоздало оправдалась Ника, поджимая рот.

Они подошли к кабинету биологии и сели на подоконник. Мимо прошла Поломойка, недружелюбно покосилась на них, как будто говоря: «В этот раз вам повезло, но в следующий я вас точно поймаю!» Ее прическа была похожа на загоревшийся пучок выкрашенных в красную гуашь кусков соломы. В этот момент Ника решила, что Поломойка и Пупок затевают что-то в своих владениях, а пострадать могут невинные дети. Вопреки сплетням она не верила, что эти два старых, злобных и засушенных существа могут завести интрижку. Нет, здесь было что-то… Преступное. В этот момент она решила разоблачить плохих героев и спасти хороших. Неожиданно она показалась себе спасительницей человечества. Зачем спасать от мнимой угрозы собственных одноклассников, она бы не ответила. Ника покосилась на девочек, потом вспомнила, что они ей не верят, и озлобилась, гордо решив не раскрывать им своих победоносных замыслов. Она и обижалась, и испытывала мрачную гордость из-за того, что ничего не скажет им, даже если они будут умолять. С такими наполеоновскими планами она после оглушительного крика звонка зашла в кабинет и села, как обычно, на последнюю парту вместе с Витой. Перед ними, терроризируя Марго, примостилась Алина, шмыгая носом и шепотом сообщая той, что только что поссорилась «со своим». Марго терпеливо выслушала жалобы, подпитываясь мыслью, что Ника, верящая в бредни Яны, сегодня противнее.

Звонок протрещал, но новый преподаватель все не скрипел дверью, с опасением входя на занятие. Вита спокойно открыла шкафчик с препаратами и, достав оттуда скелет угря, заставила Нику фотографировать себя с ним в разных ракурсах. Ника, вдохновленная примером подруги, заряжавшей ее сангвинизмом, достала из шкафчика бюст примата и охотно с ним разговаривала. Девочки успокоились вовремя, закрыли дверцу и, довольные, сели на место.

Но их проказы не всегда выходили безобидными. Один раз на уроке вождения Ника, пытаясь настроить зеркало под себя, случайно оторвала его. Понимая, что, повернув голову к ней, Вита испытает неконтролируемый приступ хохота или психоза, как они сами называли ситуации вседозволенности, Ника как могла быстро попыталась приделать зеркало обратно. Она понимала, что, стоит Вите начать смеяться, ей тоже не удержаться. Тогда у инструктора, готовящего их к экзаменам в ГАИ, будет лишний шанс позлословить насчет женского поведения. Он везде и всегда указывал на то, что девушки непунктуальны и расхлябаны, несмотря на то, что сам ни разу не возник вовремя. Если же опаздывала какая-нибудь безразличная к его предмету ученица (таких было большинство и среди парней), он разражался лекцией о девичьем характере или просто самодовольно – иронично ухмылялся, произнося себе под нос: «Женскую сущность не переправишь». Так вот для Ники тогда исправность зеркала была вопросом чести, чтобы мизогин не мог ничего съязвить. В напряжении, не обращая даже внимания на начавшуюся лавину смеха сзади, а видя только выруливавшего из-за угла инструктора, она смогла пришпилить зеркало на место и с неизвестно откуда взявшимся хладнокровием откинулась на спинку кресла.

Вошел новый биолог. Все притихли на мгновение, словно проверяя, можно ли с этим вести себя так же, как с остальными. Обычно подростки были чутки в этом вопросе и быстро раскусывали новичка, доставали телефоны и начинали выкрикивать с места замечания и глупые вопросы.

– Добрый день, – поздоровался учитель без скованности. – Я ваш новый преподаватель биологии. Зовут меня Борис Федорович Потаенный.

Он не стал заниматься бессмысленным перечислением списка фамилий класса, поскольку понимал, что все равно никого сразу не запомнит.

Борис Федорович, не в пример остальным учителям, прекрасно понимал, что ученики, насильно загоняемые во «второй дом», не обязаны восторгаться каждому его слову. Но при должном обращении любые хулиганы хотя бы внешне могут вести себя прилично. Борис заговорил непринужденно, уверенно и спокойно, ясно давая понять, хоть и без всякой угрозы, что с ним лучше не спорить.

Ника, приготовившаяся страстно ждать перемены и перекидываться записками с Витой, невольно заслушалась. Темой урока была эволюция, а она всегда интересовала Совину, пусть девушка чаще раскрывала учебник ради списывания, чем ради глубоких измышлений. Ника иногда смотрела передачи, связанные с Дарвиным, и читала статьи, но не считала нужным обнародовать свои познания. Хуже всего ей было бы ощущать себя заучкой, а не одинокой мятежницей. Мнение класса нисколько не трогало ее, но собственное представление о себе пострадало бы.

Заслушавшись Бориса Федоровича, к которому испытывала симпатию еще после случая в кабинете директора, Ника заволновалась, когда после интересного изложения необходимого материала он изрёк:

– Конечно, даже сейчас, несмотря на то, что дарвинизм принят как основная гипотеза во всем мире, находятся смельчаки, утверждающие, что никаких ее доказательств нет.

– Как же тогда ее могли принять? – неожиданно выдала Ника.

– Думаю, об этом лучше спросить тех, кто отвергает эволюцию, – улыбнулся Борис.

– Они, наверное, просто хотят прославиться путем унижения великого натуралиста, – отозвалась Марго. – Таких жаждущих славы любыми путями много.

– Они основываются на том, что у современной обезьяны и человека мало общего, и ни одна обезьяна не может сейчас эволюционировать в нас. И это несмотря на то, что наши ДНК совпадают на девяносто девять процентов. – Сказал Борис, очевидно, польщенный таким интересом к его оговорке.

– Но это же бред! – взорвалась Ника. – Для достижения тех же результатов нужны не только те же условия, что и много тысяч лет назад, но и тот же общий предок, который давно вымер! Современные обезьяны ведь наши собратья, а не предки! И потом, есть ведь гипотезы, что они вынуждены были превращаться, – здесь она поперхнулась, поймав неодобрительный взгляд Марго, – эволюционировать из-за того, что исчезли леса в саванне. Должны были учиться прямохождению. Или вообще в воде… Нужны те же условия, абсолютно идентичные, и потребность в новом виде! – довершила она, едва не захлебываясь.

– Да-да, – торопливо подтвердила Марго, удовлетворенно кивая головой. – Это все псевдонаука! Они основываются на каких-то странных находках, которым якобы миллион лет и которые вроде как принадлежали человеку разумному!

В этот момент, когда девочки и преподаватель пришли к полной победе над псевдоучеными, заговорил Кирилл, местный отличник. Марго не терпела его из-за вечной конкуренции между ними, уточнениями, сколько у кого пятерок и кого больше любит директриса. Заодно его не любил и весь класс, которому не нравилось, что какой-то выскочка годом моложе их (он перескочил через класс) смеет смотреть на них свысока и считать себя (вполне заслуженно, приходилось признавать это) намного умнее их.

– Эти факты просто провались сквозь стену заговора, – тихо, но самодовольно заявил он. Для него не существовало чужого мнения, и он только улыбался глупости окружающих, никогда не горячась. – Нас вводит в заблуждение официальная наука, потому что ей это противоречит.

– То есть ты считаешь, что задолго до пирамид была великая цивилизация? – разъярилась Марго, понимая, к чему он клонит.

– Да, – спокойно ответил Кирилл.

– Это непроверенные домыслы! – Марго не могла забыть, как в прошлом году Кирилл поехал на городскую олимпиаду по информатике, оставив ее с носом. – Нас сознательно вводят в заблуждение религиозные секты и ученые, жаждущие славы. Может, и НЛО существуют, но от нас почему-то это скрывают?! Зачем это скрывать? Если были бы настоящие доказательства, их бы признали ученые!

– То есть он хочет сказать, – пришла на выручку Ника, которой все больше нравилось выставлять напоказ свои знания, за которые никто ее не осуждал, – что от нашей цивилизации через сто тысяч лет останутся только след ноги в бетоне и кусок от машины. Не верю! – вскрикнула она, победоносно глядя на Кирилла.

Тот поморщился.

– Ты мыслишь узко.

– Да хрень это все. "Если никто никогда не видел привидений, телегонию, вред от ГМО, говорящих ящериц, это еще не значит, что их нет", – передразнила Ника воображаемого фаната мифов. Так доказывайте, напишите научную статью, выступите на собрании, как это делают добросовестные люди. Ванга предсказала, нашли труп двенадцатиметрового человека, НЛО бороздят просторы вселенной. Надо верить только фактам, а не кто – то сказал, родил, видел, кому – то приснилось, причудилось, в белой горячке примерещилось, – Ника остановилась, чтобы отдышаться, но прямо-таки сверкала от пламенной речи.

– Так или иначе, – вмешался заслушавшийся своих новых подопечных Борис Федорович, – мы должны признать, что не знаем гораздо больше, чем знаем.

Проскрипел звонок. Ника с каким-то чувством обновления и неизвестно откуда свалившегося ликования подошла к Борису. Она хотела спросить его, верит ли он Дарвину, но ограничилась только представлением, как она спрашивает это и что ей отвечают. В реальность она боялась разочарования, боялась, что слепленный ей в столь короткие сроки образ справедливого и умного учителя рухнет, стоит коснуться его. Кроме того, ее держала дистанция между учителем и учеником. Спрашивать это или что-то более личное («Сколько вам лет», например) было оскорбительно, невероятно.

Она ограничилась тем, что слушала разговор Бориса Федоровича с Маргаритой о системе образования в России и бессознательно улыбалась.

– Ну, ты дала сегодня! – восхитилась Вита, выходя из кабинета. Марго взглядом подтвердила, что придерживается того же мнения. – Чего раньше-то молчала?

– Раньше преподы говорили о чем угодно, только не об интересном, – вздохнула Ника, благодарно глядя на подруг. – Интересны обычно только передачи ВВС.

6

На следующий день Ника, возвращаясь к мыслям о слизи в раздевалке и хорошенько все обдумав, решила прокрасться туда, рассмотреть все подробнее и попытаться выяснить хоть что-нибудь впечатляющее. Ее воображение работало с такой силой, что она не в силах была верить, будто виденное ими вчера – всего лишь вид плесени. Девочкам она по-прежнему говорить ничего не хотела, находясь в состоянии неизвестно откуда взявшейся гордой обиды из-за того, что ее мнение не было молниеносно принято ближайшими друзьями.

Она провела отвратительную ночь. С трудом заснув после нескольких часов сидения в интернете, после получаса сна она была разбужена одним из соратников по рокерскому поприщу. Нисколько не обидевшись и проболтав с ним около получаса, она проворочалась до рассвета, вспоминая обо всем понемногу и дойдя постепенно до понимания необходимости отключать звук мобильного телефона перед сном. Под самое утро Ника забылась поверхностным неблагодарным сном. Ей чудились типичные человеческие полусны, невразумительные короткие интерпризы, сменяющие друг друга и быстро забывающиеся. Последнее видение она запомнила. Ей привиделось, как Римма Эдуардовна и Нина Тамаровна, облачившись в черные обтягивающие костюмы, пытают Степу, угрожающе поднимая над его головой бензопилу. «Говори, зачем страницу из дневника выдрал?! Не бывать тебе хорошистом, пока мы живы!» – скрежетала зубами Нина. Римма в помощь коллеге подняла ногу с острейшими шпильками и готовилась обрушить свой гнев на нерадивого ученика. Обе издевательски смеялись. На самом интересном месте прозвенел будильник. Ника ошарашено приподнялась над постелью, вспоминая сон, потрясла головой и начала собираться, решив не думать о той ерунде, что приходила к ней каждую ночь.

В школе Ника пошла по темному длинному коридору, не боясь. Места она знала прекрасно, и ничего мистического – потайных комнат или трупов в подсобке – обычно здесь не находили. «От нас их скрывают» – утвердительно сказал бы Кирилл, если бы Ника знала, что он верит ей. Поток сознания прервал дикий вопль (коридор был узкий, а акустика прекрасная). Чуть не опережая звук, пронесся Степа, утративший в минуту страха всю свою молодецкую удаль. Ника, оцепенев, смотрела, как он, пытаясь стряхнуть что-то с ноги, движется прямо на нее, но отойти не могла – ступни словно приросли к полу, как в кошмаре. Все происходящее казалось настолько диким и невозможным, что она, удивляясь и не осознавая, правда ли это, следила за Степой. Он, крича: «Отойди!», попытался свернуть в сторону, но не вылавировал и столкнулся с Никой.

Они оба упали и больно ушиблись. Ника, сразу вскочив на ноги и не обращая внимания на разбитый локоть, начала тормошить Степу. Одноклассник ничего не говорил и только мычал то ли от страха, то ли из стыда.

– Степа, Степа! – повторяла Ника, пытаясь привести его в чувство размашистыми пощечинами, от которых ему почему-то не легчало. – Вставай! Что произошло?!

Она боялась смотреть на его ногу – сверху джинсов от пятки до колена она была покрыта той самой слизью. Животный страх пробрал ее до костей. Дверь возле них скрипнула, явился Эмиль. Он поморщился, ничуть будто не удивившись, но все-таки вызвался помочь. Вместе они дотащили брыкающегося и мычащего что-то Степу до кабинета медсестры. Ошарашенная и ничего не понимающая Ника пошла на урок. Вернее, ей настоятельно это советовали.

7

Ника рассказала все девочкам. Вместе они решили дождаться, пока Степа поправится, и хорошенько расспросить его обо всем. Но бледный Степан появился в классе лишь к пятому уроку и, против обыкновения не разговаривая ни с кем, сел за отдельную парту и подпер голову рукой. На расспросы девочек, сразу обступивших его (учитель истории вышел из кабинета двадцать минут назад и не вернулся), он отвечал:

– Я не знаю, я просто испугался и выбежал, потом ударился о Нику…

Было странно слышать такое от самого Трёпичкина. Обычно он едва не вывихивал язык из-за непрекращающегося потока информации.

– Но у тебя была зеленая нога! – не желала верить такому вероломству Ника, открывая рот.

– Я вымазался в туалете.

Ника при этих словах чуть было не наградила его затрещиной, как однажды в начальной школе, когда вообще предпочитала разбираться с противоположным полом с помощью кулаков.

– Его обработали, – уверено шепнула Яна, когда они отошли от Степы. – По любому, я отвечаю!

– Но зачем им это? – подражая ее заговорщическому шепоту, ответила Вита.

