КулЛиб электронная библиотека 

Май Квадрология [Илья Искра] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Илья Искра Май Квадрология



Данное изображение позаимствовано по cсылке:

https://pixabay.com/ru/photos/обычное-alk-алкоголь-алкоголиков-62252/

Пролог.

Со школьных времен у меня был друг, которого звали Май.

Да и какой это был мне друг?


Так, портянка…

Я дружил с ним только ради того, чтобы он не подставлял меня и не бил.

На самом деле Май был трусом и не мог никому дать отпор кроме меня (я с детства был очень хилым и трусливым… Ещё трусливей, чем Май!)

Говорят ведь – «Скажи, кто твой друг, и я скажу кто ты».

Нет! Это не так! Мне было далеко до Мая во многих вопросах.

Итак, о Мае.

Он был очень подлым, трусливым и жестоким.


Так как его обижали сверстники, он издевался над младшими школьниками и животными. Конечно! Надо же было как-то компенсировать свою неполноценность!


Но всё же это не давало ему никакого авторитета в глазах одноклассников.

Учился Май очень плохо.

В восьмом классе его хотели оставить на второй год.


И так бы и оставили!

Но мамаша Мая – Татьяна Игоревна – во время подсуетилась, прибежала зарёванная в школу и начала осыпать цветами учителей, чтобы их умаслить.

И, надо сказать, ей это удалось!

Маю посчастливилось даже закончить с грехом пополам девятый класс…

Надо сказать, что Май, помимо всего, умел хорошо врать, предавать и воровать. Он знал, где что плохо лежит.

Откуда, например, он знал, что в заброшенном ларьке лежала пачка "Чупа-Чупсов", которые мы благополучно спёрли?

…А в девятом классе мы украли из учительской журнал и наставили хороших оценок.


А потом тот же Май свалил всю вину на меня, чтобы самому обелиться…

Но я забегаю вперёд!

Я много размышлял на тему, почему такой был Май.

И понял, наконец!

Всё дело было в его воспитании!

В частности – от его папаши, я дал ему псевдоним «Атаман».

Вот ему-то как раз, этому удивительному человеку я бы и хотел посвятить свою Повесть.

Часть первая.

Образ Атамана.

Итак, почему я дал именно такой псевдоним главному герою Произведения?

Дело в том, что во времена его школьных лет, папаша Мая был очень силён.

Учителя подбивали школьников побить папашу Мая, чтобы он хорошо учился.

Но никто не осмеливался пойти на такой шаг!

Во всяком случае, эту байку я слышал от Мая.

…Впервые я его увидел, когда Атаману было уже за сорок.

Это был крупный, седовласый, усатый мужик с вечно лукавым выражением лица.


У него было необъятное пузо, огромнее которого, казалось бы, больше ничего не могло быть.

О нет!


Ещё крупнее был его зад!

Перемещался Атаман в развалку.


И от него вечно несло водочным перегаром.


По квартире он ходил в семейных трусах.

В квартире Мая всегда стояли смрад и духота. Нечем было дышать.

Атаман кое-чего достиг в своей жизни к сорока годам! Ура!

У него была жена, Татьяна Игоревна, которая порой ходила в пасмурную погоду в солнцезащитных очках, чтобы скрыть синяки.

Это была забитая баба, по дурости и недалёкости прописавшая Атамана в свою однокомнатную квартиру.

В моей повести ей отводится эпизодическая роль.

Она проявилась тогда, когда с радостью в голосе настучала моей маме, что я впервые напился.

Об этом ей, несомненно, рассказал Май.

Почему она была рада?

Да потому что, оказывается, не только её сын – дурень, но и я!

Я ему говорю: – Ты, что, кретин? Зачем ты рассказал своей матери обо мне?


А он мне: – Чтобы твоя мама приняла меры!


– Ты идиот? Забыл на чьи коврижки ты жрешь конфеты?


Смеётся.

Он хотел, чтобы моя мама приняла меры – наказала бы меня и отняла карманные деньги!

Ну и какой, спрашивается, спрос с дурака?

Прости, Читатель, я возвращаюсь к образу Атамана.

Про жену уже написал.

Про сына, ты конечно, уже прочитал.

И эта жена, и этот сын периодически уходили из дома, когда Атаман был не в духе…

У Атамана было много друзей-собутыльников, которые готовы были идти с ним куда угодно, пока было что выпить.

У Атамана даже была машина! Зелёный Запорожец!


На большее у Атамана не хватило средств и смекалки.

Всё на что Атаман был способен в жизни – крутить баранку.

Поэтому он работал шофёром.

Он нигде подолгу не задерживался, поскольку, как правило, везде нарушал дисциплину. У него было две полностью исписанные трудовые книжки.

У него были родственники, но он с ними не ладил.


Дело было в наследстве, которое он не получил и считал себя обделённым.

Атаман немного умел бренчать на гитаре…

Часть вторая


Отцовские чувства


Однажды я спросил Мая: – Тебя постоянно обижают в школе. Почему же твой отец никогда за тебя не заступается?



Май ответил, что Атаман сам по себе очень крут и считает, что и он такой же, самый сильный в классе.



Неужели Атаман не знал правды?



Я потом понял истинную причину. Конечно же – знал! Просто ему было лень этим заниматься.



Всякий раз, когда Май доставлял ему хлопоты, Атаман наказывал его тычками и оплеухами.



Однажды Май пришёл поздно с прогулки. За это получил удар ногой в живот.



Стоит сказать, что иногда ограничивалось предупреждениями.



Однажды Атаман засёк Мая за занятием онанизмом.



– Ещё раз увижу, руки оторву!



Но иногда в Атамане просыпались отцовские, добрые чувства.



Однажды мы с Маем угнали два велосипеда. Мне достался бракованный, там цепь постоянно слетала.



Встретили Атамана.



И он, с важным, напыщенным видом устранил проблему.



…Правда, на следующем повороте цепь слетела вновь, но это не важно.



Ведь главное – участие!



Атаман не поинтересовался, откуда у нас взялись велосипеды. И так всё было понятно!



На это он на Мая не ругался. Вы, наверное, догадываетесь – почему…



…Потому что это была норма!



Май хорошо изучил своего отца.



Однажды мы с ним гуляли и он мне говорит:



– Мой отец сейчас квасит у соседей. Пойдём туда, он нам денег даст!



Я не поверил. С чего бы это?



И всё же пошли.



Приходим к соседям – алкашам. Вся квартира засрата. Везде бегают тараканы.


Посуда, видимо, неделю была не мыта. Обои все ободранные.



И Атаман сидит, квасит с соседями.



– А, ко мне сын пришёл!



Май подошёл к отцу и поцеловал его в щёку.



Атаман расплылся в блаженной улыбке и, неожиданно для меня, полез в карман за кошельком и отслюнявил несколько купюр сыну.



Как Май мог это предвидеть?! Видимо, такое уже было не раз!



Кроме того, Май наглым и подлым образом пользовался пьянством Атамана.



Я уже писал, что он плохо учился.



Когда надо было сдавать какую-нибудь Работу, а она у Мая не была сделана, тот подходил к Классной Руководительнице. Пускал слезу и говорил, что отец снова запил, они с мамой вынуждены были съехать к бабушке и просил отсрочки.



Классная Руководительница нехотя смягчалась и… шла на встречу Маю.



Она ведь была в курсе его дел. А что, она разве каждый раз будет проверять, выпил его отец или нет?



…А радостный Май в это время играл с пацанами в футбол!



И вообще, он мне хвалился, что когда его отец напивался, Татьяна Игоревна и бабушка начинали жалеть Мая – мол, какой у него отец не хороший!



А сам Май ненавидел Атамана.



Стены в подъезде были им исписаны незатейливой фразой: «Fuck you father!»

Часть третья.

Атаман на охоте.

Как-то раз пришёл я к Атаману, он встретил меня очень дружелюбно.

Налил мне пива.


Хотя я тогда был ещё несовершеннолетний!


Ну да ладно.

И вот, зашёл разговор о женщинах.


Я начал ему рассказывать про Катю, девушку, которая мне тогда нравилась.

А он мне говорит:


– Я в твои годы поспорил со своим другом. В общем, кто за лето переспит меньше, чем с сотней баб, тот проиграет.


Я спрашиваю: – Вы выиграли?


Он отвечает: – А никто и не проиграл! У нас обоих за сотню перевалило!

В это, честно говоря, верилось с трудом.


А ещё честнее – совсем не верилось.


Ведь лето состоит из девяноста двух дней!


Стало быть, у Атамана должно было быть свыше одной женщины за один летний день!


А как же, извините меня, период ухаживания?


Складывалось такое впечатление, что Атаман, просто не переставая, укладывал этих самых «баб» в постель!


А окончательный выбор этого Казановы пал на забитую Татьяну Игоревну, которая, надо признаться, не отличалась особой красотой…

Но я тактично сделал вид, что поверил ему.


– Как же Вам это удалось?


– Просто не надо быть по жизни люльком! – Ответил Атаман.

Справедливости ради, надо сказать, что Атаман был достаточно смел с женщинами.

Однажды он пошёл в ларёк за водкой.


Продавщица спросила: – Вам чего?


А ей в ответ в окошко просовывается благожелательное лицо Атамана с голливудской улыбкой:


– Мне надо тебя!

Но продавщица не растерялась: – Это будет очень дорого стоить!


Пришлось Атаману довольствоваться бутылкой водки.


Продавщица оказалась ему не по карману…

Часть четвёртая.

Новая семья.

Как было рассказано в предыдущих сериях, Атаман души не чаял в своих соседях – алкашах.

А у них была дочь, но нам с Маем, она не нравилась.

Она была очень некрасивая, прыщавая, не в меру полная и так далее…

И как-то раз, Атаман захотел породниться с этими алкашами.

Они были не против.

Для этого он начал сватать Мая к их дочке.

Они бурно поддержали инициативу.

Но Май был не рад.Дело кончилось тем, что Атаман возмутился на сына:


– Тебе бабу предлагают, а ты нос воротишь!

А дело было не только в том, что дочь алкашей не нравилась Маю.

Он вообще сильно стеснялся в школьные годы сверстниц.

Здесь дело было не в том, что он был застенчив, а в том, что он был трусливым, закомплексованным и постоянно думал только о сексе.

Больше о сверстницах он ничего не думал вообще!

Он не мог поддержать разговор, постоять за себя.


Одевался не модно. Учился плохо.


Да и достатком семья Атамана не отличалась.

Точнее сказать, он не только не мог поддержать разговор, но и начать его!

Май тщательно пытался скрыть от одноклассниц свою ущербность.

Так как он мог обидеть только слабейшего, он очень этим гордился и всячески стремился продемонстрировать данный факт девчонкам.

Если к нему обращались одноклассницы, он вёл себя нарочито грубо.


Как будто они ничуть его не интересовали!

Однажды Физрук повёл класс кататься на горки.

И там произошёл конфуз.

Увидев одноклассницу Настю, которая ему сильно нравилась, Май, проходя мимо неё, …наложил со страху в штаны.

Что и говорить, Атаман со своими ста бабами растил себе достойную замену!

Часть пятая.

Приёмник Атамана.

Однажды Атаману подарили небольшой, карманный приёмничек.

Он редко им пользовался.

И Май совершил опрометчивый поступок.

Ему были нужны деньги, и он решил продать отцовский приёмник.

Май посчитал, что Атаман не хватится пропажи, потому что тот, казалось, забыл об этой вещи.

Он продал приёмник одному однокласснику Михе.

А Миха, между прочим, был в нашем классе второгодником, а также одним из авторитетнейших парней в классе.

По началу всё было ничего.

Однако вскоре Атаман неожиданно захотел послушать музыку.

Стал искать приёмничек, но нигде не cмог его найти.

И Татьяна Игоревна искала. И Май искал… Делал вид, что искал.


– Где мой приёмник?


– Не знаю.

Шло время, а Атаман не успокаивался.

И он начал подозревать Мая.

Тогда Май договорился с Михой, что тот отдаст ему приёмничек на время.

Получив вещицу, Май положил её в неприметное место в квартире.

И когда начались очередные поиски, он, как бы невзначай, посмотрел в том самом месте и обрадовано сообщил отцу:


– Ах, вот где он! А мы его искали!

Атаман успокоился.

Шло время.

А отец Мая продолжал слушать музыку в приёмничке.

Всё бы ничего, но это не устраивало его нового владельца – Миху.

Тот начал требовать Мая вернуть приёмничек, а последний кормил Миху завтраками.

Тогда Миха перешёл к активным действиям.

Он стал избивать Мая.

На уроке Истории обозвал его «жирным козлом».

Так как Май не мог дать Михе сдачи, его авторитет заметно снизился.

Сделку отменить было невозможно по двум причинам.

Во-первых, этого не хотел Миха.

Во-вторых, Май истратил полученные от Михи деньги.

Дело кончилось тем, что Миха пошёл к Маю домой и всё рассказал Атаману.

В конечном счёте, Май получил тумаков и от Михи и от Атамана.

Кроме того, Атаман отрёкся от сына и неделю с ним не общался.

Потом, правда, всё наладилось.

Через некоторое время, Май был прощён своим отцом.

Часть шестая.

Собака Атамана.

Внимание! Данная часть не рекомендуется для прочтения эмоциональным Читателям. Вы уже имеете представление о персонажах моего Произведения, так что я Вас предупреждаю: чем дальше – тем страшнее…

В середине девяностых годов Атаман завёл себе надежную охрану.

Он купил где-то уже взрослую овчарку.

Странное дело, но Собака повела себя в точности, как её новый хозяин.

Во-первых, при виде своих сородичей, Собака, поджав хвост, обегала их за версту.


Это было смешно!

– Что за Собака у тебя, Май!


– Да всё нормально! Просто она немножко боится.

…А потом Собаку каждый раз приходилось отыскивать в соседней подворотне.

Во-вторых, она была очень подлой.

Стоило было сородичу зазеваться, как она подбегала к нему сзади и сильно кусала.

После этого она опять давала дёру.

В-третьих, она была агрессивной.

Людей она, надо признаться, не боялась.

Она могла их искусать без всякой видимой причины.

Однажды Май мне рассказал, как она ни с того ни с сего куснула одного паренька.

Её в это время выгуливал Атаман.

– Держите Вашу собаку на поводке!


– Рот закрой! – приказал Атаман и пошёл дальше, как ни в чём не бывало.

Однако Собака была умна. Видимо, предыдущие хозяева её хорошо поднатаскали.

Например, Собака могла укусить.

Однако, если Атаман или Май велели ей извиниться, она тут же подбегала к  обиженному человеку, начинала ласкаться и дружелюбно вилять хвостом.

Кроме этого, Атаман знал некое кодовое слово (Пусть будет «…»), которое, если он  произносил вслух, Собака нападала на человека.

А теперь я расскажу то, что особенно ужасно в этой части.

Дело в том, что Атаман натравливал свою Собаку… на Мая.

При помощи как раз этого самого кодового слова.

Однажды она укусила Мая за руку до крови.

Атаман испугался.

Только не того, о чём Вы могли подумать…

– Пописай на рану, Май! Только маме ничего не говори!

То есть ему было наплевать на сына.

Он в ту пору примирился с Татьяной Игоревной.

Зарёкся, что больше не будет пить, и не хотел терять перед ней очки…

Разумеется, Май, в свою очередь, боролся с таким положением дел.

Для начала, он попытался понравиться Собаке.

Так, когда Атамана не было, он подкармливал псину…

Однако это не помогло.

И Собака снова нападала на Мая, по приказу Атамана.

Тогда Май разозлился.

И когда Атамана не было в очередной раз, он сильно помутузил Собаку.

Интересное дело, но это сработало.

В следующие разы Собака предпочитала игнорировать приказы Атамана.

Она действительно была очень умна.

Часть седьмая.

Гибель Собаки.

Внимание! Данная часть не рекомендуется для прочтения эмоциональным Читателям. Вы уже имеете представление о персонажах моего Произведения, так что я Вас предупреждаю: чем дальше – тем страшнее…

Как-то раз Атаман отправился к соседям – алкашам со своей Собакой.


Как водится, они изрядно выпили и Атаман начал похваляться достоинствами своей Собаки.


Однако этого ему показалось недостаточно, и он начал натравливать Собаку на главу семейства соседей – алкашей.


Тогда глава семейства возмутился и сказал, что если Атаман не прекратит, то он убьёт Собаку.


Тот, видимо, не поверил, и продолжил жестокую игру…

Дело происходило на кухне.


Сосед взял нож и пырнул животное.

Очумевшие Атаман и Май повезли Собаку в больницу.


Её прооперировали, но была большая потеря крови.


Собака умерла.


Атаман и Май отвезли её в Парк. Это было зимой.

Они даже нормально её не похоронили.


А так, забросали для видимости снегом.

Я тоже туда ходил с Маем.


– Что же, вы не могли её по нормальному похоронить?

– Понимаешь, мы торопились…

Зато Атаман хорошо помянул Собаку.

Да и Мая угостил, хотя Татьяна Игоревна не одобрила.

С той поры Атаман не знался с соседями – алкашами.


А глава семейства был им назван… короче, нехорошим человеком.

В следующих сериях – первые проявления самостоятельности, истинное отношение Атамана ко мне, Атаман и девушка Мая и многое, многое другое.

Часть восьмая.

Атаман и я.

Май окончил девять классов и пошёл в ПТУ.

А я тогда учился в одиннадцатом классе и ходил на подготовительные курсы при одном ВУЗе.

Наши отношения оставались приятельскими.

Почему?

Просто проявлялась какая-то привязанность и сказывалась сила привычки.

Хоть он много раз кидал меня в школьные годы, подставлял, но ведь были и хорошие моменты!

Вместе мы собирали пустые бутылки, бесплатно ходили в кинотеатры …

Атаман видел, что я чаще других общаюсь с Маем.

Он же всегда был готов подставить дружеское плечо в виде бутылочки пивка.

Правда, это было тогда, когда ему хотелось с кем-нибудь поговорить.

Он любил похвалиться своей силой.

Действительно, он что-то мог.

Атаман поднимал две пудовые гири и спокойно управлялся с ними.

Однако на Мая это не производило впечатления.

Май рассказывал мне, что когда подростки напали на их дачу, Атаман не проявил своей удали, а только запер окна и двери и сидел, трясся от ужаса, что с ним будет.

И вообще, как-то Май мне сказал, что Атаман не способен даже лампочку ввернуть.

Ещё Атаман показывал мне пистолет, который ему кто-то подарил из-за уважения…

Меня он тогда понимал.

Он мне говорил:

– Конечно, не хочется в семнадцать лет за азбукой сидеть!

Тем не менее, характер сказывался.

Однажды Маю купили тренировочный костюм, примерно, за полтинник.

