КулЛиб электронная библиотека 

Учительница [Илья Искра] (fb2) читать онлайн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Илья Искра Учительница

Все имена вымышлены, любые совпадения случайны!

Стеснительный мальчик.

Моя классная руководительница, при переводе меня в одиннадцатый класс, поначалу вела себя лояльно…

Она у нас сама не вела дисциплины.

Но потом она изменила ко мне отношение.

Это произошло потому что у меня не заладились отношения с остальным классом.

– Ты очень стеснительный, – сказала мне она как то, – Но этого недостаточно! Ты сидишь в своей скорлупе, ты как наблюдатель! Ты должен уметь заинтересовать в себе!

Вроде бы, она и была по своему права, но, по сути ничем мне не помогла!

Мне было очень тяжело.

И я начал употреблять спиртные напитки, чтобы быть более раскованным.

Она просекла эту фишку и стала читать мне нотации.

И когда уже после «Последнего Звонка», на который я не явился, (Мне ведь не за что было сказать учителям «Спасибо» – Прим. автора) она озвучила мои низкие оценки, она надменно меня спросила:

– Ну как, доволен своей успеваемостью?

– Нет. – Ответил я.

И тогда она, с сальной харей, заключила:

–Надо было стараться!

Я ничего не ответил.

Я просто знал, что оценки были неоправданно низкими.

В дальнейшем, я почему то закончил два вуза, причём оба – с отличием.

Наверное, резко поумнел! )))

Спасибо за внимание!

Конец.

Fuck.

В пятом классе в нашем вонючем классе начал буйным цветом процветать подростковый дибилизм.

Сильные, задиристые мальчики начали обсирать слабых тихонь вроде меня и Мая.

Однажды я сидел с одним таким за одной партой…

Он принялся оскорблять меня на английском языке.

Знаний у этого мудака хватило только на то, чтобы высрать:

«Fuck you!» и даже «Kiss my ass»!

Надо же, сказал без ошибок!

И к месту!

У нас, как Вы поняли, был урок английского языка.

Я на уроках стеснялся ответить заданный нам материал, но за письменные работы у меня было всё хорошо.

Но наша училка так не считала!

Ей нравились бойкие пацаны и именно они ходили у неё в любимчиках.

Я – нет.

Поначалу у меня выходила оценка «Хорошо».

Но потом Марь Ванна, наша училка, понизила меня до оценки «Удовлетворительно», чтобы, как она считала, подхлестнуть!

А так как я из за этого возненавидел весь предмет и всё, что с ним связано, в том числе и Марь Ванну конечно же, то она стала угрожать мне поставить в четверти оценку «Неудовлетворительно».

Эта угроза была пустой и нацелена только на то, чтобы оскорбить мою личность.

Просто это подчёркивает её отношение ко мне.

…Но вернёмся к барану, который наехал на меня!

Я был так восхищён его красноречием, что… написал его высказывания прямо на парте!

А после урока, Марь Ванна всё это прочитала! )))

Её куриных мозгов хватило на то, что она восприняла их почему то на свой счёт!

Вызов с мамой на ковёр был неизбежен! (((

Сколько вони, оскорблений и гадостей мы от неё выслушали – ни в сказке сказать, ни пером описать!

Я приведу только квинтэссенцию.

– Хочешь, я тебе дам? – Спросила меня Марь Ванна.

Я вежливо отказался.

Напомню, всё это происходило, когда я учился в пятом классе (!).

Я объяснил ей, что меня оскорблял мудила и я за ним написал на парте сказанное в мой адрес.

Так она и его с родителями вызвала!

На следующий день всё произошедшее бурно обсуждалось.

Мой одноклассник стал обвинять меня в подтасовке фактов.

А Марь Ванна правила бал, и наслаждалась сама собой.

… Прошло уже более тридцати лет, а я до сих пор помню её пламенную речь:

– В нашем классе был такой, так вот когда он сделал нечто подобное, то его били всем классом!

Разве нормальный учитель мог себе позволить такое?!

Она прямо направляла гнев одноклассников в мою сторону и призывала их на физическую расправу!

Ничего такого не произошло, Слава Богу, но ведь могло произойти!

…И вот, спустя столько времени, я иногда встречаю этого мудака одноклассника.

Он со мной не здоровается.

Я не здороваюсь с ним.

О каких встречах классом может идти речь?! )))

А откуда возьмётся у меня благодарность и почтении к любимой учительнице Марь Ванне за эту х@йню, что она сотворила?! (((

Я и теперь с удовольствием напишу ей на просторах Интернета: «Fuck You!» )))

Спасибо за внимание!

Конец.

Любовь Искрёна.

Мне не нравились одноклассницы!

Какие то они были… не такими!

Они были очень высокомерными и мечтали о принце на белом коне!

Я был влюблён в свою учительницу Марь Ванну! )))

И мечтал утонуть в её обвисших сиськах! )))

И хотел с ней замутить.

Произошло это так.

Как то раз я выпил для смелости и пошёл охотиться на училку.

Однако я не всё учёл!

Марь Ванна оказалась в недоступе.

Зато там была её подруга.

Мне хотелось просто поговорить и излить кому нить свою душу.

И я признался в своих чувствах к Марь Ванне её коллеге.

А та оказалась вонючей сукой и всё растрепала всем учителям!

Марь Ванна не оценила мой порыв.

И перестала со мной общаться.

Я здоровался в пустоту.

Потом мне это дело надоело, и я спросил у своей классной руководительницы:

– Что за х@йня? Почему Марь Ванна со мной не здоровается?

– Видишь ли, Илья… Она плохо видит! – Объяснила мне та.

Я не понял юмора!

Как такое могло быть?

То видела, а теперь вдруг перестала! )))

Чтой то быстро Марь Ванна зрение потеряла, Вы не находите? )))

Спасибо за внимание!

Конец.

Примечание автора.

Я бы хотел поделиться с Вами глубокой мыслью.

Я считаю, что если Вы по каким то причинам, получали невысокие оценки в первом классе, то в последствии, как бы Вы не старались, клеймо у Вас останется до выпускного класса.

Вас всё равно бы гнобили и недооценивали.

Меня унижали и оскорбляли десять лет различные Марь Ванны.

То я лентяй.

То – тряпка.

То я просто асоциальный тип.

А уж сколько раз мне в школе занижали оценки, чтобы подхлестнуть, так это просто не перечесть!

Бывало и так, что мне ставили оценку «Два» не за плохую успеваемость, не за неусвоенный материал, а за какой то иной проступок (по их мнению).

И никто не разубедит меня в обратном!

Спасибо за внимание!

Конец.

Улица Гарибальди.

Однажды на уроке основы безопасности жизнедеятельности мы проходили тему, как избежать отравления вредными газами – хлором и аммиаком.

Тема была интересной, и я изучил ее досконально.

Вела дисциплину полковник в отставке Марь Ванна.

Она была слегка контужена.

И вот, Марь Ванна решила провести письменную контрольную работу, чтобы проверить, как мы усвоили данный ей материал.

Работа была письменной, а не устной, поэтому я был уверен, что оценка «Отлично» в четверти мне была обеспечена.

Мне попался вопрос с выбросом в атмосферу ядовитого газа, по всем явным признакам, хлора.

Я был счастлив! )))

Я без шпаргалок расписал, что и как делать на три листа.

И вдруг получаю оценку в четверти «Неудовлетворительно!»

Я был в шоке.

Пошёл выяснять у Марь Ванны, в чём дело.

Быть может, она ошиблась?

Она показала мне мою работу, которая была перечёркнута полностью.

И ниже приписка – «Всё перепутал и погиб на крыше!»

– Как так?!

– Надо было внимательно читать билет! Там же было указано: «Почувствовал резкий запах со стороны улицы Гарибальди!!!» Ты должен был догадаться, что там находятся предприятия хладокомбинаты! Это не хлор! Это – аммиак!!!

– Да откуда же я знаю, где находится улица Гарибальди?! По тем признакам, что были описаны в билете, это явно был хлор!

– Свободен, Искра! Оценка «Два» в четверти!

После этого инцидента я затаил смертельную обиду на Марь Ванну.

Как же так?!

Действительно, откуда мне было знать, где находится эта улица Гарибальди?!

Я учился тогда в восьмом классе, и весь мой основной маршрут составлял обычно два пункта – дом и школа!

Всё, что там было написано, указывало на хлор!

Я написал об этом на трёх листах!

Не пользовался шпаргалками!

Но зато я с детских лет теперь знаю, где находится улица Гарибальди! )))

Спасибо за внимание!