– Мы же вам говорили! – уверенно вскрикнула Ника. – Это Пупок ему пригрозил, потому что он истребляет учеников! Зачем ему разоблачение?!

– Не знаю, – в голосе Марго звучало сомнение.

– Я вот что думаю, – продолжала Яна, – мы должны заграбастать эту плесень… или слизь и сделать анализы!

– Но как?

– Надо втереться в доверие к Ульяне Васильевне.

Марго неудовлетворенно дернулась. Ей казалось вопиющим затевать что-то за спиной учителей. Но, не желая быть занудой, она согласилась, пусть и без задора. Все остальные приняли этот план воодушевленно.

8

Поговорить об интересных экспериментах с прекрасно подающей материал, но держащейся строго учительницей химии они не успели. На следующем занятии, когда Марго, Вита, Ника и Яна уже готовили наводящую речь о том, как им хочется дополнительно заниматься своим любимым предметом и исследовать школьные условия жизни, случилось непредвиденное. Вместо благородной и знающей себе цену Ульяны Адольфовны в кабинет, дружелюбно улыбаясь, вошел Борис Федорович и коротко поздоровался.

– Этот нас завоевать хочет, – презрительно обратился Кирилл к соседке, а по совместительству сестре Кристине.

Эта девушка раздражала всех своей склонностью к молчанию. Пошпыняв ее немного в десятом классе, когда их соединили с параллельным, одноклассники заскучали, ведь она ни разу им не ответила, и оставили свою очередную жертву в покое. Учителя же лишь иронизировали над ситуацией.

Кирилл презирал тех, кто был глупее его, испытывал неприязнь к тем, кто был равным и завидовал тем, кому посчастливилось оказаться умнее. Все считали его порождением дьявола из-за напыщенности и немой сестры.

– Ну что ж, – сказал Борис. – Теперь я у вас и химию буду вести.

Ника просияла неизвестно почему.

– С ним будет легче! – убежденно шепнула она покосившейся на нее Вите.

После урока они подошли к учительскому столу.

– Борис… Федорович… Вы бы… Мы хотим… – замялась Марго, покраснела и пристыжено замолчала.

– Борис Федорович! – закричала Ника. – Мы хотим исследовать кое-что отсюда. Какой-то новый вид плесени в нашей школе! Нам четверым, – она оглянулась и поняла, что их только трое, – в общем, нам… интересно это.

– Прекрасно, – восхитился Борис. Ему все больше нравилось новое место. – Буду рад помочь вам! Приходите в мой кабинет завтра после уроков. Обязательно идентифицируем эту вашу плесень. Быть может, это лишайник! Или неидентифицируемый симбионт!!!

Он по-ребячьи весело улыбнулся и вышел из кабинета, предоставив девочкам самим закрыть его. Те постояли в нерешительности победы, взяли ключ и с усилием повернули замок времен Брежнева, предварительно навалившись на дверь всем составом.

– Класс! – сказала Вита. – Мы как Шерлок Холмс, Мисс Марпл и Пуаро!

– Скорее, как Гарри, Гермиона и Рон, – усмехнулась Марго.

– Только кто из нас Рон? – напряглась Вита.

– Не нравится мне это… – добавила Марго, облизывая губы и беря выпускной альбом Ники.

– А мне вполне! – выпалила Ника, следя за тем, как Марго, примостившись на подоконнике, старательно вписывает свои академичные пожелания на абсолютно чистом форзаце, который она не собиралась доверять больше никому кроме Виты.

Вита ограничилась смайликами и заверениями бесконечно любви, прослезилась, говоря, что они разойдутся в институте. Все вздохнули, обнялись и повеселели. Ника с гордостью показала, как разукрасила свой дневник размышлениями, зачем нужна школа и надеждами на лучшее будущее летом. Несколько фраз были весьма откровенны и смелы, так что Вита с сомнением спросила:

– Ты не боишься, что учителя увидят?

– Да брось, – беспечно отвечала Ника, хихикая. – Мы уже и на уроки-то не ходим.

9

На следующем уроке биологии Ника блеснула так, как давно не позволяли себе ни Марго, ни Кирилл, плавая в бесконечном числе выбранных для сдачи предметов и волнуясь тем больше, чем больше знали. Учителя как по команде целый год долбили им: «Вам ЕГЭ сдавать, вот опозоритесь, выйдете из школы со справкой…» Или: «Мы вам не сможем помочь, даже если захотим. Ах, почему мы вас не выгнали после девятого класса?» Во время этих экзекуций ребята непременно вспоминали девятый класс, когда прошлая директриса с отекшей улыбкой за полусветской беседой с ревизорами распивала подозрительно красный чай в пропыленном кабинете. А те самые преподаватели, которые месяц назад с оскорблено – неприступном видом уверяли, что никто из класса работу не напишет, носились, как угорелые, по рядам и диким шепотом подсказывали воспитанникам выход из тупика.

Ника не только впервые за энное количество времени тщательно подготовилась к уроку, но и сделала некоторые дополнения, которых не было в параграфе. Борис Федорович, и раньше испытывавший к этой странного вида девочке симпатию, благотворно кивал головой, и, довольный тем, что именно Нику спас от гнева руководства, поставил ей большущую пятерку.

– Ну что? – с игривой хвастливостью поинтересовалась Ника у друзей.

– Браво! – восхитилась Вита.

Она вообще быстро находила поводы для довольства собой и другими.

– Молодец, – похвалила Марго, отрываясь от тестов. – Почаще бы ты так вызывалась, школу бы закончила без троек.

– По матеше мне это не грозит, – состроив гримасу, ответила Ника.

– Что тебя дернуло? – с улыбкой одобрения спросила Марго.

– Тема интересная, мне понравилось. Тем более он объяснил ее понятно.

Ника не могла открыть подругам (тем более рядом было рассовано много ушей), что ее преклонение перед интересным педагогом постепенно и даже не против ее воли трансформируется в нежное восхищение без слишком смелых фантазий, чувство, которое она раньше не испытывала ни к кому.

10

А вот Виталина испытывала это чувство уже несколько раз за свою семнадцатилетнюю жизнь. Разбавленную теплом кровь при виде объекта обожания и невозможность смотреть на него при всем желании. Один из ее бывших обожателей подрабатывал, в промежутках между лекциями и игрищами в Казанову, лаборантом у учительницы физики Нины Тамаровны, чрезмерно воспитанной женщины, которую без всяких натяжек на зависть Скарлетт О’Хара можно было назвать леди.

Этого юношу тяжело было отличить от взрослого мужчины. Солидности ему добавляли смольные очи и иссиня – черные волосы, непредсказуемо показывающиеся на разных частях тела. Всем своим видом он показывал живейшую заинтересованность любой представительницей прекрасного пола. Стоило только дать ему надежду на взаимность, он возникал со спины. Его чрезмерная любвеобильность и успех у дам рождали зависть парней, некоторые из которых ходили с ним по ночным клубам, восхищаясь его изворотливостью, но устраивая ему столкновения с молодыми людьми понравившихся девушек.

Виталина и Игорь смотрелись вместе выигрышно, знали это и иногда специально проходились по школе вместе и демонстративно целовались по углам, чтобы дать злопыхателям возможность подавиться чипсами и, скрывая зависть или раздражение, поосуждать их. Идиллия закончилась так же стремительно, как началась. И Вита, учась тогда в десятом классе, решила отомстить неверному жениху.

Вита, вооружившись поддержкой Марго, не одобрявшей скоропалительные решения, но идущей за друзьями во имя чести и преданности, и Ники, принявшей идею с восторгом участия во впечатляющей авантюре, начала методично развешивать по школе карикатуры на бывшего друга. То он, мускулистый и морщинистый из-за постоянных занятий спортом и специфической манеры разговаривать, танцевал в тесном кругу девушек. Надпись внизу гласила: «Сельская дискотека». То мстительницы выдумали поп-группу, участниками которой кроме Игоря были его новая пассия, крошечная блондинка с пострадавшими от постоянного выбеливания волосами, и верный друг, соглашавшийся идти за своим кумиром светской жизни куда угодно. На карикатуре, озаглавленной «Секси КИД», участники трио представлялись как тщеславные охотники за славой и деньгами. Игорь, раздетый по пояс, задавал тон концерту. Девушка, которую Вита за пожженные волосы и крошечное тело презрительно окрестила Крысой, подпевала, как бэк – вокалистка. Другу Игоря, лохматому пучеглазу, который несколько дней нравился Марго, оставалось крутить пластинки.

Все персонажи, несмотря на искажения, были узнаваемы. Девочки, готовя рисунки, прибегали к помощи сестры Марго, учившейся в художественно школе. Все они, придумывая сюжет и следя за тем, как белый лист бумаги заполняется живыми персонажами, смеялись до хрюканья. Игорь изображался щетинистым, помятым и брутальным мачо с татуировками – в общем, почти настоящим.

На втором шедевре карьера шаржисток оборвалась, поскольку оскорбленный Игорь, не оценив совместного творчества четырех девушек, лично потребовал Виталину прекратить поношение. Вита, подумав, что действительно перегнула палку, сдалась, что позволило облегченно вздохнуть Маргарите, а Нику оскорбило. Ведь они собирались уже ставить пьесы по мотивам своих рассказов. Ника с Витой получили не один выговор, вспоминая на занятиях о своем творчестве.

Однажды, находясь в особенно приподнятом настроении благодаря окончанию четверти, Вита и Ника, идя за водой для мытья класса, мастерски передразнивали Игоря, копируя его манеру развязно говорить, выпячивать мускулы и ходить, широко расставляя ноги. Ника так увлеклась своим актерским мастерством и попутным смехом, что не заметила, как мимо них, испуганно косясь, прошел мальчик из девятого класса. Он даже ускорился для того, чтобы быстрее скрыться. Вита и Ника смеялись в тот день так, что разошлись по домам только в четвёртом часу.

11

– Это невероятно! – воскликнул Борис Федорович, стоило ему, как ученому из фильма про монстров, отнять глаз от микроскопа. – Мне неизвестен этот вид плесени! Да и на плесень это мало похоже…

Ника, Марго и Вита растерянно смотрели на него. Яна, больше всех вдохновлявшая их к подвигам, под несуразным предлогом скрылась в бурлящем потоке орущих подростков.

– То есть мы были правы… – пролепетала Ника.

Слова о том, что в раздевалке обитает новый вид плесени, первоначально сказаны были для заманивания всех, в первую очередь самих себя, в эту авантюру. Ника тут же сделала подозрительно – испуганное лицо вкупе с отставшей нижней губой.

– Да, да! – воодушевленно продолжал Борис, волнуясь, как первоклассник, – это невероятно! Нужно сообщить об открытии! Это очень важно для научного мира.

– Борис Федорович, – решилась Ника. – Мы считаем, что эта штука, – она неопределенно развела руками, показывая на предметный столик, – напала на Трёпичкина.

Лицо Бориса напустило на себя снисходительное и даже чуть жалостливое выражения человека, который объясняет недоверчивому первокласснику, что Земля крутится вокруг Солнца.

– Учитывая, что это – неизученный вид… Хотя плесень нападает на человека опосредованно. Какой-нибудь аспергиллус… Постойте, в каком смысле напала?!

– Он чуть не умер из-за нее, – поведала Ника, прикрывая дверь в кабинет. – Я сама видела. И не нужно сарказма! – вскричала она, заметив, что Марго нахмурилась. – Это правда, ты ведь сказала, что веришь!

– Я сказала, что помогу тебе в твоих безумных планах. Но тебе могло показаться…

– Мне не показалось! – отчеканила Ника, пытаясь подавить зарождающуюся злобу.

Она в подробностях рассказала все снова, не забывая приплести свои догадки относительно Эмиля, медсестры и заговора учителей.

– Вероника, – спокойно, но без снисходительной издевки к заигравшемуся в компьютерные игры подростку ответил Борис, – мы будем исследовать этот вид, у меня есть связи с научными кругами. Но вам действительно могло показаться, – жестом он пресек возражения. – Пока все не выяснится, не стоит вам рассказывать об этом.

Марго кивнула.

– Скоро ведь выпускной и экзамены, – неуверенно протянула Вита. – Мы не успеем определить, что это такое.

– Не волнуйтесь. Я отправлю образцы и постараюсь, чтобы ответ пришел быстрее. До июля мы точно получим ответ. А вы пока, если действительно интересуетесь, расспросите лучше Степана… попытайтесь расспросить его. И готовьтесь к последнему звонку. А пока… Никому ни слова, если не хотите вместо экзаменов попасть под прицел.

У Ники блеснули глаза. Но перспектива быть похороненной в лазарете была даже хуже экзаменов. Тем более насчет ее умственного состояния итак уже ходили шуточки одноклассников, да и сама она поощряла их. Было в этом что-то цепляющее и противное повседневности.

12

На перемене после физики большинство учеников, даже никогда ничего не учащих, приходили в себя после контрольной работы. Вита и Марго поймали Степу, который в последнее время стал невероятно для себя молчалив и мрачен.

– Как нога? – неопределенно прошептала Марго.

– Степ, расскажи, а то хуже будет! – уговаривала Вита, делая скорбное лицо и обижаясь из-за того, что он упирается и машет головой.

– Ну и что ты мне сделаешь? – нелюбезно огрызался Степан, пытаясь вырваться из цепких наманикюренных лапок.

– Степа, не груби! Помнишь, как тебя Ника отделала в третьем классе? Хочешь продолжения? – усмехнулась Марго.

Степа помрачнел. Та древняя история постоянно всплывала. Особенно заставляло сожалеть то, что он, избитый и опозоренный, первым делом рассказал все матери. Через час она прибежала к отцу Ники и потребовала, чтобы гадкая девчонка оставила в покое ее мальчика. Вскоре эту печальную историю знала вся округа.

– Я не могу вам рассказать, – сменив беспокойство на загадочность, продолжал Степа. – И никакой Никой вы меня не запугаете!

Он принял вид оскорбленной добродетели, но не мог не вздохнуть, ненавязчиво показав, что лучше им не знать ту страшную тайну. На всякий случай он сделал шажок в сторону от Ники.

– Ну… – неопределенно промычала Вита.

Девочки выглядели растерянно и ослабили хватку.

– Ладно, ладно! – закричал Степа скороговоркой, да так, что оставшиеся вздрогнули. – Я пошел в раздевалку, чтобы встретиться кое с кем без свидетелей. Когда я вошел в комнату, там не было никого. Но, когда я повернулся к двери, чтобы уйти, ее заволокло той фигней. Я попытался отойти и забиться в угол, но она проползла по полу и накинулась на меня. Тут я закричал и бросился к людям, наткнулся на Нику… Дальше вы знаете.