Атаман говорит ему: – Другу своему за стольник предложи!

Я пытался понравиться Атаману.

Как-то мы выпили втроём.

И я рассказал ему что-то из школьной программы одиннадцатого класса, что-то весёлое.

При этом мне самому было смешно.

Однако Атаман ничего не понял.

А потом он у Мая спрашивал:

– Он у тебя что, тормознутый?

Таков был Атаман!

Девятая часть.

Уличные авторитеты.

Данная часть разбита на два подпункта.

Мопед Мая.

Однажды Май достал где-то красный мопед.


Его авторитет тогда немножко подрос в глазах дворовых пацанов.


Мы пошли в парк и там по очереди гоняли на нём.


Это было круто!


Единственная проблема – Маю приходилось держать его в своей квартире на балконе.


Жили они на пятом этаже.


Атаман сделал Маю замечание по поводу того, что в квартире пахнет бензином.


А что мог сделать Май?


Ничего.


Тогда Атаман не стал долго терпеть.


– Я не намерен нюхать эту вонь! – И с этими словами он вышел на балкон и спустил мопед с пятого этажа.


Удосужился ли он посмотреть, находился ли кто-нибудь в это время во дворе?


Трудно сказать…


В любом случае, мопед был уже не пригоден для катания.

Спортивные занятия.

Атаман иногда заставлял заниматься Мая спортом.


Происходило это образом, описанным ниже.


Он поднимал Мая ни свет ни заря.


Спортивное занятие заключалась в следующем.


Он вставал напротив Мая, и говорил : – Лови!


Задирал ногу и больно бил Мая, если тот не успевал её перехватить или увернуться.


Надо сказать, что несколько обеспокоенные нашими авторитетами во дворе, мы с Маем иногда и сами пытались исправить положение дел.


Мы ходили в парк на турник.


Мы подтягивались или просто висели на нём…


…А ещё Май однажды взял из дома боксёрские перчатки.


Боксировать, правда, пришлось, несколько не по сценарию.


Когда мы возвращались из парка, нас остановили другие дворовые пацаны (не те, что катались на мопеде).


Они велели нам боксировать друг с другом.


Мне одели правую перчатку, Маю – левую.


Они так распорядились, исходя из того, что я считался слабее Мая.


Так что мне была дана некоторая фора.


Пацаны устроили шоу! Вот бесстыдники! )))


А увидев, что мы не особо сильно атакуем друг друга, сами же нас и избили.


Так что спортивные занятия, боксёрские перчатки и даже обучение Атаманом Мая нам тогда не помогли.


При этом, ждать помощи было не откуда.


Какая-то бабка высунулась из окна, когда мы боксировали с Маем и, не разобравшись в чём дело, начала подбадривать нас:


– Какие молодцы, спортом занимаетесь!


– Мо-лод-цы! – Процедил сквозь зубы Май.


Дворовые пацаны засмеялись.


Так дальше продолжаться было не должно!


Мы больше не намерены были это терпеть!


Надо было срочно что-то предпринимать.


Однако об этом – позже…


И даже не в этой повести…

Часть десятая.

Самостоятельность.

Время шло.


Мы взрослели.

А Атаман продолжал выпивать.

У него даже был стандартный распорядок дня.


С утра до вечера он крутил баранку.

А дома его всегда ждала полтора литровая бутылка пива.


Иногда – бутылка водки.

Порой он приходил не один, а с собутыльниками.

И вот, как-то раз, когда он уехал по делам, Май позвал меня в гости.

Тогда нам было примерно по семнадцать лет.

Мы купили спиртное и решили позвать знакомую девушку.

Я её вообще не знал, а Маю она была едва знакома.


Однако я ему поверил, что будет веселее.

Пока мы её ждали, выпили часть спиртного.

Май не разрешил мне курить в квартире.

Сам он не курил.

Девушка пришла.

Мне она сразу не понравилась. Какая-то она была разбитная…

Выпили.

Она захотела курить.

Так как Май возражать не стал, я тоже закурил.

Спиртное закончилось, и надо было добавить.

Не помню, то ли денег не было, то ли просто лень было уходить…

В общем, в расход пошла та самая полтора литровая бутылка пива Атамана.

А дальше Май попросил меня оставить их с девушкой наедине.

Он хотел лишиться девственности!

Я ушёл на кухню, оставив их в комнате.

Ждал, ждал.

Мне стало скучно.

Я пошёл посмотреть как у них дела.

Смотрю – они просто сидят. Май ни на что не решился. Он стеснялся.

Друга надо было подбодрить!

Я вернулся на кухню, взял какую-то железную палку и стал махать ею в окно, чтобы в комнате её было видно!

Май побоялся, что я спьяну разобью окно.


Поэтому меня было решено вернуть в комнату к ним.

Короче, секса не было.

Однако я не был в этом виноват: девушка, по всей видимости, не была настроена на близкие отношения.

Она попыталась занять у Мая деньги.

Напомню, он её почти не знал.

Да если бы и знал, Май ни за что бы не дал их и так, я думаю.

Мой одноклассник с детских лет отличался крайней прижимистостью.

В общем, ей не удалось развести Мая, и она ушла восвояси…

Мы немного протрезвели и стали наводить уборку.

Бутылки мы выкинули, но когда стали осматриваться, обнаружили, что кто-то из нас – либо девушка, либо я, прожгли сигаретой диван Атамана.

Кроме того, бутылка пива Атамана была выпита!

Я ушёл домой, а Май уехал к своей бабушке.

Расплата ждала его неминуемо!

Приехал раздражённый Атаман с работы.

Захотел поднять себе настроение.

Открывает холодильник – а пива-то – нет!

Татьяна Игоревна рассказывала потом Маю, что Атаман рвал и метал.

Он осмотрел всю квартиру!

Но пива не было!!!

Май боялся возвращаться к родителям…

…И всё же ему рано или поздно нужно было это сделать.

К этому времени Атаман уже остыл.

Он даже не ругал Мая.

И с пафосом сказал ему:

– Сын! Я рад, что ты привыкаешь к самостоятельной жизни!

Такого поворота Май не ждал.

А я заработал лёгкий подзатыльник от Атамана, так как был с Маем заодно и почему-то был признан зачинщиком.

Атаман и меня не ругал.

Всё было в порядке.

Инцидент был исчерпан.

Часть одиннадцатая.

Спустя несколько лет…

Шло время и наши пути с Маем разошлись.

Когда я учился в ВУЗе, я довольно тесно поддерживал с ним связь.

Он закончил ПТУ, одно время работал на заводе. Потом пошёл в систему быстрого питания.

А уже после этого занялся бизнесом.

Наверное, сказалось воспитание, а может, и гены.

Май стал успешным бизнесменом.

Кроме того, ему надоело, что его все обижали, и он стал активно заниматься спортом.

В общем, превратился в накачанного братка а-ля «Купи-продай».

По наследству от бабушки, ему досталась двухкомнатная квартира на юге Москвы.

Стал жить отдельно от родителей.

Так что он был предоставлен сам себе.

Иногда, когда Атаман начинал пить, Татьяна Игоревна приезжала к Маю на время.

Май стал круче своего отца, но он никогда не поднимал на него руку.

Пожалуй, единственное, что не совсем сложилось у Мая, так это личная жизнь.

По его словам, преимущественно все его девушки (а их у Мая стало много) были с ним из-за денег.

Мне кажется, они платили ему его же монетой.


Точнее сказать, ему был нужен от них прежде всего секс, а им – деньги.

И потом.

Что его отец, что он сам – они были интересны определенному типу женщин.

Просто Атаману посчастливилось найти забитую Татьяну Игоревну, которая явно не входила в этот круг, а Маю – пока нет.

Добившись некоторого положения в обществе, Май не стал помогать своему однокласснику, то бишь, – мне.

Он объяснял это тем, что не доверяет мне.

К тому же я ему больше не был нужен.

При этом он всегда был рад со мной выпить, и вспомнить былое…

Мне это было не особо интересно.


А что нам было вспоминать?

Его заслуги всё реже и реже производили на меня впечатления.

У меня всё сложилось в жизни иначе.

Важно здесь то, что Май, при всём своем желании, даже если бы и захотел, не смог бы мне помочь.

Ведь у него своя стихия…


Поэтому я не в обиде на него.

Я сменил немало работ, но у меня не получается представить себя бизнесменом.

У меня просто напрочь отсутствуют определённые качества, нужные успешному бизнесмену.


Я иногда встречал родителей Мая, здоровался, но не общался.

С Маем мы общались всё реже и реже.

Иногда всё же наши встречи происходили и после них, я ощущал себя так, как будто выкупался в помоях.

Май, прежде всего, рассказывал о своих взаимоотношениях с девушками.

И следующие две серии посвящаются как раз этой теме.

Так как Атаман тоже будет отчасти фигурировать (только – позже), она прекрасно дополнит картину.

Вы просто не поверите, какую роль сыграл отец в личной жизни Мая!

Однако об этом – только через две последующие части.

Двенадцатая часть.

Личная жизнь Мая.

Подчасть первая.

Что же такого рассказывал мне Май, что повергало меня в шок?


Эпизод 1.

У Мая была девушка.

И чтобы поднять свой авторитет перед братками, он повёз её на дачу со своими друзьями.

Там с ней было несколько братков. Один из них спрашивает:


– Где твоя девушка, Май?


– А, не знаю. Там где-то валяется…

Эпизод 2.

У Мая была девушка.

До знакомства с ним, она жила с ним по соседству. Стали жить вместе. Однако вскоре она ему надоела.

А она полюбила его и была против разлуки. Говорит:


– Я беременна от тебя!


А он ей: – Сходи, сделай УЗИ! Может, тогда поверю…

Эпизод 3.

У Мая была девушка.

Однажды у них была вечеринка. Выпили. Он решил с ней расстаться.

Она закатила истерику. Говорит:


– Я столько всего для тебя сделала, а ты вот такой-сякой!

Но так нельзя было разговаривать с Маем!


Она этого не знала.

Май затеял с ней драку.


К этому времени он уже достаточно накачался, поэтому Мая пришлось оттаскивать от неё троим.

Он мог покалечить её за такие слова.

Двенадцатая часть.

Личная жизнь Мая.

Подчасть вторая.

Эпизод 4.

У Мая была девушка.

Она была очень ревнива.

Как-то раз они пришли к своим друзьям.


Посидели. Выпили.


И девушке Мая показалось, что он строит глазки другой.


Девушки подрались.


По словам Мая, у них чуть ли не до поножовщины дошло.

Братки испугались и решили вызвать полицию.

Однако Май был против.


– Нет, давайте посмотрим, что будет дальше! Интересно же!

Эпизод 5.

У Мая была девушка.

Потом она ушла к другому.

Оппонента звали Костик.

Май, как я уже сказал, к этому времени был накачанным и не таким трусливым, как прежде.

Костику была назначена стрелка.


И там Май показал, на что был способен.


Мне потом рассказывал:


– Все руки себе в кровь разбил!


– Обо что?


– Как – обо что? О лицо Костика…

Девушка не раз возвращалась к Маю.

При этом, она не бросила Костика (хотя и собиралась), и от него было трое детей.

Она сказала Маю, что бросит Костика и придёт жить к нему с детьми.


Он ответил примерно так:


– Нет, ты не входишь в мои планы! Зачем мне чужое *?

Двенадцатая часть.

Личная жизнь Мая.

Подчасть третья.

Эпизод 6.

У Мая была девушка.

Она была очень ревнивой.


Да и с нервами у неё было не все в порядке.

Май не бросал её, потому что она устраивала его в сексе.

В то же время, он ходил в Церковь и молил Бога, чтобы он избавил его от этой девушки.

Такое впечатление, что он был от неё как-то зависим.

Всё же, Бог его услышал.

Она была родом из Московской Области.


Там жил её сын.


Девушка попросила Мая оплатить ей дорогу.


Май ответил, что у него нет денег.


Тогда она принялась оскорблять его.


– Ты не мужик, ты – большая куча *! Ты не можешь меня обеспечить.

Но так нельзя было разговаривать с Маем!

После оскорблений, он продемонстрировал ей деньги, которые у него всё же были.

Девушка была в ауте.

Они расстались.

Краткий эпилог.

Когда Май хотел заинтересовать девушку, он начинал строить ей глазки, улыбаться.

А потом они, как правило, ему надоедали.

Я не был свидетелем ни одного из эпизодов, могу подтвердить только то, что он действительно строил глазки и улыбался.


Это я видел.

Однако, зная личность своего одноклассника, я склонен верить в его рассказы.

Для чего он мне всё это рассказывал?


Он считал, что всё это круто.


Неужели он так думал обо мне, что всё это вызовет у меня зависть?

Могу только отметить, что по большому счёту, большинство девушек, которых я перечислил, в общем-то, были одного поля ягоды. Поля Мая.

Финал всегда оставался одинаков.

И я не мог объяснить Маю, почему так происходило.


И он ещё искренне возмущался, что всем его девушкам нужно было только бабло.


А ведь всё очень просто.


Да, действительно, что посеешь, то и пожнёшь.

Однако самый вопиющий эпизод я оставил для следующей серии.

Часть тринадцатая.

Атаман, Май и его девушка.

У Мая была девушка.

Как-то раз, он решил поехать с ней на дачу.

И отца с собой прихватил.

А Атаману эта девушка приглянулась.

Он начал к ней приставать.

Девушка стала его посылать на три весёлые буквы.

Но Атамана это не остановило.

В это время он забыл о Татьяне Игоревне.

И вообще всё на свете забыл.

Его интересовал только секс!

А о том, что это девушка Мая он даже как-то не подумал.

И вот, заходит Май в комнату…

 …А отец занимается сексом с его девушкой!

Как Атаману это удалось?!

Ведь девушка посылала его куда подальше!

Она же приехала с Маем в качестве его пассии!

А как же Татьяна Игоревна?!

А как же моральные принципы?!

В такие моменты повествований Мая, я невольно начинал верить, что Атаману в молодости отчасти удалось за лето соблазнить ну… пусть не сотню, как он сам утверждал, но одну-две девушки уж это точно!

Всё зависело от того, какая это была девушка.

Даже Май – и тот тогда был в шоке!

Видно, нужда слишком приспичила Атаману.

Май был крайне недоволен поступком отца.

И высказал ему претензии.

Но он не учёл того, что так нельзя разговаривать со своим батей!

Атаман, вместо того, чтобы раскаяться в содеянном, пришёл в неописуемую ярость.


Как-никак, он поднимал две пудовые гири!

Под раздачу попала машина Мая, точнее – её лобовое стекло, которое Атаман повредил ударом кулака.

После этих событий, Атаман и его сын некоторое время не общались.

Их помирила Татьяна Игоревна.

Мне кажется, она смирилась с любовными похождениями мужа. Может быть, для неё секс не был так важен…

А может быть, она не была посвящена в детали ссоры…

Но это всего лишь мои предположения, не более того.

На этом я завершу первую, ироническую часть Произведения.

Развязка весьма печальна, поэтому иронизировать больше нельзя.

Эпилог.

В последние годы жизни Атаман серьёзно болел.

У него был повышенный уровень сахара в крови.

Ему дали инвалидность.

Атаман бережно относился к своему здоровью в ту пору, не злоупотреблял спиртным.

Татьяна Игоревна до последних дней его жизни была всегда рядом с ним.

Летом позапрошлого года, он решил поехать к себе на дачу в Московской области.

Май отговаривал его, опасаясь за здоровье отца.


Однако Атаман его не послушал.

Ему стало плохо с сердцем во время поездки.

Он умер за рулём автомобиля.

Машину нашли в кювете.

Так как это произошло в Московской области, Маю пришлось нанимать специальный транспорт, чтобы доставить тело отца домой.

Да, у Атамана был не простой характер.

Много он сделал в своей жизни спорного, возможно, был не лучшем семьянином.

Не мне его судить.

Хотя бы, потому что у меня пока нет своих детей, и я не знаю, как сам бы их воспитывал.

А сам я лично могу вспомнить его только с положительной стороны, если смотреть сугубо с моей стороны.

Мне он ничего плохого не сделал.

Пусть земля ему будет пухом!

Отец Мая не дожил до шестидесяти лет.

Похоронен Атаман на одном из престижнейших кладбищ в Москве.

Конец.




Данное изображение позаимствовано по ссылке:

https://pxhere.com/ru/photo/941426

Терминатор.

Нам было лет по двенадцать.

Мы бесплатно ходили в один кинотеатр.

Это был не очень хороший поступок, но всё-таки на халяву и уксус приятен.

Мы не хотели платить деньги за просмотренный сеанс и всячески старались пробраться «зайцами».

Самый простой способ, как это можно было сделать – пройти через чёрный ход, когда оканчивался предыдущий сеанс.

Народ выходил, а мы забегали и старались спрятаться от вредных бабок, которые нас частенько гоняли.

Обычно мы прятались либо за кулисами, либо в самом зале.

Успех составлял примерно пятьдесят процентов.

Тогда в нашем кинотеатре один из самых популярных фильмов был «Терминатор».

В общей сложности мы просмотрели его раз семь, если не больше.

В ту пору у Мая был прикольный перочинный ножик.

Как-то раз с нами увязались другие знакомые пацаны.

Один из них забрал ножик Мая, а взамен дал ему огромную стамеску.

Маю не понравился такой обмен, но он был трусом, поэтому не сумел отстоять ножик.

В дальнейшем, правда, стамеска нам не раз помогла.

Дело в том, что бывало так, что бабки нас засекали и выпроваживали на улицу.

А вот с помощью стамески, как раз, можно было поддеть дверной замок на двери чёрного хода.

Но однажды нас собралось с десяток пацанов, жаждущих посмотреть «Терминатора» в очередной раз.

В этом как раз нам должна была помочь стамеска!

Однако предусмотрительные бабки тоже что-то предприняли и чем-то подпёрли замок изнутри.

Мы половину фильма проковырялись с дверью, но так и не сумели открыть дверь.

…И так продолжалось до тех пор, пока дверь неожиданно не распахнулась, и оттуда выскочил разъярённый дяденька с задранной верх ногой.

Несмотря на то, что он напал наугад и удар ногой пришёлся в пустоту, мы все разбежались в разные стороны.

Дяденька, видимо, возомнил себя не то Терминатором, не то Кайлом Ризом…

Кто ж его знает?

Хотя, конечно, его тоже можно было понять.

Пришёл дяденька кино посмотреть, а кто-то постоянно стамеской работает и отвлекает…

В общем, развлекались по-разному.

В наше время все эти лазейки бесплатного прохода в кинотеатр предусмотрены.

Правда, теперь в этом нет нужды – уже как-то несолидно было бы прятаться за кулисами или таиться на задних рядах зала…

Конец

Карусель.