Конец.

День Рождения Марь Ванны.

Марь Ванна вела у нас литературу в десятом классе.

Она была очень вредной и придирчивой.

Марь Ванне, как я заметил, нравились два типа моих одноклассников.

«Ботаники».

«Спортсмены».

Я не попадал ни под одну категорию.

Поэтому терпел от неё только нападки.

И как то раз, она объявила нам:

– У меня скоро День Рождения!

И добавила:

– Не срите в колодец!

Ну, конечно, здесь всё было очевидно!

Она хотела, чтобы её поздравили, чтобы умаслить.

Ну, одноклассники мои так и сделали.

Скинулись рублей по двадцать, так как то был конец девяностых годов на букет.

Я тогда не стал идти против класса, хотя лично для себя не видел какого то смысла в этом.

Мне ведь, что умасляй, что нет, всё равно, будут одни придирки, нападки и двойки… (((

Я нехотя присоединился ко всем…

…Правда, если копнуть несколько глубже, то разве не окажется такая ситуация унизительной для самой Марь Ванны?

А именно, требовать со школьников подарок, прозрачно намекая, что так будет всем лучше?

Ok.

Пусть себе в жопу запихнёт этот подарок!

Спасибо за внимание!

Конец.

Паскуда.

В пятом классе у нас был предмет пение.

Вела его у нас недовольная своей никчемной жизнью Марь Ванна.

Точнее, «вела» было слишком громко сказано.

Она на уроках запускала пластинки и всё.

А смысл заключался в том, чтобы на следующем занятии спросить, что звучало на предыдущем.

Классная комната была разделена на две половины.

На одной из них сидели мы.

А на второй были размещены музыкальные инструменты – рояль, барабаны, гитары…

Подходить, и уж тем более трогать их, было категорически запрещено самой Марь Ванной.

А ещё Марь Ванна регулярно назначала в классе дежурного, который должен был прибраться за всеми в какой нибудь день.

Как то раз выпало дежурить мне.

Я подмёл и вымыл пол.

Полил цветы…

…И совершил мелкий проступок!

Проходя мимо рояля, я подзабыл, что трогать его нельзя.

И нажал на клавишу «До»! )))

Музыкальный инструмент издал звук.

И тут же на защиту рояля выбежала разъяренная Марь Ванна.

Она подошла ко мне, дала сильный подзатыльник и процедила сквозь зубы:

– 

Паскуда!

Я был очень расстроен.

Так Марь Ванна прививала мою любовь к музыке!

Спасибо за внимание!

Конец.

Икс и игрек.

В седьмом классе у нас был предмет алгебра.

Вела его у нас недовольная своей никчемной жизнью Марь Ванна.

Основной задачей являлось то, что надо было изучить независимую функцию икс и, соответственно, зависимую функцию игрек.

Признаюсь честно, данный материал пошёл у меня довольно тяжело. (((

На то была причина!

Причём – особая!

Сами понимаете, седьмой класс, возраст понятно какой…

…Ну вот.

Начались проявляться явные признаки дедовщины в классе.

Меня и Мая оскорбляли и унижали второгодники Иванищенко и Петрищенко.

А небезызвестный Вам Май, в свою очередь, предавал меня, чтобы, как он считал, возвыситься в глазах второгодников.

Поэтому львиная доля моего внимания уходило на то, чтобы избежать конфликтные ситуации!

Уж какие тут икс и игрек! (((

Поэтому именно в это время мне приходилось туго.

Я был как бы между молотом и наковальней!

С одной стороны – Иванищенко и ему подобные дибилы, включая, конечно, и Мая…

…А с другой стороны – Марь Ванна, которая спрашивала с меня результаты усвоения материала.

– Тройка – не твоя оценка! Ты можешь большее! А пока – только «Удовлетворительно!» – Говорила мне учительница.

И ставила, соответственно, низкие оценки мне!

При этом, как я уже говорил, в любимчиках у Марь Ванны были «Ботаны» и «Спортсмены».

Я не входил ни в ту, ни в другую касты.

И такая х@йня продолжалась длительное время! (((

Спасибо за внимание!

Конец.

Две вместо одной.

Урок истории в восьмом классе в нашем классе вела недовольная своей никчемной жизнью Марь Ванна.

А урок физики у нас вела недовольная своей никчемной жизнью другая Марь Ванна.

Попрошу не путать!

Это две большие разницы!

Хотя, если вдуматься, у них было много общего.

Обе старые девы средних лет.

Обе получали мизерные зарплаты.

И у обеих в любимчиках были «Ботаны» и «Спортсмены», коими я не являлся.

Вот и всё!

Как то раз, у нас по расписанию в тот день первым уроком была история, а вторым – физика.

Ну, если история мне была хоть как то интересна, то физику я вообще никак не понимал. (((

В этом, безусловно, была виновата та Марь Ванна, которая вела физику.

И которая не привила мне любовь к данной дисциплине.

И вот, значит, та Марь Ванна, которая вела физику, поручила нам творческую работу.

Составить кроссворд с терминами из физики.

Про Ом, Ампер и т.д.

Я был тогда счастлив!

Я был готов сделать самый лучший кроссворд в нашем классе, чтобы угодить училке!

И работа моя действительно была сделана на высшем уровне!

Однако именно в тот день, той Марь Ванне, которая вела историю (раньше урока физики) резко ударила в голову моча.

Она издала новый закон!

Не отвлекаться на её уроке и не заниматься посторонними вещами!!!

На самом деле, данный закон просуществовал именно на том уроке…

…И даже в тот день всё было как обычно.

А мне, как назло, хотелось посмотреть мой кроссворд, который я составил.

Я подчёркиваю – все в нашем классе занимались посторонними делами!

Но именно ко мне подошла Марь Ванна, и с вопросом:

– Это физика? – забрала мой шикарный кроссворд, разорвала его и выкинула в урну.

Я был очень расстроен.

Нет, Вы понимаете, она подошла именно ко мне!

Чтобы продемонстрировать всем остальным, что её закон в действии!

Вот ведь гадина! (((

В результате всего этого, у меня не было кроссворда, и хорошую оценку по физике я не получил.

Мне ничего не удалось…

…И после этого, я ещё больше возненавидел обеих Марь Ванн!

Спасибо за внимание!

Конец.

Педагогическое воспитание.

…А уж сколько раз Марь Ванны ставили мне незаслуженно «два» за поведение на уроке – это ни в сказке сказать, ни пером описать! (((

…Я помню, был такой случай в восьмом классе.

У нас на замену захворавшей Марь Ванны пришла другая Марь Ванна и гнала на уроке какую то пургу.

«Ботаны» сидели на первых партах и старались вникнуть.

А хулиганьё расположилось на задних партах и озорничало.

Я сидел где то в середине.

Так как мне было неинтересна чушь Марь Ванны, я стал оборачиваться в сторону шпаны.

И вот именно за это, Марь Ванна поставила мне «два» за поведение!

Вот именно мне!

Она почему то не обратила своего внимания на шпану, которая хулиганила на уроке!

Вот почему?!

Мол, с ними и так всё ясно!

А мне, дескать, надо бы сделать замечание, чтобы я исправился!

Вонючая сука!

Гадина!

Разве это справедливо?!

Спасибо за внимание!

Конец.

Кусок говна.

Урок русского языка и литературы в седьмом классе у нас вела вечно недовольная своей никчемной жизнью Марь Ванна.

Как то раз, она задала нам писать сочинение по ее предмету.

Тема сочинения была очень интересной.

Нужно было написать про своего друга.

Какой он хороший, активный, правильный и т. п. и т. д.

Я недолго думая, написал про своего «друга» одноклассника Мая.

Вот только возник у меня небольшой нюанс…

…А именно – что я мог хорошего про него написать?

То, что Май не может за себя постоять и дать сдачи?

То, что он отыгрывается на младшеклассниками?

То, что он обижает и дерётся с одноклассницами?

То, что его папаша Атаман никогда не просыхает от спиртного и дубасит свою жену?

Или то, что Май ворует, врёт и предаёт?

Вот что?

Ну, я написал про него всё, что думал по этому поводу.

Что Май – жадный, трусливый, недалёкий и подлый.

Ну, короче говоря, кусок говна!

Да!

Вонючий кусок говна!

Вот именно так я и написал в своём сочинении.

Я даже особо не парился, какую именно оценку получу за своё творение.

Это была моя дань нашей «дружбы»! )))

И, как ни странно, я получил за свою работу оценку «Хорошо».

Она была грамотно написана, но Марь Ванна снизила бал, видимо за то, что я не написал позитивный портрет своего… «друга».