Девочки пораженно внимали.

– А… почему ты не хотел рассказывать?! Это же сенсация! Нам нельзя находиться теперь в школе, это может с каждым случиться… – выдохнула Вита.

– Когда я был у медсестры, вошла Нина Тамаровна и пригрозила мне, что меня накажут, если я проболтаюсь. Она сказала… «Нечего шляться по раздевалкам, если нет физкультуры». Вот и все… Я точно влип на этот раз… А вы знаете, как на прошлой неделе мы мячом окно в каморке Пупка разбили? Он нас чуть не вычислил!

– Блин, понесся. Иди лучше отсюда, – по-хозяйски скомандовала окончательно сбитая с толку Ника.

Марго и Вита пристыжено посмотрели друг на друга и поплелись на алгебру. Когда они проходили возле разрисованных стен, изображающих формулы, карту Земли и чрезвычайную любовь деток к учению, там самодельной группкой сплелись учителя и с эпохальным видом слушали друг друга. Вита зрачками ощупывала их тела, пока с потолка не свалился здоровенный кусок цемента и не упал на головы Нины Тамаровны и преподавательницы труда. Пострадавшие взвизгнули и, отряхиваясь, принялись выискивать глазами повинных в своем позоре. Как назло, подходящей кандидатуры рядом не оказалось, и женщины ограничились тем, что попеняли на качество школьного ремонта.

– Это знак, – мистически прошептала Вита. – Здесь творится что-то темное. Это только начало…

Подруги замолчали, Марго утвердительно кивнула, поежившись.

– Кстати, кто будет играть главные роли в «Голодных играх»? – опомнилась Марго от тяжкого замешательства. – Ника сказала, в следующем году фильм выйдет.

– Я не читала, – добродушно отозвалась Вита. – Но схожу, конечно. Куда ж без вас.

– Ага, только если конца света не будет, – пошутила Марго. – Зачем нам тогда что-то предпринимать?

– Наоборот, – оживилась Вита, – надо прожить последнее время красиво!

– Тогда уж бросаем школу и айда развлекаться! Проживем хоть год на островах… – размечталась Марго.

– Или хотя бы на даче, – добавила Вита.

– Сколько я помню себя, конец света чуть ли не каждый год планировали. Но на этот раз все серьезно! – Ника притворно скуксилась. – Пора капсулу строить!

– Ну и что тогда париться из-за поступления? – подхватила Вита, прыснув. – Все равно мы все умрем.

Она изобразила отчаяние и панику, как во время эвакуаций с пожаров, которые по последнему писку мэрии происходили еженедельно и всем осточертели.

13

– На какие шиши мы будем отрываться сегодня? – спросила Яну подруга, разбитная девочка неопределенного стиля.

– Заложим цепочку, потом, когда деньги будут, выкупим, – деловито ответила Яна.

– Чуточку очень мудрено, – протянула подруга, но возражать не стала.

Обычно золотая молодежь не нуждалась в таких радикальных мерах – родители находили дорогим деткам деньги на увеселения, даже если работали без выходных. «Это же молодость», – снисходительно – любовно говаривали и подоспевшие бабушки, глядя как дражайшие сыночки и доченьки собираются в стадо и плетутся развеять скуку безделья.

На среднем ряду Алина, пересев туда, где ей было интереснее, оживленно частила своего одноклассника, не замечая, что он сидит сзади нее.

– Блин, Сережа такой идиот! – поясняла она свое недовольство, очнувшись от обычной амебности. – Я вообще не понимаю, почему все мальчишки за ним таскаются. Боятся, наверное, что побьет, вот и пресмыкаются… Чего они такие мягкотелые? Ни ума, ни силы, а себе еще – пристают…

Ища подтверждение у одноклассниц, она вскинула голову и нос к носу столкнулась с пылающей физиономией Сережи. До него не дошло, что в данной ситуации разумнее просто посмеяться, как это обычно делают публичные личности, созерцая пародии на себя. Но Сережа был прям, суров и бескомпромиссен. Хотя Алине повезло – он не трогал девочек. Так что Ника все – таки могла назвать приятную черту в своем нежеланном окружении. О глубинных мотивах поведения ребят, находящихся рядом столько лет, она отзывалась как о чем-то мелком, хотя наверняка о них не знала. Для нее существовал идеальный мир выдуманных персонажей, а признавать, что эти персонажи – зеркала реальных людей, она не спешила. Для нее удивительные образы были, скорее, моральным подвигом оглавления человечества.

Постепенно и Маргарита начала понимать, что ее желание дружбы с теми, кто в ней не нуждается, тают по мере того, как она все больше втягивается в самозабвенную связь с Никой. По совету психологов она пыталась быть проще, но это не исправило ситуацию. Пару раз у нее одолжили диски, не вернув, да и все.

14

Через неделю наступила генеральная репетиция последнего звонка. В течение этого времени ничего не происходило. Расширялась весна, маячившее на горизонте освобождение от школы, поэтому плесень потеряла свое зловещее очарование. Все думали о празднике.

Накануне Вита, проходя мимо обшарпанной стены, возле которой беспечно – нагловато курили школьники, заметила угрожающую надпись, выведенную чем-то красным и не засыхающим: «Нечто не дремлет. Помни, что ты – прах. 2=0». В тот момент она была занята выбором салона, в котором ей должны были соорудить прическу к последнему звонку, и не обратила на эти слова внимания. Позднее, увидев то же самое на тетради Ники, она решила, что подруга сама написала это на стене. Ника решила, что купила тетрадь уже с этими надписями. Марго решила, что ей лучше щелкать тесты, иначе дорога в престижный технический университет ей заказана.

С самого утра одиннадцатый класс не делал абсолютно ничего. Ребята повторяли отведенные им невыученные стишки и беспрестанно читали по бумажке. Двухметровые лоси, перезревшие для армии, странно смотрелись во время смущения и ненарочитого подглядывания в ладошки.

Казалось бы, выпускники должны были дрожать перед скорыми экзаменами, но… Их всеобщее расслабление и неверие в возмездие достигли апогея. Разделившись по половому признаку, они бегали друг за другом, визжа и притворяясь рассерженными.

– Эй, девочка, поаккуратнее! – благодушно кокетничал Степа с одноклассницей.

Та раздраженно отвечала:

– Я не девочка!

– Вот это уже интересно! – подмигивал Степа и подсаживался поближе.

Нина Тамаровна, по совместительству классная руководительница одиннадцатого «А», против обыкновения опоздала на репетицию и ввалилась в актовый зал, когда все уже сидели там. Вспомнив о собственном педантизме, она принялась собирать дневники на подпись, чем встревожила Нику. Ника с видом консерваторки, которой грозит принудительное прослушивание шедевров русского репа, ревностно стала замазывать корректором фразы «Оковы рабские падут!» и «Век бы вас не видеть!» Вита, отвлекаясь на смешки, с сожалением смотрела на нарисованные велосипед и плейер, уничтоженные замазкой. Разворот, полностью исписанный восхищением каникулами и приглашениями девочек «отметить выпуск самим», пришлось залепить с помощью скрепок. Дневник после экзекуции выглядел неряшливо, зато не компрометировал свою хозяйку. Прочитав через свежий слой замазки собственноручно написанную фразу «Прослушала беседу о поведении на экзаменах. (Как будто буду ей следовать)», Ника подумала, что школа все же останется у нее в памяти как веселое время.

– Чего сегодня все таращатся на меня? – недовольно спросила Ника, окончив операцию по собственному спасению.

– Ты хорошо выглядишь, – ласково улыбаясь, отвечали девочки.

Ника фыркнула, но улыбнулась.

– Стоит вырядиться, как дурачке и накраситься, все восхищаются. До чего же мальчишки тупые! – закатывая глаза, просопела Ника. – Смотрите, я слабая девушка, хочу замуж и не буду говорить вам, что вы ленивые идиоты, способные только на продолжение рода, – пропела она тоненьким голосом и кривляясь.

– Просто им нравится красота, – неуверенно начала Марго, всегда готовая отстаивать общепринятое мнение вопреки диким опусам Ники.

– Им нравится, когда перед ними прыгают на задних лапках и всячески показывают, что стараются ради них.

– По-твоему, я стараюсь ради них? – обиженно спросила Вита.

– Нет, ты стараешься ради себя. Меня просто бесит, что люди живут стереотипами, что девушки должны красится и флиртовать.

– Знаешь, почему лучше быть девушкой? – хитро спросила Марго, наклоняясь ниже.

– Почему? – заинтересовалась Вита.

– Потому что девушки могут носить и юбки, и брюки.

– Да-да, – с досадой перебила Ника. – Это слова Хьюстон. Но эмансипация еще не закончена… Да мы сами ее тормозим, – она показала на девочек, воркующих что-то в компании парней.

– Кто-то с кем-то встречается, женится и плодится, но тебя это не волнует, – подразнила ее Марго.

– Правильно. Меня волнует только важное…

– Рок, например, – подмигнула Вита.

– Да! – вызывающе ответила Ника. – Я не понимаю, как некоторые всю жизнь только тем и занимаются, что лезут в чужие дела.

– На тебя произвели слишком сильное впечатление «Унесенные ветром», – пожала плечами Марго. – В современности у людей слишком мало времени, чтобы лезть в чужие дела.

Ника опешила.

– Ты просто прикидываешься циником, и вся твоя обычная экипировка – попытка сбежать от реального мира, – добавила Вита глубокомысленно.

– А вот ты пересмотрела мелодрам, – парировала Ника.

Все замолчали.

– Мне реальный мир не нужен, – претенциозно продолжила Ника, оправившись. – Он слишком страшен и жесток. Фантазии лучше. И потом, я не притворяюсь циником, я такая и есть. У меня жуткий характер, я не спорю, но я не достаю людей и хочу только, чтобы они не доставали меня. А они только этим и занимаются!

– Обычно люди говорят про собственный жуткий характер, но все равно требуют одобрения своих действий. Это защитный механизм психики, – отметила Марго.

Ника поморщилась.

– Не циник, не циник, только успокойся, – ласково погладив Нику по локтю, пропела Вита. – Нам всем не сладко.

– Да, понимаю, – протянула Ника. – Рит, что ты сегодня такая веселая? Из-за репетиции?

– Да нет, – опустив глаза, ответила Марго. – Просто сегодня кое-кто придет.

Ника без удивления ощутила укол ревности. Вспомнились все их посиделки, смешинки и секретики. «Когда-нибудь это должно было случиться», – философски решила она. Боль быстро прошла, но досада на призрачного противника осталась. И она тут же бессознательно запрограммировала себя на злопыхательство. Вообще-то парни подруг вызывали у нее лишь иронию, и она не могла удержаться от поддразнивания и многозначительных шуток. И всегда недоумевала, как любимые ей могут пытаться любить таких… «Щенков».

– Ого! – вскрикнула Вита. – Вот и наш идеал нашел свою половину. Он тоже идеальный?

15

Маргарита Правдина отличалась не только умом, но и скромностью. Обычно таких девушек парни не замечают в толпе, хотя все эти сцены с замечаниями зачастую придумывают сценаристы, чтобы романтической линией хоть как-то раскрасить бессмысленный сюжет.

В сознании людей, мыслящих сериальными ценностями, утверждено, что мальчишки любят побеждать, но… Вот, например, Валерий Милый скорее бы прошелся по ночной улице с надписью на футболке: «Россия не для русских», чем подмигнуть какой-нибудь хорошенькой мордашке, встречающейся ему в институте. Даже появление Маргариты, которая ходила туда на дополнительную подготовку, не изменило его позиций.

Но произошло чудо. Взгляды их, наполненные нереализованной страстью, встретились на фоне знойного водопада из спешащих куда-то студентов, не понимающих, что в данный миг зарождается что-то настоящее между двумя одинокими душами. Сердца двух единственных в целом мире забились в унисон, и оба в один и тот же миг почувствовали, как бедна была их жизнь до этой встречи. Оба, естественно, сразу поняли, что думал в тот момент другой. Подплыв друг к другу и сладко дыша, Марго и Валера взялись за руки.

Поэтому появившийся на пороге небольшого актового зала небольшой русской школы небольшой молодой человек без всякой застенчивости подошел к Маргарите. Та просияла и со скромной гордостью представила его подругам.

– Привет, приятно познакомиться! – воскликнула Вита, всем корпусом поворачиваясь к новому знакомцу. – Значит, это ты пойдешь с Марго на выпускной?

– Да, – с тихим достоинством отвечал Валерий, щурясь.

Ника поморщилась. Получалась, что из всех только она явится на получение аттестатов без эскорта. Было неприятно, как будто что-то не доделано, не все разделены на счастливые парочки, которые рассорятся через пару месяцев.

– Здрасьте, – оценивающе протянула Ника.

Убедившись, что данный субъект, как и Алекс, не представляет угрозы ее отношениям с подругой, она успокоилась.

16

– Так, начинаем репетицию! – повысила голос снова вернувшаяся откуда-то Нина Тамаровна.

Как-то она вместе с Риммой Эдуардовной медленно спускалась по лестнице, а сзади, недовольно сдерживая шаг и пыхтя, тащились Вита и Ника. Ника по своей необузданной привычке острить с риском для себя шепнула на ухо спутнице: «Это наше будущее». Она имела в виду, что выдающиеся верхние формы Виты напоминали впечатляющую грудь Нины, а бедра Ники, которым позавидовала бы сама Дженнифер Лопес, в преклонном возрасте вполне могли превратиться в необъятные просторы Риммы. Вита прыснула со смеху, да и сама Ника была, как обычно, довольна собой. Учителя обернулись, заподозрив неладное, но быстро отвлеклись на носящихся по коридору шестиклассников.

Сущность последнего звонка сводилась к благодарности учителям за то, что те столько лет терпели несносный нрав, распущенность и грубость своих подопечных. Множество не по заслугам дорогих подарков, думалось сердобольным бабушкам великовозрастных внуков, поможет рассеять дымок непонимания и расстаться с приятным сожалением, что все это не кончилось раньше.

Неестественно напомаженные мальчики и девочки с грудой ненужных субстанций на лицах и волосах должны были маршировать парами, громоздясь на сцену.

– По какому принципу нас распределили? – презрительно отозвалась Ника. – Каждой твари по паре? Как в кино, ей-богу, ни за что не должны оставаться свободные особи.