В нашем классе учился один паренёк, который был трусливей и слабей всех остальных.

Ему доставалось больше нас с Маем, потому что я вроде как лучше учился и, возможно, был его сильнее, а Май учился хуже, но явно превосходил паренька по силе.

Но я его не трогал.

Другое дело – Май.

Его положение в классе было незавидным.

И чтобы хоть как то повысить самооценку, он постоянно мутузил того паренька.

Ему просто не терпелось, чтобы это было очевидным девчонкам в нашем классе, и, конечно – парням.

Но те только смеялись и развлекались.

Был такой случай, когда паренёк попал под очередное недовольство Мая и тот принялся его избивать.

А одноклассники захотели, чтобы расправа произошла не в классе, а в коридоре.

Разумеется, первым бодро пошёл Май, уверенный в победе.

…А следом за ним волоком потащили провинившегося перед ним паренька.

Он упирался, садился на корточки, но одноклассников, которые желали увидеть зрелище, было много, и сделать он ничего не мог.

Как только его поставили на ноги, Май тут же сильно ударил паренька ногой по груди.

Паренёк зашатался и стал задыхаться.

Одноклассники радовались удачному удару.

В общем-то, бой тогда на этом и закончился.

Май остался собой очень доволен.

Он был уверен, что его авторитет взлетит до небес.

Но буквально на следующий день он сам был избит другим одноклассником, которому, по каким-то соображениям захотелось повысить авторитет.

А чтобы избежать последующих, (одноклассник ещё не успокоился) болезненных пинков ногами и ударов кулаками в лицо, Маю пришлось держаться на почтительном расстоянии от класса.

Как только Май приближался к группе остальных учеников, разгневанный одноклассник снова начинал прогонять его пинками, как падаль, и Май удалялся на исходную позицию.

Безусловно, это видели и девчонки нашего класса, и – все сверстники.

Маю вновь надо было что-то предпринять для поднятия авторитета.

А делал он это всегда одним и тем же путём, а именно – избиением самого слабого и трусливого паренька.

Ему для этого нужен был только повод.

Однако насколько я знаю, Май, в случае необходимости, игнорировал и его.

И всё, в общем-то, проходило по замкнутому кругу, вплоть до выпуска девятого класса.

В дальнейшем Май ушёл в Колледж и там оказался самым отстающим по учёбе, а сокурсники распознали в нём человека трусливого и слабого.

А вот мальчика для битья у него уже не было.

Конец

Май знакомится с девушками.


А эти события произошли, когда я вернулся от бабушки, проведя у неё летние каникулы перед десятым классом.


Я встретил Мая, который провёл их у своей бабушки.


И он мне предложил важное дело.


– Искрён – Говорит. (Это моё прозвище со школы). – Давай знакомиться с девушками! Все нам будут завидовать!


Завидовать-то было, особо, нечему.


Одноклассники нас обижали.


И если Май хоть кому-то мог дать отпор, пусть исподтишка, напав на спину или обидеть слабейшего, то я вообще не мог сделать тогда и этих вещей.


А одноклассницы нас игнорировали. Они общались со смелыми и сильными парнями в нашем классе.


Исходя из перечисленных обстоятельств, я внёс коррективы в план Мая.


Мы действительно стали знакомиться с девушками на улицах Москвы, но – районах, отдалённых от нашего.


То есть не то, чтобы вызвать зависть знакомых, а, как раз, наоборот – чтобы нас никто не узнал из знакомых и не побил.


Вначале мы просто бегали за девчонками, не в силах заговорить с ними и увлечь. А девчонки, соответственно, бегали от нас.


После n-ых попыток нам удалось это сделать.


Мы познакомились с двумя девушками.


И стали вместе гулять.


До них от нас надо было ехать полтора часа по Москве.


Но зато заметно снижалась вероятность встретить знакомых среди враждебных одноклассников!


Было скучно и неинтересно.


А ещё – страшно.


Это было в неспокойном районе.


И вот, однажды, как говорится, не повезло!


Нам встретились хулиганы. Они учились, судя по всему, в пятом классе.


Обойти их не было никакой возможности!


Май попытался что-то сделать, а я остался в стороне.


– Что же ты не дерёшься, Илюша? – Спросила меня одна из девушек.


– А он у нас гений! – Смеясь, ответил за меня Май, нанося очередной удар по противнику, который был на голову ниже его. – Вы попросите его сложить два двузначных числа, и он это сделает в уме!


Я действительно учился лучше Мая!


Особенно если учесть тот факт, что Мая хотели оставить на второй год по неуспеваемости.


Как говорится, ни в …, ни в Красную Армию!


Странное дело, но девушки не стали с нами больше общаться…

Конец

Простая история.

Когда я учился в десятом классе, а Май – в Колледже, мы решили подзаработать немного деньжат.


Нам было по шестнадцать лет.


Мы пошли в одну Организацию.


Там было много народа, которого также привела нужда к деньжатам.


Выступил куратор. То, что он говорил, я уже не помню, да это и не важно.


Зато я помню выступление одного дяденьки с бородкой в очках – одного из числа соискателей, сразу же после выступления куратора.


– Так я и думал! Всё ясно – Возопил дяденька – Это лохотрон!


Не знаю, что так сильно возмутило дяденьку.


Его вывели под руки.


А основная масса соискателей, и мы с Маем, решили остаться, посмотреть, что будет дальше.


Нам дали заполнять анкеты.


В них было примерно по тридцать вопросов.


В общем, мы с Маем заполнили всё один в один.


Да и как иначе?


Пол: М. Прописка: Москва. Возраст: 16. И так далее.



И что же ты думаешь, уважаемый читатель?


Позвонили Маю, а мне – нет!


А его тут же начали любезно обхаживать:


– Май Атаманович, когда Вам удобно к нам подъехать?…



В чём же была загвоздка?


А вот в чём!


Анкеты мы заполнили аналогично.


За исключением одного вопроса.


На который Май ответил «Да», а я – «Нет».



Он звучал примерно так:


«Готовы ли Вы что-то дать прежде, чем Вам вернётся больше?»

Конец

Бабкина квартира.

В школе мы с Маем проводили досуг по-разному.


Собирали бутылки.


Угоняли велосипеды.


Бегали за незнакомыми девчонками.


А потом бегали от их парней.


И вот как-то раз мы не стали далеко уходить. Сидели в одном подъезде нашего дома и дулись в карты, заодно обсуждая текущие дела – кто сколько получил затрещин от своих же одноклассников.


Неожиданно дверь одной из квартир открылась и возникла пожилая женщина.


Вместо того, чтобы прогнать нас, она стала сюсюкать с нами и пригласила в гости.


Мы посидели, пообщались.


Май стал говорить умные, заученные дома слова.


Она нас напоила чаем.


Бывает такое.


Ну, побыли-побыли, значит и пошли восвояси.


И тут Мая озарила неожиданная догадка.


– А давай, – Говорит – Приручим эту бабку! Попробуем! Походим к ней, ну, сходим пару раз в магазины… Может, ещё что там надо… Вроде у неё никого нет! Она возьмёт и пропишет нас на свою жилплощадь!


Я был поражён бесстыдством Мая.


Благородной гнев закипел во мне!


Как можно было такое подумать!


Да мне и в голову такое не могло прийти!


Но… Май был мне, вроде, как друг…


Всё течёт, всё меняется…


И я остыл.


Хм, а действительно, почему бы не помочь бабусе?


И… получить заслуженную благодарность!


Ведь у нас общее дело!


А там, глядишь – независимость от родителей, деньги, девушки, почёт вражеских пока одноклассников.


А почему бы и нет?


А уж с Маем я как-нибудь договорюсь.


Он, конечно, ушлый, но вряд ли я сам останусь внакладе.


Дело осталось за малым!


Подъехать к бабусе!


На следующий день мы опять пошли в подъезд дуться в карты.


Мы ждали появление бабки и старались вести себя погромче, чтобы привлечь её внимание.


Конечно! Ведь теперь она была наша!


Да, у меня был поначалу благородный гнев перед предложением Мая, но, надо признаться, его больше не наблюдалось.


Ведь появились грандиозные возможности и планы!


И бабка вышла.


Но не знаю, то ли она не с той ноги тогда встала, то ли ещё что, но от вчерашней приветливости не было и следа.


Вместо того, чтобы сюсюкать, она начала канить.


– Вот, научила вас, на свою голову. Я сама, конечно, виновата. Подите-ка прочь!


У Мая забегали глазки.


Он стал оправдываться.


Но это было бесполезно.


Бабка скрылась за дверью своей, своей квартиры.


Той самой, которая могла нам со временем достаться.


Бывает такое.


Нам тогда было по шестнадцать лет.


И уже тогда Май учил меня жизни, показывая незатейливые приёмы.


К счастью, в дальнейшем, они мне, Слава Богу, не пригодились.

Конец

Признание Мая

Это произошло примерно восемнадцать лет назад.


Я учился в десятом классе, а Май – в Колледже.


Нас обоих обижали сверстники.


Знакомые девушки не общались с нами.


Но надо ведь было как-то продвигаться.


Мы искали их в районах, отдалённых от нашего.


Но там ведь тоже были наши сверстники!



А главная сложность была не в этом.


Дело в том, что мы тогда не знали, как увлечь и заинтересовать девушек.


В результате получалась какая-то карусель.


Мы с ним бегали за девушками, как маньяки, не в силах с ними заговорить.


А потом убегали от их парней, наших, кстати, сверстников, не в силах дать им отпор.


Я, конечно, отмечу, что подобное поведение не может вызывать поддержки, симпатии и восхищения.


Но дело в том, что, во-первых, это было очень давно и теперь ни я, ни, наверное, Май, ни от кого не бегаем.


А во-вторых, как говорится, у кого же нет своих скелетов в шкафу!


Здесь важно то, как ты к этому сам относишься.


Итак, однажды в одном дворе мы заприметили двух девушек.


Они сидели и разговаривали, не обращая на нас внимания.


И чтобы вызвать их интерес, мы решили побороться друг с другом – конечно, не по настоящему.


Мы рассчитывали, что, таким образом, продемонстрируем им, какие ловкие, удалые и отважные.


Однако вышло так, что Май, то ли специально, то ли нечаянно разбил мне нос.


Сильно.


У меня пошла кровь.


Осерчал я тогда на Мая.


Дело в том, что так было уже не в первый раз!


Май пользовался сомнительной репутацией в нашем классе, и это только усиливало мои подозрения.


Я пошёл домой.


Девушкам мы уже всё сполна показали.


Представление было окончено.


Май пошёл за мной следом на расстоянии.


Он понимал, что простыми извинениями ему было не отделаться.


Шли мы долго – район-то был в отдалении от нашей улицы.


Мы шли, храня молчание.


И тут Май, неожиданно кое-что произнёс, что-то такое, что, надо сказать, в известной степени тронуло меня.


Он не извинился. Не стал оправдываться. Он сказал мне короткую фразу:


– Я большая куча *.



Почему меня тронули эти слова?


Потому что так оно и было на самом деле.


Этот факт был очевиден и мне, и самому Маю.


А раз человек понимает свою истинную цену и она его, видимо, не устраивает, решил я, следовательно, он будет над собой работать в дальнейшем.


И тогда я простил Мая.

Конец

Метро.

Дело было лет восемнадцать назад.

Однажды нам с Маем надо было поехать на метро по делам – искать девчонок в районах, отдалённых от нашего.

А почему не в нашем – потому что здесь нас обижали сверстники.

Мы решили пройти зайцами через турникеты.

Первым пошёл я, но несколько неудачно.

Пройти-то я прошёл, но бабка начала мне свирестеть.

А Май тут же скрылся.

Я проехал на эскалаторе, но нам нужно было ехать вдвоём.

Я подождал его некоторое время, но он так и не появился.

Пришлось возвращаться.

Я был очень раздражён.

Май ждал меня на выходе.

– Засекла! – Произнёс Май.

– Ну и что с того? Ты же мой друг вроде как! Ты должен был пойти со мной! Мог бы позже попробовать, я же тебя ждал! Ведь нам надо было сегодня поехать искать девчонок! Мы же с тобой договаривались! А знаешь, что? А если бы мы с тобой на более крупное дело пошли, ты бы что, тоже убежал?!

– А ты что, хочешь, чтобы мы с тобой пошли на более крупное дело? – Спросил меня Май.

Я не нашёлся, что ему ответить.

Я решил для себя, что если бы оно и было бы (я ни в коем случае не имею в виду криминал), то Май, как соратник, на него не годился.

Конец

Трусость.

Однажды нам с Маем встретился мой одноклассники Семён со своим другом (это было уже после того, как Май ушёл из школы и Семён не был ему знаком).

Семён славился крутым нравом.

Он решил надо мной прикольнуться.

Стал демонстрировать свою крутизну, грузить и так далее.

Его друг не принимал в этом участие.

Нас было двое, и их было двое.

Но Май, почувствовав угрозу для себя, слинял в неизвестном направлении.

Однако Семён с приятелем не были настроены особо агрессивно.

Они только выразили удивление поступком Мая.

Ко мне они претензий не имели.

Но Май не знал об этом.

Короче, каждый пошёл своей дорогой.

Позже я встретился с Маем.

– Что же ты ушёл-то?

В ответ я услышал от него что-то невнятное.

Вот и всё.

Дальше разговаривать не имело смысла.

Ведь Май сам, сам продемонстрировал мне своё отношение.


Настоящий друг не так бы повёл себя в данной ситуации!

Иначе – это не дружба.

Мы были очень расстроены, установленным фактом.

В ту пору нас уже ничего не связывало, кроме прошлого.

И мне было очень обидно, что историю не перепишешь и что многие одноклассники, не вникающие в мои дела, ошибочно считали такого говнюка, как Май, моим другом.

А этого не было никогда!

У меня вообще не было друзей среди одноклассников в школе.

Меня не интересовали их дела.

А с Маем я общался исключительно по другим соображениям.

Я видел в нём для себя наибольшую угрозу, поняв, что он – мстительный, непорядочный, трусливый, жестокий и подлый.

Я руководствовался тем принципом, что врага следует держать вблизи, а не на расстоянии.

Драма заключалась в том, что Май принял меня за своего…

Разница была в том, что у нас, видимо, изначально было разное представление о настоящей дружбе вообще.

Май ушёл, потому что, как я думаю, это была его норма такого понятия.

Типа, не мои проблемы, и – ладно.

Я бы тоже ушёл!

Но по другой причине – потому что я его презирал и не считал своим другом.

Конец

Случай в кафе.

Это произошло лет шестнадцать назад.

Однажды летним вечером мы с Маем сидели в кафе и выпивали.

Мы уже достаточно хорошо наклюкались.

Нам было хорошо.

Мы обнимались и клялись друг другу в вечной дружбе.

На самом деле никто из нас не был искренним с другим, и оба это прекрасно понимали.

Он сделал мне немало пакостей за всю историю наших отношений, да и не собирался что-то впредь сделать хорошее для меня.

Мне самому не был приятен Май.

Мне нужен был собутыльник.

Я же вообще тогда ни с кем не дружил и уже тогда видел только огромные неприятельские армии…

А что касается Мая – так, мелочь пузатая, к тому же непорядочный, трусливый и подлый объект.

Конечно, скажи, кто твой друг и я скажу тебе, кто ты сам.

Но ведь я никогда не считал его своим другом.

К этому времени нас связывало только прошлое.

Прошлое, в котором нас игнорировали девушки и обижали сверстники.

А мне, вдобавок ко всему, занижали оценки учителя.

К Маю последнее не относилось.

Ему, наоборот, завышали.

Конечно!

Если бы в начале учебного года девятого класса, в школу не припёрлась его зарёванная мамаша и не принялась улещивать учителей, то Май так бы и остался на второй год!

Что, скажете после этого, не завысили?

То-то и оно!

Итак, мы выпивали и клялись друг другу в вечной дружбе.

Неожиданно к нам за столик подсели два агрессивных парня постарше.

И предъявили нам жёсткий ультиматум:

– Один из вас дует за деньгами. Другой остаётся с нами. Мы тоже выпить хотим. Если первый не возвращается, то другому не поздоровится!

Они решили оставить Мая.

За деньгами, по их версии, должен был пойти я.

Но я даже не подумал о том, чтобы спасти своего собу…, то есть… друга.

Я уже написал – почему.

Ну и пусть его помутузят, решил я, может, поумнеет ещё.

Главное то, что лично для меня миновала угроза.

Не надо думать обо мне плохо!

Если бы это был настоящий, верный друг, который не раз выручал бы меня, и я бы тогда в долгу не остался!

Я бы обязательно вернулся!

Даже если предположить тот факт, что агрессивные парни изменили бы решение – меня бы это не остановило.

Они ведь могли помутузить нас обоих и после моего возвращения!

Я отвечаю за свои слова!

…Но там, за столиком, остался не настоящий, верный друг, а жалкий, подлый, трусливый и презренный мной собутыльник (Да! Именно собутыльник!) Май, который не раз меня предавал.

Стоило ли было проявлять в данной ситуации геройство, браваду, приносить самопожертвование?

Ответ на этот вопрос для меня был однозначным.

Конечно, я мог бы с ним и не пить, если уж я так его презираю.

Но мне было не с кем.

Вот и всё!

Как я уже писал, мне было лет восемнадцать, но я уже тогда видел огромные неприятельские армии.

Я должен был действовать.

А что до Мая – так это была всего лишь незначительная единица, которой можно пренебречь, разменяться (в данной ситуации: парни его мутузят, а я спокойно ухожу), принести в жертву.

И я ушёл домой.

Я даже не ожидал, что, тем самым, спасу Мая.

Дело в том, что агрессивные парни, жаждущие выпивки за чужой счёт, рассчитывали на другой исход ситуации.

Они решили, что я направился в милицию (дело было лет шестнадцать назад).

Они втроём (вместе с Маем) ломанулись за мной, поскольку парням не нужны были проблемы.

Но я уже отбыл в неизвестном для них направлении.

У меня не было никакого желания находится в обществе, где мне навязывают чужие, ненужные мне порядки, да ещё незнакомые и неприятные мне же люди.

Мне даже не были интересны возможные, мирные переговоры с ними после случившегося.

А проблемы собутыльника Мая меня не касались никак.

Однако, Мая они отпустили.

Он и им оказался ненужным.

Хотя, скорее всего, они просто решили не рисковать – вдруг нагрянул бы наряд, да повязал их…

И Май тоже ушёл – целый и невредимый.

Май даже не посмел мне предъявить каких-либо претензий.

Ведь и он наверняка также поступил бы, оказавшись на моём месте.

Другое дело, что Май поступил бы так, скорее всего, не выбирая, с любым – он славился трусостью, предательством, лживостью и всегда думал только о себе.

Конец

Дело о пропавшем журнале.