Спасибо за внимание!

Конец.

«Вот таких в армии и обижают!».

Десятый класс был самым сложным для меня.

Казалось бы, шпана ушла после девятого класса!

Но остались дибилы, увы, остались… (((

А вот опущенный мой «друг» Май тоже ушёл.

И весь негатив переложился исключительно на меня в нашем вонючем классе!…

…В десятом классе у нас был предмет ОБЖ (Основы безопасной жизнедеятельности).

Вела его вечно недовольная своей никчёмной жизнью отставной полковник Марь Ванна.

Более того, она была слегка контужена и туга на ухо.

На первой парте сидел единственный «Спортсмен», который не ушёл в ПТУ.

На второй парте, за ним – я.

А на третьей – агрессивный дибил, который оскорблял меня.

У Марь Ванны была особая «фишка» на уроке.

Как только начиналось занятие, сидящий на первой парте «Спортсмен» должен был выйти, отдать Марь Ванне честь и доложить, что класс к уроку готов.

Этот маразм длился из раза в раз.

И однажды вышло так, что «Спортсмен» не появился на уроке.

Поэтому «командная» роль выпала тому, кто сидел за второй партой, следом, то есть – за мной.

И меня класс поднял на смех…

Особенно дибил, сидящий за мной.

Это было очень оскорбительно. (((

Но отставной полковник Марь Ванна вместо того, чтобы прекратить это издевательство, принялась фунять на меня.

– Вот таких в армии и обижают! – Говорила она мне на весь класс – Был у нас в роте один такой! Всё маме своей письма писал, что ему плохо!

Я почувствовал себя очень уязвлённым после таких слов.

Прошло тридцать лет, но я всё помню.

Контуженная Марь Ванна живёт в соседнем доме на моей улице.

Мы до сих пор не здороваемся друг с другом.

Спасибо за внимание!

Конец.

Пересдача.

Как то раз, вечно недовольная своей никчемной жизнью, учительница химии Марь Ванна придралась к моей работе в одиннадцатом классе и поставила «два».

Она велела мне пересдать работу.

Время встречи было назначено примерно через два часа после окончания занятий в школе по расписанию – то есть, очень неудобно.

Я был обеспокоен придирками козлов в нашем вонючем классе.

И чтобы решить для себя, как мне быть дальше, я посидел эти пару часов в близлежащим парке.

Позволил себе выпить пару бутылочек пивка.

И явился в назначенное Марь Ванной время.

Поначалу всё было нормально.

Марь Ванна что то бубнила, а я ждал, пока эта мутота закончится.

И вдруг она строго спросила:

– Так! А что так пивом воняет?!

– Я не знаю.

– Как это «не знаю?!» Ты выпил!

– Я ничего не пил!

– Иди отсюда, протрезвей, потом поговорим!

И тогда я пустил свой козырь!

Марь Ванна знала, что у меня плохие отношения с классом. И я заявил:

– Марь Ванна, я ничего не пил! Меня облили одноклассники!

– Илья, пошёл вон отсюда! Ты ведь знаешь, это бесполезно! Не надо здесь устраивать концерт!

Короче, пересдача не задалась! (((

Спасибо за внимание!

Конец.

Эфемерная власть (Доска).

Урок истории в шестом классе у нас вела вечно недовольная своей никчемной жизнью Марь Ванна.

Это та самая Марь Ванна, которая порвала на уроке мой шикарный кроссворд по физике.

Да у неё вообще много было непонятных закидонов!

Как то раз она придумала очередную фишку.

Она вызывала какого нибудь одноклассника к доске и тот должен был записывать фамилию ученика, который, по его мнению (или по указке Марь Ванны) записывал того, кто плохо вёл себя на уроке.

А дальше этот одноклассник или следующий вызванный стирал с доски ту же фамилию, если тот, по его мнению (или по велению Марь Ванны) «исправился».

А если же нет, то Марь Ванна в конце урока ставила «Два» за поведение тем, кто продолжал «неправильно» себя вести.

Так вот.

Меня не любили в нашем классе.

И первый же баран написал мою фамилию! (((

При этом, я бы не сказал, что моё поведение на уроке разительно отличалось от других одноклассников.

Так как я не дружил ни со «спортсменами», ни со «шпаной», то в последствии мою фамилию с доски никто не стёр.

Но я на это и не рассчитывал.

Я сидел весь урок очень тихо, надеялся, что Марь Ванна сама смягчится и оценит моё «Правильное» поведение.

Однако этого не произошло!

Ведь и Марь Ванна недолюбливала меня.

И она с удовольствием поставила мне «Два».

Я почувствовал себя несправедливо оскорблённым, но что я мог изменить?

Мне, безусловно, данный инцидент не прибавил любви к Марь Ванне.

Спасибо за внимание!

Конец.

Песенка про козлов.

В первом классе я был очень замкнутым, необщительным.

А урок пения вела вечно недовольная своей никчемной жизнью Марь Ванна.

Поначалу, как ни странно, наши отношения складывались нормально.

Марь Ванна ставила мне оценку «Хорошо», так как я не шумел на её уроке (тихоня, что с меня взять).

И эта оценка обеспечивала мне хорошую оценку в четвертях.

Но был один нюанс. (((

Я стеснялся ответить на уроке и Марь Ванна стала ставить мне тройки.

А ведь я знал ответы, только боялся их ответить…

Так я разжопился с Марь Ванной.

И вот как то на уроке, Марь Ванна запустила песенку про козлов.

На самом деле – про семерых козлят и серого волка.

Звучала партия седьмого козлёнка, который вещал:

«…Стойте друзья,

Командиром стал я!…»

И вдруг, обычно недовольной Марь Ванне видимо что то ударило в голову, и она велела нам танцевать под эту песню. )))

Точнее, не танцевать, а повторять за ней движения.

Ну, там, то присесть, то крутиться, то ещё что то.

Это было так неожиданно!

И непонятно!

Это теперь, спустя больше трёх десятков лет, я могу более досконально оценить данную ситуацию!

Ведь и я потом, в последствии, заставлял своих собутыльников танцевать за выпивку! )))

Спасибо за внимание!

Конец.

Уроки физкультуры.

Уроки физкультуры, с первого по десятый класс вела у нас вечно недовольная своей жизнью Марь Ванна.

Я разочаровался в ней с самого начала.

Однажды меня избил один баран в первом классе и расквасил мне нос.

А Марь Ванна это видела и ничего не предприняла.

Она даже не сделала замечание этому уроду!

Мол, дескать, сами разберутся!

Во втором классе она на уроке заставила нас делать упражнение «мостик».

У меня он не вышел, и Марь Ванна со злорадством поставила мне «Два».

Был ещё один нюанс.

Видите ли, у меня с детства есть психологическая травма. (((

Я боюсь летящего в мою сторону мяча.

По этой причине я старался избегать подвижных спортивных игр.

А как?

Приходилось попросту прогуливать уроки физкультуры – ведь мои одноклассники играли в оставшееся от занятий время каждый раз! (((

Дело кончилось тем, что в самом сложном для меня классе – десятом, я вообще перестал ходить на физкультуру.

Однажды Марь Ванна встретилась со мной в коридоре, после моего очередного прогула и поставила мне «Два», со словами:

– Искра, в твоём положении в классе прогуливать уроки физкультуру просто недопустимо! Поэтому я ставлю тебе «Два» с тремя вопросительными знаками!

Блять, да хоть десять поставь! – Подумал я тогда.

И всё равно не ходил на её уроки, окончательно возненавидев Марь Ванну.

Однако когда я закончил десятый класс, физкультурница Марь Ванна меня не аттестовала.

То есть она собиралась оставить меня на второй год.

Это было неслыханно и невиданно!

Эх!

Ладно бы там – из за алгебры, химии или физики…

А здесь – из за физкультуры! (((

Марь Ванна предложила тогда мне всё лето ходить на её дополнительные занятия!

Что мне, заняться было больше не чем?

И тогда я перевёлся в другую школу в одиннадцатом классе.

На отсутствие годовой оценки по физкультуре там не обратили особого внимания.

Да, кстати, мне крупно повезло – в той школе физкультуры не было.

Спасибо за внимание!

Конец.

«Когда ты станешь сильным…».

В девятом классе в нашем вонючем классе буйным цветом процветала дедовщина.

Нашим классным руководителем была учительница биологии Марь Ванна – вечно недовольная своей никчемной жизнью.

Я был разочарован и одноклассниками, и, главное – учителями.

Да!