Девочки шикнули на нее, и она замолкла. Справа что-то ворковали Вита и Алекс, отставший, наконец, от второклассника, с которым постоянно играл, иногда мучая. Но ребенок не жаловался, а, наоборот, специально искал его, польщенный таким вниманием со стороны большого, и, как ему казалось, сильного малого (Александр был щупленьким мальчиком среднего роста).

Слева Валера что-то сахарно втирал Маргарите, а она безответно улыбалась, розовея. Ника фыркнула, завидев это.

За дирижерским клочком крашеных досок, точнее, столом с аудиосистемой, сидел Дуболомов. Этот субъект промышлял в основном тем, что дрался со всеми без разбора, не жалея девушек и не стараясь обуздать свой гнев.

В зал, чтобы посмотреть репетицию, на которой все блестело и смеялось, вошел Борис Федорович, кивнул Нике, и она забыла о невыносимых экзаменах, проблемах дома и в школе, об отдаляющихся друзьях. Она поняла, что все приходит и уходит, а остается что-то большее, то, что поддерживает пламя. Самоощущение, что ли?

Просторный актовый зал преобразился благодаря стараниям новой хозяйки. Повсюду были развешаны разноцветный шары, ленты и стенгазеты с портретами крошечных выпускников, не успевших еще украсить себя татуировками и безумными прическами. Повсюду мелькали тоненькие талии старшеклассниц, надушенные бордовые шевелюры учительниц, кусочки обнаженной кожи и чрезмерные украшения. Словом, все выглядело мило, празднично и в какой-то мере заставляло закрыть глаза на обычное запустение в школе и даже городе.

17

На сцену вышли ведущие – двое красивых молодых людей с правильной дикцией и недостатком остроумия, который компенсировался безвкусными взмахами рук и постоянным подглядыванием в сценарий. Наевшись восторженных отзывов о своей прошлой работе, они из кожи лезли, чтобы как можно роботизированнее произнести обычный набор торжественных банальностей, от которых романтичные зрительницы рыдали, позабыв весь негатив этих стен.

– Здравствуйте, дорогие друзья! – пропела Яна, успевшая и сюда. – Сегодня мы собрались здесь, чтобы…

– Сочетать законным браком этого мужчину и эту женщину, – не выдержала Ника, издевательски причмокнув. – Я бы…

Из-за слов подруги Марго и Вита не услышали продолжения речи Яны. Они шикнули на Нику и продолжили умилено следить за ходом репетиции.

– В этот торжественный день, – прочитал Степа и запнулся, – когда…

Оглушительный взрыв не дал ему закончить заезженную мысль. За мгновение все, как по команде, бросились на пол. Открывая глаза и не видя ничего из-за клубов осыпающейся штукатурки, собравшиеся провели в сидячем положении минуты три. Наконец, кто-то осмелился встать. Все с надеждой смотрели на силуэт, пробирающийся к двери в белой пелене.

– Просто потолок обрушился, – добродушно произнес Дуболомов, облегченно вздыхая.

Вдруг он вскрикнул, в ужасе уставился на пол и побежал, вопя что-то несуразное. Все, ободренные его призывом, стали вставать и отряхиваться, но снова плюхнулись лицами в пыль (то ли от взрыва, то ли из-за халатности Поломойки). Послышались чьи-то придавленные стоны, и все услышали:

– Майю завалило осколками!

Маргарита затравлено подняла глаза наверх. Оттуда продолжала сыпаться побелка, а сквозь дыры, образовавшиеся на потолке после падения кусков штукатурки, она увидела что-то зеленое, шевелящееся. К страху за здоровье добавилось отвращение.

– Вит, Вит, – прошептала она, испугано глядя на неподвижный затылок подруги, – с тобой все хорошо?

– Ай, – послышался страдальческий ответ. – Мне ногу расшибло, так больно…

Марго, опираясь на безмолвного Валеру, на коленях подползла к валяющейся в нескольких метрах Вите, осматриваясь и пытаясь найти Нику. За завалами только что купленных стульев, кусков потолка, подростков и стен сложно было разобрать желаемое. Люди кричали, кто-то истошно, кто-то пискляво и придушенно, как будто уже смирились со своей участью. Но Марго это не интересовало: она сначала должна была найти и защитить своих.

В Нике грохотало сердце. Как мир мог так вероломно измениться от безразличия к внешнему благополучию до хаоса? Она, как зачарованная, сидела на груде камней и смотрела, как зеленая слизь капает с потолка, ползает по полу и ищет жертву. Стоило ей приблизиться к одной из Никиных одноклассниц, Нечто раздулось и змеиным движением заползло ей на ногу, противно размазываясь по оголенной загорелой коже. Девушка закричала и начала бегать по залу, спотыкаясь о груды стройматериала. Выход был завален, несколько мальчиков во главе с Дуболомовым пытались расчистить его.

Увидев человеческую одержимость страхом и отчаянием, Ника ожила и побежала за пораженной девочкой. Борис Федорович схватил ту за руки, и, с силой удерживая ее, кричал Римме Эдуардовне:

– Помогите ей!

Римма, делая вид, что не слышит, семенила к двери, держась за разодранное плечо. Ее руки были окровавлены. Мальчишки разобрали проход и кричали:

– Выходите скорее!

Остальные же просто ломились к выходу, сшибая по пути более слабых.

Взорвался второй удар, такой же громоподобный, как первый. Весь зал опять заволокло белыми клубами побелки. На этот раз к двери бросились только несколько человек. Ника быстро опомнилась от звона в ушах и, добежав до подруг, схватила Виту. Вместе с Марго они дотащили ее до выхода и неуклюже побежали к лестнице. Валерий семенил рядом, подбадривая их и заверяя, что все обойдется, а заодно хныкал, что мог бы сейчас сидеть дома и пить кофе с булочками.

Казалось, за ними шуршит Нечто. Когда они выбегали из актового зала, то видели, что на кого-то еще набросилась ужасная плесень, но не было времени никого спасать, да они и не думали об этом. Инстинкт самосохранения в семнадцать лет бывает сильнее чести и гордости.

– А где Борис? – задыхаясь, проронила Ника.

– Там остался…

– А Алекс?

– Не знаю, не видела его с первого взрыва…

На стене возле библиотеки они лицезрели проступившую надпись: «Нечто не дремлет. Помни, что ты – прах… 2=0». Всем стало жутко, но не было времени впадать в отчаяние, приходилось подождать до лучших времён и там уже испугаться до обморока.

18

Они добрались до выхода и в отупении остановились.

– Мы в ловушке, – услышали они из уст Кирилла. Он стоял возле кабинета директора, но на лице его не проступала обычная заговорщиски – хитрая улыбочка.

– Это… существо замуровало нас, – с ужасом прошептала подоспевшая Алина. Она даже забыла накукситься от потрясения.

– Да не… Не может быть, это чей-то развод! – вставил Дуболомов, тараща глаза.

– А другие? – закричала Ника.

От волнения она забыла прибавить «выходы», но собравшиеся поняли ее.

– Мы облазили все, везде одно и то же, – вздохнул Кирилл и закрыл лицо руками, думая о сестре.

– Не может быть! – вырвалось у Виты.

– Мы найдем выход! – героически произнес Валера и схватил Маргариту за руку, не давая ей перевязать лодыжку Виты.

– Как ты? – заботливо спросил выросший непонятно откуда Алекс.

– Нормально, уже лучше, только болит жутко… Опустите меня, – попросила Виталина девочек.

– А ты где был? – угрожающе спросила Алекса Ника.

–Я… Искал выход.

– Ты сбежал!

За этим последовала бы перебранка, которую жаждала испугавшаяся и ослабленная Ника, но в этот момент с лестницы понуро спустился Борис Федорович. Ника забыла о недотепе – Алексе и подбежала к учителю.

– С вами все хорошо? – заботливо спросила она.

– Да, да, – быстро и даже с какой-то досадой промычал Борис.

– А с ними что? – поинтересовалась Марго, имея в виду тех, кто остался в актовом зале.

– Не знаю, все завалены. Я пытался вытащить Яну, но не смог…

Он опустил припорошенную пылью голову. Его новый блестящий костюм оказался изодран и помят.

Наступила тишина. Все опустили голову и пытались напустить на себя скорбь, но жажда жизни оказалась сильнее призрачной смерти. И ребята, ободрившись присутствием старшего, при котором в обычных условиях демонстрировали независимость и пренебрежение, начали думать о спасении. Оказалось, что к гулянкам, ругани и страстишкам они были приспособлены, а вот к экстремальным ситуациям – нет. Не надо было играть в дурака на ОБЖ… Теперь эти доблестные бунтари с надеждой и собачей преданностью смотрели на Бориса. Он понял, что нужен им, стряхнув с себя скорбь и ненависть к собственному бессилию.

– Так, сколько вас? – хрипло спросил он.

Маргарита оглянулась, считая, морщась и вспоминая тех, кто рассеялся по школе. Ника неотрывно смотрела на Бориса. Как будто он мог сказать ей о происхождении всего.

– Вероника, что ты? – участливо спросил Борис.

– Что это, Борис Федорович? – проронила Ника, чуть не плача от бессилия, как в детстве, когда не могла сорвать самое высокое яблоко с дерева. – Что это за существо?!

Борис сник.

– Я не знаю. Результаты не готовы…

– Да плевать на результаты! Что это?!

Борис вздохнул.

– Я считаю, ну, по моим наблюдениям… Это генетически модифицированная плесень.

Марго выдохнула так, что зашатались пыльные занавески на огромных школьных окнах.

– Чего? – отупела Ника.

Ее разум отказывался работать. Даже то, что она слышала о ГМО, не помогало в той бурой каше, через которую она, как к мороженному в июле, продиралась к свету и пониманию.

– Это невозможно! – неуверенно протянула Марго.

Виту и остальных нисколько не интересовало то, что привело к их нынешнему положению. Они лишь хотели поскорей оказаться на выглаженных простынях.

– Борис Федорович! – прокричал Алекс. – Как мы будем выбираться? У меня вечером тренировка, не хотелось бы…

– Замолчи! – зашипела Вита.

Борис остановился и в нерешительности смотрел на галдящую толпу перед собой, не зная, кому отдать предпочтение.

– Борис Федорович, – мысленно Марго взяла учителя за голову и повернула к себе, заставляя сконцентрировать на ней его интеллект. – Это грозит нам?

– Ты сама видела, – ответил Борис.

– Эта дрянь на людей кидается! Я еще когда говорила! – завопила Ника, свято веря, что ее намеки и подозрения впрямь были предостережениями.

– Значит, это не Эмиль, – только и ответила Вита, цокая.

– Сейчас не время болтать, – опомнился Борис, хотя собравшиеся не сделали ни одной попытки помочь себе и остальным. – Мы должны найти людей, которые, возможно, разбросаны по школе. Не может быть, что все ушли, только четыре часа.

– Но они вышли бы на взрыв… – возразила Марго.

– Обыщите школу, мы с парнями попытаемся взломать дверь, – решился Борис.

Он спокойно и уверенно посмотрел на мальчиков и подошел к двери.

Разбегающиеся девочки расслышали треск и удары, разносящиеся по всей школе.

19

Добежав до спортзала, Ника вскрикнула так, что Марго и хромающая Вита в смятении бросились к ней.

– Это от неожиданности, – успокаиваясь, проговорила та и показала на парочку, сидящую в темном углу.

Они испуганно смотрели на тех, кто потревожил их уединение. Это были Степа и Кристина, сцепившиеся руками и не разжавшие их даже сейчас. Кристина выглядела подозрительно чисто, и девочки напрягали память, силясь вспомнить, была ли она в актовом зале.

– Степа! – вскрикнула Вита почти изумленно.

– Что вы лазаете за нами? – пробурчал парень, отрывая свою руку от девушки.

– Да кому ты нужен, – вяло отмахнулась Ника, в то время как Вита глубокомысленно смотрела на парочку и делала соответствующие выводы, на которые способен искушенный женский мозг. – Мы ищем людей, может, кто остался в школе.

– Вы видели Веню?

– Нет, – Вита осеклась, расширяя глаза. – Она осталась?

– Вы слишком долго шли, она уже умотала куда-то звонить, вроде, чтобы нас вызволили.

– Меня интересует другое, – посерьезнела Марго. – Чего вы здесь отсиживаетесь? Там помощь нужна!

Кристина отводила глаза и молча улыбалась, а Степа был доволен тем, что наконец-то его спросили о нем самом.

– Мы вам не обязаны отвечать на вопросы о личной жизни, – уклончиво – самодовольно объявил он.

– Да, Трёпичкин! Ты – великий конспиратор! – закатилась Ника. – С таким ответом и расспрашивать ничего не надо. Ладно, пойдемте, от этих проку не будет.

– Девочки, я уже могу идти. Давайте разделимся, я поищу в столовке, а вы – у Пупка. Мне неприятно, когда он смотрит на меня… – попросила Вита.

– Можно подумать, нам приятно, – мрачно ответила Ника, но великодушно кивнула.

20

Вита ползла в столовую. В страхе она тянулась по темному коридору и старалась справиться с завербовавшим волю страхом. Она страшилась даже царапанья собственных мыслей о кору головного мозга, мечтая лишь о безопасности, вкусном обеде, утягивающих джинсах и, пожалуй, новом креме от прыщей. Но, несмотря на угрожающие завывания ветра, шелест чьих-то ног наверху, точно мертвецы шаркали по школе, она доблестно пятилась вперед. Мерещилось, что на стенах вместо бликов от скатывающейся по стеклам воды бегут щупальца осьминога, готовые схватить ее при возможности. Героически перетерпев ужас, Вита подковыляла к буфету. Как она и ожидала, там никого не оказалось, но шорох заставил ее пролезть через ограждение и оказаться на кухне, просторной и не очень чистой. С которой не в меру румяная повариха регулярно таскала набитые сумки, привлекающие своим ароматом окрестных дворняжек.

– Помогите! – услышала она скорбный писк, исходивший от Алины.

Вита выпятила выдающуюся грудь и готова была уже броситься на помощь однокласснице. Но спохватилась, что в засаде вполне может сидеть Нечто и поджидать ее, а Алину использует в качестве приманки. Все эти доводы рассудка провернулись в ее головке не без скрипа, но заставили каблучки повернуть обратно, добежать до холла и позвать на помощь.

В холле лишь колыхался спертый воздух. Все делись куда-то, и Вита начала паниковать.