В главной роли: я.



В ролях: Май (Сын Атамана).


В эпизодах: учителя, одноклассники.



Награды и премии:



1995 год – Номинация Ильи на вручение «волчьего билета».

Первая серия.


В школьные годы мне было нелегко.


Мне часто доставалось от сверстников, поэтому я не любил ходить в школу. Часто прогуливал.


Однако я хорошо усваивал материал и был середнячком.


Мне нравилось учиться, другое дело, что мне не нравился мой класс.


Однако, по моему мнению, учителя занижали мне оценки.


Однажды я решил устранить несправедливость.


По моей идее надо было завладеть классным журналом и наставить себе в нём хороших оценок.


Одному на дело идти не хотелось, и я привлёк к этому Мая.


Май вообще был хитрюжным, нечистым на руку, но мне показалось, что в данном вопросе он мне не откажет.


Так и получилось – мы вошли в сговор.


Банда была готова!


Попрошу не путать: моего подельника двигала халява, а меня – глубокая идея и вера в свои силы!


Это огромная разница!


Мы вообще сильно отличались.


Май был двоечником и он был заинтересован никак не меньше меня, чтобы дело выгорило.


Он был очень трусливым, непорядочным и жадным.


Я хотел подбить ещё пару лохов для массовости, Ванюху и Кирюху, но они не согласились.


Их устраивало положение дел.


Правда, сильные парни и красивые девушки и нас с Маем записали в лохи, но это уже другая история.


Отмечу только, что я был с этим категорически не согласен!


Мая – да, пожалуйста, пусть получает тумаки, но меня-то за что?!


Но больше всего меня раздражали учителя, которые не просекали фишку и занижали мне оценки.


Учителя – взрослые люди, они должны были вникать в истинные причины моих прогулов, заступаться, предотвращать конфликты с одноклассниками.


Ничего этого не происходило!


Вместо этого я слышал: «Ты себя не воспитываешь», «Почему прогулял физру, ставлю два», «Вот таких в армии и обижают!» и т. д и т. п.


Я был сыт этим по горло!


Операция была назначена в тот же день!

Конец первой серии

Вторая серия.


После уроков, когда все разошлись, мы отправились в учительскую.


Май стоял на шухере.


Я зашёл и обнаружил там наш классный журнал. Недолго думая, я убрал его в свой дипломат.


Затем мы быстро удалились.


Зашли в вонючий подъезд и там расположились.


Оценки ставил тоже я, а Май только поддакивал и науськивал.


Мы наставили себе пятёрок и четверок, а чтобы не было подозрений, другим одноклассникам тоже оценок начеркали.


Однако у меня дрожали руки и цифры выходили другим почерком. Начиная же их исправлять, я только ухудшил положение дел.


В одном месте вообще помарка вышла.


Но мы понадеялись, что проскочит и пошли обратно.


Операция заняла не слишком много времени.



Приходим – а Учительская-то – закрыта!


Май испугался. Я – тоже.


Да, я, конечно, был за справедливость, но ведь учителя могли этого не понять!



Шёл 1995-ый год. Весна. Птички пели. За окном школы смеялись наши сверстники – парни и девушки…


А нам было не до смеха!



Впереди была расплата!


От журнала мы не могли просто так избавиться. Ведь дело-то, может быть, подсудное!


Всё произошло не так, как мы рассчитывали.


Я не хотел отвечать за содеянное!


Мне было жалко, что дело не выгорило…



Посовещавшись с Маем, мы решили попытаться вернуть классный журнал на следующий день, до того, как возникнет шухер.



Удастся ли нам это?


Конец второй серии.

Третья серия.




Я не понимал, кто больше всех был виноват в том, что случилось?



Май, который во время меня не остановил, а подумал только о халяве?!


Одноклассники, которые обижали меня, вследствие чего я пропускал занятия?!


Или учителя, от которых вместо помощи были только одни упрёки и нагоняи в мой адрес?!



А отвечать-то предстоит только мне одному!


Если честно, сам себя виноватым не считал.


Ведь я был жертвой системы, не более того!


А как можно было выкрутиться, если учительская была закрыта?


Надеяться на то, что её утром откроют, и мы вернём журнал до возникновения шухера.



Её действительно открыли, но там постоянно толклись учителя.



На первом уроке мы занимались с Маем отдельно. У нас были иностранные языки, мы учили разные.


Но вот в наш класс зашла классная руководительница и спросила у учительницы, видела ли она журнал или нет. Та сказала, что он ей самой нужен, но не нашла его.


А в это время классный журнал с подправленными оценками лежал у меня в дипломате.


У меня было такое чувство, что все об этом знают!



После урока я не нашёл Мая!


А в куртке я обнаружил записку, в которой он дико извинялся и ссылался на внезапные боли в животе.


Он ушёл домой.


То есть в самый ответственный момент, Май умыл руки и предоставил мне одному разбираться во всём.



И тогда я слегка занервничал.


Что было делать? Один я против всех! Подельник ушёл. Посоветоваться не с кем.


А журнал – ищут!



Сумею ли я исправить ситуацию и выйти из воды сухим?


Конец третьей серии.

Четвёртая серия.


К сожалению, нервное напряжение было очень сильным. И я ничего другого не смог сделать, как отнести испорченный журнал и положить на стол классной руководительницы.


А что я ещё в принципе с ним должен был сделать, солить что ли?


Её в это время не было, там сидела какая-то малышня.


И пошёл в свой класс.


Через некоторое время вернулась радостная классная руководительница и объявила, что журнал найден. Что его кто-то принёс из класса.


Она стала допытываться, кто это сделал. Никто не признавался, и я тоже молчал – ни жив, ни мёртв.


Тогда она зачем то позвала малышню, которая там сидела, и она меня опознала.


Мы вышли и я сказал классной руководительнице, что якобы нашёл журнал на подоконнике.


Дело могло выгореть, несмотря на то, что мне как и Маю, надо было просто взять и уйти с уроков, после того как я отнёс журнал.


Тогда бы малышня не смогла бы меня опознать, нас бы не заподозрили, не став сверять оценки!


Но у истории нет сослагательного времени.


Учителя заподозрили неладное и вышли на Мая.


Классная руководительница вызвала меня и его для разбора.


В это время я ещё не был под подозрением.


Она думала, что это сделал Май.


– Зачем ты украл из Учительской журнал?!


– Я… Я не брал… Это не я… – Короче, Май в сознанку не пошёл.


Классная руководительница вызвала родителей Мая в школу.


А я уже был на таком нервном напряжении, что заболел.


У меня поднялась температура.


Окажется ли Май настоящим другом? Достойно ли он всё выдержит? Возьмёт ли всю вину на себя? Или он окажется трусом?


Конец четвёртой серии.

Пятая серия.

Чудеса случаются, но редко.


Не в данной истории. Пока я плохо себя чувствовал и не мог пойти в школу, Май привёл в школу свою затюканную мамашу – Татьяну Игоревну.


Они вошли в сговор с завучем и полностью перевалили вину с него на меня.


А когда дома никого не было, кроме меня, Татьяна Игоревна припёрлась с Маем и начала канючить, что это мои сложности и чтобы я ответил по заслугам.


При этом её распирали эмоции, она гневно топала сапожком.


Я готов был спустить её с лестницы!


Никакого раскаяния у меня не было. Я думал только о том, что теперь будет и какой плохой друг Май.


Потом пришла моя мама, и они с ней ещё разговаривали.


Я не вышел – плохо себя чувствовал. Моя мама спросила Мая:


– Кто ставил оценки в журнал?


– Илья… – Чуть слышно ответил он. Май боялся, что я услышу и тоже, как и он, уйду в несознанку.



А дальше начались разборки.



Завуч сказала моей маме, что Май полностью переложил вину на меня. Что если бы дело происходило в прежние времена, меня бы исключили из школы и дали бы волчий билет.


Учителя были в благородном гневе. Я тоже. Но их было больше. Сила была на их стороне.


Больше всего негодавала классная руководительница. Она была очень эмоциональным человеком. Она приплела все возможные доводы, которых я даже не знал о себе – что я такой, сякой…


Но потом пошло всё на спад.


Единственное что – меня ждала другая очередная несправедливость – классная руководительница чтобы хоть как то отыграться на мне занизила оценку по своему предмету в четверти.


При этом это было так заметно, что она начала оправдываться и нести какую-то чушь.



Май ушёл после девятого класса. На своем жизненном пути он впоследствии неоднократно кидал друзей, и за ним закрепилась репутация предателя.



Я перевёлся в другую школу, закончил одиннадцать классов.



Классная руководительница переехала в Питер. Мы так и не поняли друг друга до конца. Наверное, она так и не поняла, почему я пошёл на такой шаг, и что вина Мая была никак не меньше моей.


И я в самом начале указал, что нас изначально двигали разные причины.



Идя на отчаянные шаги, тщательно всё взвешивайте и выбирайте надёжных людей!


Конец.

Дедовщина в колледже.

В главных ролях: Май.


В ролях: одногруппники Мая.


Первая Серия.

После девятого класса, Май пошёл учиться в колледж.


В группе было двадцать человек.

Май был трусом, но он хотел показаться весёлым, раскрепощённым и уверенным в себе.

Когда начались занятия, он выкрикнул:

– А в тюрьме сейчас макароны дают!


Все засмеялись.


Шутка удалась.

Но на беду Мая, в этот же колледж перевелись другие его бывшие одноклассники. Они учились в параллельных группах, но сути это не меняло.

Дело в том, что они стали утверждать, что Мая обижали в школе.

Он, конечно, стал всё опровергать, но ведь это легко было проверить.

Так и произошло!

Однажды, несколько парней из его группы устроили попойку.


Май проходил мимо и они его окликнули.


Он подошёл к ним и один из них ударил его в лицо.


Май не дал сдачи.

И тут обидчик применил актёрское мастерство, стал просить у Мая прощения и сказал, что тот тоже может его ударить.

Но Май не смог.

Так он и записался в слабаки.

С этого случая всё и пошло, вести распространились очень быстро.

Одевался он немодно. Учился плохо – был на последнем месте по успеваемости. Девушек увлечь разговором он не мог.

И вообще ничего не мог.

Короче – финиш.

Одногруппники стали прикалываться над ним.


А помощи ждать было не от кого.

Когда начиналась перемена между занятиями, Май вынужден был убегать от одногруппников на другой этаж.

– Ты как зверь! – Смеялись они.

Но однажды, на одного одногруппника, Рыжего, сошло озарение и он неожиданно для всех… Заступился за Мая!

Май был счастлив! Наконец-то! Хоть кто-то ему помог!


От радости Май проводил Рыжего до дома и рассказал тому много интересных фактов из своей биографии.


Когда они шли по улице, на Рыжего залаяла собака.


Май удивился: он полагал, что собаки лают на людей с плохими помыслами.

Каковы же были истинные помыслы Рыжего, побудившего его заступиться за Мая?

Конец первой серии.

Вторая Серия.


Рыжий не собирался впредь заступаться за Мая.

И тем более – дружить с ним.

Он хотел получить достоверную информацию от самого Мая, чтобы в дальнейшим использовать её в своих целях.

Поэтому он прикинулся его защитником.

А на следующий же день сам принялся оскорблять Мая.

Он так и сказал другим одногруппникам:


– А сейчас будем устраивать дедовщину! – И с этими словами влепил беззащитному Маю затрещину.

Май не работал над собой и не воспитывал себя.


А зря: мир бывает очень жесток!

У него не было никаких сильных сторон – ни по силе, ни в учёбе.

И даже его родители не могли повлиять на ситуацию.

А что они могли сделать?

Одногруппники были очень разболтаны, хамили на уроках.

Май же вёл себя смирно, но успеваемости это не способствовало никак.


Ему ставили двойки и вообще – собирались отчислить.

Татьяна Игоревна, мать Мая говорила ему:


– Тебе нужен старший друг, который решил бы твои проблемы.

Да, конечно.


Только где этого друга было взять?


Мы действительно общались со старшими парнями. Однако такое общение сводилась к тычкам.

Однажды в среде Мая отчислили одного одногруппника.


И он сказал Маю напоследок:


– Ты должен отдать мне свою стипендию. А если не сделаешь, я дам тебе в рожу! Приеду завтра. Пеняй на себя, если не отдашь деньги!

Весь день Май трясся от страха. Ему было жаль отдавать деньги.

Но на другой чаше весов была угроза здоровью.

А другие одногруппники не собирались вмешиваться в ситуацию. Им просто было интересно, чем всё закончится.

Как же Май поступил?

Конец второй серии


Третья серия.


Всю ночь накануне боя, Маю снились кошмары.

Он просыпался в холодном поту.

Он не хотел получать побоев, но ведь не расставаться же было со степухой в конце концов!

Но новый день настал.

Май пошёл получать стипендию, а вражеский одногруппник уже поджидал его.


Май попытался убежать, но неудачно – он всё-таки получил пару сильнейших ударов в лицо.

Учителя колледжа тоже не долюбливали Мая.


Потому что он был самым отстающим студентом в группе.

И вот именно тогда в Мае произошёл внутренний перелом.

Сам не знаю, как это могло произойти.


Ведь я очень хорошо его знал – трусливого, ленивого, жадного и тупого.

Что же случилось?

Май пошёл в тренажёрный зал!

И очень быстро добился больших результатов!

Он производил фурор на своих же одногруппников и те аплодировали ему на уроках физкультуры, когда он выжимал сначала незначительные веса, а дальше – всё больше и больше…

…Потом Май ушёл из колледжа.

Учёба ему не давалась.

Но у него была предпринимательская жилка.


Он стал двигаться в этом направлении.  И качалку не бросил.

Теперь Май – преуспевающий бизнесмен, проводящий досуг в тренажёрном зале.

Да, у него много врагов.

Он бросил десяток девушек (смотри Повесть «Атаман»).

Тем не менее, Май проявил напористость, настойчивость к достижению поставленных задач и добился их без чьей-либо помощи.


Конец.


Дорогие друзья!


Вывод однозначный!

Все по возможности идём в качалку и стараемся вести ЗОЖ!

Тогда никто не посмеет пробовать отбирать стипендии и зарплаты, нажитые непосильным трудом!


Жестокий Атаман.


Первая серия.


Однажды я встретил старого знакомого – хорошего друга. Я не видел его много лет.

Алекс, а это был он, мало изменился с той поры.

Лишь появилось несколько седых волос на голове.

– Ну, как поживаешь?

– В целом ничего.

– А я вот слышал, что ты лежал в психушке.

– Это грустная история, – Ответил мне Алекс. – Это произошло из-за событий, произошедших на первом курсе… До сих пор поверить не могу, что это случилось именно со мной.

– Расскажи – Попросил его я.

– Да, конечно, – Произнёс Алекс и начал свой рассказ – Я поступил в престижнейший ВУЗ. Но попал в плохую компанию. Я хотел найти себе хороших друзей и девушку. У меня всего этого не было в школе, и я думал, что покажусь крутым. У меня не было опыта. Так я оказался в шайке Жестокого Атамана. Одно время я был его правой рукой. Мы даже ночи проводили вместе… Не подумай плохого, просто я у него гостил с ночёвками.

– Молодец, – Похвалил я Алекса, – Что же было дальше?

– Но Жестокий Атаман на то и был Жестоким Атаманом! Я и не заметил, что он разворачивал против меня компанию. Кроме меня и его, в шайку входили – девушка Жестокого Атамана, Карлик и Очкарик. Очкарик был на побегушках, он завидовал мне. А я не нашёл общего языка с девушкой Жестокого Атамана. Понимаешь, ей надо было завоевать его внимание. А я не был очарован её красотой. И по характеру она мне не нравилась. С Карликом я сдружился. И вот однажды… – Здесь мой верный, добрый друг запнулся и тяжело вздохнул. И добавил:

– Илья, откровенно говоря, я должен признаться, что и сам приложил руку к тому, что произошло в дальнейшем. Но меня тоже можно понять. У меня не было друзей в школе, поэтому в какое-то время, я решил для себя, что Жестокий Атаман станет моим другом. И доверял ему. К тому же он часто приглашал меня к себе в гости и вроде как, отвечал искренностью. Но мы очень отличались. Он был очень вульгарным и наглым… Но это так, лирическое отступление. Характер Жестокого Атамана проявился на сдаче первой сессии. Он вместе с Карликом не сдали экзамены с первого раза. А мы с Очкариком – сдали. Жестокий Атаман был просто в бешенстве!

– Это явилось причиной Вашей ссоры? – Предположил я.

– Не торопись с выводами, мой дорогой друг, – Ответил Алекс. – До этого времени, Жестокий Атаман стал пользоваться моей искренностью и всячески старался подчеркнуть членам нашей шайки, что я – безропотный, тихий, скромный. Я не придавал тогда этому значения, так как не видел в этом ничего такого. Иногда мы ссорились с Жестоким Атаманом, но он первый шёл на примирение… Ну, а чтобы ты лучше смог понять мою ситуацию, мне нужно ввести на сцену ещё одного героя. Дело в том, что я понравился одной отличнице. Отличница была непростой девушкой. У неё был тяжёлый характер, но она умела сплотить вокруг себя других девчонок. Её все боялись. Даже… Жестокий Атаман! Илья, у меня не было девушки. Но в то же время мне не было всё равно, с кем я буду. Поэтому я не ответил взаимностью Отличнице. Тогда она начала мне мстить, настраивая против меня других девчонок…


Конец первой серии.


Вторая серия.


– Что же мы имеем? – Риторически спросил Алекс. И сам дал ответ на свой вопрос

– Раздражённого Атамана, враждебно настроенную Отличницу. Но, тем не менее, мы с Очкариком сдали всё с первого раза. Ну, как водится, выпили… И вот тогда произошёл случай, который переполнил чашу терпения Жестокого Атамана. Очкарик уже имел обо мне определённое представление. И, выпив водки, напал на меня!!! Он не соображал, что делал и поколотил меня. Об этом факте стало известно Жестокому Атаману…

– Как же он это воспринял? – Заинтересовался я.

– Не думай, что Жестокий Атаман стал за меня заступаться. Очкарик не хотел создавать мне проблем. Но Жестокий Атаман изменил ко мне отношение. Начал наезжать, оскорблять. Карлик и Очкарик не поддержали его. Тогда Жестокий Атаман предложил мне то, что он назвал выбором… А выбор был очень простой! Одно из двух.

– И что же за выбор?

– Он был очень простой. Жестокий Атаман предложил мне с ним подраться. Отмечу, что Жестокий Атаман владел кик боксингом. А я вообще не умел драться. То есть исход боя был предрешён. Поэтому я отказался. Но тогда Жестокий Атаман продолжил меня оскорблять, унижать и наезжать. Я хотел выйти из шайки, но меня не выпускали. И тогда я решил-таки принять вызов!