Я часто прогуливал уроки, потому что ненавидел одноклассников и не мог тогда дать отпор своим обидчикам.

Да!

Я стеснялся отвечать на уроках, потому что боялся того, что те же самые одноклассники поднимут меня на смех – просто ради забавы.

По этим причинам я был уверен, что мне занижают оценки.

И тогда я со своим недалёким подельником Маем украл из учительской журнал.

Мной двигало чувство справедливости.

Маем – мысли о «халяве».

Подчеркну, мотивы у нас были разные.

Это очень важно!

Мы наставили себе сами хороших оценок, а потом нас вычислили.

Трусливый и подлый Май переложил всю вину на меня.

Вот так.

Хорошо ещё, что дело замяли, но вони от учителей в мой адрес было много.

И особенно – от Марь Ванны.

Я её не понимал!

Вот честно!

Ведь она видела, что меня оскорбляли сверстники!

Она же осознавала, что я способный ученик!

Но – нет!

Марь Ванна принялась мне говорить гадости и резюмировала:

– Когда ты вырастишь и станешь сильным, то поймёшь, что был неправ!

И вот…

Я вырос.

Стал ли я сильным?

Хм…

Трудный вопрос!

Одно время я ходил в тренажёрный зал.

И вообще – сейчас другие отношения, иные ценности.

Вонючий класс остался тридцать лет назад.

Мои обидчики в дальнейшем отмотали сроки в тюрьмах, кто то остепенился и вышел в люди, но мне это неинтересно.

С половиной из них при встрече я не здороваюсь.

Но!

Я так и не принял точку зрения Марь Ванны о своей неправоте.

И оказавшись, Не Дай Бог, в примерной ситуации, поступил бы также, как и поступил.

За одним исключением – без трусливого и подлого Мая!

Спасибо за внимание!

Конец.

Марь Ванна обесчещена!

Я пошёл учиться в вуз.

И Марь Ванна, вечно недовольная своей никчёмной жизнью, пошла туда же, чтобы и там ставить мне палки в колёса.

Вот именно мне!

Представляете?

Нет, я сам понимаю, что это звучит нереально, но те, кто меня знает, так не считают!

И на третьем курсе Марь Ванна отдалась одному моему одногруппнику и все в группе у нас об этом узнали!

Вот просто взяла и отдалась!

Я не знал, как на этот факт реагировать!

Ведь я и сам в одиннадцатом классе хотел утонуть в её сиськах!

Выходит, Марь Ванна изменила мне!

И то, что мне не удалось на протяжении всей школы, моему одногруппнику удалось сделать это за более короткий срок!

Он, конечно, мог за себя постоять и его не обижали сверстники.

Он был эрудирован и умел хорошо говорить.

Он не употреблял спиртные напитки (точнее, употреблял только по праздникам).

И он не подделывал школьные дневники и не крал классный журнал из учительской.

Нас с ним объединяло только то, что мы оба были готовы утонуть в её сиськах, а доступ к ним Марь Ванна обеспечила только ему!

Но я же человек рассудительный! )))

Да, конечно, преподаватель должен быть чистым и беспристрастным, но раз уж так…

…Сердцу или другому органу – не прикажешь! )))

Я смирился с этим!

Однако Марь Ванна попыталась наложить лично мне и в вузе кучу говна!

Как я уже сказал, дело было, когда я учился на третьем курсе.

При этом я уверенно шёл на диплом с отличием.

Все эти события происходили зимой, накануне новогодних праздников.

А Марь Ванна хотела от нашей группы побыстрее отбояриться, и предложила провести экзамен по её дисциплине досрочно.

Я был против.

Мне нужно было лучше подготовиться, но меня не поддержали.

И произошло так, как я и предполагал.

Марь Ванна, на основании того, что я подготовился недостаточно хорошо, готова была мне поставить четыре бала.

Я отказался и сказал, что буду сдавать ей по расписанию.

В планы Марь Ванны это не входило, она разозлилась, но ничего поделать не смогла.

Мы оба пошли на принципы.

И я готовился в новогодние праздники!

В конечном счёте, я приехал в назначенный день и пересдал дисциплину на пять баллов.

Марь Ванна, как бы не хотела, не смогла меня завалить.

Да!

Это была уже не школа!

Но особой радости мне эта победа не доставила.

Мне было очень оскорбительно, что тому одногруппнику, которому Марь Ванна отдалась, она поставила сразу оценку «Отлично», и даже закрыла глаза на то, что он списывал.

Преподаватель должен быть не только чистым, но и беспристрастным.

А Марь Ванна, теперь уже дряблая срака с обвисшими титьками – грязная и необъективная!

Знаете, перед тем, как попасть в лечебное учреждение имени Кащенко, я планировал бросить гранату в Марь Ванну!

Армия психологов пыталась отговорить меня от этого поступка, но, когда стало ясно, что всё это бесполезно, меня и оформили в психиатрическую лечебницу!

Вот такая история! )))

Я не буду отвечать на вопрос, хочу ли и сейчас свести счёты с Марь Ванной.

Надеюсь, что Вы понимаете, что ведь не на каждый вопрос можно ответить однозначно!

Спасибо за внимание!

Конец.

Как Май спас мне жизнь.

Как бы я плохо не думал о Мае, однажды он спас мне жизнь!

Да, был такой случай.

Дело было так.

Как то раз мы с ним пошли на водохранилище.

Признаюсь честно, в двадцать лет я не умел плавать. (((

Так уж получилось…

И вот, значит, он полез купаться, а я загорал на берегу.

Потом он вышел из воды, а я решил просто окунуться.

Я зашёл в воду так, что почти полностью погрузился в воду.

И вдруг вышло так, что ходя по дну, я попал в небольшое углубление.

Я начал паниковать и барахтаться в воде.

– Эй! – Крикнул я – Греби сюда! Помоги!

– Да ладно, Искрён, хорош прикалываться! – Лениво ответил мне с берега Май.

– Слышь, ты, придурок! Я тону! Плыви ко мне, паскуда! – Заорал я.

Но он не поверил мне!

Это был пипец!

Так продолжалось минут пять.

Я продолжал орать, упрашивать его плыть ко мне, вперемешку с оскорблениями (тогда мы были вроде как друзьями, поэтому допускалось (Примечание автора)), а он продолжал лежать на берегу!

Драматизм ситуации заключался в том, что я угодил в небольшое углубление, из которого можно было бы отплыть – но я этого не умел и подался панике.

Наконец, Маю весь этот концерт надоел, он легко подплыл ко мне и помог выйти на берег.

– Ты что, совсем идиот?! Я же мог утонуть!!! – Заплакал я.

– Да не утонул бы… – Разочарованно ответил Май – Ты трезвый был. Это у пьяных отсутствует борьба за жизнь!

А ведь он на самом деле тогда спас меня, хотя сам Май не придал этому значения…

Спасибо за внимание!

Конец.

Сам себя перехитрил.

Хуже всего по школьным предметам, за исключением уроков физкультуры, которые я злостно прогуливал, мне давалась физика.

Вины моей в этом не было.

Во-первых, у меня сложились неприязненные отношения с вечно недовольной своей никчемной жизнью Марь Ванной.

Во-вторых, я проходил основной урок жизни в нашем вонючем классе – урок выживания.

Итак, к десятому классу я настолько запустил успеваемость, что уже не был в состоянии решать задачи по физике.

И чтобы хоть как то быть аттестованным, приходилось выплывать на теории, которую я усердно зубрил, при этом без понимания сути.

Но это было скучное и неинтересное занятие.

И как то раз Марь Ванна подловила меня – вызвала к доске.

Я ничего не вызубрил и она поставила мне «два».

В следующий раз я опять ничего не выучил.

Но что же мне было делать?

И тогда я решил сымпровизировать.

Я перед началом урока подошёл к ненавистной училке и поинтересовался своей школьной успеваемостью, хотя она мне и так была известна.

– Я обязательно отвечу Вам в следующий раз! – Заверил я Марь Ванну.

Но неожиданно для меня, Марь Ванна вызвала меня к доске не в следующий раз, а в этот.

– Я не выучил!

– Садись! Два!

И мне пришлось не только ту двойку, предыдущую, исправлять, но и полученную теперь же!

…В дальнейшем я поступал только в такие вузы, где на вступительных экзаменах не был данный предмет.

Но физика всё равно преследовала меня! )))

Однажды, например, меня не приняли на работу из за того, что я не смог сформулировать Закон Ома! )))

Спасибо за внимание!

Конец.

Мячик.