– Тушина, что ты здесь делаешь? – вырвал ее из приближающегося срыва ровный голос Нины Тамаровны, властно спускающейся сверху в антураже Мортиции Адамс.

– Я… Ищу подмогу. Там Слюнтяевой плохо. Она, кажется, попала в ловушку…

– Не дури, Тушина. Все собрались наверху на экстренное совещание. Иди туда и позови тех, кого увидишь.

Вита с облегчением кивнула. Свой долг она выполнила, пускай теперь разбираются взрослые.

– Постойте, а вы куда? – недоуменно остановилась она, поворачиваясь к идущей в другую сторону Нине.

– Поискать тех, кто затерялся, Тушина. Неужели опасность отбила у тебя последние крупицы разума? Похоже, тебе стоит подумать о том, чтобы перекрасится в блондинку, – пренебрежительно отозвалась Нина и спряталась за стенами, уходившими к спортзалу.

«Блин, а мы разве не за этим пошли?» – подумала Вита, скача на второй этаж.

21

Нике и Марго не удалось найти ничего стоящего. Пупок материализовался перед ними, как ни в чем не бывало. Даже наводящие вопросы Марго и пронзительный взор Ники не расшевелили в нем раскаяние. Этот душегуб был черств, как сухарь.

– Ты представляешь, – шепталась Ника с Марго, пока они караулили Пупка в коридоре, – он создал Нечто, чтобы никто не подумал, что это он его создал, он же тупой. Потом нападал им на учеников, которых ненавидел! Как дважды два, а ты еще не веришь!

– Ника, помни о презумпции невиновности, – укоряла ее подруга. – Тем более, зачем ему отгонять подозрения, ведь так он наоборот их получил!

Нелогичность выводов ничуть не пугала Нику, ведь в большинстве просмотренных ею триллеров она отсутствовала напрочь. А шанс нагнать на нелюбимого учителя гнев властей был ложкой меда в этой огромной бочке.

Пришлось им, не выбив признание из виновника, пойти на экстренное собрание.

– Товарищ директор! Срочное школьное собрание в полной готовности! Докладывает преподаватель основ безопасности жизнедеятельности Косых, – донес учитель ОБЖ и улыбнулся так, что видны оказались абсолютно все его зубы, в том числе и золотые.

Он всегда рвался показать себя, если бы произошло что-то подобное, поэтому на досуге частенько представлял разные катаклизмы и решал, кого кинется спасать первым, а кому придется кануть в безвестности.

Все наперебой заполнили класс своими мнениями, страхами и предложениями, так что тактичной Вене оставалось только угрюмо качать головой. Когда в класс вошли Марго и Ника, все уже разбушевались. Не было шанса, как прежде, рассовать решения по полочкам, разоблачить виновника, влепить ему выговор и удовлетворенно разойтись, как в фильме «Афоня».

– Нам нужно просто пробить дверь лопатами и выбраться! – уверенно качал свои права Дуболомов.

– Это невозможно, – спокойно ответил Борис Федорович. – Мы пробовали отворить дверь, ничего не вышло. Она отбрасывает нас назад.

Ребята, участвующие в штурме непреклонной двери, закивали, виновато вздыхая.

– Все равно! – упрямо проревел Дуболомов.

– Бугаев, ты совсем стыд потерял! – накинулся на него Косых. – Не смей!

– Что вы можете сделать? – ответил Дуболомов угрожающе. – Вы не учителя, а кучка беспомощных пенсионеров.

Такого Косых стерпеть не мог. Не утративший с годами гибкость и ловкость истинного военного, он молниеносно подкатился к обомлевшему Дуболомову, схватил его за грудки и начал трясти. Тот ответил, и завязалась драка. Куски одежды, обнаженной кожи, яростно цепляющихся друг за друга частей тела замелькали перед зрителями. И, хоть это и была сцена ярости и исступления, собравшиеся охотно наблюдали за ней и даже подбадривали дерущихся.

Косых и Дуболомов додрались до окна, оперлись на подоконник, и, стараясь больнее ударить соперника, выпали в разверзшуюся раму. Раздались крики ужаса, все кинулись к окну. Но стекла снова заволокла зеленая пелена. На асфальте перед памятником павшим лежали два неподвижных тела. Под ними несуразным пятном расплывалась кровь.

В комнате воцарилось молчание, недостаточно властное из-за ярких всхлипываний и яростного дыхания собравшихся.

Стела Вениаминовна, наконец, приказала:

– Мы должны объединиться, а не калечить друг друга! Нас не так много. Думайте о чести, совести…

– Да-да, – нетерпеливо отмахнулась Нина Тамаровна.

– Что же нам делать теперь? – перешел к главному Борис Федорович, смотря на остаток поникших учеников.

Ника, Марго, Вита, Кристина. Алекс, Валера, Степа, Кирилл. Несколько учителей. Они должны сейчас сокрушаться по тем, кто в расцвете надежд заточен в актовом зале, ставшем кладбищем. Но единственной их заботой стало выживание, несущееся отголоском первобытных времен из дебрей пропамяти. Человеческие чувства, взращенные избытками цивилизации, на время отошли в сторону.

– Искать выход, – отозвалась Веня, которой, казалось, доставляло боль каждое слово. – Это единственный шанс. Телефон перерублен, родители знают, что ученики задержатся сегодня…

– Ой, Стела Вениаминовна, – обронила Вита, – в столовой Алина попала в беду.

– Что же ты молчала? – разозлилась Стела, угрожающе подняв руку.

– Я сказала Нине… – Вита оглянулась на Нину Тамаровну, в ответ бесстрастно глядящую на нее, и замолчала.

– Ладно, – отозвался Борис. – Бери подмогу и иди туда. Мы попытаемся связаться с внешним миром. И, пожалуйста, держитесь вместе! Кстати, плесень не любит солнца и сухости.

22

Вернувшись в столовую, Вита жалобно позвала Алину, но ей ответило только странное копошение.

– Ладно, – прошептала она, переводя дыхание. – Я пойду туда. Если не вернусь, пусть идет Марго, потом Ника. Если никто не вернется, кто-нибудь должен позвать на помощь.

Марго и Ника одобрительно кивнули, и Вита ринулась в горнило событий. Она пролезла через ограждение, схватила несколько пирожков, сиротливо лежавших там, где раньше были расфасованы груды пирожных, необходимых учащимся благодаря сомнительной съедобности бесплатных блюд. Откусывая тающее тесто, прошла в огромный зал, где в предобеденное время жужжали кастрюли.

В углу кухни что-то двигалось… Вита сглотнула и неуверенно придвинулась вперед, посекундно спрашивая: «Алина?» Наконец, яркий солнечный луч осветил страшный угол, и у Виты замерло сердце… Там в обнимку сидели Алина и Алекс, страстно целуясь!

– Алекс… – протянула Вита, округляя карие глаза.

Алекс дрожал.

– В-Вита… Здесь так холодно, а эта тварь не выпускает нас… Посмотри – вокруг нас магический круг… – прошептал он, зубами выбивая чечетку.

Вита обдумывала, как лучше покарать обоих, но из-за свойственной любознательности решила дослушать.

– Мы… пытались согреться, – промямлила Алина, выдергивая побелевшую от инея руку из-под шеи Алекса.

– Ах, замерзли? – проревела Вита и побежала на них, сворачивая пальцы в кулаки.

К несчастью, каблук ее свежекупленных на распродаже туфелек застрял в щели пола. Пытаясь выдернуть ногу, Вита расслышала за спиной угрожающее сопение и, посмотрев на вытянувшиеся лица Алекса и Алины, поняла, что дело худо.

Она обернулась. Перед ней, вытянувшись почти до потолка, повисло чудище зеленого цвета. Отвратительная жижа капала на кафельный пол, а запах от чудовища исходил такой, что даже перебивал въевшийся в столы и лавки смрад не отмывающегося жира. Вся эта груда дышала, и, похоже, понимала, что происходит, потому что медленно начала двигаться на беспомощную девчонку.

С диким криком Вита выломала доску, пригвождавшую ее к месту, и, не обращая внимания на слабые протесты Алины и Алекса, пустилась наутек, чудом улизнув от нападения.

– Оно там! – подбежав к подругам, завопила она, размахивая руками так, что даже отвесила пощечину Нике.

– Оно там! – закричала в ответ Ника, хватая за плечи Марго и начиная трясти ее в разные стороны, отчего у той растрепался впечатляющий конский хвост, специально зализанный ради генеральной репетиции.

– Успокойся! – со всего размаху Марго наградила Нику второй пощечиной.

Та отступила на шаг, схватилась за розовеющие щеки и села на корточки.

Из кухни послышались леденящие душу крики.

– Поздно… – проронила Вита, хватая Нику за волосы и волоча прочь из столовой. – Сматываемся! – взревела она, ускоряясь.

– Но им надо помочь… – в недоумении уставилась на нее Марго.

– Забей на них! – повысила голос Ника, пытаясь приноровиться к бегу подруги.

– Им не поможешь… Хватит ныть! – с этими словами Вита пихнула Марго в спину и заставила семенить перед собой.

– Ты всегда командуешь… – через одышку попыталась надуться Ника.

Все же надо было почаще ходить на физкультуру…

– Идем всегда, куда ты скажешь, смотрим то, что ты хочешь… Но сегодня мне это по вкусу, – примирительно закончила она.

23

Через час все, кто остался в школе, вновь убегали.

Римма Эдуардовна, которой не мешал даже внушительный бюст, обрамленный видавшим виды мехом, с нежданной прытью неслась по коридору. За ней едва поспевали остальные. За ними хлюпала слизь, заглатывая попавшиеся под руку предметы. Стулья, двери, лампы погибали в ней, как в черной дыре. Пупок присоединился к общему движению и с завидной прыткостью при подобной комплекции бежал рядом с Никой, цепляясь за нее руками.

Зеленая волна накрыла бы бегущих, если бы они не успели спрятаться в туалете по соседству с протекающими трубами и отваливающейся раковиной без единого куска мыла. В помещении стояла духота. Ника слышала над своим ухом тяжелое дыхание Пупка и чувствовала, как в ней поднимается волна отвращения, досады и жажды мщения.

– Что за черт, – послышался его низкий скрипучий голос, – от кого мы убегаем?

Никто не потрудился ответить.

– Ладно, – решился через какое-то время Борис Федорович. – Мы должны предпринять что-то.

– Предпринять, – вмешался Кирилл, вертя, как хамелеон, круглыми глазами и показывая, что он с неконтролируемой толпой не имеет ничего общего. – Надо было школу закрыть, а не подвергать нас опасности! Теперь вы все получите по заслугам, – злорадно заключил он, скрещивая руки на груди.

Римма шикнула на него. Борис промолчал, исследуя стены. Остальные субъекты сильного пола не обладали достаточным мужеством, чтобы напрямую высказать свое недовольство. Тем более кто-нибудь мог счесть, будто они одобряют Кирилла.

– Не думаю, что у вас получится справиться со стихией… – протянул Пупок. – Вы просто преподаватель, не больше. Не стоит строить из себя спасителя.

– Борис Федорович хотя бы преподаватель биологии, а вы – простой физрук, – не скрывая раздражения и оторвавшись от руки Марго, в которую вцепилась как в спасательный щит, процедила Ника.

– Как ты смеешь так разговаривать с преподавателем? – изумилась Римма, пока Эмиль Рудольфович пытался отдышаться от ужаса.

– Да пошли вы! – взорвалась Ника, пытаясь ссорой выплеснуть все, что наболело в душе за последнее время. – Кто должен теперь слушать ваши бредни, если мы все умрем, а виноваты в этом вы, если позволяли ему, – она указала на Пупка, – замутить все это!

– Что ты несешь, Совина? – еще сильнее распылился Эмиль Рудольфович, пятнами краснея от негодования.

– Да вы думаете, мы не знаем, кто создал эту слизь? – в бешенстве закричала Ника.

Борис Федорович и девочки тщетно попытались успокоить ее. Разозленные флегматики с непривычки кажутся страшнее холериков, для которых ор – рутина.

– Да брось, Ник, – спокойно обратился к ней Кирилл. – У этого мозгов бы не хватило.

Эмиль подобрался к Кириллу (что было непросто при забитости комнаты и его профиле), отвесил ученику затрещину и гордо покинул территорию. Сочувствующая его настроениям Римма не решилась последовать за ним. Она робко озиралась кругом и молчала вопреки привычке.

Спустя некоторое время опустевшая школа разразилась женским воплем. Все, кто находился под сомнительным прикрытием ветхой двери, выбежали в коридор и услышали выстрел из кабинета директора.

Когда толпа добежала до него, Ника увидела Эмиля Рудольфовича, держащего на руках истекающую кровью Стелу Вениаминовну. Рядом с ее обездвиженной ручкой, изящно хватающейся за Эмиля, валялся пистолет. Вокруг стоял дым, волосы у директрисы были одного цвета с пеплом (она добровольно носила этот неестественный оттенок). Стела пыталась сказать что-то, но была так слаба, что окружающие расслышали лишь: «Как я… нельзя было брать руководство». Несмотря на ранение она какое-то время боролась за жизнь, грациозно елозя ладонями по пропитанной кровью одежде. Наконец, под гробовое молчание окружающих она затихла.

– Вы… – выдохнула Марго, поворачиваясь к Эмилю, – убили ее!

– Что ты несешь, Правдина! – взъерошился Эмиль.

«Он, кажется, звереет», – пронеслось в голове Виты.

– Так и есть! – взревела Ника, подбежала к учителю и, пользуясь тем, что Борис занялся заботой о теле Стелы Вениаминовны, вцепилась в седеющие волосы, обильно смазанные гелем для придания им притягательного блеска.

Осыпая Пупка пощечинами, Ника пришла в неописуемый экстаз, который появлялся у нее разве что в последний учебный день перед перспективой закрыться на чердаке и не видеть никого. Наконец, вездесущий Борис Федорович, как самый положительный герой, вынужден был оттащить любимую ученицу от нелюбимого коллеги.

– Вы… Вы… – от ярости брыкающаяся и невольно бьющая и Бориса Ника не могла говорить, то и дело запинаясь и кашляя. – Вы натравили на нас эту гадость, а теперь потешаетесь над нашими смертями!

По кабинету директора прошел гул. Пытающаяся оттереть кровавые пятна с ковра (кощунством было позволять такому дорогому приобретению окончательно испортиться!) Римма в нерешительности переводила взгляд с одной ругающейся стороны на другую.