– Ничего себе! – Восхитился я.

Но Алекс был невесел.

И по реакции своего хорошего друга, я понял, что-то явно пошло не так.

– Бой начался!!! – Продолжил рассказывать Алекс.

– Я отчаянно махал ногой, но нога лишь рассекала воздух. А вот нога Жестокого Атамана каждый раз настигала цели!!! Потом я попытался одолеть Жестокого Атамана в рукопашном бою, но он подставил мне подножку и я всем весом упал на мизинец… Чудом обошлось без перелома, но болело сильно. Я оборался, а Жестокий Атаман, тем временем продолжал наносить точные, сильные удары. Я проиграл сражение. Я сделал всё, что мог. Но это не изменило ничего… То есть Жестокий Атаман продолжал меня оскорблять и унижать…

– Вот ведь сука! – Искренне возмутился я.

– Да, – Согласился Алекс.

– Карлик и Очкарик первоначально осуждали действия Жестокого Атамана. Но потом они поменяли своё мнение. Они решили, что лучше подержать сильнейшую сторону, чем рисковать своей шкурой. Поэтому и они тоже начали оскорблять и унижать меня… Особенно меня потряс Карлик. Он предал меня! Поначалу он заступался за меня. Мы с ним часто выпивали и были хорошими друзьями. Он даже на свою Родину своей девушке писал, какой у него хороший друг Алекс. Но однажды мы выпили втроём и Жестокий Атаман хотел, чтобы мы втроём поехали к нему в гости. Карлик мог за меня заступиться, но он предпочёл остаться в стороне. Кроме того, меня буквально привели насильно. К этому времени я уже не хотел выпивать с ними, но они то уговаривали меня, то угрожали… Илья, предательство Карлика стало большим, когда, в конце концов, он также стал меня оскорблять и унижать.


Конец второй серии.


Третья серия.


– Да, какая непростая ситуация сложилась…

– И не говори – со вздохом произнёс Алекс.

– Я надеялся на то, что Жестокий Атаман изменит ко мне отношение. А точнее – вернёт былое. Дружеское. Поэтому я пытался с ним наладить отношения. Но он был непреклонен. Как то раз мы сидели и выпивали. Жестокий Атаман сидел на верхних нарах, а я – на нижних (Имеются в виду койки в общаге – прим. автора). И он придумал, как меня оскорбить. Он стал опускать ножку, чтобы ударить меня в лицо. Чисто случайно. Но я видел в зеркало его манёвр и отодвинулся. Но Жестокий Атаман продолжал опускать ножку в грязном ботинке. Вот бесстыдник! Он опускал, а я – отодвигался. Но, как ты сам понимаешь, это не способствовало нашему миру.

– А как же это воспринимали окружающие?

– Понятное дело, я был заинтересован в том, чтобы как то скрыть от остальных наезды Жестокого Атамана. Понятно, да? Я же не хотел терять свой авторитет. Но вот очередная попойка! Я ухожу, подаю всем руку. А Жестокий Атаман, вместо того, чтобы пожать её, протягивает мне фак! Соответственно, мой авторитет улетучивается. И я ухожу расстроенный.

– Какая наглость! Какое неуважение! – Возмутился я в очередной раз.

– Жестокий Атаман всячески старался меня оскорбить и унизить при любой подвернувшейся ему возможности. Как то я попробовал дать ему понять, что мне это не нравится. И он это заметил.

– «Ты на кого обиделся, щенок?!» – Грозно спросил он у меня. То есть в этом был его ответ на мои обиды. Он дал понять, что не собирался снижать обороты…

– Вот ведь сволочь!

– А вот ещё один эпизод! У меня намечался День Рождения. Я думал, что это что-то изменит. Я купил две бутылки водки. Но Жестокий Атаман был занят и не пришёл. А потом обвинил же меня, что я ему рот водкой затыкаю. То есть он использовал всяческие методы, чтобы оскорбить и унизить меня.

– Неужели он так тебя и не поздравил?!

– Да, поздравил. Но мне пришлось во второй раз проставляться перед ненавистной мне шайкой. Да, все они как-то соблюли приличия, но это не прибавило мне авторитета.

Жестокий Атаман и Карлик с Очкариком – под его дудку всячески оскорбляли меня. Я не мог наладить личную жизнь. Потому что она была под угрозой.

А однажды Жестокий Атаман с Карликом совершили неслыханное! Они встретили меня на улице, когда я шёл домой. Они были пьяные. Принялись давать мне тычки. Ругали. Обзывали. А потом – то было у пивных ларьков, мы встретили самого забитого лоха из соседней группы. О его лоховстве слагали легенды. Жестокий Атаман и Карлик принялись сюсюкать с ним на моих глазах. Они хотели подчеркнуть тем самым своё неуважение именно ко мне. Я был унижен.

– Действительно, серьёзное оскорбление, – Согласился я.


Конец третьей серии.


Четвёртая серия.


– Да, ты многое пережил, Алекс – посочувствовал я своему другу.

– Нет, Илья. Это только цветочки. Ягодки были потом – сказал мне Алекс и продолжил свой рассказ

– Если до этого момента Жестокий Атаман совершал нечто неслыханное, то в дальнейшем – нечто невиданное. Он, Карлик и Очкарик прогуляли семинар информатики, явились под конец занятия пьяные (!) и стали мне угрожать. Я отошёл с ними в мужской туалет покурить, чтобы не терять авторитет перед группой. И были очередные оскорбления и наезды. Я мог бы на них настучать и их бы отчислили.

– Да, Лёш, это был бы идеальный выход!

– Ну а если этого бы не произошло? А что, если бы они отделались выговором? А что было бы потом со мной? То-то и оно! В любом случае жизни мне от них не было бы. Я умудрился попасть в дедовщину на гражданке в Институте. А если бы я был в армии, то мне пришлось бы стирать носки такому же Жестокому Атаману. Да и не только ему…

– Ах, ты мой бедненький!

– Да! Жестокий Атаман был полным уродом, но и другие тоже оказались весьма непорядочными! Как я уже сказал, Очкарик сам был на побегушках. И единственный путь возвысить своё положение был: оскорбить меня. А так это было полное чмо. Но это чмо тоже что-то из себя корчило. Он часто сравнивал себя с Жестоким Атаманом. Говорил мне, что они очень похожи. А Жестокий Атаман, в свою очередь, сравнивал меня с Очкариком. И тоже говорил мне, что мы похожи. Так и говорил: г*вно в г*вне не тонет.

– Вам надо было бы объединится!

– Как то раз мы с ним вновь выпили. На мои деньги. А у него жвачка была. Но он мне её не дал.

– «Ты же лох», – Говорит. Я был потрясён. А потом у него испортилось настроение, и он опять напал на меня. Больше я с ним не выпивал.

– А что Карлик?

– Ещё хуже. Однажды мы сидели на занятиях вместе. Он принялся оскорблять и унижать меня. А это было видно всем. То есть к этому времени мне уже нечего было скрывать от окружающих. Да, Жестокий Атаман всё это видел и стал улыбаться.

– Вот сука!

– Ага! А потом позвонил мне домой, как ни в чём не бывало, и стал издевательски клясться в хороших отношениях между нами. В отношениях, которых уже давно не было…

А потом я перевёлся в другой ВУЗ.

Но было поздно.

Издевательства оставили глубокий след в моей жизни и меня отправили в психушку.

– Ну ладно, Алекс, бывай, не плачь! Всё наладится.

– Да, только теперь у меня есть инвалидность, образования нет, и пью лекарства горстями.

– А что же Отличница?

– Да она тоже мне немало крови попортила. Мы ещё об этом поговорим.

– Ну пока.

– Пока!

Спасибо за внимание!

Конец.

Жестокая Отличница.


Первая серия.


Во время нашей следующей встречи, мой седеющий лучший друг Алекс продолжил повествование о том, как он учился на первом курсе престижнейшего ВУЗа.


– Я был тихим, застенчивым молодым человеком. Я не пользовался особой популярностью у девушек. И, в общем то, получилось так, что выбирали меня, а не я сам. Я получал люлей в школе. Сделал неправильные выводы и в ВУЗе попал в плохую компанию Жестокого Атамана, которая потащила меня на дно. Я старался не пропустить ни одной попойки. Бывало так, что попойка была перед занятием. И я приходил на него с косыми глазами.


– Ты должен был быть более осторожным, мой дорогой друг – Заметил я. – Ведь тебя могли отчислить!


– Да уж лучше бы отчислили сразу, чем то, что они сделали со мной. Ведь это из-за них я оказался потом в психушке! – Воскликнул Алекс. И продолжил:


– Я приглянулся одной девушке в группе. Но она мне не понравилась. Да, она была отличницей (так и будем называть её в дальнейшем – прим. автора). Она была целеустремлённой. Но у неё оказался скверный характер. К тому же она была безобразной. Фигура бесформенная. Лицо сальное, неприятное. Я не мог ей ответить взаимностью. Сори. Но мне всё-таки было лестно, что я кому то нравился, не скрою. В то же время я боялся кого-то обидеть. Поэтому я не торопился с отказом.


– Что же ты сделал?


– Однажды я проводил её до дома.


– И всё?


– И всё. Но она ждала изменений наших отношений.


– А ты?


– А я не ждал. И вообще мне нравилась тогда другая девушка. Сердцу не прикажешь. Но я мог только искоса наблюдать за ней.


– И что же Отличница?


– Сначала она ждала развитий отношений. Но я медлил. Пауза затягивалась. Самое интересное, что на мой авторитет и престиж это никак не работало. Все парни, кроме Жестокого Атамана, сочувствовали мне.


– А он?


– Он пытался мне её сосватать. Жестокий Атаман был в этом заинтересован. Я иногда думаю, что это было из-за его девушки. Может быть, он хотел убрать во мне, таким образом, конкурента. Правда, напрасно. Потому что девушка Жестокого Атамана мне нравилась ещё меньше, чем Отличница.


– Да, непростая ситуация у тебя сложилась. И как же развивались события в дальнейшем? Что же привело тебя в психушку? Что же они сделали?


– Ну, про Жестокого Атамана я рассказал тебе в прошлый раз. Это ты уже знаешь. Однако Отличница виновата в случившемся так же. – Алекс задумался, собираясь с мыслями.



Конец первой серии.

Жестокая Отличница.


Вторая серия.


– Итак, как я уже сказал, она ждала. Я был тихим, застенчивым. И у меня не было опыта работы! Поэтому я пустил всё на самотёк. Мне, честно говоря, было неинтересно. Только страшно. Я в кошмарном сне не мог себе представить себя в объятиях Жестокой Отличницы.


– Почему ты называешь её жестокой?


– Потому что так оно и было! Она была очень злой. Ну да, конечно, злая старая дева! Правда, надо отдать ей должное. Она была лидером. Она могла сплотить вокруг себя, да так, что все плясали под её дудку. Её боялись даже преподаватели. А уж если ей кто не нравился – безжалостно подвергались гонениям.


– В нашей группе назначили старостой одну девушку. Но она не понравилась Отличнице.– Продолжил Алекс – И её сместили в два счёта, поскольку Отличница сумела полить девушку дерьмом. А бывало и так, что кто-нибудь не нравился ей без видимой причины. Были две девушки, которые не входили в её круг общения. И только за этого она стала распространять слухи, что они – лесбиянки.


– До чего мерзкая и противная твоя Отличница!


– Конечно моя! А чья же ещё? Любой парень, кого ни возьми в группе боялся её. Даже Жестокий Атаман – и тот тоже предпочитал с ней не связываться. А я вот оказался на расстрельной должности. Меня даже предупредили, что если я сделаю что-то не так, она уничтожит меня.


– За что?! – Искренне изумился я.


– Всё очень просто. Любой девушке не понравилось бы, что её отвергают. А уж про такую и говорить нечего. – Ответил Алекс


– Пауза затягивалась, но она не могла быть бесконечной. И однажды, во время очередной попойки, она сама подошла ко мне и объявила, что всё между нами кончено. Я был безумно рад, но радость моя длилась недолго. Ровно столько, сколько Жестокая Отличница ждала, когда я кинусь за ней вдогонку. Как ты догадываешься, я так не поступил. Тогда мне нравилась другая девушка, не та, которая вначале. И вновь, и вновь я смотрел на неё искоса. А здесь – вот, руки-то развязаны! Вперёд, как говорится!


– Тебе было жалко Отличницу?


 –Да, было дело. Ведь я не смог ответить ей взаимностью. Я тогда думал, что она всё-таки добрая, отзывчивая, короче – не такая, как она была видна другим одногруппникам. Мне тогда было семнадцать. Я видел мир в розовых очках. Я был очень наивным. И поплатился за это. Потому что Отличница решила меня уничтожить!


– Да, кстати, – Заметил Алекс – Всё это было ещё тогда, когда я был в дружеских отношениях с Жестоким Атаманом. Это я помню, поскольку он предостерегал меня от последствий разрыва отношений с Отличницей.


– Какие же они были? – Спросил я.


– Ужасными! – Ответил Алекс.


Конец второй серии.

Жестокая Отличница.


Третья серия.


– Как я тебе сказал, – Продолжил Алекс – она умела сплотить вокруг себя других одногруппников. А чтобы быть на хорошем счету, она могла помочь в решении задач по сложным дисциплинам. Конечно, она начала с того, что перестала мне помогать.


А однажды преподаватель задал мне сложный вопрос, который вызвал у меня затруднение. Жестокая Отличница сидела впереди меня и, вместо того, чтобы помочь мне, подсказать, подняла руку. Ей не нужно этого было делать. Просто ей хотелось продемонстрировать отношение к моей персоне.


– А дальше?


– А дальше она постепенно настроила против меня большинство девчонок из группы. Она их строила. А я кто им был? Выбор у них был очевиден.


– А что ребята?


– Поначалу они мне сочувствовали. Никто из них не хотел оказаться в моём положении.


Однажды Жестокая Отличница проявила интерес к другому парню. Но он также не ответил ей взаимностью. А потом его отчислили за неуспеваемость. И, что самое интересное, в этом тоже оказался виноват я. Потому что если бы у них было бы всё на мази, Жестокой Отличнице не было бы до меня дела. Но этого не произошло.


– Вторая сессия была ужасной – Продолжил мой друг – Тогда начались трения с Жестоким Атаманом. На радость Отличнице.


– Пытался ли ты изменить ситуацию?


– Да. Я пробовал с ней поговорить. Но она пресекала эти попытки. Говорила, что я глупый и поэтому она ко мне так относится.


И вот однажды она меня сильно оскорбила. Дело было так. Это произошло 23 февраля 1998 года. Девчонки в нашей группе решили поздравить ребят. Как ты уже догадываешься, организатором этого мероприятия была Жестокая Отличница…


– Всё понятно, – Не удержался я – Понятно, что ничего хорошего не произошло.


– Ты прав, Илья. Она нанесла мне тягчайшее оскорбление.


– Они тебя не поздравили?


– Да нет, поздравили. Но так, чтобы лучше они этого не делали.


Я понял, что Алексу тяжело было вспоминать произошедшее и промолчал, ожидая продолжения истории.


Конец третьей серии.

Жестокая Отличница.


Четвёртая серия.


– Подарок одногруппниц состоял из двух частей. Малюсенькой бутылочки коньяка и шоколадного яйца. Естественно мне вручили всё последнему, когда я уже уходил – Алекс тяжело вздохнул и продолжил – Вручала подарки именно она.


– И, конечно же обидела тебя! – Догадался я.


– Да, мой дорогой друг. Жестокая Отличница окликнула меня: «Эй, слышь, ты, я забыла, как тебя зовут, поди сюда». Ты понимаешь, что она не забыла как меня зовут. Просто ей хотелось сделать мне как можно неприятней.


А потом я перевёлся в другой ВУЗ.


Но было поздно.


Издевательства оставили глубокий след в моей жизни и меня отправили в психушку.


– Ну ладно, Алекс, бывай, не плачь! Всё наладится.


– Да, только теперь у меня есть инвалидность, образования нет, и пью лекарства горстями.


– А что же Отличница?


– Когда она узнала о моём переводе, она только ехидно усмехнулась и молвила: «Вот и хорошо, что он ушёл! А то мне бы уйти пришлось».


– Понятно. Ну, пока.


– Пока! Заходи ещё!


– Конечно! – Ответил я.

Конец.

Спасибо за внимание!


Эмоция Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Я очень люблю своих родителей.

У нас тёплые, доверительные отношения.

В школьные годы они меня не наказывали – в физическом плане.

Однажды Отец встретил Мая.

– Ты не знаешь, где Илья?

– Не знаю.

– Хочу его отлупить – Сказал ему мой Отец.

При этих словах тупая, недалёкая рожа Мая озарилась улыбкой от полученной информации.

Отцу стало противно.

Говорить с Маем он больше не захотел.

Разумеется, лупить меня он не собирался.

Он просто хотел посмотреть, какая реакция будет у Мая.

И всё мне рассказал.

А я, в свою очередь, поведал об этом Маю.

– Да мне всё равно было! – раздражённо ответил недовольный Май.

– Как – всё равно? Ты мне друг или кто? Мог бы посочувствовать хотя бы – Безнадёжно высказался я.

Но такого ждать от Мая было нереально.

Я и не ждал этого от него.

Другое дело, что он глубоко разочаровал меня.

В который раз.

Конечно, я поверил отцу, а не ему.

Я бы просто хотел, чтобы он хоть не радовался!

Но Май был полным говном.

Как я уже не раз писал, я дружил с ним только ради того, чтобы он не оскорблял меня, поскольку он был он очень мстительным.

Я пытался оправдать его реакцию, но, увы – никак не выходило.

Правда, он регулярно получал титюлей от своего собственного отца – Атамана…

И вот, мол, я сам в говне и ты будь в нём.

А как иначе всё это рассудить?

Как же я счастлив, что теперь нас ничего не связывает!

И Слава Богу!

Конец.

Психологический Портрет Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Как я уже писал раньше, мой одноклассник Май был очень мстительным, трусливым и тупым.

Он никому не мог дать сдачи в нашем классе, кроме меня и ещё одного Паренька, собственно, на этом наше общение и складывалось.

Я был вынужден с ним общаться, чтобы не навлечь на себя беды, так что дружбой это назвать язык не поворачивается.

Это был Союз Лохов.

К тому же я видел, как он измывался над тем пареньком, чтобы подчеркнуть свою значимость и хоть как то поднять свой вонючий авторитет в глазах не менее жестоких других одноклассников.

Наш класс подобрался очень отстойным.

А ещё вместе с нами учились два второгодника.

Некто Иванищенко и Петрищенко.

Конечно, это не их подлинные фамилии.

Но ведь оскорбятся, заставят писать опровержения!

Мне оно надо?

Нет же!