Марь Ванну, вечно недовольную своей никчемной жизнью, я возненавидел с первого класса.

Тогда она вела у нас уроки физкультуры, что только увеличивало моё отрицательное чувство как к учительнице, так и к предмету, который она вела.

Я терпеть не мог пронзительный звук тренерского свистка и ор, исходящий от Марь Ванны на весь спортивный зал.

Да!

Я не только ненавидел Марь Ванну, но и боялся её тогда. (((

…Однажды она велела нам принести с собой резиновые мячики и делать с ними спортивные упражнения.

И как то так вышло, что до момента тренерского свистка, означающего прекратить упражнения, я не удержал свой мячик и он укатился к ногам Марь Ванны.

Она подняла мой мячик и грозно спросила:

– 

Чей это мячик

?!

Все молчали.

И я промолчал.

Постеснялся сказать на весь класс, что это мой мячик… (((

– Ну, раз ничей, то будет моим! – Резюмировала Марь Ванна.

Вот, собственно, на этом вся история тогда и закончилась.

Я заплаканный пошёл домой без мячика…

…И вот прошло более тридцати лет.

Я как то увидел на улице старуху и узнал в ней Марь Ванну.

Мы даже не поздоровались друг с другом.

Конечно, я прокручивал ту ситуацию, произошедшую с мячиком и, безусловно, проанализировал её.

Да, конечно, я сам был неправ!

Я же промолчал.

Но ведь Марь Ванна могла сделать скидку на то, что тогда всё таки я был первоклассником!

Она могла бы понаблюдать за классом, и вернуть мячик тому, у кого его не было!

Однако Марь Ванна этого не сделала!

А знаете почему?

Потому что она знала, чей это мячик!

У неё была ко мне антипатия.

Она недолюбливала меня.

Марь Ванна вообще с каким то садистским удовольствием ставила мне двойки за упражнения и тройки в четверти, начиная с самого начала моего школьного обучения…

Спасибо за внимание!

Конец.

Гора, которая родила блоху.

Я до сих пор помню, как в пятом классе Марь Ванна, вечно недовольная своей жизнью, вела у нас русский язык и литературу.

Я был её целью номер один в классе для вечных придирок, понуканий и оскорблений.

А так оно и было на самом деле.

Она вела по принципу кнута и пряника.

Марь Ванна, бывало, ставила тому же недалёкому, ни на что неспособному Маю, оценки, выше моих, на основании того, что, как она считала, идиота надо поощрить, а талантливого ученика наоборот – подстегнуть.

Она бурно обсуждала мои работы при всём классе и при этом поднимала всех на смех.

Я был бессилен, ничего не мог сделать, так как был от неё зависим. (((

Я был счастлив, когда Марь Ванна начинала на уроках бакланить о своей никчемной жизни, посвящая нас в неё.

Потому что знал, что это надолго и мне можно расслабиться.

Однако бывало и по другому.

Как то раз, Марь Ванна принялась распекать меня за сочинение.

– Ты вообще, слушал, что я говорила на уроке?! – Орала она на меня при всём классе – Что ты мне горбатого лепишь?! Я вообще не об этом говорила! Чем ты был занят?! Твоя работа, это всё равно, что гора, которая родила мышь!!! Нет!!! Не мышь, а блоху! Да! Блоху!!! Именно, что блоху, блять! Пошёл вон отсюда! Два!!!

И так на протяжении всего урока.

Это при всём нашем классе.

Может быть, моё сочинение, которое вызвало столь бурную реакцию и было, как говорится, не в кассу, но сам подобный метод педагогического процесса вызывает большие вопросы…

Вы не находите?

Спасибо за внимание!

Конец.

Проступок: причины и последствия.

В седьмом классе нашей классной руководительницей была вечно недовольная своей никчемной жизнью учительница географии Марь Ванна.

Наши отношения с ней резко ухудшились, поскольку моя школьная успеваемость заметно снизилась. (((

В чём была причина?

Сами понимаете, подростковый возраст и всё такое…

Уже проявилось такое явление, как «дедовщина» в нашем вонючем классе…

…Мне надо было выживать в новых школьных реалиях!

Приспосабливаться.

Но Марь Ванна этого либо не видела, либо не понимала.

Мне было тяжело.

Очень тяжело!

Я не мог постоять за себя и получал побои от сверстников. (((

А если скажешь об этих эпизодах родителям или Марь Ванне – ведь прослывёшь стукачом, Не Дай Ты Бог!

Вот и приходилось заниматься в подобных условиях.

И не надо мне приводить такой дурацкий довод, типа «Отойди и не связывайся с мудаками»!

На практике, увы, это не работает.

Я лично в этом убедился!

Говно это всё!

Всё равно достанут! (((

Чем жил наш класс вообще?

Ok.

То была первая половина девяностых годов.

Те сынки, родители которых хорошо устроились, правили бал в нашем вонючем классе.

Они прямо на уроках кидались фотоаппаратом «Polaroid».

Раскидывали жевательные резинки, даже не распаковывая их, поскольку покупали их целыми упаковками.

Надували гондоны как воздушные шарики.

В общем, развлекались по полной программе.

Сами то они, в общем то, надо сказать, не выдавались особой физической силой.

Однако за ними тянулось прочее быдло, общий отстой и «качки» в нашем же классе, которое запускало учёбу и решало проблемы кулаками.

Да!

Так оно и было!

Своего рода «мафия»!

Ну а те, кто был попроще, приходилось туго… (((

И вот именно в таком котле мне пришлось вариться!

О какой высокой школьной успеваемости в таких условиях могла идти речь в принципе?!

Какая там на хер география! (((

О чём Вы?

А тем читателям, которые ещё не до конца прониклись в мои страдания, я выложу ещё один свой козырь…

Может быть, я и не прав, мол, дескать, сам позволил одноклассникам на себе кататься.

Однако уже после того, как я закончил школу и даже вуз (причём – с отличием) – выяснилось, что у меня сильные психические отклонения.

Если бы это всё произошло много раньше, то я не ручаюсь за то, что мне вообще приходилось бы ходить в школу, терпеть насмешки как со стороны сверстников, так и самих учителей!

Вернёмся же к той ситуации.

Марь Ванна продолжала фунять на географии в седьмом классе. (((

Она прямо на уроке, когда вела свой вопрос, замечала:

– Посмотрите, Искра вздрагивает, так боится, что я его спрошу!

И все эти обстоятельства в конечном счёте привели меня к тому, что я совершил серьёзный проступок.

Я стал подделывать оценки в школьном дневнике.

Так было достаточно долго, пока подлый и недалёкий Май, мой одноклассник, который пронюхал об этом, заложил меня с потрохами.

Скандал был чудовищный по своему размаху!

Да, конечно, Марь Ванна вызвала к себе моих родителей.

Распекала меня при всём классе.

Я объяснял свой поступок тем, что мне не давали прохода одноклассники.

Но, что печально, ни Марь Ванна, ни сам я не сделали надлежащие выводы из сложившейся ситуации… (((

То есть, Марь Ванна, хоть и пожурила одноклассников, в дальнейшем принялась оскорблять меня пуще прежнего.

А я, в свою очередь, так и не осознал своей вины.

Даже теперь, спустя тридцать лет.

Наезды сверстников не прекратились.

Я уже тогда убедился, какое говно этот Май.

Лучше заниматься я не стал.

А незаслуженные тройки стали сыпаться в мой школьный дневник как и раньше.

Вот сучка эта Марь Ванна! (((

Вы не находите?

А что касается того, что я не мог дать отпора одноклассникам, она стала называть меня тряпкой.

И когда мы заканчивали учебный год, Марь Ванна грозилась поставить мне два в году…

Эта оценка никак бы не вышла, и мы оба это понимали.

Просто это был некий символ власти учительницы передо мной.

Её истинное отношение ко мне…

…Вот и всё, что я хотел донести своим читателям по текущей ситуации.

Спасибо за внимание!

Конец.

На диспансеризации.

В девятом классе, когда в нашем вонючем классе, где процветала дедовщина, долбо@бов было полно.

Нас тогда ставили на учёт в военкомат.

И вот сижу я с этими придурками у кабинета хирурга и просто поинтересовался:

– Что там будет происходить?

Один дегенерат ответил мне:

– Там тебе отрежут правое яйцо, положат его на голову и заставят ходить по кругу, так, чтобы оно не упало!

Другой дегенерат при этом заржал.

Им было весело!

И так оскорбления в мой адрес продолжались перед всеми врачебными кабинетами.

До тех пор, пока меня с этим быдлом не позвали в кабинет невропатолога.