– Замолкни, курица! Как ты смеешь… – взвизгнул Эмиль, схватился за сердце, хрипло задышал и свалился на только что вытертый ковер.

Никто не подбежал к нему. Все словно застыли в страхе за собственную жизнь.

– Он мертв, – декламировал Борис Федорович, стоило ему прикоснуться к груде на полу.

24

Уцелевшие заперлись в блоке шестилеток, поскольку только здесь Нечто не успело еще распустить свои жаждущие белка лапы. Помещение здесь давно не ремонтировалось и не отапливалось, с потолка свисали хлопья серой паутины. Истлевающая мебель разного возраста и цвета валялась на запыленном полу. Первоклассники давно были выгнаны с этой безопасной территории в разночинство смешанных классов, где преждевременно вступали на нелегкий путь взросления. Маленькие дети, только недавно оторванные от работающих матерей, быстро привыкали к вечному хаосу школы и привлекательным занятиям, от безделья выдуманным старшими авторитетными товарищами.

– Я, кажется, знаю, как справится с этой дрянью, – неожиданно раскрыл рот Кирилл, не славившийся красноречием.

Поскольку до сих пор никто не предложил вразумительный план борьбы с кровожадной слизью, особенного воодушевления высказано не было. Кристина же странно посмотрела на Кирилла и, по всему было видно, собиралась сказать что-то, но вспомнила о своей немоте. Степан забился в угол и не то что не собирался утешать возлюбленную, но, кажется, сам нуждался в поддержке.

– Ну и как? – осведомился Борис Федорович, не выдержав долгой паузы, которую взял Кирилл после своего заявления.

Ника подумала, не косит ли Кирилл под Джулию Ламберт, но с пренебрежением вспомнила, что он не увлекается литературой и как-то даже обронил, что в стихах Ахматовой не хватает рифмы. Напомнив себе об этом, она фыркнула и отвернулась от Кирилла.

– Этот код – 2=0… Значит что-то. Это не просто цифра, нацарапанная на стене, – глубокомысленно начал Кирилл, едва ощутимо картавя.

– Понесся… – запротестовала Вита. – Сейчас начнет про машину времени втирать.

– Ну, – невозмутимо продолжал умник, отрешенно глядя на товарищей по несчастью, – если вы хотите сдохнуть здесь от голода или кануть в пасти плесени, милости прошу…

– Ладно, ладно, – пошла на попятную ставшая толерантной Марго. – Выкладывай.

– В общем, это должно что-то значить, – завершил мысль Кирилл.

– Ты это уже сказал, – напряглась Ника.

Кирилл отвернулся к стене и не прибавил больше ни слова. Не желая успокаиваться, строптивая Ника подсела к нему и, не обращая внимания на остальных в классе, по полу которого они бегали в восемь лет, предприняла попытки разузнать все. Борис Федорович и Марго обсуждали возможность взрыва плесени, Вита заливисто смеялась со Степаном, оставив Кристину уворачиваться от спускающихся с потолка пауков. Кристина гневно оглядывала собравшихся, но молчала, как и Валера, тупо уставившийся на свои пальцы. Римма осталась у тела Пупка, а Нина Тамаровна исчезла в неведомом направлении.

– Кирилл, – неуверенно начала Ника, боясь спровоцировать насмешливый взгляд и почувствовать себя дурой. – Как ты не понимаешь, что подставляешь не только нас, но и себя с сестрой? Пусть ты нена… недолюбливаешь нас, но подумай хоть о себе…

– Ты предлагаешь мне стать эгоистом? – заносчиво процедил Кирилл.

– Все люди эгоисты, это норма.

– Наши жизни – ничто по сравнению с величием вселенной…

– Пусть так, но жить все равно хочется.

– Ладно. В общем, это код.

– Что за код?

– Обычный шифр.

– Это нелепица! – по обыкновению отрубила Ника.

– Нет, если принять за «равно» другой зашифрованный знак, – спокойно доложил ее собеседник.

Ника задумалась. За разговорами с Кириллом на нее находило чувство беспомощности перед его интеллектом.

– Перевернуть равно? – спросила она тихо.

Кирилл улыбнулся.

– Я всегда подозревал, что ты умнее, чем кажешься.

– И что теперь делать?

– Не знаю. Плевать.

– Получается… 2110. И что?

– Год конца света? – пошутил Кирилл и хмыкнул. Во всех его манерах сквозило что-то отталкивающе, хотя внешность нельзя было назвать неприятной. – А если 21-10?

– Получается 21 октября. Но сейчас май!

– Не вариант.

– Думай, Кирилл!

– Лучше отстань от меня.

Ника все-таки докатилась до обиды и отошла. В голове у нее вертелось только «21-10». Она поделилась догадками с друзьями. На несколько минут они включились в живейшее обсуждение.

Тем временем Нина Тамаровна и Римма Эдуардовна, каким-то чудом прошмыгнувшие в блок шестилеток, были пойманы Степой. Сейчас он казался выше, сильнее и увереннее, чем на уроках и, уж тем более, у доски.

– Куда это вы и… откуда? – осведомился он с видом полицейского из любимого сериала.

– Трёпичкин, не груби.

– Нет, на этот раз вам придется ответить! Вы вечно слоняетесь где-то, это нам не нравится!

– Давайте уже, – подхватил Борис Федорович. – Заняться нам все равно нечем. Раскроем друг другу душу.

– Это вряд ли, – декламировал Кирилл, но вынуждено замолчал из-за неодобрительных взглядов собравшихся. Отвернувшись, он по обыкновению усмехнулся.

– Давайте! – воодушевилась Вита. – В фильмах обычно так и происходит – никто не хочет рассказывать тайны, но все равно рассказывает!

Нина Тамаровна помялась для приличия, затем тяжко вздохнула и села на крошечный детский стульчик. Похоже, она сама тяготилась своей загадочной тайной и не прочь оказалась спихнуть ее на кого-нибудь еще.

– Я… – начала она и запнулась, – столько накопилось за это время. Тогда мы были убежденнее, наивнее, что ли…

– При Сталине? – вмешалась Вита, заработав немой укор Марго.

– Нет, когда появилась плесень.

Все, кто хоть что-то понимал, переполошились. Кирилл удивленно поднял ко рту и сразу же опустил запястье.

– Прошу вас, продолжайте, – тихо подбодрил Нину Борис.

– Это случилось год назад, тоже весной. Мы с Ульяной Адольфовной экспериментировали с некоторыми ингредиентами. То, что у нас в итоге вышло… Я…

Она подняла голову и увидела, как все, почти не дыша, ловят ее исповедь.

– Вы убили нас… – протянул Степа, начиная громко сопеть.

– Нет, нет! – воскликнула Нина, в волнении перебирая на шее бусины, на которые засмотрелись бы даже английские аристократки.

– Ребята, – обратился к ученикам Борис Федорович. – Дайте же человеку высказаться!

– Так вот, – возобновила речь Нина, продолжая опасливо оглядываться. – Мы не поняли сразу, что у нас вышло. Мы же хотели всего-навсего создать новый штамм микроорганизмов и заявить, наконец, о себе. В провинции сложно доказать кому-то, что твои амбиции – не помешательство. Как тяжело год от года видеть, как мечты рушатся, а ты остаешься только учительницей физики, которая никому не нужна…

– Это не психоанализ! – раздраженно прервала ее Римма. – Я тоже много чего могу поведать. О том, например, что у нас кап ремонт так и не…

– Подождите! – вскрикнул Борис, поднося ладонь ко рту. – Так это действительно сделали вы, а не Эмиль, как думали девочки?

Он повернулся и обнаружил, что щеки Ники предательски поменяли цвет в сторону свекольных.

– Так дайте же мне договорить! – не выдержала Нина.

Борис виновато поднял руку, а Тамаровна нервозно продолжала:

– Мы были ошеломлены тем, что увидели в микроскоп. Мы не могли решить, что делать с этим… Через несколько дней пробирка с веществом пропала. Мы искали ее везде, но безрезультатно. Мы отчаялись и испугались, что тогдашний директор выгонит нас, ведь мы работали без разрешения, из одной любви к делу. А реактивы не покупались с восемьдесят пятого… Мы так и не нашли ту пробирку. Прошла неделя, месяц, ничего не происходило. Мы успокоились и начали надеяться, что все обошлось. А потом, после летних каникул, произошел этот случай с шестиклассником, и мы поняли, что существо растет и набирается сил там, где тепло и сыро…

– В раздевалке! – не выдержала Марго. – Там и душ есть…

– Да, – печально ответила Нина Тамаровна.

– И ничего не предприняли? Никому не сказали?! – воскликнул Валера, впервые со взрыва раскрывая рот.

До этого он находился в ступоре, не отрываясь от руки подруги. На другом конце Марго привычно висела Ника, инфантильно ища защиты.

– Нет, – призналась Нина, переходя на шепот. – Сначала мы надеялись, что это единичный случай, потом решили найти его. Мы искали, но не успели…

– Почему же действительно не рассказали всем? Так могли бы избегать последствий, закрыв школу на аварийку! – воскликнула Ника, представив блаженный карантин вместо вылазок в школу в любую погоду.

– А ты думаешь, нам так хотелось садиться в тюрьму? И потом, так интереснее, больше трупов и крови. А читатель держится в напряжении и узнает самый смак только тогда, когда ничего изменить нельзя. Это закон жанра, ребята!

– У вас был весь учебный год, а вы ничего никому не сказали! – с упреком продолжала Марго.

– Сказали. Директору.

– Вы только что сказали, что испугались ее!

– Да. Но честь дороже страха, – гордо заявила Нина Тамаровна.

– Так поэтому она ушла с поста?! Побоялась ответственности? И химичка тоже срулила! – выдохнула Ника, округляя глаза с видом Джордано Бруно, пришедшего к потрясающим открытиям.

– Да.

– А вы еще преследовали нас из-за попыток докопаться до правды! – Ника не могла потерпеть такой несправедливости.

– Вы натворили бы глупостей! – повысила голос Нина, позволив жесткой преподавательнице возобладать над кающейся ученой.

– Типичные отговорки врунов и злодеев, – съязвил Кирилл.

– А вы не думали, что кто-то нарочно украл ту пробирку? – протянул Борис, прикасаясь к подбородку. Глаза его блуждали. – Кто-то кроме вас двоих знал об опыте?

– Эмиль пару раз видел… – начала было Нина.

– Я же говорила! – перебила Ника с воодушевлением. – Он все-таки причастен! Он всех нас ненавидел!

– Да помолчи ты, Совина! – не выдержала Римма. – Без тебя тошно.

Ника смолчала.

– А у вас случайно не осталось пробы той плесени? Наверняка ведь это была не одна пробирка, – медленно, как будто подозревая что-то, спросил Кирилл.

– Осталась… Мы спрятали ее.

– Куда? – загорелся Кирилл.

– В сундук, а его зарыли возле турников… Чуть подальше, возле футбольного поля, – недоуменно ответила Нина. – Неужели это имеет значение?

– Быть может, – уклонился от прямого ответа Кирилл и вновь отвернулся.

Между тем Марго почему-то показалось, что он краем глаза следит за Никой.

25

– Ну и что ты думаешь об этом? – спросил Борис Федорович Кирилла.

Вита пыталась не подслушивать, но не справилась с этим похвальным стремлением. Она наклонила голову, и, сидя на подоконнике, делала вид, что усердно слушает пение птиц, пробивающееся через толщу затянутых окон.

– Нам нужно достать тот сундук.

Вита услышала смешок и что-то похожее на цоканье, почти такое, каким часто промышляла сама, вызывая неодобрение Ники.

– Как ты намереваешься выйти отсюда? – спросил Борис без снисхождения.

– Плесень боится сухости. Мы можем просушить окно, и на какое-то время оно откроется.

– А потом? Кого мы выпустим?

– Нику. Она самая активная из нас, быстро найдет сундук.

– И что дальше?

– Принесет его сюда. Мне кажется… Может быть, разросшейся и мутирующей плесени не понравится встреча с такой же, как она, но запертой под землей.

– Интересная теория, но спорная…

– Вы видите другие пути выхода? Если мы не уничтожим плесень, она перекинется на другие дома и захватит город.

26

– Так, Ника, – напутствовал ученицу Борис, подводя к раскрывшемуся на несколько минут окну. – От тебя зависит жизнь всех здесь собравшихся.

– Супер, – кисло ответила Ника, дрожа. – Вы могли бы поручить это кому-то…

– Тебе.

В голову Ники залетела мысль, поскреблась там немного, поняла, что не до нее сейчас и благополучно испарилась.

– Мне страшно одной.

– Вот уж не думал, что ты – трусиха, – засмеялся Борис. – Ну, хорошо, пусть Кирилл идет с тобой.

Ника кивнула. Кирилл, если и был в восторге от этой затеи, ничего не сказал и послушно подошел к рассыхающейся раме.

Ника, не давая никому проявить инициативу, схватила сплетенный из одежды товарищей по несчастью канат и спустила его на улицу. Потом взобралась на подоконник, с отвращением глянула на слипающуюся слизь, опаленную пламенем от сожженного стула (хорошо, что Степа курил), сжала губы и вылезла через открывшееся отверстие.

Каната хватило ненадолго, и она повисла в воздухе между третьим и вторым этажом. Вытянулась во весь рост, чтобы скорей достать до земли, и, зажмурившись, прыгнула. Больно ударившись о землю, она, боясь показаться жалкой, быстро распрямилась и уставилась на мучавшегося Кирилла.

Когда он, наконец, справился с земным притяжением, она недружелюбно кивнула и быстро зашагала к заросшему бурьяном футбольному полю.

– И где мы будем искать этот чертом сундук? – буркнула она, обращаясь, скорее, к себе, чем к Кириллу, семенящему сзади.

– Нина сказала, что в бомбоубежище.

Ника насупилась.

– Вся эта ситуация вообще похожа на дурацкий сон или ужастик с хреновым финансированием

– Ты думала о том, о чем мы говорили? – спросил Кирилл.

– Я чаще думаю о том, что говорю себе сама.

– Вспомни, – не сдавался Кирилл, – о коде, нарисованном возле библиотеки.

– Он нарисован не только возле библиотеки, – ответила его спутница и кивнула головой.

Они как раз проходили мимо любимого места собрания подростков – котельной, служившей курильщикам прикрытием от досаждающей неучтивости учителей, вздумавших учить их жизни. Во всю ширину стены, там, где раньше были начертаны нелитературные размышления о знакомых и названия любимых групп, красовалась знакомая надпись, противоречащая законам арифметики.