Ну вот, видите, так что пусть фигурируют именно так.

А то мне пишет тут один уже, грозится то побить, то в прокуратуру обратится…

Я же не виноват, что у него такая хрупкая нервная система!

Так вот, о Петрищенко с Иванищенковым!

Они оба любили поиздеваться над теми, кто был слабее их.

Нам с Маем доставалось от них больше всех.

Ещё бы!

Ведь у нас не было авторитета, постоять за себя мы не могли, а, следовательно, с нами можно было не считаться.

И если Иванищенко был полным уродом, то у Петрищенко оставалось ещё что то человеческое.

Один раз он даже заступился за меня перед тем же Иванищенко!

– Зачем ты сделал так? – Спросил я его.

– Жалко стало. – Напыщенно ответил мне Петрищенко.

Но в целом всё было ужасно.

Мы постоянно получали тумаки, тычки и пинки.

Как то раз, второгодники придумали новую моду.

Мы с Маем должны каждому из них обращаться на Вы.

Хм… Мания величия?

Может быть, может быть!

Иванищенко очень любил говорить мне:

– Боишься, значит уважаешь!

Но это было далеко не так!

Я действительно его боялся, но в то же время ненавидел.

Однако если кто то и заслуживал глубочайшего презрения, так это был Май.

Май с удовольствием лизал жопу тому же Иванищенко, шестерил перед ним.

Как то раз мы поссорились.

Не помню, что мы не поделили.

А Иванищенко с Петрищенко придумали новую забаву.

Они поставили нас друг против друга.

Иванищенко встал за Маем и взял его за руки.

Петрищенко же встал за мной и взял мои.

Они велели нам драться друг с другом.

То есть Иванищенко управлял Маем, а Петрищенко – мной.

Услужливый Май, который был сильнее меня и был уверен в победе, а также хотел угодить второгодникам принялся вкладывать удары в руки, управляемые Иванищенко.

Я неожиданно сильно дёрнул головой, уклоняясь от удара, нацеленного мне в лицо, и затылком сильно ударил в нос Петрищенко, стоявшего сзади.

Поэтому они остановили бой.

Забава закончилась.

Уважаемые читатели!

Май, вместо того, чтобы постоять за себя, дать обидчикам должный отпор, объединившись со мной, вёл себя вот таким непорядочным образом!

Трус и лох!

Козёл и урод!

Я посвятил ему пару книг, Вы легко можете найти их, там рассказывается о его воспитании, об учёбе в Колледже, где ему так же заслуженно доставалось, да много ещё чего…

И хотя он теперь стал крутым братком, его гнилой душонок остался прежним.

Я уверен в этом!

Спасибо за внимание!

Конец.

Май сказал мне, чтобы я с ними не дружил.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Как я уже писал раньше, мой одноклассник Май был очень мстительным, трусливым и тупым.

Он никому не мог дать сдачи в нашем классе, кроме меня и ещё одного Паренька, собственно, на этом наше Общение и складывалось.

Я был вынужден с ним общаться, чтобы не навлечь на себя беды, так что дружбой это назвать язык не поворачивается.

Это был Союз Лохов.

Помимо нас, в этот Союз входили ещё несколько лохов, которых игнорировали одноклассницы и которых избивали сильные сверстники.

Однако даже в данном Союзе наблюдалась строгая иерархия.

Эти лохи не долюбливали нас с Маем.

Меня они избивали за то, что я вообще никому не мог дать сдачи.

А Мая – за то, что он был недалёким, подлым и трусоватым.

Май очень хотел выйти из касты опущенных.

И меня призывал к этому.

Однако, если я начинал идти вслед за ним, лохи начинали меня избивать.

Май не заступался за меня, он ведь тоже их боялся.

К тому же, в этом случае избивали меня, а не его, а Май был именно таким «другом», который всецело трясся исключительно за свою шкурку.

Да, выйти из этого Союза было неплохой мыслью!

Это был довольно смелый шаг!

Правда, Май не учитывал одного обстоятельства…

Ну, вышли бы…

…А дальше – что?

Ему нечем было заинтересовать сильных парней и красивых девушек.

Он не мог постоять за себя.

Май не умел поддержать беседы с Одноклассницами.

Учился плохо.

Одевался немодно.

Всё, на что он был способен – так это теребить двумя руками свой мужской половой орган!

Хорошо ещё, что только свой, хотя, как сейчас обстоит дело я, право, не в курсе.

Давно с ним связь не поддерживал.

Ну вот, значит.

Меня избивали лохи, а Май науськивал меня:

– Не дружи с ними, Искрён!

А что было делать?

Другая каста нас всё равно бы не приняла в свои ряды!

У Мая не было чёткого плана действий.

Поэтому он, так же как и я, оставался в Союзе Лохов и продолжал заниматься онанизмом!

У него был шанс проявить себя в колледже, но ему не удалось его использовать.

Там он оказался в таком же статусе, но только на этот раз один…

В этом заслуга других лохов, которые тоже перевелись в колледж.

Они то и пустили молву о нём, а утверждения доказывались весьма легко.

Май не мог уяснить для себя простую истину: «Лох – это судьба!»

Спасибо за внимание!

Конец.

Мнение Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Как я уже писал раньше, мы с Маем состояли в Союзе Лохов.

В классе нас считали опущенными и всячески издевались над нами.

Мне такое положение дел было очень оскорбительным, но я ничего не мог с этим поделать.

Однако и между нами была взаимная неприязнь.

Май был очень подлым и трусоватым.

Он издевался над ещё более слабыми, надеясь повысить свой так называемый авторитет.

И это вместо того, чтобы набраться мужества и дать отпор более сильному врагу!

Я помню, однажды один одноклассник – Песочин игрался с моей дорогой логарифмической линейкой и сломал её.

Он даже не извинился.

Ведь это было в порядке вещей!

С нами, лохами, никто не считался.

Наши рюкзаки летали по классу и их пинали ногами.

На нас рисовали обидные порнографические карикатуры и отправляли на девчачью половину.

Не было и дня, чтобы мы не получали побоев.

Что уж тут говорить о сломанной линейке!

Однако моя мама узнала об этом, и стала допытываться у меня, кто сломал линейку.

Я нехотя признался, так как мне не нужны были дополнительные неприятности.

Мы были на улице, и к нам подошёл Май.

Узнав в чём дело, он тут же принялся науськивать мою маму, чтобы она занялась этим, пошла к классной руководительнице или даже к директору школы.

Он стал уверять её, что сам бы так и поступил.

Май не желал мне добра.

Он жаждал мне проблем.

Хотел увидеть зрелище.

Однако моя мама послушала его и позвонила для начала матери Песочина и высказала ей свои претензии.

На следующий день Песочин был крайне недоволен.

Он принялся оскорблять меня.

Досталось от него и Маю, так как моя мама сослалась на его мнение.

Май был крайне возмущён, он не ожидал такого исхода событий.

Его девиз по жизни был примерно таким: «Совершай подлости, стравливай и ни за что не отвечай».

На этот раз этого у него не вышло.

Разгневанный Песочин решил наказать Мая.

Он запер его в женском туалете.

Надолго!

Я был очень доволен, так как Май получил по заслугам!

Там ему и было место!

Но в целом всё было очень плохо.

А что?

В Классе процветала дедовщина.

Одноклассницы игнорировали нас.

А самое главное – вместо настоящего друга у меня был подлец и трус Май, который готов был предать меня при первой возможности…

…Кстати, история с логарифмической линейкой окончилась ничем и вскоре была забыта.

Спасибо за внимание!

Конец.

Школьная Любовь Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

До этого я писал только о подлых поступках Мая.

Однако я решил уравновесить систему и напишу на этот раз похвалу!

В восьмом классе Май влюбился в девушку по имени Настя.

Она училась вместе с нами.

Думаю, что его чувства были вызваны тем, что Настя сама обратила на него внимание и стала с ним заигрывать на уроках.

Но он не умел поддержать беседу, комплексовал.

Ему нечем было её заинтересовать.

А сам то он понял, что влюбился в неё уже после того, как она перестала с ним заигрывать.

Я вроде как считался его другом, поэтому он мне все уши прожужжал про Настю.

Однако шансы Мая были не велики.

Однажды физрук вывел наш класс в лес – на горках кататься.

И там, проходя мимо Насти, Май накакал со страха в штаны. (((

Об этом он мне рассказал, но теперь, благодаря возможностям показать свои труды, об этом конфузе Мая узнают и мои уважаемые читатели! )))

Я никак не хочу его оскорбить, просто мне нужно подчеркнуть степень его закомплексованности и ущербности.

Май писал ей любовные письма.

Мне он давал их почитать.

Но не ей, поэтому Настя об этом не знала.

И надо отдать ему должное, читая их, я находил, что они были искренними.

Да ещё довольно грамотными, учитывая его уровень.

Май наблюдал за Настей исподтишка.

На уроках он сидел впереди неё.

И чтобы понаблюдать за своей пассией, хитроумный Май соорудил небольшую конструкцию.

Устройство состояло из ручки, на кончике которой крепился маленький осколок зеркала.

Таким образом, Май мог любоваться Настей, не оборачиваясь.

Однако всё это ладно, я же хотел написать про его геройский поступок!

Дело в том, что про его чувства к Насте прознали лохи из Союза, в который мы входили…

Я здесь не причём, ничего им об этом не рассказывал.

Наверное, сам трёпнул по секрету всему свету.

И однажды один лох стал вещать об этом всему классу прямо на уроке!

Май долго терпел, краснел, но далее не выдержал.

Он подрался с лохом!

То есть капля мужества всё же наблюдалась в нём во времена школы.

Он, конечно, проиграл этот бой. Хотя одноклассник значительно уступал ему по габаритам и был ниже его ростом, но я оценил порыв Мая!

Молодца!

Правда, потом сам же Май испортил всё впечатление о себе.

Много лет спустя, когда я с ним встретился, напомнил ему про Настю.

В ответ он сказал что то нелестное о своей школьной любви, типа «Жирная корова»…

Я был разочарован, поскольку считаю, что собственные чувства надо уважать!

Спасибо за внимание!

Конец.

Отказ Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Несмотря на то, что Май был полным лохом и ЧМОм в школе, одноклассники ему не нравились.

Надо признать, что он был традиционной сексуальной ориентации.

Более того!

Май был очень агрессивно настроен по отношению к представителям сексуальных меньшинств!

И он винил меня за мою лояльность в этом вопросе, потому что лично мне были сексуальные меньшинства просто до фени.

После колледжа, где его морально опускали, он пошёл в тренажёрный зал и стал крутым братком.

Как то раз он вышел на улицу.

Заприметил какого то мужичка, который ему улыбнулся.

Май пошёл по своим делам.

Мужик – за ним.

Май в магазин, и мужик – в магазин!

Май в парк, и мужик в парк.

Май на остановку, и мужик – туда же!

Терпение Мая иссякло.

Он подошёл к мужичку и ударил его в лицо.

Но мужик продолжал своё покорное шествие за Маем.

– Мужик, тебе чего надо? – Поинтересовался Май.

– Мне надо тебя! – Бодро ответил мужичонка.

– Но это будет дорого стоить! – Сказал Май и ушёл.

В этом был весь Май!

Он сначала ударил мужика, а уже только потом начал с ним диалог!

И мне он говорил ещё со школы:

– Я не представляю себя в мужских объятиях!

Спасибо за внимание!

Конец.

Преступление Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Однажды мы с Маем выехали в деревню.

Как то раз, поздно ночью, мы гуляли в поле.

Забрались на огромный стог сена, улеглись на нём и беседовали.

Май стал играться с моей зажигалкой.

Он стал поджигать лучины и наблюдать, как они сгорают.

И так получилось, что очередная зажженная им лучина выскользнула из его рук.

Сено загорелось.

Тогда он принялся заваливать огонь порциями сена, чтобы сбить пламя.

Но огонь от этого разгорался всё больше и больше!

Тут уж нам стало не до жиру – сами могли сгореть на хер.

Мы бросились бежать, а стог сена уже полыхал целиком.

Мы вернулись в его дом и стали наблюдать из окна, как догорал стог сена.

На следующий день мы пошли в магазин.

Нас окликнули деревенские пацаны.

Май трусливо стал креститься.

Они обвинили нас в поджоге и забили «стрелку».

– Приходите к нам вечером – Сказали они нам – Повеселимся!

Однако мы, естественно, не пришли.

Так мы сразу же расписались и в своей вине, а заодно и в трусости.

Точнее – только Май.

Не я же сжёг сено, я так. Только рядом стоял…

За что же мне было отвечать?

Но пацаны не стали бы вдаваться в подробности.

Им нужен был только повод подраться.

И всё оставшееся время, мы ходили, оглядываясь по сторонам.

Каникулы были безнадёжно испорчены…

Спасибо за внимание!

Конец.

Подкуп Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Первая серия.

На этот раз мне придётся написать об ещё одном персонаже – некоем Васе.

Вася был полным уродом.

Я не знаю, почему его вообще допустили в наш отстойный класс, так как место Васе было в распределителе.

Правда, Вася хорошо учился.

Он был шизофреником.

Как и в чём это проявилось?

Однажды я пришёл к нему в гости (первоначально я был с ним в дружеских отношениях) и Вася неожиданно стал слёзно меня умолять, чтобы я разрешил ему… поцеловать ему меня в мой оголённый зад!

Я плохо разбирал то, что он мне нёс – Вася шепелявил.

Короче!

Он завёл речь о том, что когда он был на даче, то над ним издевались какие то девушки и заставляли его целовать их в интимные места.

А он, якобы, хочет повторить ощущения.

Вася был моим другом и я решил помочь ему!

Я оголил свой зад и Вася поцеловал его.

Мы тогда учились в седьмом классе и я был далёк от подобных понятий.

Но я до сих пор зато помню непередаваемое словами чувство омерзения к Васе.

А дальше – больше!

Вася возомнил себя мафиози!

Он дал мне на подписание договор, в котором говорилось, что я обязуюсь отнимать у младших школьников фантики от жевательных резинок и отдавать их ему.

В противном случае Вася грозил мне войной.

Я заплакал и рассказал всё своей Маме.

И про поцелуй в попу не забыл упомянуть.

Моя мама была просто в шоке!

Она поговорила с его матерью и дружеское общение между нами народами прекратилось.

Но Вася только и ждал удобного момента, чтобы из засады напасть на меня!

Он временно затаился…

Так как напрямую действовать он больше не мог, то Вася стал науськивать других одноклассников против меня.

В том числе – и Мая!

Конец первой серии.

Спасибо за внимание!

Подкуп Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Вторая серия.

Я «дружил» с Маем, поскольку он был очень мстительным и подленьким.

Враждовать с ним было опасно.

Но иногда мы ссорились.

И тогда Май бежал стучать на меня Васе

Так, Васе, а потом через него и классной руководительнице, стало известно, что я подделал школьный дневник и наставил в него себе хороших оценок.

Классная руководительница изменила обо мне впечатление почему то резко в худшую сторону.

А я всего лишь хотел, чтобы мои родители не ругали меня за двойки!

К тому же я был очень стеснительным и боялся отвечать на уроках.

Но жестокая классная руководительница стала проводить против меня жестокую политику и даже грозилась не аттестовать по её предмету.

Тогда я её возненавидел.

Вот какой урон нанёс мне Вася, благодаря предательству меня Маем!

Но и этого Васе было мало!

Другая наша учительница – по алгебре, некто Вилкина, разработала хитроумную систему обучения.

Она ввела некую рейтинговую Систему.

Сколько баллов заработаешь – такую соответствующую оценку и получишь.

Кроме того, она разбила наш класс на группы, назначив в каждой из них проверяющего.

Проверяющим был более сильный по учёбе ученик – по её мнению.

Так уж получилось, что мы с Маем попали в группу под руководством Васи.

И он естественно принялся отыгрывать на мне свои комплексы неполноценности путём постоянных придирок.

Я тогда возненавидел дуру Вилкину и всю её вонючую рейтинговую систему.

Это были очень тяжёлые для меня времена.

А Вася, тем временем, планировал новую гадость!

Конец второй серии.

Спасибо за внимание!

Подкуп Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Третья серия.

Как то раз, Вася решил подкупить Мая, чтобы тот побил меня.

Однако хитрожопый Май вошёл со мной в сговор, чтобы я не нажаловался на него своей маме.

Мы решили инсценировать драку.

Вася готов был заплатить баснословную по тем временам сумму за бой.

Сто рублей.

Тогда это был девяносто третий год, поэтому сумма реально была солидной!

Откуда она взялась у озабоченного семиклассника, история умалчивает.

Короче!

Вася, видимо, настолько меня ненавидел, что готов был отдать все свои сбережения, лишь бы только я получил титюлей.

Мы договорились с Маем, что разделим деньги поровну.

Всё шло по плану.

Мы делали вид, что враждуем, а сами тайком переговаривались.

Вася ничего не заподозрил.

Однако во время самого боя, Май то ли не рассчитал силы, то ли специально разбил мне нос.

Вася был очень доволен результатом.

И заплатил денежные средства Маю.

Деньги мы поделили.

А потом подлый Май попробовал шантажировать Васю, что если тот не даст ему больше, то всё расскажет классной руководительнице.

Однако Вася только разьярился и ударил Мая.

Шантаж не удался.

Тогда мы всё рассказали родителям и учительнице.

Скандал был очень крупный!

Ещё бы!

В седьмом классе, как оказалось, процветала мафия!

Однако Вася всё же не достиг своей гнусной цели.

Он хотел покорить весь класс, но под его управлением оказалась всего пара лохов…

Спасибо за внимание!

Конец третьей серии.

Подкуп Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Эпилог.

После школы наши пути разошлись в три разные стороны.

Подлый и хитрожопый Май часто получал титюлей в восьмом, девятом классах, а потом и в колледже.

Он слыл слабым и непорядочным типом.

Теперь он стал крутым братком, но душонок то остался прежним!

Я закончил магистратуру и в данный момент времени активно изучаю программирование.

А вот у Васи сложилось всё зашибись как!

Он закончил школу и поступил в престижнейший ВУЗ.

Наверное, он целует мужские волосатые попки, ведь это доступно сейчас и для него! )))

Спасибо за внимание!

Конец.

Май на огоньке.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Однажды наша классная руководительница устроила огонёк.

И мы на него с Маем пошли.

Все парни и девушки веселились, шутили.

Май сидел, сложа руки и был тише воды и ниже травы.

Ему не давали покоя мысли о его низком положении авторитета в классе и тот факт, что он занимался онанизмом, виной которого были наши одноклассницы.

Классная руководительница придумывала много затей.

Например, «ручеёк».

Надо было объединиться в пары.

Ведущий с закрытыми глазами должен был пройти сквозь строй пар и разбить одну из них, наугад взяв за руку выбранного.