Там они почувствовали себя более раскованно и принялись оскорблять меня в присутствии врача – пожилой женщины.

И она сказала им:

– 

Вы должны извиниться перед вашим одноклассником.

Знаете, что на это ответил ей один из моих обидчиков?

Как Вы думаете?

Он обратился ко мне со словами:

– 

Мы тебя прощаем!

Тогда врач вышвырнула их из своего кабинета.

Это было правильно!

…Но мне ведь всё равно тоже пришлось оттуда выйти, к этому мудачью, во враждебную среду! (((

Вот именно в таких условиях я учился.

Я до сих пор ненавижу и презираю всё это быдло.

Спасибо за внимание!

Конец.

Немного о Мае.

«Райские Кущи».

Однажды, спустя несколько лет, после того как мы окончили школу, мне позвонил Май и предложил встретиться.

Он приехал на своей обдроченой тачке и принялся меня возить по нашему району.

Мимо нашей школы, где нас обижали сверстники.

Мимо колледжа, где Мая чморили по полной программе.

Да и вообще – мимо тех домов, где мы, как маньяки гонялись за девчонками, а потом удирали от их парней, наших, кстати, сверстников, не в силах постоять за себя.

И вот именно тогда Май сильно меня оскорбил.

Он сам даже не понял – как.

Май сказал мне:

– Эх, Искрён! Вот если бы я с тобой не дружил в школьные годы, у меня в классе тогда было бы всё! Понимаешь? У меня была бы лучше школьная успеваемость. Мой авторитет в классе взлетел бы до небес! Все наши одноклассницы бегали бы за мной! А так…

Я ничего ему тогда не ответил.

Но мне было, что сказать ему.

Я был диаметрально противоположного мнения, а выходило так, что это чмо делает мне ещё одолжение, что он, дескать, водился со мной! )))

Он почему то забыл, что его собирались оставить на второй год из за его тупизны и недалёкости.

Он не знал о том, что та же Марь Ванна смеялась над нами и говорила мне:

– Надо же! Эрудит ходит под ручку с идиотом!

Так и говорила!

А те же одноклассники говорили мне с удивлением прямым вопросом:

– Как ты можешь знаться с таким быдлом?

Одноклассницы?

Май старался забыть тот инцидент, когда он обосрался, проходя мимо своей школьной любви!

…И вот теперь это быдло сидит рядом со мной, тяжело вздыхает и рисует передо мной какие то райские кущи, которые, непременно ждали бы его, не будь у него такого друга, как я! )))

Мне больше нечего сказать по этому поводу.

Спасибо за внимание!

Конец.


Шрам.

Этот случай произошёл, когда я учился в девятом классе.

Мне не давал прохода агрессивный второгодник Иванищенко.

Нам с Маем доставались от него постоянные нападки.

Например, мы должны были к нему обращаться на Вы.

Такой урод! (((

Так и обращались – Михаил Иванович!

А я ещё должен был помогать по урокам.

С Мая ему брать в этом плане было нечего, поэтому он его чаще опускал перед нашим классом.

И вот как то Иванищенко нарисовал мне ручкой на лбу длинную линию и несколько маленьких линий, перпендикулярно ей.

И важно сообщил мне:

– Это шрам! Он будет олицетворять нашу дружбу!

Мне всё это было оскорбительно, но я ничего не мог с этим сделать.

Поэтому мне пришлось так и ходить и терпеть очередное издевательство этого дегенерата.

И вот наша классная руководительница, вечно недовольная своей никчемной жизнью, Марь Ванна повела наш класс в столовую.

И там Иванищенко с театральным изумлением обратился к ней:

– Посмотрите, Марь Ванна, у Искры на лбу шрам!

Марь Ванна, конечно, сразу же поняла, чьих рук это дело, но никак не вмешалась.

Она просто посмеялась.

Ты же сам, урод, мне его нарисовал!

Хорошо ещё, что не написал на лбу слово «Лох»!

А ведь мог!

Спасибо за внимание!

Конец.

Гений.

Ни я, ни мои родители, не знали, до поры до времени, что я – особенный. )))

Это выяснилось чуть позже – после окончания школы и даже вуза.

Это стало ясно, когда я задумал бросить гранату в бывшую учительницу Марь Ванну и наделил эту идею смыслом своей жизни!!!

Ну а потом последовали длинные очереди бабок – ясновидящих, которые снимали порчу с моих лобовых чакр, психологов, а потом и психиатров.

А когда стала очевидна бессмысленность моего лечения, так как я со всеми доводами был категорически несогласен, меня положили в психиатрическую лечебницу имени Кащенко.

А там я усвоил простую истину – о своих замыслах лучше помалкивать до поры до времени!

Да и гранату саму то, где то надо ещё достать! (((

Итак, мы не знали!

Но – догадывались!

Поэтому тогда ещё, в начале девяностых, моя мама пошла со мной в школу на беседу с Марь Ванной.

И сказала ей примерно следующее:

– Илья очень стеснительный и ранимый. У него хрупкая нервная система. Его часто обижают сверстники. Он старается по учёбе. Пожалуйста, будьте с ним помягче! )))

Это была сущая правда.

Но Марь Ванна тогда только посмеялась над нами.

И продолжала ставить мне низкие оценки, поскольку, ко всем прочим моим «регалиям» добавилось ещё и то, что я – маменькин сынок…

…А тот же недалёкий Май учился ещё хуже меня!

Он умел хорошо врать, предавать и воровать.

Больше он ничего не умел.

И совсем забросил учёбу.

У меня такое впечатление сложилось, что он ходит в школу, чтобы получить очередных тумаков и пинков от наших же одноклассников.

Эти тумаки и пинки могли бы удвоиться, причём уже от младшеклассников, поскольку он не мог за себя постоять, а Мая собирались оставить на второй год.

Это было вполне реальная угроза!

Если бы зарёванная мамаша Мая не припёрлась в школу и не осыпала учителей цветами, причитая:

– Бедненький, он старается, только не получается у него… Бог умишка не дал! Папашка его сильно пьёт! И т. п. и т. д.

И Мая тогда пощадили.

Дали ему шанс закончить девятый класс.

Но однажды Май провинился перед Марь Ванной.

Забыл предупредить свою мать о грядущем родительском собрании.

Или же он специально так сделать забыл – возможно, учитывая тот факт, что там не было хороших новостей для неё…

…И вот сидим мы, значит, за одной школьной партой.

Вокруг – «зона отчуждения», никого нет, никто не хочет сидеть рядом с опущенными! )))

Подходит к нам Марь Ванна и строго говорит Маю:

– Почему на родительском собрании не было твоих родителей?! Или твоя мать тоже считает тебя гением?!

Я всё слышал, и, несмотря на то, что слово «тоже» явно относилось к моей собственной маме и оскорбляло моё достоинство, не удержался от грустной улыбки…

Мне трудно было представить тупого, вороватого, лживого, трусливого и непорядочного Мая в роли гения…

…А ведь он им был!

После девятого класса пошёл в ПТУ и там был на последнем месте в группе по успеваемости, но – не отчислили же! )))

Это тоже надо уметь!

Спасибо за внимание!

Конец.

Разочарование Мая.

Уважаемые Читатели!

Я бы хотел несколько проанонсировать свои предыдущие произведения.

Возможно, Вы с ними ещё незнакомы, речь там идёт об одном негодяе и подлеце, а также о его папаше.

Детство и юношество этого человека, Мая (так его зовут) проходило в трудных условиях.

Он не мог постоять за себя в школе и колледже.

Он не мог заинтересовать и увлечь разговором сверстниц.

И всё это происходило на фоне постоянных возлияниях его бати.

Несмотря на то, что впоследствии Май стал активно заниматься штангами, его гнилой душонок остался прежним!

Кроме того, он стал новым русским.

Я поддерживал с ним какое то время отношения, но потом потерял к нему интерес окончательно.

Он никогда не был моим другом.

Наше общение сводилась к банальной выпивке.

Мне стыдно в этом признаться, но что уж тут сделаешь – Май был моим собутыльником. (((

И вот, спустя много лет, после наших посиделок, он позвонил мне.

Мы встретились и он усадил меня в свою обдроченную машину.

И первое, что он сказал, не скрывая разочарования, это было:

– А я то думал, ты спился! А ты то то не стал алкашом! Эээ…

Вот ведь урод! (((

Я давно не употребляю спиртные напитки, чего и Вам искренне желаю, мои дорогие Друзья!

Не давайте повода злорадствовать вот таким непорядочным «дружкам»!