– Ладно, хватит болтать. Люди ждут.

– А с чего это ты стал таким добреньким?

– В смысле?

– Да не прикидывайся! – парировала Ника. – Все ты понимаешь. То перед классом признаешься, что ненавидишь все и вся, а теперь хочешь спасти нас?

– Может быть, я просто хочу проверить свою теорию. А вообще я не злой. Ты плохо меня знаешь.

– Как я могу хорошо узнать чела, который и двух слов сказать мне не может?

– Почему я должен говорить тебе эти два слова, если ты сама ничего не говоришь мне?

– А, мы гордые.

Ника победоносно отвернулась и ускорилась.

– У тебя много друзей? – Кирилл решил сменить тему, а Ника недоумевала, почему он сегодня такой разговорчивый.

– У меня много товарищей, тех, с кем приятно проводить время, но которые не придут к тебе во время кризиса и не станут отговаривать от безумных идей. Друзья же – только Вита и Марго.

– Понятно.

– А у тебя?

– У меня их вовсе нет.

– Только не говори, что из-за того, что все сволочи. Я не верю этому. Обычно дело в нас самих. Не могут все люди на земле быть козлами. Возможно, у тебя повышенные требования…

– Да брось. Мы похожи гораздо больше, чем тебе кажется.

– Откуда такая уверенность?

– Интуиция.

– О, да! – присвистнула Ника.

В этот момент они подошли к полуразрушенному бомбоубежищу, верхушка которого была предательски снесена и собирала теперь в себя пивные бутылки, распиваемые школьниками на территории почитаемого ими учреждения.

– И что теперь? – опешила Ника.

Кирилл, ничего не говоря, повернулся к ней спиной и, не обращая внимания на удивленный вид спутницы и ее попытки подшутить над ним, начал рыть землю руками.

– Этого еще не хватало! – воскликнула Ника. – У тебя будут глисты!

– Ты собираешься вытащить живыми дорогих тебе людей? – беззлобно процедил Кирилл, продолжая рыть.

Ника сдалась, хотя не прочь была всплакнуть. Им не пришлось долго мучиться – желанный сундук оказался близок к поверхности.

– О, чудно, я чувствую себя Джеком Воробьем. Там, случайно, нет бьющегося сердца?

Кирилл не засмеялся, а Ника подумала, что все-таки понятно, почему за столько лет они не стали друзьями.

Когда они тащили сундук назад, Нике послышались крики из окна, куда они должны были влезть.

– Ну вот, опять! – прокричала она, сбросила сундук на ногу Кириллу и, спотыкаясь, побежала к окну.

– Степа, Степ… – услышала она замолчавший крик Риммы.

Затем послышались какие-то удары, новые крики и возня. На пыльный асфальт перед Никой упал скелет.

Ника в оцепенении засмотрелась на обглоданные кости и попыталась дышать ровно. Но это не помогло. Поэтому она упала на дорогу и начала безудержно хохотать, перемежая взрывы смеха с проклятьями и выгибаниями коромыслом. Кирилл в бесконечном замешательстве наблюдал за этой сценой, забыв даже об ушибленной ноге. Наконец, Ника опомнилась, поднялась с земли, отряхнулась и, подняв голову, прокричала:

– Эй, вы! Мы притащили сундук!

С трудом оказавшись внутри, они наткнулись на валяющееся в углу тело слишком бледной Риммы.

– Что произошло? – выдохнул Кирилл.

– Степа решил развлечься с розеткой. Римма сказала ему, что этого делать не следует. Он нарочно рассказал нам анекдот про то, как учитель говорит ученику, который жалуется, что пальцы не пролезают в розетку. А учитель, не будь дурак, ему и говорит…

– А можно без этих подробностей?!

Вита насупилась, но соблазн описать трагедию оказался сильнее.

– Так вот, учитель ему и говорит: «А ты проволокой попробуй». Степа взял проволоку (где он только откопал ее?) и засунул туда. Римма попыталась удержать Степу, за что и поплатилась, – Вита указала на Римму, бездвижно валяющуюся в углу. – У нее остановилось сердце, а Степа в обмороке, хотя тоже без признаков жизни. Как я устала, – протянула она, садясь на пол и скрещивая руки.

– А откуда скелет? – ужаснулась Ника.

– Он здесь в шкафу был. Помнишь, мы его искали на биологии в подсобке?

– Мы принесли сундук, нужно его открыть, – напомнил Кирилл.

– А зачем? Скоро вечер, нас уже наверняка ищут, – ответила Вита, зевая. Потом скуксилась: – Я юбку помяла.

– Да что это с вами со всеми? – всполошились разом Борис и Кирилл.

– Да сколько можно бояться, прятаться и ждать, что тебя съедят? – парировала Ника, уже успевшая отойти от долбления головой. – Оставьте нас в покое.

– Так, хватит, – впервые взяла слово Нина Тамаровна, до того пришибленно усевшаяся в противоположном от тела Риммы углу.

Она подошла к сундуку и начала изучать его.

– Как его открыть? – спросил Борис, подвигаясь ближе.

– Я не уверена, что это безопасно, – предпочла уйти от прямого ответа Нина, выразительно, тем не менее, посмотрев на коллегу.

– Но иного выхода нет, – растерялся тот.

– Если только сжечь школу…

– За это и привлечь могут. Мы вам не в Америке.

Нина вздохнула и, щелкнув замком, приоткрыла крышку. В тот же момент Кристина налетела на нее и, вцепившись учительнице в шею, начала истошно вопить. От ее крика даже сдержанный Борис Федорович заткнул уши. Через несколько секунд после того, как Кристина успокоилась и, вращая глазами, сползла с Нины Тамаровны, дверь, огораживающая всех от страшного мира Нечто, вылетела из петель. И перед не слишком удивленными зрителями предстало оно во всей красе.

Девочки, Кирилл и Борис Федорович собирали в кулак все оставшееся мужество, чтобы достойно встретить смерть. Нина Тамаровна поднялась на ноги и, элегантно прошествовав до дверного проема, вытянувшись до потолка и грозно сопя, прыгнула на слизь, прокричав напоследок:

– Открывайте быстрей сундук! Это ваш единственный шанс сп…

Нину заволокла пелена. Через несколько мгновений плесень исчезла вместе со своей жертвой.

– Пока что оно насытилось, – прошептал Борис.

– Какой в этом смысл? – не выдержала Вита, расплакавшись. – Лучше бы уничтожило всех сразу. Зачем же стращать нас, загонять в угол и потешаться над надеждами спастись?!

– Может быть, оно находит в этом своеобразное удовольствие, – задумчиво протянула Марго.

– Разумная плесень? – саркастически вытянула лицо Ника. – Гоголь отдыхает…

– Так, – опомнилась Вита, поворачиваясь к Кристине, сидящей на месте нападения на Нину. – А ты что наделала?

Все разом повернулись в сторону скорчившейся Кристины.

– Действительно, что на тебя нашло… – попытался подладиться Борис.

– Говори! – крикнул Кирилл, подходя к ней вплотную. – Ты чуть не убила всех нас!

– Ах, так, – прошипела Кристина, отнимая ладони от лица и распрямляясь. – Ну, так слушайте, вам все равно недолго осталось, хоть умрете со знанием, – она подавила злорадный смешок.

Все оторопели, не решаясь перебить ее. Даже Ника не сказала ни слова, а только переглянулась с подругами. Потом перевела мучительный взгляд на Бориса Федоровича.

– Вы думали, все просто – какие-то выжившие из ума старухи создали то, чего не поняли сами, пробирка случайно пропала, а потом школа поразилась этим вирусом?! Какие вы после этого детективы? Скорее, дефективы.

– Ого, она заговорила! – опомнилась Вита. – Теперь понятно, почему ей следовало помалкивать, – прогнусавила она в нос, намекая на непринятый тембр, извергающийся из Кристины.

Даже в снах она часто видела, как Кристина говорит с ней.

– Да, Виточка, представь себе. Неужели вы действительно настолько глупы, что думали, что я не разговариваю, чтобы у доски не отвечать? – Кристина засмеялась. – Я это делала, чтобы не общаться с вами. Каждый человек глубоко мне противен.

– И ты что же, решила уничтожить школу и выкрала пробирку? – Борис, как ни приучал себя к снисхождению по отношению к несмышленым подросткам, почувствовал закипающую злость.

– О, нет, – Кристина вела себя точь-в-точь как героиня ужастиков, раскрывающая перед обреченными зрителями страшные тайны, побудившие ее на проступок: сверкала зрачками, посмеивалась и казалась зловещей. – Я просто помогала создателю.

– Кому? – в восклицании Ники промелькнула насмешка.

Кристина почуяла это, и, повернувшись к однокласснице, загадочно всмотрелась ей в лицо, чем почти довела ее до раздражения.

– А ты, Вероника, все смеешься? Ну, смейся, смейся. Своими усмешками чуть не довела моего брата до суицида…

Ника побледнела и быстро вскинула голову на Кирилла, неотрывно смотревшего на сестру.

– Замолчи! – его голос показался грудным. Он избегал глядеть на кого-то еще.

– Ах, сначала «Говори!», потом: «Замолчи!» Ты определись хотя бы… – теперь слова Кристины звучали почти дьявольски. Вите казалось, что еще чуть-чуть, и она превратится, по меньшей мере, в вурдалака.

– Ладно, личные отношения твоего брата и Ники сейчас не главное… – произнес сбитый с толку Борис.

– Личные отношения? – не выдержала Ника, в замешательстве уставившись на него. – Какие отношения, я его едва знаю!

– Ну да, ведь Кирилльчик так и не решился открыть тебе сердце… – блаженно пропела Кристина, жмурясь.

– В нее точно что-то вселилось, – уверенно сказала Марго. – Вы посмотрите, как глаза сияют. Ее надо изолировать!

– Ничего в меня не вселилось, я просто рада, что могу больше не прятаться и не прикрываться. И потом, даже если вы выкинете меня, оно вернется даже без моего зова. Не через час, так через два. Ваше время сочтено.

– Так, хватит болтать! Расскажи все или не мешай нам искать пути спасения! – отрезал Борис, поднимаясь.

– Ну, так я и рассказываю, это они мешают. В общем, не я выкрала ту пробирку. Это сделала… Как вы ее зовете, Поломойка? Очень остроумно, девочки, вы всегда выдумали всякую ерунду, смеялись над ней как ненормальные и считали себя самыми умными. Вы хоть понимали, какими идиотками смотрелись? Я увидела, как уборщица притащила эту дрянь и спрятала в раздевалке. Она же клептоманией страдает, вы не знали? В запертой подсобке у нее вообще склад мусора. Еще раньше я слышала разговор Тамаровны и химички. Я поняла, что это что-то интересное и решила попробовать. Что я теряла? А взамен могла получить возможность отомстить всем, кто издевался надо мной столько лет. Я ведь всегда хотела дружить, но это вы не давали мне шанса…

– Послушай, Кристин, – попыталась наладить контакт Ника, разводя руками и чувствуя себя паршивее, чем на выступлениях в самодеятельности, – я понимаю тебя. Я тоже ненавижу одноклассников и тоже в детстве страдала от дефицита общения, но я же не…

– Если ты мнишь, – прервала ее Кристина, постепенно ставшая центром сборища, – что своими фокусами запудришь мне мозги, ты ошибаешься. На чем я остановилась? Ах, да… Я разбила пробирку и начала поливать плесень водой. Она стала разрастаться, а моя радость крепла. Но Поломойка прервала мои планы, выгнав меня из раздевалки и отобрав ключ, который я с таким трудом сделала… Потом мне на помощь пришел Степа…

– Так ты его использовала!

– Конечно… – Кристина закатила глаза. – Не подумали же вы в самом деле, что он мне нравится! Этот идиот с круглыми глазами…

– Вообще-то он довольно симпатичный и популярный! – возмутилась Вита. – Ты его благодарить должна, что он на тебя позарился. Наверное, решил исследовать новую нишу.

Кристина поджала рот.

– … у него ведь были все ключи, поскольку он занимался волейболом в секции… Ну вот, кажется, и все…

– Как так? – запротестовала Вита, уютно примостив голову на талии Марго и с детским удовольствием слушая басенку о том, как одна злая девочка школу уничтожила.

– Знаешь, а я горжусь тобой, – неожиданно для себя открыла Ника. – Я всю жизнь хотела школу взорвать, да не решилась…

– Но ты не рассказала, как оно разрослось и начало нападать на людей, – хрипло добавил Кирилл.

Он уже отошел от шока, связанного с неожиданным обнародованием его приватных чувств.

– Да что тут рассказывать? Само выросло и начало нападать на всех. Мои надежды оправдались.

Итак, вместо того чтобы открывать сундук, наши герои прослушали исповедь Кристины. Вспомнили они о сундуке, только когда она поднялась с колен, потянулась и сказала:

– Ну что теперь. Попытаетесь все-таки отворить сундучок?

Все переполошились и повскакали с мест.

– Черт, как же мы забыли! – Кирилл схватил себя за чуб и опустил голову.

Вите показалось, что он осыпает себя неслышными уху обычного человека проклятиями.

Кирилл направился к сундуку. Стоило ему взяться за крышку, сестра, находившаяся сзади, подняла над его головой нож, и, прежде чем кто-то мог помешать ей, всадила его в спину брата. Кирилл упал вместе с вскриком Виты. В тот же момент Кристина подбежала к окну и, прошептав что-то, выбросилась в расступившееся отверстие.

Кирилл, истекая кровью, что-то негромко завещал Борису Федоровичу. Тот печально кивнул и положил его голову на пол. Через несколько секунд Кирилл затих.

Виту начало тошнить, Марго повела ее в угол. Ника, оцепенев, смотрела на Кирилла. Борис подошел к ней.

– Пора, Ника.

– К чему это все? – в отупении ответила она. – Эти смерти… Столько загубленных жизней… А был ли в них смысл? А есть ли он вообще в чем-нибудь?

– Мы не могли ничего изменить.

– Но ведь это Кристина наказала нас, значит, было за что…

– Нет, просто у нее не все в порядке с головой. Человечество никогда не было идеальным, но такие нацистские методы – не выход.

– Нас осталось так мало… – протянула Ника, давая понять, что утешения любимого преподавателя подействовали на ее эластичный разум. Из сердца уже меньше сочилась ядовитая жижа боли. – Только вот где твой прихлестень? – изумленно подскочила она на месте, поворачиваясь к Марго.