Но когда очередь доходила до Мая, то он продвигался с широко открытыми от ужаса глазами и выбирал только меня или саму классную руководительницу.

Он был настолько закомплексован, что не смел даже взять за руку девушку.

Потом классная руководительница устроила другое мероприятие.

Брался листок бумаги и на нём писалась фамилия и имя ученика.

Затем бумага пускалась по кругу, и все, кто хотел, анонимно писали отзывы об этом человеке.

Естественно, Май ни о ком писать не стал.

Он боялся высказать своё мнение.

Короче, ни ступить ни молвить.

Его удел был кукарекать в петушином кутке у параши.

Как я мог «дружить» с таким идиотом?!

К сожалению, я знал, что Май был очень жестоким и мстительным.

Если бы я отказался от общения, то он мог совершить мне немало подлостей и гадостей…

…А далее начались танцы.

Сильные, уверенные в себе парни приглашали девчонок.

Трусливый Май в это время полез под стол!

Наконец, классная руководительница не выдержала, видя всё это дело и объявила:

– Давайте поаплодируем смелым и, заодно, Маю, который нас испугался!

Все засмеялись.

…После вечеринки, стыдливый Май наблюдал из окна школы, как отважный одноклассник провожает его школьную любовь домой.

Одноклассник!

А не он сам!

Май глубоко вздохнул, расстегнул ширинку на брюках и… принялся наяривать! )))

Он сам мне об этом рассказал!

Такой позор! (((

Лесное уё*ище!

Больше слов у меня нет.

Спасибо за внимание!

Конец.

«Я прав?!».

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Говённый характер Мая проявлялся уже в глубоком детстве.

Я помню, мы тогда учились в пятом классе.

Уже тогда начинали вылезать такие явления, как дедовщина, поскольку нам тогда уже доставались тычки от одноклассников.

Май был из неблагополучной семьи.

У него был алкоголик отец.

Однажды наша классная руководительница поручила нам дежурить в школьной столовой.

Май, пользуясь случаем, натырил оттуда много кусков хлеба.

Вот так дежурный!

А дело было холодной зимой.

Мы возвращались домой, и Май то и дело жевал украденный хлеб.

В одном направлении с нами шёл дяденька, судя по всему – бомж.

Май обрадовался.

Он не увидел для себя в дяде никакой опасности.

А значит, можно было оторваться на нём по полной программе!

– Дядя, хотите хлеба? – Спросил Май бомжа.

Бомж обрадовано принял угощение.

Но дальше началось издевательство.

Короче!

Мы шли втроём по дороге и в пути Май начал нести какую то чушь.

При этом, время от времени он грозно обращался к бомжу с одним и тем же вопросом:

– Я прав?!

Маю, затюканному в среде одноклассников и собственным папашей хотелось быть перед кем то важным, значимым.

Дядя подходил для этой роли.

И если бомж соглашался с той ерундой, которую он говорил, то получал хлеб.

Это было очень противно и непорядочно.

Наконец, бомж не выдержал, бросил кусок хлеба в Мая и сказал:

– Пошёл на ***, щенок, не то получишь!

Май тут же накакал со страха в штаны и дал дёру!

Представление было окончено.

Спасибо за внимание!

Конец.




Данное изображение позаимствовано по ссылке:

https://search.creativecommons.org/photos/08e26757-c427-49d5-bd69-5beddcd3400b

Школьная успеваемость Мая.

Все имена вымышлены! Любое совпадение случайно!

Отец Мая – Атаман – был алкоголиком.

Мать Мая – затюканная баба – Татьяна Игоревна – тоже звёзд с неба не хватала.

Что и говорить, родословная Мая оставляла желать лучшего.

Когда он родился, специалисты огорошили его родителей фразой:

– Мы можем предложить Вам школу для умственно отсталых детей.

Короче, Май был идиотом.

Однако, несмотря на свои недалёкие умственные возможности, родители Мая были пронырливыми, ушлыми рвачами.

Татьяна Игоревна устроилась работать в детский сад методистом и по большому блату оформила туда Мая.

Он сумел хоть как то адаптироваться в среде сверстников.

Правда, в школе он всегда был в отстающих учениках.

Учителя относились к нему более чем лояльно.

Однажды, в пятом классе, Май списал у меня домашнюю работу по русскому языку.

Там надо было написать сочинение.

Словесник был очень строгим учителем.

Он придрался к моей работе и поставил два.

А Маю, за списанную у меня же работу – четыре.

Май обосрался по двум причинам.

Во первых он был рад своей оценке.

А во вторых, и это было для него ещё более радостно – дружку Искрёну поставили двойку!

Он не понимал того, что у козла словесника (почему я, кстати, являюсь ярым сторонником жёсткой ТСО – Тестовой Системы Обучения) был личностный подход к ученикам типа «подстегнуть или умаслить».

В восьмом классе Мая собирались оставить на второй год, но Мамаша Мая усыпала цветами всю школу и его пощадили.

Родители Мая не ругали его особо за низкий уровень успеваемости.

Да и какой спрос может быть с идиота?

Мало того, что Май плохо учился в школе, так он ещё и постоять за себя не мог.

Эх, если бы он остался на второй год в среде крутых одноклассников, это был бы полный пэ! )))

Спасибо за внимание!

Конец.

Находка Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Как я уже писал, папаша Мая – Атаман – был алкоголиком.

В порывах белой горячки, он дубасил Татьяну Игоревну.

Когда он становился совершенно невыносим, Татьяна Игоревна брала с собой Мая и ехала к своей матери, бабке Мая.

Бабка Мая жила в двух часах езды от мест работы и школы, но другого выхода у Мая и его матери не было.

Поэтому Маю приходилось добираться до школы на метро, а от станции топать ещё полчаса.

Так продолжалось несколько раз на моей памяти, пока я его знал.

Потом, разумеется, следовало очередное примирение с раскаянием Атамана, а затем всё начиналось сызнова.

Итак, Май добирался от метро и шёл в стороне помоек.

Однажды ему крупно повезло – он нашёл там сумку с деньгами.

А мы тогда были в состоянии войны.

Радостный Май сообщил всему классу о своей находке.

Всем, кроме меня.

Мы же не дружили! )))

Но до меня дошли слухи.

Мне, честно говоря, было всё равно.

А Май, который искал со мной мира в тот момент, не зная, чем меня заинтересовать, сказал мне:

– 

Если бы мы были друзьями, я бы тебе рассказал, что со мной случилось!

А что случилось?

Ну, нашёл и нашёл сумку с деньгами, я и так уже в курсе.

Вот если бы ты поделился со мной ими, это было бы интересно! )))

Спасибо за внимание!

Конец.

Родословная Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Половое созревание Мая, впрочем как и умственные способности и физические возможности развивались с опозданием.

Поэтому Мая долгое время не интересовали девушки.

Он дрался с одноклассницами.

Бил их портфелем.

Зимой кидался снежками.

Ну, это пока одно место не зачесалось.

И, соответственно, до той поры, пока он не превратился в озабоченного юнца.

– Ты вообще думаешь о продолжении рода? – Спросил я как то его.

– Нет, Искрён. – С важным видом ответил он. – В нашем роду моего первого предка звали Май! Вот, с Мая всё началось и Маем и закончится!

Спасибо за внимание!

Конец.

Случай с изнасилованием.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

В девятом классе у нас была учебная дисциплина «право».

Я помню, как учитель рассказал нам жуткую историю про изнасилование.

Она заключалась в том, что двое наших сверстников изнасиловали одноклассницу.

Родители девочки жаждали мести и хотели, чтобы насильников приговорили к расстрелу.

– Их тоже можно понять – В заключении сказал нашуУчитель.

Я посмотрел на тупую, недалёкую рожу Мая и невольно отстранился.

Он сидел, расплывшись в дибильной улыбке и пускал слюни.

– Знаешь, Искрён, – Весело и беззаботно сказал мне Май – Я бы очень хотел оказаться на их месте (насильников – прим. автора). Но только в момент кайфа!

Мне захотелось дать ему в эту противную рожу за такие слова!

Май не знает как и не может чем то увлечь сверстниц.

Занимается онанизмом.

Тупит.

И у него нет никакой морали!

Одно слово – урод!

Моральный и физический, причём.

Мне захотелось, чтобы мечта тех родителей (расстрел – прим. автора) осуществилась, но на месте насильников оказался бы Май!

Спасибо за внимание!

Конец.

Убогий мир Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

В школе Маю доставалось от сверстников.

То есть его чморили по полной программе.

В колледже у него дела были совсем плохи.

Однако потом прозрение, видимо, настало, и он пошёл в качалку.

Надо отдать ему должное – кое чего он достиг.

Одновременно с этим Май переехал жить в другой район к своей бабушке.

По природе он был очень недалёким человеком (проще говоря – тупым) и наука ему никак не давалась.

Но зато он умел хорошо обманывать, воровать и предавать.

Итак, переехав в другой район, Май стал себя строить.

Он пошёл работать в бизнес.

Открыл своё дело.

Накачался в тренажёрном зале.

Стал крутым братком.

И, конечно, у него появились новые друзья – подавляющее большинство из которых были такими же торгашами, братками и барыгами.

Май очень любил похвастаться передо мной своими успехами.

Он искренне полагал, что я ему завидую.

Ха!

Это было совсем не так!

Ну да ладно.

Я только одного не понимаю – почему я и тогда продолжал с ним общаться?

Ведь нас больше ничего не связывало…

Наверное, это была моя вредная привычка! )))

Я иногда приезжал к нему и мы выпивали, вспоминая былое.

И как то раз я приехал к нему в тот момент, когда у него была попойка со своими братками.

Один из них не взлюбил меня и сильно ударил в лицо.

Май нехотя заступился.

Однако потом, когда все ушли, а мы с Маем остались, он тоже ударил меня , со словами:

– Это переходит все границы!

И после этого случая я больше к нему никогда не приезжал, хотя он меня приглашал.

Какие здесь можно сделать выводы?

А такие!

Да, действительно, это переходило все границы!

Что движило Маем, когда он ударил меня?

Видимо, только одно.

Дело в том, что я посягнул на его святая святых!

Я мог испортить его вонючий Авторитет!

Тому, к чему он так долго и упорно стремился!

Ведь братки могли решить, что раз Май общается с таким как я, то он и сам такой же!

Май забыл, что буквально не так давно лизал жопы одноклассникам, которые его обижали!

Май забыл, в каком говне он был.

Май забыл, как он избивал тех, кто не мог за себя постоять, чтобы хоть как то вырастить в глазах сверстников!

Нет, Май, так не пойдёт!

Да, ты накачался и стал барыгой, но твой душонок как был гнилым, таким и остался!

Я окончательно понял, что мне с ним было не по пути…

Конец.

Спасибо за внимание!

Второгодник.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Когда мы учились в девятом классе, Положение Мая в нём было незавидным.

Особенно ему доставалось от второгодника Иванищенко.

Май стремился полизать тому жопу, но это ничего не меняло.

Как то раз, Май шёл по улице и увидел Иванищенко.

Май решил показаться Иванищенко крутым, выдающимся.

Он распустил навыпуск фирменную майку из штанов с каким то дурацким изображением и стал слушать в наушниках плеер.

А чтобы привлечь внимание Иванищенко, пустился в пляс.

Это было убогое зрелище.

А Иванищенко сел в такси, выкинул окурок в сторону Мая и уехал по делам.

Май был очень расстроен – его выпад ни к чему не привёл.

Конец.

Спасибо за внимание!

Коробка конфет.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

У Мая были сколиоз и плоскостопие.

И для военной службы он был признан непригодным.

Когда он проходил медицинскую комиссию, ему сказали:

– Для жизни это ничего, а для армии – хорошо!

Май обкакался и с дрожью в голосе спросил:

– Что значит хорошо?

– Ну ты же не хочешь служить, вот и не пойдёшь – Со злостью ответили ему.

В школьные годы Май ходил на ЛФК.

Ему делали массаж.

Когда курс лечения был окончен, мамаша Мая,Татьяна Игоревна, вручила сыну коробку конфет:

– На, отнеси врачихе! Поблагодари её.

Но Май был очень зашоренным и закомплексованным.

Он не стеснялся совершать всякие подлости.

Он, например, не боялся избивать более слабейших учеников.

Однако на хорошие поступки у него не хватало духу.

Поэтому Май завернул в подворотню, и там, как крыса, сожрал все конфеты.

Даже не подавился!

Сука!

Конец.

Спасибо за внимание!

Любимой учительнице посвящается.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Я помню, в восьмом классе у нас была учебная дисциплина «алгебра».


Вела её неудачница и полная дура Вилкина – баба средних лет.

Ну, Вы же, конечно, понимаете, что это не её настоящая фамилия.

Просто мне не нужны неприятности, наверное, это и ежу ясно. )))

Она постоянно неумело влезала во взаимоотношения в классе.

Выделяла любимчиков.

Давала свои говённые комментарии к поступкам тех или иных учеников.

Ввела какую то дурацкую рейтинговую систему успеваемости.

Итак, в восьмом классе Май сидел за первой партой с одной одноклассницей (он не сам к ней подсел – так распорядилась госпожа Вилкина – прим. автора), а я – за второй, с другой одноклассницей.

Как то раз в класс вошёл зарёванный и избитый другой одноклассник (тоже полный лох – прим. автора) – Желтов (фамилия изменена – прим. автора).

Май трусливо, чтобы не заметила Вилкина, обернулся ко мне и начал мне шептать:

– 

Искрён, мы к этому непричастны!

Мне же было глубоко всё равно на какого то там Желтова и я всего лишь улыбнулся словам Мая.

Но Вилкина это заметила, и, не разобравшись в ситуации, развонялась.

Короче, она обвинила меня в том, что я, якобы, радуюсь чужой беде.

И поставила мне два за поведение.

Сволочь!

А Май, вместо того, чтобы утешить друга, принялся канить:

– Надо отвечать за свои поступки!

– А ты что же не ответил? – Спросил его я.

Май не нашёлся, что мне сказать.

Да, действительно, почему Вилкина не спросила с него?

Да потому что она считала его полным идиотом, а какой с него спрос?

Вот и всё!

Спасибо за внимание!

Конец.

Ошибка Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Уважаемые читатели!

Вы, конечно, понимаете, что все свои истории я черпаю из прожитого, увиденного и пережитого.

На самом деле Май существует.

А зовут его очень просто.

Его имя – быдло.

Итак, быдло, как Вы видите, со временем преобразилось.

Из затюканного чмошника он стал «братком».

Накачался.

Стал заниматься бизнесом.

На руку быдло очень нечестное.

С людьми и в частности, с девушками, оно обращается как со скотами.

Но вот правосудие свершилось!

Быдло надело доброжелательную маску и… Прочло моё творчество!

После чего доброжелательная маска исчезла и вышло наружу гнилое нутро.

Быдло написало мне в социальных сетях угрозы, а ля девяностых – мол, приеду и разберусь.

Принялось оскорблять меня.

Грозить судом и вообще – всевозможными небесными карами!

Но оно меня не удивило – это был единственный выход, который быдло было в состоянии придумать.

Не сработало!

Сначала вышла третья книга про Мая, а теперь и эта – четвёртая.

Ошибка Мая заключалась не в том, что он общался со мной.

А в том, что он посмел пойти против меня войной.

Я также часто думал о том, что после стольких лет общения с ним сам стал таким же.

Но это не так!

Жизнь всё расставила по своим местам.

Я стал хорошим другом для многих добрых, прекрасных людей.

Друзья, спасибо, что Вы у меня есть!

Конец.

Спасибо за внимание!

Сестрица Мая.

Все Имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

У Атамана – отца Мая, была дочь от другого брака.

Однако они не поддерживали отношения.

Семейство Мая проживало в однокомнатной квартире, до тех пор, пока он не съехал к своей бабке.

Так вот, после смерти Атамана, в жизни Мая появилась сестра.

Она заявила права на свою долю наследства и через суд оттяпала часть родительской квартиры.

Татьяну Игоревну, мать Мая, хватил инсульт на нервной почве.

Однако семейка Мая, что при жизни Атамана, что после его смерти, придерживалась принципа: «один съешь – два высерешь».

Ушлый Май тут же побежал к своим дружкам юристам.

Было назначено новое рассмотрение дела, в результате которого сестрица осталась с носом.

Маю и его мамаше удалось отстоять квартиру.

Никто, кто знал Мая лично в этом и не сомневался!

Спасибо за внимание!

Конец.

Выпивка.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Однажды мы с Маем отмечали приход Нового Года.

Нам тогда было лет по семнадцать.

Мы приобрели уйму разных спиртных напитков (это было в далёких теперь девяностых, тогда паспорт не требовался – прим. автора ))) ).

Мы пили сначала тёмное пиво, потом – светлое пиво, а затем выпили вина.

Ну а после Маю почему то стало плохо…

И он валялся в вонючем, засратом подъезде весь облёванный.

Когда он немного протрезвел, я довёл Мая до квартиры.

На следующий день Атаман – отец Мая, смеялся над ним:

– Что, мудила, опять на рогах домой придёшь?

Вернёмся же ко мне.

Я выпил столько же, но меня, кажется, пронесло!

Я пошёл к себе домой!

У нас было шикарное застолье.

Родители разлили «Шампанское».

Я выпил один бокал.

И вдруг мой папа говорит:

– Я что то не пойму, ты от одного бокала так опьянел?!

– Да, пап, – Ответил я.

Странно, как это мои родители заподозрили подвох – ума не приложу! ;-)

Спасибо за внимание!

Конец.

Деньги.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

В школе Май был озабоченным юнцом.

Он ничем не мог увлечь одноклассниц.

Постоять за себя не мог.

Учился плохо.

Одевался немодно.

Ничем не интересовался.

И семья Мая практически была нищей.

Вот, кстати, о финансах – это была вторая любовь Мая!

В среде одноклассников сложилось мнение, что Май очень жадный.

Однажды мы с Маем пошли в магазин и заняли очередь как раз за двумя одноклассницами.

Май достал свои гроши и громко, чтобы привлечь их внимание, принялся считать:

– Так! Что тут у нас? Пятьдесят, сто, двести… – Произносил он, мусоля две десятирублёвые купюры.

Это было комичное и в то же время убогое зрелище.

Но одноклассницы даже не повернулись в его сторону – так что Май старался зря.

Спасибо за внимание!

Конец.

Рубль.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Да, Май очень любил Деньги.

Кто же их не любит – спросите Вы?

Однако у Мая это было на уровне мании.

С детских лет!

Я помню, в начале девяностых мы гуляли возле пивного ларька.

А там, внизу окошка с внешней стороны был прикреплён целый бумажный рубль!

По тем ценам – целое состояние для школьника средних классов!

Но вот незадача – рубль был намертво приклеен к доске под окошком…

Май попытался отодрать его – никак!