Наоборот, заставьте их испытывать разочарование при виде Вашего свежего вида!!!

С большим уважением к Вам Ваш Илья.

Спасибо за внимание!

Конец.

Посмотри на себя!

Мне, в принципе, никогда не доставляло особого удовольствия выпивать с Маем.

Я помню, когда поступил в престижный Вуз и окончил школу, летом поехали к нему в деревню.

Май в это время был в среде отстающих студентов Колледжа, где получал регулярные побои и моральные оскорбления.

Что же нас связывало, кроме выпивки?

Отвечаю.

Тёмное прошлое!

Мне ведь тоже доставалось в школе от сверстников, и я этого факта от Вас не скрываю.

Мы «дружили» на протяжении десяти лет…

Мы ненавидели и презирали друг друга.

И больше всего на свете я боялся увидеть в нём своё отражение, как в зеркале – опущенного, забитого и затравленного человека.

А главное – человека крайне непорядочного! (((

Поэтому я всегда работал над собой.

Я, конечно, знал и его родителей.

Вечно пьяного отца и затюканную мамашу.

И каждый раз я разочаровывался в Мае.

Я думал, что наше общение что то даст, Май изменится в лучшую сторону, но – увы…

Я видел от него только воровство, враньё и подлость.

И вот, как я уже написал Вам об этом, мы поехали к нему в деревню.

Выпили.

И тут Май, он видимо, был не в духе, принялся мне что то доказывать.

– Ты, наверное, думаешь, что ты принц на белом коне! В Вуз поступил – Говорил мне он – Куришь (Сам Май не курил), чтобы привлечь внимание девчонок. Одеваешься в крутые прикиды… А на деле ты – никто! – Заключил он.

Ему не терпелось как то ужалить, уколоть меня.

Ему хотелось, чтобы и я, также как и он, купался в говне.

Не ценил себя!

А ты вот на себя посмотри, Май.

Что ты достиг в своей жизни?!

Из Колледжа тебя едва не исключили за неуспеваемость.

Постоять за себя не можешь – лижешь жопы одногруппникам.

Девчонки от тебя шарахаются…

Я уж молчу о твоих родителях, которые не сумели в тебя вложить нечто светлое, хорошее… (((

И вот это самое чмо сидит ещё и обсирает меня!

Я был очень расстроен.

Слава Богу, что потом мы прервали наше общение!

Спасибо за внимание!

Конец.

Карандаш

Однажды, на уроке алгебры, в девятом классе, вечно недовольная своей никчёмной жизнью, Марь Ванна заставила нас пользоваться карандашами, чтобы начертить оси координат и построить график функции.

– А тем, у кого нет карандаша, я поставлю два – Пригрозила она.

Как на зло, у меня не было с собой карандаша! (((

А у моего одноклассника, тупого и недалёкого Мая, с которым я сидел за одной школьной партой – был!

Как я уже писал раньше, вокруг нас была «зона отчуждения», никто не хотел сидеть с опущенными господами, чтобы «не зашквариться»! )))

Вы же знаете, школа – это своего рода тюрьма!

У подростков свои, особые, жестокие и дибильные правила выживания…

К сожалению, это так. (((

Ну вот, значит, помощи ждать больше мне было не от кого…

…А Марь Ванна, тем временем, сыпала двойками направо и налево.

И наконец очередь дошла до нас.

– А у Вас, Май и Илья, есть карандаши?

– У меня есть, а у него нету! – Злорадно объявил мой «друг» Май.

– Ну, наверное, вы им по очереди пользуетесь! – Предположила Марь Ванна.

И тут мой верный и преданный товарищ заладил как попка дурак:

– Это мой карандаш! Это мой карандаш! Мой! О е! А у Ильи карандаша нет!

Марь Ванна улыбнулась и не поставила мне два…

…К глубокому разочарованию Мая и к не меньшему моему удивлению.

Ведь он так хотел, чтобы Марь Ванна поставила мне нехорошую оценку!

Чтобы изгадить мне настроение!

Чтобы потом на меня заругались родители!

Этого не произошло.

А Марь Ванна, я полагаю, сделала выводы о Мае, как о человеке в целом.

Спасибо за внимание!

Конец.

Перевод

В десятом классе, устав от безосновательных придирок учителей и жестоких нападок придурков одноклассников, я решил перевестись в другую школу.

Мои шансы перевестись были крайне малы – у меня были одни тройки, а кому нужен проблемный ученик?

Я понимал это, но всё равно пытался.

Прихожу в другую школу.

А там сидит крокодил – директор… Марь Ванна! (((

– Что тебя привело ко мне, смертный?

– Хочу жить и развиваться в Вашей школе!

– А что тебя не устраивает в твоей собственной?

Как я мог ответить Марь Ванне на этот вопрос?

Что мне не дают прохода в школе сверстники?

Или что меня гнобит большинство учителей?

Ведь она – такой же учитель!

И, безусловно, займёт их сторону, а не мою! (((

И я ответил:

– В нашей школе не преподают английский язык, а я жажду его изучать!

– Ну и что? И у нас его не изучают!

– Да? Жалко! Правда, у нас также нет информатики и черчения, а ведь всё это необходимо, для того, чтобы потом нормально учиться в вузе!

– И у нас, к сожалению, нет этих предметов! Так что тебе нет смысла переводиться к нам!

– Нет, подождите, – Отчаялся я – Гм… Понимаете… Я, как бы это, выразиться… Не вполне согласен с теми оценками, которые мне ставят учителя в моей школе… Ну вот взять например, алгебру…

– А я как раз её и преподаю! Скажи, чему равен синус делённый на косинус?

– Ну… Я так с ходу, честно говоря, не могу сказать… Затрудняюсь с ответом!

– Как интересно! – Удивилась Марь Ванна – Вообще то это основа тригонометрии в десятом классе! Походу я согласна с твоей учительницей по алгебре! Поди-ка прочь, у меня своих дел полно!

Вот как Марь Ванне было объяснить, что мне не для синусов и косинусов, а как бы не получить очередных тумаков от противных одноклассников?!…

…И всё таки, в конечном счёте, я хоть и со скрипом, но перевёлся в другую школу, врать не буду.

И там действительно была хорошая группа учителей.

Однако злой рок преследовал меня – половина из них уволилась до второго полугодия, самого ответственного в одиннадцатом классе.

А на их место пришла Марь Ванна с сотоварищами, а также шестёрки из моего же бывшего класса.

Они настигли меня и всё мне изгадили!

«Впрочем, это уже совсем другая история!» (с.)

Спасибо за внимание!

Конец.

Ботинок

Мои отношения с хулиганьём не складывались с самого начала.

Однажды, во втором классе кто то из них похитил мой зимний ботинок из сменной обуви.

Потом я нашёл его.

Он был в унитазе и в него кто то нассал.

Мне пришлось идти зимой домой в мокром от чужой мочи ботинке.

Скандал был грандиозный!

На уши подняли весь класс.

Я тут же обвинил в этом Костю, Ваню и Петю, правда, доказательств у меня не было, а они, в свою очередь, не сознавались.

Однако у Марь Ванны, вечно недовольной своей никчёмной жизнью нашей классной руководительницы быстро нашёлся виноватый!

Я сам… (((

Ведь Костя, Ваня и Петя, этакие озорники, были у неё в любимчиках.

А я, дескать, такой плохой, не нашёл с ними общего языка!

И не мог доказать причастность её фаворитов к содеянному!

К тому же в её глазах я оказался опущенным. (((

Одним словом – чмом! (((

Она так и говорила, поднимая на смех весь наш вонючий класс:

– Ну что, Искра, были ещё у тебя какие то нюансы?

Вот ведь сучка! (((

Спасибо за внимание!

Конец.

Кнопка

Несмотря на то, что я был тихоней, наша классная руководительница, вечно недовольная своей никчемной жизнью Марь Ванна, не взлюбила меня с самого начала.

Она постоянно придиралась ко мне.

Однажды, ещё в первом классе, я уронил в столовой вилку и полез под стол её поднимать.

Марь Ванна это дело увидела и написала замечание в моём дневнике:

«Нескромно вёл себя в столовой».

В другой раз я не успел перед началом занятия убрать солдатика в ранец.

Тут же последовала запись:

«Играл на уроке».

А в третьем классе, во время новогодних праздников Марь Ванна распределяла билеты на Кремлёвскую Ёлку.

На всех их не хватало, и поэтому меня едва не обошло это чудо.

– А ты, Искра, вроде уже получал! – Объявила она.

Это было не так!

Пришлось подключать моих родителей, которые долго пытались убедить её, что Марь Ванна… ошибалась.