Та несколько мгновений недоуменно оглядывала подругу, затем вытянула челюсть и закусила губу. Взгляд ее словно поперхнулся на стене.

– А правда, где Валера? – повторила она, забыв даже обидеться на специфическую манеру Ники именовать друзей своих друзей.

С того момента, как Ника и Кирилл вернулись под школьный кров, никто не мог вспомнить, где сидел тихий друг Марго. Сама она начала набирать его номер, но быстро вспомнила, что связи здесь нет, огорчилась и не нашла лучшего выхода, чем скрипеть зубами, не хватаясь, тем не менее, за голову. Ведь на ней безмятежно покоилась поблескивающая прическа, доблестно сохраненная ей вопреки сегодняшним перипетиям.

Вита, справившись с дурнотой, кинулась к зеркалу и не осталась довольна результатом осмотра. Из-за потери салфеток для снятия макияжа она вынуждена была вытирать глаза с потекшей тушью пальцами. Поэтому все ее лицо приобрело грязно-серый оттенок.

– Вы видели, куда он делся? – обратилась Марго к Борису.

Тот покачал головой.

– Ладно, забей на него! – завыла Ника. – Хватит, откройте же этот долбанный сундук, меня достала вся эта хрень!

Борис послушался, в который раз подойдя к сундуку.

– Борис Федорович! – жалобно остановила его та же Ника, подбежала и обхватила его локоть. – Мне так страшно. Не открывайте, пожалуйста, это опасно!

– Ну что ж поделать, кто – то должен открыть его! – резонно проговорил Борис, с материнским пониманием трогательной и почти смешной детскости смотря не девчонку.

– Да, пусть кто-нибудь другой, кого не жалко!

– Ника, ты не должна так говорить.

– Но это правда!

– Тебе что, не жалко подруг?

– Конечно, жалко! – опомнилась Ника, оборачиваясь. – А не осталось кого-нибудь еще? Блин, они же все преставились…

– Ника, ты не должна так говорить, – мягко укорил Борис и разжал ее ладонь.

– Тогда я открою! – решила Ника, решительно опустившись на корточки.

– Ну, нет, дудки! – отрезал Борис, через силу поднимая ее.

– Борис Федорович! – слезно вмешалась Марго, дрожа, – время!

– Слушайте внимательно, – обратился Борис к девочкам. – Мы не знаем, что нас ждет при открытии. Вы как можно скорее уходите отсюда, слышите! И не оборачивайтесь, не пытайтесь вытащить ни меня, ни кого бы то ни было! Речь идет о ваших жизнях, и я как педагог обязан сберечь их.

Ника вцепилась в его рубашку. Вита и Марго взяли ее за плечи. Ника глубоко выдохнула, впитывая в себя тепло обступивших ее тел, поднялась на цыпочки и быстро поцеловала Бориса в щеку. Тот улыбнулся ей грустной успокаивающей улыбкой и подтолкнул к окну.

– Уходите.

Девочки благополучно скрылись за обступающей пеленой. Борис остался наедине с мертвецами и деревянным сундуком, который должен был раскрыть даже ценой собственной жизни.

27

Оказавшись на улице, Ника не испытывала ни облегчения, ни расслабления. Ее мозг работал так лихорадочно, что она не могла даже растянуться на траве, как Марго, и реветь, как Вита. Сердце жгло недосказанностью, а несправедливость происходящего изматывала и бесила. Не обращая внимания на слезы и молитвы подруг, она повернулась к ним спиной и, не понимая, что делает, побежала к подвалу школы. Там была одна из черноходовых дверей.

В начальной школе во время игр девочки их класса выдумали легенду о ведьме, прятавшейся в этом подвале и насылающей двойки за то, что они сердили ее криками и беготней. Однажды они нашли возле подвала умершую собаку и с удивлением смотрели на червей, пристроившихся к ее брюху. Тогда они решили, что и в этом повинна ведьма, испугались и перестали играть возле подвала. Сейчас Ника почему-то вспомнила эту историю и поразилась, что и ныне колдунья мстит ей за что-то.

– Ник, ты куда?

– Сумасшедшая! – разом вскрикнули Вита и Марго.

Ника с досадой услышала за своей спиной бегущие шаги. Несколько минут все трое безуспешно долбились в трухлявую, но по-прежнему крепко запертую дверь. Плечи болели от толчков.

– Да, жаль, что мы ходили на рисование, а не на борьбу, – пожалела Марго.

– А я всегда говорила, что девчонкам важнее самооборона, а не эти заморочки, – ответила Ника, так и не избавившись от привычки высказывать свое сверхценное мнение.

– Поэтому научилась играть на гитаре вместо карате? – ехидно изрекла Вита, предпринимая очередную попытку атаковать дверь.

– Я просто очень ленивая, а гитара мне действительно нравится.

Наконец, они сломали неподатливый замок.

– Девочки, – остановилась Ника у самого входа. – Я понимаю все и очень благодарна, но не обижусь, если вы не пойдете сейчас со мной. Я не могу вами рисковать.

– Слушай, заткнись уже, – прервала ее Марго, толкая в спину. – Раньше надо было думать.

Они пролезли в блок шестилеток, прошли по нескольким большим залам, которые всегда наводили на детей с неплохим воображением что-то вроде мистифицированного страха. Это были светлые просторные залы, окнами выходящие в коридорообразные тупики. Уже само по себе это заставляло воображение работать. Здесь появлялись и исчезали самые разные истории, которые любят придумывать дети и сами свято верят своему вымыслу. В детстве Ника всегда представляла, какова школа там, по ту сторону здания. Ей виделись шикарные фонтаны и причудливые птицы, развешанные в восточнообразных клетках. Вообще весь этот ансамбль в ее голове напоминал что-то среднее между Эрмитажем и страной тысячи и одной ночи. Ведь сказки и прогулки по Петербургу, куда часто возила ее бабушка, Ника и по сей день любила почти так же сильно, как треклятые американские мультики.

На покатой лестнице, где постоянно случались какие-нибудь происшествия со сломанными костями, межполовыми драками и прятками от надоевших надсмотрщиков, девочки услышали знакомый шум. Как будто тысячи мышей, погребенных в полых стенах, искали выхода.

– Ну и что теперь, Ник? Сначала уходим и обещаем не вмешиваться, а теперь?

– Да какая разница?! – отмахнулась Ника, взбегая вверх. – Если хотите, оставайтесь здесь.

В тот момент, когда она, едва не поскользнувшись, взобралась на последний порожек, дверь отворилась сама. За ней Ника не могла разобрать ничего. Она видела только клубы зеленоватого пара, за которым… в глубине класса стоял человек.

– Борис Федорович, – осторожно позвала Ника, надеясь, что не обозналась.

Ей вдруг стало жутко. Совсем как в детстве, если оставалась в комнате одна до того, как на улице зажигался фонарь. Фигура повернулась, за ней показался открытый сундук. Борис Федорович, а, может, вовсе и не он, медленно, как раненный, начал двигаться на Нику. Несмотря на то, что ее ноги приросли к полу, как бывает в кошмарах, она продолжала звать его. Наконец, из тумана появилось его лицо со светящимися зеленым глазами. Не осознавая, что делает, Ника спрыгнула вниз, презрев стоптанные ступени. Больно ударилась о перила.

– Он, он, он… – бессвязно повторяла она, хватаясь руками за подоспевших подруг.

Борис показался на лестничном проеме. Марго и Вита вскрикнули. Но не успели они подобрать с каменной лестницы Нику и побежать что есть сил, на Бориса с потолка закапала слизь, проступившая уже через побелку. Борис закричал, упал и начал содрогаться.

В тот же момент стены задрожали. Главные героини в лучших традициях блокбастеров успевали отовсюду улизнуть до того, как обрушится последняя надежда на спасение.

– Так вот, что значит 2=0! – восторгалась Марго, успевая тараторить и тяжело дышать одновременно. – Два Нечто пожрали друг друга!

Ника не разделяла ликования подруги, но усердно перепрыгивала через пробоины в полу.

Школу трясло. Приходилось уворачиваться от летящих отовсюду кусков стен и потолков, лавировать на ходящем под ногами полу и бояться, что следующий шаг окажется последним.

От грохота и страха едва сознавая, что происходит, девочки выбежали в школьный холл. Им удалось опередить разрушение, не коснувшееся позднее построенного здания, поэтому они повалились не пол в надежде отдышаться. Окна в столовой оказались выбиты, оставалось только вылезти в них.

Неожиданно внимание Марго привлекла чья-то фигура, мелькнувшая между колоннами.

– Эй, кто там? – позвала она.

– Можно подумать, тебе ответят, – вмешалась пришедшая в себя Вита.

Ника молчала. На лице ее вырисовывались слезы, которые она даже не пыталась вытереть. Вода на щеках сползала с кожи в унисон каплям на шее, появившимся от непривычной нагрузки.

– Черт, да кто все-таки это? – прорычала Марго.

Подруги знали, что лучше не будить в ней «внутреннего льва», иначе лихо придется всем.

Марго прошмыгнула за колонну и, увидев, как человек, прятавшийся за ней, удирает, пустилась следом.

– Рит, нам надо бежать! – попробовала остановить ее Вита.

Марго ухитрилась схватить беглеца за рукав. В обернувшемся к ней лице она обнаружила своего собственного Валеру.

– Валера… – недоуменно протянула она.

– Что это все значит? – ошарашено спросила Ника, понимая, что ее голова, и так разгоряченная сегодняшними событиями, вот-вот лопнет.

– Рит, только не устраивай сцен! – ее друг попробовал пойти на попятную.

– Что все это значит? Куда ты смылся? Мы чуть не погибли, а он здесь прохлаждается! И потом, как тебе это удалось?

– Я…

– Предатель и трус, – слова Ники звучали как никогда отчетливо. Она, видимо, оправилась от потрясения и с зашкаливающей дозой яда клеймила человека, против которого была предубеждена с самого начала.

– Ник, может, не стоит… – проговорила Вита.

– Да бросьте вы, девочки! Не поможет вам сейчас моя якобы ревность, – отчеканила Ника и остановилась, ожидая, что случится дальше.

– Но зачем ты это сделал? – грозно переспросила Марго.

– Думал, здесь будет шанс. Там же совсем стены прогнили, сами видели…

– Да мы туда и прибежали, чтобы был шанс, как ты не понял? – взбеленилась Ника. – Все, хватит разговоров, плюньте на него, пошли в столовую. Добьем окна и выберемся. Меня уже тошнит от всего этого.

Они, прошкондыбали мимо кабинета директрисы и услышали шум. Остановившись как вкопанные, они, не дыша, застыли в предвкушении очередной кровавой расправы. Вита приподнялась и, схватив нож, неизвестно откуда оказавшийся на полу, подкралась к двери. Стоило ей открыться, девочки увидели внушительную мужскую спину. Доведенная до исступления Вита, наугад ткнула фигуру ножом. Игорь в забрызганном красным халате покряхтел для приличия и свалился замертво. По покатому полу загремели сокровища кабинета Вени, а так же бриллианты, в которых она щеголяла по особым случаям. Признаться, камни казались слишком увесистыми для директрисы затрапезной школы на окраине города.

– Боже, боже, боже! – завопила Вита, выпуская нож из рук.

Нож, развивая приличную для себя скорость, полетел вниз и едва не лишил сходящую с ума Виту пальцев на ногах. Вита опустилась на пол и забилась в истерике. Марго, испытующе посмотрев на Валеру, помогла подавленной Нике поднять подругу.

– Рит, я не… – попытался остановить ее Валера.

Явно находясь не в своей тарелке из-за всего произошедшего, он подошел к ней.

– Я все понимаю, – равнодушно процедила Марго. – Иди куда хочешь, я не осуждаю тебя.

Пока они помогали Вите протиснуться в выбитое школотрясением стекло, все еще вздрагивающей от позывов к слезам, где-то в холле раздался крик Валеры.

– Уходим, уходим, – одернула Марго обернувшуюся Нику. – Если успеем, вернемся, а так всех загубим.

Но они не успели. Они с трудом добежали до места, где за стенами начиналась трава. Раздалась серия мощных взрывов. Девочки могли только упасть на землю, заткнув уши и чувствуя, как спины холодеют от соприкосновения с майской непрогретостью. Им оставалось только ждать «отпущения грехов, которое они никогда не получат». Впрочем, к религии все три относились равнодушно.

28

Ужас прошлых часов постепенно таял, уступая место расслаблению от понимания, что все позади.

Вечер тащил за собой успокоение. Было хорошо лежать на сырой траве и понимать, что холодеющий день, унося вместе с закрывающимся солнцем боль и горячку последних событий, залечивает раны. Но каждая девушка, бессильно павшая на траву, понимала, что такой, как была прежде, уже не останется. Начнется новый день, друзья и родственники почтут память тех, кто угас сегодня. Но каждое новое открытие несовершенства, суетности и дисгармонии мира потребует от их гибких, как сосуды младенца, душ новых жертв, уступок и лицемерия. Им придется либо примириться, либо научиться одному из сильнейших оружий человечества – двуличности.

Ника, не ощущая ни боли, ни страха, ни желания возмездия, приподнялась на локте и отупело смотрела, как довершается разрушение здания, где она провела одиннадцать лет своей счастливой в общем-то жизни. Выполняя предписания родителей, она исправно, хоть и ворча, посещала занятия, спорила с учителями, тосковала, влюблялась, дружила, потихоньку открывала мир, который оказался намного сложнее, чем представлялось вначале. Единственное, за что Ника была благодарна, созерцая, как последние куски стен с треском падают под действием всемирного тяготения, были друзья.

– Девочки, – проговорила она едва слышно, но все же не без оттенка какого-то выражения в голове, – вставайте. Здесь поднимется туча.

– Как в Помпеях… – прошептала Марго.

Они поднялись и побрели. Поминутно оборачиваясь с чувством безотчетной тоски.

Через улицу высыпала толпа зевак, кто-то куда-то звонил, другие прикрывали рот.

– Может, остановиться? – нерешительно произнесла Марго. – Ведь нам все равно придется разговаривать с милицией.

– Какая разница? – тупо откликнулась Вита.

Они снова обрушились на траву в покорном ожидании помощи.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  •   18
  •   19
  • 20
  • 21
  • 22
  •   23
  •   24
  •   25
  •   26
  •   27
  •   28