Тогда он принялся скаблить его монеткой.

Однако всё, чего он добился – так это испортил состояние рубля ещё больше!

Продавец видел это всё дело, засмеялся и отвесил Маю подзатыльник:

– 

Иди отсюда, дурья башка!

Опечаленный Май поплёлся восвояси.

А счастье было так возможно!

Спасибо за внимание!

Конец.

Обёртки от жевательных резинок.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Да, конечно, Май был отсталым по развитию.

Но зато он с детских лет умел воровать, обманывать и предавать.

А ещё он на лету схватывал действия, не требующих особых навыков, однако на которые, подчас, другие не обращали особого внимания.

В школе у нас была эпидемия игры на вкладыши – обёртки от жевательных резинок.

Это была целая хитроумная система.

Например, один вкладыш от жевательной резинки «Турбо» приравнивался к трём вкладышам от жевательной резинки «Mana».

При игре вкладыши укладывались стопочкой лицевой стороной вверх.

Дальше игроки выясняли, кому первому ходить.

А потом тот, кому улыбнулась удача, бил ладонью посСтопочке.

Задача игры заключалась в том, чтобы при ударе фантики перевернулись на обратную сторону.

Это и был выигрыш ударившего по ним игрока.

Так вот.

Недалёкий Май на досуге разработал особую технологию удара, после которого если не все, то большинство обёрток переворачивались.

И он очень часто выигрывал!

Скажу сразу, я сам не увлекался в эту игру, мне было жалко потерять то, что я имел. )))

Но однажды Маю крупно не повезло.

Мы вместе с ним в гостях были у одного одноклассника.

Май с ним рубился на вкладыши, а я наблюдал за игрой.

И так вышло, что Май продул очень много обёрток.

Но дальше он повёл себя в очередной раз не по мужски, а по бабски.

Май заревел, устроил истерику и обвинил одноклассника в жульничестве.

Благородный Одноклассник отдал мне выигрыш, чтобы я вернул их Маю.

Я так и сделал, но заплаканная размазня отмахнулась со словами:

– Не надо, оставь их себе!

Я обрадовался, но Май опомнился:

– Нет, всё же отдай их мне!

Я слабо запротестовал, но Май, хотя и был не прав, принялся строить мне глазки и вилять попкой. ;-)

Он же никогда не отвечал за свои слова!

Мне стало очень противно и я всё отдал, что он проиграл.

Спасибо за внимание!

Конец.

Подлость.

Все Имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Читатели, наверное, не раз задавились вопросом – неужели только один Май делал мне гадости?

Увы, случалось и наоборот!

Иногда я уподоблялся и ему самому.

Объективности ради, и дабы уравновесить систему, в этот раз я расскажу о себе.

Однажды, то было уже после того, как я закончил школу, мы с Маем поехали к нему в деревню.

Выпили.

Поссорились.

Потом, правда, помирились, но неприятный осадок остался.

А Май собирался после этого поехать со своими родителями на море.

И в тот день, когда он отъезжал, мне в четыре утра позвонил какой то придурок.

Разбудил всех.

Он ругался матом и обвинял меня в том, что я, якобы, изнасиловал его сестру.

Мне тогда было семнадцать лет и это было в принципе невозможно, потому что я ни с кем тогда ещё в интимных связях не состоял.

Я так и объяснил своей встревоженной маме, которая также была разбужена данным телефонным звонком.

Звонивший бросил Трубку и это прекратилось.

Но кто с нами мог сотворить подобное?!

И тогда я решил, что это, безусловно, работа Мая!

Во первых, мы приехали с трудом помирившись.

Во вторых, он – подлец.

Ну а в третьих, сам факт отплытия, по моей версии был бы для него железным алиби.

Он же не сам звонил, а явно попросил кого то незнакомого из своих дружков.

Я разозлился и решил отомстить ему.

Я знал, что вся семья Мая уехала на море.

Дома, соответственно, никого не было, а на телефон они установили автоответчик.

Тогда я позвонил им домой и оставил после звукового сигнала сообщение примерно такого рода:

«Уважаемые родители Мая! Сообщаю Вам, что мы с ним были на Вашей даче! И там распивали спиртные напитки! А если Вы мне не верите, то сходите на помойку – там валяются пустые бутылки!»

Я был собой очень доволен.

И был уверен, что Атаман – папаша Мая – вздует подлеца! ;-)

Но просчитался.

Май потом рассказывал, что когда они вернулись с моря, родители Мая, безусловно, прослушали моё сообщение.

Но папаша Мая только посмеялся и сказал Маю:

– Ну показывай, где там твои бутылки!

Когда после некоторого времени у нас состоялось примирение, Май стал клясться и божиться, что к звонку с изнасилованием он не имеет ни малейшего отношения.

Я не поверил ему, но сделал вид, что поверил.

Тем не менее, доказательств вины Мая у меня на самом деле не было…

Спасибо за внимание!

Конец.

Родители.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Отношения между моей семьёй и семьёй Мая были более, чем прохладные.

Родители Мая ненавидели моих родителей и меня.

Мои родители ненавидели родителей Мая и его.

Май ненавидел моих родителей.

Я ненавидел его родителей.

Май ненавидел меня.

Я ненавидел его.

Из такого союза ничего не могло получиться путного.

Какой мне смысл разбираться, кто был прав, я же займу свою сторону и это будет необъективно.

Я могу привести только факты, что и делаю уже в четвёртой книге.

Мои родители считали Мая говном на палочке.

Они знали о его подлых делишках.

А его родители завидовали моей успеваемости.

А уж после моего выпада с сообщением на автоответчик, его родители вообще перестали со мной здороваться.

Никакой взаимовыручки у нас с ним никогда не было.

Эти отношения были обречены ещё на старте.

Спасибо за внимание!

Конец.

Жевательная резинка.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Однажды Маю привалило Счастье.

Какой то дядя дал ему жевательную резинку.

Он тут же начал мне хвалиться.

А мне то что? (((

Поделился бы… С другом! )))

Вот тогда бы был другой коленкор! ;-)

Спасибо за внимание!

Конец.

Ну не Дай Ты, Бог!

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

После окончания школы, Май переехал в другой район, к своей бабке.

Бабуля Мая прописала его к себе.

Надо сказать, что там были лучшие условия для проживания, ведь все детство и юность Май прожил в однокомнатной квартире с родителями, а у бабки была двушка.

Правда, были свои нюансы, а именно – сестра Татьяны Игоревны с её мужем тоже были нацелены на квартиру, а Май им был как кость в горле.

При встречах со мной, Май часто любил повторять:

– 

Ну не Дай Ты Бог, бабушка умрёт, тогда мне достанется ВСЁ!

Это была ложь!

Достаточно было посмотреть на недалёкую, тупую рожу Мая, чтобы понять, что он неискренен

Наверняка хотел, чтобы бабка побыстрее склеила ласты, чтобы беспрепятственно водить домой дружков – барыг и собутыльников, проституток (так как он стал хорошо получать к этому времени) и прочую шваль.

А пока бабуля была жива, Май шифровался.

Да неудачно!

Как только он нажирался, родственнички пытались очернить его в глазах бабушки, полить его говном, ради того, чтобы она изменила своё решение в их пользу.

Но бабка души не чаяла в любимом внучке.

И со временем квартира всё же досталась ему.

Родственники же, в знак протеста, перестали с ним общаться.

Спасибо за внимание!

Конец.

Вымогательство.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

В школе, как только у Мая появлялись деньги, он тут же начинал этим кичиться перед всеми, в том числе и передо мной.

Так было и в тот раз.

У Мая появились целых восемь рублей – фантастическая сумма по тем временам!

Мы вдвоём пошли в магазин, где Май хотел приобрести дорогостоящую, навороченную игрушку – трансформер.

Теперь она была ему по карману!

Однако что то Мая не устроило, и мы стали выходить из магазина.

А там уже дежурили незнакомые сверстники – крутые пацаны.

Их было четверо, правдая. один, судя по всему, был ещё в младших классах.

– Гони деньги! – Приказали они Маю.

Май накакал со страха в штаны, принялся строить глазки, вилять попкой и причитать:

– У меня их нет… Это не я… Отпустите!

Тогда они принялись его пинать ногами.

Но Май продолжал нудить своё.

Надо отметить, что ко мне они претензий не имели.


Правда, у меня тоже были деньги – целых пятьдесят копеек! )))

Ну, в общем, попинали они Мая, но надо отдать ему должное – он так и не отдал им свои сбережения.

Когда же мы ушли от них, Май принялся громко возмущаться.

– Меня?! В моём Районе?! Вымогают?!

Да, угроза спала, и Май тут же преобразовался в крутого пацана!

В этом он весь и был – с детских лет.

Спасибо за внимание!

Конец.

Работа.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Когда мы с Маем учились в шестом классе – то было в начале девяностых – мы работали. )))

Конечно, «работали» – сильно сказано, на самом деле мы ходили по улицам, собирали пустые бутылки, а потом сдавали их.

Это был настоящий бизнес! )))

Мои родители были не в восторге, но я был зависим от Мая, мне хотелось, чтобы у нас было общее дело.

В ряде случаев Май поступал со мной нечестно – например, однажды обчистил мой схрон.

Но в основном мы делили доход поровну.

Правда, однажды произошёл неприятный инцидент.

Я как то нашёл целых десять рублей и с дуру похвалился Маю.

– Ты что, Искрён, это деньги учителя! – Яростно сказал мне Май.

– А если я тебе отдам половину?

– 

Тогда всё в порядке! – Начал строить глазки подлый Май и успокоился.

В этом, собственно говоря, он и был.

Но потом мы договорились, что деньги я всё же оставлю себе, а ему немного увеличим долю за счёт сдачи бутылок.

Спасибо за внимание!

Конец.

Если твой друг – скотина.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

В десятом классе у меня была драма.

Я был единственным юношей, который не курил и не распивал спиртные напитки.

Я был изгоем.

Мне доставалось от сверстников.

С учителями у меня также было очень плохо – мне занижали оценки, чтобы, как они считали, подхлестнуть меня.

К сожалению, в ту пору у меня начались проблемы и с родителями, поскольку они были крайне недовольны моей школьной успеваемостью.

Девушки у меня не было.

И на этой неблагодатной почве я сблизился с Маем, у которого, в ту пору были похожие проблемы.

Его чморили в колледже.

Учился он плохо.

Если у меня были проблемы с родителями из-за успеваемости, то у него ещё из за того, что папаша Мая был алкашом.

И у Мая тоже не было девушки.

Мне было тогда всего пятнадцать лет.

И однажды, я к Сожалению, не выдержал. (((

Любопытство взяло вверх – я хотел понять, что мои одноклассники и папаша Мая находят в распитии спиртных напитков.

И я предложил Маю попробовать ЭТО.

Май сперва согласился.

Мы купили бутылку водки.

Однако в последний момент Май испугался.

Я не осуждаю его – это был его выбор.

Да, конечно, много позже он и сам станет пить, но – спустя какое то время.

А в этот раз он отказался.

Однако я сам решил идти до конца.

И выпил.

Всю.

Май даже не пытался меня остановить!

Я не буду описывать, что испытал по этическим соображениям, но Вы, уважаемые читатели, безусловно догадываетесь, что со мной было дальше.

Я был в полуотключке.

Я слышал всё, что было вокруг, но сил пошевелиться у меня не было.

А Май всё это время пожирал сладости и хихикал надо мной.

Потом в подъезд, где мы расположились, зашли наши общие сверстники и Май стал вести себя нарочно погромче, чтобы привлечь их внимание, чтобы и им, также как ему, было весело.

Он думал, что я ничего не воспринимаю, но это было не так.

И это был мой первый раз. (((

Мы уходили от своих родителей на целый день, поэтому к вечеру я более менее пришёл в норму.

В тот раз меня пронесло.

Наверное, потому что для родителей это было бы полной неожиданностью.

Однако Май и здесь отличился.

Он с радостью рассказал своей мамаше – Татьяне Игоревне, а та – с ещё большим злорадством – моей Маме…

Вот такой у меня был друг.

Настоящая скотина!

После этого мы Месяца два не общались.

Однако «колесо истории» завертелось.

Ведь мои проблемы остались!

А друга у меня не было.

Мне было очень одиноко.

Поэтому… Я вскоре повторил эксперимент.

А потом опять и опять.

Потом у меня были разные времена, и хорошие и плохие, но алкоголь теперь сопровождал меня.

Он был на днях рождениях и на похоронах.

Он присутствовал при дальнейших встречах с девушками.

На дискотеках, в поездках, в ВУЗах и так далее.

Кстати, водка у меня не прижилась, я полностью переключился на пиво.

И ещё кое что.

Примерно через полгода после моего первого раза, я встретил подвыпившего Мая, который полез ко мне с поцелуями и признаниями в любви!

Спасибо за внимание!

Конец.

Мечта Мая.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Май всегда был очень падок на деньги.

И как то, учась ещё в средних классах школы, он шокировал меня признанием.

Он сказал, что готов лизать кому то попу за пятьсот рублей.

– Ты что, сдурел что ли, Май? Зачем?!

– Чтобы потом МНЕ лизали пятеро! По стольнику на брата! – Напыщенно ответил мне он.

Конец.

Лампочка.

Все имена вымышлены! Спасибо за внимание!

Папаша Мая, Атаман, обожал в своей никчемной жизни две вещи – кичиться своей силой и выпивать.

Однако Май был крайне разочарован своим батей.

Однажды, когда он был ещё маленький, папаша Мая поехал с ним в деревню в свой дом.

И там на них напала стая подростков.

Они стали бить стёкла в доме.

А Отец Мая, вместо того, чтобы вмешаться, начал трястись за свою жопу.

А уж сколько он бухал – это ни в сказке сказать, ни пером описать!

Уже начиная со средних классов школы, Май принялся мне плакаться про своего батю и про свою тяжёлую жизнь.

– Козёл! Урод! – Возмущался он: – Ни на что не способен! Даже лампочку в туалете прикрутить не может! (((

Как то мы с ним поссорились.

Я что то сделал не то, а он попытался меня шантажировать.

– Тогда я скажу, что твой батя не может прикрутить лампочку в туалете! – Пригрозил ему я в ответ.

– Тогда ты будешь скотиной! – Ответил мне Май.

А то, что он сам меня шантажировал, это Май, конечно, за скотство не считал! )))

Он видел соломинки в глазах других, но не видел бревна в своих собственных.

Спасибо за внимание!

Конец.

Десятка.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Однажды я совершил опрометчивый поступок.

Дело было так.

Мы с Маем опоздали на урок.

Нашему взору предстал школьный коридор с закрытыми кабинетами.

Я выпалил:

– Спорим на десятку, что они в триста десятом?

Почему я так поступил, зная на что способен Май – мне до сих пор неясно.

Короче!

В триста десятом кабинете одноклассников не было.

Май обрадовался:

– 

Ты проиграл, Искрён! Гони десять рублей!

Я сначала подумал, что он шутит.

Мы же друзья!

И вроде как хорошие друзья!

Спор по всем правилам мы не заключали.

И потом.

Почему «десятка» – обязательно означает «деньги»?

Но ушлый Май продолжал гнуть свою линию.

Он продолжал мне канить про долг до тех пор, пока мы не поссорились.

Тогда он начал мне угрожать расправой.

Я отдал ему деньги, чтобы не связываться с говном.

С тех пор я никогда ни с кем не спорил – из принципа.

Спасибо за внимание!

Конец.

Поездка на природу.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Однажды мы с Маем решили пожить на природе дикарьками.

Нам тогда было по шестнадцать лет.

К этому времени, наши родители уже давно были в конфронтации.

Поэтому Май, чтобы его отпустили со мной, сказал своим, что едет в деревню к некоему Мише.

Мне тоже пришлось обмануть своих родителей и я сказал им ту же самую версию.

На самом деле мы поехали в деревню, где когда то жили мои дедушка с бабушкой, но не в дом, а по близости.

Ведь теперь там давно проживали чужие, незнакомые мне люди.

Казалось, мы всё продумали до мелочей! )))

У нас было много чего, включая предметы первой необходимости, постельное Бельё и очень много Еды.

Так, например, мать Мая, Татьяна Игоревна снабдила его целой курицей!

Мы встретились в условном месте и поехали.

Ехали долго – полдня.

Прибыли на место только поздно ночью – это была такая глушь, что дизельные поезда ходили только три раза в сутки – рано утром, днём и поздно вечером.

Мы так оголодали, что в оборот тут же пошла курица мамаши Мая.

Мы решили разбить лагерь прямо в открытом поле.

Я предупредил Мая, что там водились змеи.

Мы расстелили постельное бельё прямо на траве и улеглись спать.

Правда, стоило мне пошевелиться, как осторожный Май тут же спрашивал, я это или нет – до тех пор, пока мне не надоело, и я перестал отвечать.

Спали мы очень плохо.

А к утру оказалось, что постельное бельё всё отсырело и окрасилось от травы. )))

Надо было сначала набрать веток, раз уж так, а затем на него класть бельё, но мы об этом не подумали.

В первый же день у нас начались распри и недовольства друг другом.

Курица была съедена, надо было что то готовить.

Мы раздобыли где то несколько кирпичей, уложили их П-образно и с трудом развели костёр.

Поставили варить макароны в алюминиевой кастрюльке.

Однако верхний кирпич плохо пропускал тепло.

Макароны простояли четыре часа, но так и не сварились. (((

Наконец подул сильный ветер и сдул кастрюльку прямо в костёр.

Несваренные макароны обгорели, пока мы их вытаскивали.

Я так оголодал, что стал их есть.

– Ты что делаешь? – Спросил меня Май

– А что? Горелое полезно для желудка! – Заверил его я.

И он тоже принялся есть.

К вечеру погода окончательно испортилась.

Пошёл дождь.

Костёр потух.

Мы замёрзли как цуцики и не смогли уснуть.

Под утро стало ясно, что мы уезжаем.

Всё бельё было окрашено травой.

Алюминиевая кастрюлька была вся в Копоти.

И вдобавок ко всему мы в очередной раз поссорились, но это уже как водится.

Таковы были итоги нашей вылазки.

Спасибо за внимание!

Конец.

Вместо эпилога.

Все имена вымышлены! Любые совпадения случайны!

Однажды папаше Мая понадобилось перетащить тяжёлую мебель.

Они жили на пятом этаже, а лифт, как назло сломался.

Атаман назначил Маю час, в котором Май должен был прийти к нему на помощь.

А Май заигрался с дворовыми пацанами в футбол и опоздал.

Когда же он пришёл, разьярённый папаша заругался:

– Ну и на хер ты мне сейчас упал?!

И с этими словами Атаман захлопнул дверь.

Спасибо за внимание!

Конец.