А сама учительница с пеной у рта доказывала свою… правоту!

Выбили всё таки мне билет, правда, с боем.

Я, конечно, не был доволен таким несправедливым отношением Марь Ванны к себе, поэтому хотел ей насолить.

Как то раз я подложил кнопку на её стул.

Это была моя маленькая месть!

Мой протест!

Я не учёл одного – габаритов недоброжелателя.

Марь Ванна села на стул своей мощной сракой и ничего не почувствовала, расплющив своим весом мою кнопку…

Вот и всё!

Спасибо за внимание!

Конец.

Костя

На протяжении всего школьного обучения я был знаком со старшеклассником Костей.

И всё это время я получал от него тычки и пинки.

Странно вообще то!

Как же так?

Он ведь был пионером!

А пионер – всем ребятам пример, разве нет?

По моей версии, он должен был поставить на место тех, кто меня обижал, но мало того, что этого не происходило, так я же от него самого больше всех получал тумаков!

Сука!

Однажды, то было когда я учился в десятом классе, Костя остановил меня на улице.

– Искра, у тебя есть деньги?

У меня была с собой крупная сумма денег по тем временам для школьника – десять рублей.

И он их у меня отобрал.

– А ещё есть?

– Нет.

– А найду – моё?

– Ну, обыщи.

– Я тебе что, мент что ли?! Ладно, вали отсюда, пока я добрый!

Я ничего не мог с этим поделать.

Причём так было не раз – он подкарауливал меня.

А что сделаешь?

Костя занимался спортом и был самым сильным мальчиком в классе.

Я не занимался спортом и был самым слабым (после Мая) в своём.

Рассказать родителям?

Прослывёшь стукачом.

А кому тогда?

Вечно недовольной своей никчемной жизнью училке Марь Ванне?

Да и заодно объяснить ей, что меня не волнуют ни синусы с косинусами, ни тангенс угла а, ни Теорема Пифагора, ни тем более какой то дискриминант, а то, что мне не дают прохода скоты разного калибра.

Ну и что?

Скажет ещё мне, что я тряпка.

А я не тряпка!

Я просто не интересуюсь много понимающими о себе сопливыми одноклассницами, а желаю утонуть в обвисших сиськах той же Марь Ванны!

Вот именно эти цели я ставил перед собой.

…Однако жизнь распорядилась по другому!

После школы, Костя получил восемь лет строгача.

Мне его не жалко, мне жаль, что я так и не получил доступ к обвисшим сиськам, а вместо этого мне вручили школьный аттестат с одними тройками…

Мне не за что благодарить Марь Ванну и мне нечего вспомнить хорошего со школьной поры.

Вот и всё! )))

Спасибо за внимание!

Конец.

Немного о вреде алкоголя

В девятом классе урок биологии у нас вела вечно недовольная своей никчёмной жизнью Марь Ванна.

Как и обычно, в правом ряду парт сидели девчонки.

В среднем – наши одноклассники.

А в левом – оппозиция класса – я и Май, на задней парте.

Мальчишки закидывали нас бумажками.

Наши школьные рюкзаки летали по классу.

На нас рисовали обидные порнографические картинки и давали посмотреть девчонкам.

Те визжали от смеха.

На нашем ряду никто не сидел, никто не хотел иметь дела с опущенными.

И, хотя, как я уже сказал, несмотря на то, что ряд парт впереди нас был пуст, нам не разрешалось сидеть ближе, чем нам полагалось.

Ну, в общем, всё понятно…

…Так вот.

Марь Ванна в тот день посвящала нас в таинство приёма спиртных напитков – мол, как это плохо и ужасно.

И тут я спросил шёпотом у Мая:

– Интересно, а так ли ужасен алкоголь?

– Выпей – узнаешь! – Ответил мне Май.

– Май, два в журнал! – Объявила училка, услышав наш диалог.

Да, тогда я ещё не употреблял спиртные напитки.

А на следующий день Май повёл меня к каким то алкашам, с которыми бухал его папаша – Атаман.

Вся квартира была засрата.

Посуда не мыта со времён правления Горбачёва.

Везде ползают тараканы.

На дворе стояла жаркая погода.

Вонь была такая, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

– Я хочу пить! – Захныкал я.

И тут, весёлый и бухой в @@@ папаша Мая, со словами:

– Это можно!

Протянул мне целую бутылку пива.

– Да он не пьёт! – Сказал ему Май.

Это действительно было так!

Я тогда не понимал и не догонял, в чём заключается ценность данного напитка.

Потом – понял и догнал.

В общем, примерно так.

Противный привкус во рту.

Сушняк.

Раскалывающаяся от боли голова.

Ломота во всём теле.

Потеря денег и что главное – самоуважения.

И ещё – неописуемая радость «друга» Мая!

Короче – говно!

Вот и всё!

Спасибо за внимание!

Конец.

Эдипов комплекс

Со школьной поры я приобрёл массу психологических проблем.

Например, у меня был один одноклассник, Петя.

Я был тихоней, а он был хулиганом

Я учился средне, он – гораздо хуже меня.

Петя не давал мне прохода.

Задевал меня.

Унижал.

В общем, не давал житья.

При этом он также обзывал девчонок в нашем классе и относился к ним, на мой взгляд, вульгарно.

И как то раз, наша классная руководительница, вечно недовольная своей никчемной жизнью, Марь Ванна, задумала затею.

Смысл её сводился к тому, чтобы анонимно можно было написать про каждого одноклассника то, как про него думают.

А если более подробно, то брался листок бумаги.

На нём в верху надписывалась фамилия и имя, допустим, «Искра Илья»… Или тот же «Петя», не суть, это я к примеру.

А дальше листок передавался каждому ученику.

Тот писал своё мнение о данном ученике и сворачивал лист так, чтобы не было видно следующему писавшему.

Я ничего хорошего не ждал от этой затеи.

Друзей у меня не было.

Популярностью у одноклассниц я не пользовался.

Так и вышло.

Марь Ванна огласила мнения о каждом из нас.

И что я услышал о себе самом?

«Очень тихий».

«Ни ума, ни силы»…

Повторюсь, я не ждал ничего хорошего, на всё равно был очень расстроен результатами.

Однако дальше меня ждал самый настоящий шок!

Шок я испытал, когда Марь Ванна прочитала, что думают об этом мудаке.

Там были сплошные признания в любви!

Вы представляете?

Петя, которой вёл себя как идиот с девчонками.

Петя, который постоянно оскорблял меня!

Петя, который плохо учился.

А с другой стороны – я сам!

Вежливый, ранимый, старательный.

И вот так о нём, и так – обо мне!

Мерзкие, сопливые девчонки!

Самки!

И тогда я презрел их всех!

Мне тоже, видимо, следовало их обзывать, дёргать за косы, да и вообще, по хамски с ними вести себя, как этот придурок!

Вот тогда бы я добился бы большего!

А так… Вот так!

Но кого бы мне тогда полюбить?

И тогда я обратил свой взор на сиськастую и пузатую учительницу Марь Ванну, годную мне в матери.

Да, конечно, баба она была, безусловно, говнистой, но у неё был некий кодекс чести!

И если меня обижали одноклассники, тот же Пятя, и она это видела, она мощной грудью становилась между нами!

Не то, что мерзкие, сопливые, вонючие одноклассницы, которые только смеялись надо мной.

И тогда я возжелал Марь Ванну!

И захотел поцеловать её во все места, так как был глубоко убеждён, что Марь Ванна какает фиалками, а писает апельсиновым нектаром! )))

Ну, любовь не задалась.

Как то раз, я сильно выпил и поделился своим особым мнением с учительницей, да только с другой.

Скандал был грандиозный!

Вот почему у меня два диплома с отличием и испорченный троечный аттестат со школы!

Теперь, мои дорогие читатели, мне уже самому за сорок…

…И моя мечта – найти себе мамика шестьдесят пять плюс!

Да!

Мамика, который бы заступался за меня.

А что? )))

Стыдно?

Вовсе нет!

Каждый крутится как может!

Стыдно должно быть моим одноклассницам и Пете, которые создали эти предпосылки!

Мне не нужны нотации, поучения, рассуждения о высокой нравственности и морали, короче – мне это не нужно и неинтересно.

Кроме того, отмечу важную деталь.

Будучи человеком обеспеченным, Слава Богу, я не беру в расчёт финансовую поддержку.

Мне она попросту не нужна.

А так, я вполне готов отдаться!

Анонимность гарантирую!!!

Спасибо за внимание!

Конец.